Она вам не подходит (СИ) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


========== Часть 1 ==========

У Майкрофта гудит голова. Событий за день так много, что домой он возвращается полностью выжатым. Он отпускает водителя, помощницу и охрану. Оставшись наедине с собственной усталостью, мужчина проходит вглубь своего дома, оставив зонтик в прихожей. Ему приветливо мигают датчики движения. Свет загорается, но мужчина тушит его хлопком. Глаза режет от яркости, хочется побыть в темноте и спокойствии.

И как если бы ему было мало событий дня, на кухне его встречает пустой холодильник.

Холмс хмурится, разглядывая полки с самой кислой миной. Сегодня у него выдался определенно плохой день: он почти потерял контроль над ситуацией, в его брата стреляли, погиб агент секретной организации, а еще домработница не закупила продукты.

Но все это, в сущности, не так страшно, как то, что он узнал по дороге к злополучному Океанариуму.

Это был не первый раз, когда мужчина встречал инспектора из Скотланд-ярда, но первый раз, когда они ехали в одной машине.

Получив смс от Шерлока, Лестрейд тут же связался с помощницей Майкрофта. Детектив был близок к разгадке, а это всегда сопровождали неприятности. Однако в этот раз в деле фигурировал не обычный психопат, а человек, приближенный к информации, которая не должна была просочиться. Майкрофт посчитал это достаточной причиной, чтобы приехать на место самому и за всем проследить.

И, конечно же, было вполне разумным перехватить инспектора из Ярда, раз уж им было по пути. А заодно проконсультировать его, какие вопросы полиции стоит задавать, а какие нет, во избежание проблем.

- Вы быстро… - удивился Грег, когда, спустившись с крыльца, уткнулся в черный лимузин, припаркованный поперек выхода.

Майкрофт оперся на зонт и галантно открыл дверцу машины.

- Раз уж мы едем в одну сторону, я посчитал допустимым заехать за вами, инспектор, - его тон был безупречно вежлив, но не подразумевал даже намека на возражения. – Садитесь.

К счастью, Грегори всегда был покладистым, чем отличался от Шерлока или того же Ватсона. Мужчина сел в машину без лишних вопросов, будто никогда не обладал личным транспортом или другими планами. Он умел подчиняться тем, кто стоял выше, и именно за это Майкрофт ценил его больше остальных сотрудников полиции.

За это и за… кое-что еще. Однако такую информацию Британское Правительство не могло разглашать и надежно хранило в себе под грифом «Секретно» далеко не первый год.

Майкрофт прикрыл за инспектором дверь и сел в машину с другой стороны. Они тронулись вперед, следуя координатам из обрывистого сообщения Шерлока, к Океанариуму. Сзади их сопровождало две машины патрульных.

В запасе оставалось около пятнадцати минут – примерно столько времени отсчитывал навигатор до конечной цели следования. Майкрофт глянул на часы, давая Лестрейду несколько секунд осмотреться и только потом приступая к основной части того, для чего инспектора сопровождал сегодня такой дорогой эскорт.

- Эта подозреваемая владеет информацией, закрытой для широких кругов. Все, что от вас требуется: произвести задержание и отвезти ее в участок без лишнего шума и вопросов. В случае необходимости, оказать огневую поддержку, но не более. После ее от вас заберут.

- Ясно, как всегда, на нас вся грязная работа, - ответил Лестрейд тоскливо и поспешил заверить Майкрофта, на лбу которого легли морщинки недопонимания. – Не беспокойтесь, раз того требует дело, мы сделаем все необходимое и будем защищать вас грудью.

- Довольно легкомысленно, инспектор, - ответил Майкрофт, стараясь не замечать того, как пульс подскочил. – Вам стоит беспокоиться о собственной безопасности в той же степени.

Фыркнув, Лестрейд потер темный с проседью затылок. Кажется, старшему Холмсу удалось его рассмешить. Или смутить. Они оба держались друг с другом довольно натянуто, поэтому понять до конца было сложно. Майкрофту вообще с трудом удавалось общаться с людьми.

Грег поднял на него взгляд:

- Я не сумасшедший, чтобы бросаться под пули без жилета, но… Сами знаете, ситуации бывают разные.

Брови Майкрофта дернулись. Это заявление льстило. Вот только мужчина не знал, что на это ответить. До точки назначения оставалось семь минут – пара мгновений задумчивости или прорва времени для двух человек, которым хочется, но не о чем поговорить. Рука на ручке зонта сжалась крепче. Майкрофт решил позволить себе опустить официальность.

- Неужели вам нечего терять в своей жизни, инспектор? – этот вопрос был личным.

Такая перемена заставила Лестрейда еще раз фыркнуть. Философские вопросы о жизни и смерти были разнообразием в их исконно деловом общении. Мужчина расслабил плечи и откинулся на спинку сидения. Видимо, он тоже захотел сменить тон.

- Конечно, есть, - он сплел руки в замок. – Все боятся смерти, мистер Холмс. Я чувствую, что еще многого не сделал. К тому же, я обещал в эту среду свидание одной девушке, так что мне не хотелось бы умереть сегодня.

Он рассмеялся, чего не делал никогда в присутствии Майкрофта. Этот смех был необычным, приятным, однако именно он поверг Британское Правительство в шок – не столько своим наличием, сколько предметом для веселья. Майкрофт вскинул бровь. Теперь его пальцы сжали ручку зонта добела. Спина сделалась прямой.

- Вы с кем-то встречаетесь, инспектор?

Его вопрос заставил мужчину прекратить веселье. Он вздохнул и снова потер шею, мрачнея.

- Да, - подтвердил он негромко. – Хотя Шерлок говорит, что она мне не подходит. Откуда он только может такое знать?

- Иногда мой брат говорит бредовые вещи, но временами, стоит признаться, он оказывается прав.

Майкрофт перевел взгляд в окно. С таким выражением лица он мог бы жевать лимоны. Мужчина не знал, что портило его настроение больше: новость о свидании или то, что он признал перед кем-то гениальность Шерлока. Но уж точно не то, что ему предстояло в очередной раз решать политический скандал, по поводу которого они на всех парах летели в Океанариум.

После его слов Лестрейд надолго задумался, а Британское Правительство, в свою очередь, предпочло больше не давать комментариев.

Холодильник светит в лицо Майкрофта обвинительно и пусто. Мужчина вздыхает и возводит глаза к потолку. Он захлопывает дверцу и тянется к телефону. По всей видимости, сегодня успокоить свои нервы ему не удастся. Тогда стоит заняться работой.

Первоначально он звонит по делам, как того требует долг, но после… Холмс-старший вертит белую трубку. Он помнит телефон инспектора наизусть – у него идеальная память на числа.

И что он ему скажет?

Майкрофт так долго и успешно держал язык за зубами, что теперь не может заставить себя говорить откровенно. Ему нравится Лестрейд. Давно нравится. Однако их связь невозможна по очень многим причинам, включающим мизантропию Майкрофта и очевидную гетеросексуальность инспектора. Они из разных миров, но пока Грег был свободен, Британскому Правительству было на что надеяться. Сейчас же оно стоит на грани отставки.

Мужчине хочется позвонить Лестрейду и спросить обо всем прямо. Но это слишком смелый для него шаг. Вместо этого он обещает себе позвонить Шерлоку завтра и все узнать. Должна же быть причина того, почему его брат так резко высказался о девушке инспектора.

Он должен знать.

Комментарий к

Наконец-то я по ним что-то напишу ____

Пы.Сы.:

Грег, только рискни жениться!! Я разнесу ваше BBC к хренам!

========== Часть 2 ==========

Весь следующий день Майкрофта расписан по минутам. У него жесткий график.

Работа не прекращается ни на секунду, но, тем не менее, Холмс находит время для важного звонка. Помощница набирает номер его брата, протягивает ему трубку и выходит из кабинета, плотно прикрывая за собой дверь. Откинувшись на спинку кресла, Майкрофт ждет ответа. Гудки тянутся. Шерлок не подходит долго, хотя мужчина уверен, что он не расстается со своим телефоном.

Брат игнорирует его около минуты, но потом все-таки отвечает:

- Что тебе нужно, Майкрофт? Ты помешал мне думать.

- Прости, я не предполагал, что ты чем-то занят, - отвечает Холмс-старший ему в тон, а следом меняет тему. – Нам нужно поговорить.

- В данный момент я изучаю распределение частичек пыли при их опадании на пластиковую поверхность стола. Твоя проблема может подождать?

- Так вот, от чего я тебя оторвал. Мне стоило догадаться, - роняет Майкрофт иронично. – Думаю, моя проблема важнее твоих частичек.

- Это как посмотреть. Хотя то, что ты звонишь мне с этого номера, говорит о чрезвычайной секретности интересующего тебя вопроса, - переходит Шерлок от анализа пыли к анализу брата. – Я мог бы предположить, что это нечто личное, но мы оба знаем, что у тебя нет чувств. Значит, это работа.

Шерлок не устает упражняться в дедукции, но в этот раз он промахивается. Такое случается с ним редко, и Майкрофт с трудом удерживается, чтобы не усмехнуться в трубку.

- Не угадал. Я хотел справиться о твоем самочувствии. Я знаю, что ты был у психотерапевта. На тебя это не похоже. Давать кому-то копаться в своей голове… Неужели все так серьезно?

Шерлок прекращает шуршать кисточкой на другом конце связи. Какое-то время он молчит.

- Лишь самые ужасные обстоятельства способны толкнуть нас на крайние меры, - хмуро говорит он. – И кстати, у мозгоправа мне не понравилось. Это подходит только для заурядных личностей с простейшим складом ума. А мне нужно дело. У тебя есть что-нибудь на примете?

Все складывается настолько удачно, что Майкрофту даже не приходится что-то выдумывать, чтобы перейти к наболевшему вопросу. Он закидывает ногу на ногу, готовясь сыграть свою роль.

- А разве инспектор Лестрейд не дает тебе работы? Или он уже слишком… занят для этого?

- Ты про его подружку? Твоя осведомленность впечатляет. Чаще – неприятно, – после этой фразы они долго молчат. Майкрофт ждет, и Шерлок вздыхает первым. – Лестрейд отказал мне, - сознается он наконец, будто говорит о чем-то абсурдном. – Он считает, что я травмирован произошедшим. Вразуми его. Мне нужно дело!

Шерлок не умеет просить. Он требует и ведет себя капризно, но это именно тот случай, когда Майкрофт готов закрыть глаза на его ребячество. Мужчина задумчиво хмурит брови.

- Хорошо, я попробую, - обещает он и старается удержать в голосе равнодушие. – Кстати, а что не так в этой девушке инспектора? Я слышал, ты сказал, что она ему не подходит…

Он следит за дыханием, пока ждет ответа. Шерлок молчит, а потом чему-то усмехается.

- Удивлен, что ты не знаешь ответа, Википедия, – подкладывает он шпильку.

Майкрофт глядит на телефон в руке с сомнением. Он не мог догадаться. Британское Правительство не допускает возможности утечки информации. Это блеф. Возможно, просто предположение. Как бы то ни было, Шерлок продолжает ехидно молчать.

- Я поговорю с инспектором, но ты будешь мне должен, - наконец изрекает старший Холмс и кладет трубку.

