Passum Interitum 1.4 (fb2)


Настройки текста:



Passum Interitum 1.4

Глава 69

Когда-то он носил гордый титул императора, владыки собственноручно созданной Империи Миззаун. Когда-то его имя, Заракс, наводило страх на любого в пределах двух континентов. Когда-то его личные капиталы исчислялись в тысячах тонн золота, сотнях килограмм драгоценных камней и тысячах квадратных километрах земельных наделов по всему северному континенту. Но всё в конечном итоге имеет свой конец, вот и его время было безжалостно забрано старостью, угрожая с каждым днём всё более близкой смертью. Заракс Висму, по прозвищу Опустошитель, достиг своего предела пять тысяч лет назад…

К счастью, его уникальные способности создавать целые области всепожирающей пустоты, достигшие к преклонному возрасту ужасающих масштабов, способных стереть с лица земли половину столицы империи, привлекли внимание самой закрытой и мистической организации планеты, ордена «Грозовой Колодец». Посланники этой мифической области вечных штормов предложили императору то, что он не мог бы получить несмотря на всю свою власть — почти бесконечную жизнь и уникальные знания о его силе и путях дальнейшего развития. За это от него требовалось лишь передать его личные богатства ордену, а после бросить всё к чёрту, став верным соратником и мечом Грозового Колодца.

Разумеется, Заракс-опустошитель без раздумий согласился! Разыграв свою ожидаемую всеми кончину и отдав ключи от сокровищницы представителям ордена, старик покинул созданную когда-то империю, вверив себя в руки сильнейших воинов всех времён и народов. А став одним из них, немощный уже старик вскоре превратился в могучее существо, способное жить практически вечно.

И вот теперь, выйдя в мир впервые за последние сорок лет, Заракс Висму должен покончить с каким-то прыщом, возомнившим себя настоящим воином. Бесспорно, убийство одного из рядовых членов Грозового Колодца является неким достижением, но воистину, посылать на такое мелкое дело Опустошителя!? Те три наглых сучки справились бы и без него. Но раз уж один из высших воителей отдал ему личный приказ, следовало исполнить всё в лучшем виде!

* * *

Отразив нападение с тыла какого-то странного рогатого зверя, видимо посчитавшего его лёгкой добычей, Заракс направился в сторону главного комплекса закрытого предприятия. Ведя наблюдение за целью, он никак не думал, что тот протаранит своим крейсером этот неприметный купол, стоящий на отшибе местных владений. Странный способ войти в здание, хотя и эффективный надо признать.

Сейчас же он знал зачем Азраил так поступил — наблюдатели сообщили о только что оконченной скандальной трансляции, где некий чиновник перед тем как всадить штырь себе в глазницу раскрыл секрет одной крупной корпорации. Здешнее хранилище драгметаллов, находившееся под землёй, и правда было достаточной причиной пойти на таран на дорогущем космическом судне, а значит и искать цель следовало рядом со входом в хранилище. Которое расположено…

— Что за…? — запрыгнув на высокое здание. Заракс на мгновение замер. Метрах в двухстах от него гигантский полупрозрачный хищный зверь с переменным успехом гонял людей на лёгких мехаха. Поймать столь юркие цели явно не очень опытной зверюге удавалось с трудом, но и сами бойцы не могли нанести каких-либо серьёзных повреждений монументальному противнику, что делало бой каком-то тягомотным.

— Как интересно! Добавим жару в действие, — встав поустойчивей, киборг поднял свои длинные хвосты, свисавшие с края здания, вогнав их в бетонные конструкции за собой до состояния натяжения. После перед его руками, направленным в сторону битвы, начало зреть мощное искажение как над поверхностью раскалённой пустыни, а самого Заракса со страшной силой потянуло в эту смертоносную область. Оба его хвоста натянулись ещё сильней, так что даже бетон начал за ним крошиться, а его копыта даже подогнулись под общей нагрузкой чуть не проломив перекрытия. Столь могучее искусственное тело странной конструкции было ему необходимо именно из-за подобных побочных эффектов исполняемых техник, иначе киборгу могла повредить его же собственная сила.

Пока уровень техники рос, Заракс успел убедиться, что его компаньонки не страдают хернёй, прошерстив общий аудио-видео канал. Девицы вполне добросовестно исполняли его приказ, зачищая всякую мелочь. Уже треть области на запад от него была поглощена искрящимся туманом младшей из троицы, а вскоре даже один из мехов людей угодил в коварную ловушку. «Молодцы, сучки, хоть пользу приносят!», — подумал отстранённо древний император, и точно в этот момент услышал множество тревожных звуков. Был явно запущен какой-то суровый механизм против вторжения, о чём через пару секунд ему сообщили наблюдатели.

«Сверхтяжи значит…», — с внутренней усмешкой подумал про себя император давно исчезнувшей страны.

Наконец накопив достаточную разность потенциалов между его силой опустошения и материей мира, Заракс отпустил свою технику, заставив ту превратиться в целую область спонтанных аномальных дыр в пространстве, появившуюся в строго определённом месте. Всего одно мгновение и сразу два лёгких меха угодили в проявившиеся, словно мерцание перед глазами, блуждающие «чёрные дыры».

Одному из них во время экстренного маневрирования оторвало ноги, полностью их втянув внутрь блуждающего ничто, другой же влетел в опасный провал всей широтой туловища, потеряв вместе с пилотом внушительный кусок металлического тела. Гигантская же тварь, как ни странно, сумела предчувствовать несколько столкновений, резво покинув опасную область.

— Хм… интересно, — нечасто он видел подобные навыки ощущения опасности. Зверь остановился точно за невидимой границей его техники, что говорило о явно неординарных его способностях. Отцепившись от здания, Заракс поспешил спуститься вниз, более не обращая внимания на людей. Те как раз потерли ещё девять машин, пытаясь вырваться из сотворённого им ужаса, полностью растеряв свою боеспособность.

[ДР-ГРАХ!]

С шумом киборг упал на твёрдое тротуарное покрытие, пробив копытами прочный полимер. Вырвав вместе с кусками тротуара свои копыта из земли, он бросился наперерез Бусинке, решившей внезапно вернуться к своему создателю, и не останавливаясь ни на мгновение, бросил вперёд поток сырой силы, детонировавшей с впереди стоящим зданием.

Стены и перекрытия верхних пяти этажей, впрочем, как и все другие объекты, находившиеся внутри, начали стремительно пузыриться, теряя форму, чтобы в следующее мгновение взорваться потоком мешанины из бесформенного мусора. Эта волна тут же накрыла Бусинку, отбросив её в другие полуразрушенные строения — массивное фантомное тело мгновенно было погребено под горой обломков.

— Куда собралась? А поиграть? — запрыгнув на остатки разрушенного строения, Опустошитель степенно осмотрелся вокруг. В полукилометре от них Азраил всё так же пытался пробить вход в бункер, сверкая золотистыми искрами сферического щита и рыжим светом раскалённых металлов, а сверхтяжи уже начали планомерно выжигать всю территорию секретного предприятия.

[Жух! Жух!]

Долетали до них отдалённые волны энергетических взрывов. Всё же гигантские бластеры, стреляющие сконцентрированной плазмой, были очень опасным оружием и могли даже бетон превращать в пар, не говоря уже о металлах или тем более титане. Под их действием благородный военный металл из-за высокой температуры попросту начинал гореть, реагируя с атмосферным кислородом, что приводило к ещё более жуткому нагреву. Под куполом медленно начиналось пекло.

— Груяу! — вырвавшись из-под горы обломков, бусинка свирепо осмотрела мелкую тварь, так подло на неё напавшую и потрясла легонько головой. Ощущаемая от противника угроза была очень серьёзной, куда более серьёзной чем от Первого, с кем она однажды сражалась в дружеской битве.

— Хек! — по привычке произнёс киборг, вдруг молниеносно спрыгнув вниз. Буся даже не успела увернуться, всё ещё увязая по колено в обломках зданий, отчего противник легко достиг цели — попросту оседлал рогатого зверя, обхватив его своими подвижными хвостами, — Медлишь!

Снова между рук неизвестного враждебного существа навала зреть та угрожающая энергия, что чуть не убила её недавно, и увернуться в этот раз точно не получится из-за слишком малой дистанции между ними. Потому Бусинке только и оставалось, что действовать методом от противного — не можешь увернуться, атакуй первой. Сделав быстрое ментальное усилие, зверь заставил свой фантом изменить строение, отрастив из шеи новую пасть. Только что бывший безопасным загривок вдруг обрёл внушительных размеров зубы, попытавшись заглотить и пережевать наглого киборга. Тот не стал испытывать судьбу, проверяя на прочность собственное тело, мгновенно отпрыгнув в сторону, вот только пасть неожиданно последовала за ним, начав словно удав удлиняться и тянуться вперёд.

Тут же приземлившись, Заракс отпустил незавершённую технику, направив её прямо в обезумевшее клыкастое щупальце. Образовавшийся на её пусти шрамовидный провал тотчас уничтожил мерзкий отросток, однако тот словно дерево пустил новые ветви из обрезанной культи, огибая технику Заракса, и с разных сторон направив их в своего врага. Киборгу вновь пришлось отступить. Удар челюстей пришёлся на обломки зданий и дорожное покрытие, легко пробив в них сквозные дыры.

Тем временем фантом тигра уже растворялся, перетекая в странную постоянно изменчивую форму: Бусинка наконец приняла решение, избрав бесконечность многообразия своей новой сутью, кардинально изменив свой зарождающийся только боевой стиль. Сгусток нечто, с постоянно переходящими друг в друга когтями, челюстями, множеством глаз и разного рода жалами, смотрелся жутко и неприятно. Особенно напрягала способность сгустка парить над землёй непонятно за счёт чего.

— Ну ты и мерзость конечно, — фыркнул презрительно Заракс, тем не менее приняв новую стойку. Он был уверен, что не стоит пренебрегать столь непостоянным противником. Способность бесконечной смены формы сама по себе опасное оружие.

[ВЖУУУУ!] — неожиданно начало гудеть со стороны бункера, куда пробивался Азраил.

— Наблюдатель, доклад, — тотчас оживился Опустошитель. Может быт это и неважно, но он обязан быть в курсе всего.

— Объект применил неизвестную нам технику. Из пробитой им дыры вырывается поток пламени вперемешку с брызгами расплавленного металла. Вероятно, цель нашла способ ускорить бурение защитной двери.

— Принято, — ответил он, отключив связь. Что ж, похоже он больше не может медлить… но и оставлять за спиной это существо тоже нельзя. Загрызёт…

Бросив вперёд сырую силу опустошения, Заракс поспешил отступить на ближайшую высоту дабы успеть сформировать устойчивую технику, но Бусинка, как существо ментальное, вовремя заметило начавшую разрушаться фантомную оболочку, мгновенно отменив существование своей части. Эффект тут же пропал, потеряв привязку к материальному миру и разбросав силу опустошения в разные стороны, после чего рогатая кошка вернула изменения вспять.

— Тс…, - киборг был вне себя от раздражения, швырнув опять незавершённую технику в сумевшую сбросить с себя его силу и тотчас атаковавшую его тварь. Похоже ему придётся-таки воспользоваться помощью близняшек, чтоб задержать неудобного противника на несколько секунд, но кто бы знал, как он ненавидел зависеть от кого-то в бою!

* * *

Тройка воительниц продвигалась по обломкам с завидной прытью. Из-за особенностей техники тумана только Саси могла без проблем ориентироваться внутри него, а потому ей не только приходилось двигаться первой, но ещё и стягивать туман обратно к себе, дабы поглотить его и восполнить часть затраченных на технику сил, заодно очистив область зрения для старших сестёр.

— Быстрей можешь? — задала вопрос Ниса, самая старшая из них.

— Могу, но потеряю контроль над туманом, — быстро ответила киборг, держа перед собой искрящуюся правую руку, где порой можно было даже заметить потоки эфемерных частиц, стекавшихся к ней отовсюду. Её техника и правда была удобна для подавления слабаков, но сейчас, когда Заракс приказал помочь с устранением неудобной мишени, это вышло им боком. Уже две минуты они не могли одолеть жалкие три сотни метров разделявшей их дистанции, а дорога вперед всё ещё была заполнена наэлектризованными всполохами смертоносной техники.

— Времени больше нет. Формируй коридор и бросай технику, — приняла решение Ниса. Нельзя было подвергать из-за такой мелочи всю их операцию даже малейшей угрозе.

— Ладно, только СВЕРХУ! — неожиданно прорвался звук голоса Саси в переговорный канал.

С одного из снесённых крушением корабля зданий, оттуда, где тумана девушки почти не было в виду отсутствия целых перекрытий, бесшумно упала высокая тень, увенчанная двумя мощными рогами. Воительницы мгновенно узнали в ней прошлого противника, вот только этот выглядел не в пример мускулистей и крепче, видимо напитавшись за время бойни чужой жизненной силой.

Стремительный удар руки зверя сперва натолкнулся на выставленный Нисой ячеистый щит, но как ни странно в этот раз он сумел его прорезать своими мощными красными когтями, словно обагрёнными кровью. Его растопыренная пятерня, почти не замедлившись, тут же врезалась в жёсткий блок Саси, и с лязгом распорола внешнюю титановую обшивку её предплечья. Прозвучал глухой хлопок, сопровождаемый яркой вспышкой, и зверь, приласканный техникой Луны, тотчас был отброшен куда-то в туман.

— Внимание! — скомандовала Ниса, сформировав новый, более мощный щит, покрывший их со всех сторон разом. Им явно не дадут просто так добраться до своего командира.

* * *

Мана — по сути своей субстанция мистическая и в то же время довольно универсальная. Не имея стабильной физической формы, в сыром виде больше похожая на плазму без температуры и массы, она, как оказалось, способна заменить всевозможные сложные объекты, выполняя сразу несколько функций. Сейчас, например, над головой Азраила бушевал тонкий голубой вихрь длиной в пять метров, представлявший из себя кислородный насос, качавший под огромным давлением нужный газ из атмосферы за его спиной. Ранее он пытался придать ей твёрдую форму, превратить в оружие или сделать что-то подобное. Но как оказалось, куда эффективнее превратить ману в некое подобие эфира, пронизывающего всё пространство, сделав это самое пространство подконтрольным себе, наделив его нужными свойствами, словно расширив собственное тело. Так лорд разрушения смог создать широкий входной фильтр, куда проходил только кислород, следом область направленного ускорения молекул, служившую ему насосом, а на конце этой области была расположена фокусирующая область, игравшая роль форсунки. Именно благодаря этой невидимой обычному глазу конструкции над головой, Азраил сейчас превратил сделанное им углубление в гигантских воротах в раскалённый конвертер, плевавшийся теперь брызгами жидкого металла и ревущий бушующим пламенем химических реакций. Божественная броня Азраила в эпицентре этого ада держалась теперь с трудом, отдавая львиную долю маны на поддержание работы кислородного насоса.

«Бусинка не сможет держаться долго… Вот же настырные ушлёпки, притащились сюда на мою голову!», — ворчал про себя Азраил, хмурясь всей свой маской. Он не видел этого со стороны, но от его эмоционального состояния рисунок на ней и манера его изменения менялись. К примеру, сейчас линии на ней почти остановились, приняв угловатые формы со множеством параллельных линий, скошенных к центральной её оси. Этакий хмурый графический рисунок.

— Нужны ещё слуги…, - подумал вдруг Азраил, невольно обернувшись, — Как говорил один герой, кто нам мешает, тот нам и поможет! Возьму их на материал, если не сдохнут после взрыва.

Тут наконец поток сжатого кислорода, бившего в раскалённую до бела область защитной двери, наткнулся на керамический слой, бессильно раздув по нему расплавленную массу. Этих слоёв в конструкции было несколько, во всяком случае Азраил видел его уже в третий раз, потому тотчас достал винтовку, несколькими выстрелами расколотив десятисантиметровый слой в дребезги. Как и ожидалось, дальше шёл снова металл.

— Зараза, уже почти четыре метра пробил, а вход всё не открылся… Чёртовы корпоранты, вечно у них всё не как у людей. Был бы государственный схрон, дверь бы точно вполовину меньше сделал чем по проекту и керамику бы спиздили. А здесь что? Морока сплошная! — продвинувшись вперёд, Азраил быстро растолкал щитом мягкий металл, ударив им в холодный слой, находившийся за разбитой керамикой. Без высокой начальной температуры его нагнетатель кислорода был бесполезен, а нагреть дверь он мог только силой трения, пробиваясь с помощью щита. Однако, когда золотистая сфера продавила новый слой на несколько сантиметров, раскалив его при этом почти до белого состояния, металл неожиданно лопнул, превратившись в подобие раскрывающегося цветка. Азраил таки попал внутрь хранилища драгоценных металлов!

— Да бля я не верю! Неужели всё!? — ступив в темноту законсервированного помещения, он бегло осмотрелся вокруг, прикинув дальнейшие свои шаги.

«До взрыва… двенадцать минут. К этому моменту я должен спуститься минимум на двадцать метров вниз, дабы исключить любые случайности. Чёрт его знает, как поведёт себя защита комплекса после того как я пробил в ней дыру. Хотя десяти килотонн должно быть совершенно недостаточно чтоб снести такую массивную херотень, но кто его знает…»

«Мастер, вы вероятно упустили этот момент, но во время закладки заряда ваша аура была активна, а так как вы лично приводили механизм в действие, мощность заряда вероятно была увеличена до 84,5 килотонн. Я думала вы учли этот факт…», — как обычно Мега оказалась куда внимательней к мелочам. Хотя какие же это мелочи, если это может стоить жизни самому Азраилу.

«Да твою же мать! Я чё под наркозом тогда был? Опять забыл…», — осознав глубину жопы, Азраил мгновенно изменил все свои планы.

Обратившись к Бусинке с помощью мыслеобразов, он приказал ей немедленно сворачиваться и возвращаться к нему. Остальными слугами разрешалось пожертвовать.

— Восемьдесят килотонн… похоже пора спускаться уже сейчас, иначе весь план похерю, — покачав головой, Азраил зашагал к огромному грузовому лифту, ходившему по крутой наклонной поверхности тоннеля. Склады были заглублены довольно прилично.

* * *

[ШАРХ!] — накрыла поле боя новая волна раскалённого ветра. С каждой минутой взрывы плазменных зарядов сверхтяжёлого класса становились всё ближе и опаснее, заставляя слуг Азраила торопиться. Бусинка уже знала, что не сможет победить в одиночку, тем не менее она сумела выработать идеальную для себя тактику в этой битве, одновременно осознав свои сильные и слабые стороны. Это как минимум позволит ей сегодня отступить, не подвергая свою жизнь опасности.

К сильным сторонам относилась в первую очередь выработанная в бою способность разделять своё сознание на несколько частей, что позволяло не только действовать ментальными образованиями независимо друг от друга, но и наблюдать всю сцену боя со стороны, оставаясь при этом в относительной безопасности. Множество ментальных фантомных образований Буси теперь действовали отдельно, периодически исчезая и появляясь в новом месте. Пусть это несло огромную нагрузку на её разум, тем не менее боевая эффективность техник сейчас стояла на первом месте, так как сдерживать своего противника ей становилось всё сложней. Тот с каждой новой минутой всё лучше приспосабливался бороться с её фантомами. Парочку даже уничтожил, заставив её потратить ещё больше сил на восполнение потерь.

Звери же действовали грубо, но эффективно, научившись постоянно испускать из себя энергию жизни, собранную с повреждённых врагов. Направляя её в когти, им удавалось до предела повысить пробивную мощь своих ударов, а обволакивая ею места ранений, ускорять процесс заживления в сотни раз. Единственным недостатком этой техники было быстрое истощение их жизненной энергии, что в конечном счёте вело к ускоренной смерти.

Но слуги лорда разрушения презирали смерть! Их создали с определённой целью, и этой цели они принадлежат полностью! Влачить жалкое бесцельное существование могут только низшие создания, недостойные стоять в один ряд даже с ними, не говоря о их создателе. Для слуг лорда разрушения нет более великого конца чем яркая смерть во имя его!

— Нет! — вскрикнула Луна, видя, как созданная ею техника, усеявшая округу мощными разрывными огоньками, не смогла остановить одну из безумных тварей, силой прорвавшуюся к их старшей сестре. Сталкиваясь с её техникой, чрезвычайно прочное тело твари получало разве что кровоподтёки и гематомы, когда должно было превратиться в кровавый фарш. В душе луны даже зародилась неуверенность в её силе, ей казалось, что она вдруг ослабла, но следующий врыв, произошедший вплотную к земле, вырвал огромный кусок бетона, раздробив его в мелкий щебень, что говорило о всё той же непоколебимой мощи её духа. Значит это не она ослабла, это враг оказался куда более серьёзным чем они полагали.

Отощавший от постоянного расхода собственной жизни, рогатый зверь стремительно налетел на Нису, вытянув вперёд горящие красной, словно тягучее желе, энергией. Столкнувшись с многослойным щитом, выставленным старшей сестрой, его когти почти без сопротивления пробили первые пять слоёв, завязнув окончательно лишь на предпоследнем девятом. Затянувшийся бой с тремя странным тварями стоил им с каждой минутой всё дороже.

Неожиданно зверь взревел от досады и почти усохнув до состояния мумии, заставил свою правую когтистую длань разгореться энергией жизни с ещё большей силой, рывком пробив последние остатки щита и грудную броню Нисы. Запоздалый хлыст, искрящийся жёлтым жаром, снёс половину усохшего туловища уже после того как мощный удар когтистой руки застрял в груди старшей из трёх сестёр. Заискрившись в области раны, женщина сделала пару шагов назад, осев на землю. Её конечности мелко задёргались, сигнализируя о серьёзных повреждениях в системе распределения нейронных сигналов.

— ЯА-а-а! — Саси тем временем выпускала молнию за молнией в прущего на ней словно танк последнего зверя. Тот дёргался, замирал на долю мгновения после удара, но продолжал сближаться с перепуганным киборгом. В результате к тому моменту как огненный хлыст средней сестры окончательно его упокоил, он успел оторвать Саси левую руку по самое плечо, так как именно ей девушка заслонялась от редких, но молниеносных ударов твари. Её техники, обычно убивавшие всё живое на месте, не смогли сжечь нервную систему рогатого чудовища, лишь заставив его действовать на подобии автопилота. Было такое ощущение, что желание разорвать своего врага было заложено в самом теле зверя, и даже потеряв способность мыслить он неотвратимо следовал заложенной в него программе.

Жуткая машина убийства…

— Что это за дрянь!? — закрывая ошмётки руки, пнула труп зверя Саси, — Ненавижу…!

— Успокойся дура, у Нисы критические повреждения! И всё ещё ничего не кончено, уймись! — Луна как самая здоровая уже подхватила старшую из них, забросив на плечо, — Идём, нужно закончить задание.

— Да я… да… Прости, просто я сама себя бешу! Столько лет тренировок и битв, и испугаться как сопливая девка какой-то твари! Я боялась, что этих ублюдков вообще ничего не берёт. Бью по нему запредельным зарядом, а он идёт. Выжигаю мозги, он не падает! Ты даже не представляешь, как это противно чувствовать своё бессилие. Я словно в прошлое вернулась во времена бунтов…, - вдруг брезгливо повела головой Саси, словно бы само упоминание о тех временах ей противны.

— Не напоминай. И хватит болтать, ходу, ходу! — как могла, быстро бежала Луна, неся на себе обездвиженную сестру.

— Девочки, я пока не боец. Три минуты на калибровку, хотя бы техники смогу использовать. Но вот двигаться уже всё, алес. Сучий зверь мне половину контуров порвал…, - в общем канале тройки прозвучал наконец голос Нисы. Пусть её модулятор голоса сдох, как и многое другое, но ретранслятор не пострадал.

— Будь спокойна, мы всё сделаем! — заверила её Луна, перепрыгивая очередной провал между порушенными бетонными плитами.

Неожиданно из провала вынырнула когтистая лапа ещё одной твари, с силой рванувшая их обеих вниз.

— Хэй! — спохватилась тут же Саси, выпустив вниз сотни нелетальных искр, прекрасно осветивших провал. Внизу, как оказалось, лежала полудохлая тварь с прожжённым когда-то насквозь животом. Теперь же её жизнь окончательно оборвалась, благодаря испепеляющей технике ближнего боя Луны, коей она почти мгновенно превратила рогатого зверя в пепел. Лишь недогоревший до конца скелет продолжал держать её за головную броню… Средняя сестра с силой вырвала свою голову из мёртвой хватки поверженного врага, пару раз крутанув туда-сюда шеей. На лицевых щитках виднелось восемь глубоких борозд от когтей и два глубоких прокола в области ушных раковин человека. Тварь похоже пыталась провести отчаянную смертельную атаку, не подозревая что у киборгов подобные раны не считаются фатальными.

— Пизда… я ослепла! — неожиданно донеслось до Саси, наблюдавшей всё сверху, — Сучья тварь меня ослепила! — теперь уже менее сдержанно воскликнула Луна. Настолько эпичного провала миссии у них не было ещё никогда!

Глава 70

С высоты в пятьдесят метров, как и ожидалось, после отвлекающей атаки в лоб рухнул огромный пятиметровый коготь белёсого цвета, начисто снёсший железобетонные обломки и шестимиллиметровую титановую арматуру в том месте, где только что стоял Заракс. Разрезы даже на металле оставались очень ровные, своим видом предупреждая об опасности странной атаки.

Самым большим недостатком техник древнего императора было требуемое время на создание контура безопасности. Его сила опустошения могла выплёскиваться почти мгновенно, и если при дальней атаке в контроле почти не было необходимости, так как целью и было максимальное разрушение, то вблизи Заракс мог убить самого себя, именно поэтому сейчас он испытывал такие серьёзные затруднения. Ещё и те бесполезные твари где-то потерялись, проигнорировав его приказ… Даже посмели что-то лопотать в своё оправдание, в результате киборг даже отключил общий канал, дабы не отвлекаться на бабское нытьё — у него тут и так проблем выше крыши.

— Ха! — подобрав в лапу немалого размера камень, он быстро влил в него каплю силы и мгновенно швырнул в летящую в его сторону гигантскую челюсть. Булыжник ещё до столкновения надулся и запузырился словно какая-то мерзкая слизь, взорвавшись наконец волной шрапнели и смертоносной энергии. Разинутая пасть тотчас была отброшена в сторону, потеряв на время способность двигаться.

[БУРГАХ!]

Очередной удар сверхтяжёлых роботов пришёлся на соседний квартал, обрушив ближайшие здания прямо на сражающихся Бусинку и Заракса. Следом за волной обломков на них обрушился поток раскалённых газов, перемешанных с воздухом, а на металлическом теле киборга даже начали конденсироваться минералы, превращённые плазмой в пар. Тело его тут же посерело.

— Да как же вы меня бесите! — бросив вдаль немного силы, он создал новый взрыв, немного разогнавший образовавшееся облако пыли. Ни следа его противника или новых фантомов… Тварь просто сбежала!

— …, - у него даже слов не нашлось для такого момента. Это что сейчас было? Его просто проигнорировали?!

— В пыль сотру…! Всех! — наконец терпение древнего императора окончательно вышло. Протолкнув свои хвосты в глубину руин, Заракс снова зацепился за обломки какого-то фундамента, начав построение техники. Как и в прошлый раз перед ним образовалась мощнейшая зона напряжения, чуть не втянувшая в себя самого хозяина силы, но даже после достижения предыдущего уровня мощь всё продолжала расти. Лишь когда фундамент разрушенного здания не мог выносить подобного процесс наконец был завершён, колючим треском возвестив окружение о возвращении истинного опустошителя.

Вокруг тела киборга начали проявляться переливающиеся чёрными волнами грани. Его словно бы одели в древний доспех, слепленный криворуким подмастерьем из квадратных и треугольных пластин равнобедренной формы. А с каждой секундой того как сила его принимала конечную форму, вокруг начинала вспыхивать мелкая чёрная рябь, поглощая витавшую вокруг Заракса пыль. Ничто не может существовать рядом с ним, когда опустошитель этого не желает!

[БОДЖУХ!]

Ещё один мощный плазменный взрыв прогремел всего в паре сотен метров от киборга. Снова его накрыла волна мусора, обломков, раскалённой пыли и испарённой материи, только в этот раз вокруг переливающегося чёрными волнами воина разразился целый шторм маленьких и больших чёрных вспышек — ни один объект не сумел преодолеть абсолютную защиту опустошителя! Теперь он готов показать всю свою настоящую силу!

Обрушив большинство зданий, сверхтяжёлый робот наконец стал виден с позиции киборга, а потому первой его гнев ощутила на себе именно боевая машина.

* * *

Развернутый в шагающее положение робот, действуя по заложенной программе, планомерно уничтожал всё предприятие вместе с его сотрудниками. Большинство задач легко выполняло главное орудие, превращавшее любой объект в горящую головешку, там же где оно обходило своим вниманием слишком юркие цели, доделывали работу бортовые лёгкие магнитные турели, моментально бравшие в захват любой объект. Плюс высоко под крышей кружило несколько дронов, ведущих сканирование области, объединяя все десять сверхтяжей в единую сеть наблюдения.

Продвигаясь словно колосс, возвышавшийся над руинами на пять десятков метров, сверхтяж буквально трамбовал руины своим силовым щитом, сопоставимым по классу с тяжёлым крейсером. Немногие целые ещё конструкции почти мгновенно валились на землю, вдалбливаясь в остальной мусор, стоило только машине подойти достаточно близко. Не будет преувеличением сказать, что подобные роботы были созданы как подвижные крепости, способные не только нести тяжёлое вооружение, но и служить в качестве опорных пунктов. Уничтожить их могли зачастую только точно такие-же машины смерти, либо боевые корабли ударом с орбиты, что делало их для наземных войск сущим кошмаром.

Сверхтяж наконец подошёл вплотную к области, где была зарегистрирована битва неизвестных противников, нацелив на неё почти все свои орудия. Далеко не всё робот мог опознать по данным с дронов, отчего прямая видимость порой была жизненно необходима.

Среди устроенной разрухи был опознан лишь один объект, сверкавший для направленных сенсоров робота мощной пространственной бурей.

{УРОВЕНЬ УГРОЗЫ: КРИТИЧЕСКИЙ!}

Выдал наконец ИИ тяжёлой машины, выстрелив прямой наводкой в странный, но явно враждебный объект. Взрыв, разразившийся всего в ста пятидесяти метрах от робота заставил того приглушить многие шторки сенсорных блоков дабы не ослепнуть от энергетических всплеска, потому, когда он заметил, что цель всё ещё жива и продолжает раздувать аномальное образование, было уже поздно. Гравитационно-пространственный провал, бывший только что вплотную к объекту, непостижимым для ИИ образом обнаружился внутри корпуса самого робота, приведя тем самым к мгновенному крушению всей боевой системы. Потерявший кусок двигателя и большей части других своих систем робот попросту завис в воздухе, даже и не подумав упасть.

* * *

Заракс с огромнейшим удовольствием смотрел на результат своей работы, стоя в центре расплавленного бетона и металла. Чёрные вспышки над этой раскалённой жидкой поверхностью, уничтожавшие всё что поднималось выше того твёрдого островка, где он мог ещё нормально стоять, ничуть не мешали наблюдать, как ещё недавно бывший таким грозным гигант проваливается внутрь себя, бесследно исчезая в растущем чёрном провале. При этом все сколько-нибудь массивные объекты в радиусе сотни метров от его атаки так же начали тянуться к этому жуткому входу в никуда. Как только пролом набрала критическую массу, уравновесив вложенную энергию духа, он тут же схлопнулся, навсегда стерев поглощённую материю из этого мира. На почти очищенную от мусора и обломков землю с грохотом рухнули короткие обрубки лап сверхтяжа. Оставшиеся девять машин к этому моменту уже сменили приоритет задачи, скорректировав курс в сторону неизвестного врага — уничтожить сильнейшую угрозу хранилищу было приоритетом для их ИИ.

— Тцс… раздражает, — поняв по телеметрии что все девять сверхтяжей нацелились на него, Заракс только презрительно выплюнул недовольство. Роботы? Армия? Что они стоят по сравнению с ним одним, когда его техникам ничто не мешает?! Бесполезный хлам!

— Да и хер с ними, у меня другое задание. Насколько понимаю, по бункеру они стрелять не станут, а значит их можно просто игнорировать, — повернувшись в нужном направлении, киборг просканировал область тщательнее, сразу определив, что Азраил больше не пытается проникнуть внутрь. Значит либо ушёл, что вряд ли, либо уже проник внутрь. Что ж, значит и ему туда же.

На мгновение Заракс вспомнил о трёх сёстрах, но сразу отбросил мысли об этом бесполезном балласте. С какими-то зверями справиться не смогли, сучки бесполезные. Он всегда знал, что война не женское дело и тело киборга никак не могло изменить эту простую истину. Надо быть глупцом, чтоб позволить бабам воевать! Варварство! В его время такого не было…

Стремительными рывками приблизившись к защитным воротам, в которых у самой земли, словно след от неведомого червяка, зияла сквозная дыра, Заракс на пару секунд задумался. По-всякому выходило, что бить бездумно по входу было нельзя — можно было обрушить шахту хранилища. Значит оставалось продвигаться своим ходом, пусть это и будет дольше. Сделав несколько уверенных шагов, киборг приблизился к высоким воротам, и те сразу начали таять в чёрных вспышках под действием силы опустошения. Вы видели когда-нибудь как из лейки поливают сугроб горячей водой? Вот и укреплённый сплав выглядел сейчас как тот сугроб, медленно исчезая под воздействием жуткой разрушительной силы. Но так как диаметр входа Зараксу требовался в три раза больше чем Азраилу, процесс несколько затянулся.

[Бух-бух-парх-парх-парх!]

Влетели в спину киборга вольфрамовые пули, разогнанные до десяти скоростей звука. Пусть они и исчезли в поле опустошения, но внимание здорово отвлекали.

Обернувшись, Заракс сходу заметил сразу двух сверхтяжёлых роботов, прущих в его сторону, вот только отвлекаться на них совсем не хотелось — у него работа стоит и на развлечения нет времени! Почти не глядя, словно отмахнувшись от назойливых мух, древний император бросил в их сторону поток сырой силы опустошения. Тот час в той стороне начали пузыриться обломки, попавшие под удар, передние ноги роботов и даже их лобовая броня, что говорило о полной бесполезности их могучего силового щита. Досталось даже куполу в полукилометре отсюда, что тоже начал кипеть на приличной высоте от земли. Слаженным взрывом всю округу превратило в сплошную бурю обломков, а два дымящихся сверхтяжа и вовсе завалились вперёд на исчезнувшие во взрыве ноги, уткнувшись искорёженными телами во взрытую взрывами землю. Минус ещё две могучих машины!

И вот, вознамерился уже Заракс спокойно пробить гадскую дверь и уничтожить свою цель, как со спины вспыхнула яркая ядерная звезда, а через мгновение ему в спину ударила вся мощь восьмидесяти пяти килотонн. Следом детонировал реактор рухнувшего крейсера, а затем и двух сверхтяжей, лежавших почти вплотную к эпицентру, и без того мощный взрыв был усилен новыми реакциями общей мощность в сто килотонн.

* * *

Эскадрилья особого отдела мчалась на всех парах, пытаясь успеть раньше корпорантов. Подобный скандал был обязан закончиться в их пользу, иначе совет корпораций снова усилит свои позиции, конфисковав возможные нелегальные ресурсы раньше федералов, да и репутацию конторы подмочит, чего уж там. Этого они допустить не могли, потому даже Сейна Малус была сейчас на борту одного из тяжёлых фрегатов особого отдела, одетая в личный доспех, в сопровождении целой штурмовой группы спецназа.

Но как раз, когда купол обозначенного в нет-трансляции секретного предприятия НТК «Термоядерные технологии Арнбак», был уже в прямой видимости, всю двадцатку кораблей встряхнуло ударной волной огромной мощи, принеся следом оглушительный грохот.

— Фиксирую ядерные взрывы! Общая мощность почти двести килотонн! — сквозь рёв двигателей, на форсаже пытавшихся вытянуть сошедшие с ума машины, донёсся голос командующего операцией офицера.

К счастью военная техника была отлично защищена от ЭМИ, а потому потерь среди их эскадрильи не было зафиксировано, однако пара гражданских флаеров, принадлежавших репортёрам и следовавших за ними по пятам, таки потерпели крушение.

* * *

— Сукхх-ха! — прохрипел Азраил, отодвигая от себя десятитонный кусок платины, придававший его после недавнего взрыва. Несмотря на то, что он спустился уже на восемьдесят метров, отголоски удара ощущались очень тревожно. Он что опять что-то не учёл? Ещё и жертвенный режим отключил для повышения свой скорости, а то чувствовать себя немощным стариком было очень неудобно. Вот и подловил сам себя, проявив неуместное любопытство, начав изучать каждый штабель, сложенный из длинных металлических брусьев, вылитых в специальную форму для хранения и перевозки, этакие гигантские ЛЕГО, имевшие удобные углубления и выпуклости, скреплявшие между собой массивные блоки.

Выдернув наконец ногу, объятую золотыми всполохами божественной брони, из-под другого блока платины, лорд разрушения осмотрелся вокруг, оценив учинённый сотрясением беспорядок.

— И здесь нет золота… Они его что. В самом низу хранят? — вздохнув удручённо, он снова взял на руки ослабевшую после последнего боя Бусинку, прискакавшую к нему всего пять минут назад, и держа на руках словно ребёнка притихшего зверя, принялся скакать по блестящим плитной развалинам. Он бы с удовольствием выкрал и этот металл, но его инвентарь не мог вмещать в себя ничего кроме золота. Досадное упущение со стороны богини по мнению Азраила, но с учётом неограниченного объёма хранения жёлтого металла можно было и потерпеть некоторые неудобства.


На восьмом уровне хранилища Азраилу вдруг встретилось пара десятков штабелей палладия мимо которых он всё-таки не смог пройти. Как бы ему ни хотелось закинуть хоть один десятитонный блок в инвентарь, а даже избавившись от всего оружия, медикаментов и припасов, он так и не сумел впихнуть туда невпихуемое. Переноса попросту не происходило как бы он ни пытался.

— Тьфу! И хер с тобой, — провалив все попытки, он собрал обратно свои пожитки и двинулся чуть дальше к красневшим в свете аварийных источников золотым башням. Что ни говори, а из-за своего цвета золото смотрелось куда внушительней нежели платина или палладий, пусть ценой и было с ними сходно. Особенно впечатляли почти бесконечные ряды подобных башен, уходивших до самого конца этажа. Сорок шесть тысяч тонн это вам не шутки!

Прикоснувшись к пятиметровой башенке из блоков чистого золота для промышленного использования, Азраил представил, что кладёт кучу денег в виртуальный карман, и мгновенно тот огромный кусок металла, которого он касался попросту исчез, заставив вышестоящие блоки рухнуть вниз, издав тем самым жутки звон.

— Бляха! — от неожиданности Азраил аж подскочил, отпрыгнув назад. Башня тем временем, став немного ниже, покачнувшись снова стабилизировалась.

— Ха-ха-ха! Да! Получилось! — вскрикнул лорд разрушения, проверив инвентарь. В строке золотых монет светилась внушительная сумма в два миллиона с копейками, — Пиздец, пять грамм на монету. Десять тонн золота… Два миллиона…. А все эти слитки будут соответствовать… нескольким миллиардам монет? Охереть, да это же Клондайк какой-то!

Оценив ещё раз длинный ряд пятиметровых столбиков, лорд разрушения задумался: а как ему собрать всё это золото, уложившись по времени?

Почесав затылок, он решил испробовать единственный пришедший на ум метод — расширить своё тело, создав подобие гигантской руки. Что если прикасаться к нескольким объектам разом? Это ведь позволит забрать сразу всё? А мана, взятая под контроль, как раз и считалась практически частью его тела!

Вытянув вперёд руку, Азраил выпустил широкий поток маны, представляя её словно своё собственное тело, начавшее бесконечно расширяться. Даже закрыл глаза чтоб ничто не помешало процессу. Ощутив наконец обострившимися чувствами окружение, словно бы он обнимает целую кучу металла, Азраил вновь пожелал сложить все деньги к себе в карман. Не услышав после этого ни звука и потеряв ощущение своей маны, он было открыл глаза в разочаровании, но всё что его взгляду предстало — это пустой склад на том месте где только что лежало золото. Более десятка золотых столбов исчезло!

— Хе-хе… Да, сука, да! Уважаемые эксперты, оцените мои навыки по шкале «от ноля» до «читер ебаный», — вскинув в победном жесте руку, он снова проверил счёт в инвентаре, с удовольствием отметив сумму почти в триста миллионов золотых. Да с такой скоростью он успеет украсть всё золото из хранилища и даже свалить отсюда втихаря!

* * *

— Боги всемогущие, как же это? — Сейна в сопровождение личной охраны и целого отделения спецназа перемещалась по выжженному ядерным взрывом пепелищу внутри десантной машины. Из-за радиоактивного фона она пока что даже не пытались высадиться из техники, так как это было чревато серьёзным облучением. Даже их современная броня не была приспособлена для эпицентра взрыва трёх реакторов и одной бомбы. Не говоря уже о необходимости эвакуации, и уничтожения повреждённых сверхтяжей, найденных в критическом состоянии. Не хватало ещё попасть под новый взрыв во время раскопок всех этих руин…

— Какой ужас… столько смертей, — девушка впервые находилась на подобном поле боя, вживую видя последствия применения оружия массового уничтожения.

— Судя по данным единого реестра в данном регионе погибло почти пять тысяч человек. Причины смерти установить доподлинно невозможно — никаких записей или показаний телеметрии за пределами комплекса не обнаружено. Похоже корпорация держала комплекс в строжайшем секрете, даже отключив любую возможность связи автоматических систем контроля с имплантами работников. Купол здесь был построен видимо для этих целей. Повезло что регион пустынный иначе бы взрывом унесло не меньше нескольких сотен тысяч жизней, — один из бойцов спецназа, отвечавший за высшие электронные системы уже вовсю копал пласты логов передачи данных в этой части планеты, пытаясь задокументировать любые улики пока их никто не успел затереть. С корпорантов станется и в федеральную сеть влезть.

— Хлюп-шмыг, — послышался в канале звук девичьих слёз. Сейна всеми силами пыталась держать себя в руках, но заметив обугленную человеческую кисть, торчавшую из-под плит, не сдержалась. Из-за её способностей она видела всё: возраст человека, время смерти, его пол и социальное положение, последние мысли и чувства, что тот испытывал… Девушка с трудом заставила себя оторвать взгляд от трупа, поспешив отойти подальше. Как же она ненавидела свою силу, работавшую помимо её воли… ведь иногда неведение столь прекрасно.

Спецназовцы тактично сделали вид что не заметили переживаний главы первого отдела, ибо воспитание женщин рода Малус в боевых условиях было традицией их подразделения, и потому суровые бойцы прекрасно понимали, что сейчас происходит с молодой хозяйкой рода.

* * *

Тишина… только тишина сопровождала Азраила пока он занимался кражей золота, нелегально добытого крупнейшей мировой корпорацией. Жадность во все времена была присуща бизнесменам, но в этом мире и в это время она достигала ужасающих масштабов! Каждый раз, замирая перед штабелями огромных блоков и распространяя свою ману, он закрывал глаза, слушая тишину. Открыв же их вновь, Азраил видел только ещё более опустевший склад, через пару секунд снова разрушая тишину вокруг звуком своих шагов.

Но вот спустя половину часа тишине более ничего не мешало — перед Азраилом более не было жёлто-рыжих блоков, так красиво смотрящихся в красном отблеске аварийного освещения. Восьмой уровень хранилища опустошён. Все сорок шесть тысяч тонн золота убраны в инвентарь!

— Девять миллиардов двести миллионов тысяча пятьсот одна золотая монета…, - глядя в инвентарь, пытался прикинуть Азраил стоимость украденного в крипо. По нынешним ценам выходило не меньше полутора триллионов, что являлось для него просто астрономической суммой!

— Охренеть, полтора триллиона! — не сумел он сдержать рвущихся из груди эмоций.

«Мастер, вообще-то точная стоимость полученного золота: 1 778 015 290 087,013 крипо», — тут же вставила своё слово Мега, — «Стоимость рассчитана мной исходя из последней цены на мировом рынке».

После привыкания к местной оглушительной тишине, для Азраила его собственные слова показались настоящим оглушительным рёвом, и уж тем более неожиданный грохот далеко позади него словно ударная волна вдарил по перепонкам лорда разрушения, мгновенно вырвав того из плена иллюзии одиночества. Даже слова Меги о шокирующей сумме добычи как-то потерялись на фоне грубого вторжения чужака.

— Вот ты где, — из-за завесы пыли в свете мигающих аварийных источников прозвучал наполненный снисходительным раздражением нечеловеческий голос. Вскоре умная электроника нивелировала повреждения проводки после пролома межуровневых перекрытий, и взгляду Азраила наконец предстала угловатая фигура, мерцавшая странным чёрным разводами, — Неплохо ты сюда закопался, прямо настоящая гнида. И это была твоя цель? Пустой склад?

— Оу, ты ещё жив? А кстати, кто ты? — продолжая держать на руках Бусю, встрепенувшуюся сразу как появился непонятный пришелец, Азраил быстро прикинул свои варианты. Если этого гада не убил ядерный взрыв, значит он либо успел спуститься вслед за ним, либо достаточно силён чтоб не умереть от подобной атаки. И если первое казалось логичным, пусть и с некоторыми непонятными нюансами, то второй вариант внушал серьёзные опасения, как минимум такие, что было бы необходимо проверить.

— Ты не достоин знать кто я! Трупам вообще не нужны знания, — от вторженца отчётливо повеяло злостью и пренебрежением, словно душ из холодных помоев, неожиданно запачкавший ясный разум Азраила.

Вслед за волной эмоций на него обрушилась и вполне реальная волна силы Заракса, способная в мгновение ока обратить в кипящее месиво любую материю, но врождённые инстинкты и верная слуга успели вовремя и правильно сработать и в этот раз. Первый, самый сильный импульс натолкнулась на ментальный фантом огромной головы, созданный Бусинкой из последних восполненных ею сил, однако даже такая слабая преграда дала Азраилу достаточно времени на активацию жертвенного режима. Обратившись в чёрную фигуру, он принял оба следующих импульса опустошения на золотую сферу божественной брони, с ужасом в сердце ощутив, как молниеносно опустошается его резерв маны. В последний момент, крутанувшись вокруг своей оси, Азраил отбросил Бусинку в сторону, приняв неосторожно остатки прорвавшейся чужеродной энергии на свою левую руку.

Золотой щит лопнул.

Лопнула и его левая рука, обратившись в чёрный вихрь разорванного тряпья и ошмётков усохшей плоти.

— Хм… ты ещё жив? И кто же ты такой? — мерцающая чёрными гранями пятиметровая фигура, за которой волочились оплавленные ядерным огнём короткие ошмётки некогда мощных хвостов, созданных для удержания его тела, сделала пару шагов вперёд, явно заинтересовавшись чем-то прежде не виденным.

— Тебе нет нужды знать кто я. Трупам не нужны знания! — сквозь боль выплюнул Азраил в сторону врага его же слова, активировав внесистемный навык. Второй раз с момента обретения «Духа кровавой Ярости», лорд разрушения был вынужден его активировать. Не время было экономить свои силы!

Неожиданно для древнего императора его цель вдруг вспыхнула красным туманом, мгновенно увеличившись в размерах, а через доли секунды в его сторону уже неслась человеческая фигура в золотых доспехах.

Не растерявшись, киборг моментально встал в стойку, желая на прочность проверить силу неожиданно зубастой цели. Но какового же было его удивление, когда вместо мгновенного разрушения, латные перчатки неведомого гиганта, окружённые красными молниями, натолкнулись словно на обычный доспех на его абсолютную защиту, отбросив Заракса почти на десяток метров. Но не успел тот даже приземлиться на металлическую поверхность пола, как новая атака стремительного воина в золотых доспехах, успевшего молниеносно переместиться ему за спину, запустила киборга вверх, заставив того своим доспехом опустошения обратить в ничто перекрытия сразу нескольких уровней.

Азраил даже сейчас, действуя своей волей на подсознание Духа кровавой Ярости, старался перенести битву подальше от Буси, истратившей сегодня почти все свои силы. К тому-же ему и правда было пора исчезнуть отсюда, желательно захватив своего противника живым. Было бы жаль потерять столь ценный материал!

* * *

— Фиксирую сейсмическую активность, будьте внимательны! — оператор роботизированного научного комплекса, присланного оценить масштабы экологической катастрофы региона, тревожным криком выдал в общий эфир запоздалое предупреждение. Огромный кусок земли уже вырвало мощнейшим потоком взрывной волны, встряхнув всю округу жутким рёвом.

Сейна Малус, ловко поваленная и прикрытая телами бойцов спецназа сейчас с ужасом в глазах смотрела с края зоны радиоактивного поражения в небо, куда удалялись две выброшенные странным взрывом далёкие фигуры, кои сейчас виделись ей словно злые духи, вырвавшиеся их глубин подземного царства. Её сила видеть истину не только могла показать правду, но и позволяла по размерам особой ауры оценить силу духа её владельца. И те двое, бывшие бесспорно живыми существами, походили скорей на маленькие солнца чем на разумных живых существ. Их ауры попросту заслонили собой половину неба!

Её люди ни в коем случае не должны сталкиваться с ними! Даже флот лучше держать на расстоянии…!

И срочно эвакуировать ближайшие поселения!

— Всему отделу, приоритет ноль! Срочная эвакуация сектора 12-435-TUR-31765! Приказываю идентифицировать угрозу класса «Абсолют» и организовать наблюдение. В бой вступать запрещаю! — не понимаясь с земли, закричала во весь голос молодая начальница особого отдела. Её предки лучше других осознавали, что такое есть «Грозовой колодец»!

Глава 71

Высоко в потемневшем от надвигавшихся чёрных туч небе, над сованной, опалённой сегодня не только светом звезды, но и ядерным огнём, беспорядочно маша конечностями, с незначительным разлётом траекторий друг от друга, летели две крупные твари. И если Заракс пострадал несильно от последней атаки своего противника, лишь затратив уйму сил на поддержание своей абсолютной защиты, то плечи и грудь Духа Кровавой Ярости выглядели серьёзно помятыми от пережитой отдачи от его же собственного подземного взрыва. К сожалению, Дух не был способен сфокусировать свою силу без подходящего оружия, а рассеянная атака не нанесла его врагу никаких повреждений. Тем не менее от столь серьёзной неудачи Дух Кровавой Ярости впервые с осознания себя был воодушевлён не на шутку — его ждала изумительная битва!

Однако вопрос оружия следовало решать до того, как они рухнут на твёрдую поверхность, и просто кусок арматуры был здесь неуместен. Вообще мало что могло выдержать его чистую силу, и уж тем более стать её постоянным вместилищем.

Сейчас лишь бесконечная болтанка и отсутствие твёрдой поверхности под ногами не давали врагу золотого рыцаря провести контратаку, и это давало тому немного времени на раздумья. Наконец выход нашёлся там, где древний дух не ожидал — в памяти его призывателя. С его душой всё ещё сохранял связь неплохой меч, способный стать заготовкой для действительно серьёзного оружия, пусть он и был затерян на далёкой планете, вне местной галактики. Но что такое расстояние и пространство для того, кто был призван из места, не подвластного даже времени?

Сосредоточив своё внимание на клинке, похороненном под поверхностью дикой планеты, Дух выдернул целый кусок пространства, переместив его в эту часть вселенной.

* * *

Тем временем на дикой планете, в том месте, где Первый атаковал каменного дракона подземным взрывом, и где был установлен маяк дабы потом откопать огромный меч, произошёл мощный выброс неведомой энергии. Датчики с научного центра, десантированного недавно в полутора сотнях километров от этого места, только и могли, что сопоставить его с переходом в гиперпространство, вот только природа всплеска была совершенно незнакомой, а мощь и вовсе запредельной.

Высланный дрон сумел зафиксировать уже последствия всплеска — из региона пропало полтора миллиона кубометров земли вместе с маяком и местной флорой, а может быть даже и фауной.

Аномалия тотчас была засекречена, а место объявлено как запретное для охоты и разведки. Люди Азраила были просто обязаны попытаться изучить столь странное явление.

* * *

В небе неожиданно как для самого Заракса, так и для сторонних наблюдателей, из ниоткуда возник огромный кубический кусок земли. Даже с растущими кое-где деревьями и другой, более мелкой, зеленью, что говорило о его явно природном происхождении. Вот только в считанные секунды этот обломок планеты столкнулся с местной безжизненной пустыней, разлетевшись по округе брызгами грунта, камней и песка.

Вслед за рухнувшим куском планеты, приземлились наконец и два воина, из-за которых не на шутку встревожился особый отдел, даже запросив эвакуацию населения. К слову, местные службы безопасности не на шутку встревожились подобным приказом, на все лады предрекая новые ядерные взрывы или того хуже — полноценное орбитальное бомбардирование.

Но в следующее мгновение стало понятно, по какой причине юная леди рода Малус была столь осторожна. Киборг, облачённый в угловатый кокон из своей техники, перед самой поверхностью хитро извернулся, приземлившись на обе свои ноги и почти не останавливаясь в тормозящем скольжении, выпустил наружу убийственную атаку, что готовил во время полёта — не только Дух был способен мыслить тактически.

От рук Заракса в сторону воина в золотых латах устремился на огромной скорости чёрный поток опустошения, способный прожечь дыру даже в планете, но был неожиданно встречен ответным выпадом меча, размером с взрослого человека. Этот странный чёрный клинок неожиданно влетел прямо в раскрытую длань рыцаря, вырвавшись прямо из бесформенной кучи грунта, в которую превратился после падения перемещённый кусок планеты. Это было невозможно, по мнению киборга, но заискрившийся красными молниями меч сумел разрезать его поток опустошения, отправив две его половинки в свободный полёт. Одна из них рассеяла часть чёрных облаков в небе, насквозь пробив один из линкоров, что стоял на приколе на дальней орбите, а вторая часть потока пронеслась прямо над поверхностью земли, уйдя в открытый космос, по счастью почти никого не задев.

Чёрный же меч в руках Духа Кровавой Ярости после его контратаки растрескался, осыпавшись металлической трухой. Похоже верхний, самый непрочный слой металла не выдержал такого насилия над собой, зато внутренний, самый плотный стержень красного цвета, представший теперь в форме тонкого прямого стреловидного клинка без гарды, засиял пуще прежнего, напитавшись аспектом Кровавой Ярости, что передал ему Дух. Зачатки аспектов Войны и Разрушения, внесённые ещё Первым, при этом слились с этой жуткой силой, сыграв роль того самого якоря, что позволил мечу переродиться. Дух Ярости, взяв его одной рукой, мастерски покрутил оружие в руке, встав в никому неизвестную стойку. Он явно давал возможность противнику также вооружиться — честь для воина во всех мирах и во все времена никогда не была пустым звуком.

— В тебе куда больше сюрпризов, чем я даже мог надеяться, парень… Я признаю твою силу, — вытянув перед собой руки, Заракс сформировал перед собой новое продолжение своей абсолютной защиты, превратив их в классический башенный щит его императорской гвардии и полуторный меч, когда-то принадлежавший ему лично. Любой историк, знакомый с его империей, без труда бы узнал эти незабываемые формы в этих странных чёрных образованиях. Выставив вперёд щит и отведя руку с мечом назад, Заракс принял классическую стойку для дуэльной схватки.

Стремительный рывок рыцаря киборг не прозевал лишь благодаря сверхскоростному восприятию, сравнимому с записью на сверхскоростную камеру. Часть его разума под действием автоматики на время помещалась в виртуальное пространство, так что он мог работать наравне со своей электронной начинкой, успевая реагировать даже на летящие в него пули. Выставив жёсткий блок на пути летящего в его голову клинка, Заракс приготовился тут же ответить своим выпадом, но удар врага оказался неожиданно мощным, заставив его пятиметровое тело отшатнуться. Следом золотой рыцарь молниеносным движением сменил хватку меча на обратную, направив при развороте своего тела остриё в колющий выпад, также наткнувшийся на мерцающий башенный щит. Вот только на этот раз на его острие была такая концентрация энергии, что клинок насквозь прошил мощное образование, с трудом завязнув в доспехах опустошения. А удар плечом в новом убийственном приёме, что последовал после этого пируэта, отбросил Заракса прочь, вырвав Клинок Кровавой Ярости из его щита вместе с внушительным куском защитного образования.

С неба, затянутого тяжёлыми тучами уже на половину всего обозримого пространства, в этот момент раздались громкие грозовые раскаты, а мгновением позже на иссохшую почву рухнул мощный водяной поток косого ливня. Планета словно отвечала своей яростью на ярость этих двух воинов.

Отбросив любые мысли об обороне, Заракс мгновенно перелил оставшуюся силу щита в меч, заставив тот почернеть ещё больше. Стойка его также претерпела моментальное изменение, приняв вид полуоборота с отведённым назад остриём и лежащим на предплечье телом клинка.

Как раз успев к новой атаке Духа, он встретил его сверкавший красными молниями меч ответным взмахом, поставив свою силу против силы противника. Как только их клинки столкнулись, во все стороны громыхнуло взрывом, а тяжёлые капли дождя разлетелись прочь, образуя практически правильную сферу.

[Грох! Грох! Шарх! Бунг!]

Их мечи всё продолжали сталкиваться, наращивая темп с каждым новым ударом.

* * *

— Повторяю, не приближаться к грозовому фронту ни при каких обстоятельствах. Приказываю принудить все суда на орбите сменить маршруты, обойдя указанную область, при необходимости взяв под контроль диспетчерские службы этого полушария планеты. Это не атмосферное явление, этот фронт — техника духа неизвестного особому отделу воина. Повторяю, не входить в грозовой фронт! — Сейна словно заворожённая продолжала смотреть в чёрное небо, вещая на аварийной частоте своего отдела чрезвычайный приказ для всей Федерации Военных Сил, пользуясь полномочиями своей должности. Сейчас эта несовершеннолетняя девушка брала на себя такую ответственность, что, если её действия на военном совете в будущем признают необоснованными, это будет стоить ей как минимум всей нынешней карьеры, а может быть даже и крупными исками о возмещении потерь ко всему её роду.

Так что сам факт того, что молодая госпожа не пожелала пустить ситуацию на самотёк, найдя себе какое-нибудь железное оправдание, вместо этого начав делать всё ради жителей её родной планеты, могло говорить лишь о её безмерной храбрости, помноженной на безрассудство молодости. А потому бойцы спецназа, все как один бывшие воинами духа высокой квалификации, что также позволяло им чувствовать огромную мощь, сокрытую сейчас в небе, были готовы защищать своего молодого командующего от любого врага, пусть даже и от офицеров других отделов армии или даже политиков.

Все они сейчас лично видят, с какой серьёзной угрозой столкнулась эта хрупкая на вид девочка, не отступив от своих принципов ни на шаг, а для истинного воина нет большей чести, чем следовать за достойным лидером, защищая и его и свои идеалы.

Сейна, сама этого ещё не осознавая, только что завоевала сердца этих суровых воинов, просто делая то, что считала правильным. Такова была ещё одна особенность женщин их рода, о которой мало кто знал — почти совершенное чувство справедливости в юные годы, впитанное с молоком матери. Вот почему их учили руководить и судить с самого детства! Просто способностей к видению истины было бы недостаточно для получения столь ответственной должности в столь юном возрасте.

* * *

Удар чёрного клинка с хрустом врезался в наплечник рыцаря, начисто срезав его кусок, тут же продолжив свой путь в сторону покрытого резными узорами шлема. Вонзившись по касательной в голову рыцаря, клинок срезал тонкий слой неизвестного здешней природе металла, обнажив внутреннее пространство доспеха, где виднелся странный мерцающий радужный туман, мало походивший на привычную людям материю или тем более живую плоть.

Для самого Заракса этот самоубийственный приём закончился ещё более фатально — из его правого плеча выглядывало остриё меча, вонзившегося в области левой подмышки. Даже в теле киборга в этой области было множество критических областей, что уж говорить о живом человеке, на какого и был рассчитан приём Духа Кровавой Ярости.

— Кирхавен! — воскликнул рыцарь с частично срезанной головой, рывком дёрнув меч в рвущем на клин движении. Абсолютная броня опустошения наконец лопнула, потеряв подпитку духовной силы Заракса, а его тело наконец распалось на две неровных половины, бессильно рухнув в хлюпающую водой грязь.

Битва наконец окончилась спустя шесть с половиной минут активного противостояния не очень убедительной, но всё же победой призванного Азраилом Духа.

[Грах-Журарурах! Шшорх!]

Мгновенно по чёрному небу пронеслась зарница, осветившая гигантскую площадь, и ослепив на время не только людей, но даже средства визуального контроля человеческих войск. Этот странный разряд электричества, абсолютно белого цвета, как и пристало приличной молнии, был виден даже с высокой орбиты, особенно его последняя вспышка почти в самом центре фронта, странным образом вонзившаяся в победителя короткой дуэли. Почти полторы секунды вся мощь этой части атмосферы пыталась уничтожить рыцаря в золотых доспехах, влив в его тело просто гигантскую мощь. Даже земля под ним мгновенно высохла, взорвавшись паровыми гейзерами.

Вскоре замершая под ударами молний раскалённая до красна фигура воина выпустила из ослабевшей руки свой меч, истаяв словно мираж тем же красным дымом, из какого и появилась ещё на подземных складах. При этом никто даже не заметил, что во всей этой взвеси пара, красного дыма, и целой стены дождя, на земле проявилось скрученное болезненным откатом грязное тело Азраила.

Тот, кто пытался убить золотого рыцаря, видимо считал, что это и есть Азраил, более не ища подводных камней во всей этой заварухе, что и позволило ему скрыть своё появление. Так что вскоре небеса наконец начали успокаиваться, перестав изливать на землю тысячи тонн воды, облака посветлели, а люди вокруг смогли поспешить к месту завершившегося странного боя.

И лишь Азраил был и правда несказанно рад, что его невидимый враг наконец ушёл и не пришлось активировать ещё один внесистемный навык в попытке выжить.

С трудом разлепив веки и повернув словно чужую, разрывающуюся от колючей боли, голову, он подтянул себя к ещё не до конца погибшему Зараксу, активировав навык расщепления души. Схватив видневшийся перед собой яркий силуэт души поверженного воина, лорд разрушения догадался подпитать процесс расщепления маной, ускорив его всего до пяти с половиной секунд.

«Получен 93-й уровень»

Всплыло перед закрытыми веками молодого мужчины всегда приятное сообщение, а следом и второе, не менее приятное оповещение интерфейса Меги.

Получено:

Аспект Войны — 14.89

Аспект Опустошающей Воли — 18

Аспект Разрушения — 10.66

Аспект Власти — 17.34

Азраил был несказанно рад, что его навыка хранения было по большей части достаточно для принятия столь огромной силы, разве что огорчало то, что Опустошающей Воли было слишком много, и почти двадцать шесть процентов было безвозвратно утеряно!

Пару секунд погоревав на этот счёт, Азраил обратился к своему другому навыку, постаравшись оценить потенциал трупа своего сильнейшего на это время противника. Однако полученный результат в 18 уровней накачки обескураживал его как своими возможностями, так и требованиями к собственным навыкам и объёмам аспектов.

— Еба-ать…, - сипло прошипел себе под нос лорд разрушения, начав выбрасывать из инвентаря все свои крупные вещи. Оружие, патроны, большая часть медикаментов, в утиль шло всё! И всё это ради того, чтоб забрать с собой верхнюю половину туловища киборга.

Он не мог прямо сейчас реализовать весь потенциал этого трупа, и поспешность стоила бы ему огромной части силы будущего слуги, а помня сам механизм магической накачки, когда в процессе тело восстанавливалось полностью даже из небольшой его части, он был уверен, что сумеет в будущем довести процесс до конца. Главное забрать тот кусок, что казался более важным, а именно над ним и парила душа поверженного воина — то была верхняя половина туловища, где также находилась голова огромного киборга.

К счастью, удача Азраилу улыбнулась ещё раз, и после избавления от вообще всего имущества в инвентаре, ему таки удалось забрать с собой часть торса мёртвого Заракса. Вколов напоследок двойную дозу стимуляторов, и с трудом поднявшись на подгибающихся ногах, лорд разрушения пошёл, пошатываясь, туда, где ожидалось меньше всего людей из различных ведомств, во всю прыть уже спешивших к этому месту. Бусинка вовремя успела восстановить их с Азраилом ментальную связь, передав своему создателю информацию, собранную из разумов ближайших к ней людей. Сама рогатая кошка уже почти выбралась из зоны окружения, ловко обходя патрули и зоны видео контроля. К тому же её малый размер и явная принадлежность к животному миру работала лучше любой иной маскировки, чего нельзя было сказать о самом Азраиле.

Так что не было ничего удивительного, что его таки заметили через полчаса поисков, задержав, так сказать, до выяснения. К ещё одной удаче Азраила, попался он людям Сейны, что не могло в каком-то смысле не радовать.

* * *

Аль’Закен… Это родовое имя герцогиня Атрия Муз’Амин не слышала почти сотню лет. Но как это часто бывает, давно минувшее прошлое всплыло в самый неподходящий момент оттуда, откуда его совсем не ждёшь.

Два дня назад ей донесли, что неизвестный мужчина, одетый в вычурную металлическую броню, и в сопровождении могучего магического создания направляется к столице герцогства, намереваясь взять власть силой. Естественно подобные слухи нельзя было просто так проигнорировать и был отправлен развед отряд, более не выходивший на связь с герцогиней, хотя тот и был вооружён редким артефактом дальней связи.

Стало понятно, что смеяться над этим происшествием уже чревато крупными проблемами. Пусть мужчины их народа и не обладают необходимой силой и мужеством для столь открытого противостояния матриархам родов, но странный подземный голем, что сопровождал мятежника, напрочь отбивал любое чувство юмора.

И видимо именно ему этот старый кнот обязан той храбростью, что сподвигла его заявить о правах на её земли. Род Аль’Закен мёртв! И этого никто не изменит, по крайней мере пока она и её потомки живы.

Но вот он здесь… Дряхлый прожиток прошлого, неизвестно как проживший больше столетия… с его то скудными энергоканалами и мизерной ёмкостью сосуда магемы. Ха, ни один мужчина не сможет жить так долго, даже будь он трижды высокородным! Даже страшно было представить, что за дряхлый старик сейчас находился под массивными металлическими доспехами, так походившими на магическую мантию, а всё туда же, власти захотел. Совсем старый кнот рехнулся, видать решил, что это одежда делает кнота магом, а никак не наоборот.

А вот эманации магемы из-под земли заставляли Атрию быть внимательной — класс существа был высочайшим и тянул как минимум на мифический ранг, и это по самым оптимистичным её оценкам. Но с учётом её личной армии магов, что уже выстроилась перед границей усиленных городских щитов, молниеносных шпилей её замка и собственной силы семьи, устранить эту угрозу будет вполне возможно.

— Миледи, прикажете атаковать? — обратилась к пожилой женщине девушка в доспехах. Пусть никого не обманывает её юная красота, командовала армией опытный командир, разменявший уже пол века только по сроку службы — магическая сила, текущая по её телесным каналам, сильно отодвигала столь противную для самки любого разумного вида старость, позволяя дольше наслаждаться жизнью. Так что Атрия, на вид которой было лет пятьдесят, сейчас была почти вдвое старше самого Аль’Закена, стоявшего сейчас в полукилометре от стен города, разместившись на высоком каменном столбе, выросшем прямо посреди засеянного поля.

