Путь паладина (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


========== Часть1. Глава 1 ==========

I

Солнце медленно уходило за горизонт, унося с собой последние лучи света этого дня. Люди королевства Лордерон могли свободно выдохнуть после яростной битвы, которая произошла в небольшом городке — Харглен. Если бы не рыцари Света, паладины, защитники города во главе с принцем Артасом могли бы не увидеть этот закат. Все прекрасно понимали, что спокойствия мало кто получит в эти жестокие дни, так как тьма уже опустилась на землю: сначала атака орков, теперь чума, которая принесла новую напасть — нежить. Среди народа началась молва, многие покидали свои насиженные места и пытались скрыться. Кто-то отправлялся в соседние королевства, а некоторые — в более крупные города, стремясь найти защиты в укрепленных каменными стенами замках.

Артас Менетил, сын короля Теренеса II и наследник престола, только что оправившись от страшной битвы, хмуро брел по небольшой дороге в сторону Стратхольма. Золотистые волосы принца развевались на ветру, сам он ступал тяжело под нагрузкой тяжелых лат и держа в руке молот паладина. Он знал, что зараженное зерно медленно расползается по королевству, и сейчас стремился спасти как можно больше людей. Ярость постепенно окутывала его, он чувствовал, как закипает его кровь от одного только воспоминания о том, как чуть было не потерпел поражение под оравой скелетов и вурдалаков. Принц старался идти как можно быстрее, дабы к утру добраться до города, где находится один из гарнизонов королевства. На дороге Артас заметил странную фигуру. Это был старик невысокого роста, одетый в длинную коричневую мантию с черными перьями на наплечниках, красный кристалл скреплял его плащ, а в руках он держал посох с фигурой ворона. Как только принц поравнялся с ним, старик заговорил, заставляя паладина остановиться.

— Приветствую тебя, юный принц! — промолвил старик спокойным голосом. — Нам нужно поговорить.

— У меня нет времени, — отмахнулся Артас, поворачиваясь, дабы вновь продолжить свой путь.

— Послушай меня, мальчик: это королевство обречено, — не обращая внимания на отмашку принца, продолжал старик, — тьма уже спустилась на землю, и ничто не в силах остановить её. Если ты действительно хочешь спасти свой народ, уводи его вдоль моря на запад!

С этими словами старик развернулся в противоположную от принца сторону и медленно пошел по дороге.

— Бежать?! Моё место здесь, рядом со своими людьми! — уязвленный таким предложением, воскликнул принц, он чувствовал, что его оскорбили, предлагая бежать, словно трус. — Я не буду забиваться под камень и прятаться, словно какой-то там…

— Никто не говорит о трусости, юный принц. Иногда нужно признать свое поражение и сделать правильный выбор. Забирай свой народ и иди по морю, там они найдут спасение, — вновь повторил свой призыв неизвестный и, обратившись в ворона, улетел.

Артас стоял в недоумении. В его мыслях быстро закрались сомнения. Но он паладин, рыцарь света, он давал клятву защищать всех, кто нуждается в помощи, кроме того, он к тому же наследник престола, неужели он может просто взять и бросить своё королевство и уйти?

Неожиданно прямо перед Артасом появилась светловолосая девушка, одетая в синий плащ с капюшоном. Она, взглянув на принца, слегка покраснела и виновато улыбнулась:

— Прости меня за то, что пряталась, Артас. Я просто хотела…

— Помолчи, — перебил её принц, все еще стоя в раздумьях.

— Я ощущаю в нем огромную силу. Может, он прав, может, он действительно знает, что произойдет?

Артас не знал, что ответить. Пару минут назад он был готов продолжать бой с нежитью, дабы защитить свою Родину, но этот старик посеял семя сомнения в его душе. Уйти или двинуться в погоню за отравленным зерном?

— Я не знаю, Джайна, — прошептал Артас, — я… на секунду могу предположить, что, возможно, он действительно знает, что будет. В его глазах я заметил, что он видит мою судьбу. Но, пока мы сейчас говорим, возможно, что культ проклятых продолжает отравлять мою страну!

— Послушай, Артас, он сказал, что мы еще можем спасти людей, — в отчаянии сказала девушка и, не удержавшись, бросилась в объятия своего принца, она нуждалась в поддержке после того, как чуть было не потеряла его, хотя и боялась себе в этом признаться. — Ты принц, ты сможешь убедить короля сделать так, как сказал этот человек.

— Почему я должен верить ему, Джайна? — вновь спросил принц. Этот вопрос скорее прозвучал для него самого, нежели для волшебницы, которая сейчас уткнулась лицом ему в грудь и, похоже, не собиралась отпускать его.

— Я чувствую, что, если мы двинемся за этими фанатиками, нас ждет ужасное… — Она осеклась. Джайна прекрасно понимала, о чем просит Артаса: бросить все и покинуть своё королевство.

— Ты считаешь, что, если мы последуем совету этого старика, мы еще сможем спасти других людей?! — серьезно спросил принц волшебницу. Ответом ему был легкий кивок.

Артас приобнял девушку, смотря в сторону Стратхольма. Как изменится его путь, если он сейчас отправится в погоню за зараженным зерном? Повернув голову в другую сторону, принц встал на перепутье, но на руках находился «балласт», который склонял чашу весов в сторону слов пророка.

— Я приму любое твое решение, Артас, — прошептала Джайна, отрываясь от принца, — куда бы ты ни пошел, я приму!

Один из трудных выборов, что предстояло сделать принцу. Будь здесь Утер, что бы он сказал?

«Путь паладина — это путь света, мы были выбраны защищать свой народ. Не забывай об этом, юноша!» — слова наставника плотно засели в голове Артаса. Он вспомнил клятву, которую давал при вступлении в орден. Подняв молот, он развернулся в сторону столицы.

— Если это наш шанс спасти народ, то… — Артас замолк, все еще делая последний шаг в сторону иного пути. — Я воспользуюсь им. — Он ободряюще подмигнул девушке, которая искренне улыбнулась ему, подходя поближе, дабы произнести заклинание телепортации и отправиться вместе с ним в столицу.

Артас не сказал, но он отчетливо видел, как крупная слеза скатились по щеке Джайны, давая понять, что она ему благодарна за этот выбор. За то, что он поверил если не пророку, то хотя бы ей. Голубая вспышка, и они исчезли.

II

Как только они оказались на площади столицы, Артас моментально двинулся ко дворцу. Он нисколько не собирался менять своих намерений. Многие удивлялись его напористости, но быстро успокаивались, ссылаясь на статус принца и будущего короля. Джайна хотела было двинуться за ним, но прямо пред огромными дверьми замка он остановил её.

— Думаю, будет лучше, если это я сделаю один, — серьезно произнес принц. Убедившись, что его подруга не против, он сильным толчком отворил двери, и, не обращая внимания на вскочившую стражу и перепуганных министров, моментально подошел к трону, на котором восседал его отец. Увидев сына, он приветливо встал и, раскинув руки, радостно поприветствовал его.

— Отец, нам нужно поговорить, — моментально перешел к делу наследник, когда король выпустил его из объятий.

Понимая, что дело срочное, Теренас, нахмурившись, махнул рукой, выставляя министров, а сам двинулся к себе в комнату. Это было просторное помещение со множеством шкафов и полок, заваленных самыми разными свитками, недалеко стоял рабочий стол короля, а к стене была прибита огромная карта.

Пройдя за ним, Артас все подбирал слова, дабы начать, но, не найдя ничего мудреного, перешёл сразу к делу.

— Чума угрожает нашим землям, отец, превращая жителей королевства в злобную нежить. — Все это он произнес на едином дыхании, а после закончил: — Я считаю, что единственный выход — это покинуть Лордерон, собрав всех людей, и двинуться на запад!

Наступило молчание. Король потер подбородок и задумчиво промычал. Наконец, посмотрев на сына, он покачал головой.

— Это очень плохая мысль, Артас, ты говоришь так же, как и тот сумасшедший колдун.

— Отец, ты должен верить мне! — крикнул Артас, чувствуя, как волнение подкрадывается к нему, а его руки начинают предательски дрожать. — Неужели я не заслуживаю доверия?

Король вздохнул. Да, его сын уже вырос, и вскоре ему предстоит встать у власти в стране, но в то, что он сейчас говорит, было трудно поверить.

— Сын мой, этот глупец думает, что вскоре может наступить конец света, это чушь! Ты как будущий король должен понимать, что…

— Я прекрасно понимаю, отец! — рявкнул принц и стукнул по столу. — Неужели тебе мало доказательств того, что он прав, магическая чума…

— С ней справятся маги, — спокойно произнес Теренас, но по его лицу видно было, что терпение он начинает терять. — Антонидас уверил меня, что лекарство будет найдено.

— В этом нет никакого смысла! — проорал принц, он чувствовал, как начинает хрипеть от ярости. — Пока лекарство найдут, спасать уже будет некого. Как будущий король я…

— Ты еще не король! — громогласно объявил Теренас, в его глазах был виден гнев. Нет, не на сына, но на принца.

— Прекрасно! — возвел к небесам руки принц. — Я ухожу, и не пытайся меня остановить, отец, видит всемогущий Свет, я пытался сделать хоть что-то, чтобы убедить тебя!

Паладин развернулся, громко хлопнув дверью, вышел в тронный зал и, бросив взгляд на трон, вышел на улицу, где его ждала Джайна. Увидев хмурое лицо принца, она поняла, что он не смог убедить отца в эвакуации страны.

— Мы не покинем королевство, — виновато произнес Артас. Он надеялся найти в её лице поддержку, она лишь грустно опустила голову.

Наступила тишина. Артас, лишь тяжело вздохнув, уселся на скамейку перед фонтаном, дабы насладиться свежим ночным воздухом. Сколько людей ему верят, но почему не верит отец? Ему, наследнику.

— Артас, — тихо произнесла Джайна, подсев к своему принцу, — мы можем попытаться собрать всех, кто хочет покинуть страну, спасти хотя бы их. Я уверена, многие после того, что произошло в Харглене, пойдут за тобой.

— А как же остальные люди? — ошарашенно спросил принц, его сердце болело от того, что ему придется пожертвовать хотя бы частью своего народа.

Волшебница тяжело вздохнула. Она понимала, что сама мысль о том, чтобы сбежать, была для Артаса тяжелой, но бросить людей на растерзание чуме и мертвецам будет для него просто невыносимо.

— Порой приходится принимать трудные решения, но все зависит только от нас, — тихо прошептала Джайна, не решаясь взглянуть в глаза принцу.

Артас отстегнул книгу со своего пояса и взглянул на переплет, где была высечена руна света. Неужели он готов это допустить, неужели он оставит всех этих людей? Девушка ждала, что ответит принц, она не торопила его в раздумьях. Когда же он наконец повернулся, его лицо выражало решимость.

— У нас есть пара дней, дабы собрать столько людей, сколько сможем. — Он вновь задумался, решая о том, как сделать все быстро. — Нам понадобятся припасы, оружие и корабли.

— С кораблями я смогу помочь, — уверила его волшебница, — но нужны ещё… войска.

— Тут положись на меня, — кивнул принц. Решив, что времени и так немного, они тут же разошлись, дабы подготовиться. Тем более Артас был уверен, что как только его отец узнает о подготовке, он будет недоволен, но и на этот счет у него была идея.

III

Два дня Артас и Джайна подготавливали корабли. Волшебница смогла достать пару кораблей. В гавани Лордерона Артас приказал снарядить еще три. После этого он принялся собирать войска, дабы у людей, которые отправляются с ними, была достойная защита. Капитаны Фалрик и Марвин были преданы принцу, как никто другой. Он приказал им собрать столько людей, сколько они смогут. А также оружие и припасы. Тем временем Джайна в Кирин-Тора также нашла людей, которые поверили словам пророка и которые готовы были помочь в поисках тех, кто из страха перед нежитью хотел побыстрее покинуть королевство.

Пять кораблей, стоявших в гавани, медленно наполнялись всеми возможными припасами. Артас, воспользовавшись своим титулом, распорядился созвать экспедицию якобы для поиска лекарства от магической чумы. Лишь некоторые знали, куда идут эти корабли и почему вместе с наследником плывет и дочка адмирала Праудмура. Многозначительные взгляды, которые молодые люди изредка бросали друг на друга, мало кого могли обмануть. Для тех, кто не понимал значения их действий, все выглядело на удивление просто. Леди Праудмур и Принц Артас решили возобновить свои отношения, которые они разорвали пару лет назад. Для Джайны и Артаса это было только на руку, и они не стремились разогнать эти слухи, тем более в скором времени им будет не до этого.

Наконец, когда корабли были снаряжены и готовы к отплытию, люди стали медленно взбираться на борт.

Первыми поднимались крестьяне, ремесленники, а также некоторые особы знатного рода, которые так же поверили принцу. Войска встали перед кораблями, ожидая приказа, и не смели сдвинуться с места. Артас прошелся по рядам солдат, осматривая свою небольшую армию, готовую двинуться с ним куда угодно. В первом ряду стояли пехотинцы со щитами и мечами, позади них место заняли стрелки и пушкари, а в самом конце — маги, которых привела Джайна. Удовлетворенно кивнув, Артас уже собирался отдать приказ, как позади послышался удивленный возглас.

— Артас, что ты творишь?

— Как будто ты сам не видишь? — ухмыльнулся принц, радуясь от того, что все было готово и остановить корабли могли лишь пушки. — Отправляюсь в экспедицию.

— Не валяй дурака, юноша, твой отец, как только узнал о твоей затее, сразу все понял, он надеялся, что ты одумаешься, но, похоже, нет. Ты наследный принц, а еще и паладин, и как старший в ордене я приказываю тебе…

— Нет, Утер! — решительно произнес Артас. — Мы уходим, и никто нас не остановит, даже ты.

Старый паладин угрюмо взглянул на своего принца, он не верил, что тот может запросто взять и бросить все. Но увидев, что на борту стоит взволнованная Джайна, которая только ждала момент, дабы самой вступить в переговоры, он опешил.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — угрюмо пробурчал старый паладин, явно недовольный тем, что принц собирается уплывать. Развернувшись, он медленно двинулся на выход из гавани.

— Утер! Пойдем с нами!

— Я давал клятву, Артас, — произнес паладин, — и, в отличие от тебя, я её не нарушу.

Эти слова задели принца, он вновь тяжело взглянул на башни, и отчаяние сжало его сердце.

«Правильно ли я поступаю?» — пронеслось у него в голове, но Артас прекрасно понимал, что времени у них мало, и поэтому, превозмогая свои терзания, он быстро подошел к солдатам.

— Фалрик, Марвин, командуйте, — спокойно произнес принц, поднимаясь на один из кораблей. По пути он неожиданно столкнулся с молодым юношей, что шел, держа в руках связку шлемов.

— Прошу прощения, милорд, — быстро произнес он взволнованным голосом, быстро шурша по палубе, поднимая свою поклажу.

Принц улыбнулся и помог ему собрать шлемы.

— Как тебя зовут, юноша?

— Тираний, мой лорд!

— Путь будет неблизкий, Тираний, готовься к трудностям, — заметил Артас.

Корабли медленно выходили из гавани, отправляясь навстречу своей судьбе. Путь их лежал на запад, к берегам Калимдора.

IV

Корабли давно уже отплыли от Лордерона, и ночь вновь опустилась на земли принца. Недалеко от города Стратхольма на высокой горе стояла некая фигура. Выглядела она поистине жутко. Два метра ростом, бледная кожа, которая на фоне луны была просто белой, рога на голове, широкие крылья, растущие из-за спины, а на руках длинные острые когти. Глаза горели красным светом. Это существо стояло над городом и ухмылялось. Внезапно позади него раздалось шуршание, на которое он даже не обратил внимания.

— Повелитель Малганус, как мне стало известно, принц Артас покинул Лордерон.

— Хм, выходит, темный властелин ошибся в нем, теперь нам нет смысла ждать. Завтра все жители Стратхольма пополнят нашу армию, а вскоре и весь Лордерон будет уничтожен.


========== Глава 2 ==========

I

Корабли Лордерона плыли по великому морю несколько недель. Пару раз они были близки к попаданию в водоворот, но благодаря морякам Кул Тираса кораблекрушения удалось избежать. Многие уже были недовольны тем, что отправились в этот поход, но глядя на то, как их принц переносит все невзгоды, люди перестали роптать. Однако была и другая проблема, с которой даже Артас не мог справиться. Бури, дожди и утренний холод — все это плохо сказывалось на настроении людей. Командиры поддерживали дисциплину как могли.

Сам Артас часто сидел на борту, закутанный в теплый плащ. Его постоянно одолевали мрачные мысли. Речь Утера о его предательстве была недалека от истины. Он бросил своё королевство, и, несмотря на то, что много людей пожелали отправиться с ними, большая часть не откликнулись на его зов. Но больше всего Артас думал о том, что он сбежал, как последний трус, и это после того, как нежить опустошила как минимум два города, а сколько еще у них на примете. Всякий раз, когда принц вспоминал резню в Харгленде, он крепко сжимал рукоять своего молота. Во время той резни многие погибли, а другие обратились в нежить, и он ничем не мог помочь им, но сейчас не время думать о том, что было. Эти люди доверились ему с Джайной, и он сделает все, дабы защитить хотя бы их.

Все эти мысли можно было заглушить клятвой, но вот что Артас заглушить не мог, так это мысли о том, что он предал своего отца. Он должен был приложить больше усилий, чтобы убедить его, но все, на что его хватило, — это просто уйти. На плечо Артаса нежно опустилась маленькая ладошка. Волшебница видела, что принц выглядит спокойным, но знала, что творится внутри.

— Артас, — тихо произнесла Джайна, — ты уже несколько дней не спал, может, отдохнешь?!

— Я… я не могу, Джайна, — ответил ей принц, — мне все кажется, что я сделал неправильный выбор.

— Ты поступил так, как подсказывало тебе твое сердце, — ласково сказала волшебница, проводя рукой по щеке Артаса, — и ты не один, мы вместе, и мы справимся.

Артас выдавил из себя улыбку. Чувства к Джайне никуда не делись, хоть он и скрыл их за своим титулом и обязанностями принца, истина была куда проще. Они оба понимали, что их связывает нечто большее, нежели крепкая дружба, и Артас был рад, что тогда, в Даларане, она выбрала именно его. Слова Джайны привели принца в чувство, и он заметил, что ему полегчало. Он встал, осмотрл корабли, которые еле двигались после бури, рваные паруса, поломанные бортики, все это слегка смутило его. Теперь принц всерьез задумался, смогут ли они доплыть до Калимдора. Наконец он повернулся к Джайне.

— Да, ты права, вместе мы справимся, — с этими словами он крепко обнял девушку, заставляя её слегка покраснеть.

Несмотря на то, что сказал ей Артас, Джайна чувствовала, что её принц все еще в сомнениях, и она надеялась, что, как только они доберутся до Калимдора, он отринет страх и снова станет верным и храбрым воином.

Однако все оставшееся время принц не показывал своего волнения. Он вновь начал бродить по борту, осматривая орудия и проверяя солдат, и хотя его осмотры ограничивались только своим кораблем, он отдал приказы проверить воинов и на других судах. Возможно и скорее всего, им пришлось бы вступить в бой прямо на берегу, но и паладин, и волшебница надеялись на то, что судьба будет к ним благосклонна и даст им маленькую передышку.

II

Тем временем в Лордероне началась настоящая катастрофа. Чума полностью поглотила Стратхольм, превратив его жителей в бездушную нежить, которая моментально расползлась по стране. Остатки войск королевства, те, которые не ушли с принцем за море, сдерживали натиск, как могли. Все попытки были тщетны, каждый павший воин прибавлял сил для мертвецов. Утер Светоносный, глава ордена Серебряной Длани, начинал понимать, что, возможно, Артас был и прав и эвакуация страны могла бы спасти жизни многим. Силы королевства во главе с паладинами смогли задержать войска нежити, но Утер знал, что это ненадолго.

— Держаться! За Лордерон! За Короля! — командовал паладин своим могучим голосом.

Сейчас армия королевства заняла Андорал, последний рубеж перед столицей, и возможности переломить ход в свою пользу практически не было. Пару раз Утер во главе с рыцарями совершал вылазки, но они были незначительны, а нежить все прибывала и прибывала.

— Лорд Утер! Вас ожидают в ратуше! — отрапортовал один из пехотинцев. В его глазах отчетливо можно было прочитать отчаяние, но он, тем не менее, заставил свой голос звучать твердо. Возможно, одной из причин храброго поведения солдат были паладины, которые, как во времена войны с орками, вселяли надежду в сердца и на собственном примере показывали, что надежда еще не умерла.

Войдя в каменную постройку в центре городка, которая наполовину уже была разрушена, в частности не хватало части крыши и одна из башен была вся в дырах, Утер увидел королевского посла.

— Приветствую вас, лорд Утер…

— Отбросим формальности, времена уже не те, — перебил посла паладин, слегка нахмурившись.

— Король приказал начать эвакуацию Андорала. Всех боеспособных отправлять в столицу и готовиться к обороне, эвакуировать всех людей внутри города и по возможности в близлежащих землях.

— Я этим займусь, а после немедленно двинусь в столицу…

— Нет, — четко произнес посол, — вы нужны в столице. Кроме того, король отдал приказ: проверить всех жителей и солдат на наличие первых признаков чумы. Если хоть кто-то будет заражен…

Утер и так знал ответ. Лекарство так и не было найдено, маги Даларана работали день и ночь, но все, что они смогли, — это прислать магов на защиту Лордерона. Старому паладину предстояло бросить людей, которые могли заразить солдат, и с этим ему пришлось смириться. Выйдя на улицу, Утер вздохнул и возвел глаза к небу:

— Артас, я надеюсь, хотя бы ты спасешь остатки нашего королевства! Да хранит нас Свет!

III

Через пару дней потрепанный и изношенный на волнах флот пристал к пустынному берегу. Перед ними раскинулась степь, усыпанная ветками, засохшими деревьями, и изредка попадались каменные холмы.

Облачившись в свои тяжелые доспехи и взяв молот, Артас вышел на палубу, дабы принять командование. Ему не нравилось то место, куда они пристали, но выбора у них не было: еще несколько дней пути корабли просто не выдержат.

— Капитан, мы готовы спуститься?! — громко осведомился принц у своего верного солдата.

— Так точно, Милорд! — по струнке вытянулся Фалрик, не забывая о формальностях. Заметив, что к ним подошла Джайна, он поклонился и ей. — Миледи, люди готовы и ожидают вашего командования!

— Отлично, ну что ж, — Артас глухо выдохнул, — спускаемся.

Волнение вновь охватило паладина, когда они спустились на берег. Это не были прекрасные леса Лордерона. Красивые деревушки, где он часто бывал, выполняя свой долг паладина, нравились ему намного больше, нежели эти песчаные берега со множеством коряг, камней и засохшей растительностью.

В отличие от простых крестьян и ремесленников, солдатам не нужно было помогать в спуске припасов на берег, но у них была более ответственная миссия, защита людей. Быстро распределив обязанности, принц и волшебница разошлись. Джайна пошла командовать выгрузкой, а паладин возглавил проверку войск.

Артас отметил, что здесь он волнуется за свою подругу куда больше, чем на Родине. Похоже, он забыл, что Джайна — волшебница и не даст в обиду ни себя, ни людей, что находятся рядом с ней.

Закончив с выгрузкой, Артас и Джайна решили обсудить дальнейшие планы. Осмотрев ближайшую местность, они убедились, что для лагеря она не подходит. Испепеляющее солнце явно не желало добра пришельцам.

— Нужно провести разведку, — задумчиво протянул Артас, осматривая уставших людей, которые искали место, дабы спрятаться от жары.

— Думаю, ты прав, — согласно кивнула волшебница.

— Ты и так уже сделала много, — улыбнулся принц девушке, — я возьму небольшой отряд и двинусь вперед, а ты, как отдохнешь, веди людей за нами. Береги себя!

— И ты, — улыбнулась Джайна, слегка покраснев. Она очень хотела пойти со своим принцем, но прекрасно знала, что он не позволит, к тому же кто-то должен был остаться и защищать людей, пока принц отсутствует.

— Марвин, останешься здесь, — спокойно отдал приказ Артас своему второму капитану и двинулся вперед.

Маленький отряд шел достаточно медленно, чтобы насладиться видом, правда, наслаждаться было нечем, так как степи никак не желали кончаться. Неожиданно Артас заметил странное движение впереди. Крепко перехватив свой молот, он напряг зрение, дабы разглядеть впереди идущих существ. Едва успел увернуться, так как прямо перед его лицом пролетело странного вида копье, больше похожее на гигантскую иглу. Солдаты, поняв, что местные аборигены не особо рады их видеть, выставили вперед щиты и двинулись на врага. Существа, которых они встретили, только издалека походили на людей. Передвигались они на двух ногах, но вот их тела были явно не совсем человеческими, особенно выделялась морда, которая была слегка вытянута вперед, из-под челюстей выпирали огромные клыки, больше походившие на бивни, а нос был круглым пятаком.

— Это еще что за свинолюды?! — удивленно прокричал Фалрик, поражая мечом одного из этих существ.

— Не знаю, — произнес один из стрелков, слегка усмехнувшись, — по крайней мере, они симпатичнее, чем скелеты и прочая нечисть.

Артас был с ним полностью согласен, однако выяснять, что это за существа, предстояло после. Для начала следовало отбиться от врага, а потом уже думать. Резким ударом молота он отбросил одного из свинообразных существ в сторону, а другому, что так неудачно приблизился к паладину, он размозжил голову. Позади раздался жуткий крик, огромное копье вонзилась в тело одного из солдат, и он рухнул на землю, истекая кровью. Несмотря на численный перевес, люди справились с напастью. Артас подошел к раненому и, попросив других подержать его, моментально выдернул копье, а после, возложив руку на рану и открыв свой фолиант, прочитал молитву свету. Боль моментально сняло, и рана затягивалась прямо на глазах.

— Ваше Величество, нужно быть готовыми к тому, что мы снова встретим этих существ, — произнес капитан, смотря на странные тела, сражаться они явно умели не слишком хорошо, но их численность была для них главным преимуществом.

— Нужно продвигаться дальше и найти место, где наши люди смогут отдохнуть и возобновить силы, — сказал Артас, перехватывая свой молот, дабы быть готовым к новым нападениям. Прибывшие уже давно поняли, что места здесь очень опасны. Спустя пару минут к отряду Артаса присоединилась Джайна.

— Люди готовы идти, — сообщила она, — нужно выйти из степей, здесь совершенно нет никакой возможности для обороны.

Артас усмехнулся. Он знал, что его подруга — дочь правителя Кул-Тираса, и, несмотря на то, что большую часть своей жизни она просидела над магическими свитками и книгами в Даларане, она неплохо понимала тактику.

Жителей Лордерона, что прибыли на Калимдор, было очень много, и опасность подставить их под удар тоже была велика. Артас разделил свое войско на два крупных отряда. Один должен был пойти с ним вперед, дабы в случае чего встретить опасность, а второй под командованием Джайны будет прикрывать тылы и, собственно, людей с припасами.

Таким способом они прошли довольно длинный путь. Пару раз на них нападали свинолюды, атаки которых моментально были отбиты. Однако появилось и еще несколько угроз. Артас встретился с кентаврами, которые своей быстротой моментально лишили его нескольких воинов. Их резкие набеги не позволяли продвигаться быстро. Но это была не единственная угроза. Джайна тоже не сидела без дела. Заметив огромный поток людей, с гор спустились гарпии. Но если против кентавров у Артаса были только мечи и мушкеты, то в случае с Джайной в ход шла также магия.

Через пару часов они добрались до небольшого плато, что так удачно расположилось под склонами высоких гор. Артас посчитал, что здесь удачное место для лагеря. Как только люди разложили припасы и принялись отдыхать после морского путешествия и тяжелого пути, тут же обнаружилась проблема. Плато неплохо располагалось, однако здесь было не так много деревьев, а воды не наблюдалось вовсе. Тяжело вздохнув, Артас подозвал своих капитанов:

— Фалрик, Марвин, возьмите с собой самых надежных людей и поищите в окрестностях признаки воды, — скомандовал принц, осматривая уставшие лица людей, — как бы мы ни хотели, но под таким палящим солнцем нам долго не продержаться.

Как только отряд скрылся за холмами, Артас и Джайна осмотрелись. Место было неплохое для постройки небольшой деревни, что, в принципе, заняло бы пару недель, если бы все работали сообща.

— Артас, — задумчиво произнесла Джайна, поглядывая на высокие горы перед собой, — а что если нам перебраться через этот пик?

— Интересно, как нам это удастся? — съехидничал Артас. — Дирижабля я перед собой не вижу, а значит…

Внезапно откуда-то издалека послышались странные звуки. Все моментально насторожились. Постепенно шум приближался, и к нему присоединились еще и крики. Солдаты моментально вскинули мечи и приготовились к бою, Артас также подбежал к тропе, откуда доносились вопли. Спереди на него бежали стрелки, а позади них — пара солдат во главе с капитанами.

— Милорд! Готовьте всех к обороне, — впопыхах прохрипел Фалрик, — здесь орки!

— Орки?! — удивленно воскликнул принц, и, словно подтверждая слова капитана, на плато влетел небольшой отряд. Артас моментально снёс первого же зеленокожего воина, который на огромной скорости ринулся к нему с явным намерением разрубить его своим огромным топором.

— Жалкие людишки! Уничтожить их! — взревел один из воинов, бросаясь в бой и уводя в него своих товарищей.

Тут уже все люди схватились за оружие. Дворфы, которые также присоединились к экспедиции, схватились за мушкеты, а Джайна разила магией. Раны, которые получали воины, Артас старался залечивать магией света, но отвлекаться от боя он не мог, поэтому многие погибали, не успев получить целительную силу паладина. Неожиданно на поляну влетел огромный орк, держа в руках могучий топор, который по размеру мог сравниться с молотом Артаса.

— За Орду! Сражаемся, воины, не дайте этим людишкам и шанса на победу! — взревел он и с жутким ревом ворвался в гущу сражения, нанося один удар за другим. Они были настолько мощные и яростные, что большинство солдат ринулись врассыпную, не желая быть разрубленными пополам.

Артас, отбросив одним ударом двух орков, ринулся на вожака. Подобравшись к нему сзади, он замахнулся, дабы раз и навсегда покончить с его жалкой жизнью, но тот неожиданно развернулся, и два могучих оружия соприкоснулись. Принцу еле хватало сил удерживать его, руки дрожали, а на лице, помимо крови, выступили капли пота. Орк рассмеялся:

— Ах-ха-ха, человечек, тебе не сравниться с силой орды! — Его голос был настолько громким, что Артас был не удивлен, почему он вожак. — Во славу «Песни Войны»! — взревел он, отрывая своё оружие и замахиваясь на принца.

Позади послышался рог. Орки начали медленно отступать. Артас резким движением отскочил и взмахом молота хотел было нанести орку удар, но тот успел уклониться и двинулся за своим отрядом.

— Мы еще встретимся, человек! Наша битва не окончена!

Некоторые воины уже хотели было двинуться за орками, дабы отомстить за павших товарищей, но Джайна приказала остановиться.

— Эти орки, они явно здесь уже давно, — высказала свое мнение волшебница, когда они отошли от лагеря с Артасом, — они точно прибыли с Лордерона.

— Думаю, ты права, они хорошо знают местность, — задумчиво произнес Артас, вспоминая отчет о том, что у орков появился некий военный вождь, который освободил многие кланы из военных лагерей, а после они скрылись, — их ярости не было границ, я не хочу подставлять людей под удар.

Джайна кивнула.

— Слушай, нужно продвигаться дальше и быть готовыми к нападению, теперь, когда мы узнали, что орки здесь, они нас не оставят.

— Я думаю, стоит уводить людей, сражаться с ордой — значит погибнуть здесь.

— Хватит, Джайна! — не вытерпел Артас.

— Я больше не буду бежать, я двинусь за орками с небольшим отрядом, а ты…

— Поищу способ перебраться через эти горы, — закончила волшебница тоном, который не давал повода усомниться в её решении. Она прекрасно понимала чувства принца, он никогда не убегал, а после того, как она уговорила его покинуть Лордерон, она вновь заставляет его бежать. — Я постараюсь поискать дирижабли, так как другого способа просто не вижу. Постарайся держать себя в руках и не давай ярости захватить тебя, иначе ты будешь ничуть не лучше орков.

Принц вздрогнул. Точно такие же слова ему сказал Утер, когда они сражались против клана «Черного камня».

Артас медленно кивнул. Он не хотел бросать Джайну, надеясь, что она пойдет с ним и вместе они смогут одолеть орков, но в то же время он понимал, что колдунья права: они прибыли не на бойню, а спасать людей.

— Береги себя, — прошептал Артас на ухо девушке и слегка приобнял её, страх потерять её вновь усилился, однако он знал, что эта волшебница не так проста и в обиду себя уж точно не даст. Джайна в ответ на объятия принца легонько чмокнула его в щеку.

— И ты!

IV

Малагнус стоял недалеко от столицы Лордерона. В отчаянной попытке спастись король обратился к магам Даларана, которые, используя свою магию, сплели заклинание, которое моментально сжигало всех мертвецов, подходивших к вратам города. Демон недовольно сжимал свои когтистые лапы и очень злился. Он хотел полностью уничтожить это королевство, а теперь эти чертовы маги задержали его.

— Малганус! — послышался позади демона некий громкий голос. Обернувшись, он увидел своего собрата, повелителя ужаса.

— Чего тебе, Тикондрус? Неужели решил присоединиться к моему триумфу?

— Пока я вижу лишь твоё фиаско, — рассмеялся Тикондрус, но после его лицо вновь обрело серьезность и озабоченность, — ты уже совершил достаточно, чтобы тебя отстранили от этой операции. Мальчишка сбежал, Лордерон держится, а мы так и не приблизились к нашей цели.

— Эти недобитки не смогут долго держаться, и лорд Архимонд, узнав о моей победе, щедро наградит меня, — прокомментировал ответ Тикондруса Малагнус, — что касается мальчишки, то это был план Нер-Зула, он давно потерпел поражение, пора уже отстранить его от нашего плана, он сделал все, что требовалось.

— Может, и нет, — таинственно ухмыльнулся Тикондрус, — брось людей, бери войска и двигайся в Кель-Талас, воспользуемся силой солнечного колодца, дабы привести в этот мир нашего повелителя!

Малганус на секунду замер. Его оскорбило то, что Тикондрус командует им, и он никак не желал оставлять людей в покое. Хмыкнув, демон махнул рукой, отдавая приказ о снятии осады. Его собрат, заметив это, ухмыльнулся и уже хотел было исчезнуть, как Малганус спросил:

— А что будет с мальчишкой?

— Нер-Зул уверен, что его еще можно взять!

С этими словами демон исчез.


========== Глава 3 ==========

I

Небольшой отряд во главе с принцем Лордерона шел по пустынным степям. Воины и стрелки шли за Артасом, настроенные решительно. Их цель была одна — догнать орков и отомстить им за смерть товарищей. Прямо перед ними тянулись множество следов орков, которые недавно покинули их лагерь и теперь бежали в неизвестном направлении. Артас уже засомневался, что нагонит их, поэтому пару часов спустя он все-таки заметил, что его воины устали, и приказал сделать привал. Рассевшись у разведенного костра, люди и дворфы завели разговор, обсуждая местность и изредка вспоминая истории из своей жизни. Сам принц в этом деле участия не принимал, а, сев под высушенное дерево, внимательно смотрел вдаль на дорожки следов орков. Для Артаса этот путь был тяжел. И не потому, что ему пришлось сражаться с орками или вытерпеть морскую бурю. Магическая чума разъедала его страну, а он ничего не сделал.

«Или сделал? — прозвучал тоненький голос в голове у паладина. — А как же люди, что смогли добраться сюда?»

Его мысли прервал Фалрик, который, заметив издалека своего командира, тихо отошел от огня и пристроился к дереву.

— Милорд, позвольте сказать?

Артас кивнул.

— Вам не кажется, что тот орк не был вождем? Думаю, они выполняли чей-то приказ, раз сбежали, как только прозвучал рог.

Артас встал, его длинные светлые волосы легли на латные наплечники, а сам он, поправив перчатки, взялся за молот.

— Я подумал так же, Фалрик, — тихо заметил принц, — когда мы сражались с орками в Лордероне, они поклонялись демонам. Неужели эти твари нашли способ призвать их в наш мир?

— Разве не для этого мы бежали сюда, милорд? — удивился капитан. — Сражаться с демонами мы явно не готовы.

— Поэтому надо продолжать путь! — громко объявил принц, давая понять, что привал окончен. — Нельзя дать оркам уйти.

Отряд вновь двинулся со своего места. Следов становилась все больше и больше, как будто зеленокожие топтались на месте. Пару раз им встречались свинолюды и кентавры, но, имея уже опыт в сражении с ними, отряд Артаса легко справился с этой задержкой и вновь двинулся за своим основным врагом. Принц старался держать себя в руках, но ярость от собственных неудач и невозможности догнать орков вскипала в нем с новой силой. Чтобы там ни говорили Джайна и Утер, орда была главным соперником людей еще до прихода нежити, и Артас не собирался уступать им даже на новой земле.

— Орки и здесь прошлись, — прохрипел один из солдат, показывая отвращение к противнику, который мог быть где угодно. Тяжелые сапоги орков отчетливо вырисовывались на дороге, что позволяло людям спокойно двигаться за ними, не боясь сбиться с пути. Когда они добрались до небольшого каньона, принца охватила ярость. Прямо перед ними стоял небольшой лагерь орков, который был пуст, зеленокожие покинули его и, похоже, сделали это довольно давно. Пройдя по рядам огромных палаток, солдаты принялись осматривать их. Как и ожидалось, внутри было пусто. — Похоже, что они прибыли сюда раньше нас, — сквозь зубы процедил Артас и мощным взмахом молота проделал дыру в одной из палаток. Громко выдохнув и понурив голову, он хотел было отдать приказ возвращаться, как раздался голос одного из солдат:

— Милорд! Похоже, я нашел еще следы.

Артас, подбежав к тому месту, куда указывал рыцарь, быстро убедился, что он прав. Вновь огромная «армия» следов уходила вдаль. Но одно принца смутило — количество следов было явно меньше, чем раньше. Похоже, что другая часть орочей орды просто испарилась в воздухе. Магия могла бы сыграть здесь определенную роль, но почему тогда не все орки сбежали? Но выяснить ответ на эту загадку можно было лишь одним способом, и Артас отдал приказ двинуться за орками, при этом совершенно не замечая, как постепенно пустынные степи Калимдора медленно переходили в лесистую местность. Вскоре они уже вошли на границу Ашенвальского леса, но этого люди еще не знали.

II

Густые деревья и мягкая трава, которые раскинулись перед Артасом и его людьми, нравились им больше, чем пустынная земля. Сомнений в том, что и здесь могут быть враги, не было. Не стоило забывать и о том, что они шли по пятам орков, которые, судя по всему, стремились как можно быстрее уйти в глубь леса, так как даже намека на привал зеленокожих не было. Артас с железной уверенностью шел вперед, держа наготове свой молот, его воля была непоколебима, а желание догнать и наказать орков было сильно. Однако принц не заметил, как его люди начали медленно терять уверенность. Слова и шепот о том, что стоило вернуться и дождаться Джайны, были слышны за спиной паладина, но он старался их не замечать, уверенный в том, что, как только они доберутся до орков, людям будет спокойнее и они смогут свободно осваивать новые края.

— Милорд, — прошептал Фалрик, нагнав своего будущего короля, — мне не нравится это место.

— О чем ты? На жесткой дороге со свинолюдами было лучше? — пошутил принц, при этом он сам чувствовал легкое волнение, как будто за ними кто-то наблюдает.

— Я не об этом, — косо взглянув на плетущихся позади рыцарей и стрелков, ответил капитан, — такое ощущение, что я слышу шепот, он среди деревьев. Может быть, в этом лесу водятся духи? — словно подтверждая волнение принца, высказал свои мысли капитан.

— Не бойся, Свет защитит тебя, — успокоил его Артас, — главное, будь начеку.

Однако, несмотря на свои ободряющие слова, принц стал двигаться чуть медленнее, все чаще вертя головой по сторонам. Он мог поклясться, что пару раз за деревьями видел некую фигуру, но предпочел промолчать, дабы не пугать и без того павших духом людей. Они ждали, что придут на новую землю без войны и магической чумы, а на деле встретили старого врага, который, похоже, неплохо освоился на новом месте.


«Эх, как жаль, что Утер не пошел со мной, уж он-то умел ободрить солдат в любой ситуации».


Мысли Артаса прервал свист стрелы, которая вылетела из-за дерева и вонзилась в доспех одного из рыцарей, сразив того наповал. Солдаты сомкнули ряды и начали укрываться щитами, которые моментально облепило еще несколько десятков стрел. Артаса прикрыл своим щитом Фалрик, который к тому же умудрялся отдавать команды людям. Стрелки палили в лес, но результата они не видели. На тропу выскочили несколько странно одетых воинов верхом на черных леопардах. В руках они держали щит, из которого торчали три острых, словно бритва, лезвия. Их скорости мог позавидовать любой солдат из отряда принца, так как они в один прыжок оказывались рядом с рыцарем и поражали своим оружием, которое невероятно эффективно пронзало тяжелые доспехи. Но проблема этих воинов была в том, что в рядах Артаса находились стрелки, которые, отвлёкшись от стрел и быстро встав позади щитов, моментально сняли несколько наездников с их животных. Сам принц в это время уже во всю сражался с несколькими воинами, которые выскочили из леса, держа в руках все то же странное оружие. Но паладин не был бы паладином, если бы отступал перед неизвестностью. К тому же Артас был известен как один лучших мастеров меча, и трудно было найти противника, который мог сравниться с ним во владении оружием. Воины ему показались хрупкими, но они сражались с такой ловкостью, что принцу приходилось нелегко от яростных атак. Подняв молот высоко над головой, Артас произнес заклинание, и все его тело засияло ярким светом. Словно магический купол накрыл его, так как теперь ни одной раны нанести ему не могли. Воспользовавшись секундным удивлением противника, паладин мощным ударом отправил всех троих в разные стороны. Моментально подлетевший к принцу очередной противник, заметив, что магический щит исчез, занес меч над головой принца с намерением разрубить его напополам. Артас, сделав ловкое движение, рукояткой молота нанес удар в область груди воина, а после отбросил его уже своим проверенным ударом. Стрелы уже не летели из-за деревьев, а оставшиеся противники скрылись за деревьями, оставляя людей тяжело дышать после такой неожиданной атаки. То, что это был не показательный бой и не разведывательный отряд, принц и Фалрик поняли сразу, слишком уж яростно эти незнакомцы сражались, чтобы позволить себе потерять столько бойцов. Артас, взглянув на своих воинов, чуть не пал духом: в этой стычке он потерял почти половину людей, и даже если он вылечит раны, потери это не восполнит. Пока принц с помощью своей святой магии залечивал раны и параллельно думал о том, как ему поступить, Фалрик осмотрел тела врагов.

