Корни зла (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


====== В темноте ======

В темноте подземелья не было слышно ни звука, хотя на поверхности во всю свирепствовала буря. Возможно вспышки молнии и раскаты грома предали бы событию торжественности, однако сгорбившаяся перед пентаграммой фигура не сожалела об этом. Темные дела должны твориться в тени.

-И в одиночестве, – сказала она себе.

Мел несколько раз выскальзывал из пальцев, но вскоре рунический узор был завершен. В след за этим по краям символов были размещены склянки с зельями, несколько зачарованных предметов заняли места в отдельных пентаграммах, дабы обеспечить ритуал колдовской силой.

Когда все было готово, фигура распрямилась, насколько это позволяли ссохшиеся кости, сжав в руке серебряный кинжал она принялась на распев читать заклинания, завершая каждый куплет взмахом ритуального лезвия. В каждом слове и жесте призывателя чувствовалась несгибаемая воля и неутолимая жажда осуществить задуманное. Он обращался к великим силам, именуемым Пространство и Время, дабы его зов достиг самых удаленных уголков реальности и привлек в их мир самое злобное существо, которое только можно найти на просторах вечности.

Слова повторялись раз за разом, зелья пузырились в пробирках, наполняя подземный зал разноцветным дымом, иссякала энергия артефактов, нож рассекал пространство между мирами. Иногда в прорехах мелькали смазанные картинки, сменяющие друг-друга точно рисунки в галерее живописца. Чаще всего картинки были пустынны, иногда среди них мелькали силуэты животных или растений, реже – бесплотные духи. Только по прошествии часа призыватель осознал, насколько сложную задачу он перед собой поставил. Отыскать во множественности миров то единственное великое зло было практически невозможно. Энергии питавшие ритуал подходили к концу, а ничего подходящего найти так и не получилось.

В отчаянье колдун взмахнул ножом еще несколько раз и своей величайшей радости разглядев сквозь завесу нечто похожее на гуманоида, вонзил серебряное лезвие в символ прерывания. Раздался взрыв, поднявший тучу пыли, отбросивший фигуру в черном в конец помещения. Когда пыль улеглась покрасневшие от напряжения и усталости глаза мага узрели распластанного на полу гуманоида. Маленького гуманоида слишком толстого для хобита, слишком большого для гнома, слишком молодого для дворфа. Это был подросток! Человеческий подросток! .

Его руки по прежнему сжимали собственное горло, в попытке остановить хлещущую из перерезанной артерии кровь. Руки и ноги молотили по полу, в попытке высвободится из несуществующей хватки. Лишь через пол минуты мальчик осознал, что вокруг никого нет, а на теле нет ран, кроме разбитых о каменный пол кулаков. Он огляделся. В едва освященных факелами стенах невозможно было углядеть знакомый силуэт барака. Он смотрел на разбитые склянки, кучку оплавленного метала и странные символы, пытаясь понят, что же с ним случилось. Именно в этот момент в противоположном конце комнаты поднялась тень.

- Почему ты здесь? – спросила фигура и двинулась в сторону Артема, – что ты такого натворил? – Оно опиралась на длинную скрюченную палку, а под черным балахоном было сложно разглядеть пол или возраст человека. Если это вообще был человек. Мальчик не хотел проверять, поэтому когда незнакомец приблизился он попятился назад, истерично перебирая руками и ногами.

- Не бойся меня, человек. – Капюшон спал с лица и в тусклом факельном свете перед Артемом предстало изъеденное морщинами лицо старухи. – возрадуйся, ибо пришёл твой звездный час!

В его сторону потянулась ссохшаяся рука и Артем не выдержав. Громко вскрикнув он вскочил на ноги и бросился прочь.

Артем ничего не понимал. Не понимал как оказался в этом страшном темном месте, не понимал странного языка на котором говорила старуха. Да кто она вообще такая? Смерть? Ну так он не собирался умирать! Не по размеру большие сапоги скользнули по камню и парнишка шлепнулся, едва не разбив себе нос. Его пухлое тело совсем не подходило для спринта, как впрочем и для марафона и вообще для любой физической работы. Скуля от боли и потирая разбитые коленки он вновь поднялся, лишь для того, чтобы заметить в противоположном конце коридора горящие алым угольки глаз.

Этого оказалось достаточно чтобы забыв о боли вновь рвануть прочь. Стены проносились мимо него, приходилось ощупывать дорогу руками, чтобы не врезаться в очередной поворот и не разбиться. Он не имел представления о том куда бежать, но шлепанье чьих-то босых ног, эхом разносящееся в тоннеле, гнало его вперед. Оглядываться не хотелось ибо Артем знал, что если сделает это то увидит уже далеко не одну пару глаз.

Впрочем погоня не могла продолжаться долго. В очередной раз споткнувшись мальчик понял, что его силы подошли к концу. Минута бега – это слишком, даже если на кону твоя жизнь. Ручки отчаянно шарили вокруг в попытки отыскать камень, палку или какое-нибудь другое импровизированное оружие. Как назло не было ничего подходящего и в неизвестных полетел снятый с ноги сапог. Красные глаза бросились в рассыпную. Слишком большие для крыс, но слишком маленькие для людей. Артем понятия не имел, что это за твари, но чувствовал, что они последние кого он увидит. Маленькие сгорбленные уродцы были в десятке шагов, а самый смелый уже подходил к обессилившему пареньку сжимая в руках остро заточенную палку. Тварь походила на жертву оборта, выжившую в зоне радиоактивного заражение – субтильное человекоподобное тело, большая голова, вытянутые нос и уши.

Деревяшка уже взметнулась над ним, а острие явно метило в шею, то самое место, куда несколько минут назад вонзилась обточеная о бетон отвертка.

- Не приближайся, тварь. – их взгляды на мгновение встретились. В маленьких злобных глазках создания сияла первобытная жестокость, его ручки дрожали, намереваясь нанести удар, но не наносили. А вскоре существо и вовсе бросилось прочь, жалобно взвизгивая. Когда же невдалеке зашаркали сандали старухи, остальные твари тоже бросились наутек.

Продолжая нести какую-то чушь на своем тарабарском языке бабка остановилась неподалеку от Артема, видимо опасаясь вновь испугать юношу. Она приложила ладонь к груди и поклонившись произнесла единственное слово “Этель”. Затем сделала красивый жест, в сторону подростка. Тот не нашёл ничего лучше кроме как ткнуть в себя пальцем, произнося собственное имя.

- Элаа-Ши, Артем, – ядовито прошепела она и растрескавшиеся губы растянулись в удовлетворенной улыбке.

====== Двое ======

С самого начала было наивным рассчитывать на успешность призыва. Разумеется есть изученные миры населенные могущественными сущностными, иные из которых прекрасно подошли бы для ее целей. Однако проходы в столь опасные измерения надежно запечатаны Советом и со своими ничтожными силами Этель даже помыслить не могла туда пробиться. Оставалась взывать к непознанным мирам, в надежде вытащить оттуда хоть что-нибудь. Результат сейчас сидел перед женщиной на овечьей шкуре, недоверчиво покусывая ломоть хлеба. На вид ему было лет четырнадцать, впрочем Этэль понятия не имела сколько в том мире живут люди и с какой скоростью развивается их интеллект.

- Каков твой возраст? – Произнесла она, но как и ожидалось, вместо ответа паренек лишь пожал плечами, пробормотав нечто невнятное.

Значит на языке Заморья он тоже не говорит. Жаль что амулет-переводчик стал частью груды оплавленого метала. Впрочем, возможно ей удастся сварить зелье тысячи языков, нашлись бы только ингридиенты. Но попробовать стоит. Тем более времени и сил на еще одну попытку призыва у нее уже не осталось. Не оставляя мрачных мыслей старуха склонилась над походным коробом, собирая травки и колбы с сушеными насекомыми.

Этот хлеб не был похож ни на один из тех, что он пробовал раньше. Жесткий, слегка сладковатый, вязкий. Старая женщина дала его ему, видимо в знак доверия. Напрасно. Он ей не доверял. Его бесила ее гадкая сморщенная рожа и то как она с ним носится. Больше всего Артему хотелось, чтоб его оставили в покое, но в незнакомом подземелье лишь трескучий огонь костра и эта женщина отделяли его от красноглазых тварей. Он завесил от Этель и от этого неприязнь к ней только росла.

Устав от безделья парень встал и начал изучать стены подземелья. То, что это именно подземелье было понятно по стекающим по стенам каплям влаги и затхламу воздуху. Вместе с тем, судя по обширным залам и высоким потолкам, раньше сие место было вполне себе обитаемо. За грудами камней могли быть вентиляционные шахты или ходы в иные галереи, были здесь обломки каналов для отвода воды, часть из которых еще работала, а с редких уцелевших колонн на Артема выпуча глаза взирали каменные гаргульи. От созерцания пейзажей его отвлек окрик Этэль. Старуха махала перед ним какой-то склянкой, жестами показывая, что он должен выпить содержимое.

Перспектива становиться подопытной крысой не очень то прельщала героя и он вежливо отмахнулся, пробормотав пару ругательств. Тогда женщина сама проглотила несколько капель, демонстрируя отсутствие яда. Чтож, коли так, он выхватил пробирку, выпив глоток. В голову словно молотком стукнуло, мозг вспыхнул от разрывающей его информации.

- Ты меня понимаешь? – на этот раз слова прозвучали на нормальном языке.

- Понимаю, – ответил Артем, осознав, что только что сам того не осознавая заговорил на местной тарабарщине.

- Эта микстура позволяет понимать множество наречий этого мира. Впрочем действует она не бесконечно, и запас ингредиентов у меня ограничен. Потому наш язык тебе выучить придется.

- С какой стати? Кто ты вообще такая? И отчего ведешь себя будто я что-то тебе должен?

- Судя по тому, как ты хватался за горло, я выхватила тебя из твоей реальности за мгновение до смерти. Стало быть ты обязан мне жизнью.

- Тебя об этом не просили. Может я хотел подохнуть? Так что отправляй меня назад, старуха.

Этель вздрогнула от негодования. Какая черная неблагодарность! И ведь наверняка знает, подлец, что сил на обратное заклятие у нее не осталось. Возможно стоит зайти с другой стороны?

- Тогда ты свободен, иди куда хочешь.- Она отошла в сторону, – у тебя есть неплохие шансы выбраться из лабиринта и добраться до деревни, по меньшей мере в желудках лесных волков, – заметив на лице мальчишки заинтересованность она продолжила, – или мы можем действовать сообща. Я помогу тебе, а ты – поможешь мне.

- И в чем же тебе нужна помощь, собралась захватить мир?

- Ну сто ты, – старуха оскалилась немногими оставшимися зубами, в свете костра ее глаза ярко вспыхнули, – скорее уничтожить.

====== Деревня ======

Деревня встретила путников залитыми солнцем пшеничными полями, аккуратными домиками, блееньем и мычанием скота, петушиными криками. Угрюмый взгляд Артема скользил по развесистой листве деревьев, среди которой алели странные, похожие на яблоки плоды. Встречные крестьяне приветствовали их, Этель махала рукой в ответ. Здесь ее знали как странствующую травницу, собственно и пришли они сюда, чтоб разжиться какими-никакими продуктами, выменяв их на различные снадобья.

Кому-то нужен яд для крыс или волков, кому-то целебный бальзам заживляющий раны, иному лекарство для мужской силы, слабительное для коровы или зелье ускоряющее рост цыплят. Похоже Этель была мастером в зельеварения, при этом, если верить ее словам, совершенно не могла колдовать.

Продукты постепенно заполняли походный короб, иногда рядом с ними появлялись пучки травы и баночки с насекомыми – оплата ингредиентами только приветствовалась.

- Эти земли совсем недавно стали обживаться и здесь совсем немного поселков. Только две деревни. Мы в одной из них, а на юге город-крепость Корос. Поскольку деревни небольшие то и целителей в них нет. Конкретно в этой есть часовня, в соседней – кузнец. Вот в общем и все.

Артем, которого старуха представляла как своего ученика и спутника молча кивнул. Его не особенно радовали сырые камеры подземелья, но эта пышущая счастливой суетой деревушка изводила еще больше. Люди сновали туда сюда, благодарили, бормотали банальности в надежде услышать банальности в ответ. Они были словно десятками памятников бессмысленности существования, родившимися нигде и идущие в никуда. Все это место выглядело таким глупым, взять хотя бы посаженные на подоконниках цветы. Какой идиот додумался до этого? Мало того, что здесь в селе места для растений хоть отбавляй, так еще и тратить силы- на никчемное украшательства, когда можно вырастить что-то съедобное.

- Скоро мы уже свалим отсюда? – пробормотал паренек, массируя затекшие коленки.

- Как только добудем необходимые ингредиенты. Возможно на это уйдет несколько дней. – Старуха почесала крючковатый подбородок, – Впрочем в программе на сегодняшний вечер есть еще один важный пункт.

Солнце уже заходило за горизонт когда старая женщина вместе с мальчиком приблизились к округлому домику, напоминающему амбар. Как и все дома в деревни он был преимущественно деревянным, однако кое-где встречался и камень.

Часовня четырех, как пояснила Этель была почти в каждом городе и даже селе этого мира. Ла-Ши – так его называли местные. Название образовывалось из двух слов Ла обозначало свет, Ши – тьму. Один из биполярных миров, как говорили ученые, то-есть мир порожденный двумя сущностными находящимися в вечном противоборстве. Последние столетия Ши брала верх и последний верховный лорд зла прошёл по светлым землям, сея хаос и разрушение. Он построил башню в опасной близости от их центра. Туда же он перенес древо теней – источник порчи и могущества. Атака сил света была отчаянной и решительной. Они собрали все силы, что могли, однако их хватило лишь на то, чтобы задержать войско монстров и отвлечь их от защиты своего владыки. С темным лордом сражалась лишь небольшая группа героев – по одному из каждого народа населявшего Ла-Ши. Гном-страж Дарбург, эльфийский лорд Иратиэль, не по годам талантливая колдунья Эрэн, жрец драконих костей Шрайк. Лишь трое из них вышли из башни невредимыми, однако каким-то чудом им удалось разрушить башню и уничтожить дерево, от которого уцелело лишь несколько щепок.

- Как-то по идиотски, – Артем прервал рассказ спутницы, не отводя взгляд от гравюр иллюстрирующих рассказанную историю, – стоило уничтожить его под чистую.

- Это равносильно уничтожению всего нашего мира. Без проводника в реальность темные силы будут копиться в мире потустороннего, пока не поглотят его полностью, и вот тогда никакие герои не смогут спасти бытие от темных волн, что прорвут завесу. А впрочем, не стоит мчать тебя подробностями. Артем, у меня есть для тебя подарок.

Из складок балахона старуха извлекла медальон. Простой медальон на серебряной цепочке и протянула его мальчику.

- Внутри одна из щепок черного древа. И пусть это лишь щепка, но она способна наделить владельца частичкой силы. Одень его на шею и посмотри, что будет.

Мальчик подчинился. Как бы сильно его не раздражала Этель, слова о могуществе пересилили недоверие- цепочка охватила шею. Никакого всесилия, лишь мир перед глазами словно залило дымкой. Он смотрел вокруг себя не видя ни стен, ни гор не деревьев. Перед ним до самого горизонта простирались сгустки красных и синих облачков, в некоторых из них он узнавал жителей деревни, которые недавно приходили к Этель за снадобьями. На мгновение он заметил полупрозрачный силует на приличном удаление и перенес к нему сознание. Как оказалось то был уродец, едва не проткнувший его палкой несколько дней назад. Существо сидело на камне, с безразличным видом ковыряясь в земле. Почувствовав присутствие Артема оно сжалось, словно чего-то испугалось и бросилось на колени.

- Древо связывает все силы зла воедино, – Этель положила руку на плече подростка, ее силуэт был пуст и не светился ни синим ни красным, – но лишь те, с кем ты встречался смогут ответить на твой зов и лишь те, кто признает твое превосходство будут подчиняться.

Они покинули храм. Обратный путь прошел без происшествий, не считая одного маленького инцидента в ходе которого чей-то пес тяпнул Артема за икру. Рана была не серьезная и не смотря на просьбы свежеприготовленного повелителя зла Этель удовольствовалась извинениями хозяина и скромной денежной компенсацией.

====== Подземелье ======

Подземелье

Подземелье, которое оказалось руинами той самой Черной башни, некогда грозившей погибелью всему миру, прибывала в плачевном состояние. Большая часть галерей была завалена, вентиляция работала из рук вон плохо, не было ни мебели ни каких-либо других нужных вещей. Разве что худо бедно работающий водовод обеспечивал питьевой водой и позволял избавляться от отходов.

Первым делом Артему пришлось обойти свои новые владения и установить зрительный контакт с каждым гоблином, обитавшем в руинах. Делать это приходилось без Этель, которую эти чудные существа по некой причине безумно боялись. Однако, наличие одного единственного обращенного слуги заметно упрощало дело. К концу обхода подросток мог командовать дюжиной низкорослых карликов, а утром следующего дня он получил свой первый трофей – истыканный палками собачий труп. Шкура и мясо животного было отдано новым подданным, из этой шкуры и костей он сделал хрупкие, но острые наконечники для импровизированных копий.

Этель смотрела на своего протеже с одобрением.

- Можно попробовать приручить живущих в лесу волков, – сказала она, – однако эти звери осторожны и опасны. Не думаю, что горстка гоблинов защитит тебя, если подчинение не сработает.

- Тогда каким должен быть следующий шаг?

- Гоблины слабы и трусливы, но при хорошем питании быстро растут, есть даже шанс, на то, что они начнут делиться. Впрочем половое размножение гораздо эффективнее, так что если тебе удастся похитить несколько женщин то колония начнет расти.

Артем искоса посмотрел на наставницу. Он до их пор не мог понять, что у нее на уме. И есть ли у нее хоть какие-то моральные ограничения. Она ведь и сама когда-то была молодой девушкой, сложно поверить, что теперь с такой вот легкостью готовит подобную участь другим.

- Да этим деревенские шалавы только и ждут случая, чтобы раздвинуть ноги. – Сплюнула Этель, – вот пусть и раздвигают их перед нашими малышами. Они ж там все как одна – проститутки.

К сожалению, до похищения женщин было еще очень далеко. Их охраняли отцы, мужья и сыновья. Сказать по правде даже для похищения кур отряд Артема еще не созрел – дома и огороды крестьян стерегли собаки, готовые чуть что всполошить деревеньку своим лаем. Ближайшие недели зеленокожей братии придется провести в лесу копая червей и собирая желуди.

Впрочем уже через одну неделю наметился определенный прогресс. Управляемые единой волей гоблины действовали в разы эффективнее. Разбившись на группы по четыре зеленокожие прочесывали лесные угодья, атакую все с чем было возможно справится и прячась на деревья от всего, что могло им навредить. Так среди трофеев появилась шкура старого волка, очевидно больного и изгнанного стаей. Его кости и жилы пошли на изготовление новых копий.

Изначально Артем планировал вооружить свое маленькое воинство луками, но вскоре понял, что ничего не знает об их изготовлении. Попытка выточить из камня более прочные и острые наконечники тоже завершилась провалом. Этель смеялась во весь свой беззубый рот над тем как мальчишка изрыгал брань, в очередной раз отбив себе пальцы. «Эта работа требует сил и терпения, и навыков конечно», – пояснила она.

- Почему нам просто на купить наконечники в деревне?

- Потому, что дюжина наконечников для маленьких копий вызовет у кузнеца ряд вопросов. А ответить на них мальчишка и травница не смогут никак.

Пришлось признать правоту старухи. От бессмысленного долбления камней Артем перешел к более полезным занятиям, как то варка похлебки из желудей и лягушачьего супа. Для гоблинов разумеется. Вообще эти твари жрали все подряд, включая падаль. С другой стороны варенная пища приготовленная на огне гораздо полезнее сырой. Уже на третий день, осознав, что суп вкусен и его хватит на всех зеленокожие перестали в тихую есть добытое и стали сваливать еду в общий котел.

Да, гоблины воровали друг у друга даже не смотря на прямой запрет новоявленного повелителя. Похоже его доминирование работало лишь на разум существ, не меняя их сущность. Его слуги навсегда останутся трусливыми воришками, сколько бы он не орал на них и не раздавал пинки. В этом мальчик в очередной раз убедился, когда один из длинноносых попытался стянуть его ботинки, пока тот спал. Для видящего души насквозь Артема найти воришку не составило труда, а сфокусировавшись на единственном гоблине он смог без труда заставить его приползти к своим ногам и бухнуться на колени. А затем в ход пошла увесистая сучковатая палка, с помощью которой мальчик выместил на мерзавце всю свою ненависть к его жалкой породе и этому убогому миру. Сучки сдирали с гоблина лоскуты кожи, а удары Артема, который хоть и был подростком, оказались достаточно сильными, чтобы переломать подручному руки и ребра. Лишь через пять минут, устав и отбросив палку в сторону мальчик понял, что лишился одного из солдат. Его конечно можно было вылечить, но тратить ценные травы на подобное недоразумение было не разумно. Артем перебил несчастному ноги и бросил в котел, вместо желудей и лягушек. Сегодня его подручные насладятся особо вкусным супом.


- И что ты принес? Что это я спрашиваю?! Гук! – Артем смотрел на распростершегося на земле гоблина. Перед длинноносым лежала человеческая рука, судя по размеру принадлежавшая молодой девушке.

- Прелесть! – гоблин поднял конечность и ткнул в украшавшие пальцы серебряные колечки. – Прелесть для повелителя!

Рука мальчика инстинктивно сжала обмотанный тряпьем ивовый прут, заменивший не подходящую для экзекуций дубину. Однако бить слугу он не стал. Вместо этого строго спросил: «Где остальное, Гук?»

- Остальное девушка? – Гоблин виновато попятился, обнажая кривые окровавленные зубы в подобие улыбки. – Очень много кучу-кучу девушка? Очень вкусный девушка? Кости девушка?

- В следующий раз, Гук, если встретишь людей, особенно женщин, постарайся доставить их в подземелье целиком. Помимо вашей группы тут хватает желающих кучу-кучу. И не один раз, придурок! Вы могли развлекаться с ней каждый день, но вам приспичило жрать!!!

Хворостина свистнула в воздухе и гоблин сжался в комок, однако удара не последовала.

- Ты принес мне подношение, Гук, поэтому в этот раз я тебя прощаю. Но в следующий раз пощады не жди!

Не обращая внимания на расшаркивающегося в благодарностях гоблина Артем плюхнулся на пенек, заменявший табуретку. Все равно он еще плохо понимал местную речь, а вот последствия случившегося понимал прекрасно. Обглоданные кости следует спрятать, обрывки одежды сжечь – словом уничтожить все следы преступления. Возможно тогда деревенские решат, то девчонка просто сбежала. Ах да, еще уничтожить следы ног, а на будущее стоит обзавестись волчьей лапой дабы можно было сваливать подобные происшествия на серых хищников. Но больше всего его бесили утраченные возможности, которые сулила ему несостоявшаяся пленница. Прознав про суп к нему присоединился почти десяток бродячих лесных гоблинов. А сколько их к нему присоединилось бы предложи он им женщину? Артем был готов буквально рвать на себе волосы...

- Напрасно ты это делаешь. – заявила с порога, спустившаяся в подземелье Этель. – потом не отрастут. А лысый герой это нонсенс. -Старуха вернулась из очередного рейда по деревням. Травы и снадабья были проданы, нормальная еда закуплена. Впрочем, с тех пор как им удалось привлечь к собору растений зеленокожих в подземелье образовался неплохой их запас, применению которому еще предстояло найти. – Как продвигаются тренировки?

Центрировки? Ах да. Коль скоро еды стало вдоволь и гоблины начали заплывать жирком, они с Этель решили, что пора начать развивать в них боевые качества. Этель настаивала на дубинках, раз уж мечи не добыть, но удалось уговорить ее на копья. Вернее дротики. Теперь по нескольку часов в день гоблины упражнялись в метании палок по мишеням. В идеале каждому нужно будет изготовить по нескольку легких копий с костяными наконечниками, при попадании в цель они будут ломаться, оставаясь в ране, а это полезно и для боя и для охоты. Например позавчера совместными усилиями трех группу удалось ранить, а затем отбить у волков оленя. Похоже пришла пора подчинять серых, но похоже твари что-то чуют – сбегают каждый раз как я выхожу из пещеры.

- Не тренировки гоблинов. – Старуха вырвала парня из плаванья по потоку мыслей. – твои! Выучил заклятье?

- Пока нет. Я же черт побери всего месяц здесь! А об вашу речь язык сломать можно.

- Не спорю. Но и награда того стоит. – Знахарка уселась на пень, доставая из котомки краюху и протягивая половину подельнику. Если б я только могла колдовать, я показала бы как это делается. Но чего нет того нет, могу только направить по верному пути. А верный путь для тебя – только путь мага. Ты ведь никогда не учился бою на мечах, не носил доспехов, не стрелял из лука. Если придется вступить в бой то чем ты защитишься? Палкой? Да тебе даже крестьянский сынок эту палку в жопу заталкает. А вот магия – дело другое. Правда в освоение тоже не легка, зато даже подсвинок вроде тебя сможет ей пользоваться. Знай себе – читай наговоры и восполняй духовные силы. А как станешь чемпионом, все еще больше упростится.

Магия – первое о чем Артем расспросил старую женщину. В этом мире она не была чем-то легким в применение. Учились ей всю жизнь, с каждым годом увеличивая мощь колдовства и магическую выносливость. Ученик мог послать сгусток пламени на сто шагов и прожечь доспех из кожи, старый мастер посылал огонь, плавящий сталь, на три сотни шагов и мог повторить заклятье сотню раз. Однако даже эти способности меркли в сравнении с силами чемпионов – избранных миром воинов и колдунов, каждый из которых обладал силами десятерых. Как пояснила Этель, чемпионов может быть лишь сто, титул даруется за победу над предыдущим чемпионом или подвиг. Учитывая что у темных сил после войны огромные проблемы с кадрами даже подросток сможет отобрать титул у какого-нибудь орка или гоблина. Особенно подросток с медальоном черного дерева. Правда его придется подкармливать, а лучшая пища для такого рода артефакта – деяния его владельца.

- Думаю пришло время наведаться в деревню, – задумчиво произнесла Этель, вглядываясь в глаза начинающего властелина, – ты готов?

====== Рейд ======

Ночная атака была лишь пробным камнем. Не было задачи угонять в рабство мужчин или захватывать женщин. Гоблины должны были только разграбить селение. Четырем группам по четыре карлика поручалось проникнуть в окраинные амбары и сараи. Наполнив корзины зерном и сыром, добыв жирных уток и кур, а так же топоры, вилы и серпы, они должны были убраться восвояси. Людей дозволялось лишь ранить, и не убивать даже если будет подобная возможность. Особую миссию получил отряд Гука, любимчик Артема должен был прокрасться в кузницу и завладеть драгоценным железным инструментом, оружием и доспехами, если их конечно удастся найти.

Зеленокожие выдвинулись в полночь. Артем насколько было возможно расписал им план деревни, кроме того направлял подручных с помощью амулета.

По началу все шло не плохо, гоблины преодолели лес и вышли к окраинам деревеньки строго с подветренной стороны. Однако стоило им заняться грабежом как поднялся жуткий лай и суматоха. Нескольких цепных псов пришлось закидать дротиками, но когда из домов высыпали заспанные крестьяне с косами и топорами темным силам пришлось спешно ретироваться, бросая часть награбленного. Впрочем, даже с учетом потерь воровская добыча превзошла результаты самой успешной охоты. Три короба пшена, пять куриц, мешочек муки, фруктовый пирог и молочный поросенок. Увы, как и ожидалось гоблины не выполнили приказ, предпочтя тащить жратву, а не потенциальное оружие. За исключением отряда Гука, тот вернулся с парой кованых ножей, несколькими серпами, топором, лопатой и ведром длинных гвоздей.

Вечером в честь первого успешного рейда был объявлен пир. Рядом с углями на которых жарился поросенок чинно восседали Этель с Артемом, отрезая себе куски подрумяненного мяса, изредка подкидывая Гуку и его ребятам недоглоданные кости. Такова была награда за верную службу. Кроме того им была полностью передана серединка пирога. Остальным пришлось довольствоваться похлебкой на собачатине и краешки сдобного изделия.

- Гвозди это превосходно, – Заметил мальчишка, вертя в руках кусок металла, – если острие расплющить то выйдут неплохие наконечники.

- Не выйдут, – покачала головой старая знахарка,0- метал слишком мягкий. Погнется после пары уколов.

- Ну так, а мы выпрямим. Метал же мягкий. К тому же в нашем мире существовала целая империя построившая свою военную мощь на метание копий с мягкими наконечниками. Они вонзались в щиты и сковывали движения врага, либо вынуждали его щит бросить. Осталось только выточить нормальные древка, благо у нас теперь есть топор.

- И кто ж их будет вытачивать? Гоблины? Из них мастера как из мышей кони. Или может ты? Забыл уже об отбитых пальцах? Решил поотрубать их с концами?

- А как насчет тебя, лесная жительница?

- Лесная? Я? – Старуха разразила скрипучим, каркающим смехом, – Да я сроду в лесах не жила и ничего тяжелее пробирки в руках не держала! Нет, малыш, в части физической работы тебе стоит поискать других помощников.

Мальчик замолчал, его рука остановилась так и не донеся до рта очередной кусок свинины. В самом деле, кто такая Этель? Для него она всегда была выжившей из ума нелюдимой старой ведьмой. Однако то, как она себя вела говорило о другом. Кто? Откуда? Сколько ей лет? Почему так ненавидит мир?

Вместо ответа женщина лишь вздохнула, раскуривая деревянную трубочку. «Однажды я возможно расскажу тебе», – пробормотала она.

Праздник длился до утра, пока утомленные едой люди и монстры не погрузились в сон. Успех первого рейда проложил дорогу к грядущим свершениям. Теперь налеты будут происходить регулярно. Главное не переборщить, затягивать удавку на шее деревушки постепенно, а иначе селяне ответят. Плавающий в размышлениях мозг Артема еще долго обдумывал планы грядущих завоеваний, пока не растворился во сне.

====== Становление ======

- Ты мой раб! – слова сорвавшиеся с уст подростка эхом разлетелись по освещенному факельным светом залу. Гоблин на другой его стороне сжал кулачки, словно с чем-то боролся. Однако, сопротивление успехом не увенчалось и зеленокожий рухнул на колени, падая ниц перед своим новым властелином.

Это был гоблин-шаман – он и его группа прознали о колонии Артема и решили утвердить здесь свою власть. Прибегни они к грубой силе, а точнее колдовству, у Артема не было бы шансов, однако Григ, именно так звали шамана, решил вступить с мальчиком в поединок, поймал его взгляд и проиграл.

- Гоблины – глупы. – парень вспомнил слова Этель. Волкам по крайней мере хватает ума нас избегать.

С другой стороны все это к лучшему. Имея в своем распоряжении мага тренеровки станут проще, а маленькое войско Артема усилится новыми бойцами. Тем более вооружены они были куда лучше Артемовых оборванцев – где-то достали деревянные щиты и короткие мечи. Да и сами по себе были выше и выглядели сильнее.

- Это хобгоблины – пояснила Этель, – сражаясь и потребляя питательную еду гоблин постепенно становится больше и опаснее. Все еще ниже человека, все еще хрупкий и глупый, но уже сильнее и выносливее. Такой гоблин способен выйти один на один с крестьянином и одолеть его в поединке.

В который раз подросток поблагодарил судьбу, за то, что ему не пришлось драться самому. Подобные мысли приходили в голову все чаще. Этель не раз говорила, что намеревалась призвать нечто злобное и могущественное. По мнению Артема он не подходил не под первую не под вторую категорию. По мнению Этель его мнение следовало засунуть поглубже в задницу.

- Если уж так интересно почему это произошло – могу пояснить. – Женщина возилась с пробирками, попутно выпаривая очередной порошок, – Заклинание ищет Ши, то-есть зло. В Ла-Ши зло и сила почти всегда тождественны. У вас как выяснилось нет. Ты сейчас находишься в возрасте когда эмоции особенно сильны, никогда люди не ненавидят так сильно и неистово как будучи подростками, в добавок тебя убивали и это усилило переживания. Ты вероятно ненавидел свою жизнь, своих убийц и в какой-то момент стал взаправду самым большим комком злобы вашего мира. Что до твоей бесполезности, я бы не стала бить тревогу. Ты уже достаточно хорош, чтобы контролировать низших порождений Ши. Кроме того ты из другого мира и это имеет свой вес. Ты кусочек другой реальности, выбивающейся за рамки наших законов.

- И в чем это может проявляться?

- Пока не знаю, – Старуха вернулась к своим склянкам, – но на игнорирование гравитации и концентрированное тепловое излучение из глаз я бы особо не надеялась. Обычно адаптация проходит быстро и не очень ярко.

Весь остаток дня Артем провел размышляя об услышанном. В него верили, впервые в его жизни. Не то, чтобы мнение Этель что-то для него значило, просто от перспективы поставить этот мир на колени он не отказался бы и сам. Тем более, что время решительных действий подходило. Колонии требовались пленницы для размножения и развлечения, и пленники, чей рабский труд позволит снабжать колонию более качественным оружием о орудиями. Посовещавшись с сообщницей они к пришли к выводу, что начинать можно уже через день.


- Только попробуй тварь! – Мужчина махнул своим импровизированным оружием пытаясь отогнать нападающих.

Ночная темнота была развеяна несколькими пожарами, а тишина нарушена криками паники. За последние месяцы крестьяне привыкли к визитам маленьких грабителей, но полноценное нападение стало для них полной неожиданностью. Зеленокожие скакали от дома к дому, потрясая своими маленькими острыми точно иглы копьями. За ними гонялись деревенские мужики с вилами и лопатами, иные пытались потушить подожженные гоблинами дома. Впрочем и поджоги и грабежи были лишь отвлекающими маневрами. Пока селяне занимались важными делами, отборные команды гоблинов воплощали в жизнь свою главную цель.

Иохим за всю свою бытность сельским кузнецом впервые был так напуган. На него наступали сразу четыре зеленых уродца, двое из них – особенно крупные. В руках они держали дубины и сплетенные из растительных волокон веревки. Мужчина махнул молотом еще раз, но теперь налетчики не только не попятились, но даже не сбавили шаг. Один из мелких мерзавцев прыгнул на него, но получил удар рукоятью в грудь и отлетел в сторону. Именно тогда в паре сантиметров от него просвистела дубина одного из здоровяков. Не отскочи кузнец – сейчас валялся бы с разбитой головой. Улучив удачный момент мужчина сделал замах и со всей дури заехал гоблину в грудь, отбросив его тушку к стене сарая. Существо завопило, пытаясь встать, однако кроме беспорядочных движений руками и ногами не добилось ничего, похоже с ним было покончено. Иохим посмотрел на оставшихся нападающих, те переглянулись и завизжав дали стрекача. Кажется, в этот раз все обошлось...


- Прелесть! – Гук вопросительно смотрел на хозяина, стоя рядом со связанной девушкой. Несчастная стояла на коленях, спиной к Артему, гоблин же самозабвенно жмакал оттопыренный зад, едва прикрытый обрывками юбки. – Прелесть? – когтистые лапы подняли остатки подола, демонстрируя парню бледные ягодицы и покрытую редким пушком промежность.

Очевидно гоблин предлагал ему первому насладиться добычей. Артем вздохнул. Женщин он видел до этого только в качестве изображения на экране монитора, и с ним реальность в известной степени расходилась. Хотя он не назвал бы Нану не привлекательной, это была вполне пригожая деревенская девчонка, пару раз бросавшая на негр игривые взгляды, когда они с Этель проходили по деревне. Дело было в другом. Заплаканное и исцарапанное существо, напуганное до смерти не внушало ему ничего кроме отвращения.

- Ты первый, Гук, – бросил он разворачиваясь к выходу, – она всецело ваша.

Зрелище под названием толпа гоблинов насилует селянок, проходило без присутствия новоявленного темного лорда, хотя стонов и визгов теперь в избытке хватало чтоб держать на ушах все подземелье. Пройдет несколько дней и уставший от постоянных воплей Артем организует распорядок дня для пленниц и их мучителей. Пока же его куда больше беспокоила неудача с кузнецом.

Мужчина оказался слишком сильным – проломил грудь одному из хобов, сломал простому гоблину несколько ребер. Были еще потери а всего – убитый, четверо раненых. И все ради трех сосок, которые окупятся не раньше через пол года. Гоблины разумеется плодовиты и беременность у них протекает в разы быстрее, вот только успеет ли гнездо восстановить силы перед тем, как селяне организуют ответную экспедицию?

Обычно для этих целей используют наемников-авантюристов, разной степени паршивости. На гоблинов как правило ходят самые паршивые, только-только получившие сертефекаты бойцы. Почему не используют армию? Ну, как пояснила Этель в Ла-Ши в принципе нет армий. Лорды земель имеют небольшие дружины, которые скорее милиция и почетная стража, а потом уже охотники на монстров. Да и зачем нужна армия, если светлые расы живут в мире и относительном согласии? В случае масштабных нашествий монстров как правило мобилизуют тех же авантюристов.

Для того, чтобы добраться до города, дать объявление на истребление гоблинов и вернуться с каким-никаким отрядом у крестьян уйдет пару недель. В идеале Артем конечно попробует перехватить гонца, но не факт, что это получится. Значит придется драться. После того как один единственный кузнец вывел из строя двух его подручных аллюзий относительно успеха этой драки Артем не испытывал.

====== Раскаяние. Часть 1 ======

- Ай-яй-яй! – Мазь от ожогов оказалась еще более неприятной чем сам ожог. Артем не смог сдержать слез, когда на его обугленную кисть наносили вязкую субстанцию. Этель молчала, с безразличным видом накладывая повязку.

- Поздравляю с завершением первого этапа, – наконец промолвила она, пожимая израненную руку, от чего подросток едва не потерял сознания.

Это случилось – его первое успешное колдовство! После невесть скольких попыток заклинание, наконец было произнесено правильно и в руке парня возник самый настоящий огонь. Чертовски горячий огонь, между прочим! Новоявленный колдун получил серьезный ожог и поначалу был готов приказать гоблинам придушить старуху. Как выяснилось та намеренно не сказала ему о последствиях, что б страх не мешал тренировке.

- А так, колдовать без фокусирующего кристалла практически невозможно, – Усмехнулась она, – Это как фехтовать на мечах без меча или стрелять из лука без лука. Обычно кристалл ставят на какую-нибудь палку и держат подальше от себя, конечно, если ты великий опытный волшебник то можно и руками пасы поделать, но да кому нужна эта головная боль?

Именно сейчас Артем вспомнил, что во время демонстрации своего искусства Григ – гоблин-шаман всегда использовал палочку, увешанную разного рода висюльками.

- Так что у меня для тебя две новости: одна плохая, а другая хорошая. Хорошая в том, что фокусирующий кристалл практически у тебя в руках. Плохая – он у авантюристки которая прибыла в деревню этим утром. А с ней еще двое искателей приключений на свои задницы пожаловали. Какой-то молодой выродок и еще одна проститутка, на этот раз с луком.

Воин, лучник, маг. Артем едва не подпрыгнул от того, насколько каноничным был отряд. Не хватало только целителя. А впрочем с этими бы как-то управиться. В темноте логова у его слуг будет определенное преимущество, особенно перед стрелком, которая дальше нескольких метров ничего не увидит. А вот воин будет проблемой. Если крестьянин с кувалдой разогнал его лучших слуг то что же здесь устроит настоящий боец с настоящим мечем?!


Приключенцы прибыли к развалинам в полдень. Артем сконцентрировался и перенеся сознание в одного из слуг наблюдал за пришельцами с ветки раскидистого дерева. Троица о чем-то спорила. О чем – непонятно, действие элексира-переводчика кончилось и парень мог разобрать лишь отдельные слова. Забавно было то, что ребята были от силы на пару-тройку лет его старше. Наконец они зашли под своды подземелья, Артем подождал немного и переключился на следующего наблюдателя. Гоблин крался за путниками на почтительном расстоянии, вне факельного света, взгляд его маленьких красных глазок был прикован к обтянутой тонкими брюками из лосиной кожи попке лучницы.

- Гоблины... – Артем вздохнул, – эти мелкие извращенцы думали только об одном. С другой стороны брать ребят живыми нужно было обязательно. И дело не только в женщинах, хотелось сохранить хотя бы часть их снаряжения, в особенности кристалл.

Люди спускались все ниже, бродя по коридорам наугад, оставляя метки на стенах, которые тут же затирали гоблины. Одновременно с этим зеленокожие собирались в месте более-менее подходящем для засады, к тому времени им удалось скрытно окружить вторженцев. Начало положил Гук, набросившийся на замыкавшую шествие колдунью. Маленькие ручки схватили полу длинной мантии и что есть силы рванули на себя. Потерявшую равновесие девушку повело назад, воин обернулся и тут же бросился на помощь подруге. Именно в этот момент шестеро гоблинов швырнули в него свои копья-дротики. Попало только четыре, но посредственный нагрудник из прессованной кожи почти не защищал спину. Вскрикнув от боли парень развернулся, замахиваясь мечем и бросился на врагов, впрочем, гоблинам хватило времени сделать еще один залп. Копье летевшее в голову юноша отбил взмахом меча, еще одно принял на себя нагрудник, однако два дротика угодили в ногу героя. Молодой человек припал на колено. Раны были не опасные, но их было много и кровь сочилась из каждой. За его спиной четверо гоблинов во главе с одним из хобов набросились на девушек, повинуясь воли хозяина Гук в первую очередь завладел жезлом колдуньи. Лучница же успела выстрелить и стрела насквозь пронзила одного из зеленокожих, она потянулась за новой стрелой, но в этот момент в ее живот влетела дубинка хоба. Девушка согнулась пополам и в тот же миг на нее навалились гоблины, послышались крики и треск рвущейся одежды.

Как же неэффективно, черт возьми! Мечник все еще может сражаться, а этим идиотам лишь бы засадить очередной девке!

Произошедшее далее было вполне ожидаемым – юный воин подскочил к спутнице и сорвав с нее маленького насильника, вместе с остатками блузы, насадил его на меч. Он бы и с остальными расправился, еслиб несколько гоблинов подоспевших сзади не вонзили в него копья. Долгожданная победа была достигнута!

Именно в этот миг раздался взрыв и тоннель наполнился дымом.


Игнис бежала в слепую, то и дело спотыкаясь и натыкаясь на стены. Ее рука сжимала окровавленный кинжал – последнее оружие оставшееся у юной волшебницы. Когда гоблины отвлеклись она использовала взрывное зелье, нанесла несколько тычков наугад и бросилась прочь. Увы, шансов найти выход в темноте практически не было, но девушка даже понимая это не могла остановиться. Ноги заплетались, волосы лезли в глаза, а пышная грудь, которой девушка всегда так гордилась, болела, лишённая поддержки оставшегося в лапах гоблинов корсета. Впрочем остальным частям тела было не легче, они были покрыты царапинами от когтей и укусов. Сейчас стоило остановиться, покрепче схватится за нож и перерезать себе горло, но Игнис не могла. Все еще теплилась в груде надежда выжить, да что там, даже если ее схватят, как бы ни была ужасна судьба игрушки монстров однажды ее могут спасти. за спиной послышались шлепки босых ног. Маленькие уродцы прекрасно видят в темноте и быстро бегают. Спрятаться! Она должна спрятаться! Рука удачно нащупала деревянную дверь, оказавшуюся открытой, и стройное тело моментально проскользнуло внутрь. К своему удивлению беглянка обнаружила, что комната освещена несколькими факелами, но еще больше ее удивил обитатель комнаты – пухлый паренек в ватной телогрейке и ободранных штанах. На ум сразу пришли рассказы деревенских о пропавшем внуке местной травницы, однако отчего он еще жив? Девушка приблизилась и лишь после этого осознала ужасную правду.

Они откармливают его!

Игнис едва не стошнило, она уж думала худшая участь уготована ей, но похоже этого несчастно ждет более ужастная судьба. Его откормят, а потом будут есть по частям, словно живую консерву. К горлу подступила тошнота.

- Я защищу тебя! – беглянка попыталась придать голосу уверенность, прикрыв грудь одной рукой она приблизилась к парню, убирая кинжал, – мы сбежим вместе! У тебя есть какое-нибудь оружие? Хотя бы палка?

Тот покачал головой. Похоже он был слишком растерян, ибо давно потерял надежду обрести спасение. Именно в этот момент за дверью послышалось шебуршание. Они идут! Спрятаться ну удалось! Придется драться или умереть!

Игнис закрыла парня, вцепившись в нож обоими руками. Так легко свою жизнь она не отдаст. Главное вложить все силы в удар и тогда...

Ее мысли прервала вспышка боли в боку. Затем еще одна чуть выше и снова обжигающая боль, расходящаяся по телу. Девушка обернулась, лишь затем чтобы получить четвертый удар, на этот раз в живот. Нож пошёл немного в бок, а потом совершил полуоборот, разрывая кишки. Игнис сплюнула кровь, падая на пол и теряя сознание, когда в комнату ворвались гоблины она была уже мертва.

====== Раскаяние. Часть 2 ======

- Не бери в голову, – сказала Этель, осматривая рюкзак одного из приключенцев, – эти лицемеры заслужили смерть. Они пришли сюда убивать гоблинов, решили, что имеют право решать кто будет жить, а кто умрет лишь потому, что они люди. Из-за подобных двуличных уродов я и ненавижу этот мир.

И все же этой ночью Артем не уснуть. Он ворочался на старом матрасе, от чего досчатый настил противно скрипел, раздражая еще больше. Убитая им девушка никак не выходила из головы. Чувство вины пожирало. Эти странные ощущения когда нечто милое и полное жизни умирает на твоих руках, то как стекленеют ее глаза, как холодеет тело, и перестает биться сердце. Как затихает грудь, а губы сплевывают сгустки крови. Это отличалось от забивания гоблина дубиной, или злых шуточек по сети. И Артем никак не мог простить себе этого. Если бы не он, то девушка осталась бы жива. Она привлекла бы новых последователей в его армию, рожала бы миньонов, глядишь помогла бы ему с освоением магии. А он все просрал! Из за паршивой трусости! Это ведь просто девчонка, измученная и загнанная. Что ему стоило придушить ее? Вырвать из рук нож, ударить по голове, в самый ответственный момент? Эта идиотка ведь вправду подставила ему спину.

- Тоже мне, повелитель тьмы. – прошептал подросток, вглядываясь в закопченный потолок подземелья.

Они потеряли еще троих убитыми, и парочку ранеными, а добыли лишь одну пленницу. Если так пойдет и дальше, то со временем авантюристы уничтожат гнездо, выбив всех зеленокожих по одному. Требовалось срочно что-то менять, требовался новый план, новый способ поимки женщин и обезоруживания мужчин.

Мысли плавно перетекли в сны, но даже сон не принес покоя. Всю ночь грудь мальчика буквально разрывалась от боли. Когда же на утро он встал с лежака, то внезапно обнаружил, что причиной бессонницы были отнюдь не душевные страдания. Медальон, висевший на шее оказался разбит, а из груди торчала та самая черная щепка.

- Вот ведь гадство, – Артем попытался вытащить ее, как вытаскивают гвоздь или занозу. Но щепка не поддалась, она словно вросла в тело и попытки избавится от нее вызывали лишь резкую боль.

- Похоже, твое тело оказалось весьма благодатной почвой, – Вместо испуга или утешения Этель одарила паренька беззубой улыбкой.

- То есть ты с самого начала знала, что так будет?! – Взревел Артем, едва сдерживаясь, что бы не натравить на старуху гоблинов. Останавливало его лишь то, что те все равно не выполнят приказ – слишком уж они ее боялись. А вот его эта груда старых костей не пугала! У него был нож и если ископаемое не поторопится дать разумный ответ...

- Я надеялась, что росток приживется и одарит тебя частью своей колдовской силы, – пожала плечами та, – возможно даже большим, чем-то вроде вечной жизни. Согласись, в нашем деле любая подмога придется кстати. Сейчас оно правда всего лишь щепка, но если ты будешь кормить его злом в том же, а лучше большем масштабе из нее выйдет неплохое подспорье.

Гнев молодого повелителя несколько поутих. Вечная жизнь его не особо прельщала. Жизнь это бутерброд с гавном, кому охота жевать такой вечно? А вот сила... Силы ему всегда не хватало. К тому же, то, что его избрало не только заклинание Этель, но и обломок Черного древа заметно тешило его тщеславие. Хотелось работать с еще большей отдачей!

Работа предстояла немалая. Вместе с подельницей они составили график налетов на деревни и проходившие мимо караваны. А так же график пользования новыми рабынями. Распределили между гоблинами добытое снаряжение. Отдельным пунктом стояло приручение волков ибо дальше развиваться без них было невозможно. Серым было предложено мясо приключенцев и несколько галерей, в которых те основали новое логово. Были сделаны простейшие седла и стремена, позволявшие гоблинам ехать верхом. Рыцарями от этого они все равно не стали, а вот путешествовать по лесу, набирая новых сторонников и изучая местность стало в разы проще. А как весело было наблюдать за разбегающимися при появлении волчьей кавалерии крестьянами в спины которых летели дротики и камни!

====== Просчет ======

Клевер был одной из тех деревушек, в которой не хотелось бы жить, но в которую приятно изредка возвращаться. Чистый воздух, запах деревенской еды, милые девушки и приветливые селяне.

И куда же все это подевалось?!

Малендрик с удивлением и непониманием озирался по сторонам. Хотя уже наступил вечер и обычно в это время народ гулял и веселился, на улочках стояли лишь редкие мужчины с вилами, словно часовые. Ставни домов были закрыты, а кое-где даже заколочены, на месте нескольких домов были обгоревшие остовы. Положив руку на рукоять меча молодой человек пошёл к дому сельского схода в надежде получить разъяснения.

- Гоблины, – таким был ответ Риты, девушки разливавшей пиво и подававшей закуски. – вот уже пол года эти изверги терзают наш Клевер и соседнюю Дубравку. Ах, я так и знала, что нельзя селиться рядом с развалинами черной башни!

По щекам девушки потекли слезы и Малендрик не придумал ничего лучше чем обнять бедняжку, игнорируя косые взгляды местных парней. В этот момент Риту словно прорвало, она рассказывала как зеленокожие пришли в первый раз, украли пирог и какие-то железки. Тогда селяне лишь посмеялись над маленькими монстрами, но те приходили еще и еще, стали пропадать куры, гуси, а через месяц – люди.

- Они забрали Глену, Ирис, Марию, – Она плакала повторяя имена подруг, – и убили нескольких ребят. И это только начало...

- Почему вы не наняли авантюристов?

- Да мы наняли! Но они не вернулись. А потом пришла еще одна группа и тоже пропала. И еще две. О задании пошли дурные слухи и новички больше не хотели за него браться, а увеличить награду мы не могли – слишком бедны наши деревни и слишком много у нас украли гоблины.

Последние слова парень слушал в полуха, ибо был занят изучением подюбочного пространства убитой горем Риты. Деревня деревней, а жопа у нее была отменная! Именно в этот момент его прервал чей-то требовательный кашель.

- Значит опять отказ? – Иохим опрокинул кружку пива, глядя в глаза собеседника. Они были редкого красноватого цвета, отчего его часто путали с полуэльфом.

Малендрик лишь кивнул в ответ. Последние три года он пытался вступить в королевскую гвардию. Он обзавелся вооружением, прошёл все испытания, однако, очередной его запрос о поступление на службу встретил очередной отказ.

- Ты ведь понимаешь, что сейчас служит поколение прошедшее великую войну и им вряд ли потребутся свежая кровь ближайшие лет десять.

- Идана приняли, и Эстер. – пробормотал Малендрик. Он понимал, что отец Эстер – один из видных лендлордов, но Идан родился в семье плотника. Так отчего ему, Малендрику, родовому аристократу, вновь отказывают. Он ведь просто хочет служить людям, защищать их от темных сил, отомстить за свою мать. Порой ему казалось, что весь мир отрицает его существование, да что там мир – родной отец вместо помощи только и знает что пьет да бранится. Рука с силой опустилась на столешницу, отчего тарелки и вилки со звоном взлетели в воздух и чудом на побились.

- Не знаю как твой отец, но с тебя на сегодня точно хватит. Рита, проводи гостя в комнату и проследи, чтоб с ним ничего не случилось.

Девушка взяла парня под руку и повела на верх, лишь слегка вздрогнув когда Мал схватил ее за грудь. Вот значит как...

