Развлечения королевы эльфов (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



С громким лязгом тяжёлая дверь темницы захлопнулась, и каменный мешок погрузился в полную темноту. Высокая, стройная женщина, с длинными прямыми серебристыми волосами, доходившими ей до копчика, сделала несколько осторожных шагов вперёд. Темнота камеры была абсолютной, но её длинные острые уши без труда различали тяжёлое дыхание и сопение нескольких десятков обитателей этой темницы. Стараясь унять бешено стучащее сердце, она сделала ещё несколько шагов. Ожидание было невыносимым. Гоблины прекрасно видят в темноте даже при полном отсутствии света, для обитателей подземелий это естественно. Обоняние у них так же прекрасное, они не могут не чуять, кто сейчас зашёл к ним в камеру. Так чего же…

Всё произошло в мгновение ока. С дикими животными криками, десяток гоблинов набросился на неё со всех сторон. Издав испуганный крик, девушка не удержалась на высоких каблуках своих туфель и рухнула на каменный пол. Но коснуться земли ей не позволили. Десятки мелких, но крепких ручек подхватили её, вцепившись буквально в каждую часть её тела. С довольным гиканьем, гоблины потащили свою слабо сопротивляющуюся жертву в глубь камеры, где на полу был расстелен тонкий набитый соломой матрас. Уложив на него свою добычу, галдящая стая уродцев приступила к делу, одновременно пихая друг друга в драке за самые выгодные места.

Обитатели подземелий едва доставали взрослому человеку до колена, но были весьма проворны, неожиданно сильны для своего размера и действовали довольно слаженно. В считанные секунды великолепное белоснежно-белое платье из тончайшей шелковистой ткани было разорвано в лоскуты. Не менее прекрасные туфли на высоком каблуке, обитые белым же бархатом, были сорваны с изящных ножек. Руки и ноги теперь уже полностью обнажённой эльфийки немедленно развели в стороны, растянув её крестом, и визжащие уродцы приступили к основному действию.

Самый сильный и крупный, являвшийся вожаком, пристроился между широко разведённых ног эльфийки и сходу вошёл в идеально выбритое лоно своей жертвы. Несмотря на невысокий рост, члены у гоблинов были достаточно длинными, хотя и относительно тонкими, особенно в возбуждённом состоянии. Войдя сразу на всю глубину, вожак с довольным хрюканьем принялся ритмично долбить эльфийку, не забывая периодически грубо выкручивать двумя пальцами её клитор. Второй по силе в шайке гоблинов занял место перед лицом несчастной жертвы. Когда она в очередной раз попыталась закричать, он ловко вогнал ей член по самую глотку. Ощущение тёплой влажности и языка эльфийки, отчаянно старавшегося вытолкнуть чужеродный предмет изо рта, доставили ему невероятное удовольствие. Подождав, пока жертва начнёт задыхаться, он вытащил свой член, позволил сделать ей судорожный вздох, после чего немедленно загнал его обратно по самый корень.

Третьему по силе гоблину досталась попка эльфийки. Кое-как устроившись под ней, он не стал тратить время на разработку анального отверстия жертвы, а сразу попытался вставить в него свой член. Что довольно быстро ему удалось - сама природа позаботилась о гоблинах, наделив половые органы их самцов свойством выделять обильную смазку, действовавшую одновременно и как слабый афродизиак. Проникнув в попку эльфийки, уродец довольно хрюкнул, и принялся споро двигать тазом, ощущая через тонкую перегородку плоти член вожака. Уловив ритм, он принялся двигаться таким образом, чтобы их члены оказывались внутри эльфийки поочерёдно. Стоило одному вынуть, другой немедленно вставлял.

