Дурак 100 LVL (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Дурак 100 LVL

Пролог

— Недавно британские ученые выяснили, что средняя длина мужского достоинства на планете составляет тринадцать сантиметров. Как прокомментировал…

— Ох уж эти тупорогие иностранцы, — жирный мужик, одетый только в семейные трусы и толстую золотую цепочку на шее, на которой болтался внушительных размеров золотой же крест, быстро переключил канал телевизора и потянулся за третьей бутылкой своего любимого пива.

Иванов Иван Иванович, так уж повезло ему с именем, представлял из себя типичного русского лентяя, жизнь которого свелась к походам на работу, домой, да редким прогулкам в сад на помощь пожилым родителям. Все остальное время занимали еда, пиво, компьютерные игры и просмотр роликов в интернете. Сегодня же был исключительный случай — включил телевизор. Правда вот, сразу же натолкнулся на эту фигню.

Сидя на начавшем разваливаться диване, и, положив ноги на табуретку, он в задумчивости посмотрел на область в районе гениталий. В голове пронеслась мысль: «А че, надо бы измерить?» — но он отмахнулся от нее, как от назойливой мухи. Да и, если честно, область гениталий была не видна из-за четырех «олимпийских колец» на животе, как он их называл. С каждым годом эти кольца становились все больше и больше, и уже начинало образовываться пятое кольцо, которое с большой вероятностью привело бы его к цифре сто тридцать килограммов на весах.

«Может порнушку глянуть?» — подумал Иван. «Да не, скучно. Достали одни и те же рожи».

Перевел взгляд на настенные часы в форме золотых наручных часов, которые красовались рядом с повешенным там же ковром. Часы показывали без пятнадцати десять вечера.

Сегодня была пятница, Иван уже отработал свою смену на заводе, и следующие два дня был предоставлен сам себе. Хотя, он в упор не знал, чем же заняться.

Раньше были и выезды на природу с друзьями: озера, шашлыки, девчонки. Потом это все как-то незаметно отошло на второй план. Ивану стало интересно сутками зависать перед компьютером и принимать участие в осадах различных замков, крушить стены, мочить противника, да и просто проводить время в сети, где никто не критиковал тебя за то, что ты любишь пожрать и выпить и всем было, откровенно говоря, пофигу, на твой вес и внешний вид. Хочешь — голый сиди, хочешь — в валенках. Не имеет значения.

На жизнь Ивану стало просто наплевать. Смена некогда подающего надежды столяра на заводе проходила на одном дыхании в ожидании вечера. Все деньги уходили на покупку дорогих игровых прибамбасов, улучшения компьютера и, конечно же, пивка.

А засыпая, Иван мечтал, что, возможно, когда-нибудь, попадет в этот виртуальный мир и станет там самым крутым императором за все время, за которым телочки будут бегать табунами, а рыцари станут на крови клясться в верности.

Из сладких размышлений об утопическом мире его вывел звонок в дверь.

«Кто там еще приперся? — подумал Ваня, — «Вроде никого не жду».

Однако нацепил свои старые трико и медленно и лениво пошел, шаркая ногами как старый дед, по направлению к двери. Открыл, не глядя в глазок и замер. На пороге стояла принцесса Хесса из его любимой и единственной онлайн игрушки "Земли".

Это было заветной мечтой многих соклановцев Вани — виртуально пожениться на этом игровом персонаже, однако, для этого нужно было стать Императором Земель, что было сопряжено с тысячами часов за компьютером или вливанием миллионов денег. Поэтому мечта так и оставалась мечтой.

Принцесса смотрела на Ваню широко открытыми глазами, излучающими покорность, потом встала на одно колено и томно произнесла. — О, мой рыцарь Земель! Я вся твоя навеки! Мне было так тяжело найти тебя в этом мире железных колесниц! Возьми же меня в жены и делай все, что захочешь!

Ваня тупо пялился на ее грудь, выглядывающую из глубоко разреза платья. Почесав затылок, он смог только невнятно промямлить. — Хесса, это правда ты? Ты мне сегодня ночью снилась, я…

Но девушка не дала ему ничего сказать дальше, поднявшись в полный рост, правой рукой она приложила свой указательный пальчик к его губам, сказала тихое. — Тшшш, молчи. Я все сделаю сама, — затем левой ладонью провела по засаленным торчащим волосам Ивана, спустилась к щеке, кончиками пальцев провела по шее, опустилась до уровня груди. Иван глубоко задышал, обхватил ее руку своими и произнес. — Скажи, что это не сон и это правда ты, Хесса! Как же я молился об этом всю жизнь, чтобы случилось чудо, и ты пришла ко мне наяву!

Внезапно, Хесса отдернула руку от туловища Вани, и громко произнесла. — Нет, Леха, я так больше не могу! Да ты только посмотри на этот кусок сала!

Снизу раздался радостный мужской вопль. — Снято! Ты умница, Танюха! А ты мудак, Иванов! Какой же ты мудак, что повелся! Ха-ха-ха! Вот это годный контент у меня на канале будет.

Твою налево, Ваня же совсем забыл, что сегодня были соревнования по косплею, и что его сосед снизу, качок и любимец девчонок, а, по совместительству, бывший одноклассник Вани, Леха Матросов, всегда любит приколоться над соседом сверху. Канал Лехи под названием «Прикол интертеймент» в течение полугода набрал уже больше пятисот тысяч подписчиков. А после этого розыгрыша, как понял Ваня, популярность Лехи взлетит еще выше.

С лестницы раздались шаги перепрыгивающего через ступеньку человека и, вскоре, Леха, в костюме императора Земель поднялся на площадку сам. У Вани чуть челюсть не отпала от этого вида. Если Леха сам по себе был ничего — широкоплечий, высокий, накаченный брюнет с длинными волосами и волевым подбородком, то теперь в костюме императора он выглядел как…настоящий император, если он и вправду существует.

— Итак, дорогие подписчики, вот вам пример того, до чего доводит увлеченность играми и пивом! Перед вами лучший экземпляр нашего района и, наверное, города. Прошу любить и жаловать — Ванька Иванов. Похлопаем ему за это представление! Танюш, ты прелесть, — сказал Леха, параллельно снимая с шеи девушки колье, оказавшееся миниатюрной камерой.

— Высокие технологии, Иванов, знакомься! Ладно, всем спасибо за внимание, ставьте лайк, если вам понравился этот ролик, подписывайтесь на канал и до скоооооорых встреч! — работать на камеру Леха, определенно, умел. Грамотно выводя интонацией нужные слова и разговаривая непосредственно со зрителями в своих роликах, он был урожденным оратором.

— Да ладно, Вань, не обижайся! С меня пак пива как ролик выйдет, окей? Ты у нас теперь звезда! Ну ладно, бывай! Пошли, Танюха, займемся чем-нибудь более плодотворным и интересным. Он смачно шлепнул девчонку по заднице и подмигнул соседу. Ване на миг показалось, что девушка была даже несколько расстроена своей ролью и тем, как ей пришлось поступить по отношению к нему. Но, наверное, только показалось.

Захлопнув дверь квартиры и сняв трико, он уселся перед компьютером, зайдя в свой аккаунт игры под ником «Великолепный» и с головой ушел в виртуальный мир.

***********

Проснулся Ваня от кукареканья петухов. Заворочался на мягкой перине, подложил под голову подушку, сладко посапывая, затем громко рыгнул, пернул, лег на спину и…получил какой-то тканью по лицу, причем там смачно еще получил, несколько раз.

— Ах ты ж сучий ты потрох! Я вишь ли с утра подоила коров, собрала яцца у курей, выполола грядки, а он ишшо тут валяцца и ветры гонят! А ну встал негодник, и шоб через пять минут духа твоёва тутава не было!

Офигевший от прилетевшего снаряда Ваня сначала не понял, что происходит, а потом, осознав слова и то, как они были сказаны, широко открыл глаза и попытался вскочить. Но грузное тело не дало ему делать резких движений, а разбудившая его бабка, как он ее опознал, все это время не переставала орудовать тряпкой в руке в качестве некоего кнута, мотивируя шевелиться быстрее. В итоге, весь побитый, он кое как встал с кровати, машинально нащупав жесткие неудобные тапки и сделал пару шагов, чтобы больно приложиться лбом о какую-то деревяшку.

— Твою медь! — только и вырвалось у него.

— Негодник, ты почем свою бабку вспоминашь? Она не виновата шо ты такой бездарь да лодырь уродился, ишь, ирод! Долго на шеях то висеть пособрался у нас с тятей?

Только теперь Ваня понял, что говорят как-то не так. Не по-русски. Точнее по-русски, но как-то не натурально, что ли. Все это было очень похоже на какой-то розыгрыш.

Наконец-то продрав глаза, он увидел небольшое помещение, судя по всему находившееся в деревянном доме, с несколькими бревнами, лежащими поперек потолка, об одно из которых он ударился, маленькое окошко, занавешенное грязными шторками, стол с тканевой скатертью и с самоваром на нем, и стоящую рядом женщину лет шестидесяти в платке, держащую в руках нечто, напоминающее половую тряпку. Женщина как женщина, точнее типичная бабулька, доживающая свои дни у подъезда.

«Бррр, вот это глюки! Переиграл вчера. Или нет, точняк, Леха же замутил что-то. Только как домой к нему попал? Наверное, у тети Клавы сверху взял запасные ключи и устроил мне аттракцион. Ну уж этого я ему не прощу, хоть ему это миллион принесет подписчиков!»

— Леха, гад, выходи! Что за бабка? Какая нафиг изба? Забери меня отсюда! А ну, бабуль, покажи, где здесь выход?

Бабушка внимательно смотрела на него секунд десять, до нее доходил смысл его слов. Потом, одновременно, ее рука с тряпкой замахнулась, и она начала говорить без остановки. — Ах ты ж охальник, ах негодник! Мать родну бабкой звать! Да я тебе ироду проклятому чичас наподдам, ох наподдам! Эй отец, ташши ремень, бить бум дитятка нашегось!

Уворачиваясь от ударов грязной тряпки и, параллельно, пытаясь не разбить голову об поперечины на потолке, Ваня, споткнувшись о высокий порог, кубарем вылетел в соседнее помещение, оказавшееся, наверное, гостиной, а затем, получив сочный пинок под зад, буквально вылетел на крыльцо, угодив лицом в лужу с грязью.

— 1-

Большая сила воли требуется, чтобы пройти до конца тридцатиуровневую игрушку. Хотя ещё большая сила воли требуется, чтобы потом её удалить. Но и этой силы воли не достаточно, чтобы не установить себе новую версию. / Стас Янковский

Иван лежал в этой грязной вонючей луже, а что-то мокрое тыкалось ему в левое ухо, и хрюкало при этом. Для него это стало последним штрихом. Хотелось закричать «Лехааааа, тварь ты!», но получилось только невнятное бульканье в лужу, жижей от которой он поперхнулся, вдохнул носом, в итоге из глаз брызнули слезы, из носа потекли сопли. То еще зрелище.

Откашливаясь и отплевываясь, Ваня кое-как встал на четвереньки, а потом поднял свое грузное тело на ноги. Первым делом протер лицо рукавом рубахи, больше похожей на какие-то лохмотья и висевшей на нем как мешок картошки.

Огляделся. По щиколотку стоит посередине огромной грязной лужи. Около его ног крутится несколько поросят. Сзади открытая настежь дверь в маленькую невзрачную избушку, на пороге стоит бабулька, держа в правой руке свой кнут-тряпку, озабоченно так смотрит, сердобольно. Увидев, утиравшего от слез лицо Ивана, весь ее напускной гнев как рукой сняло, засеменила к нему со словами. — Ну иди-ка, дитятко ко мне! Пожалет тебя ма! Да не плач роднуля кровинушка! Ну айда леденец дам, вчерась на ярмарке взяла!

И Ваню окончательно пробило. Обняв эту бабушку, которая была на полторы головы ниже него, он зарыдал как в садике. Слезы катились: катились за все обиды от друзей, от коллег, от людей вокруг. А бабушка обнимала его и легонечко похлопывала по спине, поглаживая, со словами. — Ну ну, все пройдет, брось ты, ну его. Щас же с тобой зареву, охальник окаянный!

Казалось, не будет конца этому потоку, но все это прервал грозный голос. — Чёй-то разревелись? Эй, сын, я не бабу воспитывал, а! А ну эть на помощь мне марш, волков гонять бум! — и сильная рука потянула его за правое плечо.

Прервав свои всхлипывания, Иван отстранился от женщины и увидел высокого, выше себя, мужчину. В широкополой соломенной шляпе, такой же как у него рубахе и штанах — тряпье, в общем, но в высоких сапогах. В глаза же сильно бросились усы мужчины — широченные усы, как у персонажа из «Деревни дураков». Только, разумеется, без клоунского носа. Иван даже немного успокоился, и чуть не улыбнулся воспоминаниям.

— Ну че, насоплился? Грил тебе, мать, не жалей его, бабой растет! Ни от волков не защитит, ни дров не нарубит! Столько лет, ума нет! — выпалил мужчина своим звучным голосом, попеременно обращаясь то к Ивану, то к женщине, затем проговорил. — Ты, вот что, сын, пойди таперича к знахарке нашей, звала она тя, а опосля ко мне, волков гонять бум! Че встал истуканом? Знахарка вона, где, вестимо — третий дом слева за околицей коль забыл. А ну марш, грю!

И ноги сами понесли Ивана к худому и рассыпающемуся забору, ограждавшему бедненький огород из растущих рядом с домом непонятных кустов. Выйдя за калитку, он еще некоторое время слушал перепалку мужчины с женщиной на странном языке, которые обсуждали воспитание детей.

Странно, но он уже начал привыкать к этому месту, в которое попал. И было в нем что-то такое, смутно знакомое, но он пока не мог понять что. Как будто он был здесь, дышал этим воздухом, знал этих людей, видел это небо. И, что самое странное, у него начало пропадать желание вернуться домой, а мозг не пытался найти объяснение происходящему бреду. Казалось, что скоро все вопросы отпадут сами собой.

Он прошел мимо первых двух домов по улице, и остановился напротив третьего, который разительно отличался от всего увиденного им в этой, наверное, деревне, что ли?

Красивый расписной забор голубого цвета был Ивану по пояс. За ним разбиты аккуратные клумбы с разноцветными цветами. За клумбами росли яблони и вишни, на которых тут и там сидели маленькие птички и выводили приятные уху трели. Из-за деревьев виднелся высокий бревенчатый дом в два этажа, с большими окнами, высоким крыльцом. Аккуратно сложенный из огромного вида бревен он навевал мысли о временах викингов и славян, наверное — это первое, что пришло Ивану в голову.

За забором была вымощенная крупными камнями дорожка. Хотелось позвонить в колокольчик у калитки, чтобы спросить разрешения войти, но колокольчика не было, поэтому Иван открыл калитку и зашагал по направлению к дому.

Поднявшись на крыльцо, он, как воспитанный человек, все-таки постучал несколько раз, услышал сказанное женским, с хрипотцой, голосом «войдите», и вошел в просторное и светлое помещение, являвшееся, по-видимому и гостиной и столовой, или как его там в этих старорусских сказках.

— Ну здравствуй, герой! Добро пожаловать в мир Земель! — женщина, одетая в высокое, от пола до шеи, за счет стоячего воротника, зеленое платье хозяйки медной горы, с заплетенными в длинную косу темными волосами, смотрела на него широко открытыми зелеными глазами. На вид ей было лет тридцать, но из-за этого прокуренного, что было для Ивана ближайшей аналогией, голоса, казалось, что все сорок.

— Э-э-э-э-э…. — только и смог сказать Иван. — Я — Иван, здрасьте, женщина!

— Вижу тебе понравилась наша стартовая локация-приветствие? А, герой? А я думала, что с последним обновлением она не стала лучше, но, видимо, я все-таки ошибалась, — улыбнувшись, произнесла знахарка, и вопросительно посмотрела на Ивана.

— А-а-а-а…а где я? Да и вы, вообще, кто? — постепенно с Ивана начало сходить оцепенение, и появлялась обычная человеческая уверенность и наглость. Ведь лучшая защита — это нападение.

— Ну как, не помнишь разве? Ты когда начинал играть в «Земли», то столько гневных писем написал разработчикам, что вступление не реалистичное, что надо сделать лучше. А сегодня вон как хныкал — прям по-настоящему. Доволен хоть? Хотя, судя по твоим слезам, нам опять не удалось тебя впечатлить, — тут Ивану показалось, что отвернувшаяся женщина прыснула со смеху. Но она тут же взяла себя в руки и опять повернулась с серьезным лицом.

— Подождите, так я в Землях что ли? В тех самых?

— Ну а в каких еще тебе быть? У тебя смысл жизни пропал? Пропал! Ты здесь больше времени проводишь, чем в реальной жизни. Вот игра и решила, что ты здесь нужнее, чем там. Добро пожаловать в Земли, герой!

— Стоп, стоп, стоп! Я же не просил этого! Я просто играл.

— Ну-ну, а кто здесь себе дом построил, профессии получил, уровень прокачал, рыцарем стал?

— Я, но…

— Вот и все, — не дала ему договорить хозяйка, — Раз тебе здесь важнее быть, то здесь и будешь.

— А дом? А мои родители?

— А вон твои родители, — кивнула девушка на стену. — Через два дома. Чем не родители? Хочешь — помогай в огороде, хочешь — волков гоняй.

— Стоп. Нет, я не согласен. Я хочу обратно, в реальный мир. Да это тупо дурной сон! Наитупейший дурной сон.

— Хорошо. А во сне бывает вот так? — девушка взмахнула руками, и одежда Ивана тут же с него исчезла, то есть он остался стоять голышом в этой комнате-зале, и в нее стали заходить разные красивые девушки в сарафанах и кокошниках. Заходили со словами. — Вот, знахарка, мы выу…, — не договорив, увидели стоящего Ивана, закрывшего свои причиндалы и прислонившегося задницей к одной из стен, и захихикали, тыкая в Ваню пальцем, и шушукаясь между собой.

— Ну ладно, ладно, верю я, только прекратите! — закричал Иван, густо залившись пунцовой краской и уже не зная куда себя деть.

Девушка взмахнула руками, остальные тут же вышли из комнаты, а одежда Ивана немыслимым образом появилась на нем обратно.

Шумно выдохнув, Иван огляделся, ощупал себя и обратился к девушке. — Видимо, это что-то из религии там, кармы? Плохо жил, на все забил, потерял интерес, теперь должен покаяться, здесь помочь и все дела и все станет нормально, так?

— Не совсем так, герой, не совсем. Дело в том, что наши миры постепенно становятся одним миром. Все больше и больше людей уходят в игры. Им важнее быть здесь, чем там, у вас. Но, понимаешь, у нас, итак, все хорошо, нам нравится то, что здесь происходит. Мирно живем, никого не трогаем, волков гоняем. Ну, иногда война с монстрами да разными тварями. А приходите вы, вам подавай подвигов. И у нас тут начинается такая каша! Нет места спокойного и тихого! Троллей бьют без остановки, бедолаги не знают под какой мост забиться, драконы летать вообще боятся поодиночке, а бедные феи все уже стали рабынями. Хотя мы и игра и здесь все заточено на войну, нам тоже иногда хочется спокойствия.

— А я тут причем? Сами и решайте свои вопросы.

— Все так, Вань, ни причем ты. Нам вообще другой нужен был человек, более достойный, красивый и, скажем так, физически развитый, — девушка покосилась на пивной живот Ивана, на его лицо.

— Да-да, не продолжайте, все знаю. Я красавчик, все дела. Ну и в чем вопрос?

— Да баг произошел, Вань. Вместо того человека ты попал. Видимо у тебя контакт с ним был недавно, вот и переплелись ваши ауры.

— Хорошо. Ну теперь я тут, и чего делать надо?

— Не все так просто, говорю же. Как я говорила, наши миры стали переплетаться. Постепенно ваш мир переместится сюда весь и станет виртуальным. Нами никто не сможет управлять, исправлять ошибки. Земли заполонят миллиарды ваших людей, начнется путаница, баги, глюки. И умершие персонажи со временем уже не смогут возрождаться, поэтому исчезнем и мы, и вы. Или либо мы, либо вы. Вот так.

Смысл слов девушки долго доходил до Ивана. Он стоял и тупо пялился на нее, разглядывал платье, до сих пор до конца не мог поверить в происходившее.

— Так, и как этот вопрос решить можно?

— Ну как? Вопрос стандартный, решение тоже — тебе здесь нужно прокачать свой уровень, выполнить квесты, и, самое главное, найти эту дыру в нашем мире, через которую ваш мир постепенно попадает сюда.

— А как он попадает?

— Здесь все просто. У вас там люди пропадают? Пропадают. Даже целые корабли и самолеты. Так эти приветы к нам прилетают. Вон на севере недавно пароход с вашими причалил к порту Седула. Местные волшебники сначала не знали, что делать, испугались, испепелили всех адским пламенем, а потом думать начали. Ну давай не будем о плохом.

— У меня есть выбор?

— Выбор есть всегда, герой. Живи здесь, наслаждайся, играй. Но направленный вход-выход работает раз в сто игровых лет. Поэтому, домой ты вряд ли попадешь в ближайшее время. Да и у нас не будет шансов выцепить кого-то из реального мира направленно, а игровыми персонажами подобное сделать невозможно. А кто попадет случайно? Тут попадает много людей, но все они становятся жертвами, не зная, так сказать, специфики мира.

— Подожди, ты сказала, что здесь много других игроков, где они? Да и вообще это же первая по онлайну игра в мире! — сказал Ваня. Это уж он точно помнил.

— Пока ты у меня дома, жизнь вокруг останавливается. Точнее не так. Ты, как бы, в другом измерении, где время остановлено для других, а для тебя нет. Когда ты выйдешь из дома, ты вернешься в игру. Где все будет зависеть от тебя.

— Значит, все-таки, выбора у меня нет.

— Говорю же — есть. Не помогай. У нас тут пиво знаешь какое варганят вкусное? Отдохнешь хотя бы нормально.

— Решено, — выпалил, решившись, Иван. — Раз уж я этот мир воспринимаю лучше своего, то готов помочь.

— Уверен? — прищурилась девушка. — Тебя ждет не простое путешествие. Не верь никому, помни то, что нужно сделать. На мою помощь не рассчитывай больше. Я только новичкам помогаю. Дальше сам, только сам.

В голове Ивана начали всплывать давно забытые стартовые слова «За сим клянусь верой и правдой служить Землям и выполнить свою задачу во что бы то ни стало».

— Твоя клятва принята, герой, — от былого голоса и интонации его собеседницы не осталось и следа. Послышалось нечто, больше напоминавшее голос гугл транслейт. — Твой опыт составляет ноль очков, твой уровень составляет ноль уровней. Показатели: сила — пять, интеллект — четыре, ловкость — два, выносливость — один, магия — ноль. Напоминаем, что у тебя нет дополнительных жизней. Смерть в данной игре будет означать смерть везде. Твоя задача — освобождение Земель от тирании Регула.

— Постой-постой, но ты же говорила…

— Клятва была принесена, герой. Успехов в игре!

Свет померк, затем зажегся снова. Иван очутился посреди шумной площади, полной множества людей и других существ. Со всех сторон раздавались голоса:

— Кому скрафтить новый шмот?

— Недорого, заточка оружия до любого грейда.

— Эй, телочки, не хотите покувыркаться в реале?

— Питомцы! Купи себе коня! Купи себе пантеру!

— Эй, посторонись, нубас! — в бок так больно кольнуло, что Иван шарахнулся в сторону, схватившись за место укола. Мимо прошествовал всадник, сидящий на красивейшем вороном коне в кольчуге, за ним шла большая процессия пеших воинов с секирами, копьями, мечами. Все одетые в разные доспехи. На Ивана никто даже не обратил ни малейшего внимания.

Он стоял, застыв и смотрел на проходящий мимо клан. На СВОЙ клан. Гербы на шлемах и головах не обманывали. Force или просто форсы. Так их называл весь сервер. Их боялись и любили. В их ряды хотели вступить все — от мала до велика. И Иван был в числе лидеров этого клана. Да что там, он был одним из лучших воинов — отсекал новичков, издевался над новобранцами, а в любом сражении шел в первых рядах.

Нет, он должен туда вернуться.

— Риго! Риго! Это я, Великолепный! Не узнаешь меня? — закричал Иван всаднику.

Всадник покосился на Ивана, приподнял правую бровь, затем обернулся к колонне и кивнул кому-то.

К Ивану тут же подбежал двухметровый орк и дал под дых своей огромной лапищей. — Никто не смеет обращаться к нашему лидеру, усек, нубас? — снизошел до разговоров орк, развернулся, и вернулся в колонну.

А Ваня уже в который раз за сегодня, стоя на четвереньках и переводя дыхание, думал, что что-то в этой жизни пора менять…

— 2-

— Эй, толстый, ты как? — раздался откуда-то сверху голос. — Нехило тебя приложили.

Ваня, кое-как набрав побольше воздуха в грудь, и, немного отдышавшись, встал на ноги, а потом взглянул на говорившего. Это был фиолетовый эльф в ничем не примечательном дешевом наряде за несколько серебряных монет с висевшим на поясе обоюдоострым клинком тоже не лучшего качества.

— Ничего, я привык, — сил хватило, чтобы сказать только пару слов. На глаза опять наворачивались слезы.

— Так ты нуб, что ли? А кто по специальности и какое ремесло? Хотя, глядя на тебя, могу сказать, что ты полный ноль. У-у-у-у, у тебя даже и оружия то нет! Тебя же даже заяц первого уровня за городом покалечит! — эльф задумчиво смотрел на Ваню, что-то оценивая.

А вокруг все также шумел город, точнее даже какая-то небольшая деревушка. Потому что, как помнил Ваня из игры, в любом городе Земель площади были все-таки еще больше, да и многолюднее — благодаря тысячам часов, проведенным за компьютером и играя в Земли, у Вани был довольно неплохой багаж знаний об этом мире. Но была одна проблема — все стартовые локации для разных рас игровых персонажей были многочисленны, и он пока не понимал, где находится и что надо делать. Однако эльф, на его счастье, все не уходил, и это была неплохая возможность зацепиться за спасительную ниточку и обрести первого союзника.

— Тебя как звать, а, толстый?

— Ваня я.

— Просто Ваня? Вот блин, никогда бы не подумал, что можно придумать себе такой банальный ник. А я Сириус. Слушай, Ваня, мы недавно организовали клан, нам нужны новички. С нас опыт, оружие и одежда, а с тебя участие в ивентах* (прим. автора — значимые события в игре). Ну как, ты с нами?

Ваня очень обрадовался такому предложению. В конце концов не каждый встречный предлагает помощь. А в его последние пару лет в игре такого и не было. Все обычно хотели обмануть ближнего своего.

— По рукам, Сириус.

— Ну, пойдем, здесь недалеко, — махнул рукой эльф.

Ваня с эльфом вышли с шумной площади. На эту парочку никто не обращал ни малейшего внимания, каждый был занят своим делом. Гномы сидели и продавали оружейные новинки, орки играли мускулами и мерились силой друг с другом, маги запускали фейерверки и разные иллюзии, соревнуясь в изобретательности своей фантазии и возможностей.

— Идет прием в клан, берем от тридцатого уровня активных игроков двадцать пять плюс! — гласило объявление около скучающего рыцаря. Впрочем, таких агитаторов набралось уже штук пятнадцать на всей площади.

— Ищу пати на тасманского дракона! Желателен хилер* (прим. автора — лечащий персонаж, врач) и танк* (прим. автора — персонаж, обладающий большим здоровьем и броней и вызывающий агрессию и удары врагов на себя).

Как же это было знакомо! Даже, точнее, как же Ваня отвык от этой суеты маленьких городов и деревушек. Ведь его альянс управлял крупнейшими замками в Землях, они были элитой и даже на пушечный выстрел не подпускали никого к себе ниже семидесятого уровня! А все кланы и альянсы стремились быть как они! Стремились завоевать их! Но им было еще далеко. И все благодаря дисциплине и железным правилам. Пусть и не всегда честным.

— Ну вот, дошли, — Сириус гостеприимно распахнул дверь небольшой лачуги в одном из многочисленных переулков, отходящих от площади. — Заходи, не бойся, — Ваня ничего не смог разглядеть в помещении, было слишком темно. Поступающий через открытую дверь свет едва проходил дальше полутора метров вглубь комнаты.

Ваня переступил порог, огляделся. Глаза понемногу привыкали к темноте. Вырисовывались контуры стоящих в углу полных чего-то мешков. Сверкнули глаза. Стоп, глаза? Внезапно он ощутил резкую боль в области затылка, а потом сознание просто померкло.

— Эй, эй, толстый! Ты живой? — откуда-то с границ сознания раздался знакомый голос.

— У-у-у-у-э-э-э-а-а-а… — Ваня издал только невнятное мычание.

— Слава богиням, живой. Фух, ты бы знал как мы запарились тебя тащить! — затем раздался звонкий шлепок.

— Молчи, дурилка! Привел? Молодец! Зачем так вырубать то резко? Видишь ведь он нубарь!

— Щас и тебя вырублю, Крио! Видал какой он здоровый? А если б я его не вырубил? Он бы нас всех там положил!

— Ой не смеши мои уши, Си! Ловкача и следопыта? Нуб? LOL!* (прим. автора, сокращенное от Laughing Out Loud. т. е. очень сильно смеюсь. Часто используется игроками для оскорбления других, чтобы показать их тупость).

На фоне этого разговора Ваня наконец-то стал слышать и другие звуки — плеск воды, далекое пение птиц, громкое дыхание, всхлипывания и стоны других вокруг, крики откуда-то сверху. Попробовал пошевелить руками или ногами — не получается, все крепко связано.

— Эй, толстый! Руками то махать умеешь? Кирку или топор держал?

— Да посмотри на его руки, Кри, он неженка! Его хватит на пару дней от силы.

— Вот и я о том, Си! Чем ты думал, головой или задницей, когда его притащил?

— Я все-таки более практичный, чем ты, Кри. Собирай по ягодке, как говорится.

Ваня попробовал открыть глаза, чтобы увидеть собеседника эльфа, однако перед ним предстала только плотная ткань мешка, одетого на голову. Ладно хоть отверстие для рта было достаточно большое, получалось нормально дышать.

— Где я? — Ваня наконец-то набрался с храбростью спросить.

— Добро пожаловать на борт «Неустрашимого», герой! Хе-хе! — второй голос от души веселился. — Ты хотел вступить в клан? Ты в него вступишь! И будешь работать во благо форсов! На рудниках знаешь как нам нужны такие как ты!

— Ладно, Кри, пойдем! Пусть эти отдыхают. Завтра им жизнь сахаром не покажется… — и послышался только топот удаляющихся шагов.

Некоторое время в помещении была тишина, изредка прерываемая только тяжелым дыханием, да криком чаек снаружи.

Потом недалеко раздался тонкий и скрипучий голос. — Эй, пс, ты на! Который с этими говорил, на. Ну, кароч, тип, ты тут, на?

Ваня долго ждал ответа, но так и не дождался. Опять раздался этот голос, напоминающий скрип старой кровати с сетчатой основой. — Э-эй, мужик, ну, я к тебе же обращаюсь, на. Лан, молчи, видать не хошь, тип, отсюд свалить, на.

— Ты меня, что ли, зовешь? — ответил Ваня.

— Ну а кого еще, тупень? Не сцы, на, мы тут вдвоем онлайн.

— Так вон рядом куча всех, сопят лежат, стонут. Ничего мы не вдвоем! — пробурчал Ваня.

— Эти то? Да ну, на! Это ж мясо оффлайновое, на! Кто еще афк* (прим. автора — away from keyboard, т. е. временно покинул игру), а кто уже ливнул на (прим. автора — покинули игру насовсем).

— А ты чего тогда здесь?

— Я квест делаю, на! Мне до вора двадцатого уровня надо прокачаться, на. Вот задание побег с корабля. Ну так что, тупень, бежишь со мной на? — проскрипел голос.

— Хорошо сказать, бежишь! Я мордой в пол лежу, руки ноги связаны, а на башке мешок.

— Не сцы, капустин! Плавать то умеешь, на? Или топориком только?

— Вроде умел. Да как мы выберемся-то отсюда? Я — нулевый, а ты вообще кто?

Внезапно мешок на голове затрещал по швам, и перед лицом Вани возникла небольшая, но очень мерзкая крысиная морда. Впотьмах это смотрелось довольно жутко. Ваня чуть не заорал, но вовремя взял себя в руки.

— Че, красавчик я, угу? Не сцы, на, не съем. Гнусом меня звать, на. А ты кто бушь?

— Ваня я, Иван.

— Ну ваще, на, понапридумывали себе ники. Нет, чтобы Великолепный какой-нибудь или Джек Покоритель Великанов. А тут Ваня. Ну лан, Вано так Вано, на. Ты, главное, не сцы, на, щас будем спасать твою задницу!

Веревки на руках и ногах сначала ослабли, а потом просто распались. Ваня сел и начал растирать болевшие от тугих веревок запястья и лодыжки. Через пару минут, когда почувствовал нормальное кровообращение, уже поднялся в полный рост.

Откуда-то снизу раздалось. — Пс, эй! Вано! Го за мной, на!

Ваня глянул под ноги. Оказывается ростом крыс был не выше ротвейлера, то есть чуть не доходил Ваня до уровня пояса. Одет в какие-то тряпки. Уши в разные стороны, продолговатая в шрамах морда. На ногах тоже непонятные то ли тапки, то ли сапоги. Ну и хвост, длинный розовый крысиный хвост.

— Слыш, ты че крысов не видал ни разу на? Вылупился че? Да ты не сцы, на, не съем, грю же!

Ваня пошел вслед за крысом, аккуратно обступая лежащие тела с мешками на голове.

— Так, тупень. Слушай. Я щас буду делать бадабум тут, на, кароч. Тип это, дыра будет немелкая. Вода пойдет. Ты это, в дыру кароч и вверх плыви, на, до берега намана, тут река пока небольшая. Слыш чаек на? Береговые. А главное что? Пральна, не сцы, на, Вано!

— А-а-а-а… — только и успел открыть рот Ваня. — Гнус, да? Гнус, слушай, а куда мне потом?

— А я почем знаю? Тут деревня недалеко, поди не сдохнешь. Ну все, уши закрой, на, за балку ту встань. Бадабум будет — вали. Да не сцы, на! Тип топ. Ну, пока!

— А-а-а-а-а-а, помогите!! Где я? Выпустите твари! Гады сволочи фашисты! — из другого конца трюма раздался оглушительный крик.

— Твою медь! Да завали хлебальник, на, квест мне не ломай ламерюга! — послышался удаляющийся в сторону крика голос крыса, потом раздалось короткое бульканье и тишина.

Но с лестницы, ведущей наверх, уже раздавались спешные шаги. Появилось пятно света, осветившего лежавших на полу персонажей, а потом послышался крик. — Си, толстый очухался и сбежал, зови вурдалаков искать! — потом шаги пошли наверх, захлопнулся люк.

— Ой е, тупень! Спалили нас, на. Ну все, теперь для бадабума огонька не найти. Без люка хана, угу. А вурдалаков прости, на, не осилю, скилла* не хватает (прим. автора — навыка).

— И что дальше, крыс?

— Что-что, на? Я притворюсь связанным. Тебя свяжут опять. Люк мне откроют, я свалю. Недалеко до берега, на. С бадабумом опыта бы больше дали, но теперь уж че? Да лан, не сцы, на! На рудниках еще поживешь, Вано!

У Вани начиналась истерика. Только что появившийся шанс на свободу бесследно исчез. Единственный нормальный перс, с которым он общался за последнее время, был крысой-вором, завалившим кого-то рядом. В ближайшее время ему светили рудники. Офигенная перспектива, в итоге! Поиграл, называется, даже не взяв первый уровень. И это игра? Это люди? Нет, не такой он представлял это приключение! «Знахарка, возвращай меня нафиг в стартовую локацию давай» — пронеслось в голове.

Сверху раздался звук открываемого люка. В помещение ворвались две быстрые тени, молниеносно повалившие Ваню на пол и прижавшие весом к деревянной палубе. Зловонное дыхание раздавалось над его ухом, по шее скользило что-то мерзкое и склизкое.

— А ну фу, твари! Не хватало еще, чтоб вы мне его тут выпили, — голос Эльфа был как спасение. — Так-так-так, толстый! А ты неплох, неплох! Ух, как неплох! А зачем ты клирика то завалил? Ну поорал бы он, да успокоился. Вот будет командир рад, что я такого уникума нашел. А я думал ты обычный тюфяк! Эй, тварь, куда??

Один из вурдалаков, по-видимому, сорвался куда-то с Вани, так как он ощутил, что теперь не так сильно и тяжело прижат к полу.

— Отстань от меня, упырь, на! — Ваня услышал крик крыса. — Отвали, слышь, ты, на! — раздавался шум возни и какой-то грохот. — Эй, не кусай! Ай, эльф, убери его, убери его, на!

— Фу, тварь! — закричал эльф, потом что-то щелкнуло, звук был очень похож на хлыст, зарычало, заскулило, и возня прекратилась. — А, так вот кто у меня тут чуть побег не устроил. Ну ладно, ладно, Гнус, до конца нашего круиза посидишь в железных цепях. А на рудниках засунем тебя в самую стахановскую смену, чтоб жизнь медом, а точнее сыром, не казалась. Ха-ха!

— Да я тебя уничтожу, на, доберусь же! — заскрипел крыс.

— Ну-ну, сначала сними с себя эту тварь. Или вас оставить наедине, может?

— Не-не-не, все, что хочешь, только не эту вонючку, на. Я щас сознание потеряю от его дыхания!

— Вот и славненько. Так, толстого скрутить как был, крысу в железяки и на верхнюю палубу, пусть подышит свежим воздухом, — обратился к кому-то эльф.

Зазвучали шаги, и уже в который раз за этот бесконечный день Ваня потерял сознание от тяжелого удара по голове.

— 3-

Ваню обожгло ледяной водой. Еще даже не придя в сознание, все его тело начало скручивать и выгибать дугой, а потом он начал задыхаться: от воды, попавшей в горло, от нехватки воздуха, от внезапной тяжести в груди. Открывая и закрывая рот, как рыба, Ваня полностью пришел в сознание, захлебываясь и откашливаясь.

Руки и ноги его уже были развязаны, и даже с головы снят мешок. Лежа на спине, Ваня видел над собой светло-зеленое небо и два больших глаза фиолетового эльфа, склонившегося над ним.

— Ишь ты, очухался, а я уж думал, что ты, как и другие, сдался, — с усмешкой сказал эльф, глядя на него, — Ну да тебе же и хуже. Лучше бы чара* (прим. автора — персонажа, от слова character) нового создал, да с нуля начал играть. И охота тебе тут сливаться? * (прим. автора — погибать).

— Пхы, пхы, — только и вырвалось изо рта Вани вслед за вытекающей водой, глаза бешено вращались по кругу, а сознание устроило «вертолет» в лучших традициях его юношеских попоек.

— Упертый, понимаю. Поди квест хочешь пройти? Только учти, дружок, его никто, повторяю, никто с самого создания игры не прошел.

— Брось его уже, Си! — послышался второй голос, а потом над Ваней склонилась…кошачья морда, очень похожая на того самого кота из «Шрека».

«Мда, если это дурной сон, то очень качественный» — пронеслось в голове у Вани. Он попытался присесть, но резкая боль в затылке не дала этого сделать.

— Ладно уж, лежи пока, герой-перехватчик! — проговорил кот, — Сейчас приедет Хозяин, и вместе с другими поздороваешься с нашими рудниками. А что? Не хуже, чем те же американцы во времена золотой лихорадки будешь киркой махать и ситечком в воде шуровать! Силу прокачаешь, а! Плохо, что ли? Халявная жрачка, шмот * (прим. автора — одежда), оружие для самозащиты, хе-хе. Все как в лучших домах ЛондАна и Парижу, — а у котяры было чувство юмора, однако!

Морда кота исчезла, а эльф все также остался стоять, склонившись над Ваней.

— Вот смотрю я на тебя и не понимаю, толстый. Что с тобой не так? — эльф крутил голову то вправо, то влево, обходил Ваню по кругу, внимательно вглядываясь, — Вот чую, что не так что-то, а что — не могу понять. Но чую я, что ошибся и хапнем мы с тобой горя в будущем. Точнее не мы, а Хозяин. Ну да, это его проблемы. Ладно, герой, бывай. Путевку тебе твою выдадут. За лучшую комнату не ручаюсь, но условия будут не спартанские. Ты у нас в почете будешь, раз не оффлайн. Ну, толстый, прощай! Горы тебе пухом! — физиономия эльфа исчезла и послышались его удаляющиеся шаги.

— Эй, Сириус, — закричал что есть мочи Ваня. Шаги стихли, — Сириус, ты меня слышишь?

— Слышу, слышу, толстый. Чего тебе? Последнее желание? Ну, валяй!

— Мое последнее желание — увидеть тебя здесь же, рядом со мной, эльф. И, клянусь тебе, рано или поздно это случится. Ты будешь здесь со мной или вместо меня. Обещаю, эльф, — Ваню аж трясло от злости и безысходности.

Он услышал звук приближающихся шагов, опять лицо эльфа склонилось, и проговорило, — А вот это навряд ли, толстый, навряд ли. Эта путевка в один конец. Хотел я по-доброму к тебе, да видимо не судьба. Оформим, значит, первым классом. Вот теперь точно прощай.

Шаги эльфа стихли уже минут десять назад, и только теперь к Ване начали возвращаться силы. Сначала он аккуратно привстал на локтях. Подождал пару минут. Затем хотел сесть, но толстое пузо не дало выпрямиться. Пришлось поворачиваться на бок, потом на живот, вставать на четвереньки. Отдышаться пару минут. И только затем встать в полный рост. Только вот эта цепочка на ноге мешает. Цепочка? Да блин это самая настоящая цепь! И только сейчас он заметил, что рядом лежат тела, много тел. Все они лежат на причале, или пирсе, — он не знал, как это называется. Но главное было то, что все тела скованы одной цепью — никуда не сбежишь без коллектива.

Деревянные доски, пригнанные друг к другу, уходящие в море. Отплывающий от них большой корабль с фигурами кота и эльфа на корме. Стоят и машут. Эльф рукой, кот шляпой. Что-то кричат, уже не разобрать что, от шума ветра и волн.

Потом огляделся по сторонам. Налево и направо уходит линия пляжа. Пляжа, которому, наверное, позавидует и реклама любого баунти и турецкого отеля. Белоснежный песок, голубая вода. Райское место, что и говорить. И дорога, уходящая в густые джунгли, располагающиеся сразу же за этим великолепным пляжем.

Белый диск палящего солнца с зеленого неба неимоверно жег кожу. Но деваться было некуда. Ваня стащил с себя свою тряпичную рубаху, накрыл голову, сел, и стал ждать, когда за ними приедет этот странный Хозяин.

— Пс, Вано, ты тут, на? — из груды тел раздался скрипучий голос крыса.

— Гнус! — чуть не заорал Ваня. Он никогда бы не подумал, что будет так рад слышать и видеть это существо.