Кузнец берег свою единственную дочь и то, что он буквально толкает ее к нему в постель говорит о многом. Видимо надеется, что он увезет ее в город, сделает своей женой. Увы, одной только упругой жопы недостаточно чтобы стать частью рода дэ’Риль. Такие подвиги не про него. Тем более друзья всегда называли Малендрика бессердечным циником. Циником он и был, правда не бессердечным. Молодой человек был способен на сострадание и ему было знакомо чувство благодарности. Так что этим утром он очистит руины башни от гоблинов.

Парень и девушка подошли к кровати, Рита хотела было развернуться и уйти, но Мал ловким движением отправил ее в постель.

- Или следующим утром, – пробурчал он себе под нос, – стаскивая с жертвы трусы.


Закрепленный на шлеме фонарь освещал лишь несколько метров пути. Коридоры подземелья были довольно узкими поэтому Малендрик вложил длинный меч в ножны и вооружился коротким. Максимально положившись на слух он осторожно двигался вперед, держа щит на уровне глаз.

О гоблинах он знал достаточно чтобы понимать опасность таящуюся в успевшем разрастись гнезде. Его могли поджидать до полусотни маленьких противников, однако подобный расклад нисколько его не пугал. Гоблины потому и зовутся слабейшими из монстров, что представляют опасность только для новичков.

А вот собственно и они.

Как бы ни был осторожен его враг, Малендрик услышал шорох и в тот же миг рванулся вперед делая выпад мечем. Гоблин даже пикнуть не успел. Убедившись что его соратники отпрянули, несостоявшийся гвардеец обернулся. Несколько легких дротиков ударились в щит. Рывок в перед. Первый гоблин лишился головы, второй – разрублен надвое, третий – бежит прочь, держась за окровавленную культю.

Похоже разобраться с проблемой селян будет даже проще чем казалось на первый взгляд.


- И что он делает теперь? Эй, Артем, ты чего замолчал? – старуха толкнула соратника в бок. – Мы побеждаем, или нас?

Лицо обернувшегося к ней мальчика было мокрым от пота, в глазах застыл самый настоящий страх.

- Он только что расправился с основной группой. – пробормотал он зарывая пальцы в волосы. – Шесть хобов, а на нем до сих пор не царапины. Ему в живот угодили две стрелы, понимаешь? И отскочили, словно он из стали. А драться с ним на мечах бесполезно даже с нашим численным перевесом. Что это за чертовщина, Этель? Ты ведь сказала, что высокоуровневые нас не тронут!

- Судя по твоим описаниям на нем адаптеновая броня. Не хотела разводить панику раньше времени, но у нас и правда проблемы. Это алхимический метал из адаманта, митрила и лунного серебра в который вливают кровь будущего носителя. Такой дорспех буквально прирастает к телу, становится его частью и принимает все повреждения, куда бы ни был нацелен удар.

- Избавь меня от пояснений, скажи лучше как его убить.

- Ну адаптен не очень прочен. Несколько ударов секирой, боевым молотом, залп арбалетчиков... – старуха запнулась, понимая, что ничего из вышеперечисленного сейчас у них нет, – Еще может помочь магия. Несколько огненных стрел вполне способны пробить адаптеновую защиту. Используй шаманов!

Используй шаманов? Легко сказать. Артем встал с пенька и нервно заходил по залу. У него было всего два шамана и сил каждого хватило бы на две стрелы. Учитывая сколь вертким был враг план считай не сулил успеха. Впрочем, в рукаве оставался еще один козырь. Тот самый с помощью которого они расправлялись с группами авантюристов. Сконцентрировавшись, Артем приказал всем гоблинам собраться у камер с пленницами.


Последние пол часа пути дались Малендрику на удивление легко. Кажется зеленокожая нечисть осознала бессмысленность борьбы и сейчас бежала прочь, точно крысы с тонущего корабля. Добивать их воин не собирался. Избавит округу от гоблинов, вернет девушек домой и дело с концом. А что потом будут творить бродячие гоблины и где – его не касается. Продолжая спуск он аккуратно заносил в блокнот двери и повороты, отметки мелом это разумеется хорошо, но совсем не надежно, а так у него постепенно получалась карта подземелья.

За очередной дверью парня поджидал сюрприз. Что-то неладное он заподозрил издалека, учуяв запах немытых тел, нечистот и гнилого мяса. Похоже девушек держали именно здесь. Малендрик не раз и не два видел до какого состояния доводят женщин монстры, но менее противным зрелище от этого не становилось. Израненные и исцарапанные, грязные, с полубезумными глазами – в них сейчас было совсем немного от тех жизнерадостных и беззаботных существ с которыми Мал играл в пору своего детства. Осторожно приблизившись он осмотрел веревки, связывающие пленниц с вбитыми в стену кольцами. Он уже было начал перерезать путы как сзади донесся пронзительный визг.

Гоблины не собирались отдавать свою главную ценность!

В него снова полетели дротики, на этот раз обмотанные мотками горящей пакли. Зеленокожие разуверившись в способности нанести ему вред, кажется решили его сжечь. Увы, но легкие копья с мягкими наконечниками оставляли лишь царапины на кирасе и наплечниках. Несколько особо храбрых монстров бросились на него и были моментально разрублены, им на смену пришли новые гоблины. Враги все прибывали, кажется сейчас на него обрушилась вся мощь гнезда. Очередной выпад монстра натолкнулся на упреждающий удар ноги, подбитый железом сапог сломал несчастному кость, отбрасывая в угол, огненные росчерки копий пролетели над головой, одно из них Мал отбил щитом, защищая одну из пленниц. Именно в этот момент парень почувствовал, что плывет. В голову что-то стукнуло, в глазах потемнело, усилием воли ему удалось взять себя в руки, но силы начали покидать тело – удары больше не были столь же быстры и точны. Только сейчас он заметил нечто необычное в запахе дыма, струившегося с метательных копий врагов.

Отрава! А у него как назло нет необходимого зелья. В конце концов он приехал в Клевер заливать алкоголем очередную неудачу, а не геройствовать. Мысли в голове крутились недобрые. У него совсем немного времени и очень много гоблинов которые как оказалось вовсе не дураки и старались держаться подальше от яда испускаемого собственным оружием. Малендрик обернулся, посмотрев в полные надежды и страдания глаза одной из пленниц.

- Потерпите еще немного, – прошептал он, осознавая, что даже говорить становится трудно, – я вернусь. Обязательно!

Гоблины у выхода словно распознали его намерения, построились в подобие каре, выставив вперед копья, пара шаманов, спрятавшись за сородичами принялись бормотать заклинания.

Вот это было плохо. От колдовства его доспех не мог защитить в полной мере, и парень сделал единственно возможный ход – не успел один из шаманов закончить заклятье как в него полетел короткий меч Малендрика. Вместо того, чтоб закрыть колдуна своими телами остальные гоблины попрыгали в стороны. Клинок вонзился в горло зеленокожего и в тот же миг плече рыцаря обожгла огненная стрела, срывая с кирасы наплечник. Осознав, что враг теперь безоружен гоблины бросились на него. Кто-то получил кулаком в лицо, кому-то щитом проломили череп. Малендрик продирался к выходу орудуя локтями, коленями и коваными ботинками. Десяток рук вцепились в его одежду, несколько кинжалов попытались пробить поврежденную заклинанием защиту, уши разрывались от визга и сопения маленьких монстров. И все же раненый герой сумел вырваться наружу, впуская в обожженные легкие чистый лесной воздух. Рука потянулась к длинному мечу и обнаружила его отсутствие. Пропал и рюкзак с припасами. На мгновение Малу показалось, что все кончено и вырвавшись из своего убежища гоблины его попросту растерзают, он даже поднял с земли увесистую палку, в надежде подороже продать свою жизнь. Однако из темноты входа не доносилось ни звука. Испугались ли гоблины дневного света, самого Малендрика или новых потерь, похоже преследование не входило в их планы. Вот только сможет ли он добраться до деревни в таком состояние?

В этот момент Мал дал себе обещание, что если боги позволят ему выжить он непременно вернется сюда и отомстит нечестивым монстрам!

====== Новый день ======

Артем сладко потянулся, наслаждаясь скрипом дощатого лежака. Его спальное место проделало гигантскую эволюцию от груды соломы или веток до теплой постели с настоящей периной и одеялом из звериных шкур. Впрочем, когда он думал о том, что крестьяне и горожане имеют удобные кровати и чистое постельное белье запросто так, иглы ненависти глубоко впивались в его сердце. И все же, немного справедливости юному темноту властелину удалось выгрызть у этого мира. Теперь он надевал не телогрейку и ватные штаны, а неплохого покроя брюки и рубаху. Взгляд недовольно покосился на красное пятно, в области живота, потом на гоблина, подавшего одежду, затем на стоящую в углу хворостину. Мальчишка решил не утруждать себя и с силой пнул прислужника в живот.

- Или ты учишься стирать, или пойдешь на корм волкам! – наблюдение за корчащимся на земле миньоном слегка успокоило гнев повелителя. В конце концов слуги из гоблинов весьма посредственные и по хорошему стоило обратить в раба одного из пленников. Увы, Артем не мог поручиться за то, что сможет сломать волю человека и бывший герой или крестьянин не перережет ему горло во сне. Или средь бела дня. Тяжело быть толстым подростком в мире где все решают меч и магия. Кстати на занятия последней он сейчас и отправится.

Колдовство кое-как получалось. Сжимая в руке палку с фокусирующим кристаллом было нужно лишь правильно произнести заклинания. Небольшой сгусток пламени летел в противоположную стену, на которой было уже значительных размеров пятно копоти. Три огненные стрелы полностью истощили силы начинающего заклинателя, по сути он не далеко ушёл от гоблинов шаманов, с другой стороны если зелекожие могли произнести два заклинания в день, то Артем три утром и столько же вечером. С каждым разом колдовство давалось все легче, пламя получалось жарче и летело быстрее. Сунув руку за пазуху подросток довольно потрогал обломок черного дерева, если верить Этель именно благодаря нему прогресс в обучение протекает столь быстро.

Саму старуху он как и ожидалось застал в импровизированной кухне-столовой, где та вливала в беззубый рот мясную похлебку. Артем сел рядом, наливая себе полную миску. Всю свою недолгую жизнь он ненавидел супы, как и любые жидкие блюда, но здесь горячая еда была одним из немногих способов согреться.

- Чего такая задумчивая? – мальчик слегка толкнул подельницу.

- Все думаю о том воине, – ответила та, – он ведь вернется, и вернется не один. Сможем ли мы что-то ему противопоставить или лучше будет покинуть развалины башни и искать новое место для логова?

Вопрос мучил и самого Артема с того самого момента как он отошел от стресса и посчитал потери. Одиннадцать мертвых гоблинов, не считая шамана – просто кошмар. С другой стороны им достался обломок невероятно редкого и дорогого доспеха. Совершенно бесполезного, как пояснила Этель, ведь адаптен содержит кровь владельца и лишь его защищает, ну или его ближайших родственников. Такие вещи часто передавали по наследству. А вот мечи были отличного качества и подобной особенностью не обладали, короткий например прямо сейчас висел у пояса повелителя подземелья. Длинный он планировал отдать Гуку, когда тот вернется с рейда. Или не отдать? Клинок был чертовски ценным. Возможно его стоило продать в ближайшем городе. Кто упрекнет несчастную старую вдову решившую продать последнее имущество ныне покойного супруга?

- Нам надо что-то решать, – продолжала брюзжать старуха. Закончив с похлебкой она вытащила бутылку вина, наполняя свой кубок.

Артем поморщился. Сам он не пил и категорически не понимал тех, кто отравляет свой разум подобной кислятиной. Отвар из кореньев и греет лучше и в голову не не бьет.

- Времени у нас немного. Тот человек явно был рыцарем, а такие обид не прощают. Так что жди беды...

Мальчишка скорчил недовольную рожу. Ждал он беды, ждал! Без пустых напоминаний! Да только пока не вернется Гук с волками и хопгоблинами думать о каком бы то ни было плане бесполезно. Все зависит от того сколько новых бродяг ему удастся завербовать и сколько повозок ограбить в процессе рейда. Один обоз с оружием и его маленькое войско сможет потягаться с двумя тремя рыцарями!

Увы, оружия среди трофеев не оказалось. Не оказалось и баллист с катапультами, боевых слонов и кораблей. Десяток бродяг, пара хобов и две телеги, одна из которых везла на рынок масло, а другая мясо и скобяные изделия. Если последнее еще можно было пустить на самодельное оружие, то продукты придется скормить гоблинам. Были еще рабы – двое мужчин и одна девушка. С девушкой все просто, а мужчин не в пример традиции Артем решил не есть. Мысли о людях рабах не покидали его голову, к тому же убивать всех подряд – как-то через чур. Да, эти крестьяне, торговцы и авантюристы живут не зная горя в теплых домах, жрут от пуза, сношаются и глушат спиртное, лицемерно восхваляя друг друга, но смерть – слишком грубое наказание к которому не стоит прибегать, если можно просто указать мусору его место.


Замок рода дэ’Риль находился на западе от деревни Клевер и города крепости Корос. Это была небольшая крепость, давно утратившая свое стратегическое значение. Последний раз ее обветшалые стены видели сражение больше десяти лет назад, во время великой войны входе которой четыре великих героя уничтожили Древо зла и темного лорда.

Именно здесь родился Малендрик, здесь же, а иногда в соседних деревушках, он провел немногие детские годы до поступления в королевскую академию. Сам он никогда не любил эти места – находящиеся недалеко от пограничъя край постоянно страдал от набегов монстров. Орки, гоблины и темные эльфы врывались в поселения грабя имущество и угоняя людей в рабство. Даже мать Мала не смогла избежать подобной участи и еслиб не возвращение отца, с отрядом королевских гвардейцев был бы Малендрик рабом в одном из темноэльфийских городов.

Слуги встретили его тепло, а главное – избавили от своего сочувствия. Когда он израненный и полуживой дополз до деревни, Иохим первым делом отправил весточку в замок. Сейчас уже почти месяц прошел с инцидента в пещере, и стоя перед массивной дубовой дверью, молодой человек искренне надеялся, что гнев отца хоть немного да поутих.

- А я то думал, ты покончил с собой.

Корбин дэ’Риль почти не изменился за минувшие годы, лишь алкоголь добавил мужчине новых морщин. Вот и сейчас мощные крючковатые пальцы сжимали граненый стакан наполненный чем-то легко воспламеняемым.

- Не раньше чем исправлю...

- Я давал тебе слово щенок?!

В лицо Мала полетело содержимое стакана, а вслед и сам стакан. Парень не стал уклонятся. Не стал и вытирать текущую из рассеченного лба кровь.

- Исправит он как-же. – Старый аристократ поднялся со стула и принялся расхаживать по комнате, – дэ’Риль избит до полусмерти гоблинами! Бежал, лишившись оружия! Оставил несчастных селянок на поругание жалким длинноносым созданиям! Ты хоть представляешь сколько строк катехизиса ты нарушил?! Какой позор навлек на меня и весь наш род?!

Молодой человек молчал. Злость отца была ему совершено понятна. Он конечно мог бы оправдаться, но это не изменило бы фактов. Малендрик покрыл родовое имя позором.

- Ради этого я и вернулся, отец! – наконец заговорил молодой аристократ, – позволь мне искупить свой проступок! Позволь одеть фамильный доспех, взять меч нашего рода и восстановить свою честь!

Ответом на предложение стал удар кулака в лицо, отбросивший молодого рыцаря к стене. Корбин навис над ним, разминая костяшки пальцев, серые глаза аристократа бесстрастно взирали на текущую из разбитой губы кровь.

- Твоя инициатива отклонена, ничтожество. Сегодня же напишу Адреане и Юлию, вспомним былые деньки. Что до тебя, думаю ты уже осознал свое место в этой стране и этом замке. Постарайся запомнить его и не делать лишних телодвижений. А главное не смей даже заикаться о наших реликвиях, их ты не коснешься никогда.

Тяжелая подошва сапога опустилась на разбитое лицо молодого человека, прижимая его к полу. Все как всегда. По крайней мере гоблины будут уничтожены.

Спустя несколько недель прибыли Адреана и Юлий. Как и отец Малендрика они были рыцарями, овеянными боевой славой и сражавшимися на великой войне. Однако в отличие от старика дэ’Риля они давно отошли от дел передав свои доспехи и посты в гвардии сыновьям. Малендрик никогда не забудет как они смотрели на него, было в их взгляде что-то неправильное, так же смотрели на него экзаменаторы на гвардейском смотре. За время проведенное в кругу друзей Корбин немного отошел и даже позволил Малу отправится с ними, великодушно предложив один из клинков хранящихся в арсенале. Порой Малендрик сам не верил в то, сколь добр бывает этот человек, хотя погибшую при родах жену и неудачные попытки вступить в гвардию тот не простит ему никогда.


Магический барьер был вторым заклинанием в изучение которого погрузился Артем. Заклинание создающее энергетическую стену, защищающую от физических атак стало вторым не просто так. По словам Этель самый простой способ защитится – устранить угрозу, барьер скорее нужен чтоб в процессе устранения никто не устранил тебя. Сам процесс магического познания был расписан на год вперед и после азов должен начаться период изучения комбинаций заклинаний.

- Комплексное использование чар – то, что отличает низко рангового авантюриста или боевого адепта от профессионального боевого мага. Их колдовские силы могут быть сопоставимы, но последний многократно опасен. Ускорить или задержать огненную стрелу, отрезать барьером возможность увернуться – это лишь малая доля того чему тебе придется научится.

В словах знахарки был смысл, особенно учитывая нынешнюю беспомощность хозяина подземелья, страх перед смертью от меча или магии случайного героя заставлял мальчишку учиться как никогда в жизни. Не прошло и года с тех пор как он попал в Ла-Ши, а уже мог сносно общаться на местном наречии, кое как читать и писать. Много чего еще было сделано за это время – большинство гоблинов стало хобгоблинами, появилось на свет второе поколение детенышей, а первое взяло в руки оружие пополнив небольшое войско Артема. Честно говоря их стало слишком много для пограничья и они с Этель уже решили уйти, но уйти красиво, громко заявив о себе.

====== Возвышение. Часть первая ======

- Здесь это и случилось. – Малендрик подошёл ко входу в пещеру, он практически не изменился, кроме нескольких бочек стоявших у входа, явно украденных у крестьян, – Позвольте мне идти первым? Я помню где томятся пленницы и неплохо знаю этот лабиринт.

Троица пожилых рыцарей переглянулась. Все они были в начищенных до блеска латах и вооружены магическим оружием. Особенно выделялся своей фамильной броней Корбин дэ’Риль.

- В этом нет необходимости, – молвил отец аристократа, вглядываясь в черноту прохода, – так как там нет и не может быть угрозы для таких воинов как мы. Свой шанс ты уже упустил. Гоблины умрут, но ты останешься здесь и будешь охранять вход.

- Не слишком ли ты суров, Корбин, – Спросила Адриана, мягко беря соратника за рукав, – может стоит позволить молодому человеку проявить себя?

- Он уже проявил себя. – старик одернул руку, – пусть благодарит за то, что может стоять здесь, а не побирается в городе, лишенный дворянства и наследства.

Последние слова отца бросили Малендрика в дрожь. Лишить денег? Да их он и так никогда не видел! Всего, что у него было он добился сам! Но родовое имя?! Отец серьезно?! Это ведь позор во много раз превосходящий унижение быть побежденным гоблинам.

- Ну же, друзья, чего мы ждем? Гоблины сами себя не поубивают. – Юлий приобнял старых друзей за плечи, – покажем молодежи как надо убивать монстров?!

Посмеиваясь и подбадривая друг друга троица воинов шагнула во тьму подземелья.


Этель и Артем наблюдали за сценой из укрытия. Произошедшее повергло сообщников в шок. Они рассчитывали, что молодой воин вернется с напарником, на худой конец наймет отряд авантюристов. Но притащить с собой троих рыцарей! Уму непостижимо! А самое мерзкое было в том, что он остался охранять вход и это рушило всю тщательно разработанную стратегию маленькой команды.

Большого труда стоило найти все вентиляционные шахты и расширить некоторые из них, расставить у них гоблинов, готовых в любой момент перекрыть воздух, вывезти из пещеры рабов и ценные вещи, собрать охапки валежника и ядовитой травы. Но у входа теперь стоит невероятно сильный страж и осуществить задуманное не получится. Хоть всей оравой в него долбись, а задержать их до прихода соратников он успеет.

- Придется разобраться с ним самостоятельно, – Старуха извлекла из сумки несколько флаконов с зельями, – Это гремучая желчь – опасное соединение. Способно прожечь любую броню, хотя для органики увы безвредна. Я брошу в него колбу, доспех оплавится, а ты используешь огненную стрелу. Гоблинов использовать не будем. Артем, – голос Этэль дрожал, – возьми себя в руки, произноси заклинание четко, повтори его столько раз, сколько потребуется. Этот молодой рыцарь выдержит не одно попадание. Артем?

Но мальчик уже ее не слушал. Что-то для себя решив, он отодвинул полог маскировочной сети и вышел из укрытия.

Маленлрик с удивлением смотрел на приближающегося к нему подростка. Пухлый и бледнокожий, он больше всего походил на сына мельника, имевшего неограниченный доступ к сдобным пирогам и свежему хлебу. Объемное пузцо едва удавалось скрыть под черным, явно с чужого плеча плащом. Воин хотел было спросить кто он и откуда, но паренек заговорил первым.

- Скучаете сер рыцарь?

Мал приподнял бровь. Он пинал землю уже минут десять. Хотя предпочел бы пинать трупы гоблинов.

- Тогда почему не пинаешь?

Объяснить простолюдину понятия родовой чести было не просто. Да и что бы это изменило? Отец и его друзья сочли его недостойным спуститься в подземелье. Так уж повелось, что воевавшим на великой войне героям виднее кому какая задача по силам.

- Великая война была десять лет назад. Уж за десять лет молодые рыцари могли бы проявить себя достойно.

- Да как проявить то, когда тебе не то что в гвардию, в гоблинское логово хода нет! – в сердцах выкрикнул Малендрик, и зажал рот ладонью, осознав что произнес это вслух. Он все еще смотрел на толстого мальчика, на его бледное лицо, прямо в карие глаза. Что-то не так было с этими глазами, будто не Мал смотрит на пришельца, а незнакомец выворачивает воина наизнанку.

Разумеется тебе никогда не удастся проявить себя, ведь они этого допустят. Те, кто завершил последнюю в историю войну так решили. Свои титулы и регалии они будут нести с собой до самой смерти. Самые лучшие задания будут доставаться лишь им. Порой, когда одному из старых пердунов надоест тянуть лямку и захочется провести остаток лет в компании молодых служанок и винных погребов, освободится место в гвардии. Но кому достанется это место? Достойному? Нет, тому кто лучше подлизнет старый сморщенный зад гвардейского совета! И уж точно ноги там не будет того, кто превосходит их. Спроси себя, когда учителя перестали спаринговать с тобой? После третьей ничьей? Когда осознавали, что в четвертом бою они потерпят поражение? Эта система сгнила и гниль ее проникла в сердца которые некогда принадлежали героям. Они были освободителями, а ныне стали тиранами. Худшими из худших потому, что верят в собственную ложь и заставляют в нее верить других. Заставляют силой слова, закона, кулака и подошвы ботинка.

Малендрик все еще смотрел в глаза пухлого паренька. Он шевелил губами, нечетко произносил слова, но мысли содержавшиеся в этих словах ему не принадлежали. Это были мысли самого Малендрика дэ’Риля, мысли от которых он бегал всю свою жизнь. Это была правда. И правда болезненная, ведь он не мог не изменить ее ни смириться.

- Весь мир не изменить в одиночку и в одночасье. Но можно сделать его чуточку лучше. Эти люди вошедшие в пещеру, они не будут ждать нападения с тыла и они слишком уверены в твоем раболепии, чтобы ожидать достойного сопротивления.

- Но это же предательство! И даже если бы я захотел, у меня обычный меч и поврежденные доспехи, а их трое...

Предательство. Как часто мы слышим это слово. Но что мы называем предательством? Нечто обратное верности? Справедливости? Праведности? Эти красивые слова не нами придуманы и служат не нам. Они и есть оковы. Это поводок, чтобы держать в узде таких как мы. Не одаренных силой или не рожденных королями, не наделенных правом решать свою судьбу. Подлый гоблин нападает со спины, а благородный рыцарь сражается лицом к лицу. Однако в них нет ни истинной подлости ни истинного благородства. Гоблин не сможет противостоять врагу сражаясь лицом к лицу. Упрекать его – как упрекать змею в использование яда, хотя яд – единственное оружие змеи. Послушай, воин – в этом подземелье три негодяя возомнивших себя героями. Вызови их и они посмеются над тобой или просто убьют, ведь в поединке по придуманным ими правилам тебе не победить. Однако ты можешь играть по своим правилам.

Мальчишка подошёл ближе, указывая на вход.

- Там есть ядовитая трава и хворост. По сигналу гоблины их подожгут.

- Не сработает, – Малендрик покачал головой, – Я настоял чтоб они взяли с собой противоядие.

- Ты не дослушал. Когда хворост и траву подожгут гоблины сбегут по вентиляционным шахтам и забросают их землей. Вторженцы не отравятся, они задохнуться. Тебе нужно будет всего лишь вылить эти бочки с масляной смесью на ступени входа и поджечь, чтобы пламя перекрыло им дорогу к отступлению.

Молодой воин на секунду задумался, а потом рванув первую бочку окатил ее содержимым ступени спуска, вторую и третью же просто спустил вниз, под громогласный треск дерева и стон железных обручей. До него уже доносился запах гари и отдаленные крики людей. Кремень и огниво застыли в руке. В какой-то момент Мал задумался о правильности своего поступка, но вереница долгими годами подавляемых воспоминаний об отце и его самодурстве, о лицемерии рыцарства и лживости катехизиса победили. В темноте сверкнула искра и вскоре яростное пламя вспыхнуло в пустоте тоннеля.

====== Возвышение. Часть вторая ======

Мальчик молча взирал на человека, которого недавно считал врагом, взирал не глазами, а колдовским взором обломка Черного дерева. Этот рыцарь показался ему необычным еще при первой встрече – его духовная сущность не была ярко-голубой как у других людей, ясной была лишь внешняя оболочка, а внутри скрывалась темно-красная мгла, с которой души гоблинов и волков близко не стояли. При новой встрече эта потаенная сущность лишь окрепла, разрослась и с трудом сдерживалась оболочкой. Артем чувствовал, что рыцаря нужно лишь слегка подтолкнуть. Его взгляд смог проникнуть в душу героя и найти там ключи к освобождению истинного я молодого война. А уж убеждать бывавший завсегдатай форумов и чатов умел хорошо. По правде это единственное, что он умел.

Сейчас, впрочем, то как он добился результата было не важно. Стоило маслу загореться, стоило зазвучать первым крикам и проклятьем как то немногое хорошее, что было внутри рыцаря сжалось до размеров горошины со всех сторон окруженной непроглядной тьмой.

- Надо же, подобного я не ожидала, – Из зарослей вышла старуха, опираясь на сучковатую палку она подошла к молодым людям.

Закутанная в черную рясу с капюшоном карга заставила Мала попятится. Он только-только начинал осознавать произошедшее, но все еще ничего не понимал. Кто эти двое? Чего они хотят?

- Они существовали всегда, – задумчиво произнесла Этель, указывая скрюченным пальцем на дэ’Риля, – люди способные преодолеть свою природу и перейти на сторону тьмы. Их путь отмечен множеством легенд, испокон веков они были великими воинами и вели за собой армии монстров, хотя сохраняли и человеческий разум и собственную волю. Не думала я что мне доведется увидеть одного из таких героев.

До Малендрика начало доходить. Все эти ловушки в подземелье, уровень организации нападений на деревни, все было слишком хорошо спланировано для гоблинов. За всем этим стояли люди. Вот только какова их цель?

- Цель ты уже знаешь, – Артем ответил на местном наречие, – люди этого мира барахтаются в грязи словно свиньи, а мнят себя львами. Мы с Этель хотим вернуть все на свои места. Сорвать со свиней маски.

Именно в этот момент крики доносившиеся из пещеры стали нарастать. Несколько секунд и они слились в единый громкий вопль. Этель, Артем и Малендрик бросились от входа из которого вырвался объятый пламенем силуэт. Пламя не пощадило Корбина дэ’Риля, на его лице пузырилось множество волдырей, губы полопались, волосы и борода сгорели источая мерзкую вонь паленой щетины. Однако он выжил – фамильные доспехи позволили ему пройти сквозь дым и пламя сохранив сознание и силу. И эту силу он пустил в ход!

- Сдохни, ублюдок! – фамильный меч сверкнул в сантиметре от шеи Малендрика, чудом успевшего сделать шаг назад.

Рука молодого воина моментально извлекла клинок из ножен, парируя следующие два удара. Не просто это было. Его доспех лишь защищал, броня же отца являлась фамильным сокровищем, зачарованным магами и способным значительно усилять носителя. В ударах Корбина была заключена огромная мощь, а скоростью и ловкостью он не уступал своему сыну. Искры сыпались из сталкивающихся клинков, Малендрик отступал, стараясь принимать удары лишь на первую треть клинка. Сталь неплохо пружинила и позволяла отводить большинство ударов. В голове была лишь одна мысль “стоит лишь продержаться и он умрет от ожогов”. Похоже это осознавал и сам Корбин – с каждой минутой его натиск становился все напористей, не вдаваясь в фехтовальные изыски он бил мечем словно кузнечным молотом, пытаясь проломить искусную защиту сына. И у него получилось – простой меч Малендрика не выдержал грубых ударов фамильного клинка дэ’Рилей, сломавшись пополам. Молодой человек остался фактически безоружным. С торжествующим криком Корбин занес над ним меч, но добыча вновь от него ускользнула – клинок столкнулся с магическим барьером и Мал сумел увернуться.

Пот градом катился по лицу начинающего темного властелина. Заклинание которое он использовал было разрушено с невероятной легкостью. Но худшее в том, что теперь этот недожаренный сумасшедший нацелился на него. Артем попятился назад, не в силах заставить парализованные страхом ноги бежать. А старый рыцарь приближался, его одежда продолжала гореть, пузыри ожогов на лице лопались, заливая растрескавшуюся кожу мерзким гноем. Сияющий колдовским светом меч, рассек бы Артема пополам, если б его не оттолкнул подскочивший союзник. Обломок меча заблокировал удар и подросток, шлепнувшийся на траву, успел создать новый барьер, а потом повторил заклинание, понимая, что одного будет мало. В этот момент над ним навис потерявший равновесие при блоке молодой рыцарь.

Взгляд Малендрика привлек блеск метала под черным плащом мальчишки. Это была рукоять меча. Его меча! Схватившись за нее, он вырвал оружие из ножен. Как раз в этот момент пробивший первый барьер Корбин натолкнулся на второй. Утративший инерцию меч прорезал его преступно медленно и Мал смог беспрепятственно вонзить свое оружие в живот старика.

Из рта старого героя хлынула кровь. Младший дэ’Риль обоими руками налег на рукоять, прорезая в доспехе длинный канал и вспарывая живот противника. Оружие, что было выковано по его заказу год назад смогло пробить фамильный доспех.

- Новое одержало победу над старым. – Молодой рыцарь задумчиво смотрел на труп отца. Неужели он справился? Неужели поместье дэ’Риль обретет наконец достойного хозяина. Как и фамильное оружие. Наступив на руку покойника он разжал его пальцы завладев наконец Фальконом – их родовым мечем. На его губах играла улыбка, но она сошла уже через минуту. Вместо ожидаемого тепла духовной связи с оружием, что передается через кровь от отца к сыну он ощутил ничто. Меч словно утратил магию и стал обычным куском стали.

- Ну, ты, дэ’Рильская железка! Не смей меня игнорировать! Я тут избавил тебя от главного мудака нашего славного рода, так где же твоя благодарность?!

- Ты сказал дэ’Рильская? – Этель приблизилась к молодому человеку, – Только сейчас она узнала его родовой герб. То есть ты сын Корвина дэ’Риля, рыцаря который двадцать лет назад отправился на королевскую войну, забыв о жене томящейся в плену у темных эльфов.

- Предположим, что да. Ты говоришь с Малендриком дэ’Рилем, старуха. Только отец никого не бросал, спустя пол год он перебил монстров и спас беременную мать, ну и меня как следствие.

- Не пол года, юный Малендрик, а два. Твой отец немного подправил официальную версию. Хотя до официальных записей мало кому есть дело. Может ему и удалось избежать позора в масштабах страны, но аристократия, да что там, даже местные крестьяне всегда знали, что ты не дэ’Риль. И по большому счету даже не совсем человек.

От этих слов ком подступил к горлу. Молодой человек не хотел верить, но слова незнакомки объясняли все. И ненависть отца и косые взгляды крестьян и недоверие аристократов. Сделать защитником короля полумонстра – не самая хорошая идея, пускай этот полу монстр чтил катехизис как ни один другой кандидат в гвардейцы и не раз проливал кровь за селян и горожан. На какой-то момент Мал восхитился людьми. Эти странные существа не убили его, считая, что убийство противоречит их идеалам, однако всячески мучить и унижать его идеалы им не запрещали. А когда он не выдержал бы и поднял на них меч, они бы сказали: “Что взять с темного эльфа? Они понимают лишь язык стали.”

Интересные вещи творились в Ла-Ши. Хотя Артема интересовала не столько разворачивающаяся на его глазах драма, сколько изменения в ауре внезапного союзника. С того момента как он вспорол живот отцу, последняя постоянно менялась. Энергия стекалась к нему, потоки входили в его астральное тело и изначальная черно-красная сущность становилась все плотнее и плотнее. Если первоначально она была подобна костру, то теперь ее можно было сравнить с жаром доменной печи. Кажется и сам Малендрик начал это чувствовать. Жадно хватая ртом воздух он упал на колени, пальцы сжались на собственном горле. Молодого человека буквально разрывало на части, а потоки силы все стекались к нему, закручиваясь в подобие вихря. На какой-то момент чернота стала столь плотной, что ее стало возможно увидеть невооруженным взглядом.

- Возвышение, – прошептала Этель, благоговенно складывая руки на груди, – помнишь, Артем, я говорила, что в Ла-Ши если ты совершишь нечто великое, то тьма либо свет возвысят тебя и сделают чемпионом? Так вот, сейчас ты можешь наблюдать рождение одного из них. Впрочем..., – женщина почесала подбородок, – при родах нередко умирают.

====== Границы контроля ======

Маленький гоблин носился по камере, нарезая круги. Казалось, он делает это совершенно бесцельно. На самом же деле Артем в очередной раз проверял силу своего контроля. Превратиться ли приказ «бежать» в приказ «убить себя», когда силы покинут малыша. Взрослые гоблины в подобной ситуации падали на пол и не поднимались пока не отдышаться, но молодняк куда более послушен. Гоблинский детеныш подойдет к тебе и будет молча стоять пока ты сворачиваешь ему шею. Взрослый хоть руками закроется. Но сопротивляться приказу своего господина не станет ни он, ни хобгоблин ни даже волк. А вот Малендрик...

“Монстры подчинены железному правилу – те, в ком тьмы меньше исполняют приказы более темных существ. Но Малендрик не монстр, твое внушение на нем не сработает”

Слова Этэль всплыли в голове Артема. Честно говоря после того как молодой рыцарь возвысился и силы его возросли подросток не мог даже мысли его нормально прочесть. От того так велик был соблазн перерезать господину рыцарю горло, пока тот валялся без сознания, адаптируясь к своим новым возможностям. Почему он этого не сделал самозваный темный лорд и сам до конца не понимал. Он всегда ненавидел таких как Мал – родившихся в хорошей семье, занимающихся спортом, пользующихся популярностью у девушек. Чего уж там, одного взгляда на загорелое лицо с волевыми чертами, высоким лбом и длинными черными волосами был достаточно чтобы занести этого типа в кровные враги. Однако время проведенное в мыслях Малендрика не позволило Артему этого сделать. Перед ним был не враг, а собрат по несчастью, так же не принятый обществом, только не из-за необычной внешности, свободолюбивой натуры и острого ума, а просто по факту рождения. Поэтому после того как гоблины вычистили пещеру молодого воина положили на солому, а Этель лично отпаивала его целебными зельями.

- Риск велик, но и прибыток не меньше, – пробормотал себе под нос хозяин подземелья. Этель ведь тоже никаким образом не поддавалась контролю, но без нее мальчишка никогда не стал бы тем, кто он есть сейчас. Пухлый палец проник под рубаху нащупав торчащую из груди щепку. С момента первого убийства частичка древа зла лишь сильнее вросла в него, разойдясь внутри груди множеством черных прожилок. И сказалось это не только на магических возможностях подростка, он стал выносливее, сильнее и отдышка больше не заставляла его валиться с ног после подъема к выходу из подземелья. Впереди замаячили весьма вдохновляющие перспективы.

Ххх

- То есть как не вернется в замок?! – Глаза Артема округлились, зрачки перемещались то на Этель, то на стоящего рядом Мала, – там же деньги! Недвижимость, слуги!

- Когда ты темный чемпион все вышеперечисленное покинет тебя после первой же встречи со священником. Разумеется вместе с головой. – Пояснила старуха.

- И потом, я больше не хочу иметь с этими людьми ничего общего. Они мне противны. Скрывать от меня правду столько лет, шушукаясь за спиной? Это похуже смерти будет,- изрек молодой рыцарь совершенно безапелляционным тоном, – к тому же миледи Этель рассказала о вашем маленьком революционном походе и я решил примкнуть к вам. Меня взаправду достало следование правилам, охота пожить для себя. Если ты позволишь, разумеется. Этель сказала, что главный – ты.

- Условия какие?

- Ну, не знаю. Мои мечи вернуть, без них с меня немного толку. И наплечник, если еще не пустили в переплавку. Еда, выпивка, доля в награбленном. А в остальном – ты приказываешь, я выполняю. Но и ты ко мне прислушиваешься, а в особо вопиющих случаях имею право с тобой не согласиться.

- Ты сможешь обучить гоблинов владению оружием?

В упор заданный вопрос заставил рыцаря врасплох. Он вовсе не испытывал к этому злобному пухляшу презрения, в конце концов он смог его одолеть, пусть и с помощью гоблинов и отравы. Когда он очнулся и Этель показала ему подземелье с кладовыми, арсеналом метательных копий, яслями и кухней Мал даже немного зауважал человека сумевшего организовать столь примитивных и хаотичных существ. Но научить гоблинов владеть оружием? Ему казалось он присоединяется к банде анархистов, а на деле подписался помогать в организации пусть маленькой, но армии.

- Разумеется. Я и с тобой могу позаниматься. Для темных владык владение мечем всегда было хорошим тоном.

- Учитывая, что я оружие в руках с роду не держал, не думаю, что из этого что-то получиться.

- Только не говори будто веришь в байки про обучающихся с детства рыцарей. Это лишь ложь, позволяющаяя аристократии набивать себе цену. Дай мне пару лет и будешь фехтовать немногим хуже. Так как, по рукам?

Новые товарищ пожали друг другу руки, скрепив тем самым неписанное соглашение.

- Проклятье, совсем забыл! – Улыбка на лице Малендрика сменилась озабоченностью, – В деревни ведь наверное до сих пор ждут моего с отцом возвращения.

====== Время перемен ======

Разумеется небольшое население Дубравки уже начало волноваться. Отряд рыцарей отправившийся зачищать гнездо гоблинов до сих пор не вернулся. Селяне пока не решались убрать праздничные столы и снять гирлянды, но большая часть еды уже вернулась в погреба, а напитки были початы. Иные подозревали недоброе, но в слух ничего не говорили. Узнает рыцарь, что кто-то посчитал возможным его поражение от гоблинских лапок – зубов не сосчитаешь.

Когда же вместо рыцарей в деревню ворвались шесть десятков гоблинов худший сценарий показался селянам сладким сном. Среди зеленокожих было три десятка крупных особой, вооруженных утыканными гвоздями дубинами и метательными копьями-дротиками, их меньшие собратья несли только дротики и копья обитые краденой жестью.

Крестьяне молча взирали на шествующих к столам монстров. Они привыкли отгонять гоблинов, но тех было слишком много – втрое больше чем взрослых мужчин в Дубравке. А больше всего недоумение вызывал идущий в центре колонны паренек. Когда тот добрался до места, пара хобов помогли ему вскарабкаться на стол.

- Жители Дубравки, я пришёл поблагодарить вас, за щедро предоставляемые все это время продукты и девок. Без них мне никогда не удалось бы собрать такое количество этих славных зеленых парней.

- Погодите, я кажется знаю его. – послышалось от одного из крестьян, – разве не ты пол года назад ходил по деревне вместе со знахаркой?

- Точно! А потом она сказала, что его сожрали гоблины!

- Помолчите. Дайте я договорю.

- Так это из-за тебя мы страдали, жирный говнюк?!

- Будь ты проклят, ублюдок! Что ты сделал с моей дочерью?! Как тебе не стыдно?!

Вместо извинений подросток выхватил из-за пояса жезл и произнес заклинание. Огненная стрела угодила в шею женщины моментально отправив ее к праотцам.

- Милка!!! Ты за это отве...

Еще одна огненная стрела и еще один труп.

- В этой дыре хоть кто-нибудь умеет слушать? Или мне приказать загнать вас в коровник и сжечь всех разом? Чтоб не тратить заклинание. Ну вот, долгожданная тишина!

Артем еще раз поблагодарил крестьян за их труд, однако предупредил, чтоб те не зазнавались – впереди еще сбор урожая. Поля стонут под пшеницей, а деревья ломятся от плодов в то время как страдают от голода несчастные гоблины. Он, Артем, в этот раз лично проконтролирует чтобы припасы прибыли по назначению, он даже облегчит крестьянам быт взяв их дочерей к себе в пещеру, на прокорм. С ними разумеется ничего не случится. Пока крестьяне будут привозить ему муку и держать рот на замке. Если же кто-то решит сбежать или того пуще обратится в гильдию... ну, Артем всегда был за межрассовые отношения.

Забрав девушек и часть провизии гоблины ушли, оставив в селе с десяток мелких особей – следить за жителями. Артем не питал относительно них иллюзий, гоблины были лишь для виду, на самом деле селян остались сторожить волки. Уж эти точно не пропустят ни одного беглеца!


- А потом я сказал, что с ними ничего не будет. – паренек даже не пытался сдержать смех и откровенно ржал, катаясь по полу, – а они, ты представляешь, они мне поверили?! Ну что за покорное стадо?!

- Они крестьяне и привыкли, что борьба с монстрами – удел авантюристов. – Пожал плечами Маленрик, для которого подобная радость чужому горю пока еще была в новинку, – так что с девушками, ты будешь держать слово?

Конечно же Артем держать слово не собирался. Как только они вернулись в подземелье он приказал бросить пленниц к остальным рабыням и устроить для своего зеленого войска праздник любви и взаимопроникновения культур.

– Горе побежденным. Так говорят в нашем мире в таких случаях.

- А в Клевере ты планируешь то же самое? – Поинтересовался бывший рыцарь.

- Разумеется, а что?

- Есть там одна девчонка...

Не то чтобы Малендрик отличался особой сентиментальностью. Рита среди других деревенских не выделялась ничем, кроме разве что смазливого личика и сочной жопы. Но Мал пообещал ее отцу, что позаботится о девочке, а слово самого Мала уже имеет значение.

- Не трогать одну из баб? Хорошо, без проблем.

- И ее отца. Его зовут Иохим. Он местный кузнец.

А вот здесь уже загвоздка. Кузнец был давнишней мечтой Артема. Он должен был выковать гоблинам орудия и оружие, изготовить цепи и кандалы для будущих рабов. Не трогать его значило пустить под откос все планы. Как-то быстро пришлось выбирать между старыми планами и новым союзником.

- Если он выполнит заказ, то я его отпущу вместе с дочерью, еще и денег дам. Не тащить же его на запад вместе с горном и наковальней? – после нескольких минут раздумий заключил хозяин подземелья, – он нас только замедлит.


Лишь вопросом времени было то, как скоро власти ближайшего города хватятся исчезнувших рыцарей. Однако прошло несколько месяцев, прежде чем награда за их находку выросла настолько, что собралась группа авантюристов достаточно крупная чтобы отправится в место со столь дурной репутацией. Увы, но ни рыцарей ни гоблинов они там не нашли. Только покинутое логово, еще хранившее следы недавней обитаемости. В деревнях не было ни души – все жители словно испарились. Глубокие колеи на проселочной дороге и следы на засохшей грязи говорили о том, что они уехали на восток – на границу королевства. Ни припасов ни желания отправляться в погоню у авантюристов не было.


Артем лежал на скрипучей телеге, всматриваясь в плывущие по небу облака. Осенний воздух был на редкость свеж и приятен, а хорошее настроение не могли омрачить даже стоны пленников понуро шагающих вместе с колоннами зеленокожих. Их путь лежал на восток – в дикие земли населенные монстрами, туда где их не достанет королевский гнев и где можно будет разжиться новыми союзниками, посильнее гоблинов.

Этель сидела на соседней телеге, то и дело жалуясь на ломоту в костях, а Малендрик как и полагается военному лидеру возглавлял колонну. Путешествие вовсе не обещало быть легким, но герои верили, что им улыбнется удача. А если нет. Что ж, ей же хуже!

Комментарий к Время перемен и на этом пожалуй все. возможно еще вернусь к истории, но после завершение более важной работы. Свою функцию она выполнила, писать её мне понравилось. А как вам?

====== Караван ======

Солнце жгло, этот гребанный фанарь не унимался, превращая каждый проведенный в дороге час в натуральную пытку. Впервые попав в подземелье Артему посчитал его отвратительным сырым местом, сейчас же он искренне скучал обжитому логову, такому темному и уютному. Подземелье напоминало ему его комнату, вечно зашторенную, с единственно горящим в темноте окном монитора. Когда они организуют новый лагерь, надо будет обязательно выкопать пару подземных этажей. Правда судя по всему это будет не скоро. Подросток перевел взгляд на макушку медленно плетущегося шерстистого быка.

- Добро пожаловать в Ла-ши! – вздохнул предводитель гоблинов, вновь проклиная этот ущербный мир.

Здесь не было лошадей! Собственно их отсутствие было одной из причин отчего Ла-ши был таким какой он есть. На Земле за ними бы уже мчались всадники, отбивать крестьян и награбленное, но здесь максимум, что могло мчатся за ними – столь же медлительные повозки запряженные быками. Отсутствие коней объясняло и отсутствие у местных тяжелых доспехов. Никому не понравится плестись сутки в жару, таща на себе пару десятков килограмм стали. Даже опытные приключенцы в Ла-ши предпочитали максимум кольчугу, а то и вовсе кожаные доспехи, хорошо если зачарованные. Адаптен, конечно, был идеальным вариантом. Металл был буквально живым, пластичным, не натирал и обеспечивал практически идеальную защиту. По словам Малендрика даже маленький медальон способен защитить от пары стрел или удара кинжалом. В списке покупок Артема подобный амулет был на первом месте. Если конечно кто-то в этом мире осмелится изготовить амуницию для властелина тьмы.

- Эй лидер, у нас опять проблемы. – Артем сощурился, не то от солнца, не то от раздражающе смазливого лица сообщника.

- Если на одной из телег опять сломалось колесо, то я сдохну от жары раньше чем выблюю внутренности на этих ухабах.

Мал усмехнулся, его забавляла беспомощность подростка, хотя не было ничего удивительного, что тому с трудом далось путешествие по приграничным землям. Качественными дорогами они не отличались. Ладно, здесь вообще не было дорог, просто уходящая вдаль чреда холмов и сопок покрытых в пол человеческого роста травой. Коль с тех краев приходят лишь орды орков и прочих монстров зачем облегчать им задачу моща дороги?

- Пленники опять устроили драку. Знаешь, Артем, не хотел этого говорить, но заставлять жителей Дубравки и Клевера мастерить друг для друга колодки было плохой идеей.

- Так я же честно предложил обоим деревням выбирать – мастерить их для себя или для других. Если они – идиоты и решили, что если пленят соседей, то их отпустят мне их искренне жаль. Вру, не жаль. Они это заслужили.

- Это конечно безумно поучительно, но у нас больше сотни пленников которые теперь ненавидят друг друга и при первой же возможности затевают склоку. А это замедляет весь караван!

-Ну и черт с ними, пусть лучше думают о том как перегрызть глотки друг-другу нежели нам. И вообще, люди должны страдать!

-А смысл?

Артем толкнул ногой мирно храпевшую среди овечьих шкур Этель. Старуха резко встрепенулась, хватаясь за свою палку.Секунда замешательства и старуха выпучила полные непонимания глаза на молодых людей.

- Люди должны страдать? – Спросил Артем улыбаясь.

- Должны! – уверенно ответила женщина.

Рыцарь бессильно вздохнул и зашагал в хвост колонны, хрустя костяшками пальцев. Ему категорически не хотелось проводить профилактические казни. Хотя с учетом белковой ценности крестьян, это будут скорее профилактические банкеты для гоблинов. Только там, куда они идут людей не будет и каждая пара рабочих рук будет на вес золота. Монстры для этого дела не годятся. Мал пробовал силой подчинения заставить гоблинов выполнять простейшие задания, но из этого ничего не вышло. Зеленокожие способны сделать простейшее оружие или орудия, но обрабатывать землю и строить мало-мальски сложные сооружения не способны. Так что сейчас их главный ресурс вовсе не повозки с добычей и не армия гоблинов, а эти самые люди.


Еще два дня. Так сказала Этель, наблюдая положение звезд на ночном небе. Правда перед дикими землями им предстоит преодолеть одно небольшое препятствия. Королевства светлых рас разумно опасались набегов монстров и защищали свои границы городами-крепостями и заставами. Одна из таких застав как раз находилась на пути каравана.

- Я был в тех местах, – Малендрик развалился на мешках с зерном изучал рунический узор на мече, – авантюристы часто ходят между территориями, а в землях монстров можно немало ценного добыть. Ингредиенты, ресурсы, пару раз нас посылали и вовсе разведать обстановку и узнать не готовится ли очередной налет.

- Может расскажешь о заставе? – Оборвал рыцаря Артем.

- Застава как застава. Земляной вал, ров, частокол. Она перекрывает проход в горах так что небольшой отряд может долго сдерживать крупные силы. Обычно гарнизон составляет два-три десятка авантюристов. Маги, воины, лучники. Все разных рангов, но сумма на которую их нанимают не меняется.

- Не густо для такой стратегически важной точки.

- Этого достаточно, – пояснила старуха, вмешиваясь в разговор, – ты, Артем, все же иномирец и мыслишь несколько иными категориями. В Ла-ши хорошо подготовленный отряд на хорошей позиции вполне способен отразить атаку в трое, а то и в четверо превосходящих сил монстров. Если же из диких земель придёт по настоящему опасная армия то её не остановит ни тридцать авантюристов ни триста. Отряд заметит столь крупные силы, отступит, сообщит о вторжение, король соберет армию, а если потребуется обратится за помощью к соседям.

Значит полторы сотни гоблинов это как раз те силы против которых застава способна продержаться на пределе сил. У начинающего темного властелина задергался глаз. Он никогда не забывал о том, что длинноносые уроды – никакие бойцы, но чтоб при перевесе пятеро на одного потерпеть поражение?! Они вообще смогут прорваться?

Конечно смогут. Подросток посмотрел на сидящего напротив рыцаря, все еще изучающего меч и облегченно выдохнул. Малендрик стоил минимум половины его армии, он – возвышенный чемпион темных сил и какие-то там авантюристы с ним близко не стояли. Как же хорошо, что он не перерезал полуэльфу глотку!

- Прорваться то мы точно прорвемся, – молодой человек словно почувствовал взгляд сообщника убрал оружие в ножны, перейдя к более интересному делу – дегустации вина, что заставило непьющего Артема поморщится, – только сколько при этом потеряем? Да, с тыла застава не так хорошо укреплена как с фронта, рва там нет, башенок всего две. Вот только частокол и ворота нам все равно ломать нечем, а значит придется устраивать танцы с веревками и лестницами.

- Может попросту подкупить кого-нибудь из гарнизона? Он нам открытые ворота, а мы ему годовое жалование золотом!

- Не думаю, что среди авантюристов найдутся желающие продать соратников, – Этель отрицательно покачала головой, – у большинства даже на шутку в подобном стиле ответ один – удар в зубы.