Остальные гоблины, которых в темницы было полтора десятка, не собирались спокойно ждать своей очереди и уделили пристальное внимание остальным частям тела эльфийки. Буквально ни один миллиметр её тела не остался без их пристального внимания. Двое уродцев вложили свои члены в ладони уже плохо соображавшей жертвы, и, сжав их, принялись мастурбировать. Один из гоблинов, усевшись на живот эльфийки, с силой свёл её довольно крупные груди вместе и принялся трахать её в ложбинку между ними, не забывая облизывать и покусывать возбуждённо торчавшие соски. Ещё двое зеленокожих коротышек облюбовали изящные ступни эльфийки. Тщательно облизав каждый пальчик своей жертвы, они принялись тереться о них своими членами, удерживая ноги эльфийки за лодыжки. Не меньше трёх гоблинов намотали прекрасные волосы своей пленницы себе на половые ограны, и принялись бешено мастурбировать, придя в полный восторг от чувства шелковистой мягкости. Остальные же довольствовались тем, что просто тёрлись своими членами о любой свободный участок тела эльфийки.

Не прошло и пяти минут, как темницу огласили десятки стонов наслаждения. Один за другим, гоблины доходили до пика и изливались. Меньше чем за минуту, всё тело их жертвы оказалось заляпано густой гоблинской спермой. Но это было лишь начало. Быстро отдышавшись, зеленокожие уродцы принялись меняться местами в порядке только им понятной очереди. Для эльфийки же время исчезло. Осталась лишь темнота и десятки рук и членов, окружавшие её со всех сторон. Её мяли, тискали, гладили, выкручивали, щипали, об неё тёрлись, в неё проникали раз за разом. Первый оргазм накатил на неё вскоре после того, как гоблины дружно кончили в первый раз. После этого она окончательно потеряла счёт времени и оставила какие-либо попытки сопротивляться, полностью отдавшись на милость гоблинов. Сознание, перегруженное чудовищным потоком смеси боли, унижение и наслаждения, так и норовило отключиться, и эльфийке стоило огромных трудов удержать его.

Гоблины же оказались на редкость изобретательными. Они с большим энтузиазмом ставили свою жертву в разные позы, особенно после того как поняли, что её тело невероятно гибкое. Её ноги разводили в вертикальный и горизонтальные шпагаты, складывали буквально пополам. Особенно вожаку гоблинов понравилось насиловать эльфийку в позе, когда обе её ноги были закинуты за голову, и там связаны обрывком её же платья. Она уже никак не сопротивлялась и лишь издавала протяжные стоны, когда очередная выдумка гоблинов причиняла её слишком сильный дискомфорт. Что немедленно сопровождалось их дружными мерзким хохотом.

Сколько времени длилась эта безумная оргия, сказать было невозможно. Час? Два? Три? А может десять? Просто в какой-то момент, даже ненасытные гоблины стали уставать и терять интерес к своей жертве. К этому моменту всё тело эльфийки было обильно покрыто густыми потёками их семени, живот от проглоченной в рот и принятой в задницу и промежность спермы раздулся, как на четвёртом месяце беременности. Невидимые в темноте, на белоснежной коже эльфийки красовались сотни ссадин, синяков и царапин. Её прекрасные волосы слиплись и спутались, обильно заляпанные гоблинским семенем. Прекрасный макияж весь потёк, размытый слезами, собственной слюной и чудовищным количеством спермы зеленокожих уродцев. Каждый из них по меньшей мере один раз кончил ей на лицо, а потом старательно поводил по нему членом, размазывая своё семя.

Когда дверь в камеру распахнулась, озарив её полоской света, эльфийка лежала на изгвазданном матрасе на спине, в луже из семени гоблинов и собственных соков. Единственный не утративший к ней интереса гоблин продолжал вяло двигать бёдрами, устроившись у неё между широко разведённых ног. Стуча каблуками высоких сапогов, в камеру вошёл облачённый в белые и расшитые золотом одежды эльф. При виде открывшейся ему картины и ударившей в нос невыносимой вони гоблинов, на аристократичном и надменном лице появилось выражение слабой брезгливости. Короткое движение одетой в белую перчатку ладони, и десяток гоблинов с истошным писком разлетелся по углам темницы, одновременно скованный парализующим заклятьем, за исключением того, что ни на что не обращая внимания, продолжал сношать эльфийку.