— Нет смысла затягивать этот фарс. Как только умрёт владелец голема, магическое создание потеряет способность принимать решения и атаковать — типичная уязвимость подобных инструментов. Даже не верится, что этот дурак так легко подставляется, словно провоцируя меня убить его лично… Их род обладал хорошими навыками в артефакторике, но даже найди он способ нейтрализовать молниеносные шпили замка, требуемая мощность артефактов сделала бы их колоссальных размеров. Даже голем его постоянно находится под землёй, пряча там своё явно массивное и потому уязвимое ядро, — Атрия снова задумалась на мгновение, обернувшись к своей дочери.

— Салин, на тебе голем… я ударю первой, потом ты с сёстрами. Сдержите его. Заставьте подняться из глубин.

— Да, мама, я всё сделаю, — поклонилась выглядевшая всё ещё молодой женщина, достигшая уже седьмого ранга управления магемой. Тут же она развернулась на пятках, и, придерживая широкие полы мантии, отправилась прочь с балкона.

— И ты ступай, славная Хай’Заус. Разрушь его ядро до падения щитов города.

— Наши маги Вас не подведут! — коротко ответила та, мгновенно воспарив в небо. Оседлав воздушные потоки, магиня направилась на каменные стены, откуда планировала командовать всем ходом битвы.

Атрия не любила говорить много. Сегодня она произнесла слов больше, чем за всю прошедшую неделю, и от того ей было не по себе — слишком неприятны были воспоминания о прошлом. А как ещё было относиться к тому, что её герцогство когда-то принадлежало её подруге, которой она была обязана жизнью. Конечно, глупая женщина сама подписала своему роду смертный приговор, объявив о наследовании рода мужчиной, но это не меняло самой ситуации. О чём она думала!? Ни одна королева не потерпит патриарха рода среди своих подданных…. И сама Атрия тогда ничего не могла сделать несмотря на долг жизни и крови, что висел на ней почти два десятилетия…. Глупая ситуация. Глупая смерть. Всё это было огромной глупостью!

Но вот теперь последний потомок той, кто спасла ей когда-то жизнь, стоял перед её городом, желая уничтожить её род и отнять земли. Какие превратности судьбы… Теперь она обязана положить конец крови той, кого она когда-то безмерно уважала!

Атрия сейчас, даже спустя два века жизни, никак не могла успокоить дрожь в своём сердце, волнуясь перед этим боем словно юная мастерица на экзамене. Вот почему она говорила сегодня так много.

Однако время пришло. Выдохнув и обратившись вся в колдовской взор, магиня восьмого ранга обратилась к силе молниеносного шпиля, влив в него более четверти своей силы. Огромный артефакт в форме целого дворца моментально принял магему, трансформировав её в электрический заряд гигантской мощи. Только одно она могла позволить себе — проявить уважение к древней крови Аль’Закен, лично уничтожив этого старого наглеца!

* * *

Кайнгерт — сто лет назад столица артефакторики в королевстве Вергоза. Ныне просто столица небогатого герцогства в третьесортной стране…. Буквально одного века хватило местным кнотам дабы убить славу его предков, строившуюся почти тысячелетие. А какие денежные потоки шли через этот город?! Даже из соседних стран к его роду обращались за укрепляющими камень закладками, за охранными амулетами, артефактами дальней связи….

И все эти деньги шли на развитие инфраструктуры герцогства: почти вечные охраняемые дороги, закрытые колодцы с очищающими артефактами, способные сами поднимать воду из глубин, лекарские амулеты в каждой крупной деревне, прямая связь с подчинёнными дворянами, соседними землями и лично королевой…. Огромные налоги в казну страны и авторитет за границей королевства и вовсе упоминать нет смысла….

И теперь всё это бездарно похерено: дороги без подпитки артефактов разрушаются и зарастают, амулеты оздоровления давно превратились в простые безделушки, контуры зачарования в колодцах без обновления и закрепления расплылись, потеряв свои функции, а само герцогство напрочь обеднело.

Многие семьи не понимали его мать, так много делавшую для простых кнотов. Но, как показал опыт, всё это имело огромный эффект, в первую очередь для экономики их владений. Простые кноты, свободные жить где захочется, зачастую специально переезжали в их герцогство дабы иметь доступ к чистой воде, эффективному лечению и безопасным дорогам. Увеличение населения в последствии привело к большому росту урожаев, повышению числа покупателей для торговцев и, как следствие, к повышенному товарообороту, что ещё больше повысило благосостояние герцогства на сборе косвенных налогов. Гостиничный бизнес, аренда торговых площадей, рост числа ремесленников… деньги шли отовсюду.

Аль’Закен потратил более полувека, анализируя всю собираемую его наблюдательными алтарями информацию, пытаясь понять, чем руководствовалась его мать, предпринимая те или иные шаги, и к чему приводят приказы новых правителей его земель. И выходило всё так, что именно простой народ, а не дворянская верхушка делает страну богатой, а правителей сильными. И вот тогда он задумался, ведь в магии всё точно так же: «Прочная основа есть гарант высоты мастерства и силы». Даже в «чертах и резах мистицизма» всё зависит от основы — материала, на который накладываются объёмные схемы.

Потому теперь Аль’Закен видел свой путь также отчётливо, как и камни под своими ногами во время путешествий. Его путь — построить новый мир для кнотов. Изменить тот заплесневелый жизненный уклад, что тянул их цивилизацию в пропасть полного забвения. Если сейчас они не изменятся, пришельцы превратят их в рабов, и никакая магия не поможет. Вполне вероятно, что эти всезнающие существа попросту превратят их в очередной свой инструмент, ещё больше повысив силу своего вида.

Ради того, чтоб это не случилось, он готов принести в жертву любое число своих сородичей, особенно тех, кто наверняка всеми силами воспротивится наступлению этой новой эпохи. Вот почему сейчас последний из рода артефакторов королевства Вергоза, и одновременно первый мистик гордого народа кнотов, сидел перед своими врагами, ничуть не скрываясь.

Находясь на вершине каменного столба, созданного его големом из собственного тела, прямо посреди пустующего поля, Аль’Закен всем своим видом демонстрировал презрение матриархам рода Муз’Амин, с двадцатиметровой высоты наблюдая за городом. Его посох был вбит тут же рядом в твёрдую поверхность шестигранного столба, возвышаясь над его головой почти на метр — прекрасная ловушка для любых молний, тем более той, что сейчас заряжалась в шпиле белокаменного дворца, перестроенного ещё его отцом. Зная характер той старухи, что прибрала к рукам его земли, мистик был уверен, что его ждала сумасшедшая по мощи атака, способная расплавить даже гору — силу восьмого ранга мастерицы магемы нельзя было недооценивать! Но металлы пришельцев и здесь сыграли для него решающую роль: его посох, созданный из цельного куска ценнейшего материала, представлял собой сложнейший артефакт, единственной функцией которого была трансформация магических формаций в чистую силу, а также её поглощение, хранение и последующее излучение в форме его собственных заклинаний.

Короче, если совсем просто, то его посох был способен поглощать любую вражескую магию вплоть до десятого ранга, превращая эту силу в его собственную!

Кто!? Кто ещё кроме него способен на нечто подобное на этой планете!? И это лишь малая часть той силы, что была подвластна старому кноту, постигшему никчёмную крупицу секретов окружающего мира. А сколько их ещё осталось сокрытых тьмой их невежества?

— Давай, старуха, покажи напоследок красивое представление. Твой век уже вышел, пусть ты этого ещё и не замечаешь, — пробормотал Аль’Закен, исподлобья наблюдая в колдовском взоре, как по экспоненте растёт мощь вложенного в шпиль заклинания. Наблюдая за процессом, мистик даже успел отметить несколько недостатков древнего шпиля: эффективность трансформации энергии, её потери, способность к поглощению и передаче магемы… Поняв, что опять погрузился в проектирование в самый неподходящий момент, старый мистик наконец отвёл взор.

И как раз вовремя, потому что именно в этот момент с вершины белокаменного дворца сорвалась гигантская электрическая дуга, толщиной в несколько метров, с оглушительным рёвом врезавшаяся в толстый набалдашник его посоха.

* * *

Оглушительный рёв заклинания, и восторженные крики сотен женских голосов, вскинувших свои кулаки в восхищении силой матриарха, почти сразу сменились мёртвой тишиной — выскочка, решивший не только нарушить законы королевства, но и попрать тысячелетние устои их мира, был всё ещё жив. Более того, он даже не сменил свою издевательскую сидячую позу, и не сдвинулся ни на сантиметр.

— Невозможно…, - прошептала себе под нос Атрия, пытаясь дотянуться до той силы, что только что бурлила в «её руках», ведь после применения любой магии всегда оставались вторичные эманации, которые можно было направить в новую атакующую волну… Бесполезно! Вся мощь её заклинания бесследно исчезла, сменившись одной лишь гнетущей пустотой, — Невозможно! — взревела древняя старуха, возведя в небо свои руки, минуя ставший на время бесполезным шпиль дворца. Тут же вся её оставшаяся сила влилась в масштабную формацию «Длани Богов», представлявшую из себя безэлементное заклинание гигантской мощи, способное раздавить целый город.

Она могла ещё допустить, что этот презренный старик нашёл способ противостоять молнии, в конце концов первичным элементам было возможно противостоять тем или иным способом без формирования мощного контрзаклинания, но, если и эта её атака закончится ничем, всё её представление о магии рухнет как карточный домик в бурю.

— Умри! — воскликнула Атрия, властно опустив руки, доведя плетение заклинания до конца. Мгновенно небо словно потяжелело, начав давить на всё население города, и это-то за пределами её смертельной области! Именно из-за подобных вторичных эффектов, бывших ничем иным как потерями магемы из плетения, простые кноты относились к магиням с трепетом и уважением. А как ещё к ним относиться, если от их мощи ноги подкашиваются, разум слабеет, а кишечник пытается освободиться от всего лишнего?

Однако вопреки ожиданиям всех боевых магов, на землю не обрушилась невидимая гора, ничто не раздавило Аль’Закена вместе с его огромным столбом, не разлетелись тяжёлые тучи в небе — не произошло ничего! Просто давление вдруг исчезло, а жужжащее ощущение чужой силы бесследно испарилось. Старик в странной броне всё так же продолжал неподвижно сидеть….

Но вот спустя всего пару секунд всеобщего замешательства он схватился одной рукой за свой посох, а вторую направил в сторону города, и в то же мгновение далеко во дворце, с балкона раздался мерзкий визг, перешедший почти сразу в горловой хрип, а потом и тихий вой. Мистик, воспользовавшись сохранённой связью Атрии Муз’Амин с молниеносным шпилем, сумел развернуть контур излучения артефакта, вернув назад всю потраченную старухой силу, и вогнав ту в её энергоканалы, в противоположном её природной циркуляции направлении. Создавшийся хаотичный вихрь магемы попросту разорвал тело старой кноты изнутри, вывернув её постаревшее тело практически наизнанку. Вниз на площадь, после глухого хлопка и красного фонтана крови, рухнул уже бесформенный кусок искалеченного мяса, бывший когда-то мастерицей магемы восьмого ранга!

— Вот теперь можно и начинать, — проговорил Аль’Закен, рубанув своей левой ладонью, всё ещё держась за напитанный силой посох, щедро снабжавший мистика украденной силой. Мощный городской щит, способный держать непрерывную осаду неделями, тут же вспыхнул белыми искрами, прогнулся и наконец лопнул, потеряв целостность своего плетения. Старый мистик как никто знал слабости этой древней технологии, давно превзойдя старых мастеров в понимании артефакторики.

В то же мгновение на стройные ряды запаниковавших магов поднялась огромная земляная волна, рухнув на них многотонной кувалдой.

Глава 72

После применения внесистемного навыка Азраила всё до безумия раздражало. Раздражали конвоиры, бесцеремонно заковавшие его в некое подобие силовой тюрьмы, державшей узника в подвешенном в воздухе состоянии внутри мощного барьера, сжимавшего бедолаг со всех сторон так, что и рот раскрыть было бы невозможно. Раздражала питание по расписанию с помощью какого-то питательного раствора, подаваемого прямо в его тюрьму роботизированной кишкой… фу. Раздражала лошадиная доза снотворного в этой еде, благополучно выводимая Мегой из его тела естественным путём. Наверно его надзиратели кипятком писали, видя, как вместо мочи из его тела выделяется дорогущее лекарство… Ещё раздражало, что никто не хотел с ним говорить нормально и тем более позвать Сейну… глупцы…

В общем, промчавшись так один день, Азраил последние двое суток попросту спал, ожидая, когда всё его тело перестанет болеть, а окружение приводить в бешенство.

Двое суток он парил, закрывшись своим божественным щитом даже от световых лучей, превратившись для остальных наблюдателей почти в бесформенную, абсолютно чёрную фигуру, свернувшуюся калачиком в центре самой жуткой из доступных особому отделу камер для сильнейших преступников галактики. И даже принимать пищу или отвечать на внешние раздражители он отказывался последние пятьдесят часов дабы не усугубить не дай бог и так шаткое своё положение из-за банального отходника.

Особенно сильно в этом помогало огромное число золотых монет, лежавших в его инвентаре, так что стоило только глянуть на них и представить эту сумму в крипо, как по сердцу Азраила моментально растекался успокоительный бальзам.

* * *

— Что удалось узнать? — Сейна последние дни была мрачнее тучи. Мало того, что завтра ей предстоит объясняться перед командованием федерации военных сил планеты за отданные приказы, так ещё и совет корпораций норовит отхватить кусок от разрушенного подземного склада. Предлагают помощь в разборе завалов и раскопках после обрушения, продавливая нужные решения через подкормленных чиновников… Но это было вполне ожидаемо, и девушка была морально готова к подобному развитию событий, зато появление здесь Азраила, и главное утечка информации о возможных её с ним связях к конкурентам была как снег на голову. Если совет корпораций подвергнет сомнению её полномочия и законность действий при операции, используя Азраила как предлог, их отдел может серьёзно пострадать, не говоря уже о репутации самой Сейны и её РОДА.

— Да, здесь… всё довольно сложно, — потёр бровь пожилой медик, курировавший работу лабораторий корабля и самих дознавателей, — Видите ли, подавители духа на объекте совершенно не работают, а его тело закрыто непробиваемым щитом, который медицинские манипуляторы не берут… так что мы до сих пор не сумели взять ни единого образца его генетики и даже отпечатков пальцев или радужки глаз. Даже слепок ауры снять не получается — каждый раз результаты совершенно разные, иногда диаметрально противоположные друг другу.

— Хумх…, - закрыв глаза девушка тяжело вздохнула. Ей было понятно замешательство этого умудрённого годами мужчины, она бы тоже на его месте разуверилась в собственных силах… Да что там, она и сейчас не знает, что лучше: убить этого засранца или поговорить с ним, попытавшись переиграть своих недоброжелателей.

— Мисс, объект просил встречи с вами ещё до своей изоляции. Возможно с Вами он согласится сотрудничать без насильственного принуждения? — наконец подала голос одна из старших следователей особого отдела, чей род имел отдалённое родство с родом Малус. Даже дальние родичи по крови, особенно женского пола, имели чувствительность к вранью и сильную интуицию, что делало их прекрасными ищейками и шпионами.

— Вот как? — усталым голосом отозвалась Сейна, глядя в одну точку где-то пред собой, — Снимите давление на объект и уберите всех посторонних, — спустя пару секунд она всё же решилась действовать лично. Этот парень та ещё заноза в заднице, но его способности не могли не интриговать, в конце концов недалеко от того места, где он был схвачен, её люди нашли половину кибернетического тела, принадлежавшего мастеру из «Громового Колодца». А также странный меч, излучающий жуткую ауру, явно принадлежавший кому-то из тех двоих…. В общем особый отдел был мобилизован по чрезвычайному протоколу не только из-за разборок между структурами…

— Всем покинуть помещение. Повторяю, всему персоналу покинуть камеру содержания…, - над головой Сейны Малус ожили динамики как раз в тот момент, когда её ножка переступила лазерную линию безопасности, за которую заходить обычно не рекомендовали. Все сотрудники отдела моментально испарились из небольшой залы, очистив для своей юной начальницы простор для действий.

Вместе с ней рядом находилось ещё четверо бойцов из личной охраны рода и командир спецназа, подавший пару дней назад рапорт о переподчинении его группы ей лично. Зная характер своего отца, Сейна заинтересовалась идеей создать подконтрольное только ей лично подразделение, от того теперь всюду таскала этого сурового воина с собой.

— Госпожа, мне кажется, это опасно, находиться здесь лично, — подал голос один из мужчин-телохранителей.

— Считаешь, что капсула его не удержит? — не оборачиваясь, озвучила один из мучавших её вопросов юная госпожа.

— Такая вероятность существует, — уклончиво ответил тот, сам будучи неуверенный в своих словах. Вот только никакая логика не могла заставить его, да и остальных тоже, перестать волноваться, глядя на непроглядно чёрную кляксу, парившую посреди прозрачного бронированного шара. Вроде и силовые поля здесь были мощные, и стазис поле могло включиться мгновенно, а всё равно сердце было не на месте и мозг начинало щекотать в тревожном предчувствии. Словно подходишь к клетке с лежащим в обманчиво-ленивой позе хищником, способным броситься в атаку всего за мгновение.

* * *

Его очередная клетка представляла собой бронированную решётку из массива титана сферической формы. Эта сфера имела толщину своей стенки в два метра, бока её имели вертикальные прорези шириной сантиметров в десять, запалённые бронированным прозрачным составом неизвестной Азраилу природы, так что за объектом внутри капсулы можно было наблюдать не только по приборам, но и чисто визуальным способом. Странная конструкция, но видимо люди не могли довериться полностью своим технологиям, в чём Азраил склонен был с ними согласиться — человеческий глаз порой замечает такие мелочи, какие не регистрирует ни один датчик.

«Мастер, она здесь. Я регистрирую её ауру в пяти метрах от нас», — пробудила наконец его ото сна Мега. Благодаря этому биоинженерному чуду иного мира он уже не раз и не два избегал чужого вредительства и даже был в курсе о точном времени своего заключения.

«Спасибо, Мега, как раз пора», — ответил ей лорд разрушения, чувствуя, что ломка закончилась. Отменив полную изоляцию брони и быстро проморгавшись от полыхнувшего по зрачкам света, он нашёл взглядом хрупкую фигурку в окружении волкодавов по ту сторону его тюремной камеры, тут же встретившись с ней взглядом.

— Здравствуй Сейна, уютненько у вас здесь. Ты в гости? — попытался Азраил улыбнуться как можно более дружелюбно. Вмешательство тех засранцев-киборгов было совсем не по плану, как и его последующее пленение, а потому нужно было выпутываться по возможности мирным путём. Начать войну с людьми было бы сейчас преждевременно, да и Сейна ему нравилась как человек. Жаль было бы её убивать…

— Здравствуй Азраил… Поговорим? — печальная улыбка была ему ответом. Что ж, он и правда создал ей кучу проблем.

— Поговорим…, - кивнул он в ответ, пытаясь собраться с мыслями. Обманывать женщину рода Малус было совершенно бессмысленно.

— … что ж… мне придётся начать издалека, — Азраил не только предавался праздному ничегонеделанью в этой камере предварительного содержания последние трое суток, но ещё и сопоставлял при помощи Меги все известные ему факты, и результаты умозаключений выходили не очень, — Что ты знаешь о культе Святого Покровителя?

Неожиданный вопрос Азраила выбил Сейну из намеченной калии беседы. Она-то думала тот начнёт оправдываться, подгонять за уши отговорки, врать в конце концов, обычно люди поступали именно так, даже зная о даре их рода, что поделать, человеческая глупость неистребима. Но культ Святого Заступника…? До неё доходили странные слухи ещё в семье, но отец ни в какую не открывался ей, даже когда она прямым текстом заявляла, что он от неё скрывает истину. «Так надо» — отвечал всегда строгий отец, с ещё более хмурым выражением лица чем обычно. Но сама Сейна «видела», что вопрос серьёзный, хоть она и не знала ничего о самом культе, только название.

— Допустим, я о них слышала, — осторожно ответила девушка, активировав средства записи в своём мозговом импланте. Она была обязана сохранить эту информацию для дальнейшего анализа, на человеческую память нельзя было положиться полностью — всегда что-то забывается. А здесь даже малейшая деталь будет важна, в этом девушка не сомневалась.

— Пару месяцев назад я столкнулся с их пешками на своей территории, пережив покушение со стороны одной из банд. Пытаясь их выследить для зачистки, я проник в заброшенный тоннель под орбитальным городом, переделанный бандой под базу. Вот только все люди там к тому моменту превратились в жутких монстров, способных также сливаться меж собой, превращаясь в ещё более смертоносных тварей. Благо я сумел зачистить это гнездо скверны прежде чем мои люди добрались туда, так что потерь не было. Второе моё знакомство с этой сектой произошло на орбитальной базе, принадлежавшей Ноену Лигарду и 3-му сектору. На них напало несколько лёгких фрегатов, облучив каким-то специальным оружием как саму станцию, так и все корабли охраны. Как оказалось, это излучение не отбрасывает тени, беспрепятственно проходя через любые физические объекты, и заметить его можно только человеческим глазом. Приборы его совершенно не регистрируют. Именно этот свет каким-то образом воздействует на энергетические тела человека, часть из них стирая, а часть переписывая, в следствие чего люди превращаются в совершенно иную форму жизни, стремительно мутируя. Думаю, тебе как мастеру духа нет смысла объяснять природу человеческой энергетики…. В общем, в живых там остались лишь я и Дораян Шакрам, благополучно выбравшись на его линкоре из окружения, — Азраил сделал паузу намеренно, видя, что девушка сильно желает задать новые вопросы, вот только не решается его прервать.

— Почему старейшина рода Шакрам был там? И почему ты находился на станции для изучения инопланетных форм жизни? — Сейна видела, что Азраил говорит ей правду, а потому его слова казались от этого ещё более тревожными. Неужели и правда в мире существует нечто подобное!? Она обязана была разобраться в этом, особенно в свете других подобных слухов! И ей больше не нужна семья, чтоб раскрыть эту странную тайну, она сделает всё сама!

— Он прилетел договориться со мной. Сам я был на станции в качестве объекта исследований. Поверь Сейна, тебе не следует знать о делах рода Шакрам, ни к чему это. Важнее то, что старейшина и был целью нападения секты, я абсолютно в этом уверен. Вот только им помешала досадная случайность, — Азраил издевательски ухмыльнулся, вспоминая глупую неудачу врагов. Так и хотелось сказать: «Ебать вы лохи…».

— Я бы даже сказал две случайности. Во-первых, меня держали в камере под многослойным стазис полем, так сказать во избежание неожиданностей. И Дораян Шакрам во время атаки был там же, решив поговорить со мной с глазу на глаз, и вот тут очень важный момент: лучи добра, что распыляют наши друзья-сектанты, подействовали на него крайне слабо, так что старик сумел излечиться самостоятельно. Откуда мы делаем вывод, что атакующая сила их оружия теряет эффективность, проходя через стазис поля. Постарайся использовать эту информацию с пользой, Сейна, об этом мало кто знает. Во-вторых, им не повезло, что именно я был узником командующего 3-м сектором, что позволило нам со стариком покинуть кишащую тварями станцию. К слову, заражённые корабли с определённым шансом получают способность двигаться самостоятельно, даже потеряв весь экипаж, так как линкор Дораяна был атакован уже заражёнными кораблями. Видимо твари после мутации каким-то образом вступают в симбиоз с электроникой, перехватывая управление своей нервной системой, превращаясь в нечто похожее на киборгов. Это тоже стоит иметь в виду, если решишь влезть в эту историю. Остальное ты, итак, знаешь — заложенный ядерный заряд разнёс то место вместе с остатками кораблей как раз после нашего отлёта.

— Довольно неожиданно… вот только ты умолчал о том, как это излучение подействовало на тебя. Очередной секрет рода Шакрам? — приподняла свою тонкую бровку юная девушка. Азраил просто умилялся над этим чудным созданием, желавшим выглядеть многозначительно и строго. Ну не получится это у шестнадцатилетней красавицы, будь она хоть президентом страны.

— На меня? Да вообще не подействовало. Вероятно, потому что я не совсем человек, точнее не отношусь к местному виду. Я ведь даже не мастер духа, я маг. Потому ваши игрушки и не работают, — несмотря на сдерживающую силу тюрьмы пожал плечами Азраил.

— Маг? Что это? И как отличается от духовных техник? — в очередной раз отметив полную правдивость слов Азраила, Сейна сложила руки перед собой дабы скрыть некоторое напряжение. Ей в очередной раз открылась странная истина, которую она сама не смогла «увидеть». А ведь она со всех сторон рассмотрела суть Азраила при встрече, но не смогла заметить нечто подобное, о чём он только что рассказал. Так сильно привыкнув за свою жизнь к тому, что она может видеть абсолютно всё, девушка теперь испытывала стыд от того, что потерпела фиаско. От того её интерес к Азраилу только вырос, и даже речи быть не могло теперь о его устранении. Она обязана раскрыть тайны этого странного человека просто ради своей гордости и уверенности в себе!

Часто в их мире бывает так, что потерявшие уверенность в своих силах мастера теряли уже освоенные навыки, так что познание своих способностей было не пустым звуком для мастеров духа. Ей нельзя игнорировать подобные моменты ни в коем случае.

— Я и сам не до конца понимаю всех этих различий. Может лучше показать? — в очередной раз пожал плечами скованный по рукам и ногам Азраил.

— Покажи, — кивнула Сейна, предусмотрительно отходя назад. Её охрана всё это время чутко следила за окружением, в особенности за офицером спецназа неожиданно приближенным к себе молодой леди. Пусть это и было против принятых стандартов рода, они не могли ей возразить прямо, стараясь выполнять свои обязанности с удвоенной старательностью.

Потому, когда внутри сферы раздался скрежет, а сирена и голос из динамиков оповестил всех о попытке прорыва, Сейна уже была закрыта телами двух её охранников, активировавших перед собой щит нулевой вероятности. Смешно сказать, но даже боец спецназа навёл свою винтовку, сверкавшую рябью усиления духа, на Азраила, уже поднявшего внутри камеры перед собой обе руки.

Сейна же видела сейчас куда больше, чем все остальные. Внутри огромной сферы вокруг Азраила бурлил настоящий шторм незнакомой ей силы, медленно вгрызавшийся в твёрдую титановую скорлупу. Сперва вихрь был чистый словно синева небес, но вскоре к ней прибавилась и серая титановая пыль, и белые отблески морозных частиц, снижавших температуру всей камеры с огромной скоростью. Вскоре холод стал чувствоваться даже за их щитом, а сама камера покрылась толстым слоем инея, закрыв всё происходящее внутри…, а через минуту огромный кусок прочной тюрьмы просто осыпался, выпуская вперёд полуголую фигуру Азраила. Вихрь за его спиной тут же осел, оставив после себя лишь истёртые в пыль части титановой сферы.

— Как-то так…, - почесав затылок, мужчина осмотрел результат своих изысканий. Всё же мана была куда более универсальным инструментом, чем скилы, созданные для него Богиней. Столько простора для творчества!

— Ты будешь со мной сотрудничать, Азраил, это не обсуждается. У меня слишком много проблем, чтоб разбрасываться кем-то вроде тебя, — положив руку на плечо своего охранника, девушка заставила того свернуть щит, пропустив её немного вперёд, — В обмен на твоё полное понимание я обещаю исключить тебя из расследования, или как минимум удержать в статусе свидетеля. Но ты будешь мне должен! — девушка понимала, что ввязывается в неприятности, но слишком уж много было завязано на этом странном мужчине. Ещё и род Шакрам ведёт какую-то свою игру, также используя его в своих планах. Такими кадрами не разбрасываются.

— Идёт, — почесал Азраил свою щетинистую щёку, — Одежду только верните. А то холодно у вас тут, — театрально поёжился лорд разрушения. Лучшим пороком человечества он всегда считал жадность: жадность до информации, жадность до власти или богатства, жадность до собственной жизни. На этом чувстве всегда можно было построить взаимовыгодное сотрудничество, чем он и старался по полной пользоваться.

— Так вот, продолжая продираться в своей экспансии сквозь местный колорит, я наткнулся на новый хвост этой опасной секты уже здесь, в городе Карагаса, — продолжал свой рассказ Азраил, быстро сдирая с себя эластичный медицинский костюм со впивающимися в его тело клапанами и зондами, в который его буквально вплавили ради быстрого подключения приборов, — Сын одного высокопоставленного товарища, а точнее одного из членов правления НТК «Термоядерные технологии Арнбак», как оказалось, хранит в здании службы безопасности города некий объект, являющийся продуктом генной инженерии той самой секты. А позже выясняется, что корпорация, в коей завелись паразиты из секты, втихую копит гигантские запасы драгоценных металлов, с целью явно недобросовестной…, - Азраил ненадолго замолк, начав сперва с нательного белья. Сейна, как девушка воспитанная, при этом вежливо отвернулась.

— Так что за объект хранился в здании СБ? И как ты об этом узнал? — понаблюдав за замолкшим надолго Азраилом, почти закончившим надевать свой конфискованный костюм белого цвета, Сейна таки не утерпела, задав один из важнейших вопросов.

— А это, милая девушка, мы будем обсуждать уже без лишних ушей, ибо вопрос касается моей жизни, и я не готов доверить её посторонним, — застегнув последний рукав, Азраил многозначительно обвёл взором возмущённых мужчин. Точнее лица четверых он видел, и мог оценить степень негодования, но и пятый, закованный в броню с ног до головы, точно не был согласен с его словами.

— Ты думаешь, мы позволим госпоже остаться наедине с каким-то уголовником? Да по тебе ледяная каторга плачет, ублюдок! Ты хоть знаешь, сколько по твоей вине уже погибло!? Пять с половиной тысяч! — рослый мужчина с седой головой, явно имевший запредельную жажду справедливости, от слов наглого сопляка практически вскипел. Даже лицо покраснело от гнева.

— Доказательства? — пренебрежительно пожал плечами лорд разрушения, — Где они? Свидетели? Телеметрия? Мотив хотя-бы? Я тут ни причём, во всём виноваты какие-то киборги.

— Ты украл сорок шесть тысяч тонн золота, ублюдок! — взревел мужчина, сжав в порыве праведной ярости кулаки.

— Как? Где они? Сорок шесть тысяч тонн! Вы хоть представляете, сколько времени нужно, чтоб вывезти весь этот металл? И не нужно так кипятиться, вы позорите своего начальника, — элегантно поправив свой белоснежный китель, Азраил принял самый гордый и невинный вид из всех возможных. И не будь среди его собеседников Сейны Малус, ему бы безоговорочно поверили, и даже детекторы лжи были бы бессильны против контроля Меги за его телом.

— Да и потом, я оказался в это время в той пустыне случайно — практиковался в магии. Вот только в самый неподходящий момент двое неизвестных свалились мне прямо на голову. Я и сам с трудом остался в живых благодаря своим способностям к защите, да и то был крайне истощён, когда вы меня нашли, — продолжал Азраил лить в уши слушателям свою версию событий.

— Оставьте нас…. Дядя Сабек, проследите, чтоб ни слова не было записано никем. И даже намёка не было на косвенную утечку информации, — Сейна остановила взбешённого мужчину одним лишь своим жестом, сперва обратившись к старшему группы, — И Вы, Лауль Гаран, успокойтесь, Вы не в армии и не в службе безопасности. Здесь нельзя действовать как обычно.

— Слушаюсь, госпожа… Идём! — мужчина в чёрном комбинезоне представительского вида вывел своих коллег, особенно приглядывая за своим излишне эмоциональным коллегой. Того даже пришлось придержать за локоть с начал, но опасения были ложными, приказы командования он всегда выполнял несмотря на любые свои эмоции.

Оставшись наедине, Азраил и Сейна впились друг в друга изучающим взглядом, словно бы оба пытались понять, насколько могут довериться друг другу и какие слова стоит говорить, а о чём лучше помалкивать. Далеко не всё можно было рассказать даже самым близким людям, что уж говорить о едва знакомых, хоть и связанных обстоятельствами….

— Будь добра, отключи запись сигнала нейросети. Я вижу в твоей голове чрезмерную электрическую активность. Всё, что ты услышишь и увидишь, предназначено только для тебя. Не для записи, — постучал Азраил себе по виску, настойчиво сверля девушку взглядом.

— Эх, — той только и оставалось что вздохнуть, подчинившись суровым требованиям этого наглого парня. Он так непринуждённо общался с ней все эти дни, что она и сама начинала воспринимать его как равного, время от времени забывая, что его родовое происхождение более чем ничтожно. Тем не менее ей всегда хотелось иметь именно такого друга и собеседника, от того эти странные отношения были для Сейны куда ценнее громкой родословной.

— Наместник Карагаса хранил в арсенале СБ города комплект биомеханической брони с искусственным интеллектом. После превращения человека в монстра, носитель такой брони подавляется этим ИИ, превращаясь в настоящую машину для убийства. Броня не только способна мыслить тактически, но также умеет менять строение тела носителя, укрепляя его до прочности металлов или композитов. Также носитель брони сможет поглощать биомассу, продлевая этот жуткий симбиоз, попутно и усиливая его. Какая это биомасса неважно, хоть люди, хоть мутанты, — Азраил начал говорить первым, решив, что взять инициативу на себя будет правильно. Расстегнув недавно стянутый рукав, он вытянул оголённую руку вперёд, растопырив пальцы, — Мега, покажи ей.

Как только он произнёс вслух свой приказ, плоть Меги, заменявшая его родное тело, начала сползаться с его пальцев к локтю, оголяя окровавленные кости скелета, сухожилия и пульсирующие кровеносные сосуды. Девушка пред ним моментально побледнела, с трудом заставив себя не отшатнуться и смотреть дальше не отрываясь. На том месте, где Мега покинула тело Азраила, очень быстро начали расти новые мышцы, сеть капилляров, ногти и кожный покров возвращались на своё место. Всего через несколько секунд только что голая костлявая конечность вернулась практически в прежний вид.

— Богиня милостивая, что это? — наконец сипло проговорила Сейна, прикрывая свой ротик пальчиками. От подобного зрелища у кого угодно ком к горлу подскочит. Собранный у локтя собеседника второй комплект плоти, выглядевшей сейчас словно сморщенная жертва вивисектора, мутила разум девушки даже больше чем вид выжженного огненным адом рабочего городка.

— Это та самая броня, — улыбнулся в ответ Азраил, — Я нашёл её и подчинил себе. Теперь она часть моего тела и меня самого, правда до сих пор живёт за счёт поглощения моей плоти. Поначалу конечно было больно, но я уже привык, — как только Мега вновь заняла своё место, быстро растворив восстановившуюся руку, лорд разрушения застегнул белоснежный рукав.

— Это — безумие какое-то, — теперь Сейна таки отдалилась от собеседника, время от времени с опаской вглядываясь в его намерения. Пусть не мгновенно, но она могла заранее понять, желает ей человек зла или нет. Пока что всё было в порядке.

— Это безумие? А как тебе цель секты «Святого Покровителя»?! Парни они амбициозные, собрались ни много ни мало уничтожить всё человечество. Спросишь зачем? Просто они не принадлежат вашему миру. И сам Покровитель, и эти их технологии пришли из другого измерения, враждебного вашему. И неважно, что они внушают своим пешкам среди людей, их цель — ваше вымирание. Именно для этого создана технология обращения людей в монстров, именно так был запрограммирован ИИ этой брони, он же рассказал мне и о происхождении своих создателей. Вот почему я вообще говорю с тобой и делюсь своими секретами — мне нужен союзник! Этого дерьма слишком много для меня одного, — пока он говорил, мужчина с каждой фразой медленно приближался к напуганной, но всё ещё твёрдо державшей себя девочке. К моменту, когда он закончил давить на неё своим эмоциональным монологом, между ними осталось всего лишь полшага.

— Всё это просто бред, — наконец подняла она на него глаза полные беспокойства и тревоги, — мой род давно бы заметил их деятельность. Мы сотни лет командуем особым отделом и даже имеем личную сеть шпионов. Невозможно, чтоб отец или тем более дед допустили нечто подобное!

— Возможно…, - не стал отпираться Азраил, понимая, что его слова — это только его слова. Сейна видела, что он не врёт, но она не могла распознать истину, не видя предмета обсуждения, — Разве что ваш род частично в курсе, и сам пытается использовать этих сектантов. М? Скажешь и такого не может быть?

— Зачем тогда ты вообще говоришь со мной? — вот теперь девушка нахмурилась, вспомнив разговоры с отцом и его молчание. Эти воспоминания молниеносно зародили в её сердце сомнения и подозрения, которые просто кричали о необходимости во всём разобраться. Юные женщины рода Малус всегда обладали сильным чувством справедливости….

— Все двести лет совокупных воспоминаний людей, формирующих мою личность, советуют довериться тебе. Кто я такой, чтоб не верить самому себе? — улыбнулся он в ответ удивлённой юной особе. В тот же момент по кораблю прошёл мерный гул, а вдалеке за переборками прозвучал сигнал боевой тревоги, — О, это за мной. Я ведь на три дня в академию опоздал! Как считаешь, может расстанемся ненадолго? — приподняв бровь, молодой мужчина окинул оценивающим взглядом стройное тело девушки, заставив ту не на шутку смутиться. Стоять рядом с собеседником Сейне вдруг стало нестерпимо горячо! Молниеносный шаг назад, и вот она уже говорит со своей охраной чрез нейросеть.

* * *

Невысоко в небе над гигантской воронкой от ядерного взрыва висел тяжёлый крейсер особого отдела, где в глубине его брюха содержался опасный подозреваемый по имени Азраил.


Но вот прямо над кораблём неожиданно расцвёл чёрный цветок взрыва, а летящий на немыслимой скорости гуманоид, врезавшийся в мощнейшую взрывную волну, созданную своей же силой, куда мягче, чем мог бы до этого, рухнул на прочную обшивку судна. Чёрно-красная фигура мечника тут же поднялась, гордо застыв над гигантом, терпеливо ожидая приказов создателя.

Глава 73

— Хэй, Мираки, ты уже на месте? Как прошёл переход, мы не промахнулись?

— Всё путём, мелкая, не парься! Эти мудаки даже не заметят моего появления, тоже мне особый отдел. Плесень ходячая. Как и эти неудачники из какого-то там колодца.

— Ой ли!? Ты просто злишься, что тебя не приняли. Неужели до сих пор не перестал дуться? Ка-ак ми-ило, Мираки, ты просто лапочка!

— Рот свой закрой, Сая, я тебе не школьник сопливый! Больше нет…. Я убью того, кого не сумел ликвидировать даже стиратель «Грозового Колодца», и плюну им прямо в лицо. Я всем докажу, что мои идеи работают! И даже неодарённый духом, имея мозги, способен потягаться с сильнейшими во вселенной! Следи за эфиром, мелкая, скоро его заполнят плач и мольбы этой ходячей плесени.

Среди развалин, оставшихся после ядерного взрыва, вдруг начала проявляться гигантская фигура, словно бы выплавляясь прямо из воздуха. Было очевидно, что система маскировки неизвестного нарушителя периметра была на порядки совершеннее тех, что использует человечество сейчас — их до сих пор не сумели засечь даже несмотря на недавний гиперпереход нулевого всплеска, явление, существовавшее пока только в теории. Такой переход по идее не имеет внешних проявлений, не создаёт помехи в пространстве и не может быть обнаружен, вот только дальше теоретической концепции человечество ещё не продвинулось. За исключением одного гения из иного мира, потерявшего, к сожалению, ту часть памяти после переноса в тело ребёнка пятнадцать лет назад, что отвечала за воспоминания о прошлой жизни. Но даже так он постоянно ощущал себя чуждым этому человечеству.

Но вот последняя прозрачность нарушителя наконец сошла на нет, и на несколько секунд любому взору открылась картина: маленькая фигура какого-то подростка, подключённая толстенными кабелями к платформе сзади, на которой на корточках сидело явно искусственно созданное антропоморфное существо с четырьмя человеческими руками. Из тени наконец вышел тот, кого Богиня этого мира забросила сюда задолго до Азраила практически с теми же целями, разве что его роль заключалась только в уничтожении её врагов на планете. Мираки, гений кибернетики, физики, молекулярного инжиниринга и прочих высоких технологий, гений финансовых преступлений и просто увлечённый наукой преступник вышел на свою первую серьёзную охоту!

— Я всем докажу, что мегаструктура существует, когда вскрою эту консервную банку голыми руками… Сами вы бред помешанного, старпёры-недоучки… — Мираки был зол на всех. За свою жизнь его так часто опрокидывали с его разработками, насмехались над его теориями, унижали из-за возраста и происхождения, что он просто решил однажды послать весь мир в топку, уйдя в тень беззакония. Однако даже после того, как он полностью кибернетизировал своё тело, ему не престали сниться сны о гибели мира и о его миссии его защитить. Странное дело, сны и полностью искусственный организм… лишённый живого мозга. Неужели не во всём наполнявшие его разум идеи были правы, и сны не просто пережиток органической жизни?


Наконец гигант позади мальчика сорвался вперёд в немыслимом прыжке, а платформа вместе с её оператором моментально исчезла с глаз во всех возможных спектрах, даже в инфракрасном.

Сквозь развалины, по радиоактивной пустоши теперь нёсся одинокий четырёхрукий гигант, с каждым толчком повышая и без того свою гигантскую скорость. На пятый его шаг развалины города таки закончились, а округу огласил взрыв преодоления звукового барьера — огромная размытая тень стремглав понеслась к зависшему над воронкой тяжёлому крейсеру. Но даже находясь у всех на виду, объект так и не был засечён средствами оповещения флота.

* * *

Первый уже несколько минут как-то меланхолично наблюдал за наведёнными на него тремя турелями, за начавшимися вокруг движениями мелких кораблей в небе и даже не реагировал на поднявшуюся на фюзеляж корабля целую боевую группу, тактично державшую расстояние и не перекрывавшие зону стрельбы турелей. Всё это было бесполезно против него, но сам воин был терпелив. Приказа атаковать ещё не было, и потому он ждал.

Однако, как иногда бывает, всего через пять минут после посадки Первому пришлось принимать самостоятельное решение, причём действовать практически мгновенно. Неизвестный враг, внезапно появившийся из ниоткуда, на сумасшедшей скорости врезался в корпус тяжёлого крейсера чуть дальше его местоположения, от чего летающий гигант ощутимо вздрогнул, а некоторые из людей, охранявших Первого, даже свалились с ног.

Странный четырёхрукий исполин, проломивший своим телом часть обшивки, совершенно игнорируя открытый по нему огонь, бессильно разлетавшийся от его тела в разные стороны рикошетами, начал методично рвать прочнейший сплав корабля, расширяя уже, итак, немаленькую дыру.

Так как внутри находился его создатель, Первый не мог терпеть подобное поведение незнакомца, а потому без всяких стеснений выпустил на волю свою новую технику, подготовленную специально для того, чтоб спустить подобные корабли с небес на землю. Ускорившись как всегда стремительным выплеском аспекта Войны, Первый сходу всадил в оглянувшегося на него врага напитанный силой кулак — многократный ступенчатый направленный взрыв моментально сдул супостата вместе с изрядным куском корабля, даже обнажив несколько внутренних переборок.

Отправив в полёт врага, собранный в технику аспект Войны до самого конца обрушивал сокрушительные взрывные удары на чёрное тело гиганта, продолжая вдалбливать его в землю даже после молниеносного падения.

К счастью, такой ход Первого люди не посчитали агрессией, а напротив сориентировались на нового врага, встав фактически за спиной слуги лорда разрушения. Четырёхрукий гигант тем временем как ни в чём не бывало выбрался из созданной им воронки, не получив ни царапины от удара, способного пробить насквозь даже тяжёлый крейсер.

* * *

— Сая, мне показалось или это не техника духа? — Мираки был немного раздосадован вмешательством в его дела какого-то неизвестного, но, всмотревшись в показания сканеров, моментально заинтересовался странным объектом.

— Ну-у-у я не уверена. Природа энергии иная, но схожа по своим свойствам. К особому отделу этот субъект точно не относится, я о таком не слышала.

— Объект, Сая, это объект. Его структура сильно напоминает простую стальную статую без высоких энергий или активности кибернетики… однако он движется, явно принимает решения и способен использовать силу… Он меня уже бесит! Кто бы его ни создал, я докажу этому выскочке, что его творение сосёт по всем фронтам! Я есть идеал искусственной жизни! — приготовившись атаковать, Мираки юркнул прямо под брюхо крейсера, походя поймав одну из выпущенных по нему с фрегатов ракет. Соприкоснувшись с телом гиганта, электронная начинка смертоносного снаряда тут же была перепрошита, превратившись в подобие дротика. Тут же брошенная в направление преследователей, она разорвала напополам корабль какого-то бедолаги, разметав в разные стороны его экипаж, готовый к десанту. Начались любимые молодым гением кошки-мышки.

Всего один мощный прыжок с обугленной поверхности кратера, и вот четырёхрукий уже прицепился к брюху крейсера, впившись в его металл своими прочными пальцами. Держась двумя руками, только что метавшийся словно лёгкое перышко робот начал наносить второй парой рук тяжёлые стремительные удары, гулко отдававшиеся по всему кораблю. С каждым его молниеносным выпадом броня крейсера, способная выдерживать попадания лёгких корабельных пушек без вреда, ощутимо прогибалась и даже рвалась.

— Сдохни уже, ублюдок! Свали с нашего корабля! — недалеко от него тут же зависло шесть лёгких истребителей, окатив противника из автоматических авиационных рейлганов. Многоствольные пушки посылали сотни пятимиллиметровых вольфрамовых снарядов в секунду, ускоренных до десяти скоростей звука, но даже вся их совокупная мощь не оставила ни единой царапины на ненормально прочной шкуре робота. Что-то более тяжёлое бойцы особого отдела не решались использовать — можно было легко пробить уже и так сильно повреждённую обшивку крейсера их главы, упростив работу противнику. Вот только и позволить гаду пробраться внутрь тоже было никак нельзя — там ведь одна пехота! А если уж их огонь робот игнорирует, то ручное вооружение вообще не будет представлять для него опасности.

Неожиданно сверху опять рухнула знакомая фигура странного мечника, что недавно рухнула не пойми откуда на всё тот же многострадальный крейсер, прямо в полёте выхватив свой клинок в стремительном выпаде. Короткий красный серп энергии разрушения тут же сорвался с режущей кромки, заставив внимательного робота отпуститься от своей жертвы, вновь упав вниз. Вот только он не просто рухнул как мешок с корнеплодами, а умудрился при этом вырвать кусок металла, ловко метнув его в один из истребителей — попасть в более крупную цель было всё же проще, чем пытаться сбить Первого. Острый зазубренный край брони легко пробил тонкую броню истребителя, едва не располовинив собой пилота — того только и спасло что чудо и профессиональная реакция опытного аса. Потеряв левую руку и левую ногу, пилот всё же остался жив, пусть и не сумел спасти свою машину, рухнув в ближайших руинах.

Серп Первого тем временем прошёл мимо своей цели, ловко срезав обломок здания в полукилометре отсюда, благо, что на его пути не встретилось ни одного корабля, а видевшие результат атаки пилоты и вовсе постарались отдалиться или подняться повыше, решив взять на себя только функцию прикрытия. Похоже у их странного гостя были серьёзные тёрки с этим странным роботом, да и сила его была куда более подходящей для сражения с ним, раз способна коротким импульсом легко разрезать метры железобетона.

[БУГ] — глухо приземлился робот на все шесть конечностей, продолжая держать основного противника в поле зрения.

Первый же не стал изворачиваться, а лишь коснувшись земли ногами, взорвал пространство за спиной, послав себя в новую молниеносную атаку. Доли секунды, и вот занесённый в ударе снизу красный клинок уже несётся навстречу одной из рук гигантского робота.

[КЗИ!] — столкновение вышло коротким, но крайне неожиданным. Робот спокойно поймал клинок в свою руку, одновременно ударив с двух сторон Первого второй парой гигантских конечностей. Два кулака, способных пробить даже три метра брони тяжёлого крейсера, обрушились на слугу лорда разрушения словно две горы — послышался новый скрип и даже лёгкий хруст. Тут же робот выпустил из захвата обжигающий своей силой меч, и ещё одной свободной рукой наотмашь ударил жертву, послав её в жестокий полёт.

Всё это произошло столь стремительно, что люди смогли понять, что к чему только при повторном просмотре записи с существенным замедлением воспроизведения.

Первый тем не менее не был живым существом в полной мере, от того был лишён таких слабостей как ошеломление, болевой шок от переломов или тем более контузии от столкновения, потому ещё в полёте понял свою ошибку и, вложив в удар весь свой небольшой запас аспекта Разрушения, произвёл колющий выпад перед самым падением, послав быстрый как свет шар энергии вперёд.

От такого удара робот уже не сумел увернуться, хотя и успел заслонить тело одной из рук. Плотный шар энергии врезался в тонкую конструкцию из мегаструктуры, пронзив её насквозь, вот только это было единственным, на что хватило заряда — нагрудную броню он сумел лишь немного опалить, не более того. Тем не менее получив повреждения своего прототипа, Мираки был вынужден прервать операцию, заново просчитав новые данные и произведя срочный ремонт. К тому же он уже получил немало информации о самом бое, что было первым шагом к написанию автономного боевого интеллекта для его роботов.

— Возвращаемся, Сая. Придётся внести коррективы в план.

— Как скажешь, Мираки. Начинаю процедуру прыжка, держитесь за поручни детишки хи-хи…

Чёрный гигант, последние несколько секунд разглядывавший то широкий шрам на ладони, что поймала недавно меч Первого, то сквозную дыру в другой руке, из которой сейчас вытекал зеленоватый гель, вдруг провалился внутрь себя, бесследно исчезнув. Исчезновение самого Мираки и его платформы среди руин вообще никто не заметил.

* * *

Молодой безродный гений, когда-то страдавший нарушением развития гортани и органов зрения, а теперь живущий с полностью искусственным телом, молча отключил от себя толстые кабели, спрыгнув с платформы-якоря. Там же остался стоять повреждённый гигант, во всё той-же позе на корточках.

— Сая, воспроизведи модель разрушения, — остановившись перед гигантской голограммной установкой своей лаборатории, подросток, как и всегда в нетерпении постукивал пальцами правой руки по левому плечу, сложив руки в замок на груди. Тело телом, а старые привычки неистребимы.

— Прости, Мираки, я ещё не сделала, — ответил мгновенно ИИ его собственной разработки. Пусть он не мог заполучить квантовое ядро, даже имея миллиарды ворованных денег, но собрать сетевой кластер из фотонных суперкомпьютеров оказалось неплохой альтернативой. Вот только страдала скорость обмена данными — местные коммуникации были слишком медлительны. И он ничего не мог с этим поделать. Не дарить же новейшие технологии монополистам ретрансляции кваркнета, ну их в жопу. Он лучше подождёт немного и таки умыкнёт пару квантовых ядер у какого-нибудь лоха.

— Первичный анализ готов! Природа воздействия… хм… неизвестна, материя мегаструктуры попросту исчезла. Продолжаю расчёт и сопоставление базовых теорий… Мираки, прости, я не такая умная как ты. Ты не сердишься? — тем не менее его искусственный интеллект ничем не уступал реальным человеческим личностям, чем сам создатель нового программного кода ужасно гордился. Кому вообще нужны люди, когда компьютер живее всех живых?

— Исчезла? Странно… это похоже на перенос материи как в случае с силой Заракса?

— Пространственных искажений не было обнаружено во время атаки, милый, материя просто исчезла. И видимо лишь за счёт больших затрат на разрушение межатомных связей самой мегаструктуры твоей броне удалось сдержать удар. По моим расчётам атака была сопоставима с ударом пятимиллиметровой пули из вариума, разогнанной до скорости света, — грустно произнёс девичий, почти детский голос. Было очевидно, что такой игривый характер и голос Мираки прописал ей лично, компенсируя отсутствие общения с обычными людьми, да и с женской половиной человечества тоже. Что поделать, гениев всегда сопровождало одиночество, тем более, если они были неполноценные физически.

— Та-да-дада-амм… Здрасте — приехали! Инициализируй новый расчёт, более детальный. Создай математическую модель атаки и подготовь все виртуальные копии наших проектов — хочу знать результат до того, как создам провальный прототип. И откажись от второстепенных задач, нехер грузить полудохлые сети местных приматов. Так… э-э-э… нет, сделай пять градаций атаки, каждая вдвое сильней предыдущей. Я должен знать пределы своих возможностей, — завершив отдавать приказы, Мираки вернулся к своему повреждённому роботу, решив осмотреть всё ещё и лично. Может отсюда будет проще понять, что его так приложило.

* * *

— И как это понимать? — стоял Азраил с одной стороны стазис-поля, глядя на мутную мешанину цветов, в которую превращался свет, проходя через толстый слой защиты. Общаться сейчас он мог с Сейной исключительно через систему звукоснимателей и динамиков, натыканных для подобных случаев.

[ПОН…] — новый глухой отголосок столкновения корабля с чем-то наполнил камеру. Пол и потолок всё ещё не были защищены полем.

— Нападение неизвестного началось сразу после появления твоей зверушки! Я не могу больше рисковать, оставаясь с тобой рядом, — ответила ему девушка явно слегка напуганным, хоть и старательно скрывающим эмоции голосом.

— Сейна, красавица ты наша, неужели страх взял верх над твоей рассудительностью? С моей стороны это было бы глупо, компрометировать себя после недавнего откровения, да и чем эта атака мне полезна? Но я понимаю твою точку зрения, потому не сержусь, — лорд разрушения почесал щетинистую щёку, привалившись плечом к всё ещё покрытой инеем полуразрушенной камере, обдумывая свои дальнейшие действия. И кто это там такой красивый ему всё испортил!? Вроде только начали дела налаживаться…. А ведь вопросов впереди ещё куча: поставки брони и оружия, здоровье людей на флагмане, разгрузка и продажа металлов, изъятие ста девяноста миллиардов у синдиката… учёба эта ещё, будь не ладны местные законы и обычаи…. Ещё и договориться нужно как-то с этой мелкой засранкой! Девчонка хоть и одарённая, и воспитана с учётом своей специфики, но всё равно является молодой девицей со всеми вытекающими последствиями. Опыта ей пока не хватает и стрессоустойчивости, да ещё и возраст такой романтичный, что может легко увлечься кем-нибудь.

«Хм… может быть это как-то использовать? Не, больно уже напряжено, да и женщин рода Малус хер обманешь. Как ей потом объяснять мои остальные связи с женщинами и будущие планы по женитьбе? В топку такие ненадёжные планы. Лучше просто продолжать дружить».

За такими нехитрыми размышлениями его и застало отключение поля, обнаружив с той стороны лишь капитана корабля и конвой из десятка тяжёло вооружённых пехотинцев. Сейны нигде видно не было, видать охрана сработала по своему протоколу, срочно эвакуировав высшее командное лицо.

«Ну и правильно, её беречь нужно», — подумал Азраил, выходя вперёд к уже рассредоточившейся вокруг него группе.

— Госпожа командующая уже эвакуирована, но перед отбытием приказала отпустить тебя…, - капитан корабля, офицер лет сорока довольно сурового вида, тщательно рассматривая оппонента, вышел чуть вперёд, благоразумно не перекрывая области огня своим подчинённым, — Тот мечник. Он говорят принадлежит тебе? — неожиданно сменил тему Урктор (4) 1-го уровня. Часто именно такие офицеры, достигшие к сорока годам лишь звания Урктор, становились капитанами кораблей среднего класса. Ведь звание не только определяло уровень допуска, но и род деятельности, а значит уже очень давно этот офицер командовал кораблями класса тяжёлый крейсер, став мастером в своём деле.

— Я его создал и подчиняется он только мне, — кивнул в ответ адмирал флота.

— Что ж, примите мою искреннюю благодарность за помощь. Было бы позором, прорвись враг на мой корабль, когда здесь находится юная госпожа Сейна, — протянул он руку во вполне знакомом жесте рукопожатия. Хмыкнув про себя, Азраил подошёл поближе, крепко схватив не кисть капитана, а всё предплечье, как было принято в старые века на Руси.

— Рад встретить здесь человека чести, — глядя прямо в глаза мужчине с грубыми, испещрёнными мелкими шрамами, чертами лица, лорд разрушения аккуратно стиснул его руку, — Да и кем бы я был, позволив навредить девушке, что доверилась мне.

— Ведите, — отпустив руку капитана судна, Азраил коротко отдал команду, будто рядом был не вооружённый конвой, а почётное сопровождение.

Ни словом более не обмолвившись, сотрудники особого отдела вывели его к десантному отсеку, высадив на челноке за пределами области радиоактивного поражения. Глядя, как челнок набирает высоту, отдаляясь в обратном курсе, он медленно отвернулся прочь, зашагав к ближайшей точке встречи. Всего через пять минут недалеко от него рухнула неизменно чёрно-красная фигура Первого, присоединившись к своему создателю.

— А тебя похоже неплохо потрепали? — Азраил пару раз бросил взгляд на воина, чьё тело было словно приплюснуто с боков, а обе верхних конечности вывернуты и поломаны под неестественными углами. Как он вообще умудрился из такого положения нанести последний точный удар? Чудеса!

— Ха-ха, итак, вижу, что разделали как Бог черепаху! Ладно, можешь не отвечать… Стой. Повернись, — повернувшись к слуге, он быстро оценил его наполнение аспектами. Внутри Первого сейчас находилось 7 кластеров Войны, 3 кластера Разрушения и 10 кластеров Жизни, занимая за счёт предрасположенностей 17,5 кластеров из 26. И с учётом его недавней добычи в 10,66 аспекта Разрушения Азраил мог наконец закончить заполнение этого безусловно полезного сосуда.

Сам Первый был очень собой недоволен в последней битве, злясь на свою самонадеянность. Враг оказался куда серьёзней, чем он рассчитывал, и это злило его не на шутку, ведь не ввяжись он в ближний бой, всё вышло куда как лучше. Ощущать себя самоуверенным кретином для любого, даже давно мёртвого воина, было сродни пытке. Сейчас Первый, мучимый чувством вины, ждал от создателя всего чего угодно, не только критики, но даже развоплощения.

— Ну что, Первый, готов получить последний заряд бодрости? Судя по тому, что я видел сегодня, аспект Разрушения является для тебя наиболее полезным, хотя и Война неплохо себя показывает в столкновениях со слабаками. Не знаю, во что ты превратишься после вливания десяти кластеров аспекта Разрушения, но это точно пойдёт тебе на пользу!

Первый насколько мог в своём покалеченном состоянии выпрямился, резко кивнув своему создателю. Он был предан ему не только как создателю, но и как единственной цели своего существования и потому был готов сейчас принять любое наказание, вот только Создатель оказался куда более великодушным, чем она даже мог мечтать!

Все мысли воина последнее время были сосредоточены на том, как лучше всего ему использовать свои силы и как ещё быть полезным Азраилу. Потому весть об очередном скачке питающих его энергий Первый воспринял с огромным энтузиазмом, отбросив на время мысли о поражении.

Сосредоточив поток маны в направлении своего слуги, лорд разрушения постарался прочувствовать процесс передачи аспектов, запущенный параллельно. Тонкий, но стремительный ручеёк разрушительной энергии тут же стремглав бросился в свой новый сосуд, заставив тот содрогнуться в конвульсии. Азраил тут же постарался подстроить движение потоков маны под этот загадочный процесс, в самом конце даже попробовав его простимулировать. Признаться, он надеялся найти какой-нибудь способ закачать в слугу больше аспекта, чем тот должен был вмещать в себя, но, когда все процессы попросту отсекло невидимой, но непреодолимой силой, он понял, что это будет не так просто, если вообще возможно. Зато ему удалось нечто иное! Благодаря помощи потока маны Азраил впервые поместил в Первого дробное число кластеров аспекта. Вместо 10, как должно было быть, в него поместилось 10.2 кластера, заполнив объём тела в 26 кластеров полностью.

Тем временем сам Первый начал быстро трансформироваться, быстро покрываясь странными гравировками и светящимися полосками. Исчезла его катана, сегменты доспеха и прочие элементы, делавшие его более человечным, зато от изменившегося воина начало сильно тянуть угрозой, а вокруг его тела вдруг вспыхнуло красное пламя, не дававшее ощущения жара.

Как только трансформация окончилась, Первый выпрямился перед своим создателем, осмотрев с явным интересом собственные руки. Да, его тело всё ещё напоминало человеческое, но лишь своим строением. Аспект Жизни явно делал его более «живым», придавая нужную форму и давая способность к регенерации, но Война и Разрушение были преобладающими силами, служа основой всего.

— Знаешь, а мне так нравится даже больше…, - оглядев пару раз сверху вниз своего слугу, Азраил ухмыльнулся, махнув рукой в приглашающем жесте, — Идём, друг, у нас впереди ещё куча дел!

Чёрная фигура, светящаяся красными узорами и пылающая холодным красным пламенем разрушения, как всегда безмолвно двинулась следом, в нетерпении сжав перед собой оба своих кулака.

Теперь он и правда достиг максимума своих возможностей, а значит придётся заново постигать себя, выясняя собственные пределы! Но новые ощущения могущества давали Первому ту самую уверенность в своей полезности, что он так долго искал. Нет ничего более унизительного, чем чувствовать себя ненужным и бесполезным, и Первый собирался приложить все свои силы дабы избежать подобной участи снова.

Глава 74

По небу над соседним с пустыней горным районом мчался корабль довольно архаичного вида, чадя древним как говно мамонта химическим двигателем. Что-то подобное можно было найти лишь в отсталых странах, всё ещё пытавшихся сопротивляться современным тенденциям и не дающих внутри себя свободу корпорациям.



Самым смешным было то, что именно этот корабль прилетел за Азраилом, окатив его потоком гари и пепла при посадке. Благо что божественная броня работала идеально, не допустив до белоснежного костюма ни грамма грязи.

Внутри плохо отделанного, сверкавшего кое-где голым железом пассажирского отсека сейчас друг напротив друга сидели молчаливые Велиан и Азраил. Бусинка же спала, устроившись заблаговременно на коленях своего создателя. Первый и вовсе находился в грузовом отсеке, ибо в пассажирском места не нашлось. Велиан, Азраил и ещё четверо телохранителей — вот и всё, что поместилось в небольшой отсек, оборудованный минимумом удобств.

— Итак… вот на это ушли двести миллионов, что ты выпросил на покупку техники? — оглядевшись вокруг, лорд разрушения уставился в глаза воина, первым решившего следовать за ним. Сам начальник его личной охраны сейчас был без шлема, опустив взгляд в пол. Он как-то не подумал о том, что Азраил может неправильно всё воспринять. И даже объясниться не было возможности — тот просто молча поднялся на борт, закрыв надолго глаза, как только опустился в кресло. Похоже пытался переварить всё произошедшее и увиденное.

— Сэр, всё совсем не так. Вы неправильно поняли ситуацию.

— Ну так объясни мне недалёкому, что тут вообще происходит, — голос Азраила не стал мягче ни на грамм.

— Мы, как и планировалось, отправились на местную торговую площадку, где занимаются продажей и демонстрацией различной техники. Ассортимент там, надо сказать, изумительный: челноки, боевые звездолёты, гражданские модели глайдеров и супердорогие марки высшего класса… вот только с нами отказались работать все, лишь узнав, к какой корпорации мы принадлежим. Мы сперва никак понять не могли в чём проблема, но один молодой человек, встретившийся нам за пределами комплекса площадки, объяснил на пальцах откуда ноги растут. Глобальный рейтинг ВКК «Лазурит» среди промышленников и торговцев один из самых низких — наследие пиратского прошлого. С нами никто не станет работать по мелким заказам, к каким и относится покупка одной единицы. Вздумай мы купить сотню-другую тяжёлых крейсеров, алчность перевесила бы брезгливость корпорантов, одновременно повысив глобальный рейтинг на несколько пунктов, но сейчас… В общем не срослось у нас с техникой. Но тот же молодой человек, что нам разъяснил суть ситуации, предложил иной путь — самим построить себе нужную технику, купив права на подходящий проект, — Велиан с каждым словом говорил всё увереннее, в конце поспешив запустить небольшую тактическую голограмму над перчаткой, — Сайвон Марук, инженер-судостроитель, победитель конкурса технологически оригинальных проектов при совете корпораций. Создал проект сверх манёвренного глайдера на новейшей силовой установке инерционного типа. Проект всё ещё является его собственностью, хотя и был украден восемью корпорациями, коим он отказался продать документацию вместе с интеллектуальными правами. Правда парень уверяет, что та проектная документация нерабочая и без его участия таковой останется ещё очень долго. Этакая защита от воров.

— Хм, умно, — впервые за долгое время Азраил подал голос, с интересом рассматривая небольшое досье, выведенное перед его глазами.

— Да, я тоже так подумал. И находимся мы сейчас на борту его корабля, что служит парню вместо дома — всё своё имущество он давно продал, пытаясь воплотить свою мечту о собственном предприятии или опытно-конструкторской фирме. Вот только оказалось, что знаний и навыков для этого мало — тут ещё нужна суровая «крыша», но за те, что предлагают другие корпорации, придётся отдать слишком много, и потому он оказался не готов поступиться правами на свои изобретения. И вот мы имеем то что имеем — пилотом у нас тот самый Сайвон Марук, и летим мы на его секретный склад взглянуть на единственный почти готовый прототип и познакомиться с проектной документацией, естественно с его комментариями. Я всё ещё помню, что у нас множество планов по строительству флота, и современные специалисты нужны как воздух, так что… в общем я принял решение самостоятельно.

— Угу, понятно… а корабль чего такой стрёмный? — по новой оглядел убранство адмирал флота, — Неужели денег с победы в конкурсе не хватило на что получше?

— Так он все деньги в прототип свой вложил, а это взял по необходимости — у него же нет больше жилья. Вот живёт постоянно в корабле, — махнул Велиан рукой, — Да и заправлять это старьё можно очень дёшево, экономит парень на всём.

— Ну ладно, ты меня даже заинтриговал. Скоро доберёмся до места?

— Ещё минут двадцать лететь. Недалеко совсем, — глянул Велиан карту со своего тактического экрана, — А у Вас как всё прошло? По плану или к чему-то готовиться особенному?

— Практически да. Главное, что программу минимум я выполнил, а остальное не так важно. «Грозовой Колодец» правда шалит, но с ними я сам разберусь со временем, к корпорации это не относится, — ещё какое-то время обсуждая дела насущные, пассажиры старинного фрегата наконец отметили приближение к намеченной точке, начав готовиться к высадке, когда чуть искажённый нервным напряжением и несовершенством динамиков голос пилота ворвался в пассажирский отсек.

— Эм, господа… я боюсь вас огорчить, но похоже меня отследили, — говоривший и правда был довольно молод, судя по голосу, — Прямо по курсу над базой фиксирую лёгкий крейсер корпорации АРМ-ТРЕК. Движение на площадке… Чёрт! Нас взяли в прицел! — как только прозвучали тревожные нотки в голосе парня, охрана Азраила привела в полную готовность все системы брони, а Первый, повинуясь приказу своего создателя, переданному через налаженную Бусинкой ментальную связь, выбил нижний люк грузового отсека, сбросившись с корабля вниз. Ловко поймав потоки воздуха, воин развернулся лицом к противнику, мгновенно ускорившись с помощью чёрного взрыва за спиной.

Фотонная торпеда, только что выстрелившая яркой точкой с борта лёгкого крейсера, тут же наткнулась на не пойми откуда взявшийся полыхающий красным пламенем щит вокруг старой развалюхи. Взрыв сконцентрированного пучка фотонов не нанёс древнему кораблю никаких повреждений, даже не сумев замедлить его ход.

[КШИИИХ!] — точно такой же пылающий красным огнём щит окружил зависший над плато лёгкий крейсер, только он моментально сжался, буквально стерев огромную машину с лица земли вместо того, чтоб её защищать.

