Человек-Муравей и Оса. Путь героев (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Стив Белинг ЧЕЛОВЕК-МУРАВЕЙ И ОСА. ПУТЬ ГЕРОЕВ

Реальные герои нереальных размеров

ГЛАВА 1, или Любят ли муравьи пауков?

— Любят ли муравьи пауков?

Скотт Лэнг машинально почесал затылок, раздумывая над этим вопросом.

— Я не знаю, — произнес он. — Я никогда их об этом не спрашивал. Когда я работаю с муравьями, у нас просто нет времени, чтобы потусоваться, поболтать, узнать друг друга поближе.

— А ты любишь пауков?

— А-а-а, — улыбнулся Скотт своей десятилетней дочери Кэсси. — Понимаю, к чему ты клонишь. Ты о том мальчишке из комиксов «Капитан Америка», верно?

Кэсси заерзала на стуле, ее милое, открытое личико расплылось в широкой улыбке. Скотт прекрасно знал, что это означает: пришло время рассказать историю.

— Я думаю… с ним все в порядке, наверное. На самом деле, он вполне вежлив, держу пари, его семья могла бы гордиться им Мне не понравилось, что он со мной сделал, но мы вроде как дрались, так что, думаю, все было справедливо, — сказал Скотт.

— А что он с тобой сделал? — спросила Кэсси, улыбаясь в предвкушении и откусывая большой кусок сэндвича с арахисовым маслом и желе. Ей нравилось задавать Скотту вопросы, даже если она знала на них ответы.

— C'mon,[1] Орешек, я ведь уже рассказывал тебе эту историю. Ты отлично знаешь, что он сделал, — ответил Скотт.

Дочка лишь улыбнулась и продолжила жевать мягкий пшеничный хлеб, вытирая рот бумажной салфеткой, сжатой в правой руке. Кэсси откусила еще немножко. И Скотт услышал громкий хруст.

Он взглянул на дочь, приподняв правую бровь.

— Ты снова добавила кукурузные хлопья в сэндвич?

— М-м-может быть, — ответила Кэсси с набитым ртом. Скотт не смог сдержать смех. Он поднялся из-за стола в крошечной кухне своего домика и подошел к буфету, чтобы сделать себе сэндвич.

— Не забудь кукурузные чипсы, — пробубнила Кэсси, проглатывая кусок. — Это такая вкуснотища. Расскажешь еще историю?

Скотт положил два куска хлеба на тарелку и обернулся. Кэсси разделила сэндвич и пыталась собрать остатки желе и арахисового масла кукурузными чипсами.

Скотт смешно нахмурился.

— Как противно, — произнес он, и в его голосе послышались нотки любви и гордости. Да он и не мог по-другому.

* * *

Скотт наслаждался днями, когда Кэсси гостила у него. У Скотта было много талантов, но он считал, что лучше всего у него получается исполнять роль отца. Кэсси была такой умной, веселой, милой. Скотт был готов на все ради нее, даже если приходилось есть большие сэндвичи с кукурузными чипсами, желе и арахисовым маслом.

Сейчас такие моменты случались редко. Несколько лет назад Скотт и его жена Мэгги, мать Кэсси, развелись. Теперь Кэсси жила с мамой и отчимом и навещала Скотта только по выходным. Эта ситуация мешала ему нормально общаться с дочерью.

К тому же у него было уголовное прошлое.

О да. Именно так.

Сейчас, как говорил его друг Луис, Скотт наслаждался затянувшимся и принудительным гостеприимством своего дома. Впрочем, Луис всегда пытался представить ситуацию в выгодном свете.

К сожалению, власти это называли по-другому: «домашний арест». А все из-за случая с Капитаном Америка. Хоть это была и не его вина, потому что кто откажет Капитану Америка?

Вот именно.

Но из-за провала Скотт теперь пленник в собственном доме, да еще и все время приходится носить электронный браслет. Он не может снять его даже в душе, иначе рой федералов слетится к нему, как пчелы на мед.

Что, собственно, и произошло не так давно. Примерно через неделю после его заключения под домашний арест. Встав как-то утром с постели, он спросонья решил выйти на улицу за газетой, чтобы почитать ее за чашкой кофе. Открыв входную дверь, он вполглаза приметил газету на тротуаре. Не задумываясь, прошел по лужайке, поставил ногу на тротуар, и электронный браслет порвался. Через несколько минут перед домом резко затормозило, стирая шины об асфальт, огромное количество черных седанов.

И орущая толпа федералов окружила его.

Они сделали ему выговор, чтобы он даже и думать не смел выходить со двора, напоминая Скотту, что это является прямым нарушением его приговора.

В тот раз власти отпустили его, сделав строгое предупреждение с угрозой, что если такое повторится, он может забыть о домашнем аресте и отправиться в тюрьму Сан-Квентин, где ему и место.

А знаете, что самое досадное в этой ситуации? Никакой его газеты там не было. Газета на тротуаре была соседской, а Скотт забыл, что ничего не выписывает.

Типичная «везучесть» Лэнга.

* * *

— Папочка, ты опять задумался? — спросила Кэсси, сделав глоток яблочного сока.

— Что? — отозвался Скотт, слегка ошеломленный. — Ах да. Немного.

— О том, как рассказать мне историю? — с надеждой в голосе спросила Кэсси.

— Да, конечно, — вздохнул Скотт, заканчивая намазывать арахисовое масло на ломтик хлеба и придавливая его сверху другим. Без желе и кукурузных чипсов. — Готова услышать рассказ о Капитане Америка?

ГЛАВА 2, или История о Капитане Америка

«История о Капитане Америка» — так Кэсси называла то, что произошло со Скоттом, когда он отправился из Сан-Франциско в Германию, чтобы помочь Капитану Америка.

Тот самый Капитан Америка.

Скотту сложно было в это поверить. Ведь он был простым парнем, и уж точно не считал себя супергероем, таким как Капитан Америка или любой другой из Мстителей. Он — Скотт Лэнг, простой инженер, бывший вор, который случайно оказался не в том месте не в то время, украл уменьшающий костюм у старого седого ученого, работавшего на ЩИТ, и стал Человеком-Муравьем.

Так обыденно.

Это случилось сразу после того, как Скотт впервые превратился в Человека-Муравья (это Кэсси вполне подобающе называла «История о Человеке-Муравье»). Тогда он победил парня по имени Даррен Кросс, спас дочь и превратил муравья в большого пса.

Скотт зависал с Луисом, которому было что рассказать.

Скотт знал, что он уже в чем-то замешан, потому что, когда Луис заговорил, все начало запутываться. Быстро.

— Итак, нахожусь я в музее искусств с моим кузеном Игнасио, верно? — начал Луис. — И здесь проходит что-то вроде выставки абстрактных экспрессионистов. Но ты ж меня знаешь, я предпочитаю неокубизм, так?

«К чему он клонит?» — думал Скотт.

— Но там был превосходный Ротко, брат!

— Луис, — перебил Скотт, пытаясь вернуть мысли друга в нужное русло. Он любил искусство, как, впрочем, и идущего рядом человека, но место и время были совсем неподходящими для дискуссии о Марке Ротко и его влиянии на абстрактный экспрессионизм.

— О'кей. Прости, прости, — извинился Луис. — Просто я так впечатлен, и все такое, но тут Игнасио говорит мне: «Йоу, я встретил одну чику в баре „Спот“ прошлой ночью. Нормальная такая». И эта девчуля говорит Игнасио: «Короче, я типа акула в море журналистского экстрима и знаю ребят, которые рулят миром, но остаются в тени, понимаешь, о чем я?»

Скотт хранил молчание.

— Игнасио такой: «Внатуре?» А она такая: «Ага, я не разглашаю своих контактов, но один из них Мститель».

— Только не это, — вздохнул Скотт. В животе что-то скрутило. Во время одной из его первых миссий в качестве Человека-Муравья он ворвался в старое здание «Старк Энтерпрайзис» в северной части штата Нью-Йорк, чтобы кое-что заполучить для Хэнка Пима. Но теперь это была не база «Старк Энтерпрайзис». Это была база Мстителей.

И Сокол был там.

И Человек-Муравей сразился с Соколом. И победил.

Это ему не нравилось.

— Да, и этот крутой перец, прикинь, такой приходит и говорит: «Ищу чувака, он недавно в нашей теме, его фишки круче термоядерной бомбы, может, знаешь его?» Ну а она такая: «Я много кого знаю, один прыгает, другой по стенам ползает, еще один по воздуху летает, конкретнее можно?» А он ей: «Нужен тот, который уменьшается».

Скотт вздохнул, но делать было нечего. Беседы с Луисом были похожи на поезд-экспресс: если запрыгнул, никаких остановок, кроме пункта назначения, не жди.

— Я такой: «Оба-на!» Но виду не подал, типа конспирация, и все такое. И я сказал Игнасио: «Передай крутому, пусть скажет четкой чике, чё хотел, чтоб через брата передала мне, поскольку Человек-Муравей — это мой друган».

— И? Что он сказал?! — не выдержал Скотт.

— Сказал: «Да!»

Это был долгий путь ради маленького глотка воды, но стало ясно — Мстители его ищут.

* * *

— А что с Соколом? — восхищенно спросила Кэсси. — Это он помог тебе встретиться с Капитаном Америка?

— Соколиный Глаз, — поправил Скотт, — но никто его так не называет. Ты можешь звать его мистер Бартон, он хороший парень.

С тех пор как Скотт узнал, что Мстители его ищут, он понимал: это лишь вопрос времени, когда его вычислит один из агентов — Клинт Бартон, лучник и бывший агент ЩИТа. Не было ни звонка, ни письма. Только он, Бартон, ожидающий его на лестничной площадке, приказал идти с ним. Немедленно.

— Он за тебя поручился, мне этого достаточно, — сказал Бартон. «Он» — Сокол, он же Сэм Уилсон.

— Я? Серьезно? — переспросил Скотт. — Почему не Халк или один из ваших ребят? Может, Капитану Америка нужен кто-то посильнее?

Бартон пожал плечами.

— Просили именно тебя, по имени, — сказал он. — Ты хочешь оспорить решение Капитана Америка?

Скотт энергично замотал головой.

— Не-не. Я справлюсь. Я ща, что мне с собой взять? Какая сейчас погода в Германии?

— Себя и свой костюм. На «Квинджете» есть зубная щетка с твоим именем.

— Правда? — спросил Скотт.

— Нет, — усмехнулся Бартон.

* * *

Скотт проснулся от звука хлопающей дверцы фургона. От испуга он вытянулся, как стрела, на заднем сиденье, где и уснул до этого.

— А какой это часовой пояс? — спросил Скотт у Бартона.

— Идем, — сказал Бартон, похлопывая Скотта по спине, пока тот выбирался из фургона. — Идем. — И немного подтолкнул героя вперед.

Они оказались на парковке аэропорта в Германии, прямо перед ними стоял Стив Роджерс — Капитан Америка.

Скотт застыл. Потом улыбнулся и пожал руку живой легенде.

— Капитан Америка! — ошарашенно сказал Скотт.

— Мистер Лэнг, — ответил Стив спокойным тоном.

— Это такая честь, — сказал Скотт, еле сдерживая нервное напряжение. — Я жму вашу руку так долго. Bay! Это невероятно!

Затем он повернулся и увидел Ванду Максимофф, известную как Алая Ведьма.

— Вас я тоже знаю, — обратился он к женщине с красными волосами. — Вы супер!

Скотт понятия не имел, как вести себя среди так называемых супергероев в целом. И в частности рядом с Капитаном Америка. Он был героем, на которого все равнялись. И вот Скотт здесь, стоит перед человеком, которого заморозили на 70 лет, который сражался с Красным Черепом и был одним из основателей Мстителей.

— Ребята, — Скотт пытался говорить уверенно. — Хочу сказать, я в курсе что вы знаете много супергероев, поэтому спасибо, что вспомнили обо мне.

Как только слова слетели с языка, Скотт понял, что выглядит круглым дураком. Стив Роджерс промолчал, проявив благородство, просто кивнул и улыбнулся.

Скотт увидел знакомое лицо за спиной Капитана Америка.

— Здорово, дружище, — сказал он, желая сменить тему.

— Что случилось, Тик-Так? — резко кивая, ответил Уилсон.

— Рад тебя видеть. Послушай, то, что случилось в прошлый раз… — начал Скотт. Он чувствовал, что должен извиниться за стычку с Сэмом Уилсоном.

— Ты прошел тест, но больше такого не повторится, — уверенно сказал Сэм.

— Они тебе рассказали, против кого мы боремся? — спросил Стив.

— Что-то типа убийц-психопатов? — ответил Скотт с ноткой безразличия в голосе.

— В этот раз мы вне закона, — серьезно сказал Стив. — Поэтому, если ты с нами, будь готов пополнить ряды преступников.

Скотт взвесил сказанное Стивом и пожал плечами.

— Чепуха. Какие еще новости?

* * *

Скотт старался выглядеть уверенным, собранным, крутым. Но на самом деле он нервничал. Не по поводу помощи Капитану Америка — это была честь для него. И не из-за нарушения закона — это для него было в порядке вещей.

Причиной была Хоуп ван Дайн. Его подруга и, с недавних пор, тайный партнер — Оса.

Интересно, что Хоуп скажет, узнав, что он взял костюм Человека-Муравья для «незаконной миссии»?

А что скажет Хэнк, отец Хоуп и создатель костюма, не говоря уже о том, что он первым его надел, когда все узнает?

После заварушки с Дарреном Кроссом эти трое — Скотт, Хэнк и Хоуп — достигли своего рода понимания между собой: не привлекать внимания, летать (в буквальном смысле) незаметно, держать все на тормозах.

Побег в Германию для помощи Капитану Америка в его последней миссии был грубым нарушением их правил. Но у Скотта не было времени посвящать их во все это.

«Представьте себе, — думал Скотт. — Это ведь не просто снять трубку и сказать: „Привет, Хоуп, я возьму костюм Человека-Муравья прошвырнуться на пару дней“».

Что сделано, то сделано. Он принял решение, и назад дороги нет.

ГЛАВА 3, или Хэнк Пим действовал на нервы Хоуп

Хэнк Пим действовал на нервы Хоуп ван Дайн.

Опять.

Честно говоря, чтобы вывести ее из себя, особых усилий не требовалось. Будучи его дочерью, Хоуп, должно быть, к этому уже привыкла. Но теперь, казалось, абсолютная мелочь может вывести ее из равновесия. Возможно, это связано с тем, что она целыми днями торчала с отцом и ей больше не с кем было поговорить.

Или, возможно, это было время для размышлений. Находясь наедине со своими мыслями, она просто не могла не думать об одних и тех же вещах снова и снова. Думать обо всем.

Нет. Не обо всем.

Не о своей матери.

И, возможно, она была порядком зла.

— Ты и слова не сказала за все утро, — произнес Хэнк, не отрываясь от микроскопа. — Я правильно понял: ты чем-то недовольна?

— Недовольна? — Хоуп чуть слюной не подавилась от возмущения. — Не думаю, что этим словом можно выразить мое состояние.

— Ты разговариваешь, — ответил Хэнк, оторвавшись от микроскопа. — Это прогресс.

— Прогресс, должно быть, похож на то, что я возьму этот микроскоп и…

Хэнк поднял руки в знак того, что сдается.

— Я был ослом.

Хоуп взглянула на потолок, подыскивая подходящие слова.

— Дело не в том, что ты осел, — медленно произнесла она.

— Я заметил, ты не стала оспаривать тот факт, что я осел.

— Дело в том, что тебя как будто и нет здесь. Сижу тут взаперти, в твоей лаборатории, и это напоминает мне о детстве, — сказала Хоуп, скривив уголки рта. — Мне было одиноко. Тебя никогда не было рядом, даже если ты был рядом.

В комнате ненадолго воцарилось молчание. Хоуп взглянула на отца. Ей хотелось сказать ему что-то, что изменило бы прошлое и сделало настоящее лучше. Но она знала, что это невозможно.

— Извини, — произнес Хэнк тихим голосом. — Я не могу изменить то, что случилось. Все, что я могу сделать, — сейчас быть с тобой рядом.

— Знаю, — ответила она, размышляя: то ли обнять отца, то ли дать ему промеж глаз. — Но это не делает меня менее злой.

* * *

В детстве единственная дочь Хэнка и Джанет Пим привыкла к тому, что родители вечно где-то пропадали, оставляя ее под присмотром нянь или хороших друзей. Иногда на день или два. Порой на целые недели. Хоуп могла поклясться, что однажды они отсутствовали целый год, но, скорее всего, ей только так показалось.

Конечно, родители других детей ее возраста тоже работали. Но в ее семье дела обстояли иначе. Хэнк Пим был ученым и работал на ЩИТ, Шестую Интервенционную Тактико-Оперативную Логистическую Службу. Он провел много времени в лаборатории, где и обнаружил существование так называемых частиц Пима — субатомных частиц с уникальным свойством, позволяющим уменьшать и увеличивать размеры человеческого тела, а также других существ и объектов. Это был невероятный прорыв, который вполне мог изменить ход человеческой истории.

И так оно и было бы, если бы Хэнк разрешил использовать частицы Пима кому-то еще.