— Да не ори ты так, на! Кто знает, может эти, — крыс кивнул на лежащие тела своей мордой, — Может они в сознанке, на, только притворяются?

— Да ну и леший с ними, Гнус! Ты лучше скажи мне, где мы? И кто такой хозяин? И куда нас повезут? — начал сыпать Ваня вопросами.

— Вано, погоди на, ты не сцы главное только, окей? — спросил крыс, вставая и отряхиваясь. Было видно, что ему крепко досталось там на корабле. Он держался левой рукой или лапой за правую кисть, а его шея просто не поворачивалась, поэтому он вел себя как настоящий робот.

— Добрался-таки, на, до меня упырь! Высосал крови видать, на, вырубает меня Вано. Если отключусь, на, не теряй. Живой я, на.

Тут внезапно Ваня вспомнил этот прикол из реала: «Аллё на! Это я на!» — и, несмотря на все еще гудящую голову, сам себе улыбнулся. Очень уж крыс интересно говорил.

— Че лыбишься то, Вано, на? Лан, не сцы, ща все расскажу че знаю, — и, совершенно внезапно, запел. Тонко, но пронзительно, пробирая до глубины души:


Мама, я попал сюда. В эти горы молодой Сам теперь я под горой.

Мама, жизни больше нет. Но верю, что смогу я выжить здесь.

Мамааааа, уууууу. Пусть плетью меня бьют

Но если не убьют к тебе вернуууусь

Я с тобой, я с тобой…если нужен еще блудный сын тебе…


В начале песни Ваня еще не мог понять, но после этого Меркьюревского «уууу» до него дошло, что крыс поет на мотив «Богемской рапсодии» Квинов.

— Так, стоп, стоп, Гнус! — заорал Ваня. Ты че делаешь?

Заткнувшийся крыс ненавистливо посмотрел на Ваню, — Вано, че-че, на? Рассказываю тебе про рудники, на! Да не сцы, недолго, на!

— А можно как-нибудь без пения? А то, чую я, ты мне сейчас тут эту арию на два часа затянешь.

— Да ладно ладно, не сцы. Так бы сразу и сказал, что пою я так себе, на. Ну хорошо, слушай по-простецки, на. Мы щас, судя по тому, что я на знаю, на острове Мук. Это почти самый юг обитаемых земель, на, — голос крыса стал серьезным, было видно, что простой рассказ дается ему с большим трудом.

— Так вот. Судя по рассказам, на, на этом острове заправляет некий Хозяин. Короче, че вокруг да около, это огромная тюрьма и рабство, на! Сюда ссылают всех провинившихся, потерянных и брошенных персов, на, чтобы они в автоматическом режиме добывали внутриигровое золото. Отсюда, и только отсюда, на, выходят корабли, с полными трюмами блестяшек, на. Здесь охрана, на, покруче чем у императора. Кто сюда попадает, на, тот не возвращается в Земли. Да считай, это уже и не Земли, на — так, край географии. Тут одна судьба — дают кирку и вперед, копать, на. Да не сцы, я сдохнуть не хочу, на!

— Слушай, Гнус, а что за квест, про который эльф говорил мне?

— Вано, да это нереально. Есть квест в игре на, который дает экспы* (прим. автора — опыта) сразу три вагона, но о котором никто не знает, на. Говорят, на, что в одной из шахт есть древний золотой идол, на, из самого чистого золота на, который ты должен принести и показать этому Хозяину, на. Да там целый ритуал, на, только нужен. Слова, бла бла, все дела, на. Да вот только никто не знает, на, что сказать. Но идола никто не находил. Да и думаю я, что к Хозяину легко так не пустят, на.

Ваня сидел и задумчиво чесал затылок. А что! Выполнить квест, принести идола, взять опыта. А потом что? Действительно, что? Куда в этих цепях? Нет, каких-то неувязок куча в этом квесте, да и крыс рассказывает непонятно. Повременить надо. Разузнать что и как. А Гнус, тем временем, продолжал.

— Вначале охота целая была. Объявили идола самым ценным сокровищем, на. Игроки толпами по шахтам шуршали, копали золото, на. А Хозяину это только и надо, на! Чем больше золота, тем он богаче! И правила свои, и армия, на! Набрал наемников, и собрался завоевать Земли! Но, говорят, ему отпор дали! Ух и война была! Столицу Императора осаждал две недели! Положил почти всех своих, на. Бежал с фигой с маслом. Да то дела давние. Но щас слышал, опять собирает армию. Вот таких, — крыс кивнул на тела, — Берет и в автоматическую программу на добычу включает. Говорят, на, хочет он идола сам найти, квест сам себе выполнить, станет непобедимым, да с трона Императора хрясь, на. Тогда и полетит вся прога наша, вся игруха.

— Слышь, крыс, а ты в реале кто? Девчонка или мужик? — задумчиво спросил Ваня, — Ну, просто интересно.

— Че? Ты че, на, бабой меня ща назвал, Вано? Я ему тут распинаюсь, на, он меня бабой? Вано, ты не охренел ли?

— Да ты не подумай чего. У нас тут всякое бывало. Я ж не новичок, крыс. Давно уже поигрываю, — решил признаться Ваня.

— Давно? Да ну не смеши мои лапы, Вано! Да ты нубас, каких еще поискать, толстый! — заскрипел крыс, хихикая, — Геймер он. Ой, не смеши, а я тогда Император в шкуре крысы, на!

— Ну и выбирайся тогда один, император крыс, — буркнул, обидевшись, Ваня.

— Эй, Вано, не обижайся, на! Ну ладно-ладно, мне сороковник, я разведен, двое детей, на, доволен?

— Правда, что ли? Такой старый?

— Нормальный я на, все, забыли. Оппа-на! Смотри на лес, на! За нами прутся! — и крыс вытянул свою длинную кривую лапу в сторону дороги, выходящей из джунглей.

Сначала Ване ничего не было видно, — по-видимому слух крыса был острее, чем у человека. А потом он заметил выезжающую колонну всадников в золотых доспехах.

Огромные черные скакуны, которых Ваня видел лишь на самых дорогих рынках в игре, выдували из ноздрей пламя и громки хрипели. Их копыта искрились огнем, а гривы пылали факелами. Ванин клан в лучшие времена хотел приобрести таких же, но на это категорически не хватало денег. Тысячи и тысячи монет, которые были нужны на их покупку, были не по карману не только одному игроку, но и самому богатому клану.

Теперь же Ване было понятно, кто на самом деле был самым богатым в этой игре. Несколько десятков скакунов возглавлял ничем не примечательный мужик на золотом грифоне. Серая одежда мужчины смотрелась этакой ложкой дегтя в бочке меда, в прямом смысле этого слова. Однако грифон не давал принять мужчину за типичного серверного бомжа* (прим. автора — бедный игрок). Самый дорогой питомец в игре угрожающе тряс гривой и кричал очень противным криком, представляющим из себя смесь рыка льва и птичьего свиста. Оканчивалась же кавалькада большой платформой в виде телеги без бортов, с какой-то кучей, наваленной сверху. В эту огромную телегу были запряжены тяговые быки с длинными рогами, — современные игровые паровозы, как их называли между собой игроки. Местные грузоперевозки.

Подъехавший в это время к лежащим на причале телам игроков мужчина сосредоточенно обвел «груз» внимательным взглядом. При виде Вани он вопросительно поднял правую бровь, произнес звучным басом, — Живой? Не верю! Наконец-то не овощ!

— Не овощ? Вы о чем? Конечно, живой! И почему один? Вон второй тоже! Эй крыс, иди сюда!

— Хозяин, да он прибабахнутый! — проговорил подъехавший всадник. Крыса — овощ, видно же, — Эй, жирный, тебе повезло! Давно у нас не было с мозгами рабов! Вот порадуемся то! Коллекцию пополнишь уникумов!

— Да ты сам вообще NPC*! (прим. автора Non-Player Character, то есть неигровой персонаж, не управляемый игроком) Знаешь об этом, что ты машина в игре? — спросил его Ваня, обидевшись.

— Хозяин, да он совсем поехавший видать! Какая игра? Добро пожаловать в Земли, толстый! А точнее на остров Мук, на самом их краю! Это будет теперь для тебя новым домом. И будет долго, пока мы не захватим Империю. А там, глядишь, станешь сапожником у нового Императора, которого сейчас лицезреешь! Поэтому немедленно поклонись Хозяину! — и всадник больно хлестанул Ваню невесть откуда появившимся в его руке хлыстом.

«Так, значит они ничего не знают, значит для них это жизнь. Что же, это можно повернуть себе на пользу. Ой, лишь бы не затупить» — подумал Ваня, — «А крысу я еще припомню эту подставу».

В это время двое новых всадников слезли с коней, взяли в руки по какой-то коробке и пошли к пленникам. Доставая по маленькой штуковине, наподобие процессора, они прикладывали это к затылкам лежащих на земле тел. Некоторое время ничего не происходило, а затем тела начали вставать, как зомби, застывая в этом стоячем положении.

Поставив на ноги всех пленников, в том числе и крыса, как заметил Ваня, всадники залезли на лошадей. Затем, Хозяин произнес какую-то гортанную фразу на непонятном языке, и цепочка рабов пришла в движение. К платформе уже была приставлена самодельная лестница, на которую стали взбираться овощи, как их назвал Хозяин.

Ваня было не хотел идти за двинувшимся впереди него овощем, остался стоять на месте, но овощ дернул ногу с такой силой, что Ваня сначала рухнул, а потом его потащило следом. Поэтому, чтобы не содрать себе всю кожу в кровь, ему пришлось быстро, насколько это возможно, вскочить, и последовать за впереди идущим пленником. Забираясь на платформу, овощи компактно усаживались один за другим. Ваня занял место согласно «купленному билету», рядом с гномом и волколаком. В это время посадка закончилась, всадники убрали лестницу, оседлали скакунов, и вся процессия двинулась в путь.

— Эй ты, дурной! — услышал окрик Ваня откуда-то сбоку. Оглянулся. На него смотрел тот первый всадник, — Добро пожаловать на остров Мук! Теперь твоя ничтожная жизнь принадлежит Хозяину! Трудись хорошо, и, быть может, пойдешь в первых рядах армии на штурм столицы Империи! А провинишься — попадешь в самые темные пещеры, откуда никто не возвращался! — ухмыляясь, проговорил всадник, и дал скакуну шенкеля.

— Ну, здравствуй, дивный новый мир, — с грустью произнес Ваня.

— Не сцы, Вано… — раздался тихий шепот слева. Или ему это только показалось?

— 4-

По древней легенде, первыми на острове Мук высадилось племя зеленокожих, искавших новые земли. Впрочем, тогда он и не был островом Мук. Просто кусочек суши посреди Крайнего Океана.

Орки, основав первое поселение Ур-Кон, постепенно начали развиваться вглубь острова, вырубать лес, уничтожать природу, истреблять зверье. Превращать остров в неприступную крепость.

А затем они увидели горы. В те давние времена в мире Земель бушевали непрекращающиеся войны между орками и гномами. Эти два, вечно враждующих между собой народа, всегда отличались особенной любовью друг к другу. «Любить до смерти» — пожалуй, именно эта фраза могла лучше всего описать их отношения.

Так уж получилось, что пленниками у первых орков было несколько десятков гномов — кузнечные мастера, а главное, шахтеры. Да и какой гном не любит горы! Только дай в руки кирку и молот — и гном будет уже в родной стихии.

Гордые гномы, что же сделала с вами война? Да и каким же чудом вы пережили это путешествие в узких трюмах старых кораблей через Крайний Океан? Замученные и обессиленные, они уже потеряли всякую надежду на жизнь после бесконечных штормов. Но судьба смилостивилась над ними, а боги сжалились в своих высоких заботах.

Нашедшие горы орки, первым делом, конечно же, взяли всех гномов, заковали в кандалы и отправили на добычу руды, которой оркам катастрофически не хватало для ковки нового оружия и брони: ведь этот остров Ур-Кон, который назвали по имени первого поселения, должен был стать оплотом в великой орочьей империи и послужить отцом в рождении новых поколений орков для уничтожения наглых коротышек!

…Когда перед первыми гномами, вышедшими из непроходимых джунглей, открылся вид на снежные пики гор, возвышающиеся до небес и тянущиеся влево и вправо до горизонта, они падали на колени и рыдали. — Дом, наш новый дом, — кричали хромые и одноглазые старики, покалеченные дети и подростки. Они зачерпывали землю острова целыми пригоршнями, подносили к лицу, целовали ее, они благодарили орков-надсмотрщиков, нещадно бивших их хлыстами.

А вечером, у костров, наконец-то, сначала потихоньку, а затем все громче и громче зазвучала так давно забытая, тягучая песня гномов-шахтеров (прим. автора, «Ария — Там высоко»):


Не люди и не орки

Не знают про наш дом,

И эльфы не придут к нам Весенним летним днем.

Обычно рубим камень

Мы даже и во сне.

Но все не так на этот раз

Нет счастья в глубине.

Усталость, ненависть и боль,

Безумья темный страх. Ты рубишь двери в ад Земель

С киркОю на плечах.

Любой погибнуть может

В любви и на войне.

Но горы это наша жизнь

Здесь нужно гибнуть мне.

Там глубоко нет никого

Там также одиноко, как и здесь.

Там глубоко чертоги гор

И черная как пыль дороги твердь…


Уступавшие в количестве гномам орки-надсмотрщики даже вынуждены были остановить эту песню, рискующую перерасти в нечто большее. Напряжение уже витало в воздухе, когда пение оборвалось, костры были затушены, а гномы успокоены больными ударами хлыстов и кованых сапог.

С утра же, получив кирки и молоты, гномы приступили к поиску руды. И через несколько недель от гор уже отъезжали первые телеги с чистейшей по своему составу рудой. Уж в каких горах ни жили гномы, как им ни рассказывали предки о лучшей в мире руде, но подобного они раньше не видывали. Чище золота, крепче алмазов, эта руда обещала стать главным богатством орков, да и всех Земель. Но тут гномы наткнулись на настоящие сокровища.

Высочайшей пробы золото, россыпи драгоценных камней, торчащих в жилах — рубины, изумруды, алмазы, топазы… Жадные до сокровищ гномы держали совет и решили не раскрывать эти секреты оркам. Благо, что надсмотрщики не углублялись в шахты, а все цепи для гномов теперь были выкованы из островной руды. Теперь же гномы сами стали заложниками своих находок — никто из гномов не мог обрубить эти цепи, никто не мог сломать их и бежать. Да и куда сбежишь с острова, полного орков? Только в горы.

И гномы копали, день и ночь, сутки напролет. Одни добывали руду, а один-два гнома от каждой смены углублялись все дальше и дальше в горы. Но и на этом не остановились потерявшие разум от сокровищ гномы. Они решили построить ворота, огромные створчатые ворота, которые бы не дали оркам добраться до камней. Все, что одолевало гномий разум — это запереть, запереть все драгоценности как можно дальше от мира, чтобы они не достались больше никому.

Выпрашивая у орков все больше и больше дерева для мостков и проведения работ в шахте, гномы, шаг за шагом, претворяли в жизнь свои планы. И вот уже в самой шахте есть небольшая печь, есть горн и кузница, и вот уже стучат сноровьи гномьи молоты, выстукивая мелодию жизни, мелодию богатства. Спустя долгих три года первые створки ворот были готовы, а самые жадные золотоискатели настолько углубились в золотые копи, что просто потеряли разум.

Они несли золото к печи, несли золото к горнам. Они плавили этот металл и вылили из него золотого идола — величайшее сокровище гномов тех гор. Не было равных в искусстве старых гномьих мастеров и ювелиров — величайшей точности исполнения идол был главным гномом, отцом этих гномов. На него уповали, в него верили. Они стали носить идолу дары, свою еду, не забывая закапываться все глубже, чтобы спрятать идола и его богатства.

И вот прошло еще три года, и вторые ворота были готовы, а спустя еще три года, были готовы третьи ворота.

Именно тогда гномы и ушли. Гномы просто исчезли. Однажды утром орки, подойдя ко входу в пещеру, и пройдя пару километров вглубь, просто натолкнулись на огромные ворота на своем пути. А самое страшное было то, что ворота были сделаны из дерева и той самой руды. Кованая цепь рабов же уходила в небольшое отверстие в земле, в камень.

Ай да гномы, ай прохвосты! Всего лишь за день орочья империя, одерживающая победы одну за другой, начисто лишилась самого ценного — волшебного материала для войны. И вот уже через пару лет альянс гномов и людей, согласившихся помочь за золото, разбил остатки орочьей армии в Землях. И остров Ур-Кон стал одним из самых последних оплотов орков в обитаемом мире.

***********

— Мы должны спрятать его, гномы. Должны спрятать его глубоко в горы. Чтобы орки, или люди, или другие гномы, прорвавшиеся сюда, никогда не смогли его найти. Вы слышите меня, гномы? Вы со мной? — громко и яростно проговорил старый однорукий гном-ювелир по имени Кадул.

— Кадул, а кто решил, что главный ты? Что мы должны слушать тебя? — нагло спросил его более молодой гном, — Я еще пожить хочу, куда ты нас тащишь, безумец? Мы не знаем, что там внизу. Нас осталось всего тридцать два после всех этих обвалов и орочьих пыток.

— Потому что вас должен вести кто-то старый и мудрый, малец! Или ты хочешь потягаться со мной в горном ремесле? Ну скажи мне, как звучит гранит? Покажи мне плач хризопраза! Найди мне хоть одну слезу земли в этих горах! Что молчишь, сопляк? — Кадул расходился все больше и больше.

— Да молчу, молчу, твоя взяла. Веди нас, мы за тобой, — понурившись, молодой гном отвернулся и, положив кирку на плечо, уже более уверенно произнес, — Я с вами, мои гномы. Куда вы, туда и я. Уж лучше умереть здесь, на свободе, внизу, чем быть рабом там, наверху.

И дружная колонна гномов двинулась дальше. Их путешествие уже длилось несколько недель. Оставляя метки и чертя карту, они, попеременке, все также несли идола вглубь гор, все дальше и дальше от поверхности. Припасов осталась ровно половина, — только, чтобы вернуться назад. Но Кадул сказал, что выйдут они на поверхность только после похорон идола, и выйдут на противоположной стороне гор, подальше от орков.

Кадул говорил, что по ночам слушал камень, и камень вел его еще дальше. А потом обещал вывести наверх, на равнину, где полно угодий и пастбищ для выпаса скота и земледелия.

И Кадул верил камню, и гномы верили Кадулу, и продолжали свой путь.

Внезапно передовая двойка в спешке вернулась. Вращающие безумными глазами пара гномов не смогла вымолвить ни слова, только махали руками и звали остальных за собой.

Войдя в огромный зал, гномы увидели перед собой алтарь. Настоящий алтарь неизвестно как оказался здесь, в глубине гор. Это был продолговатый камень, напоминавший ложе. Ложе это стояло посреди зала, окруженное огромным начерченным на земле кругом.

По всему периметру круга были круги поменьше, чтобы туда мог встать человек…или гном. Всего тридцать один круг. За ложем же стоял высокий камень с письменами из древних гномьих рун.

Уже никто из ныне живущих и не смог бы прочесть, да и прадеды живущих тоже вряд ли бы смогли. Но прямо на глазах у изумленных гномов древние руны сложились в стихи, понятные всем и каждому:


Гном, пришедший сюда, потерявший чертог

Ты рабом был, склонялся пред орком.

Махал киркой, бил молотом, весь изнемог

А теперь затянись ты махоркой…

Идол твой, что так бережно носишь впотьмах

Ты возьми и приляг в это ложе.

Остальные пусть встанут по кругу в руках,

Держат пусть по кинжалу, да чтоб подороже.

Боль пройдет и закроются пленкой глаза,

Обретете вы силу, сознанье.

Все сокровища ваши, ни шагу назад,

Говорит это вам мирозданье.


Никто из гномов не задумался ни о чем. Ни о странных письменах, появившихся из ниоткуда на камне, ни о странном ложе, ни о странном большом круге, о странных маленьких кругах. Все гномы дружно достали свои трубки, закурили. По залу пошел ароматный запах, так близкий их сердцу. А потом, не говоря ни слова, как под гипнозом, Кадул взял в руки идола и лег на ложе. Остальные же, вооружившись кинжалами с драгоценными рукоятками, которые они себе же однажды и сделали, заняли места по периметру круга.

Первым опомнился самый молодой гном, уже занесший руку с кинжалом над своей шеей, — Нет, что же я делаю? Что же мы делаем? — он пытался закричать, но не смог. Пытался остановить себя, но не смог. Обмякшее тело упало на землю. Через несколько мгновений из живых в зале остался только Кадул, крепко обнимавший золотого идола.

Земля же по периметру круга начала осыпаться, и вскоре осталось стоять только ложе посреди каменного цилиндра, уходящего вниз, во тьму. А тьма эта снизу поднималась. Сначала неспешно, а потом все быстрее и быстрее. Этот черный кисель, зависший в воздухе, долго наблюдал за безумными глазами гнома с золотым куском причудливой формы в его руках. И последним же звуком, раздавшимся в зале, раздался грузный и протяжный крик безумного старика-ювелира.

***********

— Взрывай, свиное рыло, взрывай!

Через несколько минут бабахнуло так, что сама земная твердь содрогнулась. Это были третьи и самые последние ворота на пути орков к ушедшим гномам. Прошло уже два месяца и все силы были брошены на взрыв ворот. Это стоило много орочьих жизней и золота на подрывные материалы, но они сделали это, добились своей цели.

— Ургой! Бери дружину и вперед, выдвигайтесь.

— Ка-рум, так точно Главный, — послышалось в ответ.

Смеркалось, скоро была ночь, на светло-зеленом небе появлялись первые звезды.

— Слыш, Ургой, а может завтра? — спросил один дружинник.

— Да ты никак зассал, Ватор? Там внутри света не было и не будет отродясь! Там вечная тьма. А ну пшел вперед!

— Вот этого я и боюсь, этой ть… — орк не успел договорить. Сначала закричали первые, идущие в колонне, а потом и он увидел это нечто темное, выползающее из пещеры. Какой-то сгусток ночи. Он просто поглощал орков. Казалось, что те испытывают муки, ужаснейшие муки перед тем, как погибнуть — так сильно и безумно они кричали.

Перед глазами Ватора пронеслась вся короткая орочья жизнь. А потом эта жизнь померкла, и наступила тьма…

— 5-

— И зачем ты мне все это рассказываешь, а, Альтаир? — Ваня покосился на лежащего рядом седого пожилого эльфа.

— Мир меняется, Иван. Наш мир меняется. И мы, эльфы, это чувствуем, как никто другой. Даже здесь, в нескольких километрах от солнечного света, я чувствую, как Мать-земля говорит со мной. Она рассказывает новости о страшных страданиях, об огромных монстрах, которые хотят вырваться на волю, о зле, которое ждет своего часа. Не просто о зле, а о Зле.

Эльф перевел дыхание и продолжил, — Еще несколько месяцев назад в шахтах царили спокойствие и тишина. Мы, рабы, доживали свой век и мечтали только об одном — о конце нашего пути и наших страданий. Хозяин давал нам еду и воду. О чем можно было еще просить? А теперь? Посмотри, Иван! За прошедшие три недели около тридцати рабов на нижних уровнях пропали без вести. Многие, как я их называю, пустышки, обрели сознание. Они стали кричать. Говорить, что они не из этого мира. Что хотят вернуться домой. В шахтах начался хаос.

— Альтаир, а сколько вообще рабов здесь в шахтах? — поинтересовался Ваня.

— О! — эльф поднял палец кверху, — Ты задал мне хороший вопрос, Иван! Я не знаю точно, но по последним меркам, о чем говорили надсмотрщики, здесь около десяти рабов разных рас.

Ваня лежал на спине, закинув руки за голову и задумчиво глядел в потолок пещеры. После того, как их пригнали сюда, он расположился в самом углу, рядом с разговорчивым эльфом, который, почему-то, был в сознании, а не был овощем и охотно делился всей информацией. То ли от долгого одиночества, то ли из-за своего характера, но эльф, казалось, не замолкал. Альтаир, как его звали. И он уже потерял счет времени, сколько находился в этих шахтах. Он отгородился от других рабов, лежащих вповалку в пещере, неким барьером из тряпок. Получилось нечто даже отдельной комнаты. Со своим отдельным факелом.

Хозяин, несмотря на весь свой интерес к Ване, после представления на пляже просто забыл о нем. Это был очередной раб, работающий во благо Хозяина, и не представляющий интереса, даже несмотря на то, что находится в сознании. Вон Альтаир живет, пить есть не просит много. Ну и этот жирдяй как-нибудь тоже просуществуют.

Блики от языков пламени факела выплясывали разные танцы на стене пещеры. Ваня смотрел на них, как завороженный, а потом, вспомнив недавно рассказанную историю, спросил эльфа, — Альтаир, а ты сам то знаешь что-нибудь о золотом идоле? В смысле, где он сейчас?

Некоторое время от эльфа не было слышно ни звука. Потом, Альтаир, даже, кажется, привстал. Ваня посмотрел на него и увидел огонь в глазах старика.

— Юный человек, зачем тебе понадобился этот идол?

— Э-э-э…ты мне рассказал легенду. Мне стало интересно.

— Ты действительно хочешь его найти? — продолжил сидящий Альтаир и по-прежнему внимательно вглядывающийся Ване в глаза.

— Да, хочу. Ну еще бы! А кто не захочет обрести такое богатство!

— И что же ты будешь делать с этим богатством в цепях? Здесь, в шахтах. Будешь королем рабов?

Что-то щелкнуло у Вани в голове. Он понимал, что от его ответа зависит очень многое, но не мог до конца понять что именно. Почему ему так не хотелось дерзить старику и шутить про идола? Как-будто…как-будто, точно! Ведь это, скорее всего, квест. Значит нужно быть умнее. Так, думай, Форест, думай.

— Альтаир, я бы хотел освободить рабов. Подкупить надсмотрщиков, поднять восстание.

— Ты это можешь сделать и без идола, что тебе мешает?

— Но с идолом я ведь обрету силу? Ведь те гномы, из легенды, смогли избавиться от орков на всем острове?

— Да, но ценой своих жизней. Огромной ценой. Их поглотила тьма, если ты помнишь, юный человек.

— А меня золото не манит. Мне нужна свобода. Я бы хотел помочь Землям! — с каждой сказанной фразой Ваня чувствовал, что идет по правильному пути. И в его груди, где-то глубоко-глубоко, зарождалась маленькая искорка. Отваги? Смелости? Неважно. Она просто была.

— Да будет так, юный человек. Я помогу тебе. А теперь ложись спать. Завтра твой первый день в шахтах. Он будет тяжел и суров, — эльф, наконец-то, опустился на свой тюфяк, набитый тряпками, отвернулся от лежавшего в пяти шагах от него Вани на своем же тюфяке, и через несколько секунд захрапел.

***********

— Иван. Иди ко мне. Несметные богатства ожидают тебя. Освободи. Освободи эту силу. Стань королем. Стань новым Хозяином!

Он стоял посередине круга, рядом с этим ложем или алтарем, о котором говорил эльф. На алтаре стояла невысокая желтая фигурка, вероятно, золотая. Была она в форме стоящего гнома, правой рукой опершегося на внушительных размеров молот. Золотая? Наверное. Металл так и манил дотронуться до него рукой. Ваня потянулся…

— Не трогай! Пожалуйста, не трогай, ты сойдешь с ума! — раздался в его голове голос Альтаира.

— Отвали, старик! Не слушай его, герой! Возьми статую, она принесет тебе власть! Возьми и отдохни на этом ложе.

На минуту Ване показалось, что он окончательно сошел с ума. Мало того, что в это мире он стал рабом, так еще и какая-то телепортация в легенду, и голоса в голове. Это просто добивало. Хотелось упасть на пол и биться в истерике.

Чтобы не потерять разум, он присмотрелся к камню, на котором были написаны стихи для гномов в легенде эльфа. Теперь же поверхность камня была пуста. Нет, постепенно начали появляться чуть еле разборчивые буквы, и вот он уже смог прочитать:


Коль разум твой чист, а сердце отважно —

Ты можешь постичь, можешь ты управлять.

Запомни, что идол живет из нас в каждом,

И если готов — можешь ты его взять.

Но коли корыстен, коль ищешь богатства,

Он станет хозяином, лживо любя.

Поглотит тебя это темное царство.

Поглотит оно, поглотит тебя.


Строчки гипнотизировали. Смысл, хоть если и был понятен, но куда-то ускользал. Идол манил переливами цвета. Сказать, что статуэтка была красива — было нечего сказать. Власть. Он обещал власть. Он обещал богатство. Хотелось взять его в руки, и разбудить те дремлющие силы, чтобы освободить всех рабов, захватить власть на острове, уничтожить Хозяина и всех его надсмотрщиков, весь город. А потом захватить Земли.

Руки потянулись к идолу. О, Боже, как же он красив! Как же были умелы мастера-гномы древности.

Внезапно тело Вани затряслось. Правая рука, потянувшаяся за статуэткой, стала ходить ходуном вправо-влево вместе с плечом. Откуда-то из глубин сознания, из-за пелены прорывался голос — Иван! Юный человек!

Ваня отбрыкивался как мог. Рука уже почти дотронулась до статуэтки.

— Иван!

Вот он, я его возьму. Еще мгновение.

Сильный удар по груди. Свело дыхание.

— А ну встать, сын свиньи и собаки! За работу! Хозяин велел за тобой особо присматривать и давать еды двойную порцию, чтобы ты не откинулся раньше времени, а то видать жрать привык много! Ха-ха!

Кое-как открыв глаза и переборов боль, Ваня вернулся в эту, настоящую реальность и понял, что все, что было с идолом, ему приснилось. Но почему это было так…по-настоящему?

Быстро встав на ноги, он зашагал вслед за стражником орком и странно косящимся на Ваню эльфом соседом.

Прошагав по разным пещерам, коридорам и даже каменным мостам через пропасть, стражник встал около какого-то ящика, с наваленными в него инструментами.

— Это двадцать шестой уровень. Один из самых ближних к дальним раскопкам. С этого дня ты, эльф, будешь присматривать за нашим особо ценным экземпляром. Так велел Хозяин. Вам в помощь будет пятьдесят других рабов. Ваш уровень развития силы принудительно ограничен пятнадцатым. Не думаю, что у вас возникнут проблемы. На дальних раскопках около тысячи рабов, поэтому можете не бояться всяких ужастиков.

Стражник посмотрел на Ваню, — Эльф ведь тебе уже рассказал про исчезновения, а, пес?

Ваня кивнул.

— Но он наверняка не сказал, что вот на этом участке пропало уже четверо?

Ваня посмотрел на эльфа, тот стоял с кислым видом.

— А знаешь, что я думаю? — спросил стражник, и, не дождавшись ответа, проговорил, — Я думаю, что мои коллеги решили немного поразвлечься. Пару неделю назад было заключено пари — кто больше рабов подстрелит со ста шагов. Пока, вроде, побеждает Муро. Но я вам это не говорил, собаки. Да и кому они нужны, эти рабы? Мы возим их сотнями. Мало ли, ну упали с обрыва. Бывает. Ладно, собаки, кирки в зубы и за работу. Рубите с овощами этот коридор. Жрать принесут…может быть.

Через несколько минут тоннель наполнился десятками человек, точнее созданий, взявшими в руки инструменты, и начавшими рубить породы. Все, что было не нужно, просто грузили на тачки и скидывали в бездонные пропасти. А руду и драгоценные металлы вывозили уже дальше, к ближайшему посту перегруза, откуда по цепочке это все поступало наверх. В свою очередь, к их посту шли дополнительно металлы с нижних уровней. Ваня даже не мог представить как много всего приходилось таскать тем, кто наверху! Ведь туда стекались материалы со всех шахт.

Ваня примерился к кирке. Дерево было еще крепким, а металл не совсем ржавым. Но отвыкшие за долгие годы нагрузок руки с трудом могли удержать инструмент, а что уж говорить о работе! Он подошел к стене, около которой стояла пара людей и орк, и рубанул по ней. Раз, второй, третий. И силы закончились. А от стены откололась лишь пара кусочков. Так Ваня сделал несколько заходов. Мышцы гудели, боль была невыносимой. Еще замах…

И тут же над его головой возникло небольшое сияние. Он ощутил прилив сил. Сначала ничего не понял, но кирка вроде бы стала легче по весу.

— Альтаир, что со мной произошло? — задал он вопрос стучащему рядом киркой эльфу, — Какое то свечение над головой.

— Эх, Иван, хотел бы я ощутить это давно забытое чувство снова! Твой уровень силы. Он, вероятно, повысился. Какой он был?

— Пятый.

— Вот, а теперь шестой, — улыбаясь, проговорил старик, продолжая махать инструментом.

Игра…это и в правду игра. Какой же это дурной сон! Какая же эта дурная реальность! Ну зачем я открыл дверь этому идиоту Лехе вместе с его подружкой! Сидел бы сейчас пиво пил. А я здесь! Да меня в психушку надо вообще сажать с такими глюками. Какой-то придуманный мир, какие-то глюки…

Из-за поворота раздался резкий, нечеловеческий, полный ужаса громкий вопль. Самое страшное было то, что овощи даже не отреагировали на это, а у Вани волосы дыбом встали, наверное даже на заднице. К нему подбежал эльф, взял за рукав и потянул в сторону этого крика. Ваня хотел вырваться из цепких рук эльфа, но не мог. Факелы хоть и были воткнуты в стену достаточно часто, но не освещали самые дальние и темные углы тоннелей.

Повернув за очередной поворот, они чуть не провалились в огромную и бездонную, как понял Ваня, пропасть.

— Альтаир. Но если эти овощи ничего не понимают и не чувствуют, то кто кричал?

— Думаю, мне надо быть с тобой честным, юный человек. Ты помнишь, я говорил тебе о том, что рабы-пустышки обретают сознание?

— Да. Но ты же не хочешь сказать, что?

— Именно. Пропадают только они. Почти сразу же — провалы, обвалы. И никто не может найти тела. Однажды я пытался заговорить с одним таким безумным, но тут же потолок начал обваливаться, и он остался по ту сторону завала, и я лишь услышал его крик через пару минут.

Ваня несколько минут стоял и смотрел в зияющую пустоту провала, а потом решительно спросил, — Альтаир. Как я могу найти идола?

— 6-

Основной способ получения опыта, который вынес Ваня из разных онлайн игрушек жанра MMORG* (прим. авт. massively multiplayer online role-playing game, перевод: многопользовательская ролевая онлайн игра), так это то, что получение опыта там в основном базируется на бесчисленном уничтожении полчищ монстров, обитающих в разных локациях игры, на разных уровнях.

Сначала появляешься у черта на куличках, где-нибудь в огороде или в поле, в виде бомжа, не имеющего ничего, иногда с голой задницей в прямом смысле. Начинаешь собирать дерево, камень, строить какое-то жилище. Или находишь добрых самаритян-колхозников, которые просят тебя избавить их от крыс или кротов в огороде, дают тебе в руки тяпку или топор, и ты начинаешь безжалостно истреблять мелких грызунов, постепенно повышая свой игровой уровень.

Иногда могло повезти, и ты попадал в какой-то замок большой фракции, где тебя брали на поруки и вся прокачка* (прим. автора — получение опыта) занимала намного меньше времени, так как происходила уже с хорошим оружием, в отличной броне, да и опыта с монстров пострашнее зайцев и кротов получалось больше.

Впрочем, и сам Ваня в последнее время в игре представляя из себя заместителя главы огромного альянса, и любил власть и силу.

Сейчас же Ваня оказался не то, что в самом начале игры, а в ситуации, еще более худшей. Мало того, что у него не было союзников и был низкий уровень, так еще и в рабстве. Плюс, Ваня сам находился в игре, а не просто смотрел в монитор.

Прибабахнутый эльф рядом, бессознательные овощи-игроки, какие-то крики, исчезновения, обвалы, глубокие шахты, махание киркой, металлы, золото — пожалуй, что худшей жизни и представить себе было нельзя даже в игре. За последние два месяца, проведенные здесь, Ваня скинул, по его самого прикидкам, килограмм двадцать, а то и все тридцать, несмотря на плотное питание.

Сейчас он представлял из себя не просто лениво перебирающую ноги гору из жира, а эта гора стала приобретать человеческую форму: подтянутый живот, более широкие плечи, начинающий формироваться пресс. Хотя, все это пряталось за контрастом с чумазым лицом и длинной бородой, лохмотьями, которые Ваня называл одеждой, да и в зеркало последний раз он смотрелся в том, реальном мире.

Но если здесь, в рабстве, в первые дни он не мог взмахнуть киркой и десять раз подряд, то сейчас работать пару часов без остановки для него было плевым делом.

Этакий мускулистый стахановец по фамилии Питт или по кличке Скала, затерянный в онлайн реальности. Вот кого бы увидели все друзья Вани сейчас, стоя перед ним.

С того памятного разговора с Альтаиром, прошедшего в первый день рабства, эльфа как будто подменили. Во-первых, после заданного Ваней вопроса про идола, Альтаир развернулся и пошел работать, оставив Ваню в одиночестве шахты. А на следующее утро, а точнее то, что здесь, в шахтах, называлось утром, для Вани начался ад.

Эльф гонял его и в хвост и в гриву. Ваня выполнял объем работы двух, а иногда трех овощей. Рабочие смены пролетали за одно мгновение. Не просто работа, а некие тренировки. Целенаправленные упорные тренировки.

Эльф соорудил Ване самодельную пращу из старого пояса и теперь, вместо обеда, Ваня учился попадать в пирамидки, сложенные из камней с десяти, пятидесяти, а потом и ста шагов.

Через пару недель, когда мышцы уже окрепли, и уровень силы Вани стал прибавляться, эльф выдал ему черенок от старой развалившейся кирки, себе взял другой, и устроил настоящий поединок, как на мечах. Вот теперь Ваня точно взвыл! Удары сыпались как капли дождя! Неокрепшее тело нещадно болело, ноги подгибались, руки опускались, и под конец этих пятнадцати минут Ваня представлял из себя один сплошной синяк. Засыпая в этот злополучный вечер, он вспоминал фильмы с Джеки Чаном и Ван Дамом, когда те учились искусству боя, а их учителя били и гоняли и в хвост и в гриву.

И вот теперь, когда спустя два месяца, перелопатив сотни метров шахт, вывезя тонны руды и металлов и став настоящим местным богатырем, чью силу и красоту, правда, никто не оценит, Ваня сидел рядом с парой овощей гномов и задумчиво смотрел на их отсутствующие лица, внезапно один из них выгнулся дугой, глаза полезли из орбит, потом закрылись, изо рта пошла пена, руки и ноги начали конвульсивно дергаться, гном упал на землю, а через мгновение затих.

Ваня даже подскочил от неожиданности и нагнулся, разглядывая гнома. Несколько минут ничего не происходило. Лежащее на земле тело ровно дышало. Затем очень медленно, и буквально на щелочку, открылись внимательные глаза гнома. Ваня бы даже не заметил мелкого подрагивания ресниц, если бы не приспособился хорошо видеть в темноте, благодаря времени, проведенному под землей.

А гном, между тем, сначала оглядывал помещение не двигая головой. Затем осторожно, аккуратно, повернул шею влево, вправо. На совсем чуть-чуть, на пару сантиметров. Но этого хватило, чтобы Ваня тихонько выругался. За что немедленно поплатился.

Лежащий рядом гном-партизан, как его уже прозвал Ваня, быстрым движением с «вертушки» сбил Ваню с ног, а затем прыгнул на грудь, прижал сильной рукой шею к земле и басисто произнес, — Твою дивизию, где я, тварь? Куда вы меня засунули, ироды? Кто ты? Отвечай, а то откинешься прямо здесь.

Не имеющий возможности ничего сказать от нехватки воздуха Ваня, да еще и в конец офигевший от прыти оппонента, он смог только глухо закашляться, а потом собрался и со всей силы, сгруппировавшись, оттолкнул тушу гнома ногами с себя, да так, что партизан улетел к другой стене тоннеля, при этом странно матерясь на русском. Ох, как же давно Ваня не слышал разнообразия родного языка, да еще в таком количестве. Хотелось, несмотря на враждебность гнома, подойти и обнять это грязное воняющее туловище.

Ударившись об стену, гном несколько мгновений лежал на земле, а потом вскочил на ноги, хотел было побежать, сделал пару шагов и остановился со словами, — Едрит! Что с моими ногами? Вы в кого превратили меня, сволочи? Ну я вам…

Что хотел сделать гном осталось загадкой и для гнома, и для Вани, потому что пол под ними обоими внезапно провалился, и они с криками полетели в черную пустоту шахт.

***********

— Я был бы признателен тебе, если бы ты убрал свою задницу с моего лица, — раздался приглушенный голос.

Первые мгновения Ваня не придал этому значения, а затем ощутил дискомфорт в районе пятой точки и аккуратно перекатился в сторону.

— Фуууух! Ну и кто ты такой? И где я?

Какой-то слишком уж напряжный гном, решил Ваня. Но этот гном был единственным за последнее время, с кем можно было потенциально нормально пообщаться, поэтому выбирать не приходилось.

Лежа на спине на каменном полу, и видя где-то очень вдалеке над собой отблеск света факелов в тоннеле, Ваня коротко сказал гному как его зовут, что тот попал в игру, да еще и в рабство, а теперь вот очутился в провале шахты.

Гном подозрительно покосился на Ваню, — Да уж, всякое бывало с бывшим воякой, но такое — впервые, если честно, — пробурчал гном себе в бороду, судя по всему, не поверив рассказу.

— Вы военный, правда? А как зовут? Откуда?

— Ванька, слишком много вопросов задаешь. А когда много вопросов задаешь — на дурака похож. А ты ведь не дурак? — гном привстал, одновременно с этим, чуть не вскрикнув от боли.

— Нет, конечно, не дурак я, — обиделся Ваня.

— Вот и хорошо, что не дурак, едрит мадрид. А то всю жизнь с дураками вокруг, а тут еще и после смерти с дураком оказаться бы посчастливилось.

— Но ведь вы живы, какая это нафиг смерть?

— Вот что, Ваня. Раз это не жизнь, то что? Я уже давно за женой хотел. Размечтался чего-то на старости. И как видишь, в это тело вот попал, едрит мадрид.

Только сейчас, после этих слов, которые он тысячу раз слышал в «Интернах», Ваня понял, кого ему напоминает гном. Из «Властелина Колец» Толкиена, но в озвучке «Гоблина», — когда этого гнома звали не Гимли, а Гиви, и говорил он с огромным акцентом, смешно так. Эта мысль унесла Ваню далеко в детство, когда они с ребятами брали диски напрокат, и каждый фильм был каким-то новым открытием.

— Эй, солдат, ау, оглох что ли?

— А? Что?

— Пал Иваныч я, говорю. Семьдесят шесть лет. Служил в спецвойсках. Сначала десантником был, потом взяли на оперативную работу. Вот. Чего уж сейчас скрывать. Безопасником был, полковником. Задания всякие с ребятками исполнял деликатные. Хе-хе, — этот смех, исходящий от гнома, звучал и смешно, и страшно. Не привык еще Ваня к кому-то кроме Альтаира. А гном продолжил, — Стране послужил, ну а потом не нужен стал. Списали меня, то бишь. Почетно, конечно. Но мозги то еще варят. На покой не хочу. Ну а три года назад вот попрощался с супругой. Все ждал, когда же сам окочурюсь. А оно вишь как. Непонятно куда занесло, непонятно к кому, — и снова гном покосился на Ваню.