Он уже не рад, что затеял все это. Меньше всего ему нужно, чтобы брат лез в дела, которые его совершенно не касаются. Рефлекторно поправив галстук, мужчина связывается с секретарем и просит подать ему машину. У него впереди запланировано еще несколько встреч, но он просит сдвинуть их на час – примерно столько времени ему должно хватить для того, чтобы уговорить Лестрейда побыть нянькой его брату. Это будет непросто… Но с Шерлоком так всегда.

Холмс выходит из здания и называет водителю лимузина свой новый маршрут.

Они направляются в Скотланд-Ярд.

- Чем могу быть полезен, мистер Холмс? – Грег вскакивает с места, когда к нему в кабинет заходит само Правительство Великобритании.

Майкрофт кивает и остается стоять, прикрыв за собой дверь. Это первый раз, когда он оказывается в этих стенах. У Грега довольно скромный кабинет. Тут много его личных вещей, включая брелоки, ручки, записки и фотографии дочери. Достаточно… холостяцкий офис. Без единого намека на то, что мужчина с кем-то встречается. К слову, пока Холмс искал его кабинет, то не заметил поблизости ни одной особы женского пола. Из чего напрашивался вывод, что, если девушка Лестрейда и работала в органах правопорядка, то явно в другом подразделении.

- Я пришел поговорить о моем брате, - наконец озвучивает Майкрофт цель своего визита.

- Ах, Шерлок… – Грег трет лоб, скрывая разочарование. – А что с ним?

- Вы же его знаете, инспектор. Он не может сидеть без дела.

- И что вы мне предлагаете? – Лестрейд разводит руками, выходя из-за стола. – Я не хочу, чтобы он сгоряча лез на рожон. Пусть передохнет хотя бы недельку, а там я подключу его к какому-нибудь расследованию. Может быть, даже найду что-то стоящее… – не прекращая говорить, мужчина подходит к тумбе с кружками. – Вы будете кофе, мистер Холмс?

Последнее предложение сбивает Майкрофта с хода мысли. Он смотрит изумленно.

- Нет, спасибо, - отказывается он ровным голосом.

Дернув плечами, инспектор подключает кофемашину к розетке. Он больше не заинтересован в их разговоре. Майкрофт щурится. Он идет следом и забирает чашку прямо из-под носа Лестрейда.

- Позвольте за вами поухаживать, - предлагает он и откладывает свой зонтик к углу тумбы.

Теперь настает черед инспектора удивляться. Правительство жестом дает ему отставку, подставляя чашку под кран машинки и нажимая «Старт». В этом нет ничего сложного, но Грег смотрит на приготовление своего кофе, как на чудо. Майкрофт сохраняет хладнокровие. Он точно знает, что делает и для чего. И не находит в этом ничего предосудительного.

- Прошу, - он протягивает чашку с резким запахом дешевых зерен, стараясь не морщиться.

- Если вы рассчитываете купить меня этим… – начинает Лестрейд с подозрением.

- Что вы, инспектор, если бы я собирался, то выбрал бы куда более изысканный сорт арабики, - вручив ему кофе, Майкрофт возвращает зонт к себе на локоть. – Но я прошу вас подумать. Возможно, вы сможете найти компромисс в этой ситуации.

Он знает, что давить угрозами тут бесполезно. Если инспектор не захочет, никакой авторитет не поможет Майкрофту изменить его решение. Он имеет власть над государством, но не над сердцем человека. Холмс смотрит на мужчину прямо.

- Я прошу вас, Грегори, - повторяет он тише, уже не столь официально.

Брови инспектора ползут вверх. Он так и стоит со своей кружкой, не чувствуя, что та жжет ему пальцы. Только чуть погодя, вздрогнув, он вспоминает о кофе и делает судорожный глоток, снова обжигаясь и молча проклиная все на свете. Этот Холмс лишил его душевного равновесия. Опять.

- Хорошо, - бормочет он. – Я подумаю.

Майкрофт удовлетворенно улыбается. Грег не удивится, если позже узнает, что они с Шерлоком поспорили на него. С этих Холмсов станется.

Между тем, галантно попрощавшись, лицо Британского Правительства разворачивается к выходу. Теперь Шерлок будет обязан назвать ему имя той, что вскружила инспектору голову. Майкрофт настолько поглощен этой мыслью, что даже не замечает, как Лестрейд смотрит ему вслед. Во взгляде инспектора мелькает досада. Он вздыхает, отпивает – и обжигается в третий раз.

Да что за черт!

========== Часть 3 ==========

Этим утром на Бейкер-стрит довольно тихо. Так тихо, как бывает только перед бурей.

Какой бес вселился вчера в Грегори, что он пошел на это?.. Мужчина стоит напротив двери с табличкой «221B» и в третий раз заставляет себя постучать. Это глупо, он уже согласился, но вчера это событие казалось ему более далеким, чем сегодня.

Нужно быть последним мазохистом, чтобы полезть к скучающему Шерлоку Холмсу с пустыми руками. Однако у Лестрейда не было для детектива ни одного дела. Он потратил несколько часов, приехав на работу раньше, чтобы порыться в бумагах патрульных, но его поиски не увенчались успехом: на сегодняшний день Лондон не приготовил для Холмса никаких загадок. Только обычные ограбления и пара убийств.

- Здравствуйте, инспектор! – встречает его на пороге миссис Хадсон, услышав его топтания на коврике. – Что вы тут стоите?

- Я готовлюсь, - признается Грег и вздыхает.

Женщина понимающе округляет рот. Она кивает и пропускает его внутрь. Инспектор идет по ступеням на второй этаж, как на эшафот. Он уважает ум Шерлока, но, к сожалению, единственный из простых смертных, кто способен усмирить этого гения, в данный момент находился с ним в ссоре. Лестрейд в этой ситуации оказывался крайним. Он хорошо это понимает и готовится пройти через ад.

- К тебе можно, Шерлок? – он открывает дверь и просовывает голову. – Доброе утро.

- Ваше заявление довольно спорное, инспектор, - роняет Холмс, закутавшись в одеяло на диване.

Он не выглядит бодрым. Под его глазами синяки. Скорее всего, он читал или смотрел телевизор – это при том, что он прекрасно знал, что Лестрейд заедет к нему утром. Кресло напротив пустует. Их ссора с Ватсоном оказала на детектива куда большее влияние, чем предполагал Грег. Майкрофт оказался прав, его нельзя оставлять одного без работы для мозгов.

- Я хочу, чтобы ты поехал со мной и помог нашим экспертам с анализом. За утро мы нашли два неопознанных тела. Твоя помощь пригодилась бы. А еще у меня есть одно ограбление без взлома…

- Скучно.

- Не скучнее того, чем ты занят сейчас, - Грег складывает руки на груди. – Собирайся, поехали.

Разумеется, его приказы для Шерлока – ничто. Если детектив не захочет, никакая сила не сдвинет его с дивана. Тем более какой-то инспектор Скотланд-Ярда. Однако в этот раз мужчина нуждается в занятии гораздо больше, чем Грег в его помощи. Только поэтому Холмс соглашается и встает.

Закутавшись в одеяло плотнее, он уходит в спальную комнату, чтобы переодеться.

- Я готов, - сообщает он, вернувшись к Лестрейду в синем костюме и посвежевшим. – Куда едем?

Этот настрой нравится инспектору куда больше. Хотя он еще точно успеет об этом пожалеть. Они спускаются к крыльцу. Попрощавшись с домовладелицей, мужчины садятся в машину.

Они направляются к порту Лондона, где было обнаружено первое из тел.

- Девушка, возраст около двадцати пяти, без личных вещей, в воде провела часа три… Основная версия: ее утопили, - резюмирует Грег, проводя Шерлока под ленту оцепления.

На месте уже работают медэксперты. При появлении инспектора они поднимаются и приветственно кивают, а вот при виде Шерлока их лица делаются мрачными. Здесь никто не любит детектива. Он дает им для этого все поводы.

- Браво, господа. Из всего, что я слышал, вы смогли определить правильно только пол, - поздравляет их Холмс с широкой улыбкой. – Это 1 из 5, ваш новый личный рекорд. А теперь освободите площадку и дайте поработать профессионалу.

Детектив обходит экспертов, ясно давая понять, что те ему больше не интересны и не нужны. Коллеги смотрят на Лестрейда колючим взглядом. Грег виновато дергает плечами.

- Эта девушка провела в воде не менее пяти часов, судя по изменению ногтевых пластин. Ей за тридцать – видны следы от инъекций ботокса. Ее вещи должны были прибиться к берегу где-то неподалеку, ищите лучше, - потоком выдает Холмс, и Грег машет руками, чтобы полицейские его слушались. – Ее не утопили, это самоубийство. Она спрыгнула в воду и перед этим сняла с себя туфли. Все элементарно, Джон… то есть, Пол… Ганз…

- Грег, - подсказывает инспектор. – Но что толкнуло ее на это?

- Думаю, она была в несчастливом браке. Здесь на пальце видна полоска от кольца. Самого его нет, - подводит черту Шерлок. – Кстати, инспектор, вы знаете, что Законодательство об однополых браках было принято парламентом Великобритании в июле 2013 года?

- Что? – Лестрейд сбивается с мысли. – Это как-то относится к делу? Она лесбиянка?

- Нет, но могла бы ей быть, если бы не поддалась общественным стереотипам и не связала свою жизнь с подонком, который избивал ее дома. Иногда следовать нормам не так здорово, Грег.

Инспектор не знает, что ему на это сказать. Они привлекли к себе слишком много внимания, и Лестрейд берет Холмса в охапку, чтобы поскорее увести подальше. Он не представляет, как справляется с этим Джон.

Они едут к следующему месту преступления. В этот раз это точно убийство – выстрел сделан прямо в лоб, а оружия на земле нет, как и документов. Оказавшись на месте оцепления, Шерлок прогоняет всех дежурных и присаживается рядом с телом. Ему хватает одного беглого взгляда, чтобы понять.

- Стреляли с близкого расстояния. Вероятнее всего, на почве ревности. Здесь рядом есть мужской клуб, спросите их. Они наверняка его знали, - частит детектив, а потом делает паузу. – И, к слову, инспектор, по статистике, большинство мужчин старше сорока лет, никогда не вступавших в брак с женщиной, обладают гомосексуальной или бисексуальной ориентацией.

- Хочешь сказать, что он – гей?..

- Нет, с чего вы взяли? – Шерлок искренне удивлен, а Грег внезапно чувствует себя посмешищем.

- Это что, все из-за Джона? – догадывается он хмуро.

- Нет, причем тут Джон? От убитого пахнет женскими духами. Он не может быть геем.

У Лестрейда на лице дергается нерв. Холмсу следует навестить психотерапевта, а не таскаться по улицам Лондона в поисках интриг. Никогда прежде он не говорил так много о чужих предпочтениях. Его явно затронул их разрыв с Джоном – и это было всем, о чем мог думать детектив, в перерывах доставая всех окружающих выжимками своего ума.

Решив больше этого не поощрять, Лестрейд забирает Шерлока в Скотланд-Ярд.

Там детективу поручается задача нового уровня – расследовать дела, опираясь на бумажные освидетельствования. Но Холмс находит это бесполезной тратой времени, потому что в полиции работают одни идиоты. Грег слушает его, стиснув зубы. Это его самый ужасный день за прошедший месяц. Он пишет Джону, но тот не отвечает. Зато к нему приходит смс от Майкрофта.