Только он знал, как опасна и нестабильна могла быть сила уменьшения или увеличения. А вдруг кто-нибудь захотел бы уменьшить шпиона или армию? Ядерное оружие? Или сделать это самое оружие размером с дом? Само понятие безопасности было бы бессмысленно в мире, где практически все можно уменьшить до размеров ушка иголки или увеличить до размера горы. Поэтому Хэнк держал в секрете свойства частиц Пима. Но это не означало, что он не использовал их во благо других. Теперь он был не просто ученым ЩИТа, но еще и агентом. Он создал костюм, который позволял телу выдержать стресс и давление при уменьшении. Его начальники прозвали его «Человек-Муравей» из-за способности уменьшаться до размера насекомого. И было решено, что Человек-Муравей поможет решить немало довольно немаленьких проблем.

Но когда Хэнк стал пропадать на работе все чаще, мать Хоуп убедила его, то должна быть рядом с ним. Человек-Муравей нуждался в партнере, который мог бы прикрыть его, которому можно было бы доверить свой секрет и свою жизнь.

Этот довод убедил Хэнка, и вскоре у Джанет появился свой костюм под кодовым названием «Оса», которое так шло ее упорному и цепкому характеру.

Если бы только юная Хоуп знала, что ее родители были практически вездесущими спецагентами, возможно, она бы считала, что это круто. И, возможно, меньше бы по ним скучала в их отсутствие.

Но она не знала. Ей было известно лишь, что время от времени мамочка и папочка куда-то уезжали и подолгу не возвращались.

А однажды настал день, когда папа вернулся домой, а мама — нет.

* * *

В лаборатории было душно, и Хоуп от этого тошнило. Казалось, что они собирали вещи и переезжали с места на место каждый день. И, благодаря гениальности Хэнка, им в буквальном смысле приходилось это делать: лаборатория была переносной. Можно сказать, у нее было много общего с небольшим трейлером, который можно расположить где угодно. Только в их случае Хэнк уменьшал лабораторию при помощи частиц Пима и приделывал ручку, чтобы всюду брать ее с собой.

«Наша работа, — с тревогой думала Хоуп. — Мы пашем день и ночь, а я не могу сказать, приближаемся мы к разгадке или отдаляемся от нее».

— Скоро нам вновь придется переезжать, — громко сказала Хоуп. Фраза предназначалась не Хэнку и даже не ей самой. Она сама не знала, с кем разговаривает.

— Новый день и новое укромное местечко, скрытое от любопытных глаз, — отозвался Хэнк. Он оторвался от микроскопа и подошел к прибору, который походил на большую металлическую оконную раму.

— Скоро нам понадобится эта новая деталь, — пробормотал он, глядя на свое творение. — Конечно, достать ее было бы проще, если бы мы не прятались, как…

— Преступники? — с горечью в голосе спросила Хоуп. Кое-что о преступниках она знала. Скорее, об одном преступнике.

Скотт Лэнг.

Это по его вине Хоуп с отцом застряли в лаборатории и вынуждены постоянно переезжать, чтобы оставаться на шаг впереди закона. Это он был виноват, что проект, над которым они с Хэнком работали, никак не удавалось завершить.

Ждать еще. Всю свою жизнь она провела в ожидании. Хоуп устала ждать.

ГЛАВА 4, или Расскажи мне снова о Человеке-Муравье

— Расскажи мне снова о Человеке-Муравье, — попросила Кэсси. Она уже доела свой сэндвич и теперь открывала стаканчик ванильно-шоколадного мороженого.

Скотт последовал ее примеру. Они с наслаждением вонзали маленькие деревянные ложечки в десерт. Мэгги сошла бы с ума, узнав, что скрывается за понятием «здоровая пища» в доме Скотта, но, увы, время его свиданий с Кэсси было ограничено. Кто он такой, чтобы запрещать что-либо своей единственной дочери, если она в восторге от кукурузных чипсов и мороженого.

— Но это же была середина истории про Капитана Америка, — возразил Скотт. — Позволь мне сначала закончить ее.

Кэсси замотала головой.

— Это значит нет? — спросил Скотт.

— Расскажи мне о Человеке-Муравье, а затем снова расскажешь о Капитане Америка, — с набитым ртом сказала Кэсси. — Обожаю твои истории.

Скотт хлопнул ладонями по коленям, затем встал из-за стола.

— Эта история о Человеке-Муравье!

* * *

Была причина, по которой Скотт и Мэгги развелись. Он никогда не рассказывал эту часть истории Кэсси, но она постоянно всплывала у него в памяти, как только он начинал свой рассказ.

Скотт был хорошим человеком и хорошим мужем. И, узнав, что Мэгги беременна, он был уверен, что станет и хорошим отцом. Дела шли в гору.

Затем работа в «ВистаКорп»… Это еще одна часть истории о Человеке-Муравье, которую Кэсси не знала, — история о грабителе. Но о благородном грабителе, так сказать, о современном Робин Гуде.

Дело в том, что Скотт не мог стоять в стороне, когда людей грабили или обижали огромные корпорации. Скотт бесился от одной только мысли, что коррумпированные компании обворовывают людей, которые не могут за себя постоять и теряют жизненно необходимые сбережения. И однажды, сильно разозлившись, он решил действовать.

В случае с «ВистаКорп» Скотт обнаружил, что компания намеренно обсчитывает своих клиентов. Он взломал сервер «ВистаКорп», перевел со счетов компании украденные деньги и вернул их клиентам.

Скотт был удовлетворен — он знал, что все сделал правильно. К сожалению, закон с ним был не согласен. И даже если все вокруг были на его стороне, результат был один — он совершил кражу. Он — обычный вор. И, в отличие от Робин Гуда, Скотта упекли за решетку в Сан-Квентин на три года. На тот момент Кэсси было всего семь лет. Мэгги подала на развод. Она привыкла к его выходкам, но случай с «ВистаКорп» уже перешел все границы. Мэгги хотела стабильности — не столько для себя, сколько для своей дочери. У нее в голове не укладывалось, почему Скотт не хочет того же.

Скотт тоже не мог понять, как он умудрился все испортить. Он любил Кэсси больше всего на свете. Почему он не думал о последствиях своих поступков? Неужели было не ясно, что эта выходка с «ВистаКорп» приведет к тому, что он останется один?

Видимо, нет…

* * *

— Итак, ты вернулся из командировки, встретился с Луисом, и вы пошли вперед, навстречу приключениям! Расскажи мне об этом опять! — воскликнула Кэсси, ерзая на стуле.

«Командировкой» Скотт называл свое пребывание в тюрьме Сан-Квентин. Он совсем не гордился своим враньем, но не готов был сейчас объяснить дочери, что произошло на самом деле.

— Правильно, я искал работу, и Луис…

— Эй-эй! А вот и я! — В дверном проеме внезапно показалась голова Луиса.

— Братан, стучаться не учили? — вздрогнув, спросил Скотт. — Что ты делал за дверью моей комнаты?

Луис ухмыльнулся:

— Мне тоже нравятся твои истории. Они классные. Я думаю, ты перешел уже к сути? Но я могу сболтнуть лишнего, понимаешь?

Скотт широко раскрыл глаза и слегка улыбнулся.

— Итак, ты остановился на том моменте, как мы взломали…

Скотт злобно посмотрел на Луиса и едва заметно покачал головой.

— Что взломали? — спросила Кэсси.

Луис взглянул на Кэсси. Скотт был уверен, что следующие слова его друг продумает более тщательно.

— Не взломали, а сломали. Все сломали, — ответил Луис. — У меня есть некоторые исключительные способности. Хочешь, покажу?

Кэсси рассмеялась, и Скотт выдохнул с облегчением. Луис мог бы доставить ему много проблем.

* * *

Это была несложная работа. Работать в «Баскин Роббинс» было сложнее, но его уволили после того, как руководство узнало о криминальном прошлом Скотта. (Как сказал Луис: «Баскин Роббинс всегда все узнаёт».) Несмотря на то что Скотт был инженером-электриком, ему было сложно найти постоянную работу из-за его тюремного заключения. Компания «Баскин Роббинс» была единственным, правда, недолгим, местом его занятости в течение нескольких месяцев.

По словам Луиса, был особняк, в подвале которого располагался сейф с кучей денег. Все, что Скотту нужно было сделать, — это вместе с Луисом и его партнерами Куртом и Дэйвом проникнуть в дом, взломать большой сейф и стащить эту кучу денег.

В то время Скотт поклялся, что больше никогда не пойдет на такое дело. Если бы его поймали, то отправили бы обратно в тюрьму, и тогда о свиданиях с Кэсси можно будет надолго забыть. Но была и обратная сторона: если Скотт вновь хотел видеть Кэсси, то он должен платить Мэгги алименты. А если он собирался их платить, то ему нужна была постоянная работа. Но он не мог найти постоянную работу из-за криминального прошлого.

Замкнутый круг…

Скотт знал, что единственный способ разорвать этот круг — выйти еще на одно дело.

Итак, представьте себе удивление Скотта, когда они взломали сейф и обнаружили там ноль долларов и ноль центов. Все, что лежало внутри, — смешной мотоциклетный шлем и костюм из кожи. Он забрал все, чтобы их труд не был уж совсем напрасным, хотя по факту так оно и было.

Когда приятели вернулись в квартиру и разошлись по комнатам, Скотт был разочарован. Не столько в деле, сколько в себе. Он поклялся никогда не нарушать закон. И что он сделал только что? Неважно, сколько раз он говорил себе, что это для блага, чтобы видеть дочь, чтобы у нее был отец… Скотт не мог избавиться от чувства, что подвел Кэсси. Причем самым паршивым способом.

Оставшись один в квартире, Скотт рассматривал в зеркале свое лицо. Затем взглянул на мотошлем и костюм и решил их примерить. Конечно, он не знал, зачем именно, но все же надел костюм, удивившись, как точно все подошло по размеру. Потом надел шлем, который не был похож ни на один из мотошлемов, которые Скотт видел раньше.

Скотт отошел на несколько шагов назад и встал в ванну, чтобы получше рассмотреть себя в отражении. Амуниция смотрелась нелепо. Он был похож в ней на какую-то букашку. Это вообще настоящий шлем?!

Скотт заметил какие-то кнопки на обеих перчатках. Он нажал кнопку на левой перчатке и… ничего не произошло. Затем он нажал кнопку на правой перчатке, и не успел Скотт моргнуть глазом, как мир вокруг него начал увеличиваться… Потому что сам он уменьшался.

Не прошло и нескольких секунд после того, как Скотт нажал на кнопку, а он уже уменьшился буквально до размеров муравья. И сейчас находился на дне ванны прямо напротив сливного отверстия, которое теперь казалось ему огромной зияющей дырой.

И он сделал то, что сделал бы любой другой человек в его ситуации. Он. Испугался.

В этот момент он впервые услышал голос Хэнка Пима:

— Снизу мир выглядит немного иначе, не так ли, Скотт?

Голос буквально прогремел в ушах Скотта, и звучал он как-то снисходительно.

— Кто здесь? — оглянувшись, крикнул Скотт. Но рядом с ним никого не было, кроме Луиса, который вошел в ванную и отдернул шторку. Он казался великаном.

Скотт делал все возможное, чтобы привлечь внимание Луиса: прыгал, размахивал руками, кричал что есть мочи. Но все было напрасно — он был слишком мал. Луис не слышал и не видел его.

И Луис собирался принять душ.

— Это испытание огнем, Скотт, — звучал голос в его ушах. — Ну, или, в твоем случае, водой.

На Скотта из крана обрушился ревущий водопад. Это было сродни Армагеддону. Он стал убегать от этой водяной стены, грозящей утопить его. Но вода настигла беспомощного Скотта, сбила с ног и выбросила из ванны.

Он шлепнулся на кафельный пол, как на наковальню.

— Не думал, что ты такой крепкий, — послышался голос.

ГЛАВА 5, или Звонок Джимми By

Рассказ Скотта на середине предложения прервал звонок от Джимми By.

— Агент By? — удивился Скотт. — Что я сделал? Я же не покидал квартиру. Я клянусь. Браслет включен, и я…

— Расслабьтесь, мистер Лэнг, все в порядке, — ответил агент Джимми By. — Это всего лишь ежедневная проверка. Я на другом задании, поэтому сегодня звоню.

— Уффф… — с облегчением вздохнул Скотт. By заставил его понервничать. Он надеялся, что это не будет так заметно. — Что ж, я дома, никуда не уходил Все как обычно.

— Хорошо, — ответил By, очевидно, отвлекшись. — Потому что я бы не хотел, чтобы что-то нарушило нашу договоренность. Я уверен, что Кэсси тоже этого бы не хотела. Срок отбывания вашего наказания уже заканчивается.

Скотт терпеть не мог, когда в подобных разговорах упоминали Кэсси. По его мнению, говорить о ней можно было лишь, какая она милая, умная и клевая.

— Я сделаю все возможное, чтобы не усугубить свое положение, — ответил Скотт раздраженно. — Только не после того, через что я прошел.

* * *

Причиной домашнего ареста было небольшое нарушение. Сопровождая Клинта Бартона в Германию и помогая Капитану Америка, Скотт нарушил статью 16 части 3 Заковианского договора.

Заковианский договор — это общее соглашение, подписанное 117 странами, регулирующее деятельность так называемых особей, наделенных суперсилой, например, Мстителей.

Согласно части сделки о признании вины между Департаментом Соединенных Штатов по нацбезопасности и немецким правительством, Скотту было разрешено вернуться в Соединенные Штаты и отбыть наказание в виде двух лет домашнего ареста. Скотту также необходимо было поклясться, что он не будет вступать в связь с любыми бывшими партнерами, нарушившими Заковианский Договор. С такими, как Хэнк Пим и Хоуп ван Дайн.

Когда он отправился сражаться бок о бок с Капитаном Америка, то не осознавал последствий своих действий. Даже когда Кэп сказал, что они нарушают закон и что Скотт может вернуться в тюрьму.

«Баран ты, Лэнг, — думал он. — Варан».

* * *

— Ты вообще меня слушаешь?

— А? Что? — спросил Скотт.

— Я, погоди, здесь есть тот, кто… нет… я не могу… что, Скотт? — спросил Джимми By.

Скотт убрал мобильный телефон от уха и посмотрел на тонкий черный прямоугольник на запястье.

«Почему мы вообще об этом говорим? — подумал он. — Нам же обоим не до этого».

— Послушайте, агент By, мне нужно идти, — сказал Скотт и подмигнул Кэсси. — Кукурузные чипсы сами себя не съедят.

— Ладно, ладно, — рассеянно ответил By. — Веди себя хорошо. Поговорим завтра.

Скотт отключил входящий вызов, затем протяжно и тяжело вздохнул. Кэсси наклонилась и крепко обняла отца так, что у него немного заболела грудная клетка.

— Какая ты сильная, малышка, — улыбнулся ей Скотт.

— Сильная, как Халк! — хихикнула Кэсси. Девочка напрягла свои мускулы и состроила суровое выражение лица. Затем оно сменилось на серьезное. — Ты когда-нибудь дрался с Халком? Дрался, да?

— Нет, моя сладкая, я никогда этого не делал, — ответил Скотт. Он заметил, что Кэсси немного расстроилась. — Но я знаю парня, который дрался.

— Да ну?! — Кэсси повеселела. — И кто он?

— Железный Человек.

— Я до сих пор не понимаю, почему именно ты должен был драться с Железным Человеком, — серьезным голосом проговорила Кэсси. — Тебя не было очень долго! Мне это не понравилось!

— Мне тоже это не понравилось, — высказался Скотт.

ГЛАВА 6, или Трусливо скрываться, как преступник

Трусливо скрываться, как преступник, совершенно не нравилось Хоуп. Она сомневалась, что когда-нибудь к этом привыкнет, и молилась, чтобы все-таки не пришлось этого делать.

Ударив с разворота левой ногой по тренировочному манекену, Хоуп попала в цель. Сильный удар принес ей небольшое спокойствие. Поэтому она нанесла другой удар — правой ногой. Если бы манекен мог говорить, он бы молил о пощаде.

Пощады не будет. Чем чаще она думала о том, в какой ситуации она находится, тем чаще наносила удары. Сначала правым кулаком, затем левым. Люто и беспощадно она атаковала предплечья манекена, и напоследок нанесла удар по грудной клетке.

Но ей этого было мало. Поэтому она совершила еще одну серию ударов, более точную. Она выбирала различные части тренировочного манекена, делая акцент на места, куда хотела нанести максимальный урон.

Голова.

Плечи.

Грудная клетка.

Уйти с головой в тренировку было невероятным облегчением. Отдушиной. Более того, фокусируя тело и мысли на постоянном оттачивании своих способностей, Хоуп не упускала из виду главную задачу — тот день, когда она наденет свой специальный костюм и станет Осой.

Пока она тренировалась, ее голову не покидала еще одна мысль. Если бы не Скотт, она бы уже проявила себя как Оса.

Старина Скотт Лэнг. В свое время Хоуп усомнилась в мудрости Хэнка, когда тот предложил Скотту присоединиться к ним.

Все началось достаточно многообещающе. Она неплохо сработалась со Скоттом. И вместе с отцом, втроем, они разрушили безумную и опасную мечту Даррена Кросса о продаже технологии уменьшения по самой высокой цене, о создании мира, где миниатюрные наемники смогут атаковать и дестабилизировать страну просто потому, что не получат своевременной реакции. Есть свидетели, видевшие, как здание «Пим Технолоджис» буквально взрывалось и, во всех смыслах, растворялось в небытие.

Квантовый мир.

«Сейчас мы могли быть там, — с горечью подумала Хоуп. — Мы бы смогли найти ее, если бы не Скотт…»

Голова.

Плечи.

Грудная клетка.

Удар с разворота.

Бедняга манекен.