Подождав пару минут, пока он кончит, вошедший щёлкнул пальцами, и зеленокожий уродец отлетел в угол, где бесформенной кучей лежали его парализованные сородичи. Несколько минут эльф разглядывал лежавшую на матрасе эльфийку всё с тем же холодно-брезгливым выражением лица. После чего осторожно, стараясь не испачкаться, присел подле неё. Сняв одну из перчаток, он ввёл два пальца в её лоно, одновременно надавив большим пальцем на горошинку клитора. Эльфийка никак на это на отреагировала. Помассировав самую чувствительную точку на теле и подвигав пальцами внутри её лона, он добился слабого стона. Глаза жертва гоблинов при этом так и не открыла. К слабой брезгливости на лице эльфа добавилось отчётливое отвращение и презрение. Достав перепачканную гоблинским семенем руку, он поискал глазами, обо что бы вытереть её, но поблизости не было ничего, кроме обрывков платья эльфийки. Не найдя ничего подходящего, он, внезапно усмехнувшись, сунул пальцы в приоткрытый рот эльфийки. Та, не открывая глаз, принялась медленно облизывать и обсасывать их. Полностью очистить руку таким образом не удалось, так что поднявшись на ноги, эльф был вынужден пожертвовать одним из своих шёлковых носовых платков. После чего он выпрямился по стойке смирно и громко произнёс:

- Ваше величество?

Услышав голос над собой, эльфийка слабо пошевелилась и открыла мутные глаза.

- Что, уже всё? - голос её звучал слабо, но твёрдо.

- Боюсь что так.

- Ах, как быстро летит время в наслажденьях,- философски вздохнула эльфийка.

Издав тихий стон, она кое-как сумела сесть, подобрала обрывок платья, кое-как протёрла лицо и обвела камеру пристальным взглядом прояснившихся изумрудных глаз, остановившись на вошедшем в камеру эльфе. Тот продолжал разглядывать её в упор, всё с тем же слабым выражением холодной брезгливости на лице.

- Что, любуешься своей королевой? - усмехнулась эльфийка.

Проведя ладонью по обильно залитой спермой и искусанной гоблинами груди, она поднесла её ко рту и демонстративно медленно облизала пальцы.

- Ну и как я тебе в таком виде?

- Отвратительно и мерзко, - с деланным равнодушием произнёс вошедший, по прежнему не отводя глаз от обнажённого тела своей королевы.

- Вот как…

С тихим стоном, королева поднялась на ноги и потянулась, встав на носочки. При этом её высокая грудь выпятилась и оказалась как раз напротив лица вошедшего эльфа.

- То есть, ты хочешь сказать, что если я сейчас запущу тебе руку в штаны, я не обнаружу тебя в полной боеготовности? - с игривыми нотками в голосе спросила эльфийка, бросая хитрый взгляд на вошедшего.

После этих слов на его красивом вечномолодом лице впервые мелькнула тень эмоции, отличной от холодной брезгливости, но он ничего не сказал. Впрочем, и взгляда от тела своей королевы так же не отвёл. Усмехнувшись про себя, королева бросила взгляд на обозначившийся бугор на его штанах. Хм, может стоит ещё чуть-чуть продлить отдых? А что, неплохая идея. Секса с сородичем сразу после секса с гоблинами у неё ещё не было. Будет весьма забавно посмотреть, как во время соития в этом мальчишке будут бороться похоть и отвращение. Обдумав эту идею несколько секунд, королева с мысленным вздохом вынуждена была от неё отказаться. Сейчас на это нет времени. Но она не забудет это идею. Позже, может через пару лет, она обязательно её осуществит.