— Это женщины, милорд! — ошарашенно воскликнул капитан, снимая шлем с одного из воинов. Лицо было покрыто странными татуировками, на шее висел медальон в виде луны.


— Я вижу, капитан, — также слегка удивившись подобному заявлению, промолвил принц, осматривая тела.


— Посмотрите на уши, Милорд, они…

— Они похожи на эльфиек, — с грустью закончил принц за капитана, однако при этом восхищаясь их храбростью, наброситься на неизвестного противника, не зная о его возможностях мог лишь храбрец или глупец, — их скорость просто невероятна, и эти леопарды, они огромны.

— Согласен, милорд, — кивнул Фалрик, — еще пара таких атак, и от нас вообще ничего не останется, да и не думаю, что у нас есть теперь шанс тягаться с орками, сил у нас едва хватает на то, чтобы спокойно вернуться к нашему первоначальному лагерю.

— Думаю, вы правы, капитан. Нас просто раздавят. — Взглянув на уставших и замученных людей Артас принял решение. — Ведите людей назад, капитан, а я пойду один.

— Вы с ума сошли, милорд? — ужаснулся Фалрик, отбросив почтительный тон.

— Только на разведку, как только обнаружу орков, немедленно вернусь назад, — заверил его принц.

— Простите, сэр, но вас я оставить не могу, — заявил капитан, решительно вставая перед своим повелителем, — либо я пойду с вами, либо мы не идем вовсе! И вернемся мы только вместе!

Артас благодарно улыбнулся, понимая, что Фалрик его ни за что не бросит, однако оставлять людей в этом месте он не желал, вероятность нового нападения была слишком велика.

— Вам нужно будет вернуться обратно тем же путем, которым мы и пришли, — встав перед отрядом, объявил принц, — заберите с собой павших товарищей, да смилуется над ними Свет. Как только прибудет леди Праудмур, немедленно сообщите, где мы. — И, заметив ошарашенный взгляд некоторых рыцарей, добавил: — Если мы не вернемся.

Приказ для воинов был шокирующим. Как бы сильно они ни пострадали, но бросать своего принца никто не хотел. Однако, понимая, что сейчас большой отряд будет лишь задержкой и еще одним фактором обнаружения, многие молча подняли тела и медленно двинулись обратно.


Разделившись, Артас и Фалрик уже бегом двинулись по тропе. Теперь на одного врага у них стало больше, и, если им предстояло встретиться с одним из них, они были готовы. Спустя какое-то время они услышали странные звуки, как будто кто-то рубит лес. По мере продвижения принца и капитана через деревья шум увеличивался, и к нему также прибавился орочий возглас. Держа свой боевой молот наготове, принц быстро спрятался за деревом и аккуратно выглянул из-за него.


На широкой поляне был разбит огромный лагерь орков. Один из воинов, держа в руках топор, разговаривал со своим командиром, тем самым, который пару часов назад чуть было не отсек принцу голову.


— Черт бы побрал этого Тралла! — кричал он, посматривая на то, как его рабочие рубят лес. — Надо же было послать своих лучших воинов рубить деревья!


— Вождь! — пожаловался орк. — Мне не нравится это место! Такое ощущение, что лес живой и он наблюдает за нами.


— Ты что! Духов испугался! — рассмеялся вожак, взмахивая своим топором. — Здесь нет ничего, кроме тени и вековых деревьев.


Тут по всей поляне раздался странный шепот, который услышал и Артас, разобрать, что он значил, было очень трудно. Орки на поляне также завелись, хватаясь за топоры.


— Ты это слышал? — шепотом спросил Фалрик, смотря на принца и в ответ получая легкий кивок. Как бы они ни хотели наброситься на орков, но такой мощный лагерь они могли штурмовать только во главе хорошо подготовленного войска.


Тем временем орки, отойдя от таинственного шепота, вновь начали спорить:


— Громмаш, я не боюсь врагов из плоти и крови, но мой топор бессилен против бестелесных духов! — орал орк, при этом, похоже, совершенно не боясь разговаривать таким тоном со своим вождем.


— Заткнись! Вождь отдал четкий приказ подготовить лагерь к его прибытию, и я сделаю это, даже если мне придется вырубить весь этот лес!


Тут уже в орков из-за леса полетели стрелы. Однако похоже, что, в отличие от людей, зеленокожие не сильно огорчились появлению врагов, а даже наоборот. Как только на их поляне появились те же самые воины, что пару минут назад атаковали людей, орки похватали топоры и с жутким ревом набросились на них.


— Ну, что скажешь теперь?! — ревел Громмаш, нанося удар за ударом.


Больше Артас и Фалрик смотреть не могли. В любой момент их могли обнаружить, и им предстояло одно — бежать назад и предупредить остальных.


«Надеюсь, Джайна нашла способ перебраться через горы», — думал Артас, пока они бежали по тропинке назад. За все это время они не вымолвили не слова. Принц был занят своими мыслями, а Фалрик явно не собирался отвлекать его разговорами. Их бег иногда прерывался небольшими остановками, но большой отдых они себе позволить не могли. Однако их тяжелые латные доспехи сыграли свою роль, и уже вскоре два воина рухнули на землю, тяжело дыша. Уставшие и измученные, они могли лишь прислониться к деревьям и тяжело дышать.


— Еще немного, Фалрик, — ободряюще произнес принц, выдавливая из себя улыбку.


Фалрик, тем не менее, не ответил тем же. Ему как солдату не пристало показывать свою слабость, но сейчас сделать это было неимоверно трудно. Долгий переход, тяжелый бой с неизвестным врагом, а теперь еще и бега в тяжелых доспехах по лесу, это не было легкой прогулкой. Наконец Артас, облокотившись на свой молот, встал. Подойдя к своему верному капитану, он подал ему руку и помог подняться. Теперь они уже не бежали, а медленно брели в надежде на то, что скоро им покажутся желтые степные земли, которые сейчас казались им родными.

III

На руинах Даларана.


Разрушенный город, некогда красовавшийся своими прекрасными шпилями, был практически полностью сожжен. Орда живых мертвецов, что пересекли Лордерон, смяли сопротивление магов под командованием повелителей ужаса. Теперь же трое из этих ужасных созданий стояли на некогда могущественной столице Кирин-тора и обсуждали дальнейшие планы.


— Что известно от лорда Архимонда?


— Малганус и Маннарот уже двинулись на Калимдор для того, чтобы подготовить его к вторжению повелителя, — ответил на вопрос своего собрата высокий демон с острыми, как бритва, когтями.


— Тогда чего мы ждем?! — недовольно воскликнул третий.


— Спокойно, Вариматас, — успокоил своего собрата второй, — мы будем ждать столько, сколько нам прикажут.


— Я смотрю, тебе нравится выжидать, Тикондрус, — усмехнулся первый, — а как же план короля мертвых по захвату молодого принца? Он оказался не таким простачком!


Тикондрус жутко засмеялся, но ничего не ответил на это замечание. Как один из тюремщиков Нер-Зула он знал то, чего другие не знали или не обращали на это внимание, но то, что повелитель нежити не сбросил со счетов принца, было ему известно, и он всеми силами готов был поддержать этот план.


— Кель`Талас тоже больше не является для нас преградой. Как только покорим Калимдор, падение Азерота будет лишь вопросом времени.

IV

Глубоко под горой Хиджала.


Мрачные коридоры темницы уходили глубоко под корни горы. Орден Стражей денно и нощно следил за тем, чтобы самый опасный преступник не покинул своего места заключения. Уже мало кто из эльфов помнил, что это был за пленник, а те кто знал, думали, что он уже давным-давно умер.


Широкая клетка была практически пустой. Единственным, кто в ней находился, был странный эльф, который сидел на каменном полу, положив перед собой два парных клинка. Он был высокого роста и крепкого телосложения, несмотря на то, что провел много времени в заточении. На его глазах была черная повязка, что говорило о слепоте эльфа. Наконец, пробормотав что-то себе под нос, пленник встрепенулся. Маленькие зеленые огоньки засветились сквозь его повязку на тех местах, где должны быть его глаза, а сам он оскалился в улыбке.

V

Перед Артасом уже вставали странные видения. Он не спал пару дней, несколько стычек с орками и эльфами тоже были не из легких. Сейчас его величественные тяжелые доспехи паладина были все в грязи, крови и траве, лицо принца, впрочем, тоже мало чем отличалось от его доспехов. Фалрик, который шел рядом, уже давно выбросил свой шлем и сейчас хотя бы мог легко вздохнуть.


Наконец прямо перед их взором вновь раскинулась пустынная степь, Ашенвальский лес оказался позади. Усталость принца как рукой сняло, и он вновь встал прямо. Прищурив глаза, он заметил вдалеке странную фигуру, которая плыла по воздуху, и чем ближе она приближалось, тем больше походила на огромную машину. В конце концов он понял, что это дирижабль, который мало того, что снижал скорость, он еще и медленно опускался. Границы между другом и врагом для принца и капитана были в этот момент размыты. Выхватив оружие, они приготовились встретить неизвестность, так как бежать куда-либо у них уже не было сил. Как только дирижабль опустился на землю и они увидели, кто находится внутри, у Артаса от радости громко забилось сердце. Это была Джайна.


========== Глава 4 ==========

I

Дирижабль медленно плыл по небу над степями Калимдора. Под ним расположились горы самых различных размеров, от небольших, над которыми путники просто пролетали, до просто гигантских, от которых им приходилось уклоняться, дабы они не врезались и не разбились о каменные пики. Сам дирижабль был достаточно крупный, чтобы уместить в себе достаточное количество человек для небольшой экспедиции, что, собственно, леди Праудмур и сделала, взяв с собой небольшой отряд на поиски принца.


Полет проходил в небывалой тишине. Капитан дирижабля тихо отдавал приказы для гномов, которые управляли летающим судном, рулевой в той же самой манере им правил. Солдаты, достигнув своей цели, облегченно сидели на палубе и наслаждались видом, который раньше им претил, стрелки стояли по бортам на случай, если им встретится какая-нибудь летающая неприятность. Сам Артас в это время стоял возле края дирижабля и смотрел вдаль, в сторону Ашенвальского леса, откуда он смог выбраться с небывалым трудом. Однако не только эти мысли наводнили светлую голову принца. Потери были просто невероятны, и он опять ничего не смог сделать. Это вновь напомнило ему Харглен, там он тоже не походил на паладина, защитника света, скорее на мальчишку, которого вечно нужно вытаскивать из передряг. Сначала Утер, теперь Джайна. И хотя никто его ни за что не упрекал, ему достаточно было своих собственных мыслей, которые наполняли разум Артаса и превращались в ярость. Орки, нежить, а теперь еще и эльфы. Он уплыл из Лордерона, дабы спасти свой народ, а в итоге привел их на ещё одну войну.


Сзади к нему подошла Джайна, которая молча наблюдала за терзаниями принца издалека. Она хотела его приобнять, но сомневалась, что это хорошая идея для её любимого. Он считает, что подвел всех, но в первую очередь она понимала, что сейчас Артаса снедает недовольство. Принц медленно повернул своё грязное лицо и посмотрел на волшебницу своими грустными глазами. Он был чуть выше неё, и поэтому Джайна встала на цыпочки, чтобы легонько чмокнуть его в щеку. Это меньшее, что она могла сделать в данный момент, — показать, что принц не один и что она все ещё верит в него. Нет. Не в него. В них. Волшебница уже давно поняла, что они вдвоем привели людей на Калимдор и что отступать сейчас по меньшей мере глупо, да, собственно, уже и некуда.

Однако Артас после этого лишь рывком отвернулся от неё и отошел от борта. Молчание, которое хранил принц, удивило Джайну, но сейчас ей нужно было думать и о другом.

— Артас! — громко воскликнула она, привлекая внимание принца. Он остановился, но не обернулся. — Мы начали строить укрепления на пике Каменного Когтя, там… есть пещера.

Она замолкла, ожидая реакции принца, но её не последовало. Он слушал.

— Мои маги нашли древние легенды, которые гласят, что там обитает некий оракул, что знает истинные сплетения мира. Я собираюсь направиться к нему!

Секунда, которую Артас промедлил, чтобы кивнуть, длилась для девушки вечность. Она надеялась, что сможет таким образом расшевелить принца, но его холодность никуда не делась.

***

Дирижабль медленно приземлялся к небольшой площадке на пике Каменного Когтя. Когда он приземлился, Артас осмотрелся. За такой короткий срок Джайна умудрилась создать неплохие укрепления. Несколько легко сооруженных хижин, пара достаточно высоких башен и небольшой домик, что был чуть больше других. Принц шел медленно, ощущая на себе облегченные взгляды своих поданных. Джайна шла рядом, стараясь уловить в принце хоть легкие нотки сознания, но, похоже, он все еще был в самом себе.


Зайдя в дом, Артас швырнул свой молот в сторону. Раздался глухой стук, на который он даже не обратил внимание. Быстро осмотревшись, он про себя усмехнулся. Да, такое количество людей определённо могло все сделать быстро, пока он гонялся за орками. Внутри было темно, свет приносила лишь небольшая свеча над довольно крупным столом для такого дома, на которой уже лежала стопка всяких свитков и книг.

«Джайну всегда интересовала прежде всего магия», — подумал Артас, начиная медленно приходить в себя. Он понимал, что сейчас нужно его людям, сильный и храбрый лидер, но он себя таким не чувствовал. Не в данный момент. Сняв тяжелые доспехи, он прошел по дому и присел на кровать, заваленную шкурами. Тяжело склонив голову, принц задумался, но долго ему не пришлось сидеть в тишине.

— Артас! — со страхом в голосе произнесла Джайна. Она в упор подошла к своему принцу, села перед ним на колени и обняла. — Я боюсь за тебя! Ты перестал быть собой с того момента, как…

— Как предал своё королевство? — тихо перебил её принц, взглянув прямо в глаза, на которые уже навернулись слезы. Он не мог вспомнить, видел ли он когда-нибудь Джайну такой хрупкой и слабой, но сейчас она была именно такой.

— Нет, ты не предал! — уверенно произнесла она. — Ты слишком много на себя берешь, Артас, но ты не один, я с тобой. Вспомни, мы решили, что вместе спасём твоё королевство. Но сейчас ты не хочешь идти со мной!

— Джайна, я…

— Нет! — не дала ему договорить она. Никакой истерики не было, она просто хотела высказать все, что было у неё на сердце. — Этим людям нужен их король. Если ты погибнешь, они не смогут без тебя. Я не смогу без тебя!


Это было последней каплей. Артас моментально прижал к себе Джайну и крепко обнял её. Несмотря на грязное от крови лицо принца, девушка приблизилась к нему, и они слились в поцелуе. Рука волшебницы скользнула к своему плащу, и легким движением она расстегнула его. Артас вцепился в девушку так, словно боялся, что если он хоть чуть-чуть ослабит хватку, то потеряет её. Сейчас она для него была хрупкой статуэткой, что придавала ему сил бороться. Больше он не собирался проявлять слабость, он должен был стать сильным ради своих людей, ради неё. Они и не помнили, сколько времени прошло, прежде чем они открыли глаза и взглянули друг на друга влюбленными глазами.

II

Солнце уже давно поднялось над лесами Вечной Песни. Всего пару недель назад здесь были прекрасные золотистые деревья, что вкупе с зеленой травой и солнечными лучами придавали неимоверно красивый вид здешним местам. Сейчас же только деревья напоминали о былом величии этого некогда могущественного королевства. Выжженная трава, искореженные боевые машины, брошенные здесь из-за ненадобности, сразу бросались в глаза любому путнику, что решился зайти сюда. Королевство высших эльфов Кель`Талас уже не могло стать прежним после того, что ему пришлось пережить.


По тропинке к главным воротам Луносвета медленно шел путник, бросая взгляд, полный боли, на разрушенные стены. Он должен был быть здесь, когда это случилось. Высокий статный эльф в длинном черном плаще с высокими плечами осмотрел своё наследство. Это все, что осталось от его дома. Сзади послышалось какое-то движение, но он не обратил на него внимание, пока в голову не уперлось что-то острое.


— Медленно поднимайся, кто бы ты ни был! — проскрежетал женский голос.

— Опусти лук, Сильвана! — усмехнулся путник и медленно обернулся. Высокая эльфийка в легких кожаных доспехах и длинном коричневом плаще с капюшоном, что прикрывал её золотистые волосы, онемела от удивления.

— Принц Кель? — ошеломленно прошептала она. — Я думала…

— Но я жив, — угадал её мысли эльф, — я прошел долгий путь. Чертова нежить стоит сейчас от самого Даларана до наших земель.

— Я думала, что королевства больше нет, но раз вы живы, то еще есть надежда, — произнесла эльфийка, — в городе еще остались выжившие.

— Кто принял командование? — сразу перешел к делу Кель. Сейчас для него каждая минута была на счету.

— Лор`темар Терон, он принял командование после гибели твоего отца. Он ждал тебя, но, когда до него дошло известие об уничтожении Даларана, надежды не осталось.

Они медленно двинулись к воротам, на ходу осматривая местность, которая была испорчена пагубным влиянием демонов.

— Как только я узнал о вторжении, я тут же покинул город и выдвинулся сюда. — Кель говорил серьезно, в его голосе не было места ни горю, ни скорби, всё это он выражал в своём взгляде. — Лордерон до сих пор держится под куполом. Однако, сколько еще они смогут держать нежить на расстоянии, мне неизвестно.


Они вошли в город, который некогда был одной из самых богатых столиц в этой стороне континента, а теперь был практически полностью разрушен. Стражники, заметив их, быстро бросили взгляд и, увидев, что перед ними стоит сам принц, лишь кивнули. Они рады были видеть наследника, но в такие темные времена нужно всегда быть начеку.

Во многих местах каменные улицы были треснуты, золотые статуи разбиты, но в целом город еще можно было восстановить, чего нельзя было сказать о самих эльфах. Многих Кель видел по дороге во дворец, их лица были наполнены горем. Красные от слез глаза детей и женщин и серьезные лица мужчин — вот что предстало перед принцем. Он знал, что для многих сосредоточенность и серьезность — это только маска, чтобы показать силу, но он прекрасно понимал, что сейчас внутри жителей Луносвета.


Во дворце Ярости Солнца расположились несколько капитанов гвардии, а также глава следопытов Лор`темар Терон. Завидев две фигуры, что вошли внутрь, он пригляделся, и на его лице появилась легкая улыбка.

— Принц Кель! — радостно объявил он. — Воистину лучшая новость в эти черные дни.

— Я тоже рад тебя видеть, Терон, — усмехнулся Кель, улыбнуться в ответ он не мог. — Я много слышал новостей, но что произошло на самом деле?

— Рассказывать особо и нечего, — вздохнул глава следопытов, — пару недель назад мы заметили на границах какое-то движение. Поначалу думали, что это тролли, но все оказалось намного хуже. Нежить. Огромная армия двинулась на наши земли, и мы держали их как могли.

— В их главе стоял демон, — грубо произнесла Сильвана, стоя, облокотившись о стенку и скрестив руки на груди, — он прорвал нашу оборону и уничтожил магию наших врат.

— Сначала мы думали, что это обычное вторжение, но чем ближе они шли к городу, тем понятнее становилась их цель — солнечный колодец.

Кель опустил голову. Он понял, что произошло. Это было самой настоящей трагедией, без магии этого колодца его народ погибнет.

— Взяв Луносвет в осаду, они перешли на остров. Мы старались защитить колодец, и… — Он с горечью опустил голову, не смотря в глаза принца. — Твой отец, Кель, погиб, защищая колодец.

Наступила тишина. Кель тяжело вздохнул, пытаясь не поддаваться чувствам, но это выходило тяжело. Капитаны смотрели на него, прекрасно все понимали и не стали бы обвинять в слабости. Однако принц вскоре выпрямился и кивнул, разрешая продолжить.

— Они осквернили колодец своей темной магией, — продолжил следопыт, — и, похоже, призвали своего повелителя. Колодец раскололся, а после этого нежить отступила вместе со своими демонами.

Презрение, которое выражал Лор`Темар отразилось на лицах всех присутствующих. Многие видели все своими глазами, другие видели лишь часть этих зверств.

— Я собрал всех, кого смог найти, и привел в Луносвет, — закончил следопыт, — что теперь будем делать?

Кель молчал, обдумывая все, что ему сказали. Выход был всего один. Без магии его народ погибнет, а сил восстановить королевство сейчас нет. Он знал, что демоны разрушили все главные угрозы для себя. Высших эльфов, город магов с их знаниями о них и Лордероне, что уже не мог оказать никакого сопротивления без помощи.

— Где он? — вдруг спросил Кель дрожащим голосом.

— Сильвана, проводи его.


Они прошли пару комнат во дворце, что принц знал наизусть, и очутились прямо перед огромным гробом, стоявшим посередине пустой комнаты. Вероятно, тело короля отыскали и привезли во дворец. Больше не сдерживая чувств, Кель рухнул на колени и издал жуткий вопль. Сильвана со слезами взглянула на своего короля. Однако она молчала, не выражая никаких эмоций. Все знали, что она была одной из сильнейших сестер Ветрокрылых и одной из тех, кто яростно сражался с демонами.

— Мы должны помочь Лордерону! — после долгого молчания прошептал Кель и, встав, закончил: — Мы возвращаемся в Альянс!


========== Глава 5 ==========

I

Прошло пару дней с тех пор, как Артас вернулся к своим людям в лагерь. Теперь он вновь стал командовать своими войсками и готовить оборону на случай нападения врага. Иллюзий по поводу их нынешнего положения, принц Лордерона больше не питал. Калимдор был очень опасен, возможно даже опаснее чем их королевство, до того, как их атаковала нежить. Также Артас знал, что их нынешний лагерь никак не может быть постоянным, этим он поделился с Джайной, которая целиком и полностью ушла в разгадку Оракула, что должен был находиться в пещере.

- Это место не подходит людям, - быстро сказал Артас войдя в их командный дом, который теперь заняли большая часть магов, в то время, как ему приходилось довольствоваться небольшим навесом, где он и обсуждал с капитанами план обороны пика.

- Знаю, - кивнула Джайна улыбнувшись принцу, - но сейчас им меньше всего нужен еще один переход через степи, чуть позже мы подыщем место получше и уже там возведем хорошую крепость.

Артас кивнул. То, что они построили здесь крепостью назвать было трудно. Помочь любимой, принц не мог, так как мало разбирался во всяких рунах и прочих закарючках, которые маги то и дело чертили, на пергаментах.

- Не каждый символ и руна способны действовать под обычными чернилами, иногда нужны особые чернила, - пояснила колдунья, когда они с принцем уединились, чтобы слегка отдохнуть. Этот вопрос очень волновал принца, он знал, что как только она отправится внутрь горы, ему придется остаться со своими людьми. И как бы он не желал двинуться с ней, она все-таки уговорила его остаться, намекая, что его поданные и так волновались, когда он чуть было не сгинул в лесу.

Их лагерь постепенно рос. Крестьяне работали не покладая рук, рубили деревья, которые были неподалеку и носили воду из небольшого источника в горе. Мастера старались создать каменные укрепления, благо камней здесь было хоть отбавляй, также они ковали мечи и делали мушкеты под руководством дворфов и гномов. Солдаты и стрелки иногда тренировались на особой площадке, которую им выделил Артас, причем он изредка сам приходил смотреть, а, чтобы не терять формы он сам иногда вступал в тренировочный бой со своими верными капитанами. Пушкари следили за тем, чтобы их орудия были всегда готовы к бою, в случае чего, а также пытались раздобыть снаряды, так как их было очень мало.

Как-то Артас стоя возле тренировочного поля, смотрел на то, как юноша, который на корабле назвался Тиранием, тренировался с одним из солдат. Выглядело это очень неуклюже. Юноша был хоть и крепок, но мечом владел из рук вон плохо. Пехотинец, который его тренировал вздыхал каждый раз, как выбивал меч из рук Тирания, поэтому сначала он предложил ему потренироваться на манекенах.

- Может я лучше возьму мушкет? – живо спросил юноша, - я уверен, что с ним я буду лучше обращаться!

- Оружие не имеет значение, - заметил Артас подходя в упор к тренирующимся, и взяв меч у солдата махнул ему рукой позволяя отдохнуть. Сам же он вплотную подошел к Тиранию, - понимаешь, ты не чувствуешь меч. Он должен быть продолжением твоей руки, как и любое оружие. Меч не просто кусок стали, он будет точен только тогда, когда ты его правильно направишь.

Закончив свою речь, Артас подошел к манекену и провел несколько легких, но быстрых и точных ударов. Под конец он совершил такой взмах, что соломенная голова сорвалась с деревянного тела и рухнула на землю.

- Голова орка будет покрепче этой, - произнес принц, слегка усмехнувшись и вернув меч Тиранию, - попробуем вместе.

С этого момента, он стал его учителем. Артас помнил, как искусству владения меча его учил Мурадин Бронзобород, брат самого короля дворфов Магни. Именно благодаря ему, принц стал непревзойденным мечником. Тираний учился очень успешно. Не прошло и пару дней, как он смог одолеть одного солдата.

- Один противник - это хорошо, - кивнул Артас помогая пехотинцу подняться, - но ты двигался слишком медленно, а твои враги медлить не будут. Ты должен успевать не только наносить удары, но и отбивать их, думать на несколько шагов вперед и прежде всего, всегда быть начеку. Чуть что, сразу голова с плеч. Еще раз!

Так проходили их дни. Скучные и однообразные, что принцу стало слегка надоедать. Но в тоже время, он мог уделить некоторое время не только своим обязанностям, но и Джайне, которая хотя и с неохотой, но все же прерывалась от своих исследований. Разведчики, что изредка уходили в пещеру, возвращались и рассказывали о том, что внутри. Но принц редко посылал их внутрь. Это было сделано прежде всего для того, чтобы хотя бы первый путь волшебница могла пройти в безопасности. Отправлять солдат вглубь пещер, принц не решился, ибо была вероятность потеряться там или погибнуть от лап неизвестных там существ, а то что там такие имеются никто не сомневался.

***

Солнце уже давным-давно встало и лагерь постепенно начал оживать. Вновь все начинали работать. Артас уже стоял на ногах и тоже принялся обходить укрепления. Каменные башни и стены, которые были построены первые, так как ожидать нападение врага можно было в любой момент, и кто знает, может быть это будут какие-нибудь летающие твари, которые моментально могут снести все строение. На башнях расположились стрелки и вглядывались вдаль, облокотившись на свои ружья. Солдаты стояли снизу и зевая ходили взад-вперед. Кто-то что-то обсуждал или рассказывали друг-другу истории. Многие уже успокоились и привыкли к тому, хоть и не комфортному, но все же безопасному месту, о том, что это их временное пристанище знали все, но предпочитали об этом не думать. Артас знал, что среди его людей появились такие, которые думали о том, что это путешествия их ошибка. Они бегали по пустошам сражались с орками, а в Лордероне возможно уже и нет никакой чумы. Другие, хоть и думали также, впрочем, не сомневались, что принц вскоре снарядит корабли и они вернуться домой. А что думал сам Артас?

Артас, который в данным момент стоял на одной из башен вглядывался в даль. Ему показалось, что впереди кто-то летит. Он напряг зрение. Впереди только синее небо и странная точка, которая изредка исчезала, а потом появлялась. Через пару минут, точек стало больше. Схватив подзорную трубу принц вгляделся и понял, что это.

- Тревога! – прокричал солдат, когда тоже увидел тоже, что и принц, - нападение всем занять свои посты!

Солдаты, которые отвыкли от этого приказа в растерянности похватали оружие и разошли по лагерю, занимая места таким образом, чтобы в случае нападения с воздуха была возможность прикрыть безоружных жителей. Некоторые крестьяне отсиживаться не собирались, а похватав топоры, вилы и все, что у них было под рукой присоединились к солдатам.

Артас вновь взглянул в трубу, когда убедился, что все готовы к обороне. Перед ним летели странные крылатые твари. Их голова была похожа на львов, такая же клыкастая и с пушистой гривой. В разные стороны они растопырили свои лапы, от которых к спине отходили широкие крылья, что и позволяли им лететь. На них расположились орочьи всадники, держа под боком колчан с острыми, как бритва копьями. На каждом всаднике, был неплохой доспех, но легкий иначе лететь крылатам тварям было бы тяжело – это Артас понял быстро. Но его сейчас пугали не они, а три дирижабля, что летели позади. Он быстро понял, что орки пришли не за ними. Оракул также был их целью.

Только тут принц сообразил, что пока они строили укрепления и спокойно готовились ко спуску в гору, орки давно разведали обстановку и возможно готовы к их укрепленной позиции. Скорее всего, они также собрали неплохое войска, а так как людей, которых привели Артас и Джайна было очень мало, оставалось надеяться, что на этих дирижаблях не сидел весь авангард орды.

- Милорд, мы можем поднять в воздух грифонов, - предложил стрелок, шепотом не желая мешать принцу думать, - парочку мы смогли привезти.

Принц кивнул.

- Собери всадников и ждите нашей команды, раньше в бой не вступать, - отдав приказ Артас кинул трубу Фалрику и произнес, - я сейчас буду, если они подлетят на расстояние выстрела не медлите и начинайте атаку.

Быстро спустившись вниз, Артас отдал приказ пушкарям заряжать орудия и попытаться сбить дирижабли. Сам он в это время ворвался в дом к Джайне, которая уже собралась.

- Мы должны отправляться вниз, - сказала она торопливо, в её глазах не было страха, лишь волнение и решительность,- я отобрала людей, которые пойдут со мной.

Артас не сомневался, что его и без того небольшое войско слегка поредеет, когда волшебница соберется спускаться, но он был готов защищать их позиции до последней крови. Его люди здесь, и они рассчитывают на него, а он рассчитывает, что Джайна найдет ответы на все интересующие их вопросы. Бросив понимающий взгляд, Артас кивнул. Девушка быстро подошла к нему и поцеловав его в щеку бегом двинулась к пещере, держа в руках свой посох, за ней потянулся небольшой отряд из нескольких магов и солдат. Оставшиеся волшебники ожидали приказа принца.

- Будьте готовы отражать атаку с воздуха! – прокричал Артас обнажая свой молот, - орки не ждут теплого приёма, я хочу, чтобы они слетели с этого пика!

Солдаты подняв мечи в воздух отсалютовали своему принцу громким гулом. И словно отвечая на этот короткий приказ, из башен раздались выстрелы. На площадку тут же влетели орки на своих летающих тварях и принялись расшвыривать копья в разные стороны. Делали они это с такой легкость, что тех, кто не усел прикрыться щитом или куда-нибудь спрятаться ждала смерть. Артас никуда прятаться не собирался, он уже был готов к этому, как собственно и всадники на грифонах, которые поняв, что дело туго моментально поднялись над лагерем и полетели на встречу врагу. Тут то и завязался бой. Солдаты могли лишь, надеяться, что стрелки и грифоньи всадники смогут одолеть противника.

В этот момент раздался ужасный треск. Артас повернув голову в сторону башни, с ужасом обнаружил, что в неё врезался дирижабль. Некоторые его пассажиры рухнули в вниз с горы, однако те, кто умудрился схватиться за веревки или в порыве ярости прыгнул прямо вниз, умудрились встать и начать бой. Принц не стал дожидаться в этот раз, когда враг подойдет слишком близко, и ринулся в бой размахивая своим могучим молотом и мощным ударом раскидывая орков, что встали у него на пути. Тут же он увидел троллей, которые ловко орудовали луками и копьям метая их в солдат. Обернувшись, Артас понял, откуда они появились, второй дирижабль отлетев чуть в сторону снизился, и орки с троллями спрыгивали вниз, пополняя войска орды. Остался последний дирижабль, но его почему-то было не видно. Солдаты искренне надеялись, что он рухнул, но принц на это точно не рассчитывал. Теперь все, что ему оставалось, это попытаться отбить эту атаку, если они погибнут, все точно пропало. Весь их поход и море крови, которые пролили его люди окажутся зря и Лордерон погибнет окончательно.

Орки на крылатых тварях теснили наездников на грифонах в сторону, и судя по всему они проигрывали. Стрелки сбили пару всадников, но они вечно отвлекались на орков и троллей, что так и норовили уничтожить их.

- Марвин! – заорал Артас в надежде, что в этой суматохе его кто-нибудь услышит и как ни странно услышал – Тираний. Юноша был в легкой кольчуге, его темные волосы уже были все в грязи и крови, как собственно и лицо, но выглядел он вполне себе здоровым, в его глазах играла ярость и казалось он опьянел от вражеской крови, потому что так искусно он вонзил меч в тролля, который намеревался убить принца своим острым копьем. Артас благодарно ему кивнул и сбил своим молотом еще одного орка.

- Быстро возьми пару солдат и прикрой стрелков, иначе эти твари разорвут грифонов!

По лицу Тирания было понятно, что он не хотел бросать битву из-за стрелков, но приказ принца был для него намного выше своих желаний, поэтому он рывком двинулся через поле боя. Артас побежал же в другую сторону, его с небольшим отрядом теснили к утесу и явно намеревались сбросить вниз, этого он допустить не мог.

В этой битве принц еще раз доказал, что сан паладина он получил не зря. Как бы он не старался бросаться в бой, но многие раненные на пути могли бы погибнуть, бросив он их. Магия света творила чудеса, залечивая одного воина за другим. Когда наконец принц поднял вверх молот и громким голосом прокричал:

- За мной! За моего отца! За Лордерон!

Ему ответили яростные крики всех, и дворфов и воинов и людей. Маги открыли поток огненных шаров, которые сбивали орков с ног, но на помощь им пришли другие, орки в волчьих шкурах – шаманы, которые своей магией не уступали эльфам и людям. Тут наконец им на помощь пришли и стрелки с грифонами, которых вел Тираний, он справился со своей задачей. Орки понимая, что им больше некуда бежать рванули к пещере, через всю площадку. И только сейчас Артас заметил, что в пещеру бегут орк верхом на черном волке, а рядом с ним шел огромный человекоподобный бык с широким копьем в руке. Они не принимали участия в бое их цель была одна – пещера.

- Значит третий дирижабль был их, - произнес Артас сам себе. Как только все орки скрылись в пещере, Артас моментально остановил свои войска.

- Принц Артас, нужно идти скорее там леди Праудмур! – произнес Фалрик не ожидая такого приказа от своего принца.

- Знаю, - кивнул Артас не сомневаясь в том, что Джайна сумеет за себя постоять, но и бросать её он тоже не собирался.

Он огляделся. Их маленькая крепость была разрушена. Орки подожгли многие хижины, уничтожили башни и теперь им не было смысла здесь оставаться.

- Фалрик, Марвин, - начал давать распоряжение принц, - соберите войска и будьте готов вновь обороняться. Пусть кто-то проследит за тем, чтобы крестьяне и мастера собрали все возможные припасы и отнесли их к дирижаблям на другом конце пика.

Быстро отобрав в свой отряд несколько солдат, принц подошел к пещере:

- Разберемся с орками и покинем это место, надеюсь Джайна нашла этого Оракула.

II

Внутри пещеры чувствовалось странное зловоние. Голые и острые, как бритва камни выпирали из стен. Артас здесь никогда не был, да и не стремился заходить, но сейчас он понял, что ему здесь уже не нравится. Длинный тоннель, что вел их вперед, казалось, не кончится никогда, но все же вскоре, они оказались в самой пещере. Здесь уже не было никаких камней, это место больше напоминало древнюю гробницу, построенную давным-давно. Солдаты все были начеку держа мечи и щиты наготове, на случае засады. Неожиданно они увидели мертвого тролля, который был пригвожден к стене.

- Засада, - быстро понял Артас, обнаружив, вокруг себя множество трупов кобольдов, с этими тварями он часто встречался у себя на Родине.

- Так и надо этим трусам, - зло прошипел Тираний, который пошел за своим принцем.

- Нет, орда никогда не славилась трусостью, - мотнул головой Артас осмотрев тело, копье точно не принадлежало кобольдам, так как они не пользовались подобным оружием.

- Значит глупец, раз позволил заманить себя в засаду, - не унимался Тираний.

Артас заметил, что юноша прямо-таки жаждет крови орков. Он стал жестким. Конечно первый бой всегда был трудным, и не все переживали его спокойно, и принц надеялся, что он еще успокоиться, потому что здесь ярости не было место.

Дойдя до развилки, Артас понял, что не знает куда идти. Какой путь выбрала Джайна, а какой орки. Тел или оружия здесь не было, а значит пришло время выбирать. Разделяться было нельзя их слишком мало и где вероятность того, что отряд выживет если разделиться, а терять еще людей принц не собирался.

- Идем налево, - принял решение Артас, и вскоре он убедился, что выбрал вполне себе правильный путь. Перед ними вновь оказались тела убитых тварей, но не орков.

Отряд двинулся быстрее, так как он и так потерял много времени отдавая приказы снаружи. Как ни странно, но он был рад тому, что здесь не видно тел людей, это значит, что-либо Джайна выбрала другой путь, либо они расчистили дорогу от пещерных существ.

Пройдя пару коридоров, они нашли древние тюрьмы и клетки. Некоторые решетки были сорваны с петель и в стенах зияли дыры, в других к цепям были прикованы скелеты пленных, которые когда-то здесь содержались.

- А этот Оракул не любит гостей, - поскрипел зубами один из солдат взглянув на скелет.

- Надеюсь, что это все-таки не он.

Наконец они добрались до небольшого тоннеля, который вновь предложил им разделиться. На этот раз решение приняли быстро, в одну сторону тоннель вел мощенный коридор, что говорило о том, что в другом могла быть опасность или тупик. Как только они вышли Артас ужаснулся. Перед ним лежали тела несколько магов, которые пошли с Джайной.

- Проклятые твари! – прокричал Тираний, но быстро умолк, увидев взгляд принца, который косо взглянул на него.

- Идем дальше, - быстро ответил Артас.

Двигаться приходилось без привалов, и принц очень боялся, что если им предстоит вступить в бой, то его отряд будет уставшим и эффективность их будет не слишком высокой. Но он боялся, что если сейчас хоть на минуту отдохнет, то может потерять Джайну – эта мысль придала ему сил и он уже готов был отдать приказ двигаться назад, и отправиться вперед одному. Но вот они вдруг вышли на небольшую площадку на которой стояли Джайна с её поредевшим отрядом и…орки.

- Они здесь к оружию! – моментально крикнул Артас делая неплохой разбег и покрепче держась за молот дабы снести голову тому быку, что ему показался самым опасным здесь, но…

Яркая вспышка ослепила их. На небольшом парапете стоял тот самый старик, что заставил Артаса и Джайну плыть в Калимдор.

- Успокойтесь все, - произнес он громким, но спокойным голосом, - здесь нет места бою.

Артас встал, как вкопанный, взглянув на нахмурившуюся Джайну, которые, однако была рада, что принц нашел её. По её виду было понятно, что она тоже уже готова была вступить в бой.

- Этот голос! – произнес орк на волке поворачивая голову, - ты не Оракул, ты Пророк!

- Ты очень наблюдателен, сын Дуратона. Да, я Пророк и теперь, когда вы собрались здесь все вместе, я расскажу, что уготовила вам судьба.

Артас стоял непонимающе, глядя на этого старика. Его нисколько не смущало, что орк спокойно говорит с ним, и похоже, что его слова заинтересовали волшебницу, которая стояла все также нахмурившись и изредка бросая косые взгляды на орков.

- Что черт возьми здесь происходит!? – озвучил мысли Артаса орк.

- Тралл – это Джайна Праудмур и Артас Менетил, - представил Пророк лидеров людей, - вожди уцелевших людей Лордерона.

- Уцелевших, - усмехнулся орк, - что ты этим хочешь сказать?

- Пылающий Легион вторгся в этот мир! Лордерон пал! Демоны идут в Калимдор!

Сердце Артаса ушла в пятки. Все остальное он слышал приглушенно. В голове, как будто образовался туман, и он не желал поверить в этот новость. Значит, его королевство уничтожено, получается, что он не сделал ничего и бросил своего отца на пороге войны с демонами.

«Но что я мог сделать?» - вновь задал себе этот вопрос принц, « Сражаться до конца, а не бежать».

Тем временем Пророк продолжал.

- Чтобы спасти мир, вы должны объединиться против общего врага.

- Объединиться с ними?! – не выдержал Артас при этом обведя рукой орков. Он чувствовал, что все стоявшие за ним согласно начали шептаться, никому не хотелось вступать в союз с теми, с кем пару часов назад они сражались не на жизнь, а на смерть.

- Ты понял, что только что сказал? – не вытерпел Пророк, - Легион собирается уничтожить наш мир. Тралл, твой друг уже покорился воле демонов. Всем грозит гибель и тебе и ему и всему вашему народу.

- Нет! – зарычал Тралл, - я не допущу этого.

- Чтобы спасти тебе понадобится помощь, - он взглянул на Артаса и Джайну.