Троица сникла. Каждый думал о чем-то своем. Старуха куталась в шерстяное одеяло, в надежде укрыться от пронизывающего дряхлые кости ночного ветра. Малендрик смотрел на сияющие вокруг них редкие огоньки костров, размышляя о грядущих потерях и о том, что ему придется драться против людей, защите которых он посвятил всю свою сознательную жизнь. Артем же... О, Артем пытался придумать план, который позволил бы ему сохранить столь любовно взращиваемую армию. Его разум отказывался верить в невозможность предательства. Предатель должен быть в каждой крепости! Не могут же все в гарнизоне быть хроническими идиотами?! С другой стороны, если и могут, то, что мешает завести предателя со стороны?


Спустя два дня к воротам пограничного форта “Бравый” подъехала повозка запряженная парой шерстистых быков. На козлах восседал статный юноша, в облачение вона, а в самой повозке уютно устроились пухлый паренек в дорожном плаще и старая женщина.

- Эла-Ла, – Произнесла старуха, обращаясь к караульному охранявшему вход и делая приветственный жест рукой, – мы авантюристы, движемся в дикие земли. Позволите ли вы нам провести ночь в крепости?

====== Форт Бравый ======

Пропахшие кислым пивом, потом и ароматами жареного мяса стены в очередной раз погрузили Артема в сладкие воспоминания о утраченной жизни. Но увы, кое как освященное несколькими магическими сферами помещение было слишком просторным для уютной комнатки в многоэтажки, оно и для гарнизона заставы было излишне вместительным. Как пояснил Малендрик – строили с запасом, на случай если понадобится увеличить гарнизон, ну и для путешественников, которым необходим был перевалочный пункт.

Подростку подобное казалось дикостью. Вроде военный объект, а пускают всех подряд, гарнизон свободно может выпивать, а еще у них в таверне настоящие официантки.

- Работают по контракту от городских заведений, – Улыбнулся, Мал, одаривая проходящую мимо девушку многозначительным взглядом, – каждые три месяца их меняют. Оплата в тройном размере так, что не жалуется. И это только официальная часть заработка.

- Мы сейчас официанток обсуждаем или разрабатываем стратегию? – Этель недовольно поморщилась.

- Мы едим нормальную еду, – Ответил Артем, налегая на жаркое,- мы это не у кого все зубы на месте. – добавил он наблюдая как перекосилась рожа старой женщины. Бросив в стакан с вином щепотку порошка, она залпом осушила его содержимое. То же самое сделал Малендрик.

Сегодня они угощали. Бочонок вина, в который разумеется намешали целый букет различных порошков, был любезно передан в трапезную, с наказом поить доблестных защитников светлых земель. Конечно пить это вино приходилось и самим, благо Этель позаботилась о противоядие. Вино впрочем не было единственным звеном в плане наших героев. Среди вещей в их повозке прятались четверо мелких гоблинов, которые помогут устроить хаос на заставе перед тем как Малендрик Этель и Артем отопрут ворота и впустят маленькую орду внутрь. Прекрасный план, что ни говори!

- Вот только если нас вычислят придется туго. Я справлюсь от силы с парой новичков. Да и Маленрик, как бы ни был силен не выстоит против всего гарнизона.

- Не забывай обо мне, – Подала голос старуха.

- Ну да, Мал, если эта старая курица справится хотя бы с одним врагом, я прилюдно спляшу на этом самом столе.

- А сам-то малыш гоблинов давить своим пузом будешь? – на плече мальчишки опустилась здоровенная пятерня. Сверху на него смотрела бульдожья рожа потрепанного авантюриста. Кажется он услышал обрывок разговора и решил, что речь идет о монстрах. – Да не смотри так на меня парень! Боюсь! Сожрешь же!!! – Он разразился оглушительным хохотом.

Артем что есть силы сжал задницей табуретку, чтобы не вскочить и не разорвать этого негодяя на части. Он ненавидел когда к нему прикасаются даже сильнее чем когда с ним говорят.

- Этот паренек сносно колдует, – Малендрик встал с места, осторожно убирая руку мужчины с плеча лидера, – а пожилая мадам превосходный травник и алхимик. Уверяю, через месяц мы будем отмечать наше возвращение за этим же столом.

- Так кто бы сомневался, – Авантюрист с тоской посмотрел на нагрудник молодого рыцаря, – с вашим-то снаряжением. У нас адаптеновый доспех только у капитана Ренэ, главы гарнизона, имеется. Небось не первый рейд?

- И даже не десятый.

Вскоре Авантюрист ушёл, ссылаясь на легкое недомогание. Судя по алым потекам на белой рубахе, зелье сработало на славу. Через час-другой все заседавшие в баре разбредутся по баракам и придет время действовать. К огромному неудовольствию дэ’Риля, перепутавшего сержантку с официанткой и наградившего младшего офицера смачным шлепком по обтянутой весьма короткими шортиками заднице. Женщина была пьяна и похоже намеренно клеила симпатичного красноглазого парня. Этель с Артемом пришлось едва ли не отдирать их друг от друга.

Когда часы пробили полночь наша троица поднялась с кроватей. Убиравшаяся в зале девушка удовлетворилась ответом, что им просто захотелось подышать свежим воздухом. Кое-где слышались звуки опорожняемых желудков и нытье солдат гарнизона. Идея Артема работала прекрасно. В вино не добавляли яда. Если б отрава получилась сильной люди стали бы дрыгаться в судорогах прямо во время трапезы. Слишком слабый яд попросту не оказал бы на них воздействия. А вот смесь снотворного, слабительного и рвотного порошка никак себя не выдаст, сойдя за естественные результаты алкогольного отравления. При этом солдаты здорово ослабнут, что позволит взять их тепленькими.

Повозка по-прежнему стояла в центре заставы. Артем сконцентрировался заставляя четверку зеленокожих слуг выбраться из укрытия. Это были обычные гоблины, пускай и вооруженные короткими мечами и облаченные в кожаные доспехи. Двое из них взяли паклю и огнива, еще двое пошли за повелителем. Проворные существа должны будут снять часовых, пока Артем с Этель открывают ворота. К сожалению план полетел к чертям практически моментально. Сторожившие ворота собаки подняли лай, учуяв гоблинов, мгновенно всполошив стражу.

Обернувшийся часовой моментально увидел гоблинов и потянулся к висевшему на поясе горну. Протрубить тревогу он правда не успел, в несчастного ударила огненная стрела и он с пронзительным криком полетел вниз, громко шлепнувшись на землю. Обрушив на уже мертвого врага поток мата, Артем отдал мысленный приказ прятавшимся недалеко от заставы бойцам начать штурм. Пара гоблинов полезла за вторым часовым, но эта сволочь без труда отбилась от длинноносых монстров, проткнув копьем первого, а второго столкнув щитом вниз.

Ситуация ухудшалась с каждой минутой. Малендрик с Этель были уже у подъемного механизма, еще чуть чуть и защищавшая ворота железная решетка поползет вверх. Увы, оставшихся в живых часовой не сидел без дела, отбросив копье он воспользовался топором, перерубая канат механизма. Теперь решетку не сдвинуть, а из сторожки уже спешила к месту начинающейся битвы первые заспанные авантюристы.

====== Первая битва ======

Ситуация складывалась аховая. К наглухо закрытым воротам спешила сотня гоблинов и хопгоблинов, а внутри три могучих героя, одним из которых был толстый школьник, а другим беззубая старуха были вынуждены противостоять гарнизону целого форта.

Первыми были дежурившие в караулке стражники. Одетые в короткие, без рукавов кольчуги и прикрывающиеся высокими щитами они спешили к воротам настолько быстро, насколько позволял поздний час и последствия сдобренного зельями вина. Артем был готов рвать на себе волосы – заклинание посланное во врагов хоть и пробило деревянный щит, не смогло ранить скрывавшегося за ним воина. Вперед выбежал Малендрик, приняв первый тычок копья на щит и уйдя от второго в строну, рыцарь бесстрашно бросился под удар меча, полагаясь на защиту доспеха и нанося удар коротким мечем сверху вниз, в незащищенное кольчугой горло. Молодой человек стремился максимально сблизится с противниками. План сработал – стражники были вынуждены отбросить копья и извлечь из ножен кинжалы.

Артем вновь погрузился в духовный мир, проверяя как там его воинство. Проворные существа почти добрались до ворот. несколько минут и предусмотрительно обмазанные сажей, монстры начали карабкаться вверх, держа в зубах дротики и закинув за спины окованные жестью дубины и копья. От медитации мальчика отвлекла пощечина. Этель что есть силы трясла погруженного в транс парня – к ним приближался тот самый недобитый страж. Приближался прикрываясь щитом и потрясая копьем. Видимо хотел его метнуть или у него просто тряслись руки, ведь авантюрист был немногим старше Артема, а в голубых глазах отчетливо читался страх.

Начинающий волшебник утер рукавом выступивший на лбу пот, направил в цель жезл, прицелился, прочитал заклинание огненной стрелы. Противник испуганно вжал голову в плечи, закрываясь щитом, но к его облегчению магический заряд пролетел мимо. По крайней мере так ему показалось. Артем успел закончить заклинание удаленного контроля за пару секунд до того, как сгусток огня ударился в стену. Жест руки и колдовское пламя врезается в незащищенную спину авантюриста.

Из глотки мальчишки вырвался крик искренней радости. Это был первый раз, когда он смог победить кого-то в битве! Не запинать беззащитного гоблина, не перерезать горло связанному крестьянину или отчаявшейся девушке. Он одержал настоящую победу над настоящим воином!

К этому моменту Малендрик успел разделаться с еще один противником, третий сейчас удирал бросив оружие.

- Щиты, – коротко бросил союзникам обратившийся к тьме рыцарь, картинно стряхивая с клинка кровь, – даже митрильным мечем не разрубить. По крайней мере не с моими зачарованиями.

На вершине стены появились первые гоблины. Части из них, вооруженным пращами, Артем тут же приказал занять позиции в башнях. Остальные постепенно спускались вниз, вставая подле своих хозяев. Навстречу им уже спешили остатки гарнизона. Растрепанные и вялые, но успевшие вооружится и кое-как держащие строй солдаты были настроены выбить захватчика вон из форта.

Первые стрелы, болты и простейшие заклинания полетели из-за стены щитов убивая зазевавшихся гоблинов. Зеленокожие ответили камнями из пращей и тучей дротиков – не самое опасное оружие, однако, будучи обрушенным на врага с высоты, оно убило и ранило нескольких людей. А следом за ними полетели три огненных стрелы наколдованных шаманами. Магические снаряды, впрочем зависли в воздухе и вскоре развеялись. Подобное по силам только хорошему колдуну. Так и есть – среди разномастных бойцов Артем заметил статную женскую фигуру с большим сверкающим посохом. Она станет проблемой, если бой затянется.

Но этого не случилось. Осознав, что перестрелка складывается не в их пользу, люди с криками бросились вперед. Колдунье ничего не оставалось кроме как поддержать их используя сложное и весьма затратное для выносливости заклинание волшебных ракет, обрушив целый рой магических стрел на зеленокожих. Заряды энергии поражали монстров, нанося жуткие ожоги, сбивая с ног, а то и отрывая конечности. Если у монстров и было подобие строя то теперь от него не осталось даже воспоминания.

Возглавлял защитников форта высокий мужчина в блестящих доспехах, в первые секунды атаки он воздел к небу меч и оружие вспыхнуло ярким светом. Если бы Артем мог разглядеть лица авантюристов, то заметил бы как с них исчезли последствия недосыпа и отравления. Магия в Ла-ши не была исключительной привилегией колдунов, те или иные её формы могли использовать и обычные люди, пускай и после длительных тренировок. Именно с этим человеком сошёлся в бою Малендрик. Бойцы умело парировали удары друг-друга принимая наиболее опасные выпады на щиты. Случись этот поединок несколько месяцев назад неизвестно кто вышел бы из него победителем, но здесь и сейчас полуэльф был чемпионом темных сил. Артем буквально вздрогнул, когда ощутил концентрацию энергии, пульсирующую вокруг соратника. Тьма сконцентрировалась в левой руке, высвобождаясь в ударе щита. Против подобного капитан был бессилен. Энергия удара отбросила его на два десятка метров, впечатав в стену одного из срубов. Даже адаптеновые доспехи не смогли полностью погасить силу удара. Потеряв сознание на несколько секунд, мужчина пропустил финальный удар Малендрика и окутанный темной аурой клинок пробил его грудь насквозь, раскалывая доспехи на кусочки.

Дела у остальных защитников форта складывались несколько удачнее. Основная масса гоблинов все еще находилась снаружи. Хобы карабкались медленнее остальных и против каждого авантюриста была не больше трех-четырех противников. Пока зеленокожие сражались и умирали их лидер отважно стоял в углу с кинжалом и жезлом. Свои не особо выдающиеся магические силы он использовал лишь однажды, когда один из авантюристов попытался убить зазевавшуюся Этель. Но как выяснилось в спешно поставленном барьере не было нужды. В лицо безымянного героя полетел какой-то порошок. Человек вскрикнул от боли, а старая женщина, пусть и не очень быстро вонзила в глаз авантюриста спрятанное в клюке лезвие.

Меж тем ход сражения менялся и менялся не в пользу защитников. Гоблины падали с ранами, рассечениями и ушибами, но на смену павшим зеленокожим приходили новые. Когда же в бой вернулся расправившийся с капитаном Малендрик сердца защитников дрогнули и они побежали – не самый лучший вариант когда твой враг быстрее и проворней. Уже через десять минут все было кончено. Форт пал.

====== Проигравшие ======

Они сидели в той же пропахшей пивом и мясом трапезой, что и несколько часов назад, вот только теперь помещение было заполнено не авантюристами, а многочисленными зеленокожими, чьи маленькие глазки алчно блестели поглядывая по сторонам. Старым хозяевам форта в обширном помещение тоже нашлось место. Выжило их совсем немного: четыре женщины, включая мага и пара мужчин. При взгляде на волшебницу у Артема вырвался усталый вздох, она была чертовски хороша, не чета деревенским девкам. И он не хотел знать сколько его слуг расстались с жизнью, прежде чем умудрились взять ее живой. Тоже касалось еще трех авантюристок, одна из них была серьезно ранена, как и оба авантюриста-мужчины, над целесообразностью убийства которых как раз и размышлял подросток. Что еще? Ах да, официантки! Вот эти сдались без особых проблем. Как и местный кузнец.

- Повелитель! чав-чав! Большой чав-чав, повелитель! – с этими словами в зал ввалилась одна из групп гоблинов, отправленная обыскивать территорию форта. Перед ними, подгоняемый тычками копий, резво шагал обремененный десятком лишних килограммов мужчина в кольчуге.

- Вальд, – Прошипела одна из пленниц, – ах ты жирная крыса! Надеялся пересидеть бой пока мы умирали пытаясь защитить ворота?

Мужчина молчал, понуро бредя на встречу соратникам. Он не сопротивлялся когда один из гоблинов встав на табурет стянул с него кольчугу. На несколько мгновений за столь добротный доспех разгорелась драка и мелкие гоблины путаясь в объемном полотне носились по комнате. Однако конфликт быстро разрешился дубиной одного из хобов, прописавшего недоразвитым собратьям тумаков и забравшего трофей себе. Бросив взгляд на остальных зеленокожих, он приблизился к Артему.

- Прелесть для повелителя? – осведомилось существо, склоняя украшенную длинными ушами голову.

- Спасибо, Гук. Можешь оставить себе. – Отмахнулся мальчик, наблюдая как хобгоблин почтительно предложил кольчугу сначала Малендрику с Этель и лишь затем облачился в нее сам. Определенно Артему нравился подход этого существа к разделу добычи.

Тем временем Вальд успел получить несколько пинков от соратников.

- Ты не только трус, но и идиот, если думал, что твою тушу никто не заметит! – рявкнул один из них. Артем узнал его голос.

- А что вы имеете против полных людей? – Пленники замерли, когда поигрывая жезлом к ним приблизился облаченный в длинный плащ лидер гоблинов. – Вот именно ты? Да, ты, с бульдожьей харей! Отвечай когда к тебе обращаются!

Мужчина растерянно смотрел на подростка. Сегодня умерло немало его товарищей, в нем самом было несколько дырок, его взяли в плен и скорее всего съедят, а теперь... Теперь какой-то жирный пацан озаботился его манерой речи.

- Отвечай, если хочешь жить. – Повторил Артем, направляя на мужчину жезл.

- Ничего против жир..., против полных людей не имею, – Изрек он, понуро глядя на подростка.

- Раз так, ты наверно хочешь извинится передо мной и своим коллегой? – уточнил Артем.

Мужчина молчал.

- Брось Рольд, да просто извинись, не разыгрывай из себя героя. – Крикнула одна из женщин.

- Послушай бабу, Рольд, – продолжал мальчик, -Знаешь, каково это, когда тебя дразнят? Это больно, Рольд! Больно как будто с тебя срезают кожу и посыпают рану солью. И так день за днем, день за днем...

Артем сам не знал, что на него нашло. Сейчас в этом человеке воплотились все его обидчики. Те, кто издевался, дразнил и унижал его всю сознательную жизнь. Кто оскорблял, щипал за грудь, бил по животу и хлопал по плечу! Суки!!! Они понятия не имели как это больно когда тебя с размаху шлепают по плечу! Сейчас же впервые в жизни бывший школьник получил возможность восстановить справедливость и преподать негодяю урок. Когда прозвучало тихое “извини” Артему уже не было до этого дела. Приговор оформился в его голове.

- Что ж, Рольд, я тебя прощаю. – изрек он разворачиваясь на каблуках, а затем оборачиваясь вновь, – увы, руку коснувшуюся меня без спроса, я простить не могу. Давай ты ее отрежешь тупым ножом?!

- Ладно, лидер, – за спиной послышался голос Мала, – давай не будем нагнетать? Прояви малость человечности. Хочешь я отрублю ему голову? Просто раз, и все.

- Ну вот, Рольд, мой соратник за тебя вступился. Хочет тебе голову отрубить. – Наигранно вздохнул начинающий темный властелин, – ты сам то что предпочел бы потерять? Руку или голову?

- Руку, – сухо бросил мужчина, которому чертовски захотелось выжить, хотя бы ради того, чтоб свернуть маленькому мерзавцу шею.

- Кто ж так просит? Когда просят, говорят пожалуйста.

- Отрубите мне руку, пожалуйста.

Этель тихо хихикала, Малендрик запрокинув голову расселся на табуретке, а вот гоблины были искренне довольны представлением. Они своими крошечными мозгами и подумать не могли, что можно так развлекаться.

- Эй, Вальд, твой друг просит, чтоб ему отрубили руку, но мой соратник умеет рубить только головы. А ты сегодня как раз не обнажал свой меч. Кажется пришло время это сделать и спасти своего друга. Давай, Вальд, поступи так как завещал вам катехизис. Гук, – он обратился к хобу, – дай господину Вальду меч и сними с него путы.

Через десять минут криков, брани и крови с делом было покончена. Будущая трудовая армия Артема лишилась одной рабочей руки, зато у самого темного властелина словно камень с души свалился. Он успокоился, восстановил справедливость и теперь мог переходить к текущим делам.

- А именно к танцам на столе, – Заявил Малендрик, – или ты думал мы забыли?

- О, это вовсе не обязательно, – Возразила Этель.

Но Малендрик был непреклонен. В его представление слово лидера должно быть незыблемым как скала. Если лидер обещал танцы значит будут танцы. Со словами: “зажми нос и выпей залпом” – он протянул Артему стакан вина. Пообещав себе в следующий раз следить за языком, повелитель гоблинов подчинился – противный терпкий вкус заполнил рот, разливаясь по телу теплом, а вслед за этим настоящим огнем. Словно ковбой седлающий дикого иноходца мальчик закинул ногу на стол, мышцы напряглись, затаскивая на столешницу остальное тело. Встав и отряхнувшись Артем узрел более чем сотню глаз смотрящих на него. Было стыдно. Он совсем не умел танцевать, но вино, а на самом деле подмешанная в него настойка, дала о себе знать. Представив, что под ним труп поверженного врага, Артем начал двигаться. Это была не самая удачная смесь из лунной походки, гангмастайла и предсмертных судорог безголовой курицы. Гоблины впрочем были довольны, иные даже пытались подражать повелителю. Номер продолжался пока силы не покинули темного властелина, а именно полторы минуты. Теперь он мог с чистой совестью заняться делами.


Две телеги, четыре шерстистых быка, десяток бутылок с вином, провиант на месяц для трех десятков человек, деньги, которые впрочем как всегда им не потратить. Удалось добыть и оружие. Часть собрали с трупов авантюристов, еще немного нашлось в арсенале. Что делать с ним было не особо понятно. Мечами и луками, а именно они преобладали среди оружия, гоблины пока не овладели. Да и за немногочисленными нагрудниками, стеганками и кольчугами не знали как ухаживать. Малендрик разумеется будет их учить, но на это уйдет время. Так не лучше ли отправить снаряжение в обоз? Скорее нет чем да. Артем опасался бунта среди пленников, а сохранить за последними хоть бы потенциальную возможность вооружиться будет не разумно. Лучшая охрана для оружия – быть в ножнах на поясах зеленокожих. Тем более гоблины обожали настоящее оружие и доспехи!

- А взятых в плен авантюристов лучше всего убить, – заключила Этель, – они опасны, а мы понесли потери. В этот раз раненых особенно много. Я занимаюсь лечением, но даже с помощью шаманов у нас уйдет несколько дней прежде чем гоблины смогут просто продолжить путь. О сражениях вообще лучше не думать.

- Поддерживаю, в кое-то веке мисс меня заждались на кладбище права. Кузнеца разумеется я оставлю. Забираем вместе с кузней. Будет работать на нас. Справится – через год отпустим. Нет — сожжем живьем.

- А официантки и бармен? – Спросил рыцарь, которого подобная растрата ресурсов изрядно раздражала. – Гоблины хотят кучу-кучу. – Он улыбнулся, наблюдая как зашевелились уши у окруживших их миньонов.

- По-моему у кого-то недотрах.

- Ну да, это ведь я хочу уничтожить мир. Артем, хоть ты поддержи меня. Неужели правда хочешь чтоб все это пошло в утиль? – Рыцарь подошёл к связанной колдуньи и с силой рванул ее мантию. Отражение обнаженных грудей в один миг запрыгало в десятках маленьких красных глазок и одной пары карих человеческих. – Так что скажешь? По-моему ничего.,- он взял одну грудь в руку, слегка приподнимая и позволяя оценить форму и тонус. Я просто обожал их когда был в твоем возрасте. Уверяю, госпожа колдунья сделает все что ты не попросишь.

- Предпочту воздержаться. – Подросток попробовал закрыть, заливаемое краской лицо, ладонью.

- Серьезно, у меня было немало друзей твоего возраста и хм..., комплекции. Все проходило без проблем. Или ты осторожничаешь? Это решаемо — я её свяжу и вывихну челюсть.

- Спасибо, Малендрик. Хочешь ее трахнуть – трахай, пожалуйста, сам.

Глаза волшебницы умоляюще смотрели на темного рыцаря. Но тот лишь пожал плечами.

- Прости, дорогая, но ты не те части тела качала. – Его рука с силой шлепнула стоящую рядом девушку-сержанта по едва прикрытой шортами заднице. – Оформи ее на меня в качестве прислужницы.

- Мал, она воин, – в этот раз уже подросток не смог остаться в стороне, – она тебе горло в первую же ночь перережет, возьмет твой меч и устроит резню в лагере.

- Вот именно, что воин. Этель, Артем, эти люди привыкли к тяготам и лишениям. А главное привыкли выполнять приказы. И вот допустим, у нас есть толпа крестьян в качестве рабочей силы. Смогут они ухаживать за оружием? А построить какие-нибудь фортификационные сооружения? Эти смогут. Что до послушания, я готов поручиться за них. Жизнь авантюриста это умение работать в команде и отказываться от личных интересов ради выживания. Они это умеют.

Подросток и старуха внимательно слушали, на несколько минут превратившегося в оратора, Малендрика и были вынуждены признать его правоту. Среди рабынь уже были низкоранговые авантюристки, но никто из них даже близко не пытался сбежать или сопротивляться. К тому же эти люди уже проиграли в открытом противостояние, брать реванш на их месте было бы редкой глупостью.

====== Победители ======

В помещение пахло гоблинами и смертью. Разумеется смертью гоблинов. Впрочем именно её, единственный человек в бараках и пытался предотвратить. Действовал он не в одиночку. Еще в деревне Этель обучила шаманов, как самых смышленый следи зеленокожих, основам травничества. Теперь они вместе со старухой бегали между лежанками меняя повязки и вливая в пасти соплеменников разнообразные отвары. Было не просто заставить их трудится, в то время как собратья объедались запасами, добытыми в форте и насиловали пленниц. Но лучшая еда и нетронутые маленькой ордой девушки с заставы станут наградой лишь им, ну и караульным тоже. Подобные награды были единственным способом поддерживать в войске подобие дисциплины.

Она согнулась над кроватью, поднося припарку к распластанному на ней тельцу. Гоблин взвизгнул, тщетно пытаясь подскочить. Они все еще смертельно боялись её. И это мешало работать. Не то чтобы она любила гоблинов. Скорее напротив. Её ненависть к этим недоразвитым уродцам была не меньше, чем к любому другому живому существу. Но сейчас они были на одной стороне. Каждый носатый монстр был словно маленький гвоздик, который она вгоняла в крышку гроба этого мира. Коль скоро у неё не было собственных сил, она могла лишь пытаться сделать сильнее Артема, а здесь и сейчас его силой были гоблины. У мальчика определенно был потенциал. Только бы его не испортил дэРиль! С самого начала Малендрик словно цель себе поставил – научить подростка плохому. Сегодня напоил вином и едва не лишил парня девственности, посредством очередной шалавы. А это могло бы стать большой проблемой – ничто так не отвлекает от завоевания мира как вино и женщины.

Глубоко вздохнув, Этель стукнула еще брыкающегося гоблина обмотанной в тряпку колотушкой, а когда тот вырубился принялась зашивать рану.


Дверь захлопнулась. Гоблины ушли и Джина смогла наконец осмотреться. Это были покои капитана гарнизона – самая лучшая комната в крепости. Потирая только только освобожденные от пут руки девушка подошла к зарешеченному окну. Сбежать из крепости ей не удастся. Но и смиренно встречать свою судьбу Джина не собиралась. Комнату несомненно обыскали, убрав из нее все оружие и то, что могло за него сойти. Однако капитан был тем ещё параноиком.

Подойдя к кровати, девушка откинула матрас и нащупала в одной из досок углубление. Надавив на него удалось открыть маленький схрон в котором капитан хранил несколько золотых монет и что куда важнее -кинжал. Оружие супротив адаптенового доспеха разумеется не сдюжит, но авантюристка надеялась, что молодой человек его снимет перед тем как...

Проклятье! Ощущение от того, что её собираются использовать как простую рабыню одновременно бесило и льстило девушке. Она была довольно молода, а должность сержанта накладывала определенные ограничения на личную жизнь внутри гарнизона. Поэтому стоило ей узнать о симпатичном авантюристе, остановившемся у них на ночлег, как девушка решила, что этой ночью он будет принадлежать ей.

Мечта сбылась! Её будет любить прекрасный благородный герой! То есть не любить, а насиловать и не герой, а мерзавец. Но прекрасный, этого не отнять. В воспоминаниях возникло, красивое лицо с удивительными красными глазами и черными волосами убранными в хвост. Морок развеялся, а Джина к собственному удивлению обнаружила свою руку погруженной в ширинку шорт.

- Не могла подождать?

Девушка резко обернулась, спрятав кинжал за спину. Малендрик стоял в дверном проеме вальяжно опираясь на него.

- Вино будешь? На этот раз без отравы. – Парень говорил на редкость спокойно. Так, словно ничего не произошло, будто несколько часов назад он не убивал её соратников, будто они все ещё сидят в трапезной и мило беседуют. Джина крепче стиснула рукоять.

- Ну вот, она обиделась... – рыцарь картинно запрокинул голову, одновременно делая несколько глотков вина, – а я так надеялся поболтать с кем-то мало-мальски вменяемым, – в его голосе звучала самая настоящая грусть.

- А ты ожидал благодарности? – не сдержалась девушка. – думаешь, что спас меня? Думаешь, что герой?

Малендрик почесал затылок, подойдя к стулу он развернул его, обхватывая руками спинку. Считал ли он себя героем? Черт возьми да! Он ворвался в крепость, перебил стажу, захватил деньги, вино, а еще через пару минут ему отдастся очаровательная женщина. Кто он если не герой? В книжках герой живет именно так! Или герой это тот, кто смирно работает на гильдию, время от времени посасывая хуй аристократии?! К тому же он в самом деле спас её. И остальных помилованных защитников форта. И не только их...

- Наша армия совсем не многочисленна, к тому же состоит из низших монстров. Их едва хватало на то, чтобы конвоировать захваченных в деревнях селян. После взятия форта гоблинов больше не стало, напротив, мы понесли потери. А теперь вспомни пожалуйста нашего лидера. Он очень осторожный парнишка и в его понимании надо не только отправить тебя и твоих соратников на кладбище, но и пару десятков крестьян перебить. Самых бесполезных разумеется – стариков, старух, детей. – Он сделал еще один глоток, выжидающие глядя на девушку.

По спине пробежал холодок. Хватка на рукояти ножа стала слабее. Она и не думала, что все обернется вот так. Убить этого негодяя означало лишить жизни не только себя, но и пару десятков не в чем не повинных людей. Участь раба, какой бы отвратительной она не была, не сравнится со смертью и если сама Джина не без колебаний выбрала вторую, выбирать за крестьян и гражданских она не имела права.

Мужчина продолжал пожирать её глазами, самодовольная улыбка не сходила с его лица. Развернув стул он вновь уселся на него, медленно расстегивая ширинку. Он был уверен в себе, своей правоте, своей победе. Она понятия не имела почему, но это ее заводило. Его тоже, в этом можно было убедиться наглядно.

- Итак, продолжим то, на чем остановились в трапезной. – Мужчина резко подскочил и потянул ее на себя. Из-за того, что рука была занята кинжалом она не смогла сопротивляться. Тонкая полоска ткани ткани прикрывавшая промежность была бесцеремонно сдвинута в сторону и Джина в одно мгновение оказалась на члене своего пленителя. Несколько секунд они смотрели друг на друга.

- Так мы трахаемся или как? – поинтересовался наконец рыцарь.

- Но почему я сверху? Разве ты не должен меня насиловать?

- Нафиг. Я победил. Я устал. Так что ты первая. Когда возьмешь меня в плен – поменяемся.

Лицо девушки залила краска. Но она была слишком возбуждена чтобы спорить или сопротивляться. Бедра начали двигаться сами по себе следуя инстинкту и привычке, сдерживать которые она попросту не могла. Она хотела этого мужчину, хотела его прямо сейчас, хотела забыть об случившихся несколько часов назад ужасах, о том, что до сих пор болят наскоро забинтованные раны, а масляные пятна от кольчуги придают нижней рубашке не самый опрятный вид. С каждым толчком неприятные мысли уходили. Кинжал грустно звякнул падая на пол, освободившиеся руки вцепились в спинку стула помогая девушке двигаться быстрее, в один момент она почувствовала как пальцы Малендрика сжались у неё на ягодицах толкая ее на себя. Если первые несколько минут бывший аристократ её соблюдал какую-то осторожность, то очень быстро забыл о ней. Почти месяц у него не было женщины, а вино прекрасно разогревало кровь. Сделав это первый раз, они без перерыва продолжили, когда же девушка устала, он сам схватил её за талию и начал поднимать и опускать, раз за разом насаживая на разбухший от возбуждения член.

К утру в комнате не осталось ни одного предмета мебели который не был бы использован в любовных играх, а на столе, словно памятник взятию форта, громоздилась батарея пустых бутылок увенчанная шортиками.


Артем покинул сознание гоблина, едва кинжал коснулся пола. Спускаться с карниза зеленокожий будет уже сам, а то, что сейчас происходит в бывшей комнате капитана подростка не интересовала. Нет, живя на Земле он мог бы диссертацию написать о видах порнографии, но вуайризмом он не страдал. К тому же последнее время женщины вызывали у него отвращение. Взять хотя бы эту. Ломалась-ломалась, а в итоге отдалась как последняя шлюха. Да и остальные были не лучше – никакого самоуважения. Хоть бы одна откусила себе язык или перерезала горло. Малендрик тоже разочаровал юного темного властелина – никакого самоконтроля. Лишь бы нажраться, потрахаться и плевать, что ты на волосок от смерти.

Артем с грустью посмотрел на лежащий на столе пирог и кувшин с соком. Трепещущее пламя свечей, нашедших приют в простеньком канделябре, отбрасывала на еду дерганые тени.

Рядом с глиняной чашкой лежали несколько колец с большими яркими камнями. Кольца сняли с волшебницы, по совету Этель. Если верить старухе – каждый из них это маленький фокусирующий кристалл. То есть после прочтения заклинания оно срабатывало несколько раз, пусть и в ослабленном виде, что позволяло не травмировать заклинателя. Такое-вот скрытое оружие. Но мальчика беспокоили не кольца и пленница, а Этель. Откуда она столько знает о магии и магическом инвентаре не будучи магом? Настораживало еще кое-что – когда Артем попросил старуху обучить его некромантии она отказалась, сказав, что о черной магии не знает ничего. Да и вообще в Ла-ши некромантия – удел избранных обитающих довольно далеко от населенных земель. Выходит магом Этель когда-то была. Что ж она такого сделала, что оказалась без способностей и обозленная на весь мир?

У одного из бараков пара гоблинов стояли на часах. Внутри были крестьяне, запертые на крепкий засов. Так что в охране не было особой нужды, и оба стража переглянувшись посеменили в сторону барака с женщинами, где сейчас творилось самое веселье. Внезапно один из них остановился и с размаху заехал второму по морде.

- Хозяин наблюдает! – пропищал он, с ужасом понимая, что еще одно ослушание и его сожрут.

Артем мысленно проверил остальные посты, погружаясь в сознание каждого караульного гоблина и волка. Он не мог сражаться как Малендрик или лечить раны и варить яды как Этель, но именно его способности и сила Древа зла превращала гоблинов в подобие армии.

Вот только для чего ему эта армия?

Хотел ли он уничтожить мир, как Этель? Ла-ши был мерзким местом, даже более поганым, чем Земля, но последние пол года дел шли неплохо. Он вкусно ел, хорошо спал, у него была кой какая власть и признание. Да, Ла-ши был плох, но не безнадежен.

Желал ли он воинской славы, удовольствий, любви женщин как Малендрик? Ощущение победы конечно радовало, но оно не стоило риска быть убитым. А трахать кого-то готового отдаться гоблинам ради спасения своей жизни, все равно что совать член в помойное ведро. Тем более была неслабая такая вероятность, что потенциальная рабыня, даже посаженная на цепь, задушит его этой самой цепью аки принцесса Лея Джабу Хата.

Мальчик плохо понимал, что именно он хотел. До этого мысли темного властелина были лишь о выживание, но сейчас он ощутил, что способен на большее. В своей прошлой жизни он был убит теми, кто не понял его взглядов на мир. Так если он не смог исправить тот мир то возможно он сможет исправить этот?

Кисловатый сок щипал растрескавшиеся губы, а тело все еще грели отголоски винного привкуса. Улыбнувшись, мальчик вынул из канделябра одну из свечей и воткнул её в пирог, а потом со всех сил дунул. Желание было загадано и пламя погасло.

Сегодня был его день рождения. Артему исполнилось пятнадцать лет.

Комментарий к Победители Автор: итак, у нас бог знает какая часть, в шапке рейтинг R, тег “изнасилование” и “гет” а секса как не было так и нет. Надо что-то делать!

Артем: давайте как-нибудь без меня. Я ж несовершеннолетний, фанф забанят нафиг!

Этель: я готова спасти положение!

Автор: пожалей глаза наших читателей.

Этель: Уверена, жанр “герантофилия” – будущее фикбука.

Автор: лет через пятьдесят – возможно. Но сейчас нужно держать марку.

Малендрик: В итоге как обычно вся работа на мне...

====== Дикие земли ======

Дикие земли – так государства разумных называют территории находящиеся вне правового поля катехизиса, но и темными силами до конца не покоренные. Здесь торжествует право сильного, а леса, холмы и болота населены самыми разными тварями. Говаривают, что есть здесь и поселения светлых народов сформировавшиеся из изгнанников. Провинившихся людей, эльфов и гномов редко приговаривают к смерти, такая кара возможна лишь в случае совершения чудовищных злодеяний, поэтому по сути высшей мерой является изгнание. Впрочем доминируют в регионе вовсе не изгнанники. Множество племен диких орков облюбовали леса и горы, на болотах можно встретить ящеров или крысолюдов, гоблинов и огров. И это не говоря о множестве диких тварей не отличающихся принадлежностью к свету или тьме. Артем долго не мог понять, отчего волки были темными созданиями, а например гигантские змеи – нет. Мальчик даже пытался вытрясти из Этель урок по местной зоологии, но старуха лишь отмахнулась. Пока у Артема есть способность видеть душе он может легко определять кто подчинится его воле, кто не подпадает под действие его взгляда, а кто явный враг. Ей же хотелось спать.

Путешествие действительное выматывало. Три дня минуло с того момента, как они покинули форт Бравый. За это время и без того никудышная дорога пропала совсем, а степь стала постепенно переходить в лес, выросла влажность и температура. Некогда довольные новыми доспехами гоблины прятали неудобное снаряжение в мешки, Малендрик снял рубаху и щеголял обнаженным торсом, а Этель пугала окружающих неизвестно где добытым сарафаном. Держался лишь один человек, но с каждой пройденной милей его силы угасали.

- Если ты не снимешь плащ то расплавишься аки кусок сала на сковородке. – Вещала пожилая подельница, наблюдая как тяжело дышет и истекает потом Артем.

- Ни за что! Истинный темный властелин никогда не расстанется с плащем. Без него я выгляжу недостаточно круто.

Кажется у истинного темного властелина приключился солнечный удар. Бормоча что-то невнятное он вновь скрылся в тени тента повозки.

Очнувшись, подросток обнаружил караван в центре небольшого поселения. Укрытые пальмовыми листьями хижины, собранные из веток обмазанных глиной, поднимающиеся отовсюду дымки и грубо вырезанные из дерева тотемы увешанные костями и шкурами говорили о не высоком уровне развития местных обитателей.

Последние оказались орками. И эти орки очень разочаровали Артема. Он ожидал увидеть свирепые горы мышц или хотя бы злобных уродов, но перед ним предстали существа совсем иного порядка. Орки были ростом с человека, но раза в полтора шире с длинными широкими руками, выдающимися вперед животам и пухлыми лицами с носами напоминающими рыльце летучей мыши. Как выяснилось в последствии несмотря на благодушны вид существа эти были очень сильны и выносливы.

- Элла-Ши, повелитель, – произнес один из увальней сидевший напротив повозки. Его лицо было измазано белой краской, а выбритую голову украшал головной убор из перьев, – Ораг, шаман племени, выказывает тебе почтение и признает своим господином от лица нашей матери и нашего вождя.

Как вскоре выяснилось, с группой орочих разведчиков, возглавляемых шаманом, столкнулся отряд Малендрика идущего в авангарде каравана. Тьма в душе рыцаря во много раз превосходила оную у орка, он и его отряд были вынуждены подчинится. Для Артема это был добрый знак – значит и ему эти толстячки подчинятся будут. И это означало конец путешествия.


Орочье общество разительно отличалось от гоблинского. Последние были кочевниками, вечно готовые размножаться, грабить, а в случае появления угрозы – сбегать. У них не было собственной культуры, лишь простейшие навыки изготовления орудий и оружия. С орками было иначе. Оседлый образ жизни делало их полноценным народом, способным даже создать подобие государства. Управляли орками вождь и мать. Первый был самым сильным в племени и почти все время сражался с другими племенами и расами. Мать являлась единственной женщиной племени, способной к размножению. Да, орки были разнополыми, пусть в силу особенностей данной расы женщины и рождались в десятки раз реже нежели мужчины. Кстати у эльфов наблюдалась обратная тенденция. Так вот в племени как правило была лишь одна мать, когда появлялась еще одна то она просто забирала с собой часть мужчин и основывала новое племя, а с появлением в нем вождя оно окончательно обретало независимость.

Для Артема подобное общественное устройство было на руку – множество разрозненных племен не смогут оказать ему достойного сопротивления. Впрочем, править монстрами лишь кнутом сложно, пришлось позаботится о прянике. Уже в первую ночь своего прибытия Артем, стоя на повозке вещал о новой эре, которую привез с собой. А именно рабов! Теперь оркам больше не нужно будет трудится, за них это сделают пленники! Правда для начала придется построить для них загоны и бараки, и еще кой-какие работы провести. Например проредить лес, распахать поля, вырастить зерно из которого будет изготовлено спиртное и хлеб. Орки будут есть и пить как никогда! Орки станут большими и сильными! Они завоюют все Дикие земли, а потом пойдут в города людей и отыграются за поражение десятилетней давности!

Слушатели ликовали и тут же устроили песни и пляски вокруг огромного костра. Пламя вздымалось в три человеческих роста и глядя на светящиеся в темноте морды, вымазанные фосфорной краской, Артем не мог не думать, что все получилось через чур легко.

Так оно и оказалось – орки были невероятно ленивыми существами. Добыть еду или построить себе хижину они кое-как могли, но вот сделать что-то масштабное...

Посредством подчинения и постоянных оплеух молодому повелителю удалось заставить их выполнять простейшие поручения вроде корчевки деревьев. Основная же тяжесть строительства нового поселения легла на пленников. Жужжали пилы, стучали молотки и топоры, свистели в воздухе мотыги. В первую очередь строились дома для верхушки орды и загоны, окруженные рвами и частоколами. Рабы же сперва спали на сырой земле. Значительная часть оружия пошла в переплавку, из него были выкованы новые инструменты. К концу первой недели была выполнена лишь незначительная часть работы, а от тяжелого труда погибли четыре человека, включая двух женщин, для которых насилие со стороны орков оказалось весьма неприятной неожиданностью.

В этот момент Артем понял, что нужно что-то менять.

====== Лагерь ======

Внутри сруба было темно. Окошечки, намеренно сделанными маленькими, чтобы пленники не сбежали, пропускали жалкие крохи света. Наверное так оно даже лучше – не хотелось лишний раз смотреть на то, во что они превратились за время пребывания в плену. Заключенным этом срубе не повезло больше всего – здесь содержались бывшие солдаты форта и еще несколько особо буйных мужчин, заслуживающих, по мнению темного властелина, особого внимания. Палок таким как правило доставалось больше чем еды. Но сегодня в темное царство заглянул маленький лучик света. Дверь отворилась и внутрь зашла девушка.

- Угощайтесь, ребята! – на полу оказался небольшой сверток с продуктами.

- Джина? Вот уж не ожидали. Неужели тебя отпустили?

Девушка покачала головой. Отпускать ее не думали, просто разрешили гулять по лагерю в сопровождении соглядатых гоблинов. Вот она и воспользовалась этим чтобы передать старым друзьям немного еды. Сейчас важнее всего – держаться и выживать.

- Кто-то выживает, а кому-то судя по всему неплохо живется. – послышалось из дальнего угла сруба, со стороны выгребной ямы.

- Неплохо? – В голосе Джины чувствовалась неприкрытая злость, – Я такая же рабыня – готовлю, стираю, когда надо выступаю как спаринг партнер, убираю в доме и полирую доспехи одного из этих иродов.

- А по ночам полируешь его член! – не унимался голос.

- Заткнись уже Вальд! Мы еще крыс не спрашивали. – Один из мужчин поднялся на ноги, и пошол в угол. Послышались звуки ударов.

- Не бери в голову Джина, – Один из узников похлопал бывшую соратницу по плечу замотанной в бинт культей, – Здесь никто тебе не завидует и никто не осуждает. Кроме этого козла разумеется, видно мы слишком мало его бьем. Расскажи лучше какие-нибудь новости. Нас ищут? Есть шанс что спасут?

К сожалению обнадежить друзей пленница не могла. Да, она часто говорила с Малендриком и даже слушала его разговоры с остальными лидерами монстров, но эти разговоры говорили о успехах, а не неудачах пленителей. Лагерь строился, территория контролируемая ими неуклонно расширялась. О спасательной экспедиции же пока не могло быть и речи – для большого мира гарнизон форта наверняка трупы. На милосердие со стороны монстров так же не приходилось рассчитывать, их лидеры хоть и были людьми, но благородством не отличались. И если Малендрик по ее словам был не безнадежен и его даже можно было понять, то мальчик и старуха были натуральными уродами. Пока они живы в положении пленников вряд ли что-то изменится.

Пообещав вернутся и принести еще еды на неделе, девушка ушла. И глядя на перекатывающиеся при каждом шаге полуобнаженные ягодицы, содержащиеся здесь мужчины не могли не согласиться с тем, что Малендрика действительно можно было понять. Хоть в чем-то...

Сруб погрузился в привычную тьму, но уже через полчаса дверь вновь распахнулась. Но в это раз внутрь ввалились четверо хобов. Бормоча что-то себе под нос и пиная заключенных, они прошествовали в угол и взяв под руки стонущего и окровавленного Вальда выволокли его наружу. Похоже на обед у гоблинов сегодня будет крысиная похлебка.


Чудеса да и только. Мужчина ожидал, что его волокут на кухню, где он встретит смерть и обретет новую жизнь в роли обеда для монстров, потом вновь умрет и вновь... а впрочем не важно. Важно то, что вместо кухни его привели к новенькому домику, стоявшему в самом центре лагеря. Хобгоблины-конвоиры без лишних церемоний втащили его вовнутрь бросив на пол словно мешок картошки. Двое из них ушли, а еще пара встала по обе стороны от двери.

С трудом поднявшись, Вальд поднял глаза. Прямо перед ним, на грубо сколоченной тахте возлежал жирный подросток. Тот самый кареглазый паренек который заступился за него в трапезне и который по словам Джины был лидером монстров. Очевидно позвали его не просто так.

Артем улыбался, обдуваемый волнами прохладного воздуха, подросток самозабвенно попивал ягодный сок, вальяжно подперев рукой подбородок.

За время своей бытности темным властелином парень пересмотрел многие свои взгляды. Он больше не считал, что стариков нужно поголовно усыплять, чтобы те не отравляли жизнь общества, стал лучше относится к мнительным красавчикам и даже к детям изменил отношение. О, Артем люто ненавидел детей – этих мелких, тупых, эгоистичнх созданий, считавших себя центром мироздания. Но как показала жизнь в Ла-Ши из детей может выйти толк при правильном воспитании. И это не только еда для монстров. Прямо сейчас его обмахивали пальмовыми ветвями пара маленьких девочек. Крестьянские дети оказались смышлеными и трудолюбивыми существами. Они стирали, мыли полы, убирались в импровизированных покоях властелина, а главное были совершенно безобидны! И дело даже не в цепях, которыми они были прикованы к полу. Просто даже никудышный поединщик вроде Артема был способен показать паре забитых и полуголодных восьмилеток кто в доме хозяин. А еще они очень смешно дрались за еду. Но об этом потом. Прямо сейчас перед ним был ключик к решению его проблем.

- Приветствую тебя Вальд. Присаживайся. Глорг, подай человеку стул.

Подождав пока гость сядет подросток разложил перед ним карты. Он с самого начала заприметил перспективного авантюриста. По его словам Вальд был дальновиднее и разумнее своих коллег. Пока те вели бессмысленную борьбу тот пытался спрятаться, а потом вызвать подмогу или по меньшей мере не озлоблять врага тщетным сопротивлением. Он спас своего напарника, согласившись отрезать тому руку. Он – Вальд всегда заботился о своих друзьях. Жаль, что те этого не оценили. Увы, непонимание всегда будет уделом тех, кто пытается сделать мир чуточку лучше. Впрочем для Вальда не все потеряно.

- За последние недели мы потеряли восемь пленников, – в голосе мальчика сквозила грусть, – низшие монстры не обременены милосердием, они привыкли к жестокости людей и отвечают им жестокостью. Я же не могу быть всюду, чтоб остановить избыточное насилие. Мне нужен помощник – человек с большим сердцем и холодной головой. Человек понимающий, что судьбу уже не изменить, но готовый возглавить людей на пути преодоления тягот и лишений.

Глаза мальчика и бывшего авантюриста встретились. На миг Вальду показалось, что эти карие глаза проникают в самую его душу. Как быть? Что ответить? Он ведь не просто так стал авантюристом, он должен убивать монстров, а не сотрудничать с ними.

- Не убивать монстров, а помогать людям. – мелькнуло в голове.

- Но катехизис...

- Тебя волнуют эфемерные принципы или страдания соратников, которые ты сможешь облегчить? – спросил внутренний голос.

- Но они и так меня ненавидят! А теперь и вовсе сочтут предателем.

- Но ты-то не предатель. Ты просто выживаешь сам и помогаешь выжить им.

Несколько минут внутренней борьбы и Вальд принял предложение. Испещренная черными прожилками рука мальчика сжала изломанные пальцы бывшего авантюриста, а отныне лагерного старосты.

- Вот и славно. Спать пока будешь в хлеву, гоблины тебя отнесут, а Этель займется твоим лечением. Как станет получше Гук проведет для тебя экскурсию, поговоришь с пленными и передашь мне предложения по улучшению их содержания.

- Спасибо Господин. Кстати, как ваше имя?

- О, не стоит, можешь обращаться ко мне просто – повелитель.

После того, как Вальда вывели, Артем облегченно выдохнул. Было непросто, но эксперимент прошел удачно. Хотя он порядком удивился когда обнаружил, что после нескольких недель издевательств аура авантюриста практически не почернела. Либо он в самом деле был очень хорошим в душе человеком, либо для погружения во тьму нужны именно что годы несправедливости и истязаний. Как бы там ни было ему удалось изменить ход мыслей мужчины на правильный и теперь у него появится столь необходимый помощник. А как иначе? Он занят изучением магии и составлением великих планов покорения мира, Малендрик обучает будущее войско, а Этель не может командовать монстрами через подчинение.


Реформы начались со следующей недели. В сопровождение гоблинов староста обходил бараки заключенных. Предложенные им решения были тепло встречены не только Артемом, но и его подельниками. Поскольку перебираться они никуда не планировали было решено использовать шерстистых быков для вспашки полей, что облегчино труд крестьян. Детей выделили в отдельный барак, поручив им готовить для заключенных и ухаживать за больными. Ввели систему наград и поощрений для лучших работников – они получали разовый иммунитет от порки, который можно было передать товарищу. Свежеустановленые нормы выработки теперь тоже выдавались на бригаду. Теперь неспособного трудится не съедали если его соратники выполняли план. Троих самых смирных рабов отдали в ученики кузнецу, чтобы после ухода мастера осталась достойная смена. Разумно решив, что гоблинов и без того много, а новых попросту будет нечем кормить, они перевели часть женщин в трудовые бараки. Оставшиеся в качестве сексуальных рабынь получили лучший уход – с них сняли путы, ведь в лесу некуда бежать, стали регулярно мыть теплой водой и обрабатывать раны, совокупляться отныне можно было лишь ограниченное число раз, по специальным билетом, которые стали среди монстром едва ли не деньгами.

Контроль за этими и многими другими нововведениями был возложен на старосту, неуклонно сопровождаемого гоблинами и орками. Первое время Артем присматривал за ним, через глаза монстров, но время шло, а помощник признаков предательства так и не выказал. Внутренние проблемы лагеря были решены, можно было переходить к проблемам внешним.

Комментарий к Лагерь Малендрик: Артем, держать девченок на цепи это офигенно! Лет через десять у тебя будут шикарные цепные сучки!

Артем: Лет через десять? Ты думаешь они смогут прожить десять лет?!

Малендрик: А почему нет-то?

Этель: Потому, что через десять лет этот мир будет уничтожен!!! (зловеще смеется давясь печеньем)

====== Экспансия ======

Рев существа эхом разнесся по джунглям, подняв стаи птиц и всполошив окрестных зверей. Артем проклинал себя – все опять пошло не по плану.

