Черная Пантера (fb2)


Настройки текста:



Стив Белинг, Джим МакКанн ЧЕРНАЯ ПАНТЕРА

Джим МакКанн Черная Пантера



ПРОЛОГ

В продуваемых ветрами запутанных катакомбах под королевским дворцом Ваканды многие легко бы потерялись, но для восьмилетнего принца Т'Чаллы и его постоянной спутницы, отважной Накии, это было любимое место для игры в догонялки.

— Тебе ни за что меня не поймать, Накия! — смеялся Т'Чалла, стрелой несясь по коридорам мимо укромных закоулков и поворотов, знакомых ему столь же хорошо, как внутренние покои дворца, в котором он провел детские годы.

Накия нырнула в ближайшую нишу, перепрыгнула через кучу раздробленных камней и выскочила в проход, преградив путь Т'Чалле.

— А кто сказал, что я пытаюсь тебя поймать? Это же гонка, не так ли? — хитро ухмыльнулась девочка.

Погоня была в самом разгаре. Дети бежали сломя голову, и их совершенно не смущали ямы и рытвины, которыми была покрыта земля, — напротив, каждый использовал эти препятствия, чтобы обогнать соперника.

Свет, идущий из отверстия где-то впереди, указывал, что финиш уже близко. Т'Чалла и Накия со всех ног бросились туда. Т'Чалла взбежал по стене и в последнюю секунду сделал сальто над головой Накии, приземлившись прямо перед ней и первым достигнув цели — конца катакомб и источника света.

— Настанет день, когда ты затормозишь, и я тебя обскочу, — задыхаясь, произнесла Накия.

Т'Чалла гордо поднял голову:

— Вакандийский принц никогда не тормозит!

— А ну стойте! — раздался откуда-то снизу властный голос. Оба ребенка тут же замолчали и будто окаменели. — Спускайтесь и идите сюда, — приказал голос.

Т'Чалла поморщился. Их обнаружил тот, кого они надеялись увидеть в последнюю очередь.

— Да, Баба, — ответил мальчик.

Они с Накией оказались перед его отцом.

Король Т'Чака стоял посреди большого подземного зала, как всегда, со спокойным царственным видом, который он сохранял, даже когда отчитывал своего непоседливого сына.

— Это Зал Королей, сын мой. В этом месте нужно вести себя уважительно и почтительно.

— Да, Баба, — послушно произнес Т'Чалла.

— Дворец окружен километрами джунглей, по которым вы с Накией можете бегать. Соревнуйтесь там. Попадая сюда, ты вступаешь на священную землю. Когда-нибудь я присоединюсь к нашим предкам, лежащим здесь, а ты будешь приходить сюда, чтобы, как и я, воздавать им почести, — Т'Чака положил руку на плечо сына.

— Я понимаю, Баба, — Т'Чалла не мог себе даже представить, что когда-нибудь тот перестанет быть королем, но все равно принц, даже будучи столь юным, осознавал: то, чему сейчас учит отец, очень важно.

Т'Чака кивнул и улыбнулся, довольный ответом сына:

— Сейчас у меня важные дела, и я оставляю тебя здесь одного, чтобы ты воздал почести великим королям Ваканды, которые были моими предшественниками, сын мой.

Т'Чака вывел Накию из Зала Королей, и Т'Чалла остался в одиночестве.


Наши дни.


Хотя Т'Чалла давно вырос, он продолжал слышать в голове отзвуки собственных опрометчивых шагов и шагов Накии и чувствовать тепло ладони отца на своем плече каждый раз, когда заходил в Зал Королей и смотрел на новую гробницу.

— Ты был прав, отец. Это место воздаяния почестей. Однако как бы мне хотелось, чтобы я привез тебя из Вены живым и невредимым, как того и требовал мой долг!

Т'Чалла гладил поверхность гробницы. Его накрыла волна сожаления, и голос юноши сорвался.

Охранник, стоявший у входа, прочистил горло:

— Мой принц, вас ожидает Королевский Коготь-Истребитель, — мягко напомнил он.

Еще раз посмотрев на последнее пристанище отца, Т'Чалла закрыл глаза и минуту стоял неподвижно.

— Спасибо за ценные указания тебе и нашим предкам, — наконец произнес он. — Я сделаю все, что в моих силах, чтобы стать не только хорошим сыном, но и достойным преемником.

Он наклонился и поцеловал холодный камень, а затем повернулся и направился вслед за охранником, оставляя отца вечно почивать в самом сердце Зала Королей.

ГЛАВА 1

Чибок, Нигерия.


Шесть грузовиков военного конвоя преодолевали трудный путь по джунглям, змеей петляя между деревьев. В каждой машине на пассажирском сиденье находился вооруженный военный, держащий заряженное оружие, в любой момент готовый отразить угрозу из джунглей, если она возникнет.

Если бы им пришло в голову поднять эту самую голову и посмотреть наверх, они, может быть, заметили бы следящее за ними замаскированное воздушное судно, и тогда, вероятно, у них появился бы маленький шанс на спасение.

Внутри судна — а это был Королевский Коготь-Истребитель — сидел Т'Чалла, полностью одетый в костюм Черной Пантеры, кроме разве что шлема, который он держал в руке. Его пилот Окойе была главой «Дора Милаж», элитной гвардии Ваканды, которая помогала охранять владения королевства и поклялась защищать представителей правящей династии от любых угроз. Также Окойе была давней подругой Т'Чаллы и видела, как он из мальчика превращается во взрослого мужчину.

— Ты вообще с ней разговаривал с тех пор, как она ушла? — спросила Окойе.

— Нет. Она сказала, что ей не хватает личного пространства, — ответил принц.

Окойе изогнула бровь:

— Все два года?

Т'Чалла вздохнул:

— Да, знаю, это было глупо.

Окойе потянулась к консоли и вынула пригоршню черного, похожего на песок или землю вибраниума и подбросила его в воздух. Каким-то чудесным образом вещество зависло в воздухе, а потом начало трансформироваться, как жидкий металл, создавая миниатюрную копию ехавшего внизу конвоя.

— Шесть грузовиков, в каждом вооруженные охранники — как на пассажирском сиденье, так и сзади, — отчиталась она. — Заключенные — в двух машинах посередине. И она, скорее всего, тоже в одном из них.

— Вас понял, — Т'Чалла еще несколько секунд изучал вибраниумовую модель, внимательно осматривая окружающую грузовики территорию. Потом он надел шлем и передвинулся в центр самолета. Окойе протянула ему шесть круглых объектов — отдельных бусин кимойо.

— Главное — не тормози, когда ее увидишь, — произнесла помощница с едва заметной улыбкой.

Черная Пантера взял шарики кимойо и подал Окойе сигнал, что он готов.

— Я никогда не торможу, — спокойно ответил юноша, хотя, по правде сказать, от мысли, что он наконец вновь ее увидит, сердце стало биться чаще.

Окойе кивнула, вернулась в кресло пилота и разжала кулак. После этого жеста платформа под Черной Пантерой открылась, и он бесшумно выпал из истребителя. Перевернувшись в воздухе, он летел сквозь облака, изящный, как танцор, гибкий, как настоящий леопард, в честь которого и был назван. Снижаясь, он метнул шарики прямо в грузовики. Сферы превратились в диски, направились к своим целям и бесшумно прикрепились к стенкам каждой из машин.

Черная Пантера приземлился в кустарнике рядом с дорогой и стал ждать. Диски создали вокруг грузовиков магнитную рябь, так что двигатели одновременно заглохли.

Водители стремительно выбежали из машин. На их лицах читалось беспокойство и недоумение. Охранники нетерпеливо оглядывались. Из одного из средних грузовиков послышался едва заметный испуганный стон, как и предсказывала Окойе. Конвоир обошел транспорт и прикрикнул на стенающего, чтобы тот заткнулся.

Черная Пантера внимательно следил за средними грузовиками. В одном, по имеющейся информации, должны были томиться не менее дюжины женщин. И правда, от их перепуганных лиц отражался лунный свет. Там же находились два охранника, но один — совсем мальчик, вряд ли старше двенадцати лет, явно храбрившийся изо всех сил.

Одна из женщин, сидевших в самой глубине грузовика, была одета как и остальные чибокские женщины, однако не принадлежала к их числу. Это была Накия.

Растерянность конвоиров, не понимавших, как все шесть машин могут заглохнуть одновременно, должна была подсказать ей, что Черная Пантера где-то рядом. А значит, скоро придет время действовать.

Охранники, находившиеся снаружи, нервничали все больше и больше, чувствуя, что над ними нависла некая неведомая угроза, которая скоро проявит себя. Со своей выгодной позиции в кустах Т'Чалла наблюдал за ними, выжидая момент, когда все военные соберутся вместе.

— Сюда! — закричал один из водителей, показывая на кустарник на обочине дороги, чьи ветви покачивались туда-сюда. Два охранника осторожно подошли к краю кустов, откуда раздавалось какое-то шуршание. Они подняли оружие, готовые стрелять в любой момент. Вдруг на дорогу выбежали две дикие собаки. Конвоиры опустили стволы и вопросительно посмотрели на начальника колонны.

Но, прежде чем тот успел отдать новые приказания, Черная Пантера прыгнул на этих военных с дерева, вырубив обоих мужчин.

— Огонь! — приказал главный.

Накия, сидевшая внутри грузовика, поняла, что пришло время действовать. Она нанесла стремительный удар старшему охраннику, и тот тут же упал, потеряв сознание. Воительница повернулась к мальчику. Он выглядел очень испуганным: ему едва хватало сил удерживать винтовку. Накия быстро вырвала оружие из рук ребенка, и тот бросился бежать из грузовика. Выглянув наружу, она подала остальным женщинам сигнал, чтобы они приготовились бежать.

Между тем снаружи военные стреляли в Черную Пантеру, а он пытался прорваться сквозь их ряды. Пули, попадавшие в него, просто отскакивали от брони из вибраниума, не нанося никакого вреда. Один за одним под ударами Черной Пантеры, прокладывавшего себе путь, военные падали на землю без сознания, избитые или исцарапанные. Используя в своих целях окружающую местность, боец запрыгивал на деревья, чтобы секундой позже появиться с противоположной стороны дороги, заставляя противников гадать, откуда ждать его атаки, пока не будет уже слишком поздно.

Черная Пантера обернулся и вдруг обнаружил, что стоит лицом к лицу с двенадцатилетним охранником из грузовика Накии. Он поднял руку и выпустил когти, уже собираясь нанести удар, но его остановил знакомый голос:

— Нет, стой, не трогай его! — крикнула Накия Черной Пантере, параллельно помогая пленницам выбраться из грузовика.

Вдруг одна из женщин громко закричала. Охранник схватил ее в заложницы и начал выкрикивать, обращаясь к Пантере:

— Демон! Я читал о тебе в сказках! Ты Кошачий Демон, хранитель душ. Но мою тебе не получить!

Пантера припал к земле и зарычал:

— Читал обо мне в сказках? Тогда тебе стоит знать мое настоящее имя. Я не Кошачий Демон, меня зовут Черная Пантера!

Он уже готовился прыгнуть на мужчину, как вдруг откуда ни возьмись возникла Окойе и разломила пистолет охранника пополам своим копьем. После этого она дала ему пинок такой силы, что он отлетел в сторону.

Окойе посмотрела на Черную Пантеру, подмигнула ему и произнесла:

— Ты все-таки затормозил.

Герои закатил глаза, а потом повернулся к мальчику-военному, который стоял перед ними, дрожа как осенний лист. После этого он перевел взгляд на Накию — и его сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Накия, со своей стороны, пыталась скрыть засквозившее в глазах облегчение, когда она увидела человека, с которым не встречалась два года. Воцарилось неловкое молчание: никто из них не знал, что сказать после столь долгого перерыва в общении и жизни вдали друг от друга.

Вернувшись к выполнению задания, Черная Пантера жестом указал на мальчика-охранника.

— А с этим мне что делать? — спросил он Накию.

— Все эти женщины были похищены из собственной деревни. Посмотри на него. Они наверняка похитили и его и заставили помогать. Парень еще настолько мал, что едва ли его можно принимать во внимание, и я думаю, что лучшее, что мы можем для него сделать, — это вернуть его семье.

Она посмотрела на мальчика и что-то сказала ему на родном языке. Тот горячо закивал в ответ и бросился к женщине, которой Окойе помогала выбраться из грузовика.

— Как скажешь, Накия. А теперь пришло время возвращаться в Ваканду, — ответил Черная Пантера.

Та незамедлительно пришла в ярость:

— Освобождать этих женщин и других заложников вроде них — моя прямая задача. Я занимаюсь этим уже два года, а теперь внезапно появляешься ты и приказываешь мне отправляться домой?

Т'Чалла снял маску и положил руку ей на плечо. Его тон стал мягче:

— Накия, король, мой отец… он был убит во время покушения во внешнем мире, — глаза Накии расширились, она явно была шокирована этой новостью. — Мы пытались как-то с тобой связаться до похорон, но ты была слишком засекречена. Мы не смогли вовремя сообщить тебе новости.

Накия глубоко вздохнула, вся дрожа. Ее семья всегда была в близких отношениях с королевской, а короля Т'Чаку она воспринимала как второго отца.

— Мне так жаль, Т'Чалла. Шури и Рамонда… как они? — наконец спросила Накия, нежно положив ладонь на его руку.

— Сестра и мать — сильные духом женщины, — ответил Черная Пантера. — Церемония состоится завтра у Водопада Воинов, и Старейшина Речного Племени просит, чтобы ты на ней присутствовала. — Он на секунду замялся и добавил: — Я бы тоже хотел тебя на ней видеть.

Накия кивнула, отошла от принца и направилась к женщинам и Окойе, обращаясь к группе:

— Вы можете идти. Мы постараемся сделать так, чтобы подобные люди больше никогда не появились в вашей деревне.

Окойе тоже заговорила на языке пленников:

— Не надо бояться. Мы расчистили обратный путь в деревню и будем следить за вами с самолета, пока не убедимся, что вы дома и в безопасности. Идите с миром, сестры.

Женщины и сопровождавший их мальчик направились в джунгли, а Черная Пантера, Окойе и Накия — к Королевскому Когтю-Истребителю. Т'Чалла и Накия сели рядом. Принц открыл рот, намереваясь сказать хоть что-нибудь, что угодно, но не смог подобрать подходящих слов, чтобы описать свои чувства. К счастью, уже через несколько секунд Накия отвернулась и сжалась в комочек, из чего он понял, что девушка собирается поспать. Т'Чалла вздохнул, но ничего не сказал и повернулся к окну, невидящим взглядом смотря в чернильное небо за стеклом кабины. Что бы им ни хотелось сказать друг другу, это может подождать до тех пор, пока они не приземлятся в Ваканде.

* * *

Накия отвернулась от Т'Чаллы и затихла, но ее широко распахнутые глаза говорили, что она не спит. Воительница анализировала свои чувства, пытаясь найти наилучший способ начать разговор со старым другом после долгой разлуки. Как и принц, она чувствовала себя растерянной. Пока Окойе поднимала истребитель в воздух, Накия заставила себя закрыть глаза, не подозревая о том, что Т'Чалла следит за ней, надеясь, что она заговорит первой.

Так, в полной тишине, все трое растворились в ночи.

* * *

Через несколько сотен миль Накии наконец-то удалось заснуть — это был ее первый полноценный отдых за последние два года, пока она работала под прикрытием. Мысли Т'Чаллы метались от его обязанностей как представителя королевской семьи к мирно лежащей рядом с ним женщине.

— Сестра Накия, мой принц, — голос Окойе прорезал тишину, — мы дома.

Истребитель завис над восхитительной красоты лесом, а потом резко, на большой скорости спикировал вниз. Когда транспорт опустился на уровень крон деревьев, лес, оказавшийся голограммой, покрывающей тысячи миль, исчез, и перед глазами прибывших открылся вид на Ваканду Небоскребы и другие здания королевства были построены прямо посреди джунглей, а замысловатая высокотехнологичная транспортная сеть была раскинута по улицам. Самолет направлялся в столицу страны, шумный Золотой Город, в котором гармонично сочетались технические новшества и природные ландшафты.

Истребитель летел по направлению к самому пышному зданию — Королевскому дворцу. Возвышаясь над окружающими его домами, дворец будто воплощал саму суть Золотого Города, сияя даже при свете луны, — бриллианты и золото на фасаде сверкали, когда на них попадали отблески городских огней, и казалось, что дворец пылает, словно горделивый маяк для всех жителей страны.

«Коготь» приземлился на небольшой аэродром, который располагался на крыше этого величественного здания. Дверь открылась, и Т'Чалла вышел наружу. Когда принц увидел встречающих его восемнадцатилетнюю сестру Шури и королеву-мать Рамонду, его сердце наполнилось радостью. Их окружали члены «Дора Милаж».

— Мама, теперь ты сама видишь, поводов для беспокойства не было. Мы вернулись целыми и невредимыми, — произнес он и расцеловал Рамонду в обе щеки. — Сестричка, тебе, наверное, немалых усилий стоило заставить себя выйти из любимой лаборатории, чтобы встретить меня? Очень приятный сюрприз, — приветствовал он Шури, которая быстро отодвинулась от него.

— Ага, привет. На самом деле я здесь из-за шариков кимойо. Все нормально сработало? У меня есть несколько идей, как сделать их еще лучше, — Шури буквально переполняла энергия, ее сложный ум постоянно перерабатывал уже существующие изобретения, создавая на их основе что-то совершенно уникальное. Несмотря на молодость, она уже была важным и ценным сотрудником высокопрофессиональной Вакандийской группы разработки, на счету которой было большинство созданных в стране продвинутых изобретений.

— Работают как часы. Мы все провернули просто идеально, — ответил Т'Чалла.

Шури вздохнула:

— Сколько можно тебе повторять, братишка? Если что-то работает на ура, это еще не значит, что эту вещь нельзя улучшить.

Она направилась к Окойе.

— Спасибо, принцесса, — произнесла та, передавая шарики обратно в руки Шури. — Я с нетерпением буду ждать, что еще вы придумаете для совершенствования технологии.

Шури посмотрела на Т'Чаллу и Накию. Последняя как раз выражала Рамонде глубочайшие соболезнования.

— Ну что? Он впал-таки в ступор? — прошептала принцесса на ухо Окойе.

— Прямо как антилопа, увидевшая фары машины, — слегка улыбаясь, ответила та.

— Так я и знала, — произнесла Шури, широко ухмыльнувшись.

Когда Накия отошла, Рамонда еще раз заключила сына в объятия.

— Спасибо, что доставил ее домой живой и невредимой, Т'Чалла. Когда я ее увидела, у меня потеплело на душе.

— Накия не хотела уходить. Если бы не завтрашняя церемония, сомневаюсь, что она согласилась бы полететь с нами, — ответил юноша.

Рамонда понимающе улыбнулась:

— И все-таки ты привез ее сюда. Думаю, это и ее собственное решение. У Накии очень сильная воля, и у тебя — тоже. Может быть, пришло время открыть свое сердце?

Т'Чалла пожал плечами, явно не желая, чтобы разговор продолжался в этом русле, и решил сменить тему:

— А как ты поживаешь, мама?

— Горжусь, — ответила она и расплылась в грустной улыбке. — Мы с твоим отцом столько говорили об этом дне, и наконец он настал.

Т'Чалла внезапно почувствовал болезненный укол в сердце.

— Я бы хотел, чтобы отец был сейчас здесь, с нами. Это время пришло слишком быстро, — тихо произнес он.

Рамонда приобняла сына одной рукой.

— Он сейчас там, где его и хочет видеть богиня Баст, — она взглянула на принца. — Пришло твое время занять королевский трон, Т'Чалла.

Пока они направлялись ко дворцу, юноша вновь мысленно перенесся к гробнице отца в Зале Королей. Завтра будет провозглашен новый король Ваканды. Т'Чалла надеялся, что он сохранит наследие отца и оправдает всеобщие ожидания.

ГЛАВА 2

Солнце на лазурном небе достигло зенита, и его лучи играли на поверхности реки Ваканды. На воде было полным-полно барж, и все они плыли вниз по течению. У каждого из племен страны была своя личная баржа: Горняки, Речники, Пограничники и Торговцы — все были представлены здесь. В арьергарде процессии двигались еще три баржи: Королевская (посередине) и в одну линию с ней Охранники и «Дора Милаж». На носу первой стояли Шури и ее подруга Айо, представительница «Дора Милаж».

Шури явно волновалась: она не привыкла носить королевское облачение и участвовать в торжественных мероприятиях. Снять бы все эти побрякушки и влезть обратно в лабораторный халат!

— Чувствую себя как танцовщица массовки, — призналась она Айо.

— Здесь вы, скорее, как Бейонсе, принцесса, — улыбнувшись, ответила подруга.

Рамонда укоризненно взглянула на дочь:

— Следи за языком, дочка, и вообще смотри внимательно, — она махнула рукой, указывая на берег реки, по которому шли тысячи вакандийцев, все в одном и том же направлении. — Ритуалы — это неотъемлемая часть нашей жизни, и сегодняшний день должен стать символом объединения. Каждое племя выведет своего величайшего воина, и они по собственному желанию либо решат побороться за трон, либо откажутся от сражения, проявив таким образом доверие к достоинствам королевской династии.

