Греческая мифология (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


А.А. Тахо-Годи Греческая мифология

МОСКВА "ИСКУССТВО 1989

ББК 82.3(0)

Т 24

Рецензенты:

доктор филологических наук Е. В. Федорова, кандидат искусствоведения Г. И. Соколова

Подбор иллюстраций кандидат филологических наук Е. С. Штейнер

Издательство "Искусство", 1989 г.

АЛЕКСЕЮ ФЕДОРОВИЧУ ЛОСЕВУ УЧИТЕЛЮ И ДРУГУ

Греческая мифология. — М.: Искусство, 1989. — 304 с., ил.

Редактор Е. С. Штейнер

Художественный редактор Л. А. Иванова

Художник В. А. Крючков

Технический редактор В. У. Борисова

Корректор М. Е. Лайко

Об авторе книги

Профессор, доктор филологических наук Аза Алибековна Тахо-Годи около четверти века заведует кафедрой классической филологии филологического факультета Московского государственного университета. Крупный ученый в области античной литературы, А. А. Тахо-Годи является заместителем председателя античной комиссии научного Совета по истории мировой культуры Академии наук СССР. Перу А. А. Тахо-Годи принадлежат две книги, написанные ею совместно с А. Ф. Лосевым, — "Платон. Жизнеописание" (М., 1977) и "Аристотель. Жизнь и смысл" (М., 1982), а также ряд работ по фундаментальным проблемам древнегреческой культуры — о понимании греками личности, сущности истории и др. Кроме того, ей были выпущены в свет собрания текстов "Античные риторики" (М., 1978) и "Античные гимны" (М., 1988).

Настоящая книга представляет собой сокращенное изложение курса античной мифологии, читанного в МГУ в течение ряда лет.

Работой А. А. Тахо-Годи "Греческая мифология" издательство "Искусство" начинает серию книг, посвященных крупнейшим мифологическим системам народов мира. Изложение основных мифологических циклов о происхождении мира, о богах и героях сочетается в книгах этой серии с описанием мифопоэтической картины мира древних в том виде, как она отражается в обрядах и праздниках, в словесном и изобразительном искусстве. Следующей книгой намечено выпустить написанную специально для нашей серии работу Вяч. Вс. Иванова "Славянская мифология", за ней последует "Японская мифология" Л. М. Ермаковой и др.

Введение

Почему миф называют мифом

Что такое мифология вообще и греческая мифология в частности — вопрос отнюдь не праздный и не такой самоочевидный, как кажется на первый взгляд. На эту тему написаны горы книг, существует множество теорий, объясняющих и в целом и в деталях разные аспекты происхождения, сущности, развития, значения, влияния, интерпретации мифологии; издаются специальные энциклопедии и мифологические словари на всех языках, ученые собрания мифологических текстов и популярные сборники[1]. Но от этого изобилия сведений не становится легче. И читатель, даже самый искушенный и образованный, зачастую не сомневается в том, что миф и легенда — это одно и то же, что миф ничем не отличается от сказки, что мифология есть не что иное, как религия или фольклор. А уж почему закрепилась с глубокой древности традиция обозначать словом "миф" нечто связанное с богами и героями античности, этого и подавно читатель не знает.

Вопросы встают один за другим.

Но мы, оставив в стороне всю концептуальную пестроту теории мифа (это предмет особой, в данном случае не нашей задачи), спросим себя, а что же действительно означает слово "миф" и почему с древних времен, учитывая определенные цели, укрепилось именно оно.

"Миф" по-гречески означает не что иное, как "слово". Поэтому и древнегреческие мифы можно назвать "словом" о богах и героях.

Но дело в том, что древние греки были очень чуткими к тончайшим оттенкам языка и представление о слове выражалось в их лексике особенным образом.

Греки различали "слово" как "миф" (μυυος — mythos), "слово" как "эпос" (επος — epos) и "слово" как "логос" (λογος — logos)[2].

Миф, эпос и логос имели свои сферы употребления, хотя границы эти, некогда довольно четкие, с течением времени стали не столь очевидными и доступны объяснению только при специальном анализе. Кроме того, надо иметь в виду, что каждое из этих трех слов имело множество оттенков значения (в слове "эпос" их около шестидесяти), среди которых намечался ведущий, основной, тот, который отграничивал данное слово от другого и создавал его неповторимость.

Изучение первичного, устойчивого смысла этих слов с учетом их этимологии приводит к следующим выводам. "Миф", оказывается, выражает обобщенно-смысловую наполненность слова в его целостности. "Эпос" указывает на звуковую оформленность слова, на сам процесс произнесения (ср., например, в дальнейшем "эпос" — жанр героической песни, "слово" о подвигах, как гомеровские поэмы или древнерусское "Слово о полку Игореве").

Что же касается "логоса", то он предполагал первичную выделенность и дифференциацию элементов, переходящую затем в некую их собранность. Судя по всему, "логос" связан с развитием аналитического мышления и широко употребляется в греческой классике, не находя себе места в архаические времена, где господствовал "миф", выражая первичную нерасчлененность и обобщенную целостность жизненных представлений. У Гомера, например, "логос" совсем не встречается, если не считать только трех случаев, но зато у философов-стоиков IV-III вв. до н. э., разрабатывавших учение о слове, в равной мере не употребляется "миф", повсеместно уступая место "логосу"[3].

Итак, выясняется, что древняя традиция совсем не случайно именовала "мифом" слово о богах и героях, закрепив за песнями об их подвигах наименование "эпоса" и предоставив "логосу" сферу философии, науки и рассуждающей мысли вообще.

Когда и как рождается миф

Теперь мы можем сказать — то, что обычно называют мифологией, есть упорядоченное единство существовавших первоначально в дифференцированном виде "слов", обобщающих для древнего человека представление о том мире, в котором он живет, и о тех силах, которые этим миром управляют.

Нерасчлененно-целостное, а значит, и мыслительно-чувственное обобщение действительности, которое именуется мифологическим, характерно для очень древнего периода социально-исторической жизни, а точнее говоря, локализуется в общинно-родовой, или первобытно-общинной, формации, которая для Греции ограничивалась первой третью I тысячетилетия до н. э., но истоки которой уходили в бездны тысячелетий.

Общинно-родовая формация тоже неоднородна и тоже имеет свою историю, о чем мы будем говорить ниже. Но есть нечто единое, характерное для всех ее периодов. Это жизнь родовыми объединениями, где отсутствуют частная собственность, разделение на бедных и богатых, сословные различия и где сама земля и орудия производства принадлежат всей родовой общине. Собственно говоря, общинно-родовая формация является доклассовым обществом, жизнь которого организована на основе стихийно-коллективистских родственных отношений.

Для человека этого времени, для члена такой общины наиболее естественны и доступны отношения родственные, которыми обусловлена вся трудовая жизнь коллектива, а значит, и его существование. И вполне закономерно, что природную жизнь этот древний грек[4] не может представить себе иначе как с помощью все тех же родственных связей, объединяющих предков с родителями и детьми и образующих одну большую родовую общность, мы бы сказали теперь — космическое единство, охватывающее землю, небо, море и подземный мир.

Вполне естественно, что такой древний человек, глядя на окружающую жизнь, видит в ней огромное количество единичных явлений, которые он вполне способен назвать определенным словом. Но, называя отдельный предмет, человек вместе с тем осуществляет мыслительный акт обобщения, а так как мышление находится в единстве с языком, то этот акт осуществляется в слове.

Так, глядя на огонь, вспыхнувший от удара молнии, на огненные языки костра, на светящиеся в ночи огоньки, на тлеющие угли, на лесной пожар или на пламя в кузнечном горне, древний человек все эти конкретные отдельные феномены огня обозначает одним словом, обобщает их в "мифе", давая имя огненной силе вообще, той силе, что живет огнем, сама им является и управляет им. Имя этой огненной силы — Гефест. Так рождается "слово" о Гефесте, миф о Гефесте со всеми дальнейшими последствиями, поскольку мыслительный акт связан с непосредственно чувственным восприятием, обобщается жизненным опытом, дальнейшим вымыслом, выдумкой, живописующими о происхождении огненной силы, именуемой Гефестом, его родителях, его семье, его деяниях.

Глядя на зреющий колос, на пробивающийся стебель, на зеленеющую траву или зацветающие плодовые деревья, древний человек все эти феномены произрастания называет обобщенно одним словом — Деметра, то есть мать-Земля, та, что рождает, выращивает, выкармливает. Отсюда в дальнейшем сложная и занимательная биография Деметры, горюющей по исчезнувшей дочери и радующейся ее обретению, что сопровождается то оскудением природы в засушливое время или зимой, то ее изобилием при сборе урожая осенью.

Видя, как бушует море, как разливаются или высыхают реки, несутся водопады, пробиваются родники, бегут ручьи, древний человек обобщает все проявления водной стихии в одном слове — Посейдон, то есть владыка вод или супруг Земли, объемлющий ее водным простором.

И небо с его светом, с его бездонной ясностью, с его просторами, где-то в неведомых высях смыкающимися со снежными вершинами гор, древний грек называет одним словом — Зевс — светоносное небо, светоносный день.

И так один за другим рождаются слова-мифы, разрастающиеся в рассказы о высших существах, таких же, как и человек, только бесконечно мощных и бессмертных, живущих одной семьей и управляющих космической общиной, господствующих над миром. Таким образом, говоря предварительно, в самых общих чертах, рождается мифология, мифологическое мышление или мифомышление, свойственное первобытному человеку, который переносит свои собственные родовые отношения на всю окружающую его действительность.

Необходимые отграничения и разъяснения

Здесь, на этой древней ступени родового общества, в процессе мифологизирования действительности обобщенное понятие становится отдельным существом, то есть, собственно говоря, не чем иным, как божеством. Невозможно не сослаться здесь на В. И. Ленина, который писал, что "идеализм первобытный: общее (понятие, идея) есть отдельное существо", признавая "возможность превращения (и притом незаметного, несознаваемого человеком превращения) абстрактного понятия, идеи в фантазию (in letzter Instanz=бoгa)"[5].

Античный миф, как видим, основан на непосредственно-чувственном восприятии мира и обобщении этого восприятия в целостное единство, расцвеченное вымыслом. Древняя мифология — предмет неоспоримой реальности и веры в ее непреложность. Она возникает и развивается еще до религии, которая нуждается в теоретических обоснованиях, догмах и в системе почитания божества со всеми ее обязательными ритуалами, законами, требованиями и запретами, то есть культом. Для живой мифологии культ вторичен, а первична реальность космического бытия, переживаемого как стихийно-материалистическая проекция вовне родовой жизни первобытного коллектива.

Античный миф нельзя называть сказкой, потому что сказка — это уже продукт народного творчества, она вполне сознательно придумывается, с заранее намеченной целью и идеей, причем и рассказчик и слушатель прекрасно понимают сказочную выдумку и верят ей условно, в рамках своеобразной игры.

Миф ничего заранее не придумывает и вполне реален, как сама жизнь, естественно творящая этот миф.

Чудеса, населяющие миф, превосходят всякую чудесность сказки и впоследствии снабжают ее материалом чудесности. Но эти чудеса не условны, они рождены самой первобытной жизнью с ее наивной верой в обязательность и повседневность чуда. Миф — это и не легенда, предание, хотя последние в основе своей могут иметь элементы некогда пережитой мифологии. Легенды и предания складываются с учетом обстоятельств исторической и социально-политической жизни, являясь сознательным подкреплением тех или иных идей, фактов или тенденций, требующих своего оправдания, подтверждения или опровержения и упразднения, обязательно с опорой на высшие и потому неоспоримо авторитетные силы.

Миф не знает такой преднамеренности и не складывается ни a priori, ни post factum, а рождается стихией самой первобытной жизни, обоснованной через самое же себя.

Все вышесказанное отграничивает миф и от фольклора, хотя в более позднее время мифологическая образность поставляет материал и для устного народного творчества в любой его форме (песни, сказки, предания, поучения, басни, загадки и т. д.).

Мифология не есть ни продукт просто незрелого и примитивного мышления, ни результат сознательного и целенаправленного творчества древнего человека. Она понятна только исходя из специфики родовых отношений первобытного коллектива, будучи одной из форм освоения мира этой первобытной общиной. И самое примечательное, что единство мифа и мышления в эти древние времена отнюдь не исключает их принципиального различия.

Миф только и возможен при обобщающей деятельности мысли, а значит, и слова первобытного человека, но, появившись на свет, миф призван одушевить весь мир, создавая целое, единое, целостное, живое тело космической общины. А если это так, то животворящее слово-миф в представлении древних исполнено таинственной, всемогущей, так называемой магической силы, и законы ее начинают господствовать в жизни мифа, поддерживаясь смутными человеческими ощущениями и аффектами. Но, как и должно быть, мышление в противовес мифу пытается вывести жизнь на пути объяснения ее закономерностей, стремится и ее и человеческую практику осознать вне всякой магии, направить ее разумно и целесообразно.

Вот почему, как это ни парадоксально, миф не существует без функций мышления, но само же мышление призвано этот миф признать несостоятельным и избавиться от него. Отсюда — извечное слияние и извечная борьба мифа и мышления в течение тысячелетий, отсюда же — задача науки изучить развитие человеческого мышления, идущего сначала по путям мифологического освоения жизни, а в дальнейшем вступающего в противоречие с мифом, отрицающего миф и развивающегося в борьбе за самостоятельность.

Источники мифологической традиции

Греческая мифология существовала в далеких тысячелетиях до нашей эры и закончила свое развитие вместе с концом общинно-родового общества. Однако до нас дошло множество произведений античной письменной литературы, из которой можно извлечь и образы, и сюжеты, и факты, свидетельствующие о том, что мифологическая традиция была устойчива, закреплялась в памяти поколений, передавалась от предков к потомкам и с развитием письменной литературы стала фиксироваться и систематизироваться.

Почти вся античная литература — художественная (эпос героический и дидактический, драма, лирическая поэзия) и научная (философия, история, география как описание путешествий и земель) — изобилует мифологическими материалами, не говоря уже о том, что существовали специальные сборники мифов, которые дошли до нашего времени, пусть не целиком, а в отрывках и переложениях, но все-таки дошли.

Среди главных источников для изучения всех периодов мифологического развития Греции в первую очередь назовем героические поэмы Гомера — "Илиаду" и "Одиссею", складывавшиеся несколько веков (первая треть I тысячелетия до н. э.) на границе родового и классового рабовладельческого общества, объединив тем самым в одно художественное целое мощные пласты мифологического и исторического бытия от примитивных до самых утонченных форм.

Первым систематизатором мифологии, и особенно мифов о создании мира, рождении богов, их генеалогии ("Теогония") и смене человеческих поколений ("Труды и дни"), является поэт Гесиод (VII в. до н. э.), ставший одним из зачинателей, как говорят иногда, предфилософии.

Фрагменты и изложение так называемых киклических поэм (VII-VI вв. до н. э.) дают возможность представить в определенной последовательности мифы Троянского цикла.

Трагики V в. до н. э. Эсхил, Софокл, Еврипид использовали в своих сюжетах мифологию героизма во всей ее сложности и гибельной безысходности.

Традиция насыщать поэмы о героях мифологическими сведениями особенно процветала в эпоху эллинизма, ту, что пришла на смену греческой классике (VII-IV вв. до н.э.), уже с конца IV в. до н. э., а затем переросла в эллинистически-римский период (I-V вв. до н. э.). Познание мира, открывшегося грекам в своей огромности и беспредельности после завоеваний Александра Македонского, способствовало возникновению интереса к экзотике дальних стран, к уединенным народам, хранителям древних таинств, чудес и магии, а также к собственному прошлому как незыблемой основе в быстро меняющемся мире. Поэтому большое значение для мифологии имеют поэма Аполлония Родосского "Аргонавтика" (III в. до н. э.) и огромная поэма в 48 песен Нонна Панополитанского о Дионисе (V в. н. э.).

1. Фестский диск. Середина II тысячелетия до н. э. Гераклеон на Крите. Музей


Гимническая поэзия (а гимн — одна из древнейших литературных форм, коренящаяся в религиозной практике), в том числе так называемые Гомеровские гимны (с VII в. до н. э. вплоть до византийского времени), гимны Каллимаха (III в. до н. э.), Орфические гимны (VI в. до н. э. — II в. н. э.), гимны Прокла (V в. н. э.), резюмирует многовековую традицию античной мифологии, воспевая подвиги богов, давая им интересные характеристики с помощью множества эпитетов, создавая своеобразные божественные биографии. Большой и разнообразный мифологический материал дают и латинские поэты I в. до н. э., такие, как Вергилий ("Энеида") и Овидий ("Метаморфозы").

Не меньший интерес проявляли к мифологии знатоки древних генеалогий — логографы Гекатей, Акусилай, Ферекид, Гелланик (VI в. до н. э.); философы — Эмпедокл, Парменид, Ксенофан, Платон; историки — Геродот (V в. до н. э.), Полибий (III-II вв. до н. э.), Диодор Сицилийский (I в. до н. э.); географы, такие, как Страбон (I в. до н. э. — I в. н. э.); философ-моралист и историк Плутарх (I-II вв. н. э.); путешественник и любитель старины Павсаний (II в. н. э.); коллекционер редкостей Атеней (III в. н. э.); поздние философы-неоплатоники, создавшие своеобразную диалектику мифологии и истолковавшие аллегорически и символически древние мифы, — Плотин и Порфирий (III в. н. э.), Прокл (V в. н. э.)

Но особенно была важна работа мифографов — собирателей мифов и составителей специальных сборников. Среди мифографов отличались своей ученостью александрийцы (III-II вв. до н. э.). Широко известен Аполлодор Афинский (II в. до н. э.), которому принадлежало не дошедшее до нас сочинение "О богах" в 24 книгах. Ему же приписывается известная "Библиотека", дошедшая частично в компилятивном изложении (I в. до н. э. — II в. н. э.), где подробно излагаются теогония и главнейшие родословные героев, следуя Гомеру, эпическому циклу, Гесиоду, трагикам и другим источникам.

Мифограф Гигин, писавший на латинском языке (I в. до н. э. — I в. н. э.), несмотря на сухость и краткость изложения, очень полезен для изучения мифологии, так же как и сборник, известный под названием "Ватиканских мифографов" (VII в. н. э.) и включающий, собственно говоря, три мифографических сочинения, где в систематическом виде дается обзор всей античной мифологии.

Незаменимым источником мифологии являются комментаторы античной поэзии, такие, например, как римский комментатор Вергилия Сервий (III в. н. э.).

Христианские авторы первых веков нашей эры, например Афинагор, Климент Александрийский (III в. н. э.), также могут служить источником сведений о мифах, и притом вариантов очень древних и редких. Борясь с языческой религией, христианские авторы опровергали ее, используя факты греко-римской мифологии, доказывающие, по их мнению, невежество, грубость, жестокость и несуразность язычества и его божественно-героического пантеона.

Кроме письменных источников свидетельства о разных периодах мифологического развития составляют памятники античного искусства (архитектура, скульптура, керамика, вазопись, мелкая пластика, глиптика[6], торевтика[7]), особенно архаические; археологические находки, которыми особенно богаты XIX-XX вв. (Крит, Кипр, Микенская Греция, Малая Азия, Северная Греция); этнографические изыскания, изучающие религиозно-мифологические пережитки в обрядах, предметах быта, культовых постройках; устное народное творчество, сохранившее устойчивую мифологическую образность.

Художественно-эстетическое значение мифологии

Перед нами немаловажный вопрос — имеет ли греческая мифология свою, присущую ей художественную ценность, определенную эстетическую значимость, если она ориентирована целиком на представления древнего и, казалось бы, достаточно примитивного человека о его собственном бытие, еще очень тесно связанном с простейшими функциями природы вообще — рождением, выкармливанием, выращиванием, удовлетворением элементарных потребностей, борьбой за существование, болезнями и, наконец, смертью, которой, однако, не завершается жизненный цикл, продолжаясь и повторяясь в неведомом, уже потустороннем крае.

Выше мы пришли к выводу, что греческая мифология отличается от ранних форм устного народного творчества — сказки, песни, легенды, басни, — где всегда ощущается сознательное стремление к фантазии и поучению. Но всякий, кто знакомился с греческими мифами, даже в разных пересказах, должен признать, что они вовсе не лишены творческого вымысла и своеобразной выразительности, впитавших к тому же жизненный опыт древнего человека.

В мифе живут особой жизнью "природа и сами общественные формы, уже переработанные бессознательно-художественным образом народной фантазией", писал Маркс[8], почему в дальнейшей своей истории греческая мифология и составляла не только арсенал греческого искусства, но и его почву"[9]. Мифотворчество поражает нас буйством фантазии, непредвзятостью чувств, безудержностью страстей, столь же стихийных, как и сама природа, в изобилии чудес и красоты. Поэтому нет ничего удивительного в том, что, являясь одной из древнейших форм освоения мира, греческая мифология имеет огромное самостоятельное эстетическое значение, если понимать под эстетическим максимальную выразительность внутреннего содержания предмета вовне.

2. Тиринф, сводчатая галерея. 1350-1250 гг. до н. э


Наиболее отчетливо и завершенно эстетическая направленность греческой мифологии выявлена в гомеровском эпосе и в "Теогонии" Гесиода, где мифологическая картина всего космоса, богов и героев приняла законченно-систематический вид.

У Гомера красота есть божественная субстанция и главные художники — боги, создающие мир по законам искусства. Недаром красота мира создается богами в страшной борьбе, когда олимпийцы уничтожают архаических и дисгармонических чудовищ. Правда, эта дикая доолимпийская архаика тоже полна своеобразной красоты. Титаны прекрасны в своей безудержной стихийности, полудева-полузмея Ехидна привлекает путников прекрасным ликом. Эта "быстроглазая нимфа" является одновременно чудовищем, кровожадным змеем, залегающим в пещере и несущим смерть. Тератоморфизм совмещает в себе чудовищность и чудесность, ужас и красоту. Однако красота архаической мифологии гибельна. Сирены привлекают моряков прекрасными голосами и умерщвляют их. Скалы, на которых обитают сирены, усеяны костями и высохшей кожей их несчастных жертв. Эти страшные полуптицы-полуженщины (так называемые миксантропические, то есть "смешанные" существа) уже прекрасны своим искусством пения, но еще ужасны во всей своей дикости. Красота мифологической архаики достигает подлинного совершенства в удивительном безобразии причудливых форм таких чудовищ, как Тифон или Сторукие. Гесиод с упоением изображает стоголового Тифона, у которого пламенем горят змеиные глаза. Головы Тифона рычат львом, ревут яростным быком, заливаются собачьим лаем. Жуткий сторукий Котт именуется у Гесиода "безупречным". Он великолепен в своем совершенном безобразии. Ужас и красота царят в "Теогонии" Гесиода, где сама Земля-великанша неустанно порождает чудовищных детей, "отдавшись объятиям Тартара страстным". Зевс, сражаясь с титанами, тоже прекрасен своим грозным видом. Он пускает в ход перуны, гром и молнии так, что дрожит сам Аид, а Земля-великанша горестно стонет. Олимпийцы и титаны швыряют друг в друга скалы и горы, жар от Зевсовых молний опаляет мир, поднимается вихрь пламени, кипит почва, океан и море, жар охватывает Тартар и Хаос, солнце закрыто тучей камней и скал, которые мечут враги, ревет море, земля дрожит от топота великанов, а их дикие крики доносятся до звездного неба. Перед нами — космическая катастрофа, мучительная гибель мира доолимпийских владык. Так же когда-то уступил новым властителям змеевидный Офион, по орфическому преданию, царивший еще до Кроноса на снежном Олимпе. Перед нами в муках рождается новое царство Зевса и великих героев, оружием и мудрой мыслью создающих новую красоту, ту, которая основывается не на ужасе и дисгармонии, а на строе, порядке, гармонии, которая освящена Музами, Харитами, Орами, Аполлоном в его светлом обличье, мудрой Афиной, искусником Гефестом и которая как бы разливается по всему миру, преображая его и украшая.

3. Поэт с маской трагического актера. 2-я половина IV в. до н. э. Рим. Музеи Ватикана


Гомеровская мифология — это красота героических подвигов, почему она и выражена в свете и сиянии солнечных лучей, блеске золота и великолепии ору-жия. В мире этой красоты мрачные хтонические силы заключены в Тартар или побеждены героями. Чудовища оказываются смертельными. Гибнут Медуза Горгона, Пифон, Ехидна, Химера, Лернейская гидра. Прекрасные олимпийские боги жестоко расправляются со всеми, кто покушается нарушить гармонию установленной ими власти, той разумной упорядоченности, которая выражена в самом слове "космос" (греч. cosmeo — украшаю). Однако побежденные древние боги вмешиваются в эту новую жизнь. Они дают, как, например, Земля, коварные советы Зевсу, они готовы возбудить вновь разрушающие силы. Да и сам героический мир становится настолько дерзким, что нуждается в обуздании. И боги посылают в этот мир красоту, воплощая ее в облике женщины, несущей с собой соблазны, смерти и самоуничтожение великих героев. Так появляется созданная богами прекрасная Пандора, в которую боги вкладывают лживую душу. Так рождается от Зевса и Немесиды, богини мести, Елена, из-за красоты которой убивают друг друга ахейские и троянские герои. Прекрасные женщины — Даная, Семела или Алкмена, — соблазняют богов, изменяют им и даже презирают их, как Коронида или Кассандра.

4. 'Арфист' — кикладский идол. XXIV — XXIII вв. до н. э. Афины. Национальный археологический музей


Ушедший в прошлое мир матриархальной архаики мстит новому героизму, используя женскую красоту, столь воспеваемую в эпоху классического олимпийства. Прекрасные, гордые женщины вносят зависть, раздор и смерть в целые поколения славных героев, заставляя богов наложить проклятие на своих же потомков.

Прекрасное в мифе оказывается активным, беспокойным началом. Оно, воплощаясь в олимпийских богах, является принципом космической жизни. Сами боги могут управлять этой красотой и даже изливать ее на людей, преображая их. Так, мудрая Афина у Гомера одним прикосновением своей волшебной палочки сделала Одиссея выше, прекраснее и завила ему кудри наподобие гиацинта (Од. VI 229-231). Та же Афина преобразила Пенелопу накануне встречи ее с супругом. Она сделала Пенелопу выше, белее и пролила на нее амвросийную мазь, которой пользуется сама Афродита (там же XVIII 190-196). Здесь красота представляет собою некую материальную тончайшую субстанцию, обладающую небывалой силой. Древняя фетишистская магия, на которой основана вся практика оборотничества, здесь преобразована в благодетельное воздействие мудрого божества на любимого им героя.

Но еще важнее та внутренняя красота, которой наделяют олимпийские боги певцов и музыкантов. Это красота поэтического мудрого вдохновения. Мифический поэт и певец вдохновляется Музами или Аполлоном. Но Музы и Аполлон — дети Зевса, так что в конечном счете красота поэтического таланта освещается отцом людей и богов. Поэт, певец и музыкант обладает пророческим даром, ведая не только прошлое, но и будущее. Вся греческая мифология пронизана преклонением и восхищением перед этой внутренней вдохновенной красотой, обладавшей великой колдовской силой. Орфей заставлял своей игрой на лире двигаться скалы и деревья и очаровал Аида с Персефоной. Амфион, играя на лире, заставлял огромные камни складываться в фиванские стены.

Представление о красоте в греческой мифологии прошло долгий путь развития — от губительных функций к благодетельным, от совмещения с безобразным к воплощению ее в чистейшем виде, от фетишистской магии до милых и мудрых Олимпийских Муз.

Греческая мифология в историческом развитии дает нам неисчерпаемый материал для освоения ее в плане эстетическом и для раскрытия ее художественного воздействия в литературе и искусстве античности.

Краткая периодизация

Греческая мифология развивалась вместе с историей общинно-родовой формации, поэтому она никак не может быть представлена в виде раз навсегда данной, застывшей картины, прекрасной в своей неизменности, где вне времени и пространства находят себе место вечно пирующие на Олимпе бессмертные боги, а смертные люди призваны совершать героические подвиги на земле. Чтобы такая картина появилась в представлении древнего человека, должно было пройти немало времени, измеряемого тысячелетиями. И начинается греческая мифология не с прекрасных богов и героев, а с мира смутного и страшного, где ни о богах, ни о героях нет еще и помину. Греческая мифология имеет периоды своего развития, которые в кратчайшем виде можно назвать доклассическим, или архаическим, и классическим, или героическим.

5. Муза с лирой на горе Геликон. Лекиф Мастера Ахилла. Около 440 г. до н. э. Лугано. Части, колл


Первый из них, тоже говоря кратко, начинается в сумраке тысячелетий и завершается ко II тысячелетию до н. э., о чем свидетельствуют главным образом археологические данные, подкрепляющие исторические выкладки.

6. Музы слушают Терпсихору. Амфора Мастера Пелея. Около 440 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Второй падает в основном на II тысячелетие до н. э., достигая расцвета в середине этого тысячелетия и завершаясь в его конце мифами о гибели героических поколений. Старая наивная мифология уходит в небытие вместе с родовым строем, когда в первой трети I тысячелетия возникают предпосылки классового рабовладельческого общества и создаются принципиально новые формы жизни.

Кносский дворец


Мифологические сюжеты и образы приобретают в дальнейшем развитии греческой культуры вплоть до конца античности художественные и идеологические функции. Однако не они являются предметом нашей книги. Нас интересует живой мифологический процесс. Поэтому, принимая во внимание эти грандиозные сдвиги социально-исторических и мифологических пластов, остановимся подробнее на указанных выше периодах.

I. Доклассический период

Главные определения

Доклассический период мифологического развития совпадает с периодом собирательско-охотиичьего хозяйства и начальными ступенями хозяйства производящего, наиболее законченно выражая жизнь древнейшей, то есть материнской, общины, или, как принято говорить, он связан с матриархально-родовым строем. В связи с этим доклассический период мифологии именуют также мифологией матриархата. Но так как это древнейший период, то он вполне может называться архаическим (греч. arche — начало, отсюда и греч. archaios — архаический, древний). Но и этого мало.

7. Сосуд с изображением осьминога с острова Крит. XVI в. до н. э. Гераклеон. Музей


Древнейшая ступень мифологии именуется к тому же доолимпийской или дофессалийской. А что же это такое? Неужели были времена, когда и горы Олимп на севере Греции, в Фессалии, не существовало? Нет, и Фессалия и Олимп существовали. Более того, Олимп не один, их несколько, и не только тот, самый главный — в Фессалии, но и в Малой Азии (Аикия и Мизия), на острове Кипр (целых два Олимпа), на юге Греции (в Лаконике и Аркадии), на западе Греции (в Элиде, вблизи Олимпии); да и само название "Олимп" относится к так называемому балканскому догреческому субстрату, то есть к древней языковой основе, существовавшей до более поздних напластований греческого языка. Ведь все вообще греческие географические названия (так называемая топонимика) уходят вглубь балканского субстрата, несут на себе печать большой древности, устойчиво сохраняясь на протяжении тысячелетий.

8. Архаический идол из Беотии. VIII в. до н. э. Терракота. Берлин. Государственные музеи


Однако представления о том, что боги обитают на Олимпе Фессалийском, еще не появилось в эти далекие времена. Отсюда с полным правом можно говорить о доолимпийском или дофессалийском периоде мифологического развития.

Ученые применяют к нему также название хтонического, от греческого слова "chthon" — "земля", так как в эти архаические времена земля мыслилась всеобщей матерью, которая всех порождает и вскармливает. Но тогда и вся природа, и все то, что есть на земле, оказывалось живым и даже одушевленным. Всякое же физическое тело и вообще любой предмет, понятый как нечто живое, является не чем иным, как фетишем, почему архаический период мифологии можно назвать также фетишистским. Однако и этого мало.

9. Богиня из святилища Двойного топора в Кносском дворце. XVI в. до н. э. Гераклеон. Музей


Древний человек, погруженный в стихию природы, воспринимает ее как нечто дисгармоничное, ужасное, страшное, чудовищное, что определяется термином "тератоморфизм" (греч. teras — чудовище, чудо), а сама мифология — тератоморфной, то есть имеющей дело с чудовищными образами, а значит, и с чудесами, подстерегающими человека на каждом шагу, вызывающими у него и ужас, и удивление.

Древнейшая мифология не знает человеческих форм, она доантропоморфна, дочеловечна, а будучи порождением природы, где все живет своей тайной и неведомой жизнью — и камень, и животное, и растение, — эта мифология с полным правом обозначается не только как фетишистская, но еще и как фетишистски-анимистическая (лат. animus — дух, anima — душа), а детальнее как зооморфная (греч. dzoon — животное) и фитоморфная (греч. phyton — растение). А поскольку всеобщее одушевление, анимизм, предполагает наличие примитивных человеческих праформ, еще не отделенных от животного и растения, так же как не отделен от них и сам человек, то и архаическая мифология именуется миксантропической, то есть состоящей из смешения образов живой природы с человеческими формами.

10. Богиня с двумя двойными топорами из Ситейи. XVI в. до н. э. Лондон. Британский музей


Таким образом, перед нами возникает интереснейший комплекс наименований, зная смысл которых, уже можно сразу в целостном виде представить специфику доклассической мифологии.

Специфика доклассической мифологии

Главное, на что приходится обратить здесь внимание, — это слияние архаического человека с природным миром, его невыделенность из природного бытия, ощущение себя, как и вообще всего животного мира, частью природы, порождением одной и той же матери — материи.

11. Кентавр. Килик Пинфия. Около 510 г. до н. э. Карлсруэ. Музей


Поскольку же границы между "я" и "не-я" размыты, неясны, то человек еще не чувствует себя в полной мере человеком, а неким животным организмом, частью общего природного тела. Вот почему так характерны для древнейшей мифологии смешанные миксантропические формы вроде сочетания человека и коня (кентавры), человека и змеи (Ехидна) или сразу нескольких образов в одном — голова и грудь человека, крылья грифона, туловище льва (Сфинкс).

12. Грифон. Фрагмент росписи кратера Клития ('ваза Франсуа'), 2-я четверть VI в. до н. э. Флоренция. Археологический музей


Становятся понятными и мифы о превращениях одного существа в другое, то, что именуют оборотничеством.

13. Тифон. Около 500 г. до н. э. Терракота. Рим. Музей виллы Джулия


Если и человек, и животное, и растение, и водная стихия мыслятся единой природной материей, то нет никакой разницы между формами, которые принимает то или иное существо. В архаических мифах человек с легкостью превращается в серого волка, оборачивается сизой птицей, течет быстрой речкой, не меняя своей единой со всем миром сущности.

Одним из важнейших принципов этой архаической мифологии является господство в мире несоразмерности, беспорядочности, дисгармонии, доходящей до ужаса, принцип, не предусматривающий никакой определенной формы для порождений природы. Это станет понятным, если учесть, что в период собирательства и охоты, когда человек, пользуясь готовым продуктом, проявляет себя достаточно пассивно, природная жизнь воспринимается им как смутное, нерасчлененное, беспорядочное течение явлений, без твердо очерченных образов и границ, когда человек не может себе представить жизненную силу вне того или иного предмета или существа, независимо от ее носителя, как некую вечную сущность. Вот почему каждая частица природы, все ее порождения сменяют друг друга в бесконечном чередовании жизни и смерти, ибо вечна только сама мать-земля, из лона которой все появляется на свет и которая принимает в себя всех уходящих в небытие.

Первые порождения

Древнегреческий поэт Гесиод в своей "Теогонии", поэме о рождении богов, называет среди тех, кто "зародился прежде всего", Хаос, Гею, Эрос и Тартар (116-120). Первая из этих мощных сил получила наименование Хаоса, происходящее от греч. слова chasco, chaino — зеваю, раскрываю рот или пасть. Из глубин этой разверстой пасти, клубясь, появляются какие-то смутные очертания, рождаются такие же бесформенные, как и он сам, Тьма — Ночь и Мрак — Эреб.

Хаос родился, когда еще и земли не существовало, но зато Ночь и Мрак уже окутывают мировое пространство и, вступив в брак, готовы вот-вот породить День и Эфир.

Ночь и Мрак вступают в брачный союз потому, что появилась еще одна мощная сила, движущая миром: Эрос — Любовь, тоже не имеющая никакого определенного образа и совсем не напоминающая того прекрасного и коварного бога любви с крыльями, колчаном и стрелами, сына Афродиты, который появится позже. Здесь это пока тоже стихийная, но мощная сила, дающая жизнь и побуждающая весь мир к брачным союзам.

Следом за Хаосом родилась "широкогрудая Гея" — Земля (она же Хтон). И характерно для наивного стихийного материализма греков, что первой была именно она, а не небесные просторы. Земля рождает сама из себя равное ей пространство — Уран, звездное небо. И опять обращает на себя внимание, что здесь нет собственных личных имен, а только наименования отдельных частей космоса. Но они вступают в брак и создают целостное, неделимое, нерасторжимое космическое тело.

И еще появляется одна первопотенция — Тартар, именуемый сумрачным. Что это такое, не совсем ясно. То ли это пространство, залегающее в недрах земли, какая-то великая бездна, обладающая (и это примечательно) шеей, которую окружает в три ряда ночь. В Тартар сверху проникают корни земли и моря, окутанные густым черным туманом. То ли это живое существо, поскольку Земля-великанша рождает чудовищного Тифона, "отдавшись объятиям Тартара страстным" (Гес. Теог. 823).

Из этих четырех первооснов три — Хаос, Эрос и Тартар — крайне загадочны. Хаос в дальнейшем станет символом какой-то спутанности жизни, смутная сила любви превратится в антропоморфного сына богини Афродиты, а Тартар станет выполнять роль темницы для свергнутых богов.

Главной очевидностью и реальностью является в архаической мифологии земля, дающая жизнь неисчислимому потомству.

Все, что порождено землей, произрастает и обитает на ее просторах, все живет своей особой жизнью, ибо жизненная сила, как мы знаем, разлита по всему миру, в котором нет еще различия между живой и неживой природой, между органическими и неорганическими существами.

Архаический фетишизм, магия и оборотничество

Как было уже сказано, архаическая мифология характерна именно своим фетишизмом. И воспоминание об этих древних фетишах сохранилось до самого конца античности.

Так, в течение всей античности Зевса в городе Сикионе почитали в виде каменной пирамиды (Паве. II 9, 6). На острове Делосе показывали грубый ствол дерева, именуя его матерью Аполлона и Артемиды, богиней Лето (Атен. XIV 614Ь). В городе Феспия был священный камень, считавшийся воплощением божества любви Эрота (Паве. IX 27,1), а в Спарте особо почитали два бревна, соединенные перекладиной, — двух неразлучных братьев Диоскуров — Кастора и Полидевка, сыновей Зевса (Плутарх. О братской любви I). Во всех приведенных выше случаях имеются в виду фетиши, в которых обитала демоническая сила, когда и помину не было об олимпийской семье богов.

Подобного рода факты можно в изобилии найти хотя бы в книге Павсания (II в. н. э.), описавшего всю Элладу с ее храмами, святилищами, прорицалищами, алтарями и сотнями богов уходящего языческого мира.

Безымянные фетиши архаической мифологии в более поздние времена, сохраняя свое священное прошлое, были включены в культ олимпийских богов, считаясь как бы их древнейшим воплощением. Пережитки архаики в позднем культурном слое обычно именуются рудиментами, и подобных рудиментов в греческой мифологии великое множество.

В Греции особенно был развит фитоморфный фетишизм, то есть почитание деревьев и растений, таких, как лавр, виноградная лоза, плющ, кипарис, дуб.

В каждом дереве заключалась особая таинственная, так называемая магическая сила, дающая жизнь, слитая с физическим бытием самого дерева. Эта сила жила, пока жило дерево, и могла погибнуть, если оно гибло. Греки оберегали священные рощи и в гораздо более поздние времена, полагая, что ущерб, нанесенный дереву, может оскорбить то древесное существо, что в нем обитает и составляет его сущность. Такие древесные существа, гамадриады (от греч. hama — вместе, drys — дуб), то есть обитающие вместе с деревом, еще не обладали полнотой бессмертия, характерной для богов классической мифологии. Гамадриады кончали свой век с веком дерева так же, как живая сила камня умалялась и уничтожалась, если он был расколот и раздроблен, а живая сила ручья исчезала, если ручей высыхал.

Древний фетишистский мир был смертен, как отдельные части природы, и вместе с тем бессмертен, как вся природа в ее целостности. Магическая или демоническая (ближе к греческому произношению "даймоническая": греч. daimon — божество, daimonios — божественный) сила пронизывала собою все, иссякая в одном месте, она пробивалась в другом, будучи неразрывно слита с тем физическим телом, в котором она жила. Капли крови выступали на ветке, стонало срубленное, сломанное дерево, но жизненная сила всего природного организма была неисчерпаема.

Память об этих растительных фетишах сохранилась в мифологических биографиях греческих богов, в их именах и эпитетах.

Так, лавр особенно дорог Аполлону, потому что этот бог безответно полюбил древесную деву лаврового дерева — нимфу (греч. nymphe — дева), или дриаду, Дафну (греч. daphne — лавр). Дафна и есть сам лавр, но в более поздней мифологии Аполлона это нимфа, превратившаяся в лавровое дерево, чтобы избежать преследований влюбленного бога. Аполлон же венчает своих избранников, поэтов, певцов, музыкантов венком из листьев любимого им дерева.

14. Дафна, превращающаяся в дерево. 2-я половина I в. до н. э. Ранее — Рим, колл. Боргезе


Виноградная лоза и плющ связаны с именем бога Диониса, которого даже именовали "виноградной гроздью" и "плющом" в память древней священной силы, пребывающей в этих растениях, неотъемлемых от экстатических оргий Диониса. Мощная сила дуба тоже была священна, и в классические времена особенно почитался связанный с именем Зевса дуб на севере Греции, в Додоне.

Но и животный мир — птицы, звери, пресмыкающиеся — тоже воспринимался в мифологической архаике зооморфными фетишами. Они имели свой язык, свою потаенную мудрость и особую силу оборотничества.

Недаром классический Аполлон Волкоубийца сам некогда был просто-напросто волком-оборотнем, пожирателем детей. Глубинная мудрость земли воплощалась в змее (кстати сказать, русские "земля" и "змея" — одного корня), а тайное всеведение ночи — в сове с ее горящими холодным светом глазами. И когда уже не помнили о всех этих древних зооморфных фетишах, а мудрость стала воплощаться в прекрасной богине Афине, ни сова, ни змея не были забыты. Они остались непременными атрибутами Афины Паллады, которая именовалась "совоокой" и изображалась со змеей, выползающей из-под ее щита, и с совой, сидящей на плече. Более того, в одном из Орфических гимнов Афину прямо называли змеей (XXXII 11).

15. Афина и сова. Лекиф из Аттики. V в. до н. э. Берлин. Государственные музеи


И грозная медведица, мыслившаяся некогда владычицей леса, оберегавшая зверей, но и губившая их, в эпоху классической мифологии почиталась в Брауроне как воплощение Артемиды — божественной охотницы.

А богиня Гера, супруга Зевса, принимала в Сикионе поклонение в виде священной коровы. Гомеровский же эпос именует эту прекрасную богиню "волоокой", напоминая нам о временах зооморфного фетишизма.

16. Аполлон и Дафна. Фрагмент росписи гидрии. Около 450 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Вот почему, знакомясь с известнейшими классическими мифами, нашедшими отражение в греческой литературе и искусстве, приходится обращать внимание на разнообразные именования богов и их святилищ, на их эпитеты, на их неизменные атрибуты, на рассказы об их бесконечных метаморфозах.

Внимательное изучение подобных материалов незамедлительно обнаруживает рудименты, или реликты (остатки), древнейших мифологических пластов в деяниях совершенных олимпийских богов, в их внешнем виде, в их функциях.

17. Афина и дочь Кекропса. Фрагмент росписи лекифа. Около 435 г. до н. э. Базель. Музей античного искусства


В этом отношении показателен, например, Гомеровский VII гимн к богу Дионису, воспевающий силу и многоликость этого божества неиссякаемых природных сил, благодетеля человека (виноградная лоза — его дар) и страдальца (живительный виноградный сок — Дионисова кровь, впитавшаяся в землю).

Захваченный морскими разбойниками, Дионис испробовал на них чудеса своей божественной мощи. Он явился им красавцем с иссиня-черными кудрями, в пурпурном плаще, с черными улыбчивыми глазами, полный внутреннего спокойствия.

18. Дионис в ладье, расцветающей виноградом. Фрагмент росписи килика Эксекия. Около 535 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


Когда разбойники схватили его и связали, он мгновенно разорвал путы, а на корабле начали твориться чудеса. Прежде всего по палубе зажурчало благовонное вино, снасти покрылись виноградными лозами, с которых свисали гроздья, по мачте карабкался плющ, всюду красовались плоды, и даже уключины весел были в венках из цветов.

19. Медуза Горгона. Блюдо из Афин. Около 560 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


Сам же пленник неожиданно превратился в рычащего льва, затем в яростную медведицу, растерзал предводителя пиратов, превратил бросившихся в море похитителей в дельфинов и только тогда, наконец, открыл кормчему свое божественное имя.

Весь этот гимн полон архаических рудиментов — фитоморфных и зооморфных, указывающих на древнее прошлое божества стихийных сил природы.

Метаморфозы, которые претерпел Дионис и его похитители, — свидетельство древнего оборотничества, которое характерно для хтонической мифологии с ее текучей полиморфностью, то есть изменчивой многоликостью.

20. Килик с изображением глаз. Аттика. VI в. до н. э


Но уж если в архаической мифологии все бытие пронизано магической жизненной силой, то и сам человек как часть природы тоже должен быть непременно ею наделен. В этом смысле представляют интерес все указания на средоточие жизни в разных частях организма — сердце, диафрагме, печени, глазах, волосах и особенно крови. Можно сказать, что жизненная сила человека и бога отождествляется с его физическим телом.

Так, Гекуба, мать убитого Гектора, жаждет впиться зубами в печень Ахилла, чтобы лишить его жизни. Афина Паллада, согласно орфической теогонии, рождается из сердца Зевса. Волосы, будучи средоточием жизни, посвящаются божеству-покровителю, как это сделал Тесей, указуя на теснейшую с ним связь. Глаза обладают магической силой уничтожения жизни, что и засвидетельствовано в мифе о Медузе Горгоне, превращавшей в камень все, на чем остановится ее взгляд, или в мифе об Артемиде, одним взглядом испепелившей целую рощу. В гомеровском эпосе средоточием всей умственной жизни человека (иной раз и эмоциональной) является диафрагма, буквально отождествляясь с этой жизнью. Выражения Гомера, связанные с умственным или нравственным состоянием диафрагмы (ощущение добра, зла, справедливости, благородства, мужества), тоже указывают на архаическое фетишистское представление о человеке. Наконец, кровь как материальная субстанция — тоже носительница жизненной силы человека. И когда у того же Гомера жизненная сила вместе с льющейся кровью выходит из раны убитого или копье вырывает эту силу из тела, мы опять фиксируем неуловимое и неясное ощущение какого-то физического вместилища жизни в мифологической архаике.

Все приведенные нами примеры подтверждают свойственное древнему человеку представление о нерасторжимом единстве физического тела и его особой животворящей субстанции, которую называют магической или демонической.

Архаический анимизм. Переход от демона к божеству

При постепенном укреплении родовой общины, когда на смену присвоению готового продукта приходит производящая этот продукт деятельность, человек уже не просто инстинктивно пользуется предметами, необходимыми для жизни, но всматривается в них, осмысляет, разделяет их, учится рациональному их употреблению, сам их создает, демонстрируя определенные, пусть и простейшие конструктивные способности.

Производя даже самые примитивные орудия труда, человек невольно останавливался на их цели, строении, назначении. А такой мыслительный акт создавал предпосылки для осмысления любой вещи, ее составных частей, а значит, и ее разложения на части и соединения в одно целое. Если понять смысл вещи и есть умение ее расчленять, значит, можно и магическую силу демона этой вещи, даю-щего ей смысл и жизнь, отделить от самого предмета, заставить демона жить независимо от предмета, извне действовать на него, не подвергаясь уже никакому ущербу вместе с гибнущей вещью, но сохраняя неизменность своего состояния или, как говорят, неподверженность смерти, бессмертие.

Таким-то образом чистый фетишизм вступает на анимистический путь, признавая наличие независимого животворного источника для объективно существующего бытия, для любого порождения матери-Земли.

Вся природа в таком случае обретает преображенный вид. Леса теперь полны таинственных невидимых существ, дающих жизнь цветам и деревьям, оберегающих и защищающих их. В лесных чащах обитают все те же древесные девы, но отныне они не гамадриады, живущие одной жизнью с деревом и гибнущие вместе с ним. Теперь это бессмертные нимфы, извне направляющие жизнь растительного мира.

Сокровища, хранимые в земле, тоже находятся под властью неких загадочных ковачей — дактилей ростом с палец (греч. dactylos — палец).

Поля и луга населяют косматые и козлоногие, с козьими рожками существа — паны, паниски, сатиры, — наблюдающие за благоденствием стад.

Ручьи, реки, озера, источники, болота полны вечно снующих там водяных дев, именующихся наядами или нимфами, так как греческое слово "нимфа" означает не только деву, но и родниковую воду. В горах прячутся горные девы — ореады (греч. oros — гора), охранительницы вершин, горных дорог, пещер и гротов; и этим девам путник ради своей безопасности должен принести жертву.

21. Протеиды. Слоновая кость с острова Самос. VI в. до н. э. (?). Нью-Йорк. Музей Метрополитен


Эти горные нимфы характерным образом ни бессмертны, ни смертны. Они живут долго, питаясь амбросией, и с рождением каждой из них вырастают на высоких горах деревья — сосны или дубы, высокие, с пышной листвой. Никто не смеет прикоснуться к священным деревьям, но наступает час, предназначенный судьбой, и деревья засыхают на корню, "отмирает кора, отпадают зеленые ветви". В этот же миг души горных нимф расстаются с жизнью (Гом. гимн. IV 257-272).

Глубь моря, — а греки морской народ и любят его, — так и кишит неисчислимыми причудливыми существами, теми, что придают морю его изменчивую окраску, его соленость; теми, что создают игру волн, их всплески, водовороты, быстроту движения, пенные гребни, бездонную глубину, песчаные отмели, скалистые берега.

22. Нереида, бегущая по волнам. Около 400 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Стоит прочитать "Теогонию" Гесиода, где он перечисляет пятьдесят дочерей Нерея, рожденных в морской глубине (240-264), или детей реки Океана, омывающей землю (337-370), число которых достигает трех тысяч.

Их имена Кимо (Волна), Фоя (Быстрота), Феруса (Несущая волны), Понтонорея (Пролагающая морской путь), Динамина (Водоворот), Окироя (Быстрое течение), Каллороя (Прекрасное течение), Главконома (Зелено-голубой цвет), Галия (Соленый вкус), Псамата (Песчаность) и Петрея (Скалистость моря).

Пока еще существа, отделившиеся от материального тела природы и получившие независимую от нее жизнь, достаточно неопределенны и неоформлены, как те стихии, которые они направляют и которыми они управляют.

На ступени перехода от фетишизма к чистому анимизму архаическая мифология не знает еще продуманно оформленной божественной силы, имеющей личное имя и свою особую божественную биографию. Перед нами мир пока еще не богов, но демонов, неизвестно как возникающих и неизвестно куда уходящих, скрытых от человека, который не может даже воззвать к ним по имени, вступить с ними в общение.