— Понятно-о-о-о… — протянул Ваня, — Пал Иваныч, а давай тебе ник придумаем. Это же все равно игра, а? А Пал Иваныч для гнома как-то не комильфо.

— Чего придумаем? Какое мильфо?

— Ну ник. Игровое имя, в общем. У меня тут ник Иван.

— А у меня Пал Иваныч. Чего тебе не нравится, боец? — было видно, что дед очень точно попал в это тело. Видимо и сам старик, и гном в свое время были такими же занудами и ворчунами.

— Ладно, ладно. Будешь Пал Иванычем.

За этим неспешным разговором они даже как-то и забыли, что провалились вниз, что лежат на голой земле в почти кромешной тьме, где ничего не видно, кроме как на полметра вперед. Видимо нужно было мозгу отключиться от реальности, чтобы совсем не рехнуться.

Ваня хотел было продолжить свой допрос к этому гному попаданцу, как внезапно до него донесся еле слышимый звук, напоминающий бой барабанов. Глухо. Далеко-далеко.

— Пал Иваныч, слышишь?

— Чего?

— Барабаны, — натренированный слух Вани не дал ошибиться, и через несколько мгновений гном тоже услышал.

— Так, боец. Видать нам хана скоро. Я даже не хочу знать как мы остались живы после этого провала. И не хочу знать, что значат эти барабаны, но чует моя старая задница, что ничем хорошим это не кончится. Ты вроде в темноте видишь лучше, есть где тут запрятаться? — спросил гном.

Ваня внимательно осмотрелся. Место, где они лежали, было обычным тоннелем, однако широким и с гладкими стенами. Два хода, соответственно, направо и налево. Барабанный же бой раздавался с правого направления.

— Давай, Пал Иваныч, бери меня за руку, пошли за мной. Постараемся спрятаться от этих барабанов, а то меня аж жуть берет. Не хочу знать, кто там. Или что там.

Ваня помог подняться гному, который крепко обхватил его за запястье, и они вдвоем зашагали навстречу неизвестности.

— 7-

Киберспорт — это новые, продвинутые шахматы современности. Это гораздо больше, чем просто игра. Геймер, а точнее, киберспортсмен, должен обладать не только острым умом, но и развитой моторикой, отменной реакцией. Киберспортом нужно и можно заниматься, однако не нужно забывать, что им занимается вполне обычное человеческое тело, которое требуется кормить, поить, выгуливать. В конце концов, на игры тоже нужны деньги, которые нужно где-то зарабатывать. Главное умей разделять реальность и виртуальный мир и тебя ждет успех. /Кресо

— Слыш, боец, сколько нам еще тащиться здесь? — последние полчаса были наполнены только тяжелым сопением старого гнома. Ваня уже ощущал, что руки его спутника тяжелеют, ноги кое-как передвигаются по голым камням. Но барабаны позади все еще были слышны.

Эти долбанные барабаны! Как-будто кто-то вставил вакуумные наушники тебе в уши и долбил, долбил, долбил. Глухо так, но до жути настойчиво. Чтобы ты сошел с ума, чтобы вырубился и лег прямо здесь, на холодные камни, закрыл уши руками, а потом эти барабаны догнали бы тебя и, кто знает, что сделали?

— Да не знаю я, Пал Иваныч! Сам уплюхался, чесслово, — Ваня уже был готов впасть в депрессию и бросить нафиг эти побегушки вместе с ворчливым гномом в придачу, как впереди, едва заметно, забрезжил тусклый желтый свет.

В ногах сразу же появилась сила, а комок в груди перестал так тяжело давить. Иваныч тоже ощутил исходившее от Вани воодушевление, а через несколько минут спросил, — Эй, боец, там че, свет чоли? Поди ждут нас эсэсовцы какие-нить с карабинами, хана нам будет.

Но Ваню эти пессимистичные разговоры уже никак не цепляли. Он упорно тащил гнома за собой.

— Солдат, там че, поет кто-то что ли? — в голосе гнома слышалось явное удивление. И действительно, погрузившись в раздумья, Ваня не сразу заметил, что бой барабанов стих, а из освещенного туннеля доносились едва уловимые слова песни до боли знакомым скрипучим голосом на мотив Show must go on,

…тупая нежить, тупые персы здесь, всех завалил бы, но их не выбью спесь подожди, но должен же хоть кто-то их остановить?

Мочи козлоооооооов! Мочи козлооооов! Еееее. Внутри меня все гнется, но щас душа дорвется Части полетят…в небеса…

Ваня не помнил, когда в последний раз он так радовался Меркьюри…Схватив гнома, последние пятьдесят метров, разделявшие их от этого голоса, он преодолел словно спринтер на олимпиаде.

Так и есть. В кресле, под раскачивающейся керосиновой лампой, закинув ногу на ногу, сидел Гнус. Он курил невесть откуда взявшуюся трубку и почти во все горло коверкал бессменный хит Фредди.

— Вано, здарова, на! Я уж думал вы там шастать будете бесконечно! Гном, а ты че вылупился то, как на пришельца, на?

За всей этой радостью Ваня и знать забыл, что старый полковник попал в абсолютно новый для себя мир и еще ни разу не видел ни одного сказочного персонажа. И начинать знакомство с метровой крысой, пусть и вполне хорошо говорящей по-русски, было не самым обычным для него делом.

— Боец, эт…ты…слыш…там крыса? А-а-а-а…хи-хи-хи… — поведение гнома было похоже на истерику.

— Пал Иваныч, спокойствие, только спокойствие. Он не кусается, — проговорил Ваня, аккуратно кладя руки гному на плечи и глядя прямо в глаза, — Мы в игре, Пал Иваныч, тут фантастика полная, понимаешь?

— Угу, угу, угу…мне надо сесть срочно…сгони этого…с кресла, я сяду, ой…чей-то сердце закололо, — гном взялся за правую сторону груди и буквально мешком рухнул в кресло, из которого за секунду до этого пулей выскочил Крыс.

— Ха! Сердце у него, на! Да вы гномы всех переживете здесь! С эльфами своими и орками, на! У вас не сердце там, а вечный двигатель какой-то! Вано, да брешит он! Давай его нежити скормим, на! — затараторил Гнус, ответно не возлюбив Иваныча.

— Так, стоп, стоп! Гнус, какой нежити? И что это за барабаны стучали? И куда мы попали?

— Тю-ю-ю-ю…а я думал ты уже взял квест и все знаешь, на! В общем, с Альтаиром же был в пещере? — Крыс внимательно посмотрел на Ваню.

— Был, — задумчиво ответил Ваня.

— Вот! С пустышками работал, на? Работал! — уже за Ваню ответил крыс, — Ты должен был спросить Альтаира про квест, а он тебе рассказать, на. У тебя бы сразу в голове должен был всплыть весь этот, массив, во! Всплыл, на?

— Э-э-э-э…Гнус, не знаю о чем ты говоришь. Последнее, что было — эльф начал меня мучать жуткими тренировками, а потом в гнома переселился старый дед из моего мира и мы упали сюда. Ничего не знаю… — задумчиво почесал затылок Ваня.

— Поня-я-я-ятно…на. И про зомбаков значит не знаешь? — протянул крыс, — И про барабаны?

— Неа. Ты уж извини, но опять будешь все рассказывать. Кстати, гнома Пал Иваныч звать. Ты ему расскажи про здешний мир, а то он совсем, того…не местный, короче.

Гнус уже открыл было рот, чтобы что-то сказать, но Ваня жестко его оборвал, — Только без твоих этих песен. А то он совсем с ума сойдет.

Обиженный взгляд крыса дорогого стоил…

Следующие полчаса Гнус как мог рассказывал гному о реалиях этого мира, про разных чудищ, про уровни, опыт, особенные профессии, квесты. В общем все то, что Ваня давно и успешно знал и понимал. А вот дальше начались интересности

— …так вот, дед, слушай, я когда Вано увидел первый раз, ему все это рассказал, на! Про этих овощей, про остров, про Хозяина, на! Кстати, Вано, ты же толстый был? Когда обдрищал то, на?

Как-то незаметно за Пал Иванычем в лице крыса зацепилось определение дед, и крыс успешно его использовал. Впрочем, старый вояка не возражал, поэтому разговор шел вполне мирный. Гном задумчиво сидел и впитывал все тонны информации, а крыс с удовольствием трепал языком, что он умел делать лучше всего на свете.

— Ну, как-то вот…

— Неважно, на. Так вот, дед. Все было так, да не так оказалось. Этот Хозяин своими шахтерами то древнее зло разбудил опять, на! А пустышки, точнее уже не пустышки, стали отличным пушечным мясом для этого. Думаешь, че все падают сюда вниз, на? Древняя магия! — крыс со всей значительностью поднял вверх свой кривой указательный палец правой руки с длинным острым когтем и воззрился в потолок.

— Ты мне голову не морочь, грызун, тут своей магией. Какая к чертям магия то? — недоверчиво забурчал дед.

Крыс прищурился и долго и внимательно смотрел в глаза Пал Иванычу. Гляделки продолжались несколько минут. Неизвестно, кто из них моргнул первым, но взгляд отвели оба, а крыс продолжил, — Древняя, на! Или ты не понял, что не просто так не разбился, когда упал? Или я тебе не живой пример? А барабаны?

— Да, Гнус, что с барабанами то? Почему играть перестали?

— Фиг его знает, Вано. Я как сюда добежал, тоже прекратились, на. Видать это работает только в темноте, а там, где есть свет — безопасно.

— Подожди-подожди, а как ты узнал, что это мы? — недоуменно спросил Ваня.

— Вано! Обижаешь на! У нас крысов слух за километров пять под землей все слышит. Особенность, на, хе-хе.

— И что там про мясо пушечное то в итоге, грызун? — напомнил о себе Пал Иваныч.

— Вано, слыш, пусть этот гномяра перестанет меня грызуном называть, на! А то я убегу, а вы потом бегайте от зомбаков по всему лабиринту сами.

— Пал Иваныч, ну! — с укором посмотрел на гнома Ваня.

— Уговорил, грызун…то есть, этот, как его, крыс. Во.

— Хоть так дед, удружил, на! Так вот. Все, кто попал в тела овощей-пустышек, все сюда падают. А зло их это в зомбаков превращает, на.

— Постой. То есть они появляются здесь, чтобы опять умереть? Потерять разум?

— Выходит так, на, Вано, выходит так. Но они уже не пустышки, а вполне в сознании. Только в темном, на! Есть более тупые, есть умнее. Они ловушки ставят, окружают. В глубине лабиринта слышал голоса других зомбей, крутых, на. А слышал еще рев, рев босса на. Далеко-далеко. Но вот тогда на, у меня поджилки и затряслись. Тогда, на, я и стал искать кусочек света. И решил кого-то ждать.

— То есть ты взял квест, крыс?

— Конечно, на! Откуда я все это на, знаю, тогда?

— А что дальше?

— А дальше так, — крыс закрыл глаза и зашептал, вспоминая:


Найдя товарищей во мгле, иди на солнца свет,

Там отдохни, и соберись, держи друзей совет.

Раздастся гонг — все, началось, не жди, беги скорей,

Друг упадет — ты помоги, нельзя терять друзей.

Твой страшен путь, и лабиринт — он полон силой зла.

Ты сможешь все преодолеть, но высока цена.

Идет охота на тебя, ты мышь — не царь зверей,

Сейчас раздастся гонга звук. Не жди, беги быстрей.


Едва крыс договорил последнюю фразу, как из обоих тоннелей, выходивших в этот небольшой каменный зал, раздался отчетливый звук ударившего гонга. Ване это напомнило игру «Что? Где? Когда?». Но крыс даже на мгновение не дал впасть в приятные воспоминания, а открыл глаза, вскочил на ноги и со словами, — Они уже здесь, я их слышу, надо бежать, — схватил за руки Ваню и гнома и потащил к одному из выходов.

— 8-

Бум…бум…бум…стучало у Вани в ушах. Глухо и пока что далеко звучали барабаны…бум…бум…бум.

Ваня прекрасно помнил этот эпизод из «Властелина колец», когда в Мории хоббит уронил ведро в колодец, а потом застучали барабаны, за которыми последовали толпы гоблинов. Меньше всего Ване хотелось сейчас последовать участи Фродо и Ко и бежать по шахтам фиг знает куда, чтобы в итоге напороться на здорового демона. Тем более, что рядом нет Гэндальфа.

Бум…бум…бум

А крыс все тянет, несмотря на полнейшую темень вокруг. Туннель сужается, пришлось перестроиться в цепочку Гнус-Ваня-Пал Иваныч. Гном пока держится молодцом, отдохнул, но силы старика не запредельные, тем более первый день в новом теле. Ваня даже представить себе не мог как можно жить с такими маленькими ногами, как у гномов.

Бум…бум…бум…бум. Ему показалось, или барабаны стали звучать чаще и ближе?

— Широка-а-а-а-а страна-а-а моя-я-я родна-а-а-а-я, много в не-е-е-ей лесо-о-о-о-ов поле-е-е-е-ей и ре-е-е-е-е-к.

В такт шагам послышалось из-за спины.

— Пал Иваныч, ты че, рехнулся? — Ваня просто опешил от внезапно зазвучавшего голоса гнома. Дыхание итак уже было на пределе от очередной гонки за сегодня, а тут и ретро его нашло.

— А чего тебе, Ванька? Мне так бежать веселее. Или может ты хочешь барабаны эти бум-бумы послушать? — дед потихоньку вживался в роль гнома и начинал забывать свои армейские замашки, где все были солдатами. Будем надеяться, это и к лучшему.

«Да уж лучше барабаны», — чуть не вырвалось у Вани, но он вовремя прикусил язык. Поэтому ближайшие несколько минут прошли под ретро шлягеры.

— Так, на! — впервые за долгое время подал голос Гнус, — Иваныч, у тебя кирка есть? Срочняк твой скилл* (прим. авт. от англ. слова "skill", навык) горного дела нужен гномий, а то хана нам, на!

— Каво тебе надо грызун? Опять эти твои прибамбасы? Я только про хану понял.

— Иваныч, у тебя на поясе сумка небольшая — это инвентарь называется, — начал объяснять Ваня, — Пошарь, там должна быть кирка. Как руку запустишь — перед глазами картинка появится с вещами. Есть? Быстрее, Пал Иваныч.

Гном долго соображал, потом сунул руку в привязанную на поясе мошну. Сначала аж прикрикнул от неожиданности. Не было видно, но было слышно, что гном чему-то очень сильно удивляется, хихикает, окает. Потом Иваныч заговорил уже нормально, — Так, динамит, ну он нам покамест не нужен, хе-хе. Ведро. Балалайка. А она то зачем? Журнал с гномьими, чем? Ужас, и у меня такой? А, вот, кирка! Нашел. Ща, достану. Чего дальше?

Послышался лязг металла, а потом стук кирки по камню.

— Так, Иваныч, горное дело у тебя какого уровня вкачано? — спросил гнома крыс (прим. авт. вкачано=изучено, от слова "качать"/"прокачивать", т. е. изучать какой-то навык, скилл).

— Опять тарабарщину говоришь мне? По-людски давай!

Бум…бум…бум…бум…бум, — уже несравнимо сильнее, ближе и чаще стучали барабаны

— Бррр…как же вы мне нубы надоели все, на! — чуть не сорвался на крик Гнус (прим. авт. "нуб" от англ. слова "newbie", новичок), — Вано, объясни ему, не могу, колбасит меня.

Ваня, по своему небольшому опыту нахождения в игре начал спокойно объяснять, — Пал Иваныч, берешь указательный палец, прикладываешь к голове, куда угодно — ко лбу, к виску, неважно. Тоже картинка выскочит, не пугайся, — не ставший ждать продолжения объяснений гном опять вскрикнул, — Во-от, а я о чем говорил! А теперь найди там в этой картинке слово «горное дело».

Гном опять хмыкал полминуты, а потом радостно воскликнул, — Ага! Горное дело. Тэксь. Уровень четыре. Сойдет, а, бойцы?

— Сойдет сойдет! Меньше трынди, гном, на! Бери кирку и сюда иди. Куда лапой покажу, на ощупь рукой шарь мою лапу ищи давай, туда долби. Там свои находятся за стеной, я прям слышу, на!

— Гнус, уверен? — недоверчиво проворчал Ваня. Он точно ничего не слышал.

— Уверен, на! Гном, давай быстро! Осваивай навыки шахтера срочняк! Иначе нам полная жо…

Что именно им наступит, крыс договорить не успел. Потому что осекся, услышав очень близко зазвучавшие барабаны с той стороны тоннеля, откуда они недавно пришли. После этих громких бум-бум-бум гном застучал киркой как настоящий робот.

Все слилось в одну мелодию — звук кирки, барабанов, стук сердца Вани, шипение крыса. Быстрее, быстрее — единственная мысль, которая крутилась у Вани в голове. Ему определенно не хотелось смотреть что там находится.

Внезапно, после одного из ударов киркой, тоннель залил свет. Глаза поначалу ослепли, гном заорал благим матом, — Назад, фашисты! Всех порешу, урки! — но крики прекратились также быстро, как начались. Кто-то схватил Ваню за руку и потащил туда, на свет.

Терять уже было нечего, ноги понесли себя сами вслед за этой неведомой силой. Через несколько мгновений глаза привыкли, и Ваня просто офигел от увиденного. Он стоял на выходе из пещеры, а перед ним расстилался зеленый луг. В небе светило яркое солнце, плыли белоснежные облака, текла неширокая речка под ними.

Сзади раздалось утробное, — У-у-у-у, — и звук шаркающих ног. Напахнуло гнилью.

Послышался крик, — В сторону, дебилоид! — что-то просвистело над ухом и шмякнуло за спиной Вани. Завыло громче, — У-у-у-у-у-у, — но как-то обиженно, что ли. Что-то мягкое и холодное легло Ване на плечо.

— Ну ты и дурак, мля! — тот же голос закричал слева. Лязг металла, свист. Уханье за спиной прекратилось, но тут же началось другое, многоголосое. Из пещеры опять застучали барабаны бум-бум-бум.

И только сейчас с Вани спал ступор, и он наконец-то оглянулся. Сзади пещера с проломленной гномом стеной, какое-то шевеление в темноте, Крыс и Иваныч впереди, шагах в десяти, застыли на месте. Слева от Вани стоит эльф с клинком в одной руке и луком в другой. Еще один эльф позади него. И все. Природа, облака.

— Твою же медь! — заорал эльф с клинком второму эльфу, — Кастор, их там валом, прут, стрелы остались?

— А я тебе говорил, Поллукс, брать двойной запас, а ты опять меня жопой слушал! Будем врукопашную мочить их, — твердо произнес второй эльф, доставая клинки из ножен из-за спины.

Тут голос подал Иваныч, — Ребятки, у меня динамит есть, может рванем их к едрени фени?

— Гном, твою ж медь! Расцелую! Доставай! — закричал один из эльфов.

Довольный Иваныч уже более уверенно полез в свою мошну и достал связку динамита.

— Ну гном быстрее, юзай давай! — заорал тот, что стоял позади (прим. авт. "юзай" от англ. "use", использовать).

— Да как ить его, парни то? Мне огонь надо бы поджечь! — заворчал Иваныч, аккуратно подходя к Ване и эльфам, неся динамит в руке.

— Ай, да мне дай. Ты попаданец что ли все-таки? — задумчиво, но быстро произнес первый эльф, — Тогда все ясно. В общем берешь в руку и кидаешь. Рванет сразу, кидать надо быстро, стоять далеко.

Из пещеры стали показываться зомби. Много зомби — орки, эльфы, люди, гномы. Серые силуэты с перекошенными лицами, изъеденными язвами. Ссохшиеся их скелеты едва волочили ноги, но все-таки волочили.

— Ну все, живодристики, ловите! — замахнулся гном и закинул динамит через головы зомбарей.

И только в момент, когда динамит полетел, Ваня увидел расширенные глаза эльфа и подумал о том же, наверное, о чем и остальные — в этот момент надо находиться подальше, чем в пяти шагах.

И тут раздался взрыв и мир погас…

— 9-

Разрушь кости, и тело заживет. Разрушь душу, и тело умрет… / Diablo

— Эй, боец, ты чет слабоват на передок, хе-хе! Это ж игра, хитпойнты* (прим. авт. hitpoints — очки здоровья/жизни), все дела, сколько там у тебя осталось? — знакомый голос гнома вывел из состояния беспамятства.

— Иваныч, хорош над ним издеваться, на! Вишь, Вано совсем расклеился у нас, — заступился Гнус.

— Так, поднимайте его и потопали в наш лагерь, — заговорил третий голос, видимо, один из новых эльфов.

Ваня открыл глаза. Эльфы, хитпойнты, гном, крыса. Нет, он не попал назад домой, а все еще здесь, в Землях, в этой, блин, чертовой игрушке! Да что за нафиг вообще! Как отсюда выбраться? Где этот идол? И почему блин Иваныч уже начинает на сленге говорить?

Над Ваней было небо, чистое небо, с бегущими по нему облаками. И в этот момент на ум пришла только сцена из Войны и мира, где раненый Болконский разглядывал небо над собой. То сочинение в школе Ваня безнадежно завалил.

«Неплохое сравнение, да? Я, жирный увалень, и герой величайшего произведения», — улыбаясь думал Ваня.

В этот момент сильные руки с двух сторон подхватили Ваню и с трудом, пыхтя, поставили на ноги.

— Ну, богатырь он у вас, Гнус! — заговорил второй эльф, — Жрет, поди, как слон, да еще и лыбится!

При упоминании еды Ваня вспомнил, что последний раз ел кучу времени назад, и что неплохо бы было подкрепиться. О чем он немедленно сообщил спутникам.

— Ты смотри! Его чуть вместе с зомбаками не взорвало, а ему только пожрать! Ладно уж, пойдем в лагерь, тут недалеко, — проговорил один из эльфов.

— Так как ты говоришь тебя звать, длинноухий? — спросил тут же у него гном.

— Я — Кастор, а это — Поллукс. Близнецы мы, — проговорил эльф сердито. — У меня золотистая кожа, у брата зеленоватая. Окей, гном, допер? — Было видно, что подобное обращение эльфу не очень понравилось.

— Допер, допер, длинноухий. А я значит, Пал Иваныч. Слушайте, робяты, а кем вы были там? Ну там, внизу, — спросил Иваныч, глядя на землю.

— Гном, мы не в раю, учти, это игрушка. Да и какая разница? А, ну да, в раю отъехать нельзя, а здесь вполне себе можно. И тогда вся эта канитель закончится, — буркнул Поллукс, пресекая все будущие вопросы гнома.

А Ваня, о чем-то вспомнив при этих словах, в очередной раз приложив указательный палец к виску, опять не увидел ни своего уровня, ни своей шкалы хитпойнтов. Только статистика по основным показателям персонажа. Но остальным это было знать ни к чему.

— Гнус, — осторожно спросил Ваня крыса, когда путники пошли следом за эльфами, — Я не понял, мы не в шахтах больше?

— Хы, Вано, ну ты и дурень, на! Да, конечно, нет! Про телепортацию слышал? Вот я тогда и почуял, не знаю как, на, что там в стенке — ход. За ходом — эльфы, на! Нас бы иначе зомбаки сожрали с потрохами, потому как мы в тупик забрели. А я-то думал, что все знаю, — поник Гнус.

— Стой, и мы не на острове сейчас совсем? — изумился Ваня. — То есть я не найду идола? Не вернусь домой? Чего-то я совсем запутался. А ты знаешь где мы сейчас?

— Чего не знаю, того не знаю, на, спроси у близнецов, — послышалось в ответ. — Уж очень много вопросов задаешь, на.

Ване пришлось нагнать эльфов, которые вели оживленную беседу с гномом.

— Да я тебе говорю, зеленый, полковник я. Да как я тебе, едрит, докажу то?

— Ну не зна-а-а-ю, дед, — протянул Поллукс, хитро глядя на Кастора. По всему было видно, что гнома банально троллят, — Корочки с собой точно не захватил?

Глядя на краснеющее лицо гнома и предвидя скорую физическую расправу с кем-то из эльфов, Ваня вклинился между гномом и Поллуксом, и задал свой вопрос, — Эльфы, а где мы находимся сейчас? Без шуток, конечно. Но мы из шахт острова Мук к вам сюда попали.

— У-у…это ты брат конечно хорошо спросил, — задумчиво проговорил золотокожий Кастор, — Мы сейчас в землях великого и ужасного клана форсов, что в центре Земель расположен.

Предвидя подвох, да и все-таки неплохо помня географию игрушки, а, в особенности своего бывшего клана, Ваня решил сыграть в реального дурачка и подхватил тему, — Да ну! А к ним попасть как-то можно в этот их клан? Я слышал они крутые.

— Кас, да он совсем нуб. Поможем ему, а?

— Давай, Пол, сегодня твоя очередь нубам рассказывать, что и как здесь построено.

— В общем, слушай…Ваня…Глава форсов, великий Риго, не принимает на службу кого ни попадя. Сначала надо отпахать на благо — уровень свой прокачать, монстров побить, ресурсов набрать, потом в паре сражений поучаствовать, ну а дальше, авось и возьмут в клан, — хитро проговорил эльф.

— Ну вы то, парни, наверное, уже в клане, заместители наверное? Вон как из лука ловко стреляете, — Ване было очень интересно, чем закончится этот разговор. Краем глаза он увидел, что сзади подтянулся и Гнус и во все свои уши слушал этот диалог.

— А то! Мы первые заместители Риго Великолепного, владеем замком Фейхеля! Вместе с ним на Разора ходили в рейд! (прим. авт. рейд = поход, в основном всегда для битвы).

— Так это же… — начал было говорить Крыс, но Ваня незаметно очень больно заехал ему рукой по уху. Крыс тут же замолчал.

— Так это же очень круто, парни! Отведете нас в Фейхель, а? Не терпится присягнуть Риго. Кстати, у нас тут квест на золотого идола. Армия нужна. Вы ведь поможете? Ух, зададим мы жару Хозяину, а, что скажете эльфы? — Ваня загнал очень воодушевленную речь, с каждым словом которой оба эльфа кисли все больше и больше.

В это время путники подобрались к висящему над пропастью мосту. Недалекое, казалось бы, расстояние между скал, было страшно тем, что, несмотря на белый день, вместо дна у пропасти зияла чернота провала.

Но тут со стороны дороги, откуда они подошли, послышались крики и улюлюканье. Через несколько секунд из-за поворота выскочили гоблины, верхом на каких-то пауках. В руках гоблины держали кто луки, кто мечи. Около двух десятков, как насчитал Ваня.

— Выот аниеее, нолитуууааай мааатчииэ элифуууааав, — послышалась тарабарщина и вся эта орава, не снижая ход, ринулась к мосту.

— Даже не начинай про стрелы, Кас, — сквозь зубы проговорил Поллукс. — Иди первым, тащи их, я замыкающий, — и, с этими словами, обнажил клинки, занимая боевую стойку.

Сказать, что мост был хлипким и неудобным для передвижения — ничего не сказать. Но быстрый эльф, шедший первым, буквально перескочил его за три прыжка. Крыс тоже перебежал без проблем. Дальше шел гном, который, на удивление быстро перебирал маленькими ножками и при этом вспоминал свои походы в Афганистане. Ваня слышал отрывками, но рассказ в основном состоял и слов «урки» и «стрелять».

А вот под весом Вани еще как мост заскрипел. Да не просто заскрипел, а затрещал.

— Ну ты и толстый, — через плечо обронил Поллукс, уже встречавший первого наездника на пауке своим мечом. Раздался дикий крик, как будто стеклом по пенопласту, и тушка паука без двух ног полетела в пропасть, следом за ней улетел сидевший на нем гоблин.

— Адааай нашыыые сакруооовищиееее ыыыэээльввв! — заорали другие мечники. А гоблины лучники стали целиться, чтобы нашпиговать наглого эльфа стрелами.

— Эй, толстый, дурень, быстрее шевелись, а то мы с тобой щас решетом станем! — крикнул эльф, и начал пятиться на мост.

В этот момент Ваня подумал, что дураком его в этом мире называют чаще, чем по имени. Определенно, с этим надо что-то делать.

Между тем, одна из наобум отправленных в полет гоблинами стрел, зацепила Ваню по правой ноге, что придало ему стимул и дополнительное ускорение. И тут, веревки моста не выдержали. Все произошло буквально за несколько секунд. Слышится треск рвущейся материи, Ваня старается прыгнуть как можно ближе к концу моста, где уже стоят его товарищи. Эльф тоже пытается прыгнуть, но врезается в Ваню, отскакивает, вцепляется Ване в штанину. Веревки на конце моста, откуда на него уже вступили первые гоблины, рвутся. Слышатся крики, ругань. Мост начинает лететь в пропасть. Ваня вцепился в веревки мертвой хваткой, до края две ступеньки, но двигаться нет возможности — на штанах болтается шипящий эльф. Скала быстро приближается, благо амплитуда небольшая и мост не такой длинный. Мост ударяется об скалу раз, отскакивает, еще раз. В глазах померкло. Лишь бы не расцепить руки. Сверху слышатся крики. Поллукс стягивает штаны и скользит вниз, в пропасть, вместе со штанами.

Картина безумно смешная — на другом берегу стоят оставшиеся в живых гоблины, что-то орут из своей тарабарщины, стреляют из луков, а здесь, на мосту, в трусах висит Ваня, снизу за штаны держится матерящийся эльф, сверху тянутся руки на помощь.

Ваня чувствует, как штаны скоро соскользнут. Эльф что-то орет, не может подтянуться, при всей своей ловкости. Ваня изо всех сил напрягает свой несуществующий пресс и раскачивается. Кое как задирает ноги и в последний момент эльф, в невероятном движении, хватает его за руку, потом подтягивается, вылезает наверх, и Ваню все вместе вытаскивают вместе с остатками моста.

Гоблины все также орут, криво стреляют.

Оказавшись наверху и спрятавшись за ближайшими деревьями, Ваня просто рухнул на спину, на землю. Увидел раненого в руку эльфа, который упал рядом с ним. Понял, почему тот не смог сразу забраться.

Тяжело дыша, громко спросил, — Да ладно парни, признайтесь, вы же воры, наверное, ловкачи по профе (прим. авт. профа=профессия, класс воина) или воры, так ведь? Никакого замка, да мы и не у форсов, а в Срединных землях где-то.

В ответ послышалось немного изумленное, — Угу, — а затем, — А как ты понял?

Ухмыляясь, Ваня сказал, — Да я был заместителем у Риго. Разрушителем. И на Разора с ним в рейд ходил я, плечом к плечу.

Поллукс от этих слов даже присел и задумчиво глядя на Ваню, сказал, — А вот здесь поподробнее, мой друг!

И Ваня, смеясь, сказал, — Как-нибудь потом! Сейчас я хочу только одно — есть!

— 10-

Эй, выпустите меня. Я невиновен. Тюремщик, ну хоть переведи. Не хочу я с политическими! Можно опаршиветь! Я честный вор… / Ведьмак

— Эй, бомжи! Куда прете? А ну брысь с дороги! — закричал высокий громила-орк, скачущий верхом на грифоне. Одетый в кожаные доспехи с зубьями на плечах и с огромной алебардой, перекинутой за спину, орк ехал в авангарде колонны, состоящей из пятерки огромных повозок со стоящими на них в два ряда пузатыми бочками.

Путники только и успели, что отпрыгнуть в разные стороны, а Ваня едва увернулся от щелкнувшего над его ухом клюва грифона.

— О, опять кого-то зарейдили* (прим. авт. =провели осаду/захват и грабеж) — зло произнес Кастор.

Ваня лишь молча потирал ушибленное плечо, смотря вслед уезжающим на высокой скорости повозкам. Вот уж что бы им сейчас точно пригодилось, это какой-то транспорт.

Ноги безбожно ныли от четырехчасового марша по Срединным землям. Хотелось растянуться в траве и забыться, но эльфы очень серьезно настояли на том, чтобы не было никаких остановок до столицы этой местности, Вольфграда. По их словам, эти места наполняли агрессивные мобы, которых по ночам спавнилось* (прим. авт. = появлялось/порождалось. От слова “spawn”) очень и очень много. Ваня же и гном с крысом были слишком маленьких уровней, чтобы пытаться им противостоять даже втроем, даже с эльфами в придачу, тем более эти эльфы были без боеприпасов.

В ходе их небольшого привала после почти удачной переправы через ущелье Ваня все-таки был вынужден поделиться своим опытом в этом игровом мире, ровно, как и рассказать свою историю. Казалось бы, он даже и не собирался, но эльфы подстрелили двух зайцев во время охоты, распотрошили и организовали костер. Через несколько минут мясо было посыпано какими-то одним эльфам известными специями. А еще через пять минут по лесу поплыл просто невообразимый запах мяса. И вот, поглощая куски зайчатины один за другим, Ваня, а вместе с ним и Гнус и Пал Иваныч поведали Кастору и Поллуксу свои истории. Те, конечно, долго и задумчиво переглядывались, но ничего не сказали. А когда дошла их очередь рассказывать, то внезапно соскочили и погнали троицу в сторону столицы до наступления темноты.

Последний поворот дороги, выход из леса, и вот открывается панорама гигантского города Вольфсбурга, расположенного в низине. Огромная, в десять человеческих ростов серая каменная стена с башенками и бойницами, за которой видны купола соборов, храмов и дворцов. На первый взгляд все это казалось очень серой картиной, но, на рассвете или закате, когда солнце отражалось от разноцветных куполов каждого здания, город сверкал всеми цветами радуги. И потому что в этом городе была архитектура каждой из рас, и потому что эти самые расы не жалели денег на украшение города, являющегося одной из жемчужин Земель.

А почему Вольфсбург? Ваня помнил еще по временам своей игры, что город так назывался из-за того, что в давние времена в низине водились полчища волков.

Затем в эти земли пришли первые люди. Волки им, разумеется, мешали. Сначала люди построили небольшое поселение, огородили его частоколом. Вся эта стройка сопровождалась большими жертвами у поселенцев. Волки не хотели отдавать свои земли. Но люди упорно вырубали леса, уничтожали живность. И вот в один прекрасный день волки ушли. Просто исчезли. Перестал доноситься вой по ночам, перестали пропадать люди и скот. Наступили тишина и покой. Никто не знал причин исчезновения волков, но никто и не пытался этого понять. Ушли и ушли, меньше проблем.

В память о полчищах волков люди назвали город Вольфсбургом. Затем город отвоевали орки. Затем эльфы. В конце концов, побывав в руках у каждой из рас Земель, Вольфсбург принял черты каждой же из рас, и когда народы Земель смешались и стали представлять из себя кланы и альянсы, город просто стал столицей срединной части Земель, куда стали стекаться все торговые пути и богатства.

Каждая из рас стремилась напомнить другой, что владела этим городом дольше и, являясь финансовым центром, Вольфсбург обрастал все более изощренными видами строений и зданиями замысловатых форм.

Вот огромная статуя первым двум людям-покорителям, знаменитым святым Керну и Альте. Вот фонтан в виде орка-генерала с воздетой вверх рукой с обнаженным мечом. Вот настоящее эльфийское дерево жизни на главной городской площади раскинуло свои ветви.

Снаружи городской стены было несчетное множество разных домиков и лачуг. Там жили все, кому не хватило места или средств чтобы укрыться за стенами. Впрочем, это никак не стесняло людей, потому что свое хозяйство они вели, в основном, вне города.

В данный момент Вольфсбургом владел клан Анархии — заядлых врагов клана форсов. Именно их эмблемы были выгравированы на доспехах и оружии орка, который скакал верхом на грифоне во главе колонны.

Ваня очень хотел бы вызвать того наглеца на дуэль. Ох уж он своим чаром наверняка развалил бы орка пополам, но, увы, Ваня здесь являлся тем, кем его назвали — полным бомжом.

— Уф, успели до темноты, — проговорил довольный Кастор.

— Эй, ушастые, ну вы же не от мобов так спешите, верно, на? И так за всю дорогу и не сказали, что тем уродам от вас было нужно, на!

— Слушай, крыса, помолчи, я тебя умоляю, закрой свой рот пока мы не найдем место на ночлег, — Поллукс осторожно озирался по сторонам, опасаясь, будто кто-то мог их слышать на пустынной дороге. Было даже немного странно. Чем было ближе время к закату, тем беспокойнее вели себя эльфы.

— Все, последний бросок, потом все объясним, обещаем. Пошли, — быстро проговорил золотокожий эльф и также быстро зашагал по дороге, где еще виднелись следы от недавно проехавших повозок.

К удивлению Вани, всю дорогу Пал Иваныч не проронил ни слова. Он просто шел, молча слушая разговоры эльфов и Вани с крысом. Сначала Ваня все хотел списать на усталость, однако потом понял, что гном тоже что-то ощущает, также, как и эльфы.

— Пал Иваныч, что случилось? Почему молчишь?

— Да предчувствие у меня, Ванька. Эти вон, — он кивнул на эльфов, — Ушастые. Не договаривают что-то. А я же, понимаешь, много чего повидал на своем веку. И предателей ловил, и во всяких операциях деликатных, хе-хе, участвовал. И знаешь, иногда как прям так прихватит в груди, что ни продохнуть нельзя, ни пошевелиться. Так вот веришь мне или нет, боец, опять прихватило. Смутно, конечно, но чую я, ждет что-то плохое нас. Да не слушай ты меня, пня старого, хе-хе. Прорвемся.

У западных ворот Вольфграда, куда подошли товарищи, на удивление не было стражи. Открытые огромные ворота и пустая дорога, ведущая сквозь стены внутрь.

— Ну быстрее, шевелитесь, только вас ждем! — послышалось со стены.

Ваня поднял глаза и увидел зооморфа — рыжего кота в железном шлеме, склонившегося с края стены.

— Чего вылупился? Ночь скоро. Идете как неживые. Давайте, заходите внутрь. Потом еще благодарить будете, что ваши шкуры спас.

Эльфы быстро зашагали внутрь и как только Пал Иваныч, шедший последним, переступил через ямы в полу, служившие пазами для зубьев решетки, эта самая решетка с грохотом опустилась, едва не пощекотав гнома по спине. Тут же из-за угла выбежали шестеро дюжих стражников орков и закрыли две огромные створки ворот, тем самым полностью заблокировав выход из города.

— Мы уж думали никто больше не придет спасаться, — проговорил зооморф, неведомо откуда взявшийся рядом со странниками.

— Уважаемый, э-э-э… — заговорил Кастор.

— Капитан Бунс, — сказал кот.

— Уважаемый капитан Бунс. Мы очень давно были здесь с товарищами в последний раз и, к сожалению, не знаем о последних новостях. Не могли бы вы с нами ими, эм, поделиться?

— О! Так вы правда не спешили! Парни, видали, они чуть не стали кормом! — усмехнулся кот.

— Да нет же. Про местных мобов мы знаем капи…

— Ребята, видимо вы действительно были давно, — перебил его кот и коротко отрезал, — Волки вернулись.

Все путники некоторое время переваривали информацию, а потом гном, который единственный из всех не знал истории города, искренне спросил, — И че?

— 11-

Зло на каждом шагу. Смотри под ноги, не вляпайся в него/ Baldur’s Gate

Не успели товарищи пройти и нескольких шагов по направлению от городских ворот, как раздался громкий и душераздирающий волчий вой. Казалось, что этот вой проникал глубоко в душу.

Холод, невыносимый холод пробежал внутри Вани от макушки до пят. Как будто невидимый волк облизнул всю спину холодным шершавым языком. Пожалуй, это было не самое приятное, однако самое точное сравнение.

— Волки, капитан! — послышался крик со стены.

Зооморф, только что беседовавший с солдатами внизу, тут же схватился за висящий у стены канат и ловко, по-кошачьи, забрался на стену.

— Пошли, это не наших умов дело, — тут же заговорил Кастор и потянул Ваню прочь, — Мы им ничем помочь не сможем, это же просто NPC.

Снова этот вой, ничем не заглушаемый волчий вой.

— Мы должны идти. Срочно? — это уже заговорил второй эльф, — Ну же! Вперед. За мной! — его слова прозвучали как-то волнительно и даже c небольшим оттенком страха. Однако, подействовали на всех.

Путники шли мощеными дорогами, по бокам которых уже были зажжены факелы. Массивные стены соборов и зданий возвышались по обоим сторонам мостовых. Окна везде были закрыты плотными ставнями и находились как минимум в двух человеческих ростах от земли.

То, что Ваня помнил об этом городе — это было совершенно на него не похоже. Ответвления, темные ответвления маленьких улочек и переулков от главных дорог. Никто не ловит рыбу в поисках удачи на радужном мосту. На главный площади, где обычно сидят толпами гномы с продажей предметов, сейчас просто никого. Редкие патрули стражи, причем количеством не менее десяти человек, куда-то спешат. Некоторые конные, торопят коней.

И страх. Он пропитал весь город. Липкий, рвущий душу на куски страх. Он витает в воздухе, он читается на каждом доме, он почти материален.

А эльфы? Всегда веселые и беззаботные эльфы, с наступлением темноты превратились в двух маленьких зашуганных парнишек, которые спешат домой в надежде укрыться как можно скорее.

И все это время, пока они идут, все эти бесконечные повороты и переходы, звучит он — волчий вой…

— Пришли, — Поллукс остановился около стены, являющейся тупиком после очередного сворота. Свет факелов едва доставал сюда. Не было никаких дверей, никакого намека на вход.

— Ты че, на? Я не умею сквозь стены ходить, на! — возмутился крыс.

— Не мешайте, дайте ему сосредоточиться, — сказал Кастор, — Если не хотите сдохнуть здесь через несколько минут. Они уже рядом.

Опять этот вой. Опять это ощущение липкого страха. Ваня поежился. Да уж, не хотелось бы ему встретиться с тем, от кого бегут эльфы. Учитывая, что эльфы без стрел, а все путники низкого уровня и без хорошей экипировки.

А Поллукс взялся рукой за камни и замолчал.

— Ванька. Помнишь я тебе говорил про предчувствие? — спросил шепотом гном.

— Помню, Пал Иваныч.

— Так вот, Ванька. Оно сейчас просто орет.

Со стороны Поллукса послышались слова, — Нет, нам нужна помощь…они идут за нами по пятам…да, нас несколько…нет, они не причинят вреда святыне.

Вновь раздался волчий вой. Теперь казалось, что он приближается. Он звучал громче и отчетливее.

— Слышь, на? Я все понимаю, на, но он не мог бы побыстрее, на? — затараторил крыс. Даже он, вечно спокойный за себя, понимал, что грядет что-то темное.

— Не мешайте ему. Он будет говорить, сколько потребуется, — шикнул на Гнуса Кастор.

— Нет…что-о-о-о? — протянул Поллукс, а потом обернулся на спутников и сказал, — Страж не хочет нас впускать, так как среди нас есть предатель рода. Пока он не сознается, страж никого не впустит.