После подобного зрелища оставшиеся на земле люди, в том числе из числа СБ корпорации, впали в панику, кто, пустившись в бега, а кто, открыв беспорядочную пальбу по рухнувшему с неба Первому. Однако от чёрного чудовища, объятого смертоносным пламенем разрушения уйти не удалось никому! Каждый его взмах рукой выпускал широкую волну аспекта разрушения, мгновенно стиравшую с лица земли любой объект. Пять взмахов, и вот полный криков и стрельбы горный пейзаж вновь стал абсолютно тихим. Даже небольшая деревянная постройка, маскировавшая вход в лабораторию юного таланта, была снесена начисто, а верхняя крышка люка из пяти сантиметров нержавеющей стали оставила после себя косой обрубок с бритвенно-острыми краями.

С рёвом старый фрегат опустился на горное плато, ровно туда, где недавно висел в небе лёгкий крейсер одной из крупнейших корпораций по постройке малых атмосферных и космических боевых кораблей. По опустившемуся трапу спокойно спустились пятеро гостей и шокированный, идущий на подгибающихся ногах хозяин лаборатории. Жизнь его вновь кардинально изменилась, пусть он и не успел этого ещё осознать.

— Во имя термоядерного синтеза, за что мне это!? — Сайвон был шокирован не только тем, что его пытались убить только что аж целой фотонной торпедой, но и тем, что стало с нападавшими. Его пассажиры оказались ещё большими психами, стерев с лица земли атаковавший их корабль со всем экипажем. А о том, что теперь с ним будет, он и подумать боялся!

— Вел, я надеюсь, ты не вызывал транспорт в эту точку заранее? — Азраил хмуро осмотрелся, стараясь не обращать внимание на парня всего на пару лет старше его самого, бегавшего вокруг дырявого крейсера, постоянно нервно поправляя довольно длинные растрёпанные волосы.

— Вообще вызвал, — осторожно ответил ему воин в чёрной броне, — Отправить назад?

— Слишком явно. Дай приказ сесть на территории какого-нибудь космопорта или торговой базы, желательно, чтоб они были по пути их курса. Нам закажи гражданский транспорт, желательно анонимно по привязке к ближайшей местности. Оплати трое суток ожидания… не нравится мне эта ситуация, слишком часто мы дорогу корпорациям переходим на пустом месте. Попробуем зачистить хвосты, — тут же панический бубнёж где-то в стороне умолк, а следом раздался звон упавшей железяки.

— Не надо, пожалуйста. Я никому ничего не скажу, только не убивайте! — страшно было смотреть на Сайвона, побледневшего настолько, что краше в гроб кладут. Сам парень даже двинуться боялся, стоя рядом с открытым люком в разграбленное подземелье, переводя взгляд с Первого на вооружённых бойцов и обратно. У него до сих пор перед глазами стояли картины исчезающего в красной вспышке лёгкого крейсера и рассыпающихся в ничто человеческих тел. Бежать бесполезно! Он знал это наверняка.

— А это уже буду я решать, парень. Как сам думаешь, есть у тебя шансы в одиночку уйти от тех, кто прислал сюда лёгкий крейсер? — дождавшись неуверенного, но всё равно отрицательного покачивания головой, Азраил продолжил, — А если не уйдёшь, то как быстро тебя расколют? — парень скис ещё больше, — Мне уже очевидно, что ты сам по себе не жилец, а значит и оставить тебя в живых я могу только в одном случае: если ты будешь мне полезен. Так я хотя бы буду иметь повод тратить на тебя время и ресурсы корпорации, и не буду выглядеть перед своими людьми идиотом. Ну так что, э-э…

— Сайвон Марук, — глухо подсказал ему Велиан.

— Да, Сайвон, успеешь убедить меня за пять минут вложить в твой гений пару миллиардов? Если да, то я возьму тебя с собой, вывезу из системы и обеспечу ресурсами для твоей деятельности. Если же нет, мы разойдёмся менее гуманным способом прямо сейчас, — в привычном жесте лорд разрушения вскинул левую кисть, словно на ней наручные часы, но, спохватившись, просто махнул рукой, — Начинай что ли. Время пошло.

Сам автор никому бы не пожелал оказаться в подобной ситуации, но Сайвону просить помощи было не у кого, а потому пришлось как-то срочно приходить в себя. Так что первое что он сделал это раз десять быстро-быстро хлопнул себе по обеим щекам для придания мозгам так необходимого сейчас тонуса

— Важнейшим параметром лёгких кораблей является манёвренность и непредсказуемость траектории. В древности в этом качестве использовались винтовые машины, способные летать по спирали, кружить вокруг цели и разворачиваться вокруг своей оси, но двигались они заметно медленней любых своих современных аналогов на реактивной тяге. Однако существующие образцы используют сложные системы двигателей разной природы, отчего сильно возрастают нагрузки на силовой каркас, затраты на топливо и общая энергоёмкость машины. Я создал двигатель на принципе силового поля, точнее каскада полей, что позволяет машине до шести тонн массой двигаться в любом направлении, плавно меняя вектор движения. Также этот тип двигателя не имеет выхлопов и не пеленгуется большей частью датчиков. Скрытность, манёвренность, движение в любых условиях, хоть в атмосфере, хоть в космосе, хоть где. Это если кратко, — скороговоркой выдал многократно повторенный для других текст молодой инженер с горящими от собственных ударов щеками. Или он переволновался и теперь отходит от адреналинового всплеска? Кто знает…

— Довольно интересно. Что-то показать можешь? — сказать, что Азраилу понравилась концепция, значит ничего не сказать! Это же буквально для него сделано, точнее для применения их обнулителей массы, способных снизить инерцию почти до ноля. Это как же изменится манера полёта судна, не имей он подобных потерь!? Мгновенный разгон, мгновенное торможение и смена курса полёта! Форменное безумие на поле боя.

— Эти…, - кивнул парень на то место, где недавно висел огромный звездолёт, — …забрали всё, даже прототип сумели поднять через замаскированную шахту. Разве что вот здесь… — пнул он обычного вида болванку, — …есть демонстрационный модуль. На всякий случай запаял вчера.

— Первый, аккуратно разрежь внешнюю оболочку. Смотри не напортачь, — не отрывая взгляда от парня и болванки, похожей на простой стальной цилиндр, Азраил мотнул головой в его сторону.

Чёрное чудовище даже подходить не стало, а просто сосредоточило свой взгляд на объекте, по которому сразу побежала целая сеть красных полосок. Словно паутинка.

[Динь-Дилинь] — тотчас цилиндр стали развалился на множество кусочков, обнажив небольшой аппарат.

— Вот! — схватив устройство, уже почти пришедший в себя Сайвон ловко повернул конструкцию, развёл в стороны упоры и включил объёмное изображение, — Прототип «Вспышка-1». Несёт одного пилота и две автоматических авиационных пушки калибра двадцать миллиметров. К сожалению, это максимум для её размеров, да и боезапас сильно ограничен.


— Так, а это что? — тыкнул пальцем лорд разрушения в небольшие конструкции позади кабины пилота.

— Маломощные ионные реактивные двигатели третьего поколения, прекрасно дополняют конструкцию, позволяя втрое быстрей набирать скорость по прямому курсу, что оправдано во многих боевых симуляциях. Кстати, размеры корабля вполне позволяют оформить эту машину в качестве личной и парковаться на стоянках для спецтранспорта! А ещё подобная концепция конструирования применима для более крупных кораблей. Думаю, даже пятьдесят тонн будет не проблема для моих двигателей, работающих синхронно, а это уже класс лёгких фрегатов, — как-то незаметно молодой изобретатель увлёкся, рассказывая о своём детище, забыв даже о своей шаткой судьбе. Задав ещё несколько наводящих вопросов, Азраил таки решил дать проекту зелёный свет после дополнительного экспертного заключения начальника верфи. Тут хотя-бы было с чем работать, а значит есть смысл тащить парня в домашнюю систему.

— Ну, вполне неплохо, — выдал он наконец свой вердикт, — Будешь работать на меня следующие десять лет. Платить буду шестьсот тысяч крипо в год, можно даже драгметаллами частично. Интеллектуальные права на все изобретения останутся у тебя, однако права на коммерческое использование отойдут нашей корпорации. Забирай всё важное из своей норы и уходим!

Похоже только сейчас Сайвон, этот странный и немного наивный, но безумно увлечённый техникой черноволосый парень, вспомнил, зачем вообще распинался перед нынешней аудиторией. Задержав на пару секунд дыхание, он постарался осознать услышанное предложение без права на обжалование, и, придя к выводу, что жить дальше всё-таки будет можно, молча кивнул.

— Брать я ничего не буду, у меня всё, итак, с собой, — похлопал он себя по татуировке на плече, — А место это лучше уничтожить…. Слишком уж много улик останется иначе.

— Первый всё сделает. Идём. Велиан, командуй, — ответ Азраила был сухим и почти безэмоциональным. Им придётся выбираться отсюда пешком по чёртовым горам, а всё из-за странного стечения обстоятельств. И чего этим мудакам дома не сиделось!? Нашли время грабить беззащитного изобретателя….

* * *

— Что удалось узнать? — Сейна после эвакуации с корабля уже через час находилась на территории наземной базы особого отдела, куда поместили на хранение найденный двуручный меч красного цвета (обломки киборга забрали люди её отца, и к ним она больше не имела отношения). Говорила девушка с пожилым учёным, курировавшим проект по изучению странного оружия.

— Ну, артефакт точно создали по знакомым нам технологиям, пусть и неизвестно в какое конкретно время. Клинок этот выращен из массива вариума, сплава, применяемого в оружейном деле последние лет пятьсот. А если точнее, судя по структуре, создатели использовали вариант № U-128, снятый с вооружения тридцать лет назад. Либо они не имели более современной технологии взращивания сплава, либо намеренно использовали более массивную версию. Структура однородна, без дефектов, в идеальном состоянии. Это что касается самого материала… в энергетике меча всё куда хуже и лучше одновременно, — пожевав губами, профессор резким движением перекинул с предплечного экрана файл с детальной моделью на большой многослойный трёхмерный экран, созданный из прямоугольных прозрачных столбиков. В отличие от голограммы, этот экран можно было разделить на слои, не теряя точности отображения картинки. К тому-же он был полностью интерактивным, снабжённый собственным ИИ.

— Оружие имеет мощную духовную сердцевину, искажающую все уровни Карена, в том числе фундаментальный, относящийся к понятию «время». Мы пока не смогли установить все свойства, что получает оружие от этого источника, но кое-что установить удалось достоверно…. Оружие владеет зачатками разума, или сложной системы скриптов, так как реагирует на разные раздражители по-своему, при том каждый раз иначе, более эффективно по сравнению с предыдущим разом. В первую очередь меч препятствует разрушению молекулярной структуры клинка, при чём сперва это проявлялось на уровне прямого противодействия самому источнику угрозы, а на двадцатую нашу попытку энергия сперва начала вносить коррективы на уровне межатомных связей матери, а потом и вовсе влиять на течение времени внутри себя…. Второе свойство клинка — внушение ужаса живым существам и невероятное подавляющее воздействие. Доброволец из нашей охраны не смог подойти к нему даже на расстояние в пять метров, попросту потеряв сознание от умственного истощения, впрочем, как и хальцевый маракан, которого мы пытались приманить куском гниющего мяса, предварительно не кормив три дня. Этот хищник-падальщик с радиоактивной пустоши могильника, который, как вы знаете, не боится бросаться даже под шквальный огонь мародёров, попросту обгадился, забившись в самый дальний угол. Его потом еле вытащили из испытательной камеры, — седой, но подтянутый мужчина вдруг разделил движением руки прозрачный столб, в котором висела точная визуальная копия меча, фактически разделив и сам клинок вдоль его оси, — Но самое важное мы обнаружили здесь, — ткнул он тонкой указкой в область, где клинок переходил в рукоять, — Эта пустота явно была сформирована уже после того, как меч был создан…. Пусть я и не понимаю, как это было возможно, но ничуть не сомневаюсь в своих выводах. Полость точно не была заложена во время взращивания сплава. Вы когда-нибудь видели нечто подобное?

На Сейну, с удовольствием слушавшую доклад по изучению захваченного ею меча, с красного как кровь клинка, разрезанного пополам вдоль оси, смотрело странное шестирукое существо фиолетового цвета. После электронного приближения стало понятно, что это женщина, причём женщина странная, державшая в одной из множества рук отрезанную голову с рогами, а во второй окровавленный меч.

— Я тоже впервые вижу этот символ… но как вы сумели обнаружить его в толще вариума?

— Случайно… просто именно здесь находится духовный источник оружия. Но совпадение это или закономерность, я не могу судить, — вздохнул куратор проекта, — Я вообще впервые встречаю оружие такой силы, созданное не в древнейшие века. Ничего подобного не появлялось в мире уже шесть тысячелетий! Жуткое сочетание высочайших человеческих технологий с древними искусствами ковки.

* * *

«Грозовой Колодец»

— Ты проиграл…! Снова…, - голос Владыки Мируна обрушился на Зара, стоило ему ступить в зал совета последней войны.

— Я уничтожил врага, потеряв всего несколько подчинённых. Где же здесь моё поражение?! — высокомерно ответил тот, занимая своё место в зале совета последней войны.

— Он жив, идиот! Ты потерял стирателя на заказе стоимостью меньше твоей руки, да ещё и совершенно без толку! Я не торгаш, но война имеет свою цену, да и такие потери просто унизительны. Владыка Суль-Зен, расскажи ему, — обратился высший к единственной среди них женщине.

— Мной найден след пришельцев в городе Карагаса. Сын одного из совета правления местной корпорации-правителя оказался посвящённым, владеющим полным комплектом брони. Теперь он мёртв, убит существом по имени Азраил, а его броня украдена им же. Что примечательно, этот образец иномирной технологии покорился нашему маленькому другу, заказ на которого принял Владыка Зар, — слова женщины, похожей скорей на инопланетное живое существо, чем на робота, дополнялись короткими видео вставками на голограмме, находившейся в центре зала, — Также три дня назад, всего через два дня после встречи с существом по имени Азраил, начальник таможенного управления города Карагаса вывел в прямой эфир кваркнета признание в покрывании преступлений корпорации, незаконно накопивших гигантские запасы драгметаллов. Три дня назад некто Азраил, как вы уже все в курсе, атаковал этот склад почти сразу после самоубийства, опять-таки в прямом эфире, этого самого начальника таможенного управления. Следовательно, всё это части плана дерзкого новичка. Выводы мои просты, сделаны по анализу косвенных данных, и потому легко могут быть повторены другими, в том числе агентами секты. Твоя цель, Владыка Зар, имеет какую-то связь с теми, за кем мы наблюдаем уже больше сотни лет. К тому же его деятельность направлена исключительно против их деятельности…. Ах да! — словно бы спохватилась воительница, — Поступили сведения от разведки, что один из высокопоставленных агентов секты был убит прямо в секретной секции банка данных федерации военных сил, предположительно с помощью силы одной из «бессмертных», а точнее Альнаи Джуран, незадолго до своего исчезновения посланной доставить с вновь открытой планеты существо по имени Азраил своему командованию…. Неужели не наводит на мысли, господа? — манерно выпрямив спинку своего искусственного тела, сохранившего элегантную антропоморфную форму, Владыка Суль-Зен обвела своих коллег пристальным взглядом светящихся голубым светом глаз.

— Считаешь, он, как и мы, поставлен на стражу этого мира богами? — наконец нарушил тишину Владыка Мирун, больше походивший на бесформенную, постоянно движущуюся массу непонятно чего, чем на робота. Конечно это были наниты из громового металла, способные переселять свою колонию из тела в тело, используя даже роботов человеческого производства, а не какая-то непонятная жижа.

— Считаю, что ликвидация его преждевременна. Сперва необходим тщательный анализ как намерений объекта, так и его возможностей, — чуть уклончиво ответила женщина, восседавшая на своём подобии трона из громового металла.

— Согласен. Кто за то, чтоб Владыка Суль-Зен разобралась с вопросом? — тут же вынес на голосование этот вопрос первый Владыка. Молниеносно решение было принято единогласно, и даже Зар был рад избавиться от этой проблемы, грозившей перерасти в нечто большее, чем просто репетиционные потери. Но как вообще тот таракан остался жив? Ведь он лично уничтожил его тело! Зар этого решительно не понимал.

— Ох вы какие…, - с улыбкой на лице женщина приняла перевод стрелок на себя, — Ну ничего не поделать, пойду работать! До встречи, мальчики!

Соскочив с трона, искусственная, но всё равно прекрасная женщина, выглядевшая правда словно инопланетянка, степенно зашагала на выход. Ей всегда нравилось ощущать на себе мужское внимание, а потому, даже переродившись в чудовище с металлическим телом, воительница древности пожелала навсегда увековечить свою женственную природу в новом теле. Пусть и внеся некоторые личные коррективы.

Впереди её ждала занимательная игра с интересным маленьким мальчиком, и от того настроение Суль-Зен было куда лучше обычного. В её возрасте ощущать хоть что-то кроме равнодушия уже было событием, а конкретно в этом случае воительницу постоянно посещало предчувствие, что она обязана получше узнать этого странного Азраила. А уж доверять своим инстинктам она научилась ещё в юности, когда училась вслепую уклоняться от стрел, и с тех пор всегда прислушивалась к ним очень тщательно.

Облачившись ради маскировки в облегающий скафандр одной из стран (гражданской её версии), Суль-Зен, войдя в подземный магнитный поезд, впервые за последние двадцать лет отправилась во внешний мир. Пора бы и ей уже прогуляться…

Глава 75

На вершине одной из башен города Вельеса-Каруз, исторической столицы кораблестроения на планете Мигараг, одной из тех, что достигали в высоту полукилометра и являлись символами крупнейших корпораций-кораблестроителей, находилось шесть этажей высочайшего класса, с момента постройки принадлежавших семье Кирваджу. Шесть этажей высшего класса исполинского небоскрёба были не просто одной из их резиденций, а главными апартаментами этого древнего и уважаемого семейного клана, однако сейчас, спустя всего двадцать лет после постройки комплекса, семья Кирваджу переживала свой глубочайший кризис за всю историю — в живых из них оставался лишь один её чистокровный представитель, молодой господин Джийян, девятнадцатилетний юноша практически классической азиатской внешности, разве что от земных представителей подобных народов его отличали жёсткие волосы медно-золотистого цвета и тёмно-фиолетовые глаза. Не сказать, чтоб подобные генетические выверты были редки у этого народа, но подобное сочетание встречалось безумно редко. А у некоторых ещё и цвет кожи встречался с лёгким медным оттенком, что тоже было крайне нечасто.

Сейчас Джиян Кирваджу аль Девишь, молодой хозяин корпорации КСК «АРМ-ТРЕК», после ежедневных изнурительных тренировок отмокал в паровой ароматной комнате, когда от его людей пришла информация по поводу поставленной им задачи. Совсем недавно его люди доложили ему о наличии на рынке перспективного проекта, способного поднять его вес в совете правления корпорации, если удастся заполучить полный пакет прав и проектной документации. Так что, взвесив все переменные и перестраховавшись по части исполнителей, Джиян разрешил отправить на захват цели целый лёгкий крейсер с верными ему людьми на борту.

— Господин, на связи старший Альир, вы примете его запрос? — почти незаметно в парную проникла обнажённая молодая девушка, одна из тех, кто скрашивал его постоянное одиночество. Открыв глаза и пристально рассмотрев точёную фигуру девушки с почти белоснежной кожей, молодой мужчина лишь молча протянул руку. В его ладонь тонкие женские пальчики тут же вложили ушную капсулу, не восприимчивую к воде.

— Говори, — сухо произнёс Джиян, вновь закрыв свои фиолетовые глаза.

— Господин, миссия провалена, корабль исчез, причём буквально. Спустя пятнадцать секунд с лица земли исчезли и последние наши люди, практически испарившись на месте. Никаких следов их имплантов или аварийных маяков лёгкого крейсера. Противник неизвестен, а со спутников в регионе были замечены лишь несколько вспышек, да корабль цели. Экстренная группа на месте застала только участок буквально исчезнувшей горы — вся местность вместе с убежищем цели как будто телепортирована неизвестной силой. Молодой господин, мне очень жаль, но я оказался неспособен выполнить Ваш приказ в срок, — уже довольно немолодой мужчина, отдалённо похожий на самого Джияна, с нескрываемым волнением и страхом беседовал с ним, сидя в своём собственном немаленьком кабинете в том же здании этажей на двадцать ниже.

— Дорогой дядя, вы знаете, что неудачи в нашей семье стоят дорого. Я допускаю, что проблема не в вашей компетенции, и мы пересеклись интересами с кем-то могущественным, но даже это не отменяет традиций. Я на месяц отнимаю у вас способность двигать левой рукой и запрещаю использовать блокираторы боли, — глаза юноши коротко вспыхнули светом, и из ушной капсулы раздался сдавленный сип, — Найди, кто это был. Не справишься ещё раз — отниму пять лет жизни.

— Да, господин, спасибо Вам господин! Я не подведу! — радуясь, что ещё легко отделался, собеседник Джияна поспешил отключиться.

— Кто же это такой наглый? — вздохнув, глава крупнейшей судостроительной корпорации, специализировавшейся на лёгких кораблях и дронах для кораблей-носителей, вынул капсулу из уха, забросив её в открытую каменку с раскалёнными гранитными валунами. Его отец всегда любил традиционный стиль привычных вещей и успел привить эту любовь и своему сыну. Впрочем, эта парная могла работать в нескольких режимах.

— Иди сюда, — поманив пальчиком всё также стоявшую недалеко девушку, чуть сокрытую плотным туманом влажного пара, подаваемого из специальных трубок под полом. Юная красавица, отданная в услужение кем-то из младших приближённых семей клана, молча приблизилась и, подчиняясь жесту своего господина, встала пред ним на колени. Не такая уж и страшная у неё была судьба, если подумать, ублажать молодого и полного сил главу корпорации, к тому-же владеющего баснословными богатствами. А если уж ей повезёт понести от него потомство, то и её семья может получить более высокий статус, как семья любовницы главы. Подобным статусом могут похвастаться очень немногие женщины!

Но вдруг сильные мужские пальцы сдавили шею ритмично работающей головой девушки, и подняли на уровень пылавших жутью фиолетовых глаз.

— Тебе не повезло стать свидетелем моей неудачи, — тихо проговорил её господин, — Я мог бы легко свернуть тебе шею, желая сохранить всё в секрете от совета, но мне не за что тебя наказывать, и даже я должен признать это согласно традициям. Поэтому с этой минуты, ты навсегда останешься рядом со мной и будешь делать всё, что я скажу. Забудь о своей семье, теперь ты — навсегда моя! — создав свободной левой рукой сгусток близкого к ультрафиолету света, юноша протолкнул его прямо в лоб красотки, тут же её отпустив.

— Кхе-кхе! Хх-ру! Кхе-кхе, — хрипло задышав, девушка, в уголках глаз которой уже собрались довольно внушительные слёзы, подняла испуганный взгляд на ставшего неожиданно жутким юношу. Как она не пыталась сдерживаться, а всё равно начала растирать сильно болевшее горло.

— Делай что всегда делала и держи рот на замке. Стоит тебе нарушить мои приказы, и твоё тело мгновенно умрёт, — замолчав на десяток секунд, мужчина наслаждался видом явно испуганной и ошеломлённой девушки. Ему всегда нравилось ставить подобных красоток в зависимое от него положение, и даже во время постельных утех он вёл себя с ними очень агрессивно.

— Я… я поняла. Я всё сделаю как вы прикажете, господин! — её, итак, не очень приятная женская участь стала ещё более суровой в одно мгновение. Но что она могла изменить? Она даже уйти из парной не могла без приказа, а значит и свидетелем этой беседы стала умышленно. И что из этого? А ничего! Глава семьи Кирваджу всегда был богом среди своих приближённых, и с каждым новым главой менялась и жизнь окружающих. Видимо пришла и её очередь принять эти изменения.

— А если поняла, тогда продолжай сосать! Я тебе иного приказа не давал!

Спохватившись, девушка быстро подползла ближе, снова заглотив длинный мужской орган с прежним, да даже ещё большим, усердием.

* * *

Попасть на транспорт Азраилу и его невольному работнику удалось только спустя сутки после полного стирания Первым части скального образования, где молодой инженер устроил своё логово. Погрузившись на борт наёмного транспорта и переместившись на нём к торговому хабу, они сумели незаметно перегрузиться на свой крейсер, пришедший с флагмана, а через пару часов оказались уже на орбите планеты.

Отправив патлатого, грязного, уставшего и чертовски напуганного, но всё же талантливого конструктора через портал алтаря на дикую планету, лорд разрушения, как и его охрана, на пять часов завалился спать. Он с удовольствием поспал бы и дольше, но дел было впереди столько, что хотелось разорваться на несколько маленьких Азраильчиков.

Правда было и кое-что положительное — оставшиеся на дикой планете Барсик и компания добили ему за прошедшее время аж два уровня, доведя счётчик до 95-го. Вообще, такое было ощущение, что его слуги нагуляли наконец жирка, перейдя-таки на более суровую дичь, от чего опыт начал капать с утроенной скоростью даже с учётом снижения их общей численности. Естественно, оба очка навыка улетели в «Магическую накачку», догнав её до 16-го уровня, что было уже очень близко к требуемому показателю. У него всё ещё в инвентаре хранилась часть трупа того мега-киборга, и Азраил был твёрдо намерен использовать его потенциал по максимуму, доведя навык до 18-го уровня.

— Как дела у наших пациентов? — после пробуждения, экспресс-завтрака и космического во всех смыслах душа, он в первую очередь направился в медицинский отсек. Следовало закончить наконец процедуру продажи металлов и отпустить с борта наёмников, кто уже успел поправить своё здоровье. А без управляющего банком заниматься этим было фактически нереально!

— Замечательно! Я таких результатов ни разу не видел за свою практику, даже ампутированные конечности частично отрасли. Радио-заражение особой группы пациентов и вовсе исчезло за десяток часов, и даже все её последствия были нивелированы, что практически невозможно — хоть минимальные следы, но всегда остаются после лечения, — доктор, отвечавший за присланных с планеты людей, воодушевлённо начал описывать все замеченные чудеса, — А ещё, скажу Вам по секрету… — вдруг перешёл тот на шёпот, — у меня самого прекратились перебои с потенцией! Представляете, в мои пятьдесят обходиться без лекарств и терапии! У нас теперь чудо, а не корабль.

— Ха-ха, это уж точно. Слышала, Кали? Ты — чудо! — ни к кому конкретно не обращаясь, воскликнул Азраил.

— Я знаю! Но всё равно я почти ничего не сделала, это всё папочка. Я только помогаю, — внутри просторного отсека тут же раздался чуть дребезжащий и шипящий звук звонкого голоса. Похоже дух корабля научился наконец брать под контроль локальные агрегаты, в частности систему оповещения судна.

— Вох…, - доктор даже дышать забыл, осмотревшись вокруг, — А ведь она отключена… система оповещения. Мы здесь используем систему индикации, чтоб не волновались пациенты. Так это правда? Наш корабль и впрямь живой?! А… а можно и мне что-нибудь сказать?

— Да ради бога. Кали слышит и знает всё, что происходит на борту — это же её собственное тело. Просто обратитесь к ней по имени, — пожал плечами адмирал флота.

— Эм… всё видит? Я наверно лучше потом… позже, — вдруг покраснел пожилой доктор. Похоже он вспомнил что-то такое, о чём не хотел бы чтоб стало кому-то известно, даже кораблю. Многие специалисты, слыша этот разговор, тоже смутились, уйдя в собственные мысли.

В итоге Азраил вскоре покинул медицинский отсек, проведав заодно, как обстоят дела у Милу и Килии. Убедившись, что с ними всё в порядке, а процесс регенерации завершён уже более чем наполовину, он приказал своим людям отправить управляющего банком и часть наёмников обратно на планету, а сам тем временем отправился на капитанский мостик дабы связаться со своей звёздной системой.

— Так, а где старик Никтон? — когда на вызов ответил незнакомый, и довольно молодой специалист, Азраил задал вполне закономерный вопрос.

— Простите, адмирал флота, учитель, к сожалению, приболел. Врачи говорят из-за возраста его тело не выдержало рабочего режима последних дней. Старик так был увлечён работой, что почти не отдыхал. Благо его жизни уже ничего не угрожает, так что не стоит беспокоиться, — мужчина поклонился, извиняясь непонятно за что.

— О, вот как? Печально…. Тогда не буду больше отвлекать, работайте.

Отключившись, Азраил задумался, что и правда нагрузил старика по самую маковку. Пожалуй, есть смысл сделать его молодым на ближайшие десять-пятнадцать лет. Глядишь и толку будет больше.

— Лейка, воительница моя, давно не виделись! Как служба? — следующим в списке «поговорить» разумеется была первая из женщин, фактически присягнувшая ему на верность.

— Азраил!? Секунду…, - появившееся лицо девушки с кибернетизированными глазами вдруг исчезло, сменившись сильно скачущей картинкой.

«Время вышло, больше никаких разговоров!» — тут же послышался её отдалённый голос. После этой короткой реплики картинка начала скакать ещё сильней, а за кадром зазвучали звуки выстрелов и человеческие крики, переходившие в леденящие кровь визги.

Прислушиваясь к происходящему, Азраил лишь изредка улыбался одними уголками губ, тогда как редкие офицеры флота, нёсшие вахту в это время на мостике, то бледнели, то кривились, слыша всё происходящее за кадром.

«Нет, мы сдаёмся! Кхар…!» — похоже Лейка предпочла закончить все вопросы на месте, не вынося проблемы в раздел скучной административной волокиты.

— Азраил, привет! Прости, срочное было дело, — наконец вновь появилось лицо девушки, заляпанное на этот раз кровью.

— Ой да брось, я всё понимаю. Что там кстати у тебя творится?

— Обычная уголовщина на первый взгляд. Бывшие безопасники, лишившиеся по твоей воле работы, решили, что они самые умные, и попытались обчистить хранилище СБ с нелегальными товарами. Ну знаешь, наркота, стимуляторы мозговой активности, оружие… вот только кто-то дал им коды доступа к системе безопасности, а это уже звоночек! Мы тут с Малышкой решили разобраться конкретнее, вот, работаю на задержании, — довольное собой личико мило улыбнулось, аккуратно стирая капли чужой крови с щеки.

— Добро. Лейка, у меня для тебя задание: слетай на дикую планету, на наш аванпост — туда только что был отправлен через алтарь один беглый конструктор, частично подневольный. Проследи, чтоб ему угол выделили в городе и провели сканирование тела, в общем пусть за ним присмотрят.

— Нда? Хорошо, без проблем. Охрану выделять?

— На твоё усмотрение, но он нужен живым и здоровым, и желательно в хорошем настроении. Ладно, мне уже опять бежать нужно, ещё свяжусь. Пока, красотка! — отключив канал связи, адмирал флота бегом отправился в свою каюту, где уже была приготовлена более подходящая для учебного заведения одежда и мелкие гаджеты. Инвентарь освобождать от своего груза Азраил не осмелился, мало ли что, вдруг труп киборга фонить начнёт какими сигналами? Так что взял всё по старинке, в руки и в карманы. Бусинка, как всегда, взгромоздилась на его плечи, благо уже и в себя пришла полностью.

— Куда, господин адмирал флота? — попав на борт своего крейсера и усевшись в ставшее уже привычным пассажирское кресло, Азраил услышал вполне закономерный вопрос.

— Так, мужики, северное полушарие, коммерческая республика Сильивер. Летим в столицу, город третьего уровня Тровер-Шакар. Если точнее, то это район Высшей Военной Академии, так что постарайтесь не заблудиться.

— Виноват, сэр, прошлого казуса больше не повторится! Всем пристегнуться! — тут же крейсер отцепился от палубы корабля-носителя, сорвавшись к туманной поверхности яркой голубой планеты. Мигараг с орбиты был чертовски похож на Землю, или как её ещё называли в древности их предки, Мидгард. И с чего вдруг Азраилу это вспомнилось…? Так или иначе, его явно ждёт куча новых впечатлений в ближайшие месяцы, если конечно опять всё не пойдёт по пизде… И вот в этом лорд разрушения не был уверен совершенно!

По прибытии в трёхуровневый город, выросший за сотни лет над развалинами древнего мегаполиса, Азраил был вынужден на время уйти в свободное плавание, так как коммерческая республика Сильивер входила в тот перечень стран, где наличие имплантов у непривилегированных слоёв общества было обязательным, с последующим подчинением их функций мониторинга и записи к общей системе федерации военных сил. По сути, вся страна представляла собой вотчину полугосударственных корпораций, работавших напрямую с военными планеты Мигараг.

Разумеется, Бусинка даже здесь оставалась с Азраилом в качестве питомца, а Первый шёл в комплекте в качестве результата его техники. Ведь по сути его основная способность заключалась в создании марионеток, а значит без них ему не было смысла здесь появляться, чем лорд разрушения и собирался обосновать контролирующим органам в случае необходимости, встречавшим его у трапа.

Спускаясь из трюма крейсера, внутри которого осталась вся его охрана, не имевшая право покидать борт без прохождения процедуры имплантирования мозгового интерфейса, а подобные радости, разумеется, бывшим пиратам не улыбались, Азраил внимательно присматривался к постепенно открывающемуся с трапа виду. Внутри же крейсера Велиан в это время сидел как на иголках, переживая за безопасность своего шефа, время от времени вставая, чтоб снова сесть на своё место. Оно, конечно, город здесь безопасный, с нулевой преступностью, но его начальник легко мог влипнуть в неприятности, в этом он точно был мастер!

— Добрый день, сэр, какова цель вашего визита в академический район? — встретила его улыбчивая девушка, одетая в лёгкий костюм, прекрасно подходивший к солнечной погоде летнего сезона. Похоже за время службы местные привыкли ко многому, так как даже появление Первого за спиной лорда разрушения было воспринято более-менее спокойно, разве что поднялось вокруг корабля десятка два турелей, но это ничуть не повредило улыбке приветливой встречающей.

— Учиться хочу… правда я опоздал дня на четыре. Дела, — не обращая внимания на окружение, дёрнул он пренебрежительно плечами, — Азраил моё имя, — тут же протянул он свою левую руку с гостевым браслетом, в которой было сжато удостоверение личности, выданное вместо импланта.

— Ах вот оно что, — девушка пощёлкала пальчиками над рукой Азраила, видимо работая таким образом с виртуальным интерфейсом дополнительной реальности, так что вскоре вся информация с браслета и документов была благополучно считана, проверена и отослана руководству. А уже через двадцать секунд неловкого молчания турели нырнули обратно внутрь посадочной площадки, а сама девушка улыбнулась ещё приветливей, чем прежде.

— Добро пожаловать, уважаемый Азраил, в Высшую Военную Академию! Мы рады видеть вас в рядах наших особых студентов. К сожалению, из-за вашего опоздания академия понесёт некоторые дополнительные расходы, так что в этом случае предусмотрена система штрафных выплат: всего сто тысяч крипо за день опоздания. Мы стараемся с самого начала прививать студентам приверженность к дисциплине и порядку, а денежный подход поначалу наиболее эффективен, — пока девушка говорила, Азраил внимательно разглядывал как её саму, так и место, где она стояла. Мега благодаря прекрасной способности интуитивного анализа любой информации быстро выделила под ногами встречающей барышни конструкцию для экстренного поднятия щитов, а внутри микропериметра явно находилась площадка, способная быстро спустить её вниз. Вкупе с плотной батареей турелей вокруг, было очевидно, что встретить здесь были готовы кого угодно. Вероятно, и сейчас даже после подтверждения его немалого статуса как официального гостя древнейшего рода, охрана не снижала бдительность ни на минуту.

От размышлений Азраила отвлекло оповещение его персональной карты, куда пришёл счёт на восемьсот тысяч крипо. Встречающая всё также ослепительно улыбалась, ожидая действий Азраила.

— А почему восемь сотен? Я ведь на четыре дня опоздал, — с деньгами у него, конечно, не было проблем, но хотелось бы прояснить подобное расхождение суровой реальности с его наивными ожиданиями.

— Ничего удивительного. Четыре дня назад прошла церемония открытия сезона, а прибыть все были обязаны за четыре дня до неё дабы академия успела провести все необходимые процедуры по заселению в жилые блоки. Разумеется, те, кто прибыл к самой церемонии, также заплатили штрафы в четыреста тысяч крипо, — ответ её естественно от зубов отлетал, настолько был дежурным и обыденным. Что-то Азраилу подсказывало, что тех проштрафившихся товарищей случайно забыли уведомить о том, что они обязаны прибыть раньше на несколько дней. Ну что ж, все зарабатывают как могут: кто-то недоговаривает в мелочах, состригая купоны, кто-то золотые хранилища грабит, а кто и в кресле чиновника сидит. Не ему их судить.

— Ах вот оно что…! Конечно, теперь всё стало понятно, — подтвердив оплату счёта, Азраил дождался приглашающего жеста девушки и, приказав Первому следовать за ним след в след, последовал за девушкой к уже ожидавшему их транспорту академии.

Путешествие по территории высшего, третьего уровня города было недолгим. Проскочив краешек развлекательного района, даже при свете звезды пестревшего вычурной архитектурой и голограммами порой размером с само здание, они «вплыли» в академический район, отсечённый от окружающей среды довольно внушительным периметром. Белая как снег стена, созданная неким гениальным архитектором из всевозможных геометрических образований, изумительно гармонично вплела в себя как традиционные стили, так и высшие защитные технологии: сканирующая аппаратура, турели, силовые поля и направленные излучатели стазис полей позволяли держать под контролем весь многокилометровый периметр, не выставляя напоказ всю эту военную мощь. Разумеется, большую часть всего Азраил даже не заметил, но не упустил упоминание об этом в словах сопровождающей его особы. Девушка похоже была в приказном порядке назначена командованием города экскурсоводом, и как рыба в воде ориентировалась в этом высшем учебном заведении.

Однако какого же было удивление Азраила, когда, миновав внушительную парковую зону с всевозможными зелёными насаждениями, его взору открылось монументальное здание более традиционной архитектуры, напоминавшую чем-то мотивы его далёкой родины.

— Это здание является памятником традиционной архитектуры планеты и не меняет своего вида вот уже пятьсот лет! Разумеется, учебные корпуса представляют из себя венец всех человеческих технологий и находятся в другой части академии, но процедура зачисления будет проведена здесь. К тому-же сюда запрещён вход представителей старшего поколения, и внутрь могут войти только сами учащиеся, автоматически лишаясь поддержки родов. Фактически для подавляющего числа студентов — это рубеж, отделяющий родовое прошлое и собственное будущее. Наша академия старается подготавливать не просто мастеров в своём деле, а воспитать самостоятельных личностей, для чего и необходимо всех ставить в одинаково невыгодные условия, — выбравшись из беспилотного транспорта, красотка в строгом костюме, что так и осталась для Азраила безымянным функционером, продолжала лить воду на мельницу.

— Что и деньги у всех отбираете? — двинувшись следом за девушкой, поинтересовался он.

— Нет, конечно-же. Денежные средства относятся к личным вещам, как и другие разрешённые для использования на территории агрегаты, — совершенно без задней мысли ответила сопровождающая.

— Да уж, воистину одинаковые условия. Кто имеет больше средств, как всегда, имеет и больше возможностей.

— Такова жизнь, сэр. Ведь и ваш статус гостя древней крови мы не имеем право отнять, а это уже является существенным преимуществом. Студенты обязаны обучаться жить самостоятельно: враждовать, находить сторонников, заключать союзы и плести интриги, а для этого условия обязаны быть приближены к реальным. Всеобщее равенство — миф! Вам ли этого не знать?

— Что ж, вынужден согласиться, это и правда так, — кивнул молодой мужчина с белоснежным зверем на плечах, засунув руку в боковой карман своих брюк, — Но что насчёт Вас? Я всё ещё не знаю даже вашего имени, не говоря уже о должности или происхождении.

— Такие как я не имеют право на индивидуальность, а серийный заводской номер будет несколько неуместен, — вдруг девушка остановилась, грустно улыбнувшись, — Надо полагать сэр впервые видит мою модель вживую? Ничего удивительного, наш оборот сильно ограничен законами рынка.

Сказать, что Азраил охренел, значит ничего не сказать. Он всё это время считал живым человеком по сути машину, и даже Мега не смогла за это время определить искусственность её происхождения.

— Кхм… похоже я сильно отстал от жизни… Ебануться просто, — чуть нахмурившись, лорд разрушения с трудом оторвал взгляд от улыбчивой мордашки, уйдя ненадолго в себя. Судя по тому, что он увидел, возможность создавать подобные машины могла бы решить вопрос с экипажем для «Богини-Матери Кали». Любая автономность корабля всегда упиралась в жизнеспособность людей, так как люди в конце концов не бессмертны, и постоянно нуждаются в уходе, и это, не считая возможных проблем с психикой или чего посерьёзнее, и даже экстренное маневрирование часто привязано к способности экипажа пережить перегрузки. Но что, если экипаж тоже будет частью корабля, по сути, дополнительным механизмом, сделает ли это киборгов подконтрольными самой Кали? Эта мысль так увлекла лорда разрушения, что он даже не заметил, как, следуя за провожатой, попал на шестой этаж административного здания Высшей Военной Академии, а точнее в корпус, где по старой традиции студенты самостоятельно подавали документы на поступление. И в отличие от его ожиданий, холл был далеко не пустым, внутри кроме него было ещё четверо опоздавших, и судя по их виду дела у поступающих были откровенно дерьмовы.

Глава 76

Старясь не обращать внимание на мрачные лица людей, судя по всему схоронивших разом всех своих родственников вместе с наследством и домашних любимцев в придачу, а иначе объяснить потухшие взгляды, направленные в никуда, и бледные тоскливые лица Азраил не мог, он вошёл через обычную, открываемую вручную, дверь в просторный кабинет, оформленный в нейтральных голубых тонах. Сопровождавшая его андроид естественно почти сразу откланялась, сославшись на требования правил, так что внутри Азраил оказался в компании только своих неизменных слуг, Бусинки и Первого, что до сих пор исполнял его приказ, следуя по пятам фактически след в след.

— Доброго дня, уважаемый поступающий! Мы с радостью приветствуем Вас в стенах Высшей Военной Академии, где благодаря особой программе вы сможете получить объективную оценку ваших талантов, а также рекомендации по дальнейшему развитию техник духа, а также Вам будет присвоен ранг силы, способный открыть многие явные и неявные двери просто своим наличием. За, уважаемый Азраил, Вас уже внесли необходимые для обучения средства, однако всё ещё не решены второстепенные вопросы. Так что начнём с первого: где вы желаете проживать? На втором уровне города самостоятельно, или в предоставляемом академией жилом блоке? — встретила своего очередного гостя чуть полноватая пожилая женщина, попивающая какой-то странный фиолетовый напиток, заедая его явно сладкой закуской. Шоколад? Казинаки? Щербет? Лорд разрушения так и не понял, что это. Но выглядело вкусно…

— Эм… а я что и выбрать могу? — такой напор правда несколько сбил его с толку.

— Разумеется! У нас на дворе всё-таки не шестьдесят пятый век! Итак…?

— Тогда хочу жить на территории Академии, — сделал Азраил однозначный выбор. Накой ему мотаться туда-сюда? Только время зря тратить.

— В стоимость обучения входит спальное место в общем боксе на десять учащихся. Отсек личной гигиены общий на всех, питание по расписанию в нескольких кафе, разбросанных по территории, с предоплаченным минимальным питательным набором. При желании вы, разумеется, можете выкупить право на пользование личным боксом с выходом в кваркнет, стояночным местом под беспилотник, отдельной комнатой гигиены и обслуживания киберпротезов и многими другими бонусами, — быстро проворковав рекламную информацию, женщина уставилась на Азраила с вопросительным выражением на лице.

— Цена вопроса?

— Ой, как я могла забыть? Два миллиона крипо в год конечно же, — тут же спохватилась барышня.

— Хе… дайте-ка угадаю, беспилотник в эту цену не входит.

— Естественно нет! Вы в дополнение ко всему можете выбрать одну из пяти наиболее подходящих Вам моделей, от колёсных одноместных, до представительских вариантов на восемь человек с повышенным комфортом, и даже заказать дополнительную обслугу в виде андроидов как в комплект к транспорту, так и к своему индивидуальному боксу. Мы не можем навязывать подобные услуги всем подряд, включая их в базовую стоимость! Это слишком расточительно.

— Андроида? Серьёзно? И я даже могу выбрать внешность и функционал?

Недавняя встреча с искусственной девушкой, неотличимой от настоящей, сильно заинтересовала Азраила, так что тема искусственных людей была для него как никогда близка. Если можно арендовать на время подобную игрушку, почему бы и нет? Этак будет куда проще понять, на что они способны и какие у этой технологии есть ограничения.

— Ну разумеется! Каждый студент, проживающий в индивидуальном боксе, имеет право на двух подобных слуг. От минимальной версии, сильно отличной от человека, до ультраверсии, где даже половая система полностью в рабочем состоянии и неотличима от оригинала, — женщина криво ухмыльнулась, явно представляя, о чём сейчас думает молодой парень, что стоит пред ней. Обычно мужчины в этом направлении абсолютно предсказуемы, а всё потому, что с андроидом можно делать всё, что заблагорассудится, даже убить во время садистских игр. Знай плати себе за ущерб, да и всё. Никаких проблем с законом! А ведь изначально андроиды и были созданы в качестве секс игрушек, идеально имитировавших живого человека. Это уже потом технология нашла применение в других областях жизни человечества.

— Ну хорошо. Сколько мне обойдётся самый дорогой и роскошный беспилотник?

— Правильный выбор! От девчонок точно отбоя не будет! Восьмиместная модель, со складывающимися автоматическими сиденьями, системой голографической ретрансляции окружения, полностью интеллектуальной системой управления и бронированным кузовом обойдётся в один миллион крипо в год, плюс десять миллионов залога. Естественно, если Вы вдруг покинете наше учреждение раньше срока остаток аренды с суммой залога, за вычетом возможного нанесённого ущерба за время эксплуатации, будет возвращена на ваш счёт.

— А андроид женского пола с максимальной функциональностью как дорого обойдётся? — уже начав прикидывать в уме дополнительные расходы, Азраил полез в своё удостоверение, служившее также и точкой доступа к его счёту. Стоило на всякий случай проверить свой баланс, мало ли….

— Ещё два миллиона в год за каждую единицу и пять миллионов залога. Если же позволите порекомендовать Вам личный жилой бокс, то настоятельно советую взять один из башни УРУС-3. Это почти в центре территории академии, и большая часть её жильцов девушки, — дежурная улыбка на лице функционера академии явно что-то скрывала от Азраила, по крайней мере Бусинка чётко отслеживала такие её эмоции как желание кому-то поднасрать и раздражение к самому Азраилу, появившееся после его интереса к андроиду. Что-то глубже копать он побоялся, но для себя отметил, что просто не способен сделать сейчас адекватный выбор самостоятельно, так как не знает местной внутренней кухни, и, даже отвергнув рекомендацию, может вступить в ещё большее дерьмо, связанное с соседями. Однако прикинув все за и против, Азраил решил, что быть окружённым молодыми девицами не так уж и плохо, даже если мужская часть населения из-за этого будет к нему относиться предвзято или вовсе враждебно. Он же хотел привлечь внимание? Вот тебе пожалуйста, бери сколько унесёшь и пользуйся на здоровье.

— Согласен, только андроида мне и одного хватит. Сколько за все озвученное? — мысленно придушив начавшую поднимать голову жабу, лорд разрушения постарался напомнить сам себе, что на имидже не экономят.

— Пять миллионов аренда, плюс ещё пятнадцать сумма залога. Оплату проведёте сейчас или возьмёте в рассрочку с десятипроцентной наценкой?

— Сразу. И цвет беспилотника, пожалуйста, сделайте полностью чёрный, такой, чтоб даже бликов не отбрасывал, — не глядя на довольную бабу, Азраил впился в текст договора на предоставление дополнительных услуг.

— О не волнуйтесь, все декоративные поверхности аппарата обладают мимикрирующими свойствами, так что вы сами сможете настроить внешний вид, включая графические рисунки, анимацию или даже трансляцию целых видеопотоков из кваркнета. Разумеется, функция маскировки также входит в список типовых программ вашей модели, — получив подтверждение о подписании договора и получении пятнадцати миллионов, пожилая дама ловко застучала по голограммам над столом, и вскоре из узкой щели в столешнице высунулась полупрозрачная карта со сложной трёхмерной проекцией, в которой были зашифрованы данные Азраила, его доступ и идентификация об успеваемости как студента особой группы. Карточка мгновенно перекачивала во внутренний карман его одеяния. Также на его удостоверение тем временем пришёл пакет данных по учебной программе и распорядку дня, а через минуту даже засветилось оповещение, что он через два часа должен быть на очередном занятии.

Как стало известно Азраилу позже, удостоверение личности изначально не было рассчитано на подобные функции, но благодаря саморасширяемому программному обеспечению, операционная система самостоятельно определила природу данных и написала нужный для работы с учебным планом код, встроив его в свою систему. Вроде бы какая мелочь, но это открытие позже сильно впечатлило лорда разрушения, привыкшего по своему прошлому к иному восприятию высоких технологий, заставив увериться в своих будущих решениях.

— С первым вопросом мы с вами разобрались. Теперь второе: что это у Вас? — указала тонким стилусом пожилая дама на Бусинку, почти полностью обвивающую шею Азраила, и Первого, тактично замершего за его спиной.

— С той штукой всё просто, это и есть моя способность, — не глядя ткнул себе за спину мужчина, — Моя основная сила в том, что я могу создавать марионеток, исполняющих мои приказы. У них своя независимая сила и свои способности, а значит и присутствовать они должны обязательно для объективной оценки. Во всяком случае я взял с собой одного из лучших. Другие мои поделки находятся в другой части галактики на дикой планете и забрать их просто нет возможности.

— Иными словами, это ваше оружие духа и Вас необходимо оценивать иначе, чем остальных. Хорошо, я это зафиксировала, и преподаватели будут в курсе, на что обратить внимание. Однако по правилам академии эти браслеты, — ткнула она стилусом в выезжающий из стены ящичек, — обязаны находиться на вашей марионетке — они не только будут регистрировать перемещение куклы, но и следить за активностью духовной силы, так как применение оружия духа разрешено только на территории полигонов…, - замолчав, она дождалась, пока Первый наденет на себя массивные браслеты, затем поглядела снова на Азраила, не произнёсшего ни слова приказа, и, ещё раз криво улыбнувшись, вернулась к остальным вопросам, — Так, с этим всё понятно, а что с вашим рогатым пушистиком? — взгляд женщины сразу потеплел, уткнувшись в зевающую Бусинку. Пусть даже её пасть была усеяна тонкими острыми зубками, картина всё равно была умилительная, особенно для женской половины человечества.

— А, это мой питомец. Правда красавица? Купил по случаю у одного ксенобиолога. Не знаю, с какой она планеты, но проблем ещё ни разу не доставила, да и никаких болезней мои специалисты не нашли…

— Это всё конечно прекрасно, молодой человек, но на питомца должны быть документы. Вы всё-таки гость древнейшей крови, и мы, разумеется, можем сделать исключение по наличию у Вас зверя, но нам необходимо подтверждение, что он не ядовит и не переносит опасных болезней. Надеюсь, вы согласны, что это разумная мера предосторожности со стороны академии? — женщина даже встала из-за стола, пока говорила, чтоб хоть немного погладить Бусинку, почти растёкшуюся по своему создателю в блаженной неге. Похоже сама она ни капли не боялась озвученных опасностей. Азраил благодаря Бусе знал, что работник академии совершенно не врёт и настроена доброжелательно, а потому не стал скандалить и попробовал выйти из положения. Всё-таки Бусинка нужна была ему кровь из носу, с учётом его жуткого незнания политики и отношений между родами. Без её ментальной поддержки также будет в разы сложнее найти нужных и главное полезных помощников, да и способность читать чужие мысли может быть полезна в экстренной ситуации…. И потому с учётом возможного саботажа со стороны недоброжелателей в будущем, он должен был свести на нет законные способы запретить ему всюду таскать эту маленькую животинку. Кто знает, вдруг кто-то заподозрит Бусинку в ментальных способностях и решит надавить на администрацию дабы они, к примеру, признали сертификат на зверя недействительным. Это может создать кучу проблем в неподходящий момент, а значит об этом нужно было подумать уже сейчас, и Азраил знал только один способ, как прикрыть свою жопу с этой стороны. Просто нужно чтоб документы на зверя выдала сама академия!

— Но это же опять время, а я, итак, уже опоздал! Здесь же наверняка есть специалисты нужного уровня, неужели я не могу заказать академии проведение экспертизы? Думаю, если академия лично убедится в безопасности моей Бусинки, это будет куда надёжнее любой сторонней бумаги, — глядя на расслабленное лицо женщины, почти утопившую свою ладонь в густой шёрстке зверя, он попробовал надавить ещё немного, — К тому же академия явно не откажется от щедрого заказа на подобную пустяковую процедуру. Я заботливый хозяин и люблю своих питомцев, так что денег на них никогда не жалею! Думаю, миллиона крипо будет достаточно для проведения комплексного обследования маленького зверька, а если и Вы лично мне поможете с этим вопросом, я постараюсь быть как можно более благодарным, — улыбнувшись пожилой женщине, стоявшей фактически рядом с ним, Азраил постарался улыбнуться как можно более обаятельно.

— Ох молодой человек, сколько обаяния вы тратите впустую…! — оторвалась наконец она от Бусинки, вернувшись за своё место, довольно мило улыбаясь себе под нос, — Но я всё равно попробую помочь. Понимаете, наш административный корпус время от времени нуждается в капитальном ремонте, так как является, знаете ли, памятником архитектуры. Так что, если вы пожертвуете на благое дело сохранения наследия человечества некоторую сумму, этот вопрос станет возможно разрешить очень быстро. Разумеется, это не относится к работе наших биологов, а просто станет убедительным доводом в вашу пользу… скажем три миллиона будет более чем достаточно, — сложила перед собой руки наглая тварь, уперев подбородок в пухленькие пальцы. Они тут совсем ебанулись что ли?! Программа всё включено блядь! Три миллиона! Три миллиона, Карл! На эти деньги можно целый этаж в жилом доме купить, пусть и не в центре… но всё равно! Этаж есть этаж….

— Конечно, почему бы и нет? Я всегда за сохранение культурных ценностей, — тут же согласился новоиспечённый студент. А что ещё оставалось Азраилу делать? Бусинка была нужна по любому! Получив на своё удостоверение очередные реквизиты, он с болью в сердце перевёл три миллиона крипо зажравшейся академии.

— Какой Вы молодец! Я сейчас же создам договор на проведение ветеринарной экспертизы по военной программе. Документы выйдут с такими подписями, что ни одна страна на планете не посмеет усомниться в здоровье и безопасности вашего питомца, — явно счастливая тварь лихо застучала по голограммам, видать боясь спугнуть во всех смыслах дорогого клиента, — Вот и всё! Как только вы примите договор, с вами свяжется биолаборатория академии.

— Спасибо за помощь. Всех благ вам, — пробежавшись по небольшому тексту, ссылавшемуся на кучу международных документов, Азраил принял документ, подписав его и перечислив ещё три миллиона крипо. Какие же они здесь… жлобы! Содрать готовы кучу бабла за любой неосторожный чих…!

Еле сдерживая рвущийся из груди гнев, Азраил поспешил выйти назад в шикарный холл, где всё также сидело четыре живых трупа, явно столкнувшихся с теми же проблемами, что и он только что. Вот только у них явно с деньгами было совсем плохо, от того и вид у всех такой — на обучение здесь зачастую бывает поставлена судьба всей семьи, об этом даже Сейна упоминала.

Неожиданно в мёртвой тишине зазвучал сигнал вызова с его универсального удостоверения, и лорд разрушения, не скрывая своего раздражения, тут же ответил. Кто там такой бессмертный, что беспокоит его в такие моменты?

— Доброго дня Вам, господин Азраил, — на экране появилось изображение Араави Кшунта инг Маарси, первого и теперь единственного смотрителя финансового синдиката города Карагаса, — Спешу сообщить, что мы готовы доставить ваши деньги куда угодно. Транспорт подготовлен, правильные люди выбраны.

— О, уважаемый, вы как никогда вовремя! Хорошие новости — это именно то, что мне нужно, а то настроение испортилось просто швах! Полагаю, никаких проблем не возникло? — тут же смягчился лорд разрушения, вспомнив о доставшейся им недавно сумме наличных.

— Более чем! Я всегда держу данное слово, — старик явно выглядит лучше прежнего, осознав, какие прибыли ему сулят дела с тем страшным существом, что похитило его больше недели назад, — Будут какие-либо приказы?

— Да, вот что старина…. Я передумал по поводу вашей доли, доставьте сто девяносто миллиардов в мой банк, а остаток считайте моими инвестициями в ваши компании. Средства вам потребуются большие, так как моей ставке на этой планете потребуется разветвлённая инфраструктура: военные базы, склады, ремонтные мастерские и прочее. Полагаю, не нужно объяснять, что в такие дела нельзя пускать кого ни попадя? — Азраил ничуть не стеснялся обсуждать дела при посторонних. В конце концов они чужаки и не знают о нём нихрена, да и сказанное ни к чему притянуть будет нельзя, не говоря уже о политическом нейтралитете академии. К тому же вряд ли хоть слово выйдет из этих стен налево, ведь иначе будут просто колоссальные репетиционные потери. А с учётом того, какие люди здесь учатся и работают, никто в здравом уме подобного не допустит.

— Всё будет исполнено в лучшем виде! — лицо старика засияло ещё ярче, — Разрешите выполнять?

— До связи, — вместо ответа попрощался Азраил, тут же выбрав из списка контактов управляющего банком, Карнеса Вика, — Старик, ты уже на месте?

— Да сэр! — тут же ответил явно посвежевший и немного помолодевший управляющий. После пребывания на старинном корабле-носителе его здоровье волшебным образом восстановилось до идеального, и даже возрастные болячки отступили, сделав его жизнь куда проще и приятнее.

— Вот что, скоро тебе привезут наличку, не задавай глупых вопросов, просто пересчитай — должно быть сто девяносто миллиардов. Сорок переведи на мой личный счёт, остальные пустишь в оборот. Что по драгметаллам? — вспомнив о втором важном вопросе, Азраил не упустил возможности узнать и об этом.

— Да, всё понял, сэр. Лично за всем прослежу! С металлами уже работаем, пока продано в общей сложности пятьсот тонн золотого эквивалента, но запросов поступает всё больше, так что уверен, что в течение недели распродадим весь объём, — мгновенно отчитался управляющий.

— Хорошо, я тобой доволен. Конец связи, если что по вечерам звони, — завершив вызов, Азраил отключил универсальное удостоверение, заменявшее и коммуникатор, и банковский терминал, положив его во внешний нагрудный карман. Подняв взгляд, он неожиданно напоролся на четыре пары ошеломлённых глаз, смотрящих на него со смесью удивления, восхищения и мольбы.

— Что? — задал он совершенно невинный вопрос, не обращаясь ни к кому конкретно. Кто бы мог подумать, что благодаря одним лишь деньгам можно привлечь на свою сторону немало полезных сторонников? А надо то всего лишь появиться в нужное время в нужном месте и помочь правильным людям. Далеко не все, как оказалось, в эту космическую эру лишены таких понятий как честь и чувство благодарности.

* * *

Жизнь Кристины Тирен подошла к концу неожиданно, скорей даже чудовищно внезапно, чего девушка никак не ожидала. Ещё вчера тебе восемнадцать и впереди море перспектив, и вдруг «раз!» под ногами пропасть, а над головой плачут огнём небеса…

«Что-то на поэтический лад потянуло…», — подумала девушка отстранённо, почти не обратив внимание на вошедших в холл людей. Даже то, что один из них был совершенно чёрным и слабо пылал красными языками никак не отложилось в памяти разбитого отчаянием разума.

Казалось бы, что могло произойти на территории Высшей Военной Академии такого, что молодая красивая барышня фактически себя похоронила? А ситуация совершенно банальна: во всём виновата её красота, гордость за своего отца и свободолюбие.

Полгода назад ей не посчастливилось попасть на глаза сыну одного влиятельного бизнесмена, принадлежавшего к младшему вассальному роду какой-то древней семьи, который очень рьяно начал добиваться её внимания. При этом Кристина знала, что как человек он был дерьмом: очень привык пользоваться влиянием, гнобил тех окружающих, что были ниже его по статусу, и в свои двадцать уже перепробовал с полсотни девушек, и поддаваться на ухаживания такого ублюдка красотка совершенно не желала. Да она сама себе стала бы противна после такой связи…!

Хуже всего было то, что у её семьи в последнее время начались проблемы в бизнесе, а об их репутации начали ходить пусть лживые, но всё же порочащие компанию слухи, вредившие репутации. А что есть репутация для компании, специализирующейся на экспертизе ледяных полей?! Она фактически равна их жизни! К тому же сама Кристина благодаря огромным усилиям её предков родилась со слабой сенсорной способностью, позволяющей более точно определять содержание изотопов в гигантских глыбах льда одной интуицией. А ведь для добывающих компаний куда как дешевле заплатить экспертам-сенсорикам, нежели бурить каждый камень десятки раз в надежде отыскать наиболее жирные куски, особенно если облако относится к гигантскому классу и занимает тысячи километров космического пространства.

Её предки ещё двести лет назад начали подбирать невест из младших семей, владеющих сенсорными способностями дабы их потомки также получили возможность вырасти над простонародным статусом, и Кристина была первым успехом подобной селекционной работы. Как она была рада, даже не передать словами! Но просто родиться одарённой было мало, нужно было учиться использовать и взращивать свою силу, и делать это нужно было желательно с детства, под наблюдением специалистов и с поддержкой специального оборудования, вот только подобное оснащение было доступно либо старшим семьям, либо в Высшей Военной Академии, но для их семьи шестьдесят миллионов за год обучения долгое время были неподъёмной суммой. И всё же к её восемнадцатилетию отцу девушки удалось собрать деньги на обучение…. И при этом он ни разу не коснулся в их общении того, почему их дела пошли откровенно плохо. Ни разу её отец не заикнулся о том, что его дочь что-то должна изменить в своём поведении, и даже когда у них не оказалось денег для оплаты очередного кредита, отложенные средства на обучение он не тронул, предпочтя продать часть оборудования и один личный корабль, стараясь заткнуть финансовые дыры компании, за что сама Кристина была безмерно ему благодарна.

Отправляясь в академию, девушка знала, что больше поддержки от её семьи не будет, ведь её отцу попросту неоткуда взять дополнительных средств, а значит и надеяться ей придётся только на себя. Вот только она не учла, что тот ублюдок тоже обучается здесь, да ещё и в основном звене, куда берут только аристократов и влиятельных бизнесменов, достигших ошеломляющих успехов во всех сферах жизни планеты. Так что будучи студентом второго курса и имея покровительство главной семьи, он умудрился поставить её в безвыходное положение — администрация академии попросту отказывалась селить её куда-либо кроме жилой башни УРУС-3, ссылаясь на отсутствие мест в общих женских боксах и уже внесённую за индивидуальный бокс предоплату. А за отмену этой левой брони требовалось заплатить сумасшедшие полмиллиона штрафа! Безумие какое-то! Ну откуда у неё такие деньги? Ей на расходы-то семья присылала семь тысяч ежемесячно, что уже было куда больше средней зарплаты рядового специалиста их фирмы.

А ещё Кристина знала, что УРУС-3 это практически бордель! Чёртова ловушка для девушек, не обладающей поддержкой семьи. По правилам академии в жилых башнях действует принцип самоуправления, когда студенты сами назначают ответственного человека, решающего почти все вопросы: от наказаний за нарушение режима и дисциплины, до разрешения доступа посетителям, и такой студент обязательно является членом младшего совета студентов. Вот только порядок выбора такого смотрителя очень коварен: если большинство жителей девушки, то выбирают смотрителя из парней, а если больше всего мужчин, то смотрителем становится кто-то из девушек, и правило это непреложно! А что тогда происходит в башне УРУС-3, где живут только девушки? Правильно, там нет смотрителя вовсе, и она попросту выпадает из общей системы управления! Это место давно превратилось в проходной двор, где старшекурсники селят красоток, согласившихся фактически стать их любовницами, и приходят туда в любое время, имея неограниченный доступ!! Кристине просто плакать хотелось от такой подлости, ведь с учётом политики академии даже подобное поведение аристократов укладывалось в рамки воспитания нового поколения. Очень многие девушки на самом деле пользовались своей красотой и сексуальностью дабы подобным образом продвинуться по службе или впрыгнуть на пару ступенек вверх по социальной лестнице, став любовницей влиятельного мужчины. Кристина их не осуждала, кто она такая, чтоб судить таких женщин? Но она так не хочет! Такая жизнь убьёт её! И вот теперь она ежедневно сидела в этом холле на архаичном обтянутом кожей длинном сиденье, не зная, что и делать…. Поступить окончательно она не могла, так как мгновенно окажется во власти мерзкого ублюдка, и даже двери в боксе закрывать будет бесполезно — к ней просто вломятся, получив код доступа из системы управления башней. Смотрителя-то нет, порядок блюсти некому…. Жить же в городе девушкам-студенткам запрещалось законами академии, но даже в этом случае аренда в этом мегаполисе исчислялась десятками тысяч крипо в месяц и была для неё неподъёмна.

Домой же вернуться означало разрушить все надежды отца, поставившего всё на свою малышку, и буквально жилы рвавшего сейчас за всю их семью. В результате Кристина была просто в отчаянии!

Так что она ежедневно приезжала сюда уже в течение девяти дней в надежде хоть как-то договориться, а потому кроме неустойки теперь на ней висел ещё и штраф за опоздание на сумму в восемьсот тысяч крипо, и что делать с этим долгом она понимала ещё меньше. По сути, девушка просто оттягивала неизбежное, ибо надеяться ей было просто не на что, и вероятно в итоге придётся подчиниться мерзкому ублюдку ради будущего её семьи.

Пока все эти мысли прокручивались в бедной длинноволосой головке, на заднем фоне её сознания медленно начал проявляться властный мужской голос. Правда мельком Кристина отметила для себя, что голос звучит слишком уж молодо, неосознанно начав прислушиваться к словам.

— … Я передумал по поводу вашей доли, доставьте сто девяносто миллиардов в мой банк, а остаток считайте моими инвестициями в ваши компании. Средства вам потребуются большие, так как моей ставке на этой планете потребуется разветвлённая инфраструктура: военные базы, склады, ремонтные мастерские и прочее. Полагаю, не нужно объяснять, что в такие дела нельзя пускать кого ни попадя? — молодой мужчина в тёмно-синем костюме незнакомого покроя, отдалённо напоминавшем военные мотивы, явно обсуждал серьёзнейшую сделку, совершенно не стесняясь присутствовавших здесь плебеев.

«Ещё одна аристократская шишка?» — устало подумала Кристина, но вдруг поняла, что это — бред. Все сроки давно прошли и здесь ведётся приём только в особую группу, куда ни один уважающий себя хмырь и носу не сунет. А значит это был такой же опоздавший, как и они все, просто очень богатый. А потом она заметила «ЭТО»! Существо, похожее на странную машину ощущалось как живое и явно принадлежало могущественному мастеру духа. Кристина ни разу не видела живое оружие духа, но почему-то сразу решила, что существо, над которым полыхало холодное красное пламя, является чем-то подобным. А юноша всё также продолжал говорить по делам бизнеса, явно многократно превышавшего по объёму любые их семейные капиталы.

— Вот что, скоро тебе привезут наличку, не задавай глупых вопросов, просто пересчитай — должно быть сто девяносто миллиардов. Сорок переведи на мой личный счёт, остальные пустишь в оборот. Что по драгметаллам?

