Изначальные руны. 2 часть (fb2)


Настройки текста:



Екатерина Бэйн ИЗНАЧАЛЬНЫЕ РУНЫ. 2 ЧАСТЬ

1 глава. Пропавшая подруга

Нынешний день можно было назвать днем визитов. Хотя изначально он вовсе не планировался таким образом. Но так уж получилось.

Устроившись на новую работу, Ариана поняла, что все шесть лет учебы в Академии Каверли вкупе с ее приключениями были лишь легкой разминкой перед службой у магистра Нивиерти. Оказалось, что она не знает много необходимых заклинаний. Но это было еще полбеды. Как выяснилось, все эти заклинания Ариана должна отыскивать самостоятельно, не прибегая ни к чьей помощи. Для этой цели в ее распоряжение предоставили огромную библиотеку Белой Башни.

Работающий в ней библиотекарь, маленький, толстенький старичок с необыкновенно живыми выцветшими глазами, по имени Джонс предоставил в пользование девушки лишь четыре пухлых тетради — каталоги. В этих тетрадях в алфавитном порядке были указаны названия книг и их авторы. Причем, как предупредил ее мистер Джонс, часть литературы находилась в подвале.

В общем, работа предстояла каторжная. Но Ариана не унывала. Она обладала всеми необходимыми для этого качествами: усидчивостью, терпением и внимательностью. А главное, была заинтересована в результатах.

Короче говоря, к концу первого месяца девушка отыскала лишь четвертую часть заклинаний из предоставленного Нивиерти списка. К тому же, их следовало самостоятельно опробовать и изучить.

Ариане хватало дел, чтобы не ломать голову над посторонними мыслями. Честно говоря, ей некогда и поесть было иногда. Все заклинания в списке Нивиерти были сложнейшими, секретными, а некоторые даже запрещенными.

Впрочем, магистр был доволен ее успехами и великодушно позволил Ариане отправиться на выходные в Макеше. Заклинание перемещения стало для нее чем-то совершенно обыденным, привычным, все равно, что для простых людей — спуститься по лестнице. Так что, она совершенно не тратила времени на дорогу от Ландеу до Макеше.

Иногда, в редкие свободные от работы минуты Ариане приходил в голову вопрос: следует ли ей становиться темным магом? Люди, как правило, не любят любых магов, ну, а темных они просто ненавидят. И происходит это из-за элементарного страха. А если это темный маг — некромант? Вот, то-то и оно.

Но заинтересованность, точнее, поглощенность магией у Арианы была столь велика, что она никогда не задумывалась всерьез над этой проблемой. Истинное знание, сила — вот, что было главным, а не вопрос: как же на нее будут смотреть рядовые сограждане.

Но перед тем, как приступить непосредственно к работе, следовало быть к этому готовой. Поэтому, Ариана и просиживала дни напролет среди пыльных книг.

О том, чем же она будет заниматься после того, как постигнет всю книжную премудрость, девушка знала смутно. Нивиерти кое-что говорил об этом, но по своему обыкновению, скупо и кратко, видимо, не желая раньше времени посвящать ее в подробности.

Но на выходные все эти мысли и догадки можно было оставить. На отдыхе голова должна быть восхитительно пустой. Этакое приятное, полузабытое ощущение.

Заглянув в ювелирную лавку на улице Семи Ветров, Ариана обменялась приветствиями с мужем Эмилии, Крисом. С первой же встречи у них сложились дружеские отношения. Впрочем, глядя на Криса, трудно было допустить, что он хоть с кем-нибудь может поссориться. Это был очень добродушный, веселый и незлобивый человек, всегда приветливый, благожелательный и располагающий к себе. Над шутками и язвительными замечаниями он лишь посмеивался.

Обсудив здоровье членов семьи Коултон, а также погоду, стоявшую в Макеше, необычайно теплую и солнечную, Ариана поинтересовалась, как продвигаются дела с покупкой дома.

— Да так, ни шатко, ни валко, — сообщил Крис, внимательно рассматривая в лупу, надвинутую на глаз, какой-то драгоценный камень, — так я и знал. Царапина. Да какая глубокая. В общем, — он мельком глянул на Ариану, — мы присмотрели с Эм пару домов: на Прохладной улице и в Благословенном переулке.

— Хорошие улицы, — подтвердила девушка, — спокойные, тихие и приличные.

— Вот-вот. Но лично я склоняюсь к Прохладной. Там всегда дует такой приятный ветерок с моря.

— Угу. Ну, и что же?

— Придется подшлифовать, — продолжал Крис, вернувшись к камню, — даже не знаю, поможет ли.

— А что там? — поинтересовалась Ариана.

— Чересчур глубокая царапина. Она все портит. Слишком глубоко шлифовать тоже нельзя, сама знаешь. А этот камень должен находиться в центре колье, на самом виду и почти без оправы. М-да. Надо думать. Ну, так вот, Эм уперлась, как стадо ослов. Хочу, мол, жить в Благословенном переулке, и хоть ты тресни.

— Почему? — Ариана фыркнула.

— Больно название красивое. Послушай, как звучит. Благословенный переулок, — с выражением произнес Крис, — а то, что там домишко уж больно ремонта просит, это ее не волнует. Не спорю, дом хороший, но этот ремонт проклятый влетит в хорошую сумму. Обойдется куда дороже, чем сама покупка. Может, поговоришь с ней, а? — он с надеждой посмотрел на девушку, — вы ведь сестры, общий язык всегда найдете.

— А ты что же, не можешь найти с ней общего языка?

— Я устал с ней спорить. Того и гляди, позорно капитулирую. Хотя мозгами понимаю, что она не права.

— А дом на Прохладной улице в порядке?

— Ну, там тоже малость ремонт нужно сделать, но больше поверхностный. Понимаешь? Кое-что подкрасить, подновить, пустяки, в общем-то. С этим я за месяц справлюсь даже без помощников. Правда, дом на Прохладной дороже стоит, ну, так это и понятно.

— Да-а, — протянула Ариана, — дилемма. Ладно, попробую поболтать с Эм. А где она?

— Дома, где же еще? — ответил Крис, сдвигая лупу на лоб, — ну да, совсем забыл, ты туда не ногой. Хм, — он сдул несуществующую пыль с драгоценного камня, — могу понять. У моей тещи характер из тех, что врагу не пожелаешь. А знаешь, что? — он вдруг вытаращил глаза, озаренный какой-то идеей, — мне тут кое-что в голову пришло. Ты приходи сюда ближе к обеду. Эм как раз принесет мне еду, вот и поболтаете.

— Хорошая мысль, — кивнула Ариана, — я так и сделаю. Правда, для начала все-таки стоило бы посмотреть на эти дома собственными глазами.

— М-м-м, — протянул Красс, — до обеда не управишься. Слишком уж они далеко друг от друга. Почти в противоположных концах Доков.

— Поверь, я управлюсь скорее. Дай мне ключи, я там все осмотрю и смогу убеждать Эм более предметно. Или тебя, — она хмыкнула.

Крис пошевелил бровями.

— На лошади, что ли?

— Нет. Просто перемещусь.

— А-а, — только и сказал он.

О магических способностях сестры жены он был наслышан, но подобно Эмилии, не забивал себе этим голову. Рассуждал он просто: у всех людей есть какие-то способности, так что, каждый имеет на них право. А маг — это еще и очень удобно.

Поэтому, Крис выдвинул ящик стола и достав две связки ключей, протянул их Ариане.

— Эти — от Прохладной, ну, а это — к Благословенному подойдут.

— Ясно, — девушка убрала ключи в карман, — ладно я пойду. Привет Эм, если она придет раньше меня. Трассио!

Крис с интересом понаблюдал, как его золовка исчезает, покрутил головой и вернулся к камню. Магия, колдовство, заклинания — все это было для него слишком далеким и непостижимым.

Ариана потратила на осмотры домов больше времени, чем рассчитывала. Они оказались большими, ей приходилось обходить все комнаты и даже спускаться в подвал. Осмотрев все, девушка пришла к выводу, что в отношении ремонта прав Крис, то есть, с чисто практической точки зрения. А с точки зрения эстетики несомненно была права Эмилия. Дом в Благословенном переулке был куда более красив, к тому же, сам переулок выгодно отличался от Прохладной улицы. Дорога там была вымощена не камнем, а аккуратными разноцветными плитами. Красивые чугунные оградки, ровно подстриженные деревья, в общем, глаз радуется. Еще бы, раз на этой улице находится храм. Там был даже ряд фонтанов, небольших, но очень изящных и аккуратных. Короче говоря, очень красиво.

Когда Ариана вернулась в лавку, оказалось, что Крис обедает, а Эмилия сидит с ним рядом и болтает без умолку. На появление девушки они отреагировали почти одинаково: прервались на полминуты, и продолжали заниматься каждый своим делом.

— Ари, это ты? — воскликнула Эмилия, — рада тебя видеть. Ты определенно похорошела за этот месяц. Правда, Крис?

— Угу, — отозвался он с полным ртом.

— Вряд ли, это возможно. Особенно, если учесть, что весь этот месяц я почти не вылезала из библиотеки. Наверное, насквозь пропиталась книжной пылью.

— Значит, она тебе на пользу, — сестра хихикнула, — ну как? Осмотрела дома?

— Осмотрела, — девушка положила ключи на стол.

— И что скажешь?

— Скажу, что дом в Благословенном переулке в самом деле нуждается в хорошем ремонте.

— А! — воскликнул Крис, отрываясь от еды, — что я говорил!

— Но там очень красиво, — закончила Ариана свою мысль.

— Ага! — Эмилия повернулась к мужу, — именно это я и твержу тебе вот уже третью неделю.

Крис посмотрел на Ариану с мягким укором.

— Я не знаю, что для вас важнее, — продолжала она, садясь на стул, — чтобы отремонтировать этот дом, понадобится не один месяц. И конечно, это здорово истощит кошелек.

— Точно, — подтвердил мужчина.

— Там такая плитка, — протянула Эмилия мечтательно, — всю жизнь мечтала жить именно там. А рядом храм. И фонтаны.

— Между прочим, добираться до лавки полчаса, — снова вмешался Крис.

— А как они поют! — не сворачивала с намеченной темы Эмилия.

— Кто? — почти хором спросили муж и Ариана.

— Монахи, конечно. Заслушаешься.

— О-хо-хо, — вздохнул Крис и покачал головой, — твои доводы меня убивают.

— Я понимаю, что ремонт — это и долго, и дорого. Но неужели, мы не можем наконец жить там, где нам нравится?

— Где тебе нравится, — уточнил он.

— Дорогой, что ты хочешь этим сказать? Тебе не нравится храм?

— Я не спорю, там красиво, конечно. Но давай будем исходить из экономических соображений.

Эмилия скорчила гримасу.

— Ари, — повернулась она к сестре, — ты что скажешь?

— А что я могу сказать? Это ваш дом. Вам и выбирать.

— Но что бы выбрала ты?

После паузы Ариана усмехнулась.

— Ну, конечно, там очень красиво.

Эмилия торжествующе уставилась на мужа, а он рассмеялся.

— Я понял. Мы не хотим экономить, мы хотим жить красиво.

— Крис, — протянула жена, — не будь таким вредным.

— Я подумаю, — пообещал он, — а сейчас мой обеденный перерыв закончился. Вы, девочки, поболтайте в задней комнате, а мне пора за работу.

Эмилия чмокнула его в щеку и поднялась на ноги.

— Пойдем, — кивнула она сестре, — выпьем чаю и поболтаем, как супруг велел.

Что они и сделали. Эмилия заварила крепкий чай, и они сели его пить со свежими булочками.

— Ну, рассказывай, — начала сестра, — как у тебя дела? Как работа?

— Если честно, пока ничего серьезного. Оказывается, я еще не вполне к ней готова.

— Не, разумеется. Так всегда бывает с любой работой. Везде есть свои нюансы. Ничего, справишься. Ты ведь сильный маг.

— Да, но там требуется не сколько сила, сколько умение. Опыт.

— Опыт приходит со временем. Сразу ничего не делается. Твой магистр должен это понимать, — с умным видом заявила Эмилия.

— Он понимает. И не требует ничего невыполнимого. Просто, пока я целыми днями напролет сижу в библиотеке, не поднимая глаз от книг.

— Скучно?

— Да нет. Наоборот, интересно. Я узнала столько нового!

— Конечно. Ты всегда была терпеливой и усидчивой. Самые необходимые качества для подобных занятий. А вот у меня всегда было мало усидчивости. Не хватало терпения на мгновение остановиться и подумать. Как поживает бабушка?

— Хорошо, — чуть подумав, ответила Ариана, — при мне она никогда не жаловалась на здоровье, да и по всему видно, что оно у нее завидное. Хочешь ее повидать?

— Даже не знаю, — Эмилия пожала плечами, — как-то непривычно. Я столько лет жила с мыслью, что у нас нет бабушки, так что, теперь… Мне нужно подумать.

Ариана кивнула.

— Ты часто к ней приходишь?

— Раз в неделю. Мы пьем чай и разговариваем.

— А где ты живешь?

— В Белой Башне. Мне отвели комнату для проживания. Очень удобно.

— Удобно, — согласилась сестра, — но все-таки, Ари, пора бы тебе подумать о постоянном месте жительства. Не будешь же ты всю жизнь жить в Белой Башне.

— Я еще об этом не думала. Пока меня все устраивает.

— Да, но это будет продолжаться не всегда. Я не настаиваю, чтобы ты сегодня же побежала покупать себе дом. Просто тебе нужно помаленьку откладывать деньги и присматривать себе жилье.

Слова Эмилии были разумны. Иногда Ариана и сама так думала. Комната в Белой Башне — всего лишь комната. Там она никогда не почувствует себя дома, где можно делать все, что захочется. К примеру, до обеда проваляться в постели и бродить по комнате в халате с неубранными волосами. Или развалиться в кресле у камина с книгой. Да, в Белой Башне Ариана чувствовала себя немного скованной, всегда старалась быть готовой к тому, что ее вот-вот вызовут. Но о собственном доме думать было рано. Сперва следовало хоть как-то устроиться.

— Конечно, — сказала она вслух, — я подумаю.

— И о другом подумать не мешает, — не отставала Эмилия, — у тебя есть на примете молодой человек, с которым у вас особенные отношения?

Ариана вскинула брови. Нет, у нее не было подобного человека. Когда-то она думала, что есть, но потом поняла, что ошиблась. Это ей всего лишь показалось. И дело было не только в том, что он так поспешно исчез из ее поля зрения. Дело было в ней, в ее отношении ко всему этому. Будь он ей дорог, она сейчас тосковала бы, страдала, жалела об утерянном и старалась вернуть. Так нет, ничего подобного. Ей было просто немного жаль, что так все вышло. Не более того.

— Нет. И об этом я еще не думала.

— И зря. Тебе ведь уже восемнадцать. Самое время подумать.

— Угу.

— Ладно, не буду настаивать. Понимаю, это дело тонкое и от моего желания ничего не зависит.

Несколько минут они молча пили чай. Потом Эмилия снова заговорила:

— О здоровье нашей мамаши осведомиться не хочешь?

— А что, она больна?

— Да нет, здорова, как корова. Что ей сделается!

— Третирует?

— Это ее обычное состояние в последние пару лет. После смерти отца она решила заменить собой их обоих. Криса жаль, он всегда ужасно расстраивается после разговора с ней. Я-то уже привыкла. Вот потому-то и хочу поскорее начать жить отдельно.

— Но, если вы купите дом в Благословенном переулке, вам придется довольно долго жить с матерью, дожидаясь окончания ремонта.

Эмилия фыркнула и непоследовательно заявила:

— Глядишь, Крис к ней и привыкнет.

Ариана издала смешок.

Чай был выпит, и девушка поднялась с места.

— Ну что ж, мне пора. Нужно еще навестить друзей. Когда я еще сюда выберусь.

Эмилия кивнула и тоже встала.

— Пойдем, я тебя провожу. Кстати, письма могла бы писать и чаще. А то, всего одно в месяц, — она вдруг прыснула, — я вспомнила кое-что. В разгар рабочего дня Крис был занят с клиентом, а тут влетает твоя фея и так грациозно роняет на стол запечатанный конверт. А потом, пуф! — и исчезает. У Криса с клиентом упали на пол челюсти.

Ариана фыркнула.

— Это зефирилла.

— Что?

— Не фея, а зефирилла.

— Какая разница?

— Большая. Зефириллы принадлежат другому миру.

— Ох, — вздохнула Эмилия, — это все ваши магические тонкости. Фея, зефирилла… По мне, так это одно и то же.

Ариана не стала спорить и что-то доказывать. В самом деле, зачем? Для Эмилии нет никакой разницы. Она всегда была равнодушна к магии.

Распрощавшись с деверем, Ариана вышла на улицу, на прощанье чмокнув Эмилию в щеку и помахав ей рукой.

Уже перевалило за полдень, а она еще не бывала у Марка. Девушке хотелось надеяться, что она сумеет застать его дома. Все-таки, выходной день. Правда, они с семьей могли куда-нибудь отправиться на отдых. У семьи важного сотрудника Магистрата возможностей много.

Но сегодня ей повезло. Марк, а также все его семейство оказалось дома.

Важный слуга в зеленой ливрее провел девушку в гостиную и попросил обождать. Ариана приходила сюда не в первый раз, так что, он прекрасно знал, с какой целью она пришла и к кому.

Марк вошел в комнату, сияя радушной улыбкой.

— Ари, какой сюрприз! — воскликнул он, — сто лет тебя не видел!

— Один месяц, — уточнила она, поднимаясь с кресла.

— Не надо точности. Судя по всему, дела у тебя идут прекрасно. Такой цветущий вид бывает не у каждого.

— Ты преувеличиваешь, как всегда, — засмеялась девушка, — цветущий вид после месяца, проведенного в подвале. Блестящая перспектива!

— Зато узнала много нового. Кстати, — друг понизил голос, — какие-нибудь запретные заклинания?

— Полно. Там такие книги — закачаешься. Представляешь, целая связка фолиантов, посвященных только проклятиям.

— Ого! — Марк шлепнулся на диван и похлопал ладонью по месту рядом с собой, — садись. Какие проклятия?

— Ну, к примеру, Изменение Облика. Превращение в животных и неодушевленные предметы без способа обращения к изначальному облику.

— Как так? Всегда есть способ вернуть изначальный облик.

— Не в том случае, когда дело касается проклятий.

— Какая жуть, — поежился Марк, — что еще?

— Много чего, Марк. Есть еще вызов демона. Но это вовсе не значит, что в Белой Башне маги дни и ночи напролет только и делают, что вызывают демонов и обращают людей в чайные подстаканники.

— Я понимаю, — серьезно кивнул он, — в Магистрате полно всевозможных документов. Иногда они касаются таких вещей, о которых даже говорить неприятно. Но, как правило, все эти вещи остаются только на бумаге.

— Вот именно. Но все, что я изучаю, в основном, касается некромантии.

— Некромантии?

— Да, это мой профиль. Только, тсс, ни слова об этом, — она приложила палец к губам.

— Конечно.

Тут дверь открылась и в гостиную вошла высокая, статная женщина лет сорока с небольшим. Увидев гостью, она улыбнулась.

— Добрый день, мисс Эвериан.

— Добрый день, миссис Прескотт, — Ариана хотела подняться с дивана, но женщина взмахом руки остановила ее.

— Сидите, сидите. Марк, что с тобой? Ты даже не предложишь нашей гостье чаю?

— Ой, — спохватился Марк.

— Благодарю вас, но я недавно пила, — поспешно сказала девушка.

— Полагаю, это было некоторое время назад, — не отступала миссис Прескотт, — к тому же, вместо чая мы можем предложить вам фрукты и соки. Марк, — она взглянула на сына.

— Да-да, — он встал, — конечно, мама. Сейчас распоряжусь.

— Распорядись, сделай милость. Ну что ж, дорогая мисс Эвериан, не буду вам мешать.

И миссис Прескотт величаво удалилась.

— В самом деле, как это я забыл, — пробормотал Марк, оправдываясь.

— Да не надо. Я и правда, ничего не хочу.

— Нет уж. Съешь хоть что-нибудь, иначе мама смертельно обидится.

Через некоторое время слуги внесли несколько блюд со свежими фруктами, ягодами, сосуды с соками и прохладительными напитками, а также, мороженое. Ариана смотрела, как заполняется стол и у нее не было слов.

— Угощайся, — сказал Марк, когда слуги ушли и пододвинул к ней вазочку с мороженым, — скорей, а то растает.

Девушка молча взяла ложку. В самом деле, нехорошо обижать хозяев отказом.

Себе Марк взял сочное яблоко.

— Ты виделась с Эрином? — спросил он чуть позже.

— Да, не так давно. Ты же знаешь, его тетя купила в Ландеу дом. Кстати, новость. С ее помощью он устроился на службу к управителю города.

— О-о! — протянул друг и его глаза загорелись, — придворный маг!

— Его взяли на смену старому. Говорят, он совсем выжил из ума.

— Некоторым так везет.

— Ну, тебе-то грех жаловаться. Ты у нас будущий министр.

Марк издал смешок.

— Ну, ты хватила. До этого мне как до неба. Еще неизвестно, стану ли я впоследствии просто рядовым сотрудником. Пока я всего лишь секретарь. Знаешь, что такое секретарь?

— Это тот, кто заведует бумагами.

— Секретарь — это мальчик на побегушках. «Прескотт, будьте добры, отнесите этот документ мистеру Фрейзеру», — передразнил он голос своего начальника, — «Прескотт, у нас заканчиваются чернила. Прескотт, перепишите эту бумагу, по возможности, без ошибок и клякс. Сегодня вечером я буду делать доклад на совете». Ну, и как тебе моя должность?

— Надо же с чего-то начинать, — резонно заметила Ариана, — я, к примеру, сижу в подвале в поисках нужных заклинаний. Между прочим, приходится переворачивать груды бесполезных книг. Но я понимаю, что ничего серьезного мне сразу не поручат.

Это Марка немного утешило.

— Ты ведь еще и года там не работаешь.

— Знаю. Это я так, пытаюсь раздражение выплеснуть.

Они немного помолчали, а потом Ариана спросила:

— Ты, случайно, не знаешь, как поживает Лу?

Лицо Марка стало очень серьезным.

— Лу, — проговорил он, — знаешь, Ари, я сам хотел поговорить с тобой об этом. Я не понимаю, что происходит.

Она взглянула на него с изумлением:

— Что ты имеешь в виду?

Марк вздохнул.

— После окончания Академии нас всех как-то разбросало. Ты отправилась на свое задание, Эрин вообще выпал из моего поля зрения, а Лу решила вернуться домой. Я имею в виду лес, где проживают остальные ее соплеменники. Некоторое время мы переписывались, правда, не сказать, чтобы очень часто. У каждого из нас свои дела, ты ведь понимаешь?

Она кивнула.

— Думаю, это началось где-то около месяца назад, недели четыре, не больше. За это время я отправил ей два письма. Одно за другим. На пространные ответы не рассчитывал, это ведь Лу. Она никогда особенно не любила писать. Ее письма всегда были очень короткими. Так вот, на первое письмо она не ответила. Я послал второе, но все равно как-то не беспокоился. А два дня назад я получил ответ, — Марк сдвинул брови, — но не от Лу. От ее родителей. Они писали, что, к сожалению, Лу не может ответить. Она покинула лес, причем, неожиданно, никому ничего не сообщив и не объяснив. Оставила лишь короткую записку, содержащую в себе два слова: «Я ухожу». Вполне в духе Лу.

Теперь и Ариана сдвинула брови.

— Не понимаю, зачем Лу понадобилось уходить?

— Ну, причины могли быть разными. Ты ведь знаешь Лу. Мало ли, что ей могло стукнуть в голову. Может, познакомилась с кем-то и решила, что это любовь всей ее жизни. В ее голове одни романтические бредни.

— Святой Азмавир! — дошло и до Арианы, — становится понятно, почему она ничего никому не сказала.

— У нее ведь нет ни одной умной мысли, — продолжал Марк, — поэтому мне почему-то кажется, что она могла влипнуть в какую-нибудь историю. Далеко не все истории хорошо заканчиваются.

— Ох, — девушка прикрыла глаза, — ее нужно вытаскивать из этой переделки, как ты думаешь?

— Я ждал тебя, чтобы посоветоваться. Мне тоже так кажется. Нужно вытащить эту дуреху, пока она не наломала дров.

— Постой. Ты говоришь, она никому ничего не рассказывала?

— Во всяком случае, так было сказано в письме. Ушла, ничего не объяснив.

— Где же, по-твоему, она могла познакомиться с этой ее вечной любовью? — проговорив это, Ариана поморщилась.

Выражение «вечная любовь» вызвало у нее неприятные ассоциации.

— Да где угодно, — Марк пожал плечами, — у нее было достаточно времени для этого.

— Кстати, где находится этот ее лес?

— Точно не знаю, но не слишком далеко от Макеше.

— А как он называется?

— Лес Кимран.

— Кимран? — девушка задумалась, — по-моему, это немного не доезжая до Зеленых Дубрав. В самом деле, недалеко.

— Ты была там?

— Нет. Я просто слышала, что он где-то в тех окрестностях.

— Ты думаешь о том же, о чем и я?

Они посмотрели друг на друга.

— Нужно поехать туда и поговорить с ее родителями, — сказала Ариана.

— И я о том же. Возможно, они хоть что-то знают.

Девушка отодвинула от себя пустую вазочку.

— У меня есть еще один свободный день. Завтра, — уточнила она, — сегодня мы уже не успеем. К тому же, я хотела уточнить дорогу до этого леса.

— Не проблема. У отца полно всяких карт. Сейчас принесу, — Марк поднялся с места и быстро вышел за дверь.

Ариана сидела за столом и думала. Неужели, правда, Лу выкинула такую потрясающую вещь — удрала с кем-нибудь, позабыв про все на свете? Неужели, она вляпалась в авантюру? Бред какой-то. Но Марк прав. Если знать характер Лу, это неудивительно. Для Арианы, конечно, это было бы неприемлемо, да о ней никогда такого и не подумали бы. Если б она вдруг неожиданно исчезла, это означало бы что-то очень серьезное.

Вернулся Марк с ворохом карт.

— Я не стал тратить время и выбирать, — сказал он, сдвигая блюда и освобождая место на столе, — давай искать вместе.

— Давай, — Ариана тоже передвинула пару тарелок и пододвинула к себе одну из карт.

Никому из них не пришло в голову, что куда проще было бы вызвать слуг и велеть им убрать со стола посуду.

— О-о, — протянула девушка, рассмотрев карту, — это какая-то схема. Кажется, Макеше, порт. Тут какие-то крестики.

— Дай сюда, — Марк взял у нее карту и вдруг залился краской, — ой! Это же схема оборонительных сооружений! Отец меня убьет, если узнает.

Девушка хихикнула.

— Что еще секретного ты сюда притащил?

— Да, наверное, все же стоило их просмотреть в кабинете, — пробормотал друг.

— Я буду молчать, как рыба, — пообещала Ариана на всякий случай, — но все же, ты просмотри их по-быстрому и унеси лишнее. Вдруг твой отец хватится.

Марк так и сделал. Пока он отсутствовал, Ариана взяла одну из оставшихся карт наугад и разложила ее на освободившемся пространстве. Эта карта оказалась той, что требовалась.

Девушка водила пальцем по бумаге, отыскивая знакомые названия. Вот Зеленые Дубравы. Но судя по всему, в их окрестностях не было леса Кимран. Переведя взгляд правее, она увидела, что до этого места следовало добираться по другой дороге.

— Часа два, два с половиной, — пробормотала девушка негромко.

— Что говоришь? — спросил Марк, входя и закрывая дверь.

Она подняла голову.

— От Макеше до Кимрана ехать примерно два с половиной часа.

— Нашла? — друг подошел ближе и наклонился над картой, — где он?

Ариана указала пальцем.

— Да, — согласился он, — недалеко. Странно, почему ее родители никогда не навещали Лу в школе?

— Друиды, — сказала Ариана, будто это все объясняло, — наверное, города их не слишком привлекают.

Марк пожал плечами.

— Ну? — взглянул он на девушку, — отправимся завтра?

Она кивнула.

— Хорошо, что ты приехала. Все-таки, вдвоем это делать лучше. К тому же, ты девушка. Может быть, с тобой ее родители будут более откровенны.

— А ты что? — Ариана приподняла брови.

Марк хмыкнул.

— Да они написали мне такое странное письмо… Какое-то очень осторожное. Будто опасались, что у нас с Лу когда-то был роман, и теперь я ее разыскиваю.

Ариана фыркнула.

— Чушь какая-то, — заключил он.

— Ну, ничего, обо мне они такого в любом случае не подумают.

Марк молча погрозил ей кулаком.

— Ладно. Во сколько завтра встречаемся?

— Часов в девять, — он что-то прикинул в уме, — по-моему, в самый раз будет.

— У Центральных ворот, — прибавила Ариана.

— Договорились.

Девушка бросила взгляд на часы и отодвинула от себя карту.

— Мне пора, Марк. Я еще хотела пройтись по магазинам.

— Никогда не поверю, что в Ландеу ты не можешь купить всего необходимого.

— Конечно, могу. Но вдруг, здесь есть то, чего там нет.

Марк подумал и признал, что это возможно.

— Да, вот еще что, — спохватился он, — нужно взять что-нибудь из продуктов. Я очень сомневаюсь, что родители Лу проявят гостеприимство и радушие, и решат накормить нас обедом.

— По-твоему, друиды все как один негостеприимны?

— Не знаю. Но, что касается родителей Лу… Они ведь расстроены ее исчезновением и явно, ни о чем другом думать не могут. И потом, не доверяю я друидской кухне. Кто знает, что они вообще едят.

— Наверное, ты прав, — признала Ариана.

— Продукты я беру на себя. И еще одно. Ты ведь приехала в Макеше не на лошади?

— Разумеется, нет. Но я найду лошадь. Спасибо, Марк. Смотри, завтра не проспи.

— Кто бы это говорил, — возмутился он.

Ариана рассмеялась и прихватив свою сумку, помахала ему рукой и отправилась к выходу.

Меньше всего она ожидала от Лу, что та выкинет накую штуку. Хотя нет, еще меньше такого можно было ожидать от Марка. Воплощенная рассудительность и благоразумие. Но и Лу никогда не была любительницей авантюр. Если уж искать подходящего кандидата на роль нарушителя спокойствия, так это она, Ариана. Но мешает одно «но». Когда дело доходило до авантюр любовных, они с Лу словно менялись местами. Если бы Ариане кто-нибудь предложил сбежать, она бы посоветовала этому человеку проверить голову. Куда сбегать, от кого, зачем? Она не видела никакой романтики в побегах. Может быть, потому, что не так давно почти два месяца провела в седле и это ей не понравилось.

Интересно, почему она решила, что это авантюра именно любовная? Лу была вечно полна всевозможными романтическими бреднями. Отправиться в странствие из любознательности подруга не могла. Это было не в ее характере. А что, если ее кто-нибудь похитил? Нет, в таком случае, она не оставила бы записки. Святой Азмавир, голова идет кругом!

Чуть позднее Ариана подумала о том, что, возможно, Лу не обрадуется, когда они ее найдут. Скажет, что они лезут не в свое дело, и что она абсолютно счастлива. Да, но для начала ее следовало все-таки найти и убедиться в этом. Лучше прослыть паникером, чем равнодушным к бедам друзей.

— Ох, Лу, куда же ты влипла? — пробормотала Ариана про себя, входя в одну из лавок.

Колокольчик над дверью громко звякнул.

2 глава. Лес Кимран

На следующий день с утра друзья встретились у Центральных ворот. Оба появились там вовремя, хотя и не одновременно. Ариана подъехала на место встречи на пять минут позже.

— Ага! — торжествующе вскричал Марк, — опоздала! И это тот человек, что советовал мне не проспать!

— Сейчас только начало десятого, — возразила Ариана, — не будь таким занудой, Марк.

Марк довольно захихикал.

— Ты взял карту? — спросила девушка.

— Зачем? Я помню наизусть эту дорогу. Не думаешь ли ты, что мы заблудимся в двух шагах от Макеше?

— Раз ты знаешь, куда ехать, то все в порядке. Что сказал родителям?

— То и сказал, — Марк тронул коня, направляя к воротам, — это что, великая тайна? Хотя, может, и зря. Мама тут же начала охать и ахать, всплескивать руками и причитать. Мол, бедная, глупенькая Лу! Дороги нынче так опасны, а она — девушка и весьма хорошенькая. Кстати, — он сощурился, окидывая Ариану цепким взглядом, — не грозит ли и нам опасность в пути? Ты у нас тоже хорошенькая. И весьма.

Ариана фыркнула.

— Разве что, это будут безнадежные идиоты. Не волнуйся, при мне кольцо Покровительства.

— А что это за штука? — глаза Марка загорелись.

— Весьма ценная, — она вытянула руку, демонстрируя ему кольцо, — тем более, в случае неожиданных нападений.

— И где ты его взяла?

— Получила в награду за хорошую службу.

— Надо же, — пробормотал Марк, — кто бы мне дал хоть какую-нибудь награду, пусть даже плохонькую. А то, вкалываешь, вкалываешь целыми днями, как раб на галерах. И никакой благодарности.

Тут Ариана рассмеялась.

— Когда станешь министром, ты с ними разделаешься.

— Твоими бы устами да мед пить, — хмыкнул он.

Они выехали на широкую дорогу, ведущую от Макеше к другим городам Империи, в частности, к Ландеу. Сегодня утром она была довольно оживлена. Недалеко перед молодыми людьми ехала крытая повозка, запряженная парой лошадей. По бокам от нее находилось двое всадников. Поворачивая направо, они проехали мимо группы пеших монахов, которые медленно, неспешно топали по обочине дороги.

— Служители Эгиды, — заметил Марк вполголоса, когда монахи уже остались позади, — верование, малораспространенное у нас в Макеше. Но, говорят, очень популярно на Востоке.

— А теперь они добрались и до нас, — подытожила Ариана.

— Да. Судя по всему, им у нас неплохо.

— Я никогда не слышала об Эгиде, — призадумалась девушка.

— Богиня Эгида — Хранительница. Щит Эгиды — защита от всех напастей. Да я и сам об этом мало знаю. Но в Магистрате обязаны следить и за всевозможными верованиями и культами. Знаешь ведь, некоторые из них могут быть довольно воинственными.

Ариана кивнула, подтверждая это.

— Интересно, куда это они направляются? — заметила она вполголоса.

— Просвещать окрестные деревни и поселения. Монахов Эгиды иногда называют бродяжниками. Они предпочитают не сидеть на одном месте, а проповедовать свое верование, следуя от дома к дому, от города к городу.

— Ясно. По мне, так это слишком навязчиво.

— Это верование у нас в новинку. Чтобы в это верить, следует знать. В общем, правильная тактика.

— А почему они ходят пешком? Верхом ведь удобнее. И быстрее.

— Не знаю. Может быть, их вера так им велит, быть ближе к земле и к людям.

Девушка издала смешок.

— Медленнее идешь, больше увидишь, — заключил Марк пословицей.

— Меньше знаешь, лучше спишь, — мгновенно отозвалась Ариана.

Они захихикали.

По пути к лесу Кимран им попалась только одна деревня, маленькая, всего в несколько дворов. Друзья не стали тут задерживаться, проехали мимо, провожаемые любопытными взглядами местных жителей.

— Говорят, друиды не любят путешествовать, — заметил Марк, когда деревня осталась позади, — так чего же Лу понесло не понять, куда?

— Никто не уходит из дома без причины.

— Не спорю, что причина у нее была. Но вот, какая?

Ариана пожала плечами.

— Еще немного — и мы все узнаем.

— Полагаешь, ее родители в курсе?

— Не знаю. Но мне кажется, знают они больше, чем написали в письме. Скажи, Марк, — она повернулась к другу, — а что Лу писала в последнем письме к тебе?

— Что? А, да так, ерунду всякую. О тишине и спокойствии леса, о том, что Селин позволила ей общаться с одной из рощиц, предоставив ее ей в единоличное пользование. Ну, вроде как, Лу за нее отвечает. Писала, что возможно, вскоре заедет в Макеше и зайдет в гости.

— Она собиралась в Макеше?

— Во всяком случае, она так написала. Может, в самом деле собиралась, а потом передумала.

— Почему ты так думаешь?

— Ну, она же не зашла в гости.

— Больше ничего? Лу ни о чем не упоминала? О новых знакомствах?

— Думаешь, я идиот? — насупился Марк, — я в состоянии сложить два и два. Если б упоминала, я так бы и сказал. Ничего похожего.

— Ясно, — Ариана вздохнула, — но все-таки, мне кажется, она была в Макеше.

— Почему так думаешь?

— Потому что, лес — не то место, где можно неожиданно с кем-нибудь познакомиться. Даже если б кто-то и проезжал мимо, ее родители были бы в курсе событий.

— Логично, — признал Марк, — но что, если Лу встретилась с этим типом не в лагере друидов, а где-нибудь в другом месте? На какой-нибудь отдаленной тропке?

— Ты забываешь о лесе, — напомнила ему девушка, — они же друиды, они слышат его мысли.

— Точно. Забыл. Все-таки, что за дурила эта Лу! Как это можно, удрать с первым встречным, как следует не разобравшись, что за человек?

— Для того, чтобы отколоть такое, следует быть Лу, а не Марком Прескоттом, — заметила Ариана, — что для тебя странно, для нее в порядке вещей.

— А тебе это не кажется странным?

— Кажется. Но я ведь тоже не Лу. У каждого из нас свои заскоки.

Марк фыркнул, видимо, припомнив некоторые из заскоков Арианы.

— А ты по какой причине сбежала бы?

Она пожала плечами.

— Не знаю.

— А я знаю. Если б тебе пообещали нечто интересненькое. К примеру, огромный склад неизвестных заклинаний.

И он рассмеялся. А чуть позднее заметил:

— От такого я бы и сам не отказался. Или клад какой искать отправиться? Знать бы, где именно.

Девушка улыбнулась.

— На то он и клад, чтобы быть неизвестно где.

Лес Кимран уже обрисовался впереди. Огромная темная масса деревьев, образующих густую тень.

Дорога пошла чуть под уклон, и друзья невольно ускорили ход лошадей.

— Как думаешь, где это друидское поселение? — посмотрел на Ариану Марк.

— Найдем, — отозвалась она, — в крайнем случае, я вызову Тики.

— Ценная у тебя сопутствующая. В поисках кладов незаменима.

— Ты все о кладах. Что это тебя вдруг потянуло на романтику?

— Ну, не все же Лу от нее с ума сходить. У меня бумажная работа, никакой романтики. А иногда хочется разнообразия.

— Да, но в таком случае, тебе нужно работать не в Магистрате.

— Заикнись я об этом отцу, он преждевременно поседеет. Или прибьет меня пресс-папье.

— Запульнет чернильницей, — расхохоталась Ариана, — закидает перьями.

Теперь уже они оба покатывались со смеху.

В таком веселом настроении они въехали под сень деревьев. В лесу Кимран было прохладно и сумрачно. Солнечный свет с трудом пробивался сквозь густую сплошную крону деревьев. Впрочем, после жаркого солнца и полуденного зноя это было даже приятно.

— Насколько я помню, друиды должны узнать о нашем появлении, — сказала Ариана.

— Здесь должно быть бывает немало народу, — усомнился Марк, — и они явно не всех встречают гостеприимными объятиями.

На это было нечего возразить. Но Ариана все-таки сделала еще одну попытку.

— Поселение друидов всегда расположено в центре леса, так сказать, в сердце.

— И хорошо охраняется, — напомнил ей друг.

— Друиды не агрессивны.

— Возможно. Но поверь, нет ничего приятного в столкновении с дриадами. Или ты хочешь, чтобы тебя засунули в ствол дерева?

— У меня есть амулет Лу, — вспомнила Ариана.

— Ну?

— Это амулет друидов.

— Это уже кое-что. Думаешь, его почувствуют?

— Вполне возможно, что так. Поехали потихоньку.

Она тронула свою лошадь за повод. Чуть помедлив, Марк отправился следом. Он был настроен более настороженно.

— Смотри под ноги, — посоветовал друг, — вдруг ловушка или еще что.

— Глупости, — фыркнула Ариана, — это обыкновенная дорога. По ней ездят путешественники. Никто не будет ставить здесь ловушки.

Судя по недоверчивому хмыканью Марка, он сомневался даже в этом.

Но напрасно. За те полчаса, что они ехали по лесу, им не встретилось никаких ловушек и вообще, ничего подозрительного. Все кругом было обычным, как и в любом другом лесу. Хотя не совсем все. Удивляло поведение животных. Они спокойно разгуливали, где хочется и почти не обращали внимания на проезжающих мимо людей. Возможно, с их стороны это было слишком самонадеянно, но с другой стороны, они находились под защитой друидов.

Друзья даже остановились, дожидаясь, когда через дорогу перейдет крупный олень — трехлетка с массивными ветвистыми рогами. А он, как нарочно, шагал важно, неторопливо, степенно и горделиво.

— Никогда не видел такого наглого оленя, — пробормотал Марк, когда дорога стала свободна.

— Он просто не боится людей, вот и все, — пояснила Ариана.

— Не боится? Да он их и в грош не ставит, — хмыкнул друг, — явно, слово «охотник» ни о чем ему не говорит.

Ариана фыркнула.

— Долго мы еще будем ехать? — спросил Марк, — где это твое сердце леса?

— Думаю, не так далеко. Я все прикидываю, когда свернуть.

Но тут кусты впереди них зашевелились и раздвинулись. Ариана, а за ней и Марк снова натянули поводья.

— Если это снова какой-нибудь не в меру борзой кролик, — угрожающе прошипел парень, — я ему объясню, что такое Раздвоенная Молния.

Но на дорогу вышел не кролик, а человек. Точнее, молодая девушка с серьезным и каким-то даже торжественным выражением лица. Она остановилась в центре тропы и повернулась к друзьям.

— Мир вам, путники, — произнесла девушка.

— И тебе, лесная хранительница, — отозвалась Ариана.

— Вы кого-то ищете?

— Откуда она узнала? — тихо спросил Марк у Арианы.

— Мне поведал лес, — ответила девушка, услышав.

— Вы правы, — кивнула Ариана, — мы ищем одного друида по имени Луиция. Луиция Тиори.

Брови девушки сдвинулись в одну прямую черту. Она почти сурово посмотрела на путешественников.

— Зачем вам Луиция? Кто вы такие?

— Мы ее друзья. Учились вместе в Академии. Мы беспокоимся, она куда-то пропала и не отвечает на письма.

— И чем вы это докажете? — не сдавалась девушка, — то, что вы — ее друзья? Может быть, наоборот, а?

Ариана вытащила из-под одежды амулет.

— Вот. Эту вещь она подарила мне некоторое время назад.

Девушка чуть сощурилась, приглядываясь.

— Помощь матери-земли, — узнала она.

— Ну, что? — не выдержал Марк, — нам можно ехать?

— Зачем? Луиции все равно нет в лесу.

— Вообще-то, — сказала Ариана, — мы хотели бы поговорить с ее родителями.

— Они тоже ваши друзья? — иронично поинтересовалась девушка.

Марк посмотрел на нее с плохо скрываемым раздражением.

— Послушайте, — громко произнес он, — я — член Магистрата Макеше. Вы не имеете права нас задерживать.

— Ваш Магистрат не имеет здесь власти, — спокойно возразила ему девушка, — здесь наша территория.

— Мы волнуемся за Лу, — Ариана бросила на Марка предостерегающий взгляд, — раньше она никогда так неожиданно не пропадала. Вот, мы и хотели поговорить с ее родителями. Вдруг она что-то им рассказала.

Девушка — друид перевела на нее взгляд.

— Мы не знаем, где она.

— Святой Азмавир, неужели, вам все равно что сталось с Лу? — воскликнул Марк.

— Она нарушила наши законы. Она покинула лес, бросила на произвол судьбы своих подопечных. Почему мы должны о ней беспокоиться?

— Мы не хотим ничего особенного, — предприняла еще одну попытку объясниться Ариана, — просто побеседуем с родителями Лу, вот и все. Это не займет много времени.

В ответ — молчание.

— Порядочки, — пробурчал Марк, — да им вообще на все наплевать.

— Поворачивайте назад, — наконец, сказала девушка, — здесь нет Луиции и нам нечего вам рассказать.

— Подождите, — тут и Ариана скрипнула зубами, — но вы можете хотя бы пойти к родителям Лу и сказать о нашей просьбе? Мы подождем здесь.

— Это бессмысленно.

— Да? А почему вы решаете за всех?

— Потому что, мое имя — Селин и я возглавляю здешнее сообщество, — веско проговорила девушка.

Марк не выдержал и присвистнул. Судя по рассказам Лу, Селин была самым сильным и старым друидом. А эта девушка никак не тянула на главную. Но с другой стороны, он знал, что нельзя судить только по внешности.

— В таком случае, мне не понятно ваше отношение к происшедшему, — заявила Ариана, — пропал один из ваших сородичей. Откуда вам знать, что с ней произошло? А что, если это было что-то серьезное? Вдруг она ушла не по собственной воле? Мы знаем Лу шесть лет, и она никогда бы так не поступила.

— Я знаю Луицию гораздо дольше, — возразила Селин и вдруг задумалась.

Видимо, слова Арианы посеяли в ней какое-то сомнение. Помолчав пару минут, она приняла решение.

— Следуйте за мной.

И свернула в густые заросли. Ариана, а за ней и Марк неуверенно тронули лошадей, сомневаясь, что смогут проехать в такой чащобе. Но тут кусты сами раздвинулись, давая проезд. Молодые люди посмотрели вперед и заметили неширокую ровную просеку, образованную отодвинувшимися деревьями.

— Неплохо, — еле слышно прошептал Марк, наклоняясь к уху Арианы.

— Тсс, — прошипела та, приложив палец к губам, — она все слышит.

Марк тут же замолк.

Ехать им пришлось недолго. Через несколько минут они выехали на просторную поляну, на которой в хаотичном беспорядке находились несколько хрупких, ненадежных на вид сооружений из переплетений веток и листьев. Путешественники смотрели на это во все глаза. Это были так называемые «живые» дома друидов. До сих пор им не приходилось видеть ничего подобного.

Селин дошла до одного из домов и остановилась. Постояла немного, склонив голову набок и к чему-то прислушиваясь, а потом обернулась к приезжим.

— Семья Тиори находится здесь.

И прежде, чем Ариана успела что-то спросить, ушла вглубь поселения.

Друзья переглянулись.

— Зайдем? — спросил Марк.

Она кивнула и спрыгнув с лошади, шагнула к указанному дому. Ветки зашевелились, образуя некое подобие двери.

— Это что-то вроде «добро пожаловать», — прокомментировал Марк.

Внутри небольшой с виду домик оказался куда просторней, чем казался снаружи. Может быть, оттого, что внутрь вели ступеньки, спускающиеся вниз. А, скорее всего, это объяснялось обычной магией друидов. Видимо, правы были те, кто утверждал, что друиды умеют пользоваться магией изменения пространства.

— Здравствуйте, — сказала Ариана, по очереди оглядывая людей, сидящих за неким подобием стола, только каменного, не деревянного.

Их было четверо. Представительный мужчина со светлыми вьющимися волосами, пухленькая женщина гораздо ниже его ростом, что было заметно даже сидя, и двое молодых людей, как на подбор, стройные, легкие, светловолосые.

Вошедших рассматривало четыре пары глаз. Внимательно, в упор, изучающее. Это было, пожалуй, единственным, что указывало на то, что гостей заметили.

Марк начал заметно нервничать. Ему не нравились эти люди, ведущие себя так, словно ожидали от них неприятностей, не нравились их взгляды, не нравился более, чем прохладный прием.

— Приветствуем вас под сенью нашего жилища, — произнесла наконец женщина, — входите же. Садитесь.

И указала на два небольших камешка, установленных как раз напротив стола. По высоте они представляли собой обычную табуретку. Для тепла сверху на них лежал густой, плотный слой мха.

Гости прошли вперед и сели, где было указано.

— Вы друзья Луиции? — спросила женщина.

— Да. Мы вместе учились в Академии, — пояснила Ариана.

— Академия, — проворчал один из молодых людей, — дурацкая затея.

— Почему? — повернулась к нему девушка, — там очень хорошие преподаватели.

— О, не обращайте внимания, — вмешалась женщина, — успокойся, Орен. Дело в том, что мы посылаем учиться в город далеко не всех наших детей.

— Только самых глупых, — никак не мог угомониться Орен.

Гости дружно вытаращили глаза. Друиды снисходительно усмехнулись, видя их непонимание.

— Друиды должны жить в естественной среде, — снизошел до объяснения мужчина, — здесь они быстрее постигают все премудрости своего предназначения. Но бывают среди нас те, кто слишком слаб, чтобы постичь это самостоятельно. Их способности нужно развивать. Теперь понимаете?

Ариана кивнула, хотя подобное было сложно осмыслить. Марк вообще никак не отреагировал. Он был слишком ошеломлен.

— Город испортил Лу, — сказал другой из молодых людей, — она сильно изменилась.

— Погоди, Самаэл, — подняла ладонь женщина, — эти люди пришли сюда, чтобы задать какие-то вопросы. Не думаю, что их нужно посвящать в наши семейные неурядицы.

Она посмотрела на пришедших с немым вопросом.

— Да, — проговорила Ариана, — мы хотели бы кое-что узнать. Вы ведь писали Марку?

Друиды повернули головы к парню.

— Так это он? — приподнял брови мужчина, — тот молодой человек, с кем переписывалась Лу?

— Мы друзья Лу, — продолжала девушка, — и мы беспокоимся о ней. Вы писали, что она ушла.

— Именно так.

— Но почему она ушла?

Молодые люди дружно пожали плечами.

— Вернувшись, Лу стала другой.

— Разумеется, ведь прошло шесть лет, — не выдержал Марк, — люди, как правило, меняются с годами. Они растут.

— Вы не понимаете. Это трудно объяснить. Но ее связь с лесом за прошедшие годы сильно ослабла, — сказала женщина, — она стала куда более умелой, но значительно утратила способность жить его проблемами и печалями. Мы думали, это вернется.

— Значит, она ушла поэтому?

Женщина чуть помедлила с ответом.

— Не знаю. Мне казалось, она искренне пыталась наладить связь и много работала. Но…

— Но что?

— Трудно сказать. Лу как-то изменилась после той поездки.

— Какой поездки? — почти хором спросили гости.

— Четыре недели назад, — ответила женщина, — Лу отправилась в Макеше за… снадобьями.

— «За снадобьями», — фыркнул Орен, — будь честнее, мама. За глупыми женскими притирками. У нее, видите ли, духи закончились. Свихнуться можно.

Марк закусил губу, сдерживая смешок.

— Она как-то слишком быстро вернулась, — медленно продолжала женщина, — я думала, Лу пробудет там дольше.

Ариана насторожилась.

— Вы сказали, она изменилась после этой поездки. Как?

— Она стала более… погруженной в себя, более рассеянной. Словно все, что происходило вокруг, перестало ее занимать. Она много времени проводила у себя в полном одиночестве.

— В зеркало пялилась, — не смолчал Орен.

— По-твоему, это странно? — вмешался Самаэл, — да этим она занималась лет с пяти.

Марк не выдержал и прыснул.

— Лу что-нибудь говорила? — спросила Ариана, оставаясь серьезной.

— Ничего такого, что могло бы вам пригодиться, — отозвалась женщина, — говорю же, ее уход удивил нас не меньше, чем вас.

— Она выглядела расстроенной? Испуганной, взбудораженной, полной нетерпения?

— Когда Лу вернулась из той поездки, — чуть помедлив, сказала женщина, — она выглядела непонимающе-удивленной.

— Она всегда так выглядела, — вмешался Орен, — она вечно чего-нибудь не понимала и удивлялась своей тупости.

— Хватит, Орен, — оборвал его мужчина.

— Когда именно она ушла?

— Через три дня после поездки. Оставила записку, всего в два слова.

— «Я ухожу», — добавил мужчина, — как будто, это что-то объясняет.

— А вещи? — продолжала Ариана, — она взяла с собой вещи?

— Вы слишком любопытны, девушка, — сказал Самаэл, рассматривая ее с интересом, — почему, если не секрет?

— Потому, что я считаю, что Лу никогда бы не покинула лес без веской на то причины. Вот, я и хочу выяснить, что это за причина.

— А может, не «что», а «кто»? — хмыкнул молодой человек, — если вы так хорошо знаете Лу, то должны знать и ее особенности.

— Точно. Она только и думала, как парней завлекать. Глазки им строила, хихикала и кокетничала, — прибавил Орен, — наверняка, ее кто-то сманил. Это было нетрудно, если хотите знать мое мнение.

— Лу взяла с собой те вещи, с которыми пришла сюда, — после молчания, отозвалась женщина, — а вы молчите, оболтусы. Лу никто не сманивал. Не наговаривайте на сестру.

— Да? — Орен приподнял брови.

Самаэл тоже состроил очень сомневающееся лицо.

— Она оставила зеркало, — повернулась к Ариане женщина, — и все остальное: крема, румяна, духи.

— Чтобы Лу добровольно рассталась с зеркалом…, - пробормотал Марк тихо.

Ариану это тоже удивило. Да Лу и пять минут не могла прожить без зеркала.

— Она купила новое зеркало, а старое бросила, — возразил Самаэл, — вот и все объяснение. А ее притирки… Откуда тебе знать, сколько всего там было?

— Целый мешок, — фыркнул Орен, — она оставила то, что ей было не нужно.

— Ну? Что вы на это скажете? — и семейство друидов посмотрело на гостей.

— Я не знаю, что сказать, — произнесла Ариана, — все, что нужно, я уже сказала. Ее поведение было странным. Что-то произошло. И я не понимаю, почему вы ее не ищете.

— Зачем? — Орен пожал плечами, — она ушла, потому что хотела уйти. Это ее желание, ее добрая воля, если хотите. А мы никогда никому ничего не навязываем.

— Вы учились вместе? — спросил Самаэл.

— Да.

— И никогда не замечали ее увлечений?

— Замечали. Но Лу всегда была слишком благоразумна для серьезных авантюр.

— Все меняется. Я вижу, вы сильный маг. Чем занимаетесь?

— Самаэл! — вмешалась мать, — оставь ненужные расспросы.

— Почему? Они же нас расспрашивают. Мне тоже кое-что интересно.

Женщина взглянула на пришедших.

— Вы видите, мы больше ничем не можем вам помочь. Мы ценим вашу заботу о Лу, но она и правда, ушла по собственной воле.

Ариана, а за ней и Марк поднялись со своих мест. Им давали понять, что больше здесь делать нечего.

— Спасибо за то, что ответили на наши вопросы, — сказала девушка, — до свидания.

Друиды наклонили головы.

— Я провожу вас, — поднялся Самаэл со своего места, — иначе, дорога назад может показаться вам не очень приятной.

Орен высоко вскинул брови и довольно громко хмыкнул. Родители покачали головами, но промолчали.

Марк и Ариана поднялись наверх по ступенькам. За ними последовал и молодой человек.

Когда они оказались наверху, друг искоса взглянул на девушку и выражение его лица при этом было чуть насмешливым и понимающим.

— Нас поджидают какие-нибудь сюрпризы на обратном пути? — спросила Ариана у друида, — ловушки?

— Не совсем так. Дорога будет в два раза длиннее и выведет вас совсем не к тому месту, откуда вы пришли.

— Вот оно — хваленое гостеприимство друидов, — съязвил Марк.

— Любой человек старается обезопасить свое жилище. Мы застрахованы от прихода непрошенных гостей.

Путешественники хотели сесть на лошадей, но Самаэл поморщился.

— Не здесь. Ведите их за собой.

— Сюда мы приехали верхом, — возразил парень.

— Вас вела Селин. Я не обладаю ее силой.

— Может быть, попросить Селин проводить нас? — пробурчал Марк тихо, так, что его никто не расслышал.

— Значит, вы учились вместе с Лу, — утверждающе проговорил друид, шагая чуть впереди, — приятно узнать, что у нее такие хорошие друзья.

— И такие красивые подруги, — снова прокомментировал Марк едва слышно.

— Почему вы так к ней относитесь? — спросила Ариана прямо.

— Как? — Самаэл обернулся и посмотрел на нее.

— Все время насмехаетесь, издеваетесь и говорите как будто с каким-то презрением. Она ведь ваша сестра.

— Именно поэтому. Уверен, у вас тоже есть братья и сестры, и вы редко бываете с ними ласковы.

— У меня сестра и я никогда не говорю о ней так, — отрезала девушка, — вы не чувствуете, что Лу попала в беду?

— Нет. Ее самовольный уход нельзя назвать бедой. Это всего лишь небольшая неприятность для нашего сообщества.

Ариана сдвинула брови.

— Не поймите меня превратно, — продолжал друид, — мы, конечно, беспокоимся о ней. Но все равно понимаем, что Лу сотворила глупость.

— Вы уверены, что она с кем-то сбежала?

— Кажется, вы тоже в этом уверены. Только, в отличие от нас, считаете, что ее следует вытащить из ситуации, в которую она попала. Насильно, невзирая на ее желание или нежелание. У нас другое мнение. Мы не любим принуждать. Каждый сам делает свой выбор. Если Лу больше нравится жить в большом мире — быть по сему.

Ариана бросила взгляд на Марка. Тот едва заметно пожал плечами.

— В любом случае, вы хорошая подруга, мисс, — добавил Самаэл, — но мне кажется, вы немного драматизируете ситуацию. Я знаю Лу много лет и могу с уверенностью утверждать, как она поступит в том или ином случае.

— Не можете. Вы не видели ее шесть лет и не общались с ней все это время. Она изменилась, но вы не знаете, каким образом. Вы уверены, что для нее сбежать из дома, ничего не объяснив — в порядке вещей. Это потому, что вы уже не можете с точностью утверждать, как бы она поступила.

— А вы можете?

— Я могу. Последние шесть лет мы был практически неразлучны. Я знаю, что Лу не могла так сбежать. Вот и все.

Ариана тряхнула волосами с упрямым видом.

Марк приподнял брови, потом сочувственно посмотрел на Самаэла и развел руками. Мол, ничего не поделаешь, она всегда такая.

— Может быть, вы и правы, — легко согласился друид, — но я не могу придумать другой причины, по которой Лу сбежала бы.

Некоторое время они шли в молчании. Путники начали посматривать вперед, где должна была показаться дорога, судя по их прежним впечатлениям, но ее все не было.

— Вы так и не сказали, чем занимаетесь, мисс, — заговорил Самаэл снова.

— Почему это вас так интересует?

— Потому, что я ничего о вас не знаю. Я даже не знаю, как вас зовут. Молодого человека зовут Марк, как мне кажется. А как зовут вас?

— Ариана Эвериан.

Друид слегка наклонил голову. Марк споткнулся о какую-то корягу и негромко выругался.

— Кажется, мы заблудились, — сказал он.

— Вы не можете заблудиться, пока вы со мной. Я знаю здесь все, как свои пять пальцев.

— И все-таки, — настаивал Марк, — по-моему, это не та дорога.

— Селин сделала ее немного более удобной, — усмехнулся Самаэл, — только и всего. Я вижу, вы не привыкли к лесам.

— Разумеется, нет, — отозвался парень чуть сердито, — обычно, мы живем в городе.

— И вам нравится жить в месте, где один сплошной камень? Где нет ничего живого?

— Там полно всего живого, — фыркнул Марк, — огромные толпы народу на улицах. Не увернешься — затопчут.

— Люди портят все, к чему прикасаются.

Марк скорчил гримасу.