Джайна сомневаясь опустила голову и начала думать, а вот Артас…

- Я слишком долго верил твои рассказам старик! – громко объявил принц, - из-за тебя я бросил свой народ, а теперь ты предлагаешь мне объединиться с теми, кто долгие века убивал моих людей?

- Именно так юный принц, - кивнул старик, - ради общего блага, люди должны объединиться с Ордой.

Артас замолк, он знал, что это полная чушь и что он никогда не вступит в союз с ордой. Однако, похоже, что Джайна уже все решила:

- Д-да, - нерешительно произнесла она, - мы согласны!

- Нет! – ответил принц решительно, -я сказал своё слово, я не стану помогать орде!

Они непонимающе взглянули друг на друга. Артас надеялся, что сейчас Джайна согласится с ним, скажет, что он прав Орда не друг людям, но то, что произошло дальше он точно не ожидал.

- Нам не справится с демонами в одиночку Артас, орки наш единственный шанс.

Но принц больше не собирался слушать.

- Нет Джайна, я больше ничего не хочу слышать, либо ты идешь со мной, либо наши дороги расходяться!

С самого начала он понял, что этот ультиматум ни на что не повлияет. Волшебница решительно стояла на своём и не собиралась отступать.

- Не ожидал я такое…от тебя, - он повернулся к своему отряду, - те, кто хочет пойти со мной вперёд к выходу, остальные вон с моих глаз!

Он смотрел, как огромное количество по меркам его отряда отделяются и остаются с Джайной, как на глазах волшебницы наворачиваются слезы и как она с надеждой смотрит на принца, но он, бросив взгляд полной грусти и в тоже время ярости пошел к выходу.

***

Наружу он выбрался первый и тут же объявил всем, кто его слышал, что покидает лагерь. И уходят охотиться на демонов и орков. Слова Пророка он скрывать не стал и все рассказал, как есть. Однако, здесь его тоже ждал очень неприятный сюрприз. Часть людей, которые были моряками и солдатами из Кул-Тираса решили, что никуда не пойдут и что причина объединиться с орками у их госпожи была очень веская.

- Мы никуда не двинемся, покуда леди Праудмур нам сама все не объяснит, - сказал за всех капитан корабля и скрестил руки на груди, моряки согласно закивали. Если они и не хотели союза с ордой, то уже бегать за демонами им не хотелось тем более.

Крестьяне не понимали, что твориться молчали. Этого было достаточно, чтобы Артас счел всех, кто не отозвался на его зов предателями.

- Я ухожу! – вновь повторил он, - все, кто верен Лордерону и мне, за мной к дирижаблю.

За ним двинулся небольшой отряд с несколькими солдатами и рыцарями, стрелки и пару пушкарей. Рядом с ним шли Фалрик, Марвин и Тираний. Добравшись до дирижабля, они сели в него и начали подниматься в воздух.

III

Несколько месяцев спустя на опушке Ашенвальского леса.

Огромные, многовековые деревья тянули свои кроны к небесам, закрывая своими ветвями солнце. Некогда, этот прекрасный лес был домом для ночных эльфов, но теперь запах порчи и гнили чувствовался отовсюду. В небольшой долине, рядом с пещерой стоял высокий эльф. Его глаза, скрывающиеся под темной повязкой, горели магическим пламенем, в руках у него были парные клинки с зелеными зазубренными лезвиями, а сам он вдыхал холодной воздух леса.

- Наконец-то! – громко объявил он, - после десяти тысяч лет тюрьмы, но мой родной брат по-прежнему считает меня подлецом. Я покажу ему свою истинную силу! Я докажу, что демоны не властны надо мной!

Позади раздалось шуршание и на поляну вышел Артас.

- Ты в этом уверен охотник, ты точно знаешь, что твоя воля принадлежит тебе!

Они взглянули друг на друга. Уставший взгляд принца не выражал никакой ярости или ненависти, лишь скорбь. А взгляд эльфы прочесть было невозможно. Молчание затянулось, прежде чем эльф неожиданно начал говорить.


========== Глава 6 ==========

I

Солнце медленно поднималась над полями и лугами. Светлые лучи ложились на водную гладь, отправляя свои приветливые блики на небольшой отряд движущийся по берегу реки. Отряд был небольшим и представлял собой два десятка рыцарей, десяток лучников и пять человек, что не подходили ни под одну из этих категорий. Во главе всей этой процесии шли принц Кель, который уже давно решительно был настроен на то, чтобы вступить в Альянс и помочь людям сразится с армией нежити. Рядом с ним шла Сильвана Ветрокрылая, та самая, что изо всех сил защищала Луносвет от вторжения демонов, но с честью проиграла этот бой и чуть было не погибла.

Добравшись до Лордерона, эльфы были ошарашены происходящими там событиями. Не смотря, на то, что нежить уже целый месяц держала город в осаде, прорвать магический щит магов Даларана они не смогли. Однако, это им особо и не нужно было. Люди в скором времени должны были погибнуть от нехватки еды, так как прокормить такое большое количество людей город не мог в принципе. На сколько Кель знал, Утер Светоносный пару раз предпринимал попытки прорвать небольшую линию, дабы попытаться сделать небольшой рейд по ближайшим деревням, но его попытки окончились неудачей. Пройти в город эльфам так и не удалось, было самоубийством подходить к озверевшим вурдалакам и грузным поганищам, которые так и ждали момента, чтобы напасть на живое существо.

Однако, кое-что Келю и его людям стало известно. Недалеко от Даларана расположился лагерем маршал Отмар Гаритос — преданный и очень упрямый слуга короля. Принц принял решение выдвинуться к нему на встречу и совместными усилиями пробиться к столице. Путь их пролегал через леса, которые охватила магическая порча, уничтожая всю растительность на своем пути.

— Принц Кель! — обратилась к нему Сильвана, в её голосе чувствовались нотки скептицизма по поводу их плана, — я слышала, что Гаритос не самый лучший…союзник, — последнее слово она произнесла слегка скривившись, показывая, своё отвращение к этому человеку.

— Он верен королю, — пожал плечами Кель, сейчас ему нужна была любая помощь. О характере Гаритоса знали многие, особенно то, что он ненавидит другие народы и шпыняет их по поводу и без повода, но тщательно скрывал это под маской своего баронского титула и верности королю, — нам нужна армия и он нам её даст.

Жесткий тон принца очень понравился Сильване. С того самого дня, как они вышли из Кель`Таласа они то и дело находили отряды нежити, которые стремились сожрать их, но их было мало, а эльфы, не собирались прощать им уничтожения своей Родины.

В Луносвете, Кель оставил за главного главу следопытов и приказал ему постараться сделать все, чтобы вернуть город к жизни, хотя бы частично, сам он понимал, что без помощи людей они не выживут. Сейчас эльфы нужны были Альянсу, а он был нужен им. Уверенность в том, что король Теренас им поможет взбодрила множество эльфов, и они согласились с планом своего принца, что столицу Лордерона надо освободить любой ценой. Однако, не все шли в этот бой ради людей, некоторые эльфы всё ещё держали обиду на Альянс, за то, что они не помогли им в войне с троллями, другие же шли ради того, чтобы отомстить нежити и погибнуть, ну, а третьи искали источники магии, так как голод уже пожирал их изнутри, а без сил Солнечного Колодца они могли просто умереть.

Берег на удивление оказался чистым, и вскоре стало ясно почему. Впереди они увидели небольшие постройки, крыши которых, пробивались из-за холма. В том, что там были люди Кель не сомневался, но на всякий случай сделал жест рукой приказывая воинам остановиться. Сильвана уже поняла его без слов, быстрыми движениями она двинулась за холм и исчезла в густой траве. Кель ждал не долго, вскоре, светлые волосы эльфийки вновь заблестели перед ним.

— Все в порядке, в деревне нет нежити, зато есть люди.

Кель кивнул, радуясь тому, что если Гаритоса там нет, то его воины хотя бы смогут отдохнуть. Отряд вновь двинулся вперед, предвкушая радушный прием. Они шли уже несколько дней и сейчас им необходим был привал. Деревня была обнесена деревянной стеной с небольшими башнями, на которых расположились стрелки и всматривались вдаль. Не заметить отряд принца они просто не могли.

— А ну стоять! — прокричал один из дворфов наведя свой мушкет на Келя, — живой или мертвый?!

Вопрос был скорее риторический. Если бы принц не остановился, лежать бы ему с прострелянной головой, но крик он услышал и встал, как вкопанный.

— Здесь все живые! — прокричал он, не делая никаких движений. В такие тяжелые времена, доверие было последним, что можно было заслужить простым словом.

— А не магия ли это часом какая? — шепнул своему напарнику стрелок.

Тот задумчиво щелкнул мушкетом, что-то шепнул другому и подал знак третьему стрелку.

— Стой где стоишь и не двигайся! — вновь крикнул он Келю. Принца начало это раздражать, он уже хотел было продемонстрировать, что никакая она не нежить, но все же решил спокойно ждать. Наконец, на вышке появился одетый в тяжелые доспехи рыцарь и нахмурившись вгляделся в эльфов.

— Кто вы? — наконец спросил он громким голосом.

— Я принц Кель`Тас Солнечный Скиталец! — громко объявил Кель, титул для него уже значения не имел, но все же он надеялся, что в этих краях он будет звучать «громко».

Рыцарь задумался, а потом махнул рукой и деревянные ворота медленно начали отворяться. Кель воспринял это, как сигнал и разрешение войти и двинулся вперед, входя в деревню. Рыцарь уже спустился к ним и сейчас, сложив руки на груди рассматривал своих гостей. Принц сразу узнал маршала.

— Гаритос! — слегка поклонился Кель, — я…

— Знаю, — грубо кивнул он и бросил взгляд на Сильвану, которая похоже не разделяла дружелюбие своего принца, — говори что тебе нужно? Пришел проедать наши припасы?

От такой наглости принц опешил.

«Проедать. Вот же мерзкий вояка!», — подумал принц, но быстро взял себя в руки и все также вежливо произнес, — я привел своих людей, чтобы помочь освободить столицу!

— Здесь командую я, — не обратил внимания на его слова Гаритос, — и я решаю, зачем ты сюда явился.

Кель нахмурился и взглянув на Сильвану. Её взгляд выражал ту же злость, что и сердце принца, но он сделал последнюю попытку:

— Сейчас не время ссориться король Теренас…

— Знаю я, что король в городе и что ты ждешь от меня? — все также грубо ответил Гаритос, — хочешь погибнуть валяй, а я не собираюсь рисковать своими людьми в бесполезной осаде. Хочешь помочь? Добро пожаловать, но приказы от принца без королевства я не потерплю! Решай.

— Как ты смеешь так разговаривать с принцем одного из величайших королевств! — не выдержала Сильвана крепко вцепившись в древко своего лука, — проси прощения, ведь мы проделали такой долгий путь, уничтожили столько нежити, что тебе и не снилось, а теперь…

— Не смей разговаривать со мной таким тоном эльфийка, — оборвал её Гаритос, в его глазах играла злость, однако голос был более-менее спокойны, было ясно, почему окружившие его рыцари нисколько не проявляют сочувствия к гостям. Они уважали своего маршала, который помог им обрести хоть какой-то покой, путь иллюзорный, но покой, — еще раз, я двинусь на столицу, когда я решу. Хотите помочь, через пару дней двинетесь с моим отрядом в Даларан, а до тех пор либо уходите, либо принимайте моё гостеприимство со всем присущим вам, — он сделал ударение на это слово, — эльфам энтузиазмом.

Сильвана крепко сжала зубы и Кель заметил, как её рука дернулась к рукоятке ножа на поясе, легким движением он заставил её успокоиться. Вглдевшись в глаза Гаритоса принц неожиданно все понял — маршал просто наслаждается той властью, которая у него имеется на данный момент и не собирается её терять.

— Даларан значит, — сухо прокомментировал принц, — ну хорошо!

Этот бой он проиграл, но его людей не хватит, чтобы прорвать осаду Лордерона и войска маршала ему нужны. Тяжело вздохнув он махнул рукой своим воинам, как бы говоря «выбора нет» и они медленно прошли внутрь деревни бросая косые взгляды на Гаритоса, который похоже наслаждался этим.

II

Степи Калимдора раскрылись перед Артасам словно врата, открывая ему свою истинную суть. Его отряд, уже целую неделю бродил по испепеляющей солнцем земле и вступал в небольшие стычки с орками. Пророк не соврал, демоны поработили один из кланов и теперь их кожа была красного цвета, их силы была увеличена в разы, а их ярость была непреодолима. Завидев людей, они сразу же бросались в бой. С таким противником Артасу сталкиваться еще не приходилось. В первом бою он потерял несколько человек прежде чем они смогли справиться небольшим отрядом краснокожих орков, которые охраняли небольшой аванпост. Принц чувствовал, что сам закипает от ярости от каждого павшего в этих боях солдата, однако, он заметил, что никто и не думал роптать. Фалрик и Марвин следовали за своим принцем в каждый бой прикрывая его горячую голову от орочего топора, неподалеку сражался Тираний, который после каждого боя становился все жестче и жестче.

Когда они ушли от логова оракула они тут же приземлились в своём старом лагере. Артас решил начать путь именно отсюда. Охота за орками и демонами стала для него теперь первоначальной целью. Он считал, что поступает правильно. Своими поступками он стремился защитить людей, которые доверились ему, и сейчас он на деле стремился доказать, что справится и без помощи орды. Первый бой только подогрел ярость принца, так как вновь его противниками стали орками, что еще больше укрепило его уверенность в том, что с орками состоять в союзе нельзя. Несмотря на то, что они были под вилянием демонов.

Однако, постепенно Артас стал замечать, что его отряд уже не видит в нем принца. В редких стычках в бой их вел Тираний, заметив вдалеке отряды орды. Вскидывая меч он с боевым кличем бросался в бой, в то время, как Артас только соображал, что делать. Фалрик и Марвин не разделяли ярости юного воина, они также, как и принц заметил, что обстановка в их походе медленно, но верно накаляется. Однажды, Тираний вообще возразил принцу, когда он приказал дать привал:

— Если мы будем каждый час делать привал орда убежит! — доказывал Тираний. Он как будто не понимал, что краснокожие никуда и не бежали, не понимал он и того, что в каждом бою они теряли людей и даже сила Света Артаса не могла помочь.

Принц начинал постепенно бояться его. В этих поступках он начинал видеть себя, такого же упрямого и никого не слушающего юнца. Приструнить его Артас не смог, в каждом новом бою он повторял свои набеги, становясь все жестче и жестче, эту жестокость видели многие. Паладин начинал понимать, что возможно ошибкой было покидать Джайну, они могли бы, как-нибудь решить эту ситуацию и вот он вновь все испортил своими поспешными выводами.

«Интересно, как там Джайна», — пронеслось в голове у Артаса, когда однажды утром он склонился над небольшим ручейком, дабы умыться. В воде он увидел своё отражение, на него смотрел все тот же Артас, который покинул Лордерон месяц назад. Он удивлялся своей удаче и то, с какой ловкостью выходил из опасных положений. Однако, рядом с ним здесь в Калимдоре всегда была Леди Праудмур, может не всегда физически, но в сердце он носил её образ. Неожиданно Артас вспомнил то, от чего по глазам скатилась слеза.

Он вспомнил, как однажды на празднике Зимнего Покрова, он стоял и смотрел на заснеженное озеро Лордамер. В ту ночь у него гостила Джайна. Она была одета в прекрасное платье белого оттенка, на её ногах были туфельки, которые казалось были сделаны изо льда. Она была похожа на свечку, как тогда подметил сам принц. Белое платье и золотистые волосы девушки придавали ей именно такой образ. В тот день, Джайна намекнула ему, о детях. Артас стоял ошеломленный такими мыслями. Страх тогда сковал его, он был не готов и поэтому разорвал все отношения с девушкой прикрывшись своими обязанностями принца и молил её остаться друзьями.

— Это была ошибкой, — прошептал принц, он начинал понимать, что вновь бросил Джайну, как и тогда и оставил её наедине с орками. В тот день она старалась вести себя, как можно веселей, но он видел её грустную и натянутую улыбку. Отец и мать, так верили, что скоро она станет королевой, а он испугался ответственности.

«При первой же возможности, я немедленно вернусь», — пообещал сам себе Артас и дал мысленную клятву, что больше не бросит Джайну, куда бы она не пошла, но сейчас проблема была в одном — Тираний. Он становился все более неуправляемый, приказ об отступлении мог привести к катастрофическим событиям. Неожиданно Артас понял, что практически все воины, которые с ним пошли уже не подчиняются ему. Им было важно, что принц поддерживает их, разделяя с ними их зверства, он понял, что месть захлестнуло их также, как и его, когда он только вышел из подземелья оракула.

«Каким же я был слепцом», — угрюмо подумал принц и встал из-под дерева, под которым сидел. К нему подошли его капитаны.

— Милорд, — серьезно начал Фалрик, — меня дико беспокоит этот юнец.

— Он совсем обезумел, — вторил ему Марвин, смотря на то, как вдалеке Тираний упражняется с мечом.

Артас нахмурился. Среди его солдат капитаны единственные, кто не рвались в бой, а даже наоборот, всеми силами старались избежать его. В одной из стычек Марвин чуть было не погиб, если бы не Артас, который приложил огромные усилия, чтобы вылечить свеого верного капитана.

— Мой господин, — вновь произнес Фалрик, — нам пора признаться, что мы сделали поспешное решение покинув лагерь.

Артас неожиданно для всех капитаном и для самого себя медленно кивнул.

— Что будем делать?

— Пророк сказал, что друг вождя орков покорился воле демонов, — задумчиво протянул принц, — а чем дальше мы двигаемся в степи, тем больше их видим.

— И чем дальше будем идти, тем скорее доберемся до лагеря их вождя, — неожиданно понял Марвин, — а там возможно и леди Праудмур подойдет, если они собираются встретиться с ним.

Артас кивнул. Его медленно начинала бить дрожь от волнения. Джайна и Тралл могут пролететь над всей пустошью на дирижаблях, у них такой возможности больше не было. Но они могли добраться до них пешком, в надежде, что смогут выжить и не попасть в руки к оркам.

— Милорд! — неожиданно произнес подошедший Тираний. Он уже был облачен в тяжелые доспехи и похоже настроен был решительно, — солдаты рассказали, что вы встретились с орками в неком лесу неподалеку отсюда, я думаю, что стоит наведаться туда.

Артас понял, что его юный подопечный все решил, его поддержат и воины. Это не была тактика отступления Тиранйи задумал что-то, и под предлогом безопасного пути сможет убедить рыцарей двинуться за ним. Ему нужно было лишь согласие принца, которое он не мог дать.

— Мы уходим! — угрюмо проскрежетал Фалрик скрестив руки на груди. Он был чуть выше Тирания, но тот похоже больше не обращал внимание на то, кто перед ним. Дай ему возможность он и короля вызвал бы на поединок.

— Что это значит? — нахмурился Тираний взглянув на Артаса, который похоже разделял мнение своего капитана.

— Охота на орков окончена, — спокойно произнес принц, — мы возвращаемся!

— К предательнице! — он вложил в это слово всю свою ненависть, — этой колдунье, которая предала свой народ.

Артас ошарашено посмотрел на Тирания. Злость так и распирала их, он вдруг понял, что готов ударить его. Крепко сжав латную перчатку, он злобно взглянул на юного воина.

— Замолчи, — прошептал принц, но это только подзадорила зазнавшегося юнца.

— Она всегда была трусливой, сбежала с Лордерона и вас за собой потащила и вот мы здесь пока…

Послышался удар. Артас своей латной рукавицей нанес жуткий удар прямо в челюсть Тиранию, тот сделав небольшой кульбит рухнул на песок схватившись за лицо. Отряд тут же вскочил, наблюдая за такой неожиданной картиной. Тираний застонал, но держался. Удар был на столько мощный, что по его лицу моментально потекла кровь. С одной стороны, Тираний понял, что он разозли своего принца, но с другой он решил не отступать, он потратил слишком много сил, сражаясь с орками и отступать сейчас был не намерен.

Достав меч Тираний хотел было вскочить, как неожиданно из-за небольшого холма выскочили мертвецы. Скелеты, вурдалаки им не было числа. С огромной скоростью они налетели на ничего не подозревающих рыцарей и вступили с ними в бой. Артас схватив молот моментально разбил на куски одного из скелетов. Солдаты и стрелки наконец поняв, что они вновь в бою, тоже ринулись в бой. Произнеся заклинание паладин мощной вспышкой света сжег одного из вурдалаков и вновь ворвался в бой. Они не плохо потренировались с орками, и теперь мертвецы были них легким противником. Проблема лишь была в том, что численность их возрастала, а усталости они не чувствовали и могли сражаться, хоть весь день.

Вдруг, прямо по середине раздался хлопок, и темная вспышка озарила всех воинов. Мертвецы начали отходить назад и образовывать круг, на подобие арены. Люди Артаса стояли в недоумении, но атаковать не решались, а лишь тяжело дышали, смотря на оскалившие рожи вурдалаков. Перед людьми появился демон.

— Вот мы наконец и встретились принц Артас! — довольно протянул он, обнажая свои острые зубы в дьявольской улыбке.

Принц нахмурился. Видя, что Артас стоит в нерешительности демон продолжал:

— Признаюсь, я надеялся встретиться с тобой ещё в Стратхольме, но ты так спешно покинул свою страну!

— Малганус! — догадался принц, вспоминая слова Кел’Тузад, — это ты руководил магической чумой в Лордероне!

— Все верно! — засмеялся демон, — признаюсь, мне доставляло дикое удовольствие опустошать твои города и деревни, пополняя ряды своей армии.

— Заткнись проклятый демон! — закричал Артас, его разрывало от ярости и он, схватив свой молот ринулся на Малгануса. Не смотря на высокий рост и кажущую неуклюжесть, Малганус был очень быстрой. Он легко уворачивался от ударов принца, при этом иногда взмахивая своими острыми, как бритва когтями желая нанести смертельный удар. Наконец, легким движением он сбил принца с ног и вонзил когти в землю прямо перед лицом Артаса.

— Ты храбрый юный принц! Король мертвых будет доволен! Тебе еще предстоит сыграть роль в этой войне, а пока я оставлю тебя в живых! Я хочу, чтобы отчаяние уничтожило тебя прежде, чем я нанесу последний удар! Мне пора, орки все еще ждут меня!

С ужасным хохотом он исчез во тьме. Нежить окружавшая людей начала быстро убегать, не обращая внимание на воинов. Артас лежал на земле, он вдруг понял, что с орками была Джайна, а это значит, что её нужно спасать и срочно, но что он может. Его молот бессилен против демона, а подчиненные орки будут мешать ему идти.

— Принц Артас, — прошептал Тираний, который был бледным от страха, — я…прошу прощения.

Принц не обратил на него внимание. Поднявшись, он взглянул за холм, куда убежали мертвецы. Эта атака была возможность показать силу и предупредить о том, что он все равно проиграет.

— Нам нужно отправляться в лес, — вдруг тихо произнес Тираний.

Артас рассвирепел.

— Ты что не видишь, нас только что чуть нежить на куски не порвола, демон чуть было не уничтожил нас! — орал принц, окончательно выйдя из себя, но Тираний стоял спокойно, не смотря на то, что пару минут назад Артас ударил его.

— Там есть оружие способное одолеть демонов! — громко и четко произнес воин. В его глазах стояла уверенность и похоже этим он зацепил Артаса.

Паладин смолк, ошарашенно и с недоверием смотря на Тирания, а после задал очевидный вопрос:

— Откуда ты знаешь?

— Прочитал в одной книги леди Праудмур, — произнес он, уже не стремясь обругать Джайну, похоже он с самого начала хотел предложить это Артасу, ждал только момента, когда они доберутся до Ашенвальского леса, — разве этот демон не повод, чтобы найти это оружие?

— Что за оружие? — вместо Артаса спросил Фалрик.

— Рунный клинок Ледяная Скорбь!

III

Посреди степей стоял огромный лагерь проклятых орков, которые сновали туда-сюда в поисках новых жертв. Им было приказано ждать, они и ждали. До них доходили слухи, что половину их патрулей перебил какой-то отряд людей, но Маннорот, повелитель преисподней, приказал ждать. Изредка, они бросали троллей на импровизированные арены и смотрели на кровавый бой. Тролли отказались испить кровь, и теперь краснокожие орки не считали нужным держать их, кроме как для развлечений они не годились. Большая часть была заперта в клетках и согнувшись в три погибели, смотрели, как их братья дерутся не на жизнь, а насмерть.

Однако, бой, которого орки так жаждали, не заставил себя ждать Клан Песни Войны. Тралл и Джайна собрали силы в кулак и нанесли мощный удар, прямо в сердце их лагеря. Освобождая троллей и уничтожая всех тех, кто вновь поддался зову крови демонов. Пройдя через весь лагерь, шаман и волшебница старались, как можно быстрее добраться до Громмаша. Они нашли на небольшой горе, которая возвышалась над лагерем, так орк хотел показать свою силу. Завидев старого друга, который поднялся к нему он оскалился в ужасной ухмылке. Некогда, зеленая кожа орка стала кроваво-красной, его мышцы вздулись, а в глазах красным пламене горела ярость.

— Гром! — возвал к другу Тралл, — ты должен пойти со мной!

— И куда же ты собрался вести меня мальчишка? — с насмешкой произнес Громмаш, — вот-вот должна свершится наша судьба! Теперь наш повелитель лорд Маннорот!

— Кто? Ты хоть понимаешь, что ты несешь! — яростно воскликнул Тралл, крепко схватившись за рукоятку своего молота.

— Тралл…ты всегда считал, что демоны прокляли наш народ! Это лишь часть правды! Мы сами отдали себя во власть демонов, по собственной воле пили кровь Маннорота!

Тралл опешил от такого откровения. Его одновременно охватило растерянность и ярость. Он не знал этого. Смотря своими голубыми глазами на Грома он всей душой надеялся, что тот лжет, но в его глазах увидел, что всё это правда.

— Вожди Тралл, вот кто отдал наш народ в лапы демонам, а я был первым из них! — закричал Гром.

— Ты…такое…с нашим народом?! — яростный крик разнесся по всей округе. Тралл на огромной скорости подлетел к старому другу и принялся наносить ему удар за ударом. Однако, Гром был старше и намного опытнее в бою, к тому же, кровь демона подпитывала его придавая ему сил. Пинком нанеся удар в живот своему вождю, Гром вскинул топор и прыгнул с намерением завершить бой, как можно быстрее. Их оружие скрестились, и они стояли, смотря друг-другу в глаза.

— Забудь Тралл, тебе меня не одолеть, прими свою судьбу! — насмехался над другом Гром.

— Это не наша судьба! — взревел молодой вождь. Его молот заблестел голубым огнем и из него вырвалась молния, отбросив Грома в сторону. Схватив магическую сферу, которую ему дала Джайна, Тралл направил её на краснокожего орка. Мощный луч ударил прямо в грудь Грома поглощая его сущность. Как только Гром исчез, Тралл тут же побежал с горы. Люди и орки впервые сражались вместе, но завидев вождя, все начали отступать.

— Ты нашел Грома? — спросил на ходу Джайна.

— Да! — быстро ответил Тралл, — осталось только принести его сущность к ритуальному кругу. Он готов?

Джайна кивнула. Ей все еще не верилось, что приходиться сражаться бок о бок с тем, кого она еще недавно готова была сразить любым известным ей заклинанием. Похоже, что Тралл произвел на неё впечатление, как он обращался со своим народом, она видела во время похода в степи. Они все слушались его, он был мудрым и справедливым, не смотря на юный возраст.

Покинув лагерь, солдаты людей и воины орков моментально забрались на свои укрепления уверенные в том, что вскоре проклятые орки могут напасть на них, но пока приказа не будет, никто не смел и помыслить о побеге. Люди изредка поглядывали на своих вынужденных союзников, зеленокожие отвечали им взаимностью, но похоже, что они понимали всю важность этой ситуации.

Возле ритуального круга, Тралла и Джайну уже ждали два лекаря и два шамана. Как только камень с сущностью Грома оказался в кругу, он раскрылся, и орк предстал перед ними. Его ярости не было предела, но шаманы быстро сковали его и вместе с лекарями стали плести заклинание. Тралл стоял и наблюдал за тем, как постепенно ярость Грома отходит, кожа становится привычно зеленой, а он сам медленно оседает на землю.

Джайна отошла. Она видела, как Тралл хотел спасти Грома, своего друга и товарища. Её мысли были вдалеке. Она думала об Артасе, своём принце. Они уже один раз чуть было не потеряли друг друга, но здесь на Калимдоре вновь обрели свою любовь, и вот вновь, упрямство принца разделило их, и девушка уже не рассчитывала на то, что вновь увидит его. В её глазах уже стояли слезы, которые она незаметно смахнула. Она хотел поплакать, чтобы принять то, что она предала принца и она это понимала. Артас, как принц и будущий король прекрасно понимал, какова цена дружбы с ордой, он боялся принять её. Она не смогла его остановить, и вот где он теперь? Возможно он уже… Нет Джайна не хотела думать о судьбе своего принца, она оставила всякие ужасные мысли, вспоминая, что Артас храбрый и сильный воин к тому же паладин, силы Света не оставят его. Позади послышался тихий голос Грома:

— Тралл! Брат мой! Мой разум прояснился! Прости! Прости!

— К черту слезы! — воскликнул Тралл, — сейчас ты должен помочь мне спасти наш народ!

— Маннорот! — как будто проснувшись от долго сна сказал Гром, — мы должны встретиться с Манноротом.

Тут Джайна словно предчувствуя беду подскочила к двум вождям.

— Тралл, нет! — громко и уверенно произнесла она, — сейчас не время для мести, он повелитель демонов и убьет вас!

— Девчонка Парудмур? — удивленно произнес Гром посмотрев сначала на волшебницу, а потом на Тралла.

— Она помогла спасти тебя, — быстро ответил вождь, и задумался, — она права, у нас нет сил идти против демонов, да и твой клан все еще стоит между нами и ним.

Гром похоже взвешивал все за и против искоса поглядывая на девушку.

— Опять бежать? — догадался он.

Тралл взглянул на Джайну, как бы говоря, «Ну давай предлагай», легкая улыбка скользнула по лицу орка и тут же исчезла.

— Нам нужно укрыться в Ашенвальском лесу, там мы сможем построить сильную крепость и подготовиться к атаке демонов.

Возразить оркам было нечего. Вина Грома была написана у него на лице, он готов был ринуться в бой хоть против сотни демонов, но решил, что сейчас лучше послушать друга и своих новых союзников.

— Ночные эльфы не обрадуются нам, — протянул Громмаш, — вовремя…помешательства, мы убили их полубога.

Джайна охнула, а Тралл тяжело вздохнул.

— Однако выбора у нас нет.

Как только они отдали приказ, люди и орки по соскакивали со своих мест и двинулись за своими лидерами, путь их вновь лег в леса ночных эльфов.

IV

В это же самое время.

Лес сгущался перед ними. Темные кроны закрыли солнце и степь вновь осталась позади. Влажный воздух позволял солдатам спокойно дышать и двигаться чуть быстрее чем в голых и засушенных землях. Принц помнил прекрасные пейзажи, которые он видел, когда оказался в этом лесу. В то же время он знал и какие опасности были здесь. Уверенность в том, что орки ушли отсюда не было, а уж про эльфов, которые любили нападать из-за деревьев он старался не забывать.

Впереди шел Тираний. Его быстрые и ловкие шаги заставляли других торопиться и тяжело дышать. Артас же, сейчас думал о другом. Меч, о котором ему поведал Тираний заставил принца с новой силой рвануться за возможностью уничтожить демонов. Согласно, тому, что было написано в книге Джайны, этот меч обладал невероятной магической силой, способный уничтожать любую магическую защиту демонов, а также других существ. Это вполне хватило Артасу, чтобы понять, что артефакт очень мощный и если он действительно существует, то принц обязан был им завладеть. Ради его народа! Ради королевства! Ради Джайны!

— Эй следопыт, — ехидно произнес Фалрик плетясь позади Артаса, — откуда ты знаешь куда идти если первый раз в этих местах?

Этого вопроса хватило, чтобы заставить всех солдат удивленно покосится на Тирания, а Артасу задуматься, потому что Фалрик был прав. С минуты он стоял молча не зная, что сказать, а когда начал говорить его голос был спокойный и не требующий спора:

— Я видел карту в книге.

Воинам этого хватило, так как они желали поскорее закончить с этим походом и покинуть этот полный опасности лес. Однако, Артас нахмурился:

«Так просто, взял и запомнил?» — пронеслось у него в голове, но пока, он решил помолчать, Тираний и так был похоже не в себе, и не стоило нагнетать обстановку еще больше. Он легонько похлопал его по плечу, как бы прося извинения за тот удар и Тираний улыбнулся, той самой добродушной улыбкой, как при первой встрече на корабле.

— Веди нас! — торжественно объявил Артас.

— Я не подведу вас милорд!

Они вновь двинулись в путь. Дорога, вдруг, кончилась и они оказались на огромной поляне. Солдаты стояли, широко раскрыв глаза, Артас был удивлен не меньше. Деревья, которые росли на поляне были вырублены, казалось, что здесь прошелся ураган, но принц вспомнил, что это орки рубили этот лес. От их лагеря не осталось и следа, все было разрушено и сожженно.

— Похоже, что эльфы все-таки добрались до наших «друзей», — с сарказмом произнес Марвин, однако Артас чувствовал, что здесь что-то не то.

— Не может ли это быть ловушкой, — подумал принц и озвучил свои мысли в слух. Солдаты, поняв его настрой вскинули оружие и двинулись за Тирание тщательно осматривая окрестности. Определенно здесь был большой бой, и кто бы не победил орки покинули это место.

— Далеко ещё? — спросил Фалрик догнав Тирания, — люди нервничают, да и я не горю желанием встретиться с эльфийским луком.

— Ты струсил капитан? — усмехнулся Тираний,

Такая наглость слегка задела капитана. Какой-то выскочка так говорит с ним, хотя должен подчиняться, ему также не понравилось отношения Тирания к Артасу. Капитан был всецело предан своему будущему королю и был в полном восторге, от того, что принц задал урок это юнцу. Если бы не нежить, Фалрик был уверен, что Артас продолжил свой «урок».

Пройдя поляну и вновь войдя в лес, Тираний повернул чуть правее в дебри. Все моментально почувствовали, пробирающий до костей холод. Артас чувствовал, что они близко, и его вновь охватило чувства будущих побед над врагом.

«Если он действительно приведет меня к мечу, я прощу ему его поступок», — подумал Артас.

Наконец, перед ними оказалась огромная скала, что тянулось высокого вверх, а холод шел из пещеры под горой.

— Мы на месте мой король!

Принцу показалось, но в голосе Тирания были слышны нотки насмешки, но он быстро отмел эти мысли и двинулся внутрь. Все также двинулись за ним. В пещере было темно, поэтому капитаны зажгли факелы освещая всему отряду путь. Спустя время, перед ними уже появлялись огромные сосульки, что свисали с потолка каменных сводов, а вскоре под ногами появился и снег. Артас нахмурился, такого он еще не видел, во всем лесу не было и намёка на зиму, а здесь слой снега по щиколотку. В конце они увидели свет. Войдя внутрь они увидели его. Меч паривший над пьедесталом и закованный в огромный осколок льда.

— Вот он мой принц! — широко раскрыв глаза произнес Марвин.

— Да, он ваш, — сказал Тираний подходя поближе к мечу.

Артас провел своей перчаткой по ледяной тюрьме меча и осмотрел его. Лезвие действительно было прекрасным, казалось оно могло разрубить любую преграду. Рукоятку украшал череп козла с заветленными рогами.

«Кто же его выковал?» -скользнула мысль в голове принца.

— Чего вы медлите мой король! Нам пора!

— Да милорд, берите и уходим, а то этот холод продирает до костей.

Артасу казалось, что он не чувствует холода, он стоял, как завороженный и смотрел на меч. Изнутри, ему шептали некие голоса, которые он не мог разобрать. Вдруг его взгляд скользнул на руны меча. Приглядевшись он прочитал:

«Всяк, взявший этот меч будет наделён невообразимой силой. Как клинок терзает плоть врагов, так и сила эта будет ранить дух владельца.»

Страшная мысль скользнула в сознание принца: «Клинок проклят». Готов ли он взять проклятие на себя, чтобы спасти всех, кого он любит. «Определенно готов!» — послышался голос в его голове, но другой, более мудрый и похожий на голос Утера, старого и мудрого паладина воскликнул «Лишь Свет обладает тем могуществом, который поможет тебе спасти твой народ».

— Нет Тираний, — прошептал принц, — я не притронусь к этому оружию, будь он хоть трижды магическим.

На лице юноши появилась досада и злость. Казалось, он сделал легкий кивок, а потом…выхватив свой меч он вонзил его в ледяную тюрьму. Осколок треснул, и Ледяная Скорбь выпала из него.

— Если ты такой слабак! — прокричал Тираний и его голос раздался по всей пещере, — тогда ты не достоин быть нашим королем!

Он схватил меч и грозно поднял его над собой. Для Артаса словно все замерло, Тираний смотрел на своё новое оружие с восторгом. Его взгляд казалось утонул в его рунах, а лицо побледнело. Волосы начали быстро белеть. Повернув свою голову ко всем присутствующим, он прошептал:

— Ледяная Скорбь жаждет крови!

Налетев на принца, он обрушил на него свой мощный удар, но Артас был готов к этому, выставив перед собой свой молот. Крепкое оружие паладина выдержала, но по рукоятке пошла трещина, которая плавно перешла в сам молот.

Солдаты похватали оружие и двинулись на Тирания, заметив это, он мощным толчком отбросил принца в стену пещеры, а сам рванул на солдат. Меч действительно придал ему силы, первых двух рыцарей он сразил не глядя, пронзая их латные доспехи, другие же попытались блокировать его, но неудачно, их стальные мечи просто разбивались от удара Ледяной Скорби.

Фалрик сделал небольшой кувырок и замахнулся своим топором на Тирания, дабы раз и на всегда остановить его, но тот был быстрее. Лезвие сверкнула и пронзила капитана прямо в грудь. Артас увидев это пришел в ярость, он видел смерти на войне, но эту — преданный Фалрик, удивленно взглянул на лезвие меча, которое торчала у него из груди, наконец дыхание прервалось, и он рухнул на холодную землю истекая кровью.

Оставшиеся солдаты, Марвин и Артас вновь двинулись на предателя. Тираний усмехнувшись словно летал по пещере, рубя и пронзая всех рыцарей и словно оставлял принца и его последнего капитана напоследок. Замахнувшись, Артас сбил Тирания с ног и уже занес молот дабы нанести удар в грудь, но юный воин, сделав кувырок выставил Ледяную Скорбь прямо в сторону Артаса и усмехнувшись прыгнул прямо на него. Вдруг его кто-то сбил с ног, и он вновь рухнул на землю.

Как только он взглянул на то, что произошло он не мог поверить в это. Меч Тирания торчал в боку Марвина, которого проткнули на сквозь и сомнений не было — капитан был мертв. Тираний победно поднял свой меч над собой и двинулся на принца.

— Вот и конец милорд! — насмешливо произнес он, -если бы только вы взяли этот меч, все было бы по другому!

Эта же мысль блеснула в голове и у Артаса. Его молот лежал слишком далегко от него, защититься он не мог…или. Вскинув руку вверх, он закрыл глаза и прошептал молитву свету. Во время удара меч столкнулся с чем-то невидимым. Открыв глаза, Артас понял, что у него получилось — Свет защитил его.

-Проклятый паладин! — произнес не своим голосом Тираний, — что-ж мы еще встретимся принц, очень скоро!

Тираний тут же побежал к выходу из пещеры. Артас метнулся за молотом и уже хотел было преследовать предателя, но понял, что тот уже исчез и искать его в лесу было бесполезно. Он осмотрелся и горечь поражения и скорби подкосила его, он рухнул на колени осматривая тела своих павших воинов. Фалрик и Марвин, лучшие друзья и преданные капитаны — погибли. Они всегда следовали за ним, и погибли, защищая его. Принц стоял на коленях не чувствуя холода, ярость и боль затупила все остальные чувства.

— Если бы я взял этот меч, — прошептал принц, — я бы…

— Убил их? — послышался спокойный голос позади.

Принц вскочил и поднял молот, дабы нанести удар неизвестному. Перед ним стоял Пророк, все в той же мантии, в его глазах отчетливо читалось удивление и грусть.

— То, что взял он в руки не подчиняется никому, проклятие упало на него в ту же секунду, — произнес он, подойдя к принцу и положив руку ему на плечо, — если бы ты послушал меня и Джайну то…

Артас скинул его руку и взглянул на него в полном отчаянии.

— Если бы ты не сказал мне появиться здесь, ничего бы этого не было!

— Ошибаешься, — покачал головой Пророк, — ты не представляешь, как, ты теперь последняя надежда всех оставшихся людей Лордерона, твой путь только начинается юный принц.

Артас замолк на минуту, а потом прошептал:

— Я предал Джайну. Снова.

— Она сейчас с Траллом, и пока, опасность ей грозит только в лице демонов.

— Тогда я пойду к ней, я…

— Нет, — вновь качнул головой Пророк, — тебе еще нужно сыграть роль, прежде чем ты вновь увидишь её.

— Какую еще роль?! — ошарашено воскликнул Артас, — если она погибнет я…

— Ты сможешь защитить её, но только если выслушаешь и сделаешь, как я скажу!

Артас быстро взвесил все его слова. Посмотрев на тела своих товарищей, он шумно выдохнул и сказал:

— Хорошо старик, говори.

— Демоны уже начали осквернять леса Калимдора! Отправляйся в глубь леса и ищи охотника на демонов, он также, как и ты ищет искупление.

— А почему ты думаешь, он послушает меня?

— Потому что, я знаю, что несет порчу в леса ночных эльфов. Череп Гул`Дана. А охраняет его — Малганис.