Как уже говорилось ранее, орочье общество управлялось матерью и вождем. Однако вождь был не обычным орком. Большинство пухляшей были ленивыми и неповоротливыми обжорами, но были среди них и весьма агрессивные особи. Забирая себе львиную долю пищи, уходя все дальше в лес для охоты и сражаясь со все более сильными противникам орки менялись. Жира становилось меньше, развивалась мускулатура, а кости и шкура утолщались превращаясь в подобие органической брони. Таких орков называли тиранами и чем старше и сильнее становился тиран тем он был агрессивне. Самый же сильный из них становился вождем клана. Обычно он пребывал вдали от поселения защищая границы и охотясь на дальних рубежах вместе с другими тиранами.

Когда в преображенный лагерь вернулся вождь присоединившегося к Артему клана, он немедленно вызвал паренька на поединок. Впрочем, поединок кончился предсказуемо – хватило одного взгляда, чтобы могучий орк бухнулся на колени перед носителем щепки черного древа. И все же произошло это не за пару секунд, как обычно. Орк сопротивлялся почти пол минуты. Тогда-то юный темный властелин впервые задумался о том, что власть его вовсе не безгранична. Да, для низших монстров он непререкаемый авторитет, как впрочем и для монстров среднего ранга – вроде орков. Но ведь есть еще высшие монстры: темные эльфы, некромант, элементали и куча им подобных существ которые наверняка превосходят его в своей злостности. А если даже нет, то для подчинения необходимо тотальное превосходство. Без него он сам легко может стать чьим-то рабом. Хотя нет, не может. Артем ведь скорее умрет, чем покориться. Итак, поверженый вождь был вскоре вновь отправлен на границы с наказом не вступать в конфликты, а лишь разведать обстановку. И что бы вы думали? Стоило ему встретить такую же группу из другого племени как этот дубовом тут же бросился в бой!

Перед глазами Артема мелькал огромный каменный топор тирана. Время от времени его оружие находило цель, оставляя на шкуре врага глубокие зарубки. Судя по фосфорным отметинах на морде, его противником был такой же вождь, а значит исход поединка может быть любым. Оба воина ревели, не столько от ран сколько от одолевавший их первобытной ярости. Вождь-соперник раз за разом наносил удары своей страшной, утыканной шипами дубиной срывшей со врага лоскуты шкуры и заставлявший хрустеть даже массивные кости. Сила этих монстров завораживала – она разительно отличалась от силы гоблинов, волков, рядовых орков и авантюристов. Десяток подобных воинов смог бы захватить любую заставу. Однако они были совершенно неуправляемы. Встретившись, тираны будут сражаться пока один из них не умрет или не покорится. Даже воля повелителя не способна была остановить этот инстинкт.

В тот день он потерял самого сильного своего подчиненного. После Малендрика, разумеется. Вопрос о расширении территории встал как никогда остро. Земли, что могло прокормить племя орков явно не хватало для пришедших сюда гоблинов и людей. Да, земледелие многократно эффективнее охоты и собирательства, но лес не лучшее место для земледелия, да и придется подождать прежде чем семена дадут всходы и можно будет собрать урожай.

Подданые Артема нуждались в пище уже сейчас и лучший способ добыть ее – отнять у соседей. Только как это сделать? Необходимо чтобы кто-то охранял лагерь, следил за рабами, а одновременно с этим сильный отряд должен был покорить вражеское племя. Тут-то и аукнулась смерть вождя. Если отряд возглавит Малендрик, то в его подчинение будет кое-как управляемое стадо. Артем конечно сможет что-то сделать с помощью удаленного контроля, но битва может случится когда и где угодно, подросток может попросту спать в это время. Отправляться же во главе войска лично иномирец не горел желанием. Во первых это было попросту опасно и его могли убить, а во вторых тяготы похода через лес, где не каждая повозка пройдет его вовсе не прельщали.

- А для чего вообще куда-то идти?

Горяче спорившие о способности полных людей к марш-броскам Артем и Малендрик с удивлением обернулись в сторону подавшего голос существа. Орану на совет они пригласили скорее для вида, чтобы орки думали будто их мнение кого-то волнует.

- Ты что-то сказала? – Артем предупреждающе вздернул бровь, – присутсютвие-присутствием, но перебивать своего повелителя занятие вовсе не безопасное.

Женщина почтительно склонилась, опускаю массивную украшению заплетенными в косички волосы голову. В свое время мальчик изрядно удивился обнаружив, что та оказалась вовсе не подобной свиноматке уродиной, а гораздо более походившей на человека чем иные орки. Если не брать в расчет плотное телосложение, массивность и жуткую рожу ее даже можно было бы назвать привлекательной. Либо подросток окончательно двинулся кукушкой из-за отсутствия интернета.

- Не надо никуда идти, повелитель, – Повторила Орана, – мы потеряли вождя, а не они. Теперь они сами придут.

Так оно и случилось. Не прошло и недели как волки-разведчики заметили приближение крупного отряда орков. Четверо тиранов, один из которых явно был вождем шествовали к лагерю в сопровождение трех десятков своих более примитивных собратьев. Они несли дубины и топоры, костяные колотушки и связки метательных копий, каждое из которых могло бы пронзить нескольких гоблинов как шампур пронзает мясо. Намеренья гостей были очевидны. Но к чему они не были готовы так это к высокому частоколу окружавшему лагерь.

На несколько минут зеленокожие впали в ступор, но быстро оправились – препятствие лишь разожгло их интерес. Радостно взревев монстры бросились на стены. Рядовые орки принялись колотить в них дубинами, однако для тиранов подобное фортификационное сооружение не было преградой – хорошенько разбежавшись и разом влетев в стену четыре груды мускулов без труда снесли одну из секций. Тут то их и встретил Малендрик.

Красные глаза орка с удивлением и непониманием взирали на человека в странной броне за спиной которого стояли ряды зеленокожих. Не то, чтоб люди были для него в новинку. Он помнил войну десятилетней давности, он убивал немало глупцов подобных этому воину, но что-то внутри говорило вождю не спешить. Дело было в пугающей ауре силы исходившей от человека. Подобную ауру он видел лишь несколько раз и она могла принадлежать лишь повелителям. Но почему именно человек?

Жестом приказав соратником стоять на месте орк шагнул вперед раскручивая в руке дубину. Человек вышел на встречу, скаля уродливо ровные белые зубы. В его руке был длинный меч – странное человеческое приспособление которое было создано для щекотания его собратьев, вторую прикрывал маленький кружочек металла. Взревев и замахнувшись дубиной тиран бросился на человека, в момент прыжка он ловко перехватил оружие в обе руки, вкладывая в удар всю свою силу и ярость. Человек не двигался, лишь когда до завершения удара оставалось несколько секунд его аура вспыхнула в полную силу. Сверкнул окутанный темным саваном клином и потерявший равновесие орк рухнул наземь с рассеченной спиной, сжимая в лапе обрубок некогда грозного оружия.

- Ты признаешь меня своим господином? – голос мужчины обрывками слов пробивался в опутанное болью и бессилием сознание бывшего вождя. Он с трудом поднял голову и посмотрел в глаза человека. Надо же, это и правда были глаз повелителя...


- Выходит подчинить вождя только лишь взглядом у тебя не вышло? – переспросил Артем, выслушав рассказ темного рыцаря. – Странно, с обычными тиранами это срабатывало.

- Это твой предел, юный Малендрик, – прошипела сидевшая на подушках Этель, – такова воля Ши. Нам даровано повелевать низшими существами, но лишь в противостояние умов и мечей рождается подлинная власть. Противостояние необходимо тьме, чтобы выявить самых достойных.

- Но нашему общему знакомому пока удается обходиться без мечей и умов, – заметил рыцарь, – я даже немного завидую.

- Не завидуй, просто он редкостная сволочь. Что? Это был комплимент.

Этель и Артем со злобой посмотрели на Джину. Они изначально были против присутствия рабыни во время обсуждения планов, но Малендрик убедил их в полезности девушке. Должен же кто-то разливать вино и сок, подносить еду и разминать лично его, Малендрика плечи. Тем более сегодня день его триумфа.

- Заткни свою женщину, – сухо бросил подросток.

- Я б удовольствием, но не при вас же. Или ты передумал и решил посмотреть, а? – Изрядно выпивши рыцарь толкнул подельника локтем и Артему стоило невероятных усилий не ответить на толчок. Его бесила эта баба. Вот сейчас паршивка нагнулась за графином похабно оттопырив едва прикрытую задницу. Скудная одежонка глубоко врезалась в ягодицы, а полоска ткани была достаточно тонкой, чтобы продемонстрировать отсутствие на девушке трусов. Хорошо хоть Мал с Этель слишком пьяные, чтоб заменить как краснеет его лицо. А вот эта сучка явно действует умышленно. Она с самого начала не понравилась подростку. Он прекрасно помнил как она не решилась нападать на Малендрика. Однако, судя по постоянным встречам с рабами надежду на побег не оставила. Это было так по женски – изображать покорность, давая драть себя во все дырки, чтобы потом всадить нож в спину. Только спина эта будет спиной Артема, а не рыцаря-полуэльфа, и Артему это вовсе не нравилось. В отличие от глубокого выреза на майке, содержимое которого девушка в очередной раз продемонстрировала ему, разливая напитки. К счастью спереди природа одарила ей не столь щедро как сзади и молодой темный властелин сумел сохранить лицо.

- Слушай, Мал, ты не обидишься если я убью Джину? – спросил подросток, и компаньоны удивленно уставились на него.

- Только если сам займешь ее место, – усмехнулся Малендрик, – но в полу-пьяном голосе прозвучала вполне-себе реальная угроза.

Впрочем, сейчас Артем смотрел не на него, а на девушку, на пару мгновений утратившую самоконтроль и не сумевшая скрыть злорадную улыбку. Это ему и требовалось – враг в самом деле был врагом и накатившее возбуждение было окончательно смыто волной презрения и страха. Что ж, сведение счетов можно оставлять на потом, пока же можно усилить личную охрану и заняться более важными делами.

====== Лидерство ======

Три месяца прошло с тех пор как караван покинул территории людей и основал лагерь в Диких землях. За это время они покорили все лесные племена орков и гоблинов. Удивительно, но именно последние представляли наибольший интерес. Обителью низших зеленокожих была невысокая гора, некогда бывшая действующим вулканом, как следствие местность была богата различными минералами. По меньшей железом, углем и свинцом. А значит кузнечное дело можно было выводить на новый уровень. Сами горные гоблины не особо преуспевали в ремесле, Артем успел оценить низкое качество их поделок еще при встрече с бродягами, в самом начале своего пути. Теперь же появилась возможность использовать орков-молотобойцев и человеческие технологии для изготовления стали. Каменные топоры и дубины орков постепенно заменялись стальными. Пробовали даже плести кольчуги, но получалось пока плохо. Хотя со временем Артем и Малендрик планировали обрядить в данный тип брони всех хопгоблинов и орков. Что до припасов, то с полей был собран первый урожай, которого должно было хватить разрастающейся орде на несколько месяцев. В честь столь радостного события для монстров были приготовлены мясные пироги и даже рабы получили двойные порции баланды.


- Итак, лес и половина желтой реки в наших руках, – несовершеннолетний темный властелин склонился над кое-как намалеванной картой, – мы уперлись в Алую степь. Дальше озеро Змея, поля Изгоев, прибрежные земли и Последнее море. Если верить нашим орочим друзьям то их сородичи населяют большую часть данных территорий причем есть племена покрупнее нашего. В свете сего возникает вопрос: мы переселяемся на новые территории или пытаемся их присоединить, сохранив нынешние владения?

Вопрос был в самом деле важный. Экономическое ядро орды составляли люди-рабы, орда была к ним привязана и переселение на новое место если и возможно то непременно с ними. То есть придется покидать обжитый лагерь, забрасывать поля и строить все заново. С другой стороны земледелие в лесу было не особо эффективным. Было бы неплохо вспахать степь, но она не спроста зовется алой. Высокие, в человеческий рост травы таять множество опасностей. Например квохи – громадные, в два человеческих роста плотоядные птицы, охотящиеся стаями. Или ползуны – бронированные ящеры сжирающие траву вместе верхним слоем почвы и мелкими зверушками. Термиты-переростки и несколько видов травоядных, но от того не менее агрессивных тварей входит в комплект. Собственно потому степь и не населена. Лишь один город обосновался в самом сердце степи, у берега озера Змея. Говорят им правит орк-вождь некогда бывший командиром у темного лорда.

- Орк-полководец – следующая ступень эволюции нашей расы, – Молвила Орана которую теперь регулярно звали на важные совещания, так как она знала больше тиранов, и не отличалось особой агрессивностью, – после того, как вождь в течение нескольких десятилетий проводит поединки и объединяет племена его внутренний зверь постепенно успокаивается. Ярость сменяется жаждой власти и трезвым расчетом. Однако сила и мастерство тирана некуда не уходят, а лишь дополняют новообретенные амбиции. Пробудившаяся мудрость предков открывают ему секреты кузнечного ремесла и искусства сражения, полководец покидает племя, чтобы через несколько месяцев вернуться в облике закованного в тяжелую броню и вооруженного огромным мечом воина. Такой орк – достойный противник даже для большой группы людей-героев, впрочем прежде чем до него добраться им придется уничтожить небольшое войско зеленокожих.

- Звучит интересно, – на лице Малендрика возник хищный оскал, – а ты не в курсе этот орк-полководец благословлен волей Ши?

Мать покачала головой.

- Если б столь выскоуровневый монстр обрел благословление, то королевства людей наверняка бы уже пылали в пламени воны, – Пояснила Этель. – благословение обрести непросто, одной силы здесь недостаточно, нужно совершить нечто уникальное. Превзойти свой физический и моральный предел.

- Что ж тогда я с радостью убью его. Или заставлю присоединится к нам, – Заключил черный рыцарь, – заодно испытаем нашу армию.

- А почему обязательно ты? – Не выдержал Артем.

- Ну, это ведь очевидно. До этих пор руководил завоеваниями именно я, да и боевого опыта у меня побольше. Ты – мозг, я – мускулы. Разве не так?

Разумеется не так! Вернее так, но не совсем. С тех пор как началось завоевание окрестных племен роль Малендрика в армии неуклонно росла. Он сражался с вождями и побеждал их, он обучал орков и гоблинов, делая из монстров подобие солдат делил военную добычу и со временем его слава стала затмевать славу юного темного властелина. Артем стал замечать, что монстры стали кланяться дэ’Рилю даже ниже чем ему, и встречали темного героя восторженными криками. А еще они стали называть его повелителем! Это было недопустимо! Тем более, что и сам рыцарь начал все больше зазнаваться. Он уже не советовался с Артемом по каждому поводу. Вот и сейчас все решилось без его мнения.

- Все же лидером являюсь я, разве нет? – уточнил подросток.

- Конечно ты! – хором ответили Этель и Малендрик.

- Так вот, как лидер я хочу возглавить поход! На этом совещание окончено! – крикнул мальчик едва раскрывшим рты, чтобы возразить соратникам.


Потек магической энергии сорвался с кончика жезла, упираясь в деревянный столб. Через несколько секунд колдун остановил заклинание. Тяжело дыша и обливаясь потом под палящим солнцем Ла-ши он подошёл к столбу и слегка толкнул его вперед. Столб согнулся, словно пластилиновый, еще немного усилий и он падает на землю.

- Так годится? – Спросил мальчик у сидящей в тени неизвестного деревца старушки.

- Ну, азы ты уже знаешь. Заклинание произносишь правильно. Единственное – не стоит вкладывать слишком много магии в размягчающий луч. Эти чары хороши против плотных, неживых объектов. То-есть для размягчение доспехов, а не их носителей. Пары секунд воздействия хватит для результата.

Пока Этель говорила, Артем задумчиво смотрел на обмякшее, рыхлое дерево. Минут через десять оно вернет себе прочность. А что если использовать заклинание на стали? Тогда оружие и доспехи можно будет лепить, а не ковать. Особенно доспехи – ведь оружие его монстры и так сносно производили.

- А вообще оставил бы ты это дело, – Не обращая внимание, на закатившего глаза паренька, Этель продолжала свои тщетные попытки отговорить его от похода, – Ты пока не готов к самостоятельному управлению сражением и в случае схватки с сильным противником твой уровень магической подготовки не поможет. На нем могут быть охранные чары и пока будешь пробиваться сквозь них – останешься без головы.

С губ темного властелина сорвалось заклинание. Выбросив вперед увенчанную кольцами руку он выпустил несколько сплетенных из света канатов опутавших столбик. Приложив еще немного усилий чародей вырвал его из земли, подняв на полметра в воздух. Вторая рука сунула жезл за пояс и обхватила древко отнятого у колдуньи посоха, и вскоре венчавший его фокусирующий кристалл вспыхнул пламенем. Тепловой луч ударил из сердца раскаленного камня впиваясь в размякшее дерево и за несколько секунд обращая его в груду пепла. Тяжело дыша и вытирая потное, раскрасневшееся лицо ученик смотрел на своего учителя, ожидая если не похвалы, то хотя бы признания.

- Ты действительно многого добился, признаю, – вздохнула Этель разводя руками, – путь на который у иных уходит десять лет ты прошёл за полтора года. Но, разве ты не задумывался как тебе это удалось? Артем, ты не лез в драку и не занимал себя лишней работой все силы отдавая магии. Ты питал покоящийся внутри тебя росток черного древа обретая еще большее могущество. Так стоит ли останавливаться? Подожди еще полтора года и ты станешь сильным волшебником, а еще через три – великим! Ты обретешь силы способные без труда повергать монстров и героев, магию которую сейчас даже представить не в силах! – доселе пустые и бесстрастные глаза Этель на несколько мгновений вспыхнули огнем азарта.

- То-есть я стану сильнее Малендрика?

Старая женщина почесала затылок. Сильнее чемпиона? Маг, познавший все таинства магии и вошедший в Святая Святых Ла-ши, черпающий оттуда истинную чародейскую силу и в совершенстве владеющий ей? Пожалуй да. Пройдя весь этот путь Артем станет сильнее Малендрика. Правда лишь нынешнего Малендрика, ведь старший товарищ-полуэльф за это время тоже продвинется по своему пути. Дэ’Риль талантлив и пока еще очень молод, до своего предела ему очень далеко. Но это разумеется не значит, что Артему нужно очертя голову за ним гоняться. Цель Артема не стать самым сильным, а создать самую сильную армию и уничтожить мир.

Но подросток ничего не хотел слушать, собрав в охапку магический скарб он поплелся в сторону домика. Разум твердил ему, что горячится не стоит, и возможно эта развалина права.

Да как она к дьяволу может быть права, когда она старая уродливая, бессильная, озлобленная на мир сука?! А Маледрик просто чмо, которому повезло убить отца оказавшегося ветераном войны. Вот ели б в этом мире был отец Артема он бы тоже его убил. Если б знал, как тот выгляд...

- Удачи в пути маленький урод!

Слова прервали гневную тираду в мозгу повелителя и тот принялся ошалело смотреть по сторонам в поисках налеца осмелившегося его оскорбить.

Джина, ну конечно же. Еще одна причина по которой он не выносил напарника-полуэльфа. Девушка как обычно смотрела на него с вызовом, ожидая реакции на свои хамские слова. Артем молчал. Он уже пару раз жаловался на дерзкую рабыню полуэльфу, но синяков на ее загорелой коже от того не прибавлялось. Только круги под глазами да ссадины на коленях.

- Чего молчишь, толстячек?

- Посылаю команду Гуку. Через пару минут он с ребятами хорошенько вломит нашему общему однорукому знакомому. А если кто-то еще раз разинет хлебальник в моем присутствии, то с него сдерут кожу, а потом с остальных твоих дружков, – пацан с наслаждением наблюдал, как с лица женщины исчезает вызывающая улыбка. Он сразу раскусил ее план – спровоцировать его на агрессию и тем самым вбить клин между ним и Малендриком, считавшим ее своей собственностью. К сожалению бывшей авантюристки Артем обладал достаточно богатой фантазией, чтобы причинять боль избегая прямого насилия.

- И я не толстый. Просто у меня широкая кость, – Смерив присмиревшую рабыню торжествующим взглядом, добавил темный властелин продолжая свой путь. Ему стоило как следует подготовится к походу, дабы не ударить в грязь лицом.


Страшно было выступать в поход не зная ничего о численности противника, и хотя Артем рассчитывал на бескровное разрешение конфликта с помощью подчинения, к набору армии стоило подойти самым тщательным образом. Сейчас в его распоряжение было больше полутысячи монстров, большую часть из которых составляли орки. Затем шли гоблины, потом хобгоблины, волки и наконец тираны и вожди. По идее трех сотен воинов должно хватить для покорения врага и эти три сотни он отбирал ответственно. Прежде всего две сотни орков он разбил на отряды по пятьдесят орков и во главе каждого поставил по одному тирану. Еще восемь тиранов и одного вождя он выделил в отдельный ударный отряд, а последнюю пару вождей оставил при себе в качестве телохранителей. Все высокоуровневые орки были защищены кольчугами и шлемами, а вооружены тяжелыми секирами и булавами. Рядовым же оркам пришлось довольствоваться кое-как выкованными топорами и шлемами. Кроме того каждый воин нес с собой плетеный короб с припасами и бурдюк с водой. Хобгоблины-лучники в доспехах из многослойной клееной кожи должны будут стать огневой поддержкой армии. Для них был заготовлен запас стрел двух видов – обычные и зажигательные с ядовитыми травами. Вообще в необходимости последних Артем уже не был особо уверен, Этель наготовила несколько склянок трупного яда, который мог придать обычным стрелам куда большую эффективность. В завершающий отряд вошли два десятка волчьих всадников с заводными волками. Не то чтобы зубы хищников и дротики гоблинов чем-то угрожали оркам, но роль всадников в качестве разведчиков сложно было переоценить. Кроме того с открытием месторождения свинца они смогли сменить камни в своих пращах на свинцовые пульки. Ну, а попадание куска свинца в голову даже орку способно вправить мозги. Ах да, главное! Три орка-шамана, два шамана-хопгоблина и четыре гоблина-шамана составили специальный магический отряд. При самом Артеме кроме вождей находились Гук и Ораг, изображая подобие штаба. Ну, и десяток рабов разумеется чтобы в случае чего собирать осадные лестницы и разбивать походный лагерь.

Когда отряд выступил мальчик не мог смотреть на него без гордости. В конце концов он вложил в него все знания о военном деле почерпнутые в случайных источниках на земле. И если с таким трудом собранное войско проиграет каким-то дикарям то пусть он, Артем сдохнет вместе с ним! Сейчас нужна только победа, лишь она способна восстановить его авторитет и показать правильность пути которым они следуют. Сейчас он творит историю!


- Что за хуйню я творю? – пробормотал подросток просыпаясь посреди ночного бивака. Ни прислуги. Ни Этель с Малендриком. Впервые за все время проведенное в Ла-Ши он был совершенно один в окружение тупых монстров...

====== Великий Ворог ======

Клюв существа пустился на голову орка, раскалывая железный шлем, точно кокосовый орех. Во все стороны брызнула кровь вперемешку с мозгом. Птица победно взвизгнула и бросилась к следующей жертве, несколько ударов топоров обрушились на нее, но плотные словно чешуя перья защитили создание, впрочем, лишь до того момента как в его колено вонзилась секира. Сталь тяжелого оружия без труда перебила сустав лишив существо равновесия, и оно рухнуло наземь скрываясь под грудой налетевших на него орков. Еще один квох приближался к Артему. Кажется птица нашла темного властелина особым деликатесом. Однако ее ждало разочарование – мальчик прочел заклинание и устремив посох к цели запустил в нее несколько магических ракет. Подобное колдовство требовало изрядного напряжения сил и не обладало особой мощью однако позволяло атаковать с ювелирной точностью выбрав любую цель. И Артем выбрал – все пять сгустков магии ударили в колено птицы, сжигая плоть и кости. Остальную работу довели до конца слуги, они же расправились с остальной стаей.


-Итого восемь. – Подитожил темный властелин, сидя у костра и глодая кусок мяса квоха. Мясо было жестким и во всем уступало свинине, баранине и даже орчатине, однако, осознание того, что он лично поверг существо придавало блюду особый шарм.

Размер стаи, сила, живучесть – все совпадало со сведениями полученными от орков. Не будь отряд Артема столь многочисленным могли бы возникнуть проблемы. Они и так потеряли троих орков и двух гоблинов в этой стычке. Меньший отряд понес бы куда большие потери. По правде говоря Артем не решился бы на пересечение степи не имея с собой как минимум восемь десятков зеленокожих. Сообщение между городом Змея и лагерем в самом деле будет большой проблемой, решение которой подростку пока виделось весьма туманным.


Ни у одного человека язык бы не повернулся назвать город Змея городом. Форпост, приграничная крепость, укрепленное село – это максимум на что тянуло самое крупное в этих краях поселение. Окруженное полями, денно и ношно страдающее от набегов хищников , но успешно отбивающееся от них и умудряющееся вести торговлю через озеро, это селение во всю готовилось к войне. На улочках звучали барабаны, а скачущие вокруг костров зеленокожие ревом и ритуальными танцами славили Ши. Странно, но были среди них и люди. Последние впрочем держались в отдаление, предпочитая общество себе подобных, либо гоблинов. В диких землях место человека было именно таким.

В центре города возвышался расписной бревенчатый терем, среди цветов преобладали красный, зеленый и черный – любимые цвета матери-Ши. Внитри, на массивном троне гордо восседал могучий орк. Он казался крупнее склонившихся у его ног тиранов, не то из-за массивной шипастой брони не то из-за пугающей темной ауры которая буквально подавляла более слабых монстров. Двое из них, а именно покрытая грязно-серым мехом крыса в некогда бывшей одеждой лохмотьях, и ящер, на котором криво висело подобие кожаной брони, что-то лепетали на своих наречиях. С каждым писком и шипением лицо орка становилось все мрачнее.

- Значит ваши повелители не пришлют своих воинов?! – Прогрохотал наконец орк, вставая с трона.

Ящер и крыса судорожно затряслись, однако продолжали качать головами.

- И они решились изменить мне, зная о последствиях?! – голос полководца рокотал словно несущийся с горы селевой поток, – Ведь как только я расправлюсь с тем выскочкой, взор мой обратится на них. Мои воины придут в ваши болота и окрасят их вашей кровью. Ваши головы займут свои места на кольях, а дети станут вечными рабами в городе Змея!

Сложно было описать ужас охвативший болотных послов. Ящер отбросил хвост и притворился мертвым , а под крысой образовалась зловонная желтая лужа. Они ждали, что вот-вот орк раздавит их черепа, а тела разорвет на части, но орк продолжал стоять, а спустя несколько минут с лязгом опустился на свой трон.

- Так идите прочь и передайте своим повелителям, какая судьба их ждет!

Неужели все настолько плохо? Дождавшись пока послы покинут тронный зал зеленокожий гигант подпер подбородок бронированной перчаткой. Его вассалы никогда не отличались верностью и частенько задерживали дань, однако здесь и сейчас готовилось истинное предательство. Его шпионы засекли собирающееся в сердце болот войско и коль скоро оно собиралось не на подмогу ему ,значит шло против него. Мерзавцы надеялись, что он ослабеет в противостояние с новой угрозой, а то и вовсе хотели поддержать его врага рассчитывая разграбить земли орка-полководца. Выходит этот человек так силен?

- Горькая истина, мой вождь. – Молвил стоящий все это время неподалеку шаман. – Ши уже давно шлет мне видения о надвигающемся избраннике, если сосредоточится, то ауру его можно увидеть даже отсюда. Дух его превосходит ваш, о господин.

- Не слушай его, о великий Ворог! – в разговор вмешалась средних лет человеческая женщина, – Какая разница насколько силен его дух, если он не имеет ни твоей силы ни твоего опыта? Разве не ты был генералом повелителя? Разве повелитель не был совершенен во всем? И среди всех достойных идущих по его пути именно ты самый достойный!

Орк с любопытством изогнул бровь. Эту женщину он знал уже два десятка лет, будучи изгнанной за использование запретной магии, она почти сразу присоединилась к монстрам и сейчас руководила человеческой частью жителей. Ну как руководила? Следила за тем, чтобы тонкокожие знали свое место. Новый же повелитель по словам лазутчиков к людям относится хуже иных монстров. Выходит его советница о своей шкуре печется? Будь на месте полководца вождь или тиран то моментально разорвал бы осмелившегося его использовать человечка на части. Но Ворог мыслил иначе. Он решил сам использовать людей. В его племени было немало гладкокожих рабов – они послушнее, честнее и гораздо более умелы нежели гоблины, а уж в части земледелия и ремесла им вообще нет равных. И они неплохи в обращении с луком. По оркам конечно стрелять из лука то еще занятие, но у идущего на них врага в армии есть и гоблины. Так почему бы не пополнить войско необычным, но при этом вполне пригодным материалом?

И все же армию пришлось разделить – небольшой отряд орков и люди-лучники остались в городе, готовые отразить внезапную атаку бывших вассалов. Сам же Ворог выдвинулся навстречу неприятелю с остальными воинами. С ним было почти две сотни орков – сила перед которой содрогнулось бы любое другое племя Диких земель.

Комментарий к Великий Ворог Автор: Артем, тут за тебя Мери Сью сватают.

Малендрик: Мери Сью? Легендарную героиню пришедшую из другого мира тысячу лет назад и уничтожившию тогдашнего темного лорда?! Говорят она была чертовски хороша собой.

Этель: Будь осторожен, Артем.

Артем: Симпатичная девочка из другого мира? Кажется, не самый плохой вариант.

Этель: Тогдашний темный лорд думал так же, и повесился через месяц после брака.

====== Свинья ======

В прошлой жизни, окончательно превратившейся в сладкие воспоминания, Артем любил читать исторические романы. Описания масштабных сражений увлекали его в них больше всего. Сотни раз она представлял себя в роли короля или генерала возглавляющего одну из сторон, и в корне меняющего всю мировую историю. Чтож, теперь ему представилась возможность возглавить настоящее сражение. Только вместе стройных рядов пехоты и блестящих эскадронов кавалерии под его командованием состояли неровные толпы орков и гоблинов. К счастью со стороны врагов были аналогичные силы. Хотя увидев среди зеленокожих людей-лучников мальчик изрядно удивился. И тут же приказал своим воинам воспользоваться дорожными коробами в качестве импровизированных щитов.

В остальном построение армии было простым и незатейливым. Орки стали двумя группами по пятьдесят лбов во фронте и еще две такие группы расположились во второй волне. Гоблины-лучники стали между рядами, всадники на волках на правом фланге, а шаманы собрались в центре. Слева же расположился ударный отряд из тиранов. Оборона виделась подростку хорошим решением. Пусть появление у врага стрелков и было неприятной неожиданностью, но например щитов у орков противника не было вовсе. Да и зачем они? Удар топора не остановят, а стрела и так особого вреда столь мощному существу не нанесет. Только вот стрелять гоблины будут не простыми стрелами, а ядовитыми и этот яд вполне способен убить орка – Артем проверял.

Теперь оставалось лишь пройти вдоль нестройных рядов и вдохновить воинов. Однако во фронте сия формация занимала метров триста. Триста метров под палящим солнцем! Артем почесал затылок, плюнул наземь и отказался от дифелле, пообещав себе в будущем сбросить килограмм двадцать. Не ради внешности, нет, Артем был уверен в себе и своем обаянии, но жара плавила его словно кусок сыра в духовке.


Ворог пристально смотрел на вражье воинство. Их было немного больше, их оружие и шлемы сверкали сталью, но сильнее всего великого орка беспокоили волчьи всадники. Ворог никогда не видел подобного применения волков и гоблинов. Вроде как это было бессмысленно – ведь звериные зубы и тычки гоблинских копий против орков бессильны, но полководец уже мысленно представил их сражающимися против светлых королевств и невольно восхитился изобретательностью своего оппонента. После того как он раздавит его череп стоит перенять столь удачную военную хитрость.

Сражение началось с залпов стрел. Гоблины с обоих сторон и люди со стороны Ворога осыпали друг-друга стрелами, пусть и без особого эффекта. Наконечники вонзались в толстую шкуру, нанося неглубокие и в целом малозначительные раны. Изредка стрела попадала в глаз или горло и вот тога могучий орк или особо неудачливый гоблин падал на землю. Пришли в движение волчьи всадники. Атаковав правый фланг, они максимально разгонялись, вращая над головой пращи, а получив ускорение сворачивали в сторону, придавая тяжелым свинцовым пулькам силу вращения и инерции. Гоблины метили прежде всего в людей и своих собратьев. Снаряды со свистом рассекали воздух врезаясь в хлипкие грудные клетки, ломая ребра, перебивая конечности и раскалывая черепа. Самих же наездников достать было невероятно сложно – стрелять по столь стремительным целям в армии орка-полководца не умел никто.

Осознав, что перестрелку ему не выиграть Ворог двинул своих воинов вперед. Они наступали как единая зеленая волна, за которой без особого энтузиазма бежали люди и гоблины. Тираны были распределены по всей лаве, сплавляя ее в единый ударный кулак. В сердце же построения бежал сам лидер. Ворог уже понял, что стрелы были отравлены, однако пройдет не мало времени, прежде чем заряжены боевым азартом орки поддадутся яду. Сражение должно решиться быстро – здесь и сейчас.

Огненные стрелы и сгустки магии замелькали между двумя армиями – это шаманы обменивались заклинаниями. Впрочем, сами они редко становились целью колдовства коллег, от этого их спасали надежные барьеры, а вот рядовые орки продолжали падать держась за окровавленные раны, ожоги и оторванные конечности.

По началу Артем дал приказ бежать вперед только первой сотне, но осознав всю силу наступательного порыва противника бросил в бой и вторую, приказав гоблинам отойти и охранять себя. В этой битве они уже сыграли свою роль. В отличие от волков которые набросились на отставших лучников врага. Мальчику очень хотелось как-то применить свой талант, провести хитрый маневр, ударить в тыл или фланг, но стоило войскам смешаться как он полностью утратил над ними контроль. Сражение превратилось в дьявольскую мясорубку в которой свистели огромные топоры и палицы обрушивались на массивные черепа, раскалывая шлемы и дробя кости. Сильнее прочих свирепствовали тираны. Эти силачи стоили минимум десятка собратьев, обращая врагов вокруг себя в изрубленные топорами куски плоти. Время от времени тиран натыкался на тирана и тогда между ними завязывался поединок исходом которого могла быть лишь смерть наименее удачливого монстра. Сражение шло ожесточенно, армия Ворога медленно прорывалась вперед, перемалывая орков Артема, они были так увлечены сражением, что не заметили как сбору на них налетел отряд тиранов, а с другого боку набросились шаманы. Высокоуровневые орки придавали строю стойкость и ударную мощь, но собравшись в одном месте являли собой невероятную силу. Их натиск оказался столь ужасен, что нападающие остановились, а затем и вовсе попятились назад.

Топор сверкнул на солнце, обрушиваясь на вороненый шлем, не увернись орк вовремя, ему пришлось бы не сладко, но даже пришедшийся вскользь удар оставил на стали зарубку. С другой стороны ответный удар меча попросту располовинил осмелившееся напасть на него ничтожество и сейчас верхняя часть монстра ползала по земле в собственной крови и кишках. Ворог взревел, бросаясь на следующего монстра – тот оказался тираном и даже сумел отбить несколько ударов его меча, пока в его челюсть не влетела рукоять, сокрушая зубы и размалывая кость. Добит он был остро заточенной гардой, которой полководец выпотрошил его словно серпом. Враг был повержен, но у армии в целом дела шли худо. Оглянувшись властитель города Змея обнаружил, что их теснят со всех сторон. Умение вражеского лидера контролировать монстров оказалось поистине феноменальным! Только в центре благодаря самому Ворогу наблюдаются хоть какие-то успехи. Решение пришло в зеленую голову весьма быстро – с ревом он бросился вперед, насаживая на меч не успевшего увернуться зеленокожего, топча гоблинов и рубя всех, до кого мог дотянуться его ужасный клинок.

Мальчик присвистнул. Он ожидал такого поворота – потому и оставил при себе самую лучшую стражу из возможных, но даже имея перед собой двух могучих вождей вид прорывающегося к нему орка-полководца внушал страх, если не сказать ужас. Эта махина была самой настоящей машиной смерти! А доспехи? Из чего он их сделал? Даже несколько прямых ударов не смогли вывести воина из битвы.

- Ну это не на долго! – улыбнулся темный властелин, дожидаясь пока орк вырвется из общей свалки на открытую местность, а в следующий миг направил на него размягчающий луч.

Не зная, что из себя представляет заклинание монстр закрылся мечем и в следующий миг тот повис словно был сделан из теста. Артем расхохотался посылая вождей довершить начатое. Первый из них взмахнул топором, метя в шею Ворога, но тот каким-то чудом успел поднырнуть под удар, и ловко ударил монстра плечем в челюсть, подбрасывая того в воздух словно мяч. Второго огрел пусть мягким, но все еще тяжелым мечем, используя тот как кнут. Вождь сумел заблокировать удар, но Ворогу хватило секундного замешательства чтобы его латная луковица врезалась в измазанную фосфорными красками рожу. Оба телохранителя вышли из строя. И тут орк-полководец поднял глаза на стоящего на повозке человека.

Взгляды двух лидеров встретились и Ворога словно предавали каменной плитой. Сила Ши в незнакомце была велика, в несколько раз превосходя его, Ворога силу. Прав был шаман, в этом бою нельзя победить, можно лишь покориться. Затуманенное восприятие полководца трепетало перед аурой врага, но вот сквозь нее он наконец сумел различить очертания противника. Это был невысокий, невероятно толстый человечек с заплывшим лицом и торчащими во все стороны волосами из одежды на котором были лишь майка, трусы и длинный черный плащ заколотый золотой брошью. Артем так и не смог отказаться от плаща – обязательного атрибута темного властелина, с другой стороны штаны в список обязательных атрибутов не входили никогда.

Волна отвращения прокатилась по орку, придавая ему сил. Усилием воли он сумел надвинуть забрало на глаза, избегая доминирующего взгляда маленького вырожденца. Издав злобный гортанный рев он бросился на него с намерением разорвать ничтожество на части.

Если за время пребывания в Ла-ши Артем что-то и уяснил о драках то это то, что никогда нельзя подаваться панике. Орк сумел вырваться? Ну и черт с ним! Набалдашник посоха вспыхнул огнем, а через мгновение уже выплюнул в монстра сильнейшее из доступных ему заклинаний. Поток энергии впился в выставленный в качестве защиты меч, раскалив его добела и заставляя орка бросить оружие. Второго удара ему не пережить!

Полководец стиснул клыки, все его тело ныло от боли, что причиняли ему сильнейшие ожоги. Колдовство человека едва не запекло его в собственных доспехах, однако то был еще не конец. Увидев как мальчишка читает очередной наговор он выхватил из-за пояса кинжал и с силой швырнул его прямо в толстое брюхо врага.

Артем вскрикнул. Барьер разлетелся вдребезги, а силы удара хватило чтобы сбить его с повозки и уронить наземь. В глазах все поплыло, рука коснулась живота. Мокрое. Теплое. Перед глазами предстала пятерня измазанная собственной кровью. Темный властелин лишился чувств.

Повелитель! – истошный вопль, ворвался в сознание, побуждая подростка открыть залитые слезами глаза. На него надвигалась закованная в сталь громадина. Оружия в руках у орка отсутствовало, с другой стороны оно ему и не требовалось – для того, чтобы расколоть череп Артема хватит одного удара. Посоха рядом не было, похоже он остался на повозке, и сейчас предводитель монстров отчаянно шарил в районе ремня пытаясь нащупать жезл.

Как будто орк даст ему такую возможность!

Но в тот момент как великий Ворог намеревался обрушиться на свою жертву в его коленный сустав вонзился клинок. Брони в месте сочинения не было, а клинок оказался достаточно остр и прочен, чтобы разрезать даже столь крепкие сухожилия. С ревом взбешенный полководец обернулся, лишь затем, чтобы увидеть сжимающего рукоять меча хобгоблина. Одной могучей оплеухи хватило ему, чтоб отправить тщедушное тельце в полет, но время было упущено. Артем закончил заклинания и сверкающие путы сорвали с Ворога шлем, надежно фиксируя громадную голову и позволяя мальчику вновь установить зрительный контакт. Орк сопротивлялся отчаянно, но один за другим барьеры воздвигнутые внутри его разума рушились, под натиском превосходящего зла подкрепленного обломком щепки. Артем видел прошлое монстра, видел его долгое, растянувшееся на десятилетия восхождение в к вершине, видел как он коленопреклоненный стоит перед массивной фигурой в зловещих черных доспехах.

- Ты признаешь меня своим повелителем?

Воспоминания развеялись – на месте фигуры стоял Артем, во всем своем “великолепии” протягивая поверженному Ворогу руку.

- Тебя? – Монстр собрал последние остатки воли, чтобы дать ответ. Тело его было уже сломлено, он не мог причинить вред этому змеенышу, но дух пока частично сопротивлялся. – Никогда. Ты не повелитель! Ты жирная свинья!

Артем отшатнулся, а в следующий миг его и без того пунцовое заплаканное лицо залила краска. Свинья? Поросеночек? Свинтус? Подсвинок? Пумба? Пятачок? Боров? Почему именно это слово?! Казалось, на нем были испробованы все синонимы, падежи и склонения названия данного животного. В детском саду, школе, колонии, это была самая ненавистная ему кличка. Он думал, что попав в Ла-ши с этим будет покончено. Но жестокая судьба вновь обрушила на мальчика немилосердный поток своей нетерпимости.

Проглотив обиду он приказал Ворогу остановить своих воинов и орк подчинился. Затем мысленно вызвал несколько гоблинов, чтобы те принесли ему сумку с лекарствами. Ярко-алое снадобье было вылито прямо в рану. К счастью кинжал вошел не слишком глубоко, спасла прослойка жира. Артем пообещал себе сохранить столь удобное телосложение. А пока было больно, из раны валил дым, но слабость постепенно проходила, а кровотечение становилось все слабее. Это было редкое и очень сильное зелье – таких у Этель было всего два и оба она дала ему в дорогу. Но мальчик даже представить не мог, что они ему пригодятся.

Да, все верно, пригодятся оба. Молодой темный властелин склонился над раненым Гуком вглядываясь в красные глазки спасшего ему жизнь существа.

- Повелитель! Жизнь за повелителя! – слабеющим губами прошептал отважный хобгоблин.

Артем с интересом разглядывал сознание монстра.

- Повелитель жив – много чав-чав, много кучу-кучу! Повелитель мертв – орки кучу-кучу Гука, а потом чав-чав! Спасти повелителя!

Ничего удивительного. Монстры – существа практичные и мальчик был с ними в этом солидарен, а потому без особых раздумий вылил вторую бутылку зелья на распластанное тело гоблина. Такой практичный слуга ему еще пригодится.

Теперь, перед атакой на город Змея оставалось последнее дело. Артем приблизился к уже связанному по рукам и ногам Ворогу.

-Ну, что, животное, посмотрим кто из нас настоящая свинья? – произнес он извлекая из ножен кинжал.

====== Голос ======

Багровое зарево на горизонте подгоняло порядком уставших воинов. Все с меньшим энтузиазмом они передвигали зеленые лапы и лишь пример лидера вдохновлял их следовать к цели. Артем в самом деле возглавлял армию, пускай он вспотел и устал, пускай использовал почти всю свою магию у мальчика оставалась воля двигаться вперед. Раз за разом опускалась зажатая пухлым кулачком плеть, подгоняя везущего его Ворога. Идея оседлать орка-полководца пришла подростку совершенно спонтанно и пускай зеленый гигант был куда менее удобен чем повозка, вид искалеченного и униженного врага предавал армии невероятный энтузиазм.

Похоже, что и на армии крыс и ящеров новый облик бывшего повелителя оказал шоковый эффект. Они самозабвенно штурмовали город Змея, когда разведчики донесли им о приближении войска Артема и поражении Ворога. Монстры наивно полагали, что их ждет награда за помощь в свержении прежнего лидера и что теперь они как равные партнеры совместно разграбят город. Этим надеждам не суждено было сбыться. Уже того факта, что союзнички направили к нему послов, вместо лидеров было достаточно чтобы взбесить подростка. Очень быстро он осознал смысл данного приема. Нет зрительного контакта – нет подчинения. А без него, столь “верные” союзники были ему попросту ненужны. Приняв послов, обласкав их самыми громкими словами и одарив самыми щедрыми обещаниями, мальчик вскоре уже стоял перед объединенным войском монстров. Он не может подчинить вождей? Хорошо. А вот рядовых может! Вассалы Ворога опомнится не успели как принялись резать друг друга при активном участии орков и гоблинов Артема. Разумеется крысы и ящеры обратились в бегство, надеясь укрыться в непролазных трясинах, но и этот план был обречен. Гоблины-всадники с легкостью настигали их, поражая свинцовыми пулями из пращей и меткими бросками дротиков.

В свое время Этель говорила, что мясо ящеров хорошо на вкус, а из крыс, несмотря на отвратный запах, выходят неплохие кожаные изделия. Не то что бы они теперь испытывали недостатка в мясе, но хороший запас солонины лишним не будет. И уж точно будет полезнее не отличавшихся верностью вассалов.


Прошло три дня с момента прибытия в Змеиный город – неприятное, сырое место, расположившееся на берегу крупного озера, над гладью которого постоянно стояли облака пара. По мнению Артема дело было в вулканической активности, однако местные поверья утверждали, что пар ничто иное как дыхание спящего на дне дракона. Как бы там ни было именно пар отгонял степных хищников от побережья. Животные недолюбливали влажность, и это позволяло местным обитателям возделывать небольшие клочки прибрежной земли, что вкупе с рыбной ловлей позволяло поселению существовать. Да что там, до прихода Артема город Змея процветал – здесь были пекари, оружейники и плотники. Примитивные, но были! Больше всего же иномирцу понравились местные строения – здания возводились из намешанных с соломой крупных глиняных блоков, которые были не только просты в производстве но и обеспечивали превосходную термоизоляцию. Стоило один раз переночевать в таком доме и возвращаться в терем вождя не было никакого желания.

Однако необходимость была. Город потерял треть населения во время осады и сражения с армией начинающего властелина. Пали почти все вожди и несколько тиранов, а главная советница Ворога покончила с собой, узнав о судьбе орка-полководца. Это удивило и огорчило паренька. Он то надеялся почерпнуть у колдуньи новых знаний, а то и информацией разжиться.

- Но нет, дудки! Я девочка, я такая чувствительная! – Артем с раздражением сплюнул на пол вспоминая это досадное происшествие. Он совершенно не понимал ее мотивации. Любить монстра?! Это каким же идиотом нужно быть? Монстр, даже самый разумный, всегда будет оставаться монстром. Монстр может использовать человека, а человек – использовать монстра. Но друзьями, или упаси бог возлюбленными они не станут никогда. Порождения Ши для этого чересчур прагматичны.

- Мой властелин, разведчики вернулись! – в зал, звеня доспехами вбежал Гук. – Выдвинуться в поход не получится. Мы не закопали трупы, теперь обратный путь к лагерю перекрыт стаями хищников сбежавшихся со всей Алой степи!

Артем не удержался от улыбки – слишком нелепо на длинноносом смотрелся огромный шлем и наручи Ворога. Гоблин из кожи вон лез пытаясь соответствовать новому статусу. Статусу гоблина-чемиона. Если задуматься, то зеленокожий изначально проявлял усердие не свойственное большинству представителей своего вида. Он беспрекословно исполнял приказы, был почтителен, почти не воровал и не бежал от драки. По словам Малендрика в обращение с мечем он был одним из лучших. Впрочем, решающим скачком определившим эволюционный путь гоблина стала та самая атака на Ворога. Гук переборол свой природный страх с помощью твердого расчета и теперь преобразился. Нет, внешне это был все тот же худощавый гоблин. Правда уже не сутулый и заметно потяжелевший. Главные же изменения произошли внутри – разум Гука стал гибче и цепче, речь четче, страх уже не повелевал над его сознанием, навыки владения оружием улучшились, а главное он мог частично распространять свою ауру на других гоблинов, своего рода вдохновляя их.

- Прекрасно, значит мы подождем еще. – Мальчик безразлично пожал плечами. – а впрочем, можно ведь просто послать бывших подручных Ворога в степь и отманить зверье. Их будут жрать, а мы без труда вернемся в главный лагерь.

- Как прикажет повелитель! – радостно взвизгнул гоблин удаляясь из зала.

Гоблины не очень любили орков, так что смерти этих здоровяков доставляли меньшим монстрам особую радость. Таким счастливым Артем не видел Гука с тех пор как приказал гоблину выбрать из гарема Ворога женщину получше. Для Малендрика в подарок разумеется. Гук в тот раз подошел к поручению невероятно ответственно лично проверив уровень качества женщин не только в гареме, но и во всем поселении.


Жара и влажность дикого леса – не то с чем можно так просто свыкнуться. А посему невозможные полуденные часы Малендрик дэ’Риль предпочитал проводить в помещение, а конкретно в недавно отстроенной мыльне, куда пустили отдельный рукав речки, обеспечив подачу чистой воды. Вода была теплой, а крыша и стены защищали как от солнечных лучей так и от посторонних глаз.

- Что-то не так? – Поинтересовалась лежавшая у воды девушка, как и Малендрик она была обнажена, а загорелая кожа несмотря на тень была покрыта маленькими бусинками пота.

- Артем все еще не вернулся. Хоть бы весточку какую послал, а то с момента его победной реляции никаких новостей.

- Зная нашего толстячка, победы там могло и не быть. – вздохнула девушка, – этот типчик слишком горд, чтобы признать собственный провал.

- Будь там провал, он бы не смог передать сообщение. Артем не стал бы сбегать или сдаваться.

- Потому, что слишком толст не только для бега но и для того, чтоб просто поднять руки? – Поинтересовалась Джина, с радостью наблюдая, улыбку на губах Мала. – ну умер наш мистер жирок, и что плохого? Бери бразды правления в свои руки!

Бывший рыцарь опустил голову, на лбу выступила едва заметная жилка. Руки девушки легли на его плечи, нежно массируя упругие мышцы.

- А как же Этель?

- Эта старуха? С нее есть хоть какая-то польза?

- Например она варит отвар от залетов, который ты хлещешь ведрами. – пожал плечами дэ’Риль. – да и меня ее лекарства в свое время вытащили с того света.

- Хорошо, допустим польза с нее есть. Но это же не повод равнять ее с тобой! Мал, она ничто в сравнение с тобой. Ровно как и Артем. Он просто маленькая, завистливая мразь, которой единожды улыбнулась удача и которая из-за этого возомнила о себе невесть что. Он не сравнится с тобой ни силой ни умом ни благородством. Так почему он должен быть лидером? Почему ты должен прислуживать этому выродку? Сейчас он сам возглавил поход, а завтра вернется и скажет, что ты ему не нужен. Вернее сперва подсыплет яду в вино, а потом скажет! Так не лучше ли сделать первый ход и подарить армии достойного лидера?

Резким движением мужчина ухватил Джину за шею, с силой швырнув через себя. Раздался оглушительный всплеск, во все стороны полетели брызги. Девушка вынырнула почти сразу, сплевывая попавшую в горло воду, но не успела она возмутится как на ее горле сомкнулись стальные пальцы рыцаря.

Ей всегда нравились мужчины с сильными руками, однако, шея была вовсе не тем местом на котором бы ей хотелось их ощутить. В глазах почти сразу потемнело, руки и ноги обмякли положив конец бесплотным попыткам разжать мертвую хватку полуэльфа. Какое-то время молодой человек наблюдал за трепыханиями жертвы, за тем как жизнь покидает ладно сложенное поджарое тело, как струи воды стекают с мокрых волос по аккуратной груди и кубикам пресса. Пальцы слегка разжались, позволяя девушке сделать столь необходимый глоток воздуха.

- Давай ты не будешь указывать, что мне делать? – пробормотал он, примирительно улыбаясь. – Дела орды тебя не касаются, по правде сказать тебя касаются только вопросы борьбы с моей скукой. И уж точно не тебе судить о лидере. Хотя, если тебе так уж интересно почему я ему подчиняюсь – могу рассказать.

Девушка кивнула и пальцы разжались, бросая пытающуюся отдышаться авантюристку в воду.

- Дело в том, что Артем идеальный предводитель. Он – то воплощение свободы к которому я подсознательно стремился всю свою жизнь. Он не отягощен нормами морали этого мира, и на него невозможно повлиять. Серьезно, Джина, ты не можешь ни соблазнить его, ни втереться в доверие, не вывести из себя, ни разжалобить. Пока он жив ты не сможешь причинить мне вред, и это не считая того, что он делает за меня всю грязную работу. Так с какого рожна мне его убивать? Чтобы стать повелителем кучки монстров? Или чтобы отпустить пленников? Джина, я рос среди аристократов , твои интрижки несомненно очень милые и весьма смешные, но не надо думать, что они на мне сработают. И моего лидера оскорблять не стоит. Не принято оскорблять тех, кого боишься, а ты боишься Артема и того, что он может сделать с тобой и твоими друзьями.