Британское Правительство обещает забрать несносного брата в шесть часов. Грег ждет этого мига, как божьей милости. Между тем Шерлок не прекращает анализировать все, что его окружает. Детективу скучно, это мешает Грегу работать, но как только дверь в его кабинет распахивается, наступает сладкая минута избавления. За Шерлоком пришли, и Лестрейд обрадовано вскакивает на ноги. Ему просто необходимо пожаловаться. Он больше не будет этого делать, даже ради…

Но это не Майкрофт. Его помощница. Она просит Шерлока подняться и уходит. Детектив следует за ней с еще более скучающим видом, чем прежде. Грег падает обратно в кресло.

Где-то на краю стола пикает телефон. Это голосовое сообщение от Майкрофта, в котором он просит мужчину отчитаться за прошедший день – все ли с Шерлоком в порядке. Грег сжимает ладонь, глядя на экран со злостью. Он посылает Британское Правительство в задницу. Он такое пережил!.. Если Майкрофт считает это сообщение достаточной компенсацией, то пусть в следующий раз забирает своего брата в Букингемский дворец и краснеет за него сам.

Сложив пальцы в замок, Лестрейд прижимается к ним лбом. Он пытается уверить себя, что взял Шерлока под присмотр исключительно для его реабилитации, а не ради того, чтобы иметь повод увидеться с Майкрофтом. Это абсурдно… Но почему-то его не покидает мысль, что это именно так.

Без Шерлока у них нет причин пересекаться. Где он, инспектор из Ярда, а где лицо Британского Правительства… Грегори вздыхает. Он устал от этого. Он не собирается ни в чем отчитываться.

Завтра среда. Мужчина включает телефон обратно и набирает номер той девушки, с которой он договорился встретиться. В трубке слышны гудки. А потом ему отвечает приветливый голос.

========== Часть 4 ==========

Майкрофт никогда о таком не скажет – особенно Шерлоку. Его брату лучше вообще не знать об этом разговоре, потому что утро следующего дня старший Холмс встречает на пороге дома Ватсона. Он прочищает горло и поправляет фонарик возле двери перед тем, как позвонить. Педантичность часто подводила его в общении с Шерлоком, но Джон был другим.

- Это вы?.. Доброе утро, - растерянно здоровается доктор, приоткрывая дверь.

Он выглядит так, будто не спал все эти дни. Даже хуже, чем Шерлок, хотя детектив, судя по рассказам, себя не щадил. Собственные эмоции убивают их обоих даже больше, чем смерть Мэри. Майкрофт в какой-то степени разделял их утрату (все-таки она была отличным агентом АГРА), но сюда он пришел не для того, чтобы выражать свои соболезнования.

- Я могу зайти?

- Да… да, конечно, - Джон суетится и отходит, чтобы пустить Британское Правительство в дом.

Сделав несколько шагов, Майкрофт останавливается посреди гостиной и оглядывается, слыша откуда-то детское попискивание. Его передергивает, когда он замечает источник звука в переносной колыбельке на столе. Джон подходит к ребенку и берет на руки, чтобы успокоить.

- Какой милый… образец, - изрекает Майкрофт, чтобы не показаться грубым.

- Вы еще хуже, чем Шерлок, - усмехается Ватсон от его попытки.

- О, как уместно вы о нем вспомнили. Я как раз пришел обсудить с вами моего брата.

- Кто бы сомневался. Только я не собираюсь ничего обсуждать. Я сказал ему убираться и не поменяю этого решения, - ребенок в руках мужчины начинает похныкивать от резкого тона.

Майкрофт хмурится. Он ожидал обороны, но не настолько глухой. Казалось, Ватсон не собирался слушать никого – даже собственный голос разума. Майкрофт уже видел такое отчаяние, когда Джон считал детектива погибшим. Тогда они тоже говорили о нем, и мужчина добился определенных успехов. Но в этот раз упрямство доктора было сильнее.

- Не думаю, что Мэри хотела для вас такого, Джон. Не делайте ее жертву напрасной.

- Да что вы понимаете в моих чувствах? – Ватсон поднимает голос, и комок в его руках срывается на плач. – Я потерял близкого человека! А еще друга, которому верил!.. Уходите.

- Он тоже переживает, Джон. После всего я не могу потерять своего брата, каким бы несносным он ни был. Дайте ему шанс, это все, чего я прошу.

- Вы просите? Меня? – на мгновение в глазах Ватсона мелькает замешательство, но он не дает ему разрастись и машет рукой. – Довольно разговоров, вы, Холмсы, только это и умеете. Мне пора кормить ребенка. Прощайте, Майкрофт. Выход найдете сами.

Брови мужчины изумленно ползут вверх, но шок Британского Правительства не заставляет Джона отнестись к нему вежливее. Он качает ребенка и уносит его куда-то на кухню: оттуда слышится скрип холодильника, щелчок плиты… Майкрофт понимает, что больше с ним никто не будет говорить.

- Я еще навещу вас, Джон. До встречи.

Мужчина выходит из дома и садится обратно в свой лимузин. Он трет подбородок, а потом достает телефон, чтобы проверить почту: сообщений от инспектора нет, а еще он не ответил на его утренний звонок. Это складывается в скверную тенденцию. Обратившись к помощнице, Майкрофт уточняет свой график. Оказывается, у него есть впереди еще час, который он рассчитывал провести у Ватсона вместо того, чтобы уйти через десять минут.

Решив не тратить время на ожидания, Британское Правительство отдает распоряжение ехать в Скотланд-Ярд. Прошлым вечером Холмс не смог этого сделать, оттого что был занят у посла, но сегодня Лестрейду предстоит лично объясниться с ним за свое молчание.

Когда машина тормозит, рука на зонтике сжимается крепче. Майкрофт уже выяснил, что девушка Лестрейда была из другого подразделения (благодаря Шерлоку он даже выяснил, кто она), но это не ослабляет его бдительности. Британское Правительство зорко следит за каждой головой в отделе расследований. Он минует пост дежурных и без лишних вопросов попадает в интересующий его кабинет. Правда, перед входом мужчина сбавляет шаг. Его настораживает смех: это второй раз, когда он слышит веселье Грегори. С кем это он?

- Доброе утро.

Майкрофт дергает ручку до того, как успевает заготовить речь. Такое с ним случается не часто. Он раздражен. Мужчина ждет увидеть в окружении инспектора ту самую особу с раскосыми глазами, но видит лишь своего брата. Они с Грегом уничтожают одну коробку пончиков на двоих.

- Привет, Майкрофт, - улыбается младший Холмс наигранно беспечно. – Какими судьбами?

- То же я хотел бы спросить и у тебя, - отвечает Правительство и прикрывает за собой дверь. – Разве я не поручил тебе расследовать дело о «Жемчужине»?

Он придумывает оправдание на ходу, попеременно глядя на Лестрейда и Шерлока. Он чувствует себя неуместно, словно оказавшись на вечеринке, куда его не приглашали. Тем не менее, он упирает кончик зонта между мысов ботинок и важно распрямляется. Он не собирается никуда уходить. Грегори смотрит на него неловко и быстро облизывает пальцы от пудры.

- Помогать этим ребятам скучно, - лениво растолковывает Шерлок со стула. – У них нет мозгов, к тому же они не ценят мой блестящий ум, а потому – пусть справляются с этим делом сами.

- Его выгнали, - уточняет Грег, дожевав остатки за щекой.

Этого следовало ожидать. Шерлок возводит глаза к потолку, а Майкрофт подавляет вздох.

- Хорошо, я разберусь с этим, - он открывает телефон и делает заметку. – А теперь иди в машину, Шерлок, моя помощница подвезет тебя обратно, пока я…

- Нет уж, они упустили свой шанс, - младший Холмс не проявляет великодушия и встает со стула, громко хлопнув в ладоши. – Я поеду домой. Поймаю такси на улице, спасибо за приглашение.

Он обходит брата, и на фоне того, что Майкрофт для него сделал, это кажется свинством. Впрочем, Шерлок никогда не отличался признательностью. Британское Правительство мрачнеет.

- Нам нужен Джон, - озвучивает его мысли Лестрейд. – Без него Шерлок сживет нас со свету.

- Не ожидал, что вы будете жаловаться, инспектор, - отзывается Майкрофт, поворачиваясь обратно к столу Грегори. – Насколько я слышал, вы чудно проводили время, пока я не зашел.

Какая только муха его кусает. Старший Холмс слышит себя со стороны – он звучит глупо, но эмоции, которые он обычно контролирует, почему-то рвутся наружу. Его ум не может доискаться до причин: виной тому скверный разговор с Джоном, поведение брата, Грега, а может быть, его девушка или пончики, которые ему нельзя из-за диеты. Причин очень много, но главное: ему нравится этот мужчина – целеустремленный, стойкий, искренний и способный быть самим собой – но сам он так от него далек, как Луна от Земли. Ничего общего, кроме крепости и целей.

Их общение никогда не выходило за рамки делового. Это первая ссора, и Майкрофт не знает, стоит этому радоваться или нет.

- «Чудно»? Да я вчера чуть не полысел! А вы, между прочим, даже не приехали, – кипит Грегори, поднимаясь со стула и подходя к Правительству поближе. – Знаете, мистер Холмс, я не перевалочный пункт, чтобы скидывать на меня своего брата. Некуда девать – снимайте гараж и запирайте. А у меня есть своя личная жизнь!..

Последняя фраза ударяет кнутом. Холмс остается неподвижен, но инспектор вздрагивает, кажется, жалея о своих словах. Он застывает перед Майкрофтом, глядя испуганно, а потом виновато.

- Прошу прощения, я не должен был… так отзываться о вашем брате. Это все нервы. Извините.

- Нет, вы правы, инспектор. Шерлок – моя головная боль, - Холмс выдавливает улыбку. – Вы можете развлекаться со своей подружкой, я не хотел рушить ваши планы. Сегодня же среда.

Глаза Грега темнеют. Он смотрит на лицо Британского Правительства исподлобья, а потом тянет руку… чтобы схватить свой пиджак с вешалки и громко встряхнуть.

- В таком случае, побегу раскрывать дела. Нужно чем-то занять время до вечера. Удачного вам дня, мистер Холмс! – Лестрейд хлопает за собой дверью.

Майкрофт всегда считал, что он умен… но почему-то сейчас он повел себя еще глупее, чем Джон. Оставшись в одиночестве, мужчина вздыхает и прикрывает глаза.

Комментарий к

Давайте помолимся, чтобы Грег не натворил глупостей. И я не о своем фф >___>

НОВАЯ СЕРИЯ, НЕ ДАЙ ИМ РАЗБИТЬ МОЕ ШИППЕРСКОЕ СЕРДЦЕ! ><

========== Часть 5 ==========

Боже, как можно быть таким напыщенным ублюдком и руководить целой страной?!

Покидая Ярд, инспектор полнится негодованием. Политики всегда казались ему идиотами, но в случае с Холмсом все было далеко не так очевидно… До этих пор.