Глаза Артаса загорелись, он понял, что сейчас самое время уничтожить хотя бы одного врага, а Тиранием он займется позже.

— Как зовут этого охотника? — терпеливо спросил Артас.

— Иллидан Ярость Бури.


========== Глава 7 ==========

I

Артас стоял, смотря прямо на эльфа, тот также смотрел на принца. Молчание продлилось недолго. Наконец, эльф сказал:

— Я чувствую в тебе некую магию смертный, — в его голосе отчетливо слышались нотки насмешки, — если ты собираешься помешать мне…

— Я пришел помочь тебе, — ответил Артас держась за свой разбитый молот, который чудом уцелел после драки с Тиранием.

— С чего ты взял, что мне нужна помощь?!

— Если бы ты не орал на весь лес, может быть я бы здесь и не оказался, — теперь пришло очередь принца усмехнуться. Он старался тщательней подбирать слова, дабы дело не дошло до драки, времени у них было очень мало.

Эльф нахмурился хотя, казалось бы, он не видел сквозь свою повязку, но Артас быстро сообразил, что, не смотря на кажущую слепоту, этот охотник был не так прост.

— Говори, что тебе нужно!

Артас улыбнулся, скорее самому себе, нежели эльфу.

— Что-ж, ты же знаешь, что эти леса затянула порча демонов. Они используют мощный артефакт, для того, чтобы все леса были заражены. Во главе этой небольшой армии стоит демон Малганис именно он и использует череп, как источник порчи, — принц говорил быстро, он и так потратил целую неделю бродя по лесу и скрываясь от эльфов.

Эльф задумался. Его руки сжимали два парных клинка, а сам он повернулся к паладину спиной. Артас все время смотрел по сторонам ожидая, что ночные эльфы могли увидеть его или этот охотник сам, мог тянуть время, чтобы его нашли. Наконец он повернулся и сквозь повязку можно было увидеть горящие глаза.

— И ты хочешь, чтобы я украл его? Почему?

— Разве не очевидно? — удивился Артас подходя поближе к эльфу, — демоны уже начали уничтожать твой лес, а несколько месяцев назад они уничтожили мою Родину, я не допущу этого.

— И ты хочешь пойти со мной? — усмехнулся эльф.

Артас кивнул неуверенный в том, что он увидит его жест, но похоже ему это было достаточно.

— Я чувствую в тебе месть парень, — улыбнулся жуткой улыбкой охотник, — а это отличное чувство, чтобы поохотиться на демонов.

— Меня зовут Артас, — решил наконец представится принц, хотя стоило, наверное, сделать это чуть раньше.

— Моё имя Иллидан Ярость Бури! — произнес эльф гордо, и посмотрел на паладина, от чего тот слегка вздрогнул, почувствовав на себе его взгляд, — что-ж Артас, я принимаю твою помощь.

— Твои братья и сестры не разделяли твой энтузиазм, — угрюмо заметил принц, вспоминая первую стычку с эльфами.

— Они невежественны и не видят дальше своего носа, — ответил Иллидан отмахнувшись, — я считаю нужно использовать любые способы победить Легион.

— Легион? — удивленно повторил Артас.

— Пойдем, я всё расскажу тебе по дороге!

Артас и Иллидан вышли с поляны вверх по холме. Принцу было не комфортно идти с таким спутником, казалось он видит его на сквозь, даже несмотря на то, что у него на глазах была повязка. Перед ними вставали гнилые деревья, и чувствовался смрад смерти и разложения.

«Неужели в Лордероне произошло тоже самое?» — подумал Артас, стараясь не отставать от Иллидана, который быстро говорил.

— Эти демоны называют себя Пылающим Легионом, они стремятся уничтожить наш мир любой ценой. Под предводительством падшего титана Саргераса, они уже один раз вторгались на Азерот, но тогда мы, ночные эльфы смогли одолеть их.

— Но что послужило причиной твоего заключения? — спросил Артас.

Иллидан удивленно взглянул на принца.

— Откуда ты знаешь о моём заключении?

— Прежде чем найти тебя на поляне, я слышал разговор двух эльфов, они спорили насчет твоего освобождения, — объяснил Артас.

— Это долгая история, могу только сказать, что они не разделяли моих методов борьбы с Легионом.

Артас заметил легкое сходство Иллидана с самим с собой. Ему показалось, что этот эльф не так прост, как кажется. Он не гнушается принимать помощь от чужаков, однако, слова о методах его слегка испугали, ведь он и сам пару дней назад двинулся за артефактом, который, казалось, может помочь ему уничтожить Малагниса.

— Ты собрался сражаться с демонами этим? — спросил неожиданно Иллидан указав на треснутый молот.

— Он еще выдержит пару ударов, — вместо ответа произнес Артас.

— Будь осторожен парень, демоны не так просты, как кажутся с ними нельзя договориться, они будут использовать тебя, как марионетку, а когда они получат, то что хотят, просто избавятся от тебя.

— Интересно к чему ты это?

— Иногда приходиться принимать союзы, которые тебе не нравятся, даже с демонами.

— Не за это ли ты попал в клетку? — поинтересовался Артас, ему хотелось узнать, как можно больше о своём новом союзнике.

Иллидан нахмурившись взглянул на принца, но промолчал. Судя по всем ему не хотелось раскрывать все свои тайны, он рассказал Артасу, то, что считал нужным, а остальное ему знать не обязательно.

Неожиданно они услышали громкие шаги и вдруг на встречу им вышли огромные големы объятые зеленым пламенем. Иллидан моментально обнажил свои клинки, и прежде чем Артас успел что-либо сделать, охотник ловким прыжком вонзил один из своих клинков в голову голему, тот зашатался, и когда эльф вытащил своё оружие, разлетелся на куски.

— В этих лесах медлить нельзя, — быстро произнес Иллидан Артасу, — будь готов сражаться до последнего.

Артас удивился, Иллидан действительно был охотником на демонов. Осмотрев голема, принц понял, что никогда таких еще не видел.

— Это инфернал, они что-то вроде охраны для Повелителей Ужаса, — пояснил Иллидан, — а теперь приготовься.

Он бежал быстро, так, что Артас за ним еле поспевал. Как только тропа кончилась они вышли на небольшую поляну, где стояли пять демонов с огромными клинками. Заметив противников, они заревели и двинулись на них. На этот раз принц не мешкал. Несмотря на то, что его молот был поврежден он мощным ударом ударил по демоническому копыту, отскакивая от огненного меча. Демон заревел и попытался вновь поразить паладина своим оружием, но тот уворачивался, как мог. Иллидан в это время тоже не стоял в стороне. Сведя свои клинки вместе, он направил их на одного из демонов. Оружие вспыхнула ярко-зеленым пламенем и из неё вырвался луч и ударил порождение скверны прямо в грудь. Казалось бы, что ничего не произошло, но демон рухнул на одно колено и в это же время Иллидан ловко подскочил и отсек ему голову. Артас подняв молот над головой прошептал молитву Свету создавая вокруг себя щит. Вновь уклонившись от меча, он быстро направил все свою мощь на спину демона заставляя того упасть, а после размозжил ему голову. Оставшиеся три демона наблюдавшие в это время за боем, поняли, что противники не такие простые, как кажутся. Втроем двинулись на охотника и паладина. Однако, эти двое похоже не собирались сдаваться. Они начали двигаться синхронно, спасая друг друга от ударов демонов. Увернувшись от меча, Артас молот вогнал его в землю, прикрыв паладина со спины Иллидан совершил грандиозный прыжок и вогнал меч в грудь демону, а второй бросил в того, которого сейчас держал Артас. Последний из оставшихся уже с жутким ревом бросился на паладина с намерением разрубить его пополам, своим грозным оружием, но не тут-то было. Артас, сделав кувырок оказался рядом с Иллиданом и они вдвоем нанесли последний удар, уничтожая еще одно демоническое порождение.

Артас тяжело вздохнул, но эльф казалось нисколько даже не запыхался, как будто для него такой бой был простой разминкой. Подобрав свой клинок Иллидан подошел к небольшому пьедесталу, на котором парил череп, охваченный пламенем.

— Вот он череп Гул`Дана! — торжественно произнес охотник, снимая его с пьедестала, — наконец-то леса избавлены от порчи.

Артас стоял легко выдохнув. Он ожидал больше охраны или хотя бы самого Малганиса, но похоже, что демоны уверовали в собственную непобедимость. Неожиданно он услышал то, что никак не ожидал:

— Если оставлю этот череп себе, то стану могущественнее любого из Архимондовых прихвостней!

— Нет! — моментально крикнул Артас поднимая молот, — это не то о чем мы с тобой договаривались! — он все еще помнил предательство Тирания и не собирался отдавать опасный артефакт кому-либо еще, — его надо уничтожить.

— Нам не одолеть Малганиса просто так, — уже тише произнес Иллидан все еще держа в руках череп, — мощь башки этого орка я чувствую до сих пор.

— Не важно на сколько он мощный, Гул`Дан совершил столько плохого, что может быть опасен и после смерти!

Иллидан хмыкнул, он знал, что легко одолеет принца, но похоже не считал необходимым вступать с ним в бой. Тогда он решил действовать иначе:

— Ты говорил, что Малганис уничтожил твою Родину, может уже пора отомстить ему? — вкрадчиво спросил охотник, — позволь мне взять эту силу и я помогу тебе уничтожить этого демона.

Артас колебался. Понятно, что Иллидан желал получить силу от этого черепа, но можно ли было ему доверять.

«Не просто так он оказался в тюрьме», — подумал Артас.

Время шло, а Иллидан все еще смотрел на принца своим таинственным взором, как будто давая ему время для решения — позволить взять силу или сразиться за череп и проиграть. Вновь взглянув на эльфа, принц вздохнул и опустил молот, при этом он весь напрягся размышляя о том не совершил ли ошибку.

— Да! — громко произнес Иллидан поднося череп к своей повязке, — это сила станет моей!

Произошел ужасный грохот, который чуть было не оглушил Артаса. Черная дымка охватила эльфа, и он вспыхнул. Через секунду он вновь появился, но выглядел он поистине устрашающе. Иллидан значительно вырос, за спиной торчали мощные демонические крылья. Также, как и у демонов его ноги представляли собой копыта, а на голове появились рога.

— И теперь она моя! — взревел Иллидан и взглянул на Артаса, — пора уничтожить Малганиса!

***

В это время Малганис стоял на небольшом холме и наблюдал за тем, как лес постепенно гниёт и разлагается. Земля же вокруг него уже давно охватила порча, трава была черной, а деревья погибли. Демон с наслаждением наблюдал за результатом своей работы. Злобно усмехнувшись он вдруг увидел небольшую фигуру, что поднималась к нему.

С удивлением он обнаружил перед собой Артаса, который решительно держал в руках свой расколотый молот.

— Юный принц? Не ожидал обнаружить тебя здесь, — в его голосе действительно чувствовалось удивление, — похоже, что Нер`Зул все-таки ошибался на твой счет. Жажда мести привела тебя верно?

Артас злобно посмотрел на него и произнес:

— Я прикончу тебя Малганис здесь и сейчас!

— Ха, громкие слова, — усмехнулся повелитель ужаса, — скажи мне какого это бросить свой собственный народ и уплыть на другой континент, только лишь для того, чтобы снова бросить его на растерзания нам?

— Больше никто не погибнет от твоей руки! — вскричал Артас и вскинув молот ринулся на демона. Тот с легкость увернувшись, взмахнул своими острыми когтями, но промахнулся. Ярость принца была просто огромной, он не разбирал куда наносил удары, но делал это быстро и вкладывал в каждый удар огромную часть сил, однако этого было недостаточно. Наконец, он выдохся и его удары замедлились, а Малганис, который судя по всему разгадал его, только и делал, что уворачиввался. Когда же удары принца стали слишком медленные, демон очень легко схватил его и швырнул на землю.

— Я знал, что у тебя не хватит духу взять тот меч! Теперь расплачивайся за свою слабость!

Позади послышались шаги и на холм взошел Иллидан. На его губах стояла усмешка и было видно, что он чувствовал своё первосходство.

— Что? Кто ты?!

Артас с удовольствием заметил, что в голосе Малганиса мелькнул страх. Он явно не ожидал увидеть перед собой кого-то еще. Поступок принца он расценил, как обычное самоубийство из-за отчаяния. Он начал понимать, что это была обычная ловушка, на которую он попался.

— Посмотрим сумеешь ли ты сразиться с себе подобными! — крикнул Иллидан и поднявшись на своих крыльях направил луч скверны прямо в Малганиса.

Демон увернувшись прыгнул на Иллидана. Его прыжок оказался очень мощным, таким, что его хватила, чтобы достать до охотника. Артас на секунду уже подумал, что сейчас бывший эльф рухнет сраженный повелителем ужаса. Однако, тот похоже предвидел это, и вонзил один из своих клинков прямо в грудь демону. Они рухнули на землю. Взглянув на пораженного Малганиса, Иллидан вновь вызвал луч, оскверненный энергии заставляя своего врага взреветь от боли. Спустя пару секунд Малганис просто сгорел в луче скверны.

Тяжело дыша, Артас поднялся. Подойдя к тому месту где только что стоял его злейший враг, который уничтожил все, что ему было дорого он взглянул на Иллидана. Тот похоже нисколько не сомневался в своей победе.

Вдалеке Артас заметил две фигуры, которые двигались к ним. Охотник тоже повернулся.

— Фарион, — прошептал он, в его голосе чувствовалось тревога, — тебе лучше уйти!

— У тебя будут проблемы.

— Это уже не твоя забота, они не должны видеть тебя, — быстро сказал Иллидан, — уходи принц, пока еще не слишком поздно.

Артас развернулся, чтобы скрыться среди деревьев, но вдруг остановился и произнес:

— Спасибо.

— Наши дороги еще пересекутся Артас, я это чувствую, — усмехнулся Иллидан.

Принц быстро кивнул и побежал в лес.

Запах гнили и разложения никуда не делся. Артас подумал, что даже не смотря на смерть Малганиса и потерю черепа порча еще долго будет приносить боль этой земле. Уже вскоре его мысли сменились и более насущными проблемами. Он нашел дорогу в этот оскверненный лес, но куда идти теперь? Тут он заметил высоко над собой одиноко парящего ворона. Сделав небольшой круг, он приземлился прямо на плечо принца и громко каркнув взглянул прямо ему в глаза. От такого Артас слегка вздрогнул, уж этого он точно не ожидал. Ворон взлетел также быстро, как и приземлился и полетел куда-то вдаль. Летел он медленно и из поля зрения принца не исчезал. Тут-то Артас и догадался, что эта птица показывает ему дорогу. Он пошел быстрее, обходя разные кустарники и перепрыгивая упавшие деревья. Принц не знал сколько ему пришлось пройти, но тут он выбежал на поляну и оказался прямо перед огромным лагерем. У входа его стояли несколько орков и…пару рыцарей. Тут Артас понял куда пришел.

II

Джайна, Тралл и Громмаш стояли над столом где были разложены множество карт. Они уже вступали в бой с демонами, но положение осложнялось тем, что им также мешали и ночные эльфы, которые похоже не понимали, что Легион враг им всем. Они защищали свои земли от всех чужаков, в том числе и от людей и орков.

— Тралл, я говорил тебе, что надо было уничтожить Маннорота, когда у нас была такая возможность! — повторял свою излюбленную фразу Гром. Он уже давно принял союз с людьми, особенно после того, как Джайна помогла Траллу спасти его.

— Ты был слаб, а бросаться в бой на такого сильного противника было бы самым настоящим самоубийством, — спокойно пояснил Тралл взглянув на Джайну, которая склонилась над картой и делала вид, что не слышит их перепалки.

На самом деле она все прекрасно понимала. Гром хотел отомстить тому, кто поработил его народ, а заодно и очистить своё имя среди сородичей. Хотя по нему это и не было видно, но Громмаш прекрасно понимал, что о нём думают, ведь он был одним из тех, кто навлек проклятие демонов на орков. Что касается неё самой, то Джайна сейчас думала о другом.

— Леди Праудмур! — послышался голос одного из капитанов, который ворвался в комнату, — у меня для вас хорошие новости.

Тралл и Гром взглянули на него, ожидая услышать эту новость, но капитан медлил, видимо новость предназначалась именно волшебнице. Джайна махнула рукой, давая понять, что не собирается уходить и пусть все слышат, что хочет сказать солдат.

— Принц Артас здесь! — выдохнул капитан.

Джайну словно гром поразил. Она моментально выбежала наружу, чтобы застать своего принца возле костра, где его приветствовали все люди Лордерона, а орки с интересом наблюдали за этим весельем. Пробежав через толпу стрелков, Джайна моментально оказалась в объятиях принца, который виновато глядел на неё. В его глазах одновременно стояла и грусть, и радость. Понимая, что на них смотрят не только люди, но и орки Артас приблизился к своей любимой и поцеловал её. Прошло всего несколько секунд, но для них это длилась вечность. Когда-же он её наконец отпустил она смущенно взглянуло на него.

— Прости, — прошептал Артас опустив глаза, ему было стыдно, за то, что он наговорил ей тогда в пещере Оракула.

Вместо ответа Джайна кинулась ему в объятия.

Когда наконец радость от возвращения принца утряслось и все вновь занялись своими делами, Артас взглянул на двух вождей орков, которые стояли возле дома. Грома он узнал сразу. Еще бы ведь именно с ним он сразился, когда они только прибыли на Калимдор. Он нахмурившись взглянул на Джайну:

— Ты значит уверена, что им можно доверять? — спросил он, как можно тише.

— Поверь мне, — жалобно произнесла она, — они пострадали от демонов не меньше чем мы.

Артас кивнул.

— Нам нужно решить пару вопросв, касательно нашей дальнейшей стратегии….

— Я буду через пару минут, — вздохнул Артас от того, что ему видимо придется вступить с орками в союз.

После того, как Джайна быстро чмокнула его в щеку и вернулась в дом, Артас быстро пошел умываться. Его доспехи также были повреждены, как и его молот и ему пришлось все отдать кузнецам, дабы починить, так как он чувствовал, что вскоре предстоит еще одна битва. Войдя в дом, он столкнулся с Громом.

— Ну что так долго парень? — усмехнулся он, — мы уже думали начинать без тебя!

— Гром! — нахмурился Тралл, — оставь его в покое!

— Да я шучу братишка, — засмеялся Громмаш.

Артас взглянул на вождя и вдруг сказал:

— Тралл, правильно?

Орк кивнул, слегка удивившись тому, что принц его знает.

— Ты был ручным орком Эделаса Блэкмура из крепости Дурнхольд.

Тралл вновь кивнул, при этом слегка погрустнев вспоминая годы рабства.

— Он часто хвастался тобой, а после просил помощи, чтобы найти тебя, когда ты сбежал, — продолжал Артас, — а теперь ты вождь.

— Хорошо, что ты помнишь меня принц, — произнес Тралл, — я понимаю, что нашим народам трудно будет примириться после всего, что произошло, но сейчас нам стоит оставить наши разногласия и примириться для борьбы с общим врагом.

Сейчас Тралл говорил с Артасом, как лидер. Несмотря на то, что именно Джайна помогла ему и они вместе на протяжении несколько недель готовили планы войны с демонами. Теперь именно Артас должен был стать тем, кто займет место лидера ведь именно в него верил каждый человек, что прибыл сюда.

— Думаю ты прав Тралл, — с этими словами принц протянул руку, которую орк тут же пожал. Было видно, что Артас это сделал скорее для того, чтобы извиниться за те слова, что он наговорил, но вот отношения он вряд ли поменял, слишком много битв было у него с орками.

— Не плохая сцена, — расхохотался Гром, — что ж парень, надеюсь в бою ты такой же расторопный, как и в переговорах.

— Артас, ты вернулся один, а…

Артас прервал её грустным взглядом, по которому она быстро поняла, что выжить удалось только принцу. Однако, он быстро пересказал все, что ему удалось пережить. О том, как они преследовали орков и как на них напал Малганис во главе армии нежити, как Тираний рассказал о рунном клинке и как они пошли за ним в глубины Ашенвальского леса. Как Тираний предал их убив всех из его отряда, как прибыл пророк и сказал, что делать дальше и как он вместе с Иллдианом уничтожили Малганиса.

— Значит все кончено? — спросила Джайна, — он мертв, и больше не причинит вреда нашему народу?

— Боюсь мисс Праудмур это только один из генералов Легиона, — заметил Тралл, — есть еще и они сейчас готовятся к битве.

— Что ж, если нам суждено погибнуть значит мы должны унести с собой, как можно больше демонов! — произнес Артас.

— Теперь ты начинаешь мне нравится парень! — снова рассмеялся Громмаш и также, как и остальные склонился над картой.

***

Сумерки опустились на землю поглощая и без того темный Ашенвальский лес. Жители Калимдора знали о надвигающейся опасности и старались бежать подальше из этого леса, который уже наводнили демоны. Порча все еще представляло собой опасность не только для земли и растительности, но и для разумных существ, многие, которые уже попали под её влияние и сошли с ума.

По небольшой тропинке двигались четверо. Впереди всех верхом на огромном волке ехал Тралл, который и вел остальных. Вторым шел Громмаш, а сзади Артас и Джайна.

— Напомни мне куда мы идем? — крикнул Артас привлекая внимание вождя.

— Прошлой ночью мне приснился черный ворон, который звал меня в небольшую долину и говорил, что там свершиться наша судьба.

— НАША судьбу? — удивился Артас.

— Да, он говорил о нас всех.

Как только они повернули с тропинки на небольшой холм, то увидели, что там уже кто-то стоял. Это были два ночных эльфа. Первая была девушка высокого роста, очень стройная. На ней была легкие белые доспехи, а её голубые волосы доходили до плеч, в руках она держала лук, рядом с ней стоял белый полосатый леопард.

Вторым же был мужчина. Присмотревшись Артас широко раскрыл глаза. Он был точной копией Иллидана, до того, как тот обратился в нечто. Такого же высокого роста, на нем была мантия друида, зеленые волосы, доходившие ему до шеи, а на голове росли оленьи рога. И единственное, что его отличало от Иллидана, была борода.

Взглянув на них Тралл быстро все понял.

— Мы тоже были призваны, — произнес он, уверенный в том, что они здесь по той же причине, что и они.

— Кто вы чужестранцы? — спросил ночной эльф удивленно осматривая эту странную компанию.

— Я Тралл сын Дуратона и вождь орды, — представился Тралл, — это Громмаш Адский Крик вождь клана Песни Войны.

Громмаш предпочел промолчать, хотя видно, как он занервничал при виде ночных эльфов.

— Я Джайна Праудмур, а это принц Артас Менетил, мы лидера людей Лордерона, тех, кто остался…

— Я Фарион Ярость Бури, а это Тиранда Шелест Ветра, — представился эльф.

Артас слегка улыбнулся:

«Значит я был прав, он брат Иллидана. Интересно, а где он сам?» — пронеслось в голове у принца.

— Не могу сказать, что рада знакомству, — пренебрежительно произнесла Тиранда прерывая мысли паладина.

В это время прямо перед ними появился Пророк.

— Терпение жрица, они здесь для того, чтобы помочь вам в войне с Легионом, — спокойно произнес он.

— Так это ты был в моем сне?! — удивился Фарион, — но кто ты такой, чтобы предлагать подобное?

— Я…тот, кто привел в этот мир Легион, — произнес старик и тут же продолжал не давая возможности никому задать вопросы, — давным-давно я привел в этот мир орков, и тем самым открыл путь для демоном. За свои грехи я был убит теми, кого больше всего любил. И теперь я вернулся, чтобы искупить свои грехи. Я Медив… Последний Хранитель. Единственный шанс для вас и для всего мира, это объединиться в борьбе с Легионом.

Артас мысленно усмехнулся. Еще бы, что он мог предложить, если он сказал им тоже самое тогда в пещере.

Все дружно посмотрели друг на друга и в тишине долины согласились, что выбора у них нет.

III

На следующий день орки и люди прибыли на вершину горы Хиджал. Там они увидели огромное древо, что своими корнями уходило глубоко в землю, а её ветви были на столько высоки, что трудно было сказать где же у неё верхушка. Как только они прибыли, в долине, на вершине горы немедленно начали строить укрепления, а лидеры отправились на встречу с Тирандой и Фарионом.

— Наши разведчики докладывают, что Легион собрал всё своё войско у подножья горы, похоже, что они рвутся в бой, — произнесла Джайна.

— А что особенного в этом древе? — поинтересовался Артас, смотря на огромный ствол.

— Десять тысяч лет назад мы ночные эльфы смогли одолеть Легион. И хотя во всем мире царил хаос, наш народ ушел в изоляцию и мирно существовал, — начал объяснять Фарион, никто не смел его прерывать, так как видели в его словах мудрость и определенно он даст понять все, что требуется, — с начала времен мы были связаны магическим узами с мировым древом, — он указал на кроны этого сама дерева, — оно питало нас, давало свою энергию и отводило от нас смерть. Пришла пора вернуть этот долг. Определенно Архимонд попытается впитать в себя его силу, дабы стать еще сильнее.

— Значит, мы будем стареть и умирать, также, как и смертные, — с горечью произнесла Тиранда.

— Если подумать мы живем слишком долго, — вздохнул Фарион, а потом уже чуть бодрее произнёс, — укрепления готовы, вам остается лишь одно, продержаться столько, сколько сможете, а я подготовлю укрепления для древа. Помни Тиранда, чтобы не случилось наша любовь вечна.

Эльфы двинулись по небольшой тропинке вверх по горе. Лидеры орков и людей начали спускаться. Вскоре показались укрепления орды, где уже Тралл и Громм остановились и принялись отдавать команды своим воинам. Джайна и Артас двинулись дальше. Укрепления, построенные людьми, были первым рубежом для защиты от демонов.

— Необычное чувство, — прошептал Артас, и взглянул на Джайну, вид у неё был удручающий.

— Прошло так мало времени, когда я вновь обрела тебя, а сейчас… — её голос дрогнул и она не смогла закончить то, что хотела сказать.

— Мы справимся, — тихо ответил Артас, — мы собрали всех, способных держать оружие, те же, кто не способен сейчас далеко отсюда им грозит меньше опасности чем нам.

Джайна слегка улыбнулось. Ей нравилось смотреть на то, как её принц думает о людях, хотя он бежал от войны и стремился спасти всех, но сейчас похоже остается только принять бой.

— Мы победим? — с надеждой спросила волшебница, ей важно было знать это.

— Конечно, мы справимся, а после…ничто не помешает нам, — ответил принц, вспомнив слова Фариона.

Наконец, они добрались до каменной стены, которые люди возвели за ночь. Стрелки уже встали по периметру и ожидали атаки врага. Рыцари и обычные воины стояли у входа, дабы моментально вступить в бой с противником, который попытается напасть на них. Наступила тишина, которую неожиданно разрезал громогласный голос:

— Внимайте Ночные Эльфы! Настал час расплаты!

Битва началась. С подножья горы на них моментально двинулась армия нежити.

Артас вдруг понял, что уничтожение его страны было не попыткой убрать с пути противника, а пополнить войска. Его оружие было теперь с ним, перекованный молот и новые доспехи придавали уверенности, и он готов был вступить в бой. Маги стоявшие позади войска ожидали команды Джайны, которые встала перед ними, а принц пошел вперед.

Как только противник подошел послышались выстрелы. Перед ними были обезумевшие вурдалаки, странные паукообразные твари и ужасные создание созданные из останков разных тел, такое ужасное зрелище могло заставить дрогнуть даже самого грозного воина. Артас вдруг вспомнил, как Утер вселял надежду в сердца паладинов и подняв молот закричал:

— Во имя Света! За Лордерон! Вперед!

И это сработало. Армия людей двинулась в бой. Артас сносил всех попавшихся на глаза тварей, разнося на части скелетов, прожигая дыры магией Света в гнилой плоти и прикрывая своих воинов. Удар за ударом они уничтожали все новых и новых мертвецов, но их поток так и не кончался. Маги отлично делали своё дело, на расстоянии замораживая или сжигая противников. Джайна без всякого сострадания швыряла в них огненные шары.

Тут Артас заметил, что возглавлял эту армию лич. Создание из костей и наполненный темной магией. Каждый павший воин становился на его сторону. Принц решил раз и навсегда окончить его жизнь. Он рванулся вперед и наложив на себя щит Света подбежал в упор к личу. Тот холодно рассмеялся.

— Глупец, это место станет твоей могилой, а ты моим слугой.

Ледяная глыба полетела в сторону Артаса и разбилась о его щит. Несмотря на то, что щит защитил паладина, удар был достаточно сильным, чтобы разрушить магическую оболочку и заставить принца слегка отлететь. Но быстро вскочив он перехватил молот и небольшими перебежками начал подбираться к личу. Когда же он подобрался к нему, то наполнив своё оружие силой Света одним мощным ударом пробил костяную грудь темного мага. Тот взвыл и рассыпался на части.

Если он рассчитывал на то, что нежить отступит после смерти своего командира, то он ошибся. Они начали наседать еще сильнее. С подножья горы к ним начали подходить демоны, которые видимо заметив, что их пушечное мясо не справляется пустила в ход основные силы.

Артас видел, как ряды его воинов редеют и теперь, все что ему оставалось это отдать приказ об отступлении. Яркая вспышка света, которая произошло от посоха одного из магов дала сигнал. Люди начали быстро бежать на гору, стремясь, как можно быстрее добраться до укрепления орды.

Артас же бросился искать Джайну, которая сейчас стояла в окружении вурдалаков, которые намеревались разорвать её на части. Быстров взмахнув рукой она призвала огромный поток магии, которые моментально сжег всю нежить.

— Нам надо отступать! — прокричал Артас подбежав к волшебнице в плотную.

Та все поняла. Схватив принца она произнесла заклинание и они исчезли в голубой вспышке.

***

Как только у Артас исчезла тьма перед глазами, то он увидел, что они оказались прямо в укрепленном лагере орков, которые уже завидев людей поняли, что первая линия обороны рухнула.

— Наша очередь, — прошептал Тралл и схватил свой молот.

Громмаш стоял на небольшой холме, а рядом с ним стояли катапульты заряженные огненными снарядами.

— Пусть идут, я покажу им на что способны орки! — взревел он, — За Орду!

Орочьи воины подхватили этот клич.

Артас знал, что сейчас ему нужно увести людей подальше от поле битвы. Они уже не способны были задержать даже самого слабого противника.

— Если бы я мог помочь им, — прошептал Артас взглянув на то, как орки похватались за свои топоры, а тролли заняли позиции с копьями.

— Я могу увести их, а после вернуться за тобой, — тихо ответила Джайна сама не веря, что собирается оставить принца на растерзание врагу.

А вот Артасу её предложение пришлось по душе, правда он ей в этом никогда не признается. Но он быстро приобнял её и произнес:

— Иди, и береги себя!

— А ты не бросайся в самое пекло, — ответила волшебница и двинулась к оставшимся войскам людей, что сейчас переводили дух.

Артас поднялся на холм к Грому и видел его. Огромный демон на четырех ногах, державший в руках мощное копье медленно приближался к ним.

— Вот он Маннорот, проклятая тварь проклявший наш род! — громко произнес Гром, — я снесу ему башку.

— Не торопись, — остановил орка Артас, — он сейчас слишком опасен, тут нужна хитрость.

Громмаш удивленно взглянул на принца и увидев у него во взгляде азартные нотки спросил:

— Что ты предлагаешь?

Атака началась вновь. В этот раз демоны и нежить рванули вместе, а вот Маннорот стоял, позади не стремясь пока попасть на поле боя. Артас ждал возле катапульт, и смотрел на то, как Гром рубит одного демона за другим. В порыве своей орочьей ярости он не разбирался кто перед ним, скелет или адская гончая, все противники для него были одинаково слабы.

— Выходи Маннарот трус! — взревел орк стоя на трупах демонов и подняв высоко свой топор.

— А вот и наш всемогущий Гром Адский Крик, — насмешливо произнес демон, одним взмахом своего копья заставив воспламениться землю воокруг них, — не забывай моя кровь всё еще течет в твоих жилах!

— Нет поганая тварь, я теперь свободен и мой народ тоже!

В этот самый момент Артас подал сигнал и катапульты тут же направили свои снаряды прямиком в Маннарота. Тот заметив это начал прикрываться своими мощными крыльями. Один из снарядов попал в прочный доспех, заставив демон слегка отойти. Когда он взглянул на поле боя, то Грома уже не было. Он взревел и под огнем катапульт ворвался в битву сшибая и отбрасывая всех орков. Неожиданно мощный удар оглушил демона и из огненной стены, которая встала перед ним неожиданно вылетел Гром. Топор орка вонзился прямо в череп Маннарота. Он начал воспламеняться, и огромная волна энергии стремилась вырваться из тела демона сжигая всё на своем пути. Гром только что встав, увидел это, но понял, что уйти просто не успеет.

Тут его неожиданно кто-то сбил с ног. Когда он поднялся, то увидел, что рядом стоит Артас, который видимо и отбросил его.

— Спасибо парень я твой должник, — усмехнулся Гром, вытаскивая свой топор из башки демона, который был весь в зеленой крови.

Однако победой назвать это было трудно. Взрыв от тела демона уничтожил все на своём пути. Нежить и демоны конечно погибли, но воины орды, уставшие и израненные, не могли продолжать бой.

— Гром, Артас мы уходим! — прокричал Тралл поднимаясь на вершину горы, где Фарион должен был подготовить ловушку.

Артас не думал, что будет помогать раненным оркам. Кого мог он вылечил магией света, а остальных пришлось тащить.

Поднявшись на гору, они увидели нечто. Вокруг мирового древа летали голубые огоньки. Фарион, Тиранда и Джайна смотрели на это.

— Наши воины задержат оставшихся демонов, — произнесла жрица, — остальное будет зависеть не от нас.

Прошло несколько часов, прежде чем на гору прибыл отряд ночных эльфов, которые и сказали, что последний рубеж пал.

Тут они увидели его. Огромный демон, приближался к древу и чем ближе он подбирался, тем больше он становился. Это был Архимонд — лорд Пылающего Легиона. Он был одет в гигантские золотые доспехи, которые покрывали всё его тело. Позади него был длинный плащ из-под которого вырывался хвост. Приблизившись к дереву, он прикоснулся к нему.

В этот самый момент Фарион подул в свой рог. Светлячки, что летали вокруг древа начали кружиться вокруг демона.

До всех вдруг дошло, что сейчас произойдет. Огромная вспышка энергии прошлась от дерева к Архимонду. Демон взревел и после яростного вопля взорвался. Волна сожгла все, траву, деревья и все, что было под горой. Но самое главное, мировое древо тоже сгорело.

Все смотрели на останки этой битвы. Война закончилось и Пылающий Легион вновь проиграл. Союз всех народов Азерота принес свои плоды и теперь они были свободны.

IV

Артас сидел за столом в небольшой палатке на побережье моря. После битвы они вернулись в степи, где люди, которые не принимали участия в битве скрывались и ждали результатов. Казалось, радость должна была охватить их, но они знали, что цена за победу была высока.

Принц писал письмо, а рядом с ним стояла Джайна, которая сейчас готовилась отплывать. Артас не медлил и после битвы за гору решил, что пора двигаться дальше.

— Ты уверен, что не хочешь остаться? — спросила Джайна, она помнила, как два месяца назад уговорила принца отплыть от берегов Лордерона и спасти свой народ в Калимдоре, но сейчас похоже решение остается за принцем.

— Нет, моя Родина нуждается во мне Джайна, — сказал Артас заканчивая письмо и скрепляя её королевской печатью, — я знаю, что найду свою страну в разрухе и наводненную нежитью и я намерен освободить её. Ты готова мне помочь?

Джайна кивнула, бросаясь в объятие принца. Теперь ему предстояло вести её. Здесь на Калимдоре она была лидером для него и всех людей. Это Артас поведал её, когда они тихо сидели после битвы на горе и смотрели на то, как луна озаряет их.

— Ты заберешь остатки людей в Кул`Тирас надеюсь твой отец пришлет подкрепление, — начал рассказывать свой план принц, — а я тем временем с остатками своих воинов попытаюсь освободить хоть несколько городов, сколько смогу.

— Я вернусь, как можно скорее, — улыбнулась Джайна.

Ей предстояло отплыть первой, Артас же должен двинуться следом. Когда первые корабли отплыли принц грустно посмотрел на берега Калимдора. Орда решила остаться, это и к лучшему, людям больше не придется вступать с ней в кровопролитные сражения. По крайне мере не в ближайшее время.

— Тираний, где бы ты ни был я найду тебя, — прошептал принц и поднялся на борт.

Вновь корабли двинулись по морю на встречу своей судьбе. По пути один из кораблей неожиданно повернул в другую сторону.

— Милорд, куда это они? — спросил капитан нахмурившись.

Артас усмехнулся. Он был уверен, что его письмо дойдет куда нужно.

— В Штормград! К Вариану Ринну!


========== Часть 2. Глава 1 ==========

I

Шум боя раскатился по всей гавани, куда пару минут назад зашли корабли наследного принца Лордерона. Артас вернулся, чтобы освободить свою Родину от полчищ нежити и останавливаться не собирался.

Путь занял несколько недель, но для Артаса это была не помеха. Путешествие не было напрасным. Там он смог понять свою судьбу. Он смог спасти часть своего народа. Нашел новых союзников, а некоторых бывших врагов сделал друзьями. Ну и самое приятное — это то, что Артас наконец осознал свою любовь к Джайне. Зная, что волшебница не бросит его, принц под предлогом помощи Кул Тираса отправил её к отцу, таким образом хоть и на время, но обезопасив любимую. Однако, не только победы были у принца. Он видел, как один из его людей перешел на сторону тьмы. Клинок, который предназначался ему самому, поглотил душу Тирания и юноша убил верных воинов принца. Этот момент до сих пор стоял перед взглядом Артаса, и он поклялся, что рано или поздно предатель познает отмщение.

Когда корабли пристали к гавани, а точнее к тому, что от неё осталось они сразу же были атакованы безмозглой нежитью, что бродила по здешним местам. Солдаты, воодушевленные тем, что они наконец-то вернулись и сражаются за своё королевство вместе со своим принцем, не смели отступать. Стрелки, стоя на палубе корабля, стреляли по скелетам и вурдалакам, которые бежали издалека. Артас и его воины, спустившись на берег, ни секунду не сомневаясь моментально обнажили свои мечи.

Сжав свой паладинский молот, принц первый нанес удар и моментально разнес одного из скелетов на части. Сила Света не покидала Артаса за все время боя. Сжигая и разнося скелетов на куски, они наконец поняли, что гавань чиста. Некогда, одно из прекраснейших мест представляло собой жалкое зрелище. Вокруг был один хаос и пепелище. Дозорные башни, некогда возвышавшиеся над всем городом и маяк, были сожжены и разрушены. Везде валялись камни, которые почернели от огня. Дома жителей также пострадали и видимо, армия нежити проходила везде, куда только могла по дороге на столицу. Каждый павший воин, стрелок или обычный гражданин пополнял армию мертвецов и Артас понимал, что возможно уже поздно и он пришел на руину, но сдаваться он не собирался.

— Милорд, — обратился к нему капитан, который подошел чуть позже, после битвы, когда армия достала припасы с кораблей, — корабли пусты и солдаты готовы выступать. Ждем ваших приказаний.

Артас осмотревшись хмыкнул. Его сердце болело от горечи и ярости, которое постепенно возрастало в нем. Бросив через плечо оценивающий взгляд он обнаружил, что его воины уже собрали несколько повозок запряженные несколькими лошадьми, которые были привезены из Калимдора. Впереди стояли обычные пехотинцы с обнаженными мечами, чуть позади встали стрелки, держа ружья на плечах, а уже поодаль расположились пушкари, которые везли уцелевшее после Калимдорского похода орудия. Войско было небольшое, но принцу сейчас было важно очистить дорогу до Лордерона, чтобы подкрепление Джайны и, если повезет Вариана смогла бы спокойно прийти им на помощь без задержек.

— Отлично, капитан, — кивнул Артас довольный тем, что ему не пришлось долго ждать, — двигаться придется медленно и ожидать атак со всех сторон

— Это точно, милорд, — подтвердил его слова капитан, — повозки слишком нагружены, я вообще не понимаю, зачем нам столько припасов, если мы собираемся как можно быстрее добраться до столицы.

— Наша небольшая армия должна чем-то питаться, — протянул принц, стараясь говорить, как можно спокойней, однако в его голосе чувствовалось легкое раздражение, — к тому же я уверен, что мы сможем встретить выживших и поделиться с ними припасами.

И они двинулись в путь. Артас отлично узнавал почерк нежити и демонов. Земля насквозь пропитана гнилью и разложением, погибшие деревья и выжженные поля, а также сгнившие трупы — все это им встречалось по дороге, которая вела к Лордерону. Артас прекрасно помнил слова Медива, сказанные им в пещере Оракула:

«Лордерон пал…»

Эти слова плотно врезались в память принца. Иногда, по пути домой он часто просыпался из-за кошмаров. В них он вел вечный бой с нежитью и демонами, а после неожиданно разворачивался и вместе с бывшими врагами шел на свой народ. Сны были на столько правдоподобными, что он мгновенно вскакивал в холодном поту. Чем ближе была его Родина, тем сильнее он боялся, что не найдет, что спасать. Однако, сейчас он не чувствовал того страха, что раньше, лишь легкое волнение.

Двигались они медленно, но задерживаться на привал принц не пока не собирался. Он решил идти до тех пор, пока люди всем своим видом не покажут, что они устали или до ночи. В первом случае был риск, что уставшая армия не сможет отразить внезапные атаки нежити, но принц был готов пойти на такой рискованный шаг. Во втором случае, Артас понимал, что ночью его армия может привлечь к себе огромное внимание. И если нежить могла напасть, как ночью, так и днем, то еще оставались разбойники, которые умели выживать в любых опасных ситуациях. Он был уверен, что магическая чума не смогла уничтожить все население королевства. В тяжелые для страны время люди становились жестче, приспосабливались к проблемам и, если было необходимо выжить, даже обычные крестьяне хватались за вилы и топоры и могли вступить в бой, даже с таким опасным противником, как нежить.