Эта демоническая сила внезапно налетает, неся человеку горе, посылая зло-вещие сны, вызывая у него неожиданные мысли и действия. Демон сопричастен рождению человека (ср. идентичное греческому демону латинское genius — гений, присущий от рождения) и его смерти, неожиданному благу и такому же неожиданному несчастью. В классической мифологии эти демоны, потеряв свое всемогущество, станут посредниками между богами и людьми, но в архаической мифологии все полно демонов — ив них древний человек осмысляет неразгаданность и таинственность нерасчлененного хаоса жизни, господство тех явлений, которые именуются случайными, до тех пор, пока для них еще не найдено объяснение.

Но, став на путь анимизма, древний человек не мог уже с него свернуть. И существа, рождаемые матерью-Землей, получали в архаической мифологии независимую от их породительницы жизнь, имели свой образ и имя, а значит, и свою судьбу.

Земля и ее потомство

Для греческого стихийно-материалистического мифомышления характерно, что Небо — Уран не является извечным, но само порождено Землей — Геей (Гес. Теог. 126-128), будучи в свою очередь также порождающим началом и вместе с тем пространством, усеянным звездами, по своей протяженности равным Гее.

Независимо от Неба Земля производит на свет из своих недр горы и обитающих в них нимф, а затем и шумное море, Понт (там же 129-132). Примечательно, что Понт в духе архаической магии является и морским простором (ср. др. — рус. пЖть — путь) и живым существом, дающим начало новому потомству.

Итак, оказывается, что мир, или по-гречески "космос", получает свой привычный вид благодаря жизненной силе земли. Он, этот космос, простирается в равной мере между небом и землей, омываемой морем, покрытой горами и тенистыми горными лесами.

Однако не забудем, что наряду с землей среди первых четырех вселенских потенций нашел себе место Эрос, сила которого покоряет живую душу и лишает ее разума. Именно благодаря Эросу Небо — Уран и Земля — Гея, вступив в брачный союз, рождают ужасных видом детей — шесть сыновей и шесть дочерей (там же 132-136), которые получают имя титанов.

Братья — Океан, Кой, Крий, Гиперион, Иапет, Кронос. Сестры — Тейя, Рея, Фемида, Мнемосина, Феба, Тефия.

23. Тритон, похищающий нимфу. II — I вв. до н. э. Рим. Музеи Ватикана


Дети Земли и Неба наделены неиссякаемой силой жизни — они бессмертны. Каждый из них имеет свое собственное имя, в котором слышны отзвуки каких-то природных стихий и владычества над ними — воздуха, влаги, ветра, огненного жара, звездного света. Но уже среди буйства вихревых потоков и грозовых молний и ливней, освежающих землю, возникает робкое чувство о чем-то дозволенном, а значит, и недозволенном (греч. themis — Фемида), о чем-то остающемся в памяти, а значит, незабываемом (греч. mnemosyne — Мнемосина, память). Отсюда напоминание или память о праве перейдет к детям титанов (они получат имя Олимпийских богов), укрепится там и станет основой устроения их могущества.

А пока титаны и титаниды, братья и сестры, вступают друг с другом в брак (прекрасный пример кровнородственной семьи), смешав в одно целое круговорот космических стихий.

Но кого же еще, как не детей небесных грозовых просторов, готовых низринуться на черную землю, могли породить Уран и Гея? И вот среди их потомства еще трое — круглоглазые киклопы: Бронт — Гром, Стероп — Молния и Apг — Ослепительный блеск молний (там же 139 — 146).

24. Ритон с протеидами. I в. н. э. Берлин. Шарлоттенбург


Рядом с ними тоже трое, по словам Гесиода, "несказанно ужасных" Сторуких — Котт, Бриарей и Гиес. У каждого — пятьдесят голов и сотня рук (там же 147 — 153).

Дальнейшую историю титанов, по Гесиоду, можно себе представить следующим образом (там же 154 — 210).

Весь этот чудовищный род стал ненавистен даже их отцу — Урану, и тот немедленно отправлял своих детей при появлении на свет в недра матери-Земли. Но тогда великанша Земля начала испытывать тяжкие муки и задумала отомстить Урану, переполнившему ее утробу.

Из "седого железа" она сделала серп и печальными словами пыталась разжалобить своих детей, подбивая их отомстить отцу. Однако все молчали, объятые страхом, и лишь один Кронос, младший из титанов, обладавший хитрым умом, исполнился смелостью и осуществил замысленное Землею дело. Наученный матерью, он оскопил спавшего отца и тем самым пресек неиссякаемую плодовитость Урана, которая переполняла землю чудищами. (По версии Аполлодора (I 1, 4), все титаны, за исключением Океана, напали на отца.)

25. Протеида. Фрагмент ритона


Но даже из крови оскопленного Урана, пролитой в море, и из морской пены, смешавшейся с кровью, все еще появлялись существа, поражавшие или своим диким видом, или невиданной страстью.

Так Уран породил Эриний — седых окровавленных старух с собачьими головами и змеями в спутанных волосах, блюстительниц прав материнского рода. От него же — Гиганты и древесные нимфы Мелии — Ясеневые (из стволов ясеней древние герои делали древки копий). Но от него также и прекрасная Афродита — "пеннорожденная", всегда в сопровождении Эроса и Гимера-страстного желания, вышедшая на берег острова Кипра вблизи приморских Кифер — почему она и Киприда и Киферея.

Так Земля отомстила Урану и пресекла избыток сил плодородия, поставив им некий предел, который мы можем оценить как достаточно раннюю и пока еще слабую попытку ограничить тератоморфную хаотичность земнородных. С этим актом уходило в небытие владычество Урана и наступало царство Кроноса. Однако деяние Кроноса (при молчаливом согласии его братьев-титанов) было чревато возмездием, которому пока не пришел срок, но которое уже задумано в глубинах мифологической истории, начавшей различать и держать в памяти права, связующие отцов и детей, и нарушение этих прав.

26. Кекропс. Фрагмент росписи кратера Мастера Кекропса. Конец V в. до н. э. Кассель. Частн. колл


Тем временем, пока созревали условия будущего возмездия, не подозревавшие своей печальной участи дети Геи и Урана продолжали заселять землю новым потомством (Гее, Теог. 211 — 232).

Оказалось, что Ночь, рожденная некогда самим Хаосом, также вполне самостоятельно, вне всякого брачного союза, стала матерью Мора, Смерти, Сновидений и также породила брата и сестру — едко-насмешливого Мома и Печаль. В черных глубинах Ночи зародилась сама Судьба в виде трех сестер — Клото (прядущая нить жизни), Лахезис (дающая человеку тот или иной жребий) и Атропос (бесповоротность, неотвратимость судьбы).

Месть — Немезида и Эрида — Раздор — тоже дети Ночи, причем Эрида дала начало тяжкому труду в сопутствии голода и скорби, а также стала матерью убийствам, битвам, ослеплениям и всяческим беззакониям.

Таким образом, те четыре первоначала, о которых мы говорили выше (Земля, Хаос, Эрос, Тартар), вполне закономерно начали проявлять свое могущество.

Земля оказалась всеобщей матерью, дающей начало жизни, пусть эта жизнь еще полна ужасов, спутанна, безобразна. Но, раз появившись, она несет в себе принцип совершенствования и чревата лучшим будущим. Хаос-бездна из собственных глубин рождает антипод жизни — Ночь, а эта последняя породила Смерть и все те ужасы, которые будут преследовать в дальнейшем человека.

Древние греки, будучи великими жизнелюбцами, вполне справедливо еще в страшных глубинах архаики уравновесили царство Ночи ее же собственной дочерью, исполненной света Гемерой — Днем.

Эрос оказался движущей силой космического влечения, и без него немыслимо мифологическое развитие древних.

Что же касается Тартара, то именно в его объятиях породила Земля своего младшего сына, Тифона, или Тифоея. У Тифона не только сотня змеиных голов, но это головы, мечущие из глаз пламя, а глотки этого чудовищного дракона испускают "невыразимые голоса" — то рев быка, то львиный рык, то собачий лай или змеиный свист, а то вдруг внятный голос, доступный для понимания.

Однако свое подлинное предназначение Тартар выполнит на исходе архаики, когда он станет абсолютно необходимым в той картине космоса, которая постепенно станет вырисовываться во мгле тысячелетий, принимая все более и более совершенную конструкцию.

До этого времени, правда, еще далеко, почему и Земля и Море (а корни их переплетаются, залегая в Тартаре) все еще без устали порождают чудовищных детей и по своему усмотрению заселяют ими мировое пространство.

Чудовища населяют землю. Губительные силы

Как было уже установлено выше, потомки матери-Земли были и тератоморфны, и миксантропичны, то есть их чудовищный вид уже имел какие-то человеческие черты. Особенно причудливы и страшны были порождения женского рода, что вполне понятно, если учесть матриархальную основу древнейшей мифологии (там же, 237 — 239, 270 — 280).

Кроме Земли особенно было богато потомством Море — Понт. Обе эти могучие стихии вступили в супружеский союз, плодом которого оказались Форкий и Кето, в свою очередь сочетавшиеся в браке и давшие начало самым причудливым порождениям.

Дочерьми Форкия и Кето, живущими на краю света, были Грайи, родившиеся седыми старухами, но зато "прекрасноланитными". Обе (по другой версии, их три и на всех приходится один глаз и один зуб) — в изящных пеплосах. Но главное, дети Форкия и Кето — Сфено (Мощная), Евриала (Многоречивая) и Медуза (Владычица) — сестры-Горгоны.

Все три Горгоны ужасны видом. Их волосы — змеи, вместо зубов — кабаньи клыки, мощные руки — из блестящей меди, за плечами — золотые крылья, взгляд глаз завораживает все живое, превращая в камень.

Но характерно, что сестры-Горгоны имеют разную судьбу, пройдя неодинаковый по времени путь мифологического развития. Первые две сестры уже бессмертны, Медуза же еще смертна, что и приведет ее в дальнейшем к гибели.

На одном этом примере видно, с каким трудом завоевывалось в архаическом мире бессмертное начало. Смертными оказывались там наиболее древние и ужасные чудища, поскольку их уничтожение было залогом созидания новой мифологической ступени, подготавливаемой всем социально-историческим развитием родового коллектива и господствующих в нем новых отношений.

Первоначальная неустойчивость бессмертия чудовищных существ хорошо видна и на образе Ехидны (там же 295 — 305) — также дочери Форкия и Кето или, по другой версии, Тартара и Геи.

Эта Ехидна не просто зооморфна, но и миксантропична, соединяя в себе тело пестро разрисованной чудовищной змеи и лик прекрасной быстроглазой девы. Ехидна — "могучая духом" — залегает в глубокой пещере под землей, как положено ее змеиной сущности, и несет гибель, заманивая путников обманчивой прелестью своего лица.

Как говорилось выше, Ехидна — хороший пример губительной силы красоты в архаической мифологии. Дева и змея, красота и смерть неразлучны в этом образе. Отсюда — два варианта мифа о судьбе Ехидны. По одному — ее ожидает гибель, по другому — она остается бессмертной, вечно обитая вдали от людей и от богов как напоминание о тайных и ждущих своего часа силах земли.

Эта страшная дева-змея порождает от стоглавого Тифона не менее ужасных дочерей — Лернейскую гидру, Химеру, душительницу Сфинкс, а также двух кровожадных псов — Орфа и Кербера с пятьюдесятью головами и медными глотками (там же, 306 — 326).

Гидра нашла себе пристанище в болотах Лерны. У этой драконши пять или шесть змеиных голов, хотя в более поздней традиции она миксантропична и головы у нее человеческие. Кровь ее несет в себе смертельный яд, дыхание ее глоток тоже смертельно.

Каждая голова Гидры обладает необычной силой жизни — даже если ее срубить, она вырастает вновь. Чтобы лишить это чудовище бессмертия, необходимо принять особые меры, чем и воспользуется в дальнейшем убивший ее Геракл. Только огонь, которым прижигается основание срубленной головы, может уничтожить новое ее появление.

И опять-таки, по одному из вариантов мифа, средняя голова гидры бессмертна, но и она срублена Гераклом, а затем погребена им же под огромной скалой (Аполлод. II 5, 2). По сути дела, бессмертная голова, отделенная от смертного туловища, продолжает свое существование в недрах земли как потенциальная угроза человеку.

Крылатая Химера выдыхает пламя, и, чтобы с нею расправиться, надо взнуздать коня Пегаса. Именно с его помощью, взмыв в небо, Химеру настигнет и убьет герой Беллерофонт (там же, II 3, 1).

Не менее зловредна третья сестра, Сфинкс — Душительница с туловищем льва, головой и грудью девы, крыльями хищной птицы, змеиным хвостом. Это чудовище обладало особой мудростью (там же, III 5, 8). Не сумевших разгадать загаданную ею загадку Сфинкс душила в когтистых лапах, так же как ее мать Ехидна душила путников в кольцах змеиного тела.

Мать Ехидна соблазняла красотой лика, дочь Сфинкс соблазняла хитрым вымыслом — ив том и в другом случае люди расплачивались жизнью за попытку приоткрыть покров таинственного бытия природы.

Среди детей то ли морского Форкия, то ли речного Ахелоя — сестры-Сирены (Од. XII 40 — 54, 166 — 200), две или три, тоже миксантропические существа — птицы с женскими головами, а на более древних изображениях просто птицы, круглоглазые, с огромными остановившимися зрачками, острым клювом и когтистыми лапами. В своем облике эти "прекрасно поющие девы" сохранили и хищные когти и неуклюжесть птичьего туловища в тяжелом оперении.

Придет день, когда мимо Сирен проплывет Одиссей, привязав себя к мачте и наслаждаясь их пением. Однако до этого еще далеко, время героев пока не наступило.

Как видим, магия женской красоты, магия таинственного слова и магия прельстительного пения (может быть, даже заклятия) смертельна для всякого, кто пытается к ней прикоснуться и, значит, разгадать ее скрытый смысл.

Мир архаической мифологии дышит ужасом и нагоняет страх. Дети Ночи — Керы веселятся среди битв, обагряясь кровью и нанося смертельные удары воинам.

Собакоголовые и тоже окровавленные Эринии — Алекто, Тисифона, Мегера — выходят из царства смерти, чтобы возбудить месть, безумие и злобу (Аполлод. I 1,4).

27. Гидра. Церетанская гидрия. 2-я половина VI в. до н. э. Лондон. Частн. колл


Крылатые чудовищные птицы с девичьими лицами — Гарпии (Гес. Теог. 267) налетают вихрем и уносят бесследно исчезающих людей.

Кровавая Аамия бессонно бродит по ночам, похищая и пожирая детей (Страбон I 2, 8).

В пещере таится дракон Дельфиний, полузмей-полудева, готовый прийти на помощь порождениям Земли (Аполлод. I 6, 3).

В Темпейской долине гигантский змей втайне выкармливает стоглавое чудовище Тифона на погибель миру (Гом. гимн. II 173 — 177).

Где-то у морского пролива подстерегает мореходов чудовищная двенадцатиногая Скилла с шестью собачьими головами, с шестью пастями, железными зубами в три ряда. А по другую сторону пролива страшный водоворот Харибда трижды в день поглощает и извергает черные воды, неся неминуемую гибель мореходам, так что даже сам владыка моря Посейдон не в силах спасти человека, попавшего в ловушку между Скиллой и Харибдой (Од. XII 85 — 100, 245 — 250).

В самом же сердце Греции, в Беотии, охраняет священный источник огромный дракон (Аполлод. III 4, 1). А за далекими морями, в Колхиде, неусыпным стражем золотого руна пребывает тоже пестро разрисованный дракон с горящими глазами (там же, I 9, 23). На крайнем западе, где врата смерти, стережет золотые яблоки вечной молодости змей, свернувшийся в кольцо и глубоко укрывшийся в землю (Гес. Теог. 333 — 336). И наконец, по свидетельству так называемой орфической теогонии (Аполл. Род. I 503), владыкой мира до того времени, пока им стал править титан Кронос, был обитавший на снежной горной вершине гигантский змей Офион (греч. ophis — змея).

Люди населяют землю. Благодетельные силы

Но и в этом несчастном мире, готовом погибнуть в змеиных объятиях, среди ночи, где бродят спутники демона войны — Страх и Бледность, все-таки ждут своего часа и таятся благодетельные силы. Лесной Пан не только наводит ужас, но и охраняет стада, играя на свирели. Загадочная в своем уединении Мать зверей, их питательница и кормилица, обитает в горных пещерах. Но кто знает, не сама ли это гора Дикта (или Ида) на острове Крит, изобильная пастбищами и холодными родниками.

Морской старец Нерей, хотя он родной брат чудовищных Тавманта и Форкия, обладает доброй душой и подает благие советы. Океан по своему мирному нраву совсем не похож на братьев-титанов. Среди мрака ночи для земнородных людей, а не только для бессмертных льет сладостный свет титанида Тейя. Водные просторы населяют не только стихийные, но и благодетельные нереиды, среди которых выделяется Немертея с правдивой душой. Все ее сестры большие искусницы и мастерицы.

28. Сфинкс. VI в. до н. э. Терракота


В лесных чащобах Фессалии среди буйного племени кентавров — Хирон и Фол — воплощение мудрости и благожелательности. Оба — миксантропичные полулюди-полукони, оба — дети древесных нимф. Первый — сын Филиры (Липы), второй — Мелии (Ясеневой) (Аполлод. I 2, 4; II 5, 4). Один — от титана Кроноса, другой — от мудрого Силена, внук Пана.

Дети Земли — куреты помогают приручать животных, разводить пчел и строить жилища (Диодор V 65), а живущие в недрах гор демонические дактили (Страбон X 3, 20) обучают ремеслу и работе с железом. Но если есть помощники и наставники среди обитателей хтонического мира, целиком зависящего от порождающих сил Земли, должно найтись место и для человека.

Да, человеческое естество там и сям проскальзывает среди звериной сущности архаики, скорее всего, начало женское и чаще всего в змеином обличье или в виде кровожадного хищника.

29. Потниа Терон ('Владычица зверей') с головой-горгонейоном, характерным для Медузы Горгоны


Первые люди как бы вырастают из самой природы, они не то фитоморфны, не то зооморфны, наподобие растений и животных, сопряженных с человеческими членами. И происходят они иной раз прямо из земли. Известен миф (Аполлод. III 4, 1) о том, как из попавших в землю зубов погибшего дракона, того самого, что оберегал в Беотии источник, появились на свет в полном вооружении люди, немедленно истребившие друг друга, так что осталось их всего пять. Их так и прозвали — спарты, то есть "посеянные". Эти пятеро хтонических, рожденных землей братьев носили характерные имена: Эхион (Змеиный), Удей (Почвенный), Хтоний (Земляной), Пелор (Исполин), Гиперенор (Гордый силой). Они и дали начало лучшим фиванским семьям.

29. Потниа Терон ('Владычица зверей') с головой-горгонейоном, характерным для Медузы Горгоны. Блюдо с острова Родос. Конец VII — начало VI в. до н. э. Лондон. Британский музей


Таким образом, родоначальники тех, кто правил Фивами, мыслились автохтонами, то есть рожденными самой местной землей.

Представления о первых властителях Афин тоже связаны с мифом об их автохтонном происхождении. Так, Эрихтоний (В высшей степени земляной), один из первых аттических царей, был рожден Землей (там же III 14, 6) и обладал полузмеиным-получеловеческим телом.

30. Горгона с Пегасом. Фрагмент акротерия храма Афины в Сиракузах. 1-я половина VI в. до н. э. Сиракузы. Археологический музей


Другие, более ранние аттические властители, Кекропс и Кранай, тоже были автохтонами и полузмеями (там же III 14, 1. 5).

У знаменитого трагика Эсхила в его "Прометее прикованном" (447-453) рассказывается история жалкого существования первых людей, живших в темных пещерах наподобие муравьев, не знавших огня, имевших глаза и уши, но слышавших не слыша и видевших не видя, то есть бессмысленно влачивших подобие жизни. Может быть, это были одни из первых человекоподобных существ, вылепленных из земли и воды сыном титана Иапета Прометеем, а может быть, они сами выросли из земли, как вырастали деревья.

31. Сирены и Одиссей. Фрагмент росписи стамноса. Около 475 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Судя по древнейшим мифам, первые люди были столь же дикими, как сама природа, и наделены звериной силой. Некоторым воспоминанием о них являются мифы о кентаврах, обитателях гор и лесов, отличавшихся буйным нравом и невоздержанностью. Они вечно воюют со своими соседями — лапифами, похищая для себя жен из этого племени (Овид. Мет. XII 210-535).

Однако, как мы говорили выше, исключением среди них являются Хирон и Фол, которым суждено в дальнейшем перейти в мир более поздней классической мифологии.

32. Титан Океан. Мозаика из Сабраты. II в. н. э. Сабрата. Музей


Но и племя лапифов не лучше кентавров (Диодор IV 69 — 70). Живут они по соседству с последними среди гор, лесов и диких утесов Оссы и Пелиона. Даже название этого племени означает людей "каменных", "горных". Имена лапифов тоже связаны с растительным и животным миром, что неудивительно, так как первый лапиф и первый кентавр были родными братьями. Так, среди лапифов известны Элат (Ель) и Коронида (Ворона), Леонтей (Львиный), Форбант (Пасущий скот), Гипподамия (Укротительница коней), Исхий (Мощный). Многие имена связаны со стихией огня: Флегий, Пирифой, Перифат, Авгий, Стильба указывают на пламя и сияющий яркий свет.

Есть среди лапифов и великан оборотень Кеней, принимавший то мужской, а то и женский вид (Аполл. Род. I 57 — 64).

Буйные кентавры и дерзкие лапифы, грубые, неотесанные, выросшие среди горных лесов и скал, дикие, как сама фессалийская природа, обречены на изгнание из родных мест, то есть, собственно говоря, на исчезновение именно благодаря своей архаичности. Поэтому в дальнейшем будут созданы мифы о том, как Геракл истребил кентавров (Хирон и Фол — единственные, кто обладал среди них бессмертием), или возникнут предания о том, как племя дорийцев, наступая на Фессалию, вытеснит оттуда навсегда "каменных людей" — лапифов.

33. Прометей создает людей. Интальо, перстень. I в. до н. э. Вена. Художественно-исторический музей


Будут также созданы мифы и о том, как Зевс пытался уничтожить первых людей, примитивная субстанция которых состояла из земного праха и воды (Аполлод. I 7, 1).

И то, что люди в конце концов выжили, не их заслуга, а заслуга Прометея, пожалевшего бедное человечество и одарившего его искрой огня — творческого и действенного первоначала, преобразившего и внутренний и внешний строй жизни древнего человека.

Власть женщины и ее последствия для мифологии богов и героев

А жизнь все более и более усложнялась. Постепенно уходила в прошлое материнская община и грубый фетишизм, уступая место новым родовым отношениям, анимистическому представлению о силах, управляющих миром. Но рудименты матриархального сознания и старого фетишизма неизменно сохранялись в греческом мифомышлении, причем не только в истории родового общества, но и во времена классики и даже на склоне античности.

Чем богаче, изощреннее, тоньше становилась античная культура, тем больше проявлялся интерес к давно прошедшим временам мифологии с их суровой, жестокой, полной тайного смысла жизнью. Поэтому следует внимательно читать греческих писателей и поэтов, историков и философов, мифографов и собирателей редкостей, чьи сочинения буквально усыпаны фактами и ссылками, свидетельствующими о мудрости древних, об устойчивости мифологической традиции, о жизнестойкости народной памяти.

Нет ничего удивительного, что более поздняя, классическая ступень мифологии не понятна без учета этих древних рудиментов, которые сохранялись тысячелетиями в именах богов, в их внешнем виде, в их функциях, нравах и характерах, придавая основному ядру мифологического образа невиданную причудливость и загадочность.

История мифа оказывается, таким образом, интереснейшей историей родового общества, и недаром его истокам, а именно материнской общине и ее пережиткам в мифологическом развитии, была посвящена знаменитая книга Бахофена, вышедшая в 1861 г. под названием "Материнское право".

34 а,б. Битва лапифов с кентаврами. Фрагмент фриза храма Аполлона в Бассах V в. до н. э. Лондон. Британский музей


О былом величии и главенстве женского начала говорят, например, такие образы развитой и поэтически преобразованной мифологии, как Гера, Афина и Лето.

Гера, супруга Зевса, если судить по гомеровским поэмам, находится в постоянной оппозиции к своему могущественному супругу. Она вдохновляет и подбивает на сопротивление Зевсу его брата Посейдона, способствует успешным военным действиям ахейцев, усыпляя с помощью бога Сна своего мужа.

Зевс, в свою очередь, не испытывает к Гере постоянства и увлечен прекрасными богинями и смертными женщинами. Более того, преследуя козни Геры, он жестоко ее наказывает. В свою очередь Гера взывает к скрытым силам земли и, ударив по йей ладонью, способствует порождению стоглавого Тифона, как это живописует Гомеровский гимн к Аполлону Пифийскому (153 — 177).

Афина Паллада в течение всего мифологического развития остается неизменно богиней-воительницей, причем мудрой воительницей. Именно ей, деве, а не богу Аресу принадлежит честь покровительницы героев, вдохновляющей их на подвиги, помощницы в битвах, как об этом красочно повествует все тот же Гомер в V песне "Илиады", изображая там героя Диомеда и сопутствующую ему Афину. Ум и воинственность слиты в одном прекрасном образе Афины. Ум ее пронизан живой деятельностью, а воинственность ее всегда продуманна, соразмерна и знает свои пределы.

Что касается богини Лето, то имя ее — догреческого происхождения и указывает на "жену", "мать". Как мать близнецов Аполлона и Артемиды, она прославляется во всех мифах. Она гордится своими детьми, как бы живет в них. Чувство материнской гордости и счастье переполняют ее, когда во дворце Зевса появляется ее сын Аполлон и устрашенные боги встают перед ним, трепеща от страха (Гом. гимн. I 1 — 13).

Женщина-мать играет столь важную роль в мифах, что некоторые боги называются постоянно по имени матери, родившей и воспитавшей их.

Так, Аполлон всегда именуется Летоидом, то есть происходящим от Лето, сыном Лето, как будто бы у него нет отца, великого Зевса.

Кентавр Хирон — сын Кроноса и нимфы Филиры — обычно именуется также по имени матери — Филирид, в то время как его сводный брат Зевс, сын Кроноса и Реи, носит имя отца и называется Кронидом.

35. Единоборство юноши-лапифа с кентавром. Метопа южного фасада Парфенона. 445 г. до н. э. Лондон. Британский музей


В мифологических ситуациях приходится сталкиваться с фактом долгого отсутствия отца, когда мать в одиночестве рождает сына, воспитывает его в своей собственной семье, а затем отправляет на поиски отца. Так, дочь трезенского царя Питфея, Эфра, ставшая женой Эгея всего на одну ночь, родила от него сына по имени Тезей, причем до поры до времени этот последний не имел представления о своем отце. Впоследствии, когда он возмужал, мать отправила его разыскивать отца, причем на пути Тезей нашел под огромным камнем оружие Эгея и его сандалии. Надев их на себя, он, как это и положено для фетишистского понимания предмета, приобщился к отцовской силе и приумножил ее. В Афинах юный Тезей нашел отца, узнавшего его в свою очередь по родовому оружию — огромному мечу, которым был опоясан сын.

Известно, например, что Одиссея разыскивал его сын от волшебницы Кирки, Телегон, "Рожденный вдалеке", которого отец никогда не видел.

Смерть Одиссея связана как раз с тем моментом, когда на остров Итаку напали морские разбойники, предводителем которых был Телегон. Отец и сын, не зная друг друга, сразились, и Одиссей погиб от сыновней руки.

В свое время Кирка злоумышляла против Одиссея, но он справился с ее чарами, наученный богом Гермесом. То, что не удалось волшебству матери, осуществил сын, вскормленный ею без отца.

В трилогии Эсхила "Орестея" Клитемнестра убивает своего супруга Агамемнона, не испытывая угрызений совести. Блюстительницы материнского права, Эринии, оправдывают ее преступление, основываясь на том, что Клитемнестра не состояла в кровном родстве с мужем, то есть происходила из другого рода и, значит, имела все основания безнаказанно пролить не свою, а чужую кровь.

В мифе об этолийском герое Мелеагре (Аполлод. I 8, 2 — 3) особую роль играет фетишистское представление о жизненной силе и непреложное право материнского рода.

Жизнь Мелеагра при его рождении была заключена богинями судьбы в горящую головню, которая была вынута из очага его матерью Алфеей и спрятана в ларце. Через много лет Мелеагр во время охоты на Калидонского вепря нанес оскорбление братьям матери, лишив их почетного дара, результатом чего была жестокая ссора, кончившаяся убийством родичей.

Когда Алфея узнала об этом убийстве, она впала в безумную ярость, прокляла сына и, вынув обугленную головню из ларца, швырнула ее в костер. Вместе со сгоревшей головней кончилась и жизнь Мелеагра, погибшего в страшных муках. Для Алфеи кровь родных братьев дороже крови сына. Также и Электра, сестра Ореста, ощущает теснейшую с ним кровную связь, вдохновляя его на убийство матери. В данном случае сестра и брат принадлежат к роду отца, Агамемнона, но не к роду матери, Клитемнестры.

Эрифила, например, предаст своего мужа Амфиарая в угоду брату, Адрасту, когда будет готовиться поход Семерых вождей против Фив. Подкупленная знаменитым ожерельем Гармонии, она высказывается за поход мужа. Однако впоследствии их сын Алкмеон убивает мать, что приводит его к безумию, так как он поднял руку на родную кровь. Ведь и Ореста, убившего мать, преследуют дикие Эринии. Оправдывая Клитемнестру, они мстят Оресту, защищая право матери.

Как видим, в период классической мифологии на героя ополчаются силы давних времен, а именно времен владычества женщины.

Учитывая эти матриархальные пережитки, мы не удивляемся, когда в "Одиссее" Гомера царица Арета изображается полновластной владычицей острова феаков, причем не вызывает никаких сомнений полная зависимость царя Алкиноя от собственной жены и ее решений.

Заметим интересную деталь в поэме "Аргонавтика" Аполлония Родосского (III в. до н. э.). Там Медея, предавшая отца и братьев, бежит с героем Язоном и находит приют на острове феаков у Ареты и Алкиноя. Царь Алкиной во избежание столкновений решает Медею отдать отцу, если она еще дева, но если она разделила ложе с Язоном, защищать ее интересы. Тогда Арета дает Язону мудрый совет — срочно и тайно от Алкиноя совершить бракосочетание с Медеей (Аполл. Род. IV 1068 — 1120). Вступив в брак, Медея тем самым переходит из-под власти отца, то есть власти отцовского рода, в род мужа и тем самым уже не подвластна воле царя Ээта.

Мифологическая ситуация, использованная Аполлонием, дает возможность выделить мудрость царственной Ареты, спасшей остров от врагов, и вместе с тем указать на возможности, открываемые перед женщиной, когда она переходит под покровительство мужа в его семью, в другой род, чуждый отцовскому.

Вообще брачные союзы мифологических персонажей сохраняют множество матриархальных рудиментов.

Еще в начале теогонического процесса Земля вступает в брак со своим собственным сыном Ураном. Их дети, шесть титанов и шесть титанид, тоже вступили в брак друг с другом. У гомеровского бога ветров Эола шесть сыновей стали мужьями шести своих собственных сестер. Собственно говоря, здесь идет речь о кровосмешении и групповом кровнородственном браке, то есть о рудиментах беспорядочных брачных отношений архаической материнской общины.

36. Афина. Терракота. III в. до н.э. Париж. Лувр


Не только боги, но и герои, чьи судьбы стали сюжетом греческого эпоса и трагедии, тоже несут на себе печать этих рудиментарных моментов в брачных отношениях.

После смерти мужа, например, вдова переходит как бы по наследству к его брату. Так, Клитемнестра сначала супруга Тантала, затем наследственным путем жена его двоюродного брата Агамемнона, убившего и Тантала и его сына от Клитемнестры. Впоследствии, однако, Клитемнестра с полным сознанием правоты становится женой Эгисфа, родного брата убитого Тантала.

Геракл, умирая, отдает просватанную им Иолу своему сыну Гиллу, осуществляя брачный союз в лице наследующего ему сына. Любопытно, что уже упомянутые нами Арета и Алкиной — родные племянница и дядя, а по некоторым источникам даже брат и сестра.

Здесь, как видим, сказываются отголоски браков на основе кровнородственных отношений, предшествующих принципу моногамной семьи эпохи патриархата.

Несомненным пережитком былого величия женщины, главы и защитницы рода, являются также мифы об амазонках. Это женщины-воительницы, ведущие свое происхождение от самого бога войны Ареса. Они обитают где-то в Малой Азии, на реке Фермодонт у города Фемискира или вблизи кавказских предгорий и озера Меотиды (нынешнее Азовское море). Амазонки, во главе которых стоит царица, живут воинственной жизнью, совершая набеги на соседние народы и делая далекие походы. Вооруженные луками и боевыми топорами, всегда на конях, они неуловимы и непобедимы в битвах.

Эти истребительницы мужчин вступают в брак с чужеземцами только для продолжения рода. Классическая мифология знает амазонок как союзниц троянцев в борьбе с осаждающими Илион ахейцами, герой которых Ахилл убил царицу амазонок Пентесилею. Известны походы героев против амазонок, например Беллерофонта, Геракла, Тезея, побеждавших воинственных женщин. Но известно и то, что амазонки осаждали Афины в ответ на пленение Тезеем их царицы Антиопы.

37. Аполлон и Лето. Фриз сокровищницы сифнийцев в Дельфах. 530-525 гг. до н. э. Дельфы. Музей


В мифах о женщинах, обладающих магической силой, волшебницах, держащих в плену героев и завораживающих их, также сказывается воспоминание о давнем беспрекословном подчинении женщине, воздействующей на мужчин некой таинственной властью. Такова, например, история о волшебнице Кирке, дочери Солнца — Гелиоса, обитательнице острова Эя, превратившей спутников Одиссея в зверей благодаря магическим заклятиям, но потерпевшей неудачу с Одиссеем, которому пришел на помощь бог Гермес. В конце концов Кирка сама была обольщена Одиссеем и даже имела от него сына Телегона (Од. X 207-574).

Такова же нимфа Калипсо, дочь титана Атланта (или того же Гелиоса), державшая в плену на острове Огия на крайнем западе полюбившегося ей Одиссея целых семь лет. Она прельщает Одиссея бессмертием (от чего он отказывается) и беспечальной жизнью среди красот природы, в гроте, увитом виноградом. Даже имя Калипсо характерно указывает на ее архаические связи с миром смерти — "Та, что скрывает". С помощью богов Одиссей покидает Калипсо, тем самым побеждая смерть, и возвращается к миру жизни.

В образе волшебницы Медеи, внучки Гелиоса, тоже находим отголоски специально женской магии, включающей и человеческие жертвы и ритуальные убийства. Заметим, что все упомянутые выше женщины происходят из рода Солнца, сына титанов.

Одним из известнейших женских образов архаики, глубоко укоренившимся и в поздней мифологической системе, оказался образ Великой матери богов, почитавшейся под многими именами (Кибела, Кивева, Диндимена, Идейская мать) и отождествлявшейся с титанидой Реей.

Великая мать родом из Фригии (Малая Азия), но почитаема во всем античном мире, от Греции до Рима, где культ ее был установлен официально в 204 г. до н. э., объединившись там с чисто римским представлением о богине посевов и жатвы Опс. Лукреций в поэме "О природе вещей" рисует великолепную картину шествия Идейской матери, дарующей плоды земли и защитницы городов (II 600-643).

Великая мать — дарительница плодоносных сил земли всегда в окружении экстатически поклоняющейся ей толпы и жрецов, наносящих друг другу раны в безумном восторге. Великая мать требует себе беспрекословного подчинения, а отсюда и полного отречения мужчины от жизненных благ, любви к женщинам, к семье, то есть очень строгого, аскетического поведения.

38. Амазономахия. Фриз мавзолея в Галикарнасе работы Скопаса. Около 350 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Посвященные в таинства Кивевы уходят из мира, предавая себя в руки мрачной и страшной богини, оскопляют себя, чтобы не иметь потомства, служа одной великой владычице.

Ярким примером такого безоглядного повиновения богине является история юного Аттиса. По одному из мифов (Паве. VII 17, 9-12), он — сын самой Великой матери, выступающей под именем двуполого малоазийского божества Агдитис, испытывающего любовь к Аттису. Эта любовь приводит юношу к безумию. Он оскопляет себя и умирает, но по молитвам Агдитис — Великой матери из крови Аттиса вырастают весенние цветы и деревья, то есть он оказывается вечно молодым и нетленным, почитаясь затем как божество умирающей и воскресающей природы.

Овидий в "Фастах" (IV 223-246) рассказывает не только о введении в Риме культа Великой матери, но и живописует историю Аттиса, любимца Кибелы, который, будучи стражем ее храма, нарушил обет девственности, полюбив прекрасную нимфу. Кибела не только губит нимфу, но и насылает безумие на Аттиса, оскопившего себя.

39. Амазономахия. Фрагмент рельефа из Пирея. Конец V — начало IV в. до н. э. Пирей. Музей


Небольшая поэма Катулла (I в. до н. э.) под названием "Аттис" исполнена ужаса и отчаяния перед зависимостью от иррационального, мрачного могущества Кибелы — Диндимены. В IV в. н. э. император-философ Юлиан посвятит Великой матери вдохновенную речь "К Матери богов".

Так древний экстатический культ владычицы — женщины и всеобщей матери с течением времени осложнится попытками обуздать неиссякаемое плодородие земли и его хаотический характер, выдвигая черты аскетизма и самоограничения, чтобы соответствовать тенденциям нового представления о божестве, упорядочивающем стихийность природы.

40. Орест, убивающий Эгисфа и Клитемнестру. Рельеф римского саркофага. I — II вв. н. э. Рим. Латеранские музеи


Однако само это обуздание имеет вполне страдательный характер, полностью лишенный какого-либо рационализма и являющийся результатом все того же безграничного оргиазма и буйства страстей. Образ Великой матери — замечательный рудимент архаики в классической мифологии и несомненный аналог роли матери-Земли, сумевшей ограничить неиссякаемую плодоносную силу Урана, а значит, и стихийность матриархального мира.

На этих примерах видно, как давно исчезнувшие формы жизни неизменно продолжали существовать в устойчивой мифологической традиции, усложняя четкую героическую направленность классического мира, вступающего в драматический конфликт с архаикой, требующей неизменного уважения к себе, но и вызывающей протест молодого поколения богов и героев.

Титаны на пороге нового мира. Рождение Зевса

На исходе периода хтонической доолимпийской мифологии, когда анимистическое представление о бессмертной божественной силе достаточно укрепилось и когда безудержное плодородие земли самоограничилось, а стихийность и бесформенность божественного образа были осознаны как уродливое несовершенство, начали назревать новые, качественно иные тенденции, укреплявшие антропоморфизм нового потомства матери-Земли.

Теогонический процесс, то есть процесс порождения богов, все еще продолжался, но он вступал теперь в свой заключительный период, переходя к относительной стабильности.

Титаны, как мы уже знаем, совершившие злодейство по совету матери и простершие руку (греч. titaino — простираю, отсюда, как считали греки, и появилось наименование титанов), чтобы низвергнуть своего отца Урана, вступили в брачный союз со своими сестрами или племянницами — титанидами.

Океан — глубокий поток, омывающий Землю, ее старший сын, взял в жены Тефию (Гес. Теог. 337 — 370). Тефия оказалась очень плодовитой (имя ее указывает на "мать", "бабку", "тетку"), и Океан породил с ней все реки да еще три тысячи Океанид, нимф бесчисленных водных источников.

41. Амазономахия. Фибула. 1-я половина IV в. до н. э. Лондон. Британский музей


Эта пара жила в большом согласии, обитая на краю света и гостеприимно встречая посещающих ее детей и внуков, например свою любимую внучку — богиню Геру.

Гиперион (Идущий наверху), огненно сияющий титан (в последующие времена он отождествлялся со своим сыном Гелиосом), вместе с Тейей (Божественной) породил Гелиоса — Солнце, Селену — Луну и Эос — Зарю. Эти внуки Земли зажгли для бедных людей, ютящихся в лесах и пещерах, небесный благодетельный огонь, осветив день, ночь и раннее утро (там же 371 — 374).

Титан Кой и его сестра Феба (Чистая, Светлая) стали родителями двух дочерей, Лето и Астерии (Звездной). Эта пара титанов имела своими внуками близнецов Аполлона и Артемиду (дети Лето) и богиню Гекату (дочь Астерии) — самых светлых и самую темную из богов классической мифологии (там же 405 — 411).

Титан Иапет взял в супруги свою племянницу, океаниду Климену (по другому варианту — ее сестру Асию). Дети их были особенно примечательны — Атлант, отличающийся мощной силой, дерзкий Менетий, мудрый Прометей и недалекий Эпиметей. Их судьба окажется целиком в зависимости от исхода борьбы титанов с потомством (там же 507 — 511).

42. Амазономахия. Фрагмент росписи кратера Мастера Ниобид. Около 460 г. до н. э. Палермо. Национальный археологический музей


Крий стал мужем своей единоутробной сестры Еврибии, славившейся "железной душой". Матерью Еврибии была Земля, как и у титанов, но отцом ее был Понт — Море.

От этой пары появились на свет Астрей (Звездный), Паллант — супруг божества подземной реки Стикс — и Перс — супруг Астерии, отец мрачной Гекаты. Гесиод так повествует об этом:

"С Крием в любви сочетавшись, богиня богинь Еврибия
На свет родила Астрея великого, также Палланта
И между всеми другими отличного хитростью Перса.
Эос-богиня к Астрею взошла на любовное ложе,
И родились крепкодушные ветры от бога —
Быстролетящий Борей и Нот и Зефир белопенный.
Также звезду Зареносца и сонмы венчающих небо
Ярких звезд родила спозаранку рождения Эос",
(там же 375-382).

И наконец, младший титан Кронос взял в жены родную сестру Рею. Кронос славился своим хитроумием и решительностью. Именно он поднял руку на своего отца Урана, которого особенно ненавидел. Первенство в заговоре Земли против Урана обеспечило младшему ее сыну власть над остальными братьями.

43. Титан Анит. III в. до н. э. Местонахождение не установлено


Воцарившись, Кронос в супружестве с Реей имел шестерых детей: трех дочерей — Гестию, Деметру, Геру — и трех сыновей — Аида, Посейдона и Зевса (там же 453 — 457).

Однако бессмертная жизнь Кроноса была омрачена мыслью о возможном возмездии за судьбу Урана. Более того, эта возможность становилась все более очевидной, когда и Земля — Гея и Небо — Уран предсказали младшему сыну его собственное ниспровержение и тоже с помощью его младшего сына. Поэтому Кронос, как только Рея клала ему на колени очередного родившегося младенца, немедленно пожирал каждого, отправляя в свою утробу.

Существует миф о том, как опечаленная Рея пыталась обмануть супруга при рождении Посейдона, спрятав сына среди пасущихся овец и дав Кроносу проглотить жеребенка, которого она якобы родила. Но, как гласит более устойчивая традиция Гесиода, все дети были проглочены Кроносом, кроме Зевса.

По совету все той же мудрой матери-Земли Рея спасла Зевса, подав мужу запеленутый камень, тотчас же им проглоченный. Сам же младенец Зевс был воспринят своей бабкой Геей — Землей и передан Рее, которая скрыла сына в Диктейской пещере на острове Крит.

Именно там воспитывался и рос младенец Зевс. Крики и плач ребенка заглушали резкие звуки флейт куретов и корибантов, служителей богини Реи, которые били также в тимпаны и щиты копьями и мечами. Зевс был вскормлен медом пчелиных сот, родниковой водой, молоком козы Амалфеи, так что возрастание Зевса оказалось необычно быстрым (там же 453 — 491; Каллим. I 46 — 54). Возмужав и задумываясь о власти, Зевс призвал на помощь океаниду Метиду, известную своей мудростью (греч. metis — мысль). Это она еще раньше опоила Кроноса зельем (Аполлод. I 2, 1), которое заставило его изрыгнуть камень, а затем и пятерых про-глоченных им детей.

44. Младенец Зевс и Амалфея, справа Пан. II в. до н. э. Рим. Музеи Ватикана


Но по Гесиоду, советом Зевсу помогла не Метида, а все та же мать-Земля (Теог. 494). И это характерно. Мудрость — Метида, будущая супруга Зевса, отождествляется здесь с мудростью древней прародительницы Земли, мудрее которой ничего быть не может.

45. Рея в сцене рождения Зевса. Рельеф базы статуи Зевса. II в. н. э. Рим. Капитолийские музеи


Братья и сестры Зевса, выйдя на свет, передали ему, младшему, первенство над собой вместе с громами и молниями, до того времени скрытыми в недрах великанши Земли (там же 458 — 506).

Здесь у Гесиода сказано прямо:

"Братьев своих и сестер Уранидов, которых безумно
Вверг в заключенье отец, на свободу он вывел обратно.
Благодеянья его не забыли душой благодарной
Братья и сестры и отдали гром ему вместе с палящей
Молнией: прежде в себе их скрывала Земля-великанша.
Твердо на них полагаясь, людьми и богами он правит".
(501-506)

Зевс, его братья и сестры достигли высшей степени антропоморфизма, на который было способно греческое мифомышление патриархата, приходящего на смену материнской общине.

46. Рея вручает Крону камень. Пелика Мастера Навсикаи. Около 460 г. до н. э. Нью-Йорк. Музей Метрополитен


Для укрепления патриархальной ступени общинно-родового строя имело значение первое разделение труда (скотоводство отделилось от земледелия), способствовавшее более интенсивному развитию производительных сил, что в свою очередь вызвало к жизни новые производственные отношения и новую основу для поддержания отцовской власти.

47. Рея вручает Крону камень. Рим. II в. н. э. Рим. Капитолийские музеи


Женщина — мать, кормилица, воспитательница и защитница рода — уже не имела возможности в одном своем лице управлять разросшимся сообществом родичей и обеспечивать ему пропитание и безопасность. Община в создавшихся новых условиях могла выжить и не потерять независимости только при упорядоченной организации всего хозяйства и семейных отношений.

48. Зевс и Кронос. Рельеф западного фронтона храма Артемиды в Керкире на острове Корфу. Начало VI в. до н. э


Разделение труда повлекло за собой и разделение функций в родовом коллективе. Женщина осталась все той же продолжательницей рода, выкармливающей и растящей детей, но ее деятельность ограничилась теперь хозяйственными работами, необходимыми для семьи, сохранением домашнего очага и целостности нового моногамного брака. Добытчиком средств к существованию и защитником от врагов, устроителем мирной жизни и предводителем в военных набегах стал мужчина, отец, вождь, глава рода, который подает мудрые советы и предводительствует в бою, то есть тот, кто в греческой мифологии неизменно именуется героем.

Храм Аполлона в Дельфах


Этот переход к героической мифологии патриархального рода происходит в Древней Греции в конце III тысячелетия, чтобы затем пережить свое наивысшее развитие и завершенность уже во 11 тысячелетии, совпадая в историческом плане с эпохой крито-микенского могущества.

II. Классический период

Вступление

Специфика классической мифологии

Прежде чем непосредственно перейти к мифам классического периода, установим ряд дефиниций, осмысление которых поможет понять самую суть этой качественно новой и принципиально непохожей на предшествующую ступени мифологического развития.

Как уже было сказано выше, этот классический период мифологии вырастает на основе патриархальной общины. Именно поэтому классическая мифология именуется мифологией эпохи патриархата. Но так же, как произошла консолидация родового коллектива, возглавляемого вождем, мужчиной, отцом, так же произошло объединение греческих богов под властью одного владыки, Зевса, средоточие власти которого находится на горе Ол имп в Фессалии (Северная Греция). Вот почему классический период мифологии по праву именуется Олимпийским и Фессалийским, в противовес доолимпийской архаике с ее разлитой по всей природе магически-демонической силой. Классическая мифология не хтонична, это не мифология земли. Она борется с порождениями земли, утверждая себя на Олимпе, горе, чьи вершины сходятся с небом, так что еще не известно — гора ли Олимп или это само высокое и прекрасное небо.

49. Пропилеи на Афинском Акрополе. Архитектор Мнесикл. 437-432 гг. до н. э


Если древнейшая мифология была мифологией фетишистской или фетишистски-анимистической, то мифологическая классика чисто анимистическая, когда божество мыслится бессмертным и вечно существующим.

Классическая мифология противоположна архаике с ее зооморфными, фитоморфными и миксантропическими формами.

Олимпийские боги — антропоморфны. Но одного антропоморфизма для них мало.

В классической мифологии антропоморфизм основан на принципах гармонии, меры и всеобщей упорядоченности, являющейся предпосылкой прекрасного тела и прекрасного духа, свойственного героическому человеку. Отсюда — олимпийская мифология именуется не только антропоморфной, но и героической.

Именно поэтому боги и герои олимпийской мифологии борются с тератоморфным и стихийным миром, побеждая чудовищ и устанавливая новые, прекрасные в своей основе закономерности жизни.

Сложность мифологического комплекса

Итак, классическая мифология во всех отношениях является антиподом архаики. Но это еще не означает, что древность ушла в небытие со всеми своими страхами, ужасами и своей таинственной связью с матерью-Землей. Архаика подспудно таится в глубинах нового мира, на его окраинах, в глухих уголках и дальних странах. Знакомясь с героической мифологией, поражаешься, сколько в ней этих древних рудиментов, как непобедимы эти демонические силы и как велика их изворотливость, их жажда жизни, их магическая злая власть над человеком.

Прекрасные и величественные боги Олимпа, прекрасные и мощные герои, дети и потомки богов, сами, зачастую против своей воли, скрывают в себе нечто страшное, грубое, несправедливое, злое. Но эти тайники героической души зависят от кровной ее связи с темной архаикой, которую герой преодолевает всю жизнь и даже искупает своими страданиями и смертью.

Олимпийская мифология является, таким образом, сложнейшим комплексом, в котором приходится выделять более древние пласты, уходящие в хтоническое прошлое рудименты. Они не характерны для принципов нового отношения к жизни и переживаются как некое наследие, закономерно оставшееся от глубокой архаики в исторически сложившихся мифах, а совсем не как случайное уродство или причудливость образа.

Однако следует иметь в виду, что основное героическое ядро мифа включает в себя не только рудименты прошлого, но и то, что еще только намечается, что разовьется позже, на склоне мифологической истории, то есть включает в себя также и так называемые ферменты, свое будущее[10].

Учитывая всю сложность классического периода мифологии, в нашем дальнейшем изложении мы постоянно будем касаться неоднородности мифологических образов, их противоречивости и даже несообразности. Однако пути исторического изучения мифа продемонстрируют нам полную обоснованность и закономерность всех компонентов единого мифологического комплекса, в котором старое и новое создают неповторимую целостность, обеспечивая античной мифологической традиции необыкновенную устойчивость и систематичность.

Боги

Зевс борется за укрепление власти

Обратимся теперь к той борьбе, которую пришлось вести Зевсу за утверждение своего владычества над силами земли, что и создало в дальнейшем основу для возникновения героизма.

Битва с титанами

По совету Геи, неусыпно следящей за событиями и часто направляющей их, Зевс освободил Сторуких, или Гекатонхейров, некогда ввергнутых в оковы и скрытых Ураном глубоко под землей на краю света. Три брата — Бриарей (или Обриарей), Котт и Гиес, — пугавшие своим чудовищным видом даже собственного отца, томились и страдали, ожидая своего часа, поскольку их мать, Гея, давно уже предсказала победу Зевса с помощью чудовищных родичей (Гес. Теог. 617-628).

Ко времени освобождения Сторуких распря между титанами во главе с Кроносом и детьми Кроноса во главе с Зевсом оказалась в разгаре, но исхода ее не было видно. Древние титаны и молодые боги сражались десять лет. Одни — собрав силы на Офрийской горе, другие — на Олимпе. Но когда Сторукие отведали нектара и амбросии, пищи, которой питаются боги и которая поддерживает их бессмертие, они воспрянули духом, преисполнились силы и выслушали обращенную к ним речь Зевса.