Тряхнув головой, королева повернулась спиной к вошедшему, и, соблазнительно покачивая бёдрами, прошествовала к стене, шлёпая босыми ногами по полу. Наклонившись таким образом, чтобы неотрывно следившему за ней эльфу открылся максимально интересный вид, она подобрала на руки одного из гоблинов. Заглянув в его жёлтые, с вертикальным зрачками глаза, она несколько секунд любовалась прекрасной смесью ужаса и похоти на его лице. После чего, прижав его к груди, ласково погладила по лысой голове и с неожиданной для хрупкой на вид женщины силой сдавила его. Парализованный уродец издал слабый хрип, оборвавшийся в тот миг, когда его шея с громким хрустом сломалась. Одновременно с этим он кончил в последний раз в своей жизни, залив животик королевы ещё одной порцией семени.

- Вот же мерзавец! Откуда только у него ещё силы остались, - брезгливо бросила королева, отшвыривая труп в центр комнаты.

Без какой-либо спешки, эльфийка одного за другим убила оставшихся гоблинов. Сворачивать каждому шею было слишком хлопотно, поэтому большинству она просто с силой наступала на горло ногой. После того как последний уродец испустил дух, королева брезгливо тряхнула изящной ножкой, смахивая свежие сгустки гоблинского семени. Подобрав с пола ближайшую туфлю, она убедилась, что та тоже вся изгваздана спермой зеленокожих уродцев, и отбросила её в сторону. После чего нетвёрдой походкой вышла из темницы, шлёпая по полу босыми ногами и оставляя после себя дорожку из капель гоблинского семени.

- Идём отсюда. Мне нужно привести себя в порядок.

- Всё необходимое ждёт вас в соседней комнате, моя королева.

Так и было. В ближайшей к камере комнате обнаружилась полная горячей воды огромная бронзовая ванна, столик со множество самых лучших средств для ухода за телом, пара шкафов с одеждой, зеркало в полный рост, отдельный столик для массажа, а так же три специально отобранные и обученные человеческие рабыни-служанки, одетые в одни лишь набедренные повязки и сандалии. Все три были по меркам людей весьма красивы, с гладкой бархатистой кожей, стройные, с короткими прямыми волосами до плеч и округлыми грудями среднего размера. На шее у каждой красовалось по тончайшему ошейнику из чистого золота, украшенного искусным орнаментом с гербом правящей династии эльфийского королевства - знак того, что рабыня принадлежит лично королеве, и никто не смеет к ней прикасаться без позволения венценосной особы. При виде вошедшей в комнату королевы, все три как одна глубоко поклонились ей. Сопровождавший королеву эльф замер у дверей, а его госпожа тем временем проследовала вместе с одной из рабынь за ширму в углу комнаты. Там стояли небольшой столик, стул и большой, глубокий таз из воронёной меди. Служанка сразу взяла с небольшого столика наполненную специальной жидкостью клизму и вопросительно посмотрела на свою госпожу. Та, тяжело вздохнув, повернулась к служанке спиной и нагнулась вперёд, опершись на спинку стула и подставив рабыне свою промежность и анальное отверстие.

Аккуратно введя клизму в попу королевы, служанка плавно сдавила ей, закачивая жидкость внутрь госпожи. Выдохнув, та постояла несколько секунд неподвижно, после чего бросила короткий взгляд через плечо и коротко кивнула, давая понять рабыне, что та может продолжать. Осторожно вытащив клизму, она тут же ловко заткнула задний проход госпожи специальной пробкой, вырезанной из дерева чудовищно дорогой и редкой породы. Поморщившись, королева осторожно повернулась к служанке лицом. Та немедленно протянула ей серебряный кубок, наполненный до краёв бесцветной жидкостью. Не дрогнув лицом, королева залпом выпила довольно горькое на вкус зелье, чувствуя, как в животе начинают шевелиться несколько змей. Осушив кубок, эльфийка подавила приступ накатывающей тошноты, уселась на стул и широко раздвинула ноги. Осталось последнее. Тяжело дыша, королева дала отмашку служанке, и та, опустившись на колени отточенным движением ввела в промежность своей госпожи ещё одну клизму. Прикусив губу, эльфийка чувствовала, как в её и без того переполненное гоблинским семенем нутро вливается очередная порция жидкости. Удержать её внутри не было абсолютно никакой возможности, но опытная служанка знала что делать. Едва она вытащила клизму, как тут же пальцами сильно сдавила и свела вместе половые губы своей госпожи, не позволяя зелью покинуть эльфийку.