-Твоя роль, – он говорил ласковым мурлыкающим голосом, – быть интересной игрушкой, и если ты перестанешь ей быть, мне придется отдать тебя гоблинам. С другой стороны если засунешь свои великие революционные планы куда поглубже и будешь достойно исполнять свои обязанности, я вполне могу тебя отпустить. И не делай грустное лицо, любая из наших пленниц пол жизни отдала бы за подобный шанс.

Девушка стояла перед ним склонив голову. Даже не разревелась. В каком-то смысле именно за это качество рыцарь выбрал ее – ему всегда нравились люди со стержнем. Что до Джины, симпатию к ней можно было выразить множеством способом. Взяв рабыню за плечи он резко развернул ее, прижав обнаженную грудь к грубо отесанной бревенчатой ограде купальни. Рука зарылась в мокрые волосы, колено привычным жестом раздвинула стройные ножки придавая пышному заду еще более притягательный вид. Мужчина начал мягко, пусть в этом и не было нужды. За длительное время проведенное вместе, они славно друг к другу притерлись, прекрасно чувствуя и разделяя желания между собой. Сойдись они при других обстоятельствах...

Впрочем сейчас Малендрик уже не думал ни о каких обстоятельствах, за исключением себя, Джины и мыльни.


Юный темный лорд лежал на мягкой перьевой перине, из паучьего шёлка. Определенно ее бывший хозяин знал толк в комфорте.

- А его советница, кое-что понимала в магии. – Сейчас перед ним лежал толстенький рабочий журнал и Артем, время от времени слюнявя палец, переворачивал истертые страницы, болтая в воздухе ногами, словно лежал не за чародейской книгой, а перед родным ноутбуком.

Самым странным во всем этом было то, что Артем понимал написанное. Длинная цепочка исследований, размышлений и чародейский схем не представляли для него чрезмерной сложности, а ведь колдунья, судя по записям вложила в эти работы больше десяти лет своей жизни! Видимо у нее просто не было времени на работу, да и по словам местных, в изгнание ее отправили так и не дав толком выучится.

Пухленькая ручка погрузилась в глиняный горшок, извлекая кусочек нежной румяной свинины и отправляя ее в рот. Мясо таяло на языке. Определенно местные свиноводческие фермы стоило расширить.

Еще один кусочек и подросток встрепенулся. Еда напомнила ему об отданном недавно приказе.

Отправить тучу последователей на убой?! – хватило одной мысленной команды, чтобы передать Гуку приказ об отмене нелепого плана. Но зачем он вообще его отдал? Это ведь бред!

Сев на край кровати иномирец задумался. Если подумать, то не только этот приказ вызывал сомнение в своей оправданности. Стоило ли идти в поход лично? Нет. Стоило ли делать Ворога беспомощным инвалидом? Тоже нет. Уничтожать ящеров и крыс? Да нет же! Конечно не велики потери, но они излишни. Мальчик провел ладонью по руке. Густая сеть черных прожилок и наростов покрывала ее, тело было в них почти все, ноги и лицо – лишь частично. Артема не сильно пугали данные метаморфозы, они делали его сильнее и прочнее. Но ограничивалось ли этим их влияние? Палец коснулся вросший в грудь щепки давно уже превратившейся в ветку, размером с ножку от стула. Мальчик сконцентрировался и к собственному удивлению услышал едва уловимый шёпот. Щепка говорила с ним!

Однако продуктивного диалога не получилось. Не получилось диалога вообще. Казалось, будто словарный запас древа мирового зла ограничивался словами «убивай», «жги», «насилуй», «воруй», «разрушай», «лги», «предавай»... На несколько минут Артем даже растерялся. Он уже готовился распрощаться с собственным рассудком, а тут такое. С другой стороны, это ведь просто дерево. Как рассказывала Этель – проводник воли Ши, связующее звено для всех темных существ. Облегченно вздохнув мальчик запустил руки в неряшливые волосы. Желания дерева были просты. Оно хотело расти, а следовательно требовала от Артема больше злодеяний, которыми питалась. Артем же попросту не замечал голос, принимая его за собственное сознание. Теперь когда все раскрылось он будет внимательнее, а то так не долго и до самоубийства, ведь лишить мир столь великолепного себя – самое страшное злодеяние из возможных.

====== Возвращение ======

Они подошли к лагерю к вечеру, когда зловредное солнце Ла-ши палило уже не так безжалостно. За несколько километров до места Артем сполз с повозки и занял место на широкой спине поверженного орка. В детстве ребята по какой-то причине отказывались катать Артема на спине, поэтому сейчас он самозабвенно наверстывал упущенное, пользуясь безотказностью недавнего врага. За время совместных поездок навык мальчика изрядно подрос и сейчас он мог в считанные секунды направить своего “скакуна” ловким движением продетой сквозь челюсть узды или ударом шпор.

Встреча была настолько торжественной, насколько позволяли возможности объединенных племен – костры, барабаны и горны – танцующие рабыни, и самые вкусные блюда из свежего мяса, рыбы и фруктов. Орки чествовали повелителя и своих победоносных собратьев. Первой же засвидетельствовать почтение Артему вышла Этель. Она было возмутилась, увидев ковыляющего на обрубках орка-полководца и даже рассердилась узнав, что Артем лично ампутировал тому конечности, но мальчик утешил сообщницу. Руки после операции он вымыл и работал неспешно, чай пилить орочи сухожилия – не щенятам лапы вырывать, тут и переутомиться можно.

Малендрик же вышел не сразу, а ночью, когда празднество достигло апогея и зеленокожие дружно скакали вокруг костров. Продираясь меж уплетающих жареное мясо ящеров монстров, он подошёл к самому большому костру, чьё пламя вздымалось вверх аж на четыре человеческих роста. Артем был среди вождей и тиранов резво подпрыгивая под одобрительные хлопки ладоней орков и гоблинов. С того самого необдуманного обещания в таверне лидер орды здорово проникся первобытными ритуалами своих слуг. Было в этих танцах что-то простое и привлекательное, что-то от свободы к которой стремился Артем. Когда усталость стала давать о себе знать, подросток рухнул на колени и зажав в ладонях жезл выпустил в небо струю пламени, под одобрительный рев монстров.

- Уделишь мне немного времени? – Рыцарь склонился над полностью опустошенным, еще вздрагивающим от перенапряжения мальчиком, – не здесь, наедине, у меня дома.


- В твое отсутствие мы нашли тоберисковую рощу. Из него получается неплохое брэнди. – Малендрик с гордостью указывая на батарею сосудов, обосновавшихся в грубо срубленном шкафу. От алкоголя подросток отказался.

- Сок из них тоже весьма хорош, – Наполнив свою чашку алкоголем дэ’Риль налил Артему полную кружку тоберискогого сока, – больше мне похвастаться увы нечем. В отличии от тебя.

Мальчик уже поведал о своей победе, о городе Змея и поделился планами по налаживанию путей сообщения между лесом и озером. Темный рыцарь в свою очередь жаловался на ленивых орков, пленников и гоблинов, заставить которых подчиняться не владея прямым контролем довольно сложно.

- Мы с Вальдом из сил выбились. Но эти засранцы начали подкупать гоблинов-надсмотрщиков, ворованным у них же зерном! Ума не приложу, что делать! – еще одна пустая бутылка полетела в сторону, к маленькой горке своих товарок, – спасибо за подарок кстати. Себе поди уже кого-то нашёл?

Темный лорд отрицательно покачал головой. Желание Малендрика найти ему девушку походило на идею фикс. Еще немного и он начнет называть его «мамочкой». Только какой в этом смысл? От любви одни проблемы и убытки, не говоря о катастрофической потери времени.

- Потеря времени? Ха, тут это время не знаешь, чем убить, а ты говоришь о потери! Вот, например, в своем мире чем ты занимался, если не соблазнял дам и не обучался искусству боя?

Вопрос Малендрика поставил Артема в тупик и заставил вспомнить о том, что он все же в ином мире сейчас. Как объяснить молодому сформировавшегося мужчине насколько отличную от привычной для него жизнь вел он на Земле? Как описать саму Землю?

- Мир без магии и монстров, мир информации, мир лицемерия. – Сам того не замечая мальчик потянулся к стакану с тоберисковым бренди, осушая его залпом.

- Без монстров? В смысле это мир без войн и насилия? – поразился дэ’Риль. – но ты знаком с военным делом, с теорией, конечно.

Стоило немалых усилий объяснить сообщнику, что отсутствие монстров не тождественно вечному миру. С убийством себе подобных люди прекрасно справляются сами, создавая порой столь изощренные инструменты, что отпрыскам Ши и не снилось. Так жили в Ла-Ши до катехизиса, свода правил объединившего все светлые народы и сгладившего разногласия. На Земле были попытки провернуть нечто подобное, но правила соблюдали лишь тогда, когда это кому-то выгодно.

- Мир лицемерия и обмана, – повторил Артем, – все общество пропитано двойными стандартами. Считается хорошим тоном сопереживать животным, но при этом можно не замечать умирающих бездомных людей, или того, как дети травят своих одноклассников, доводя их до грани самоубийства. Можно сказать ребенку, что его как несовершеннолетнего, совершившего преступление средней тяжести, нельзя посадить в колонию, а потом взять и посадить. Пообещать успех на апелляции, но уже через пару недель ему перережут горло, под одобрительные визги всемирной паутины. Наш мир провозглашает свободу, но свободу лишь для рабов общественной морали, которая не более чем шлюха в руках истинных властителей Земли. Пока ты покорен – можешь брать столько благ, сколько способен унести. Восстанешь – и тебя уничтожат.

Темный рыцарь внимательно слушал, подперев подбородок рукой. Многое в поведение Артема становилось понятным. Ему бы в самом деле стоило родиться здесь. Случись так, мальчик наверняка стал бы жрецом в каком-нибудь уединенном монастыре или таким же нелюдимым алхимиком. Однако, судьба сложилась иначе. Огромный, в сотни раз превышавший Ла-ши по объему правил и условностей мир давил на подростка, не способного их принять, заставляя все сильнее отгораживаться от окружающей действительности. Но чем более толстые и высокие стены он воздвигал, чем меньше общался с другими людьми, тем сильнее становился разрыв между ними. Взрослые и дети не понимали и не принимали его. Первые пытались силой вогнать его в рамки, вторые просто смеялись, играли и подшучивали. Как правило именно этими словами принято называть эмоционально-физическое давление способное довести до безумия. Общество было жестоко к Артему и считало это нормальным, когда же Артем ответил обществу жестокостью его объявили врагом, а после и вовсе убили. Именно в этом неразрешимом противоречие правильности и неправильности родился теперешний носитель черной щепки.

Малендрику было проще. Жестокость к себе он видел вполне оправданной. Он ведь мужчина и рыцарь, он должен уметь терпеть лишения. К тому же всегда можно было выместить злость на монстрах. Разделка гоблинов снимает стресс куда лучше стрельбы по бездомным животным из пневматики. Правда когда выяснилось, что все его надежды иллюзорны у рыцаря в самом деле сорвало крышу. С другой стороны Ла-ши был куда честнее описанного мальчиком общества. Здесь даже к монстрам было весьма нормальное отношение. Высшие или высокоуровневые существа могли рассчитывать на суд, с ними велись переговоры, имела место торговля. А главное, подобные правила действовали везде и для всех. Были конечно богатые и бедные страны, но первые почти никогда не опускались до открытого грабежа и агрессии.

- Честь бесценна, – Молвил Мал, поглаживая рукоять меча, – для рыцаря верность слову, идеалу, сюзерену – самая важная вещь в жизни, – он смотрел мальчику прямо в глаза, словно пытался проверить какие-то одному ему известные подозрения, – и я назвал тебя своим лидером, и буду подчинятся тебе как мы и условились. Однако, Артем, пусть мы на одной стороне, но мы разные. Позволь мне быть откровенным? – мальчик кивнул.

- Меня заебал этот гребанный лес, – слова были произнесены шёпотом, но душа молодого человека словно кричала о не согласии с текущим положением их дел. – здесь жарко, скучно и нет нормальных женщин! Это сводит с ума, понимаешь? Мне тяжело общаться с одними лишь гоблинами и орками. Ты злишься, что я держу при себе Джину и слишком много ей прощаю, но среди всей нашей шайки только она меня понимает. Не любовь, Артем. Кроме любви есть еще куча форм отношений между мужчиной и женщиной как то страсть, симпатия, дружба банальный секс без обязательств. И сейчас это единственное, кроме поглощения алкоголя, доступное мне времяпрепровождение. Не будь ее здесь я проспиртовался бы аки уродец в кунсткамере! И при всем этом ты лишил меня возможности отправится в поход на город Змея! Вот скажи мне, нахрена?!

- Я тебе завидовал. – Произнес мальчик вздыхая и протягивая руку к бокалу с бренди. – Ты же избранный, великий воин и завоеватель. А я так, — ходячий горшок с демонической геранью.

- Вот так номер. – присвистнул Мал, – А я завидовал тебе. Лидерским качествам, самоконтролю и умению быть честным с собой. Серьезно, брат, тебе некому завидовать. Ты самый достойный человек из всех кого я когда-либо встречал.

Артем с неверием смотрел в красные, по щенячьи преданные, глаза молодого полуэльфа и осознавал, что тот в самом деле не презирает его, а возможно даже уважает. Уважает. Его!!! Подобное было чем-то невероятным, никто и никогда не относился к мальчику с уважением. А в следующую минуту на его голову опустилась грубая пятерня соратника, зарываясь в жесткие волосы. Артем ненавидел стричься, потому за время пребывания в Ла-ши обзавелся шевелюрой которой иная рок-звезда позавидует.

- Так, что, брат, есть идеи? Эй, ты чего?

Артем пребывал в состоянии нирваны, словно кот которого напоили валерьянкой. К нему прикасались, но его это не бесило, с ним фамильярничали, но это не вызывало неприязни. Сейчас, пьяный и счастливый Артем был способен на любое безумство, но того, что жаждал темный рыцарь дать он не мог. Неуверенно сбросив руку с головы он начал излагать текущую диспозицию.

При взятие города Змея они понеси большие потери, а новые последователи оказались не столь сильны и многочисленны как ожидалось. Хотя главная беда даже не в этом, а в том, что сам Ворог был изгнан с приморских земель семь лет назад, объединенными силами трех сильнейших кланов. Все это время он лелеял планы возвращения, однако, пока он собирал силы произошло еще одно событие. Земли Изгоев, составлявшие экономическую базу его армии наводнила нежить, ополовинив и без того поредевшее войско и навсегда отрезав от Последнего моря. Несколько раз орки пытались пробиться сквозь территории немертвых и всякий раз их отбрасывали. Нежить возрождалась снова и снова. Сделать что-то с ними пыталась советница полководца, к сожалению магу-недоучке некромантия оказалась не по зубам. К решению проблемы женщина приблизилась вплотную, но к сожалению ее жизнь оборвалась именно на этом моменте.

- Мы еще не достаточно сильны для человеческих земель и дальше к монстрам пробраться не можем. Мне правда жаль, но боюсь придется остаться здесь на несколько лет, постепенно наращивая силы. Короче, делать то, что делал Ворог. Мальчик виновато развел руки. – Нас ожидает ужасно скучная жизнь.

- Повелитель! – в домик ворвался запыхавшийся гоблин. Не хоб, а именно низкорослый уродец, с подобных которому некогда начиналась карьера Артема. Существо тряслось, точно осиновый лист. Он прекрасно осознавал, что с ним сделает хозяин, за столь внезапное вторжение, однако, осознавал он и то, что с ним будет если вовремя не доложить чрезвычайно важные новости.

====== Старые знакомые ======

Старый сарай стоял на отшибе лагеря, а после прибытия Артема, привезшего с собой несколько выводков свиней, был спешно переделан в свинарник. Именно в этом пропахшем нечистотами и тухлятиной месте находился сейчас некогда великий Ворог. Орк страдал и будь его воля давно покончил бы с собой, однако хитрый мальчишка умело лишил его возможности забрать собственную жизнь. Мало того, что приказ прямо запрещал ему это делать, так еще и отсутствие конечностей затрудняли большинство видов суицида.

В ночи послышались шаги и скрип отодвигающегося засова. В свинарник вошла чья-то тонкая тень, сжимающая в руках масляный фонарь. В отблесках тусклого пламени орк с трудом различил морщинистое лицо, обрамленное жидкими прядями седых волос.

-Приветствую тебя, Ворог, – Прошамкала женщина подходя к орку поближе.

-Иди к черту, – ответил тот, недовольно морща зеленую морду.

- Ого! Он говорит! Что ж ты натворил Артем, этот негодяй ведь себе язык откусит! – запричитала было старуха, но вовремя спохватилась, – или не откусит?

Орк злобно зарычал. Язык был милостиво ему оставлен, а вот зубы маленький поганец лично выбил зубилом, так что откусывать его было попросту нечем.

- Поди умотался бедненький. – улыбнулась Этель.

- Ага, пыхтел как боров на случке, – Бросил орк, внезапно обнаружив, что диалог доставляет ему удовольствие.

- Твоя правда. Он слишком жирный, но с какой стороны не подступись – уговорить его перестать обжираться не выходит. Это просто проклятие какое-то! Ладно, что медленный и отдышка не проходит, так это еще и весь образ рушит. Подозреваю ты именно из-за его внешности сейчас в таком состояние.

Пленник промолчал.

-Да ладно тебе, Ворог, мы ведь с тобой не чужие, или ты не узнаешь меня? -Женщина несколько раз повернула голову, демонстрируя лицо, но собеседник лишь покачал огромной башкой. – Совсем не узнаешь?! Городок Ракушка, на границе Тарии и Эридии, ты тогда вел орду по приказу своего повелителя. Я тогда впервые столкнулась со столь сильным врагом, и за одно настолько разумным и благородным. Ты сказал, что готов принять смерть от рук достойного человека, а у меня не хватило духу тебе ее подарить. Шрам поди все еще болит.

Когда ссохшаяся рука коснулась большого шрама на груди, напоминавшего воронку, орк вздрогнул. Его красные глаза округлились, с неверием и страхом взирая на освещенное пламенем морщинистое лицо говорившей.

- Да, это я. Как видишь ты еще легко отделался, кому-то повезло гораздо меньше.

Ворог виновато опустил морду. Он и подумать не мог, что эта женщина до сих пор жива. А главное почему она жива?! У нее есть руки, а в углу лежит превосходная веревка, балка же под потолком должна выдержать настолько тщедушное тело. Будь у него, подобная возможность он не задумался бы ни на секунду.

- Это потому, что ты трус. – вздохнула Этель, садясь напротив калеки. – Думаю, если ты хотел умереть то мог бы просто отказаться от еды.

- Я отказался, дура! Но они кормят меня через свиную кишку!

- Как-хитро! ха-ха-ха, наверное весело?!

- Нисколько! Это,блядь, прямая кишка!!! Чего ты смеешься! Прекрати!

Но Этель не могла остановиться, содралась от сдавленного хохота. Ворог сейчас до боли напоминал ей прежнюю себя, думающую, что жизнь кончина, а будущего нет. Как же она тогда ошибалась! Жизнь, только начиналась, настоящая жизнь, без розовых очков и фальшивых эмоций. Жизнь в которой она могла сделать, что-то по настоящему полезное для Ла-Ши.

- И ты призвала сущность из неведомых миров?! Нового повелителя? Но он же всего-лишь жирный ребенок!

Старуха хитро улыбнулась. Сперва она тоже огорчилась, этому факту, а потом осознала какое сокровище попало в ее руки. Юный открытый изобретательный разум в который можно было вложить что угодно! Любые идеи и желания! Ее желания!!! Десятилетие подготовки не прошли напрасно и теперь у Ши вновь есть повелитель! Частичка темного древа растет внутри него, делая могущественнее с каждым днем и Ворог уже испытал это могущество на себе!

Орк хотел было возмутится, но пятерня закрыла ему пасть.

- Ты проиграл, Ворог, – спокойным тоном изрекла Этель, – можешь сколько угодно придумывать оправдания, но сейчас в свинарнике валяется твоя туша, а не Артема. И ты сам виноват в своем плачевном положение. Зачем ты оскорбил повелителя? Он одолел тебя в бою и предложил поклясться в верности, как положено по законам Ши, а чем ты отблагодарил его за милость?

Увы, Ворог сам того не осознавал, но он безнадежно устарел. Будучи по-прежнему преданному преданным давно умершему повелителю он не мог принять нового владыку, столь от него отличного. Не находя достойного, по своему мнению кандидата, он пытался сам стать повелителем, скопировать ушедшего владыку. Однако Ши нужно не это. Мировому злу все равно кто его его ведет, пока цивилизации Ла пылают, захлебываясь в крови и слезал. Десять лет орк потратил на пустое сидение на месте и междоусобные распри и был побежден человеком попавшим в абсолютно незнакомый мир меньше двух лет назад. Сейчас же у него есть редкая возможность помочь этому человеку.

- Потому, что даже таща на себе в меру упитанную задницу Артема, ты делаешь для Ши больше, чем просиживая свою на троне. Конечно, не ты не я уже не сможем сражаться, однако, наш опыт и знания еще послужат делу Ши!

-Так ты пришла, чтоб поделится секретами перевозки жирных детей?

- Для начала да. А там посмотрим. Артем конечно молод, горяч и злопамятен, но он быстро отходит. Вот например пару месяцев назад прибил к кресту в центре лагеря одного из рабов-воришек, а когда того заклевали хищные птицы простил бедолагу. Говорит “сдох и ладно”. Он вообще добрый, наш Артем. Так что улучи минутку когда он будет в хорошем настроении и попроси прощения, глядишь смилостивиться. Что прости? Ах гордость! Ну и где ты сейчас со своей гордостью? А я где? Вот и славно, вот и договорились.

Свинарник Этель покидала в приподнятом настроении. Ей изначально было жаль терять столь ценного союзника как Ворог, а теперь появился хоть призрачный, но все же шанс усилить их войско орком-полководцем! Подобное еще на шаг приблизит маленькую армию монстров к былому величию, а мир к своему концу.

Комментарий к Старые знакомые Автор: Друзья, вам не кажется, что последнее время вы слишком много болтаете?

Этель: Злодеи должны много болтать! Это раскрывает их мотивы и стремления, позволяет читателю заглянуть в их душу и понять причину их поступков.

Автор+в недоумении+: И какие же у Артема мотивы?

Джина: Он мудак и моральный урод.

Этель: Ну, а Малендрик?

Джина: А Малендрик – жертва обстоятельств!

Автор: В три строчки уложились и все раскрыли. Надо взять на заметку.

====== Незваные гости ======

Лес на краю Диких земель всегда влажен, густ и негостеприимен. Кто-то скажет, что здесь водятся хищные твари, кто-то побоится населяющих его монстров, хотя главная опасность осознается только бывалыми путешественниками – нет ничего легче, чем заблудится здесь и попросту помереть с голоду. Именно поэтому во главу разведывательного отряда был поставлен Дилан.

Рыцарю было двадцать пять лет отроду, десять из которых он отдал работе авантюриста. Шанс поступить на королевскую службу мужчина благополучно упустил, да и не особо жалел об этом. Род Дилана был нищ, платил король мало, а на опасных заданиях вроде нынешнего можно было заработать отличные деньги, ибо рыцари на такое не шли. Вменяемые рыцари.

Воспоминание о вчерашнем заставило лицо лидера отряда нервно дернуться. Причиной тому была Кейси – дочка богатого лавочника которой кровь из носу захотелось приключений на свою задницу. К сожалению последней, наличие на этой самой заднице набедренников из адаптена вовсе не гарантировало ее безопасность. Чудо-сплав защищал от большинства повреждений, но никак не от того, что ты зацепишься за лиану, и угодив в очередную яму, сломаешь себе ногу. Сейчас страдалица плелась в хвосте колонны, придерживаемая под руки парой воинов-новичков. Вот так: одна дура в группе и минусы шесть пар рук. Хотя Дилан молился на то, что эти руки им не понадобятся. Его отряд против большого количества монстров никак не выстоит. Их цель – узнать, что твориться в лесу и незаметно его покинуть, передав информацию в гильдию.

Привал. Группа остановилась в тени молодого чар-древа, Дафна – их рейнджер разводила костер, специальным бездымным способом, жрица Рут колдовала над ногой Кейси, еще пара подобных привалов и пострадавшая вернется в строй, остальные участники похода занимали места на страже или у котелков. Всего членов экспедиции было десять – крупный по меркам Короса отряд, который никогда не собрался бы если не чрезвычайные обстоятельства полугодовой давности. По началу Дилан не понимал, что именно так насторожило городские власти и местную аристократию, однако, сейчас, на третий день пути, сам преисполнился тревоги. Они не встретили ни одного монстра. Орки, лесные гоблины, волки – не редкость в этих местах и не нарваться на рыскающих в поисках пропитания тварей в первый же день – большая удача для отряда. только вот ни на первый, ни на второй, ни на третий день они так никого и не встретили. Лес словно вымер или, что пугало куда больше – затаился.

Звон металла о метал заставил заставил людей встрепенуться. Все похватали оружие, а вслед за звуками ударов лес огласил жуткий орочий рев, заставивший Дилана крепче сжать меч, а новичков напротив – боязливо попятится.

-Отставить! – крикнул лидер, – это вожди бьются за территорию. Нам там делать нечего!

Но вскоре, вместе с ревом прозвучал человеческий крик. Похоже, что сражались в этом бою не только орки. Приказав всем следовать за ним Дилан поспешил к месту действа. Сам рыцарь прекрасно понимал, что скорее всего они встретят не выживших с Бравого, а каких-нибудь изгнанников, но даже изгои имеют цену – они могут рассказать о чертовщине творящейся в диких землях в последнее время.

Звон оружия вывел людей к небольшой поляне, хорошо освещенной пробивающимся сквозь густую листву солнечным светом. Едва не сбитый с ног, не успевшей затормозить Кейси(девушка приняла обезболивающее зелье специально приготовленное для таких случаев) лидер отряда остановился узрев одну из самых невероятных битв в своей жизни:

Огромный орк – наверняка тиран, а возможно даже вождь размахивал чудовищным топором пытаюсь достать крутящегося вокруг него человека. Тот был молод, силен и превосходно экипирован, однако, судя по всему уже измотан. О тяжести и времени битвы говорили шестеро перемазанных кровью орков распластанных у ног дерущихся. Малендрика Дилан узнал сразу и сразу же бросился на выручку пусть неприятному ему лично, но все-таки человеку. В след за ним рванулась Кейси и остальной отряд. Последней, путаясь в неудобных церемониальных одеяниях бежала Рут, в одно из мгновений она оставила попытки высвободить зацепившийся за ветку табат и оставив его в плену растения устремилась к поляне. Жертва девушки, увы была запоздалой.

- Не приближайтесь к нему! Нет! – слова предупреждения сорвались с губ жрицы, узревшей истинное естество человека слишком поздно. Дилан уже хотел вонзить клинок в спину орка как тот внезапно уклонился, предупрежденный хлопком по могучему бицепсу. Рыцарь потерял равновесие, его ушедший вперед меч получил удар в первую четверть от клинка Малендрика и был сломан, а следом орк схватил его со спины сжимая в стальных объятиях. Затрещали ломающиеся ребра, воздух покинул легкие не давая даже вскрикнуть и уже через минуту лидер отряда лишился чувств. Соратники не успели прийти на помощь у них хватало своих проблем. Мертвые, как показалось на первый взгляд, орки были отнюдь не мертвы. Стоило людям приблизится к ним, как лапы зеленокожих сомкнулись на лодыжках и щиколотках, воины падали поднимаем массивными тушами, а на остатки отряда набросились несколько десятков гоблинов. Дафна выпустила несколько стрел, еще один лучник поддержал ее, однако стальные наконечники не причинили зеленокожим вреда, словно столкнулись с невидимыми барьерами. Гоблины в которых угодили стрелы бросились назад, скрываясь в чаще, а остальные кинулись к женщине. Не будь рядом Кейси зеленые поганцы могли бы уже праздновать победу. Двуручный меч описал дугу преодолевая магическое сопротивление и разрезая гоблина на две ровные половинки, остальные попятились назад, но далеко отходить не стали. Вид трех свежих дев вызывал у монстров обильное слюноотделение, особенно хороша была блондинка с двуручным мечем. Их маленькие глазки блестели при виде стройных ног и многообещающе округлого нагрудника, а полные, до середины скрытые тканными чулками бедра предвещали монстрам подлинное пиршество похоти. Увы, мечтам не суждено было сбыться – первые два монстра приняли смерть своих собратьев. Лучница же метким выстрелом поразила борющегося с одним из воинов орка. В их ужасном положение замочила надежда, но вот из леса вышли еще орки и хопгоблины, справится с которыми у четверых приключенцев не было ни шанса. Первым это понял лучник. Прекрасно зная, что мясо и тела его соратников и соратниц займут монстров на какое-то время он бросился прочь, оставив на лесной подложке лук и тяжелый шлем. Кейси остервенело отбивалась. Девушка не имела опыта боя в лесу – ее снаряжение было слишком тяжелым, меч слишком длинным, каблуки проваливались в мягкую почву, но тренировки и злоба сделали свое – у кованых сталью сапог валялся труп орка и нескольких гоблинов. Какое-то время своими стрелами ей помогала Дафна, но сейчас соратница лежала на земле истыканная множеством оперных игл, видимо чем-то смазанных. В саму воительницу гоблины тоже пытались плеваться иглами, но адаптен делал свое дело – столь хлипкие атаки даже не царапали живую броню. Бой подошел к концу когда к авантюристкам приблизился тот самый мужчина, на подмогу которому они так спешили. Молодой человек в червленом нагруднике с длинными обрамленными открытым шлемом волосами двигался с уверенностью и безмятежностью умелого убийцы. Первый ход сделала Рут. Преодолев ужас источаемый пузырящейся тьмой и алчностью ауры незнакомца, она прочла заклинание выпустив с кончика посоха искрящийся светом шар. Снаряд способный поразить тирана, был словно назойливая муха сбит рукой мужчины, и растворился серым дымком.

- Мощная штука. – улыбнулся человек, играя костяшками пальцев. – Кстати милые трусики, я не знал, что в Ордене сменили форму.

Девушка покраснела, пытаясь натянуть сорочку ниже, но быстро поняла нелепость ситуации. Во первых ей грозила смерть, а во-вторых нижнее белье из белоснежного хлопка было гораздо более консервативным чем шорты Кейси или набедренная повязка Дафны. Собрав остатки сил она вновь принялась читать заклинание. Благословение снизошло на Кейси, наделяю воительницу частичкой могущества Ла. Двуручный клинок совершил косой взмах со свистом рассекая воздух, его владелица рассчитывала на неблокируемость своего удара. Справедливо – принять подобное на маленький щит означало сломать себе руку. Как и ожидала фехтовальщица мужчина отскочил назад, она же потянув оружие на себя и сжавшись в пружину, нанесла стремительный укол, метя в грудь воина, но тому хватило умелого удара, чтобы отклонить лезвие в сторону. На этом поединок можно было заканчивать. Воздух вокруг темного рыцаря стал плотнее, подошвы сапог врезались в землю и в следующий миг он оказался прямо перед белокурой девушкой, все еще не вернувшей оружие в позицию для нового выпада. Наслаждаясь растерянностью на покрасневшем от напряжения и слез, но все еще симпатичном личике, он без особых проблем заломал ей руки, после чего стянул их сыромятным ремешком снятым с пояса.

Операция по захвату разведывательного отряда завершилась успешно, пусть и не идеально. Не смотря на хитрость и умело подготовленную засаду им не удалось обойтись без жертв, и хотя потеря орка и гоблинов огорчала, еще сильнее огорчала гибель безвестного авантюриста, растерзанное тело которого к месту битвы приволокли волки. Пленных брать они не умели, да и сдаваться им беглец не особо спешил.

====== Недобрые вести ======

Когда Дилану сказали, что его ждет встреча с владыкой монстров он ожидал некой торжественности вроде тронного зала, факелов, огромного трона и гранитных сводов. К сожалению у лесных обитателей не было ничего подобного. Допрос устроили прямо под открытым небом в паре километров от лагеря, и глядя на сидящего на пеньке владыку рыцарь мог со всей ответственностью заявить – этот лидер даже для пенька и деревьев смотрится убого.

Артем заворочался пытаясь придать себе максимально торжественный вид. Его торчащие во все стороны волосы венчала панама, плащ обрамлял сутулые плечи. А еще в городе Змея он наконец решил вопрос жары и стиля – местные мастера скроили ему настоящий килт, клетчатый, украшенный кисточками из крысиного меха. Теперь иномирец выглядел как настоящий вождь борцов за свободу!

Дилан на мгновение оторвал взгляд от толстячка в юбочке и осмотрел иных пленителей. Были среди них и могучие орки, явно тираны, а возможно даже вожди. Несколько гоблинов, вернее хобгоблинов и конечно же шаманы. Но больше всего авантюриста беспокоили стоявшие по правую и левую руку от пенька седая старуха и Малендрик. Мысль о том, что человек способен предать своих разрывала душу главы разведчиков на части. Если б ему только вернули его меч...

Но мысли о мести прервал истошный женский крик. Это кричала Рут. Жрица внезапно упала на землю и путаясь в веревках попыталась отползти от импровизированного трона. Ни крики гоблинов-конвоиров ни хлесткие удары розг не могли привести женщину в чувства!

- Чудовище! Не хочу! Только не чудовище! – Вопль был переполнен страхом, отдающим безумием. Дилан понимал причину – жрецы, особо чувствительные к духовному миру разумные. Они воспринимают не только внешний облик, но и внутреннюю сущность вещей, некоторые даже ослепляют себя с целью усилить данную способность. Рут была далека от данной стадии, однако, достаточно опытна, чтобы видеть ауры окружающих и реагировать на них. Кейси поделилась с ним подробностями произошедших после потери им сознания событий. Малендрик несколько раз использовал способности аур выходящих за грань достижимых тренировками. Вероятно он получил от Ши некий темный аналог благословения, а для светлой жрицы близость столь сильной энергии противоположной направленности может стать источником вполне реальной боли.

Рут задыхалась, к подобному ее в монастыре не готовили. Они использовали способность видеть сквозь души для выявления зла, обмана, или нахождения монстров в темных подземельях, тренируя собственную астральную чувствительность. Однако, то, что она видела сейчас не поддавалось описанию. Десятки, возможно сотни аур монстров, иные из которых внушали трепет, меркли перед стоящей у пня троицей. Душа старой женщины походила на душу мертвеца или призрака – такая же пустая и безжизненная. Аура молодого мужчины – огромная темно-алая, в глубине которой теплилось немного голубого сияния. Но даже они ни в какое сравнение не шли с тем чудовищем, что восседало на пне. Реальность словно сжималось вокруг него, а окружающий свет буквально всасывался в пульсирующую непроглядную черноту, длинные, вязкие щупальца тянулись изнутри создания, исследуя окружающий воздух в поисках чего-то. Рут не знала чего именно, но стоило им учуять ее как они потянулись к ней. Умом жрица понимала, что существо лишь порождение астрала, ужасное, но лишенное полноценной физической оболочки, только душе этого было не объяснить. Сердце бешено колотилось в груди словно чувствую, что представший пред ней кошмар лишь тень того, чем он станет в будущем.

- Итак у нас здесь шпионы, -торжественно провозгласила Этель, – пришли осквернить нашу прекрасную землю грязными сапогами соглядатых, шлюх и разорителей.

- Вашу землю?! – возмутился было глава разведчиков, но мальчик на пеньке поднял руку и пара орков бросили его мордой в грязь.

- Мусору слова не давали, – улыбнулась старуха, переглядываясь с подростком. Тот кивнул, – теперь можете говорить.

- Мы не знали, что это ваша земля, – опередила отплевывающегося лидера Дафна, – и потом, если она ваша то вы могли бы заявить о своих правах, установить дипломатические связи, построить посольство в Талию. Но вы напали на нас – сожгли приграничный форт и разграбили две мирные деревни. Это вы начали вторжение!

Троица принялась о чем-то оживлено переговариваться. До пленников доходили лишь отдельные слова, но судя по всему, повелители монстров были удивлены словами рейнджера. Похоже королевство Талия так и не смогло понять откуда пришла угроза, ошибочно приняв внутреннее восстание за внешнее вторжение.

- Больше ничего не говорите, – бросил членам отряда Дилан, – наши знания – единственное, что им от нас нужно. Мы живы пока мы молчим.

В ответ сидящий на пне подросток расхохотался, его хохот был так заразителен, что был поддержан скрипучим карканьем старухи и даже с сочувствующий авантюристам дэ’Риль не удержался от смешка.

- Вы живы, пока нам полезны, – отдышавшись, поправил Артем, – по дороге к лагерю, вы видели поля. Так вот, ты и твои люди будете их обрабатывать. Ну, а шаболды развлекать моих солдат. А сведения мы и так добудем, рано или поздно. Этель, зелье готово?

По мановению ссохшейся руки, один из хобов вынес склянку с пузырящейся жидкостью. Местный аналог сыворотки правды. По началу Дилан пить отказывался, но после того как ему пообещали выбить зубы и влить содержимое через свиную кишку послушно осушил колбу. Только вот говорить отказался.

На несколько минут лидеры вновь перешли к пешоптываниям, говоря тем не менее достаточно громко, чтоб пленники могли их слышать. Обсуждалось множество вариантов развязывания языков, от вырывания ногтей и отрезания носов, до банального изнасилования. Последнее вовсе не привлекало Артема, но Малендрик и Этель сумели его убедить. В конце-концов прочие пытки повредят работоспособности новоприобретенных слуг, да и монстры будут рады. Покорно вздохнув, повелитель согласился великодушно предоставив Гуку право выбрать первую жертву.

Кейси с ужасом наблюдало как монстр приближается к ней. Это был очень крупный, прекрасно вооруженный гоблин в алом плаще и шапочке, украшенной пером квоха. Его широкий рот слегка приоткрылся, обнажая десятки клиновидных зубов, длинный красный язык коснулся шеи девушки скользя вверх по лицу, оставляя за собой дорожку мерзкой слюны.

- Ну, мистер главный, мы пока посмотрим, а вы скажете, когда решите сотрудничать. – пожал плечами Артем и откинулся в кресло, позволяя девочке с пальмовой ветвью себя обмахивать,

Артем молча наблюдал за происходящим. На секунду он даже представил себя на месте Гука, будто именно его руки щупают нежное женское тело, сжимают упругие ягодицы, гладят подтянутый живот. В какой-то момент мальчик даже пришел на помощь несчастному гоблину встретившему непреодолимое препятствие в виде стального нагрудника. Запутавшийся в ремешках и пряжках чемпион уже готов был сдаться, когда размягчающий луч повелителя, направленный в доспех сделал его мягким и податливым. Только бы черное древо не обиделось на носителя за доброе дело! Умелые движения ножа срезали с брони чашечки, демонстрируя собравшимся пару отличных грудей, упакованных в шелковое белье. Этель с кислой миной протянула Малендрику кошель с золотом, она была уверена, что выпуклости брони несут в себе исключительно декоративную функцию. А тем временем гоблин уже полностью избавился от мешавшей одежды, сжимал объемные словно два спелых апельсина груди, царапая когтями нежную кожу. Пожалуй женские прелести этой потаскухи были самыми впечатляющими из всех когда-либо виданных Артемом в Ла-ши. Немного жаль, что он не гоблин, что не может так же бесцеремонно претворять в жизнь свои желания. Но на то он и человек — высокоморальное, интеллектуальное существо! Венец творения – презирающий низменные потребности монстров и прочих дегенератов! Гений посвятивший свою новообретенную жизнь изменению мирового порядка и завоеваниям!

Поднятая рука остановила монстра в самый ответственный момент, когда гоблин уже опустил хнычущую, лишенную шорт и трусиков Кейси на колени и наматывал на кулак прядь белокурых волос.

- У вас крепкие нервы, господин лидер, – вздохнул Артем, – куда крепче моих. Гук, на Веселые старты всех баб!

- Веселые старты?

- О, это мы не недавно придумали, чтобы стимулировать солдат к тренировкам. Берется полоса препятствий, к финишу привязывается пленница. Монстр который первый придет к финишу получает доступ к телу на свой выбор, призовые места по количеству дырок. – Мальчик с гордостью поднял вверх три пухлых пальчика, – а если вы и после этого продолжите упрямится, ну тогда придется переходить к настоящим пыткам.

- Хоть бы предложили, что-нибудь за сотрудничество! – выкрикнул один из пленников.

- Что-нибудь предложили! – передразнила мужчину Этель, – вам уже предложили. Твоих подружек будет трахать по очереди и в одиночку, а друзьяшек оставят с ногтями, носами и членами. Неужели мало? Не думал же ты, что мы вас отпустим?

В который раз Артем удивился тому, что для достижения результата оказалось достаточно простых угроз. С другой же стороны, если этот человек сдался, значит за ним никто не придет. Иначе он наверняка попробовал выиграть пару дней, а то и недель.

- Итак вас направила гильдия? – задал вопрос Малендрик – работа на аристократов или совет Талии.

- Бери выше, дэРиль, – пленный рыцарь опустился на землю, скрещивая ноги, – работа на королевскую комиссию Талии и Айронгольда.

Странные вещи творились в мире. Мальчик совершенно забыл, о том, что находится не на Земле. После того беспорядка, что они учинили в приграничье разлад между королевствами, стоявшему на пороге междоусобицы завершился. Король Айронгольда выразил искренние соболезнования соседу-правителю и предложил тому помощь в обороне от монстров, несомненно являвших угрозу для всех разумных народов Ла-Ши. В магистратах и на сельских советах были утверждены указы о повышение налога на оборону и за пол года удалось собрать внушительные деньги. Были приглашены инженеры полностью переработавшие чертеж пограничных фортов. Здания были расширены, стены усиленны, а гарнизоны увеличен троекратно. Последнее было бы невозможно без помощи гильдии снизившей цены на свои услуги, а также Ордена досрочно выпустившего несколько классов жрецов.

- Что до меня. Мне поручили собрать людей и разведать обстановку в Диких землях. Не знаю, хотят ли они убедиться в том, что там все спокойно или готовят поход возмездия, но вы попали молодой человек? – Подитожил рассказ Дилан, с холодным вызовом глядя в глаза Артема, – то, что мы не вернулись будет истолковано как “худший сценарий” и за вами непременно придут. Пусть я возможно этого и не увижу.

Порыв ветра пронесся по полю, бросив в глаза Артему собственную челку. В этот момент он ощутил себя совершенно беспомощным. Слепым, словно котенок. Всему виной гордыня? Из-за нее мальчик не озаботился даже примитивной разведкой? Не оставил на человеческой территории даже десятка гоблинов-соглядатых, не говоря о шпионах и информаторах. И вот теперь он стоит перед угрозой нападения со стороны аж двух королевств в то время как и с одним ничего сделать не в силах.

- На Веселые старты всех баб, мужиков на лесоповал, – крикнул властелин, вставая с пенька. Оперлась на посох и сопровождаемый, едва поспевающей за ним, девочкой с опахалом он пошел к дому, чтобы в прохладе помещения обдумать услышанное и принять верное решение. Вопли пленников и плачь пленниц его не заботили, ему бы их проблемы...


- Итак, мы оказались зажаты между мертвецами и укреплениями людей. Конечно, сейчас нам хватит сил для того чтобы взять крепость. Больше пятисот монстров против сотни авантюристов – хороший расклад. Но дальше-то что? Они запросят подмогу, мы возьмем две-три деревни, может город осадим, если повезет, а потом по нашу душу придут две королевские армии и ополчение гильдийцев, орденские жрецы, а то и народ с вилами. Что делать? Не ждать же пока они придут к нам сюда?!

Малендирик улыбался. Кажется полуэльф был вовсе не против прихода воинов.

- Как только сюда вторгнутся приспешники света рабы восстанут, наиболее слабые монстры – разбегутся. Можно конечно затаиться в лесах, но так мы потеряем лагерь. Отступать к озеру и медленно гнить в болотах тоже не дело.

Старуха наставила на том, чтобы идти дальше на север. Она расшифровала записи советницы Ворога и считала, что у нынешней орды хватит сил чтобы справится с нежитью и разрушить поднявшее ее проклятие. Воины в этом бою будут не столь важны как маги, а последних Артем берег с самого начала, не посылая в открытый бой. Теперь у них есть больше четырех десятков шаманов разной степени силы, да и сам Артем чего-то да стоит.

- Ты сейчас предлагаешь мне поверить старухе не умеющей колдовать, которая ссылается на писульки еретички-недоучки? – мальчик с усмешкой изогнул бровь, – сняться с насиженного места? Оставить поля, лагерь, зарыть плоды полугодовых усилий?

- Рано или поздно тебе все равно пришлось бы это сделать, – пожала плечами травница, – что наш нынешний лагерь, что город Змея уступают приморским землям в богатстве и население. Нам все равно нужны обитающие в тех краях монстры, так отчего бы не получить их прямо сейчас?


- Но люди не готовы! – распластанный на полу человек из последних сил пытался убедить Артема, – поймите, повелитель, нам стоило такого огромного труда обжиться на этом месте, обрести крышу над головой и создать подобие порядка. А вы говорите, что надо вновь идти в глубь диких территорий? Через Алую степь? Да мы просто в пути потеряем несколько десятки людей! Они не согласятся...

Мальчик с презрением взирал на старосту. Тот кажется и впрямь решил, будто от него что-то зависит. Это злило, но в то же время было весьма забавно.

- Скажи мне, дорогой Вальд, что важнее, жизнь десяти человек или жизнь всех? – сказал он подчеркнуто мягко, и посмотрел сначала на мужчину, а потом в окно в сторону цивилизованных территорий, – дело в том, что мы вынуждены уйти потому, что по наши души вот вот придет большое войско. И Вальд, как думаешь, что они сделают с твоими друзьями когда узнают, что они кормили, поили и вооружали монстров? Будут судить? О нет, один из захваченных пленных сказал мне по секрету, что данный вопрос приказано замять тихо. На ваших землях уже новые поселенцы и для человеческого мира вы мертвые герои. Кто ж будет превращать героев в предателей и пособников?

- Они все равно не согласятся. – Прошептал мужчина, но уже не столь уверенно.

- Вальд, что мы делаем с детьми которые суют пальцы в костер? – Артем улыбнулся, на пухлых щечках заиграл румянец, – мы шлепаем их по рукам. Не из злобы или жестокости, а ради их же блага. Ты ведь тоже хочешь блага для своих людей? – рука повелителя скользнула в один из сундуков и плюхнула на стол массивный пастуший кнут.

- Но я не хочу...

- Разумеется не хочешь! Матери тоже не хотят бить своих детей. Моя мать плакала, когда лупила меня и тем не менее она это делала, потому, что любила. Вальд, ты уже стал для этих людей отцом, пришло время стать для них матерью. Раз уж взялся оберегать моих пленников – доводи это дело до конца.

Карии глаза подростка проводили уходящего старосту. Вальд взял кнут и Артем не сомневался, что он его применит. Применит адресно, умело, по самым неблагонадежным и склонным к бунту элементам, так как никогда не смогут его применить примитивные монстры.

Стоит дать ему пару дней на это дело, а потом можно начинать собираться в дорогу.

====== Дорога на север ======

Казалось, ничего не изменилось за минувшие пол года. Все тот же караван повозок, тянущаяся за ними вереница рабов и две большие колонны монстров. Только гоблинов среди них теперь почти не было.

Артем с грустью вспоминал прощание со своим зеленокожим слугой. Гук правда не выглядел печальным, даже обещание Артема присматривать за ним и его гоблинами не смогло стереть с губ монстра ехидной улыбочки. Две сотни зеленокожих вместе с чемпионом должны будут остаться в лесу, и позаботится о том, чтобы лагерь не пришел в упадок. Они должны были худо-бедно возделывать поля и добывать руду в горах, а главное следить за людьми, а в случае нападения разбегаться по лесам, горам и болотам. В качестве символов власти мальчик вручил гоблину десяток женщин и немного все еще бесполезного золота.

Что до орков – совсем немного пришлось оставить в змеином городе, дабы и там сохранилось какое-никакое производство. Артем не хотел брать с собой всех монстров, считая, что армия идущая с ним вполне способна подчинить приморские территории. Но Этель настаивала на максимальных силах, ведь им придется пройти оккупированные нежитью поля изгоев.

Странно, но последние оказались вовсе не такими, какими их представлял себе Артем. Все та же степь, соседствующая с редколесьем, прозрачные ручьи и все то же безжалостно палящее солнце.

- А я ожидал увидеть покореженные деревья и растрескавшуюся почву, – Вздохнул мальчик, так и не сумевший узреть апокалиптичного пейзажа.

- С чего это? – поинтересовалась трясущаяся на горке звериных шкур старуха.

- Ну, живые трупы, смерть, проклятия. Разве оно не так?

- Прокляли не землю, – объяснила Этель, – даже во владениях некромантов, где запретная магия льется рекой на окружающей среде это сказывается не особо. Для того, чтобы быть подверженным ей необходимо иметь душу, а у растений нет души. Хотя проклясть при желании можно и их. Что не понятно лично мне – зачем кому-то накладывать проклятие на без того мертвое существо.

Если верить записям чернокнижницы причиной появление нежити стал могущественный призрак женщины, проклятый на вечные посмертные страдания. Несколько раз они пытались ее одолеть и каждый раз отступали, неся тяжелые потери. Уже через несколько часов разъезды волчих всадников стали натыкаться на отдельных скелетов, а после и на небольшие группы. То были белые, омытые дождями и ободранные ветром кости гоблинов и орков, а порой и людей или кого-то похожего на людей. Мертвецы нападали не задумываясь, шипя и сверка алыми глазами, пытаясь достать до живых своим обветшалым оружием. По приказу Артема вожди и тираны заняли позиции на протяжении всего каравана – только они обладали достаточной силой, чтобы сокрушать немертвых быстро и наверняка. Иногда и сам повелитель развлекался разрушая связь между костями и душой с помощью колдовства. Однако, чем дальше ехал Артем тем сильнее беспокоил его один вопрос.

Орки, крысы, ящеры, и почти полное отсутствие человеческих скелетов. Кто убил их всех? Не могли же то быть кости изгоев и Вороговых слух. Их слишком мало для этого! Да и откуда на них обрывки качественной брони и оружие, которое из никчемной болотной руды попросту не сделать.

- Если повелитель позволит, я могу рассказать.

Голос прозвучал оттуда, откуда его ждали меньше всего. Ковыляющий за повозкой Артема орк-полководец осмелился открыть свой беззубый рот. Артем уже было решил запустить в него заклинанием, но его остановила травница.

- Пусть говорит. Заткнуть его в любой момент можно.

И Ворог рассказал.

Это произошло сразу после того как четверо, будь они прокляты, сошлись в бою с темным лордом и уничтожили Древо зла. И хотя они одержали победу, судьба мира решалась не только в подземелье темной башни. В этот самый момент объединенные силы светлых народов сошлись в бою с армиями лорда, и потерпели поражение...

Все верно, тьма победила даже без своего повелителя, но полководцы армии зла понятия не имели, что делать дальше. Кто-то требовал наступать, и мстить за властелина, кто-то отступить и перегруппироваться. Взаимная неприязнь между предводителями темных народов отравляла отношения между ними, не давая даже малой надежды на сотрудничество. Сильнее же всех ненавидели друг друга леди Фрэя из касты Вечных, бывшая госпожой темного лорда и леди Талос, глава темных эльфов, которую в свое время титула госпожи не удостоили.

- Опять все зло от баб, – не удержался от комментария мальчик, – нельзя что ли было трахать обоих?

- Можно хоть сотню, – ответил орк, – только вот госпожа может быть только одна. А иначе это и не госпожа вовсе.