50. Посейдон. V в. до н. э. Афины. Национальный археологический музей


Отец людей и богов, как обычно именовали Зевса Гомер и Гесиод, призвал Сторуких вспомнить свои страдания, а также оценить благодеяние, оказанное им, и помочь своему освободителю в борьбе с титанами.

Отвечал Зевсу один из братьев, Котт, прозванный "безупречным". Он целиком был предназначен для разрушительных функций, мощь вполне соответствовала дикому виду — порицать и упрекать его было невозможно. Котт поклялся за себя и братьев выступить с беспощадной войной против титанов, руководствуясь, как это ни казалось бы странным, "разумной мыслью" и "внимательным духом" (там же 629-673). Став союзниками Зевса, Сторукие, судя по всему, приобщаются к иному, дотоле чуждому им разумному миру и оказываются уже под его благотворным воздействием.

51. Посейдон, Аполлон и Артемида. Фидий и его школа. Скульптура с восточного фриза Парфенона. 447-432 гг. до н. э. Афины. Музей Акрополя


В сражении участвуют с одной стороны титаны и титаниды, с другой — сыновья и дочери Кроноса вместе с тремя великанами. Киклопы выковали Зевсу гром, молнию и перун. Посейдон получил от них трезубец, Аид — медный шлем, делающий его невидимым (ср. греч. aides — букв, "невидный"). В каждой сотне рук у Гекатонхейров — скалы, камни, обломки горных хребтов. Горделиво вздымаются на крепких туловищах по пятьдесят голов. Все участники сражения исполнены мужества.

И вот застонала земля, ахнуло небо, содрогнулся Олимп с вершины до подножия. Глухой топот ног, свист от летящих камней, крики нападающих достигают глубоких недр земли и доносятся до звездного неба.

52. Архаическая триада (трехглавый Тифон). Фрагмент восточного фронтона первого Гекатомпедона на Афинском Акрополе. Около 560 г. до н. э. Афины. Музей Акрополя


Сердце Зевса возликовало и преисполнилось силы. Он начал метать молнии и громы с Олимпа и неба. Земля загудела от жара, взвихрилось пламя, затрещал охваченный огнем лес, закипели даже сама почва, воды Океана и морские просторы. Жар, охвативший титанов, дошел до эфира, и Хаос оказался объятым ужасом. Шум от сражения был столь велик, что казалось, будто небо обрушилось на землю и разбило ее на неисчислимые куски. Ревел ветер, крутились вихри пыли, содрогалась земля, опаляемая перунами Зевса. Триста камней метнули Сторукие в титанов и затмили солнечный свет. Исход битвы решился, и титаны, теперь уже побежденные, были закованы в узы и брошены в глубочайшие недра земли, в тот самый Тартар, который наконец оказался возмездием и вместилищем свергнутых богов, их вечной тюрьмой (там же 674-719). Он же и угроза Зевсу, Олимпийцам, если они будут свергнуты.

Тартар находится настолько глубоко под землей, насколько небо далеко отстоит от земли. Если, взяв медную наковальню, говорит Гесиод, метнуть ее с неба, то она за девять дней долетит до земли. Но еще девять дней понадобится, чтобы наковальня долетела с земли до Тартара, — путь невиданно огромный (там же 720-725).

53. Прометей и Гера. Роспись килика Дуриса. Около 475 г. до н. э. Париж. Лувр. Кабинет медалей


Там, в Тартаре, за медной оградой, во мраке, окружающем его шею в три ряда, среди затхлости, под переплетением корней моря и земли скрыты титаны. Темница их замкнута медной дверью, окружена стеной с воротами из мрамора и медным порогом, вросшим корнями в землю. Там, в этих глубинах, залегают страшные концы и начала земли, Тартара, моря и неба, то есть все начинается и все кончается великой бездной, до дна которой даже и за год нельзя добраться. Там же находятся жилища Ночи, одетые черным туманом, а темница титанов простирается за пределы самого Хаоса.

Но и Сторукие, которым надлежит охранять титанов, тоже поневоле обитают в глубочайших местах Океана, омывающего Землю. Правда, боги предоставили им крепкие жилища, а в утешение самому могучему из трех братьев, Бриарею, дана в жены дочь Посейдона Кимополея (там же 726-745, 807-819).

54. Атлант. II в. н. э. Неаполь. Национальный музей


После победы над титанами, повинуясь воле Земли, боги просили Зевса стать их владыкой и царем (там же 881-884). Так все стало на свои места. Боги молодого поколения — на Олимпе, в золотых дворцах, боги старого поколения — в темнице Тартара. Для победивших — верхнее небо, Олимп, для побежденных — Нижнее небо, Тартар. Верхнее небо в сияющем свете эфирных высей, нижнее — в глубоком мраке великой бездны. Но и там и здесь обитают вечные и бессмертные боги. Кто знает, не настанет ли час, когда титаны вспомнят о своем былом могуществе? Победителю Зевсу предписано все той же мудрой Землей опасаться собственного сына, который может свергнуть отца и занять его место. И это предсказание омрачает будущность победителя, тем более что гул от бунтующих титанов иной раз доходит и до вершин Олимпа.

Кроме того, напоминанием о вечно живущих врагах Зевса являются некоторые из детей титанов, участники или сочувствующие титаномахии. Сыновей Иапета, братьев Прометея, Зевс наказал особо (там же 514-525). Менетий, пораженный молнией, был отправлен Зевсом в Эреб — мрак, порожденный Хаосом. Атлант, другой брат Прометея, на краю земли в наказание держит на голове небесный свод, подпирая его мощными руками.

55. Гигантомахия. Фрагмент фриза сокровищницы сифнийцев с Аполлоном и Артемидой (слева). Около 525 г. до н. э. Дельфы


Известно также, что Прометей, будучи мудрым богом (имя его означает "предвидящий", "промыслитель"), знал заранее всю тщетность титаномахии и даже противился борьбе титанов, уговаривая их применять хитрость, а не силу (Эсх. Пром. 202-208). Всеведение Прометея, по изложению Эсхила, обусловлено тем, что мать его будто бы сама Земля — Гея, тождественная Фемиде — Справедливости, подавала ему мудрые советы. Тем не менее титаны не вняли уговорам родича, и Прометей, уверенный в правоте новых закономерностей жизни, устанавливаемых Олимпийцами, вступает вполне добровольно в их союз и противопоставляет себя титанам, не признающим ничего, кроме грубой силы и буйства страстей.

56 а. Гигантомахия, Фрагмент фриза алтаря Зевса в Пергаме. Гигант Порфирион. Около 180 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи


Так что в мире, завоеванном Зевсом, о борьбе новых и старых поколений богов напоминают не только поверженные враги Зевса, но и пока дружественный Зевсу его ближайший родственник Прометей. Он, как известно, хранитель великой тайны (Эсх. Пром. 515-519) — он знает имя той будущей супруги Зевса, которая родит сына сильнейшего, чем отец, то есть нового владыку Олимпа. Эта тайна разделяет Зевса и Прометея, являясь предпосылкой и для иных видов соперничества этих великих богов.

56 б. Гигантомахия, Фрагмент фриза алтаря Зевса в Пергаме. Гигант Порфирион. Около 180 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи


Не надо забывать также, что существовала редкая версия о Прометее — внебрачном сыне Геры и гиганта (мифографы именуют его титаном, но это частое в античности смещение понятий) Евримедонта. Зевс выместил злобу на обоих — одного сбросил в Тартар, другого приковал на Кавказе.

Тифон

Как бы испытывая волю Зевса, Земля тем временем породила на смену титанам еще одного сына — стоглавого Тифона (или Тифоея).

Выше уже был обрисован чудовищный вид Тифона. Рожденный от Тартара, этот младший сын Земли тоже стал претендовать на власть. Но время притязаний тератоморфных существ уже прошло. Попытка Земли и Тифона вновь утвердить хаос и ужас явно запоздала, если уже однажды Зевс одержал победу.

57. Гигантомахия. Фрагмент фриза пергамского алтаря. Гигант Алкионей


И на этот раз отец людей и богов загрохотал громами. Раскатам глухого могучего рева ответили земля и небо, воды Океана и моря, Олимп и Тартар. Мир содрогнулся от тяжелой поступи бога. Вновь застонала земля, снова жаркое пламя объяло фиолетово-темное море, закипели почва и небо, огромные волны бились о прибрежные скалы, сотрясая твердь. Титанов в Тартаре объял трепет, от страха задрожал владыка мертвых — Аид. Громы и молнии, посылаемые Зевсом с Олимпа, спалили головы чудовища, и Тифон, укрощенный страшными ударами, упал, потерял силу и был низвергнут Кронидом все в тот же широкий Тартар (Гес. Теог. 820-868).

58. Гигантомахия. Фрагмент фриза пергамского алтаря. Гигант Алкионей и Афина


Но это не означало, что все попытки отнять власть у олимпийских богов прекратились.

Гиганты

Когда Зевс укрепился, породил мощных детей, богов и героев, им всем пришлось сразиться с гигантами. Гиганты были рождены Землей и Ураном — Небом после завершения титаномахии (по другой версии, гиганты рождены землей из крови оскопленного Урана).

Эти миксантропичные чудовища имели нижнюю часть тела змеиную, извивающуюся кольцами. Они обитали на Флегрейских полях (букв, "место пожарищ" на севере Греции, во Фракии). Гигантомахия произошла там же. Она доставила много хлопот Гее, их матери, так как гиганты, в отличие от титанов, были смертны, и только особая волшебная трава могла сохранить им жизнь. Но Зевс опередил Гею, сам срезал траву, послав на землю мрак, призвал на помощь своего могучего сына Геракла, всех своих божественных детей и жестоко покарал врагов, которых насчитывали до ста пятидесяти. Зевс уничтожил Порфириона, Геракл (по совету Афины) — Алкионея, набиравшегося силы от земли; Аполлон — Эфиальта, Гефест — Миманта, Посейдон — Полибота, Гермес — Ипполита, Артемида — Гратиона, Геката — Клития, Дионис — Эврита, богини судьбы Мойры — Агрия и Тоона.

59. Гигантомахия. Фрагмент фриза пергамского алтаря. Гигант Клитий, богиня Геката и гигант От


Афина не только обрушила на Энкелада целый остров Сицилию, но содрала кожу с еще живого Палланта и сделала из нее панцирь. Всех остальных погубил Зевс, а Геракл добивал поверженных стрелами.

60. Гигантомахия. Фрагмент фриза пергамского алтаря. Гигант От


Так еще раз хтонические силы Земли были побеждены Олимпийцами (Аполлод. I 6, 1-2).

Алоады

Была и еще одна попытка овладеть Олимпом. Сыновья или внуки владыки морей Посейдона Алоады — братья От и Эфиальт — обладали непомерной силой и гигантским ростом. В девять лет они достигли ширины в 9 локтей (около 4 м), а высоты в 9 саженей (около 17 м). Возмужав, Алоады настолько возомнили о себе, что стали запугивать богов, мечтая взгромоздить на Олимп гору Оссу, на нее — гору Пелион и таким путем достичь неба.

Они умудрились заковать в цепи бога войны Ареса и требовали себе в жены Артемиду и Геру. Однако против Алоадов сам Зевс не выступил, предоставив расправиться с ними Аполлону. Этот последний перебил их стрелами. Но говорят о другом, более хитроумном способе их уничтожения. Алоады пронзили друг друга копьями, пытаясь попасть в промчавшуюся между ними лань, в которую превратилась Артемида (Аполлод. I 7, 4). Нечестивцы были сброшены в Тартар, где они окованы змеиными кольцами и не могут заснуть от непрерывных криков совы (Гигин 28).

Таким образом, Тартар оказался узилищем не только для детей Земли — титанов и Тифона, но и для потомков морской стихии — Алоадов. Ни те, ни другие не могли покушаться на целостность олимпийского божественного мира, который неизбежно обрекал на гибель архаический тератоморфизм во всех его видах.

Мир поделен между зевсом и его братьями

Наконец, три брата — Зевс, Посейдон и Аид — поделили между собой мир, бросив жребий. Зевсу досталось небо, Посейдону — море, Аиду — царство мертвых (Аполлод. I 2, 1). Олимп и земля должны были стать общим владением всех братьев. Но в действительности Зевс оказался верховным владыкой. Он роздал семье олимпийских богов разные уделы (Гес. Теог. 885), то есть наделил всех твердо установленными функциями, сохранив за своими союзниками прежние их владения. Так, например, верный Зевсу титан Океан благодаря своей мудрой осторожности не участвовал вообще в титаномахии и остался владыкой вод, омывающих землю.

Сам Зевс вершил высшую власть, простирая ее на Олимп и землю и используя авторитет главенства над братьями.

Судя по эпитетам Зевса — "Земляной" (Хтоний), "Подземный", он, видимо, некогда объединял в себе функции жизни и смерти, обладая и землей и подземным миром. Вообще в биографии Зевса много архаического, особенно в мифах, связанных с пребыванием Зевса-младенца на Крите. А в Дельфах, например, был якобы центр земли в виде фетиша, камня под названием Омфал, то есть Пуп, который считали пупом младенца Зевса или камнем, проглоченным Кроносом, и всячески ему поклонялись.

61. Омфал в Дельфах. V в. до н. э


В классической мифологии Зевс — божество светлое, дневное. Недаром имя его (судя по индоевропейскому корню) означает "светлое, дневное небо" (ср. лат. dies — день, divus — божественный, греч. Dzeys).

Мир приобретает под владычеством Зевса вполне упорядоченное единство, по праву называясь космосом (греч. cosmos — порядок, красота), который вполне может быть противопоставлен безмерной, бесформенной разверстой бездне Хаоса. Вселенная в классической мифологии напоминает по форме яйцо, в равной мере сплюснутое на полюсах. На одном из них — Олимп, смыкающийся с эфирными высями, огненной разреженной материей, то есть верхнее небо. На другом — глубина Тартара, проросшего корнями земли и моря, вечный мрак нижнего неба. Посредине это яйцо как бы перерезано пополам тонким диском земли, на которой живут люди. Над землей — воздушные пространства, где веют ветры. Над землей встает Эос — заря, днем ходит солнце — Гелиос, двигаясь с востока на запад и ночью переплывая в золотом челне через реку Океан, чтобы снова взойти на востоке. Ночью земля освещается луной — Селеной и бесчисленными звездами.

62. Плутонион в Элевсине. 'Вход в Аид'


На земле текут реки и источники, зеленеют леса, цветут цветы и поля, на ней возвышаются горы, ее омывает бескрайнее море.

63. Плутон и Персефона. Роспись килика Мастера Кодра. Около 440 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Под землей — царство смерти, где во дворце со своей супругой, дочерью Зевса Персефоной, обитает мрачный бог Аид и куда приходят после смерти души умерших. На земле существуют места, таящиеся в глубоких пещерах (а пещера — всегда связь земли и подземного бытия), откуда ведут пути к царству мертвых. Они на крайнем востоке, где-то в Киммерии (возможно там, где наша Таврида), на крайнем западе, где закатывается солнце (а запад — закат, и есть смерть), у потока Океана вблизи сада Гесперид — нимф заката (яблоки, там зреющие, дают богам вечную молодость) и, наконец, поближе к людям, на древней италийской земле, у Кум, где обитает в пещере пророчица Аполлона — кумекая Сивилла и где в священном лесу золотая ветвь Персефоны, сорванная героем, открывает вход в мир небытия (Верг. Эн. VI 136-148), так что род человеческий или, как его называли древние, "однодневки" ("эфемериды") живет на земле, ощущая неизбежную связь со смертью. Только герой, да и то не всякий, может с ней побороться и преодолеть ее.

64. Богиня Нике. Фрагмент фриза алтаря Зевса в Пергаме

Судьба людей и соперничество Прометея с Зевсом

Герои еще не появились на свет, ибо они произойдут от браков богов и смертных людей. А пока Олимпийцы застали на земле какие-то жалкие подобия человека, тех, кто попал в этот новый мир из давней архаики, где кратковечные существа со слабыми начатками осмысленной жизни ютились под землей в страхе перед звериной силой владычицы-природы. Эсхил, как было сказано выше, нарисовал выразительную картину копошащихся во тьме, не различающих дня и ночи порождений земли. Не исключено, что это именно те самые людишки, которых сын титана Иапета Прометей вылепил из земли и воды.

Видимо, в античной мифологической традиции несовершенство первых людей связано с тем, что они обязаны своим появлением Прометею, давнему сопернику Зевса по благодетельным для человечества функциям.

Недаром существуют в противовес Прометеевой и другие версии происхождения людей. Некоторые более архаические, другие более классические. Так, например, в поэме Нонна (VI в. н. э.) о Дионисе повествуется (VI 155-388) о том, как титаны растерзали Диониса Загрея (Великого охотника), сына обернувшегося змеем Зевса и подземной Персефоны. В свою очередь титаны были испепелены молниями Зевса, наславшего на землю великий потоп. А из пепла титанов и крови Диониса появились первые люди (Олимпиодор. Комментарий на платоновского "Федона" 61 с), обреченные отныне на страдальчество (в память о муках Диониса) и на великую дерзость (в память о злодеянии титанов).

Рассказ, напоминающий жалкую участь первых людей у Эсхила, находим и у Платона в диалоге "Протагор" (320d — 322d). Здесь миф о тех временах, когда боги уже существовали, а людей и животных не было. Тогда боги создали первых людей и животных в глубине земли из смеси земли и огня, добавив соединительные частицы. Затем Прометею и его брату Эпиметею было предписано вывести их на свет и распределить между всеми средства к жизни и разные способности. Неразумный Эпиметей одарил в первую очередь животных, а затем, когда Прометей выяснил, что на людей не хватило средств к жизни, он украл огонь из кузницы Гефеста и Афины и наделил им человечество, спасая это последнее от гибели.

Знаменитая история о попытке Зевса погубить хтонический род первых людей и о заступничестве Прометея может быть рассмотрена с двух позиций — с позиции правоты Прометея и с позиции правоты Зевса. Но для того, чтобы это понять, необходимо вспомнить об исконном соперничестве двоюродных братьев, сыновей титанов Кроноса и Иапета.

С мифолого-исторической точки зрения Прометей является по своим истокам архаическим доолимпийским божеством балканского субстрата, покровителем древнего автохтонического населения. В этом образе сказывается попытка соединить старое местное божество с богами новых племен, пришедших на Балканы. Вот почему Прометей мыслится благодетелем и даже создателем первых людей.

Благодельные функции Прометея наряду с его мудростью, унаследованной от Земли, но облагороженной в условиях классического периода мифологии, создают основу для споров Зевса и Прометея, для непокорности и наказания этого последнего, поскольку в эпоху классической мифологии самым мудрым и великим может быть только одно божество, так же как и вершителем судеб человечества может быть только один владыка. Не случайно в ряде мифов подчеркивается, что Прометей так и не сумел наделить людей законами и правильной общественной жизнью. В "Протагоре" Платона привилегия Прометея — огонь и ремесло, но не государственное устройство человеческого коллектива, вполне чуждое Прометею, в основе своей старинному божеству давно прошедших времен.

Итак, Прометей, а не кто иной, призван был, с точки зрения архаики, пожалеть человеческий род.

Если рассматривать миф об истреблении людей с позиции патриархальной мифологии, то Зевс имел все права быть недовольным их примитивным существованием.

Судя по Эсхилу, ущербность и ничтожество первых людей настолько досаждали Зевсу, что он задумал их погубить, лелея надежду "насадить", как говорится у Эсхила в "Прометее прикованном" (232), новый человеческий род. Примечательно, что здесь используется представление, прекрасно известное в архаической мифологии, — люди вырастают наподобие деревьев, а может быть, они и сами древовидны, и потому жизнь их смутна, инстинктивна и проходит как бы в некой дреме. Их легко уничтожить, так же как вырубить деревья. Но для божества не стоит труда еще раз насадить новый род, может быть, более совершенный и жизнеспособный.

Эсхиловский Зевс замыслил погубить людей с такой легкостью именно потому, что они ничем не отличались от вечно рождающейся и вечно умирающей природной материи. Но вмешательство Прометея изменило все планы Зевса.

Прометей пробрался в кузницу Гефеста и вынес оттуда в полом стволе нартекса[11] (Гес. Теог. 565) искру огня, передав ее людям. Прометей как бы искупил глупость своего недалекого брата Эпиметея (букв. — Крепкий задним умом), виновного в беззащитности людей, истратившего на животных все дары и не позаботившегося о людях.

65. Прометей, создающий человека. Рельеф римского саркофага. III в. н.э. Неаполь. Национальный музей


Прометей наделил людей разумом, научил их строить дома, корабли, заниматься ремеслами, носить одежду, считать, писать, читать. Он внес упорядоченность в их жизнь, научил их различать времена года. И, что особенно важно для древних, обучил приносить богам жертвы, совершать разного рода гадания (Эсх. Пром. 442-504). Можно с полным правом сказать, что "все искусства у людей от Прометея" (там же 506).

Значит, не только ремесла у людей от Прометея, но от него у них связь с богами через жертвы, сопровождаемые особыми ритуалами и целой системой гаданий, что повлекло за собой в дальнейшем выделение особой категории жрецов, возносителей молитв, толкователей воли богов и исполнителей божественных решений.

Есть еще один дар Прометея, о котором почти забыли, но без которого человечество вряд ли смогло бы развиваться. Он вселил в людей "слепые надежды" и вложил в них тем самым стремление к постоянной деятельности (там же 248-250), научил их, собственно говоря, верить мечте.

Характерно, что Прометей причастен еще к одному обману, направленному против воли Зевса и тоже относящемуся к взаимоотношениям людей и богов. Этот обман иные древние мифографы, например Гесиод, даже считали его первым деянием против Зевса, за которым шло уже второе — кража огня. Но, рассуждая логически, сначала Прометею надлежало спасти людей от уничтожения, сделать их более разумными, а затем уже принять участие в основании ритуальных жертвоприношений, установленных богами и людьми в древнем Меконе (в классическое время — область Сикиония на севере Пелопоннеса).

Прометей решил и здесь помочь людям, чтобы не обременять их обильными жертвоприношениями. Он рассек тушу быка, спрятал мясо в содранную бычью шкуру, положив сверху самую худшую часть — желудок. Рядом он искусно сложил кости и прикрыл их сверху блестящим жиром, полагая, что жадный Зевс не заметит обмана и выберет для жертвоприношения именно эту, внешне самую лучшую часть, но на самом деле для богов наихудшую, зато самую выгодную для людей.

Зевс действительно остановил свое внимание на куче, покрытой жиром, однако сделал выбор умышленно, чтобы найти предлог для наказания слишком хитроумного Прометея (Гес. Теог. 535-560).

В результате встречи в Меконе людей и богов невольно выиграли люди, так как решение Зевса непреложно и его выбор был окончательным. Отныне люди стали в честь богов сжигать кости, покрытые жиром. Боги, таким образом, довольствовались ароматным дымом, поднимавшимся к небу. Люди же съедали мясо, посыпанное солью, священной ячменной мукой и хорошо поджаренное на огне, знаменуя этим свою причастность к божественной трапезе и подтверждая жертвоприношением договор двух миров — человеческого и божественного.

66. Прометей с огнем и сатиры. Фрагмент росписи кратера Мастера Диониса. Около 410 г. до н. э. Оксфорд. Музей Ашмола


Разгневанный Зевс должен был неминуемо наслать кару на Прометея и на людей. Поскольку за Прометеем числился первый (или, по Геосиду, второй) обман — похищение огня, то Зевс покарал Прометея, предписав Гефесту приковать его к скалам Кавказа цепями с помощью Власти и Силы, Зевсовых прислужников.

Не забудем, что Прометей, несмотря на безвыходное положение, был тоже вооружен против Зевса, храня в сердце тайну о будущей судьбе последнего. Поэтому Зевс старался уговорить Прометея выдать ему тайну в обмен на свободу, но Прометей был непреклонен, несмотря на все уговоры. Ему оставалось в громах и молниях разгневанного Зевса быть низвергнутым в недра земли, чтобы потом снова появиться на свет, уже на новые Муки.

Ежедневно прилетавший к скале Прометея орел выклевывал в течение мириад лет (мириада — примерно 10 тысяч) его печень, выраставшую заново каждую ночь. А так как Прометей — бессмертный бог, он мог только мучиться, не достигая желанной ему смерти (Эсх. Пром.).

67. Прометей и Атлант. Роспись лаконского килика. Около 550 г. до н. э. Рим. Музеи Ватикана


Соперничество с Зевсом, не то, физическое, на которое отваживались чудовищные порождения матери-Земли, а, можно сказать, интеллектуальное, стоило Прометею великих страданий то ли на Кавказе, то ли на краю земли, где стоит его брат Атлант.

Главное здесь то, что пройдут века, мир изменится, родится новое поколение героев, совершающих подвиги, но Прометею суждено тысячи лет висеть пригвожденным к скалам, оставаясь только свидетелем героических деяний (Аполл. Род. II 1248-1258) в жизни, где ему нет места, где он только поверженный соперник Зевса.

Прометей дождется своего освобождения именно в эти героические времена, хотя, к его досаде, опять-таки по воле Зевса. Но об этом в свое время.

А пока последовало наказание людей, принявших и огонь и выгодные им установления жертв благодаря хитрости Прометея.

Пандора послана богами в наказание людям

По решению Зевса Гефест, смешав землю с водой, вылепил подобие женщины как бы в насмешку над Прометеем, создавшим когда-то людей тоже из смеси земли и воды. Остальные боги всемерно украсили это искусное произведение рук Гефеста. Милые Хариты и Пейто — Убеждение надели на нее золотое ожерелье. Оры увенчали ее кудри весенними цветами. Афина застегнула пояс на серебристом платье, набросила тончайшее покрывало, возложила ей на голову золотой венец. Гермес же "вложил в грудь красавицы льстивые речи, обманы, хитрую душу" и назвал ее Пандорой (Одаренная всеми), поскольку каждый из богов одарил это подобие женщины на погибель людям. Затем Гермес отвел Пандору к недалекому Эпиметею, забывшему предупреждение своего брата не принимать такого дара. Пандора, ставшая супругой Эпиметея, оказалась на самом деле виновницей бед, обрушившихся на человека. Любопытная Пандора открыла сосуд, переданный ей богами, и оттуда разошлись по миру беды, болезни и страдания. Более того, по воле Зевса Пандора захлопнула крышку сосуда, оставив там Надежду. Оказалось, что люди лишились даже надежды на спасение от тысячи бедствий, которые отныне переполнили их жизнь (Гес. Труд. 69-105; Теог. 570-612). Та к свершилась воля Зевса.

68. Гера. Роспись килика Мастера Сабурова. Около 470 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


В истории Пандоры греческое мифомышление не только осудило злую природу былой женской власти, не только представило женщину источником зла и соблазнов, но впервые показало несоответствие между внешней красотой тела и внутренним безобразием души.

Вся греческая культура пронизана идеей так называемой калокагатии, то есть гармонии прекрасного тела (греч. calos — прекрасный) и хорошей в нравственном отношении (греч. agathos — хороший) внутренней сущности человека. Но идеальная осуществленность этой калокагатии, примером чего было классическое искусство греков и о чем мечтали поэты и философы, не могла сохраниться в реальной жизни. Гесиод, живописуя прекрасную видом и злую душой Пандору, понял дисгармонию мифологического, а значит, и реального бытия и создал великолепный по своей жизненности символ.

69. Афина. Фрагмент статуи работы Кефисодота из Пирея. V в. до н. э. Афины. Национальный археологический музей


В дальнейшем поэтесса Сапфо (VII в. до н. э.) ощутит перевес внутренней, душевной, красоты, предоставив внешней, физической, радовать лишь человеческий взор.

70. Рождение Афины. Фрагмент росписи пелики Мастера Рождения Афины. Около 465 г. до н. э. Лондон. Британский музей


И Платон в диалоге "Пир" устами Алкивиада набросает выразительный портрет Сократа, где дисгармония внешнего безобразия и внутренней красоты духа окажется символом идеальной мудрости, не нуждающейся в украшениях и доступной только для тех, кто доберется до нее, преодолев уродливую оболочку тела. Но до этих классических времен поэзии и философии еще далеко. А миф уже зафиксировал ужасную перспективу, открывшуюся для ограниченного человеческого ума, — вечно обманываться и вечно страдать, принимая зло за добро и соблазняясь ложью прекрасного лика. Надежды избежать этого пути нет. Она осталась на дне захлопнутого Пандорой сосуда.

Законные браки Зевса и рождение детей

На классическом Олимпе, где все сияет, где природа благодетельна, мир желанен, а война ненавистна, особый характер приобретает деятельность наследников Зевса и его помощников, воплотивших в себе новое отношение к упорядоченному космическому бытию и воцарившейся в нем красоте.

Метида и рождение Афины

Семья богов на Олимпе разрасталась, так как Зевс вступал в брак не один раз.

Если внимательно остановиться на женах и детях Зевса, выясняется любопытная историко-мифологическая картина. Все на Олимпе шло к тому, чтобы власть Зевса укреплялась, чтобы бытие богов было осмыслено с человеческой, а не с природной точки зрения, создавая надежную опору и защиту для мира смертных взамен прежнего его умаления и унижения перед неведомой страшной силой с ее иррациональным и безжалостным воздействием.

71. Афина. Метопа храма Зевса в Олимпии. 470-457 гг. до н. э. Олимпия. Музей


Примечательно, что Зевс стремится, создавая олимпийскую семью богов и вступая в брак, приумножить в первую очередь свою мудрость.

Вот почему первой его супругой стала океанида Метида (греч. metis — мысль), та самая, которая в свое время помогла Зевсу возвратить на свет проглоченных Кроносом детей. Однако Зевс знает, какая сила таится в мудрости и как женщина может обратить ее во зло, особенно если это могущественная богиня. Кроме того, все та же Гея — Земля предсказала, что Метида родит ему дочь Афину, а вслед за этим — и это уже самое страшное — сына, который лишит отца власти (Гес. Теог. 886-900). Поэтому Зевс, следуя уговорам Земли и Урана — Неба, отправил Метиду в свое чрево и, таким образом, один стал владеть преизбытком разума, что для мифологии патриархата составляет абсолютную необходимость.

72. Зевс и Гера. Фрагмент росписи кратера из Аттики. VI в. до н. э. Лондон. Британский музей


Этот акт с точки зрения историко-мифологической несомненно указывал на укрепление мудрости мужского, организующего начала в олимпийский период. А кроме того, он давал возможность Зевсу по собственному усмотрению распоряжаться этой мудростью, оберегая тем самым свою безопасность.

Следствием подобной разумной деятельности Зевса явилось чудесное рождение дочери Зевса — Афины (там же 924-926). В поздних версиях мифа о проглатывании Зевсом Метиды не упоминается как о грубом акте, имеющем древние доолимпийские корни (ведь Кронос тоже глотал своих детей).

73. Гермес убивает Аргуса. Амфора Мастера Эвхарида. Около 490 г. до н. э. Гамбург. Кунстхалле


Афина, как единодушно повествуют классические мифографы, появилась не-посредственно из "священной" головы "многомудрого" Зевса.

Прекрасная богиня, защитница городов, "дева с хитроискусным умом", светлоокая Афина рождается в доспехах, сверкающих золотом, изумляя собрание бессмертных. Только что родившаяся дочь прыгнула на землю, потрясая копьем, под ее тяжким прыжком заколебался Олимп, застонала земля, дрогнуло море, закипело волнами, хлынуло на берег. Даже Гелиос в изумлении остановил на небе своих коней и ждал, пока богиня не сняла доспехов. Зевса же, виновника этого фантастического рождения, объяла радость (Гом. Гимн. XXVIII).

74. Храм Геры в Олимпии. V в. до н. э


При этих необычных родах Зевсу помог, ударив его топором по голове, Прометей (значит, он еще не был пригвожден к скале) или Гефест — кузнец (значит, он уже появился на свет, что указывает на ряд внешних довольно частых несообразностей в разновременных пластах мифа). Рождение богини произошло будто бы у реки или озера Тритон в Ливии, отчего она и называется Тритонидой. Афина есть несомненное продолжение мысли Зевса, исполнительница его замыслов. Она, по сути дела, призвана осуществлять скрытые намерения Зевса, будучи дочерью и его и Метиды, а так как Метида стала сущностью Зевса, то, значит, Афине достаточно оставаться дочерью только одного отца. Отныне Афина предназначена быть ближайшей помощницей Зевса в устроении героического мира, покровительницей героев, но не всех, а отличающихся разумной силой.

Отцовское начало сделало Афину любимой богиней классической мифологии. Но независимость Афины, ее гордость девы-воительницы, хранящей свое целомудрие, указывают на то, что образ этот сложился не просто, а связан с древнейшими представлениями о самостоятельности женщины, не нуждающейся в мужском начале, терпимом (как у амазонки) только в силу необходимости порождения потомства. Но бессмертной богине нет нужды в потомстве, ее дети — герои, о которых она печется, подбадривая их своим совооким взором, загадочно мерцающим из-под шлема, или, совсем наподобие Зевса, помавая головой в знак одобрения.

75. Арес Людовизи. Римская копия с греческой бронзовой статуи 320-310 гг. Около 150 г. до н. э. Рим. Национальный музей (музей Терм)


Появление дочери Зевса, рожденной разумом отца, имело для классической мифологии столь принципиальное значение, что через тысячу лет в трагедии Эсхила "Эвмениды" (заключительная часть трилогии "Орестея") защитники Ореста, убившего мать, будут подтверждать правоту сына, ссылаясь на значительность и первичность мужского начала вообще, поскольку Зевс в былые времена сам породил Афину, не нуждаясь в браке с женщиной.

Итак, первый брачный союз Зевса и рождение Афины подготовили почву для появления и развития особого поколения людей — героев, по имени которых стал именоваться самый блестящий период мифологической истории.

Фемида. Рождаются Оры и Мойры

Следующая, вторая супруга Зевса — Фемида (греч. themis — установление, нечто законное), дочь Геи и Урана, то есть титанида (Гес. Теог. 900-906). Происхождение ее вполне архаическое, и в ряде мифов она отождествляется с Землей, считаясь матерью Прометея. Именно она передала Прометею тайну будущего рокового брака Зевса и Метиды, в результате которого Зевс потеряет власть.

Дар прозрения и прорицания будущего дает ей возможность справедливо решать дела настоящего, почему она и воплощает функции справедливой, правосудной богини.

Фемида в свое время получила от Геи знаменитый оракул в Дельфах, передала его своей сестре титаниде Фебе, а та в свою очередь принесла в дар Дельфийское прорицалище своему внуку Аполлону. Так, Земля — Фемида оказалась родоначальницей древней мудрости прорицания в классической мифологии, перешедшей во владение Аполлона.

Фемида родила Зевсу трех Ор — богинь времен года — Евномию (Благоза-коние), Дику (Справедливость), Эйрену (Мир), а также, что чрезвычайно характерно для классической мифологии, трех Мойр — богинь судьбы (греч. moira — участь, часть) — Клото (Пряху), Лахезис (Дающую жребий), Атропос (Неотвратимую), тех самых, которые в архаический период были дочерьми Ночи.

Оры также унаследовали черты архаических, природных божеств, на что вполне явственно указывают имена, данные им в Афинах, — Ауксо (Приумножительница), Талло (Цветение), Карпо (Плодоносящая). Значит, времена года с приуроченными к ним произрастанием и плодоношением оказались в классической мифологии тоже подвластны Зевсу.

Архаические Мойры, представление о которых было связано с обычаем уделять определенную часть еды, добычи или жертвоприношения каждому члену рода, объединяя их в одно целое, теперь в классической мифологии патриархата настолько зависят от Зевса, что он именуется даже Мойрагетом — Водителем Мойр и статуя его находится в Дельфийском храме рядом со статуями Мойр. Зевс Мойрагет знал все человеческие дела, все, что Мойры назначали человеку, и все, в чем они ему отказывали.

Как видим, Зевс благодаря союзу с Фемидой сосредоточил в своих руках правосудие, идею справедливости, добросовестное исполнение законов и, что крайне важно, мирную жизнь в пределах неба и земли.

Таким образом, в основе владычества Зевса Олимпийского лежит принцип гармонии, а не дисгармонии, мира, а не войны, разумных установлений, а не стихийного своеволия.

Гера — грозная охранительница законного брака. Рождение Ареса и Гефеста

Наконец Зевс вступает в третий законный брак со своей родной сестрой Герой, богиней, блюдущей устои моногамной патриархальной семьи, зорко следящей за верностью мужчины и правильностью взаимоотношений родителей и детей (там же 921-923).

И хотя среди незаконных жен Зевса были великие богини Деметра, Евринома, Мнемосина и Лето (о связях Зевса с нимфами и смертными женщинами и говорить нечего), Гера — главенствующая супруга и хранительница семейных устоев — преследовала эти незаконные увлечения Крониона.

76. Хариты. III в. до н. э. Кирена. Музей


Особенно жестоко Гера покарала дочь реки Инах, прекрасную Ио. Она превратила ее в корову (по другой версии, это сделал сам Зевс, поклявшись, что с ней не сходился), приставила к ней стражем всевидящего Аргуса, наслала на нее жалящего овода. Когда Гермес убил по приказу Зевса стоглазого стража, Ио, гонимая безумием (по греч. "овод" и "безумие" обозначаются одним словом — oistros), странствовала вплоть до пределов Египта, где она родила Зевсова сына Эпафа, родоначальника многих героев и среди них самого Геракла (Аполлод. II 1,3; Эсх. Пром. 846-876).

Таким образом, и незаконные связи Зевса, и преследования Геры не только не помешали появиться на свет знаменитым потомкам Зевса, без которых была бы немыслима вся мифология героизма, но даже способствовали в конечном счете укреплению героического мира и прославлению богов, объединяя в одно целое Олимп и землю. Зевс и его дети невольно оказались связанными кровными и родственными узами с поколением героев, о которых речь пойдет дальше, и тем самым даже Олимп как божественная твердыня станет в конце концов доступным для самых достойных и прославленных из них.

Однако архаическое прошлое Геры, ее былой фетишизм и зооморфизм (на острове Самос ей поклонялись в виде деревянного фетиша, в городе Аргос она — священная корова) сказываются в первую очередь на ее сыне Аресе (Ил. V 96), боге безудержной и жестокой войны, имеющем свои корни в догреческом, возможно фракийском, мифологическом субстрате. Во всяком случае, среди олимпийцев Арес с его непризнанием всяких разумных и правовых норм чувствует себя неуютно, особенно рядом с богиней Афиной, мудрой воительницей.

77. Деметра и Персефона. Терракота из Коринфа. Около 620 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Зевсу, самому прошедшему через битвы с чудовищными противниками (титаны, Тифон, гиганты), положившему в основу олимпийского бытия мир и гармонию (Эйрена — Мир — его законная дочь от Фемиды, богини справедливости, а Гармония — его внучка), был ненавистен Арес именно за то, что он похож нравом на Геру, от которой сын унаследовал древнее матриархальное буйство.

Арес, отличающийся буйным нравом и вероломством, явно нелюбим Зевсом. Ему дана в удел презираемая Олимпийцами кровожадная, дикая, бессмысленная резня. По мнению Зевса, Арес самый ненавистный из богов, и отец рад был отправить его глубже всех потомков Урана в Тартар (там же 889-898). Но он все-таки и Зевсов сын, а жестокую войну невозможно вести, не истребляя людей. Значит, необходимо существование Ареса уравновесить Афиною.

Зато дочь Геры Илифия особенно близка матери. Она покровительница ро-жениц, посылающая им и страдания и освобождение от них. Илифия неизменно повинуется матери, а Гера не раз прибегает к ее помощи, чтобы причинить вред соперницам (Каллим. IV 255-258).

78. Деметра. Фрагмент фриза алтаря Зевса в Пергаме. Около 180 г. до и. э. Берлин. Государственные музеи


Другая дочь Геры и Зевса — Геба, богиня вечной юности, прислуживающая на трапезах богов, создавая милый семейный уют в доме Зевса. Ее отдадут в жены любимому сыну Зевса, Гераклу, когда тот после всех страданий будет взят на Олимп и станет там богом.

Гера упорно отстаивает самостоятельность своего женского начала, доходя до невероятных крайностей. Так, по одному свидетельству, Гера совершила страшное дело в ответ на рождение Афины. Ударом ладони по земле она способствовала рождению из нее чудовищного Тифона (Гом. гимн. II 154-174). Правда, по более распространенному мифу, Тифона рождают Гея — Земля и Тартар еще до укрепления Зевса на Олимпе, так что Гера оказывается непричастной хтоническому чудовищу и остается богиней классической мифологии. Но все-таки это свидетельство знаменательно.

79. Муза Клио. I в. н. э. Ленинград. Государственный Эрмитаж


Чудесное рождение Афины (по другой версии) послужило поводом для появления на свет Гефеста тоже не менее удивительным путем, и тут уже без участия отца (Гес. Теог. 927 сл.). Но месть Геры Зевсу оказалась испытанием в первую очередь для нее как для матери — ибо без участия Зевса, своего мужа, она могла породить только уродливого Гефеста или просто чудовище Тифона. Печальное рождение Гефеста и попытка Геры отделаться от него, сбросив с Олимпа, что только усугубило его хромоту, и породили его вражду к матери (Гом. Гимн. II 138-140).

80. Муза Терпсихора. I — II вв. н. э. Рим. Музеи Ватикана


Любопытно тем не менее, что ненавистный матери сын защищает ее перед Зевсом, за что терпит наказание, будучи вторично сброшен с Олимпа, но уже отцом (Аполлод. I 3, 5; Ил. VI 135).

Гефест, несмотря ни на что, глубоко ощущает кровную и историческую связь с матерью в двух планах.

81. Муза Урания. I — II вв. н. э. Рим. Музеи Ватикана


Как мы знаем, Гера — одна из главных покровительниц ахейских героев, их активная союзница, часто идущая на хитрость ради помощи своим подопечным. И это объединяет Геру с эпохой героизма в истории развития мифологии. Вот почему Гефест охотно выполняет ее просьбы. Помогая Ахиллу, огненная сила Гефеста успешно сражается с водами речного бога Ксанфа (Ил. XXI 330-384). С другой стороны, с матриархальными рудиментами Геры вполне уживается огненная стихия Гефеста как демонической силы, все пожирающей и испепеляющей. Однако, в отличие от Гесиода, Гомер считает Гефеста законным сыном Зевса и Геры, а такое олимпийское происхождение преобразует древнего повелителя огня в благодетельное божество, отдающее огонь на пользу богам и людям. Недаром Гефест, как сын Зевса, берет в жены Афродиту. По другой версии, его супруга — тоже дочь Зевса, одна из Харит, прелестное и милостивое божество (там же XVIII 382-383).

82. Муза Талия. I — II вв. н. э. Рим. Музеи Ватикана


Как сын Зевса, Гефест иногда направляет свое искусство во вред Гере, наказывая ее. Он выковывает прекрасный трон, но когда Гера усаживается на него, ее охватывают золотые узы, и богиня испытывает муки от своей беспомощности и стыда (Гигин 166).

Итак, появление Гефеста на свет сопряжено с мучительными для него событиями, хотя именно благодаря им постепенно формируется в олимпийской мифологии образ некрасивого, но умного и доброго бога, страдающего от распрей отца и матери, сознающего материнское несовершенство и жестокость отца, жалеющего чужих матерей и чужих сыновей.

83. Муза Полигимния. I — II вв. н. э. Рим. Музеи Ватикана


Классическая мифология в лице Гефеста обретает бога-помощника, наделенного сострадательным нравом, почему он и станет особенно близок людям.

Для Олимпа был также важен факт рождения близнецов Аполлона и Артемиды. Гера, как всегда предугадав здесь глубокие последствия, решительно противодействует этому для упрочения своего брака.

84. Муза Эвтерпа I — II вв. н. э. Париж. Лувр


Так в образе верховной богини причудливо переплетаются старинные матриархальные черты и совершенно новые функции, укрепляющие и облагораживающие отношения патриархальной семьи.

Незаконные браки Зевса и дети от них

Власть Зевса на Олимпе укреплялась еще и другим путем. Он ради продолжения потомства вступал в незаконные связи. Но, что самое интересное, дети от этих неканонических браков ничуть не уступали его другим, законным. Наоборот, Зевс утвердил себя на Олимпе именно через богинь, им любимых, ради которых он терпел унижения от ревнивой Геры и ради которых ему приходилось пускаться на хитрости.

Евринома и рождение Харит

Первой незаконной женой Зевса (по общему счету всех его семи браков — третьей) была океанида Евринома (Гес. Теог. 907-911). Она родила Зевсу трех прелестных и милых Харит (греч. charis — милость). Они воплотили в себе доброе, радостное и вечно юное начало жизни. Имена Харит — Аглая (Сияющая), Евфросина (Благомыслящая), Фалия (Цветущая). Здесь природа повернута к человеку своей благодетельной стороной вопреки злой и разрушающей стихии архаики.

85. Муза Каллиопа. I — II вв. н. э. Рим. Музеи Ватикана


Хариты, можно сказать, совершенно необходимы в мире, утверждаемом Олимпийским Зевсом и построенном на гармонии и порядке. Доброта, ласка, радость наряду с высокими подвигами, страстями и страданиями героев — привилегия классической мифологии. Это то, чего так не хватает в архаике, что ей было абсолютно чуждо и что облагородило и подняло в собственных глазах человека, способного на суровое мужество и на доброе сострадание к подобному себе.

86. Муза Мельпомена. I — II вв. н. э. Рим. Музеи Ватикана


Деметра и рождение Персефоны

Но вот оказывается, что Зевс претендует и на роль помощника в добывании средств к жизни. Вступив в незаконную связь со своей сестрой Деметрой (четвертый брак по общему счету), богиней плодоносной земли и урожая, Зевс начинает отвечать за прокормление людей, за их жизненную устойчивость, за их физическое благополучие (там же 912-914). А если принять во внимание, что его дочь от Деметры, Персефона, стала женой Аида и владычицей царства мертвых, то Зевс как бы вновь, уже в своем потомстве, возвращается к функциям древнего божества Зевса Подземного, или Хтония, а не только Зевса Небесного.

Мнемосина и рождение Муз

Еще более значителен любовный союз Зевса с титанидой Мнемосиной (греч. mnemosyne — память), хотя и он не освящен законом (пятый по общему счету брак). Этот брак совершенно необходим для укрепления Зевса в мире культурных классических ценностей (там же 915-917; 56-62).

87. Рождение Аполлона и Артемиды. Фрагмент рельефа римского саркофага. Делос и Лето. Около 150 г. н. э. Рим. Вилла Боргезе


Ведь без памяти и вне памяти немыслимо поступательное движение, невозможно любое развитие. Зевс объединяется с Памятью (как он раньше объединился с Мыслью) и порождает девять сестер, которые именуются Музами.

Эти Музы, рожденные в Пиерии, носят имя Олимпийских. Их имена — Каллиопа, Клио, Мельпомена, Евтерпа, Эрато, Терпсихора, Талия, Полигимния, Урания — указывают на связь Муз с пением, танцами, музыкой и вообще с утонченным наслаждением духа. Урания (Небесная) и Клио (Дарующая славу) наделяют человека способностями изучать небо и землю, ход небесных светил и земных дел.

88. Рождение Аполлона и Артемиды. Фрагмент саркофага из виллы Боргезе. Ирида и Илифия


Дальнейшая, уже не мифологическая, а реальная история античной культуры имела все основания считать Уранию покровительницей астрономических занятий, а Клио — исторических разысканий. Эрато стала Музой лирической поэзии, Евтерпа — музыки, сопровождающей лирическую песню, Каллиопа — эпической поэзии, Мельпомена — трагедии, Полигимния — гимнических песен, Терпсихора — танца и Талия — комедийного искусства.

89. Рождение Аполлона и Артемиды. Фрагмент саркофага из виллы Боргезе. Дети Лето перед Зевсом


Эти девять Олимпийских муз, видимо, имеют истоки в трех музах архаической мифологии, где они выражали первые начатки мудрости земли. Архаических муз почитали не певцы и поэты, а великаны Алоады (Паве. IX 29, 1-2), которые некогда принесли на горе Геликон жертвы и дали им характерные имена — Мелета (Опытность), Мнема (Память), Аойда (Песнь). Получается, что некогда существовали так называемые старшие музы, дочери Урана и Геи, а те, которые от Зевса, — музы младшие. Так, доолимпийская мифология уже имела ряд предпосылок для формирования не чисто физических, а каких-то новых, высших потребностей и способностей человека, который должен был сознательно ориентироваться в жизни, закрепляя свои знания в памяти, и ощущать некую усладу души.

90. Аполлон, изливающий жертвенное вино. Роспись килика из Дельф. Около 470 г. до н. э


Видимо, все-таки хтоническое прошлое Олимпийских муз давало себя знать и в классической мифологии, потому что они имели иной раз потомство явно оргиастического и стихийного типа, например корибантов и сирен наряду с такими певцами героического времени, как Орфей и Лин.

Прислушаемся к тому, что повествует об Олимпийских музах Гесиод, поэт и земледелец из селения Аскра, расположенного у подножия Геликона.

91. Аполлон-кифаред, он же Мусагет. Рим. Музеи Ватикана


В "Теогонии" — поэме о рождении и поколениях богов, одном из главных источников мифологии, — Гесиод рассказывает, не смущаясь невероятностью событий, о своей встрече с Музами на геликонских вершинах. Оказывается, девять олимпийских сестер имеют обыкновение водить там хороводы, обходя жертвенник Зевса и источник "фиалково-темной" воды. Они омывают свои тела в течениях Пермеса или в роднике Иппокрены (его выбил копытом из скалы крылатый конь Пегас), а затем предаются пляскам. Когда же наступает ночь, то, одевшись непроглядным туманом, Музы спускаются со священной горы и приходят вниз, ближе к людям. Они распевают чудесные песни, прославляя великих Олимпийцев — Зевса и Геру, Афину и Аполлона с Артемидой, Посейдона и Афродиту с Фемидой, Гебу, Диону и ее дочь Лето, — древних титанов Иапета и Кроноса, Зарю и Ночь, Солнце и Луну, мать-Землю и воды Океана.

92. Артемида. Роспись псиктера. 2-я половина V в. до н. э. Париж. Лувр


Именно эти Олимпийские музы повстречались с Гесиодом, когда он пас у подножия Геликона овец, поведали ему о том, как они умелы на хитрые выдумки, о том, как можно превращать лживые рассказы в чистейшую правду.

Собственно говоря, Музы открыли Гесиоду тайну поэтического вымысла — того, что мы сейчас называем фантазией. А вслед за этим они вручили Гесиоду вырезанный ими посох из зеленого лавра, дерева любимых Аполлоном певцов и поэтов. Вручая свой дар, Музы вдохнули в пастуха Гесиода дар божественных песен. Сам о том не подозревая, Гесиод привел замечательный пример фетишистского понимания поэтического вдохновения. Оказывается, оно, как живое существо, обитает в лавре, а значит, и в лавровом посохе, вместе с которым оно чисто физически переходит во владение Гесиода.

93. Артемида у алтаря. Роспись чаши из Коринфа. 2-я половина V в. до н. э. Лондон. Британский музей


Так, Музы обучили Гесиода песням и создали поэта, а он в свою очередь прославил в "Теогонии" дочерей Зевса (1-116).

Их уста изливают сладкие звуки, на которые в ответ звучат не менее сладостные песни обитателей Олимпа. Музы воспевают божественный мир во всей его целостности, от Земли и Неба до Зевса и его потомков. Как и подобает божествам классической мифологии, они не только наделяют людей даром приятного слова, но воспевают установленные Зевсом законы, добрые нравы, царящие на Олимпе, внушают разумные мысли, утоляют печаль, прекращают ссоры.