«Ещё и драгоценные металлы?! А неплохо он устроился», — начав присматриваться наконец к самому юноше, Кристина случайно зацепилась взглядом за металлический браслет, надетый на левую руку. Как-то отец ей рассказывал, что такие носят простолюдины, сильно отличившиеся пред древними семьями, и зовут их «Гости Древней Крови», что очень почётно и позволяет иногда даже больше, чем статус младших вассальных семей. По сути вассалы — это слуги, тогда как гость — это гость. Он независим, но почитаем! Подобный статус обычно получают благородные люди, во всех смыслах достойные уважения древних родов.

— Что? — неожиданный вопрос, явно направленный к ним, застал Кристину врасплох. Подняв свои заплаканные (И когда она успела? Даже не заметила, как слёзы потекли!) глаза выше, девушка натолкнулась на пронзительный взгляд ярко красных, словно артериальная кровь, глаз.

Неожиданно, даже не осознавая до конца, что она делает, Кристина поднялась, расправила полы платья привычным движением и низко поклонилась.

— Кристина Тирен приветствует Гостя Древней Крови. Позволите ли узнать, гостем какой уважаемой семьи вы являетесь? — в запоздалом испуге осознав, что она произнесла, маленькая красавица зажмурилась, опасаясь негативной реакции. Она вообще не имела права задавать подобные вопросы, но ей было необходимо знать, какой род покровительствует этому человеку, так как это могло многое о нём сказать. Иначе она просто не решится на свой следующий шаг, что подсознательно желала сделать. Ей нужен покровитель! Не любовник, как многие из девушек теперь думают, а именно покровитель. Тот, кому она сможет отдать в услужение свои таланты, получив так необходимую сейчас протекцию. Подобные традиции уходят в глубину веков и пусть всё ещё уважаемы в мире старших семей, но постепенно забываются под весом времён и смены поколений. Однако её отец имел интересное хобби — он просто обожал изучать историю подобных традиций, к чему привил любовь и своей дочки.

— Моё имя Азраил, глава Военно-Космической Корпорации «Лазурит», в прошлом грозной пиратской группировки, — молодой мужчина вдруг медленно направился к Кристине, заставив её волноваться ещё больше, — А уже после я чей-то гость! — его явно задело её обращение, пусть девушка и старалась быть вежливой.

«Вот ведь дура, опять наговорила лишнего…» — корила сейчас она себя, уже жалея о своей внезапной вспышке смелости.

— Но я всё же отвечу на твой вопрос. Ты немного ошиблась, красавица, я Гость Древнейшей Крови, род Шакрам подарил мне этот браслет, — вытянув руку, красноглазый красавчик заставил металлическое украшение ожить, воспроизведя в воздухе эмблему древнейшего в галактике рода целителей. Больше сомнений быть не могло — своим ежедневным ожиданием здесь неизвестно чего она сорвала джек-пот! Осталось лишь правильно воспользоваться ситуацией, и бедняжка Кристина сумеет вырваться из той ямы отчаяния, в которую умудрилась угодить.

— Прошу меня простить за неучтивость, старший, — снова поклонилась девушка, через секунду вновь подняв свои глаза на человека, что возвышался над ней на целую голову. Ей было страшно даже просто смотреть в его кровавые глаза, но для правильного ритуала она обязана была себя пересилить, пристально всматриваясь в них — Я бы хотела предложить свой талант сенсорика Вам в бессрочное услужение! Прошу о немногом: укройте дланью своей силы мою семью. Помогите мне защитить свою честь, — новый поклон одной только головой и не поднимать взгляд пока либо рука собеседника не коснётся её головы, что будет означать принятие в услужение, либо…. О том, что Азраил просто отвернётся и уйдёт, она даже думать не хотела. Это будет позором посерьёзнее, чем просто раздвинуть ноги непонятно перед кем.

Глава 77

От услышанного и увиденного Азраил сходу растерял всё своё раздражение и негодование к академии, так как вопрос перед ним явно стоял сейчас нешуточный, а потому требовал предельной серьёзности и внимания — благодаря Бусе он знал это наверняка, так как его ответ был для невысокой девушки с длинными каштановыми волосами, стоявшей опустив голову, явно столь же важен, как сама её жизнь. Когда кто-то, пусть даже незнакомый тебе человек, придаёт чему-то столь большое значение, желание вести себя несерьёзно улетучивается моментом.

— К сожалению… — как только он произнёс эти два слова, красотка еле заметно вздрогнула, но всё равно не посмела поднять взгляд, — … я плохо знаю подобные обычаи. Я понял, что это какой-то важный ритуал или древняя традиция, но не расскажешь ли мне обо всём подробнее? Что это значит? Какие накладывает права и обязанности на стороны? И как всё это соотносится с современным законодательством? Обещаю, что приму решение, как только узнаю обо всём подробнее, — стоя всего в двух шагах от просительницы, Азраил сложил руки на груди, взявшись за подбородок пальцами правой руки. Поза и взгляд получились столь изучающими, что, когда Кристина взглянула вверх, невольно сглотнула и сделала полшага назад.

— Старший не знает…? Тогда я, конечно, обязана всё рассказать. Со времён старых империй, а это по меньшей мере четыре тысячи лет, в семейных кланах и аристократических родах была традиция принятия присяги простых людей. Кто-то, кто не имел высокого происхождения, но обладающий уникальными или просто полезными навыками, важными для главы рода или клана, могли предложить в услужение свой талант, тело и жизнь, всё вместе или по отдельности, представителю старшей крови. Именно так во все времена называли людей благородного происхождения, сейчас же это обращение трансформировалось в понятие «Древняя кровь» или «Древнейшая кровь» — всё зависит от давности образования родовой линии, — пока Кристина говорила, трое её товарищей по несчастью, не связанные тем не менее никакими общими связями, делали вид, что не обращают на происходившее внимания, при этом напротив впитывая как губка забытые многими традиции, — Простой человек, предложивший аристократу свой талант в услужение на оговорённый срок или бессрочно, то есть навсегда, становится его личным подчинённым и не имеет право работать на кого бы то ни было без разрешения покровителя. Сам покровитель волен распоряжаться таким подчинённым как угодно в рамках присяги: либо его навыками, определяя на нужные посты и работы; его телом, используя в качестве любовника\любовницы, или подкладывая под нужных людей; и его жизнью, повелев воевать за себя или попросту убить при необходимости. Бывало, в древности таких подчинённых могли использовать даже для кровавых ритуалов духа, но эти искусства давно искоренены и забыты, так что совсем не актуальны. Ах да, чуть не забыла, если во время предложения присяги простой человек выставляет дополнительные требования об оплате или помощи, и аристократ принимает его присягу, он обязан исполнить взятые на себя обязательства. Все эти положения подробно расписаны в «Кодексе Древних», признанном на всех уровнях власти и регулирующим взаимоотношения между родами и кланами. За нарушение традиций и присяги виновный будет обязательно наказан «Советом Древней Крови», что ревностно следит за чистотой в своих рядах вот уже сотни лет, разбирая подобные споры. В этом и состоит смысл сего ритуала, — Кристина на уровне животика сцепила пальчики в замок, вдруг опять разомкнула, потеребила поясок платья и снова схватила собственные пальцы. Даже без Бусинки было понятно, что девчонка нервничает.

— Ага… понятно, но тут есть один момент — я ведь не аристократ и даже не имею имени рода. Я просто Азраил, глава корпорации, — он уже давно понял, что есть в его браслете какой-то дополнительный смысл, что-то большее, чем просто возможность попросить помощи у рода Шакрам при необходимости.

— Верно, но вы — «Гость Древнейшей Крови», а этот статус вот уже тысячу двести лет как приравняли к младшим аристократическим родам с присвоением всех привилегий. Правда статус этот не передаётся по наследству и относится только к тому, кому был дарован. Также за ваши действия в определённых случаях отвечает и род, что дал этот статус, вот почему он так высоко ценится. Даже не представляю, что нужно сделать в наше время дабы получить подобный дар! — пока Кристина говорила, она выглядела столь воодушевлённой, что даже сам Азраил проникся сам к себе дополнительным уважением. Мол ну ещё бы! А вы как думали? Я вообще о-го-го! Даже сам не заметил, как засмущался, начав говорить немного невпопад.

— Ой, да что там делать? Тоже мне великая сложность! Спас старейшине рода жизнь — получил браслет. Эм… Ладно, красавица, спасибо, что просветила, а теперь поведай-ка мне неграмотному, что это за талант сенсорика и как он в твоём исполнении будет мне полезен? — поспешил он наконец перевести разговор в более конструктивное русло.

— Вы и этого не знаете? — чуть не воскликнула Кристина, раскрыв от удивления глаза. Надо сказать, что мастера духа обычно тщательно изучали всю доступную информацию об этой мистической силе, так что любой, даже самый слабый мастер обычно знал основные типы силы духа конкурентов. Кристину очень удивило, что такой сильный мастер, владеющий живым оружием духа, и сумевший заслужить независимый привилегированный статус из рук самого рода Шакрам, вдруг не осведомлён в таких простых вопросах, — Сенсорики способны интуитивно определять положение и количество различных объектов в пространстве, способны искать людей по частичке их ауры или даже определять состав материалов или жидкостей. Во все времена для поиска полезных ископаемых, определения ядов в пище правителей или расследования преступлений нанимались сенсорики.

— Хм, оказывается я совершенный неуч по местным меркам. Похоже сперва придётся зарыться в справочные материалы, а то облажаюсь на простейшей бытовухе…, - проговорил Азраил вроде бы вслух, но при этом сам себе в щетинистую бороду, продолжая потирать подбородок, — Эм… я это вслух сказал? Прости, что перебил, продолжай.

— Э… так вот…. Так как моя семья долгие годы занимается разведкой и экспертизой ледяных полей, я очень неплохо научилась чувствовать концентрацию изотопов в той или иной части глыбы. Но я пока не знаю, какая у меня специализация — это возможно определить только здесь, где есть опытные мастера и необходимое оборудование… вот только я больше не могу начать здесь учиться. Раньше, столкнувшись с несправедливым к себе отношением, я думала, что своим трудолюбием и упорством сумею выбить себе будущее, способность самой принимать решения и распоряжаться своей жизнью, вот только реальность оказалась куда суровей моих наивных фантазий. В мире сильных только сила имеет значение. Не так важно, какая сила: связи, деньги, личное мастерство или целая армия… главное, чтоб за твоими амбициями стояло что-то большое и надёжное. Потому мне нужен покровитель, старший. Даже достань я нужную мне сумму сама, мои недоброжелатели сумеют добиться своего рано или поздно иным способом, разрушив в итоге мою жизнь. Позвольте стать вашим сенсориком до тех пор, пока я буду Вам нужна! Прошу о немногом: укройте дланью своей силы мою семью. Помогите мне защитить свою честь! — чуть более эмоционально, чем раньше, но Кристина снова повторила слова клятвы, вложив в них довольно простые для Азраил требования. Защитить семью? Сохранить честь? Девочку явно домогается какой-то мудак, используя даже не физическую силу, а трусливо давя админ ресурсами на неё и её родных. То, что она не смогла поступить, давно собрав нужную сумму за обучение, говорило об этом очень красноречиво.

— Что мне сделать, чтоб принять твою клятву? — сейчас Азраил был куда серьёзнее, чем раньше. Если сперва он просто старался проявить уважение к чувствам этой девушки, почему-то возложившей свои надежды на незнакомца, то теперь лорд разрушения действительно её уважал за подобную рассудительность и решимость. В её возрасте далеко не каждая способна на подобный риск и твёрдость характера….

— Просто положите на мою голову правую руку, старший. Сказать можно всё что угодно, — не поднимая взгляда из-под целого водопада каштановых волос, Кристина замерла в тревожном ожидании. Если сейчас её отвергнут, она даже не знает, что делать дальше, и даже прозвучавший вопрос Азраила ничуть её не успокоил…. Но вдруг всё ещё не веря своим собственным ощущениям, Кристина почувствовала на своём темени тяжёлую тёплую руку, и натянутая всё это время струна в её душе мгновенно расслабилась.

— Я принимаю твой талант в услужение, Кристина Тирен. Знай, лорд разрушения всегда держит данное слово! Подними свои глаза, дитя, — ухватив самый кончик подбородка чуть прифигевшей от услышанного Кристины, Азраил заставил её посмотреть в свои глаза, — Впредь всегда держи свой взгляд гордо — ты моя, и никто не смеет причинять тебе вред. Всегда помни это, даже когда против тебя Древняя Кровь!

— Да, старший, я запомню! — с девушки вдруг слетела вся прежняя меланхолия вместе с усталостью и напряжением, стоило только взглянуть в эти кровавые глаза и услышать молодой, но сильный голос. Кристину охватило невообразимое чувство безопасности и свободы, словно и правда за её спиной поднялась огромная сила, способная защитить от любой, даже самой страшной беды! Разумеется, никто не мог знать, что к этому удивительному эффекту по приказу Азраила приложила свою когтистую лапку Бусинка, всё также мирно дремавшая на плечах своего создателя. Ментальные техники в конце концов нужны не только для нанесения вреда врагам, они и для воспитания будущих союзников сгодятся не хуже.

— Кстати, а как твой новый статус подтвердить для правительств разных стран и прочих людей? Ведь не ходить же с табличкой всё время «Не трогать — убьют», — прочертил он воображаемый треугольник таблички в воздухе прямо перед небольшим декольте Кристины.

— А я уже всё сделала. Если выделить нужный участок кэшированной записи на своём импланте и отправить его для проверки по адресу любой местной федеральной структуре, да хоть-бы академии, ритуал тут же зарегистрируют, мой статус будет автоматически изменён, а во всех базах данных внесут необходимые правки. Дополнительно мой имплант получит во всех сетях федерации и коммерческих стран возможность отклонить любой запрос на сбор данных, так как я имею непосредственное отношение к особым слоям общества, — с важным видом подняла Кристина свой пальчик, ярко улыбаясь. Похоже терапия Буси пошла ей на пользу, разве что разводы под глазами осталось прибрать, и совсем станет хорошо.

— А ты молодец! Столько всего знаешь…. А про импланты это точно?

— Абсолютно! Аристократы не терпят шпионажа за своим окружением, так что в этом вопросе весь мир давно пришёл к согласию. Даже есть статья за нарушение этого соглашения, а полученные таким способом данные признаются недействительными, — Кристина важно закивала, с куда большей храбростью, чем раньше, рассматривая Азраила.

— Простите, что я вмешиваюсь в Ваш разговор, — неожиданно сбоку от них прозвучал молодой мужской голос, — Не нужны ли старшему ещё верные последователи?

Глянув чуть дальше за спину светловолосого худощавого молодого парня, явно необременённого за свою жизнь тяжёлым трудом, Азраил сразу догадался, что тот выступает для остальных лакмусовой бумажкой. Одно дело обратить внимание на красивую девушку и совсем другое заинтересоваться двумя здоровыми мужиками и каким-то задохликом. Да, в особую группу шли не только молодые, хватало и таких вот поздних мастеров, самостоятельно копивших на своё будущее.

Два непривычно косматых мужика высоченного роста, тела которых бугрились мышцами, а бороды были заплетены в несколько коротких косичек, оказались странным образом похожи друг на друга. Не будь у них множества отличий в одежде и аксессуарах совершенно безумного вида, Азраил мог бы их даже перепутать.

— Ну и чего ждём? Есть что сказать — говорите мне прямо в глаза. Не дело по углам шушукаться, — словно умудрённый сединами старик, Азраил с усмешкой покачал головой, вроде бы даже как-то снисходительно. Старший из близнецов хотел было что-то ответить, но тычок его брата локтем под рёбра заставил «Бармалея» проглотить заготовку, в ответ укоризненно глянув на задиру. Тем не менее оба вскоре решились видимо на что-то, тяжёлой поступью быстро приблизившись.

— Здрав будь… парень… эм… Ну не могу я его старшим назвать, он же нас младше! — неуверенно начал старший брат, но тут же взорвался, даже покраснев на кончиках ушей.

— Тьфу, ну вот что с тобой делать!? Как морды бить кому ни попадя, так он первый парень на уровне, а как человека достойного уважить так хер свой где-то в штанах потерял.

— Ебальник завали, тут дама! — тут же отвесил старший брат младшему затрещину.

— Сам завали, мудозвон! — не стал оставаться в долгу второй брат.

— СМИ-ИРНО!! — неожиданно раздался у них под ухом рёв молодого, но тяжёлого голоса. Прошедшие обязательную службу в своей колонии, старшие операторы буровых модулей с одного из кораблей новейшего класса «Потрошитель планет», словно выдрессированные вытянулись в струну, повернувшись в сторону источника голоса. Вдолбленные когда-то рефлексы работали сами собой без участия головы, на что и был расчёт Азраила.

— Вольно…. Горячие вы парни, как я погляжу. Штаны в паху не жмут? Больно гонору много, за него поди и сидите тут, хуйнёй страдаете. Мне показное заискивание ни к чему, я себе цену знаю, так что от всех троих кратко: кто, что и откуда, — для приведения в чувства этой буйной парочки Азраилу пришлось использовать как возможности Меги, изменившей тембр его голоса на более суровый, так и Бусинки, внушившей полоумным близнецам-переросткам лёгкое чувство страха. Пока они поймут, что да как, голос Азраила уже начнёт у них ассоциироваться с подчинением командиру. Приём, конечно, не очень тонкий, но на безрыбье и рак рыба, ну не психолог Азраил, вот ну никак. А более прямо работать — значит ломать волю человека, чего он категорически не желал в отношении этих людей.

— Эм… ну ладно, командир, умеешь быть грозным, признаю. В общем вот какая у нас оказия вышла…, - наконец оттаял старший из братьев.

* * *

Центральный район академии представлял собой смесь жилых и развлекательных комплексов, сокрытых в шикарном парковом комплексе, где всегда можно было потратить кучу денег на высококлассные драгоценности, парфюмерию, одежду и прочие бытовые радости. Немногие корпорации и бренды удостаивались чести получить здесь торговую площадь, и за подобные привилегии иногда велись нешуточные подковёрные игры.

Жилые комплексы представляли собой высокие башни размером с современный земной небоскрёб, внутренняя часть которой представляла собой комнаты отдыха, изолированные кабинеты и тренажёры для самостоятельной подготовки, и прочие удобства для тех, кто не желает в свободное время торчать внутри жилого бокса или праздно шататься по территории. Внешняя часть башни соответственно была увешана этими самыми боксами, поднимаемыми с нижних уровней инфраструктуры сложной цепью транспортных механизмов.

При этом одна из башен центральной области академии, где жили поголовно основные студенты академии, была особенной — в ней селились только девушки из особой учебной группы, при этом сама башня была превращена во что-то вроде места отдыха для молодых людей из известных родов и кланов. Конечно, не всем нравилось подобное положение дел, но даже глава академии не мог повлиять на сложившиеся лет сто назад традиции с помощью административных ресурсов. В конце концов их задача дать понять подрастающему поколению как устроена настоящая суровая жизнь, а подобное во внешнем мире происходит сплошь и рядом, так что и совет академии обычно на корню резал любые его попытки навести в этом месте порядок. Смертельных случаев не было и ладно — остальное сущая ерунда, уладить которую студенты должны сами.

К башне УРУС-3, заселённой чуть больше, чем наполовину, вальяжно подлетел тёмно-синий четырёхместный флаер, заняв одно из многих пустующих мест для парковки. Так как район был богатым, а в башню селили девушек преимущественно без излишеств, парковка была пуста почти полностью.

— Ха-ха, а неплохо, неплохо. В следующий раз нужно ему что-нибудь другое сломать на спарринге, чтоб больше не зарывался. А то эти мелкие семьи в последние годы совсем страх потеряли, — вальяжно выныривая из заниженного обтекаемого кузова, молодой мужчина похлопал своего более сурового приятеля, одетого, как и он, в элитную форму академии. Только студенты основного потока имели право носить подобную одежду, простолюдины из особой группы одевались каждый в то, во что хотели и могли себе позволить.

— Он — слабак, не понимающий своего места. А по поводу малых семей ты не прав — во все времена будут выскочки, — холодно выцедил Назгир из рода Авиакари, студент второго курса академии. Его род был одним из древних, насчитывавший более восьми тысяч лет истории, во все времена занимавшийся разработкой и производством личного оружия. Сперва холодного и метательного, ещё во времена эпохи старых империй, а теперь всего, что могло стрелять, взрываться и переноситься руками человека. Корпорация его семьи уже более тысячи лет по праву считается лидером отрасли и владеет десятками тысяч патентов от технологии оружейной стали до энергоячеек для импульсных лазеров и термоизолирующих композитов, способных выдерживать давление зацикленной плазмы.

— И не говори, брат… Ладно, день скоро закончится, с занятиями мы на сегодня всё, так что предлагаю заняться более приятным делом. Я таких девчонок нашёл…! Мммм! Слазить с них даже к утру не захочется! Идём, — махнув рукой, Кейси Нагири, наследник ещё одной крупной семьи, занимавшейся разработкой и постройкой тяжёлых и сверхтяжёлых роботов, повёл своего друга, и ближайшего соратника их рода, к башне.

Само здание жилого комплекса было окружено немалого размера площадью и парковым кольцом со множеством деревьев, клумб, фонтанов и разнообразных статуй, так что здесь легко можно было погулять, подышать свежим воздухом или даже уединиться на время для обнимашек. Так что, двигаясь от парковки к жилому комплексу, оба студента, сильно выделявшиеся среди пёстро разодетых девиц своей единообразной формой, успели многих рассмотреть и оценить. Кто-то выглядел гордо, понимая, зачем она здесь и что её ждёт. Кто-то из девушек не горел энтузиазмом, но тем не менее вели себя сдержанно, приняв непростой выбор ради собственной карьеры и успеха своей семьи. Зачастую небольшим домам только подобным образом можно было получить дополнительные преференции, способные продлить успех начавшего своё бесконечное восхождение рода. И только редкие единицы всё ещё упорно сопротивлялись сложившейся судьбе, не желая мириться с обстоятельствами. Именно эти упрямицы обычно становились источником тихих всхлипов, раздававшихся из закутков парковой зоны. Вот только никто кроме них самих уже не мог им помочь! И этим девушкам придётся привыкнуть, что их слёзы ничего не решают и никого не интересуют.

Когда, два студента академии, скользя своими взглядами по стайкам стройных девиц, миновали парковую зону и вышли на площадь, башня вдруг заревела тревожным сигналом, вспыхнула красными огнями и выпустила из третьей городской платформы, что заменяла зданию поверхность планеты, множество изящных ограждений.

— Кья! Что это?! Что происходит? — взвизгнула одна из девушек слева чуть не у самого уха Кейси. Видимо она до сих пор ни разу не видела, как к зданию подцепляются новые жилые боксы.

— О, ещё сучки подъехали, — не обращая внимания на звон в левом ухе, радостно проговорил Кейси Нагири. Следовавший рядом с ним Назгир Авиакари при этом не произнёс ни слова, степенно разглядывая сперва саму ожившую башню, затем перенеся своё внимание на окружающих их красоток. И правда только здесь и только в нынешнем возрасте он сможет вкусить такое количество красоты. К сожалению, после академии дел у него будет столько, что об отдыхе можно будет уже забыть.

— Э? Какого… демона…? — неожиданно его друг был так чем-то удивлён, что начал говорить очень медленно, глядя куда-то вверх и вправо. Переведя взгляд в том направлении, Назгир увидел элитный двухэтажный бокс, точно такой же, в каком жил он сам и все его знакомые аристократы, выползающий по направляющим из-за пухлого бока жилой башни. При этом он не занял положенное место чуть выше остальных жилых блоков, устанавливаемых снизу-вверх в порядке очереди поступления жильцов, а направился в самый верх башни, где обычно размещался бокс того, кто назначался смотрителем. Привилегия на самом деле никакая, но говорила о статусе живущего там человека, поставленного выше всех остальных в башне. И раз появился элитный бокс на вершине, значит у комплекса появился смотритель!

— Узнай у администрации, что это за смертник. Сомневаюсь, что он сам понимает, куда его поселили, — тем временем сам Назгир не выглядел удивлённым или взволнованным.

— Думаешь очередная проверка? — глядя на своего друга, и сам Кейси отбросил волнение прочь, погрузившись в размышления, — Или кто-то в администрации решил прощупать на прочность коалицию?

— Это неважно, Кейси. Главное, что мы теперь сами обязаны защитить сложившийся порядок, иначе это будет серьёзная потеря авторитета. Идём, теперь уже не до отдыха, — развернувшись на каблуках, Назгир твёрдой походкой отправился обратно к парковке.

* * *

Внутри почти полностью прозрачного кабинета, располагавшегося посреди облаков в самой высокой башне академии, за клубившимся голограммой густых облаков столом восседал седой старик в традиционной мантии главы Высшей Военной Академии.

Напротив него в глубоком кресле с высокой спинкой, также маскировавшегося под пушистые облака сидела странная женщина с явно сильно модифицированным телом, почти нечеловеческого вида, с чуть фиолетовой кожей и неестественно яркими голубыми глазами.

— Не думаете, госпожа, что это немного перебор? Парня же просто сожрут, — старик, привыкший быть в своём собственном кабинете фактически богом, выглядел сейчас очень осторожным, покладистым и тем не менее счастливым. Было видно, что гостья была хоть и опасна, но крайне уважаема.

— Малыш Сента, не думала, что услышу от тебя подобную чушь. И это при том, как вы обходитесь с бедными девочками. Ведь похоже ничего не поменялось за последние десять тысяч лет — женщины для мужчин всё так же в статусе банальных трофеев, за редким исключением, конечно. Твой прадед, к примеру, был действительно достойным мужем и отцом! — положив ногу на ногу и сцепив на коленке пальцы рук в замок, Владыка Суль-Зен, нежно улыбаясь, отдарила собеседника ничего не выражающим взглядом. Под подобным выражением лица могло скрываться всё что угодно от ненависти до безразличия и презрения, так что Сентарий Арзара, старейшина третьего по древности рода на планете, вынужден был быть осторожен. Женщина перед ним была не просто киборгом, воином «Грозового Колодца», а великой и ужасной Суль-Зен, бывшей давним союзником их рода, причём ещё в то время, когда тело её состояло из человеческой плоти. И терять расположение подобной фигуры Сентарий был не в праве, от того мгновенно согласился на просьбу поселить мужчину в башню УРУС-3. Сколько бы не «воняли» при этом члены комитета правления академии, его власти на это было более чем достаточно, а ради расположения древней воительницы и союзницы рода он мог пойти почти на любые репутационные жертвы.

— Что Вы, госпожа, я ничуть не поддерживаю подобный уклад, но и вмешиваться напрямую тоже не имею право. Вы же знаете, что внутренние дела студентов не имеют отношения к старшим поколениям. А вот тот факт, что не появилось до сих пор силы среди студентов, способной изменить подобную практику, меня крайне удручает…, - покачал старик седой головой.

— Вот мы и посмотрим, как он справится со своим испытанием. Власть над чужими судьбами порой раскрывает человека с неожиданной стороны, — улыбнулась в ответ Суль-Зен.

— Бесспорно, госпожа! Не желаете ли экскурсию по академии? За последние сто пятьдесят лет многое изменилось, — тут же поднялся со своего места глава академии.

— Почту за честь, Сента, — элегантно поднялась со своего места воительница, давно сменившая свой маскировочный скафандр на облегающий комбинезон с высоким, но широким каблуком и высоким стоячим воротом в стиле нарядов древней империи. Даже искусственное тело этой удивительной женщины не могло скрыть её грациозную сущность, пленившую за её долгую жизнь сотни мужчин.

Глава 78

За последние несколько недель Азраилу часто казалось, что он берёт на себя слишком много, что его планы по взятию под контроль звёздной системы кнотов и его выступление в качестве буфера между двумя расами слишком амбициозны. Постоянная нехватка ресурсов, людей, и собственных знаний о новом для него мире ставили самозваного лорда разрушения в крайне невыгодное и зависимое от многих факторов положение. И только теперь он наконец понял, что должен делать: вырвать из цивилизации людей свой кусок, превратив в личную силу. Многие, очень многие корпорации и древние рода делают то же самое, стараясь своим авторитетом собрать вокруг себя соратников и просто полезных слуг, обязанных им лично и никому более, от чего и нервничает с каждым десятилетием командование федерации военных сил планеты всё больше. Вот только он вступил в эту гонку с огромным опозданием, что налагает на его планы свои особенности, а осознав это, Азраил наконец увидел и сам выход из ситуации.

Изгои! Вот тот контингент, что позволит ему набрать силу в кратчайшие сроки. Люди, не вписавшиеся в современную систему ценностей и традиций, люди, своей гордостью нажившие могущественных врагов и оттого превратившиеся в отверженных всеми неудачников. Азраил способен дать им то, что они хотят, способен наплевать на всех остальных, ведь впереди его явно ждёт настоящая война со многими из сильных мира сего, а значит нет никакого смысла слишком таиться, подстраиваясь под чужие хотелки. А разработки старика с орбитальной верфи и собственные боевые способности прекрасно сгладят все углы в только что сложившемся в голове лорда разрушения плане.

Думая об этом, он как раз принимал под своё крыло новых соратников, обладавших, как оказалось, весьма полезными качествами.

Герод (старший) и Ксерк, два тридцативосьмилетних близнеца, родившихся в одной далёкой колонии, построенной на планете, что вот уже пятьдесят лет проходит через трудоёмкую процедуру терраформирования. Обладая большим талантом и любовью к тяжёлой технике с детства, а также проявившимися в юности способностями к повышению прочности любых конструкций одной только своей волей, они превратились в итоге в мастеров шахтёрского дела. Отработав последние десять лет на новейшем корабле класса «потрошитель планет», эти мастера успели получить столько практического опыта в разработке планетоидов, что мало кому снилось. Так что даже затраты в двенадцать миллионов крипо на их обустройство казались Азраилу ерундой по сравнению с открывающимися перспективами, ведь его флагман вскоре должен будет превратиться в настоящего космического хищника, умеющего переваривать любые полезные для него объекты и полученный этими двумя опыт будет неоценим в деле проектирования корабля-матки.

Флай Айзур, паренёк со странным для слуха Азраила именем был тоже довольно интересен. Единственный сын сильно обнищавшего рода, когда-то считавшегося младшим благородным, а ныне забытым и вычеркнутым из всех списков за давно совершённые преступления, владел сильной способностью к созданию стазис полей. Способность эта раньше была крайне востребованной, но с ростом технологического уровня человечества в итоге превратилась в архаизм никому не нужный — стазис поля теперь были столь же распространены, как и обычные силовые щиты, и не было смысла держать рядом с собой кого-то с подобной силой. В общем, Флай Айзур, зная о своей бесполезности и том позоре, что на своих потомков навлекли их далёкие предки, вырос в итоге очень скромным и застенчивым юношей, постоянно влипающим из-за своего характера в идиотские ситуации. Так он почему-то постеснялся возразить подгонявшему пассажиров патрулю космодрома, что проводили очистку территории зала по каким-то им ведомым причинам, попал в итоге не на ту платформу, умудрился сесть не на тот вакуумный транспорт и уехал с космодрома в соседнюю страну, из-за чего и опоздал к зачислению, прибыв на четверо суток позже положенного. И, казалось бы, как можно так оконфузиться при современном уровне технологий дополнительной реальности и навигации?! Вот только Флай был настолько взволнован самостоятельной поездкой в академию, что погрузился в собственные переживания настолько, что двигался словно зомби на автопилоте, а опомнился лишь за тысячи километров от места назначения. В тот момент он и сам не знал, почему не умер от разрыва сердца, настолько был напуган своим промахом и ждавшими его дома неприятностями. Даже отцу побоялся сообщить, а после и вовсе впал в депрессию, не зная, что делать.

В общем, Азраил не сразу решился брать на себя ответственность за такого неуклюжего парня, вот только способность на любом месте создавать стазис поля была как никогда для него полезна, ведь кто знает, где и когда они вновь столкнутся с культом святого покровителя.

В итоге из здания представительства военной академии Азраил выходил, лишившись немалой суммы в крипо, но вместо этого приобретший пусть пока и временную, но верность четверых весьма полезных для него людей.

На парковке их уже ждал беспилотный глайдер, права доступа к которому уже пришли на документы новоявленного студента.

— Ну что, все готовы приступать к своим задачам? — задал Азраил вопрос своим спутникам, роясь в настройках техники на наладоннике. Получив утвердительный ответ, он наконец заставил беспилотник, обладавший элегантными хищными формами фюзеляжа, сменить свой цвет на матовый чёрный. Тут же на капоте, крыше и гладких его боках проявился герб корпорации, оскалившейся лазурной пастью во все стороны разом.

— Какой красивый! Кто это? И почему он сидит на черепах? — тут же сделала «стойку» Кристина, обожавшая почти всех животных, пусть даже и ни разу не виденных.

— Мифический крылатый зверь, зовётся «дракон» — хищный повелитель небес. Его шкура и когти прочнее стали, кровь и плоть легко заживляют любые раны, а из пасти во врага порой выдыхается раскалённая плазма. Этот зверь символизирует суть моей корпорации, черепа же — останки наших врагов, — оглянувшись, Азраил по очереди рассмотрел лица соратников, выражавшие довольно разные эмоции, — Вперёд, времени больше нет. Через сорок минут у всех нас начнутся новые занятия, и я не потерплю очередных пропусков. Хватит! Итак уже отстаём от остальных. Залезайте.

Спустившись по мраморной лестнице, Азраил ловко юркнул в раскрывшееся вверх нутро беспилотника, дождался, пока все его спутники разместятся рядом, а после выставил маршрут, обозначив очерёдность остановок. Наконец-то началась новая часть его странно суетной жизни.

Чёрный беспилотник огромных размеров, паривший в пятнадцати метрах над крышами высотных зданий даже там, где это обычно было запрещено, привлекал взгляды студентов почти сходу. Азраил не мог этого видеть, но эмблема его корпорации красовалась теперь даже на днище, заняв большую часть двенадцатиметрового красавца.

Двигаясь на скорости почти в полсотни километров в час, беспилотник очень скоро вынес их к району, где селились почти все студенты особой группы, что находился почти на самом краю академического района. Два брата не пожелали менять место проживания на личные жилые боксы, предпочтя более обширную мужскую компанию с более вольными правилами быта нежели в жилых башнях.

Приземлившись на посадочную площадку, наиболее близкую к нужному зданию, глайдер выпустил из своих недр двух гигантов, быстро попрощавшихся с неведомым владельцем дорогой техники, что тут же взревела, поднявшись в небо. Спустившись вниз, Герод и Ксерк тут же отправились к новому своему обиталищу, игнорируя все любопытные взгляды, в том числе и от крайне угрожающего вида людей. Ведь в этом месте учились не только мастера духа, в конце концов академия имела широкое военное направление. Наёмники, механики-роботостроители, пилоты-штурмовики корпораций, здесь было множество разных личностей, проходивших время от времени курсы повышений квалификации или получавших образование по направлению от корпораций.

Вот почему Герод и Ксерк планировали найти среди местных полезные связи или просто знакомых, потому и было принято Геродом решение не менять место жительства. Раз уж они впутались в дело с присягой благородному человеку, что уже полностью сменило их статус перед системой учёта граждан, о чём заботливо было сообщено через их импланты граждан колонии, то и относиться к делу нужно было серьёзно. Если они приведут надёжных и главное полезных людей своему покровителю, то не только поднимут свой авторитет среди получивших их рекомендацию, но ещё и докажут свою полезность Азраилу, а это уже серьёзно приблизит их к исполнению давней мечты владеть собственным гигантским потрошителем!

Флай был десантирован в трёх километрах дальше, рядом с одной из малых башен, где Азраил заставил того оплатить жильё в личном боксе, зная его застенчивый и неуклюжий характер. Вид спотыкающегося молодого парня, с трудом выбравшегося из шикарного беспилотного глайдера, привёл в ступор многих, особенно девушек, в чьих головах никак не вязалось воедино щуплая внешность скромного юноши и связи с явно могущественным незнакомцем, раскошелившимся на самую дорогую модель беспилотника в академии.

— Привет! Тебе как-то помочь? — тут же выросла перед ним коротко стриженная брюнетка с косым шрамом под нижней губой, явно быстрее других сообразившая, что и как следует делать.

— Привет…, - неожиданное появление перед ним красивой женщины явно старше его лет на пять, сбило Флая с толку. — Ну… эм… я только прибыл. Поможешь найти сорок четвёртый бокс? — постарался он взять себя в руки, добавив уверенности голосу. Ни один мужчина не желает выглядеть перед женщиной слабым, это заложено в самой их сути и работает на уровне подсознания.

— Легко! Иди за мной, — подхватив плотно упакованную сумку юноши, девушка лёгким движением руки забросила её на плечо, подхватив растерявшегося парня под руку, — Меня Лина зовут, будем знакомы, — улыбнулась она обезоруживающей ласковой улыбкой, подавая ухоженную руку. Остальные девчонки запоздало проводили странную парочку взглядом, поругав свою нерасторопность. Что ни говори, а связи значат в этом месте очень и очень много! Особенно для тех, кто решил учиться на инженера защитных систем, которым был жизненно необходим доступ к передовому оборудованию академии, где всегда были очереди на недели вперёд.

Азраил и Кристина тем временем сразу направились в учебный корпус «G», где вскоре должно было начаться общее для них занятие по калибровке духа. Эта дисциплина была обязательной для всех мастеров, где два раза в неделю проверяли прогресс, контролировали изменения предрасположенностей и вообще собирали статистику для планирования дальнейших учебных программ. Программа обучения для каждого из мастеров духа, по сути, составлялась индивидуально и постоянно корректировалась, от чего и стоило обучение столь дорого.

— Надо полагать, сперва нам предстоит проверка существующего уровня? — видя близость учебного корпуса, совмещённого с открытой ареной для владельцев особо разрушительных способностей, Азраил решил поболтать с последней своей попутчицей.

— Безусловно! — кивнула девушка в ответ. — От первого результата зависит очень много. Соотнося происхождение, возраст и уровень владения даром, специалисты академии способны довольно точно определить потенциал мастера духа, и присвоить соответствующий рейтинг, а также составить оптимальную программу тренировок на весь будущий год. Также, в таких случаях как мой, подобные испытания определяют предрасположенность к пеленгации определённых химических элементов, ведь с какими-то материями мастерам работать проще, с какими-то сложнее.

— Что ж, значит будем выкладываться. Слышал, Первый? Придётся поработать! — улыбнулся Азраил своему безмолвному слуге.

* * *

Добравшись до территории корпуса, беспилотник, следуя указаниям автоматических систем по контролю за полётами, приземлился на индивидуальной площадке, расположенной на крыше самого корпуса. Восьмиместный глайдер повышенной комфортабельности мог расположиться только там, так как на наземных парковках этого квартала попросту не было подходящих по размеру мест.

— Ну что, идём? — выбравшись наружу, Азраил по давно вбитой в его предшественника привычке тут же подал девушке руку, помогая выбраться. Всё бы ничего, да только со стороны Кристины жест выглядел очень архаично, скорей даже как заигрывание, пусть девушка и знала, что подобные манеры были присущи всем мужчинам три тысячи лет назад.

— Благодарю, — тихо проговорила красотка, пытаясь не засмущаться. — Как я понимаю, у старшего нет имплантов?

— Верно. Так что веди, — сделал Азраил приглашающий жест, пропуская Кристину вперёд. Всё же от наличия дополнительной реальности была и неоспоримая польза — в сети всегда можно было найти путь до неизвестного тебе места с перечислением всех временных затрат, мест посадки на транспорт, поворотов, развилок и прочих мелочей, при этом «видеть» все пути и нюансы во время своего путешествия. Его Мега тоже так умела, но она могла оперировать только уже известными им двоим фактами.

Следом за парой молодых людей также следовал Первый, внося в, казалось бы, привычную картину долю странности и новизны.

Так передвигаясь по хитросплетениям широких коридоров арочного вида, залитым неизвестными источниками рассеянного света, через силовые лифты без привычных кабин, висящих на тросах, Азраил и Кристина добрались наконец до третьего этажа, а точнее до зала калибровки духа номер «G-304». Всё время их короткого путешествия по зданию Азраила с Бусей на плечах, и в особенности Первого, сопровождали заинтересованные взгляды как студентов разного возраста, так и преподавателей. Многие тотчас теряли фокус в своём взгляде, обращаясь к нейросети дабы идентифицировать странного новичка.

Так как в академии похоже любили принцип нумерации помещений крупных комплексов аналогичный земным, первая цифра необходимой залы была равна этажу здания, буква обозначала корпус, а все остальные цифры порядковый номер помещения на этаже. На самом деле очень удобная и понятная система, было бы странно, начни местные люди изобретать нечто более сложное для такой простой задачи, или может быть это и вовсе была дань каким-то давним традициям.

Короче, так или иначе, но они попали на занятие, как и подобает приличным студентам, за восемь минут до его начала, о чём свидетельствовала внушительная группа из шестидесяти восьми человек, уже ожидавших внутри просторного зала со множеством голографических экранов под потолком и подвижных элементов на полу и в стенах, представлявших собой некий конструктор. А с учётом того, что треть помещения представляла из себя футуристического вида амфитеатр, направленный в сторону сложной и явно изменяемой «сцены», процесс занятий, похоже, представлял из себя скорей публичное показательное выступление, чем научный эксперимент.

В принципе, Азраил был согласен с подобным подходом, ведь каждый желает похвастаться своими успехами, заработав тем самым авторитет среди однокурсников. Желание самое естественное и простое во все времена. Да и зная, что каждую неделю ты будешь демонстрировать свои успехи на глазах у всех, рвения в тренировках у тебя явно прибавится.

В итоге внутри этого сложного инструмента издевательств над людьми, в сугубо научных целях, разумеется, появилась странная пара из симпатичной, но явно с простым происхождением миниатюрной девушки, и высокого юноши с животным на плечах, что уже было признаком наличия связей, и существом за спиной, очень похожим на живое оружие духа. Во всяком случае ни один робот пока ещё не умел постоянно гореть пламенем, не излучающим ни капли тепла, несмотря на весь уровень человеческих технологий (голограммы в данном случае не рассматриваются — это считается обманом).

Лёгкий гул праздных и не очень разговоров, разумеется, тут же затих.

— Хэй, а вы ещё кто?! Опоздавшие? Или так, поглазеть зашли? — нашёлся на втором ряду смелый парень, высказавший вопрос от лица всех заинтересованных разом. С красными волосами, сидящий в довольно расслабленной позе на втором ряду прямо по центру амфитеатра, он внушал впечатление уверенного в себе человека, знающего, где он находится и зачем.

— Не опоздавшие, а задержавшиеся по важным причинам, — многозначительно подняв палец вверх, проговорил степенно Азраил, — Прошу любить и жаловать, Кристина Тирен — моя помощница и соратница, — подтолкнул он девушку вперёд лёгким касанием талии.

— Всем доброго дня! Очень рада буду с вами учиться весь следующий учебный год, — помахала она тонкой белой ручкой, сделав шажочек вперёд, сохраняя внешнюю невозмутимость. Опять непонятный жест от старшего, то ли из вежливости, то ли как знак личного внимания. Вот и как ей прикажете реагировать!?

— Привет-привет, — весело прощебетала девушка с пятого ряда, чью голову украшали длинные волосы, постоянно переливавшиеся словно живая радуга, — Садись сюда, тут выше места ещё полно! — похлопала она ладошкой рядом с собой.

Как только Кристина уселась, внимание снова было приковано к её молодому спутнику.

— Меня зовут Азраил, просто Азраил. Но можете обращаться «Ваше архивеликолепие!», — оскалившись высокомерной улыбкой, юноша поднялся на пару ступенек, усевшись в самом первом ряду, как по волшебству остававшимся почему-то пустым.

— Хэй, Азраил, а ты парень дерзкий! Или может ты не в курсе, что первый ряд может занимать только самый сильный представитель группы? Традиция здесь такая, — весело ухмыльнулся студент с красными волосами.

Оглянувшись назад, лорд разрушения наткнулся на восемь пар глаз со второго ряда, смотревших на него с явной угрозой. Похоже за честь называться «самым-самым» всё ещё шла серьёзная борьба.

— Теперь знаю, — кивнул он, отворачиваясь назад, — Тогда я тем более правильно сел! — снова оскалился он высокомерной улыбкой. В его случае куда проще показать себя агрессивно-беспринципным сходу, чем вникать во все местные хитросплетения традиций и отношений. Нет уж, этим пусть занимаются его люди, он предпочитает ломать врагов об колено! Грубо? Не изящно? Возможно…. Зато бесспорно и действенно, а главное быстро привлекает внимание, что ему, собственно, и нужно сейчас! Ни один знающий себе цену человек не пойдёт под руку к неизвестному никому парню, ну разве что совсем жизнь припрёт к стенке, вот и приходилось Азраилу нарабатывать известность и авторитет семимильными темпами.

Первый при всём при этом теперь безмолвно стоял рядом с ближайшей стеной, дабы никому не мешать и не отвлекать от предстоящего создателю занятия.

[ХРУЦ!] — где-то слева послышался хлёсткий щелчок ломающегося металла. Бледного вида парень с серыми волосами со второго ряда спокойно очистил руки от остатков какого-то медальона, явно отлитого из подобия чугуна. «Вместо эспандера что ли использует?» — подумал отстранённо Азраил, не забывая приглядываться и к остальным ребятам со второго ряда. И правда, сунув руку в небольшую поясную сумку, бледнолицый достал новый медальон, начав время от времени пробовать его на прочность своими пальцами.

— Добрый день, уважаемые студенты! Сегодня в нашу группу должны влиться новенькие, — внутрь со служебного входа быстрым шагом влетел молодого вида преподаватель, одетый в традиционную, хоть и переделанную на современный лад, мантию учёного. — О, вы похоже уже познакомились!? Тогда перейдём сразу к делу! Итак, кто желает первым продемонстрировать свои таланты? — пробежавшись внутренним взглядом в своей нейросети по сводным характеристикам новеньких, мужчина решил начать с них, — Ну? Азраил? Кристина?

— Дамы вперёд, — чуть склонив голову в поклоне, Азраил сделал приглашающий жест рукой. Кристина, что сидела на пятом ряду, прекрасно всё видела и лишь тихонько вздохнула, но без возражений поднялась, направившись вниз.

— Мастер Хайвес, доброго дня, — остановилась она в пяти шагах от преподавателя, как и требуют того правила этикета. Подобная деталь была замечена лишь самим преподавателем, что сразу положительно отметил воспитание пусть и безродной, но красивой и весьма умной девушки. Отношение к ней у мужчины невольно улучшилось.

— Итак, ты у нас сенсорик. Работала ранее с какими-нибудь элементами?

— Да, мастер, лучше всего удаётся почувствовать изотопы гелия и бора. Хуже дейтерий и тритий — слишком они лёгкие, словно неуловимые, — сложив в скромном жесте незамужней девушки свои ладони, Кристина старалась отвечать нейтрально вежливым тоном, не поднимая глаз, что также соответствовало всем правилам этикета, что опять же добавило ей баллы в глазах преподавателя — первое впечатление ведь как никак самое сильное.

— Хорошо, — кивнул он с улыбкой, заложив руки за спину и обхватив локти, — В таком случае начнём с определения типа изотопа при стандартных условиях для послушников духа. Так как у нас нет возможности создать естественную преграду в виде слоёв породы или льда толщиной в несколько метров, мы с тобой используем вольфрамовые пластины, сложенные в виде шестигранного конуса. Позже ты будешь учиться определять не только группу изотопа, но и его точную разновидность, ведь как известно, выгодней добыть сперва самый эффективный вид топлива, а уже потом разрабатывать менее ценное сырьё, когда вся инфраструктура уже налажена.

— Да, мастер, я готова, — пусть Кристина и старалась не показывать вида, но голос её всё же выдавал немалое волнение, ведь от первого результата будет зависеть очень многое: как возможность оставить о себе хорошее впечатление, так и интерес к твоему дару самого преподавателя. Ведь одно дело, когда человек работает, просто выполняя свои обязанности, и совсем другое, когда ему самому интересно выковать из твоего таланта что-то действительно стоящее!

Дальний конец залы наконец загудел, а сокрытые части неведомых механизмов пришли в движение, начав формировать из подготовленных ранее элементов площадку для очередного испытания силы духа.

Глава 79

Выступление Кристины затянулось почти на полчаса. Начав с простого задания по определению элементов, появлявшихся под вольфрамовым барьером, тест перешёл сперва в разряд «на скорость», а потом и вовсе усложнился дополнительными слоями металла и наличием сразу нескольких элементов. К окончанию теста Кристина даже немного вспотела от нагрузок на неокрепшие ещё разум и тело.

— Что ж, вполне неплохой результат. Пусть с металлами твоя сила работает откровенно плохо, зато с радиоактивными элементами и изотопами льда показатели неплохи. Плюс твоя сила обладает очень редкой проникающей способностью, что способствует и скорости пролонгации, а с этим уже можно плотно работать! — подводя итоги, мастер Хайвес выглядел весьма довольным. — Для детальной программы данных пока рано, но я уже сейчас могу подобрать несколько упражнений на раскрытие твоего дара, а уже через четыре дня на следующем занятии мы сможем увидеть и твою динамику.

— Спасибо за науку, мастер! — Кристина тоже выглядела весьма довольной, пусть и вымоталась она почти до предела.

— Хорошо, можешь садиться на своё место, пятый ряд для тебя будет в самый раз. Итак, следующим у нас молодой человек по имени Азраил… хм, странно. Тип силы вашей не указан, хотя есть пометка о живом оружии духа, — заглянув через нейросеть в личное дело очередного ученика, мужчина в чёрно-белой мантии учёного тут же переключился на новую жертву. Комплекс для проверки сенсориков за его спиной уже почти полностью был разобран умной машинерией зала.

— Тут есть нюансы, мастер Хайвес. Я долго думал, как объяснить все неувязки, что со мной связаны, но так и не смог прийти к оптимальному решению. И раз уж уважаемая Сейна Малус лично посоветовала мне сюда поступить, я решил отдаться на волю уважаемых мастеров академии. Дело в том, что я не мастер духа. Я — маг. И мне нужно, по сути, не обучение, а официальное подтверждение моей силы согласно существующих рангов, — Азраил довольно резво покинул своё место, оказавшись рядом с преподавателем академии, и в его поведении не чувствовалось ни капли почтения или воспитания. По сравнению с Кристиной парень казался совершеннейшим нахалом, что подтверждали в том числе и его самоуверенные слова.

— Вы серьёзно, молодой человек? Вы студент, и не вам решать, как и чему учиться! И будь вы хоть трижды гость рода Шакрам, в нашей Академии это не играет никакой роли! Даже госпожа Сейна здесь всего лишь студентка и делает всё, что ей скажут, — происходи подобное не на людях, и с участием высшего руководства, мастер бы обязательно зацепился вниманием за слово «маг», но его власти и авторитету по сути бросили публичный вызов, и, прежде чем разговаривать предметно, он был просто обязан поставить на место зарвавшегося новичка.

— Всё верно, мастер Хайвес, я с вами полностью согласен, важна лишь сила и мастерство, но никак не происхождение или связи! Однако, — тут же возмутитель спокойствия поднял ладонь, на которой закружился голубой вихрь. — В моей силе нет ни капли силы духа, она не работает по известным вашей Академии законам, так как вы будете меня в таком случае чему-то учить?

Толкнув вихрь вперёд, Азраил заставил его очень быстро вырасти до человеческого роста и в итоге развалиться, врезавшись в слегка отшатнувшегося преподавателя. Закрученная мана обдала мастера академии слабым воздушным вихрем, заставив разве что полы его одежды разлететься на краткий миг, не более. Саму голубую энергию мастеру так и не удалось почувствовать, хотя он действительно пытался.

— Это ни о чём не говорит, — ехидно улыбнулся Хайвес, пытаясь сохранить лицо. — Подобными фокусами владеют все манипуляторы духа с четвёртого курса основного потока, и даже умеют маскировать от других сам факт использования своих сил.

— Да неужели? — от Азраила, разумеется, не укрылось краткое его замешательство. И раз повернуть общение иной, более мирной стороной он уже не мог в силу собственной гордости, предстояло вывалить на суд общественности более веский аргумент. — В таком случае позволите ли продемонстрировать нечто более однозначное?

Даже зрители из числа остальных студентов к этому моменту затихли, с опаской и интересом наблюдая за странным возникшим противостоянием. Парень так нагло объявивший себя сильнейшим среди них оказался настоящим психом и полез спорить с мастером академии! И всем поголовно было попросту интересно, чем это в итоге закончится. Разумеется, под давлением пристальных взглядов шестидесяти человек даже преподавателю ничего не оставалось как дать добро на прозвучавший вызов.

— Пожалуйста, — взмахнул он рукой назад, сделав полуоборот, указав на пришедшие в движение механизмы. Очень скоро посреди комнаты выросла настоящая стальная стена толщиной двадцать сантиметров, составленная из закреплённых в тисках пола массивных плит.

— Благодарю Вас, — слегка поклонился Азраил, тут же подав знак Первому подойти. Стоявший всё это время без движения воин размеренно зашагал к своему создателю, с каждым шагом разжигая бушующее над собой красное пламя.

— Скажите, а чего-нибудь посерьёзнее нет в качестве цели? Линкора, например, или сверхтяжёлого робота? Я боюсь, стены помещения могут не выдержать моей силы, заложенной в эту куклу, — тут же похлопал Азраил своего слугу по предплечью. На самом деле он специально решил довести противостояние с мастером академии до абсурда, иначе лорд мог так и не привлечь ничьё внимание, а врага в лице преподавателя в итоге нажить. Так себе результат, если честно, так что в голове только что возник сумбурный план как повесить всех собак на гордого представителя интеллигенции, одновременно оставив его в должниках.

— Не выдержат…? — и похоже расчёт Азраила сработал, так как лицо Хайвеса аж побледнело от гнева. Какой-то безродный сопляк, студент группы, созданной только ради заработка денег, набрался наглости усомниться в надёжности блокирующих энергию духа стен?! Да ни один студент-третьекурсник не способен их пробить, даже вышедший из древнейших родов! Не говоря уже о только поступившем зарвавшемся безмозглом…. Вовремя взяв себя в руки, Хайвес не стал уподобляться безродной черни и опускаться до банальной ругани.

— Можешь не беспокоиться, — гневно просверлил он взглядом наглеца, — Этот зал легко сдержит силу ранга «A»!

— Ладно, — пожал Азраил плечами, и в ту же секунду Первый вытянул правую руку, указав пальцем в сторону стальной плиты. Как только Бусинка подтвердила, что в здании на пути его атаки нет никого живого, из указательного пальца живого оружия вырвался толстый луч энергии разрушения, ударивший точно в центр массивной мишени. Не было привычного гула или треска, как при попадании лазера или потока плазмы, а лишь яркая вспышка в кромешной тишине и страшный результат. Как только луч плотного света погас, всем присутствующим открылся вид на сквозную дыру в стальной плите с отполированными до зеркального блеска краями, легко продолжавшуюся в стене тренировочного зала. При этом по всем косвенным признакам дыра явно была сквозная, прошедшая через всё здание корпуса — сквозь неё даже слышались человеческие голоса и проходили отблески дневного света.

— Тц! — вскоре разбил пелену молчания Азраил. — А я ведь предупреждал… — как бы невзначай посетовал он на пренебрежительное отношение со стороны преподавателя.

На мастера Хайвеса и вовсе было больно смотреть. Не получив ни разу за время работы с этим парнем сведений об интенсивности духовных всплесков, что, по сути, было в принципе невозможно, он был вынужден таки признать, что его случай абсолютно уникален и требует тщательного изучения в индивидуальном порядке. Вот только пробитое насквозь здание будет отличным предлогом для его недругов убрать мешавшуюся фигуру в сторону, а значит по его карьере только что был нанесён серьёзный удар, причём с его же собственного позволения! Осознание случившегося надолго погрузило преподавателя в переживания.

— Какого чёрта здесь происходит!? — точку в затянувшейся на несколько минут паузе поставил старший преподаватель корпуса, курировавший все занятия по калибровке духа. — Хайвес, сопляк полоумный, ты что, не смог определить силу студента и перенести занятие на полигон!? Совсем от гордыни мозги атрофировались!?

— Нет, сир, тут совсем уникальный случай, — начал ожидаемо тот оправдываться, но влетевший словно вихрь старик его даже не слушал.

— Умолкни! Здесь я решаю, кто уникальный, а какой нет! — полноватый мастер с седой короткой бородкой на морщинистом лице, с пронзительным взглядом янтарного цвета глаз, к тому же явно куда более высокого ранга, чем большинство работников академии, принялся старательно изучать Азраила и его слугу.

— Надеюсь, я не сделал ничего предосудительного? — спустя пару минут молчаливого ожидания задал Азраил вопрос старику.

— Хм…, пожалуй, что нет, — потёр тот задумчиво бородатый подбородок, — Но заниматься с тобой по предмету буду теперь я! Этим обалдуям с переизбытком гонору доверять такой случай точно нельзя, — исподлобья зыркнул он на пристыженного и немного поникшего духом Хайвеса.

— Почему бы и нет? Только у меня к Вам просьба, мастер, — тут же кивнул сам себе лорд разрушения, — Не наказывайте мастера Хайвеса за этот случай! Пределы моих сил даже я не знаю, а потому нельзя всю вину спихнуть на кого-то одного, — Азраил вежливо поклонился старику в чёрно-белой мантии с золотой вышивкой на рукавах, — Готов взять расходы по ремонту здания на себя!

— Ха! Решил прикрыть недавнего противника? С чего вдруг такой приступ альтруизма? — улыбаясь одними глазами, спросил великий мастер Загор.

— Ни в коем случае не альтруизм. Здесь ещё моим людям учиться, и для общего нашего блага будет не плодить пустую злобу, а напротив, обзавестись хотя-бы формальными сторонниками. А деньги…? Деньги у меня есть, — пожал плечами Азраил, разговаривая с грозным великим мастером почти что на равных.

— Идёт, — сухо ответил тот, повернувшись к Хайвесу, — Слышал? Тебя только что прикрыл студент, к которому ты отнёсся предвзято. Работай спокойно, Хайвес, вопрос этот я закрою лично. И не забывай, что мир куда больше, чем тебе кажется, — и следом обратившись уже к Азраилу, сделал он приглашающий жест рукой. — Идём на полигон, парень, покажешь мне, что умеешь, и расскажешь о своей силе.

Под завесой всё также господствующей в зале тишины троица быстро скрылась за голографической силовой дверью. С той стороны, судя по всему, уже толпилась изрядная куча народу, правда ни один не решался вот так вот войти.

Полигон корпуса «G» всегда имел возможность оградить некоторых студентов от любопытных глаз, извне используя подавители сигналов, голографические завесы и высокие стены, хотя это и не спасало от глаз знакомых нужным людям преподавателей. От того полная блокада полигона как от внешнего, так и внутреннего наблюдения, что было возможно только по личному приказу великого мастера, курировавшего работу всего комплекса, было событием всегда уникальным и заметным. Вот только в этот раз своим правом на монополию в получении информации грандмастер Загор воспользовался не во время тренировок своих немногочисленных личных учеников, а во время занятий особой группы простолюдинов и прочих неудачников.

[ГБОНГ! ГРУУХ!] — сквозь шумоподавление и защиту полигона прорвалась взрывная волна с раскатами ощутимой тряски всего третьего уровня города. В небо над пятиметровой стеной, выше которой не смог бы подняться и самый современный разведывательный дрон, подлетела огромная расплывчатая тень, проглядывавшая сквозь голограмму визуальной маскировки лишь настолько, чтоб можно было судить о её размерах и числе конечностей. Да и то подобным навыком идентификации объектов по призрачным контурам мог обладать лишь опытный в делах охоты за чужими секретами специалист. Вальтер таким опытом обладал.

— Старший, как я и предполагал, грандмастер корпуса полностью отсёк полигон от внешнего наблюдения. Однако, только что я был свидетелем взрыва, подбросившего полноразмерный макет сверхтяжа на высоту пятидесяти метров, а это уже как минимум уровень «S». Если прибавить недавнюю демонстрацию, пробившую больше ста метров здания насквозь, получим очень серьёзный уровень силы, — пробубнил он сам себе под нос, стараясь быть слышимым только звукоснимающему датчику, вмонтированному в его верхнюю челюсть. Кучкующимся рядом с ним молодым и не очень студентам ни к чему было слышать подобные разговоры.

— Вот как?! А он точно безродный? — голос в голове сборщика информации принадлежал наследнику крупнейшей корпорации по производству роботов Кейси Нагири, решившему первым разузнать о наглеце, посмевшем поломать десятилетиями сложившуюся игру.

— Абсолютно, господин, вот только этот парень имеет какие-то дела с особым отделом и получил недавно статус гостя рода Шакрам. Более ничем себя не проявил, если не считать инцидента в пригороде города Карагаса. Об этом было легко узнать даже из открытых источников. Помните тот подземный взрыв?

— Да что-то было такое в новостях… ну да ладно, об этом мои аналитики сами разузнают. Понаблюдай за ним до конца учебного дня, потом можешь быть свободен.

Голос в голове студента малочисленного третьего курса особой группы заглох, уступив место новой волне грохота. Похоже тот парень всё также продолжал развлекаться, даже не подозревая, что на него уже ведётся охота. Бедная несчастная новая жертва… Вальтер хмыкнул про себя развеселившей его мысли, продолжив вглядываться в тени за голографической завесой.

* * *

Старший преподаватель корпуса был весьма впечатлён способностями Азраила! Настолько, что времени, отведённого на занятия, бессовестным образом не хватило и пришлось серьёзно задержаться. Но Азраил ничуть не возмущался, напротив, он стремился как можно сильней заинтересовать седовласого грандмастера, показывая с каждым часом всё более безумные техники в исполнении Первого. Даже продемонстрировал работу своей призванной брони, сперва пальцем проткнув кусок бронированного сплава, заставив тот кипеть и лопаться от нагрузок, а после и вовсе прогулявшись под выстрелами боевых турелей, потребовав перед этим, правда, сохранить его секреты в тайне от остальных. И с учётом того, что некоторые мастера академии всё ещё брали личных учеников, как это было принято когда-то в древности, выполнение его просьбы, по сути, означало согласие грандмастера Загора взять под личный контроль столь уникального студента. Не стоит и говорить, что при этом конфиденциальность дел между сторонами соблюдается не хуже тайны семейных врачей или исповеди служителям богов.

— Очень! Очень сильный солдат! Так ты способен создать таких сколько угодно? — потирая короткую седую бороду, Загор по-новому изучал горящего пламенем Первого и его молодого создателя.

— Теоретически, — пожал лорд плечами. — Материал собирать довольно хлопотно. К примеру, для второго такого-же слуги мне потребуется труп человека соизмеримого по силе с вами, грандмастер. Ну или чуть похуже, — огорошил вдруг Азраил своим ответом старика.

— Со мной?! Погоди, то есть он создан из человеческого тела? — взлетели брови того вверх.

— Если быть точным, то из киборга. Одного из бойцов Грозового Колодца, что пытался меня убить. Если же вы спросите о способностях, в него вложенных, то их я особым образом изымаю из душ разумных и полуразумных врагов. Не обязательно людей, сильные звери тоже сойдут, но у них своя сила. Не такая, разумеется, более звериная, — кивнул в согласии Азраил.

— Сумасшествие какое-то. Твои способности игнорируют все известные мне закономерности и правила…, - покачал головой Грандмастер, прикоснувшись к красному пламени Первого, — Вроде даже не жжётся.

— Это потому что вы не враг. Если кто-то попытается его схватить или запереть, всё, что Первый посчитает помехой, медленно истлеет при соприкосновении с этим пламенем. Вот видите, грандмастер Загор, я с вами очень откровенен, как считаете, можно мне получить подтверждение силы в ускоренном порядке? Деньги за обучение я требовать назад конечно же не буду, — уважительно поклонился тут же Азраил. Если парой секретов и вежливостью можно ускорить получение всех причитающихся регалий, он это сделает! Статус выпускника академии и ранг не менее «S» позволит ему легко обойти проблему с покупкой тяжёлой техники, корабельного оружия и космолётов, сложившуюся из-за низкого рейтинга его корпорации, и один этот факт уже звучит достаточно убедительно, чтоб тратить время на академию.

— Вряд ли это возможно… подобный шаг может стоить карьеры любому, даже такому мастеру, как я. Грамотный конкурент найдёт способ как правильно воспользоваться фактом оказания подобной услуги, и займёт место своего недруга, вышвырнув того из академии, — в сомнении покачал головой старик. Было видно, что ему интересна новая уникальная тема, и его даже не пугала непонятная природа этой силы, но и без привычного уклада жизни остаться ему было страшно.

— Оу, всё так серьёзно…? — неподдельно удивился молодой глава корпорации, продолжая всматриваться в задумчивое лицо старика. Тот явно имел какой-то свой интерес к этой теме.

— Да, очень и очень! Но и факт наличия иной силы, отличной от привычного нам духа, тоже нельзя исключать! Тот, кто первым исследует все общие и отличные черты и особенности этих двух сил, определённо войдёт в историю, так что я в смятении, — помолчав ещё немного, грандмастер Загор в итоге покачал головой, вздохнул и призвал заканчивать занятия на сегодня. Похоже старику нужно было как следует всё обдумать.

— Если это так вам интересно, я мог бы организовать для грандмастера путешествие на планету, где носители подобной силы исчисляются миллионами. Она довольно давно найдена людьми федерации военных сил, но те определённо не спешат делиться найденным с общественностью, преследуя сугубо личные цели. Вот только у меня имеются и свои собственные пути проникновения через их заслон, — заговорщически улыбаясь, заявил Азраил, и похоже аки древний змей-искуситель попал точно в цель. Зная о странном благоволении одного из древнейших родов планеты этому юноше, его связях с Особым Отделом Первого Сектора ФВСП и наличие у него уникальных способностей, любой идиот легко бы сделал соответствующие выводы о правдивости слов на эту тему, что уж говорить о великом мастере духа, прожившем десятки лет, вертясь в высших слоях общества.

Однако, будучи человеком опытным, грандмастер академии не спешил показывать бурную радость, лишь на миг обернувшись и сдержанно кивнув в ответ своему новому за последние десять лет личному ученику. Да! Дабы никто кроме него не смог воспользоваться этим поистине уникальным предложением он только что окончательно решил даровать этот статус Азраилу! Полигон корпуса «G» Загор покидал со счастливой улыбкой, предвкушая, как когда-то в молодости, множество новых открытий и приключений, пусть дело это и обещало не менее серьёзный риск.

* * *

В свою жилую башню Азраил прибыл уже один, так как Кристина давно покинула корпус, отправившись к себе в башню. По прибытии к своей собственной башне, вокруг которой почему-то сновало огромное количество девушек, лорд разрушения встретил двух младших специалистов биолаборатории академии, прибывших забрать Бусинку для проведения экспертизы.

По приказу своего создателя гордый рогатый зверёк оглядел явно заинтересованных его видом биологов, и, вальяжно спрыгнув с плеча Азраила, гордо проследовал в клетку-дрон, словно привязанный следовавший за своими хозяевами. Тут же учёные удалились, что примечательно, путешествуя исключительно пешком, пообещав связаться через пару дней. Похоже ребята серьёзно засиделись в своих лабораториях и восприняли приказ начальства как предлог неспешно прогуляться по свежему воздуху. Оставшись с Первым вдвоём, Азраил под привычными любопытными взглядами отправился к центральному входу в своё новое жилище.

— Здесь определённо что-то не так… — по мере приближения к башне, в душе Азраила всё сильней зрело странное беспокойство. Сперва он никак не мог понять, что не так, но, когда открылся вид на внутреннее убранство холла башни, тут же понял, что его напрягало: «Здесь нет ни одного мужчины!».

Мгновенно приняв эту шокирующую мысль, Азраил наконец обратил внимание на своё удостоверение личности, заменявшее попутно и все остальные гаджеты. Аппарат мерно попискивал в нарукавном кармашке на его левом плече, как-то странно привлекая всеобщее женское внимание (хотя, вероятно, дело было в том, что он был единственным здесь мужчиной?). Только что гудевший холл башни почти моментально затих.