Майкрофт послал его развлекаться с подружкой, а Лестрейд его просто послал. И как так получилось? Еще недавно они находились в тесном сотрудничестве, а теперь Грег пышет гневом и хочет кого-нибудь убить. Такое с ним случалось в последний раз, когда он был еще женат. Инспектору остается гадать, какие чувства при этом испытывает Холмс. Но, судя по всему, никакие, потому что телефон Лестрейда молчит весь день.

Грег сердится, но уже к вечеру начинает сожалеть. Это ведь он первым наговорил лишнего… Ему хочется извиниться. Снова. Но он опасается, что ему ответят с прежним хладнокровием.

Поэтому он направляется на свидание, как и планировал.

Правда, от груза его мыслей их встреча со Стеллой больше напоминает попойку в баре двух слишком замученных работой коллег, чем романтическое свидание. Лестрейду жаль, что он портит вечер, но девушка его не винит. Она предлагает им встретиться как-нибудь позже – и целует на прощание, делая день Грега окончательно запутанным.

Инспектор не знает, что ответить на такое. Это первая его близость с кем-то после нескольких лет добровольного целибата. Его голову беспокоят слова Шерлока, но при взгляде на Стеллу он видит ее своим единственным шансом выбраться из той ямы, что он сам для себя вырыл. От Британского Правительства помощи тут точно не дождешься, мелькает злая мысль. Он берет девушку за руку и обещает позвонить, когда у него все наладится.

Только ничего не налаживается. От Холмсов больше нет никаких вестей.

Поглощенный рутиной, Грег не замечает, как проходит месяц. Они несколько раз списываются с Джоном, но у того тоже все остается без перемен. И тем неожиданнее становится их встреча в Ярде, когда Ватсон приходит в его кабинет с блестящими глазами и разбитыми костяшками.

Оказывается, за прошедшее время они помирились с Шерлоком – и Джон его избил. Отчасти Грег понимает его чувства, но чем больше слышит, тем меньше у него остается причин радоваться.

- Если бы не Майкрофт с его обыском и этот диск, я не знаю, где были бы мы с Шерлоком. Но точно не вместе за этим делом, - усмехается доктор и вздыхает. – Вы ведь поможете нам, Грег?

- Да, конечно, - соглашается он сразу же, но цепляется за слова. – А кто проводил обыск у Шерлока?

- Думаю, ребята из МИ-5 или еще кто… Я не знаю, с кем, кроме вас, Майкрофт ведет дела.

Вот оно как. Грегори подмывает спросить, с каких пор МИ-5 занимается обысками частных домов, когда у Лондона есть на это полиция, но он вовремя прикусывает себе язык. Джон все равно не знает ответа, а инспектору все становится понятно: Майкрофт специально пренебрег им. Ведь Грег выразил желание больше не участвовать в опеке над его братом – и вот результат.

Мужчина трет лоб и кивает, стараясь сохранить положительный настрой. Да, он поможет. Да, он задержит и примет все показания. Да, проконтролирует лично… Ему хочется взвыть. Возможно, если бы не Ватсон, инспектор узнал бы о раскрытии этого преступления лишь из новостей.

«Какая же ты все-таки скотина, Майкрофт Холмс», - в сердцах думается Грегори.

В тот же день он исполняет свой долг, допрашивая мерзавца, пойманного Шерлоком, а потом возвращается домой. Мужчина не позволяет себе впадать в депрессию, ему это не свойственно, но дешевое пиво, остывшая еда из закусочной, одиночество и гнетущее чувство ненужности становятся для него тяжелыми противниками.

Наутро Грегори ощущает себя разбитым. Хорошая новость – ему приходит смс. От Джона. Он просит инспектора прийти к ним на Бейкер-стрит с каким-нибудь делом, потому что, даже прикованный к капельнице, Шерлок лезет на стену от скуки. Угодить ему нелегко.

- Я уже думал, вы меня не позовете, - сетует Лестрейд, когда заходит к ним в приемную при полном параде и с сумкой «заглохших» за этот месяц расследований.

Шерлок и Джон сидят на своих обычных местах, однако стул для посетителей не свободен. На нем сидит Стелла – она как раз собирается уходить и, судя по взгляду, с хорошими результатами. Они сталкиваются в дверях, и девушка смотрит на мужчину прямо, но позволяет себе только улыбнуться и выйти. Лестрейду становится неловко. Он медленно прикрывает за ней дверь.

- И что это было? – тут же поддевает его Ватсон.

- Взгляд пристальный и долгий: они уже встречались, но за этим не последовало продолжения, - включается Шерлок. – Улыбка выражает надежду на отношения, а уход – уверенность, что в итоге она добьется своего… Думаю, они уже обменялись телефонами.

- Если вы не против, – предлагает Грег с некоторым нажимом, – тут есть вещи поважнее моей личной жизни. Я взял самое сложное, что нам попалось.

Он раскрывает сумку и вручает бумаги Шерлоку, пока тот не додумался до чего-нибудь еще. Детектив дергает рукой с трубкой капельницы и погружается в чтение. Выглядит он неважно, под глазами синяки, но работа придает его серому лицу живости. Пока Холмс занят изучением деталей, они с Джоном устраиваются поудобнее. Грегори расслабляется, но это напрасно.

- Позвоните ей, инспектор, - внезапно обращается к нему Ватсон. – Она точно этого ждет.

Холмс поднимает лицо от бумаг:

- Джон, твое желание устроить окружающим их личное счастье основывается на чувстве вины и собственной утрате, а посему не является приемлемым решением для…

- Шерлок просто не хочет звонить одной волнующей его особе, - встревает Ватсон с пояснением.

Грег переводит взгляд с одного мужчины на другого. При упоминании «волнующей особы» Шерлок нервно дергает губой и утыкается обратно в папку с делом. Только раз Лестрейд замечает его косой взгляд на Джона. Он не психолог, но то, что детектив пустился во все тяжкие, чтобы вернуть себе Ватсона, говорит о многом – любому, кроме самого Ватсона, очевидно.

Инспектор обещает Джону подумать над его словами и больше не развивает эту тему. В их отношения с Шерлоком он предпочитает вообще не лезть.

Холмс помогает ему раскрыть все дела, не вставая с кресла, а потом отпускает взмахом руки, подзывая следующего посетителя. Сегодня на Бейкер-стрит их целый конвейер.

Обратный путь в Скотланд-Ярд проходит для Грега в глубоких раздумьях: ему давно пора перестать жить прошлым, он сам это знает, но ему страшно ошибиться. Из всех людей, что он встречал, образ Майкрофта был единственным, кто внушал ему мысль о стабильности и надежности. Мир может рушиться – Британское Правительство не дрогнет. Где ему найти такое у женщин?.. Даже Стелла, сотрудник Интерпола, не могла за таким угнаться.

Однако он все-таки набирает ее номер и приглашает – спустя месяц – на второе свидание.

Этим же вечером они идут в Королевский театр.

- Привет, - Грег целует девушку в щеку, когда они встречаются у входа в партер. От Стеллы хорошо пахнет. Она в вечернем платье и сияет. – Ты вовремя.

- Еще бы! Ты удивишься, но меня не часто приглашают в театр. Особенно трудоголики из Ярда.

Девушка улыбается ему, и Грегори фыркает, но резко смолкает. Неожиданно для себя он замечает промелькнувший среди толпы знакомый затылок. Очень высокий, строго уложенный затылок. Взгляд Лестрейда устремляется за ним, но тот быстро исчезает из виду. Инспектор остается в полной растерянности и пару раз моргает. Показалось?

- Выглядишь так, будто увидел свою бывшую, - шутит Стелла, разглядывая его. – Все хорошо?

- Что?.. Да. Да, пошли, мне просто почудилось.

Они заходят в зал и занимают свои места. Это постановка Шекспира. Лестрейд любит классику, но в этот раз его мысли далеки от содержания пьесы. Ему не дают покоя подозрения. Многолетнее общение с Холмсами научило его сомневаться – особенно в совпадениях.

Почти весь спектакль проходит мимо сознания Грега, но ему удается поддерживать беседу со Стеллой. После окончания постановки он задерживается вместе с девушкой в фойе, чтобы дождаться, когда зал покинут все зрители. Ему не могло показаться, он в этом уверен…

Так и есть.

Среди последних, снисходительно посмеиваясь, из зала выходит Майкрофт Холмс. От его вида желудок Грега делает сальто. Но мужчина не один: он ведет под руку свою… спутницу. Пожилую дамочку за шестьдесят, которую наверняка подцепил где-нибудь на работе. У Лестрейда хмурятся брови. Их взгляды с Холмсом пересекаются, когда две пары останавливаются друг напротив друга.

- Ох, какая встреча. Добрый вечер, инспектор, - улыбчиво приветствует его Правительство.

Комментарий к

Спасибо новой серии за вдохновение!!! И начавшейся работе - за торможение х((

========== Часть 6 ==========

Пьеса кончается, и они неторопливо покидают зал.

- Это было невероятно, мистер Холмс, – восхищается женщина, идущая под руку с Британским Правительством. – Никогда не думала, что мне может прийтись по нраву что-то настолько затертое, как Шекспир, но эта труппа сыграла его невероятно.

Майкрофт раскатывает по губам улыбку. Он весь вечер терпит воздыхания этой особы. Почему-то в рабочей обстановке леди Смолвуд казалась ему более сдержанной. Один на один – она вулкан страстей. И Холмс этому отнюдь не рад.

Каждый раз, когда элегантно надушенное тело прижимается к нему, он напоминает себе, что это необходимость. Он долго думал, куда деть визитку коллеги, столь неожиданно вскипевшей к нему чувствами, однако звонок Лестрейда, который он, конечно же, прослушивал, решил все за него.

Эти контакты пришлись очень кстати – мужчина понимает это, глядя на пошедшее пятнами лицо инспектора Скотланд-Ярда, когда он появляется перед ним в компании Смолвуд.

- Добрый вечер,– первой находится девушка Грега, узнав их.

Кажется, она потрясена подобной встречей. В отличие от нее, Грег выглядит так, будто его худшие опасения подтвердились. Он выдавливает приветствие сквозь зубы. Его взгляд не обращен на Майкрофта, зато он пристально разглядывает его спутницу. Инспектор кажется возмущенным, и Правительство впервые замечает за собой склонность наслаждаться чужими эмоциями.

- Надеюсь, вы хорошо проводите вечер? – интересуется он сразу у обоих.

- Да, – снова отвечает Стелла.

- С вашего позволения, я отойду, - просит Грегори и выпускает локоть своей спутницы.

Инспектор терпеть не может любезностей, и Майкрофт об этом осведомлен. Как и Шерлок, он спланировал все заранее – как только узнал о театре. Он просит у дам прощения и идет следом за Лестрейдом. Он не торопится, потому что знает, что тот будет делать дальше: мужчина пойдет в уборную на первом этаже, чтобы умыться и переждать там какое-то время.

Майкрофт отсчитывает у двери десять секунд и заходит. Он уже дал приказ никого сюда не впускать, так что может не волноваться о посторонних.

- С вами все в порядке, инспектор? – участливо спрашивает Правительство у спины Грега.

Мужчина подскакивает. Разумеется, он не заметил, как Майкрофт пошел за ним следом. Теперь он пойман, и Холмс не даст ему сбежать, как в прошлый раз. Он подходит к раковинам и опирается бедром на одну из них, недалеко от Грега. Тот смотрит в зеркало, отчаянно делая вид, что его это не волнует.