94. Артемида. Фрагмент росписи скифоса. Около 400 г. до н. э. Тюбинген. Музей Университета


Таким образом, Музы закрепляют в памяти людей и в поэтическом слове все благие начинания Зевса Олимпийского, поддерживая, как и Хариты, Оры и Мойры, гармоническое устроение мира, послушное Зевсовым законам и вполне сознательно осмысленное.

Лето рождает Зевсу Аполлона и Артемиду

Эти общекультурные функции Зевса еще более укрепляются на Олимпе с рождением Аполлона (Гес. Теог. 918-920).

Бедная Лето, гонимая Герой, запре-тившей твердой земле дать приют будущей матери, с трудом нашла место, когда пришло время рожать. Она странствует по городам, горам и островам Греции — была в Афинах, Милете, на Эвбее, в Самофракии, в горах Пелиона, Иды, на островах Имброс, Лемнос, Лесбос, Книд, Наксос, Парос, Скирос, Эгина. И наконец каменистый Делос (он именовался тогда Ортигией и был плавучим, то есть не являлся твердой сушей) дает ей приют в ответ на мольбу Лето и ее клятву, что остров станет священным пристанищем Аполлона и будет почитаться в веках прославленным великолепным храмом.

95. Афродита на морской раковине. I в. н. э. Роспись в перистиле Дома Венеры в Помпеях


Лето мучается девять дней. Ей помогают при родах мать Зевса — Рея, его бывшая супруга — Фемида, мать Афродиты — Диона, супруга Посейдона — Амфитрита. Только злобная Гера задерживает Илифию, свою дочь, богиню родов. Однако богини находят выход. Они подкупают Илифию богатыми дарами. Тогда Лето, обхватив пальму руками, рождает Аполлона прямо в мягкий луговой ковер (по Аполлодору I 4, 1, Лето сначала родила Артемиду, а с ее помощью — Аполлона). И тотчас же улыбается земля, а богини, омыв младенца, повивают его тонкой белой тканью, завязывают ее золотым ремнем. Фемида впускает в губы ребенка нектар и амбросию.

Распускается золотой ремень, спадают пеленки, и вот уже Аполлон требует лук, лиру и заявляет о своих будущих прорицаниях.

Получив желаемое, "далекоразящий" Феб зашагал по земле, "богини остолбенели", а "Делос весь засиял, словно золотом", будто бы весь зацвел лесными цветами. И мать Лето веселилась сердцем, радуясь, что родила столь мощного сына (Гом. гимн. I 25-139; Каллим. IV 55-274).

96. Рождение Афродиты — трон Людовизи. 475-450 гг. до н. э. Рим. Национальный музей (музей Терм)


Итак, Лето, как незаконная супруга Зевса, испытала на себе гнев Геры, но зато она же оказалась счастливой матерью близнецов Аполлона и Артемиды. И если образ Артемиды, девы-охотницы, коренится в давних пластах мифологии как образ повелительницы лесов и зверей, то Аполлон являет собою пример божества, у которого его классическая сущность всячески пыталась подавить свое собственное архаическое прошлое.

Мощная фигура светлого солнечного бога, стреловержца, карающего чудовищ, Мусагета (Водителя Муз), вдохновенного певца, мудрого прорицателя и врачевателя, покровителя пастухов, строителя городов и основателя законодательств, никак не могла окончательно вытеснить оборотня-волка, истребителя пастушьих стад, фитоморфного демона, мрачного убийцу людей, насылателя смертельных болезней, разрушителя городов.

97. Рождение Афродиты. Фрагмент росписи скифоса Мастера Пентесилеи. Около 460 г. до н. э. Бостон. Музей изящных искусств


Однако чем больше укрепляется на Олимпе Зевс, тем большую силу набирает Аполлон, постепенно становясь каким-то универсальным классическим богом, тождественным с миром света, наконец, самим светом, сияющим, и даже — Водителем Мойр (Мойрагетом), скрепляющим всю мировую гармонию. В конце концов этот универсализм Аполлона доходит до такой степени, что поздние мифографы на склоне античности отождествят его с Зевсом. Но если не вдаваться в крайности поздней мифографии, настроенной философско-символически, то Аполлон классического периода действительно является наряду с Афиной одним из главных столпов Олимпа и вообще героического принципа бытия. Правда, в отличие от Афины, неизменно верной своему отцу, в Аполлоне заметны тенденции к соперничеству с Зевсом и самоутверждению вопреки отцовской воле.

Афродита — дочь Дионы

По традиционной классической версии Гомера (Ил. V 370), Афродита — дочь Зевса и богини Дионы, мирно уживающейся с Герой на Олимпе. По древней версии, она родилась из крови оскопленного Кроносом Урана, попавшей в море. Однако классическая мифология, чуждая грубого хтонизма, преображает эту мрачную картину и живописует рождение богини любви и красоты исполненным великолепия и пышности, вне которых не мыслятся олимпийские боги.

98. Эрот. Роспись арибалла Дуриса. 490-480 гг. до н. э. Афины. Национальный археологический музей


Гонимая дуновением Зефира по волнам, к острову Кипру в воздушной пене приплыла Афродита. Дочери Зевса, Оры, радостно встречают богиню, облекая ее нетленной одеждой, увенчивают голову золотым венцом, в уши вдевают золотые серьги, шею обвивают золотым ожерельем. В сопровождении прелестных Ор — Евномии, Дики, Эйрены — пришелица в мир, названная Кипридой, шествует к богам-олимпийцам. Те в знак приветствия пожимают ей правую руку и, дивясь фиалковенчанной Афродите, зажигаются страстью ввести ее супругой в собственный дом (Гом. гимн. VI). Красоте и власти Афродиты подвластны боги (все, кроме Афины, Артемиды, Гестии), герои и даже дикие звери — серые волки, медведи, огненноокие львы, барсы, — при виде богини кротко виляющие хвостами (там же IV 2-72).

99. Ирида и младенец Гермес. Фрагмент росписи гидрии Мастера Клеофрада. Около 470 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


Так таинственное существо, зародившееся в кровавой пене оскопленного Урана, попавшей в море (а от капель этой же крови в земле родились Эринии и гиганты), превращается в златовенчанную, улыбчивую, нежную Афродиту с изогнутыми ресницами, знаменуя этим как бы второе рождение Зевсова Олимпа и утверждение на нем красоты.

Гермес — сын Майи

С удивительными событиями на Олимпе связано также рождение Гермеса (там же III). Если это древнее, догреческое, возможно, молоазиатское по происхождению божество некогда было фетишем, грудой камней, каменным столбом (герма), которыми отмечались места погребения, границы владения, ворота дома, охранительные знаки на дорогах, то олимпийская мифология знает другого Гермеса. Это сын Зевса и Майи, одной из дочерей Атланта, внучки титана Иапета. Он родился в Аркадии. Матерью его была обитавшая в тенистой пещере горная нимфа — ореада, которую Зевс посещал по ночам, когда мирно спала "белолокотная" Гера.

100. Стадо коров Аполлона, украденных Гермесом. Фрагмент росписи гидрии. Около 525 г. до н. э. Париж. Лувр


Гермес-младенец возрос столь же быстро, как и другие божественные дети Зевса. Он родился рано поутру, в полдень уже играл на кифаре, а вечером выкрал у Аполлона коров.

101. Гермес. III — II вв. до н. э. Вена. Художественно-исторический музей


Кифару он умудрился смастерить из панциря найденной им черепахи. Он попросту выпотрошил ножом черепаху, затем нарезал тростниковые стебли, укрепил их на панцире, обтянул воловьей шкурой, сделал перекладину, приладил из овечьих кишок семь струн и тотчас же попробовал плектром струны, подпевая своей игре.

102 а. Пан. Статуэтка из Аркадии. Около 450 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи


Первое, что сделал Гермес, — это воспел собственное рождение, прославив Зевса и Майю, а также дом своей матери и счастливую жизнь в нем. Вечером ему страшно захотелось мяса, и он украл стадо Аполлоновых коров, уведя их хитростью (он вел их задом, а сам шел босиком, тоже пятясь задом, выбросив сандалии в море).

102 б. Пан. Статуэтка из Аркадии. Около 450 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи


Обильно вкусив жареного мяса от зарезанных двух коров, он, вернувшись домой, пробравшись сквозь замочную скважину, улегся в колыбель, прижимая к себе лиру и беседуя с матерью о своих будущих ловких проделках, мечтая взломать стену дельфийского храма и наворовать там золота.

103. Пан и пастушка. Фрагмент росписи кратера Мастера Пана. Около 470 г. до н. э. Бостон. Музей изящных искусств


Однако Гермесу приходится расстаться с лирой, которую он дарит Аполлону в обмен на стадо, тем более что гневный бог грозит забросить юркого Гермеса в туманный Тартар, откуда его не выведут ни отец, ни мать. Примиренные Зевсом на Олимпе, сводные братья возлюбили друг друга. Гермес вручил Аполлону в придачу сделанную им свирель, но зато получил в дар от Аполлона золотой жезл и искусство гадания (Аполлод. III 10, 2), скрепив дары клятвой водами Стикса.

104. Пан. Золотая монета из Пантикапея. 350-320 гг. до н. э. Берлин. Государственные музеи


Так от древнего фетишистского демона и примитивного обманщика Гермес только за одни сутки после своего появления на свет достигает положения помощника на путях живых и мертвых (благодаря золотому жезлу), а значит, покровителя героев (лира вручается Аполлону для строителей Фив, Персею он вручает меч для убийства Медузы, Одиссею — волшебную траву, спасающую от колдовства и т. д.) и, следовательно, посредника между богами и людьми, что было крайне необходимо для классического Олимпа.

105. Смерть Семелы. Рельеф римского саркофага. 170-180 гг. н.э. Балтимор. Художественная галерея Уолтере

Пан — внук или сын Зевса

Веселое смятение на Олимпе было вызвано рождением внука Зевса, сына Гермеса и древесной нимфы, дочери Дриопа (Дубовидного), Пана (Гом. гимн. XIX). Это божество с рудиментами хтонизма и миксантропизма (шерсть, козьи рожки, копытца) в классической мифологии не только пугает своими проделками встречных, но благосклонно к людям, охраняя стада и увеличивая приплод.

106. Зевс с младенцем Дионисом (возможно, Дионис и Энопион). Фрагмент кратера. Около 465 г. до н. э. Феррара. Археологический музей


Страшного, бородатого младенца, заросшего шерстью, в ужасе отбросила мать, но Гермес, взяв его на руки и закутав шкурой горного зайца, принес на Олимп. Боги весело смеялись, глядя на такое милое чудище, назвали его, "всех" порадовавшего, Паном (греч. pan — все) и приняли в свою семью. Положение Пана в Олимпийском кругу богов оказалось настолько прочным, что по некоторым версиям он является даже сыном Зевса и аркадской нимфы Каллисто или Зевса и богини Гибрис — Дерзости, наставником Аполлона в прорицаниях (Аполлод. I 4, 1).

107. Рождение Диониса из бедра Зевса. Роспись кратера Мастера Рождения Диониса. Около 410 г. до н. э. Таранто. Национальный музей

Рождение Диониса, сына Зевса и смертной женщины Семелы

Другое божество, Дионис — воплощение плодоносных сил земли — тоже хтонического происхождения, мощное иррациональной стихийностью и оргиазмом, оказывается в классической мифологии сыном Зевса, являющимся в разных ипостасях.

108. Рождение Диониса из бедра Зевса. Фрагмент рельефа римского саркофага. 170-180 гг. н.э. Балтимор. Художественная галерея Уолтере


То это древнейший Дионис Загрей (Великий охотник), связанный с критской мифологией, сын Зевса-Змея и Персефоны, то это не менее древний Дионис Иакх, сын Зевса и Деметры, связанный с элевсинской мифологией земли. Но на олимпийской ступени Дионис — сын Зевса и смертной женщины Семелы, дочери фиванского царя Кадма.

109. Нимфа с младенцем Дионисом. Фигурный лекиф. Около 380 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи


Рождение его тоже необычно, как и всех детей Крониона, не имеющих отношения к Гере. Однако коварство Геры сказалось и здесь: она сделала Зевса невольным убийцей Семелы. Гера, приняв вид старой няньки, внушила Семеле мысль потребовать от Зевса его появления перед возлюбленной во всей своей божественной мощи. Связанный клятвой, Зевс явился перед ожидавшей рождения ребенка Семелой в громах и молниях.

110. Силен с младенцем Дионисом. Фрагмент римской копии статуи Лисиппа. Около 320-310 гг. до н. э. Рим. Музеи Ватикана


Когда же громы и молнии испепелили Семелу и сожгли ее терем, Дионис, рожденный до срока (ему было всего шесть месяцев), был выхвачен Зевсом из пламени (Аполлон тоже выхватил из пламени костра своего сына Асклепия), зашит им в бедро, доношен до необходимого срока и рожден уже самим отцом вторично (Гес. Теог. 940-942; Еврип. Вакх. 1-9, 88-98, 266-297), подобно тому, как была рождена Афина.

111. Дионис с сатирами и менады. Фрагмент росписи кратера стиля Полигнота. Около 440 г. до н. э. Компьень. Музей


Зевс отдал сына через посредничество Гермеса на воспитание нимфам в дальние горы Нисы, и малыш рос в душистой пещере, увенчанный хмелем и лавром (Гом. гимн. XXVI).

112. Дионис и силен. Аттический кратер. V — IV вв. до н. э. Берлин. Государственные музеи


Однако Диониса, избежавшего гибели чудесным путем, преследовал гнев Геры, которая навела на него безумие, заставив его странствовать по Востоку вплоть до Индии. Это буйный бог, наводящий, в свою очередь, безумие на врагов, противников его культа (на своего родича фиванского царя Пенфея, на фракийского царя Ликурга), мчащийся в экстазе, окруженный вакханками и вакхантами, оборотень, вечно меняющий свой лик, изменчивый, как сама природа. То плющ и виноградная лоза, то бык и козел, лев и пантера, он сокрушает оковы и стены, освобождает человека от привычной и скучно-размеренной жизни (недаром он Лиэй — Освободитель).

113. Дионис с девой и Эрот. Роспись килика Мастера Мелеагра. Начало IV в. до н. э. Лондон. Британский музей


Вобрав в себя оргиазм природы, Дионис дает возможность человеку, ограниченному установлениями, традициями, законами, выразить кроющийся в каждом избыток сил, приобщиться к беспредельной божественной стихии, почувствовать неизмеримость свободы от любых уз, ощутить собственную мощь. Но Дионис, как олимпийское божество, не препятствует возвращению своих адептов к мирной и деятельной жизни, демонстрируя единство разрушения и созидания, гармонии, безграничности и предела, свободное приобщение человека к тому и к другому. Дионис, который в своей древнейшей ипостаси был растерзан титанами и возрожден Афиной, этот полубог классических мифов, в конце концов достигает высот Олимпа и бессмертия в награду за все свои страдания и даже претендует войти в число двенадцати великих Олимпийских богов.

114. Дионис и сатиры. Фрагмент росписи кратера Мастера Клеофрада. Около 495 г. до н. э. Гарвард. Музей Гарвардского университета


Рожденный вне Олимпа, Дионис особенно характерен именно для олимпийской мифологии, поскольку в его образе, уходящем в глубины хтонизма, наличествуют замечательные тенденции всемерно растущего героизма, которому благодаря неимоверным испытаниям, страданиям и подвигам станет открыто соперничество с богами, пусть не всегда удачное, пусть даже караемое бессмертными, но все-таки дерзко утверждаемое смертными людьми.

115. Силен. Фрагмент аттической амфоры. 2-я половина VI в. до н. э. Вена. Художественно-исторический музей


В дальнейшем мы станем свидетелями того, как дети Зевса, столь удивительным образом пришедшие на свет, станут помощниками и заступниками героев, тоже родившихся необычным путем от брака богов и смертных и мечтающих о чуде бессмертного бытия.

116. Силен и менада. Фрагмент росписи кратера. V — IV вв. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


Итак, появление на свет детей Зевса — это не бессмысленное преизбыточное плодородие старого хтонизма с его чудовищами, дышащими убийством.

117. Монумент в честь Диониса. Около 300 г. до н. э. Остров Делос


Наследники Зевса рождены для великих целей, они приходят в жизнь, исполняя возвышенные замыслы отца, утверждая новые разумные отношения, борясь со всякой иррациональностью и очищая землю от разрушительных сил, некогда порожденных Геей и ее потомками.

118. Сатир. Интальо, агатовый перстень Мастера Лондонского сатира. II в. до н. э. Лондон. Британский музей

Братья Зевса — Аид и Посейдон

Как видим, семья Зевса на Олимпе велика и разнородна, но она свидетельствует о попытке классической мифологии сделать всех главнейших богов зависимыми от Зевса и по их функциям и по их крови.

119. Приап. I в. до н. э. Вена. Художественно-исторический музей


Однако у Зевса, как известно, есть два брата, Посейдон и Аид, разделяющие с ним власть над миром. Аид с Персефоной не имеют потомства, как и положено богам царства мертвых. Смерть никого не порождает, но только берет, уносит, почему и бог Аид принимает их в свое царство.

120. Плутон, Персефона и Деметра. Фрагмент росписи стамноса Мастера Триптолема. Около 480 г. до н. э. Париж. Лувр


Находясь среди мертвых в мрачном и туманном подземном царстве, Аид даже свою собственную супругу должен был похитить на земле. Он умчал прекрасную Персефону, свою племянницу, дочь Зевса и Деметры, на золотой колеснице в разверзшуюся землю.

121. Деметра и Персефона. Рельеф из Элевсина. Около 450 г. до н. э. Элевсин


Персефона, будучи дочерью плодоносной Деметры и став супругой мрачного бога, осуществляет единство двух миров — жизни и смерти, что подтверждается ее появлением на земле в обусловленное время. Персефона и в царстве мертвых помнит землю, помогает героям, приведенным по воле судьбы к вратам смерти, но зернышко граната, которое дал ей насильно вкусить Аид, заставляет ее ежегодно возвращаться к нему и не пытаться простирать свою власть за пределы мира мертвых.

122. Плутон и Персефона. Фрагмент росписи апулийского кратера. Около 330 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


Итак, на историю Олимпа Аид и Персефона почти не оказывают влияния.

Посейдон, "владыка вод", "колебатель земли", "земледержец" (если судить по индоевропейскому корню его имени, еще и "супруг Земли"), как именует его Гомер, с древнейших времен славится анархической силой буйной морской стихии.

123. Плутон. Конец IV в. до н. э. Халкидон. Музей


Однако в законном супружестве с Амфитритой, дочерью Нерея, у него только один сын Тритон, божество морских глубин. Зато бесчисленны дети от возлюбленных Посейдона, смертных женщин и богинь. Сыновья, так же как их отец, отличаются диким нравом и полным беззаконием (великан Антей, чудовище Минотавр, братья-великаны Алоады, людоед Полифем, разбойники Скирон и Керкион и многие другие). Все подобные дети Посейдона гибнут от рук героев или терпят тяжелое наказание. Поэтому потомство Посейдона не может рассчитывать на право наследования и на власть в олимпийском мире. Лишь один из сыновей Посейдона — афинский царь Тезей — достоин великих подвигов, но и его крайне своеобразная биография имеет неизгладимые черты божественного отца. Однако судьбе Тезея, как и других героев, у нас отведено особое место.

Итак, выясняется, что подлинная власть на Олимпе и на земле принадлежит только Зевсу и его потомкам. Олимпийский Зевс по праву носит имя отца богов и людей.

Двенадцать Олимпийских богов и их окружение

Несмотря на то, что в классической мифологии устанавливается традиционная картина мира Олимпийских богов, с ней не все обстоит так уж просто и безоговорочно. Здесь имеется множество архаических рудиментов, все еще дающих о себе знать, целый ряд ферментов, указывающих на тенденции, полное воплощение которых осуществится позже, на исходе мифологического развития.

Принятое в изложениях мифологии представление о двенадцати Олимпийских богах тоже соблюдается достаточно условно. Обычно же в число двенадцати богов включается вполне устойчивая группа.

124. Посейдон, данаиды и Аполлон. Фрагмент росписи гидрии Мастера Эрбаха. Около 380 г. до н. э. Нью-Йорк. Музей Метрополитен


Зевс и Гера — верховные владыки Олимпа. Афина и Аполлон славятся мудростью и конструктивно-художественной деятельностью. Деметра — покровительница земледелия. Артемида — охотница. Афродита — богиня любви и красоты. Арес — божество необузданной войны. Гефест — основатель кузнечного дела и ремесел. Гермес — помощник в предприятиях человека (торговле, скотоводстве, искусстве, путешествиях). Гестия — хранительница домашнего очага. Дионис — божество виноградарства и вообще плодородия.

Однако Посейдон с гораздо большим основанием, чем Дионис, претендует на включение его в число двенадцати богов, хотя он владыка вод и обитает в морской глубине, а не на Олимпе. Диониса же, как сына Зевса и смертной женщины, попавшего на Олимп после своего обожествления, следовало бы исключить из этого числа.

Аид хотя и царь мертвых, но он родной брат Зевса и принадлежит вместе с ним к третьему поколению богов. Значит, Аид тоже имеет основание быть в числе двенадцати Олимпийцев.

125. Амфитрита. Римская мозаика в Доме Нептуна и Амфитриты в Геркулануме. I в. н. э


Таким образом, на двенадцатое место существует три претендента и говорить о незыблемости данной канонической картины очень трудно.

Зевс, как было сказано выше, роздал богам, своим союзникам, каждому определенные владения и упорядочил тем самым управление миром. Некоторые боги старшего поколения сохранили и при Зевсе уважение и почет. Земля — Гея и Небо — Уран находятся не у дел, но тем не менее зорко следят за событиями, происходящими в олимпийском мире и, как мы знаем, подают и будут еще подавать Зевсу полезные советы.

126. Храм Посейдона на мысе Сунион. 2-я половина V в. до н. э


Титан Океан, божество одноименной реки, тоже оказался среди самых почитаемых, так как в титаномахии не выступил против Зевса. Вместе со своей супругой Тефией он наслаждается мирной жизнью на краю света. Океан благодаря доброму нраву слывет хорошим посредником в трудных делах. Когда Зевс пытается узнать у прикованного Прометея хранимую им тайну, то именно Океан уговаривает Прометея пойти на мировую с Зевсом и получить от него прощение. Океану трудно понять непримиримость Прометея, и он, жалея сына Иапета, все-таки уверен, что действовать, преступая меру, нельзя. Он сам, отступив от братьев-титанов, сумел соблюсти меру жизненных отношений, так что в олимпийском мире жребий его вполне беспечален. Титаниды, сестры свергнутых титанов — мать Зевса Рея и его законная супруга Фемида, а также не вполне законные Мнемосина и дочь Океана Евринома — каждая получили свою почетную долю. Фемида правит справедливый суд, Мнемосина — живая связь памяти прошлого и настоящего — создает преемственность в развитии мира. Рее достаточно сознавать себя матерью Зевса. Что касается океаниды Евриномы, то она (по одной версии), вытесненная вместе со своим бывшим супругом Офионом с Олимпа Реей и Кроносом, теперь рождает Зевсу прекрасных детей и вполне умиротворена, восстановив через Зевса и дочерей свою связь с Олимпом.

127. Гарпии. Фрагмент росписи протоаттической вазы. 1-я половина VII в. до н. э. Берлин. Государственные музеи


В почете и морской старец Нерей, вытеснивший в новой жизни своего отца Понта — божественное Море. Нерей и Океан породнились, так что пятьдесят нереид, дочери Нерея и Дориды, оказались внучками мудрого Океана по своей матери океаниде.

128. Ирида и сатиры. Фрагмент росписи килика Мастера Брига. Около 490 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Три тысячи океанид — дочерей Океана и Тефии — и три тысячи потоков — сыновей Океана — вместе с нереидами целиком сохранили свое положение в мире классической мифологии, отличаясь от своей былой стихийной архаики благодетельным характером и получая антропоморфные, иной раз очень выразительные, черты.

129. Эос и Кефал. Фрагмент росписи кратера. Около 440 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Среди внучек Океана не только крылатые Гарпии, которым суждено погибнуть от рук героев, но и прекрасная Ирида — Радуга, вихреногая богиня, ставшая на Олимпе вестницей богов. Дети титанов Тейи и Гипериона — Гелиос, Селена и Эос — Заря — исправно светят на небе Олимпийцев, равно необходимые богам и людям. Они помогли Зевсу в подготовке гигантомахии, на время лишив мир своего света, и Зевс подтвердил их уделы.

130. Эос и Тифон. Фрагмент росписи Мастера Телефа. Около 470 г. до н. э. Бостон. Музей изящных искусств


Даже Кербер, медногласый пес с пятьюдесятью головами, порождение Тифона и Ехидны, несет охранительные функции у ворот Аида.

131. Ника Самофракийская. Около 190 г. до н. э. Париж. Лувр


Нашли свое место в царстве, упорядоченном Зевсом, Сторукие, стерегущие в Тартаре титанов, и Киклопы, кующие Зевсу громы и молнии.

Архаические боги помогают Зевсу укрепить власть

На примере некоторых мифологических персонажей особенно заметно, как Зевс стремится приумножить свою власть с помощью былых архаических сил.

Стикс

Стикс — страшное божество одноименной реки в царстве мертвых, океанида, дочь Океана и Тефии, причем одна из старших дочерей. Существует и другая версия ее происхождения, не менее почтенная: от Нике — Ночи и Эреба — Мрака. Само имя ее означает "ненавистная".

От брака с Паллантом, сыном титана Крия, Стикс родила примечательных детей — Зависть (или иначе Рвение), Нику (Победу), Власть и Силу.

В разгар титаномахии Стикс поспешила стать на сторону Зевса, прийдя ему на помощь вместе со своими детьми. А так как Зевс обещал своим союзникам сохранить их былой почет и владения, то после победы Зевса Стикс оказалась в числе самых почитаемых. Ее дети навсегда остались на Олимпе рядом с Зевсом — вот почему он постоянно наделен мощью, власть его неизбывна, а победа всегда ему сопутствует.

В награду богине Зевс заставил Олимпийцев испытывать их верность страшной клятвой холодными водами подземной реки Стикс. Ирида — вестница богов приносит для этого воду из подземного потока, и клятвы приносятся над золотой чашей с этой зловещей водой. Если бог нарушает клятву, он падает бездыханным и пребывает в таком виде год, не вкушая ни нектара, ни амбросии, а затем девять лет пребывает вдали от Олимпа, не участвуя в пирах богов, и лишь на десятый год возвращается в круг Олимпийцев. Верность Зевсу самой богини, испытанная в титаномахии, — залог божественной верности вообще. Поэтому клятва именем Стикс самая страшная и надежная (Гес. Теог. 775 — 806).

Союз Зевса и мрачной подземной богини, которая внушает ужас даже бессмертным, стал возможен только на путях всемерного укрепления власти Зевса. Кронид использует в полной мере устрашающее воздействие архаической богини на всех, кто от него зависит. Стикс наряду с другими хтоническими чудовищами предоставила свою мощь в услужение Зевсу и тем самым сохранила свое место в олимпийском мире.

Геката

Геката — дочь Перса и Астерии, внучка титанов Фебы и Коя. Это богиня мрака, ночных видений и чародейства, с помощью которого возможно вызывать мертвецов. Однако она особенно дорога Зевсу. И не только потому, что это племянница любимой им Лето и двоюродная сестра Аполлона и Артемиды. Кровные связи не имеют значения ни для Зевса, ни для других богов, если дело касается власти. Дело в том, что Геката оказалась верной союзницей Зевса и всей его семьи в борьбе с гигантами. Геката убила собственноручно гиганта Клития и честно сражалась с чудовищными сыновьями Геи.

В награду за верность богиня получила после воцарения Зевса власть над судьбою земли и моря. Сохранив архаические функции (она вызывает призраки умерших, охотится ночью со сворой собак среди могил и мертвецов, помогает в изготовлении зелий и вообще колдовству), Геката вместе с тем вошла в число богов — помощников людям в их повседневных трудах. Она способствует охоте, пастушеству, разведению коней, даже общественным занятиям человека (суд, народные собрания, состязание в спорах), покровительствует юношеству (там же 411-452).

132. Пелей и Фетида. Терракота. Около 450 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Геката в мире Олимпийских богов имеет двойственный образ (недаром ее изображают двуликой и даже трехликой): она земная — Хтония и небесная — Урания. Она богиня мрака и ночного сияния, лунная богиня, близкая Селене. Она, как и Артемида, охотница, но только ночная. В ней есть черты, близкие Деметре — жизненной силе земли и Персефоне — богине подземного царства. Ведь именно Геката помогает Деметре разыскивать ее дочь Персефону, похищенную Аидом.

В классической мифологии это доолимпийское божество связует два мира — живой и мертвый. Зевс, всемерно одарив Гекату, заставил архаический демонизм служить героям, которые с помощью этого последнего одерживают победу над темными силами, хотя и не без ущерба для собственного героического сознания.

Заговор против Зевса и решающая роль Фетиды в спасении Зевса

Как видим, устроение Олимпа оказалость делом достаточно сложным и трудным. Надо было не только победить и наказать соперников, но и ублажить прежних богов, своих союзников, и следить за родичами, тоже мечтающими о власти.

Зевсу пришлось пережить серьезное испытание, когда против него назрел заговор, в котором, по Гомеру, участвовали Гера, Посейдон и Афина Паллада (Ил. I 397 — 400). По схолиям к этому месту "Илиады", участниками заговора считаются Посейдон, Аполлон и Гера, что более вероятно. Независимо от имен участников заговора известно, что Гера и Посейдон всегда домогались власти, Афина и Аполлон настолько могучие боги, что вполне способны сами владеть Олимпом. Известно также, что в Троянской войне Гера, Афина и Посейдон объединились, действуя вопреки воле Зевса и стремясь помочь ахейцам, осаждающим Трою (там же XIV).

Заговорщикам, однако, как бы неожиданно помешала скромная богиня Фетида, дочь Нерея, морского старца, и океаниды Дориды, всего лишь одна из пятидесяти сестернереид.

Фетида не внушает ужаса, как Стикс или Геката, она, наоборот, мила лицом, но роль ее в мифологии героизма не менее значительна, чем у этих страшных богинь.

На руку Фетиды в свое время претендовали Зевс и Посейдон. Судя по всему, Фетида была неравнодушна к Зевсу и выбрала его, но оба ее жениха отказались от прелестной нереиды, так как их смутило некое предсказание. Как всегда, оно исходило от Геи, носящей много имен, в том числе имя Фемиды, и, по одной из версий, матери Прометея. Именно Гея — Фемида передала своему сыну тайну брака Зевса, которой можно было воспользоваться в борьбе против этого последнего. Заключалась она в том, что тот, кто возьмет в жены Фетиду, будет иметь сына, более могущественного, чем он сам, и готового лишить власти своего отца.

Прометей в конце концов открыл эту тайну Зевсу в обмен на освобождение от страданий. Зевс же в свою очередь отказался от Фетиды.

Но Фетида, несмотря на то, что ее отвергли, продолжала сохранять свою приязнь к Зевсу. Именно она в ответ на призыв Зевса о помощи повелела одному из Сторуких явиться немедленно на Олимп. Это был Бриарей — Эгеон. Он торжественно уселся рядом с Зевсом, сознавая свою непомерную мощь, а боги-заговорщики пришли в ужас и отказались от намерения заковать Зевса, лишив его власти (там же I 396 — 406).

Так Фетида с помощью Бриарея не только спасла Зевса и устрашила весь Олимп, но и продемонстрировала свои собственные возможности, какую-то свою удивительную власть над чудовищными Сторукими.

Если же вдуматься в мифологию Фетиды, то выясняется, что она чрезвычайно сложна и есть не что иное, как история стихийного архаического божества давних времен, чья судьба претерпела много унижений в героический век, сохранив, однако, память о былом могуществе.

133. Асклепий. Голова статуи с острова Мелос. 330 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Даже в облике этой нереиды есть несомненные рудименты архаики. Судя по тому, что Гомер именует Фетиду "среброногой", что-то напоминает в ней миксантропическое существо с хвостом, покрытым серебристой чешуей. Но в гомеровской поэзии тело ее серебрится от морских брызг, просвечиваемых солнцем. Фетида выходит из моря то ли как легкое облако, то ли она туман, что поднимается с моря. Как все морские божества, она самый настоящий оборотень (ср., например, Протея в гомеровской "Одиссее"), изменчивая, как сама морская стихия.

Фетида унижена, так как ее выдали за смертного человека, царя Пелея, несмотря на все ее хитрости, несмотря на умение превращаться в огонь, воду, птицу, тигра, льва, змея, не даваясь в руки мужа.

Фетида унижена тем, что сын ее, хотя он и великий герой Ахилл, смертен. Будучи еще и колдуньей, Фетида пытается изменить человеческое естество сына с помощью огня. Но колдовство ей не удается, шестеро ее детей гибнут, а Пелей едва сумел спасти Ахилла, выхватив его из рук матери (Аполлод. III 13, 4 — 6).

К этому можно добавить еще немаловажную деталь. Фетида — племянница океаниды Евриномы, возлюбленной Зевса. Евринома же — бывшая супруга Офиона, по всей видимости хтонического змея (на это указывает его имя), с которым она некогда царствовала на снежных склонах Олимпа, пока их не вытеснили оттуда Кронос и Рея (Аполл. Род. I 503 — 506).

134. Асклепий. Римская копия греческой статуи. IV в. до н. э. Неаполь, Национальный музей


Таким образом, дочь Нерея сама принадлежит к миру архаических богов, она им ровня и родня, она своя и среди Сторуких, которые готовы ей повиноваться. Зато в новом мире олимпийской мифологии прерогативы ее утеряны. Став супругой Пелея (хотя она покинула его и живет у отца), она заняла место скромного и незаметного божества. Фетида находится на обочине олимпийского великолепия.

Сама обиженная нынешними богами, она, сидя в гроте на дне моря вместе с Евриномой, помогает тем, кого тоже обидели. Именно Фетида приняла к себе младенца Гефеста, который родился хромоногим уродцем и которого мать Гера с презрением вышвырнула с Олимпа. Гефест воспитывался девять долгих лет у Фетиды (Гом. гимн. II 140 — 142) и Евриномы. Сын Зевса и Семелы Дионис бросился в море, преследуемый царем Ликургом. Там его спасла и приютила Фетида (Ил. VI 135 — 136).

135. Асклепий и Гигиея. Римская копия греческой статуи. IV в. до н. э. Рим. Музеи Ватикана


Она не появляется открыто на Олимпе и пробирается туда тайно от Геры (хотя от Геры ничто не скроется), одевшись туманом, чтобы просить Зевса о милости для своего сына. И как ни боится Зевс гнева Геры, но волю Фетиды выполняет (там же I 496 — 527).

Перед нами еще один пример того, как боги прежних времен уживаются в классической мифологии и, как будто не обладая реальной властью, все-таки совершенно необходимы здесь и даже помогают Зевсу в критические моменты, памятуя о своем былом могуществе.

Распри между Зевсом и Аполлоном

На заговоре против Зевса попытки противостоять его власти не прекратились.

Характерна в этом плане знаменитая история распрей между Зевсом и Аполлоном.

Первая из них является следствием участия Аполлона в заговоре на Олимпе. Разгневанный Зевс жестоко наказал Аполлона и Посейдона, заставив их в унизительном рабском виде служить троянскому царю Ааомедонту. Аполлон пас царские стада на склонах Иды (здесь сказалась его древняя функция покровителя стад), а Посейдон один или с помощью все того же Аполлона возводил мощные троянские стены (для Посейдона строительство не характерно и может служить только наказанием).

Боги работали целый год за условленную плату. Но когда пришел срок платежа, Ааомедонт плату удержал и выгнал богов, угрожая связать их по рукам и ногам да еще обрезать уши, как это делали жалким рабам. Боги, претерпевшие невиданную несправедливость, ушли без вознаграждения (там же XXI 441 — 457). За это Аполлон наслал на город чуму, а Посейдон — морское чудовище, на съедение которому отдали царевну Гесиону, дочь Лаомедонта, затем спасенную Гераклом (Аполлод. II 5, 9). Однако распри с Зевсом на этом не кончились.

136. Асклепий и больные. 1-я половина IV в. до н. э. Афины. Национальный археологический музей


Аполлон от Корониды, дочери Флегия — царя племени лапифов (а может быть, и нимфы), имел сына Асклепия. Мать, уличенную в измене, Аполлон убил, но из чрева Корониды, сжигаемой на погребальном костре, успел спасти сына (Гигин 202) и отдал его на воспитание кентавру Хирону (Овид. Мет. II 534 — 632), где Асклепий усовершенствовал полученный от отца дар врачебного искусства, которое привело юношу к мысли воскрешать людей.

Зевс увидел в такой дерзости Асклепия, во-первых, чрезмерную помощь людям (а мы знаем, что один из принципов царства Зевса именно мера), во-вторых, полное нарушение извечной гармонии жизни и смерти и, главное, в-третьих, покушение на основную прерогативу богов — бессмертие, распознав здесь, несомненно, попустительство Аполлона, тоже знаменитого своим целительным искусством. В гневе Зевс поразил Асклепия молнией, которую выковали ему Киклопы.

Но Аполлон решил отомстить за сына и отважился на поединок с Зевсом. Он выступил как бог-стреловержец, бог-губитель. Своими стрелами он перебил Киклопов — ковачей Зевсова оружия. В ответ Зевс решил ввергнуть Аполлона в Тартар, но тронутый просьбами его матери, богини Лето, отослал Аполлона уже вторично и снова в человеческом виде идти в услужение к царю Адмету в Феры (Фессалия, на севере Греции), где Аполлон ровно год пас царские стада, приумножив их, так как коровы приносили постоянно двойню (Аполлод. III 10, 4).

Находясь у Адмета, Аполлон помог Гераклу побороть Смерть и спасти от нее жену царя, самоотверженную Алкесту.

В баснях Эзопа (106 Hausrath)[12] есть еще один любопытный факт — о соперничестве Аполлона и Зевса в стрельбе из лука. Оказалось, что когда Аполлон натянул лук и пустил стрелу, то Зевс в это же время прошел то самое расстояние, на которое стрелял Аполлон. Этот сюжет имеет нравоучение: достойны смеха те, которые состязаются с сильнейшими (ср. у Гесиода в поэме "Труды и дни" 210: "Разума тот не имеет, кто меряться хочет с сильнейшим").

Все эти посягательства Аполлона на непререкаемую власть Зевса указывают на ранние формы мифологии классического периода, на неустойчивость олимпийской семьи, в которую к этому времени вошли боги, по происхождению своему совсем негреческие (Аполлон, Гефест, Афродита имеют малоазийские корни, Арес, видимо, фракиец) или догреческие (Прометей, Посейдон, Афина, Гера), сохраняющие остатки своей самостоятельности и в распрях с Зевсом. Но возможно, что в случае с Аполлоном здесь фигурируют также позднеолимпийские отношения, когда сын постепенно перенимает все отцовские функции, намереваясь его в конце концов вытеснить.

Следует вспомнить при этом ряд пророчеств Геи о наступлении конца Зевсова могущества. Да и вообще регулярная смена поколений богов неизбежна, иначе остановится мифологическая история, отражающая реальные социально-исторические сдвиги родового общества.

Кроме того, небезынтересен мотив служения людям как наказания божества за тяжкий проступок. Такой мотив в мифологии Аполлона, несомненно, связан с идеей периодического ухода и возвращения божества, с временным оставлением божественных функций и их обретением. Для бога вообще, и Аполлона в частности, рабское служение человеку равносильно уходу бога света в мрачное небытие, приобщению к смерти. Но так как боги бессмертны, то подобная смерть обязательно чревата возрождением, напоминая о всеобщей текучести, о постоянных изменениях в самой природе, о ее увядании и цветении, как это видно по мифу о насильственном пребывании Персефоны в царстве смерти и о периодическом ее возврате на землю, к матери Деметре.

Перед нами исконное в древнем мифологическом сознании чередование жизни и смерти, света и мрака, дня и ночи, ухода и возвращения, то есть целостная картина природного бытия, на которое опирается и из которого вырастает человек общинно-родовой формации.

Соперничество Посейдона с Афиной и другими богами

Не менее интересны споры Посейдона с Афиной Палладой и другими богами, поскольку они свидетельствуют о стремлении древнего морского божества утвердить себя вопреки разумным замыслам Олимпийцев.

Посейдон вступает в спор с Афиной из-за владычества над Аттикой, причем орудием его является традиционный трезубец, самый настоящий фетиш, наделенный живой магической силой.

Посейдон претендует на власть в Афинах и, одаряя жителей Аттики, выбивает трезубцем из скалы источник соленой воды, но никак не пресной, столь необходимой в засушливой стране.

Тогда Афина одаряет жителей этой земли плодоносной маслиной. Но Посейдон не унимается и спорит на суде с Афиной, требуя справедливости. Решение выносят афинские цари Кекропс и Кранай (по другой версии, сами Олимпийские боги) в пользу Афины, взрастившей на скалах акрополя маслину, кормилицу народа Аттики (Аполлод. III 14, 1).

Стать основателем и покровителем поселений и городов, как это характерно для Афины, Аполлона, Зевса, Посейдону никак не удается. Древняя стихийная мощь Посейдона разрушительна, а не созидательна, поэтому он тщетно вступает в соперничество с богами, помогающими планомерному устроению жизни. Из Афин и Трезен Посейдона вытеснила Афина, из Дельф — Аполлон, из Аргоса — Гера, из Коринфа — Гелиос, с острова Эгины — Зевс, с острова Наксоса — Дионис. Единственное владение, где царили дети и потомки Посейдона — остров Атлантида, да и тех за нечестие, пороки и небывалую роскошь, вызвавшую падение нравов, покарал Зевс, уничтожив эту страну (Платон. Критий). Посейдон постоянно вступает в распри и споры со всеми богами, проявляя свое самовластие и каждый раз пуская в ход знаменитый трезубец. Начало гомеровской "Одиссеи" (I 68 — 79) дает полное представление о презрении Посейдона к законам, установленным на Олимпе, а V песнь той же "Одиссеи" рисует выразительную картину Посейдонова буйства на море, когда он насылает ураганный ветер на плот Одиссея, разбивает его в щепы, будоражит трезубцем море, тучи и ветры (V 291-319), мстя за ослепление Одиссеем своего сына, людоеда Полифема.

137. Вотивные приношения в храм Асклепия — изображения исцеленных или нуждающихся в исцелении членов. Коринф. Музей


Он насылает не только морские бури, но и землетрясения (на острове Фера есть храм, посвященный Посейдону Асфалию, дарующему безопасность при землетрясениях); наводнения, как было в Аргосе (там храм Посейдону — причине наводнений) после соперничества с Герой и в Аттике после спора с Афиной, когда он затопил Элевсин; бесплодие земли, как это было в Трезене (там есть храм Посейдона Фитальмия — пропитавшего растения солью) после распри с той же Афиной, когда он затопил землю морской водой и лишил ее плодородия.

Посейдон все время стремится главенствовать на Олимпе, хотя получил по жребию свой удел — море. Но древнее хтоническое прошлое Посейдона столь сильно, что он никак не может найти себе позитивного места в мифологии героизма. Посейдону, этому постоянному спорщику и носителю раздоров, ничего не остается, как насылать на людей бедствия и устрашать их грозными проявлениями стихий воды и земли. Власть на Олимпе для него исключена навсегда.

Сила судьбы и мудрость Земли

А есть ли какая-нибудь сила, которой подчинен сам Зевс и которая направляет его действия, или он поистине управляет Олимпом по собственному усмотрению?

Этот вопрос решается вполне конкретно в зависимости от разных ступеней героической мифологии, более ранних или более поздних.

Одно несомненно — наряду с Зевсом и всеми другими богами существует еще одна мощная сила, которую именуют судьбой.

Древнейшее понимание судьбы связано с представлением о неведомом, неожиданном, не имеющем названия демоническом проявлении. Как и положено демонической силе, она не имеет не только имени, но даже образа, налетая на человека внезапно и неся ему внезапную гибель. Однако в мифологии героизма этот древнейший демонизм находится в рудиментарном состоянии, что хорошо видно на гомеровских поэмах, где иной раз умирающий герой винит наряду со своими убийцами свою судьбу, которая его "сковала" или "окутала" (Ил. XVI 849; IV 517; XII 116) своей волей, причем судьба рядом со смертью может коварно подстерегать героя (там же XVI 853; XXI 110), убивая его из засады.

Гораздо более развита в олимпийской мифологии персонификация судьбы, которую обычно именуют Мойрой — участью (греч. moira — часть, доля), что присуща человеку от рождения. Мы уже говорили, что здесь сказался древний обычай родового коллектива наделять каждого определенной долей добычи, трапезы, жертвы, чтобы все члены рода оказались причастными общему, связующему всех делу. Отсюда — первоначальное воплощение участи человека в фетише, физическом предмете, наделенном живой силой.

Нами упоминался миф о Мелеагре, участь которого была заключена в головешке и жизнь которого завершается со сгоранием ее на костре.

В классической мифологии такое явление, несомненно, является рудиментом, так как здесь участь существует независимо от материи, в которой она когда-то заключалась, и получает божественный статус наряду с антропоморфным образом, правда, неясным, смутным, до конца неведомым и загадочным.

138. Гермес и Харон с умершей. Фрагмент росписи лекифа. V в. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


Это та самая Мойра или Мойры, число которых твердо не установлено и колеблется от одной до трех. Мойры — дочери Ночи, затем усердные пряхи: Лахесис — Дающая жребий, Клото — Прядущая нить жизни, Атропос — Неотвратимо настигающая человека. Так, судьбу героя может выпрясть мощная Мойра (там же XXIV 209; Од. VII 197). Но не только люди, сами боги зависят от этих мрачных, сосредоточенно работающих над пряжей сестер. Боги выполняют веления судьбы, не решая ничего сами. Поэтому великий Зевс в критическую минуту достает золотые весы и взвешивает на них жребии троянцев и ахейцев или жребии Ахилла и Гектора, ибо Зевс ограничен в своих собственных решениях (Ил. VIII 69 — 74; XXII 209 — 214).

139. Харон, готовящийся перевезти умерших. Фрагмент росписи лекифа. V в. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


Боги могут приблизить гибель героя или его спасение, только зная, что это уже установлено судьбой (гибель Гектора, Ил. XV 612 — 614; возвращение Одиссея, Од. V 41 сл.; спасение Энея, Ил. XX 332 — 338).

Но вот оказывается, что воля судьбы как бы сливается с решениями богов, отождествляется с ними, и тогда Зевс именуется Морием, то есть дарующим предназначенную участь. Теперь сами боги прядут участь человека, о чем не раз упоминается, например, у Гомера (Ил. XXIV 525; Од. I 17). И Зевс достает уже не золотые весы судьбы, а свои собственные, направляемые им по своей воле (Ил. XVI 658).

140. Танатос и Гермес с умершей (возможно, с Ифигенией или Алкестой). Рельеф на базе колонны храма Артемиды в Эфесе. V в. до н. э


Зевс классического Олимпа и мифологии героизма настолько велик, что три Мойры, как мы знаем, становятся его дочерьми от богини Фемиды, а он сам по праву возглавляет шествие Мойр, именуясь их Водителем, Мойрагетом. В храме Зевса Олимпийского в Афинах, по сообщению известного писателя Павсания, над головой статуи Зевса находилось изображение Мойр, чтобы всем было видно, как "предопределение и судьба повинуются одному только Зевсу" (Павс. I 40, 4). Более того, в поэмах Гомера фиксируется и такой позднеклассический мотив в словесной формуле: "мойра божества", то есть судьба, исходящая от божества, а также "айса Зевса", то есть судьба, исходящая от Зевса (айса — одно из наименований судьбы, дарующей всем равную часть).

141. Гипнос. Римская копия с греческой статуи. IV в. до н. э. Лондон. Британский музей


Зевс Олимпийский, несомненно, великая сила. Он достигает такого положения, когда сам становится отцом судьбы и ее владыкой. Однако сила эта не обладает устойчивостью даже в самые блаженные для Зевса времена. Еще до рождения Зевса существуют такие могущественные владыки, такое знание глубин теогонического процесса, такое прозрение будущего, что мощь Зевса то и дело направляется в необходимую и ему и его участи сторону кем-то извне или, скорее, из глубин мироздания. А это и есть мудрость матери-Земли.

142. Радамант, судья в царстве мертвых. 1-я половина III в. до н. э. Роспись гробницы в Македонии


Земля еще до рождения Зевса предопределила появление на свет нового поколения богов, ограничив безмерную плодовитость Урана. Она направила титанов на преступление против их отца и тем самым создала прецедент для обязательной, совершенно необходимой в мифологической истории борьбы детей против собственных отцов. Мать-Земля, произведя на свет чудовищных титанов и Тифона, укрепляла и выковывала мощь Зевса, будущего владыки Олимпа. Сначала она помогла ему спастись от прожорливого Кроноса. Позже она содействовала ему в борьбе с титанами. По ее мудрому прозрению Зевс избежал рождения сына, более мощного, чем он сам, дважды — от Метиды и от Фетиды. Земля давала Зевсу советы сама или через посредничество Прометея.

Наступят времена, когда в мире будут жить и действовать герои. И тогда снова станет Зевс внимать советам Земли, являясь исполнителем ее воли. Земля и судьба как бы сольются вместе, а Зевс не без их участия возьмет в супруги богиню мести Немесиду и станет орудием мести Земли всему роду героев, против которого он ополчался не раз, но которому наконец суждено будет истребить самого себя по воле все той же матери-Земли. Но это предмет особого повествования.

Вид от вершины Олимпа и до глубин Тартара

Итак, Зевс обитает на Олимпе, на той самой горе или, вернее, том горном хребте, что протянулся вдоль границ Фессалии и Македонии. Еще в древности Олимп поражал воображение греков своей высотой (около 3 тыс. м, а именно 2985 м) и величественностью. Его вершина, покрытая вечными снегами и прячущаяся в облаках, как бы смыкается с небом, почему и кажется, что Олимп и небо — одно и то же. Эта мощная горная гряда соседствует на востоке с не менее знаменитыми горами — Оссой (1950 м) и Пелионом (1650 м), которые некогда мечтали взгромоздить на Олимп братья Алоады, чтобы завладеть небом. И если на Олимпе обитали высшие боги, то Осса была родиной архаических кентавров, а Пелион, славный лугами и целебными травами, был приютом кентавра Хирона — искусного врачевателя и воспитателя героев. Неподалеку находится также знаменитая Офрийская гора, откуда в свое время выступили титаны, сражаясь с Олимпийскими богами. Рядом, к востоку от Олимпа, протянулась Пиерийская гряда, где нашли себе одно из пристанищ (другое было в центре Греции, в Беотии, на горе Геликон) Музы, так и называвшиеся Пиерийскими.

143. Ахеронт — река, текущая в загробное царство


Между Олимпом и Оссой простирается Темпейская долина или, скорее, ущелье, по которому течет Пеней, омывающий крутые склоны Олимпа. Но другой берег Пенея, граничащий с Оссой, плодороден, богат дубами, лаврами и платанами. Именно туда, в долину Темпе, явился Аполлон для очищения после убийства чудовищного змея Пифона. Там, на берегу Пенея, был воздвигнут некогда жертвенник и храм сыну Лето.