После случившегося с Дарреном и «Пим Технолоджис» Хэнк приказал Скотту залечь на дно.

— Никому ни слова, — добавил он. Хэнк не хотел, чтобы федералы пронюхали об этом и положили глаз на его технологии. С точки зрения Хэнка, больше не должно быть никаких рисков, и эта значило: никаких появлений Человека-Муравья на публике или каким-либо другим образом.

Хоуп знала: ее отец был обеспокоен тем, чтобы технологии не попали в плохие руки, но реальной причиной приказа Скотту, было то, что Хэнк не допустит ничего угрожающего спасению матери Хоуп.

Хоуп схватила полотенце и вытерла лоб. Куски тренировочного манекена валялись у ее ног.

* * *

От мыслей о прошлом к горлу Хоуп подступил ком. Вспомнив о том моменте, когда отец наконец открылся ей, рассказал, что же действительно случилось с ее матерью, она еле сдержала слезы.

Она была очень зла на отца, когда тот впервые привлек Скотта к тому, чтобы надеть костюм Человека-Муравья. Хоуп сама хотела стать Человеком-Муравьем, пробраться внутрь «Пим Технолоджис» и украсть костюм Желтого шершня у Кросса. Разве она не доказала, что способна на это? Почему отец не доверил это сделать ей, почему он полагался на грабителя Скотта, на того, кого он едва знал?

Она была в отчаянии. Часть ее верила, что работа с Хэнком против общего врага сблизит их, сократит это непреодолимое расстояние между ними. Но другая ее часть была уверена в том, что она чертовски ошибается.

Слова Скотта изменили ее образ мышления:

«Я — расходный материал, — объяснял ей Скотт, когда Хоуп спряталась в машине, наедине со своей яростью и разочарованием. — Поэтому я здесь. Ты должна понять, почему в костюме я, а не ты. Он готов проиграть бой, но не готов потерять тебя».

Хоуп даже не думала об этом. Почему? Да потому что всю жизнь она думала, что отец просто пытается от нее избавиться.

Когда она вернулась в дом Хэнка, чтобы возразить ему, Хоуп и не думала о том, что может произойти.

Хэнк начал медленно говорить, стоя к ней спиной.

— Твоя мама, — произнес Хэнк, — убедила меня разрешить ей присоединиться к одной из моих миссий. Они назвали ее Осой. Она была рождена для этого.

Хоуп слушала, ловя каждое слово.

— И не было ни дня, когда я не жалел бы о том, что ответил «да».

На секунду показалось, что Хэнк не может продолжать, слова как будто застревали. Затем он тихо продолжил:

— Это был 1987 год. Сепаратисты захватили Советское ракетное хранилище в Курске и запустили межконтинентальную баллистическую ракету на США.

Хоуп молчала, позволяя отцу говорить дальше.

— От механизмов управления нас отделяла титановая оболочка. Я знал, что нужно уменьшиться до размеров частицы и пробраться между атомами, но молекулятор был сильно поврежден. Твоя мама ни секунды не колебалась, она отключила регулятор и стала меньше атома, чтобы обезвредить ракету. И… не вернулась.

Хоуп никогда не слышала этой истории и не знала, что же на самом деле произошло с ее матерью. И она никогда не видела таким своего отца. Открытым и уязвимым.

— Твоя мама пала смертью героев, — сказал он, посмотрев в глаза Хоуп. Что он там искал? Понимание? Прощение? — А я последующие десять лет изучал все, что только мог, о квантовом мире.

Хоуп кивнула сквозь слезы. Она наконец все поняла.

— Ты пытался вернуть ее назад.

Хэнк слабо кивнул.

— Но я понял, что мы ничего не знаем…

* * *

Квантовый мир оставался для Хэнка загадкой на протяжении многих лет исследований и экспериментов. Но после дела с Желтым шершнем им удалось кое-что узнать. Чтобы победить Даррена, Скотту необходимо было уменьшиться до размера атома и разрушить костюм Желтого шершня изнутри. Точно так же, как и Джанет, постоянно сжимаясь, проникая сквозь молекулы, Скотт уменьшился до нужных размеров, проник в костюм Желтого шершня и навсегда уничтожил его, а также угрозу, которую он нес для всего мира.

Даррен распался. От него не осталось и следа. Скотт, в свою очередь, продолжил уменьшаться до тех пор, пока не обнаружил, что дрейфует в квантовом мире.

Только благодаря огромному усилию воли, услышав зов Кэсси, Скотт смог выбраться из квантового мира.

Для Хоуп и Хэнка сам факт возвращения из квантового мира чуть ли не превышал ценность уничтожения Желтого шершня. Скотт был в квантовом мире. Он вернулся. Он выжил.

Если Скотт смог попасть туда и выбраться… Если он смог выжить…

…то могла и Джанет.

После дела с Желтым шершнем Хэнк и Хоуп посвятили себя поиску пути в квантовый мир, точнее, пути возврата оттуда — конечно же, вместе с Джанет. Они вели работу незаметно, используя ресурсы Хэнка для финансирования проекта. Основываясь на рассказе Скотта, они приближались к цели. Возможно, они были менее чем в годе от усовершенствования квантового туннеля, как его назвал Хэнк. Менее чем в года от безопасного исследования квантового мира, попытки найти мать Хоуп и вернуть ее домой.

До тех пор, пока Скотт все не испортил.

ГЛАВА 7, или Как Скотту удалось все испортить

«Как Скотту удалось все испортить?» — думала Хоуп. Это приводило ее в бешенство. Он один смог поставить под угрозу все, над чем работали она и Хэнк. Всего лишь одно необдуманное решение одного человека…

Хэнку стоило сказать более развернуто. «Никому ни слова!» значит «Не бери костюм Человека-Муравья ради забавы, не привлекай нежелательного внимания». Любой, у кого есть хоть немного мозгов, поймет, что это значит.

Тем не менее Скотт сделал и то, и другое. Весьма публично и весьма проблематично.

На самом деле Хоуп раздражал, даже выводил из себя тот факт, что Скотт и словом не обмолвился перед отъездом о миссии, в которой он так запросто согласился принять участие. Будто ему и в голову не пришло, что это может навлечь беду и что стоило бы поинтересоваться ее мнением, прежде чем принимать такое решение. После всего, что они прошли вместе, думала Хоуп. Боже, что она себе напридумывала? Что они доверяли друг другу? Что заботились друг о друге?

«Если ты заботишься о ком-то и доверяешь ему, как можно вот так улизнуть?» — спрашивала себя Хоуп.

То есть, пока они с Хэнком пахали в лаборатории, пытаясь улучшить технологию, необходимую для создания квантового туннеля, Скотт незаметно смылся в Германию, никого не оповестив.

И для чего? Чтобы стать частью команды выскочек, каких-то известных супергероев, в битве Капитана Америка с Железным Человеком и еще кучей других.

Даже теперь одна мысль о сбегающем Скотте вызывала у Хоуп желание дать ему в челюсть.

Тяжело.

Как и большинство людей на планете, она и Хэнк узнали все из новостей. Первые репортажи велись из аэропорта Галле в Лейпциге, на юго-западе от Берлина. Там произошла своего рода битва, которую можно было описать как массовое сражение супергероев. Железный Человек, Воитель, Черная Вдова, Вижн и какой-то худощавый парень в костюме Человека-Паука против Капитана Америка, Сокола, Алой Ведьмы, Соколиного Глаза, Зимнего Солдата и… Скотта Лэнга, он же Человек-Муравей.

«Человек-Муравей», — думала Хоуп, горько посмеиваясь. Может, если бы Скотт дрался в крошечном теле его бы никто и не заметил, никто бы даже не узнал, что он принимал участие в битве. Это было бы простительно. Тогда она немного позлилась бы на Скотта за то, что он сбежал, как фанат-бойскаут, только потому, что Капитан Америка его позвал.

Но по телевизору Скотт был размером совсем не с муравья.

Скорее размером с небольшого великана.

После происшествия с Желтым шершнем Хэнк вместе со Скоттом проводили некоторые исследования. И вместе они открыли, что с помощью частиц Пима можно не только уменьшаться, но и увеличиваться.

О-о-очень увеличиваться.

Стать размером со здание.

Что, собственно, Скотт и продемонстрировал прямо перед камерами в аэропорту. Показал себя во всей красе, разбрасывая автомобили, словно игрушки, сражаясь с Железным Человеком у всего мира на виду.

«Кажется логичным, — думала Хоуп, — что Скотт должен был стать великаном». Таким образом он стал живым воплощением гигантских проблем, свалившихся ей и Хэнку на головы.

Из-за показанной по ящику технологии изменения размеров Пима для властей — будь то ФБР или ЦРУ, оставшиеся последователи ЩИТа или Гидры, или кого-нибудь еще, — теперь было лишь вопросом времени прийти и воспользоваться технологией, а заодно и Хоуп с Хэнком.

Когда она увидела его по телевизору, то испытала два совершенно разных чувства. Сначала она уставилась на экран, потеряв дар речи с отвисшей челюстью. Она хотела найти манекен для тренировки и хорошенько задать ему, представляя лицо Скотта.

Потом она решила сделать то, что у нее получалось лучше всего: взглянуть правде в глаза.

* * *

— Собери все, что можешь, — сказала Хоуп, целенаправленно зайдя в лабораторию Хэнка. Затем она посмотрела на верстак и правой рукой все с него смела. — Клади сюда.

Хоуп шла по лаборатории, подмечая, что им может понадобиться для создания квантового туннеля. На заднем плане телевизор громко вещал главные новости дня с участием большого, тупого Скотта Лэнга. Она складывала маленькие капсулы, наполненные частицами Пима, в серебряный чемоданчик.

— Что случилось? — спросила Хоуп.

Хэнк, внимательно изучая целый набор инструментов, едва взглянул на нее со своего рабочего места Его мобильный лежал рядом.

— Мне только что позвонил кое-кто из моих бывших коллег из ЩИТа. Федералы уже в пути. Твой план — единственный выход из этой ситуации. Мы возьмем все, что может пригодиться, чтобы завершить квантовый туннель. И то, что может не пригодиться, потому что это нам, возможно, тоже понадобится.

— И мы все уменьшим, — сказала Хоуп, следуя логике отца. — Но куда мы отправимся? Мы же не можем поселиться в мотеле и создать квантовый туннель.

— Нет, — согласился Хэнк, — но я кое-что подготовил на случай возникновения непредвиденной ситуации, такой как эта.

— СПАСИБО, Скотт, — сквозь зубы процедила Хоуп.

— Мы разберемся с этим безмозглым бойскаутом, когда он вернется, — сказал Хэнк. — Если он вернется. Бог знает, что Росс сделает с его новыми дружками-супергероями. Может, бросит их в Рафт?

Таддеус Росс — генерал на пенсии, исполняющий обязанности госсекретаря. Он нес ответственность за сохранность соглашений Заковии посредством правительства США. И он же контролировал плавучую тюрьму Рафт для людей со сверхспособностями, расположенную где-то посреди Атлантического океана.

— Думаю, вот и все, — сказала Хоуп, ставя серебристый чемоданчик на стол. — Ну а теперь расскажи, что же ты приготовил для такой ситуации?

Хэнк улыбнулся. В правой руке он сжимал блестящую ручку маленького куба.

— Твой новый дом.

ГЛАВА 8, ИЛИ Да, это больно, когда Железный Человек тебя бьет

— Да, — сказал Скотт, ставя красную шашку на место, — становится больно, когда Железный Человек тебя бьет.

— Даже если ты крошечный, как муравей? — спросила Кэсси.

Она держала черный контроллер в левой руке, изумленно глядя на Скотта.

— Я не знаю, — ответил Скотт, — потому что он не бил меня, когда я был размером с муравья. Я был большой. Если бы я был размером с муравья, может, он бы меня и не ударил.

Пока Скотт говорил, Кэсси сделала ход.

— Ты сразу срубила две шашки? — спросил Скотт, подняв брови от удивления.

Кэсси захихикала:

— Да. И могу еще две, папочка, — сказала она, рубя еще две шашки и откладывая в сторону.

— Да, но не все сразу! — рассмеялся Скотт.

Давно он так весело не проводил время с Кэсси. На минуту он даже забыл, что находится под домашним арестом. Казалось, он был обычным отцом, который проводит время со своей дочерью, играя в игры, болтая и просто веселясь.

Но он прекрасно понимал, что их совместное времяпрепровождение заканчивалось. Скоро Кэсси придется вернуться домой, к матери. А Скотт снова останется один на один со своими мыслями и электронным браслетом, который он носил 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Он не хотел омрачать последние часы посещения Кэсси. Но быть вдали от нее было очень тяжело.

— Почему ты разговариваешь с муравьями? — невинно спросила Кэсси.

— Почему? Говорю им, что делать, — ответил Скотт. — Они очень помогают.

Кэсси начала складывать игру обратно в коробку:

— Нет, я имею в виду, почему с муравьями? Почему не с другими жуками?

Скотт с гордостью посмотрел на дочь. Она всегда удивляла его своими вдумчивыми, проницательными вопросами и наблюдениями о мире вокруг нее. Кэсси обладала потрясающим любопытством, заложенным природой.

«В ее годы я определенно не был так умен», — думал он.

— Думаю, доктор Пим выбрал муравьев по ряду причин. Как думаешь, каких? — спросил Скотт.

Маленькая девочка тотчас начала перечислять возможные причины, загибая пальцы правой руки, давая Скотту понять, что она уже некоторое время изучала данный вопрос.

— Муравьи очень сильные, — быстро проговорила она. — И могут разговаривать друг с другом. И муравьи знают, как слаженно работать вместе.

— Как-нибудь я обязательно познакомлю тебя с доктором Пимом, — сказал Скотт, обнимая ее за плечи. — Думаю, это все причины, по которым он выбрал муравьев.

— А как ты с ними разговариваешь? — спросила Кэсси.

— Как?.. Ну, это сложно объяснить…

* * *

— Прочисти мозги, Скотт.

Скотт сидел рядом с Хоуп на пассажирском сиденье автомобиля. Они подъезжали к дому Хэнка Пима. На данный момент у него не получалось разговаривать с муравьями так же, как это делал Хэнк на своих миссиях в костюме Человека-Муравья. И если Скотт не мог разговаривать с муравьями и просить их о помощи, то какой же тогда из него Человек-Муравей?

— Надо абсолютно четко представлять, чего ты хочешь, — сказала Хоуп, протягивая наушник Скотту. — Думай о Кэсси, о том, как сильно хочешь ее увидеть. Это поможет тебе сосредоточиться.

Скотт не был уверен, что справится, но решил, что терять ему нечего. Он взял наушник и вставил его в правое ухо, как показывала Хоуп. Скотт наблюдал, как Хоуп взяла монетку и аккуратно положила ее на приборную панель перед ними. Затем закрыл глаза, глубоко вздохнул и приготовился.

— Открой глаза, — тихо произнесла Хоуп, — и просто подумай, что ты хочешь, чтобы муравьи сделали.

Скотт так и сделал. Медленно открыв глаза, он представил, как муравьи проходят сквозь шов приборной панели и направляются к монетке. Прошла одна или две секунды, но для Скотта они показались вечностью.

И он увидел сначала черную головку, показавшуюся из приборной панели. Это был муравей-плотник, и он начал двигаться к монетке. Немного погодя за ним появился еще один муравей, а потом еще один, и еще.

Четыре муравья направлялись прямо к монетке, пока Скотт глядел на них, думая о том, что им нужно делать.

«Молодцы, ребята, — думал Скотт, — а теперь возьмите монетку…»

И муравьи будто услышали его и, используя свои головки, усики и передние лапки, приподняли монетку вверх.

Скотт громко вздохнул. Он практически общался с муравьями! Это невероятно!

— Класс! — обнадеживая, сказала Хоуп.

Ему было интересно, как далеко он мог зайти и что муравьи способны были сделать. Скотт мгновение пристально смотрел на муравьев.

— Давайте посмотрим, что вы, ребята, умеете, — сказал он. — Может быть, покрутите эту монетку…

И муравьи так и сделали. Монетка закрутилась вокруг своей оси.

Скотт понял, что он только что шагнул в больший — как это ни парадоксально — маленький мир.

* * *

— Значит, муравьи могут сделать все, что ты попросишь? — спросила Кэсси.

— Ну, думаю, да. В пределах разумного, — добавил Скотт. — Имею в виду, они не станут делать твое домашнее задание, если ты об этом.

Кэсси засмеялась:

— Ни в коем случае! Я сама сделаю Домашнее задание!

Она поднялась с пола, где они сидели со Скоттом, и убрала коробку с игрой на полку поблизости.

— Во что еще ты хочешь поиграть? — спросил Скотт. Но прежде чем Кэсси успела ответить, в комнате снова показалась голова Луиса.

— Скотти! Кэсси!

— Привет, Луис, — сказал Скотт. Кэсси лишь улыбнулась в ответ.

— Помнишь, ты сказал обратиться к тебе, если эта штука когда-нибудь станет проблемой, — сказал Луис.

— Я на самом деле не понимаю, о чем ты говоришь, — сказал Скотт. — Это может подождать, пока я доиграю с Кэсси? Она поедет домой примерно через час…

— Да, конечно. Час — это нормально. За это время ничего не случится, все в норме, — ответил Луис, улыбаясь.

Скотт мельком взглянул на Кэсси, которая внимательно изучала Луиса, переключив все внимание на него. Она поняла, что сейчас Луис начнет рассказывать одну из своих многословных нелепых историй, которые она так любила. Скотт вздохнул:

— Ну ладно, рассказывай.