- Все нормально, - сообщает он и меняет тему. – Не ожидал увидеть вас здесь, мистер Холмс.

- Ну, мне тоже хочется иногда расслабляться в приятной компании.

Холмс мечтательно улыбается, а Грег дергается в сторону бумажных полотенец:

- Она вам не подходит.

Внутри Майкрофта что-то вздрагивает от этих слов, но он хорошо держит свои чувства под контролем. Мужчина перекидывает зонт на локоть и скрещивает руки на груди.

- О? С чего бы? Вы решили взять пример с моего брата и использовать метод дедукции? – он приподнимает брови насмешливо. – Было бы интересно послушать.

- Нет, я не настолько умен. Я просто говорю то, что вижу. Не представляю, зачем вам это…

- Она дала мне свой номер, - Майкрофт пожимает плечами. – Я решил не отказываться.

- Понятно.

Инспектор мрачно комкает использованный лоскут бумаги и бросает его в урну. Все это время Майкрофт наблюдает за ним молча. Он видит, как Грегу хочется заговорить, но тот себя осекает. Напрасно. Стоит Лестрейду направиться к двери, как путь ему преграждает зонт.

- И все-таки я бы послушал вас, инспектор. Что не так в леди Смолвуд? На ваш опытный взгляд.

Майкрофт склоняет голову выжидательно. От него не укрывается, как дергается кадык Грегори. Холмс ни за что не пошел бы на это, если бы его самого не переполняли те же чувства, что и Лестрейда. Видеть в его обществе женщин – неприятно. И то, что у них с инспектором это взаимно, заставляет Майкрофта продолжать. Он ищет предел допустимого.

Это наполненный людьми театр в самом центре Лондона, но к ним в уборную не заходит ни один человек. Тут пусто – только они вдвоем. Инспектор ерошит волосы. Скорее всего, он уже понял, что все это неспроста. Теперь он думает, что ему делать дальше.

- Меня это не касается, - решает он наконец. – Это ваш выбор, мистер Холмс.

Грег противоречит сам себе. Майкрофт чувствует его замешательство и приближается, как акула на запах крови. Он встает ближе, чем это позволяют приличия. Теперь Грегори может рассмотреть узор его галстука. Инспектор поднимает голову, не теряя достоинства. Их взгляды снова встречаются, как было в фойе, только с гораздо меньшего расстояния.

- Не стесняйтесь, Грегори, - настаивает Холмс с улыбкой. – Мне интересно.

- Ладно, вы сами просили, - мрачно усмехается Грег. – Начну с того, что у нее ужасные духи и слишком яркий маникюр. Плохой вкус в одежде. Противный смех. И если уж быть честным до конца, она похожа на стервятницу, готовую вцепиться когтями вам в горло и залюбить до смерти!

С каждым словом Лестрейда брови Холмса поднимаются все выше, пуская морщинки изумления. Они точно говорят о леди Смолвуд?.. Однако речь Грегори звучит так пламенно и ревностно, что Холмс остается впечатлен. Какое-то время он даже не знает, что ему ответить – и инспектор этим пользуется.

- А еще она вам не подходит, потому что так хочу я.

Майкрофт никогда бы не смог произнести эти слова вслух, а у Грега они слетают непроизвольно.

Поставив своим заявлением Британское Правительство в ступор, мужчина смотрит на него с пугающей решительностью, как если бы задумал совершить захват власти. И это близко к истине, потому что следующим рывком инспектор толкает Майкрофта обратно к раковинам и, вжав его, целует, хватая руками за лицо, чтобы не дать отпрянуть или встать в полный рост.

Майкрофт и не думает отстраняться, но он слишком взволнован, чтобы сразу сообразить. Он вынужден признать, что не учел этого в своем плане: в сложившихся обстоятельствах общественный туалет – не лучшее место для того, чтобы им остаться наедине.

Только когда Грег собирается отстраниться, испугавшись собственного порыва, Холмс приходит в чувства и настойчиво притягивает мужчину обратно. В этот раз они целуются по-настоящему: Майкрофт толкается своим языком между сухими губами инспектора, чтобы быстро и всецело завладеть им. Он годами вытравливал из себя всякую симпатию к этому человеку, но тому хватило одной фразы, чтобы вернуть в него былую одержимость.

Еще вопрос – кто кем владеет, потому что, как только Грегори осваивается в новой для себя роли, его руки по-свойски ложатся на бедра Холмса и нащупывают шлевки его брюк. У Правительства срывается судорожный вздох. К счастью, он ничего не планировал на этот вечер, решив, что будет не в состоянии работать: либо после нападок Смолвуд, либо после окончательного разрыва с Грегом. О сексе не было ни единой мысли, однако теперь все мысли Майкрофта только об этом.

Может быть, он и рептилия, но близость Грега определенно горячит его кровь.

- Нам нужно куда-нибудь отъехать, - говорит он сбивчиво, когда инспектор переключается поцелуями на его шею, ослабляя галстук. – Мой дом в двадцати трех минутах езды.

- Мой – в десяти.

- Мх, - Майкрофт вздыхает, не представляя себя в берлоге среднестатистического служителя правопорядка. Скорее всего, у него там даже нет второй подушки… – Идет.

Лестрейд отрывается от него, чтобы взглянуть недоверчиво. Холмс не медлит – поправив воротник, он тянет мужчину за собой, пока их обоих не оставила решимость. Они выходят из уборной и сразу же направляются к своим дамам, чтобы сослаться на неотложные дела и скорее запереться на задних сидениях лимузина.

Главное во всем этом – не думать о том, что будет завтра. И у них это получается.

Комментарий к

А я стараюсь не думать о том, что будет в следующей серии. Нужно скорее писать НЦ, а потом пусть все катится к черту х))

========== Часть 7 ==========

Весь путь до дома Грег проводит у окна лимузина, разрываясь между сомнениями в собственной вменяемости и жгучим желанием. Холмс сидит рядом почти неподвижно и тискает руками зонт. Они не говорят, но с каждым поворотом по заданному адресу их запала становится то ли меньше, то ли больше.

В конце концов, десять минут проходят и они оказываются у Грегори дома. Водитель Холмса уезжает, получив распоряжение не ждать. Майкрофт важно шагает вперед.

- Что ж, примерно так я себе это и представлял, - кисло отзывается он, когда они заходят в квартиру довольно скромной шестиэтажки в спальном районе Лондона. – Примитивно, самобытно и непригодно для комфортного проживания.

- Ну, знаете ли… Это вам не отель, - бурчит Грег, вешая ключи на крючок.

Обычно он сразу залезает в тапочки и идет к холодильнику за пивом, но сейчас мужчина изменяет привычке. Он не приводил в эту квартиру посторонних вот уже несколько лет. От ощущения, что кто-то разувается рядом, по телу бегут мурашки.

- Я не сказал, что это неприемлемо, - поправляется Холмс и проходит дальше в одних носках.

Свой зонт он оставляет у двери. По его виду быстро становится понятно, что Правительство Британии и разбросанная повсюду одежда с мусором – несовместимые вещи. Грег не подумал о порядке, когда звал сюда этого мужчину. Он вообще ни о чем не думал, и теперь его мысли снова куда-то исчезают, прихватив с собой переживания о том, как ему быть дальше.

Лестрейд приближается к Холмсу, так и не разувшись. Тот глядит на него требовательно, и это заставляет тщательнее следить за своими действиями: инспектор медленно кладет руки на талию мужчины, сначала одну, потом другую, и прихватывает пальцами его ремень. Майкрофт выше Грегори, всегда был и будет выше него, но он не находит ничего сложного в том, чтобы наклониться и, оказавшись с ним на одном уровне, встретиться губами.

У инспектора захватывает дух. Целоваться в порыве гнева и отчаяния совсем не то, что по обоюдному желанию. Ему казалось, что он погас, но одного приглушенного стона Холмса достаточно, чтобы он вспыхнул вновь. Руки крепчают на талии, он тянет мужчину на себя с удвоенным желанием. Он по-прежнему не представляет, как им быть, когда дело дойдет до горизонтального положения, но все сомнения в нем стираются волной возбуждения, когда бедро Холмса прижимается к нему и приятно давит. Грег не остается в долгу и чувствует ответную дрожь. Майкрофту нравится. Понимание этого кружит голову, и возросшая уверенность инспектора позволяет ему наконец-то толкнуть Британское Правительство в сторону постели.

Мужчины замирают, когда лодыжки ног стукаются о кровать. Словно по сигналу, они оба хватаются за одежду, только теперь вспоминая, что она все еще на них. Оставшись без своего пиджака, Правительство Британии больше не кажется таким недоступным. Извернувшись, оно роняет Грега поперек постели. Инспектор охает, но не встает, предпочитая лежа наблюдать за тем, как жилетка Майкрофта летит на пол, а за ней устремляется ремень. С запозданием осознав, Грег тоже тянется к своему ремню. Нависнув сверху, Холмс помогает ему с рубашкой. Лестрейд наблюдает за его пальцами, как под гипнозом. Сперва он не рискует, выжидая, а потом плюет и принимается за пуговицы Майкрофта. Он ждет, что Правительство попросит его быть аккуратнее, но Холмс для этого уже слишком занят.

Чувствуя необъяснимый порыв, Лестрейд оставляет одежду и тянет мужчину к себе, чтобы прижаться к его шее губами. От нее еще пахнет чужими духами, и Грег так увлекается тем, чтобы стереть этот запах, что не замечает, как руки Холмса подбираются к его штанам. Он осознает это, когда горячая ладонь сжимает его через ткань трусов. Слава богу, сегодня он догадался надеть белье поприличнее.

- Майкрофт… – хрипит он, желая попробовать это имя на вкус.

Мужчина над ним вздрагивает, а потом вздрагивает еще раз, когда Лестрейд повторяет за ним и тянется к его ширинке.

- У тебя есть что-нибудь для… увлажнения?

Правительство осторожно в выборе слов. Грег открывает сомкнутые глаза. Он знает, для чего нужна смазка, но то, что Холмс решил пойти до конца, заставляет его напрячься. Он не готов так сразу. Хотя… черт, после долгих лет целибата он готов практически на все.

- У меня где-то было массажное масло. Я купил на тот случай, если…

- Масло подойдет, - соглашается Холмс, мешая ему договорить.

Грег волнуется. Он выбирается из-под Майкрофта, чтобы отправиться на поиски тюбика. Когда он находит его в пакете у телевизора и возвращается, Холмс остается на кровати в одной рубашке и носках на старомодных подвязках. Это очень… необычно. От этого зрелища штаны Грегори, даже расстегнутые, становятся ему тесноваты. Он падает обратно на простыни и протягивает масло.

- Мне лечь на живот? – уточняет инспектор, так как это его первый опыт.

- Как тебе больше нравится.

Дернув плечом, Майкрофт вдруг поворачивается на бок и сам заводит руку назад. Грег застывает от изумления и давится слюной, наблюдая за тем, что… что происходит дальше. А дальше пальцы Холмса, смазанные маслом, пропадают между его узких и на удивление подтянутых ягодиц. Грег думал, что все будет наоборот. Он облизывает пересохшие губы и прижимается к Холмсу. Ему внезапно хочется видеть его лицо, но Правительство не поощряет любопытства, заметно краснея.