144. Голова коня из колесницы Селены. Фидий и его школа. Фрагмент восточного фронтона Парфенона. 447-432 гг. до н. э. Лондон. Британский музей


Склоны Олимпа прорезаны ущельями (он "многоущельный"), заросшими темными еловыми лесами. Вздымаются его скалистые отроги (Олимп "многовершинный"), пропасти, скрытые густым кустарником, преграждают путь. Повсюду громоздятся валуны и камни, те самые, которые когда-то метали в Олимпийцев титаны. У подножия Олимпа из-под корней бьют родники и начинаются едва заметные тропинки. Но вершина Олимпа крепко-накрепко замкнута воротами, которые стерегут богини времен года Оры, открывающие и закрывающие их по приказу старших богов.

145. Три богини — Гестия, Афродита и Диона. Фидий и его школа. Фрагмент восточного фронтона Парфенона. 447-432 гг. до н. э. Лондон. Британский музей


Туда, на Олимп, скрытая туманом, тайно пробирается богиня Фетида, чтобы просить Зевса о милости для своего сына Ахилла (Ил. I 495-497). Туда, на Олимп, богатый пропастями, Фемида по приказу Зевса созывает богов (там же XX 4-15). Приходят нимфы рощ, лугов, источников, все реки, кроме Океана, и даже сам Посейдон. Он живет в своем уделе, в морских просторах и в золотом дворце в Эгах, что вблизи от острова Эвбея (Од. V 381). Ему достаточно сделать три шага из горной Фракии и на четвертом — он уже дома, в Эгах (Ил. XIII 12-22). Однако Посейдон не всегда появляется в чертогах Зевса, предпочитая пировать в стране эфиопов, обитающих на краю света.

146. Эндимион. Фрагмент росписи кратера. Около 440 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Аид — владыка мертвых навсегда скрыт в своих ужасных владениях, и Олимп ему чужд. В глубинах царства мертвых страшен Мрак — Эреб, текут печальные реки — Кокит, Ахеронт, Стикс, Пирифлегетон. В бездне у границ Тартара расположены жилища сумрачной Ночи, одетые черным туманом. Там же находятся дома сыновей Ночи — Сна и Смерти, на которых никогда не взирает Гелиос. Дворцы Аида и Персефоны многозвонкие и гулкие, там пахнет плесенью и затхлостью. Пес Кербер ласково встречает прибывающих мертвецов, но никого не выпускает обратно на землю. Тени умерших блуждают по асфоделевым лугам, благие души пребывают в Элизиуме; каждого ждет суд праведных судей Миноса, Радаманта и Эака и беспощадные наказания тем, кто провинился на земле.

147. Зевс-Серапис. I в. н. э. Лондон. Британский музей


Рядом с дворцом Аида и Персефоны дом ужасной богини Стикс, дочери Океана. Над домом нависли скалы, вокруг — колонны из серебра. Из-под скалы струится среди ночи холодная, как лед, вода, которую черпает золотой кружкой богиня-вестница Ирида, чтобы унести на Олимп для возлияний и клятв (Гес. Теог. 775-806).

Но если на земле сражаются боги, то шум от их битвы доносится в подземные глубины, и в страхе дрожит Аид, вскакивая со своего трона.

148. Зевс. Начало V в. до н. э. Найден в Олимпии. Афины. Национальный археологический музей


Олимп всегда представляется светлым и уходящим в светоносные эфирные выси. День и Ночь мерно чередуются на Олимпе и на земле, так что ночная тьма всегда на пороге света. На краю земли, там, где Атлант держит на голове, поддерживая руками, широкое небо, встречаются День и Ночь, сестры Гемера и Нике. Они переступают высокий медный порог своего жилища и, перебросившись словом, расходятся в разные стороны. Одна — наружу, чтобы обойти землю, другая — внутрь, чтобы далее ожидать прихода сестры и затем самой пуститься в дорогу (там же 746-754).

Дневной свет начинается с восходом Зари — Эос. Богиня в шафранном одеянии простирает над миром свои персты, подобные лепесткам розы.

Ночной свет излучает Луна — Селена, сестра Зари. Пышнокудрая, русоволосая Селена, облаченная в блестящие одежды, поднимается из глубин Океана, омыв прекрасное тело. Лучезарные гривастые кони мчат ее по небу, и воздух озаряется светом ее золотого венца (Гом. гимн. XXXII). Яркие звезды, рожденные Зарей от Астрея — Звездного, целыми сонмами венчают ночное небо.

В разгар дня царит Гелиос, брат Зари и Луны. Он правит золотой колесницей. Из-под золотого шлема сияют страшные огненные глаза. Весь он светится в блеске лучей, на плечи спадают ярко блестящие кудри (там же XXXI). Гелиос озирает сверху землю и море, ибо он Панопт — Всевидящий (Эсх. Пром. 91), поэтому ему ведомы все дела людей и богов. Днем Гелиос мчится по небу на огненной четверке коней под золотым ярмом, а ночью в золотой чаше переплывает море к месту своего восхода.

И хотя в воздушных просторах ближе к земле носятся ветры: северный — Борей, восточный — Эвр, южный — Нот, западный — Зефир (матерью Борея, Нота и Зефира считается Эос, но у Гомера все ветры вообще — дети Эола, сына Гиппота с острова Эолии), — на Олимпе царит вечный покой.

Там, в этой обители богов, не веют ветры, не льют дожди (их посылает Зевс на землю), не идет снег (хотя у того же Гомера Олимп "многоснежный"). Небо там безоблачно и светится ясным сиянием, подтверждая этим блаженное и беспечальное бытие богов (Од. VI 41-46).

Наружность и характер олимпийских богов

Олимпийские боги видом, явленным миру, напоминают прекрасных горделивых людей, однако в их жилах течет особая бесцветная кровь, ихор, и, в отличие от людей, они бессмертны. Подлинного лика божества никто из людей, как правило, не знает, потому что выдержать его мощь и красоту человек не в силах. Вот почему боги являются на землю, то принимая облик людей, то давая знать о своем присутствии с помощью вещих снов, вещих птиц, таинственных примет и знаков, которые истолковывают гадатели. Умение понимать чудесные знаменья, гадать и пророчествовать пришло к первым людям от Прометея (Эсх. Пром. 484-499), а затем было приумножено ими под покровительством Аполлона.

149. Посейдон с дельфином. Римская копия с греческого оригинала круга Лисиппа. 2-я половина IV в. до н. э. Дрезден. Музей


Несмотря на всю загадочность божественного существования, мифологическая традиция на все лады расписывает и достоверно подтверждает наружность и характер каждого бога.

Зевс — сильнейший и мудрейший из богов. Он может низринуть любого ослушника в Тартар. С ним неразлучно пребывают Мощь, Сила и Победа — Ника. Ему куют Киклопы в небесной кузнице громы и молнии, и недаром он — тучегонитель, высокогремящий, метатель молний, громовержец. Он Эгиох — Обладатель щита — эгиды, в середине которой голова Горгоны, наводящая ужас и леденящая сердце (Ил. V 736-742). Стоит ему потрясти эгидой, как все окутывается облаками, сверкают молнии, гремит гром. Одним посылается победа, другим — бегство (там же XVII 593-596). Зевс неразлучен с эгидой и уступает ее только любимой дочери — Афине (там же V 733-742).

150. Посейдон. Около 460 г. до н. э. Найден в море близ мыса Артемисион. Афины. Национальный археологический музей


Зевс готов один удержать золотую цепь, спускающуюся с неба, и пересилить богов и богинь, даже если все они схватятся за нее. Он грозит Олимпийцам повлечь море, землю и богов вместе с этой цепью, обмотать ее вокруг вершины Олимпа и подвесить весь мир среди небесных просторов (там же VIII 13-27).

Грекам хорошо известны величавость Зевса и грозный взгляд его светлых глаз (там же XIV 236).

Стоит ему войти во дворец, как боги немедленно встают ему навстречу. Изрекая свою волю, Кронион, как говорили в старину, помавает иссиня-черными бровями и подтверждает ее кивком головы. В этот момент Олимп колеблется от подножия до вершины, а "нетленные кудри" рассыпаются волнами по плечам владыки богов.

151. Афина. Римская копия начала II в. н.э. с греческой статуи из Тиволи. Вена. Художественно-исторический музей


Однако, несмотря на всю грозность Зевса, с ним спорят и даже обманывают его. Гера непрестанно строит ему козни. И не раз эту златокудрую богиню охватывает злоба (там же XIV 158) или она "коварствует сердцем" (там же 329). Именно ее, белорукую или, как некогда переводил Гнедич, "лилейнораменную", нещадно наказывает Зевс, подвесив между небом и землей. Но и волоокая Гера, желая помочь ахейцам, хитростью очаровывает Зевса, усыпляя его в своих объятиях.

Сын Зевса и Геры Гефест хром на обе ноги (его дважды сбросили с Олимпа — и мать и отец), уродлив и мал ростом, но бесконечно умен, сметлив и обладает двумя важными способностями: создавать прекрасные вещи искусным трудом и примирять родителей, водворяя спокойствие на Олимпе. Когда Гера, заподозрив неладное в тайном приходе Фетиды, пытается негодовать на Зевса, а тот уже готов наложить на нее свои необорные руки, встает Гефест. Он подает кубок с нектаром матери и призывает ее смириться, дабы не увидеть ее вновь под ударами мощного супруга.

152. Афродита Милосская. 130-120 гг. до н. э. Париж. Лувр


Это благодаря Гефесту Зевс завершает смутный день, предавшись покою и сладостному сну в опочивальне со златотронной Герой (там же I 551-611).

Проявляет своеволие и брат Зевса, владыка водных просторов.

Посейдон синекудр, как его родная морская стихия, и, как она, буен нравом.

153. Афродита Капуанская. Римская копия с бронзовой статуи Лисиппа. 320-310 гг. до н. э. Неаполь. Национальный музей


С неизменным трезубцем в руке он мчится на золотой колеснице вместе с Амфитритой, взбаламучивая море, и никто не знает, то ли это вздымаются белые гребни волн, то ли это мчатся гривастые кони колебателя земли. Он всегда идет наперекор другим, но занятый своими пиршественными удовольствиями (например, в стране эфиопов), может не поспеть на совет богов, где тотчас же противники воспользуются его отсутствием, и может упустить объект своего гнева.

Вспомним, что именно так он прозевал решение олимпийцев о возврате Одиссея домой (Од. I 22-80). Только на восемнадцатый день спокойного плавания Одиссея Посейдон, возвращаясь от эфиопов, увидел на море плот своего врага и обрушил на него трехдневную морскую бурю (там же V 286-296). Одиссей еще опережает тяжелого на подъем Посейдона, вовремя проскользнув к берегам Итаки. Посейдон хоть и поздно, но срывает гнев на несчастных корабельщиках. Мощному богу достаточно шагнуть, и он уже нагнал феакийский корабль, ударил по нему ладонью, вбил в морское дно, превратил в скалу, запер ею доступ к городу. "И после того удалился" — как замечает Гомер (там же XIII 116-164).

154. Афродита и эроты. Апулийский арибалл. Около 380 г. до н. э. Таранто. Национальный музей


Афина — любимица Зевса, мудрая воительница с жуткими совиными глазами. Афина носит грозный боевой наряд своего отца. Сняв мягкий узорный пеплос, она надевает Зевсов хитон, плечи облекает эгидой, на которой изображены Ужас, Распря, Погоня, на голову водружает шлем с двумя гребнями и четырьмя султанами, вооружается громадным копьем и выезжает на огромной, крепкой, тяжелой, блестящей колеснице (Ил. V 734-747). Она кричит так, что голос ее доходит до неба. Ей достаточно шагнуть, чтобы с острова феаков достичь Марафона и дворца Эрехфея в Афинах (Од. VII 78-81). Одним дыханием она отводит копье Гектора от Ахилла. Приняв образ Деифоба, Гекторова брата, богиня коварно обещает Гектору помощь, побуждает к битве, а затем, обманув, покидает его, обреченного на смерть (Ил. XXII 226-299).

Зато она же помогает Диомеду сразиться с богом Аресом. Встав на колесницу, богиня хватает бич и вожжи, погоняя лошадей, дубовая ось тяжко стонет под грузным ее телом. Она увлекает Диомеда в бой и направляет его копье в Ареса (там же V 835-857).

155. Артемида. Фидий и его школа. Фрагмент восточного фриза Парфенона. 447-432 гг. до н. э. Афины. Музей Акрополя


Афина — и боец, и умная советчица друзьям. Она преданно помогает героям, опекает Одиссея и неистощима на выдумки.

Не менее могуч и Аполлон, сын русокудрой Лето и брат Артемиды, "радующейся стрелами".

156. Танцующая Афродита и Эрот, играющий на тамбурине. Терракота. Около 350 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Аполлон высок ростом, многомощен, поступь его тяжела, в гневе он шествует ночи подобный (там же I 47). Взгляд Летоида грозен, и стоит ему только пройтись по дому Зевса, как трепещут все боги, от страха повскакавши со своих мест (вспомним, что так же страшатся они Зевса). За плечами бога серебряный лук, колчан со стрелами, несущими смерть. Радующаяся в сердце своем Лето с любовью смотрит на сына, снимает с его плеч колчан, вешает на золотой колок близ Зевсова трона, распускает лук, а отец сам подает Аполлону нектар в золотой чаше. Сын усаживается в кресло; только тогда успокаиваются боги и вновь занимают свои места (Гом. гимн. I 1-13). Что же говорить о людях, которые бессильны перед Аполлоном, даже если они великие герои.

157. Афродита в садах. Скульптор Алкамен. IV в. до н. э. Париж. Лувр


Устрашенный Диомед отступает перед богом, ибо тот грозно напоминает ему, что смертные не равняются с богами. Патрокла же бог, закутавшись в мрачное облако, мгновенно сражает замертво коварным ударом в спину (Ил. XVI 790-792).

И этот же Феб — Аполлон, как это хорошо знали греки, наслаждается сам игрой на форминге и услаждает ею слух богов. Музы в его присутствии поют еще более прекрасными голосами, и он вторит им радостно.

158. Афродита и Гермес, повозку влекут Эрот и Психея. Глиняная плакетка, найденная в Локрах. IV в. до н. э. Таранто. Национальный музей


Богиня Афродита неизменно именуется "золотой", "фиалковенчанной", "прекрасновенчанной" и "улыбколюбивой". Хотя она не уступает другим богам в коварстве, зато превосходит их всех очарованием.

Вечно устраивая любовные дела богов и людей, она владеет пестроузорным поясом, в котором заключены любовь, желания и обольстительные речи (там же XIV 215-220). Богиня сохраняет милый нрав даже в самые неприятные минуты, например когда она застигнута мужем и другими богами на любовном свидании с Аресом. Кокетство не покидает Афродиту и тогда, когда, раненная Диомедом, она плачет, уткнувшись в колени своей милой матери Дионы. Поистине, как говорит Гера, богиня Афродита покоряет богов и людей силой любви и влекущей прелестью.

159. Гермес. Римская копия со статуи Лисиппа из театра Марцелла в Риме. Около 320 г. до н. э. Париж. Лувр


Зато золотокудрый Арес, которого она соблазнила, имеет, по словам Зевса, дух своей матери Геры — необузданный и строптивый.

Раненный героем Диомедом, он дико ревет, так, как кричат девять или десять тысяч воинов (там же V 859-860). Раненный богиней Афиной, он простерся, упав на землю, на семь плетров[13] (там же XXI 407).

160. Гермес с младенцем Дионисом. Скульптор Пракситель. Около 330 г. до н. э. Олимпия. Музей


Вечно спешит выполнять поручения богов улыбчивый, ловкий Гермес, сын Зевса и Майи. Он в шапочке с крыльями, в крылатых золотых сандалиях, которые несут его над землей и морем. В руке — жезл-кадуцей, открывающий ему все пути и все затворы на земле и в мире мертвых (Од. V 43-49).

161. Силен с младенцем Дионисом. Римская копия статуи Аисиппа. 320-310 гг. до и. э. Рим. Музеи Ватикана


В быстроте с Гермесом может поспорить только Ирида — Радуга, "вихреногая" вестница богов.

162. Ника или Ирида. Около 500 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Солнце — Гелиос своим зорким глазом за всем наблюдает, все видит и раскрывает богам тайные деяния. Именно Гелиос сообщил Гефесту об измене Афродиты (там же VIII 302). Это он, Гелиос, дал знать Деметре, что дочь ее Персефону похитил Аид (Гом. гимн. V 78-80). И Зевс, опасаясь Гелиоса, покрывает себя и Геру на цветущей горе золотым облаком (Ил. XIV 344-345).

163. Дионис. Конец III в. до н. э. Фасос. Музей


Деметра обычно предстает перед нами как мать, горюющая по исчезнувшей дочери. И недаром она одета в иссиня-черный плащ, разыскивая по миру свою Персефону с тонкими лодыжками. Деметра высока ростом, статная, пышноволосая, в венке из колосьев, взоры ее светятся благоволеньем и достоинством, как и положено богине — кормилице людей.

164. Дионис. Римская копия греческой скульптуры круга Алкамена. 2-я половина V в. до н. э. Москва. Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина


Аид суров, мрачен и чернокудр. Он — обладатель шлема, делающего бога невидимым. Иным он и не может быть, так как скрыт от мира жизни, восседая на троне рядом с Персефоной в своем гулкозвонком дворце.

165. Дионис. Около 400 г. до н. э. Вена. Художественно-исторический музей


У женоподобного Диониса иссиня-черные волосы и темно-синие глаза. Он привык менять свой облик в бесконечных превращениях (см. Гом. гимн. VII), так что подлинный лик его не всегда уловим. Но оба они улыбаются не хуже Афродиты. Аид "улыбнулся бровями", отпуская на время Персефону (там же V 357), ибо он уже дал ей вкусить зернышко граната, чтобы она помнила царство мертвых и вернулась в медный дом мужа. Дионис в свою очередь "улыбался глазами" (там же VII 15), задумав ловко провести морских разбойников и заранее радуясь своей хитрости.

166. Дионис и менады. Роспись амфоры Амасиса. Около 540 г. до н. э. Париж. Национальная библиотека


Греки знали своих богов не только грозными и ужасными, но еще и радостными, веселыми, улыбающимися и просто хохочущими, скорыми на гнев и на милость, на расправу и на помощь, на великие дела и на забавные проделки.

167. Похищение Ганимеда. Терракота из Олимпии. Около 470 г. до н. э. Олимпия. Музей

Жизнь богов на Олимпе

Красота божественного бытия

Жизнь на Олимпе исполнена великолепия и торжественной пышности, как и подобает небожителям.

Искусный Гефест возвел каждому из богов прекрасное жилище, но самый великолепный золотой дворец с гладким блестящим портиком, медным порогом и прекрасной опочивальней — у Зевса. В чертогах самого Гефеста, сияющих медью, звездных, нетленных, есть мастерская, где трудится божественный кузнец, а в покоях — искусно сработанные кресла, обитые серебряными гвоздями, и удобные скамеечки для ног. Гера — обладательница укромной спальни, надежные двери которой с потайным замком, тоже работы Гефеста. Там богиня облачается в наряды, умащается притираниями, там хранятся ее драгоценности и платья.

168. Похищение Ганимеда. Роспись канфара Мастера Брига. Около 490 г. до н. э. Бостон. Музей изящных искусств


Афродита обитает то в доме своего супруга Гефеста, то на Кипре в Пафосе, где у нее алтарь, священная роща и уютные покои с ванной для омовения,

Собрания и пиршества объединяют всех богов во дворце Зевса, где бы они ни обитали.

169. Похищение Ганимеда. Крышка от бронзового зеркала. Около 350 г. до н. э. До 1945 г. — Берлин, частн. колл


Так, еще с восходом зари Зевс собирает богов на высочайшей вершине многоглавого Олимпа и обращается к ним с речью, требуя повиновения в предстоящем сражении ахейцев и троянцев. Боги в изумлении перед угрозами Зевса хранят молчание (Ил. VIII 1-29). Задумав потешиться битвой между самими небожителями, Зевс посылает Фемиду созвать на Олимп бессмертных обитателей земли, моря и рек (там же XX 1-14). Когда решается судьба Одиссея, боги тоже собираются в чертогах Кронида на совет (Од. I 26-28).

170. Дионисии — сатиры и менады. Фрагмент рельефа римского саркофага. II в. н. э. Стамбул. Археологический музей


Однако чаще всего во дворце Зевса происходят пиршества. Беспечальная жизнь бессмертных, если только они не бродят по земле, вмешиваясь в человеческие дела, и не предаются своим обязанностям, посвящена радостному провождению времени — пирам, хороводам, музыке, пению.

171. Состязание Аполлона и Марсия, слева — Афина. Фрагмент рельефа римского саркофага. II в. н. э. Париж. Лувр


В покоях Зевса боги восседают на золотых тронах за золотым столом. Там мальчик Ганимед виночерпием, правда, боги пьют не вино, а нектар. Там юная Геба подает на стол пищу, дающую бессмертие, — амбросию, ибо боги не вкушают хлеба. Хромоногий Гефест обносит сотрапезников полными чашами, а они, потешаясь над его ужимками, пьют из золотых кубков и хохочут, как это свидетельствует всезнающий Гомер, "неугасимым смехом" (Ил. I 599).

172. Марсий наблюдает за игрой на флейте. Фрагмент росписи апулийского кратера Мастера Ликурга. Около 360 г. до н. э. Базель. Музей античного искусства


Боги любят, чтобы их угощали. С особенным удовольствием отправляются они с Олимпа на край света, к водам Океана, где обитают "беспорочные эфиопы" (там же I 423), устроители пиршественного веселья. Так, Зевс и все Олимпийцы отправились на одиннадцать дней пировать к эфиопам и вернулись оттуда с зарей двенадцатого дня (там же I 493-495). Именно в этот момент богиня Фетида взошла с ранним туманом на Олимп, чтобы просить Зевса о милости. Посейдон настолько любит наслаждаться пиршествами, что часто один путешествует в страну эфиопов, населявших оба края земли, там, где восходит и заходит небесное светило. Мало того что Посейдон пирует там, он еще охотно принимает жертвы, целые гекатомбы быков и баранов (Од. I 22-26). И вот в то время, когда колебатель земли пребывал у эфиопов и не явился на совет богов, Одиссею было позволено вернуться домой из многолетних странствий. Пировал Посейдон ни много ни мало, а целых семнадцать дней, больше, чем все боги, взятые вместе.

173. Сатиры. Роспись псиктера Дуриса. 490-480 гг. до н. э. Лондон. Британский музей


Покидает Олимп и Аполлон, чтобы отправиться в страну, "лежащую за северным ветром Бореем", к счастливым гиперборейцам. Аполлон летит туда на колеснице, запряженной лебедями, и возвращается в свой священный город Дельфы только летом (Гимерий. Речи XIV 10). Там, у гиперборейцев, бог наслаждается песнями, хороводами, музыкой, пирами. Иные полагают, что Аполлон посещает эту блаженную страну раз в девятнадцать лет (Пиндар. Пиф. II 47) и тем самым приносит особое счастье и так уже счастливым людям, которые настолько пресыщены наслаждениями, что, испытав их все, по собственной воле бросаются в море.

174. Фавн (Пан) с тирсом. I в. н. э. Неаполь. Национальный музей


Особая радость наступает на Олимпе, когда Аполлон в благоухающих одеждах, играя на блистающей лире, быстрее мысли переносится из Дельф на Олимп и появляется в палатах Зевса. Каждый из богов жаждет песен и лиры. Музы начинают петь, сменяя друг друга, полухориями.

175. Менады. Фрагмент росписи стамноса Мастера Диноса. 420-410 гг. до н. э. Неаполь. Национальный музей


Другие дочери Зевса, пышноволосые Хариты, веселые Оры, Афродита, Геба, а также дочь Афродиты и Ареса Гармония, взявшись за руки, начинают хоровод. С ними вместе становится в круг великая ростом Артемида, тут же веселятся могучий Арес и Гермес, славный своей зоркостью. Аполлон играет на кифаре, шагая в такт песне. Его окружает сиянье, развеваются пышные одежды, мелькают быстрые ноги. Всемудрый Зевс и златокудрая Лето радуются, глядя на милого сына (Гом. гимн. II 4-28).

176. Менада и лань. Фрагмент росписи аттического кратера. V в. до н. э. Неаполь. Национальный музей


Веселые хороводы устраиваются также в доме самого Аполлона, в дельфийской округе. Артемида, натешившись охотой, приходит к брату, вешает лук и колчан, надевает украшения и приглашает в хоровод Муз и Харит. Танцуя, бессмертные поют сладкими голосами, прославляя богиню Лето, родившую таких славных детей, как Аполлон и Артемида (там же XXVII 11-20).

Любят водить хороводы также и нимфы. Горные нимфы — орёады, нимфы дубрав и священных рощ пляшут вместе с богами (там же V 257-261). Ореады пляшут вместе с Паном вблизи темноводных родников, а сам козлоногий бог то играет на свирели и приплясывает, то выступает в хороводе на мягком цветущем лугу (там же XIX 15-17).

Океаниды играют на цветочных лугах (там же V 6, 417), а Музы ведут хоровод на священной горе Геликон, вблизи источника с фиалково-темной водой и жертвенником Зевса, распевая чудесные песни и прославляя племя бессмертных богов (Гес. Теог. 1-21).

Красота божественной природы

Земля с ее красками и цветами, птицами и солнцем благосклонна утехам богов, и от присутствия божества хорошеет природа.

Море, по словам древнего поэта, улыбается (Гом. гимн. V 14), играет и лучится под солнцем, одевается туманной дымкой, ластится к девам-нереидам. Оно цвета искрящегося или густого вина, переливается синевой и перламутром, волнуется пурпуром, темное в час заката, как фиалка, сверкает серебристыми брызгами, белеет пеной; оно зеленовато-голубое на дальних просторах, черное в безднах. Источники и родники, бьющие из глубин земли, бархатисто-темные, фиалковые. А рядом танцуют Музы.

Струятся светло-текучие воды Кефиса, и на берегу в раздумье Аполлон ищет место для храма. Он поднимается на каменисто-суровую гору Кинф, а внизу на влажно-густых лугах и в тенистых рощах ведут пляску нимфы.

На скале сидит Дионис в пурпурном плаще, иссиня-черные кудри падают на его плечи, а по "винно-черному" (там же VII 2-8) морю плывут тирренские корабельщики.

Козлоногий Пан забирается на снежные вершины, прыгает со скалы на скалу через пропасти, бродит по тропинкам кремнистых утесов, пробирается сквозь частый кустарник, где нежно журчит поток, склонился над темноводным родником.

Теплым весенним вечером звучит свирель Пана, призывно тоскуя, и звонкоголосые горные нимфы сбегаются слушать песни влюбленного бога.

На весенних лугах пестреют цветы — крокусы, гиацинты, ирисы, фиалки, нарциссы, лилии, розы. Девы-океаниды с нежными именами: Мелита — Пчелка, Хрисеида — Златовидная, Родопа — Розоволикая, Родейя — Роза, Ианфа — Фиалка, Электра — Прозрачно-блистающая (Янтарная) — и сама "цветоликая" Персефона вместе с Афиной, Артемидой и Уранией — Небесной (там же V 5-10, 418-428) играют на лугах, собирая приветливые цветы, и зачарованно смотрят на чудо с сотней цветочных благоухающих головок, которым Аид задумал прельстить Персефону. Этот благовонный цветок источает такой аромат, что невольно улыбаются широкое небо, земля и соленое море (там же 11-14).

Там, где ступила нога божества, всегда прекрасно.

А каким покоем веет от обители нимфы Калипсо, которая в числе подруг Персефоны тоже забавлялась на цветочном лугу! Калипсо — дочь титана Атланта и племянница Прометея. Она владычица таинственного острова там, где самый пуп моря и где своими чарами, наподобие древних могущественных богинь, она семь лет скрывает Одиссея.

Нимфа живет в просторной пещере на берегу фиалково-темного моря. Вокруг — густой лес: черный тополь, ольха, кипарис, где гнездятся птицы — совы, копчики, морские вороны. Возле пещеры — лозы винограда, светлая вода четырех источников бежит на четыре стороны света, на лужайках — фиалки и сельдерей (он любим греками, как и укроп, за свой аромат, почему их вплетали в пиршественные венки). Красота острова поражает даже бога Гермеса. Он стоит охваченный изумлением, вдыхая аромат от брошенного в очаг кедра и благовоний, которыми напоен воздух (Од. V 55-75).

Миру олимпийской мифологии чужд ужас, внушаемый тайнами земли и моря, гор и лесов. Природа смотрит на бога и человека приветливо и мягко, очаровывая души бессмертных и смертных. Бури и грозы посылаются Зевсом, но им же насылаются светлые, солнечные дни, которые становятся особенно дороги после дождя и снега, тоже Зевсовых и тоже необходимых для полной гармонии бытия, где ночь сменяется днем, лунный свет — солнечным, сон — бодрствованием, а жизнь непрестанно борется со смертью.

У первых людей не оставалось счастливой надежды, спрятанной в сосуде Пандоры, олимпийский же универсум живет надеждой на благо. И хотя в глубинах Тартара затаились титаны, но к "чудовищам прежних времен", по словам Эсхила (Пром. 151), возврата нет.

Красота искусства и труда

Олимпийские боги, пройдя через все испытания в борьбе с хтоническими врагами, а среди них были их собственные отцы, предаются мирному устроению Олимпа и земли. Они не только пируют, поют, внимая музыке Аполлона, и водят хороводы (греки не мыслят совместной жизни без дружеского общения за столом и искусства), но твердо выполняют возложенные на них Зевсом обязанности.

Каждое божество занято своим уделом, но всех объединяет одно — наслаждение в труде, который можно прямо назвать вдохновенным искусством.

Древние греки, как известно, вообще не разделяли искусство и ремесло. Оба они, расчлененные в Новое время, тысячелетия назад были едины, именуясь тоже одним словом — "техне". Каждая вещь, вышедшая из рук ремесленника, была не только полезна, но и прекрасна, а создатель ее был истинным Мастером. Так было в жизни, так было в мифе. На классическом Олимпе, так же как и на земле классических героев, все преданы благородным ремеслам-искусствам.

177. Гефест и Фетида с доспехами Ахилла. Роспись килика. Около 490 г. до н. э. Западный Берлин. Государственные музеи


Главное место здесь занимает мудрый бог Гефест, внешний уродливый вид которого вполне искупается высокой художественной одаренностью божественного мастера.

Еще ребенком, сброшенный с Олимпа Герой за свою хромоту, он попадает к Фетиде и Евриноме. И там, на дне Океана, сидя в глубокой пещере, он девять лет мастерит прекрасные украшения для нереид и океанид. Вокруг бежит бесконечный шумный Океан, играя пеной, а прилежный Гефест в тишине и одиночестве (о нем никто ни из богов, ни из людей не проведал) изготавливает пряжки, застежки, витые запястья, ожерелья (Ил. XVIII 400-405).

А теперь, уже в славе на Олимпе, он работает в своей удивительной мастерской, где горит горн, дышат шумно меха, шипит раскаленное железо и слышны удары молота.

Он изготовил двадцать треножников на золотых колесиках, чтобы они сами катились в собранье богов и сами бы возвращались домой. Для удобства треножники имели ручки, чтобы на них было приятно сидеть. Гефест, увидев пришедшую к нему Фетиду (она просит Гефеста выковать для сына оружие), отодвигает в сторону от горнила меха, прячет инструменты в серебряный ящик, вытирает губкой запотевшие щеки, руки, грудь и шею, облачается в хитон и, опираясь на палку, идет к двери. Его поддерживают чудо-служанки, сделанные им из золота, обладающие разумом и голосом, да еще умеющие работать.

Приступая к изготовлению оружия для Ахилла, он приказывает двадцати мехам дышать, раздувая огонь. Бросает в горнило медь и олово, золото и серебро, берет в правую руку молот, в левую клещи и бьет по наковальне.

178. Вооружение греческого воина из гробницы в Пестуме. VI — V вв. до н. э. Неаполь. Национальный музей


Первым он выковал щит с тройным ярким ободом и в пять слоев, а сзади прикрепил серебряный ремень. Этот щит, описанный Гомером, поражал воображение слушателей, занимая со всеми подробностями сто тридцать стихов. Коротко говоря, Гефест представил на щите весь космос с землей, небом, морем, солнцем, месяцем, созвездиями.

Но здесь же картины из жизни людей, где представлена мирная и военная жизнь городов, свадьбы, пляски, судилище, осада, угон стад, сражение, гибель воинов. Здесь же — труд землепашцев, жатва, обед на поле, виноградник с тяжкими гроздьями, сбор спелых плодов, пенье и танец под формингу. Здесь же — стада коров и пастухи, отбивающие их от нападения львов; стада овец, загоны и хлевы; хороводы юношей и дев в легких хитонах и платьях, в прекрасных венках и певец в хороводном кругу, поющий под формингу, да еще два скомороха. Самый же край щита окружает великий Океан (там же XVIII 478-608).

179. Афродита, Эрот и Персефона. Так называемый Бостонский трон. Около 440 г. до н. э. Бостон. Музей изящных искусств


Гефест выковал Ахиллу также панцирь ярче пламени, прекрасный шлем с золотым гребнем и поножи из гибкого олова (там же XVIII 609-613).

Все самое прекрасное на Олимпе является работой Гефеста — дома, колесницы, утварь, украшения.

180. Триптолем в крылатой колеснице. Роспись килика. Около 380 г. до н. э. Рим. Музеи Ватикана


Великолепное описание кузницы Гефеста можно найти в "Энеиде" Вергилия (VIII 370-453). И там Гефест не только кует громы и молнии Зевса вместе со своими подручными Киклопами, но создает роскошные доспехи Энею по просьбе его матери Венеры (греческой Афродиты). Не забудем, что украшение Пандоры, соблазнительницы людей, тоже произведение рук Гефеста. Его выдумке принадлежат и четыре источника вблизи дворца сына Солнца, царя Ээта, в Колхиде — источники молока, масла, воды и вина, текущие из-под виноградной лозы (Аполл. Род. III 219-229).

Роскошное ожерелье преподнесли богини покровительнице рожениц, Илифии, чтобы она облегчила роды Лето. Это ожерелье в девять локтей длиной было из золота и янтарных зерен (Гом. гимн. I 102-104). Когда родилась Афродита, то Оры в золотых диадемах увенчали ей голову золотым венцом, в уши вдели серьги из золотомеди, шею обвили золотым ожерельем (там же VI 5-13). На свидание с Анхизом Афродита пришла в лучезарном пеплосе, на шее золотые ожерелья светились, как месяц, на руках витые, жаркие, как пламя, запястья (там же IV 85-90).

181. Триптолем рядом с Деметрой и Персефоной. Стамнос Мастера Триптолема. Около 480 г. до н. э. Париж. Лувр


В пещере нимфы Майи, в кладовых, вместе с запасами нектара и амбросии хранятся золото, серебро, серебряно-белые и пурпурные платья (там же III 247-251).

Гера в своей тайной опочивальне умащает тело прекрасными ароматами, надевает пестроузорное платье, которое ей выткала богиня Афина, золотые застежки, пояс с сотней висящих кистей, серьги с тремя глазками, наподобие тутовой ягоды, набрасывает блестящее, как солнце, покрывало, только что сотканное, надевает красивые сандалии (Ил. XIV 169-188).

182. Деметра, Триптолем и Персефона. Рельеф из Элевсина. Около 440 г. до н. э. Афины. Национальный археологический музей


Нимфа Калипсо ткачиха не хуже Афины и Геры. В серебряном длинном платье с золотым поясом она обходит ткацкий станок, держа в руках золотой челнок (Од. V 61-62, 230-232).

Коварная волшебница Кирка, дочь Гелиоса, на своем острове, что окружен морем, как венком, тоже работает за ткацким станком, выделывая тонкую, мягкую ткань, и при этом распевает звонким голосом (там же X 220-223). Она усаживает Одиссея на прекрасное кресло, обитое серебряными гвоздиками, со скамеечкой для ног, наливает в золотой кубок питье. На серебряных столах у нее стоят золотые корзины для снеди, вино в серебряном кратере, золотые кубки. В доме ванна из блестящей меди, где она омывает Одиссея. Для умывания — золотой кувшин и серебряный таз (там же X 348-370).

Афина надевает на себя Зевсову эгиду, сняв мягкий пестроузорный пеплос, вытканный ею самой (Ил. V 733-735).

Зевс облекается в золотые одежды, выезжает на дивно сработанной колеснице, берет в руки золотой бич и несется, паря между землею и звездным небом (там же VIII 41-46).

На колеснице Геры медные колеса из восьми спиц с железной осью, ободы колес — из золота и меди, ступицы из серебра. На конях золотые сбруи и впряжены они в золотое ярмо. Так, вся сияющая золотом, выезжает супруга Зевса с Ол импа в раскрытые Орами небесные ворота (там же V 720-732).

Как видим, на Олимпе и на земле великие и малые боги окружены ласковой прекрасной природой, сияньем, которое исходит от солнца, золота, серебра и меди. Все, к чему прикасаются их руки, на что обращен их ум и уменье, красиво, искусно и поистине, как говорит Гомер, божественно. Перед нами созидательная, животворная красота, радующая дух, вселяющая силу и в бога и в человека.

Страдания не чужды богам

Жизнь на Олимпе в зените Зевсовой славы ничем как будто не омрачается. Враги Олимпийцев повергнуты, среди небожителей царит мир.

Однако гармоничность бытия богов осуществляется только при условии их приобщения ко всему миру, окружающему Олимп, — и к земле и к царству мертвых, — причем это приобщение оказывается иногда драматическим, ибо, как мы знаем, боги переживают страдания, мучаются от боли и любви, но они же хохочут неугасимым смехом за пиршественными столами, знаменуя неистощимую полноту блаженства. Драматическим событием явилось похищение Персефоны, дочери Зевса и Деметры, богом Аидом (Гом. гимн. V).

Произошло оно не без участия Зевса, и, видимо, было им задумано с очень важной целью — укрепить единство Олимпа и Аида, внести в природу упорядоченную смену бытия и небытия, ибо вечность достойна только богов, а мир, ими созданный, основывается на текучем и преходящем, изменчивом чередовании света и мрака, жизни и смерти.

И вот Персефону, мирно игравшую на мягком лугу вместе с подругами-океанидами, что собирали весенние цветы — ирисы и гиацинты, фиалки и крокусы, — умчал Айдоней, появившись из разверстой земли на золотой колеснице. Вопли Персефоны слышали только Геката в темной пещере (вспомним, что Геката отождествляется с луной) и солнечный бог Гелиос. Земля, море, улыбавшиеся дотоле, и благоухавшее от цветов небо теперь огласились плачем Персефоны. Бездны моря и горные вершины тяжко ахнули, и этот вопль услышала мать Деметра. Она разодрала в горести покрывало, сбросила сине-черный плащ и устремилась по суше и морю на поиски дочери.

Деметра скиталась девять дней, освещая путь факелами, не вкушая ни амбросии, ни нектара, не омываясь, и только на десятый день встретила Гекату, которая, однако, не видела похитителя, но слышала лишь плач Персефоны.

Обе богини отправились к Гелиосу, и тот по просьбе Деметры поведал ей о том, как Аид увлек в туманный сумрак под землю ее дочь. Гелиос напрасно утешал Деметру тем, что похититель ее родной брат, получивший по жребию великое царство смерти.

Горестная Деметра не вернулась на Ол имп. Она стала скитаться по земле и посетила Элевсин, где после ряда событий в царской семье, виновницей которых была богиня, ей возвели прекрасный храм. Деметра продолжала горевать, пребывая в своем храме, и на землю пришел голод, потрясший даже Зевса.

183. Эрот и Психея. Терракота. IV в. до н. э. Местонахождение неизвестно


На приглашение Зевса прийти на Олимп, переданное через Ириду, Деметра ответила отказом и запретила земле высылать людям плоды до возвращения Персефоны.

Тогда Зевсом к Аиду был послан Гермес, и владыка мертвых отпустил жену на Олимп, но дал вкусить зернышко граната "слаще меда", чтобы его супруга вернулась назад и не помышляла остаться с матерью.

Радостно обнялись мать и дочь, но, когда Персефона поведала о зернышке граната, вечная жизнь на Олимпе оказалась для нее запретной. Отныне она могла одну треть года проводить у своего супруга, а две трети — с матерью и другими бессмертными, приходя к ним вместе с весной и цветами.

Деметра по воле Зевса не только установила чередование времен года (а различать их научил людей Прометей), но еще и обучила элевсинцев во главе с Триптолемом и Келеем своим священным таинствам.

Так весна, изобилие и тепло стали чередоваться с ненастным временем, всеобщим увяданием и отсутствием плодов земли.

Зато люди с особенной радостью ожидали благодатных дней, усердно трудились, собирая урожай и заполняя на зиму кладовые.

Отныне две трети года вся природа расцветает, плодоносит, ликует, одна треть посвящена Аиду. Плодородие земли не мыслится вне представления о неизбежной смерти растительного мира, без которой также немыслимо его возрождение во всей полноте жизненных сил.

Роковое гранатовое зернышко является здесь символом именно бесконечной плодовитости, но владельцем граната является бог смерти. Да и сама Деметра несет в себе рудименты хтонизма (она почитается как Хтония — Земляная, Термасия — Жаркая, покровительница горячих горных источников). Но она же научает людей правильному земледелию, посеву и пахоте, оказываясь благодетельницей трудолюбивого земледельца.

Страсти не чужды богам. Афродита и Арес

Если драматическое событие с похищением Персефоны продемонстрировало единение процессов жизни и смерти, то благодаря власти Афродиты красота и любовь на Олимпе не только сами оказались преображенными, но сдерживают и преображают также древнее буйство стихий.

В этом смысле замечательна история брака Афродиты и Гефеста, а также любовного увлечения Афродиты и Ареса.

184. Афродита, обучающая Эрота стрелять. Бронзовая крышка от зеркала. IV в. до н. э. Париж. Лувр


Как говорилось выше, Олимпийские боги, покоренные прелестью пеннорожденной богини, мечтали ввести ее в свой дом. Однако красавица выбрала того, кто и не мечтал, — уродливого, хромого Гефеста. Правда, Гефест сам наделен был красотой замыслов, по которым и создавал прекрасные произведения искусства. Красота эта скрывалась за внешним безобразием бога, и брак его с Афродитой, воплощением идеи прекрасного, только способствовал укреплению и выявлению мощного творящего начала Гефеста. Для классической мифологии этот брак вполне понятен и необходим, объединяя художественную мудрость и прекрасное само по себе.

Здесь гармонично сливаются внешне противоположные категории — безобразное и прекрасное. И то и другое нуждается друг в друге, ибо безобразие Гефеста таково только по видимости, а в сущности оно полно неизреченной внутренней красоты ума, которая безотчетно притягивает к себе Афродиту.

Однако Афродита пришла, чтобы уделять свои дары всему миру. В ней нуждаются и мудрость, и искусство, и мощь, и буйство, и подвиги, и героизм. Эта космическая и надкосмическая сила пронизывает любовью небо и землю. В Афродиту все влюбляются: и боги и люди. Она сама любит и богов и людей.

Так, Афродита влюблена в троянского царя Анхиза (Гом. гимн. IV) и приходит к нему на свидание в роскошных одеждах и украшениях как великая владычица, одаривающая покорного ей прекрасного юношу. Она очаровывает буйного Посейдона и дикого Ареса.

185. Афродита, Пан и Эрот. Около 100 г. до н. э. Афины. Национальный археологический музей


Ее безмятежная красота цветет среди роскоши, созданной для нее Гефестом. Когда богиня перед серебряным зеркалом расчесывает золотым гребнем свои кудри, занимаясь полуденным туалетом, и принимает гостей, Гефест уже с рассвета трудится в своей лемносской кузнице среди пламени и копоти (Аполл. Род. III 36-51).

Чары древней мощной богини любви на классическом Олимпе приобретают также особый характер наивно-игривого склада, давая возможность гомеровской "Одиссее" живописать вероломное кокетство Афродиты и влюбленность златокудрого Ареса (Од. VIII 266-366).

Афродита и Арес встречаются тайно, пользуясь постоянным отсутствием Гефеста. Но всевидящий Гелиос донес Гефесту о том оскорблении, которое нанесли ему собственная супруга и родной брат.

Тогда Гефест выковал хитроумную сеть, опутал ею ножки кровати, спустил ее тонкой паутинкой сверху на ложе и сделал вид, что удаляется на Лемнос.

Арес и Афродита, наслаждаясь любовью, оказались прикованными сетями и были застигнуты на месте преступления Гефестом, созвавшим богов полюбоваться бесстыдством жены и ее любовника. Тотчас же на вопли Гефеста пришли Посейдон, Аполлон, Гермес и все остальные боги (богини из стыдливости остались дома). И что же оказалось? Боги подняли неугасимый смех, как бы изливая неистребимую жизненную энергию веселья. Они оценили и одобрили мудрую хитрость Гефеста, но они же и позавидовали Аресу. Каждый захотел очутиться на его месте и даже быть опутанным втрое крепчайшей сетью при многочисленных свидетелях, лишь бы покоиться рядом с золотой Афродитой. Хохотали вновь и вновь. Только один Посейдон не смеялся и упросил Гефеста освободить Ареса под свое поручительство и пеню, всегда готовый уплатить ее за племянника.

Гефест не посмел перечить своему дяде, известному суровым нравом, распустил сеть, и Арес с Афродитой немедленно исчезли с глаз веселой толпы богов. Арес умчался во Фракию, Афродита — на Кипр, в свой любимый Пафос, где у нее алтарь и священная роща. Хариты приняли богиню, искупали ее, натерли тело нетленным маслом, облекли в платье, дивное для взоров.

Добавим, что у Афродиты и Ареса были дети. Двое — Эрос и Антэрос — указывали на единство притягательной и отталкивающей силы любви. Другая пара — Деймос и Фобос (Страх и Ужас) — спутники Ареса в битвах. Но ведь и Афродита рвется в любовные сражения, спускаясь на черную землю в золотой колеснице, запряженной воробышками (Сапфо. Фрг. I). Она даже пытается вмешаться в бой ахейцев с троянцами, получает рану и возвращается в слезах на Олимп, доставленная туда колесницей Ареса (Ил. V 334-343, V 363 сл.). Особенно примечательна их дочь Гармония (Гес. Теог. 934-937), живое воплощение единства противоположных начал своих родителей — невозмутимой красоты и дикой необузданности. Афродита и Гефест детей не имели (хотя у самого Гефеста от других связей их много). Красота богини питала мудрость Гефеста, и тогда появлялось особое потомство — божественные создания искусства.

Священный брак Зевса и Геры

На классическом Олимпе, как заметно из нашего изложения, побежденный хтонизм переживает внутреннее переосмысление и внешнюю трансформацию. В уравновешенном олимпийском космосе существует все — и сияющий огненный эфир, из которого сотканы тела богов, и глубины Тартара, где пребывают чудовищные титаны, и поднебесье, где веют ветры, и подземелье, куда уходят души. Гея бессмертна, Небо вечно объемлет Землю. Но неисчислимое плодородие Урана и Геи — в прошлом. Мудрая Земля сама положила предел избыточным силам рождения и по своему усмотрению распоряжается потомством. Что же говорить о богах третьего поколения, создавших новую семью и пытающихся преодолеть анархию природных сил.

Все проходит, все подвержено гибели, все можно истребить, кроме памяти. И недаром мудрая Мнемосина — Память родила Зевсу девять дочерей — Муз, благодаря которым помнят и поют о прошлом певцы, помнят и воссоздают прошлое художники, помнят и записывают предания летописцы. Поэтому и классическая мифология в расцвете блеска и славы своих владык помнит то начало, когда боги еще не обитали в золотых дворцах на высоких вершинах Олимпа, а были только Земля и Небо. И они влеклись друг к другу мощной силой любовного влечения — Эроса. И покоились в страстных объятиях, сочетаясь космическим браком, освящая и благословляя им всю мировую жизнь и все грядущие поколения.

Теперь же герои олимпийского мифа Зевс и Гера удаляются на ночь в свою опочивальню с золотым ложем, и сладостный сон ниспускается на молневержца Зевса и златотронную Геру.

Но вот неожиданно среди этого благоденственного и мирного бытия разгораются страсти Троянской войны. И Гера заодно с Посейдоном и Афиной, видя бедственное положение ахейцев, решает им помочь, вопреки Зевсу, который пообещал Фетиде перевес троянских войск, чтобы прославить ее сына Ахилла, который один из ахейцев способен сокрушить врагов. Но как преступить волю Зевса?

Хитроумная Гера задумывает обольстить супруга, явившись к нему в расцвете красоты и великолепия, усыпить его в своих объятиях, а затем повернуть военные действия на пользу ахейцам.

Не долго думая, богиня надевает роскошный наряд в тайной спальне, где хранятся ее сокровища, натирается ароматным маслом, прячет на груди взятый у Афродиты пояс, в котором заключаются обольстительные слова, желания, любовь, и устремляется с вершины Олимпа.

Гомер рисует внушительную картину мощного полета Геры. С Олимпа через Пиерию, землю фракийцев, она вихрем несется над высочайшими вершинами снежных гор, не касаясь земли, спускается с Афона на кипящее волнами море и приходит на остров Лемнос.

Там Гера встречает бога Сна и просит усыпить Зевса, обещая ему в награду золотое кресло работы Гефеста. Однако Сон делает вид, что его страшит гнев Зевса, вспоминая, как уже однажды усыпил молневержца, когда Гера наслала бурю на корабли Зевсова сына Геракла. Тогда Гера обещает в жены Сну прекрасную Хариту Пасифею, давно желаемую Сном, и тот не может устоять, требуя тем не менее от Геры в подтверждение страшной клятвы именами титанов.

Теперь уже оба летят они к Трое, и вершины лесов колеблются у них под ногами. Достигнув горы Иды, боги разлучаются. Сон, уподобляясь птице, укрывается в ветвях идейской ели, а Гера поднимается вверх на отрог Иды — Гаргарскую вершину.

186. Парфенон. Архитекторы Иктин и Калликрат. 447-438 гг. до н. э. Афинский Акрополь


И тотчас же страсть затуманивает разум Зевса, как только он, сидя на этой вершине, видит Геру. Но Гера с деланным равнодушием говорит, что она собирается навестить стариков, Океана и Тефию, некогда ее воспитавших.

Зевс, охваченный страстью, вспоминает всех своих бывших возлюбленных и признается, что никого он не любил так, даже и ее самое в прошлом, как сейчас нынешнюю Геру. Кокетливая Гера противится, как бы стыдясь всеблаженных богов, которые увидят супругов спящими на вершине Иды, и просит вернуться в дом, в спальню, сооруженную Гефестом, снабженную крепчайшими дверями.

Но Зевс окутывает себя и супругу золотистым облаком, сквозь которое не проникнет даже глаз Гелиоса. И вот оба покоятся, скрытые золотистым густым покровом, с которого ниспадают, сверкая, капли росы. А земля, радуясь этому союзу, тотчас же взращивает вокруг них цветущие травы, росистый донник, шафран и цветы гиацинта, на которых спит в объятиях громовержца белолокотная Гера (Ил. XIV 152-353).

Эта милая, с тонким юмором и изяществом нарисованная Гомером сцена есть не что иное, как воспоминание о космическом браке Неба и Земли, давшем начало всему сущему в мире.

Мифология классического Олимпа эстетизирует этот древний священный союз Урана и Геи, создает отраженный и преображенный искусством образ, в ретроспективе которого встают страшные беспредельные силы, животворящие вселенную своим грандиозным единением.

187. Парфенон


На победившем Олимпе по сравнению с прошлым все иное — соразмерное, гармоничное, прекрасное в своей стройности и величине. Любовные объятия Зевса и Геры не над безднами мрачных мировых пространств, озаряемых огнями далеких светил, а на цветущем весеннем ковре под золотым облаком. Но это — отблеск и память былых бурных страстей мощных стихийных сил.

В памяти людей менялись места, где покоились на ложе любви Зевс и Гера.