— Даже вы можете вызвать своего брата на бой, принцесса, — с хитринкой, как бы невзначай произнесла Айо.

Шури закатила глаза:

— Серьезно? Застрять на троне, общаться со всякими высокопоставленными шишками целыми днями — и так всю жизнь? Нет уж, увольте. У меня есть лаборатория — вот мое царство.

Баржи продолжали плыть вниз по течению, пока наконец не встали у берега, неподалеку от большого водопада, носившего название Водопад Воинов. Королевская охрана сошла со своей баржи и направилась к его подножию. И вдруг, как по команде, все как один воткнули щиты в выемки в земле. Эта внезапно появившаяся дамба изменила течение потока воды, и заводь внизу начала стремительно высыхать. На ее месте образовалась Арена Испытаний. Прямо на скалистых склонах бассейна были выбиты многочисленные ряды сидений. Все места были расположены так, чтобы лица людей обращались к центру — месту, где претенденты будут бороться друг с другом за звание следующего короля Ваканды.

Сначала свои места заняла королевская семья, а потом оставшиеся ряды начали заполняться вакандийцами, которые были сильно возбуждены сегодняшними событиями. Каждое племя село в своей отдельной секции. Шури посмотрела на Речное племя, увидела среди зрителей Накию и помахала ей. Тысячи непоместившихся вакандийцев расположились выше, стоя плечом к плечу и пытаясь занять место с самым лучшим видом на арену.

В середине площадки остался мужчина лет пятидесяти. Это был Зури, Верховный шаман, который держал в руках Копье Башенга. В центральный круг вышли представители — лучшие воины, избранные своими соплеменниками. Шаман поднял копье.

— Я, Зури, сын Баду, приветствую вас, объединенные племена Ваканды, на ритуале Борьбы на арене. Представители от каждого племени прибыли сюда, как и было приказано, — произнес шаман, и четыре воина приблизились к нему. — А теперь приветствуйте принца Т'Чаллу, Черную Пантеру!

Сверху спустился истребитель, откуда Т'Чалла спрыгнул на поверхность Арены. Костюма Черной Пантеры на нем не было, зато тело юноши обернули леопардовой шкурой, а в руках он держал короткий меч и маленький щит. Поглазеть, как решится судьба принца, собралась огромная толпа.

Накия, сидя на трибуне Речного Племени, внимательно оглядывала Т'Чаллу. Она сомневалась, что кто-то, кроме нее, способен заметить, что под маской уверенного и решительного бойца, которую принц на себя надел, скрывался переполненный эмоциями юноша. Девушка улыбнулась, подозревая, как ему, наверное, сейчас неприятно быть в центре внимания стольких людей.

Т'Чалла приблизился к Зури и поклонился. Шаман взял в руку церемониальный сосуд и протянул его юноше:

— Выпей это, принц, и сверхсила, которой наделил тебя бог Пантера, временно покинет твое тело, чтобы ты мог сразиться на равных с каждым, кто бросит тебе вызов.

Т'Чалла взял в руки кубок и испил из него. Через несколько секунд он почувствовал, что по его венам будто течет огонь. Зелье подействовало: он вдруг согнулся пополам в приступе дурноты и в конце концов изрыгнул какую-то смолистую субстанцию. После этого принц быстро выпрямился и встал перед Зури, возвращая ему кубок. Шаман засунул руку в сумку и извлек оттуда маску пантеры. Он передал ее Т'Чалле, который надел маску на лицо.

Зури обратился к зрителям:

— Победа в ритуальных состязаниях наступает в момент, когда противник либо сдался, либо убит. Если кто-то попытается вмешаться в бой, он должен быть готов поплатиться за это жизнью. А теперь — вперед, прокладывайте себе дорогу на трон. Желает ли какое-либо из племен вывести вперед воина?

— Племя Горняков отказывается сражаться с принцем, — произнес глава племени. Зури кивнул, показывая, что предложение принято, и вождь вместе с воином заняли места на трибуне.

Один за другим остальные племена — Пограничное, Речное и Торговое — поступили так же и отказались от притязаний на трон. Когда из круга вышли последние представители, Зури повернулся к Т'Чалле, держа в руках корону.

— Граждане Ваканды, безо всякого состязания принц Т'Чалла признается… — однако вдруг коронация была прервана равномерными звуками барабана, заполнившими Арену.

Откуда-то появились шесть воинов, выступивших вперед в сопровождении двух барабанщиков, отбивающих ритм. Бойцы были облачены в деревянные доспехи и несли длинные деревянные копья. В центре этой процессии шел самый крупный воин в маске гориллы.

Толпа была шокирована их появлением, и по рядам пронесся почти панический ропот.

Шури повернулась к матери:

— Это что, клан Джабари?

Рамонда угрюмо кивнула. Их появление здесь было не по душе никому.

Принцесса удивленно приоткрыла рот, указывая на мужчину в маске гориллы:

— Он просто огромный! Интересно, чем они там питаются, в своих горах?

— Лучше тебе этого не знать, — буркнула Рамонда.

Воин подошел к Зури и поднял маску, за которой скрывались злобная усмешка и горевшие ненавистью глаза. Шаман с презрением посмотрел на вновь прибывших:

— Как смеете вы вмешиваться в сегодняшнюю церемонию?

— Мое имя М'Баку, я лидер клана Джабари, и мы требуем внимания к себе. Больше никто не будет затыкать нам рот! — возвысил голос воин.

— Мы заключили с вашим племенем соглашение: мы позволим вам уйти в горы, а вы оставите нас в покое, — парировал Зури.

М'Баку кинул на шамана беглый взгляд, а потом начал прогуливаться по арене взад-вперед, обращаясь к собравшимся:

— Этому соглашению тысяча лет, знахарь! Наступили новые времена. Сидя в горах, мы смотрели и слушали. Мы знаем о путешествиях Т'Чаллы за границу для заключения союзов. Мы с отвращением следили за тем, как ваше технологическое превосходство попирает ребенок, который глумится над нашими традициями.

Шури вся сжалась, когда поняла, что М'Баку смотрит ей прямо в глаза. Айо выступила вперед, заслоняя собой королевскую семью. Воин подошел к Т'Чалле и встал перед ним лицом к лицу:

— А теперь вы хотите передать бразды правления страной в руки принца, который даже не сумел спасти от смерти собственного отца? — Т'Чалла, услышав это жестокое оскорбление, сжал кулаки. — Мы на это не согласны!

М'Баку отошел и встал посреди арены:

— Я, М'Баку, вождь племени Джабари, предъявляю претензии на трон Ваканды! — барабаны вновь начали отстукивать ритм, теперь еще более быстрый и яростный.

Зури, решив хранить молчание, посмотрел на Т'Чаллу, не зная, продолжать ли церемонию.

Принц сделал шаг вперед и протянул руку в сторону М'Баку. Он смотрел прямо на своего оппонента:

— Я принимаю вызов.

Игнорируя протянутую руку, противник снова надел маску гориллы, воткнул копье в землю и прокричал что есть силы:

— Слава Хануману!

Зури покинул Арену Испытаний и занял место на трибуне рядом с королевской семьей, в то время как соперники начали ходить кругами, поглядывая друг на друга и ожидая, кто же сделает первый шаг. Воины Джабари и «Дора Милаж» расположились на противоположных сторонах Арены, воинственно подняв копья.

Вдруг М'Баку без предупреждения бросился на Т'Чаллу. Крупный воин нанес сильный удар в грудь юноши, сбивая того с ног. М'Баку запрыгнул на упавшего противника и занес было копье, но Т'Чалла быстро откатился в сторону. Потом он врезал воину Джабари по ноге, на мгновение выбив того из колеи и нарушив равновесие.

Прыжком поднявшись на ноги, Т'Чалла размахнулся и ударил М'Баку в живот. Тот издал болезненный стон, но быстро пришел в себя. В глазах его загорелась ярость. Он высоко подпрыгнул в воздух, и от удара по голове Т'Чалла отлетел в сторону. От неожиданности принц выронил и копье, и щит. В ушах у юноши звенело, на секунду он даже потерял равновесие и упал на землю. Без способностей Черной Пантеры Т'Чалла был физически слабее, чем М'Баку. Он чувствовал себя уязвимым и уже начал задаваться вопросом, как долго ему удастся обороняться, потому что победить противника вряд ли ему под силу. Дыхание принца едва успело выровняться, как оппонент уже снова навис над ним.

Тем временем на трибунах Шури обеспокоенно переглядывалась с матерью. Рамонда молитвенно сжала руки:

— Он одержит победу. Ему просто нужно найти силу, которая, как мы знаем, заключена у него глубоко внутри. Ради семьи. Ради Ваканды.

Шури встала и закричала так, чтобы брат смог ее услышать:

— Давай, Т'Чалла, прогони эту гориллью задницу обратно в горы!

Накия тоже начала скандировать:

— Т'Чалла! Т'Чалла!

Этот клич подхватили Рамонда, Шури, Айо и Окойе. Вскоре имя принца скандировали уже все вакандийцы, подбадривая выбранного ими правителя и придавая ему сил.

Т'Чалла лежал на земле, и М'Баку продолжал его бить. Сквозь шум в голове юноша вдруг услышал подбадривающие крики семьи, друзей и своего народа. С огромным трудом он увернулся от кулака М'Баку, и рука воина со всей силы врезалась в твердую землю. Т'Чалла подобрался и ухватился за копье противника. Соперники начали бороться за оружие, пока оно наконец не разломилось пополам.

Т'Чалла откатился от врага и успел схватить собственное копье. Стремительным движением он повернулся и воткнул его в бедро М'Баку. От резкой боли здоровяк вскрикнул, но его голос потонул в реве толпы. Принц подпрыгнул и обхватил ногами шею М'Баку, заставив того упасть на землю. Теперь Т'Чалла катался по Арене Испытаний, душа противника ногами, как тисками.

— Сдавайся! — крикнул он своему врагу.

— Н-никогда, — выдавил из себя М'Баку.

Принц сжал шею воина еще сильнее:

— Я не собираюсь убивать тебя, М'Баку! Ты ОБЯЗАН признать поражение!

Однако тот продолжал сопротивляться, и Т'Чалла так сильно сдавил его мускулистыми ногами, что на них выступили жилы. М'Баку никак не мог освободиться. Наконец джабарийский лидер поднял руку и дважды ударил по земле, привлекая внимание врага. Т'Чалла слегка ослабил хватку, и воин откатился в сторону.

— Я сдаюсь, — слабо произнес он.

Т'Чалла, пошатываясь, поднялся на ноги. К нему подошел Зури. Победитель окинул расфокусированным взглядом трибуны вокруг Арены Испытаний, которые еще несколько секунд назад неистово скандировали его имя, а теперь застыли в молчании.

— Ваканда навсегда! — принц вскинул в воздух руку со сжатым кулаком. Толпа взорвалась криками одобрения.

Зури встал рядом с Т'Чаллой, поднял вверх его вторую руку и произнес:

— Представляю вам нового короля Ваканды — Т'Чаллу, Черную Пантеру!

Арена буквально забурлила: весь народ приветствовал своего правителя. Небо озарилось праздничным салютом.

Т'Чалла оглянулся на М'Баку: тот выдернул из ноги копье, отбросил его в сторону и потащился по направлению к пещере — выходу с Арены, откуда он и явился ранее в сопровождении соплеменников. А они и не подумали поздравить Т'Чаллу с заслуженной победой.

Но новопровозглашенный король не придал этому оскорбительному поведению особого значения и переключил свое внимание на граждан Ваканды. Ему предстояло решить куда более важные вопросы. Теперь это были его работа, право и судьба — защищать страну, служить ей и управлять ею.

ГЛАВА 3

Той ночью Т'Чалла вновь вернулся в Зал Королей. Его раны были перевязаны, а дух воспрял. Зури ждал правителя, стоя рядом с церемониальным сосудом с Арены Испытаний и сердцевидной травой, принесенной вместе с куском земли, из которой она росла.

Зури поклонился:

— Ваше величество.

Т'Чалла поклонился в ответ, и по его телу пробежала легкая дрожь, когда он услышал это обращение, направленное к нему.

Ваше величество.

Зури выдернул траву из земли и выжал из нее сок в церемониальный сосуд. Жидкость, попав внутрь, начала слегка блестеть.

— Вы заслужили право вернуть себе силы Черной Пантеры, которые даются каждому вакандийскому правителю на протяжении столетий, пока он не посчитает нужным передать эту мощь следующему поколению, как ваш отец передал вам, — Зури вручил сосуд юноше. — Выпейте — и ваши силы вернутся.

Т'Чалла взял в руки церемониальный сосуд и осушил его. Уже через несколько секунд он почувствовал, как в его венах пульсирует знакомая сила. Пульс резко ускорился, сердцебиение отдавалось в ушах, и юноша почувствовал, что его шатает. Шаман положил руку на плечо новоиспеченному правителю и помог ему лечь на землю.

— Расслабьтесь, — инструктировал его Зури. — Сейчас ваш дух покинет тело и отправится на планету предков, как это традиционно происходит во время коронации. У вас будет аудиенция у Черных Пантер и королей, которые занимали трон Ваканды до вас. Распорядитесь полученными знаниями с умом, ваше величество.

Т'Чалла почувствовал, как мир вокруг вращается и падает куда-то, а его окутывает тьма.

* * *

Когда Т'Чалла открыл глаза, то увидел, что находится не в пещере. Звезды над головой светили невероятно ярко и, казалось, вращались вокруг своей оси. Высокие акации окаймляли поле, на котором он лежал, трава мягко покачивалась из стороны в сторону под дуновением легкого ветерка. Т'Чалла поднялся на ноги и увидел множество пар сияющих желтых глаз, направленных прямо на него. Его окружали гигантские кошки, и их черные как смоль шкуры сливались с ночной темнотой. Это были духи Черных Пантер. Юноша обернулся, и на его глазах выступили слезы: он заметил среди предшественников знакомую до боли фигуру.

— Баба… — прошептал он.

Невдалеке стоял дух отца, одетый в полное королевское облачение. Рядом с ним мелькала тень — более юный Т'Чака в костюме Черной Пантеры. По мере приближения эти двое слились в одну фигуру. Т'Чалла крепко обнял отца.

— Мой сын, мой король, моя Черная Пантера, — произнес Т'Чака, гордо улыбаясь, — я ни секунды в тебе не сомневался.

— А я сомневался, Баба. Прости меня, но на Арене Испытаний я поддался слабости, — признался Т'Чалла.

— И что же развеяло твои сомнения? — спросил Т'Чака.

— Крики людей, моего народа. Я не мог предать и разочаровать его, — ответил юноша, вспомнив свои мысли на арене, когда он был практически уверен, что М'Баку победил, до тех пор пока возгласы вакандийцев не заставили его воспрять духом.

Т'Чака вновь улыбнулся:

— Запомни это чувство, сын мой. Ты прав, теперь это твой народ, и он будет ждать от тебя указаний. Путь правителя долог и тернист. Будет еще много моментов, когда придется решать трудные вопросы. Ты думаешь, у меня не было таких же минут кризиса, когда я сомневался в себе и долго не мог решить, что же будет лучше для нашей страны?

Т'Чалла слушал отца с удивлением. Для него Т'Чака всегда был образцом сильного правителя, на которого он смотрел снизу вверх, кем восхищался и кого идеализировал.

— Серьезно? — скептически переспросил он.

— Конечно, — ответил Т'Чака. — Я окружил себя мудрыми советниками, старейшинами, а также прислушивался к мнению твоей матери. То, что ты никогда не был свидетелем моих сомнений, помогало мне быть успешным и направлять тебя.

— Ты слишком рано ушел от нас, Баба. Я не уверен, что готов занять твое место.

Т'Чалла умоляюще посмотрел на отца.

Тот положил обе руки на его плечи и взглянул сыну прямо в глаза, заглядывая в самую душу:

— Мужчина, который не подготовил детей к собственной неожиданной смерти, — плохой отец. Я когда-нибудь тебя подводил, Т'Чалла?

Юноша помотал головой.

— Тебе пора двигаться вперед. Мое время прошло. Теперь король Ваканды — ты, — произнес Т'Чака.

— Как мне стать достойным правителем, Баба? Я хочу быть великим, как и ты.

Т'Чалла был убежден, что его отец — лучший король в истории.

Т'Чака встретился с ним глазами.

— Ты будешь много бороться с собой, сын мой, — сказал он, и в его голосе появились нотки грусти.

— Почему? — спросил Т'Чалла.

— Потому что ты — хороший человек, — вздохнул Т'Чака. — А хорошему человеку быть хорошим правителем трудно.

— Но ты был хорошим человеком, — ответил Т'Чалла.

Т'Чака кивнул:

— И из-за этого мне пришлось пережить множество битв. Всегда следуй своему сердцу. Это хороший путь. Б глубине души ты всегда будешь знать, как лучше для твоего народа, и твое окружение увидит и примет это.

Взглянув на звезды, которые сверкали на небосводе, освещая чернильную тьму, Т'Чака глубоко вздохнул. Потом вновь повернулся к сыну:

— Время, отведенное нам, подходит к концу, мой мальчик. Иди правь страной и знай, что мой дух всегда един с твоим собственным. Ищи силу в энергии Черной Пантеры. И пусть те, кого ты любишь, всегда будут рядом, потому что они будут стремиться дать тебе все самое лучшее. Как и я отсюда, по мере возможностей.

Т'Чака обнял сына, и секунду спустя Т'Чалла почувствовал, как мир вновь, мигая, завертелся вокруг него, и его снова объяла темнота.

* * *

Когда юноша вновь смог открыть глаза, то обнаружил, что лежит на полу в Зале Королей. Он посмотрел на Зури.

— Отправь меня обратно. Я еще не все вопросы задал, — начал умолять его Т'Чалла.

Шаман покачал головой:

— Вопросы всегда будут. Это то, что отличает хорошего короля.

Т'Чалла приподнялся и сел:

— Я признался отцу, что не чувствую себя готовым стать правителем. И я до сих пор не уверен в себе.

— Что именно беспокоит вас больше всего? — решил уточнить Зури.

— Что я не смог спасти жизнь отца. Я ведь предупреждал его: на съезде ООН что-то не так. Я почувствовал это, но ничего не предпринял, — голова Т'Чаллы поникла. — Возможно, М'Баку был прав. Если я не смог защитить своего отца и короля, то как я смогу править страной?

Зури мягко взял Т'Чаллу за подбородок и поднял его голову:

— Не обращайте внимания на то, что сказал этот горный дикарь. Он не понимал ничего из того, о чем говорил. Б глубине своего сердца вы знаете, что сделали все, что нужно. Также вы отлично осознаете, что не было ничего, что вы могли бы сделать, чтобы запретить отцу выступать в тот день с речью. Это было важное решение, которое он должен был принять самостоятельно. Так что последствия этого не должны ложиться на ваши плечи. Сбросьте тяжкое бремя и научитесь себя прощать.

— Ты говоришь так, будто это легко, — тихо ответил Т'Чалла.

— Никогда не забывайте эти слова, ваше величество: мир слишком непредсказуем, чтобы прогнозировать, что именно произойдет в следующую секунду. Вы можете лишь предчувствовать и мысленно готовиться к грядущему. Никто не знает, что нас ждет в будущем и откуда придет новая угроза, даже король.

Т'Чалла поднял голову и увидел рядом гробницу своего отца. Он раздумывал над тем, что сказал ему Зури, а до этого — дух Т'Чаки. Поднявшись на ноги, юноша подошел к гробнице отца, поцеловал ее и вышел из Зала в качестве нового короля Ваканды.

ГЛАВА 4

Лондон, Великобритания.


В Лондоне шел дождь.

«Ну как обычно», — со вздохом думала директор Британского музея Мэннинг, стоя в очереди за утренним чаем в музейном кафетерии. Когда подошло время заказывать, она приблизилась к кассе и увидела за стойкой новое, незнакомое лицо.

— Доброе утро, — поздоровалась она и посмотрела на бейдж баристы. — Первый рабочий день, Тильда?

— Да, мэм, — ответила новенькая.

Директор Мэннинг отметила, что у нее американский акцент.

— Добро пожаловать. Мне черный чай с молоком и сахаром, будьте добры.

Пока Тильда оформляла и готовила заказ, директор Мэннинг огляделась. В музее уже кипела бурная деятельность. Туристы, постоянные посетители и группа школьников на выезде толпились около входа и переходили из одного выставочного зала в другой. Сегодня работы будет по горло, подумала она.

— Держите, мэм, — вывел ее из задумчивости голос Тильды.

Директор взяла стакан из рук девушки и сделала глоток.

— Замечательно, спасибо, — улыбнулась она. — Добро пожаловать в музей.

Женщина повернулась и, отпивая из стаканчика на ходу, направилась в офис.

— Госпожа директор! — окликнул ее голос откуда-то слева. Это был приближающийся охранник.

— Да? — переспросила она.

— В западноафриканском крыле какой-то джентльмен хочет с вами поговорить, — ответил тот.