— Лу снимала обувь, когда ходила по траве, — заговорила Ариана.

— Да. У нас так принято.

— Вы не снимаете.

Самаэл усмехнулся.

— Там, куда я наступаю, нет травы.

Девушка опустила вниз глаза и заметила, что это было в самом деле так. Друид интуитивно выбирал такие места, где трава не росла, либо это были небольшие камни.

— Значит, вы дружили шесть лет, — задумчиво проговорил Самаэл, — странно, никогда не видел никого, менее похожего на Лу. Вы ведь совсем разные, мисс Эвериан.

— А почему мы обязательно должны быть похожи?

Тут Марк хмыкнул. Очаровательная манера отвечать вопросом на вопрос. Минимум информации.

— Я и не утверждаю, что все девушки должны быть похожи на Лу. Просто, меня интересует, что у вас могло быть общего.

— Мы вместе учились.

— Возможно. Но в Академии, должно быть, немало учеников и учениц, а вы дружили именно с Лу.

— Так получилось.

— Все-таки, чем вы занимаетесь, мисс Эвериан?

Вопрос, прозвучавший в третий раз, трудно было проигнорировать.

— В данный момент я занимаюсь изучением старых книг, — туманно отозвалась Ариана.

— Книг? Вы любите книги?

— Больше, чем что бы то ни было, — ответил за нее Марк и фыркнул, — хотя нет, тут я ошибся. Больше книг она любит новые, неизведанные заклинания.

— О-о, — отреагировал Самаэл.

А Ариана взглянула на друга с возмущением.

— Это интересное занятие, — заметил друид, — хотя мы, друиды, предпочитаем не доверять свои секреты бумаге. Общаясь с природой, можно узнать гораздо больше, чем учась в Академии.

— У друидов особая магия, — сказала Ариана.

Самаэл улыбнулся.

— Вы, я полагаю, специализировались не на нашей магии.

Она покачала головой.

Марк со все растущим нетерпением вглядывался вперед. По его мнению, они уже дважды должны были выйти на дорогу. Но впереди не было заметно ни малейшего просвета. Полумрак леса, стволы деревьев и нависающие ветки.

— Что вы намерены предпринять, мисс Эвериан?

Ариана повернула голову:

— Это вы о чем?

— Насчет Лу.

— Мы уже предприняли. Мы пытаемся ее найти.

— И вы намерены продолжать эти поиски?

— Конечно.

Марк с удивлением посмотрел на нее, но ничего не сказал.

— Похвальная целеустремленность. Я хотел бы вам помочь, если это возможно. Ведь Лу — моя сестра и я тоже немного беспокоюсь из-за этой ее отлучки.

— Она вам что-нибудь говорила? — отреагировала Ариана, — намекала или жаловалась?

— Нет. Ничего она мне не говорила. Наоборот, мне кажется, она нас избегала. Старалась как можно реже попадаться нам на глаза. Наверное, заговорила совесть.

— Совесть? — удивилась девушка, — что вы имеете в виду?

— Наши родители постеснялись вам рассказать. Собственно, я их понимаю. Такое не станешь рассказывать первому встречному.

— Святой Азмавир! Что произошло?

— Если вы так хорошо знаете Лу, как говорите, то должны знать ее обыкновения. Она считает себя очень красивой девушкой, она просто поглощена собой, на все остальное у нее не хватает ни сил, ни времени. И она всегда уверена в том, что любой представитель мужского пола с первого взгляда будет сражен ее красотой. Такая уж она, Лу. Не знаю, чем она занималась в Академии, наверное, тем же самым. Но здесь, у нас…

Молодые люди слушали его с напряженным вниманием.

— Нас не так много здесь, — продолжал Самаэл неторопливо, — друиды никогда не живут большими сообществами. Так что, здесь все на виду и почти нет секретов. В общем, Лу решила испытать свои чары на одном из нас. Мой друг, Диэрн. Честно говоря, он стоит того. Так вот, не посчитавшись даже с тем, что у Диэрна есть постоянная подруга, Лу начала свои атаки. Не очень приятная история. Мама была шокирована.

— И что? — не выдержал Марк.

— И все, — друид пожал плечами, — вмешалась Селин и прекратила это безобразие. Она запретила Лу даже близко подходить к Диэрну. Видите ли, для Лу это было всего лишь игрой, пробой своих возможностей. Ее не интересовало, что при этом она разрушает чье-то счастье.

— А если для нее это было серьезно? — предположила Ариана.

— Нет.

— Вы в этом так уверены?

— Я видел реакцию Лу на запрет. Она фыркнула и заявила, что Хенна просто испугалась за свою собственность и нажаловалась Селин. Что, еще немного — и Диэрн бегал бы за ней, как собачонка. По-вашему, это выглядит, как серьезные намерения?

Ариана была вынуждена признать, что нет.

— Ну, Лу, — пробормотал Марк, — никак угомониться не может.

— Я вижу, вас это не удивляет, — предположил Самаэл, — в Академии она вела себя также?

— Ну… не совсем…

— Да брось ты, — вмешался друг, — кто строил глазки всем подряд? У нее же было с десяток поклонников, которым было много чего обещано, но ничего не выполнено. Лу просто ими пользовалась, как ей было удобнее.

— Это обыкновенное кокетство, — возразила Ариана, — ничего особенного.

— Да, но вот, до чего дошло.

— Полагаете, Лу из-за этой истории решила уйти?

— Нет, что вы! — Самаэл даже удивился, — ничего подобного. Она вовсе не была расстроена. Напротив, считала, что Диэрн упал бы к ее ногам, если б не Селин. И даже иногда говорила, что Селин не вечно будет за ней наблюдать. Нет, запрет Лу только раззадорил, если так можно выразиться. Она изменилась после поездки в Макеше.

— Что произошло в Макеше?

Самаэл пожал плечами: легкий, почти незаметный жест.

— Об этом он ничего никому не говорила.

— По-моему, мы ходим кругами, — вмешался Марк, — вот это дерево попадается мне уже в третий раз.

— Этого не может быть, — друид покачал головой, — здесь мы идем впервые.

— Долго еще?

— Нет. Еще примерно столько же.

— Вы шутите! — выпалил парень, — мы бродим уже полчаса.

— Это вам только кажется.

— Ничего мне не кажется. Слушайте, что это за дорога?

— Марк, успокойся, — сказала Ариана, — я уверена, мы скоро выйдем.

И она снова обернулась к друиду:

— По-вашему, что произошло с Лу?

— Мне кажется, она кого-то встретила в Макеше. И, вероятно, последовало какое-то предложение. Поэтому, она и была так рассеяна и задумчива. Некоторое время размышляла, а потом решилась.

Прозвучало это очень разумно и правдоподобно. Даже Марк перестал с нетерпением смотреть вперед и выискивать ориентиры, а немного отвлекся от своего занятия и закивал, подтверждая сказанное. Но Ариане, казалось, что-то мешало.

— Поверить не могу, что она решилась на такое.

— Лично я очень даже могу, — заметил Марк, потирая ногу и морщась, — проклятье, пень тут какой-то подвернулся.

— Под ноги смотри.

— У меня такое ощущение, словно мы уже весь лес по кругу обошли, — заворчал он.

Синяк на голени не улучшил его настроения.

— Домой хочу, так его и разэтак. Слушай, Ари, вызови свою зефириллу, пусть на дорогу укажет.

— У вас сопутствующая — зефирилла? — тут же спросил у Арианы Самаэл, — это большая редкость.

— Тоже мне, редкость, — продолжал бухтеть парень, — у моего двоюродного дяди зефирилла. И у дедушки, говорят, тоже была.

Он со злостью стукнул рукой по одной из низко нависавших веток. Конечно, настроение его нельзя было назвать радужным, но его и сравнивать нельзя с тем, какое оно стало, когда другая ветка в отместку хлестнула Марка по пояснице так, что он растянулся на земле.

Ариана наклонилась над ним в тревоге:

— Ты как, Марк? В порядке?

— В порядке?! — завопил он, потеряв остатки терпения, — где тут порядок, хотел бы я знать! — и добавил еще кое-что, причем, слова были преимущественно бранные.

— Этого нельзя было делать, — серьезно сказал друид, — я имею в виду ветки. Этот лес дает сдачи.

Оба путешественника посмотрели на него с плохо скрываемой неприязнью. И если у Арианы она была почти незаметна, то на лице Марка написана огромными буквами.

— Не нужно нервничать, — Самаэл нагнулся и взяв парня за руку, поставил его на ноги, — скоро мы будем на месте. Вы слишком бурно реагируете на мелочи.

— Мелочь?! — Марк злобно фыркнул, — хлестнуть бы тебя веткой пониже спины, узнаешь, какая это мелочь.

Ариана сдавленно прыснула.

— Не лопни, — огрызнулся друг, — что ты тут нашла смешного?

— Да так. Извини.

Они прошли еще немного и наконец, густые кусты раздвинулись и перед ними возникла дорога. Марк шумно вздохнул, с явным облегчением.

— Наконец-то.

Ариана тоже была рада, хотя свои восторги выразила скромнее.

— Спасибо за то, что проводили нас, — повернулась она к друиду, — теперь мы не заблудимся.

— Макеше там, — указал Самаэл, глядя, как Мрак, взобравшись в седло, пытается повернуть в противоположную сторону.

— Надеюсь, вы получили все необходимые ответы, — сказал он напоследок, — желаю приятного и легкого пути домой, мисс Эвериан. И если вы надумаете как-нибудь проехать здесь еще раз, милости просим заглянуть к нам.

— Только под пытками, — прошипел Марк себе под нос.

Неизвестно, слышал ли его Самаэл, но Ариана слышала точно. Она сдержала смешок и пообещала друиду как ни в чем не бывало:

— Непременно. До свидания.

Девушка тронула повод.

Когда они были уже достаточно далеко, Марк заметил:

— Если намерена поехать сюда еще раз, только без меня.

— Да я вообще не собираюсь сюда ездить, — удивилась Ариана, — сказала просто из вежливости. И вообще, поменьше болтай пока, мы еще из леса не выехали.

— Нас может услыхать Селин, ну и на здоровье. А у твоего ухажера кишка тонка.

— Ухажера?

— Ну да. Ты что, не заметила? Да он же нас нарочно так долго водил, потому что ты ему понравилась. Святая наивность! Неужели, не поняла?

— Я заметила, — ответила она, — но ухажером его назвать нельзя. Он ведь за мной не ухаживал.

— Так, значит, пытался приударить. Какая разница, в самом деле! У меня из-за этих попыток все тело в синяках.

— Это оттого, что ты не смотришь себе под ноги.

— Ха-ха, — не согласился Марк, — это у тебя дорога была легкая, а мне все пни попадались. Я ему вот что-то не приглянулся.

Ариана расхохоталась.

— Достали меня твои поклонники. Тебе и отбивать никого не надо, сами липнут.

— Да успокойся ты, Марк. Всю дорогу ворчишь.

— Мы шли сюда в три раза больше, чем отсюда. С чего мне радоваться? Это ты получала удовольствие от болтовни.

— Я пыталась выудить из него хоть какую-нибудь информацию.

— И что ты выудила? У Лу пыталась отбить у друидки приятеля? Тоже мне, ценная информация, — он презрительно фыркнул.

— Ты помнишь, он говорил, что Лу стала их избегать?

— Ну и что? Я бы тоже старался общаться с ними как можно меньше. Святой Азмавир, ну и семейка.

Ариана покачала головой. Нет, Марка тоже можно было понять, три раза на пни налетать да еще и веткой пониже спины получить. Но все-таки…

— Скажи, Ари, — Марк стал серьезен, — ты говорила правду тогда?

— О чем?

— О том, что намерена разыскивать Лу.

Она ответила не сразу.

— А ты сам так не считаешь? Что ее нужно искать?

— Зачем? Ты объясни мне, ради всего святого, зачем нам ее искать? Лу отправилась на поиски приключений, ну и пусть получит их в достаточном количестве.

Ариана сдвинула брови.

— Что ты несешь?

— Я говорю, в чем-то он прав, этот друид. Лу сама сделала выбор. Она с кем-то сбежала, ну и на здоровье.

— Да почему ты решил, что она с кем-то сбежала?

— Потому, что это как раз в ее характере. У Лу всегда были только одни парни на уме.

Ариана натянула поводья и развернула лошадь поперек дороги. Марк был вынужден остановиться.

— Что? — спросил он.

— Послушай, Марк. У меня нехорошее предчувствие. Мне кажется, Лу попала в какую-то неприятную историю. Очень неприятную.

Он закатил глаза.

— Ох, уж мне эти женщины со своими предчувствиями! Ты еще скажи про интуицию. Или что тебе плохой сон приснился.

— Мне как-то снились такие сны, — напомнила ему девушка, — и они сбылись, между прочим.

Марк вздохнул.

— Ты же сама говорила, что это были не сны, а сообщения извне.

— Марк, у меня не просто предчувствие. Это что-то другое. Это почти уверенность.

— Ну да, ну да, — хмыкнул парень, — моя мама тоже каждый раз очень уверена в своих предчувствиях, но они ни разу еще не сбылись. Поехали, а? Я ужасно устал и есть хочу.

— Ты же взял с собой еду.

— Точно! — обрадовался Марк, — я и забыл совсем. Вот, как мне твой друид голову задурил.

— Это не мой друид, — возразила Ариана.

Махнув рукой, он полез в седельную сумку и достал увесистый ломоть хлеба, нарезанное копченое мясо, сыр и яблоки.

— Хочешь?

Помедлив, Ариана взяла яблоко.

— Не ломайся, — посоветовал ей друг, — я брал на двоих.

— Да нет, просто я не хочу есть.

— Вот потому-то ты такая тощая, — и Марк, соорудив себе внушительный бутерброд, принялся с аппетитом есть, — что ты вообще ешь, а?

— Я плотно позавтракала.

— Ну и что. Обед давно прошел. А эти друиды даже сухой травы нам не предложили. Странные они все-таки.

— Ну ладно, уговорил, — девушка взяла сыр и хлеб.

Некоторое время они молча ели. Когда последний кусок исчез у Марка во рту, он удовлетворенно потер ладони и стряхнул хлебные крошки.

— Теперь жизнь кажется мне более приятной.

— Для того, чтобы она была приятной, тебе только и надо, что брюхо набить.

— А что тут такого? Я такой же человек, как другие.

Выехав за пределы леса, они поехали галопом, стремясь поскорее оказаться в Макеше. Весь оставшийся путь Ариана была неразговорчива, о чем-то размышляя. Марк не лез к ней с беседами, хотя то, о чем она думает, не являлось для него тайной.

Когда же они приехали в Макеше, он сказал:

— Собственно говоря, наша поездка оказалась безрезультатной. О том, что Лу сбежала, мы знали и так.

— Не скажи. Мы узнали больше.

— Ну, и что нам это дает? Знаешь, что я тебе скажу? Выбрось ты из головы мысль о том, что ее нужно разыскивать. Я на сто процентов уверен, что Лу сбежала не одна, а с кем-то. Если ты прервешь столь многообещающее начало, она тебе спасибо не скажет.

— Марк, но я чувствую, тут что-то не так. Что, если ее обманули?

— Обманули или нет, это уже проблемы Лу. Знаешь, в таких делах не нужны третьи лица. Довольна ли она, или разочарована, лишние свидетели ей в любом случае не нужны. Да она просто обозлится на тебя и посоветует не лезть не в свое дело. И будет права, между прочим.

— Думаешь, нужно оставить все, как есть?

— Уверен.

Ариана же не была в этом уверена. Она не шутила, когда говорила о предчувствии. С самого утра ее не покидало ощущение, что в данный момент Лу плохо. Плохо, и все тут. Девушка никогда не была сильна в предсказаниях, в провидении и всем таком прочем, но неприятное ощущение не исчезало. Напротив, оно, казалось, крепло с каждым часом.

Но говорить что-либо Марку на эту тему было бесполезно. Марк думает, что Лу влезла в любовную авантюру и получает от этого удовольствие. А любовь — дело тонкое, в него лучше не соваться.

С другом они распрощались, проехав два квартала. Марк вспомнил о том, что ему еще нужно править речь его шефа на предстоящем собрании, а он еще и не приступал к этой работе. А она должна быть готова к понедельнику. Да и Ариане следовало возвращаться в Ландеу. У нее были свои дела, которые никуда не делись. Выходные же подходили к концу. Оставаться в Макеше дольше было попросту бессмысленно.

Так что, девушка свернула в ближайший переулок и применила заклинание перемещения. Чтобы добраться до Ландеу, его следовало повторить еще три раза. Не так много и куда более быстро, чем верхом.

3 глава. Начало поисков

День подходил к своему завершению. Солнце склонялось к закату, но интересовало это только тех, кто находился снаружи. Для обитателей Белой Башни восходы и заходы не имели значения. У них всегда было светло.

Сидя за небольшим столиком, Ариана углубилась в чтение толстого тома. Перелистывая желтые, потрепанные страницы, она скользила взглядом по строчкам, ища то, что ей было нужно. Ее кропотливая работа подходила к концу. Оставалось совсем немного и девушка надеялась, что завтра, либо в крайнем случае, послезавтра она сможет предоставить магистру Нивиерти полный список заклинаний.

Казалось, девушка должна была испытывать законное удовлетворение от проделанной работы. Но все обстояло не так. Впервые в жизни Ариану совершенно не волновали заклинания. Она никак не могла избавиться от нехорошего предчувствия. Твердила себе, что объяснение Самаэла такое правильное и логичное, что оно верно, что иначе и быть не может. И тут же отодвигала его в сторону. Да, объяснение было разумным, но это неверное объяснение. Лу ни с кем не сбегала. У нее была иная причина для ухода. Какая же — оставалось только гадать.

Трудно было придумать подходящее объяснение поведению подруги. Это не Ариана, которая могла попасть в какую угодно историю: от похищения до убийства включительно. От Лу, начиная с самого начала обучения, никто и никогда не ждал ничего серьезного. Ее считали легкомысленной, пустоголовой, тщеславной и кокетливой девушкой, думающей только о мальчиках и любовных интрижках. Неудивительно, что и теперь все подумали именно так.

Положив голову на скрещенные руки, Ариана уставилась в противоположную стену и лихорадочно пыталась найти иное объяснение поступку Лу. Она обиделась на родных? Она посчитала, что ее умения недостаточно для общения и охраны леса? Она сбежала в пику Селин? Но Селин как раз все равно. Как и всем остальным. Сородичи лишь пожали плечами и продолжали заниматься своими делами. Немного беспокоилась только миссис Тиори, но она — мать. Матери всегда беспокоятся, даже тогда, когда для беспокойства, казалось, нет никаких причин.

— Святой Азмавир, неужели, ее похитили? — пробормотала Ариана вслух.

И фыркнула, отметая эту идею. Глупее не придумать. Если б ее похитили, она бы не вернулась в лес, чтобы написать записку.

Ее обманом завлекли в ловушку? Но почему?

Нет, так она никогда ни до чего не додумается.

— Мисс Эвериан, — прозвучал над ней чуть суховатый, дребезжащий голос, — мисс Эвериан, пора закрываться.

Ариана подняла голову и увидела мистера Джонса. Он стоял перед ее столом и смотрел на нее с некоторой участливостью и сочувствием.

— Задремали? — спросил он, — это ничего. Это бывает.

— Я задумалась.

Девушка начала складывать свои записи и письменные принадлежности. Книги сложила аккуратной стопкой. Завтра она все равно сюда вернется, так что, ни к чему расставлять их на полках.

Мистеру Джонсу пора было закрывать библиотеку. Было уже слишком поздно.

— Магистр Нивиерти просил вас зайти к нему перед уходом, — сообщил ей библиотекарь.

Ариана кивнула.

— Он еще не ушел?

— Он сказал, что дождется вас.

— Понятно. Спасибо, мистер Джонс. До завтра.

И повесив тяжелую сумку на плечо, девушка вышла за дверь.

Интересно, сколько сейчас времени? Наверное, уже довольно поздно. Впрочем, какая разница. Ее комната находится недалеко, и она еще успеет поужинать. Да, об ужине вспомнилось немного поздно. Оказывается, ее желудок давно просил пищи, но умолк, тщетно пытаясь достучаться до сознания хозяйки.

Дверь в кабинет Нивиерти была гостеприимно приоткрыта. Ариана все же для проформы постучала, а потом вошла.

Магистр сидел в кресле за столом и просматривал какие-то бумаги. Приход девушки некоторое время оставался незамеченным. Точнее, Нивиерти просто не обращал на него внимания, шевеля губами и дочитывая какой-то документ. При этом он озабоченно сдвинул брови.

Ариана прошла в кабинет и села на стул. Поведение магистра не было из ряда вон выходящим. Он частенько так себя вел. Поэтому, девушка поудобнее устроилась на сиденье и повесила сумку на спинку.

Две минуты прошли в полном молчании. Потом Нивиерти положил бумагу на стол и поднял голову.

— Мисс Эвериан, — проговорил он.

— Да?

— Как продвигаются ваши изыскания?

— Мне осталось найти три заклинания.

— Это хорошо. Это значит, что вы почти закончили. Вы быстро работаете, мисс Эвериан. Но могли бы работать еще быстрее.

Ариана приподняла брови.

— Я заметил, что в последнее время ваши мысли витают где-то очень далеко от заклинаний и предстоящей работы. И вы выглядите очень озабоченной. Что случилось, мисс Эвериан?

— Случилось? — она была немного захвачена врасплох, — ничего, магистр. Ничего не случилось.

— Но вы о чем-то думаете. Вас что-то тревожит?

Ариана колебалась. Она не знала, следует ли ей посвящать магистра в свои проблемы. Но с другой стороны, если она не расскажет, это все равно не принесет ей облегчения. Да и озабоченность никуда не исчезнет.

— Да, пожалуй, — кивнула она наконец, — тревожит. Моя подруга. Она пропала.

И девушка в общих чертах рассказала Нивиерти, как обстоят дела. Он выслушал ее, не перебивая и не задавая наводящих вопросов. И лишь тогда, когда Ариана замолчала, он осведомился:

— Вы думаете, что в этой истории что-то не так?

— Да. То есть, я чувствую, что в ней что-то не так.

Он чуть сдвинул брови.

— Это серьезно. Ваши предчувствия, мисс Эвериан… Вам с вашей силой нужно внимательно прислушиваться к своим ощущениям.

— Но я все равно не могу сказать ничего определенного, — пояснила Ариана.

— Это понятно. И вы хотите найти вашу подругу?

Девушка посмотрела на него с удивлением, которое, впрочем, тут же прошло. Сделать такой вывод было несложно.

Пару минут магистр размышлял, постукивая пальцами по столу. Потом заговорил:

— Тут ничего не поделаешь. Придется вас отпустить.

Вот тут Ариана едва не упала со стула. Одно из двух: либо у нее не все в порядке со слухом, либо у Нивиерти плохо с головой. Будучи в здравом уме, он не мог такого сказать.

— Толку от вас все равно не будет, раз ваша голова занята этой проблемой. Свое задание вы почти выполнили. То, что осталось найти — непринципиально.

— Магистр! — воскликнула она.

Он приподнял брови.

— Вы думали, что вас будут удерживать силой? Что вы! Я — не магистр Каверли, подобных методов я не применяю. И когда у моих соратников появляются личные дела, я иду им навстречу. В разумных пределах, разумеется.

— Вы хотите сказать…

— Да. Отправляйтесь на поиски своей подруги, мисс Эвериан. Все, что понадобится вам в поездке, вы можете взять в наших хранилищах.

Это Ариану совсем добило. Она молча и тупо смотрела на Нивиерти и начинала подозревать, что видит какой-то затейливый сон.

Заметив ее состояние, магистр тяжело вздохнул:

— Мисс Эвериан, не ведите себя так, словно я сказал что-то из ряда вон выходящее. Когда я поручаю кому-нибудь работу, я требую, чтобы ее выполняли как следует, с максимальной отдачей. А чего можно ожидать от вас, если ваша голова занята совершенно другим? Вот, разберетесь с этим, и тогда можете приступать к работе. Кстати, в дороге вам понадобятся деньги. Завтра с утра подойдите к нашему казначею, он выдаст вам определенную сумму.

— Да нет, мне…

— Мисс Эвериан, не спорьте. Делайте, что вам говорят. Все, кто работает в Белой Башне, знает, что может рассчитывать на любую помощь. К тому же, сумма не так велика, как вам кажется, судя по вашей отвисшей челюсти.

Девушка глубоко вдохнула в себя воздух.

— И еще одно, — продолжал Нивиерти, — не спешите. Ваша миссия будет закончена лишь тогда, когда вы решите, что она закончена. А теперь идите к себе. Уже поздно.

Ариана поднялась со стула. Некоторое время топталась на месте, не зная, что сказать на все это. А потом произнесла:

— Спасибо, сэр.

Нивиерти кивнул. Пора было уходить.

И она вышла за дверь.

Что-то во всем этом было странное. Как бы ни был снисходителен любой из начальников, он всегда будет недоволен, когда его сотрудник собирается заняться личными делами. А тут… ее не просто отпустили, ее настойчиво убеждали в этом. Неужели, подобное отношение в Белой Башне в порядке вещей? Или тут что-то другое?

Ариана склонна была считать, что последнее. Магистр Нивиерти слишком хорошо знал, на что она способна. Но это вовсе не значило, что девушка думала, будто бы он ее боится. Нет, конечно. Просто, как водится, людей с такой силой следует поощрять и стараться не притеснять их. Ценный и многообещающий сотрудник всегда на хорошем счету.

Разумеется, спать Ариана не пошла. Для начала, она поужинала, а потом принялась разбирать свои вещи, которых за прошедшее время у нее скопилось достаточно.

Драгоценности из неизвестной гробницы сослужили ей хорошую службу. Имея на руках деньги, полученные от их продажи, Ариана получила возможность не экономить. И это весьма положительно сказалось на ее гардеробе.

Старые платья и обувь она уже не носила. Напротив, теперь у Арианы все вещи были новыми и хорошего качества. Другое дело, что девушка большей частью предпочитала практичность и удобство изяществу и блеску.

Достав свой походный мешок, Ариана занялась делом. У нее уже был опыт по сбору вещей, так что, этот процесс не занял много времени, и она не взяла ничего лишнего.

Помимо всего прочего, она прихватила с собой свои записи. Большей частью, на всякий случай. Ну и еще, конечно, потому, что новые заклинания еще не улеглись в голове, как следует. Ариана считала, что повторить их будет не вредно.

Во всем, что касается записей, Ариана была скрупулезна и аккуратна. Поэтому, в ее тетради, пусть и слишком толстой, все было понятно. Она записывала в нее все то, что ей удалось найти по списку, а также некоторые другие заклинания, так, для души, как говорится. Девушка не могла оставить в покое что-нибудь действительно интересное.

Спать ей пришлось недолго, но утром Ариана уже была на ногах почти чуть свет. И не потому, что была ранней пташкой. Просто ее как будто что-то подстегивало. Девушка и сама не могла себе это объяснить. Это странное предчувствие, будящее ее посреди ночи, толкающее в бок и не дающее подумать как следует. Интересно, откуда оно у нее? Они с Лу, конечно, подруги, но никогда не были столь близки. Не делились тайнами, не болтали по нескольку часов о всевозможных вещах. Для этого они были слишком разными. То, что было интересно Ариане, не волновало Лу, и наоборот. Так, почему же она теперь так нервничает? Еще немного — и Ариана была готова допустить, что это самое предчувствие берет ее за ручку и ведет прямиком к месту происшествия.

Казначей, едва взглянув на девушку, выдвинул ящик стола и достал плотный мешочек. Положил его на столешницу и пододвинул к ней.

— Магистр предупреждал меня, мисс Эвериан, что вы вероятно зайдете, — сказал он.

Ариана кивнула, взяв мешочек. Да и что тут можно было сказать? Судя по всему, выражение «небольшая сумма» для нее и для магистра Нивиерти значило совершенно разные вещи.

Через полтора часа девушка выехала на отдаленную улочку Ландеу в полном облачении. Она взяла с собой все то, что, по ее мнению, могло ей понадобиться в путешествии. Хотя, если уж на то пошло, Ариана совершенно не представляла себе, в чем же собственно будет заключаться это ее путешествие. Для того, чтобы начать прослеживать этот путь, следовало вернуться к лесу Кимран. Ведь именно оттуда Лу и сбежала.

Но для того, чтобы начать поиски, следовало попасть в сам лес, а этого Ариане не очень хотелось делать. Она прекрасно помнила, какой прием им там оказали, но помимо всего прочего, был еще и друид, по забавной случайности, оказавшийся братом Лу. Который, девушка почему-то была уверена в этом, при повторной встрече приклеится к ней намертво. С одной стороны, ее саму удивляло подобное отношение к нему. Для любой девушки внимание противоположного пола должно быть лестно, особенно, если это внимание симпатичного мужчины. Да, Самаэл ей немного нравился, но куда сильнее ее отталкивало то, как он отзывался о Лу и как себя вел. Его манеры отдаленно напомнили ей кое-кого другого. А эти воспоминания никогда не были для Арианы приятными. С другой стороны, это было просто глупо. Самаэл всего-навсего пытался быть вежливым и учтивым. Что же теперь, любой вежливый человек станет вызывать в ней неприязнь?

Не зная, на что решиться, Ариана переместилась для начала к окрестностям леса. Придерживала лошадь, которая взбудоражено фыркала, мотала головой и все время норовила сорваться в неуправляемый галоп, видимо, еще не привыкла к магическим путешествиям. Девушка успокаивающе поглаживала ее между ушами и шептала ласковые слова. Ей очень не хотелось где-нибудь свалиться и чего доброго, сломать руку или ногу. Помощи здесь не от кого не дождаться, придется самой заниматься врачеванием. А сломанные кости так скоро не срастаются.

Наконец, лошадь успокоилась. Девушка некоторое время постояла на обочине дороги, поглядывая вперед, на темную массу деревьев. Может быть, можно как-нибудь объехать этот лес? Есть же тут объездная дорога. Она оглянулась по сторонам, ища таковую, но ничего похожего не обнаружила. Видимо, все путешественники пользовались только сквозным путем. Досадно.

Вздохнув, Ариана тронула повод. В самом деле, хватит валять дурака. Ей вовсе необязательно наведываться в поселение друидов. Нужно лишь ехать все время прямо, не сворачивая с дороги и ни на что не отвлекаясь. Не встречают же друиды всех путников и не задают вопросы: куда, зачем и почему?

В чем-то ее рассуждения оказались верными. На протяжение получаса кроме животных, вольготно разгуливающих где им вздумается, никто не встретился ей на пути. Но только сперва. Когда же Ариана начала думать, что неприятный участок уже позади, удача изменила ей.

Чуть впереди дорога делала небольшой поворот. Свернув, девушка натянула поводья, так как заметила выросшую словно из-под земли чью-то фигуру. Полутьма не позволяла определить более точно, кто это, но Ариана уже предчувствовала, что ничего хорошего ей не светит.

— Мир вам, путник, — с иронией проговорил неуловимо знакомый голос.

— Тпру, — с досадой отозвалась та, — и вам мир. Очень рада встрече.

Прозвучало это гораздо менее благожелательно, чем могло, если судить по смыслу фразы.

Ну что ж, были в этой встрече некоторые плюсы. Подъехав ближе и рассмотрев говорившего, Ариана убедилась, что это не Селин и не Самаэл. Но, что в минус, это был второй брат Лу. Кажется, по имени Орен.

— Я подозревал, что вы еще вернетесь, — насмешливо улыбнулся друид, — они все возвращаются. Таков уж он, мой братец. Наверное, это наследственное.

— Что вы имеете в виду? — растерялась девушка.

— Ну, вам лучше знать.

— Я понятия не имею. Это ваши слова, а не мои.

— Ищете Самаэла? — напрямик спросил Орен.

— С чего взяли? — уже совсем невежливо спросила Ариана, — просто мимо еду.

Он хмыкнул.

— Ну да. Конечно. Все вы мимо едете. А потом решаете заглянуть на огонек.

— И не мечтайте, — огрызнулась девушка, — буду вам очень признательна, если вы не станете стоять у меня на дороге. Я, видите ли, тороплюсь.

— Правда? — Орен приподнял брови и осмотрел ее и интересом, — и не хотите братца повидать?

— Я еще не соскучилась.

Друид рассмеялся.

— Здесь, к сожалению, одна дорога, — добавила Ариана, — так что, как ни прискорбно, ваш гостеприимный лес нельзя объехать. Пришлось вновь вторгаться в ваши владения. Но вы не волнуйтесь, это ненадолго.

— Как интересно, — протянул Орен, — мне чудится, или я действительно впервые вижу девушку, не пытающуюся ухлестнуть за моим привлекательным братцем?

— Можете смотреть, но не слишком долго, — съязвила она, — потому что я…

— Да, я знаю. Потому что, вы торопитесь.

— Вот именно. А вы, между прочим, стоите на дороге. Может быть, отодвинетесь?

— Для начала я должен задать вам обычные вопросы, которые мы задаем путникам. К примеру, что привело вас сюда?

— Кажется, я уже отвечала на этот вопрос.

Ариана понимала, что все ее ответы звучат не слишком вежливо и если уж на то пошло, в чем-то даже грубо, но ничего не могла с собой поделать. Трудно было избавиться от внезапно нахлынувшего раздражения.

— Помните, что все звери в этом лесу неприкосновенны, — прибавил Орен.

— Что вы, что вы. Пальцем не трону. Что-нибудь еще?

— Передать Самаэлу привет?

— Только не от меня. Ото всех остальных, что так сюда рвутся.

Друид, посмеиваясь, отошел на обочину.

— Я обязательно передам Самаэлу ваш ответ, прекрасная мисс. Ему понравится.

— Не сомневаюсь. До свидания.

— Вы намерены вернуться?

— Может быть. Когда буду возвращаться вместе с Лу.

— Лу? Так вы ищете Лу! — воскликнул он, — мне следовало догадаться. Я еще тогда понял, что вы ужасно упрямы. Вам непременно нужно найти мою беспутную сестренку и силком приволочь ее домой? Просто потому, чтоб в другой раз неповадно было.

Ариана оглянулась на него с огромным неудовольствием.

— Вам этого не понять, — бросила она, — ваша сестра попала в беду, а вы даже пальцем пошевелить не хотите.

— Но почему вы решили, что она попала в беду?

— Я чувствую это.

Орен рассмеялся.

— Узнаю женщину. У них всегда имеются какие-нибудь предчувствия. От плохой погоды до великого наводнения. Обычно, они никогда не сбываются.

— Есть огромная разница между предчувствиями обыкновенного человека и мага.

— Эта разница не так огромна, как вам кажется. Но не буду вас отговаривать, это ваш выбор. А может быть, проедем к поселению проведать братца? Он поможет вам избавиться от предчувствий.

— Мистер Тиори, — Ариана сузила глаза, — вы немы. На полчаса. Этера.

Не успел Орен даже глазом моргнуть или хотя бы удивиться столь наглому заявлению, как заклинание подействовало. Он открыл рот, но не издал ни звука.

Выражение лица у него при этом было непередаваемым. Глаза широко раскрылись и смотрели на Ариану с изумлением, граничащим с ужасом.

— Всего хорошего, — девушка помахала ему рукой и стукнула лошадь пятками в бока, — но, пошла!

Пожалуй, в лесу Кимран задерживаться больше не имело смысла. Полчаса ей должно хватить для того, чтобы покинуть его пределы.

Ариана пустила лошадь рысью и покрепче вцепилась в гриву. Зачем она это сказала? Ну, зачем? Что ее дернуло? Да, Орен действовал ей на нервы, насмехался и посмеивался, но это не повод для того, чтобы насылать на него онемение. Да еще такое. А что, если остальные друиды обозлятся от такого возмутительного вмешательства в личную свободу их сородича и отправятся в погоню для того, чтобы отомстить? Не исключено. И совершенно справедливо, если вдуматься.

Впрочем, девушка прекрасно знала, что именно ее разозлило до такой степени. Ну конечно, напоминание про Самаэла. И без того, она всю дорогу опасалась встречи с ним. Так нет, мало ей этого. Теперь его отвратительный братец расскажет ему все с подробностями. Почему-то Ариана в этом не сомневалась. Передаст весь разговор дословно. Ну и пусть передает. Что стряслось, в конце концов? Она вовсе не обязана отвечать взаимностью каждому встречному и поперечному.

Лес закончился внезапно. Ариана на всем скаку вылетела на открытое пространство, залитое ярким солнечным светом и даже зажмурилась в первое мгновение. После полумрака этот свет казался слишком ярким.

Натянула поводья и оглянулась назад. За ней никто не гнался. Ну, еще бы. Орену придется потрудиться, и проявить чудеса жестикуляции и мимики, чтобы в ближайшие полчаса объяснить остальным друидам, кто его так обидел. Конечно, он мог и написать, но Ариана почему-то думала, что этого не случится. Друиды не очень любят писать. Подобная мысль может прийти им в голову только в самом крайнем случае.

Но ее выходку видел сам лес. Несомненно. И передал Селин, как и все, что в нем случается. Но Селин почему-то не вмешалась. Почему?

Ариана не стала ломать над этим голову. Просто поскорее отправилась восвояси. Лучше не искушать судьбу и не торчать на самом виду.

Настроение у девушки было не лучшим. Не очень хорошее начало пути. Если верить приметам, это плохое предзнаменование. Но Ариана не верила в приметы. Для начала, их было слишком много, и если верить во все, то лишнего шага не сделаешь. Нет ничего вреднее и глупей суеверий.

Взмахнув рукой, она вызвала Тики и задала ей тот вопрос, который давно вертелся у нее на языке. Зефирилла на пару минут зависла в воздухе, словно задача, поставленная перед ней, оказалась слишком сложной. Потом чаще замахала крылышками и полетела вперед.

Дорога, что шла от леса Кимран, вела к городу Эниар, одному из окраинных городов Империи. За Эниаром были только Келимшан и Туан, городок, в чьем порту постоянно было полно судов из самых отдаленных уголков мира.

Выбор дороги несколько удивил Ариану. Она полагала, что Лу, одна или со спутником направится вглубь Империи, где много больших городов и легко затеряться. На окраине это сделать сложнее.

А может быть, она хотела вообще покинуть Империю? От этой мысли повеяло чем-то тяжелым, неприятным. Домоседка Лу, бьющая себя в грудь и твердящая, что ни за что не покинет родной лес, где так хорошо и спокойно? И эта Лу вздумала покинуть Империю? Что-то плохо верится.

В выборе направления был еще один минус. Если дорогу на север Ариана знала хорошо, то остальные стороны света были сплошным белым пятном. И это значило, что сюда придется добираться, используя лишь лошадь, а не магию. Для девушки, привыкшей перемещаться из Ландеу в Макеше и обратно за несколько минут, это было слишком медленно. Но другого выхода все равно не было.

Лошадь мчалась по дороге на большой скорости, а Ариана, небрежно посматривая по сторонам, припоминала карту. До Эниара слишком далеко, до вечера она не успеет туда добраться. И стало быть, придется искать место для ночевки. Именно с этой целью девушка напрягала память, вспоминая, есть ли на этом отрезке пути какие-нибудь поселения. Она припомнила деревушку под названием то ли, Плещущий Ручей, то ли, Звенящая Речка. В общем, что-то водное. И в этой деревеньке можно было оказаться как раз к вечеру. Особенно, если будет ехать так быстро.

Никаких препятствий по пути быть не должно. Окрестности Макеше всегда славились спокойствием. Даже грабители пошаливали здесь очень редко. К тому же, магам бояться грабителей было глупо. Впрочем, в небольшой практике Арианы был один случай, когда они потерпели поражение. Но, во-первых, поражение было временным, а во-вторых, сейчас она хорошо защищена от ловушек, засад и неожиданного нападения со спины.

Но таких сюрпризов девушке не встретилось. Во всяком случае, до самой деревни, которая, кстати, называлась Поющая Заводь. Название было очень поэтичным и Ариана подумала, как хорошо было бы, если б и все люди в этой деревне были добрыми, радушными и гостеприимными. Но, как говорил один мудрец, надежда — неверная подруга.

Солнце клонилось к закату, когда Ариана, сбавив галоп, чинно въезжала в гостеприимно распахнутые ворота. Деревенька была небольшой, аккуратной, чистенькой, правда, пустоватой. Около домов и на единственной улице никого не было. Девушка натянула поводья, вынуждая лошадь плестись умеренным шагом и оглядывалась по сторонам с любопытством. Начало вечера — самое оживленное время суток. Работа уже сделана, спать еще рано, людей тянет пообщаться с соседями и друзьями, поглазеть на проезжающих, или просто выпить кружечку пива в трактире. Кстати, о трактире. Нужно отыскать это заведение, а уже потом делать какие-то выводы.

Но до трактира Ариана не доехала. Дорога вывела ее на деревенскую площадь. И она сразу поняла, куда именно подевались все жители.

Они были тут. Человек двадцать — двадцать пять. Все суровые, насупленные, мрачные. Они небольшой кучкой окружали какой-то то ли помост, то ли просто столб, и в их фигурах чувствовалась какая-то угроза.

Ариана решила подъехать поближе. Интересно, что там такого произошло? Почему люди толпятся на площади в такое время?

На цокот копыт кто-то обернулся. Но приезд девушки не произвел на толпу совершенно никакого впечатления. Ее окинули равнодушными взглядами и отвернулись. Видимо, то, что находилось в центре, было куда более занимательным.

Сидя в седле, Ариана возвышалась над головами и поэтому могла рассмотреть, что происходит.

Толпа окружала массивный, высокий столб, к которому был привязан человек. Причем, привязан так плотно и основательно, что для того, чтобы его развязать, потребовалось бы уйма времени. Должно быть, сюда ушло около двух мотков веревки, прочной, толстой, сделанной из хорошей пеньки.

Одежда на человеке была в беспорядке, кое-где разорвана и испачкана. Приглядываясь к темным пятнам, девушка с содроганием поняла, что это кровь. Лицо человека красноречиво свидетельствовало о том, что об него вдоволь начесали кулаки. Синяки, кровоподтеки, царапины щедро покрывали и тело.

Но сам человек не выглядел побежденным. Выражение его лица не было умоляющим, покорным, страдающим. Напротив, там было озлобление и мрачная решимость, словно он думал: «Ну, погодите немного! Я с вами еще посчитаюсь».

Кто-то из толпы размахнулся и швырнул в него камнем. Бросок был метким, камень попал человеку в лоб, откуда сразу потекла тоненькая струйка крови. Не первая и не единственная.

Ариана похолодела. Ничего подобного ей до сих пор видеть не приходилось. Ей доводилось участвовать в сражении, но здесь же было совсем другое дело.

— Что вы делаете? — вырвалось у нее.

С таким же успехом она могла вообще ничего не говорить. Если кто и посмотрел на нее, то мельком, искоса и невнимательно.

Человек на столбе приподнял верхнюю губу, словно скалясь. Это жест предназначался толпе, которая глухо заворчала и чуть расступилась.

Ариана только сейчас заметила, что в руках некоторых людей были крепкие палки. До сих пор они не пускали их в ход, но гримаса пленника, должно быть, подтолкнула их на это. Трое или четверо шагнули к столбу, замахиваясь.

Три глухих удара Ариана вынесла. Ровно столько ей потребовалось для того, чтобы вспомнить необходимое заклинание, преодолев оцепенение.

— Дрэан! — воскликнула она, вскидывая руки.

Над толпой резко, громко прогрохотал гром и сверкнула молния.

Нужно сказать, что это было гораздо более впечатляющим. Люди отшатнулись назад, кто-то вскрикнул, кто-то прикрыл голову руками.

— Стойте! — приказала Ариана, возвышаясь над толпой, как символ правосудия, — я знаю и другие заклинания.

— Колдунья! — ахнул кто-то.

— Что сделал этот человек? — спросила девушка, — зачем вы его так привязали? Ну?

Она угрожающе пошевелила пальцами.

— Не надо! — отозвался кто-то из толпы.

Плотный, кряжистый мужчина сделал пару шагов, останавливаясь перед девушкой и задирая голову.

— Ехали бы вы мимо, госпожа, — сказал он, — и не вмешивались.

— Я никуда не поеду, пока не услышу ответа на мои вопросы. И я не стану долго ждать.

Мужчина тяжело вздохнул.

— Мы судили этого выродка и приговорили к казни. Это наше внутреннее дело, госпожа. И поверьте, он заслужил все это.

— Что он сделал? — раздельно произнесла Ариана.

— Раскрой глаза пошире, колдунья! — выкрикнула из толпы женщина, — или ты не видишь? Это оборотень!

Ариана взглянула на человека, привязанного к столбу. Ну да, стоило чуть поднапрячься и смотреть попристальнее, как сразу стала заметна животная аура, бывающая у всех оборотней. Волк.

— За три недели мы потеряли больше половины стада, — пояснил плотный мужчина, — мы караулили этого ублюдка по ночам, но поймать его удалось лишь сегодня.

— Так вы собираетесь убить его за то, что он воровал ваших коров?

— Стадо — это почти единственное наше благосостояние. Мы живем за его счет. Но коровы — это еще не самое худшее.

Ариана вопросительно посмотрела на говорившего.

— Вчера ночью он напал на Эмили Фримэн. Девушке вряд ли удалось бы убежать, но на ее крики сперва выскочили ее отец и три брата, а потом и соседи. Люк Фримэн успел сделать один выстрел и попал. Мы нашли его по кровавым пятнам.

Люди говорили еще что-то, видимо, вспоминая подробности происшедшего, но девушка уже не слушала. Оборотень. Вот как.

Она слышала об этом, читала в учебнике истории, но никогда не видела вживую. Да, если уж на то пошло, пока смотреть было особенно не на что. Пока это был самый обыкновенный человек, раненый, избитый, но еще живой.

— Как давно он здесь объявился? — спросила девушка.

— Полгода назад, — пояснил мужчина, — он остановился у старой Джонсен.

— Да, старуха болтала, что это ее родственник, — добавила женщина, — какой-то дальний внучатый племянник.

— Старуха сама ведьма! — крикнул кто-то, но тут же поспешно замолк.

В общем, история была ясной, как день. Единственное разумное, что можно было сделать, в этой ситуации — развернуться и уехать. Эти люди в своем праве. Они поймали оборотня и могут делать с ним все, что вздумается.

Да, наверное, нужно было просто уехать, но Ариана не смогла этого сделать.

— Оставьте его, — сказала она, — вы уже сделали достаточно.

Жители деревни смотрели на нее в немом изумлении. Должно быть, подобного решения они не ждали.

— Госпожа, — неуверенно протянула женщина, — как же можно?

— Да что это, в конце концов! — взорвался мужчина, — этот выродок убивал наших коров! И собрался начать убивать наших детей! И мы должны его оставить?

— Вот именно, — кивнула Ариана.

— И почему мы должны слушать эту приезжую ведьму? — выкрикнул другой мужчина, сжимая в руке крепкую дубинку, — может быть, она тоже оборотень!

— Да что же мы, не справимся с одной соплячкой? — подзадорил толпу молодой человек, взмахивая палкой.

Ариана прошептала какое-то маловразумительное слово — и все палки в руках людей превратились в комья какой-то противной, бурой, желеобразной массы, которой и комара не прихлопнешь.

В толпе послышались вскрики отвращения. Люди побросали рыхлые комья на землю.

— Зря вы это, — покачала головой все та же женщина, — сами не понимаете, что творите.

Разобиженный парень бросился к девушке с воинственным воплем, должно быть, намереваясь придушить ее голыми руками. Он не добежал каких-нибудь пары шагов, споткнулся и упал навзничь.

Больше желающих не было.

— Он не будет больше трогать ваших коров, — проговорила Ариана, — и детей тоже. Успокойтесь.

Деревенские жители разошлись быстро, словно растворились в наступивших сумерках. На площади осталась Ариана и привязанный к столбу человек.

Девушка повернула голову и взглянула на оборотня, словно оценивая, что на сей раз на нее свалилось. А ведь ее когда-то предупреждали. Не лезь не в свое дело, меньше наживешь проблем.

Оборотень тоже смотрел на нее. И тоже оценивающе.

— Ну? — наконец, прошептал он, разбитые губы плохо слушались, — что теперь?

— Соан, — бросила Ариана.

Плотные путы начали сползать вниз, словно змеи. Еще через мгновение они лежали вокруг столба тугим клубком. А потом пленник сполз на землю и шлепнулся сверху.

Ариана спустилась с лошади и наклонилась над ним.

— Встать сможешь? — спросила она.

— Зачем? — прозвучал тихий вопрос.

— Нравится здесь лежать?

— Зачем вмешалась?

— Очень хотелось умереть?

— Так ты добрая, колдунья. Пожалела.

— Слушай, — она поморщилась, — заткнись, сделай милость. С меня хватит. Еще тебя тут выслушивать. В последний раз спрашиваю: можешь встать?

Оборотень приподнял голову. Некоторое время смотрел на девушку, а потом отозвался:

— Я попробую.

Он честно пробовал, но обе попытки закончились провалом.

— Руку дашь? — спросил он, — или брезгуешь?

— Мало тебе зубов выбили, — огрызнулась Ариана, крепко взяв его за предплечье, — вставай.

Она была в таком раздражении на собственную глупость и скудоумие, что лишь потом сообразила, что почти копирует знаменитую манеру Коаллена. Его несравненное искусство ведения светской беседы. От подобного осознания настроение у нее не улучшилось.

Оборотень оказался на ногах. Он постоял немного, чуть покачиваясь, потом сделал шаг, другой и зашатавшись, снова едва не упал. Ариана еле успела его подхватить.

— Проклятье. Давай, хватайся за седло.

— Нет, — он покачал головой, — если ты не хочешь идти пешком всю оставшуюся дорогу.

— Это еще почему?

— Лошади очень боятся волков.

Девушка взглянула на лошадь и поняла, о чем он. Та сильно нервничала. Близкое присутствие оборотня не доставляло ей удовольствия.

Тяжело вздохнув, Ариана перекинула его руку на свое плечо. Вот тебе, дура сострадательная. Пожалела на свою голову, теперь терпи.

— Ты очень странная, колдунья, — сказал оборотень, медленно передвигая ноги и тяжело навалившись на нее, — ты никогда не слыхала о том, на что способны такие, как я?

— Об этом не слыхал только глухой. К тому же, мне все подробно объяснили.

Она с нетерпением поглядывала по сторонам, чувствуя, что ее плечи вот-вот отвалятся. Где же этот трактир?

Трактир? Ты свихнулась? Или мозги совсем отшибло? Кто тебя пустит в трактир с таким довеском?

— О нет, — простонала она, только сейчас сообразив, какие последствия обеспечила себе своим необдуманным поступком.

Прощай, горячий ужин, жаркий камин и теплая постелька!

— И что ты теперь собираешься делать? — оборотень словно читал ее мысли.

Может, бросить его здесь? Все равно, толку никакого. И без того на ладан дышит.

— Что я собираюсь делать? — с раздражением переспросила Ариана, — а ничего. Пошли.

— Куда? Здесь на много миль ни одного жилья. А в этой деревне тебя и на порог не пустят.

— Я зайду, если захочу.

— Ну да, зайдешь. Только стоит ли?

Это она и без него понимала.

— Ладно, — оборотень принял какое-то решение, — вот за этим домом будет поворот налево. Свернешь — и так до самой околицы.

— Допустим. И что дальше?

— Дом моей троюродной бабки — самый крайний.

— И она нас запустит? — усомнилась Ариана.

— Запустит. Если ее хорошенько попросить.

— Просить будешь ты, — тут же отозвалась девушка.

Оборотень хмыкнул.

— Ты любишь приключения?

— А что, похоже?

— Очень. Иначе, я просто не понимаю, зачем ты это делаешь.

— Приключения сами ко мне приходят. И я их усиленно не зазываю, — она поморщилась, споткнувшись о какой-то булыжник, — дьявольщина. Ненавижу деревни.

Ариана поудобнее перехватила его руку и заметила кровь на своих пальцах. Этого еще не хватало! Ну, за что ей все это?

— Ты серьезно ранен? — спросила она.

Оборотень ответил не сразу. Да и на ответ это было не похоже.

— Ты очень странная колдунья.

— Святой Азмавир. Я задала тебе вопрос!

— Оборотня трудно убить.

— Я не спрашиваю, трудно ли тебя убить! Я спрашиваю, серьезно ли ты ранен! Или тебе палкой по уху треснули, и ты оглох?

Он издал смешок.

— Нет. Мои раны не слишком серьезны. Во всяком случае, не смертельны. И потом, если ты знаешь, раны у нас очень быстро заживают.

— О, боги, — только и сказала Ариана.

Спрашивать себя в двухсотый раз, зачем она это делает, не имело смысла. Оставалось только следовать тому, что сама избрала.

Околица приближалась медленно, но неотвратимо. Девушка с тоской смотрела на последний крайний дом и думала о своей несчастливой звезде, под которой родилась. Так уж ее угораздило. Вместо того, чтобы спасать Лу, она ищет приключения на свою голову. Как будто, их было мало. Теперь с оборотнем связалась.

Она старалась не думать о тяжести человека, который навалился на ее плечо, хотя это было сложно. Он был и выше ее и плотнее. Наверняка, здоровый, матерый волк, который к тому же, в последнее время очень хорошо питался.

Ариана не думала о том, что этот волк может на нее напасть. Эта перспектива пусть пугает обычных смертных. Но не сильных магов, у которых имеется кольцо Покровительства. Пусть оборотень попробует, ему же хуже.

Девушка свободной рукой распахнула покосившуюся калитку, обмотала повод вокруг одного из столбиков и похлопала лошадь по крупу, стараясь успокоить. Та все еще нервничала, находясь в непосредственной близости от оборотня.

— Что-то твои раны заживают слишком медленно для оборотня, — проворчала Ариана, косясь на него.

— Может быть, мне просто нравится, что ты меня тащишь, — усмехнулся он.

— Сейчас брошу.

Они наконец взошли на крыльцо. Ариана подняла руку и несколько раз стукнула в дверь.

Послышались торопливые шаги, но открыли им не сразу. Кто-то стоял по ту сторону двери и напряженно вслушивался, затаив дыхание.

Наконец, тихий, напряженный голос спросил:

— Кто там?

— Это я, — отозвался мужчина, — не бойся, тетя, все в порядке.

— Да как же в порядке, — она защелкала засовами, — как же в порядке, когда тебя схватили.

Женщина распахнула дверь. Пару секунд она, не мигая, смотрела на людей, стоявших на крыльце, а потом ахнула.

— Что же это?

— Можно войти? — не выдержала Ариана, — между прочим, ваш внучатый племянник очень тяжелый.

Внучатый племянник фыркнул.

— Ох, ну конечно, входите, — спохватилась Джонсен и посторонилась.

Она даже попыталась поддержать мужчину, но было сложно одновременно делать это и закрывать дверь.

Ариана осмотрелась. Обстановка помещения была очень убогой. Видимо, хозяйка не могла похвастать достатком. Помимо всего прочего, она также не могла похвастать и чистоплотностью. Кругом было грязно, пыль клубами лежала на полу, на столе, на подоконнике. И запах затхлости забивал ноздри. Девушка поморщилась.

Усадив человека на лавку, она облегченно перевела дух и пошевелила плечами, которые затекли от столь тяжкого груза.

Женщина тем временем пристально рассматривала Ариану, с большим интересом, даже подбородок рукой подперла. А потом спросила:

— Это та самая девушка? А, Брайен?

— Нет, — он выразительно поморщился, — ты, как всегда, все перепутала.

— Какая девушка? — не поняла Ариана.

— Неважно, — оборотень махнул рукой.

— Тогда кто же это, а? — не унималась Джонсен.

— Это я и сам хотел бы знать.

— Что же это делается! Ты даже не знаешь, кто это?

— Увы, она не представилась.

— Что-то я не помню, чтобы ты представлялся, — огрызнулась девушка.

— Очень раздражительная колдунья, — усмехнулся Брайен, — сам не понимаю, зачем она меня спасла? Наверное, для того, чтобы наварить всевозможных зелий.

— Хорошая идея, — не смолчала Ариана, — я даже смогу вспомнить навскидку, в какие зелья входят зубы оборотня, печень и селезенка.

— Ой, не надо! — ахнула хозяйка дома и побледнела.

Оборотень рассмеялся.

— Не волнуйся, тетя, она шутит.

— Вы — колдунья? — Джонсен повернулась к гостье.

— Да, — не стала отрицать очевидного та.

— Самоучка? Или учились где-то?

— Училась. В Макеше.

— В Академии Каверли! — женщина всплеснула руками.

— Угу.

— И все-таки, как тебя зовут? — не выдержал оборотень, — мы уже поняли, что ты очень образованная колдунья. Но имя-то у тебя есть?

— Ариана, — вздохнула она, — Ариана Эвериан.

— Что же вы стоите? — спохватилась Джонсен, — присаживайтесь вот сюда, — и указала на один из стульев, придвинутых к столу.

Ариана бросила взгляд на сиденье, признала, что грязи на нем недостаточно для того, чтобы испачкать платье и села, поставив мешок рядом.

— Значит, вы спасли Брайена? — продолжала расспросы женщина, — скажите, как вам это удалось?

— Это было нетрудно.

— Не скажешь, зачем? — вставил племянник.

— Дура я жалостливая.

— Ой, ну зачем вы так! — запричитала Джонсен, — вы очень благородно поступили, госпожа. Мы вам так благодарны, так благодарны! Бедному Браю вечно не везет. Знаете, с тех пор, как два года назад его укусил…

— Хватит, тетя, — оборвал ее Брайен, — полагаю, мисс Эвериан это неинтересно.

— Напротив, очень интересно, — ехидно заметила Ариана и взглянула на женщину, — прошу вас, продолжайте.

Оборотень очень натурально заскрипел зубами. Ариана бросила на него беглый взгляд и сказала:

— Я смотрю, твои раны значительно уменьшились. Потерпи немного.

— Никогда не встречал такой противной ведьмы, — прошипел он.

— Что ты, Брай! — вмешалась тетя, — очень милая девушка. Кто еще за тебя вступился бы?

— А я не просил за меня вступаться, — огрызнулся Брайен.

Джонсен умоляюще посмотрела на Ариану.

— Ничего, — сказала та, — я ведь говорила, вступилась по глупости. Забудьте, вот и все. Единственное, что мне нужно, это найти где-нибудь место для ночевки.

— О-о, — протянула хозяйка, — это будет сложно. Вряд ли, кто-нибудь в Поющей Заводи приютит вас после… ну, после всего этого. А у нас… я даже не знаю. Вы достаточно смелы?

— Не боишься ночевать под одной кровлей с оборотнем? — напрямик спросил тот.

Ариана повернула к нему голову.

— А ты не боишься?

Он смерил ее взглядом и пожал плечами.

— Тетя, нужно постараться, чтобы ее запугать.

— У нас есть свободная комната, — сообщила Джонсен, — подождите немного, я постелю вам чистые простыни и вообще… там бы надо немного прибрать.

Проговорив это, она удалилась.

— А как насчет ужина? — нахально полюбопытствовала Ариана у Брайена.

— Мне приготовить тебе ужин?

— Мне все равно, кто из вас будет готовить. Лично я этого вообще терпеть не могу. Только по великой необходимости.

Он дернул бровями и промолчал.

— И откуда ты родом? — продолжала она, — я так поняла, что ты не местный.

— Зачем тебе это?

— Интересно. Ты знаешь обо мне больше, чем я о тебе. Это несправедливо.

— Я издалека, — пояснил он отстраненно.

— Исчерпывающе.

— О да, — признал Брайен.