Пару раз им на пути встречались несколько скелетов и прочей нечисти, но их было мало, задержать армию принца они не смогли при всем желании. Когда же Артас заметил, что солнце начинает медленно садиться, он отправил несколько стрелков на разведку, дабы они нашли хорошее место для привала.

Когда они ушил, солдаты рухнули на землю, вздыхая и радуясь, что наконец могут слегка передохнуть. Один Артас стоял спокойно, вглядываясь вдаль и ожидая возвращение разведчиков.

— Принц Артас, вам нужно отдохнуть, — произнес капитан, подойдя с правой стороны к принцу, — мы двигались долго время и…

— Я не устал, капитан, — отмахнулся принц. Он действительно не чувствовал усталости, возможно, что желание побыстрее уничтожить нежить придавала ему сил, а может быть он просто уже привык к таким походам.

Из леса вышли стрелки и быстро двинулись к Артасу, тот тоже пошел им на встречу.

— Милорд, неподалеку есть небольшая деревушка, но похоже там кто-то есть…возможно разбойники, — отчитался первый разведчик.

— Да, — протянул другой, который был дворфом и, почесав свою бороду, добавил, — но выглядели они как эльфы.

— Это не важно, — кивнул Артас, — эльфы они или кто-то еще, если они разбойники, то мы должны попробовать уговорить их присоединиться к нам, лишние люди нам не помешают.

— Бандиты народ лихой, — заметил капитан, — вряд ли они согласятся помочь нам просто так, боюсь даже ваш титул их не убедит.

— Я умею уговаривать людей, — усмехнулся принц, поднимая молот, — покажите мне эту деревню, а вы, капитан, проследите за тем, чтобы наша армия хорошенько отдохнула, и будьте начеку.

Капитан, встав по стойке смирно, развернулся и двинулся к войску. Разведчики двинулись за Артасом, но их неожиданно нагнало несколько солдат.

— Милорд, мы пойдем с вами, — быстро произнес один из добровольцев, — все-таки их может быть много, да и пару мечей вам не повредят.

Артас, искренне улыбнувшись, продолжил движение за стрелками.

II

Они шли на столько тихо, на сколько позволяли их тяжелые доспехи. И если стрелки были снаряжены легкими кожаными доспехами, то Артас и его воины были облачены в латы и доспехи. Пройдя в небольшой лесок, что скрывал небольшую деревеньку, они затаились на холмике и вгляделись в шаркающих между домами крестьянами. Недалеко стояли посты, которые видимо охраняли все подходы к деревне и, заметив врага, моментально бы сообщили всей деревне. Артас пригляделся и увидел, что большую часть населения действительно составляют эльфы.

— С каких это пор эльфы Кель`Таласа начали вступать в банды? — нахмурившись, прошептал один из солдат и взглянул на своего принца, но ответа не последовало.

— По ним не скажешь, что они намерены грабить кого-либо, — произнес Артас скорее самому себе, — кто станет устраивать логово на таком видном месте? К тому же армия нежити никуда не делась и…

Позади послышалось шуршания, заставив принца резко обернуться, чтобы увидеть, как на него и его воинов направили луки эльфы, которые, видимо, все это время сидели в засаде. Артас смотрел на эльфийку, которая выставила вперед своё оружие так близко, что казалось вот-вот пронзит его стрелой в глаз.

— Глупо было возвращаться сюда, — прошипела она, нахмурившись и смотря принцу прямо в глаза, — вашу шайку мы давно заметили.

Артас спокойно усмехнулся и без колебаний воскликнул.

— Моя армия не шайка, эльфийка, а вот вы очень похожи на разбойников, — с этими словами он скрестил руки на груди и окинул взглядом всех остальных эльфов, — сомневаюсь, что шайка бандитов носила бы такие доспехи.

Настал момент лучнице удивиться и осматривать своих пленников. Её взгляд скользнул по ружьям стрелком, мечам и щитам солдат, а после задержался на молоте принца, которые он все еще сжимал в руке и не смел с ним расстаться. Осмотревшись, эльфийка удовлетворенно кивнула, но лук не убрала.

— Ну и что же вы тут делаете? — с подозрением спросила он не желая сдавать позиции, — Вы не бандиты, да и на нежить не похожи.

— Я Артас Менетил, наследник трона Лордерона, — представился принц, — я вернулся, чтобы освободить свой народ.

Позади послышался легкий шепот среди эльфов, лучница также удивленно глядела на принца, широко раскрыв глаза, словно перед ней оказался призрак.

— Значит чувство вины умеет грызть королевских детей, — усмехнулась она, опуская лук.

Артас почувствовал прилив стыда. Видимо, они знали, что он покинул Лордерон, пытаясь скрыться от чумы, но тем не менее он не собирался признавать, что поступил предательски по отношению к своим людям. Он сделал все, чтобы спасти тех, кто этого желал, и вернулся Артас также лишь с теми, кто желал идти с ним.

— Мое имя Сильвана, — наконец представилась эльфийка, — пойдемте, думаю Келю будет приятно узнать, что законный наследник вернулся.

Артас стоял, ошарашенно смотря на Сильвану.

«Кель?» — пронеслось в голове у принца. Желание идти с эльфами тут же отпало. С Кель’тасом Солнечным Скитальцем они были знакомы и расстались давно на не самой приятной ноте. Однако, принц все же надеялся, что принц эльфов не вспомнит их далекий конфликт, учитывая, что он теперь здесь, и явно прибыл не просто так.

— Скажи, Сильвана, — произнес Артас, пока они двигались по небольшой тропинке к воротам деревушки, — а что эльфы Кель`Таласа делают в Лордероне?

Эльфийка взглянула на принца грустными от боли глазами. Казалось, она сейчас расплачется, но заговорила твердым и уверенным голосом:

— Не ты один, принц, потерял свою Родину, нежить под командованием демонов вторглась в нашу страну и уничтожили большую часть моего народа, а та, что осталось, отныне должна будет волочить жалкое существование.

— Значит, демоны, — задумчиво прошептал Артас, а потом добавил, — о них можешь больше не беспокоится, сейчас наши главные враги нежить.

Сильвана удивленно посмотрела на принца, но промолчала, видимо, она не поверила в слова принца.

Войдя в деревню, они обнаружили остальных эльфов, которые, видимо, отдыхали перед долгим переходом. В небольших деревянных конюшнях стояли лошади, а неподалеку от них повозки, которые уже были готовы к отправке, а может быть эльфы только прибыли и не успели разобрать их. Разбившись на небольшие кучки, отряд Келя расположились вокруг костров, разбросанные по всей деревне и бросали удивленные взгляды на путников, которые вошли в сопровождение Сильваны в их небольшое логово.

Узнать Кель’таса среди всех эльфов было не трудно. Он стоял недалеко от входа и разговаривал со своим собратом, видимо капитаном. Возвышаясь над всеми Кель нахмурившись о чем-то размышлял, однако его статный вид показывал, что он королевских кровей. Чем-то они с Артасом были похожи. Оба были высокого роста, длинные золотистые волосы и оба принцы, а теперь еще и судьба распорядилась так, что их судьбы были похожи. Вокруг Солнечного Скитальца парили несколько магических сфер, что придавало ему еще более величественный вид. Однако, по его одежде трудно было сказать, что он думает о своем статусе в данный момент.

Сильвана выставила руку перед Артасом и одна подошла к Келю и что-то сказав ему, указала на своего спутника. Глаза Кель’таса заблестели и загорелись легкой надеждой, он быстро махнул рукой и пройдя через весь двор, встал прямо на против наследника Лордерона.

— Принц Артас, — легко поклонившись поприветствовал он Артаса, — я так рад видеть вас!

— Не нужно формальностей, — улыбнулся паладин, — я рад видеть тебя, Кель, в добром здравии и сожалею о твоей утрате.

— Мы оба потеряли свой дом, но я надеюсь, что теперь, когда ты здесь, мы сможем вернуть его обратно, — Кель говорил торопливо, что выдавало его волнение и желание поскорее высказать свой план.

— Что-ж, мне нужны союзники, — кивнул Артас. Он действовал осторожно, давать обещания, которые он может и не выполнить, в планы принца не входило, — прежде чем мы продолжим разговор, я надеюсь, что ты примешь мою небольшую армию, она расположилась за лесом.

Эта новость еще больше обрадовала Кель’таса. Подозвав Сильвану, он сказал:

— Возьми небольшой отряд и направляйся за лес…

— Мои стрелки покажут тебе дорогу, — продолжил за Келя Артас, — приведите моих людей сюда и вместе мы решим, что делать дальше.

Сильвана нахмурившись, перевела взгляд с Артаса на своего принца, тот лишь одобрительно кивнул, давая понять, что он полностью согласен со своим королевским «братом».

— Сильвана сказала, что угроза демонов ликвидирована? — начал издалека эльф, когда следопыт оставила их.

Артас кивнул, подтверждая эту новость. Он понимал, что Кель потребует доказательств, и Артас начал рассказывать историю своего путешествия в Калимдор, опуская те события, которые казались ему лишними или не касались ушей принца эльфов.

— Хм, — тихо хмыкнул Кель’тас, когда Артас закончил свою историю, — это отличная новость, но… нашу проблему это не решает.

— Думаю нет, — согласно кивнул паладин, — теперь твоя очередь рассказывать, все что мне может помочь.

Кель задумался с чего начать. И решил, что не будет ходить далеко:

— Мы теперь подчиняемся маршалу Гаритосу, — произнес Кель, в его голосе чувствовалось презрение к маршалу, — он отправил нас по окрестностям зачистить местность от нежити и поискать припасы для войск, которая вскоре двинется на Даларан.

— Даларан! — вскрикнул Артас удивленно, — что за чушь, а как же столица?

— Я не сказал? — нахмурился Кель, — она уже много месяцев в осаде, оставшиеся в живых маги Даларана создали щит, который не пускает нежить в город, но, боюсь, что их припасы на исходе, сколько город еще выдержит, если мы не прорвем осаду, неизвестно.

— Почему этот идиот не может…

— Он сказал, что ему не хватает людей, — пожал плечами Кель, хотя по его лицу было видно, что армии Гаритоса было достаточно, чтобы попытаться прорвать осаду.

— Там люди они могли бы выйти из города, когда увидят, что на нежить напали, — успокоившись, принялся размышлять Артас, — но, возможно, это я ошибаюсь. Гаритос еще что-нибудь сказал?

— В Даларане может находится нежить, которая ударит нам в спину, — сказал эльф, также, как и Артас, начиная размышлять, — но я думаю, что нет там уже никого, демоны стерли город с лица земли, остались лишь руины.

В этот момент в деревню начала входить армия Артаса, которые, похоже, были рады тому, что им не придется спать над открытом небом. Впереди шла Сильвана, хмурая как пасмурное небо, не сказав ни слова она прошла мимо принцев и присоединилась к своим следопытам возле костра.

— Она с самого начала была против Гаритоса, — пояснил Кель’тас, заметив удивление паладина, — принц я или нет, но в тот момент я был обязан ему подчиниться, моих людей не хватило бы спасти твою страну.

Артас медленно кивнул. Он начинал понимать, что хочет от него Кель, так что быстро произнес:

— Через пару часов мы двинемся к Гаритосу, хочет он того или нет, но теперь я буду принимать решение, — уверенно сказал принц Лордерона и, заметив, что его решение звучало слишком властно, мягко добавил, — можешь поверить мне, я помогу возродить Кель`Талас.

Вот он и сделал это. Дал обещание, которые он возможно не сможет выполнить, но эльф, похоже, не заметил нерешительность, которое внезапно прорезалось на лице принца. В глазах Солнечного Скитальца сиял луч надежды.

— Скажи, Артас, а как там Джайна?

III

В сумерках армия во главе с принцами добрались до ставки Гаритоса. Их поход проходил так быстро на сколько это вообще было возможно с таким большим войском. Впереди бежали следопыты, которые докладывали об опасностях на дорогах, которые в случае возможности ликвидировались самим отрядом, а когда противников было слишком много, принцы выдвигали подкрепления и шли вперед, дабы не подвергать опасности караван. Такими темпами они смогли достичь до стоянки маршала. С того момента, как Кель прибыл к нему месяц назад, крепость значительно разрослась, прибавились новые вышки и крепостной вал поднялся, так же было видно, что об укреплениях позаботились.

Артас знал Гаритоса, еще во вторую войну с орками он значительно отличился и получил своё звание заслужено, хотя многие считали, что роль также сыграл и его баронский титул. До принца доходили слухи о его скверном характере и вскоре ему придется убедится в этом лично. На вышке уже заметили огромную толпу, которая вела за собой несколько пушек, а впереди шел караван с лошадьми. Артасу не очень нравилось то, что маршал скрылся за воротами и отправил небольшой отряд собирать припасы, поэтому, как только с вышки послышался голос стражника, он вышел вперед.

— Именем моего отца Теренеса Менетила II, я приказываю открыть ворота, — Артас не любил обращаться со своими поданными в приказном тоне, но судя по рассказам Келя, люди маршала не признавали никаких авторитетов, кроме своего командира, поэтому ему следовало показать, что он тоже обладает некоторой властью.

На стене зашептались, а после послышался легкий стук и пару звонких ударов. Солнечный Скиталец нахмурился, ведь похоже люди в крепости не ожидали возвращение своего будущего короля. Эльфу на ум даже пришла мысль, что маршал из-за своего честолюбия может с легкостью не дать принцу войти, таким образом подняв бунт против королевской семьи. Но спустя пару секунд ворота медленно отворились.

Первыми внутрь вошли повозки, ведомые несколькими лучниками и воинами, которых выделил Артас. Следом шли рыцари и остальные, принцы же решили войти последними.

— Никогда не думал, что мои люди увидят меня…таким, — прошептал Артас, скорее самому себе, но так как рядом шел Кель’тас, он все прекрасно услышал.

— Твои люди знают, что их принц всегда относился к ним как к равным, но это не всегда правильно, — по тону эльфа Артас быстро понял, что для него это вовсе не правильно и отношение паладина к своим людям эльф не разделял, однако его поддержка была ему приятна.

— Да было бы не справедливо отправлять их в Кул Тирас или Штормград, — размышлял принц.

— Мой народ никогда не знал справедливости, — жестко произнес Кель, — если ты хочешь вернуть свой дом, то должен действовать жестко, потому что наш враг никого щадить не будет.

Принцы вошли в крепость, и почти сразу же за ними захлопнулись ворота. Артасу почему-то показалось, что так захлопывается капкан. Он видел ухмылки воинов Гаритоса обращенного к нему, ни о каком королевском приветствии не может быть и речи, когда ты бросаешь свой народ, а потом возвращаешься, чтобы стать героям. Стоящие на постах воины даже не обратили внимание на присутствие своего принца. Впрочем, Артас не без радости заметил, что не все разделяют такое скептическое отношение к его возвращению. Многие дворфы, гномы и крестьяне, заметив его начали подмигивать, слегка кланяться или кивать, показывая, что рады видеть наследника.

Принцев повели в замок, который стоял на небольшом холмике, возвышаясь таким образом над всей остальной крепостью. Артас больше не собирался медлить. Не обращая внимания на рыцарей, которые попытались их остановить, принц, легко оттолкнув одного из них пинком, открыл дверь в покои Гаритоса. Маршал стоял над столом где были разложены множество карт. Бросив оценивающий взгляд на стол, Артас заметил несколько стрелок ползущие от крепости Гаритоса в разные направления. Лордерона там не было.

Оторвавшись от стола, маршал посмотрел на вошедших. Его глаза были красными от усталости и недосыпа, а вскоре и лицо приобрело тот же цвет, только от гнева. Бросив злобный взгляд на стражника, который виновато посмотрел на своего командующего, Гаритос махнул рукой, приказывая исчезнуть. Солдат склонился так низко на сколько мог, дабы попытаться задобрить командующего, но тот уже отвернулся.

— Значит вот ты и вернулся, — ухмыльнулся маршал, подходя к Артасу и не обращая внимание на Келя, — значит совесть все-таки съела тебя.

Артасу это надоело, уже второй раз ему напоминают о его решении попытаться спасти людей за морем, и никто не оценил данный поступок в позитивном тоне.

— Я бы на твоем месте поубавил тон, — сквозь зубы процедил Артас, подходя к маршалу в упор, — все-таки ты разговариваешь со своим будущем королем.

— Мой король никогда бы не бросил свой народ, как какой-то трус ты сбежал от проблем бросив своего отца, ты мне не король!

Этого Артас не ожидал. Однако, сдаваться он не собирался. Принц вернулся не для того, чтобы позволить какому-то солдафону тянуть время и ждать пока нежить прорвет защиту Лордерона. Он решил воспользоваться тактикой Гаритоса.

— Предатель здесь не я, а ты маршал! У тебя было множество возможностей, чтобы спасти своего короля, тебе на помощь пришли эльфы, а ты отправил их добывать для себя пропитания, а пока они это делали ты, как трус, заперся в свой крепости и возомнил себя хозяином этих земель.

— Не тебе меня судить, мальчишка, — рассмеялся Гаритос, видимо не находя слова принца достаточно аргументированными для себя, — я, по крайней мере, спас этих людей, они довольны, они…

— Хотят свободы! — перебил его принц. Пройдя к столу с картами, он быстро взглянул на них и вновь продолжил, — я сражался с демонами, которые напустили чуму на мою страну и вернулся, ничего не изменится пока ты сидишь здесь.

Маршал молчал. Нет, слова принца его не трогали, он думал о том, как ему поставить мальчишку на место. Трус он или нет, но он все-таки принц, а попытаться посадить его в клетку, это значит вызвать недовольство тех, кто и так не поддерживает его, к тому же еще этот выскочка Кель спелся с ним.

Между тем Артас увидев, что ответа на его слова нет, произнес:

— Я готов отблагодарить тебя за спасение людей и подготовку такой хорошей крепости, но время уже упущено, армия нежити сейчас взяла самые крупные города, мы должны действовать.

— У нас мало людей! — выплюнул маршал не подумав.

— Они будут, — уже спокойно заметил Артас. Гаритос вновь замолк. Кель’тас стоял с явным одобрением действий принца, — маршал Отмар Гаритос, как будущей король, я принимаю командование над вашими войсками, попытка воспрепятствовать моим действиям будет расценивать как измена.

— Мальчишка, эти люди не пойдут за трусом и предателем! — воскликнул маршал, в отчаянии видя, как его власть и надежда стать героем Лордерона рухнули в одну секунду, как только этот выскочка принц объявился в крепости.

— За свои действия я буду отвечать перед своим отцом, но прежде мы освободим столицу.

В крепости воцарилось молчание. Понимая, что у него получилось, Артас спокойно прошелся к стулу, который стоял возле стола и рухнул на него, склоняясь над картами. Этим он показал, что больше не намерен что-либо говорить и выяснять отношения.

Маршал лишь скорчил угрюмую рожу, слегка поклонился и сказал:

— Я организую людей, если позволите, милорд?

Артас кивнул, расплываясь в довольной улыбке. Вот она, его победа на политическом фронте.

Маршал, хмыкнув, развернулся и вышел из своей комнаты, которая теперь, похоже, будет принадлежать принцу.

«Ну ничего, на войне всякое может произойти», — подумал Гаритос.

— Отлично, слова истинного короля, — похвалил Артаса Кель, — что-ж, я думаю уже завтра мы можем выступить на Даларан.

— Нет, Кель, — покачал головой Артаса, — Даларан меня не интересует, намного больше я волнуюсь за Стратхольм.

— Нет, даже не думай об этом! — воскликнул Кель’тас, — наши силы возросли, но им не устоять в этой битве!

— Это еще почему? — удивился Артас, вставая со стула и подходя к Келю, — я чего-то не знаю?

Солнечный Скиталец, поняв, что не стоило говорить об этом, тяжело выдохнул.

— Когда нежить захватила Лордерон, чума начала расходиться именно со Стратхольма.

Артас пришел в ужас. В тот день он шел именно туда, в его силах было остановить все это в тот день. Но сейчас уже было поздно вспоминать о прошлом, что сделано, то сделано, впрочем Кель, видимо, говорил о другом.

— Орден Серебряной Длани оказался отрезан от основных рыцарей, — продолжил Кель, показывая на карте расположения паладинов, — Утер был в столице, другие же в это время стояли недалеко от Стратхольма. Восставшая нежить не дала возможности рыцарям соединиться. Тогда Александрос Могрейн решил отправиться вместе с верными рыцарями к королю Магни. Когда Могрей вернулся, то в руках держал «Испепелитель» - меч, который силой Света сжигал всю нежить, что встала у него на пути. Алесандрос вошел в город и начал очищать его, однако, один из демонов оказался сильнее этого меча.

— Демоны? — удивился Артас, — я думал они все были на Калимдоре вместе со своими повелителями.

— Нет, — покачала головой Кель’тас, — они до сих пор здесь, мои разведчики видели нескольких, один до сих пор находится рядом с Лордероном.

— Продолжай, — спокойно сказал принц.

— Александрос погиб, но судя по всему его воскресили с помощью темной магии. Теперь он является командиром нежити в Стратхольме. Многие храбрецы из Серебряной Длани решили, что смогут освободить его душу, но не смогли.

Артас засомневался в своем решении. Ситуация складывалась куда хуже, чем он ожидал. Однако, это нисколько не меняло его планов, скорее наоборот. Теперь ему следовало принять решение, идти на столицу, оставляя у себя за спиной целый авангард нежити с непобедимым командиром во главе, или попытаться очистить Стратхольм и Даларан, и двинутся к Лордерону не ожидая нападения с тыла.

— Нет, Кель, думаю выбора у нас особого нет, — тихо сказал Артас, смотря на небольшую свечку, что догорала на столе, также, как и последняя надежда на спасения жителей Лордерона, — я не хочу, чтобы нас зажали, когда мы будем бить нежить.

— Ты говоришь также, как и Гаритос, — заметил принц и двинулся к выходу, — понятно, почему Джайна выбрала именно тебя.

Оставшись один, Артас тихо вздохнул. Он надеялся, что до этого не дойдет, но Кель’тас вспомнил об этом, вспомнил, что Джайна выбрала его, а не Солнечного Скитальца. Но отступать он не собирался, теперь его судьба в его руках, и Артас принял решения. Через пару дней он очистит Стратхольм.

***

Огромная армия стояла за мостом Стратхольма и ожидала приказ принца Лордерона. Артас расположился на небольшом холме, смотря на ворота города, которые, пока что, были закрыты. Справа от него, скрестив руки на груди, стоял Кель’тас. После того разговора Солнечный Скиталец уже остыл и не считал план Артаса глупой затеей. Однако, теперь так считал Гаритос. После того, как принц посвятил его в свои планы, маршал громко рассмеялся и рассказал ту же самую историю, что Артасу поведал Кель. После этого любая тактика обсуждаемая с Гаритосом была подвержена критики, и принц просто перестал обращать внимание на вечные выпады командующего. Впрочем, в чем маршалу нельзя было отказать, так это в храбрости.

Когда армия подступила к городу, Гаритос встал рядом с принцем и молча слушал.

— Я знаю, что вы оба сомневаетесь в этом, но сейчас нам необходимо раз и навсегда избавить город от этой заразы, — произнес Артас, в ожидании смотря на ворота, — Свет нам поможет.

Гаритос хмыкнул, но от комментариев воздержался.

— Я возьму полк рыцарей и двинусь вперед, как только прикажите, — с этими словами маршал спустился с холма, возвращаясь к своему коню.

— Начинается, — произнес Кель’тас, указывая на железную решетку ворот, которая медленно поднималась вверх.

Артас поднял высоко молот и, обернувшись к войску, прокричал:

— За Лордерон! За моего отца!

Огромное войска двинулась по каменному мосту в город на встречу полчищу нежити с одной лишь целью — освободить эти земли.


========== Глава 2 ==========

I

Армия живых мертвецов вырвалась из-за ворот и огромной волной полетела на солдат Альянса. Впереди люди выставили обычных пехотинцев, которые должны были принять на себя удар и прикрывать стоявших позади стрелков и пушкарей. Кель`Тас, возглавил магов, что остались на том же холме, где проходило наблюдение за городом, и огненными шарами сбивали вурдалаков и упырей. Гаритос оставался в резерве и должен был в случае, если атака Артаса захлебнется, прийти на помощь со своими рыцарями. Следопыты Сильваны поручено было прикрывать трех лидеров, поэтому несколько отрядов эльфов лучников стояли на достаточном расстоянии, чтобы в случае чего принять бой. Сама же гордая эльфийка не стала слушаться приказа, а спокойно вошла в ряды воинов, что сейчас бежали позади Келя.

Артас во главе своего войска ринулся вперед, ослепляя своей магией всех стоявших впереди мертвецов. Первые в бою оказались вурдалаки и скелеты, которые просто бежали вперед, едва завидев живых. Один мощный удар молота раскалывал сразу несколько скелетов на куски. С холма тут же полетели огненные шары, а прямо в гуще армии мертвецов возник огненный столб, который взметнулся в небо, уничтожая не успевших отпрыгнуть от него вурдалаков.

Пока Артас справлялся, разя направо и налево, солдаты уже давно обогнали его, теперь принц уже сам стоял в середине. Гномы-пушкари с помощью своих орудий быстро рассчитывали удар и одним махом разносили по костям всех мертвецов, что стояли позади. Стрелять ближе было опасно, ядра могли задеть своих же.

— Пусть ярость Света защитит вас! — кричал Артас, исцеляя очередного воина, однако, его сил было явно недостаточно, чтобы спасти всех.

Войска Альянса начали теснить нежить ближе к воротам. Принц понимал, что это был первая волна, за которой скрывается все остальное войско во главе с падшим паладином — Могрейном. Сдавать, правда, он не собирался.

— Сильвана! — прокричал он и, хотя его голос утонул в шуме битвы эльфийка его услышала, — Кель должен подать сигнал Гаритосу, нам нужны все силы.

Предводительница следопытов легонько кивнула и тут же исчезла в гуще сражения. Ждать Артас не собирался, поэтому повел свои отряды прямиком через ворота города. Несмотря на то, что нежить отступила, в городе её явно было предостаточно, чтобы вновь вступить в бой.

Кель’Тасу вместе со своими магами предстояло поддержать Артаса. Как только Солнечный Скиталец увидел Сильвану, ловко бегущую к нему, он понял, что что-то произошло.

— Артас приказал вступить в бой рыцарям! — протараторила Сильвана и моментально развернулась, снова возвращаясь в гущу сражения. Сам же принц, сделав несколько пассов, отправил в небо шар, который вспыхнул, давая сигнал рыцарям. После этого уже маги двинулись к городу. Бой еще не окончен.

***

Стратхольм был лишь тенью былого себя. Дома были сожжены, на улицах лежали разложившиеся тела. Слизь и нечистоты заполнили канавки, а в нос ударил такой смрад, что многих солдат начало мутить. Запах чувствовался со всех сторон. Некогда прекрасный город, торговая столица, превратилась в обитель мертвецов, а жители пополнили их армии. Войдя в город, Артас ужаснулся. К ним на встречу рвались зомби и поганища, а также странного вида паукообразные создания. Когда показалось, что бой неминуем толпы нежити расступились, образовав узкий проход и пропуская всадника на разложившимся коне. Александрос Могрейн медленно шел по каменной улице и пустыми глазами смотрел на Артаса.

— Вот и ты, блудный принц! — произнес бывший паладин и обнажил свой меч. Лезвие было слегка покареженно, а на конце в выемки зеленным оттенком разливался камень в виде небольшого черепка, — мой повелитель предупреждал об отчаянной попытке людишек спасти эти земли вот только… они уже принадлежат нам.

Артас, скрипя зубами, лихорадочно думал, что можно сделать. Ринуться в бой было сейчас настоящим самоубийством, так как их окружала армия нежити, а Гаритос с Келем еще не подошли. Оставалось только одно:

— Ты был мне братом, Могрейн! — с горечью произнес принц, — твоя душа не знает покоя, и я намерен её освободить!

— Храброе заявление, Артас! — рассмеялся Александрос, соскакивая со своего коня и надвигаясь на принца, — Но если ты желаешь потешить своих людей перед смертью, что ж… в память о старых временах я подарю тебе быструю смерть!

Нежить, стоявшая по кругу, не вмешивалась в этой бой. Также не стали встревать солдаты, прекрасно понимая, что любые действия заставят армию мертвых ринуться в атаку, оставалось только смотреть на этот страшный поединок.

Принц, разбежавшись, замахнулся молотом, который пронесся в миллиметре от лица Могрейна. Тот в отместку занеся меч над головой обрушил всю его мощь на Артаса. Прямо перед ним возникла рукоять паладинского оружия, принявшая на себя весь удар. По древку пошла легкая трещина, удар был на столько сильным, что принц отшатнулся и рухнул на землю.

— Я обещал тебе быструю смерть, но не думал, что на столько!

Он вновь занес «Испепелитель» и ударил. Артас вновь выставил перед собой молот и начал сдерживать меч Могрейна. Удар, еще удар и еще. С каждым разом паладин чувствовал, как его оружие вот-вот треснет в руке и… рукоятка раскололась на две половинки, заставив принца кувыркнувшись отскочить от смертельного удара. Он вскочил и смотрел на недоумевающее лицо Александроса:

— Без своего молота ты ничто, паладин! — взревел падший рыцарь и замахнулся еще раз, наседая на принца.

Артас вдруг закрыл глаза и тихо в голове прочитал молитву Свету. Яркое сияние обрушилось на паладина обволакивая его и защищая от удара «Испепелителем». Когда Могрейн удивленно взглянул на принца, тот нанес ему мощный удар латной перчаткой. Падший паладин рухнул на землю, попытка встать не принесла успехов, так как Артас подлетев к нему начал наносить удар за ударом. Когда руки принца начали уставать, он принялся озираться по сторонам в поисках оружия, которое помогло бы упокоить душу бывшего собрата. Тут Артас обнаружил «Испепелитель», лежавший рядом с Могрейном, который падший паладин выронил после ударов принца. Не обращая внимания на черный камень, Артас схватил его своей сияющей перчаткой и… меч вспыхнул ярким светом, ослепляя всех присутствующих. Нежить завыла от боли, которую приносил ей этот губительный Свет, а воины прикрыли глаза руками. Когда свет исчез и все вновь взглянули на принца, то увидели, что в руках он держит сияющий желтым пламенем «Испепелитель», черный кристалл очистился в руках слуги Света и вновь сиял. Ни секунду не колеблясь Артас вонзил меч в грудь павшему паладину и прошептал:

— Теперь твоя душа свободна!

Однако, уничтожение командира нежити нисколько не убавило количество самих мертвецов, скорее напротив. Смерть Могрейна послужила сигналом, и они тут же ринулись на людей Артаса, начиная рвать и грызть. Принц, лишившись своего молота, тем не менее почувствовал, как меч наполняется силой Света, и ринулся в бой. В этот же момент в ворота города ворвались рыцари в главе с Гаритосом, а позади бежали Кель с магами. Они тут же ворвались в бой, растаптывая и сжигая нежить, поганищ и зомби. Как только центральная улица была очищена от сил тьмы, Артас отдал приказ продвигаться вглубь города, уничтожать любые признаки нежити.

Кель’Тас удивленно посмотрел на новое оружие паладина.

— Вижу Свет благоволит тебе, раз ты вернул «Испепелитель», — произнес Кель, осматривая лезвие меча, — это поистине могучее оружие.

— Я чувствую, как Свет наполняет меня, — прошептал Артас, рассматривая камень на конце меча, что теперь сиял подобно солнцу, — теперь у нас есть шанс спасти Лордерон.

Двигаясь по улицам города, они сжигали и разбивали на части всех мертвецов, что встречались им на пути. Артас понял, что похоже Могрейн выставил вперед все свои силы и теперь, все, что осталось в городе это лишь небольшая кучка зомби. Добравшись до площади, принц встал, как вкопанный. Прямо перед ним стоял высокий демон. Его злобная ухмылка могла привести в ужас любого матерого воина.

— Малганис?! — вскрикнул удивленно паладин, — я же видел, как ты был уничтожен!

— Ха, Малганис мертв? — рассмеялся демон, — я знал, что ему нельзя доверить даже самую простейшую операцию.

— Что-ж, скоро ты отправишься к нему! — заорал Артас обнажая меч и ринувшись на демона. Последний с легкостью увернулся и подставив свою когтистую лапу сдержал меч.

— Я думал, что ты подохнешь в Калимдоре, но видимо ты на столько желал погибнуть здесь, что вернулся, — огрызался повелитель ужаса, — когда я с вами покончу, мой повелитель вознаградит меня.

— Твой повелитель мертв, демон, — не смог сдержать ухмылку принц, — он погиб вместе со своей поганой армией, теперь ничто не угрожает этому миру.

Это заявление привело демона в замешательство. Он взглянул в глаза принцу и убедился, что он не лжет. Пылающий Легион пал, а он и его братья ничего об этом не знают. Значит…все пропало.

— Ты можешь думать, что это твоя победа, мальчишка, но тебе еще предстоит встретиться с НИМ!

Резко убрав руку, демон замахнулся, пытаясь достать другой лапой по лицу Артаса, но промахнулся. Принц, сделав выпад, попал прямо в крыло демону, когда тот попытался увернуться и встать спиной к своему противнику. Повелитель ужаса взвыл от боли и ярости и принялся махать обеими своими лапами, в надежде задеть паладина, но не тут-то было. Пройдя столько боев и столько раз сразившись с демонами, Артас уже знал их тактику боя поэтому его трудно было застать врасплох даже такими хаотичными действиями. Наконец, изловчившись Артас взмахом меча отрубил демону его когтистую руку, а после вонзил меч прямо в черное сердце.

— Ты…проиграл, — прохрипело исчадие легиона, — нежить уже не подчиняется нам…у них свой…король.

Труп демона рухнул на каменное покрытие площади. Тут к Артасу подбежал Кель и Гаритос и с удивлением взглянули на тяжело дышавшего принца.

— Что за тварь?! — удивленно вскрикнул маршал.

— Демон, — холодно заметил Кель`Тас и взглянул на паладина, который смотрел на проделанную им работу с задумчивостью и странным волнением.

— Мы победили, мой принц, — неохотно проговорил Гаритос признавая таким образом его превосходство, — правда для того, чтобы восстановить город, наших сил не хватит.

— Городу потребуется время, — прошептал Артас, — а у нас пока нет на него времени. Гаритос, проследи за тем, чтобы мертвых и раненных доставили за город к лекарям. Сегодня была наша первая победа.

С этими словами он развернулся и двинулся на выход из города. За ним направился и Кель’тас, пытаясь не отставать и удивленно думая о том, что могло привести Артаса в такое волнение.

II

Склонившись над столом Артас, Кель и Гаритос рассматривали новые карты, которые составили их разведчики. Гаритос, под влиянием их успеха, предлагал ринуться к Лордерону и одним ударом освободить столицу. За то же ратовал и Солнечный Скиталец, однако Артас думал по-другому.

— После этой резни наши ряды поредели, — произнес он, слегка задумавшись, — к тому же у нас мало припасов, так что мы не дойдем до столицы без потерь.

— И где ты предлагаешь взять еще людей? — усмехнулся маршал и сделал небольшую пометку на карте, — здесь мы можем сделать такой маневр, что даже если армия нежити попытается нас обойти ей придется двинуться к воротам, а там Утер…

— Я сказал, что мы не идем на столицу, — четко произнес Артас, — нам нужны припасы.

— В окрестностях есть несколько деревень, которые могут оказаться еще целыми, — задумчиво протянул Кель, — но если идти через них, мы доберемся до Даларана, а он также заполнен мертвецами.

Артас почесал подбородок и вновь взглянул на карту. Его армия не сможет двигаться так быстро, чтобы припасы достигли лагеря за пару дней, но если взять небольшой отряд, то можно было бы спокойно собрать нужное количество повозок и вернуться как раз к осаде.

— Гаритос, возьми своих рыцарей и прочеши вот эти деревни, а мы с Келем двинемся к Даларану да попутно соберем припасы для войск.

Маршал неохотно кивнул и вышел из комнаты. Артас рухнул на стул потирая виски. Взять Даларан у них не выйдет, но все же, как бы далеко не находились эти руины, они явно могли послужить нежити не плохим постом, а этого допускать нельзя.

— Знаешь, Артас, — холодно произнес Кель, — как бы я не был рад нашей победе, все-таки она далась нам тяжелым трудом.

— О чем ты? — удивился принц.

— Ты дал мне обещание, — нахмурился Солнечный Скиталец и ткнул пальцем на карту где стоял Луносвет, — мои люди и я в обмен на твою помощь.

— Я не отказываюсь от своих слов.

— Конечно нет, — кивнул Кел`Тас, — но твоих людей просто может не хватить для помощи нам.

— Я не понимаю, зачем ты мне это говоришь? — настала очередь нахмурится Артасу, — Хочешь помочь, мы в шаге от того, чтобы победить, нужен еще один рывок и все.

Кель замолчал. Он думал. Наконец он кивнул, но в следующий момент выдал то, чего Артас не ожидал.

— Знаешь какого было Джайне, когда ты вечно поступал по-своему и не слушал никого?

Принцу хотелось возразить, сказать, что именно из-за Джайны он покинул Лордерон, но тогда это выглядело как бы он пытается перекинуть вину на волшебницу, и он промолчал. Тем временем Кель продолжал.

— Она могла бы быть со мной, но вместо этого ты крутил ей, как хотел…

— Она сама выбрала меня, Кель, — пожал плечами Артас, он чувствовал, как потихоньку закипает, но сдерживался, — к чему ты решил вспомнить это?

— А к тому, Артас, что я хочу поставить тебя в известность, что она не выдержит от тебя очередного предательства, — Кель подошел в упор к Артасу, взгляды принцев встретились, и эльф закончил, — когда она вновь окажется одна, я буду рядом.

III

Артас и Кель вместе с небольшим отрядом эльфов и людей двигались по тропинке к очередной деревне. Она располагалась рядом с небольшим портом, который был сейчас заброшен. Отряд уже собрал пять повозок, но Артас посчитал, что этого недостаточно, однако принц эльфов убедил его в необходимости поторапливаться, так как следопыты обнаружили отряд нежити, что двинулись прямиком за ними.

— Остановимся в этой деревне и отдохнем, — все же решил Артас, двигаться дальше у него не было сил. Весь день они передвигались от одной деревне до другой, а теперь предстояло пройти маленьким отрядом через руины Даларана.

Проведя пару часов в отдыхе, принцы решили уже двинуться дальше, как со стороны порта к ним вышел небольшой отряд во главе с двумя эльфийками. Одну Артас узнал сразу и был дико удивлен и обрадован — это была Тиранда. Рядом с ней стояла среднего роста девушка, в тяжелых доспехах и длинным зеленым плащом. На голове её был шлем, который полностью скрывал её лицо за исключением глаз и ушей, в руках же эльфийка держала острую глефу.

— Артас? Я удивлена и рада тебя видеть, — воскликнула Тиранда, — смотрю порча добралась и до этих мест.

— Все верно жрица, — подтвердил её слова принц, — мы уходим отсюда, и нам нужно торопится, скоро сюда нагрянут мертвецы.

— Мы можем помочь вам, — моментально произнесла эльфийка, чем вызвала недовольство своей спутницы.

— Ты с ума сошла, мы должны немедленно двигаться вперед!

— Майев, они могут помочь нам в охоте, — таинственно произнесла жрица, взглянув на свою спутница.

— Не хочу оскорбить вас, жрица, но у нас более важная задача. — произнес Солнечный Скиталец, видя, что их опять могут задержать, — Мы собираемся очистить эти земли от нежити!

— Похвально это слышать, — усмехнулась Майев, видимо, приняв план Тиранды и решившая, что помощь Альянса может пригодиться, — только если мы не остановим демона, за которым охотимся, боюсь, что нежить уже не придется останавливать.

Артас нахмурился. Пылающий Легион пал, а демоны все равно бродят по этой земле и вновь затевают что-то темное.

— Недавно я уничтожил одного демона, — задумчиво произнес принц и взглянул на Кель’Таса, который увидев его взгляд только лишь пожал плечами, как бы говоря: «я соглашусь с любым твоим решением», — что-же это за демон?

— Его имя Иллидан, и он совершил множество преступлений против нашего народа, — не подозревая, что это имя окажется принцу знакомым, угрюмо ответила Майев.

Артас ошарашено взглянул на Тиранду. Тогда в лесу Иллидан помог ему, но сейчас он слышит о том, что полуэльф вновь что-то совершил.

«Не стоило его бросать тогда», — подумал паладин, а вслух сказал, — Хорошо, помогите нам перейти через мост к Даларану, и мы поможем выследить этого демона, — он специально сказал последнее слово с отвращением, дабы у эльфов не возникло никаких подозрений.

— Мы поможем вам, — согласно кивнула Тиранда, — приятно вновь сражаться с тобой плечом к плечу, Артас!

— Мне тоже, жрица, мне тоже, — улыбнулся паладин.

Ночные эльфы присоединились к отряду людей и вскоре, после отдыха, они вновь двинулись в путь выходя за ворота деревни. Согласно разведке Сильваны, нежить расположилась на дороге и готова нападать на всех, кто попытается пройти по этой тропе. Артас двинулся вперед с небольшим отрядом, оставив позади себя Келя за главного. Принц эльфов быстро организовав колонну повозок, разделил отряд на две группы — одна шла сзади, а вторая спереди во главе с ним. Артасу же предстояло встретиться с отрядом Сильваны, и очистить путь.

— Прошу меня извинить, но не могла ли я вас видеть раньше, принц Кель? — спросила Тиранда подходя к Солнечному Скитальцу, который медленно двигался впереди.