То это был сад Гесперид с золотыми яблоками, то Эвбея, то Крит, но гомеровская цветущая Ида затмила все.

Вот почему воспоминанием о любовном союзе владык Олимпа явились в античной Греции ритуальные празднества, прославляющие так называемый священный брак Зевса и Геры, когда статую богини омывали, украшали подвенечным нарядом и торжественно провожали через весь город на колеснице в коровьей упряжке (зооморфная доклассическая Гера — корова, и в дальнейшем ее рудимент — коровьи глаза, "волоокость") к храму, где было приготовлено ее брачное ложе.

Боги основывают свои святилища на Земле

Боги покидают золотые дворцы на Олимпе, чтобы на земле утвердить свои святилища и храмы. Этот процесс происходит не без борьбы с прежними, хтоническими владыками священных мест.

О соперничестве между самими Олимпийцами, как, например, между Афиной, Герой и Посейдоном, мы уже говорили. Со своей стороны и мифология Аполлона интересна как насильственное вытеснение светлым героическим богом древних чудовищ.

188. Храм Аполлона в Бассах. Архитектор Иктин. Около 430 г. до н. э


Архаический Аполлон, как известно, сам был демоном смерти, убийств и человеческих жертвоприношений.

Но классическая мифология, знающая власть Аполлона над жизнью и смертью, укрепляет и преобразует ее в духе героической борьбы божества с темными силами природы. Отсюда прославление странствий Аполлона в поисках места для знаменитого оракула с подробным описанием всего пути бога с севера в самое сердце Греции (Гом. гимн. II 38-115).

189. Храм Аполлона в Дельфах. На переднем плане древнее святилище Геи. VI — IV вв. до н. э


Аполлон шествует с Олимпа через Фессалию с ее горами и долинами, затем на Эвбею, оттуда в Беотию, в Фивы, одетые дремучим лесом, где еще даже не обитали люди и где еще не колосились поля — свидетельство того, что Деметра пока не научила людей землепашеству.

Миновав священную рощу Посейдона в Онхесте, Аполлон достиг прекрасноструящегося Кефиса, пересек луга Галиарта и дошел до источника Тельфусы.

Прельстившись этим местом, он тут же заложил основание для храма и прорицалища, чтобы можно было подавать людям благие советы и принимать от них гекатомбы.

190. Сосна над алтарем Зевса в Пергаме


Однако давняя владелица источника, нимфа Тельфуса, убедила Аполлона идти дальше, ибо здесь, по ее словам, у воды будет слишком шумно и людно, а в долине под снежным Парнасом в укромном месте находится Криса, самое подходящее место для храма.

Хитроумная Тельфуса, отговорив бога, оставила священное место в своем владении, а обманутый стреловержец от-правился дальше, перевалил через ска-листый хребет, пришел в Крису, что лежит под Парнасом, под самой его скалой, в дикой долине.

191. Гора Парнас


Там Аполлон заложил основание для храма и оракула в ожидании великих гекатомб.

Умелые строители Трофоний и Агамед возвели сначала каменный порог, а затем был воздвигнут неисчислимыми строителями храм недалеко от знаменитого родника.

По одной из старших версий, на этом месте уже существовал оракул Геи — Фемиды, который Земля передала сестре, титаниде Фебе, а та принесла его в дар внуку Аполлону. Но по другой, более новой версии, Аполлону пришлось выдержать борьбу с хтоническим чудовищем, владыкой источника, огромным драконом. Это был тот самый змей, которому некогда Гера отдала на воспитание Тифона. Аполлон поразил змея стрелами, восклицая при этом: "Иэ-пе-ан". Дракон, извиваясь и хрипя, катался по черной земле, по лесной чаще, пока не испустил дух. Стрелоносный бог радостно прославил свою победу, а убитый им змей под лучами Гелиоса превратился в гниль и поэтому был прозван Пифоном (греч. pytho — сгнаиваю). Аполлон же отныне стал именоваться Пифийским, как и его собственный храм в этом месте.

192. Гора Парнас


Только одержав победу, понял Аполлон, как его обманула нимфа Тельфуса. В гневе он снова отправился к оставленному им источнику, чтобы наказать Тельфусу. Аполлон завалил каменистое устье родника, скрыл его под обвалом, а себе построил в тенистой роще около свободно струящейся воды жертвенник. С тех пор Аполлон носит еще и имя Тельфусийского, посрамив нимфу и сделав ее святилище своим (Гом. гимн. II 178-209).

Вслед за этим Аполлон заставил приплыть в Крису корабль с острова Крита, плывший в Пилос. Он уподобился дельфину, выскочил из воды, залег на дне корабля и, сотрясая корабельные балки, наводя страх на моряков, заставил плыть корабль сам собою в Крисейский залив. Там бог уподобился звезде, рассыпающей вокруг искры, спустился в свой храм, осветив сиянием всю Крису. Наконец он принял вид прекрасного юноши и на вопросы пораженных корабельщиков открыл им свое божественное имя, предписав им забыть родной Крит, поселиться вблизи храма в долине Парнаса, куда они пришли, ведомые богом, и где были принесены ему обильные жертвы.

193. Гора Олимп


Бывшие критяне стали стражами храма, гостеприимцами паломников, жрецами, приносящими богу жертвенные гекатомбы. А сам Аполлон, явившийся им в виде дельфина, получил сакральное имя Дельфиний, храм же его стал называться Дельфийским (Гом. гимн. II 210-366).

Таким образом, Аполлон, чтобы основать свой храм, вынужден был, прибегнув к силе, наказать нимфу Тельфусу, а главное, уничтожить дракона, присоединив к себе их имена и став тем самым наследником древней славы.

194. Храм Афины в Линде


Однако тому же Аполлону пришлось в дальнейшем искупить перед хтоническим Пифоном его убийство. Поэтому, хотя он и установил пифийские игры в честь своей победы, но еще должен был отправиться в Темпейскую долину (Фессалия), чтобы очиститься от скверны, причем это уединение в Темпе (там тоже был жертвенник Аполлону) толковалось как нисхождение бога в Аид, в мир смерти, где он прикоснулся к мощным силам земли и возвратился на свет, как бы рождаясь заново (Плутарх. О падении оракулов 21). По некоторым свидетельствам, Аполлон (видимо, не очень укрепившись) сражался с героем Гераклом за обладание дельфийским треножником (Аполлод. II 6,2). Аполлон и Геракл, оба, разделили одну участь. Чтобы получить очищение после совершенных ими убийств, они в наказание были посланы в рабское служение людям (там же II 6,2; III 10,4).

Если архаические мифы гласили о гибели Аполлона от чудовища и этот слух подкреплялся якобы наличием в Дельфах могилы божества (Порфирий. Жизнь Пифагора 16), то в классической мифологии Аполлон — убийца Пифона. Архаический Аполлон близок Гее и получает в конечном счете от нее дар прорицания (или же от кентавра Хирона), но классический Дельфийский Аполлон именуется "пророком Зевса" (Эсх. Эвм. 19), возвещая в Дельфах волю своего великого отца (Софокл. Царь Эдип 151). Здесь, в Дельфах, он не фитоморфный демон лаврового дерева, но только прорицает из лавра (Гом. гимн. II 215) или любит нимфу Дафну (греч. daphne — лавр). Также он перестал быть демоном плюща, но зато на Парнасе, у подножия которого находится Дельфийский храм, Аполлона почитают как "плющевого", объединяя его с Дионисом (Эсхил, фрг. 341). Он наделяет даром прорицания полюбившуюся ему царевну Кассандру, но, отвергнутый, лишает ее прорицания доверия (Аполлод. III 12,5). Дети его — тоже прорицатели: Бранх, Сивилла Кумекая, Мопс, Идмон.

195. Храм Геры в Агригенте


Став прорицателем и победив Пифона, Аполлон в дальнейшем основывает множество святилищ в Малой Азии и Италии, например Кларос, Дидимы, Колофон, Кумы и даже именуется Мойрагетом, "водителем судьбы".

Аполлон как божество героической мифологии особенно выделяется победами над чудовищами прежних времен. Он — убийца великана Тития, пытавшегося обесчестить Аето (Аполлод. I 4, 1), гигантов (там же I 6,2), титанов (Гигин 150), Алоадов, Киклопов.

Из всех этих примеров вполне очевиден трудный путь Аполлона к достижению славы олимпийского бога, сопряженный и с кровавой борьбой, и с ее искуплением, и с установлением мест его почитания.

Герои

Мифы о поколениях людей — подготовка героизма

Классическая мифология представляет богов в постоянном общении с миром людей, который с древнейших времен достаточно усовершенствовался. Мы говорили уже о первых людях, почти не отличимых от растений и зверей, вылепленных из земли и воды, не заслуживших от Зевса ничего иного, кроме желания их уничтожить. Правда, в греческой поэзии, например у Гесиода в его поэме "Труды и дни", жизнь людей древнейшего времени мыслится каким-то золотым веком, так что поэт прямо называет самое раннее поколение людей "золотым".

Они, правда, не знали ни земледелия, ни ремесел, но зато земля сама давала им обильный урожай, а тучные стада составляли их богатство. Старость не приближалась к ним, и, собственно говоря, смерти они также не знали, а были скрыты землей и по воле Зевса превратились в благостных демонов, покровителей человечества (Гес. Труд. 109-126).

Оказывается, что каждое следующее поколение людей (а их всего пять) несет в себе ростки ухудшения, пока жизнь не становится невыносимой.

Второе — серебряное — совсем не похоже на предыдущее. Люди сохраняют детство чуть ли не до ста лет, тешась забавами, но зато, возмужав, умирают очень быстро, наказанные Зевсом за нежелание приносить жертвы богам. Земля скрыла и это поколение, оказавшееся все-таки в почете у смертных как поколение блаженных людей (там же 127-142).

Третье поколение — медное. Люди этого поколения не ели хлеба, обладали небывалой силой, любили войну, выделывали медное оружие, не зная железа. Они перебили друг друга и ушли безымянные в царство Аида (там же 143-155).

Четвертое поколение, созданное Зевсом, — род славных героев-полубогов, погибший в войнах. Это те самые герои, что сражались под Фивами и в Трое. Однако некоторые из них по воле богов обитают на Островах блаженных, не изведав смерти, трижды в год собирая там плоды, приносимые землей (там же 156-173).

Собственно говоря, поколения мифологического прошлого кончаются этим четвертым родом, так как пятое, к которому причисляет себя поэт Гесиод, относится к историческому прошлому греков VIII в. до н. э.

По мысли Гесиода, неиспорченность близких к природе людей принадлежит золотому веку. Зато по мифологической традиции, поддержанной трагиком Эсхилом в "Прометее прикованном", это были примитивные создания, мало чем отличающиеся от муравьев, но зато спасенные и направленные на путь совершенствования Прометеем.

Характерно, что Зевс, потерпевший неудачу с истреблением этих людей, в дальнейшем все-таки послал потоп на землю, истребивший как раз то, названное Гесиодом третьим, медное поколение людей, известных мощных духом, страшным видом и страстью к битвам. Античные поэты, в частности Овидий (Мет. I 246-380), живописуют ужасы этого потопа. Пережили этот потоп только Девкалион, сын Прометея, и его жена Пирра, дочь Эпиметея (там же I 318 сл., 350 сл., 390). Именно они, родичи Зевса, примерная супружеская пара, были пощажены Кронидом и создали новый род людей, бросая себе за спину кости своей матери-Земли, то есть камни (там же I 390-413), так что Прометей, хотя и через своего сына и племянницу, участвовал в создании еще одного рода людей.

По другой версии, человеческий род пострадал от потопа, после того, как Зевс испепелил титанов, растерзавших Диониса Загрея. Тогда и люди и боги оказались в пучине вод. Но если боги были бессмертны, то люди, настигнутые гибельными волнами, оказались вскоре погребенными в бездне. И только Девкалион, непревзойденный мореплаватель, построив ковчег без парусов, бороздил на нем бескрайние водные просторы. В тот момент, когда мир перестал быть миром и жизнь готова была прерваться, Зевс прекратил потоп, Гелиос высушил землю, смертный род снова отстроил города, дома, дворцы, и природа вновь стала улыбчивой (Нонн. Поэма о Дионисе V 250-388).

Во всяком случае, в те времена, когда родился Гермес, а его старший брат Аполлон основал свое святилище в Дельфах и Деметра странствовала в поисках дочери, род человеческий уже укрепился, возрос, знал хлебопашество, ремесла, торговлю. Люди бороздили на кораблях моря, плыли чуть ли не на край света, стремились к упорядоченной жизни, управлялись царями, почитали богов, строя им храмы и принося обильные жертвы.

Были даже целые народы, особенно дорогие богам. Эфиопы на крайнем востоке и крайнем западе приглашали на пиршество богов, именуясь "беспорочными". Гиперборейцы на далеком севере принимали у себя Аполлона; феаки, потомки Посейдона, на загадочном острове Схерии жили блаженной, беспечальной жизнью, проводя целые дни за пирами, плясками, играми, омовением в банях (Од. VIII 248 сл.), наслаждались роскошью царских дворцов, а также удивительным изобилием природы (там же VI-VIII). Феаки спасали терпящих бедствие на море, отвозя их в родные места на своих быстроходных кораблях, что вызывало гнев Посейдона, наказавшего их за помощь Одиссею. Это у них на пиру Одиссей повествует о своих скитаниях (там же IX-XII). Феакам, что особенно редкостно, боги являются в собственном виде и пируют с ними за одним столом. Феаки милы богам, так же как Киклопы или буйное племя гигантов (там же VII 201-206). В последнем утверждении чувствуется гомеровская ирония по поводу превознесения людей, близких к природе и не терпящих никакого вмешательства со стороны, поскольку свирепые Киклопы, мирно разводящие стада, оказываются на деле людоедами (там же IX 106-566), а гиганты числятся среди предков феаков, они тоже потомки Посейдона, погубленные своим же владыкой Евримедонтом (явное смещение понятий — гиганты как дети Земли и противники богов и гиганты как племя, сначала любимое, а потом истребленное богами).

Однако как ни простирают боги свою власть за пределами Олимпа, как ни вмешиваются в дела земли, то создавая, то истребляя людей, то покровительствуя им, то питая злобу, еще больше они мечтают укрепить и утвердить свою волю и свои замыслы, опираясь на своих же собственных потомков, близких по крови. Отсюда стремление Олимпийцев вступать в брак со смертными.

Сначала это делают богини, как типичные матриархальные владычицы, выбиравшие себе мужей.

Так, Афродита, влюбленная в троянца Анхиза, приходит к нему на свидания и рождает от него Энея (Гом. гимн. IV). Богиня Эос влюбляется в троянца Титона, вступает с ним в брак и дарует ему бессмертие, забыв дать вечную молодость (там же 218-238). Селена тайно приходит в пещеру к Эндимиону (Аполл. Род. IV 54-65).

Боги не отстают от богинь и, вступая в брак со смертными женщинами, создают поколения героев. Но здесь нам следует остановиться и разобраться в том, что древние греки понимали под героизмом и героями и как можно в сжатом виде представить всю историю героизма вплоть до V в. до н. э.

Вслед за этим мы подробно остановимся на различных типах мифологических героев и на гибельной судьбе всего героического поколения в конце мифологического развития.

Кого греки называли героями

Итак, герой (heros) в древнегреческой мифологии — сын или потомок божества и смертного человека. У Гомера героем обычно именуется отважный воин или благородный человек, имеющий славных предков. Гесиод впервые называет род "героев", созданный Зевсом, "полубогами" (hemitheoi) (Труд. 158-160). Лексикограф Гесихий Александрийский (VI в. н. э.) разъясняет: "герой: мощный, сильный, благородный, значительный". Современные этимологи не дают единого толкования этого слова, выделяя в нем функцию защиты, покровительства (корень *ser — вариант *swer- *wer-; ср. servare, а также сближение с именем богини Геры — Неrа).

История героизма, как известно, относится к классическому, или олимпийскому, периоду древнегреческой мифологии (II тыс. до н. э., расцвет — середина II тыс.), связанному с укреплением патриархата и расцветом микенской Греции. Олимпийские боги, ниспровергшие титанов в борьбе с доолимпийским миром чудовищных порождений матери-Земли, создают поколения героев, вступая в брак с родом смертных людей.

196. Шлем и панцирь греческого воина. Найдены в Болгарии. Шлем — коринфского типа, конец VI в. дон. э.; панцирь — 2-я половина V в. до н. э. София. Археологический музей


Известны так называемые каталоги героев с указанием их родителей и места рождения (Гес. Теог. 240-1022; он же фрг. 1-153 Rzach[14]; Аполл. Род. I 23-233). Иной раз, правда, герои не знает своего отца, воспитывается матерью и отправляется на его поиски, совершая по пути подвиги.

Герой призван выполнять волю олимпийцев на земле среди людей, упорядочивая жизнь и внося в нее справедливость, меру, закон вопреки древней стихийности и дисгармоничности. Поэтому он наделяется обычно непомерной силой и сверхчеловеческими возможностями. Однако герой лишен бессмертия, остающегося божественной привилегией. Отсюда несоответствие и противоречие между ограниченностью смертного существа и стремлением героев утвердить себя в бессмертии. До нас дошли мифы о попытке богов сделать героев бессмертными. Так, Фетида закаляет Ахилла в огне, выжигая в нем все смертное и умащая его амбросией (Аполлод. III 13,6), или Деметра, покровительствуя афинским царям, закаляет в огне их сына Демофонта (Гом. гимн. V 239-262). И в том и в другом случае богиням мешают неразумные смертные родители (Пелей — отец Ахилла, Метанира — мать Демофонта). Стремление нарушить исконное равновесие сил смерти и бессмертного мира принципиально не имеет успеха и карается Зевсом. Так, Асклепий, сын Аполлона и Корониды, пытавшийся воскрешать людей, был поражен молнией Зевса (Аполлод. III 10, 3-4). Геракл похитил яблоки Гесперид, дарующие вечную молодость, но затем Афина возвратила их на место (там же II 5,11). Так же безуспешна попытка Орфея вернуть к жизни свою жену Эвридику (там же I 3,2).

Невозможность личного бессмертия компенсируется в героическом мире бессмертием подвига и славой среди потомков. Личность героя большей частью имеет драматический характер, так как жизни одного героя не хватает, чтобы воплотить предначертания богов. В связи с этим в мифах укрепляется идея страдания героической личности и бесконечного преодоления испытаний и трудов. Герой часто гоним враждебным божеством, например Геракла преследует Гера (там же II 4,8), и зависит от слабого, ничтожного человека, через которого действует враждебное божество. Так, Геракл подчинен царю Еврисфею, Ясон зависит от царя Пелия, оба они близкие родичи героев, несправедливо захватившие власть.

Чтобы создать великого героя, требуется не одно поколение героев. Зевс трижды вступает в брак со смертными женщинами, чтобы через тринадцать поколений появился от брака Зевса и Алкмены Геракл (Эсх. Пром. 774), среди предков которого уже были Данай, Персей, Алкей и другие сыновья и потомки Зевса. Таким образом, происходит нарастание героической мощи, достигающей апофеоза в мифах об общегреческих героях, таких, например, как тот же Геракл.

Можно наметить разные типы героев, сложившиеся исторически. Более ранний героизм связан с подвигами героя, физически уничтожающего чудовищ. Такова борьба Персея с Горгоной, Беллерофонта с Химерой, ряд подвигов Геракла, вершиной которых является борьба с Аидом (то есть со смертью), которого он ранит (Аполлод. II 7,3). Поздний героизм связан с интеллектуализацией героев, с их культурными функциями, как, например, у искусного мастера Дедала или строителей фиванских стен Зета и Амфиона. Среди героев — певцы и музыканты, овладевшие магией слова и ритма, укротители стихий (Орфей), прорицатели (Тиресий, Калхант, Трофоиий), отгадыватели загадок (Эдип), хитроумные и любознательные странствующие герои (Одиссей), установители законодательства (Тесей).

Независимо от рода героизма подвиги героев всегда сопровождаются помощью божественного родителя (Зевс, Аполлон, Посейдон) или бога, функции которого близки характеру того или иного героя (мудрая Афина помогает умному Одиссею). Соперничество богов и их принципиальное отличие друг от друга сказывается на судьбе героя (гибель Ипполита как результат спора Афродиты и Артемиды; буйный Посейдон преследует Одиссея вопреки мудрой Афине; Гера, покровительница моногамии, ненавидит Геракла, сына Зевса и Алкмены).

Герой зачастую испытывает мучительную смерть (самосожжение Геракла, см. Софокл "Трахинянки", Сенека "Геракл Этейский"), гибнет от руки вероломного злодея (Тесей), по воле враждебного божества (Гиацинт, Орфей, Ипполит). Вместе с тем подвиги и страдания героев рассматриваются как своего рода испытания, вознаграждение за которые приходит после смерти. Геракл обретает бессмертие на Олимпе и получает в жены богиню Гебу (Гес. Теог. 950-955). Однако, по другой версии, на Ол импе находится сам Геракл, а тень его скитается в Аиде (Од. XI 601-604), что указывает на двойственность и неустойчивость обожествления героев.

Такая же двойственность в судьбе Ахилла: он гибнет под Троей, но затем оказывается на острове Левке (аналог Островов блаженных), где вступает в брак с Еленой (Паве. III 1, 11-13) или даже с Медеей в Елисейских полях (Аполл. Род. IV 811-814). На острове Левке находились после смерти также оба Аякса, Патрокл и Антилох (Павс. III 19, 13). Большая определенность у таких героев, как Менелай, который, будучи зятем Зевса, не испытав смерти, переносится в Елисейские поля (Од. IV 561-563). Гесиод же считает обязательным для большинства героев переселение на Острова блаженных (Труд. 167-173). Асклепий, сын Аполлона, убитый молниями Зевса, мыслится ипостасью Аполлона, обретает божественные функции целителя, и культ его даже вытесняет в Эпидавре культ его отца Аполлона.

Единственный полубог, то есть герой, сын Зевса и Семелы, Дионис, становится еще при жизни божеством (см. "Вакханки" Еврипида), но и эта его божественность подготавливается рождением, смертью и воскресением Загрея, архаической ипостаси Диониса, сына Зевса и богини Персефоны (Нонн VI 155-388). В песне Элейских женщин к богу Дионису обращаются как к Дионису-герою[15]. Таким образом, Геракл явился образцом для представления о герое-боге (Пиндар. Нем. III 22), а Дионис считался героем среди богов.

Развитие героизма и самостоятельности героев приводит к их противопоставлению богам, к их дерзости и даже преступлениям, которые накапливаются в поколениях героических династий, приводя к гибели героизма вообще. Известны мифы о родовом проклятии, которое испытывают на себе герои конца классического олимпийского периода мифологии, соответствующего упадку микенского владычества. Таковы мифы о проклятиях, тяготеющих над родом Атридов, или Танталидов (Тантал, Пелопс, Атрей, Фиест, Агамемнон, Эгисф, Орест), над родом Кадмидов (дети и внуки Кадма — Ино, Агава, Пенфей, Актеон), Лабдакидов (Эдип и его сыновья), Алкмеонидов (Амфиарий и его сын Алкмеон). Создаются также мифы о гибели всего героического рода людей. Таковы мифы о войне семерых вождей против Фив и о Троянской войне. Гесиод рассматривает их как войны, где герои истребили друг друга (Труд. 156-165). Итак, конец II тысячелетия можно рассматривать как конец всего героизма.

197. Гробницы и Львиные ворота в Микенах. XVI — XIV вв. до н. э


В постдорийский период, период после нашествия дорийцев, то есть в начале I тысячелетия до н. э., большое распространение получает культ умерших героев, совсем незнакомый гомеровским поэмам, но зато хорошо известный по микенским царским захоронениям. В культе героев сказалась идея божественного вознаграждения их после смерти, продолжение их заступничества и покровительства людям. На могилах героев приносили жертвы, желая отвратить несчастье (ср. жертвы Агамемнону в "Хоэфорах" Эсхила), им отводили священные участки (например, Эдипу в Колоне), вблизи их погребений устраивали состязания певцов (в честь Амфидаманта в Халкиде с участием Гесиода — Труд. 654-657). Плачи, или френы, по героям, прославлявшие их подвиги, послужили одним из источников эпических песен (ср. "славные деяния мужей", которые поет Ахилл, — Ил. IX 189). Общегреческий герой Геракл считался установителем Немейских игр (ср. Пиндар. Нем. I). Ему приносили жертвы в разных храмах — в одних как бессмертному олимпийцу, в других как герою (Геродот II 44). Некоторые герои воспринимались как ипостаси бога, например Зевса (ср. Зевс — Агамемнон, Зевс — Амфиарай, Зевс — Трофоний, Посейдон — Эрехфей). На месте исчезновения Трофония вопрошали оракула (Павс. IX 39, 5).

198. Вход в сокровищницу Атрея в Микенах. XIV в. до н. э


Там, где была прославлена деятельность героев, строились храмы (храм Асклепия в Эпидавре).

В VII — VI вв. до н. э. с развитием культа Диониса некоторые древние герои, эпонимы городов, вынуждены были уступить торжества в их честь Дионису (при тиране Клисфене в Сикионе почитание Адраста сменилось почитанием Диониса — Геродот V 67).

В Греции мифологический героизм перешел начиная с VII в. до. н. э., с эпохи формирования городов-государств, в стадию религиозно-культового героизма, освященного полисными установлениями и игравшего политическую роль. Герой оказывался защитником полиса, мыслился посредником между богами и людьми, предстателем за людей перед богами. Останки древних героев переносили в города, как это было в 475 г. до н. э. с прославлением Тесея в Афинах, куда перенесли его прах с острова Скироса (Плутарх, Тесей 36). Отсюда — жертвы героям, павшим в битвах, например, в греко-персидской войне при Платеях (Плутарх, Аристид 21). Отсюда же обожествление после смерти и причисление к лику героев известных исторических лиц (Софокл после смерти стал героем по имени Дексион). Почетное звание героя получали после гибели выдающиеся полководцы (Брасид после битвы при Амфиполе — Фукидид V 11,1). В культе героев сказалось древнее почитание мифологических героев, которые стали восприниматься потомками как предки — покровители семьи, рода и полиса.

Разные типы героизма — сила и разум

Как говорилось выше, расцвет героизма в классической мифологии связан с серединой II тысячелетия до н. э. И начинается он с представления о героях, наделенных необычной физической силой. Что же касается тонкостей ума, то обычно рядом с героем находится божество, подающее мудрые советы и приводящее героя к определенному решению. Предоставленный самому себе, герой может совершить непоправимый поступок, стоящий ему жизни. Именно таким образом погиб Мелеагр, сын Ойнея, этолийский герой. Это тот самый Мелеагр, чья жизнь была заключена в тлеющей головешке, спрятанной его матерью в ларце. Тот самый Мелеагр, который прославился охотой на Калидонского вепря (Аполлод. I 8,1-3), собравшей героев со всех концов Греции, причем все это герои раннего поколения, предшествовавшего Троянской войне: Идас и Линкей, сыновья Афарея из Мессении, Кастор и Полидевк из Аакедемона, дети Зевса, Тесей, сын Эгея из Афин, Пирифой, сын Иксиона из Лариссы, Пелей, сын Эака из Фтии, Амфиарай, сын Оиклея из Аргоса, Ясон, сын Эсона из Иолка, и дева Аталанта из Аркадии. Здесь, таким образом, мыслится некое единство всех частей Греции, представленное отдельными героическими личностями. Калидонская охота — общегреческое предприятие. Однако оно чревато усобицами и взаимным истреблением.

199. Мелеагр. Римский рельеф. II в. н. э. Рим. Галерея Спада


Чудовищный вепрь был убит, но в споре за почетный дар Мелеагр отдал предпочтение Аталанте, первой поразившей зверя, и убил братьев матери, претендовавших на шкуру вепря. Тогда Алфея — мать — прокляла сына Мелеагра и бросила в костер головешку, с уничтожением которой огнем погиб в муках и Мелеагр.

В этом мифе наряду с архаическим фетишистским представлением о жизни человека, заключенной в материальный предмет, наряду со следами матриархата и важной ролью женского начала выдвигается мощный герой, избавитель от чудовища, разоряющего страну и губящего посевы.

200. Калидонская охота. Фрагмент росписи кратера Клития и Эрготима. Около 540 г. до н. э. Флоренция. Археологический музей


По другой версии, Мелеагр убивает дядьев в войне, разгоревшейся после споров за шкуру вепря, но сам тоже гибнет в сражении, а мать и жена его кончают в горе самоубийством. Конец героя и в одном и в другом случае зависит и от его собственной, ничем не сдерживаемой воли и от напора древних стихииных сил. Рядом нет мудрого божества-помощника. Но зато миф предполагает, что истинным отцом Мелеагра был сам бог Арес (там же I 8,2). Это дикое и буйное божество только и могло толкать Мелеагра на безрассудные поступки и кичливость своей физической мощью. Вот почему результаты подвига, собравшего всех греческих героев, оказались столь горестны.

201. Калидонская охота. Рельеф римского саркофага. II в. н.э. Рим. Капитолийские музеи


Гибнет от руки героя Беллерофонта, сына Главка, чудовищная Химера, рожденная Тифоном и Ехидной. Химера с львиным туловищем, хвостом дракона, тремя головами, из которых козья, средняя, изрыгала пламя, тоже опустошала землю и губила скот. Но Беллерофонт взнуздал Пегаса, коня, рожденного от Медузы Горгоны и Посейдона, поднялся ввысь и оттуда поразил Химеру (там же II 3,1). В дальнейшем герой стал наследником царя Иобата, отдавшего за него дочь, когда убедился в безупречности Беллерофонта, оклеветанного царем Пройтом. Замечательно, что этот последний, чью дочь отверг Беллерофонт, по ее наущению послал героя к Иобату с дощечками, на которых, по словам Гомера, были начертаны "губительные знаки" (Ил. VI 169), то есть просьба предать Беллерофонта смерти. Беллерофонт избежал смерти, так как не пытался прочитать послание (а известно, что судьба настигает тех, кто пытается ее избежать); а затем, убивая Химеру по воле царя Иобата, он имел косвенным союзником самого Посейдона, породившего от Горгоны Медузы коня Пегаса.

202. Беллерофонт и Пегас. Римский рельеф. II — III вв. н. э. Рим. Галерея Спада


Другой герой, один из предков Геракла, Персей, сын Зевса и Данаи, в опочивальню которой Зевс проник в виде золотого дождя, уже непосредственно руководим в своих действиях мудрыми советами богов (Аполлод. II 4,1-5). Он — освободитель рода человеческого от Медузы Горгоны, превращавшей своим ужасным взглядом каждого человека в камень. Как Пройт Беллерофонта, Персея жаждет погубить царь Полидект и посылает его за головой Медузы. Но Персеем руководят Гермес и Афина. По их советам он сначала приходит к сестрам Форкиадам, затем к нимфам, от которых получает крылатые сандалии, заплечную сумку и шапку-невидимку. Гермес вручает ему изогнутый меч, Афина направляет его руку, готовую поразить Медузу, и по ее совету он смотрит на отражение чудовища в своем медном щите, не встречаясь с ее живым ликом. Персею удается избежать преследования двух бессмертных Горгон благодаря шапке-невидимке.

203. Даная. Около 435 г. до н. э. Париж. Лувр


На своем пути он совершает еще подвиг, освободив царевну Андромеду, отданную на съедение морскому чудищу. Заметим, что Персей не только убивает чудовищ, разорявших посевы и поедавших скот, как это было с Мелеагром и Беллерофонтом. Персей освобождает от страха людей и восстанавливает справедливость, губя врагов, поправших ее, головой Медузы. Именно таким образом он восстановил на царство Диктиса и свергнул Полидекта, угрожавшего его матери Данае. Когда же подвиг завершен, Персей возвращает своим божественным помощникам атрибуты бессмертной силы. Сандалии, сумку и шапку через Гермеса вновь обретают нимфы, а голову Горгоны Афина помещает на свой щит.

204. Даная. Фрагмент росписи кратера Мастера Триптолема. 490-480 гг. до н. э. Ленинград. Государственный Эрмитаж


Далее все более возрастает не только непосредственная помощь богов героям, но герой учится побеждать и осуществлять свои цели с помощью собственного разумения. Можно сказать, что интеллектуализация героев необычайно усиливается, поскольку герой уже не только претворяет советы богов в дее внутренне вполне подготовлен к самостоятельному размышлению. Мы упоминали уже этих умных героев, певцов, музыкантов, прорицателей. Их действия доказывают преимущество умственного дара, помогающего человеку без применения насилия и без кровопролития.

205. Данаю и Персея заключают в ящик. Фрагмент росписи лекифа. V в. до н. э. Париж. Лувр


Так, Амфион, сын Зевса и Антиопы, строит вместе со своим братом Зетом фиванские стены. Пока Зет с огромными усилиями громоздит камни, Амфион, играя на кифаре, заставляет их складываться в мощные стены.

206. Персей и Андромеда. Римское повторение (65-70гг. н.э.) греческой картины художника Никия IV в. до н. э. Из Дома Диоскоридов в Помпеях. Неаполь. Национальный музей


Дедал, внук афинского царя Эрехфея и родня Тесея, отличается особой изобретательностью. Он и архитектор, и скульптор, и великий мастер. Само имя его указывает на "искусного" человека.

207. Смерть Медузы. Фрагмент росписи гидрии Мастера Пана. Около 460 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Дедалу настолько дорого первенство в мастерстве, что он даже убивает своего племянника Талоса из-за соперничества с ним и вынужден бежать на Крит к царю Миносу (там же III 15, 9). Он — строитель лабиринта для чудовищного Минотавра, но он и освободитель из лабиринта Тесея с его спутниками (вспомним клубок нити, данной им Ариадне для Тесея). Он сооружает тайно крылья для себя и сына, чтобы скрыться в Сицилию. И хотя сын его Икар гибнет, когда солнце растопило воск крыльев, Дедал невредимым добирается до Сицилии к царю Кокалу. И лишь только Минос пытается выманить его оттуда хитростью, царь Кокал с помощью совета Дедала умерщвляет Миноса, навсегда избавляя Дедала от преследования.

208. Дедал и Икар. Римский рельеф. II в. н. э. Рим. Музей виллы Альбани


Дедал, как и положено герою, — фигура драматичная: его ум и сноровка невольно служат злым целям властителей, и попытка освободиться от их воли приводит к гибели самого дорогого, чем владеет великий мастер, — единственного сына Икара.

209. Дедал и Пасифая. Римский рельеф. II в. н. э. Рим. Галерея Спада


Эдип, сын царя Аайя, настолько мудр, что побеждает страшную душительницу Сфинкс, пожиравшую тех, кто не отгадает ее загадки. И что характерно, по версии более классической, Эдип не убивает это чудовище, а побеждает его остротой ума, так, что Сфинкс гибнет сама.

Как только загадка разгадана и тайна открыта, жизнь теряет всякий смысл для кровожадной душительницы. Сфинкс бросается в пропасть с вершины горы и находит там смерть (там же III 5,8).

Орфей, сын речного бога Эагра и музы Каллиопы, обладает магической силой искусства. Он — сотоварищ Ясона, Пелея и Геракла, участник похода аргонавтов. Игрой на форминге он усмиряет волны и успокаивает человеческие страсти (Аполл. Род. I 492-515).

Очарованные музыкой, приходят к Орфею дикие звери, движутся деревья и скалы. Подземные божества Аид и Персефона, тронутые игрой Орфея, отпускают на землю его жену Эвридику.

Орфей известен как учредитель древних религиозных обрядов. Гибель его от рук диких вакханок свидетельствует о столкновении двух сил — дионисийского буйства природы и аполлоновского умиротворения, так как Орфей — певец и музыкант входит в круг героев, близких именно Аполлону и Музам.

Ясон. Героизм в союзе с древней магией

Ясон, сын царя Эсона из Иолка, знаменит как глава похода на корабле "Арго" за золотым руном в далекую Колхиду. Там он овладел золотым руном, избежав козней царя Ээта. Но произошло это с помощью влюбленной в него Медеи, дочери Ээта, сведущей в древней магии и колдовстве. В свою очередь любовь и помощь Медеи возможны благодаря вмешательству великих богинь Геры, Афины и Афродиты, допустивших удивительный союз героической силы и колдовской мудрости.

210. Орфей. Фрагмент росписи апулийского кратера. Около 330 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


Главным источником для истории Ясона является поэма Аполлония Родосского "Аргонавтика" (III в. до н. э.), включающая множество сведений из древнейших мифологических пластов.

211. Орфей в сцене растерзания его вакханками. Фрагмент росписи амфоры из Нолы. 2-я половина V в. до н. э. Париж. Лувр


Сама тема похода с ее дальними странствиями, подвигами в загадочной Колхиде и многотрудным возвращением на родину заставляет включить в спутники Ясона характерных героев. Во-первых, это минийцы, то есть герои из племени древних орхоменских автохтонов, потомков Эола, а во-вторых, многие из них знамениты даже не сами по себе, а своими отцами и дедами, предками явно хтонического происхождения. Не говоря уже о самом Ясоне, потомке Эола, на "Арго" находятся: Геракл (он, правда, вернется с середины пути), Орфей, лапиф Полифем Элатид (собственно "сын ели"), лапиф Кеней, известный оборотничеством, Флиант — сын Диониса, Навплий — потомок Посейдона, Линкей и Ид — сыновья Афарея, некогда сражавшиеся с Диоскурами, Авгий — сын Гелиоса, Евфем из Тенара — сын Посейдона и Европы, дочери великана Тития, Эргин и Анкей — сыновья Посейдона, сын Ойнея Мелеагр, жизнь которого была заключена в тлеющей головешке, Зет и Калаид — сыновья северного ветра Борея и Орифии, Палемоний — сын Гефеста. Дети и внуки богов сохраняют рудименты былой демонической мощи, объединяя ее зачастую с новым типом разумной силы, разрушающей грубый, исполненный магии и фетишизма хтонизм своих праотцев.

Так, Орфей, сын музы Каллиопы, унаследовал от нее магическую силу искусства. Дети Борея мчатся по воздуху, на ногах с золотыми пятками у них черные крылья. Евфем, сын Посейдона, не ведая морских глубин, бегает вихрем по водной глади. Линкей видит сквозь воду, а глаза потомков Солнца наделены особым, но уже не опаляющим блеском Гелиоса. Душа Эфалида, сына Гермеса, живет то в царстве смерти, то среди живых, будучи отражением и подобием двойного бытия самого Гермеса, водителя душ в Аиде и путников на дорогах земли. Периклемен, внук Посейдона, обладает особой силой, которая заставляет сбываться всему, чего бы он ни пожелал. Палемоний, сын Гефеста, ничего не унаследовал от отца, кроме хромоты, а в похвальбе Ида своим копьем, что помогает ему вместо Зевса, слышатся отголоски древней безудержной силы. Она не так уж чужда героическому миру, являясь то в виде богов, чудовищ и демонов, то воплощаясь в как будто бы совершенно безобидные предметы — растения, животных, воду и землю.

Уч астие в событиях похода принимают в основном Олимпийские боги. Однако некоторые из них, сохранившие архаические рудименты, соседствуют с чисто хтоническими божествами, воздействуя на героический мир своими благодетельными или губительными потенциями.

Хирон, сын Кроноса и нимфы Филиры, дает благие советы Ясону (там же I 33 сл.). Афина, наделенная архаическим эпитетом Тритонида, дарит Ясону плащ своей работы; Гера Пеласгическая (ее имя указывает на большую древность) гневается на Пелия, не принесшего ей жертвы (и отсюда вся ее дальнейшая вражда к нему). На пути аргонавтов встречается Аполлон Заревой, идущий из Ликии к гипербореям, вселяя одним своим видом ужас в сердца героев, сотрясая землю и моря.

Тритон, обитатель водных глубин, с рыбьим хвостом, по молитве Ясона является в божественном виде, продвигая корабль аргонавтов к морю. Ночная богиня Геката не раз возникает, вызванная заклинаниями Ясона, среди факельных огней, лая подземных псов, воплей болотных и речных нимф, обвитая змеями.

212. Орфей. Фрагмент римского вотивного рельефа. I — II вв. н. э. Рим. Капитолийские музеи


Путникам встречаются удивительные чудовища: шестирукие "землерожденные", крылатые Гарпии, железные птицы Ареса. Золотое руно в Колхиде охраняется змеем, сыном Геи, родившимся на Кавказе. Медные быки, выдыхающие пламя, пашут ниву Ареса, где из зубов дракона появляются воины.

В сказочной Колхиде по воле царя Ээта Ясон совершает свои подвиги, усмиряя огнедышащих быков и уничтожая землерожденных воинов. Но не следует забывать, что Ясону приходит на помощь царская дочь Медея, полюбившая его по решению богинь — Геры, Афины и Афродиты. Однако Медея, внучка Солнца-Гелиоса, колдунья, сведущая в магических ритуалах, призывающая богиню Гекату в союзницы, обладает собственной демонической силой. Именно она делает зелье из цветка, выросшего на крови Прометея, задумывает усыпить змея и действительно усыпляет его с помощью Сна и ночной владычицы недр Хтонии. Чтобы склонить брата Апсирта на встречу с Ясоном, Медея окропляет воздух зельем, сила которого может привести с гор даже дикого зверя. По ее коварным советам Ясон убивает Апсирта. Она же своей колдовской песней очаровывает Кер — демонов смерти, желая погубить медного великана Талоса. Ввергнутый в безумие чарами Медеи, Талое, охраняющий Крит, гибнет, наткнувшись на острый камень и истекая кровью. Медея дает Ясону советы, как совершить жертвы Гекате. По ее совету он вызывает страшную богиню, мажет волшебным снадобьем свое оружие и сам натирается им, чтобы стать неуязвимым.

213. Аргонавты-Идас и Линкей. Метопа храма Сикиона в Дельфах. 560 г. до н. э


Таким образом, оказывается, что герой Ясон, потомок Эллина, а значит, Прометеева сына Девкалиона (может быть даже, отцом его был Зевс — Аполлод. I 6,2) и самого Прометея, нуждается в помощи не своих божественных предков, но в колдовской силе Медеи, хотя характерным образом боги для пользы героического предприятия Ясона сами допускают такой союз, доказывая этим свою собственную опору на архаическое прошлое. Для свершения подвига классического героя требуется демоническая сила прошлых веков, еще живая и действенная на краю света, в Колхиде. Однако, по устоявшейся мифологической традиции, Ясон отталкивается от Медеи, пытается уйти от нее, как от чего-то чуждого по существу, как от силы, которая обесценивает своими чарами благородный героический подвиг и низводит его до низких, недостойных дел (например, жестокое убийство Апсирта). Поэтому мифы о Ясоне подчеркивают с самого начала любовь, внушенную богом Эротом Медее, а не Ясону, отсюда удаленность друг от друга героев, связанных кровавыми преступлениями гораздо больше, чем любовью.

Тем не менее разрушительные силы древнего хтонизма губительно сказываются на героической сущности Ясона. И хотя Медея остается только необходимой до времени и только терпимой в героическом мире, но не любимой, она сделала свое дело. Героизм и хтонизм, соединившись по воле богов для свершения подвига, взаимно чуждые по самому своему существу, должны разойтись и вступить в тот драматический конфликт, который зловеще озаряет весь комплекс мифов о Медее и Ясоне. Но, как известно, судьба героев всегда драматична.

214. Медея. Фреска из Помпей. I в. н. э. Неаполь. Национальный музей


Чем больше злодеяний при возвращении Ясона на родину совершает Медея, чтобы добыть тому царскую власть, некогда отнятую его дядей, Пелием, тем все более эти усилия оказываются напрасными.

Медея умерщвляет Пелия с помощью его дочерей, но жители Иолка изгоняют ее вместе с Ясоном. Они отправляются в Коринф, но там Ясон пытается расстаться с Медеей и берет в жены царскую дочь. Тогда Медея, брошенная Ясоном, мстит невесте и ее отцу, погибающим в пламени от пропитанных ядом одежд. Из мести Ясону Медея убивает двух своих сыновей, а третий, Фессал, спасается и в дальнейшем царствует в Иолке, на родине отца (по версии Диодора). Сама же она покидает Коринф на колеснице, запряженной драконами и присланной ее дедом Гелиосом. Медея еще пытается устроить свои дела сначала в Фивах, у Геракла, затем в Афинах, соблазняя старого царя Эгея и строя козни против его сына Тесея, но изгнана и оттуда. Не узнанная никем, возвращается Медея в Колхиду, убивает своего брата Персея, чтобы вернуть власть отцу, от которого она когда-то бежала и которого предала ради Ясона.

Круг замыкается. Колдунья и волшебница выполнила свое назначение.

Золотое руно добыто с ее помощью Ясоном, Гера удовлетворена гибелью не почитавшего ее Пелия, но конец Ясона не может считаться достойным. И это наносит героической личности главный урон, так как слава героя живет в песнях потомков. По версии Диодора (IV 55), Ясон кончает самоубийством в Коринфе, по другой — гибнет под развалинами корабля Арго, знаменуя этим крушение всей жизни.

Может быть, боги, некогда так решительно действовавшие на стороне Ясона, послали ему недостойную смерть во искупление союза героя и демонической колдуньи, того союза, который они, правда, создали сами, но которому, совершая подвиги, оказался чрезмерно предан Ясон, утерявший собственную волю и целиком отдавший свою судьбу в руки Медеи.

Одиссей. Многоумный и многострадальный герой

Среди самых изощренных умом героев особое место занимает царь Одиссей, участник Троянской войны.

Образ Одиссея, раскрываемый в мифах, опоэтизированных Гомером, основан не только на подвигах и мощи героизма, но выражает расцвет классической мифологии, прославляющей человеческий ум и его творческие возможности. Героика мифологии Троянской войны, локализованная в одном месте, у стен Илиона, здесь претерпевает значительные изменения, включаясь в авантюрно-сказочный сюжет и напоминая собою известные мотивы — путешествие в страну чудес и возвращение мужа к верной жене, ожидающей его долгие годы.

215. Одиссей. Фрагмент скульптурной группы 'Ослепление Полифема'. Найдена в Гроте Тиберия на острове Капри. II — I вв. до н. э. Сперлонга. Музей


Одиссей — царь маленького островка Итаки, все богатство которого заключается в стадах, имеет довольно сложную мифологическую историю. Он сын Лаэрта и Антиклеи (Ил. IX 308), хотя существовала версия о том, что отцом его был знаменитый хитрец Сизиф, наказанный богами (Еврип. Ифиг. А. 524). Дед Одиссея по материнской линии — Автолик — тоже великий хитрец, сын бога Гермеса, помощника и покровителя умелых, ловких и практически настроенных людей. Однако Одиссей гораздо более сложен, чем обычный хитрец. Он не просто пускается в странствие, а целенаправленно возвращается на родину после окончания Троянской войны. Любовь его к семье и родному очагу самоотвер-женно преодолевает многочисленные препятствия. На путях дальних странствий герой переносит мучительные страдания и гнев богов, то и дело нарушая установленный ими с давних времен порядок. Само имя Одиссея (odyssomaio — гневаюсь) указывает на человека, испытавшего божественный гнев, он тот, кто "ненавистен" богам (Од. XIX 407 сл.). Судя по ряду фактов, Одиссей проявил себя еще до того, как началась Троянская война. Он тоже выступал одним из претендентов на руку царицы Елены, но скромно удовольствовался ее двоюродной сестрой, Пенелопой. Совсем как будто не воинственный человек и любящий семьянин, Одиссей не хотел оставить жену и сына ради военных подвигов. Известно, что он притворился безумным, но изобличенный Паламедом, вынужден был отправиться под Трою на двенадцати кораблях (Ил. II 631 — 637).

Тогда, в свою очередь, он хитростью заставил участвовать в войне юного Ахилла и также хитростью доставил под Трою героя Филоктета с его бьющим без промаха луком.

216. Лаэрт, Антиклея и Автолик. Фрагмент росписи кратера Мастера Сизифа. 420-410 гг. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


Однако хитрость Одиссея не примитивна, а направлена на скорейшее взятие Трои. Он устраивает приезд дочери Агамемнона Ифигении в Авлиду, а значит, способствует ее жертвоприношению и, как следствие этого, разрушению Илиона. Он ведет вместе с Менелаем мирные переговоры в Трое. Вместе с Диомедом он пробирается тайно в город и с помощью Елены похищает древнее изображение Афины — палладий (Аполлод. Эпит. V 13) — залог победы для тех, кто им обладает. Ему же принадлежит идея постройки деревянного коня, в который он прячется вместе с другими воинами. Одиссей по праву носит эпитет "разрушитель городов", деля его с Ахиллом. Не раз Одиссей выступает заодно с такими суровыми героями, как Диомед или Аякс. Он совершает ночную разведку вместе с Диомедом или наряду с Аяксом участвует в посольстве к Ахиллу, прося его выйти в бой.

Энергичный, практический, проницательный Одиссей вступает в противоречие и даже соперничество с тяжеловесной мощью раннего героизма. Он, например, жестоко ссорится с Ахиллом (Од. VIII 75-77). После гибели Ахилла тот же Одиссей получает, как храбрейший, его доспехи, обойдя в этом сомнительном споре Аякса, что приводит великого героя к самоубийству. Даже в царстве мертвых Аякс не может забыть ему этой кровной обиды.

217. Аякс, Алкмена и Фетида. Фрагмент рельефа на обороте бронзового зеркала из Палестрины. Конец IV в. до н. э. Лондон. Британский музей


Ряд изложенных здесь фактов оттеняет облик героя, объясняя не совсем понятную жестокость Одиссея, не только устроившего по возвращении на родину побоище женихам Пенелопы, но приказавшего изрубить на куски и бросить на съедение псам пастуха Мелантия и предписавшего сыну Телемаху казнить неверных служанок, повесив их на одном корабельном канате, натянутом во дворе.

Жестокость Одиссея — достояние архаики, относящейся к более старому пласту мифа. В Одиссее более поздних пластов она в основном отступает на задний план, давая место совсем иному, так сказать, интеллектуальному героизму, находящемуся под неусыпным покровительством Афины.

218. Самоубийство Аякса. Неоконченная метопа из храма Геры в Пестуме. Около 560 г. до н. э. Пестум. Национальный музей


Перед нами новый тип умного, любознательного, многоопытного героя, хитрость которого направлена на познание мира с его чудесами. Эпитет Одиссея "многоумный" включает в себя разнообразную гамму переходов — от элементарной хитрости к сложнейшей работе мысли. Одиссей сам. признается царю Алкиною в том, что славен хитрыми измышлениями, а богиня Афина подтверждает, что в ловкости и выдумках с Одиссеем трудно состязаться даже богу. Он ловок не только в стрельбе из лука, в которой не превзойдет его ни один из живущих людей. Он не только славен копьем. Одиссей велик душой, велик сердцем. Он вдохновенный оратор, возбуждающий боевой пыл воинов и дающий благие советы. Слова устремляются из его уст как снежная вьюга, и ни один из смертных не может с ним состязаться в ораторском искусстве (Ил. III 221-224). Одиссей очаровывает своими речами богиню Афину, царя Алкиноя и юную Навсикаю, изящно сравнив ее со стройной делосской пальмой, он тонко восхваляет и родителей, и братьев царевны, и ее будущего мужа.

219. Полифем. Около 150 г. до н. э. Бостон. Музей изящных искусств


Однако проницательный ум, а также страсть к познанию мира ставят Одиссея в столь сложные обстоятельства, что характерное для него благочестие нарушается либо самим героем, либо его спутниками. То по неведению, а то и сознательно Одиссей вступает в конфликт с богами, испытывая гнев Посейдона, Эола, Гелиоса, Зевса, почему и появляется в его жизни мотив страдания. Одиссей многострадальный. Судьба его полна драматических коллизий, и он, несмотря на свою безудержную энергию, скорбит, плачет, тоскуя по жене, сыну и дыму родного очага, обладая как будто бы всеми радостями жизни и любви на острове нимфы Калипсо, и даже отвергает даруемое ею бессмертие — ради своей скудной Итаки. Одиссей не может забыть погибших спутников; его посещают мысли о смерти, и он в конце концов остается в полном одиночестве, с тоской простирая руки к умершим друзьям и матери, проливая слезы в беседе с тенями бывших соратников, которые не очень его долюбливали.