Снова воцарилось молчание. Через некоторое время Ариана опять спросила:

— Ты всегда такой неразговорчивый?

— Всегда. Особенно тогда, когда чего-то не понимаю.

— И чего ты не понимаешь?

— Что тебе от меня нужно.

— Да ничего мне от тебя не нужно, — она передернула плечами, — кроме того, что я уже упомянула. Мне требуется ночевка, только и всего.

— И ужин, — напомнил он.

— Точно. А завтра с утра я вновь отправлюсь в путь.

— И куда путь держишь?

— Сначала в Эниар.

— А потом куда?

— Не знаю.

— Не знаешь? Это интересно. Что же, ты просто так путешествуешь, безо всякой цели?

— У меня есть цель. А направление укажет проводник.

— Собираешься нанимать проводника?

— Мой проводник всегда со мной, — Ариана взмахнула рукой, вызывая Тики.

Это произвело на оборотня определенное впечатление. Он несколько секунд заворожено смотрел на зефириллу, а потом произнес:

— Ясно. Ты что-то ищешь.

— Можно и так сказать.

Брайен некоторое время подождал продолжения, но его не последовало. Тогда он спросил:

— И что ты ищешь?

— Зачем тебе знать это? — она пожала плечами.

— Из любопытства.

Девушка хмыкнула.

Вернулась Джонсен и сияя радостной улыбкой, сообщила:

— Все готово, госпожа. Можете занести в комнату свои вещи, пока я накрываю на стол. Вы, наверное, голодны?

— Разумеется, — вежливо ответила Ариана и встала.

Закинув мешок на плечо, она отправилась в отведенную ей комнату.

Неизвестно, в каком она была состоянии раньше, но никаких следов уборки Ариана не заметила. И она решила, что здесь было вообще что-то невообразимое. Постель, правда, была чистой, хотя белье старенькое и штопанное. Но в дороге привередничать не пристало.

Скинув плащ, девушка вернулась в прежнее помещение. Первое, что она отметила — это запахи съестного. Не бог весть что, но все-таки лучше, чем совсем ничего. На столе дымился горячий ужин. Джонсен хлопотала поблизости. А оборотень уже пришел в себя настолько, что свободно передвигался по комнате и раны его стали почти совершенно неразличимы.

— Отличная способность к регенерации, — заметила Ариана.

Хозяйка дома едва не выронила из рук поднос.

— А? Что? — спросила она, вытаращив глаза.

— Это слишком умное слово, тетя, — фыркнул Брайен, — она ведь прямиком их Академии. «Регенерация» — значит способность к заживлению ран.

— А-а. Да, вы правы, — с облегчением отозвалась та.

Ариана сдержала смешок.

— Вы это верно заметили, — продолжала Джонсен, — на Брайене все очень быстро заживает. Правда, такого я не могу припомнить. До сих пор еще никто не пытался забить его камнями. Ужасная жестокость.

Девушка кивнула, давая понять, что слушает. Хотя о жестокости можно было и поспорить.

— Тебе нельзя тут оставаться, Брай, — повернулась к племяннику тетя, — здесь стало слишком опасно.

— Я знаю, — кивнул он, — я и сам собирался уйти. Завтра утром вся деревня будет здесь.

— Как несправедливо, — вздохнула Джонсен и утерла слезу, — все готово, госпожа. Присаживайтесь.

Ариана села ближе, размышляя про себя, в чем она нашла несправедливость. Кому понравится, когда твоих коров убивают? Так, вскорости можно и всего стада лишиться. А тут еще и девушка. Гнев жителей деревни понять было можно, просто Ариана не могла на это смотреть.

— Наша гостья, судя по всему, не думает, что это несправедливо, — язвительно заметил Брайен, — не так ли? Мисс Эвериан?

— Как официально, — хмыкнула она, — не мне судить о справедливости. Но этих людей можно понять. Для тебя это развлечение, для них — большая проблема.

— Развлечение? — горько усмехнулся он, — тебе бы такое развлечение. Вижу, ты ничего не знаешь об оборотнях.

— О, не надо этих разговоров! — взмолилась Джонсен.

— Мы зависим от фаз Луны, — продолжал Брайен, — и когда на нас накатывает, мы не можем с этим бороться. И нет никакого средства против этого.

— Есть, — возразила Ариана спокойно.

Оба, и тетя, и племянник уставились на нее.

— Что? — переспросил оборотень.

— Есть средство. Я об этом читала. Специальное заклинание для усмирения животной сути оборотня. Оно помогает контролировать себя, держать, так сказать, в узде. Но это заклинание кратковременное. Правда, если использовать усиление…

— Усиление?

— Ну да. Ты же знаешь, существуют определенные амулеты, заряженные предметы, в которых сконцентрирована большая сила. Если какой-нибудь предмет, к примеру, кольцо или медальон зарядить усиленными заклинаниями определенного сорта, то созданный амулет может действовать очень долго. Только сделать это достаточно сложно.

И она сунула в рот кусочек курицы.

В помещении стояла тишина, которую вполне можно было назвать мертвой. Джонсен и ее племянник, затаив дыхание смотрели на девушку, которая преспокойно жевала. Она не сразу поняла, что происходит что-то не то.

— В чем дело? — наконец, спросила она, — что вы так смотрите?

— Где можно достать такой амулет? — выпалил Брайен.

— Что? А, амулет! Не знаю. У торговцев иногда встречаются самые занятные вещицы, но никогда нельзя знать, какие именно. Но такой амулет можно сделать.

— Кто может его сделать?

— Любой маг, знающий нужное заклинание и умеющий концентрировать свою силу в предметах.

— Ты знаешь?

Ариана подняла глаза от тарелки и перевела их на противоположную стену в глубокой задумчивости. Потом отозвалась:

— У меня где-то записано.

Она искренне не понимала, что это они оба так переполошились. Так, как будто она сказала, чтобы они выбрали, кто из них умрет первым.

— Госпожа, — Джонсен шагнула к столу и молитвенно сложила руки на груди, — умоляю вас, госпожа, помогите ему.

Ариана посмотрела на нее с изумлением и даже жевать перестала.

— Кому? — спросила она для верности.

— Браю. Помогите ему.

— Перестань, тетя, — отрывисто приказал Брайен.

— Нет, я не перестану! — твердо заявила женщина, — я не перестану. Госпожа, прошу вас, пожалуйста, помогите ему. Хотите, я на колени перед вами встану?

— Нет, не хочу. Перестаньте умолять меня и скажите прямо, что вам нужно.

— Вы можете сделать амулет, который не даст волку вырваться на свободу? — Джонсен глядела на девушку большими, умоляющими глазами, в которых стояли слезы, — можете?

— Могу, я уже говорила об этом. Но дело в том, что…

— Если вы о деньгах, то я…

— Святой Азмавир, хватит говорить о деньгах! — вспылила Ариана, — у меня что, вид такой? Все, кто меня видит, начинают говорить о деньгах.

Оборотень хмыкнул.

— А ты не хмыкай, — сурово взглянула на него девушка, — тебе нужен этот амулет или твоей тете?

— Хочешь, чтобы я встал перед тобой на колени?

— Ты болван, — припечатала Ариана и взяв со стола кусок хлеба с ветчиной, откусила, — везет мне на всевозможные сборища идиотов, — добавила она невнятно, так что, по счастью, никто не понял, что она хотела сказать.

— Что — что? — переспросил Брайен.

Прожевав кусок, она пояснила:

— Объясняю один раз и повторять не намерена. Итак, амулет сделать можно лишь в определенных условиях. Точнее, мне нужна лаборатория, где есть все необходимые приспособления.

— Лабо… лаборатория? — повторила Джонсен непонятное для нее слово.

— Именно, — подтвердила Ариана, — лабораторию можно найти в любом городе, но до него вначале нужно добраться. Так вот, если ты хочешь получить амулет, то для начала, мне нужен какой-нибудь предмет: кольцо, кулон, браслет. То, что можно постоянно носить, не снимая. Это первое. И второе, не надейся, что я по-быстрому сбегаю в ближайший город, начиню амулет магией и принесу сюда в зубах. Если ты хочешь его получить, то должен пойти со мной.

— Ближайший город — Эниар, — уточнила женщина, с надеждой смотря на нее.

— Ты снова хочешь помочь мне, колдунья? — лицо Брайена напряглось, — но почему? И что ты хочешь получить за это?

— Я ничего не хочу, — сердито отрезала девушка, — а что касается «почему»… Я не вижу никаких сложностей. Мне и самой нужно в Эниар, так что, это по пути. Заряжать амулет магией недолго и не трудно. Так что, не воображай, что я иду на какие-то жертвы. Обычно, когда меня просят помочь, я помогаю, если только это не слишком хлопотно.

Оборотень ничего не сказал на это. Должно быть, он все еще никак не мог переварить ее слова.

— О, госпожа, благодарю вас — воскликнула Джонсен, — вы так добры, так великодушны! Само небо послало нам вас!

Ариана поморщилась и принялась за оставшийся недоеденный бутерброд. Что-то подсказывало ей, что она снова взвалила на себя чужие проблемы. Опять! Ну, сколько можно!

— Брайен, почему ты молчишь? — попеняла женщина племяннику.

Тот повернул к ней голову. Лицо у него было не просто серьезным, а мрачным, суровым и замкнутым.

— Значит, отправляемся завтра на рассвете, — выдавил он из себя, — если только вы не хотите снова порадовать население деревни громом и молнией.

— Хорошего — понемножку, — огрызнулась Ариана, — нечего их баловать, а то привыкнут и бояться перестанут.

Джонсен растерянно моргнула.

— Не обращая внимания, тетя, — хмыкнул племянник, — у нашей гостьи такие шутки. Изысканный столичный юмор.

— Ха-ха, — внесла долю разнообразия девушка, — учись, а то так неучем и помрешь. Кстати, с каких пор Макеше стал столицей Империи?

— Я пошел спать, — заявил оборотень, поднимаясь с лавки.

Ее ехидный вопрос он проигнорировал.

Джонсен закивала, выражая полное согласие.

— Я соберу твои вещи, Брай, — сказала она ему вслед, — и еды, конечно.

— Да, спасибо.

Дверь за ним закрылась.

— Бедный мальчик, — женщина сокрушенно покачала головой, — столько сразу на него свалилось. Все началось два года назад с того злосчастного укуса.

Ариана внимательно слушала. Она узнала о волке, который, видимо, был не простым волком, отчего его укус превратил Брайена в оборотня. Узнала о том, сколько несчастий это повлекло за собой. Узнала и о девушке, которая была невестой Брайена. Но когда он рассказал ей о том, кем является, девушка тут же отвернулась от него с ужасом и отвращением. Дела шли настолько плохо, что ему пришлось срочно покинуть город, где проживал раньше. Таким образом, Брайен и оказался у Джонсен.

— Он ничего не хочет сильнее, как стать обычным человеком, — заключила женщина.

— Он уже никогда не станет обычным человеком, — сообщила ей Ариана.

Джонсен охнула.

— Но вы ведь сказали…

— Да, амулет поможет контролировать звериную суть, но не прогонит ее прочь. Это невозможно. Если точнее, ваш племянник может сохранять человеческий облик по желанию, и по желанию перевоплощаться в зверя. Но те свойства, что присущи оборотню, никуда не денутся. Это касается регенерации, то есть, заживления ран, обостренного нюха, зрения и слуха, ну и некоторых других особенностей. Просто он будет зависеть только от собственных желаний, а не от фаз Луны.

— А убрать это совсем нельзя? — с надеждой спросила женщина.

— Нет. Я уже говорила, что это невозможно. Также и с магией. Я, например, могу колдовать, а могу и не колдовать. Как мне захочется. Вы понимаете?

Джонсен неуверенно кивнула.

— Благодарю вас за ужин, — Ариана вытерла рот платком за неимением салфетки, — все было очень вкусно. А теперь, если вам не трудно, покажите, где у вас ванная.

— Ванная? — хозяйка уставилась на нее в таком изумлении, что Ариана заподозрила, будто ей вовсе не знакомо это слово.

— Ну да. Мне нужно помыться.

— У нас нет ванной, — та развела руками, — но есть большая бочка. А я нагрею вам воды.

Девушка подавила тяжелый вздох.

— Хорошо. А где эта ваша бочка?

— В сарае. Правда, там уже темно, но я принесу лампу.

— Не нужно, спасибо.

Потрясающая перспектива. Мыться в бочке, в сарае, где наверняка во все щели задувает. Просто замечательно.

Однако, делать все равно было нечего. Приходилось смириться с походными условиями.

4 глава. Неуклюжая послушница

Они ушли рано утром, чуть начало светать. К счастью, никто из местных жителей не поджидал их ни у ворот, ни за околицей, потрясая дубьем и камнями. Видимо, было еще слишком рано.

Ариана сидела в седле и ехала очень медленно, так как ее новоприобретенный спутник шел пешком. Чтобы лошадь не нервничала, ей пришлось применить заклинание Спокойствия. Не хватало только, чтобы та в самый неподходящий момент пустилась в галоп, сбросив седока на землю.

Ехали молча. Ариана еще не вполне проснулась, да и, честно говоря, была не расположена к разговорам. Она думала о том, что на некоторое время ее путешествие затянется и она не сможет ехать быстро. Так что, вряд ли она успеет добраться до Эниара раньше вечера.

Спутник ей тоже попался не из разговорчивых. Он упорно молчал и смотрел только перед собой. Утром, еще находясь в доме Джонсен, он вручил ей массивный перстень с изумрудом в качестве будущего амулета и угрюмо бросил, чтобы она его не потеряла. Ариана вместо ответа сунула перстень в карман и застегнула его на пуговицу.

Дорога резко повернула направо и Ариана, ехавшая чуть впереди, заметила медленно идущую фигуру в длинном сером балахоне и с котомкой за плечами. Внезапно человек резко обернулся и замер, напряженно вглядываясь назад.

Девушка поняла, кто перед ними. Похожие балахоны ей уже приходилось видеть. Служитель Эгиды. Интересно, почему он один? Обычно, они всегда ходят группами.

Между тем, служитель выхватил что-то и заметив, как блеснула на тусклом, утреннем солнце сталь, девушка поняла, что это кривая сабля.

Брайен ощерился и наклонил голову вперед. Его глаза блеснули нехорошим зеленым огнем.

— Видимо, просвещение Эгиды происходит подобным образом, — громко сказала Ариана, — покайтесь, пока целы.

Служитель чуть заколебался.

— Я вовсе не собираюсь нападать на вас, госпожа, — отозвался он, наконец, но сабли не убрал, — это мера предосторожности. В дальнем пути — не лишнее.

— Никто не собирается на вас нападать.

— Хорошо, если б это было так.

— Уберите вашу саблю, в таком случае.

— Я повременю, — не сдавался служитель.

— Ладно, — Ариана повернула обе руки ладонями вверх и на них вспыхнули сгустки пламени, — мне путешествовать в таком виде?

— Госпожа — маг, — склонил голову служитель, — и мое оружие для нее — игрушка в руках ребенка. Хорошо, я уберу его.

Помедлив, он убрал саблю. Огонь на ладонях девушки погас.

— Мы проедем мимо, — сообщила она, — чтобы вы могли чувствовать себя в безопасности.

— Нет — нет, не нужно, — замотал он головой, — вы ведь направляетесь в Эниар. Я не ошибся?

— Допустим.

— Вы ведь не возражаете, если я пойду с вами, госпожа? До Эниара. Дорога менее опасна, когда ты не в одиночестве.

Ариана приподняла брови.

— Разве здесь опасно? До сих пор я ничего подобного не встречала.

— Значит, вам повезло, — служитель печально вздохнул, — нас было пятеро. Пять служителей мудрой и справедливой Эгиды. Мы несли мир и утешение людям. Но увы, этот мир несовершенен. Два дня назад на нас напали и из пятерых в живых остался только я.

— Бандиты? — уточнила Ариана.

— Можно называть их как угодно, но в этих людях не осталось ничего человеческого. Они осмелились напасть на служителей высших сил.

— У этих служителей частенько есть, чем поживиться, — хмыкнул Брайен, — именно поэтому они всегда являются желанной добычей грабителей.

Служитель Эгиды бросил на него опасливый взгляд. Видимо, лицо Брайена не показалось ему располагающим, потому что он побледнел и сглотнул. После чего, пристроился к лошади с другой стороны.

— Госпожа, — тихо произнес он.

Ариана повернула к нему голову.

— Ваш спутник, госпожа.

— Что?

— Он… вы уверены, что он не опасен?

— Не волнуйтесь. Он на вас не набросится.

Брайен это услышал и ухмыльнулся, как будто случайно продемонстрировав свои зубы.

Служитель заметил это и съежился.

— Госпожа слишком молода и неопытна, — пробормотал он, — чтобы хорошо разбираться в людях.

Ариана пожала плечами.

— Вы не видите того, что очевидно для меня, — продолжал служитель, — ваш спутник одержим злом.

— Возможно, — не стала она спорить, — но тем не менее, для вас он не опасен.

— Кто знает, не опасен ли он для вас.

— Нет.

— Госпожа, на этом свете есть создания, которым нельзя позволять существовать, — серьезно и даже как-то торжественно произнес служитель.

— Неужели? — Ариана чуть сощурилась, — раз уж они существуют, значит, имеют право на это.

— Нельзя позволять злу…, - начал тот, но девушка его перебила.

— Что есть зло?

— Не начинай, — скривился Брайен, — ты не знаешь, с кем связываешься. У этих служителей на одно твое слово имеется десять, а также сотня убедительных причин и доказательств. Этот тип заболтает тебя насмерть.

Ариане и самой не очень хотелось ввязываться в бессмысленный спор.

— Давайте договоримся так, — она взглянула на служителя Эгиды, — если вы намерены идти с нами до Эниара, то идите молча. Либо изберите нейтральную тему для разговора. Если же нет, то мы отправимся вперед, оставляя вас наедине с вашими убеждениями.

— Вы уже попали под влияние зла, дитя мое, — отозвался он.

— О святой Азмавир, — вырвалось у девушки.

— Вы поклоняетесь Азмавиру? Вы совершаете ошибку, госпожа. Лишь те, кто находится под патронажем Эгиды…

— Поехали отсюда, — не выдержала Ариана, протянув руку Брайену, — садись позади. Не могу. У меня начинают болеть зубы.

Тот фыркнул и подчинился. Лошадь, все еще находящаяся под влиянием Спокойствия, снесла это флегматично. И весьма неохотно ускорила шаг.

Служитель Эгиды что-то прокричал им вслед, но хвала богам, это уже было неразличимо.

— Ты всегда столь нетерпелива? — спросил Брайен, когда они отъехали на приличное расстояние и служитель скрылся из виду.

— Я была достаточно терпелива. Но это просто невыносимо. Интересно, откуда им известно, что лишь определенный бог способен принести истинное спасение?

Оборотень расхохотался.

— Это обычная уловка любого служителя. Заманивание паствы — и все дела. На самом деле, ничего они не знают. Они только воображают, что знают. Кому-то приснится дурной сон, он называет это откровением свыше. На самом деле, это всего лишь его воображение.

Ариана хмыкнула.

— Терпеть их не могу, — вдруг злобно прошипел Брайен, — всех этих святош. И неважно, какому богу они поклоняются. Все они лицемерные ханжи и лгуны.

— Ты говоришь так, будто они тебя обидели.

Он усмехнулся:

— А как бы ты говорила, если б пришла в храм за помощью, а тебя попытались уничтожить? Причем, аргументы почти те же, что у этого странника. Одержимость злом. Один способ изгнать его — отправить тебя на небеса. Хороший способ, правда?

— Тебя хотели убить служители? — изумилась Ариана.

— Что тебя удивляет? Они тоже люди и тоже боятся.

— Но ты ведь не нападал на них?

— Нет. Но когда я становлюсь волком, я думаю иначе.

Ариана просто не знала, что ответить. Она понимала тех, кто боится оборотней. Это было понятно. Когда на тебя нападает волк, уже не до рассуждений на тему: виноват ли он в том, что стал таким. Но те, кто по своему статусу должны помогать людям в облегчении их страданий…

— Тот служитель так красиво и убедительно доказывал, что я — зло и не имею права на существование, — вдруг сказал Брайен, — что мне почти захотелось пойти и покончить жизнь самоубийством. Поэтому, никогда не следует пускаться в беседы с теми, кто служит высшим силам. Они убедят тебя в чем угодно.

— Ладно. Я не буду, — покладисто согласилась Ариана.

— Издеваешься? — подозрительно спросил Брайен.

— Нет, и не думала. Просто ты так разошелся, что я решила тебя подбодрить.

— Точно, издеваешься. Впрочем, я не нуждаюсь в твоем сочувствии. Все вы одинаковы.

— Поподробней.

— Что?

— О том, что все мы одинаковы. Кто «мы»?

— Бабы. То есть, женщины.

— Понятно. Но если тебя обидела одна женщина, не стоит переносить свою обиду на других.

— Да? — зло осведомился он, — а ты бы согласилась, к примеру, выйти за меня замуж?

— Нет. Я тебя совсем не знаю. Мне всегда говорили, что нельзя выходить замуж за первого встречного.

Оборотень ошеломленно замолчал. Видимо, подобного ответа он не ожидал.

Молчание длилось довольно долго. Ариана сдерживала смех, так как это показалось ей забавным. Но поскольку она сидела впереди, ее спутник не замечал этого.

Наконец, он спросил:

— И тебя не смущает то, что я — оборотень?

— Меня бы не смутило, даже если б ты оказался демоном. Не забывай, я — колдунья. Не считаю, что твоя волчья сущность дает тебе какие-то преимущества. Или наоборот. Между прочим, существуют люди, считающие, что магия — это скверна. Когда в Макеше была эпидемия, эти люди отказывались принимать лекарство, изготовленное с помощью магии. Их называют отрицающими.

— Но эти люди, по крайней мере, не пытались тебя убить.

— Это им и не удалось бы. Дело не в этом. Самое худшее в том, что в числе отрицающих были и мои родители. Так что, я могу тебя понять.

Не сразу, но он отозвался:

— Да, пожалуй, можешь.

Еще через пару минут Брайен спросил:

— А что случилось с лошадью?

— С лошадью? — Ариана удивилась, — а что с ней не так?

— Она меня не боится.

— А. Заклинание Спокойствия. Ничего особенного.

— Понятно. Вам, колдуньям это раз плюнуть.

— Верно.

Ариане нравилось, что лошадь бежит резвой трусцой. Это означало, что в Эниаре они окажутся к обеду.

— Все-таки, куда ты едешь? И что ты ищешь? Или это тайна?

— Нет. Я ищу свою подругу.

— А что с ней случилось?

Ариана вкратце рассказала. Брайен слушал ее внимательно и не перебивал. А когда она замолчала, заметил:

— Значит, все твои подозрения сводятся к тому, что она повела себя нетипично?

— У меня плохое предчувствие.

Вопреки ее подозрениям, он не стал издеваться над ее предчувствиями, а сказал:

— Ну да. Независимо от того, что толкнуло ее на побег, она вполне могла попасть в какую-нибудь беду.

— Я чувствую, что Лу в нее уже попала. И вполне может быть так…, - она замолчала.

— Что?

— Что когда я найду ее, будет уже поздно, — совсем мрачно заметила Ариана.

— Это скверно, — признал Брайен, — и ты даже примерно не представляешь, какого рода эта опасность?

— Нет.

— А ты пробовала… как это называется… проникнуть в будущее? Или наладить с подругой какую-нибудь связь?

— У меня нет никаких способностей к ясновидению. Все, что я могу — это предчувствовать. А это всего лишь ощущение, не более.

Ариана глянула вперед и увидела высокие стены и длинные шпили башен.

— Это Эниар?

— Да, — подтвердил Брайен, — не бывала?

— Нет. В этой части Империи я не была. Эниар — большой город?

— Не особенно. С Макеше не сравниться. Вот Калимшан — другое дело.

Ариана стукнула лошадь пятками в бока, чтобы та прибавила ходу. Ей хотелось поскорее попасть в город. Для начала, устроиться в гостинице и привести себя в порядок. А то, после мытья в старой бочке она чувствовала себя грязнее, чем была до того. Да и пообедать бы не мешало. А потом еще следовало поискать более-менее приличную магическую лавку и убедить ее владельца позволить ей воспользоваться лабораторией. Насколько Ариана знала торговцев, они ничего не делали просто так.

У самых ворот Брайен слез на землю и подняв воротник повыше, склонил голову так, чтобы волосы завесили половину лица. Ему вовсе не хотелось демонстрировать свою суть каждому встречному и поперечному.

Стража у ворот потребовала пошлину за въезд, и Ариане пришлось выложить три монеты: за себя, своего спутника и лошадь.

— Ну и порядочки, — ворчала она, когда ворота остались позади, — с чего это я еще за лошадь должна платить?

— Ее копыта портят мостовую, — пояснил Брайен со смешком, — видишь, она здесь деревянная.

— Но у меня-то копыт нет.

Он фыркнул.

— Со всех проезжающих по монете — это закон. Разве в Макеше не так?

— В Макеше никто не платит за лошадей.

— Там, наверное, всюду камень.

— Камень, — подтвердила Ариана, но ее настроение это не улучшило.

Эниар сразу перестал ей нравиться.

— Ты здесь бывал? — повернулась она к Брайену, — здесь есть приличные гостиницы?

— Да. Тут вообще все гостиницы приличные.

— Все не могут быть приличными.

— Какая именно тебе нужна?

— Хорошее обслуживание и нормальные цены.

— Нормальные — это какие?

— Разумные.

— Понятно.

Брайен задумался. Потом тряхнул головой.

— Пошли. Это недалеко.

Гостиница, куда он ее привел, произвела на Ариану приятное впечатление. По крайней мере, сначала. Но и потом, узнав больше, она убедилась, что здесь в самом деле прилично. Ее номер оказался небольшим, но очень уютным. Прислуга, услышав о том, что девушка хочет принять ванну, не сделала больших глаз, словно впервые слышит о такой услуге в час дня. Вода оказалась в меру горячей, полотенце чистым, мыло не воняло дегтем. Так что, Ариана понежилась в ванне дольше обычного.

Спустившись к обеду, она обнаружила Брайена сидящим за самым дальним столиком, спиной к остальным посетителям. На нем был темный плащ с капюшоном, который он натянул на голову.

— Зря, — заметила Ариана, садясь рядом, — так ты привлекаешь гораздо больше внимания.

Он метнул на нее взгляд, полный сомнения, но капюшон все-таки снял.

— Веди себя, как обычно, — продолжала девушка, — у тебя на лице ничего не написано.

— Но тот служитель сразу догадался, кто я.

— Видно, у него наметанный глаз. Лично я ничего особенного не вижу.

К столу подошла служанка и Ариана ненадолго отвлеклась, делая заказ. Брайен заказал себе слабо прожаренный бифштекс.

— Кстати, — Ариана понизила голос, хотя служанка уже ушла, — когда у тебя следующий всплеск?

— Через три недели, — ответил он сумрачно, — не волнуйся, на людей я бросаться не начну.

— Это прекрасно. В противном случае я могла бы применить заклинание Узды. Оно, конечно, кратковременное, но как решение проблемы подошло бы.

Кормили тут неплохо и девушка воздала должное обеду.

Посетителей в зале было немного, что было им только на руку. Вопреки собственному заявлению, Ариана все же немного опасалась, что кто-нибудь окажется с наметанным глазом и распознает оборотня. Не хватало только новой драки. Ей придется вступиться, ничего не поделаешь. Раз уж согласилась помочь, так помогай. Иначе и браться не стоило.

Но никто не спешил указывать на Брайена обвиняющим жестом и восклицать: «Бей оборотня!» В городах люди относятся к подобным вещам гораздо спокойнее. Должно быть, все дело в больших скоплениях народу и чувстве относительной безопасности. Кругом люди, охранники, что может случиться?

Закончив обед, Ариана сказала своему спутнику:

— Мне нужно отлучиться. Побудь пока здесь.

— Куда отлучиться?

— Мне нужна лаборатория, забыл?

— Я пойду с тобой, — заявил он, поднимаясь вслед за ней.

— Зачем? Я и одна отлично справлюсь.

— Нет уж. Я пойду с тобой. Ты такая неосторожная, что удивительно, как тебя до сих пор никто не прибил.

Ариана от неожиданности рассмеялась.

— Я неосторожная?

— Да. Ты совершенно не смотришь по сторонам и ни на что не обращаешь внимания.

— А что тут может со мной случиться?

— Все, что угодно.

Она скептически хмыкнула. Это уж вряд ли. Но все же сказала:

— Ладно. Хочешь — пошли.

На улицах Эниара было гораздо меньше народу, чем, к примеру, в Макеше. Нельзя сказать, что людей не было вообще, но и вполовину не так много, чем положено. И дело было не в размерах города. Наверное, в Эниаре люди предпочитают сидеть дома, а не прогуливаться по улицам.

— Что конкретно ты ищешь? — спросил Брайен, когда они свернули на третью по счету улицу.

— Магическую лавку средних размеров. В таких, обычно, бывают лаборатории. В маленьких и паршивых их нет.

— Нужно было сразу сказать. Знаю я одну такую лавку.

И Брайен решительно свернул в узкий проулок. Ариана отправилась за ним следом. Кажется, этот тип вздумал командовать. Интересно, почему все мужчины уверены, что женщины не в состоянии ни с чем справиться самостоятельно?

В этот момент произошло неожиданное. Из-за угла в их сторону метнулась невысокая, субтильная фигурка. Человек бежал быстро и не смотрел ни по сторонам, ни вперед. Брайен благодаря своей сверхчеловеческой реакции успел отодвинуться в сторону, а вот Ариана не успела. Человек на всей скорости врезался в нее и оба оказались на земле.

Ариана сильно стукнулась затылком и в глазах у нее сперва потемнело, так что ей было не до того, что происходит извне. Гораздо больше ее волновало, что творится в ее собственной голове.

— А ну, стой! — рыкнул Брайен, прыгая вперед.

Перелетев через девушку, он схватил человека за шиворот.

— Ай! — послышался тонкий вскрик, — мама!

— Ты как? — спросил Брайен у Арианы, — не покалечилась?

— Нет, — поморщилась она, собираясь подняться.

Но он взял ее за руку и поставил на ноги прежде, чем она сделала это сама. Причем, не выпуская своей добычи из другой руки.

— Помогите, — пискнуло оттуда.

Ариана потерла затылок и посмотрела на пойманного.

Им оказалась девушка, маленькая, рыженькая и ужасно испуганная. Она уже была готова разреветься, на глазах блестели слезы.

— Поставь ты ее на землю, — сказала Ариана своему спутнику.

— Ну, что я такого сделала? — всхлипнула девушка, — я же нечаянно. Я совсем не хотела ее разбить.

— Кого разбить? — Ариана приподняла брови.

— Разве вы не знаете? Зачем же тогда меня ловите?

— Ты ее толкнула, — Брайен обвиняющим жестом указал на Ариану, — смотреть надо, куда несешься, сломя голову.

— Простите, — пролепетала девушка, — честное слово, я не хотела вас толкать. Я вас вообще не видела.

— Что у тебя там? — Брайен мотнул головой на затылок Арианы, который она время от времени бессознательно потирала.

— Шишка, — пояснила та, скривившись, — ничего страшного. Вернусь, наложу мазь.

— А хотите, я вылечу? — вмешалась девушка, — я вообще-то целительница. Я могу…

— Ты только калечить и можешь, — оборвал ее оборотень, — носишься, как ненормальная.

— Ну, простите. Мне очень жаль, правда.

Ариана, сосредоточившись, повнимательнее вгляделась в ее ауру и нашла, что девушка обладает неплохими, устойчивыми магическими способностями. Правда, узконаправленными.

— Может, отпустите, а? — жалобно попросила она, — я вообще-то тороплюсь. Мне очень нужно. Они меня найдут, это точно. И тогда мне несдобровать.

— Кто найдет? — спросила Ариана.

Девушка посмотрела на нее исподлобья.

— А вы, случайно, Эгиде-Хранительнице не поклоняетесь?

— Нет, успокойся. У нас святой Азмавир в почете.

— А, ну тогда все в порядке, — девушка с облегчением вздохнула.

— Вас ищут служители Эгиды? — догадалась Ариана.

— Ну да.

Она оглянулась и втянула голову в плечи.

— Пойдемте с нами, — решилась Ариана, — лично мне служители Эгиды не нравятся.

— Ариана, — вполголоса заметил Брайен, — у нас, кажется, другие планы.

— Да, я помню.

— Она сейчас всех точно на уши поставит, — пробормотала девушка, беспрестанно оглядываясь, — она такая.

— Кто «она»? — поинтересовалась Ариана.

— Мать — настоятельница.

— А кто ты, собственно, такая? — спросил у девушки Брайен.

— Я послушница. Была, — она снова метнула взгляд назад, — послушайте, пойдемте куда-нибудь, а? Если я буду торчать здесь, они меня точно поймают.

Ариана тоже оглянулась, потом задумалась и наконец приняла решение.

— Вот, что. Отведи ее в мой номер, — она сунула руку в карман и достала ключ, — возьми. Там ее точно искать не будут. А когда я вернусь, выслушаем ее захватывающую историю.

— Ой, вы мне поможете, да? — просияла девушка, — спасибо. А то, я уже думала, мне конец.

Брайен хмуро посмотрел на нее, потом на Ариану, хотел что-то сказать, но передумал.

— Ладно, — буркнул он, — отведу. И прослежу, чтоб не сбежала.

— Я не сбегу, — девушка замотала головой, так что ее рыжие кудряшки рассыпались во все стороны, — что вы! Я вовсе не хочу, чтобы они меня схватили.

— Как вас зовут? — обратилась к ней Ариана.

— Лаенн, — с готовностью отозвалась та, — Лаенн Тэлмеди.

— Я — Ариана, а это Брайен. Послушайте, Лаенн, мне нужно уладить одно дело, а потом я вернусь, и мы все обсудим. Хорошо?

— Да, конечно, — снова закивала девушка, — как скажете. Я подожду. Мне теперь торопиться некуда.

— Пошли, — Брайен крепко взял ее за предплечье.

Он уже совсем собрался сказать Ариане, чтобы она не связывалась с этой подозрительной девицей. Хлопот от нее уже сейчас полно, а толку никакого. Но вовремя прикусил язык. Он уже понял, что Ариана постоянно выкидывает подобные штучки. Должно быть, это у нее в крови. Сначала она помогла одному оборотню избежать заслуженной кары, потом пообещала ему сделать полезный амулет, теперь же подобрала какую-то дурную девицу, которая вляпалась в неприятности по самые уши. И к тому же, нельзя забывать и о том, что изначальным ее планом была помощь пропавшей подруге. Интересно, что дальше будет.

И как теперь сказать ей, чтобы она не связывалась с этой бывшей послушницей? Мол, брось ее, лучше займись моим амулетом поскорее.

Заведя Лаенн в номер, Брайен наконец разжал пальцы и молча указал девице на стул. Сам же запер дверь и устроился поблизости.

— Да не собираюсь я сбегать, — заявила девушка, усаживаясь, — не надо меня охранять.

— Это чужой номер. А я тебя совсем не знаю, — напрямик сказал он.

— Вы что? — ахнула Лаенн, — я не воровка!

— Откуда мне знать? Я понятия не имею, что ты там натворила.

— Ничего особенного, — она потупилась, — и вообще, все это случайно получилось.

— Ну давай, расскажи, что там у тебя получилось.

— А как же…

— Ничего. Потом на «бис» повторишь.

Лаенн вздохнула.

— Ну, в общем, я… это…

— Что ты там разбила?

— Статую, — тоскливо сообщила она.

— Какую статую?

— Статую Эгиды — Хранительницы.

Брайен округлил глаза.

— Ого! Ну, ты и влипла!

— Да я знаю. Но я совсем нечаянно, честное слово! Я ее просто не заметила.

— Да. Нас ты тоже не заметила.

— Я торопилась. Я бежала к бассейну за водой и налетела на эту статую. Откуда я знала, что она свалится?

— Резонно, — признал Брайен, — а зачем тебе так срочно понадобилась вода? Кто-то умирал от жажды?

— Нет. Все из-за лампы получилось. Мне нужно было потушить мантию настоятельницы.

— Потушить?

— Да. Дело в том, что настоятельница носит такую широкую мантию, — Лаенн показала, широко разведя руками, — и она постоянно за все цепляется.

— Кто? Настоятельница или мантия?

— Да обе. Настоятельница тоже постоянно ко всем цепляется. То не так, это неправильно. Ну, в общем, я должна была проводить ее в хранилище. Видите ли, я пока, временно, заведую книгами монастыря, а настоятельница решила проверить, в порядке ли я их содержу. А там темно. Вот, я и захватила с собой лампу. А у дверей вспомнила, что они заперты, а ключ у меня в кармане. Ну, я и поставила лампу на пол, чтобы его достать. Но видимо, слишком близко от мантии. И, кажется, я немного масла на нее пролила. Говорю же, она широкая и постоянно путается. Вот она и вспыхнула.

Брайен давно уже тихо хохотал, уткнувшись головой в скрещенные на столе руки. История была просто потрясающей. Значит, эта девица сперва полила настоятельницу маслом, потом подожгла, помчалась за водой и налетела на статую Эгиды. Статуя вдребезги, весь монастырь в шоке. Еще бы ее не искали.

— Ну, я же не специально это сделала! — воскликнула Лаенн.

— Да — да, конечно, — подтвердил Брайен, всхлипывая от смеха.

Более идиотской ситуации не придумаешь.

— И что мне теперь де-елать? — протянула девушка жалобно.

— Бежать тебе надо из Эниара подальше.

— Да я знаю! Они теперь весь город перевернут. И это будет нетрудно, ведь они знают, как меня зовут и как я выгляжу, — она вздохнула.

— А твои родители? Они не могут тебя спрятать?

— Нет у меня никого. Я сирота. При монастыре выросла. Меня специально в послушницы готовили, а когда узнали, что у меня есть способности к магии, сказали, тем лучше. Эгиде — Хранительнице нужны целители. Вот, я и стала целительницей.

— По-моему, ты стала притчей во языцех, — хихикнул Брайен, — подожгла мать — настоятельницу, разбила статую, да еще и за библиотекой не следила.

— А вы откуда знаете? — справедливо удивилась Лаенн.

— Догадываюсь.

— Да я вообще не знаю, как за ней следить! Пыль, что ли, с книг вытирать? Я попробовала, и уронила полку. А поднять ее не смогла — тяжелая слишком. Ну, я так и оставила, а книги стопочками сложила. Так даже удобнее.

Брайен захохотал по новой.

Ариана долго не задержалась. Она вернулась в номер минут через сорок. Обнаружила запертую дверь и, недолго думая, применила отпирающее заклинание.

— О, вы здесь, — удивилась она, входя вовнутрь и наткнувшись на удивленные взгляды, — я думала, здесь пусто.

— Вы тоже маг? — спросила Лаенн.

— Да.

Она подошла к Брайену и протянула ему кольцо.

— Что, все? — недоверчиво поинтересовался он.

— Конечно. Я же говорила, что это недолго.

— А я тоже умею так двери открывать, — похвасталась Лаенн, — только в монастыре мне запрещали это делать. Говорили, что, если дверь заперта, значит, туда незачем заходить.

Брайен взял кольцо, повертел его в руках, внимательно осмотрел и даже принюхался. Ничего особенного. Кольцо, как кольцо. Пожав плечами, он надел его на палец.

— Ты уверена, что это действует? — спросил он у Арианы.

— Уверена. Подожди немного, сам почувствуешь.

Девушка села на стул и посмотрела на Лаенн.

— Ну? Вы уже рассказали свою историю?

— Да, но я повторю для вас, конечно, — заторопилась та.

— История убийственная, — уточнил оборотень, — я едва не умер от смеха.

Ариана приподняла брови.

Впрочем, через несколько минут, когда Лаенн выложила все факты во второй раз, она сама смеялась. Трудно было сохранять невозмутимое выражение лица, слушая такое.

— Да-а, — протянула девушка, когда закончила веселиться, — смех смехом, а ведь ее действительно будут искать. И не просто искать — землю носом рыть. Разбитую статую не забудут. Да и настоятельница, судя по всему, чувствует себя обиженной.

— Ну да, она ведь известная стер… ой! — Лаенн поспешно зажала рот ладонью, — я хотела сказать, она такая злющая, что просто волосы дыбом встают. Тем более, что мантия эта была парадной. А за парадную мантию она меня…

Девушка тяжело вздохнула и покачала головой.

Ариана задумалась. Пока она этим занималась, в комнате стояла тишина. Лаенн смотрела на девушку умоляюще и с надеждой. Брайен вертел на пальце кольцо. Ему почему-то казалось, что он знает, каким будет решение.

— Ладно, — наконец, сказала Ариана, — для начала надо бы пойти на улицу и осмотреться. Кто знает, вдруг мы преувеличиваем масштабы происшедшего.

— Я туда не пойду, — замотала головой Лаенн.

— Я схожу, — поднялся Брайен, — мне проще.

Никто не стал возражать. Ариана лишь бросила на него быстрый взгляд и выразила свое согласие кивком.

— Спасибо вам, — затараторила бывшая послушница, — это так великодушно с вашей стороны. Хорошо, что я на вас налетела.

Брайен скорчил гримасу и вышел. Ариана хмыкнула.

— Давайте я вам шишку вылечу, — предложила Лаенн, — я умею, честное слово. И у меня это хорошо получается. Быстро и безболезненно.

— Ну, вылечите, — не стала спорить девушка.

Та с готовностью подскочила со стула и почти бегом метнулась к ней, по пути задев стол, отчего тот угрожающе закачался. Хорошо, что на нем ничего не стояло, иначе все оказалось бы на полу.

— Ой, простите, — на ходу бросила Лаенн, вставая за спиной Арианы и принимаясь потирать кончики пальцев, — только знаете, что?

— Что?

— Вытащите заколки из волос. Они у вас такие густые, что мне шишку не достать.

Ариана сделала то, о чем ее просили. Лаенн издала восхищенный возглас.

— У вас такие красивые волосы! Ух ты, прямо водопад!

Девушка улыбнулась. Ей понравилось ее восхищение, пусть даже выраженное в столь простодушной форме. Ей и самой нравились ее волосы, но она нечасто распускала их. Обычно, носила сложенными на затылке.

Лаенн с чрезвычайно торжественным видом прикоснулась к шишке кончиками пальцев и принялась, едва касаясь, массировать ее. Через пару минут боль исчезла, а потом и сама шишка.

— Вот, — с готовностью сказала девушка, — готово.

Ариана прикоснулась к затылку и убедилась, что это так.

— Вы хороший целитель, — похвалила она Лаенн.

— Мне это говорили, — подтвердила та, — только я почти ничего не умею делать. Мне говорили, незачем. Целитель должен исцелять раны и облегчать страждущих, а все остальное ни к чему.

— Глупости, — фыркнула Ариана, — если сила есть, ею нужно пользоваться.

— Я тоже так считаю! — обрадовано согласилась Лаенн, — но жаль, что я — не мать — настоятельница.

— Не знаю — не знаю, — хмыкнула девушка, — особенно, если учесть, что она теперь в обгорелой мантии.

Лаенн прыснула и захихикала.

Впрочем, наверное, можно понять нежелание учить эту девушку магии, внезапно подумала Ариана. Она и без магии умудряется столько всего натворить.

Усевшись на стул, Лаенн немного поерзала, смущенно поглядывая на Ариану и не решаясь заговорить. Пару раз вздохнула, пока та закалывала волосы. И все-таки сказала:

— Знаете, я так ужасно проголодалась ото всей этой беготни и суматохи — просто кошмар! И угораздило же меня поджечь настоятельницу перед обедом, а не после него.

Ариана хмыкнула.

— Ну, сходите вниз, пообедайте, — она достала из кармана три монеты, — держите. У вас, должно быть, нет денег.

— Ни гроша, — подтвердила Лаенн, глядя на нее прямо-таки с обожанием, — послушницам денег не положено. Жутко обидно, если подумать, уж у настоятельницы-то деньги есть, уверена в этом. Но вообще-то, зачем нам в монастыре деньги? Нас содержат на всем готовом. Знаете, — она нерешительно прикоснулась к монетам, — я вам обязательно отдам, честное слово, сразу, как только у меня появятся деньги.

— Договорились.

И довольная Лаенн вприпрыжку побежала к двери.

Ариана проводила ее насмешливым взглядом. Интересно, сколько ей лет? Четырнадцать — пятнадцать, никак не больше. Самое забавное в том, что между ними разница всего-ничего, а кажется, будто годы и годы. Скорее всего, потому, что Лаенн в жизни ничего не знала, кроме монастырских стен, их обитательниц и своих обязанностей. Еще полгода назад Ариана могла бы сказать о себе то же самое. Теперь же она чувствовала себя гораздо старше Лаенн.

Но, кроме шуток, что ей теперь с ней делать? Оставлять в городе нельзя, это факт. Значит, снова — здорово? Очередная благотворительная акция. Только — только с одной развязалась, вторая подоспела. Ох, и когда же она поумнеет!

В дверь постучали.

— Да, — сказала Ариана, — входите, не заперто.

Вошел Брайен.

— Все хуже некуда, — начал он с порога, — эту неуклюжую каракатицу не просто ищут. Там настоящая облава. На улице полно служителей и они очень внимательно приглядываются к народу.

Ариана закатила глаза.

— И это еще не все. Они и на воротах стоят, проверяют выезжающих. Очень тщательно проверяют.

— Ну, я так и знала.

— Я тут послушал, о чем эти эгидцы болтают, — продолжал Брайен, — так вот, святотатство в храме карается очень сурово. Как минимум, тюрьма. И плаха — по максимуму.

— Азмавир! — ахнула девушка, — плаха за статую?

— И за пострадавшую настоятельницу, — добавил он, — покушение, между прочим.

— Свихнуться можно.

— Где это недоразумение? — вдруг заметил Брайен, осмотревшись.

— Внизу, обедает.

— Прекрасно, в самый раз. Подходящее место для того, чтобы быть обнаруженной. Кстати, поблизости от гостиницы я видел служителей.

— Этого еще не хватало, — Ариана поднялась на ноги, — пойду, приведу ее.

Лаенн с обедом почти управилась, но услышав о поисках, у нее резко пропал аппетит. Так что, уговаривать ее вернуться в комнату не пришлось. Она резво поднялась по лестнице наверх, тараща испуганные глаза.

— Ну все, я пропала, — сказала она, оказавшись внутри, — там на меня целая облава, это правда?

— Правда, — подтвердил Брайен, — даже странно немного. Как будто, государственного преступника ловят.

Лаенн всхлипнула.

— Ой, мама, что же мне теперь делать?

— Да ничего, — Ариана пожала плечами, — сиди здесь пока. Сюда никто не войдет.

— Но я же не буду всю жизнь здесь сидеть.

— Вряд ли, тебя будут так долго искать. Да и хозяин гостиницы не будет в восторге от твоего присутствия.

Эта перспектива ужаснула девушку еще больше.

— Если ты намерена вытаскивать ее из города, — вполголоса сказал Брайен Ариане, — то делать это нужно сейчас. Вот, только каким образом это делать, я не представляю.

— У меня есть идея, — отозвалась та и посмотрела на беглянку, — Лаенн!

— Да? — та поспешно вытерла слезы рукавом.

— Всех выходящих из городских ворот осматривают.

— Ой! И как же мне… О-о, великая богиня Эгида!

— Есть только один способ, — продолжала Ариана.

— Какой?

— Превратить тебя во что-нибудь.

— Превратить?

Оба, Лаенн и Брайен уставились на нее с изумлением.

— Ну да. Ненадолго. Это совершенно безопасно, не бойся.

— Во что превратить? — шепотом спросила Лаенн.

— Например, в мышь. Мышей они осматривать не станут.

— В мышь? — девушку передернуло, — а в кого-нибудь другого нельзя? Я терпеть не могу мышей.

Брайен фыркнул.

— А ты в зеркало не смотри, — съязвил он.

— Мышью быть удобно, — проговорила Ариана, — я могу спрятать тебя в рукав или карман, и никто вообще не заметит твоего присутствия. К тому же, как только мы покинем Эниар, я сразу же тебя расколдую.

— Правда?

— Ну конечно. Я и сама не очень люблю мышей.

Лаенн задумалась. Видимо, ничего путного ей в голову не пришло, поэтому она вздохнула и покорилась.

— Хорошо. Пусть будет мышь. Брр!

— Ладно, — Ариана поднялась со стула, — только уговор: не бегать. Сиди на месте. Ты в курсе, как сложно ловить маленькую мышь?

— Я не буду бегать. Я вовсе не хочу остаться мышью на всю жизнь.

— Соображает, — пробурчал Брайен.

Лаенн побледнела и зажмурилась, явно готовясь стать мышью. Наверное, она думала, что это очень болезненно и долго. На деле все произошло за секунду. Ариана взмахнула кистью руки и произнесла:

— Риверта.

Легкая вспышка — и на стуле сидит маленькая серенькая мышка.

Брайен присвистнул, подошел ближе и осмотрел ее со всех сторон.

— Впервые такое вижу, — сказал он, — она так на мышь похожа.

— Она и есть мышь.

— И что, совсем ничем не отличается?

— Ничем.

— А говорить умеет?

— А ты где-нибудь видел говорящих мышей?

Он фыркнул.

Ариана надела лямку мешка на плечо, протянула руку к мышке и осторожно подцепила ее со стула. Мышь задрожала, закатила глазки и обмякла.

— Вот новости! — воскликнул Брайен, — да она в обморок хлопнулась. Первый раз вижу мышь в обмороке.

И он расхохотался.

— Видимо, мы кажемся ей огромными. Ну, ничего, так даже лучше, — Ариана сунула бесчувственную мышь в карман плаща.

— Ну, пошли, — Брайен мотнул головой в сторону двери, — если ты готова.

Они покинули гостиницу и вышли на улицу. Ариане очень хотелось задать своему спутнику один животрепещущий вопрос, но она решила пока отложить это. По крайней мере, до тех пор, пока они не покинут Эниар.

По пути к воротам Ариана в самом деле замечала немало служителей Эгиды, рыскающих по улицам и только диву давалась, как их много. В родном Макеше она никогда не видела столько поклоняющихся Азмавиру сразу.

— Ишь, расплодились, — неприязненно пробурчал Брайен себе под нос, — тараканов и тех меньше. Нахлебнички.

У ворот четверо крепких мужчин внимательно оглядывали каждого проезжающего, отчего люди двигались медленно и образовалась очередь из желающих покинуть Эниар.

— Полчаса здесь проторчим, — снова заворчал Брайен, — хорошо хоть, не обыскивают. Вдруг девчонка под плащом у кого-нибудь прячется.

— Тише, — предупредила его Ариана.

Он скорчил гримасу, но замолчал.

Очередь двигалась медленно. Служители не только внимательно рассматривали лица людей, но еще при этом сверялись с описанием беглянки. Подходящих по росту и комплекции осматривали особенно тщательно и задавали каверзные вопросы.

— Что за возмутительные порядки! — вскричал один из торговцев, тучный, низкорослый мужчина, — у меня срывается сделка! Я должен успеть попасть в Калимшан послезавтра к утру.

— Высочайший приказ, — сказал один из охранников, — поголовный досмотр выезжающих.

— Тогда пропустите меня вперед, я опаздываю!

— Ишь какой, — обернулись к нему впередистоящие, — самый умный, что ли? Тут все опаздывают.

— Вам не понять, — тяжело вздохнул тот, — я потеряю деньги. Безобразие! Я буду жаловаться!

— А я вообще езжу сюда каждый месяц, — вступил в перебранку другой человек, высокий и худой, с большой, окладистой бородой, — меня тут все знают. Эй, милейший! — обратился он к охраннику, — вы ведь узнаете меня?

— Загримировался, — съязвил кто-то из очереди, — эй, дедок, отклеивай бороду!

Люди засмеялись.

— Соблюдайте тишину и спокойствие, — монотонным голосом сказал один из служителей Эгиды, — и проявите терпение. Это ненадолго.

— Ну да, ненадолго. Я уже полчаса здесь торчу.

— А у меня жена беременна, — влез еще один тоскующий, — ей вообще вредно волноваться.

— Погоди, парень, она тут, чего доброго, еще и родить успеет, пока мы ждем, когда нас выпустят.

Ариана хихикала, слушая эту ахинею.

— Эй, послушайте! — выступил вперед молодой человек в черном, обращаясь к служителям, — вас тут четверо. Почему бы вам каждому не осматривать по выходящему? Это было бы гораздо быстрее.

— Точно! Он верно говорит! — заволновалась очередь, — в самом деле, что вы возитесь!

— Ага, топчутся вчетвером вокруг одного, чуть ли не обнюхивают.

— Тихо! — гаркнул охранник, — а ты не умничай, — это относилось к молодому человеку.

— Простите, — подступил к нему мужчина с аккуратными усиками, — я не хотел бы причинять беспокойство…

— Встаньте на свое место, — велел ему тот.

— К сожалению, я доставлю вам куда больше неприятностей, если сделаю так, как вы говорите.

Охранник уставился на него непонимающим взглядом.

— Дело в том, — охотно начал пояснять мужчина, — что у меня особенный груз. Вот в этом мешочке, — и он продемонстрировал всем небольшой узелок, — находятся споры земерекиуса.

— И что?

К охраннику подошел его сотоварищ.

— Нам-то что за дело до каких-то там спор?

— Ну, пока никакого. Но видите ли, споры земерекиуса славятся тем, что при высоких температурах способны очень быстро расти. А сейчас, сами посудите, жарко.

— Ну?

— В общих словах…

— Короче говори! — подступил к нему третий охранник.

— Мешочек мой нагрелся, и я не могу ручаться, что споры уже не начали расти. К вашему сведению, обычный земерекиус достигает трех метров в длину и имеет свойство заплетать все вокруг. Вы же не хотите, чтобы всех вас тут оплело?

Трое охранников молча и тупо на него смотрели. Наконец, один, особо сообразительный, просветлел лицом и заметил:

— Хочешь сказать, что эти твои споры сейчас вымахают до трех метров? А сколько их там у тебя?

— Около двух тысяч, — любезно пояснил мужчина.

— Эй! — он обернулся к служителям, — давайте этого осмотрите по-быстрому и за ворота. Пусть там заплетается.

— Молодец, — одобрительно пробормотала Ариана, обращаясь к Брайену. — хорошая выдумка.

— Это выдумка?

— Конечно. Земерекиус размножается не спорами, а семенами. И потом, это вот такие кустики, — она показала ладонями, — это комнатные растения.

— Откуда знаешь?

— Из курса травологии. Измельченные листья земерекиуса помогают при простуде, если заварить их горячей водой.

— Вот сволочь, — Брайен с досадой посмотрел на мужчину, выходящего за ворота, — пронырливый черт. Пришел позже всех и на тебе, вышел. Может, тоже что-нибудь придумать?

— В наших интересах не высовываться, — напомнила ему Ариана, — к тому же, два раза такая выдумка не проходит.

Он признал это, хотя и с очень недовольным видом.

Очередь хоть и медленно, но все же двигалась. Еще минут через пятнадцать Ариана и ее спутник приблизились к служителям Эгиды.

— Эти высокие, — заметил один другому и обратился к ним, — каблуки есть?

— У меня нет, — почти оскорбился Брайен и показал подошву, — что я, извращенец?

Кто-то в очереди захохотал.

— Теперь вы, — повернулся к Ариане служитель.

Она приподняла плащ и продемонстрировала свои ботинки.

— Правда, лошадь подкована, — невинно сказала она, — это ничего?

— Лошадей не осматриваем, — буркнул тот.

В это время карман у Арианы зашевелился. Должно быть, мышь пришла в себя и теперь пыталась сообразить, что все это значит.

— Что у вас там? — проявил бдительность служитель, ткнув пальцем в карман.

— Мой ручной зверек, — ответила она спокойно, — хотите посмотреть?

И невзирая на панический взгляд Брайена, вынула мышь наружу. Та тряслась крупной дрожью. Служитель присмотрелся к зверьку, тот вдруг пискнул и распластался на ладони у Арианы.

— Что это с ней?

— Он жары сомлел, — пояснила девушка любезно, — в кармане душно.

— Проходите, — поморщился служитель, махнув рукой в сторону выхода.

Ариана сунула мышь в карман и прошла мимо него к воротам, ведя за собой лошадь на поводу.

Брайен догнал ее уже снаружи.

— Ну, ты даешь, — сказал он, — я уже думал, попались.

— С чего бы это? — фыркнула девушка, — они ищут рыженькую девушку маленького роста, лет примерно пятнадцати. Мышка под это описание не подходит.

— А если б кто-нибудь понял, что это не мышка?

— Они не маги. Обычные люди. Нужно было все-таки превратить Лаенн в скорпиона.

— Тогда нас бы первыми пропустили. Особенно, если б ты вела его на поводке.

Ариана рассмеялась.

За поворотом она достала мышь из кармана и положила на траву.

— Что ж. Теперь, думаю, можно. Атанд.

Брайен во все глаза смотрел, как маленькое тельце стремительно растет, удлиняется, формируется. И вот, на траве уже лежит невысокая рыженькая, бледная и смертельно испуганная девушка лет пятнадцати.

— Мама, — простонала она, — какой кошмар! Я больше никогда на это не соглашусь.

— Все в порядке, — сказала ей Ариана, — мы за воротами. Здесь тебя уже никто не ищет.

— Правда? — Лаенн приподнялась, осмотрелась, а потом вскочила на ноги, — точно! Наконец-то!

Она отряхнула одежду.

— Ох, ну и страшно же было! Все такое большое, у вас не рука, а огромная великанья лапа.

Брайен расхохотался.

— А глаза как два блюдца, — продолжала Лаенн, — а в кармане ужасно трясло, меня чуть не стошнило.

— Другого способа помочь тебе не было.

— Я понимаю, что вы, я вовсе не жалуюсь. Мне под конец даже начало нравиться, — заспешила Лаенн с оправданиями.

Кивнув, Ариана вызвала Тики. Нужно было определяться с направлением.

— Ой! — бывшая послушница всплеснула руками, — какая хорошенькая! А кто это?

— Зефирилла.

— Ой! Какая прелесть! А что такое зефирилла?

— Моя сопутствующая.

— Да? Здорово! А что такое «сопутствующая»?

— Отстань ты от нее, а? — вмешался Брайен, — это не твоего ума дело.

— Хорошо, конечно, я не буду. А куда мы идем?

Ариана тяжело вздохнула.

— Вслед за зефириллой. Она указывает мне дорогу.

— Дорогу куда?

— Этого я не знаю.

— Она знает? — Лаенн указала на зефириллу, — а можно ее потрогать?

— Нет, знаешь ли, лучше не стоит. Она не любит, когда ее трогают посторонние. Кстати, почему у тебя нет сопутствующего?

— Что, у меня он тоже должен быть? Я не знала. Как жалко, — искренне огорчилась Лаенн, — мне никто не говорил, что у меня есть сопутствующая.

— Ты молчать умеешь? — спросил у нее Брайен.

— Ну да, конечно. А почему вы спрашиваете?

— Потому, что ты меня уже достала своими вопросами.

— А я у вас ничего не спрашиваю.

Тут рассмеялась Ариана.

— Послушай, Лаенн, скажи лучше, что ты думаешь делать?

— Когда?

— Вообще. Ты покинула Эниар, а заниматься чем собираешься?

— Я уже думала об этом, — серьезно кивнула девушка, — я ведь целительница. Я могла бы найти себе какую-нибудь работу. Где-нибудь. Может быть, в другом городе или деревне какой-то.

— Хорошая мысль, — одобрил это Брайен, — только не демонстрируй там сразу своих талантов ронять статуи и поджигать мантии.