— Сомневаюсь, миледи, — спокойно отозвался чародей, — меня зовут Кель`Тас Солнечный Скиталец и, хотя наши народы близки по родству, я не думаю, что ранее мы встречались.

— Во время битвы с Легионом множество эльфов из твоего народа помогали нам, я благодарю, что они были тогда с нами.

— Приятно знать, что демоны потерпели поражение, однако это не вернет тех, кто погиб, защищая Кель`Талас.

— Я понимаю твои чувства, Кель, но не позволяй ярости затмевать твой разум, иначе ты можешь привести свой народ во тьму.

— Мой народ уже во тьме, и сейчас лишь необходимость привела нас сюда, — холодно ответил Солнечный Скиталец, увеличивая шаг и давая понять, что разговор пока окончен.

Проходя по дороге, они находили тела уничтоженной нежити и воинов из свиты Артаса. Судя по этой картине потери были небольшие, и принц эльфов решил пойти дальше, дабы позволить повозкам пройти спокойно.

— Хм, этот принц явно самоуверенный, — произнесла Майев, когда они прошли очередную деревню без всяких столкновений с мертвецами. Видно было, что она довольна, что не приходится тратить собственных силы на нежить, да и возмущалась скорее из-за привычки, нежели из-за недовольства.

— Принц старается защитить своих людей, — сказала Тиранда, — я видела, как Артас сражался на горе Хиджал, чувствовалось, что он сожалеет о каждой потере.

— Наши действия тоже направлены на то, чтобы спасти наш народ, — напомнила Майев, чем вызвало легкую усмешку у Келя.

— Не все наши поступки способны что-либо изменить, — грустно произнес чародей, — если бы я в тот трагический день был бы в Луносвете, то бы не смог ничего изменить.

— Зато ты делаешь это сейчас, — заметила Майев, слегка смягчив свой суровый тон и стараясь прибодриться принца, но тот оставался хмурым.

К радости, а может быть к сожалению их путь продолжался в том же ключе. Дорога была безопасной, пока принц и Сильвана очищали путь, однако, почему-то Кель’Таса охватило волнение. Что если они нарвутся на такой отряд, который одолеет их. Конечно, их собственный отряд был хорошо укреплен и прикрывался следопытами, кроме того у Артаса имелось отличное оружие, но даже оно не спасло бы его от полчища нежити.

Когда повозки во главе с эльфами дошла, наконец, до деревни, через которую был проведен мост, то увидели, что Артас и Сильвна уже здесь. Лицо принца было грязным и измазано кровью, доспехи были поцарапаны, а плащ позади изрезан, однако он выглядел вполне бодрым.

— Отлично, я рад, что нежить не обошла вас, — воскликнул Артас, принявшись раздавать команды, — начинайте переправу, нежить шла за нами по пятам и сейчас она медлить не будет, мы должны спасти припасы.

Солдаты, шедшие с Артасом, начали переправляться на другую сторону. Сам принц быстро расставил оставшихся воинов, вперед возле ворот деревни с двух стороны.

— Я возьму правый проход, — взволновано произнес Кель, вместе с отрядом эльфов и чародеев двинувшись к противоположному входу.

Артас остался со своим отрядом. С ним же стояли Майев и Тиранда, которые всматривались вдаль и видели столб пыли, который медленно приближался к ним.

— Есть ли у нас шанс отразить их нападение? — спросила Тиранда принца, однако тот промолчал.

Армия мертвых наконец добравшись до своей цели моментально ударила со всех сторон, не давая защищающим шанса на то, чтобы в случае чего поддержать друг друга.

— Свет придает мне силы! — воскликнул Артас, снося голову поганищу, который противно облизнулся и уже собирался прикончить принца своим тесаком.

— О, богиня, им нет числа! — прошептала Тиранда, завидев, как к мертвецам приходит подкрепление.

Несмотря на тяжелое положение, Артас не давал приказ к отступлению. Ему важно было знать, что припасы прошли на тот берег и могут спокойно покинуть эти края, дабы добраться до Лордерона к Гаритосу. Сейчас он был готов пожертвовать собой ради того, чтобы был шанс спасти свой дом. Но вдруг он вспомнил Джайну, вкус её губ и её золотистые волосы. Это воспоминание придало ему сил. Увидев, как его воины падали ранеными, Артас вонзил меч в земли и вознес руку к небесам. С неба на него рухнул мощнейший луч света, который быстро обволакивал всю деревню заживляя раны и вдохновляя бойцов на мощнейший удар по мертвецам, которых этот свет ослепил.

Схватив «Испепелитель» Артас прокричал:

— Все отступаем к мосту!

Они быстро двинулись назад. Было ясно, что эта армия пришла со всех окрестностей и кто-то приказал им их остановить, что у них почти получилось. Первым мост прошел Кель и его воины, следом Артас и Майев с ночными эльфами и когда на мост взошла Тиранда она вдруг остановилась:

— Вам нужно время! — крикнула она.

Однако, Артас думал по-другому. Пушкари давно заняли место, чтобы разнести мост в щепки, но жрица Луны, которая сейчас ловко отстреливалась от нежити мешала им провзести выстрел. Бросив меч, паладин рванулся к мосту и схватив жрицу за плечи рухнул на другую сторону моста. В этот момент раздался выстрел. Четыре пушки пыхнув огнем разнесла мост на куски, отправляя армию тьму в морскую пучину.

— Это было глупо, — тихо произнес Артас, он чувствовал, как все болело. Бег в тяжелых доспехах был для него не в новинку, но так быстро ему еще бегать не приходилось.

— А если бы ты не успел? — Спросила Тиранда вставая, — Я могла бы их задержать! — С этими словами она гордо удалилась в сторону своих воинов.

— Милорд, — произнес капитан, передавая ему «Испеплитель», — нужно торопится пока эти твари не нашли способ перебраться.

Артас взглянул на противоположный берег, где толпа беснующихся мертвецов визжала и кряхтела, не зная, как им добраться до своих врагов. Кивнув, принц тут же двинулся к повозкам, отдохнуть им не удастся еще долгое время, впереди Даларан и Иллидан, который, возможно, уже стал их врагом.

IV

Артас стоял в центре небольшой полянки прямо напротив стен Даларана. Некогда, прекрасный город красовался над этой местностью своими высокими куполами и башнями. Множество торговцев и магов входили и выходили, укрепляя и возвеличивая город. Дом чародеев и волшебников отныне больше не был таковым. Башен больше не было, стенки города были разрушены по камешку, Порча охватила всю местность, поразив землю и растения, что не могло укрыться от глаз эльфов. Друиды пришедшие вместе с Тирандой и Фарионом, который, к слову, сам вскоре явился в лагерь, рассказав, что землю разрывает некое заклинание Иллидана.

Принц тяжело вздохнул. Не прошло даже двух часов, как они добрались до Даларана, а уже снова пора врываться в бой. Каждая клетка тела Артаса болела. Даже самое легкое движение придавала ему легкое недомогание во всех мышцах тела. Он был уверен, что каждый присутствующий здесь чувствует тоже самое. Ему дико не хватало отдыха, но он не мог показать слабости перед своими людьми. Он вернулся домой и уже собрал вокруг себя не плохое войско, освободил Стратхольм и сейчас остался последний рывок перед битвой за Лордерон, и он не собирался сдаваться.

— Вы готовы, принц? — Спросил вежливо Малфурион, подходя к Артасу позади, — Я вижу вас что-то тревожит.

Паладин не знал, что ответить. Его действительно терзали мысли по поводу Иллидана. Ему казалось, что его обвинили несправедливо, но ведь с их последней встречи прошло много времени, а вдруг он мог что-то натворить за это время. Артас твердо решил, разобраться в это деле и если нужно будет защитить Иллидана.

— Я знаком с Иллиданом, — тихо произнес Артас и взглянул на Малфуирона, ожидая его реакции. Верховный друид кивнул, давая понять, что ждет продолжение истории, — Я помог ему заполучить череп Гул`Дана фактически отдав демоническую силу.

— Мой брат всегда стремился к силе, юный принц, — вздохнул Малфурион, — я искренне думал, что десять тысяч лет заточение изменили его, но я ошибся.

— Неужели спасение вашего леса не дает ему шанс?! — взволновано спросил Артас.

— Иллидан никогда не ставил жизнь других выше чем свои собственные планы, — покачал головой друид, — вижу, что ты хочешь спасти его, но не думаю, что он оценит твой поступок, когда мы ворвемся туда.

— Понимаю, — согласно произнес паладин, — я не позволю ему уничтожить наш мир, но, если будет хоть какая-нибудь надежда, я постараюсь облегчить страдания твоего брата.

Малфурион благодарно кивнул, и они двинулись к своему войску, которое уже было готова для штурма руин.

На сторону Иллидана встали наги. Змееподобные существа, которые некогда были ночными эльфами, но после войны Древних они канули в морскую пучину и изменились до неузнаваемости. Сейчас эти твари стояли на входе в город.

— Прошу прощения, лорд Малфурион, — подал голос Кель’Тас, когда они осматривали руины, намереваясь двинутся в атаку, — думаю лобовая атака унесет множество жизней, есть еще один вход, если мы разделимся, то увеличим шансы.

— Хм, — задумался друид, — что-ж, я думаю ты прав, Кель.

Артас стоял в стороне. В кой-то веке он был рад, что его не заставляют решать этот вопрос. Так как Кель раньше входил в совет шести Даларана, то знал город куда лучше прочих, поэтому на вопросительный взгляд чародея принц просто пожал плечами.

В итоге было решено, что Артас, Малфурион и Тиранда идут через главный вход, а Кель`Тас вместе с Майев пойдут в обход.

Двигаясь по дороге, что вела к другим воротам, Кел,ь нахмурившись, озирался по сторонам. Нежить уничтожила этот город и возможно еще была здесь и, хотя он прекрасно понимал, что Иллидан очистил это место, как только прибыл сюда, рисковать не хотел.

— Ты уверен, что этот проход безопаснее? — скептически спросила Майев.

— Даже если нет, они не смогут послать подкрепления от этого места на другую сторону, таким образом у нас будет двойные шансы, — пояснил Солнечный Скиталец, — если Иллидан, конечно, не призвал еще кого-нибудь на свою сторону.

В это время на другой стороне города уже шли нешуточные бои. Артас не стремился отправлять своих воинов в бой, он позволил эльфам первым начать атаку, а уже после подключился к ней и сам. Наги оказались мощными противниками, их тела сами по себе были не плохим оружием, они извивались и уворачивались, а иногда били хвостом отбрасывая воинов в разные стороны. Их трезубцы были остры и с легкостью пробивали самые прочные доспехи. Пару раз Артас чуть было не лишился головы, когда в него полетели шипы морских драконов, еще одних странных существ, которые были на стороне Иллидана. Принц вновь был рад, что Малфурион на его стороне, сила друида была видна невооруженным глазом. Он призывал силы природы, сцепляя змей корнями, а лучники добивали их на расстоянии. Когда они добрались до центра города, то увидели, что прямо по середине расположились четыре змеи чародейки, которые колдовали над странным камнем, что парил прямо над ними. Иллидан, который ничуть не изменился и представлял из себя все такого же полудемона-полуэльфа, стоял подле и наблюдал за тем, как его план исполняется, но вид у него был хмурым, словно что-то пошло не так.

С другой стороны, к ним пробивался отряд Келя. Наги окружили своего повелителя, не давая никому приблизится к ритуалу.

— Сдавайся, брат, все конечно! — крикнул Малфурион Иллидану, который услышав его резко развернулся.

— Привет, брат, прошу не мешай мне, это ради общего блага, — усмехнулся полуэльф, взмахнув своими крыльями и выхватив свои клинки.

И бой вновь начался. Артас понял, чтобы остановить ритуал нужно прикончить чародеек и поэтому быстро ринулся к центру. Иллидан вступил в бой с Тирандой и Малфурионом, так что не заметил его. В этот момент на площадь влетели Кель и Майев. Солнечный Скиталец, завидев принца, все понял и ринулся ему на помощь, бросая мощные огненные глыбы в наг, которые посмели остановить его. Сферы, летавшие вокруг него, горели зеленым пламенем, а сам Кель`Тас не знал пощады.

Артас, подлетев к одной змее, моментально сразил её. Другие завидев, как их сестра погибла не остановили ритуал, видимо прерывать его нельзя было иначе пришлось бы начинать сначала. Однако, наги уже давно не могли защитить их, а Иллидан умудрялся сражаться сразу с тремя. Кель отправив мощный луч в еще одну чародейку наконец остановил ритуал, а Артас мощным ударом разрубил камень.

— Нет! — заревел Иллидан увидев, как его план рухнул. Взрыв разметал всех, кто стоял близко в разные стороны, отлетел и сам виновник этой битвы.

Поняв, что сражаться бессмысленно крылатый эльф рухнул на колени. Артас быстро осмотрелся, тела наг, эльфов и людей были разбросаны в разные стороны. Снова он повел их на битву, которая им не принадлежала, но теперь жалеть было поздно. Майев подошла к Иллидану и победно взглянула на него.

— Все кончено, Иллидан, — произнес Малфурион, — твоим планам конец.

— Глупцы, — вскричал полудемон, - я пытался направить заклинание на повелителя нежити, нашего истинного врага.

— Твоя ложь не спасет тебя предатель, — плюнула Майев, — все знают о твоём стремлении к власти.

Артас стоял позади и внимательно слушал. Он вновь слышит о том, что нежитью управляет король, но, если это так, Иллидан мог избавить его от хлопот, а он помог остановить его.

— Подожди! — вдруг крикнул принц, подходя к стражнице, - я ему верю!

— Что?! — ошеломленно произнесла эльфийка, взглянув на Артаса, — отойди, мальчишка, этого предателя ждет смерть за все его преступления.

Иллидан взглянув своим магическим взором на принца удивленно слушал его.

— Я уже слышал имя короля нежити и это не случайность, — продолжал Артас стараясь тщательно подбирать слова, сейчас важно было уговорить Малфуриона поверить ему, а на Майев принцу было наплевать.

— Но Иллидан использовал силу демона, — неуверенно произнесла Тиранда, стоявшая рядом с друидом.

— Чтобы спасти ваш лес от Малганиса, он пожертвовал собой, чтобы уничтожить этого ублюдка!

— Ты уверен Артас? — поинтересовался Малфурион, смотря на брата.

— Он может помочь в борьбе с нежитью!

— Довольно, — оборвала всех Майев, — я не дам ему снова уйти! — с этими словами он взмахнула глефой намереваясь убить Иллидана, но её оружие неожиданно столкнулось с препятствием.

Артас выхватив свой меч защитил эльфа от смерти и грозно крикнул:

— Он уже достаточно сделал, чтобы искупить свою вину.

Малфурион и Тиранда ошеломленно смотрели на принца, который только что пошел против Майев. Однако тюремщице предателя это не понравилось.

— Он погубил достаточно душ, — скрипя зубами произнесла она.

— Не больше, чем мы в погоне за ним, если нужно будет сразиться с каждым из вас, я это сделаю.

Иллидан наконец пришел в себя. Он непонимающе смотрел на принца и, если бы не повязка на его глазах, можно было с уверенностью сказать, что он благодарен за такую защиту.

— Брат, несмотря на то, что я сделал, я никогда бы не встал на сторону врага, — загадочно произнес он, смотря на друдиу, — позволь мне помочь этому принцу людей.

Малфурион нахмурился. Неожиданно резко взмахнув посохом, он оплел Майев корнями.

— Довольно, я дам еще один шанс моему брату!

— Нет! Ярость Бури, ты сошел с ума?! — в отчаянии воскликнула стражница, с яростью в глазах смотря то на принца, то на Иллидана, то на его брата.

— Я думаю Артас прав, и если ты не согласишься, то мне придется тебя заковать.

— Никогда!

— Довольно, — воскликнул Артас и встал по середине площади произнес, — все, кто желает пойти со мной и спасти мой дом от нежити возвращайтесь в лагерь, ночные эльфы я благодарен вам за помощь и не буду просить вас идти со мной. Здесь Иллидан находится под моей защитой.

Солдаты, поняв, что бой окончен двинулись на выход из города. Кель прошел мимо принца, прошептав ему:

— Смотри не пожалей.

Малфурион подойдя к Иллидану произнес:

— Не подведи юного принца, брат, он слишком много сделал для тебя. И знай, что если ты еще раз появишься в землях ночных эльфов, я без колебаний закую тебя в кандалы.

— Верю, брат, — ухмыльнулся Иллидан, — избавишь меня от этой тюремщицы?

— Здесь ты находишься под защитой Артаса, ему решать, как с ней поступить.

Принц кивнул.

— Я отправлю её в темницу, а после того, как мы освободим Лордерон, отпущу.

— Хорошо, — согласно произнес друид, — удачи тебе, юный принц.

— Да хранит тебя Элуна, — не глядя на Иллидана, произнесла Тиранда.

Ночные эльфы двинулись за своими лидерами, надежда на то, что они присоединятся к людям, окончательно исчезла у Артаса. Отдав приказ заковать Майев, принц вместе с охотником на демонов развернулись к лагерю.

V

— Я благодарен, что ты освободил меня, — сказал Иллидан, когда они стояли в гавани. Артас отдав приказ Келю двигаться к столице сам двинулся с охотником к морю.

— Я думаю, что каждый имеет шанс на исправление, — пожал плечами принц, — ты смог понять, кто наш враг?

— Я хотел ударить по ледяному трону с помощью того артефакта, но что-то произошло, — задумчиво протянул Иллидан, — как будто там ничего не было.

— Возможно ли это?

— Есть только один способ проверить, — усмехнулся охотник, — именно поэтому я и попросил тебя отпустить меня.

— Твоя сила пригодилась бы мне, — задумчиво сказал принц, но после махнул рукой, — надеюсь я не пожалею.

— Можешь не беспокоится обо мне, мы с нагами быстро осмотрим Нордскол, а после я сообщу тебе все что нашел.

Артас согласно кивнул и проводив охотника на корабль смотрел на то, как он вместе со своими воинами, медленно отплывает. Когда они исчезли из виду, паладин уже собирался отходить, как вдруг ему крикнул один из стрелков, что сопровождал его.

— Вижу корабли, милорд!

Артас вгляделся вдаль. Действительно, вдалеке виднелось множество точек, которые медленно приближались к ним. Когда же они подплыли достаточно близко, чтобы их можно было разглядеть, сердце принца забилось чаще. К ним шли военные корабли Кул-Тираса и Штормграда.


========== Глава 3 ==========

I

Корабли медленно-медленно двигались к берегу. У Артаса от волнения перехватило дыхание — вот оно, спасение его королевства, его народа. Сопровождавшие принца люди закричали и запрыгали от радости, хотя понимали, что нужно быть сдержаннее в присутствии королевских особ, что скоро взойдут на этот берег.

Первым к пирсу в порту пристал флагманский корабль Шторграда. Спустившуюся с помоста делегацию вёл лично король Вариан Ринн. Его блестящие латные доспехи сияли на солнце, наплечники, представлявшие из себя головы издающих рык львов, были просто великолепны, что подчеркивало принадлежность короля к одному из древнейших королевств. Рядом с ним шел светловолосый мальчик лет семи в легкой мантии с длинным плащом, на котором был изображен герб королевства Штормград. Артас улыбнулся, узнав в мальце юного принца Андуина, единственного сына Вариана. Позади своих повелителей двигалась королевская стража. Гербовые накидки и острые мечи были наготове, лица скрывали шлемы, что придавало воинам грозный вид.

К правому пирсу медленно пришвартовался другой корабль. Флаг Кул-Тираса развевался на мачте, и по сравнению с кораблями Штормграда эти были в несколько раз мощнее и тяжелее — чего еще можно было ожидать от морского королевства?

В отличие от Варина, у адмирала Даэлина Праудмура не получилось эффектно появиться. Стража не шла за ним, а он спокойно спустился с корабля. Адмирал был одет в синий китель, увешанный множеством медалей, на боку висела прекрасная сабля, на голове же красовалась треуголка с огромным пером.

Артас подошел к своим союзникам, что так любезно откликнулись на его зов. Вариан, сурово взглянув на бледное лицо принца Лордерона, который после всех событий еле стоял на ногах, а теперь ему приходилось сдерживаться, чтобы не обнять старого друга, но…

Король Штормграда, похоже, не собирался следовать протоколу, и, крепко пожав руки Артаса, моментально заключил того в объятия.

— Вот мы вновь встретились, Артас, — улыбнувшись, сказал Вариан своим зычным голосом, который мог успокоить любого.

— Я тоже рад видеть тебя, Вариан, — наконец тоже улыбнулся принц Лордерона, — благодарен, что ты прибыл на помощь.

Король поднял руку.

— Твой отец приютил меня и помог восстановить мой дом, — произнес Вариан. — Что я буду за человек, если брошу его сына на растерзание нежити?!

Артас выдохнул и взглянул на мальчика, стоявшего возле отца. Его взгляд был слегка удивленным, и парень с интересом смотрел на принца

— Андуин, — вновь улыбнулся Артас, — в последний раз, когда я тебя видел, ты был совсем крохой, а теперь уже догоняешь меня.

Принц Штормграда смутился. Похоже, ему не очень нравилось, когда с ним обращаются как с ребенком. В его взгляде чувствовалась уверенность отца, а лицом он явно вышел в мать.

— Сожалею о твоей потере, Вариан, — тихо произнес паладин, — Тиффин была…

Вариан кивнул, таким образом прерывая сочувствие принца, давая понять, что он признателен, но говорить об этом в такой момент не желает.

— Что насчет Седогрива?

— Я не просил его о помощи, — отрезал Артас, так как знал, что Гилнеас не явится, даже если вся армия нежити встанет у его стен.

— Такая угроза у самого порога могла бы заставить его… — Но король предпочел замолчать, не закончив свою мысль.

Повернувшись, они оба взглянули на адмирала Праудмура, который все время их разговора отдавал приказы по разгрузке корабля, теперь он двигался по направлению к ним. Однако, не успел он поприветствовать принцев и короля, как Артасу на шею кинулась Джайна, появившись неизвестно откуда.

«Ждала, пока я закончу разговор», — догадался принц и смутился, он не был уверен, что Даэлин оценит поступок своей дочери, но тот лишь слегка усмехнулся и покрутил свои усы, а затем произнес:

— Смотрю, не я один рад видеть тебя, юноша.

Волшебница отстранилась от любимого и, слегка покраснев, встала рядом.

— Рад видеть вас, адмирал! — поприветствовал отца Джайны принц.

— Я бы хотел сказать то же самое, но не в такой момент, — нахмурился старый моряк, — значит, нежить?

Принц кивнул.

— Почему Теренас не позвал на помощь раньше?

— Не придал значения угрозе, — вместо Артаса произнесла Джайна. Она не боялась высказывать своё мнение при отце.

Тот нахмурился.

— Твой отец с возрастом стал излишне осторожен.

Вариан тем временем задумчиво молчал, в конце-концов спросив:

— Надеюсь, у тебя есть план, Артас?

Этого-то принц и ждал.

— Нужно отправиться к столице, мои войска и воины принца Кел`Таса Солнечного Скитальца уже ждут нас там, готовые к атаке!

— Вы нас не ждали, — догадался Вариан, усмехнувшись.

— Хорошо, — прервал его Даэлин. Он был серьезен как никогда, сказывалась военное прошлое. — Отправляйтесь, а мы соберемся и прибудем через несколько часов.

Артас покачал головой.

— Такая большая армия не доберется до Лордерона за пару часов. Понадобится день-два.

— Как раз успеете все подготовить, — нахмурился Вариан.

— Верно, — согласно кивнул Праудмур, — идите.

Артас готов был поклясться, что адмирал подмигнул ему, но, взглянув на Джайну, быстро все понял.

— Хорошо.

Принц и чародейка вдвоем двинулись в путь, взяв с собой несколько людей из отряда, который прибыл в порт с Артасом и Иллиданом.

— Я так рада тебя видеть, — смущенно улыбнулась волшебница, — я так испугалась, что не успею уговорить отца и собрать людей.

— Но я же жив, — тихо ответил принц. Он так надеялся, что Даэлин прибудет один, а Джайна останется дома, но Артас знал, что она никогда его не бросит, девушке и этот раз было тяжело. Признаться честно, Артас тоже думал о ней каждую свободную минуту.

В ответ на слова принца Джайна решила промолчать. Она прижалась к руке Артаса, так они и шли весь путь на виду небольшого отряда, все делали вид, что ничего не замечают.

***

В крепость Гаритоса они явились затемно. Войска на входе пропустили их сразу, отдавая честь, а увидев Джайну, с облегчением вздохнули — раз она здесь, значит, и флот Кул-Тираса прибыл.

— Готовьтесь к отправке, сегодня ночью мы должны выйти к Лордерону, — отдал приказ Артас одному из капитанов.

— Так точно, милорд, — отчеканил капитан, — маршал Гаритос забрал большую часть войск и уже двинулся к столице, будет ожидать вас к утру.

Артас кивнул и отправился вместе с Джайной в крепость. Ему не терпелось отдохнуть перед огромной битвой, которая унесет множество жизней. Войдя в крепость, принц замер. Их ждали.

Принц Кель стоял возле стола и смотрел на карту, слегка нахмурившись. Когда эльф поднял свой взгляд на дверь, его напряженный лоб разгладился, и Кель’Тас с улыбкой бросился на Джайну, которая тоже двинулась обнять старого друга.

Артас только и стоял, скрипя зубами. Его сердце колотилось от злости, а сам он невольно сжал кулаки. Это была самая настоящая ревность, в которой принц Лордерона в жизни бы не признался ни себе, ни тем более другим. Артас старался скрыть все свои чувства за легкой непринужденной улыбкой, но получился только некий оскал.

— Джайна, я так рад тебя видеть, — произнес Солнечный Скиталец, отпуская девушку и краем глаза смотря на соперника, который, к слову, казалось бы, давно его уже победил.

— Как и я, Кель, — произнесла волшебница и, слегка смутившись, тихо произнесла: — Я слышала о твоем королевстве, мне так жаль!

Солнечный Скиталец затих. Не об этом он хотел поговорить.

— Я рад, что Артас согласился помочь восстановить мой дом… — Он осекся, ведь принца Лордерона уже не было в комнате.

— Ему тяжело, — произнесла девушка, слегка нахмурившись, — но ты не беспокойся, Артас — человек слова.

— Мой отец сделал бы то же самое, — вслух сказал Кель`тас, — но теперь это моё бремя.

— Сожалею о твоем отце, Кель, — нежно сказала Джайна и взяла эльфа за руку, — он был великим королем и воином. — Эльф после этих слов тяжело и устало вздохнул, его напряженные плечи немного расслабились, а волшебница, чувствуя, как принц начинает дрожать, обняла Келя, надеясь хоть как-то успокоить его.

Артас, стоявший за не до конца прикрытой дверью, опустив глаза, тихо закрыл ее. Он понимал, что не должен злиться, однако чувствовал, что слова Келя по поводу его любимой имеют определенный смысл, однажды Артас уже бросил её и боялся, что если он вновь сделает Джайне больно, эльф будет прав.

— Артасу повезло с тобой, — произнес Кель, отстранившись, — он тебя давно ждет.

С этими словами эльф вышел из комнаты. Принц Луносвета не намеревался так сильно давать волю эмоциям — ему еще предстояло дождаться небольшой отряд разведчиков во главе с Сильваной, затем двинуться к столице. Эльфы сейчас как никогда нуждаются в сильном лидере — и он будет таковым.

Джайна странно посмотрела на дверь. Ей показалось подозрительным то, что Артас ушел, оставив её с Келем. Подождав некоторое время, чародейка поняла, что оба принца покинули ее, Джайна встала и пошла искать Артаса по замку. Принц стоял на балконе, наблюдая за тем, как армия медленно выдвигается из ворот. Ему предстояло еще так много сделать, но Артас ждал. Как только Лордерон будет свободен, он поможет отцу вернуть его былое величие.

Маленькая ладошка медленно легла ему на плечо. Принц обернулся. Милая улыбка Джайны не вызвала у него никаких чувств. Странно, что он был обижен, но на кого?..

— Я знаю, о чем ты думаешь, — быстро произнесла волшебница, вставая рядом, — послушай, Артас, тебе тяжело, но не стоит накручивать себя еще и из-за…

— Келя?

Джайне хотелось сказать: «Из-за глупостей», но принц придал её предложению и лицо, и имя, так что чародейке ничего не оставалось, кроме как кивнуть.

— Я не злюсь, — спокойно произнес Артас, хотя на душе скреблись кошки, — просто…

— В тот день в Даларане я выбрала тебя, — перебила его волшебница и, притянув его лицо, прошептала: — И ничто не изменит моё решение.

Их губы соприкоснулись, и Артас почувствовал, как злость уходит, его внутренний рыцарь спокойно спрятал меч и вернулся в замок — снова все спокойно.

II

Два принца, король и адмирал стояли на небольшом холме и смотрели на поле, где расположилась армия нежити. Все были удивлены, как Лордерон продержался столько времени и не погиб изнутри.

— Значит, мы атакуем в лоб? — спросил подошедший сзади Гаритос, в его голосе было спокойствие и огромное уважение, ведь перед ним два великих правителя, которые поддержали принца Лордерона, так что теперь маршалу ничего не светит.

— Не совсем, — холодно заметил Кель, даже не обернувшись. Теперь и он чувствовал поддержку лидеров, так что не собирался подчиняться маршалу. — Мои люди двинутся с той стороны.

— Я, Артас и Вариан ударим в лоб, — произнесла услышавшая их разговор Джайна, — мой отец и Кель с той стороны.

— План хорош, — кивнул Даэлин, оценив талант паладина, — понятно, почему вы потребовали день на переход, нежить будет атаковать один фланг и не готова ко второму.

— И к третьему тоже, — ухмыльнулся принц, и все с удивлением посмотрели на него.

— Утер! — догадалась Джайна.

Артас кивнул.

— Если люди в Лордероне увидят, что мы сражаемся, они откроют ворота — тогда мертвецам уже ничто не поможет.

Все согласно кивнули и стали спускаться. Гаритос, взглянув на армию мертвых, хмыкнул и двинулся за всеми.

***

Огромная армия людей ринулась на поле перед Лордероном. Нежить, завидев противника, завыла, заскрежетала и, не теряя ни секунды, тут же рванула на объединенную армию людей и эльфов, вгрызаясь, пронзая и разбивая щиты пехотинцев альянса. На поле боя сошлись самые свирепые создания мертвецов. Огромные и неповоротливые поганища, вурдалаки, не упокоенные души банши, а также некроманты из Культа Проклятых. Над ними возвышался демон, который ничем не отличался от своей братии, разве только цветом доспехов, что были на нем.

Артас вел вперед своих воинов, что составляли передний фланг. Справа от него был Вариан, который свирепо смотрел на нежить, острым взглядом оценивая ситуацию. Джайна взяла на себя роль командира магов, которые также прибыли с ней. Ну, а третий фланг, слева от принца, возглавил Гаритос, который был на удивление спокоен.

Ворвавшись в гору оживших мертвецов, Артас тут же принялся рубить и рассекать. «Испепелитель» не зря так прозвали, так как клинок сжигал Светом всех мертвецов, что вставали на пути у паладина. Маги в это время, под руководством Джайны издалека призывали огненные столбы, ледяные стрелы и глыбы, но проблема заключалась в том, что армия Альянса была слишком велика, слишком тяжело было разобрать, кто в этой мясорубке был на твоей стороне, а использовать слишком мощные заклинания было рискованно.

Сколько длилось сражение, Артас не знал. Его лицо было в царапинах, крови и грязи. Сам он медленно пробивался к центру, чтобы прикончить очередного демона, что решился напасть на его дом. Только тут принц заметил, что это не он движется к повелителю ужаса, а тот сам и его армия оттесняют войско людей.

Резкая вспышка в воздухе заставила битву на мгновение остановиться, чтобы узреть, как с другой стороны к ним бежит еще одна небольшая армия во главе с принцем Келем и адмиралом Праудмуром. Артас усмехнулся, такого они вряд ли ожидали. Но и это был не конец. Ворота Лордерона распахнулись и оттуда вырвался небольшой отряд паладинов во главе с Утером Светоносным, который с яростью Света ворвался в битву, призывая своих братьев к уничтожению сил тьмы.

«Победа!» — подумал Артас, прежде чем ему по голове ударили чем-то тяжелым. Он не понял, что произошло, но медленно проваливался в небытие.

Джайна, сжигая очередного вурдалака, заметила, что её принца уже не видно в толпе врага. «Испепелитель» должен был сиять, подобно факелу, и не заметить Артаса было бы невозможно, но все же он исчез. Волшебница заволновалась, она принялась быстро бегать глазами по полю боя. Наконец дочь адмирала Праудмура поняла, что, возможно, Артас ранен или что еще хуже.

Бросив командование, Джайна ринулась в бой, не зная себя от гнева. Ярости чародейки не было предела, она сразу же влетела в гущу сражения, оказавшись прямо перед демоном.

— Ха! Смертная, храбрости тебе не занимать! — громко сказал демон, рассмеявшись, когда волшебница раскидала несколько упырей вокруг себя.

— Сейчас ты узнаешь, насколько! — гордо воскликнула волшебница. Хотя она прекрасно понимала, что время не для разговоров, позади неё погибали воины, защищающие Лордерон, где-то, возможно, лежит Артас, а ей теперь предстоит сразиться с еще одним лакеем Легиона, которого не зацепила битва на Калимдоре.

Взмахнув посохом, девушка отправила несколько магических стрел в повелителя ужаса, однако попытка не удалась. Демону явно нравилось с ней играть, он с легкостью уворачивался от её заклинаний и все ближе и ближе приближался к самой волшебнице, чтобы своими когтями оборвать её не слишком длинную жизнь. Сделав резкий выпад, Джайна умудрилась отпрыгнуть от лапы противника и отправить небольшой огненный шар в лицо, но тот, прикрывшись крыльями, лишь слегка взвыл от боли и ярости, еще быстрее начав наседать.

Резкий удар молота заставил демона рухнуть на землю. Джайна, которая недоумевающе стояла неподалеку, увидела столь знакомое бородатое лицо Утера, который быстрым взмахом молота нанес еще один удар демону в грудь, вбивая доспех внутрь плоти.

— Не стоит давать им ощутить превосходство, девочка. — На бледном лице паладина сияла улыбка от того, что он наконец увидел столь знакомое ему лицо. — Но бой еще не окончен.

Они рука об руку ринулись в толпу нежити, сметая все на своем пути. Джайна старалась найти Артаса, хотя и понимала, что. пока бой не закончится, она не сможет спокойно осмотреться.

Главная проблема была не в победе, а в том, что силам тьмы нельзя было позволить бежать. Как только стало понятно, что командир мертвецов пал, а люди и не думают сдаваться, многие некроманты отдали приказ об отступлении, но Вариан и Гаритос, моментально собрав конных рыцарей, что каким-то чудом уцелели в этой бойне, ринулись за беглецами.

Джайна шла по полю, усеянному трупами. Её сердце бешено колотилось. После боя Артаса было не видно, она предчувствовала худшее и вдруг заметила его. Принц лежал на земле, тяжело дыша, похоже, он недавно пришел в себя и только начал осматриваться. Рядом лежал «Испепелитель», который владелец умудрился удержать, когда был выбит из сознания.

Волшебница тут же кинулась ему на грудь, не давая прийти в себя.

— Мы победили? — неуверенно спросил принц.

Не в силах сказать что-либо, девушка лишь кивнула и, не обращая внимание на грязное лицо любимого, нежно поцеловала его.

— Ну вот ты и вернулся, парень! — послышался позади суровый голос.

Принц поднялся и, взглянув в глаза Утеру, отвел свой взгляд. Ему было тяжело от осознания, что он по сути предал своего наставника.

— Я готов понести заслуженную кару, — спокойно процедил принц, не желая поднимать взгляд.

— Ты ни в чем не виноват, — вдруг произнес старый паладин, — возможно, ты был прав, но мы тебя не слушали.

— Но ведь…

— Сделал волевой выбор, прямо как настоящий король.

Артас не знал, что и сказать. С одной стороны, ему было приятно, что его поступок наконец оценили, но с другой, он думал, что не все так просто.

— Что было все это время? — наконец спросил принц, идя к столице, слегка прихрамывая и морщась от боли.

— Столица еле жила в осаде, Антонидас воздвиг купол, который сжигал нежить, но они прекрасно знали, что внутри мы долго не протянем без припасов.

— Значит, мы прибыли вовремя? — улыбнулась Джайна.

— Еще как, — подтвердил Утер, но его голос был слегка грустным, — послушай, парень, тебя ждет отец, поторопись.

Артас замер, почувствовав нечто неладное.

III

Они медленно вошли внутрь города. Несмотря на то, что их встречали как героев-освободителей, Артас не мог не ужаснуться. Бледные, как смерть, и худые, словно скелеты, люди встречали их, пытаясь создать хоть маленькую толику атмосферы праздника, но принцу не пришлось это по душе. Несколько башен было разрушено, где-то была брешь в стене. По-видимому, это было после первой атаки, когда маги еще не защитили город с помощью купола. Артас пообещал, что все будет восстановлено, но сейчас он должен увидеть отца.

Принц ворвался в покои короля только лишь за тем, чтобы увидеть, как его отец, король Лордерона Теренас II, тяжело дышал и, не обращая ни на кого вокруг внимание, смотрел в потолок на расписную фреску на куполе. Услышав шум, король медленно повернул голову, на его лице расцвела улыбка. Вошли Утер и Артас.

— Выйдите все! — приказал он слугам.

— Но… — хотел было возразить один из лекарей, но паладин дал ясно понять, что его приказ не обсуждается.

— Сын мой, — хрипло произнес Теренас, узнав Артаса, — я молился Свету, чтобы он позволил хотя бы еще раз увидеть тебя.

— Я здесь, отец, — произнес принц, встав на колени и схватив старую дряблую руку венценосного отца, — я вернулся, чтобы спасти свое королевство.

— И ты сделал это, — вновь прохрипел король, — я должен был послушать тебя.

Артасу очень хотелось сказать, что действительно тогда это был наилучший выход, но он не мог произнести ни слова. Он чувствовал слабость отца и не ожидал, что некогда волевой правитель будет таким.

— Мы можем что-нибудь сделать? — обернулся принц к Утеру, с надеждой взглянув на рыцаря Света.

Тот лишь едва пожал плечами, но вслух сказал:

— Мы делали все, что могли. Теперь все зависит от Его Величества.

Теренас улыбнулся и погладил сына по голове.

— Ты выглядишь как настоящий король, Артас, — прошептал он, прежде чем убрать руку, — ты будешь хорошим правителем.

***

Прошла пара дней после битвы за Лордерон. Вернувшись, Гаритос и Вариан сообщили, что все силы нежити уничтожены, больше никто не угрожает столице. Джайна и её отец начали снабжать жителей столицы припасами, которые голодные и исхудавшие люди с жадностью ели, как будто ожидая, что она сейчас исчезнет.

Артас не выходил из дворца. Его отцу не стало лучше, скорее наоборот, здоровье короля с каждым днем ухудшалось, так же как и надежда Артаса. Он просто не понимал, почему судьба к нему так жестока. Нашествие нежити, Легиона, а теперь это.

Утер каждый день приходил к Артасу, но принц его не слушал. Вариан и Кель также пытались поддержать принца Лордерона, но, видя его состояние, лишь ждали.

— Он справится, — тихо сказал Вариан, стоя на огромном балконе королевского дворца, когда все: Утер, Праудмур, Кель’Тас и Вариан — собрались обсудить состояние принца.

— Мальчик много пережил, — согласно кивнул Утер, который был в несколько раз старше Вариана, но тем не менее уважал молодого короля.

— Он знает, что, скорее всего, надежды нет? — спросил Даэлин Праудмур, сидя за столиком и выпивая кружку пива, чтобы слегка успокоиться. — Кто-то должен управлять королевством.

— Он наследник, — возразил Вариан, — сейчас только он может принять правление, до выздоровления Теренса.

Джайна слушала их разговор, но принимать в нем участие не собиралась. Она думала о том, как бы помочь своему принцу, но тут дверь отворилась и в помещение вошел Артас. Он был бледен, но, похоже, уже пришел в себя, заговорил слегка дрогнувшим, но твердым голосом:

— Отец скончался.

Все вскочили. Они знали, что это произойдет, но все равно надеялись на лучшее. Однако Артас, похоже, не собирался в этот раз впадать в уныние, он старался говорить как можно тверже.

— Завтра пройдет прощание, Утер, я хотел бы, чтобы ты помог мне.

— Конечно… — Паладин замялся, не зная, как к нему обращаться, но быстро нашел себя: — Я все сделаю, мой мальчик.

— Твой отец поддержал меня, когда Штормград был разрушен, и я не брошу тебя в беде! — уверенно произнес Вариан.

Джайна и её отец также кивнули, давая понять, что помогут всем, чем смогут. Артас взглянул на Кель’Тас и понимающе кивнул.

Когда все двинулись к выходу, Артас вдруг сказал:

— Кель, останься!

Принц эльфов развернулся, подождав, пока паладин подойдет к нему.

— Я знаю, что сейчас мало чем могу помочь, но…

— Не беспокойся, — произнес Солнечный Скиталец, положив руку на плечо Артасу, — я сожалею, что так произошло, но теперь Альянс снова в сборе — мы справимся. Все мы.

Он вышел, оставляя принца наедине со своими мыслями.


========== Глава 4 ==========

I

Солнце стояло высоко в зените, опаляя своими лучами поля, деревья, дома и жителей королевства Лордерон. Несмотря на то, что лето подходило к концу, холода еще не пришли. Нашествие нежити удалось пережить, однако в Лордероне стояло гробовая тишина, и это не удивительно. Казалось, что в такой прекрасный день нет места горю и тишине, но жители королевства не могли веселиться — их король почил, оставляя разрушенное государство на плечи молодого принца.