В любом случае, что могло пойти не так из-за одной бабьей драки? Как оказалось – все. И эльфийка и некромантка были древними, могущественными существами, возвысившимися задолго до рождения Ворога. В ход была пущена некромантия и магия крови, боевые навыки, а со временем и армии обоих наций. Прочие лидеры монстров не остались в стороне, памятуя надменное поведение Фреи в бытность последней госпожой лидеры крысолюдов и ящеролюдов выступили на стороне эльфийки. И вот тут-то Фрее Вечной пришел конец. Я, и орки, что пришли со мной и другими полководцами видели как завершился бой – физическое тело неоромантики было уничтожено, но Талонс на этом не остановилась, наложив на соперницу сильнейшее из доступных ей проклятий, навечно приковав ту к месту собственной смерти. Приковать-то приковала, а вот полностью лишить сил не смогла. Через несколько лет дух Вечной сорвала с себя оковы и полностью уничтожил все население полей изгоев, а заодно и часть моей армии.

- В дневнике твоей советницы таких подробностей не было, – заметила Этель, – я и представить не могла, что от Фреи что-то осталось, кроме дурной славы.

- Ещеб им там быть! – прошамкал орк, – одно дело столкнуться с призраком безвестного, пускай и могущественного некроманта, и совсем другое – с одной из величайших боевых чародеек в истории Ла-ши. Куржун никогда не взялась бы за работу, знай против кого я собирался выступить.

- Но она ведь ослаблена, верно. – Спросил Артем, которому идея похода на север уже не так сильно улыбалась.

- Ослаблена. – Подтвердила Этель, – если принять во внимание физическую смерть, проклятие, потерю тела, то, что последние несколько лет ей удалось немного понабрать сил за счет убийства изгоев и орков, думаю она обладает примерно десятой частью возможностей от изначальных. Предвосхищая твой вопрос, Артем, этого более чем достаточно чтоб тебе или Малендрику глаз на жопу натянуть. Но... – травница подняла палец, останавливая решившего возмутиться властелина, – для победы над армией не хватит никак.


Этой ночью начинающий повелитель никак не мог заснуть. Причиной тому были не похолодание, страх или шум вызываемый все новыми и новыми нападениями живших мертвецов. Мальчика одолевали дурные мысли вызванные рассказом Ворога. В свое время он не уделил время доскональному изучению его воспоминаний и вот теперь узнал много нового от бывшего полководца. Историю о том, что произошло с миром после гибели темного лорда и его госпожи. После ее смерти на какое-то время на вершине оказались темные эльфы, однако ящеры и крысы прекрасно помнили, что Талос не смогла одержать победу в одиночку, они видели ее слабость и власть эльфийки не была абсолютной. Не удивительно, что когда объединенная армия вновь выдвинулась в поход, войска низших монстров покинули ее прямо перед решающим сражением. Женщина была в ярости. Ценой больших потерь ей удалось одержать очередную победу, но беда пришла откуда не ожидали. Остальные кланы некромантов вовсе не обрадовались убийству своей сестры и взвесив все, предпочли союз с людьми, которыми, как гласят легенды некогда являлись. И вот уже объединенная армия людей, эльфов и нежити штурмует города остроухих, предавая их огню и железу. Ворога не было в тех битвах. После того как Талос с соплеменниками помчалась отбивать родные земли он, как и большинство орков остался сам себе хозяином. Какое-то время они бесчинствовали в человеческих королевствах грабя, убивая, насилуя, но после расправы над темными эльфами пришел их черед ответить за вторжение. Остатки зеленокожих бежали на северо-восток в Дикие земли и дальше. Их количество сильно сократилось. Впрочем, потери орков даже близко не стояли с потерей длинноухих последователей Ши, от полного уничтожения которых спасла только капитуляция и подписание унизительного мирного договора.

Все это не могло не заставить иномирца задуматься. Еще недавно ему казалось, будто он создает нечто уникальное, новое, прекрасное и вечное, а на самом деле он и его орда лишь бледная тень былого. Где гарантия, что он тоже не потерпит поражение? Где гарантия, что его не предадут? Не похоронят дело его вновь обретенной жизни под ворохом склок и размолвок? Обуреваемый страстями Артем наконец погрузился в сон, завтра же им предстоит сразиться с тенью Вечной Фреи.

====== Я вижу пожар ======

С каждой пройденной сотней метров мертвецов становилось все больше, Этель говорила, что это свидетельствует о приближению каравана к эпицентру проклятья. Казалось невозможно было и шага сделать, чтоб не нарваться на чьи-то кости, разбитые, целые, а то и вовсе живые. Помня о предстоящем сражение Артем приказал сильнейшим оркам уйти вглубь каравана предоставив защиту рабов и повозок менее развитым собратьям. Для последних это означало несколько смертей, но это было не важно, важно было придти к финальному сражению вовсеоружий.

К сожалению в полной мере подготовится к тому, что ожидало людей и монстров было невозможно. Утопающее среди холмов поле было завалено костями словно словно снегом в январе. Они лежали друг на друге вперемешку со ржавым оружием, доспехами, обломками повозок. А поверх этого ужасного кладбищенского ковра возвышались сотни лишенных плоти тел, чьи горящие глазницы были устремлены на приближающихся зеленокожих. Нежить стоящая здесь отличалась от прочих. В их действиях чувствовалась единая воля.

- Там! – Этель указала на небольшой холмик в который был воткнут длинный, переливающийся серебром посох, – Это ее тело!

Стоило только присмотреться и можно было заметить под посохом завернутый в грязный, но еще сохранивший признаки былой роскоши плащ скелет.

- Расчистите тут все! – Приказал Артем, – наблюдая как орки достают из-за широких спин топоры и секиры. Не произошло и нескольких мгновенией как ревущая зеленая волна нахлынула схлестнулась с волной белой. Оружие взмывало вверх, блестящее оружие монстров Артема и ржавое – давно павших бойцов. К удивлению подростка последние сражались очень даже искусно, с завидной регулярностью поражая его воинов в самые уязвимые места. Более того, после того как схватка разгорелась, стало ясно, что делают они это вовсе не бездумно. Скелеты вполне целенаправленно пытались окружить орков, нападали по несколько на одного, а то и вовсе выходили за боя. Все чаще на давно мертвые кости проливалась алая теплая кровь живых.

Увы, не смотря на все усилия мертвецы не могли остановить неизбежное. Окруженные кольцом из тиранов Артем и Малендрик неумолимо продвигались к посоху. Несколько раз на них набрасывались орки-скелеты, а то и вовсе какие-то зубастые и когтистые монстры в которых дэРиль опознал продвинутые виды ящеров, однако все они моментально превращались в костяное крошево под ударами топоров избранных телохранителей. Звон железа, крики и хруст костей стоял в ушах подростка, молча шагающего к своей цели. Внутри его одолевал страх, за то, что какой-нибудь случайный удар проникнет сквозь заслон подручных, что не сработает барьер, что его убьют. Но то была уже далеко не первая битва и превозмогая страх повелитель спешил исполнить свой замысел. В финале их ждала встреча в с парой особо крупных орков, которые судя по массивным доспехам при жизни были полководцами. Один из них столь умело владел мечем, что сумел снести голову одному из тиранов и оттолкнув друго плачем ринулся было к Артему. Его остановил Малендрик. Вложив в меч энергию Ши он без труда разбил броню, отсекая скелету руку, а вслед за этим – голову. Второй был изрублен остальными монстрами. Перешагнув через обезглавленное тело своего телохранителя начинающий повелитель наконец-то достиг своей цели – посоха. Он чувствовал темную энергию исходящую от него, не сулящую ничего хорошего в случае прямого контакта. Мальчик протянул руку, сконцентрировался, чувствуя зов носителя, черные наросты поползли по телу мальчика покрывая конечность подобием древесной коры. Укрепленные пальцы сомкнулись на посохе дергая его вверх.

Посох не подался.

Мальчик взял посох двумя руками и дернул сильнее.

Ничего.

Пыхтя и кряхтя, Артем тщетно силился вытащить “экскалибур” из земли, пока Малендрик не помог ему рукой. Дело было сделано. И только лишь посох покинул тело, как подросток произнес заклинание направляя поток пламени на скелет. Огонь охватил кости, обращая в пепел ту, что некогда была одним из сильнейших воинов Ла-Ши. Стоило этому свершиться как все собравшиеся в низине скелеты опали наземь недвижимыми грудами костей. Монстры недоверчиво смотрели на поверженных врагов, многие из них были ранены и никто из них не верил, что на этом сражение закончилось.

- Браво, браво, браво, – едва уловимое дуновение ветерка закружило пепел, материализуясь в дымчатый женский силуэт. Очертания женщины были едва уловимы и Малендрик, надеявшийся узреть самую красивую злодейку громко выругался.

- Получеловек-полумразь недоволен моим появлением? – осведомился призрак, – надеялись, что я вот так просто сдохну?

- На жопу твою он полюбоваться надеялся, – сплюнул Артем, отбрасывая серебряный посох, с помощью соратника, в сторону и покрепче перехватывая свой, – давай что-ли представимся. Меня зовут Артем, тебя Фрея как полагаю?

- Фрея Вечная, прародительница вечных, королева Сидии, одна из первопомазанных Ши...

- А сейчас просто труп, у которого даже жопы нет, – оборвал призрака подросток, – в общем так. Предлагаю один раз. Ты клянешься мне в верности, мы вселяем тебя в какое-нибудь безобидное существо, а лет через десять, когда поймем, что тебе можно доверять, позволим собрать новое тело. Идет?

Дух с удивлением смотрел на это странное мужеподобное существо в нелепом плаще и юбке. Особой силы она в нем не чувствовала, кроме разве, что выдающейся по своей мерзостности ауры зла. Никудышный воин, средненький маг, мусор – не более.

- Согласна при одном условии, – промурлыкала тень, указывая увенчанным данным ногтем пальцем в сторону Малендрика, – полумразь должен умереть. Погоди, прежде чем отказаться – подумай как следует. Я вижу в тебе потенциал, Артем, потенциал мага и лидера. Тебе не хватает лишь достойного учителя. Примешь мое предложения и я посвячу тебя в тайны тел и душ. Ты сможешь менять природу существ, обманывать смерть и перенести свой дух в достойное его тело. Все радости и удовольствия мира откроются тебе. Ты обретешь Вечность!

Мальчик улыбался. Кажется второй раз в жизни он испытывал подобие уважения к женщине. На ее месте он поступил бы точно также – попробовал столкнуть врагов лбами. И ее попытка была не столь безобидной, как показалось бы на первый взгляд, – достойного учителя ему и правда не хватало. Произнеся заклинание повелитель запустил в призрака огненную стрелу разбившуюся о барьер.

- Один урок я покажу тебе бесплатно! – оскалившись выкрикнула Фрэя кружась в воздухе и набирая высоту, – слова наговора сорвались с ее губ и руки выпустили цепь искрящихся молний. Но те, как и заклинание Артема, эффекта не возымели.

- Думаете барьеры будет защищать вас вечно? Знаете, что происходит когда физическое тело переходит в эфирную форму? Его физические способности переходят в астральные! Пояснить? У меня маги в десять раз больше чем у тебя!

На этот раз в Малендрика и Артема полетели не молнии, а гигантский огненный шар, на несколько секунд скрывший холм на котором находились люди. Но когда пламя рассеялось привидение вместо обгорелых остатков увидела ничуть не пострадавших рыцаря и колдуна.

Артем пытался казаться бесстрастным, хотя вспотевшее от жара и напряжение лицо выдавало его с головой. Барьеры наложенные на них шаманами всей орды защищали превосходно, но ни в чем нельзя быть уверенным до конца, имея дело с кем-то столь древним и опытным. Пора было переходить к более решительным действиям.

Первым этапом стало снятие проклятия не позволявшему призраку освободится. Не имея возможности действовать самостоятельно Фрея использовала нежить в качестве рабов для сбора и поглощения душ. Теперь перейдя в эфирную форму она получила возможность нормально колдовать. Для убийства же необходимо было вернуть ее к жизни. При этом, чем большую часть ее они вернут, тем сложнее ее будет прикрыть барьером.

Подросток уже давно отдал мысленный приказ, и маги его армии окружили место сражение полукругом. Гоблины, хопгоблины и орки разом подняли жезлы, посохи и сферы принявшись на распев читать заклинание. К ним же присоеденился Артем. Он не был уверен до конца, что план сработает, даже в том, что заклинание пройдет сквозь барьер. И тем не менее оно прошло. Фрэя недооценила своего врага, решив, что его навыки столь же никчемны как его силы и теперь пришло время платить за это. Магия защищала духа от урона, но то, что использовали шаманы, не наносило урон, напротив, оно исцеляло. Заклинание регенерации было нацелено на мельчайшие частички трупа Фреи к которым должна была быть привязана ее душа, чтобы оставаться в реальном мире. Под действием чар клетки начали оживать и стремительно делиться. Приведение взвыло от боли когда на смену эфиру пришла живая плоть, способная чувствовать. Способная умереть...

Подросток уже давно отдал мысленный приказ, и маги его армии окружили место сражение полукругом. Гоблины, хопгоблины и орки разом подняли жезлы, посохи и сферы принявшись на распев читать заклинание. К ним же присоеденился Артем. Он не был уверен до конца, что план сработает, даже в том, что заклинание пройдет сквозь барьер. И тем не менее оно прошло. Фрэя недооценила своего врага, решив, что его навыки столь же никчемны как его силы и теперь пришло время платить за это. Магия защищала духа от урона, но то, что использовали шаманы, не наносило урон, напротив, оно исцеляло. Заклинание регенерации было нацелено на мельчайшие частички трупа Фреи к которым должна была быть привязана ее душа, чтобы оставаться в реальном мире. Под действием чар клетки начали оживать и стремительно делиться. Приведение взвыло от боли когда на смену эфиру пришла живая плоть, способная чувствовать. Способная умереть...

Но никогда все не идет по плану до конца. Биоматериал Фреи был продуктом столетий, а возможно даже тысячилетий колдовских изменений и улучшений, призванных даровать хозяйке не только прекрасный облик, но и несравненную физическую силу и магический потенциал, теперь же будучи ослабленной и полумертвой она не могла контролировать происходящее. Пред взором досмерти перепуганных людей и монстров громоздилась нечто неопределенной формы. Пульсирующая биомасса, состоящая из безумного переплетения несметного числа разумных и неразумных обитателей Ла-ши. Плоть метнулась вперед, образовав подобие щупальца и обрушилось на Артема, которому пришлось бы не легко, не прикрой его рыцарь. Малендрик без особых усилий перерубил щупальце, отпихнув его в сторону щитом. Попытка биомассы добраться до шаманов тоже потерпела неудача, Фрея еще не освоилась с новой физиологией, по правде за десять лет бесплотности, она отвыкла от нее как от таковой. Пока что верткие гоблины были для нее недостижимой целью. В раздутое тело ударили несколько огненных стрел и разряд эллектричества, оставляя на обнажонной плоти ожоги и глубокие кровоточащие раны. Успех, однако, развить не удалось. Следующие росчерки маги встретились с барьером. Существо еще сохранять способность колдовать, что вновь подтвердило выплюнув сразу в нескольких направлениях потоки огня. И снова тщетно. Несмотря на значительные силы, вложенные в атаку, зеленокожие сумели ее остановить, воздвигнув на пути выжигающих землю огненных валов сразу несколько земляных барьеров. Осознав невозможность состязаться в магии одновременно с таким количеством врагов существо двинулось на прорвъыв, перебирая множеством ложноножек. Структура его тела продолжала меняться, словно хозяйка, хоть с огромным трудомт, но восстанавливает контроль за свихнувшимся организмом. Так, на пути очередных огненных стрел встала не мягкая плоть, а толстые роговые чешуи, которые правда все равно не смогли защитить отрганизм. На миг он становился, и вздыбившись над землей издал истошный вой, смешивая звуки десятков ртов и легких.

-Кажется она пытается стабилизировать нервную систему, – пробурчал Артем себе под нос. Для него некромантия оставалась загадкой и он не знал сколько еще сил оставалось у твари. Но одно он знал наверняка – нельзя позволять ей пополнять их, убивая соратников. Когда Куржун, а после Этель разрабатывали план убийства, цель последнего заключалась именно в магическом воздействие, которое не требовало прямого контакта. Только нынешние размеры, форма и способности существа ставили на тактике большой вопросительный знак. С каждой минутой чешуи становились все крупнее, все больше напоминая панцирные пластины. Огненые стрелы гоблинов уже не причиняли монстру особого вреда, утешало лишь то, что подобное бронирование сильно замедлило цель.

- Возрадуйся брат мой, наша леди теперь одна сплошная жопа, – после нескольких минут бесплотных попыток, заключил несовершеннолетний властелин,- и нам теперь надо как-нибудь ее надрать.

Малендрик на несколько секунд застыл, едва не пропустил хлесткий удар очередного щупальца. Последние тоже видоизменились, приняв форму напоминающую кнуты, что сделала их удары слабее, но куда быстрее и опаснее.

- Ты можешь меня подбросить? – после недолгих размышлений поинтересовался он, – и прикрыть? И отвлечь эту штуку?

Конечно же Артем мог. Но собственноручно никого отвлекать не собирался. Повинуясь мысленному приказу находящиеся в резерве орки, понеслись вперед. То были наиболее крупные и кое как бронированные особи. Удары щупалец-хлыстов не могли нанести им значительный урон. Роговые шипы скользили по шлемам и наплечникам, рвали открытые участки кожи, но не могли остановить наподавших. Лишь извергнув потоки огня Фрея сумела прервать атаку. Пройдет несколько секунд и огонь развеется, оставляя на обоженной траве обгорелые тела зеленокожих, с лопнувшими глазами и обугленными пальцами, но до того как это случится все уже будет кончено.

Поднятый вверх с помощью магических пут, дэ’Риль уже падал на незащищенную броней спину монстра. Конечно Фрея начала спешно трансформировать кожу в броню, конечно на перехват устремились с полдюжины толстых, утыканых шипами щупалец. Но, формирование панциря не успело завершиться, а щупальца перебил Артем, выпустив по ним, максимально усиленные магические ракеты. Кровь, хлынувшая из разорванных мышц, вскипела столкнувшись с выпущенным в рыцаря пламенем, бессильно разбившемся о барьер, и длинный меч, пульсирующий темной энергией вонзился в плоть биомассы по самую рукоять. Фрея больше не кричала, мышечные сокращения остановились, Малендрику даже показалось, что существо облегченно выдохнуло, и тем не менее он проврнул клинок, вкладывая в него остатки своей энергии и умножая повреждения в несколько раз. Он чувствовал как разрушаются последние частички души внутри раздутого тела, как лишенный единой воли организм рассыпается на множество ничем не связаных органов, жидкостей, конечностей. Чешуя под ногами начала проседать и Малендрик уже готовился к самой мерзкой в своей жизни ванне, но в последний момент был подхвачен магическими путами и водружен на траву рядом взмокшим от перенапряжения Артемом.

Уже с безопасного расстояния рыцарь наблюдал как мальчик и несколько сохранивших сил шаманов приблизились к груде хрящей и потрохов направив на нее жезлы и посохи. Струи огня заскользили по некогда живой плоти, отравляя воздух зловонием паленого мяса. Горела некромант на удивление справно. Да так, что через несколько минут, веселое пламя плясало над полем давно минувшей битвы, уже без посторонней помощи.

- Поможешь мне? – Артем подошол к Малендрику и вопросительно кивнув в строну валявшегося на земле посоха.

Совместными усилилиями соратники перетащили изукрашенную реликвию к месту на котором когда-то покоился скелет Фреи после чего вонзили его в землю, на манер надгробия. Этель молча наблюдала за действиями своего протеже, пытаясь понять, причины этого приступа благородства. Артем же повинуясь душевному порыву приказал подогнать повозку и собрать всех воинов и пленников.

- Сегодня вы видели как сгорает прошлое, – Произнес мальчик вкладывая в слова всю мощь своих легких, – Стоит ли скорбеть об этом? О прошлом, что умерло давным-давном и влачит жалкое существование на задворках цивилизации?! Стоит ли жалеть тех, кто сам обрек себя на смерть гордыней и слабостью? Нет! Мы монстры! Мы чтим силу! Мы не признаем сострадание! – Артем отбросил застилавшие глаза волосы, наслаждаясь тем как ветер играл с его плащем. – Мы не будем грустить о павших героях, но мы запомним их. Нельзя построить новое из ничего и мировой порядок, что мы воздвигнем на руинах человеческих городов обопрется на опыт былых поколений. И мы почтим тех, кто не решившись сделать шаг вперед, не стал чинить препятствий идущим на встречу новой эпохе. – он высоко поднял свой посох, не обращая внимания на развивающиеся волосы и килт, – Здесь заканчивается прошлое монстров и начинается их будущее! Будущее безграничной власти и свободы, будущее полное слез наших врагов, блеска золота и женских стонов! Наше! Великое! Будущее!

С каждой речью ораторское мастерство Артема росло, но сегодня он сам удивился тому духовному подьему, что речь произвела на слуг. Рев и крики громом разносились над безжизненными полями изгоев. Сам же мальчик никак не мог выбросить из головы последние слова, прочтенные им в рассыпанных по телу глазах Фреи перед смертью – “удачи тебе, новый повелитель”. Лежа на повозке, удаляющейся в закат, взгляд его все чаще обращался в сторону плетущегося за его транспортом полковаодца-калеки.

Возможно он был слишком жесток? Да, зеленокожему уроду не хватило ума держать хлебальник на замке, но что он собственно говоря хотел от примитивного монстра, способного лишь на войну? Получив признание от бывшей госпожи темного лорда Артем внезапно осознал, что сможет получить его и от других великих мира сего. Возможно, они даже назовут его повелителем! Только бы ему дали шанс. Только бы позволили применить таланты и знания полученные на Земле и способные повлиять на ход местной истории.

Остаток пути Этель провела в дали от своих союзников, тщетно пытаясь разобраться с принципами работы черной магии. Отдельные заклинания, что она успела расслышаь во время боя, механизмы которые управляли действиями живых мертвецов и заставляли отдельные части живых организмов работать как единое целое. Все эти знания могли усилить Артема. Еслиб она смогла их расшифровать. Но ничего не выходило и раз за разом исписанная формулами книга летела в угол. А тут еще и Малендрик дергал ее с просьбами помочь своей шлюхе.

Жар не спадал уже несколько дней, не смотря на действия лечебных снадобий и постоянно сменяемые повязки. Лежа в бреду, вздрагивая от боли, вызванной не прекращающейся тряской девушка раз за разом переживала последние моменты боя. Она была одной из двух людй, которым было позволено иметь оружие во время похода. Малендрик одолжитл ей меч и неплохую кольчугу. Его интересы были понятны – он не хотел чтобы она умерла. Но когда в разгар сражения нежить обступила караван и прорвала оцепление, она не могла остаться в стороне, бросившись на защиту связанных и беззащитных рабов. Спаринги с Малендриком, и длительное наблюдение за орками позволили Джине отразить первые атаки мертвецов, пока один тонкий и гибкий скелет не всадил кинжал ей в живот. Стальные кольца разошлись под напором каленого острия, последним ударом она снесла с позвоночного столба бледный растрескавшийся череп, но рана уже была нанесена и была очень серьезной. Оперевшись спиной о повозку, прижимая тряпку к сочащемуся кровью животу, девушка слышала рев боя, грохот магических разрывов. Но взгляд ее был прикован к Вальду, взгляд полный ненависти. Будучи вооруженным староста пальцем не пошевелил, чтобы спасти своих бывших сограждан и соратников, вместо этого он вместе с хопгоблинами-стражниками укрылся за повозкой. Если Джина и ненавидела кого-то больше, Артема то этим человеком был Вальд. И ненависть эта жгла сильнее спазмов боли и жара, что расходились по организму от воспалившейся раны.

Малендирик как и в прошлый раз прогуливался от одного конца каравана к другому, разрываясь между присмотром за пленниками, войском и раненой любовницей. Случившееся с последней сильно огорчило рыцаря, и он время от времени тормошил старую травницу требуя от нее лекарств и помощи с больной. Гоблинам-лекарям он не доверял, особенно в цвете того, что одному из них больная сломала руку за попытку найти под юбкой миндалины. Вторую руку нерадивому врачу сломал узнавший о произошедшем Малендрик. В сложившейся безрадостной ситуации его утешала лишь скорая возможность помахать мечем, ведь судя по слухам в приморских землях, долгие годы не контактировавших с человеческими королевствами, монстрам удалось создать подобия государств.

Они стояли перед горным склоном, последним препятствием отделяющем холмы и поля изгоев от приморской части Диких земель. Прямо сейчас, ловко цепляясь за щели в скалах, и переставляя ноги с уступа на уступ, на вершину взбирался маленький гоблин. Еще немного и троица отступников узрят свои новые владения.

- Ну, что ты видишь?! – Рыцарь нетерпеливо толкнул властелина, пребывавшего в состоянии транса. Сейчас он смотрел на мир глазами того самого маленького гоблина. Какое-то время парнишка молчал, а после того, как сознание вернулось, его лицо не выражало ничего кроме возмущения.

- Я вижу пожар. – Пробормотал он.

В его глазах все еще отражались столбы дыма поднимающиеся из разных участков равнины, тех, где по словам Ворога должны были располагаться поселения. Его будущех владений больше не существовало.

Комментарий к Я вижу пожар Бечено с телефона! Опасно для глаз.

Закончили очередную арку. замораживаемся до лучших времен.

====== О трех правителях ======

Приморская равнина стала сердцем новых территорий темных существ. То были обширные земли, с приятным климатом выходом к морским путям сообщения – настоящий рай для монстров. Власть над данными территориями поделили три существа. Первым был Хорк – орк полководец, правивший самым северным поселением, соединившим в себе несколько больших и малых деревень. Эти орки держали под собой леса и участки степей на которых охотились и собирали урожай с плодовых деревьев. Гоблины под предводительствам Великого Гобука как обычно выбрали горы, хоть там и было не много продовольствия, но руда добытая меньшими зеленокожими без труда обменивалась у остальных монстров на еду.

- А отчего этого Гобука называют великим? Он что-какой-то возвышенный герой?

- Герой? – Беззубый орк выплюнул любезно брошенную ему свиную кость, – это просто жи... в меру упитанная тварь, которой удалось удачно эволюционировать.

Он гоблин-царь – альтернативная версия развития чемпиона. Бывает, что один из гоблинов выводке оказывается значительно умнее соплеменников. Подобная особь медленно подминает под себя группу, которая под его руководством значительно расширяется и становится все сильнее. Будущий царь начинает много жрать, сношаться, тратит время, что другие расходуют на охоту на развитие колдовских сил. Его образ, обеспеченного всем, успешного гоблина становится иконой для соплеменников верящих в то, что прислуживая ему станут столь же богатыми и счастливыми. Эволюционируя, существо получает способность передавать свои ощущения слугам. Ублажая своего лидера, кормя его лучшей едой и снабжая женщинами, красивой одеждой они получают часть испытываемых им наслаждений. Таким образом целая колония может существовать в нищете, обеспечивая всем лишь вожака.

- Он будет ценным приобретением. – Заключил Артем, вешая на прутик очередной кусочек маринованного мяса, – а что там с третьим городом?

Третьим и самым крупным поселением, Аркеей, управляла Шаелос – регент темных эльфов. Остроухие всегда держали здесь небольшой гарнизон, вывозя на своих короблях захваченных людей-рабов, а порой и орков с гоблинами. Гарнизон совсем не велик, основной военной силы Аркеи, были не эльфы, а подконтрольные им орки. С самой регентом Ворог в бою не сходился, хоть и видел на что та способна. Эльфийка непхо владела клинком и магией ветра, как впрочем и большинство ее сестер. Аркеея от прочих поселков отличалась тем, что имела какую-никакую гавань и время от времени принимала корабли вовозя ресурсы, а в замен получая качественные предметы ремесла и оружия. Если однажды у Артема возникнет желание то можно будет даже заказать адаптеновые доспехи через черный рынок.

Смотря на три тлеющих точки, с вершины холма, от которой извилистым серпантином к подножью тянулась извилистая дорога Артем не мог не вспомнить тот самый разговор у костра. Он ожидал встретится с властителями приморского края по одиночке или всеми разом, но кто-то его опередил. То, что он видел сейчас не оставляло сомнений – на города напали и сожгли. Возможно виною всему презренные служители света? Почему они вообще не предали здесь все огню сразу после победы над армиями темного властелина?

- Иногда я забываю, что ты не из этого мира, – изрек стоящий невдалеке от подростка полуэльф, – причиной тому стало явление под названием Катаклизм. Четверо поведали, что перед смертью прежний повелитель использовал все свою оставшуюся силу, чтобы наложить проклятие на древо света. “Будьте прокляты и страдайте” – изрек он. Его магия повредила саму основу Ла – ее Святую святых, нарушив течение светлых энергий во всем мире. Возвышенные ослабели, жрецы лишились возможности исцелять, сердца разумных наполнили страх и жестокость. Именно из-за проклятия так сложно было одолеть врага, лишенного единого лидера и Черного древа. Лишь несколько лет назад течения магии вернулись в привычное русло, но как видишь, монстры и без этого не способны на организованное сопротивление.

Артем удивленно смотрел на дэ’Риля. Новость была столь же значительной сколь бесполезной. И если не прихлебатели Ла, то кто тогда атаковал города монстров?

- Другие монстры, – пожал плечами рыцарь, – в конце концов разве не это мы сделали придя с юга и не за этим пришли сюда? На севере есть еще много территорий, много существ охочих до власти и добычи.


- Спасибо. – слова сорвались с губ девушки, несмотря на боль. Она была готова поклясться, что старая карга умышленно нажимает на ее рану меняя повязки. Тем не менее та спасла ей жизнь и продолжала спасать в данный момент. По словам травницы, она уже окрепла достаточно, чтобы применить к ней весьма ненадежные и опасные исцеляющие заклинания орды. Так что через пару дней Джина полностью оправится. Катехизис требовал поблагодарить, за оказанную помощь.

Пустые глаза старой травницы с презрением оглядели пациентку. На какой-то момент она пошатнулась и наверняка упала бы, не будь вовремя подхвачена раненой девушкой.

- Вы в порядке, бабушка? – испуганно вскрикнула Джина, от былой неприязни не осталось и следа. – Вам плохо?

- Тебя переживу точно, – огрызнулась та, вырывая руку, – хочешь быть хорошей? – она улыбнулась отвратительной беззубой улыбкой. – Не самая лучшая идея. Ты выбрала не ту сторону сторону, дорогуша. Если в самом деле желаешь себе и окружающим добра – засунь убеждения поглубже в задницу и живи для себя. В противном случае получишь лишь разочарование.

Она закончила перевязку и в очередной раз удалилась оставив Джину наедине с собственными мыслями. Жить для себя? Она была окружена примерами жизни для себя прямо сейчас, и жизнь эта в ее глазах выглядела гораздо хуже смерти.


Караван остановился на окраине большой приморской равнины. Опасно было двигаться дальше без свежих донесений разведчиков и немногочисленные гоблины и волки взятые Артемом в поход разбежались по окрестностям в поисках информации о том, что за напасть обрушилась на некогда дивный край. Вернулись они только под утро таща на веревках группу связанных гоблинов и одного оба по имени Грунт.

Все было именно так, как предсказывал Малендрик. Долгие годы мира порядком утомили монстров, но сильнее чем на юге, скука по разбоям и насилию проявилась наименее пострадавшем от войны, но куда более бедном ресурсами севере. Пришлого завоевателя завали Гурог, и если верить гоблинам он не был полноценным полководцем.

Вообще зеленокожие знали крайне мало. Ни численности войска ни качество их вооружения они не могли толком описать. Но ход произошедшего описали весьма точно. Первым пало поселение Хорка. Причем настоящего сражения не было. Два орка решили свой спор по законам Ши – в поединке. И победитель возглавил войско проигравшего. Следующей стала Шаелос. Эльфийка не подчинилась и Аркеея несколько месяцев держала осаду, но и она потерпела поражение. По слухам Гурог оставил ее в живых в назидание своим слугам. Завоеванные города он сжег. Для чего? Гоблины не знали.

- Для того, чтобы не привязываться к месту. – Прошамкал Ворог, – если этот Гурог не полководец, то наверняка тиран, а они крайне агрессивны. Намеренно сжечь пути к отступлению, чтобы гнать орду вперед – вполне в их духе.

- Похоже на то. Эти мелкие сказали, что город гоблина-царя они тоже сожгли. Не смотря на то, что тот присоединился к ним добровольно, вместе со всей свой армией.

Что до гоблинов им завоевательные амбиции этого дуболома были не особо интересны. Гоблин в орочей армии по сути живой щит, к тому же когда о падении Аркееи прознает госпожа Теос... Да, темные эльфы пострадали от войны сильнее всех, но у нынешней предводительницы расы хватит элитных воительниц, чтобы собрать экипаж корабля и устроить карательный рейд против зарвавшихся орков. Когда это произойдет Грунг предпочтет сидеть в каком-нибудь болоте под какой-нибудь кочкой, а не участвовать в глобальных военных разборках.

Все это время Артем испытывал крайнюю степень приподнятости духа. Его задрало носиться по Диким землям в поисках новых рабов и постоянно ввязываться в разборки с идиотами жаждущими увеличить свою власть. В кое-то веке кто-то сделал работу за него. Так что этому Гурогу он скажет огромное спасибо и соединив две орды сможет наконец поквитаться с людишками. Сжигать города конечно не стоило, но то не самая большая цена за экономию времени.

- А ты не думал, что этот жаждущий власти идиот может оказаться сильнее нас?- поинтересовался Мал, – армия то у него точно больше. Те воины, что он привел с собой, да еще и гоблины, не меньше пары сотен, да выжившие рабы Шаелос, да подчиненные Хорка. Поболе выходит чем наши пять сотен.

- А это не имеет значения, – улыбнулась Этель, – ты же слышал что сказали длинноносые. Этот тип вождь или тиран, а значит ему не устоять перед взглядом нашего повелителя. Все его монстры просто присоединятся к нам.

- На случай если что-то пойдет не так у нас все еще перевес в магах, хорошее оружие, и кое-какие заготовки. – Добавил мальчик, потирая руки. Ему безумно хотелось испытать их совместные с травницей творения в реальных боевых условиях. Эффект должен был быть потрясающим!

Утром следующего горстка гоблинов получила приказ вернутся к Гурогу и передать тому вызов на поединок от Артема. А в ожидании вестей от них, завоеватели разбили лагерь, обустроив примитивные загоны для рабов и разослав по округе монстров в поисках дичи и фруктов.

Ответ пришёл через день – исписанная орочими символами шкура была измазана говном, что по словам орков-правоведов могло свидетельствовать об отказе Гурога сражаться в поединке с Артемом в виду того, что он не особо уважал последнего. Хотя весьма вероятен был и другой вариант – разрушив города и уничтожив хозяйство приморских земель недальновидный военачальник значительно сократил собственные резервы провизии. А развязав большую битву можно как избавится от лишних едоков, так и пустить их на мясо для остальной армии. Артем негодовал, но делать было нечего, приходилось готовится к очередному сражению.

Комментарий к О трех правителях Автору нужно будет чем-то занять себя на майские праздники. В связи с чем фан размораживается

====== О дарах цивилизации ======

Дары цивилизации.

Для сражения выбрали большое поле, расположенное аккурат у выхода из приморских земель. Малендрик разумно рассудил, что лучше врагам тратить силы на дорогу до них, чем оркам Артема утруждать себя очередными прогулками по жаре. К тому же выигранное время позволило вернуть в строй раненых в сражении с Фреей воинов.

На рассвете обе армии встали друг напротив друга. Покрытое холмиками поле напоминало вздыбившуюся скатерть, на которой точно хлебные крошки были разбросаны крупные камни. На один из таких камней взобрался Малендрик, взявший на себя функцию главнокомандующего в этот раз. Его речь смогла вселить в сердца монстров жажду сражения и победы, Артем же сидел на телеге время от времени бросая угрюмые взгляды на проверявшую завязки наручей Джину.

Мальчик категорически не одобрял выдачу женщине оружия и то, что ей разрешили сражаться. Тем более по словам авантюристки делала она это исключительно ради возможности самолично уменьшить поголовье монстров. В тот раз лишь Этель удалось примирить рыцаря с носителем черной щепки. “Пусть дерётся, глядишь в этот раз сдохнет окончательно” – прошамкала травница, после чего Артем понял, что это не такая уж плохая идея. Главное следить за своей спиной.

Сконцентрировавшись иномирец широко расставил руки наблюдая как толстая, подобная коре субстанция сходит с его конечностей, формируя вокруг туловища подобие брони. Этот трюк он освоил почти сразу после того как узнал, что древо обладает разумом. Ведь если что-то имеет разум значит им можно управлять, не так ли? Была у такого доспеха еще одна полезная особенность – как объяснила Этель магия не очень хорошо взаимодействует с металлом, потому колдуны доспехами не пользуются практически никогда. Даже адаптен в больших количествах нарушает течение энергетических потоков внутри тела. А вот кираса созданная из благословенного Ши материала подобным недостатком не обладала. Артем был готов как атаке так и к нападению, покрепче перехватив посох он уселся на повозку готовясь передавать монстрам приказы вернувшегося Малендрика, а в случае угрозы – спрятаться за массивными деревянными бортами.

Построение выбранное сообщниками было чем-то средним между тем что использовал Артем и Ворог. Отряды по три десятка рядовых орков возглавлялись тиранами. Эти отряды встали в две широких линии. На фланги встали два больших отряда по пятьдесят орков, возглавлять которые было получено вождям. Они создавали плотную, вязкую массу, да и вообще на вид выглядели гораздо более надежными чем центральные линии. По факту Артем с Малендриком надеялись повторить фокус с Ворогом – завлечь врага в центр и окружить флангами. Смущало только то, что врага в этот раз было куда больше, а у них не было лучников. Как уже говорилось ранее: гоблины остались на прежних территориях, все что было у Артема сейчас – волчьи всадники с пращами, немного хобов с луками и собственно говоря все. Утешало то, что плетеные щиты теперь были обязательной деталью в снаряжение каждого орка, так что и вражеские стрелки не представляли угрозу, но без дальнобойного оружия они теряли инициативу, а это могло оказаться фатальным.

Две оставшиеся полусотни встали прямо за тремя линиями центра. Тиранов и вождей в этих двух отрядах было больше всего и именно они должны будут развивать наступление в случае успеха и тормозить вражий натиск в случае неудачи. Шаманы находились там же. Если верить гоблинам – именно длинноносые пойдут в первых рядах, а на них тратить магические силы попросту неразумно. Шаманы, сильные орки и Малендрик станут теми козырями, что принесут победу молодому повелителю.

Вражеская армия впечатляла и ужасала одновременно. Гоблинов не было видно, судя по всему те прятались за первыми рядами орков, что говорило о наличие у их лидера зачатков интеллекта. В длину их строй был был таким же как войско Артема, а вот узнать точное количество воинов не получалось из-за складок местности. Но их было больше – возможно на две или даже три сотни и были там не только орки, но и ящеры. Сгорбленные покрытые чешуей существа в подобие одежды расположились на правом фланге армии, вооружены они были копьями и кожаными щитами, время от времени среди них попадались рослые рептилии в набедренных повязках с длинными крючковатыми когтями на передних лапах, едва не касающимися земли. По словам бывшего рыцаря с ними стоит быть крайне осторожным в виду их редкой живучести и способности выпустить кишки даже защищенному кольчугой воину. Над всем этим разнорасовым сбродом реяли знамена из шкур животных, на некоторых из которых можно было различить чьи-то содранные кожи, скальпы и черепа. Дикая орда стояла во всем своем первобытном великолепии, готовясь в очередной раз доказать Ла-ши ничтожность цивилизации.

Артем сконцентрировался, отдавая мысленный приказ слугам. Десятки аур забегали по полю разбирая содержимое одной из телег. Гоблины действовали аккуратно дабы не уронить драгоценный груз. Глиняные горшочки открывали, заполняли какой-то жидкость, закрывали и ставили рядом с первыми рядами орков, продевая сквозь специальные ушки бечевку. Крупные зеленокожие брали горшочки и выходили из строя вперед, готовясь применить новое оружие.

Признаться дэРиль был весьма удивлен когда под барабанный бой и рокот труб на них понеслась ватага гоблинов. Он ожидал ливня стрел, но кажется идея избавления от лишних едоков и впрямь оказалась верной. Несчастных длинноносых гнали на убой и они бежали вперед размахивая топорами, копьями и кинжалами. Орки пошли второй волной, примерно через сотню метров за своими меньшими собратьями, подгоняя отстоящих пинками.

- Сможешь их остановить?

Артем утвердительно кивнул, спеша к первым рядам, едва поспевая за соратником. Посмотреть в глаза всем двум сотням гоблинов он разумеется не сможет, но пару десятков выключит наверняка.

Дождавшись пока гоблины приблизятся был отдан приказ оркам-метателям. Глиняные горшки раскручивались на манер молотов, и отправлялись в полет, падая прямо в несущихся вслед за гоблинами орков. Рассыпаясь осколками черепков, они обдавали нападавших всполохами пламени и белым дымом. Здоровяки на кожу которых попадал огонь, вопили от боли, лупили себя руками, пытаясь затушить пламя, но оно не затухал, все глубже въедаясь в плоть. Не меньшую угрозу чем пламя представлял тот самый белый дым, проникающий в легкие и выжигающий их изнутри. За первой партией снарядов полетела вторая, третья. Спустя несколько минут середина поля была застлана удушающей белой пеленой отрезавшей передовой отряд от остальной армии, успевшие прорваться сквозь завесу орки и гоблины оказались лицом к лицу с численно превосходящим противником и тут произошло нечто удивительное. Вместо того, чтобы броситься в рассыпную, как и подобает гоблинам, уродцы продолжили свой бег, визжа что есть мочи и потрясая копьями. Часть из них в самом деле остановилась под взглядом Артема, уходя в сторону, но подавляющее большинство влетело прямо в переднюю линию, едва не наделав лишних дырок в заднице ретирующегося повелителя. Гоблины сражались яростно, столь же яростно как и подоспевшие им на подмогу орки. Однако, одной ярости было недостаточно для победы.

Пользуясь тем, что часть вражеского подкрепления заживо сгорает, а другая бессильно сгрудилась перед завесой Малендрик взял один из отборных отрядов и поспешил на подмогу передовой линии. Замелькали тяжелые топоры и отрубленные головы врагов полетели на траву, словно спелые фрукты под налетевшем ветром. На время вырвавшаяся из сражения Джина с замиранием сердца наблюдала за тем, как орудует мечем дэРиль. Бой против людей и против монстров разительно отличался и большинство авантюристов владели лишь ограниченным набором тактик противостояния врагам, однако, Малендрик в бою выглядел совершенно иначе. В его действиях не чувствовалась и толики дискомфорта, который зачастую испытывала та же Джина сражаясь в одиночку против крупного орка или маленького, проворного гоблина. Движения рыцаря были совершенно естественны: вот он уворачивается от удара дубины, а вот сгибает ноги, приседая и вонзая клинок в брюхо орка, попутно отражая неумелый тычок копья подоспевшего гоблина, удар ноги без усилий срывает голову зеленокожего с позвоночного столба, орошая небо фонтаном кровавых брызг, неумелый же удар еще одного длинноносого мужчина предпочитает принять на щиток доспеха прикрывающий голень, разумно концентрируя усилия на огромной рептилии скребущей по щиту длинными, размером с палец когтями. В своей жизни девушка встречала не мало сильных воинов, но впервые видела одного из них в полноценном бою. Это зрелище наглядно демонстрировало сколь велика пропасть между ними, и сколь многому ей еще предстоит научиться если она однажды захочет бросить вызов этому красивому, одаренному, но несомненно угрожающему всем добрым людям мужчине. Глубоко вдохнув, девушка вновь бросилась в самое сердце входящей в завершающую стадию сечи.

На следующие пол часа на равнине воцарилась тишина, разрываемая лишь криками и стонами горящих заживо неудачников. Их плоть обугливалась и чернела, лопались глаза, пузырились внутренние органы. Артем смотрел на них с нескрываемой радостью, представляя на их месте бывших одноклассников. Увы, на Земле сделать эту штуку в домашних условиях и притащить в школу ему не удалось. Признаться, даже в Ла-ши с помощью Этель вывести вещество и заставить его работать было ой как непросто. Но он так хотел принести в этот дикий край щепотку цивилизации! А поскольку порох создать не удалось – некоторые компоненты в этом мире не то отсутствовали, не то по другому назывались оставался только белый фосфор, полноценно работать который удалось заставить благодаря сваренному Этель катализатору. Теперь ничтожные дикари с ужасом взирали на плоды его трудов. Даже Малендрик был вынужден признать эффективность и разрушительную мощь нового оружия.

Но фосфор все же прогорел, а ветер унес дым, оставив на поле больше сотни трупов и полутрупов. Численного перевеса у врага больше не было и Малендрик уже хотел было отдать приказ переходить в наступление когда из рядов вражеской армии вышла одинокая фигура, поднимая над головой пару топоров.

- Сдается? – не поверил собственному счастью Артем.

И правильно не поверил. Вражеский лидер вызывал его на поединок, запоздало принимая брошенную ранее перчатку. Мальчик не сильно огорчился, кивнув темному рыцарю, чтоб он оставался на месте и упаси бог не спугнул воинственного дурачка, он заковылял вперед крутя в руках и изредка роняя посох. Через пару минут его армия удвоится. Через пару минут начнется новая веха в истории повелителя-иномирца.

====== Поединок ======

На вид Гурог был словно обыкновенный тиран, только размером превосходил вождя и даже полководца. Глядя на эту клыкастую груду мышц Артем начинал понимать как ему удалось собрать столь огромное войско и одержать столько побед. Бросалось в глаза и отсутствие привычной на территории лес и озера боевой раскраски. Вместо нее были многочисленные татуировки покрывавшие могучее тело.

- я хотел испытать ярость боя и закалить свою армию в еще одной схватке, избавится от слабых и сделать сильных еще сильнее. – Орк говорил громким, гортанным басом, к великому удивлению Артема практически без акцента низших монстров, – но твоя магия действительно впечатлят, человек. Будем сражаться дальше – оба потеряем все, так давай же сравним мою ярость и твою магию! Посмотрим, что сильнее!

Иномириц даже не знал что ответить. В словах орка сквозила неприкрытая злость. Он чувствовал как напряжены были его мышцы, каких усилий стоило ему сдерживать себя. Однако, презрения не было, наблюдая трупы сожженых заживо воинов Гурог не мог недооценивать своего врага. Определенно он принимал его за очень сильного колдуна, что впрочем было не так уж далеко от истины. Жаль, что реальной угрозы зеленокожий не видел, да и видеть не мог.

- Когда наш поединок закончится, ты назовешь меня повелителем! – улыбнулся Артем, клацая кинжалом в ножнах.

А вслед за этим он наконец поднял глаза, встречаясь с противником взглядом. Два сознания стали одним, две воли сошлись в своем противостояние.

Гурог ощутил это практически сразу – невообразимо сильное давление, как будто он оказался на дне океана, как будто весь мир восстал против него. Он попытался отогнать морок, отмахнутся от него своим верным топором, но не мог поднять руку – тяжелые черные цепи сковали сознание вождя орды, сделав его слабым и беспомощным, совсем как в тот раз...


Среди племен орков мирные племена – не самое редкое явление. Живя вдали от цивилизованных народов низкоуровневые орки вполне способны удовлетворить свои потребности в еде за счет охоты и собирательства, пока вожди и тираны сражаются с соседними племенами. Что до женщин, в отличие от гоблинов орк не станет рисковать ради них жизнью. Собственно племя Гурога и было одним из таких племен, пока десять лет назад к ним не пришли люди. Война официально подходила к концу – темный лорд пал, и цивилизованные расы занялись истреблением монстров. Поселение Гурога вырезали под корень, пустив на мясо, амулеты и доспехи. Да и гильдийцы, выдавая награду за орочу голову, не спрашивают была ли она когда-то агрессивна. Выжили только малолетние орки которых загнали в одну из приграничных крепостей, где на них тренировались новобранцы. Люди использовали тупое оружие, в то время как оркам давали деревянное. Их доводили до изнеможения, до полусмерти, а потом лечили и вновь отправляли на арену. За пять лет из пятнадцати детей остался только Гурог, он повзрослел, ведь орки взрослеют куда быстрее людей, набрался сил и мастерства в нескончаемых поединках. За пять лет он стал тираном.

Это случилось два года назад. Капитан крепости в очередной раз решил поупражняться на арене с Грогом. Они провели больше сотни поединков, каждый из которых заканчивался победой человека. Но человек не знал, что орк поддавался. Когда удар булавы перебил рукоять деревянного топора, когда следующий удар должен был в очередной раз сокрушить орочи ребра и отправить того на соломенную подстилку. Но зелена лапища, в последний момент, перехватила оружие, а обломок древка вонзился в горло капитана. Из раны хлынула кровь и в первый раз с момента своего пленения Гурог ощутил счастье. Ударом булавы он расколол цепь которой был прикован к арене, выпущенные в него стрелы принял на себя труп капитана, а ловкое владение оружием помогло одолеть прибежавших тюремщиков. В крепости было три десятка авантюристов, и десятерых из них успел убить Гурог пока подоспевшая троица магов не сковала его чарами. Колдовские путы не позволяли ему шевельнуться, поднять оружие, сразить ненавистного врага. Гурог чувствовал как задыхается, как его сознание проваливается внутрь себя, чувствовал бессильную, всепоглощающую ярость. В ту самую секунду он разорвал оковы, убил всех, кто остался в крепости, а сам форт сжег. Но ненависть его к людям не угасла, однако, сильнее людей он ненавидел своих сородичей-монстров которые за долгие годы его заключения так ни разу и не попытались отплатить за пролитую кровь зеленокожих.

Разум орка был прост и бесхитростен, Артем взломал его за несколько минут, но то, что он увидел там, заставило молодого повелителя содрогнуться. Он с ужасом наблюдал, как сознание Гурога не только не слабеет, но наполняется силой и чем больше энергии мальчик вкладывал в попытку поработить противника тем более упорно тот сопротивлялся, пока в один момент волна ярости не разорвала эфемерные цепи, выметая Артема прочь из разума орка.

Они все так же стояли друг напротив друга. Но теперь аура врага горела ярко-алым светом, а глаза его налились кровью. Более ничем не сдерживаемый, орк бросился на Артема. Тот направил на зеленокожего посох, но ловкий бросок топора перебил древко, второй топор вдребезги разнес барьеры наложенные шаманами орды. Далеко за спиной раздался крик Малендрика. Рыцарь понял, что именно угрожает иномирцу и бросился на подмогу, однако, успеть он не сумел бы никак. В отчаяние мальчик отбросил бесполезный посох и выставив вперед руки исторг из колец волну магии. То было заклинание стихийных волн. Молодой повелитель надеялся, что хоть к чему-то у орка будет слабость, но и пламя и молнии и иглы из льда и камня в бессилии разбивались о пульсирующую алую ауру соперника. Все было так очевидно с самого начала – лишь в одном случае простой тиран мог объединить столь большое войско. Он должен был быть возвышенным чемпионом.

Гурог был все ближе к заветной цели, еще чуть чуть и его пальцы сомкнутся на шее ничтожного человечка. Но магия тормозила его. Не могла убить и даже серьезно ранить, однако, откладывала мгновение заветного возмездия. Вот только поток колдовства слабел – мальчишка обливался потом, тяжело дышал и когда огромная фигура Гурога нависла над ним окончательно утратил способность сопротивляться. Шею свернуть не получилось орк попросту ее не нашел. Но это не помешало ему обхватить тучного негодяя и что есть силы сжать в объятиях. Послышался треск – во все стороны посыпались осколки черной коры, а после очередного нажатия стали ломаться уже кости дерзкого колдуна. В отчаяние он выхватил кинжал и принялся наносить беспорядочные удары в обнаженный бок зеленокожего. Увы, столь ничтожные раны ни в силах были погасить ярость могучего чемпиона. С каждой секундой захват становился сильнее, неумолимо выжимая воздух из легких врага. Еще немного и он мертвый рухнет на траву. Однако, на траву тот рухнул несколько раньше.

Орк отшатнулся от своей жертвы, к собственному удивлению руки перестали его слушаться. Точно пьяный он сделал несколько неуверенных шагов в сторону, после чего подкравшиеся ноги отказались его держать. Лежа на спине, под ярко синим небом Ла-Ши он наконец почувствовал нестерпимый жар, разливающийся по телу от левого бока.