Лаенн надулась.

— Это случайно получилось. Я не все время роняю статуи.

— Иногда достаточно одного раза.

— И вообще, я не хочу больше быть послушницей. Я хочу быть целительницей.

— Ладно, ладно, успокойся. Будь целительницей, разве я против? А готовить ты умеешь?

— Конечно, умею. Еще как умею.

— Вот и хорошо. Значит, одно применение тебе нашлось. Будешь еду готовить.

— А почему я? — тут же возмутилась Лаенн.

— А потому, что раз уж ты идешь с нами, то должна что-то делать. Ясно?

Она сразу стушевалась.

— Да, конечно. Хорошо, я буду готовить.

Ариана искоса посмотрела на Брайена. Она уже давно собиралась с ним поговорить, но при Лаенн начинать разговор было как-то неловко.

— Ночевать, видимо, придется под открытым небом, — размышлял он тем временем вслух, — если только на деревню какую-нибудь набредем. Тут есть деревни?

— Я понятия не имею, — Лаенн пожала плечами, — я никогда еще не покидала монастыря.

— Если до сумерек не дойдем до какого-нибудь населенного пункта, то придется ночевать здесь, — заметила Ариана.

И все трое стали с нетерпением вглядываться вперед, в надежде обнаружить хоть какое-нибудь жилье.

5 глава. Воровской притон

Ночевать им все же пришлось под открытым небом. До самых сумерек путешественникам не попалось ничего подходящего под определение «дом». Даже никакой одинокой хибарки. Впрочем, если бы Ариана была одна и верхом, она бы, возможно, успела найти что-нибудь жилое. Но увы, на одной лошади втроем не поместишься.

Привал они устроили за невысоким холмиком, окаймленным густыми зарослями кустарника. Невдалеке пробегал небольшой ручеек, что было очень кстати.

Брайен достал из своего мешка котелок и сунул его в руки Лаенн.

— Приступай, — велел он.

— А из чего мне готовить?

— Прояви смекалку.

Девушка растерялась.

— Ну, я, правда, совершенно не представляю. Как готовить, если продуктов нет?

— Боги, на, держи, — он пододвинул к ней сверток, собранный заботливой тетей, — ты меня утомляешь.

Лаенн развернула сверток и некоторое время рассматривала припасы.

— Ладно, — наконец, решилась она, — я приготовлю суп. Мне нужна вода.

— Ручей там, — указал ей мужчина, — топай. Только не споткнись.

— Я не всегда падаю, — обиделась Лаенн и помахивая котелком, отправилась за водой.

Ариана расстелила на траве плащ и села.

— Чтобы развести огонь, нужны сучья, — напомнила она ему.

— Тут полно сучьев.

Брайен отправился на поиски топлива и уже через пять минут притащил целую охапку.

— Ничего спросить не хочешь? — он кинул сучья на место предполагаемого кострища.

— Например, что?

— Например, когда я отправлюсь своей дорогой.

— Ну, и когда ты отправишься своей дорогой?

— Могу прямо сейчас.

Ариана хмыкнула.

— Ты хочешь удостовериться, действует ли амулет?

— Нет. Я уверен, что он действует. Я иду с тобой, потому что тебе нужен спутник.

— Да?

— Да. К примеру, тот, кто таскает сучья и загружает работой всех, кого ты подобрала в пути и еще собираешься подобрать.

— Мило. Спасибо, — съязвила Ариана.

— И еще кое-что — Брайен сдвинул брови, — я у тебя в долгу.

— Забудь об этом.

— Нет, я не могу такое забыть. Может быть, для тебя это и пустяк, но не для меня. Я не люблю долгов и предпочитаю их возвращать. Поэтому, я пойду с тобой и помогу тебе найти твою подругу. Считай, что я твой телохранитель.

— Но мне не нужен телохранитель.

— Нужен. Тебе просто необходим телохранитель, иначе ты постоянно будешь вляпываться в истории. И не спорь. Ты уже вляпалась по меньшей мере, в две истории.

В это время появилась возвращающаяся от ручья Лаенн с котелком, полным воды. На нее не сразу обратили внимание. А когда пригляделись, то заметили, что одежда на ней была мокрой.

— Я поскользнулась, — предупредила вопросы девушка, — там между прочим, очень крутой берег.

— Ты с головой, что ли, нырнула? — фыркнул Брайен.

— Нет, я упала на бок. Да все в порядке, ничего страшного. Ой!

Разговаривая с ними, Лаенн не смотрела себе под ноги. И теперь поднималась из травы с очень сконфуженным видом. Котелок, разумеется, был пуст.

— Я сейчас еще принесу, — торопливо пообещала она, поворачивая назад.

Ариана покачала головой и развязала тесемки мешка. Вытащила сыр, хлеб и копченое мясо.

— Такими темпами она сварит суп как раз к завтраку, — сказала она, делая бутерброды, — это хорошо, утром полезно есть горячее. На, держи, — и протянула Брайену хлеб с сыром, — или предпочитаешь с мясом?

— Значит, я остаюсь? — уточнил он.

— Оставайся и разведи костер. А то, холодает.

Брайен взял бутерброд и принялся жевать.

— Угу. Сейчас доем и разведу.

Когда костер весело потрескивал, вернулась Лаенн, осторожно неся перед собой котелок с водой. Брайен молча забрал его и установил над огнем.

— Давай, действуй, — он кивнул на припасы, — а то скоро стемнеет.

— Дайте мне ножик, — попросила девушка.

Мужчина вытащил его из-за пояса и протянул ей. Она уже собралась взять и вдруг отшатнулась.

— Ой!

— Порезалась? — с интересом спросила Ариана.

— Да нет. Просто… вы знаете, что у вас глаза светятся?

— У меня? — изумилась девушка.

— Нет, у него, — Лаенн указала на Брайена.

— Лично мне это известно, — буркнул он, — и что?

— Ничего, все нормально, правда. Я только немного удивилась. От неожиданности.

Она взяла нож и присев на корточки, принялась чистить картошку. Несколько минут работала молча, а потом осторожно спросила:

— А вы кто?

— Конь в пальто, — огрызнулся Брайен.

Ариана рассмеялась. Лаенн прыснула.

— Ну, правда, кто вы? Я ведь знаю, у обычных людей глаза не светятся. А светятся они…

— Ну — ну, — подбодрил он ее.

— У всякой нечисти, — понизив голос, закончила Лаенн, — демоны там, вампиры… оборотни, ну и всякие разные еще.

— Ну хорошо, — он сделал паузу и страшным голосом произнес, — я оборотень.

— Ой! — Лаенн выронила на землю и нож, и картошку, — оборотень! Настоящий?

— Нет, фальшивый.

— А, вы шутите! — наконец, сообразила она, — ну, надо же. Настоящий оборотень. Я ни разу не видела ни одного оборотня.

— Ты варить думаешь? — прервал ее инсинуации Брайен.

— Думаю.

— Давай живей. Жрать охота. А то я тебя съем.

— Не надо меня есть. Я вообще-то, маленькая и тощая, — и Лаенн на всякий случай отодвинулась подальше.

— Ничего, мне хватит. Я не на слонах специализируюсь.

Ариана уткнулась лицом в ладони, умирая от хохота.

Лаенн подобрала с земли нож и принялась за работу.

В общем, пока она варила суп, остальные доели хлеб с мясом и сыр. Потом Ариана отправилась к ручью умываться. Брайен предложил ей взять горящую ветку, она вежливо отказалась, вызвала Свет и в этом сиянии ушла.

— Настоящая колдунья, — завистливо выдохнула Лаенн и сунула в рот ложку, — ой! Горячий!

— Неужели? — съязвил Брайен, — а я-то думал, ты нас ледяным супом подчевать собралась.

— Я вообще-то никогда не готовила на костре, — сообщила девушка, дуя на жидкость.

— Ничего, ты уже почти научилась.

— По-моему, готово, — сказала она задумчиво, — только, кажется, я его посолить забыла.

— Странно, ты еще молодая, — глубокомысленно проговорила оборотень.

— Ну и что?

— А уже склероз?

— Что-о?

— Склероз, говорю. Все забываешь, ничего не помнишь.

— Сейчас я его посолю, — и Лаенн резво полезла за солью, — а вы не обзывайтесь.

— Когда это я обзывался?

— Сказали, что у меня это… как его… скрелоз.

— Склероз, — поправил он ее, — неуч.

— Надо же, образованный оборотень, — пробурчала Лаенн себе под нос.

Но Брайен, разумеется, услышал.

— По-твоему, оборотни все сплошь необразованные неучи? — осведомился он, приподнимаясь, — или ты считаешь, что кусают только деревенщин, не умеющих ни читать, ни писать?

— Я не…, - Лаенн вдруг стало страшно и она попятилась.

— Как ты думаешь, что будет, если я тебя сейчас укушу? — он медленно и плавно скользнул к ней, — появится ли оборотень — целитель, поклоняющийся Эгиде? Как ты думаешь, это будет экзотично?

Его глаза сверкнули, а рот ощерился. Девушка споткнулась и упала едва ли не в костер.

— Брайен! — раздался резкий оклик.

Он остановился и обернулся.

— Что здесь происходит? — спросила Ариана, подходя.

— Ничего особенного, — ответил он, — учу сопливую девчонку хорошим манерам.

— А тебя чему следует учить? Может, сдержанности?

— Я ничего ей не сделал, — Брайен отступил назад и сел.

Ариана протянула руку, помогая Лаенн подняться. Та всхлипнула:

— Это я виновата. Простите, пожалуйста, я не подумала…

— А ты думай, — огрызнулся оборотень, — это полезно.

— Мы сегодня будем есть? — резко бросила Ариана, — или как?

— Все уже готово, — девушка поспешно вытерла слезы.

Она разлила суп по мискам и раздала остальным. Было заметно, что руки у нее дрожат.

Некоторое время все молча ели. Потом Ариана произнесла:

— Вкусно. Ты хорошо готовишь, Лаенн.

Та неуверенно улыбнулась:

— Спасибо.

— И еще кое-что.

— Не начинай, — сказал Брайен, — я все понял.

— Нет, я скажу. Если вы оба не можете разговаривать мирно, может быть, вам следует выяснять отношения где-нибудь еще? Я не намерена постоянно разводить вас по углам.

— Предлагаешь проваливать? Я тебе мешаю? — оборотень зашвырнул миску в кусты.

— Предлагаю не демонстрировать всем свои острые зубы и дурные манеры, — припечатала она, — сядь!

— Это я виновата! — вскричала Лаенн, — я сказала… в общем, нехорошую вещь. Я понимаю. И мне очень жаль. Простите.

— Тогда держи свой длинный язык за зубами.

Это сказал вовсе не Брайен, а Ариана. Лаенн потянула носом. Оба смотрели на девушку почти одинаковыми колючими глазами.

— Не злите меня, — закончила она свою мысль, оставив миску и поднимаясь на ноги, — я неприятна в гневе. Хуже взбешенного оборотня.

И Ариана отошла к кустам, завернулась в плащ и легла, закрыв глаза.

Брайен посидел немного у костра, вертя кольцо на пальце и не глядя по сторонам. Лаенн поспешно убирала посуду. Оба молчали.

Прикрыв котелок крышкой, девушка помедлила, а потом прошептала:

— Вы на меня сердитесь, да?

— Не заговаривай со мной, — прошипел Брайен, — никогда.

Лаенн опустила голову и шмыгнула к кустам, в которых собиралась устроиться на ночь. Она сдерживала всхлипы, так как боялась, что их услышит Ариана и разозлится окончательно. Оказывается, она вовсе не такая уж спокойная и терпеливая, какой кажется. Она ее напугала едва ли не сильнее, чем оборотень. Особенно, когда в ее волосах начали потрескивать электрические искры.

Утром все проснулись раньше обычного и все из-за дождя. Сначала небольшой, через десять минут он разошелся не на шутку. Все тут же натянули плащи и накинули капюшоны на головы. Костер не желал разгораться, но Ариана метнула в него Неугасимую Искру и дело пошло на лад.

— З-з-з, — тряслась Лаенн, — холодно. Надо же, вчера вечером небо было чистым.

— А за ночь тучи наползли, — отозвалась девушка.

— Ты же ведьма, — хмыкнул Брайен, — разгони их.

— Стану я тратить силу на всякую чепуху, — огрызнулась та, — она мне может пригодиться.

— Давайте уйдем отсюда, — простучала зубами Лаенн.

— Уйдем. Надо позавтракать.

— Я н-не х-хочу есть.

— Я хочу.

В конце концов, позавтракали все, хотя было заметно, что обстановка давно не дружеская. После окончания Ариана велела собираться.

— Только нужно помыть посуду, — прибавила она.

— Там м-мокро и с-скользко, — возразила Лаенн, — я в ручей шлепнусь.

Ариана сощурила глаза, потом подхватила тарелки и быстро зашагала к ручью.

Брайен догнал ее с котелком в руках.

— Не вставай в позу, — заметил он, глядя, как она приседает над ручьем.

— Дай сюда котелок, — отозвалась она.

— Сам помою, — оскалился мужчина, отойдя чуть в сторону, — тебя кто бесит? Она или я? Или, может быть, оба?

— Меня никто не бесит.

— Ну да. Если эта… м-м-м… тебя так злит, избавиться от нее очень просто. Подыскать ей место целительницы и дело с концом.

Ариана покосилась на него.

— Что такого она тебе сказала?

— Ничего, — он забрал у нее одну из мисок.

— Не думаю, что она намеренно хотела тебя обидеть. Лаенн просто глупая девчонка с языком без костей.

— Может быть. А ты кто?

— Я тебя обидела?

Брайен помедлив, отрицательно покачал головой.

— Думаю, бесполезно говорить тебе, что ее общество меня не устраивает.

— Да? Почему?

— А что я вообще могу тебе сказать? Ты же у нас главная.

— Какое уничижение! — фыркнула Ариана, — ты вполне можешь сказать и не выделываться.

Ополоснув последнюю миску, она встала.

— Если она так тебе мешает, нужно подыскать ей подходящее место целительницы. Может быть, в следующем городе или деревне. Потерпишь?

— Издеваешься? — гневно фыркнул Брайен.

— Ты всегда такой нервный?

— Не волнуйся, я не собираюсь на тебя бросаться.

— Ха-ха! Ты в самом деле думаешь, что это тебе удастся? Вот что, запомни на будущее. Я тебя не боюсь и не считаю, что раз ты — оборотень, значит, не имеешь права существовать. И если б ты постоянно не тыкал всем в лицо этим, люди считали бы тебя нормальным человеком.

— Вот в этом я очень сомневаюсь, — он выплеснул воду из котелка, — пошли. Я уже говорил, что ты очень странная колдунья. А насчет этой… не волнуйся. Я не стану ее трогать.

Ариана покачала головой и отправилась к холму.

Лаенн сидела прямо на мокрой траве и заливалась слезами. Услышав шаги, она подняла голову и вскричала:

— Ну, простите же меня! Я ведь ничего не имела в виду, я просто так сказала.

— Успокойся, — Ариана сунула миски в мешок, — мы уходим. И не сиди в луже, простынешь.

Лаенн вскочила.

Дождь не переставал, а наоборот, усиливался. Ничего приятного в этом не было, но сидеть на месте и ждать, пока он перестанет было еще хуже. Поэтому, они отправились в путь.

Шли медленно, переставляя ноги в жидкой грязи, во что постепенно превращалась дорога. Лаенн куталась в плащ и шмыгала носом. Пару раз она умудрилась упасть, хотя держалась за стремя. Так что, через полчаса была вся грязная по самые уши и мокрая хоть выжимай.

— Великий Азмавир, — вздохнула Ариана, — тебя придется сперва отскребать, а потом отмывать.

— Тут ужасно скользко, — отозвалась Лаенн, пытаясь вытереть грязные руки о не менее грязный плащ, — фу, гадость! И еще я… А-апчхи!

— Прекрасно. Ты еще и простыла, — заключила девушка, — ладно, потерпи немного. У меня есть зелье от простуды.

Брайен презрительно фыркнул.

— А когда мы куда-нибудь придем? — спросила Лаенн, покрепче вцепляясь в стремя.

Она наблюдала за Тики, которой, казалось, дождь совершенно не мешал. По крайней мере, зефирилла вела себя так.

— А она что, не мокнет? — мотнула девушка головой.

— Мокнет, — ответила Ариана, — но зефириллы не простужаются. И им не холодно. У них иные свойства, чем у людей.

— Почему?

— Потому что она из другого мира.

— Из какого? — Лаенн вытаращила глаза и опять поскользнулась.

Повисла на стремени, шлепнулась в грязь, едва не свалив на себя седло вместе с Арианой. Последнюю спасло лишь то, что в последнюю секунду она успела вцепиться в шею лошади.

— Боги, — Брайен закатил глаза.

— Простите, — привычно проговорила Лаенн, пытаясь встать на ноги.

Ариана смеялась, уткнувшись в гриву.

— Некоторые совершенно не смотрят себе под ноги, — проворчал оборотень, поправляя седло, — а может, ходить не умеют.

— Ты цела там? — сквозь смех поинтересовалась Ариана.

— Да, конечно. Противная грязь, — Лаенн наконец встала на ноги, — ужас. Давайте еще лошадей возьмем.

— У кого-то деньги завелись, — в безличной форме бросил реплику Брайен.

— Я ничего не…, - Лаенн осеклась.

— Ладно, все в порядке, — Ариана попыталась восстановить равновесие, — толку от второй лошади все равно никакого. Да и дорого.

Девушка закивала. Она безрадостно посмотрела на серое небо без малейшего солнечного проблеска, поежилась под струями дождя и вздохнула.

— Как пустынно, — проговорила Лаенн, — совершенно безлюдная дорога.

— Все умные люди дома сидят, — хмыкнула Ариана.

— А мы, значит, глупые?

— А нам не повезло.

— Ох, великая Эгида. Прости за то, что я разбила твою статую. Я не хотела.

Ариана издала смешок.

Дорога плавно сворачивала налево, предоставляя путникам право идти как им заблагорассудится, переставляя ноги в жидкой грязи.

— А почему ваша зефирилла все время ведет нас по дороге? — поинтересовалась Лаенн.

— Потому, что она всего лишь указывает путь. Тот путь, который проходили раньше другие.

— А, понятно, — кивнула девушка, — они тоже шли по дороге. А кто они?

— Кто-то слишком любопытен, — подал голос Брайен.

— Простите, — буркнула Лаенн.

Ариана натянула поводья, неотрывно смотря вперед. Ее спутники тоже остановились. Лаенн ахнула и побледнела так, что дальше, казалось, уже было некуда.

Всадников было семеро, все вооружены луками с натянутой тетивой, стрелы недвусмысленно направлены в сторону путешественников. Один из них взмахнул рукой, давая команду стрелять.

— Мама! — завопила Лаенн, шлепнувшись в грязь и на карачках заползая под лошадиное брюхо.

Руна «Щит» уже выручала Ариану, помогла и сейчас. Не долетев до цели, стрелы упали на землю.

— Ривиендо!

Брайен метнулся вперед, за неуловимо короткое время обернувшись волком. Его одежда осталась лежать там, где он ее оставил. Он вцепился в горло одного из бандитов прежде, чем осознал, что они не в силах пошевелиться.

— Придурки, — буркнула Ариана, рассматривая живописную группу, — Брайен, остынь. Они парализованы.

Тот вернулся не сразу, лишь когда завершил начатое. Одевался он быстро, повернувшись к дамам спиной.

Лаенн сидела под лошадью и тряслась, не в силах поверить в то, что все позади.

— Так неинтересно, — проворчал Брайен, когда был готов, — ты не дала мне поработать.

— Извини. Мне было некогда делить их пополам.

— И что теперь?

— Теперь? — Ариана спустилась на землю, приближаясь к окаменевшим бандитам, — теперь у нас будет три лошади.

Она взмахом руки сбросила двоих из них в грязь и взяла коней за поводья.

— Ласс, — тихо бросила через плечо.

Все оружие, которое было у грабителей начало стремительно покрываться пятнами ржавчины, все сильнее и гуще до тех пор, пока не осыпалось трухой.

Следующим заклинанием Ариана превратила оставшихся лошадей в крыс, которые тут же испуганно разбежались, стоило топнуть ногой.

И в конце концов, руки и ноги парализованных оказались связаны их же одеждой.

Ариана с удовлетворением окинула взглядом представившуюся ей картину.

— Прекрасно, — кивнула она, — атанд.

На нее со всех сторон посыпались проклятья, вопли и мольбы о пощаде.

— Проклятая ведьма, я еще доберусь до тебя! — орал главарь, извиваясь и пытаясь освободить руки.

— Преврати их во что-нибудь, — посоветовал Брайен, подходя.

Обе лошади шарахнулись, но Ариана тут же успокоила их.

— Твоя, — девушка подала оборотню повод одной из них, — а вторая Лаенн. Эй, Лаенн, вылезай, все в порядке!

— Да-а? — протянула та, осторожно выглядывая наружу.

Потом медленно поднялась на ноги.

— И деньги тратить не пришлось, — хмыкнул Брайен, — ты очень сильная колдунья, Ариана. Я таких еще не встречал, только слышал, что где-то существуют.

— Я не сделала ничего особенного, — она пожала плечами, — говоришь, превратить их? — и взглянула на бандитов, — может, в столбики вдоль дороги? Пусть пользу приносят.

— Нет! — тут же завопило несколько голосов, — не надо, пожалуйста! Пощадите!

— Превратите их в лягушек, — предложила Лаенн, пытаясь вскарабкаться в седло предоставленной ей лошади, — это забавно.

— Поехали отсюда, — наконец, решила Ариана, садясь в седло, — с них хватит.

— Как всегда, — Брайен покачал головой, — неуместная жалость. Они нас пристрелить хотели.

— Теперь не получится. Поехали.

Оборотень бросил на лежащих в грязи неудачливых грабителей тяжелый взгляд и сел на лошадь. После заклинания та снесла это спокойно.

— Они освободятся через несколько минут, — сообщил он Ариане.

— Вряд ли так скоро. Это не обычные узлы. Чем больше их тянешь, тем сильнее они затягиваются. Очень удобно. А даже если и освободятся, то не догонят нас пешими.

— Ладно, плевать на них, — подытожил Брайен.

Так получилось, что до деревни они доехали очень скоро.

Единственный трактир, находящийся там был пуст и заперт, но на упорный и долгий стук хозяйка все же выглянула и недовольно осведомилась:

— Чего ломитесь? Закрыто.

— Мы заплатим, — проговорила Ариана волшебное слово.

Та окинула их пренебрежительным взглядом, судя по всему, сомневаясь в этом.

— Проваливайте, — и захлопнула окно.

— Сволочь, — проскрипел Брайен сквозь зубы, — хочешь, дверь выбью?

Ариана покачала головой.

— Поехали дальше. Может, в каком другом доме повезет больше.

— Добрая ты, — проворчал тот и это прозвучало, как осуждение, — эти тупые ублюдки только силу уважают.

— Господа! — послышался чей-то крик чуть в стороне, — господа!

Они обернулись.

Дверь одного из домов была приоткрыта и оттуда выглядывала растрепанная женская голова.

— Пошли, — Ариана первая поехала в указанном направлении.

— Лошадей можно поставить под навес, — предложила женщина из-за двери и указала рукой.

Они так и сделали. Но прежде чем уйти, Ариана прошептала что-то себе под нос и провела рукой незримую черту.

— Никто первым до них не дотрагивается, — предупредила она своих спутников по пути к дому.

— Почему? — спросила Лаенн.

— Ловушка.

— Какая?

— Оглушающая.

— Зачем?

— Чтобы не сперли, — процедил Брайен сквозь зубы.

Они вошли в дом и дверь поспешно захлопнулась за ними.

— Зря вы к ней зашли, — сказала женщина, задвигая засов, — это же сущая ведьма. Вы и правда заплатите?

Ариана кивнула.

Хозяйка дома окинула их заинтересованными глазами.

— О-о, — протянула она, — вам нужно помыться.

— Было бы неплохо.

— Ладно. Есть, во что переодеться?

— Есть, — ответили двое.

— Нет, — это была Лаенн.

— Я тебе одолжу платье, — пообещала ей Ариана.

Брайен скорчил гримасу.

— Спасибо, — Лаенн шмыгнула носом.

В общем, все вышло очень удачно. Они помылись, очистили одежду от грязи и привели себя в порядок. Потом хозяйка позвала их к обеду.

— Вы очень добры, сударыня, — поблагодарила ее Лаенн, уже принявшая зелье и оттого значительно повеселевшая.

— Я частенько подрабатываю таким образом, — отозвалась та, — эта старая мегера через дорогу всех проезжающих отваживает. То ли, ей шевелиться лень, то ли от злобы скрючивает.

— А вы, стало быть, конкурентка, — уточнила Ариана.

— Что-то в этом роде. У меня, конечно, не трактир, но троих людей вполне могу поместить. Переждете, пока дождь закончится.

Она посмотрела, как гости накинулись на еду и покачала головой.

— Да, погодка отвратительная.

— Думаете, это надолго? — снова спросила Лаенн.

— До вечера, точно.

Ариана едва заметно поморщилась. Задерживаться здесь не хотелось. Ведь если дождь будет лить до вечера, значит, ночевать придется здесь. Но другого выхода не было.

— Далеко едете? — поинтересовалась хозяйка.

— В Калимшан.

— Ну, это близко. Если завтра с утра выедете, часов через пять доберетесь. Вам три комнаты или вы — пара? — она мотнула головой в сторону Брайена и Лаенн.

— Три, — буркнул он с таким выражением лица, будто слова хозяйки его оскорбили.

Лаенн поежилась и отодвинулась на край стула.

Ариана усмехнулась.

— У вас большой дом, — заметила она.

— Да. Достался мне от отца. Он давно умер, и я живу тут одна. Я не замужем, детей у меня нет, — словоохотливо сообщила она.

— А почему? — тихо пискнула Лаенн.

— Что «почему»? — усмехнулась хозяйка.

— Ну… вы ведь симпатичная.

— Спасибо, — женщина рассмеялась, — только местные мужчины меня не интересуют. Хотя уже многие подкатывали. Увальни деревенские.

Это прозвучало немного презрительно.

Ариана присмотрелась к ней, убедилась, что перед ней обычный человек и успокоилась.

— Сами посудите, провести все детство и молодость в Калимшане, а остаток жизни жить в этой дыре.

— Так вы из Калимшана?

— Да, — хозяйка вздохнула, — я училась там в нормальной школе, общалась с нормальными людьми, едва замуж не вышла, но тут… А, ладно, — она махнула рукой, — что-то я начинаю жаловаться. Здесь в общем-то неплохо, просто ужасно скучно.

— И как вас зовут? — спросила Ариана.

— Латуа Ферран.

Девушка представилась и по очереди назвала своих спутников.

Латуа кивнула, давая понять, что приняла это к сведению.

— А вы ведь тоже из Калимшана, — сказала она Брайену, — я это сразу поняла. Того, кто жил в Калимшане, видно сразу.

Ариана взглянула на своего спутника, но не нашла ничего особенного.

— Вот, — засмеялась Латуа, указывая на запястье, где был вытатуирован пятилепестковый цветок, — символ Калимшана. У меня такой же.

Брайен убрал руку со стола.

— Занятно, — сказала Ариана, рассматривая маленький цветок на руке женщины, — у всех жителей Калимшана такой?

— Да. Это традиция. Мы любим наш город. Он самый лучший. Поэтому, стараемся это подчеркнуть. А вы откуда, мисс Эвериан?

— Макеше.

— О, самый большой город Империи, — уважительно заметила Латуа.

— А как же Трианна? — напомнила девушка.

— Трианна — столица, но по размерам уступает Макеше. Разумеется, там очень красиво.

— Вы бывали?

— Отец бывал и рассказывал. А вы, мисс? — женщина посмотрела на Лаенн.

— Нет, я не была.

— Я не об этом. Я спрашиваю, вы откуда?

— Эниар, — слегка испуганно ответила та.

— Ах, Эниар, — Латуа многозначительно кивнула, — оплот Эгиды. Очень энергичная богиня, судя по стараниям ее служителей.

— Богиня Эгида — самая справедливая и великодушная, — горячо заспорила Лаенн, — только у нее вы обретете помощь и поддержку.

— Спасибо, девочка. Меня вполне устраивает Великий Аста.

— Вы просто не знаете. Я объясню.

Ариана решила, что пора вмешаться.

— Оставим теологические споры на сегодня. Лично я придерживаюсь правила, что каждому — свое.

— Золотое правило, — кивнула Латуа, — если вы из Макеше, стало быть, поклоняетесь святому Азмавиру.

— Ну, раз мы это выяснили, может быть, сменим тему?

Брайен хмыкнул. Хозяйка рассмеялась.

— Разумеется. Меня она тоже как-то не очень интересует.

Лаенн насупилась.

— Сейчас подам чай, — Латуа поднялась с места.

— Подождите, мисс Ферран, — остановила ее Ариана, — я хотела бы задать вам один вопрос.

— Конечно, — та обернулась.

— Где-то около месяца назад здесь должна была проехать молодая девушка. Я не знаю, может быть, она была не одна.

— Девушка? — Латуа задумалась, — как она выглядела?

— Среднего роста, красивая, блондинка с голубыми глазами, лет восемнадцати.

Прошло где-то минуты три, пока хозяйка обдумывала это. Наконец, покачала головой.

— Простите, мисс Эвериан, но я не помню никакой девушки. Здесь, конечно, проезжает немало народу, но это в основном, мужчины. Были и женщины, но никого, подходящего под ваше описание я не помню. Извините.

— Ничего, — Ариана вздохнула.

Латуа вышла.

— Месяц — большой срок, — заметил Брайен, — как уже было совершенно справедливо замечено, здесь слишком много проезжающих. Трудно запомнить всех.

— А она точно здесь проезжала? — встряла Лаенн.

— Тики ведет по ее следу.

— Тики? — девушка приподняла брови.

— Моя зефирилла, — пояснила Ариана.

— А-а. А кто это? Я имею в виду, та, что вы ищете? Красивая блондинка с голубыми глазами.

— Моя подруга.

— С ней что-нибудь случилось? — Лаенн понизила голос.

— Надеюсь, что нет.

Та закивала.

Латуа принесла чай и расставила чашки на столе. Убрав грязную посуду, она подсела к гостям. Видимо, у нее давно не было возможности поболтать и теперь она старалась наверстать упущенное.

— Вполне возможно, что эта девушка остановилась у той старой карги через дорогу, — продолжала Латуа прерванный разговор, — иногда та снисходит до проезжающих и пускает на постой. Но надо признать, очень редко. А вполне возможно, что она просто проехала мимо, не задерживаясь.

Ариана кивнула.

— Я и не надеялась на положительный ответ. Это было бы слишком большой удачей.

— Ну, отсюда ведет только одна дорога — в Калимшан, — произнесла хозяйка, — так что, больше ей деваться некуда.

— А как насчет Тигента? — припомнил Брайен.

— Не думаю, что есть желающие туда попасть, — пожала плечами Латуа, — маленький грязный городок в горах. К тому же, оттуда нет больше пути, только назад.

— Тигент? — вопросительно проговорила Ариана.

— Да. Он находится в нескольких милях отсюда. Это такой непримечательный городишко, что о нем сразу и не вспомнишь.

Девушка посмотрела в окно и прислушалась к шуму дождя. Равномерный стук капель по крыше не давал надежды на то, что в скором времени это прекратится.

Они поговорили еще немного, а потом Латуа предложила показать им комнаты. Гости согласились. Дождливая погода за окном навевала скуку и сонливость. Хотелось забраться под одеяло и заснуть. Но для сна было еще слишком рано.

Пройдясь по комнате, Ариана подошла к окну, привлеченная шумом. Кто-то стучал в дверь трактира, расположенного напротив. Несколько совершенно вымокших и неимоверно грязных людей. Ариане стало их жаль. Бедняги, сейчас их ждет «ласковый» прием.

Но она ошиблась. Дверь трактира приоткрылась и люди один за другим вошли внутрь.

Девушка вспомнила слова Латуа, что хозяйка трактира время от времени все же принимает постояльцев. Что ж, видимо, это время настало. Она не жалела, что им повезло меньше. Здесь, у мисс Ферран было очень уютно, тепло и приняли их гостеприимно. Куда лучше, чем общаться с той старой грымзой, грубящей через слово. И это в лучшем случае.

Вечер наступил незаметно. Было столь же пасмурно, просто становилось темнее и дождь, наконец, пошел на убыль. Это давало надежду, что вскоре он прекратится совсем.

Когда на улице уже совсем стемнело, Латуа пригласила своих постояльцев на ужин. Спустившись вниз, они расселись за столом и уже успели отведать часть того, что было у них в тарелках, как за окном послышался странный, хлопающий звук.

— Что это? — вырвалось у Латуа.

Брайен оказался у окна прежде, чем остальные успели пошевелиться.

— Я знаю, что это, — Ариана поднялась с места.

— Что? Что? — торопливо спросила Лаенн.

— Ловушка сработала.

Девушка отправилась к двери. Отодвинула засов и вышла на улицу.

У навеса они с Брайеном оказались одновременно.

Два человека лежали на земле совершенно неподвижно.

— Проклятье, — вырвалось у Брайена, — наши старые знакомые. Я говорил тебе, — это прозвучало специально для девушки, — все нужно доводить до конца.

— Подойди ближе, — отозвалась она.

— Что?

— Ближе, говорю, — Ариана вскинула руки, — Атаниар.

Что-то просвистело в воздухе, натолкнулось на невидимую преграду и упало на землю в паре шагов от спины Брайена. Тот скосил глаза и увидел остро отточенный кинжал.

— Понятно, почему она не любила постояльцев, — заметила девушка.

— Хочешь сказать, что они — одна шайка?

— Ну да. Стой на месте и не выходи из круга. У этой особы есть иной способ заработать себе на жизнь.

Было тихо. Никто не спешил атаковать снова или хотя бы подать какие-нибудь признаки жизни. Бандиты затаились, выжидая подходящий момент.

— Что будем делать? — спросил Брайен тихо.

— Подождем. Ты их видишь?

Он осмотрелся. Потом кивнул головой влево.

— Вон там, за сараем.

— Этера, — бросила Ариана в ту сторону, — подойдите сюда.

— Напрасный труд, — хмыкнул Брайен и осекся.

Трое людей шли по направлению к навесу размеренным шагом. Их лица ничего не выражали.

— Что ты сделала? — прошептал оборотень.

— Применила Подчинение.

— М-м. С тобой вообще опасно связываться.

— Вот и не связывайся. Стойте, — это относилось к бандитам.

Те остановились.

— И что теперь? — поинтересовался ее спутник, — будешь воспитывать?

— Что-то вроде того. Вы, трое, — она мотнула головой, — сейчас вы развернетесь и отправитесь на запад. Будете идти до тех пор, пока не упадете от усталости. А потом подумайте о том, как следует зарабатывать на жизнь честным трудом. Про меня вообще забудьте. Теперь ступайте. Атанд.

Бандиты дружно развернулись и потопали в указанном направлении. Брайен присвистнул.

— Трое там, двое здесь. Где еще один?

— Может, в доме? — предположил оборотень.

— Чтобы он остался в доме, когда появилась такая возможность поквитаться? Это же тот самый, что обещал до меня добраться.

— Ну, я ему не завидую.

— Иди в дом и проверь, все ли там в порядке.

— Ты думаешь…

— Я не знаю. Но проверить не мешает.

— А ты?

— Не волнуйся, со мной ничего не случится.

— И все-таки, будь осторожней и внимательней.

Ариана кивнула. Она осталась стоять у навеса, глядя на распростертые у ее ног тела и думала о людской глупости. Разумные люди после всего, что уже произошло, обошли бы ее десятой дорогой, предпочитая не связываться. А эти глупцы сами на рожон лезут.

Распахнулась дверь дома и на улицу вылетела Лаенн.

— Ариана! — закричала она, — идите сюда, там такое творится!

Девушка бросилась к ней.

Тем временем, все уже было кончено. Главарь бандитов неподвижно лежал на полу, раскинув руки. Его остекленевшие глаза выражали крайнюю степень ужаса. Горло было разорвано. Одежда и пол вокруг были перепачканы в крови.

Брайен как раз заканчивал застегивать рубашку. Его подбородок был испачкан чем-то красным и Ариана очень сомневалась в том, что это краска или малиновое варенье.

Латуа стояла в самом дальнем углу, вжавшись в стену. Глаза у нее были широко раскрыты, а платье разорвано на груди.

— О-о-о, — протянула Лаенн, окинув взглядом эту картину и поспешно отвернулась в сторону.

— Дверь все же нужно было запереть, — негромко произнесла Ариана.

— Великая богиня, какая гадость, — причитала Лаенн между тем.

— С вами все в порядке? — девушка посмотрела на хозяйку дома.

— Д-да, — та отлепилась от стены и подошла ближе.

Бросила взгляд, полный отвращения на убитого бандита.

— Этот подонок давно ко мне клеился. А меня от него воротило. И когда он это понял, то взбесился, — она попыталась прикрыть остатками материи свое тело, — если бы не ваш спутник… м-м-м. Я так поняла, что он… как бы это сказать…

— Оборотень, — любезно пояснил Брайен, — я — оборотень.

— Да-да, я поняла. Спасибо вам.

— Не стоит.

— Ну что ж, — произнесла Ариана, — с этим все. Теперь следует навестить гостеприимную хозяйку трактира.

— О-о, — Латуа округлила глаза, — она тоже? Так значит, она… вот, старая сволочь! Теперь все ясно. Так она специально принимала тех, кто побогаче.

— Вытри здесь, — Ариана указала на подбородок спутника.

— А он? — Лаенн полуобернулась и мотнула головой в сторону трупа, — он что, так и будет здесь лежать?

— Ну, нет, — Латуа поморщилась, — мне это совершенно ни к чему.

— Отнесем подарочек хозяйке притона, — Брайен легко подхватил тело и взвалил на плечо, — пошли.

— А как же мы? А вдруг эти вернутся? — вскричала Лаенн.

— Не вернутся, — Ариана покачала головой, — они слишком заняты для этого. А если вдруг кто-нибудь и посмеет, скажи «ленто».

— Ленто? — повторила Лаенн неуверенно.

— Да. Только громче, четче и уверенней. И смотри при этом на того, к кому это должно относиться.

— Вижу, вы не просты, — покачала головой Латуа, — очень не просты.

— Не волнуйтесь, мы не агрессивны, — утешила ее Ариана и вышла на улицу.

Двое бандитов по-прежнему лежали на земле неподвижно. Проходя мимо, Брайен намеренно наступил на одного из них.

Дверь трактира была заперта, света в окнах не было, но новых гостей это не волновало. Ариана буркнула что-то себе под нос и замок щелкнул. Брайен хмыкнул и как следует наподдал по двери ногой.

— Что вы творите? — раздался визгливый окрик, — я же вам говорила, олухи, тихо! Что это за…

Женщина, стоявшая на середине лестницы, захлопнула рот. Она вытаращенными глазами смотрела на непрошенных гостей.

— Это ваше? — оборотень легко бросил к ее ногам тело бандита.

— А-а-а! — заверещала женщина, — помогите! Спасите! Убивают!

Швырнув в их сторону подсвечником, она резво, что было удивительно для ее возраста, бросилась наверх.

— Каэн, — бросила Ариана.

Словно чья-то невидимая рука рванула хозяйку трактира за плечо, волоком спустила вниз и бросила в ноги вошедшим.

— Ведьма! — еще громче завизжала старуха, — ведьма! Спасите!

— Молчи, — посоветовал ей Брайен, наклоняясь пониже, — а то познакомишься кое с кем пострашнее.

— Оборотень! А-а-а!

— Что с этой делать? — спросил тот, взглядывая на Ариану, — может, шею свернуть?

Старуха скрючилась на полу, мгновенно поняв, что он говорит серьезно.

— Забирайте, что хотите, — прошептала она, — тут полно добра. Берите все и уходите.

— А если мне нужна твоя голова? — поинтересовался Брайен.

— О нет, нет, нет! Не надо, пожалуйста! Я ничего не делала! Я никого не убивала.

— Ишь, ты, оказывается, мы просить умеем, — хмыкнул мужчина, — ну что? Превратишь ее в крысу? Или в мерзкую жабу?

— Боги! — взмолилась старуха.

— Нет, — Ариана покачала головой, — у меня идея получше. Пусть все, что ты захочешь сделать, получается наоборот, — она дотронулась пальцем до лба старухи, — ко ти наэ.

Отступив назад, девушка кивнула Брайену.

— Пойдем.

— А эта старая дрянь? Ты что, все вот так оставишь?

— Она уже ничего не сможет сделать.

Ариана открыла дверь, собираясь выйти. Вслед ей неслись слова:

— Прекрасная, добрая госпожа, не уходите! Прошу вас, останьтесь погостить здесь еще немного! И вам, и вашему молодцу будут предоставлены самые лучшие условия.

— Что это она такое несет? — изумился Брайен, оглядываясь.

Ариана хихикнула.

— Да так, ничего особенного. Она только что послала нам парочку проклятий. Не обращай внимания.

— Пусть ваша жизнь будет как можно более долгой! — соловьем заливалась старуха, — здоровье крепким, пусть стороной обойдут вас все болезни и горести!

— Что ты сделала? — спросил Брайен, закрывая дверь.

— Попробовала одно заклятие, — девушка рассмеялась, — вижу, действует отлично.

— Заклятие? Что за заклятие?

— Но ты же слышал. Все, что она захочет сказать или сделать, будет получаться наоборот. К примеру, захочет она кого-нибудь ударить, вместо этого подойдет и поцелует. Правда, не знаю, что хуже.

Он фыркнул. Задумался, а потом расхохотался.

— «Пусть ваша жизнь будет долгой», — повторил он, — стало быть, это «чтоб вы сдохли». Ну, ты даешь. С вами, магами, вообще, опасно связываться.

— Только глупец будет связываться с магом, если не может дать ему должный отпор.

— Интересно, такие существуют? Те, кто может дать тебе отпор?

— Я не сделала ничего особенного, — Ариана пожала плечами, — все это может проделать любой средний маг. Разве что, только заклятие не каждому известно.

— С тобой приятно работать в паре, — съехидничал оборотень.

— А что такое? Тебе ведь удалось поработать, не так ли? Что ты жалуешься?

— Я не жалуюсь. Но ты говорила, что амулет должен действовать.

— Он действует.

— Тогда почему я по-прежнему могу превращаться?

— Ты всегда будешь превращаться, когда захочешь. Это одно из тех свойств, от которых не избавиться. Но амулет не позволит тебе подчиняться зову Луны. То есть, от полнолуния ты уже не зависишь.

— Значит, — задумчиво проговорил Брайен, — я могу превращаться в волка, когда захочу?

— Именно так.

Он посмотрел на нее.

— Что ж, это очень удобно.

— Я вижу, ты еще сомневаешься. Ничего, скоро полнолуние. Тогда и проверишь.

— Ну что ты, я тебе верю.

Ариана вошла в дом напротив и застыла на пороге. Зрелище было изумительным.

Под самым потолком крутились двое оставшихся бандитов, испуская такие вопли, что кровь в жилах стыла. Латуа сидела на самой верхней балке, вцепившись в нее руками и ногами и нервно похихикивала. Лаенн стояла внизу, у перевернутого стола и растерянно оправдывалась:

— Да я понятия не имею, как вас оттуда снять. Честное слово, я никогда раньше этого не делала.

— Потрясающе, — прокомментировал Брайен, входя следом за девушкой.

— Ариана! — вскричала Лаенн, бросаясь к ней, — я не знаю, как опустить их. Я пыталась их поймать, но они все время вертятся. И что же теперь делать?

Ариана смерила взглядом расстояние от пола до потолка и хмыкнула:

— Будет больно. Атанд.

Грабители шлепнулись на пол и разразились ругательствами и стонами.

— А я? — подала голос Латуа, — вы уж простите, но мне совершенно не хочется опускаться таким вот образом.

— Не волнуйтесь. Ваша посадка будет мягкой.

Хозяйка дома очень плавно опустилась на пол.

— Да, все это очень мило, — отозвалась она, кидая на Лаенн сердитый взгляд, — и очень смешно, — это относилось к Брайену, который смеялся, прислонясь к притолоке.

— Они хотели напасть на вас? — спросила Ариана, рассматривая бандитов, которые поднимались с пола со стонами и охами.

— Не знаю. Наверное. Они только вошли, как ваша спутница выпалила заклинание и нас всех запустила полетать.

— Мы ни на кого не хотели нападать, — сказал один из грабителей, — мы просто искали остальных.

— Почему именно в моем доме?

— Сайес так сказал, — пояснил другой, — что он придет сюда, так как ему нужно кое-что выяснить.

— Я думаю, он все выяснил, — заметил Брайен, — что с этими?

— Пусть проваливают, — отмахнулась Ариана, — только учтите, парни, — взглянула она на бандитов, — не попадайтесь больше мне на глаза.

— Нет, нет, — они замотали головами, пятясь к двери, — что вы, что вы.

Латуа тяжело вздохнула, запирая дверь на засов.

— Так весело я давно не проводила время, — сказала она, окидывая взглядом помещение.

Два стула были сломаны, пол перепачкан грязью и кровью, кругом разбитая посуда с перевернутого стола и остатки пищи.

— Если вы поможете мне тут убрать, — продолжала хозяйка, — мы сядем ужинать немногим раньше полуночи.

— Ну, конечно, мы вам поможем.

И они дружно принялись за дело.

6 глава. Калимшан

Накрывая на стол, Латуа проговорила:

— Не пойму, что творится со старой Пруденс. Она ходит по дворам и превозносит ваши достоинства до небес.

Гости переглянулись:

— О ком вы? — поинтересовалась Лаенн.

— О хозяйке трактира.

— А что с ней такое?

Брайен вдруг громко фыркнул.

— Утром я отправилась покормить птицу и услышала, как в соседнем дворе кто-то сильно колотит по воротам. Так как в этот час многие уже на ногах, ей открыли быстро. Пруденс, как обычно, была растрепанной, перепачканной и грязной, но к этому давно уже все привыкли. А лицо у нее было такое, словно случилось что-то из ряда вон выходящее.

Ариана кивнула, показывая, что слушает. Латуа вдруг проказливо улыбнулась.

— Я попробую поточнее повторить то, что она сказала. «Я должна сообщить вам один пустяк, — начала Пруденс, — и мне совершенно не нужна ни ваша помощь, ни поддержка. У моей соседки, прекрасной мисс Ферран остановились постояльцы. Вы должны оказывать им уважение и почтение. Молодая девушка — просто небесная фея, а ее спутник — истинный воин. Это замечательные люди. Ни в коем случае нельзя причинять им никакого беспокойства».

Брайен отвернулся в сторону, скрывая смех. Лаенн смотрела непонимающе.

— Слышать такие слова от старой Пруденс, которая только сквернословить и умеет, было очень странно. Я заметила, как изумлен мой сосед, да и я сама была в шоке. А Пруденс посмотрела на него, опустила голову и побрела к следующему дому. Вам не кажется это странным?

Ариана приподняла брови:

— Знаете, иногда небольшого внушения бывает достаточно, чтобы люди осознали свои ошибки и заблуждения.

— Для Пруденс явно недостаточно, — заявила Латуа, — она настолько погрязла в своих темных делишках, что нет у нее ни чести, ни совести. Я не понимаю, отчего это она так переменилась.

Девушка пожала плечами.

— Я тоже не понимаю.

— А может, все-таки у нее проснулась совесть? — предположила Лаенн, — я слышала, такое бывает.

— Проснуться может только у тех, у кого есть, чему просыпаться, — возразила хозяйка, — к Пруденс не относится. Ну, да боги с ней. Мне просто интересно, почему она бегает по дворам, словно хочет попросить помощи, а говорит нечто совершенно противоположное. Может быть, она сошла с ума?

— Все может быть, — отозвалась Ариана, — думаю, вчера она испытала большое разочарование.

— Так у нее в доме в самом деле притон бандитов? — ахнула Латуа, — это нельзя так оставлять. Нельзя позволять ей и дальше продолжать грабить путников.

— Полагаю, у нее самой нет на это ни сил, ни умения. А ее помощники в данный момент заняты совершенно другими делами.

Брайен снова зафыркал.

— Как загадочно, — усмехнулась женщина, — по крайней мере, в этом есть и плюсы. Шайки больше нет. Пруденс осталась у разбитого корыта. За одно это вас следует поблагодарить.

— Не стоит благодарности, — покачала головой Ариана, — я и сама терпеть не могу грабителей.

Латуа все еще улыбалась. Возможно, она понимала гораздо больше того, что было сказано, да не возможно, а скорее всего, но углубляться в эту тему не стала. Кивнув головой, она стала убирать со стола грязную посуду.

Чуть позднее Ариана, собираясь расплатиться за постой, спросила, сколько она должна. Но женщина отозвалась:

— Нисколько. Вы сделали больше, чем получили. Я избегла омерзительной участи лишь благодаря вам.

— Не будь нас, вы бы ей и не подверглись.

— Рано или поздно, — Латуа поморщилась, — я уже говорила, что этот мерзавец не давал мне проходу. А своего он привык добиваться одним способом: с помощью грубой силы. Иного он не знал. Так что, избавив мир от этого подонка, вы оказали услугу нашей деревне и мне лично. К тому же, насколько я поняла, в доме напротив находилась разбойничье гнездо. Теперь там пусто и тоже благодаря вам. Я не стану брать с вас деньги, мисс Эвериан.

Подумав, Ариана убрала кошелек в карман. Настаивать, значит обидеть эту женщину.

Когда деревня осталась позади, Брайен заметил:

— Путешествовать с тобой, значит, совершать подвиги. Я не очень-то приспособлен к подобному. Скорее, наоборот.

— Разве мы сделали что-то героическое? — хмыкнула Ариана.

— Дай подумать. Мы разогнали целую шайку бандитов, убили ее главаря, спасли одну несчастную женщину, а второй воздали по заслугам. Пожалуй, это тянет на подвиг, как думаешь? Возможно, скоро о нас сложат легенду.

Лаенн хихикнула. Ариана закатила глаза, показывая, как ей это надоело.

— Ты всегда так проводишь время? — заключил Брайен ехидно.

— Отстань, а? — последовал ответ.

Он улыбнулся.

— В самом деле, находясь в твоем обществе, не заскучаешь.

— Если тебе так понравилось совершать подвиги, можешь заниматься этим и без моего участия. Лично мне уже надоело, что я постоянно попадаю в идиотские ситуации.

— Все это было очень страшно, — сказала Лаенн искренне, — я никогда в жизни не видела ни одного грабителя, а тут попалось сразу шестеро. Я думала, что от страха умру. А вы вели себя там, словно это вам не в новинку.

— Мне уже доводилось встречать грабителей, — отозвалась Ариана.

— Не могу сказать, что я им сочувствую, но им явно не повезло, — вновь влез Брайен.

Она искоса на него посмотрела.

— Ты никогда не говорил, что вырос в Калимшане.

— А я и не собирался этого говорить, — фыркнул он, — если б не эта глазастая хозяйка, я бы продолжал молчать.

— Почему?

— Не думаю, что это очень важно. И потом, ты никогда не спрашивала.

— А я не люблю спрашивать. Потому, что мне самой задают слишком много вопросов. Откуда я, во что я верю, чем занимаюсь и куда следую. И это еще далеко не полный перечень.

— И что особенного в таких вопросах? Люди всегда их задают.

— Так вот, мне это не нравится. Терпеть не могу, когда посторонние суют свой нос в то, что их совершенно не касается.

— Это заметно.

— Что?

— Что ты этого терпеть не можешь. Но ведь это традиция, если на то пошло.

— Ну да, — Ариана ехидно усмехнулась, — здравствуйте, — мы — Имяреки, родом из Неизвестно Откуда, едем туда-то и туда-то, чтобы сделать то-то и то-то. А еще, у моей мамы печеночная колика. Не знаю, к чему бы это, но полагаю, что к дождю.

Лаенн снова захихикала, только как-то неуверенно. Брайен покачал головой.

— Ты слишком скрытная.

— Это мое дело.

— Разумеется. Поэтому, окружающие думают, что ты слишком высокомерна.

— Но я не высокомерна! — Ариана широко распахнула глаза от изумления.

— Но это и есть высокомерие. Ты полагаешь, что остальные не заслуживают того, чтобы быть посвященными в твои дела.

— Никого не касаются мои дела. Я не лезу в чужие и хочу, чтобы люди поступали также по отношению ко мне. Я сама рассказываю о себе, когда считаю нужным.

Он дернул бровями.

— Значит, ты тоже считаешь, что я высокомерна? — посмотрела на него девушка.

— Я скажу так. Иногда ты можешь быть чертовски высокомерной. А иногда делаешь такое, на что не всегда способны даже самые близкие люди. Я не знаю, как ответить на твой вопрос. Но ты мне нравишься, и я тебе благодарен.

— Ну что ж, спасибо за откровенность.

— Ты обиделась?

— Нет. Наверное, ты прав. Но я все равно не понимаю, почему я должна всем выкладывать свою подноготную.

— Но ведь ты вообще ничего не рассказываешь. Даже того, чем следует гордиться.

— В самом деле? Ты хочешь послушать?

Брайен сделал заинтересованное лицо.

— Почему бы и нет? Когда еще такой момент выпадет.

— Ну хорошо. Я расскажу то, чем мне следует гордиться. Итак, я закончила Академию Каверли будучи лучшей ее ученицей. Мои способности велики настолько, что, говорят, я могу стать высшим магом. Любые заклинания удаются мне с первого раза. Не так давно я выполнила для Академии работу, за которую никто больше не хотел браться, поскольку она была очень трудной и опасной. Что еще? Ах, да, теперь я работаю в Белой Башне на магистра Нивиерти.

— Белая Башня! — ахнула Лаенн, — вы в самом деле высший маг? О-о!

— Не совсем так. Но стану со временем. Магии учатся даже не годами, а десятилетиями, если не столетиями. Никто не рождается высшим магом, но может достигнуть этого уровня, если позволяют способности.

— Наверное, теперь нам следует пасть ниц и целовать землю, по которой ты ходишь, — съязвил Брайен.

— Ты сам хотел узнать, чем я горжусь. По-твоему, этим не следует гордиться?

Ариана давно начала злиться, но старалась сдерживаться. Она не понимала, почему должна оправдываться. Разве она виновата в том, что у нее большие способности? Или в том, что ее приняли на работу в Белую Башню. И не просто приняли, а очень уговаривали туда устроиться. Или может быть, ее следует упрекнуть в том, что она лучше всех закончила Академию?

— Ну что ты, этим следует гордиться. Это великое достижение, госпожа почти высший маг.

— Вот, что я тебе скажу. Меня все это до смерти достало. То, как на меня смотрят, когда узнают, на что я способна. То, что меня начинают бояться. То, что закатывают глаза, причитая: «О-о-о! Высший маг! О-о! Белая Башня!» Для начала, мне нужна хоть какая-то работа, чтобы не умереть с голоду. Моя мать выставила меня на улицу из-за того, что я — маг, а она ненавидит магию. Магистр Каверли мечтал использовать меня в своих интересах, для того, чтобы я делала за него грязную работу, а когда я отказалась, очень обиделся. Человек, которому я очень нравилась, не захотел иметь со мной никакого дела, потому что я сильнее его, а это больно ранит его самолюбие. Может быть, мне этим следует гордиться, Брайен?

Лаенн съежилась, стараясь казаться как можно меньше. Она не любила скандалов и ссор, и тем более, не любила являться их причиной. Она надеялась, что о ней забудут.

— Не злись, — после паузы сказал Брайен, — и прости меня за то, что я сказал. Мне очень жаль. Кстати, у тебя перчатки дымятся.

Ариана опустила глаза, заметив, что это в самом деле так. Должно быть, она и правда, сильно разозлилась. Иногда такое бывало. Когда она не могла дать выход накопившимся эмоциям, они выходили из нее таким вот образом. Может быть, для разрядки метнуть парочку молний?

— Не бойся, — язвительно проговорила девушка, — не пострадаешь. Я не убиваю людей даже в бешенстве.

— С чего тебе стукнуло в голову, что я боюсь? — зло прошипел Брайен, — я извинился потому, что не хотел тебя обидеть, идиотка.

— Что ты сказал? — ее глаза сузились.

— Идиотка, — четко повторил он, — а теперь давай, испепели меня.

— Ну пожалуйста, не ссорьтесь, — протянула Лаенн испуганно, — обязательно нужно ругаться? Ведь всегда можно договориться мирно.

Ариана повернула к ней голову.

— Не всегда. Вчера, например, это было невозможно. Когда на тебя направляют лук с намерением пристрелить, трудно вести мирные переговоры.

Лаенн вздохнула.

— Но сейчас-то это можно сделать, правда?

— Я вовсе не собираюсь никого убивать. С чего ты это взяла?

— Я не про… это. Я про ссору.

— Никто не ссорится.

И Ариана решительно отвернулась. Она стянула с рук перчатки и полюбовалась на дыры, которые прожгла. Прекрасно. Так сильно до сих пор еще не было. Собственно говоря, до сих пор она в гневе не портила вещи. Почему именно теперь? Может быть, так сильно она не злилась? Нет. Или ее сила возросла?

На перекрестке дороги девушка вызвала Тики и еще раз убедилась в том, что им следует ехать в Калимшан. Видимо, Лу не прельстил Тигент. Но положа руку на сердце, кого он вообще прельщал?

Молчание длилось долго. Дольше, чем когда бы то ни было. Лаенн больше не пыталась заговорить и не лезла с попытками примирить своих спутников. Брайен, похоже, тоже злился не меньше, чем Ариана, только перчаток при этом не портил.

Ариана задала себе вопрос, зачем она вообще таскает за собой эту процессию. Лаенн давно пора пристроить куда-нибудь целительницей, а Брайена отправить на все четыре стороны. Пусть выплачивает свои долги в другом месте и в другой компании. Ей было совершенно наплевать на это. Она никого не хотела вгонять в долги. И если что-то делала, то вовсе не в расчете на это. Пожалуй, Калимшан — самое подходящее место, чтобы расстаться с этим двумя.

Они не остановились даже для того, чтобы пообедать. Ариана не хотела есть, а остальные не рискнули напомнить ей об этом. Или не захотели. Только Лаенн принялась подозрительно часто вздыхать и с нетерпением смотреть вперед.

Когда показались высокие стены, она не утерпела и нарушила молчание:

— Это Калимшан?

— Понятия не имею, — отозвалась Ариана, — я здесь никогда не была. Но это явно какой-то город.

— Угу, — признала девушка очевидную вещь.

Стража у ворот равнодушно пропустила их, не потребовав никакой пошлины за въезд. Ариане приходилось бывать в подобных городах, так что это ее не удивило. В Ландеу, к примеру, вообще не брали пошлины с магов, а еще в ряде городов ее брали лишь на выезде. Так что, Калимшан мог придерживаться любого из этих двух вариантов.

Первое впечатление от города было почти ошеломляющим. Здесь все было совершенно иначе, чем где бы то ни было. Мостовую представляли собой ровные, прямоугольные каменные плиты, подогнанные друг к другу так плотно, что там почти невозможно было найти просветов. Дома подчинялись определенному архитектурному стилю, слишком вычурному на взгляд северян. Было слишком много зелени, ярких красок, цветов, птиц с пестрым оперением. Как позже поняла Ариана, птицы в этом городе заменяли собак и кошек. Их никто не трогал, напротив, подкармливали, предоставляя им право вить гнезда где заблагорассудится. Побочным эффектом этого был птичий помет, в изобилии покрывающий и мостовую, и крыши домов, навесы, скамейки и прочие архитектурные сооружения.