Директор Мэннинг нахмурилась. Посетители музея весьма редко стремились познакомиться с ней лично, чтобы рассказать о своих впечатлениях об экспозиции.

— А в чем, собственно, проблема? — спросила она.

Охранник замялся:

— Никаких проблем, мэм, просто он так смотрит на наши экспонаты, как будто он в чертовом торговом центре, а не в музее.

— Что ж, спасибо, Эдмунд. Дальше я сама разберусь.

Директор направилась в западноафриканское крыло, стуча по паркету высокими каблуками.

Когда она вошла в нужный зал, то сразу заметила высокого темнокожего мужчину, одетого в очень модное и нарочито дорогое пальто, который стоял в дальнем углу. Также на нем было крупное золотое ожерелье. Он явно важничал, пытаясь выглядеть внушительно. Как уже заметил охранник, он разглядывал экспонаты очень близко, как будто выбирал кому-то подарок с витрины.

— Добрый день. Я директор Мэннинг. Бы хотели со мной встретиться? — она протянула руку. Мужчина никак на это не отреагировал. Вместо этого он показал пальцем на африканскую племенную маску, висевшую на стене.

— Расскажите мне о ней. Что вам известно? — отрывисто произнес незнакомец.

Директор осмотрела маску, весьма недовольная его грубым тоном.

— Шаманская племенная маска приблизительно IX века нашей эры из региона Бенина. Предположительно, использовалась в ритуале захоронения.

— А это? — он показал на топор, развалившийся и потертый в силу возраста, но все еще в хорошем состоянии.

— Строительный топор XI века, танжерский регион. Использовался, чтобы рубить деревья и заготавливать материал для покрытия хижин, — ответила директор.

Мужчина подошел к экспонату, напоминающему какой-то шахтерский инструмент, и замешкался. На этот предмет он посмотрел с особым интересом. В другой ситуации директор сравнила бы его с ребенком, у которого день рождения, а все вещи на витринах — предлагаемые подарки.

Она начала описывать экспонат, хотя он об этом не просил:

— VII век нашей эры, шахтерский молот, также из Бенина, принадлежал племени фула и был…

— Хватит, — оборвал ее мужчина.

— Что, простите? — холодно переспросила директор, уже порядком разозлившаяся.

Мужчина наконец решил протянуть ей руку. Поколебавшись, она все же пожала ее, отметив крепость рукопожатия незнакомца.

— Эрик Киллмонгер, — удосужился представиться мужчина. — А вы много знаете про эти штуковины, в этом вам не откажешь. Но это, — он показал на молот. — Да, он был захвачен в Бенине британскими солдатами, но он из совсем другого региона и уж точно был изготовлен не в VII веке.

Грубиян повернулся к ней, посмотрел прямо в лицо и улыбнулся так, что директор почувствовала дискомфорт:

— Это молот из Ваканды, ему более двух тысяч лет, и изготовлен он из чистого вибраниума. Но не переживайте, если вы не знаете, что это за страна, и если у вас нет экспонатов из этого региона, потому что эти ребятки известны своим собственничеством.

— Я… я… — директор запнулась, и лицо Киллмонгера помрачнело.

— Я вам вот что скажу. Я просто заберу его. Думаю, он и так у вас был слишком долго, — произнес мужчина, и на его лице проступила угрожающая усмешка.

Прежде чем директор Мэннинг успела возразить, она почувствовала острую боль в желудке. Схватившись за живот, она упала на землю и потеряла сознание.

Киллмонгер засмеялся:

— Вы, британцы, готовы выпить что угодно, если оно по вкусу напоминает чай.

Оглянувшись, негодяй позвал на помощь нескольких посетителей крыла:

— Эй, тут срочно нужен доктор!

Спустя несколько секунд в комнату ворвались два санитара с носилками и мягко попросили экскурсантов покинуть экспозицию. Посетители музея вышли из зала, и медики оцепили его веревками. Потом они бросились к распростертой на полу женщине.

— Как-то не очень она выглядит, да, Лимбани? — задумчиво пробормотал один санитар другому. — Наверное, что-то не то выпила.

— Я с тобой солидарен, Кло, — ответил другой.

Разумеется, эта парочка не имела отношения к медицине. Одним из них был Улисс Кло, известный вор и террорист международного масштаба. Он и его напарник Лимбани разыскивались по всему земному шару за совершение более дюжины преступлений, включая масштабную бомбардировку Ваканды, которая привела к гибели бессчетного числа людей, а также кражу трехсот фунтов чистого вибраниума. Теперь они работали с Киллмонгером.

Кло снял перчатки и повернулся к Эрику:

— Давай-ка убедимся, что ты знаешь, о чем говоришь, парень.

Он взглянул на свои руки. Это были бионические протезы — собственные конечности Кло потерял в битве на стороне Альтрона, до того, как над этим андроидом одержали победу Мстители.

Прежде чем им удалось что-то сделать, в дверях появились два охранника.

— Хей! Помощь нужна? Что случилось с директором Мэннинг? — спросил один из них.

Кло повернулся и ответил:

— С ней, я думаю, все будет в порядке. Мы просто проводили осмотр, но, кажется, уже нашли то что нужно. Надо сказать, вы очень быстро отреагировали. Спасибо, ваша помощь больше не требуется.

Сказав это, он поднял руку и направил ее на охранников. Из его ладони вылетел лазерный луч, сбивая охранников с ног. Лимбани подполз и осмотрел их.

— В полной отключке, — подтвердил он.

Кло повернулся обратно к витрине, поднял руку и выстрелил еще раз. Стекло разлетелось на множество осколков, но экспонаты внутри остались в целости. Наемник протянул руку и извлек шахтерский молот, который, по утверждению Киллмонгера, принадлежал вакандийцам. Когда он взял его в руку, бионические конечности зашипели и завибрировали. Столетние наросты грязи и мусора начали медленно спадать с артефакта.

Через несколько минут «шахтерский молот» в руке Кло очистился от внешних наслоений и предстал во всей красе — артефакт из чистого сияющего вибраниума.

— Ву-ху-у-у! Что я вам говорил? — вскричал Киллмонгер, и его глаза засветились от радости, что его догадка подтвердилась.

— Мы заработаем на нем целое состояние. Хорошая работа, Киллмонгер, — ответил Кло и расплылся в улыбке.

— Попытаетесь продать чистый вибраниум на черном рынке? Ну, удачи вам, — усмехнулся Киллмонгер.

— Вообще-то у нас уже есть покупатель. Не надо принимать меня за любителя, парень, — возразил Кло.

— Надеюсь, вы знаете, что делаете. Если произойдет хотя бы минимальная утечка информации, вакандийцы тут же сядут вам на хвост. Они не любят, когда у них воруют, — предупредил Киллмонгер.

Кло поднял бионическую руку и направил ее прямо в лицо позеру.

— Как я уже говорил, это далеко не первая моя встреча с вакандийцами или с вибраниумом. Ты проделал хорошую работу, приведя нас сюда, а теперь давайте завернем нашу находку, чтобы я мог перейти к следующему этапу плана.

Киллмонгер одобрительно кивнул:

— Босс здесь ты.

Он подошел к носилкам и лег в спец-мешок, который лежал на них. Кло положил вибраниумовый молот ему на грудь, а Лимбани быстро застегнул молнию, скрывая Киллмонгера и артефакт от посторонних глаз.

Кло и Лимбани схватили носилки и быстро вынесли их через аварийный выход. Снаружи их уже ждала машина скорой помощи. Они быстро погрузили ношу в салон, и Кло запрыгнул туда же, закрывая за собой двери. Лимбани уселся на пассажирское сиденье и повернулся к водителю: это оказалась Тильда, работница музейного кафетерия.

— Отличная работа. Только б не забыть никогда не принимать из твоих рук напитки, — пошутил он.

— Ладно, время уносить ноги, — крикнул Кло, и Тильда завела двигатель. — Заработаем бабла! — продолжил он, расстегивая чехол, чтобы Киллмонгер смог выбраться наружу. Кло потянулся за вибраниумовым молотом и повертел его в руках. В глазах негодяя читалось ликование.

Тильда ударила по газам, включила мигалку, и похитители вылетели из музея прямо на суетливые улицы Лондона. Через несколько секунд появилась другая карета скорой помощи, из которой с пустыми носилками выбежали настоящие санитары, не подозревая о том, что сейчас случилось внутри.

ГЛАВА 5

Дул теплый вакандийский бриз, принося с собой запахи и звуки, окутывающие Золотой Дворец. Стоя на балконе, Накия глубоко вдыхала этот воздух.

— Запах дома.

Накия медленно выдохнула. Ей не нужно было открывать глаза, чтобы понять, кто сейчас к ней присоединился.

— Да, запах дома. А теперь и вашего королевства, мой король, — ответила она, обращаясь к Т'Чалле, новому правителю Ваканды, появившемуся на балконе за ее спиной.

— Я говорил о тебе, — произнес тот, украдкой кидая на нее взгляд и заметив, что она слегка покраснела. — Возможно, я король Ваканды, но надеюсь, для тебя я кто-то больший.

Накия улыбнулась, и в ее голове возникло воспоминание из детства:

— Воришка.

Т'Чалла возмутился:

— Эй, когда это я?.. О-о-о…

— Летающий мотоцикл королевской охраны, — произнесли они хором.

— Мне было всего десять лет. Сомневаюсь, что это делает меня профессиональным преступником, — засмеялся Т'Чалла. — И, если помнишь, именно ты пыталась украсть его первой.

— А ты стянул ключ-карточку из кармана охранника, — улыбнулась Накия в ответ. — Так что ты был как минимум соучастником.

— Мы летали над городом, пока солнце не закатилось. Был долгий летний день, и мы не возвращались во дворец вплоть до позднего ужина, — Т'Чалла смотрел в никуда, вспоминая мельчайшие детали. — Ты так бесстрашно им управляла!

— Не могу сказать то же самое про твою смелость, когда мы вернулись обратно и тебе пришлось иметь дело с отцом. Ты был просто в ужасе, — рассмеялась Накия.

— Баба был очень зол, это правда, но его больше волновала моя безопасность. И твоя — тоже. Он отправил меня в комнату, не дав поужинать.

— Ты не рассказывал, что он тебя за это наказал, — удивленно ответила Накия.

Т'Чалла улыбнулся:

— Я никогда, не воспринимал это как наказание. Мне дали время на раздумья, на то, чтобы я сам пришел к верному выводу. Именно в тот день я понял, что хочу быть с тобой рядом до конца своих дней. Даже если это будет стоить мне ужина.

Король посмотрел Накии в глаза, ища подтверждения того, что она чувствует то же самое. Но девушка отвернулась и взглянула на линию горизонта, будто ища что-то за границами Ваканды.

Наконец она вздохнула:

— Я хочу вернуться к полевой работе, Т'Чалла.

— Ты всегда была такой свободолюбивой, — король пытался скрыть свою боль, прикрывая истинные чувства шутливым тоном.

— Я серьезно. Последние два года я провела в Нигерии. То, что ты видел вчера в Чибоке, — лишь малая часть моей работы. Нужно сделать для этих женщин гораздо, гораздо больше, — Накия вновь повернулась к Т'Чалле. — Конечно, до тех пор, пока мы не сможем их освободить, дав им пристанище здесь и гарантировав безопасность.

— Пускать чужеземцев через наши границы — нарушение одного из самых главных и древних законов Ваканды, — холодно ответил Т'Чалла. — Сама посмотри, что случилось, когда мой отец попытался связаться с внешним миром. Это стоило ему жизни.

Накия наклонилась вперед, смущенная тоном друга:

— А там, за рубежом, находятся женщины и дети, которые каждый день погибают от рук военных. Я не могу прятаться за закрытыми границами страны и игнорировать то, что происходит совсем рядом. Извини, Т'Чалла. Это мой долг.

Т'Чалла смотрел на любимую женщину, совсем не будучи уверенным в ответном чувстве. Ее лицо было полно решимости. Он видел в ее глазах страстное желание спасти чужаков и осознавал, что влюбляется еще сильнее. Вдобавок он понимал, что не может запретить ей отправиться туда, заставить остаться в Ваканде просто потому, что ему хотелось видеть ее рядом с собой.

— Хорошо, — ответил новый правитель Ваканды, — я сообщу другим «Дора Милаж», что ты возвращаешься во внешний мир. Но теперь у тебя будет новое задание.

Накия выглядела удивленной:

— Что за новое задание? Я думала, мы договорились, что я возвращаюсь к своей работе.

— Ты говорила, что хочешь полевой работы. Я слышал, что есть много заданий на прекрасных Гавайских островах, — Т'Чалла смотрел на нее несколько секунд, а потом не удержался и расплылся в улыбке. — Я даже собираюсь к тебе присоединиться.

Она покачала головой:

— Ты ведь не собираешься предложить мне что-то совсем легкое?

— А я что, когда-то так делал? А теперь я вообще король, — Т'Чалла скрестил руки на груди и состроил серьезную мину.

— Неважно. Я всегда смогу угнать еще один летающий мотоцикл. Я теперь сильная и независимая женщина, которой не требуется напарник-принц, — она ткнула его в грудь и повернулась, чтобы уйти с балкона.

— Разумеется, ты полностью вольна в своих действиях, Накия. Этого я и не отрицал, — крикнул ей вслед Т'Чалла.

Потом он обернулся и окинул взглядом свое королевство. Общаться с Накией и принимать связанные с ней решения — это теперь ничто по сравнению с путем, который лежал перед ним: ему предстояло действовать в интересах целого народа.

Юноша вспомнил, что сказал отец на планете предков: ему понадобится помощь.

* * *

На равнинах Ваканды росла трава, высокая настолько, что человек мог проложить в ней тропинку и при этом остаться незамеченным.

Если, конечно, не кормил двухтонного носорога, а именно это В'Каби, еще один из друзей детства Т'Чаллы, делал, когда подошел правитель. В'Каби, всегда уравновешенный и честный, был тем самым человеком, к которому Т'Чалла все годы приходил за мудрым советом. В'Каби знал юношу лучше, чем кто-либо другой, кроме разве что Рамонды и Накии.

— Это вообще возможно, чтобы M-Двадцать вырос еще больше? Ведь его скоро разорвет! Ты его избаловал, друг мой, — произнес Т'Чалла, с восхищением рассматривая огромное животное, которое безмятежно пожевывало угощение, разложенное перед ним любящим хозяином. — Помню, как ты нашел этого сиротку когда он едва мог стоять на ногах.

— Дети катались на нем изо дня в день. В этих краях растет совершенно бесстрашное поколение, — В'Каби улыбнулся своему самому близкому и старинному другу — Думаю, они просто подражают своему королю.

— Интересно, я когда-нибудь привыкну слышать этот титул и не оглядываться, чтобы проверить, стоит ли за спиной отец? — сказал Т'Чалла наполовину серьезно.

— Ты обязательно к этому привыкнешь, — В'Каби похлопал носорога по боку, оставил его пощипывать обед, и друзья отправились вместе прогуливаться по полю. — Я заметил, что Накия вернулась.

— Это ненадолго, если она отправится туда, куда хочет, — голос Т'Чаллы был пронизан грустью.

В'Каби усмехнулся:

— Скажи просто: это ненадолго — и точка. Мы же оба отлично знаем, что Накия всегда делает то, что хочет.

Т'Чалла взглянул на друга:

— Помимо Накии никто не знает меня лучше, чем ты. И мало кто знает Ваканду лучше тебя, — он вздохнул. — Кажется, ты понимаешь и чувствуешь эту землю даже лучше, чем я.

— Что тебя тревожит, мой король? — В'Каби понимал и то, что это больше чем просто визит вежливости.

— После победы на Арене Испытаний я прошел через ритуал. Благодаря Зури и его шаманству мне удалось еще раз встретиться с отцом и поговорить с ним, — признался Т'Чалла. — Один из советов, что он мне дал, был такой: чтобы стать хорошим правителем, окружи себя людьми, которым ты можешь доверять, которые тебя знают и могут дать полезные советы. Вожди племен пока воспринимают меня как авантюриста, юного и неопытного в политических вопросах. Им нужно, чтобы рядом со мной был кто-то, кого они уважают: воин и один из самых трудолюбивых и преданных граждан Ваканды, — не говоря уже о лучшем из известных мне стратегов. И еще, если честно, мне нужен рядом кто-то, кому я могу полностью доверять.

Сообразив, куда король ведет, В'Каби решил задать уточняющий вопрос:

— Есть ли причина, по которой ты говоришь это именно мне, друг мои?

Т'Чалла остановился и положил ему руку на плечо:

— Мне нужен королевский советник. Хочешь ли ты быть им и готов ли занять это место?

— Для меня будет честью служить тебе, — немедленно ответил В'Каби, ответно сжав плечо Т'Чаллы в знак согласия.

Друзья обнялись. Высвобождаясь из объятий, воин игриво усмехнулся:

— Мой первый совет: не пытайся догнать Мстителей при свете дня в полном обмундировании Черной Пантеры.

Мужчины рассмеялись, но В'Каби заметил, что Т'Чаллу мучает что-то еще.

— Чтобы давать советы, я должен знать, что тебя волнует. Итак, ваше величество, о чем речь? — произнес свеженазначенный королевский советник.

Т'Чалла уныло покачал головой:

— Накия. Она сказала кое-что, что я никак не могу переварить. Она хочет продолжать поддерживать угнетенных, которых помогала освобождать во внешнем мире. И считает, что Ваканда может стать отличным местом для бездомных беженцев, которым больше некуда вернуться.

В'Каби отшатнулся:

— Мой король, ты же понимаешь, что предлагает Накия? Это очень опасно. Если мы пустим кого-то внутрь территории, их проблемы станут нашими. И вскоре Ваканда станет такой же, как все остальные страны.

Т'Чалла, похоже, пересматривал свою прошлую позицию:

— Но если у нас есть способы помо…

Из браслетов кимойо, надетых на руки короля, вдруг вырвалась вспышка света, и прямо в поле, среди колосьев, возникла голограмма Окойе:

— Извините, что прерываю, ваше величество, но угадайте, кого мы вновь нашли! Улисс Кло вновь вынырнул на поверхность.

Т'Чалла почувствовал, как внутри него все оборвалось. Улисс Кло был заклятым врагом Ваканды, постоянной угрозой, он сделал своей главной целью воровство вибраниума и эксплуатацию бесценного природного ресурса в своих личных целях. Где бы ни появился Кло, там сразу начинались страдания и проблемы.

— Немедленно собери всех в Зале племенного Совета. Мы уже в пути, — Т'Чалла повернулся к В'Каби. — Продолжим разговор как-нибудь потом. Походке, сейчас нам обоим предстоит первое испытание огнем!

И друзья побежали через поле по направлению к Королевскому дворцу.

* * *

Вскоре после этого Окойе уже стояла перед Т'Чаллой, Рамондой, В'Каби и старейшинами племен, рассказывая о похищении вибраниумового молота из Британского музея, которое проследили по уличным камерам на дорогах и внутримузейным записям.

— Отлично провернули дело, разыграли просто по минутам. Кло все великолепно распланировал, — подвела итог помощница.

— И, скорее всего, собирается продать молот покупателю из верхов, если нас жизнь чему-то научила, — мрачно сказал Т'Чалла.

Окойе кивнула:

— Мы получили информацию, что желающих уже целая толпа. Отследив местонахождение негодяя, мы узнали, где именно состоится сделка — в Южной Корее, в Пусане. Многие самые потаенные пути черного рынка ведут именно туда.

— Тогда именно там мы его и схватим, — твердо произнес Т'Чалла.

Внезапно вся комната взорвалась криками несогласных.

— Вас же только что короновали, — произнес старейшина племени Горняков. — Ваше место здесь.

— Ты не думаешь, что это, скорее, работа для «Дора Милаж»? — мягко поинтересовалась Рамонда.

Но решение Т'Чаллы было не так-то просто поколебать:

— Кло похитил у нас больше вибраниума, чем все остальные воры вместе взятые. Он использовал украденный металл, чтобы помогать Альтрону, который разорил Заковию. Его главное ограбление стоило жизни десяткам вакандийцев, на которых он при побеге сбросил бомбы, — произнося эту речь, Т'Чалла заводился все больше, даже несмотря на то, что тон его оставался спокойным и взвешенным. — То, что не удалось поймать Кло более чем за тридцать лет, было главное, о чем сожалел мой отец.

Старейшины безмолвно переглядывались, признавая, что в словах их короля есть резон.

— Ваканде нужен король и Черная Пантера, чтобы над Кло наконец-то свершился справедливый суд, — Т'Чалла посмотрел на В'Каби, ища поддержки.

— Король Т'Чалла прав, — согласился советник. — Он с компанией небольшого числа воительниц «Дора Милаж» — лучшие кандидаты для этой операции.

Собравшиеся одобрительно забормотали, не полностью удовлетворенные, но понимающие важность задания.

— Только мне хотелось бы поехать с тобой, — произнес В'Каби Т'Чалле, отведя его в сторону после того, как заседание завершилось. К ним подошла Окойе.

— Кажется, у принцессы Шури есть несколько вещей, которые могли бы помочь королю и убедить вас не волноваться за него, В'Каби. Она просила меня отвести вас в лабораторию, как только собрание закончится, — сказала Окойе Т'Чалле.