ГЛАВА 9, ИЛИ Эй, зацени

— Эй, зацени, — сказал Луис. — Значит, пошел я в «Круг К», потому что у них есть чизбургеры из микроволновки, которые я люблю, к тому же мне надо было заморить червячка. Я типа решил убить двух зайцев.

Скотт кивнул. Кивнуть было безопаснее, когда Луис набирал обороты.


Луис любил говорить на публику больше всего на свете и рассказывал все в мельчайших подробностях.

Каждую.

Отдельную.

Деталь.

— Короче, ем я чизбургер, и тут мне звонит мой кореш Флойд. Я ща не буду много о нем рассказывать из-за той истории, в которую он влип, но, думаю, это в прошлом, поэтому он мне и позвонил, чтобы рассказать об этом деле.

Кэсси посмотрела на Луиса, потом на Скотта, потом опять на Луиса. Она широко улыбалась, увлеченная рассказом.

— Я ему: «И, че за работа?» А он мне: «Ты знаешь, как связаться с этой охранной компанией?» И я подумал: «Разве я рассказывал ему об охранной компании?» Потому что я этого не помню, хотя, возможно, я мог бы…

— Ближе к делу, Луис, — мягко сказал Скотт. — Вдох, выдох. — Пытаться сосредоточить внимание Луиса было делом безнадежным, но Скотт постарался.

— Ладно, Скотти, ладно. Ну, я ему сказал, что знаю одну охранную компанию, а он говорит, что его брат Лестер работает в одной фирме, которой нужна охрана. Короче, я позвонил Лестеру, и он сказал, что знает одного чувака, который работает на чувака, которому нужна охрана, потому что он имеет дело с сомнительными типами и кучей изобретений.

— М-м-м, — безучастно отозвался Скотт.

— И знаешь, когда он сказал «изобретение», я сразу подумал о тебе, потому что ты любишь все эти штуки. — Луис продолжил: — И я сказал: «Лестер, сведи меня с этим парнем, который работает на того парня, и как его фамилия?» А он говорит: «Не могу тебе сказать, или он меня прикончит».

Скотт округлил глаза. Быстро взглянул на Кэсси, а потом уставился на Луиса, словно говоря: «Братан, не перед моим ребенком».

Луис моментально понял невербальный сигнал Скотта:

— Не, ну конечно, не в прямом смысле прикончит, это я так образно выразился. Короче, он сказал, что парень, чью фамилию назвать он не может, ведет дела с людьми, которые раньше работали на крупную компанию по производству технологий, которая разорилась.

«„Пим Технолоджис“, — размышлял Скотт, — или слишком много совпадений?»

— Итак, я выпытал у Лестера, что парня, на которого все работают, зовут Сонни, и все, никакой фамилии. Потом я посчитал, что обязан рассказать тебе, потому что чую, что-то происходит, и, может быть, это возможность, или, может, это все влечет за собой большие неприятности и нам нужно их избежать, или, может, уже слишком поздно и мы не сможем ничего избежать. — Когда Луис выпалил последнюю фразу, казалось, ему нечем дышать. Он стоял, ухмыляясь и подмигивая Скотту.

А что, если люди, которых упомянул Луис, работали на «Пим Технолоджис»? А если эти двое… Хоуп и Хэнк?

Это выбило его из колеи.

Он не разговаривал с Хэнком и Хоуп с тех пор, как сбежал в Германию. Когда он вернулся домой, он собирался им позвонить, особенно Хоуп, но это был какой-то замкнутый круг: он был уверен, что она злится на него, и хотел ей позвонить, чтобы узнать, как сильно она злится. Но из-за того, что он знал, как она зла на него, боялся позвонить.

Поэтому он ничего не делал. Скотт знал, что он подвел Хоуп. И жить с осознанием этого было очень тяжело.

— А что ты знаешь об этом парне Сонни? — спросил Скотт.

Луис энергично закивал, будто ожидал вопроса.

— Он плохой чувак. Продает людям все, что им нужно, за очень высокую цену. Дело не в деньгах, я имею в виду шантаж, секретную информацию, ну, ты понял?

— Я поняла, о чем ты говоришь! — вмешалась Кэсси в разговор.

Луис поднял правую руку.

— Дай пять, Кэсси!

И они ударились ладошками.

— Она такая умница, Скотти, — сказал Луис, широко улыбаясь Кэсси. — Как быстро они растут.

— Да уж, — ответил Скотт. — Могу я поговорить с парнем брата твоего друга, который знает того парня?

— Ты все уловил? — удивился Луис.

— Ага, — ответил Скотт. — Я просто был очень внимателен, это совсем не сложно.

— Хорошо, хорошо. Просто я не привык, что кто-то меня слушает и может повторить частично или целиком все, что я сказал. Превосходно, — с энтузиазмом сказал Луис.

— Ну так что, сведешь меня с этим парнем? — спросил Скотт.

Луис моргнул:

— Каким парнем?

Скотт закатил глаза, и Луис расхохотался.

— Я просто прикалываюсь над тобой. Да, я выясню, где он работает, и мы сходим… — замолчав на полуслове, Луис посмотрел на электронный браслет Скотта. — Или я достану номер, и ты позвонишь.

Возникла пауза.

— Лучше позвоню, — сказал Скотт.

ГЛАВА 10, ИЛИ Опять Сонни

— Опять Сонни, — сказала Хоуп с отвращением. Она произнесла «Сонни» как проклятие. Так оно на нее действовало.

— Он — воплощение зла, — ответил Хэнк, фактически не отводя глаз от Дороги перед собой. — Думаешь, я бы с ним связался, если бы был другой путь? У нас нет других вариантов, благодаря твоему парню.

Хоуп прикусила нижнюю губу и посмотрела в окно. Она почувствовала, как ее правая рука сжимается в кулак. Опять, только не это.

— Он не мой парень! — ответила Хоуп, и почти что услышала, как Хэнк закатил глаза. — И даже если бы и был, все это в прошлом. Мы не можем вернуться в прошлое и запретить Скотту отправиться за границу, чтобы подружиться с Капитаном Америка.

Хэнк засмеялся.

— Думаю, нет. Все готово для встречи? — спросил он. И Хоуп различила нотки тревожности в его голосе.

По правде говоря, Хоуп тоже немного нервничала. С тех пор как они начали скрываться, оказалось, что создавать квантовый туннель не так-то просто. Вещи, на которые они раньше не обращали внимания, такие как: доступные материалы, рабочее пространство и возможность везде свободно передвигаться — сейчас были вне досягаемости. Когда она показывалась на людях — если она показывалась на людях — Хоуп всегда была начеку, в своеобразной маскировке. Стоя в очереди, она думала, действительно ли позади стоящий человек хочет купить апельсиновый сок и пончики или это правительственная марионетка, которая только и ждет, чтобы наброситься на нее.

Хоуп наблюдала, как дома за окном фургона начали редеть. Они подъезжали к маленькому деловому району. На большинстве витрин были таблички «СДАЕТСЯ» или «МАГАЗИН ЗАКРЫТ». Это место нельзя было назвать процветающим.

Из-за Скотта ей и Хэнку приходилось искать другие пути получения всего необходимого для работы над созданием квантового туннеля. Пришлось обратиться к низшим слоям общества.

То есть к Сонни Бёрчу.

Бёрч, по мнению Хоуп, был из самых низов. Пути Сонни и ее отца пересеклись, когда Хэнк работал на ЩИТ. Хэнк, бывало, говорил: «Это такой человек, которого не хочется знать, но однажды он может быть полезен».

Он был так изворотлив и ненадежен. Иначе говоря, Сонни был скупщиком — тем, кто имеет дело с краденым товаром. Он покупал его по низкой цене и перепродавал с приличной надбавкой. Одни говорили, что Сонни собирает все это для Гидры, той самой организации, против которой боролся ЩИТ многие годы.

Другие говорили, что Сонни был хладнокровным убийцей.

Все это определенно заставляло Хоуп чувствовать себя не в своей тарелке. Конечно, она могла о себе позаботиться, но она волновалась за отца. И боялась, что, если она что-нибудь сделает с Сонни, это может поставить под угрозу всю работу, которую они уже проделали, чтобы создать квантовый туннель и спасти мать Хоуп.

Будто чувствуя ее внутреннюю борьбу, Хэнк сказал:

— Я знаю, что представляет собой Сонни, но также я знаю, что это единственный способ получить недостающие детали, чтобы превратить мечту о квантовом туннеле в реальность.

Хоуп кивнула.

— Я знаю, — ответила она. — Я просто не хочу, чтобы он что-то испортил.

Фургон подъехал к полуразрушенной закусочной с разбитым и заколоченным окном. Хоуп глубоко вздохнула, полная ярости из-за происходящего.

— Если Сонни попытается что-то выкинуть, мы будем готовы, — успокаивал ее Хэнк. — Мы знаем, с кем имеем дело, а он не знает, с кем он имеет дело на самом, деле. Не забудь, он уверен, что ты…

— Сьюзан. Я помню, пап, — сказала Хоуп, уже немного сердясь. — Если бы он только знал, что имеет дело с Хэнком Пимом…

— То все это было бы разрушено, — закончил за нее Хэнк.

Хоуп молча вышла из фургона и закрыла дверцу.

* * *

Закусочная была грязной и мерзкой, а пол выглядел так, будто его лет двадцать не мыли. Когда Хоуп подошла к стойке, женщина, стоявшая за ней, даже не удосужилась на нее взглянуть, занятая раскладыванием кучи монет в кассе.

— Садитесь, где хотите, — сказала она ворчливым и уставшим голосом. — Все равно народу мало, — пробормотала она себе под нос.

Хоуп не сказала ни слова, просто кивнув, прошла мимо стойки дальше, к столику. Закусочная была почти пустая: кроме старика, доедавшего тарелку супа (больше было похоже на размазывание супа по бороде), здесь не было ни души.

Только в кабинке, в самом конце зала, кто-то был.

Вот где Хоуп нашла ожидавшего ее Сонни Бёрча. Как обычно, с ним была пара головорезов — наемные громилы, готовые защитить Сонни, если что-то пойдет не так, или на случай, если Сонни хотел, чтобы что-то пошло не так.

— Рад снова вас видеть, Сьюзан, — сказал Сонни, жестом предлагая Хоуп присесть.

Хоуп осталась стоять.

— Деньги здесь, — сказала Хоуп, желая побыстрее все закончить. — Деталь с собой?

Сонни откинулся на спинку стула и отпил из кружки.

— Самый ужасный кофе в Штатах, — сказал он, показывая на кружку. — Я прихожу сюда, чтобы помнить, что люблю в жизни самое лучшее.

«Смешно, я думаю так же», — думала Хоуп.

— Деталь? — снова спросила Хоуп.

Сонни сделал еще глоток:

— Вижу, вы не любите зря терять время. Мне это нравится. Ну-у, может быть, у меня есть деталь, а может, и нет. Давайте-ка сначала посмотрим, что есть у вас.

Хоуп посмотрела по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не видит. Старик по-прежнему ел (проливал) свой суп, а женщина за стойкой готовила кофе. Довольная тем, что никто не смотрит, Хоуп достала из кармана конверт и положила его на стол.

— Все здесь, — сказала Хоуп. — Как договаривались.

Один из громил, сидящих слева от Сонни, потянулся к конверту, и Сонни посмотрел на него испепеляющим взглядом.

— Разве я просил тебя брать конверт? — спросил он тоном родителя, который ругает непослушного ребенка.

Громила пожал плечами.

— Хорошего помощника трудно найти, — сказал Сонни, потянувшись за конвертом.

Но Хоуп положила свою правую руку поверх его руки.

Жестко.

Громилы вскочили в мгновение ока, шурша руками в пальто, явно в поисках оружия.

— Деталь, — категорично заявила Хоуп.

Сонни посмотрел на Хоуп, глаза в глаза, будто проверял ее на прочность. Он одобрительно улыбнулся, поняв по ее пристальному взгляду, что она не сдастся. Не отрывая взгляда, он сказал:

— Полегче, ребята, Сьюзан лишь хочет, чтобы все было честно и справедливо. — При этом он кивнул своим парням, которые вытащили руки из карманов и снова сели за стол.

Сонни наконец достал маленький конверт из своей куртки, положил его на стол и подвинул к Хоуп.

— Взгляни, — сказал он, — как обещал, а теперь деньги.

Хоуп взяла со стола конверт с деталью и убрала свою правую руку, позволив Сонни взять конверт с деньгами.

Проверяя свой конверт, Хоуп увидела небольшую капсулу, в которой был маленький компьютерный чип.

— Как раз то, что тебе нужно, — сказал Сонни, пересчитывая деньги, которые дала Хоуп. — Извини, если цвет не подходит. — У него был покровительственный тон.

Хоуп сжала зубы, чтобы не ляпнуть лишнего, — Сонни был ужасен, но это был единственный способ, который позволит ей и Хэнку продолжить их работу. Она снова прокляла Скотта, который поставил их в такое незавидное положение.

Хоуп крепко сжала капсулу в руке и натянуто улыбнулась:

— Все в порядке, — сказала она.

— Хорошо, — сказал Сонни, ухмыляясь. — Приятно иметь с тобой дело, Сьюзан. Увидимся.

ГЛАВА 11, ИЛИ Папочка, твоя нога мигает

— Папочка, твоя нога мигает! — воскликнула Кэсси, показывая пальцем на ногу Скотта.

— Ты хочешь мою ногу? — спросил Скотт.

Они с дочкой сидели на полу и уже наполовину построили огромную крепость. Эти двое собрали все подушки, одеяла, покрывала, стулья, которые нашли в доме, и строили из них внушительное сооружение.

— Не нога, а браслет, — ответила Кэсси, сворачиваясь, как змея, в туннеле из подушек. — Он мигает. Мне это нравится. Думаешь, мама разрешит мне носить такой же?

— Какой? — спросил Скотт, приподнимая диванную подушку перед туннелем. Кэсси была права. Внезапно браслет Скотта отстегнулся. Но как? Он не покидал дом. Он даже за дверь не выходил. Именно в тот момент, когда они с Кэсси решили произвести взрыв, этот чертов браслет замигал.

«Понятно, — думал Скотт. — Даже если я соблюдаю правила и не нарушаю закон, все равно что-то идет не так».

— Давай-ка прервемся на минутку, — сказал Скотт. — Я должен сделать один звонок. — Ему нужно было позвонить агенту By прямо сейчас, чтобы предотвратить повторный визит федералов. Меньше всего он хотел иметь пометку «нелепая случайность» в своем деле, как это было с газетой. Как будто он собирался прожить таким образом всю жизнь.

Он прямо сейчас хотел рассказать By, что не сделал ничего предосудительного из того, что могло бы нарушить их договоренность. Не факт, что By ему поверит, и, может быть, не сразу. Но Скотт должен был что-то предпринять. Он не мог снова попасть за решетку и потерять Кэсси.

Еще раз он этого не вынесет.

— Папочка, смотри! — Кэсси вскрикнула. — Если ты сейчас встанешь, то…

Скотт, не подумав, резко поднялся с пола и потянул за собой большое покрывало. Следом за покрывалом посыпались подушки, служившие крышей крепости, а за ними последовали и стены-подушки. За долю секунды он разрушил всю крепость, словно беснующийся монстр. Скотт осмотрелся, качая головой.

Кэсси радостно завизжала:

— Давай еще!

— Ты не видела мой телефон? — спросил Скотт у Кэсси.

Она пожала плечами:

— Нет, может, ты его на кухне оставил?

— Хорошая мысль, Орешек, — сказал Скотт и выбежал из комнаты, чувствуя, как каждая секунда, потраченная зря, приближает федералов к его дому, к его дочери. Скотт сбежал по лестнице на кухню. Может, он оставил его на буфете, делая сэндвичи себе и Кэсси? Добежав до кухни, он нос к носу столкнулся с Луисом.

— Скотти, я тут подумал о деле… — начал Луис.

Скотт положил правую руку Луису на грудь:

— Не сейчас, Луис. Мне надо найти мой телефон и позвонить до того, как…

— Это займет всего секунду, — продолжил Луис. — Ты знаешь, нам нужно вместе продумать план, чтобы показать его тому парню, который хочет нас нанять. Думаю, скоро мы это сделаем, или немного погодя, или упустим…

— Да понял я, Луис, но если я не найду телефон и не позвоню, тут будет…

— Да, точно, мы же не хотим упустить такой шанс. Поэтому, я думаю, ты должен представить окончательный вариант презентации, который чувак одобрит и возьмет нас на работу. Так что ты…

Внезапно в дверь постучали. Четко, вежливо, настойчиво.

— Невероятно, — сказал Скотт, полностью уверенный в том, что произойдет дальше.

ГЛАВА 12, ИЛИ Неожиданный визит Джимми By

— Неожиданный визит Джимми By, — сказал Скотт, открыв дверь и с трудом удерживаясь от сарказма.

Агент By был одет в черный костюм, а волосы были гладко зачесаны назад. Федеральный агент не улыбался, не хмурился. Он выглядел, можно сказать, безучастным. Скотт не знал, что это означало.

— Привет, Скотт, — сказал By на удивление дружелюбным голосом. — Мы были неподалеку, когда заметили, что у тебя небольшая проблемка. — By указал на электронный браслет на лодыжке Скотта. Он продолжал мигать.

— По поводу этого, послушайте, я ничего не делал, — запротестовал Скотт. — Я всего лишь строил огромную крепость ВНУТРИ моего дома и…

— Ой, и Кэсси здесь? — спросил By. — Не возражаешь, если я зайду на минуту?