И все это находилось не так далеко от Макеше, где все было совершенно по-иному. Вот, что удивляло больше всего.

Ариана остановилась у первой, попавшейся ей на глаза гостиницы. Ей было все равно, что здесь за обслуживание и сколько оно стоит. Не советоваться же по этому поводу с Брайеном, в самом деле. Она никогда не заговаривала первой, даже если и была виновата. А сейчас девушка считала, что виноват он. Сначала он назвал ее высокомерной, самовлюбленной гордячкой, потом прибавил к этому издевательства по поводу ее способностей, почти заставив ее сказать то, чего она хотела меньше всего. Самое неприятное, то, о чем она всегда старалась забыть.

Слезая с лошади, Лаенн выкинула свой коронный номер. Ее нога застряла в стремени, и она грохнулась на землю вниз головой, повиснув в таком положении на потеху добровольным зрителям. Нужно заметить, это немало всех повеселило. Прохожие специально останавливались полюбоваться на это зрелище.

Ариана лишь тяжело вздохнула, подошла к девушке и помогла ее ноге освободиться из плена. Лаенн сконфуженно поднялась с земли и отряхнулась.

— Простите, — сказала она.

— Не извиняйся, — отозвалась Ариана, — я понимаю. Ты сама не знаешь, как это получилось. Ничего страшного. Не ушиблась?

— Да нет. Вообще-то, я привыкла. Я часто падаю.

Ариана кивнула так, словно это ее не удивляло. Впрочем, за то время, что она провела в обществе Лаенн, это уже и не могло ее удивить.

Услышав, сколько стоят номера, она едва не присвистнула, но сумела это скрыть за легким покашливанием. Следовало, конечно, покинуть столь «гостеприимное» место и отправиться на поиски чего-нибудь подешевле, но ей до смерти не хотелось затевать ничего подобного. Поэтому, девушка заказала два номера, вместо трех.

— Мы с тобой вполне в одном поместимся, — сказала Ариана Лаенн, поднимаясь вверх по лестнице, — мы ведь все равно не будем тут ночевать. Просто хочется привести себя в порядок и пообедать.

— Ага, — подтвердила девушка, — а я хотела бы пойти прогуляться, если вы, конечно, не возражаете.

— Я, конечно, не возражаю, — слегка удивилась Ариана, — ты вольна делать все, что тебе заблагорассудится.

— Я хочу попробовать найти работу, — объяснила Лаенн, чуть потупившись, — я, наверное, уже сильно вам надоела.

— Что заставило тебя так подумать? — та приподняла брови, — ты самое спокойное существо из всех, кого мне приходилось встречать. Правда, у тебя есть особенность падать на ровном месте, но у кого из нас нет недостатков?

Лаенн фыркнула.

— Все равно, мне не хочется вас обременять. Я понимаю, я просто сижу у вас на шее. У меня нет денег, нет одежды и вообще, ничего нет. И я чувствую себя неловко.

— Ты в этом не виновата, — Ариана вошла в номер, — и кстати, Лаенн, можешь говорить мне «ты» и называть по имени. Мне ненамного больше лет, чем тебе. Да, а сколько тебе лет?

— Почти шестнадцать, — ответила девушка, — через два месяца должно исполниться.

— Ну, вот видишь. А мне восемнадцать.

— Да, но вы занимаете такое положение…

— Я ничего не занимаю, — с раздражением отозвалась она, — я не принадлежу к знатному роду и не представляю собой ничего значительного. Так что, оставь эти разговоры.

— Хорошо.

— Чур, я моюсь первая, — заявила Ариана, бросая свой мешок на стул.

Спустя некоторое время они сидели внизу, дожидаясь заказа. Лаенн с любопытством оглядывалась по сторонам. Ей все было в новинку. Брайен мрачно смотрел прямо перед собой. Ариана рассматривала свои ногти, находя, что они давно требуют маникюра.

— Здесь столько птиц, — сказала Лаенн, — никогда не видела столько сразу. И все такие красивые, яркие, пестрые. Тут вообще очень красиво.

— Да, пожалуй, — признала Ариана.

— И очень необычно. Интересно, что, все города такие?

— Какие?

— Непохожие друг на друга.

— Нет, не все. Есть такие, что отличаются ото всех, а есть безликие, каких сотни.

— А вы… то есть, ты во многих бывала?

— Не так, чтобы во многих, но в некоторых. Но не в этой части Империи.

Служанка принесла заказ и расставила тарелки на столе. Лаенн тут же взяла вилку и принялась за еду. Было заметно, что она сильно проголодалась. Ариана ела спокойно, а Брайен лишь вяло ковырялся в тарелке, словно у него не было аппетита.

— Какой сюрприз, — вдруг прозвучал чей-то голос за их спинами, растягивая гласные.

Не сразу, но они обернулись. Ариана поймала себя на том, что сложила пальцы и вскинула руки в готовности произнести боевое заклинание, такое впечатление на нее произвел человек, стоявший за ее спиной. Лаенн испуганно отшатнулась.

— Ну, мисс Эвериан, разве так встречают старых друзей? — укоризненно произнес высокий и стройный черноволосый мужчина, весьма изящно отвешивая легкий поклон, — к примеру, я очень рад вас видеть.

— Неужели? — отозвалась она, подозрительно смотря на него.

— О да, и весьма. Я присяду? Между прочим, это невежливо, не предложить стула для человека, с которым вы не виделись несколько месяцев.

— Прошу вас, присаживайтесь, мистер Римериенн, — ядовито проговорила девушка, — умоляю, не заставляйте меня просить дважды.

Он негромко рассмеялся и сел.

— Не ожидал вас здесь встретить.

— В самом деле? А уж как я не ожидала! Или вы думали, что я рыщу по всей Империи в поисках вас?

— На это я надеяться не смею. Мисс Эвериан, с вами никогда не бывает скучно. Что вы здесь делаете?

— Пыталась пообедать.

Ариана все еще была настороже и не сводила с него взгляда.

— Ну, ну, — успокаивающе сказал Римериенн, — расслабьтесь, я не собираюсь нападать на вас. К тому же, здесь слишком много народу.

— А где вы собираетесь на меня напасть?

— Вообще нигде.

— Неужели? Трудно поверить.

— Почему? Вы полагаете, я буду мстить вам? Так вот, нет. Не собираюсь. Я умею признавать свои ошибки и расплачиваться за них. Думаю, я заслужил то, что получил.

Ариана вскинула брови.

— Какое великодушие, господин бывший библиотекарь! Вы поистине можете подавать пример молодежи.

Римериенн улыбнулся.

— Мне не хватало этих препирательств и ехидных замечаний. Не поверите, но я очень соскучился.

— Вы правы. Не поверю.

— Мисс Эвериан, можете продолжать прерванный обед. Вам ничего не грозит в моем обществе.

— Время, проведенное в вашем обществе, научило меня не верить вам на слово, — отпарировала Ариана.

— Только из-за того, что я один раз обманул вас?

— Не обманули. Использовали, — прошипела она, — и не один раз, а дважды.

— Мне очень жаль, — смиренно отозвался он.

— Ха-ха.

Ее спутники с интересом прислушивались к этой пикировке, но не вмешивались.

Римериенн осмотрел сидящих за столом людей так, словно впервые их увидел.

— О, это ваши новые друзья, мисс Эвериан?

— Вам что-то не нравится, мистер Римериенн?

— Ну, если вам все нравится, то как я могу возражать? Хотя на вашем месте, я бы все же поостерегся.

— Именно так я и поступаю, когда вижу вас.

— Нет, вам не следует бояться меня.

— Кто сказал, что я вас боюсь? Я просто знаю, что от вас всего можно ожидать.

— Сейчас вы можете считать, что я ваш самый преданный друг.

— О-о, — протянула Ариана, — это и в самом деле сюрприз. Наверное, я что-то пропустила. Так чего же мне следует стеречься?

— Не советую вам находиться в подобной компании. Это куда опаснее, чем мое присутствие.

Лаенн вытаращила глаза и поперхнулась.

— Нет, милая девушка, я не вас имею в виду, — тут же добавил эльф.

— У меня опасная компания? — спросила Ариана, — поточнее можно? Кого конкретно вы считаете опасным?

— Вы и сами это знаете. Находиться в компании оборотня небезопасно всегда.

Брайен бросил на него такой взгляд, что любой другой давно бы кричал «помогите».

— Свою компанию я всегда выбираю сама, — отрезала девушка, — и до сих пор обходилась без ненужных советов.

— И напрасно.

— Вашу компанию я считаю куда опаснее. И в следующий раз потрудитесь говорить о моих спутниках в ином тоне.

Это прозвучало довольно угрожающе. Но Римериенн не обиделся. Он засмеялся.

— О да, мисс Эвериан, вы совершенно не изменились. Вы готовы защищать кого угодно, кто находится в вашем незаменимом обществе. Даже если люди, и не люди, — многозначительно добавил он, — этого и не заслуживают. Но я не имею в виду никого конкретно. Вашему спутнику незачем смотреть на меня голодными глазами. Пусть лучше повнимательнее изучит свой бифштекс.

— Может быть, вам лучше уйти? — напрямик спросила Ариана, — я смотрю, вы полюбили давать добрые советы всем подряд, хотя это совершенно не ваша обязанность.

— Я всегда беспокоюсь о своих учениках, мисс Эвериан.

— Но я — не ваша ученица.

— А кто познакомил вас с рунами? Уж никак не магистр Каверли. Кстати, как он поживает?

— Понятия не имею, но надеюсь, что плохо.

Римериенн приподнял брови.

— Как странно вы отзываетесь о своем работодателе.

— Он вовсе не мой работодатель. Я на него больше не работаю.

— Потрясающе. Как вам это удалось?

— Позвольте мне оставить подробности при себе.

— Хорошо, как угодно. Замечательно, что вам удалось избавиться от его назойливой опеки, мисс Эвериан. Не скажу, что с ним приятно иметь дело.

Ариана наконец вернулась к давно остывшему обеду, хотя аппетит у нее совершенно пропал.

— И чем вы теперь занимаетесь?

— Мистер Римериенн, раньше я не замечала за вами склонности к неумеренному любопытству.

Губы Брайена изогнулись в едва заметной усмешке.

— Я же не спрашиваю у вас, чем вы занимаетесь, — продолжала Ариана.

— Почему же? Можете спросить, и я отвечу: ничем. Я просто путешествую для собственного удовольствия.

— Как я рада за вас.

Римериенн кивнул с самым учтивым видом.

— Как поживает ваш друг Коаллен?

— Думаю, что прекрасно, но точно сказать не могу.

— В самом деле? Я полагал, что вам это должно быть очень хорошо известно.

— Интересно, почему вы так полагали? — хмыкнула Ариана.

— Вы проявляли столь трогательную заботу о нем.

— Я проявлю трогательную заботу о любом, на ком используют «Боль», — резко отозвалась она, — я слишком хорошо знаю, что это такое.

— Но вам-то откуда…, - Римериенн осекся, — вы снимали руну «Болезнь» вместо «Боли»? Но зачем? Мисс Эвериан, вы что, с ума сошли? Наоборот было бы куда проще.

— Такой потрясающий учитель, как вы научил меня тому, что учиться следует на собственных ошибках, — отрезала девушка.

— А «Ужас»? Проклятье, вы и «Ужас» так же снимали?

Так как ответом ему было молчание, он понял его совершенно правильно.

— Вы совершенно ненормальная девчонка, — тихо заметил эльф, — почему вы ни разу не задали мне ни одного вопроса о рунах? Что за непонятная, противоестественная гордость!

— Давайте поговорим о чем-нибудь другом, — предложила Ариана, отодвигая от себя пустую тарелку и принимаясь за чай.

— Я вовсе не хотел доставлять вам подобных неприятностей, мисс Эвериан. Я думал, вы будете спрашивать, советоваться. Любой бы стал. Да, любой, но не мисс Эвериан. Мисс Эвериан — самая умная студентка Академии. Она всегда и все хочет делать сама.

— Вы все сказали? Это случилось давно. Не думаю, что стоит это обсуждать. Что сделано, то сделано. Я избегала неприятных сюрпризов.

— По-вашему, «Боль» и «Ужас» — сюрпризы приятные?

— Нет, но это было проще и понятнее.

Римериенн покачал головой.

— Теперь я понимаю, почему вы так настроены против меня.

— О нет, вы неправильно понимаете. Руны накладывали не вы. Вы всего лишь сунули мне этот ларец, чтобы я сделала за вас грязную работу. Как магистр Каверли. «Мисс Эвериан, я уверен, что вы справитесь, — передразнила она, — как это ни прискорбно, у меня нет ваших способностей. Я приготовил для вас все необходимое. Вам остался сущий пустяк. Поторопитесь, помните о мучениях своего друга».

Он поднялся со стула. Губы его были плотно сжаты.

— Мне очень жаль, мисс Эвериан. Честное слово, мне очень жаль.

Развернулся и направился к выходу.

Ариана спокойно сделала еще один глоток чаю и принялась за пирожное.

— Кто это? — тихо прошептала Лаенн, смотря на нее огромными глазами.

— О, это! Советую держаться от него подальше. Для собственного удобства он вывернет тебя наизнанку.

— Ариана, — это прозвучало совсем жалобно, — а что он сделал? Он тебя обидел, да?

Та задумалась.

— «Обида» — это не совсем подходящее слово. Просто это еще одно перышко на спину верблюда. Ладно, все поели? — она обвела взглядом стол, — тогда думаю, нам не стоит тут задерживаться.

В своем предположении Ариана оказалась права. На выходе с них взяли плату за пребывание в прекрасном городе Калимшан. Ариане пришлось выложить один золотой, но сделала она это с восхитительным равнодушием.

Лаенн, как и предполагалось, совершенно забыла о своих благих намерениях подыскать себе работу. Впрочем, об этом позабыли и остальные.

Их выезд снова сопровождало молчание. Даже Лаенн и та молчала, подавленная услышанным. Она не все поняла из разговора Арианы с эльфом, но то, что поняла, произвело на нее большое впечатление.

И лишь через полчаса девушка спросила:

— А этот эльф, он что, самый настоящий?

— Думаешь, у него накладные уши?

Лаенн прыснула и рассмеялась.

— Ой, нет, конечно. Я просто не так выразилась. Я никогда еще не видела настоящих эльфов.

— Тебе здорово повезло.

Девушка вздохнула.

— Ему, наверное, очень много лет.

— Ну и что? Мне, честно говоря, наплевать на это. И я предпочла бы не говорить о нем вообще.

Та закивала. Ариана проводила взглядом порхающую зефириллу, убедилась, что та не предпринимает никаких попыток свернуть с основной дороги и успокоилась.

Брайен чуть придержал коня, чтобы оказаться с ней рядом.

— Я хочу извиниться, — сказал он тихо, — прости и не держи на меня зла. Я не хотел тебя обидеть. И я готов искупить свою вину, как угодно.

— Перестань, — отозвалась Ариана, — подумаешь, слегка поцапались.

— Нет, ты обиделась.

— Меня обижали гораздо сильнее, если на то пошло.

— Но я не хочу вообще обижать тебя. Я у тебя в огромном долгу.

— Слышать не хочу об этом долге. Прекрати. Из-за вас обоих я уже начинаю чувствовать себя рабовладелицей. Не нужно выплачивать мне долги, веди себя, как обычно, вот и все.

Он сдвинул брови.

— Пойми, Брайен, — продолжала Ариана, — мне это не нужно.

— Мне это нужно. Ты простишь меня?

— Хорошо, раз тебе это нужно, то я тебя прощаю. И я на тебя уже не сержусь.

— У меня появился достойный конкурент, — фыркнул Брайен.

Она поморщилась.

— Больше всего на свете мне бы хотелось отплатить ему той же монетой, но мне не представилось такой возможности.

— Почему?

— Он сам себя наказал.

— Но ты все равно на него злишься.

— Ты бы тоже злился, если б использовали тебя.

— Ты его любишь? — шепотом спросил Брайен.

Ариана от неожиданности вытаращила глаза.

— Ты что, спятил?

Это прозвучало настолько естественно, что он рассмеялся.

— Извини. Сам не знаю, что это мне пришло в голову.

— В этом отношении душка-эльф меня никогда не интересовал.

— А в каком отношении он тебя интересовал?

— Он был библиотекарем Академии.

— И что?

— В его распоряжении было очень много книг. Понимаешь?

— Честно говоря, нет, — Брайен пожал плечами.

Ариана раздраженно вздохнула.

— Книги, Брайен. Меня всегда интересовали книги. Те, в которых побольше неизвестных заклинаний. Я их у него просто выклянчивала.

Мужчина вполне мог себе это представить, хотя понимал ее не до конца. Все же, с этой стороной характера своей спутницы он еще не был знаком. Он просто представил, как Ариана трясет эльфа за грудки, требуя у него книги, приводя всевозможные аргументы, даже самые нелепые. А отказа просто не слышит и не воспринимает.

— Мне тоже когда-то нравились книги, — сказал он.

— А теперь что?

— А теперь, — он вздохнул, — посмотри на меня. Оборотень, который читает. Представила? И не умри от смеху.

— Ты просто дурень, — заявила Ариана, — что в этом особенного? Почему ты постоянно подчеркиваешь то, что ты — оборотень?

— Потому, что мне никогда не дают об этом забыть, — огрызнулся Брайен, — вот, и эльф твой…

— Во-первых, он не мой. А во-вторых, нужно было ответить ему по существу.

— И что потом? Прыгнуть на него и вцепиться в горло? Что еще я могу противопоставить сильному магу?

— Брайен, не впадай в самобичевание. На свете полно людей, которые не умеют колдовать. А есть такие, кто даже гордится этим. У тебя есть большее, сила, твои уникальные способности. Зачем обращать внимание на слова глупцов?

Он помолчал, обдумывая ее слова. Потом отозвался:

— Спасибо. Ты — единственный человек, кто смотрит на меня, как будто я нормальный.

— Это потому, что я очень странная колдунья, — хмыкнула Ариана, — но если серьезно, то я вовсе не одна такая. Просто до сих пор тебе не повезло встретить таких людей. Но вспомни Латуа. Она не умчалась от тебя с криками ужаса.

— О да, — Брайен скорчил гримасу, — но она до самого последнего момента старалась держаться от меня как можно дальше. Разумеется, она не кричала. Но в ее глазах я видел страх.

На это возразить было нечего.

7 глава. Еще один высший маг

Дорога привела их к лесу как раз в тот момент, когда начало темнеть. Никто не задержался и не возразил, когда Ариана первой въехала под сень деревьев. Правда, чуть позднее Брайен пробормотал:

— Нужно было остаться ночевать в гостинице.

Потом кое-что вспомнил и замолчал.

— В лесу ночевать удобнее, — заявила Ариана, — здесь полно укромных местечек, нет ветра и всегда можно набрать кучу листвы для подстилки.

— Ну, если смотреть на это с твоей точки зрения, — проворчал оборотень, — тогда — да, я согласен. Удобнее, чем в чистом поле.

— В лесу можно найти грибы и орехи, — подала голос Лаенн.

Это была, безусловно, здравая мысль, но Ариана посмотрела на нее скептически.

— Кто-нибудь собирал грибы? — спросила она.

Лаенн, если уж на то пошло, видела грибы только жареными. В монастыре и его окрестностях они не росли. Да и Ариана не слыла грибником. Брайен только хмыкнул.

— И еще одно, — добавила девушка, — лично я знаю лишь определенные сорта грибов, которые требуются для изготовления зелий и снадобий. А они явно несъедобные.

— А я знаю лишь один сорт — жареные, — добавил Брайен и рассмеялся.

Этот сорт хорошо знали все трое. Ариана тоже хихикнула пару раз, а Лаенн сконфуженно вздохнула.

— Я могу поймать кролика, — сказал Брайен, делая максимально невинное выражение лица.

— Умница, — похвалила его Ариана язвительно, — я, в свою очередь, могу поджарить пару сов в полете. Но они здесь что-то не летают.

— Боятся. Грозный маг едет, — съязвил спутник.

Они снова захихикали. Между тем, становилось все темнее и темнее. На небе появилась луна, еще не полная, но многообещающая. Брайен посмотрел на нее и вздохнул. Как раз луны он и не любил.

Дорога становилась все малозаметнее и Ариане пришлось освещать ее с помощью Света. Впрочем, этот свет был достаточен для того, чтобы видеть все на расстоянии нескольких метров.

Когда он высветил впереди какую-то фигуру, это было для путешественников весьма неожиданно. Ариана первой натянула вожжи. Ее примеру последовали и остальные.

— Заплутавшие путники, — сказала фигура с насмешкой.

Теперь свет позволял рассмотреть ее подробнее. Это оказался мужчина лет двадцати пяти или чуть больше. Высокий, стройный, с длинными светлыми волосами до плеч и красивыми серыми глазами. Впрочем, лицо его, поражавшее правильностью и гармоничностью черт, тоже было весьма красивым.

— Мы не заблудились, — сообщил Брайен, — мы просто едем.

— Вы едете по моей земле, — заявил незнакомец.

Путники переглянулись.

— В таком случае, почему вы не известили об этом табличкой при въезде? — осведомилась Ариана.

Она и не собиралась язвить, но прозвучало это именно так. Мужчина перевел на нее глаза и некоторое время внимательно рассматривал.

— Впечатляюще, — наконец, заключил он, — как снаружи, так и внутренне.

— Вы не могли бы отойти в сторону? — не выдержала Ариана.

Она тоже видела, что перед ними маг с весьма сильными способностями, но его манера поведения начинала тихо раздражать девушку.

— Нет, не мог бы, — отозвался он, — это моя земля.

— Это мы уже слышали. И что дальше? Здесь нельзя ездить?

Тот слегка сдвинул брови.

— К сожалению, от меня это не зависит. Правительство Калимшана ежегодно платит мне ренту за эту дорогу, чтобы путешественники могли тут ездить. Но эта земля принадлежит мне.

— Очень рада это услышать в третий раз. Так мы можем ехать?

— Боюсь, что нет, — мужчина усмехнулся, явно, наслаждаясь ситуацией.

— Почему? — вмешался Брайен, — если вам так не нравятся путники, пустили бы их в объезд, и дело с концом.

Тот покачал головой.

— Это отнимет в три раза больше времени. Некоторые возмущаются.

— Я могу их понять, — вставила Ариана.

Она видела этого человека всего-то минут пять, а он уже надоел ей так, словно они беседовали три часа, по меньшей мере.

Мужчина снова посмотрел на нее и с превосходством усмехнулся.

— Наверное, они столь же нетерпеливы, как вы. Куда вам спешить на ночь глядя?

— А это касается только нас.

— Мисс, вы находитесь на моей земле, так что потрудитесь выражаться учтиво.

— Так вы нас пропустите? — снова заговорил Брайен.

— Не так скоро, милейший.

— Мне холодно, — жалобно произнесла Лаенн.

— В дальней дороге одеваться следует теплее, — безразлично отозвался мужчина.

— Спасибо за совет, — съязвила Ариана, — надеюсь, он бесплатный?

Лаенн в ужасе раскрыла глаза. Брайен покачал головой, а владелец леса приподнял брови.

— Это никогда не приходило мне в голову. Кстати, идея неплохая. Вы меня убедили, мисс, пожалуй, я буду брать плату еще и за советы.

— Так мы можем ехать? — спросил оборотень, — что вам нужно?

— Пошлина. Разумеется, пошлина, а вы что подумали?

— Именно так мы и подумали, — Ариана достала кошелек, — сколько?

— Разве я говорил о деньгах, мисс?

— Вы сказали «пошлина».

— Да, пошлина. Но не деньгами.

— И чем вы берете? Добрыми советами?

Он засмеялся.

— Добрых советов у меня и самого слишком много. Нет, не угадали. Попробуйте еще раз.

— Я не собираюсь стоять тут и гадать. Говорите, что вам нужно и пропустите нас.

— Не торопитесь. Всему свое время.

Ариана начала злиться. Она уже поняла, что именно представляет собой этот тип. Не в силах справиться с правительством Калимшана и отстоять право на дорогу, он утешает себя тем, что изгаляется над проезжающими.

— Такими темпами мы тут заночуем, — бросил Брайен.

— На моей земле? Одумайтесь, это будет стоить вам гораздо дороже.

— Так что же вы берете в качестве оплаты?

— Ничего особенного. Вы, наверное, подумали, что это нечто ужасное, судя по вашим лицам. Нет, я всего лишь задаю вопросы и хочу получить на них ответы.

— Вопросы?

— Конечно. Всего-навсего. Ну что, это не слишком сложно для вас?

— Какие вопросы?

— Для начала представьтесь. Должен же я знать, кто проезжает по моим владениям.

Воцарилось молчание. Спутники Арианы ждали, что она заговорит первой, но она крепко сжала губы. Она уже злилась не на шутку.

Брайен начал первым:

— Мое имя — Брайен Тьерран. Это, — он указал на Лаенн, — Лаенн… э-э-э…

— Тэлмеди, — помогла ему девушка.

Оборотень посмотрел на Ариану. Та продолжала молчать. Он почувствовал, что дело принимает серьезный оборот.

— Ариана Эвериан, — сказал он торопливо.

Ариана сверкнула на него глазами.

— Превосходно, — отозвался мужчина, — замечательные имена. Продолжим? Кто вы? Чем занимаетесь? Вы — оборотень, не так ли?

— Да, — согласился тот, — я ничем не занимаюсь.

— Ясно. Вы вольный охотник.

— А я целительница, — сообщила Лаенн, — но у меня пока тоже нет работы.

— Сочувствую.

Его взгляд обратился к Ариане. Она молчала.

— А вы, мисс Эвериан?

— То, чем я занимаюсь — это мое личное дело.

— У вас нет личных дел, пока вы находитесь на моей земле.

— В самом деле? Что ж, — она взяла в руки узду, — тогда мы покинем вашу землю немедленно.

— Не получится. Вы уже здесь. Вы уже топтали мою землю и намерены топтать ее еще раз. За все нужно платить. И я задал вам вопрос.

— Я не собираюсь отвечать на ваши вопросы, — огрызнулась девушка.

— Вам придется отвечать на мои вопросы, — слово «придется» он выделил.

— Ну уж нет.

— Мисс Эвериан, вы слишком самонадеянны, — усмехнулся мужчина уже самым наглым образом, — когда я говорю «придется», это значит, что вы ответите. Этера.

То прозвучало слишком быстро и неожиданно. Ариана даже не успела сориентироваться и выставить защиту, но кольцо Покровительства свое дело знало. Девушка почувствовала странную апатию, словно ее вдруг лишили воли и желания сопротивляться. Но это состояние было не полным. Упрямство и злость поддерживали ее на плаву, не давая плыть по течению.

— Итак, еще раз, — заявил мужчина с полным превосходством, — чем вы занимаетесь?

— А…

— Да — да.

— Атанд! — выпалила она.

Ярость нахлынула на нее мощной волной. Мерзавец, сволочь, негодяй! Н посмел применить заклинание подчинения! На ней!

— Вейлирондо! — без перехода бросила Ариана, вскинув руки.

Но хозяин леса успел произнести охранное заклятие и не пострадал.

— Ах, так, — сказал он, — вы еще и упрямица, каких мало.

— Коэлло!

— Аста!

Ариана стояла на земле, не заметив, как выпрыгнула из седла. Ей хотелось задушить этого мерзавца голыми руками. Он слишком быстро и мощно реагировал. И это бесило ее еще сильнее.

— Каварра!

Мужчина начертал перед собой Защитный щит и покачал головой.

— Как быстро вы опустились до убийства, мисс. Некрасиво. Думаю, вас следует проучить за это.

Ариана произнесла еще пару заклинаний, но они пропали впустую. И тогда ею стало овладевать недоумение. Как? Почему? Еще никто не мог противостоять такому напору, а этот даже не почешется.

— Таази, — произнес он негромко.

Словно чья-то тяжелая, невидимая рука сдавила грудную клетку, не давая дышать. Неимоверная тяжесть давила, душила, пригибала к земле. Ариана хотела произнести ответное заклинание, но не смогла выдавить из себя ни единого слова. В голове стучало, в глазах прыгали красные точки. Но она нашла в себе силы поднять руку и начертала самую мерзкую руну из всех, какие только знала.

— Перестаньте! Пожалуйста! — пронзительно закричала Лаенн.

Брайен схватил Ариану за руку и оттащил назад.

Мужчина упал на землю, поскольку руна пробила его защиту. Но все-таки воздействие оказалось не полным, помешал охранный щит и собственное сопротивление.

Он кое-как поднялся, хотя его лицо было искажено гримасой боли.

Лицо Арианы было уже почти синим.

— Сними это с нее! — рыкнул Брайен, едва владея собой.

Его челюсть вдруг стала слишком длинной для человека, показались мощные белые клыки, а руки стали похожи на когтистые лапы.

— Сними, мразь, иначе я тебе перегрызу горло, — прошипел он, оказываясь слишком близко от хозяина леса.

Так близко, что поправить уже ничего было нельзя.

— Ат… атанд, — прохрипела девушка, — атанд.

Лаенн рыдала, уткнувшись в гриву коня.

— Астеос, — пробормотал мужчина, — дрянь. Коварная дрянь. Оборотень, прочь. Все прошло.

— Хватит! — закричала Лаенн, спрыгивая и бросаясь к нему, — пожалуйста! Ну, пожалуйста, не надо больше!

Оба противника тяжело дышали, приходя в себя. Лицо Арианы постепенно возвращало себе прежние цвета.

— Запретные руны, — сказал мужчина, — какой сюрприз. И много ты их знаешь?

— Достаточно, — отозвалась девушка голосом, от которого замерзали реки, — могу продемонстрировать. Что тебе больше нравится? «Ужас»? «Отчаянье»? «Безумие»? «Проклятие»? «Сме-ерть»? — это прозвучало совсем зловеще.

— Вы прекратите или нет? — Брайен тряхнул ее за плечи, — остынь, прошу тебя. Посмотри, — он ткнул пальцем в землю.

Там чернели отпечатки ступней, все еще горячие, дымящиеся. Следы ступней Арианы.

— Вижу, вы погорячились, мисс Эвериан, — хмыкнул мужчина.

Она наградила его взглядом, полным ненависти и злобы. Ее все еще трясло от бешенства.

— Сволочь, — прошипела она, — ты первый напал на меня.

— Я? Напал? Я всего лишь хотел помочь вам, чтобы слова легче выскакивали.

— Я тебя научу… хорошим манерам.

— Ну, перестаньте, — плакала Лаенн, — ну, пожалуйста.

Ариана уже пришла в себя настолько, что обратила на это внимание.

— Хорошо, думаю, нам нужно успокоиться, — заметил хозяин леса, отряхивая щегольский плащ, — мы все немного погорячились.

Девушка похлопала Лаенн по плечу.

— Успокойся. Все в порядке.

Та бросилась ей на шею.

— Я так испугалась!

Брайен следил за мужчиной пристальным взглядом.

— Успокойтесь, — заметил тот, должно быть, уже полностью пришел в себя, — война закончена. Давайте перейдем к мирным переговорам.

Двое из троих наградили его подозрительными и совершенно неверящими взглядами. Ариана же вообще на него не смотрела.

— Я понимаю, все это произошло слишком быстро, но в конце концов, никто ведь не пострадал. Не правда ли?

Ответом было молчание.

— Ну что вы, как маленькие. До сих пор дуетесь. Все в порядке. Мы просто проверяли наши силы и умения. И все-таки, использование запретных рун весьма чревато.

— Вы что, угрожаете нам? — осведомился Брайен.

— Нет. Просто предупреждаю. Вам вполне может попасться кто-нибудь, менее лояльный, чем я и донести в Магистрат. За использование подобных рун карают весьма сурово. Вообще-то, их нельзя использовать на людях. Для охраны и защиты — пожалуйста. Но не на людях. Это под запретом.

— А вы что использовали?

— Я использовал самые обычные, распространенные заклинания и приемы. А вот мисс Эвериан — как раз напротив. Но что было, то было. Ладно. Предадим забвению, хорошо?

Брайен неопределенно повел бровями.

— Значит, нам можно ехать?

— А зачем? Уже глубокая ночь, вы не заметили?

— И что теперь?

— Ничего, — мужчина пожал плечами, — знаете, мой дом совсем близко. Десять минут ходьбы. Верхом получится еще быстрее.

— Вы живете в лесу? — удивленно спросила Лаенн.

— Здесь очень чистый воздух.

— Да, и дорога близко, — съязвил Брайен, — чтобы доставать путников.

Хозяин леса рассмеялся.

— Вы правы. А разве вам самому никогда не хотелось немного пошалить?

Оборотень подумал и признал, что хотелось.

— Ну, что? Принимаете мое приглашение?

Лаенн неуверенно взглянула на Ариану. Та молчала, глядя куда-то в сторону. Но лицо у нее было таким, что ответ не требовался вовсе. Брайен сразу это понял.

— Хорошее предложение, — сказал он, — но мы предпочитаем ночевать на природе. Под открытым небом.

— В доме, наверное, тепло, — закинула удочку Лаенн.

Оборотень взглянул на нее, и она осеклась.

— Прекрасно, — произнес мужчина, — желаю всего наилучшего.

И скрылся в густой чаще.

Лаенн вздохнула.

— Поехали, — и Брайен сел в седло.

— Зачем? — спросила девушка, — зачем нужно было так себя вести? Он ведь не спрашивал ничего особенного. А сейчас бы ночевали в доме. Могли бы помыться.

— Можно, я ее укушу? — демонстративно осведомился мужчина у Арианы.

— Ты хочешь ночевать в доме? — повернулась к ней та, — так никто ничего тебе не запрещает. Поезжай и ночуй.

— Ну, зачем ты так? — не глаза Лаенн снова навернулись слезы, — ведь мы вместе. Я просто спросила. Это было ужасно. Вы ведь могли убить друг друга.

— Кое-кого следовало убить, — проворчал оборотень, — такого наглого типа не каждый день встретишь. А как самоуверен! Но он получил по заслугам. Видела, как пошел на попятный? — это относилось к Ариане.

Она ничем не показала, что это ее волнует.

— Ладно, нужно успокоиться. Ведь все позади. Все целы, хвала богам. Кстати, — он прищурился, — неподалеку я вижу небольшую полянку. Очень удобна для ночлега? Ари?

Она взглянула на него.

— Лично мне плевать на то, что говорил этот тип. И я не собираюсь всю ночь провести в седле. Если ему не нравится наше присутствие на его земле, пусть придет и скажет об этом. А если не придет, то пусть утрется.

И Брайен, решительно взяв под уздцы коня девушки, свернул к прогалине. Несмотря на самоуправство, она все-таки подозревал, что Ариана откажется. Но она позволила ему поступать так, как заблагорассудится.

Через некоторое время развели костер и Лаенн, начавшая зевать, принялась готовить еду. Она не возражала и не спорила.

Ариана сидела в стороне ото всех, повернувшись к костру спиной. Она вовсе не злилась на своих спутников. Она просто не могла их видеть. Никого видеть вообще.

Этого не может быть! Она ведь высший маг! Она очень сильный маг! Почему она не могла справиться с каким-то там… Девушка заскрипела зубами, осознавая собственное бессилие. В этой шкуре ей еще не приходилось бывать. Мерзкое чувство, что ни говори.

Несколько минут Брайен изредка поглядывал в ее сторону, а потом встал и подошел к ней.

— Ну? — спросил он, садясь рядом, — что с тобой?

— Ничего.

— Ну да, — мужчина заглянул ей в лицо, — ты на себя не похожа. Все еще злишься? Плюнь на него. Ты воздала ему по заслугам. Видела, как он перекосился?

— Ты ничего не понимаешь, — Ариана наклонила голову еще ниже.

— Так объясни.

— Отстань.

— Не отстану. Можешь меня треснуть, но я не отстану. Давай, расскажи, в чем дело, — и Брайен рывком повернул к себе ее лицо за подбородок, — Ари…

На ее щеках блестели слезы. Это было столь невиданным и неожиданным зрелищем, что он просто опешил.

— Отстань от меня! — Ариана резко дернулась, — ты не поймешь.

— Я не идиот.

— Раз ты до сих пор не понял…

— Да в чем дело, в конце концов?

— Я применяла против него очень сильные заклинания, — каким-то жалобным и даже обиженным тоном ответила девушка, — а он их отразил. Все до единого! И меня чуть не задушил. Если бы не руны… О-о, Брайен, ты дурак и ничего не понимаешь! — Ариана уже не таясь, заплакала, — он сильнее меня, ты, идиот! Понял теперь?

Брайен вздохнул и притянул ее к себе. Поглаживал по волосам, успокаивал, а сам думал, что ничего подобного ему слышать еще не приходилось.

Не так давно Ариана ясно дала понять, что мужчины не хотят заводить с ней серьезных отношений по причине ее слишком большой силы. Людям трудно смириться с тем, что кто-то лучше их. Для мужчин это еще болезненней, особенно, когда дело касается силы. Иметь огромную магическую силу, значит, быть одному.

А сейчас эта девчонка рыдает из-за того, что ей в кои веки попался кто-то сильнее. Впервые! Это же надо!

— Я высший маг, — рыдала Ариана, уткнувшись лицом ему в плечо, — я была сильнее своих учителей. Даже Каверли побоялся со мной связываться. И Римериенн признавал, что не справится. Это нечестно! Нечестно!

— Боги, — отозвался Брайен, — успокойся, Ари. Ты ведь сама говорила, что еще не стала высшим магом.

— Но стану!

— Станешь, станешь. Может быть, этот тип — тоже высший маг. Просто он тебя старше и опыта у него побольше. Вот и все.

— Он сильнее! Я видела!

— Да — да. Но ведь он живет на свете побольше тебя. И его сила развилась больше твоей. Сама говорила, магии учатся десятилетиями. Не расстраивайся, ты еще научишься.

Ариана продолжала рыдать в три ручья.

— Послушай меня, — не оставлял своих попыток Брайен, — на свете столько магов слабее, стоит ли так расстраиваться из-за одного? Да мы его больше никогда не увидим. Ну его к дьяволу. Плюнь и разотри.

Он сунул ей платок.

Прошло еще немного времени, прежде чем девушка пришла в себя настолько, чтобы суметь вытереть слезы и высморкаться. Брайен принес ей воды и заставил выпить полный стакан. Какой все-таки она еще ребенок! Нашла, из-за чего лить слезы! Нет, это просто непостижимо.

Наконец, Ариана успокоилась. Глаза ее покраснели, но уже были сухими. Правда, настроение не из лучших.

— Ты не менее самонадеянна, чем он, — сказал Брайен, — он тоже считал, что никто не даст ему достойного отпора. А когда получил, был просто в шоке.

— Я применила руны. Это запрещенный прием.

— Он тоже не идеален. Первым напал на тебя, застал врасплох. Он совсем не имел права это делать. Так что, рыльце у него тоже в пушку. Вы квиты.

Однако, он подозревал, что квиты они будут лишь тогда, когда Ариана по уши загонит хозяина леса в землю заклинанием. Когда она одержит над ним победу. Чистую победу.

Как это все-таки занятно. До сих пор Ариана была уверена, что сильнее всех. И несмотря ни на что, испытывала законное чувство превосходства. Сегодня впервые она поняла, что это не так. То есть, встала на место обычных, более слабых магов. И это место ей не понравилось.

— Спасибо, Брайен, — сказала она.

— Да не за что, — он отмахнулся.

— Есть, за что. Я так давно не плакала…, - Ариана задумалась о том, когда это было в последний раз, и не смогла вспомнить, — что уже почти забыла, как это делается.

Он фыркнул.

— Я рад, что тебе полегчало. Ладно, пойдем есть, что ли. Надеюсь, эта повариха справилась со своим занятием и ничего не уронила.

Лаенн в их беседу не вмешивалась, хотя и видела, что происходит. Она сразу поняла, что лучше этого не делать. Ариану ей было искренне жаль, но в то же время та внушала ей какой-то трепет.

Когда к костру подошли ее спутники, девушка сказала:

— Все готово.

— Отлично, — Брайен сел на траву, — надо же, в конце концов, поесть. Да и поспать хоть немного.

Никто не стал спорить с этим здравым утверждением. Даже Ариана, хотя аппетита у нее не было. Она съела лишь третью часть того, что обычно съедала. Она уже не столь остро переживала случившееся, но все равно была очень расстроена.

Лаенн собрала посуду и закрывала котелок крышкой, как вдруг Брайен начал принюхиваться.

— Что такое? — поинтересовалась Ариана.

— Не знаю. Запах какой-то.

— Какой?

— Как будто что-то пропало. У нас все продукты в порядке?

Ариана пожала плечами и полезла в мешок. Достала припасы и тщательно обнюхала каждый.

— Все нормально. Тебе показалось.

Брайен проверил то, что нес сам и убедился в этом.

— Странно. Тут в самом деле все в порядке, но мне кажется, что запах усиливается.

— А может быть, — нерешительно вмешалась Лаенн, — где-нибудь лежит мертвое животное?

Он сдвинул брови.

— Вполне возможно, — признала Ариана, — это ведь лес. Тут бывает всякое. А у тебя просто слишком острый нюх, Брайен.

— Может быть.

Девушка приподняла брови. Сама она ничего не ощущала, но верила ему на слово. У оборотней тонкое обоняние.

Подняв голову, она прислушалась. Лес был полон звуков, которые давно не мешали путникам и создавали приятный фон. Но теперь в этих звуках что-то изменилось.

— Что? — Брайен заметил ее движение.

— Слышишь? — Ариана подняла палец.

Через мгновение он отозвался:

— Слышу.

— Что это? — спросила Лаенн и тоже прислушалась, — шорохи. Это обычные лесные шорохи.

Оборотень посмотрел на Ариану. Та не спешила ничего говорить. Она прямо вся обратилась в слух.

— Да что с тобой, Ари? Какое-то животное шуршит в своей норе, — он поморщился, вонь становилась сильнее.

— Ты не понимаешь? Звуки идут отовсюду. Проклятье, — Ариана поднялась на ноги, — мне это не нравится. Это напоминает…

— Что? Боги, неужели никто не чувствует, как здесь воняет?

Лаенн потянула носом.

— Кажется, — заметила она после паузы, — кажется, я и в самом деле чувствую какой-то запах. Правда, слабый.

— Слабый? — перекосился Брайен, — да у меня такое чувство, будто кто-то сдох прямо перед моим носом.

«Шух — шух», — слышалось из темноты, — «шух — шух».

Ариана произнесла заклинание, и поляна осветилась.

— Сюда идут, — сказала она тихо.

— Кто? Кто идет? — Лаенн вытаращила испуганные глаза.

— Не знаю, кто, но смердит от него ужасно, — добавил Брайен, — какой запах. Это…

— Запах мертвечины, — договорила Ариана за него.

Оба уставились на нее в изумлении.

— Что?

— О нет, — простонала Лаенн, — что ты хочешь этим сказать?

— Так пахнут трупы.

— Но откуда здесь… И потом, кто тогда идет?

— Они и идут.

У новоиспеченной целительницы сделался такой вид, будто она сейчас упадет в обморок.

— Но мертвые не ходят.

— Ходят, если их поднимут.

Брайен поверил ей раньше, чем осознал сказанное. Это было именно то, о чем задолго предупреждал его нос.

— Нужно убираться отсюда, — бросил он, хватая свой мешок.

— Стой, — Ариана остановила его жестом, — куда ты собрался идти? Они вокруг нас.

— Они не могут быть повсюду. Нужно найти место, где их нет.

— Подожди. Никто никуда не идет. Стойте на месте.

— Ты спятила? Я вовсе не хочу…, - он осекся, глядя вперед.

На освещенное место выступил первый ходячий мертвец. Выглядел он просто ужасно. Да и как еще может выглядеть мертвое тело?

Лаенн пронзительно завизжала и бросилась, было, в сторону, но Ариана успела поймать ее.

— Не беги! — рявкнула она, — нельзя! Стой на месте! Слышишь меня?

— Зачем? — спросил оборотень, оглядываясь.

Положение становилось все более угрожающим. Покойники прибывали, окружая поляну. Они шли медленно, но неуклонно.

— О, великая богиня Эгида! Прости меня, прости! Я всегда тебя чтила! Я выполняла все наказы, я усердно молилась, — с искаженным лицом запричитала Лаенн, падая ниц, — о нет, нет, не надо так меня наказывать!

— Пусть подойдут ближе, — произнесла Ариана.

— Ты в своем уме? Хочешь шарахнуть по ним чем-нибудь? Это же бессмысленно. Мертвые не чувствуют боли.

— Я знаю. Поверь мне, Брайен, я знаю, что говорю. Следи за Лаенн, чтобы она ничего не выкинула. И стой на месте, — эти слова девушка подчеркнула, — что бы ни случилось. Ясно?

Брайен поглядывал на шаркающие фигуры и ему ужасно хотелось бежать отсюда как можно дальше. Но он кивнул головой.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Ариана сосредоточилась. Еще немного. Еще пара шагов.

— Ну, — прошептала она одними губами, — давайте.

Лаенн с совершенно безумным видом вскочила на ноги и хотела бежать, сама не зная, куда, но Брайен успел схватить ее за руку.

— Эста ту а эни! — Ариана вскинула руки, — стоять на месте!

Размеренный шорох прекратился. Окружавшие их мертвецы замерли.

— Что ты…, - начал пораженный оборотень, но не договорил.

— Атана, — заговорила девушка.

Она продолжала читать знакомые слова, даже не напрягая мозг. Заклинание само просилось на язык. Брайен заворожено следил за ней взглядом, даже Лаенн перестала вырываться и лишь дрожала.

Когда отзвучало последнее: «Ту туэ, ту туэ», шеренга мертвых дружно рухнула на землю и скрылась под ней.

На поляне стояла звенящая тишина. Никто не шевелился.

И в этой тишине раздались звучные хлопки.

Люди резко обернулись на звук. Ариана снова взмахнула кистями рук, но тут в полосу света выступил хозяин леса и произнес:

— Браво. Это было очень эффектно. Вы не перестаете удивлять меня, мисс Эвериан.

— Мерз-завец, — вырвалось у девушки, — самый натуральный под-донок.

— Не нужно грубить. Не ожидал такого от коллеги.

— Я тебе не коллега, ты, ублюдок, — Ариана заскрипела зубами.

Брайен положил руку ей на плечо.

— Успокойся. Он-то здесь причем?

— Он-то? Да ведь это он все и устроил! — выпалила Ариана, — ты что, не понял?

— Догадливая девочка, — усмехнулся мужчина, — не ожидал. На некроманта ты не похожа.

— Некромант?! — ахнула Лаенн, — это тот, кто… О-о, я поняла! Богиня Эгида!

— Ты некромант? — Брайен в упор посмотрел на хозяина леса, — ты поднял их и натравил на нас?

— Ничего подобного. Я не собирался причинять вам вреда. Да и какой вред могут нанести мертвые некроманту? — он склонил голову перед Арианой.

— Брось паясничать. Ты не знал, что она тоже…

— Нет, не знал. Но никто бы вас не тронул. Я просто хотел вас немного позабавить.

— Это было очень забавно, — тяжело бросил оборотень, — спасибо за редкое развлечение. Ты хотел нас попугать, это будет вернее. Натравил на нас трупы, с-сволочь.

— Спокойнее, — отозвался тот, — дело не заняло и пяти минут. Что суетиться? Все целы. Допускаю, что это было немного неприятно, но…

Он не договорил. Ариана шарахнула в его сторону Раздвоенной Молнией, прямо под ноги, отчего мужчина подпрыгнул и отскочил.

Брайен уничтожающе захохотал.

— Бис! — издевательски добавил он, — это было еще эффектнее. Не ожидал, что он может так прыгать.

Лицо хозяина леса искривила злобная гримаса.

— Опять за свои штучки? — прошипел он, — никак не угомонишься? Тебе так хочется меня убить?

Ариане давно хотелось его убить. Это было самым горячим ее желанием на протяжение пары часов. Но вместо того, чтобы подтвердить это, она сказала:

— Что ты. Мне просто хотелось тебя позабавить.

Оборотень одобрительно закивал. Но почти сразу же оставил свое занятие, так как заметил, что хозяин леса вскидывает руки. Этот жест был ему слишком хорошо знаком. Да и Ариана вся подобралась, чтобы отразить нападение.

Бросившись между ними и не подумав о том, что может оказаться первым, в кого угодит заклинание, Брайен загородил девушку спиной и проговорил:

— Прекратите немедленно. Ты, — он ткнул пальцем в мужчину, — я к тебе обращаюсь.

— Почему только ко мне? — огрызнулся тот, — она первая на меня напала.

— Во-первых, не напала, а только предупредила. А во-вторых, ты уже два раза именно так и поступал — нападал первым. Может, хватит?

Тот немного поскрипел зубами, что-то пробормотал себе под нос, а потом сказал:

— Ладно, хватит. Да я и не собирался сейчас ни на кого нападать.

— А мертвецов кто сюда нагнал?

— Да какие же это опасности! — мужчина пренебрежительно фыркнул, — повторяю, они ничего бы вам не сделали.

— Ха-ха, — бросила Ариана из-за спины Брайена, — не сделали бы. Только немного покусали бы. Ерунда, ничего страшного. Стоит ли обращать внимание.

Лаенн, которая до сего момента тихо стояла в стороне, прислушиваясь к разговору, вдруг побелела и сползла в траву, словно из нее вынули стержень.

Мужчины обернулись и посмотрели на нее с недоумением.

— Что случилось? — непонимающе спросил хозяин леса, — как будто, я ничего такого еще не сделал.

— Не обращай внимания, — посоветовал ему Брайен, — она часто в обмороки падает.

Судя по всему и несмотря на всевозможные разногласия, эти двое уже нашли общий язык.

Ариана отошла к Лаенн, проверила зрачки, а потом полезла в свою сумку за укрепляющим средством.

— Давно хотел спросить, — продолжал оборотень, — как тебя зовут-то? Или это не тот вопрос, какие задают на твоей земле?

Тот досадливо поморщился.

— Я ничего особенного не спрашивал. И ни к чему было так заводиться, — и бросил взгляд искоса на девушку, присевшую рядом с Лаенн.

В пальцах она вертела какую-то коробочку.

— Она не любит этих вопросов, — понял Брайен и хмыкнул, — прямо из себя выходит.

— Да, это заметно.

— Так как же тебя зовут?

— Эдвард. Эдвард Дэверел.

— Приятно познакомиться, — съехидничал Брайен.

— Да ладно, не язви. Сам подумай. Все это, — он повел рукой, — принадлежит мне. Это мои владения. Как бы ты прореагировал, если б тебе заявили, что ты должен позволять всякому сброду проезжать по своей земле?

Оборотень приподнял брови:

— Ты не единственный землевладелец, через угодья которого проезжают люди. Но до сих пор никто не требовал с нас пошлину.

— Значит, до сих пор вы не проезжали по их землям, — хмыкнул Дэверел, — поверь, я знаю, что говорю. С вас обязательно взяли бы пошлину. Это законное требование.

— Ну, допустим. Но я очень сомневаюсь, что другие землевладельцы натравили бы на нас мертвяков. Даже с целью попугать.

— На свете немного некромантов. Тебе повезло, что ты повстречал двоих.

— Повезло? Ну, это как сказать.

— Что же, твоя подруга не рассказывала тебе о своих способностях? — с подковыркой спросил мужчина.

— Для начала, она — не моя подруга. Я просто помогаю ей кое-кого найти. К тому же, она не больно любит рассказывать о себе.

Дэверел кивнул.

— И кого вы ищете?

— Спроси об этом у нее, — Брайен кивком голову указал на Ариану.

— Спросить — и устроить еще одну драку?

— На сей раз и мне достанется.

— Какая скрытная колдунья, — Дэверел сел поближе к костру и протянул к нему руки.

Тем временем, Лаенн уже очнулась и даже приняла снадобье, которое Ариана почти силком запихнула ей в рот. После чего велела сесть к огню и погреться.

— Ты вся синяя, — заявила она напоследок.

Лаенн с опаской приблизилась к костру и постаралась сесть как можно дальше от хозяина леса. Некромантия как таковая внушала ей ужас и отвращение. Она не понимала, как можно добровольно заниматься таким делом.

— Мисс Тэлмеди, я — мирный, — заметил ее ухищрения Дэверел.

Лаенн в это уже совершенно не верила.

— Интересно, где обучают некромантии? — многозначительно спросил Дэверел, не глядя на Ариану, но подразумевая ее.

— А ты сам? — отозвался Брайен, — изучал на дому?

— Я — другое дело. Я из Калимшана. В нашей академии не обращают внимания на глупые магические условности. Еще и словечко придумали: тайная магия, — он фыркнул, — зачем упускать из вида такие важные разделы? Наш магистр это понимает. Между прочим, в распоряжение всех студентов, избирающих некромантию профилирующим предметом, предоставляется старое кладбище. Там уже давно никого не хоронят.

— И вы там практикуетесь, — согласно кивнул Брайен.

— Именно так. В некромантии без практики делать нечего.

Лаенн скривилась от отвращения.

— Это омерзительно, — сказала она, — как можно столь неуважительно относиться к останкам? Любой умерший должен покоиться с миром.

— Мы не тревожим умерших, — с едва заметным превосходством улыбнулся Дэверел, — мы всего лишь используем пустые оболочки, которые уже никому не нужны.

— Понимаю. Это ваше оправдание. Чтобы спать спокойно, — вставил Брайен.

Ариана сидела чуть позади всех и слушала, но в разговор не вступала. Ей совершенно не хотелось разговаривать с Дэверелом. Она просто мечтала о том, когда он уйдет. Но судя по всему, пока тот не собирался этого делать.

— Вы осуждаете некромантию или магию вообще? — уточнил Дэверел у Лаенн.

— Как я могу осуждать магию? Я ведь целительница и обладаю силой. Но некромантия… Я всегда считала, что это удел темных магов.

— Ну и что? — тот пожал плечами, — считаете меня темным магом? На здоровье. Но в таком случае, ваша спутница тоже темный маг.

— Она добрая, — насупилась девушка.

— А вам никогда не приходило в голову, что можно быть темным магом и оставаться добрым человеком?

— Оставаться добрым, вызывая мертвецов и насылая их на мирных путников? — не смолчал Брайен, — вряд ли.

— А я и не утверждаю, что я добрый, — усмехнулся Дэверел.

— И что, в вашей академии можно открыто заниматься тайной магией? — спросила Лаенн.

— Разумеется. Магистр Тефнут лишена ханжества. Тайная магия — такая же магия, как и любая другая.

— А что еще входит в тайную магию?

— Руны.

— О, руны, — протянула девушка со скрытым восхищением.

— Да. И многое другое. Но вам ни к чему это знать. Вы ведь не признаете тайной магии.

— Я просто из интереса.

Чуть помедлив, Лаенн поднялась на ноги.

— Пойду спать, — сообщила она остальным и отправилась к месту, где лежали ее вещи.

— Здесь слишком холодно для сна, — заметил Дэверел, — не понимаю, что вы находите в ночевке под открытым небом.

— Иногда приходится, когда нет другого выбора, — отозвался Брайен.

— Но выбор у вас как раз был.

— Ну да. Ты ведь такой гостеприимный хозяин, — мужчина подчеркнул слово «гостеприимный».

Тот хмыкнул.

— У меня редко бывают гости.

— Неудивительно.

— Да не язви ты. Нынешнее столкновение — случай беспрецедентный. Обычно, все проезжающие охотно отвечают на мои вопросы.

— И поспешно уезжают, радуясь, что так легко отделались.

— Я никому не угрожаю. Агрессивны были вы, а не я.

— Хочешь сказать, мы сами напросились?

— Давай сменим тему, — нахмурился Дэверел, — сколько можно переливать из пустого в порожнее? Возможно, я был не совсем… э-э-э… лоялен…

— Это ты называешь лояльностью? Ну, ну.

— Ну хорошо, я немного погорячился. Откуда мне было знать, что я встречу такое яростное сопротивление? — он снова бросил взгляд на Ариану, — да еще встречу такого знатока в области рун и некромантии. Где вы учились, мисс Эвериан?

Ариана отреагировала на этот вопрос должным образом, то есть промолчала.

— Впервые вижу человека, которого перекашивает от самого безобидного вопроса. Даже на вопрос: «как вас зовут?» она корчит гримасы. Это, разумеется, возмутительное вмешательство в частную жизнь.

— Боюсь, ты не с того начал, приятель, — ухмыльнулся Брайен.

— Между прочим, я должен злиться куда сильнее, чем вы.

— Это еще почему?

— Потому что вы разрушили все мои начинания. Даже попугать вас как следует не удалось. Но я снес это достойно.

Брайен не выдержал и рассмеялся.

— Ну и самомнение у тебя. Скажи-ка, ты не претендуешь, случайно, на звание высшего мага?

— Допустим. Что тебя удивляет?

— Ничего. Но ты не единственный.

Теперь оба мужчины посмотрели на Ариану, которая наградила их суровым и мрачным взглядом.

— Это я понял, — отозвался Дэверел.

Девушка поднялась и отошла подальше, устроившись на куче сухих листьев и завернувшись в плащ.

Дэверел посмотрел на Брайена.

— Значит, собрались ночевать здесь?

— Ты против?

— Я против, но мне очень не хочется начинать выяснять отношения с коллегой, — он чуть усмехнулся, — я уже предлагал вам альтернативу, но вы отказались.

— Пойми меня правильно. Лично я не против твоего предложения, несмотря на все твои заскоки. Но решаю здесь не я.

— Ясно. И ты так спокойно это терпишь?

Оборотень пожал плечами.

— Это ее дело. Я, можно сказать, напросился.

— Почему?

— Я у нее в долгу, хотя она это и отрицает. Но я знаю, что должен этот долг вернуть. Я не люблю оставаться должным.

— Что за долг? Или это секрет?

— Она спасла мне жизнь.

— О-о.

— И еще кое-что сделала. Так что, командует здесь она.

— Надо же. Оказывается, она способна на щедрые жесты.

— Ты и не представляешь, насколько. Взять, к примеру, эту недоделанную целительницу. Ее она тоже спасла. И кстати, едет по этому же самому делу — спасению.

Дэверел присвистнул.

— И я подозреваю, что мы не первые. И не последние, если уж на то пошло. Может, у нее такое хобби?

— Это юношеский максимализм. Став чуть постарше, люди начинают понимать, что спасение — вещь бессмысленная, хлопотная и накладная.

— Лично мне грех жаловаться, — посуровел Брайен.

— Ну, разумеется. Но ты ведь понимаешь, что я хочу сказать.

— Да.

— Все-таки, куда вы едете?

— А тебе зачем?

— Вы так старательно это скрываете, что разожгли мое любопытство. Это что, дело государственной важности? Спасение наследника престола?

— Да нет, дело самое заурядное. Но это не мой секрет.

— Я буду молчать, как рыба, — пообещал Дэверел, подвигаясь ближе.

Брайен колебался. Он посмотрел в сторону, куда ушла Ариана. Кажется, расстояние было достаточно большим для того, чтобы она ничего не услышала. И к тому же, он сам не понимал, зачем делать из ее похода великую тайну. Наверное, только из вредности. Вы хотите это знать? Так вот же, фиг вам.

И Брайен решился. Сев поближе к Дэверелу, он рассказал ему о пропавшей подруге. Это заняло совсем немного времени. По окончании рассказа тот высоко поднял брови.

— И это все? Я-то думал! Судя по всему, твоя спутница из тех, кто обожает из всего делать тайну.

— Она просто не любит расспросов.

— А где она училась?

— В Макеше. Но смотри, ты обещал молчать.