Теперь оставалось только ждать. Бросив взгляд на песочные часы, стоявшие на столике, королева прикусила губу. В животе уже ворочался добрый десяток змей, а тошнота неотвратимо подкатывала к горлу, но королева стойко держалась. За всё хорошее надо платить. Закинув одну из ног на спину стоявшей на коленях служанки, правой рукой она вцепилась ей в волосы и начала их медленно перебирать, хоть таким образом пытаясь отвлечься. Песчинки в часах словно сговорились и осыпались мучительно медленно. К тому моменту, как время почти истекло, королева успела полностью взлохматить свою служанку и буквально лупила ей по спине ногой. Наконец, последние песчинки упали на дно часов, и служанка свободной рукой пододвинула к королеве широкий и глубокий таз из воронёной меди. Отодвинувшись в сторону, она одним движением отпустила половые губы королевы и выдернула из неё анальную пробку.

Под громкий стон эльфийки из неё хлынул поток гоблинской спермы, разжиженной специальным очищающим зельем. Часть попала мимо таза, забрызгав и изгваздав всё вокруг. После того как последние потоки гоблинской спермы слабыми толчками покинули нутро королевы, безнадёжно заляпав стул, её согнуло пополам и вырвало. Пока эльфийка сблёвывала сперму зеленокожих уродцев, служанка заботливо встала сбоку и придержала её волосы, чтобы не испачкать их ещё сильнее. Через пару минут, сплюнув последний сгусток семени, королева откинулась на заляпанном стуле, мелко дрожа и тяжело дыша. Служанка тут же подала ей стакан со специальным напитком, чтобы прополоскать горло, и полотенце. Сделав несколько глотков, королева сплюнула прямо на пол, после чего принялась полоскать горло и вытирать лицо и подбородок.

Тем временем, опустившаяся перед ней на колени служанка раздвинула ноги своей госпожи, вытерла чистым шёлковым платком её промежность и осторожно ввела внутрь госпожи сначала два пальца, а затем всю ладонь. Отдышавшаяся эльфийка напряженно следила за её движениями, стараясь максимально расслабить мышцы. Подняв глаза на свою госпожу, служанка осторожно вынула руку, продемонстрировала перепачканную в комках гоблинского семени ладонь и покачала головой. Откинувшись на спинку стула, королева тихо и обреченно застонала, а служанка, вытерев ладонь, принялась готовить новую клизму. Всю процедуру пришлось повторить ещё дважды, только после этого лоно госпожи было признано достаточно очищенным от гоблинской спермы.

Сама же королева после трёх очисток подряд была в полуобморочном состоянии. До ванной её буквально несли на руках все три служанки. Осторожно опустив госпожу в воду, они немедленно принялись приводить её в порядок, старательно работая мочалками и скребками. Горячая вода с обильным добавлением целебных трав и заботливые руки служанок быстро привели королеву в чувство. Расслабившись, она откинулась на спинку ванной, закинув ноги на бортики, чтобы служанкам было проще чистить, и полностью отдалась их ласковым и заботливым рукам. Бросив взгляд на своего спутника, всё так же разглядывавшего её, но уже без брезгливости на лице, она тихо произнесла:

- Спрашивай.

- Почему?! - буквально выплюнул эльф, и на его лице впервые появились по настоящему живые эмоции.