Выплюнув комок крови, мальчик жалобно заскулил. Кричать не было сил, к тому же он подозревал, что осколки ребер пропороли его легкие. Единственное, что сейчас утешало его – корчащийся неподалеку Гурог. Этот недотепа так и не понял, что стал жертвой яда. Яд был двухкомпонентным. Когда мальчик щелкнул кинжалом то раздавил две пробирки превратив их содердимое в сильнейший нейротоксин. Первые симптомы уже проявились – конечности утратили подвижность, через пару минут откажут легкие и орк начнет задыхаться, а потом придет черед сердца.

- Артем? – омерзительно правильное лицо полуэльфа нависло над подростком. Опытным движением он открыл рот Артема и зажав тому нос, влил несколько пробирок с целебными зельями. Вылечить они конечно не могли, а вот не дать умереть – вполне.

- Мал, слушай меня, – усилием воли Артем наклонил к себе голову подельника, – этот зеленый урод – возвышенный.

- Да ты лучше молчи, я уже и сам догадался.

- Я к тому, что он возможно выживет. Мал, если эта мразь выживет, а я умру – отрежь ему руки и ноги, язык, в общем, все отрежь.

- Артем, молчи, все будет хорошо, ты выживешь и сам ему все отрежешь. – утешал своего товарища рыцарь, с опаской поглядывая в сторону Гурога.

Но орк по прежнему лежал на траве не в силах шевельнуться. Даже закричать, чтобы позвать на помощь не мог. Да и будит ли с той помощи толк? Мерзкий маг обладал волей Ши, а второй человек излучал силу сопоставимую с его собственной. Никто в его армией не обладал подобными способностями. Его история подошла к концу, он так и не сумел объединить орду, не смог обрушить свою ярость на земли ненавистного человечества. Собрав остатки сил, орк поднял голову. Его последними словами были: «я присягаю тебе повелитель».

====== Обретая и теряя ======

Мальчик покоился на лежанке, замотанный тряпками смоченными лекарствами травами, рядом с ним сидела старая травница, а гоблины-знахари наперебой меняли компрессы и припарки.

Помогало не очень. Даже спустя три дня каждое движение давалось ему ценой сильной боли, причем не понятно, болели то раны нанесенные Гурогом или последствия неумелых попыток Этель оперировать пациента. Проблемой правда было даже не это, а то, что мальчик до сих пор не чувствовал ног. Старуха подозревала, что сломали ему не только ребра но и позвоночник. Повсюду валялись пропитанные черной кровью тряпки и грубые подобия врачебных инструментов. Сам Артем требовал немедленного применения исцеляющей магии, но мерзкая старуха тянула с этим до последнего.

- Ты – носитель самой сущности тьмы, поэтому светлые заклинания могут навредить, а никак не помочь. Аналоги шаманской магии чересчур нестабильны. Восстановление поврежденных тканей может запросто пойти не так и тебя искалечит еще сильнее!

Мальчик, однако, был непреклонен. И ему не требовалось разрешение отжившего свое мусора. Усилием воли он приказал Орагу явиться и исцелить его. Шаман беспрекословно исполнил приказ повелителя. Увы, но заклинание регенерации, которое на его глазах из нескольких клеток воссоздало многотонную биомассу на него никак не повлияло. Магия проваливалась в Артема будто в черную дыру.

- А я ведь предупреждала, – ехидно усмехнулась Этель, наблюдая как корчится от отчаяния и беспомощности, борец за самодержавную власть, – ты все же не из этого мира, не удивительно, что колдовство созданное здесь и направленное вовнутрь на тебя не действует. Придется на время забыть о походах мой сладкий, ходить ближайшее время ты будешь исключительно под себя.

Прошла еще неделя. Неделя полная непрекращающейся боли и бессильной злости, приглушенной самодельным алкоголем. Каждый день в него литрами вливали зелья и микстуры, но по настоящему эффективных среди них не было и сварить их было не из чего. Сейчас мальчик презирал себя за свою неосмотрительность, растрату зелий и то, что вышел на бой с Гурогом в одиночку.

А ведь проклятый орк оправился за три дня! Даже с учетом того, что ему дали противоядие результат впечатлял. И сейчас эта сволочь только и делала, что убеждала драгоценного повелителя отправить его, Гурога, на завоевание человеческих земель. Да, с лояльностью у данной груды мышц было все более чем в порядке. Хотя чего еще ждать от потерпевшего поражение тирана? Он присягнул Артему, открыл тому свой разум, пообещал быть не просто слугой, но рабом – лишь бы лично притворить в жизнь свою месть. Только какой может быть поход когда объединенная орда пребывает в состоянии разрухи?!

Тиран, это ведь даже не Вождь. Такие орки способны управлять от силы десятком соплеменников. И Гурог был отвратительным лидером. Уничтожил собственные поселения вместе с индустрией производства и ремонта оружия, посылал на убой воинов, всех пленных людей-изгоев пустил на мясо, а немногих темных эльфиек на знамена — больно уж шикарные у них были скальпы. Он несомненно получил бы премию Дарвина, будь в этом мире Дарвин.

Для превращения разнузданной и потерявшей всякую организацию орды Гурога в нормальное войско потребовались чрезвычайные усилия Артема и Малендрика. Установив зрительный контакт с каждым орком, теперь уже тысячной армии мальчик разбил их на небольшие группы и отправил в места мало-мальски богатые провизией. Гоблины были посланы на развалины Аркеи с поручением сделать подобие сетей и рыбацких лодок. Рыба могла бы очень помочь в текущей ситуации. Туда же погнали подавляющую часть рабов под началом старосты и большой отряд орков-конвоиров. От местных сельхозугодий должно было остаться хоть что-то, и это что-то требовалось срочно восстанавливать. Но не смотря на принятые меры, на довольно богатый обоз и немалое количество павших, которых можно было съесть, перспективы не радовали молодого властелина. Пришлось таки устроить бои насмерть. И теперь ежедневно на арене сходились орки, чтобы решить кому из них стать кормом для армии, а кому получать двойную порцию в течении целой недели.

Несмотря на все произошедшее армия не роптала. Орки в принципе не особо склонны к сепаратизму, а двойное давление Гурога и Артема превращало их в подобие злобного, но при этом абсолютно покорного стада.

По прошествии еще нескольких дней Артем, наконец, решился покинуть походный не то шалаш не то вигвам, построенный неумелыми миньонами. Пара дюжих орков бережно водрузило своего властелина в седло на спине Ворога и зафиксировали его ноги в стременах. Усилием воли он заставил черную кору собраться в подобие щупалец, создав дополнительные точки фиксации.

Ненавистный прежде, свежий воздух показался благодатным, после пропахшего лекарствами и нечистотами шатра, даже жара не так сильно угнетала. Ворог осторожно переставлял культи, стараясь не потревожить всадника, который тем временем усиленно вертел головой, изучая временный лагерь собственными глазами. Сейчас они находились примерно в центре приморских земель, командовать армией отсюда было очень удобно, а вот жить – нет. Еще неделя и армия захлебнется в собственном дерьме, пустит на дрова последние деревья в округе и сожрет последнюю траву. Значит нужна новая база, новый город, на худой конец имеет смысл воссоздать Аркею с его гаванью. Именно этим они и займутся в ближайшие месяцы. Взгляд подростка упал на орка, тащившего за волосы труп женщины. Монстры практически не болели, а вот людей тяготы похода, голод и сопутствующая антисанитария опять подкосили. А он только-только хотел увеличить поголовье гоблинов!

Идя дальше на свет двух самых ярких аур мальчик увидел прелюбопытную картину – спорящих о чем-то Гурога с Малендриком. Предмет спора лежал на земле, рядом с мужчинами тяжело дыша, и устало теребя массивный ошейник.

- А, Артем, это именно то, что я хотел показать. Знакомься, Шаелос – бывший регент королевы Теос. И как раз сейчас я пытаюсь убедить пустоголовое создание стоящее передо мной обобществить девушку.

Мальчик искоса посмотрел на валяющуюся в пыли эльфийку. Наверное, месяц назад она была вполне себе ничего, возможно даже весьма хороша, только сейчас проку с нее было не больше чем с дохлой сухой мухи. Слипшиеся от грязи волосы неопределенного цвета, покрытая синяками и ранами кожа, рука из которой торчал обломок кости. В каком состояние пребывали ее внутренние органы не хотелось думать даже Артему, он видел как женщины умирали после соития с куда меньшими экземплярами орков.

- Ты не ведись на то, что она выглядит херово. – Прочитав вопрос во взгляде Артема, пояснил бывший авантюрист, – темные эльфы одна из самых выносливых рас. Подлатать ее и сможет нам прислуживать.

- Это моя добыча, – холодно произнес тиран, дергая поводок, – конечно, если повелитель прикажет, я отдам женщину. Только зачем повелителю женщина? Гурогу она щекотно кусает член. Если укусит повелителя то щекотно не будет.

- У эльфов предубеждение против орального секса. – Пояснил дэ’Риль. – но в принципе, если поправишься, я могу вывихнуть ей челюсть.

- Не надо мне ничего сворачивать, юный повелитель, освободите меня и для вас я все сделаю добровольно, – голос женщины был на редкость чистым и ясным, словно она была не наместником, а певицей. Правда в остальном выглядела так, что Артем предпочел бы сунуть член в помойку.

- Гоблинам отдать. – Отвернулся мальчик, едва сдерживая рвоту, – если она и впрямь такая живучая, ребята получат отличное развлечение. Только зубы сперва выбить.

Лицо рабыни перекосило, такого ответа она явно не ожидала.

- Пожалуйста, юный повелитель, если вас не привлекает мое тело, возможно вас заинтересуют мои знания! Навигация, магия воздуха, кораблестроение! Я даже немного владею магией крови.

- Так ты жрица?

Шаелос обернулась на голос, тот исходил от старой, сидящей неподалеку женщины. По началу она казалась эльфийки просто раздражающе неприятной декорацией, но как оказалась та внимательно все слушала.

- Нет, я не жрица. И не из королевской семьи, – пробормотала она, понимая, что дальше отступать некуда. Все внезапно прояснилось – ее перехитрили. Устроили представление, чтобы лишить ее последних остатков достоинства, которые могли бы иметь хоть какой-то вес в переговорах. Теперь же все мосты были сожжены. Эльфийка готовая добровольно осквернить свои уста не получит от соплеменников ничего кроме презрения, что до кровавой магии – за попытки изучить ее кем либо кроме правящей династии темные эльфы испокон веков рубили головы. Это было чем-то сродни государственной измены. Однако, Шаелос уже было все равно. Она достаточно времени провела в качестве наложницы орка, статуса неприятного, но при этом не слишком позорного, быть же изнасилованной гоблинами или чего доброго вынашивать их потомство для эльфийки имеющей какой-никакой вес в обществе означало примерно то же, что и смерть.

-Тогда, думаю тебе понятно, что только что произошло. – Этель привстала, приближаясь к пленнице, – расскажешь нам все, что знаешь и будешь выполнять все, что тебе прикажут. Попробуешь сбежать – твой народ узнает, что ты из себя представляешь.

- Гурог, пусть твоя шлюха помоется, через час устроим ей допрос,- лениво бросил Артем, готовясь развернуть свое транспортное средство.

- А она это, того, больше и не моя, – монстр растеряно пожал плечами, – проиграл. Проспорил. Чернявый поставил одну из своих ковырялок на то, что она добровольно ноги раздвинет. И с хрена я ее два дня лупил спрашивается? – разочарованию орка не было предела, – что за дискриминация нормальных парней?

- Ну, где ей было устоять перед нашим повелителем, – усмехнулся полуэльф, беззаботно хлопая здоровяка по плечу.

- Это да, повелитель наш мужик знатный. – согласился орк, – только очень уж осторожный. Я бы на месте повелителя, в смысле если бы со мной советовался повелитель, пошел бы на земли людей. У них говорят баб столько же сколько мужиков, а жратвы лежит на пару лет с запасом.

Артем издал презрительный смешок. Местные… каким же все таки мусором были местные. Потянув за узду он направил своего верного скакуна дальше в лагерь. Ворог плелся медленно и мальчик всерьез задумался о починке своего транспорта. Твердо стоя на ногах огромный орк сможет переносить повелителя с большей скоростью и комфортом. К тому же гнев его окончательно остыл, а недавнее изучение сознания бывшего полководца показало, что от прежней заносчивости не осталось и следа, а зеленокожий негодяй окончательно исправился, наполнив свое большое сердце любовью и уважением к своему новому властелину. Об этом стоит поговорить с шаманами. Как никак сильных монстров лечить сложно.

- Шаелос из народа Ос-Ра , – женщина низко склонила голову, и Артем едва не раскаялся в своем недавнем ответе. Бывшая регент была привлекательна, причем настолько, что хватило купания в реке с самодельным мылом чтобы выглядеть не хуже иных представительниц человеческой расы. Изрядно поредевшие, но все еще длинные волосы цвета синего моря обрамляли правильное, пускай и не человечески резкое лицо, до конца испортить которое не смогли даже синяки и гематомы. Что до вторичных половых признаков – на худющем теле они смотрелись более чем внушительно, с трудом умещаясь в отобранной у одной из пленниц рубахе.

- Артем, но ты можешь звать меня повелителем, – пробормотал мальчик, не в силах оторвать взгляда от проступающих сквозь мокрую ткань сосков, – расскажи о себе, в смысле о той кто за тобой стоит. Королева? Императрица? Как ее у вас называют?

- Верховная. Госпожа Теос одна из дочерей покойной госпожи Талос ныне правит народом темных эльфов. Она – великий лидер и темный герой, сразившая дракона и обретшая высшее благословение Ши. Сейчас таких как она в наших владениях почти не осталось, как впрочем и самих владений. Аркея был одним из немногих наших форпостов, в которых мы получали рабов для использования в качестве гребцов на кораблях и жертв в ритуалах.

- Вскоре она приплывет разбираться с нами? – Поинтересовалась Этель. В ее словах чувствовалась угроза.

- Нет. Вовсе нет. Ближайшая поставка запланирована на следующее полугодие. И за рабами прибудет не она лично, а кто-то из капитанов. Тем более наш народ испокон веков был против насилия. Мы за то, что бы решать проблемы словом.

- Они в древности своим пением моряков на рифы заманивали. – Выдал историческую справку Малендрик. Заставляя Артема еще раз углубится в изучение выпирающих из под рубахи достоинств пленницы.

- Поем мы тоже превосходно, – Заметив взгляд, молвила женщина. – увы, по последнему мирному договору нам запрещено заниматься традиционными промыслами. Во всех крупных поселениях наблюдатели. Они даже монстров в жертву приносить разрешают со скрипом.

Артем с сочувствием покачал головой. В душе он едва не прыгал от радости. Судя по услышанному, эти неудачницы что угодно сделают за возможность получить тайную базу, где можно будет проворачивать не легальные операции и проводить запрещенные обряды. И коль скоро у них присутствуют наблюдатели, то и торговля с цивилизованными государствами должна быть. А его орде просто кровь из носу нужны продвинутые товары, за которые он с радостью заплатит награбленным, за время путешествий, золотом. Но для этого орда должна быть сильной, иначе засранки просто придут и возьмут свое силой.

Продолжение разговора выявило немало новой и весьма актуальной информации. Темные эльфы, те самые Ос-Ра , плавали по морям и океанам Ла-Ши, зная многое о многих. У них есть мастера, способные создавать качественное оружие и корабли, да и сами суда прекрасно подойдут для переброски войск. Собрать бы только экипажи.

Провожал Шаелос Артем в самом приподнятом расположении духа, на время позабыв о собственных ранах и злоключениях. В очередной раз его взгляд задержался на фигуре рабыни.

- Ты когда-нибудь спал с эльфийками? – спросил подросток старшего товарища, как бы невзначай.

- С темными или со светлыми? – Уточнил тот. И тут же ответил. – было дело. Хотя я бы тебе не советовал. Курвы конечно смазливые, даже не знаю какие из двух рас лучше. Но вот натура что у тех, что у других ни к черту. Ты за ней целый день бегаешь, обхаживаешь, из кожи вон лезешь, тратишь кучу денег и вот, наконец, эта “принцесса” раздевается и на ложится на кровать. Ну и на этом все. Делай с ней блин, что хочешь. Пальцем не пошевелит – бревно бревном. Я когда на гильдию работал поймал одну за практикой запретной магии, предложил договорится. Так, блин, даже под страхом тюрьмы ни грамма в рот ни сантиметра в жопу. За сим, Артем, весь опыт мой говорит, что человеческие бабы самые лучшие. Хотя, может ты сможешь с помощью щепки ее возбудить? В мозгах уже копался?

Мальчик отрицательно помотал головой. Слишком высокоразвитая форма жизни. Как в случае, например, с Малендриком прочитать гостью не выходило даже примерно.

====== Новая Аркея ======

Вот уже месяц прошел с момента прибытия основной части армии в Новую Аркею и хотя большая часть проблем оставалась нерешенной, тенденции к исправлению ситуации наметились вполне себе явные. На развалинах сожжённого города стучали топоры и кирки. У реки разнородные монстры черпали глину, кто-то тащил носилки с землей, кто-то с тяжелыми строительными блоками из глины и соломы, чадила печь в которой обжигали глиняные пластинки для будущей внутренней отделки помещений. Размеченные канавами очертания дорог засыпали грунтом вперемешку с речной галькой, после чего трамбовали. А главное, был разработан и приводился в исполнение план по строительству настоящего подземелья! Его основой должен был стать большой холм в центре поселения, на вершине которого раньше находился белокаменный терем регента. Теперь внутри холма кипела работа по прокладке тоннелей и обустройству будущих жилых блоков. Орки в большом количестве выгребали землю и укрепляли конструкцию деревянными сваями, там же ставили плетеную опалубку из гибких прутьев, которую позже должны будут залить бетоном.

О последнем Артем подумал как только увидел развалины того самого терема. Он был построен из известняка, как пояснила эльфийка – белый камень добывали совсем недалеко отсюда и он даже иногда выступал в качестве товара. Вторым компонентом стали застывшие вулканические породы. Мальчик оказался прав – вулканическая активность в этом районе была весьма высокой, как и в случае со Змеиным озером, у моря были обнаружены многочисленные отложения окаменевшего вулканического пепла. Породы дробили и смешивая с полученной из известняка известью, получали цемент, сходный с тем, что когда-то использовали на Земле римляне. С его помощью мальчик планировал укрепить внутреннюю часть подземелья, надежно защитив его как от возможных обвалов, так и от будущих врагов.

Но не только большие стройки велись в приморском поселении. Вновь создавались бараки для рабов, прокладывались новые и приводились в порядок старые каналы, по которым отводились стоки и подавалась чистая вода. В будущем, Артем и их планировал укрепить бетоном, но пока рабочих рук для всего не хватало. Удивительно, но лишившись привычной кормовой базы, ленивые по своей природе монстры, стали работать лучше. Простая формула «кто не работает – тот не ест» работала сильнее чем угрозы, подавление и прямое насилие. Хотя Шаелос постоянно требовала вернуть ей кнут и клялась, что сможет заставить недоразвитых уродов трудится с большим усердием.

Гонор постепенно возвращался к бывшей игрушке Гурога вместе со здоровьем и красотой. Впрочем, судя по ссадинам, на колени ей приходилось становится с завидной регулярность. Но Артема подобное не особо интересовало, куда больше его привлекали магические познания бывшего регента. Они восхищали и разочаровывали одновременно.

- Да нет же, так неправильно, оскорбительно, дух Ши не примет подобной молитвы! – бормотала женщина, запустив руки в длинные темно синие волосы. – Ты произносишь заклинание без почтения, не вкладываешь в них чувства!

- Да класть мне на дух твой Ши! Магия это инструмент убивающий врагов! Не больше. Давай сейчас будем молиться мечам и копьям. – Мальчик посмотрел на растерянную эльфийку, молча кивающую головой, – пиздец, не говори, что вы и это делаете?

Как выяснилось общество темных эльфов, как впрочем и их светлых собратьев, отличаются предельно мистическим сознанием. Магия для них не формулы, пентаграммы и заклинания, а таинства и ритуалы. Там где Артем просто произносил слова и фокусировал энергию в кристалле, Шае требовалось сделать небольшой комплекс движений, что смотрелось столь же эффектным, сколь и непрактичным. С другой же стороны женщина являлась самым сильным живым колдуном из всех доселе встреченных Артемом. Например стандартное заклинание огненной стрелы она могла применить не менее ста раз, при том, что специализацией ее, как и у всех темных эльфиек не королевской крови, была магия ветра. По словам колдуньи, корабли ее народа напрямую зависят от способности призывать ветра и команда из десяти темных эльфов способна поддерживать невероятную скорость движения под парусом в течение любого времени путешествия. К сожалению с обещанной магией крови дела обстояли сложнее. Она сделала лишь первые шаги в направление опасного знания и пока овладела лишь способностью защиты собственного разума и подавлению чужого, заклинание позволяющее исцелять себя за счет чужой жизненной энергии находилось в процессе изучения.

Увы, для Артема подобные сведения были не полезнее искусства трясти жопой, в надежде получить необходимый магический эффект. Вообще с парализованной нижней половиной и «танцевальной» магии не стоит думать. Он бы и забыл, если б каждый вечер, после занятий с Шаелос они вместе с Этель не переводили бы сложный язык танцев в более простые человеческие формулы колдовства

- В целом в их шаманизме нет ничего плохого, – бормотала травница, вычерчивая очередную палочку на восковой табличке, – например, можно колдовать бесшумно, и сил как ни странно для этого уходит меньше. Хотя парализованному жирдяю вроде тебя об этом стоит забыть навсегда.

- Или развалине вроде тебя, – поддержал сообщницу подросток, – но у меня-то все еще впереди, может я еще похудею, вылечу ноги и вообще буду жить припеваючи, а тебя в будущем ждет только могила.

Старуха и мальчик хором рассмеялись. Совместное изучение новых формул сильно сблизило их, хотя и не сделало более терпеливыми по отношению друг к другу. Засиживаясь порой до поздней ночи, водя пальцами по символам в тусклом свете свечей они чувствовали как становятся чуточку мудрее, как приближается момент становления Артема в качестве полноценного могущественного мага.

Жизнь Вальда окончательно выбилась из колеи по прибытию на новое место. От работы у старосты буквально отваливались руки. Хоть хопгоблины и неплохо овладели искусством порки, но делали это излишне жестоко, без любви, без желания принести провинившемуся лентяю добро, и наставить его на путь истинный. А женщин, вместо порки они вообще предпочитали насиловать, при виде чего хотелось рвать на себе последние волосы. Этак можно на месяц рабочих рук лишиться! Поэтому от рассвета и до самого заката староста лично охаживал самые ленивые спины и следил за тем, чтобы работа выполнялась в срок, что бы поля пахались, заготавливалось сено, рыба сушилась, дома строились и ничего не было утаено от повелителя-Артема. С последним он общался все чаще, и глядя в карие глаза подростка, постепенно проникался к нему симпатией. Было в действиях его что-то от высшей справедливости, какая-то задумка, великий план, нечто не подлежащее оспариванию как явление природы, как закон. По словам мальчика монстры не способны создать культуру сами, у гоблинов нет женщин как таковых, орки не могут полноценно работать в поле. Долг людей – помогать своим недалеким братьям, которым в жизни повезло чуть меньше. «Делиться, так сказать» – улыбался мальчик, протягивая старосте большой кусок печеной свинины, блестящей от выступившего поверх хрустящей корочки жира. «Ведь у всех есть предназначение», -продолжал он довольно чавкая, – «Вот например в ваших городах люди обслуживают короля, у гоблинов есть свои цари, а большинство монстров никто никого не обслуживает. Разве это справедливо!?»

По мнению Вальда это не было справедливо. Повелитель давал своим ничтожным рабам еду и кров, он пощадил их, хотя легко мог казнить, но те вместо благодарности испытывали к несчастному, парализованному мальчику лишь ненависть. Однажды, проходя мимо дома, неподалеку от которого несколько заключенных месили цемент он услышал оскорбление в адрес повелителя. По его повелению гоблины-надсмотрщики мигом выдернули мятежника и потащили к позорному столбу. Негодяем в очередной раз оказался Рольд. То, что столько раз милованный мятежник продолжает поносить своего благодетеля взбесила старосту. А ведь когда-то они были соратниками, но теперь однорукий дурак окончательно сошел с ума, и вместо того, чтобы просить прощение, изрыгал бессвязную брань в его, Вальда, адрес, называя продажной шкурой, подстилкой монстров, и многими другими словами за которые тому следовало бы отрезать язык. К сожалению, Артем запретил увечить рабов без прямого приказа, поэтому кнут раз за разом опускался на спину неблагодарного ничтожества, пока окровавленный мужчина не повис на веревках бесчувственным куском мяса. Справедливость в очередной раз восторжествовала.

Протяжный, наполненный удовольствием стон сорвался с уст девушки, а ногти оставили на его груди росчерки глубоких царапин. Малендик принял бы данное действие за акт коварной агрессии, и навешал наглой девке оплеух если б его руки не были заняты парой упругих грудей прекрасно ложащихся в ладони. Из возраста фаната сисек парень вышел давно, однако, вынужден был признать — с ними лучше, чем без них. Тем более, эльфийка знала как подать имеющиеся у нее достоинства, при каждом удобном случае сжимая и тиская пышные полусферы в такт резким движениям бедер, . Благо, в отличие от большинства смазливых магичек похвастаться она могла не только красивым телом, но и умением им владеть. Ее движения были быстры, а стоило парню хоть на мгновение расслабиться, она тут же выкидывала какой нибудь фокус, и плавный нежный секс сменялся дикими прыжками на члене рыцаря, стоны – криками, а поцелуи укусами. Кровать плясала и скрипела. Гибкость, которую он столько раз видел в бою, и не разу в делах любовных восхищала. Чертовка умела одновременно сосать и трахаться, причем последнее делала под совершенно невообразимыми углами. Собственно, сверху он её посадил только после того как отодрал на вертикальном и королевском шпагате. Сейчас же Малендрик откровенно отлынивал, наслаждаясь представлением, даже задница Шаетес, на которую он бы с радостью набросил пару-тройку киллограм мяса, смотрелось весьма выгодно, и заслужила смачного шлепка, пока сама женщина продолжала ублажать его, поворачиваясь то так, то этак, позволяя оценить как внешнюю сторону процесса так и полный букет ощущений. Кончилось все глубоким минетом. Крайне неумелым, но очень ценным ввиду того, что его делали его пухлые губки знатной Ос-Ра.

- Ума не приложу. Или мне попадались неправильные эльфийки или я плохо им угрожал? – Сделав большой глоток мужчина отставил кувшин в сторону. Это была вода. Он чувствовал, что если сейчас выпьет хоть стаканчик вина – провалится в сон самым позорным образом.

- Не то и на другое, господин, – женщина самозабвенно расчесывала взъерошенные волосы, судя по довольной ухмылке процесс порадовал ее едва ли не больше, чем Малендрика, – недальновидные – да, излишне религиозные – несомненно. Скажу за народ Ос-Ра, знай мои сестры о твоем происхождение – сделали бы все, что бы обрести твое внимание. Уста осквернять конечно не стали бы, в смысле твой “шпиль” великолепен, и эм, конечно великая честь ублажать его, но губы даны нам чтобы славить Ши, не так ли?

Если верить словам Шаелос, реальное положение дел на темно эльфийских территориях было даже хуже официального. Потери в население удручали, а вот потери среди мужчин, которых и раньше было немного являли собой настоящую котострофы. До войны большинство знатных и не очень мужчин разбрелись по завоеванным землям ведя жизнь состоящую из разбоев, оргий и стяжательства, наслаждаясь привилегированным положением завоевателей. После поражений в войне и гибели Черного древа их практически всех перебили. Слишком обнаглевшие чтобы сбежать и слишком возгордившиеся, чтобы умолять недавних жертв о прощение, они один за другим падали от рук авантюристов, героев и королевских рыцарей. Добавить к ним погибших честных вояк и относительно миролюбивую часть населения перебитую вторгшимися некромантами. Не будет преувеличением сказать, что сейчас пригодных к размножению особей осталось не больше полутора сотен.

- И это не всегда лучший по качеству материал. А учитывая фактор инбридинга многие мои сестры вынуждены предлагать себя тиранам и вождям орков, либо людям. Получающиеся в результате полуковки с помощью магии обретают эльийский облик, однако они неполноценны, их век короток, они размывают нашу кровь, а их навыки оставляют желать лучшего. В отличие от тебя. Ты потомок благородной человеческой женщины и благородного эльфа, благословленный Ши. Прекрасный экземпляр, зачать от которого мечтала бы любая Ос-Ра. Ну, кроме Верховной и адмиралов. Но мимо бы не прошли даже они, будь уверен. Так, что сэр Малендрик, на своей второй родине вы настоящее сокровище. Если захотите попробовать вкус жизни состоящей из ласк полусотни эльфиек, готовых исполнить любое ваше желание, милости просим, хоть сейчас...

Парень почесал макушку, глядя на продолжавшую расчесываться Шаелос. Судя по довольной харе она говорила чистую правду. Только фронт работ несколько настораживал, тут на двух женщин внимания не напасешься, а она про пол сотни.

- Не привлекает? – кажется, женщина приняла молчание за отказ, – тебе мало? Если бы ты “позаимствовал” кусочек Черного древа у Артема и вживил его в себя то Верховная Теос, возможно признала тебя своим повелителем. Нет-нет, я ничего не имею против твоего товарища, но его, кхем, округлая форма и неспособность ходить делают его весьма уязвимым. Вопрос физической силы и, кхем, «полноценности» очень важен в делах политики монстров. Даже возвышенному, обладающему твоими талантами потребуется нечто особенное, чтоб превзойти таких же возвышенных и талантливых.

Предложение было интересным. Самым же интересным в нем был вопрос. Шаелос подговаривала его убить Артема, чтобы в последствии им управлять? Либо рассчитывала устранить свидетелей своего позора? Или эльфийка смотрела дальше – пыталась сделать Малендрика сильнее в надежде подвинуть с его помощью Верховную? После неумелых интриг Джины, данные игры разума радовали аристократа отступника, не меньше чем грудь бывшего регента. Красиво! Хоть и бесполезно. Все равно рыцаря не привлекала возможность становится живой клумбой. По крайней мере, пока мальчик не проверит процесс на себе. Да и есть ли гарантия, что получив столь ценный реликт, он не станет целью для желающих провернуть с ним тот же фокус?

- По этому давай не будем ничего усложнять. – Улыбнулся мужчина, приближаясь к рабыне, – ты говорила, что уста даны ей что-бы славить Ши? Ну так милости просим – мой возвышенный, благословленный Ши “шпиль” требует что-бы его немедленно восславили.

Шае тяжело вздохнула, ей предстояло в очередной раз вкусить последствия своих дипломатических и военных неудач.

Комментарий к Новая Аркея Артем: Заявляю протест. Почему Малендрику достается вторая по счету баба, а мне – сломанный хребет?

Автор: Потому, что ты герой-попаданец.

Артем: Но, эй, разве герой-попаданец не должен резвиться жопастой стервозой-доской и томной эльфийкой? Какого хрена?!

Этель: Аретм, успокойся. Автора просто защищает тебя от ужасов внешнего мира.

Артем: От ганареи что-ли?

Этель: Нет. От Читателей. Если б на тебя вешались местные патаскушки тебя бы объявили Марти-Сью и публично линчевали.

====== Эла лин Ра ======

Полдень застал Рею в превосходном расположении духа, и дочь рыбака едва не на крыльях летела к причалу. Такого сильного желания поскорее приступить к работе она не испытывала уже давно. Да и не в работе было дело. Сегодня в их деревню должен был прибыть караван, а значит карманы рыбаков наполнятся звонкой монетой, а дома отличными товарами которые караванщики привезут на обмен. А кроме того молодой сын одного из торговцев обещал посвататься к ней, впрочем, обещание было дано довольно давно и несколько раз нарушалась, но Рея была уверена, что в этот раз они обязательно покинут деревню в качестве мужа и жены.

Узкая улочка стремительно расширялась, когда девушка спускалась с холма по дощатым настилам и лестницам, перескакивая через ступеньки. Ветер играл в длинных каштановых волосах, теребя вплетенные в них алые ленты, карие глаза довольно жмурились яркому солнцу. Сейчас ей нужно будет помочь отцу разобрать улов. И можно будет бежать встречать караванщиков. Вот вдалеке, среди морской синевы, забрезжила уже черная точка.

Девушка остановилась. Лодка быстро приближалась к гавани. Слишком большая в сравнение с теми лодками на которых обычно плавают рыбаки. Находясь на краю причала, она с тревогой всматривалась в очертание судна, не похожее не только на рыбацкую лодку, но и на человеческое судно вообще. А затем, она увидела крупные зеленые силуэты на палубе, их звериные очертания и блеск оружия.

Чей-то крик возвестил о прибытие незваных гостей. Но не прошло и нескольких минут как нос корабля уткнулся в причал, и на деревянные столбики были ловко наброшены швартовы. В следующий миг с кое-как собранного судна вывалился самый интернациональный из когда-либо виданных местными экипаж. Пара мелких гоблинов, волк, полдюжины хобов, два здоровенных орка, в едва не трескающихся под напором мышц кольчугах. Жемчужинами команды был особенно крупный орк и тонкий женский силуэт, чья смуглая кожа выдавала в ней темную эльфийку столь же явственно как заостренные уши.

Жители деревни бросились врассыпную. Лишь несколько особо молодых и неопытных парней и девушек, явно грезящие стать авантюристами, дерзнули выступить против захватчиков. Судьба их была не завидна. Крупные орки голыми руками ломали копья словно спички, гнули мечи, а их владельцев умело скручивали, передавая гоблинам, которые тащили их на корабль. Набег обещал оказаться удачным.

Рею, предводитель каравана, почтенный Селим, признал не сразу. Слишком сложно было признать в испуганном и взволнованном создание милую, вечно улыбающуюся девочку, за взрослением которой он наблюдал вот уже десять лет, проходя один и тот же маршрут по дорогам великого континента с запада на восток. Сбиваясь и давясь слезами девочка рассказала о монстрах-пиратах, высадившихся у причала и бесчинствующих в городе. Умоляла помочь.

Что оставалось делать старому караванщику?

Возможно, будь он жадным гномом или драконидом-фаталистом проигнорировал бы просьбу несчастной. И поступил бы глупо – выжившие рассказали бы о его бездействии и тогда пришлось бы отвечать по всей строгости закона. В конце концов катехизис требовал оказать помощь беззащитному, не зависимо от того есть ли у него средства за помощь заплатить, а у тебя – желание ее оказать.

Смерив сбежавшихся на его крик купцов и охранников холодным взглядом, Селим приказал всем знающим как держать оружие людям следовать за ним. Таких оказалось с десяток. При этом шестеро – опытные авантюристы нанятые за деньги в гильдии специально для охраны товаров. Такого отряда должно было хватить, чтобы отвадить полсотни гоблинов или десяток орков. Главное не нарваться на эльфиек. Да, подчиняясь мирному договору они отказались от набегов, но многие, не в силах выдержать мирного существования, отрекались от семей, сбегая в моря, собираясь в банды или прибиваясь к другим монстрам, ведя жизнь полную крови, богатства и удовольствий. Весьма не долгую жизнь…

Эльфийка среди пиратов оказалась лишь одна и лидер мигом приказал паре лучников взять ее на себя. В точеный силуэт полетели длинные стрелы. Они проносились в считанных сантиметров от женщины, едва не задевая оливкового цвета кожу, но каждый раз ей удавалось увернуться, спрятаться за домом, ящиком или вытащенной на берег лодкой. Кто-то скажет, что глупо стрелять в юркую эльфийку, имея в качестве целей трех здоровых орков, однако, задача была не убить, а помешать колдовать. Орков же стрелами убивать – гиблое дело, особенно бронированных. Против здоровяков выступили пары авантюристов с мечами, топорами и копьями, вооруженные караванщики побежали защищать терроризируемых гоблинами жителей сам же лидер устремился навстречу самому здоровому орку, на ходу читая заклинание. До того, как стать торговцем Селим много лет был авантюристом, сколотив на убийстве монстров стартовый капитал. Тиран бесспорно будет грозным противником, но грозный – не значит непобедимый. Когда с губ слетели последние из слов силы, мужчина почувствовал давно забытые ощущения единения с клинком – фокусирующий кристалл вставленный в эфес ярко вспыхнул, превращая и без того непростой меч в оружие способное сразить почти любого монстра. Первый взмах топора прошел над головой, сбив со старика шапку, второй взрезал воздух в паре сантиметров справа. Селим не носил доспехов, да здесь не помогли бы даже гвардейские латы, улучив момент он сделал ловкий выпад, метя в обнаженную грудь зеленокожего. Удар, однако, цели не достиг, будучи в последний момент отклоненным рукоятью топора. Но вслед за первым выпадом последовал второй, третий и четвертый. Селим действовал быстро, совмещая собственный легкий вес со скоростью дарованной магическим усилением. Удивительно, но орк каким-то неведомым образом умудрялся отражать его удары, словно был не безмозглой грудой мышц, а умелым фехтовальщиком. Впрочем, все это было не важно. Совершая последний выпад старик закончил магическую формулу вливая в клинок почти всю энергию. Кристалл на мече ярко вспыхнул и с лезвия сорвался слепящий луч света, ударивший прямо в грудь врага и разорвавшийся оглушительным взрывом.

- А ты хороший шаман, старик, – Прорычал орк, – не хуже чем повелитель.

Селим ожидал увидеть, разорванную пополам тушу, сквозную или по меньшей мере серьезную рану. Однако на шкуре зеленокожего не осталось даже царапины. Более того, он не выглядел испуганным или даже уставшим, а глаза его постепенно наливались кровью, жажду которой можно было ощутить даже не являясь жрецом. А еще силу, по истине ужасающую силу.

- Возвышенный, – прошептал старик, понимая, что уже покойник.

Следующая атака орка стала финальной – уклонившись от первого удара и приняв следующий на жесткий блок, человек был слишком обескуражен, чтобы прочитать последовавший за ними ложный выпад. Огромный топор разрубил его на две части от плеча до бедра.

Победно взревев, Гурог набросился на оставшихся противников. Так и не успевшие одолеть его подручных-тиранов, люди были в один миг сметены его распаленной яростью. Освободившиеся они поспешили вершить расправу над остальными людьми. Впрочем, помощь на тот момент требовалась разве что хопгоблинам, слишком увлеченным грабежом и разбоем, и потерявшим из-за этого пару бойцов. С лучниками Шаелос справилась самостоятельно. Отсидевшись за очередным сараем она наложила на себя достаточно барьеров, чтобы подойти к стрелкам в упор и сжечь их потоком молний.

Победа была абсолютной!

- Эла лин Ра! – восторженно воскликнула эльфийка, разглядывая содержимое одной из брошенных телег.

- Повелитель будет доволен, – поддержал напарницу запыхавшийся Гурог.

- И что это такое? Что это такое, я спрашиваю! – Орал Артем, от чего у окружающих буквально закладывало уши.

- Торшер, повелитель. – Ответил орк, все тем же бесячим, жизнерадостным басом. – Золотой торшер!

Они стояли перед ним во всем своем позорном великолепии. Обвешанный серебряными цепями и амулетами Гурог был похож на новогоднюю елку, гоблины и тираны замотанные в парчу и бархат выглядели не намного лучше. А еще Артем не мог решить на кого похожа напялившая на себя золотую диадему вместе с совершенно вульгарным комплектом дорогого нижнего белья Шаелос – на королеву или на шлюху?

- На королевскую шлюху! – Хихикнула стоящая рядом Этель. Но шутка лишь заставила мальчика крепче стиснуть зубы. Униженным и оскорбленным себя чувствовал именно он.

- Под началом одной остроухой дуры мы построили корабль, – начал подросток, медленно проговаривая каждое слово, – мы отправили этот корабль в рейд, под началом одного очень тупого, но сильного орка. Дуру послали с ним, потому, что кроме нее никто в навигации не шарит. Мы выдали им боевой отряд и приказали добыть рабов. И что они он мать их приносят!? Торшер?!

- Золотой торшер! – поправил Гурог, ловя изничтожающий взгляд.

- Да ладно, вам, повелитель, мы же приволокли рабов. – попытался вступиться за шефа один из тиранов.

- Ага, пять девчонок и трех заморышей?! Я приказал взять женщин! Много женщин! Чтобы восстановить популяцию гоболинов. А много – это не пять!

- Так мы восемь взяли, – пробормотал Гурог, постепенно осознавая, что торшер повелителя не радует, даже золотой.

- Дети не в счет! И почему восемь если семь?

- Одну на обратном пути съели.

- Почему не съели мужика?

- Мужик – слишком жесткий, рыба слишком не вкусная, ребенок – слишком маленький. Баба – самое оно на закуску!

- Повелитель, не суди его строго, – наконец подала голос Шаелос, – все шло по плану сперва. Мы высадились, сломили сопротивление и начали вязать пленных. А тут караван к ним прибыл, само-собой с охраной. Пока мы с ними сражались весь народец и разбежался, а самих караванщиков взять живьем не удалось – больно дрались ловко, да и Гурог малость «вспылил». Не ехать же назад порожняком?! Вот и взяли, что было ценного в повозках.

- Побрякушки, шелк, парча, атлас…, – подросток огласил перечень добычи, – в самом деле – пошлешь бабу – наберет тряпья. И нахрена спрашивается? Все равно ходишь полуголой…

- Благовония, пух златоперой рух и изумрудное дерево порадовали бы повелителя больше? – Женщина вопросительно изогнула бровь, – там были предметы роскоши. Ни оружия ни инструментов. Не забивать же все рыбой? У нас у самих ее немало. А тряпки на паруса пойдут. Эта ткань превосходна, с ней мы сможем построить минимум три добротные яхты!

- Толку с твоих яхт, – после услышанного, гнев подростка малость поутих, но ситуация от этого лучше не становилась, – вы должны были вырезать деревню. Всю, под корень, кроме рабов. А теперь у нас есть выжившие и они расскажут о вас, а главное о том, что здесь пиратствует банда способная расправится с хорошо охраняемым караваном. Руку даю, что после этого в наши воды направят флот или еще какие меры примут. Ладно, чего уж там, свободны. Хотя нет, погодите. Гурог, отнеси торшер в мою комнату.

Комментарий к Эла лин Ра Артем: Что она там ляпнула такого, что оно попало в название?

Шаелос: Эла лин Ра? Славные дары моря.

Артем: А по русски нельзя было?

Шаелос: Нельзя, я ведь эльфийка из другого мира, мы не говорим по русски.

Артем: Но я же говорю!

Автор: Вообще-то нет, это я тебя перевожу. Главы этак с пятой-шестой. По русски ты только материшься.

====== Прощание ======

День не предвещал ничего особенного. Ворог осторожно переставлял свои вновь обретенные ноги, позволяя сидящему у него на закорках Артему наиболее полно обозревать то как продвигаются работы. Вообще мальчик мог бы все осмотреть с помощью удаленного зрения, но Малендрик для чего-то хотел видеть его лично.

Хотя, конечно же Артем знал для чего, но позволил подельнику сделать ему сюрприз.

- С днем рождения повелитель! – Орущий во всю пасть Гурог снова поспешил, не дав сюрпризу свершиться. Пришлось остальным довольствоваться вторыми ролями.

Монстры не отличались добродушием, изредка обладали привязанностью, но в умении веселиться отказать им было сложно. А есть ли повод повеселиться лучше чем день рождения повелителя? К тому же среди восторженных подданных были и более разумные существа. Вожди и матери орков, царь гоблинов, два полководца, Шаелос, староста Вальд, и разумеется Малендрик с Этель. Артем внезапно обнаружил, что есть немало цивилизованных существ, выбравших его сторону и готовых разделить с ним радость от еще одного прожитого в этом дерьмовом мире года. И все они прекрасно поместились в большом подземном зале. А вот рядовых звать не стали – эти и на улице смогут пожрать и выпить.

- Говорят, у вашего вида шестнадцать – чертовски хороший возраст, для многих начинаний, – протиснувшись сквозь толпу, эльфика приблизилась к властелину демонстративно выставив раздавшийся бюст.

- Например, для реанимации моей нижней половины?

- Для начала. Уверена в следующем году наша работа над магией крови наконец-то позволит вам проявить себя со всех сторон.

- Что б сдохнуть от сифилиса? – Фыркнула старуха, – не слушай проституток, Артем, сиськи приходят и уходят, а наш путь ляжет к Святая святых Ла-Ши. Думаю, к концу года твое обучение подойдет к концу.

- Ну, орду свою я тебе уже отдал, торшер отдал… – начал было оправдываться Гурог.

- Позвоночник сломал, – закончил за него подросток, – понял, подарка не нашлось. Хер с тобой, ты сам как подарок.

В который раз повелитель похвалил себя за решение восстановить мятежного полководца. Не будь его между ним и возвышенным, тот бы непременно обнял Артема, и сломал ему спину второй раз.

Остальные знатные орки отметились мелочами вроде кусочков ценной руды, драгоценных камней и украшений.

Вальд в качестве подарка представил срежиссированный им лично и поставленный с помощью рабов и гоблинов спектакль о жизни и подвигах повелителя. Поделка вышла так себе, но пол часа здорового смеха было обеспечено. Особую радость доставило то, что Артема, Малендрика и Этель играли люди, а их противников – гоблины. Когда дело дошло до Джины, партию которой исполнял носатый карлик с парой кокосов в бюстгальтере Артем едва не подарил старосте волю. Нет, выглядело все убого, но кислая морда авантюристки, прислуживающей Малендрику и в шоке пролившей вино, дорогого стоила.

Зал в котором проходило пиршество был завершен совсем недавно, умело проведенные воздуховоды и камины с вытяжками делали воздух в подземной резиденции повелителя свежим и в то же время прохладным. Осталось настелить полы и обшить стены, обставить все мебелью.

- Это было не просто. Но мы старались. Очень старались чтобы успеть к этому дню, – продолжал лебезить Вальд, – стоки и вентиляция функционирует, свечи из китового жира заготовлены. И это только начало! Не пройдет и года, как город полностью возродится! Нет, станет величайшим на всем континенте!

- Если до этого народец не перемрет, – вздохнул паренек, вспоминая чего им стола поспешность излишне усердного старосты. Людей оставалось все меньше. Впрочем, это продлится не долго…

- Вот и настал мой черед! – с места встал Малендрик, и оживление царившее за столом изрядно поутихло, – что ж, Артем, когда-то ты подарил мне свободу. И тогда я понял, что это – лучший подарок. И в этот знаменательный день я хочу подарить свободу,– он выдержал паузу, достаточную, чтобы окружающие успели задуматься, – знаю, ты долго этого ждал. Короче, я дарю свободу Джине. Завтра истекает срок уговора с нашим кузнецом так, что отправятся куда подальше они вместе. Заодно присмотрят друг за другом, чтоб по дороге чего не случилось. Джина, брось ты этот поднос, подойди. – Девушка, которой и без того было неуютно среди монстров робко подошла, – Все хорошее когда-нибудь заканчивается. Твой зад навек останется в моем сердце, – картинно смахнув слезу молвил дэРиль. – можешь начинать собирать манатки. Ну? Чего глаза выпучила? Кыш отсюда, свободная женщина.

Собрание взорвалось оглушительными аплодисментами. Никому не нравилось это непонятное существо, которое вроде как было рабыней, ненавидела монстров и при этом пользовалась неприкосновенностью. Громче всех рукоплескали Вальд и Артем. Последний был так счастлив, что едва гром хлопков и крики стихли, а попец девки скрылся за воротами, сам взял слово.

Теперь, когда лишних ушей среди избранных участников торжества более не имелось, можно было наконец-то сделать заявление. Через две недели орда выступит в долгожданный поход!

Наступление будет проходить поэтапно. Сначала пойдут три сотни орков под предводительством Гурога. Они пройдут Земли изгоев и Алую степь, где соединятся с гоблинами Гука. А затем, приведя себя в порядок после похода выступят на приграничные крепости. Еще через две недели двинутся три сотни Хорка вместе со сбродом вроде ящеров. Малендрик пойдет с третьим отрядом, через месяц после Хорка вместе с повелителем. Артем постарается максимально наладить хозяйство в приморском краю, а перед уходом, передаст управленческие функции Гобуку. Гоблин-царь как худший военный среди высокоуровневых монстров являлся лучшим кандидатом, чтобы остаться на хозяйстве.

Хорк и Гурог встретили новости с нескрываемой радостью. Если первый хотя бы понимал, что армии необходимы базы и налаженное снабжение, то второго от того, что бы бездумно ринуться в бой удерживала лишь клятва верности.

Малендрик лишь ухмыльнулся, наблюдая реакцию зеленокожих. Они давно обговорили детали с Артемом, Этель и Ворогом. Рассчитали подходящее время и оптимальный маршрут для наступления. Даже отправка кузнеца и авантюристки домой была спланирована и оговорена. Хотя полуэльфу было непросто убедить Артема сохранить ей жизнь и не чинить препятствий в пути. Итак две недели уйдет у бывших рабов, что бы достигнуть цивилизации. Примерно столько же, что бы вести о угрозе со стороны монстров достигли сколько-бы-то ни было значимых ушей. Потом пересуды, совещания, паника, сборы. Вот именно в момент паники они и нагрянут – когда угроза известна, определена, но подготовка находится в процессе. Самое уязвимое состояние любого государства.

Сами же армии вторжения были полностью укомплектованы. Было вывезено много металла с полей изгоев, и теперь каждый орк в войске имел топор или тесак, шлем, гаржет и нагрудную перевязь защищающую сердце. А так же заплечный короб с харчами, который легко превращался в плетеный щит. Высокоуровневые орки получили куда лучшую броню, гоблины – пращи и луки. Отдельной гордостью Артема стала новая партия метательных зарядов с белым фосфором. Еще, были две найденные на развалинах города и чудом реанимированные баллисты. Их по началу хотели использовать для метания химических боеприпасов, но горшки не выдерживали удара тетивы и Артему пришлось найти для них несколько иное применение. Собственно с орудиями отправится он лично. Больше тысячи монстров выдвинутся против союза Талии и Айронгольда. В теории люди способны выставить сопоставимое войско, на практике же то, что армия пойдет по частям должно создать у них иллюзию незначительности угрозы. Впрочем, даже сопоставимому по численности войску не собраться в срок, а в бою им придется туго, столкнись они с ведомыми двумя одаренными и направляемыми единой волей монстрами.

Мысли в голове путались. В этом пропахшем монстрами и насилием городе, каждый день был настоящей пыткой. Но еще большей пыткой то, что она стала к этому привыкать. К неволе, жестокости, смертям. Джина боялась думать о том, что однажды это закончится, что она вновь увидит нормальный мир населенный нормальными разумными, что больше не будет вдыхать запахи свежесрубленного дерева, глины и пота, слышать крики боли и хлесткие удары кнута.

- Эй, погоди, потолковать нужно,- послышался за спиной запыхавшийся голос.

Это был Вальд. Как выяснилось, не смотря на показную радость, он был удивлен и обескуражен решением Мала отпустить женщину, рассчитывая на то, что она вернется к другим пленницам как только надоест падшему рыцарю. Но раз уж она теперь свободна, то отчего бы ей не остаться в лагере в качестве добровольной помощницы старосты? У него уже руки отваливаются приводить безмозглое быдло к повиновению, а ей некоторые пленники симпатизируют. Вообще, им, избранным людям давно следовало держаться вместе.

Джина внимательно посмотрела на старосту. Его пухлое лицо не содержало на себе отпечатка голода который был вечным спутником остальных рабов, не было на нем и синяков. Все те же полные губы, вечно бегающие глазки, нос картошкой. Этот нос сейчас напрашивался на хороший удар, но авантюристка сдержалось. Существо стоявшее перед ней уже не было ее товарищем, да что там, оно не было даже человеком. Отрицательно мотнув головой она хотела было продолжить свой путь,

- Не думай только о себе! – рука старосты легла на плече, заставляя ее вновь обернуться.

- О себе?! – Джина понимала, что от Вальда уже ничего не осталось, что Артем что-то с ним сделал, а возможно бывший соратник сам тронулся рассудком, но терпеть она больше не могла.

Ведь единственным думающим о себе здесь был именно толстяк. Он, словно сторожевой пес, единожды принявший подачку из рук грабителя, с каждым разом подпускающий негодяя все ближе, пока в один прекрасный момент не начинает видеть в том собственного хозяина. Вальд не просто предал. Вальд потерялся. Но самым мерзким в его предательстве был даже не эгоизм, не желание сохранить свою жизнь за счет страданий собратьев, не страх который он испытывал перед неотвратимым возмездием. Самым мерзким была та подсознательная ненависть, что он испытывал к бывшим соратникам. Тем, кто не сломался под ударами кнута и плети, под грузом непосильного труда и похоти возомнивших себя господами уродов. Глядя на них, он чувствовал как низко пал и во что превратился. Именно собственную ничтожность не мог простить рабам Вальд. То, что даже у безропотных жертв было больше силы и чести чем у него. И сейчас, когда Джина и кузнец покинут это проклятое место, он останется единственным вольным человеком в лагере, останется наедине со своими грехами.