Все молча вытаращились на зеленокожего эльфа. А через секунду погас свет…

***********

Точнее, погас не весь свет, а только факелы, расположенные со стороны улицы. Бледный свет луны по-прежнему проникал в этот тупик, однако его освещения совсем не хватало, чтобы видеть привычным зрением.

«Что происходит?» — подумал Ваня, — «Что в принципе происходит? Как такое возможно? В какой игре наступает тьма?» — за весь свой огромный опыт он даже близко не помнил моментов, чтобы такая группа игроков ходила не в «пати» (прим. авт. = группа), более того, чтобы наступала кромешная тьма, да и чтобы двери замка закрывались и было полное отсутствие персонажей на улицах. Определенно, происходит какая-то хрень.


Кто род свой предаст, тому нету прощенья,

Покой не найдешь, только зло по пятам

Оно караулит, и ждет отомщенья

Его искупить неподвластно векам.

Открой свою душу пред стражем о грешник,

И жизнь сохрани тем, кто рядом с тобой

Уж скоро придет за тобою приспешник

Откройся! О нет, за твоей он спиной…


Слова Поллукса, по-прежнему державшегося рукой за камень, проникли также глубоко, как волчий вой. Начав говорить, эльф внезапно осекся и посмотрел на товарищей горящими зелеными глазами. В них хотелось утонуть, и глядя на них, было по-настоящему страшно. Нет, сейчас это был не эльф, сейчас это было нечто древнее и могучее, которое смотрело на мир глазами Поллукса и обращалось к тем, кто стоит перед этой стеной.

Со стороны улицы послышался цокот и дыхание. Оглянувшись, все увидели силуэты трех огромных волков, медленно идущих в сторону тупика.

— Если предатель рода не признается, вы не пройдете! — сказал Поллукс каким-то нечеловеческим и даже не эльфийским голосом.

— Так, я бы на вашем месте поторопился, — произнес Кастор, доставая из-за спины пару длинных мечей.

— А с чего это ты решил, что ты не предатель, длинноухий? — спросил Пал Иваныч с подозрением.

— Гном, сейчас не до шуток. Ты действительно думаешь, что я настолько глуп, чтобы молчать? Подумай, мы сами пришли в эльфийское убежище. Как мы можем быть предателями, а? — эльф рассуждал очень логично.

Волки, между тем, уже прошли половину пути. Сейчас стали видны красные, светящиеся в лунном свете глаза, оскаленные пасти с огромными клыками.

— Так, на! Гном! Кого ты предавал, признавайся, на! — крыс тоже решил, что не даст себя в обиду, и достал небольшой, однако обоюдоострый нож, который удобно лег ему в лапу.

— Ты мне тут не того, крыса! Я столько пожил на своем веку! Родину не продал! Семью не продал! Себя не продал! Живу в однушке старой на окраине, а еще и предатель рода!

Первый волк прыгнул. Прыгнул он на незащищенного гнома. Гном, в принципе, представлял из себя самую легкую мишень — маленький, безоружный, отвлекшийся на разговор.

Однако, допрыгнуть до гнома он не смог, поскольку эльф быстрым выпадом развалил туловище волка буквально напополам одним из своих клинков.

Привычным жестом приложив палец к голове, Ваня смог увидеть уровни волков. Лишь пятнадцатый, ничего страшного нет. Так, на разминку. Даже для нуба сойдет.

— Ну что, никто не хочет признаться? — спросил Кастор, — Кажется мне, это еще цветочки.

Снова душераздирающий волчий вой. Из переулка выскочило еще четверо волков.

— Сороковой уровень! — буквально выкрикнул эльф, — Эй, полудурки, я не хочу тут сдохнуть! Живо признавайтесь!

— Крыса! Да только крысы предают! Никто больше, — сорвался Пал Иваныч, — У нас в мире предателей крысами даже называют. И тут крыса!

— Не кричите! Я предатель! — сказал Ваня. — Предатель я. Нет времени объяснять. Страж, ты доволен?

Улыбаясь, и, все еще глядя своим зеленым взглядом, Поллукс произнес, — В чем же ты виноват?

Не дожидаясь волков старшего уровня, оставшиеся двое мелких прыгнули одновременно. Теперь один целился в Кастора, а второй опять в гнома. Для эльфа не составило труда провернуть свой трюк с перерубанием напополам, а гнома теперь спас уже крыс, который, буквально, проскользнул под брюхом волка и раскроил ему живот, откуда на крыса хлынуло все волчье содержимое.

— Я предал отца. Я не смог поддержать больного отца в трудную минуту, — говорил Ваня. Было видно, что слова даются ему тяжело, — Ты доволен, страж?

— Подробнее. Предатель. Ты должен искупить свою вину признанием.

Откуда-то сверху послышалось злобное рычание. Ваня поднял голову и увидел еще одну волчью голову. Здоровую волчью голову.

— Пятидесятый! — ужаснулся крыс. Дело принимало серьезный оборот.

Четверо сороковых волков были умнее своих более мелких собратьев и пыталиcь брать путников в кольцо. Опять послышался вой. Ноги подкашивались, руки отказывались слушаться. Даже кровь застыла в жилах.

— Отец заболел. Серьезно заболел. Он сильно поругался с мамой, чтобы оградить ее от заботы над собой. И я ушел с ней и просто забыл об отце. Пошел у него на поводу. А потом он все-таки звонил мне, присылал письма, но я забил на него. И через две недели узнал, что отца не стало. От его друзей я узнал, что он просто попросил отключить его от аппарата, чтобы не закончить остаток жизни в муках. Я открыл последнее письмо, а там были слова прощания и извинения. Он сказал, что очень любит меня и жалеет, что так и не смог провести со мной последние часы. Страж, ты доволен? — все эти слова были сказаны без капли слез. С железной уверенностью раскаявшегося юноши. Знающего и понимающего свою вину. От былого плаксы не осталось и следа.

Один из волков, ростом в полтора раза выше гнома, молниеносно рванулся в сторону Пал Иваныча и схватил того за рукав. Только чудом, не перекусив руку деда, он начал тянуть гнома на себя. Другие три волка кинулись на Кастора, напрочь позабыв про крыса, а зря.

— Я принимаю твои слова, предатель, можете войти, — с этими словами зеленый свет в глазах эльфа погас, а каменная стена начала вибрировать. Через несколько мгновений приняв форму двери, камни начали открываться вовнутрь.

— 12-

— Поллукс! Кастуй!* (прим. авт. = колдуй/используй способность), — истошно закричал Кастор, загоняя по рукоятку правый клинок в пасть одного из волков, а левым пытаясь заслониться от двух других, что у него очень и очень плохо получалось. Пришлось выпустить правый меч из руки и буквально выдавить глаз одному более ловкому волку, который уже вцепился эльфу в ногу. Второго же взял на себя крыс, ловко оседлав волка сверху и слегка проведя лезвием по горлу, что быстро решило все вопросы.

— Ассэв’аа ним’хато! — услышал Ваня слова заклинания, сказанные золотистым эльфом и, в это же время увидел прыгнувший на Кастора с крыши силуэт матерого волка.

Сверкнула молния, раздался громкий скулеж и на землю упала только обуглившаяся тушка, однако, это не сделало положение товарищей легче. И вроде бы вот она, открытая дверь, но один из волков тащит гнома, пытающегося его душить, а второй уже распробовал эльфа на вкус.

— Едрит твою налево, фашист, я же тебя сейчас голыми руками…, — истошно кричал гном, пытаясь схватить волка за шею, а тот, в свою очередь, не переставал его тянуть все дальше от входа в убежище.

— Гнус! Иваныч! — закричал Ваня, тут же осознавая, что только он один посреди всей этой заварухи стоит и наблюдает, в то время как остальные отражают нападение.

Кастор уже разобрался с волком, который оставил на ноге эльфа кровавые следы от своих зубов, а крыс метнулся на помощь Иванычу, когда со стороны дороги появилась настоящая тьма.

— Хит’ээршаса! — кажется Кастор злобно сказал именно это, по крайней мере, Ваня услышал что-то подобное.

— Что ты сказал? — поинтересовался он у эльфа.

Но эльф полностью проигнорировал его вопрос и обратился к товарищу, — Плохи наши дела. Поллукс, есть мана на ульт?

— Кас, я не уверен, что успею.

— А ты успей, выбора нет.

Тьма напоминала по силуэту волка. Ваня оценивающе посмотрел на моба. Это был рейд босс, не меньше. Да, только что их компания кое-как справилась с четверкой волков, последнего из которых, кстати, крыс только что добил и помогал подняться гному, но вот этого они осилить не смогли бы уже ни при каком раскладе.

Темная, черная как ночь шерсть. Даже во мраке эта тьма не имела ничего общего с обычной темнотой. Эта тьма, в которую вошла вся чернота космоса. Из светлого на ней были только большие красные глаза, светившиеся двумя рубинами. И глаза эти не сулили ничего хорошего. Ровно как и огромные клыки в пасти, тоже сотканные из тьмы.

— Я слишком стар для этого дерьма, Крыса, тащи меня, тащи — кряхтел Пал Иваныч, опираясь на плечо Гнуса и ковыляя последние метры к открытой двери, куда Ваня еще не юркнул сам просто потому, что боялся выставить себя последним трусом. Нет, крошить мобов в игре и в реальности — огромная разница, огромная…

— Эрв’аа ли гарра…

Тьма начала медленно, очень медленно двигаться в сторону убежища.

— Тиш’ааса незуу…

Тьма подняла голову к небу и завыла. Тем самым утробным и леденящим душу воем, который был слышен из любой точки города.

— Виктамус лэээн! — последнее слово прозвучало как удар хлыста. И стоило только крысу с гномом подойти поближе к убежищу, как между ними и тьмой вспыхнула стена огня. Огонь был странный. Не оранжевый и даже не красный. А пламя, синеватое ровное пламя, по которому изредка пробегали всполохи электричества, и, что самое интересное, пламя это полностью заглушило вой тьмы внутри головы. Перестал окутывать страх, перестало биться чаще сердце.

Обессиленный Поллукс буквально упал на колени, раненый Кастор попытался его поднять, но боль в ноге лишь усугубилась, а эльф злобно зашипел.

Тьма по ту сторону огня же внимательно смотрела на персонажей и следила за каждым их движением. Вот Ваня набрался храбрости и подошел ближе, чтобы поставить на ноги Поллукса. Вот один из языков тьмы, смутно напоминающий лапу, хотел было пройти сквозь пламя, но огонь тут же зашипел, а тьма тихонько обиженно взвыла.

— Все, хватит. Убираемся внутрь! — и следа не осталось от спокойного Кастора, который подволакивая ногу и чертыхаясь, первым вошел в дверь. За ним Гнус затащил гнома, и только потом Ваня, закинув Поллукса на спину, начал спускаться по освещенной пламенем со спины лестнице. Этот раунд они выиграли. Тяжело, но выиграли.

***********

— Как вы посмели вернуться? Как вы посмели быть раненными? И как же, во имя леса, вы посмели привести чужаков за собой? Хит’ээршаса! — вот теперь Ваня, кажется, понял, что это слово было отнюдь не положительного значения.

Сидевший на примитивном стуле эльф был стар. Вернее сказать, он был очень стар даже по меркам эльфов. И хотя на его лице не было ни единой морщинки, но количество узлов, в которые были скручены его волосы в правой косе, выбивающейся из общей прически, превышало все мыслимые и немыслимые пределы.

Длинный серебристый балахон, скрывающий ноги эльфа. Некое подобие короны, однако, больше напоминающее венок из луговых трав и что-то отдаленно похожее на скипетр, по факту же являющееся обычной палкой с двумя торчащими веточками сверху. Серебристые волосы, торчащие уши и суровый взгляд зеленых глаз довершали картину.

Ваня понимал, что находится при каком-то очень важном событии, однако до конца неизвестно каком. Каждый из двух эльфов, Ваниных спутников, стоял в позе преклонения на левом колене, что жутко напоминало сцену какого-то средневековья и рыцарей перед королем. Крыс вжался в стену. Было видно, что все его естество протестует против нахождения в этом месте. А гном и Ваня просто не знали куда себя деть, поэтому, сложив руки за спину, молча наблюдали за всем этим.

Весь зал, в котором они находились, представлял большое подвальное помещение с каменными стенами, высоким потолком, большим озером посередине и чем-то вроде островка на этом озере, куда вел небольшой железный мостик. Именно на этом островке и восседал старый эльф, а двое Ваниных приятелей стояли перед ним и не смели поднять глаз.

И, конечно же, как и везде у любого правителя, по периметру озерца стояло огромное количество эльфов стражей, внимательно изучающих чужаков. У кого-то был в руках лук, готовый к бою, которым они целились как в Кастора с Поллуксом, так и в остальных членов группы, а у кого-то длинные мечи. И никто не сомневался, что по одному шевелению пальца этого старого эльфа немедленно будут спущены все тетивы или любой агрессор в две секунды будет порублен в капусту.

Именно поэтому крыс застыл как статуя, а Ваня с Иванычем старались стать невидимками.

Кастор и Поллукс не произнесли ни звука.

— Мы отправили вас за нашей священной реликвией. Что вы принесли, изгои?

Кастор, с огромным трудом встав, засунул руку куда-то вглубь своей одежды. Тут же послышался звук натягиваемой тетивы. Старый эльф жестом заставил охрану не нервничать и ждал, пока Кастор достанет что-то отдаленно напоминающее темную сферу, а затем с огромной осторожностью протянет в его руки.

Старый эльф взял эту сферу как игрушку, некоторое время крутил в руках, а потом просто бросил на пол, громко крикнув, — Касуум верес! Это же обычная гоблинская игрушка! Сфера тьмы для призыва пауков.

Сфера разбилась на множество осколков, вверх пошел лишь небольшой дымок, принявший форму паука, который рассеялся за несколько секунд. Все это время Кастор с полнейшим ужасом наблюдал за стариком, потом за полетом сферы и за тем, как она разбилась. В его глазах читались полнейшая безнадега и отчаяние.

— Казнить. Немедленно! — только лишь произнес старый эльф, а Ваня, сам не зная почему, прокричал, — Стойте!

— 13-

Ты видишь лишь одну возможность — уничтожить. А я вижу ещё одну — управлять. /Mass Effect 3

— Стойте! — голос Вани громом прозвучал под сводами этого небольшого зала и, казалось, что даже старого эльфа немного передернуло от услышанного. Но, скорее всего, это лишь показалось.

— Как ты смеешь подавать голос, червь? Ваша раса не достойна даже права на жизнь в Землях, а не то, что права голоса. Казнить его вместе с предателями! — закричал сумасбродный дед.

Ваня смутно вспоминал все, что он знал про историю Земель, где он сейчас находится, и кто находится перед ним, поэтому следующее, что он сделал и сказал, привело всех присутствующих в глубокое замешательство.

— Кас’уум верэс, ваше величество, — произнес Ваня и присел на одно колено, склонив голову, — Мы пришли с миром, о, благородный Процион. Ваши люди спасли наши жизни, мы в неоплатном долгу и перед ними, и перед вами. Чем мы можем вам помочь?

Шедшие с обнаженными клинками к Ване и его спутникам эльфы-стражи остановились на полпути, задумчиво глядя на того, кто сидел на мнимом троне.

— Говори, — прозвучал сухой голос в ответ. Из-за опущенного взгляда Ваня не видел лица эльфа, но знал, что даже подними он голову, то перед ним будет лишь одна надменность и величие.

Скажи сейчас Ваня правду, что он был разрушителем у форсов, и все, жить бы ему осталось несколько секунд.

Перед ним находился один из важнейших NPC в игре — король эльфов Процион, который выдавал квесты на сложнейшие задания и походы в катакомбы. Согласно древней легенде, Процион правил лесными эльфами задолго до того, как в Землях появились первые люди. С гномами и орками они жили в согласии, вели торговлю и давали общий отпор творениям хаоса и тьмы, которые приходили в Земли из подземного мира и разных порталов, создаваемых их приспешниками, выходцами из тех же эльфов, гномов, орков и других разумных рас, наподобие зооморфов.

А затем в Землях появились люди. Одни говорят, что люди приплыли из-за большой воды. Другие — что это боги послали людей в наказание всем жителям Земель. Но факт остается фактом — с появлением людей, появился великий раскол в отношениях трех древних рас. Советники людей стремились подчинить все больше территорий себе, стравливали другие расы и в принципе, занимались «подковерной возней» активнее тех же эльфов, которые съели собаку на дворцовых интригах.

Как следствие, король Процион был свергнут своим же племянником в результате жестокого дворцового переворота в эльфийском королевстве, который прошел в один из эльфийских праздников. Король со своей семьей и все приглашенные праздновали новолуние и наступление года среброкрылого пегаса, когда несколько сотен мятежников попали в королевский замок. Так как в эльфийских городах напрочь отсутствует привычная людям система стен и башен, а также королевский дворец не является неприступной крепостью, то «братский» поступок застал всех врасплох.

Мятежников было больше. Кроме того, король не мог сообщить верным войскам о случившемся, однако он не мог и просто так уступить требованиям врага, поэтому началась очень скоротечная и кровавая битва, в результате которой погибло около двухсот эльфов, включая семью короля, его жену и дочь. Сам же король был ранен и вынесен двумя телохранителями тайной тропой из города. С тех пор Процион поклялся отомстить предателю и по сей день вынашивает план возврата трона, для чего тайно собирает эльфов, а также ищет древний артефакт «Сфера тьмы и света», который, по старинным преданиям, может вернуть к жизни тех, кто погиб в нечестном бою.

В общем, как бы сказал Ваня раньше, это «очередной сопливый квест от какого-то наследника или свергнутого короля. Пойди, нафарми, собери, прокачайся и найди». Но вся соль была в том, что Ваня этот квест брал, но так и не выполнил, так как это был один из труднейших квестов в игре…

— Ваше величество. Мы, с моими друзьями, — Ваня показал на стоящих рядом крыса и гнома, — Странствующие наемные воины. Мы путешествуем по Землям в поисках наград и редких артефактов. В этот раз нам не повезло, мы были на волоске от гибели, когда эти два благородных авен (прим. авт. = господин, именно так следует обращаться людям к эльфам в мире Земель) спасли нас от орд нежити.

Ваня сделал паузу в рассказе. Он не рисковал поднять взгляд и, судя по тому, что эльф молчал, все пока шло гладко.

— В тавернах и замках рассказывают о том, как ваш племянник подло сверг вас с трона, и я поклялся себе, то если когда-нибудь встречусь с вами, то помогу вам.

— Если ты хочешь избежать смерти, червь, присягнув мне сейчас, и пролив меда в мои уши, то это твоя ошибка. Казнить! — холодное слово опять прозвучало сталью в воздухе.

— Мы знаем где искать сферу тьмы и света! — прокричал Ваня, зажмуривая глаза и готовясь к тому, что его голова в любой момент может покатиться по каменному полу.

Мгновения тянулись долго, очень долго. Может быть прошла минута, может быть час, а потом голос эльфа раздался вновь, но он уже не был таким стальным, — Ты лжешь, червь. Я потратил много лет на поиски сферы. Где она находится?

«Ах ты старый лис!» — подумал Ваня, — «Хочешь небось поди узнать, а потом избавиться от меня? А вот хрен тебе!» — но вслух, однако, сказал только, — Ваше величество. Мы с товарищами знаем, где находится сфера, однако нам потребуется помощь в лице двух авен, спасших нас. Решение за вами.

— Встань, червь, и посмотри мне в глаза, — в голосе чувствовались жестокость, но и…отчаяние? Ваня знал, что с эльфами нельзя говорить ультимативно и нагло, если хочешь жить, но у Проциона просто не было сейчас выбора, поэтому он примет любые условия, касающиеся его возврата на трон. Тем более, именно подобный диалог и проходил в прошлый раз, когда Ваня отправился за сферой вместе со своим пати. Только была одна маленькая проблема — раньше они были все не меньше семидесятого уровня…

***********

Что происходит с игрой? Почему с каждым днем она становится все больше похожа на реальность? Сумка с инвентарем уже не такая невесомая и чувствительно прижимает к земле. Характеристики хоть и высвечиваются, но мерцают каким-то бледным цветом. Мобы не обитают в локациях, NPC ведут себя не шаблонно. А у самого Вани в принципе видно только параметры героя, а уровень даже и высвечиваться перестал. Впрочем, он у него, итак, был нулевой. Странно. Обычно прокачка до пятнадцатого занимает сущие пустяки. Будто все усложнилось в десятки раз…

Обсудив это с Гнусом и Пал Иванычем, осталось только больше вопросов. Пал Иваныч, например, ощущал то же самое, что и Ваня в плане веса того же инвентаря, а вот крыс был какой-то загадочный. Хоть и говорит, что из реала попал сюда, а по нему и не скажешь. Да и сам крыс не жалуется на непонятные ощущения в игре, будто живет здесь постоянно.

И опять вопросов больше, чем ответов. Заткнуть дыру между мирами — да каждый день это делаю! Но сначала найти идола, помочь королю вернуться на трон и выжить в этой сумасшедшей компании…

***********

— Где же моя темноглазая где? В Вологде, где где где, в Вологде где. В доме, где резной палисад…

— Пал Иваныч, ну ты бы хоть что-то посовременнее спел! — вскипел Ваня, рыкнув на гнома.

— Ой, молодежь, вечно вы чем-то недовольны, — буркнул тот в ответ, продолжив что-то петь себе под нос.

Два эльфа шли поодаль и что-то бурно обсуждали между собой. С того момента, как Процион отпустил всех путников, пригрозив уничтожить в случае неудачи, двое длинноухих держались особняком и постоянно что-то обсуждали. Наконец, видимо, о чем-то договорившись, они нагнали Ваню и Кастор сказал, — Хорошо.

— М?

— Так и быть, мы готовы тебе помочь с поиском сферы, но ты нам тоже поможешь, по рукам?

Ваня шел, улыбался и думал, — «Ох уж эти эльфы…»

— 14-

Чтобы быть пророком, достаточно быть пессимистом / Годвилль

— И, понимаешь, кры…Гнуся, — обращался гном своим хриплым басом к крысу, — Бегут, значит, на нас эти черти, а у меня патронов-то — раз два и обчелся. Ну я, значит, последнюю обойму расстреливаю в одного особо наглого такого, в чурбане этом ихнем, который уже близко подлез к окопу, а потом начинаю автоматом отбиваться врукопашную…

Рассказы Иваныча могли быть бесконечными. И гном, найдя в лице крыса благодарного слушателя, активно пользовался возможностью ездить по ушам. Каждый вечер после того, как путники покинули эльфийское убежище, их жизнь в городе была похожа на выживание. Неизвестно почему, и неизвестно как, с наступлением ночи город наводнялся толпами волков. Не помогали ворота, не помогали огни, не помогала стража — все это было исключительно для показательного спокойствия. Без какого-либо толку по факту.

И, более того, даже выпущенные на улицу Вольфграда усиленные патрули в составе двадцати человек, находили на улицах в растерзанном виде.

Как итог, вся жизнь в этом прекрасном городе свелась к банальной борьбе, где каждый сам за себя. Каждый клан укреплял свои штаб-квартиры, строились десятки защитных магических барьеров, заклинания наслаивались одно на другое, двери и заборы становились толще и выше. Мирные жители и NPC старались держаться кланов или же рабочих гильдий, чтобы в случае опасности все были защищены войнами высокого уровня. А, учитывая, что рядом с Вольфградом стояли различные руины и шахты, да и сам город был одним из богатейших в Землях, то сильные воины и маги были в городе всегда.

Однако, ситуация с каждым днем становилась все хуже и хуже. Десятки погибших персонажей и потерянный инвентарь в, казалось бы, защищенной локации, навевали самые грустные мысли.

Во всем этом хаосе и постоянном страхе отряд Вани мог бы покинуть город уже давно, но все дело осложнялось тем, что обычно заживающие за секунды раны не хотели заживать и затягиваться. Как будто по мановению волшебной палочки исцеляющие заклинания и снадобья просто не стали действовать, а восстановление здоровья проходило минимальными темпами. Вот и получалось, что Иваныч страдал болью в руке, эльф в ноге, и даже на Гнусе, которого зацепила когтистая лапа одного из волков, порезы не хотели проходить.

В эльфийском убежище ни о каком исцелении речи даже и близко не было. Никто не помог путникам ни восполнением магии и здоровья, ни даже просто едой. Единственное снисхождение, полученное от короля Проциона, было в том, что спасшихся не выгнали в ночь на растерзание волкам, а просто разместили в одной из тюремных камер до рассвета. Спасибо и на этом, ваше величество!

И, самое важное, Ваня понял, что оба эльфа в чем-то жутко провинились перед своим народом. Несмотря на то, что они были отправлены в поисках религии, но отправлены они были не просто так, а позорно изгнаны, с полным исключением из семьи, с невозможностью обращаться к другим эльфам, с невозможностью получить помощь и поддержку от любого эльфа Земель.

В чем именно они провинились, братья категорически отказывались признаваться, что и без того ухудшало имеющееся положение. Вот и приходилось путникам каждый день напрягать все свои возможные связи и умения, чтобы покупать заживляющие зелья, которые действовали с пугающе замедленным эффектом. Ибо идти в невозможно сложный рейд без полной шкалы здоровья было чистым самоубийством.

***********

В этот вечер путники потратили последние монеты на ночлег в таверне и лечебные отвары. Больше возможности оставаться в Вольфграде не было. Эта ночь была последней в этих стенах, в сопровождении ужасающего воя, который проникал глубоко в душу и заставлял вспомнить все детские кошмары.

Таверна представляла из себя здание, построенное из огромных каменных блоков, обложенных плотно подогнанными досками золотого дуба изнутри. В связи с последними событиями, окна были наспех заложены каменной кладкой и укреплены снаружи плотными железными ставнями. Дубовая дверь была обита железом, а вечером на нее снаружи навешивалась пластина с пиками в руку длиной, призванными дать отпор любым челюстям.

Количество постояльцев таверны и комнат постоялого двора над ней зашкаливало, поэтому спали все здесь же, внизу, на полу. Не было шумных гуляний, не было шуток и песен менестрелей, обычно присущих подобным заведениям. За столами сидели не выспавшиеся существа, — иначе их Ваня бы и не мог назвать, — люди, орки, эльфы, гномы, зооморфы, ангелы, марины и еще разные известные Ване по прошлому опыту игры расы.

Кто-то грустно ковырялся в своей миске, кто-то тихо, вполголоса, беседовал со спутниками, кто-то просто молчал, но всех объединяли две вещи — никто не спал уже несколько ночей подряд и было много раненых, в воздухе висело настоящее отчаяние.

Существа с заспанными глазами — возможно ли это? Куда смотрит совет гильдий? Почему кланы и альянсы не предпринимают ничего для защиты персонажей? И почему, все, в конце концов, сидят онлайн? Почему населенность сервера даже на самый скромный взгляд превосходит все немыслимые границы?

Ваня сидел за столом и задумчиво смотрел на всех собравшихся здесь. Какая же это игра, если не заживают раны, если заклинания кастуются без подготовки? Одна странность за другой.

И вот сейчас. Да где же это видано, чтобы в одной таверне ютились одетые в разноцветную и дорогую броню восьмидесятые уровни и полнейшие нубы-оборванцы? Не меньше шести десятков отборных вояк и рубак, и столько же новичков — и все под одной крышей.

— Да что не так с этой игрой? — Ваня даже произнес это вслух, задумавшись. Хотя, на его реплику никто не обратил ни малейшего внимания. Ловя небольшую передышку между закатом и грядущей ночью, большинство постояльцев уснули, просто положив голову на стол. Места на полу уже не было. Да и за столами сидели плечом к плечу как в какой-то электричке или в метро в час пик.

И только гном с крысом все общались без остановки. Ваня никогда бы не подумал, что эта парочка не то, что подружится, а просто найдет общий язык. Но нет, в жизни часто случаются самые неожиданные вещи.

А еще, сегодня он встретил еще одного бедолагу, попавшего из его мира. Светлый эльф-маг. Всего лишь третьего уровня, даже ничуть не научившийся магии, облаченный в самую простецкую робу и держащий бесплатный посох, половину дня сидел рядом и выплескивал на Ваню тонну информации о том, как он гулял у себя на даче, потом провалился в яму, а проснулся уже будучи своим же персом в игре, в которую зашел всего лишь один раз, да и то она ему не понравилась.

Правда сейчас эльф крепко сопел в углу таверны, купив место за премиальные монеты, которые успел приобрести за донат* (прим. авт. = в данном случае, вложение реальных денег в игру, перевод реальных денег в игровую валюту). Но звоночек был интересный. Значит и правда, пропадающие в реальном мире люди попадают сюда. Ой права была знахарка!

***********

Вой раздался прямо за входной дверью в таверну. Глубокий, утробный, замогильный волчий вой.

Сказать, что все находящиеся в таверне вскочили со своих мест — не сказать ничего. Народ схватился за оружие, кто-то запрыгнул спросонья на стол. Один орк начал было размахивать секирой, но его быстро скрутили, иначе могли появиться жертвы среди соседей. А бедняга эльф, новичок, похоже, даже обмочился. Но никого это не интересовало, все в ужасе смотрели на дверь — каждый помнил свою встречу с созданиями ночи. Просто кому-то повезло больше, а кому-то намного меньше.

Огромный зал таверны превратился в ощетинившегося ежа. Здесь присутствовали все виды оружия, какие только были в игре. От пик до посохов. От ружей, до арбалетов. От сабель до клинков.

Тишина, гнетущая тишина. Затишье перед бурей. Посетители ловят каждый шорох, осматривают все углы, водят взглядом по стенам, пытаясь определить возможное место появления волков, — ведь как-то же они прошли сквозь городские стены!

Снова вой, снова этот могильный, пробегающий по спине холодок. Как бы ты ни хотел привыкнуть к этому вою, каждый раз слышишь будто впервые.

Тишина. Слышны лишь удар сердца.

Тук-тук.

Тук-тук.

Тук-тук.

Откуда-то сверху раздается грохот взрыва и вопли ужаса. Сквозь треск ломающегося дерева и сыплющихся камней слышны крики о помощи, лязг оружия, призывы к бою на орочьем и эльфийском языках. Кто-то кидается вверх по лестнице. Ваня тоже собирается бежать, но Кастор держит его за рукав и отрицательно мотает головой.

Все также слышны грохот и звуки драки, но почти все собравшиеся в зале, стоят и боятся пойти наверх, чтобы узнать, что там творится. И в этот момент опять раздается ужасающий грохот, и сквозь доски потолка, прямо в нескольких метрах от Вани, пробивается большая волчья лапа…

— 15-

Ну зверей-то бояться нечего. Главное во мне самом зверя не разбудить / Warcraft III

Буквально взорвавшись, доски потолка брызнули осколками в разные стороны, будто капли воды. Когти молниеносно разрезали воздух над ухом Кастора. Только феноменальная реакция эльфа помогла ему спастись от получения, возможно, смертельных ран. Ваня даже услышал этот звук «виу», когда лапа безуспешно зацепила лишь воздух рядом с товарищем.

И в этот момент в зале началась настоящая паника. Казалось бы, вот они — воины, которые сотни и тысячи раз участвовали в сражениях, которые могли писать в чате игры незнакомым людям самые грубые слова, а в осадах находились в первых рядах, среди шедших на штурм очередного замка. Но что-то пошло не так.

Мало кто подумал, что можно дать зверю отпор, что в походах на рейд боссов участвовало и меньше человек, чем сейчас находилось в старом зале таверны. Персонажей будто подменили на реальных людей, которые вживую увидели волка, увидели…смерть.

Стоящие чары рядом с дверью, в основном, нубы, тут же начали отпирать засовы. Им пытались кричать, но, разумеется, никто никого не слушал, каждый переживал только за сохранность своей шкуры.

Дверь наконец-то отворилась, и первые два орка, которые ее открыли, тут же оказались в пасте огромного волка, поджидающего снаружи. Стальные и мощные челюсти клацнули несколько раз, послышался звук хрустящих железных доспехов и дело было кончено. Гном рядом старался было схватиться за ручку двери, закрыть ее, но волк уже поставил свою мощную лапу в проем и все попытки не увенчались успехом. Более того, из-под груди большого волка вылез волк поменьше, схватил отважного гнома и утащил на улицу.

Все это сопровождалось криками паники на все разнообразие голосов Земель. Кто-то уже бежал по лестнице, кто-то спрятался за стойку, кто-то ломился в подсобку, где забаррикадировался вовремя среагировавший хозяин таверны, но в основном, чары не знали, что делать — пытаться защитить себя или бежать. Хотя бежать то было и некуда…

И только один большой орк-титан, на котором красовались редчайшие серебряные доспехи ордена феникса, заточенные* (прим. авт. = улучшенные) на плюс десять защиты, держащий в руках длинное копье, напоминающее японское яри, призывал всех собраться и дать нападавшим тварям отпор. Орк вовсю орудовал своим копьем, отбиваясь от мощных лап волка, которые уже разворотили весь потолок в поисках жертв.

Ваня со своими спутниками успели наспех соорудить некое подобие баррикад из опрокинутых столов и сейчас обдумывали дальнейшие действия. Благо, запас стрел у эльфов был пополнен, Поллукс предлагал обороняться до рассвета, когда обычно волки исчезали, а «эти идиоты горе-воины пусть подыхают, раз не хотят даже обнажать оружие».

— Не, я все понимаю, на, но этому верзиле надо срочно помочь, на! А то без башки же останется, на! — раздался снизу голос Гнуса.

В это время крики на втором этаже стихли, прекратились звуки боя и на лестнице, ведущей наверх, появились окровавленные волки невысоких уровней. На их мордах были следы ран, шерсть была густо покрыта подтеками крови, лапы кое-как ступали по деревянным ступенькам, но все это никак не мешало им идти в атаку на потенциально свежее мясо.

Сначала один волк, затем второй, третий…Ваня потерял им счет и понял, что сейчас нужно срочно что-то делать, иначе они останутся в этой таверне навсегда.

Так получилось, что молодой эльф плакса оказался к лестнице ближе всех. Послышался его голос, — Нет, нет, это же игра! Я реснусь* (прим. авт. = возрожусь) сразу же, правда ведь? — эльф боязливо обращался к воинам, стоящим позади него, и пятился от волка назад, даже не пытаясь оказать сопротивления.

Молниеносный бросок, и тело эльфа болтается в пасти, разрываемое челюстями. Послышался даже не крик, а писк эльфа, и все закончилось.

Над ухом свистнула стрела и прилетела первому волку прямо в глаз, от чего тот выронил эльфа и тут же рухнул мертвым на пол таверны. Это не выдержал Кастор. Прозвучало лишь какое-то эльфийское слово, скорее всего, ругательство. Затем полетела вторая стрела, третья. Волки падали, но за ними с лестницы выходили новые, уже не раненные защитниками монстры.

Положение же орка, отбивавшегося от рейд босса ухудшалось. Огромная пасть просто торчала из потолка, а туловище потихоньку пробивало все новые доски, норовя пролезть в таверну полностью.

Со стороны двери ситуация тоже была не лучше, мелкие волки заскакивали внутрь, хватали то одного, то другого перса, и уносили на улицу, откуда слышались лишь истошные крики.

Ситуация была глупой и страшной одновременно. Персы, неспособные оказать сопротивления и волки, методично уничтожающие одного за другим. Будто чары были на автопилоте, будто у них не было души.

Ну, конечно, душа! Где же были все до наступления темноты, до появления волков? Здесь. И почти все спали! Внезапная атака только разбудила чаров. Несколько человек онлайн, а остальные — на мясо. Замечательная перспектива для всех, кто оффлайн (прим. авт. = не в сети) — зайти в сеть, и увидеть, что твой перс погиб, причем, находясь в оффе.

Запел второй лук. Поллукс тоже решил не оставаться в стороне. Теперь стрелы полетели в волчью морду, которая свешивалась с потолка. Несколько стрел попали в шею, две в лапы. Раздался громкий рык, скулеж, и морда скрылась в проеме. Орк отставил в сторону копье, показал большой палец вверх и благодарно кивнул.

— Ванька, нам надо валить. Чую, ой чую, — захрипел Иваныч.

— До рассвета…еще…долго…куда ты….собрался? — делая паузы между выстрелами спросил Кастор.

— Кабзда нам здесь, ребята. Поверьте, старику. У меня в ущелье также было. Душманы перли. Почуял неладное, поменял позицию, а там граната взорвалась, где я лежал раньше. Или вот, был случай…

Абсолютно тихо, даже беззвучно, из дыры в потолке вынырнула черная как ночь разинутая волчья пасть и просто сомкнулась на туловище орка, который даже не успел среагировать. Пасть также беззвучно скрылась, а на полу остались стоять только его ноги, которые через некоторое время рухнули на дубовые доски.

И тут Гнус заорал. Громко, неистово, своим тонким крысиным гнусным голосом. Заорал так, что, наверное, позавидовал бы любой биржевой кричала, привлекающий внимание на Уолл-Стрит. Кастор от этого крика даже промахнулся по одному из волков.

— Нет, ну его нахрен, на! Я на это не подписывался, Вано! Это что за пакость та? — кричал крыс, тыча лапой в потолок, — Даже здоровый вон сдох, на! А мы че, рыжие самые? Ща нас тоже покромсают, на! Не могу я больше, на! Пошли за мной! — с этими словами крыс поводил лапами по полу, и открыл люк.

Все молча уставились на зияющую дыру, больше удивляясь как люк оставался незамеченным все это время. Эльфы же, даже немного завистливо глядели на Гнуса, с небольшим уважением, как отметил про себя Ваня.

— Умники, на, что ли? Ага, выкусите! Думаете, я чо, на, место это выбрал тут сидеть просто так? Эти твари тут всех положат. А от пустышек на, толку нет. Подохнут только, на!

Не задавая лишних вопросов все спустились в люк вслед за крысом. Поллукс, шедший последним, плотно закрыл крышку, от чего внизу сгустилась тьма, но Гнус непонятно откуда вытащил факел и повел за собой.

Через полчаса путешествия под землей крыс остановился, немного поругался и открыл что-то типа двери, оказавшейся, на самом деле, плотным куском дерна, прикрывавшим это отверстие.

Вышли, огляделись вокруг. Звездное небо, полнолуние. В очередной раз полнолуние! Ваня понял, что полнолуния шли уже четвертую ночь подряд, что было ненормальным, даже в игре.

Стены замка угадывались где-то за неплотным строем деревьев. Из-за стен раздавался волчий вой. Никаких факелов на стенах, никаких дозорных не угадывалось. Загадки становились все сложнее.

— Пошли, на! Я знаю куда идти за вашей этой сферой, на! — сказал Гнус, — Мне эти два ушастых почему-то нравятся, на! Квест выполним, опыта получим, король даст всего и сразу много. Хочу, хочу, хочу, на! — от паники крыса не осталось и следа. Он по полной включил свое крысиное чутье на богатство и теперь был настроен на действия.

— Я не понял, Гнус, откуда ты знаешь, где искать сферу? — спросил Ваня.

— Эх, Вано. Все не так просто, на, как кажется! Ты думаешь один хай левелом был, на?

— 16-

Не тратьте впустую ваши слезы. Мы рождены не для того, чтобы смотреть на то, как тускнеет наш мир. Жизнь не меряют в годах, но она измеряется свершениями настоящих мужчин. / Warhammer 40 000: Dawn of War

— Так, всем стоять, бойцы! Пока вы мне не расскажете про эти ваши фиговины, которые надо добыть, и не скажете, почему вы изгнанники, я никуда не сдвинусь, — проговорил Иваныч.

— Гном, ты сдурел? — зашипел на него Поллукс. — Нас в любой момент смогут сожрать. И тебя первого, потому что ты на дерево, в отличие от нас, не залезешь. Пошли уже!

— Ты, зеленый, помолчал бы лучше! Хоть и делаешь там свой этот ахалай-махалай, но из-за тебя и твоего братца нас чуть не порубили в капусту, — парировал гном. — Или идите без меня, — и, при этих словах, буквально рухнул на пятую точку.

— Ну и сиди тут, кому ты нужен! — подхватил Кастор, и зашагал дальше по дороге. Поллукс нерешительно двинулся следом.

— А старикан прав, на. Эй, длинноухие! Нам бы объяснения не помешали, на! — крикнул им вслед крыс. — Или, вам, на, помощь не нужна с этой вашей сферой?

Эльфы остановились как вкопанные. Потом очень медленно вернулись.

— Надеюсь, гном, тебе не нужно, чтобы мы развели костер рядом с Вольфградом? А может, тебе подать кубок вина к моему рассказу? — саркастически спросил Поллукс.

Гном покачал головой, не удостоив эльфа ответом.

— Ну ладно, слушайте, — Поллукс присел на землю, расстелив плащ. Кастор опустился рядом, — В общем, мы — воры.

— Это я уже понял с первого дня, ушастые, — сразу же ответил гном, — Только какие-то неудачные воры, если честно. У меня на службе были воры поинтереснее. А вы так — неуверенные пацаны по сравнению с ними. Как пыль.

Взгляд Поллукса, казалось, мог прожечь в Иваныче дыру. Но после десяти секунд гляделок эльф сдался. Со старым сбшником можно было даже не зарубаться в обмене взглядами — проиграл бы любой.

Эльф отвел глаза, потом посмотрел на землю и продолжил, — Мы с Кастором решили помочь Проциону вернуть власть. Вступили в один из крупных кланов и стали прокачивать уровни. Дослужились до командующих отрядами по тридцать солдат. И во время очередной осады Элвенграда* (прим. авт. = столица эльфов) напали на дворец.

Ваня хотел сказать «ну вы и тупые», но промолчал. Всем было известно, что дворцы в столицах мобы обороняли как сумасшедшие. Лучшая броня, лучшее оружие, сильнейшая магия. Всадники, маги, пехотинцы, ловушки, стены. Да весь арсенал, который только имелся в наличии в этой игре, был к услугам обороняющихся. Когда Ваня был в форсах, и они атаковали столицу человеческой Империи, то при штурме дворца было потеряно три четверти бойцов альянса кланов. А тут какие-то шестьдесят чаров!

Все Ванины мысли крыс произнес одной фразой. — Ну и вы и нагибатели*, на! (прим. авт. нагибать = побеждать)

— Молчи уже, крыса! Итак, противно все вспоминать! — поддержал брата Кастор. Гнус поднял лапы вверх, мол, молчу.

— Когда мы дошли до дворца и начали перестрелку с защитниками, то думали все будет по скрипту* (прим. авт. = однообразный, заранее проработанный сценарий), но они выпустили на нас эльфийские колесницы с десантом. Мы успели перебить несколько всадников, но потеряли лучших снайперов. Хилеры делали, что могли, но воскрешение не работало, никого не реснули. Но мы продвигались к стенам. Упорно продвигались. Если бы мы подобрались и взорвали одну из стен, то у нас был бы шанс…

— Но? — спросил Ваня, уже подозревающий, что все пошло не по плану.