Член Грега дергается. Это безумие, но ему тоже хочется поучаствовать в происходящем: он прижимается теснее и пускает одну руку вниз. Правительство замирает, когда чувствует его пальцы рядом, а потом стонет, когда те врываются в него. Это чертовски странное ощущение, но Грегори сделал бы вещи и хуже, если бы ему было позволено видеть лицо старшего Холмса таким. Майкрофт жмурится, когда он резко двигает фалангами. Воздух наполняет запах масла – это персик.

- Грегори, прошу… – хрипит Холмс после минуты пыток.

Уточнять просьбу бессмысленно. Грег убирает пальцы и приспускает с себя брюки с бельем. Он обхватывает ноющий член и направляет его внутрь. От давления вниз текут излишки масла. Внутри горячо, тесно… Майкрофт сдавленно шипит. Грег прикусывает, а потом целует его в загривок, не останавливаясь, пока его бедра не прижимаются до конца. Он полностью внутри. Холмс стонет и, оставаясь на боку, чуть приподнимает ногу. Не раздумывая, Лестрейд подхватывает ее под коленом.

Бедра инспектора покачиваются, размазывая масло. Грег ждет, но, когда его взгляд случайно падает на темные подвязки носка, что-то случается с его волей. Он толкается один раз и не собирается на этом прекращать. Его рывки быстро становятся хаотичными, и Правительство сходит от этого с ума. Обычно последовательное, оно теряет голову от напора инспектора. Он кусает плечо Майкрофта через рубашку, подаваясь вперед особенно сильно, вымещая злость за все прошлое, что было, за молчание и этот вечер, в который он почти поверил, что все кончено.

- Грег… о, Господи!..

Майкрофт хватается за собственный член. Он близок, и Лестрейд понимает, что ему следует прерваться, чтобы спросить, а куда ему, собственно, кончать. Он честно пытается себя остановить, но это гиблое дело: от очередного сильного рывка Правительство стонет в оргазме и прижимается плотнее, впаиваясь спиной в Грега и дергая вскинутой ногой. Майкрофт его – сейчас он безраздельно и полностью его, – и эта мысль лишает инспектора последнего контроля. Он вбивается в Холмса и изливается внутрь, тоже вздрагивая и поджимая пальцы ног.

Ему давно не было так хорошо. Грег усмехается, прижимаясь лбом между лопаток мужчины, на которого он так безнадежно запал. И что ему теперь делать с самим Правительством?..

- В следующий раз постарайся меня не пачкать, я был бы тебе крайне признателен.

- В следующий раз? – переспрашивает инспектор с улыбкой, когда его дыхание выравнивается.

Он ловит его на слове. Холмс не сразу понимает оговорку, а когда понимает, фыркает и неожиданно перекатывается вместе с Грегом, чтобы оказаться поверх него. Лестрейд смеется, смыкая глаза и сдаваясь Британскому Правительству в добровольное рабство. Тот целует его беспощадно.

Майкрофт отпустил водителя, а это значит, что у них впереди вся ночь.

Комментарий к

А теперь я наконец-то иду смотреть следующую серию…. _____

Пы.Сы.: постараюсь написать проду уже сегодня!! ><

========== Часть 8 ==========

Это великолепное завершение его карьеры холостяка. Грег ни о чем не жалеет. Они так измотали друг друга, что у Правительства не остается сил ворчать на тему неудобства и тесноты его кровати. Майкрофт беззвучно проваливается в сон, уткнувшись в седую макушку инспектора, а тот в свою очередь забрасывает на него руку и засыпает следом.

Однако наступившее утро Грег встречает один. Оказывается, у старшего Холмса была одна характерная черта – после секса он уходил по-английски, не прощаясь. Лестрейд обнаруживает в телефоне только смс: «Доброе утро. Позвоню вечером, М.Х.». Это звучит суховато для того, кто перевернул его мораль с ног на голову, но интерес Майкрофта в продолжении очевиден, и это вселяет в Грегори надежду.

Он отправляется на работу, и абсолютно каждый в Ярде отмечает, как он похорошел – подстригся, что ли. Лестрейд ерошит волосы. Дело тут вовсе не в стрижке, но такой информацией он не имеет права, да и не хочет делиться. Но все-таки к обеду он не выдерживает и решает набрать Джона. Тот не снимает трубку, что очень на него не похоже. Грег помнит, что мужчина собирался к психотерапевту. Возможно, он попал на сеанс. Тогда инспектор переключается на скопившуюся гору дел на столе. Без Шерлока тут явно не обойтись, однако и детектив не отвечает на вызов.

- Они что, вместе пошли к семейному консультанту? – разговаривает Грег с телефонными гудками.

Это какой-то дурдом, но его апогеем становится вечерняя смс от Майкрофта: «Буду занят. Семейные дела, извини, М.Х.». Лестрейд вздыхает в потолок. Он уже ничему не удивляется и даже не обижается на то, что Холмс не включил его в круг посвященных. Может быть, оно и к лучшему… Только мужчина возвращается в свою квартиру и вновь ощущает себя ненужным, словно ничего не поменялось, хотя тюбик масла они извели вчера полностью.

Грег уговаривает себя относиться ко всему проще. Он ведь знал, что у Правительства много дел. Они еще найдут время пообщаться, а может быть, даже встретиться. Мужчина засыпает без сновидений, настроив себя перестать психовать по пустякам.

А потом, в полдень следующего дня, в квартире на Бейкер-стрит гремит взрыв.

- Есть пострадавшие? – единственное, что спрашивает Грег у влетевшего в его кабинет коллеги.

- Да, сэр! Майкрофт Холмс и Марта Хадсон. Их уже доставили в больницу.

У Лестрейда сходит краска с лица. Он бледнеет и хватается за край стола. Это временное помутнение, но взгляд коллеги становится испуганным. Он спрашивает, все ли с ним в порядке, а Грег только просит дать ему адрес – и вылетает из Ярда, ни с кем не объяснившись.

- Ответь, ответь, ответь, - твердит он, дозваниваясь по личному номеру Правительства.

Срабатывает автоответчик – значит, все совсем плохо. Грег едва следит за дорогой. Он бросает машину возле больницы и взлетает по этажам, тыча своим значком каждому интересующемуся в лоб. Он инспектор, и он его… он имеет право быть здесь. Он выбегает в коридор нужного этажа.

Как и ожидалось, у входа в палату Правительства стоит охрана:

- К нему нельзя.

- Скажите, что пришел Грегори Лестрейд, – не унимается инспектор. – Мне нужно туда!

Его имя заставляет мужчин переглянуться. Они кому-то звонят, так и не отходя от двери, а после протягивают телефон Грегу. Инспектор принимает трубку, не понимая всего этого цирка.

- Грегори Лестрейд? Вам велено передать, что мистер Холмс в полном порядке. В данный момент он отсутствует в Лондоне по срочному делу. Я его помощница.

Инспектор чувствует слабость в ногах и одновременный прилив злости:

- Что? А вы не могли сообщить мне об этом раньше?!

- Простите, сэр, я не ожидала, что вы приедете так скоро. Я звонила вам в офис…

Не в состоянии дослушать, Грег возвращает телефон охранникам. Он вплетает пальцы в волосы и отходит к противоположной стене, чтобы облокотиться на нее и чуть сползти. Он успел представить себе самое худшее: ожоги, раны, капельницы, кома… Господи.

«Я убью тебя, когда ты вернешься», - набирает он сообщение и отправляет на номер Майкрофта.

Он еще злится, но испытывает облегчение от того, что все обошлось. Грег с трудом отлипает от стены. Он без сил направляется к выходу из больницы, но на первом этаже пересекается с миссис Хадсон. При взрыве женщина упала, и у нее снова разболелось бедро. Медсестры отвозят ее на коляске в палату, и Грег решает помочь ей сам, отпуская девушек.

- Ох, мне бы сейчас немного травки, а не эти больничные подушки, - жалуется женщина, когда Лестрейд помогает ей улечься. – У вас случайно нет чего-нибудь, инспектор?

- К сожалению, нет, - признается Грег; он сам закурил бы сейчас от нервов.

Остаток дня он решает провести с женщиной, слушая детали происшествия и все больше понимая, что не сможет сегодня работать. Братья Холмс и Ватсон снова во что-то ввязались, и предположения не дают Грегори усидеть на месте. Миссис Хадсон жалеет его и зачем-то лишний раз уверяет, что с «мальчиками» все будет хорошо. Ему бы ее веру…

Поздний звонок от Шерлока становится спасением Лестрейда из той глубины отчаяния, в которую он впал. Они поймали преступника, и просят приехать за ними в пригород Лондона. Майкрофта с ними нет, это Грегори уточняет, даже не задумываясь о том, что может себя выдать.

Мужчина извиняется перед Хадсон и покидает палату, чтобы через пару минут оказаться в авто и вдавить газ. Он связывается со Скотланд-Ярдом и просит три машины патрульных, две скорых и вертолет с прожекторами (чтобы не мелочиться). А после он звонит Майкрофту.

Наконец-то этот кретин снимает трубку.

- Ты получил мое сообщение? – спрашивает инспектор, пропуская вступление с приветствиями. – Называй адрес. Как только я разберусь с Шерлоком, я приеду.

- Не стоит, Грег, - слышится в динамиках приглушенно. – Задуманное тобой не имеет никакого практического смысла. Моим предложением будет перенести нашу встречу на завтра. Сегодня я немного не в форме, - звук прерывается, будто мужчина прижимает руку к лицу.

- Что случилось? – Лестрейд настораживается, когда собеседник молчит. – Майкрофт…

- Ровным счетом ничего, если исключить тот факт, что эта психопатка заперла меня в своей камере, - выдает Холмс напряженно. – Как я сказал, я не в форме. Поговорим завтра, Грег. Пока.

Вызов заканчивается, и Грегори на секунду отрывается от дороги, чтобы посмотреть на погасший экран мобильника. Еще никогда он не слышал голос Майкрофта таким отстраненным. Будто мужчина старательно подавлял свои чувства… Инспектор обещает себе разобраться с этим, а пока он едва не пропускает поворот. Он проезжает лесополосу и легко находит своих знакомых посреди поля: вокруг сгоревшего поместья уже кружит вертолет и мигают машины оцепления.

- Инспектор! – приветствуют его патрульные, когда мужчина выходит к ним.

Он быстро раздает команды и идет к закутанному в полотенце Джону и Шерлоку. Ватсон промок до нитки и стучит зубами, а вот детектив рядом с ним держит спину прямо. Он стоит близко и явно преисполнен гордости за то, что спас бедолагу, хотя Лестрейд готов спорить, что именно по его вине доктор и пострадал. Они обмениваются друг с другом парой фраз, а потом Грег идет дальше, обернувшись лишь на оклик младшего Холмса:

- Позаботьтесь о Майкрофте, инспектор! Он не столь силен, как считает.

Просьба Шерлока вызывает у мужчины недоумение, но он не тянет с ответом. Конечно. Он только раз оборачивается, а потом отходит к другим полицейским, чтобы дать команду увозить заключенную. Он горит на работе, но все равно находит минуту, чтобы вновь посмотреть в сторону друзей. Почему-то его преследует подозрение, что Шерлок знает. Впрочем, Холмсу сейчас не до него: они о чем-то разговаривают с Джоном, и через мгновение доктор его обнимает. Какое-то время детектив медлит, а потом принимает объятия. Он вздыхает, и почему-то со стороны кажется разбитым. Ватсон не перестает утешающе гладить его по спине.