— Она что, предвидела, что я буду участвовать в этой операции? — спросил он.

— Не сомневалась ни минуты. Можно даже сказать, она на это рассчитывала, — улыбнулась Окойе.

Они с Т'Чаллой помахали В'Каби и покинули Зал Племенного Совета, отправляясь на встречу с Шури, чтобы захватить снаряжение, которое поможет им успешно завершить миссию по поимке Кло.

ГЛАВА 6

Окойе летела в сторону горы Башенга, также известной как Великий Курган. Тут находился основной природный источник вибраниума. С одной стороны — резко обрывающийся высокий утес, с другой — склон, покрытый округлыми холмами. На вершине располагалась впечатляющих размеров лаборатория, которая будто вырастала из самой почвы, используя фрагменты вибраниума в качестве архитектурных элементов стен. Именно там располагалась Вакандийская группа разработки.

Попав внутрь здания, Т'Чалла начал в восхищении и благоговении оглядываться вокруг. Хотя он уже многократно посещал это место, он всегда как в первый раз поражался технологическим достижениям и прорывам группы, которые та делала каждый день. Услышав знакомый голос, властно командующий лаборантами и интернами, раздавая им одновременно десятки задач, юноша улыбнулся.

— Как там у нас обстоят дела с антигравитационным щитом Истребителя? Убедитесь, что обновление кимойо уже внедрено в производство. Хочу увидеть документацию на новый летающий поезд: комитет Королевской Столицы хочет новостей.

Посреди всего этого хаоса и дел Шури чувствовала себя как дома и уверенно командовала, раздавая инструкции.

Она была одета в лабораторный халат, а в волосы воткнула множество ручек и карандашей. Принцесса, полностью поглощенная своей деятельностью гениального техника, едва взглянула на Т'Чаллу и Окойе, когда они вошли в помещение:

— Я уже отправила отделанную вибраниумом машину в Пусан. Она будет там, когда вы приедете. Вот, — девушка передала Т'Чалле вибраниумовый диск, — это позволит мне удаленно внедряться в любую технику, в которую ты вставишь эту штуку. Используй его, если потеряешься и тебе будет нужно еще одно транспортное средство. Я так понимаю, Накия к вам присоединится? Полагаю, вы поедете втроем?

Она кивком указала на стол. Он был покрыт черным песком, больше похожим на жидкость, которая двигалась по его поверхности туда-сюда. Т'Чалла решил, что это вибраниумовые нанороботы.

— Ты прекрасно нас подготовила, сестра, — восхищенно произнес юноша. — И да, я предложу Накии поехать с нами. Она же сама хотела вернуться к полевой работе. А я знаю, как ты любишь демонстрировать всем свои таланты, — Т'Чалла подмигнул сестре.

— Я тебя умоляю, — усмехнулась Шури. — Это ничто. Подожди, сейчас ты увидишь, что мне удалось сделать с твоим костюмом Черной Пантеры.

Т'Чалла остолбенел:

— С моим костюмом?!

— Именно с ним, — произнесла Шури, направляясь к двум манекенам, кроящим рядом друг с другом. Один был одет в традиционный костюм Черной Пантеры, другой обнажен, не считая ожерелья вокруг шеи, на котором висели церемониальные зубы пантеры.

— Опять модернизация?! Но мне и так нравился мой костюм, — запротестовал Т'Чалла.

Шури засмеялась:

— Нет, он классный, не пойми меня неправильно, только вот тебе придется уговаривать плохих парней не стрелять, пока не наденешь на голову свой крутой шлем.

— Так, а что за ожерелье? — спросил Т'Чалла, делая вид, что не обратил внимания на саркастическое замечание сестры.

— Это и есть твой костюм, — просияла Шури.

— Что-то мне подсказывает, что со шлемом у меня больше шансов остаться в живых, — сухо отметил правитель.

— Ты скоро откажешься от своих слов, — Шури буквально прыгала на месте от возбуждения. — А теперь посмотри на ожерелье и активируй его.

— Активировать? Как? — Т'Чалла привык, что мозг его сестры работает быстрее, чем ее артикуляционный аппарат, но сейчас ощущал растерянность.

— Мысленно, конечно! Подумай о том, что надеваешь костюм! — проинструктировала его Шури.

Т'Чалла с подозрением посмотрел на сестру, а потом сосредоточил внимание на манекене с ожерельем и представил, что на нем костюм. Внезапно миллионы вибраниумовых нанороботов вылетели из ожерелья и окружили фигуру. Из них стремительно сложился обтекаемый костюм Черной Пантеры, который покрыл манекен с головы до ног.

Окойе захлопала в ладоши:

— Впечатляет, принцесса!

Шури прямо-таки светилась от гордости.

— Самое лучшее еще впереди! — подвернувшись к Т'Чалле, она подтолкнула его к новому костюму. — Ну-ка стукни его.

Без колебаний Т'Чалла нанес костюму удар ногой с разворота, который пришелся четко в солнечное сплетение. Манекен отлетел к стене. Подняв его, Шури показала место, в которое угодил Т'Чалла. Теперь оно мягко светилось голубым светом.

— Нанороботы поглощают кинетическую силу и заново ее распределяют. Давай ударь еще раз, — она вынула маленькую камеру и начала снимать процесс тестирования.

Последовала слабая вспышка энергии, и король Ваканды отлетел к стене. При этом костюм остался на месте.

— Великолепно, не так ли? — Шури захихикала, снимая, как Т'Чалла поднимается на ноги.

— Удали запись, — произнес он, явно не впечатленный.

— Это ты так благодаришь свою гениальную сестричку? А теперь надевай-ка костюм, ну, или ожерелье, называй как хочешь. Пришла пора ловить плохого парня. А я пойду покажу маме, — Шури продолжала хихикать, даже выходя из комнаты.

Т'Чалла посмотрел на костюм, представил, что он опять превращается в ожерелье, и нанороботы распались, формируя ожерелье из зубов пантеры. Юноша снял амулет с манекена и надел на шею.

— Она хороша, — заметила Окойе.

— Посмотрим, как эта штука справится, когда мы будем на задании, — ответил Т'Чалла.

— Надеюсь, что в этой миссии нам удастся этого избежать, — произнесла Окойе.

— Это же Кло. С ним всегда все заходит слишком далеко.

Соратники повернулись и покинули лабораторию.

ГЛАВА 7

Рыбный рынок Ягалчи в Пусане бурлил ночью не меньше, чем днем. Продавцы все так же стояли за прилавками, продавая то, что поймано за сегодня. Люди наводняли улицы, прокладывая себе путь через узкие проходы между палатками и зданиями.

Окойе припарковала машину, которую спроектировала для них Шури, рядом с одним из домов. Женщина вылезла, одергивая парик, надетый на ее татуированную голову:

— А мы можем быстро зайти, разобраться со всем и выйти, чтобы я сняла уже эту проклятую штуку и никогда больше ее не надевала?

Накия и Т'Чалла тоже вылезли из машины.

— Это одна из причин, по которой я согласилась присоединиться и помочь с этим, — проговорила Накия, направляясь к пожилой женщине, продающей рыбу.

Они обменялись приветствиями на корейском, и Накия жестом показала на Окойе и Т'Чаллу. Король был в элегантном костюме, а на шее у него висело то самое ожерелье из зубов пантеры, а обе женщины были облачены в великолепные вечерние наряды. Окойе надела шикарный стильный парик поверх татуированной бритой головы. На этом рыбном рынке они выглядели как инопланетяне.

— Пока никакого следа Кло, — произнесла Окойе, оглядываясь.

— А Накия, кажется, уже успела подружиться кое с кем, — отметил Т'Чалла с улыбкой, в то время как та приблизилась к ним, договорив с пожилой продавщицей.

— Это мой контакт. Нам нужно именно это место, — отчиталась она.

Т'Чалла выглядел удивленным:

— Это она — контакт?

— Что я могу сказать? Я знакома с нужными людьми. А теперь давайте зайдем внутрь, иначе здоровяк вышибала начнет задавать нам кучу вопросов, — она кивком показала на массивную фигуру у задней двери здания, у которого они припарковались.

Троица прошла мимо охранника. Когда они оказались внутри, то направились по длинному запутанному коридору к другой двери. Накия ввела на табло код, и замок с жужжанием открылся.

— Королевские персоны — вперед, — произнесла она, придерживая дверь Т'Чалле.

Помещение, в котором они оказались, было наполнено светом и звуками. Повсюду были люди, разодетые в пух и прах.

И все они думали только об одном — о выигрыше.

Вакандийцы проникли в подпольное казино, то самое место, где проворачивались крупные сделки. Игорные столы располагались на двух ярусах и опоясывались балконом с видом на основной этаж. Зоны отдыха находились в небольших отдельных кулуарах по бокам. Здесь были представлены всевозможные виды игр, и помещение переполняли крупные игроки, делавшие большие ставки.

— Кло явно выбрал это место не ради того, чтобы тихонько провернуть сделку. Но здесь он может прятаться где угодно, — произнесла Окойе, оглядывая комнату.

Накия показала на кассу:

— Все меняют деньги на фишки и занимают столы. Нет ничего более подозрительного, чем трое людей, которые пришли в казино, стоят и не играют.

Они обменяли свои банкноты на корейские деньги и разделились, чтобы занять наиболее удобные позиции для обзора помещения с разных мест.

— Никого похожего на Кло или его сообщников, — произнесла Окойе по рации.

Накия поправила наушник и огляделась.

— Нет, но у нас точно появилась компания… Я вижу троих… нет, пятерых американцев, — произнесла она. — Судя по тому, как они выглядят, это наши потенциальные покупатели.

Т'Чалла поймал взгляд одного из мужчин, сидящих за столом для блэк-джека, о которых говорила Накия. Король слегка нахмурился:

— Да, это они. И это не обычные американцы, — произнес он, направляясь к столу.

Заняв место рядом с одним из незнакомцев, Т'Чалла сделал ставку, и крупье раздала карты. Он взглянул на соседа и как бы невзначай бросил:

— Ну что ж, спецагент Эверетт Росс, расскажите-ка мне, что ЦРУ делает в подпольном казино в Южной Корее?

Агент Росс слегка подпрыгнул, но быстро пришел в себя и смерил Т'Чаллу оценивающим взглядом с головы до ног.

— Подозреваю, то же, что и король Ваканды, — ответил он таким же беззаботным тоном, что и собеседник. — Здесь за столами очень жарко, — мужчины говорили тихо, чтобы не привлекать лишнего внимания.

— Здесь станет только жарче, когда появится известное вам лицо, которое принесет с собой принадлежащий вакандийцам предмет, — ответил Т'Чалла.

— Ах, где же мои манеры?! Мои вам поздравления. Корона по размеру подошла? — вдруг спросил агент.

— Не надо дразнить меня, Росс. Я уйду отсюда с Кло и украденным им вибраниумовым молотом, — по выражению лица Т'Чаллы было понятно, что это решение обсуждению не подлежит.

Росс кивнул в сторону стола:

— Двадцать одно. Блэк-джек. Ты нынче в ударе. Но стол — это единственное место, где тебе сегодня вечером повезет, Т'Чалла. То, что я делаю и чего не делаю здесь по указанию Соединенных Штатов, никоим образом тебя не касается. Что бы ты ни собирался предпринять, окажи мне услугу и предприми это после того, как я закончу свои дела.

Т'Чалла пришел в ярость:

— Я отдал вам Барона Земо!

— А я сохранил в тайне тот факт, что король страны третьего мира прыгает вокруг в пуленепробиваемом кошачьем костюме. Мы квиты, — Росс повернулся к крупье. — Кажется, мой друг не против продолжать, так что сдавайте.

Т'Чалла наклонился к Россу и почти прорычал тому в самое ухо:

— Смотрите не ошибитесь. Кло уйдет со мной. Я вас предупредил, — с этими словами он встал из-за стола и направился в зону отдыха.

Только что ушедшему королю крупье сдала выигрышные карты.

— Придержу эти фишки для своего удачливого друга, — с улыбкой произнес Росс.

Он отвернулся и заговорил в рацию, пристегнутую к рубашке:

— Говорит Росс, всем агентам: король Ваканды вошел в здание. Не дайте ему уйти с мишенью. Ясно?

Все пятеро коллег подтвердили получение сообщения, в то время как Эверетт Росс продолжил играть с Т'Чаллой в гляделки через всю комнату; король все еще смотрел на него очень холодно. Росс поднял бокал, кивнул вакандийскому правителю и сделал большой глоток янтарной жидкости. Они оба знали: вечер только начался и он будет жарким.

* * *

— Я смотрю, ты уже с кем-то подружился, — прозвучал в рации голос Окойе.

— И оставил ему кучу денег, — подколола Накия.

— Это американец из ЦРУ, — Т'Чалла потягивал коктейль из бокала, сидя в зоне отдыха, и следил за тем, как Росс встает и перемещается за другой стол, забирая с собой его выигрыш.

— Да, мы слышали, — заметила Накия.

— Это усложняет задачу? — напряглась Окойе.

Т'Чалла поднялся на ноги:

— Пока Росс знает свое место и понимает, как ему лучше поступить, мы уйдем с тем, за чем пришли.

Он направился к Россу, надеясь перехватить агента до того, как тот сядет за другой стол.

— Мы разве только что не станцевали этот танец, ваше величество? — спросил Росс, когда Т'Чалла преградил ему дорогу. — Или вы хотите получить деньги? Не переживайте, — произнес он, доставая кошелек, — я принес свои собственные. Но я сомневаюсь, что вы собираетесь перекупить искомый предмет, так ведь?

Т'Чалла оттолкнул руку агента с пригоршней корейских денег:

— Древние вибраниумовые артефакты не предназначены для продажи, а еще они не должны стать ценой свободы для известного террориста.

Росс вздохнул:

— Думаете, мне интересен молот? Я бы не брал с собой на задание троих своих лучших людей, если бы отправился на шопинг.

— Пятерых лучших людей, — поправил Т'Чалла.

Агент Росс поднял бровь:

— Вы что, их всех уже пересчитали? Я впечатлен. Хотя меньшего от Черной Пантеры я и не ожидал.

— Я собираюсь схватить Кло любой ценой, — продолжал настаивать Т'Чалла.

— Значит, нас здесь таких двое. Но если в дело вновь вступит кошачий костюм — возможно, мне придется схватить вас обоих. Не заставляй меня делать что-то, о чем пожалеем мы оба, — предупредил Росс.

— Перейди мне дорогу — и ты точно об этом пожалеешь, Росс, — Т'Чалла посмотрел на агента так, что тот опустил глаза.

— Я не собираюсь играть с тобой в «камень, ножницы, бумагу», чтобы решить, кому достанется Кло, так что передай твоим сладким крошкам телохранительницам, чтобы они тоже сидели на месте, — заметив удивленное выражение лица Т'Чаллы, Росс самодовольно улыбнулся. — Да, я тоже вычислил тех, кто пришел с тобой.

Т'Чалла скрестил руки на груди:

— Советую тебе не превращать меня сегодня в твоего врага, Росс. Кло разыскивается за кражу, а также за массовые убийства в Ваканде.

— Скажу в ответ лишь одно слово: Альтрон. Я выиграл, — парировал Росс.

В ухе Т'Чаллы внезапно прорезался голос Накии:

— Может, сделаете перерыв, альфа-самцы? Вы уже начали привлекать к себе ненужное внимание.

Т'Чалла оглянулся. На них уже бросали обеспокоенные взгляды посетители казино, чувствующие, что назревает какой-то конфликт. Он положил руку Россу на спину так, будто продолжала обычный разговор с другом, наклонил голову к агенту и продолжил мягко говорить:

— Сюда в любой момент может зайти Кло, неся две вещи, которые принадлежат мне: вибраниумовый молот и свою голову. Я намереваюсь уйти с обеими.

— Правительство Соединенных Штатов Америки услышало ваш запрос и отказывает вам в его удовлетворении, король Т'Чалла, — Росс выдавил из себя натужную улыбку. — Но не думаю, что вас остановит отказ, поэтому пусть победит сильнейший.

ГЛАВА 8

В ту самую минуту снаружи к дверям казино как раз подъехали четыре бронированных черных джипа. Из машин вышли Улисс Кло и восемь его телохранителей и проследовали мимо корейского вышибалы в здание.

Неожиданное появление такой большой группы тотчас же привлекло внимание Окойе. Кло и его люди уверенно зашли в казино.

— Кло и еще восемь человек, — произнесла вакандийка в коммуникатор и быстро поднялась с первого этажа на балкон: чем выше она находится, тем проще ей следить сразу за всей группой.

— Он здесь. Брысь отсюда, — сказал Росс Т'Чалле, отбросив последнюю деликатность.

— Мы победим его, только если объединимся, и то не факт, — ответил Т'Чалла.

— Так просто тебе его не взять. Мои ребята смогут его задержать. А теперь вали, пока не загубил всю операцию.

Росс быстро присел за ближайший покерный стол и огляделся. Т'Чалла как сквозь землю провалился. Агент был впечатлен и, по правде сказать, слегка удивлен.

— Ты следишь за вибраниумом, Окойе? — спросил Т'Чалла, направляясь I к столам, за которыми играли в кости стоящие вне поля зрения Росса.

— Пока его не видно, ваше величество. А люди Кло разбредаются по всему казино, — ответила она.

— Да, и вооружены до зубов. Они даже не пытаются скрывать пушки. Мне казалось, здесь запрещено ношение оружия, — отметила Накия.

Окойе проверила короткое копье, спрятанное у нее на бедре:

— Они не единственные здесь, кто вооружен.

Т'Чалла дотронулся до своего ожерелья:

— В самом деле.

Тем временем на первом этаже Кло занял место за покерным столом, рядом с агентом Россом.

— Какая у вас группа поддержки! Скоро новый альбом выпускаете? — сострил Росс.

— Да, обязательно проверю, чтобы вам прислали экземпляр в подарок. Доставка бесплатная, если купите сегодня, — ответил Кло не моргнув глазом. — Бриллианты у вас?

Росс достал чемоданчик:

— Как мы и договаривались.

Кло полез в карман куртки, достал коричневый бумажный пакетик и положил его на стол. На нем сбоку черным маркером было написано «Хрупкое».

— Я везде искал, но так и не смог найти магазин подарков с подходящей оберточной бумагой, на которой было бы написано «Внутри редкий, бесценный металл». Надеюсь, такая упаковка подойдет?

— Только в том случае, если в ней то, что вы мне обещали. Хотя, конечно, важен не подарок, а участие, — ответил Росс.

— Т'Чалла… — голос Накии звучал напряженно.

— Да, я вижу, — Т'Чалла подошел ближе к столу.

Окойе передала:

— Не советую вмешиваться. Слишком много оружия для столь замкнутого пространства. Давайте подождем, что сделает ЦРУ, и вмешаемся, когда Кло с людьми будут выходить.

Т'Чалла покачал головой:

— Нет. Мы рискуем потерять и то и другое, если вступим в игру после того, как Кло передаст им вибраниум.

— Так в чем твоя идея; король вечеринок? — спросила Накия. Времени у них оставалось явно мало.

Когда один из людей Кло прокладывал себе путь локтями мимо нее, Окойе отошла в сторону. Она пригнулась, скрывая лицо, но, похоже, ее все-таки заметили. Мужчина остановился и свернул за ней, давая сигнал одному из напарников, который направился на перехват телохранительницы.

— Кажется, вариантов больше не осталось, — предупредила Окойе спутников.

Как по сигналу преследующий ее охранник передал по своим собственным частотам:

— Вакандийцы! Они здесь!

— Что ж, по крайней мере, я могу наконец-то снять эту штуку, — произнесла Окойе, сбрасывая с себя парик и вынимая короткое копье. Она стремительно пригнулась, увернувшись от удара, и, воспользовавшись замешательством противника, сбросила его с балкона через перила.

Мужчина пролетел несколько метров и приземлился на стол, прямо перед агентом Россом и Кло.

— Так-так. Вы нарушили условия договора, — Кло погрозил Россу бионическим пальцем. — Никаких лишних людей.

— Поверьте, они уж точно не с нами, — ответил Росс.

Откуда-то донесся настоящий рык:

— Кло! — прогремел Т'Чалла, прокладывая себе путь через запаниковавшую толпу по направлению к террористу и вибраниумовому молоту.

— Прелестно. Они послали самого короля. Жаль твоего папашку. Надеюсь, в Ваканде есть еще один запасной король, который займет твое место? — крикнул Кло Т'Чалле и положил коричневый пакетик обратно в карман. Повернувшись к Россу, он посмотрел на того свысока:

— Кстати, сделка отменяется.

Т'Чалла прокладывал себе дорогу между и над столами в надежде догнать Кло, но тот ловко увильнул. Росс был в бешенстве:

— Я предупреждал, чтобы ты не вмешивался в мою миссию, — яростно произнес он.

Т'Чалла ответил тем, что упал на землю, увлекая за собой агента, потому что Кло повернулся и как раз открыл в их сторону огонь. Вакандийский король пригнулся, чтобы избежать смертоносного луча.

Росс посмотрел на то, какой хаос творится на первом этаже и на балконе. Его людей телохранители Кло, похоже, тоже вычислили, и теперь они вступили в битву.