— Я помню. И я буду молчать. Значит, в Макеше. Никогда не думал, что в тамошней Академии практикуется некромантия.

— Честно говоря, я об этом немного знаю. Сам понимаешь, она мне не все рассказывает. Но теперь она работает в Белой Башне. Может, поэтому.

— В Белой Башне? Однако, — Дэверел покачал головой, — какая карьера! Неплохо, неплохо. Впрочем, высшие маги попадаются еще реже некромантов. Трудно удержаться и не заполучить такого.

Он помешал угли в костре.

— Надо бы добавить дров, иначе он скоро погаснет. К утру вы совершенно окоченеете.

— Я и сам собирался.

— Ну что ж, — Дэверел поднялся на ноги, — полагаю, мне пора. Я и так отнял у тебя много времени. А ведь тебе еще поспать нужно.

— Я могу не спать несколько ночей подряд, — отозвался Брайен.

— Значит, выезжаете на рассвете?

— Скорее всего.

— Тогда счастливого пути.

Он уже собрался уходить, но, словно вспомнив о чем-то, повернулся к оборотню.

— Можно задать тебе личный вопрос?

Тот удивленно посмотрел на него.

— Личный вопрос? Это интересно. Задавай.

— Ты говорил, что она не твоя подруга. Почему? Она ведь тебе нравится, не так ли?

— Она слишком хороша собой, чтобы не нравиться. Но…

— Что?

— Трудно объяснить. Для этого ведь нужно обоюдное согласие. И потом, честно говоря…

Дэверел ждал ответа и не собирался уходить.

— Она слишком сильная, — неохотно сообщил Брайен, — иногда меня это подавляет. Неприятное ощущение. Постоянное превосходство, кто на такое согласится?

Тот кивнул.

— А теперь говори, зачем тебе это?

— Просто так. Из любопытства.

Брайен оскалился.

— Я ее прекрасно понимаю. Сейчас мне очень хочется тебя прибить.

Дэверел рассмеялся.

— Да, я такой, всех раздражаю. Ладно, не злись. Что такого я спросил? Это вполне естественно. Ты путешествуешь с красивой девушкой и между вами ничего нет. Странно, согласись?

— К ней просто так не подъедешь, — буркнул Брайен, — и потом, не каждая захочет связываться с оборотнем.

— Приятель, для таких, как она оборотень — домашняя, безобидная зверушка.

— А я не хочу быть домашней зверушкой, — огрызнулся тот.

— Я понял. Ну что ж, счастливо оставаться. Надеюсь, ваша миссия завершится успехом.

И сделав прощальный жест, Дэверел удалился.

8 глава. Полнолуние

Утром все были хмурые и невыспавшиеся. Все, кроме Брайена, который спал разве что пару часов, а был бодр и свеж, как огурчик. Он и разбудил женскую половину отряда.

Стуча зубами от холода, ежась и обхватив себя руками, девушки побежали к ручью умываться. Вернулись оттуда слишком уж скоро, даже чистюля Ариана. Мыться ледяной водой было как-то не очень комфортно.

Брайен тем временем вскипятил воду и заварил чай. На завтрак они на скорую руку поели бутерброды.

— Ох, ну и холодища, — проговорила Лаенн, скукожившись и постукивая зубами, — з-з-з. Я превратилась в ледышку.

— Осень, — отозвалась Ариана, — ночевки на свежем воздухе все менее приятны.

— Да уж, — девушка поплотнее закуталась в плащ, — я вообще не вижу в них ничего приятного. В любое время года. Жестко, холодно, все колется. Брр.

— Может быть, она — заколдованная принцесса? — съязвил Брайен, обращаясь к Ариане.

Лаенн насупилась и отвернулась. Ариана зевнула, прикрыв рот ладонью.

— Я ужасно не выспалась, — заявила она, поднимаясь на ноги.

Завтрак был закончен. Затушив костер, они расселись по седлам и отправились в путь.

Брайен поглядывал по сторонам, подозревая, что Дэверел не обойдется без сюрпризов. Такой уж он был человек. Мог обещать что угодно, даже клясться, но если подвернется подходящая возможность, обязательно ее использует. А уж если шлея под хвост попадет…

Впрочем, его подозрения оказались безосновательными. Никто им не встретился. С трудом, но можно было поверить, что Дэверел оставил их в покое.

Внезапно кое-что вспомнив, оборотень повернулся к Ариане.

— Скажи-ка, — начал он, — а где ты училась некромантии? Неужели, в своей академии?

Она посмотрела на него сумрачным взглядом.

— Я нигде ей не училась. Я всего-то и знала, что пару заклинаний, вот и все. Правда, в Белой Башне я узнала больше.

— Но откуда же тогда ты их вообще знала, эти заклинания? — не отставал Брайен и вдруг понял, — книги! Да? Ты говорила, что любишь читать книги. Это были запретные книги?

Ариана неохотно кивнула.

— Но ты ведь понимаешь, что это может быть опасно?

Девушка пожала плечами. Судя по выражению лица, опасность ее волновала меньше всего.

Брайен покачал головой. Он кое-что начал соображать. Теперь характер его спутницы стал ему более понятен.

— Ненавижу некромантию и не пойму, как можно заниматься такими вещами, — вмешалась в беседу Лаенн, — это самое противное и гадкое занятие из всех, что существуют. Не знаю, что может быть хуже.

— А я знаю, — отозвалась Ариана, — поверь, есть множество вещей похуже некромантии. А она, по сути, только использует мертвых для своих целей, вот и все.

— И что может быть хуже? — не сдавалась девушка.

— Я слышала о маге, который постоянно возил с собой статуэтку, изображающую ягуара. Он никогда с ней не расставался. Когда ложился спать, ставил ее в изголовье кровати, а в пути вез ее в дорожном мешке, обернутую в мягкую ткань.

Лаенн приподняла брови:

— И что? Что в этом ужасного?

— Погоди, не все сразу. Он возил с собой статуэтку десять лет. Десять лет! А потом выяснилась тайная подоплека этого.

— Какая? — заинтересовался Брайен.

— Это была не статуя, а заколдованный человек. Живой человек. И он жил все эти десять лет, не в состоянии ни пошевелиться, ни вздохнуть.

Лаенн ахнула, прижав пальцы ко рту.

— Великая Эгида! Человек!

— После смерти мага стало возможным вернуть ему изначальный облик, — продолжала Ариана, — но никто не стал этого делать.

— Великие боги! Почему?

— Потому что человек не в состоянии столько выдержать. При обращении в животное или предмет он теряет волю к жизни, умственные и магические способности. Вполне возможно, что за эти десять лет он забыл даже, как следует дышать.

— Это слишком жестоко, — сдвинул брови Брайен.

— Да.

— Но зачем? — воскликнула Лаенн, — зачем тот маг так над ним издевался?

— Не знаю. Это было очень давно. Возможно, тот его обидел или разозлил. Некоторые люди не соизмеряют вину и наказание.

— Ужас! И что, любой маг может вот так превратить человека в статую?

— Превратить — да. Но ненадолго. Обычные заклинания кратковременны. В том случае было сильное заклятие. Или проклятие.

— И чем сильнее маг, тем лучше у него это выходит, так ведь? — мрачно подытожил Брайен.

Ариана кивнула.

— Ясно. Что ж, убедительно. Теперь некромантия нравится мне гораздо больше. В конце концов, мертвое тело — это только мертвое тело.

— Но его заставляют ходить! — возразила Лаенн горячо, — и неизвестно, что еще.

— Некоторых живых можно склонить к самым мерзким поступкам всего лишь с помощью нескольких золотых, — хмыкнул Брайен, — а иным, — добавил он мстительно, — даже денег не надо.

— Но убийство — это самое худшее, на что способен человек, — не сдавалась целительница, — тот, кого превратили в статую… Это, конечно, ужасно, но по крайней мере, маг его не убил.

— Лучше бы он его убил. Это было бы гуманнее.

Лаенн открыла, было, рот, чтобы возразить, но осеклась и замолчала. Должно быть, у нее закончились аргументы для спора.

Некоторое время они ехали в полном молчании. Каждый думал о своем.

— Магия — ужасная вещь, — наконец, заметила девушка вполголоса.

Ариана хмыкнула.

— Все зависит от того, как ее использовать. Если как средство для убийства, то для этого годятся любые подручные средства. Некоторые люди убивают десятками, не прибегая ни к какой магии.

— Да, верно, — подтвердил Брайен, — если человек — подонок, неважно, какой именно силой он обладает. Он все равно будет использовать ее во зло.

Лаенн вздохнула.

— Я вижу, у нас тут возник небольшой философский спор, — усмехнулась Ариана, — философы на любую тему спорят веками. Давайте оставим это.

— Согласен.

— Угу, — подтвердила и целительница.

До сих пор никаких особенных неожиданностей в этом путешествии не возникало. Тики вела их по дороге, не сворачивая, по тому самому маршруту, который изначально предполагала Ариана. Теперь на очереди был Туан, небольшой портовый город. Последний город в этой части Империи. Как правило, сюда прибывали люди из других стран, либо те, кто отбывал на чужбину. Ничем другим Туан примечателен не был. И как любой портовый город, жил рыбной ловлей, приемом и обслуживанием приезжающих и уезжающих, а также служил некоей базой для приема, дальнейшей сортировки и распространения ввозимых товаров. Это был город, куда стекались всевозможные торговцы и купцы.

Проследив по карте путь зефириллы, Ариана все больше убеждалась в том, что Лу направлялась именно в Туан. Хотя, возможно, она могла свернуть на любую из двух дорог, ответвленных от главной. Возможно, но маловероятно. Причина, по которой подруга так стремилась в Туан, могла быть одна, и она Ариане очень не нравилась. Неужели, Лу решила покинуть Империю? Может быть, остальные правы, она в самом деле кого-то встретила и вознамерилась отправиться с этим человеком в странствия? Помнится, когда-то она изъявляла такое желание. Точнее говоря, предположение. Мол, после окончания Академии она, возможно, отправится путешествовать.

Ариана всегда думала, что это только слова. Лу не тот человек, кто охотно покидает насиженное место. Для путешествий нужно быть человеком, легким на подъем, не обремененным семьей и заботами, тем, кого почти ничего не удерживает. Таким человеком была она сама. У нее даже не было дома, как такового. И лишь некоторое время назад появилась работа. Ее семья была не из тех, что удерживают. Но Лу, потомственный друид, с ярко выраженной склонностью именно к этому роду деятельности… Друиды, как правило, не склонны к странствиям, особенно, если живут семьями и сообществами. Странствуют лишь те, для кого это явилось новым решением, особенным выбором. Ведь маги не всегда идут по стопам родителей. Если твои родители — друиды, велика вероятность того, что ты тоже станешь друидом и будешь жить поблизости. Но бывает и наоборот, когда маги, в чьих семьях нет ни одного хранителя леса, изъявляют желание стать друидами. Такие пускаются в странствия в поисках подходящего места обитания.

И потом, даже если Лу решила отправиться в странствия, почему выбрала маршрут, где лесов практически нет? В тех, что встречались им на пути, она не задерживалась. В чем же, в конце концов, дело? Над этим вопросом можно было ломать голову до бесконечности. Все равно, точный ответ будет известен лишь тогда, когда Лу будет найдена.

«Надеюсь, у тебя все в порядке, — подумала Ариана, — надеюсь, ты вместе с кем-то, кого любишь и счастлива». Но в то же время сама в это не верила.

И тут чья-то рука удержала ее повод. Девушка обернулась. Брайен приложил палец к губам.

— Тсс, — прошипел он, — остановись.

Ариана послушно натянула поводья.

— Что?

— Слушай.

Она прислушалась. Нельзя сказать, что ничего не услышала. Но это были обычные, дневные степные звуки.

— Что такое? — помедлив, спросила она, — что ты слышишь?

— Как будто, кто-то стонет.

Ариана снова прислушалась. Ничего. Но соперничать с острым слухом оборотня было глупо.

— Поехали, — сказала, наконец, девушка, — веди туда, откуда это слышится.

— Опять спасательная операция? — понимающе усмехнулся Брайен.

— Ты сам обратил на это внимание, — она передернула плечами.

— Может, я от тебя заразился.

— Ну да. Ладно, веди и не болтай.

— А что там? — вмешалась Лаенн, — я ничего не слышу.

— Сейчас узнаем.

Брайен свернул с основной дороги на боковую тропку, малозаметную в траве. Вокруг простирались бескрайние поля, и лишь в стороне росла небольшая группка деревьев. Если глядеть сверху, то она образовывала вытянутое кольцо. Именно туда уверенно следовал оборотень.

— Может, там какое-нибудь животное? — предположила Лаенн.

Ариана пожала плечами.

— Я ничего…, - не договорив, она поняла, что слышит.

Какое-то сдавленное мычание, похожее на стоны, в которых слышались умоляющие нотки.

— Ой! — целительница прижала ко рту ладонь, — слышу!

Они невольно ускорили шаг лошадей.

Как уже было сказано, деревья росли по кругу, в центре которого располагалось нагромождение валунов, овальной, сужающейся кверху формы. К одному из этих валунов была привязана человеческая фигура.

От неожиданного зрелища путешественники остановились.

Это была высокая, статная женщина лет двадцати пяти, черноволосая, с тонкими чертами лица. Вся она была покрыта пылью, так что, казалось, что ее кожа значительно темнее, чем на самом деле. Рот ее был крепко затянут какой-то тряпкой, из-под которой и слышалось это невнятное мычание.

Лаенн ахнула.

— Кто мог такое сделать? — вопросила она у пространства.

— Кто бы это ни был, их здесь уже нет, — отозвалась Ариана и произнесла заклинание, освобождающее от пут.

Женщина упала на колени, упершись руками в землю. Ее длинные волосы свесились вниз, совершенно закрывая лицо.

— Ну что ж, целительница, у тебя появилась работа, — негромко заметил Брайен.

Лаенн закивала и спрыгнув с коня, наклонилась к упавшей.

Пока она ее осматривала, Ариана внимательно оглядывала валуны, окруженные деревьями и качала головой.

— Какое странное место, — заметила она вполголоса.

— Это жертвенник, — четким, хорошо поставленным голосом ответила женщина, повернув к ней голову.

— Пожалуйста, — просительно произнесла Лаенн, — постарайтесь не двигаться пока и не разговаривать. Вы серьезно ранены.

— Ерунда, — женщина отмахнулась, — это мухи поработали. Уже второй день я нахожусь здесь. Просто перевяжите, и все.

— Но я могу вас вылечить, — возразила девушка, — это займет несколько минут.

— Жертвенник, — повторила Ариана, — и кого здесь приносят в жертву?

— Побежденных, — невозмутимо отозвалась женщина в то время, как Лаенн водила пальцами над ее раной, что-то шепча.

— Кажется, мы во что-то вмешались, — прошептал Брайен Ариане, — хотя, странно все это.

— В жертву кому? — спросила девушка.

— Воинственной богине Ханн. Ей приносят в жертву всех, кого удалось захватить на поле боя.

— Разве тут идет война?

— Между нашими кланами всегда идет война, — отрезала женщина, — где бы мы ни столкнулись. Свет не видывал более подлого клана, чем Энд’Рионэлл. Они напали на меня вшестером.

Лаенн закончила шептать, и освобожденная несостоявшаяся жертва поднялась на ноги.

— Благодарю вас, — величественно проговорила она, — вы спасли мне жизнь, и я этого не забуду. Джуан Энд'Кариолл всегда возвращает свои долги. Назовите мне свои имена.

Ариана сдержала недовольную гримасу. Брайен усмехнулся, заметив это. Лаенн по очереди назвали их имена, понимая, что дожидаться ответа остальных придется долго.

Джуан Энд'Кариолл кивнула. Потом сняла с шеи ромбовидный амулет на кожаной ленте.

— Возьмите это. В любое время, когда вам понадобится помощь, произнесите мое имя и бросьте его оземь. Мой меч всегда к вашим услугам.

Она протягивала амулет Брайену, единственному мужчине в их компании, и ему ничего не оставалось, как взять его. Ариана нисколько не была в претензии, напротив, она ужасно радовалась тому, что ее минует чаша сия.

— Вы — хорошая целительница, — повернулась Джуан к Лаенн, — ваши умения могли бы нам пригодиться. И наш клан хорошо платит.

— Клан? — растерянно переспросила та.

— Да. Клан Энд'Кариолл. Я — его старшая дочь и могу говорить от имени всех.

— О-о, — протянула Лаенн, — я не…, - и взглянула на Ариану.

Это было первое предложение, полученное ею за всю жизнь. Девушка, конечно, хотела найти работу, но не ожидала, что это произойдет именно так.

Джуан ожидала ответа, а Лаенн поглядывала на своих спутников, словно спрашивая, что ей теперь делать. Наконец, Ариана решила нарушить молчание:

— Что же ты, Лаенн? Решай.

— О, но… вы ведь знаете, я всегда хотела найти работу. Но…

— Что «но»?

— А как же вы? Вы согласны?

— Твое решение, — Брайен пожал плечами.

— Почему мы должны быть против? — это сказала Ариана, — ты ведь шла с нами именно с этой целью.

— О да, я… я так вам признательна, — Лаенн всхлипнула, — вы мне так помогли, и я чувствую себя последней неблагодарной свиньей, что до сих пор так и не отплатила за это.

— Не начинай, — девушка поморщилась, — я уже говорила, что думаю обо всем этом.

— И все равно, спасибо, — она бросилась Ариане на шею, отчего та едва не шлепнулась на землю.

Брайен вернул ей равновесие, втихомолку посмеиваясь. Целительница в своем репертуаре.

— Ладно, ладно, все хорошо, — Ариана похлопала ее по плечу, — сбылась твоя мечта, мы только рады за тебя.

— Спасибо, — повторила Лаенн и с некоторым смущением посмотрела на Брайена, — я… мне хочется извиниться еще раз. За то, что я тогда сказала.

— Ничего, — отозвался он, хотя и несколько холодно.

— Значит, вы принимаете мое предложение? — спросила Джуан, молчавшая на протяжение этой беседы.

— Да.

— Хорошо, — она достала что-то из кармана и протянула ей, — оденьте это. Знак нашего клана.

Лаенн приняла серьгу и вдела ее в мочку уха. Формальности были улажены.

— Помните, что я и наш клан всегда на вашей стороне, — склонила голову Джуан, — вам стоит только позвать.

— Конечно, — отозвался Брайен, убирая амулет в карман.

— Пойдем, — сказала дочь клана Энд'Кариолл и повелительно взмахнула рукой, приглашая Лаенн следовать за собой.

— Ну… мне пора, — сказала та, бросая взгляд на своих бывших попутчиков, — до свидания. Может, еще увидимся.

— Да, все может быть, — подтвердила Ариана, кивая ей на прощанье.

Ведя свою лошадь на поводу, целительница последовала за Джуан. Вскоре обе скрылись за деревьями.

— Ну и ну, — проговорил Брайен, — увели целительницу, глазом не успели моргнуть.

— Но ты ведь сам хотел от нее избавиться, — отозвалась девушка.

— А я и не собираюсь делать вид, что меня это огорчает. Я говорю вообще.

— И все равно, как-то странно.

— Что именно?

— Да все. Два враждующих клана, по очереди приносящие в жертву захваченных в плен.

— Ты думаешь, это делают и те, и другие?

— Да, думаю. Достаточно вспомнить слова этой Джуан и ее реакцию. Она сказала, что воинственной богине Ханн приносят в жертву всех, кого удалось захватить на поле боя. Она же не сказала, мол, эти негодяи, наши противники постоянно приносят здесь в жертву проигравших.

— Это нюансы. Но в общем, думаю, ты права.

— Мне кажется, Лаенн не стоило с ней идти, — продолжала Ариана.

— Так почему не остановила?

— Ну, во-первых, это было ей решать. А во-вторых, с целителями, особенно, с хорошими целителями редко случается что-то плохое. Они ценятся. Даже на войне их не убивают, а берут в плен.

— Раз все обстоит именно так, то и волноваться не о чем, — подытожил Брайен.

— Может быть. Но Лаенн слишком покладистая. В монастыре ее приучили к послушанию. Ты заметил, она всегда пасовала перед более сильной волей, перед теми, кто ее старше или выше по положению?

— Да перед всеми, — фыркнул он, — но ты-то что тут могла поделать?

— Ничего. Да я и не собираюсь ничего делать. В конце концов, Лаенн нашла работу, о которой мечтала.

— Одна гора с плеч долой. Осталось только от меня избавиться.

— Угу, — Ариана еще раз оглядела валуны, — поехали отсюда. Неприятное место.

Что они и сделали.

Вскоре путешественники выехали на главную дорогу и отправились вслед за зефириллой, которая летела прямо и не собиралась никуда сворачивать.

— Мне кажется, она направляется в Туан, — предположил Брайен, наблюдая за полетом Тики.

— Скорее всего.

— Туан — последний город Империи.

— Да, я знаю.

— Что твоей подруге там понадобилось?

— Понятия не имею. Она мне не сказала.

— Странный выбор. А ты уверена, что она не собралась покинуть империю?

— Я уже ни в чем не уверена, — Ариана вздохнула, — но в последнее время я перестала понимать ее поступки. Видишь ли, Лу всегда была открыта и понятна. Никакой загадочности в ней не было, и я всегда знала, как она поступит в том или ином случае. Но не теперь.

— Люди меняются, — Брайен пожал плечами, — и потом, ты же не знаешь, что за причина толкнула ее на это. Если б знала, то, возможно, сразу бы все поняла.

— Наверное. А ты бывал в Туане?

— Доводилось пару раз.

— Ну и как? Что за город?

— Ничего впечатляющего. Маленький, грязный городишко. Правда, народу там тьма-тьмущая. В основном, приезжие, — он задумался, — и еще, там ужасно воняет рыбой.

Ариана усмехнулась.

— Мне нравится этот запах. Я выросла в Доках. Там море под боком.

— Ну, тогда Туан в твоем вкусе.

На ночлег они остановились в небольшой, тихой деревушке. Местный трактир располагал несколькими номерами, так что они устроились, можно сказать, даже с комфортом. Точнее, с деревенским комфортом. Но никто не жаловался. Довольна была даже Ариана, обычно, весьма привередливая в этом вопросе. Однако, после ночевок под открытым небом учишься ценить такие вот краткие передышки.

Служанка обещала к вечеру нагреть воды, чтобы гости приняли ванну, что весьма обнадежило последних. Сидя за столом и поедая простую, незамысловатую деревенскую еду, Ариана думала, что жизнь не так уж плоха. А если честно, то довольно приятна. В минуты редкого благодушия ей казалось, что ничего плохого не может случиться в принципе. Что с Лу все в порядке, и она скоро будет найдена. А потом они обе посмеются над мнительностью и паникерством Арианы.

И хотя в последнее время характер девушки на глазах портился, сейчас от раздражительности не осталось и следа.

Она и сама не знала до конца, отчего это происходит. Ариана никогда не была тихой, но преобладающими качествами в ее характере было спокойствие и жизнерадостность. Но с тех пор, как она отправилась на поиски Лу, эти качества перестали быть основными. Теперь она все чаще злилась из-за пустяков, выходила из себя и совершала необдуманные поступки на горячую голову. Ее злость перестала принадлежать только ей, она выходила наружу, портила вещи и оставляла следы. Кажется, она становится опасной. Почему?

Причин можно было назвать множество, но знать точно ничего не представлялось возможным. Для этого Ариана знала слишком мало. Ну, испортился у нее характер, что с того? Он и раньше не был у нее ангельским. Вспомнить хотя бы ее выходки в Академии, да и после тоже. «Да, но до сих пор ты не испытывала желания стереть кого-нибудь в порошок, — подумала Ариана, — или применять онемение, парализацию и подчинение к тем, кто тебя раздражает». Может, это следствие ее соприкосновения с темной магией? Может, все эти занятия не столь безобидны, как казалось ей вначале? Хотя раньше она об этом не думала. Это ведь так интересно.

— О чем задумалась? — прервал ее размышления Брайен.

Ариана подняла на него глаза.

— Да так, — неопределенно отозвалась она, — Брайен, тебе не кажется, что я стала слишком раздражительной?

Он недоуменно приподнял брови.

— Стала раздражительной? Ты? Да нет, не кажется. Ты всегда была такой.

— В том-то и дело, что нет, — девушка вздохнула.

— Ты уверена?

— Не знаю. Но раньше я злилась гораздо реже. Очень редко.

— Не обращай внимания, все в порядке. Лично я уже давно привык. А если кому-то что-то не нравится, это уже его проблемы.

Ариана хмыкнула и покачала головой. Такой ответ ее не устраивал. Ну, а где взять другой? Или очень хочется, чтобы ее начали утешать, разубеждать, говорить: «Что ты, что ты, у тебя замечательный характер»?

— Тебя это беспокоит? — поинтересовался Брайен.

— Немного. Не знаю, почему это происходит.

Теперь хмыкнул он.

— А тебя обязательно нужна причина, и непременно магическая? У всех людей, бывает, меняется характер. У кого значительно, у кого немного. Хотя это им на самом деле только кажется. Просто в определенные моменты проявляются те черты характера, которые обычно глубоко запрятаны. Вот и все. Ты всегда была раздражительной, но до сих пор, видимо, не происходило ничего особенно раздражающего.

— Происходило.

— Значит, не до такой степени. А ты что же, думаешь, что на тебя порчу наслали?

Ариана фыркнула.

— Нет, не думаю. Это слишком глупо. Если уж насылать порчу, то можно выбрать что-то посерьезнее. А то ведь я под горячую руку могу пришибить того, кто это сделал. Если найду, конечно.

Брайен повел бровями. Его это почему-то не удивило. И потом, как он ни напрягал воображение, представить Ариану спокойной и тихой девушкой не мог. Напротив, когда она становилась очень спокойной и слишком тихой, это напоминало затишье перед бурей. Предгрозовое небо, почти черное от тяжелых туч. Спасайся, кто может.

— Может, ты нервничаешь? — предположил он.

Она пожала плечами:

— Может быть.

— Тогда это временно и скоро пройдет. С удовольствием посмотрю на тебя тихую и спокойную, не мечущую молнии и не скрипящую зубами.

Ариана сдвинула брови.

— Это шутка, — добавил оборотень, допивая пиво, — пойду-ка я наверх. А то, как бы ты меня не испепелила.

Он издал смешок и поднялся с места. Девушка презрительно фыркнула.

Неужели, у нее на самом деле такой скверный характер? До такой степени, что пущенное в ход колдовство, направленное против людей, может доставлять ей удовольствие? Нет. Это не так. Она ведь понимает, что это плохо, что так поступать нельзя. Да, но… понимает ли она это, когда злится?

В глубокой задумчивости Ариана закончила ужин и отправилась к себе в комнату. Служанка сдержала слово, ванна была наполнена горячей водой, а рядом стояло два полных ведра, накрытых крышками, от которых поднимался пар. На случай, если ванна начнет остывать. Что ж, похвальная предусмотрительность. В любом случае, будет нелишним.

Раздевшись, Ариана с наслаждением опустилась в горячую воду. Какое блаженство! Одна из лучших вещей в жизни — возможность как следует помыться. Особенно, для тех, кто неравнодушен к комфорту.

Лежа в пене и опустив голову на бортик, девушка закрыла глаза. Она любила подолгу принимать ванну. Она могла даже заснуть в ней, если ее совершенно разморит. А если вода начнет остывать, у нее есть еще целых два ведра.

Приняв более удобное положение, Ариана услышала, как скрипнула дверь. Хочется надеяться, что это не служанка, пришедшая потереть ей спинку.

Девушка открыла глаза. Следующее мгновение нырнула почти с головой, так, что снаружи оставались лишь глаза, нос и рот.

— Ты спятил?! — возмущенно вскричала она.

В нескольких шагах от нее стоял Брайен. Спустя пару мгновений до Арианы начала доходить вся нелепость и странность ситуации.

Во-первых, до сих пор он еще никогда не предпринимал никаких попыток к флирту или ухаживаниям. Во-вторых, всегда оставался корректным и не лез на рожон. Согласитесь, раздражать и без того раздражительную колдунью, заходя к ней в ванную, когда она моется, это чревато. А зная, на что она способна, тем более.

Это было странно. Но было еще кое-что, куда более странное. Брайен был совершенно голый, это раз. Второе, ее глаза смотрели на нее с каким-то абсолютно не свойственным ему выражением. Ариана сперва даже не могла подобрать ему название. Но потом поняла, что это. Вожделение.

Она вытащила руки из воды и подняла их в предупреждающем жесте.

— Уходи. Немедленно.

Судя по всему, угроза совершенно не произвела на него впечатления.

— Хорошо, — произнес Брайен каким-то чужим голосом, — очень хорошо и удобно. Никакой одежды.

И шагнул к ванне.

— Еще один шаг — и ты пожалеешь, — предупредила Ариана, — я не шучу, Брайен. Убирайся отсюда.

Он не прореагировал. Сделал еще пару шагов и поднял ногу, чтобы переступить через край ванны и оказаться в ней.

И Ариана ударила. Несильно, но все же его швырнуло об стену, расположенную напротив. Брайен издал нечленораздельный рык и бросился на нее.

— Идиот! — завопила девушка, — кретин! — ей сразу стало все ясно, — ты снял кольцо! Праэнто!

Лицо оборотня уже начало меняться, нижняя челюсть выдвинулась вперед, зубы превратились в клыки, а глаза зажглись изжелта — зеленым огнем. Да и конечности уже мало напоминали человеческие. Но заклинание сделало свое дело.

Брайен рухнул на пол, сотрясаемый судорогами. Уже не таясь, Ариана поднялась на ноги, схватила полотенце и обмоталась им. С сожалением посмотрела на своего спутника.

— Полнолуние вступило в силу, — сказала она, — как ты мог такое вытворить?

Она покачала головой, наблюдая за происходящим. Действие заклинания постепенно слабело. Пальцы Брайена снова начали искривляться, а ногти стремительно расти.

— Извини. Это очень неприятно. Ривиендо.

Заклинание парализации всегда действовало отменно, не подвело и теперь. Брайен застыл, как изваяние.

— Я ненадолго, — успокаивающе сказала Ариана и переступив через него, вышла за дверь.

Собралась уже направиться в коридор, как сообразила, что кроме полотенца на ней ничего нет. Подошла к кровати и хотела взять халат, предусмотрительно приготовленный служанкой. Ее рука замерла. Материя была изорвана в клочья.

Ариана негромко выругалась. Этот халат ей очень нравился. Она купила его недавно, он был дорогим и красивым, почти нарядным. В таком не стыдно и гостей принимать. Точнее, было не стыдно.

Швырнув клочья в угол, девушка поспешно натянула на себя платье. Только этого ей не доставало для полного счастья. Обезумевшего от полнолуния оборотня. И какого дьявола он снял кольцо?

Потянув за ручку двери, Ариана вышла в коридор, очень надеясь, что там никого нет. Такое дело, что ни к чему примешивать сюда посторонних. Еще не хватало, чтоб оборотня увидела служанка и подняла визг на весь дом.

Кольцо-амулет лежало именно там, где и предполагала Ариана. На полочке в ванной, вместе с цепью и еще парой колец. Одежда находилась поблизости, сложенная аккуратной кучкой. Девушка хмыкнула, взяла кольцо и отправилась наверх.

Было очень трудно надеть его на палец Брайену, и при этом стараться ничего не повредить. Скрюченные пальцы, да еще под действием парализации разогнуть невозможно. Поэтому Ариана выбрала один из наиболее прямых, да и над тем пришлось потрудиться.

Наконец, все было готово. Ариана пригляделась к ауре оборотня, признала, что он уже не опасен и сняла заклинание.

Брайен тут же тяжело задышал и скрючился в позе зародыша. Поднявшись на ноги, девушка вышла за дверь и вскоре вернулась со стаканом, наполовину наполненным какой-то жидкостью.

— Нужно это выпить, — сказала она, присев рядом и приподнимая его голову.

— Ч-что… эт-то? — выдавил он из себя.

— Не спрашивай. Это то, что поможет тебе прийти в себя. Давай, пей.

Он выпил, не поморщившись. Некоторое время просто лежал и не шевелился, а потом попытался отползти в сторону, стараясь держаться к девушке спиной. Она тут же поняла, в чем дело и бросила ему полотенце. Судя по всему, Брайен — человек и Брайен — оборотень отличались весьма разительно.

— Встать можешь? — поинтересовалась Ариана.

— М-м-м… попробую. Отвернись.

Она сдержала смешок и отвернулась. Все, что могла увидеть, она уже увидела. Но если ему так легче…

Брайен поднялся на ноги, держась за косяк. Когда девушка обернулась, то увидела, что он плотно обмотал полотенце вокруг бедер и вообще, держался довольно скованно.

— Зачем ты снял кольцо? — спросила девушка, — в полнолуние-то!

— Я не подумал, — ответил он глухо, — я просто собирался мыться… вот и… Наверное, я привык, что ничего не происходит.

— Если я говорю, что его нельзя снимать, это значит, что его нельзя снимать никогда. Моешься ли ты, спишь, или что другое делаешь — все равно. Ясно?

— Угу.

Брайен избегал смотреть ей в глаза. Он явно тяготился ее обществом и любым обществом вообще. Судя по всему, ему хотелось уйти и утопиться в полном одиночестве. В той же ванне.

— Как себя чувствуешь? — осведомилась Ариана.

— Нормально.

— Ты не стесняйся, правду скажи. У меня есть кое-какие снадобья. Я знаю, что после подобный превращений самочувствие резко падает.

— Говорю же, все нормально.

Ариана осмотрела его, потом шагнула поближе и со словами: «Ну-ка», — приподняла одно веко. Брайен дернулся.

— Перестань.

— Зрачки мутные. Покажи язык.

— Хватит! — взмолился он.

— Покажи язык, — тон девушки стал тверже, — если я вознамерилась лечить, меня ничто не остановит.

Вздохнув, он высунул кончик языка.

— Дальше, дальше, — подбодрила она его — давай, представь, что я — доктор. Вот так. Ладно, терпимо. Теперь пульс.

Ариана прижала пальцами артерию на шее.

— Ты что, издеваешься?

— И не думаю даже. Заткнись, я считаю.

Спустя минуту она заметила:

— Нормально. Пульс учащенный, но если учесть, что ты только что превращался…

— Оставь меня, — Брайен развернулся и вышел за дверь.

— Эй, — бросила ему вслед девушка, — что касается обид. Это я должна обижаться.

— Я знаю.

— Но я не обижаюсь, потому что понимаю, что ты не мог себя контролировать. Успокойся, ничего страшного не произошло. В общем, даже удачно, что ты пришел именно ко мне. Попадись тебе служанка, представляю, что было бы. Кстати, тебя никто не видел?

— Никто меня не видел! — рявкнул он, так что Ариана снова засомневалась, на месте ли кольцо.

Бросила взгляд на его палец. Все на месте.

Брайен рванул на себя входную дверь, потом еще раз и еще. Дверь упрямо не хотела поддаваться.

— Открой, — процедил он сквозь зубы, — хочешь, чтобы я в окно выпрыгнул?

Ариана вздохнула, пожала плечами и подойдя к двери, толкнула ее.

— Ты собираешься идти в таком виде? — спросила она напоследок.

— Да, именно в таком, — огрызнулся Брайен.

— Очень живописно, — съязвила девушка ему в спину, — жаль только, что это не шкура, а обычное полотенце. А так, вылитый даэлан — Острый Клык, — сдавленно хихикнув, она закрыла дверь.

По большому счету, его, конечно, можно было понять. Но зачем так остро реагировать? Все обошлось, никто не пострадал, и даже лишних свидетелей не было.

Переодевшись в ночную рубашку, Ариана залезла под одеяло и потушила свет.

Завтракала она в положенное время и в полном одиночестве. В трактире в такой час посетителей еще не было, а ее спутник не пришел. Подождав его несколько минут, Ариана принялась за еду, недоумевая про себя, где пропадает этот чересчур стеснительный оборотень.

Девушка уже собралась спросить служанку, но не успела. Когда она допивала чай, Брайен спустился сам. Он выглядел мрачным и замкнутым. Буркнув что-то вроде приветствия, сел на лавку как можно дальше от Арианы. Он упорно не хотел на нее смотреть.

Служанка подошла к столу, осведомляясь, что будет есть господин. Если на то пошло, вопрос был совершенно лишним. Меню в трактире не отличалось особенным разнообразием. В частности, на завтрак тут подавали только одно блюдо. Не оценив возможностей деревенского трактира, господин попросил бифштекс.

Служанка уставилась на него так, словно спрашивала: а это еще что такое?

— Бифштекс? — повторила она, — но у нас только каша. Пшенная, — уточнила женщина.

Ариана отвернулась, пряча смех.

— Давай кашу, — с видом человека, которого собираются отравить, согласился Брайен.

— Слушаюсь, — служанка направилась на кухню.

— Зачем было спрашивать? — пробормотал оборотень себе под нос.

Ариана услышала и пояснила:

— Так полагается.

Она зачерпнула ложкой вишневого варенья и сунула ее в рот.

— Надо поговорить, — сказал Брайен.

— Угу.

— После того, что произошло вчера, я не могу продолжать сопровождать тебя.

— Почему? — она приподняла брови.

— Ты что, не понимаешь? Я сам не знаю, что мог бы сделать.

— Ты ничего не смог бы сделать. Я как-никак, маг.

— Я мог бы застать тебя врасплох, — зловеще прошипел Брайен, — ночью. Когда ты спала.

— Это вряд ли, — спокойно отозвалась Ариана, — у меня есть одна дурная привычка.

— Что? — он наконец взглянул на нее, непонимающе и удивленно.

— Охранная цепь, — девушка отбросила рукав платья и продемонстрировала ему тонкую цепочку-браслет на предплечье, — незаменимая вещь в дороге. Подарок магистра Нивиерти. Вообще-то, он специализируется на охранных амулетах. Кольцо Покровительства, теперь еще и это.

— И что?

— Ничего. Попробуй дотронься до меня, когда я сплю, тогда узнаешь.

— Чертовы магические штучки, — выругался оборотень, — ты слишком полагаешься на них. В один прекрасный момент они тебя подведут.

— Я об этом думала, — невозмутимо заметила Ариана, — поэтому на всякий случай я всегда устанавливаю ловушку-гром на чужие руки. Очень удобная штука. Нападающий будет оглушен, а я проснусь. Так что, не старайся, я все равно тебя не боюсь.

Брайен вздохнул.

— С тобой невозможно разговаривать. Такое впечатление, что ты вообще ничего не понимаешь. Я не должен был на тебя нападать, ясно? Я не знаю, почему это случилось.

— Потому что ты снял кольцо.

— Боги. Я не об этом!

Он резко замолк, потому что подошедшая служанка поставила перед ним тарелку с кашей.

— Я понимаю, о чем ты, — Ариана проследила взглядом за уходящей женщиной, — звериная суть вытаскивает на свет самые низменные инстинкты и темные желания. Они есть у всех людей, но обычно они сдерживают их. И лишь когда контроль ослабевает, это вырывается наружу. Я тебе еще раз говорю, успокойся. Ничего страшного не произошло. Если ты не будешь снимать амулет, ты не опасен для общества.

— Неприятно сознавать, что мое разумное начало зависит от дурацкой магической цацки. И вообще, я не доверяю магии.

— Все доверяют, а он не доверяет, — хмыкнула девушка, — можно, конечно, посадить тебя на цепь, если ты считаешь, что она надежней.

Брайен посмотрел на нее так, словно сомневался в ее умственных способностях. Хмыкнул и принялся за еду. Кажется, он уже успокоился и перестал придавать случившемуся вчера огромное, первостепенное значение.

Ариана понаблюдала за ним со скрытым удовлетворением и кивнула головой. Все улажено. Теперь можно вести себя как обычно. Ведь собственно говоря, ничего особенного не случилось.

— Приятного аппетита, — пожелала она своему спутнику, поднимаясь с места, — я пойду собираться. Когда ты будешь готов?

— Через полчаса, — отозвался тот невнятно, — или даже быстрее.

— Не торопись — подавишься, — на полном серьезе посоветовала ему Ариана и отправилась наверх.

С каждым днем, приближающим их к Туану, девушка все сильнее начинала беспокоиться. Все это было ужасно нетипично для Лу. Она уже устала спрашивать себя, что происходит, все равно ничего путного в голову не приходило.

Туан — последний город Империи. Дальше — море, за которым начинались чужие берега, владения небольшого княжества, простиравшегося по побережью. Империя к нему отношения не имела. Только Туан и несколько небольших островов. Что за нелегкая понесла сюда подругу?

Если подумать, какие причины могли вынудить любого человека оказаться в Туане? Первое: торговля. То есть, если ты купец, то тебе и карты в руки. Но Лу не купец. Второе: если в городе обитают какие-нибудь родственники или знакомые. Тоже к Лу не относится. Третье: если ты хочешь покинуть Империю. Но зачем Лу покидать Империю? Есть еще одна причина, правда, менее важная. Если и есть в Империи столь изобилующие всевозможными товарами города, то это Туан и ему подобные. Сюда стремятся люди, желающие что-то приобрести, то, что не могут найти где-либо еще. В таком случае, что такого особенного могло понадобиться Лу?

Встряхнув головой, Ариана продолжила сборы. Она снова занимается бессмысленными измышлениями. Все чаще, чем ближе подъезжает к портовому городу. Нужно заняться, наконец, делом.

Собрав вещи, девушка спустилась вниз, кстати отметив, что Брайена за столом уже не было, а стало быть, он уже поел. Расплатившись с хозяйкой трактира за постой, она села на лавку, приготовившись к ожиданию. Но ждать ей пришлось не слишком долго.

Брайен появился на лестнице минут через пять, полностью собранный. Кивнув на прощальный поклон владелицы, Ариана поднялась на ноги и направилась к двери. До Туана оставалось всего — ничего. Наверное, уже сегодня, ближе к вечеру они окажутся там.

— Все-таки, странно все это, — заметил оборотень, когда они выехали на дорогу.

— Что именно? — осведомилась Ариана.

— Мы едем по следу твоей подруги, так?

— Ну, так.

— Так почему же ее никто не видел? Все, кого бы мы ни спросили, говорят одно и то же. Что она мимо не проезжала.

— Они говорят, что не помнят, проезжала она или нет, — поправила его девушка, — как-никак, прошло почти два месяца.

— Но должен же хоть кто-нибудь ее помнить, — не согласился он.

Ариана пожала плечами. Она уже и сама не знала, что думать.

— У людей короткая память. Тем более, в таких местах, где постоянно полно проезжающих. Никто к ним особенно не приглядывается, если они не совершают ничего, из ряда вон выходящего.

«К примеру, превращаются в волков и бегают голышом по коридорам», — дополнила она про себя. Вслух говорить это было незачем. Во-первых, Брайен снова заведется на полдня, а во-вторых, никто, кроме нее, этого не видел.

— Хозяйка трактира выразилась вполне определенно, — возразил Брайен, — за два месяца из женщин здесь останавливалось всего пятеро. Две дочки какого-то купца, одна искательница приключений с мечом, дама преклонных лет и подружка уличного музыканта. На искательницу приключений, тем более, с мечом твоя подруга никак не походит. А подружка музыканта была чернявой и тощей.

— Может быть, Лу вообще не заезжала в этот трактир, — отозвалась Ариана.

На это возразить было нечего и Брайен пожал плечами.

— Все равно, это кажется мне странным.

— Мне давно все кажется странным. Но до тех пор, пока я не найду Лу, объяснить этого все равно не смогу.

Он кивнул, ясно, мол.

9 глава. Порт Туан

Город Туан, как и предсказывал Брайен, оказался маленьким, тесным и каким-то обшарпанным. Словно все постройки не обновлялись с момента их сооружения. Воздух здесь пропах солью, водорослями и рыбой, свежей и не очень. Оборотень брезгливо морщил нос, проезжая по улицам. Ариана была менее разборчива. Эти запахи столь живо напомнили ей пристани Доков, что она внезапно почувствовала приступ ностальгии. Очень захотелось вдруг вернуться в Макеше и пройтись по знакомым с детства местам. Девушка даже пару раз вздохнула.

— Поражаюсь, — заметил Брайен, — просто поражаюсь. У тебя такое лицо, словно ты в восторге от этой вони.

— Ты не понимаешь, — отозвалась Ариана, — это запах моего детства. И это вовсе не вонь. Здесь пахнет морем.

— Я предпочитаю иные ароматы, — поморщился тот, — эти бьют в нос.

С его тонким нюхом это было и понятно, и объяснимо. Девушка лишь кивнула, давая понять, что ей все ясно.

Они ехали по узким улицам, на которых было еще теснее из-за большого скопления народу. Людей тут было много, хотя, возможно, куда меньше, чем в любом большом городе, но в Туане они располагались куда кучнее. Иногда сквозь толпу приходилось прямо-таки проталкиваться. И еще, здесь было очень много базаров, от маленьких, стихийно организованных до больших и упорядоченных. Шум на этих базарах стоял невыносимый, так что, в прямом смысле слова, звенело в ушах.

Ариана не удержалась и надолго застряла возле одного из прилавков, как ни торопил ее Брайен, не язвил и не прохаживался по поводу качества товаров, ее любопытства и неистребимой женской привычки тратить деньги, а на что — неважно. Не обращая на это никакого внимания, девушка все же купила широкий налобный ободок, украшенный самоцветами, а к нему — две тяжелые подвески и пояс. Она разбиралась в камнях и могла быть уверена, что в этом ее не надули.

— Пф, отвалить три золотых монеты за кучу крашенных стекляшек, — презрительно заметил Брайен, когда все-таки сумел оторвать свою спутницу от прилавка, — ты явно перегрелась на солнце.

— Это не крашеные стекляшки, а малахит, хризолит и яшма, — возразила Ариана.

— Ну да, это он так говорит, — пренебрежительный кивок в сторону оставшегося позади продавца, — он тебе еще не то кажет, за три-то монеты.

— Но это правда.

— Ари, иногда ты поражаешь меня своей наивностью. Как у школьницы, честное слово. Впрочем, ты недалеко ушла от школьницы.

— Я разбираюсь в камнях, — чуть обиженно сказала девушка.

— Да ну?

— Мой отец был ювелиром, к твоему сведению. Так что, я разбираюсь.

Он повнимательнее посмотрел на ободок.

— Да? Ну, не знаю. В таком случае, почему торговец тебя не надул? Почему так дешево?

— Самоцветы, обычно, так и стоят. Здесь они мелкие, для приличных изделий не годятся. Их еще называют «ювелирный мусор».

— И зачем тебе этот мусор?

— Красиво. Мне понравилось.

Брайен хмыкнул. Он явно считал это очередной бабской блажью.

— Ладно, — наконец, сказал он, — будем считать на этом познавательную часть экскурсии законченной. Куда теперь?

— Не знаю.

Ариана остановила лошадь и осмотрелась. Туан оказался самым шумным городом из всех, где она бывала. Наверное, здесь тишины не бывало в принципе. Найти здесь кого-либо было ужасно трудным делом, практически безнадежным.

Подумав, она вызвала Тики. Это единственное, что можно было сделать. Но и зефирилла не сразу определилась с направлением. Никто не мог утверждать с уверенностью, каким образом эти эфемерные создания из иных миров способны отыскать что-то или кого-то, но было давно замечено, что шум и толкотня заметно снижают их способности. Вот и Тики немного растерялась. Прошло минут пять, прежде чем она неуверенно двинулась вперед. Ариана уловила ее мысли: «Трудно. Их много, и они мешают. Понадобится время». Девушка послала ей ответную мысль, что спешить не следует. Ей нужна точность.

Следуя за зефириллой медленным шагом, они миновали несколько больших площадей, проехали по тесным улочкам и наконец выбрались на более — менее свободное пространство. Набережную. Хотя по меркам любого города, народу здесь было слишком много. А также всевозможных судов, кораблей, парусников и лодок. От их изобилия рябило в глазах.

Увидев море, Ариана сдвинула брови.

— Боги, неужели? — сказала она вполголоса, — неужели, она все-таки решилась на это?

— На что «на это»? — переспросил Брайен.

— На отъезд из Империи.

— Это набережная, — сообщил оборотень очевидную вещь, — если твоя подруга и побывала здесь, из этого вовсе не следует, что она собралась уезжать. Может быть, она просто хотела посмотреть на море. Она ведь тоже из Макеше.

— Это не совсем так. Лу — друид, она предпочитает леса. И потом, Тики ведет нас по кратчайшему маршруту, не отвлекаясь на места, куда Лу просто заглянула из любопытства.

Тики тем временем спустилась вниз, к самому берегу и зависла над кромкой моря. Она полуобернулась к Ариане, без остановки маша крылышками. Лицо у девушки стало печальным.

— Она говорит, что дальнейший путь лежит через море, — сообщила она своему спутнику.

— Она говорит? Я не слышу.

— Она говорит мыслями, а не голосом. Я слышу ее мысли. Это же моя сопутствующая.

— А-а. Ясно. Значит, через море, — он дернул бровями, — твоя подруга покинула Империю, Ари. Это ясно, как пить дать.

Ариана вздохнула.

— Ну? И что теперь будем делать?

— А что тут сделаешь? Нужно ехать следом.

— Ты хотела сказать: плыть, — уточнил Брайен.

— Да, вот именно. А что? Ты не любишь море?

— Не до такой степени. Если надо, то конечно, придется плыть. Хотя я, честно говоря, куда уверенней чувствую себя на суше.

Он осмотрелся по сторонам.

— Пойдем поищем какой-нибудь корабль, отправляющийся в Эрркандерру. Здесь таких наверняка полно.

Ариана не спешила двигаться с места. Она все также задумчиво смотрела в сторону горизонта.

— Нет, — наконец, сказала она, — во-первых, неизвестно, куда именно отправилась Лу. Почему ты решил, что она поехала в Эрркандерру?

— А куда еще?

— Я не знаю. Может быть, на восток.

— Это слишком далеко.

— Далеко для чего? Если уж на то пошло, она вообще далеко забралась. Для друида это нетипично.

— Ладно, допустим. Но что ты предлагаешь?

— Я предлагаю нанять небольшое суденышко, где кроме нас больше не будет пассажиров.

— Почему?

— Чтобы плыть именно туда, куда покажет Тики, — теряя терпение, пояснила она, — ты способен убедить капитана большого судна сделать это?

— Ты способна, — отозвался он не без задней мысли.

Ариана издала презрительный звук.

— Может быть, и способна. Но зачем создавать проблемы на пустом месте? Гораздо проще и спокойнее будет поискать какой-нибудь небольшой парусник или даже яхту.

— Ну что ж, давай поищем, — согласился Брайен.

Он посмотрел, как волны набегают на берег, на мокрый песок у своих ног и не сумел скрыть отвращения, представив, как будет раскачиваться на воде небольшая яхта. Ариана заметила это.

— Как ты переносишь море? — спросила она.

— Откуда я знаю? — отозвался оборотень с достаточной степенью раздражения, — я еще никогда не плавал. Поживем — увидим.

— Было бы некстати, если б вдруг у тебя обнаружилась морская болезнь.

— Вряд ли, оборотни страдают морской болезнью. А как насчет магов?

— Только не у меня.

— Ладно. Пошли искать яхту.

Они наивно думали, что потратят на это дело полчаса. Порт Туана отличался солидными размерами и протяженностью, это во-первых. Всевозможные суда стояли весьма плотно друг к другу, и это было во-вторых. А в-третьих, все те небольшие парусники, что они успели обойти за несколько часов, остающихся до темноты, были уже заняты. Идея Арианы была разумной и здравой, но вот воплотить ее в жизнь оказалось не так-то просто.

— Я — пас, — заметил Брайен, когда от обилия парусов у него начало рябить в глазах, — давай закончим на сегодня. Для начала, уже темнеет. Еще немного — и мы ничего не сумеем разглядеть. А потом, самое главное. Лично я устал и жутко проголодался. Не знаю, как ты, но я предпочитаю пойти поискать какую-нибудь гостиницу. И учти, это будет тоже непросто.

— Почему? — спросила Ариана.

— Ты что, до сих пор не заметила, сколько здесь приезжих? Как ты думаешь, где они ночуют?

Эти слова заставили девушку отвернуться от кораблей и взглянуть на берег. О гостинице она раньше не думала и, оказывается, зря.

Брайен оказался прав. Лишь спустя пару часов, голодные и измученные, они сумели отыскать, поистине чудом, свободную комнату в одной из удаленных от набережной гостиниц. Причем, комната оказалась очень тесной и в ней помещалась всего одна кровать. Не сказать, чтобы широкая.

— Я буду спать на полу, — решил Брайен, окинув взглядом помещение, — хотя не уверен, что там будет свободнее, чем на этой узкой койке. Ты, главное, постарайся не наступить на меня, когда вздумаешь вставать.

— Святой Азмавир, — только и сказала Ариана, — здесь хоть есть ванная?

— Спятила? Тебе еще и ванную подавай. Я сомневаюсь, есть ли здесь отхожее место. Одно на всю гостиницу.

— Но это же возмутительно. Что за условия!

— Я есть хочу. Пошли вниз, может, удастся притулиться где-нибудь в уголке. Или на пороге.

— Кошмар.

— Вот поэтому я и не люблю портовые города. А ты как думала?

Ариана уже ничего не думала. Ей хотелось убраться отсюда немедленно, но именно этого она и не могла сделать. Позже в ней проснулись угрызения совести. Надо же, какая неженка! Из-за отсутствия ванной уже рыдать готова. Это не смертельно. В конце концов, спать на земле, завернувшись в плащ куда менее комфортно. Кем ты себя вообразила? Принцессой?

Свободных мест внизу не нашлось, но им удалось уговорить одну из служанок принести ужин в комнату. А так как для стола там не нашлось места, то им пришлось есть, держа подносы на коленях. Ариана начала ненавидеть Туан. Собственное путешествие стало казаться глупым и бессмысленным. Может, все они правы? И Марк, и семья Лу, и остальные друиды? И только она одна ошибается? Вбила себе в голову, что с подругой что-то стряслось. А та, может быть, сейчас наслаждается приключениями и приятным обществом.

Так что, совсем неудивительно, что после подобных мыслей Ариана долго не могла уснуть, а проснулась слишком рано. Да и сама кровать не способствовала долгому лежанию на ней. Матрац был старый, наполненный какими-то комками, которые немилосердно давили на тело. Полное впечатление, что спишь на булыжниках. Девушка даже позавидовала Брайену. Нужно было самой ложиться на полу. После этого, по крайней мере, у нее не болели бы бока.

Они отправились в порт сразу после завтрака. Как говорила когда-то мать Арианы, ранним пташкам достаются самые вкусные червячки. Возможно, это и было так в любом другом месте. Но в Туане все жирные «червячки» уже были расхватаны. Ариана и Брайен снова бродили по берегу в поисках подходящего суденышка, но до сих пор удача им так и не улыбнулась. Девушка уже начинала склоняться к лодке, хотя сомневалась, что найдется человек, который согласится на столь рискованную затею. Плыть по морю в лодке неизвестно куда, следуя за зефириллой, когда даже неизвестно, сколько именно потребуется на это времени? Вряд ли. И думать забудь.

Она приостановилась на мостках, рассматривая очередную яхту. Оптимизм, свойственный молодости давно уже из нее улетучился. Осталась лишь самая малость, легкая надежда, вдруг повезет.

— Неплохая лоханка, — заметил Брайен вслух, тоже глядя на яхту, — я, правда, ничего в этом не понимаю, но выглядит вполне прилично.

— Решающий аргумент, — криво усмехнулась девушка и сделала шаг вперед, намереваясь взойти по трапу.

Но остановилась. На палубе показался невысокий, плотно сбитый человек со смуглым, обветренным лицом, кучерявыми волосами, повязанными платком на пиратский манер, с трубкой в зубах и свернутой кольцами веревкой в руках.

Он не понравился Ариане с первого взгляда. И не потому, что был слишком уродлив или устрашающ. Нет, никаких особенных изъянов в нем не было. В девушке просто возникло отвращение к этому человеку, сразу, вдруг и навсегда.

— Ну? — осведомился он, окинув ее ленивым взглядом.

От столь изысканного приветствия Ариана вся перекосилась.

— Вас можно нанять? — спросила она, преодолевая внутреннее сопротивление.

Человек передвинул трубку из одного угла рта в другой. Его глаза смотрели на девушку и в них отражалось ответное чувство. Поистине, взаимность. Судя по всему, он столь же прочно невзлюбил и ее.

— Нельзя, — отрезал он.

— Почему? — это вмешался Брайен.

За это он был вознагражден не менее злобным взглядом. Владелец судна и от него был не в восторге.

— Потому. Уже занято.

Ариана почувствовала радость, облегчение и досаду почти одновременно. Досаду оттого, что им снова придется сбивать ноги в поисках, а все остальное просто согласно личным мотивам. Больше не видеть эту образину — уже счастье.

— Какая встреча, — вкрадчиво заметили позади, — не ожидал. Вы меня ищете?

Голос был каким-то очень знакомым и не вызывающим приятных ассоциаций. Путешественники обернулись.

— Вот-те на, — вырвалось у Брайена, — Дэверел!

— Я, — подтвердил тот, улыбаясь, — весьма рад встрече. Что вы здесь делаете?

— Ищем какую-нибудь посудину, чтобы отправиться в море, — сообщил ему оборотень, — оказывается, это очень сложно. Мы до сих пор ничего не нашли.

— И не найдете, — любезно заверил его Дэверел, — сейчас ведь самый торговый сезон. Все занято. Все расписано на три месяца вперед.

Брайен сквозь зубы выругался.

— Мне просто повезло, — продолжал тот между тем, — господин Ласс попался мне на глаза как раз тогда, когда вставал на якорь. Мы договорились с ним раньше, чем его прежние пассажиры сошли на берег.

— Так это ты! — догадался оборотень, — ты нанял эту яхту?

— Да. А вы куда-то торопитесь?

— В том-то и дело, что торопимся. Говоришь, все расписано на три месяца вперед? Проклятье.

Ариана стояла на мостках, чуть отвернувшись и рассматривала бесконечную череду судов. Она старалась не смотреть на Дэверела, чтобы не скрипеть зубами. Он бесил ее сильнее, чем даже владелец яхты, которая сейчас находилась перед ними. Девушка не могла решить, кто из них хуже.

Не везет. Как все это отвратительно! Ей очень нужно отправиться в море, а никакого средства передвижения нет и в помине. Теперь предложение Брайена о магическом воздействии уже не казалось ей кощунственным. Напротив, в нем была притягательность. В конце концов, почему бы и нет? Она ведь маг, не так ли?

И этот Брайен. Что это он так дружелюбно беседует с этим прохвостом? Уже спелись. Все-таки, мужчины — ужасные свиньи. Знает ведь, как она относится к Дэверелу и все равно, разговаривает с ним.

— У меня есть одно предложение, — произнес тот тем временем, — но, боюсь, твоей очаровательной спутнице оно придется не по душе.

И он бросил взгляд на Ариану.

— Что за предложение? — живо спросил Брайен, — по крайней мере, ты его можешь озвучить.

— Ладно, попробую. Могу взять вас с собой. Куда вам нужно?

— В том-то все и дело, — тут оборотень раздраженно вздохнул, — этого мы и сами не знаем. Нужно плыть туда, куда укажет ее сопутствующая, — он кивком головы указал на Ариану.

Та холодно на него посмотрела и отозвалась:

— Много болтаешь.

— Да перестань ты. Тебе ведь нужно плыть, причем, срочно. А тут предлагают подвезти.