У Лестрейда щемит в груди. Он не должен быть сейчас здесь, если Майкрофт сидит где-то в таком же состоянии. Он должен быть рядом, но он не Господь Бог, чтобы знать, где живет главное лицо страны. А спросить об этом Шерлока он не рискнет.

Однако у него есть один человек на примете. Она работает в Интерполе, и ему ужасно совестно звонить ей после того, как он бросил ее в театре. Но выбора у него нет.

- Алло, Стелла? Привет. Слушай, ты случайно не знаешь адреса проживания Майкрофта Холмса?..

Комментарий к

Я надеялась, что умещу в одной главе харт/комфорт, но нет.

Тогда все мимими в следующей части! :3

========== Часть 9 ==========

У Майкрофта гудит голова. Событий за день так много, что домой он возвращается полностью выжатым. Он отпускает водителя, помощницу и охрану. Наедине с собственной усталостью мужчина проходит вглубь дома, оставив свой зонтик в прихожей. Ему приветливо мигают датчики движения. Свет загорается, но мужчина тушит его хлопком. Глаза режет от яркости, хочется побыть в темноте и спокойствии.

И как если бы ему было мало событий дня, на кухне его встречает пустой холодильник.

Мужчина хмурится, разглядывая пустые полки с самым кислым выражением лица. Почему-то ему кажется, что такое с ним уже было.

Оказавшись без еды, как главного средства против стресса, Майкрофт переключается на спиртное. Он выбирает себе что-нибудь покрепче и идет вместе с бутылкой в зал кинотеатра. Он гонит от себя мысли о произошедшем. Теперь он дома и включит любимый фильм, чтобы… Проектор не работает. Только сейчас Майкрофт вспоминает, что Шерлок сломал его, разыграв для него целый спектакль с клоунами. Значит, он еще и без фильма.

Сев в любимое кресло перед белым экраном, Холмс откупоривает бутылку и плещет ее содержимое в рюмку. Алкоголь – губительная вещь для ума, но именно это спасает его от краха. Майкрофт не считает минут, что проводит в зале, постепенно расточая собственные запасы. Здесь его никто не увидит, никто не найдет и не потревожит… Если это, конечно, не Шерлок. Или другой гений, вроде его сестрицы. От воспоминаний мужчина чувствует липкий страх и делает вывод, что выпил еще недостаточно. Это поправимо.

- К вам посетитель, мистер Холмс, - внезапно звучит по громкой связи из передатчика на стене. – Он говорит, что из полиции. Некто Грегори Лестрейд. Его пустить к вам?

Брови Майкрофта ползут вверх, выдавая на обычно бесстрастном лице искренне удивление. Кажется, он недооценил настойчивость инспектора. Мужчина глядит на свою рюмку.

- Скажите, что я занят и не могу принять его. Я свяжусь с ним завтра, - говорит он, подумав.

Передатчик замолкает на несколько секунд, а потом связь возобновляется.

- Он говорит, что… – охраннику явно неловко повторять, но его вынуждают – Майкрофт слышит чужую возню и шепот. – Он говорит, что у него есть пончики, сэр.

Что? Это самый нелепый подкуп, который только предлагали Правительству. Он возмущен и…

- Пропустите его, - сдается мужчина, не веря, что говорит это вслух.

Почему-то ему вспоминаются слова Шерлока: «Лишь самые ужасные обстоятельства способны толкнуть нас на крайние меры». Майкрофту с ним не поспорить. При любом другом раскладе Правительство ни за что не допустило бы присутствия посторонних в такой переломный для него момент. Но ему нужны эти чертовы пончики – и он идет открывать дверь.

- Вы очень предусмотрительны, инспектор, - он примеряет деловой тон, как маску, приоткрывая дверь с улыбкой и преграждая Грегори дорогу внутрь. – Можете оставить коробку и уйти, чтобы не тратить своего времени. Уже глубокая ночь, на дорогах темно.

- Спасибо за беспокойство. С вашего позволения, мистер Холмс, - не остается Лестрейд в долгу и протискивается под его рукой, пользуясь тем, что он не обладает ростом Майкрофта.

Его поведение оставляет Правительство в замешательстве. Он мог бы разозлиться, если бы обладал хоть какими-нибудь силами к сопротивлению. Но Холмс истощен, и когда Грег вручает ему пончики, вся Британия выражает ему свою признательность. Майкрофт забирает коробку и возвращается в кинотеатр, предлагая на усмотрение Грегори – остаться тому или уйти. У него нет настроения развлекать гостей, но и выгонять их ему больше не хочется. Может быть, он даже ждет, что инспектор последует за ним…

Когда Грег заходит в зал, Майкрофт отправляет в рот первый пончик, скрывая облегчение.

- Хотелось посмотреть кино? – предполагает Лестрейд, оглядываясь вокруг.

С его дешевой квартирой загородная резиденция Правительства не идет ни в какое сравнение. Вот, что Майкрофт называет комфортными условиями для жизни. Мужчина облизывает мизинец.

- Да, только проектор сломан. Полагаю, мой братец непосредственно приложил к этому руку.

- Я мог бы починить, - предлагает Грегори и скидывает пиджак на второе кресло.

- При всем уважении, инспектор, едва ли вы разбираетесь в подобной технике. Это раритет.

- Вы мне подскажите, а я уж разберусь.

Грегори закатывает рукава. По своей природе Правительство Британии не склонно вести параллели, но этот разговор чем-то напоминает их отношения. Майкрофт должен его направить… Он хмыкает. Виски и пончики рождают в его рту причудливый вкус, и он решает не ограничивать себя в вольности. Он соглашается – хуже его проектору все равно уже не будет – и берет руководство в починке на себя. Грегори пыхтит под градом его замечаний, пока Майкрофт получает удовлетворение, контролируя хоть что-нибудь в этой жизни.

От Холмса не укрывается складка между бровей Грега, его поджатые губы, иногда резкие движения – все в мужчине выдает то, что ему есть, что сказать Правительству, но он сдерживается. Майкрофт ценит его за тактичность. Присутствие инспектора избавляет его от необходимости отвлекать себя на что-то другое: когда Грег рядом, внимание Правительства уже принадлежит ему.

Холмс помнит это тело без одежды. Теперь он оглядывает его в рубашке, и на его глаза попадается кобура. Она пустая, пистолет у мужчины отняли еще на въезде, но когда в проекторе что-то щелкает, у Майкрофта непроизвольно дергается рука. Он втягивает голову в плечи, а потом цыкает, понимая, что пролил содержимое бокала на пол. Все бы обошлось, если бы не внимание Лестрейда. Он видел. Мужчина вставляет катушку ленты обратно и вытирает руки об себя. Проектор заработал. Теперь лицо Грега свидетельствует, что им предстоит разговор.

- Пойду принесу швабру, - первое, что возникает в голове у Холмса.

- Постой! Прекрати сбегать, Британское ты Правительство или нет? – восклицает Лестрейд.

Его слова останавливают Майкрофта на пороге. Он оборачивается: еще никто не ставил его авторитет под сомнение. Однако взгляд Грегори противоречит его словам – в нем отчаяние.

- Я приехал сюда не для того, чтобы оказать тебе услугу и быть свободным, - прорывает его. – Бога ради, Майкрофт, я переспал с тобой не для того, чтобы скрасить вечер! Я здесь, чтобы быть частью твоей жизни, со всеми ее печалями и радостями, разве ты не понимаешь? Мне нужно это. А тебе?

Холмс подозревал, что все этим закончится. Люди – очень предсказуемые существа, подверженные эмоциям, которые слишком часто затмевают их разум. Лишенный логического мышления, человек не способен поступать рационально. Британское Правительство не может быть иррациональным, все эти переживания, потребности – ниже его достоинства. Мужчина тянет шею, стараясь быть выше своих страхов, но сегодня у него это почему-то не получается. Сегодня Британское Правительство – просто человек. Он чувствует, как крошится его броня. Майкрофт скрывает вздох.

- Могу заверить, что наши цели совпадают, - уклончиво говорит он, по-прежнему стоя в дверях.

Угрюмый взгляд инспектора оживает. Мужчина останавливается в шаге от Холмса:

- Тогда не закрывайся от меня, - просит он. – Я устал быть один. Можешь творить, что угодно, но не смей оставлять меня в неведении! Я не железный, я и так уже седой.

Холмс распахивает глаза, испытывая исключительное для него чувство неловкости. Он всегда ценил в Грегори искренность, но сейчас тот превзошел самого себя. Майкрофт не такой смелый; его ум не заточен под такие фразы, хотя алкоголь неплохо развязывает язык. Правительство смотрит ошеломленно и пытается что-то придумать, как вдруг давится воздухом, потому что Грег обнимает его, не дожидаясь ответа. В его руках Майкрофту наконец-то становится тепло.

- Я запомню, Грег… – обещает он, сглатывая горечь. – Думаю, я ошибся в своих расчетах.

Он никогда не умел извиняться, но инспектор не требователен. Он остается рядом, и Майкрофт не знает, как его благодарить. Сегодня он едва не умер. Как только Грегори работает в таком режиме? Как держит пистолет, как стреляет… Майкрофта бьет дрожь. Сегодня он почти умер и только теперь чувствует себя снова живым. Осмелившись, Холмс вздыхает и позволяет себе рядом с этим человеком то, что запрещал даже наедине с самим собой – быть слабым. Он прикрывает глаза и возвращает объятие, зарываясь пальцами в волосы мужчины.

Они стоят, прижавшись, долго-долго, а потом Грег все-таки предлагает им сходить за шваброй. Майкрофт не отказывается и ведет его по коридору с улыбкой, больше не считая, что какая-либо дверь в этом доме должна быть перед ним закрыта.

Конец.

Комментарий к

Скомфорчено!! >:3 Теперь эпилооог~

========== Эпилог ==========

После полета на Шерринфорд они возвращаются в офис Правительства.

- Спасибо, что свозил нас, - говорит миссис Холмс, утирая слезы, а следом грозит пальцем, как бывало в детстве. – Но больше никаких тайн, Майк, ты меня понял?

- Да, мама, - сквозь кислую улыбку обещает старший Холмс.

Его брат усмехается с другого конца кабинета. Женщина снова всхлипывает и просит салфетки. Отец держит ее под локоть, а Ватсон, который уже прочно вписался в их семью, предлагает женщине присесть на диван в приемной. Лишь когда эта суетливая толпа уходит, Шерлок сокращает дистанцию и встает неподалеку от Британского Правительства в дверях.

- Ну и что же тебя сподвигло показать им Эвер? – спрашивает детектив. – Только не говори, что совесть, это уже не смешная шутка.

Старший Холмс саркастично вскидывает бровь. Идея очной ставки действительно не его, но чья – Правительство не спешит разглашать. Майкрофт скрещивает руки на груди. Из коридора слышно, как сморкается мама, а Ватсон предлагает ей посмотреть фотографии своей дочки на телефоне.

- Кстати, а почему ты не пригласил с нами Грега? – вдруг интересуется Шерлок, еще не утратив желание задавать провокационные вопросы. – Ему было бы полезно посмотреть.