Скот вздохнул и жестом пригласил By войти. Он увидел по меньшей мере еще двух агентов, стоявших за дверью. By знаком приказал им остаться на своих местах, и Скотт закрыл перед ними дверь.

— Как я уже сказал, я ничего не делал, — сказал Скотт. Он был расстроен и зол. Больше всего он был зол на себя, за тот первый раз. — Это не как тогда, с газетой.

— Расслабься, Скотт, я тебе верю, — сказал By спокойным и размеренным голосом.

— Подождите… вы верите? — с подозрением спросил Скотт, ожидая подвоха.

— Да. Мы узнаем, если ты покинешь помещение, а я вижу, что ты здесь. И никуда не уходил. Ясно, что ты был внутри, когда мы пришли, а то, что браслет мигает, означает лишь маленькую неисправность в нем. Мы заменим браслет через несколько минут, — сказал By.

— Спасибо, — Скотт опустил плечи и выдохнул с облегчением.

— Конечно, — сказал By. — Видишь? Совсем не похоже на тот случай с газетой. Ты знаешь, в главном офисе до сих пор об этом судачат. — By гоготнул и похлопал Скотта по спине.

— Круто, — без энтузиазма сказал Скотт.

— Ты веселый парень, — ответил By. Он стоял в комнате внизу, осматриваясь. Скотт не мог точно сказать, что он пытается разглядеть. Казалось, он что-то ищет. Но что?

— Агент By? — позвала его Кэсси, стоявшая на верхней площадке лестницы.

— Ага, вот и она! — сказал By, показывая на Кэсси, которая спустилась по лестнице и встала позади Скотта.

— Вы же его не заберете? — спросила Кэсси. Она сморщилась и зыркнула на агента By.

— Нет. Ни в коем случае, — сказал агент By. — Мы здесь, чтобы помочь твоему папе с его электронным браслетом, поскольку с ним что-то не так. Однако, учитывая, что я здесь…

— Вы это слышите? — спросил Скотт.

— Я ничего не слышал, — сказал агент By.

— Я тоже, — добавила Кэсси.

— Звук приближающихся неприятностей, — ответил Скотт.

Агент By усмехнулся.

— Хорошая шутка. Послушай, раз уж я здесь, хочу напомнить тебе кое-что, Скотт. Условия твоего… — Он сделал паузу и поправил себя: — нашего соглашения.

— Я все соблюдаю в лучшем виде, — сказал Скотт. — Я чист.

— Да, я знаю, — ответил By, медленно расхаживая по комнате, все еще осматриваясь по сторонам. — Я просто хочу помочь и напомнить о некоторых договоренностях, здесь и сейчас. Например, о связях с бывшими ассоциациями, которые находятся под запретом Заковии, или как-то связаны с этим…

— Я никого не видел, не слышал, никому не писал и ни с кем не говорил, — сказал Скотт с нарастающим смущением.

«Откуда ноги растут?» — удивлялся он.

— Я и не говорю, что ты делал. Просто хочу убедиться, что ты понимаешь: если совершишь что-то подобное, последует суровое наказание. Двадцатилетнее наказание, если быть точным, — внезапно сказал агент By серьезным голосом.

Двадцать лет. Это значит, что если он выйдет на связь с Хэнком и Хоуп и агент By об этом узнает, то его отправят обратно в тюрьму на двадцать лет. Целых двадцать лет своей жизни, которые он должен провести с Кэсси, наблюдая, как растет его дочь. Скотт попытался успокоиться. Этого не произойдет.

Дверь открылась, и вошел еще один агент в черном костюме, неся маленькую картонную коробку. Агент протянул коробку By, затем развернулся и вышел, закрыв за собой дверь.

— Твой новый электронный браслет, — сказал агент By, доставая из коробки пластмассовый предмет. — Давай взглянем, — сказал он, присев и нажав ряд кнопок, чтобы снять старый браслет и надеть новый. Нажал несколько кнопок, и новый браслет застегнулся.

— Ай, — резко вскрикнул Скотт.

— Извини, — сказал агент By. — Сильно жмет?

— Да, немного, — ответил Скотт, потирая лодыжку.

— Ну, так и должно быть. Чтобы он случайно не слетел, — сказал агент By. Выпрямившись, он улыбнулся Скотту. — Рад, что у нас появился повод поболтать. Помни, о чем мы говорили. Если кто-то к тебе придет, позвонит, остановит или что-то еще — сообщи нам немедленно.

— Понял, — сказал Скотт. — Вы узнаете первым. Кстати, агент By.

Федеральный агент посмотрел на Скотта, открыв глаза чуть шире, в знак признательности.

— Вы что-то ищете? Или вам нравится весь этот переполох, который мы устроили? — с сарказмом спросил Скотт.

Агент By ухмыльнулся и бросил взгляд на дверь.

— Высматриваю, что не так. Может, что-то не сходится с твоей историей, — сказал он. — Вижу — ты чист.

— Вау, вы можете это определить, просто оглядев гостиную? — игриво спросил Скотт.

— Если бы ты лгал, мы бы об этом узнали, — сказал агент By. — Поверь мне.

— Я и не сомневаюсь, — ответил Скотт.

Агент By улыбнулся Кэсси, пожал Скотту руку и направился к двери. Скотт открыл дверь, посмотрел, как By уходит, и захлопнул ее.

— Он странный, — сказала Кэсси, глядя ему вслед.

— Так он работает на правительство, — ответил Скотт.

ГЛАВА 13, ИЛИ Хэнк, что ты наделал?

«Хэнк, что ты наделал?» — именно эта мысль была у Скотта в голове прямо сейчас. Он был уверен, что люди из «Пим Технолоджис», о которых Луис говорил ранее, — Хэнк и Хоуп. Это должны были быть они, Скотт точно знал. Так же, как не было сомнений, что Джимми By пришел к нему не из-за браслета, а чтобы предупредить — держись подальше от Хэнка Пима и Хоуп ван Дайн. Промежуток времени между монологом Луиса и внезапным появлением By был слишком мал, чтобы быть совпадением, — федералы тоже знали слухи, которые дошли до Луиса.

«Так что же задумал Хэнк?» — размышлял Скотт.

— Пап, можешь помочь мне с домашним заданием?

Голос Кэсси вернул его к реальности.

— Да, конечно. Твое домашнее задание! — сказал он. — Я даже и не думал, что у тебя есть домашнее задание, которое нужно делать. Нужно было сказать раньше, Кэсси.

Он нервно взглянул на настенные часы. Если мать Кэсси, когда придет ее забирать, обнаружит, что домашнее задание не доделано, появится еще одно черное пятно на репутации Скотта.

— Я забыла, а теперь вспомнила, — сказала Кэсси, будто это было самым разумным объяснением.

Скотт вздохнул.

— Итак, что тебе нужно сделать, Орешек? — спросил Скотт.

Мысли, связанные с визитом Джимми By, никак не шли из головы, и Скотт не мог сконцентрироваться.

«Вот что обычно чувствует Луис», — думал он.

— Мне нужно написать, кем я хочу стать, когда вырасту, — сказала она.

Скотт просветлел на мгновение.

— Это замечательная тема для сочинения, — ответил он Кэсси, улыбаясь. — Есть идеи, кем ты хочешь стать? Ведь мир большой, и можно делать все, что хочешь.

— А я уже знаю! — подпрыгивая, воскликнула Кэсси.

— И что же это? — смеясь, спросил Скотт.

— Хочу быть Человеком-Муравьем, — сказала она с энтузиазмом.

— Человеком-Муравьем? — изумленно спросил Скотт. — И почему ты хочешь стать Человеком-Муравьем?

— Потому что ты — Человек-Муравей, и я тебя люблю! Ты классный, и самый лучший, и я хочу быть Человеком-Муравьем, — выпалила Кэсси.

— Знаю, но ведь Человек-Муравей — наша тайна, так? — спросил Скотт, заглядывая Кэсси в глаза.

Девочка улыбнулась в ответ и произнесла:

— Все верно. Было бы нереально круто уменьшиться и вытворять всякие штуки. Но все в порядке, потому что есть еще кое-что, что я хочу делать, когда вырасту.

— И что же это? — поинтересовался Скотт, глотая наживку.

— Я хочу владеть магазином мороженого! — воскликнула Кэсси. — Как ты когда-то.

— Иметь собственный магазин мороженого — просто обалденно, — сказал Скотт, удивляясь, как быстро Кэсси может менять темы.

— Да! — воскликнула Кэсси. — Потому что мороженое — это самая лучшая вещь на свете, и работать там, где есть мороженое, — моя мечта!

Скотт рассмеялся, понимая, что для ребенка работа в магазине мороженого может казаться мечтой.

— Работать в магазине мороженого — мечта каждого, — констатировал Луис, заглядывая в комнату.

— Луис, куда ты делся? — спросил Скотт. — Ты побыл здесь всего минуту, после чего появился агент By и… БАЦ! Ты исчез.

Луис на мгновение улыбнулся и моргнул:

— Да, меня этот парень нервирует. Он слегка странный, понимаешь, о чем я?

— А я говорила, — воскликнула Кэсси. И эти двое снова хлопнулись ладошками.

— Какая умница, — сказал Луис, потрепав по голове Кэсси. — Короче, Скотти, я поговорил с тем парнем, который знает того парня, который работает на того парня, и у меня для тебя есть новости.

* * *

— Дай мне сделать один звонок, и потом я весь твой, Кэсси, — сказал Скотт. — Я расскажу тебе все секреты про мороженое, которые знаю.

— ОГО! — обрадовалась Кэсси и побежала за папкой с домашним заданием.

Скотт вышел из комнаты и направился в кухню, чтобы уединиться, но вместо этого увидел Луиса, сидящего за столом и пялящегося на него.

— Ты что, собрался сидеть здесь, пока я буду ему звонить? — спросил Скотт.

— Я не скажу ни слова. Просто хочу быть рядом, пока ты будешь разговаривать, — ответил Луис. — Это так круто!

Скотт вздохнул и набрал номер. После одного гудка ему уже ответили.

— Ты ведь не должен говорить со мной, не так ли? — сказал голос в трубке. Скотту показалось, что он звучал раздраженно.

— Формально? Не совсем, — ответил он. — Но мне очень нужна твоя помощь. Ты ведь знаешь, я не могу выйти из дома, не могу пользоваться электронной почтой и…

— У тебя нет моей почты, — прервал его Сэм Уилсон. В трубке повисло молчание. — У тебя ведь нет моей почты?

— Нет. Только этот номер. Послушай, я бы не позвонил, если бы это не было так важно, — оправдывался Скотт, пытаясь исправить положение.

— Я бы с удовольствием помог тебе, Тик-Так, — отозвался Сэм, — но я немного занят.

— Мне нужны лишь кое-чьи данные. Это займет всего две минуты, — сказал Скотт. — Может, даже одну, потому что все знают, что у Сокола нереальные навыки владения компьютером.

— Они знают?

— Да, — сказал Скотт, придумывая на ходу. — Все так и говорят.

— Ну да, ну да, — скептически заметил Сэм. — Знаешь, Кэп тут кое-что задумал, но мы могли бы выделить немного времени. Ты дай мне информацию, а я подумаю, что можно сделать.

— Спасибо, Сэм, от всего сердца, — ответил Скотт, стараясь не выдать надежды в голосе.

— Особо не надейся, — парировал Сэм.

«Выдал себя, — подумал Скотт. — Вот идиот».

— Его зовут Сонни, — начал Скотт. — Он плохой парень, барыга. Работает с краденым товаром, но лишь с высокотехнологичными штучками. Он встречался с парочкой из «Пим Технолоджис» несколько недель назад. Я хочу знать о нем больше.

На другом конце провода было тихо.

— Сэм, ты слышишь? — спросил Скотт.

— Парня зовут Сонни? И это все, что ты знаешь? — спросил Сэм. — И как, по-твоему, я должен о нем что-то выяснить?

— Ты — Мститель.

— Бывший Мститель, — поправил Сэм. — Хорошо, попробую что-нибудь сделать.

— Спасибо, Сэм, — ответил Скотт, вешая трубку.

— И-и-и? — протянул Луис. — Он спрашивал обо мне?

ГЛАВА 14, ИЛИ Он купился?

— Он купился? — спросил Хэнк.

Хоуп слегка наклонила голову и ответила Хэнку взглядом, в котором читалось: «Серьезно? Ты меня об этом спрашиваешь?»

— Конечно купился, — ответила Хоуп, меряя шагами лабораторию. — Он и понятия не имеет, кто я на самом деле и что ты тоже в деле. С его точки зрения я просто Сьюзан.

Она все еще пыталась привыкнуть к их новому месту. Здесь было даже просторнее, чем в лаборатории у Хэнка дома. Да и оборудование было куда более впечатляющим. Они значительно продвинулись в решении загадки создания квантового туннеля. А с новой деталью, которую принесла Хоуп, они стали еще на шаг ближе к тому, чтобы найти ее мать.

— Вот деталь, — сказала Хоуп, протягивая Хэнку маленькую капсулу.

— Великолепно, — ответил Хэнк, не отрываясь от верстака. На голове у него была сварочная маска, а в правой руке ацетиленовая горелка. — Ты можешь отдать это нашему другу одонтомахусу, — ответил он, опуская маску и зажигая горелку.

Хоуп оглянулась, чтобы посмотреть на огромного одонтомахуса: муравей с челюстями-капканами двигался прямо на нее. Благодаря частицам Пима этот муравей был размером с большого пса или даже больше. Какое-то время Хэнк использовал увеличенных одонтомахусов, которые помогали ему в лаборатории, обеспечивая при необходимости еще одной парой рук — клешнями. Не произнося ни звука, Хоуп протянула капсулу муравью. Насекомое раскрыло свои мандибулы и аккуратно взяло у нее капсулу. Затем муравей отошел и поместил капсулу в пенопластовый бокс.

«Удивительно, — думала Хоуп. — Это чудовище может своими челюстями раздробить кости, а тут несет капсулу так нежно, будто ребенка».

Она посмотрела вслед удаляющемуся муравью, а потом вновь обратила внимание на Хэнка, который варил новую деталь. Она подождала, когда он закончит и снимет маску.

— Он знает, что мы над чем-то работаем, и непременно захочет этим завладеть, — сказала Хоуп. — Чем дольше мы будем партнерами, тем сложнее будет выпутаться.

Хэнк, уставившись в пустоту, ничего не ответил.

— Папа, ты меня слышишь? — нетерпеливо спросила Хоуп.

— Это ненадолго, — отозвался Хэнк. — Хоуп, мы почти у цели. Впервые я чувствую, что мы продвинулись вперед. Скоро мы с этим покончим, но… Думаю, есть свет в конце туннеля, — язвительно скривив рот, закончил он.

Хоуп улыбнулась шутке Хэнка, но чувствовала то же самое. И вот настала ее очередь — практичный внутренний голос вопрошал: «Хорошо, допустим, квантовый туннель заработает. А что потом? Как ты собираешься найти маму? Откуда начнешь?»

В этот момент казалось, что свет померк.

— Как? — тихо спросила Хоуп.

— Что «как»? — ответил Хэнк.

Она посмотрела на рычаги, панели, начатый туннель, который они вместе конструировали.

— Как? — повторила она еще раз.

Хэнк поднялся из-за верстака, подошел к Хоуп и положил руки ей на плечи.

— Не знаю, — ответил он. — Твоя мать может быть где угодно. Я знаю, что поиск пути в квантовый мир и обратно — лишь часть задачи. Но мы должны решить ее, прежде чем предпринять что-то еще.

— Я знаю, — ответила Хоуп. Она почувствовала ком в горле и сглотнула. — Но зайти так далеко, быть совсем рядом… А что, если мы войдем в квантовый мир и просто не сможем ее найти?

— Мы найдем твою маму, — твердо сказал Хэнк.

— Откуда ты знаешь? — спросила Хоуп.

Но у Хэнка не было ответа.

* * *

Хоуп и Хэнк трудились над квантовым туннелем по меньшей мере часов шесть после ее возвращения со встречи с Сонни Бёрчем. Они не прерывались ни на отдых, ни на еду. После разговора о поиске мамы Хоуп в квантовом мире они даже словом не обменялись. Будто движимые взаимными невысказанными страхами, они работали усерднее, быстрее, чтобы все завершить как можно скорее.

Хоуп взглянула на Хэнка и увидела, что он уснул, свернувшись на стуле. Она взяла покрывало, лежавшее на сундуке позади него, и накинула ему на плечи. Затем прошла к двери и вышла из лаборатории.

Воздух был прохладным и сырым. Небо темным. Оглядевшись, она не увидела ничего и никого. В этот раз они установили лабораторию прямо на пляже, и Хоуп всматривалась вдаль, чтобы разглядеть волны океана, разбивающиеся о песчаный берег.

«Вот он — плюс портативной лаборатории, — с иронией подумала Хоуп. — Собственный пляж, когда захочешь. Если вас это интересует, конечно. Лично меня — нет».

Гуляя вдоль пляжа, она взглянула на небо, мысленно возвращаясь к встрече с Сонни Бёрчем в закусочной этим утром. Ей вспомнились фальшивая ухмылка Сонни, головорезы, которыми он себя окружил, забитая женщина за стойкой, пустые столы. И, наконец, старик, который хлебал суп, проливая его себе на бороду.

Внезапно ужасная мысль пришла ей в голову: «А вдруг этот старик — правительственный агент? А что, если и женщина за стойкой тоже агент?»