— Но они выпустили двух красных драконов и всех всадников, понимаешь? Никогда такого не было при осаде! Они все сидели внутри и отбивались! Нас прижали к этой самой стене, которую мы хотели взорвать, и просто замочили на ровном месте, подстрелили как нубарей последних, чтобы мы не могли оказывать сопротивления. Они схватили нас, связали. Пошли отбили осаду, а потом повесили нас вверх ногами над главными воротами Элвенграда с табличками «Процион, и это все, на что ты способен? Приди и забери своих сосунков».

Кастор положил руку на плечо брата и продолжил, — До приезда Проциона выжило лишь пятеро. В дороге скончалось еще двое. Еще один не смог перенести пыток. А мы с братом, каким-то чудом, перенесли все, но восстанавливались полгода. Мы дали клятву Проциону любыми способами достать сферу, чтобы смыть этот позор с себя.

— Подождите, а какого уровня вы сейчас? Какого вы были? — в голове у Вани не вязался этот рассказ.

— Нас обнулили на пятьдесят. Сейчас мы тридцатые, — с грустью ответил Поллукс. Было видно, что сказать это дается ему с трудом.

— Парни…а, сколько вы уже в игре? — только сейчас дошло до Вани.

Кастор с грустью посмотрел на Поллукса и ответил, — Около тридцати лет.

Повисла напряженная тишина, которую прервал Пал Иваныч, заинтересованно смотревший на Ваню и Гнуса. — Так, я не понял. Длинноухие из нашенских, что ли?

Крыс задумчиво кивнул.

— И они попали сюда и настолько вжились в роли, что и не понять?

Ваня угукнул.

— И они служили этому чокнутому эльфу, который нас выгнал к волкам? А потом напортачили, и чудом остались в живых из всего отряда?

Опять кивок от крыса.

— И таперича хотят искупить свою вину?

— Гном, ну ты и долгий! — сказал Кастор. — Да, да, да и еще раз да! Мы накосячили хорошо, а теперь все надо исправить.

— Подожди, парень. Не вяжется у меня. Ты как тут тридцатку то? А тебе сколько лет? Ты мой ровесник поди?

— Да, кстати, — задался вопросом Ваня. — Сколько вам было, когда попали сюда? Игра то вышла пять лет назад всего лишь.

Поллукс заговорил очень, очень неохотно, — Мы с братом поклялись друг другу, что никому не скажем свои настоящие имена и то, как мы попали сюда. Но, поверьте, это было очень неприятно. А время? Реальный мир не властен над этим временем. Мы встречали нескольких таких как мы, и поняли, что один год здесь равен одному дню там.

— То есть всего месяц назад? Ну кабзда, ну ваще, — на что-то более внятное гнома не хватило.

— А к знахарке попадали? Слышали про дыру миров? — поинтересовался Ваня.

Все ответили отрицательно.

И тогда Ваня рассказал о своем попадании в стартовую локацию и разговоре со знахаркой.

— Вот оно что, значит, Ванька. Слушай, а есть закурить? — внезапно спросил Пал Иваныч.

— Погоди, на. У меня где-то трубка была, — ответил крыс, и полез лапами в свою небольшую сумку на поясе. Затем извлек какую-то непонятную деревянную конструкцию, всем видом напоминающую, что-то родом из века пятнадцатого, причем до нашей эры. И следом достал пачку табака. Но гном только удовлетворенно крякнул при виде этого.

— Ага, Иваныч, отлично. А где ты огня возьмешь? — ухмыльнулся Ваня.

— Так вон у нас длинноухий — волшебник, — без доли стеснения посмотрел Иваныч на Поллукса, — Могёшь?

Поллукс щелкнул пальцами, даже ничего не произнеся, и набитая трубка задымилась. По роже Иваныча, а иначе это нельзя было назвать, как Ваня подумал, прошла волна блаженства и на пять минут воцарилась тишина, которая запахла чем-то далеким из детства. Затопленная печь, нарубленные дрова. Запах сена, коровьих лепешек и дождя за окном. Сидя с закрытыми глазами гном глубоко вдыхал табачный дым и кайфовал от этих ощущений.

Все уже решили, что дед потерян, когда он открыл глаза и произнес, — В общем, пацаны, все понятно с вами. Молодняк один без опыта работы в поле. Поэтому, слушать будете меня и это не обсуждается. И вот мой план…

— 17-

Выбраться из леса удалось относительно легко, даже несмотря на то, что больше половины мобов были агрессивными и нападали без предупреждения. Несколько стычек, и вот он — выход из леса на широкую дорогу, которая вела на запад, во владения троллей. Оттуда нужно было попасть в южные земли степняков, где сесть на корабль и переправиться через Крайний океан.

— А куда нам плыть то, крыса? — спросил гном.

— Ох щас Вано удивится, на! — загадочно проговорил Гнус.

— А? — только и спросил Ваня, услышав свое имя, вовлеченный в обсуждение с эльфами о последних новостях реального мира.

— На остров Мук, говорю нам, Вано, щас надо двигать, на! Хе-хе-хе! — ответил Гнус.

— А, ну тогда ладно, — машинально сказал Ваня, а через мгновение остановился как вкопанный, громко прокричав, — Что? Что-о-о-о-о-о-о?

— А чего, Ванька, плохо, шоль? Остров какой-то, а? Всяко лучше волков тутошних! — оптимистично заявил гном.

— И я так думаю, на! Хе-хе! — вторил гному крыс.

— Остров Мук? — спросил Кастор, — Это где местный тиран-фанатик заправляет, да?

— О, Вано! Даже длинноухие слышали про Хозяина, на. Даже им интересно! А ты? Эх ты!

— Скажи мне, что ты пошутил, Гнус!

— Никаких шуток, на! Вано, все честно.

— И откуда ты это знаешь, что сфера там, о великий сыщик подвалов и чердаков? — позлорадствовал Поллукс.

— А в подвале и слышал, на! Как крысы переговаривались, на! — парировал Гнус.

Ваня задумчиво продолжил идти, за ним тронулись остальные. Как-то так случилось, что все ориентировались именно на его неспешный большой шаг, который, со временем, однако, перестал быть неуклюжим. А был каким-то, размеренным, что ли.

— Так, бойцы. Пока вы тут все не переругались. Слушай меня. Я тут вот что покумекал, — решительно произнес Иваныч. — Опыта оперативной работы ни у кого из вас нет, значит. Интриги тоже плести не умеете, значит. Ну и возраст, хе-хе, у меня тоже, выходит, в выигрыше. Поэтому в экстренных ситуациях будете слушать меня, значит. Все понятно? — и, не дождавшись ответа, продолжил. — Это хорошо, что понятно. Молодцы. А теперь вперед.

— Гном, а с каких это ты щей собрался командовать? — обиделся Кастор, — А ты в осады ходил? А на рейды? Да мы даже сейчас не в пати, а ты и не знаешь, что это такое. Ты что вообще об играх знаешь, дед?

В этот момент эльфу не помогла никакая его реакция. Вот гном неподвижно стоит рядом с ним, а вот уже перекидывает эльфа через плечо и наступает здоровенным гномьим ботинком тому на грудь. Эльф пытается высвободиться, но все тщетно. Большой вес гнома только сильнее придавливает его к земле.

Поллукс бросается на помощь брату и тут же пропускает удар в солнечное сплетение. По-видимому, гном уже вполне освоился в новом теле и начал чудить по полной.

— Ну что, боец, вопросы остались? Какого ты там уровня, говоришь? Хе-хе. Да хоть сотого! Не дорос ты еще до старой гвардии. Я еще с твоим дедом служил. А ты мне тут закатываешь концерты. Может быть твой опыт в играх поможет тебе сейчас? А? Что молчишь?

Отошедший, между тем, от удара Поллукс вытащил из-за пазухи лук, молниеносно вложил в руку стрелу и прицелился в гнома.

— О! Еще один! Ну давай, стреляй, зеленый! Спорим, не сможешь? Кишка тонка!

Эльф был очень зол и уверен в себе. Его правая рука, натянувшая тетиву, мелко дрожала. От ярости лоб Поллукса покрылся испариной.

— Ну дед, ну ты зараза! — проговорил, наконец, Поллукс, опуская лук, — Нет, не могу я старика замочить живого!

А Иваныч убрал ботинок с груди до сих пор брыкающегося Кастора и спокойно спросил, — Ну что, слушаться все-таки будете?

Все вразнобой подтвердили, на что гном только удовлетворенно крякнул и сказал, — Значит, Ванька, это оттуда мы спаслись, да?

— Да, Иваныч, всю историю ты знаешь.

— Угу. А ты, Гнуся, откуда про сферу знаешь? — прищурился гном, глядя на крыса.

— Я делал этот квест, на, — пробурчал крыс.

— Гнуся, ну ты же не хочешь оказаться на месте длинноухого? Чего врешь тогда? — ласково проговорил Иваныч.

— Ну ладно, ладно, на! Никакой я не крыс! И никогда им не был. Это мой запасной чар. Тьфу на вас.

Гном ехидно смотрел на крыса, мол «так и знал», но сказал лишь, — Ну и кто же ты?

— Да кто я? — грустно сказал крыс. — Вон, Ваня знает. Если имя Риго ему еще о чем-то говорит.

В этот момент с лица Вани можно было лепить скульптуру «отвисшая челюсть», — Но, Гнус, как ты? Если я видел его, то есть тебя? Он еще меня прогнал…

— Да как? Все просто! Я вышел из своего перса, перелогиниться, а когда обратно зашел в игру, то оказался здесь, вот в этом, — крыс показал по себе лапами с макушки до пят. — Пришлось, правда, придумывать легенду, учиться говорить по-другому, новые специальности осваивать. Пробрался в свой клан, пытался узнать, что да как. И, что думаете? Оказывается, этот хрен Регул очутился в моем персе. Вот и вся история.

— Нет. Ты подожди, Гнуся. А причем тут сфера, и как ты выяснил, что Регул в твоем этом персе? — приучаясь к новым словам сказал Иваныч.

— Долгая история, — отмахнулся крыс.

— А мы никуда и не торопимся, — опять упал на пятую точку гном.

— Ну емае, — не сдержался Поллукс и хлопнул себя по лбу.

— Ребятки, вы не проведете старого вояку. Пока я все не выясню, мы никуда не пойдем. А то опять кого-то поранят, кого-то подстрелят, возьмут в рабство. Ну, в лучшем случае, задницу поджарят.

— Короче, дед, задолбал, на. Слушайте…

***********

Гнус поймал обмякшее тело стражника, чтобы от лязга доспехов не поднялась тревога, вытер окровавленный кинжал о землю и продолжил красться к шатру своего бывшего чара.

Осада Элвенграда продолжалась уже несколько дней и все, как нападающие, так и обороняющиеся, были предельно утомлены. Огромные потери с обеих сторон, однако, не останавливали форсов от решимости захватить эльфийскую столицу. И так как штурм проходил раз в месяц, то никто не был ограничен в попытках захвата.

Шатер бывшего тела Риго находился в самом центре лагеря осаждающих, который изрядно поредел. Редкие же патрули не были сосредоточены и думали только о том, чтобы отправиться в объятия сна, чем Гнус уже очень успешно воспользовался. Двоих он миновал благодаря своим скиллам скрытности и отвода глаз, а третьего пришлось убрать. Тихо, но убрать. Чего крыс в своей новой шкуре уж очень не любил.

Вот он, шатер Риго, одного из лучших бойцов сервера, прокачанного по полной, до девяносто девятого уровня из ста возможных. Сотни рейдов, тысячи осад, выигранных дуэлей. Огромная алебарда янтарного света и двуручные мечи вражьих слез, выкованные лучшими гномьими мастерами по специальному заказу. Тяжеленные на вид, однако очень легкие латы, сваренные из стали и шкуры лазурного дракона, в погоне за которыми пришлось сбросить несколько уровней всему пати. И профы, набор из десяти профессий со скиллами различного назначения. За этим персом охотились все хакеры сервера земель, но до этого момента никто не смог этого сделать.

До этого момента.

Покрасться вплотную к шатру. Вот уже в свете факела видна тень снимающего доспехи врага. Еще немного подождать. Вжаться в землю, приготовить силы и кинжал для одного единственного броска через шатер. Порвать ткань и выбить в оффлайн этого тупого хакера. Две секунды, одна…

— И что, ты правда думаешь, я такой идиот?

— 18-

Гнус медленно, очень медленно обернулся. За его спиной стоял рослый человек в длинной, почти до земли, темно-зеленой мантии. Высокий ее воротник был поставлен таким образом, что вся голова человека была окутана им, словно полусферой так, что видно оставалось только лицо. По краям воротника и рукавов шли широкие полосы позолоты со старинными письменами на неизвестном языке.

В руке человек держал длинный черный посох, оканчивающийся чашей из костей. В этой чаше горело, не угасая, синее пламя. Несмотря на то, что человек был высокого роста, сам посох был на полголовы выше человека.

Большие, просто огромные черные глаза человека смотрели прямо в душу Гнуса. От этого взгляда крысу хотелось заплакать и забиться в самый дальний угол лагеря, но лишь бы его не нашли, оставили в живых. А шедшая по лицу мага, как теперь понял крыс, черная татуировка, представляющая из себя зарисовки из ритуалов жертвоприношения, только увеличивала желание крыса немедленно сбежать. Но чужая темная воля приковала его к месту. Не помогал ни один из навыков разбойника — ни «быстрые лапки», который давал спасительный прыжок, ни «уход в тень», когда можно было отвести глаза самым высокоуровневым врагам.

— Ну что, крыса, небось хочешь свое тело обратно? — маг усмехнулся, попытавшись улыбнуться, но вместо этого у него получился лишь хищный оскал, который только усугубил страх, охвативший крыса.

— Да к…кто же т-т-ты т-т-так-к-кой? — заикаясь, Гнус нашел в себе силы задать незнакомцу вопрос в лоб.

— Все равно тебе умирать, крыса, — проговорил, состроив гримасу маг. — Поэтому, знай. Я — Регул. Повелитель обоих миров. Я тот, кто освободит человечество от бренных оболочек и подарит вечный мир Землям.

С этими словами крыса отпустило. Он тут же вспомнил кучу боевиков из реального мира, где всегда находился злой фанатик, который хотел всем помочь и всех очистить. Да даже и в самой жизни таких хватало. И вот перед ним стоит не страшный злющий маг, а какой-то мужик, переодевшийся в робу мага. И его татуировки не такие уж и непонятные и ужасные. И оскал его не такой уж недобрый.

«Игра. Это просто игра. А попал я сюда случайно, как в книжках бывает» — пронеслось у Гнуса в голове, — «Ну что случится? А возродиться всегда смогу. Надо подыграть, если он так хочет».

— П-п-п — пожал-л-луйст-т-та, не уб-б-бивай м-м-м-меня! — проблеял крыс, падая на колени, и пытаясь потянуться к ногам Регула.

— Не смей меня касаться, тварь, — отдернул ногу маг.

И тут, внезапно, завопил горн. Из шатра командующего вышло бывшее тело Риго — закованный в латы паладин, с алебардой наперевес. Нисколько не думая, он просто взял крыса за шиворот и поднял с земли со словами, сказанными голосом мага, — Пойдем со мной, тварь. Наверняка ты решил, что здесь все просто. Я покажу тебе, что это не так.

Опешивший крыс крутил головой, поочередно глядя то на мага, то на паладина, ничего не понимая. В этот момент маг засмеялся и сказал, — Все просто. Это я. И здесь я, и в твоем бывшем теле тоже я, тварь. Впечатлен?

И Гнус понял, что дело, все-таки, плохо.

Они шли на звук горна. Маг, опирающийся на посох, шедший впереди, и паладин, который нес крыса за шиворот. И если вначале Гнус думал попробовать вырваться и сбежать, то сейчас он понял, что любая попытка к бегству будет неудачной. Его бывшее тело намного, просто намного быстрее и сильнее тела нынешнего.

В центре лагеря вокруг огромного костра уже собралась толпа солдат. У самого костра на четвереньках стояли трое эльфов — двое мужчин и девушка. По виду — совсем молодые. Светлые комбинезоны, одетые под доспехи, были порваны от ударов хлыста, который держал в руке один из солдат, через ткань одежды по всему телу проступали пятна крови. А кровоподтеки на идеальных эльфийских лицах и капающая на землю кровь с этих самых лиц еще больше усугубляли картину всего происходящего.

Время от времени кто-то из солдат подходил к эльфам и пинал по рукам, от чего те подламывались, и эльф падал лицом в грязь. Эльфийские же легкие доспехи и оружие лежали немного в стороне от костра. По виду доспехов можно было сказать, что эльфы не собирались быть замеченными, так как использовались исключительно маскировочные скины* (прим. авт. скин = дословно «кожа» от англ. skin, т. е. внешний вид, окрас предмета, в данном случае доспехов).

Солдаты же только перешучивались между собой, поигрывая оружием.

— Слушай, Мавр, а у тебя уже было с эльфийкой?

— А у тебя с эльфом, Август? А-ха-ха-ха!

— А может затащим эльфиечку в шатер напоследок? А эти двое пусть смотрят? А потом от всех избавимся.

— Ну вы и уроды, тошнит от вас, — подал голос третий солдат, отворачиваясь.

Еще никогда игра не была для Риго, а точнее, для Гнуса, такой реальной. Любая осада через экран компьютера смотрится не так устрашающе и ужасно. Вот они — все прелести войны. Когда смотришь на экран и юзаешь скиллы своего чара, то как-то не ощущаешь ни трупного запаха, ни разложения, ни страха, ни боли. Просто прожимаешь кнопки, комбинации, валишь всех направо и налево. Да и враги не спешат с тобой общаться и обсуждать как прошел твой день. Ни тени страха и сомнения.

А сейчас сцена предстала яркими красками. Красками насилия, смерти, самых темных желаний не только людей, но и других рас. Как будто герои игр ожили и стали жить своей жизнью. И если раньше Гнус стремился только попасть обратно в тело своего персонажа, и думал, что вернуться в реальный мир можно каким-то волшебным образом, то теперь он перепугался не на шутку. Просто, потому что, чем хуже становилась ситуация, тем меньше была надежда на попадание обратно, в реал.

К счастью, маг остановил все действия и разговоры солдат всего одной фразой, — Что здесь происходит?

— Сир, мы поймали эльфийских лазутчиков. Они направлялись к вашему шатру. Скрытные, сволочи. Но хорошо, что у наших магов были расставлены сигнальные ловушки, — девку мы подстрелили, а с этими двумя пришлось попотеть, трое шестидесятых гардов (прим. авт. гард = от англ. guard, защитник. Здесь как класс персонажа) погибло.

Гнус хотел было присвистнуть, но не стал. А неплохие эльфы попались, проворные. Гарды были самой тяжелой и надежной пехотой в игре.

— Крыса, ты спрашивал кто я такой? Так вот смотри, — обратился теперь уже паладин к Гнусу.

Маг неспеша подошел к одному из эльфов и начал произносить какое-то заклинание на никому неизвестном языке, — Архаро креста, нуклима урес, дарвио шаз! — на последнем слове синий огонь, находящийся в чаше в посохе мага, вспыхнул ярче чем горящий костер. Удобнее перехватив посох, маг поднес чашу с огнем к волосам одного из эльфов и поджег их.

Некоторое время ничего не происходило. Эльф также продолжал стоять на четвереньках, тяжело дыша. А потом его тело неестественно выгнулось дугой, и эльф, закричав, упал на землю, хотя пламя все также было только на кончиках его волос.

— Поднимите его, — проговорил маг. Два воина тут же подхватили эльфа за плечи, ничуть не опасаясь пламени, и поставили на ноги.

— Как твое имя, тварь? — спросил маг, глядя в глаза поднятого эльфа.

— Где я? Кто вы? Что за дурной сон? Сашка, это ты прикалываешься? — затараторил эльф.

Эльфийка с большим усилием подняла голову и тихо прошептала, — Алькор, ты Алькор! — но тут же получила тяжелым ботинком удар в живот от одного из солдат.

— Ну что, крыса, понял, кто я? — усмехнулся маг, — Или, вернее сказать, привет, братец медвежонок!

Гнуса затрясло мелкой дрожью, мысли в голове смешались и готовы были выскочить вон. Задыхаясь от потери воздуха в легких, и теряя сознание, он только и смог произнести, что, — Не верю…не верю!

— 19-

— А ну очнись, тварь! — послышался противный голос, и кто-то начал больно лупить Гнуса по щекам. Крыс открыл глаза и увидел ничем не изменившуюся картину.

Первым делом Гнус вспомнил кто находится перед ним, — Но как? Как ты очутился здесь, Регул? Ты же тот самый Регул, а я ведь даже и не вспомнил!

Где-то в глубинах памяти Гнуса всплыла стартовая локация людей. Регул там был неигровым персонажем.

Начинающий маг в деревне, работающий прислугой у местной знахарки. Парень давал начальные квесты на то, чтобы избавить деревню от кротов, нападающих диких зверей, на сбор целебных трав для снадобий и все в этом духе. В длинных диалогах с жизнерадостным мальчишкой Регулом можно было услышать многое о том, как же он мечтает стать великим волшебником и покорить все Земли своим магическим мастерством. К нему можно было привязаться всей душой, если внимательно читать квесты, к которым Гнус всегда подходил с максимальной обстоятельностью. И, в какой-то момент, после выполнения пятнадцати заданий, Регул начинал принимать игрока за потерянного в детстве младшего брата и называть «братец медвежонок». Именно по этой фразе Гнус и вспомнил почти забытого персонажа.

— О, мой друг, если бы ты знал, через что мне пришлось пройти, пока я работал на побегушках у этой знахарки, если бы ты только знал! — начал произносить маг, постепенно закипая, — Знаешь ли ты, насколько тупы и самодовольны игроки? Приходилось ли тебе выслушивать тоннами все эти «Превед», «Бугага» и «Ну что, мудак, дай мне опыта!»? А если их собирается несколько человек? С новыми введенными правилами взаимодействия меня просто запинывали на месте толпой и снова и снова обнуляли инвентарь, — каждое слово мага, теперь, несло боль и обиду, смешанные со злостью. С каждым словом его речь становилась более эмоциональной, — Несколько игроков пустили ложь, что за мою смерть можно получить двадцать уровней и большие сокровища. Поэтому уничтожить меня пытались не только новички, но и высокоуровневые чары, которые возвращались со своими питомцами, которые отгрызали мне все части тела и затаптывали в грязь. А знаешь ли ты, крыса, каково это, когда тебя топчет синяя химера?

Казалось, что лицо мага вот-вот взорвется. Раздутые ноздри, тяжелое дыхание и выпученные от ярости глаза — все это производило впечатление полного безумия.

Повисла напряженная пауза. Маг пытался отдышаться и унять свою ярость. И тут заговорил паладин, который все еще держал крыса за шиворот. Даже сквозь размеренный и спокойный голос бывшего перса Гнуса проступали нотки голоса мага, — Я обращался за помощью к знахарке, я молил всех богов этого мира, но никто не слышал меня, никто не хотел помочь. И тогда я стал изучать магию смерти. По крупицам, понемногу, шаг за шагом я начинал свои опыты. В те редкие моменты самой низкой посещаемости игры я извел сотни кур и кроликов для своих опытов. Жертвоприношения, снова и снова, свежая кровь. О, как же мне было хорошо от этого! Какое же я получал удовольствие от гибели тех, кто слабее. Как же я стал понимать всех этих игроков, которые делали со мной все, что захотели. Нет ничего приятнее этого ощущения!

Паладин повернул крыса мордой к себе и теперь сквозь небольшую прорезь забрала Гнус мог видеть два красных глаза. Нет, это не были глаза Риго, не были теми глазами, когда чар принадлежал Гнусу. Это были глаза мага. Бесконечно пугающие и гипнотизирующие глаза настоящего фанатика, овладевшего темным искусством.

И тут вновь заговорил маг, — А потом я вызвал его. О, воистину, он стал моей опорой и вдохновением. Он помог мне познать настоящую сладость магии смерти, которая больше не открыта никому в мирах. Он показал мне таинства и ритуалы, о которых не было известно тысячелетиями. А я, как мальчишка, все открывал для себя новые и новые грани. Вместе мы, шаг за шагом, придумали как можно избавить оба мира — мир людей, кукловодов, и мир Земель от подобных идиотов, которым важен лишь вес монет в своих карманах. Важно убийство тех, кто рядом, для своего благополучия. Они хотят жить по закону: кто сильнее — тот и прав. И они получат эту жизнь. Жизнь, с величием темной силы и магии смерти, которой я овладел. Жизнь в страхе и справедливости. Жизнь, которой они достойны, — маг говорил медленно, вдохновенно, тщательно проговаривая каждое слово и, стараясь, чтобы все находящиеся солдаты слышали его. Солдаты же только согласно кивали, слушая безумца, не смея издать ни звука.

— Магия смерти, крыса, хороша тем, что она позволяет управлять жизнью. Приближать смерть, если ты забираешь достаточно жизни, — уже успокоился маг. Он отвернулся от Гнуса и подошел к эльфу, который, по-прежнему, висел на руках двух стражников и на волосах которого, по-прежнему, плясали языки пламени. Эльф все также крутил головой направо и налево, глупо улыбался и считал, что попал в какой-то костюмированный розыгрыш.

— Смотри мне в глаза, тварь! — произнес маг и крепко схватил эльфа за подбородок. — Ты не боишься. А знаешь почему? Потому что думаешь, что это — шутка. Что ж, я покажу тебе шутку. Настоящую шутку, — с этими словами Регул вытащил откуда-то из полы плаща небольшой кинжал и, вогнав его эльфу в живот, напевом произнес нестройным слогом:


Два мира сольются в один. Прах в праху, а жизнь в смерть.

Он придет. Он даст всем покой. Ибо хаос — это покой. Вечный покой.

Ничего нет спокойнее, чем хаос. Приди же, хаос, забери эту жизнь! Забери мой дар! Стань сильнее!


Гнус увидел, что пламя стало подниматься выше и выше по волосам эльфа. Мгновение — и вот уже вся голова охвачена пламенем. Эльф, говоривший что-то о реальном мире и розыгрышах, стал кричать. Неистово и дико кричать. Как горящий заживо человек, что, в принципе, и происходило. От этого не только Гнусу, но и всем присутствующим, как увидел крыс, стало не по себе.

Белоснежные волосы эльфа почернели, кожа на лице пошла пузырями, а комбинезон стал осыпаться пеплом. Стражники же, как будто по команде, отпрянули от бедолаги, который просто рухнул на землю и неистово стал по ней кататься, пытаясь это пламя сбить.

Эльфийка же, не найдя больше сил, чтобы встать, просто повернула голову, смотрела на это действо и губами беззвучно говорила. — Алькор! Алькор! — по ее глазам текли тоненькие ручейки слез, смешивающиеся с кровоподтеками.

Высоко в небесах раздались птичьи крики. Сначала один крик, далекий, но пронзительный. Потом другой, более высокий. Маг нахмурился и посмотрел на небо, но увидел в нем только двух парящих орлов, перекрикивающихся между собой. Насторожившиеся было солдаты тоже от вида птиц расслабились и обратили все внимание на пленников.

А Гнус был готов поклясться, что в момент птичьих криков разглядел чуть еле заметную улыбку на губах эльфийки.

Регул в этот момент опустил свой посох с чашей и коснулся пламенем волос второго мужчины эльфа. Все завороженно смотрели, как на кончиках волос заиграло синее пламя, как тело эльфа свело судорогой, а потом он рухнул на землю со словами, — Это не похоже на рай!

— Прими эту жертву, о, сме…

Договорить маг не успел. Несколько стремительных теней огромного размера обрушились на пространство возле костра. Всех стоящих рядом солдат буквально смело будто от взрывной волны. Костер погас. Паладин, державший крыса, опрокинулся на спину и выпустил Гнуса из рук. Гнус увидел, что рядом с потухшим костром стоят три большие силуэта огромных львов с головами птиц. В неярком свете луны и звезд крыс понял, что это были грифоны. Блестящая темная шерсть, закованные в панцирные доспехи туловища созданий, по два седла на каждом, и по одному наезднику в причудливых плащах.

Несмотря на полное отсутствие сопротивления со стороны солдат осаждающего лагеря, грифоны смотрели по сторонам и угрожающе шипели. Наездники на двух существах с быстротой молнии спрыгнули на землю и подняли своих братьев. Третий же натянул лук, как показалось Гнусу, и уже успел пару раз им воспользоваться, так как что-то дважды просвистело рядом с крысом.

Огромный шар синего пламени обжег затылок привставшего Гнуса и полетел по направлению к наезднику-лучнику. Только сверхъестественная реакция его грифона спасла всаднику жизнь. Взмах крыльев и вот существо с наездником уже в воздухе. И опять две пролетевшие куда-то за спину Гнусу стрелы.

В лагере послышались удары колокола, крики солдат. Гнус оглянулся и увидел, что паладин кастует на мага «святую защиту», самое мощное оборонительное заклинание из своего арсенала.

Эльфы, между тем, уже очень аккуратно усадили собратьев на грифонов. Второй, правда, все никак не мог поверить, что он не в своем теле и постоянно звал какую-то Ларису. Еще несколько мгновений и они взлетят. Времени на размышления просто не осталось. Гнус быстро, очень быстро, вскочил на свои небольшие задние лапы и побежал к грифонам, — «Лучше уж погибнуть от их клюва, чем сгореть во благо смерти», — пронеслось в его голове.

Взмах крыльев и оставшиеся существа взмывают в воздух. По третьему же грифону уже начинают лететь огненные шары и молнии, которые наездник успешно блокирует.

Собрав все свои силы Гнус прыгает и цепляется за подпругу под животом существа. Почувствовал грифон или нет лишний груз — это осталось тайной. Всадник приказал ему лететь высоко-высоко и подальше от этого места…

— 20-

Грифон взлетел очень высоко. И очень быстро. Приложив все свои силы, Гнус, дрожащими лапами, кое-как держался за подпругу, затянутую под животом создания. В глазах рябило, даже начало немного тошнить. Человек, после своего реального мира, не сразу может понять и ощутить на себе все особенности мира волшебного. Новое же тело, хоть и было компактным и ловким, но, все равно, заставляло тебя максимально концентрироваться, чтобы ненароком не разжать лапы и не разбиться, или, того хуже — попасть обратно к взбешенному магу в руки.

Несколько раз в опасной близости от Гнуса даже просвистели стрелы, выпущенные защитниками лагеря, однако скоро грифон поднялся так высоко, что даже волшебные стрелы до него не доставали. Гнус успокоился, приловчился держаться, посмотрел по сторонам и обомлел от открывающейся картины. Даже несмотря на его плачевное положение, он не мог не оценить такие близкие и яркие звезды, горные хребты вдалеке, освещенный тысячами факелов лагерь осаждающих, где солдаты, словно маленькие мошки, бегали по периметру. А совсем недалеко горели огни крепости Элвенграда, куда грифоны держали свой путь.

Внезапно животное перестало набирать высоту. Гнус понял это, так как его лапы больше не стали дергаться вверх-вниз. И вот уже грифон медленно и плавно, комфортно для своего наездника, планировал к крепости. Высокие завитые башни, построенные тысячи лет назад, сейчас, от выстрелов осадных машин больше напоминали проеденный мышами сыр, а крепостная стена, спешно «залатанная» эльфийскими рабочими прямо во время осады, больше походила на груды камней. Но, тем не менее, все это сооружение было действительно великим. Небольшие купола башен сверкали в лунном свете, реки и ручьи, коих было в Элвенграде с избытком, отражали свет звезд, а деревья шелестели своими золотыми и зелеными кронами, создавая сверху, казалось бы, настоящий живой щит.

Стоп, но ведь это, и вправду, был щит! Самый настоящий щит из энергии растений, который охватывал весь город-крепость словно купол и не позволял ничему чужеродному проникнуть внутрь. Вот несколько мгновений, и они, вероятнее всего, изжарятся, так как от купола, даже на таком достаточно далеком расстоянии шел невероятный жар.

— Аахуну к’аалита, — послышалось сверху и грифон буквально нырнул под зеленоватый купол.

Гнус даже на мгновение закрыл глаза, боясь, что его секунды сочтены. Но жаркое пламя только легонько лизнуло по затылку. Будто корова…да, большая и добрая корова своим шершавым языком прошлась по шкуре. Только шерсть осталась стоять дыбом.

Грифоны подлетели к большой площадке, построенной на одной из башен. Встречающая делегация выглядела впечатляюще — около десятка эльфов различных регалий, судя по их доспехам и прическам. И не было сомнений, что Гнус был уже давно замечен ими, так как болтался под пузом грифона как лишний балласт.

«Кстати, этот грифон мальчик или девочка?», — пронеслось у него в голове, но он сразу же выкинул эту дурацкую мысль и даже боялся покоситься, чтобы проверить.

На удивление, ни один из эльфов на площадке не выказал никаких признаков агрессии, и это означало, что некоторое время чар Гнуса, а, точнее, сам Гнус, будет жив. В конце концов они могли просто подстрелить лишний груз на подлете к куполу, чтобы его от падения испепелило о магическую защиту.

Еще не успели ноги Гнуса оказаться в трех метрах от площадки, как он разжал лапы и попытался спрыгнуть на парапет, который приметил при подлете. Гнус приземлился на твердый камень и молниеносно вошел в режим тени, однако сзади него что-то засвистело, а прямо перед глазами в зубцы площадки почти одновременно вонзились три стрелы. Крыс тут же поднял свои руки вверх, вышел из тени и, мило, как ему показалось, улыбаясь, развернулся, чтобы увидеть спокойные взгляды эльфов, трое из которых держали опущенные луки.

— А я не думал, что ты настолько глуп, крыса, — своим певучим голосом сказал один из эльфов с темной, обсидиановой кожей. В моменты войны темные и светлые эльфы забывают о вражде и сражаются плечом к плечу с любыми захватчиками. На этом эльфе, в отличие от его окружавших, был одет светлый плащ, оканчивающийся у самой земли, с широкими рукавами.

Немного переведя взгляд в сторону, Гнус, с удовлетворением увидел, что девушка-эльф жива и даже сама спрыгивает с грифона. Остальные эльфы тоже, по-видимому, были в порядке. Почему-то мысль о том, что эльфийка не пострадала, привела его в отличное расположение духа и он даже не ощущал себя вляпавшимся во что-то нехорошее.

Если бы эльфы не были бы такими наблюдательными и проницательными, то они не были бы такими властными и сильными. Что есть, то есть.

— Ты знаешь эту крысу, Вега? — проговорил эльф.

Пострадавшая эльфийка отстранилась от грифона, к которому прижималась в благодарность за то, что он смог увести ее на своей спине, а потом повернулась, внимательно изучая крыса. Вот она прошла мимо собратьев, подошла к Гнусу, нагнулась и посмотрела в его глаза. Несколько минут она внимательно вглядывалась в его крысиную морду. Казалось, что этот взгляд смотрит не просто в глаза, и даже не в душу, а, буквально видит его прошлую жизнь, жизнь в Риго, жизнь где-то там, в реальности, которая уже давно забыта.

Эльфы с интересом наблюдали за этой беззвучной сценой. И, будто бы, даже грифоны, перестали дышать — такая тишина наступила.

— Да, Арктур, знаю. Он напуган, что попал к нам, и хочет сбежать. Регул взял его в плен незадолго до нас. Его хотели принести в жертву, как и нас, как и Алькора, — эльфийка опустила взгляд. А потом с ненавистью посмотрела куда-то вверх, сказав при этом, — Аахора Регул! Эшмм’о кабу!

С этим звуком присутствующие на площадке эльфы закричали, вскинув вверх свое оружие. Однако, темный, несмотря на это все, оставался спокоен.

— Скажи мне, крыса, почему я не должен тебя убивать? — произнес темный, глядя в глаза Гнусу.

— Э-э-э… — начал было мямлить Гнус, не представляя, как общаться с живыми эльфами, хоть и был уже начитан кучей диалогов из своего прошлого опыта игр, да и книжек прочитал немало.

— Арктур, дай мне время, и я поговорю с ним. Верь мне. Сейчас нам пригодится любая помощь.

Темный недолго смотрел на нее. Потом молча кивнул, добавив, — У тебя есть время до утра. Потом мы будем вынуждены казнить твоего нового друга.

— Охаара ситтала, Арктур. Мы благодарим тебя, — эльфийка преклонила колено и тут же схватила Гнуса за лапу, вынуждая повторить за ней. Крыса не нужно было просить дважды, и он также склонил голову.

***********

Кастор и Поллукс завороженно слушали рассказ крыса, не смея перебить, несмотря на то, что они хотели узнать все мельчайшие детали. Но первым голос подал Ваня.

— То есть это был…? Я правильно понимаю? — вопросительно спросил он у крыса.

— Да, Вано. Это был племянник нашего Проциона, который благополучно сверг дядюшку с его трона во время эльфийских междоусобиц. И, знаешь, что самое интересное?

Ваня только отрицательно покачал головой.

— Самое интересное то, что я даже не знаю, достоин ли Процион обратно вернуться на трон, — произнес Гнус, с особым интересом глядя на длинноухих спутников, от которых в любое время ожидал, что они могут накинуться на него за такие слова.

Но эльфы только сидели рядом и недоуменно хлопали глазами. Вероятно, не понимая, что под всей этой историей дальше таится какой-то подвох.

***********

— Кто ты на самом деле? — задала свой вопрос эльфийка, когда они с Гнусом расположились под кроной одного из могучих деревьев во внутреннем дворе цитадели.

Гнус осторожно повернул свою мордочку по направлению к ней. Определенно, несмотря на следы пыток и издевательств, со стороны людей Регула, она была самым прекрасным созданием, что он когда-либо видел в своей жизни: глаза, в которых можно плавать часами, точеный маленький нос, вытянутые уши, прячущиеся в длинных волосах, упругие формы. А кто же он? Гнус боялся, что даже будучи Риго, он не смог бы приблизиться к ней ни на шаг.

— Я…не знаю кто я.

— Вега, мое имя Вега. Не бойся, можешь говорить все, что захочешь, малыш крыс, тебе ничто не угрожает, — голос эльфийки был настолько же прекрасен, как и она сама. Хотелось представить себя прекрасным эльфом, достойным ее, чтобы она стала его навеки. Сидеть под этим деревом, обнявшись с ней, смотреть на звезды и просто быть рядом.

И Гнус заговорил…

— 21-

— Ваня, я рассказал ей все, понимаешь? Начиная с того, где я родился, заканчивая тем, с кем у меня, ну, в общем, короче ты понял, — перешел Гнус уже на обычную речь, от которой отвык за время пребывания в крысиной шкуре. На этих словах он, казалось, даже немного покраснел.

— Знаем мы приколы наших эльфиек, знаем, — весело подмигнул Гнусу Кастор. — Наверное глаза вот такие сделала и «говорила вот так сладенько», — эту фразу Кастор проговорил напевно, применив скилл «эльфийская речь», повышающий обаяние, сделав, к тому же, большие и грустные глаза, в которых отражалось уже поднявшееся над верхушками деревьев солнце.

Гнус промолчал, опустив голову.

— Да ладно, не грусти, — приободрил его Поллукс, похлопав по спине и подмигнув ему. — Ну с кем ни бывало?

— Чой та я не понимаю, — подал голос молчавший все это время гном, — Гнуся, а при чем тут сфера?

***********

Гнус с эльфийкой просидели под деревом до рассвета. Вот уже пропели горны нападающих, шедших на очередной штурм, вот из-за крепостных стен показалось всходившее солнце, а исповедь крыса никак не прекращалась. Но к ним, все же, подошло два эльфа-разведчика, чтобы сопроводить в тронный зал.

— Я жду твоего ответа, крыса. Итак, почему я не должен тебя убивать? — с ходу, даже не поприветствовав, проговорил темный.

— Ваше величество, — Гнус преклонил колено. — Вы имеете полное право это сделать, потому что ваши люди спасли мою шкуру и жизнь. Но я могу служить вам. Я не эльф, и мои способности специфичны. В этом моя слабость и…моя сила. Решение за вами.

— Вега, ты ему веришь? — поднял правую бровь темный.

— Арктур. Мы проговорили всю ночь. Это достойный воин, верь мне. Он может быть нам полезен.

С улицы слышались вновь и вновь звучащие горны атакующих. А один из очередных снарядов, видимо, при магической поддержке, даже попал в свод купола тронного зала, с потолка которого упало несколько камней.

Прибежал вестовой в легких доспехах. Соблюдая все установленные нормы, он молча подбежал к трону, упал на одно колено и тихо произнес. — Король Арктур, нападающие пробили брешь в южной стене. Мы не можем сдерживать их силы, отступаем ко второму кольцу. Нам требуется ваша помощь.

— Я буду через несколько минут, ступай, воин. Ахелла’а арканум.

Темный встал со своего трона, представляющего собой, на взгляд Гнуса, обычное плетеное кресло, однако, в два эльфийских роста и с зеленой порослью вьющихся ветвей. Подошел к Гнусу, все еще стоящему в коленопреклоненной позе рядом с эльфийкой.

— Встань, крыса. Знаешь ли ты историю нашего рода? Эльфийского рода? — коротко спросил эльф.

Гнус лишь помотал головой.

— Ты будешь искать сферу. «Сферу тьмы и света». Она поможет объединить эльфийские народы и прекратить вражду, которая ведется вот уже много поколений. Кланы, альянсы — все это ничто, пока эльфийская раса враждует между собой, — темный подошел к витражному окну с изображением сцен из эльфийской жизни, пропускающему солнечные лучи. — Мы обречены на вечный бой. Как я свергнул своего дядю, так и кто-то другой из светлых свергнет меня. Одни захватывают замок в надежде на то, что это откроет перед ними бесконечные богатства от торговых пошлин и путей, которыми мы обладаем, другие надеются поставить здесь свою твердыню, оставить армию, для дальнейшего наступления на другие государства Земель. Несмотря на то, что мы убиваем друг друга и плетем интриги, еще ни один вражеский клан не захватил Элвенград. Сегодня, я чувствую, это случится впервые.

Темный стоял у окна и молча наблюдал за разбивающимися о защитный купол вражескими метательными снарядами, за скачущими на подмогу всадниках верхом на белоснежных конях, за летающими лучниками на грифонах.

— Я не смог объединить эльфийские народы. Я думал, что, служа самому себе, это возможно сделать. Но после падения Элвенграда мы, эльфы, будем служить клану, который нас захватит. Возможно, кто-то из моих родственников будет более удачным и сможет захватить замок обратно, под управление эльфов. Но я больше в это не верю, — грустно, даже, казалось, с небольшой улыбкой, произнес темный.

— Когда ты найдешь «сферу тьмы и света», крыса, и, если я еще буду жив, и ты передашь ее мне, это повысит твой уровень до сказочных высот. Ты выполнишь свою задачу. А теперь я должен идти сражаться, — даже не взглянув на Гнуса, темный развернулся от окна и пошел к выходу, бросив через плечо. — Вега, отправь крысу за стены крепости. Больше он ничем не сможет нам помочь.

***********

— То есть ты не случайно попал со мной на тот корабль, шедший на остров Мук? — задумчиво спросил Ваня.

***********

— Ты много мне рассказал, Гнус. Поэтому я помогу тебе в твоих поисках. Нет, ничего не говори, внимательно слушай, — все это Вега говорила во время достаточно быстрого бега по эльфийской крепости. Гнус не имел ни малейшего представления куда они направлялись.