Достав аппарат, Азраил бегло прочёл поздравление об избрании его смотрителем башни, в котором потребовали подтвердить принятие поста генетическим отпечатком. Отказ системой даже не был предусмотрен.

Удивившись подобному статусу, полученному им в первый же день учёбы, Азраил проделал требуемые манипуляции.

— Внимание! В комплексе УРУС-3 был избран смотритель башни, вступающий в полномочия немедленно. Система контроля доступа к территории выведена из режима ожидания. Напоминаем, что до утверждения смотрителем правил поведения жильцов, все посещения башни посторонними людьми запрещены! — грубоватый, но в то же время мягкий женский голос системы оповещения среагировал на действия Азраила мгновенно. Стоило тому только подтвердить принятие должности и убрать удостоверение обратно в нарукавный карман, как на голографических экранах, по большей части пустовавших, начала крутиться информация о самом Азраиле, с подробным изображением его в полный рост, дублированная при этом на восьми разных языках. Даже перечислялись достижения студента, среди которых уже значилась единственная пометка: «Личный ученик грандмастера Загора Флавеса».

В то же мгновение, собравшееся вокруг небольшое море девушек зашелестело, окунувшись в жаркие обсуждения произошедшего. Шутка ли? Первый смотритель башни за сто лет! Азраил тем временем постарался удалиться в свой бокс как можно скорее, желая отдохнуть и обдумать все произошедшие с ним изменения. Особенно его напрягала настолько мощная концентрация женской красоты на один квадратный метр, ибо мир женщин наполнен интригами и ненавистью к конкуренткам, и ему совсем не улыбалось стать тем краеугольным камнем, на ком наверняка сосредоточатся все местные страсти.

«Кто же ему так удружил-то? Почему его поселили в эту башню? Какого хера тут вообще одни только девушки!?» — в голове хмурого лорда разрушения крутилось множество подобных вопросов, пока он поднимался на лифте на свой этаж.

Привычно взлетев по трубе вверх, при том опираясь только на невидимое силовое поле лифта, он вскоре вышел на семьдесят четвёртом этаже, оказавшемся совершенно пустым. Оно и понятно — на этом этаже он жил один, а тридцать предыдущих этажей и вовсе были неактивны. Так что до бокса Азраилу пришлось идти под мерный стук своих ног, разбавляемый лишь звонким шагом Первого за спиной. Удивительный контраст с недавним шумом холла башни создавал невероятное ощущение окружающей пустоты и одиночества, что явно будет способствовать самостоятельным занятиям — ведь теперь весь этаж, по сути, был в его распоряжении!

— Пустовато здесь… Может хоть друзей сюда приглашать? А чего, помещений уйма, уровень оснащения явно куда лучше, чем в малых башнях, — пусть кто-то скажет, что разговаривать с самим собой это признак психического расстройства, но Азраилу было плевать. Он здесь один, а с умным человеком посоветоваться всё же хотелось. Так с кем же если не с самим собой?!

— Оп! Вот я похоже и дома, — приложив к мерцавшему замку своё удостоверение, лорд разрушения вошёл в ярко освещённый коридор.

— Добро пожаловать домой. Желаете переодеться? — тут же отозвался нежный женский голос системы управления жильём.

— Система, закрепить позывной «Альфред» и смени голос на мужской баритон, — стянув с себя обувь, тут же выдал новый хозяин.

— Как будет угодно, — тут же отозвался глубокий мужской голос интеллектуальной системы.

— Хе, всегда хотел так сделать! — продолжил он раздеваться, но уже в следующей комнате, представлявшей собой просторную гостиную с кучей различной мебели. — Альфред, есть в этой богадельне горячая ванная и что-нибудь пожрать?

— Пожрать, господин?

— Не-не-не, давай-ка не выходи из образа. Обращайся ко мне «Сэр». Давай заново свой вопрос!

— Пожрать, сэр? — самообучающийся интеллект умного дома был очень смышлёным, о чём Азраил не раз видел упоминания в информационных материалах по академии. Так что провести несколько шутливых экспериментов сам Бог велел.

— Кушать! Трапезничать! Ужинать! Альфред, не тупи — я есть хочу! И где моя горячая ванна?! — сбросив последние штаны, Азраил наконец закричал куда-то вверх.

— Ванная уже почти готова, сэр, проследуйте сюда, — во всём доме тотчас свет был приглушен, и лишь из левого выхода из гостиной тот горел всё также ярко, указывая путь. — Также я могу заказать комплексный ужин из ресторана центральной зоны, с доставкой до самого бокса. Стоимость автоматически спишется с вашего счёта, при подтверждении заказа.

— Супер! Закажи двойную порцию ужина! И что-нибудь из лёгкого алкоголя заодно, с хорошей выдержкой, — шлёпая босыми ногами, продолжал командовать новоявленный смотритель башни, — Ну и денёк же был….

Ворвавшись в белую ванную комнату, отделанную, как ни странно, настоящим мрамором, Азраил очень быстро нашёл по звукам журчащей воды просторную ванну типа огромного джакузи с настоящим маленьким водопадом, бьющим с одной из стен. При желании можно было даже посидеть под падающими струями воды, словно китайский культиватор из далёкого земного прошлого! Устроившись поудобнее в горячей воде, лорд разрушения начал прокручивать в голове всё произошедшее за день, через пару минут придя к определённому выводу.

— Альфред, выведи мне всю информацию по башне УРУС-3, доступную в кваркнете. Ключевые слова: девушки, смотритель, изнасилование, скандал, происшествия, — наконец выдал он запрос системе.

— В ванной комнате, сэр, не предусмотрено размещение голографических экранов — требования техники безопасности академии. Я подготовлю требуемую сводку и активирую главный экран в гостиной, если, конечно, вы позволите, — отозвался голос электронного дворецкого.

— Действуй, — махнул тот рукой, переместившись под обжигающий водопад, — М-м-м…!

В ближайшие полчаса ему категорически не хотелось ничем заниматься, так что отсутствие экранов было как нельзя кстати — это позволило хоть ненамного успокоить протестовавшую совесть. А ведь разбираться придётся и быстро! Похоже он сам того не зная влез в настоящее змеиное логово.

Глава 80

Использование нейросетей, сопряжённых с глобальной системой передачи данных, открывало пред людьми множество возможностей, одной из самых популярных из которых являлись встречи в виртуальном пространстве. В таких виртуальных комнатах или даже маленьких мирах можно было эмулировать любое окружение, условия и законы, и даже настроить полную передачу ощущений, чем пользовались всяческие извращенцы. Уже давно не секрет, что некоторые затворники предпочитали виртуальный секс (и отношения вообще) реальным, но такой образ жизни считался прерогативой слабых, низших представителей человечества. Хотя тем же инвалидам, не имевшим средств к излечению тела обычными способами, эта технология предоставляла гигантские возможности жить и работать в виртуальной среде.

Хотя не обходилось и без негативных эффектов, таких, как, например, виртуальное изнасилование — явление, когда больной на голову хакер становился любителем затягивать жертв в собственный виртуальный мир, вытворяя там с ними всё что заблагорассудится. В худших случаях жертве это могло грозить помешательством или шоком нервной системы, но, к счастью, импланты с каждым годом защищались всё лучше, и такое явление медленно сходило на нет.

Так что нет ничего удивительного в том, что представители старших курсов основного потока Высшей Академии собрались подобным образом на некое подобие конференции, посвящённой внезапному изменению правил игры и появлению неожиданной переменной. Споры в виртуальном пространстве шли уже какое-то время, мы же обратим внимание лишь на их окончание.

— … то есть мы должны это стерпеть?! То, что это был приказ ректора академии, не даёт никому право попирать сложившиеся устои! Это как минимум противоречит ранним договорённостям с мелкими семьями и самими девками, а как максимум бросает вызов нашему авторитету! — произнесла одна из теней, что парили в пустоте. Всего было пятнадцать теней, выстроившихся в ровный круг.

— Никто не говорит бездействовать, — произнесла ещё одна тень, — Но это выглядит странно: безродный парень с силой минимум «S» ранга появляется из ниоткуда и заселяется в запретную башню. А незадолго до этого к ректору пребывает гость, о котором даже моим людям не удалось ничего узнать — они просто исчезли. Согласись, что ситуация нестандартная и рубить с плеча здесь нельзя.

Если все предыдущие голоса с начала совещания были явно мужскими, то следующие две тени вещали явно женскими сопрано.

— Мне плевать, кто он и откуда, сучка из 344-го бокса должна страдать! Кое-кто клятвенно обещал мне превратить её жизнь в пламенную бездну, так что не разочаруйте меня, — тут же разгневанная тень исчезла из симуляции, разорвав соединение.

— И правда, мальчики, какая разница, кто он? Как будто у нас нет способов повлиять на его поведение. Может быть и устранять эту букашку не придётся — достаточно просто купить? Деньгами или даже лаской. Можно же в конце концов ради общего дела пожертвовать парой своих игрушек, — промурлыкала ещё одна тень, настраивая всех на положительный лад.

— Ещё чего! Чтоб я с кем-то делился?! Ха! — был новый мужской голос.

— Посмотрим. Сперва попробуем его купить, разумеется, по разумной цене. Если не получится — устраним. Но и мелкие пакости тоже будут нужны, это создаст дополнительное давление, так что будьте добры озаботиться, — подвёл точку в и так затянувшемся полуночном совещании голос Кейси Нагири. — А я постараюсь ещё что-нибудь о нём раскопать.

— Добро, — прогудела молчавшая всё время совещания тень, растворившись в белом мареве вокруг.

Следом исчезли и все остальные, а после и само виртуальное пространство впало в очередную спячку до следующей встречи.

* * *

Вокруг планеты Криона кружило уже более сотни различных спутников, десятки кораблей разного класса и две крупных научных станции. После того, как на эту территорию пришёл первый сектор ФВСП (Федерация Военных Сил Планеты), многие операции были свёрнуты, а некоторые опорные пункты понесли первые потери — на сцену вышли новые силы кнотов, явно больше других изучившие слабые места людей. Разумеется, командование не собиралось опускаться до геноцида с орбиты, желая повторить опыт третьего сектора, ведь как оказалось, способности инопланетян были крайне полезны, а порой чрезвычайно ценны для людей! А потому в деле интервенции наметилась временная передышка, необходимая для разработки новой стратегии. Но не всё оказалось так гладко, как думали интервенты.

«Подземная перевёрнутая пирамида Ксерай-Зульзан»

Внутри отполированного каменного зала, покрытого чёрными хрустальными плитами, испещрёнными замысловатыми узорами фокусирующих схем, находилось пять сильнейших волшебниц планеты. Все они выстроились в неровный круг, следуя только им известным закономерностям, при этом в центре зала, представлявшем собой, по сути, вершину перевёрнутой пирамиды, уходившей в землю на полторы сотни метров, располагался широкий малахитовый саркофаг, закрытый куполом из золотых прутьев. При этом прутья эти были спаяны в клетку, связанную в сложную фильтрующую решётку. Эксперименты магов с двумя трупами одного и того же человека таки принесли свои плоды, и теперь мастерицы пути магии собирались нанести ответный удар по вероломным захватчикам, принёсшим уже так много боли их родине. Жаль только они сами должны были послужить якорем для магии столь жуткой, что плата жизнями всего пятерых из них была просто ничтожной.

Внутри же саркофага и правда находилось два тела Азраила, оставшихся здесь ещё со времён его первых попыток контактировать с кнотами. Разрисованные магической краской, вложенные в саркофаг из малахита, эти два тела будут служить неисчерпаемым источником магии, способной навсегда закрыть эту планету от чужого внимания. За такое не жалко и жизнь свою отдать!

Одной из таких жертв даже выступала сама Леммин Дейлогран, королева и разъярённая мать, уже потерявшая из-за своей самонадеянности одну из дочерей, а потому решившая идти до конца в деле борьбы с захватчиками. Две её оставшиеся дочери уже вполне взрослые, они справятся! А её личные помощники уже дали магическую клятву верой и правдой служить Калире, старшей из сестёр, так что Леммин была уверена в своём решении.

Не сговариваясь, все пять мастериц магии опёрлись о специально созданные для ритуала посохи, и, вдавив их в подготовленные гнёзда, запели речитатив заклинания. Как только закончилась связка из восьмидесяти восьми слов-ключей, малахитовый саркофаг засветился, начав питать золотой купол над собой, и от него тут же к закреплённым посохам потянулись серые ручейки энергии. Соприкоснувшись с посохами из костей древних животных, эта энергия ворвалась в тела пятерых мастериц, заставив тех мгновенно умереть, а после, высушив их тела до состояния мумий, наделила подобием жизни, и, продолжив движение, выстрелила куда-то вверх.

Пирамида, вмурованная в земную кору, тут же начала наливаться серой энергией, этаж за этажом наполняя фиксирующие и направляющие контуры из чёрного хрусталя. К поверхности планеты, где от пирамиды остался лишь видимый излучающий хвостик высотой в восемь метров, отлитый при этом из невероятно дорогого магически чистого серебра, серая энергия нежизни вышла уже в форме окончательно сформированного заклинания. Выстрелив в небо, мощнейший за все времена существования кнотов пучок магии мгновенно достиг высоты в сто километров, разделившись там на бесчисленное количество мелких потоков. Энергия нежизни принялась стремительно огибать всю планету, желая поскорей заключить ту в объятья, одновременно порождая толстый слой магического тумана, устремившегося к дальним орбитам планеты.

* * *

— Эй, что там, мать вашу происходит?! Почему нет тревоги?! — пилот обычного грузового тягача с ужасом наблюдал, как на него катится целая стена странного тумана. И это в трёхстах километрах над поверхностью планеты!

— Карс, делать то что? Мы же сейчас влетим туда со всего маха, а у нас маршрут жёсткий! — не унимался молодой второй пилот, посаженный капитаном тягача для повышения своих навыков.

— Забей, парень. Раз от вояк не было предупреждения, значит всё нормально. Вон, вторая исследовательская база находится в третьем секторе, значит уже давно утонула в этом тумане и ничего. Взрывов не было, тревоги тоже нет, значит это просто космическая пыль. Я и не такое видел — щиты справятся на раз, — успокоил пилота капитан, поправляя здоровье из серебряной фляжки. Дорогая вещь, почти коллекционная — таких сейчас не делают.

Через минуту тягач влетел в странный серый туман, который вопреки всем законам физики тут же оказался и внутри корабля — для того словно бы и не было ни брони, ни силовых полей. Ворвавшийся магический туман почти мгновенно выдул из тел людей всю жизнь, растворив её в себе без остатка и даже использовав для поддержания собственной структуры. Именно поэтому со станций и не было сигналов тревоги — её попросту некому было отдать.

Вскоре потерявший управление тягач разбился о точно такой же дрейфующий в никуда линкор, где высушенные трупы людей уже обрели подобие жизни, начав свои бесконечные скитания по палубам.

Связь со всей группировкой первого сектора пропала в считанные минуты, вызвав у командования ФВСП лёгкую панику. Особенно всех напрягало то, что никто из научного заслона даже не пытался сообщить о нападении, чего в принципе быть не могло. К планете уже через пять часов был выслан восемнадцатый флот во главе с тремя кораблями-носителями нового поколения.

* * *

Утро Азраила началось вполне буднично, если не считать доставку дронами огромного саркофага, где покоилась его новая кукла. Саркофаг представлял собой не только упаковку и станцию подзарядки, но и центр диагностики и коррекции внешности андроида, арендованного им за немалые деньги.

Настроив миловидное личико с пухлыми губками по своему вкусу, установив разрешение на рост волос и ногтей андроида, а также сделав фигуру куклы более округлой по сравнению с местными стандартными настройками красоты, в том числе объёмную упругую грудь с чуть вздёрнутыми вверх сосками, лорд разрушения почти сразу отбыл на первое занятие по пилотированию лёгких и средних боевых кораблей, оставив саркофаг вносить затребованные изменения.

Само занятие было в рамках ожидаемого, заняло четыре часа упражнений по запоминанию органов управления и режимов работы бортового оборудования начальных образцов космолётов, совмещённых с выполнением виртуальных тренировочных полётов. Все инструкции давал специальный обучающий ИИ, работавший с каждым студентом в индивидуальном порядке, при том не важно, в какой камере и где ты подключаешься — привязка шла по личности пользователя. Вот почему очень многое зависело от самих студентов — самостоятельные занятия в башнях проводились практически в таких же виртуальных кабинах, и результат всегда зависел только от старательности самого студента. Разве что в башнях не было преподавателей, способных подкорректировать программу обучения, основываясь на индивидуальных особенностях студента — это было возможно только в самих центрах обучения.

Новость об избиении братьев Герода и Ксерка застала Азраила сразу после окончания времени обязательных тренировок. Выйдя из обучающего комплекса на свежий воздух с тяжёлой опухшей головой и немного злом расположении духа, Азраил в этот момент как раз пытался рассортировать все новые знания по полкам, не без помощи Меги конечно. Злила же его издевательская оценка ИИ, что нелестно отзывался о его умственных способностях каждый раз, как Азраил допускал какой-нибудь фейл. А происходило это довольно часто, ведь управлять кораблями оказалось не так-то просто, а учиться и вовсе приходилось аж по двум направлениям разом: полёт в атмосфере и полёт в космосе. Где было огромное число взаимоисключающих действий, и то, что было необходимо делать в космосе, категорически запрещалось в атмосфере…

В общем, Альфред сообщил по средству обычного звонка о том, что на имя Азраила пришло уведомление о тяжёлых травмах, полученных во время занятий его приближёнными. В обычное время братья вынуждены были-бы самостоятельно озаботиться связью, однако они находились в стенах академии, а посему та брала на себя определённые функции по умолчанию.

Моментально сорвавшись в медцентр, он уже через двадцать минут полёта на максимально разрешённой скорости прибыл на место, где в отделении травматологии и интенсивной терапии в медицинских саркофагах покоились изрядно измочаленные мужики.

Судя по комментариям врачей и карте повреждений, дрались они как минимум с тяжёлым тягачом на полном ходу, и никак не меньше. Иначе объяснить у двух молодцов под два метра ростом и весом в сто двадцать килограмм переломы всех конечностей, разрывы внутренних органов, мышц и многих сухожилий не получалось.

— Вы делаете всё что возможно? — тяжёлым взглядом рассматривая саркофаги, спросил у лечащего их врача Азраил.

— Практически да, — ответил тот, не задумываясь.

— Практически?! — тяжёлый тон лорда разрушения припечатал самообладание доктора невыносимым прессом.

— Так ведь… — на пару секунд тот даже запнулся, но тут же взял себя в руки. — Ну… мы могли бы использовать для их излечения хирургические наниты военного класса, и даже после напитать их тела нанитной эссенцией общего иммунного действия, что наверняка сведёт на нет все последствия повреждений и даже повысит эффективность их организма до предела, но это будет очень дорого стоить. Академия просто не может себе позволить тратить на каждого студента такие суммы.

— Сколько? — услышав о возможности столь эффективного лечения, говорил Азраил уже куда спокойнее.

— Полмиллиона за хирургический комплект каждому, и двести тысяч за каждую дозу самовоспроизводящихся нанитов общего назначения. Судя по массе и телосложению пациентов, и тому и другому придётся вколоть минимум по три дозы нанитов общего назначения, но лучше пять-шесть, а то и десять — это повысит их живучесть до биологического абсолюта. Но как понимаете, и у такой технологии есть свои ограничения, так что со временем придётся обновлять популяцию машин, особенно если появятся более совершенные модели. Далеко не всем по карману траты на простых людей, сопоставимые с покупкой лёгкого крейсера.

— Делай! — перебил врача Азраил, — Выставляй счёт по максимально возможной программе — я всё оплачу.

Выйдя в белоснежный коридор, он неожиданно встретился взглядом с непривычного вида женщиной, одетой в агрессивного дизайна комбез, расстёгнутый до самого пупка. Под комбезом, как ни странно, не было иной одежды, так что образовавшееся длинное декольте открывало на обозрение частично упругие груди среднего размера, накаченное поджарое тело и смуглую кожу, испещрённую множеством шрамов. Волосы воительницы были подстрижены короткими ступенями, со странной ниспадающей набок чёлкой, а на лице присутствовало множество имплантированных металлических элементов, видимо использованных для скрепления костей её черепа. Чтоб заработать подобную жуть нужно было попасть в очень серьёзную мясорубку! Хотя это и не портило её красоту, добавляя во внешность изрядную долю киберпанка.

— Ты их старший? — бесцеремонно бросила Азраилу вопрос суровая женщина лет тридцати, шагнув навстречу.

— Я, — ответил он, глядя той прямо в глаза и игнорируя открывающийся вид на крепкое точёное тело.

— Неожиданный выбор! Я рассчитывала увидеть кого-то более…, - скептически заметила женщина, оценивающе пройдясь взглядом по его внешнему виду и не сумев сразу подобрать подходящее слово.

— Скажи лучше, кто это был. Я хочу знать, кому следует оторвать руки, — бесцеремонно перебил её лорд разрушения.

— Пф! Мальчик, не будь таким легкомысленным, тебе это не идёт! — женщина вдруг попыталась погладить его по голове. Она явно обладала вздорным характером и очень богатым боевым опытом, но Азраил был не в том настроении сейчас, чтобы шутить на подобную тему. Резко выбросив вперёд правую руку, он схватил наглую суку за горло, а левой легко перехватил обе её конечности, запоздало попытавшиеся отбить атаку.

Приблизившись к сдавленно засипевшей воительнице, лорд разрушения начал говорить на пределе слышимости.

— У меня нет настроения шутить! Моих людей искалечил какой-то смертник, и я очень спешу доказать ему, что он был сильно не прав! Так что прекрати тратить моё время и говори по делу, если есть что сказать, — держа женщину мёртвой хваткой и не позволяя ей даже дёрнуться несмотря на всю её силу усиленных искусственными тканями мышц и опыт боя на предельно малой дистанции, Азраил легко перехватил любимый женщинами всех миров коварный удар коленом по яйцам, прижав к стене своим правым коленом ещё и нижнюю часть тела неосторожной жертвы. Модифицированное Мегой тело было сильнее человеческого раз в десять, и даже сильно порезанные характеристики силы и ловкости ничего не могли с этим поделать.

[Грунз-Грунз!] — прозвенел тревожный звоночек над головой.

«Студент Азраил, за нападение на студентку особой группы вы оштрафованы на пятьсот тысяч крипо…» — прошелестел голос системы безопасности.

— Отъебитесь! — взмахом руки он подтвердил оплату штрафа, соприкоснувшись с голограммой, вспыхнувшей прямо в воздухе рядом с ними. К счастью для наглой женщины ему пришлось её отпустить, моментально отступив на один шаг.

— Ну!? — потребовал он тут же ответа.

— Кхе-кхе, — красное лицо бедняжки, укреплённое множеством тонких пластин, медленно восстанавливало естественный цвет, — А ты умеешь обращаться с женщинами, — заговорщически улыбнувшись, пробормотала она, призывно потискав обнажённую грудь под расстёгнутым комбинезоном, — Я аж завелась!

Азраил никак не отреагировал на провокацию, лишь сощурив в нарастающем гневе свои красные глаза.

— Да хорош взглядом жечь, бешеный, расскажу всё! Парни твои больно уж гордые и принципиальные, люблю я таких, вот и не смогла пройти просто так мимо случившегося. Сегодня у нас было занятие по бою без оружия, и младший инструктор вызвал обоих новеньких на ринг, решив провести демонстрацию. Не знаю, о чём они переговаривались в процессе, но Ксерк с Геродом рассвирепели под конец, назвав инструктора вонючим брехлом, оскорбившим их старшего. А дальше учебный бой перешёл в жестокое избиение, так как парни твои отказались приносить извинения за сказанное и только ещё больше материли младшего инструктора, — уже окончательно придя в себя, воительница подошла к Азраилу, и, повинуясь его приглашению, пошла рядом, продолжая излагать увиденное.

Проделав оставшийся путь практически молча, они вскоре достигли парковки, где стоял его шикарный беспилотник с лазурным драконом на кузове. Кассави, как представилась по пути странная женщина, не без удивления села внутрь, с явным интересом начав разглядывать шикарный интерьер.

— Альфред, дай список всех оснований вызова на дуэль младшего преподавательского состава, — связался он через бортовой компьютер транспорта со своим временным помощником уже после поднятия в воздух.

— Конечно, сэр, сейчас же отправлю выдержки из кодекса и правил академии, — интеллект электронного дворецкого конечно был неплох, но сильно ограничивался системой контроля академии, так что о башне УРУС-3 Азраил вчера не нашёл почти ничего интересного. Разве что сумел однозначно выяснить, что этот комплекс был чем-то вроде логова для любительниц торгануть своей кормилицей, причём из высшего общества. При этом наверняка были там и свои подводные камни, вроде подневольных девиц, поставленных в нужную позу аристократами, или личных врагов, требовавших наказания весьма экзотическим способом, иначе объяснить столь резкое начало его проблем было просто нельзя.

— Почему ты взял меня с собой? — вдруг задала вопрос Кассави, ехидно улыбаясь, — Неужели понравилась? — при этом женщина провела пальчиком словно бы случайно по кромке расстёгнутого комбеза. В голове Азраила от взгляда на это движение моментально возникло желание сорвать досадную помеху из сверхпрочной ткани, овладев содержимым полностью. Но разгневанный разум моментально отмёл животные инстинкты прочь, запретив даже думать о посторонних вещах.

— Присматриваюсь, — многозначительно ответил он, сам не до конца поняв, что имеет в виду. Женщину такой ответ тем не менее весьма удовлетворил.

* * *

— Кали, не нужно держать на меня зла. Все эти вызовы за прошлый год, оскорбления и прочее лишь моя забота о твоём будущем! Я пытаюсь наглядно показать одной наивной девчонке, решившей, что она может всё сама, что её род не в состоянии позаботиться о себе без мужчин. Ты даже права на смерть не имеешь как женщина древнейшей крови, и этот тысячелетний запрет не изменить ни тебе, ни мне, ни даже твоему деду! А значит и смертельную дуэль у своего обидчика запросить не способна, — внутри обширного комплекса по физической подготовке студентов было несколько дуэльных залов, где студенты могли выяснять отношения между собой. В одном из таких залов, оборудованном двумя боевыми площадками, находилось сейчас четверо человек — трое юношей и одна девушка. Кали Шакрам с помощником из касты родовых воинов с одной стороны и Назгир Авиакари со своим помощником с другой. На самом ринге стояли естественно представители старейших родов, ибо только так Назгир мог без урона собственной чести и чести Кали хоть как-то на неё воздействовать. Вызов или оскорбление от более низкого по происхождению человека Кали попросту проигнорировала бы или и вовсе отдала на откуп своим людям.

Разумеется, такой важный процесс шёл под наблюдением судей академии, что пресекали любые нарушения правил жёсткими санкциями, до остального же им дела не было.

Также в современных условиях вызвать даже девушку на бой под формальным предлогом было вполне допустимо, разве что запрещались поединки на смерть. Не принято было вызывать, это да, опасно для репутации, но допустимо. Тем более в среде мастеров духа половые различия практически сходили на нет, уступая место мастерству, пусть и с определёнными нюансами.

— Поверь, я это знаю! Очень хорошо знаю! — ответила ему юная красавица с весьма мускулистым телом, сложив руки под грудью почти нулевого размера, — И стою на ринге перед тобой уже в тридцать шестой раз, даже не имея ни шанса победить именно потому, что не могу позволить задавить мой род силой!

— Я понимаю, милая, понимаю… Но тебе придётся признать, что ваш век скоро закончится. Дети, полученные от твоего деда даже путём искусственного оплодотворения, в силу его возраста и применённого способа, не достигнут и четверти твоих сил, обрушив качество наследия. А ты, как женщина, и вовсе не способна передать потомкам родовой талант. На что ты надеешься, постоянно сопротивляясь судьбе? — Назгир не питал каких-либо чувств к этой пусть красивой, но упрямой девице, но был также восхищён её характером и упорством. Кали Шакрам была идеальной партией для любого мужчины, и весь прошлый год Назгир Авиакари планомерно выбивал из гонки за её руку конкурента за конкурентом. И вот теперь он на время остался один на один со строптивой девчонкой, до сих пор глупо считавшей, что она сумеет как-то спасти от упадка свою семью и что от её мнения вообще что-то зависит. Как только старик Дороян умрёт, он возьмёт всё, что пожелает, в том числе и саму упрямую девчонку!

И дело здесь было совсем не в фамилии или даже праве собственности на бизнес Кали. Сам дар техники духа рода Шакрам был под угрозой исчезновения, от чего девушка и воспринимала всех вокруг в штыки.

Неожиданно для присутствующих в зал вошёл ещё кто-то, отворив герметичные двери. И мог это сделать лишь тот, кто получил допуск в зал как участник боя, ибо иных здесь быть не могло. Вот только какой идиот мог вломиться в тот же зал, где Кали и Назгир, два представителя высшей знати, в очередной раз выясняли отношения?

— Ты кто такой?! Жить надоело?! — вопрос задал, как ни странно, помощник Кали, как самый заинтересованный в неразглашении очередного поражения свой госпожи. А о том, что она проиграет знали все, в том числе и сама Кали Шакрам.

Молодой мужчина же, вошедший в сопровождении явно безродной бабёнки с сиськами, чуть не вываленными из расстёгнутого комбеза, не обратил никакого внимания на гневную реплику, заняв положенные для ожидающих участников места. Естественно, это были Азраил и Кассави.

— Ты оглох что ли? — теперь задала вопрос уже Кали, нахмурившись с явным недовольством.

Осмотрев предполагаемую кандидатку в его будущие жёны, гость для себя отметил лишь яркие изумрудные глаза и белоснежные волосы, подстриженные сейчас практически под ноль. Зная же о способностях рода старика работать с собственным телом словно с глиной, Азраил даже не стал заострять своё внимание на её фигуре и телосложении. Надо будет — снова изменит.

— Меня зовут Азраил. Я всего лишь скромный служитель богини разрушения, а ещё гость рода Шакрам, — с вызовом глянув сперва на Назгира, а затем и на саму удивлённую Кали, ответил незваный гость, так и не поднявшись со своего места, — Нужно кое-кому руки оборвать, так что не обращайте на меня внимания, занимайтесь своим делом. Если что, старик Дороян уже давно донёс до меня суть вопроса, так что ничего нового я здесь не узнаю.

Прибыв в комплекс залов и тренировочных комнат, где по правилам академии разрешено было проводить официальные дуэли, Азраил с удивлением узнал в списке занятых площадок обещанную ему невесту, причём находившуюся в поединке с каким-то хлыщом. А так как в зале их было свободное место (площадок там было целых две), дуэль он назначил младшему инструктору именно там, решив заодно пойти в наступление и на саму Кали.

Если он всё правильно понял со слов Дорояна, сейчас за неё шла настоящая война среди знати, а значит Азраил был обязан вмешаться, обозначив свои притязания, иначе это могло сказаться в будущем на его репутации. К тому-же, оттянув на себя внимание обнаглевших аристократов, он явно облегчит жизнь самой Кали, что должно было сказаться положительно на её согласии выйти за него. Мало ли что он фактически единственный способ спасти их родословную… Бабы они такие — могут и на безумный принцип пойти, если в голову взбредёт. «Хотя… эта вроде с мозгами дружит», — сам для себя определил Азраил, потеряв видимый интерес к происходящему.

Глава 81

— Предлагаю сдвинуть начало поединка. Подождём, пока нас оставят одних, — Кали уже слышала имя «Азраил» от своего деда. Тогда он честно признался, что чудом остался жив после нападения и даже подарил ей двадцать старинных сгустков, в шесть раз усиливающих их лечебные техники. А ещё дед делал туманные намёки на её замужество (чего раньше вообще никогда не случалось), и способ спасти наследие их рода, что также было связано с именем «Азраил». И вот теперь она видит этого загадочного человека перед собой. Ну как тут не заинтересоваться?! Да и формальный предлог быстро нашёлся.

— Поддерживаю, — Назгир тоже имел свой интерес понаблюдать за объектом. Ведь отчёты людей и записи это одно, и совсем иное личный опыт.

— Тебе разве не нужно размяться? — Кассави даже сидя рядом с Азраилом продолжала чуть улыбаться, время от времени поглядывая на собеседника, старательно при этом выпрямляя спину. Нет даже смысла напоминать, как её весьма упругая грудь откликалась на подобную позу.

— Нет, — скупо ответил он ей. Сейчас мужчина вёл очень содержательный внутренний диалог с Мегой, так что отвлекаться желания не было.

«… а потому я сумела расшифровать часть элементов и могу с уверенностью утверждать, что её тело вырабатывает и содержит запредельные дозы нескольких очень токсичных ядов. Любой человек, не модифицированный биоинженерными системами фильтрации крови и детоксикации тканей погибнет в течение трёх-пяти десятков секунд. Это касается как половых связей, так и банального поцелуя или даже попадания её крови внутрь. Очень удачно, что Мастер провёл контакт с её кожным покровом, где концентрация ядов минимальна», — вердикт Меги был однозначным.

«Ясно… похоже некоторые мои естественные враги, или может быть те, кого я уже успел обидеть, решили действовать кардинально. Но в свете твоего заключения, у меня вот какой вопрос…. А я, весь такой модифицированный, смогу её отыметь и выжить? Больно уж девка нарывается. Её дутая самоуверенность меня аж бесит!», — ещё раз свирепо зыркнув краем глаза на провокационно раскрытый комбез и мило улыбавшуюся ядовитую бестию, Азраил постарался взять себя в руки и медленно выдохнул. Такое наглое пренебрежение им как мужчиной, а значит и как угрозой девичей чести, его определённо ярило. Эта чертовка даже в беспилотник к незнакомцу села так, словно никто и ничто ей не страшно.

«Имея расшифровку действующих веществ я могу подготовить иммунную систему, к подобной нагрузке. Также имеет смысл создать в нашем теле особые полости, облачённые в мышечный мешок, где будет возможно складировать часть ядовитых соединений — это позволит в нужный момент распылить яд вовне или через специальные капиллярные сосуды выделить его на определённом участке кожного покрова. Наше тело получит ещё один существенный инструмент защиты».

«Действуй! И всё же не забудь про предстоящие тесты — ты обещала усилить анатомию нашего тела, если меня как следует побьют», — скривился он про себя, представив, что придётся подставляться и претворяться слабаком.

«Мне не нужно избиение, Мастер! Мне нужен тест на духовное воздействие травмирующего характера. Я многое могу смоделировать в теории, но практические испытания всегда лучше — это позволяет вносить корректировки налету! Хмф!», — Мега в последние дни начала разговаривать более живым языком, расширяя свой словарный запас и корректируя модель поведения. Похоже ей хотелось стать ближе к Азраилу, пусть и сугубо эмоционально. Ведь любое разумное существо хочет, чтоб его ценили, даже если это разумная биомеханическая броня из иного мира.

Вскоре тело его, разогретое Мегой изнутри, сильно раскраснелось, и от одежды пришлось спешно избавляться. Стянув с себя подобие костюма, пошитого на современный лад, и оставшись в одних обтягивающих боксёрках чёрного цвета, он вышел в центр боевого круга радиусом в пять метров, располагавшемся выше уровня пола сантиметров на сорок.

Проверив работу суставов обычными упражнениями и оставшись довольным, Азраил решил вспомнить основные движения боевых искусств, унаследованных ещё из прошлой жизни. Короткие ритмичные прыжки, ударные техники и нырки удавались легко и непринуждённо, словно опыт этот не чужой, а его собственный, наработанный годами упорных тренировок. Резкий переход к стилю тайцев, и вот уже воздух рассекают со свистом стремительные и резкие словно хлыст удары локтями и коленями. Прыжки, удары с разворота, бой на предельной дистанции, подсечки и нижние удары. Он успел повторить всё по несколько раз, начав под конец переходить от одно стиля к другому, одновременно пытаясь придумать наиболее запутанные связки. Порой его хук легко удавалось превратить в удар локтем, а имитируя нырок, проводить обратный удар локтем с разворотом корпуса вокруг своей оси. Придись такой тычок в горло противника, и гортань будет не спасти — настолько был высок импульс.

— Неплохая техника, парень, пусть дух и напрочь отсутствует в твоём импульсе, — грубый низкий голос вдруг прервал размышления увлёкшегося Азраила, — Это ты грозился меня сегодня покарать? Что ж, вот он я. Мне даже интересно узнать за что.

Недалеко от входа, привлекая всеобщее внимание, стоял высокий мускулистый мужчина лет сорока на вид. Лёгкая, явно спортивная форма, цепкий взгляд серых глаз и полное отсутствие волос. Обрамлением ему служило два бойца значительно моложе, но всё в той же форме и бритые под ноль.

— О как, колобки нарисовались, — улыбнулся Азраил им в ответ, опустив руки и приняв расслабленную стойку. Само понятие «колобок», как и собственно персонаж, отсутствовали в этом мире, но насмешливый тон оппонента легко дал понять, что это было оскорбление. — Причины значит тебя интересуют… ну что ж, изволь послушать. Превышение должностных полномочий в отношение моих приближённых, избиение до полусмерти заведомо более слабых соперников, использование в отношении меня обращения «безродный выкидыш с задворок галактики», а также причинение своими действиями мне лично материального вреда на сумму пять миллионов крипо. Этого всего достаточно для объявления «права ответной крови» раз пять-шесть.

— Пять миллионов!? Да ты псих! — сумма младшего инструктора весьма впечатлила, ибо даже он получал в неделю не более полутора тысяч, — Это чем же я нанёс такой вред то?

— Миллион — применение хирургических нанитов военного класса в курсе лечения двух искалеченных тобой пациентов, и ещё четыре миллиона на двадцать доз общеукрепляющих наномашин. Я, знаешь ли, не могу позволить себе рисковать здоровьем своих людей по вине отбитого на всю голову громилы, что и преподавателем то стал видимо по ошибке. Ну так что? Принимаешь вызов или признаёшь поражение?

Нужно сказать, что правила подобных дуэлей были весьма строги. И тот, кто отказывается от поединка, признаётся проигравшим автоматически, о чём пожизненно сохраняется запись в личном деле. Этакая печать позора. Приняв же вызов и проиграв, ты ничего по сути не теряешь кроме самоуважения, и этот результат по идее остаётся в тайне. Если конечно кто-нибудь не обнародует запись самого поединка. А запись такая ведётся, об этом Дицасу предупредили заранее, так что обратного пути нет и быть не могло. Впрочем, об этом он тоже знал заранее, ещё когда соглашался на сделку со своим старшим.

— Ещё чего…, - слова более не имели смысла. Вот его цель! Осталось огласить условия поражения сторон и взаимные требования и можно будет начинать. Ни один даже самый тренированный боец не противник мастеру боевого духа — его органы просто не выдержат атакующей волны. И наличие живого оружия уже никак не поможет наглому выскочке!

* * *

Кали с интересом и даже каким-то удовольствием наблюдала за движениями Азраила, и его увитым рельефной мускулатурой телом. Когда она столкнулась с жестоким миром мужчин, то осознала, как сильно ограничены женщины в прямых с ними столкновениях и как сильно ей не хватает брата или отца, способного взять на себя определённую часть задач. Ведь в мире высших родов действовать чужими руками в некоторых вопросах было сопоставимо с объявлением о своём бессилии, о чём она прекрасно знала, и от чего Кали злилась на саму себя с каждым днём всё сильнее. Её порой просто бесил тот факт, что она родилась девочкой!

Даже уникальные способности её рода не позволяли сравняться в силе и выносливости с мужчинами, не говоря уже о серьёзном их преимуществе в массе тела, толщине костей, особенностях гормонального фона и даже состава крови. Так что традиционные поединки без применения смертельных техник духа, по средству каких благородные решали свои личные разногласия со времён старых империй, заведомо оканчивались её поражением. А на смертельную битву она не имела права уже как женщина древнейшей крови, будущая продолжательница рода, о чём и говорил ей только что Назгир Авиакари. Кали конечно могла бы наплевать на предосторожности, сотворив со своим телом что-нибудь более серьёзное, но её положение единственного потомка серьёзно связывало девушке руки. Заигравшись с фундаментальными законами строения женского тела можно и возможности иметь детей лишиться, и вот тогда будущее их семьи точно будет кончено.

Из вновь нахлынувших тягостных мыслей Кали наконец вырвали звуки глухих ударов. Оказалось, противник Азраила уже прибыл и даже приступил выбивать из того дерьмо. А как ещё было назвать фактически избиение живой груши?!

Почему? Как так? Ведь судя по разминке у него доставало навыков, чтоб уклониться или даже частично заблокировать удары этого мелкого инструктора, так какого чёрта её пусть даже только в теории предполагаемый жених, сосёт сейчас по всем статьям?!

Кали настолько расстроилась от представшей перед ней картины, что даже не сразу заметила странную последовательную систему, следуя которой Азраил подставлял своё тело под удары. Поняв, что видит что-то интересное, девушка перестала бездумно смотреть, попытавшись «вглядеться» в движение атакующей силы духа мастера Дицасу и работу органов Азраила. И результат её буквально выбил из колеи! Мало того, что Азраил не имел силы духа вообще, хотя ей только что докладывали о его личном ученичестве аж у грандмастера, так ещё и не защищал свои внутренности, подвергая их постоянному урону. Но не это так шокировало Кали, а то, что его тело, внешне серьёзно раненное и основательно побитое, внутри просто лучилось жизнью. Все разрывы тканей и смещения исправлялись с огромной скоростью, но даже так Кали не представляла, сколько боли сейчас приходится тому терпеть. Даже она, проходя через нечто подобное на своих поединках, до сих пор отключала болевые ощущения с помощью дара, будучи не в силах терпеть.

Но вот Азраил получил в грудь очень мощный удар с неожиданным боковым выпадом, что тут же заставило его отшатнуться на несколько шагов назад и даже припасть на одно своё колено. Из уголков рта его медленно закапала кровь, вырвавшаяся из разорванных лёгких, и лишь красные как эта самая кровь глаза горели азартом, а стремительно зарастающие разбитые губы скалились в ехидной улыбке.

Сплюнув целый сгусток тёмной крови, Азраил медленно распрямился, тут же твёрдой походкой шагнув к своему противнику. У Кали аж мурашки пошли по спине от этой картины, и девушка даже невольно поймала себя на мысли, что встреча их была далеко не случайна. Как будто она видит именно то, что ей всегда хотелось иметь, что-то, без чего её жизнь была неполноценна. Постаравшись выбросить из головы странное наваждение, она начала вглядываться в каждый новый элемент странной битвы с удвоенным вниманием.

* * *

Мастер боевого духа оказался непростым оппонентом. Укреплённая энергией тонких тел плоть становилась словно машина — быстрой и точной, и такой же прочной что литая бронза. Так что справиться с таким бойцом простому человеку становилось совершенно невозможно.

Поднявшись после получения сокрушительного удара с выплеском силы духа, Азраил двинулся к сбитому с толку противнику, всё никак не способному понять предел сил лорда разрушения. Мега собрала уже достаточно данных для дальнейшего повышения живучести их тела, а значит пришло время заканчивать балаган. Приняв боевую стойку, известную ещё со времён тяжёлого бокса двадцатого века, а именно выставив перед собой предплечья на манер щита и прижав к кулакам подбородок, при этом склонившись чуть не до предела, Азраил ловко нырнул под прямой удар, начав с приветственного удара правой в корпус.

Мастер Дицасу при этом не успел перестроиться со своей непрестанной односторонней атаки, так что удар приняло тело, сильно укреплённое духом, впрочем, пока без особого для себя урона. Стоило отметить также, что движения противника мастера-инструктора были даже быстрее некоторых мастеров боевого духа, что было в понимании мастера Дицасу нонсенсом, но он уже ничему не удивлялся. Ни странной способности парня перед ним сращивать повреждения за считанные секунды, ни просто запредельной силе и ловкости, что тот демонстрировал. Его подрядили проверить выскочку в деле, раскрыв хотя бы часть возможных секретов, и потому не стоило ждать, что будет всё слишком просто.

— Кху! — увернувшись от прямого в голову и контратаковав, Дицасу сам неожиданно попал в ловушку. Находясь почти вплотную к противнику, он вдруг получил удар откуда не ждал — Азраил каким-то чудом умудрился врезать ему по печени своей левой, вложив в атаку просто бездну силы. Удар был настолько тяжёл, что мастера аж подбросило, а тело его в правом боку отдалось ноющей болью. Доспех духа впервые не сумел погасить безумную по силе атаку.

Однако стоило ему только коснуться пола ногами, как тень Азраила уже накрыла мужчину с головой — прямо в лоб Дицасу летело колено, наполненное всей массой тела Азраила, помноженное на вновь сильно возросшую скорость. Лишь выставив обе руки в перекрёстном блоке, младший инструктор по рукопашному бою сумел заблокировать новую атаку, отступив снова, теперь уже к самому краю круглой арены. «Если меня выкинут за пределы круга, от позора будет не отмыться!», — посетила его неожиданная мысль.

Разжав кулаки, Дицасу мгновенно сменил стиль на открытую ладонь, парировав новый выпад Азраила классической прямой левой, тут же получив в ответ головой в переносицу. Не растерявшись, он мгновенно ответил ударом по ногам соперника, затем волной духа в области низа живота из левой ладони и атакой большим пальцем правой прямо в левый глаз Азраила. Тот лишь чудом не лишился зрения, пусть и на время, подставив твёрдую лобную кость под удар. Короткий размен окончился уже его ударом левым локтем снизу-вверх.

Неожиданно противники разминулись на пару шагов в стороны, свирепо глядя друг другу в глаза. При этом они продолжали следить за малейшим намерением друг друга, перемещаясь одновременно к центру арены. С подбородка Дицасу медленно капала кровь.

* * *

Джиян Кирваджу аль Девишь, молодой глава корпорации КСК «АРМ-ТРЕК», с детства воспитывался в духе экстремального рационализма. Причём подходы в воспитании были крайне жестоки, отучив его как от лени, так и от многих праздных радостей жизни. Единственными отдушинами в череде вечной гонки за процветание рода в жизни молодого мужчины были просмотры чужих поединков и общение с женщинами. Причём не только в сугубо горизонтальном плане, но и весьма традиционное при помощи слов, личного обаяния и эрудиции. Мать его всегда была любящей и очень доброй женщиной, так что сумела выбить для сыновей послабления в нужном ключе. Даже его отец признавал, что с женщинами нужно уметь общаться, уступив в своё время напору супруги.

Вот и сейчас Джиян находился в личном кабинете отдыха грандмастера корпуса боевых искусств, являвшегося частью их разветвлённого рода. Наблюдая при этом за странным поединком между безродным парнем и младшим инструктором с весьма посредственным талантом. Но всё равно, не важно, какой талант у мастера боевого духа, на равных биться с ним в рукопашную, а уж тем более подавлять такого бойца, было весьма непросто даже для таких монстров как Джиян. Потому к студенту особой группы по имени Азраил молодой глава рода и крупнейшей в мире корпорации решил присмотреться повнимательнее.

Тем не менее он был здесь не один, так что следовало уделить внимание и девушке тоже.

— Салиса, я знаю, что ты красива, умна и, что самое главное, не ревнива. И даже твои родители всей душой поддерживают наш союз, но я боюсь, ты не совсем понимаешь, к чему тебя подталкивают. Быть женой главы рода Кирваджу крайне тяжело, и я бы даже сказал мучительно больно, — Джиян был жесток по отношению к окружающим, и тем более жесток по отношению к себе, но, вспоминая каждый раз любящую его всем сердцем мать, он не мог относиться к кандидаткам в свои жёны легкомысленно. Джиян бы желал прожить остаток отпущенного ему времени с любящей его и его сыновей женщиной, а не с живым инкубатором. В конце концов в его жизни итак слишком мало хорошего.

— Я не совсем понимаю тебя, Джиян…, - девушка, что сидела рядом с ним за низеньким столиком, наполненным закусками и вином, выглядела словно куколка. Невысокого роста, с пухлыми алыми губками и умеренной во всём, словно точёной фигурой, сокрытой от прямого взгляда облегающим изумрудным платьем. — Отец ничего не говорил особенного, разве что постоянно твердил, что это огромная честь…. Но хотя да, думаю, мама знала что-то важное. Каждый раз, когда разговор заходил о моём замужестве, её взгляд был слишком печальным, будто меня вот-вот должны похоронить заживо. Но я всегда списывала это на её нежелание меня отпускать….

Сидя в пол-оборота к широкой голограмме в половину стены, где Азраил сейчас всё сильней и сильней наседал на Дицасу, Салиса всё тщательней вглядывалась в профиль своего собеседника. Она знала, что характер мужчин этого рода чрезмерно суров, а также знала, что всегда наследником корпорации и самого семейного клана назначался только один из потомков предыдущего главы. Вот только до этого девушка даже не задумывалась над тем, куда исчезают остальные члены этой без сомнения могучей семьи. А о братьях или даже родителях Джияна Салиса не слышала уже больше года. И глядя теперь на сосредоточенное лицо молодого, но тем не менее сильно возмужавшего уже мужчины, девушка всё меньше хотела слышать разгадку секрета.

— Дар нашей семьи очень суров. Он требует полной самоотдачи всех членов основной ветви в буквальном смысле этого слова. Передача наследства новому поколению многие тысячелетия идёт одним и тем же способом: сперва глава рода обязан убить своих детей, не прошедших отбор на роль нового главы, а затем уже молодой глава рода должен убить своих родителей, поглотив их годы жизни, а также забрав у отца накопленную предыдущими поколениями силу родового дара, — переведя взгляд на бледную девушку, Джиян продолжил, — Понимаешь? Я буду обязан убить почти всех наших сыновей, а последний из них обязан будет убить уже нас. Ты готова к подобному выбору?

Салиса сидела ни жива, ни мертва, настолько её шокировало откровение теперь уж точно бывшего жениха.

— Вижу, что нет, — повернулся Джиян обратно к голограмме, — Ещё раз повторю, ты умница, и способна украсить жизнь любого мужчины, но мне нужно нечто большее… Найди своё счастье, Салиса.

Последние слова он проговорил уже себе под нос, даже не удосужившись проводить взглядом еле плетущуюся к выходу гостью. Он знал, что поступает верно. Никто не должен жертвовать своей жизнью бездумно, особенно мать его будущих сыновей! И да, в роду Кирваджу рождались только мальчики, что было ещё одной особенностью их жестокого дара собирать, копить и расходовать чужие годы непрожитой жизни.

В это время действие на голографическом экране уже подходило к своему логическому концу. Мастер-инструктор, чем-то обидевший настоящего монстра, из последних сил блокировал сумасшедшие по силе и скорости удары, брызжа вокруг себя кровью и липким потом. Даже молодого мастера рода Кирваджу пробрало до мурашек это ощущение дикой силы — настолько голограммы реалистично передавали картинку, а звуковые генераторы имитировали глухой треск костей.

— Вот и рука не выдержала, — вслух сам для себя отметил Джиян, глядя, как Азраил ударом кулака выломил локтевой сустав противника, поймав того в захват. Но вот он его уже опять отпустил, нанёс удар почти ничего не соображающему от боли мужчине в голову, от коего того развернуло, и провёл абсолютно зеркальный приём на второй руке, заставив беднягу потерять наконец сознание. Вот только по озвученным ранее условиям боя причинами окончания поединка могли быть или смерть, или выход за пределы боевого круга. При этом предложил настолько убийственные правила сам мастер Дицасу, видимо рассчитывая на последующий торг. Вот только его противник неожиданно согласился, и младший инструктор на радостях сам не заметил, как из охотника превратился в жертву.

Тем временем на арене разыгрался крайне суровый финал, что неожиданно понравился Джияну. Схватив Дицасу за вывернутые руки со спины, чем не дал тому окончательно упасть, Азраил неожиданно подпрыгнул и, впечатав всю дикую силу своих ног тому в спину, выбросил поверженного противника за пределы ринга. В стену со смачным звуком впечаталась уже окровавленная отбивная, брызжа в разные стороны красными струйками, а в руках победителя остался трофей — две руки, оторванные ровно по локоть.

— Так будет с каждым, кто вредит моим людям, — бросил мужчина конечности с рваными ошмётками мяса на концах на пол, начав вдруг говорить куда-то вверх. Похоже он даже не сомневался, что за ним наблюдают. — Если есть ко мне какие-либо вопросы, обращайтесь к лорду разрушения лично — легко решу все ваши проблемы.

Тут же он развернулся и, не обращая внимания ни на крики прихлебателей поверженного мастера, ни на взгляды присутствовавших в зале людей, пошёл в сторону душевых камер. Каждой из площадок за стенами было выделено по две четырёхместных камеры, что исключало пересечение любых сторон конфликта после поединков.

— Кассави, одежду в руки и за мной! — бросил Азраил себе за плечо почти сразу, как команда медиков ворвалась в помещение. Поражение поражением, а за жизни студентов и преподавателей здесь борются со всем рвением.

Женщина же, с коей он пришёл ранее, безропотно подчинилась, отправившись следом. Джиян даже не сомневался, чем закончится помывка этого парня — сам порой после драк был не прочь побаловать себя женской лаской.

— Всё правильно сделал, — улыбаясь кивнул себе Джиян. — Страх есть основа власти! И мне этот парень даже нравится, — поднявшись с шикарного мягкого дивана, глава рода Кирваджу направился к выходу из комнаты отдыха. Просмотр интересного боя и яркий финал немного сгладили его разочарование от разговора с несостоявшейся кандидаткой в жёны, так что к работе можно было приступать, не опасаясь чрезмерной жестокости по отношению к своим подчинённым на волне плохого настроения. Беспричинные репрессии тоже сильно вредят делу — этому его ещё в детстве учили как мать, так и отец.

* * *

Помывка у Азраила проходила совсем не так, как предполагал благородный Джиян — в этом случае без помощи Бусинки саму Кассави пришлось бы убить, а это расходилось с планами лорда. Так что отговорившись усталостью и настроением, мужчина назначил встречу уже в своём личном боксе в последний учебный день перед выходными, на что женщина ожидаемо ответила положительно. А значит и правда пришла она по его душу.

В результате на следующие четыре дня их пути разминулись, и в это время новоявленный студент почти полностью отдался новым предметам, забыв на время о проблемах: взял дополнительный курс по программированию систем управления автоматическими оборонными батареями, желая расширить свои знания и навыки из прошлой жизни японского инженера, курс по проведению и командованию разведывательными операциями с применением спец средств, а также по эксплуатации и пилотированию средних и тяжёлых роботов и мобильных станций по их обслуживанию. И это, не считая ещё настоятельного требования грандмастера по его личному наставлению в области прямого манипулирования духом, при чём ежедневного!

— Я — маг! Зачем мне это искусство? — решил он тогда уточнить у своего мастера.

— Маг, верно. Но кое-что общее у двух сил я сумел выделить, так что могу тебя заверить: освоив мою науку, ты сумеешь поднять личную силу на совершенно иной уровень! Не ленись — у нас не так много времени, — ответил тогда грандмастер Загор, так и не пояснив ничего по поводу сжатых сроков.

В кои то веки Азраил пожалел о том, что начал опять испытывать потребности во сне, пусть Мега и помогала ему перераспределять нагрузку на мозг, плюсом подключив к его нервной системе ещё и свои вычислительные центры, специально выделенные под обработку и визуализацию данных. Благодаря этому Азраил теперь мог спать всего по три часа в сутки, работая с десятикратной скоростью по сравнению с обычным человеком, и даже память перестала быть ненадёжным понятием, взойдя в статус абсолютной.

Кроме того, работа Меги по переработке анатомии тела начала приносить свои результаты, начавшись с трансформации в первую очередь костной ткани. Как выяснилось, энергия духа также подчиняется некоторым законам, одним из которых является непроводимость её золотом и некоторыми металлами группы платиноидов. Основываясь на этих наблюдениях, Мега решила вплести в скелет и мышечные волокна, как родные Азраила, так и из собственной конструкции, целые переплетения сетей из золотых нитей, используя при этом доступ к пространственному хранилищу мастера-симбионта. Благодаря такому армированию волны чужого духа будут вязнуть в теле, разделяясь на множество гасящих себя импульсов, не принося существенного урона тканям.

В результате такой работы за четыре дня бесконечных болей и спазмов тело лорда разрушения без увеличения фактических объёмов потяжелело уже на тридцать килограмм, от чего некоторые внутренние органы также уплотнились, изменив свою природу. Так, например, сердце больше не издавало звуков и даже не сокращалось, непрерывно разгоняя кровь, насыщенную вместо этого движущейся маной, словно центробежный насос. Печень и вовсе исчезла, уступив своё место мощной системе фильтрации и переработки ядовитых соединений, сформированной из тканей самой биоброни. Впрочем, как и пищеварительная система, получившая вид биореактора с очень высоким показателем эффективности переработки органики. В отходы теперь шёл откровенный шлак, полностью лишённый полезных элементов, что не могло не сказаться на аппетите носителя и частоте его посещения уборной — потребность и в том, и в другом сильно снизилась. Кости же и вовсе стали похожи на железобетон, где благодаря армированию даже предполагаемый открытый перелом превращался в итоге в небольшую трещину, зараставшую в течение всего нескольких минут.

Всего за несколько дней Азраил окончательно перестал быть человеком, что сопровождалось также и переписыванием его тонких тел, а значит и Мега становилась всё менее чужеродна мастеру-носителю, превратившись окончательно в часть общей системы.

Но за всё это безобразие приходилось платить постоянной головной болью, болью в мышцах, суставах и связках, а как итог и не самым радужным настроением на несколько дней. К счастью Алёна серьёзно скрашивала вечера и бессонные ночи Азраила своей бесконечной заботой и поддержанием разговоров на любые, даже самые специфичные темы.

Кстати про неё! Вот кто бы мог подумать, что андроиду, созданному человеческим гением для сексуальных утех, Азраил даст подобное имя? И он бы не подумал, вот только образ девушки получился весьма и весьма подходящий: большие голубые глаза, пухлые губки, правильный овал лица с очень светлой кожей и золотистые прямые волосы, ниспадающие по плечам чуть ниже округлой, очень упругой и тяжёлой груди с небольшими розоватыми сосками, чуть вздёрнутыми вверх. Увидев впервые полученный результат, Азраил сходу признал в андроиде классическую славянскую внешность. От того и имя всплыло из глубин памяти сугубо русское.

— Алёна, как думаешь, может мне перерыв сделать? — закинув руки за голову и поморщившись при этом из-за неприятных ощущений в организме, Азраил развалился на широком силовом кресле, поддерживающем оптимальное положение его тела. Над ним самим при этом парило порядка двадцати миниатюрных голографических экранов, способных в один миг развернуться в полный размер и даже представить требуемые узлы, агрегаты и другие объекты в трёхмерном виде или и вовсе в разрезе. В это время сама Алёна, одетая во входивший в стандартный набор поставки комбинезон с возможностью регулировать любые размеры технологичной одежды, по третьему разу прибирала очередную комнату, не забыв даже протереть Первого, застывшего словно статуя у входа в двухэтажный бокс. Бусинка же, вернувшаяся ещё утром всё в той же летающей клетке в сопровождении двух учёных, предпочитала отдыхать на хозяйской постели, и сообразительная андроид даже не пыталась согнать уставшую животинку. К слову, документ на Бусинку уже пришёл на идентификатор Азраила, так что все эти затраты и неудобства были не зря — теперь его Буся сертифицированный, безопасный для общества зверь. А то что гены её в расшифровке давали какого-то подземного монстра длиной в сотню метров, то это ничего не значит. Наверное, ошибка где-то закралась в расчётах симуляционной программы. Во всяком случае яйцеголовые биологи не рискнули раздувать эту тему, отметив лишь абсолютное здоровье питомца.

— Ой… а я и не знаю даже, — замерла на пару секунд Алёна, сжимавшая в руке хитрое приспособление для сбора пыли. Нашлось здесь и такое. — Мне сложно судить о потребностях в отдыхе человека, спящего по три часа в сутки и за пару дней способного выучить половину языка программирования виртуальных систем, — и тут же невинно так захлопала своими большими голубыми глазками, вроде как, и не она только что баловалась сарказмом.

— Решено! Остаток дня отдохну! Да и тебя пора приодеть, а то вечером гостья придёт, а у моей помощницы гардероб нулевой, — соскочив с кресла, он ловко подхватил верхнюю часть костюма с более традиционного предмета мебели. — Альфред, свяжись с Кристиной Тирен!

— Конечно, Сэр, — тут же отозвался управляющий ИИ, активировав громкую связь.

— Да, старший, что-то случилось? — раздался из неведомо где спрятанных динамиков голос девушки.

— Да я! Есть срочное дело, ты можешь отвлечься на несколько часов?

— Дело!? Конечно могу, обязательные занятия уже окончены. Куда мне прибыть? — повеселевший голос Кристины, наполненный явным энтузиазмом, говорил Азраилу о том, что своим людям следует уделять больше времени.

— Да не надо никуда ехать! Я сам прилечу и заберу тебя. Пошлю с беспилотника через пару минут запрос о местонахождении, так что переместись поближе к какой-нибудь парковке, — быстро одевшись, он протянул руку уже прибежавшей из спальни Бусинке, что тут же ловко вскарабкалась ему на плечо.

— Какие буду распоряжения? — Алёна, уже привыкшая, что её хозяин давал некоторые рекомендации по поводу ужина или горячей ванны к нужному часу перед уходом, собиралась и на этот раз терпеливо его ждать. Возможно машина лишь имитировала присущую людям непонятливость в смущающих их вопросах или нерешительность заложенного Азраилом в её настройках характера, но все эти дни поведение её ничем вообще не отличалось от живого человека. Вот как сейчас. А если к этому добавить абсолютно правдоподобное тело, где даже грудь вела себя идентично натуральной, то картина и вовсе складывалась нерадужная для человеческих самок. Пока что Азраил не видел ни одной причины, чтоб не заменять экипаж «Богини-матери Кали» на андроидов, способных даже передавать свою личность новому носителю путём копирования всей нейронной цепи целиком. Удивительная способность открывалась для воспроизводства экипажа! Потери можно будет восполнять практически в любом количестве.

— Никаких — ты едешь со мной!

— Как с тобой?! А куда? Таких как я пускают ведь далеко не везде, — вдруг погрустнела, потупив взгляд своих ясных глаз Алёна. — А что если у тебя будут из-за меня проблемы?

В этом и был весь характер искусственной девушки — преданность временному владельцу, скромность, старательность и искренняя забота. Естественно поведение постоянно корректировалось на основе предпочтений Азраила, но костяк матрицы поведения был именно такой, какой потребовал новый владелец.

— Это уже не твоя забота, красавица, решать проблемы — это моё дело. Твоё — быть для меня поддержкой во всём. Так что бросай свой пылесборник и вперёд! Хотя погоди…, - перехватив уже дёрнувшуюся Алёну, мужчина ловко расстегнул две верхних застёжки её комбинезона в области груди, заставив умную ткань съёжиться, превратившись из высокого воротника в натянутую в разные стороны волнистую окантовку. Получившееся декольте открыло изумительно соблазнительный вид, сразу заставив Алёну сильно покраснеть в области щёк и ушей.

— Вот так куда лучше! Всё, пошли, — выпустив подопечную вперёд, вместе с Первым, Азраил с Бусинкой на плечах отправился к лифтам. Другие жительницы башни встретились им уже в самом холле, кто с интересом, а кто и с пренебрежением поглядывая на небольшую группу. До сих пор к Азраилу никто не подходил с просьбами разрешить посещение башни, а потому он и сам не спешил налаживать связи с девушками. По-хорошему лучше бы всё и дальше оставалось в таком виде, но Азраил понимал, что этот гнойник может лопнуть в любой момент. Во всяком случае отголоски прошедшего боя с младшим инструктором академии до сих пор не утихли, так как тот ожидаемо умер. Естественно случай попал на рассмотрение дисциплинарной комиссии и получил некоторую огласку, но так как всё происходило по правилам академии, в соответствии с дуэльным кодексом, прикопаться им было не к чему.

Но это не мешало членам комитета уже второй день компостировать Азраилу мозги разного рода вопросами. Кое-кто в упор не желал верить, что не владеющий талантом боевого духа сумел убить одного из мастеров. Так что лорд разрушения подумывал даже поднять этот вопрос на совете смотрителей, членом коего он стал, получив назначение в башне. И с этим советом также требовалось разобраться, поняв, что там к чему, на что у него каждый день не оставалось ни минуты лишнего времени!

Так в размышлениях о вечном Азраил и добрался до парковки, куда с точки подвеса на башне уже давно спустился его беспилотник, где он застал очень странную картину — какой-то бугай в шикарной одежде, с кучей заплетённых на голове косичек облегчался на край кузова его аппарата. В тишине полупустой парковочной площадки журчание мочи было слышно просто прекрасно, но эта тишина была слишком обманчива — в подобных местах наблюдение службы безопасности работало безупречно. И Азраил даже не сомневался, что какой-нибудь неведомый говнюк уже ведёт запись происходящего для сугубо личных целей.

— Студент Гейзихт Варнава, вы оштрафованы на сто тысяч кредитов за аморальное поведение в общественном месте! — почти тотчас от одной из множества опор освещения отделился маленький дрон, зависнув перед здоровяком, сверкая при этом ярким голографическим сообщением о штрафе.

— Ид-ди нахуй желзяка! — отмахнулся тот от представителя автоматической администрации. — Оо-х! Наконец-то пожурчал, — закончив свои дела, явно ужратый до состояния скотины студент ловко спрятал хозяйство в брюки явно очень дорогого костюма чёрного цвета, развернувшись к незваным гостям. Его замыленные глаза, с сильно покрасневшими белками, своим яростным блеском не предвещали Азраилу и его спутникам ничего хорошего. Даже наличие живого оружия духа ничуть не смутило пьяницу.

— А те чё, хуило? — если это и был какой-то хитрый план, то вероятно люди пытались столкнуть лбами его и этого алкаша, рассчитывая то ли на свидетельство того, что Азраил простит подобную оскорбительную выходку, то ли на победу волосатого мажора в битве, то ли ещё на что-то. Но Азраил не дал им и шанса на реализацию плана. Стоило Бусинке открыть свои золотые глаза, по приказу создателя вторгнувшись в затуманенный химией разум, как здоровяк завыл, скрючился на земле, и, пару раз дёрнув косматой головой, подполз к растёкшейся луже, начав в ней валяться словно собака, нашедшая коровью лепёшку.

(П.А. Отвечаю, они так и делают! Я заебался своего пса мыть, когда купаться ходил на затопленный карьер.)

Дальше было всё ещё жёстче — здоровяк в теперь уже грязной, заляпанной собственной мочой одежде, принялся вылизывать языком ту часть беспилотника, куда только что падала его могучая струя.

— Вычлени отрезок с инцидентом и отправь его мне, — когда процесс очистки его техники завершился, лорд разрушения, перешагнув через продолжавшего ползать на земле человека, отдал команду уже Алёне. Андроид, согласно протоколу безопасности, постоянно записывал всё с ней происходящее, если не было обратного приказа от владельца. Так что увлекательный процесс был запечатлён во всех подробностях из первого ряда и им можно было в последствии как-нибудь воспользоваться. Не факт, конечно, что пригодится, но Азраил не желал упускать настолько удачный контент.

Быстро загрузившись в шикарный летательный аппарат, группа вскоре покинула это место, оставив некультурного алкаша из высшего общества медленно приходить в себя. Бусинка по приказу Азраила серьёзно затуманила воспоминания своей жертвы, так что он вряд ли вспомнит о произошедшем сам. Разве что его имплант мог записать картинку и звук, но на этот счёт Азраил не беспокоился — по этим данным его нельзя в чём-нибудь обвинить, а серьёзная степень опьянения бедняги и вовсе могла сгладить любые шероховатости в объяснениях.

* * *

— Ну и что это было? — раздался мужской голос в чёрной пустоте виртуального пространства.