Сколько времени у них с Хэнком в запасе, прежде чем их обнаружат, заключат под стражу, продадут оборудование с аукциона по выгодной цене? Если это произойдет, квантовый туннель навсегда останется незавершенным. И едва забрезжившая возможность спасения ее матери исчезнет навсегда.

И тут Хоуп подумала о Скотте. Она все еще хотела врезать ему по лицу за все, что он натворил. Но Хоуп не могла отрицать, что глубоко внутри ей хотелось бы, чтобы Скотт был здесь, рядом с ними. Потому что он мог быть хорошим слушателем, коим Хэнк не был. Потому что… потому что. Почему?

«Потому что этот большой болван на самом деле не может помочь, — думала она. — И потому что… я по нему скучаю».

ГЛАВА 15, ИЛИ Сокол — птица-человек или человек-птица?

— Сокол — птица-человек или человек-птица?

Скотт оторвал взгляд от Луиса и уставился на Кэсси, которая вошла в кухню.

— Он кто, прости? — спросил Скотт.

Луис быстренько встрял:

— Оу, хороший вопрос. Я понял, типа Кэсси хочет узнать, твой друг Сокол — наполовину птица, или он птица и наполовину человек, или…

— Этот парень носит механические крылья, — заявил Скотт. — Просто парень. Просто нормальный, обычный парень.

Кэсси разочарованно посмотрела на пол.

— Было бы круто, если бы он хоть чуть-чуть был птицей, — пробормотала она.

— Согласен, — сказал Луис.

— Домашнее задание, — напомнил Скотт, хлопнув в ладоши. — Твоя мама совсем скоро будет здесь. Нам нужно доделать задание, чтобы ты была готова сразу отправиться домой, когда она придет.

«И чтобы на меня не наорали», — подумал он.

Кэсси надулась, немного выпятив нижнюю губу:

— Если мы по-быстрому сделаем домашнее задание, расскажешь мне еще о Соколе?

— Идет, — ответил Скотт. — Но никакой спешки. Это очень важно.

— Так ты хочешь узнать все о работе в «Баскин Роббинс»? — добавил Луис. — К примеру, что тебе платят мороженым?

Скотт уставился на него, качая головой.

* * *

Когда Скотт и Сэм Уилсон впервые встретились, Скотт все еще проходил обучение в качестве Человека-Муравья.

— Последняя стадия твоего обучения — это незаметное нападение, — Скотт слышал отчетливый и громкий голос Хэнка Пима, несмотря на шум от реактивных двигателей. Он находился на высоте — какой? — 15 000 футов над землей? Может, больше? Цепляющийся за борт самолета, будучи размером с крошечного муравья, — это был Скотт вместе с тремя отрядами летающих муравьев.

— Тут холодно! — прокричал Скотт по рации. — Можно ведь было создать костюм с фланелевой подкладкой!

Причина, по которой Скотт висел на краю самолета, рискуя жизнью, была проста. Ему нужно было достать устройство, необходимое ему, Хэнку и Хоуп, чтобы пробраться в лабораторию Даррена Кросса и украсть костюм Желтого шершня. Устройство поможет преодолеть охранную сигнализацию.

Самым сложным было то, что устройство на данный момент хранилось на заброшенном складе Говарда Старка в северной части штата Нью-Йорк. Хэнк думал, что миссия будет… Как он выразился?.. «Парой пустяков». Добраться до заброшенного склада, взять устройство и выбраться оттуда. Проще простого.

И каким же Скотт был идиотом, когда поверил ему.

Когда они добрались до места назначения, Скотт скомандовал лететь трем отрядам муравьев. А сам вскочил на своего «коня» — летающего муравья, которого он звал Энтони.

— Порядок, Энтони, в этот раз не урони меня! — взмолился он, волнуясь за свою жизнь, пока они летели по небу с остальными муравьями.

Они летели вниз, сквозь облака, приближаясь к нужным координатам склада. Только Скотт, взглянув на секунду на него, вдруг заметил: что-то не так. На крыше склада — это было ясно как день — виднелась большая буква М.

М для Мстителей.

Когда-то это здание было складом Говарда Старка, но теперь оно принадлежало команде супергероев Тони Старка.

Слишком много для «пары пустяков».

— Скотт, убирайся оттуда! — закричала Хоуп по рации. При помощи миниатюрных камер, установленных на муравьях, Хэнк и Хоуп наблюдали за происходящим, находясь дома, в безопасности.

— Отбой! Немедленно! — орал Хэнк.

— Не-е, все нормально, — сказал Скотт, когда Энтони подлетел посмотреть поближе. — Похоже, дома никого нет. Энтони, высади меня на крыше.

Секунду спустя Скотт спрыгнул с Энтони и приземлился на крыше. Он перекатился и вскочил на ноги, изучая окрестности.

— Все в порядке, я на крыше здания, — передал он по рации. Скотт немного задыхался, но все обещало пройти гладко.

— Кто-то дома, Скотт? — спросила Хоуп.

Или нет.

Скотт взглянул наверх и увидел, как Сокол приземляется на крышу.

— Что там у тебя, Сэм? — донесся голос из передатчика на запястье Сокола.

— Сигнализация сработала, — ответил Сокол, оглядывая крышу. — Но я ничего не вижу. Подожди-ка…

И снова Хэнк прокричал по рации:

— Уходи, Скотт! Уходи сейчас же!

— Все в норме, он меня не заметит, — ответил Скотт. Он был уверен, что Сокол ни за что не сможет увидеть его, когда он такого крошечного размера. Все, что Скотту нужно сделать, — это лежать внизу и ждать, пока Сокол улетит.

— Я тебя вижу, — сказал Сокол.

— Он меня видит, — пробормотал Скотт. Он на мгновение задержал взгляд на Соколе и заметил, что на нем были очки, у которых, наверно, было что-то вроде макро- и микровидения.

Нажав кнопку на левой руке, Скотт стал нормального роста. А кнопка на шлеме подняла щиток, открыв его улыбающееся лицо.

— Привет, — задорно сказал он. — Меня зовут Скотт.

Сокол смотрел неподвижно.

— Что ты здесь делаешь? — категорично спросил он, оценивая Скотта.

Скотт не ожидал, что в свою первую полевую миссию наткнется хоть на кого-нибудь, не говоря уже о Мстителе. Он был немного сбит с толку.

— Начнем с того, что я ваш большой поклонник, — сказал Скотт.

— Ценю это. Так кто ты, черт возьми? — наседал Сокол.

В этот момент Скотт с чувством собственного достоинства попытался выпрямиться. И своим самым героическим, как ему казалось, голосом он произнес:

— Я — Человек-Муравей.

И в ту же секунду пожалел об этом.

— Человек-Муравей? — переспросил Сокол, пытаясь сдержать улыбку, расплывающуюся на лице.

— Неужели ты не слышал обо мне? — запинаясь, спросил Скотт. — Нет, ты не мог обо мне не слышать.

— И что тебе нужно?

Скотт продолжил, несмотря на неудачное начало знакомства:

— Я надеялся, что смогу взять одно устройство, буквально на пару деньков. Я обязательно верну его, оно мне нужно, чтобы спасти мир. Ты же знаешь, каково это, — выпалил Скотт, очень и очень надеясь, что Сокол и вправду знал, каково это.

— Я отлично это знаю, — сказал Сокол, приближаясь к Скотту. Он поднял правую руку и заговорил в передатчик на запястье.

— Обнаружен нарушитель, — произнес он. — Беру его на себя.

ГЛАВА 16, ИЛИ Мне жаль!

— Мне жаль! — прокричал Скотт, нажимая кнопку на правой руке.

Пока Сокол пытался его схватить, Скотт скрылся из виду. Он чувствовал себя ужасно. В конце концов, Сокол был одним из хороших парней. А разве Человек-Муравей не был таким же?

Он был одним из хороших парней, правда?

Времени думать об этом не было. Скотт спрыгнул с крыши, целясь Соколу прямо в подбородок. Он поразил Мстителя неожиданным ударом. Сокол активировал режим полета и взлетел. Ветер, возникший от его крыльев, скинул Скотта с крыши.

— Что ты творишь?! — кричал Хэнк по рации. Скотт знал, что Хэнк все видит. И было понятно, что с каждой секундой тот злится все больше и больше.

Скотт поймал удачу за хвост. Ветер был ему на руку, и он скорее все-таки не свалился, а приземлился. Оказавшись на земле, он бросился бежать. Над головой он видел Сокола, настраивающего что-то на очках, — без сомнения, тот наблюдал за каждым движением Человека-Муравья.

— Нарушитель — взрослый мужчина, который использует нечто вроде уменьшающей технологии, — Скотт слышал Сокола, говорящего в передатчик на запястье.

«Нечто вроде уменьшающей технологии, — думал Скотт. — Да, можно и так сказать».

Пока Скотт бежал, Сокол, снижаясь, приближался к нему. Быстро отключив режим полета, Сокол приземлился прямо перед ним. К удивлению Скотта, Мститель фактически пытался на него наступить! Скотт уворачивался и катался, чтобы избежать огромной ноги, которая его вот-вот погубит. Вдруг Скотт подскочил вверх и дважды ударил Сокола. Даже будучи размером с муравья, бил он как человек, концентрируя весь удар на одной точке.

Сокол этого не ожидал. Снова активировав режим полета, он отлетел назад. Схватив два оружия, он тотчас открыл огонь по тому месту, где, по его мнению, был Скотт.

Но Скотта там уже не было.

Он карабкался по оружию Сокола, цепляясь изо всех сил, так как вибрации от выстрелов могли скинуть его в любой момент.

Затем Скотт ударил Сокола еще два раза и обезоружил крылатого героя.

Приняв свой настоящий рост, Скотт попытался ударить его еще разок. Только вот Сокол это просек, и сам надавал Скотту тумаков.

Скотт очень не любил эту часть истории.

— Довольно! — закричал Сокол. Он взлетел в воздух, держа Скотта и готовясь нанести удар. Но в мгновение ока Скотту удалось коснуться кнопки на правой руке. Он снова уменьшился и будто исчез.

На мгновение пораженный, Сокол озирался по сторонам в поисках малейших признаков крошечного захватчика. В этот момент Скотт снова увеличился и запрыгнул Соколу на плечи. Он обвил ногами шею Сокола, как парой ножниц, и оба свалились на землю. Произошла небольшая стычка, прежде чем Сокол смог еще раз включить режим полета. Внезапно двое мужчин потащились по земле. Они скользили по траве, пока Сокол бил Скотта.

Скотт никак не мог попасть по кнопкам на своей перчатке. Устав от ударов Мстителя, он, наконец, дотянулся до правой кнопки и уменьшился. Потеряв равновесие, Сокол свалился, приземлившись на спину.

«Так я ничего не решу, — думал Скотт. — Я могу здесь торчать и бороться с Соколом весь день, и, похоже, никто из нас не собирается сдаваться. Или я могу взять то, зачем пришел, и убраться отсюда как можно скорее».

Скотт помчался сквозь траву, направляясь обратно к складу. Увеличившись, тут же почувствовал сзади резкий удар в шею. Вновь падая на землю, он увидел позади себя Сокола. Скотту удалось снова уменьшиться, и в этот раз он вызвал подкрепление.

— Энтони, — крикнул он, — нужна твоя помощь!

Не успел он договорить, как услышал рядом с собой звук крыльев летающего муравья. Он разбежался, запрыгнул на спину Энтони, и они полетели к хранилищу.

Массивная металлическая дверь была плотно закрыта, как натянутая кожа на барабане. Это выбило бы из колеи любого вора обычных размеров, но не Человека-Муравья. В двери было несколько вентиляционных отверстий. Очень маленьких, но они казались вполне подходящими для Скотта и его боевого «коня». Вместе они влетели в одно из крошечных отверстий и попали в темную комнату.

Пару секунд спустя дверь отворилась, и в комнату вошел Сокол, высматривая Скотта. Дверь за ним закрылась.

Взять устройство не составит труда. Скотт это понял практически сразу, как попал в хранилище. Самым сложным было определить, что делать с Соколом. Скотт устал сражаться и бояться, что его поймают и миссия останется невыполненной. Тогда Хэнк не получит необходимую деталь, а Даррен Кросс претворит свои планы в жизнь. И Скотт потерпит поражение. Снова.

Поэтому вместо того, чтобы послушаться беззвучно кричащего Энтони, — «Уходи!» — он направился прямо к Соколу. Будучи размером с муравья, он мог запрыгнуть между двумя бронированными панелями, которые носил герой, и поработать над модулем управления полетом Мстителя.

Внутри было темно, но Скотт смог запутать провода и их соединения. Он понятия не имел, как именно они работают. Но полагал, что если выдернет достаточное количество, то у Сокола будут проблемы с полетом.

И действительно, он оказался прав. Без предупреждения Сокол «выстрелил» назад и проделал дыру в металлической двери хранилища, безудержно кружась.

— Он внутри! — кричал Сокол. Он хватался за броню, пытаясь что-то вытащить, чтобы добраться до своего крошечного противника. Но было слишком поздно.

— Извини! — крикнул Скотт, снова чувствуя себя неловко. — Ты, кажется, классный парень!

Сокол упал на землю, его модуль управления полетом стал бесполезным. Поднимаясь на ноги, он ударил очки по стороне, настраивающей линзу на увеличение. Оглядевшись, он нигде не заметил признаков Человека-Муравья.

Возможно, потому, что именно в этот момент Скотт выбирался из модуля полета Сокола. Быстрый сигнал, и Энтони незаметно пролетел рядом с Соколом. Скотт вскочил на спину муравья и улетел, держа устройство в руке, оставив ошарашенного и разозленного Мстителя позади.

Пока Энтони летел прочь, Скотт готов был поклясться, что слышал, как крылатый супергерой бубнил:

— Для меня очень важно, чтобы Кэп никогда ничего не узнал.

ГЛАВА 17, ИЛИ Прекрасная ночь для прогулки

— Прекрасная ночь для прогулки, — послышался голос позади. — Не так ли, мисс?

Хоуп испугалась, чуть не подпрыгнув от неожиданности. Она оглянулась и увидела мужчину, приближающегося к ней. На нем была какая-то неприглядная одежда и безразмерная шляпа с широкими полями. В правой руке — металлический детектор, которым он водил взад и вперед по поверхности песка.

— Да, действительно, — солгала Хоуп в ответ. С самого детства она не любила ходить на пляж. Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. После встречи с Сонни Бёрчем она, мягко говоря, была на грани.

— Я смотрю, луна вышла из-за облаков. Как там в поговорке: яркая луна — не будет дождя? Что-то в этом роде? — мужчина открыто и приветливо улыбнулся.

Хоуп засмеялась:

— Понятия не имею. Я знаю только одну, что если небо красное, то к утру будет дождь, — ответила она.

Мужчина усмехнулся.

— В любом случае это все бабушкины сказки, Хоуп. Что привело вас в такую ночь на пляж? — спросил он.

Хоуп плотно обхватила себя руками. Ветер стал прохладнее, но это была не единственная причина, по которой мурашки побежали у нее по спине.

Мужчина назвал ее по имени.

Что-то было не так.

— Откуда вы знаете мое имя? — спросила Хоуп мужчину. Она вытянула руки вдоль туловища, инстинктивно сжимая кулаки.

Мужчина снова улыбнулся и засмеялся, его тон был ровным и неспешным:

— Думаю, вы не расслышали меня. Я лишь сказал, что надеюсь, что все это бабушкины сказки. Итак, вы…

Прежде чем мужчина успел вымолвить еще хоть слово, Хоуп присела и вскинула правую ногу. Она толкнула мужчину, и он пару секунд крутился в воздухе, пока не упал спиной на песок. Мгновенно она занесла левую ногу над его животом и дала ему под дых, выбивая воздух. Незнакомец задыхался, беспомощно распластавшись на песке.

— Откуда вы знаете мое имя? — снова спросила Хоуп, чеканя каждое слово. Она держала ногу на груди противника, медленно продвигая ее к горлу. У мужчины постепенно перехватывало дыхание.

— О’кей, о’кей, — сказал он, все еще задыхаясь. — Я был там. Сегодня. В закусочной.

Хоуп вспомнила. Старик с бородой. Конечно. Нужно было довериться своей интуиции с самого начала, ведь он показался ей подозрительным еще днем, в закусочной. Теперь он обнаружил ее и Хэнка и может принести им немало неприятностей. «Неосмотрительно, как неосмотрительно, Хоуп», — журила она себя.

— На кого ты работаешь?

Мужчина молча отвел взгляд. Хоуп сильнее надавила ногой ему на горло. Он начал задыхаться, после чего, сдаваясь, замахал руками. Хоуп слегка ослабила нажим.

— Будешь говорить?

— Мы искали вас, Хоуп. Вас и вашего отца. То, что вы делаете. Люди, которых я представляю… Это может быть вам выгодно. Вам больше не придется убегать, — сказал мужчина, выдавливая из себя слова.

— Какие люди? — Хоуп сплюнула, скрипя зубами.

— Кое-кто из старых друзей вашего отца, скажем так, — произнес мужчина.

— ЩИТ? — спросила она.

Мужчина покачал головой:

— ЩИТа больше не существует, точнее, он не такой, каким его помнит ваш отец. Скажу только, что эти люди знают о ваших трудностях и готовы облегчить вам жизнь, уладив ваши проблемы с властями…

Мужчина продолжал говорить, его голос становился громче, он почувствовал, что настало его время сделать шаг, но слова в ушах Хоуп превращались лишь в унылый рев, такой же неясный, как шум волн океана. Вся эта ситуация вывела ее из себя. А больше всего ей не нравилось то, как легко и быстро мужчина выложил информацию. Что-то еще было не так.