В самом деле, это было бы весьма кстати. Но Ариане, которая видела только негативные стороны предложения, так не казалось. С одной стороны, омерзительный капитан, при виде которого у нее сводило скулы, с другой — не менее отвратительный маг, превосходящий ее по силе. Что тут заманчивого?

— Следовать за сопутствующей? — переспросил Дэверел, — и кто у нас сопутствующая?

— Эта, как ее, нимфа, — пояснил Брайен туманно, — или фея, или сильфида. В общем, что-то в этом роде.

— Зефирилла, — заулыбался маг, — хороший выбор. Оригинально.

Он был вознагражден злобным взглядом исподлобья, последовавшим от владелицы зефириллы.

— Ну, допустим, я могу оказать вам эту услугу, — продолжал он как ни в чем не бывало, — но с одним условием.

— С каким? — спросил Брайен.

— Давайте помиримся. Путешествие, возможно, окажется длинным, а яхта маленькая. Очень неудобно в столь тесном сообществе скрипеть зубами друг на друга и дуться.

— Лично я — за. Но…

— Понимаю. Не от тебя зависит. Кстати, а где ваша третья спутница? Помнится, раньше вас было трое.

— Она нашла работу.

Дэверел кивнул.

— Ну, так как?

Брайен взглянул на Ариану, потом, подумав, подошел ближе.

— Что надумала?

— Плыть с этими? — она мотнула головой в сторону, имея в виду оба источника раздражения.

— Больше не с кем, сама понимаешь. Я знаю, как это тебе не нравится, но что делать?

— Отвратительно, — прошипела девушка, — но мириться с ним я не буду, и не надейся.

— Боги, — оборотень вздохнул, — намерена и дальше вести с ним войну? Послушай, Ари, к чему это? В конце концов, нам всего лишь нужно средство передвижения. Так вот, почему бы не согласиться на его предложение? Несколько дней-то потерпеть можно.

Ариана и сама это понимала. Она знала, что плыть нужно, а другого судна здесь днем с огнем не сыщешь. Однако, мысль о том, что ей придется несколько дней мириться с присутствием Дэверела, вызывала в ней отчетливое отторжение.

— Ладно, — наконец, выдавила она из себя, — я не стану с ним связываться. Но учти, я вовсе не собираюсь с ним разговаривать. И пусть находится подальше от меня.

Брайен дернул бровями. Ариана, как всегда, была в своем репертуаре. Опять это ее высокомерие, которого, как она утверждает, в ней нет. Ну да, как же.

— Пусть так, — сказал он, — не хочешь — не надо. Значит, мы едем.

И он вернулся к Дэверелу, который на протяжение этого разговора стоял на своем месте и смотрел на море.

— Ну, что решили? — спросил он.

— Мы едем с тобой.

— Прекрасно. У вас ведь вещи с собой?

Брайен кивнул.

— Тогда поднимайтесь по трапу. Скоро отплываем. Мисс Эвериан, прошу, — он сделал изящный жест рукой, предоставляя ей право подняться первой.

Не удостоив его взглядом, она поднялась. Прошла мимо капитана, который смотрел на нее с плохо скрываемой неприязнью и остановилась.

— Две свободные каюты справа по борту, — скрипучим голосом произнес он, — или вы предпочитаете вместе?

— Нет, — отрезала девушка.

— Ступайте вниз, — капитан махнул рукой, указывая направление.

Достаточно неопределенно, надо признать. Но Ариана не собиралась уточнять. Еще чего. Вместо этого она прошла вперед и спустилась по трапу вниз, как и было сказано.

Для начала, она забрела в одно из подсобных помещений. Потом вышла в какую-то дверь и оказалась на корме. Вернулась и собралась, было, исследовать другие двери, но подоспевший Брайен молча остановил ее и указал на одну из них.

— Это твоя каюта, — сообщил он.

— Да? Спасибо, — отозвалась Ариана немного заносчиво и открыла дверь.

Путешествие по морю уже было отвратительным. Что же дальше-то будет?

Сбросив мешок на один из стульев, девушка упала на другой и огляделась. Что ж, неплохо для маленькой яхты. Не сказать, чтобы слишком просторно, даже тесновато, но вполне уютно. Трудно было ожидать подобного от столь мерзкого типа, как капитан, но с другой стороны, это был его хлеб. Именно перевозками пассажиров он и зарабатывал себе на жизнь. Вот и старался, как мог.

Спустя несколько минут в каюту заглянул Брайен.

— Нужно подняться на палубу, — сказал он, — и указать путь.

— Иду, — Ариана встала.

— Все-таки, как ты живешь на свете с таким ужасным характером? — спросил оборотень по пути.

— С трудом, — отозвалась она раздраженно, — хоть ты не доставай.

Возможно, следовало вызвать Тики внизу, чтобы не шокировать владельца, но Ариана подумала, чем больше он будет шокирован, тем лучше. И она, подойдя к рулевому, эффектно взмахнула рукой.

Тики появилась, как по заказу. Недостатка в изумлении не было. Рулевой вздрогнул от неожиданности, а капитан вытаращил глаза. Видимо, им нечасто приходилось бывать в обществе магов.

Зефирилла поднялась выше, а потом метнулась вперед, оказавшись чуть впереди яхты.

— Вы ее видите? — спросила Ариана у матроса.

Тот закивал, не сводя с нее изумленных глаз.

— Следуйте за ней.

— «Следуйте за ней», — передразнил ее капитан, — всякая сопливая девчонка тут будет указывать.

— А вы, — она обернулась к нему, — следите за языком. Иначе он ненароком может завязаться в узел.

Капитан быстро захлопнул рот и метнул в ее сторону свирепый взгляд.

— Я плачу вам деньги не для того, чтобы вы хамили, — неожиданно поддержал ее Дэверел, обращаясь к капитану.

Это было сказано внушительно, но тот явно считал, что ему платят недостаточно для подобных заявлений.

— Капитан на этой яхте — я, — угрюмо сообщил он.

— Это я знаю. И это право у вас никто не отнимет. Следуйте за зефириллой.

— Сколько потребуется времени на это?

— Столько, сколько надо.

— Меня волнует погода. Слишком уж она неустойчивая.

— Не волнуйтесь, я займусь погодой, если потребуется.

Буркнув что-то себе под нос, капитан отошел в сторону. При желании, в его бурканье можно было разобрать слова: «Чертовы маги… навязались на мою голову», но Дэверел предпочел это проигнорировать.

— Ну? — он обернулся к гостям, — как вам понравились ваши каюты?

— На удивление, — отозвался Брайен, — не ожидал.

— Да, в Туане куда комфортнее путешествовать на яхте, чем жить в гостинице. Вы, я думаю, уже успели оценить их прелести.

— Там клопов немеренно, — сообщил оборотень.

— Что ж, располагайтесь. Обедать будем в час.

— А как здесь кормят?

— Полагаю, тоже на уровне. Не волнуйся об этом. Эта яхта не из дешевых.

— Сколько? — спросила Ариана, впервые открыв рот и словно позабыв о своем заявлении, — мы вам заплатим.

— Об этом поговорим позднее, мисс Эвериан, — улыбнулся ей Дэверел, — а пока наслаждайтесь морским путешествием.

Он вел себя словно радушный хозяин. В то время, пока истинный владелец яхты тихо скрипел зубами и бормотал проклятия, его наниматель взял на себя эти обязанности. Не сказать, чтоб тот особенно возражал. Присутствие новых гостей, а особенно гостьи не располагало капитана к любезностям. Неизвестно, по какой причине, но он невзлюбил ее с первого взгляда.

Ариана не задала Дэверелу своего излюбленного вопроса о ванной. Она была не в том настроении, чтобы задавать ему подобные вопросы. Ее до сих пор злил тот факт, что она была вынуждена согласиться на возмутительное предложение. Откуда вообще взялся этот чертов маг? Как он мог оказаться в Туане быстрее их самих? Ну… разве что, он бывал тут не раз и воспользовался перемещением. Да, как ни печально это признавать, не ты одна умеешь использовать сложные заклинания. И все-таки, почему Дэверел оказался на набережной в столь подходящий момент? Совпадение? Может быть. Но Ариана в это не верила. Скорее всего, Брайен высмеял бы ее, если б услышал об ее подозрениях, но девушке упрямо продолжало казаться, будто этот маг их преследует. Та победа не далась ему даром, а он к такому не привык, по всему видно. Так что, нужно быть настороже. Постоянно.

Ванная нашлась за неприметной дверью в ее каюте. Правда, вода была только холодная. Но человека, обладающего магическими способностями это не беспокоило. Ариана быстро нагрела воду до необходимой температуры и с удовольствием помылась. В качестве мер предосторожности, она не только заперла дверь, но и наложила на нее ловушку. Ей не хотелось быть застигнутой врасплох.

Результат не замедлил сказаться. Когда Ариана уже была одета и сушила волосы, ручка двери пошевелилась, потом раздался хлопок и чей-то вскрик. Есть.

Отбросив в сторону гребень, девушка двумя прыжками добралась до двери и распахнула ее. На полу в коридоре лежал Брайен.

От неожиданности Ариана застыла на пороге с раскрытым ртом.

— В чем дело? — послышался чей-то голос сверху.

А еще через некоторое время к ним подошел Дэверел. Он высоко поднял брови, рассмотрев представившуюся ему картину. Потом негромко хмыкнул.

— Это было покушение? — спросил он весело, — на девичью невинность?

— Проклятье, — огрызнулась Ариана и присела на корточки перед неподвижным телом, — Брайен, эй.

— Что за ловушка? — деловито осведомился Дэверел, присев с другой стороны.

— Гром, — сквозь зубы процедила девушка.

— Мне она тоже нравится. Но обычно я использую ловушку — паутину для таких вот случаев.

— Неужели, кто-то покушался на вашу невинность? — не выдержала и съязвила Ариана, хотя ни разу не слышала о подобной ловушке.

Ловушка — паутина. Надо же. Интересно, как ее ставят?

Дэверел расхохотался.

— Вам палец в рот не клади, — заметил он.

Лично, Ариана убила бы того, кто вознамерился бы сунуть ей палец в рот, но промолчала.

Брайен негромко застонал и раскрыл глаза.

— Мне очень жаль, — быстро сказала девушка, — я не думала, что ты в нее влипнешь.

— А как мне жаль, — прохрипел оборотень и попытался подняться.

Со второй попытки ему это удалось.

— Ты спятила, что ли? Мы что, в осажденном лагере? Зачем тебе ловушка на двери?

— Я машинально, — пояснила Ариана, поскольку ей очень не хотелось озвучивать истинную причину.

— А вы подозрительны, — заметил Дэверел, — или это только в моем присутствии?

— Не только. Вы не единственный подозрительный тип на свете.

Он опять зафыркал.

— Убить тебя за это мало, — заключил Брайен, — я просто хотел сказать, что пора обедать.

Он поморщился и притронулся к голове.

— Что, больно? — забеспокоилась Ариана.

— Нет, приятно, — съязвил тот в ответ, — нет ничего лучше, как грохнуться на пол во весь рост.

— Ну извини, я не хотела. Давай вылечу.

— Отстань, — и оборотень развернулся, направляясь к двери своей каюты.

Дэверел, разумеется, хихикал, слушая этот диалог.

— Это было эффектно, мисс Эвериан, — проговорил он и пару раз хлопнул в ладоши, — непременно зовите меня впредь на подобные зрелища.

Ариана мрачно посмотрела на него.

— Жаль, что это будут не ваши похороны, — отрезала она и распахнула дверь к себе, — но, если вы где-нибудь грохнетесь, я обязательно поприсутствую.

— Куда вы, мисс Эвериан? А обед? — ехидно напомнил ей Дэверел.

— Я подожду.

— Увы, но никто не станет разносить обеды по комнатам. Для этого команде недостаточно платят. Пассажиров кормят в салоне. Пойдемте, я покажу, иначе опять заблудитесь.

Это «опять» разозлило Ариану больше всего.

— А зефирилла ваша, кажется, занята, — напомнил тот тем временем, — идемте. Не бойтесь, я не собираюсь на вас нападать.

— Боюсь? Ха-ха! — отозвалась она, — не дождетесь.

— Вот и прекрасно. Прошу.

Брайен подошел в салон чуть позднее, все еще раздраженный и явно не в духе. Уселся на один из стульев и придвинул к себе тарелку.

— Пришел в себя? — поинтересовался у него Дэверел, — есть повреждения?

— Нет, — припечатал он сурово, — и не подначивай. Ловушки, охранные амулеты, заговоры, чтоб вас. У меня эта магия уже в печенках сидит.

— Откуда я знала, — отреагировала Ариана, — я ее просто так поставила. И не думала, что кому-то вздумается войти в мою комнату.

— На яхте это называется «каюта», — напомнил ей Дэверел, — и потом, что вы ставите, когда думаете, что кто-то придет?

— Охранную руну, — процедила она сквозь зубы.

Маг присвистнул.

— Ну да, я и забыл, что на рунах вы собаку съели.

Брайен поморщился, как от зубной боли. Он, вообще, был непривычно бледен и аппетита у него почти не было, хотя обычно на него он никогда не жаловался. Сейчас же он через силу жевал единственный кусок мяса и не имел никакого желания его глотать.

— Ты все еще злишься? Брось, — посоветовал ему Дэверел, — пустая случайность. Никто на тебя не покушался.

— Да знаю я, — отмахнулся тот, — просто как-то… Что-то мне есть не хочется. Извините.

Он поднялся с места и направился к выходу. Ариана не донесла до рта ложку.

— Тебе что, плохо? — спросила она и глаза у нее стали испуганными.

А вдруг это от падения с ним приключилось? И все из-за нее? Хотя… когда падения причиняли оборотню какой-нибудь вред?

— Нет, — ответил Брайен, — пойду подышу свежим воздухом.

И он вышел.

— Доконала парня, — притворно посочувствовал ему Дэверел, — ловушка — гром — серьезная штука. Что, пристает?

Девушка не удостоила его ответом.

— Я смотрю, у вас хороший защитный амулет, — продолжал тот, — он, конечно, недостаточно хорош для серьезных заклинаний, но неожиданного нападения можно не опасаться.

— А вы что, знаток? — Ариана презрительно фыркнула.

— У меня хорошая подготовка. Меня обучали серьезно и последовательно, в отличие от вас.

— Неужели?

— Это заметно. Видимо, в вашей школе большое предпочтение отдают самостоятельным занятиям. Это не всегда правильно.

— Что вы говорите.

— Вовсе необязательно язвить через слово. Вы так скоро утомитесь.

— Об этом не беспокойтесь, — она вытерла рот салфеткой и встала, — этим меня трудно утомить.

В каюту девушка не пошла, а поднялась на палубу, посмотреть, как обстоят дела и заодно взглянуть, как чувствует себя ее спутник.

С первым обстояло прекрасно. Тики прилежно указывала путь, яхта следовала за ней. Но вот Брайен был явно не в своей тарелке. Он находился у подветренного борта. Перегнувшись через него, он свесился вниз. Ариана подошла ближе и у нее едва не отвалилась челюсть. Брайена тошнило.

— Святой Азмавир, — пробормотала девушка себе под нос.

Она уже не знала, что и думать. Что случилось? Он съел что-то не то? Но в гостинице им подали совершенно одинаковый завтрак, а у нее нет никаких неприятных ощущений.

— М-да, — произнес Дэверел глубокомысленно, подходя к ней и окинув взглядом скрюченного оборотня, — какое очаровательное зрелище. Мисс Эвериан, я думаю, не стоит смотреть на это столь внимательно.

— Но ему плохо, — возразила девушка, — не понимаю. Почему?

— Ничего особенного. От того, что вы будете здесь стоять и смотреть, легче ему не станет.

Ариана все еще не могла оторвать изумленного взгляда от Брайена.

— Может, дать ему какое-нибудь лекарство?

— От этого нет лекарства.

— От чего?

— От морской болезни, — терпеливо разъяснил тот, — у него всего-навсего морская болезнь, обостренная качкой. Вы что, не чувствуете качки?

— Да, но…

— Это, конечно, немного странно. Обычно, оборотни легко переносят море.

Теперь Ариана уставилась на него.

— Что? — спросил он, — я ведь не слепой. Ваш друг — оборотень. Я это сразу понял.

— Морская болезнь? — повторила она.

— Именно. Вы, часом, не страдаете?

— Нет. А вы? — сердито спросила девушка.

— Мне жаль вас огорчать, но тоже нет.

Ариане в самом деле было жаль, что этот тип не страдает какой-нибудь болезнью. Не обязательно, морской. Любой, на выбор. Почему она одна должна испытывать дискомфорт от путешествия? Впрочем… девушка взглянула на Брайена. Кажется, она уже не одна.

— И сделать ничего нельзя, — проговорила она вслух, скорее, своим мыслям.

— Ничего, — подтвердил Дэверел, имея в виду морскую болезнь.

— Н-да, — Ариана отвернулась, наконец, от борта и отправилась в другую сторону.

Она, конечно, сочувствовала своему спутнику, но зрелище было не из приятных. И неизвестно, долго ли это продлится. У одних подобное случается как бы в качестве адаптации. Первое время им плохо, а потом все приходит в норму. Другие же… Вот, с другими дело обстояло хуже. Гораздо хуже. Они могли мучиться все путешествие, переводя дух только во время кратких перерывов. И поделать с этим ничего было нельзя. К какой категории относился Брайен — неизвестно.

— Эй, — негромко окликнул Брайена Дэверел, — тебе ничего не нужно?

— Дайте мне умереть спокойно, — сдавленным голосом отозвался тот, часто дыша, привалившись к борту, мокрый, словно мышь под метлой.

Ариана сдержала некстати возникший смешок. Дэверел покачал головой.

— Парень, успокойся, это не смертельно. Немного неприятно — да, что есть, то есть.

— «Немного», — с непередаваемой интонацией повторил Брайен и снова почти наполовину свесился вниз.

Девушка решила, что с нее хватит и отправилась к носу яхты, понаблюдать за полетом Тики и, возможно, попробовать понять, куда именно та держит путь.

Однако, это было проще сделать на суше. В море все казалось одинаковым. Пожав плечами, Ариана повернулась к капитану, кстати находившемуся поблизости.

— Куда мы плывем? — спросила она.

— За вашим мотыльком, чтоб демоны его взяли, — исчерпывающе доложил он.

Несколько секунд Ариана смотрела на него, не моргая, а потом вдруг прыснула.

— Демоны до нее не доберутся, — сообщила она, сдерживая рвущийся наружу хохот.

— Вы первый день плаваете? — подозрительно мягко осведомился у господина Ласса Дэверел.

Он, как обычно, приблизился неслышно.

Тот недоуменно посмотрел на него.

— Уже скоро двадцать лет.

— И до сих пор не умеете определять направление? В таком случае, все эти годы пропали даром.

Капитан угрюмо сказал:

— Вдоль побережья на восток.

— Это уже лучше, — кивнул ему маг благожелательно, — видите, у вас получается.

Наверное, в этот момент владельцу судна как никогда раньше захотелось его утопить, но он сдержался по вполне понятным причинам.

— Что вы ищете на востоке, мисс Эвериан? — спросил у девушки Дэверел.

— Вы задаете слишком много вопросов.

— Нет, обычно, немного. Просто вы ни на один так и не ответили. Поневоле приходится их задавать.

Ариана хмыкнула.

— Я ищу одного человека, — ответила она после паузы.

Хотела уже добавить: «и не спрашивайте, кого», но видимо, это и так подразумевалось. Дэверел кивнул.

— Да, зефирилла подходит для этого просто идеально. Хотя, как вам известно, есть и иные сопутствующие — поисковики.

— Например?

— Вы не знаете?

— Я не училась в Калимшане у магистра Тефнут, — съязвила она.

— Как исчерпывающе. Вы слышали про эарасов?

— Эарасы? — повторила Ариана с легким удивлением, — но ведь ими практически невозможно управлять. Они ведь большей частью состоят из тумана. И…

— И? — Дэверел приподнял брови, — вы хотите сказать, что эарасы — темные субстанции?

Это и в самом деле было так. Как правило, эти существа всегда использовались темными магами. Только им они и подчинялись. Точнее, так говорилось во всех учебниках.

— Это не совсем верно. Для владения эарасом нужна долгая тренировка и терпение. Не каждый маг сумеет использовать их умения. Но если он справится, то награда не заставит себя ждать. Эарасы подчиняются лишь единожды выбранному магу и остаются верными до конца.

— Как и любой другой сопутствующий, — парировала Ариана.

— Но силу эараса трудно переоценить. И он подчиняется беспрекословно.

— Я смотрю, в вашей академии этому уделялось много внимания.

— А вы где учились?

Вопрос был задан неожиданно и Ариана чуть было не ответила на него, совершенно машинально. Но вовремя спохватилась. Сердито посмотрела на Дэверела.

— Зачем вам это надо знать?

— Затем, что вы не хотите сказать. Просто интересно, что это за место такое, если упоминание его — такой страшный секрет.

Девушка вздохнула:

— Макеше. Я училась в Макеше. Теперь вы довольны?

Он усмехнулся.

— Первый вопрос, на который вы ответили.

— Сделайте зарубку на мачте.

— Обязательно. Чуть позже. Значит, Академия Каверли. Хорошая Академия, что уж тут. Правда, слишком традиционная.

— С Калимшаном не сравнить.

— Зря вы так прохаживаетесь по поводу нашей академии. Если б вы в ней учились, вам бы понравилось.

Несмотря ни на что, Ариана в этом не сомневалась.

— Особенно, если вы расположены к некромантии. В ней этому уделяется большое внимание.

— Да, я помню. Личное заброшенное кладбище и все такое.

— Ну и что? Вас волнуют морально — этические нормы? Не верю. Вы и сами поднимали мертвых. Так?

— Один раз.

— И что? Вас волновали условности?

Ариана была вынуждена признать, что нет.

— Вот видите. И вообще, я всегда считал, что магов не должны волновать условности, придуманные людьми. Мы — другие.

Девушка ничего не ответила на это. Но ведь он прав, не так ли? Ты и сама так думаешь. То, что обычно для мага, иногда совершенно неприемлемо для людей. Это их возмущает, ужасает и шокирует. Хотя, обрети они магическую силу, поступали бы точно также.

— Можно задать вам одни вопрос, мисс Эвериан?

Ариана приподняла брови.

— Еще один вопрос? Вы не устали?

— Знаете, нет. Я только начал. Итак?

— Ну, хорошо. Только я не обещаю, что отвечу.

— А это уже нечестно. Я спросил разрешения именно потому, что хочу услышать ответ. Иначе я не стал бы делать такие отступления.

— Ну ладно, я попробую.

— Ваш друг — оборотень не слишком вам досаждает?

Ариана удивилась:

— Что вы имеете в виду?

— Вы понимаете.

— Нет, я не понимаю. В каком смысле «досаждает»?

— В прямом. Не мне вам объяснять, что такое оборотень. А вы — девушка, и довольно хорошенькая.

«Довольно хорошенькая»!? — возмущенно подумала она. Наглец.

— Я умею постоять за себя, — сухо отозвалась она.

— Да, я заметил. Но спрашиваю не об этом.

— Нет. Не сильно. Можно сказать, вообще, нет.

— «Можно сказать» или нет?

— А какая разница?

— Большая. Либо он вообще не предпринимал никаких попыток, либо было что-то. Тут есть разница.

— А почему это вас интересует?

— На этот вопрос я отвечу позже. Пока ваша очередь. Я спросил первым.

— Один раз, — уже сквозь зубы ответила она, — по чистой случайности.

— По какой?

— Он снял амулет.

— Да? Наверное, он хотел его снять.

— Хотел? — Ариана вытаращила глаза, — да кто в здравом уме захочет…

— С одной стороны, вы правы. Звериная суть оборотня — не подарок. Но с другой — в ней есть и притягательная сила. Полная свобода от всего. Только желания и никаких сомнений, угрызений совести или стыда.

Девушка задумалась. Неужели, Дэверел прав? Неужели, Брайен в самом деле хотел избавиться от кольца, чтобы напасть на нее? Пусть даже подсознательно, но хотел?

— Нужно быть осторожнее, когда находишься в компании оборотня, — заключил маг тем временем, — особенно, теперь.

— Почему?

— Потому, что мы находимся на очень ограниченном пространстве. Яхта маленькая, бежать некуда. А оборотни не любят ограничений своей свободы.

— Думаю, сейчас ему не до того.

— Правильно. Но кто знает, надолго ли это.

— И что вы предлагаете?

Тот неопределенно повел бровями:

— Уговаривать вас быть начеку не нужно. Вы уже продемонстрировали свои умения в области ловушек. И амулеты у вас неплохие. Я тоже могу позаботиться о себе. Но остается команда. Не скажу, что эти люди мне особенно симпатичны, но ведь они должны доставить нас на место назначения.

— До сих пор Брайен еще ни на кого не нападал, — возразила Ариана.

— До сих пор он не оказывался в море, — не сдавался Дэверел.

— Хорошо, допустим. Что дальше?

— Я предлагаю поставить на дверь его каюты знак оповещения. На случай, если он вдруг захочет прогуляться ночью.

— В этом нет ничего криминального.

— Нет, если ты не оборотень. У вас есть возражения, мисс Эвериан?

— Нет, — после паузы ответила она, — ставьте.

Маг кивнул.

— С вами, оказывается, можно договориться, — добавил он, чуть все не испортив.

Ариана тут же ощетинилась.

— Со мной можно договориться. Но не в том случае, когда собираетесь нападать.

— Я не собираюсь на вас нападать. Больше — нет. Это может плохо закончиться. Знаете, два высших мага в перспективе на одной маленькой яхте — это чересчур.

Она презрительно фыркнула.

— И, хотя я вас сильнее, — спокойно продолжал рассуждать Дэверел, — вы — женщина.

— И что? У вас какое-то предубеждение против нападения на женщин? Странно, раньше я этого за вами не замечала.

— Дело не в этом. Женщины всегда используют запрещенные приемы. Вроде руны «Боль».

— Это говорит маг, который без предупреждения использовал Подчинение, — с сарказмом припечатала девушка.

— Вы меня рассердили.

— Неужели? Вы бесите меня постоянно, но я почему-то не использую Подчинение и иже с ним.

— Вас так злит мое присутствие? Почему? Это непроизвольная реакция или что-то личное?

— Что-то личное, — отрезала она, — «Этера» и «Таази», что я почувствовала на собственной шкуре, можно отнести к этой категории.

— А к какой категории отнести «Боль»?

— Вы получили по заслугам, — зашипела Ариана.

Некоторое время они стояли друг против друга, сузив глаза и буравя противника взглядом. Потом Дэверел отступил в сторону и отвернулся, а девушка отошла к борту. Пару минут они с преувеличенным вниманием рассматривали горизонт.

— Не здесь, — заметил маг негромко, — не на этой яхте. Если намерены вызвать меня на дуэль, дождитесь берега.

Ариана хмыкнула.

— Сдается мне, что не Брайен представляет тут наибольшую опасность, — сказала она, — может быть, на вашу дверь тоже навесить Оповещение?

— Может быть, на вашу?

Девушка издала смешок.

— Я не столь агрессивна.

— Да-а, — с потрясающей язвительностью протянул Дэверел, — абсолютно.

Она передернула плечами. Потом развернулась и отправилась к трапу, чтобы спуститься вниз. Что там говорил Брайен? С этим типом можно нормально разговаривать? Вполне возможно, но с некоторыми условиями. Очень недолго и не ей. Они опять чуть не сцепились, хотя оба понимали необходимость сдерживаться. Ну и ну. А что касается агрессии, то не ему говорить об этом. По части агрессии он всех оставит за бортом. Даже ее.

10 глава. Неожиданная находка

К ужину Брайен не пришел, что, впрочем, никого не удивило. Собственно говоря, его и не ждали. Ариана все-таки заглянула на подветренный борт, чтобы проверить, все ли с ним в порядке, но обнаружила, что спутник перебрался в другое место. Скорее всего, к себе в каюту. Что ж, весьма понятное и похвальное желание.

Судя по всему, на нападение у него нет ни сил, ни времени. Знак Оповещения был бы излишним. Но Ариана не стала это проверять. Пусть Дэверел поступает, как ему заблагорассудится.

Отношения между ними снова испортились и за ужином они не разговаривали. Всячески демонстрировали неприязнь и смотрели в разные стороны.

Ночь прошла спокойно вопреки всем прогнозам. Шторм не начался, море оставалось спокойным, а Брайен не покидал своей каюты, чтобы поразмять косточки.

К завтраку он спустился. Слегка бледный, но со вполне проснувшимся аппетитом.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась у него Ариана.

— Нормально, — он пожал плечами, — все прошло.

— Ты уверен? — прищурился Дэверел.

— Я проголодался, стало быть, да, уверен.

— Хорошо.

— Как обстоят дела? Куда мы плывем?

— Вслед за зефириллой, — хмыкнул маг, припомнив слова капитана, — на восток.

— Все-таки, на восток, — Брайен покачал головой, — не понимаю, что понесло туда эту девчонку.

— Какую девчонку?

— Подругу Арианы. Мы ведь ее ищем, помнишь?

— Какого дьявола ты обсуждаешь мои дела с посторонними? — рявкнула вдруг Ариана.

Мужчины от неожиданности вздрогнули. Дэверел приподнял брови, а Брайен насупился.

— Прости, — сказал он, — я думал, он в курсе.

— Да? С какой стати?

— Извини.

Ариана плотно стиснула зубы. Еще одно подтверждение аксиомы: «все мужчины — сволочи». Они уже все обсудили между собой! И это были явно не проблемы самого Брайена.

Закончив завтракать, она молча поднялась из-за стола и вышла на палубу, чтобы немного остыть. Не хватало только сыпать искрами или прожигать скатерть.

Тики усердно махала крылышками, вся устремленная вперед. Судя по ее виду, она отлично знала, куда именно им следует плыть. Ариана убедилась в этом, задав ей такой вопрос.

— Этого еще не хватало, — пробормотала она, услышав ответ, — зачем, ради всего святого?

— Что «зачем»? — спросили рядом.

Девушка повернула голову. И даже не удивилась, обнаружив поблизости Дэверела.

— Я разговаривала со своей сопутствующей, — пояснила она сухо.

— Вслух?

— Нет. Это вырвалось случайно. И вообще, вам какое дело?

— Большое. Не забывайте, что это я нанял яхту. Вы разговаривали с ней по поводу маршрута?

— Да.

— И куда?

— Прямо, — мрачно бросила Ариана, собираясь уйти.

— Мисс Эвериан, вы собираетесь всю дорогу скрипеть зубами?

— Мистер Дэверел, это зависит от многих причин.

— От многих? Я думал, причина одна.

Девушка на мгновение прикрыла глаза.

— Да, именно это я и имела в виду.

— Знаете, ваши реплики злят меня не меньше, если это вас утешит.

Ариана задумалась и поняла, что да, немного утешает. Не одной же ей страдать.

— Утешит, — сказала она вслух.

— Значит, мы квиты?

— В этом — да.

— А в чем — нет?

— Сами знаете.

— Допустим. Я сильнее вас в заклинаниях, но вы обходите меня в рунах. Сделаем вид, что силы примерно равны.

— Но это не так.

— Значит, вы признаете…

— Я ничего не признаю. Вы сами говорили, что пока мы не будем это выяснять.

— Вот поэтому я и хочу временно расставить все по местам. В любом случае, как ни досадно, руны даются вам легче, чем мне. А мне — заклинания. Договорились?

Ариана помедлила.

— Ладно, — наконец, проговорила она, — пусть так. И с трупами вы на короткой ноге.

Он рассмеялся.

— Тут нет трупов, чтобы это выяснить. К тому же, вряд ли, мистер Ласс одобрит подобные эксперименты. Это ведь его яхта.

В это время к ним подошел Брайен. Он окинул обоих внимательным взглядом и спросил:

— Долго нам еще плыть?

— Не знаю. Тики не умеет определять расстояние, — отозвалась Ариана.

— Тики? — переспросил Дэверел.

— Моя сопутствующая.

— Тики — это ее полное имя?

— Нет. Ее имя — Тикирэлла.

— Это ты придумала? — изумился Брайен.

— Нет. Это ее имя, я же сказала.

— У них есть имена?

— У тебя же есть.

— Но она ведь не человек.

— Она разумна, если ты об этом, — чуть суховато сказала девушка.

— Она шепнула ей на ушко, — вмешался Дэверел.

— Что?

— Ее имя. Шепнула на ушко.

— В самом деле? — вежливо уточнил оборотень и посмотрел на девушку, — тут сильный ветер. Тебя не продует?

Она пожала плечами.

— Пойдем вниз. В салоне намного теплее.

— Пойдемте, — согласился Дэверел, — здесь и правда, прохладно.

В салоне Ариана немного посидела молча, рассматривая противоположную стену с большим вниманием. По крайней мере, так казалось со стороны. А потом обернулась к магу:

— Тут есть карта?

— Вы имеете в виду, карту побережья? Наверное, есть. Нужно спросить у Ласса.

Ариана скривилась, как от боли.

— Зачем тебе карта? — влез Брайен.

— Хочу посмотреть.

— Я покажу вам карту, — Дэверел вдруг взмахнул рукой.

Пространство перед ними потемнело, заклубилось, а через несколько мгновений стало принимать какие-то очертания. Ариана смотрела на это, не отрываясь и с огромным интересом, а оборотень на всякий случай отошел подальше.

— Эарас? — спросила девушка.

— Да. Что, удивляет?

— Никогда не видела его в деле. В нашей академии эарасы не практиковались.

Перед ними возникла настоящая карта, сквозь которую при желании можно было рассмотреть подробности интерьера. Девушка шагнула ближе, присматриваясь к очертаниям.

— Без эффектов не можете? — подал голос Брайен.

Оба мага обернулись к нему.

— Что?

— Двери с помощью магии открываете, воду кипятите, теперь карту какую-то создали. А без магии что-нибудь умеете?

Дэверел щелкнул пальцами и одно из кресел пододвинулось к нему. Он сел и усмехнулся.

— Не пробовал, — отозвался он.

— А что, это очень удобно, — подала реплику Ариана и указала пальцем, — вот.

— Что?

— Что это за острова?

Дэверел присмотрелся.

— Хотите знать, как они называются? Лично я понятия не имею. Уточнить?

— Не надо. Они принадлежат Империи?

— Да, кажется. Зачем это вам?

— Тики говорит, что Лу здесь.

— На островах? — переспросил Брайен, подходя чуть ближе, — свихнулась твоя Лу, не иначе. Это же совершенно пустынные места. Сомневаюсь, что там кто-нибудь живет.

Ариана смотрела на карту. Потом потерла пальцем лоб.

— Я ничего не понимаю. Там есть какая-нибудь растительность?

Дэверел чуть сосредоточился, и на изображениях островов появились редкие точки и кляксы.

— В основном, камень и песок, — пояснил он вслух.

— Великий Азмавир.

— А что такое?

— Друиды не живут среди камня и песка.

— Друиды? Ваша подруга — друид?

Тут даже он привстал, вглядываясь в карту.

— Что понесло друида в такую даль? Странно.

— Не понимаю.

— Вы хорошо ее знаете?

— Мы учились вместе шесть лет. Подобные выходки не в ее привычках.

— Интересно, — задумчиво проговорил Дэверел, — острова вдоль побережья. Почему именно они? Создается впечатление, будто ваша подруга ищет уединения.

У Арианы тоже было такое впечатление.

— Это тем более странно, что Лу не выносит одиночества. Она очень общительная и любит быть в центре внимания.

— Хм. И для романтического путешествия место неподходящее. Может, ее похитили?

— Она уехала по собственной воле.

— Почему вы так решили?

— Так сказали ее родные. Она оставила записку.

— Это загадочно. Можно убрать? — он кивнул на карту.

— Да, спасибо.

Девушка уселась в кресло и принялась наматывать на палец прядь волос. Она всегда так поступала, когда о чем-то думала. В такие минуты ее руки находились в беспрестанном движении.

— Если ваша подруга на одном из островов, — заговорил Дэверел, сев поблизости, — вы сможете спросить ее сами.

— Именно так я и собираюсь поступить.

— Любите приключения?

— Что? — Ариана взглянула на него.

— Приключения любите, спрашиваю?

— Не особенно. А почему вы спрашиваете?

— Да так. Создалось такое впечатление.

Она пожала плечами. Трудно это объяснить. Никогда девушка не стремилась к приключениям. И что интересно, они сами ее находили, не спрашивая, нравится ей это или нет. Или может, все дело в том, что она не могла пройти мимо, если кто-то попадал в беду? Так это или нет?

— Кто ищет, тот находит, — буркнул Брайен, ни к кому не обращаясь.

Оба мага, не сговариваясь, посмотрели на него.

Он не сразу заметил их взгляды, но когда заметил — спросил:

— Что? Что вы на меня уставились? Разве я сказал неправду?

— Я ничего не ищу, — возразила Ариана.

— Ты ищешь свою подругу.

— С ней что-то случилось.

— Могла и не искать. Ее родные почему-то дома сидят, а не рыщут по всей Империи в ее поисках.

— Это их решение, — бросила девушка, внезапно почувствовав неприязнь к своему спутнику.

Кто его, спрашивается, просит лезть в ее дела? Обсуждать за спиной, осуждать? Разве она его заставляет идти с ней? Он сам захотел, сам вызвался. И между прочим, очень настаивал. Что сейчас не нравится?

— Вашей подруге очень повезло, — заметил Дэверел.

— В чем?

— В том, что у нее есть вы.

— Может быть, пойдем отсюда? — вмешался Брайен, — сколько можно тут сидеть?

— Иди, если хочешь, — Дэверел пожал плечами, — мне и тут хорошо.

— Пойдем, — бросил оборотень девушке, направляясь к двери.

Она, машинально подчиняясь, уже хотела, было, встать, но внезапно до нее дошла простая мысль: «с какой стати он здесь командует?» Ариана осталась на месте и даже откинулась на спинку кресла, чтобы было удобнее.

— Он у вас главный? — усмехнувшись, спросил маг.

— Еще чего.

— А ведет себя так, словно вы — его собственность.

— В таком случае, его ожидает разочарование.

— Вы — друзья или нечто большее?

Ариана взглянула на него, сдвинул брови:

— А почему это вас так интересует?

— Любопытно. Хочется знать, имеет ли он право или просто забывается.

— Право? Никто не имеет права указывать мне, что делать.

— В вас говорит высокомерие истинного мага. Я знаю, сам такой.

Она ничего не ответила. Ей было все равно, какой он. И вообще, ей вовсе не хотелось сидеть здесь и выслушивать все это. Девушка собиралась пойти к Тики и проследить за маршрутом. Кто знает, вдруг место назначения находится ближе, чем они думают. Но теперь это было невозможно. Пойти наверх — значит, покориться воле Брайена. Короче говоря, в ней взыграло элементарное упрямство.

— Мистер Дэверел, я хотела спросить у вас кое-что, — сказал она вслух.

— Можете называть меня просто Нэд.

— Почему? — Ариана приподняла брови.

— Потому что, это мое имя.

— Нэд? — повторила она.

— Да. Сокращенно от «Эдвард».

— Хотите перейти на «ты»?

— Почему бы и нет? Вы против?

Ариана подумала. В самом деле, почему бы и нет? Какая разница, как его называть? Лучше он от этого все равно не станет.

— Ну хорошо, — согласилась она, — меня зовут Ариана.

— Я знаю. Так, что ты хотела спросить?

— Сколько мы должны заплатить тебе за проезд?

— Я уже говорил, что обсудим это позднее. Или вы хотите остаться на одном из островов?

— Нет, конечно. Но…

— Потом. Это не первостепенный вопрос.

— Возможно. Но мне все-таки хотелось бы знать, на какую сумму рассчитывать. Я не так богата, как ты думаешь.

— Я вовсе не думаю, что ты богата, — хмыкнул Дэверел, — не волнуйся, я учту твои материальные возможности и не запрошу ничего несусветного.

Пришлось Ариане удовлетвориться этим. Они еще немного помолчали. Девушка не знала, что еще спросить, а почему молчал маг, ей было невдомек. Но в это время дверь салона раскрылась и внутрь заглянул капитан.

— Там острова, — сообщил он, — этот ваш мотылек, или как его там, ведет прямо туда.

Ариана вскочила на ноги и вылетела за дверь. Наконец-то хоть что-то произошло! Хоть какая-то определенность.

Впереди виднелась узкая полоска суши. Она все приближалась, становясь больше и шире. Девушка шагнула на самый нос, вглядываясь в открывающийся ее взгляду вид.

Небольшие холмы, каменистый берег, несколько желтых пятен — песок. И ни одного деревца, даже самого чахлого.

— Это здесь? — пробормотала она, позабыв на мгновение, что с Тики вовсе необязательно разговаривать вслух.

«Сюда», — прозвучал ответ у нее в голове.

— Идеальное место для друида, — съехидничал Дэверел, тоже рассматривая берег.

— Причаливать? — не слишком любезно осведомился капитан.

— Да.

— Сойдешь на берег? — спросил у Арианы маг.

— Разумеется.

— Надолго?

— Я не знаю. Но судя по всему, этот остров очень небольшой.

— Да, его можно обойти за час.

— Тики говорит, что Лу здесь. Значит, я ее найду.

— Хорошо. Мы будем ждать вашего возвращения.

Ариана помедлила. Она не вправе была ожидать от него такой любезности. Дэверел вообще не походил на человека, который делает кому-то одолжение. А уж тем более, ей. Тогда зачем? Хочет содрать с нее побольше денег? Да, наверное, в этом все дело.

— Спасибо, — все-таки сказала она, — это было бы очень кстати.

И она, развернувшись, отправилась в каюту за вещами.

Сборы не заняли у нее много времени, так как ничего особенного девушка не выкладывала. Когда она вернулась на палубу, там уже находился собранный Брайен. Он, скорчив гримасу, рассматривал остров.

— Вещи могла бы и не брать, — заметил Дэверел, — к чему зря таскать лишнюю тяжесть.

Ариана покачала головой.

— Что, не доверяешь? — хмыкнул он.

— Дело не в этом. Просто никогда не знаешь, что может понадобиться, — серьезно пояснила она.

— Вряд ли, на этом острове вас подстерегают какие-то опасности. А в случае чего, твое оружие всегда с тобой. Ну да ладно, делай, как знаешь.

Брайен посмотрел на него с легким удивлением. А потом перевел глаза на Ариану. Та как раз рассматривала окрестные холмы и размышляла о том, что дороги здесь, как и следовало ожидать, нет, значит, путь вполне может оказаться не таким уж легким.

— Неподходящее место для проживания, — сказал оборотень, — тут, наверное, и воды нет.

— Раз есть растительность, значит, и вода есть, — возразил ему Дэверел.

— Не знаю, где ты нашел тут растительность, — съехидничал Брайен.

— Эарас показывал ее на карте, забыл? Не думаю, что ее здесь много, но кое-что все-таки есть.

— Не понимаю, зачем таким магам, как ты вообще нужно путешествовать. Произнес заклинание — и любой остров тут как тут.

Дэверел рассмеялся.

— Мне этот остров как раз не нужен.

Между тем, трап был спущен. Капитан, стоя неподалеку от него, сложив руки на груди, с едва сдерживаемым нетерпением посматривал на непрошенных пассажиров, ожидал, когда же они наконец соизволят покинуть его яхту.

Ариана сделала несколько шагов вперед, все еще рассматривая берег, потом подошла к краю палубы и посмотрела вниз. Трап был узенький и разумеется, никаких перил на нем не было. Видимо, господин Ласс нарочно сделал это. Возможно, с тайной надеждой, что она грохнется в воду.

Можно было, конечно, использовать магию, но девушке хотелось досадить капитану хотя бы напоследок. Она свободной рукой чуть приподняла подол платья, потом повернула голову и посмотрела на Ласса. Тот злорадно усмехался. Так и есть. Ждет, когда она упадет. Держи карман шире.

Ариана начала медленно, но уверенно спускаться вниз по трапу. Ни в коем случае нельзя дать ему понять, что она боится. Одно это наполнит его душу радостью.

— Куда ты пошла? — вскричал позади Брайен, отвлекшись наконец от препирательств с Дэверелом.

Девушка чуть помахала пальцами, давая понять, что все в порядке, и продолжала спуск.

— Тьфу, пропасть! Упрямая девчонка, — бросил раздраженный оборотень.

Дэверел, напротив, наблюдал за этим с удовольствием и слегка улыбался.

Ступив на песок, Ариана отступила в сторону и обернулась. Подняв голову, она полюбовалась на перекошенное от досады лицо капитана и помахала ему рукой. Того скорчило еще сильнее.

— Не задерживайся слишком долго! — крикнул ей маг напоследок.

— Это уж как получится, — отозвалась она, — но я постараюсь.

Неведомый остров лежал у ее ног, не вызывая никаких эмоций, кроме недоумения. Что за демоны занесли сюда Лу?

Пройдя через узкую полоску песка, Ариана взобралась на каменистый берег. Поправила лямки мешка на спине и подозвала Тики. Та с готовностью подлетела ближе и устремилась вперед, сразу забирая чуть вправо.

— Куда торопишься? — угрюмо буркнул Брайен, оказываясь рядом.

— Нужно идти туда, — девушка указала в сторону летящей зефириллы.

— Вижу.

Ариана направилась следом за Тики. Некоторое время они шли молча, а потом оборотень спросил:

— Вы уже подружились?

— С кем?

— С Дэверелом. Перешли на «ты»?

— Так удобней.

— Кто бы спорил, конечно, удобней. Только вот, для чего удобней?

Она покосилась на него.

— Для беседы, для чего же еще.

— Но ты ведь его терпеть не могла?

— Это точно, — Ариана поморщилась, споткнувшись о камень и ударив большой палец на ноге, — проклятье. Ну и местечко.

— А теперь что? — не унимался Брайен.

— Споткнулась. Ничего особенного.

— Я не об этом.

— А о чем?

— О ком. О Дэвереле. Ты его терпеть не могла, а теперь что?

— Ничего, — она пожала плечами.

Постепенно дорога, если, конечно, этим словом можно было назвать усыпанную камнями, неровную местность, стала забирать все выше. Тики уверенно вела свою хозяйку в гору. Нельзя, конечно, утверждать, что на островке горы были особенно крутыми, но все же, шагать наверх, спотыкаясь о камни и хватаясь за уступы для сохранения равновесия было не слишком приятно.

— Здесь тропинка, — сказал Брайен, присматриваясь.

— Это называется тропинкой? — хмыкнула Ариана.

— Что ты хочешь? Это пустынный остров.

— Тогда откуда здесь тропинка? — резонно спросила она.

— Не знаю. Может быть, звери.

— Вряд ли, здесь много зверей. Чем они, по-твоему, должны питаться?

— Незадачливыми путешественниками.

Ариана издала смешок.

— Все-таки, что случилось с вами обоими?

— С кем?

— С тобой и Дэверелом. Что-то вы становитесь все любезнее друг с другом.

— Что ты привязался со своим Дэверелом? — огрызнулась она, хватаясь за один из каменных выступов.

— Он не мой. А вот, с какой стати он так безропотно согласился нас подождать?

— Ждет обещанного вознаграждения.

— За что? — слегка удивился Брайен.

— За перевоз. А ты что думал, он предложил нас подвезти по доброте душевной?

— Это вряд ли, — усомнился тот, примеривая слово «доброта» к Дэверелу и убеждаясь, что оно ему не подходит.

Горная тропинка оборвалась, и они оказались на плато, неровном и каменистом. Кое-где росли чахлые кустики, выглядевшие так, словно вот-вот отдадут концы. Ариана окинула взглядом эту безрадостную картину и вдруг воскликнула:

— Гляди!

— Что? — Брайен встал рядом.

— Вон там, — и девушка указала рукой.

— И что там? Еще один кустик?

— А я думала, у тебя зрение получше. Смотри внимательней. Видишь, на той стороне?

Оборотень присмотрелся, а потом очень удивился.

— Это дом, — сказал он таким тоном, словно сомневался, что это вообще возможно.

Дои или точнее, полуразвалившаяся хибара, скромно притулилась между двумя каменными выступами. На их фоне она была практически неразличима и сливалась с окружающим пейзажем. Впрочем, это было неудивительно. Поскольку деревьев на острове сроду не росло, а из кустиков изготовить что-нибудь путное было невозможно, домик соорудили из камней. Крышей ему служил нависавший сверху каменный козырек.

— Святой Азмавир, — пробормотала Ариана.

Тики уверенно направлялась к этому домику.

Девушка быстро пошла следом, уже не обращая внимания на камни, попадающиеся под ноги.

— Занятно, — отозвался Брайен, шагая за ней, — это что же, и есть цель нашего путешествия? У твоей подруги очень интересные пристрастия.

Ариана ничего не ответила.

Она все ближе подходила к дому, который с каждым шагом выглядел все отчетливей и неприглядней. Здесь вполне мог жить какой-нибудь отшельник или дикарь, но Лу…?

Зефирилла зависла над козырьком, судя по всему, находясь в крайне возбужденном состоянии. Она подавала Ариане сумбурные сигналы: «Это здесь, здесь! Туда! Надо войти!».

— Да-да, — согласилась Ариана и остановилась перед дверью.

Точнее, это была неровная каменная плита неправильной формы. Отодвинуть ее, должно быть, было нелегко, но между нею и стеной была щель, куда вполне мог протиснуться человек.

Девушка протискиваться не желала и потому махнула рукой. Плита со скрежетом накренилась и рухнула, освобождая проход.

Нагнувшись, так как дверной проем был явно не рассчитан на ее рост, Ариана шагнула внутрь.

Со свету в доме было темно, хоть глаза выколи.

— Ну, и где она? — спросила девушка, поморщившись.

В помещении царил застарелый запах мокрой грязной шерсти, давно не мытого тела и еще чего-то прокисшего.

— Кто здесь? — прозвучал в ответ скрипучий, старческий голос.

— Да тут как в гробу, — прокомментировал Брайен, входя следом.

Ариана резко повернулась на голос.

— Кто это сказал? — выпалила она.

— О боги, — пролепетали в ответ, — это ты. Ты! Ари…

— Свет! — бросила девушка и шагнула вперед.

Внутренность дома осветилась. Теперь путешественники различали его крайне скудное убранство и фигуру, сидевшую на каких-то тряпках или шкурах в углу, скрючившись.

Ариана подошла к этой фигуре и присела рядом, внимательно ее рассматривая.

Древняя, сморщенная бабка со спутанными седыми волосами, прикрываясь тряпьем, смотрела на нее расширившимися глазами, а потом всхлипнула, всплеснула руками и закрыла ими лицо.

— Мы знакомы? — спросила Ариана, сдвинув брови.

Подобных старух она не могла припомнить в числе своих знакомых. Да и на пути они ей встречались слишком редко.

— Я знаю, — всхлипывала бабка, — меня теперь никто никогда не узнает. И ничего тут не поделаешь. И никто теперь мне не поможет… Боги…

— Простите, — Ариана слегка тронула ее за плечо, — вы назвали меня по имени. Откуда вы меня знаете? И где Лу?

Тут старуха зарыдала навзрыд, громко, протяжно.

— Что это за ископаемое? — осведомился Брайен, рассматривая обитательницу хибары с легкой брезгливостью, — чего это она воет? Эй, бабка!

— Тихо, — велела ему девушка и вновь обратилась к старухе, — послушайте, я не хочу вам мешать, я только хочу узнать…

— Ты не узнаешь меня, Ари? — та затрясла головой, — я знаю, в это невозможно поверить, но… но Лу — это я. О-о-о!

Ариана отшатнулась и упала на пол. Тут же поднялась и села. Она ударилась плечом о камни, но никак не прореагировала на боль. Уж слишком она была ошарашена.

— Лу? — повторила девушка.

В это в самом деле было невозможно поверить. Они с Лу были одногодками, то есть, им обоим сейчас было восемнадцать. Ни одна женщина в этом возрасте не выглядит столь ужасно, даже если жизнь ее не баловала. А это значит, что либо старуха нагло и беззастенчиво врет, либо случилось с подругой какое-то несчастье.

Ариана сосредоточилась и пригляделась. Вздрогнула и отшатнулась снова, но уже не упала, сохранив равновесие.

— Проклятие! — воскликнула она, — на тебе проклятие!

— Проклятие, — подтвердила Лу (как ни сложно было в это поверить), — я знаю. Один день — за год. Сегодня мне восемьдесят шесть.

— Ух ты, — вырвалось у Брайена.

Он, вытаращив глаза, разглядывал Лу, как какую-нибудь диковину.

— Значит, она заколдована? — спросил он у Арианы.

Та не ответила.

— Святой Азмавир, как тебя угораздило, Лу? Кто это сделал?

Лу вытерла лицо рукавом и устроилась на шкурах поудобнее.

— Это случилось в паршивой деревеньке под названием Каменный Мост, — ответила она, — я проезжала мимо, направляясь в Макеше. И заметила вывеску «Лавка магических товаров». В захолустной деревне увидеть такое? Ну, я и решила…, - она горестно вздохнула.

В общем, история была такова. Движимая любопытством, Лу заглянула в магическую лавку. Торговка там оказалась самой уродливой женщиной из всех, что приходилось видеть подруге. И кто-то дернул ее за язык поинтересоваться, что это она не использует свои снадобья для улучшения собственной внешности. Раз уж они такие замечательные, как она говорит? Или на столь неземную красоту они не действуют? А женщина неприятно улыбнулась и наклонившись к Лу, прошептала: «Я кажусь тебе слишком уродливой, девочка? Ничего, скоро ты увидишь кое-что пострашнее. В своем зеркале». И дотронулась корявым пальцем до лба девушки. Та отпрянула, слегка напуганная, так как сказано это было очень внушительно, и вылетела за дверь.

Лу не придала этому значения, поскольку думала, что торговка только пугает ее.

— Но через неделю я заметила, что мое лицо меняется, — с отчаяньем в голосе продолжала подруга, — я не знала, в чем дело, а потом до меня дошло. Я становилась старше! И я поехала в Каменный мост снова. Нашла ту ведьму и потребовала снять проклятие. Но она… она… Ари, она только смеялась! Эта старая ведьма смеялась и приговаривала, что для такой красотки, как я нет ничего хуже урона собственной внешности. Что я слишком возгордилась своей красотой, но это скоро пройдет. Она ничего не стала делать! — Лу снова зарыдала.

— Поэтому ты сбежала, — вставила Ариана.

— А что мне было делать? Не оставаться же в лесу, чтобы все видели, в кого я превращаюсь.

— Но почему ты не написала Марку?

— Ох, Ари, я… я не хотела, чтобы кто-нибудь узнал об этом. А Марк… он стал бы смеяться…

— Марк никогда бы не стал смеяться над несчастьем, — твердо заявила Ариана, — он бы попытался тебе помочь.

— Но он не смог мне помочь! Это проклятие нельзя снять. Я пробовала.

— Дай-ка я посмотрю, — девушка взяла Лу за плечи, — смотри мне в глаза. Вот так. И не двигайся.

Проклятие было тяжелым, давящим и страшным. А главное, необратимым. Это Ариана поняла сразу. И убрать его мог лишь тот, кто наложил. Вся магия на свете не была способна его нейтрализовать. Но кое-что все же сделать было можно. Малость, пустяк. Но все-таки Ариана это сделала. После чего перевела дух и опустила руки.

— Что? — с надеждой спросила Лу.

— Его может снять лишь тот, кто наложил, — ответила девушка.

Подруга застонала и снова спрятала голову в коленях.

— Нет выхода, нет выхода, нет, — забормотала она, — я пропала. Я умру от старости, и года не пройдет.

— Выход есть, — возразила Ариана.

— Какой?

— Нужно найти ту женщину.

Лу взглянула на нее.

— Я уже разговаривала с ней. Она не хочет, Ари. Она не станет его снимать.

— И все-таки, я попробую ее уговорить.

Брайен тихо хмыкнул.

Лу впервые обратила внимание на то, что в доме есть кто-то еще. Она повернула голову, рассматривая его, а потом спросила:

— А это кто?

— Это Брайен, он мой друг. Кстати, познакомься, Брайен, это Лу, моя подруга.

— Я понял, — отозвался он.

— Он оборотень?

— Да.

— Бедняжка, — посочувствовала Лу.

Брайен воззрился на нее с изумлением. Он мог бы со всей определенностью сказать, кто в этом доме является бедняжкой и кому следует сочувствовать, но не стал этого делать.

— Собирайся, — велела Ариана, поднимаясь на ноги.

— Куда?

— В Каменный Мост. Давай, живо.

Лу тяжело вздохнула и попыталась, было, подняться, но с первой попытки у нее ничего не вышло. Восемьдесят шесть лет — это все же далеко не юность, даже если получены эти годы с помощью проклятия. Весьма сомнительной помощью, если подумать.

Ариана протянула ей руку:

— Давай я тебе помогу. Как ты вообще здесь оказалась?

— Не знаю. Я ехала, не разбирая дороги. Хотелось уехать как можно дальше от… от всего. А когда увидела этот остров, решила, что более уединенного места мне не найти.

— Да, куда уж уединеннее, — пробормотала подруга.

— Мне повезло. Я набрела на этот домик. Наверное, раньше тут жил какой-нибудь отшельник, но это было давно.

— А что ты ела?

— Я везла с собой продукты. Правда, они закончились вчера.

— Боги, — Ариана сняла с плеч мешок, — ты голодная.

Она достала хлеб, мясо и бутыль с водой. Но Лу ела вяло и медленно. Она долго жевала небольшой кусочек мяса, потом отщипнула немного хлеба и заявила, что сыта.

— Но ты почти ничего не съела.

— Я не хочу, Ари. Теперь мне не нужно много еды. В старости люди едят мало. Да и зубы… знаешь ли…, - она смущенно замолкла.

— Святой Азмавир.

— Вот мерзкая ведьма, — бросил Брайен и поймав удивленные взгляды, пояснил, — это я о той торговке. Что это она ни с того, ни с сего такими проклятиями разбрасывается?

— Не знаю, но я у нее спрошу, — пообещала Ариана.

— Ты думаешь, она тебя послушается? Снимет проклятие? — это спросила Лу.

— Есть много способов уговорить человека. Может быть, она любит деньги или еще что-нибудь. Может, чего-то хочет.

— Ну, уж особо пугливой ее наверняка не назовешь, — вставил оборотень, — да и слабой тоже. Проклятие-то сильное.

— Посмотрим. Для начала, ее нужно найти. Где твои вещи, Лу?

Подруга указала в угол, где стояла объемистая сумка. Судя по всему, в нее давно уже не заглядывали. Она была покрыта ровным слоем пыли. Ариана присмотрелась, вздохнула и подойдя ближе, подняла сумку с пола.

— Давай понесу, — предложил Брайен.

— Спасибо.

Лу, кряхтя, поднялась со своей подстилки, цепляясь за руку Арианы. Вообще, она вела себя, как дряхлая старуха, коей, впрочем, в настоящий момент и являлась. И все старческие немощи были налицо.

— Откуда ты здесь взялась, Ари? — спросила она, медленно идя к выходу.

— Тебя искала.

— Меня?

— Ну да. Марк рассказал мне, что давно не получал от тебя писем. Мы поехали к друидам, а они сказали, что ты сбежала.

— Ты меня искала? — повторила Лу.

— Я чувствовала, что с тобой что-то не так. Я плохой прорицатель, но кое-что все-таки улавливаю.

— Ох, Ари, — из глаз Лу снова закапали слезы, — спасибо… спасибо тебе. Ты просто… просто…

— Ладно тебе. Пригнись, здесь очень низко.

Они вышли на свежий воздух. Он казался еще более свежим после затхлости помещения.

— А куда мы идем? — спросила Лу, когда они немного отошли от дома.