— Ты же понимаешь, что все это — твоя ошибка? — накинулся он на Т'Чаллу.

— Злодей не должен сбежать, — ответил тот, увидев, что Накия и Окойе тоже дерутся с частью охранников Кло.

Сам негодяй стоял посреди всего этого хаоса и улыбался. Он от всей души насаждался происходящим. Подняв руки вверх, он крикнул своим людям:

— Жгите!

Т'Чалла бросил Росса за покерный стол, а потом перевернул его на бок так, что столешница стала щитом между ними и Кло как раз в самый нужный момент. Злодей обернулся и открыл огонь: пули яростно вгрызались в поверхность стола.

— Я не могу отсюда сделать выстрел, — произнес Росс, который уже достал оружие.

Король оглядел комнату. Везде велась стрельба, в то время как посетители метались в поисках укрытия или пытались пробраться к двери. Он знал, что Росс прав: они безоружны и в ловушке.

Хуже того, кажется, Кло вновь ускользнет сквозь пальцы Т'Чаллы, так же как ранее его отца.

ГЛАВА 9

— Один из наших убит! Один из наших убит! — прорезался голос в рации Росса. Телохранители Кло начали побеждать агентов, вырубая их и сбрасывая вниз с балкона.

— Мое подкрепление почти уничтожено. Как там ваша команда? — спросил Росс у Т'Чаллы. Они оба все еще прятались за покерным столом, потому что Кло продолжал по ним стрелять.


Посмотрев наверх, Т'Чалла убедился, что две его наиболее преданные «Дора Милаж» не посрамили свою репутацию, яростно отбивая нападение людей Кло.

— Кажется, они возместят ваши потери, — уверенно произнес он.

Тем временем на балконе Накия вступила в рукопашный бой с одним из людей Кло. Она связалась по рации с Окойе и Т'Чаллой, чтобы уточнить:

— А мы можем завершить эту вечеринку до того, как пострадают невинные люди?

— Делаю все возможное, — ответила Окойе, вонзая врагу в ногу свое короткое копье, а потом резким ударом в лицо снизу отправляя его в нокаут. — Помощь нужна?

— Кажется, королю нужна, — ответила Накия, увидев, что Т'Чалла оказался в ловушке.

Т'Чалла отдал по рации приказ:

— Вы разбирайтесь с охранниками. А Кло оставьте мне, — он повернулся к Россу. — По моей команде откатывайся в сторону из-под этого стола и попытайся вырубить еще несколько людей Кло.

— А ты что собираешься делать? — уточнил Росс.

Т'Чалла, уловив удобный момент, ответил тем, что отпихнул Росса в сторону и заорал: «Вперед!».

Агент Росс откатился вбок, а Т'Чалла высоко подпрыгнул над столом, двигаясь по направлению к Кло.

Кло выстрелил в летящего короля Ваканды, но промазал. Тэт приземлился прямо перед ним. Кло направил оружие прямо на Т'Чаллу, который теперь стоял в метре от него.

— Они теперь изготавливают пуленепробиваемых королей? — усмехнулся Кло. Он нажал на курок… Но ничего не произошло. У него закончились патроны.

— Для того чтобы это узнать, тебе придется вставить в обойму новые пули, вор, — Т'Чалла подошел к Кло вплотную и сильным ударом выбил оружие из рук злодея.

В Кло улыбнулся:

— Руки вверх?

— Если хочешь, чтобы все прошло как по маслу, то да, — прорычал Т'Чалла в ответ.

— Ой, ты, кажется, не понял, — ответил Кло. — Я имел в виду тебя.

Сверкнув глазами, он скинул перчатку. Под ней оказался протез, который немедленно начал превращаться в оружие, напоминающее большую пушку.

— Давай проверим, разорвет ли тебя на куски, как твоего папулю, — произнес Кло, злобно сверкнув глазами.

Звуковой дезинтегратор, в который превратилась его рука, начал жужжать, наводясь на цель. Т'Чалла отскочил назад, вновь укрывшись за покерным столом, в то время как дезинтегратор Кло с грохотом выстрелил.

Удар пробил стол и отшвырнул Т'Чаллу в зону раздачи фишек. Теперь он был оглушен и придавлен обломками. Его глаза широко распахнулись: вокруг летали банкноты большого номинала.

— Посмотрите-ка! Деньгопад все-таки случился! — ликовал Кло.

Он повернулся и дал сигнал своим четырем оставшимся в живых телохранителям. Они побежали к двери, отстреливаясь для прикрытия.

Накия и Окойе увидели, что их король упал и оказался погребен под обломками дерева и кипами денег. К Т'Чалле уже бежал агент Росс, который знаком показал женщинам, чтобы они следовали за Кло.

— Т'Чаллу я беру на себя, не дайте Кло уйти! — крикнул Росс.

«Дора Милаж» бросились к выходу, через который только что выбежали Кло и его люди. Они помчались по коридору, из которого послышались звуки выстрелов и крики. Когда они подоспели к выходу из здания, то увидели, как джипы растворяются где-то в хаосе рыбного рынка. Накия тут же проговорила по рации:

— Шури, подгони нам машину, сейчас же!

Сидя в лаборатории в Ваканде, Шури окала на кнопку, и черный песок на ее столе принял форму машины Накии.

— На подходе, Накия! Также я слежу за теми четырьмя джипами, только что покинувшими это место. Я подключу трансляцию на экраны в салоне.

Тем временем в казино агент Росс пытался приподнять латунную балку, чтобы помочь Т'Чалле выбраться из-под нее. Вдруг вакандийский правитель открыл глаза.

— Как мило, что ты еще жив. Сомневаюсь, что Ваканда готова похоронить сразу двух королей всего за пару недель, — произнес Росс.

— Кло? — слабо спросил Т'Чалла.

— Твои леди у него на хвосте. Прямо сейчас наша задача — сдвинуть с тебя эту балку и посмотреть, нет ли на тебе…

Его прервало рычание Т'Чаллы, с которым он резким ударом отбросил от себя балку, улетевшую в другой конец комнаты.

— …каких-либо повреждений, — закончил Росс неуверенно.

Т'Чалла вскочил на ноги, полностью придя в себя:

— На этот раз Кло от меня не уйдет. Клянусь в этом душой своего отца.

Направляясь к выходу из казино, вакандийский король уже сбрасывал с себя рваный пиджак.

* * *

Тем временем Накия и Окойе устремились в погоню за быстро летящими вперед джипами:

— Шури, а ты можешь найти какие-нибудь записи с камер, чтобы мы точно знали, в какую машину сел Кло? — спросила Окойе, отвечавшая за навигацию, в то время как Накия управляла машиной. Они стремительно проносились по узким запутанным корейским улицам.

— Нет, простите. В нелегальных подпольных казино не так-то много камер, которые люди вроде меня могли бы взломать, — ответила Шури из лаборатории.

— Похоже, придется вынести их всех одновременно, — произнесла Накия, повышая скорость.

— А что насчет короля Т'Чаллы? — спросила Окойе.

Накия улыбнулась:

— Я почти уверена, что очень скоро он к нам присоединится. Надеюсь лишь, что Пусан уже готов к первому появлению здесь костюмированного супергероя.

* * *

Выйдя из казино, Т'Чалла посмотрел налево, потом направо, пытаясь хоть как-то понять, в какую сторону ему направляться.

— Туда. Накия поехала туда. Следуйте за ней, — старуха продавщица из рыбной лавки, с которой Накия разговаривала до этого, помахала рукой в направлении одного из рыночных рядов.

— Благодарю вас, — ответил Т'Чалла.

Потом он подумал об ожерелье, висевшем на шее. Тут же миллионы нанороботов заключили его в кокон. Когда они закончили и костюм крепко облегал его тело, Т'Чалла взглянул на женщину и поклонился. Она кивнула, слегка в шоке от этого превращения.

Черная Пантера был готов к бою.

ГЛАВА 10

Черная Пантера отлично понимал, что действовать придется быстро. Он прикрепил вибраниумовый диск, который дала ему Шури, на капот самой ближайшей из свободных машин, гладкой спортивной тачки.

— Веди меня, сестра, — произнес Черная Пантера.

Стол Шури в лаборатории вновь превратился в голографическое изображение машины, а также ее окружения:

— Все уже готово! Запрыгивай, а дальше я все сделаю.

Машина тотчас же завелась, ее двигатель загудел. Черная Пантера запрыгнул на капот, быстро прикрепляясь к машине, и она рванула вперед, в направлении улепетывающих джипов.

— Я поработала над всеми светофорами в этом районе, так что ты промчишься на зеленый свет, — произнесла Шури, одной рукой набирая на планшете пароль, а другой ведя машину Черной Пантеры с помощью жестов руки, направленной на голографическую модель на столе перед ней. — Ты очень скоро настигнешь Накию и Окойе.

— Найди мне Кло, — прорычал Пантера.

— Я работаю над этим, доверься мне. Неужели ты ни капельки мной не впечатлен? — рявкнула Шури на брата, порядком разволновавшись.

В это время в машине Накия и Окойе пытались нагнать джипы, которые постоянно ехали на красный свет, сворачивали туда-сюда и менялись местами.

— Они будто в наперстки играют, — произнесла Накия.

— Хотят нас запутать, чтобы мы точно не смогли определить, в какой машине Кло и вибраниум, — ответила Окойе.

— Упс, — предупредила Накия, — пригнись!

Один из водителей высунулся из окна и направил на машину с женщинами пулемет. Однако пули отлетели от поверхности автомобиля, не нанеся ему никакого вреда.

Водитель джипа повернулся к человеку на пассажирском сиденье — это был Кло:

— Скорее всего, их машина покрыта защитным слоем вибраниума. Мы ничего не добьемся, если будем в них стрелять.

— Просто направляйся в зону, где нас подберут, — приказал тот.

Он взял рацию и проговорил в нее:

— Лимбани, мы в десяти минутах езды от места встречи. На каком ты этапе пути?

Лимбани, сидя в вертолете, зависшем над побережьем, ответил:

— Направляюсь со стороны побережья в район Хэундэгу. Готов встретить вас на мосту.

Это место Пусана было известно своими холмистыми улочками, ведущими к прекрасному пляжу. Это был район богачей, популярный также среди туристов, куда они приходили, чтобы полюбоваться на полнолуние. Кло надеялся, что среди этих холмов и туристических толп он сможет затеряться и сбросить «Дора Милаж» с хвоста.

Когда машины въехали в Хэундэгу, Накии удалось вычислить джип, из которого по ним стреляли. Окойе перекатилась к окну и высунулась из него с копьем в руке.

— Еще чуть ближе! — крикнула она Накии.

— Не забывай, ты-то не из вибраниума сделана! Следи за стрелком! — Накия резко обогнула машину и подошла с другой стороны, так что выстрелы водителя больше не могли их достать. Она надавила на педаль газа и подошла еще ближе.

— Еще чуть-чуть… чуть-чуть… — бормотала Окойе, тяжело дыша. — Вот так.

Она с криком направила копье на заднюю шину джипа. Оружие пробило центральную ось колеса и сломало ее, отправив машину кувыркаться в воздухе.

Накия резко затормозила и подъехала к месту, куда приземлился перевернувшийся на бок джип. Окойе заглянула внутрь, а потом издала рык разочарования:

— Здесь только водитель, Кло исчез.

— Значит, он в другой машине! Запрыгивай обратно, они уходят! — крикнула Накия.

Вдруг женщины увидели, как к ним на огромной скорости мчится автомобиль. Они с удивлением разглядели на капоте Черную Пантеру. За рулем машины никого не было.

— Да уж, он знает, как появиться эффектно, — произнесла Накия.

Окойе выпучила глаза. Черная Пантера стремительно приближался к одному из джипов, которые как раз проносились по холмистым улицам Хэундэгу. Водитель одного из них высунулся и открыл по Черной Пантере огонь.

— Твой костюм, старший братец. Я получаю все кинетические сигналы, когда в тебя врезаются пули, — произнесла Шури, смотря на планшет.

— Подведи меня еще ближе, — ответил король.

— Мог бы хоть отметить, что этот костюм гораздо лучше, чем прежняя модель со шлемом, — пробормотала Шури себе под нос, одновременно ускоряя ход спортивной машины.

Автомобиль устремился вперед, пока наконец не сровнялся с джипом. Когда до водителя уже можно было дотянуться рукой, Пантера выпустил когти, запрятанные у него в перчатках, и одним ударом разломал пулемет на мелкие части. Он заглянул в машину.

— Никаких следов Кло, — произнес Черная Пантера.

— Что ж, попробуем с машиной номер три, — ответила Шури.

С помощью планшета она придала автомобилю максимальную скорость и подвела его к ближайшему джипу, попытавшись поравняться с ним. Машина взревела, но смогла нагнать джип лишь до пассажирского сиденья.

— Быстрее эта штука идти не может в принципе, — сказала Шури брату.

— Тогда мне придется прыгать, — ответил Черная Пантера.

Его машина была достаточно близко, чтобы убедиться, что он может перескочить на джип. С громким рыком он взвился в воздух и приземлился на багажник, затем подполз к окну и заглянул на пассажирское сиденье. Здесь тоже не было Кло.

— Возьми управление и этой машиной тоже, — прорычал Пантера по рации.

— Накия, Окойе, это означает, что Кло в той машине, которая прямо перед вами, — объяснила Шури «Дора Милаж».

Накия прибавила газу:

— Поняла!

Костюм Черной Пантеры слегка сверился белым, когда Т'Чалла перебрался на бок джипа. Водитель попытался его стряхнуть, но Пантера крепко держался. Посмотрев назад, он увидел, что стрелявший набирает скорость, собираясь протаранить машину Черной Пантеры. Вспомнив, что сказала Шури по поводу кинетической энергии, заложенной в его костюме, Т'Чалла быстро разработал в голове план.

Черная Пантера перепрыгнул с джипа обратно на свою спортивную машину.

— Подведи меня настолько близко, насколько это возможно, — скомандовал он Шури.

Гениальная принцесса тотчас же сманеврировала так ловко, что ее отделяло от джипа буквально несколько сантиметров.

— По моему сигналу резкий толчок направо, сестра, — произнес он.

— По какому сигналу? — спросила Шури, не совсем понимая, что именно пришло в голову ее брату.

Но долго ответа ждать не пришлось. Черная Пантера поднял кулак и ударил по боковой стороне джипа. Последовал громкий «БУМ!», и во все стороны полетели искры: вся сублимированная кинетическая энергия, собравшаяся в костюме, ушла в то самое место, по которому он ударил джип кулаком. Машина Черной Пантеры сделала резкий толчок вправо, и Т'Чалла слегка улыбнулся. Джип потерял контроль и врезался в приближающуюся машину своих же сообщников.

— Двоих одним ударом! А что ты думаешь о костюме ТЕПЕРЬ? — спросила впечатленная Шури.

— Он уж точно готов к сражению, — ответил Черная Пантера. — А теперь веди-ка меня к Кло.

Шури открыла на столе виртуальную карту:

— Кажется, они направляются к мосту Кванан. Да, только что повернули на крицу Чита. Накия и Окойе быстро к ним приближаются.

— Не должно же все веселье доставаться только Черной Пантере, — произнесла Накия в рацию, сев на хвост джипу, в котором был Кло.

* * *

Кло улыбался. Повернувшись к водителю, он произнес:

— Время покидать наших надоедливых вакандийских дружков, не так ли? — с этими словами он высунулся из окна у пассажирского сиденья.

Окойе указала на него:

— Следим за Кло, — она заметила, что злодей поднял руку-протез. — Накия!

Однако крик воительницы «Дора Милаж» раздался слишком поздно: Кло уже выпустил звуковой луч, который вонзился прямо в машину. Капот из вибраниума абсорбировал выстрел, но машину стало трясти. Она начала демонтироваться по кусочкам прямо на улице. Накия и Окойе быстро отстегнули ремни, и каждая схватилась за свою дверь. Двери вылетели из машины, и воительницы выкатились по обеим сторонам, как серфингисты, и летели так, пока не приземлились на обочине. Когда они посмотрели вперед, оказалось, что машина Кло давно исчезла из поля зрения.

— Теперь вы остались один, ваше величество, — передала Окойе по рации, когда Черная Пантера промчался мимо них с огромной скоростью.

Шури глядела на карту на столе. Рядом с мостом Кванан только что возник новый объект.

— Кажется, у него есть поддержка с воздуха. Только что в поле зрения появился вертолет. Даю десять к одному, что это его путь к спасению, — сообщила Шури брату.

— Никакого спасения не будет, — поклялся Черная Пантера, и машина еще увеличила скорость.

* * *

Накия и Окойе отряхивались, в то время как вокруг их демонтированной машины продолжалось дорожное! Движение. Внезапно рядом остановился седан, и на окне возле пассажирского сиденья поползло вниз стекло. За ним обнаружился агент Эверетт Росс.

— Подбросить вас, леди? — спросил Росс с сияющей улыбкой.

— Мы теперь — одна команда? — спросила Накия, забираясь внутрь.

Лицо Росса помрачнело:

— Я просто боюсь того, на что способен ваш король в костюме кошки. Кло нужен нам живым.

— Шури может отвезти нас куда надо, — произнесла Окойе.

— Принцесса? — переспросил Росс в недоумении.

— Ага-ага, я только врублю свою многозадачность на максимальный уровень, — в коммуникаторе прорезался четкий голос Шури. — Просто сообщите американцам, чтобы они направлялись к мосту. Мне же нужно управлять другой машиной.

Окойе посмотрела на Росса и постучала по уху:

— ЦРУ пригодилась бы такая принцесса, как у нас, — пошутила она, улыбаясь.

Росс вдавил педаль газа и, следуя инструкциям Окойе, направился к мосту Кванан.

* * *

В миле впереди, на улице Чита, Черная Пантера все еще гнался за джипом Кло. Мост был уже совсем близко.

— Мне нужно подойти еще ближе, — крикнул Черная Пантера.

— Делаю все, что в моих силах. Божечки, всем от меня что-то нужно, — проворчала Шури, вновь обращаясь к столу и думая, как бы еще увеличить скорость спортивной машины.

Автомобиль Черной Пантеры приближался к машине Кло сантиметр за Сантиметром. Т'Чалла увидел, как его враг высовывается с пассажирского сиденья и вытягивает руку. Но на этот раз Черная Пантера был к этому готов.

— Быстро ударь его, Шури, — сестра нажала на кнопку, и спортивная машина достигла максимума скорости.

— Ты собираешься его протаранить? — уточнила она.

— Нет, но мы можем проиграть эту гонку, — ответил Т'Чалла.

Машина была уже в полуметре от джипа, и в этот момент Кло выстрелил из звукового дезинтегратора. Спортивная машина взорвалась, а Черная Пантера перепрыгнул на джип, приземляясь рядом с его багажником. Выпустив когти, он схватил заднюю шину и с громким рыком оторвал ее. А потом перекатился с машины на асфальт.

Джип упал назад и потерял управление. Он вылетел на тротуар и продолжал переворачиваться до тех пор, пока не остановился у летнего кафе.

Кло наполовину высунулся из окна и вновь выстрелил в Черную Пантеру. Тот высоко подпрыгнул и уклонился от удара, а потом бегом бросился к джипу, чтобы не дать Кло сбежать.

Прямо над их головами появился вертолет.

— Мне стрелять? — спросил Лимбани по рации.

Кло усмехнулся:

— Нет. Я сам с ним разберусь, — он вновь поднял протез и направил его на Черную Пантеру: — Кис-кис-кис!

Звуковой бластер зажужжал, зарядился и наполнился энергией, готовясь к новому выстрелу.

Черная Пантера направлялся прямо к джипу с целью схватить Кло. И буквально перед тем, как вор собрался выстрелить, герой успел схватить протез и оторвать его. Другой рукой он вытащил Кло из машины и швырнул на землю.

— Слишком долго ты безнаказанно совершал преступления. Мой отец охотился на тебя десятилетиями, а теперь то, что начал он, закончу я, — прорычал Черная Пантера, наклоняясь над Кло.

— Ух ты, у котика и коготки есть, — рассмеялся Кло прямо в лицо королю. — Ты меня не убьешь. Каким же примером это будет для твоего народа? Неудачное решение, герой.

Черная Пантера под маской покраснел, его кровь вскипела, а в ушах звенело от ярости. Он оглядел приличных размеров толпу, собравшуюся следить за происходящим, и решил, что неважно, смотрят на него или нет: справедливость должна восторжествовать.

— После того, сколько ты пролил вакандийской крови, я оказываю правосудию услугу, — выкрикнул он, замахиваясь, чтобы нанести удар.

За их спинами резко остановился уже знакомый седан. Из машины выбежала Накия.

— Остановись! — крикнула она.

Черная Пантера, услышав с детства знакомый голос, заколебался.

— Подумай! Разве это то, чего хотел бы твой отец? Ты сказал, что Кло должен обдумать свои преступления. Это станет невозможно, если его сейчас убить, — продолжала Накия, приближаясь к Пантере и Кло.

Черная Пантера взглянул на преступника. Он глубоко презирал и ненавидел этого человека, но Накия была права. Если сейчас он поддастся своей ярости, этот террорист не сможет полностью ответить за все те боль и страдания, которые он принес.