Она не знала почему, но внезапно почувствовала желание убежать.

Мужчина все еще говорил, когда Хоуп вырубила его, пнув по лицу. Она помчалась по пляжу так быстро, насколько хватало сил. И могла поклясться, что краем глаза видела, как где-то вдалеке зажглись и стали быстро приближаться фары автомобиля.

Хоуп побежала быстрее.

ГЛАВА 18, ИЛИ Нам нужно уходить

— Нам нужно уходить, — сказала Хоуп, едва открыв дверь передвижной лаборатории. Она плотно захлопнула ее за собой. — Сейчас, — добавила она с большей выразительностью.

Казалось, чувство тревоги не передалось Хэнку. Он был занят с механизмами, которые медленно, но верно превращались в квантовый туннель. Хоуп заметила у него в руках маленькую капсулу, которую она сегодня днем купила у Сонни Бёрча. Он медленно и аккуратно снял с капсулы колпачок. Затем, морща в напряжении седые брови, он извлек из нее пинцетом крошечный чип.

Хоуп внимательно смотрела на отца и, не веря своим глазам, повторила:

— Пап, ты услышал хоть слово из того, что я сказала? Нам. Нужно. Уходить. Сейчас!

— Я услышал тебя с первого раза, — ответил Хэнк краешком рта, предельно сосредоточив внимание на том, что он делал. — Я на полпути к кое-чему… интересному.

Хоуп в нетерпении наблюдала, как Хэнк, манипулируя пинцетом, поместил чип внутрь панели управления. Казалось, будто Хэнк даже не дышал. Его движения были точными как никогда. В конце концов он убрал пинцет и медленно вдохнул.

— Итак, что насчет переезда? — спросил Хэнк.

— На пляже, — Хоуп запнулась. — Кое-кто следит за нами.

— За нами? — взволнованно спросил Хэнк. — Кто?

— Я не уверена, — сказала Хоуп. — Мужчина сказал, что знает тебя со времен ЩИТа. Им нужен квантовый туннель. Они знают о нем. Я не понимаю, как, но они в курсе.

Муравей размером с пса пробежал со щелкающими челюстями, забрал пустую капсулу из рук Хэнка своими мандибулами и унес прочь.

— Когда я встречалась с Сонни Бёрчем, — начала Хоуп, пытаясь понизить голос, — в закусочной было два человека. Один за стойкой, другой за столом. Мне показалось, в них было нечто странное, но я не смогла понять, в чем дело. Теперь я задаю себе вопрос: кто они? Агенты, оперативники или кто-то еще? Они выследили меня. На пути сюда. — Она раздраженно ударила стену рукой. — Мне нужно было нейтрализовать угрозу, прежде чем уйти оттуда, — со злостью сказала она. — Прости, пап.

На мгновение возникла пауза, перебиваемая стуком челюстей муравья, который все еще держал капсулу в своих мандибулах.

— Нет, просто положи ее обратно в бокс, 325, — сказал Хэнк. Ему не нужно было говорить с муравьем вслух, чтобы общаться, — устройство, которое он носил на правом ухе, решало эту проблему. Хоуп думала, что Хэнк привык говорить вслух с ними, чтобы облегчить одинокие часы в лаборатории.

Хэнк взглянул на лицо дочери, страдающей от осознания вины.

— Хоуп, Хоуп, перестань. Все в порядке, — мягко сказал Хэнк. — Это не твоя вина. Давай все уменьшим и уберемся отсюда.

* * *

Снаружи лаборатории Хоуп глубоко вдохнула прохладный солоноватый воздух в надежде, что это ее успокоит. Она настороженно вглядывалась вдаль. Хоуп не видела ни малейшего следа автомобиля, ранее показавшегося ей на пляже. Волны океана обрушивались на берег с убаюкивающим и успокаивающим звуком.

— Поторопись, — крикнула Хоуп отцу.

— Я собираюсь так быстро, как только могу, — ответил Хэнк. — Необходимо убедиться, что все на месте, прежде чем мы уменьшим все это до размеров ручной клади.

Затем Хэнк посыпал лабораторию частицами Пима, и здание чудесным образом стало уменьшаться. Спустя несколько секунд лаборатория стала размером с маленький переносной куб. Хэнк поднял ручку у куба и схватил с собой лабораторию.

— Готово, — сказал Хэнк.

Они быстро пересекли пляж и выбежали на изолированную парковку, позади них виднелся знак «Пляж закрыт». Они верно выбрали место, так как его не чистили, а это означало, что будет меньше любопытных глаз. Фургон ожидал их в пустом углу парковки.

— Мы забираем его, доктор Пим, — послышалось из темноты.

Хэнк и Хоуп резко остановились.

— Кто это? — спросил Хэнк.

— Неважно кто, — ответил бездушный голос. — Просто отдайте нам ящик.

Хоуп первая его увидела — он вышел из тени. Это был мужчина с металлоискателем, которого она вырубила, или думала, что вырубила… Только теперь у него не было металлоискателя. У него было какое-то оружие. Оно выглядело как ружье, но прежде ей не доводилось такое видеть.

— Ты, — сказал он, тыча оружием в Хоуп, — отойди прочь от фургона.

— Думаю, нужно делать то, что нам говорят, — прошептал Хэнк Хоуп на ухо. — Ненадолго.

Без лишних слов Хоуп вышла из фургона и подняла руки вверх. Она двигалась медленно, без лишних движений.

— Теперь ты, — сказал мужчина с оружием, указывая на Хэнка. — Передай это мне.

— Конечно, — сказал Хэнк. — Только разреши мне его поставить.

Как только Хэнк поставил ящик на землю, он бросил на Хоуп быстрый взгляд. Она слишком хорошо знала его: будь готова ко всему.

Переносная лаборатория коснулась земли и сразу начала принимать свой истинный размер. Мужчина с оружием определенно не ожидал такого поворота событий и удивленно отпрыгнул назад.

В этот момент Хоуп сделала выпад и подставила мужчине подножку, в то время как Хэнк ударил сверху. Оружие вылетело у него из рук. Приземлившись примерно в 10 футах от них, оно выпустило в ночное небо электрический луч.

— Я знала, что ненавижу пляж, — ворчала Хоуп.

ГЛАВА 19, ИЛИ Парень, которого ты ищешь, — Сонни Бёрч

— Парень, которого ты ищешь, — Сонни Бёрч, — размеренно и уверенно звучал голос Сэма Уилсона по телефону.

— А кто такой Сонни Бёрч? Что у нас на него есть? — спросил Скотт. Он стоял на кухне, плотно прижимая трубку к уху, и говорил тихим голосом, чтобы его никто не услышал. В другой комнате Кэсси под присмотром Луиса делала домашнее задание. Скотт знал, что Кэсси и сама может доделать домашнее задание — она была прекрасной ученицей. Но он также знал, что ей нравилось играть, поэтому Луис помогал ей сконцентрироваться на задании.

— У него такой обширный список правонарушений, что сложно во все поверить, — ответил Сэм. — В прошлом имел дело с Гидрой, добывал для них оборудование. Он реально плохой чувак. Если ты знаешь кого-то, кто имеет с ним дело, скажи им, пусть завязывают.

— Ясно, я понял, — уныло сказал Скотт.

— И есть еще кое-что: Бёрч не только тот еще парень, он еще и в розыске. Федералы хотят его заполучить и ищут повсюду. Так вот, те, кого ты знаешь, могут попасть под перекрестный огонь.

— Все, понял тебя, — повторил Скотт. — Слушай, Сэм, спасибо за все. Я твой должник.

— Ты мой должник раз двадцать, — сказал Сэм. — Навести меня, как освободишься, Тик-Так.

Скотт попрощался и повесил трубку.

Вот такие дела. Что бы Хоуп и Хэнк ни замышляли, им нужно быть готовыми, что их могут схватить в разборках между Сонни Бёрчем и каким угодно федеральным агентством. И, над чем бы они ни работали, было ясно, что завладеть этим захотят как хорошие парни, так и плохие, каждый для своих целей.

В данном случае будет сложно найти разницу между хорошими и плохими парнями.

Скотт выглянул из кухни и увидел Луиса валяющимся на полу и смеющимся. Кэсси не было видно.

— Кэсси? — окликнул он. — Луис, где Кэсси? Предполагалось, что ты поможешь ей с домашним заданием. — Он снова взглянул на кухонный стол и увидел ее задание, почти сделанное, но не точно.

— Да, я знаю. Но она сказала, что ей нужен перерыв, чтобы прочистить голову, и предложила эту блестящую идею игры в прятки, — сказал Луис, не вставая с пола.

— А почему ты на полу? — спросил Скотт.

— Кэсси придумала отличный поворот в игре. Итак, тот, кто ищет, обычно считает до ста с закрытыми глазами, а тут надо считать и крутиться, пока другой прячется, — сумбурно выдал Луис.

— Дай-ка угадаю. У тебя закружилась голова, и ты упал, — сказал Скотт.

— Да, у меня закружилась голова, и я упал, — подтвердил Луис. — Это крутая игра.

* * *

Скотт поднялся наверх, пока Кэсси и Луис играли в прятки. Он должен был как хороший отец усадить ее за стол и заставить доделать домашнее задание, но в данный момент все, о чем он мог думать, — информация, полученная от Сэма. И что бы все это значило? Он был почти готов принять глупое решение. И, как обычно, когда он принимал действительно глупые решения, он хотел побыть один и хорошенько все обдумать. При таком раскладе никто не мог бы его отговорить.

Он на самом деле не видел выхода. Все, что случилось с Хэнком и Хоуп, действительно было по вине Скотта. Если бы он не согласился помочь Капитану Америка, если бы не превратился в гиганта в аэропорту, если бы не привлек так много внимания к технологии уменьшения Хэнка Пима, тогда, возможно, Хоуп и Хэнк не оказались бы в нынешней ситуации.

Поэтому он думал, что уж если именно он втянул своих друзей в это дерьмо, то по меньшей мере он обязан их оттуда вытащить. И, может, Скотт Лэнг не сможет этого сделать.

Но Человек-Муравей сможет.

«Ты настоящий идиот, — говорил он себе, поднимаясь по лестнице. — Ты сделаешь это, рискуя всем, в первую очередь отношениями с дочерью. Если ты сделаешь это, осел, то можешь не увидеть Кэсси еще очень и очень долго».

Он поднялся наверх, открыл дверь в свою комнату. Сел на кровать и облокотился на рядом стоящую полку. Вот, он нашел то, что искал. Это был маленький сувенир с диском, на котором было написано: «Самая лучшая бабушка в мире». Это был подарок Кэсси. В тот день, когда она пошла за покупками, в магазине уже закончились сувениры «Самый лучший папа в мире», поэтому она выбрала этот.

Он был великолепен. Он будил в них приступ смеха, и они хохотали, как сумасшедшие.

Но была еще одна причина, по которой сувенир ему сейчас понадобился. Скотт взял его и начал отковыривать верхний слой. Когда все было готово, он заглянул внутрь и увидел хранящийся там костюм Человека-Муравья.

Он глубоко вздохнул.

«Готов сделать это? — думал Скотт. — Потому что если да, то тебе лучше просто…»

— Папочка! Что ты здесь делаешь?

Скотт упал с кровати и с громким звуком приземлился на деревянный пол, отдельные кусочки сувенира приземлились позади него.

— Черт!

— Не говори Луису, где я! — сказала Кэсси.

Скотт повернул голову влево и заглянул под кровать. Там пряталась Кэсси с широкой улыбкой на лице и прижатым к губам пальцем.

— Игра в прятки, так? — медленно вставая и потирая затылок, сказал Скотт и убрал кусочки сувенира с глаз Кэсси, прежде чем она начнет задавать вопросы. — Не волнуйся, Орешек, я тебя не выдам.

«И ты также не наденешь костюм Человека-Муравья», — думал Скотт.

Как ему такое могло прийти в голову? Он мог потерять Кэсси, как только покинул бы дом. Даже если бы он смог отключить браслет или как-то обмануть федералов, риск был слишком велик.

Скотт встал и собрал кусочки сувенира, аккуратно складывая их обратно на полку. Он найдет другой способ помочь Хоуп и Хэнку.

ГЛАВА 20, или Думаю, у меня есть идея…

У Скотта появилась идея.

Он потянулся за мобильным, видимо, только для того, чтобы убедиться, что его нет. Должно быть, он оставил его на кухне после разговора с Сэмом. Он рванул из комнаты и сбежал по лестнице. Перепрыгивая через ступеньку, он так торопился, что даже не заметил Луиса, пока не стало слишком поздно.

— Вау, брат! — сказал Луис обиженно, когда Скотт чуть не сбил его с ног. — Ты чуть не привел меня к проигрышу, а я уже на полпути к разгадке!

— Извини, — сумел выговорить Скотт и, достигнув конца лестницы, резко повернул на кухню. Как раз в этот момент кто-то постучал в дверь.

«Да ладно!» — подумал Скотт.

Скотт медленно сделал пару шагов к двери и открыл ее, приготовившись увидеть Мэгги.

— Привет, Скотт, — поздоровалась Мэгги. — Кэсси готова?

— Мэгги! — сказал Скотт. — Кэсси. Да. То есть нет. Она не готова, не совсем. Она играет в прятки с Луисом. Заходи.

Мэгги вошла в дом и огляделась. На полу она увидела последствия развалившейся крепости из подушек и папку Кэсси с домашним заданием: листы были разбросаны повсюду. Она медленно покачала головой.

— Загруженное утро? — спросила Мэгги.

— О да, — ответил Скотт. — Что-то в этом роде. В смысле, мы играем, но мы также сделали домашнее задание. Много домашнего задания. Такой загруженный. Правда, немного осталось, но…

— Все в порядке, Скотт, — убедительно сказала Мэгги. — Кэсси приходит сюда, и вы можете повеселиться. Домашнее задание она может доделать потом. Я рада, что вы оба замечательно провели время, — улыбаясь, сказала Мэгги. — Она тебя так любит. Эти визиты значат для нее все. Помни это, Скотт.

Щеки Скотта зарделись от смущения. Ведь ее визиты тоже значили для него все. Как и ее слова, которые она сказала, пока делала домашнее задание: когда Кэсси вырастет, она хочет быть как он. Ему стало стыдно, что он даже на долю секунды решился сделать то, что могло бы разлучить его с Кэсси.

— Да, они тоже для меня многое значат, — сказал Скотт. Затем он повернулся к лестнице и позвал Кэсси.

* * *

— Обнимемся покрепче, папочка, — сказала Кэсси, обвив руками шею Скотта и повиснув на нем. Она прижалась к нему со всей силой, а он сжал ее в ответ.

— Спасибо, что навестила, Орешек. Увидимся в следующие выходные, идет? — сказал Скотт. — Дай знать, как продвигается домашнее задание.

— Обещаю, — улыбнулась Кэсси и помахала папкой. Потом она посмотрела на маму. — Папа мне все рассказал о работе в «Баскин Роббинс», — сказала она. — Так клево!

— Клянусь, — сказала Мэгги, беззлобно закатывая глаза и подмигивая Скотту, — я поговорю с тобой на неделе. — И вывела Кэсси за дверь. — Попытайся не влипнуть в неприятности.

— Я бы проводил вас до машины, но, боюсь, эта штука запищит, — сказал Скотт, показывая на браслет. Мэгги вздохнула, и они направились к машине. Скотт наблюдал, как они в нее забираются и уезжают. Он стоял в дверном проеме, помахивая рукой на прощание.

Как только машина Мэгги скрылась из виду, Скотт вбежал в кухню и схватил телефон. Он быстро набрал номер, с нетерпением ожидая ответа.

— Агент By? — сказал Скотт, когда на том конце ответили.

— Скотт Лэнг, — ответил агент By. — Третий раз за день. Чем я заслужил такую честь? Я должен о чем-то знать?

— Да, об этом, — ответил Скотт. — Не знаю, может ли это пригодиться, но мой друг передал, что на районе орудует парень, который хочет заполучить кое-что от «Пим Технолоджис».

Скотт мог бы поклясться, что агент By навострил уши при упоминании «Пим Технолоджис».

— Я слушаю, — отозвался агент By.

— Парня зовут Сонни Бёрч. О чем-нибудь говорит?

В трубке воцарилась тишина, но Скотт слышал бормотание, будто By закрыл трубку рукой и совещался с кем-то еще. Приглушенный звук исчез, и голос By снова стал четким.

— Да, знаем такого. Ты знаешь, за чем он охотится?

Скотт не знал, что нужно было Бёрчу, но если это касалось Хоуп и Хэнка, то у него была отличная идея, что бы это могло быть.

— Не уверен, — сказал Скотт, привирая. — Я просто слышал слова «Пим Технолоджис», и решил, что должен вам позвонить. Я не сую нос куда не надо, помните?

— Конечно, — сказал агент By. — Правильно сделал, что позвонил. А как к тебе попала эта информация? Мне не нужно напоминать тебе, что если ты свяжешься с кем-то из «Пим Технолоджис», то…

— …нарушишь наш договор, да, я знаю, — сказал Скотт, пытаясь не выдать гнев, но ему это не удалось. — Послушайте, я не разговаривал ни с кем из «Пим Технолоджис», я вам уже об этом говорил. Я узнал информацию от друга. Через охранную компанию, которую мы собираемся открыть.