- Если ты забыл, он уже видел Эвер, - парирует Майкрофт. – Он арестовал ее две недели назад.

- Вообще-то я говорил о семейном альбоме. Мама взяла его с собой. Полагаю, Грегу было бы полезно взглянуть на то, каким ты станешь, если он продолжит кормить тебя пончиками.

От его замечания у Майкрофта дергается на лице нерв. Он уязвленно смотрит на младшего брата. Его осведомленность об их отношениях с инспектором не приводит Правительство в восторг. Его злит это, однако он не может не спросить:

- Как ты догадался? – он прищуривается. – Когда?

- Леди Брэкнелл. Еще в школьном театре ты любил переодеваться в женщин, – Шерлок хмыкает, явно довольный собой. – Что касается инспектора – это был лишь вопрос времени, учитывая его тяжелый развод. Я сложил два плюс два, все элементарно, - он дергает плечом.

Майкрофт морщится: теперь он даже рад тому, что не взял с собой… Он не успевает додумать мысль, так как в коридоре неожиданно показывается Грег, о котором он только что вспоминал. Старший Холмс специально не звал его сюда, чтобы избежать сцен. Так как же…

- Это я позвал его, - озвучивает Шерлок и улыбается. – Можешь не благодарить.

Холмс-младший оставляет брата в дверях и уходит к родителям, чтобы обратить их внимание на застывшего инспектора. Тот уже догадался, что пришел в неподходящий момент. Майкрофт трет лоб, мужественно снося очередную выходку Шерлока. Ватсон выглядит изумленным.

- Добрый день, мы родители Шерлока и Майкрофта. А вы… - предлагает миссис Холмс.

Инспектор заметно бледнеет, у него бегают глаза.

- Грегори Лестрейд. Друг Холмса, обоих, - представляется он с запинкой. – Простите, что помешал. Мне позвонили и сказали, что тут случилось нечто, «требующее моего срочного внимания».

Цитируя, Грег в упор смотрит на Шерлока. Детектив отвечает на его взгляд с чем-то похожим на: «А разве это не так?» и «Какой же вы трус, инспектор». Лестрейд нервно поправляет пиджак и смотрит на Майкрофта с просьбой о помощи. Правительство не остается безучастным и подходит к ним.

- Да, мама, это Грег, мы друзья. А теперь, раз уж вы познакомились, может быть, нам стоит…

- Майк! У тебя наконец-то появился друг! Я так рада!

Женщина забывает об их разногласиях и обнимает Правительство прежде, чем тот успевает отгородиться. Мужчина чувствует себя очень неловко. Грегори смотрит на него круглыми глазами. Холмс до сих пор не признался матери в том, что курит. В том, что ему нравятся мужчины, он не признается еще дольше – до гроба. К счастью, инспектор с ним солидарен.

Этот кошмар продолжается, и родители засыпают Грега вопросами. Однако Шерлоку перепадает в том числе: отвлекшись от темы собственной дочери и выяснив то, что у Ватсона с Лестрейдом тоже есть дети, родители накидываются на детектива с вопросами о внуках. Младший Холмс в панике глядит на Майкрофта, но тот качает головой с приторной улыбкой: пятнадцать лет назад это был его крест, теперь пусть братец разбирается с этим сам.

- К слову, - неожиданно обращается к мужчине Ватсон, пользуясь тем, что они стоят в стороне. – Он написал ей. Вы же знаете, да? – он смотрит искоса и многозначительно дергает головой.

- Да, я знаю. Но я не думаю, что она ему подходит, - отзывается старший Холмс так же прагматично, как когда-то его брат в разговоре с Лестрейдом.

- Но почему? – спрашивает доктор с тем же удивлением.

- Когда-нибудь вы поймете, - роняет Майкрофт. – Но, уверяю, ответ у вас перед носом, доктор.

Больше мужчина ничего не объясняет, оставляя Джона в задумчивости. Ватсон доказал, что был не так глуп, как упрям. Он уже знал ответ, и теперь ему оставалось лишь смириться с ним. А пока что Майкрофт отходит и прихватывает Лестрейда за локоть, чтобы увести подальше от всех в свой кабинет.

- Вам подадут машину, мама, - сообщает он через плечо, когда в разговоре наступает пауза. – Отправляйтесь домой без меня. Я приеду позже, когда мы разберемся со всеми срочными делами.

- Да, конечно, милый, - соглашается миссис Холмс. – Но это не значит, что наш разговор закончен, Шерлок, - вновь грозит она младшему сыну. – Брал бы пример со своего друга Джона!..

Брат кидает на Майкрофта пристальный взгляд, но ходу его дедукции мешают нападки родителей и Ватсон, который вдруг пристраивается рядом. Что происходит дальше и какими взглядами они обмениваются, Правительство уже не видит. Дверь в его кабинет закрывается, спасая их с инспектором от внешнего мира. Холмс проворачивает замок надежно, до щелчка.

- Это было внезапно, - выдыхает Лестрейд и лезет в карман брюк. – Тут можно курить?

- Да, и мне, пожалуйста, тоже одну, - просит Майкрофт.

Инспектор делится сигаретами, следом подставляя руку с зажигалкой. Правительство склоняет голову к огоньку. Это не его любимая марка, но сойдет. Он не чувствует вкуса, зато отмечает усмешку в чужих и таких близких сейчас глазах. Они встречаются взглядами. Случись такое пару недель назад, им обоим было бы неуютно, а теперь поза кажется естественной.

- У тебя славные родители, - улыбается Лестрейд, отмирая первым и затягиваясь. – Но я поверить не могу, что Шерлок так провел меня! А я ведь поверил… чуть вертолет не вызвал!

Еще около минуты они забавляют друг друга, перечисляя другие случаи, когда Шерлок потрепал им нервы, а потом сигареты кончаются. Они оставляют окурки возле фигуры льва на полке.

- Ладно, если здесь нет ничего важного, я пойду. Мне еще нужно готовить отчеты, - Грег ерошит волосы и поднимает глаза на Холмса. – Ты когда вернешься? Тебя вообще ждать?

- Не уверен, что у меня получится сегодня. Я перенес много дел из-за визита родственников.

- Понял. Тогда напиши вечером, - соглашается Грег и слегка привстает, чтобы поцеловать Правительство перед уходом. – До связи.

Этот жест тоже стал привычным, только Грегори освоился с ним быстрее, чем Холмс. Иногда Британское Правительство слишком волновало то, что кто-то нарушал его границу. Вот и теперь его взволновала эта секундная близость. Губы тянет обратно к мелькнувшему на них теплу.

- Подожди, - он хватает его за руку. – У меня есть в запасе еще полчаса.

Лестрейд оборачивается изумленно, но у Майкрофта уже готов план. Британское Правительство тянет его от двери назад к центру комнаты. Вокруг пахнет дымом, душно. Холмс обходит Грега и толкает дальше, к столу, параллельно ослабляя свободной рукой свой галстук. Лестрейд сглатывает, глядя на него завороженно. Он пятится и упирается в край стола, провожая взглядом пиджак Холмса, который тот кидает в сторону, на стул. Расстегнув нижнюю пуговицу своей жилетки, Правительство пристраивается между ног мужчины.

- Мне сесть или лучше повернуться? – спрашивает Грег, с трудом соображая.

- Как тебе будет удобно, - все так же мягко отзывается Майкрофт.

И опускается перед инспектором на колени.

- Твою мать, - срывается сверху, когда Холмс сжимает ширинку и тянет молнию вниз.

Шерлок ошибался: его могла мучить совесть, например, за то, что он проведет этот вечер с бумагами, а не… Грегори сдавленно стонет, когда руки Холмса достают его член из-под резинки трусов. Он еще не возбужден, но дергается от предвкушения, и Майкрофт оправдывает его ожидания, прослеживая губами всю длину до головки. Облизнувшись, он стреляет глазами вверх, чтобы заметить, как Грегори смотрит на него: мужчина не контролирует свое лицо и там написано острое, пьяное и почти сумасшедшее желание. Он не простоит так долго – Майкрофт видит это и привстает, чтобы пропустить инспектора и усадить его в свое рабочее кресло.

Грегори не придает значения, что занимает место, где простые смертные прежде не бывали. Он дышит часто и сипло и слегка приподнимается, когда Холмс стягивает его штаны ниже. Склонившись, Майкрофт возвращается к прерванному занятию. Инспектор дрожит и впивается пальцами в подлокотники кресла. Он наверняка хочет, но удерживает себя от того, чтобы прихватить Правительство за волосы и испортить его прическу. Майкрофт мычит и ускоряет движения рта. Он умеет делать минет, но не смог бы делать его так хорошо, если бы это был не Грег – с ним все иначе. У мужчины много слабых мест. Они были вместе не так много, но Холмс запомнил: плечи, пупок, бедра – это лишь основное, исключая очевидные эрогенные зоны.

Закрыв рот рукой, Лестрейд закатывает глаза. Он близок к разрядке: его пальцы сжимаются, а спина становится каменной. Он больше не гнется, он дергается и мелко подбрасывает бедра, проталкиваясь глубже в горло Майкрофта, запрещая себе, но все равно делая это. Холмс знает, что лишает инспектора выдержки точно так же, как он – его. Подняв руки с колен Грега, Правительство скользит ими выше, чтобы подхватить его голые бока, а затем проползти под ними и сжать ягодицы, сильно и жестко, вырывая из инспектора финальный стон. Тот кончает и опадает, задыхаясь, будто пробежал марафон. Майкрофт чувствует во рту горечь, но даже это не заставляет его резко отпрянуть. Он выпускает член аккуратно и целует пульсирующую головку.

Лестрейд смотрит обессиленно, а у Холмса пощипывает затекшие коленки. Он не следил за временем, но, вероятнее всего, в запасе у них остается еще около десяти минут. Правительство Британии поднимается, опираясь на край стола, и вытягивается в полный рост.

- Мне тоже..? – уточняет Грег, глядя теперь на него снизу вверх. – Если что, я могу…

- Нет необходимости, - усмехается Холмс. – Я потерплю до другого раза. Считай это компенсацией.

Фыркнув, Грегори застегивает штаны, а затем встает и обнимает Правительство за талию, чтобы вознаградить поцелуем в шею. Губы Майкрофта трогает неуловимая улыбка.

- Черт, я буду скучать, - бормочет Лестрейд признание, вскинув голову. – Теперь еще сильнее.

- И я. До связи, - переняв его привычку, Правительство наклоняется, чтобы чмокнуть Грега в губы.

Мужчины прощаются, и инспектор первым покидает кабинет, помучившись с замком. Между тем Майкрофт подбирает пиджак и подходит к зеркалу, чтобы вернуть себе опрятный вид. Перед отъездом ему также следует навестить уборную и прополоскать рот. В брюках тесно, но мужчина уговаривает себя переждать это, не поддаваясь искушению.

Он не сказал Грегу, но в его кабинете повсюду установлены камеры. Майкрофт тонко улыбается и покидает кабинет вторым, не забыв взять с собой неотъемлемый зонт. Он уже ждет того момента, когда вернется из отчего дома к работе и оценит записи. Но все по порядку.

Дверь в кабинет Британского Правительства закрывается за его спиной почти неслышно.