Выжившие после нашествия двигались в сторону города. Возле ворот поставили стражу, которая проверяла всех проходящих внутрь, дабы не было в столице более проблем. Охранниками руководил сам Утер Светоносный, который, не смотря на смерть своего правителя, оставался серьезным и сдержанным. Вошедшие внутрь не могли услышать ни звон колоколов, ни увидеть лепестки роз, которыми пару недель назад встречали героев. Улицы были пусты, так как жители столицы собрались на небольшой площадке, где было решено похоронить короля.

Данная площадка стояла чуть дальше от дворца, к ней вела узенькая дорожка, выложенная камнем, что со временем расширялась и превращалась в полукруг, дабы поместить как можно больше людей. До этого момента площадь использовали для небольших королевских торжеств, вроде свадьбы или награждений, однако Артас решил, что его отца похоронят здесь.

Простые жители заняли всю площадку и весь проход, в то время как люди высокого положения стояли чуть ближе. Огромный каменный саркофаг поставили на постамент, а на него выставили небольшую статую короля Теренаса. Прямо перед гробом стояли: Артас, который, хоть и был бледен, держал себя в руках. Рядом с ним стояло Джайна, нежно положившая руку Артасу на плечо, в надежде поддержать любимого. Справа от них обоих находились Вариан, Андуин и Даэлин Праудмур, которые в скорби опустили головы.

Служба уже давно прошла, но люди не расходились. Они также, как и принц, молчанием вспоминали великого короля. Спустя какое-то время все начали медленно расходится. Артас положив свою ладонь поверх ладони Джайны и тихо произнес:

— Иди, я скоро приду.

Девушка неуверенно взглянула на него, но, поняв, что он желает побыть один, медленно двинулась за своим отцом. Как только площадка опустела принц дал волю своим чувствам. Рухнув на колени, он кулаком ударил каменную дорожку, моментально сдирая кожу с руки.

— Я не смогу, отец, — прошептал он, смотря на каменное лицо Теренеса, что, казалось, смотрела прямо на него, — без тебя я не справлюсь, ты один всегда умел находить верные пути.

Тяжко вздохнув, принц встал, развернулся и побрел во дворец. Теперь, когда все было на его плечах, требовалось решить, как именно восстановить королевство - уже через пару дней пройдет коронация. Позади послышалось легкое дуновение ветра, и Артас повернулся, чтобы еще раз взглянуть на могилу. Какого же было его удивление, когда луч света ,попав на статую, осветил лицо его отца. Не каменное, нет. И это был не умирающи старик, чьи слабые руки не могли поднять и чашу с водой. Это был истинный король Лордерона, сильный, волевой и бесстрашный - таким отца и запомнил Артас перед отплытием в Калимдор. Теренас стоял прямо перед сыном и приветливо улыбался ему

Артас, не в силах произнести хоть что-то, протянул руку к отцу, но ладонь прошла сквозь него, что немного смутила наследного принца.

— Не нужно расстраиваться из-за старика, — потусторонним голосом произнес бывший король, который, не смотря на призрачность, казался весьма живым.

У Артаса слегка потеплело на душе, стояло только вновь услышать голос отца, хоть он и понимал, что это всего лишь дух.

— Я не справлюсь, — вновь повторил принц шепотом, — почему именно сейчас?

— Короли не правят вечно, сын мой. — Грустно заметил призрак, — Я верю, Артас, что ты справишься с королевством лучше меня. Сейчас, когда ты уже совершил столько всего, ты не можешь просто пасть духом.

Артас вздохнул. Слова отца принесли ему легкую свободу, он понимал, что уже ничего не изменить и ему суждено править, хоть он и не был к этому готов. Но кто к этому вообще может быть готов?

— Спасибо, отец, — прошептал принц, смотря, как Теренас растворяется в луче солнца.

II

Артас сидел на троне, подперев голову одной рукой и со скучным выражением на лице смотря на посетителей. Ему предстояло выслушать очень много просителей. В основном это были крестьяне, которые жаловались на то, что нежить разрушила их деревню, сожгла поля и теперь никто из них платить налоги не может. Наследник это прекрасно понимал, и все что он сейчас мог сделать это всем говорить, это, пока поля снова засеяны не будут, отменить налоги. Иногда истории были глупыми и скучными — обычная жалоба крестьян, но иной раз рассказы приобретали неожиданный оборот. Так один из крестьян говорил:

— Когда нежить напала, мы ждали подкрепления от короля, но никто не пришел, — говорил бородатый работяга, — мы думали, что погибли, как неожиданно откуда не возьмись появился рыцарь. Он сражался как зверь, использовал магию, мы думали он один из паладинов, но доспехи были слишком старые. После того, как он разобрался с мертвецами, рыцарь приказал нам бежать в столицу.

И эта история изредка вспыхивала у каждого второго крестьянина. Артас не понимал, к чему они клонят, да и не хотел понимать, считая, что крестьяне просто давят на жалость и на то, что королевские солдаты их не спасли.

Вариан после похорон пообещал в восстановлении Лордерона, что Артасу не совсем нравилось по той единственной причине, что ему придется сидеть и ждать, а он хотел что-то сделать, но что он мог в данный момент, когда практически вся страна сожжена дотла. Когда прием окончился, принц устало потер глаза и встал. К нему подошел Утер.

— Все прошло куда лучше, чем я ожидал, — улыбнулся сквозь бороду старый паладин.

— Считаешь? — Скривился Артас, — Без налогов, мы не можем начать восстанавливать город, казны и так еле-еле хватает.

— Ну, мы могли бы разрешить крестьянам пользоваться деревом и камнем с королевских лесопилок и каменоломен бесплатно.

— Я тоже об этом думал, — кивнул Артас, прекрасно понимая, что пока это единственный выход для того, чтобы восстановить поверженные деревни и города, — Стратхольм просто в ужасном состоянии, все население погибло, и смысла его сейчас восстанавливать я не вижу.

— Но придется, — протянул Утер, видимо намереваясь поговорить с принцем не столько о политике, сколько о чем-то личном, — людям сейчас тяжело, им нужна надежда.

— Коронация может и подождать, — угрюмо пробурчал Артас. Он прекрасно знал, что паладин хотел, как можно быстрее устроить это торжество, пусть даже и не слишком пышно, но людям нужен правитель, а наследный принц выглядит не слишком уверенно.

— Я не совсем об этом, — вновь улыбнулся паладин, — людям нужен не только король, им нужно нечто большее, намек на то, что в будущем все будет хорошо.

— Говори прямо, — наконец не выдержал наследник.

— Нужна свадьба. Твоя свадьба, мой мальчик!

Артас ошарашенно посмотрел на паладина. Конечно, это заявление его слегка ошеломило, но тем не менее он постарался выглядеть спокойным, впрочем легкий румянец выдавал его волнение.

— И где ты нашел кандидатку? — с сарказмом спросил принц.

Утер усмехнулся и двинулся на выход из зала, лишь возле дверей сообщив:

— Мне казалось, ты сам её нашел.

III

Тронный зал украсили поистине величественно. Он и так был прекрасен, а теперь его превратили в настоящий обитель Света и чистоты. О том, что коронация совпадет со свадьбой короля, узнали через пару дней того разговора с Утером. Артас, собравшись с силами, двинулся к Джайне, которая все еще была в Лордероне и не собиралась покидать его, желая помочь принцу со всеми проблемами, что разом рухнули на голову наследника.Влетев к ней в покои, Артас принялся рассказывать странную историю об совместном путешествии, что привело девушку в полное непонимание. Сначала ей даже показалось, что Артас бредит. Еще бы, столько всего приходилось делать, принцу было не легко. После свой тирады, Артас наконец взял себя в руки и, преклонив колено и нежно взяв Джайну за руку, произнес:

— Леди Джайну Праудмур, вы выйдите за меня?!

Этот вопрос она ждала долгое время. Чародейка помнила, как давно, еще до чумы, они расстались, и она всей душой ушла в магию, при этом вспоминая Артаса, как нечто прекрасное, что у неё было в жизни. После их путешествия на Калимдор, где оба поняли, что любят друг друга, но тогда ни о какой свадьбе не могло быть и речи. А сейчас? Джайна стояло с широко раскрытыми глазами и всматривалась в лицо принца, который красней с каждой секундой и, судя по его глазам, дико волновался.

— Да! — тихо произнесла волшебница.

Для принца это действительно был прекрасный день. Он забыл обо всем, но о свадьбе решил позаботится лично, особенно когда дело касалось охраны столицы. Несмотря на то, что темные времена ушли, принц оставался начеку. Рассказав Утеру о том, что Джайна согласилась, он радостно заулыбался.

— Дворец должен быть хорошо защищен, я не хочу, чтобы все пошло наперекосяк, — заметил принц.

— Об этом не беспокойтесь Ваше Величество, — произнес старый паладин, несмотря на то, что Артас еще королем не был, — я обо всем позабочусь.

Два праздника должны были уложиться в один день. Ткачи шили одежду для свадьбы, ювелиры готовили две короны, которые должны были украсить головы нового короля и королевы. Артас волновался как никогда. Он не любил торжества, предпочитая дорогому королевскому платью тяжелые доспехи и меч, но мысль о том, что он наконец сделал такой важный шаг как свадьба, придавали Артасу сил.

Джайне тоже было не по себе. Первые пара часов она действительно была рада, но после радость сменилось легким страхом и все тем же волнением. Даже несмотря на то, что ей не пришлось все готовить самой. Принц отдал распоряжение, а ей оставалось только ждать, того самого дня и волноваться.

***

Широкие двери во дворец раскрылись и туда медленно начала входить знать и гости. Сначала планировалось, что как только на принца будет надета корона, войдет невеста, однако Артас настоял на том, чтобы коронация проходила параллельно со свадьбой.

Сам принц сейчас стоял возле трона, ожидая невесту. Когда гости расселись, то он наконец увидел её. Джайна шла в ослепительно белом платье, слегка пунцовая. Её длинные золотистые волосы были распущены, рядом же шел её отец, который и вел Джайну под руку. Остановившись возле жениха, Даэлин, оставив дочь, подошел к принцу и тихо прошептал:

— Береги её!

Тут Артаса как мечом огрели. Он вспомнил слова Келя о том, что он приносит Джайне боль и не сможет защитить её, если понадобится. Постаравшись быстрее отогнать эти мысли, он медленно подошел к невесте, которая, судя по всему, волновалось не меньше его самого. Перед ними встал священник. Туман встал перед Артасом и отступил лишь тогда, когда он громко, даже громче, чем следовало бы, прокричал:

— Да!

Зал взорвался от криков радости, но священник быстро замахал руками, призывая гостей к порядку. Когда двое молодоженов подумали, что свободны, к священнику вышел невысокого роста слуга, неся на подушечке две короны. Артас заметил, что для него была сделана точная копия короны его отца, с одним лишь изменением - вместо алых рубинов в короне были кристаллы голубого цвета. Джайне же сделали прекрасную тиару.

Они вновь опустились на колени. Медленно короны водрузились на головы, и принц, вернее, уже король Артас моментально почувствовал её тяжесть. Артасу показалось, что груз ответственности моментально стал больше, однако когда он встал, держа за руку Джайну, то спокойно смотрел на свой народ. Утер, стоя неподалеку, одобрительно кивнул.

— Поприветствуйте короля Артеса Менетила и его королеву Джайну Менетил! — громко объявил священник. Зал как будто взорвался, теперь их никто не мог остановить. Все моментально вырвались на площадь перед дворцом, чтобы продолжить веселье. Знать подходила к молодоженам, а теперь еще и новым правителям, приветствовала и поздравляла их. Артас взглянул на Джайну, которая смущенно улыбнулась ему. Когда все вышли из дворца, король притянул к себе свою королеву, и они слились в поцелуе.

«Ну вот и все», — подумал наконец счастливый Артас.

IV

Артас хмурясь стоял в тронном зале. Перед ним находился Утер, который только что прибыл с известием, что неожиданно нежить напала на небольшой гарнизон близ Стратхольма, и, хотя атаку удалось отбить, так как старый паладин был вместе с крупным отрядом солдат, Утер немедленно сообщил обо всем королю.

— Этого быть не может! — Рявкнул Артас, когда молчать уже было невозможно, — Мы же уничтожили всех, мертвецов.

— Отряд был очень большим, мой король, — неожиданно произнес паладин, — мы чудом смогли победить.

— Хорошо, — кивнул Артас, раздумывая, над данной ситуацией. Насколько точно были сообщения людей он не знал, но то, что зараженное зерно уничтожено, ему было известно, но вдруг что-то еще осталось.

— Я отдам приказ всем капитанам, чтобы были на чеку и еще проверю все деревни, чтобы…

— Нет, — твердо заявил Артас, — ты нужен мне здесь. Отправь Гаритоса, пусть он прочешет все подозрительные деревни.

Утер кивнул и вышел из зала. Король сел на трон и задумался. Прошло чуть больше двух недель, но Вариан сдержал слово и прислал припасы с несколькими отрядами хорошо обученных воинов, дабы поддержать еще не окрепший Лордерон. Адмирал Праудмур также не стоял в стороне, помогая своему зятю чем мог. Однако, эта атака смутила Артаса. Джайна отправилась проверять зерно на наличие болезни, что он не мог ей запретить, ему же предстояло решить несколько важных дел, прежде чем думать о том, откуда взялась нежить.

Посреди всех этих размышлений прямо перед Артасом открылся огромный портал, из которого медленно вышел… Иллидан!

— Иллидан?! — ошеломленно произнес король и быстро осмотрелся, ведь негоже людям было наблюдать его странных союзников.

Полуэльф усмехнулся, увидев на голове бывшего принца корону, но промолчал.

— Прошло слишком много времени, что…

— Нежить собирается в Нордсколе, — перебил его охотник, перейдя сразу к делу, — Король-лич готовится к вторжению на все континенты, и наконец я смог найти его.

— Значит, эта нежить его рук дела? — быстро спросил Артас.

Иллидан кивнул. Со своими копытами и рогами он был в несколько раз выше молодого короля, однако это не смущало Артаса. Непонятно почему, но он доверял тому, кого все прозвали предателем.

— Её будет еще больше, — сказал Иллидан, — чтобы раз и навсегда покончить с нежетью, нужно уничтожить Короля-лича.

Артас задумался. Он понимал, что покидать Лордерон сейчас, когда он только что стал королем, неразумно. Однако, Артас прекрасно знал на что способна нежить и если ему предстоит отправить войска в Нордскол, то он лично её поведет.

— Жди меня в Нордсколе, — уверенно произнес бывший принц, — я подготовлю войска и отправлюсь немедленно.

***

Этот момент напомнил ему отправку в Калимдор, только теперь в порту стояло больше людей. Не было ремесленников и знати, которая взошла бы с ним на корабль, однако были солдаты, рыцари, пушкари, стрелки и инженеры. Артас быстро сообщил Утеру, все что требовалось и приказал готовить войска. Когда же он сообщил, что отправляется лично, то паладин громко стукнув по столу вскричал:

— Ты не можешь оставить свой народ, только не сейчас!

— Нет, Утер, я не могу отправить кого-либо еще, этих людей должен вести я, — уверенно произнес Артас, хотя слова Утера задели его.

— Подумай о Джайне! — Воззвал старый паладин, — Что будет с ней, если с тобой что-нибудь случится?

— Ты сам сказал, что кто-то должен остаться в королевстве, — тихо произнес король, и подойдя к Утеру, положил руку ему на плечо, — дело вовсе не в том, что я собираюсь сделать. Я знаю на что способна нежить и не хочу больше видеть, как моё королевство лежит в руинах. Ты меня не остановишь.

— Тогда я отправлюсь с тобой, — громко произнес Утер, взглянув на Артаса, как на сына, хоть тот уже и стал королем.

— Нет, Утер, — повторил его ученик, покачав головой, — я хочу, чтобы ты приглядел за Джайной, это приказ!

В отличии от паладина, волшебница восприняла отправку Артаса чуть менее болезненно. Когда тот объяснил, что не может отправить никого в Нордскол, девушка слегка побледнела, опасаясь за своего мужа. Чародейка хотела отправится с ним, как когда-то в Калимдор, но Артас сказал, что кто-то должен остаться управлять страной и молодая королева идеально для этого подходит.

— Артас, я… — начала было Джайна, но муж просто поцеловал её.

— Не беспокойся, я уже столько раз сражался с нежитью, что она меня не пугает.

— Понимаешь, — королева явно хотел сказать ему что-то важное, но тут прогремел рог, сообщая о том, что корабли готовы к отправке, и Джайна лишь произнесла, — береги себя, Артас, пожалуйста!

Как только корабль исчез, по щеке девушки скатилась предательская слеза. Она должна быть сильной, но её сил не хватило сообщить Артасу о том, что у него скоро будет наследник.


========== Глава 5 ==========

I

Холодный и пустынный берег Нордскола встретил войска Альянса лютым ветром и пробивающим до костей морозом. Проведя несколько недель в море люди надеялись найти на берегу хоть какой-нибудь отдых, но король этого позволить не мог. Где-то впереди его ждал Иллидан и времени терять было нельзя. Артас был неимоверно рад, что Вариан, Кель и адмирал Праудмур восприняли новую угрозу всерьез и помогли новому королю Лордерона чем смогли. Несмотря на то, что Кель`Талас сам был разрушен, принц эльфов снарядил небольшой отряд магов на помощь Артасу, Вариан позволил взять всё войско, что в это время расквартировалось в Лордероне, а зять отдал свои лучшие корабли.

Артас был облачен в тяжелые доспехи. На плечах были ничем не примечательные наплечники, тяжелые сабатоны на ногах делали походку тяжелой, однако прекрасно защищали, в новых ножнах же красовался «Испепелитель». Теперь королю предстояло сделать неимоверный скачек вместе со своим огромным войском, дабы найти Иллидана и отправится к вершине мира.

Как только корабли были разгружены, Артас осмотрелся. Мертвая ледяная пустыня и неприветливый ветер, в таком месте любой почувствует себя уязвимым. К нему подошел капитан, подводя крепкого жеребца под уздцы.

- Благодарю, - ответил король Лордерона и быстро прыгнул в седло и, легко пришпорив коня, двинулся вперед. Рядом с ним теперь шел маленький отряд конных рыцарей, готовые в любой момент защитить своего короля.

Солдаты удрученно шли по толстому снегу, то и дело проваливаясь и ругаясь. Наконец, армия вошла в ущелье, и каменная дорога позволяла им идти спокойней. Усталость давала о себе знать и многие начали потихоньку перешептываться. Король слышал разговоры краем уха, но его сердце стучала от ярости и гнева, от того, что его противник до сих пор угрожает его народу и на привал нету времени. Не смотря на каменные стены ущелья, это не спасало людей от мороза, который пробивал самые тяжелые доспехи. Кроме того, пушки, которые они тащили за собой, тяжело катились, пушкари уставали намного быстрее. Наконец, Артас понял, что если он так продолжит идти, то ко встрече с нежитью его армия просто выдохнется и вряд ли сможет достойно принять бой. Он громко объявил:

- Сделаем привал!

Многие стрелки и солдаты моментально рухнули на каменную дорогу. Эльфы хмыкнули, решив не позорится и посчитав ниже своего достоинства показывать хоть малейший признак усталости, однако по ним было видно, что слуги Кель’Таса тоже не прочь слегка передохнуть.

Моментально были разбиты множество костров возле которых расселись вся надежда Альянса. Легкий перекус в данный момент, это все что мог позволить им король, однако, чтобы они не посмотрели на него как на тирана, Артас решил, что привал продлится дольше, чем он изначально планировал. Сам Артас не ел и не грелся, совсем не чувствовал усталости и холода. Легкий ветер обдувал его лицо и колыхал черный плащ. Снег хлопьями опадал на землю. Артас, долго сидевший неподвижно, оказался покрыт снежным пухом.

“Волосы теперь, наверное, белые, словно у седовласого старика” - с усмешкой подумал король, встряхивая головой.

Иллидан должен был заметить корабли, но почему-то он пока не появился и им приходилось идти дальше. Когда Артас заметил, что многие солдаты начинают устало зевать, то понял, что пора двигаться дальше. Желание разбивать постоянный лагерь в этих снегах не было, однако он понимал, что возможно этот момент может произойти.

Встав, король приказал капитанам поднимать своих людей и готовится двигаться дальше. Это заняло больше времени, чем ожидал король, но вскоре его войско вновь было в полной готовности двигаться дальше. Да, определенно поход в Калимдор был чуть более спокойный, не смотря на армию демонов - здесь же смерть могла подкрасться внезапно и исходила буквально ото всюду.

Спустя часы перехода по заснеженной и, казалось, мертвой пустоши, Артас поднял руку, заставляя свою армию остановится. Ему показалось, что где-то впереди слышен звон клинков, но никого за ворохом постоянно падающего снега видно не было. Король отдал приказ двигаться медленней и вновь армия пошла вперед.

Звук борьбы вновь врезался в слух Артаса и стало понятно, что ему не послышалось. Когда жуткий рев раздался издалека, король приказал идти вперед, как можно быстрее. Артас первый рванул вперед, прорываясь сквозь каменные стены ущелья и вновь вылетая на холодные просторы Нордскола.

Перед ним открылась картина, которая заставила его от удивления широко раскрыть глаза. Небольшая кучка нежити сражалась с отрядом орков, во главе которого был сам Громмаш Адский Крик!

- Ну, налетайте, костлявые ублюдки! – Орал орк, одним ударом своего топора разрубая упыря, - Я вам покажу всю мощь Орды!

Тут он заметил людей, выходящих из ущелья. В глазах Громма вспыхнуло удивление, а, увидев бывшего принца, заиграли веселые огоньки. Как только Артас проскакав перед ним, прикончил одного из скелетов, король спросил:

- Вот уж не ожидал увидеть здесь тебя, Гром!

- Ха, как видишь мы здесь нежить кромсаем, парень! – рассмеялся орк и вновь прикончил еще одного противника, как будто бой для него было обычной забавой.

Некоторые из армии Альянса с удивление обнаружили, что их король спокойно разговаривает с постоянными противниками, а сами орки, похоже, и не собираются никого трогать. Однако, большинство из армии Артаса все-таки были те, кто прошел войну в Калимдоре и с воодушевлением отнеслись к появлению орков, надеясь получить союзника в борьбе с еще одним мощным врагом.

Разобравшись с нежитью, старые товарищи могли поговорить спокойно. Спустившись с лошади, Артас нахмурившись посмотрел на кости мертвецов и тела орков, которые видимо погибли раньше.

- Что вы здесь делаете? – спросил он слегка удивленно. Гром был довольно высок, так что Артасу пришлось слегка приподнять голову.

- Спокойствия нигде нет, верно? – послышался насмешливый голос позади.

Обернувшись, король увидел Иллидана, который стоял, скрестив руки на груди и смотрел на них всех сверху, так как он был намного выше их обоих.

- А ты еще кто, черт подери? – удивился Гром, схватив топор покрепче.

- Спокойно, орк, - произнес полуэльф, пройдя к Артасу и Грому, - я здесь, чтобы помочь, и уж тебе-то следовало говорить потише, ведь ты убил моего бывшего учителя.

Артас удивленно вскинул бровь, не понимая, о чем говорит брат Малфуриона, но судя по тому, что орк замолк, Гром все прекрасно понимал. Однако, Громмаш недолго был в замешательстве, и быстро ответил:

- Странно, что твой учитель связывается с демонами.

Иллидан не удостоил его ответом, а повернулся к паладину.

- Смотрю ты подготовился, - сказал охотник, кивнул на армию, что король привел с собой.

- Я не позволю больше угрожать моему народу.

- Ха! – Громко рассмеялся Гром, - Значит нежить и вас потревожила, - ответил он на причину их присутствия здесь, - Тралл ясно дал понять, чтобы я разобрался с этой поганью.

Иллидан ухмыльнулся, видимо радуясь тем, что армия получилась на столько огромной.

- Что-ж, раз и ты с нами, крылатый, то будь осторожен, не попади в пылу битвы на мой топор!

Артасу понял, что Гром готов смирится с этим союзом только на время. А как на счет него? Люди вряд ли многие солдаты пришли с ним по приказу Варина и Келя, и орки были их врагами, а Иллидан в их глазах вообще выглядит демоном. С обоими их король разговаривает, как с давними товарищами, но Артас решил на время отогнать эту мысль, а как разберется с нежитью, то обязательно что-нибудь придумает.

- Ты этим отрядом решил сражаться с нежитью, орк? – рассмеялся Иллидан, махнув в сторону братьев Грома.

- Даже с ними я прикончил уже множество, - ожесточенно выплюнул он, но потом быстро произнес, - мы разбили лагерь неподалеку, а сами пошли на разведку.

Артас возможно поступил бы точно также, но король понимал, что слишком опасно разбивать лагерь сразу после прибытия.

- И как результаты? – неожиданно спросил Артас, он очень надеялся, что орки нашли какую-нибудь дорогу.

- Мы обнаружили путь через которую шла вся это шваль, - рыкнул Гром, - прямой путь к их повелителю.

Артас было обрадовался, но увидел, что Иллидан медленно покачал головой.

- Это длинный путь, - произнес полуэльф спокойно, - ущелье точно будет охраняться, и вся нежить бросится защищать своего господина.

- Ты струсил, демон? – Рассмеялся Громмаш, - Это отличный шанс доказать, что мы можем их одолеть.

Не смотря на свою повязку, Иллидан взглянул на Артаса и тот понял, что у полуэльфа есть план, но кажется оркам он их не собирался доверять.

- Есть более короткий путь, - сказал охотник, развевая подозрения короля по поводу недоверия, - но никто не говорил, что он более безопасный!

- Мне плевать, - усмехнулся орк, - я двинусь только прямо и не намерен идти с остроухим демоном. Парень, а ты?

Артасу пришлось выбирать. Оба пути небезопасны, но если короткий путь существует, почему не воспользоваться им?

- Нет, - покачал он головой, - короткий путь меня вполне устраивает.

- А я и не знал, что ты стал таким осторожным, - вновь расхохотался Гром, - что-ж, встретимся на той стороне, только посмотрим, кто будет первый.

С этими словами отряд орков развернулся и двинулся в обратную сторону. Артас краем глаза заметил, что многие его солдаты с облегчением выдохнули, видимо не желая иметь дело с ордой, пусть даже они и будут их союзниками. Однако, оставался еще Иллидан, который хитро улыбался.

- Не плохо, они могут задержать нежить.

Артас ошеломленно взглянул на эльфа. Он точно знал, что Гром так и поступит, и похоже с самого начала хотел использовать Орду для отвлечения основной армии нежити.

- Что это значит?

- Не беспокойся, орки пробьют этот путь, может гораздо позднее и с большими потерями, но убедить их следовать в пещеры я бы не рискнул.

- Пещеры? – переспросил король уверенный, что ослышался - по темным коридорам ему тоже не хотелось шастать.

- Подземное королевство, построенное под Нордсколом, оно приведет нас прямо к вершине мира, - объяснил Иллидан, и ,увидев неуверенность Артаса, произнес, - ты можешь выбрать любой путь, но прежде подумай.

Артас задумчиво постучал пальцем по подбородку. С одной стороны, получается он бросает орков на растерзание армии нежити. С другой, его армия явно недовольна им, и он это замечал, орки уничтожили Штормград, а одна часть его армии состоит как раз из рыцарей Вариана, стычки с орками просто неизбежны - это ослабит их. Поэтому, как бы Артас не терзал себя, он принял наиболее верное решение в данный момент. Подойдя к лошади, король взобрался на неё и выжидающе посмотрел на охотника.

II

Армия Альянса во главе с Артасом и Иллиданом подошли к огромным каменным вратам, что закрывали вход в огромную пещеру. Охотник на демонов сообщил, что его немногочисленная армия наг, ждет недалеко от входа в эту пещеру с той стороны, но сначала нужно спустится внутрь. Путь до пещеры был не простым. Нежить выскакивала со всех сторон, дабы задержать их. Всем в армии Альянса казалось, что за ними просто следят и знают по какой дороге они пойдут.

- Это владение Короля-лича, ему известно все, что происходит здесь, - сообщил Артасу полуэльф, когда они остановились на привал.

- Тогда нам нужно двигаться быстрее, - прорычал Артас, покрепче сжимая «Испепелитель».

- Твои люди устанут, а впереди большая битва, - хмыкнул Иллидан и отойдя в сторону присел на корточки и начал что-то бормотать на эльфийском. Артас не понимал его слов, но говорил он, судя по интонации, с нежностью, как будто молился кому-то.

Оказавшись перед воротами, Иллидан нахмурился, что можно было заметить по его повязке.

- Заперты.

Артас усмехнулся, это он прекрасно видел. Всю дорогу его не отпускало чувство, что за ними, кто-то наблюдает. Пару раз он слышал, как кусты, покрытые снегом, как будто кто-то задевал и слышались шаги по хрустящему снегу, но он сваливал все на ветер.

- Не нравится мне это место, - прошептал Артас, подойдя к Иллидану, который прощупывал дверь, словно оно открывалась от его прикосновения.

- Я пришел другим путем, но этот самый короткий в данный момент, - ответил охотник, как бы сообщая о том, что о двери он не знал.

- Но ведь должен же быть…

- Стоять! – Прокричал кто-то сбоку, - Только тронься и каждый получит дробь в лицо.

Артас бросил взгляд в кусты и увидел небольшой отряд дворфов, которые смотрели прямо на них с Иллиданом направив в их стороны мушкеты.

- Убери мушкет, парень, - произнес еще один голос уже позади и из кустов вышел дворф в тяжелой броне, держа в одной руке топор, а в другой мощный молот - на его голове был рогатый шлем, который полностью закрывал лицо и из-под которого виднелась длинная рыжая борода. Взглянув сначала на Иллидана, а после на Артаса, двор неожиданно произнес:

- Проклятье парень, это ты!

Голос показался паладину знакомым, но он не понимал, кому тот принадлежит, пока дворф не снял шлем.

- Мурадин!? Мурадин Бронзобород!? – Произнес с искренней радостью король и подошел поближе, чтобы рассмотреть старого друга и учителя.

- Проклятье парень, нужно быть осторожным мы чуть тебя не пристрелили.

- Со мной армия, - усмехнулся Артас, кивнув за небольшой бугор, позади ворот.

- Да слышали мы вас, как будто стадо баранов прошло, однако негоже принцу оставаться без армии и ещё…с ним, - он кивнул на Иллидана, который с усмешкой смотрел на эту встречу.

- Он мне помогает, - решив не вдаваться в подробности, произнес Артас, - здесь есть путь к вершине мира?

- К вершине мира? – Удивленно вскинул брови Мурадин, - Я думал вы прибыли спасти нас.

- Спасти?

- Ну да, но не будем стоять на морозе, - сказал дворф и подошел к воротам, - зови своё войско, - а сам громко постучал в каменные ворота своим молотом. - Открывайте, это Мурадин!

Ворота с ужасным шумом начали движение, открывая всем троим своё черное нутро.

- Ты ему точно доверяешь? – спросил Мурадин, ткнув в охотника и бросив взволнованный взгляд на короля.

Артас кивнул и, развернувшись, двинулся к войску, чтобы сообщить, что проход открыт. Его нагнал Иллидан.

- Не думал я, что с этим будут трудности, - задумчиво произнес он.

- Не волнуйся, Мурадин - мой учитель, ему можно доверять.

Иллдан хмыкнул, но промолчал.

Войска с радостью восприняли известие о встрече с дворфами и теперь им было не страшно спускаться в темные залы пещер, так как знали, дворфы им точно не враги, учитывая, что некоторые служили у Артаса в армии.

Как только последний солдат вошел внутрь пещеры, ворота с грохотом захлопнулись. Мурадин ждал Артаса возле небольшой каменной статуи в недалеко от входа. Отдав приказ капитанам подготовить войска к дальнейшему походу, он вместе с охотником подошел к дворфу.

- Ну, рассказывай, - спокойно произнес Артас и облокотился на каменный постамент.

- Эх, принц, и как всегда прямолинеен, - усмехнулся Мурадин, но заметил во взгляде своего бывшего ученика грусть.

- Я - король, Мурадин, - произнес паладин, - мой отец умер.

- О, парень… это ужасная новость, сочувствую тебе, - грустно произнес дворф, если бы он дотянулся до плеча короля, то конечно же похлопал его, но в данном случае ограничился лишь словами.

- Я благодарю, но все-таки, что произошло?

- Мы слышали о нежити, и узнав, что здесь, в Нордсколе, где-то в снегах хранится рунный клинок Ледяная Скорбь. Мы прибыли сюда, чтобы найти этот клинок в надежде, что он сможет помочь нам в борьбе с этой темной напастью, но чем дальше мы уходили вглубь материка, тем сильнее нас атаковали мертвецы. Смирившись с тем, что мы скорее всего погибнем, мы не сдавались и шли дальше вглубь, пока не обнаружили вот эту пещеру. Соорудив огромные ворота я решил остаться здесь, пока не найду способ выбраться, но оказалось, что мы и здесь не одним.

- Азжол-Неруб, - произнес Иллидан, - древнее королевство пауков.

- Нам было не до названий, - отмахнулся Мурадин от слов охотника, - вот такая наша история. Но если вы прибыли не спасти нас, то зачем?

- Уничтожить нежить раз и навсегда, вместе с их повелителем, - сказал Артас злобно, о том, что он знает, где Ледяная Скорбь, король предпочел умолчать.

Дворф задумался. Вдруг его взгляд скользнул на ножны короля. Присмотревшись он неожиданно воскликну:

- Вот это да, я чувствую в нем работу Магни!

- Все верно, его сделал твой брат, - подтвердил Артас, доставая «Испепелитель» и протягивая Мурадину.

Дворф с большим интересом изучил клинок, а после вернул законному владельцу.

- Великолепная работа, как всегда! Мой брат превосходит сам себя!

Иллидан глядя на это скривился, а после слегка хмыкнул, привлекая внимание.

- Времени мало, - напомнил он, - если двигаться, то сейчас.

- Мурадин, можешь показать нам проход в это королевство пауков? Мне бы хотелось, чтобы ты пошел с нами и может быть вместе мы разобьем нежить, но я не стану требовать от тебя…

- Ха, забудь парень, я с удовольствием наподдам этим жалким тварям по наковальне, - рассмеялся дворф, - благо силы на это у меня еще есть. Мы пойдем с вами.

Известие о том, что дворфы присоединятся к армии Альянса все восприняли с большим воодушевлением, зная, что это отличные воины и стрелки. К сожалению, с лошадьми пришлось расстаться, в тесных коридорах они мало чем могли помочь, только мешались, и все рыцари моментально стали пешими. Проходя огромные залы, они восхищенно смотрели на странную архитектуру, пока не добрались до огромной лестницы спускающаяся вниз.

- Мы долго сдерживали их, - сказал Мурадин, - но однажды они просто перестали нападать, может передохли.

Артас встревоженно взглянул на Иллидана, а тот лишь покачал головой, давая понять, что ничего просто так не происходит. Король кивнул и, махнув рукой, повел войско вниз.

III

Тоннели были на столько огромные, что армия Альянса свободно умещалась в них. Иллидан объяснил это тем, что королевство Азжол-Неруб огромное и, собственно, сейчас они возможно двигались по одной из «улиц». Вскоре им на глаза стала попадаться архитектура, отдаленно напоминавшая башни или здания. Проходы были очень высокие и широкие, строились они явно не для людей.

- Эти твари достаточно велики, - пояснил Мурадин, - думаю, не стоит посещать их дома.

Артас согласно кивнул. Наконец, они вышли на огромную платформу, взору тут же предстали величественные постройки, которые были гораздо больше, чем те, что им удалось увидеть пару секунд назад. Башни, которые вгрызались в своды пещер были на столько толстыми, что в одной из них могло спокойно поместиться всей войска короля Лордерона, над пропастями раскинулись серебристые мосты паутинки, хотя Артас не был уверен, что это реально паутина, но даже если и так, то она наверняка очень прочная.

Взглянув еще раз, Артас только сейчас обнаружил, что внизу собирается огромная армия. Странного вида существа, напоминавшие огромных жуков и пауков, медленно двигались в противоположную сторону, ловко забираясь по огромной паутине они поднимались на верх, туда, где, возможно, был выход на поверхность.

- Король–лич давным-давно уничтожил их империю, - рассказал Иллидан – он обратил всех нерубианцев в нежить, теперь они полностью подчиняются ему, и сейчас наверняка идут защищать своего господина.

- Ты хочешь сказать, что сейчас эти твари будут сражаться с нами? – поинтересовался Мурадин.

- Да, - просто ответил Иллидан и отошел в сторону поискать спуск.

Артас остался просматривать паучий город сверху.

- Что произошло дома, Артас? – вдруг спросил Мурадин, - расскажи, пока есть время, ты выглядишь так, словно сразился с огромной армией, я вижу по твоему лицу, что тебе уже много пришлось повидать.

Король вздохнул. Иллидан еще бродил где-то и Артас решил, что стоит поведать старому другу всю историю. Он начал с начала чумы. Старался говорить, как можно быстрее и понятней. Рассказывая о битве за мировое древо, он не умолчал ни о чем, о том, как встретил Иллидана, он также поведал и о предательстве Тирания и гибели его людей от лезвия Ледяной Скорби, а также о союзе с орками. Когда история была окончена Артас понял, что он рассказал все скомкано и много чего упустил, но времени было мало. Мурадин от всего этого только нахмурился, а после вздохнув произнес:

- Понятно, почему у тебя такие странные союзники, но будь осторожен, Орда может быть коварной!

- Я знаю, о чем ты думаешь, Мурадин, но сейчас они пробивается к вершине мира наверху, а мы ползаем под землей.

- Это делает для них честь, - хмыкнул дворф, - я готов смириться с этим тяжелым союзом, но только до тех пор, пока не выберусь из этой ледяной пустыни, о большем не проси меня.

Артас улыбнулся. Он помнил, как он также думал об орках, но когда увидел их благородство, решил, что они не такие уж и жестокие. Конечно, как и Мурадин, и Утер, король не мог полностью простить им гибель народа, но вновь развязывать с оркми воину Артас пока не собирался.

- О, я женился на Джайне, - неожиданно выпалил он желая поделиться со старым другом радостью.

- Вот с этого и надо было начинать, парень, - рассмеялся Мурадин, - помню, как ты бегал вместе с ней, а теперь вы муж и жена, король и королева, да, хорошая девчушка.

Артас прокашлялся, но промолчал. Вскоре вернулся Иллидан.

- Придется идти прямо через них, - охотник указал на армию во главе с огромным жуком, который, похоже, и не собирался никуда уходить.

Выхватив клинки, охотник выжидающе посмотрел на Артаса. Выбора у короля не было и придется идти в бой с нерубианцами. Они двинулись к широкому спуску и волной принялись спускаться вниз. Эффекта неожиданности не получилось. Пауки спускались с потолка и прыгали прямо в толпу армии, вызывая неожиданную панику.

Паладин не сомневался, что они их давно видели, ждали только удобного момента. Они были очень большими, таким образом многие, воины были моментально затоптаны волосатыми ногами. Однако, солдат Альянса было много больше, и с этим превосходством нерубианцы ничего не могли сделать.

Иллидан ловкими прыжками уворачивался от лап нерубов, легко пронзая нежить своими клинками. Иногда луч скверны вырывался из его глаз прямо сквозь повязку, сжигая очередного противника. Он, как и Артас, торопился, но похоже не собирался тянуть с битвой. Король в это время тоже не зевал, вместе с Мурадином они сражались спина к спине, если это можно было так назвать.

Рост дворца играл для него хорошую службу, позволяя уходить прямо под брюхо нерубинаца и снизу подрезать лапы, Артас тем временем добивал противника в волосатую башку с множеством глаз. Крики боли раздавались позади его армии. Король понимал, что он не сможет пробиться к тем, кто вдалеке и их придется бросить здесь, после битвы вряд ли удастся достойно похоронить убитых.

Тем временем остальная армия пауков заметила приближающегося противника и ринулась на них. Армия Альянса уже спустилась на мягкий пол-паутину и теперь проваливаясь старались шагать, чтобы не упасть, однако для нерубов это было не проблема. Их волосатые лапы не проваливались под паутину, и они сами двигались ловко и быстро. Артас уже хотел было предложить сжечь всю эту мягкую дорожку, но понимал, что если она загорится, то они все здесь погибнут, понимали это и пушкари, поэтому за время боя не было произведено ни одного выстрела. Вся задача пушкарей состояло в том, чтобы защитить орудие до выхода.

Иллидан, не сбавляя темпа, ловко рубил пауков направо и налево. Похоже, что после битвы с демонами эти противники казались ему легкой забавой. Тут перед ним выступил огромный жук с мощными клешнями на руках. Его панцирь был покрыт острыми и несомненно ядовитыми шипами, которая к тому же была отличной броней.

- Мой повелитель приказал остановить вас! – Взревел он скрипучим голосом, режущим слух, - во славу Короля-лича! Во славу Неруба!

Иллидан не обращал внимание на то, что происходит у него сзади, но он был уверен, что люди справляются. Когда клешни с грохотом рухнули на него, он едва успел отскочить, отразить такую атаку не представлялось возможным. Тут он неожиданно сообразил, как уровнять шансы, бросив свои клинки в разные стороны он взмахнул своими мощными крыльями и оказался прямо у морды жука. Клинки моментально вернулись к нему в руки, и он вонзил их в глаза своему противнику. Тот взвыл и принялся крутить головой пытаясь сбить Иллидана. Охотник, выдернув своё оружие перепрыгнул на спину жука и пронзил панцирь, распарывая мощные крылья, которые скрывались снизу.

Вдруг, на жука налетела вся армия Альянса, которая похоже справилась с нерубами и теперь пришла на помощь охотнику. Артас взмахнув мечом произвел яркую вспышку, а после направил меч на монстра. Из наконечника вырвался луч прожигая сгнившую плоть. Послышался мощный треск и жук рухнул на пол. Он кряхтел и что-то пытался сказать:

- С-спасибо… думал… что никогда… не стану… с-свободным.