— Кровь за кровь — не наш путь, — громко произнес он.

— Как я и предполагал. У тебя яиц на это не хватит, пацан, — засмеялся Кло.

Резким движением Черная Пантера сжал руки в кулак:

— За моего отца! — выкрикнул он, наклонившись и одним ударом вырубив врага. Тем временем Лимбани уводил вертолет подальше оттуда и направлялся к заливу Хэундэгу. Он убегал, видя, что битва проиграна — по крайней мере, на этот раз.

* * *

Черная Пантера перебросил отключившегося Кло через плечо и направился к Накии, Окойе и Россу. Накия улыбнулась, а Окойе слегка наклонила голову, приветствуя своего короля.

— Можете его допросить, но я хочу при этом присутствовать. После он направится с нами в Ваканду, — произнес Пантера, обращаясь к агенту Россу. — И вибраниум тоже остается нам.

И он вынул коричневый бумажный пакетик из кармана Кло.

Росс усмехнулся:

— Важные детали обсудим потом. Главное — что ты его схватил.

Т'Чалла слегка улыбнулся в ответ и вспомнил об отце, о том, как долго Кло ускользал от Т'Чаки.

— Да, я его схватил.

«Ради тебя, Баба», — подумал он.

Пока Т'Чалла загружал тело Кло и его протезы в седан, он поймал взгляд Накии, полный гордости. Внезапно король понял, что это было нечто большее, чем просто задание выследить вора и поймать его. Т'Чалла дал обещание старейшинам племен, и теперь он это обещание выполнил. Он посмотрел на небо и представил, как на него в ответ смотрит дух его отца, тоже улыбаясь. Впервые с того момента, как он был объявлен королем на Арене Испытаний, Т'Чалла наконец почувствовал уверенность в том, что сможет стать достойным правителем.

И наконец осознал, что заслуживает титула короля Ваканды.

Стив Белинг ЧЕРНАЯ ПАНТЕРА БЕСКОНЕЧНЫЙ ЦИКЛ МЕСТИ ПРЕДЫСТОРИЯ

ПРОЛОГ

Отмщение.

Отмщение за отца.

Вот единственное, о чем мог думать Черная Пантера, идя по снегу, поскрипывающему под подошвами. Он снял пугающий шлем, который был частью супергеройского костюма, положил его на землю и вдохнул полные легкие бодрящего ледяного воздуха Сибири. Прямо перед ним на скалистом утесе сидел тихий, неприметный человек. Он не двигался. Кажется, он не замечал ни холода, ни Черной Пантеры.

Каждая клеточка собственного тела, все его инстинкты прямо-таки кричали Т'Чалле, что того, кто перед ним, он должен ненавидеть. И все же — по какой-то непонятной причине — он не мог.

— Я чуть не убил не того человека, — медленно произнес Т'Чалла безо всяких эмоций.

«Не тем человеком» был Баки Барнс, более известный как Зимний Солдат. Десятилетия назад боец боролся с силами Гидры во время Второй мировой войны. Он беспощадно сокрушал врагов бок о бок со своим лучшим другом Стивом Роджерсом — Капитаном Америка. Все думали, что он погиб в последние дни войны. Лишь недавно Роджерс узнал, что Барнс выжил, но ему каким-то образом промыли мозги, превратив в беспощадного убийцу.

Раньше Т'Чалла был уверен, что именно Барнс несет ответственность за гибель его отца Т'Чаки.

Но теперь Черная Пантера знал, что ошибался.

Человек, убивший его отца, сидел перед ним на утесе, смотря прямо перед собой невидящим взглядом, и даже не вздрогнул, услышав голос Т'Чаллы, как будто давно ждал его появления.

— Вряд ли это невинный человек, — наконец произнес он, но к Т'Чалле не повернулся, а продолжал сидеть, смотря прямо в пустоту перед собой.

Слушая голос мужчины, Т'Чалла подумал о своем отце. Тот был хорошим человеком — королем Ваканды, практически полностью изолированной от внешнего мира африканской страны, которая делала первые осторожные шаги на мировой арене в тот момент, когда члены ООН объединились, чтобы подписать Заковианский договор. Это соглашение гарантировало международный контроль над действиями Мстителей, давало сообществу право решать, куда именно и зачем те будут отправляться. Принцип был прост: предотвратить трагедию вроде той, что уже случилась в Заковии.

— Это все, что тебе нужно? — спросил Т'Чалла, продолжая приближаться к человеку на утесе. — Видеть, как они рвут друг друга на части?

«Они» относилось к Мстителям, особенно к Капитану Америка и Железному Человеку, Стиву Роджерсу и Тони Старку.

Человеком, сидящим на утесе, был Гельмут Земо. Он манипулировал Мстителями так, что они начали сражаться друг с другом, товарищи против товарищей, союзники против союзников. Именно он завел Зимнего Солдата, Капитана Америка и Железного Человека в эту сибирскую глушь. Именно он ответственен за то, что Мстители жестоко перессорились между собой. Именно он надеялся, что таким образом герои уничтожат друг друга.

Но зачем? С какой целью? Т'Чалла сам удивился, когда понял, что ему нужны ответы на эти вопросы.

Он ездил со своим отцом в Вену, где проходил саммит. Собственно, здесь Земо и решил натравить Мстителей друг на друга — осуществить свою месть. Он разбомбил место заседания и повернул все так, будто это сделал Барнс.

При бомбардировке погибли люди.

Например, отец Т'Чаллы — король Т'Чака.

Именно поэтому принц последовал за Капитаном Америка вглубь Сибири.

Отмщение.

Сразиться с Земо. Осуществить месть от имени своего отца.

— Мой отец жил в пригороде, — медленно сказал Земо. Он не смотрел на приближающегося Т'Чаллу. — Я думал, что там мы будем в безопасности.

«Там», о котором говорил преступник, означало «в Заковии», а точнее, на окраине ее столицы, в месте, которое стало выжженной землей, когда Мстители последний раз сразились там Альтроном. Искусственный интеллект, воссозданный Тони Старком и Брюсом Бэннером, в ходе эксперимента вышел из-под контроля и решил, что единственный способ защитить человечество — это полностью стереть его с лица земли.

Альтрон использовал вибраниум, украденный из родной страны Т'Чаллы, Ваканды, чтобы поднять часть столицы на воздух, а потом резко швырнуть ее обратно на землю, тем самым вызвав вымирание целой планеты.

Мстители, разумеется, попытались спасти жителей Заковии, а вместе с ними и весь мир. В тот момент, когда огромный пласт земли падал обратно вниз, Железный Человек и асгардский бог Тор взорвали его. Мир был спасен от участи, уготовленной ему Альтроном, но ценой огромных потерь.

Человеческих жизней.

Потому что, хотя мир они спасли, Мстители не могли спасти каждого из тех, кто находился поблизости от падающих обломков. Значит, кто-то из близких Земо или даже несколько родных могли погибнуть.

— Мой сын был в восторге, — продолжал Гельмут, и на его губах заиграла улыбка, — он мог видеть Железного Человека в окно машины!

В правой руке Земо держал заряженный пистолет.

Он покачал головой:

— Я сказал своей жене: «Не волнуйся. Они сражаются в городе. Мы в нескольких километрах от опасной зоны».

Т'Чалла теперь стоял совсем рядом с Земо, слушая каждое слово исповедующегося. Какая-то часть души принца приказывала телу: «Хватай его! Время отомстить, он в твоих руках!».

Но голос Земо заглушал этот внутренний порыв.

— Когда пыль рассеялась, — произнес преступник мягким тоном, — и крики прекратились, я два дня искал их тела. Мой отец… его труп… он лежал, сжимая в объятиях моих жену и сына.

Земо вновь покачал головой, его голос наполнился чувством:

— А Мстители? Они отправились домой.

Т'Чалла посмотрел на врага со смесью ненависти и… чего-то еще. Он не мог до конца понять, что именно чувствует, стоя перед этим человеком. Убийцей его отца. Все, что он осознавал: голос внутри, требовавший отмщения, стал тише.

— Я знал, что не смогу их убить, — продолжал Земо, и его голос становился тверже, резче. — Это не удавалось и куда более сильным людям, чем я. Но если бы мне удалось заставить их переубивать друг друга… — мужчина сорвался почти на крик.

Отмщение.

Вот мотивация плана Земо. Он винил Мстителей в гибели своей любимой семьи. Месть подвигла его заставить Мстителей уничтожать друг друга и таким образом избавиться от них.

Т'Чалла подошел вплотную и посмотрел прямо на человека, за которым следовал из Вены до самой Сибири, и на оружие, которое Земо крепко сжимал в руке.

— Жаль твоего отца, — произнес собеседник, голос которого звучал вполне искренне, даже покаянно. — Кажется, он был хорошим человеком, — впервые грустный мужчина с оружием в руке поднял голову и через плечо посмотрел на Т'Чаллу, а потом вновь уставился вперед, на утес: — И сына воспитал почтительного.

Раньше Т'Чаллу снедало желание отомстить. Оно его прямо-таки грызло. Но в этот самый момент, видя Земо и слушая его историю, Т'Чалла наконец смог понять, что именно чувствует.

Это была жалость.

— Тебя пожрало желание мести, — тихо произнес принц. — И их оно тоже пожирает, — добавил он, имея в виду Железного Человека и Капитана Америка. — Но я не хочу, чтобы оно окончательно поглотило и меня тоже.

Земо продолжал смотреть вперед. Если он и слышал Т'Чаллу, то никак этого не показал.

— Правосудие грядет, — произнес наследник трона Ваканды.

Земо ответил ему горьким смехом:

— Расскажи это мертвецам!

Мужчина поднял пистолет и направил его в свой висок. Однако Т'Чалла быстро потянулся и схватил Земо за руку, утаскивая его подальше от обрыва:

— С тобой еще не свели счеты живые, — заметил принц.

Т'Чалла понял, что это относится и к нему.

ГЛАВА 1

Позднее в тот же день случилось еще кое-что. Намного позднее…

Полет из Сибири на Когте-Истребителе был скучным, изнуряющим и без каких бы то ни было событий. Воздух внутри кокпита был сухим, и у Т'Чаллы саднило горло. Он сильно устал. У принца болели все кости и голова, и он явно перетрудил мускулатуру. За последние несколько дней столько всего произошло!

Т'Чалла понял, что с момента смерти отца он ничего не ел, а также не спал. Даже летя обратно в Берлин, чтобы сдать Земо правосудию, юноша не сомкнул глаз.

Если быть честным, какая-то часть его просто боялась засыпать. Но не потому, что у него была бессонница или он страшился кошмаров.

Т'Чалла боялся, что если он закроет глаза, то увидит своего отца.

Своего самого близкого друга, самую большую силу, человека, которого не смог защитить.

Как он мог без стыда встретиться с ним? Что скажет Баба? А что он может сказать отцу? Как Т'Чалла объяснит, почему не смог его спасти?

Потом принц перешел к мыслям о своей стране. Что значит смерть короля для Ваканды, для народа, который прошел с ним через огонь, воду и медные трубы, для тех, кто так в него верил?

А что она значит для самого Т'Чаллы?

Его сердце содрогнулось от такой боли, которой он никогда раньше не испытывал, и юноша ощутил невыносимую, не заполнимую ничем пустоту.

Т'Чалла чувствовал себя совершенно одиноким и потерянным.

* * *

— Что с ним станет? — спросил Т'Чалла, как только их с Земо провели внутрь правительственного здания Объединенного Подразделения по борьбе с терроризмом. Это была секретная тюрьма на территории Германии, в Берлине, которой официально не существовало. Он слегка просунул голову в камеру, в которую завели пленника. Помещение отделяло от комнаты для допроса одностороннее зеркало: у Гельмута уже не было возможности следить за тем, что происходит снаружи, но Т'Чалла мог видеть задержанного. Земо имел все то же печальное, отсутствующее выражение лица, на которое он обратил внимание еще в Сибири.

На самом деле, даже несмотря на то, как много всего заговорщик успел рассказать в самой Сибири, обратно в Берлин они летели в полной тишине. И Т'Чалла не пытался вызвать того на разговор. Хотя он и жалел Земо, но не испытывал в отношении человека, убившего его любимого отца, более никаких чувств.

— А что случается с каждым? — голос принадлежал агенту Россу, который работал на Подразделение по борьбе с терроризмом. Щеголь с идеально уложенными волосами, Росс был одет в костюм с иголочки и гладко выбрит. Мужчины встречались лишь однажды, недавно, как раз в связи с бомбардировкой, осуществленной Земо, но Т'Чалле казалось, что он знает этого человека уже давно.

«Несчастие дает иногда человеку странных товарищей»,[1] подумал Т'Чалла.

Он посмотрел на Росса, хотел нахмуриться, но не стал этого делать. Его молчание и каменное выражение лица сказали агенту, что сын вакандийского правителя имеет в виду что-то совсем другое.

— Его допросят, мы запишем, что он скажет, если он вообще заговорит, — ответил Росс, пожимая плечами. — Планировал ли Земо что-то еще? Запрятал ли где-нибудь неожиданные сюрпризы и пасхалки, о которых нам стоит волноваться? Если да, то мы их найдем. Потом он отправится в тюрьму «Рафт» и там будет наслаждаться гостеприимством нашего агентства до тех пор, пока не состарится и не умрет.

Т'Чалла кивнул. Он знал, что «Рафт» — это подводная тюрьма, а где именно она находится, никто не знает. Если кому-то очень нехорошему не везло попасться, его заключали туда, при этом билет чаще всего был в один конец. Он заглянул через плечо Росса в камеру. Земо смотрел в одну точку. Он сидел спокойно, глубоко дыша. Выглядел пойманный довольно безобидно. Было трудно поверить в то, что именно он чуть не уничтожил Мстителей их же собственными руками.

И все же…

— Думаю, он уверен, что его план сработал, — произнес Росс. — Можете себе представить?

— В его собственном понимании он скорее жертва, — мягко сказал Т'Чалла. — Сколько еще в Заковии осталось таких, как он? Трагедия, которая подкосила Земо… она может коснуться каждого.

Росс взял со стола папку и сунул ее под мышку:

— Да, но большинство людей, которые пережили трагедию, не пытаются заставить Железного Человека уничтожить Капитана Америка.

«Это он правильно подметил», — подумал Т'Чалла.

— Итак, что еще вы можете для нас сделать? — спросил Росс, присаживаясь за стол. Т'Чалла стоял и с удивлением смотрел на этого странного человека.

— Я… я не понимаю, о чем вы, — ответил он, качая головой. — Я передал вам Земо. Думаю, любые обязательства, если они и существовали, уже выполнены.

— Обязательства? Кто говорит об обязательствах? Я имею в виду ограниченное сотрудничество, — ответил Росс.

— Ограниченное сотрудничество, — повторил Т'Чалла, катая слова на языке. — Объясняйтесь яснее, агент Росс. Моя страна крайне во мне нуждается.

— Пожалуйста. «Агент Росс» звучит так формально, что я начинаю чувствовать, будто совершил преступление. Зовите меня Эверетт.

— Агент Росс, — с нажимом произнес принц, не улыбнувшись в ответ, — пожалуйста, к делу.

Росс откинулся в кресле и положил ноги на стол, борясь с желанием закатить глаза. Он положил руки под голову и сцепил пальцы. А потом улыбнулся.

«Что за человек этот агент Росс?» — подумал Т'Чалла.

— Прежде чем устроить вечеринку с Мстителями, — начал тот, — Земо остановился в отеле недалеко оттуда. А если я вам скажу, что мы кое-что нашли в комнате, которую он снял, то, что может доставить немало проблем совершенно невинным людям?

Т'Чалла выпрямился и скрестил руки на груди. Ваканда ждала его, но какая-то часть его натуры трепетала перед необходимостью встретиться лицом к лицу со своим народом, охваченным печалью и неуверенностью в завтрашнем дне. И все это по его вине. Если бы он мог хоть как-то продлить пребывание в Европе и сделать еще что-то полезное, вероятно, ему удалось бы немного успокоиться и прийти в себя.

— Ладно, агент Росс, я вас слушаю.

ГЛАВА 2

Берлин, Германия.

Двадцать минут спустя.


Эверетта Росса нельзя было назвать беззаботным человеком. Хотя он и изображал из себя развязного щеголя, всегда готового саркастически пошутить, на самом деле глубоко внутри он был встревожен и озабочен: состоянием своего агентства, безопасностью сотрудников и бесконечными угрозами безопасности Соединенных Штатов и всего мира, с которыми приходилось бороться каждый день… Он старался не подавать вида, но иногда это вылезало наружу.

— Мои извинения, ваше высочество, — сказал Росс Т'Чалле после задержания им Земо. — Но я немного на грани. Пожалуйста, отнеситесь к этому с пониманием.

Они вместе шли по прямому безликому коридору.

— Мы тщательно прочесали комнату, в которой останавливался террорист, частым гребнем, — продолжал Росс, идя бок о бок с Т'Чаллой. — Я точно не знал, что означает «частый гребень», но теперь уверен, что ребята применили именно его. Они осмотрели все.

Дуэт остановился у непримечательной двери, на которой висела простая красная табличка. Росс подошел к двери вплотную. Сияние поползло по табличке сверху вниз, освещая лицо Росса.

— Сканирование сетчатки глаза, объяснил агент с легкой гордостью в голосе.

Потом табличка сменила цвет с красного на зеленый, и дверь отодвинулась. Росс повернулся к Т'Чалле, на его лице был написан вопрос: «Впечатляет, не так ли?».

Но принц совсем не выглядел впечатленным. Технологическое развитие в Ваканде значительно опережало остальной мир на всех уровнях. Так что его дверь, которая меняет цвет и сама открывается, явно не удивила.

Росс пожал плечами, потом знаком показал следовать за ним.

«Боже, — подумал агент, — у парня напрочь отсутствует чувство юмора!»

Зайдя в конференц-зал, Т'Чалла увидел на стене огромный монитор. На экране было статичное изображение Земо, фото из его досье. Рядом находилась фотография, изображавшая комнату отеля, в которой он остановился, прежде чем провернуть свой план.

— А теперь к делу, — начал Росс, жестом приглашая Т'Чаллу присесть. — Земо. Для столь скрытного человека он слишком сильно любит записывать всякое, причем в огромных количествах, у него в комнате мы нашли толстенный дневник, — агент помахал рукой перед монитором, и картинка исчезла, а вместо нее появилась фотография книги в кожаном переплете, спрятанной внутри пластикового пакета.

Т'Чалла так и стоял, слушая Росса и смотря в монитор. Он не произнес ни слова.

— Уверены, что не хотите присесть? — уточнил агент. — Кажется, вам неудобно. И мне поэтому тоже. А я не люблю чувствовать себя неудобно. Пожалуйста, присядьте.

Т'Чалла медленно занял место рядом с Россом. Он продолжал смотреть на монитор.

«Какой серьезный», — подумал Росс и мысленно закатил глаза.

— Итак, дневник. Земо использовал шифр. Не сомневаюсь, что, если бы у нас было время, наши криптографы взломали бы код и сделали бы перевод. Тогда мы знали бы о планах Земо все и могли бы предупредить каждый его шаг.


Т'Чалла поднял голову:

— В каком смысле «взломали бы»? Где сейчас этот дневник?

Росс хлопнул в ладоши:

— Прекрасно! Я знал, что вы за это ухватитесь. Видите, именно поэтому мне хотелось, чтобы мы работали вместе, — Росс улыбнулся Т'Чалле, но тот оставался мрачным.

«Мамочки, — подумал щеголеватый агент, — неужели ему так тяжело хотя бы попытаться быть дипломатичным?»

И продолжил:

— Я действительно использовал прошедшее время, чтобы намекнуть, что сейчас у нас его нет.

Росс еще раз помахал рукой перед монитором. Вместо дневника на экране появилась фотография непримечательной женщины. Ей было за сорок, прямые темные волосы, на правой щеке родинка, на носу прямоугольные очки.

— Мы думаем, он у этой мадам.

— Кто она? — спросил Т'Чалла.

Росс вновь захлопал в ладоши:

— Мы с вами отлично сработаемся, — произнес агент. — Она была доверенным членом нашей организации, ну или мы так думали. Ее зовут Шармань Зюнд. По крайней мере, так она себя назвала. Имя может быть как настоящим, так и выдуманным, кто знает.

— Я не понимаю, — произнес Т'Чалла, более внимательно рассматривая картинку, — как можно стать членом вашей организации, а потом…

— …предать своих коллег, украв самую главную улику в сложнейшем расследовании? — быстро добавил Росс, заканчивая фразу за принца. — Прекрасный вопрос. Мы сейчас пытаемся это понять. Но гораздо важнее то, что книга у нее, а она исчезла.

— Когда?

— Около получаса назад, — ответил Росс. — Приблизительно так, я как раз разговаривал с Земо. Зюнд зашла в комнату с уликами и забрала дневник. Камеры зафиксировали, как она входила в помещение, а после этого стремительно покинула здание.

— Зачем ей нужен дневник? — спросил Т'Чалла.