220. Ослепление Полифема. Фрагмент росписи кратера. VII в. до н. э. Аргос. Музей


Но этот же Одиссей, восхищенный пением слепого певца Демодока, посылает ему почетный кусок мяса, оставив, однако, большую часть себе. Этот же многострадальный герой успевает перевязать сундук с царскими дарами хитрым узлом, как его научила когда-то волшебница Кирка. А попав на Итаку и погоревав вдосталь о своей судьбе, Одиссей, спохватившись, немедленно пересчитывает богатые дары феаков. Он припадает в умилении к родной земле, но ухитряется сочинить поразительную по выдумке историю, удивив ею даже богиню Афину. "Скорбью безмерной крушась" "в жестокой тоске по отчизне", Одиссей все-таки со свойственным ему практицизмом по совету Афины прячет свои сокровища в пещеру нимф; а затем они оба, сидя под старой оливой, обдумывают, как бы погубить наглых женихов.

221. Ослепление Полифема. Аттическая ваза. VI в. до н. э. Лондон. Британский музей


Здесь раскрываются два мира. Один — древний, полный ужасов, страхов и чудес, с которыми сталкивается Одиссей с опасностью для жизни, но гордый преодолением ужаса. Это явные чудовища, такие, как Полифем — одноглазый сын Посейдона, людоед (его ослепил Одиссей), Скилла и Харибда (Одиссей проплыл мимо них). Сирены тоже людоеды, только сладкоголосые, но Одиссей слушает их пение, привязав себя к мачте. Злая колдунья Кирка не только зачаровывает путников, превращая их в животных, но и сама поддается чарам Одиссея. Что же касается нимфы Калипсо, то она даже как будто не причиняет никакого физического вреда, но зато семь лет не выпускает из любовного плена Одиссея, вполне оправдывая свое имя — "Та, что скрывает". Она уводит человека от дорогой ему жизни. Забвением родины, утерей памяти грозит Одиссею страна лотофагов, а милые и добрые феаки тоже обладают притягательной магией сказочного блаженства. На чудесном кораблике, управляемом мыслью кормчего, за одну ночь доставляют феаки Одиссея на родину. Но они могут и не выпустить полюбившегося им героя, который глубоко задел чувство царевны Навсикаи, мечтавшей именно о таком супруге.

222. Ослепление Полифема. Фрагмент росписи горла протоаттической амфоры. Середина VII в. до н. э. Элевсин. Музей


Одиссею помогают великие Олимпийские боги, спасая его в мире, полном явных и тайных опасностей. С помощью Гермеса и его волшебной травы Одиссей обращает во благо злое чародейство Кирки. Афина убедительной речью склоняет Зевса вернуть своего любимца на Итаку, а Калипсо повинуется приказу все того же Гермеса, со слезами собирая Одиссея в путь. Мудрая Афина и мудрый Одиссей неразлучны. Особое, интимно-теплое дружеское чувство привязывает богиню к этому великому выдумщику и многострадальному скитальцу. Афина, можно сказать, прямо любуется Одиссеем как детищем своей выучки. Никогда не появляясь перед ним в своем божественном величии, Афина незаметно следит за Одиссеем, попадается ему на пути то в виде прекрасной девы, то в облике друга и ровесника Одиссея, Ментора, то пастуха в утро высадки Одиссея на Итаке. Ночью перед побоищем женихов Афина сама несет светильник, освещая путь Одиссею и Телемаху, которые прячут оружие в укромном месте. Во время боя с женихами Афина маленькой ласточкой сидит на закопченной потолочной балке, подбадривая своего друга и его товарищей. Наконец, грозная Афина во время последней схватки Одиссея с мятежниками устрашает их и устанавливает мир на Итаке.

Одиссей прославлен в героической мифологии как странствующий герой, который преодолевает стихию древнего ужаса, вступая в союз с мудрыми богами Олимпа.

Более того, наш герой одинаково хорошо орудует веслом и топором, мечом и луком, "многоумный" и "многоопытный", он наподобие мастера-демиурга пытается сам строить свою судьбу. Помощь богов отнюдь не мешает Одиссею в его самостоятельном, творческом отношении к жизни. Борясь с бурей на море, Одиссей как бы борется с самим Посейдоном, заметившим на море своего врага и наславшим страшную бурю. Когда море затянулось мглой, а волны вздымаются громадами и мачта сломана, Одиссеем овладевает отчаяние, он в кипящей и бурлящей воде тщетно хватается за плот. Морская богиня Аевкотея бросает ему спасительное покрывало, но Одиссей не может расстаться со своим плотом. Уже плот разбит Посейдоном, сам Одиссей носится по бурному морю третьи сутки, и перед ним встают скалистые утесы неведомой земли. Упрямо карабкается Одиссей по прибрежным скалам, обдирая кожу. Афина, изумленная таким мужеством, приходит ему на помощь.

Чего в этой сцене больше — самостоятельности Одиссея или его зависимости от богов? Самостоятельность Одиссея подчеркивается не раз, и боги возвращают его на родину, побаиваясь, как бы этот герой не вернулся на родину, как говорится, "судьбе вопреки". Одиссей распространяет свою самостоятельность и творческую выдумку не только на область повседневной жизни, но и на проникновение в чудеса мира и, главное, на решительное устроение своей судьбы. Мужество героя, его выдержка, его дерзкое право на самоутверждение заставляют богов внимать ему и приходить на помощь. Вот почему Одиссей стал классическим типом интеллектуального героизма, достигшим в этом образе своего наивысшего выражения.

Однако классический героизм развивался еще и по иным направлениям. Одиссей интересен своей собственной судьбой, но были герои, которые воплощали в себе как бы сгусток энергии героизма той или иной части Греции или даже всего греческого мира вообще. К таким героям относятся Тесей и Геракл. Тесей — знаменитый аттический герой, Геракл — общегреческий.

Тесей — аттический герой

Тесей — сын афинского царя Эгея и Эфры, дочери трезенского царя Питфея, потомка Зевса.

Отец Тесея Эгей был сыном афинского царя Пандиона II, внуком Кекропса II, правнуком Эрехфея. Значит, Тесей имел среди своих предков Пандиона I Эрихтония — автохтона, рожденного из семени Гефеста Землей и воспитанного Афиной — и, наконец, тоже автохтонов Краная и Кекропса — первого аттического царя. Предки Тесея — миксантропические чудовища, полузмеи-полулюди, мудрые хтонической мудростью, судившие спор между Афиной и Посейдоном, жившие еще до великого Девкалионова потопа и во время него. Однако Тесей оказался представителем чистого героизма, будучи одновременно сыном человека и бога, да еще одного из самых диких и хтонических, а именно Посейдона. Со стороны матери Тесей происходит от Пелопса, отца Питфея, Атрея и Фиеста, а значит, от Тантала и, наконец, от самого Зевса.

223. Одиссей убивает женихов. Развертка росписи скифоса. V в. до н. э. Берлин. Государственные музеи


Будучи бездетным, Эгей отправился к оракулу вопросить о потомстве, но не мог разгадать его ответ. Зато оракул был разгадан трезенским царем Питфеем, который понял, что власть в Афинах будет принадлежать потомкам Эгея и, напоив гостя пьяным, уложил его на ночь вместе со своей дочерью Эфрой. Говорили, что в эту же ночь к Эфре сошел Посейдон (Аполлод. III 15, 6-7) или же он сочетался с ней накануне на острове Сферосе.

Таким образом, сын, рожденный Эфрой, имел, как положено великому герою, двух отцов, земного — Эгея и божественного — Посейдона. Говорили, что Питфей сознательно распространял слух об отцовстве Посейдона, так как этого бога особенно почитали в Трезене. Уходя от Эфры, Эгей просил воспитать будущего сына, не называя имени отца, но оставил ему свой меч и сандалии, положив их под тяжелым камнем. Когда Тесей возмужал, он по совету матери поднял этот камень, надел сандалии отца, вооружился его мечом и тем самым как бы приобщился к магической силе предшествующих поколений, владевших этим мечом и направляющих его действия. Тесей тайно отправился на розыски отца, так как была опасность захвата власти в Афинах Паллантидами, детьми младшего брата Эгея — Палланта, претендовавшего на власть из-за бездетности Эгея. Еще до своего ухода из Трезена Тесей, став юношей, посвятил прядь волос богу Аполлону в Дельфах, тем самым как бы вручая богу самого себя и заключая с ним союз.

Тесей отправился в Афины по суше, через Коринфский перешеек, по особенно опасной дороге, где на пути от Мегары и до Афин путников подстерегали разбойники и душегубы, дети и потомки хтонических чудовищ. Так он поочередно убил Перифета, Синиса, Кроммионскую свинью, Скирона, Керкиона и Дамаста (он же Полипемон) и добрался до Афин (Плутарх. Тесей 8-11). Путь Тесея, отправляемого матерью к неведомому ему отцу, является одним из вариантов распространенного фольклорного мотива — розыски сыном отца (ср., например, розыски Телемахом или Телегоном Одиссея). Тесей на пути в Афины как бы явился двойником Геракла, выполняющим его героические функции, ибо тот находился тогда в Лидии у Омфалы.

А в это же время в Афинах царь Эгей попал под власть волшебницы Медеи, нашедшей у него приют и надеявшейся, что ее сын от Эгея, Мед, получит право на престол. Тесей явился в восьмой день месяца Гекатомбеона в Афины как освободитель от чудовищ, прекрасный и юный, однако не был узнан Эгеем, которому Медея внушила опасения к пришельцу и заставила Эгея опоить юношу ядом. За трапезой Тесей вытащил свой меч, чтобы разрезать мясо, и отец узнал сына, отшвырнул чашу с ядом и, обрадованный, представил Тесея афинянам. По иной версии, Эгей отправил незнакомца на охоту за Марафонским быком, разорявшим поля, и, когда Тесей одолел его, на пиру преподнес ему яд, но тут же узнал сына и изгнал Медею (Аполлод. Эпит. I 5-6). Тесею пришлось также бороться с пятьюдесятью Паллантидами, которым он устроил засаду, истребив двоюродных братьев. Так Тесей утвердил себя как сын и наследник афинского царя и спаситель Аттики от разорения и бесправия.

Тесей прославил себя как достойный наследник царской власти и во время столкновения Афин с царем Миносом, требовавшим раз в девять лет приносить в дань семь юношей и семь девушек как искупление за гибель своего сына Андрогея, будто бы коварно подстроенную Эгеем (хотя есть сведения об убийстве его в Фивах). Когда Минос приехал в третий раз за данью, Тесей решил отправиться сам на Крит, чтобы померяться силой с чудовищем Минотавром, на съедение которому обрекались жертвы. Хотя корабль отправился под черным траурным парусом, Тесей, уверенный в победе, повез с собой запасной — белый (Плутарх. Тесей 17).

По пути на Крит Тесей доказал Миносу свое происхождение от Посейдона, не менее важное, чем происхождение самого Миноса от Зевса, достав со дна моря перстень, брошенный туда Миносом. Тесей и его спутники были помещены в Лабиринт, где герой убил Минотавра, тем самым подняв руку на чудовище, рожденное быком Посейдона или даже самим Посейдоном, если считать быка ипостасью бога. Герой, рожденный Посейдоном, таким образом, уничтожил чудовище, посланное на землю тем же божеством. Из Лабиринта Тесей и его спутники вышли благодаря нити царской дочери Ариадны, влюбившейся в него, причем герой обещал взять ее в жены.

Эту помощь Ариадна оказала по совету Дедала, строителя Лабиринта и родича Тесея. Ночью Тесей с Ариадной и афинской молодежью тайно бежали на остров Наксос. Однако там Ариадна была похищена влюбленным в нее богом Дионисом (или оставлена случайно Тесеем), а Тесей, огорченный утратой, отправился дальше, забыв переменить паруса, что и стало причиной гибели Эгея, бросившегося в море, когда он увидел черный парус и тем самым уверился в смерти сына (Аполлод. Эпит. I 7-11).

Тесей, как и другие герои, сражался с амазонками, напавшими на Аттику. Он то ли участвовал в походе Геракла, то ли сам пошел на воинственных женщин походом, похитив царицу амазонок Антиопу или Меланиппу, а может быть, Ипполиту. Амазонки, желая освободить царицу, напали на Афины и взяли бы их приступом, если бы не посредничество царицы амазонок, ставшей женой Тесея. Она родила Тесею сына Ипполита, того, в которого влюбилась вторая супруга Тесея, сестра Ариадны Федра, родившая Тесею двух сыновей — Акаманта и Демофонта. Говорили, что Тесей женился вторично еще при первой жене, которая вместе с амазонками напала на свадебных гостей и пала будто бы от руки мужа. Самому Тесею пришлось пережить большое горе, когда отвергнутая Ипполитом Федра оклеветала юношу, обвинив его в насилии, и он, проклятый отцом, погиб на дороге из Трезен в Афины. Разъяренный бык, высланный из моря Посейдоном, нагнал ужас на коней Ипполита, они понесли, и несчастный юноша погиб, влекомый по камням своими же конями.

224. Подвиги Тесея. Роспись килика. 440-430 гг. до н. э. Лондон. Британский музей


Так гневный бог по просьбе Тесея расправился со своим же внуком, чтобы потом причинить еще большее горе Тесею, узнавшему о невиновности Ипполита. Однако с точки зрения мифологического сознания жертва Посейдону была совершенно необходима, так как в свое время Тесей убил Посейдонова Минотавра, а это убийство требовало божественного возмездия и восстановления порядка, искони принятого богами, когда ни одно покушение на божественную кровь не проходит бесследно.

225. Тесей и Минотавр. Фрагмент росписи аттической амфоры. 540-530 гг. до н. э. Париж. Лувр


Тесей также участвовал в битве с кентаврами, бесчинствовавшими на свадьбе лапифа Пирифоя, ближайшего друга Тесея. Он участник Калидонской охоты на вепря, возглавленной Мелеагром. Но в походе аргонавтов Тесей не мог участвовать, так как он в это время помогал своему другу, Пирифою, добыть еще одну супругу, самое богиню царства мертвых Персефону (Аполл. Род. I 101-104). Вот здесь Тесей перешел ту меру действий, которая была установлена богами для героев, и тем самым стал ослушником и дерзостным героем.

Он бы так и остался в Аиде, где навеки был прикован к скале Пирифой, если бы Геракл не спас Тесея и не отправил его в Афины. В этом же дерзком духе совершено похищение Тесеем юной Елены Спартанской, дочери Зевса. Однако в отсутствие Тесея, отправившегося с Пирифоем за Персефоной, Диоскуры отбили сестру, захватив в плен Эфру, мать Тесея, и передав власть в Афинах Менесфею, правнуку по отцу царя Эрехфея, изгнанному Тесеем.

226. Тесей и Минотавр. Римская мозаика. I — II вв. н. э. Москва. Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина


Дерзостные поступки сыграли роковую роль в жизни Тесея; вернувшись из своего печального похода в царство Аида, он нашел престол занятым Менесфеем, уже вошедшим в силу.

Тесей вынужден был отправиться в изгнание, не сумев усмирить своих врагов. Он тайно переправил детей на Эвбею, а сам, проклявши афинян, отплыл на остров Скирос, где у его отца когда-то были земли. Но царь Скироса Ликомед вовсе не желал расстаться со своей землей и коварно убил гостя, столкнув его со скалы.

227. Дворец в Кноссе — 'Лабиринт'. XVI в. до н. э


Так окончил от руки злодея свою жизнь герой, сбросивший в давнее время со скалы в море злодея Скирона, сына Посейдона.

Смерть Тесея — это возврат к той стихии, с которой он боролся и которую постоянно стремился преобразить своим героизмом, но которая тем не менее тоже давала себя знать в безудержном удальстве Тесея, в его опасных увлечениях женщинами, в его странствиях за пределами Афин, которые стоили ему жизни и власти, возвращенной его сыновьям, прибывшим из-под Трои только после смерти Менесфея.

228. Ариадна. 1-я половина II в. до н. э. Париж. Лувр


Однако Тесей навсегда остался в памяти афинян как царь, пытавшийся преобразовать Аттику и внести в ее жизнь устойчивость, единство всех сословий и демократический дух.

Тесей собрал всех жителей Аттики и сделал их единым народом, оставив себе место военачальника и стража законов. Он назвал город Афинами, учредил празднества Панафинеи, дал права гражданства всем желающим пришельцам, выделил впервые три сословия — благородных, землевладельцев и ремесленников, — проявил благосклонность к простому люду и даже сложил с себя царскую власть, занявшись устроением общества (Плутарх. Тесей 24-25). Все эти реформы были проведены Тесеем во цвете лет, и он снискал у всех греков репутацию неподкупного и справедливого арбитра в труднейших делах.

229. Тесей и Ариадна. Римская мозаика из Зальцбурга. II в. н. э. Вена. Художественно-исторический музей


Он похоронил тела семерых вождей, павших под Фивами, помог Гераклу, впавшему в безумие, и очистил его от невинно пролитой крови, он дал у себя приют гонимому Эдипу и его дочерям. И только будучи уже зрелым пятидесятилетним мужем, Тесей оказался увлеченным стихией недозволенных поступков, приведших к крушению всего дела его жизни.

Афиняне вспомнили Тесея и признали его героем во время греко-персидской войны, когда, как говорят, в битве при Марафоне воинам явился герой в полном вооружении, предводительствуя греками. Пифия предписала также найти прах Тесея и достойно похоронить его. Кимон в 475 году до н. э. перенес с острова Скироса останки героя, найденные там в могиле вместе с копьем и мечом, которые были торжественно погребены в Афинах как останки Тесея. Место погребения Тесея служило в Афинах убежищем для рабов, бедных и угнетенных, которым он всегда при жизни покровительствовал (там же 36).

230. Федра и Ипполит (слева); справа Мелеагр. Рельеф римского саркофага. I — II вв. н. э. Рим. Музеи Ватикана


Образ Тесея в полной мере можно представить как сложный мифологический комплекс, включающий в себя черты зрелой классики (подвиги Тесея и уничтожение хтонизма), рудименты ранней классики, связанные с происхождением Тесея от Посейдона и, следовательно, со стихией безудержного своеволия, которые смыкаются с концом классического героизма, нарушающего установленный богами порядок своей дерзостью, и, наконец, выход за пределы мифологизма и вхождение в систему полисной идеологии с ее демократическими идеями и твердым законодательством, когда государственная деятельность Тесея получает полуисторическое и даже символическое истолкование.

Геракл — общегреческий герой

Героическая личность Тесея прославила Аттику, но подвиги Геракла оказали воздействие на весь известный грекам мир. Сам он проявил себя и со стороны небывалой физической силы, как это свойственно первым героям, и как человек, обладающий великой душой и духовной мощью. Такой всеобъемлющий тип героя мог появиться на свет только по замыслу великого Зевса, и жизнь его должна была не походить ни на одну другую.

Еще Прометей, прикованный Зевсом к скалам Кавказа, при встрече с несчастной возлюбленной Зевса Ио предсказал великую славу ее потомку Гераклу, своему будущему освободителю.

231. Кастор (?) — один из братьев Диоскуров. Конец V в. до н. э. Реджоди-Калабрия. Национальный музей


И действительно, Зевс тщательно подготавливает рождение Геракла, как бы постепенно накапливая в течение многих поколений богатырскую силу. Поколений этих до рождения Геракла — целых двенадцать, так что сам он относится уже к тринадцатому поколению.

Итак, все начинается с любви Зевса к Ио, которую преследования Геры заставляют бежать в египетскую землю, в дельту Нила. Там у Ио рождается сын Зевса — Эпаф, символически названный "Дитя прикосновения". От брака Эпафа и Мемфиды — дочь Ливия, родившая от Посейдона двух близнецов, Бела и Агенора. У Бела два сына — Египет и Данай, дети которых Линкей и Гипермнестра, вступив в брак, стали родителями аргосского царя Абанта.

232. Полидевк (?) — один из братьев Диоскуров. Конец V в. до н. э. Реджоди-Калабрия. Национальный музей


Сын Абанта Акрисий имел дочь Данаю, которую полюбил Зевс. Плодом этой любви оказался Персей, славный герой, убийца Медузы Горгоны, освободитель Андромеды и ее супруг. От брака Персея и Андромеды — сыновья, среди которых следует выделить двоих, Алкея и Электриона. От брака Электриона и его племянницы Анаксо, дочери Алкея, родилась дочь Алкмена, которую взял в жены сын Алкея, ее двоюродный брат — Амфитрион. Здесь браки между близкими родичами (дядя и племянница, двоюродный брат, который является своей двоюродной сестре и жене одновременно также дядей, то есть братом ее матери) напоминают старинные кровно-родственные связи, не давая выйти за пределы одной семьи той силе, которой наделил ее Зевс.

Наконец Зевс, бывший родоначальником этого знаменитого рода, вступает в брак теперь уже с дочерью своих собственных потомков — Алкменой, и плодом этой связи является Геракл, имевший, как это обычно для героев, также и земного отца, Амфитриона.

Герой, имеющий столь блестящую родословную и подготавливаемый к великим подвигам, уже с момента своего предполагаемого рождения ненавидим?

Герой. И это вполне закономерно. Гера преследовала Ио — родоначальницу Геракла, ее ненависть перешла на потомка Ио.

В то время, когда должен был родиться Геракл, Зевс обещал царство в Микенах тому из потомков Персея, кто появится на свет именно в этот час, подразумевая своего сына Геракла. Но Гера задержала роды Алкмены и ускорила рождение Еврисфея, внука Персея и родича Геракла.

Таким образом, Еврисфей, появившись на свет до срока, семимесячным, в дальнейшем воцарился в Микенах и Тиринфе. Там ему, честолюбивому и посредственному правителю, будет служить Геракл, совершая свои подвиги и находясь по воле богов в зависимости от ничтожного человека.

Дальнейшая жизнь Геракла исполнена драматизма и полна страданий не только физических, но и духовных.

Геракла, любимого сына Зевса, ожидают тяжкие испытания и искушения, в которых закаляется его душа и которые в конце концов приведут его к бессмертию, достойному богов.

Геракл теряет тех, кто ему близок, впадая в безумие, насылаемое Герой, или по воле печального случая. Еще мальчиком он случайно убил своего учителя, певца и музыканта Лина, брата Орфея. Сражаясь с кентаврами, он нечаянно ранит своего друга Хирона и тот, мучимый раной, умирает, расставшись со своей бессмертной жизнью. Нечаянно от стрелы Геракла гибнет также кентавр Фол, и Геракл сам хоронит своего Друга.

Помраченный умом, он кинул в огонь трех своих детей от жены Мегары и двух детей своего сводного брата Ификла. В безумии, нежданно напавшем на него, он убил Ифита, своего гостя. От его руки случайно погиб на пиршестве у царя Ойнея мальчик, родственник царя.

От этих тяжких убийств Гераклу необходимо очиститься в Дельфах, испытать мучительные болезни, удалиться в изгнание, находиться в рабстве (например, у царицы Омфалы). Да и знаменитые его подвиги — результат повеления пифии как искупление им убийства собственных детей.

И этот же Геракл спасает от смерти царицу Алкесту, побеждая бога смерти Таната. Он спасает прекрасную троянскую царевну Гесиону от морского чудища; спасает от брака с кентавром дочь царя Дексамена; вывЬдит своего друга Тесея из царства Аида; освобождает Прометея, убив орла, терзавшего его печень; помогает освободить от лапифов страну дорийского царя Эгимия; учреждает Олимпийские состязания и сооружает алтари двенадцати богам; принимает посвящение в элевсинские таинства.

Знаменитые двенадцать подвигов Геракла приобретают особую важность, если учесть их локализацию.

Геракл совершает два первых — убийство Немейского льва и Лернейской гидры — в центре Пелопоннеса, на равнинах Арголиды.

Третий и четвертый подвиги — победа над Керинейской ланью и над Эриманфским вепрем, а также шестой подвиг — убийство Стимфалийских птиц — происходят на юге Пелопоннеса, в горных ущельях, в Аркадии.

На западном побережье Пелопоннеса, в Элиде, Геракл совершает пятый подвиг, очищая конюшни царя Авгия.

Затем Геракл выходит за пределы Пелопоннеса. Восьмой подвиг — усмирение кобылиц Диомеда — происходит на севере Греции, во Фракии.

Седьмой подвиг — укрощение Критского быка — происходит уже вне материковой Греции, южнее, на острове Крит.

Далее Геракл выходит за пределы Греции. Девятый подвиг — война с амазонками и добыча пояса Ипполиты — происходит на крайнем юго-востоке, в далеких степях Фемискиры, у озера Меотиды.

Десятый подвиг — овладение коровами Гериона на острове Эритея (Красном) — происходит на противоположном конце мира, на крайнем юго-западе.

233. Один из Диоскуров. Статуя из Байи. I — II вв. н. э. Неаполь. Национальный музей


И наконец одиннадцатый и двенадцатый подвиги — овладение яблоками Гесперид и Кербером, которого Геракл вывел из царства Аида, — имеют место на крайнем западе, у берегов Океана, где заходит солнце, в стране заката, у врат смерти.

Таким образом, если представить себе степень распространения подвигов Геракла, то окажется, что от одной точки в Пелопоннесе, где он сам родился и где совершил первые два деяния, постепенно начинают расходиться круги, как от камня, брошенного в воду. И эти круги захватывают все большее пространство, окружность которого не умещается ни в Пелопоннесе, ни в самой Греции, ни за ее ближними пределами, а достигают крайних концов известного грекам мира — скифских степей востока и берега Океана на западе.

Подвиги Геракла (а кроме главных есть множество второстепенных) не умещаются ни в одной части Греции, и он по праву может считаться общегреческим и общечеловеческим героем, так же как Зевс был отцом людей и богов, а не каким-либо местным божеством.

Да и сами деяния Геракла не ограничены только применением физической силы или только решениями ума. Он душит собственными руками Немейского льва, срубает головы Лернейской гидре, с помощью своего племянника Иолая прижигая их огнем. Но он умело использует яд гидры, напитав им стрелы, а шкура льва служит ему надежнее боевых доспехов.

Керинейская лань и Эриманфский вепрь захвачены им живыми с большим умением — лань, изнемогая от преследования, попала в руки Геракла, раненная им, а вепря, загнанного в глубокий снег, достаточно было связать. Стимфалийских птиц Геракл выгнал из леса медными трещотками (подарок Гефеста), а затем уже перестрелял. Кобылиц Диомеда Геракл погнал к морю, зная, что им будет некуда деться. И если ему пришлось убить царицу амазонок, чтобы завладеть ее поясом, то в этом была повинна Гера, призвавшая амазонок к сражению. Коровы Гериона, Марафонский бык и адский пес Кербер были взяты только силой, но зато скотный двор царя Авгия Геракл очистил, применив и сноровку и сообразительность: он отвел через сооруженный канал воды двух рек и пустил их через скотный двор, так что горы навоза и нечистот были унесены потоками воды.

Что же касается яблок Гесперид, то здесь Геракл проявил предусмотрительное благоразумие, послушавшись совета Прометея обратиться за помощью к Атланту, брату Прометея, на краю земли державшему на своих плечах небесный свод.

Геракл взялся подержать небесную сферу, пока Атлант добыл ему три яблока из сада Гесперид. Но когда тот не захотел снова взвалить на себя тяжкое бремя, Геракл прибегнул к хитрости (по совету все того же Прометея), попросив Атланта на время подержать небо, пока сам Геракл не сделает подушку под эту тяжкую ношу. Однако по другой версии Геракл убил дракона Ладона и, перепугав нимф Гесперид, добыл у них яблоки. Характерно, что Геракл принимает советы от Прометея и следует этим советам, уже в этом проявляя и свой ум, и понимание силы мудрости Прометея.

Геракл, как и подобает истинному герою, спасает людей от истребляющих их чудовищ. Но ряд его деяний является демонстрацией вообще безграничных возможностей героического духа и после их завершения не имеет как будто бы практических результатов.

Так Геракл доказывает своими под-вигами, что героическая личность способна поколебать извечный страх человечества перед смертью — он борется с Танатом — богом смерти, отнимая у него Алкесту, единоборствует с богом Аидом, выводит из царства мертвых Тесея, умерщвляет корову из стада Аида, выводит пса Кербера на землю. Он овладевает яблоками вечной молодости из сада Гесперид и даже несет на своих плечах небесный свод.

Но боги не могут допустить нарушения равновесия жизни и смерти, ограниченности людей и всемогущества бессмертных. Вот почему законы, на которых строится мир, остаются непоколебимыми. Наступит время, и смерть все равно настигнет Алкесту, как и все живое; бог Аид все равно непобедим для героя и вечно восседает на своем золотом троне в царстве мертвых; пес Кербер по-прежнему на своем месте и стережет вход в преисподнюю; яблоки, дарующие молодость, снова возвращены Афиной или Герой в сад на краю света; сын титана Иапета Атлант вечно сгибается под тяжестью небесного свода, как это было ему предписано наказанием Зевса (Атлант выступал против Зевса на стороне титанов).

234. Геракл. Фрагмент росписи вазы. Около 480 г. до н. э. Базель. Музей античного искусства


Итак, в мире царит установленная богами гармония, но герой доказал, что человечество принципиально готово и в состоянии покуситься на нее. Вот почему Геракл стоит на одном уровне с богами. Он натягивает свой лук, угрожая богу Гелиосу и требуя его золотой челн (Аполлод. 115, 10); он вступает в единоборство с Аполлоном, желая вместо Дельфийского храма установить свое прорицалище (там же 6,2); он наносит рану Аиду, сражаясь с пилосцами, которым помогал бог (там же II 7,3); он освобождает Прометея, прикованного по воле Зевса (там же II 5,11). Геракл убивает сына Земли и Посейдона Антея; сына Посейдона — Еврипила (там же II 7,1); сына бога Ареса — Кикна (там же II 5,11); и Зевс не только попустительствует ему, но и охраняет своего сына, вовремя метнув перун, когда Арес приходит на помощь Кикну и когда Аполлон ополчается на Геракла, или уносит Геракла с поля боя, когда тот тяжело ранен (там же II 7,1).

235. Геракл. Статуэтка в Доме Оленя в Геркулануме. I в. н. э


Зевс, испытывая мощь Геракла, берет его в союзники. Когда боги сражаются с гигантами, по совету мудрой Афины, на стороне Зевса находится Геракл. Это он сначала сразил гиганта Алкионея стрелой, а затем, и тоже по совету Афины, совлек его с земли Паллены, которая возвращала ему жизнь, и убил. Геракл убил из своего лука гиганта Порфириона, великодушно спасая Геру. Стрелы Геракла добивали погибающих гигантов, поверженных Зевсом (там же I 6,1-2).

236. Геракл, понуждаемый идти в школу. Фрагмент росписи скифоса Мастера Пистоксена. Около 480 г. до н. э. Шверин. Музей


Геракл является союзником богов и когда ими задумывается Троянская война. Лук Геракла, перешедший к герою Филоктету, находящемуся под Троей, — залог победы ахейцев над врагами. И если в свое время Посейдон и Аполлон в гневе на царя Ааомедонта разрушили до основания Трою, то Геракл повторяет это деяние и также разрушает Трою, действуя вместе с Теламоном еще за поколение до великой войны. Он ополчается на Трою, так как царь Лаомедонт не отдал ему в счет обусловленной платы знаменитых Зевсовых коней после освобождения Гесионы от чудовища. Человеческая неблагодарность возмущает Геракла, так же как некогда она возмутила Аполлона и Посейдона.

237. Подвиги Геракла (прорисовка). Слева направо сверху вниз: Немейский лев, Лернейская гидра, Стимфалийские птицы, Критский бык, Керинейская лань, пояс царицы Ипполиты, Эриманфский вепрь, кони Диомеда, великан Герион, золотые яблоки Гесперид, Кербер, очистка авгиевых конюшен. Реконструкция метоп храма Зевса в Олимпии. 470-456 гг. до н. э


Последним подвигом и последним испытанием для Геракла является его смерть, невольной причиной которой была его жена Деянира, а прямой — месть умирающего от руки Геракла кентавра Несса, вручившего Деянире под видом любовного зелья смертельный яд. Охваченная ревностью Деянира пропитала ядовитой кровью кентавра одежду Геракла, намереваясь вернуть его любовь. Тогда Геракл, охваченный пламенем и терпя невиданные страдания, взошел на костер, разложенный на горе Эте, чтобы в его огне покончить с пожирающим нутро жаром.

238. Геракл, убивающий гиганта Алкионея. Метопа храма Геры в Пестуме. Около 560 г. до н. э. Пестум. Национальный музей


Приняв мученическую смерть, Геракл был вознесен Зевсом на Олимп, где Гера во искупление своей ненависти отдала ему в жены свою дочь Гебу и где Геракл, став бессмертным, проводил вечность вместе с блаженными богами.

Однако характерно, что этот счастливый конец, столь желаемый для великого Геракла, берется под сомнение. Герой гомеровской "Одиссеи" (XI 601-626), спустившись в царство мертвых, встречает там "священную силу" Геракла, его тень, блуждающую по асфоделевому лугу, в то время как сам он находится на Олимпе. Геракл, как рассказывал Одиссей, подобный темной ночи, держал в руках лук со стрелой, готовый, если понадобится, тотчас же ее спустить с тетивы, а перевязь на его груди сияла золотым блеском, и на ней искусно были изображены львы, медведи, вепри, схватки и битвы. Геракл обратился со скорбными словами к Одиссею, признавая в печали, что он, сын Зевса Кронида, испытал бесконечные страдания, подчиняясь недостойнейшему мужу, исполнял тяжелейшие труды, а также овладел псом Аида.

239. Геракл и Лернейская гидра. Фрагмент росписи лекифа. 1-я половина V в. до н. э. Париж. Лувр


Это признание красноречивее всего свидетельствует о неуверенности в счастливой посмертной судьбе героя, хотя обычно считается, что только двое из сыновей Зевса — Дионис и Геракл — достигли божественного достоинства. И оба — после мучительной смерти, а Геракл еще после тяжких трудов, которые есть не что иное, как подвиги и страдания одновременно (на это же указывает греческий язык, где слово "athlos" означает и то и другое вместе).

Красота героического бытия

В эпоху классической мифологии не только боги беспечально обитают в золотых дворцах, обладая полнотою власти и радуясь своей безграничной силе. Дети и потомки богов, герои, совершающие небывалые подвиги, создают свой особый мир, тоже исполненный великолепия и блеска, что, однако, как мы знаем, не исключает ни трудов, ни страдания, ни неизбежной смерти.

Герой по праву мыслит себя в конечном счете происходящим от Зевса, то есть "Зевсовым" или, как в дальнейшем стали говорить, "божественным", так как греческое прилагательное "dios" означало то и другое вместе. Отсюда — сознание своего царского, освященного богами достоинства, которое воплощено в скипетре — знаке власти. Потомок Зевса Агамемнон не расстается со своим скипетром работы Гефеста. Когда-то Гефест подарил его Зевсу. Зевс же передал скипетр Гермесу, а тот герою Пелопсу, Зевсову внуку.

240. Геракл и Керинейская лань. Римская копия со статуи Лисиппа. 320-310 гг. до н. э. Палермо. Археологический музей


От Пелопса этот скипетр попал к его сыну Атрею, затем к брату последнего, Фиесту, и наконец к Агамемнону, законному владыке Аргоса (Ил. II 100-108).

Герой ощущает тесную связь со своими предками, и никто из потомков не может сравниться с ним в силе и славе, как, например, это подтверждает старец Нестор, вспоминая Тесея и Пирифоя (там же I 260-268). Поэтому уже одним своим видом герой отличается от других людей.

241. Геракл и Немейский лев. Фрагмент росписи амфоры из Этрурии. 2-я половина VI в. до н. э. Лондон. Британский музей


Так, Агамемнон глазами похож на Зевса, станом на Ареса, а грудью на Посейдона. Аякс, сын Телемона, превосходит всех огромным ростом, силой, шириной плеч. Но зато Менелай и Одиссей умеют хорошо говорить. Один — отчетливо, коротко, быстро, а у другого слова устремляются из уст, как снежная вьюга.

Оружие героя великолепно и устрашающе. Агамемнон гордится своей броней с десятью стальными, двадцатью оловянными и двенадцатью золотыми полосами, по которой извиваются искусно сработанные темно-синие змеи. На его щите — десять медных кругов с изображениями Горгоны, Ужаса и Бегства. На ремне щита — черный дракон с тремя головами. Шлем — с двумя гребнями и конской гривой. Щит Ахилла — целое произведение искусства.

242. Геракл и Немейский лев. Фрагмент росписи амфоры. 540-530 гг. до н. э. Париж. Лувр


На перевязи Геракла мастерски изображены огненноокие львы, медведи, вепри, жестокие схватки, битвы и убийства.

Аякс — обладатель огромного семикожного щита, покрытого восьмой, медной полосой.

А копья воинов, сделанные из стволов ясеня, столь мощные, что пробивают шесть слоев кожи щита. Герои мечут друг в друга громадные камни, но медь Аяксова щита, страшно взревев, выдерживает этот удар, зато щит Гектора пробит Аяксом, метнувшим еще больший камень, похожий на жернов.

243. Геракл, Кербер и Эврисфей. Фрагмент росписи церетанской гидрии. Около 530 г. до н. э. Париж. Лувр


Однако, если старшие герои ценили больше мощь и хитрость, то молодое поколение участников Троянской войны понимает толк в красоте, воплощенной и в людях, и в вещах, сделанных человеческими руками, и вообще в любых проявлениях жизни. Боги делают своих любимцев особенно прекрасными, как это совершила, например, Афина с Одиссеем, облекая его прелестью, заставляя его буквально светиться красотой (Од. VI 229-237).

Герой чаще всего русоволос или волосы его цвета спелой ржи, как у Ахилла, а то и светло-золотые или даже огненно-блистающие, как у Одиссея и Менелая, или они у того же Одиссея подобны цветам гиацинта. Прекрасны и супруги героев. Так, Пенелопа, верно ожидающая мужа двадцать лет, неизменно прекрасна. Красота ее не умаляется и не изчезает, хотя Пенелопа не раз проливала слезы. Накануне встречи с супругом Афина усыпляет ее сладким сном, умащает лицо Пенелопы амвросийной красотой, делает ее выше и белее, чтобы привести в изумление всех ахейцев.

244. Геракл и аргонавты. Фрагмент росписи кратера Мастера Ниобид. Около 460 г. до н. э. Палермо. Археологический музей


Несмотря на все превратности судьбы, сияет красотой Елена, подтверждая мифологические представления о неизменяемой во времени наружности героя в соответствии с неизменяемой его сущностью. И сама красота героев, вполне в духе мифологической эстетики, физически ощутима и телесна. Ее можно осязать, брать в руки, ею можно натереться, ее можно пролить, и она светоносна, заставляя прекрасного человека светиться и изумлять всех своим сияющим блеском.

Герой не всегда одет в мощную броню. Он с не меньшим удовлетворением облекается в мягкий прекрасный хитон, в пурпурный двойной плащ, покрытый пушистой шерстью, надевает прекрасные сандалии, но не забывает взять в руки скипетр или копье или надеть на серебряном ремне меч, выходя к военному стану.

Герой живет в мире, где он сражается и с чудовищами и с природными стихиями, создавая основу для мирной жизни, полной творческого отношения к труду и утверждения высоких ценностей человечности.

245. Геракл, держащий небосвод, и Атлант с золотыми яблоками. Метопа храма Зевса в Олимпии. Около 460 г. до н. э. Олимпия. Музей


Эта жизнь изобилует прекрасными вещами, сделанными руками человека. В роли демиурга, то есть мастера и одновременно художника, выступают не только боги, но и люди, подтверждая всей своей деятельностью нераздельность искусства и ремесла, характерную для греков. Если нимфа Калипсо занимается ткацким делом как настоящая ткачиха, то не менее прилежно ткет нескончаемую ткань Пенелопа. Царевна Навсикая с девушками-служанками стирает "блестящие одежды" всего своего семейства, включая пятерых братьев, двух женатых и трех холостых (Од. VI 26, 57-65). Трудятся ткачихи в доме Одиссея под зорким взглядом Евриклеи. Прядет пряжу прекрасная Елена. Сам Одиссей умело валит огромные деревья и строит плот. Он же некогда своими руками сделал резное ложе для себя и Пенелопы.

В этом мире все, что сделано с уменьем, — прекрасно и хорошо, так же как и вся действительность, созданная богами, прекрасная, хорошая и священная. В героическом бытии разрисовывается каждая вещь — будь то ожерелье Пенелопы с золотом и янтарем, сияющее, как солнце, медный ключ с ручкой из слоновой кости, великолепная перевязь Геракла, излучающая блеск, или ложе, украшенное Одиссеем золотом, серебром и слоновой костью.

246. Вознесение Геракла на Олимп. Фрагмент росписи кратера. Около 400 г. до н. э. Вена. Художественно-исторический музей


Герои живут в прекрасных покоях. Роскошный дворец Менелая сияет медью, золотом, серебром, электром и слоновой костью, как бы освещенный солнцем или луной (там же IV 71-73). Великолепен дворец Алкиноя, сиянием подобный солнцу или луне, где стены из меди с темно-синим карнизом, золотые двери, косяки и притолока из серебра, медный порог и золотое дверное кольцо. Там золотые и серебряные собаки, изваянные Гефестом, мягкие кресла, золотые юноши, держащие в руках яркие факелы. Сад при дворце полон груш, гранатов, яблонь, смоковниц, олив, винограда, грядок с овощами. И все это изобилие плодоносит летом и зимой без конца, овеваемое теплым Зефиром (там же VII 81-132).

Во дворце Менелая сидит вечно прекрасная Елена. В руках у нее золотое веретено, под ногами — резная скамеечка, пурпурная шерсть брошена в серебряный ларец на колесиках. Две серебряные ванны хранятся в доме Менелая. В серебряном платье, подпоясанном золотым поясом, с золотым челноком в руках, пышноволосая нимфа Калипсо обходит ткацкий станок среди виноградных лоз и фиалок. Нежнейшую луковую пленку напоминает блестящий как солнце хитон Одиссея. Сверкает белизной чисто выстиранное белье, разложенное на прибрежной гальке под ослепительным солнцем.

Прекрасные вещи, которыми окружает себя герой, обязательно светятся и сияют золотом, серебром, слоновой костью, медью. Здесь все золотое: застежки (там же XVIII 294), кубки (IV 58), чаши (III 50), кувшины (XVII 91), пояса (V 232), ремни (XI 610), веретена (IV 135), двери (VII 88), корзины (X 355), сандалии (I 96), серебряные тазы (XVII 91), ванны (IV 128), дверные ручки (I 441), ларцы с золотой каемкой (IV 131), кратеры с золотыми краями (XV 115 сл.).

247. Шлем воина с изображением Геракла из Помпей. I в. до н. э. — I в. н. э. Неаполь. Национальный музей


Меч Агамемнона усеян золотыми гвоздиками (Ил. XI 29) и висит на золотом ремне (XI 31), на шлеме Ахилла — золотой гребень (XVIII 612), и нити в нем тоже золотые (XIX 382 сл.). Золотые застежки у Менелая (IV 132) и Одиссея (Од. XIX 226-231), да еще с изображением схватки золотых оленя и собаки. Светятся серебряные рукояти мечей (Ил. I 219), серебряные ножны мечей (XI 30-31), серебряные пряжки на поножах (III 330-331), серебряные гвоздики на ножнах (III 334; XIII 610), серебряный ларец для инструмента (XVIII 413), серебряная перемычка на форминге (IX 186). Даже волосы героя переплетены серебром и золотом (XVII 51-52).

Слоновая кость украшает не только стены дворцов, но и ножны мечей (Од. VIII 404), вожжи колесниц (Ил. V 503), кресла (Од. XIX 56), великолепное ложе (XXIII 199-200).

Что же говорить о блеске меди, когда ею светятся все боевое оружие и все бытовые предметы, такие, как тазы, котелки, блюда, ножи, терки, ключи, крючки и т. п. Единственное, чего здесь нет, так это железа — невиданного сокровища, о котором только мечтают или обещают в дар, но время которого явно не наступило и придет по окончании героического века.

Герой, живущий среди всего этого великолепия, любит мягкие, прекрасные разукрашенные постели из овечьх шкур с пурпурными подушками и пушистыми одеялами, покрытые тонкими льняными тканями, пурпурными покрывалами (Ил. XXIV 644) или коврами, которыми вообще покрывают и кресла и столы, ставя на них серебряные кратеры, золотые корзины с угощениями и золотые кубки (Од. X 352-357). Заметим, что сосудов здесь множество. Кратеры, в которых смешивают вино с водой, чаши, кубки, бокалы, чарки, рюмки, и все это разной величины и формы. Ставится эта посуда на прекрасно полированные, серебряные, а то и просто хорошо тесанные столы. Сидят за столами на полированных или плетеных стульях, на креслах, иные из которых удобны для какого-либо занятия, имеют скамейку для ног, покрыты густой овчиной, другие же — с широкой спинкой — предназначены для отдыха.

Герой, будь то старик, Феникс или Приам, юный Телемах или Одиссей, с наслаждением укладывается на теплое ложе (Ил. IX 660 сл.; Од. IV 296-299; VII 335-338), разделяя его с супругой (как Одиссей с Пенелопой) или с любимой пленницей (как Ахилл с прекрасноланитной Форбантой, как Патрокл с легкой станом Ифидой, — Ил. IX 663-667).

С таким же удовольствием герой принимает ванну и натирается маслом (Одиссей у феаков — Од. VIII 449-451; у Кирки — там же X 361-364; Телемах в доме Менелая — там же IV 47-50).

На пирах герой услаждает свой слух пением и игрой на форминге или кифаре искусных певцов вроде Демодока и Фемия, причем эти певцы, вдохновленные Музами, "божественные" и, что не менее важно, "голосистые" (там же XXII 376).

Ублажаются герои и танцами веселых скоморохов (там же IV 18-19) или юношей (там же VIII 258-267) и в пиршественных залах, и на специальных площадках.

В конце концов оказывается, что герои не только сами прекрасны и не только любят прекрасное, но еще испытывают великое наслаждение, созерцая искусную работу (Ил. XIX 18-20), красоту дворца (Од. IV 47), слушая прекрасное пение (там же I 421), проводя время на пиру (там же VIII 429), беседуя между собою (Ил. XV 393).

Таким образом, жизнь героев на земле вполне созвучна бытию богов на Олимпе, но с одной существенной разницей. На земле герои смертны и проводят жизнь в тяжких трудах и подвигах, почему особенно ценятся ими краткие радости красоты и наслаждения. Жить для героя значит "видеть свет солнца", и сын богини Фетиды, великий герой Ахилл, находясь в царстве смерти, мечтает хотя бы ненадолго явиться под яркое сияние дня, лишь бы не царить среди мертвецов и подземного мрака (Од. XI 489-501).

Утешительной для героев бывает мысль о том, что поколения людей схожи с поколением листьев на деревьях. Те и другие неизбежно гибнут, но чтобы снова родиться и снова зазеленеть (Ил. VI 146-149). Утешением служит и память о деяниях героев, которые будут прославлены в прекрасных песнях (там же IX 189).

Обитатели же Олимпа не нуждаются в утешении. Они бессмертны, и наслаждение красотой есть сущность их вечного бытия.

Мифы о конце героического века

Проклятия, наложенные богами на отдельных героев и их потомков

Боги, создавая героев в течение многих поколений, не только даровали им доблести и славу, не только испытывали их в подвигах и трудах, но и зорко следили за тем, чтобы присущая им сила была обращена на благо.

Однако герои, ощутив свои почти безграничные возможности, возгордились и стали злоупотреблять доверием богов.

Причин для гордости было много.

Внучка Зевса Ниоба, дочь Тантала, гордилась числом своих сыновей и дочерей (то ли двенадцатью, то ли четырнадцатью) и на этом основании сочла себя выше самой богини Лето, матери только двоих детей, но зато каких — Аполлона и Артемиды. Ниоба забыла о том, что эти двое — боги, а ее многочисленные дети — смертные. По воле разгневанной богини Аполлон истребил своими стрелами сыновей Ниобы, Артемида же — дочерей. Несчастная мать от горя и ужаса окаменела. Но, как рассказывают мифы, это боги, сжалившись, превратили ее в скалу. А Ниоба, даже став камнем, все продолжала плакать, источая капля за каплей влагу.

Внук Аполлона, Фамирид, сын царя Филаммона, гордился своим музыкальным даром. Он вызвал на состязание самих Муз и похвалялся перед ними, но был ими наказан за дерзость, побежден, лишен зрения и дара песен.

Сизиф, потомок Прометея и сын царя Эола, гордился хитростью ума и всезнанием. Подсмотрев похищение Зевсом нимфы Эгины, он не преминул сообщить об этом ее отцу, богу реки Асопу, в обмен на дарование источников воды его родному городу Коринфу. Зевс низринул Сизифа в Аид, где тот вечно занят бесплодным и тяжким трудом, вкатывая на гору громадный камень, неизменно скатывающийся вниз. Это ему мы обязаны выражением "сизифов труд".

По другой версии мифа, Зевс послал к Сизифу Смерть, которую этот герой обманул, заковав в цепи, и люди перестали умирать, нарушив привычный порядок вещей. Освободив Смерть по воле Зевса, Сизиф вынужден был все-таки умереть, но из Аида он снова вернулся на землю, якобы для того, чтобы наказать жену, которая не приносила жертв подземным богам. Таким образом, Сизиф прожил еще долгие годы.

Царь из племени лапифов, Пирифой, пытался похитить богиню Персефону, за что оказался навеки прикованным к скале в пределах царства мертвых.

Герой Диомед, сын этолийского царя Тидея, одного из Семерых вождей, шедших на Фивы, настолько был горд своей силой, что в битве под Троей, подстрекаемый покровительствующей ему Афиной, ранил Ареса и Афродиту, но Аполлона устрашился.

Сын царя Флегия из племени лапифов, Иксион (по другой версии его отец — бог Арес), осмелился влюбиться в богиню Геру, но обнимал вместо нее только призрак, сотканный из облака. По воле Зевса этот гордец, сравнявший себя с богами, терпит вечные муки, распростертый на вращающемся огненном колесе то ли в небесных просторах, то ли в Аиде.

248. Панцирь воина (анфас). Местонахождение не установлено. Предположительно — Неаполь или Рим


Салмоней, сын царя Эола и брат Сизифа, довел свою гордость до предела, объявив себя ничуть не хуже Зевса. Он разъезжал по стране на колеснице с жалким подобием громов и молний — зажженными факелами, грохочущими щитами и железными цепями на колесах. Зевс испепелил этого безумца.

Однако гордость и дерзость героев возрастали, и проступки уже накапливались в разных поколениях, а благодетельная сила, полученная ими от божественных предков, умалялась и угасала.