— Понятия не имею, но Гейзихт только что лишился всей своей репутации…, - зазвучал второй мужской голос.

— Твою же мать! Зря не послушались совета Кейси Нагири. Сворачиваем пока операцию — он и правда странный, — снова заговорил первый.

— Соглашусь на этот раз. Нужно разузнать о нём побольше, — поставила точку в общении, судя по голосу, теперь уже молодая женщина.

Глава 82

В центральном кольце зданий на территории академии располагалось огромное количество статусных объектов, принадлежавших лучшим брендам мира. Производители одежды и электроники, именитые рестораны и салоны красоты, найти можно было практически всё. Разве что транспортные средства не были представлены по причине их не востребованности в этом огромном учреждении.

И естественно далеко не всякий был способен позволить себе делать покупки в подобных местах — порог вхождения легко обеспечивался сумасшедшими ценниками.

Потому было довольно непривычно видеть двух девушек, увлечённо мечущихся по гигантскому бутику, перебирая в огромных количествах всевозможные наряды, хранящиеся в герметичных стеклянных шкафчиках. Причём большая их часть отправлялась в руки работников магазина как готовый к покупке товар, из-за чего у обслуживающего персонала глаза на лоб лезли. Общий счёт уже превысил два миллиона и даже не думал останавливать свой рост — разрешение Азраила купить всё, что им захочется, не оглядываясь на цену, начисто сорвало тормоза у Кристины. Алёна же попросту следовала ранее данным ей инструкциям, слушаясь во всём бойкую девицу с безумным взглядом.

Сам Азраил восседал словно король в специальном гостевом уголке, где за его желаниями тщательно следили две приставленные руководством бутика девушки в соблазнительных нарядах неожиданно строгого стиля. Наблюдая за суетой своих подопечных, мужчина медленно потягивал какой-то терпкий алкоголь с кусочками льда в узком стакане, закусывая довольно аппетитными закусками, размышляя о своём непродолжительном прошлом. Почему он вёл себя раньше совсем иначе? Почему не противится воле создателя сейчас? Как так получилось, что чужие цели стали его личными? И какие ещё изменения в его личности произойдут в будущем? Итоги размышлений были неутешительны.

«А что ещё мне делать? Вот если просто предположить, что я воспротивился воле богини. Заниматься бизнесом? Уйти в отшельники? Семью завести? Можно конечно, но что в итоге будет с этим измерением, когда сектанты сотрут человеческий род с лица этого мира?! А они сотрут, действуют они очень уж эффективно. Можно даже сказать эффектно! Обладая их огромными ресурсами и играя на противоречиях фракций людей, можно добиться каких угодно результатов, а уж их облучающее оружие и вовсе вне всяких похвал! Вот и выходит, что мне сперва придётся устранить эту угрозу, и уже потом задумываться о будущем. Но будет ли оно, это будущее? Не исчезну ли я в небытие, из которого появился, когда закончу работу? Мавр сделал своё дело, Мавр может валить на хуй…», — мысли были безрадостными, но тем не менее не вызывали желания всё бросить, что вновь наталкивало на тревожные мысли.

«А мозги мне таки знатно промыли…», — ухмыльнувшись себе под нос, отстранённо подумал о себе Азраил.

— Мы, наверное, всё, — отвлёк его голос Кристины уже спустя два с половиной часа блужданий.

— Себе-то купила что-нибудь? — только и поинтересовался её старший, равнодушно поставив на столик полупустой стакан из радужного хрусталя. Кристина ожидаемо замялась, скромно потупив глазки.

— Старший, это слишком дорого…. Как я могу принять такой подарок? Меня папа не поймёт. И девчонки все будут думать, что я с вами сплю, хотя это не так.

— Начинается… Кристина, вот скажи, если мне придётся встретиться с кем-то из старших родов и понадобится твоя помощь. У тебя найдётся подобающий уровню встречи наряд?

Девушка лишь погрустнела ещё сильней и через пару секунд молчания медленно помотала головой.

— Вот и не выдумывай. Тебе нужна рабочая одежда как моей помощнице, давай будем исходить из этого. А значит обеспечить тебя ею — моя обязанность. Собери для себя хотя бы десять комплектов из одежды, обуви и аксессуаров и пойдём наконец дальше. Нам ещё ювелирный салон нужно посетить, а время уходит, — Азраил сидел в своём кресле вальяжно, говорил уверенно и твёрдо, как и подобает хозяину положения. От чего его слова звучали невероятно убедительно.

— Может хотя-бы пять? — пискнула Кристина, лучше, чем кто-либо, осознавая стоимость здешних товаров. Когда она с помощью консультантов подбирала наряды Алёне, что была по сути собственностью её старшего, всё было в порядке. Деньги эти к ней не имели отношения. Но когда вопрос коснулся её лично, девушке показалось, что траты эти были чрезмерно высоки.

— Десять! Иди, — не терпящим возражения тоном отправил её Азраил назад.

Ему порядком надоело это ожидание, но мужчина прекрасно понимал, что девушкам нельзя появляться в высшем свете постоянно в одном и том-же — такое поведение вредит их статусу. А статус его подчинённых это и его собственный статус тоже, потому траты вполне можно было считать оправданными.

* * *

Назад Азраил вернулся уже поздно вечером как раз накануне назначенного для встречи с Кассави часа. Оставив в нескольких салонах сумму, сравнимую с годовым доходом небольшой компании, он в итоге приобрёл огромную благодарность Кристины Тирен, хорошее настроение для обеих спутниц (насколько это понятие вообще допустимо по отношению к андроиду) и, разумеется, невероятно шикарный образ для своей Алёны. Даже несколько!

Сейчас белокурая красотка рядом с ним щеголяла в плетёных полусапожках белого цвета на высоком каблуке, с декоративным плетением из серебряных и золотых нитей почти по всей их поверхности. Кружевным шёлковым платьицем с открытыми плечами, поддерживающим грудь корсетом и пышным подолом чуть выше колена, где ткань оставляла в воздухе при движении сверкающую серебристую пыльцу, исчезавшую бесследно через пару секунд. Голову же и руки украшали драгоценности из платины, золота и бриллиантов, дополняя волшебный образ девушки. Особенно Алёне шёл драгоценный обруч из плетёного серебра, с внушительным сапфиром по центру.

Нечего и говорить, что все взгляды девушек их башни были прикованы к этому великолепию, пока они двигались к лифтам. Даже разговоры на время замолкали, разгораясь с новой силой лишь когда Азраил со своими спутниками отдалялись хотя-бы на десяток метров.

Сама андроид почти не выказывала неудовольствия или каких-то мыслей в течение дня, постоянно продолжая благовидно улыбаться, лишь в самом конце дня, разложив все вещи по своим местам в выделенной ей спальне на первом этаже, девушка совсем по-человечески вздохнула, осмотрев их внимательным взором, проговорив: «А ведь я сама стою в пять раз дешевле этих… изделий». К счастью её никто не слышал кроме рогатого зверька, отдыхавшего под инфракрасным обогревателем, но что взять с простого зверя?

Так что раздевшись, Алёна почти сразу отправилась спать, помня о приказе своего владельца. Сегодня у Азраила ожидалась гостья, а значит она могла помешать им своим присутствием.

Подзаряжаться от базы ей было пока рано, а во время имитации сна постоянные радиоизотопные источники питания в её теле немного восполняли затрачиваемую энергию. Так что всё было в порядке.

* * *

— О как! — отворив дверь бокса, Азраил встретил гостью, одетую в глухой чёрный плащ с капюшоном, — Что это за таинственная незнакомка посетила меня на исходе дня? Не Кассави ли это часом?

— Пф! — только и послышалось от гостьи, молниеносно просочившейся внутрь. Лишь капли воды упали на одежду Азраила — на улице шёл нехилый такой дождь.

Сама девушка тут же сбросила глухое одеяние, оказавшись в тёмно-фиолетовом платье, созданном казалось только с одной целью: соблазнять мужчин!

Верх платья был представлен одной только широкой лентой ткани, опоясывающей тонкую девичью шею сзади и спускавшуюся на два остроносых полушария упругой груди, свободно по ней свисая и дальше, почти полностью открывая как саму грудь по бокам, так и тренированный животик.

На уровне поясницы ткань платья начинали поджимать со стороны бёдер тонкие прозрачные полоски, скрепляя переднюю и заднюю часть платья, при этом закрывали они женское тело весьма условно только впереди и сзади, оставляя бёдра полностью обнажёнными. А с учётом того, что и торс девушки оставался почти голым, Азраил отчётливо видел, что никакого нижнего белья на ней попросту нет! Одно только платье, почти ничего не скрывавшее, да изящные туфельки. Дойди дело до секса, и его даже снимать не придётся, достаточно просто сдвинуть полоски ткани чуть в стороны.

От такого вида его аж в жар бросило на мгновение, а инстинкты взвыли голодным зверем.

— Нравится? — ядовитая бестия явно была довольна произведённым эффектом, лихо крутанувшись вокруг своей оси. Хрен его знает как, но свободно ниспадавшая ткань при этом удержалась на её груди.

— Очень… волнующе! — с трудом подобрал он культурное слово в своём лексиконе.

— Ха-ха ты слишком вежлив! Не распускаешь руки, не делаешь пошлых намёков и даже не набросился на меня, увидев в столь откровенном наряде. Мне нравятся такие как ты, мужчины с выдержкой!

— Ну тогда идём к столу? Расскажешь наконец, откуда ты такая взялась, — стараясь не пялиться на открытую почти со всех сторон девичью грудь, Азраил рукой сделал приглашающий жест. Благодарно кивнув, Кассави элегантно проследовала на второй этаж, держась с явным достоинством. Её видимо с детства воспитывали с должным усердием, готовя то ли к контактам в высшем обществе, то ли к работе под прикрытием в околоаристократических кругах, потому как в движениях девушки чувствовалась серьёзная работа над собой. Даже Кристина Тирен не обладала подобными навыками держать себя, какие демонстрировала никому не известная женщина. А ведь Азраил проверял, имя её нигде почти не упоминалось.

Даже оказавшись за столом, ядовитая вдова (как про себя начал её называть лорд разрушения за способность убить партнёра во время спаривания) соблюдала все мыслимые нормы этикета, в том числе и те, что относились к высшей знати. Даже Азраил был удивлён этим фактом, накануне изучив весь застольный этикет — все двести пунктов правил с дополнительными поправками. Кассави не нарушила ни одного пункта, относившегося к их приватному ужину, хотя это было и не обязательно. Простые люди подобных тонкостей никогда не изучают — ни к чему! А у неё это словно бы вошло в привычку.

— Кто ты? Почему вышла на контакт со мной? — после короткого разговора ни о чём и лёгкого утоления голода, как того требовали правила приличия, Азраил начал наконец предметный разговор.

— Гниющие Врата, — положив столовые приборы на место, Кассави взглянула в глаза мужчины, сложив перед собой пальцы в замок, — Твой флот уничтожил эту организацию несколько недель назад во время карательных рейдов. Главой группировки была моя мать.

Сказать, что поворот судьбы был просто неожиданным, значит ничего не сказать. Азраил никак не ожидал, что те полёты с целью усилить его корабль-крепость могут иметь столь далеко идущие последствия. Как минимум он не ожидал подобной встречи здесь, в Высшей Военной Академии!

— Так значит ты здесь ради… мести? Странный способ отомстить, раскрыв себя пред своей жертвой, — сделал Азраил скептически-удивлённое лицо, тем не менее продолжая попивать из бокала уже десятую за день порцию алкоголя. С его нынешним метаболизмом можно было квасить хоть круглосуточно, не переживая вообще ни о чём.

— Нет конечно, — помотала головой Кассави. — Я ненавидела женщину, называвшую себя моей матерью. Я ненавидела и саму группировку: их цели, их методы и их отношение ко мне самой. Я здесь только для того, чтоб отблагодарить тебя за обретённую свободу. Пусть мне сильно повезло, что на момент вашей атаки я находилась далеко от логова, и то, что я сейчас жива, это простая удача, тем не менее больше всё равно мне некого благодарить.

Девушка выглядела грустной, но тем не менее искренне улыбалась, глядя Азраилу прямо в глаза. А самым странным было то, что Бусинка уверенно подтверждала правдивость её слов. Азраила подобный поворот событий даже немного сбил с толку на пару секунд, однако, напомнив себе об особенностях организма гостьи и явной её попытке его соблазнить, лорд разрушения сделал вывод о наличии двойного, а то и тройного дна в происходящем. Девушка и правда могла быть ему благодарна, однако это не исключало её попыток убить своего благодетеля. Женщины, знаете ли, существа коварные.

— Ну что ж, рад, что сумел помочь, конечно. И что же теперь? Перепихнёмся и разбежимся? Ты только для этого меня искала?

— Хи-ха, фу как грубо! — рассмеялась девушка, поморщив носик. — Я предпочитаю называть это понятием «Познакомиться поближе». И нет, разбегаться не нужно. Я вообще надеялась, что сумею быть полезна Лазуриту как боевой химик-биолог на правах наконец-то свободного человека. Даже сейчас в академии я изучаю отравляющие вещества, их классификацию, их синтез, нейтрализацию на местности и прочие смежные дисциплины. Ну и защиту от биологических угроз заодно — никогда ведь не знаешь, на какой планете какая дрянь нам встретится.

Кассави вела себя очень естественно, не забывая возвращаться время от времени к еде, от чего образ радостной девицы, получившей долгожданную свободу от эксплуататоров, был ещё более убедительным. Однако Бусинка теперь ощущала отчётливую тревогу, волнение и вину, исходившие от девушки.

«Мега, меня беспокоит её упоминание о биологической угрозе. Возможно ли в её теле переносить возбудители болезней, сопоставимых по эффективности с боевыми? Ядом она уже фактически плеваться может, что мешало её создателям дополнить это живое оружие какими-нибудь жуткими бактериями?», — поддерживая дальнейшую беседу, Азраил решил прощупать малознакомую тему, обратившись к ближайшей помощнице.

«Теоретически это возможно. Наукам обоих миров известно немало представителей видов, у которых в ротовой полости или на когтях размножались всевозможные возбудители болезней. После атаки таких хищников жертвы в считанные часы умирали от слабости, отравления крови или и вовсе парализации нервной системы. Как правило такими способностями владеют падальщики. Я не в состоянии проверить её организм, не входя с ним в самый тесный контакт, потому рекомендовала бы провести исследование при ментальной и силовой поддержке наших слуг. Даже если опасности нет, мы сумеем получить не только пользу, но и удовольствие».

Хорошенько обдумав слова Меги, Азраил приказал первому никого не пускать и не выпускать из бокса. Тот как раз находился сейчас снаружи жилого помещения словно привратник, заблаговременно скрывшись от глаз ожидаемой создателем гостьи. Бусинка же получила инструкции затуманить разум девушки во время начала их любовных игр, попытаться незаметно проникнуть в её память, и, если получится, вмешаться в её подсознание, повлияв на будущую лояльность женщины. Азраил был не против получить в свои загребущие руки ещё и специалиста в столь узкой области, тем более подобающе воспитанного… тем более если она красивая девушка. Что ни говори, это было ему только в плюс! В последнее время он таки поймал себя на навязчивом желании окружить себя соблазнительными любовницами. Что ни говори, а бабник он похоже ещё тот, что бы раньше он не утверждал.

«Получен уровень 97»

Неожиданно перед его глазами промелькнуло очень приятное сообщение. Но разве последний раз был не девяносто пятый? Немного подумав, Азраил вспомнил, что два дня назад он отмахнулся от какого-то системного сообщения, выполняя упражнение грандмастера по контролю над чистой энергией. Упражнение было изматывающим, так что он благополучно забыл об уведомлении, погрузившись в учёбу.

«Баран безмозглый. Что ж, зато теперь у меня в два раза больше очков для распределения.»

Открыв окна персонажа, он вложил оба очка умений в навык магической накачки, докачав его до восемнадцатого уровня. Статы же как всегда улетели в энергию. Теперь он мог в любой момент создать слугу из куска киборга, что хранился в его инвентаре, вот только это явно могло привлечь ненужное внимание — вторая половина, что конфисковали власти наверняка при этом бесследно оттуда исчезнет. Не было смысла пока привлекать лишнее внимание без необходимости.

Прежде чем вернуться к общению с гостьей, лорд разрушения осмотрел весь свой прогресс.


«Паладин смерти»

Уровень 97

Сила: 65; Ловкость: 75; Живучесть: 65; Энергия 510

Жизнь: 204/1080; Мана: 8335/8335

Биологическая подсистема:

«Симбионт Мега» Уровень 97

Сила/Ловкость: +97 % от параметров носителя

Регенерация собственных тканей: 194 ХП/С

Здоровье: 3240 ХП


«Повышение выносливости» — уровень 2: +45%

«Повышение скорости» — уровень 4: +25 % бег/ходьба

«Железная кожа» — уровень 1: +30 % защиты

«Естественная защита» — уровень 9: +52 % все резисты


«Аура абсолютного доминирования» — уровень 20:

Радиус: 40 м

Урон группы (физ): 473%

Урон Азраила (физ): 846%

Скорость атаки: 147,5%

Бонус атаки: 235%

Регенерация маны: 1112,5%

Защита: 360%

Замедление врагов: -54%

Снижение брони: -90%

Снижение сопротивлений: -130%

Дополнительный урон холодом: 185-190


«Броня адепта разрушения (призыв)» — уровень 20:

Порог урона: 880

Сопротивление физическому урону: 83%

Кража здоровья (Бл. Бой): 275

Возвращение физ. урона (Бл. Бой): 44%

Полученный урон идёт в ману: 100%

Стоимость призыва: 5000

Ограничение цели: на себя

Срок жизни брони: до истощения


«Жертва богине Кали» — уровень 17: энергия х6; сила\ловкость\живучесть х0.23

«Расщепление души» — уровень 1: эффективность 86 %

«Хранение аспекта» — уровень 9: Число аспектов 4; Объём каждого аспекта 18


«Магическая накачка аспектом» — уровень 18:

Максимальный объём: 47 кластеров

Укрепление тела-носителя: х19

Затраты маны: 47500


В какой-то момент, пока он не обращал внимание на окно своей статистики, Мега успела полностью прописаться в системе персонажа, отображаясь теперь в отдельном маленьком окошке. Даже уровень её теперь равнялся его собственному, и, судя по всему, при этом параметр физического усиления также привязывался к этому параметру. Ещё и регенерация тканей Меги постепенно росла при прокачке, как и её общее здоровье. Совсем здорово! Вообще стоило набрать побольше уровней в ближайшее время, а то получать по одному уровню каждые несколько дней — это просто какая-то тягомотина.

Закончив с инвентаризацией навыков, Азраил быстренько наметил дальнейшие пути развития и вернулся душой и разумом к замолчавшей в это время гостье. Кассави видела, что мужчина ушёл в себя, а потому как всякая воспитанная девушка, предпочла терпеливо подождать его возвращения.

— Прости, что-то накатило. Задумался, — быстро извинился тот перед девушкой. — Кстати, не желаете ли посмотреть на другие комнаты в скромном моём жилище?

— Ох, Азраил, ну к чему столь туманные намёки? — всплеснула та изящными ручками, ехидно ухмыляясь. — Я что, думаешь, девушка без понятия? Давай, веди! Где тут твоя спальня?!

Бойко выскочив из-за стола, красавица быстро обогнала опешившего хозяина скромного студенческого жилища, стуча каблучками исчезнув в тёмном провале коридора, ведущего в спальню. Азраил никак не ожидал такого откровенного напора, тем не менее планы менять не собирался. Юркнув следом и активировав мягкую ночную подсветку в помещении, он натолкнулся взглядом сперва на сброшенную обувь, а затем и на мягко покачивающуюся попку — Кассави сходу попросту запрыгнула на кровать, встав там на четвереньки. Сперва словно кошка выгнула спину, выставив ставшим в подобной позе довольно объёмным зад, провела рукой по нему, скинув последнюю преграду из ткани, и, звонко захихикав, рухнула на бок, выглянув в сторону Азраила.

— Ну где ты там…? Неужели не нравлюсь?! — ладошки её ловко раздвинули редкую ткань платья на груди, помассировав крепкие полушария. От проделанных движений у Азраила аж в горле перехватило, настолько накатившее желание было велико. Быстро расстегнув и сбросив одежду, мужчина стремительно приблизился к красавице, опустив одну свою руку на упругую попку, а второй подхватив её под голову. Впившись своими губами в пухлые губки обольстительницы, он мягко прогулялся правой рукой по её бёдрам, попке, животику, вскоре нащупав влажную промежность и чувствительный бугорок клитора.

— Ах!

Пару раз погрузив пальцы в её напрочь мокрое лоно, он вернулся к бугорку, нежно помассировав его. Освободив же рот девушки и переключив свои губы чуть ниже, к шее, Азраил с удовольствием принялся наслаждаться её лёгкими стонами, серьёзно усилившимися, когда он перешёл к груди и особенно к её набухшим твёрдым соскам. Сперва нежно потеребив их руками и даже помассировав своим языком, Азраил стал действовать грубее, с каждым разом добиваясь всё более сильной реакции бедняжки. Когда же в ход пошли пощипывания и покусывания зубами, уже сама Кассави не утерпела, опрокинула его на спину и, сходу забравшись верхом, одним точным рывком оседлала колом стоячий член. Какое-то время подвигавшись сама, она послушно передала инициативу партнёру, уже перехватившему её упругую попку руками и ритмично начавшему двигать бёдрами, раз за разом вгоняя в неё свою плоть. Кассави при этом завелась не на шутку, даже приподнявшись с колен на ноги, от чего член начал влетать во влагалище ещё глубже, да с такой силой, что бедняжка вскрикивала на каждое движение. Так продолжалось почти минуту, со всё нарастающим темпом, пока наконец ноги её не задрожали, а на Азраила толчками не выплеснулась горячая жидкость.

Даже не думая о жалости, мужчина сбросил с себя всё ещё ничего не понимающую от наслаждения девушку, уложив на живот. Заставив её при этом лёгким движением руки приподнять упругую задницу, ловко нащупал влажную дырку, с силой и максимально возможным напором войдя внутрь. При этом продолжая прижимать её своим весом к кровати и сковывая движения своими сильными руками, Азраил заставлял Кассави в своих мыслях представлять, что ей только что овладели силой, что возбудило девушку ещё сильней, приведя к очередному оргазму.

«Мастер, концентрация яда усиливается, но наше тело справляется успешно. Постарайтесь растянуть процесс, а ещё лучше, вогнать эту самку во временное забытье — я сумела нащупать новые особенности её внутреннего строения, к тому-же кто-то всерьёз вмешался в её тонкие тела, а это стоит как минимум изучить», — голос помощницы доходил до него глухо, и понял он сказанное не сразу, но безропотно принял руководство к действию. Намотав волосы своей не на шутку распалившейся жертвы, Азраил заставил Кассави подняться, встав перед ним на четвереньки. Тут же надавив ей на спину и заставив прогнуться, мужчина с размаху залепил звонкий шлепок по её широкой заднице, от чего Кассави звонко взвизгнула, снова залив кровать под собой липким эякулятом. Похоже ей настолько нравилось грубое обращение во время соития, что тело девочки просто слетало с катушек.

Так продолжалось ещё почти час, пока Кассави, обессиленная и довольная, словно сытая кошка, сквозь слёзы и пот не прильнула к губам Азраила.

Лёжа рядом со своим первым и, похоже, единственным в жизни всё ещё живым мужчиной, закинув на него свою ножку, девушка целовала лорда разрушения страстно и нежно, внезапно шумно выдохнув в его горло терпкий туман.

— Кхурх! Кхе-кхе! — закашлявшись в спазме, тот попытался от неё отстраниться, но только рухнул на пол, потеряв равновесие.

— Прости…, - только и услышал он от Кассави, усевшейся в центре их недавнего поля боя. Девушка выглядела жалко. Ей было настолько мерзко от собственного спонтанного поступка, что она поджала к себе колени, обняв их дрожащими руками.

— Прости! — снова проговорила она сквозь слёзы дрожащим голосом. Уткнувшись в колени, Кассави тут же заткнула уши, чтоб хоть немного заглушить стоны и кашель Азраила.

На самом деле до этого вечера она ценила свою жизнь куда больше, чем кого-то ещё, и была готова исполнить волю кураторов их группировки лишь бы заслужить право даже на видимость свободы.

Всё началось ещё до её выращивания, лет сорок назад. Именно в то время никому не известную группировку бандитов со странным названием «Гниющие Врата» начали финансировать ещё более тёмные личности. С помощью научной, финансовой и прочей поддержки группа отщепенцев занималась экспериментами с генетикой и тонкими телами людей, селекцией вирусов и бактерий, экспериментировали с органическими ядовитыми соединениями и прочими убийственными вещами. Кассави была, по сути, последним из клонов, конечным результатом работы сотен людей на протяжении десятков лет. Только необходимость в социализации среди обычных людей позволила Кассави выжить, ведь во время атаки Лазурита на их группировку девушка находилась на планете Мигараг, готовясь поступить аж в Высшую Военную Академию. Невидимые хозяева группировки были настолько могущественны, что даже подобное было для них делом обычным. Пусть даже самая простая медицинская экспертиза легко бы установила сотни отклонений в теле Кассави от нормы, особенно с учётом того, что её генетическая спираль была не двойной, а тройной, что по сути делало её отдельным биологическим видом!

Так что имея подобное происхождение, не мудрено, что в теле и разуме девушки находилось множество предохранительных закладок, обеспечивающих её послушание. Об этом она сама узнала совсем недавно, после гибели её названной «матери» и всех основных членов группировки. Вот только радость по случаю неожиданной свободы была недолгой — агенты «Святого Покровителя» легко её отыскали, напомнив, кому она принадлежит на самом деле. Так что убийство Азраила по сути было её испытанием, той самой проверкой, что должна была как позволить отомстить за неприятное поражение, так и убедиться в отлаженности механизмов послушания их живого оружия.

Но, проведя всего несколько часов со своей целью, Кассави неожиданно прониклась к нему невероятной симпатией. Не будет преувеличением даже сказать, что девушка попросту влюбилась без памяти! Вот только Бусинка не сумела сломить её поведенческие блоки, направленные на выполнение основной миссии, так как заложены они были в её тонких телах и были недоступны для слуги Азраила.

Даже будучи в сознании, не убив его обычным телесным ядом, Кассави на подсознательном уровне выпустила в тело своей цели заряд смертоносных бактерий, живущих в особом её органе, соединённом с её лёгкими. А осознав, что наделала, мгновенно ужаснулась самой себе, впав в лёгкий ступор. И даже слышать стоны неожиданно полюбившегося ей человека девушке было теперь мучительно больно! Особенно с учётом того, что Кассави отчётливо поняла: «Она будет пытаться убить его снова и снова, даже если он выживет в этот раз! Независимо от того, хочет она этого или нет!»

Впервые в жизни Кассави по-настоящему осознала, как больно не иметь власти над собственной жизнью….

— Не хочу… — прошептала она, когда стоны Азраила наконец стихли. — Не хочу так жить! — плакала девушка, сидя в пустой спальне, где совсем недавно она познала величайшее в своей короткой жизни наслаждение. Остановив усилием воли работу тех органов, что питали её ткани антидотами от собственных ядов, девушка медленно легла на край кровати, свесив голову вниз. Кассави хотелось умереть, глядя в последние секунды своей никчёмной жизни именно на того, кто наконец сумел приоткрыть ей мир свободы и наслаждения.

Вскоре из глаз, ушей, а потом и по всему телу ядовитой красотки закапала тёмная ядовитая кровь. Тело её начало стремительно разрушаться, начав отсчёт до скорой смерти живого оружия.

* * *

Даже искусственная жизнь всё равно жизнь, особенно если она обладает свободой воли и критическим мышлением. Вот и Бусинка имела своё представление о долге перед создателем, кто бы что ни говорил. Как только Азраил свалился без памяти в спазмах от сильного инфекционного поражения, и Буся перестала получать хоть какие-то инструкции, Кассави мгновенно попала в её мощные ментальные тиски.

Захватив разум убийцы, покусившейся на жизнь её создателя, рогатая кошка в первую очередь пресекла её попытку покончить с собой дабы избежать ответственности и обрубить след к заказчикам покушения (во всяком случае зверь посчитала происходящее с девушкой именно этим).

А уже десятком секунд позже белая рогатая кошка с длинным тонким хвостом стремительно влетела в спальню, усевшись на край кровати, атаковав ненавистного противника напрямую. Глаза её при этом ярко светились золотом, а пасть искривилась в хищном зубастом оскале, при этом вся её ментальная мощь обрушилась на женский разум неостановимым потоком, наплевав на всякие предосторожности. Бусинка во что бы то ни стало вознамерилась раскрыть все секреты несостоявшейся убийцы, выпотрошив даже самые дальние закоулки памяти, а заодно и полностью подчинив себе её разум. Подобные грубые действия могли привести даже к распаду личности Кассави, но это рогатую тигру не волновало.

* * *

Придя в сознание, первое, что Азраил ощутил, это боль и пустоту. Всё, что было выше пояса, болело неимоверно, а вот ниже пояса была пустота — он попросту не чувствовал своё тело в той стороне, что серьёзно испугало лорда разрушения в первые секунды прихода в сознание.

«Мега… статус…» — мысли его ворочались с трудом, а во рту, как и в носоглотке, отчётливо чувствовалась кровь.

«Мастер, мне пришлось ввести ваше сознание в спячку для блокировки болевых ощущений — её интенсивность могла навредить вашей психике. Атака бактериями-микроморфами, способными мутировать с неимоверной скоростью, противодействуя иммунной системе, была проведена против нас мастерски, минуя большую часть механизмов защиты тела. К счастью, мне удалось нейтрализовать возбудители, выработав универсальные антитела, но некоторые последствия поражения наших тканей потребуют сложных восстановительных работ. Тем не менее в течение часа наше тело снова получит полную дееспособность. Можете не волноваться», — голос Меги никогда ещё не был для Азраила столь воодушевляющим.

Услышав, что его отнявшиеся конечности лишь временное неудобство, он смог хоть немного успокоиться. Даже попытался открыть глаза, в которые словно напихали килограммы песка, и закономерно увидел перед собой одну лишь мутную взвесь, отличавшуюся одной только освещённостью. Немного поморгав и приподнявшись на локтях, он вскоре сумел различить контуры помещения и широкой кровати справа. Игра светотени давала пусть очень приблизительное, но всё же представление об интерьере.

Когда его разум вновь стал доступным, от Бусинки пришли волны радости и облегчения, а также краткий отчёт о проделанной ею работе. Зверушка даже прыгнула на грудь своему создателю, и, утробно заурчав, принялась вылизывать его лицо.

В разум Азраила тут же хлынули образы из жизни Кассави и обрывки чувств девушки: детство в экспериментах, размытые виды изнутри медицинских капсул с видом на несостоявшихся сестёр, боль, одиночество, и снова боль. Редкие встречи с людьми, изнурительное обучение, общение с преподавателями, радость от вида внешнего мира за пределами лабораторий, счастье от уничтожения организации, беседы с кураторами из секты Святого Покровителя и осознание своей беспомощности — в один момент её волю попросту выключили кодовой фразой, получив возможность делать с ней всё что угодно, о чём Кассави старательно пыталась забыть. А после всплыли яркие образы их совместного наслаждения, оглушительное осознание собственного поступка и острое чувство вины, засевшее где-то у сердца. Завершало картину тоскливое нежелание жить.

Азраил буквально за пару минут увидел всю жизнь искусственно созданной формы жизни, созданной для коварных замыслов сектантов при их же поддержке.

Вместе с этими образами Азраил получил пояснения и от Бусинки, почти раздавившей мощью своего разума личность Кассави. Вот только он был не согласен с таким разбазариванием человеческих ресурсов. Да, она пыталась его убить, и её ответная смерть могла принести Азраилу пользу, вот только живой девушка была куда ценнее, чем в виде слуги, не способного действовать под прикрытием, и лорд разрушения не собирался упускать этот важный ресурс. Он был намерен обратить созданное сектантами медовое оружие против них самих.

Да и чего уж греха таить, ему Кассави было откровенно жаль — такой судьбы как у неё и врагу не пожелаешь. Он и сам всеми силами пытался уберечься от участи стать подопытной мышкой сильных мира сего, пусть и не с абсолютным успехом.

— Всё-всё, Бусь, успокойся, — отстранил он зверя от своего уже начисто вылизанного лица. — Приведи-ка её разум в порядок! Закрой негативные воспоминания детства и усиль инстинкт к выживанию. Она мне нужна, — всё ещё не придя в себя после навалившихся мысленных образов, Азраил отдал приказы голосом, снова попытавшись встать. — Бля-ха! — поскользнувшись локтями по гладкому полу, мужчина тут же рухнул вниз, больно стукнувшись затылком.

— Так… потихоньку парень, не спеши, — перевернувшись на живот, он наконец сумел подползти обратно к кровати. Ноги его до сих пор болтались бесчувственными плетьми, но силы в руках уже было достаточно, чтоб не обращать на это внимания.

* * *

Велиан был очень удивлён запросом на срочный вылет от Лорда посреди ночи, но тем не менее без всяких пререканий собрал усиленный отряд из двенадцати своих бойцов, подняв в воздух привычный лёгкий крейсер. Спустившись с орбиты к городу-академии, телохранитель с удивлением увидел Азраила в компании незнакомой девушки, одетой словно принцесса, и Первого со странным саркофагом в руках. Бусинку он не считал за отдельную личность, давно воспринимая странное чудовище неотъемлемой частью своего повелителя.

— На флагмана! Живо! — голос Азраила был твёрд, но на вид лорд разрушения был явно ослаблен — бледный цвет кожи, растрёпанная одежда и градом валивший пот. Велиан заподозрил неладное.

— Сэр, всё в порядке? Что-то случилось? — лишь ему одному было позволено задавать подобные вопросы Азраилу. От рядовых членов охраны глава подобного бы не стал терпеть.

— Позже! — но отвечать сейчас тот не собирался, так что отбросив все лишние разговоры, он заставил своих людей срочно поднять корабль на орбиту.

Уже всего через пол часа их борт стыковался с кораблём-крепостью, где их ждала вызванная заранее бригада медицинской помощи. Для медотсека Азраил не скупился на оборудование даже несмотря на предстоящую глубокую перестройку корабля, так что наличие у встречающих медицинской капсулы со стабилизирующим стазис полем на собственной антигравитационной ходовой части было неудивительно.

Перегрузив Кассави, всё ещё не пришедшую в сознание из саркофага андроида в медкапсулу, телохранители последовали за своим повелителем, отрядив на охрану пленницы сразу четверых бойцов.

— Она пыталась меня убить, так что будьте осторожны. Необходима полная изоляция и отсутствие посетителей. Учтите, все её телесные жидкости смертельно ядовиты, а внутри своего тела это существо выращивает биологическое оружие, способное неоднократно мутировать. До моих распоряжений держать её в капсуле под наркозом, а всё, что с ней связано, должно быть засекречено, — дал он напоследок инструкции ответственному за Кассави врачу.

— Конечно, сэр, всё сделаем в лучшем виде! — не стал тот ничего спрашивать, удалившись вслед за своими сотрудниками.

Азраил же решил сперва навестить Микасу, буквально вчера ночью пославшую условный сигнал о критически важных новостях. Так как встречу с Кассави переносить было уже глупо, он решил прибыть на корабль на день позже, так что теперь следовало встретиться с ней безотлагательно. Новости явно должны были быть интересными, раз Малышка не пожелала даже намекать о них по шифрованному каналу связи.

— Уааа! Кто там ещё? — на пороге скромного жилища девушки делегацию из десятка мужиков и андроида встретила полуодетая заспанная неряха, в растрёпанной ночнушке, надетой на голое тело. Правда из всей ночнушки присутствовала лишь верхняя часть, с трудом закрывавшая упругую попку, — А, это ты? Заходи, только без железяк.

Ничуть не смутившись своего вида, Микаса Марико оставила двери открытыми, позволив полуночным гостям войти без препятствий. Приглашением воспользовался только Азраил, прихватив с собой Бусинку с Алёной, сопровождавшей его теперь во всех поездках. Азраил был удовлетворён качеством приобретения и был настроен выкупить её у академии, не дожидаясь срока завершения договора аренды. Робот был весьма полезен, так как обладал абсолютной памятью, внушительной базой данных по всевозможным материалам и был способен вести постоянную запись происходящего. Вот только её необходимо было проверить на предмет скрытого наблюдения за самим Азраилом, отчасти поэтому они и пришли сейчас к Малышке.

— Пить что-нибудь будешь? — сонно проговорила хозяйка жилой лаборатории. Квартирой это назвать язык бы не повернулся — слишком уж плотно та была заставлена электронными вычислительными блоками и прочей аппаратурой, порой совершенно непонятного для лорда разрушения назначения.

— Нет, спасибо.

— А я буду… всю прошлую ночь не спала, ждала твоего появления. Но похоже у тебя были дела, так что от энергетика я точно не откажусь… От же зараза! О! — забросив какие-то порошки в гидратор, девушка пару раз пощёлкала барахлившим выключателем аппарата, моментально приготовив горячий напиток, отдававший при этом запахом каких-то ягод или просто похожим ароматизатором.

— Ммм! Другое дело! Вижу, ты завёл себе куклу? Неплохая модель, всего год назад вышла в серию, — подойдя к Алёне, Микаса бесцеремонно ту осмотрела, даже потрогав в разных местах, — Твою мать, почти как настоящая. Скоро вам и бабы будут не нужны, да…?

— У тебя, кажется, были какие-то новости? — стараясь не заглядывать на попку, часто выглядывавшую из-под лёгкой длинной футболки при движении хозяйки, решил перевести Азраил скользкую тему.

— Да как сказать… В той системе, что ты указал, началась странная активность — восемнадцатый флот в полном составе сменил привычный курс, встав там лагерем. Судя по записям кодов доступа, они заняты вывозом кучи трупов и обломков кораблей, при том никаких слухов о прошедших сражениях нет. А ты знаешь, что спрятать массивные столкновения космических войск в информационных потоках крайне сложно!

— Выходит, тамошнему контингенту здорово пообломали рога, — сам себе кивнул Азраил. — Так, что даже пришлось целый флот пригнать в качестве подкрепления. И сделали это не привычным отстрелом противника из тяжёлых орудий. Ничего не путаю? — услышав подобные вести, Азраил серьёзно задумался. Если противостояние расы магов с людьми перешло в активную фазу, то он чертовски сильно опаздывает!

— Вроде того… — подхватив какой-то прибор, Микаса теперь сосредоточенно пялилась в строчки теста, отвлекаясь лишь на свой горячий энергетик.

— Азраил, мне страшно! — вдруг подала голос Алёна, с ужасом в глазах, глядевшая на полуголую девушку, — Что она хочет со мной сделать?!

— Прости, Алёна, но придётся уж потерпеть. Микаса просто всё детально проверит. Хорошо? — Азраил сам того не осознавая, в последнее время стал разговаривать с роботом словно с живым человеком. Слишком её поведение было естественным.

— Но мне больно…, - чуть не взмолилась андроид, вдруг замолкнув на полуслове. Взгляд её стал потерянным и лишённым жизни.

— Достала уже ныть! Не переживай, всё с ней будет нормально. По-другому я просто не смогу изучить её ядро, так что никакого нытья! — тут же девушка погрузилась в работу с головой.

Азраил, пропустив очередное высказывание девушки мимо ушей, тем временем задумался над своими дальнейшими действиями. Его корабль будет готов ещё чёрт знает, когда. Более того он до сих пор даже не встал на стапели верфи! Закупки вооружения и техники тоже ещё не начались, а здешние люди уже перешли к активной фазе действия. Короче хер знает, что! Похоже ему придётся действовать по резервному плану, придав всеобщей огласке саму ситуацию с новым разумным видом на открытой планете — это по крайней мере может дать ему столь нужное время, подняв шум в обществе. Вот только следовало заранее заручиться поддержкой авторитетных людей, иначе его просто обвинят в подделке материалов, и затея выйдет ему же боком.

Как минимум впереди его ждало четыре выходных дня, а значит он мог пригласить в путешествие грандмастера Загора, сходив с ним на разведку боем. Побывав лично на удивительной планете магов, старик наверняка станет более сговорчивым, что также будет Азраилу на руку и позволит закончить академию в кротчайшие сроки!

— Готово! — вырвал его из раздумий возглас Малышки, победно расцветшей хищным оскалом, — Выловила ублюдка! Скажи спасибо великой мне, иначе бы все записи за прошедшие пару суток уплыли в особый отдел. Во всяком случае узел связи точно принадлежал им. Ну ничего, пусть пососут теперь у самих себя, глядишь ума добавится. Защиту я, кстати, обновила, так что пользуйся смело любыми функциями.

Сразу после этого ожила и Алёна, пугливо спрятавшаяся за спину Азраила, при этом вжавшись в него всем своим телом. Даже слёзы из глаз полились — настолько андроид была правдоподобна.

— Не хочу больше быть здесь… пожалуйста!

— А ничего куколка, прямо как живая. Так значит вот какие девушки на самом деле нравятся нашему гордому адмиралу флота? Ну-ну! Ха-ха, — по-настоящему развеселившись, Микаса Марико проигнорировала строгий ответный взгляд своего командира, отправившись в ванную комнату.

— Идём, — тут же оттаял лорд разрушения. Бабы есть бабы, что с них взять? Ну подкалывают его, так ведь без злого умысла. Да ещё и наедине, а не прилюдно. Не наказывать же теперь за это?

Дальше ему следовало посетить уже Альнаю, оставшуюся на борту на эти дни за старшую. Следовало принять от девушки доклад, а заодно и взять с собой на планету магов, разумеется, для всестороннего её развития. К тому-же драгметаллы они уже все распродали, и её присутствие на борту гиганта было теперь не столь необходимо.

Ну и Хряся тоже взять было просто необходимо! Зверь уже поди успел заскучать без их совместного приключения!

Глава 83

Доклад от Альнаи Джуран, прибывшей на мостик в кротчайшее время, был лаконичен, краток и не содержал громких новостей. Работа была проведена штатно, люди выполняли свои обязанности добросовестно, а со стороны внешних сил не было никаких попыток проникнуть внутрь периметра. Во всяком случае пока.

— Как у твоей сестры дела? — закончив с официальной частью, Азраил перешёл к более личным вопросам.

— Ты знаешь, значительно лучше! Она уже пришла в сознание и с жадностью расспрашивает меня обо всём произошедшем за последние годы. Думает, я поместила её в какой-то военный госпиталь… Я пока не говорила, где она находится, решила подождать её полного выздоровления, да и если честно, стыдно признаваться, что дезертировала со службы. Какие бы доводы я ни привела, а факт есть факт, — девушка была хмура и нерадостна, несмотря на хорошие новости, — Тем более ты ведь знаешь, как мы относимся к пиратам, — сложила она руки на груди, переминаясь с ноги на ногу, — А вы по сути ещё вчера были в их числе, пусть и получили амнистию. Боюсь, она будет сильно разгневана моими поступками.

Альная шумно вздохнула, пытаясь справиться с переживаниями. Было видно, что сестру она любит больше жизни и очень боится расстроить. Но лучше уж так, чем хоронить её из-за странной болезни.

— Не паникуй, думаю она поймёт — у тебя же были веские причины в конце концов! Так что, получается ты теперь более свободна? Полетишь со мной на планету магов? Там сейчас происходит что-то серьёзное, и твоя сила мне бы пригодилась.

— Почему нет? Мне уже давно пора развеяться! Думала, ты уже и вовсе забыл обо мне, — немного повеселела девушка, снова переведя шлем своего нового костюма в герметичный режим.

* * *

— Да… Азраил? Почему так поздно? — заспанная Умину Фонк, когда-то подчинённая Сейны Малус из особого отдела, а теперь уволенная в запас торговка оружием, была удивлена ночному звонку. Несмотря на экстренную побудку и явную неряшливость в одежде, женщина была всё также строга и элегантна.

— Доброй Вам ночи! А вы молодец, когда бы я вас ни застал, в привлекательности не теряете ни грамма! Не раскроете, в чём секрет? — что же ещё может поднять настроение женщине, разбуженной ни свет, ни заря, если не ненавязчивый комплимент.

— Ох да какие секреты? Дело конечно в опыте, — сквозь сонные глаза улыбнулась весьма зрелая женщина, — При моём то возрасте немудрено.

— Не преувеличивайте, какие ваши годы?! Даст богиня разрушения, ещё и помолодеете лет на тридцать, если конечно постараетесь и не подведёте меня. Как там кстати наш заказ на броню?

— Броню…? Броню… Ах да! Новая модель среднего МПД с реактивной ходовой частью. К сожалению, для массовых поставок ещё не всё готово — переговоры затягиваются, но есть шесть образцов, готовых к эксплуатации. Если интересно, могу отгрузить уже утром, — сделав вид, что пропустила мимо ушей слова Азраила об омоложении, Умину Фонк постаралась поскорее «врубиться» в деловой разговор. Тем не менее Азраил знал, что его слова были приняты к рассмотрению и не будут просто забыты.

— Это будет уже поздно. Сможете отгрузить в течение часа? Пришлю корабль куда скажете.

— Хм… можно конечно и так, но цена возрастёт. Мне людей придётся поднимать в экстренном порядке. Ночь всё-таки, — чуть призадумавшись, ответила ему женщина.

— Идёт! Выставляйте счёт и пересылайте данные по пункту отгрузки. Мой человек всё получит.

* * *

Перед отправкой на планету кнотов Азраилу необходимо было решить ещё один важный вопрос, не терпящий более отлагательств, а именно пошатнувшееся здоровье его главного изобретателя, главы научного центра военных разработок, созданного на базе орбитальной верфи, Никтона Кальнара. Того до сих пор не выписывали из больницы, несмотря на все порывы старика вернуться к работе.

— Господин Азраил, да как можно так?! Я уже почти восемь дней под наблюдением! У меня работа стоит! — встретил его Никтон в палате госпиталя на территории орбитального города. Всего за час пути переместившись порталом на дикую планету, а оттуда на вызванном корабле добравшись до логова группировки, Азраил был встречен гневными жалобами уже от самых дверей.

— И что говорят врачи? Жить-то будете? Сколько ещё протянете при нынешнем ритме жизни?

— Да врут засранцы! Свистят как дышат! Якобы мне ходить под звёздами ещё года два, а то и меньше, но я-то себя знаю лучше любого оборванца с диагностом! Ничё мне не сделается — буду работать как работал сколько понадобится, — махнул он пренебрежительно рукой. — Прикажите им меня отпустить, а? — глаза старика горели энергией и жаждой действий, вот только внешний его вид и правда внушал опасения. И без того старый человек словно бы высох ещё сильней, внушая неподдельные опасения даже лишённому медицинских познаний Азраилу.

— Так… садись, старина, давай не будем пороть горячку, — дождавшись, пока недовольно пыхтевший изобретатель присядет на край своей постели, что стояла рядом с приличного вида медицинской капсулой и прочими прибамбасами к ней, лорд разрушения решил начать с места в карьер. — Значит так. С врачами не спорь, выглядишь ты и правда жутко — в гроб обычно краше кладут. Но и бросить я тебя не могу без поддержки, особенно в столь важный для нас момент, так что слушай, — при этих словах Азраил достал из почти переполненного инвентаря одну из немногих сущностей жизненных сил, способную продлить жизнь даже глубокого старца лет на пятьдесят, попутно повысив и его природный потенциал.

«Средняя сущность жизненных сил»

При поглощении смертным существом, омолаживает все ткани и клетки до оптимального состояния. Чем моложе был организм, тем дольше сохранится эффект (от 50 до 200 лет молодости). Повышает врождённый потенциал интеллекта и тела существа на 30 %.

При поглощении магическим зверем или пользователем магии развивает весь организм комплексно, в том числе магические способности. При достаточном количестве поглощений может привести к эволюции базового организма.


— Эта штука способна омолодить твой организм до пика формы! При чём эффект молодости сохранится почти на полвека, — протянул он ладонь вперёд, где покоился бело-розовый сгусток неправильных выпуклых форм размером чуть больше кулака, — Я хочу, чтоб ты и дальше жил, служа на благо группировки и мне лично, но в этом случае ты не сможешь уйти от нас раньше, чем через тридцать лет. Что скажешь? Хочешь снова стать молодым? Повидать миры? Завести любовниц или даже семью?

— Хехе… искушаешь, парень… — пальцы Никтона дрогнули и заметно дёрнулись к сгустку, но тут же вернулись назад, — Вот только не всё я могу тебе отдать просто так. Некоторые вещи ведь мне совесть не позволяет претворить в жизнь даже в единственном экземпляре, тем более перед самой своей смертью. Кто его знаете, кто и как моими изобретениями потом воспользуется? А этот вопрос во все времена мучил величайшие умы человечества, особенно тех, кто создавал оружие массового поражения. Вот только сейчас всё ещё серьёзнее.

— То есть? — нахмурился Азраил. Разговор уходил в совсем уж какие-то странные дебри.

— Ты ведь знаешь недостаток обнулителей массы. Поле у них всенаправленное, а радиус охвата не позволяет работать с крупными калибрами пушек — не дотягиваются обнулители сквозь внушительный ствол и диаметр снаряда. От того и массу их снизить не удаётся, что серьёзно снижает эффективность технологии, уступая по огневой мощи даже полностью модифицированным малым калибрам… — вспомнив о давно обсуждаемой проблеме, старик ненадолго замолк, видимо решаясь говорить дальше или нет. — В общем, нашёл я решение. Сумел наладить излучатель направленного поля, благодаря чему вырастет глубина проникновения почти в десять раз. Даже расчёты первоначальные сделал, получив совсем уж страшные цифры….

— И что за цифры? Каков тогда порядок разрушительной силы, раз ты себя чуть в могилу не свёл?

— Если брать по максимуму, орудие осадного типа с дредноутов нового поколения, то вольфрамовый снаряд массой в тридцать тысяч триста тонн, движущийся со скоростью в семь десятых скорости света, попросту пробьёт дыру в любой планете. Сила удара там приближается к ста одиннадцати экзотоннам в эквиваленте стандартного взрывчатого вещества. Чтоб ты понимал, для подобного ужаса пришлось бы аннигилировать больше пяти тысяч тонн антиматерии, а с учётом дефекта массы обычного термоядерного топлива, трития и дейтерия потребовалось бы в сотни раз больше, — прикрыв ладонью рот, старик Никтон облокотился о колено, погрузившись в собственные мрачные думы.

— Пять тысяч тонн… да это же просто невозможно…. А тут просто выстрелить болванкой из вольфрама и планеты считай нет!

— Угу, а небольшие планетоиды и вовсе при попадании разметает в пыль, не говоря уже о спутниках. Да даже замени ты дорогой вольфрам на дешёвый нитрид титана, эффект будет всё ещё ужасающий. Теперь понимаешь, почему меня так корёжит? Я борюсь с собой уже почти месяц! Одна часть меня хочет создать нечто подобное, великолепное и устрашающее, воплотив в жизнь плод столь многих своих трудов…. А вторая приходит в ужас от осознания всей этой чудовищной мощи! — подняв взгляд, старик встретился с красными глазами Азраила и это почему-то его успокоило.

Никтон явно был в замешательстве и был готов унести секрет новой технологии в могилу, но Азраил нарушил все его планы, сделав предложение о втором шансе и возвращении молодости.

— Мы можем заключить сделку. Ты построишь только одну такую пушку…. На «Богине-матери Кали»…. При этом и я, и моя уникальная дочка дадим тебе клятву не использовать это оружие против людей этого мира или иных разумных народов. Я даже готов согласовывать с тобой каждое её применение, оставляя последнее слово за тобой! А после её постройки мои слуги поставят самый надёжный ментальный блок, запрещающий тебе работать над подобным оружием, и более того, ты даже забудешь, как вообще этого добился. Идёт? — протянул лорд разрушения свою правую руку, держа сгусток жизненных сил в левой.

— Идёт, — облегчённо выдохнул старик, пожав крепкую руку адмирала флота. С него словно кандалы сняли — настолько ему стало легче от заключённого соглашения. От одного орудия, тем более под его личным присмотром, не должно быть слишком уж много проблем. А огневая мощь иногда и правда бывает жизненно необходима — таким оружием можно даже кометы сбивать при необходимости. Или уничтожить чужое оружие апокалипсиса, уравновесив шансы в возможной страшной войне. В общем, иметь нечто подобное на своей стороне всё же лучше, чем не иметь. Вот только другие страны скорей всего с этим не согласятся…

Теперь, когда соглашение было заключено, Азраилу оставалось только отдать сгусток Никтону, что он и сделал. Вот только кое-чего лорд разрушения не учёл.

— А использовать-то его как? — покрутив в руках странный предмет, старик поднял глаза на своего гостя.

— Так… — тот ожидаемо смутился, вспомнив, что сам то их поглощал через инвентарь, и совершенно не представляет, как это делать без его использования. Тем более на других людях.

— Погоди, дай подумать минутку, — поднял Азраил перед собой указательный палец, предвосхищая новые вопросы Никтона.

«Что мы имеем? Я — маг. Хрясь по сути магическое животное. Что у нас общего? Правильно, мы используем ману. В инвентаре она тоже наверняка есть, это ведь всё-таки часть моих способностей. Значит в поглощении этих сгустков должна участвовать мана. Так? Ну, логика в этом есть…. Напитать ею сам сгусток? Или может-быть человека? А может и то и другое? Чёрт! Остаётся только пробовать…».

— Ляг на кровать. Я не знаю, как это повлияет на тебя с твоим возрастом, но лучше подстраховаться — вдруг сознание потеряешь, — переместив взволнованного изобретателя в горизонтальное положение и положив сгусток жизненных сил ему на голую грудь, лорд разрушения вошёл в состояние жертвенности, окутавшись в чёрный дым. Он не знал, сколько маны может понадобиться, а потому следовало заранее подстраховаться — даже ауру доминирования вновь активировал для подстёгивания регенерации маны. Вскоре над стариком словно ангел смерти стояла уже чёрная фигура в рваной хламиде, с маской на лице, где переливались живые красные узоры, а его сухая рука поднялась точно над сгустком.

— Хоть бы получилось… — просипел Никтон, закрыв на всякий случай глаза.

Тут же вниз из руки Азраила ударил целый поток тумана лазурного цвета — его тело при этом исторгало более семнадцати тысяч единиц маны в секунду, тот самый объём, что непрерывно восполнялся его магической силой при нынешних статах.

Сперва лазурный поток встретился со сгустком, начав впитываться в него без остатка, при этом розоватый цвет его начал стремительно меняться, наливаясь синевой, а когда оттенок его наконец стал равен оттенку маны Азраила, моментально растёкся по иссохшей груди старика, бесследно в неё впитавшись. Даже увидев результат своих действий, лорд разрушения не перестал исторгать из себя силу магии и явно не зря! Следом за слиянием, тело Никтона начала бить частая дрожь. Сперва слабая, еле заметная, но с каждой секундой всё сильней и сильней, при этом старик явно был уже без сознания, так как не издавал ни звука. Мана Азраила всё продолжала струиться, бесследно исчезая в теле смертного, что уже начало ощутимо меняться, и дрожь в результате подпитки постепенно ослабла, полностью прекратившись.

Сухое тело старика, испещрённое морщинами, стремительно налилось жизнью, мышцы вновь стали упругими и сильными, волосы насытились цветом тёмного речного песка, а лёгкое больничное облачение треснуло в раздавшихся вширь плечах и ногах. Перед Азраилом всего спустя полминуты лежал не убитый жизнью старик, а весьма привлекательный молодой парень лет двадцати, от которого так и веяло силой. Фигура Никтона, ни разу за свою жизнь не ходившего на тренировки, полностью изменилась под действием сгустка. Впрочем, как и его интеллект, став в новой жизни, если судить по описанию среднего сгустка, на треть острее, быстрее и прозорливее. Идеальная ситуация для любого учёного!

— Получилось? — раздался в палате словно чужой, сильный, но звонкий голос. Не веря своим ушам, Никтон вскочил на ноги, чуть не опрокинувшись вместе с кроватью — силы его стали теперь совсем другими, а значит придётся привыкать ходить и вставать без чрезмерных усилий.

— Ха-ха-ха! Да! Да! — кричал мужчина, глядя на свои руки и ноги и ощупывая себя со всех сторон.

— Как ощущения? — Азраил, уже вернувшийся в свой обычный вид, сопровождал все эти действия с явно довольной улыбкой. Ещё бы! Эксперимент увенчался успехом, а он ведь и сам сомневался, что делает всё правильно.

— Дай я тебя обниму парень! — отвлёкшись от своего увлекательного занятия, молодой Никтон моментально подскочил к адмиралу, сжав его в своих крепких объятьях. — Спасибо! Спасибо тебе огромное!

— Ну всё-всё… у нас с тобой ещё дел по горло. Хорош обниматься, — похлопав по спине помолодевшего старика, Азраил отстранил его, сжав плечи руками, — Корабль, Никтон, займись им! Через три дня отправимся с тобой на Мигараг, договариваться по срокам.

— Сделаю! — тут же кивнул тот, вернув абсолютно серьёзное выражение лица.

— Я прикажу тебя выписать, так что долго здесь не задержишься, и озаботься заменой личных данных в администрации города — выглядишь ты теперь совсем иначе, — Азраил поспешил выйти прочь, оставив счастливчика отходить от шокирующих событий. Дел у него самого было ещё море!

* * *

— И кого мы ждём? — внутри исследовательских отсеков, сброшенных с орбиты по просьбам ксенобиологов совсем недавно, Альная и Азраил стояли перед толстенным стеклом, за которым находилось рабочее помещение учёных.

— На обратном пути получил сообщение от профессора Крамера, решившего вплотную заняться фауной этой планеты. Начать он решил со здешних мокриц-переростков, и уже нашёл кое-что интересное. Так что вот, мы здесь… Тебе скучно? — Азраил мельком взглянул на девушку в герметичной броне и вновь вернулся к созерцанию помещения за стеклом.

— Немного…

Вновь возникла тягучая пауза.

— А вот и вы! — за спиной парочки раздался знакомый голос, и внутрь вошёл гигант, состоящий в основном из стали и сервоприводов.

— Крамер? Что за маскарад? На войну собрались?

— Хе, по-другому и не скажешь, сэр. Твари местные очень интересны, но возни с ними просто тьма! Идёмте, поясню, наконец, зачем отвлёк вас от важных дел, — в тесных коридорах спущенного с орбиты комплекса Крамер в доспехе помещался с трудом. Открыв вход в лабораторию, он сперва пропустил вперёд обоих гостей, а затем повёл их к разделочному столу. Где уже были разобраны на куски несколько мокриц-броненосцев.

— Ну и гадость…! — девушка отреагировала весьма ожидаемо на расчленённых насекомых, отказавшись подходить слишком близко.

— И вы совершенно неправы! Эти существа просто удивительны! Взгляните на их внутреннее строение, — учёный, одетый в инженерный экзоскелет, подхватил лежавшую на низком металлическом столике двухметровую тушу, с видимым трудом перевернув его брюхом вверх. Вся нижняя часть мокрицы-переростка была срезана каким-то очень серьёзным инструментом. — Видите? Внутренних органов как таковых нет, кровеносных сосудов, сердца, нервной системы… Ничего! Одна желеобразная масса высокой плотности внутри и почти непробиваемый панцирь!

— Как же они питаются? Живут? Размножаются? — задал логичные вопросы уже Азраил.

— Пока не знаю по размножению, но процесс питания у них очень интересен. Их тела способны испускать волны неизвестной науке природы, словно высасывая все жизненные соки из любой органики. Растения, микроорганизмы, животные, да даже просто перегной — всё это становится их пищей без привычного в нашем понимании процесса переваривания. Именно поэтому вокруг гнезда, рядом с которым мы находимся, сплошная пустошь — они съели всё, что могло бы послужить пищей. Даже камни там почти стерильны. Но ещё больше меня восхищает продукт их жизнедеятельности — особый изотоп с быстро вращающимся двойным атомным ядром, чего я не видел вообще ни разу в жизни! Из него, к слову, и состоят их панцири и каркас гнезда. Это не металл, он не радиоактивен и как ни странно абсолютно стабилен, но по прочности и тугоплавкости в десять раз превосходит даже современные космические броневые сплавы. При этом он вдвое легче даже чистого титана! Пока что не знаю, как можно обработать этот материал при его дичайшей сопротивляемости внешним воздействиям, но если начать разводить этих существ и перерабатывать их непрерывно растущее гнездо в сырьё, мы смогли бы создать самые прочные мобильные доспехи в галактике! А если наладить доставочные промышленные объёмы производства на этой планете, то и корпуса кораблей, способных почти на всё, разве что не погружаться в звёзды! К слову, я попытался нагреть одного мёртвого инсекта до двадцати тысяч градусов, путём воздействия лазерных орудий одного нашего линкора, но добился лишь полного испарения его внутренностей. Сам панцирь жука так и не расплавился, пусть и светился словно маленькая звезда.

— Так стоп! Как вы тогда убили эту особь? — Альная всё больше и больше теряла нить логики, выслушивая совершенно безумные факты о странных существах.

— А мы и не убивали — они сами время от времени отмирают, становясь частью гнезда. Мы просто запустили к ним бота, собравшего пять трупов, пока живые сородичи их не переработали всё теми-же странными импульсами. Уверен, если я пойму, как они придают нужную форму панцирям своих мёртвых предшественников, я сумею воспроизвести технологию ковки или хотя-бы штамповки уникального материала. Надеюсь, господин глава одобрит кое-какие затраты на данный научный проект? — теперь стало предельно ясно для чего Крамер так настойчиво его звал на аудиенцию. Дать финансирование на нечто неизвестное, а скорей даже абсурдное, мог только Азраил. Но раз его алтарь находился внутри гнезда этих существ, что явно было неспроста, значит и Азраил не должен был игнорировать настолько прямолинейные подсказки своей создательницы. Тем более прошлая его битва с этими тварями была предельно показательна, и потому поверить во все озвученные свойства их панцирей Азраилу было проще простого. Он и правда тогда не сумел их пробить несмотря на все усиления выстрела его электромагнитной винтовки, а ведь толщина их панцирей не превышала двух миллиметров — это он мог видеть уже сейчас на примере распиленного трупа. А что будет, если такая броня будет толщиной в пять? Десять? Пятьдесят миллиметров?!

— Делай всё, что посчитаешь нужным! Я подпишу приказ о назначении тебя главой новой научно-производственной группы с бюджетом в сто миллионов крипо. Но мне нужен результат и как можно скорее! Также займись вопросом откорма местного гнезда. Как я успел заметить, они не могут удаляться далее двух километров от своего логова, иначе давно бы уже сожрали всё вокруг, а значит их рост сейчас в стагнации, — быстро выдав ЦУ (целевые указания), Азраил подхватил отвлёкшуюся на местный колорит Альнаю и направился на выход.

— Я Вас не подведу, сэр! — Крамер расплылся в лучезарной улыбке. Он даже мечтать не мог о подобном успехе! Полученного финансирования могло хватить не только на развёртывание экспериментального производства, но и на изучение других образцов фауны планеты. А что ещё нужно учёному, как не возможность работать над любимым делом, ни на что более не отвлекаясь!?

* * *

По уму, прежде чем строить какие-либо планы или стратегии, требовалось провести тщательную разведку на самой планете магов, возможно даже боем. Очень уж давно Азраил не был на родине кнотов, и там могло всё серьёзно поменяться. Да чего уж там, изменилось очень и очень многое, раз люди трупы начали кораблями вывозить. Да и сам он в прошлом почти ничего не видел — не до того было как-то.

Обнаружив Хряся при помощи Бусинки, Азраил со своей свитой быстро добрались до любимого чёрного чудовища на борту десантного крейсера, преодолев при этом почти пятьдесят километров. Его питомец видимо до сих пор продолжал развлекаться, попутно отваживая от лагеря людей особо свирепых хищников, так как с высоты трёх сотен метров можно было легко заметить следы недавней серьёзной битвы: вывернутые с корнями гигантские деревья, расколотые на куски гигантские валуны и изрытая на огромной площади земля. Самого Хряся не было видно.

Вскоре один из участков земли вспучился, и в небо вылетел чёрный, с красным молниеносным рисунком на шкуре, Хрясь, всеми шестью лапами своего полного размера упиравшийся в тройную зубастую пасть гигантского каменного дракона. Тварь была настолько огромной, что даже пятидесятитонный Хрясь смотрелся на её фоне как футбольный мячик на фоне взрослого человека.

— Первый, убей червяка, но аккуратно, — отдал приказ Азраил, ударив кулаком по архаичной кнопке раскрытия десантного люка.

Можно было бы и подождать, пока его друг и питомец сам справится, но времени было жалко — они итак сильно задержались.

Даже не спрыгивая вниз, пылающий красным огнём стальной человек одним жестом своей руки отправил массивную атаку далеко вниз. Подловив момент, когда очень большая часть каменного дракона появится над землёй, преследуя Хряся, Первый мгновенно испарил восемь кусков его тела при помощи аспекта разрушения. В одно мгновение свирепый подземный хищник вдруг превратился в нарезанную на ломтики кровоточащую колбаску.

— Зяяяк! — возмущённо заревел Хрясь, глядя то на убитого дракона, то на спускавшийся с неба корабль. Он знал, что там был его двуногий, и именно ему он был обязан столь скорой победой, но при этом Хрясь был возмущён до предела. Он был намерен ещё долго играть с этим червём-переростком.

Обдав уменьшившегося кризалида потоками горячего воздуха, крейсер сел на место недавней битвы. Азраил не собирался упускать возможность пополнить свою коллекцию полезным слугой, да и сгусток жизни было бы неплохо заполучить из явно старой и сильной особи. Им просто невероятно повезло наткнуться на сражавшихся вовремя.

Не став обращать на разобидевшегося Хряся внимание, он подошёл вплотную к развалившейся уже мёртвой туше, положив на неё руку. Тут же перед глазами появилось окно инвентаря с вторым окном, что относилось к обыскиваемому трупу. Внутри, как и ожидалось, находился сгусток жизни, но какой-то слишком большой, и явно не помещавшийся в инвентарь.

— Эх… ладно, ждать больше смысла нет, — отвернувшись от туши, он выбросил на землю верхнюю часть убитого недавно киборга, решив, что пришло время пустить его в дело.

{Труп древнего императора. Ур. 18}

Максимальный объём: 47 кластеров

Изменение занимаемого объёма:

Аспект Власти: -35 % Любой аспект Воли: -50 %

Иные аспекты: +50 %

(П.А. Решил сменить параметр «предрасположенность» на показатель «изменение занимаемого объёма». Надеюсь, так моим читателям будет понятнее.)

— Ого! Вот это туша! И откуда ты только его достал? — лица Альнаи было не видно за бронёй, но в голосе явно слышалась смешинка.

— Лежал глубоко в душе… так что туда лучше не лезть — сам чёрт ногу сломит, — пожав плечами и не пожелав больше тратить время на бесполезный трёп, Азраил принял жертвенную форму, вкинув почти сорок восемь тысяч маны на преобразование трупа. Останки киборга тотчас засветились белым, начав словно из появляющихся прямо из воздуха лоскутков света восстанавливаться в первоначальную форму. Вскоре даже два его хвоста, уничтоженных ядерным взрывом, были на месте, а само укреплённое в девятнадцать раз тело мерно искрилось переполнявшей его магией.

* * *

Тем временем в одной из баз Особого Отдела была крайне нелицеприятная сцена. Прямо во время передачи останков их воина представителю Грозового Колодца, а именно так следовало поступить по давнему соглашению ордена с человеческими правителями, тело просто испарилось, не оставив после себя и следа.

— Мисс, я клянусь честью, мы здесь ни при чём! — всё ещё крепкий, но уже довольно седой офицер особого отдела с трудом держал маску уверенности, глядя на опасную гостью. Только что прямо у них на глазах останки гигантского киборга, захваченные в недавней рискованной операции, в белой вспышке исчезли без следа. Прямо из герметичной камеры…! Внутри стазис поля невиданной мощи!