— Сейчас я отправлю тебя в соседний эльфийский город верхом на своем любимом грифоне. Тебе нужно будет сесть на корабль работорговца Сириуса, который плывет на остров Мук, что на краю Земель. Ходит много легенд, что сфера находится именно там. Но сначала ты должен поднять свой уровень до сорокового, получить навыки сноровки, воровства и поиска ловушек. Найти подходящее оружие и экипировку, изучить легенды про сферу и найти помощников.

За очередным поворотом показалась конюшня грифонов. От обычной конюшни она отличалась разве что отсутствием крыши. В стойлах одиноко стоял единственный грифон, издающий очень жалобное не то пищание, не то пение. Было видно, что животное чувствует себя неуютно, стоя на земле, когда вокруг происходит полноценная война. Эльфийка подошла к грифону, ласково погладила его по мускулистой шее, что-то тихо прошептала на ухо. Это возымело колоссальный эффект: грифон мгновенно успокоился и стал смотреть на Гнуса очень умными глазами.

— Садись на него. Дальше он все сделает сам. Когда доберешься до наших братьев, попроси, чтобы они при смотрели за Аахэллу. Это его имя. Ну все, в путь.

Ничего не понимая, словно во сне, Гнус запрыгнул в седло, взялся за уздечку. Правда его небольшие ноги не дотягивались до стремени, поэтому приходилось буквально обхватывать грифона, сидя в седле.

— Аватум вида’ала! — крикнула Вега, легонько хлопая грифона по шее.

Земля буквально за несколько взмахов крыльев оказалась где-то далеко внизу. Гнус летел и видел с высоты птичьего полета как много, очень много атакующих врывались уже на территорию самого замка. Видел и смотрящую на него Вегу и камни из осадных орудий, попадающие в защитный купол. Грифон влетел в облака и крыс уже не увидел, как купол, не выдержав, погаснул, и в Элвенграде начались первые пожары от горящих снарядов и фаерболов.

***********

— Стрелять так стрелять, но утки уже летят высоко. Летать так летать, я им помашу рукой…

— Иваныч, ты чего это? — спросил Ваня, придя в себя от внезапно запевшего гнома.

— Да так, песню вспомнил одну старую хорошую, Ванька. Енто, получается, что мы как бы сейчас банда с вами? Идем за ентой сферой. Ее находим. Идем в ваш Эльфогород или как там его, отдаем эльфу, и он нас благодарит?

— Как-то так, Иваныч, как-то так.

— Но, вишь че, Ванька, а как мы домой то попадем? Как мы енту дыру в мирах залатаем?

— Эх, Иваныч, если бы я только знал! — воскликнул Ваня, но вспомнив что-то из своей прежней жизни, нахмурил лоб и постарался рассуждать, — Знахарка говорила, что надо победить Регула, так? Так. Регул уже захватил Элвенград, Гнус?

— Захватил, Вано.

— Так. Если мы выполняем квест, нас Арктур благодарит, так? Так.

— Нет, подожди, — перебил его Кастор. — Арктур поблагодарит Гнуса. Если Гнус принесет сферу. А если мы принесем сферу Проциону, то он поблагодарит нас.

— А мы знаем цели Проциона, длинноухие? Хе-хе, — ехидно спросил гном.

— Процион хочет вернуть себе трон, — уверенно сказал Поллукс.

— И ты готов поручиться за него, зеленый?

Поллукс не знал, что ответить. Он давал обет своему сверженному королю, но совсем не знал о планах Проциона.

— Вот то-то же, парень. Мы тогда в том мире даже генералам не могли довериться — которые на бойню нас посылали, а ты тут про короля талдычишь мне. Эх, молодо-зелено. Ладно, потопали за ентой вашей сферой, — гном поднялся на ноги и пошел по дороге. Через несколько шагов обернулся, строго глядя на сидящих спутников и громогласно сказал. — Чего уши развесили то, бойцы? А ну встать, и за мной, быстро! Неважно длинные уши или короткие! Идти отсюда и до заката! У нас много делов…

— 22-

— Заходи с фланга, ребзя! Лови его, лови! — кричал гном, едва успевая бежать в своем максимальном темпе. И даже выносливые эльфы, израсходовав все стрелы, сейчас были на пике усталости. Хоть охота и шла за…зайцем. Да, пасхальным зайцем. И гном с эльфами гнали его в ловушку, где зайца должны были поймать уже Ваня с Гнусом.

В этот ивент, как ни странно, их подписал Иваныч. В очередной деревушке на пути к великому морскому городу Эрену, что находится на стыке всех торговых путей, гном активировал квест пасхального зайца. Да еще так, что стоящие рядом путники автоматом попали в пати и телепортировались на арену ивента. Конечно, ареной это совсем не было, это был большой лес с разной живностью, среди которой нужно было найти специального зайца. В этот лес телепортировалось еще минимум десять пати с разных регионов сервера. В каждой группе было от четырех до десяти человек, поэтому охота обещала быть жаркой.

При взятии квеста была обещана «поистине королевская награда». Однако, еще никому за три игровых дня не удавалось поймать зайца за обозначенное время. И ладно бы этим дело ограничилось, но нет, Иваныч умудрился поднять ставки — утроить награду в случае положительного исхода. Правда, при проигрыше штраф бы составлял потерю нескольких уровней опыта.

От этих новостей эльфы чуть не уничтожили «тупого гнома» на месте, однако побоялись стать красного статуса (прим. авт. = персонажа будет легко уничтожить без штрафа к своим способностям) и решили отложить это на потом.

Ситуация усложнялась еще тем, что все попавшие на квест уравнивались в оружии и уровнях. Каждому был выдан стандартный комплект легкой брони, стандартное оружие одинакового уровня — луки, мечи, алебарды и прочее. И каждый мог уничтожать противника. То есть такая королевская битва — выиграет тот, кто не просто выживет, а еще и зайца поймает.

И вот теперь гном изо всех сил старался искупить свою вину. Как настоящий электровеник Пал Иваныч, на пределе возможностей бежал, загоняя нужного зайца, на шее у которого была повязана разноцветная ленточка.

Честно говоря, их группе просто повезло телепортироваться на ту поляну, где заяц и обитал, поэтому, пока особых сложностей не ощущалось. Эльфы стреляли, задавая направление бега зайца, который уже был близок к позиции Вани и крыса.

Две стрелы прилетели незаметно. Поллукс рухнул на землю с простреленной насквозь головой. Одна из стрел вошла точно в его правый глаз и вышла из затылка. Никакая эльфийская реакция не спасла его от этого выстрела. В этот же момент небо над поляной озарилось красным и что-то щелкнуло. Тело эльфа исчезло. Вероятно, в деревню, из которой был взят квест.

— Раз два три четыре пять, вышел зайчик погулять! Ха-ха-ха! Минус один, Марвин! — послышался звонкий голос. — Ты просрал мне сто золотых, я открыл счет.

— Не зазнавайся Кассио! Вряд ли их трое, — пробурчал в ответ кто-то, обладающим тембром, сравнимым с гудком паровоза.

Из ближайших кустов вышли эльф и орк. Эльф держал на прицеле замершего Кастора, а у орка на руках были одеты большущие кастеты для ближнего боя, правда тоже стандартные, никаких изысков.

— Вали второго, Кассио, вали! Чего ждешь? — зарычал орк.

— Прости, дружище, но брат дело говорит, — вздохнул эльф и спустил тетиву. Кастор, при всей своей реакции, не успел бы отпрыгнуть от этой стрелы, пущенной собратом, но он принял единственное правильное решение — врубил магический щит, об который раскололась стрела.

***********

Сменивший направление заяц убегал куда-то вглубь леса. Иваныч не успевал, критически не успевал за ним. И дело было даже не в его возрасте, а в том, что его перс не был предназначен для бега. Все показатели выносливости обнулились, из груди вырывалось только сдавленное дыхание.

Вот белый хвост мелькнул среди деревьев, а вот его уже и след простыл.

— Ну заяц, погоди! — заорал гном, а потом рассмеялся, вспомнив тот самый мультик. И продолжил бежать по едва видимому следу пушистого.

***********

— Как думаешь, а они понимают, что это не временный квест, а все происходит на самом деле?

— Не уверен. Например, потеря зеленого станет для них настоящим сюрпризом.

— Посмотрим, посмотрим. А может, дадим им шанс, а? Завалим тех придурков?

— Слушай, ты разве забыл, как появляются настоящие воины? Только пройдя через горнило войны и потери. Больше никак. Все остальные — черви и слабаки.

— Это слишком жестоко.

— Ты прав. Я такой.

***********

Из-за спины эльфа и орка выскочили четыре дуэлянта с парными мечами и буквально в капусту порубили убийц Поллукса, которые, к несчастью, совсем прозевали появление хитрых противников. Для Кастора же это был единственный шанс спасаться. Причем немедленно. Он хотел бы сказать что-то крысу и человеку, но решил не наводить на них врагов и быстро побежал прочь.

— Ваня, слушай, ты веришь, что это игра? — шепотом обратился к нему Гнус, лежащий под корнями большого дуба рядом.

— Вначале хотел бы в это верить. Сейчас уже не знаю. Думал, что игра, а после Вольфграда мне кажется, что если мы погибнем, то погибнем навсегда. Все стало очень реально.

— Вот и я о том же. Крипы и мобы думают. Как люди. Люди из реального мира переносятся в тела персонажей, абсолютно не понимая, что происходит. Пустышки оживают, их тут же забирает тьма. Уже и не знаешь кто управляет чаром — человек за компом или человек в чаре. Какая-то солянка, Вань.

— Слушай, я совсем тебя не узнаю, Гнус. Где песни Квин? Где стихи? Где душещипательные байки?

— Вано. Если бы ты знал как тяжело жить в шкуре мелкого крыса и качать свой уровень каплю за каплей!

Тут Гнус замолк на некоторое время, так как пати дуэлянтов пошло в их направлении. Крыса и человек притаились, буквально вжались в землю, чтобы ненароком не попасться на глаза. Через несколько минут, когда шаги врагов затихли, Гнус продолжил. — Самое страшное, что, посмотри! В игре, когда ты кого-то мочишь, он просто падает. А что сейчас? Ты видел, как эльф с орком разлетелись на части? А что, если это все? Нет возрождения, нет новой жизни? Что если это что-то типа «Матрицы», Вань?

Культовый фильм всех подростков, выросших в девяностые, где Киану Ривз решал судьбу мира, конечно же, знали все.

— То есть хочешь сказать, что мы попадаем сюда через эту дыру в мирах, нас тут мочат и все? Второго шанса нет?

— А ты посмотри, Вань, разве не так? Как долго затягиваются твои раны? Действуют зелья что ли? Нифига же не работает. Да, кастуются заклинания, да, восстанавливается мана и все, Вань!

— Вот теперь я узнаю старого доброго Риго! Помнишь, как мы замки захватывали, а?

— Да толку то от наших с тобой осад сейчас! Этот полудурок Регул все испоганил. И как же меня трясет от Иваныча! Ну нафига он этот квест взял на этого долбаного зайца?

***********

Огромная поляна, открывшаяся перед глазами Иваныча, представляла из себя настоящее поле боя. Казалось, что на нем столкнулось около сотни персонажей. Вся трава была залита кровью, повсюду были разбросаны ошметки тел, одежды, оружия и доспехов. Никого, кроме Иваныча, на поляне не было. За исключением сидящего в центре зайца с красивой ленточкой на шее.

— У-ти пу-ти, кис-кис-кис, иди сюда, животинка, — гном стал медленно подходить к ушастому, который во все глаза смотрел на Иваныча, судорожно водя носом и принюхиваясь к чему-то.

***********

— А с разговором что… Да ты знаешь, сколько я в образ вживался? Я же тебя на том корабле сразу узнал. А не мог сказать ничего. Точнее не хотел. Надо было, чтобы ты мне помог с этой сферой. Ну или с идолом, кто знает.

— То есть ты все это время знал, что я — это я?

— Да, конечно! Ты же таким увальнем тупым попал сюда. Ты и в клане у нас часто тупил, без обид только давай. Разрушитель одним словом! Гора мышц, которая подчиняется командам, да и только.

Сказанные слова задели Ваню до глубины души. Это получается он все-таки тупой? Не зря так называют?

***********

Иваныч не знал, что надо было с этим долбаным зайцем делать. В квесте сказали — поймать и выиграешь. Гном все ближе подходил к ушастому, который, судя по всему, не собирался убегать. Но еще один шаг, и перед гномом опять мелькает белая маленькая улепетывающая задница.

— Ах ты тварь пушистая! — взбесился бывший полковник, доставая из-за пазухи секиру и со всей дури кидая ее по направлению к цели.

***********

— Пошли, Гнус, пора уже завязывать с этими гонками и битвами. Нам нужно двигаться и спасать мир.

— Ну и ну, а Ванька то решил стать суперменом!

Внезапно произошла телепортация, и вот они уже стоят посреди деревни, где гном взял этот заячий квест. Сейчас перед старостой деревни стояли все, кроме Поллукса. А Кастор представлял из себя сплошной кровоподтек. Гнус и Ваня были в порядке, но самое неожиданное было то, что рядом со старостой стоял улыбающийся гном, держа за уши пытающегося вырваться зайца с пораненной задней лапой…

— 23-

В тот самый миг, когда погаснет солнце

Когда уйдет во тьму надежды свет

В твоей душе пожар мечты проснется

Который спал уж много, много лет.

О ты, всепоглощающее пламя!

Гори! Лютуй! И этот мрак сожги!

И будто на ветру, бурлящем, знамя

Ты за собой к мечте моей веди!


— Вы серьезно? — Кастор пробовал вызвать меню чата для связи с Поллуксом, потом делал различные запросы в игру, но все было тщетно. Близнец просто исчез, этого персонажа как и не было. Отчаявшийся эльф накинулся на старосту деревни, но на том стояла защита, и ни один удар не наносил существенного ущерба, а староста как заводной повторял лишь. — «Вы хотите взять квест на пасхального зайца?».

— Ванька, это…чего…зеленокожего не будет с нами что ли больше? — спросил осторожно гном, полностью понимая на ком лежит вина за эту потерю.

— Похоже на то, Иваныч, похоже на то, — грустно произнес Ваня, обдумывая дальнейшие действия. — Кстати, что нам дали за победу в квесте?

— Ой, Ванька, слушай, я же даже не проверил, — ответил гном. — Щас, покопаюсь в загашнике, хе-хе.

Тем временем начинало темнеть, в деревне зажглись первые факелы, освещающие площадь, на которой все еще стояли товарищи.

Гнус же безучастно наблюдал за тоскующим Кастором, который просто сел на землю и обхватил голову руками. Крыс подошел к эльфу, положил руку на плечо, и осторожно произнес. — А знаешь, есть старая легенда в Землях. Вы, эльфы, должны знать ее наверняка, так ведь?

Кастор поднял на Гнуса грустные, полные слез глаза, что было эльфам совсем несвойственно, и негромко спросил. — Ты о звездах на небе?

— Ну да. Вы же не просто так зоветесь по именам звезд, не так ли?

— Об этом ходят сказки, и я точно не верю в подобный бред старейшин. Мол с гибелью каждого эльфа на небе загорается звезда. Ну кто поверит? Сколько здесь уже эльфов погибло? А сколько звезд? — грустно сопел Кастор.

— Вот именно! Посмотри, сколько их! И у каждой свое имя! — крыс поднял глаза к темнеющему небу, на котором уже стали появляться первые, чуть тусклые звезды.

Гном задумчиво вытащил из инвентаря какой-то медальон, а затем что-то пробурчал, раздался щелчок, и перед ним появились четыре больших ящика.

— Эй, Гнус, Кастор! Вы должны это видеть! — позвал Ваня.

— Ну и дела, робятки, — развел руки в стороны гном, глядя на ящики, которые высотой доходили ему почти до плеч. На каждом из ящиков было высечено игровое имя. Соответственно, у каждого был свой личный ящик.

— А ну ка, попробуем, — гном первым откинул тяжелую крышку, на которой красовалось «Пал Иваныч» и все собравшиеся охнули от увиденного. А посмотреть было на что: внутри находился золотистый сет* (прим. авт. = полная экипировка доспехов для одного персонажа, т. е. сапоги, низ, верх, перчатки, шлем) доспехов «падающей звезды» и секира с усиленной атакой.

— Я тоже хочу! — заорал Гнус и с нетерпением открыл ящик, в котором находились два кинжала «пламенной тьмы», пробивающие тяжелые доспехи и пускающие противнику кровь, а также маскировочный сет вора.

Кастору достался огромный улучшенный на скорострельность лук из дерева вечного дуба и легкий доспех с повышенной магической защитой.

Обязательным требованием всех вещей было наличие пятидесятого уровня. По этому требованию не проходил никто из пати. Как-то за всеми приключениями товарищи забыли о получении опыта и постоянной прокачке персонажей путем уничтожения монстров.

На данный момент только Кастор был ближе всех к экипировке новым оружием. Эльф в результате квеста получил уже сорок пятый. Гнус апнулся* (прим. авт. = повысился) до тридцать седьмого. Иваныч стал тридцать первым. А Ваня опять увидел лишь голые показатели статистики без своего уровня. Здесь, определенно, что-то не сходилось.

— Ну, открывай уже свой сундук, Ванька, — нетерпеливо прыгал вокруг сундука Гнус. — Че там тебе положили то?

Но сундук не открылся. Ни силой, ни отпечатками пальца, лица, ни даже голосом.

— Да уж, это тебе не айфон, — задумался Ваня. — Может я правда чего-то не так делаю, раз он даже не открывается?

— Подожди, а это не поможет? — спохватился Иваныч, показывая медальон.

***********

Шел пятый день активной прокачки персонажей. Для этой цели были выбраны подземелья нежити на землях троллей. Мобы здесь были особенно агрессивные, стояли по несколько в группе, однако с них выпадал очень ценный лут* (прим. авт. = добыча): редкие металлы для ковки оружия, улучшения брони, а также разная мелочь типа кожи мертвеца и маленьких рубинов, которые можно было продать в любом городе за небольшие, но деньги.

Тактика для борьбы с нежитью была выбрана простая как пять копеек. Впереди шел Ваня в качестве танка, одевший свои доспехи разрушителя. Да, именно свои, старые доспехи, заточенные на десять единиц дополнительной защиты и обладающие иммунитетом от стана* (прим. авт. стан (stun) = скилл, вводящий в оцепенение врага на определенное время) и слепоты, что было очень важно для любого танка. В руках у Вани теперь был его же огромный двуручный меч «мельсиор». И пусть это было не лучшее снаряжение для танка, и в руках у Вани не было щита, но в этих доспехах и со своим любимым оружием он чувствовал себя как рыба в воде. Вернулось ощущение всевластия, в груди пела песня боя — лихорадочная смесь адреналина и ярости. В своих серебряных доспехах, закованный с ног до головы, держащий в руках огромный двуручник, Ваня казался настоящим исполином, которому под силу было любое испытание. Зомби и гули не могли пробиться через его защиту, вампиры пытались наложить заклинание крови, но все разбивалось о различные амулеты, которые пати нафармило* (прим. авт. = заработало, нашло) при охоте на верхних уровнях подземелий. Супергерой, да и только, как ему самому казалось.

Слева от Вани шел Гнус, который ловил особо шустрых мобов, чтобы они не могли зайти в тыл. Чуть сзади и правее держался Иваныч, изредка врывающийся в особенно большие волны врагов и начинающий свою жатву. Дед, определенно, вошел в новую роль и постоянно орал что-то про талибов и духов, впрочем, понять его было невозможно. Кастор же двигался позади и пока редко, очень редко, вступал в бой, стреляя только в наиболее опасных противников, которых пока еще возникало так много.

Благодаря усиленной прокачке, уже все герои получили пятидесятый уровень и теперь целенаправленно шли к боссу подземелий, чтобы телепортироваться на оставшуюся далеко позади поверхность.

***********

Ваня взял медальон в руку, покрутил, попробовал одеть на шею, однако цепочка была очень маленькой, слишком маленькой для этого.

— Открой описание, что это? — сказал Кастор.

Небольшой щелчок, активация и перед собой Ваня увидел лишь несколько слов: «Поллукс. Используй», о чем сразу же сообщил остальным.

— Действуй, — решительно произнес эльф.

Яркая вспышка ослепила всех присутствующих и часть медальона тут же полетела ввысь, в уже стемневшее небо. Товарищи наблюдали за тем, как вспышка все удалялась и удалялась, а в один прекрасный момент зависла наверху, очень ярко мигнула и будто вплелась в одно из созвездий.

— Говоришь, что не веришь в легенды, длинноухий? — усмехнувшись, спросил эльфа Гнус и похлопал по спине.

— Ванька, тут на ящике какое-то углубление появилось, — заметил внимательный гном. — А ну ка, — и забрал у Вани вторую часть медальона.

Крышка с грохотом откинулась и все собравшиеся увидели комплект доспехов разрушителя…

— 24-

— Хотел…бы я…знать…какой…придурок…наспаунил* (прим. авт. = создал) …так…много…нечисти…в одной…локации? — каждое слово Вани прерывалось очередным взмахом двуручного меча, чтобы отбить атаку зомби, которые с момента спуска пати в подземелья стали намного жирнее* (прим. авт. сленг, = имеющие больше здоровья).

«Фиу» — пропела отливающая синевой стрела над его головой и воткнулась в горло особо наглого вампира, который в прыжке решил прервать жизнь разрушителя. «Фиу» — еще одна нашла свою цель в виде отвратительнейшего вида зомбака.

— Че, Ванька, это тебе чай не по шахтам на том острове ползать, на? — спросил Гнус той интонацией, которой говорил при их знакомстве. Ваня уже и забыл, что крыс вначале был фанатом Квинов и постоянно употреблял эти свои «на» и «не сцы».

Ваня невероятным образом извернулся от укуса гончей из ада, которая подобралась совсем близко к его ногам, пока он отвлекался на кого-то ростом повыше, пнул псину по ее уродливой мертвой морде, завершил дело мечом, отправив его по большой дуге и только после этого ответил. — Кто бы говорил, а! Сам то бежал только пятки сверкали!

Это была последняя, особо сложная пачка мобов перед входом на самый нижний, шестой уровень, уровень рейд босса. За весь свой геймерский стаж ни Ваня, ни Гнус, ни Кастор, как оказалось, не были в этом подземелье, и даже представления не имели что может выпасть с босса, который здесь обитал. А самое интересное, что никто даже не знал каким монстром этот босс является.

— Фуух, ну и устал я, хлопцы, — задыхаясь, проговорил Иваныч, опираясь на новенькую секиру. Ваня в очередной раз посмотрел на гнома и восхитился переменам, которые с Иванычем произошли после того, как тот напялил новый сет. Золотистые доспехи сделали из гнома настоящую маленькую неприступную крепость. Куда-то делся тот наглый коротышка в старых сапогах и кольчуге. Место ему уступил настоящий гном класса «витязь», специализирующийся на уничтожении крупных целей, подрыве крепостей и создании каменных големов. Для всего этого, правда, требовалось много, очень много ресурсов, которых не было в наличии, и которые могли были появиться только вступи они в какой-то крутой клан, однако то, что гном сейчас был одним из самых востребованных классов в игре — было просто замечательно.

Из головы у Вани ни за что не хотел уходить образ Гимли из «Властелина Колец», но Иваныч сейчас выглядел в разы круче. Хотя и был таким же ворчуном. Вообще, как оказалось, все встреченные им люди, перенесенные из реального мира, очень походили на своих игровых персонажей. Только вот Ваня не мог понять почему его все-таки закинуло в тело разрушителя, а не толстяка-инженера, мастера осад.

Переход на уровень ниже в этих подземельях представлял просто дыру в земле. Просто дыра посреди коридора, куда нужно каким-то образом спускаться. Обычно все прыгали, так как расстояние до земли составляло не больше трех метров, и эта самая земля была видна. Но сейчас, на уровень босса, дыра была особенно большой, а, самое непонятное было то, что все пространство внизу не было освещено. От слова совсем. Внизу была настоящая тьма без единого просвета.

— Дык, может, динамит туда шурануть, робята, а? — заговорщицки произнес гном. Иванычу, судя по всему, не терпелось опробовать силу взрыва бомб после поднятия своего уровня на новые высоты.

— Да тебе лишь бы все взрывать, недоросль! — грубо ответил ему Гнус. — А если бабахнет так, что весь ход засыплет? Тебе охота обратно проходить неделю? У нас и телепорта даже нет, никаких припасов на это время. И неужели не хочешь еще апнуться, а? А трофеи? Не нравятся твои доспехи новые? Сам же квест взял!

При этих словах молчаливый Кастор просто сделал шаг вперед и исчез во тьме провала. Ни криков, ни каких-то других звуков, ни голоса слышно не было. Полнейшая тишина.

После потери своего брата Кастор стал замкнутым, настоящим одиночкой. Все сводилось только к его участию в битвах и уничтожению мобов. Для эльфа перестал существовать весь окружающий мир, а особенно Иваныч. Конечно, он воспользовался новыми доспехами и оружием, но чувствовалось, что желание жить в нем гаснет с каждым днем. Ни сфера, ни идол, ни какие-то другие цели не стали для него желанными для достижения. А в последние дни эльф просто шагал впереди разрушителя, наскакивая на мобов и, судя по всему, желая быть уничтоженным как свой брат. Но никто не давал ему такой возможности. Ване приходилось буквально втискиваться между эльфом и противниками, рубя направо и налево. Дошло даже до того, что однажды гном врезал Кастору плашмя секирой, сопроводив это действие долгой лекцией о том, как его отец в сорок пятом, потеряв много братьев по оружию все-таки дошел до Берлина и показал всем не только кузькину мать, но и кузькиного отца и тещу лично. Это, определенно, помогло, и эльф больше не был в прострации. Однако, как оказалось, ненадолго.

Через пару мгновений Гнус с криком, — За родину! — устремился вслед за эльфом и исчез во мраке.

— Не смотри на меня, Ванька, я туда не пойду за ентими обормотами, — нервно сказал Иваныч.

Ваня только пожал плечами, мол, как хочешь, и шагнул навстречу неизвестности…

***********

— Етииииииить колотииииииить! — раздался крик сверху, и на голову Ване рухнуло, как казалось, что-то вроде Эвереста. Он еще не успел встать, как пятая точка Иваныча выбила из разрушителя весь дух.

— Ива…ныч…уйди…твою… — только и смог проговорить Ваня.

Зажегся свет. Маленький и очень тусклый огонек осветил пространство. Это эльф использовал простейшее заклинание для того, чтобы разогнать мрак.

— Где мы? — раздался рядом голос Гнуса. Крыс облокотился лапой, чтобы встать на ноги, но нащупал что-то мягкое и липкое и сразу же отдернул свою конечность. — Кастор, дай света! Сюда, скорее!

Неторопливо подошедший эльф опустил небольшую светящуюся сферу в его ладони к самой земле. Но все, что было под ногами, оказалось далеко не землей, а чем-то красным и липким с небольшими присосками, множеством…множеством присосок.

И только сейчас Ваня ощутил трупный запах. Нет, не тот слабенький запах, который сопровождал их эти несколько дней, пока они двигались по подземелью, а концентрированный, очень яркий по ощущениям запах мертвечины, гнили и еще невесть известно чего.

Зашмыгал гном. — Хлопцы, это, чего это? Что за вонь то? Чуете?

— Мы в Харибде, — скупо произнес эльф.

— В какой такой бде? — не понял Иваныч.

— Харибда, Иваныч. Чудище такое из мифов. Ну, в океане такая пасть здоровая открывается и всех жрет, — попытался объяснить Ваня. — Только непонятно почему в игре это назвали именно так. Ирония?

— Никто ее никогда не видел в мире Земель. Все считали, что она обитает где-то в Крайнем Океане, — сказал Кастор, и задумчиво добавил. — Ну кто бы мог подумать, что в подземельях у нежити…

— Слыш, Иваныч, отгадай загадку, — весело произнес Гнус. — Маленький, в доспехах, сожрали на ужин, это кто? Ха-ха-ха!

— Ты у меня доскешься однажды, крысеныш, — ничуть не весело ответил гном, доставая из-за пазухи секиру и с серьезным видом начиная надвигаться на Гнуса.

«Как бы выглядел этот рейд босс в обычной игре?», — думал Ваня. — «Ну, пещера, ну, попал туда. Значит начинай рубить! У нее ХП все равно ограничено. Разора так и валили же», — и, с этой самой мыслью, он вогнал свой огромный меч по самую рукоятку в этот начавший пульсировать под ногами язык.

Будто ураган разыгрался в пещере. Причем, по силе ветра, казалось, что это не просто маленькая пещерка, а какой-то огромный зал. Вместе с ветром пришел невыносимый вой, будто завыли сотни голосов вместе с сотней органов. Что-то зачаровывающее, ужасное и обиженное слышалось. Уши просто заложило, перед глазами поплыли круги, а через мгновение все помещение озарил тусклый свет и реальность оказалась в разы хуже самых худших догадок…

— 25-

— А что бы сделал ты, дружище, находясь внутри огромного монстра и готовясь раствориться в его желудочном соке?

— Эээ, я бы, наверное, никогда не допустил такого, чтобы оказаться внутри огромного монстра…

Диалог Одиссея и Геракла после восшествия их на Олимп. Но это не точно.

Огромное, невероятных размеров помещение, если это можно было назвать помещением. Тусклые его стены подсвечивались бледным сине-зеленым светом и уходили далеко за зону видимости глаза, спускаясь куда-то вниз. Темно-красное, все в слизи, шершавое нечто, по-видимому, являвшееся чем-то вроде языка, сейчас страдальчески шевелилось и пыталось как-то сдвинуться и выбросить из себя вогнанный меч. Но тот прочно засел. Не зря, ой не зря гномьи мастера месяцами трудились и ковали это сокровище Земель.

Все, что знал Ваня о Харибде из мифов — так это то, что там должна быть куча затонувших кораблей, огромная пасть, да и, пожалуй, все. Никаких особенностей, ни того, как ее уничтожить. Взорвать? Значит самим погибнуть. Да и хватит ли динамита у гнома на такую «машину»?

— Иваныч, — с трудом проговорил Ваня сквозь все еще не затихающий рев. — Иваныч, сколько у тебя динамита в твоем загашнике?

— Ванька…эта…нету его совсем! Сегодня не бомбанем уже!

— А нафига ты предлагал взорвать лаз, если динамита нету? Ну гном, а! — закричал Гнус.

— Если эта тварь — живая, и это — последний уровень подземелий, значит нам надо спускаться дальше, — твердо сказал Кастор, окончательно очнувшийся от сковывающей его безнадеги. — У всякого монстра есть что? Либо мозг, либо сердце. Надо его уничтожить.

***********

— Сраные твари! Да откуда же их здесь столько набралось? — кричал Гнус, отбиваясь буквально от полчищ зомби, которые наседали на него с разных сторон.

Изначальный план по продвижению потерпел полнейший провал. Первые несколько сотен метров, уходящие в неизвестность вглубь монстра, пати прошло без проблем. Редко встречаемые вампиры и оборотни («внутри Харибды? Кто автор этой ереси», — думал Ваня) не могли оказать мало-мальски сопротивления, несмотря на свой высокий уровень. А после очередного поворота этого огромного вытянутого туннеля, началась настоящая мясорубка.

Орды, просто орды нежити хлынули на пытающихся сдержать их бойцов. Гули, ходячие порезанные трупы, взрывающиеся толстяки, собаки, летучие мыши, кровососы, вампиры — все, кто составлял фауну подобных подземелий, все виды монстров набросились на четверку героев. И тут каждому персонажу пригодились скиллы, на которых они специализировались. И если Ваня, объективно, раз за разом тратил ману и выносливость на «карусель смерти», когда разрушитель своим мечом крутился волчком, просто перерубая нападающих мобов, то Иваныч отводил душу по полной программе.

Выпавший из мобов на пятом уровне подземелий пороховой самострел вкупе с гномьим умением обращаться со стрелковым оружием сделали свое дело. И опять слышались слова, связанные с Афганом и похождениями бравого полковника. Дикий, какой-то даже жестокий смех гнома, наводящий ужас на всех товарищей, и абсолютно ничего не значащий для оживших мертвецов.

Заряжая сразу же по три стрелы Кастор при каждом выстреле произносил, — За Поллукса, — и сеял смерть среди умерших. А когда особо резвые трупы подбирались к нему достаточно близко, то он доставал закрепленный на спине изогнутый эльфийский клинок и начинал творить настоящее мясо.

И только Гнус, не изменяя себе, и максимально экономя запас сил орудовал клинками как обычно. Хитрый крыс знал, что самое худшее еще впереди, и это только цветочки. И как же он был прав!

***********

Положение начинало становиться критическим. Толпы упырей валили без остановки. Мана и выносливость были почти на исходе. Вставшие было в круг четверо не смогли удержать строй и теперь каждый сражался один в окружении невероятно агрессивных мобов.

— Иваныч, точно нет динамита? — закричал Ваня во время маленькой передышки после очередной «карусели».

В ответ не раздалось ни слова. Сквозь стоны всей этой нежити слышались только глухие удары оружия, отборный мат и крики. И только Гнус оставался позитивным. Дело было даже не в том, что запасы статов у крыса были на максимуме, а в том, как он приспособился к этой мясорубке. Обладая небольшим ростом и весом, Гнус просто прыгал по этой толпе мертвецов, перескакивая с головы на голову и эти самые головы быстренько отсекая. Собаки не могли допрыгнуть, летучие мыши бились друг об друга, зомби были слишком неповоротливые. Даже невероятно ловкий эльф глядя на крыса только мог только молча завидовать, отражая обрушивающиеся на него удары.

— Ну как, Иваныч, уже знаешь ответ на мою загадку? — сказал Гнус, прыгая по головам зомби рядом с гномом, но в ответ узнал только откуда он родом, кем был в прошлом, кем является сейчас и кем будет в настоящем. В общем, Иваныч на выражения не поскупился.

— Ладно, заканчиваем, — уверенно проговорил крыс уже без улыбки, вытащил в полете небольшой зеленый талисман в виде скарабея и активировал.

Яркий свет озарил все пространство. Под его действием нежить начала буквально рассыпаться на глазах. Пара мгновений и весь пол усыпан пеплом. Теперь посередине огромного пространства застыли лишь четыре фигуры — трое в замахе со своим оружием и четвертый, упавший на все четыре лапы после особенно высокого прыжка, когда он этот самый амулет активировал.

Застывший статуей гном сделал удивленное лицо. Сначала моргнул раз, затем второй, зажмурился, непонимающе потряс головой и медленно произнес, — Эта, то есть, ты эта, как его, у тебя это давно было то?

Гнус осторожно, понимая, что грядет что-то непонятное, кивнул, глядя на гнома и делая несколько шагов в сторону.

— И, че эта, ты эта, его раньше то почему не вжик вжик? — Иваныч уже убрал секиру за спину, параллельно двигаясь по направлению к крысу.

— Иваныч, на, не сцы! Одолели же чертей! — улыбаясь сказал Гнус, пытаясь хоть как-то разрядить ситуацию.

— А дай посмотреть? — хитро прищурился гном, протягивая крысу закованную в защитную перчатку руку.

— Эээ…вот это? — Гнус осторожно протянул талисман, держа за тоненькую цепочку.

Дальше никто не видел, что произошло. Вот гном тянет руку Гнусу, вот Гнус протягивает навстречу, и вот уже крыс лежит на лопатках, а гном сидит верхом и лупит его, однако, вполсилы и раскрытой ладонью. — А вот чтобы ты знал, зараза! Чтобы знал!

Вопли крыса, казалось, было слышно очень далеко, еще на входе в подземелья…

***********

— Стрелы! У меня кончились стрелы! — лихорадочно закричал Гнус, уворачиваясь от выпущенного в него щупальца.

— Толку нет рубить! Новые вырастают! Горыныч какой-то едрить его налево! — слышался голос гнома.

— Задержите ее немного, еще немного, — говорил Ваня, которого монстр обвил вокруг туловища и тащил в раскрытую пасть. Самоубийственный план мог стать действительно самоубийственным.

Когда герои, не встретив сопротивления, зашли в очередную огромную пещеру, то посредине возвышалась какая-то небольшая мясистая гора. Которая, однако, при приближении к ним открылась, словно бутон цветка, и явила всем ужаснейшее зрелище. Отвратительная тварь, лоснящаяся от жира и складок, являлась здоровенной пастью с четырьмя рядами зубов, но самое противное было то, что откуда-то из земли вылетали длинные осьминожьи щупальца, которые били и хватали персонажей.

Первые двадцать минут боя не дали абсолютно никаких результатов, — безумная рубка щупалец только прибавляла их количество. Просмотр шкалы здоровья твари не дал ничего кроме расстройства — шкалы здоровья не было в принципе. За следующие пять минут тварь очень сильно ранила Кастора, который героически побежал в очередную атаку, однако проворонил вырвавшееся из-под земли щупальце, которое сделало ему подсечку, а еще два нанесли тяжелейшие удары по ногам и груди. Кажется, даже раздался хруст костей, а уж как Кастор кричал! Сейчас эльф, вытащенный крысом, лежал в стороне, тяжело дышал и не мог даже пошевелиться.

Ситуация осложнялась еще тем, что в отряде не было ни одного полноценного мага…

— 26-

…ни одного полноценного мага. Даже Поллукс со своими огненными скиллами был магом наполовину.

— Нам бы не помешал сейчас капеллан или клирик, — крикнул Ваня, уворачиваясь от пары щупалец

— Ванька, все, отпевать тебя время пришло шоль? — съехидничал гном, перерубая очередной отросток, внезапно появившийся из земли, точнее, из того, что этой землей должно было быть — все та же чешуйчатого вида кожа, в которую превратился язык.

Что могут сделать три чара, пусть и максимально экипированные, против огромного босса подземелий? Разумеется, ничего, если только кому-то в голову из них не придет гениальная или бредовая идея.

И вот после прихода этой идеи Ване в голову, его тащили щупальца прямо в открытую пасть этой непонятной зубастой массы, являющейся то ли сердцем, то ли мозгом Харибды.

Лежащий невдалеке эльф, до которого щупальца не могли дотянуться, внезапно повернул голову, посмотрел на эту картину и тонким, очень тонким голосом, будто озвучивая тварь, произнес, — Ваня, я ваша навеки! — и тут же закашлялся от нашедшего на него смеха.

Иваныч, однако, услышал и подхватил хохот эльфа, боясь, правда, что от чрезвычайной расслабленности его тоже сожрут вслед за Ваней.

Щупальца уже подтащили разрушителя к пасти. Смотря в эту голую пасть, которая зияла темнотой провала, уходившим неизвестно куда, Ваня решил, что все-таки зря пошел на этот шаг. Хотя логика была проста: ты ведь, когда ешь, руки в рот не тянешь? Ну вот и эта тварь не должна была засунуть свои щупальца внутрь, а должна была просто опустить жертву в зубастую пасть. А в это время Ваня смог бы активировать свои комбо скиллы — сначала «каменная кожа», чтобы урод не смог его перекусить пополам, а затем «взрыв сердца», который буквально взрывал все пространство вокруг разрушителя, путем разгона крови до невероятной скорости, от чего она нагревалась и проводила локальный взрыв персонажа. Только вот о том, выживет ли он в результате этого взрыва, Ваня как-то раньше не подумал. И теперь даже не знал, что лучше — быть сожранным или взорваться изнутри от невероятного перегрева.

В этот момент сразу же несколько событий произошли одновременно. Эльф, наконец-то смог пошевелить правой рукой и скастовал на Гнуса повышенную скорость передвижения, который поднырнул под щупальца и начал хаотически колоть монстра своими кинжалами. Отвлекшись на крысу, монстр, однако, не забыл о с трудом добытой дичи и все-таки отпустил Ваню, и попытался его перекусить пополам.

Гном в это время все также продолжал «играться» с остальными щупальцами, которых было очень и очень много.

Замысел Вани частично удался. Ловко извернувшись в полете, он буквально застрял поперек пасти чудища. Но дальше дело не продвинулось.

Поняв, что хочет сделать Ваня, Гнус закричал. — Давай! Мочи его! Взрывай!

— Не могу, Риго, — почему-то герой вспомнил прежнее имя крыса. Боюсь я! А если сам рвану на куски?

— Солдат! Едрить твое в дышло! Не знаю я чей ты там хошь делать, но за родину и за Сталина, давай! — ворчал гном.

— Гном, на! Какой тебе ля, Сталин тут? Еще Грозного вспомни, — зафыркал Гнус, переходя на смесь своего общения и ругательств. — Вано! Мочи, Вано! А то нам хана полнейшая!

Учитывая, что время действия каменной кожи не более двух минут, а Ваня был костью в горле еще совсем ничего, время собраться с силами и храбростью у него было. Но тут у Гнуса кончилась сверх скорость и он, буквально, из последних сил выпрыгнул подальше от монстра, чтобы перевести дух и восстановить выносливость. Гном остался в одиночку сражаться с тварью.

Тварь же, поняв, что угроза только одна и достаточно мелкая, решила довести дело с перекусом до конца и стала активно проталкивать Ваню внутрь пасти, помогая аж целыми четырьмя щупальцами.

— Вано! Ты ща сдохнешь, на! Кастуй, не сцы!

И, в очередной раз зайдя в доступные скиллы, Ваня активировал «взрыв сердца» и провалился внутрь чудища, потому что действие каменной кожи закончилось. Пасть захлопнулась. Чудище перестало двигаться от слова совсем. Щупальца безвольно опали на поверхность.

Некоторое время ничего не происходило, а потом тварь буквально взорвалась миллионом маленьких кусочков, которые разлетелись далеко по округе. На месте твари стоял на четвереньках Ваня и, судорожно откашливаясь, от забившей рот слизи, только и смог произнести, — Не сдох…

***********

Земли троллей были пройдены без малейших проблем. Теперь, после победы над крутым боссом, и обладая огромным количеством опыта, все, кроме Вани, смогли апнуться до более чем шестидесятого уровня и необходимость в постоянном «каче» отпала сама собой. Да и путешествие по землям кочевников на пути в портовый город Эрен, откуда должен был плыть корабль до острова Мук, не доставило никаких хлопот.

Проблема была единственная — переноска эльфа. Конечно, количество зелья для лечения Кастора было использовано огромное, однако встать на ноги он смог только через неделю. До этого же сначала пробовали его тащить на чем-то типа носилок — не получилось, спину трясло, эльф волком выл. Затем, в одной из встречных деревушек попробовали найти телегу, но опять трясло в ходе перевозки. В итоге было решено остаться в таверне на постоялом дворе, чтобы вылечить бедолагу хотя бы минимально, иначе вся дорога превращалась в сплошное мучение.