Порыв ветра всколыхнул листву редких деревьев. Женщина уходила прочь, в темноту недостроенных улиц, оставляя полную фигуру стоять посреди дороги с онемевшей протянутой рукой.

Вещей было немного. Два комплекта одежды, дорожный плащ, кошелек с серебром, оружие. Малендрик настоял на том, чтобы девушка взяла деньги и выбрала себе снаряжение по вкусу, ибо обещание не будет надлежаще исполнено если обретшая свободу авантюристка будет убита в дороге. Джина не привередничала – взяла испытанный не раз меч и кожанный щит. Долгое время смотрела на кольчугу, но внезапно осознала, что любимая ей броня не особо эффективна. Слишком прочная для отражения ударов гоблинов, почти бесполезная против орков. Потому выбор ее пал на простенький нагрудник из клееных крысиных шкур, и легкий комплект защиты для рук и ног – участков в которые чаще всего метят гоблины. На какой-то момент она остановилась, словно ждала кого-то. Но, за чем себя обманывать? Их с Малендриком роман хоть и был интересным приключением, спасшим их обоих от помешательства, ни ни к чему не обязывал. Теперь у полуэльфа появилась новая любовница и даже еслиб Джина захотела – вряд ли смогла соперничать с кем-то у кого грудь на три размера больше, а суставы гнутся на 240 градусов. К тому же она явно ему надоела. И все же, когда за дверью послышалось копошение в сердце на мгновение вспыхнула надежда. И столь же быстро потухла... Вместо полуэльфа в дом ввалилась грузная орочья туша с толстым подростком на спине.

- Повелитель желает говорить! – возвестил орк, клацая стальными зубами. Восстановление Ворога прошло не легко, но успешно. Руки и ноги удалось пересадить от другого орка и довести до нужного уровня магией, а вот зубы бывший полководец попросил сделать из металла, дабы их тяжесть напоминала о весе слов и его, Ворога ошибках.

- Мой повелитель? Внемаю. – за годы плена женщина научилась произносить это слово с удивительной интонацией. Звучало оно как “дерьмо”.

- Внемлет она... – пробурчал Артем, – скажи ка лучше, шлюха, ты зачем Вальда порешила?

- Я что?!

- Да не придуривайся. Ты последняя с кем его вчера видели. А сегодня утром нашего общего друга нашли болтающимся в петле за частоколом. Итак, повторю вопрос. Зачем ты вздернула старосту? Или думаешь наш красноглазый друг защитит тебя от всего на свете? Молчишь? Может нам стоит быть более настойчивыми?

Она попятилась назад, едва только бывший полководец шагнул навстречу. Ворог был безоружен, но девушка прекрасно знала, что даже будучи безоружным, огромный орк размажет ее стене. Это не беря в расчет несовершеннолетнего колдуна устроившегося у того на спине.

- Погоди. Ты сказал, что он висит? Так может он сам и повесился?

- Сам? С чего бы?

- Например совесть замучила! – выкрикнула девушка, внезапно понимая, что так оно скорее всего и есть, – Сам подумай, как я его подвесила бы? В Вальде центнер веса, а я не орчиха. И он при этом не сопротивлялся?

Жестом Артем приказал орку остановиться. В словах женщины была логика. Только с какого перепугу старосте вешаться? Кормили его хорошо, разрешали гулять, хвалили и власти у него было побольше чем у иного Вождя.

- Совесть. Ты в первый раз это слово слышишь, да? Вальд был человеком. Оступившимся, слабовольным, но человеком, и у него, в отличие от одного жирного недоросля, хватило сил признать свои ошибки.

- Не дерзи...

- А то что? Расправишься с моими друзьями? Так их не осталось больше. Вальд был последним. Две недели назад от побоев умер Рольд, девчонки из столовой умерли в позапрошлом месяце, когда твои пьяные орки ворвались в женский барак и устроили дебош. Остальные погибли еще в первом лагере и по пути через Алую степь и Земли изгоев. Так что мне, искренне насрать на твои угрозы. Смерти я не боюсь. И никогда не боялась. Идя в авантюристы мы все готовы принять смерть от лап какой-нибудь мерзкой твари, утоляющей свои комплексы, сексуальную неудовлетворенность и умственную ущербность за счет чужих страданий.

Выплюнув слова Джина решительным жестом сдернула рюкзак со стола и обойдя ошарашенного повелителя вышла наружу. Шаг ее был твердым, и хотя каждая клеточка девушки сжималась, ожидая удара в спину, его не последовало.

- ты пожалеешь, послышалось за спиной. Ты заплатишь! Ты ответишь! Ты не представляешь, с кем связалась! Я тебя в порошок сотру!

Но визгливые выкрики, вызвали у девушки лишь приступ смеха.

- С капризной малолеткой? – Уточнила она, наслаждаясь очередной порцией брани, половина из которой звучала на незнакомом языке, – смотри не разрыдайся, повелитель!

Море бурь – странное название, на первый взгляд вовсе не подходящее этим тихим, спокойный водам. Мирная гладь искрилась на солнце, тронутая лишь легкой рябью, уходящей за горизонт. И не было здесь никого кроме одинокой, плывущей по морю лодочки.

- Говорят, некогда здесь каждый день проходили сражения. Монстры вторгались через эти воды, люди отражали вторжения, конвои работорговцев уходили на север, туда же следовали флоты приморских царств, решившие положить конец набегам. Неужели старые времена возвращаются?

Женщина на минуту перестала грести, глядя на своего собеседника. Пожилой мужчина сидел напротив, мерно совершая движения веслами.

- Думаю, они и не приходили никогда. Люди всегда будут охотится на монстров, а монстры на людей. Глупо делать из этой войны что-то героическое.

- Значит ты решил сдаться? – С грустью спросила она, – но как же все то оружие, что ты сделал для наших врагов? Оружие которым будут убивать людей, эльфов, драконидов, даже гномов...

- Я сожалею. Хотя не думаю, что поступил многим хуже тех, кто строил для врагов дома и выращивал им еду. Мы все рабы в той или иной степени, Джина. Включая тебя. Мы выжили и это здорово. Нам дали денег. Что ж, эти деньги несомненно кровавые, но лично я направлю большую часть из них на помощь гильдии. Сам я слишком стар для этого дерьма.

- А вот я еще нет, – Девушка решительно сжала кулаки, – они заплатят за все, их самозваный повелитель, старуха, Малендрик – всех их будут судить за их преступления.

- Стоит ли? – задумчиво произнес кузнец, на несколько минут оставляя весла. – Мы выжили чудом. Последние из гарнизона Бравого. Думаешь, наши с тобой товарищи хотели бы, чтоб мы погибли, а с нами и память об их подвиге? А хотели бы они, что б кто-то узнал правду о том, как нам удалось выжить? Что бы нас судили? Да, нас оправдают, несомненно. Но жить с позором всю оставшуюся жизнь, разве оно стоит того? Почему бы тебе просто не вернуться в родную деревню к отцу и матери, не завести семью и не жить. Если ты правда хочешь отомстить нашим угнетателям – сделай то, чего они не ждут – вложи меч в ножны. Оставь проблему тем, кто в силах с ней справится.

====== Ультиматум ======

Прошла неделя с того момента как отряд Хорка покинул Новую Аркею. Приморские лагеря пустели, управлять ими становилось легче, но из-за смерти старосты Вальда забот стало только больше. Почти все время Артема уходила на то, чтобы следить за своими беспокойными миньонами. Перерывы были редки и от того необычайно радовали молодого повелителя, например сейчас Артем стоял у стола, разглядывая лежащий на нем меч.

Нет, умение ходить не вернулось к мальчику, однако, в его теле было немало частиц Черного древа. Древесные волокна можно было использовать для поддержки и управления ногами, так что теперь мальчик мог не только стоять, но и передвигаться с помощью костылей. Даже такая маленькая победа над недугом искренне радовала. Например она позволяла нормально изучить попавший в его руки предмет.

Оружие походило на обычный меч с инкрустацией в навершие. Его принесли в числ прочих трофеев Гурог и Шаелос, забрав с трупа одного из караванщиков. Малендрик назвал его “ведьмачим клинком” – сложным в изготовление и очень мощным оружием. Таким например вооружалась избранная гвардия светлых эльфов, данный же экземпляр был сделан людьми и представлял собой изделие куда более грубое, но все еще убийственно эффективное. Многослойная конструкция с сердцевиной из адаптена связывалась с фокус-кристаллом и позволяла использовать магию во время боя. Например посылать во врага энергетические волны, либо значительно увеличивать разрушительную мощь удара. От такого оружия, если оно в сильных руках, не спасет не магическая защита ни доспехи, да что-там, им впору камни рубить. Были у него конечно и минусы – как и всякий адаптеновый инвентарь делался он индивидуально и работал лишь на конкретном пользователе, ну и поскольку расходовал магию, то пользователь имел шанс свалится от усталости после нескольких ударов. Впрочем, если Артем намерен и дальше развивать орду ему придется снабдить подобным оружием как минимум высший командный состав. У врагов ведь подобные игрушки будут непременно.

- Мне бы сейчас нормальный посох...

Еще раз с грустью взглянув на меч, подросток вооружился костылями и поковылял в соседнюю комнату, куда недавно принесли свежую порцию свинины с гарниром из овощей. Но трапезе не довелось свершится. В помещение ворвался растрепанный Малендрик. Артем едва не выронил костыли, первый раз он видел своего сообщника настолько взволнованным.

- Шае пропала, – гробовым тоном произнес он. И что бы сразу отмести лишние вопросы добавил, – и лодка тоже пропала.

Жестом попросив рыцаря подождать, мальчик сфокусировался на аурах монстров, возвышаясь над миром. Ну да, знакомое сияние синеволосой девки обнаружилось посреди моря. Куда она плыла и для чего, только ей и известно.

- Знал бы, что эта дрянь смоется ни за что б не отпустил Джину, – все так же холодно пробормотал дэ’Риль.

- Не печалься. О ее подвигах мы доложим Ос-Ра едва установим с ними связь. Ее ауру я запомнил, спрятаться не сможет. Свободой она насладится, но не долго. Тебе же пока придется найти девку из рабынь.

- Из рабынь?! Да они пользованы, что мамаша Талийского короля!

- Ну рукоблудием займись. Я то, что могу сделать?

- В новом форте сто человек гарнизона...

Артем внимательно посмотрел на полуэльфа. Протер глаза, посмотрел снова. Вроде не галлюцинация. Ему в самом деле предлагают поменять план наступления ради того, что б один особо умный молодой человек обзавелся новой пассией. Идти ему на встречу он конечно же не будет. Сельскохозяйственные работы и строительство не завершены, а иномирец прекрасно понимал – стоит ему уйти, оставив дела на монстров, не сделано будет толком ничего. В лучшем случае не развалят...

Дэ’Риль ушел. Артем Остался один, в своей прохладной комнате, задумчиво изучая стену. Он закончил работу над постройкой подземелья. Большей его частью, но внутренняя его отделка пребывала в зачаточном состояние. Предстояло оштукатурить стены, либо обшить их вагонкой. Подходящих мастеров среди рабов ныне не было. Шае уговаривала его завесить бетонные стены тканью, но столько ткани у него тоже не было, и рук чтоб стирать ее и выбивать пыль тоже. Может прав Малендрик? Может стоит ускорить атаку? Не жить же до скончания веков как нищий оборванец?! Опечаленный тяготами своей нынешней жизни он доковылял до кровати и рухнув на перину предался сладким воспоминаниям о Земной жизни. О темноте любимой комнаты и голубом экране компьютера. Интернет – окно во внешний мир, через которое смотришь ты, но не могут смотреть на тебя, идеальный способ взаимодействия с окружением. Как же часто он снился ему! И каждый раз, просыпаясь, мальчик испытывал ужасное разочарование, находя себя в чужом мире, темном подземелье, лишённым способности нормально передвигаться.

Чувствуя, что вместо успокоения грезы приносят боль, он попробовал медитировать. Месяц назад Этель начала посвящать его в базовые принципы Святая святых. Не то места, не то измерения, но несомненно важнейшего элемента Ла-Ши. Святыня, по описаниям старухи, представляла собой что-то вроде клапана, на паровом котле, осуществлявшем распределение энергий тьмы и света во всем мире. Войдя туда умелый маг сможет несколько изменить баланс магии в свою пользу, увеличив собственные силы на пару порядков. Процесс этот сложный, опасный и ресурсоемкий. Пока Артему удавалась увидеть лишь очертания Святыни, после чего его магическая энергия иссякала и сознание выбрасывало в реальность. Возможно, неторопливость процесса объяснялась природой иномирца, а может он просто был идиотом. Этель настаивала на втором, впрочем добавляла, что даже у гениальнейших возвышенных волшебников процесс вхождения в Святая святых Ла-Ши занимал от трех месяцев.


Это случилось через несколько дней после бегства эльфийки. Артем, верхом на Вороге изучал работу кузницы. Смена отпущенного оружейника работала не столь умело, но Артему все равно нравилось наблюдать, как куски металла превращаются в острие стрел и копий. Ну, да ничего, после похода они приберут к рукам сотни рабов и можно будет поставить изготовление оружие на широкую ногу. Может даже удастся отстроить подобие манафактуры.

От приятных мыслей его отвлек подбежавший тиран, что-то обеспокоенно верещавший. Клыки слегка искажали орочью речь, а у тиранов они особенно сильно выступали из пасти, так что понял монстра Артем только с третьей попытки. Приказав гонцу срочно вызвать Малендрика, властелин мысленно связался с еще одним тираном.

- Значит говоришь, эльфийка? – Переспросил дэ’Риль, – может просто авантюристка-разведчица какая? Из симпатичных.

- Гоблин сказал Муртоку, что с ним говорила эльфийка, – повторил подросток, задумчиво изучая лес вокруг, – я проверил разум гоблина. Это в самом деле была именно эльфийка. Только кожа не оливковая как у Шаелос, а светлая, и волосы светлые. Видимо и сама она светлая. Но при этом хорошо вооруженная. Много адаптена, парные сабли.

- И эта вооруженная до зубов особа хотела с нами встретится?

- Только со мной. Условие было чтоб я пришёл один. И она разумеется придет одна, а еще клялась что не причинит мне вреда.

- Это поэтому ты взял с собой меня? – Усмехнулся рыцарь, – думаешь соврет? Спешу разочаровать – этот народец до неприличия честен.

- Тебя я взял с собой на случай, если эта пара тиранов не сумеют ее скрутить. – огрызнулся подросток. – И не изображай возмущение. Я ей ничего не обещал, а ты – тем более.

Молодой повелитель был встревожен и не без оснований. Округа патрулировалась волками и гоблинами весьма тщательно. Как незваная гостья сумела попасть сюда? Пройти через дикие земли не встретившись ни с одним из его отрядов? Проплыть через море бурь? Последнее было более реалистично, но все равно пугало. Корабль – вещь заметная. Не вплавь же она море пересекала?!

Местом встречи оказалась лесная поляна в нескольких километрах от нового города. Деревья клонились к земле, под тяжестью пышной листвы предавая поляне торжественность актового зала. Зала совершенно пустого. Однако стоило Артему подумать о том, что его кинули, откуда-то сверху скользнул размытый силует ловко приземляясь за спинами людей и монстров. К тому моменту как те обернулись девушка уже выпрямилась и лучезарно улыбаясь прислонилась спиной к одному из деревьев.

- А ведь уговор был приходить одному, – изрекла гостья, смотря то на одного орка то на другого. – Хотя, ходить ты вроде не можешь. Стало быть они – сменные носильщики. Но этот парень на носильщика не похож. Неужели ты мне не доверяешь? Неужели эльфы были нечестны с тобой в прошлом?

Слегка ошарашенный манерой общения незнакомки, Артем впал в легкое замешательство. Она его оправдывала? Сама? И видит проблемы в своем народе? Жизненные формы в самом деле бывают настолько тупыми?

- Я всего лишь парализованный подросток, – развел руками иномирец, – и мало знаком с местными обычаями. Поэтому взял охранника. Однако сейчас мне куда интереснее кто ты и что здесь забыла.

- Для начала «ее высочество». Или капитан серебряных клинков. Эльфячей гвардии, если по простому. – Ответил за девушку Малендрик.

- Как ты узнал? – Удивилась та.

- Моей любимой книжкой была история женского адаптенового нагрудника, за авторством Джоша дэ’Вольта. Книжке больше ста лет и в числе прочего там была зарисовка эльфийки в этой броне, с указанием на то, что она является передаваемой реликвией в правящей семье. А носит ее та из дочерей, что занимаает пост капитана гвардии.

- Не знал, что ты интересовался картинками.

- Мне было четырнадцать. Все молодые дворяне в четырнадцать интересовались эльфийками. В смысле доспехами. – Быстро поправился рыцарь, – как бы там ни было у нас тут особа благородных кровей и возможно один из сильнейших воинов Ла-Ши.

Сильнейших? Артем сконцентрировался, всматриваясь в ауру девушки. Та была ярко-голубой, почти без единого пятнышка. Пытаться совратить такую – бессмысленное занятие. Даже немного жаль, девушка ему понравилась. И если пышностью форм и красотой изгибов она не сильно отличалась от Шае, то грацией, изяществом, гордостью во взгляде превосходила темную прошмандовку наголову. Такую рабыню Артем пожалуй оставил бы себе. Взгляд нехотя оторвался от длинных едва скрытых юбкой бедер, с трудом преодолел выпирающую грудь и остановился на глазах остроухой особы.

- Так чем обязаны? И кому? – сглотнув изрек он, осознавая, что взгляд вновь падает.

- Исилис. Капитан серебряной гвардии. – Поклонилась эльфийка, – пришла говорить с повелителем Артемом и предложить ему и его слугам сложить оружие и сдаться.

Предложение не сразу дошло до Артема, внезапно обнаружившего, что при наклонах можно увидеть соски госпожи-капитана. И если этот нагрудник ей велик, а эльфы живут долго то предыдущая владелица видимо пала в бою, а последний крупный бой был лет десять назад и следовательно их гостья еще довольно молода и не так сильна, как предположил дэ’Риль. Но смысл слов постепенно доходил до иномирца. Сдаться? Ему? Ей? Да кто она такая?! А что здесь вообще забыли эльфы?

Оказывается забыли они здесь мир во всем “Ла-Ши”. Монстры могут разорять людские земли, нарды устраивать междоусобицы. Словом дети в яслях играют до поры до времени, но когда дело доходит до серьезных проблем появляется воспитатель. По мнению Исилис сбор армии превышающей пять сотен воинов – серьезная проблема, как и массовые похищения людей. То, что затеял Артем ставит под угрозу текущий миропорядок и Артем должен прекратить и распустить войско. Его не будут судить и не выдадут родственникам людей которых он угнетал. Эльфы – не сторонники лишнего насилия. Подросток отправится в далекие эльфийские земли, окончит университет и овладеет профессией, что позволит приносить пользу окружающим. С Малендриком будет несколько сложнее, но и его вполне реально простить и устроить. То же касается высших монстров, что выразят желание сотрудничать. Обезглавленная орда будет постепенно рассеяна людьми, которые так ничего и не узнают о сегодняшнем соглашении.

- Таким образом мы избежим лишней крови, – закончив оглашение условий сдачи девушка ослепительно улыбнулась, – разве не чудесно?!

- Берем живой. – Ответил Артем вслух, давая Малендрику время подготовится.

Пока пара орков рванулись в сторону девушки, молодой повелитель начал читать заклинание колдовских пут. Стоило вытянуть из гостьи всю известную ей информацию. Но ошарашить или тем более застать врасплох капитаншу не удалось и пара клинков в один миг покинули закрепленные на поясе ножны. Эльфийка действовала стремительно, уходя назад длинным прыжком с переворотом. Выполнив в воздухе сложную акробатическую фигуру она исторгла из одного из мечей яркий луч, насквозь пробивший руку ближайшего тирана. Аура вспыхнула ярко, и тут же потухла, но теперь уже пылали мечи. Ловко избежав удара одного из топоров, уйдя в бок, девушка прошмыгнула под вторым лезвием сделав шпагат, успела увернутся от пинка, а потом и от удара коленом. Тираны были невероятно быстры, но она — быстрее. Когда один из орков уже готов был обрушить на прижатую к земле остороухую оба топора разом, та нанесла удар. Длинная сияющая сабля с большим кристаллом в центре лезвия метнулась вверх, мышцы ног распрямились, запуская ее хозяйку в воздух одновременно с этим разрезая орка на две, практически идеальные половинки. В любом другом случае такого рода воздушная акробатика стоила б ей жизни, но готовый нанести ответный удар топор второго орка, был перерублен, а вслед за куском стали на траву полетела отрубленная зеленая башка. Исилис замерла, на обезглавленной туше, готовясь к новому прыжку. Зеленые глаза дочери лесов встретились со взглядом повелителя. В ее глазах Артем не увидел ни ненависти, ни обиды, ни разочарования, коими последние два года его щедро потчевали люди и монстры. Была в них лишь холодная решимость. Артем должен умереть. Ему вынесен приговор и она его исполнит.

Девушка прыгнула. Навстречу ей полетели магические путы, влет перерубленные одним из клинков, второй же был готов покончить с зарвавшимся подростком. По кромке пробежали всполохи голубой энергии и за секунду до того как он обрушился на Ворога с Артемом аура Исилис загорелась в полную силу избранной Ла.

Столкновение противоположных зарядов всколыхнуло воздух, сорвав с окрестных деревьев листья и обломав ветви. Даже нагруженный Артемом Ворог отлетел назад, чудом не раздавив своего драгоценного хозяина. Орк и человек с замиранием сердца смотрели на сошедшихся в противоборстве темного рыцаря и серебряного клинка. Со стороны могло показаться, что их силы равны. Парные сабли скрежетали по щиту, не в силах преодолеть укрепленный энергией Ши металл. Однако меч Малендрика тоже попал в жесткий блок. Человек и эльф впились в глаза друг-друга, забыв обо всем вокруг. Лишь противостояние, разряды магии и ветер играющий в платиновых и черных словно крыло ворона волосах, лишь бормотание Артема, готовящего очередное заклинание. Его лучшее заклинание. Она утратила контроль буквально на секунду, но этой секунды хватило полуэльфу чтобы сделав резкий выпад щитом оттолкнуть противницу. Пронзительно вскрикнув та полетела назад, шлепнувшись на траву самым неловким образом раскинув руки и ноги. Но мгновение поляна погрузилась в тишину. Прошла секунда, другая. Отошедшая от шока девушка изогнулась, подскакивая словно коша, на которую вылили ведро воды, и одним махом вогнав клинки в ножны бросилась прочь.

- Теперь ее не поймать. – пробубнил Ворог, – эти твари в лесу, что ящер на болоте...

- А все потому, что кто-то пялился на ее трусы, вместо того, чтобы схватить. – Съязвил Артем.

- А они на ней были? -Переспросил полуэльф, – не, ну если считать абсолютно празрачную паутинку расшитую серебрем... Бля, виноват. Но ты сам оборвался на полуслове. Поди тоже отвлекся?

Повелитель был вынужден признать правоту соратника. Его обделенное женской красотой восприятие было слишком увлечено созерцанием верхней половинки противницы, в очередной раз выпавшей из нагрудника.

- А ведь она — проблема, – заметил он.,- И не одна...

- Две здоровенные проблемы, – Поддержал его полуэльф, задумчиво разглядывая выщерблину на мече, – я б потыкал клинком между ними.

Молодые люди переглянулись. Артем хотел в очередной раз поддеть коллегу по опасной профессии, но удержался. В данном случае он был всецело с ним солидарен.

====== Штурм ======

Два дня прошло после инцидента в лесу. За это время Артем вызвал все боеспособны силы монстров в новую Аркею, усилил патрули, увеличил число караулов по периметру лагеря.

Ничего! Эльфийка как сквозь землю провалилась.

А возвышенная эльфийка могла наломать немало дров. Однако, больше всего Артема пугало вовсе не это.

Ему искренне хотелось верить, что красотка в бронебикини была странствующей героиней сражающейся против всего плохого, за все хорошее, что пришла сюда по зову сердца вершить строгий, но справедливый суд. Однако, логика подсказывала несколько иное. Капитан серебряных клинков не должен путешествовать отдельно от серебряных клинков. И если одна эльфийка была проблемой, то эльфийская гвардия – катастрофой. Это ведь целая армия! И они придут сюда, очевидно!!

- Двадцать.

- Чего-чего? – переспросил Артем.

Этель лежала в постели. Ее знобило. Каким-то удивительным образом этот сухофрукт умудрился простыть в местном климате и теперь едва шевелила губами.

- Два десятка, говорю! – Рявкнула травница, собирая остатки сил. – Двадцать серебряных клинков, двадцать серебряных копий, серебряных луков, разителей и посохов. У них пять гвардейских отрядов. По одному на каждое сраное длинноухое королевство. Но мечницы – лучшие. Среди мечниц всегда было больше всего чемпионок.

На слове “чемпионки” Артема бросило в холодный пот. Их может быть несколько?! И каждая равна Малендрику. Но, тогда они попросту обречены! Хотя стоп! Они сперва должны попасть в Приморские земли. На море кораблей не видно. Суша патрулируется. Не могут же они прилететь по воздуху?

Сидевший неподалеку Малендрик поднял голову, на мгновение оторвавшись от своего занятия – заточки меча.

- Вообще-то могут. – Фиолетовый брусок прошёл вдоль лезвия меча, оставляя на грани россыпь магической пыли, – У эльфов есть один из четырех ныне действующих воздушных кораблей. Видимо, на нем наша гостья и прилетела. Но ты панику то не поднимай. Маленький он. От силы двадцать эльфийских попок влезут.

Артем схватился за голову. Это не двадцать попок, это пиздец! Почему ему раньше никто про это не рассказал? Что у врагов есть такие воины?! Что у них есть летательные аппараты?!

- Ну, а что бы это изменило? – Усмехнулся дэ’Риль пробуя лезвие ногтем, – мы вроде изначально понимали, что дело наше хоть и благородное, но скорее всего гиблое.

И правда. Подросток стиснул костыли, и заковылял прочь. Он ведь не в голивудской сказочке и не в японсом мультике, где коварные враги раз за разом набегают на героя все более грозными волнами. Ну а герой их побеждает, становясь все сильнее пока в один прекрасный момент не встречается с главгадом и не дает ему пизды. В реальности все несколько иначе. Стоило эльфам прознать про зарождающуюся угрозу как они обрушили на нее всю свою мощь разом. Они не стали переть напролом, не пытались защитить мелкие человеческие поселения. Остороухие прекрасно понимали, что сердцем орды является повелитель. Дождавшись пока основные силы выдвинутся в поход, они напали на плохо защищенный штаб. При этом их нельзя было упрекнуть в излишней жестокости. Капитан рисковала собой ради всего лишь шанса уладить все миром. Сейчас Артем видел перед собой глаза девушки. Размер минимум пятый, а возможно даже шестой. Проклятье! А он оказывается не полностью парализован. Но стоп, взгляд эльфийки не сулил ему ничего хорошего. Это были все те же холодные глаза закоренелого убийцы, безжалостного, решительного, только с противоположным знаком. Исилис была готова на что угодно ради своих убеждений. Теперь было понятно чего хотела от Малендрика Шае и почему сбежала, не смотря на казалось бы неплохие условия. Ос-Ра знала, что за ними скоро придут и что единственный путь к спасению – передать частичку древа владельцу посильнее, да посговорчивее.

Как же решить проблему? Бежать? Но с воздуха их с легкостью найдут. Сражаться? Против отборных войск способных нагрянуть в любой момент откуда угодно? Сдаться? Жизнь среди эльфов? Ради миловидных мордашек он бы потерпел их упертую праведность. Только вот...

Мальчик распахнул рубаху. Ветвь черного древа занимала значительную часть груди, вены проступали на теле, кора покрывала кожу словно чешуя. Артем, не думал, что все перечисленное удастся удалить без вреда для его здоровья. Если же оставить щепку, то находясь в окружении светлых существ он загнется сам сам-собой.

Все до боли напоминало колонию. Он был беспомощен, враги сильны и беспощадны. Все, что ему оставалось – подороже продать свою жизнь. Возможно, ему удастся победить. Если Новая Аркея продержится до возвращения ушедших армий шансы будут! Только как тут продержаться? Две с половиной сотни орков, полторы – гоблинов, из которых хобов едва ли половина. А на тебя идут шаболды, одна их которых у него на глазах нашинковала пару тиранов меньше чем за минуту. Последнее время он готовился – гоблины усиленно тренировались в стрельбе из лука, баллисты установили на крыши домов, а подземелье укреплялось. Спешно сколачивались массивные ворота, обивалась металлом внутренняя решётка, вентиляционные шахты маскировались и запирались заслонками. Разумеется Артем и о ловушках подумал. Подумал и забыл. Учитывая прыгучесть и проворство ушастых, угрожали те разе что его собственным слугам.

Интересно, что бы сейчас сказала Этель?

Но старухе как назло становилось только хуже, и в деле встречи грядущей угрозы Артем мог положится лишь на себя и дэ’Риля.

Не смотря на подготовку враги пришли неожиданно. Солнце стояла высоко в небе, когда тень корабля накрыла строящийся город. Завопили часовые. Пленных погнали в подземелье, маги и лучники заняли места на крышах домов, хопгоблины – у баллист. И тут обнаружилась первая неожиданность – осадные орудия попросту не задирались вверх под необходимым углом. Артем был готов разбить лоб о бетонную стену. Как он не подумал о такой важной детали?! Магия же не добивала до воздушного судна, вольготно парившего в нескольких сотнях метров от земли. Будь Артем капитаном этого корабля – просто разбомбил бы Новую Аркею к чертям собачьим. Но гости видим беспокоились о рабах, поэтому вместо дождя из заклинаний сверху полетели эльфы. Один, два, четыре... Артем насчитал восемнадцать ярко-голубых аур, настолько близких друг другу по силе, что он по началу даже не смог вычислить Исилис. Эльфийки приземлялись на городские улицы, соломенные крыши, холм, под которым находилось подземелье. Небольшой вес, гибкость и наверняка магия помогали им делать это без необходимости использовать какие-либо приспособления или сажать корабль. Прошла едва ли минута, как сапоги захватчиц коснулись земли и город огласили первые крики умирающих. Удары ведьмачьих клинков точные и выверенные, снимали головы с гоблинов и орков. Сначала были убиты зеленокожие у баллист, затем шаманы. Маги не успевали произносить заклинания, а если у них и получалось – огненные стрелы и молнии в бессилие разлетались о барьеры воительниц.

Мальчик вспомнил то немного, что рассказали ему старуха и рыцарь о тактике серебряных гвардейцев. Каждая из них была одновременно воином и магом, специалистом в использование магического оружия и брони, создающим заклинания подобием танцев и молитв и работающих под постоянным магическим усилением на пределе сил. Их атаки были скоротечны и длились мгновения, однако, эти короткие мгновения мало что могло пережить.

Один за другим слуги Артема умирали, он смотрел их глазами на творящийся хаос, и картина напоминали кадры из какого-нибудь фильма, в котором бравый американский герой разносил афганский кишлак. Только героев было восемнадцать. Потоки энергии срывались с клинков, убивая гоблинов-лучников, сияющие серебром лезвия мечей рассекали зеленокожих вместе с топорами и шлемами, кровавые брызги и обрубки конечностей взлетали в воздух в безумном вихре стали и магии. Рассыпались под ударами волшебства недостороенные домики, пыль закрывала обзор, но гибкие силуэты в живой броне этого казалось не замечали, разбегаясь по городу словно вышедшая из берегов река, разрушая все то, что он с таким трудом создавал на протяжение последних месяцев.

Было лишь вопросом времени когда орки и гоблины дрогнут и побегут. И они побежали. Многие прыгали прямо со стен, кто-то ломал себе ноги, кто-то – ребра. Монстры бежали, стремясь сохранить себе жизнь даже не смотря на приказ повелителя сражаться до последней капли крови.

Тем не менее свою роль они сыграли. Сильнейшие монстры успели укрыться в подземелье. Туда же согнали пленников. Артем до крови закусил губу, когда за последними рабами захлопнулись тяжелые ворота и лязгнула укрепленная металлом решетка. Девы постепенно стекались к холму. Кажется, прямо сейчас штурм их не интересовал.

Пара маленьких гоблинов, полумертвых от страха, сидели под соломенными крышами на творящийся перед подземельем представление. Холм взяли в оцепление, с небес наконец-то спустился корабль, больше всего напоминавший дирижабль с маневровыми крыльями и частично открытой гондолой. Судно в самом деле было не большим, и вспоминая истории Шае о том, сколько в Ла-Ши стоит шелк, иномирец понимал почему. К кораблю бережно подвели и посадили внутрь темноволосую женщину с обмотанным тряпкой предплечьем. Похоже Артем оказался прав и колдунья взятая когда-то в Бравом ухитрилась сбежать. А ведь он относился к ней бережно, старался не злить, подкладывал под самых важных монстров, не перегружал работой. И вот, стоило замаячить надежде сбежать она делает ноги, применяя магию без фокус-кристалла. Какие же люди неблагодарные скоты!

- Что они там делают, братишка? – Рыцарь осторожно коснулся плеча подельника, стараясь не прерывать транс.

- Сидят скрестив ноги. Какой-то полуголый мужик... О, так у них есть мужики. Короче, у него на глазах повязка. Что-то читает, машет посохом.

- Они отдыхают. – пояснил Дэ’Риль. – вымотались и теперь копят силы для штурма. На это уйдет часа четыре.

- Может тогда нападем, раз они вымотались.

- Не настолько вымотались. К тому же выход из подземелья один. Нас просто положат.

В очередной раз мальчик пожалел, что так и не начал строительство тайного хода. Не стоило распускать сопли по вымотанным рабам. Ну умело бы человек 30-40, зато сейчас был бы готовый план бегства.

- Тот тип с повязкой – точно жрец. Сейчас он изучает подземелье, пытается составить его план. Слепые жрецы видят незримое в весьма значительной области, а если он еще и чемпион то минимум на пару киллометров от него ни скроется ничего.

Молодой повелитель аж икнул. Вот тебе и тайный ход. Как же нечестно получается! Выходит у него даже теоретических шансов победить, в смысле сбежать, нету?! Что за трижды трахнутый, несправедливый мир?!

====== Финал ======

Он приказал монстрам собрать пленников в большом зале. В его распоряжении остался 91 орк из них пять тиранов и четыре шамана, семьдесят два гоблина с опять же четырьмя шаманами. Были здесь и невольники. Измотанные и до смерти напуганные люди, подростки, беременные женщины, с десяток пускающих слюни сумасшедших – как же мало осталось от тех, кто почти два года поддерживал Артема в его начинаниях. С таким трудом эти несчастные строили город и подземелье, которые теперь разрушают гнусные враги! Ну, ничего, они еще послужат повелителю, послужат живым щитом встав между Артемом и нападающими. Всех рабов связали и поставили на колени, за спиной у каждого встал гоблин с ножом, а сам Артем укрылся за их спинами. Освободившись от своей ноши Ворог облачился во вновь выкованные доспехи, вооружившись огромным двуручным мечем. Неподалеку от него занял место Малендрик, на этот раз решивший драться клинком покороче и разумеется не забыл свой незаменимый щит. Сам Дэ’Риль выглядел на редкость расслабленным и в какой-то мере счастливым.

- Когда-то я думал, что помру от отцовских побоев. Затем, мне пророчили смерть в орочих клыках, или зубах еще какой темной твари. Теперь вот меня покромсают на куски два десятка горячих длинноухих девчонок. Ради такой кончины определенно стоило сменить сторону.

Подросток улыбнулся. В самом деле. Лучше чем темная в тюремном бараке.

Но почему же тогда так сильно хочется жить?

Ему всегда казалось, что этот мир его ненавидит, как впрочем и мир предыдущий. Все вокруг было против него, каждый день состоял из борьбы, боли и непонимания тупого быдла окружающего его со всех сторон, однако теперь, за пять минут до конца мальчик вспоминал не тупость подручных, бесячих баб, капризную старуху, неспособность ходить, вонь исходящую от монстров и ненавистную жару. Он думал о том, что ему удалось создать и построить, о поселениях, о городе, о том как превратил сброд в армию, как освободил Малендрика от участи быть рабом лживой идеологии, о том, что впервые в жизни ему в самом деле есть что терять. О планах. О будущем которое появилось на горизонте лишь затем, чтобы исчезнуть среди туч надвигающегося шторма.

Меж тем первые удары были нанесены по воротам. Как и ожидалось ни у кого из нападавших не завалялась осадной машины в декольте, но оно не сильно и требовалось. Разумеется даже колдовскими клинками рубить огромные ворота пришлось бы долго. Однако, с ними был жрец. Истинным взором он определил местоположение петель, на которых ворота держались. Несколько сильных, но очень точных ударов последовали один за другим, впиваясь в прочную древесину. За считанные минуту массивные стальные полосы были перебиты, и с жалобным скрипом створы рухнули на землю, обнажив нутро пещеры. Столь же умело были перебиты брусья решетки. Препятствия были устранены и первые отряды мечниц бросились в узкий коридор.

Тогда-то и был приведен в действие план Артема. Несколько секций потолка раскрылась и сверху на нападающих посыпались глиняные горшки. Не достигая пола снаряды гроздями повисли на веревках, а почти сразу после этого выбежавшие с противоположной стороны коридора гоблины и орки шаманы обрушили на них град огненных стрел. Горшки взрывались наполняя воздух удушающим белым дымом и расплавленным едким веществом. Финальным аккордом стал Гобук. Гоблин царь запустил в коридор могучий воздушным поток, превративший узкое помещение в пылающий филиал преисподней.

Артем облегченно выдохнул. Хотя бы часть нападающих ему удалось уничтожить.

Или нет?

Когда дым рассеялся темный властелин испытал одно из сильнейших в свой жизни разочарований. Все четыре воительницы из передового отряда были живы. Их одежда почти полностью выгорела, кожу и волосы покрывал пепел, но вот оружие, броня и что самое обидное — кожа совершенно не пострадали. Со слезами на глазах Артем наблюдал как женщины гордо удаляются на изначальные позиции. Их ауры потускнели, но толку с того?! В отчаянье он приказал оставшимся лучникам и шаманам атаковать негодяек. В девушек полетели стрелы и заряды магии, те бросились в рассыпную, с противоположной стороны коридора ударили энергетические клинки. И вновь коридор наполнился свистом стрел, треском пламени и магическими разывами, но не смотря на все усилия монстров им не удавалось подавить огонь противниц. Если стрелы чаще всего пролетали мимо, а магия разбивалась о барьеры ил срывала с девушку куски брони, то ответные магические атаки скашивали по нескольку гоблинов за раз. Через несколько минут противостояния магические атаки серебряных клинков достигли частоты и отлаженности, достаточной чтоб не позволять противнику высунуться из-за угла. Девушки выходили на рубеж, атаковали, менялись, снова атаковали. Одновременно с этим новый штурмовой отряд двинулся на прорыв. В этот раз ловушек у противной стороны не было, как и возможности дать упреждающий залп. Эльфийки ворвались в подземелье сметая охрану. Начался бой за внутренние коридоры.

Он чувствовал пульсацию в висках, чувствовал страх покоящейся в груди щепки, чувствовал как от этого сгустка ненависти, злобы и похоти по его телу проходят отголоски темных желаний. Было ли дерево в самом деле безмозглым, как он решил сперва? Возможно ли, что оно понимало, что именно произойдет сейчас?

Вихрь клинков приближался – один за другим монстры падали изрезанные и искромсанные. Если несколько минут ранее Артем и надеялся остановить штурм в узких подземных коридорах, то сейчас мог смело распрощаться с данной мечтой. Орки просто не могли драться с воительницами на равных. Их доспехи не защищали от ведьмачих клинков, оружие было слишком громоздким, а сами они излишне неуклюжими. Может, если бы их было чуточку больше? Простая математика – тиран орков, стоящий с пяток соплеменников, примерно равен эльфийскому воину, опытному авантюристу, рыцарю. Ну, а чемпионство как правило удесятеряет силы. Всего-то надо по пятьдесят орков на одну шмару, которых прилетело два десятка. Тысячной армии хватило бы! Как же мать, их за ногу жаль, что даже если б Артем собрал ее, она все равно не поместилась бы в подземелье и ее тупо перерезали бы по частям! Еще можно было бы помечтать о прилетевшей на крыльях любви Шаелос, вместе с флотом Ос-Ра. Но как же?! Эта сука сейчас скорее всего уже докладывает своей королеве о бригаде идиотов-беспредельщиков, что не зная берегов сели в лужу.

А тем временем комнаты защищались одна за другой. Вот Муртоку удалось даже попасть по одной остоухой, которая излишне расслабилась. Артем не без удовольствия наблюдал как схлопнулся барьер и рассыпался на осколки наплечник вместе с наручем. Хоть какое-то достижение, жаль, что ответным ударом бедного орка разрубило надвое. А ведь повелитель знал его. Веселый был парень – очень любил бухать с Малендриком тоберисковое бренди и болтать о бабах. Вот еще одна комната пала. Гоблины подожгли сонную и ядовитую траву, надеясь принести вторжением смерть от удушья, но их почти мгновенно вычислили по едкому запаху гари. Траву потушили, а успевшие наглотаться дыма женщины просто приняли противоядие.

Взмах серебряного меча. Засов, перерубленный пополам, падает с ворот, открывая вид на последний очаг обороны подземелья.

Они вошли красиво, легкой грациозной походкой под стук каблуков, сжимая в каждой руке по клинку. На девушках не было даже царапины, только десяток неудачниц потеряли элементы доспехов.

- Еще шаг и я прикажу убить их, – Выкрикнул Артем показывая на рабов.

Гвардейцы остановились.

- Отлично. Теперь, если не хотите, что б пострадали невинные люди, – сложите оружие на землю.

- И броню снимите! – крикнул Малендрик, получив порцию из восемнадцати презрительных взглядов.

- Чего стоим? Вам все равно, что будет с этими людьми? – Артем дал мысленный приказ слугам и кинжалы плотнее прильнули к шеям. На нескольких появились алые полосы.

- Нам не все равно. – Исилис вышла слегка вперед, – Защитить невинных – именно то зачем мы пришли сюда. Нет ничего важнее жизни разумного существа. Кроме, конечно же, жизни двух разумных существ. Если мы оставим вас, то может эти несчастные и продлят свое существование, но пострадают тысячи других. Цель защитника, повелитель Артем, не в том, что бы спасти всех любой ценой, а в том, чтобы уничтожить зло и тем самым спасти большинство.

Ну вот. Он конечно не надеялся, что все будет как в том японском мультфильме где воительницы побросали оружие и передали себя в сексуальное рабство лишь бы сохранить жизнь подданных. Но попробовать стоило.

- Тем не менее судьбы этих людей нам не безразличны. Я повторюсь, нас не интересует месть, и даже правосудие и то и другое меркнет в сравнение с жизнью невинных. Даже сейчас мы готовы принять вашу сдачу. Монстры будут отпущены, а ты, Артем как и твои ближайшие приспешники отправитесь на перевоспитание. Получите второй шанс стать достойными обитателями нашего общего мира. То, как вы сражались, этот город, и все ваши действия говорят о немалом уме и сильной воле. Не дай им погибнуть. Позволь им принести пользу окружающим. Раскайся, попроси прощения у тех кому причинил боль и загладь вину добрыми делами!

Мальчик вздрогнул, чувствуя как к горлу подкатывает ком. Почему? Почему даже сейчас после всего, что он сделал они не воспринимают его всерьез? Почему не могут понять его убеждений? Неужели, так сложно поверить, что за его действиями стояли не глупые шаги оступившегося ребенка, а справедливость? Неужели так сложно признать его равным себе? Уничтожить, но как конкурента, врага, идейного противника, черное пятнышко на идеально белой скатерти?! Но нет, обязательно надо унизить своей жалостью! Растоптать его гордость, надругаться над его верой, назвать его невежественной пустышкой!

Артем очень хотел жить. Нужно ему было немного – маленькая комнатка в уютном подземелье, немного еды, уважение, свобода и творческое уединение. Место, где его оставили бы в покое, наедине с единственным понимающим его человеком – самим собой. Увы, что для Земли, что для Ла-ши это было слишком многим. Мир мог предложить только жизнь в клетке. Но жизнь в клетке его не привлекала. Десятилетия такой жизни не стоили секунды свободы. И пусть на земле он был беспомощен, здесь он сумеет уйти красиво, оставив в истории след, пусть маленький, пусть кровавый, но след...

Они дернулись, будто по повелению дирижорской палочки. Семь десятков ножей пришли в движение, рисуя дуги на белой коже. Фонтаны крови ударили из рассеченных глоток, брызги взметнулись вверх оседая на оскалившихся мордах зеленокожих и свеженастеленых полах большого зала. А вслед за ними падали захлебывающиеся кровавым бульканьем тела. Зажатые в угол монстры хватали оружие готовясь дать последний бой.

Улыбка пропала с лица капитана, уступив место бесстрастной маске палача. Сомнения, муки совести, самокопания и слезы по тем, кого не удалось спасти будут. Но будут потом. Сейчас же будет казнь. Плавно опускаясь на землю девушка перевела энергию в ноги, готовя рывок. Ее соратницы повторили действие, Исалдин накрыл их благословенной защитой. План уже был разработан, оставалось привести его в действие. Разбившись на три тройки отряд бросился вперед, оставив остальных воительниц и жреца в резерве. Их натиск был стремителен, первые орки и гоблины разлетались на части под клинками капитана, перед глазами замелькали очертания вражеских мечей, копья проходили в сантиметре от лица, едва не касались тела. Она была быстра и достаточно опытна, что бы двигаться сквозь вражеский строй избегая ударов, достаточно храброй что бы оставить за спиной раненого орка, достаточно уверенной в напарниках, чтобы знать – его добьют раньше, чем тот ударит в спину. Ее цель была впереди – сидящий на массивном стуле толстый паренек с жезлом в руках.

С кристалла сорвались сгустки магической энергии. Волшебные ракеты – прекрасный выбор, от них не увернуться даже проворной эльфике. Однако, возможностей даже сильного мага не хватило бы для разрушения ее фамильной брони с одного удара. А впрочем, кто сказал, что она примет заклинание на броню? Изящный пируэт переместил энергию из ног в клинки, наделяя каждый из них взрывной мощью, и когда ракета приблизилась, ее встретило голубое лезвие. Меньший заряд распался под ударом более мощного. То же случилось с остальными сгустками магии, сумевшими лишь слегка притормозить девушку. Вперед выступили крупный орк-полководец и чемпион темных сил. Сразится с последним она хотела бы больше всего на свете. В конце концов именно за победу над одним из них она возвысилась по воле Ла. Но то была не победа один на один. И сейчас она снова вынуждена отказаться от своего шанса. Жестом она указала ведомым на охранников повелителя.

Малендрик первым принял удар. Теперь он уже знал, что главное в бою с подобным противником выдержать первый, взрывной натиск. И это в определенной степени ему удалось. Щит выдержал основные удары – более слабые разбили понож и последний наплечник. Паршиво было то, что его теснили к стенке. Но нечего, как только девка сбавит обороты он начнет контратаку. Неподалеку от еще одной мечницы отчаянно отбивался Ворог. Магические мечи не смогли перерубить двуруч полководца, хоть и оставляли на нем глубокие зарубки. Полуэльф придет ему на помощь как только расправится со своей противницей. Он уже чувствовал как темп ударов спадает, как девушка выдыхаеся. Последним усилием она отскочила в сторону. Темный рыцарь уже был готов совершить выпад и насадить ее на клинок, как на него набросилась еще одна эльфийка.

В этот момент повелитель осознал, что остался один на один с вражеским лидером. Времени осталось для одного заклинания, он начал читать слова, готовя атаку настолько мощную, что оно разорвет в клочья фокус-кристалл, а за одно и девку, как он надеялся. Но слова застряли в горле. Дыхание паренька перехватило, а вены словно наполнились свинцом. Он почувствовал невероятный прилив сил, а еще тошноту и головокружение. Кажется всевеликая Ши обратила на него свой взор. Как же, мать его, вовремя! Он попытался взять тело под контроль, но оно не слушалось, напротив сознание уносилось куда-то в даль. Осознание, как острый нож, вонзилось в сердце иномирца. Это была Святая Святых. И если маг забирал силу мира насильно, то чемпионов возвеличивал коллективный разум самого мира. Возможно, Артем понял бы еще что-то важное, но серебряное лезвие в животе совсем не настраивало на научные изыскания. Мальчик жалобно посмотрел в зеленые глаза своей убийцы. Эльфийка провернула лезвие.

Боль была ацкая, но наполнявшая тело энергия не позволяла умереть прямо здесь и сейчас. Тело мальчика постепенно отказывало, клетка за клеткой, орган за органом, но силы Ши казалось не замечали приближающейся смерти владельца, вливаясь в щепку. Последняя разрослась уже минимум втрое, опутав лезвие и рукоять меча. Однако, этого было недостаточно, мальчик чувствовал, что выделенная ему порция могущества подошла к концу. И тогда он сделал это... Его тело изначально не принадлежало этому миру, то был разрыв в пространстве, аномалия. И если плоть не могла принять подобное количество энергии, щепка могла расти до бесконечности. Поток магии устремился внутрь него, как в бездонный колодец, а окружающий мир будто следовал за ним, кровь убитых людей, кровь монстров – материя стекалась к нему. Второй клинок вошёл точно между глаз молодого человека, но мозг уже не был хранилищем разума. Область вокруг лезвия обросла корой, корни опутали рукоять и перчатку девушки. Дерево росло, поглощая носителя и окружение, стремительно раздаваясь ввысь и вширь. Руки превратились в крючковатые ветви, ноги стали корнями. Никогда еще Артем не чувствовал себя так хорошо! Он был всемогущим. Одну за другой разрастающиеся корни опутывали его врагов. Те защищались, обрубая ветви, но на их месте вырастали новые, все чаще оружие вязло в сочащейся ихором коре. В какой-то момент мальчик почувствовал, что больше не управляет изменившимся телом, те тихие голоса, что он когда-то находил забавными обратились единым оглушительным воплем. Хоровод чувств и желаний захлестнул его душу, намертво сращивая с деревом. Хлесткие удары сабель, разряды боевой магии все это было не более чем комаринными укусами за возродившегося темного полюса мироздания. Таким же комаринным укусом был для него разум земного школьника, с каждой секундой становящийся все незначительнее на фоне великого Черного Древа. Зло победило. Артем проиграл.


Старая женщина открыла глаза и мутная картина перед ними постепенно обращалась силуэтом мужчины. Малендрик выглядел паршиво: неумело перевязанные раны и обрывки чадящих лекарствами тряпок, делали из полуэльфа подобие свежезавернутой мумии.

- Очнулась таки? – Дэ’Риль провел по лбу старухи влажной губкой, – Эла Ши! Задрало с тобой возиться.

- Что случилось? Что с Артемом?

- Был бой. Все наши умерли, осталось от силы с десяток гоблинов. Что до братишки... Он превратился в это.

Малендрик отодвинулся, позволяя травнице осмотреть изменение в интерьере большого зала. Теперь центральную его часть занимал массивный в несколько обхватов ствол дерева, чьи ветви уходили вверх, пронзая потолок.

- Думаю его крона занимает весь холм, но наружу не выходит.

- Свет ему противен... – Протянула та, не в силах осознать произошедшее.

Ей казалось, что процесс возрождения Черного Древа займет десятилетия, что она умрет так и не увидев его завершения своими глазами. Сложно было поверить, что призванному ей подростку удалось столь многое. Она искренне гордилась им и разумеется гордилась собой. Увы, похоже Артем не смог увидеть своего триумфа и это омрачало ее. Столько надежд было связано с юным темным героем, столько сил в него вложено!

- Не стоит отчаиваться. – с помощью полуэльфа она встала на ноги. – Как сказал перед смертью прошлый темный властелин, – она еще раз взглянула на дерево, раскинувшееся во всем своем великолепии, которое, в полной мере увы не дано было ощутить,- “Зло всегда найдет выход”