Мысленно, королева вздохнула.

- Сколько тебе лет?

- Четыреста тридцать будет в этом году.

- А мне через сорок три года будет ровно четыре тысячи лет.

- Я знаю, моя королева. Весь народ готовится к этому великому празднику.

- Не сомневаюсь. Так вот, мой мальчик, когда тебе исполниться хотя бы тысяча лет, многие вещи тебе… наскучат. Начнут казаться обыденностью, перестанут доставлять былое удовольствие. Особенно это касается секса.

- Но почему гоблины!? Из всех возможных созданий эти… эти…

- Единственные, кто пока что мне не надоел, - закончила фразу королева.

Бросив смеющийся взгляд на обалдевшего эльфа, королева чуть-чуть приподнялась, позволяя служанке достать из воды свои волосы, после чего продолжила:

- Сородичи мне наскучили примерно на девятисотом году жизни. Мой венценосный супруг утратил ко мне интерес ещё раньше. Вообще, последний раз он разделил со мной ложе две с половиной тысячи лет назад, и то, только для того, чтобы зачать мне последнего из возможных пяти детей. После этого я увлеклась людьми. Тогда слуги из их народа как раз вошли в моду при дворе.

С этими словами королева поймала ладонью обнажённую грудь одной из служанок, что чистила её руку, и принялась ласково мять её. Та никак не отреагировала на это. Не прекращая своей забавы, королева продолжила:

- Это увлечение продлилось почти триста лет. Но потом меня утомила частая смена любовников. Век людей слишком недолог, только отыщешь хорошего любовника, как надо уже искать нового.

Схватив двумя пальцами сосок служанки, королева принялась его ласково выкручивать и оттягивать. Та по прежнему никак не реагировала, лишь прилившая к щекам кровь и участившееся дыхание выдавали её эмоции.

- Как раз в это же время в моду при дворе начали входить гномы. По сравнению с людьми, эти коротыши в разы более выносливы. Помню, был у меня один любовник-гном, макушкой как раз доходил до промежности, жилистый, лысый как яйцо, но вынослив был невероятно. Мог от заката до рассвета кувыркаться со мной в постели, прерываясь лишь на то, чтобы попить воды. И это без всяких любовных зелий. Единственный их недостаток, это их чертовы бороды и шерсть на теле! Даже эпиляция не спасает! Можно целиком обрить гнома утром, а к вечеру он вновь будет весь обросшим.

Не переставая играться с уже затвердевшим соском служанки, королева с тихим удовлетворением наблюдала за тем, как она изо всех сил старается сдерживаться и не подавать вида. Хорошая девочка.

- После гномов пришла мода на орков. И вот они мне совершенно не понравились. Конечно, размерами известно чего они не уступят породистым жеребцам, но надолго их не хватает. Прежде чем успеешь толком возбудиться, они уже раздраконят тебя своим причиндалом, зальют всю постель своим семенем, и тут же заваляться спать. Причём могут даже не потрудиться слезть с тебя. И разбудить их до утра практически невозможно.

Переключившись на вторую грудь служанки, уже прикусившую губу, чтобы не застонать, королева продолжила.

- После орков в моду вошли ящеры. Ты возможно мог её ещё застать. И если их самки ничем не примечательны, то самцы… Скажем так, двойной половой орган может подарить массу новых весьма интересных ощущений. Но эта их проклятая чешуя! После каждого соития нужно было тратить несколько часов, чтобы исцелить все царапины и порезы.

Видя, что служанка уже на пределе, королева смилостивилась и оставила её грудь в покое. Обняв её за шею, она притянула девушка к себе и нежно поцеловала в ушко, прошептав: “Умница девочка”. После чего продолжила:

- А вот после ящеров, как ты уже догадался, настала очередь гоблинов.

Несколько минут в помещение стояла тишина, нарушаемая лишь плеском воды. Затем эльф не выдержал и спросил:

- Ну а эти зверёныши, чем хороши?