Его последние слова уже мало кто мог услышать, однако Артас их слышал, и был ими не мало удивлен.

- Не думал, что они могут освободиться от его власти на смертном одре, - прошептал он.

- Этот жук был королем Азжол-Неруба, его было тяжело победить при жизни, нелегко и после смерти, - заметил Иллидан, - теперь, когда он свободен, Король – лич потерял могущественного союзника.

- Он остался задержать нас.

- Все так и есть, Король – лич знает, что к нему идут и будет защищаться до последнего.

- Но кто он? – не выдержал Артас.

- Узнаем, когда доберемся.

Армия стала подниматься вслед за пауками по витиеватой паутинистой лестнице. Пушки тяжело катились, но все же их удалось затащить наверх. Когда король наконец вышел на свежий воздух, он увидел перед собой то, что заставило его сердце содрогнуться. Огромная гора тянулось высоко в небо, а прямо у её подножья стояла огромная армия мертвецов. Битва началась.

IV

Никакого отдыха. Никто и не помышлял о нем. Как только армия вышла из пещеры они тут же начали построение. И готовились к бою, который решит судьбу их мира, их дома, их Родины. Артас понимал, что эта битва будет такой же смертельной, как та, что была на горе Хиджал - только теперь у них нет оружия против нежити. Промедление короля стало медленно распространятся на все войска. Пошли волнение, но никто не собирался уходить. Когда Артас уже хотел отдать приказ к атаке, Иллидан неожиданно произнес:

- Нам придется ворваться на вершину мира, эта армия не сможет подняться туда.

- Что ты предлагаешь? – спросил Артас.

- Моя армия начнет атаковать, как только увидит твою, - быстро начал говорить охотник, - нам же предстоит сразиться с Королем – личом.

- А кто будет командовать?

- Хм, если нужно идти - так вперед! - Послышался голос Мурадина, который услышал их разговор, - Как только ворвемся в бой, прорывайся к горе, а я помогу твоим парням не потеряться на поле боя.

- Хороший план, дворф, - усмехнулся Иллидан и подошел к небольшой тропинке, что вела вниз, к армии мертвецов, - поторопись, юный король, время поджимает.

Артас, взмахнув мечом, встал перед своим войском:

- Вперед! За Альянс! За Лордерон!

И они побежали. Огромная волна ринулась в бой, а ей также на встречу ринулась стена мертвецов. Артас сначала бежал впереди всех, затем он сбавил ход и растворился в своей армии. Иллидан бежал рядом с ним на ходу поражая скелетов и вурдалаков.

- Куда? – прокричал Артас, стараясь, чтобы охотник его услышал.

Полуэльф быстро маневрировал среди толпы людей и нежити. Артасу же это было тяжело, так как доспехи мешали ему двигаться также ловко, как это делал Иллидан. Вдруг где-то вдалеке раздался горн, и послышался боевой клич. Орда пришла на помощь.

Паладин и охотник не обращали внимание на бой. Они понимали, что пока Король – лич остается жив, нежить не остановить.

Наконец, король и охотник смогли вырваться из боя. Оба грязные, в крови и мелких царапинах. Перед ними стояли мощные ворота, открытые нараспашку. И прямо над ними тянулась огромная ледяная лестница куда-то ввысь. Не говоря ни слова, Артас и Иллидан двинулась вверх, под ледяным ветром Нордскола, к самому трону Короля-лича.


========== Глава 6 ==========


Двое поднимались по лестнице к небесам. Двое держали в руках оружие, намереваясь убить хозяина заснеженных пустынь Нордскола, правящего мертвецами с вершины мира. Тысячи и тысячи людей, орков, дворфов, эльфов, нежети и нерубов схлестнулись в кровавой мясорубке у подножья Ледяного Трона Короля-лича — но эта кровавая схватка сейчас была далеко внизу, лишь рёв войск далеким гомоном доходил сейчас до охотника и паладина. До Иллидана и Артаса.

Король Лордерона устало втягивал воздух в легкие, недавние битвы и долгий подъем по лестнице сильно истощили Артаса. В отличии от него, полуэльф шел легко и, казалось, любая преграда на пути к намеченной цели была чем-то несущественным для брата Малфуриона. Артас покрепче сжал верный «Испепелитель» в руке — клинок Света уничтожит любую нечисть, будь ею даже сам Король-лич, он был уверен в этом. И все же паладина терзали смутные сомнения о предстоящей схватке, ведь обладающий могуществом противник, способный подчинить себе армию восставших мертвецов… будут ли силы самого Артаса и Иллидана достаточными, чтобы сокрушить Короля-лича? Ответ станет известен очень скоро.

На последних ступенях до слуха Артаса отдаленным эхом стали доносится обрывки фраз: «…. предательнице! Этой колдунье… предала свой народ…. трусливой, сбежала с Лордерона… прошу прощения…». Трудно было разобрать смысл слов, хотя голос казался королю до боли знакомым. Но думать об этом времени у Артаса не было — они оказались почти у самой вершины. Иллидан, шедший чуть впереди короля Лордерона, остановился и обернулся к паладину.

— Отдышись, юный король. Мы почти у цели. Я чувствую, он уже ожидает нас! Будь готов сражаться как никогда в своей жизни, — эти слова полуэльф произнес с хищным оскалом.

Артас бы не удивился, если бы узнал, что Иллидан считал Короля-лича своей жертвой, которую он вот-вот загонит в угол — ни более того. Это было вполне в характере охотника на демонов, насколько его успел узнать паладин. Все же, совет Иллидан дал дельный, так что Артас, остановшись, попытался выровнять дыхание. Тяжелые латы давили на все тело — сейчас они были как-никогда неудобны. Ветер же был столь силен, что, казалось, сдует короля и охотника вниз, к сече, а холод, долгое время игнорируемый паладином, наконец-то начал овладевать его телом. «Я смертельно устал», мелькнула предательская мысль в сознании.

Король Лордерона только раздражённо скрипнул зубами, пораженный собственной слабости в такой момент. После всего что он пережил, пережил его народ, его отец, его Джайна… он не мог сдастся сейчас! Все они надеяться на него, ведь у Артаса есть шанс покончить с этой… плетью, которой Король-лич бичевал сначала народ Лордерона, затем и весь Азерот.

— Пора покончить с этим, Иллидан, — прорычал паладин и перебросил меч в другую руку, давая затекшей немного времени расслабиться, а после кивнул полуэльфу.

Охотник оскалился еще больше и, ни говоря ни слова, развернулся и побежал к вершине. Артас, соберя всю волю в кулак для последнего сражения, постарался заставить тело забыть о холоде и усталости, а из разума изгнать все панические мысли. Тирании страха Короля-лича пора положить конец — тогда и только тогда в Лордероне наступит мир, мир для них с Джайной, для будущих поколений, что будут после.

Наконец, ступени закончились, и эльф с человеком выбежали на круглую площадку, являющуюся вершиной Ледяного Трона. Напротив них, сидя на возвышающимся над всем вокруг троне, покрытом ледяной коркой, бездвижно восседал Король-лич. Его лицо скрывал причудливый шлем, чем-то напоминающий по форме корону, с крупным кристаллом пронзительной, как море вокруг Нордскола, синевы. Повелитель нежити был облачен в тяжелые доспехи, а на его коленях лежал клинок… Ледяная Скорбь!

— Тираний? — Удивленно воскликнул Артас, на секунду даже опустив «Испепелитель», но затем обвиняюще ткнул острием в восседающую на троне фигуру, — Предатель! Сегодня ты ответишь за каждую погубленную тобой душу!

Иллидан, уже приготовившийся вступить в яростную схватку, с удивлением покосился на паладина. Но и сам Артас мало что понимал: Тираний и есть Король-лич? Но кто тогда послал чуму на Лордерон, ведь мальчишка был с ним Калимдоре…. А Ледяная Скорбь? Может Тираний просто отдал меч своему повелителю, а сам Артас был слишком поспешен?

Но Король-лич развеял все сомнения паладина, гулко рассмеявшись и резко вскочив со своего престола. Командующего мертвыми отделяло от двух визитеров не более двух десятков метров и Артас был уверен, что преодолеть их возможно за пару секунд, если не быстрее. Паладин обхватил меч обеими руками, намереваясь встретить стремительные выпады противника мощью оружия Света, но сам Король-Лич не спешил.

— О, мой дорогой рыцарь, какие слова! — Рассмеялся снова Король-лич, и Артас готов был поклясться, что Властелин мертвых говорил голосом Тирания. Однако следующие слова повергли паладина в недоумение, — не стоит волновать за того мальчишку, мой принц, его душа давно стала часть моей коллекции, а жалкий разум уничтожен — слишком уж обременительно было возится. Теперь это тело превосходно послужит мне!

Король-лич в теле Тирания взмахнул Ледяной Скорбью в сторону Иллидана:

— Ха, полагаешь, эта тварь поможет тебе разобраться со мной? Ничтожество, продавшее свою жизнь демонам? Я так разочарован, Артас! Ты мог быть моим избранником, но сейчас я, Нер’Зул, просто поглощу ваши души, чтобы вы смогли наблюдать как все, что вам дорого, умрет и станет часть…

— Довольно разговоров! Нападай! — прервал Нер’Зула полуэльф и прыгнул вперед, нацеливая экзотичное оружие в своих руках прямо в сердце Короля мертвых.

Артас тряхнул головой — Тираний, Нер’Зул — не имело значения, ведь он поднялся на эту вершину убить Короля-лича, не важно, как он сам себя называет. С боевым кличем паладин бросился в след за Иллиданом в атаку.

***

Ярость Бури преодолел расстояние между собой и Нер’Зулом менее, чем за секунду, в прыжке полуэльф помог себе взмахом крыльев и налетел на огромной скорости на противника. Охотник провел серию быстрых режущих ударов острием обоих клинков по корпусу Короля-лича, однако Повелитель мертвых с не меньшей, чем у Иллидана, скоростью, отпрыгнул от одного удара, отбил несколько следующих и даже попытался нанести укол, целясь в пустую глазницу полуэльфа. В этот момент в схватку ворвался Артас, с криком ударяя «Испепелителем» по Нер’Зулу. Владыка нежити увернулся и от этого удара, двигаясь с грацией и быстротой опытнейшего фехтовальщика.

Трое бойцов закружились в танце смерти. Уколы, выпады, блоки, свист стали и звон соприкоснувшихся клинков — эти звуки наполняли вершину Ледяного Трона. С каждой секундой интенсивность схватки нарастала, вместо слов за воинов говорило теперь их оружие. Постепенно и Иллидан, и Артас стали осознавать, что проигрывают. В битве один на один у них не было бы и шанса против Короля-лича, их же совместные атаки Нер’Зул с легкостью блокирует, моментально нанося парочку своих. С каждым соприкосновением клинков Аззинота в руках Иллидана с ребристой поверхностью Ледяной Скорби сердце полуэльфа наполнялось пустотой. Рунный меч Короля-лича воздействовал на противника с каждым ударом, даже не нанося видимого урона. Проклятое оружие возымело над новой силой Иллидана, полученной от черепа Гул’Дана, постепенно затягивая на чувствах и рефлексах охотника пелену тьмы.

Артас, бившейся в начале поединка с неумолимой яростью, начинал постепенно выдыхаться, темп его атаки заметно снизился. Все-таки последние несколько часов дались королю тяжело, и даже самая сильная воля может если и не сломаться, то погнуться точно. Иллидан заметил слабость Артаса и, Ярость Бури готов был поклясться, это уже заметил и сам Повелитель нежити. Охотник на демонов решил изменить тактику — уже следующий удар Ледяной Скорби Иллидан не стал отбивать или парировать, а, увернувшись в самый последний момент — кромка лезвия прошла в считанном сантиметре от лица полуэльфа, — быстро сблизился с Нер’Зулом, оказавшись у Короля-лича сбоку, практически за спиной. Взмах зеленого клинка пробил доспехи Короля-лича с такой легкостью, будто броня была изготовлена из меха и выделанной кожи, а не стали.

Нер’Зул взревел, скорее даже от ярости, как показалось Иллидану, чем от боли — если он вообще мог чувствовать боль, конечно. Повелитель мертвых отбил укол Артаса, который попытался было воспользоваться ранением оппонента и пронзить сердце в теле Тирания, затем сделал шаг на сближение с паладином и ударил того навершием рукояти рунного клинка в лицо. Голова Артаса дернулась назад, в глазах потемнело — паладин почувствовал, как хватка смерти петлей стягивает ему горло. Следующий удар Короля-лича добил бы паладина, не вмешайся Иллидан, который взмахом крыльев поднял себя в воздух, а затем спикировал на Хозяина Ледяного Трона. Нер’Зулу пришлось отвлечься, чтобы отбить серию уколов и режущих атак охотника на демонов, так что Артас успел придти в себя. Паладин безмолвно взмолился Свету, прося лишь одного: силы, чтобы сокрушить врага, грозящего уничтожить все живое в Азероте.

Иллидан продолжал атаковать Короля-лича, ни на секунду не прекращая свой натиск. Но опять, спустя какое-то время Нер’Зул не только отразил и парировал все удары полуэльфа, а стал больше наносить своих контратак. Охотник был вынужден уйти в глухую оборону, с трудом отбивая внезапные выпады и уколы Ледяной Скорби — ранение никак не сказалось на Повелителе мертвых. «Тело для него лишь инструмент, пытаться поразить его бессмысленно, » размышлял Иллидан, «нужно попытаться уничтожить источник его силы или обездвижить».

Нер’Зулу удалось оттеснить охотника к самому краю площадки на вершине мира — теперь позади Иллидана было лишь пустота. Король-лич вместо нанесения еще одного удара мечом быстром прыжком оказался вплотную с Иллиданом и толкнул полуэльфа плечом в грудь. Покачнувшись, Ярость Бури попытался уколоть клинком Аззиона Владыку смерти в голову, намереваясь уничтожить или сорвать корону. Однако Нер’Зул, ожидавший чего-то подобного, был наготове и отразил удар Иллидана, одновременно пнув полуэльфа в живот. С криком охотник на демонов упал с вершины…

Нер’Зул пригнулся — «Испепелитель» пролетел у него прямо под головой — и, перехватив меч обратным хватом, наугад нанес укол себе за спину. Артас вскрикнул, когда Ледяная скорбь пробила латы на правой голени, разрезая мышцы и кость. Король Лордерон припал на здоровое колено, тяжело дыша и дрожа всем телом. Каждую частицу его тела наполнил холод, тьма, забвение. Казалось, еще секунда и душа паладина покинет бренное тело, чтобы быть растерзанной жутким Владыкой мертвых.

Нер’Зул разочаровано вздохнул, нависая над Артасом с занесенным клинком в руках.

— Ты мог стать моим самым великим чемпионом, а кем стал в итоге? Глупцом, верящим, что сможет остановить неизбежное… и трупом, — Король-лич намеревался казнить Артаса после этих слов, одним ударом отрубив паладину голову, но за спиной Нер’Зула взметнулась черная тень.

Татуировки на теле Иллидана сияли зеленоватым пламенем, мыщцы на руках вздулись от напряжения, рот оскален. Работая крыльями, охотник сумел остановить падение и спикировать на ступени лестницы, а затем взлететь вверх, оказавшись над всей площадью Ледяной короны и над самим Королем-личом. С яростным криком охотник выставил клинки, надеясь насадить на них Короля мертвых в падении. Нер’Зул почувствовал приближение полуэльфа, резко развернулся и удар, который должен убить Артаса, был перенаправлен в рубящий снизу вверх.

Артас с ужасом наблюдал, как острие Ледяной скорби движется к груди Иллидана, и понимал, что охотник не успеет увернуться. Это был конец для них обоих — если этот удар и не убьет полуэльфа, то выведет его из боя точно. И тогда Нер’Зулу ничего не помешает убить Артаса, а затем и самого Иллидана. Как самонадеянно было верить, что они смогут нанести поражение самому Королю мертвых! Но Артас отказался сдаваться, пусть он ранен, пусть сила рунного клинка раздавила его чувства и эмоции, оставив в душе только страх и холод — пусть. Если он проиграет, Джайна… Джайна… он не мог подвести её, ту, что всегда верила в силы Артаса, всегда поддерживала его во всех начинаниях, всегда любила его самой искренней, самоотверженной любовью…

Решимость и эмоции короля отразились и на его клинке, кристал в сердце «Испепелителя» засиял ослепляющим светом. Презрев нестерпимую боль в ноге, Артас оттолкнулся от поверхности площадки и нанес один единственный удар по стоящему перед ним противнику. Король видел, что рана, оставленная Иллиданом, никак не сказалась на Нер-Зуле, поэтому единственным выходом для спасения полуэльфа паладин увидел в отражении рубящего удара рунного клинка.

Удар «Испепелителем» пришёлся на поверхность клинка у самого эфеса. С громким треском Ледяная скорбь раскололась в руках Короля-Лича на десятки осколков, оставив в руках Повелителя нежити лишь рукоять. Иллидан упал на Нер’Зула сверху и вонзил в его грудь оба своих клинка с такой силой, что, когда Король-лич рухнул под тяжестью охотника, клинки Ярости Бури пригвоздили тело Владыки мертвых к площади. Корона слетела с головы Нер-Зула… нет, с головы Тирания. Артас увидел лицо юноши — когда-то полное жизни и энергии, сейчас волосы его были белы, лицо бледно и мертво.

— Победа, — еле слышно прошептал Артас, меч выскользнул из его ослабевших пальцев и глухо упал на поверхность площади.

Иллидан извлек клинки из тела поверженного Короля-лича и выпрямился, с интересом покосившись на обломки Ледяной Скорби, лежащие у ног Артаса. Сам король Лордерона тоже покосился на них: обломки начали сиять, а затем, внезапно для обоих победителей, исторгли из себя белый вихрь. Белоснежные тени окружили площадь на вершине Ледяного Трона, летая вокруг Артаса и Иллидана идеальным кругом. Среди них король увидел лица двух капитанов, что пытались защитить его в Калимдоре от Тирания, но пали, сраженные Ледяной Скорбью. Он смог освободить их, смог отомстить. Наконец, одна из теней отделились от общей массы и начала обретать форму перед охотником и паладином.

Артас, хоть и с трудом держащийся на ногах после тяжелой схватки и ранения, не мог не удивиться, когда очертания белесого тумана приняли форму темноволосого юноши в доспехах армии Лордерона. Тираний!

— Похоже, разбив клинок Повелителя мертвых, ты смог освободить души, терзаемые этим проклятым оружием, — задумчиво промолвил Иллидан, повернув голову к паладину.

Дух Тирания кивнул в подтверждение слов Ярости Бури.

— Вы спасли нас, милорд. Спасли меня от этого проклятия. Простите, что был слишком слаб, чтобы противиться его влиянию… — молвил Тираний, его призрачные глаза смотрели прямо на Артаса.

Король слушал Тирания и с каждый минутой ему становилось все более жаль юношу. Такой судьбы недостоин никто, ни один враг, чтобы он не совершил. Возможно, прояви паладин больше внимания юному войну в своей армии, заметив раньше его странности, ничего этого бы не случилось — он мог спасти столько невинных жизней…

В конце-концов, самым сложным сражением сегодняшнего дня для Артаса оказалось выдержать взгляд призрачных глаз духа Тирания.

- …для меня эта битва давно проиграна, — продолжил Тираний, — однако для Вас, милорд, сражение еще не окончено. Теперь, когда нежить лишилась своего короля, она станет еще опаснее. Ей нужен правитель. Всегда должен быть Король-лич.

Произнеся последнюю фразу, дух Тирания растворился. Последняя фраза смертельным ядом заполнила сознание Артаса — неужели все страдания, все жертвы напрасны? Этого просто не могло быть!

Артас сделал несколько неуверенных шагов в сторону, к престолу Короля-лича. Раненую ногу паладин уже перестал чувствовать, так что ему пришлось подтаскивать ее при каждом шаге. Король Лордерона тяжело опустился на Ледяной Трон, скрестил пальцы рук и застыл. Тысячи мыслей роились в голове сына Теренаса и ни одну он не мог счесть правильной. Иллидан тем временем поднял корону Нер’Зула и подошел к Артасу, задумчиво потирая подбородок и разглядывая камень, влитый в корону.

— Я чувствую, что дух Короля-лича уцелел, хотя и сильно ослаб. Ты понимаешь, что это значит, юный король? — спросил паладина Иллидан, постукивая ногтями по блестящему металлу короны.

Артас медленно кивнул.

— Он сможет восстановить силы, стать сильнее и сокрушить нас в следующий раз, — тихо проговорил король Лордерона, в глазах его читалась беспокойство и недоверие. Но спустя секунду взгляд приобрел уверенность, казалось, что Артас внутренне принял какое-то решение. Подняв голову, паладин посмотрел туда, где должны были находится глаза Иллидана за повязкой и быстро сказал, — В твоих руках тяжелый рок… и это ношу я возьму на себя! Одень корону на мою голову, Иллидан!

Охотник на демоном приподнял одну бровь и отступил на шаг от трона:

— О чем ты? Это безумие! Никто не сможет совладать с силой Повелителя мертвых!

— Ты сам сказал, что он ослаб! — Горячо заговорил Артас, всеми силами старясь убедить своего союзника, — Это единственный выход! Если Азероту суждено освободится от власти Плети… я готов пойти на всё!

Перед взором Артаса пронеслись обрывочные картины: белые стены Лордерона, смерть отца, Джайна, совсем одна… она бы не поняла, она бы попыталась спасти его, узнай, что он намерен совершить. Но ради блага своего королевства, ради блага своих родных ему придется принести эту жертву!

— Тебя и всех тех храбрецов, что сражались за нас внизу, ждет иная судьба вдали этого места. Моя должна была окончится здесь — с этим клинком, — Артас устало махнул рукой в сторону обломков Ледяной Скорби, — я стану стражем проклятых, Иллидан. Возложи корону на мою голову.

Минуты охотник и паладин смотрели друг на друга, Артас ждал, а Иллидан боролся внутри со своими сомнениями. Наконец, Ярость Бури кивнул и приблизился к королю Лордерона.

— О тебе не забудут…

— Обо мне должны забыть! — крикнул Артас, закрыв глаза и до боли в суставе сжав подлокотник трона, — Если миру суждено освободится от власти Плети, никто не должен узнать, что сегодня произошло! Возьми мой меч и отнеси Мурадину — тот вернет его в Лордерон, я уверен. Это поможет убедить всех в столице.

Иллидан еще раз кивнул, соглашаясь с мыслями паладина. Затем охотник медленно возложил корону Нер’Зула на голову Артаса, которая полностью скрыла его лицо. Как только Иллидан отнял руки от короны Ледяной Трон задрожал, даже внизу у подножья должно были ощутить вибрацию, полуэльф был уверен в этом. Спустя секунды глаза Артаса открылись и теперь они мерцали яростным огнем.

— Объяви, что Повелитель нежити мертв, — сказал Иллидану Король-лич, его тело начал медленно сковывать лед, — а вместе с ним умер Артас Менетил.

Когда бывший паладин закончил говорить, все его тело оказалось погребено под толщей льда, в которую заволокло весь трон вместе с Артасом.

— А теперь уходи — и не возвращайся! Никогда… — прозвенели эхом последние слова над площадью Ледяной Короны.

Иллидан взял меч, что лежал рядом с телом Тирания, и взглянул на стража проклятых. Он понимал, что Артас был прав, они оба не знали иного способа, как одолеть нежить, а без короля весь мир оказался бы уничтожен.

- Прощай, юный король, - прошептал Иллидан, спускаясь по ледяной лестнице.


========== Глава 7 ==========

I

Звон колоколов раздался по всему Лордерону. Звенело так звонко, что, возможно, колокольни слышали на многие мили от городской черты, звук этот сообщал о том, что экспедиция короля окончилась победой. Люди в столице вышли на улицу к воротам, держа в руках корзинки с лепестками роз и бросая воинам, которые отправились в логово врага и победили. Многие заметили, что во главе процессии шел дворф, стараясь держать голову прямо, однако это у него трудно получалось. Рогатый шлем был сломан, один из рогов отломлен посредине, второй отсутствовал начисто, сам же его обладатель шел с припущенной головой, выражая тем самым глубокую скорбь. Остальные в процессии шли такие же подавленные, хоть их приезд и был встречен бурными аплодисментами. Лишь самые внимательные заметил, что король не идет впереди, не держит гордо голову и не встречает свой народ победной улыбкой. Одни надеялись, что Артас сейчас внутри этого войска, а скорбь лишь траур по погибшим товарищам. Другие догадывались, что король скорее всего не вернулся.

Дворф во главе с экспедиции двигался в сторону площади, а граждане, образовав коридор, шли за ними, замыкая в конце-концов круг и не позволяя солдатам выйти. Когда эта процессия ввалилась на площадь перед королевским дворцом, то их уже ждали. Джайна Менетил вопреки этикету не носила королевских мантий, а была в привычной для своей профессии одежде, рядом с королевой стоял Утер. Когда войско остановилась, то все воины медленно опустили головы, а дворф снял шлем и, выхватив из-под плаща длинный сверток, медленно двинулся к королеве.

Утер нахмурился. Он узнал Мурадина, они вместе когда-то давно обучали юного Артаса фехтование и основам рыцарского искусства, но паладин не понимал, почему дворф сейчас здесь, в Лордероне. Наконец, подойдя волшебнице и паладину, воин припал на одно колено перед королевой и протянул сверток Джайне. Той не нужно было долго гадать, что скрывает внутри бархатная ткань. Дрожащей рукой чародейка развернула материю. Её рука словно обожглась, и Джайна приложила её ко рту. Перед женой Артаса был «Испепелитель». Утер тут же поддержал королеву. Весь столпившийся на площади народ ахнул, кто-то закричал и громко заплакал. Джайна, хоть и держалась как могла, но внутри была готова расплакаться в любую секунду, она еще смутно понимала, что произошло, разум отказывался поверить в происходящее. Надежда, что сейчас из этой толпы выйдет её милый Артас, не оставляла Джайну.

— Мне жаль, миледи! — Произнес Мурадин, печально опустив голову, — Я не смог спасти его, он погиб в схватке с нежитью!

— Что ты такое говоришь, Мурадин?! — громко пробасил Утер, он тоже не верил в гибель своего короля и ученика, — Артас был великим воином, как…

— Король-лич убил его, — прошептал дворф, — прежде чем погибнуть самому.

Эта новость всколыхнула народ, но их короля, их защитника уже не вернешь. Все быстро приходили в себя и от этого становилось только хуже. Многие вновь не выдерживали, падали на колени, плакали. Дети с непониманием смотрели на рыдающих родителей, мужчины снимали шапки, дабы отдать дань своему королю, отдавшему свою жизнь за всех них.

— Он просил передать этот меч достойному, — тихо сказал Мурадин вновь протягивая «Испепелитель», — и ему было жаль, что он не смог принести вам счастья!

Все это дворф говорил хрипло и едва понимал свои слова, так как Артас ничего подобного не передавал. Однако, Мурадин слишком хорошо знал своего ученика и друга, и ему не хотелось бы, что бы все его друзья скорбели по нему.

Все теперь взглянули на королеву, которой после смерти мужа придется возглавить осиротевшее королевство. Все так же понимали, что они потеряли только короля, но Джайна, Джайна потеряла нечто большее - друга, мужа, любимого, отца её будущего ребенка. Тот, который всегда защищал её, теперь никогда не выставит свой меч, не скажет дерзкого слова в лицо врагу и никогда не будет спорить с ней.

Все это навалилась на плечи девушки, как огромная глыба льда и не собиралась таять. Дрожащими руками Джайна взяла «Испепелитель», ей показалось, что на нем до сих пор держится остаток тепла и силы её любимого короля. Королева развернулась и, стараясь прямо идти на ватных ногах, последовала в тронный зал, находившийся в глубине дворца.

II

За ней двинулись только Утер и Мурадин. Джайна знала, что никто не осмелится больше войти во дворец и сказать ей что-либо. Королева дошла до трона, который теперь был сдвоенный, что стало для чародейки последней каплей - она рухнула на колени, спрятав лицо в ладони, прижав лоб к краю трона, на котором пару недель назад сидел Артас. «Испепелитель» со звоном упал на каменный пол. Джайна тихо, почти беззвучно плакала. Теперь сдерживаться нет смысла, никто кроме самый преданных людей не услышит её. Плач, хоть и был негромким, для Мурадина и Утера посслышался оглушительным, проходящим по всему залу от пола до потолка и, казалось, останется здесь навсегда. Слезы все текли по щекам девушки…

— Я потеряла его! — Всхлипывала Джайна, а когда к ней подошел Утер, то кинулась ему на плечо и вновь прошептала, — Я не смогу без него, Утер, он… он…

— Я тоже девочка, я тоже, — похлопал её по спине старый паладин. Он жалел, что не может заплакать также, — я потерял двух друзей и двух королей за пару месяцев.

— Он всегда принимал те решения, которые могли бы помочь другим, — грустно заметил Мурадин, который за время пути в Лордерон успел слегка отойти от этого горя, — Артас бы не хотел, чтобы вы сильно скорбели по нему. К тому же он прекрасно знал на что шел!

— Он не увидит своего ребенка, Утер, — Джайна взглянула на паладина своими заплаканными глазами, в них старик увидел лишь пустоту, — если бы я тогда сказала, если бы я не испугалась…

Утер не знал, что сказать. О том, что Артаса ожидает наследник, знали не многие, но девушка надеялась, что она сможет сообщить эту новость, когда король вернется.

— Я должна была идти с ним, я бы спасла его! — кричала волшебница, было видно, что нервы её на пределе и она вот-вот сорвется окончательно.

— Тише, девочка, — Утер крепко обнял и прижал её к себе королеву, чувствуя каждый всхлип и дрожь её хрупкого тела, — только Свет теперь защитит его, нам лишь остается смирится.

Взглянув на королеву Мурадин тяжело вздохнул. Он видел, что в глазах старого паладина стоит то же горе, что и у каждого жителя Лордерона, но то, что происходит с Джайной, не каждый может прочувствовать. Короли приходят и уходят, будь они сколько угодно добрые, сколько бы подвигов они не совершили, о них рано или поздно забудут, даже деяния Артаса вскоре станут параграфом в книги историй. Но Джайна пронесет эту любовь через всю свою жизнь, дворф был уверен.

— Что теперь делать? — поинтересовался он. В зале кроме них троих никого не было.

— Мы должны похоронить его, — уверенно произнес Утер, — там же где и Теренса, два короля, отец и сын.

— Тело не нашли.

— Достаточно будет каменного саркофага, — произнес паладин и взглянул на Джайну, она не хотела ничего решать из этого вопроса, ей нужен бы её Артас, сильный, смелый и живой.

Слегка успокоившись, чародейка легонько кивнула, все еще уткнувшись лицом в грудь Утера. Она не будет решать, только не сейчас.

III

Площадь возле могилы Теренаса вновь наполнилось народом спустя пару месяцев после похорон старого короля. Она была на столько густо заполнено, что многим просто не досталось места. Сзади стоял обычный народ, который пытался посмотреть на прощание с Артасом сквозь остальных. Многие залезали на немногочисленные деревья и каменные статуи, чтобы рассмотреть весь процесс. Впереди собрались воины, сражавшиеся в Нордсколе. Рядом со статуей Теренаса поставили каменную плиту. В отличии от отца, каменное изваяние Артаса было лежачим. Лицо принца было умиротворенным, сложив руки на груди он смотрел куда-то в небо. Все посчитали, что так будет лучше. Артас, который в последняя время своей жизни постоянно сражался, должен был заслужить долгожданный покой.

На небольшой постамент поднялся король Шторграда Вариан Ринн, который прибыл тут же, как его оповестили о смерти друга, воспользовавшись порталом. Он был бледен, в глазах было горе, но заговорил Вариан как всегда твердо.

— Артас был сложным человеком, — начал король, — но он был всегда простым, он любил свой народ так горячо, что вел себя с ним на равных. Артас чувствовал каждое его горе, всегда был готов погибнуть за него сражаясь. Я знал Артаса Менетила как великолепного друга, я смог увидеть его королем и мужем. Однако, я был слишком далеко, чтобы суметь спасти его, — Вариан подошел к плите и, положив руку на каменную грудь статуи, прошептал, — да хранит тебя Свет, мой друг!

После Вариана на постамент вошел Мурадин. Дворф долго молча, а когда заговорил, голос его звучал глухо. Речь была короткой.

— Артас был моим учеником и другом. Я горд тем, что смог научить его тому, что знал сам - во многом король превзошел меня. Теперь я потерял его, — дворф повторил ритуал Вариана, — я подвел тебя, приятель, прости меня!

После наступило молчание. Все ждали, кто же пойдет следующим отдать дань королю. Утер, который все это время держал Джайну, понял, что ему тоже придется пройти через это, и тяжелой походкой поднялся на постамент.

— Артас был моим учеником, настырный малый, который всегда рвался в бой, — это воспоминание вызвала легкую улыбку на устах старого вояки, а потом паладин посерьезнел, — Артас всегда болел за свой народ, готов был остаться паладином, сражаться в бою. Он всегда делал то, что считал правильным и каждый раз оказывался прав, — подобно предыдущим Утер подошел к постаменту и прошептал так, чтобы его никто не слышал, — я присмотрю за ней, мой мальчик!

Двигаясь к остальным, Утер заметил, что кто-то рвется из толпы к ним. Паладин нахмурился, ведь стража должна была останавливать всех подозрительных личностей. Вдруг солдаты расступились, пропуская высокого мужчину. На нем были тяжелые рыцарские доспехи, волосы уже коснулась седина, в ножнах на поясе воина покоился великолепный меч. Взгляд прибывшего, которым тот окинул площадь, был грустным и одновременно твердым.

— Тирион?! — удивленно бросил Утер, широко распахнув глаза, ведь собрата по ордену он не видел долгие годы.

Все ахнули. И послышалось копошение в толпе, дабы рассмотреть бывшего паладина. Тирион стоял спокойно, смотря на своего учителя. Вдруг позади послышался крик:

— Эй, это же тот рыцарь, что спас нас, когда напала нежить!

Многие согласно зашептались. Тирион же поднял руки в знак того, чтобы все затихли.

— Я слышал о воцарении Артаса, — прошептал он, — но был слишком далеко, чтобы прибыть поздравить его, мне жаль, что я пришел в такой день.

— Я думал ты погиб?! — Произнес Утер, — Где же ты был?

— Долгая история для такой минуты, мой друг. Свет позволит мне почтить память короля?

Утер понимал, что отказывать глупо, просто кивнул. Тирион, пройдя к Джайне, коснулся её руки и произнес:

- Мне жаль, он был великим воином и слугой Света.

Джайна слегка кивнула, повторив действия Утера. Поднявшись, королева двинулась к постаменту. Все затихли, желая услышать, что же скажет королева. В руках у неё был «Испепелитель». Подойдя к плите, она вложила меч в руки «спящего» принца и коснувшись лица статуи, молча спустилась обратно на трон.

Утер с сожалением смотрел на девушку, понимая, как ей тяжело. Вдруг к нему тихо подкрался капитан и прошептал:

- Лорд Утер, есть дело, требующее вашего срочно присутствия.

Паладин нахмурился - слишком много что-то неожиданностей в такой день. Что может быть такого важного, чтобы отвлечь его от прощания с королем? Однако, он встал и как можно быстрее двинулся за капитаном, чтобы успеть вернуться до окончания церемонии. Оба двинулись к двери во дворец, которая стояла с другой сторон площади и служила входом для королевской семьи, так что этот проход никто не занимал. Пройдя тронный зал, они вышли на площадь перед дворцом и направились к королевской тюрьме, что находилась в другом конце улицы.

Дойдя до двери, капитан махнул солдатам, что её охраняли и те немедленно открыли, пропуская обоих. Утер непонимающе шел за капитаном.

- Когда мы освободили Лордерон, король Артаса запер здесь одного пленника, - начал объяснять капитан, снимая факел со стены и идя по темным коридорам освещая путь, - эльфийку.

- Какую важность она представляла для Артаса? – удивился Утер.

- Точно неизвестно, но солдаты говорят, что она хотела убить некого союзника короля.

Паладин понял, что у Артаса было много тайн. Еще бы, он столько времени провел в Калимдоре. Добравшись до одной камеры Утер, понял, что это за проблема. Дверь была взломана и комната пустой.

- Она сбежала, сэр, - спокойно сообщил капитан, - захватила с собой все своё снаряжение, но никто не пострадал.

- Кто-нибудь её видел?

- Только несколько солдат, они пытались её догнать, но она сумела скрыться.

- Артас не стал бы держать её в клетке, если бы она была не опасна, - задумчиво произнес Утер, потирая седую бороду, - понимаю, что это глупо, но нужно разослать патрули в ближайшие деревни и леса, поспрашивать, не все прибыли на похороны. Выполнять.

***

Церемония прощания подходила к концу и вскоре все поняли, что наступило время расходится. Народ медленно покидал площадку с низко опущенными головами. Когда площадь опустела, на неё одиноко вошел маршал Гаритос, стоявший все это время позади. Подойдя к двум каменным плитам, он взглянул на статую Теренаса, а после на лежачего принца и на «Испепелитель», что находился у статуи усопшего мужа Джайны в руках. Маршал улыбнулся, как улыбается ремесленник, когда долгая и тяжкая работа наконец-то успешно завершается. Зрачки Гаритоса медленно вспыхнули зловещим алым светом.

- Все идет, как нельзя лучше!

Спустя секунду темная вспышка озарила площадь перед статуями двух королей и Гаритос исчез.


========== Эпилог ==========


Прекрасный, вечный Кель`Талас пребывал в осеннем великолепии. Несмотря на то, что существенная часть страны эльфов все еще была разрушена, а в отдаленных местах хозяйничали остатки армии Плети, которые, впрочем, не собирались продвигаться к столице, эльфы син’дорай начали медленно оправляться после такого страшного удара. Возвращение принца из Лордерона прибавило им уверенность в том, что еще не все потеряно. Солнце уже давно опустилось за горизонт и на Луносвет опустились сумерки. Луна ярко освещала дворец Ярости Солнца. Кроме нескольких гвардейцев и стражников, что патрулировали улицы, в столице практически все отдыхали, так как восстановление города отнимало много сил.

Кель`Тас и Лорд Лор`Темар, правивший Луносветом в отсутствие принца, стояли во дворце, осматривая палаты магии, где теперь волшебники эльфов старались решить проблему магического голода, но это им пока не удавалось. Множество книг и разных свитков были разбросаны по полу, нарисованные магические руны, изредка сверкая, издавали странные шипящие звуки. Принц нахмурился и кивнув, вернулся в зал где обычно восседал его отец. Новость о гибели Артаса стало для него еще одним ударом. Несмотря на то, что король Лордерона был его соперником, врагом он ему никогда не приходился, а теперь управление королевством упало на плечи молодой королевы Джайны.

Сложив руки за спиной, Солнечный Скиталец задумчиво ходил по коридорам дворца, а за ним по пятам двигался Лор`Темар, который быстро сообщал принцу последние новости:

— Сильвана с отрядом следопытов отправилась по тропе нежити, дабы разобраться с остатками армии мертвецов и освободить все деревни. Леди Менетил сдерживает слово своего покойного мужа и вчера прибыла еще одна партия товаров.

Келя это новость обрадовала. Конечно, Джайна не стала бы нарушать этот договор, скрепленный двумя принцами, к тому же он помог людям в воинах против нежити.

— Если так пойдет, то к следующему лету Луносвет будет восстановлен, — протянул принц и положил руку на плечо Терона, — можешь идти, Лор`Темар, спасибо, что приглядывал за столицей в моё отсутствие.

Лор`темар кивнул и, сохранив своё серьезное лицо, удалился, оставляя Келя наедине со тревожными мыслями.

«Я приведу свой народ к процветанию», — сотый раз за день принц.

Позади принца послышался странный шум, который заставил Солнечного Скитальца обернуться. Возле трона его отца стоял Иллидан, который озирался по сторонам, рассматривая своим невидящим взором дворец.

— Не плохо, принц, — усмехнулся охотник не оборачиваясь, — надеешься вернуть этому месту былое величие?

— Это не твоё дело, предатель, — из-под плаща чародея был виден огненный шар, что завис у него в руке, но Кель не пускал его в бой, — говори, что тебе нужно в доме моих предков?

— Возрождение Луносвета не вернет твоему народу жизнь, — произнес полуэльф, не обращая внимание на угрозы, — я чувствую, как всем живущим здесь, в Луносвете, не хватает магии, как магический голод пронзает каждого из твоих братьев и сестер!

— Что ты можешь знаеть о нашем голоде, демон! — холодно ответил Кель`Тас, с недоверием рассматривая прибывшего. Спустя секунду после небольшого колебания принц все-таки опустил руку.

— Поверь мне, принц Кель, я чувствую тоже самое. Я прошу у тебя помощи в обмен на спасение твоего народа.

— Артас доверился тебе тогда, и теперь ты живой стоишь передо мной, а его больше нет!

— Юный король сражался не только за свою страну, он делал это за весь Азерот, а это намного важнее.

— К чему ты клонишь? — непонимающе спросил Кель.

— Подумай, у тебя есть шанс спасти не только свой народ, но и всех живущих. Сразись с новой угрозой вместе со мной, и мы спасем Азерот!

Кель задумался. Доверять Иллидану он не хотел, но демон прав, без магии они умрут. и Кель`Талас опустеет, оставаясь лишь в воспоминаниях. Его народ медленно увянет, умирая в страшных муках. Ни один син’дорай больше не умрет напрасно, пока я правлю в этом городе, решительно подумал Кель’Тас.

— О какой угрозе ты говоришь? — наконец спросил Солнечный Скиталец.

Иллидан хитро улыбнулся:

— Темный Портал вновь засиял, он открыт! Демоны готовы вторгнуться на Азерот…

— Предлагаешь рвануться прямо в этот портал и попытаться уничтожить их горсткой эльфов? — скептически спросил Кель.

Иллидан усмехнулся:

— Нет, мы еще не готовы!