— Я как раз надеялся, что вы сможете ее найти и задать ей этот самый вопрос, — ответил Росс.

Он помахал в сторону монитора — и тот потемнел.

ГЛАВА 3

Хотя он находился в конференц-зале вместе с агентом, Т'Чалла чувствовал, что его обуревают те же мысли о сложных вещах, которые заботили его каждую минуту жизни.

Судьба.

Отмщение.

Переплетенные судьбы двух совершенно разных людей, стоящих сейчас в потайном зале.

Т'Чалла разрывался между порывами сердца и велением разума. Сердцем он чувствовал, что должен вернуться обратно в Ваканду. Отец погиб, и теперь племенные старейшины очень нуждаются в принце. В нем нуждается народ. И его семья… Сестра. И мама.

Его мама. Рамонда, королева-мать.

Как он посмотрит ей в глаза после того, что случилось?

Как скажет ей, что нужно попрощаться с любимым мужем?

Впервые с момента взрыва на саммите ООН Т'Чалла боролся с подступающими слезами.

Пересилив себя, он начал думать о том, что смерть отца значит для Ваканды. Нужно было многое организовать. Для того чтобы стать королем, Т'Чалле предстоит пройти церемонию у Водопада Воинов. Это был древний ритуал, а ритуалы для народа Ваканды имеют исключительную ценность. На церемонии должно присутствовать четыре племени: Пограничники, Речники, Торговцы и Горняки. По одному воину из каждой общины могут оспорить право Т'Чаллы на трон, и ему придется бороться с претендентами и победить. Принц не сомневался, что ему это удастся: как Черная Пантера он прошел невероятную подготовку. Либо представители племен могут сразу уступить ему трон без борьбы, так что он станет королем автоматически.

Так или иначе, в ходе ли битвы или по соглашению сторон, трон, скорее всего, будет принадлежать Т'Чалле.

Однако нужно ли это ему?

Сердце юноши отдано Ваканде. Оно принадлежит его отцу, матери, его народу.

Но разум сопротивлялся.

Т'Чалла своими глазами убедился, какой вред мог нанести один враг — Земо. Он пережил настоящий хаос, вызванный этим человеком, который позволил семенам мести неконтролируемо прорасти в своем сердце и захватить все его естество. Стремление Земо свести счеты убило отца Т'Чаллы. Оно уничтожило множество невинных людей.

Что если этот человек планирует еще разрушения? Что если эта Шармань Зюнд использует знания из дневника Земо и тоже устроит хаос? Что если ее намерения еще более зловещие? Как он убедился, мир полон подобных угроз: от Альтрона до Барона фон Штрукера, от Кло до Земо. Дефицита зла нигде не наблюдалось.

Разрывающийся между долгом по отношению к Ваканде и чувством ответственности перед всем остальным миром Т'Чалла чувствовал, что стоит на перепутье. Что бы сказал ему отец, если бы был сейчас здесь, задавался он вопросом. Принц вновь в мыслях перенесся к последнему разговору с королем.

На саммите ООН, в Вене.

Прямо перед взрывом.

* * *

Вена, Австрия, саммит.

Организации Объединенных Наций.


— Для человека, который идеологически против дипломатии, — говорил Т'Чака сыну на национальном вакандийском языке, — ты становишься все лучше и лучше в переговорах.

Мужчина положил руку на плечо принца, тепло улыбаясь.

Это правда. Т'Чалла сомневался в разумности решения открыть границы Ваканды внешнему миру. Но своему отцу он верил больше, чем кому-либо другому. А его отец верил, что это очень важно, и поэтому Т'Чалла тоже боролся за подобную идею.

Принц улыбнулся в ответ:

— Я счастлив это слышать, папа. Я верю в то, что делаю. Я верю в тебя.

— Спасибо, — ответил Т'Чака.

Он хотел, чтобы страна наконец, сняла с себя завесу секретности. Он верил, что в целом Ваканда нужна миру, а Ваканде нужен внешний мир. Т'Чака будет направлять свой народ, но ему требуется помощник, Т'Чалла, который и отправится с ним в это путешествие.

Это были последние слова, которыми обменялись отец и сын.

Потом раздался взрыв.

* * *

— Принц Т'Чалла, вы меня вообще слушаете? — произнес Росс, проводя рукой туда-сюда перед его лицом. — Я спрашиваю, согласны ли вы нам помочь?

Т'Чалла вернулся к реальности и посмотрел агенту прямо в глаза:

— Мой отец хотел бы, чтобы я вам помог, — ответил юноша. — Но почему я? У вас же огромное количество людей.

— Да, вы правы, их бессчетное число. На самом деле это неправда, у меня их сорок восемь. Но никто из них — не вы. Никто из них не является Черной Пантерой, — ответил Росс. — А мне что-то подсказывает, что для этого заседания подходит именно Черная Пантера.

Т'Чалла переварил полученную информацию, а потом произнес:

— Хорошо. Но еще у меня есть долг перед моим народом.

Росс кивнул:

— Разумеется, разумеется. Поверьте, это не займет много времени. Все, что нужно, — это чтобы вы отследили, куда направилась Зюнд, и вернули нам дневник.

— А мы знаем, куда она могла бы направиться? — решил уточнить Т'Чалла.

Агент развел руками:

— И да, и нет. Она все еще в Берлине. Никакого ее следа на границах или в аэропортах, — ответил он. — У меня есть примерное направление, по которому имеет смысл идти. И я держу пари, что у вас очень неплохо получается идти по чьим-то следам.

Т'Чалла кивнул.

— В конце концов, я — Черная Пантера, — ответил он.

— Именно так, — подтвердил Росс. — Вперед, Черная Пантера, нам предстоит выдвигаться.

ГЛАВА 4

— Мне нравится то, как организовано автомобильное движение в Берлине, — сказал Росс, сидевший за рулем невзрачного черного седана. — Они все время поворачивают направо. Прямо как у нас дома.

Т'Чалла расположился на пассажирском сиденье рядом с ним, одетый в шлем Черной Пантеры. Он прислушивался к шуму машин снаружи. Сквозь тонированные стекла прорывались солнечные лучи, и Т'Чалла по ним определил, что день уже близится к концу.

Росс взглянул на напарника, потом перевел глаза обратно на дорогу. «Что за парочка из нас получилась!» — подумал он.

— Возьмем, к примеру, англичан, — продолжал агент, пока они пробирались через пробку на Унтер-ден-Линден. Улица вела к центральному округу Берлина, Митте, и на ней всегда было много автомобилей. Росс нажал на клаксон, но Т'Чалла заметил, что ни одна другая машина не засигналила в ответ. — В Англии левостороннее движение. Я чуть с ума не сошел. Каждый раз, когда я оказываюсь там, попадаю в аварию. Просто не могу уместить эти правила в мозгу. Так что вам повезло, что миссия у нас в Берлине.

Т'Чалла отвернулся и посмотрел в окно, и Росс тут же почувствовал, что его вниманием завладело что-то другое.

— Что это за «направление», по которому мы с вами следуем, — спросил вакандийский принц, — и почему именно в этой машине?

Росс, продолжая следить за дорогой, наклонился к собеседнику:

— Расскажу вам один секрет. Каждый из работников нашего ведомства оснащен микрочипом, чтобы мы могли отслеживать их, если они теряются, их крадут или же…

— …или они предают агентство, — закончил за него Т'Чалла.

— Именно. Самое крутое в этих микрочипах — то, что никто из работников о них даже не догадывается.

— Тогда откуда вы о них знаете? — спросил принц.

— Это, — ответил Росс, — очень хороший вопрос. Один из лучших. И ответ на него такой: потому что мне это знать необходимо.

Т'Чалла кинул на соседа взгляд, означавший: «Как я вообще могу доверять человеку вроде вас?». «А может, этот взгляд просто показался мне слишком многозначительным», — подумал Росс.

— Знаю, звучит довольно отвратительно, но, поверьте, мы делаем это не без причины.

— Я даже не знаю, что и думать об агентстве или о вас, если вы так легко нарушаете чужое личное пространство, — ответил Т'Чалла, поглядывая в окно. — Где сейчас Шармань Зюнд?

Росс взглянул на экран телефона:

— Если судить по микрочипу, то вот здесь, — ответил агент, махнув вперед через лобовое стекло. Он указывал на большое здание с каменным фасадом.

Росс не успел больше ничего сказать, как Т'Чалла произнес:

— Это Берлинская государственная опера.

— Видите, — шутливым тоном ответил Росс, — работая со мной, можно еще попутно с культурой познакомиться.

Т'Чалла как раз пытался улыбнуться, когда внезапно в лобовое стекло ударило несколько пуль.

* * *

Все произошло так быстро, что Росс еле отследил этот момент.

Сперва были пули. Они били по лобовому стеклу, заставив его покрыться паутиной трещин. В итоге они прошили пуленепробиваемое стекло, будто его вообще там не было. Броня должна была защищать от любых снарядов, кроме разве что танковых, но Росс уже не успевал задавать сам себе эти вопросы.

Потом пришел черед колес. Звук спускаемых шин — всех четырех — ворвался в уши агента. Он тотчас же потерял контроль над машиной. Седан заскользил по улице, врезался в другой автомобиль и перевернулся.

И, наконец, сама машина. Росс и Т'Чалла обнаружили себя под опрокинувшимся седаном, а пули продолжали врезаться в корпус и осыпать все вокруг. Принц отстегнулся, заодно освободил от ремня и Росса. Он схватил агента, а потом выбил боковую дверь со стороны водителя. Прикрывая Росса своим телом, Пантера убрался из-под обстрела. Точнее, из его эпицентра.

Т'Чалла вздрогнул, почувствовав, что в его левую руку попали, и яркая вспышка горячей красной боли пронзила все его тело. Вибраниумовый бронекостюм должен был защитить от любой обычной пули. Но, похоже, в сплаве этих снарядов было что-то особенное.

Скрючившись под все еще перевернутой машиной, Росс пытался определить источник огня.

— Пули летят из окна. Опера, верхний этаж, — выкрикнул он.

— Не высовывайтесь, — проинструктировал Т'Чалла, аккуратно сжимая левую руку и проверяя ущерб.

Кровь.

— Возьмите! — закричал Росс и кинул воину небольшой девайс в виде трубочки. — Это для связи.

Не сказав ни слова и не думая о том, что ранен, Т'Чалла бросился в бой. Он перепрыгнул через перевернутую машину и побежал через улицу по направлению к опере. Ноги мелькали все быстрее и быстрее: он набирал скорость. А потом принц невероятным, невообразимым прыжком поднялся в воздух, ухватился за выступ на здании и начал подниматься по отвесной стене, держась когтями.

ГЛАВА 5

Т'Чалле хотелось поверить в то, что его отец прав: что Ваканда должна занять место в мире, которое она заслуживает, и вступить в международное сообщество. В этом Т'Чака был полностью уверен. Можно даже сказать, что за эти убеждения он и умер.

Принцу хотелось верить, что отец прав, но полностью он в этом не был уверен.

И ненавидел себя за это.

Все это и многое другое промелькнуло в сознании Т'Чаллы, пока он карабкался по фасаду Берлинской государственной оперы. Его острые как бритва когти из вибраниума врезались в облицовку здания, а мускулы, натренированные десятилетиями упражнений, делали остальную работу. Это получалось почти без усилий.

Черная Пантера оказался наверху за несколько секунд, прямо у окна, из которого стреляли. Быстрым движением он провел когтями правой руки по ближайшему стеклу, а потом надавил на него. Стекло выпало, и Т'Чалла запрыгнул в свободный теперь проем. Он собрался в комок, а потом встал на ноги и занял оборонительную кошачью позицию.

В комнате никого не было.

Т'Чалла резким движением открыл дверь и выглянул в длинный коридор. И справа, и слева — пусто. Казалось, все было в полном порядке.

Разве что на полу обнаружилось нечто похожее на фрагменты или осколки. Т'Чалла наклонился и поднял один из них. Похоже, то, что они приняли за пули, врезавшиеся в машину, вовсе ими не являлось. Но, прежде чем он успел осмотреть этот предмет, в коммуникаторе прорезался голос.

— Ответьте, что вы нашли?

Агент Росс.

Т'Чалла сделал глубокий вдох и ответил:

— У нас здесь призрак. В здании пусто, — произнес он, смотря на фрагмент, который держал в левой руке. — Стрелок ушел. Куда именно, не могу понять.

— Мне ты можешь сказать, я обладаю всеми полномочиями агента Росса, — произнес Росс, пытаясь немного разрядить ситуацию.

Т'Чалла не рассмеялся.

— Извини, — произнес агент, — я потерял след Зюнд. Кто-то поработал над микрочипом. Моя команда обыщет район. Кажется, нам пора возвращаться в штаб.

— Я сказал, что стрелок исчез. Но он кое-что оставил, — принц еще внимательнее рассмотрел фрагмент, лежащий в руке. Что-то в нем казалось ему знакомым. И когда вакандиец понял, что это, то сперва не поверил.

Пули были сделаны из вибраниума.

Т'Чалла почувствовал, как дрожит его левая рука.

* * *

— Знаете, признаюсь честно, я разочарован. Я надеялся получить лучшие места, следя за вашей погоней за стрелком, — произнес Росс.

— Жизнь состоит не только из погонь, — угрюмо произнес Т'Чалла, пока они с агентом забирались в новенький черный седан, возникший как будто из ниоткуда. — Мой отец это отлично понимал.

Район прочесывала местная полиция, а отряд Росса уже стремительно осматривал соседние дома в поисках каких-нибудь улик.

— Я тоже это отлично понимаю, поверьте, — ответил агент, открывая водительскую дверь седана. Т'Чалла же быстро забрался внутрь и захлопнул свою за собой.

— Снаряды, которые использовал стрелок, сделаны из чистого вибраниума, — резко произнес он.

— Вот почему они так легко пробили бронированную машину и ваш костюм, — догадался Росс. Т'Чалла кивнул. — Интересно, где эта чертова Шармань Зюнд могла достать вибраниум?

— В мире есть только один источник вибраниума, — медленно произнес Т'Чалла. — Ваканда. И вы знаете, что мы не производим его на экспорт. Я располагаю сведениями лишь об одном человеке, который совершал сделки с вибраниумом.

— Кло? — спросил Росс.

Он имел в виду Улисса Кло, бесчестного, беспринципного убийцу и спекулянта, который, помимо всего прочего, украл из Ваканды запас вибраниума какое-то время назад. Этот вор навлек на себя гнев отца Т'Чаллы и всего вакандийского народа. Преступлений Кло против человечества было так много, что перечислять их можно было бы вечно.

— Думаете, за всем этим стоит он?

Пока машина заводилась и отъезжала от оперы, Т'Чалла раздумывал над этим вопросом.

— Я так не думаю. Но, возможно, часть вибраниума, который он украл, каким-то образом оказалась у Шармань Зюнд. Вопрос в том, кто ей его передал? Найдем ответ на этот вопрос — тогда, возможно, найдем и того, кому она собирается передать дневник.

— У вас прекрасная английская грамматика, — произнес Росс, качая головой и резко поворачивая машину влево. — Моя не так хороша. Но ваша!.. Ах если бы у меня был ваш дар…

Неожиданно для самого себя Т'Чалла впервые улыбнулся:

— Вы любопытный человек, агент Росс.

ГЛАВА 6

Просто веди машину.

Ее дыхание было тяжелым, но взвешенным. Она потеряла всякий счет времени с того момента, как заполучила дневник. Ее мозг лихорадочно работал, в то время как внешне она выглядела спокойной и целеустремленной.

Еще секунду назад Шармань Зюнд была у окна на верхнем этаже Берлинской государственной оперы, выпуская обойму за обоймой в приближающийся черный седан. Она сразу же узнала цвет и модель, понимая, что машина точно принадлежит агентству. Шпионка ждала ее. Даже, можно сказать, на это она и рассчитывала.

В конце концов, это была часть плана.

А вот чего она не ожидала увидеть, так это мужчину с острыми когтями в обтягивающем черном костюме, который полезет по стене оперы. Она знала, кто это: читала досье, хранившееся у Росса.

Т'Чалла, принц Ваканды, Черная Пантера.

Женщина крепко сжала кожаную книгу в левой руке, а руль — в правой. Зюнд бросилась бежать в тот самый момент, когда заметила Пантеру. Забежав в саму оперу, она промчалась через широкие декорированные залы и вылетела на улицу, а потом юркнула в заднюю дверь. С этого места добраться до припаркованной машины было уже легко. Шармань разогрела мотор и уехала никем не замеченная.

По крайней мере, на данный момент. Сейчас Росс, наверное, привлек на ее поиски уже пол-агентства, рыщущего по улицам Берлина. Выбраться из города незамеченной ей не удастся.

Но ее это устраивало, потому что Зюнд вовсе не собиралась покидать Берлин. Ей нужно было попасть в другую часть города.

Зюнд задавалась вопросом, зачем она вообще взяла этот дневник. Агентство наверняка восприняло это как акт предательства и выслало отряды убийц, чтобы ее остановить. По крайней мере, так женщина думала.

Так почему же она все-таки взяла дневник? Он ей был даже не нужен.

Шармань его почти боялась, страшилась информации, которую он может содержать. Гельмут Земо был ожесточенным, больным человеком, который хотел погубить целую команду супергероев. Ради чего? Справедливости? Отмщения? Его семья уже мертва. Действия Земо не вернут ее к жизни.

И все же справедливость и отмщение — два мотива, которые Зюнд могла понять.

Очень хорошо могла.

Она знала: человек, который настолько одержим местью, в состоянии пойти на что угодно. И что бы ни содержал этот дневник, какие бы планы Земо ни вынашивал, все это будет внутри. Хотя страницы были закодированы, Зюнд знала, что любой криптограф, не зря едящий свой хлеб, сможет их расшифровать. А когда это случится, информация станет крайне ценной валютой на черном рынке.

Люди будут ее искать.

Сам Земо начнет ее искать.

Именно так, подумала Зюнд. Преступник сам придет к ней. Росс что, правда убежден, что агентству удастся долго его удерживать? Он уже один раз провернул умопомрачительно сложную схему, включавшую электромагнитный пульсатор, который вырубил все подразделения агентства в Берлине и таким образом позволил Зимнему Солдату сбежать. Таким образом его план по уничтожению Мстителей перешел на следующий уровень.

Неужели кто-то может искренне поверить в то, что Земо больше не представляет опасности?

Зюнд так не думала. И она собиралась нейтрализовать угрозу до того, как кому-то будет нанесен вред. В конце концов, именно этому ее и учили. Она задолжала миру.

А больше всего народу Заковии — страны, которую она любила, и которая теперь всегда будет ассоциироваться с Земо.

Если, конечно, Шармань что-нибудь с этим не сделает.

Пока она направлялась по Унтер-ден-Линден подальше от Государственной оперы, женщина прислушивалась к сиренам, звучащим вдали.

Отмщение.

ГЛАВА 7

Офис Эверетта Росса, полчаса спустя.


Агентство почти полностью опустело. Большинство работников отправились к Государственной опере и проводили расследование по приказу Росса. Сам же он вернулся в штаб-квартиру вместе с Т'Чаллой, пытаясь понять, что вообще произошло.

Принц стоял перед столом Росса, и его пальцы в черных перчатках перелистывали безликую папку без надписей. Это было досье Шармань Зюнд с фотографиями и биографической информацией. Т'Чалла все еще держал в левой руке фрагмент вибраниума, катая его по ладони, и читал.

Росс распределил внимание между гостем и телефоном, прикрепленным к его уху. Он был посреди разговора, который казался удивительно односторонним, учитывая, что агент держал трубку в паре десятков сантиметров от уха.

— Да, сэр, я… — вот все, что успел:; сказать Росс, прежде чем крики на том конце провода возобновились с новой силой. — Да, сэр, я знаю, вы вовлечены во все, что связано с Мстителями, но…

Яростный голос стал еще громче. Все, что оставалось агенту, — это закатить глаза и ждать, пока гневная тирада закончится.

Т'Чалла посмотрел на Росса, и тот прикрыл динамик телефона:

— Вы мне не поверите, но это, честно говоря, стандартная процедура, — прошептал он, улыбаясь. — Всегда приятно получать хорошие отклики о работе от государственного секретаря.

Государственным секретарем был еще один Росс: Таддеуш Росс, или Громовержец Росс, как его звали в армии. Он долгие годы возглавлял сверхсекретный проект, пытаясь повторить эксперимент по созданию суперсолдата, в ходе которого появился Капитан Америка. Правда, опыты Росса закончились иначе: ученый Брюс Бэннер превратился в неуправляемого Халка, а собственный подчиненный Росса, Эмиль Блонски, — в Мерзость.

Т'Чалла подавил смешок:

— А почему государственный секретарь тратит свое и ваше время, если на вас висит расследование?

— Верно подмечено, — ответил Росс, все еще закрывая пальцем микрофон, в то время как из трубки слышались ожесточенные крики. — После случившегося в Заковии и подписания договора старик хочет участвовать во всем, что хоть косвенно связано с Мстителями. В данном случае это вы и события в опере.

— Я не Мститель, — решительно запротестовал Т'Чалла.