Сидя вечером на крыльце, держа в руках огромную, литровую кружку пива, Ваня задумался о том, что же в игре действительно происходит. Получалось, что не было обычных драк, дуэлей, тысяч игроков. Да и вообще, весь мир как будто бы стал больше. Раньше ты бежишь от города до города пешком, пока у тебя нет телепорта. Ну десять минут, ну двадцать. А здесь расстояния стали реальными: несколько дней в пути — обычное дело. Никаких сотен телепортов, никаких летающих зверей, ничего. Нет, возможно, грифоны и пегасы у кого-то и есть, но не у их пати, это точно. А таверны? Оно ведь в игре как? Подходишь в здание, побазарил с хозяином таверны, вот какая-то номинальная комната появилась, сделал вид что поспал, время игровое прошло и в бой. А сейчас и спать реально хочется, и комнату надо снимать, и барахло из инвентаря продавать и тысячу действий делать. Да и время бежит как в нормальном мире.

Это тебе не часы за компом проводить, тупо пялясь в экран. Здесь какое-то реалити шоу уже начиналось. «Может за мной наблюдают?» — пронеслось у него в голове. — «Хотя вряд ли. Слишком уж реально это все».

Пиво располагало на размышления. Особенно, после таких насыщенных событий последнего дня, когда чуть не погиб от непонятного монстра.

— Можно присяду, Ваньк? — раздался голос рядом.

Ваня только молча кивнул в ответ, глядя на уходящее за горизонт ярко оранжевое солнце.

Гном с грохотом поставил сначала две кружки пива на крыльцо. Потом ушел, принес еще две кружки пива и только потом бухнулся на пятую точку.

Метрах в двухстах перед крыльцом, почти в лесу, бегали волки, охотились за зайцами. Из дверей таверны доносились голоса хозяев, со двора слышалось мычание коров и хрюканье свиней. Если откинуть тот факт, что рядом сидит гном, то можно было решить, что ты где-то на отдыхе в деревне у бабушки с дедушкой. Это был прекрасный момент для уединения чтобы, наконец-то, подумать о будущем или просто забыться от хмеля и солода. Но гном думал по-другому.

— Ванька, а мы здесь навсегда ведь, да?

— Не знаю, Иваныч. Не знаю. Может закроем к чертям этот портал и домой перелетим.

— А может ну его, а? Здесь останемся?

Брови Вани взлетели почти до неба. Он с удивлением повернулся к гному, который, оказалось, уже допил вторую кружку и присосался к третьей, и вопросительно на него уставился, ожидая ответ. Иваныч, в свою очередь, влупил третий литр, громко рыгнул и, на удивление, не заплетающимся языком сказал. — А че? Мне здесь хорошо. Вы вон есть. Нет очередей. Че надо — дал в харю и взял. Еще становлюсь сильнее с каждым днем. Ваньк, ты думаешь, я где-то там, — гном показал наверх, видимо, имея в виду реальный мир. — Думаешь я где-то там в авторитете? Да ни шиша! Дед обычный. Бабки нет, детей нет, дни доживаю. Пенсия — копейки. В стране — бардак. Че мне, Ваньк, куда? А тут я почитай — супергерой! Вона как!

При этих словах гном взял последнюю кружку и начал потихоньку цедить.

А Ваня решил, что Пал Иваныч не так уж и не прав и, возможно, это стоит обсудить и с Гнусом, и с Кастором…

— 27-

Эльф оправился через неделю.

За то время, пока хозяйка трактира ухаживала за больным героем и поднимала его на ноги различными мазями и припарками, Ваня успел несколько раз очистить близлежащий лес от волков и других, обитающих там монстров. Гнус, сделав загадочное лицо, сообщил, что ему необходимо отлучиться по особо важным делам, а Иваныч внезапно решил взяться за работы по хозяйству и, вместе с хозяином таверны уже заканчивал перестройку конюшен и работу над новым сараем. За это плата за проживание и еду фактически с пати не бралась.

Однажды, наблюдая за тем, как гном, будто маугли, залезает на высоченный сарай, а там с акробатическим мастерством перемещается по доскам в отсутствии кровли, а потом эту самую крышу устанавливает, Ваня подумал, что есть высокий риск, что Иваныч действительно здесь останется в этом трактире, прикипит к таверне, а может, чего уж там, и свою таверну откроет где-то на более обжитых землях. Но Ваня отбросил эти мысли как совсем уж запредельные и больше к ним не возвращался.


Не кочегары мы не плотники и сожалений горьких нет, как нет

А мы монтажники высотники, и с высоты вам шлем привет…


Доносилось с крыши сарая.

«А ведь гном действительно счастлив…» — пронеслось в голове.

На седьмой день вернулся довольный Гнус. Тогда же из своей комнаты, осторожно ступая и держась за перила спустился эльф, к которому хозяйка не пускала никого под любым предлогом, говоря, что «совсем мальчика замучали своими сражениями. Надоть ему бы отдохнуть без вас, оголтелые».

И завтрак, впервые за долгое время, прошел с улыбками и хорошим настроением. А потом Гнус, с гордым видом, извлек из-за пазухи видавший виды свиток пергамента, который оказался картой острова Мук, захватывающей даже часть тоннелей. На все вопросы он только хищно и весело улыбался и ехидничал, определенно, не желая говорить как удалось добыть столь ценную и нужную для отряда вещь.

Затем был небольшой совет, на котором приняли решение выступать через два дня. Дорога все также лежала в портовый Эрен, — на поиск подходящего корабля.

***********

— Да ты что думал, тварь, мы тебя не узнаем?

— Взять их! Немедленно, схватить и доставить к генералу.

— Ату! Ату! Ату! — кричали набежавшие со всех сторон стражники, взяв четверку путешественников в круг и выставив перед собой пики и алебарды так, что никто из пойманных не мог даже немного пошевелиться. Использование же способностей в черте города или оружия грубо каралось и автоматически ставило на тебе красную метку ПК (прим. авт. PK = player killer, убийца игроков. Здесь — нарушитель порядка), поэтому никто не решился сопротивляться страже, хоть действие происходило еще и снаружи городских стен.

Видимо не повезло, и у этих ворот караулка со стражей находилась близко. Потому что после того, как на входе один из стражников начал собирать со всех деньги за вход в город, другой быстро протрубил в рог, в результате чего подмога прибыла за каких-то полминуты.

— Гнус, ты ничего не хочешь нам сказать? — обратился Ваня к крысу.

— Эээ…Вано…я…как бы…это…позаимствовал немного карту, — прошептал крыс в ответ. — Да я же ненадолго. Мы же ее запомнили и срисовали даже, ага?

— Ага, — подключился Кастор к беседе. — Только ты забыл нам сказать, что позаимствовал ее видимо, без спросу, и именно в Эрене. Что делать то планируешь сейчас, какие планы? — ехидно усмехнулся эльф.

— К-какие п-планы? — переспросил Гнус.

— Ну да? Посидим в тюрьме? А может нас сейчас сразу на казнь и все, дело с концом? — подмигнул ему Кастор.

В это время из ворот замка вышел пожилой рыцарь с длинными волосами и густыми бакенбардами в тяжелых доспехах и решительным шагом направился к кольцу из стражников.

— Вот сейчас и узнаем, какие у нас всех планы, хе-хе, — раздался голос Иваныча.

— Кто такие? Почему задержаны? — с ходу обратился рыцарь больше к солдатам, чем к пленникам.

— Капитан Кирс, мы поймали вора, который взломал сокровищницу и выкрал важные военные сведения, — сказал стражник, затрубивший в рог.

— Чей приказ? И кто вора видел лично? — нахмурив брови, произнес капитан.

— Приказ генерала Анта, капитан. Приказ был ясен — задерживать всех крыс, входящих в город. Генерал сказал, что крыса лично у него из-под носа выкрал сведения и был таков.

— Вот как? — задумался рыцарь. — Ну что ж, господа. В таком случае, мы вынуждены задержать вас до выяснения обстоятельств, — повернулся капитан к пати. — Надеюсь, вы не возражаете?

Возражений не было, как и ожидалось.

— Хорошо. Тогда до прибытия генерала Анта, за которым сейчас пойдете ты и ты, — капитан ткнул пальцем в сторону двух солдат. — Прошу, располагайтесь. Моя караулка в вашем распоряжении. Надеюсь, не нужно напоминать о том, что произойдет, если вы решите внезапно покинуть нас?

Разумеется, никто не возражал.

***********

Время тянулось мучительно долго. Солнце уже склонилось к горизонту, когда послышалось топанье копыт по мостовой, а затем к караулке подъехала внушительная процессия из пары десятков верховых.

— Эй вы, четверо, на выход! — в караулку, обращаясь к пленникам, заглянул отправившийся за генералом солдат.

На улице, верхом на белоснежном единороге сидел огромный орк и внимательно разглядывал вышедших из караулки задержанных. Налысо бритая голова и темно-зеленая, болотного цвета, кожа, суровые темные глаза, черные стальные доспехи, огромный меч, притороченный сбоку к седлу. Не отводя взгляд внимательных глаз от задержанных и, почти не мигая, генерал сохранял на своем орочьем лице максимально презрительное выражение, всем видом говоря, что существа, стоящие перед ним — настоящий мусор, не достойный внимания генерала. Но несмотря на это, генерал все-таки внушал уважение, и даже немного страха — бывалый, закаленный в боях вояка.

При виде этого орка, как заметил Ваня, Гнус вжал голову в плечи и стал ростом с мышь, пытаясь забиться в щель между мостовой и караулкой.

— Генерал Ант. Задержаны по вашему приказу. Крыса и три его спутника, — проговорил капитан, стоявший здесь же. — Как сказали солдаты, вы лично видели похитителя. Это он?

От слов рыцаря орк скривил свою физиономию, поморщившись, а затем произнес только. — Обыскать.

Трое солдат сопровождения абсолютно бесцеремонно стали обшаривать личные вещи четырех задержанных.

— Эй эй, полегче, — сказал гном, когда кто-то из солдат стал шарить в его инвентаре. — Это мои личные вещи.

— Пока не будет установлено, что у вас нет похищенного, мы имеем право считать все ваши вещи своей собственностью. Таков закон Эрена, — отрезал генерал.

Ваня видел, как блестели глаза солдат, когда они доставали монеты. Видел хищный оскал генерала, когда из инвентаря стали извлекаться редкие материалы. Но ничего не мог поделать. Или мог?

Наступила очередь крыса для досмотра. На Гнуса было жаль смотреть. Он держал свою мошну, из которой поочередно извлекались то одни, то другие компоненты различного оружия, брони. Вот промелькнули какие-то блокноты, бумаги, но карты так и не было.

— Это все, генерал. Здесь есть что-то из похищенных планов? — спросил капитан.

— Нет. Похищенного у них нет. Но я уверен, что это именно та крыса. А ну ка, снять обувь, крыса, живо! — закричал орк так сильно, что даже единорог под ним вздрогнул.

И, взглянув на Гнуса, Ваня понял, что их приключения в Эрене только начинаются. Сначала крыс поник головой, но затем его губы озарила широкая улыбка и он, оттолкнув двух солдат, стоящих рядом, просто исчез, ушел в невидимость…

— В тюрьму их. Все вещи конфисковать. Оружие и броню тоже. На рассвете казнить. И если крыса не явится с похищенным. Крыса, я обращаюсь лично к тебе. Я знаю, ты меня слышишь. Если завтра ты не явишься, то эта тройка погибнет, — проговорил орк и, развернув единорога, поскакал в сторону замка.

— Ничего личного, ребята, — сказал капитан. — Служба такая. Сами снимете экипировку и сдадите оружие, или помочь?

— Да хрена с два, — ответил гном и врезал кулаком в живот ближайшего солдата.

— 28-

События начали развиваться со скоростью разгоняющегося снежного кома, который, будучи маленьким снежком, стартовал, этак, с вершины Эвереста, и под конец своего пути превратился в настоящую лавину.

Согнувшись в три погибели, солдат еще не успел упасть на мостовую, а гном уже в прыжке влепил своим тяжелым, закованным в броню кулаком, по шлему второму ратнику. Ване ничего не оставалось, как врезать по морде сначала третьему, и…нет, четвертому не удалось, потому что им был капитан, который тут же выполнил захват Ваниной руки и перекинул того через плечо. Сразу же после этого капитан подбежал к сигнальному колоколу и начал звонить. Правда сделать это особо не удалось, потому что тут же за его спиной возник эльф, успевший разобраться с троими стражниками, и теперь, врезавший ногой по шее капитана, от чего того размазало по стене караулки.

Однако, несколько ударов в колокол привлекли свиту генерала, которые не успели ускакать далеко, и сейчас передавали по цепочке новости самому генералу, а сами уже разворачивали коней в обратном направлении.

— Гном, я тебе это припомню, — кричал эльф, уворачиваясь от выбегающего из караулки стражника, чуть не снесшего Кастору алебардой голову. И если застигнутые врасплох стражники поначалу не оказывали сопротивления, то теперь дело начинало принимать серьезный оборот.

— Ты мне еще спасибо скажешь длинноухий, что не на нарах с голой задницей сидеть буш, — хмыкнул гном и прокричал. — Айда за мной на стену, хлопцы, живо!

Долго уговаривать не пришлось. Врезав от всей души ногой в грудь последнему оставшемуся в живых стражнику, Ваня понесся вверх по лестнице, которая вела на городскую стену. Эльфу же хватило нескольких прыжков для того, чтобы оказаться наверху даже раньше гнома.

Элитный отряд генерала уже прискакал к караулке и принялся спешиваться. Невдалеке был виден разъяренный орк на единороге, который, однако, кричал что есть силы бойцам. — Не сметь трогать! Они мои!

— Что-то мне не нравится его настрой, — поделился Ваня своими мыслями.

— Не сцы, Вано, на! — раздался голос рядом. — Ну ка все за мной, я знаю куда можно заныкаться, — и, появившийся из ниоткуда Гнус, уверенно побежал по направлению к ближайшей башне. Его спутникам ничего не оставалось делать, как следовать за ним.

Отряд стражи, между тем, разделился на две части. Одни уже поднимались по лестнице, а вторые пошли вдоль стены, зорко отслеживая все перемещения чужаков.

— Вот сюда прыгать надо всем, быстро! — зашипел Гнус, когда добежали до очередной крепостной башни. В одном углу у нее просто начисто отсутствовал пол, разрушившийся со временем, а, может быть и разобранный, из-за чего вниз уходил темный провал.

— Нет, нет, нет и еще раз нет, — заворчал гном. — Последний раз, когда мы куда-то прыгали, нас чуть не сожрали.

— Иваныч, не тупи, я уже прыгал сюда, все в порядке, на! Ты думал я как в прошлый раз свалил? — Гнус торопился, явно надеясь оторваться от погони.

— Да раздери вас всех черти, — заорал Ваня и ухнул в зияющую чернотой дыру. Через мгновение раздался глухой всплеск. Снаружи уже слышались приближающиеся голоса солдат и густой бас недовольного орка. В маленькое окно башни прилетели первые запущенные наобум арбалетные болты от солдат снизу, и отбили мелкую каменную крошку с потолка.

— Ну едрит твою медь, крыса, — сказал Иваныч, и улетел вслед за Ваней.

Эльф же молча сделал шаг в эту мини-пропасть, предварительно взглянув на Гнуса и подняв правую бровь в вопросительном жесте, на что Гнус только смущенно пожал плечами, скупо улыбаясь, а потом прыгнул за эльфом.

Солдаты под предводительством орка, забежав в помещение башни, пробежали дальше без остановки. Правда, последние двое остановились около провала в полу:

— Как думаете, капитан, они могли сигануть в канализацию?

— Не знаю, солдат. Не уверен, что они настолько глупы, чтобы в тяжелой броне прыгать в дерьмо, стекающее со всего города. Вперед, двигай дальше!

***********

— Быхыгыхы тьха … … … — слышалась Ване где-то рядом очень и очень нецензурная лексика. — Крыса, я тебя на чебурек пущу.

Прилетев вниз и плюхнувшись во что-то жидкое, Ваня сначала не понял, где оказался. Доспехи безбожно тянули на дно, однако ему удалось схватиться за какой-то выступ и подтянуться на поверхность. И сразу же он ощутил запах. Ну как запах? Вонь, откровенную, всепроникающую вонь настоящих, эм, отходов жизнедеятельности, смешанную с ароматами мусора, гниющего здесь, в сточной канаве, ведущей неизвестно куда, а также запах мертвечины, разложения и еще неизвестно чего. Еще три плюха и стало не так грустно от того, что он здесь не один.

Сразу же вспомнился фильм «Джентльмены удачи», когда тройка главных героев плескалась в цистерне с бетоном. Так вот, как оказывается, с бетоном им повезло. Сейчас же ситуация была намного, намного хуже.

Гнуса хотелось удавить здесь же, на месте. И, судя по раздающимся голосам, эльф и гном начали приводить этот уже вынесенный негласно вердикт в исполнение. Всплески, ругань, а потом торопливые шаги и голос крыса, раздающийся откуда-то издалека, — Ну а вы что хотели? Вы бы лучше там померли что ли, на? От мечей и от стрел? Зато живые! А как думали я карту достал! Я сюда же прыгал, дорога известная!

— Фыыык, хык, тьху. Я тебя уничтожу! Я тебя уничтожууууууууууу! — слышался долгий и злобный крик гнома.

***********

— Генерал, мы не нашли никаких следов беглецов, — доложил капитан суровому орку, стоящему на краю крепостной стены.

— Они не могли далеко уйти. Просто испарились? Не думаю. В прошлый раз, когда крыса украла у меня карты, я почти настиг его примерно здесь. Капитан, что у нас под башнями в этом районе стены? — сурово проговорил орк.

— Генерал, здесь проходят канализационные стоки со всего города.

— Куда они выходят, капитан?

— Прямо в реку, генерал. Но, неужели вы думаете, что они…?

— А вы бы нырнули в дерьмо, капитан, если бы хотели жить?

— Думаю да, генерал, — немного задумавшись, произнес вояка. — Но, чтобы попасть в реку, требуется проплыть по этому дерьму, полностью погрузившись, около двухсот метров. Это же верная гибель!

— Выставить патруль вниз по течению. Быть готовыми поймать и пленить врагов. Вытащить всех резервных городских магов, вытащить ополчение!

— Так точно, генерал, — капитан быстро развернулся и начал раздавать указания солдатам.

***********

— Меня что-то схватило за ногу и тя…буль, — послышались от гнома булькающий звуки.

— Твою ж налево, гном, от тебя одни неприятности, на! — заорал Гнус и тут же нырнул туда, откуда донесся звук.

Некоторое время на поверхности темной жижи ничего не происходило, только несколько поднявшихся пузырей воздуха лопнуло, но вот нечто огромное и ужасное, с диким криком, — За ВДВ, — вылетело вверх. Однородная масса, больше похожая на жирафа, буквально взвилась под потолок высокого канализационного тоннеля. Слышались звуки, больше похожие на шлепки. Через несколько секунд стало видно, что гном и крыс держатся за голову непонятного монстра и бьют его как только можно — гном колотит кулаками, а Гнус втыкает в монстра кинжал вновь и вновь, однако все без толку.

— Ванька, руби его, твою ж медь! Руби его под самый корень! — в ярости Иваныч был страшен и умел находить такой тон, от которого хотелось немедленно исполнить любое его распоряжение.

С трудом, одной рукой держась за выступ, а другой нащупав меч за плечами, Ваня размахнулся двуручником и перерубил то, что было щупальцем или шеей — он не знал. Гнус и Иваныч опять плюхнулись в жижу.

Уже потом, после того, когда они поднялись на поверхность, Иваныч, немного переведя дыхание, хотя сделать это здесь было непросто, спросил, — Что? Что это было?

— Я называю это дерьмовым змеем, — почти с гордостью произнес Гнус и начал тихо хохотать.

— Дерьмовый змей? — в голосе Кастора послышалась улыбка.

— Ну да…в прошлый раз…кое-как сбежал от него…, — срываясь на откровенное ржание проговорил Гнус.

— А знаешь почему ты от него сбежал, а? — решил поумничать Ваня.

— Почему? — удивленно уставился на него крыс.

— Да потому что змей — дерьмовый! — ответил Ваня и сам, несмотря на то, что плескался почти по уши в этих стоках, залился громким смехом, после чего к нему присоединились и остальные…

— 29-

— Хоп, хоп, хоп. Живей, салаги! Арбалеты заряжены?

— Да, капитан!

— Сколько солдат на позициях?

— Восемь десятков. Это все, что нам удалось собрать за такое короткое время.

— Выяснили куда выходят сточные воды? — вклинился спокойный орчий голос в беседу двоих военных.

— Да, в черте города, генерал. У нас будет возможность маневрировать. Высокие берега, организовываем засаду. Если сможем их поймать до выхода из зоны нашего контроля, то вопрос решен.

— Проклятые волшебники! Они так и не смогли снять с нас ограничения на перемещения вне стен. Вечные битвы в городе и в нескольких километрах вокруг. Как же хочется порубить в капусту длинноухих в их зеленых лесах! — немного более эмоционально чем требуется произнес орк. Капитан даже покосился на него, не ожидая подобных откровений от жесткого командира.

Откуда-то со стороны леса прибежал солдат, вытянулся по стойке смирно и громким голосом доложил. — Генерал, мы готовы к поимке беглецов. Капитан, стрелки зарядили разрывные, как вы и просили.

Орк только повел бровью, глядя на капитана, но тот уверенно кивнул, мол, знаю, что делаю.

***********

На темной поверхности водной глади, отражающей свет тусклой луны сегодняшней ночи, сначала появились пузыри, а потом осторожно вынырнула голова с длинной крысиной мордой. Под головой стремительно расплывалось темное пятно. Судя по всему, владелец этой самой головы плавал в какой-то грязи, которая сейчас сходила с него буквально пудами.

Несмотря на то, что этой голове не хватало воздуха, и хотелось как можно быстрее загнать в легкие свежую порцию кислорода, голова не спешила судорожно дышать, а, наоборот, аккуратно спряталась под сенью ветвей ивы, опадающих на воду, и затаилась, наблюдая за обстановкой вокруг.

Через несколько мгновений вода рядом с крысиной головой забурлила и наружу торпедой вылетела вторая голова, на этот раз человеческая. В отличие от первой головы, эта стала жадно хватать воздух, даже слишком громко, в результате чего крысу даже пришлось зажать своей лапкой Ване рот, судорожно вертя глазами и показывая, что надо соблюдать тишину.

Две другие головы, одна с длинными ушами, а вторая, бородатая, молча вынырнули и, несмотря на огромное желание заорать от бешенства, только беззвучно дышали.

Вода, где все эти четыре головы сейчас находились над поверхностью реки, обрела темный оттенок.

— Тихо, очень тихо, — шепотом, почти беззвучно проговорил Гнус.

— Даже птиц не слышно и разных букашек, — вторил ему Кастор, внимательно оглядывая противоположный берег.

Внезапно раздалось несколько звонких щелчков и к месту расположения голов на водной глади устремилось два ярких огненных следа, оставляемых зачарованными болтами, отправленными из арбалетов.

То ли стрелки были не лучшие, то ли это можно списать на везение, но оба снаряда вошли в воду, не долетев до цели, тем самым дав время на то, чтобы действовать.

— К черту эту вашу тишину, ребзя, — заорал гном, хватаясь за ветку ивы и пытаясь залезть на крутой берег, но ветка под весом гнома обломилась, и он плюхнулся обратно в воду. Да и с этого крутого берега уже невдалеке послышались приближающиеся голоса, среди которых пробивался знакомый капитанский тембр.

— Ныряем и плывем дальше по течению, на, — фыркнул Гнус, сплевывая попавшую ему в рот не совсем чистую воду, и ушел на глубину.

А щелчки выстрелов продолжились, и вот уже не два, а целых пять снарядов несется в направлении беглецов. От увиденного никого не нужно было заставлять действовать, и единственным желанием осталось одно — сбежать, выжить.

«Треклятая карта», — думал Ваня, активно гребя руками под водой, — «И зачем Крыс поперся за ней? А мы, как идиоты пошли за ним в город. Градус тупости зашкаливает же!».

***********

— Уйдут! Они уйдут! Стреляйте на упреждение, Разор вас раздери! — надрывался капитан.

— Капитан! Сети поставлены. Успели у самой границы сделать, — прибежал с донесением солдат к пробивающемуся через плотный кустарник капитану, — Генерал со своей свитой уже там.

***********

«Что это такое?», — что-то мешало плыть дальше, какая-то трепыхающаяся штука опутала Ванины руки, а потом ноги. Стало трудно, а затем и вовсе невозможно двигаться. Хотелось плыть наверх, к воздуху. Заканчивались силы, но конечности не могли пошевелиться. Что-то тащило вниз, на глубину, не давая приблизиться к спасительному глотку кислорода — «Неужели это конец?».

***********

— Эээ раз, тяни, два, тяни, три, тяни… — часть солдат, стоявших на берегу, под предводительством генерала, тащила тяжеленую сеть, куда, судя по всему, и попались пленники. Работа шла с переменным успехом и приходилось часто меняться местами, потому что солдаты выбивались из сил.

— Живее, живее! — подбадривал генерал, — Я не хочу, чтобы вы вытащили захлебнувшиеся трупы. Они все нужны мне живьем.

Наконец, на берегу появился огромный комок водорослей в сети, из которого хаотично торчали руки, ноги, рыбьи плавники и доносилась брань. Причем комок этот невыносимо вонял канализационными стоками, от чего все собравшиеся невольно зажали носы.

— Неплохой уловчик, — пошутил кто-то из солдат, однако, словив суровый взгляд орка, тут же стал перерезать веревки, высвобождая тех, кто был внутри. Рядом уже стояли другие солдаты со взведенными арбалетами и веревками для того, чтобы связать пойманных вновь беглецов.

Первым вытащили разрушителя.

— Он не дышит, совсем не дышит, — сказал один из солдат, но тут же подошедший орк врезал ногой по грудине лежавшему на земле Ване и из того вылилось сразу же несколько литров воды, а потом человек закашлялся и начал дышать. Не обращая внимания на его состояние, руки и ноги Вани были быстро связаны, а сам он перенесен в повозку, на которой была установлена большая клеть.

Так же, через несколько минут достали и трепыхающегося эльфа, говорившего что-то на древнем языке, а потом плюнувшего орку в лицо. Впрочем, свое положение он этим только усложнил, потому что получил под дых, а его руки связали и привязали длинной веревкой к седлу единорога орка. При одной из попыток запрыгнуть на гордое животное, эльф получил копытом по голове, и сейчас просто валялся в грязи без сознания.

Последним извлекли крыса, который сначала притворился мертвым, а потом пытался уйти в невидимость и сбежать, но это не удалось, потому что несколько стражников были экипированы очками ясного зрения, и крыс только добился простреленной из лука задней лапы. Правда, лекарь тут же извлек стрелу и ногу заживил, но вот возможности прыгать и бегать уже не было, потому что место раны невыносимо горело буквально от любого движения.

— А где ваш четвертый? — сурово спросил орк у крыса.

— Он не выплыл из говна. Мы его потеряли еще там, в канализации, — понуро опустил голову Гнус.

— Я тебе не верю, вор. Если ты лжешь, то ты умрешь.

— А разве мы не были приговорены к казни и без того, на? А, орочья морда? — крыс поднял голову и с вызовом взглянул в глаза генералу.

От подобной наглости орк, казалось, должен был прийти в бешенство, однако он только молча ухмыльнулся и пошел к своему единорогу.

Оседлав скакуна, генерал дал команду выдвигаться и пришпорил животное. Лежавший на земле эльф, едва пришедший в сознание, не успел вскочить на ноги и его тело поволокло за набирающим скорость верховым.

Закинув крыса в клетку к почти очнувшемуся Ване, солдаты с повозкой направились вслед за ускакавшим генералом.

А из-под ровной глади воды, где недавно разыгралась эта драма, вынырнула одна из четырех голов. Бородатая. Выплюнув изо рта кусок тины, Иваныч пробурчал. — А ведь не зря нас командир гонял в армии дыхание задерживать, не зря…

— 30-

— Мама! У-у-у-у-у-уууууу! — доносилось из клети.

— Да заткнись ты уже, выкидыш канализации! — грубо попытался оборвать пение крыса один из идущих рядом с телегой солдат.

Но в ответ послышалось, — Галилео галилео галилео фигаро! О-о-о-о-о!

Ваня не знал что именно происходило с Гнусом в такие моменты, но «богемская рапсодия» — явно не то, что он хотел бы слышать в качестве своей последней песни, тем более в таком исполнении.

В этот момент повозка уже заехала под своды крепостной стены, и песня Гнуса стала звучать особенно тревожно, — Мама, я лишь начал жить, и вот теперь вдруг должен я уйти…

На въезде во внутренние ворота стоял спешившийся с единорога орк, рядом валялось бездыханное тело Кастора. При первых же звуках голоса поющего крыса, от которого у Вани уже начинала ехать крыша, так как он банально не мог даже заткнуть уши, орк скривил физиономию, вытащил из ножен меч, одним махом перерубил три толстых прута клетки и, схватив крыса за шею, вытащил его наружу.

— Ты, мелкий и никчемный вор. Ты просто вошь, которая подала голос, ты это понимаешь? — темные глаза орка заглядывали Гнусу прямо в душу, — Ты понимаешь, что стоит мне только сжать пальцы сильнее, как твоя душа отправится к праотцам? — говорил зеленокожий уже прекратившему сопротивляться крысу. Через мгновение генерал просто бросил тело на землю, смачно плюнув на него сверху. Затем пошел к единорогу, оседлал его и с высоты обратился к ожидающему приказания капитану. — У меня есть идея получше, чем смертная казнь. Приказываю отдать их некромантам для опытов. Нам не помешают новые твари для охраны замка при следующей осаде.

— А что делать с эльфом, генерал?

— Бросьте его в тюрьму, а потом, когда некроманты закончат превращать этих в кукол, скормите эльфа его же товарищам. Живой он будет или мертвый — неважно, — с каменным лицом произнес орк и ускакал в сторону замка.

— Слышали, воры? Уж лучше бы вас приговорили к обычной казни, — обратился к пленникам капитан. Крыс же судорожно лежал на земле и пытался ловить воздух, но это у него плохо получалось. — Досмотреть этих воров, отобрать оружие и доспехи. Отвести к некромантам. Да упокоятся ваши души с миром.

***********

— Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный. Десятый наш десантный батальон, десятый наш… — чтобы хоть как-то скрасить ночной марш-бросок к городским стенам, Иваныч напевал себе под нос любимые песни.

Обоняние гнома уже привыкло к отвратительному запаху, который начал потихоньку выветриваться, а мозг перебирал все знания бывшего полковника о временах средневековья и сказочных существах. Перед единственным не попавшим в плен членом группы стояла задача минимум — освободить остальных, а задача максимум — вырваться, желательно захватив корабль и уплыть подальше от Эрена.

Конечно, то, что происходило в последние дни с гномом, а он уже полноценно ощущал себя гномом, нельзя было назвать обычным делом. Внезапно провалившийся вечером в открытый люк колодца пенсионер очнулся в какой-то пещере и события завертелись с такой немыслимой силой, что не было и минутки для того, чтобы подумать о том, что будет дальше. И ладно бы рай или ад, так нет, пригодилась его бренная душа в какой-то компьютерной, никому не известной игре. Хотя, как говорит Ванька, игра более чем известная.

Какие-то существа, погони, сражения. Какие-то уровни и прокачка, от которых у бывшего безопасника шла кругом голова и больше всего хотелось сесть в кухне, как в былые времена, в хорошей компании с парой бутылок водки, да под хорошую закуску, все это дело перетереть. Но птенцы, с которыми свела его судьба, пусть и в виде разных непонятных существ, требовали внимания и заботы. Вот и стал Иваныч отцом полка. Да по незнанию не сберег уже одного сына, теперь вот остальных надо во что бы то ни стало спасти от вражин проклятых.

Так, что у нас есть? Гном начал активно копаться в инвентаре — оружие, это понятно, разные мелкие материалы как корешки, камни и прочее — это не надо. Старого доброго динамита нет. Эх, сюда бы сейчас пару-тройку осколочных, да на худой конец фугасных гранат — вот бы повеселиться можно было! Ладно хоть огнестрел еще живой — очень пригодится. Несколько медальонов, всяких побрякушек — это, понятное дело, нам не пригодится. А вот свиток вызова элементалей воздуха, это еще что за гадость? Ладно, оставим на потом. Опять хлам, еще хлам. Веревка! Нужная штука. Зелья усиления скорости, реакции, силы. А все можно выпить сразу? Действуют по полчаса, отлично.

Таким образом набрав несколько полезных вещей Иваныч, стал внимательно осматривать городские стены, до которых уже добрался, и, возвышающиеся за ними вдалеке стены замка. Ворота, куда они зашли в первый раз, были прямо по курсу. Чуть западнее, однако прячась за городскими стенами, виднелся порт. Это было понятно по торчащим мачтам кораблей. Восточнее лес почти в упор примыкал к стенам, но не было никакой возможности подобраться поближе, потому что здесь была внешняя караулка. А снаружи стены огни патрулей и костры виднелись очень отчетливо.

Если учесть, что их побег проходил через основные ворота и, более чем наверняка, стражники там усиленно бдят до сих пор, да и с армией в нижних патрулях ему одному не справиться, Иваныч логически решил, что будет прорываться со стороны порта. Вообще, весь город находился на небольшом полуострове, что очень ограничивало маневр потенциальному атакующему с суши, потому что без блокады порта все усилия по осаде могли пойти прахом. Вот и гном был вынужден сейчас судорожно обдумывать каждый свой шаг, чтобы его усилия не пропали втуне.

Но одну вещь гном понимал четко: лучший способ попасть в город — пойти перед самым рассветом, когда бдительность часовых минимальна. По прикидкам старого полковника в его распоряжении было максимум два часа до начала операции. Иваныча нахал охватывать настоящий азарт. В памяти пронеслись самые яркие эпизоды сражений за страну, когда его взвод ползал по горам и искал бандформирования, или же отбивался от превосходящих сил противника. Блаженная улыбка появилась на лице гнома. Хотелось усесться в ми восьмой и десантироваться за городские стены со взводом боевых товарищей, и разнести к чертовой бабушке этот оплот нечисти, что из себя представлял этот сказочный захудалый городишко, где ему пришло плавать по уши в дерьме.

Но время не ждет, надо начинать готовиться к операции.

***********

— Ты что-нибудь слышал Хныг? — спросил один часовой другого. В ответ ему раздался только сочный и раскатистый храп.

Время было к рассвету, и сержант Гарк с огромным удовольствием бы сейчас поспал вместо Хныга, но договоренности в ночные смены между солдатами Эрена строго соблюдались. Это был давний обычай. Впрочем, даже и без обычаев принцип ты — мне, а я — тебе никто в армии не отменял. Себе дороже.

И вот опять. Опять, будто камешек упал со стены. Какой-то шорох снаружи. Гарк перегнулся через крепостную стену и попытался что-то разглядеть, вглядываясь в предрассветную темноту. Его глаза уже даже начали различать какие-то силуэты снизу, как сильная рука, высунувшись сбоку, схватила его за шиворот, приложила лицом о камни, а затем просто вышвырнула в ночь.

— 31-

Темнота. Чертова темнота. Где он? Что с ним? Последнее, что он помнил — это боль, сильную боль и свист ветра в ушах. Кожу невыносимо жгло, а в глаза летели комья земли и пыли. Потом все закончилось и на смену боли пришла темнота.

Звук капающей воды. Капля за каплей, капля за каплей. Он будто проникает под кожу и двигается по венам, прямо в мозг, медленно и тягуче. И не пройти эту пытку. Хочется зажать руками уши и закричать, чтобы не слышать, но нет сил пошевелить даже пальцем.

Лежа голышом на животе и пытаясь открыть глаза, обнимая холодный пол, Кастор, окончательно придя в сознание, понял, что больше всего на свете уже хочется не избавиться от мерзкого звука, а пить. Вполне возможно там, откуда исходит этот звук, там есть вода.

Медленно, очень медленно, эльф попытался пошевелить правой рукой, которая лежала тут же, рядом, но которую он совершенно не чувствовал. В пальцах что-то закололо и получилось даже пошевелить мизинцем. Так, уже хорошо. Теперь левая, которая непривычно заломлена за спину. Попробуем пошевелить ей.

Ближайший час эльф напрягал и расслаблял мышцы, чтобы почувствовать кровоток. Все тело убийственно щипало и саднило, на полу виднелись следы крови, однако эльфийские особенности строения давали о себе знать, и раны достаточно быстро затягивались. На дрожащих руках эльф подтянулся по полу туда, откуда раздавались звуки капающей воды. Последнее усилие и он перевернулся на спину и открыл рот, чтобы ни одна капля больше не пропала впустую.

Немного влаги, и организм почувствовал жизнь, которую тут же жадно впитал. Целая вечность до следующей капли. И так еще много, очень много раз.

***********

— Вано, как думаешь, нас в каких зомби превратят? — задумчиво спросил крыс, который даже в маленькой камере не мог усидеть на месте.

К счастью, Гнуса и Ваню разместили в одну камеру, и можно было хотя бы немного пообщаться, или придумать план побега, если бы, конечно, у них были развязаны руки.

В каменные стены камеры были вмурованы толстые стальные кольца, от которых тянулись небольшие цепи к наручникам на руках заключенных. Даже несмотря на то, что длины цепи хватало только на то, чтобы с горем пополам уместиться лежа на полу, Гнус каким-то невероятным образом ходил туда-сюда по пятачку метр на метр и озвучивал все мысли, приходившие ему в голову.

— Ты о чем? — грустно спросил Ваня, который корил себя за опять проявленный идиотизм. За то, что доверился случаю и положился на этот извечный русский авось, что стражники не узнают Гнуса. А ведь оставалось каких-то несколько сотен метров до порта! И все, уплыть туда дальше, чтобы наконец-то разгадать эти загадки, выполнить все чудные квесты и вернуться домой. Только что делать дома? Это уже совсем другой вопрос.

— Ну как о чем, Вань? Вот тебя, наверняка, превратят в этого толстого зомбака, ну еще который плюет жижей. Ну вспомни игрушку Left for Dead хотя бы, а? Он еще потом взрывается так смачно и если кислота попадает в глаза, то сразу же ничего не видно.

— Угу. Замечательная картина, — послышалось в ответ. — Сплю и вижу прям как стал жирным зомби и плююсь в стражников, стараясь убежать подальше от тебя.

Но Гнус, казалось, даже не замечал подколов в свой адрес и продолжал. — А я бы вот хотел стать упырем! Представь себе — крыса-упырь? Что может быть страшнее, а? Крадешься ночью, чтобы выпить кровь жертв, а потом в летучую мышь превращаешься. Класс!

— Что может быть страшнее крысы-упыря, говоришь? — хмыкнул Ваня. — Поющая крыса упырь!

***********

Из обрубков дешевых зазубренных мечей Иваныч сделал некое подобие кошек, которые закрепил на ступни тонкой эльфийской веревкой. Привязав к арбалетной стреле вторую веревку, он достаточно удачно выстрелил, попав под самое основание одного из зубцов городской стены. Дальше было дело техники и сноровки.

Конечно, тело гнома было абсолютно не приспособлено к выполнению акробатических трюков, а тем более к скалолазанию, но терпение и труд все перетрут, как говорится и, покрепче сжав веревку, Иваныч стал медленно подниматься по стене.

Кажется, часовые что-то засекли. По крайней мере наверху началось какое-то движение. Иваныч ускорился с подъемом, перебирая руками более энергично. — «Вот же ж блин попали, салаги, в переделку, теперь вас вызволять».

Вот уже и зубцы стены — рукой подать, из-под лезвия меча, что привязано к ноге, срывается небольшой камешек и падает, сверху раздается голос и правее гнома со стены свешивается удивленный стражник, вглядываясь в темноту ночи. Не дать ему возможности увидеть себя. Схватить за шиворот, приложить об стену, чтобы не заорал, и, оп, скинуть нафиг со стены.

Так, одной проблемой меньше. Но ведь не дураки они, чтобы на постах стоять по-одному? Небось тревогу поднимут сейчас. Повисев у самого подъема, Иваныч прислушался к звукам — тишина, правда перемешиваемая с…храпом? Так, вот она причина проблем всех ночных караулов. Ну спасибо, голубчики, что так блюдете. Иначе бы не пробраться старому гному в город.

Иваныч осторожно и очень медленно перевалил свое туловище через стену и упал прямо на источник храпа — второго стражника, спиной припавшего к внутренней стороне стены. Неизвестно, кто испугался больше — гном или стражник. Но гном успел врезать локтем, а стражник не успел закричать. Еще несколько усилий, и вояка отправился учиться летать вслед за товарищем.

Оглядевшись, и не увидев исходящей опасности, гном достал из инвентаря небольшой нож, перехватил его поудобнее и скрылся в ночной тени.

***********

— Встать, воры! Ваше время пришло. На выход! — заспанный, с красными глазами тюремщик открыл камеру и зло уставился на пленников.

— Ну ты и олух, — произнес Гнус. — Я тебе как пойду, вместе с камнями из стены? Ну так помоги их выдолбить, пойду.

Некоторое время тюремщик, туго соображая, пялился на пленников, скованных кандалами, а потом, видимо, сообразив, снял с пояса кольцо с ключами и направился в сторону крыса и человека.

— Шург, ну ты и идиот, — раздалось со спины, — Неужели последние мозги пропил? Они тебя вдвоем скрутят в бараний рог и сбегут, — у входа в камеру, прислонившись к стене, стоял еще один солдат и, смачно жуя яблоко и громко чавкая, наблюдал за тюремщиком.

— Да что они со мной сделают посреди замка? Ну побьют, а бежать то далеко? Вон, некроманты уже у входа собрались, — при этих словах Шург плюнул под ноги. Было видно, что его отношение к этим служителям тьмы не очень-то приятное.

— Ну дело твое. Я предупредил, — сказал солдат и ушел куда-то вглубь подземелий.

А Шург замер с ключами в руке. Из глаз куда-то исчезла злость. Видимо, тюремщик, наконец-то понял, что ему предстоит сделать. С мрачным лицом подходя к уже уныло сидящим на холодном полу камеры Гнусу и Ване, он тихо прошептал, — Неправильно это — живых существ в мертвецов превращать. Не по-людски это.

— Вот и я говорю, — заговорил Крыс, чувствуя слабость солдата. — И я говорю, что нельзя. Понимаешь? Мы что сделали? Этот вон ваще ничего не нарушил. Я ведь вор то, а приговорили всех. Слушай, мил человек, ты не знаешь как там эльф, живой, нет?

— Да вроде живой. Валяется. Я пару часов назад заглядывал, так он даже перевернулся. Только бредит все.

— Ух, длинноухий, живучий ты, — откликнулся крыс, — Слышь, мил человек. Да правду ты ему сказал — нам бежать тут некуда, можешь снимать уже железяки, а то руки затекли.

— Вот и я говорю — куда бежать то? — тюремщик, судя по всему, действительно решился пленников освободить. — Правда с рук браслеты не сниму, а вот цепи от стены, это да, освобожу.

Заскрипел ключ и длинная цепь, протянутая так, чтобы противоположными концами соединять Гнуса и Ваню, опала на пол. Ваня открыл глаза и едва заметным движением сильных рук эту цепь сразу же накинул на голову тюремщику. Тот, откровенно не понимая, что происходит, сначала упал, а потом засучил ногами по полу, пытаясь сделать вдох. Но в этот момент Ване больше всего хотелось навсегда убраться из этой тюрьмы любыми способами. Вот тюремщик затих, и разрушитель размотал цепь с его шеи.