Королева хитро прищурилась и протянула:

- Не скажу. Хочешь узнать, попробуй сам.

От такого ответа эльф явно опешил, но тут же взял себя в руки, и с безразличным выражением лица бросил:

- Воздержусь.

- Как знаешь, - улыбнулась королева, закрывая глаза.

Купание длилось больше часа, за это время служанки дважды меняли воду в ванной. Когда королева вылезла из воды, от гоблинского семени, густо покрывавшего всё её тело, не осталось и следа, волосы были тщательно вычищены и расчёсаны. Даже синяки и царапины оставленные зеленокожими уродцами почти полностью исчезли. Покинув ванну, королева прошлёпала к массажному столику и улеглась на живот. Одна из служанок, та самая, с чьей грудью игралась эльфийка, скинула набедренную повязку и сандалии, забралась на стол и осторожно уселась верхом на своей госпоже. Взяв флакон с баснословно дорогим душистым маслом, она вылила его почти целиком на себя, после чего прижалась к спине королевы, и начала старательно тереться о неё грудью, размазывая и втирая масло. Две остальные служанки занялись руками и ногами своей госпожи, бережно втирая в них масло нежными ладошками.

Та лишь блаженно постанывала, прикрыв глаза. Замечательные девочки. Знают, как сделать приятно своей госпоже. Через пару лет она обязательно подыщет им хорошего эльфийского мальчика, чтобы он заделал каждой из них по ребёнку, а после обяжет его признать бастардов. Какой при этом поднимется скандал и тихий вой - от одной мысли становится тепло на душе. У неё уже есть на примете несколько младших детей из дома её любимой младшей сестры и тёти по матери. И та и другая держат своих малолетних отпрысков в ежовых рукавицах, и не позволяют им сношать никого, кроме проверенных породистых кобылок из числа сородичей. Но как известно, запретный плод самый сладкий. Над этим надо будет обязательно поработать в ближайшее же время. А пока что…

Без предупреждения перевернувшись на спину, королева обхватила оседлавшую её служанку за шею, зарывшись пальцами ей в волосы, притянула к себе и впилась ей в губы требовательным поцелуем. Та с готовностью ответила на него, их языки сплелись, при этом служанка не забывала старательно втирать масло в тело своей госпожи обеими руками. Особенно пристальное внимание она уделила её груди и твёрдым бусинам сосков. Две остальные служанки, моментально среагировав на смену настроения королевы, тут же сосредоточились на её лоне, принявшись в четыре руки нежно натирать его маслом. Почти сразу королева начала поддаваться их пальцам навстречу, не выпуская из объятий третью служанку. Довольно скоро разгорячённая эльфийка достигла пика и, сдавив в объятиях служанку, обильно кончила, залив массажный столик своими соками. Несколько минут королева просто лежала, закрыв глаза и лениво поглаживая прижавшуюся к ней служанку, наслаждаясь теплом её тела, смесью ароматов масла и женского пота. Остальные две служанки, стараясь не потревожить госпожу, продолжали кончиками пальцев втирать в её ноги остатки масла.

Немного отдохнув и отдышавшись, королева ласково шлёпнула служанку по мягкому месту, и та быстро, но осторожно слезла со своей госпожи и помогла ей подняться на ноги. Потянувшись, посвежевшая и взбодрившаяся королева бросила быстрый взгляд на так и стоявшего в дверях эльфа. Тот по прежнему не сводил с неё глаз, а бугор на его штанах был отчётливо виден, но ничего такого он себе не позволял, несмотря на всё то, что творилось перед ним. Однозначно, она не ошиблась, выбрав его в качестве пажа. Надо обязательно его совратить, чтобы на свой юбилей она смогла бы повторить сегодняшний опыт с гоблинами, но уже вместе с ним. Он может сколько угодно прятаться за маской надменности, но королева готова была поспорить, что он заинтересовался. Решено! Времени, правда, очень мало, всего сорок лет, но опыта и умения в подобных делах ей не занимать.