— Поди расскажи об этом Громовержцу Россу. Для него каждый, кто одет в симпатичные пижамки, — уже Мститель, — агент тяжело вздохнул и выпрямился в кресле. — Между мной и им нет никакой родственной связи, кстати. Если вдруг вам это интересно.

— Серьезно? Я удивлен. Мы в Ваканде уверены, что все, у кого фамилия Росс, являются родственниками, — ответил Т'Чалла. Его глаза при этом не отрывались от лежащего перед ним файла.

Росс посмотрел на Т'Чаллу, потом ткнул в него указательным пальцем, даже забыв о том, что нужно прикрывать микрофон.

— Подождите, это что сейчас было? — спросил он. — Принц Ваканды что, умеет шутить? Кажется, это была шутка.

Из трубки вырвалась новая порция яростных криков, заставивших Росса скорчить недовольную гримасу.


«Я забыл закрыть чертов динамик», — подумал он.

— Нет, сэр, я и не думал предполагать, что вы шутите, — произнес агент в телефон умиротворяющим тоном. — Конечно же, нет. Все, что вы говорите, очень важно, и я отнесусь к каждому вашему слову максимально уважительно.

Т'Чалла продолжал изучать досье Зюнд, и кое-что привлекло его внимание.

— Заковия, — произнес он.

Росс поднял голову:

— Заковия?

Еще больше криков из трубки.

— Нет, сэр, я вовсе не предлагаю вам отправляться в Заковию. Просто мне в самом деле пора возвращаться к…

Т'Чалла сказал Россу:

— Шармань Зюнд из Заковии. Это объясняет, как у нее появился вибраниум.

— И как? — агент по-прежнему был в недоумении.

— Кло передал запасы вибраниума Альтрону, чтобы тот приобрел идеальную роботизированную форму. После битвы в Заковии остались фрагменты вибраниума. Она могла собрать эти кусочки.

— И что, выковать пули?

Т'Чалла покачал головой:

— Сомневаюсь. Но она могла стрелять самими этими фрагментами. Они столь же смертоносны.

В этот момент в дверях, задыхаясь, появилась младший агент:

— Сэр, прогремели взрывы по всей Унтер-ден-Линден, — выпалила она.

— Вам придется поорать на меня позже, сэр, — произнес Росс и нажал на кнопку «завершение вызова». Он окинул младшего агента тяжелым взглядом. — Ладно. Расскажите нам все, что знаете.

ГЛАВА 8

Младший агент, стоящая в дверях кабинета Росса, выдала максимальное количество информации за минимальное время. Росс был явно впечатлен. Или был бы впечатлен, если бы не был так зол.

Взрывы начались около трех часов дня. Они прогремели на всей протяженности запруженной Унтер-ден-Линден: от Шлоссбрюке в восточном конце и до Бранденбургских ворот на западе.

В каждом случае сами взрывы мало что разрушали. Например, во время них не погиб и даже не пострадал ни один человек. Но они отвлекли как полицию, так и агентов Росса от расследования стрельбы, случившейся в опере.

— Что здесь происходит? — громко спросил Росс. Молчание. — Никто не отвечает, да я и не ждал ответа, просто думаю вслух.

Младший агент зависла в дверях, не совсем понимая, что ей теперь, когда она выполнила миссию, следует сделать.

— Вы хотите, чтобы я осталась или… — произнесла она дрожащим голосом.

— Я хочу, чтобы вы следили за ситуацией и докладывали мне об изменениях каждые пять минут, — ответил Росс. — Сколько вы уже здесь работаете?

Младший агент переминалась с ноги на ногу:

— Три месяца, сэр.

Росс кивнул:

— Три месяца. Сложно поверить, что вам удалось получить повышение всего за три месяца.

— Но я… — младший агент попыталась что-то сказать, а потом вдруг поняла, что имел в виду босс. Она позволила себе легкую улыбку, потом отрывисто кивнула и вышла из офиса.

— Какова же связь между стрельбой, взрывами и кражей дневника? — вслух поинтересовался Росс. — Это череда с виду никак не связанных событий, которые на самом деле явно как-то взаимосвязаны, но все это в общую картину не складывается. Ничего не складывается.

Т'Чалла закусил губу и казался таким же растерянным, как и Росс. Это было первое живое выражение его лица: до этого агенту казалось, что принц Ваканды собран, спокоен и сдержан двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю.

— Шармань Зюнд и есть эта связь, — внезапно объявил Т'Чалла.

А может, и нет.

— Шармань Зюнд? — переспросил Росс. — Согласен, стреляла из оперы наверняка она. Но взрывы… Слишком уж много совпадений. Зачем ей это делать? В чем смысл? Не логичнее было бы просто скрыться с дневником?

Т'Чалла поднялся на ноги, покачав головой:

— Это не совпадение. Шармань Зюйд нужно то же самое, что и Земо. И то же, чего еще недавно хотел и я.

Росс, сидя за столом, вскинул брови, покачал головой и произнес:

— И что это?

— Отмщение.

В этот самый момент, уже второй раз за неделю, отключилось электричество, и офис Росса погрузился во тьму.

ГЛАВА 9

Как только в здании стало темно, Т'Чалла уже понял, что происходит. Он почувствовал это. Возможно, это был инстинкт, выработанный годами тренировок под руководством отца. Он ведь учился искусству биться, идти по следу и охотиться у выдающихся воинов из «Дора Милаж» — гвардии Ваканды.

Или это было что-то другое? Что-то, лежащее более глубоко?

Возможно, это была та самая странная связующая нить, которую он почувствовал с Земо. Как бы Т'Чалле ни было неприятно это сознавать, но он не мог не признать, что их с Земо объединяла ужасная связь, выкованная их страданиями от смерти близких.

Земо лишился семьи, когда Мстители боролись в Заковии с Альтроном. Эта потеря заставила его совершить серию ужасных поступков.

Т'Чалла потерял отца при взрыве в Вене: Т'Чака стал побочной жертвой неконтролируемого гнева Земо.

Двое мужчин, объединенных стремлением отомстить.

Один из них поддался чувствам и потерял свою душу, свою суть, сам смысл существования.

Другой преодолел искушение и сумел спасти сам себя.

Т'Чалла подумал о еще одной жертве этих событий, и по его венам пробежал холодок. Человек, ведомый жаждой мести, мечтающий убивать. «Может ли этот порочный круг когда-нибудь прерваться?» — подумал он.

Т'Чалла верил, что это была Зюнд, — можно сказать, даже знал. Наверняка она. Она была заковианкой, искала собственные способы отомстить.

Дневник — лишь предлог, отвлекающий маневр. Это был еще не конец.

Нет, в конце будет месть.

И теперь Т'Чалла знал, на кого будет направлен удар, когда это случится и где.

Где? Тут, в штаб-квартире агентства Росса. Когда? Прямо сейчас.

— Она здесь, — произнес Т'Чалла. Его натренированное зрение быстро адаптировалось к темноте. Принц встал со стула и направился к выходу из кабинета.

— Что? Кто? — спросил Росс.

— Шармань Зюнд, — тихо произнес Т'Чалла. — Мы должны срочно идти к Земо. Сейчас же.

— Зачем?

— Потому что она собирается его убить.

ГЛАВА 10

В камере Гельмута Земо было темно, как и в остальных помещениях. Это немного его удивило. Последний раз он был в этом здании, выдавая себя за психиатра, чтобы добраться до Зимнего Солдата. Когда в тот раз вырубилось электричество, это было закономерным следствием установленной им электромагнитной бомбы.

На этот раз он ничего не делал.

Так что если не он, то кто? Или что?

Земо никак не мог повлиять на ситуацию, поэтому он просто сидел. У него не было суперсил, как у Зимнего Солдата, и потому из этой камеры ему не выбраться. И даже если бы Земо смог выйти и покинуть это место, какой в этом был смысл?

Его семья по-прежнему мертва.

* * *

— Он уже должен был включиться снова, — заметил Росс, когда они с Т'Чаллой мчались по темным коридорам агентства. — Последний раз он загорелся почти сразу после того, как мигнул.

— Это не как в последний раз, — справедливо отметил Т'Чалла. — Сейчас это сделал тот, кто отлично знает, как работают системы внутри здания.

— Я не понимаю, — ответил Росс, — зачем Зюнд это делать: брать дневник, заставлять нас отправляться в погоню за дикими гусями, устанавливать все эти бомбы?

— Чтобы отвлечь вас, — разъясняющим тоном произнес Т'Чалла, — разбросать ваших агентов по всему Берлину, заставив их гоняться за призраком… и чтобы она могла прийти сюда, в практически опустевшее здание, и прикончить Земо.

— Прикончить? — воскликнул Росс. — Хей, никого нельзя «прикончить» на территории Агентства по борьбе с терроризмом.

— Ваши агенты, может быть, и не стали бы так делать, но девушка из Заковии с желанием отомстить — легко!

* * *

Камера была тихой и спокойной, а воздух — спертым.

Но Земо это не волновало. Сейчас комфортные условия были ему неважны.

Он сидел на твердом стуле, который ему дали, глядя в потолок, который в темноте не мог даже рассмотреть. Мужчина думал о том, как странно, что никто не пришел проверить, как он тут и не попытался ли сбежать. И, опять же, странно, что он не слышал в стенах агентства никакой суеты и беготни.

Что делает Росс?

В этот самый момент дверь камеры открылась. Земо услышал чье-то дыхание, но в темноте понять, кто это, было невозможно.

— Гельмут Земо, — прозвенел голос в пустоте, — следуйте за мной.

Голос был Земо незнаком: говорила какая-то женщина — но тон был ему понятен.

Тот же самый, каким он разговаривал с Капитаном Америка и Железным Человеком в холодном убежище в Сибири.

Выбора у него не было. Земо поднялся и проследовал вслед за голосом сквозь чернильную темноту прочь из камеры.

ГЛАВА 11

Прежде чем Росс успел что-то сказать, Т'Чалла бросился вперед по коридору, явно в погоню.

Благодаря сердцевидной траве, которую он принимал как Черная Пантера, он мог видеть в темноте так же, как и при свете дня, и даже лучше. Его острое зрение и уникальные свойства вибраниумовой ткани костюма оказывали влияние и на его походку, делая ее неслышной. Здесь, в темноте, Черная Пантера двигался так же, как животное, в честь которого его и назвали: быстро и бесшумно, будучи всегда готов к нападению.

Он слышал, как где-то за спиной Росс по рации призывал агентов вернуться на базу.

«Они все равно доберутся сюда, когда будет уже слишком поздно», — подумал Т'Чалла.

Менее чем через минуту Черная Пантера уже был у камеры Земо. Он увидел, что дверь открыта. Пытаясь не издать ни звука, он просунул голову внутрь.

Она была пуста.

— Они ушли, — произнес Черная Пантера в коммуникатор. Слегка зажужжало статическое электричество.

— Ушли? — прорезался голос Росса. — Что значит «ушли»? Куда ушли?

— Черная Пантера оглядел камеру и не заметил ничего особенного, не считая отсутствия Земо. Он с минуту подумал, пытаясь представить, что могла сделать Зюнд в попытке отомстить.

Он вспомнил о Земо и об утесе.

А потом догадался.

— Крыша, — произнес Черная Пантера и исчез.

* * *

На крыше агентства находилась вертолетная площадка, но она была повреждена во время драки между Зимним Солдатом и Капитаном Америка. Хотя сейчас она не функционировала, на крышу все еще можно было попасть через обычный вход.

Это было как раз то место, где оказался Земо: на крыше, на самом краю, собираясь перешагнуть через край и спланировать прямо на виднеющуюся далеко внизу землю.

Женщина стояла перед ним: бестелесный голос нашел воплощение, ее иссиня-черные волосы развевались на ветру, и она направляла пистолет прямо Земо в сердце. Его дневник был зажат у нее под мышкой левой руки.

Если Земо и боялся за свою жизнь, то это было совсем незаметно. Если мужчина и испытывал страх, то не выдал себя ни знаком.

— Мне предстоит умереть? — спросил он, и не думая оказывать сопротивление. Его голос был спокойным и бесчувственным. — Пожалуйста, скажите, по какой причине, чтобы я мог вас поблагодарить.

Шармань Зюнд медленно вдохнула, выдохнула, а потом еще сильнее сжала рукоять пистолета.

— Я тоже из Заковии, — произнесла она.

Земо ничего не ответил. В этом не было нужды.

* * *

Черная Пантера забрался по фасаду здания, вновь используя вибраниумовые когти. Он думал о том, чтобы пойти по лестнице, но решил, что врываться на крышу через дверь — значит не только лишиться элемента неожиданности, но и подвергнуть жизнь Земо реальной опасности.

Жизнь Земо.

Внезапно Т'Чалла почувствовал всю глубину иронии: из всех людей именно он заботился о том, чтобы сохранить Гельмуту Земо жизнь.

И все-таки так оно и было.

Поднявшись по стене и спрятавшись за углом крыши, Черная Пантера заглянул за край. Он видел Шармань Зюнд, стоящую к нему спиной. Она направила на Земо, который балансировал на самом краю крыши, свое оружие. Было понятно, что сейчас произойдет.

— Ну уж нет, — прошептал Т'Чалла.

ГЛАВА 12

Все произошло очень быстро. Даже слишком.

Шармань Зюнд с оружием в руках.

Земо на краю крыши.

Черная Пантера, медленно крадущийся за их спинами, вне поля их зрения.

— Ты и твои планы, — продолжала говорить Зюнд, — и этот твой дневник, — она помахала дневником, все еще зажатым в руке. — Ты на долгие годы опозорил имя Заковии. Теперь, когда люди думают о нашей стране, они вспоминают безумца. Маньяка. Убийцу.

Земо продолжал стоять на краю крыши, не говоря ни слова. А что он мог сказать? Хоть что-нибудь для приличия? Ничего из того, что он мог бы сказать, не изменило бы прошлое. Это не вернуло бы умерших к жизни.

— И не говори мне, что твое убийство ничего не исправит, — произнесла она дрожащим голосом, в котором явно читался плохо скрытый гнев. — Это не так. Когда мир узнает, что Земо больше нет, доброе имя Заковии будет восстановлено.

— Не этим способом.

Зюнд обернулась и посмотрела на Черную Пантеру, который стоял от нее всего в полутора метрах.

Она выстрелила.

Черная Пантера отклонился, почти упал, но потом восстановил равновесие. За его спиной взорвались фрагменты вибраниума, маленький кусочек отскочил, попал ему прямо под правое ребро, порвал вибраниумовый костюм и оставил на его месте глубокую красную ранку. Он выпрямился и левой рукой схватился за правый бок, слегка шипя. За шлемом не было этого видно, но он скривился от боли.

Прежде чем воин успел двинуться, Зюнд повернулась и направила пистолет на Земо, подбежав к нему и схватив его за шею. Женщина ткнула стволом прямо в грудь преступника.

— Это неправильный способ, — продолжал Черная Пантера, задыхаясь. Правой рукой он взялся за шлем и снял его.

— Ты понятия не имеешь, что сделал этот монстр, — закричала Зюнд, и ее лицо превратилось в маску гнева.

— Я больше других знаю, что именно он сделал, — мягко произнес Т'Чалла. — Поэтому именно я говорю тебе, что ты должна избавиться от своей всепоглощающей жажды мести.

— Все эти люди, — прокричала она, сжала горло Земо еще крепче и бросила на Черную Пантеру полный осуждения взгляд: — Даже твой отец! Как ты можешь хотеть оставить его в живых?!

— Потому что ни я, ни ты не имеем полномочий лишать его жизни. Мы не боги, — произнес Черная Пантера, медленно приближаясь. — И мы не судьи. Отложи оружие.

— Не подходи! — закричала Зюнд и прижала дуло пистолета к груди Земо так сильно, что тот застонал от боли.

— Если ты убьешь его, это не принесет Заковии никакой чести, — продолжал убеждать ее Черная Пантера. — Твоя страна сильно пострадала. Твой народ — тоже. То, что случилось в Заковии, — большая трагедия. Но и этот человек — тоже ее жертва. И он выбрал путь мести. Ты продолжаешь этот путь. Не делай этого.

А потом прозвучал выстрел.

ГЛАВА 13

Эверетт Росс стоял у двери на крышу, сжимая пистолет.

Огонь открыл он. По правой руке Шармань Зюнд стекала кровь. Она теперь стояла рядом с Земо, укачивая свою раненую руку. Из-за боли она выронила оружие, направленное на злодея. Земо стоял на краю крыши не двигаясь и смотрел вниз на воздушную глубину, в которую только что чуть не отправился.

С умопомрачительной скоростью Т'Чалла дернулся, пробежал мимо Зюнд и схватил Земо до того, как тот решил прыгнуть. Он откатился в сторону, и оба мужчины упали на гудроновое покрытие крыши.

— Что ж, это было неплохо, не так ли? — произнес Росс.

* * *

Час спустя в штаб-квартире агентства вновь установилось что-то похожее на порядок. Земо вернулся в свою камеру, и к нему приставили вооруженного охранника.

Тем временем Шармань Зюнд сидела на стуле в офисе Эверетта Росса. Сам Росс стоял вне запертой комнаты, держа дневник Земо. Т'Чалла был с ним и крепко сжимал в руках шлем Черной Пантеры.

— Я же говорил, это будет несложно, — произнес Росс. Он не смеялся, но его голос был полон иронии.

— Сколько же боли, — вот все, что пришло на ум Т'Чалле. — Бесконечный цикл мести. Он уничтожает все.

Росс кивнул.

— Что с ней будет? — спросил Т'Чалла, кивая в сторону офиса Росса, в котором Шармань Зюнд ожидала решения своей участи.

— Мы здесь на засекреченной территории, — произнес Росс, покачав головой. — И у меня никогда раньше не было агента, которая бы пыталась отомстить кому-то за всю свою страну.

— Зюнд просто делала то, что считала должным, — произнес Т'Чалла. — Она тоже жертва во всей этой ситуации.

— Безусловно, — ответил Росс с симпатией в голосе, — и хорошо, что никого не убила. Я прослежу, чтобы она получила квалифицированную помощь. Это меньшее, что мы можем для нее сделать.

Агент рукой показал в сторону коридора. Т'Чалла направился туда, Росс следовал за ним.

— Из нас с вами получилась отличная команда, — произнес агент, пока они шли.

— Команда? — переспросил Т'Чалла. — А где вы были, когда я на крыше пытался спасти двоих людей?

— Не мешал вам это делать, — парировал Росс.

Т'Чалла кивнул:

— То есть вы больше помогаете, когда не пытаетесь помочь?

Росс на секунду задумался:

— Знаете, когда вы так формулируете вопрос, кажется, что я вообще ничего не сделал.

ЭПИЛОГ

Несмотря на все сомнения, Т'Чалла начал осознавать мудрость своего отца. Хотя он все еще считал, что Ваканда должна быть спрятана от внешнего мира, чтобы оставаться в безопасности, тем не менее понимал, что большой мир нуждается в его защите, в Черной Пантере. Время, проведенное в компании Эверетта Росса, доказало ему это как ничто другое.

С такими людьми, как Кло и Земо, хотела ли того Ваканда или нет, внешний мир всегда будет в опасности, что-то постоянно будет случаться и жизни невинных людей всегда будут подвергаться риску, если смельчаки, у которых есть силы и технологии, не защитят мир и не избавят его от зла.

Он не мог сидеть на одном месте и делать вид, что в мире нет жестокости.

У Ваканды больше не было права на эту роскошь.

Как и у самого Т'Чаллы.

Из кокпита Когтя-Истребителя принц внимательно обозревал облака, сквозь которые пролетал. Он наконец-то направлялся домой.

Через секунду ему поступил входящий звонок.

— Принц Т'Чалла, — прорезался в коммуникаторе голос, — мне нужна ваша помощь. Это по поводу Зимнего Солдата.

Юноша тотчас же узнал этот голос. Он принадлежал Стиву Роджерсу.

Капитану Америка.

— Что я могу сделать для вас, Капитан? — спросил Т'Чалла.


Примечания

1

Немного искаженная цитата из пьесы У. Шекспира «Буря», акт 2, сцена 2 (пер. Н. Сатина).

(обратно)

Оглавление

  • Джим МакКанн Черная Пантера
  •   ПРОЛОГ
  •   ГЛАВА 1
  •   ГЛАВА 2
  •   ГЛАВА 3
  •   ГЛАВА 4
  •   ГЛАВА 5
  •   ГЛАВА 6
  •   ГЛАВА 7
  •   ГЛАВА 8
  •   ГЛАВА 9
  •   ГЛАВА 10
  • Стив Белинг ЧЕРНАЯ ПАНТЕРА БЕСКОНЕЧНЫЙ ЦИКЛ МЕСТИ ПРЕДЫСТОРИЯ
  •   ПРОЛОГ
  •   ГЛАВА 1
  •   ГЛАВА 2
  •   ГЛАВА 3
  •   ГЛАВА 4
  •   ГЛАВА 5
  •   ГЛАВА 6
  •   ГЛАВА 7
  •   ГЛАВА 8
  •   ГЛАВА 9
  •   ГЛАВА 10
  •   ГЛАВА 11
  •   ГЛАВА 12
  •   ГЛАВА 13
  •   ЭПИЛОГ