— Ну ещё-бы! Это точно уже не ваш уровень! — яростно сверкнув фиолетовыми глазам, Владыка Суль-Зен, резко развернулась на каблучках, моментально покинув помещение. Ошеломлённый и ничего не понимающий офицер всё никак не мог отойти от шока — по сути он только что заново родился на старости лет. Слава всем богам его не убили на месте!

* * *

Тем временем Азраил уже вложил в подготовленный им труп 18 кластеров «Аспекта Воли Разрушения» и 17 кластеров «Аспекта Власти», до сих пор лежавшие мёртвым грузом. Получив новую силу, тело древнего императора тут же начало стремительно меняться: уменьшался его рост, тело чернело и наливалось силой, пока наконец на земле не показалась сгорбленная в три погибели человеческая фигура. Тут же новый слуга лорда поднялся на ноги и, раскинув руки немного в стороны, обдал всех присутствующих подавляющей волю мощью.

Хрясь, Велиан, Альная, да и все остальные кроме разве что Азраила, словно потеряв разум, поспешили преклониться пред могучим существом, рождённым с единственной судьбой — повелевать!

Азраил тем не менее полностью избежал влияния собственного слуги, и теперь с интересом его разглядывал: голый череп с пустыми глазницами, тело, вырезанное словно из чёрной кости или матового стекла, при этом светящееся кое-где на стыках изнутри красным светом, странные отрезы чёрной ткани, покрывающие лишь правую часть голого тела, а ещё странные украшения из колючей проволоки на плечах и запястьях.

— Я нареку тебя Зеро, — в своей жертвенной форме Азраил выглядел словно отражение своего собственного детища, уже сейчас обладающего гигантской силой. Даже Первый, имевший на данный момент больше аспектов в своём теле, чем новый слуга, не смог противиться его явно подавляющей воле. Разве что Бусинка всё также сидела на его плечах, но оно и понятно — зверёк специализировался на ментальном воздействии и знал, как от него защититься. Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что и Зеро не действовал сейчас целенаправленно, скорей просто не считал нужным контролировать эманации своей силы.

— Отпусти их и встань за моей спиной! Контролируй свои порывы, — повелительный тон лорда разрушения тотчас заставил Зеро опомниться. Посмотрев на создателя своими пустыми глазницами, затянутыми чернотой, слуга тем не менее не посмел противиться его воле, послушно встав за Азраилом. — Первый, встань по правую его руку — с этой минуты ты его подчинённый.

— Во имя всех святых. Что это сейчас было!? — Велиан, как и все остальные, был в шоке. — У меня словно мозги отключились!

— Азраил… давай больше так делать не будем, а то я обижусь. Хорошо? — Альная старалась держать себя в руках, но было заметно, что, отряхивая свои колени, девушка с трудом сдерживала дрожь. Быть может это был отходняк от воздействия аспекта власти, а может быть она просто чертовски за себя испугалась, кто его теперь знает? Во всяком случае Азраил не был дураком, чтоб спрашивать о подобном.

— Зяаак! Зу-уззуу… — Хрясь тем не менее был самым спокойным. Отойдя от чужого воздействия, бесстрашный кризалид тотчас забыл про обиду на Азраила, подобравшись вплотную к Зеро и пытаясь его то ли обнюхать, то ли просветить рентгеновским зрением — хрен его знает, как он вообще видит весь окружающий мир. Во всяком случае мелкий засранец тут же повеселел, принявшись задорно скакать вокруг Зеро и Азраила.

— Обещаю, он так больше не будет. Все в порядке…? Ну и хорошо! Сейчас второй труп переработаю и полетим назад, — не став более разводить пустую болтовню, лорд разрушении обратил внимание на труп гигантского червя-переростка. Первым делом он забрал сгусток жизни, используя свой инвентарь — где-то ближе к дыре, из которой высовывался обрубок длинного тела, смачно чавкнула кровь, и в его опустевшем инвентаре появился объект размером с человеческую голову, заняв сразу четыре клетки.

«Гигантская сущность жизненных сил»

Очень редкая сущность, встречающаяся только внутри матриархов гнёзд у самых крупных видов.

При поглощении смертным существом даёт вечную молодость.

Содержащиеся мутагенные активаторы передают особенности вида, к которому принадлежал матриарх, новому существу.

«Обсидиановая жизнь»

Псионические способности наиболее подходящего вида, для данной конкретной особи;

Снижение всех потребностей тела в пять раз;

Полный уровень регенерации (способность отращивать конечности и нервные клетки);

+ если объект самка, все приобретённые особенности передаются по наследству в полном объёме, в противном случае урезанными наполовину;


— Вот так выверт… И откуда ты только взялась здесь? — ещё раз окинув взором тысячетонное тело подземного дракона, а точней драконицы, лорд разрушения вернулся обратно к неотложным делам. — Ладно уж, потом придумаю, куда тебя приткнуть, — он даже голову неосознанно почесал, вчитавшись ещё раз в характеристики странного сгустка. Наконец дело дошло и до самого трупа.


{Труп королевской самки драконов земли. Ур. 17}

Максимальный объём: 43 кластера

Изменение занимаемого объёма:

Любые аспекты: -20 %

Особенность строения:

Бестелесная Форма — Атака Излучением

«Чего? Бестелесная форма? Атака излучением? Это ещё что за свойство такое?! Так погоди… с учётом того, что предрасположенности к конкретным аспектам нет, использовать можно какой угодно. И при этом результат не сильно изменится — форма всё равно бестелесная. Или я не прав…? Да зараза, нихера не понимаю! Ну почему нет инструкций к таким новым трупам? Да и хер с ним, используем метод научного тыка — самое действенное средство со времён царя-гороха», — мысленно махнув на все свои недотеории, Азраил опять принял жертвенную форму, вкатив огромную дозу маны в гигантский труп. Вот только на этот раз тот не стал собираться воедино как раньше, а поплыл словно размазанный водой акварельный рисунок, а после и вовсе принялся пузыриться, собираясь в странный шар. Тот был словно мыльный пузырь, наполненный желтоватым дымом, примерно размером с половину самого Азраила, и даже когда вся туша подземной твари испарилась, впитавшись в него, пузырь ничуть не стал больше. Вздохнув незаметно для окружающих, лорд разрушения решительно поднял свою руку вперёд, передав оставшийся запас аспекта новому своему слуге.

Последние четырнадцать кластеров Аспекта Войны, также хранимые им со времён ограбления золотого хранилища, тут же впитались чёрной рекой внутрь пузыря, после чего новый слуга незамедлительно появился. Раз! И вместо странной субстанции перед Азраилом уже висит четырёхрукий призрак совершенно невыносимого потустороннего цвета.


Парит, издаёт странные шелестящие звуки, навроде нервирующего сквозняка при работе с бумагами, и настойчиво сверлит своего создателя тёмным всепроницающим взглядом, ожидая приказов.

«Вот же сраная мистика…»

Глава 84.1

После дикой планеты был прыжок вместе с пополнением на борт «Кали», где их уже ждал Велиан с тремя подчинёнными. Он сам, Ларс, Маргот и Кхаран уже облачились в средний МПД, классифицировавшийся, впрочем, ещё и как тяжёлая индивидуальная броня. Имея сложную энергосистему на базе ядерных топливных элементов малой мощности и целый комплекс ионных излучателей реактивного действия, управляемых автоматикой, эта броня давала пилотам гигантскую мобильность и автономию работы. Даже имелась система регенерации кислорода и целый комплекс очистки продуктов жизнедеятельности пилота, хотя его использование и несло для того множество неприятных ощущений.

Тем не менее, его телохранители из числа самых преданных, можно даже сказать идейных, были согласны терпеть и не такое, лишь бы продолжать и дальше принимать непосредственное участие в жизни их нового лидера. Увидеть своими глазами как творится история их группировки — это дорогого стоит!

Криона (планета кнотов) при этом встретила их весьма недружелюбно. Нет, алтарь не был оцеплен армией и с небес не падал метеоритный дождь, просто несмотря на явно дневное время суток, небеса планеты клубились серой дымкой, сквозь которую с трудом пробивалось светлое пятнышко местного светила, отчего вся планета, а особенно лесные массивы, вроде того где стоял алтарь Азраила, были погружены во тьму глухих сумерек.

— Темно как у негра в жопе! Вел, добавь освещения, — заключил Азраил, быстро оглядевшись. Тут же тьму прорезало множество фонарей, расположенных на броне под самыми невероятными углами — в космосе такая компоновка была наиболее востребована, а МПД этот как раз и был создан преимущественно для космических боёв.

— Странное небо, словно облака из пепла поверх обычных, — проворчала Альная, снявшая с лицевой защиты всю тонировку — были в её шлеме и такие функции.

— Да нет… это что-то совсем другое, — присмотревшись к тёмным небесам, лорд разрушения сумел разглядеть там странные тени, что мелькали туда-сюда, вроде косяков рыб в океане, если смотреть из глубины прямо вверх.

Но вот все четверо его телохранителей активировали двигатели своей брони, моментально взмыв над лесными массивами. Азраил уже плохо помнил куда и как он в прошлый раз выбирался, и тратить время зазря на этот раз не планировал.

— Шеф, есть серьёзная активность на горизонте, явно неестественного характера. Предположительно боевые действия — инфракрасные датчики шкалит, а значит там море огня, — оглядевшись вокруг при помощи встроенных оптических систем наблюдения, при том работавших в нескольких спектрах с возможностью компьютерного анализа, Велиан с ребятами тут же принялись за создание карты местности, объединив все четыре своих костюма в единую систему сбора данных. Благо управление было интеллектуальным и реагировало даже на голосовые запросы пилота, так что разобраться с незнакомой почти техникой бойцам было не так уж и сложно.

— Вот как? Что ж, пойдём глянем! Хрясь, пора как следует пошуметь, расти!

— Узззуз! — отбежав в сторону, кризалид мгновенно вырос до максимальных размеров, повалив при этом своей тушей два не очень высоких дерева.

— Все на борт! — воскликнул Азраил, ловко запрыгнув на спину своего маленького помощника. Вскоре Альная, Алёна, Первый и Зеро тоже разместились на спине живого танка. Велиан со своей группой всё также парили, ревя двигателями где-то чуть дальше в небе, а прямо за спиной время от времени проявлялась, вспыхивая чёрно-фиолетовым светом Баньши — призрак согласился не особо отсвечивать, но категорически отказался покидать Азраила даже временно. Это было очень уж странно, так как ни разу до этого его слуги не пытались оспорить приказы своего создателя, что вновь напомнило Азраилу об уникальности странного бестелесного существа.

К слову, в этот раз он решил взять с собой и Алёну, задачей которой было всё как следует записать и проанализировать. Особенно Азраила интересовала возможность создание андроидов-переводчиков, так как он и сам уже заметил, что, общаясь с кнотами и людьми использует совершенно разные языки, просто так, на автомате. От того и не задумывался ни раз над этим, а зря — если всё получится, общаться с кнотами придётся не только ему, но и его подчинённым.

В это время, весело зазвенев гигантский чёрный жук наконец ломанулся сквозь не очень густой лес, ломая и валя разномастные деревца, оставляя при этом за собой широкую просеку. Треск и шум стояли такие, что даже крупные хищники поспешили бы смыться куда подальше, опасаясь попасться на пути неведомого чудовища, так что путешествие инопланетных вандалов обещало быть весьма спокойным.

— До места столкновения три километра! — пришла наконец точная оценка от Велиана, а это значило что предполагаемое поле боя оказалось в зоне прямой его видимости. Значит лес скоро кончится, а сама война неизвестных велась почти на самой опушке.

— Противник! Идентификация невозможна! — вскоре раздался неожиданный возглас Ларса, летевшего по правому флангу от раскинувшегося четырёхугольника в небе. Глазастый какой!

— Опиши своими словами, — спокойно отозвался в канале связи голос начальника охраны.

— Живой… труп? — неуверенно отозвался вновь Ларс.

— Всем взять Хряся в кольцо, держать прямую дистанцию от меня в тридцать пять метров, — пробормотал Азраил в коммутатор, активировав свою ауру, — Зеро, очисти всё пространство перед нами от леса. Никого пока не убивай — хочу сам посмотреть, что нас ждёт впереди.

— Гшайрук! (Истлей!) — прошипел-прорычал его слуга на неизвестном наречии, подняв перед собой правую руку, неизвестно в кого тыча указательным пальцем. В то же мгновение деревья, кустарники и просто высокая трава начали быстро чернеть, что в сгустившихся сумерках смотрелось просто жутко, а после и вовсе разом осели вниз почти невесомой пылью, которая даже не долетев до земли также бесследно исчезла.

— Охренеть просто, — голос Альнаи был непривычно мрачным, и непонятно чему удивлялся — то ли исчезновению почти трёх километров леса, то ли целым полчищам живых мертвецов, ковылявших куда-то вправо (на юг). Впечатление было такое, что они следовали все к одной цели, но лишившись прикрытия естественного лесного фона, тут же разом повернулись в сторону незваных гостей.

— Первый, твой выход. Сотри с лица земли всех неупокоенных мёртвых что увидишь. У тебя двое суток, потом возвращайся — время пошло! — Азраил хоть и отдал своего телохранителя под руку Зеро, но всё равно оставался их всеобщим повелителем, так что имел право приказывать кому угодно и что угодно.

— Вайгур! (Скорость!), — Зеро лишь коснулся своего первого и пока единственного подчинённого, вложив в него часть своей силы. Его аспект власти позволял не только ломать чужую волю, но и подчинять законы природы, наделяя других особыми свойствами.

Первый, словно в ускоренной перемотке на видео, тут же начал двигаться неестественно быстро, одним стремительным прыжком сиганув вперёд.

«ДЗОНЬ! ДЗОНЬ! ГВУЛЬ!» — в воздухе заискрились красные волнообразные вспышки, мгновенно принявшиеся сметать медлительных, полностью или чуть слегка, истлевших мёртвых. Взрослые, дети, воины, гражданские, женщины, старики и совершенно безликие скелеты — все эти тухлые и не очень твари мгновенно уничтожались, попав под волну аспекта разрушения Первого, а сам он, не задерживаясь ни единой лишней секунды, стремительно понёсся вперёд, обрушивая гнев своего создателя на головы оживших мертвецов.

Всего через две минуты вся округа была очищена от воняющей мертвечины, а Азраил получил новый, девяносто восьмой уровень, и уже стремительно нёсся к девяносто девятому.

* * *

— Держать строй! Ещё немного и катапульты снова дадут залп! Сожжём всех нечестивых мертвецов ради нашего будущего! — стоя перед целым морем из мертвецов, за спинами самой передней линии, Барон Вазур Кеварно, бывший совсем недавно обычным рыцарем в ныне возродившемся герцогстве Аль’Закен, старался поддержать своих бойцов как мог. Недавно вернувшийся на родину потомок великого рода, в одиночку повергший чародеек и воительниц прошлой герцогини, как и её саму, взялся довольно круто за изменения в устоявшемся за века матриархальном укладе кнотов. Новый подход лорда Аль’Закен к управлению своими землями обещал талантливым мужам очень многое, от чего простые воины, состоявшие поголовно из более крепких физически по сравнению с кнотками мужчин, были всей душой на его стороне. Зато семьи чародеек, где эти самые кнотки ожидаемо имели непререкаемый авторитет, и что давали ранее клятву уже мёртвой герцогине, не пожелали поддержать подобные изменения, почти массово покинув ставшее недостаточно дружелюбным для них герцогство.

От того и оборона земель от полчищ оживших по всей планете мертвецов непосильным грузом легла на плечи простых воинов и спешно возведённых в дворянство рыцарей. Благо сам герцог Аль’Закен был весьма умён и талантлив, чтоб организовать в тылу повсеместное сжигание павших и производство новых боевых машин, способных метать неугасимое пламя на сотни метров вперёд.

Особенно Барон Кеварно гордился своим новым мечом, созданным лично герцогом из обломка небесной машины пришельцев, что недавно прокатились по соседним странам жуткой войной. Новый элегантный клинок, созданный словно из цельного куска безупречной стали, умел рассекать всё что угодно, восполняя растраченные силы владельца за счёт жизненной силы и крови павших врагов, благодаря чему и так в прошлом известный рыцарь, обладатель личного комплекта рунических лат, мог биться почти бесконечно, разя врагов герцога.

Однако новые неожиданные враги, появившиеся вместе с чёрными небесами, оказались куда более серьёзной угрозой чем карательные отряды королевы или расплодившиеся полубандитские отряды. Неутомимые, бесстрашные, но безмерно тупые твари пёрли туда где чувствовалась жизнь невзирая ни на что! Этого врага нельзя было подкупить, испугать или хотя-бы ошеломить. Только методичное тупое истребление!

Первые ряды тяжёлых щитоносцев уже серьёзно вымотались и кое-где высоких статных кнотов мертвецы даже повалили на землю, безуспешно пытаясь выскрести содержимое глухой брони своими сгнившими пальцами. И это был плохой сигнал — его трёхтысячная армия легко могла проиграть в своей первой серьёзной войне несмотря на поддержку всего герцогства, что явно скажется на репутации как самого барона, так и его сюзерена.

«Ксьу!» — целый рой стрел перелетел через головы рыцарей, безуспешно пытаясь нанести смертельную рану живым мертвецам. Только что упавшие твари тем не менее, как и раньше вновь поднялись, сверкая торчащим из тел оперением, и даже попадание в голову не гарантировало убийство заново оживших предков. Правда толк небольшой всё же был — залп как минимум замедлил их наступление на несколько секунд, дав небольшую передышку тяжёлым щитоносцам, стремительно поменявшимся местами со свежей сменой бойцов. Но всё равно стрелы приходилось экономить нещадно.

Вскоре и залп катапульт обрушился на неровные толпы тварей, пытавшихся взять штурмом вход в долину герцогства Аль’Закен, разливая по округе смертоносное варево, горящее жарче погребальных костров. Благо кроме этой неширокой прогалины всё остальное пространство по флангам армии кнотов было перекрыто непроходимыми лесами, почти повсеместно перемежавшимися с топкими болотами чуть глубже по территории герцогства, так что мертвецам было бы сложно обойти заградительные войска. Впрочем, если они и сумеют это сделать, в глубине территорий их будут ждать творения герцога, в огромном количестве наводнившие его владения в самых ключевых точках — вокруг городов и в пограничных крепостях. Правда их всё равно было бы недостаточно для зачистки всей территории, а значит у простых воинов всё ещё море работы!

Но всё равно, первое детище Герцога, подземный каменный голем, был лишь предвестником новой эры. Эры, когда даже чародейки опасались соваться к наглому старикашке, как они сами его называли в бессильной злобе. Ну а когда поднялась нежить, чародейкам и вовсе стало не до старого мистика.

— Хорошо… хорошо горят, — пока горит пламя, чёртовы ходячие трупы не посмеют продолжать своё наступление, пусть это и не на долго. Жаркое пламя было единственным, чего твари до сих пор продолжали бояться. Вид и ощущение яркого пламени похоже будило в них самый глубокий инстинкт, заложенный в самой сути — страх перед огненным адом.

— Левый фланг! Вижу противника! — крик его лейтенанта застиг Барона Кеварно во время краткого перекуса хлебом и водой. Хоть его и поддерживала сила меча, но Герцог отдельно предупреждал своего вассала что нельзя забывать о еде — обманчивое ощущение всесилия могло свести в могилу неосторожного рыцаря уже после окончания битвы.

— Строиться дугой, сукины дети, закругляй фланги! Сотники, команда пять-девять! — вновь накинув шлем с забралом в виде лицевой маски, Барон неожиданно встал в ступор, увидев совершенно жуткую картину. Лес, раскинувшийся слева от них, вдруг почернел, а потом просто осыпался, превратившись в ничто. А вместо него появились целые легионы неживых тварей!

Но не успел он и слова сказать, обдумав дальнейший свой шаг, как вдали засверкали красные вспышки, начавшие стремительно приближаться.

— Сомкнуть щиты, резерв вплотную к спинам первой шеренги! Пики вперёд на пле-ечо! Лучники приготовиться! — что бы к ним такое ни приближалось, он был обязан купить расчётам катапульт максимум времени. Если потребуется, они были готовы отступить в любой момент, взорвав дорогие машины, дабы не допустить их захвата возможным противником. Не мертвецами конечно, нет, вот только разведка докладывала о странностях миграции полутрупов — твари словно целенаправленно шли к мятежным владениям, игнорируя остальные владения, а сам Барон и вовсе был уверен, что без подлых шлюх-чародеек здесь просто не обошлось!

Красные вспышки, оказавшиеся всеразрушающими волнами невиданной магии, приблизились очень быстро, уничтожив по пути тысячи живых мертвецов. Вскоре его бойцы смогли разглядеть и источник смертоносных атак — странную прямоходящую кнотообразную фигуру, пылавшую яростным красным пламенем. Тварь двигалась неестественно быстро, не обращала никакого внимания на ряды воинов, ощетинившиеся пиками, при этом методично стирая в ничто толпы неживых тварей. Лишь раз неизвестный остановился, оглядев стройный ряды щитоносцев, но тут же потерял к ним всякий интерес, продолжив свой карательный поход против мертвецов.

Вскоре армия Барона Кеварно осталась в одиночестве и лишь яркие красные вспышки глубоко на территории мёртвых продолжали напоминать о страшной каре, только что постигшей обнаглевших неупокоенных.

Глава 84.2

* * *

Приближение к армии десятиметрового чудовища ожидаемо вызвало новый всплеск напряжения среди кнотов.

— Сомкнуть ряды, дармоеды! Подтянуть сюда левый фланг! Развернуть катапульты! Лучники — на изготовку! — усиленный магией голос местного полководца красноречивей всего остального говорил о настрое кнотов. Вот только Азраил не собирался с ними воевать, во всяком случае без причины, а потому приказал Хрясю тормозить заблаговременно.

— Зуз! Зукзу! — двойной звон с угрожающей интонацией и мелкие семенящие шаги на месте от нетерпения давали чёткое представление не только Азраилу, но и сторонним наблюдателям из числа воинов первой линии, что гигантская тварь явно рвётся в бой.

— Всем оставаться на месте, — приняв жертвенную форму ещё на подходе к чужой армии, Азраил тяжело спрыгнул со спины кризалида, рухнув на землю, как и ожидалось — во вспышке призванной брони, золотыми искрами поглотившей весь урон от падения. Даже колени подгибать не пришлось для амортизации накопленного импульса.

Медленно зашагав к монолитным рядам латников, лорд разрушения заставил точно также поступить и барона Кеварно, действовавшего сейчас от лица своего сюзерена. Если бы не только что произошедшее исчезновение огромного куска леса и уничтожение легионов нежити на его глазах, безусловно как-то относившиеся к этим странным гостям, барон бы не стал разговаривать с подозрительными незнакомцами. Однако он не имел права накликать ещё больше бед на земли своего сюзерена, а значит был обязан разобраться предельно чётко: кто это такой подошёл вплотную к границам их герцогства?

Остановившись друг напротив друга, на расстоянии всего в три метра, барон и лорд какое-то время просто молчали, разглядывая каждый своего оппонента.

— Чья это армия, полководец? Кому принадлежат эти земли, атакованные полчищами мёртвых? — первым нарушил молчание Азраил, своим непередаваемым хриплым голосом заговорив на языке кнотов. А если быть точным, то на наречии центральной части континента, отличавшимся щёлкающим диалектом.

— Я, Барон Вазур Кеварно, второй генерал доблестной армии герцогства Аль’Закен. Стою на страже северных границ герцогства на время всеобщего восстания мёртвых. Кто вы и с какой целью прибыли к границам наших владений? — тон барона был спокойным, без каких-либо угроз в голосе, но тем не менее твёрдым и уверенным.

— Я — лорд разрушения, служитель богини-матери Кали. Зовут меня Азраил. Цель визита…? Спасти кнотов от вымирания и порабощения пришельцами звёзд. Но как я вижу, проблем у вас опять добавилось, — указав ладонью в небо, Азраил продолжил, — А потому я требую скорейшей встречи с правителями герцогства, только им я могу сказать больше. Надеюсь, герцогиня Аль’Закен не страдает манией всемогущества и раздутым самомнением, как остальные, кого я встречал?

— Не герцогиня, а герцог! Герцог Аль’Закен! И нет, мой сюзерен не страдает подобными недугами, так что я попрошу впредь с почтением говорить о нём в моём присутствии! — воин в мерцающих рунами доспехах даже положил руку на рукоять меча явно неместного происхождения, делая предельно понятный намёк собеседнику.

— Ах герцог…. Что ж, это многое меняет. Буду рад лично встретить кнота, сумевшего отстоять свои позиции в вашем непростом политическом мире! И всё же вопрос остаётся тем-же: моя встреча с правителем здешних земель и как можно скорей. Вы уже видели мощь моих слуг, уничтоживших как прилегающий лес, так и восставшую нежить, не советую чинить мне препятствия, — Азраил демонстративно проигнорировал все предупреждающие знаки барона, убрав свои иссохшие руки за спину.

В это время полоска опыта вновь пересекла максимальное значение, и его уровень достиг девяносто девятого. Недолго думая, лорд вкинул десять очков характеристик в энергию, а два таланта в хранение аспектов — слишком велика была потребность в их разнообразии и количестве. Ещё одно очко в этот навык, и он сможет собрать пять разных аспектов разом!

— Я не могу просто так пропустить на территорию герцогства неизвестных. Тем более наперекор вполне конкретному приказу не пропускать никого! Однако я даю слово, что немедленно отправлю гонца с донесением своему повелителю. Если Герцог Аль’Закен прикажет пропустить вас, я не стану никому чинить препятствия. И угрозы здесь не помогут, заявляю заранее! Честь и долг для меня и моей армии превыше всего! — барон не был идиотом, но и слабовольным приспособленцем тоже. Неважно, кто перед ним стоит, хоть сами боги, он будет выполнять свой долг до конца!

— И как долго нам ждать ответа?

— С учётом размытых непрекращающимися дождями дорог, на путь туда и обратно у гонца уйдёт дней пять-шесть, — пожал плечами почти двухметрового роста кнот.

— Это слишком долго!

— Ничего не поделать, летать мои бойцы не умеют… — тут же развёл руками барон.

— Зато мои умеют. Что если один мой человек отнесёт на себе вашего гонца вместе с посланием? С вашим сюзереном при этом я и вовсе смогу поговорить прямо отсюда, не пересекая герцогство верхом на чудовище. Мне кажется так куда выгодней нам обоим!

Пока барон Кеварно раздумывал над словами Азраила, тот вызвал к себе одного из бойцов Велиана.

— Что прикажите, адмирал? — Ларс, один из лучших бойцов бывшего штурмового подразделения, с рёвом приземлился всего в пяти метрах от общавшихся предводителей. Барону даже пришлось усиленным криком призывать армию к порядку, а заодно и вызывать кандидата в гонцы. Похоже вариант с посланием всего одного чужака в качестве парламентёра был окончательно им принят.

— Полетишь на встречу с местным правителем. Наладишь мост связи, и останешься при необходимости как официальный представитель. Броню не снимать без прямого моего приказа, по возможности окажешь поддержку местным — мёртвые повылазили похоже по всей планете, а нам положительная репутация точно лишней не будет. Ну и уже дальше по обстоятельствам. Всё понял?

— Так точно, сэр, всё сделаю в лучшем виде! А как быть с языком? Я ведь не пойму ничего….

Пока Ларс общался со своим лордом, к барону прибыла лучница, одна из немногих женщин в рядах этой части армии. С учётом того, что женщины обычно обладали неплохими возможностями в магии, идти в простые солдаты было среди кноток совсем не почётно, да и сами мужчины были против того, чтоб итак занявшие все остальные ниши кнотки, совались ещё и в ряды низших войск. От того и такие вот бездарности, лишённые талантов, зачастую были весьма редки в рядах немагических подразделений — мужчины попросту были сильнее физически, а значит и более полезны в качестве рядового мяса.

— Вызывали, барон? — опустившись на колено, всё ещё весьма молодая женщина из простой крестьянской семьи, волею судьбы лишённая дара полностью, никак не могла подумать, зачем она вообще могла понадобиться своему сюзерену. Единственной её отличительной чертой был разве что низенький рост, чуть больше полутора метров, отчего даже стандартный ростовой лук их подразделения был выше её самой.

— Ульна, тебе выпал шанс отличиться. Возьми, — протянул рыцарь позолоченную бляшку с изображением чёрного паука. — Полетишь с чужаком к герцогу — передашь донесение и послужишь гарантом безопасности парламентёра.

— Полечу, сир…? То есть как? Как птицы, по небу? Я не умею! — ошеломлённая этой новостью лучница аккуратно отложила своё оружие в сторону и бережно приняла охранный знак из рук барона. Магические создания их нового правителя были весьма смертоносны и отличать врагов от друзей, направляющихся в герцогство извне, были способны не всегда. Так что иметь такую вот бляшку для гонца было просто жизненно необходимо!

— Вряд ли как птицы — тебя понесёт он, — указал рыцарь на уже ожидавшего девушку Ларса. Прикрепив к магнитным крепежам на бедре свою винтовку, тот уже был готов принять на борт странную пассажирку, с интересом её разглядывая. Притом внешность кнотки хоть и была по меркам людей очень странной и своеобразной, однако не могла скрыть общих для обоих биологических видов черт красоты, так что посмотреть было на что.

— Ой мамочки… — вид существа, бугрившегося мощными конечностями, напугал Ульну до бледного лица. И вот ЭТО будет держать её на руках? Да как так можно?! А вдруг её раздавят или выронят? Что вообще происходит в голове у этого странного существа? И вообще, живое ли оно?!

— Не нужно пугаться, юное создание, это всего лишь доспех. Могучий, позволяющий летать, но доспех. Под ним вполне живой воин, так что не стоит бояться за свою жизнь — женщин обижать против его правил, — ощутив благодаря Бусинке, оставшейся при этом сидеть на спине Хряся, все промелькнувшие в душе посланницы страхи, Азраил постарался успокоить миниатюрную кнотку.

— Впервые вижу нечто подобное! Что за мастер его создал? — тут же заинтересовался барон Кеварно.

— Там, среди звёзд, мастера-оружейники давно исчезли как класс. Не нужно вопросов, барон, — предостерёг Азраил рыцаря взмахом руки, — Вы узнаете всё в своё время от своего сюзерена, я же просто пытаюсь закончить бессмысленную войну между вашими двумя народами. Не более.

— Стоило догадаться, что вы оттуда, — покачал тот головой в ответ. — Но пока вы поступаете мудро, и у меня нет причин враждовать с вами. Ульна, иди, — тут же подтолкнул он крохотную по сравнению с ним девушку.

Ларс также протянул руку в приглашающем жесте и ловко подхватил ойкнувшую кнотку на руки, как только та приблизилась достаточно.

— Лети, боец, а мы посмотрим. Велиан, включай трансляцию! — как только лорд разрушения проревел себе за спину новый приказ, тяжёлый доспех отошедшего немного в сторону Ларса с рёвом и женским криком на его фоне взмыл в небо, а далеко за спиной Азраила в пяти метрах над землёй засветился огромный яркий голографический экран, передававший всё, что видит сам Ларс. Первый мирный контакт кнотов и людей наконец состоялся!

— Что за…? — как и многие воины, барон Вазур Кеварно, проводив взглядом удаляющуюся яркую точку, теперь стоял, задрав голову, пялясь в экран. Дороги, деревья, поля и луга, извилистые линии речушек и прочие красоты их земель были как на ладони. Часто он и сам мечтал вот так, как птица, подняться в облака, дабы увидеть, как боги видят свои владения.

— Куда теперь, Вазур? — Азраил в разговоре с этим безусловно суровым, но сдержанным человеком, как-то незаметно перешёл на «ты».

— Чуть правее…, наверное. Дорога под ними делает крюк через несколько вёрст, но с такой высоты этого пока незаметно, — на автомате ответил впечатлённый увиденным кнот. Он даже забыл о своих боевых порядках, теперь шумно галдящих у него за спиной. Да и какой смысл их теперь одёргивать, если воевать с ними не собираются, а тут настолько чудные дела.

— Ларс, поднимись выше на двести метров и возьми на десять градусов правее. Надеюсь, ты не забыл включить щит? А то ведь заморозишь пассажирку, — в эфире тут же раздался весёлый голос Велиана, работавшего за штурмана.

— Как можно? Всё сделал в лучшем виде, шеф! Да вы сами посмотрите, мордашка какая довольная, — Ларс в ответ лишь рассмеялся, повернув голову левее. Тут же в кадр попала Ульна, с широко раскрытыми от удивления глазами, крутящая головой словно новорождённый совёнок. Вцепившись в шлем своего перевозчика мёртвой хваткой, женщина с трудом оставалась в здравом уме, поднявшись почти к самим облакам. Это вероятно был самый волшебный момент в её жизни, и более никогда она не увидит ничего прекраснее!

Глава 84.3

Полёт для Ларса давно стал обыденностью, и он уже давно не испытывал по этому поводу каких-либо особых эмоций, от того и поведение инопланетянки, оказавшейся вполне приятной на вид, вносило в нынешнее короткое путешествие эффект новизны. Наблюдать за её возгласами, восхищённым ахами и круглыми от шока глазами было крайне весело!

Пересекая лесной массив, вокруг которого дорога давала ощутимое кольцо, система визуального наблюдения доспеха отметила участок подозрительной активности, сильно засвеченный в мульти-спектре.

— Ларс, пройди правее, нужно понять, что там за движуха — не нравится мне такая близость к дороге, — голос Велиана тут же скорректировал направление его полёта и вскоре всем наблюдателям открылась занятная картина: какие-то разношёрстные оборванцы пытались отбиться от небольшого полчища мертвецов.

* * *

— Есть какие-нибудь идеи, кто это такие? — Азраил наслаждался реакцией борона, даже снявшего шлем чтоб не упустить ни единого кадра трансляции, благодаря чему с ним можно было теперь пообщаться в более непринуждённой манере.

— Похоже, что банда Хрумакса-Чёрного — у них как раз новое логово должно быть где-то в этом регионе. Сколько их пытались прижучить и не сосчитать, а всё без толку — осведомителей у этих душегубов тьма! Только облаву герцогиня начинала — они тут же разбегаются по лесам и меняют свою базу. Но похоже это теперь и не нужно — трупы их собственных жертв сами отомстят за себя, — голос барона был невесёлым, а в глазах читались боль и мрачная решимость. Похоже эта банды немало крови выпили из герцогства.

На экране тем временем порядка сотни разномастно экипированных бойцов расчленяли с трудом бредущих на приступ их рядов мертвецов, одетых в обрывки обычных гражданских одежд. Похоже в лесу было закопано немало убитых кнотов, за что банда и поплатилась, вот только Азраил сомневался, что нежить сумеет справиться с отрядом, где было больше десятка боевых магов — очень уж ловко у них получалось обезвреживать немёртвых и затем сжигать. Такими темпами они убью их всех по второму разу, потеряв не более четверти своих людей.

— Велиан, приказываю уничтожить всех. Полная зачистка! — хоть Азраил и находился в своей жертвенной форме, коммуникатор, надетый на его голову продолжал работать, хоть того и не было видно.

— Что собираетесь делать? — Вазур Кеварно естественно не понял сказанного Азраилом, так как тот сам незаметно для себя перешёл на язык людей, но по интонации моментально распознал какой-то приказ. Командный голос везде одинаков — рубленные фраз с не терпящим возражений нотками.

— Полная зачистка логова. Смотрите и запоминайте — эта демонстрация для вас. Увидеть мир глазами воинов иной цивилизации дорогого стоит, — закончив говорить и убедившись, что барон Кеварно смотрит на него, Азраил развеял жертвенную форму. Тут же его окутал чёрный дымок, и вместо чёрно фигуры, тело которой источало кроваво-красный свет, оказался теперь высокий мускулистый человек в бело-золотом мундире, изучающий собеседника перед собой пронзительным взглядом красных глаз. Он всё также продолжал стоять, заложив руки за спину, при этом легко улыбался, — Люди, пришедшие со звёзд, совершенно разные — среди них множество группировок, стран и политических сил. Не стоит всех судить по отдельным её представителям. Бандиты там внизу, к слову, тоже кноты, но это не делает бандитами вас и ваших людей. Я здесь именно затем, чтоб послужить источником информации для вашего народа.

— Учту…, - сказать, что Вазур был ошеломлён, значит ничего не сказать. Он был опытным полководцем и прекрасно чувствовал магию, текущую в жилах чародеек. А потому был абсолютно уверен, что Азраил — маг, при том очень сильный маг. Но также оказалось, что он выглядел как те самые люди, что уже уничтожили два соседних королевства! А ведь ходили слухи, да и его новый герцог об этом говорил, что пришельцы лишены способностей к магии.

Тем временем мысли об этом пришлось отложить, ибо на висящем в воздухе экране начало происходить странное: обычная цветная картинка несколько раз сменилась на какие-то жуткие смеси цветов, пока не остановилась на варианте в чёрно-синих и белых оттенках. Сперва Вазур был в недоумении, но присмотревшись к движущимся пятнам он понял, что летающий воин видит абсолютно всех: бандитов, неживых кнотов и даже немёртвых животных, имеющих естественную пигментную маскировку и которых до этого было просто невидно. Он неким образом сумел разглядеть сквозь сумерки и тьму леса малейшие движения, пользуясь каким-то совершенно особенным методом. Поглядев на застывших недалеко точно таких же летающих солдат, барон ещё раз убедился, что магии в них и в их броне нет ни капли, а значит его сюзерен был всё-таки прав — «пришедшие с небес» превратили простые знания о мире в подобие магии, покорив даже звёзды!

А после на переднем плане была поднята рука воина, сжимавшая очевидно его оружие, а сам он начал кружить вокруг области, занятой сражавшимися сторонами, продолжая держать довольно внушительную высоту полёта — лишь в углу экрана появилась область, где изображение было сильно приближено, а кнотские фигурки увеличились в несколько раз.

* * *

Современные доспехи имели встроенную систему прицеливания и автоматической корректировки огня, позволяя пилоту тратить в разы меньше времени на прицеливание порой даже без его прямого участия. Вот и сейчас Ларс, держа свою пассажирку на левой руке, усадив её на предплечье, включил автоматический отстрел помеченных целей — в их число входило всё что движется там внизу, так что общее число мишеней уже перевалило за три сотни.

Как только броне поступила команда от пилота на начало атаки, его винтовка разразилась частыми одиночными выстрелами, огненным лучом прорезавшими тьму магического сумрака. Раз в четыре десятых секунды смертоносный снаряд с рёвом настигал свою цель, испепеляя добрую половину тела кнотов, вторую половину при этом разбрызгивая по всей округе. При этом рука, зафиксированная словно жёсткий стенд, работая в паре с энергосистемой доспеха и его двигателями, сводила на нет все отдачи и погрешности, двигаясь без какого-либо участия Ларса.

Бандиты, уже почти переставшие нести потери и отработавшие меры противодействия мертвецам, моментально запаниковали, начав терять своих людей с немыслимой скоростью. После каждой яркой вспышки и грохота взрывов всё новые и новые кноты превращались в испепелённые ошмётки и даже ответные атаки чародеек не помогли, просто пройдя мимо еле заметной на фоне неба цели. Зато огненные снаряды небесного воина, пробивавшие даже магические щиты бандиток, приводили не только к мгновенной смерти, но и создавали вокруг плотную завесу из дыма и пара, ещё сильней нарушая координацию жертв. Вскоре очередь дошла и до мертвецов с не меньшим убойным эффектом — всего несколько десятков секунд и всё было кончено!

* * *

Перед голографическим экраном и армия и сам Вазур погрузились в полное молчание. Прямо у них на глазах всего один летающий воин, действуя с совершенно безумной скоростью, с высоты птичьего полёта вёл отстрел своих беспомощных противников. От его карающего огня, сопровождавшегося мощными взрывами громоподобным рёвом, не спасали ни деревья, ни доспехи бандитов, ни даже их попытки спрятаться в складках местности — кружа над лесом воин был способен стрелять с любого удобного угла, не выпустив до последнего момента ни одной цели. Всего две минуты понадобились «пришедшему с небес» чтоб разделаться со всеми бандитами и мертвецами, оставив после себя лишь дымящиеся пожарища.

Все, кто это наблюдал воочию, видели не только изображение на воздушном экране, но также и отблески вспышек на горизонте именно там, куда улетел совсем недавно их посыльный. Так что вопросов о правдивости показанного никто даже не задавал, а на оставшихся троих летающих воинов теперь смотрели с ощутимой опаской все, в том числе и сам борон Вазур. Силу такого противника невозможно не уважать!

— Много ли у сил вторжения таких бойцов? — совершенно не надеясь на правдивый ответ, барон всё же задал мучавший его вопрос, стараясь при этом говорить тихо, чтоб армия не услышала их разговор. Он не мог допустить ещё большего падения морального духа, если ответ будет слишком ошеломляющим.

— Сколько потребуется. Десятки, сотни, тысячи, десятки тысяч. Хоть сотни тысяч! Но это всего лишь пехота. Люди способны сжечь любую планету по своему желанию и вовсе не спускаясь вниз, просто сбросив на вас своё оружие — воевать с ними совершенно гиблое дело, — перестав улыбаться, Азраил сейчас был абсолютно серьёзен. — Не делают они этого только потому, что вы интересны для некоторых из сильных мира сего. Отчасти почему я здесь — наладив мирное сотрудничество между двумя мирами на официальном уровне и поддержав ваш нард военной силой, я надаю по рукам излишне наглым представителям элит, обеспечу процветание как вам, так и самим людям. Более того, кноты также смогут путешествовать среди звёзд, если смирят свою гордыню и признают людей как старших братьев, естественно на взаимовыгодных условиях. Ведь богиня-мать и правда создала их первыми.

Вазур Кеварно более ничего не ответил, продолжив наблюдать за полётом небесного солдата. Далеко позади за его спиной теперь остался лишь затухающий участок леса, наполненный эхом смерти и опустошения, а впереди лежали ещё многие вёрсты земель их герцогства.

* * *

Пассажирка Ларса после увиденного почти полностью притихла, что снова превратило полёт в рутину. Быть может она его боялась, а может быть просто была шокирована совершенно односторонним боем с бандитами, Ларс этого знать не мог. Однако теперь на лице миниатюрной девушки отчётливо читались грусть и меланхолия. Про себя Ларс ещё раз отметил поразительную близость их видов, пусть хотя бы и в эмоциональном плане. Но это как минимум значило что общаться они могут почти на одной волне, стоило только выучить язык.

К слову о недавнем бое! Его винтовка относилась к новейшей модели на основе технологии атомных расщепителей, только здесь связанные фотоны накапливались в виде плотного сгустка в особой камере, а во время выстрела его выпускали по направляющему стволу в сторону целей. Плотный сгусток фотонов, обладающих массой и двигающихся со скоростью в одну треть скорости света, попросту продавливал материю, испаряя её часть в виде взрывной волны. Разрушительная штука, способная пробить практически всё что угодно! Жаль только, что у технологии этой была масса ограничений, зарезавших мощность выстрела, иначе такие орудия давно бы появились на кораблях всех классов. Да и источником питания для его пушки служила вся энергосистема брони — что говорило о жутком потреблении энергии.

* * *

«История Дакеты»

Дакете было всего пять, когда погиб отец. История на самом деле банальная как сама жизнь: торговый обоз, нападение грабителей, стрела в шею… Но самому парню от этого было не легче, как не было легко и его маме, оставшейся в одиночку с двумя детьми на руках. Отсутствие мужчины в семье на уровне крестьянских общин всегда было чертовски болезненным, особенно когда матери приходилось смотреть за грудными детьми, а талантов в магии у неё не было. И даже то, что общество кнотов по большей части было матриархальным, против простой биологии вида не попрёшь. А потому было естественно, что почти сразу появились те, кто решил воспользоваться временной слабостью его матери.

Спустя всего месяц после смерти отца, в их доме появился один из дальних соседей, живший на краю деревни, ближе к полям. Какое-то время мать его выгоняла с криками и руганью, что сам Дакета прекрасно помнил, но вскоре всё изменилось и его попросту начали отправлять погулять.

Шло время, гости менялись, а сам Дакета взрослел, и начинал понимать куда больше чем раньше. Он знал, что мать поступает так не от хорошей жизни, а от того что их надел отобрали по причине отсутствия работников в семье. Пока его сестра росла, их участок поля захирел, а потом и вовсе общим голосованием был отдан другому дому. И только мамины гости хотя-бы иногда снабжали их семью мясом, мукой и молоком, столь необходимыми в хозяйстве.

Дакету естественно часто дразнили другие дети, насмехались над его матерью, называя плохими словами, от чего сам он рос молчаливым и суровым ребёнком. Часто дрался, часто был бит, но своим упрямством превосходя даже отца, всё равно был непреклонен. Да и как он мог отступиться, слыша по ночам как его мам плачет?

Война чародеек с расплодившимися бандами, потребовавшая даже создания ополчений из деревенских, изменила немного. Разве что семей в их деревне стало поменьше из-за переселения на места уничтоженных бандами поселений, отчего в итоге им вновь достался участок надела, вот только сам Дакета был всё ещё мал, отчего не мог как следует помогать матери, а потому гости всё продолжали приходить.

Спустя восемь лет такой жизни их мама уже не плакала, но всё равно взгляд её был потухшим и тусклым, а смеялась она последний раз, Дакета и сам не помнил, когда.

Всё изменилось лишь когда ему стукнуло четырнадцать зим, а его младшей сестре десять. Тогда он впервые избил лопатой нового гостя мамы, посмевшего скользнуть оценивающим взглядом по маленькой Оми, и даже пригрозил убить его если потребуется. После было ещё несколько попыток местных уродов и заезжих из соседней деревни его проучить, но парень был предусмотрителен и никогда не ходил без самодельного оружия — заточенного о камень стального прута, выменянного у кузнеца на пузатую бутыль самогону, и камня, вшитого в плотный кожаный чулок. В последний раз ему пришлось покалечить аж четверых мужиков, проткнув одному ногу, а двум другим сломав кости, четвёртому и вовсе проломил голову камнем в чулке. Конечно и сам он был сильно избит, но оно того стоило — «Отбитого Даке», как его называли порой за глаза, обходили теперь стороной. Впрочем, и у дома их теперь тоже никто не осмеливался появляться, что парню было только на руку.

И вот теперь, когда его мама наконец начала изредка улыбаться, а дела таки пошли на лад, разразились пепельные небеса. Солнце потускнело, дожди затопили их и без того невысокие урожаи, да ещё и мёртвые полезли из земли, словно предвещая конец всему.

Сперва были мёртвые птицы и звери, почти потерявшие свои инстинкты и прыть. Справиться с ними было под силу даже таким как они, безоружным крестьянам. Достаточно было поломать полусгнившие кости, бросив в огромный костёр, но потом дело дошло и до самих кнотов. Начали оживать повешенные бандиты, захороненные в безымянных могилах бродяги и погибшие воины, нашедшие свой покой на многочисленных кладбищах страны.

Всего неделю спустя их деревня превратилась в призрак себя прежней…

— Скорей, сынок, прячься! Прячься и не спорь со мной! Кто позаботится о твоей сестре если мы оба погибнем?! — заплаканное лицо матери он не забудет никогда. Её яркие кожные наросты, заменявшие кнотам обычные человеческие волосы, уже давно начали тускнеть, теряя цвет, напоминая собой о пережитых несчастьях, но взгляд её был полон упрямой решимости, и Дакета знал, что спорить с ней теперь бесполезно.

Мертвецы пришли огромной волной всего час назад с запада, на рассвете. Кноты конечно безуспешно пытались противостоять ордам нежити, но тех было слишком много и в конечном счёте их просто задавили числом. Твари эти не знали ни страха, на жалости, ни усталости, а единственным их желанием было обратить в подобие жизни всех оставшихся живых. Так что сейчас немногие выжившие прятались по домам, пытаясь не слушать сводящие с ума звуки с той стороны стен. Мёртвые твари всё ещё пытались проникнуть внутрь, каким-то странным образом чувствуя спрятавшихся внутри живых.

— Мамочка не бросай нас, — Оми плакала беззвучно, уже привыкнув к тому что нельзя шуметь.

— Прости солнышко, я не могу. Мама должна заколотить дверь с той стороны, чтоб до вас не добрались мертвецы. Слушайся братика! — быстро отпрянув от рыдающей дочки, Нейя толкнула крышку люка вниз, закрыв своих детей в подполье. После чего опрокинула сверху высокий комод.

От грохота, раздавшегося внутри дома, твари зашевелились ещё сильнее, начав скрести своими костями по стенам, и еле сдерживая слёзы и дрожь в коленях и руках, побитая жизнью женщина шагнула в прихожую, где стены дома были уже не такими толстыми.

Вскоре до ушей Дакеты и Оми, сидевших в подполье и запакованных в тёплые зимние вещи, донёсся стук маленького молота, забивающего в двери и стены железные скобы. А чуть погодя был приглушённый стенами треск ломаемых тонких стен прихожей и краткий вскрик их матери, после чего вновь началась гнетущая тишина с еле слышным шорохом скребущихся мертвецов.

Глава 85.1

Спустя пять километров полёта Ларсу пришлось вновь временно притормозить, ибо на их пути оказалась одна из немногих попутных деревень, заполненная сотнями живых мертвецов. При этом было отчётливо видно, что у многих из них присутствуют доспехи и даже оружие в руках, которым те даже пытались проковырять стены некоторых домов. При этом какие-то из построек тварей совершенно не интересовали — как например пустые хлева для местного скота, или дома с откровенно разграбленным видом. А в какие-то, более надёжные внешне, мертвецы скреблись с упорство дебила, облепив их со всех сторон.

— Командир, бортовой аналитик говорит, что высока вероятность наличия выживших, да и судя по изменению поведения ближайших к нам трупов они реагируют на присутствие живых представителей сложных биологических видов. Вон как к нам усердно ковыляют, пусть и видеть не в состоянии и уж тем более достать. Короче в восьми домах из тридцати шести скорей всего есть живые из местных, — короткий доклад Ларс делал на повышенных тонах, так как его пассажирка вдруг начала кричать и чуть не вырывалась из его рук. Благо из-за высоты она не могла ничего сделать, иначе бы точно сотворила какую-нибудь глупость.

* * *

— Мои люди утверждают, что есть выжившие…. Ваша посланница похоже из этих мест? Судя по её крикам точно живёт где-то рядом, — Азраил был всё также невозмутим, наблюдая толпы мертвецов, большая часть из которых явно принадлежала мёртвым воинам кнотов.

— Верно… из этих… Кайяхат! — вдруг выругался барон, разглядев в толпе мертвеца в таких же как у него доспехах, — Северо-западный заслон пал! Как же так!? — забыв об эмоциях, полководец вновь выругался, взволновав своими словами и свою небольшую армию.

— Спокойно, барон, я помогу вашим войскам взять ситуацию под контроль, — поспешил его успокоить Азраил. — Мне в любом случае нужна поддержка местных, и лучше уж иметь дело с вашим герцогом чем с теми вздорными бабами. Бусинка, твой выход, — подозвав свою слугу, лорд разрушения погладил мгновенно появившуюся у его ног рогатую тигру. — Иди туда где Ларс, и уничтожь там всех немёртвых. Пройдись в сторону заката, на два дневных пеших перехода и возвращайся ко мне.

— Странный у вас зверёк, Лорд Азраил, я думал это что-то вроде питомца…

Барон Кеварно не успел даже договорить, как Бусинка уже ускакала подальше от людей и прямо на глазах создала вокруг себя цельный полупрозрачный образ гигантской птицы. Дальний родственник ястреба, сотканный из розоватой ментальной энергии с Бусей внутри, яростно замахал крыльями, подняв тучу водных брызг, и пронзительно прокричав что-то на своём хищном языке, резко взмыл в небо, исчезнув в сумраке магической ночи.

— Нет, это существо не для красоты, — ответил, не глядя на собеседника тот, обратившись сразу к Велиану, — Пусть ждёт. Бусинка зачистит основную массу, Ларс пусть обыщет здания. Девчонка же пообщается, узнает, что к чему… ах да, она же язык наш не знает… Ладно, Ларс пусть включит громкую связь — сам с ней пообщаюсь на пару с бароном.

— Вас понял, шеф!

* * *

Получив сообщение о подкреплении, Ларс тут же расслабился, включив заодно и громкую связь. Услышав голос своего непосредственного сюзерена разволновавшаяся кнотки наконец успокоилась, перестав долбить в броню человека своими кулачками, требуя неизвестно чего.

— Спуститесь после Бусинки вниз. Проверите здания, соберёте выживших. Эвакуировать сумеете как-нибудь? — задал важный вопрос Азраил под конец.

— Здесь, в МПД, есть ещё и функция транспортировки припасов, но, если особей будет много, двух моих дронов не хватит точно. А вот если парни пришлют мне всех своих дронов-транспортёров, думаю сумею создать достаточно большой силовой карман, подвесив его к своему щиту, — после недолгого обдумывания приемлемое решение таки было найдено. Так что вдогонку за Бусинкой от главной группы вскоре отделилось шесть небольших летающих устройств, созданных для повышения максимальной грузоподъёмности каждой пехотной единицы. Даже существовали тяжёлые орудия, должные работать в паре с доспехом, куда крепились подобные дроны — это помогало значительно выровнять центры тяжести при стрельбе.

Очень скоро недалеко от деревни на землю рухнула гигантская розовая птица, мгновенно превратившаяся в обычную парящую сферу. Золотые глаза бусинки изнутри этой сферы светились словно яркие фонари, а в воздухе тут же ощутимо запахло угрозой. Как только мертвецы почувствовали рядом мощный источник жизненных сил, они побросали бесполезное ковыряние домов, переключившись на новую гостью. Вот только этот орех был им явно не по зубам — первая же волна псионического шторма по приближавшейся нежити выкосила широкую просеку в мертвецах — все ниточки, связывавшие подобия их души с мёртвой плотью попросту мгновенно разрушались, стираясь в пыль. Как только это происходило, трупы тут же оседали на землю, а сфера с бусинкой перемещалась чуть дальше.

Каждый такой ментальный удар уносил в пучину полного забвения всё новую и новую нежить, а заботливый зверь, не забывая о необходимости уничтожения и самих тел во избежание нового подселения, ловко сгребал трупы гигантскими когтистыми лапами в узкую полосу за собой, перемалывая их с помощью целого каскада жутких челюстей. С обратной стороны созданного рогатой кошкой смертоносного конвейера падала уже мелкая костяная труха вперемешку с перетёртой плотью, не способная вместить в себя даже самую мелкую душу.

Так и прошли все пятнадцать минут, потребовавшиеся слуге Азраила для переработки в пыль боле трёх сотен зомби — даже стальные доспехи павших воинов северо-запада после подобного издевательства превратились в рваные лоскуты, а сама Бусинка бодро отплыла в сторону заката, откуда на её зов уже начали стекаться всё новые и новые твари.

— Жуть-то какая… — пробормотал себе под нос Ларс. Кноты же с той стороны многочисленных камер его тяжёлого доспеха и вовсе были погружены в гробовое молчание, зело впечатлившиеся жуткой жестокостью и последовательностью на первый взгляд безобидной зверушки. Сам же Азраил с удовольствием отметил достижение нового 100-ого уровня, полученного настолько быстро лишь благодаря совместным стараниям двух его слуг.

— Ладно, спускаемся, — аккуратно снизившись и поставив на землю маленькую лучницу, Ларсу сперва пришлось идти туда, куда вдруг та стремглав унеслась. Старясь не отстать от шебутной Ульны, ему приходилось двигаться чуть не бегом, благо нежить в деревне была полностью вычищена Бусинкой и беспокоиться было пока не о чём, так что он чуть не проскочил мимо, когда девушка вдруг замерла перед непримечательным серым домом. Двери у него были выломаны, как и узкие, буквально размером с голову человека, окошки, а на стенах и под порогом виднелось множество следов крови и даже части вывалившихся из кого-то внутренних органов.

Судя по датчикам движения и звуков, внутри дома никого не было, так что, когда зарёванная девчонка ворвалась внутрь, Ларс не стал ей мешать. Прождав снаружи минут пять, он уже собирался пойти проверить чего она там так долго, как с востока автоматика зафиксировала цель класса «нежить». Покрутив головой и быстро найдя в просветах между домами несколько крупных фигур, явно принадлежавших каким-то животным, Ларс вскинул винтовку и двумя прицельными выстрелами разнёс на куски троих наиболее близких к деревне зверюг.

— Всё, времени больше нет, — проговорил он сам себе и подойдя к стене попросту врезал по ней силовым импульсом своих щитов. От удара давно подгнившие в этом месте брёвна проломило, и шагнув внутрь разорённого жилища, Ларс за руку вытащил сидевшую там в дальнем углу в совершенной прострации лучницу. В руках та сжимала не очень красивую, но явно ручной работы тряпичную куклу.

Так и таскал он маленькую кнотку, явно крайне тяжело переживавшую смерть своих родных, от одного помеченного в памяти МПД дома к другому, ломал стены, расширял дверные проёмы и вскрывал заколоченные половицы. Так, перемещаясь туда-сюда, вскоре он освободил все забаррикадированные проходы, даже не пытаясь кого-то вытащить наружу самостоятельно.

— Внимание всем, говорит барон Вазур Кеварно, верный слуга нашего герцога и командующий северной армией заслона! Приказываю всем выжившим немедленно покинуть жилища для дальнейшей эвакуации! Повторяю, приказываю немедленно покинуть жилища для дальнейшей эвакуации. Небесный солдат наших союзников обеспечит вашу безопасность! Не нужно его бояться! — голос кнота, усиленный силовыми энергетическими мембранами, создающими сами собой колебания воздуха в любом необходимом направлении, разнёсся на многие сотни метров, проникая в каждый закуток разрушенной деревни, — Поторопитесь, сюда движутся новые отряды немёртвых и ждать отстающих будет некогда! Даю вам восемь малых отрезков!

После третьего повторения записанного обращения барона, кноты наконец зашевелились. Грязные, замёрзшие и голодные, они, похватав все свои скудные сбережения, медленно поплелись в сторону зависшего на пятидесяти метрах над землёй Ларса. Ульна же кое-как оттаявшая наконец, старалась как могла, организуя людей на подготовленной Ларсом площадке, созданной из четырёх присланных ему дронов. Те с недоверием относились к ревущему двигателями летающему воину и странному прозрачному полу, но благодаря тому, что Ульну здесь многие знали, процесс таки сдвинулся с мёртвой точки. А уж когда из-за домов появились новые немёртвые, только уже из числа крупных лесных хищников, все они и вовсе поспешили занять свободное ещё место.

[КХАШ-ГРОХ, КХАШ-ГРОХ] — двойной выстрел энергетической винтовки разорвал на куски двух полусгнивших тварей прямо на глазах выживших, когда последние из кнотов заняли места на платформе. Четыре других дрона наконец тоже отделились от МПД Ларса, встав прямо над своими братьями, и немногочисленных выживших вместе с лучницей Ульной тут же закрыла глухая силовая стена, оградив сразу со всех сторон — лишь воздух теперь частично проходил через силовые щиты, способствуя вентиляции во временно замкнутом пространстве.

Вскоре запертый куб поднялся вслед за небесным солдатом, и двадцать три кнота, чуть не потеряв сознание от шокирующих впечатлений, дружно попадали на корточки, пытаясь хоть за что-то удержаться, пусть и заведомо безуспешно.

Ларс тут же взлетел в небо, унеся за собой местных выживших, и покинул полуразрушенное поселение, куда совершенно без толку брело ещё два десятка инопланетных тварей, ведомых новыми инстинктивными чувствами. И лишь обернувшись уже на высоте, он заметил, что один из спасённых им кнотов до сих пор твёрдо стоял на ногах, и смотрел не вниз на плывущую там земную твердь, а прямо на него, сверля восхищённым взглядом своих фиолетовых глаз. При этом явно очень молодой парень ещё и держал на руках совсем маленькую девочку, так похожую на их человеческих детей в возрасте всего где-то двенадцати лет.

* * *

«История Дакеты»

Два дня они с сестрёнкой просидели под полом, пока не пришла неожиданная помощь. Когда снаружи вдруг стало тихо и бесконечные скребущие звуки прекратились, Дакета сразу понял, что что-то не так и тут же разбудил уставшую от бесконечных переживаний Оми, начав собираться.

Когда же в их дом вломился кто-то жутко огромный и тяжёлый, замерев в тишине в попытке обнаружить выживших, Оми вдруг тихонько пискнула от страха. Тихо, еле слышно, но незваному гостю хватило. Тяжёлые шаги, под которыми трещали даже толстые половицы, быстро приблизились и одним единственным ударом тут же смёл тяжёлый комод над деревянной крышкой подполья в сторону. Дакета уже думал, что им конец, но нет, незнакомец просто вышел, оставив их одних. А потом был громогласный голос одного из баронов герцога Аль’Закен, вернувшего себе, как говорили старики, давно отобранные у него земли. Барон обещал спасение, говорил о некоем небесном солдате и даже призывал поторопиться, упоминая новых мертвецов. И Дакета, сколь бы недоверчивым он ни был, глядя на свою маленькую сестру, с трудом пережившую последние два дня, проведённые впроголодь, решил поверить.

Оказавшись снаружи он не увидел армии барона и даже его самого, а сам громогласный голос шёл от того самого небесного солдата, как по волшебству зависшего в воздухе. Доспехи его выглядели умопомрачительно красиво и угрожающе одновременно, а из-за спины вырывались самые настоящие струи пламени, с рёвом поднимавшие с земли мелкий мусор и останки размолотых в труху трупов… Да, Дакета только сейчас понял куда делась нежить — их попросту размолола какая-то жуть, судя по следам ушедшая на запад.

Но времени глазеть по сторонам у него было мало, так что Дакета поспешил к Ульне с соседней улицы, три зимы назад ушедшей в армию и непонятно как здесь появившейся уже в облачении лучницы. Но не успел он толком добежать до места сбора, неся ослабевшую Оми на руках, как на их улицу выползли два облезлых заглота, сверкая острыми пастями в своих оскаленных полусгнивших пастях. Вот только восставшие шестилапые твари хрен угадали — парящий над землёй солдат не был настроен шутить, так что тут же вскинув своё странное магическое оружие, выпустил друг за другом два потока ревущего пламени, в одно мгновение разорвав на куски обоих «ненеспящих» убийц.

Словно заворожённый, Дакета взошёл на мерцающую площадку, висевшую чуть над землёй, продолжая наблюдать за небесным солдатом. И даже внезапно ушедшая из-под ног земля его не так впечатлила, как образ всемогущего воина, спасшего остатки их деревни от смерти. Так и простоял он, изредка осматривая округу с высоты птичьего полёта, представляя, что когда-нибудь он также как этот воин, будет летать по землям своего сюзерена, защищая простых крестьянских детей и карая чудовищ.

* * *

Пусть до герцогского доминиона занял ещё сорок минут полёта. За это время Ларс с беженцами минул несколько мелких групп зачистки, занимавшихся уничтожением нежити и аж три магических создания, одним из которых была целая грозовая туча размером с огромный город. Было заметно что движется туча против ветра, да и частые электрические разряды, явно бьющие в обнаруженных этим созданием мертвецов, охраняющего тем самым несколько десятков квадратных километров местного землевладельца, были более чем достаточными тому подтверждениями. Похоже не только его лорд имел способности создавать могущественных слуг, но и здесь это искусство получило серьёзное развитие!

По подсказке барона, переданной через лорда Азраила, Ларс приземлился, не долетая до города, прямо перед одним из постов, встречавших стекающихся со всех земель беженцев. Нельзя было в военное время вторгаться за городские стены — такой их поступок точно бы вызвал ненужную панику.

Но даже без этого десятки солдат и даже несколько боевых чародеек из слабейших дивизионов, присягнувших новому герцогу, споро окружили незваных гостей, стоило им приземлиться. Сверкающее чистотой наточенной стали оружие тут же было нацелено преимущественно на Ларса, а чародейки загодя сформировали в руках схему сковывающих чар, готовые парализовать всех подозрительных в любое мгновение.

— Кто вы такие и что делаете на земле владыки Аль’Закен?! Отвечать! — начальник поста был суров и лишён всяких намерений шутить, судя по его тону. Но оно и не удивительно, если вспомнить что творится на их земле и каким способом прибыли встречаемые.

— Рядовая Ульна, посланец северного заградительного отряда приветствует господина голову тысячи! — вытянулась во фрунт угрюмая лучница, держа левой рукой золотой медальон с чёрным пауком по центру. — Барон Вазур Кеварно спешит доложить, что встретил чужаков, помогших уничтожить всех мертвецов, шедших с севера, а также запросивших срочные переговоры с герцогом. Я по его приказу сопровождаю одного из их небесных солдат, предположительно пришедших со звёзд.

Как только девчушка произнесла последнее слово, все солдаты охранения поста сомкнули ряды, а маги тут же ударили заготовленными заклятьями, парализовав всех кроме Ульны, которую всё равно защищал от подобного воздействия золотой амулет гонца. На Ларса же заклинание и вовсе не подействовало из-за банальных различий в физиологии. Вы пытались когда-нибудь отрубить лапы змее? И не пытайтесь — у неё их нет.

Все выжившие из деревни тут же попадали безвольными куклами, дроны, что их транспортировали моментально переместились, встав защитным периметром вокруг Ларса и Ульны, а в следующее мгновение их уже закрывал мощный силовой щит, сгенерированный сразу восемью малыми дронами, оттеснивший в стороны тут же попадавших на задницы воинственных кнотов.

— Тревога! — видя такой неблагоприятный для себя поворот, взревел раненным лосем голова тысячи, но его неожиданно прервал жёсткий голос в весьма знакомых тонах.

— Отставить, сучье племя! — перед так и оставшимся в нормальном самочувствии Ларсом развернулась цветная голограмма барона, смотрящего исподлобья на своего младшего коллегу, — Хайнс, ты совсем все мозги растерял?! Правило военного времени статья пять пункт восемь — любой вражеский парламентёр неприкосновенен и только тот, к кому он отправлен, имеет право решать его судьбу!

От увиденного все, в том числе перепуганный Хайнс, застыли словно безмозглые статуи. Барон выглядел словно живой, но при этом он точно находился не здесь — неприятная ситуация благополучно зашла в тупик не успев развернуться во что-то непоправимое.


__________

Не забывайте поставить книге отметку "нравится" (сердечко) если она и правда вам по душе. Это сильно помогает привлечь новых читателей!

Глава 85.2

— Б…Барон? Вазур, это вы? Но как…? Откуда? — глава тысячи, будучи одним из немногих оставшихся в городе офицеров, также способный командовать на этом направлении к городу, старался делать всё для безопасности столицы герцогства, пока благородные мужи и вышестоящее военное командование управляло войсками на границах. Но ресурсов катастрофически не хватало! И лишь благодаря их новому лорду, создававшему ежедневно по два-три магических конструкта невиданной мощи, тех немногих сил, что остались в доминионе, хватало для обеспечения безопасности.

— Долго объяснять, Хайнс. Обеспечить эту связь мне помогают гости со звёзд, как видишь, впрочем, также они помогли с уничтожением мертвецов в направлении севера и северо-запада, с зачисткой банды Хрумакса-Чёрного в окрестном лесу, со спасением оставшихся в живых жителей деревни Малая Грошка, да и со многим другим тоже. Так что завязывая страдать хернёй, и обеспечь пропуск гонцов к герцогу! К нам и правда прибыли очень важные гости… Да, и кстати, доложи его сиятельству о потере его армией северо-западного тракта — Барон Муслин Герзот пал в бою, как и его двухтысячное войско. Я не знаю, остался ли кто из них в живых, но труп самого барона и части его бойцов я видел — он вместе с другой нежитью пытался разграбить ту самую деревню, о которой я говорил, — созданная голограмма полностью повторяла мимику и внешний вид Вазура Кеварно, а чародейки, что помогали Хайнсу лишь разводили руками, не чувствуя никакой магии, так что ему пришлось без возражений внимать словам странной призрачной фигуры. Да и говорил барон точно также, как и всегда, повторяя себя вплоть до мельчайших подробностей. — Шевелись, Хайнс!