Пока королева обдумывала планы на предстоящий юбилей, служанки подвели её к зеркалу и шкафам с одеждой. Пробежавшись глазами по нескольким десяткам платьев, тянувших по общей стоимости на казну средних размеров герцогства, эльфийка указала на одно из них. Не так давно мода при дворе поменялась. Если ещё десять лет назад все дамы щеголяли в платьях с очень глубокими декольте и без плеч, про которые шёпотом говорили, что они держаться “на одних сосках”, то теперь придворная мода требовала, чтобы платье было максимально закрытым. Свободным от ткани могли быть только лицо и кисти рук. Но поскольку негласной законодательницей мод при дворе уже второе тысячилетие была младшая сводная сестра королевы, к которой она с детства не питала тёплых чувств, следовать ей венценосная особа не собиралась. Но и нарушать её в открытую тоже.

Выбранное королевой платье полностью соответствовало нынешним строгим требованиям, плотно облегая всё тело эльфийки, с длинными рукавами и узкой юбкой в пол. Но при этом выполнено оно было из тончайшего, полупрозрачного белого шёлка. А с учётом того, что нижнего белья королева не надела, любой мог без особого труда разглядеть много интересного. Особенно отчётливо были видны её крупные соски. Повертевшись перед зеркалом, королева осталась довольна увиденным. В качестве обуви она выбрала лёгкие туфли на низком каблуке из кожи белого варана. Украшений особых королева не надела. Серёжки она никогда не признавала, считая что уши для эльфа это святое, и протыкать их - святотатство. Ожерелье будет только отвлекать внимание от самого главного, так что королева ограничилась двумя перстнями с крупными бриллиантами. Её волосы служанки старательно расчесали и оставили роскошным серебристым водопадом ниспадать за спину.

Ещё раз осмотрев себя в зеркале, королева осталась довольна увиденным и медленно приблизилась с ожидавшему её у дверей эльфу. Тот при её приближении сумел оторвать взгляд от груди королевы и посмотреть ей в глаза.

- Как тебе мой наряд?

- Невероятно соблазнителен, но вы уверены, что в нём стоит являться на королевский бал?

Мысленно королева хихикнула. Какой же он всё-таки милый. Она просто обязана совратить его как можно скорее.

- Абсолютное большинство из тех, кто будет на балу, и так видели меня голой. Многие из них мои бывшие любовники или любовницы, ничего для себя нового они не увидят.

- Почему бы тогда просто не придти туда обнажённой?

- Такое уже было, дай подумать, полторы тысячи лет назад, точно. Тогда мой супруг устроил грандиозный бал-маскарад, где из одежды на гостях были только маски, украшения и обувь. Кончилось всё настолько грандиозной оргией, что решено было не повторять подобное как минимум две тысячи лет.

Глядя на опешившего эльфа, королева тихо рассмеялась и внезапно прижалась к нему всем телом. Проведя ладонью ему между ног, она слабо стиснула его напряжённое достоинство.

- Если хочешь, я могу сегодня вечером, после бала, рассказать тебе о том маскараде поподробнее, - проворковала королева на ушко своему пажу.

- Ваше величество… Прошу вас…

- О чём?

- Прекратите! Иначе на бал мы сегодня не попадём, - прохрипел эльф.

Хихикнув, королева отстранилась, но внезапно паж обнял её двумя рукам за талию. Точнее, чуть-чуть пониже талии.

- Но я буду рад послушать ваш рассказ после бала, - уже твёрдым голосом произнёс он.

Улыбнувшись, королева кивнула:

- В таком случае, не будем больше медлить.

Подав ему руку, они вместе покинули помещение и направились на бал. Едва же за ними закрылась дверь, служанки направились к неприметному шкафу в углу, достали из него швабры с тряпками и принялись за уборку. Работа им предстояла долгая.