— Хорошо, значит, охранная компания, — задумчиво произнес By. — Что ж, спасибо за наводку. Мы разберемся с этим Сонни Бёрчем.

— Спасибо, — сказал Скотт. — Я ценю это.

— Без проблем, — ответил By. — И еще, Скотт?

— Да?

— Спасибо. За прямоту. Ты делаешь хорошее дело, и мы все переживаем за тебя, — сказал By.

Скотт не мог поверить своим ушам. Не тому, что все за него переживают. Почему-то в это он верил. Нет, он не мог поверить, что совершает хороший поступок и что это кто-то признает.

Большую часть взрослой жизни Скотт считал себя неудачником. Он потерял Кэсси, попав в тюрьму, не был рядом с ней. Потерял Мэгги из-за того, что не был таким хорошим мужем и отцом для Кэсси, каким намеревался. Потерял себя из-за всего этого.

Теперь казалось, что он собрал осколки своей жизни и пришло время их склеить.

Он очень надеялся, что этому ничто не помешает.

ГЛАВА 21, ИЛИ Ты не устала?

— Ты не устала? — спросил Хэнк. Он сидел на пассажирском сиденье их белого фургона, прислонившись головой к прохладному стеклу, и зевал. Снаружи было темно. В небе плыли облака, и лишь изредка появлялся желтый свет луны.

Хоуп вела машину, пока ее отец пытался уснуть. Уже долгое время они были в дороге. Страх сковывал обоих — они боялись слежки, особенно после событий на пляже. Поэтому Хоуп продолжала вести автомобиль, выбирая пути, о существовании которых они раньше и не подозревали, и иногда делая целый крюк.

— Не особо, — солгала Хоуп, пытаясь ответить весело. По правде сказать, она была измотана. Адреналин, поступавший в кровь после происшествия на пляже, был на исходе, и она уже почти не чувствовала ног. Ее веки слипались, и Хоуп просто хотела их закрыть, хотя бы на минуту. Но она понимала, что отец выложился на полную, работая над квантовым туннелем, и гораздо больше нуждался в отдыхе.

— Как думаешь, кто эти парни? — спросила Хоуп.

— Кто угодно, — ответил Хэнк. — Сонни Бёрч мог послать их. Это могут быть люди, с которыми был связан Кросс, прежде чем исчез. Отколовшаяся группа ЩИТа, может Гидра, может ЦРУ или ФБР.

— В общем, получается, это мог быть кто угодно, — уточнила Хоуп. — Мы пропали.

— Н-да, — сказал Хэнк, кивая в знак согласия. — Мы действительно влипли.

Хоуп немного поразмыслила и задалась вопросом, подходящий ли это момент, чтобы поговорить на кое-какую тему. Она была уверена, что отцу эта мысль покажется ненавистной. Хотя ей она тоже особо не нравилась. На душе лежал огромный камень.

— Скотт, — сказала она, словно пробуя слово на языке. Оно прозвучало громко и четко в замкнутом пространстве фургона. Хэнк не ответил, поэтому Хоуп попробовала еще раз, в этот раз произнести имя было легче: — Скотт…

Но, прежде чем еще одно слово или даже вздох сорвался с ее губ, Хэнк перебил ее.

— Стоп, — сказал он, и Хоуп почувствовала, как поднимается его давление. — Ни слова о нем. Он причина всего этого. Он нас в это втянул. Я не хочу его помощи, нам она не нужна.

— Для меня он тоже не самый лучший человек на планете, — согласилась Хоуп с отцом. — Но нам нужна помощь. Мы не можем так продолжать. Мы практически на грани. Если продолжим в том же духе, мы совершим ошибку. И мы уже знаем, что будет, когда это случится.

Хоуп продолжала вести машину, вглядываясь в темноту и одинокое шоссе.

— Нет, — категорично заявил Хэнк. — Никакого Скотта Лэнга. Мы сами со всем справимся, сами. Ад раньше замерзнет, чем я попрошу помощи у Скотта Лэнга.

«Похолодать может и раньше, чем ты думаешь», — подумала Хоуп.

* * *

В первый раз, когда Хоуп узнала о Скотте, им не удалось познакомиться. Они даже не встретились. Во второй раз, когда Скотт вломился в дом Хэнка, она сразу вызвала полицию и встреча опять не состоялась.

Только в следующий раз Хоуп наконец встретилась со Скоттом по-настоящему, и это тоже произошло дома у Хэнка. Хэнк только что помог Скотту выйти из тюрьмы…

— Привет. Ты кто такая? — спросил Скотт, сидя на кровати. Он казался слабым, смущенным. Это было неудивительно. Для побега из тюрьмы он использовал костюм Человека-Муравья, которым его тайно снабдил Хэнк. Верхом на летающем муравье он добрался до безопасного места. Но по пути от тюрьмы до дома Хэнка Скотт, непривычный к резким взлетам и падениям, которые являются неотъемлемой частью полета на муравье, потерял сознание.

Поэтому, когда он оказался в странной кровати, в странном доме со странным человеком, стоящим перед ним, он чувствовал себя не в своей тарелке.

— Ты все время здесь стояла, наблюдая, как я сплю? — спросил он.

Хоуп ничего не сказала. Она просто стояла у изголовья кровати, что-то печатая на телефоне. Немного погодя она остановилась.

— Да, — пояснила она.

— Зачем?

Ей казалось совершенно очевидным, почему она за ним наблюдала.

— Потому что в последний раз, когда ты был здесь, ты кое-что украл, — ответила Хоуп.

— Ах, да-да, послушай, — сказал Скотт, пытаясь встать с кровати. Его ждал большой сюрприз. Скотт попытался поставить ноги на пол, затем посмотрел вниз и увидел, что пол покрыт муравьями. — Ого!

— Парапонера клавата. Крупные тропические муравьи, похожие на пули, обладают сильнейшим ядом по шкале Шмидта. Они здесь, чтобы следить за тобой, пока я не могу этого делать, — сказала Хоуп, резко кивнув муравьям, снующим на полу. — Доктор Пим ждет тебя внизу, — добавила она, прежде чем повернулась и вышла из комнаты.

Спускаясь в прихожую, она услышала голос Скотта:

— Кто? Эй! Хм-м… чья это пижама?

Хоуп не могла поверить, что Хэнк нашел такого тупицу.

Когда она спустилась вниз, ее отец сидел за обеденным столом и читал газету. Он даже не оторвал от нее взгляда, когда Хоуп вошла. Она считала всю эту затею с кражей костюма Желтого шершня у Даррена Кросса просто ужасной, тем более при участии Скотта Лэнга. О чем она отцу и сказала.

— Я могу взломать сервер, и Кросс ни о чем не догадается, — сказала она. — Нам не нужен этот парень.

Именно в этот момент Скотт вошел в комнату.

— Я уверен, ты уже познакомился с моей дочерью Хоуп, — сказал Хэнк, продолжая читать газету. Он ее немного согнул, сложил и положил на стол.

— Уже, — сказал Скотт. — Она великолепна.

Хоуп знала, что он не это имел в виду, Но было что-то странно чарующее в его манере говорить.

— Она считает, что мы справимся без тебя, — сказал Хэнк.

— Уверена! Мы сами все можем сделать, — протестовала Хоуп.

— Я столько трудился, чтобы ты украл мой костюм, а Хоуп взяла и навела на тебя полицию, — сказал Хэнк.

— Хорошо, мы попробуем, но, когда он все провалит, я сделаю это сама, — сказала Хоуп.

* * *

Все еще было темно, когда Хоуп осознала, что на мгновение вспомнила первую встречу со Скоттом. Ее отец крепко спал рядом на пассажирском сиденье.

Она не винила отца за то, что он так зол на Скотта. Хоуп чувствовала то же самое и не имела ни малейшего желания снова его лицезреть. И все же она не могла забыть, какие чувства испытывала к Скотту в самом начале. Как она не хотела давать ему шанс.

Но когда она согласилась, парень доказал, что способен на невероятные вещи.

«Если бы только ему не пришлось быть таким… Скоттом», — вздохнув, подумала она.

ГЛАВА 22, ИЛИ Муравьиные сны

Муравьиные сны. Скотт постоянно видел их с тех пор, как впервые проснулся в доме Хэнка Пима и увидел на полу полчище муравьев. Он не мог вспомнить, какими были эти сны, но помнил, что, когда его кусали, ему становилось очень больно.

Такие сновидения он называл «муравьиными снами». Они не были плохими, или кошмарными, или что-то в этом роде. В них было просто много… муравьев. Скотт был в своем костюме Человека-Муравья, он был в подземелье и убегал. Он всегда куда-то бежал. И позади него, рядом с ним, вокруг него были муравьи. И они бежали вместе с ним.

От чего они убегали? Скотт никогда не знал этого. Он всегда просыпался перед тем, как найти причину.

Итак, он проснулся посреди ночи. Скотт был уверен, что это был очередной муравьиный сон. Но нет. Он понял это спустя несколько секунд. Это было больше чем сон. Ощущения были довольно реалистичны. Что это было?

Ему вспомнилась драка с Дарреном Кроссом, момент, когда он уменьшился до размеров атома, чтобы проникнуть в костюм противника. Он становился все меньше и меньше, чтобы войти в квантовый мир, как это называл Хэнк. Скотт не мог вспомнить, что он делал в том мире и как Хоуп с Хэнком вытащили из него информацию. Воспоминания были размыты.

Но этот сон… напомнил ему о том, что он чувствовал, находясь в квантовом мире. Возможно, это был голос. Кто-то говорил с ним. Или это был голос самого Скотта? Он не был ни в чем уверен.

Это не выходило у него из головы. И он был готов к беспрецедентному шагу.

Он вскочил с кровати, схватил свой телефон и спустился вниз. Глубоко и протяжно вздохнув, уставился на клавиатуру. Набрав номер, Скотт уже навлекал на себя проблемы. Разговор с человеком на другом конце провода потенциально обрекал следующие двадцать лет его жизни на несчастье.

«Кто-то должен отговорить меня от этого, — думал Скотт. — Где же Луис? Ах да, спит, конечно же. Как и все нормальные люди».

Затем его осенило. Он знал ту, кто сейчас не спит. Ту, кто сможет отговорить его от звонка, который, возможно, разрушит его жизнь. Ту, кто сейчас с дочкой, просто обожающей просыпаться среди ночи, и из-за этого этот «кто-то» очень чутко спит. Ах да, еще она замужем за офицером полиции.

— Мэгги? — спросил Скотт после того, как его бывшая жена подняла трубку.

— Скотт? Ты знаешь, который сейчас час? — голос Мэгги не был тихим, несмотря на позднюю ночь. Затем она добавила: — Все в порядке?

— Да, да, я в порядке, — ответил Скотт, не веря своим словам. — Мне приснился кошмар, и я немного испугался. Мне нужно было услышать знакомый голос.

— Понятно, — сказала Мэгги. Они знали друг друга уже очень долго, и Мэгги просто мастерски могла успокоить Скотта. — Сон был о Кэсси?

— Нет, ничего такого. Это просто… я не могу подобрать слов, но мне кажется, что я знаю человека, который может мне помочь.

— Почему ты не звонишь ему? — задала вопрос Мэгги.

— Это сложно, — продолжил Скотт. — Во-первых, я не уверен в том, ждет ли этот человек моего звонка. Во-вторых, я не уверен, что с моей стороны это будет умным решением.

— Ясно, — медленно проговорила Мэгги. — Ты спрашиваешь моего разрешения?

— Мне не нужно разрешение, Мэгги, — ответил Скотт. — Мне нужен кто-то, кто скажет, что это глупая затея, что это был всего лишь сон и чтобы я дальше шел спать.

— Это глупая затея, это всего лишь сон. Иди спать! — не смутившись, парировала Мэгги.

— Убеди меня в этом, — рассмеявшись, ответил Скотт.

— Ты сделаешь правильный выбор, Скотт. Я бы сказала, что ты всегда так делаешь, но это будет неправдой. Но я уверена, что ты точно знаешь, как нужно сделать правильно. — Мэгги вздохнула.

— Спасибо. Поцелуй от меня Косей. — И Скотт завершил вызов.

«Ты идиот, Скотт, — подумал он. — Ложись обратно в кровать. Это чепуха. Всего лишь сон. Будь большим мальчиком и иди спать».

* * *

Когда он снова проснулся, то был уверен, что это был не сон. Скотт вспотел, он задыхался, будто пробежал марафон. Он был нервным и рассеянным. Опять то самое чувство, как будто… как будто он только что побывал в квантовом мире.

Он выглянул в окно и увидел восход. Затем задумался, как долго он еще будет откладывать этот телефонный звонок.

ГЛАВА 23, ИЛИ Я знаю, что мне не следует этого делать

«Я знаю, что мне не следует этого делать», — Скотт мысленно повторял эту фразу снова и снова.

«Я знаю, что мне не следует этого делать».

«Но я все равно поступлю иначе».

Он даже подумал о том, чтобы отправить сообщение вместо того, чтобы позвонить. Он попробовал написать сообщение, и потом переписал его заново.

«Это всего лишь текст, — говорил он себе. — И все, что тебе нужно сделать, — нажать „ОТПРАВИТЬ“, и дело в шляпе. И не нужно никому звонить. Тебе не придется ни с кем разговаривать».

Просто нажать «ОТПРАВИТЬ» и рассказать Хоуп о своем сне.

Но он не мог этого сделать.

Не сейчас. Между ними очень многое произошло. Может быть, когда-нибудь… может быть, когда над его головой не будет висеть угроза заключения в тюрьму на двадцать лет.

«А Хэнк? Возможно, Хэнк думает, что я идиот, — крутились мысли в голове Скотта. — Но он всегда думал так. Я привык».

Он собрал волю в кулак и набрал номер Хэнка Пима.

* * *

Ночь была долгой, и Хоуп устала вести автомобиль. Она устала бежать. Просто устала. От всего.

Зуммер телефона Хэнка нарушил ее концентрацию.

— Не посмотришь, кто это? — спросила Хоуп.

— Кто, кого мы знаем, может пытаться связаться с нами? — поинтересовался Хэнк.

Тем не менее он решил взглянуть.

Когда он ничего не сказал, Хоуп уже знала, кто это был.

Скотт.

Лэнг.

— Ты не поверишь, — Хэнк посмотрел на Хоуп.

* * *

«Либо это самое умное решение в моей жизни, — думал Скотт, — либо самое глупое. Третьего не дано».

Сообщение, оставленное на автоответчик, уже нельзя скрыть. Если агент By или другие федералы узнают об этом, то Скотту неприятностей не избежать. Но единственные люди, которые могут помочь ему, объяснить этот сон, были Хоуп ван Дайн и Хэнк Пим.

— Интересно, она мне еще раз врежет? — сказал Скотт во всеуслышанье.

Все, что ему оставалось сейчас, — это ждать.

ЭПИЛОГ, или «Привет, Хэнк. Давненько не виделись»

— Привет, Хэнк. Давненько не виделись.

Голос принадлежал Скотту Лэнгу.

— Я не уверен, что номер еще обслуживается. И я знаю, что ты не хочешь ничего обо мне слышать, но… я видел действительно ужасный сон.

Хоуп закатила глаза.

— Просто слушай, — сказал Хэнк, указывая на телефон, лежащий на столе между ним и Хоуп.

— Я думаю, что это не срочное дело, за исключением того, что все это было похоже на реальность. Я был в квантовом мире. И… я думаю, что видел твою жену.

Хоуп широко раскрыла глаза и посмотрела на отца.

— С ней была маленькая девочка. Я уверен, что это была Хоуп. Кстати, твоя жена очень красивая. О’кей, я выговорился, извини, что побеспокоил тебя. Это действительно не экстренный случай. Прости за все.

Конец сообщения.

Но Хоуп знала, что это только начало…



Примечания

1

Да ладно тебе. (Пер. с фр.)

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА 1, или Любят ли муравьи пауков?
  • ГЛАВА 2, или История о Капитане Америка
  • ГЛАВА 3, или Хэнк Пим действовал на нервы Хоуп
  • ГЛАВА 4, или Расскажи мне снова о Человеке-Муравье
  • ГЛАВА 5, или Звонок Джимми By
  • ГЛАВА 6, или Трусливо скрываться, как преступник
  • ГЛАВА 7, или Как Скотту удалось все испортить
  • ГЛАВА 8, ИЛИ Да, это больно, когда Железный Человек тебя бьет
  • ГЛАВА 9, ИЛИ Эй, зацени
  • ГЛАВА 10, ИЛИ Опять Сонни
  • ГЛАВА 11, ИЛИ Папочка, твоя нога мигает
  • ГЛАВА 12, ИЛИ Неожиданный визит Джимми By
  • ГЛАВА 13, ИЛИ Хэнк, что ты наделал?
  • ГЛАВА 14, ИЛИ Он купился?
  • ГЛАВА 15, ИЛИ Сокол — птица-человек или человек-птица?
  • ГЛАВА 16, ИЛИ Мне жаль!
  • ГЛАВА 17, ИЛИ Прекрасная ночь для прогулки
  • ГЛАВА 18, ИЛИ Нам нужно уходить
  • ГЛАВА 19, ИЛИ Парень, которого ты ищешь, — Сонни Бёрч
  • ГЛАВА 20, или Думаю, у меня есть идея…
  • ГЛАВА 21, ИЛИ Ты не устала?
  • ГЛАВА 22, ИЛИ Муравьиные сны
  • ГЛАВА 23, ИЛИ Я знаю, что мне не следует этого делать
  • ЭПИЛОГ, или «Привет, Хэнк. Давненько не виделись»