— Да, барон Вазур, я повинуюсь! — офицер в гибком пластинчатом доспехе тут же преклонил колено, склонив голову, а как только голограмма исчезла, поднялся, приказав своим кнотам отступить от посланца и опустить оружие.

Ларс, винтовка которого всё это время покоилась на правом бедре в магнитных захватах, тут же развеял силовую защиту дронов, поместив их точно над своей головой, закружившихся в форме кольца.

Азраил тем временем кратко пересказал ему произошедший разговор на доступном телохранителю языке, а потом и вовсе продолжал пояснять происходящее в реальном времени, работая за переводчика.

Сперва-наперво их отделили от остальной массы беженцев и зевак, поместив в высоком шатре, дабы не смущать происходящими странностями обычных крестьян, вот только слухи всё равно разлетелись что лесной пожар. Когда же из Кайнгерта (столицы герцогства), видневшегося почти на горизонте за целыми городками для беженцев под открытым небом, подошла вызванная из дворца карета, должная скрыть от любопытных глаз Ларса, они наконец переместились в неё, отправившись к конечной точке маршрута.

К сожалению, Ларсу не удалось заснять происходящее снаружи во время длительного путешествия через город, так как окна в карете были занавешены очень плотной драпировкой, да и самому ему было очень тесно находиться там вместе с доспехом, что сильно сковывало движения. Так что, когда их архаичный транспорт наконец остановился, а широкая дверь его открылась, небесный воин с удовольствием выбрался наружу вслед за Ульной под взглядами удивлённых и явно настороженных гвардейцев. Воины, сжимавшие в руках чёрные как сажа алебарды, одетые в доспехи, очень похожих на рунную броню барона Вазура, могли быть только гвардией, элитой этого города. Правда на фоне прибывшего гостя, одетого в броню совершенно нереального вида, смотрелись они теперь бледно, но оно и понятно — разница в технологиях и точности производства между представителями воинства разных миров была колоссальной.

* * *

По ту сторону видеосигнала Азраил и барон Вазур находились теперь на значительном отдалении от остальной армии по вполне понятным причинам. Сейчас прибывшему лорду как раз предстояли важные приговоры, и давать посторонним их слушать было бы верхом идиотизма. Политика — удел избранных. И не важно в каком мире ты будешь находиться в том или этом, истина не изменится.

Сильно уменьшенный экран теперь транслировал происходящее только для них двоих, так что, когда Ларс в гордом одиночестве, без миниатюрной лучницы, пошёл вслед за сопровождающим в зал совета, где во главе овального стола из чёрного мрамора восседала могучая фигура в явно эксклюзивной броне, напоминавшей скорей одеяния монахов, да ещё и с металлическим посохом в правой руке, Азраил сразу понял, что перед ним именно тот, кто нужен. Ещё шесть фигур, сидевшие по бокам массивного стола принадлежали скорей всего высшему управляющему персоналу на вроде министров. Во всяком случае об этом могли сказать стопки явно недешёвой белоснежной бумаги и тонкие стеклянные палочки, видимо предназначенные для нанесения текстов магическим способом. При этом все они были женщинами, что весьма показательно.

— Садись, — Аль’Закен вежливо указал свободной рукой на чёрный каменный стул с зеркальной относительно его стороны стола. Стул широкий, без спинки, явно предназначенный для нежеланных гостей — во всяком случае на таком вольготно не посидишь, постоянно переживая из-за осанки и перспективы застудить задницу о холодный камень. Тем не менее Ларс прекрасно сумел разместить на широком сиденье своё бронированное седалище, а холод и вовсе его не волновал.

— Твоё оружие оставлено при тебе в знак нашего уважения, но воздержись от необдуманных действий. Держи руки на виду и просто говори зачем ты здесь, — голос герцога, оказавшегося явно непростым персонажем, если судить о первом впечатлении, звучал спокойно, но в то же время властно.

Наконец голографический проектор МПД вновь заработал, и над столом показался торс Азраила, при чём в его нормальном человеческом виде. Женщины напряглись при этом, но так как их владыка никак не отреагировал, то мгновенно успокоились, что могло говорить лишь о высочайшем доверии его мнению.

— Мой человек лишь служит проводником моего слова — он не обучен вашему языку, прошу его за это простить. Позвольте представиться, лорд разрушения Азраил, служитель богини-матери Кали, также известной как богиня разрушения. Служитель именно той богини, что создал всё сущее, а также все виды жизни в наших необъятных мирах, в том числе и нас свами. А прибыл я на эту планету для выполнения единственной миссии, порученной мне богиней: прекратить бессмысленную войну между её детьми. Знаю, что звучит это не очень правдоподобно, и понимаю, что никто не поверит мне просто так, потому и решил действовать поступательно: для начала наладить контакты с обеими сторонами, собрать ресурсы и последователей, и уже потом наводить столь необходимый всем порядок. Ваши подданные отзывались о вас крайне лестно, герцог Аль’Закен! Потому я и здесь, — изображение плеч и головы Азраила были полной его копией, идеально передавая все оттенки эмоций и мимики, так что разговор получался весьма полноценным.

— Нда… неожиданное заявление… Пусть я и не имею возможности проверить ваши слова о деяниях и воле бога-создателя, но вполне способен оценить ваши. И надо сказать, мне даже хочется вам поверить — одна зачистка северо-западного направления границы многого стоит. И создания ваши весьма любопытны, я уже успел оценить… Нда… Только зачем это вам? Богиня, лорд разрушения… чего на самом деле вы пытаетесь добиться, создавая всю эту мишуру? Решили, что мы здесь недостаточно образованы, чтоб распознать такую наживку? Считаете нас суеверными варварами? Вероятно, дело в каком-нибудь конфликте с той группой… вторженцев, что бесчинствует на нашей земле, но даже если и так, тогда я опять в тупике — с учётом наших военных сил повлиять на это противостояние мы явно не в силах. Скажите честно, Азраил, что вам от нас нужно?

А герцог был непрост, очень непрост. Нет, в случае с Азраилом он был неправ, но приди сюда кто другой, начав заливать про мистические грани бытия, его бы моментом осадили.

— Ха-ха-ха, вы просто чудо, герцог! Браво, неплохая попытка! Вот только всё куда хуже, чем вы думаете, — в это же мгновение образ Азраила потёк и погрузившись на мгновение в чёрную кляксу, перед всеми предстал существо в чёрной маске с полыхающими на ней в замысловатом танце узорами, а голос его провалился тонов на шесть ниже. — Каждое моё слово правда, о чём красноречиво свидетельствует всё что у вас происходит. Ведь виной всему чародейки и два неопознанных трупа, ведь так?

— Откуда вы… — одна из чиновниц, чьё лицо имело резкие черты словно у хищной морды шакала, вдруг встрепенулась. Её разведка совсем недавно сумела добыть эти сведения и сил было при этом потрачено непростительно много…

— Откуда знаю? Просто догадался — ведь это мои трупы. Не находите чувство юмора нашей создательницы немного странным? Бессмертное существо, созданное ею ради защиты её творений, стало причиной их массовой гибели благодаря усилиям самих же дочерей-чародеек. А главная ирония в том, что пожелай люди вас уничтожить или воевать серьёзно, никакая магия не поможет — сюда просто спустят гигантских големов, способных стирать города на своём пути в считанные минуты или просто испепелят земли термоядерным огнём, расколов планету на части. Всё что происходило раньше было не более чем баловством для них, а никак не настоящей войной — ваш вид попросту имеет свою научную ценность в некоторых областях генетики, для этого и нужны были пленные кноты. А что в итоге? Благодаря действиям вашего народа, люди сейчас целыми кораблями вывозят трупы своих учёных с орбиты, а этот мир по причине появления магической завесы потерял почти всю свою привлекательность для их командования. Прибавим уничтожение их контингента на самой планете, и в конечном счёте получаем ответную массированную атаку, как попытку скрыть все следы своей деятельности, — говорил Азраил спокойно, но легче слушателям от этого не становилось.

— И что теперь, мы должны были просто терпеть?! Просто позволить им убивать нас, похищать и превращать в рабов?! — тут же не выдержала ещё одна дама, куда более воинственного вида чем остальные.

— Разумеется нет. Всё что происходило здесь дело рук отдельных групп людей, связанных с военными формированиями и некоторыми древними родами, преследующими сугубо личные интересы — остальной мир даже не подозревает о вашем существовании. Но! Если остальные люди, государства и политические силы узнают, что во вселенной существует ещё один вид разумной жизни, да ещё и с уникальными талантами в магии, уверен вскоре под давлением народных масс и противником нынешних ваших мучителей все противозаконные действия в отношение кнотов прекратятся, а сами люди постараются наладить с вами мирный контакт. По крайней мере внешне, официально. Ибо секретных операций и подпольных действий преступников никто не отменял, и в этом случае вам придётся уже самим защищать себя. Но во всяком случае угроза войны на уничтожение сойдёт почти на нет, что как раз в ваших прямых интересах, — Азраил вновь вернулся к своей обычной внешности, с интересом приглядываясь к до сих пор молчавшему герцогу.

— И что же вы предлагаете? Каким образом вы собираетесь рассказать о нас, а главное убедить всех непосвящённых в том, что говорите правду? — третья женщина, одетая богаче всех среди присутствующих, неожиданно задала самый важный из насущных вопросов.

— Интересный вопрос! Есть два пути. Либо я просто распространяю голографические записи об этом мире и о вас самих, используя свои связи, либо мы собираем делегацию, способную говорить от имени кнотов и забрасываем их прямо на планету людей. Со своей стороны, во втором случае, я готов гарантировать безопасность кнотов, так как на родине людей запрещено использование оружия массового поражения. А с остальным же справятся и мои слуги, что сейчас занимаются геноцидом оживших мертвецов на вашей планете.

— Подождите, лорд Азраил, не будем спешить, — наконец подал голос герцог, подняв перед собой ладонь в интервидовом жесте. — Не спорю, вы меня основательно удивили и на многие вопросы открыли вид с иной стороны. Однако я не могу принимать поспешных решений… не о судьбе всего нашего народа точно. Дайте мне… три больших отрезка времени на обсуждение всех этих вопросов с моими помощницами, иначе боюсь мы просто совершим непоправимую ошибку. Вашего воина разумеется на это время отведут в гостевые покои, где он сможет отдохнуть с дороги.

— Не возражаю, но всё же, хотелось бы пообщаться с вами лично, так сказать в натуре. Вот только доблестный барон Вазур Кеварно не желает меня пропускать на территорию герцогства, из-за чего и пришлось прибегнуть к подобному способу связи, — Азраилу честно говоря уже надоело сидеть на одном месте. Конечно его слуги за последние полтора часа ожидания обеспечили ему аж четыре новых уровня, подняв его до 104-го, но безделье откровенно утомляло лорда разрушения. И даже страшно было представить сколько нежити было ими при этом уничтожено.

— Хм… хорошо. Я не вижу причин не пустить вас на свои земли. Особенно если по дороге сюда вы сотрёте с лица земли всех мертвецов что встретите! Я буду ждать вас, лорд Азраил в своём дворце как гостя, — Аль’Закен не был идиотом и понимал, что захоти тот прийти сюда, никакая армия немагов его не сумеет остановить. Но зато здесь, в столице, где дремало уже по меньшей мере два десятка големов нового типа, созданных им из частей инопланетных машин, добытых на недавно разрушенной базе оккупантов, у мистика был шанс противостоять посланцу богини. Нет, он не поверил ему беспрекословно, однако что-то внутри старого мистика шептало о том, что он должен поверить. Странное чувство, которому он привык доверять за десятилетия бесконечных своих изысканий.

— Герцог Аль’Закен! Сир! — тут же рядом с Азраилом появился торс барона Вазура Кеварно.

— Хо, и вы там, Вазур? Хорошо! Значит и разговор наш слышали с лордом Азраилом?

— Точно так, сир, слышал каждое слово, — не стал увиливать барон, поклявшийся верой и правдой служить своему сюзерену.

— А раз слышали, то должны осознавать всю важность нынешних переговоров! Приказываю пропустить Лорда Азраила и всех его спутников, а при необходимости и оказать им посильную помощь. Ваш доклад по север-западу я получил, дыру закроют мои конструкты — павшие воины барона Муслина Герзота дали мне достаточно времени для их постройки. Его доминион и наследник достойны моей протекции, и подвиг его не будет забыт! — сделав двумя сложенными вместе пальцами (указательным и средним) левой руки странный знак, приложив их по очереди ко лбу, к губам и к сердцу, Аль’Закен отпустил барона. Следом погасла и проекция голограммы.

Дождавшись, когда Ларс уйдёт, сопровождаемый двумя дворцовыми служанками, герцог шумно вздохнул, опустил пластинчатый капюшон своей брони на затылок, и, осмотрев по очереди хмурые лица помощниц, наконец заговорил.

— Какие есть мысли по этому поводу? Вика, тебе слово…

Буквально с ходу, без перерыва началось детальное обсуждение всех открывающихся перед ними возможностей.

Глава 85.3

Получивший приказ, барон Вазур пропустил группу Азраила практически сразу, лишь выделив в качестве сопровождающих двенадцать верховых воинов, должных продемонстрировать другим боевым группам герцогства законность перемещений лорда разрушения. В качестве верховых животных на этой планете использовали преимущественно парнокопытных всеядных тварей, похожих больше на земных верблюдов своим телосложением, хотя было в них что-то и от носорогов. Во всяком случае броня из кожи таких животных получалась невероятно прочной, хотя и грубой.

Огромный Хрясь, двигался в основном параллельно петляющей дороге, где надо, прокладывая новые просеки или взметая за собой целые фонтаны болотистых низин. При его немереной массе соваться на и без того раздолбанные пути было некультурно, да и проще было пустить по дороге всадников, так как в этом случае на глаза остальным путниками и отрядам они попадались одновременно.

Вообще за время пятичасового пути Азраилу пришлось зачистить целых две бредущих незнамо куда толпы мертвецов, состоявших поровну как из кнотов, так и из местной фауны. Ну как Азраилу. Конечно за него это сделал Зеро, попросту приказав тем истлеть, как это было с недавним лесом. Но всё равно Зеро лишь инструмент и его действия можно считать действиями самого Азраила. Во всяком случае сам лорд разрушения не сомневался, что об увиденном воины сразу доложат куда следует — отчасти за этим они и были приставлены к ним.

К полуночи обе группы таки добрались до столицы герцогства Аль’Закен, благодаря освещению дороги прожекторами телохранителей Азраила, что было очень кстати, так как иначе Альная, непривычная к тряске верхом на кризалиде, порядком издёргала бы Азраила вопросами о навигации. Вопрос «Долго ещё?» и так прозвучал в её исполнении раз пять, что при немногословности девушки было очень прилично.

Сам же Азраил во время путешествия был задумчив, размышляя о дальнейших своих шагах и способе вернуть свои старые трупы назад, особенно тот в котором хранилась его уникальный костяной жезл. Лишь иногда он отстранённо отмечал получение новых уровней — его слуги похоже взялись за работу всерьёз, обеспечив своему создателю десятки миллионов очков опыта за столь непродолжительное время.

Получив сто десятый уровень к полуночи, он довёл в итоге уровень энергии до пятисот семидесяти пяти единиц, что в итоге повысило запас его маны до девяти тысяч с копейками. Также Азраил наконец-таки довёл уровень умения «Жертва Богине Кали» до двадцатого уровня, получи множитель энергии в этом режиме в 6,9 раз, что опять же повысило запас маны, а значит и живучесть его призванной брони до пятидесяти семи тысяч единиц. Также Азраил вложил четыре очка навыков в хранение аспектов, благодаря чему число аспектов выросло до шести, а их максимальный объём до тридцати кластеров, что уже давало значительный простор для действий. Ну и разумеется он добил навык «магической накачки» до двадцатого, дополнительно вложив оставшиеся два очка навыков в «железную кожу» ветки варвара — этот навык благотворно влиял на порог урона призванной брони, что также было нелишним в свете последних событий.

За четыре километра до Кайнерта, столицы герцогства, начинались глухие заслоны солдат, за которыми было множество больших и малых лагерей для беженцев и даже полевые кухни, где обездоленных кнотов кормили пару раз в день бесплатно по приказу нового герцога. Сейчас, при вновь начавшихся проливных дождях, гигантский лагерь был тих и пуст, а солдаты из охранения периметра в основном стояли на месте, кутаясь в толстые кожаные плащи и с трудом вглядываясь в темноту водяной завесы.

Когда стоишь в карауле во время дождя, окружающий фон сливается в одну мерзкую мешанину, лишь изредка прерываемый твоим собственным голосом или редкими действиями сослуживцев, от того крайне неожиданным для всех стали частые удары молний, вдруг обрушившиеся на землю в каких-то двух сотнях метрах от постов. Территория лагеря была прикрыта от подобных ударов стихии специальными заклинаниями, так что обычно гроза проходила над городом и его окрестностями в относительной тишине. И вдруг такое!

— Хрясь, ты офонарел что ли, урод черножопый!? Идиот, ты нахера молнии притянул!? — из темноты вслед за грохотом молний раздался крик на неизвестном кнотам языке, а сквозь тьму неожиданно прорезался контур странной светящейся фигуры… высотой почти десять метров, мерно шагающей прямо на них.

— Тревога! — сбросив с себя плащ, подхватил копьё старший смены поста. К тому моменту как сквозь капли проливного ливня стала видна фигура монстра целиком, на чёрной шкуре которого светился голубым странный ломанный рисунок, напоминавший настоящую молнию, весь пост уже стоял на ушах, а арбалетчики заняли свои места возле бойниц.

Однако столкновения к счастью не случилось — обогнав Хряся вперёд выехал знаменосец, отправленный бароном в путь с его личным стягом на флагштоке. Увидев герб благородного дома герцогства, засиявший зелёным светом при приближении к столице, как и подобает подлинному знамени, бойцы охранения подуспокоились, а узнав от знаменосца, что видят тех самых парламентёров о которых предупреждало командование и вовсе сменили гнев на милость.

Вот только Хряся пустить за периметр отказывались, ссылаясь на его гигантский размер и плотно набившихся беженцев, так что как только тот вновь ужался до размера крупной собаки, все вопросы благополучно разрешились. Вот только и транспорта Азраил также лишился, что не могло не напрягать при нынешней погоде.

— Вы можете подождать пока здесь, в наших шатрах. Гонца уже отправили сообщить о вашем прибытии! — сурового вида кнот, ничем не уступающий по габаритам самому Азраилу, с настороженностью относился к собеседнику, которого даже дождевые капли не могли коснуться, разбиваясь о явно магический щит в сполохе золотистых искр. На Алёну же все присутствовавшие кноты косились с интересом, видимо впервые увидев женщин человеческого вида, пусть её вид и был немного подпорчен начавшимся недавно ливнем.

Альная же в своей броне привлекала не так много внимания, пусть её формы и явно указывали на принадлежность к женской половине. С одной стороны, тело её был совершенно закрыто, а с другой, её броня проигрывала по зрелищности троим воинам в мощных доспехах, ещё совсем недавно паривших над землёй, так что, с какой стороны ни посмотри, а вокруг девушки были представители поинтереснее, что позволяло ей оставаться в тени группы.

Баньши и вовсе в последнее время не появлялась в видимом спектре, зависнув невидимым духом мщения над головой Азраила. Он даже иногда забывал о её присутствии, изредка гадая почему поведение бестелесного слуги так сильно отличается от нормального. Неужели снова богиня постаралась?

— Не стоит волноваться, о нашем прибытии и так знают. Думаю, через пару минут нашу группу встретят, — отказался Азраил от гостеприимства с нейтрально вежливой улыбкой на лице. Он был на чужой земле, и подсознательно старался быть вежливым, дабы не оскорблять зазря принимающую сторону. Вежливость вообще полезная черта поведения в любой ситуации — порой она обезоруживает даже лучше любых угроз.

Старший смены только понимающе кивнул, оставив неожиданных гостей в покое. Ранее он никогда бы не подумал, что увидит пришельцев с небес так близко, да ещё и будет говорить с ними на своём родном языке. С приходом старого герцога, вновь занявшего свой трон, жизнь менялась стремительно и неукротимо.

Через десять минут небо наконец прорезал знакомый рёв ионного двигателя, и вскоре с стороны города показалась и светящаяся точка Ларса, спешившего к своим командирам. Но был он как ни странно не один, вслед за ним на ярко светящихся крыльях летела ещё одна фигура, пусть и отстававшая в скорости, но явно обладавшая огромной магической силой.

Доставив взятые ранее дроны обратно к ребятам, Ларс позволил телохранителям Азраила наконец развернуть полноценный силовой кокон для перевозки их всех по воздуху, заодно защитивший и от опостылевшего ливня. К этому моменту и фигура с гигантскими крыльями также успела добраться до края охранного периметра, оказавшаяся женщиной весьма представительного вида, одетой в явно полевой военный мундир, пусть и не лишённый элегантной красоты, присущей женщинам благородного статуса.

— Виказуна из рода Марсей приветствует лорда Азраила и его спутников. Я как магистр дипломатии герцогства просто обязана была прибыть сюда лично! Добро пожаловать в земли рода Аль’Закен, — её светящиеся крылья оказались странной техникой управления маной, недоступной пока самом лорду разрушения, что не могло его не заинтересовать. Во всяком случае, собравшуюся в тугой шар за спиной кнотки энергию явно можно было использовать повторно, преобразовав во что-то более подходящее по ситуации, а не только в гигантские крылья.

— Рад нашему знакомству, уважаемая магистр, жаль, что наш визит совпал со столь трагичными событиями на вашей планете. Тем не менее предлагаю продолжить дальнейшее знакомство уже в более уютной обстановке, — обвёл он руками окружающий пейзаж и слякоть. — Мы последуем прямо за вами, просто укажите нам путь.

— Конечно, лорд, времена и правда сейчас тяжёлые. И я напротив рада вашему появлению именно сейчас — северные земли устояли только благодаря вашему вмешательству, за что мы как минимум благодарны! Следуйте за мной, герцог вас уже ожидает, но разумно даёт время на приведение себя в порядок, — закончив с официальными расшаркиваниями, женщина вновь раскинула в стороны огромные лазурные крылья, взмыв в небо почти беззвучно. Следом за ней устремились и Велиан со своими людьми, с рёвом своих двигателей подняв в небо и всех остальных.

Полёт шёл неторопливо, так что рассмотреть целый муравейник из палаток и хлипких бараков, где постоянно горели кострища для обогрева, было несложно даже несмотря на кромешную ночь. Кнотов было много, десятки тысяч особей, расположившихся вокруг столицы, если судить по плотности расположения в этой части местности, а значит столицу скоро захлестнёт нехватка товаров первой необходимости и продовольствия, если уже не охватила. Гуманитарная катастрофа во всей красе — лучшая почва для расцвета преступности… герцога местных земель ждут серьёзные испытания.

Прибыв во двор сказочно красивого дворца, с невероятно тонкими и длинными шпилями десятка башен, Азраил и его спутники тотчас попали в оборот местной прислуги, с ходу принявшейся приводить гостей в порядок. Проводив их в крыло, специально выделенное на этот случай, слуги и служанки сперва попытались распределить гостей по разным комнатам, но получив отказ, разместили почти всех в одни, самые большие апартаменты. Велиан со своими людьми напротив получили отдельное помещение, где они по очереди следуя приказам Азраил должны были помыться и перекусить. Во всяком случае при наличии соратников обеспечить безопасность их пребывания во дворце и анализ пищи на предмет токсинов были проще простого. Самого Азраила с девушками охранял Зеро, не говоря уже о нём самом и его Хрясе, с интересом принявшегося изучать все доступные углы дворцового крыла.

— Хммм…, - Альная ничуть не смущаясь взглядов Алёны и Азраила, совершенно обнажённая опустилась в нагретую воду бассейна, присоединившись к своему бывшему подопечному, а ныне непосредственному командиру, и его, воспринимавшемуся как-то странно, андроиду.

Здесь, во дворце, явно использовались какие-то свои, магические технологии, но результат был выше достоин похвал. Начиная с освещения и заканчивая водопроводом и отоплением — всё было весьма на уровне, хотя и было явно элементом местной роскоши.

— Как думаешь, дело наше выгорит? — не открывая глаз, начала девушка важный разговор.

— Мне кажется или раньше ты бала скромнее? — ответил Азраил ухмыляясь. Альная открыв глаза проследила за его взглядом, перевела свой взгляд вниз на торчащие соски упругой груди и хмыкнув, провокационно потискала их, после снова закинув руки на бортик за своей спиной.

— А какой мне смысл теперь от тебя скрываться? Жизни моей сестры и моя зависит от твоей доброй воли, я не так наивна — жизнь успела побить знаешь ли. Так что подумав я решила, что лучше уж быть любовницей короля, чем женой солдата. Да и кто меня поселил в соседней каюте? М? Так что давай лучше о деле, — снова расслабилась девушка, закрыв глаза.

— Общество здесь весьма консервативное, да ещё и матриархальное, что усложняет налаживание контактов. Сами цивилизации наши очень различны по своему устройству, не говоря уже о межвидовых различиях, так что работа сложная, утомительная, сопряжена с огромными временными затратами — это задача по сути на сотни лет! Мне же важно начать сам процесс, проложить путь в мирное русло, попутно уничтожив всех несогласных. Я ведь не собираюсь выступать нянькой для обоих народов — не та у меня задача. Конечно было бы неплохо для этого получить законный статус аристократа на этой планете, что позволит мне действовать независимо от хотелок людей с хорошими лицами и высокими должностями там, на Мигараге. Создание, знаешь ли, этакого региона смешанной культуры в личных владениях, где два народа могли бы вести торговлю, обмениваться опытом, информацией и специалистами. Думаю, даже сама по себе магия будет интересна для мастеров духа — во всяком случае, как минимум одного такого энтузиаста я знаю.

— Кстати, ты упоминал делегацию. Неужели думаешь, что тебе вот так просто позволят обнародовать такие важные данные и показать самих кнотов? Нет, конечно твои алтари чудо как хороши для скрытного перемещения, но всё же… Да и сами делегаты обязаны быть высокого происхождения, кто-то из правителей, причём сильные практики этой самой магии для демонстрации силы и умений. Только чую местные бабы не такие покладистые как у нас, уверен, что сумеешь договориться? — ехидная улыбочка красавицы подчёркивала её откровенно скептический настрой. Азраилу правда нравилось, когда в его решениях сомневаются самые близкие к нему люди — это помогало рассматривать свои идеи с иной стороны.

— У меня есть что предложить на обмен. Надеюсь разум в их головах преобладает над гордыней и ненавистью…. Правда я их понимаю, своими глазами видел, как люди расстреливали безоружных кнотов, спасавшихся бегством из собственного города — такое поведение никогда не способствовало мирным настроениям. Но я всё же постараюсь…. Ладно, отдыхайте, а я пойду встречусь с местным правителем — времени у меня и так в обрез. Глядишь они там уже до чего-то додумались, — поднялся Азраил из бассейна, зашлёпав по тёплому мраморному полу в сторону апартаментов. В бассейне две девушки так и остались сидеть молча — в Алёне скромность была заложена параметрами настроек, а Альнаи просто не о чем было разговаривать с роботом. Вскоре и сама она вышла, оставив Алёну одну, молча наслаждавшуюся ощущениями от обжигающе горячей воды.

Глава 86.1

Когда-то северная половина континента, где сейчас находился Азраил со своими соратниками, был заселён северными кнотами, отличавшимися голубым оттенком тела и природными способностями к магии, управляющей тепловой энергией, что позволяло магам этой расы практиковать редкие техники заморозки и расплавления. К сожалению, из-за суровых условий жизни и редкости их мутации, северные кноты были немногочисленны и в последствии оказались на грани вымирания из-за частых столкновений с обычными представителями их биологического вида, отчего их некогда наполненные жизнью города лет двести назад окончательно превратились в натуральные склепы, заполненные замёрзшими трупами.

В то время уничтожение северных кнотов позволило более южным соседям захватить множество их богатств и артефактов, созданных тем народом, вот только никто и не предполагал, что давно погибший народ получит возможность отомстить за свою смерть спустя две сотни лет. Возведение королевами-чародейками вуали смерти, извратившей баланс смерти и жизни на планете до неузнаваемости, дало им такую возможность, как и многим другим, даже более древним трупам, вмёрзшим в вечные льды.

Северное королевство Давия, откуда неостановимым потоком до недавнего времени шли десятки тысяч немёртвых кнотов, нападающих в основном на соседнее с ним герцогство Аль‘Закен, на данный момент было полностью уничтожено восставшими из мёртвых северными кнотами, сохранившими честь своих магических сил, и даже королевской семье пришлось бежать, спасаясь от их гнева. Мёртвые есть мёртвые конечно, и силы каждого отдельного мертвеца были несравнимо меньше живых магов, но традиция северных кнотов хоронить своих мёртвых в ледяных пещерах, как дань уважения их ближайшей стихии, сослужила ныне живым мерзкую службу. Миллионы синекожих магов, погибших по разным причинам за последние двадцать тысяч лет в течение их истории, до сих пор медленно выбирались с просторов северных гор и долин, постоянно пополняя жуткую армию. Даже Зайхара, столица королевства Давия уже пала под натиском полчищ немёртвых, превратившись в царство льда и очагов расплавленного камня — настолько магия северных кнотов была противоречива по своей природе.

И вот когда выжившим казалось, что надежды нет и поступь древних мертвецов сомнёт оборону вообще всего континента, появилось живое стихийное бедствие, о котором ещё долгие десятилетия очевидцы будут говорить с придыханием, впрочем, как и о его сумасбродном хозяине. И одной из них оказалась принцесса Ксилиния, младшая из дочерей королевы погибшей страны, на которую встреча с пылающим воином произвела наисильнейшее впечатление.

* * *

Первый вот уже шесть часов к ряду метался из стороны в сторону, продвигаясь на север стремительными рывками, стараясь наиболее полно исполнить полученный создателем приказ. И пусть его место личного охранителя Азраила занял новый слуга, Первый не был этому опечален, ведь тот и правда был куда способней и могущественней его, а значит создатель будет в ещё большей безопасности. Ну а ему, с его массовой разрушительной силой, куда больше подходит роль карающего меча, и с этой ролью Первый планировал сжиться в полной мере.

Научившись чутко определять присутствие живых мертвецов, излучавших совершенно особый, невероятно мерзкий магический «аромат», первый воин Азраила постепенно учился действовать наиболее эффективно: волны энергии разрушения сперва сменились узкими дальнобойными лучами из неё же, а затем и вовсе слились с аспектом Войны, образовав совершенно новую технику.

[ШАРБАХ!!] — мощнейший чёрный взрыв, направленный вдоль поверхности земли, исторгший из себя при этом настоящий туманный рой красных сгустков, несущихся во все стороны от эпицентра, в одно мгновение уничтожил целый легион немёртвых, похожий скорей на живое море нежели на простую толпу. Взрывная волна и сама по себе была смертоносна в определённом радиусе, но наличие в ней наполнения из сгустков энергии разрушения, пробивающей перед своим исчезновением сотни мёртвых тел, превращая их в натуральное решето, делало из новой техники Первого настоящее орудие массового геноцида. Естественно земля и флора также реагировали на подобное варварство весьма ожидаемо, и после каждого такого удара, местность превращалась в искорёженную пустошь, перепаханную словно после массированной бомбардировки артиллерии, где любой объект походил скорей на попавший под горячий душ сугроб, нежели на себя прежнего.

— Хафф, — фыркнул пылающий малиновым пламенем воин, обозрев результат своей последней атаки. В этот раз им было уничтожено меньше существ чем до этого, всего девять тысяч, а значит ему было куда расти! Одну из групп мертвецов зацепило слабовато из-за складок местности, но тратить время на жалкие ошмётки от орды было слишком расточительно — на севере всё ещё чувствовалась огромная концентрация нежити, а время у него было ограничено.

Неожиданно для себя, первый почувствовал далеко в стороне всплеск магической силы, и присутствие живых, что было очень несвойственно этим опустошённым землям. Заинтересовавшись, он сразу выстрелил своим телом в ту самую сторону.

* * *

«История принцессы Ксилинии»

— Мы их больше не удержим! Бей коротким! Шаг назад, щиты! — грубый женский голос принадлежал капитану гвардии королевства Давия. После разгрома войск и падения столицы, их элитное подразделение чародеек-воительниц взяло на себя обязательство по эвакуации королевской семьи и молодого поколения высших аристократов. Их магистр, как и все высшие чины королевства вместе с королевой Сальсой, остались там, в промороженном насмерть городе, стараясь дать как можно больше времени молодому поколению своих родов для отступления. Самоотверженными действиями они сумели задержать орду ледяной нежити почти на шесть часов, что позволило большей части населения города, а главное их молодым отпрыскам и самым доверенным соратникам, покинуть обречённую столицу, оторвавшись от преследования. Пусть даже прорываться приходилось с боем, часто игнорируя случайных гражданских, пойманных и разрываемых мертвецами, но общая сила группы в итоге позволила пробить себе дорогу к свободе. Однако удача сопутствовала им недолго — вархи, восьмилапые косматые твари с зубастой пастью в треть туловища, стали той соломинкой что переломила хребет верблюда. Движимые вечным голодом давно вымершие твари, и благодаря жуткой магии восставшие из мёртвых, налетели на них во время стоянки, моментом подрав большую часть верхового скота, тем самым снизив мобильность полутысячной группы. И даже для оставшихся в живых трёх принцесс королевства не удалось выделить достаточно транспорта — девушки попросту нуждались в сопровождении верных их роду вассалах-чародеях, а иначе будущее принцесс грозило стать и вовсе безысходным, а то и вовсе смертельно опасным.

В итоге было решено передвигаться со скоростью пешего, сплочённой боевой группой, ведь среди них почти все обладали серьёзными боевыми способностями, что давало при правильной тактике огромный манёвр для действий. Вот только привыкшие сражаться с живым противником кноты недооценили стойкость немёртвых и их давно забытые магические техники, отчего привычные магические связки работали из рук вон плохо, а некоторые и вовсе вредили.

Догнавшие выживших немёртвые не нуждались в отдыхе или сне, им не нужны были припасы или разведка — они чувствовали живых словно компас, всегда знающий где север. Первые же атаки огненными заклинаниями, бывшими в ходу как стандартная военная техника, против преследователей привели к тому, что вокруг кнотов выросла целая стена тумана — ведь перекачка тепла всегда была фирменной техникой северных кнотов, благодаря чему они и могли жить в суровых ледяных землях, вот почему теперь из-за разогревшейся земли и охлаждённого до морозного состояния воздуха, со всех сторон поднимался настоящий туман, мешавших живым видеть своих врагов и оседавший теперь в виде инея и обжигающего холода на металлической броне и оружии живых.

Из-за этого же тумана, искажавшего даже восприятие чародеек, кноты поздно распознали первую мощную магическую атаку, мгновенно высосавшую тепло из части пространства, понеся первые потери из числа гвардейцев, а позже и вовсе были вынуждены начать отступать, держась от тумана на безопасном расстоянии. И вот сейчас, спустя почти сутки непрерывного боя на пределе выносливости, не более двух трети первоначально выживших были заперты на вершине холма, окружённые со всех сторон немёртвыми, грозившими уничтожить кнотов окончательно.

После перенесённых перегрузок высший офицерский состав, впрочем, как и благородные леди, слегли с магическим истощением. И лишь гвардейцы, обученные согревать себя магией и ставить индивидуальные щиты, работая в строю, работая на пределе стабильного состояния тела, всё ещё рубились доброй сталью, сдерживая наседающих немёртвых. Силы оставшихся в строю чародеек хватало лишь на прикрытие от мгновенной заморозки тупой нежитью, раз за разом действующих по единственно оставшейся в памяти тела схеме. Только благодаря тому, что магини успели разобраться в механизме вражеской техники и найти ей противодействие, спасло их от мгновенной смерти. И пусть сейчас ситуация была стабильна, но это хрупкое равновесие обещало сломаться в любой момент — воины и чародеи попросту чертовски устали.

Внутри хлипкого периметра находилась кроме всего прочего и карета с принцессами, две из которых также получили магическое истощение ещё во время боя за их родную столицу. Младшей сестре было всего тринадцать и боевые действия ей были противопоказаны — чрезмерное напряжение могло легко выжечь талант молодой чародейки.

— Тётя Вайтани, когда восставшие прорвутся, ты должна будешь испепелить меня и моих сестёр. Я не могу позволить, чтоб тела женщин рода Райгу превратились в мерзких немёртвых… смерть от руки великой воительницы гораздо почётней, — лицо молодой девушки, только начавшей вступать во взрослую жизнь, было наполнено мрачной решимости, но было удивительно спокойным. «Хранительница наследия», великая Вайтани, когда-то бывшая боевым генералом, а теперь отвечавшая только за жизнь трёх принцесс, не узнавала свою воспитанницу, бывшую всегда весёлым и шкодливым ребёнком. Когда-то вот также стояла покойная уже королева, глядя на поле боя, где в тот момент погибала её собственная мать, бабушка Ксилинии, но даже ей тогда было шестнадцать. Младшей принцессе Ксилинии Райгу пришлось повзрослеть слишком рано….

— Как прикажете. Моя принцесса, — всегда строгая волевая женщина без колебаний преклонила колено перед своей временной госпожой, даже не подумав оспаривать её приказ. Пока её старшие сёстры находятся без сознания, молодая принцесса могла отдавать любые приказы, и никто не посмел бы ими пренебречь — Вайтани лично бы испепелила таких наглецов. Возможно именно для этого Ксилиния запретила ей выходить на передовую, оставляя для критического резерва, обеспечивающего власть её рода над остальными даже в такие суровые времена.

Неожиданно свет от магических фонарей в лагере дрогнул, а до их ушей долетел отдалённый грохот мощнейшего взрыва.

— Что это? — тут же нахмурилась Ксилиния, отвернувшись от сражающихся с мертвецами воительниц, начав прислушиваться к новым звукам.

— Не могу разобрать — чёртов туман глушит все отголоски.

— Как думаешь, это кто-то из наших врагов? Решили воспользоваться бедствием, что обрушилось на страну? — тут же задалась принцесса вопросом.

— Вряд ли, у них должно быть и без того много проблем. Как докладывали вашей матери, мертвецы восстали во всех королевствах. Лишь нам не повезло оказаться рядом с древними захоронениями северных варваров…

Закончить свою мысль Вайтани не успела, так как новые взрывы прозвучали значительно ближе чем раньше, повторяясь снова и снова через каждые несколько секунд, словно сами небеса пали на землю. Вскоре даже мертвецы ослабили напор на выживших, и туман начал сильно колебаться, с трудом сопротивляясь движущей силе взрывных волн. Но вот и эта магия сдалась напору разрушительной мощи, когда неподалёку мощнейший удар разметал остатки ледяных мертвецов, разорвав в клочья магический туман и повалив на землю всех оставшихся живых. Но не успели они даже опомниться, как округу разорвала целая канонада мелких хлопков, смешавшихся в безумную какофонию — так Первый старался зачистить область вокруг осаждённых, не убив их самих окончательно. Оказалось, что, если внутрь мертвеца засунуть частичку аспекта войны (как будто для живых результат будет лучше…), его туша прекрасно разлетается на множество мелких частей приводя к скоропостижной окончательной смерти — правда процесс этот небыстрый и морально утомительный при таком числе целей, но Первый был готов и не так заморочиться для достижения идеального результата. Живых убивать приказа не было!

Когда Ксилиния и другие кноты поднялись на ноги (даже те, кто страдал от истощения, но ещё находился в сознании), их глазам предстала жуткая картина: безжизненная пустошь вокруг, разорванная во многих местах в клочья земля и переломанные деревья, и целый ковёр из перемолотых немёртвых, простиравшийся до самого горизонта, где с трудом во тьме ночи угадывались движения ещё сохранивших подобие жизни восставших существ. А прямо перед ними стоял виновник пронёсшегося по округе стихийного бедствия — жуткого вида существо, отдалённо похожее на кнота, с чёрным как ночь телом, горящим в ярком малиновом пламени.

— Я была рада растить тебя и твоих сестёр, Ксилиния. Жаль, но этому существу мы не противники, — подойдя к ошеломлённой девушке, пожилая воительница обняла её, встав сбоку. Она была готова к смерти и считала, что сумеет продать свою жизнь подороже, когда придёт время, но похоже у судьбы были свои планы, где само существование Вайтани, как и её боевой опыт и магическая сила, взращиваемые в течение полутора веков, оказались в решающий момент совершенно бессмысленными.

Молодая принцесса тем не менее вдруг отстранилась от своей любимой «тёти», у всех на глазах выйдя вперёд перед рядами воительниц. Никто ей не препятствовал, ибо каждый понимал, что ни ряды сомкнутых щитов, ни лучшая чародейка прошлого века у них за спиной, ни даже молодые чародейки благородных родов, ничто не способно остановить живое стихийное бедствие, только что уничтожившее сотни тысяч мертвецов в считанные секунды.

— Я Ксилиния из рода Райгу, — встав всего в двадцати метрах от пылающего существа, принцесса встала в классическую вежливую позу, подобающую молодой девушке её происхождения — ножки вместе, правая ступня чуть впереди, носки развернуты друг от друга, кисти рук вложены друг в друга, держатся на уровне груди, взгляд опущен, голова наклонена вперёд еле заметно. — Третья Принцесса королевства Давия. Я благодарю вас за вашу помощь и прошу не причинять вреда моим подданным, — далее было совсем уж немыслимое — благородная чародейка, отмеченная знаком высшей магической силы, поклонилась чудовищу как старшему, склонившись примерно на сорок градусов. При этом руки её были прижаты к туловищу!

* * *

Первого заинтересовала группа живых своим явно военным лоском, от чего он и задержался рядом с ними после проведённой зачистки. Сияющие, покрытые вмятинами и царапинами доспехи, стальные щиты и красочные регалии, соратники и командиры, отточенная сталь, покрытая кровью врага… у Первого сложилось чувство, что когда-то давно, когда он был ещё живым в прошлой жизни, он также стоял среди своих соратников плечом к плечу… но наваждение исчезло также внезапно, как и накатило, а когда Первый очнулся, перед ним уже стояла молоденькая девчушка, какой впору ещё с куклами играть.

Странным состоянием первого в итоге заинтересовалась Бусинка, находившаяся от него примерно в пяти сотнях километров, о чём незамедлительно известила Азраила. Когда тот увидел разумом Бусинки ситуацию, в какой пребывал его воин, то ему захотелось незамедлительно пообщаться с этой странной группой. И его не остановило даже то, что их разговор с герцогом сейчас был в самом разгаре.

* * *

Когда маленькая принцесса склонилась перед Первым, тот уже знал, что создатель желает говорить его устами и без каких-либо возражений открыл свой разум перед Бусинкой, служившей для них соединительной нитью.

— Пр… кха, — произнесло чудовище, как-то странно закашлявшись, — Непривычный же у него голос! Дьявол, Первый, ты как будто железным опилом питаешься, — скрежещущий шелест с трудом походи на голос кнота, но разобрать щёлкающее наречие центрального континента было легко. — Тем не менее, я рад что мой слуга успел прийти вам на помощь, принцесса Ксилиния. Правда сезон для путешествий выбрали вы неважный, что вдруг побудило вас на столь отважный поступок?

— Позвольте узнать с кем я имею честь говорить? — то что чудовище начало говорить для принцессы было сюрпризом и заставило на мгновение растеряться. Она вообще надеялась лишь на то, что проявление дружественности заставит пылающее чудовище оставить их в покое, а теперь оказалось, что у него есть какой-то хозяин! Но кто? Кто мог создать нечто подобное?!

— Ах, мои манеры! Куда же я их подевал? Разрешите представиться, лорд разрушения Азраил. Прибыл для переговоров о будущем вашего вида к герцогу Аль’Закен. Перед собой же вы видите моего слугу, зовут его Первый — имя такое потому что он первый созданный мной слуга. Но вернёмся к главному. Судя по вашему виду, вы находитесь в плачевном состоянии, наверняка среди вас множество раненных, да и припасы вероятней всего на исходе. Могу я предложить свою помощь? К примеру, Первый вполне может проводить вас до земель герцогства Аль’Закен, где мы сможем как следует познакомиться, переговорить о моей помощи вам лично и вашему королевству, в частности. Ну и о прочих дипломатических расшаркиваниях.

Ни голос, ни содержание речи невидимого собеседника не сулили ничего хорошего ни роду Райгу, ни королевству Давия, но и отказаться от предложения принцесса не могла — их попросту уничтожат прямо на месте, забрав все их земли и права на недра королевства.

Во всяком случае мысль об этом была первой в голове принцессы Ксилинии, но потом она подумала, что ведь зачем-то с ней разговаривают, пусть и не особо скрывая враждебных намерений, а значит они нужны жуткому лорду разрушения живыми…. Зачем? Хорошо это или плохо в итоге? Судить было рано — Ксилиния не обладала всей полнотой информации и жизненным опытом чтоб делать такие быстрые выводы. Вот только кроме неё некому было принять такое решение, все остальные просто не обладали нужным авторитетом, да и её опекунша убьёт любого, кто посмеет взять бразды правления в свои руки. Умереть ли им, или пойти на поводу у смертельно опасного противника? Решать придётся ей, здесь и сейчас!

Оглянувшись и взглянув на лица своих последних последователей, грязных, побитых, раненных, но несломленных, Ксилиния решила побороться за их жизни до конца. Она как принцесса была обязана принять на себя эти риски!

— Я приму ваше приглашение, лорд Азраил. Но боюсь наш путь к вам займёт уму времени и сил.

— О не волнуйтесь, думаю герцог Аль’Закен не откажет мне в маленькой услуге. Барон Вазур Кеварно как раз стоит на северной границе, и вполне способен доставить вам транспорт в нужном объёме. Пока можете просто приводить себя в порядок, отдыхать и зализывать раны. Первый зачистит всех мертвецов в округе и обеспечит вашу личную безопасность. До завтрашней встречи, отважная принцесса Ксилиния! — как только голос замолк, пылающий воин снова стал похож на бездушную магическую куклу в своём поведении. Осмотревшись вокруг, он просто молча развернулся, снова отправившись исполнять новый приказ Азраила.

* * *

Сам Азраил тем временем сидя в глубоком кресле из нефритового дерева в кабинете герцога в главном крыле его дворца, открыв глаза посмотрел на своего нового делового партнёра.

— Похоже я уже нашёл того, кто даст мне титул и земли. Королевство Давия пало. Страну заполонили какие-то ледяные умертвия, но минимум одна из принцесс жива и здорова. Первый за ними присмотрит.

Сам герцог сидел напротив своего гостя, в точно таком же кресле, при том был без привычного капюшона, полностью скрывавшего его голову, так что можно было легко заметить практически вживлённую в его череп тонкую диадему и широкие кольца, опоясывавшие каждый его головной нарост. Те самые что заменяли кнотам обычные волосы.

— Северные кноты значит… скверно. Что ж, первый шаг мы можем практически пропустить в своих планах. Когда отправишься за своими телами и прекратишь это безобразие? Мне туда ходу нет — возмущения от пирамиды выжгут моих големов словно сухую траву, — старый кнот, которому по слухам было лет двести, выглядел более чем свежо и крепко, так что огромный бокал с местным спиртным, действующим на организм кнотов с куда менее пагубным эффектом чем на людей, выглядел сейчас весьма уместно.

— Сразу как получу бумаги на титул и земли. Не одолжишь свою канцелярию?

— Да легко, — пожал древний мистик плечами, — А дальше что? Ты обещал построить новую транспортную артерию между нашими землями, что бы это ни значило, и наладить постоянный товарооборот. Обещал поставить доспехи и холодное оружие высочайшего класса из идеально структурированной материи. Когда я смогу рассчитывать на всё это? — похоже возможность заполучить готовые изделия из лучших материалов космической эры было для герцога жизненно важно. Настолько, что за одну эту возможность он был готов обеспечить очень и очень многое в их сотрудничестве. И Азраил не собирался упускать эту возможность!

— Скоро! Надеюсь, что очень скоро! И принцессы из рода Райгу нам в этом сильно помогут — они идеальные кандидатки на роль послов в земли людей. Можешь мне поверить, истории о погибших королевствах и спасённых принцессах там весьма популярны! Стоит общественности узнать о том, что творят их военные и им придётся поумерить свой пыл, а я как законный владелец местных земель, сумею быстро наладить взаимовыгодное сотрудничество с твоим народом и тобой лично, выступив во многих вопросах весьма удобным посредником. Уверен, что в противном случае вашу планету ждёт пожизненный запрет на ввоз многих технологий и особенно оружия, да и в политике постараются задвинуть куда подальше.

— Надеюсь твоя богиня будет на твоей стороне, иначе нас обоих просто затопчут. И всё же я готов рискнуть дабы принести изменения в это закисшее болото! А ещё хотелось бы лично побывать там, среди звёзд…

Осушив остаток кубка, последний из рода Аль’Закен крепко задумался, наверное, уже в сотый раз стараясь просчитать чем и как ему грозит подобное сотрудничество. Пока что плюсы до сих пор перевешивали возможные минусы.

Глава 86.2

* * *

Насколько бы ни был его организм крепок и силён, а сон всё ещё был необходимым элементом жизни и отдыха после потери Азраилом способности к бессмертию. Так что после продолжительных переговоров с герцогом и раздачи инструкций своим людям, он охотно воспользовался гостеприимством местного правителя, отправившись спать уже далеко за полночь.

Сон накрыл его уставший от постоянной напряжённой работы мозг довольно резво, так что лорд разрушения погрузился в темноту забытья сразу как положил голову на шикарную мягкую подушку (а ведь было чертовски удобно, что анатомия тел людей и кнотов были так похожи! будь это не так, и спать бы пришлось в лучшем случае в каком-нибудь странном коконе).

Ночь пролетела для него почти незаметно, дав Азраилу всего один новый уровень — пока Первый прохлаждался в охране VIP персон, прошлые огромные потоки опыта почти иссякли — Бусинка и вовсе уже возвращалась назад, зачистив западное направление на два дневных перехода вглубь, дав небольшую передышку войскам герцогства.

Утро же было очень неожиданным, можно было даже сказать приятно неожиданным — Азраил попросту проснулся от того, что с его промежностью кто-то вытворяет откровенные действия сексуального характера. И ладно, если ты уверен, что личность неожиданного партнёра тебе понравится, лежи и наслаждайся, но только не когда это происходит на чужой территории на другой планете! Проснувшись от тревожной мысли, лорд разрушения тут же рывком сдёрнул с себя покрывало, ожидая увидеть всё что угодно — от какого-нибудь хитрого заклинания-вампира, до инопланетянки из числа служанок, но реальность оказалась куда дружелюбней. Совершенно обнажённая Альная лежала поперёк широкой кровати, увлечённо заигрывая с его членом, прижимаясь при этом своей мягкой грудью к его обнажённому бедру. Вид симпатичной головки, работающей в такт его чертовски приятным ощущениям мгновенно выдул из головы Азраила весь негатив и неуместные вопросы, заставив лишь нежно погладить девушку по растрёпанным волосам. Похоже он слишком много о себе возомнил, строя планы и делая моральный выбор по поводу соблазнения бывшего своего конвоира, напрочь упустив из виду то, что и сам он мог быть вполне конкретной целью самой Альная Джуран.

Постаравшись выбросить из головы вопросы «почему?» и «как она сюда пробралась мимо Зеро?», лорд разрушения постарался включиться в процесс взаимного соблазнения полов, являвшейся любимой игрой человечества во все времена.

* * *

Альная прежде чем решиться на столь смелый шаг довольно долго размышляла о своём будущем и прошлом, порой пытаясь понять, чем же её привлёк Азраил. Силой? Сексистскими убеждениями? Добротой к девушкам? Решительностью? Этого добра хватало и у других мужчин, с кем Альная и раньше пыталась связать свою жизнь. Но у него было то, что она видела впервые — сумасшедшая способность менять мир вокруг себя. Везде куда бы он ни сунулся, устоявшийся порядок вещей ломался, равновесие сторон разрушалось, а надёжно спрятанные «гнойники» общества выходили наружу, и это Альнае Джуран очень в нём нравилось. Ей как женщине деятельной, желающей изменять этот мир, делая его лучше, хотелось подольше оставаться рядом с ним, наблюдая за этим увлекательным и волнительным процессом, а ещё лучше и самой принимая участие в самих изменениях.

Потому она и приняла решение более тесно связать свою жизнь с жизнью Азраила, став его поддержкой и опорой. Пусть и не женой (этого геморроя ей совсем не хотелось), но любовницей и боевой подругой как минимум, способной не только снять накопившееся в его душе напряжение прямо на поле боя, но и стереть с лица земли тех, кто достоин жизни куда меньше чем все остальные. И звание «Длани разрушения», что Азраил ей присвоил, закрепив на уровне закона корпорации, девушке чертовки понравилось!

Но только утренняя авантюра пошла как-то не так, как планировала Альная. Сперва Азраил очень ненавязчиво перехватил её успешную инициативу, а затем и вовсе заставил забыть обо всём на свете, отодрав так, что она чуть не задохнулась и не сорвала голос от криков. Закончилось же всё совершенно нелепо — она потеряла сознание…

Почему?! Что такого он с ней делал, что её тело так отреагировало?! Альная не могла понять этого даже спустя пятнадцать минут самокопания.

Тем не менее, очнувшись всё в том же помещении на той же кровати, бессмертная медленно осознала, что ощущает мир теперь совсем по-другому.

Прилетев на эту планету, Альная всё время ощущала некую щекочущую мозг невнятность окружения — словно мир был наполнен воздушной стекловатой, пронизывающей её тело при перемещениях в пространстве. В космосе или на её родной планете такого не было, хотя и иногда были неприятные ощущения или зрительные дефекты, в основном во время стихийных бедствий и в местах массовых смертей живых существ. Но здесь казалось сам естественный фон отрицательно воздействует на её душу, словно постановщик помех, мешающий работать электронике.

Вот только теперь это ощущение исчезло словно его и не было, но зато появилось «видение» странного присутствия. Вверху, высоко над потолком, ориентировочно там, где находились шпили башен, над дворцом нависала тяжёлая колючая энергия, готовая по ощущениям сорваться вниз в любой момент. Глубоко же внизу, под землёй вокруг города, Альная Джуран ощущала несколько затаившихся, словно сжатых в пружину сил, время от времени недовольно ворочавшихся в томительном ожидании. Также вокруг постоянно ощущались перемещения очагов поменьше, при том было бессмысленно как-то приглядываться к ним или пытаться дотянуться мысленно — все эти чувства находились на уровне раздражающего присутствия, вроде пятна на линзах очков, или постоянно ползающей по лобовому стеклу где-то на границе обзора мухи.

— Доброе утро, проказница! Ты ещё не встала? Ну знаешь, мне конечно приятно думать, что я тебя до смерти утомил, но пора бы уже и поработать, не находишь? — в комнату совершенно бесцеремонно ввалился Азраил, с ухмылкой на лице разглядывая обнажённую девушку, до сих пор лежавшую на кровати.

Альная тут же ловко спрыгнула на пол, и пробежавшись по мягкому ковру, вцепилась в своего мужчину, снова собиравшегося улизнуть наружу — похоже он просто забыл свой китель, или отлучался куда-то на время, в общем поговорить у них времени почти не было. Азраил явно спешил.

— Скажи, что ты со мной сделал? — отбив его шею руками совершенно голая девушка пристально вгляделось в его красные зрачки, пытаясь найти там отблески вины или смущения, но не находила ни того ни другого. Только ехидная насмешка и снисходительная доброжелательность.

— Скажем так… я тебя починил, — ответил он, ухватив её за упругую попку и тут же впившись в полуоткрытые мягкие губы. Насладившись вкусом девичьего тела напоследок, он ловко вырвался из захвата, зашагав в сторону выхода. — Твоё тело больше не будет страдать, живи полной жизнью!

Обернувшись напоследок, Азраил оставил недоумевающую Альнаю одну, пытавшуюся осознать только что им сказанное. Его же ждала принцесса, наконец добравшаяся до столицы герцогства после безостановочной скачки в течение восьми часов кряду и перелёта её самой и двадцати ближайших сподвижников погибшей королевы при помощи ставших уже знакомыми для местных патрулей небесных воинов. И вопрос с ней следовало решать как можно скорее, во избежание каких-либо неожиданностей. Азраилу не хотелось потерять инициативу из-за своего же собственного промедления!

— Починил? — стоя посреди комнаты полностью обнажённая, девушка на секунду задумалась, выпустив из своей руки давно привычную силу. Вместо обычного чёрного марева вокруг её кисти теперь заклубился целый каскад чёрно-серых энергий, переходивших из одной в другу и обратно, но ни капли прежнего дискомфорта теперь не было и в помине! Собрав освобождённую силу в пучок, Альная выстрелила ею в сторону какой-то вазы, после чего та мгновенно вспыхнула серым дымом, взорвавшись мириадами мельчайших частичек пепла. Сила Альнаи разительно изменилась!

— Починил…

Пробормотав себе под нос ещё что-то невнятное и улыбнувшись, Альная Джуран снова рухнула на кровать, обняв чертовски мягкую для своих размеров подушку. Вскоре из комнаты уже доносился заливистый смех явно счастливой женщины, ничуть не пожалевшей о сделанном вчера выборе.

_______________________

(Продолжение скорей всего завтра, 31-го марта)

Ставьте лайки, если нравится книга, и подписывайтесь!

Глава 86.3

* * *

«История принцессы Ксилинии»

После долгого путешествия и незабываемого полёта при помощи странной магии, которая почему-то совершенно не ощущалась, Ксилинию и её сподвижниц ждал тёплый приём и сытный завтрак прямо в главном банкетном зале дворца, пусть новый хозяин земель и не появился перед ними лично. Это можно было бы отнести и к неуважению, но девушка считала, что старик Аль’Закен поступил мудро — немногие из благородных чародеек, пусть даже молодых, готовы терпеть над собой мужчину, тем более из давно забытого рода. Им, вернувшимся с поля боя, требовалось как минимум время прийти в себя и успокоить мысли, и присутствие высокородных женщин из местных родов для этого подходило как нельзя лучше.

Вот только Ксилинию, неспешно уплетавшую одно блюдо за другим, напрягала грядущая встреча с лордом Азраилом. Этот неизвестный ей кнот, судя по всему являвшийся могущественным чародеем-големостроителем, обладающим знаниями и силой превышающими даже возможности герцога из рода Аль’Закен, был не той фигурой, что она и её кноты могли игнорировать. Если она сумеет заручиться поддержкой столь могущественной фигуры, пусть и взявшейся непонятно откуда, привязав к своему королевству, то ни освобождение столицы, ни зачистка всех северных земель не будут проблемой.

Вот только что ему нужно? Земли? Титул? Родство с королевской семьёй? От последней смущающей мысли к щекам молоденькой девушки и вовсе кровь прилила, заставив те гореть нестерпимым жаром.

— Не переживайте, принцесса, я постараюсь вас защитить, — заметившая изменения в своей подопечной, Вайтани поняла взволнованный её вид по-своему. — Старик Аль’Закен конечно неплох, особенно внушают уважение его магические конструкты, разбросанные по всему королевству, но даже они не помешают нам сбежать, если потребуется. Я более чем уверена в своих силах!

Уверенность чародейки не была пустым бахвальством — её полтора века боевого опыта легко хватило бы на десяток боевых чародеев, а редкая специализация на магии «сгущения пространства» позволяла противостоять даже нескольким противникам сравнимой с ней ранга. Единственным исключением было то пылающее чудовище, сила которого была способна стереть всё что угодно, даже саму магию — Вайтани это прекрасно «видела» когда Первый уничтожал восставших северных кнотов.

К её собственным словам также добавилось и несколько бравых восклицаний от других благородных родов, но сама принцесса казалось пропустила их мимо ушей — молоденькой девочке всё сложней было противостоять нервному напряжению, ожидая неизвестно чего, от того она частенько погружалась в собственные мысли, да и сами великосвецкие девицы были плохо знакомы с младшей принцессой чтоб иметь на неё влияние, до всего произошедшего больше общаясь с её старшими сёстрами, так что их советы не были для Ксилинии чем-то чертовски важным. Впрочем, стоит только Зеййе и Навири очнуться и прийти в себя в магическом плане, внимание знати вновь перекинется на ближайших кандидаток в королевы, обойдя стороной маленькую девочку.

— Прошу внимания благородных леди! Разрешите представить, наш уважаемый гость, лорд разрушения Азраил со своими небесными воинами, которых вы уже видели. Хочу также отметить что герцогство Аль’Закен даёт вам лишь место для переговоров, и никак в них не участвует, — Виказуна Марсей, магистр дипломатии герцогства торжественно представила входящих в залу существ, во главе которых шёл совсем даже не кнот! При этом мудрая женщина благоразумно поспешила удалиться прочь, переключая всеобщее внимание на самого Азраила.

Сам представленный лорд разрушения был похож по описанию на одного из пришельцев со звёзд, уже разрушивших минимум три королевства и угнавших к себе в небеса тысячи простых и благородных кнотов, что делало их заклятыми врагами в глазах всех благородных домов континента. На несколько секунд в огромной зале повисла гнетущая тишина…

— Внимание! — не успела принцесса Ксилиния опомниться от шока, как со своего шикарного стула вскочила тётя Вайтани, видимо решившая что их нынешнее расслабленное положение несёт угрозу жизни её подопечной. Вероятно, по отношению к кому-то другому такое откровенно враждебное проявление бдительности и сошло бы с рук, вот только пришелец со звёзд не был настроен шутить.

Из-за его спины почти сразу вышло ещё одно чудовище, очень похожее по своей природе на Первого, что на глазах принцессы стёр с лица земли сотни тысяч оживших мертвецов, вот только от этой чёрной фигуры, выглядящей словно жуткий мертвец, повеяло такой тиранической силой, что Ксилинию почти физически вжало в её собственное кресло.

— Квух! (Сидеть!) — выплюнуло существо приказ, выставив перед собой раскрытую ладонь в останавливающем жесте. Все, кто успел подняться из-за стола тут же рухнули вниз, кто обратно на кресла, а кто и прямо на мраморный пол. И лишь принцесса с немногочисленными счастливицами остались сидеть где сидели, не получив ни одного ушиба.

— Это нападе… — похоже кто-то из наиболее гордых высокородных чародеек даже попытался колдовать, одновременно протестуя, но чудовище, лоб которой вдруг засветился золотым рисунком, над которым неожиданно проявился фантом золотой короны, мгновенно пресёк любую деятельность новыми приказом на неизвестном Ксилинии языке.

— Мчхаз! (Тишина!) — выплюнул Зеро новую фразу, сжав вытянутую вперёд ладонь в кулак. Мгновенно в зале умерли всяческие звуки, а чародейки, пытавшиеся до этого что-то делать, лишь беззвучно раскрывали свои рты, с ужасом переглядываясь одними только глазами между собой. Казалось сам мир вокруг умер, погрузившись в вечный покой и уже ничто не было способно его поколебать.

Пришелец при этом что-то произнёс, беззвучно шевеля губами, и Ксилиния тут же ощутила, как вокруг её головы разжались невидимые тиски.

— Как некрасиво, — для одной только принцессы в образовавшемся царстве мёртвой тишины раздался голос Азраила, — Вам сильно повезло что Зеро было приказано никого не убивать что бы ни происходило, иначе боюсь от здесь присутствующих давно бы остался лишь мелкий пепел, — светлолицый и красноглазый пришелец говорил на языке кнотов очень чисто, словно всю жизнь на нём общался, что вгоняла Ксилинию в откровенное недоумение.

— Зеро, отпусти эту девочку. Ох простите мои манеры, разумеется принцессу Ксилинию Райгу! — естественно пленитель чувствовал свою силу, общаясь со своими пленниками совершенно бесцеремонно.

Как бы то ни было, но после его приказа, принцесса мгновенно ощутила исчезновение давившей на её плечи силы, и с радостью снова услышала стук сердца в своём теле. Похоже до этого она могла слышать лишь самого лорда Азраила.

— Что это всё значит?! — спокойно встала она со своего места, уверенно взглянув в лицо пришельца со звёзд. Что бы ни случилось, она не имеет права прогибаться и пасовать перед лицом опасности, особенно на глазах своих подданных.

— О, не переживайте, юная леди, это всего лишь мера предосторожности — не хочу, чтоб из-за предвзятого отношения к моему виду вы или ваши… кноты наделали глупостей, который расхлёбывать придётся лично вам. К тому же это позволит пообщаться нам без свидетелей, без влияния на ваши решения «придворных доброжелателей» и прочих наставников — приказ Зеро блокирует для них всяческие звуки, в том числе и наши голоса. Предстоящий вопрос для меня слишком важен, чтоб пускать дело на самотёк, — заложив руки за спину, лорд разрушения подошёл почти вплотную к Ксилинии, возвышаясь над ней почти на три головы. Кроме того, от его тела явно веяло магией, при том на довольно приличном уровне, близком к восьмому рангу, что также ощутимо давило на молодую девочку, едва пересёкшей барьер первого ранга, и уже начавшую терять самообладание в столь сложной для неё ситуации.

— Вы действуете очень грубо, сир, хотя я и признаю за вами право сильного. И всё же… чего мне ждать от вас в подобных условиях? Ультиматума? Неужели решили взять нас в заложники? Сир планирует подчинить королевство своей воле? Боюсь вас разочаровать, но я не наследная принцесса — у меня есть ещё две старших сестры, которые остались с верными им войсками. Так что при необходимости они вполне могут мною пожертвовать, — взяв себя в руки после нескольких глубоких вдохов, Ксилиния вновь подняла взгляд на своего чертовски властного собеседника, отвечая на его выпад как можно более уверенно.

— Ха, какая храбрая кроха, — придвинув один из свободных стульев к себе, пришелец сел на него, сравнявшись в уровне глаз с принцессой. — Нет, ты не угадала, малышка, я желаю предложить тебе дружбу. Тебе и твоему королевству. Не буду скрывать, мне нужен официальный титул, земли и благородный статус на этой планете, дабы иметь законное право влиять на жизнь вашего народа. Естественно в качестве компенсации по озвученной сделке я готов предложить выгодные торговые предложения и фактически стать гарантом суверенитета твоей страны в случае нападения на неё кого угодно, да хоть тех же пришельцев со звёзд. Кроме всего прочего ещё я могу помочь с зачисткой земель твоего королевства от мертвецов и даже оказать поддержку ресурсами в деле по восстановлению твоей столицы, что согласись немало. Я более чем уверен, что два наших вида, а тем более мы лично, легко найдём что предложить друг другу, вот почему для меня это важно.

На этот раз Ксилинии пришлось задуматься почти на минуту. Неожиданно дружелюбное предложение их пленителя расходилось со всеми предположениями и советами её подданных, все уши прожужжавших за последние пару часов молоденькой наследнице. Даже тётя Вайтани ни разу не угадала, строя предположения о ходе этих странных переговоров.

Невольно оглянувшись и посмотрев на сосредоточенные лица потонувших в мёртвой тишине благородных чародеек, а особенно задержав взгляд на взволнованном лице Вайтани Верзу, древней чародейке девятого ранга, когда-то изгнанной из благородного южного рода, девушка решила принять решение самостоятельно. Ни она, ни её ближайшие советники не знают в достаточной мере этих странных пришельцев. Почему тогда до этого она их вообще слушала? Они ведь, как и она сама, не владеют информацией совершенно, параллельно пытаясь строить ещё и собственную игру!

Тогда