Так, к концу II тясячелетия до н. э. появились мифы о героях, чей род проклят богами за страшные преступления. Подобные мифы были созданы не случайно. Героический век вместе с микенской Грецией уходил в прошлое, но какие силы разрушали этот некогда устойчивый мир, никто не знал и объяснить не мог. Мы-то знаем, что уходила в прошлое родовая община и рвались те кровнородственные отношения, что крепко держали весь коллектив родичей, связуя в единое целое предков и потомков. Здесь были свои социально-экономические причины, исподволь расшатывающие прежнюю надежную основу патриархальной общины, когда ради захвата власти, земли, богатства, золота велись разорительные войны в соседних пределах и в заморских владениях и когда шло интенсивное имущественное расслоение спаянного в прошлом коллектива и выделение сословной верхушки. А власть басилевсов-"царей" сосредотачивалась в одних руках не только на войне, но и в мирной жизни, приобретая наследственный характер. На смену прежнему благочестию выдвигались совсем иные ценности, несравнимые с суровыми доблестями расцвета героического века.

249. Панцирь воина (профиль)


Властители Микен, Аргоса или Фив, мыслившие себя потомками богов, истребляли друг друга, питая честолюбивые замыслы и не щадя ближайших сородичей. Лишь проклятием, наложенным богами на дерзко возгордившихся героев, могли объяснить современники, доверяя мифологическому сознанию, такой упадок нравов и такую неразборчивость в средствах.

Известны мрачные истории царственных домов Атридов, потомков Тантала (Микены), Кадмидов и Лабдакидов (Фивы), Алкмеонидов (Аргос).

Еще Тантал, сын Зевса, пировал с небожителями за одним столом, но, как говорили, похитил там пищу богов — нектар и амбросию. Он же пригласил богов в свою очередь к себе на пир и угостил их блюдом, приготовленным из тела зарезанного им сына Пелопса. Однако разгневанные боги не прикоснулись (кроме Деметры, расстроенной пропажей дочери) к этой трапезе и приказали Гермесу возродить Пелопса к жизни (часть лопатки, отведанной Деметрой, была заменена слоновой костью), а самого Тантала, разгласившего к тому же тайну, доверенную ему Зевсом, предали мукам в Аиде, где он испытывает вечный голод и неутолимую жажду (Од. XI 582-592).

В дальнейшем Пелопс тоже совершил злодеяние. Он убил, не желая делиться богатством, своего возничего Миртила, с помощью которого одержал победу в беге колесниц и добыл себе жену Гипподамию. Миртил, умирая, проклял род Пелопса, и вся последующая его история полна кровавых преступлений.

Сыновья Пелопса, Атрей и Фиест, сначала убили своего сводного брата Хрисиппа, а затем стали питать уже обоюдную ненависть.

Фиест соблазнил жену Атрея Аэропу. С ее помощью он похитил златорунного барашка, обладание которым было залогом царской власти. Атрей изгнал Фиеста из города, а жену приказал бросить в море. Тогда Фиест подослал к брату убийцу — его собственного сына Плисфена, которого воспитал как своего. Однако Плисфен был схвачен и умерщвлен Атреем. Затаив злобу, этот последний внешне мирится с Фиестом и приглашает его на дружеский пир. Там он угощает брата блюдом, приготовленным из умерщвленных им маленьких сыновей Фиеста (см. трагедию Сенеки "Фиест"). Фиест, узнавший за пиршественным столом об этом злодеянии, проклинает брата и по совету оракула, вступив в брак со своей дочерью, становится отцом Эгисфа. Вот этот Эгисф и оказывается в конце концов мстителем за отца.

250. Избиение Ниобид. Фрагмент росписи кратера Мастера Ниобид. Около 460 г. до н. э. Париж. Лувр


Мифы повествуют о том, как дочь Фиеста Пелопия впоследствии вступила в брак с овдовевшим Атреем, как она еще до этого подбросила рожденного ею Эгисфа к пастухам, воспитавшим его, как мальчик понравился Атрею, был взят в дом, усыновлен, а затем послан убить Фиеста. Однако Фиест узнает сына по родовому мечу, и тот, исполняя волю отца, наконец убивает Атрея (Аполлод. Эпит. II 14).

Цепь преступлений в доме Атридов продолжалась. Врагами стали двоюродные братья Агамемнон, сын Атрея, и Эгисф, сын Фиеста. Пока Агамемнон находился в походе под Троей с войсками, Эгисф соблазнил его жену Клитемнестру. У нее же были свои причины ненавидеть мужа. Во-первых, Агамемнон насильственно взял в жены Клитемнестру, убив ее мужа (брата Эгисфа) и сына от первого брака. Во-вторых, Агамемнон принес в жертву по требованию Артемиды перед троянским походом дочь Ифигению, горячо любимую им самим и матерью. Вернувшийся из похода в родной дом Агамемнон убит то ли одним Эгисфом, то ли обоими любовниками, а заодно убивают и его пленницу, прорицательницу Кассандру, дочь троянского царя Приама.

251. Раненая Ниобида. V в. до н. э. Копенгаген


Но сын Агамемнона, Орест, убивает и Эгисфа, и свою мать, мстя за отца. В знак справедливой мести за попранную власть мужа и героя Орест очищен от скверны богом Аполлоном и прощен судом людей и богов в Афинском ареопаге (см. трилогию Эсхила "Орестея").

По воле Аполлона он в дальнейшем привозит статую Артемиды из Тавриды, где чуть было не погиб от руки собственной сестры Ифигении, считавшейся погибшей, но спасенной богиней и ставшей жрицей Артемиды. Орест возвращается в Микены, убивает сына Эгисфа, вступает в брак с Гермионой, дочерью своего дяди Менелая, и наконец овладевает Аргосом и Спартой. В дальнейшем сын Геракла Гилл вытеснит его из родных владений в Пелопоннесе, и Орест погибнет в Аркадии от укуса змеи.

252. Раненая Ниобида. Около 430 г. до н. э. Рим. Национальный музей (музей Терм)


Не менее драматична судьба Кадмидов и Лабдакидов в Фивах, потомков Зевса и Ио через Агенора, кровными узами связанных также и с Посейдоном, и с Аресом, и с Афродитой.

Кадм, сын финикийского царя Агенора, правнука Зевса, в поисках своей сестры Европы, похищенной Зевсом, приходит в самое сердце Греции, в Беотию, где и основывает город Фивы. Там Кадм убил рожденного Аресом дракона, стерегущего источник воды. По совету Афины Кадм посеял в землю зубы дракона, из которых появились вооруженные люди, так называемые Спарты — "посеянные". В борьбе друг с другом они почти все погибли, но пятеро оставшихся детей Земли — Хтоний, Удей, Пелор, Гиперион, Эхион — положили начало знатным фиванским родам. Сам же Кадм после искупительной службы Аресу вступил в брак с прекрасной Гармонией, дочерью Ареса и Афродиты. В браке с Гармонией Кадм имел несколько детей, на которых и пало проклятие богов, и, скорее всего, именно Ареса. Ведь Кадм умертвил его дракона, и если следовать мифологической логике, то герой поднял руку даже на самого бога войны, так как змей, стерегущий источник, был или ипостасью Ареса, или его сыном. Подобную дерзость можно искупить лишь страданиями Кадма и его потомков.

253. Скорбящая Ниоба. Фрагмент росписи амфоры. Около 340 г. до н. э. Таранто. Национальный музей


Внук Кадма Актеон, сын его дочери Автонои, гибнет, растерзанный своими же собаками (то ли он увидел купающуюся Артемиду, то ли сватался к Семеле, любимой Зевсом). Дочь Кадма Ино, обезумев (по воле Геры, когда Зевс отдал младенца Диониса на воспитание Ино), бросается со своим сыном Меликертом в море. Третья дочь, Агава, охваченная вакхическим буйством, растерзывает не признавшего божественную власть Диониса своего сына Пенфея (в дальнейшем погибнут и потомки Пенфея, сыновья Креонта Менекей и Гемон, покончив самоубийством). Четвертая дочь, Семела, возлюбленная Зевса, гибнет от ревности Геры, но зато становится матерью Диониса, претерпевшего много страданий.

254. Колесование Иксиона. Роспись кампанской амфоры. Около 330 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи


Таким образом, внуки Кадма все во власти страшных стихийных сил, то ли божественных, то ли природных, сначала разрушающих сознание человека, а затем приводящих к гибели. Вспомним, что ведь и Кадм убил змея, хтоническое существо, так что вполне закономерна здесь наступательная, тоже стихийная, мощь земли, мстящая потомкам убийцы. Да и сам Кадм и Гармония, чтобы искупить проклятие богов (Гигин 6), покинут родные места, примут облик двух страшных драконов, разрушат во главе чужеземных войск свою собственную страну и по воле Зевса найдут успокоение в Елисейских полях (Аполлод. III 5,4).

Однако проклятие богов будет преследовать род Кадма и Гармонии и дальше, но уже по линии их сына Полидора и всего мужского потомства этого последнего.

255. Сизиф, Иксион и Тантал в подземном царстве. Фрагмент рельефа римского саркофага. Около 170 г. н. э. Рим. Музеи Ватикана


Полидор в браке с Никтеидой, дочерью спарта Хтония ("Земляного"), породил Лабдака, чей сын Лай благодаря своему нечестию приумножит новым проклятием старое, родовое. К тому же женой Лая станет Иокаста, правнучка Пенфея, сына Кадма, вступившая в брак с родичем.

Далее преступления этой ветви Кадмова рода еще более разрастутся, особенно когда сын Лая Эдип убьет своего отца и женится на своей матери, даже и не ведая о содеянном зле. Изгнанный из Фив после раскрытия преступления, Эдип ослепляет себя, Иокаста кончает жизнь самоубийством, сыновья их, Этеокл и Полиник, убивают друг друга, борясь за обладание властью, причем Полиник участвует в походе Семерых вождей на Фивы. Гибнет и дочь Эдипа Антигона. Борьбу продолжают Лаодамант, сын Этеокла, и Ферсандр, сын Полиника. Ферсандр также идет на родной город в числе других Семерых вождей, так называемых эпигонов, то есть потомков участников первого похода.

256. Иксион. Фрагмент росписи канфара Мастера Амфитриты. Около 455 г. до н. э. Лондон. Британский музей


В битве под Фивами от руки Алкмеона гибнет Лаодамант, защитник города. Сын Полиника, Ферсандр, ставший правителем Фив, будет убит мизийским царем Телефом во время первого неудачного похода ахейцев против Трои.

Так борьба за власть над Фивами приводит к гибели не только прямых потомков Кадма, основавшего город, но и многих великих героев, соблазненных богатствами семивратных Фив.

257. Сизиф. Фрагмент росписи апулийского кратера. Около 330 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


И здесь с проклятым домом Кадма переплетается судьба аргосских царей. Губительную роль и в первом и во втором походе играет Эрифила, падкая на богатые дары. Она сестра аргосского царя Адраста и жена его родича, царя-прорицателя Амфиарая. Оба они боролись за власть в Аргосе, причем Амфиарай убил отца Адраста. Враги внешне примирились. Адраст, став в Аргосе царем, выдал свою сестру Эрифилу за Амфиарая, но затаил на него злобу. Поэтому, когда Полиник собирал вождей на Фивы, Эрифила сыграла в судьбе мужа зловещую роль.

Она была подкуплена даром Полиника — ожерельем Гармонии. Оно вместе с пеплосом Гармонии тоже несло на себе часть общего проклятия Кадмова рода. Это был к тому же свадебный подарок Гармонии, преподнесенный Афиной и Гефестом, пропитавшими свой дар ядом из ненависти к Афродите, матери невесты. Эрифила уговорила мужа идти в поход, хотя тот, как прорицатель, знал о гибельном исходе похода и взял клятву у своего сына, чтобы он отомстил за него матери.

258. Тантал. Фрагмент росписи апулийского кратера. Около 330 г. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


Под стенами Фив погибли все вожди, кроме Адраста, а сам Амфиарай вместе с колесницей по воле Зевса был заживо поглощен разверстой землей (там, где в последующее время был оракул Амфиарая).

259. Электра, Орест и Пилад у могилы Агамемнона. Фрагмент росписи луканского кратера. 350-340 гг. до н. э. Неаполь. Национальный музей


Приблизительно через десять лет, когда возмужали дети вождей, осаждавших Фивы и нашедших там смерть, они собрались уже в новый поход. И снова Эрифила, теперь уже в качестве матери Алкмеона, была подкуплена Ферсандром, сыном Полиника. Она получила в дар великолепный пеплос все той же Гармонии, чье ожерелье ее некогда соблазнило. Эрифила уговорила Алкмеона возглавить поход эпигонов. После убийства Ааодаманта, Эдипова внука, защитника Фив, Алкмеон вернулся домой, но, помятуя о клятве, данной отцу, требовавшему отомстить коварной Эрифиле, он убивает свою мать.

260. Орест, убивающий Клитемнестру. Слева — Электра. Около 570 г. до н. э. Олимпия. Музей


Однако, преследуемый Эриниями, богинями мести, Алкмеон впал в безумие и после долгих странствий, попав к царю Фегею, был им очищен от скверны, получил в жены его дочь и принес ей в качестве свадебного дара ожерелье и пеплос Гармонии. Но проклятие богов продолжало действовать, и страну постиг голод. Тогда Алкмеон по решению Аполлона оставил семью, отправился к течению Ахелоя, был очищен этим последним от убийства и женился на его дочери Каллирое. Жена тотчас потребовала от него все тот же роковой дар — ожерелье и пеплос Гармонии. Вынужденный прибегнуть к обману, Алкмеон получил от Фегея эти драгоценности. Он обещал принести их в храм Аполлона, но преподнес новой жене.

261. Харон, тени Эгисфа и Клитемнестры. Фрагмент рельефа римского саркофага. 134 г. н. э. Рим. Латеранские музеи


Когда обман раскрылся, сыновья Фегея убили Алкмеона, что послужило в дальнейшем поводом для мести Каллирои за мужа. Теперь уже ее сыновья умертвили убийц Алкмеона, самого Фегея и его жену. Только после всех этих несчастий ожерелье и пеплос, обладавшие губительной силой проклятия, были наконец посвящены сыновьями Алкмеона Дельфийскому богу (там же III 7, 2-7).

262. Орест и Электра. I в. до н. э. Неаполь. Национальный музей


Характерно, что здесь в канун заката героического века божественное проклятие материализуется в ожерелье и пеплосе, исполняющих функции архаических фетишей. Обладание таким фетишем делает человека сопричастным заложенной в нем губительной силе и целиком зависимым от нее. Нейтрализация фетиша возможна только в том случае, если он возвращен его первым обладателям, богам. Ожерелье и пеплос, попадая в храм Аполлона, бога, очищающего от проклятий и освобождающего от заклятий, теряют свою губительную силу и становятся предметом благочестивых поклонений. Героические же семьи, попавшие под проклятие богов, в течение долгих лет истребляют друг друга, утрачивая былую власть, силу и славу.

Проклятия, наложенные богами на отдельные народы. Троянская воина и гибель героев

Нечестием, судя по мифам, отличались не только отдельные царствующие династии, но даже целые народы.

263. 'Маска Агамемнона'. Золото. XV I в. до н. э. Афины. Национальный археологический музей


Так, Платон пишет об Атлантиде, используя древние легенды, переданные египетскими жрецами Солону. В своих сочинениях "Тимей" и "Критий" он красочно разрабатывает подробности жизни этого удивительного острова и тем самым вступает на путь мифотворца, сохранив интересующую нас в данном случае древнюю идею — о народе, наказанном богами.

264. Орест и Пилад. I в. н. э. Рим. Латеранские музеи


Оказывается, атланты происходили от морского бога Посейдона и смертной девушки Клейто. Отец оставил в наследство пятерым парам сыновей-близнецов (то есть десяти сыновьям) изобильный остров. Первый из старшей пары близнецов стал впоследствии царем, а его братья старейшинами. По имени первого царя, Атланта, весь народ стал именоваться атлантами.

Казалось, что этот народ ожидает счастливая будущность, так как земля родила все необходимые плоды, таила в своих недрах ископаемые, выращивала леса и животных. Атланты и сами приложили много трудов, чтобы отстроить в центре громадной равнины великолепный город, окружили его каналами, соединенными с морем, создали гавань, оборонительные кольца, мосты, башни, стены, скрытые стоянки для кораблей, верфи, мастерские, гимнасии, святилища.

265. Орест. Рельеф из Геркуланума. I в. до н. э. Неаполь. Национальный музей


В храме на холме совершали жертвоприношения Посейдону; статуи бога сияли золотом и медью.

Атланты вели обширную торговлю со всеми странами мира, строго соблюдая законы, записанные на орихалковой стеле и данные самим Посейдоном, обладали огромной армией, не используя ее во зло.

266. Кадм, убивающий дракона. Фрагмент росписи килика. 560-550 гг. до н. э. Париж. Лувр


Однако с течением времени атланты стали забывать о своем божественном происхождении, предались бесполезной роскоши и наслаждениям, презрели доблесть, обнаружили невероятную алчность и подумывали, на что бы им употребить грозную воинскую силу.

Но Зевс, уже давно наблюдавший за этим любимым богами народом, решил покарать потомков Посейдона, вначале выступив перед небожителями с речью.

На этом месте повествование обрывается (диалог "Критий" не дошел полностью), и читателям неведомо задуманное?

267. Смерть Актеона. Рельеф из южной Италии. Около 460 г. до н. э. Париж. Лувр


Зевсом наказание. Однако в другом сочинении Платона — "Тимей" — говорится о борьбе атлантов с афинянами, о победе свободолюбивых Афин, о страшном землетрясении и наводнении, которые погубили победителей и побежденных. Афинское войско погибло в разверзшихся недрах земли, море поглотило воинскую силу атлантов, сам же остров Атлантида погрузился в пучину.

Если в сочинениях Платона мы имеем философско-литературную модификацию V в. до н. э. древней мифологической идеи о наказании, посланном богами некогда любимому народу, то по греческим эпическим поэмам IX — VII вв. до н. э. — "Илиаде" и "Одиссее" Гомера и так называемым киклическим поэмам — можно восстановить круг сюжетов конца II тысячелетия до н. э., на исходе живого мифологического творчества.

268. Смерть Актеона. Фрагмент росписи амфоры Мастера Эвхарида. Около 495 г. до н. э. Гамбург. Кунстхалле


Эпос, который обычно связывают с событиями Троянской войны (XIII — XII вв. до н. э.), в основе своей тоже имеет идею божественной кары. Это то самое вспоминаемое в "Илиаде" "решение Зевса" (I 5), которое привело к истреблению героев и гибели всего героического века.

Зевс устал от жалоб матери-Земли, не могущей терпеть тех страданий, которые приносит ей человеческий род своим нечестием. И вот созрело решение — уничтожить злосчастное человечество, причем не просто обрушить на него громы и молнии или, как это уже было, потоп, но заставить людей уничтожать друг друга. Такой коварный совет был подан богом издевательской насмешки Момом, и Олимпийцы начали осуществлять свой замысел.

269. Артемида и Актеон. Фрагмент росписи кратера Мастера Пана. Около 470 г. до н. э. Бостон. Музей изящных искусств


Боги решили снова послать на землю красоту (как некогда Пандору), но такую, чтобы она соблазнила весь героический мир, готовый ради нее сражаться и умереть. Так на склоне мифологического развития снова появляется давняя идея губительной силы женской красоты, влекущей к себе носительницы зла.

Ради исполнения этой цели Зевс вступает в брак с богиней мести Немесидой, и плодом этого брака является прекрасная Елена, которую смертные люди считают дочерью Зевса и Леды, супруги царя Тиндара. По привычной мифологической традиции божественные родители всегда должны иметь свой земной аналог, поэтому распространенная обычно версия называет родителями Елены Тиндара и Леду. Перед нами редкий пример тройного понимания родительской пары. Тиндар и Леда — первая ступень — земные родители, Зевс и Леда — вторая ступень — божество вступает в брак со смертной женщиной, третья ступень только для посвященных в высшую тайну: истинные родители — боги, Зевс и Немесида.

Таким образом, богами создана идеальная, совершенная красота, но цели ее — зловещи. Поэтому Елена повсюду вызывает восхищение, любовную страсть, желание обладать ею, то есть все то, что сопряжено с борьбой, соперничеством, смертью.

Чтобы возбудить всеобщую войну, боги способствуют приходу в мир великого героя Ахилла, сына богини Фетиды и царя Пелея. Далее появляется третье лицо — царевич Парис, сын троянского царя Приама. Этот юноша-пастух присудил богине Афродите как самой прекрасной яблоко и тем самым вызвал ненависть обойденных им Афины и Геры. Вот почему они яростные враги троянцев и союзницы ахейцев.

Итак, в этом мифологическом сюжете три персонажа готовы выполнить каждый свою функцию. Влюбленный Парис похищает Елену, супругу спартанского царя Менелая, и Елена, по основной версии, тоже увлечена Парисом и десять лет находится с ним в Трое, будучи его женой, хотя часто и тяготится им.

270. Семеро против Фив. Рельеф золотой амфоры из Панагюришти. III в. до н. э. Пловдив. Археологический музей


Но так как еще до замужества Елены все сватающиеся к ней герои дали друг другу клятву не чинить препятствий ее избраннику и, наоборот, прийти в случае беды ему на помощь, то теперь, после похищения Елены, все они собираются в поход на Трою, увлекая множество героев со всех концов Эллады.

Теперь открываются все предпосылки для бесчисленных подвигов под стенами Трои в течение десятилетия, для соперничества, состязания в уме, силе, ловкости, хитрости и т. д.

Все это подготавливает почву для подвигов и прославления Ахилла, которому никто из героев не хочет уступить в доблести. Ссора Ахилла и царя Агамемнона (брата Менелая), главы ахейских войск, начавшаяся с пустяка, из-за красивой пленницы, переходит границы личного спора. Небывалый гнев Ахилла вовлекает в действие мать Ахилла, Фетиду, а также Зевса, Геру, Афину, Аполлона и вообще всех богов, разделивших свои симпатии между ахейцами и троянцами.

271. Антигона. Фрагмент росписи апулийской амфоры. IV в. до н. э. Руво. Части, колл. 272-275. История Эдипа. Рельефы римского саркофага III в. н.э. Рим. Виа Латина


Борьба героев перерастает в войну народов, подстрекаемых Олимпийцами, живо вмешивающимися в земные события. Все кончается убийством Ахилла (за пределами "Илиады"), смертельно раненного стрелой Париса, направленной самим Аполлоном, главным защитником троянцев.

272. Эдип и пастух


Но смерть Ахилла влечет за собой озлобление ахейцев, хитрость Одиссея с деревянным конем, обманный захват Трои, пожар, уничтожение великого города, избиение троянцев, лишившихся еще раньше своего славного героя, царевича Гектора (он убит Ахиллом в пределах "Илиады"). Кто остался в живых, увезен в качестве богатой добычи победителями, корабли отходят, переполненные золотом, среди воплей и плача пленниц.

273. Эдип, вскармливаемый у пастухов


Менелай готов убить Елену, виновницу всех зол, но она так прекрасна, что обезоруживает его. Меч падает из рук Менелая, и любящие супруги отправляются на родину, где их ждет мирное житие, а после смерти — вечность на Островах блаженных, как и положено дочери богов и ее супругу, даже если он и происходит из страшного рода Атридов.

274. Эдип и Сфинкс


Боги неумолимы к героям, прославленным под Троей. Одни из них пали под ее стенами, другие среди пожарищ, третьи, впав в безумие, кончают с собой (Аякс Теламонид), иные гибнут от гнева Посейдона, едва успев отплыть в море (Аякс Оилид). Есть и такие, которые вернутся домой в славе, но найдут смерть дома от руки жены и родичей, как царь Агамемнон. Некоторые, вроде Одиссея, будут скитаться десять лет, пока в полном одиночестве, потеряв всех друзей, не явятся в родной дом, где еще надо завоевать собственную жену и сразиться с многочисленными соперниками, чтобы в конце концов пасть от руки своего сына, незнакомого отцу и приплывшего из-за моря. А есть и такие, как Диомед, — они достигнут побережья Италии и обоснуются вдали от родины, дав начало совсем другому роду. Эней, оставшийся в живых, сын троянца Анхиза и Афродиты, покинет город с сыном, отцом (жена исчезла, и ему предназначен новый брак) и священными изображениями домашних богов, чтобы обрести в далекой земле латинян новую родину, новую семью, новый язык и забыть все, что было дорого прежде, положив основание будущему величию Рима.

275. Эдип, убивающий Лая


Разрушена не только Троя. В страшной войне, где не было ни победителей, ни побежденных, кончал свою жизнь героический век.

Нарушение божественных прерогатив

Но и в мире богов тоже к этому времени не все было так уж благополучно. Как известно, владычество Олимпийцев во главе с Зевсом не раз находилось под угрозой, и только великое примирение Зевса и Прометея спасло Зевсов престол от посягательств возможного преемника. Однако границы твердо установленных божественных прерогатив постоянно нарушались, причем нарушали их герои, дети богов и смертных, те самые герои, которые пришли в мир, чтобы устроить его по прекрасным замыслам богов. И что же оказалось? Герои посягали на самый основной принцип мифологической системы жизни — принцип бессмертия, который создает недоступный людям мир богов, понимает его как некое идеальное высшее бытие, как лоно непознаваемой судьбы, управляющей по таинственным законам смертными и бессмертными.

276. Шлем гладиатора со сценами Троянской войны из Геркуланума. I в. н. э. Неаполь. Национальный музей


Любимые сыновья Зевса Геракл и Дионис завоевали себе бессмертие вопреки установленному миропорядку, а уж каким путем это происходит — через труды, страдания, мучительную смерть — это их дело, дело героев, в чьих жилах течет алая человеческая кровь, а не бесцветный божественный ихор.

Сын Аполлона Асклепий — тот и вовсе задумывает воскрешать людей, но не хитрит со смертью, не обманывает ее, как это сделал Сизиф (которого она все равно настигла).

277. Леда с лебедем. Римская копия со статуи Тимофея. Около 380 г. до н. э. Рим. Капитолийские музеи


Асклепий, став божеством, и другим хочет уделить дар вечной жизни. Человек неуемен в своем самоутверждении. Да ведь и сами боги заложили в нем эту страсть, и в своих земных делах они опираются на нее, способствуют ей и незаметно для себя уступают людям часть своей собственной сущности, и эта потеря страшней и безвозвратней, чем битва с титанами или сумрак Тартара, где еще есть надежда на борьбу.

В этой борьбе боги побеждали и вытесняли других богов, сохраняя незыблемым строй вещей, уготованный судьбой.

278. Гермес и Парис. Фрагмент росписи амфоры Мастера Алкимаха. V в. до н. э. Ленинград. Государственный Эрмитаж


В конце мифологического развития герои делают попытку вытеснить богов — сами становятся богами. И даже мудрый провидец Прометей, благодетель человечества, не может предвидеть, что его дары укрепят и закалят дух, разум, силу и чувства некогда жалких людей до такой степени, что они сочтут себя достаточно мудрыми и великими, чтобы обойтись без божественной воли, и станут скептически посмеиваться над небожителями, внушавшими когда-то страх и преклонение.

И наконец происходит небывалое и удивительное событие.

279. Парис и Елена. Фрагмент римского рельефа. I в. н. э. Рим. Галерея Спада


Мудрый кентавр Хирон, сын Кроноса, тяжко страдавший от случайно попавшей в него стрелы Геракла, отравленной ядом Аернейской гидры, принял решение возвратить свое бессмертие Зевсу, чтобы освободиться от мук.

Мифограф Аполлодор сообщает нам два странных факта. Один говорит о том, что Прометей предложил себя Зевсу в обмен на Хирона. Тот сделал Прометея бессмертным, а Хирон скончался (II 5,4). Другой сообщает, что Геракл, освободив Прометея по воле Зевса, представил ему Хирона, который согласился стать смертным вместо Прометея (II 5,11). В обоих случаях, видимо, используется версия о смертной сущности Прометея, что было характерно для архаической мифологии демонов и богов. Вместе с тем в обоих случаях возвеличивается роль олимпийского Зевса, который один способен даровать и отнимать бессмертие.

280. Похищение Елены. Фрагмент росписи кампанской ситулы. Около 350 г. до н. э. Лондон. Британский музей


Но нам здесь важна еще одна идея, исполненная чисто человеческих, мы бы сказали, высокогуманных чувств.

Прометей исполнен готовности обменяться бессмертием с Хироном, страдающим невинно и бесцельно. А эта неопределенность мук как раз и лишает кентавра силы сопротивления и мужества, которые помогают выносить муки, осознанные высокой необходимостью.

Но вместе с этой помощью близкому родичу Прометей взваливает на себя нелегкую ношу славы страдающего за людей бессмертного бога.

Если Хирон мог в отчаянии отбросить бесценный дар вечной жизни, то Прометей с гордостью и терпением, с сознанием правоты и необходимости остался на веки вечные "первым мучеником" (Маркс), посвятившим свое бессмертие человечеству.

Итак, бессмертный бог добровольно уходит в царство смерти, расставшись с самой сутью своей божественности. И если смертные герои добивались бессмертия через страдания и муки, то Хирона, сына титана Кроноса, страдания заставили отринуть вечную жизнь.

Но и в том и в другом случае важно одно — нарушены привычные принципы и гармония мифологического миропорядка. Открываются пути для дальнейших необратимых процессов, в том числе и сомнения в его устойчивости.

Лик мира, с такими трудами завоеванного и охраняемого олимпийцами, преображается невиданным образом.

Человечество прощается с наивной мудростью мифологических чудес, чтобы с помощью знания, дарованного Прометеем, преобразовать жизненную реальность, утверждая в ней свое подлинное бессмертие неустанными трудами, стремлениями, а значит, и неизбежными страданиями.

281. Ахилл, перевязывающий Патрокла. Роспись килика Сосия. Около 500 г. до н. э. Берлин. Государственные музеи


Второе тысячелетие до н. э. кончалось кровавыми войнами и катастрофами. Греция стояла на пороге дорийского завоевания. Откуда-то с севера на Пелопоннес шли племена, вожди которых называли себя потомками Геракла.

В первой четверти I тысячелетия до н. э. бедная, разоренная страна погрузилась во мрак "темного времени". Но и там уже зрели новые силы, жили воспоминания о былом величии ахейского мира. Странствующие поэты пели о походах в заморские земли, о богатой добыче, о прекрасных девах, о божественных предках. В муках столетий рождались песни, те самые "славы героям", о которых мечтали воины, отваживаясь на гибельный бой.

И уже семь городов спорят о родине поэта. Создан великий греческий эпос, где древние мифы стали бессмертной поэзией, а поэзия — и доныне неразгаданным мифом о вдохновленном богами Гомере.

Приложение. Аполлодор. Мифологическая библиотека. Эпитома[16]

V 3. Мемнон, сын Тифона и Эос, с большим войском эфиопов прибыл под Трою, чтобы принять участие в сражении против эллинов. Он убил многих из эллинов, в том числе и Антилоха, но погиб и сам от руки Ахиллеса. Преследуя троянцев, Ахиллес был поражен в лодыжку стрелой Александра и Аполлона у Скейских ворот. 4. Из-за тела Ахиллеса началось сражение: Эант убил Главка и дал отнести вооружение Ахиллеса к кораблям, сам же поднял тело и вынес его из сечи, в то время как Одиссей отбивал натиск врагов. 5. Смерть Ахиллеса повергла все войско в уныние. Похоронили его на Белом острове вместе с Патроклом, смешав их кости. Говорят, что Ахиллес после смерти, находясь на Островах Блаженных, женился на Медее. В его честь устроили состязания, в которых Эвмел одержал победу на колеснице, Диомед — в беге, Эант — в метании диска, Тевкр — в стрельбе из лука. 6. Было решено все вооружение Ахиллеса отдать в награду самому доблестному, и из-за него вступили в спор Эант и Одиссей. В качестве судей выступили троянцы, а по иным сообщениям — союзники, и предпочтение было отдано Одиссею. Обиженный Эант задумал ночью напасть на свое войско, но Афина, вселив в него безумие, направила его, уже поднявшего меч, на стадо скота. В своем безумии он стал убивать животных и пастухов, принимая их за ахейцев. 7. Позднее к нему вернулся рассудок, и он покончил самоубийством. Агамемнон запретил предавать его тело огню, и Эант единственным из всех, кто погиб под Троей, был похоронен в гробу. Могила его находится в Ройтее.

282. Менелай с телом Патрокла. Римская копия с греческой статуи. Около 230 г. до н. э. Флоренция. Лоджия деи Ланци


8. Когда уже прошло десять лет войны и эллины пали духом, Калхант вещал, что Троя не может быть взята без помощи лука и стрел Геракла. Услышав это, Одиссей в сопровождении Диомеда отправился к Филоктету на Лемнос, овладел при помощи хитрости луком и стрелами Геракла и убедил Филоктета отплыть под Трою. Филоктет отправился туда и, после того как его исцелил Подалирий, выстрелом из лука убил Александра. 9. После смерти Александра Гелен и Деифоб заспорили из-за права жениться на Елене. Так как предпочтение было отдано Деифобу, Гелен оставил Трою и поселился на горе Иде. Но когда Калхант сообщил, что Гелен знает оракулы, охраняющие город Трою, Одиссей подстерег его из засады, захватил в плен и привел в лагерь.

283. Жертвоприношение пленников на погребальных играх в честь Патрокла. Фрагменты гравированного рисунка на бронзовой цисте III — II вв. до н. э. Париж. Лувр


10. Здесь Гелена заставили рассказать, как можно взять Илион, и он сообщил следующее: во-первых, если осаждающим будут доставлены кости Пелопса, во-вторых, если в сражениях будет участвовать Неоптолем, в-третьих, если будет выкраден из города упавший с неба Палладий, при нахождении которого в городе взять Трою невозможно.

284. Облачение Гектора перед битвой с Ахиллом. Слева Приам, справа Гекуба. Фрагмент росписи амфоры Евфимида. 510-500 гг. до н. э. Мюнхен. Государственные античные собрания


11. Услышав это, эллины привезли кости Пелопса, а Одиссея и Феникса отправили на остров Скирос к Аикомеду; там они убедили Ликомеда отпустить Неоптолема. Неоптолем прибыл к войску, вязл у Одиссея добровольно им отданное оружие отца и убил множество троянцев. 12. Позднее на помощь троянцам прибыл Эврипил, сын Телефа, приведя с собой большое войско мисийцев. После того как Эврипил совершил ряд подвигов, Неоптолем его убил. 13. Одиссей же вместе с Диомедом ночью отправился к городу и оставил здесь Диомеда, сам же обезобразил себя и надел нищенский наряд: не узнанный никем, он вошел в город под видом нищего. После того как Елена его узнала, он с ее помощью выкрал Палладий, убил многих из числа охранявших его троянцев и вместе с Диомедом доставил Палладий к кораблям.

285. Битва Ахилла и Гектора. Фрагмент росписи кратера Берлинского мастера. Около 490 г. до н. э. Лондон. Британский музей


14. Позднее он придумал построить деревянного коня и предложил изготовить его Эпею, который был строителем. Тот заготовил лес на горе Иде и сделал коня, полого изнутри и с отверстием в боку. Одиссей убедил пятьдесят (а как сообщает автор "Малой Илиады", три тысячи) лучших воинов войти в коня; остальные же воины должны были с наступлением ночи сжечь свои палатки, выплыть в море к Тенедосу и стать там на якорь в засаде. С наступлением следующей ночи они должны были вернуться обратно. 15. Те повиновались и посадили лучших из воинов внутрь коня, поставив во главе последних Одиссея, а на коне начертали следующую надпись: "Благополучно возвратившись домой, эллины посвятили это благодарственное приношение богине Афине". Сами же они зажгли свои палатки и отплыли ночью к Тенедосу, где стали на якорь в засаде. На месте прежней стоянки они оставили Синона, который должен был подать им знак зажженным факелом.

286. Разрушение Трои. Роспись апулийского кратера. Около 375 г. до н. э. Лондон. Британский музей


16. Когда наступил день, троянцы увидели лагерь эллинов опустевшим; сочтя, что враги убежали, они, обрадованные, втащили коня и, поставив его у дворца Приама, стали совещаться о том, что надлежит с ним сделать. 17. После того как Кассандра сказала, что внутри него сидят вооруженные воины и к ней присоединился прорицатель Ааокоонт, некоторые предложили его сжечь, другие же советовали сбросить его в пропасть. Но большинство троянцев решило посвятить его богам и, принеся жертву, они стали пировать. 18. Аполлон, однако, подал им знамение: с близлежащих островов две змеи переплыли море и поглотили сыновей Ааокоонта. 19. Когда же наступила ночь и все погрузилось в сон, эллины от Тенедоса подплыли ближе и Синон зажег для них факел на могиле Ахиллеса. Елена же, подойдя к коню, стала звать витязей, подражая голосу жены каждого из них, и, когда Антикл захотел ответить, Одиссей зажал ему рот. 20. Затем, убедившись, что враги заснули, сидевшие внутри коня воины открыли отверстие и в полном вооружении стали выходить. Первым выпрыгнул Эхион, сын Портея, и сразу же погиб; остальные же, обвязавшись веревкой, взобрались на стены и, открыв ворота, впустили приплывших от Тенедоса эллинов. 21. Войдя в город с оружием в руках, они стали заходить в дома и убивать спящих. Неоптолем убил Приама, прибегнувшего к защите алтаря Зевса Отрадного. Главка, сына Антенора, укрывшегося в своем доме, опознали и спасли Одиссей и Менелай, зайдя туда с оружием в руках. Эней бежал, неся на спине Анхиса, своего отца, и эллины пропустили его, уважая его благочестие. 22. Менелай, убив Деифоба, повел Елену к кораблям. Этру, мать Тесея, увели сыновья Тесея Демофонт и Акамант; как говорят, они тоже позднее прибыли под Трою. Кассандра искала защиту, охватив деревянную статую Афины, но подверглась насилию локрийца Эанта. По этой причине, говорят, эта статуя имеет глаза, обращенные к небу.

287. Троянский конь. Рельефное горло протоаттической амфоры. VII в. до н. э. Миконос. Музей


23. Перебив троянцев, эллины зажгли город и поделили между собой добычу. После этого они принесли жертвы всем богам и сбросили Астианакса с башни, а Поликсену закололи на могиле Ахиллеса. В качестве почетной награды Агамемнон взял себе Кассандру, Неоптолем получил Андромаху, а Одиссей — Гекабу. Но некоторые рассказывают, что ее взял Гелен и переправился с ней в Херсонес. Там он похоронил ее после того, как она превратилась в собаку: поэтому это место теперь зовется Киноссема. Лаодику, которая была самой красивой из дочерей Приама, поглотила земля у всех на глазах. Когда эллины, опустошив Трою, уже собирались отплыть, их задержал Калхант, сказавший, что Афина разгневана на них вследствие святотатства Эанта. Они едва не убили Эанта, но он прибегнул к защите алтаря, и его пощадили.

288. Лаокоон. Фрагмент росписи кратера. Около 525 г. до н. э. Базель. Музей античного искусства


VI. 1. После всего этого было созвано собрание, на котором вступили в спор Агамемнон и Менелай. Менелай требовал немедленного отплытия, тогда как Агамемнон настаивал на том, чтобы остаться и принести жертву богине Афине. Диомед, Нестор и Менелай вместе выплыли в открытое море. Плавание нестора и Диомеда было счастливым. Менелай же попал в бурю и, потеряв почти весь свой флот, только с пятью судами прибыл в Египет. <...> 5. Агамемнон, принеся жертву, отплыл и причалил к Тенедосу; Неоптолема же появившаяся Фетида убедила подождать еще два дня и принести жертву, и тот остался. Другие, выплыв в открытое море, попали в бурю у Теноса, ибо Афина упросила Зевса наслать бурю на эллинов. Многие корабли эллинов пошли ко дну.

289. Троянская война. Фрагмент росписи килика Мастера Брига. Около 490 г. до н. э. Париж. Лувр


6. Афина метнула перун в корабль Эанта. Судно разрушилось, сам же Эант спасся, уцепившись за скалу. При этом Эант сказал, что спасение пришло к нему против воли Афины. Тогда Посейдон ударил трезубцем в скалу и расколол ее, Эант же упал в море и погиб. Тело его, выброшенное волнами, предала погребению Фетида на Миконе. 7. Когда флот остальных эллинов приблизился ночью к Эвбее, Навплий зажег факел на горе Каферее. Эллины решили, что это сделали некоторые из числа тех, кто спасся после бури, и стали подплывать. Но у Каферейских скал корабли разбились, и многие погибли. <...>

290. Обожествление Гомера. II в. до н. э. Лондон. Британский музей

Список сокращений

Сокращение имен авторов и названий произведений соответствует принятому в русских изданиях античных текстов. Названия, упоминаемые в тексте один-два раза, не сокращались. При упоминании классического памятника или отсылке к нему указывается принятая во всех изданиях рубрикация — первая (римская) цифра означает самую крупную единицу текста (книгу или песнь), вторая и третья (арабские) — соответственно, главу, параграф или стих. Например, Ил. XI V 351-353 означает: "Илиада", песнь XI V , стихи с 351 по 353. Русские переводы античных авторов указаны в списке литературы.

Аполлод. — Аполлодор "Библиотека"

Аполлод. Эпит. — Аполлодор. "Эпитома"

Аполл. Род. — Аполлоний Родосский " Аргонавтика"

Верг. Эн. — Вергилий "Энеида"

Гес. Теог. — Гесиод "Теогония"

Гес. Труд. — Гесиод "Труды и дни"

Гом. гимн. — "Гомеровские гимны"

Диодор — Диодор Сицилийский "Историческая библиотека

Еврип. Ифиг. А. — Еврипид "Ифигения в Авлиде"

Еврип. Вакх. — Еврипид "Вакханки"

Ил. — Гомер "Илиада"

Каллим. — Каллимах "Гимны"

Од. — Гомер "Одиссея"

Овид. Мет. — Овидий "Метаморфозы"

Павс. — Павсаний "Описание Эллады"

Пиндар. Нем. — Пиндар "Немейские оды"

Пиндар. Пиф. — Пиндар "Пифийские оды"

Плутарх — Плутарх "Сравнительные жизнеописания"

Орф. гимн. — "Орфические гимны"

Страбон — Страбон "География"

Эсх. Пром. — Эсхил "Прометей прикованный"

Эсх. Эвм. — Эсхил "Эвмениды"

фрг. — фрагмент

Литература

1. Маркс К.. Формы, предшествующие капиталистическому производству. М., 1940.

2. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21.

3. Лафарг П. Очерки по истории культуры. 2 изд. М., 1928.

4. Францев Ю. П. У истоков религии и свободомыслия. М. -Л., 1959.

5. Коккьяра Дж. История фольклористики в Европе. М., 1960.

6. Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М., 1976.

7. Мифология древнего мира. Сб. статей. Пред. И. М. Дьяконова. Пер. с англ. М., 1977.

8. Кагаров Е. Культ фетишей, растений и животных в древней Греции. Спб., 1913.

9. Штоль Г. В. Мифы классической древности. I-II. М" 1899-1904.

10. Зелинский Ф. Античный мир. 1-3. Пг., 1922-1923.

11. Радциг С. И. Античная мифология. М. -Л., 1939.

12. Альтман И. Греческая мифология. М. -А., 1937.

13. Тренчени-Вальдапфель И. Мифология. М., 1959.

14. Парандовский Ян. Мифология. М., 1971.

15. Кун И. Легенды и мифы древней Греции. М., 1975.

16. Лосев А. Ф. Античная мифология в ее историческом развитии. М., 1957.

17. Лосев А. Ф. Олимпийская мифология в ее социально-историческом развитии. — "Уч. зап. МГПИ им. Ленина", т. 72. М" 1953.

18. Лосев А. Ф. Гесиод и мифология. — "Уч. зап. МГПИ им. Ленина", т. 83. М" 1954.

19. Лосев А. Ф. Гомер. М" 1960.

20. Лосев А. Ф. Мифология. — Философская энциклопедия, т. III, М., 1964.

21. Лосев А. Ф. Античная философия истории. М., 1977.

22. Любкер. Реальный словарь классической древности. М., 1884, 1887.

23. Мифологический словарь. Сост. М. Н. Ботвинник и др. М., 1961.

24. Мифы народов мира. Энциклопедия, т. 1-2. М., 1980-1982. 2 изд. 1987-1988.

25. Гомер. Илиада, пер. Н. Гнедича. М. -Л., 1935. Пер. В. Вересаева. М.-Л., 1949.

26. Гомер. Одиссея, пер. В. А. Жуковского. М. -Л., 1935. Пер. В.В.Вересаева. М., 1953.

27. Гомеровские гимны. Пер. В. В. Вересаева. — Полн. собр. соч., т. X. М., 1929. Сб. Эллинские поэты. М., 1963.

28. Гесиод. Работы и дни. Теогония. — Там же.

29. Каллимах. Гимны. — В сб. Александрийская поэзия. Сост. М. Е. Грабарь-Пассек. М., 1972.

30. Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Там же.

31. Аполлодор. Мифологическая библиотека. М., 1972.

32. Павсаний. Описание Эллады. I-II. М. 1940.

33. Roscher IV. Н. Lexicon der griechischen und romischen Mythologie, I-VII, 1884 — 1937; I-VII, 1965.

34. Qraves R. The Greek Myths. I-II. Baltimore, 1957. (Пересмотренное издание с 1960 и далее).

35. Rose Н. С. Griechische Mythologie. Miinchen, 1961, 2 Aufl.

36. Hunger H. Lexikon der griechischen und romischen Mythologie. Wien, 1959.

37. Crimal P. Dictionnaire de la mythologie grecque et romaine. Paris, 1958.

38. Carnoy A. Dictionnaire etymologique greco-romaine. Louvaine, 1957.

Room's Classical Dictionary. London, 1983.

Примечания

1

См. энциклопедическое издание "Мифы народов мира" (т. 1-2. М., 1980-1982), особенно статью А. Ф. Лосева "Греческая мифология", где приводится самая существенная литература на эту тему. См. также "Философскую энциклопедию" (т. 3. М., 1964) со статьей А. Ф. Лосева "Мифология", где приводятся теории происхождения мифа и его развития. В нашей работе мы придерживаемся историко-теоретических принципов, сформулированных А. Ф. Лосевым в его книге "Античная мифология в ее историческом развитии" (М., 1957) и проводимых в его многочисленных трудах. Факты греческой мифологии, представленные нами в строго продуманной системе, основаны только на подлинных текстах античных источников и не содержат никаких привнесенных извне домыслов

(обратно)

2

Далее греческое написание не приводится. Древнегреческие слова передаются в латинской графике

(обратно)

3

Подробнее см: Тахо-Годи А. А. Миф у Платона как действительное и воображаемое. — В кн.: Платон и его эпоха. М., 1979

(обратно)

4

Мы говорим здесь и далее о греках и Греции в условно-обобщенном плане. Ни о единой Греции, ни о едином греческом народе или языке не может быть и речи в те древние времена, когда существовали отдельно племена со своими особыми наименованиями и своими диалектами (эолийцы, ионийцы, дорийцы, эоло-ахейцы и ионийско-аттическая общность. Ср. мифы об Эллине и его сыновьях Эоле, Ионе и Доре — родоначальниках эллинских племен. — Аполлод. I 7, 3)

(обратно)

5

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 329-330

(обратно)

6

Глиптика — искусство резьбы на драгоценных и полудрагоценных камнях

(обратно)

7

Торевтика — искусство рельефной обработки изделий из метала

(обратно)

8

Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т. 12, с. 737

(обратно)

9

Там же, с. 736

(обратно)

10

Прекрасную классификацию мифологических комплексов, ядра, рудиментов и ферментов дает А. Ф. Лосев в своей книге "Античная мифология в ее историческом развитии" (М., 1957, с. 17-32)

(обратно)

11

Нартекс — вид тростника, у которого, наподобие стволов бамбука, есть внутренние перегородки, так что, разделенный на части, он представляет собой некое вместилище. Пастухи Греции и Италии в таких полых частях тростника переносили тлеющие угли, сохраняя огонь

(обратно)

12

Corpus Fabularum Aesopicarum, ed. A. Hausrath, H. Hunger, vol. I. fasc. 1 — 2, Leipzig, 1959-1970

(обратно)

13

Плетр равен 0,095 гектара, или 950 кв. м. Таким образом, Арес покрыл собой поверхность в 6650 кв. м

(обратно)

14

Hesiodi carmina ed. A. Rzach. Lipsiae, 1913

(обратно)

15

Anthologia lyrica graeca. Ed. E. Diehl. Lipsiae, 1925. Vol. 2, p. 206, frg. 46

(обратно)

16

Эпитома — сокращенное изложение. В нашем издании приведены выборки из повествования (гл. V-VI) о событиях после гибели Гектора, о взятии Трои и отплытии победителей

(обратно)

Оглавление

  • Об авторе книги
  • Введение
  •   Почему миф называют мифом
  •   Когда и как рождается миф
  •   Необходимые отграничения и разъяснения
  •   Источники мифологической традиции
  •   Художественно-эстетическое значение мифологии
  •   Краткая периодизация
  • I. Доклассический период
  •   Главные определения
  •   Специфика доклассической мифологии
  •   Первые порождения
  •   Архаический фетишизм, магия и оборотничество
  •   Архаический анимизм. Переход от демона к божеству
  •   Земля и ее потомство
  •   Чудовища населяют землю. Губительные силы
  •   Люди населяют землю. Благодетельные силы
  •   Власть женщины и ее последствия для мифологии богов и героев
  •   Титаны на пороге нового мира. Рождение Зевса
  • II. Классический период
  •   Вступление
  •     Специфика классической мифологии
  •     Сложность мифологического комплекса
  •   Боги
  •     Зевс борется за укрепление власти
  •       Битва с титанами
  •       Тифон
  •       Гиганты
  •       Алоады
  •     Мир поделен между зевсом и его братьями
  •     Судьба людей и соперничество Прометея с Зевсом
  •     Пандора послана богами в наказание людям
  •     Законные браки Зевса и рождение детей
  •       Метида и рождение Афины
  •       Фемида. Рождаются Оры и Мойры
  •       Гера — грозная охранительница законного брака. Рождение Ареса и Гефеста
  •     Незаконные браки Зевса и дети от них
  •       Евринома и рождение Харит
  •       Деметра и рождение Персефоны
  •       Мнемосина и рождение Муз
  •       Лето рождает Зевсу Аполлона и Артемиду
  •       Афродита — дочь Дионы
  •       Гермес — сын Майи
  •       Пан — внук или сын Зевса
  •       Рождение Диониса, сына Зевса и смертной женщины Семелы
  •     Братья Зевса — Аид и Посейдон
  •     Двенадцать Олимпийских богов и их окружение
  •     Архаические боги помогают Зевсу укрепить власть
  •       Стикс
  •       Геката
  •     Заговор против Зевса и решающая роль Фетиды в спасении Зевса
  •     Распри между Зевсом и Аполлоном
  •     Соперничество Посейдона с Афиной и другими богами
  •     Сила судьбы и мудрость Земли
  •     Вид от вершины Олимпа и до глубин Тартара
  •     Наружность и характер олимпийских богов
  •     Жизнь богов на Олимпе
  •       Красота божественного бытия
  •       Красота божественной природы
  •       Красота искусства и труда
  •       Страдания не чужды богам
  •       Страсти не чужды богам. Афродита и Арес
  •       Священный брак Зевса и Геры
  •     Боги основывают свои святилища на Земле
  •   Герои
  •     Мифы о поколениях людей — подготовка героизма
  •     Кого греки называли героями
  •     Разные типы героизма — сила и разум
  •     Ясон. Героизм в союзе с древней магией
  •     Одиссей. Многоумный и многострадальный герой
  •     Тесей — аттический герой
  •     Геракл — общегреческий герой
  •     Красота героического бытия
  •     Мифы о конце героического века
  •       Проклятия, наложенные богами на отдельных героев и их потомков
  •       Проклятия, наложенные богами на отдельные народы. Троянская воина и гибель героев
  •       Нарушение божественных прерогатив
  • Приложение. Аполлодор. Мифологическая библиотека. Эпитома[16]
  • Список сокращений
  • Литература