— Вот идиот, да, Вано? А я уж думал ты у нас один тут такой дурак.

— Молчи лучше. Мне уже все эти приключения поперек горла, — голос Вани звучал с каким-то неизвестным ранее холодом. Может быть долгие часы в заточении, может быть переоценка ценностей, может быть грядущая гибель, но куда-то делся этот наивный тюфяк, который надеялся на лучшее будущее и верил в людей.

Резко встав на ноги и потащив за собой, крыса, он сухо проговорил. — Пошли, будем отсюда выбираться. И чтобы даже писка твоего не слышал!

— 32-

Голова первого некроманта разлетелась на тысячи ошметков, обдав всех присутствующих каплями мозгов, крови и даже несколько оцарапав обломками костей. Его беспомощное тело беззвучно упало на землю.

Двое оставшихся в живых чернокнижников, уже почти закончившие чертить на земле замысловатые фигуры, остались стоять столбами, с ужасом глядя на своего собрата и сплевывая попавшие в рот части головы коллеги. Находившиеся неподалеку солдаты, как и сами пленники, тоже стали свидетелями этого жуткого месива.

Впрочем, через несколько секунд фокус повторился с еще одним некромантом. Что послужило началом головокружительной цепочке событий.

Лежавший без сил на земле эльф крутанулся в неведомом элементе брейк-данса и подсек охранявшего его стражника, от чего тот ударился головой о землю и сразу же потерял сознание. Ваня и Гнус же, стоявшие, и скованные злополучной цепью, рванули в разные стороны. Но, как говорится, сила решает, и Гнус, взлетев от натяжения цепи, едва приземлился на задние лапы и, почём кляня свет, побежал за Ваней.

Вовсю трубили сигналы тревоги, слышались разъяренные крики стражников. Третий некромант забился в угол и шепча какие-то молитвы темным богам пытался слиться с каменной стеной.

Злополучный стрелок сделал еще два выстрела, правда безуспешных, потому что солдаты заняли оборонительные позиции, и оружие замолчало.

Кастор, воспользовавшись моментом, и тем, что на него никто особо не обращал внимания, побежал в противоположную от сбегающих пленников сторону.

***********

Когда затрубил рог, предупреждающий о тревоге, генерал Ант находился за своим письменным столом и заполнял необходимые бумаги по содержанию замкового гарнизона. Учеба и война это замечательно, но никто не отменял бюрократию, которая обязывала его сдавать все бумаги в королевскую канцелярию.

Попав в этот мир уже много лет назад, бывший заключенный, попрощавшийся с жизнью и приговоренный к смертной казни в захудалой тюрьме Северной Америки, даже не думал, что жизнь только начинается.

Очнувшись в непонятной комнате с камином, да и вообще, оформленной в лучших традициях Средневековья, где по стенам были развешаны гербы и головы животных, а пол представлял из себя голые камни с расстеленными шкурами, человек сначала не поверил своим глазам. «Неужели они решили накачать меня какими-то наркотиками?» — пронеслось в его голове. Однако все сомнения развеялись, когда в комнату быстрым шагом зашли несколько солдат и обратились к нему по имени, назвали каким-то генералом и доложили о проблемах с крестьянами из деревни неподалеку.

Сообразив, что даже если это и сон, то его положение сейчас намного лучше, чем было несколькими минутами назад, человек решил поиграть, благо вся его жизнь до этого момента была настоящей игрой со смертью и новая информация, которая обрушилась на человека буквально потоком, открывала новые же перспективы.

Человек, а теперь уже орк, генерал Ант, стал жить здесь, в этом мире. В город Эрен. Охранять его от осаждающих отрядов, устанавливать свои порядки, благо, выше него был только король, находящийся в столице, и всячески пытаться узнать больше информации об этом мире.

Однажды орку повезло, и в город попал невесть откуда взявшийся оборотень. Несмотря на то, что оборотень выглядел удручающе — оборванный, без денег и снаряжения, Ант посадил его в подземелья и день и ночь пытал, выведывая информацию об этом мире.

И тут ему повезло. Оборотень оказался сопливым пацаном, попавшим пару дней назад в этот мир. Узнав название города, пацан выложил все как есть — это известная многим на планете игра под названием Земли. Невероятно, но и сам Ант и оборотень каким-то чудом попали сюда, переместившись из критической ситуации, прямо перед смертью в реальном мире. Причем парень был откуда-то из Европы, английский язык не был его родным, а вот оно как — в этой игре язык у всех уравнивался и все понимали друг друга. Конечно, существовали различные наречия, но, в общем и целом, говорили на одном языке.

Пацан, к тому же, оказался еще и опытным игроком и в течение недели повышал знания орка об устройстве игрового мира. Тут тебе и прокачка персонажей есть, и новая одежда, и оружие, и завоевания замков и много чего еще. Да вот беда — персонаж орка раньше был неигровым персонажем, привязанным к месту, и теперь его возможности были сильно ограничены. Уровень постоянный, зона обитания очерчена довольно жестко, свой клан не создать, на рейды не побегать. Что положено по уставу — то и будет. Как говорится, цени то, что есть и не бузи.

Немного задумавшись и переварив всю эту информацию, полученную от парня-оборотня, орк прекратил его страдания и выкинул в сточную канаву. Не надо, чтобы по этим Землям ходил кто-то знающий, кем является орк на самом деле. Что ж, если его удел быть неигровым персонажем, то он будет вести себя как неигровой персонаж, а параллельно искать возможность выхода из города в большой мир, так сказать.

Учитывая, что база данных в игре была одна, а в каждом городе присутствовала библиотека, имеющая в эту базу данных выход, то Ант стал читать литературу — игровую, и не совсем. Орк вытягивал любые знания, которые могли бы помочь в его цели. Он готов был ждать сколько угодно — жив и ладно. Хорошее положение в игровой иерархии, доступные ресурсы, даже собственный скакун в виде единорога — все это было роскошью по сравнению с его прошлой жизнью в грязи и трущобах того, земного мира.

В очередной раз находясь в поиске полезных книг, Ант наткнулся на раздел некромантии, который увлек орка буквально с головой. День и ночь он читал про различные ритуалы, возможности перенесения тел в другие миры, вызова демонов и прочее. Особенно его привлек раздел по перемещению сознания из одного тела в другое. Правда для этого обряда ему требовалось несколько некромантов и другое тело, как он понял, желательно из его прошлого мира. В книгах говорилось о тонких связях энергии, разума и ауры. К тому же персонаж должен быть свободным, как понял орк. Какой же смысл переноситься в какое-то неигровое существо, стражника, например? Он также застрянет здесь, но вот его положение будет существенно хуже, чем сейчас.

Проблема некромантов была решена достаточно просто. Оказывается, путем специальных запросов у гарнизона каждого города была квота на вызов из столицы разных магов, воинов и дополнительного снабжения. Возможно, кому-то требовались требушеты или скорпионы для того, чтобы отбить осаду. А орк запросил трех некромантов. Через пару недель он уже ставил задачу новичкам, которые были также неигровыми персонажами, но уже полностью подконтрольными ему.

Так и начались в Эрене бесконечные опыты по переносу сознания, по оживлению мертвецов и работе с черной магией в принципе. Оставалось дело за малым — найти подходящее тело.

И тут, такой замечательный случай — несмотря на то, что был упущен вор, похитивший карту какого-то богом забытого места, в город сунулись четверо свободных, как орк называл, персонажей. Выбирай — не хочу. Сейчас самое главное было не вызвать подозрений ни у кого, не дать никому понять, что же именно было в голове у генерала. Если будет лишь малейшая искра сомнений, понимания со стороны подчиненных, пусть и тупоголовых, то весь план может полететь прахом. Правда, Ант, конечно, не верил, что подобная погрешность может спутать ему карты, но нельзя допускать ни малейшего шанса на подобные погрешности, и тогда ты будешь на коне. Фортуна — девочка привередливая, как считал бывший человек…

Собственно, для сегодняшнего ритуала переноса сознания были заготовлены специальные пентаграммы, дополнительные ингредиенты, снадобья, и даже тело. И какое тело! Разрушитель, великолепный персонаж с замечательными доспехами и оружием. Ант уже считал минуты до того, как его некроманты, под покровом превращения пленников в зомби проведут первую часть ритуала, на которой он, генерал, даже и присутствовать не должен, так как сначала нужно очистить мозг подчистую. А вот уж потом перенести новое сознание.

Но все испортил рог, протрубивший тревогу…

— 33-

— Быстрее, быстрее, Гнус, у нас не так много времени осталось, — Ваня, каким-то абсолютно неведомым чутьем бежал туда, где засел стрелок, спасший их шкуры. Собственно, с личностью стрелка все было понятно — Иваныч решил поиграть в спецназ. Да как вовремя решил-то! Еще бы немного, и ходить ему с вытянутыми вперед руками и искать свежие мозги.

Пусть в темнице не получилось сбежать и их быстро повязали, но сейчас был шанс, определенно был, и Ваня не собирался его упускать!

Сзади доносился шум погони — топали солдаты, много солдат бежали и изредка переругивались. Бегая по извилистым замковым коридорам, удавалось даже немного запутать преследователей. Однако, когда ход привел в одну особо вытянутую галерею, то в стены, совсем рядом с беглецами, стали попадать выпущенные из арбалетов болты.

Вот еще одна лестница вниз, а там повозка!

— Живо сюда, ребзя! — кричал гном, восседая на чем-то похожем на разваливающуюся телегу, запряженную парой дохлых на вид кляч. Перепрыгивая через три ступени, и совершенно забыв о Гнусе, который кое-как бежал за ним, Ваня нырнул в телегу, пол которой был выстелен небольшим слоем соломы.

— Но! Эге-гей залетные! — было страшно слышать такие забытые слова от бородатого гнома, у которого на спине болтается пушка и секира.

Испугавшиеся криков и ощутившие на своей спине тяжелые удары кнута, две забывшие что такое бег клячи, взяли с места в карьер.

— А ну держи, твою ж медь, — фыркнул гном на Гнуса, который не мог отдышаться от последнего забега и передал в лапы крыса вожжи, а сам развернулся и каким-то нереально быстрым движением достал свою пушку, прицелился и выстрелил, от чего один из появившихся на лестнице солдат тут же запнулся и перекатываясь, упал на ступеньки.

— А длинноухий где? — обронил Ване через плечо разгоряченный гном.

***********

Лучший способ уйти от погони — спрятаться там, где от тебя этого меньше всего ожидают. Вот и Кастор решил, что за двумя беглецами, во-первых, погоня будет многочисленнее и ожесточеннее, а во-вторых, ему самому нужно быть ближе к сердцу укреплений неприятеля.

Все тело нещадно ломило, в голове как будто играл гномий оркестр, а затянувшиеся было за ночь раны вновь стали кровоточить несмотря на всю эльфийскую супер регенерацию. Перебегая от одного темного угла к другому, насколько это было возможно сделать при дневном свете, Кастор принял решение переждать погоню в одной из вражеских казарм, благо все расквартированные там солдаты на этот момент, были задействованы в организации сети поиска его же, Кастора, и его товарищей.

Внимательно обежав взглядом пространство перед казармой, он выскочил из-за угла и в два прыжка, как заправский ниндзя, запрыгнул на крышу, откуда вел довольно старый люк на чердак. Растянувшись на дряхлых досках, и едва сдерживаясь, чтобы не чихнуть от тучи пыли, которую вызвало его появление, эльф принялся ждать.

***********

— Неужели нельзя ни на кого положиться? — распекал генерал Ант подчиненных, а, в особенности, капитана Кирса. Громкий бас орка раскатами витал над местом проведения ритуала. Ант, поморщившись, в очередной раз взглянул на то, что недавно представляло из себя двух некромантов. На эти два безжизненных тела и ошметки голов. Ему, определенно, как и многим солдатам вокруг не доставляло удовольствия находиться здесь. Причем, кто-то уже не сдержался и вывернул желудок наизнанку, от чего на небольшой площадке была невыносимая вонь.

— Приберите здесь все. Надеюсь, погоня уже организована, капитан?

— Да, генерал. Мне докладывают о том, что преступники скрылись на телеге в сторону порта. По их следу высланы лучшие маги, которые смогут отыскать их. К несчастью, гном выжил, и теперь эта троица планирует, судя по всему, захват корабля.

— Стойте, капитан. Но их же четверо?

— Нет, генерал. Гном, разрушитель и крыса. Трое.

— А эльф?

— Э-э-э, — смутился капитан, а потом развернулся к стоящим рядом солдатам, — Вы должны были охранять эльфа. Где он?

— Капитан, я…не знаю…капитан. Он лежал при смерти и…э…потом раздались выстрелы, я пытался остановить беглецов.

— Понятно, — прорычал орк, — Дедур, есть ли в арсенале магии крови поиск цели по его следам? — обратился генерал к стоящему рядом третьему некроманту, которого от напряжения и страха наказания за неудачу, откровенно говоря, трясло.

— Мне нужна кровь того, кого мы ищем, генерал, — поклонился некромант, — я могу приступить немедленно.

— Но здесь все в крови, — возразил капитан Кирс. — Как можно найти нужную?

— О, оставьте это темным силам, — поняв, что наказания не последует, некромант оживился и зло зашипел, предвкушая грядущее действие. А потом начал кастовать заклинание из арсенала темной магии.

Небо над площадкой заволокло тучами. Некромант молча покачивался под одну ему непонятную мелодию, потом что-то замычал, закатил глаза. Длинный посох в его руке вспыхнул красным, а некромант, открыв глаза, сказал лишь, — За мной! — И орк со свитой и капитаном последовали за темным магом.

***********

— Иваныч, у меня один вопрос к тебе, — сказал Ваня во время тряски по бесконечным кочкам мостовой. — Мы так и будем в трусах и с голыми руками мир завоевывать?

— Ванька, да без проблем! — послышалось от гнома, который постоянно крутил головой, выискивая новые цели и внимательно наблюдая за тем, чтобы за ними не было погони, — Можешь спрыгнуть и побежать за своими доспехами и оружием.

— Ха-ха, дед, очень смешно, — огрызнулся через плечо Гнус, вовсю стегая выбивающихся из сил лошадей. — Посмотрел бы я на тебя, если бы ты был голышом и с камнем в руке.

— А я тебе, Гнуся, больше скажу. Я и с камнем в руке был, и землю жрал, так что не надо меня тут учить уму-разуму, салага, — вспылил Иваныч, — Не нравится — спрыгивай и отбивайся сам.

Ваня в этот момент повторно вызвал в голове карту города. Нет сомнений, что Гнус также использовал ее, иначе бы они заблудились на узких улочках уже давно. До порта оставалось всего ничего, но вот что делать там — это был большой вопрос. Даже если преследователи еще каким-то чудом не добрались в порт, то какой корабль брать? И брать в наем или захватывать? Честно говоря, даже в своей прошлой игровой жизни он ни разу не использовал корабль для путешествий — все больше для этого служили различные животные, принадлежащие клану, а также огромное количество телепортов в почти любую точку Земель. Теперь же перед ними стояла задача не только взять корабль, но каким-то чудом дождаться эльфа, а, в лучшем случае, вернуть свое снаряжение.

— Ну ка, бойцы, ловите лучше подарки от дедушки Пал Иваныча, — внезапно заговорил гном и тут же разместил на телеге два небольших набора простецкой одежды, одноручный меч, щит, кинжал и арбалет. Быстро надев свою экипировку и вооружившись мечом, Ваня помог Гнусу, который стал обладателем кинжала и арбалета.

— Это другое дело, на! — радостно воскликнул крыс. — Теперь не с голой задницей будем воевать! Вот это я понимаю!

***********

Голоса, внезапно раздавшиеся в казарме, эльф узнал сразу. О чем-то переговаривались генерал и капитан. Обсуждали какие-то плановые маневры войск и то, куда необходимо разместить новую роту солдат, которая прибывает по специальному запросу.

«Стоп. Какие маневры? Какая рота? И почему они оба здесь?» — пронеслось в голове у Кастора, но было слишком поздно. Доски под эльфом рассыпались в труху, и беспомощный герой рухнул на деревянный настил казармы, тут же получив по голове рукоятью меча, от чего сознание погасло и наступила мгновенная темнота.

***********

— А помнишь, ты меня вез рабом на этом корабле, а, длинноухий? — злости Вани не было предела. Ибо сидящий перед ним эльф являлся ни кем иным как Сириусом, который успешно продал Ваню Хозяину на острове Мук.

— Да ты все такой же жирный тюфяк, как и был. И, смотрю, шмот нормальный так и не нашел, да? Все такой же бомж бомжом? — презрительно усмехнулся эльф, сидя связанный на палубе корабля. Его напарник, котяра, сидел спиной к эльфу и громко матерился.

К счастью бежавших, в порту стояло несколько кораблей, но какая-то интуиция подсказала Ване, что надо править телегу к очень знакомому силуэту, хоть Ваня и не понимал, почему этот корабль так знаком.

Первым на борт забежал Иваныч. Высунувшемуся из трюма коту сразу же прилетело тяжелым гномьим кулаком. Потом Иваныч спустился вниз, а поднялся наружу со словами. — Их всего лишь двое, вот еще один, — и за шиворот швырнул тело эльфа с фиолетовой кожей рядом с котом.

Со стороны города только сейчас послышалось топанье множества копыт. Значит, все-таки, погоня немного не успевала за ними, это прекрасно.

— Вано, руби канаты! — закричал Гнус.

— Ты умеешь управлять кораблем?

— Руби, грю, на! Не сцы, умею!

Перерубив пару тросов, Ваня ощутил движение палубы и увидел, как переходные доски на пирс падают в воду, а громада корабля начинает медленно отплывать от причала. Пожалуй, слишком медленно. Но ситуацию, впрочем, как и весь предыдущий день, спас Иваныч, который начал палить из своей пушки, не давая никому даже близко приблизиться к отплывающему кораблю.

Выстрелив очередной раз, Иваныч повернулся к Ване и спросил, — А с длинноухим что? Своих не бросаем! Надо спасать!

И тут, в окне, обозначающем состав группы, иконка эльфа просто погасла.

— 34-

Официальное заявление администрации игры «Земли». Языки: русский, английский, немецкий, французский, испанский, китайский:

Уважаемые игроки! На данный момент мы столкнулись с огромным количеством негативных отзывов о нашей игре вследствие багов, вызванных программным сбоем. Многие также осуждают нас за неравенства между игроками из-за системы доната. Теперь те, кто купил улучшенные оружие и броню за реальные деньги, могут выигрывать в неравном бою, а также укреплять замки расширенными наборами строительных компонентов. Также нас обвиняют за исчезновение персонажей, отсутствие перерождения и гегемонию клана Форс, которые захватывают все новые и новые замки.

Администрация игры «Земли», а также разработчики, уверяют игроков, что никаких проблем в игре не существует. Мы, вот уже три года как работаем над игрой, улучшаем ее механизмы и исправляем ошибки и не собираемся останавливаться. Осуждения беспочвенны. Касательно вложений реальных денег: да, это существует, но только потому, что игра бесплатная. Каким-то образом мы должны зарабатывать? Исчезновение персонажей — по нашим логам подобное не проходит, но мы постараемся отследить данную проблему. А по отдельным кланам — мы не вмешиваемся в игровые дела и считаем, что любое вмешательство в баланс будет критичным. Поэтому, если какой-то из кланов начинает главенствовать, мы бы посоветовали создать равную коалицию и вести боевые действия совместно.

Благодарим Вас за интерес к игре.

Всегда Ваши,

Разработчики и администрация «Земель».

***********

— Ярик, что там с этими багами по персам?

— Да все нормально, Сань. Посмотрел отчеты по чарам, на которых жаловались — они в игре висят, прокачиваются, фармят, все хорошо.

— Код не сбился?

— Ты меня за идиота что ли держишь? Я все коды первым делом проверил. Нормально там все. Не знаю, чего они жалуются, опять школота тупая какая-то. Ну отследим еще немножко, я пару чаров поставил на «поводок».

— Ладно тогда. Держи в курсе, а то тут задницы рвут, слюной плюются. Не хочется онлайн терять. Шеф просто убьет…

***********

Повесив трубку, Ярослав Чуднов откинулся на спинку стула и сильно задумался. Вот уже несколько недель игра жила своей жизнью. От слова совсем. Нет, конечно, он знал, но говорить об этом кому бы то ни было не стал. Ни он, ни семеро его коллег, отвечающие за разработку и поддержку игры, дали слово, что не будут вмешиваться в игровой процесс.

Ну, почти никому не говорили, кроме шефа. Шеф — это шеф, он должен знать обо всем. Именно он нанял молодую команду разработчиков, которые афишировали свои возможности по геймдизайну, именно он поверил в восьмерых парней, которые жаждали денег и славы. Именно он ждал, надеялся и верил, и стал всем ребятам как отец. Шефу можно было сказать все, без исключений. Иначе можно было схлопотать проблем. Больших проблем.

Вот и приходилось врать коллегам, что все хорошо. Вот и приходилось писать заверения от администрации для игроков, чтобы все успокоились. Хотя на самом деле нифига хорошо не было. Пропадали чары, территория начала расширяться, у разработчиков больше не было доступа к изменению игрового процесса несмотря на то, что новые игроки логинились, а деньги благополучно принимались.

Нет, как бы это сказать по-простому, несмотря на баги, большинство игроков по-прежнему не обращали внимание на мелкие недочеты, просто потому что они в основном обитали на обжитых территориях, качались на основном материке и дальше каких-нибудь подземелий и пары замков не ходили. А вот самые края карты начали потихоньку растягиваться, как жвачка. И получалось, что пока еще многочисленный и заселенный центр был по-прежнему маленьким кусочком суши, а по краям карты даже маленький островок был больше материка.

Ярик даже специально создал своего перса и пошел исследовать игру. За время путешествий он встретил нескольких сумасшедших, которые клятвенно заверяли его, что попали в игру из реального мира. Посмотрев статистику игроков, он, конечно, все понял — парни сутками сидели в игрушке и уже перестали различать ее с реальностью. Мда, типичный случай нашего XXI века.

Мобы стали умнее, тяжелее стали браться квесты. Но, самое главное, почти все NPC ожили. Они перестали тупо стоять на своих локациях и теперь каждый город буквально бурлил жизнью, как будто это был реальный мир. Настоящий реальный мир — замки, деревни, города. Люди сеяли пшеницу, рожь, люди выращивали скот, люди рубили деревья, строили новые дома.

И границы городов увеличивались с увеличением населения.

И все это приближалось. Все ближе приближалось к центру игры, к наиболее населенным локациям. Еще несколько недель и все «Земли» будет не узнать. Определенно.

Ребята упрашивали шефа найти хакеров, специалистов по взлому программных кодов, каких-то людей со стороны, но шеф твердо сказал, что верит тем парням, которых нанял и которые эту игру создали. И что грошь им цена, если они ничего сами сделать не смогут.

Вот и бились ребята без сна и покоя с игрой и до сих пор ничего сделать не могли.

***********

— Твою налево, Ярик, ты видел, ты это видел? — из трубки раздался обиженный голос Кирилла, который взял несколько дней выходных и решил провести их где-то в горах, чтобы расслабиться.

— Киря, что произошло? Ты где?

— Да только что пришло уведомление, что чара взломали. Я не могу залогиниться. Да у меня бук обычный с собой, без подключения к админке. Можешь глянуть?

— Давай. Как там у тебя пароль и логин?

— Бармалей135, пароль gfd8dsfdlkj9.

— Ну ты и замудрил, Кирюх!

— Да я его каждый месяц обновляю.

— Монстр! Сейчас…пробую. Так, по логам ты последний раз заходил две недели назад. Э-э-э. Но, странно, твой перс сейчас онлайн.

— Где, Яра?

— Бегает по катакомбам около Вольфграда. Ого, ты восемьдесят пятый взял. Молорик!

— Подожди, подожди, ты уверен? У меня семидесятого, огненный демон.

— Да точно говорю.

— Хрень какая-то. А выкини его из игры, пожалуйста, пароль замени на любой, потом зайду. Или опять не даст?

— Пробую, Киря…нет…не пускает.

— Да что же блин за хрень то творится! Шеф молчит еще? Взлом не одобрил?

— Нет. Ты же его знаешь, работайте сами, решайте проблему, бла-бла-бла.

— А может ну его и оффнем сервак? К чертям все?

— Ну потом с шефом будешь сам оправдываться тогда. Лучше мозги разгрузи, мой тебе совет. Приедешь — решим вопрос. Все вместе к шефу подойдем и решим.

— Ладно, Ярик, спасибо. Пойду на лыжах покатаюсь. Пока!

***********

— Командир, у нас все готово для взятия Вольфграда. Город истощен, запасов нет. Клан Айс на защите, стоят до последнего.

— Сколько их осталось?

— Примерно пара сотен персонажей. Но все раненые, здоровье не восстанавливается, как и должно быть.

— Хорошо. Хорошо, — проговорил дюжий рыцарь в доспехах разрушителя. Рядом с ним стоял маг в темно-зеленой мантии и с длинным посохом, на вершине которого красовалась чаша с горящим пламенем. А затем уже чародей обратился к пришедшему с докладом солдату. — Начинайте штурм. Пленными брать только сами знаете кого, — и, усмехнувшись, добавил, — Игрушка, говорите? Будет вам игрушка.

— 35-

Забери меня, мама, отсюда,

Забери ото зла, от людей!

Я здесь больше счастливым не буду,

Забери меня мама, скорей!


Каждый здесь норовит наживиться,

Грязь-слова он кидает в упор.

Я от злости хочу материться,

Положить на людей всех прибор.


Забери меня, мама, в дом рода,

Накорми, напои, отогрей.

Там плохого вокруг нет народа,

Забери меня мама, скорей!

***********

— Ваня, слышишь меня?

— Кто здесь?

— Это я, знахарка, Настя. Помнишь?

— Так тебя Настей зовут… — задумчиво произнес Ваня и открыл глаза. Первое, что он увидел — это яркое, по-летнему яркое и теплое солнце, сияющее в вышине. Синее-синее небо с редкими облаками, бегущими от свежего ветра, который обдувает и уносит куда-то в детство. Он посмотрел вниз — зеленый луг, простирающийся, насколько это возможно, до горизонта. Поют птицы, летают пчелы, а по травинке рядом ползет божья коровка. Перед Ваней стоит ослепительной красоты девушка в старорусском сарафане, по крайней мере, Ваня решил именно так, — яркие узоры, напоминающие хохлому, высокий кокошник — все это не прятало, а только увеличивало красоту знахарки. Теперь никакого платья хозяйки медной горы — распущенные темные волосы, подчеркивающие длинную и тонкую шею, большие зеленые глаза, белоснежная улыбка. С такой можно хоть сейчас под венец.

«Мда, насмотрелся я сказок в детстве» — пронеслось у Вани в голове.

— Где я? — абсолютно не соображая, герой задал девушке вопрос.

— Это место из твоего детства. Мне неведомо, что оно для тебя значит. Нравилось тебе оно видимо, — пожала девушка плечами.

— Зачем я здесь?

— Так, наверное, и будешь меня мучать вопросами, поэтому скажу сразу — у нас с тобой здесь всего несколько минут, потом «окно» закроется и больше мы с тобой не встретимся. Помнишь, я тебе говорила о том, что два мира сливаются в один? Все ускорилось, Вань. Все больше людей попадают в «Земли», все больше людей исчезают из реального мира. Я уже не могу останавливать это.

— Подожди, подожди…э-э-э…Настя. Сколько у меня есть времени?

— В игровых сутках пара-тройка месяцев. Если ты не найдешь дыру, то останешься здесь навсегда.

— Сколько я уже здесь — не было ни одного намека на эту дыру. Какие-то идолы, сокровища, квесты. Но я даже не приблизился к разгадке, — серьезно сказал Ваня, вставая с пятой точки и выпрямляясь во весь рост.

— Вау! А ты изменился, Ваня. Не только телом, но и умом. Это очень приятно, — игриво сказала девушка, поглаживая волосы. — Ну да ладно. Все, что я могу тебе дать, — это подсказку, которую знаю. У меня есть подозрения, что дыра — это… — тут по телу знахарки пробежали помехи, будто девушка была какой-то голограммой.

— Что? Что ты сказала? Повтори, пожалуйста, Настя! — закричал Ваня.

— Дыра — это… — произнесла она опять и исчезла. Мир вокруг Вани внезапно закрутился, стало неимоверно трясти, он упал на спину и стал кататься по земле. Земля оказалась сырой, что-то мокрое бежало по лицу, что-то трясло его за плечи, Ваня открыл глаза и увидел перепуганного гнома. — Вставай, едрить твою медь! Ванька, вставай, штормит нас, японский городовой!

Исчез луг, исчезло солнце, исчез запах свежей травы. Перед лицом был бородатый Иваныч с большими испуганными глазами. Ваня лежал на дощатом полу, почему-то залитом водой, а корабль бросало из стороны в сторону.

Все эти ощущения качки свалились внезапно и стали полной неожиданностью. Желудок захотел вылезти наружу, безбожно тошнило, да еще и нельзя было найти опору, за которую можно было бы ухватиться. Ваню держал сильный гном.

— Ванька, ух и в шторм мы попали, етить колотить! — казалось, что эта ситуация нисколько не пугает Иваныча, а, наоборот, только распыляет лихого пенсионера.

И Ваня вспомнил. Вспомнил, как «погас» Кастор. Вспомнил, как два корабля начали их преследовать, а на мачтах развивались гербы Форсов. Вспомнил, как Иваныч с тяжелым сердцем сказал, что если они не хотят превратиться в зомбаков, то надо чем-то жертвовать. А потом Ваня рвался к штурвалу, чтобы развернуть корабль, а крыс с гномом кое-как удерживали его. Вспомнил, как гном даже двинул ему по лицу и наорал таким отборным матом, что расхотелось жить. После этого, с трудом сдержав гнев и обиду на весь мир, Ваня ушел в трюм, лег и стал ждать когда-же их догонят Форсы. А потом сознание его покинуло, и он попал к знахарке.

— Иваныч! А где Форсы? Не догнали что ли? А где Гнус?

— Эх, Ванька! Все проспал? Не догнали, не догнали они нас. Крыс какую-то штуку колданул с кораблем, и мы ускорились, оторвались так хорошо. А потом туча налетела, котяра с эльфом за борт так вдвоем связанные и свалились. А Гнуся теперь у нас штурманом стал. Стоит на палубе — вода нипочем. Курс только известный ему держит. Хотя чего держать? Вон он остров то, на карте есть. Только говорит мы в какую-то фигню сейчас заплыли, в запретный квадрат океана. Знаешь такой?

Ваня, конечно же, знал об этом месте, но никогда не был. Запретный квадрат был очень лакомым кусочком для многих кланов. Говорилось, что в нем находится подводный город, родина морских обитателей Земель. В этом городе можно было получить разные квесты, награды, или же просто найти сокровища глубин. Являясь относительно небольшим на поверхности, квадрат под водой тянулся на бескрайние расстояния. Недаром океан назывался Крайним. За океаном ничего не было, кроме острова Мук, а вот в океане, или под океаном было много, много чего.

Вытаращив на гнома глаза, ставшие размером по пять рублей, Ваня быстро встал и, с трудом удерживаясь на ногах от сильной качки, пошел к лестнице, ведущей на верхнюю палубу.

— Ванька стой! — только и послышалось сзади, но было поздно.

Вместе с открытым люком на нижнюю палубу ворвался ветер, соленые брызги, а, если быть точнее, Ваню сразу же окатило налетевшей волной, отчего стало холодно и зубы застучали, а холодный ветер довершил начатое и сделал нахождение наверху просто невозможным. Но, несмотря на все это, он нашел в себе силы подняться, закрыть люк и осмотреться в поисках Гнуса. Крыс стоял за штурвалом корабля, на капитанском мостике. И выглядел он просто потрясно.

Либо Ваня насмотрелся фильмов про пиратов, либо фантазия в игре стала работать как-то по-другому, но в свете вспышек молний и под каплями дождя, который лил стеной, Гнус выглядел как заправский морской волк. Из последних сил вцепившись в штурвал, он держал направление движения корабля. При особо сильных набегающих волнах он был близок к тому, что отпустить штурвал и крутануться вместе с ним, но вновь и вновь отважный грызун боролся со стихией, по-видимому, решив, что во что бы то ни стало он вытащит эту посудину из шторма.

— А, Вано! Не сцы, ща вырулим отсюда! — сквозь шум ветра его и без того писклявый голос казался еще тише. Та усталость и безнадега, свалившиеся на крыса, давали о себе знать и было заметно, что только огромным усилием воли штурман еще стоит на ногах.

— Дай я порулю, Гнус, — сказал Ваня и просто силой занял место крыса, пытаясь удержать штурвал, который вырывался как сумасшедший. Было даже непонятно как такой чар как крыса мог удерживать эту деревянную махину. Вызвав перед глазами карту, Ваня начал держать курс строго на юг, к острову Мук.

— Вано, я…пойду…отдохну…нет сил, — Гнус просто сполз на палубу и очень медленно, держась за протянутые канаты, стал двигаться по направлению к люку, из которого уже высунулся гном и был готов подхватить уставшего товарища.

В это время особенно яркая вспышка молнии озарила все вокруг. И, благодаря этому Ваня увидел, что корабль несет на гигантский водоворот прямо по курсу. Гном махал руками, кричал. Крыс вскочил на задние лапы и побежал к Ване на помощь, тоже пытаясь кричать, но его крик потонул в раскатах грома, которые пришли за вспышкой молнии.

Ваня, что есть сил, начал крутить штурвал. «Не успеем, не успеем же, твою налево» — только одна мысль сейчас была в голове, причем предательски негативная.

Корабль медленно, очень медленно отворачивал влево от воронки.

— …руса…май…руса, — кричал Гнус. Гном, с трудом удерживаясь на ногах, тоже шел на капитанский мостик.

Однако корабль, даже изменив курс, уже безнадежно тянуло в воронку.

— Вано, паруса! Снимай паруса! Зайди в управление кораблем, — закричал подбежавший Гнус, перехватил штурвал и тут же на корабле паруса поднялись, тем самым освобождаясь от потоков ветра, а потом Гнус, судя по всему, включил какой-то магический движитель. Но и это не помогало.

Подбежавший гном было спросил, чем можно помочь, но Гнус только отмахнулся. А при очередной вспышке молнии трое с ужасом увидели, что их корабль с огромной скоростью крутит уже у самого центра гигантской воронки…

— 36-

В стране Ксанад благословенной

Дворец построил Кубла Хан,

Где Альф бежит, поток священный,

Сквозь мглу пещер гигантских, пенный,

Впадает в сонный океан…

/С. Кольридж, 1798 год.

***********

Наверное, этот стих был одним из тех немногих, которые Ваня помнил. После просмотра очередного приключенческого фильма он часто вспоминал эти строки. А потом перечитывал стих целиком и представлял, что же за дворец такой Кубла построил? Какой же он на вид? И где такая страна — Ксанад?

И вот теперь он увидел то, что снилось ему сотни раз. Скажет кто-то, мол, подводный город из «Звездных Войн»?А может быть Атлантида, как она описывается многими фантастами? Не важно, ибо сейчас он видел самое прекрасное в своей жизни.

Огромный, расстилающийся до горизонта подводный город. И как будто и воды нет, как будто он на суше. Синева, а, точнее, голубизна, прозрачность воды, просто завораживала. Никаких помех зрению, свободное дыхание, нельзя захлебнуться. Как будто он был создан для жизни под водой словно Ихтиандр.

Высокие башни, сотканные из воды, только очень-очень плотной, представляли из себя округлые темно-синие строения с маленькими прожилками тонких линий-связей в виде едва заметных сеточек, удерживающих воду, чтобы она не распалась. Желтые окна в них светились, будто здесь было проведено электричество. Высокие башни, маленькие башни, купола, какие-то непонятные сооружение в виде статуй. Какие-то здания просто парят в воздухе, привязанные ко дну небольшими тонкими нитями…водорослей? Другие же просто…передвигаются? Да, вот от движущегося здания, или даже, небольшого островка, идет шлейф пузырьков, и оно медленно плывет в сторону.

А между зданий — сады, красивейшие сады с большими и маленькими деревьями, с водорослями, если их так можно назвать. Наверное, так выглядели «Висячие Сады Семирамиды» тогда, в древности — то самое чудо света, Ваня не знал по счету какое. Колышущиеся, вероятно, от легкого течения листья, создавали настоящую иллюзию того, что ты находишься на поверхности. А может так оно и было? А в свете солнца, такого яркого полуденного солнца, светящего с поверхности весь этот город с башенками, садами, во всем этом великолепии просто сводил с ума.

И сказать, что все это завораживало и заставляло смотреть, разинув рот — ничего не сказать. Ване захотелось остаться здесь навечно. Но вот наваждение ушло, и он вспомнил как они попали сюда, оглянулся, и только сейчас заметил, что Гнус и Иваныч также беззвучно созерцают эту красоту. Все втроем стоят на палубе своего корабля, который, волшебным образом, не перевернулся, а как будто плыл под водой. Палуба очень медленно и плавно раскачивалась из стороны в сторону, паруса были убраны.

— Мы умерли, да, Ванька? — спросил Гнус. — Потому что я не нахожу другого объяснения…на!

— Гляди, ребзя, к нам басурманы едут…плывут, похоже, — очнувшись, предупредил Иваныч.

Ваня присмотрелся, и, действительно, к ним направлялась достаточно внушительная делегация. Сначала было не разглядеть, и путники могли только наблюдать как маленькие точки, плывущие из города, все увеличиваются с каждой секундой. Но вот стали различимыми и отдельные силуэты.

— Вано, меня глючит или это водные коньки? — спросил Гнус, протерев глаза. Хотя это было достаточно забавно — протереть глаза под водой. Тут не было и пылинки.

Один, два, пять, пятнадцать. Пятнадцать водных коньков, с наездниками на них, а сзади нечто, напоминающее большого краба, только передвигающееся по прямой, а не боком.

Подплыв ближе к кораблю, незнакомые всадники остановились, и вперед выехал один, особенно выделяющийся на их фоне. Белокожий человек, с ногами, как оказалось, имел длинные светлые волосы, длинные светлые усы, большие темные глаза, накачанные мускулы — которые было видно благодаря оголенному торсу. Штаны же его представляли нечто обтягивающее, темно-лазурного цвета, цвета морской волны. Да, определенно, это сравнение очень улыбнуло Ваню. А в руках, угадайте, что? Правильно, трезубец. Заезженный штамп, который разработчики не обошли и в «Землях» — все это Ваня подумал как-то не осознанно, на периферии сознания.

Но вот, подъехав ближе, незнакомец остановился, несколько секунд внимательно смотрел на путников, а потом сказал. — Бухим паарла рохим насдува ша.

— Э-э-э, уважаемый, наша твоя не понимать, — развел руки в стороны Иваныч и тут же начал говорить, активно жестикулируя. — Наша прийти с мир. Твоя понимать? Наша попасть в воронку. Ферштейн? Теперь наша плыть на остров. Большой, вот такой! — гном развел руки в стороны. — Как туда плыть?

Несколько секунд всадник смотрел поочередно на всех, стоящих на корабле, а потом громко захохотал, что сразу же подхватили другие всадники, находящиеся немного вдалеке. Просмеявшись, и, все еще всхлипывая, незнакомец сказал. — Ну уморил, гном! Ты чего, думаешь, я правду что-то сказал на своем языке? Ха-ха! Да я из головы придумал эту лабуду, чтобы разыграть вас!

Ваня, Иваныч и Гнус от услышанного молча переглядывались, а всадник, уже достаточно успокоившись от смеха, с серьезным видом произнес. — Да ладно, вам, парни, не обижайтесь! У нас тут «новенькие» редко появляются, скучно тут, капец! Вот и выдумали разыгрывать новеньких кто как может. Сегодня моя очередь встречать…впервые за…дайте-ка подумать…за сорок лет, во! Вот я и решил немного пошутить.

— Вано, ты че-нить понимаешь? — толкнул Ваню крыс локтем.

— Неа, хоть убей.

— Во-во, и я.

А всадник, все еще разглядывая тройку на корабле, произнес. — Ладно, парни, вы поди в бурю попали в дикую, да устали капец. Вижу, не пираты и не воры. У меня нюх на этих товарищей хороший. Мы с ребятами сразу «краба» взяли, чтобы ваш корабль утолкать, если хотите. Притащим, пришвартуем, под охрану поставим на стоянку, ни один шпрот не проскочит, груз не пропадет. А вы пока к нам в гости, а? Ну там стол, баня, все дела. Да не стойте столбами, соглашайтесь! В «краба» в общем, садитесь, на буксире в лучшем виде доставим!

— Вы, вот что, уважаемый, — степенно проговорил гном. — За все спасибо. Мы вам в этом вашем «крабе» только мешаться будем. Вы, давайте, нас это, на буксир берите, ежели хотите, а мы тут постоим, на палубе. Добре?

— Ай, ну понятное дело. Буря, водоворот, а тут какие-то мужики непонятные под водой на дуоциклах, про крабов говорят, — всадник повернулся к ожидающим, — Ладно, Кит, цепляй, потащили корабль на причал, а ребятам эскорт обеспечим!

— Ну все, ребзя, попали мы конкретно, — прошептал гном. — Не захлебнулись так к каким-то веселым ребятам занырнули. Мне кажется, меня так с коньяка армянского не пробирало.

Всадник подплыл еще ближе, к самому носу корабля, и стало понятно, что он сидит не на живом коньке, а на чем-то очень напоминающем морского конька, какой-то загадочный механизм, выполненный в виде этого животного. Причем, даже, будто дышащий.

— А, так это да, не живой, — поймал взгляд Вани всадник. — Дуоцикл это. На воде ездит. Бесконечное топливо, правда, круто? Да у нас здесь столько технологий, брат, что еще много будешь удивляться! — подмигнул он Ване. — Кстати, забыл представиться, Лот меня звать. А вас?

— Ваня я, — проговорил Ваня. — А это Гнус и Иваныч.

— Вот и отлично, теперь знакомы, — в этот момент корабль содрогнулся от того, что «краб», развернувшись, выстрелил несколькими тросами, на концах которых было что-то вроде липучек, и прицепился к кораблю.

От дальнего дуоцикла послышалось, — Лот, мы готовы!

— Ну вот и славненько, ребята. Погнали? Добро пожаловать в наш мир!

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

Больше книг на сайте — Knigoed.net


Оглавление

  • Пролог
  • — 1-
  • — 2-
  • — 3-
  • — 4-
  • — 5-
  • — 6-
  • — 7-
  • — 8-
  • — 9-
  • — 10-
  • — 11-
  • — 12-
  • — 13-
  • — 14-
  • — 15-
  • — 16-
  • — 17-
  • — 18-
  • — 19-
  • — 20-
  • — 21-
  • — 22-
  • — 23-
  • — 24-
  • — 25-
  • — 26-
  • — 27-
  • — 28-
  • — 29-
  • — 30-
  • — 31-
  • — 32-
  • — 33-
  • — 34-
  • — 35-
  • — 36-