Она тяжело навалилась на плечо Арианы и, хотя из нее вышла довольно сухонькая старушка, девушка все же испытывала значительные неудобства. Она начала понимать, что до берега добраться будет не так легко, как она считала.

— Мы идем к яхте, — ответила Ариана, — мы приплыли сюда на ней. Как ты переносишь море?

— Море? А, нормально.

Брайен сдержал смешок. Разница между речью Лу и ее внешним видом была весьма значительной.

Пока они доплелись до начала спуска, плечо у Арианы начало ныть, сначала немного, а потом все сильнее и сильнее. К тяжести мешка она уже как-то привыкла, а вот к поддержке женщин, пусть и пожилых как-то не получалось. Лу еле передвигала ноги и тяжело, надсадно дышала. Когда они начали спускаться, она вдруг вцепилась в Ариану и замотала головой.

— Я не могу.

— Что такое?

— Я боюсь высоты, — сказала она, зажмурившись, — у меня голова кружится.

— Ох.

— И что теперь делать? — спросил Брайен, — может, донести ее?

— Нет. Ладно, сейчас. Не смотри, Лу. Ленто.

Через пару минут они спустились к подножию горы. Брайену пришлось топать пешком, но он не жаловался. Это казалось ему более привычным и безопасным, чем летать с помощью магии.

Женщины дожидались его внизу. Они стояли, наблюдая за тем, как он спускается.

Именно Брайен, озирая с высоты окрестности, заметил некоторое несоответствие. И обнаруженное ему ужасно не понравилось. Он ускорил шаг, торопясь поскорее оказаться внизу.

Не теряя времени, оборотень шагнул к Ариане и кивнув на берег, спросил:

— Где она?

Ариана повернула голову. Некоторое время она осматривала берег, а потом сказала тоже самое:

— Где она?

— Что случилось? — полюбопытствовала Лу, — что вы потеряли?

— Яхту, — пояснил Брайен без должной учтивости, — дьявол и все демоны! Куда она делась?

Лицо Арианы исказила гримаса ярости.

— Сволочь, — прошипела она, — мерзавец. Дрянь.

— Погоди. Может быть, мы не там спустились?

— Мы там спустились, — припечатала девушка, — я даже вижу наши следы, — она указала пальцем.

— Дьявол.

Брайен еще раз пристально посмотрел на море, но яхта там не появилась. Да и горизонт был пуст.

— Я убью его, — кровожадно пообещала Ариана, просто изнывая от бешенства, — из-под земли достану и убью эту сволочь. Мне плевать на то, что он сильнее. Я его в порошок сотру.

С ее ладоней сорвались два огненных шара и ударились в землю неподалеку. Лу вздрогнула.

— Успокойся, — посоветовал девушке Брайен.

— Не собираюсь я успокаиваться! Эта тварь, подонок…, - она добавила еще кое-что, менее приличное.

— Ого, — оборотень приподнял брови, — где ты этого набралась?

— Скотина, — продолжала разоряться Ариана, — урод, мразь, выродок.

— Успокойся, говорю. Вон, уже край плаща дымится. Ты хочешь тут все поджечь?

— Дерьмо, — Ариана подобрала плащ и сбила с него огонь.

— Да что случилось, в конце концов? — вмешалась Лу, — Ари, чего ты так бесишься?

— Это подонок удрал вместе с яхтой.

— Так нет яхты?

— Боги. Лу, ты что, слепая? Посмотри вокруг! Где ты тут видишь яхту?

— Так что же, мы теперь не уедем?

Брайен прикрыл глаза рукой от избытка чувств.

— На чем? — скрипя зубами, поинтересовалась Ариана, — у нас даже лошадей нет.

— Какие лошади? Мы на острове, — сообщил оборотень, — дамы, вы тупеете на глазах.

— Я знаю, что мы, твою мать, на острове.

— Ари, почему ты так жутко ругаешься? — спросила Лу робко, — раньше ты так не ругалась.

— Раньше у меня не уводили из-под носа яхту. Дерьмо, дерьмо, дерьмо. Ну, погоди, я доберусь до тебя, — пообещала она отсутствующему Дэверелу и глаза ее горели недобрым светом.

— Ладно, — кивнул Брайен, — доберешься и сотрешь в порошок. Но для начала, нам нужно убраться с этого острова. Есть предложения?

Лу вздохнула и всхлипнула.

— Значит, не судьба, — прошептала она горько.

— Чушь собачья, — огрызнулась Ариана, — причем тут судьба? Это все сволочь — Дэверел устроил. Мерз-завец.

— А ты можешь перенести нас по воздуху? — поинтересовался у нее Брайен, — ну, с помощью того заклинания?

Ариана посмотрела на него как на сумасшедшего.

— Тут два дня пути, придурок. Я не выдержу вас столько времени.

— И вплавь мы тоже не доберемся. Тем более, с таким довеском, — он мотнул головой на Лу, которая продолжала оплакивать свои несчастья.

— Черт, — девушка стукнула себя по лбу, — какая я дура.

— Что опять?

— Совсем из головы вылетело, — поморщившись, она потерла лоб, — Перемещение. Ну, конечно. Два дня пути… м-м-м, — девушка задумалась.

Остальные следили за работой ее мысли.

— Должно получиться, — наконец, подытожила Ариана, — ну-ка, возьмите меня за руки да покрепче.

— Погоди, — остановил ее оборотень, — что ты задумала?

— Перемещение.

— Что это такое?

— Я произнесу заклинание, — с раздражением пояснила она, — и мы окажемся в Туане.

— Заклинание? — подозрительно повторил он, — ты уверена, что это сработает?

— Сто раз уже срабатывало. Как по-твоему я перемещаюсь из Ландеу в Макеше?

— Так ты одна перемещаешься, а нас здесь трое. И сумки.

— Ну и что. Я перемещала даже двух лошадей и одного седока, не говоря уже о грузе. Это не имеет значения. Хватит болтать. Возьми меня за руку. И держитесь крепче, не отпускайте, пока я не скажу.

Лу вцепилась в нее покрепче. Брайен все еще колебался.

— Не волнуйтесь, — заметила это Лу, — у Ари всегда получаются такие штуки. Вы бы видели, что она в Академии вытворяла.

— Могу себе представить, — вежливо отозвался он.

— Долго еще мы будем тут торчать? — вмешалась в изысканную беседу Ариана, — у вас еще будет время обсудить мои выходки. Брайен, ты возьмешь меня за руку или будешь торчать тут и изображать памятник мореходам — неудачникам?

Он хмыкнул и сжал ее запястье.

— Глаза, знаете ли, лучше закрыть, — сообщила им девушка, — мало ли, что. У тебя, Лу, голова закружится.

Они как по команде зажмурились. Ариана сосредоточилась.

— Трассио!

Их окутала легкая дымка. Лу и Брайен почувствовали легкое дуновение. Потом их ноги соприкоснулись с землей, и они попадали.

— Ну? — послышался голос Арианы, — откройте глаза и вставайте, наконец.

— Раскомандовалась, — пробурчал Брайен и последовал ее совету.

Он долго и с изумлением оглядывался, не в силах поверить в происходящее. Они стояли на набережной Туана. Вокруг них уже собралась толпа любопытных. Некоторые даже пальцами показывали. Кое-кто восклицал: «Колдовство!»

— Мы в Туане? — осведомилась Лу деловито, — здорово. Мне никогда не удавалось Перемещение.

— Ладно, все целы, можно идти? — спросила Ариана нетерпеливо, — мы уже собрали целую толпу и все в нас пальцами тычут. Ну, чего уставились? — бросила она людям, обступившим их.

Те попятились.

— Пойдем, — Брайен подхватил Лу, — а то, сейчас она здесь начнет молнии метать. Самая невыдержанная ведьма из всех, кого я знаю.

— Пф, — презрительно фыркнула Ариана в ответ на эту тираду.

Прежде, чем они покинули набережную, прошло достаточно много времени. И хотя на сей раз Лу вел Брайен, идти быстрее она все равно не могла.

— Куда мы теперь? — тяжело дыша, поинтересовалась Лу, когда они оказались у первого прибрежного трактира.

— Лошадей нужно забрать, — ответила Ариана, — и надо бы купить еще одну. Хотя, впрочем… Твоя лошадь выдержит двоих, — это она сказала Брайену, — к тому же, это ненадолго.

— Угу, — почему-то торопливо согласился оборотень и постарался встать так, чтобы загородить девушке обзор.

— Думаю, здесь мы не станем задерживаться, — продолжала она.

— Да-да, разумеется.

— И еще… что? — вдруг прервалась Ариана.

— Ничего, все в порядке. Пойдем отсюда.

Брайен взял ее под руку и развернул спиной к тому месту, откуда по его мнению, надвигалась опасность.

— Да в чем дело? — она высвободилась.

— Успокойся, все хорошо. Мы ведь торопимся, правда?

Ариана пристально посмотрела на него и повернулась назад. Пару секунд она рассматривала окрестности, а потом вдруг почти просияла:

— А-а, — вырвалось у нее.

Брайена потянуло съежиться.

— Прекра-асно, — протянула девушка, — чудесно. Замечательно.

— Ари, что случилось? — спросила Лу жалобно, — у тебя такой голос…

— Ничего. Лаэрто!

Что-то сверкнуло и зашипело. Люди на улице закричали и принялись разбегаться, прячась и прикрывая руками головы.

Ариана снова взмахнула рукой, готовясь нанести следующий удар.

— Остановись! — завопил Брайен, повисая на ней, — что ты творишь? Тут полно народу!

Удержать слабую девушку оказалось не так-то просто. Откуда-то в ней появилась недюжинная сила, она едва не вывернула руку оборотня из сустава, он даже побагровел от усилий.

— Дай слово сказать! — выпалил Дэверел, осторожно подбираясь ближе, — я не виноват, клянусь!

Лу, сидя на мостовой, закрыла голову руками и зажмурилась.

— С-сволочь, — прошипела Ариана.

— Помоги мне, что стоишь? — рявкнул Брайен, по лицу его катился пот, — я уже не могу.

— Если я к ней сейчас притронусь, она тут точно все разнесет, — отозвался Дэверел, — Ари, ты можешь меня выслушать? А потом будешь метать молнии, если хочешь.

— Ладно, — более спокойно, чем этого можно было ожидать от нее, сказала она и стряхнула с себя руки Брайена, — говори.

— Я тут не причем. Это все Ласс, подлец. Я просто спустился вниз, в каюту и ненадолго задремал. А когда проснулся — гляжу, мы уже в море.

— Врешь.

— Хочешь, проверь. Но клянусь, я говорю правду. Я развернул его назад, но, когда мы причалили, вас уже не было на острове. Я проверил все места, нашел дом на плато, там было пусто. И догадался, что ты использовала Перемещение.

— Ари, кажется, он не врет, — произнес Брайен, морщась и поглаживая плечо.

Некоторое время она раздумывала, а мужчины следили за ее лицом. Оба готовились к тому, что девушка вновь начнет метать молнии или еще что-нибудь похуже. Но Ариана наконец мотнула головой и сказала:

— Ладно. Верю.

Брайен облегченно вздохнул.

— Между прочим, Лассу не скоро понадобится его корыто, — добавил Дэверел, — ему сейчас не до того.

Она хмыкнула.

— Ну, что там? — прозвучал слабый, старческий голос, — все живы? Жертв нет, надеюсь?

Все обернулись к Лу.

— Слава богам, все обошлось, — ответил ей Брайен, — можете открыть глаза.

— Ну, ты и мегера, — шепнул Дэверел Ариане, подходя ближе, — я едва увернулся.

— Извини. Но я думала, ты сделал это нарочно.

— Я же обещал подождать. Я не такой плохой, как ты думаешь. Во всяком случае, свои обещания я выполняю.

Между тем, оборотень поставил Лу на ноги. Она, чуть прищурившись, рассматривала Дэверела. А потом сказала:

— Не надо сердить Ари. Когда она бесится, то все крушит.

— Когда это я бесилась? — огрызнулась девушка.

— А помнишь, когда Гоблетролль тебе пару влепила? Кто стол в окно вышвырнул? Безо всякой магии, между прочим, — пояснила она остальным, — взяла его вот так, и как перышко, — Лу сделала легкое движение, — хорошо хоть, не убила никого.

Дэверел рассмеялся. Брайен покачал головой, представив себе эту картину.

Ариана оглядела пустую улицу.

— Я ни в кого не попала?

— В меня ты промахнулась, остальные сбежали. Видишь — пусто?

— Повезло, — пророческим тоном вставил оборотень.

Дэверел между тем посмотрел на Лу.

— Это и есть твоя подруга? Да, плохо дело. Сильное проклятие. Кто с ним поработал?

— Что ты имеешь в виду? — спросил у него Брайен.

— Я имею в виду, что оно слегка исправлено.

— Исправлено? — испугалась Лу, — как? Как исправлено?

— Не волнуйся, — повернулась к ней Ариана, — я только остановила его, вот и все.

— Хорошо сделано, — похвалил Дэверел, — аккуратно.

— Как остановила? — не отступала подруга.

— Ну, как-как, обыкновенно. Ты сама говорила, что стареешь каждый день на год. Теперь не будешь стареть. Я его остановила, но снять не могу.

Маг пристально вглядывался в Лу. Потом покачал головой.

— Ничего нельзя сделать. Его может снять лишь тот, кто наложил. А ты, — это относилось к Ариане, — поражаешь меня своими талантами.

— В Белой Башне я как раз изучала проклятия.

— В Белой Башне? — ахнула Лу, — в Ландеу? Вот это да! Как ты туда попала, Ари?

— Долго рассказывать. Потом, ладно?

— А я думал, ты — некромантка, — заметил Брайен.

— Это в перспективе. Но до сей поры я должна изучить многое другое.

— Некромантка? — вновь влезла подруга, — а, ну да. Я помню. Мы вместе в академии труп поднимали, — сообщила она остальным, — нам потом так влетело. А Каверли, кажется, пришел в восторг.

Ариана поморщилась.

— Ну да, он постоянно в восторг приходил от ее способностей, — продолжала трещать Лу, — все возмущаются, а он: «Ах, мисс Эвериан, как это у вас вышло? О, мисс Эвериан, у вас изумительные способности».

— Хватит о Каверли, — бросила девушка, — он уже у меня в печенках сидит.

— А кто там не сидит? — задал риторический вопрос Брайен, ни к кому не обращаясь.

— Долго мы будем здесь торчать? — раздраженно спросила Ариана, — не хватало только вооруженной стражи для полного счастья.

— Да, думаю, нужно убираться отсюда, — признал и Дэверел и щелкнул пальцами.

Из-за угла к ним вышел великолепный конь, совершенно черный, без единого пятна. Он был оседлан, с каждого бока свисало по сумке.

— Какой красавец, — восхищенно произнес Брайен.

— Ажарский рысак, — небрежно бросил маг, — итак, даму мы посадим в седло. Думаю, ей трудно передвигаться на своих двоих.

— Ой, — сказала Лу, которую неведомая сила подняла и устроила в седле прежде, чем она успела отреагировать, — я никогда еще не ездила на таком замечательном коне.

— У вас появилась такая возможность, мисс, — галантно произнес маг, — ну, куда едем?

— Едем? — переспросила Ариана, — ты включаешь в это понятие себя?

— Именно так.

— Позволь узнать, почему?

— Потому что, вам наверняка будет нужна помощь. Тот, кто наложил подобное проклятие, очень силен. Я знаю, что ты — почти высший маг, Ари, но с тем, кто бросается проклятиями столь легко, нужна осторожность.

— Ты хочешь нам помочь?

Дэверел кивнул.

— О, — воскликнула Лу, — как это мило с вашей стороны. Жаль только, я не знаю, как ваше имя.

— Эдвард Дэверел к вашим услугам, мисс. А вы?

— Луиция Тиори.

— Очень приятно, мисс Тиори. Вижу, вы друид. Очень удачная для вас специализация.

— Я потомственный друид.

Пока они болтали, остальные переваривали слова Дэверела о помощи. Брайен думал, к примеру, что Дэверел и «помощь» столь же несовместимы, как Дэверел и «доброта». И видимо, в его стремлении помочь есть какая-то подковырка. Ариана думала примерно тоже самое.

— Поедем или дождемся стражу? — поинтересовался маг.

— Поехали, — решила Ариана, — в «Глиняный свисток».

— Зачем?

— Там наши лошади.

— Ах, да. И пообедать не мешало бы. Там хорошо кормят?

— В Туане этот вопрос не актуален. Нужно радоваться, если нас туда вообще впустят. Там наверняка все сидят друг на друге.

— Ничего, потеснятся. В конце концов, мы — маги, нас надо уважать.

Ариана хмыкнула.

— Везет мне на магов, — вновь влез со своей любимой партией оборотень, — несколько недель подряд одних магов встречаю.

— А что, какие-то проблемы? — осведомился Дэверел, ведя коня за повод.

— Одни проблемы уходят, появляются новые.

— Сдается мне, наш общий друг не очень любит магию.

— Магам слишком легко живется.

— Легко? — переспросила Лу обиженно, — это неправда. Мы такие же, как и все.

— Обычные люди не переносятся с островов на берег за минуту. Два дня пути, между прочим.

— Ясно. Завидует, — заключил Дэверел.

— Я не завидую, очень нужно. Просто… как бы это объяснить… с вами трудно. Вы другие, хоть и пытаетесь казаться людьми.

— Лично я не пытаюсь.

— Люди маги или не люди? — съязвила Ариана, — хороший вопрос. Лично мне все равно. Можешь считать магов иной разновидностью человеческой особи. Но только учти, таких разновидностей много.

— Например, оборотни, — ненавязчиво вклинился маг.

— Ой, перестаньте, — заметила Лу, — терпеть не могу все эти философские споры. Я в них ничего не понимаю.

— А ты что-то имеешь против оборотней? — повернулся к Дэверелу Брайен и сузил глаза.

— Парень, не лезь в бутылку. Здесь никто ничего не имеет против оборотней. Но ты первый начал.

— Конечно. Я смотрю, у тебя всегда другие виноваты.

— Он что, перегрелся? — этот вопрос Дэверел адресовал Ариане.

— Не знаю, что с ним, — она пожала плечами, — но все-таки, думаю, лучше немного повременить с выяснением. Вон гостиница. Там много народу.

— Когда ты запускала в него молнией, — оборотень ткнул пальцем в сторону мага, — тебя не интересовало наличие народа и его количество.

— Так, это уже серьезно, — покачал головой Дэверел, — назревает новый скандал? Мне, конечно, нравятся скандалы, но во всем нужно знать меру. Давайте сначала пообедаем.

— Да. Пожалуйста, — Лу слегка наклонилась в сторону Брайена, — не надо ругаться. Поверьте, никто не хотел вас обидеть.

— Держитесь подальше от оборотней, мэм, — огрызнулся тот, — они могут покусать вас ненароком.

Лу улыбнулась.

— Нет, не могут. Я — друид, мы прекрасно ладим с животными.

Брайен закатил глаза и отвернулся. Ариана сдерживала хихиканье, понимая, что оно только подольет масла в огонь. Дэверел улыбался, но так как шел немного впереди, этого никто не видел.

В трактире все оценили прекрасные организаторские способности последнего, щедро приправленные магией. Дэверел, судя по всему, не считал нужным скрывать свои умения, а извлекал из своего положения максимум выгоды. Для них сразу же освободился столик, обед принесли в считанные минуты. И обед не шел ни в какое сравнение с тем, что здесь обычно привыкли подавать. Остальные посетители смотрели в сторону путешественников с уважением и опаской.

— Интересно, почему ты не носишь табличку на спине, где написано, что ты — сильный и могучий маг? — съязвил Брайен, оценив все это.

— Считаешь, надо? — невозмутимо отозвался тот, — мне кажется, и так все понимают. Тем более, на свете много людей, не умеющих читать.

Ариана снова начала давиться хохотом. Лу покачала головой.

— Хорошо быть сильным магом, — сказала она, — можно отразить практически любое нападение, — и вздохнула.

— От проклятий никто не застрахован, Лу, — попыталась утешить ее подруга, — тем более, таких коварных. Эта ведьма… Хотелось бы мне с ней потолковать.

— А какой повод, собственно? — спросил Дэверел.

— Да почти никакого. Разве можно назвать поводом к проклятию простую шутку по поводу внешности?

— Видимо, это была очень ехидная шутка. Но ты права, это не повод.

— Для магов все — повод, — вмешался Брайен, — кое-кому поводом к драке может послужить простой вопрос: «Куда вы направляетесь?»

Ариана посмотрела на него.

— Это камень в мой огород? В чем дело, Брайен? Ты уже наговорил столько, что имеется законный повод стереть тебя в порошок.

— Ну, так и сотри — прошипел он.

Дэверел наклонился к нему и тихо прошептал:

— Сдается мне, я знаю, в чем дело, приятель.

— Я тебе не приятель.

— Ладно, пусть так, мне все равно. Я знаю, какой повод у тебя нарываться на скандал. Ревнуешь, так?

— Что?

— Ревнуешь, — он усмехнулся, — а в чем дело? Ты ведь сам сказал, что эта девушка не для тебя. Я помню.

— Значит, ты проверял, свободно ли. Ты…

— Что «я»? Ну?

— Да пошел ты.

— Я только хочу сказать, что ты не имеешь никакого права на ревность. Вот и все. Ты отошел в сторону, устранился, вот и терпи теперь.

— Что это вы там шепчетесь? — подозрительно спросила Ариана.

— Не волнуйся, дорогая, мы не обсуждаем твои прекрасные качества и внешние данные, — пояснил Дэверел.

— Что? — она захлопала ресницами в некоторой растерянности, — как ты меня назвал?

— Он назвал тебя «дорогая», — повторила Лу с нескрываемым удовольствием, с интересом прислушиваясь и приглядываясь.

— Дурдом, — девушка покачала головой и продолжила прерванный обед, — это море на вас так влияет или голод?

— Я уже забыла, как с тобой весело, Ари, — заметила подруга, — то ли, от тебя такие флюиды исходят, то ли спутников ты себе нарочно таких подбираешь.

— Точно, нарочно, — фыркнула та, — из сотни кандидатов, выстроившихся в очередь. Жаль, тебя не было, когда в наших рядах была Лаенн.

— О-о, — протянула Лу, — что за Лаенн?

И Ариана принялась рассказывать. Это немного разрядило обстановку за столом. Даже Брайен слегка успокоился и выдавил из себя смешок — единственное, на что он был способен в таком состоянии. А Лу с Дэверелом откровенно веселились, не давая себе труда сдерживаться.

— Ты половину выдумала, — заявила подруга под конец истории, — не может такого быть. Я знаю, ты мастерица на такие истории.

— Ничего я не выдумывала. Спроси у Брайена.

Поймав на себе вопросительный взгляд Лу, тот неохотно кивнул.

— Тогда эта Лаенн — чемпион по влипанию в неприятности.

— В несуразности, — уточнила Ариана.

— Верно. Оттого все это кажется похожим на выдумку. Сродни твоей истории о гоблетроллях.

— Мир велик и чего там только не случается, — глубокомысленно заметил Дэверел, — но я никогда не слышал о гоблетроллях. Где они водятся?

— У Ари в голове, — хихикнула Лу, — о, это потрясающая история. Расскажи, Ари.

— Не могу. У меня уже мозоль на языке от бесконечных повторений на «бис». Сама рассказывай.

— Я не помню. Я могу лишь примерно.

— Ничего, мисс Тиори, начинайте. Вы меня заинтриговали, — подбодрил ее маг.

И Лу заговорила. Как правило, эта коронная история о похождениях Арианы в Академии Каверли всегда сопровождалась взрывами хохота. И очередной раз не был исключением. Смеялся даже Брайен, окончательно позабыв про свои обиды. Сама героиня лишь посмеивалась, хотя ей, конечно, нравилась общая реакция.

— А ты, оказывается, хулиганка, — заметил ей Дэверел позднее, — мне почему-то казалось, что в школе ты была примерной ученицей. Тихой, спокойной, погруженной в книги.

— О да, книги, — вмешалась Лу, — она обожает книги. Но у Ари всегда находилось время на очередную шалость.

— Да, я — книжный червь со склонностью к хулиганству, — подтвердила девушка со смешком, вспомнив чью-то характеристику своей персоны.

11 глава. Как избавиться от проклятия

Они решили отправиться в деревушку под названием Каменный Мост утром, после завтрака. Как заявил Дэверел, такие дела нужно проворачивать, как следует отдохнув и на полный желудок. На что Брайен возразил, что если Дэверел намерен отдыхать больше, чем обычно, то ему вообще не следует просыпаться.

— Наш общий друг язвит редко, но метко, — не смолчал маг под хохот девушек.

Впрочем, предложение Дэверела не было лишено логики. Если колдунья уехала из Каменного Моста, то несколько часов все равно ничего не решат. Если же нет, то утренний визит в любом случае предпочтительнее вечернего.

Девушки отправились в свой номер, снятый на двоих. В первую очередь Лу занавесила зеркало своей накидкой и слегка смущенно пояснила Ариане:

— Не могу на это смотреть. У меня сразу депрессия начинается. Когда я не вижу себя, то еще могу представить, что все в порядке. Особенно, если не смотреть на руки.

Подруга сочувственно кивнула.

— Ты знаешь, Ари, я боюсь, — продолжала Лу, усаживаясь на стул.

— Чего ты боишься?

— Боюсь возвращаться в эту деревню. Боюсь снова идти в ту лавку и видеть ту колдунью. У меня прямо мурашки по коже.

— Не надо бояться, Лу, — Ариана присела рядом, — все, что могла, она уже тебе сделала. Ничего хуже и представить себе нельзя.

Та вздохнула.

— Но что, если она не согласится снять проклятие?

— Лу, теперь нас много. Ты не одна. У меня способности не из последних.

— Ладно, не скромничай. Твои способности вообще исключительные.

— А Дэверел, между прочим, еще сильнее меня.

— Не может быть! — воскликнула Лу, сделав большие глаза, — как он может быть сильнее тебя, если ты — высший маг?

— Я не высший маг. Я всего лишь могу достигнуть этого уровня, — Ариана помедлила, уж очень ей не хотелось признавать сказанное, — а Дэверел продвинулся дальше меня.

— Он тоже высший маг? — у подруги глаза сделались еще больше.

— Да. Так что, неужели, два почти высших мага не справятся с одной колдуньей?

Подумав, Лу признала, что это веский аргумент.

— К тому же, — добавила подруга, — сначала я просто попробую поговорить с ней. Не думаю, что она настолько глупа, что не сумеет просчитать последствия.

— Думаешь, удастся ее уговорить?

Ариана пожала плечами.

— Ох, — Лу тяжело вздохнула, — мне кажется, что эти два месяца были тяжелым сном. И этот сон до сих пор продолжается. Что, если вы мне снитесь? Что, если я проснусь в той хижине на острове еще на год старше?

— Не проснешься. Хочешь, я тебя ущипну?

Та усмехнулась.

— Скажи лучше, где ты умудряешься выискивать себе таких симпатичных спутников? Этот Дэверел очень даже, — она сделала паузу, видимо, представляя себе мага, — не будь двух причин, я бы его у тебя отбила.

— Ну, во-первых, с чего ты взяла, что он ко мне прибит? — фыркнула Ариана, — он отвратительный тип. Терпеть его не могу.

— Почему? — удивилась Лу.

Девушка задумалась. В самом деле, что ответить подруге? Да, еще день назад эти слова были правдой. Но сейчас, положа руку на сердце, так ли уж они верны? Она что же, правда, терпеть не может Дэверела?

Так что, Ариана брякнула первое, что пришло ей в голову.

— Он сильнее меня.

— Ну и что? — еще сильнее изумилась подруга, — разве это плохо? Наоборот, радоваться надо. Мужчина и должен быть сильнее, это нормально.

— Ничего не должен, — проворчала девушка.

— Ты сама не знаешь, чего хочешь. Между прочим, ты ему нравишься. Это видно невооруженным взглядом.

— В доверие втирается, — не смолчала Ариана, пряча довольную улыбку.

Слышать это было очень приятно. Да и она сама могла бы это сообразить.

— Нравишься, нравишься, — убежденно повторила Лу, — чего ради он тогда едет с нами? Все его объяснения может быть, и правильны, но неубедительны. На альтруиста Дэверел не похож, чтобы вот так бросаться помогать первому встречному. Значит, для этого есть причина.

— А что это за две причины, из-за которых ты не хочешь его отбивать? — вспомнила Ариана.

— Первая у меня на лице написана, — подруга вздохнула, — я выгляжу на все сто. А вторая… Ты же моя подруга. А я никогда не отбиваю ухажеров от подруг. Это закон.

Та рассмеялась.

— А как насчет Диэрна? — ляпнула она, не подумав.

Лу помрачнела.

— Кто тебе рассказал?

— Твой брат.

— Который?

— Самаэл.

Подруга скривилась и прошипела что-то малоприятное.

— Что-что? — переспросила Ариана.

— Говорю, что один, что другой. Противные болтуны. А что касается Диэрна, то Хенна не была моей подругой. Мы просто сородичи.

— Ясно. Это разница.

— Ладно, перестань ехидничать. Могу же я немного поразвлечься. Все равно, ничего серьезного не было. Ты лучше скажи, кто из этих двоих?

Ариана приподняла брови.

— Что? — переспросила она, ничего не понимая, — ты о ком? И вообще, о чем?

— Я о твоих спутниках. Кто из них нравится тебе? Я что-то не поняла еще.

— Лу, причем тут это? Я их нарочно не собирала, сами примазались.

— Меня это и не удивляет. Брайен явно по тебе сохнет.

Девушка издала смешок.

— Ну да.

— Точно, точно, — подтвердила Лу с удовлетворением, — сохнет, сохнет. С чего он, ты думаешь, сцепился сегодня с Дэверелом? Это в нем ревность взыграла.

— Святой Азмавир, — простонала Ариана, — как мне надоели эти разговоры! Сохнет — не сохнет, нравится — не нравится. Ты какой была, такой и осталась. Одни парни на уме.

— Ну, а почему я должна была измениться? — подруга пожала плечами, — не уходи от разговора, Ари. Тебе нравится Брайен или нет?

Та задумалась.

— Знаешь, что я тебе скажу? Я никогда не задавалась подобным вопросом. Мы с ним вместе путешествуем, более — менее привыкли друг к другу. Как друг, он меня устраивает. О не больше.

— Почему? Потому что, он — оборотень?

— Да причем тут это? — Ариана начала раздражаться, — мне это безразлично. Это его больная тема. От любого безобидного намека готов на стену лезть.

— Ну, а в чем тогда дело? — не отставала Лу.

— Что ты прицепилась? Не нравится он мне. Почему — не знаю. Не в моем вкусе. Все? Удовлетворена?

— Теперь — да, — та улыбнулась.

Ариана приподняла брови и осмотрела ее с интересом. У ее подруги явно что-то на уме. Только вот, что? Неужели? Да не может быть!

— Ты спятила? — осведомилась она без должной деликатности, — на тебе висит проклятие, а ты опять за свое. Вот, вернешь себе прежний облик, тогда и займись им.

— Так я и намерена поступить. Пока я просто прикидываю. На будущее. Дэверел, конечно, очаровашка и такой милый, но мне не по зубам. Сложноват он для меня. А вот Брайен попроще, в самый раз.

— Дэверел — некромант, — сухо пояснила Ариана, — наверное, это можно назвать сложным.

— Некромант? Тогда — тем более. С некромантами я лично предпочитаю не связываться.

— Что же ты тогда связалась со мной? — съехидничала подруга, — я тоже некромант.

— Ты любитель. Попробовала один раз из интереса.

— Нет. Ты отстаешь от событий, Лу. Во-первых, это случалось уже не раз, а во-вторых, теперь некромантия — моя специальность.

Лу посмотрела на нее и покачала головой.

— Ну, я знала, что этим закончится. Тебе ведь вечно надо выбрать что-нибудь эдакое, запрещенное. Не некромантия, так руны. Не руны, так проклятия. Кстати, лучше бы ты выбрала проклятия. Сняла бы его сейчас с меня, и дело с концом.

— Лу, — Ариана вздохнула, — это проклятие никто не может снять. Даже очень опытный маг. Это может сделать лишь автор. Неужели, ты думаешь, что я сидела бы, сложа руки? У меня есть достаточно записей, относящихся к проклятиям. Можно было бы что-нибудь попробовать, — ее лицо приняло мечтательное и слегка печальное выражение.

Подруга взирала на нее с подозрением. Любимое занятие Арианы в их бытность студентами. «А давайте попробуем», — жизнерадостно восклицала она и волокла друзей за собой, невзирая на их сопротивление.

— Мне повезло, — пробормотала она, — становиться подопытным зверьком как-то не хочется. Особенно, для твоих экспериментов.

— Что это ты имеешь в виду? — сдвинула брови Ариана.

— Да так. Ничего. Лучше расскажи, как вышло, что Брайен поехал с тобой?

Девушка закатила глаза.

Лу как всегда в своем репертуаре. Раньше были мальчики, теперь мужчины. Просто удивительно, как она до сих пор ни с кем не сбежала.

— Он выплачивает мне долг, — наконец, пояснила она, — то есть, это он так считает, что мне должен. Лично я предпочла бы об этом забыть.

— Что за долг?

— Ну, я помогла ему кое в чем.

Но Лу это туманное объяснение не удовлетворило. Как всегда и бывало. Так что, Ариане пришлось рассказывать. Ее рассказ не занял много времени, но на протяжение его Лу ахала, охала и всплескивала руками.

— И после этого ты говоришь, что он тебе ничего не должен? Неудивительно, что он в тебя втрескался.

— Прекрати ты, — та поморщилась, — что я такого сделала?

— Дай-ка подумать, — Лу приставила палец ко лбу, — для начала, ты спасла его от гнева разъяренной толпы, потом привела в безопасное место. И наконец, сделала амулет, сдерживающий звериную суть. Нехило.

— Ну, не могла же я проехать мимо! Ты бы видела это зрелище! Толпа швыряла в него камни, потом стала избивать палками, а под конец наверняка бы попыталась убить. Нужно быть совсем бесчувственным, чтобы не попытаться помочь, когда есть такая возможность.

— Ты правильно поступила. Я просто восхищаюсь тобой. У меня бы смелости не хватило противостоять обезумевшей от ярости толпе.

— Это было как раз легко. Им хватило парочки молний, которые даже никого не задели. Но проблема в том, Лу, что сделав доброе дело, невозможно просто развернуться и отправиться дальше. Это накладывает на тебя определенные обязательства. И вот, до чего дошло, — она вздохнула, — одно цепляется за другое. Ну, помогла я ему. Но это же не повод, чтобы в меня втрескиваться.

— Повод, и еще какой. Но есть повод и посерьезней. Ты на себя в зеркало смотрела?

— Смотрела.

— Ну и как?

— И что мне теперь делать? Носить вуаль?

— Так еще загадочней, — Лу захихикала.

Ариана махнула рукой с досадой.

— Мне жаль, что так получилось, но я здесь не причем. Я ему никакого повода не давала.

— Разумеется, нет. Ты вообще не умеешь кокетничать. Тебя не мужчины всегда интересовали, а магия. Ты просто помешана на магии. Уверена, тебе куда интереснее было сделать этот амулет, чем выслушивать благодарности.

— Пара пустяков была его сделать.

— Бедный Брайен, — Лу театрально вздохнула, — с твоей стороны ему ничего не светит. Так что, будет даже справедливо, если им займусь я… когда обрету прежний облик.

— Хорошая идея, — одобрила Ариана, — вот, и займись им. Ты очень хорошенькая девушка, у тебя получится.

Подруга польщено улыбнулась. Потом кое-что вспомнила и помрачнела.

— Для начала, нужно найти ту ведьму.

— Это как раз нетрудно. Если ее нет в Каменном Мосте, Тики покажет, куда она направилась дальше. Давай спать, Лу. Уже довольно поздно.

— Давай, — покладисто согласилась та, — давно не спала на настоящей кровати. С тех самых пор, как покинула Академию.

— А на чем спят друиды? — поинтересовалась Ариана.

— На моховых подстилках. Да нет, очень мягко и удобно, — принялась защищать свой образ жизни у, — но это не кровать.

Девушка кивнула.

Утром они вновь собрались в нижней зале, к завтраку. Мужчины встали чуть раньше и были уже там, когда женская половина отряда присоединилась к ним.

— Как спалось, дамы? — осведомился Дэверел вместо приветствия.

— Замечательно, — ответила Лу за обеих.

— Рад слышать, что хоть кому-то нравится в этом клоповнике. А я полночи с этими мелкими кровопийцами боролся.

— Не было никаких клопов, — отозвалась та, — не выдумывайте. Ари, ты заметила клопов?

— Заметила.

— О! — воодушевился Дэверел, — вот так-то.

Лу лукавым взглядом украдкой посмотрела на обоих по очереди. Нет, подруга наверняка хитрит. Что-то здесь не то. Как-то они друг на друга реагируют…

— Хорошая тема для обсуждения за завтраком, — проворчал Брайен.

— А что тут такого? — маг приподнял брови.

— Я вчера наслушался. И ночью тоже, между прочим. И вообще, как-то не очень комфортно спать, когда тебя пытаются поджечь.

— Да я не собирался поджигать тебя. К тому же, этот огонь не причинил бы тебе никакого вреда. Вовсе ни к чему было так орать.

Ариана представила себе эту сцену и расхохоталась. Лу тоже захихикала.

— Вы пытались сжечь клопов? — спросила она у Дэверела.

— Хороший способ, между прочим.

— Угу. Особенно, если сжечь их вместе с гостиницей.

— Этой гостинице уже ничего не повредит.

— У него на все готов ответ, — сделал вывод Брайен, — несколько ожогов, какие пустяки. И правда, зачем так орать?

Теперь они уже все покатывались.

— Странно, что вас не выселили, — сказала, Лу, когда смех немного утих.

— Нас так просто не выселишь. Особенно, если мы этого не хотим, — хмыкнул Дэверел.

— В последний раз ночую с магом в одной комнате, — не успокаивался Брайен.

— Ты ворчал оставшиеся полночи и не давал мне спать. Дай по крайней мере, спокойно позавтракать.

— Я вижу, вы успели подружиться, — съехидничала Ариана.

— Я со всеми могу найти общий язык, — не смолчал маг, — только вот, с тобой осечка вышла. Но я надеюсь исправить свою ошибку.

Лу отвернулась, пряча улыбку. Брайен исподлобья разглядывал обоих. Ариана же почувствовала, что смущается. Она тут же взяла себя в руки, обругав последними словами. Как она себя ведет? Комплиментов никогда не слышала?

— «Общий язык» — это «Таази»? — осведомилась она елейно, — мило, Нэд. Ручаюсь, после такого всех так и тянет с тобой общаться.

— Что такое «Таази»? — спросила Лу с интересом.

— Осторожнее, мисс Тиори, — предупредил ее Дэверел, ослепительно улыбнувшись Ариане, — не произносите этого вслух. Может сработать.

— О, — она моргнула, — понятно. Вижу, у вас было очень теплое знакомство. Странно, что вы до сих пор целы.

— Счастливая случайность. Меня вполне могли покалечить, мисс Тиори.

— Вчера вас тоже могли покалечить.

— Пол улицы снести, — пробурчал Брайен.

Так они перекидывались шуточками до тех пор, пока не сообразили, что день нынче выдался более, чем серьезный. Первой перестала Лу, случайно увидев свое отражение в чашке чая. Ее хихиканье как ножом отрезало. Она сидела насупленная и мрачная пару минут, пока остальные не заметили это и не посерьезнели.

— У нас полно дел, — заметил Дэверел, — найти колдунью, потолковать с ней и убедить снять проклятие. Кто будет убеждать ее?

— Я, — сказала Ариана.

— О-о, — он зажмурился в притворном ужасе, — каковы бы ни были ее прегрешения, Ари, но нельзя же так круто.

— Я знаю, что ей сказать. И я не буду метать в нее молнии, если ты об этом.

Остальные переглянулись. Им в это как-то слабо верилось.

— Ладно, — с сомнением проговорил Брайен, — пусть начнет, а там посмотрим.

— А что ты хочешь ей сказать? — спросила Лу.

— Услышишь.

Подруга не стала выспрашивать подробностей, она знала, что это бесполезно. С Арианой они всегда хорошо ладили, но, если та упрется — с места ее не сдвинешь. И она всегда была скрытной.

— Ну что ж, пора отправляться, — заключил Дэверел, как бывалый командир, — все собрали свои вещи?

Путешественники подтвердили это кивками.

— Тогда пошли. Встречаемся внизу, в конюшне.

Люди потратили на это самое большое — пять минут. Молча и сосредоточенно покинули гостиницу, ведя своих лошадей на поводу. Для перемещения следовало выбрать наиболее безлюдное место. Беда в том, что в Туане, казалось, таких мест не существовало. Даже в самых темных и грязных проулках кто-то да находился, причем, явно не в одиночестве.

— Это не город, а сумасшедший дом, — прокомментировал Брайен, — можно спятить от всего этого многолюдья.

— Здесь никогда не остаешься в одиночестве, — дополнила Лу, — я тоже не люблю, когда слишком людно.

— Не обращайте внимания, — беспечно посоветовал Дэверел.

А Ариана посмотрела на подругу со внезапно нахлынувшим интересом. Кажется, та начала забрасывать удочки. Не всерьез, учитывая собственную внешность, а так, слегка, с заделом на будущее. Девушке всегда было любопытно, как это делается, поскольку сама она этого не умела. И никогда не пробовала. Лу же всегда уверяла, что мужчинам не нравится, когда с ними спорят, не соглашаются и что-то доказывают. Нужно быть покладистой, внимательной слушательницей. Это они любят. Но Ариане никогда не удавалось выполнять эти условия. Она всегда спорила, когда видела, что кто-то не прав, доказывала свою точку зрения и не соглашалась, если слышала глупости или полную чушь. Мужчины должны были бежать от нее в ужасе. Но вот поди ж ты, не бежали. Может быть, ей попадался другой тип мужчин?

— Где находится этот пресловутый Каменный Мост? — поинтересовался Дэверел.

— В окрестностях Макеше, — пояснила Лу любезно.

— Тогда это далеко. В один прием не добраться.

— Неужели, тебе это не под силу? — насмешливо осведомилась Ариана.

— Увы, но такое никому не под силу. К тому же, я там ни разу не бывал.

— Вывернулся, — хмыкнула она.

Девушка прикинула, сколько раз придется перемещаться. И выходило у нее никак не меньше трех раз. А маг заявил:

— До Эниара я вас подброшу. Дальше придется полагаться на твою память.

— А что такое с моей памятью? — фыркнула она.

— Ничего, кроме того, что она у тебя девичья.

Лу рассмеялась. Подруга взглянула на нее хмуро:

— Что покатываешься? У тебя она тоже девичья. Или того хуже — склероз подкрался незаметно.

Теперь рассмеялась мужская половина отряда.

— Я помню Каменный Мост, — заключила Ариана, — именно этот мост, переброшенный через грязную лужу, гордо именуемую рекой, я и помню.

— А мы там поместимся? — практично поинтересовался Дэверел.

— Не бойся. Попадешь в реку — не утонешь.

Лу фыркнула.

— Утешила, нечего сказать. Ты сильно изменилась, Ари. Стала какой-то…, - она задумалась, подбирая слово, — дерзкой, что ли.

— Дурное влияние, — вздохнула та притворно, — после того, как ты встретишь свою первую дюжину наглых незнакомцев, которых тянет пообщаться с тобой слишком тесно, то научишься и дерзить, и хамить, и грубить…

— И метать молнии, — закончил Дэверел ее мысль.

— Это как раз самое простое, — не смолчала девушка.

— Мы куда-нибудь отправимся или так и будем здесь торчать? — не выдержал Брайен.

Вид этих двоих, столь увлеченно болтающих между собой, повергал его в уныние. Пусть даже это был разговор, состоящий из шуток и колкостей. Лу он в число беседующих не включал. Она была отдельно, сама по себе. А вот эти двое его не на шутку тревожили.

— Как скажешь, — маг пожал плечами, — если тебя не смущает энное количество зрителей, то я приступаю. Давайте возьмемся друг за друга и не забудьте про лошадей.

— Не в первый раз, — буркнул оборотень.

До Эниара было далековато и несмотря ни на что, у Арианы были сомнения в том, что перемещение окажется удачным. Но напрасно. Дэверелу все удалось прекрасно. Девушка почувствовала легкую досаду и если на то пошло, зависть. Как обидно, во имя всех хвостов демонов, завязанных в узел! Почему у нее так не выходит? Или она просто опасается заходить так далеко? Что, если попробовать?

Но ее размышления прервали. Лу деликатно дотронулась до плеча подруги и поинтересовалась:

— Ари, ты заснула?

Ариана осмотрелась.

— Угум, — отозвалась она невразумительно, — это Эниар?

— Это окрестности Эниара, — сообщил ей Дэверел, — я подумал, что наше появление на центральной городской площади сочли бы слишком эффектным.

— Какой шутник, — захихикала Лу, — совсем, как Эрин. У него тоже шуточки через слово.

— Эрин больше язвит и ехидничает, чем шутит, — хмыкнула подруга.

— Эрин? — Дэверел приподнял брови, а от его тона внезапно повеяло холодом, — кто это?

— Друг. Мы вместе учились в Академии. Вообще-то, нас было четверо, — сообщила Лу, — но после окончания всех как-то раскидало. Я даже не знаю, где он сейчас. А ты, Ари?

— В Ландеу. Он получил новую должность придворного мага.

— Что?! — завопила та с восторгом, — правда? Ух, ты! Здорово! Надо же, придворный маг!

— Тише ты, всех ворон распугала, — одернула ее Ариана, наблюдая за переполошенной стаей, разлетающейся во все стороны с карканьем, — думаю, это его тетя постаралась. Нельзя же отступать от семейной традиции.

Лу напрягла память.

— Ну да, у него же тетя. Как ее зовут?

Ариана сдвинула брови:

— Не помню. А какая разница?

Они переглянулись и пожали плечами почти одновременно. Дэверел решил вмешаться.

— Дамы, может быть, вы потом будете предаваться воспоминаниям? Нам, кажется, куда-то надо попасть?

Дамы спохватились.

— Да, верно.

Ариана сосредоточилась, припоминая Каменный Мост. Вот уж действительно, дурацкое название. Каменный мост шириной в четыре кирпича через засыхающий ручей. Впрочем, для той деревушки это уже может считаться достопримечательностью.

— Трассио!

Постаралась она на славу. Все четверо, не считая лошадей оказались ровнехонько в центре ручья, по щиколотку в грязи.

Лу поморщилась, подбирая подол плаща и платья. Брайен скривился и бросил:

— Огромное спасибо.

— Я не могла вспомнить ничего другого, — отозвалась Ариана, — ну нет тут ничего примечательного.

Она сделала несколько шагов и уже хотела выбраться на берег, но не успела. Дэверел подхватил ее и перенес на сухое место. Потом тоже самое проделал и с Лу. А напоследок выбрался сам и гордо заявил:

— Я тут единственный галантный кавалер.

Брайен скорчил еще более жуткую гримасу и одним прыжком оказался на берегу.

— Этот галантный кавалер очень любит на похвалу напрашиваться.

— Люди забывчивы и неблагодарны. В общей массе, — добавил тот, — им постоянно нужно напоминать о сделанных добрых делах. Иначе, можно остаться с носом.

И он внимательно осмотрел свою обувь, всю в жидкой грязи. Что-то прошептал и провел пальцем прямую линию. Грязь исчезла.

— Жаль, высушить их будет куда сложнее.

Оборотень наблюдал, как эта ненормальная тройка магов чистит ботинки и плащи, а потом плюнул. Ну, ничего не могут сделать по-человечески! Наверное, даже для того, чтобы высморкаться, они магию применяют.

— И что теперь? — спросил он, когда все было закончено.

— Пошли. Где эта лавка?

— Я знаю. Пойдемте, — Лу тяжело вздохнула и медленно направилась вперед.

Было заметно, что шла она нехотя. Ей по-прежнему не хотелось встречаться с колдуньей, которая наложила на нее проклятие. Она не ждала от этой встречи ничего хорошего.

Остальные направились за ней, с любопытством осматриваясь. Вскоре мужчины поняли, что имела в виду Ариана, когда говорила о достопримечательностях Каменного Моста. Можно было радоваться, что она запомнила хоть что-то. Деревенька была столь безликой, что ее можно было спутать с сотнями и тысячами подобных.

Одна-единственная улица, на которой находилось несколько домов, была немногим чище, чем приснопамятный ручей. Должно быть, недавно здесь прошел дождь.

Лу была права, лавка магических товаров выглядела в таком месте инородным телом. Но тем не менее, она была на месте и никуда не делась.

Лу остановилась перед дверью, не решаясь войти и даже не в силах дотронуться до ручки.

— Вот, — мотнула она головой, сглатывая ком, застрявший в горле, — это здесь.

— Должно быть, прибыльное местечко, — съехидничал Дэверел и шагнул внутрь, толкнув дверь.

Он не ведал колебаний. За ним направилась Ариана, Брайен и наконец, сама Лу, держась за чужими спинами.

Колокольчик над дверью звонко тренькнул и этот звук разнесся далеко по всему помещению.

Вошедшие остановились в центре комнаты и принялись осматривать полки, витрину и стены. Точнее, из четверых делали это лишь двое магов. Брайен лишь бросил мимолетный взгляд и хмыкнул. А Лу, стараясь держаться позади всех, вообще ни на что не смотрела. Ее это не интересовало.

— Н-да, — глубокомысленно произнес Дэверел после паузы, — ассортимент, подходящий для такой деревни.

Ариана пробежалась глазами по амулетам и пожала плечами. Все это она могла изготовить сама.

— Привороты — отвороты, — пробормотал маг, приглядываясь к зельям, — барахло. Где же хозяйка?

— Кто ее знает, — отозвался Брайен и повысив голов, крикнул, — эй! Есть тут кто-нибудь?

— Тише, — прошипела Лу, дернув его за рукав, — она услышит.

— Для этого мы сюда и пришли.

Полог, отгораживающий помещение лавки от жилых комнат заколебался и раздвинулся. Вышедшая к ним женщина внимательно оглядела посетителей. Ей было за шестьдесят, среднего роста, крепко сбитая и весьма уродливая. Глядеть на это лицо хотелось как можно меньше, уж очень неприятное чувство оно вызывало.

— Доброе утро, — проговорила хозяйка негромко.

Посетители закивали и отозвались вразброд. Все разглядывали женщину, словно пришли сюда только для этого. Она спокойно выдержала столь пристальное внимание.

— Вам что-нибудь приглянулось? — спросила она, — купить что хотите?

Ариана подошла ближе к прилавку.

— Нет. У нас к вам другое дело.

Женщина приподняла брови:

— Услуги? Не думаю, что магу столь впечатляющей силы, как у вас, мисс, могли понадобиться мои услуги. Я всего лишь деревенская знахарка.

— Есть кое-что, чего я не умею делать, мэм, — продолжала девушка.

— И что же?

— Снимать проклятия, наложенные вами.

Хозяйка лавки отступила на шаг назад, чтобы оглядеть Ариану более пристально.

— Как интересно, — она покачала головой, — очень, очень интересно.

— И что именно показалось вам столь интересным, сударыня? — осведомился Дэверел, вставая рядом с девушкой.

Теперь внимание женщина переключилось на него. Спустя пару минут она усмехнулась.

— Давненько у меня не бывало таких покупателей. Даже не знаю, радоваться этому или огорчаться. Итак, что за проклятие вы имеете в виду?

— Их было много? — спросила Ариана.

— Это не столь важно, мисс. У меня сегодня много дел, так что, хотелось бы покончить с этим поскорее.

Девушка отступила в сторону и указала на подругу, которая стояла позади, опустив голову и съежившись. Кажется, ее даже сотрясала мелкая дрожь.

— О-о, — протянула хозяйка лавки, — вот, в чем дело. У маленького хранителя леса оказалось много сильных друзей.

Она сощурилась, во что-то вглядываясь, а потом удивленно спросила:

— Что это? Кто это сделал?

Посетители лавки оглянулись, недоумевая, что они успели натворить.

— Что вы имеете в виду? — взглянул на женщину Дэверел.

— Кто-то поработал с проклятием. Кто из вас?

— Я, — отозвалась Ариана, — а что?

— Хорошая работа. Несмотря на то, что делать этого не стоило.

— Не стоило его накладывать вообще.

— Вы, мисс, судите со своей стороны. Это, должно быть, ваша подруга. Но что, если б было наоборот? Вы-то сами неужели никогда не применяли ничего подобного?

— Нет, — отрезала девушка, — я не накладываю проклятий.

— Но вы явно используете что-то попроще. В тех случаях, когда вас пытаются обидеть, задеть или оскорбить.

— Знаете ли, нет. Это вы судите со своей стороны.

— Возможно, — неопределенно ответила колдунья, — итак, чего вы от меня хотите, господа?

— Снимите проклятие с Лу. Она уже достаточно наказана.

— Да? В таком случае, странно, что об этом просите вы, а не она.

— Она уже пыталась это сделать. Вы отказали ей, не так ли?

Колдунья хмыкнула.

— Почему же вы думаете, что я соглашусь, если об этом попросите вы?

Ариана скрипнула зубами, ухватившись за прилавок так, словно собиралась швырнуть его в хозяйку. Дэверел вовремя заметил это и предупреждающе кашлянув, положил ладонь на ее стиснутые кулаки.

— Послушайте, мэм, — заговорил он, — я могу вас понять. Вы были обижены на сказанное этой девушкой и сгоряча применили нечто более сильное, чем оно того заслуживало. Такое бывает. Но если честно, вы ведь перегнули палку. Это уже слишком. Эта девушка поплатилась сильнее, чем заслуживала. Вам так не кажется?

Колдунья перевела на него взгляд.

— Может быть, и так, — согласилась она, — но что сделано, то сделано.

— Хорошо, поставим вопрос иначе. Что вы хотите за это? За то, что вы снимете проклятие?

— Вы предлагаете мне деньги?

— Если вы хотите денег, то вы их получите.

Женщина с улыбкой покачала головой.

— Мне не нужны деньги. Мне вообще ничего от вас не нужно. Если я накладываю проклятие, я снимаю его лишь тогда, когда сама захочу это сделать.

— Почему бы вам не захотеть этого прямо сейчас?

— Какой вы забавный молодой человек. Допустим, что я захочу этого. Но вы напрасно думаете, что все так просто. Это особенное проклятие.

Она повернула голову и взглянула на Лу.

— Подойди сюда, — велела женщина, — к чему эта излишняя скромность? До сих пор ты этим не страдала.

Лу вздрогнула, но шагнула к прилавку.

— Почему молчишь? — продолжала колдунья, — или тебе ничего не надо? Тебе нравится твое нынешнее лицо?

— Нет, — девушка всхлипнула, — но я не знаю, что мне сделать для того, чтобы вы вернули мне прежнее.

— Сейчас узнаешь, что тебе нужно сделать, — и женщина развернулась, взявшись рукой за полог, — я скоро вернусь.

— Великий Азмавир, — Лу полезла в карман за платком, — она просто издевается. Вы видите?

— Я ее в порошок сотру, — выдавила из себя Ариана, — я сама на нее проклятие наложу, и уже знаю, какое.

— Успокойся, — Дэверел с усилием разжал ее пальцы, крепко сжимающие крышку стола, — ты собралась треснуть ее по башке этой штукой? Кто-то обещал держать себя в руках.

— Вот я и держу, — огрызнулась та, — иначе, давно бы уже треснула. Сволочь старая.

— Согласен. Но злить ее не стоит.

— А если ее просто убить? — предложил Брайен, до сих пор молчавший.

Все разом обернулись к нему.

— Как мило, — хмыкнул маг, — ты всегда так решаешь свои проблемы?

— Я только предложил. Судя по всему, эта ведьма не хочет ничего делать.

— Ничего не выйдет, — Ариана покачала головой, — она правильно сказала, это особенное проклятие. Его может снять лишь тот, кто его наложил. А с его смертью ничего не изменится.

— Неснимаемое проклятие, — уточнил Дэверел, — слушай специалиста, Брайен.

— Заткнулся бы ты, — посоветовала ему девушка, — специалиста нашел.

— Но ты знаешь об этом больше меня.

— Неужели?

Полог раздвинулся, это вернулась хозяйка лавки.

— Надеюсь, я не заставила вас ждать слишком долго, — сказала она, — не сразу нашла, — она держала в правой руке небольшую, отполированную палочку, чуть толще карандаша.

Маги впились в нее глазами.

— Спокойнее, господа, — усмехнулась колдунья, — я уже говорила о том, что снять это проклятие не так просто. И сейчас все зависит от нее, — она повернулась к Лу, — возьми, — и протянула ей палочку.

Помедлив, та взяла ее.

— Что мне делать?

— Твое проклятие заключено в этом, — нараспев произнесла женщина, — хочешь снять его, найди того, кому пожелаешь передать его. И пусть тот человек сломает эту палочку.

— Передать? — Лу уставилась на нее круглыми глазами.

— Да. Это очень просто. Выйди на улицу и отдай ее первому встречному. Ты ведь хочешь вернуть свое прежнее лицо?

— Хочу. Но… но…

Лу повертела в руках палочку. Некоторое время глядела на нее так, словно это была, к примеру, гремучая змея. Потом снова посмотрела на колдунью:

— Значит, мое проклятие перейдет на того, кто сломает палку?

— Именно так.

— Но ведь это…

— Решай, — хозяйка лавки пожала плечами, — в конце концов, это твое личное дело.

— Боги.

— Дьявол, — выругалась Ариана, — ничего более мерзкого я в жизни не видела. Как ты любишь издеваться над другими, старая стерва, за то, чего нет у тебя, — она выхватила у Лу палочку, — дай сюда.

— Нет! — закричала Лу, — не надо, Ари!

Ариана уже хотела переломить палочку надвое, но Дэверел оказался проворнее. Он стремительным жестом отобрал ее у девушки.

— Нет, не ты.

— А кто?

— Кто угодно, но не ты.

— Что, отдать ее первому встречному, как советует эта… эта…?! — Ариана задохнулась от ярости.

— Да мне наплевать на других! Убери руки! — он отпихнул ее, спрятав палочку за спину, — я лучше сам ее сломаю.

— Перестаньте! — Лу топнула ногой, — я не хочу, чтобы никто из вас пострадал. И никто вообще. Я так не могу.

Колдунья внимательно наблюдала за происходящим. На ее губах застыла странная полуулыбка.

— Отдайте ее, — Лу протянула руку, — я сломаю ее сама. Это мое проклятие, мне решать.

— Браво, — хозяйка лавки хлопнула в ладоши, и палочка оказалась у нее, — это было весьма познавательно.

— Ах, ты-ы…, - угрожающе протянула Ариана, вновь вцепившись в прилавок и рванув его на себя, — да я тебя…

Дэверел вмиг оттащил ее назад.

— Успокойтесь, мисс, — колдунья легким, обыденным жестом переломила палочку напополам, — вот и все. Приятно видеть, как вы стоите друг за друга. А ты, — ее узловатый палец указал на Лу, — наконец, сумела понять, что в жизни есть вещи поважнее твоего смазливого личика. Именно поэтому, проклятие снято.

— Снято? — девушка взглянула на свои руки, — нет! Все по-прежнему.

— Не так скоро. День за год, ты помнишь? Сколько дней проживешь, столько лет потеряешь. И вновь вернешься к своему юному возрасту.

Лу перевела глаза на подругу. Та всмотрелась в нее и кивнула.

— Проклятие снято, — подтвердила она.

— Приятного вам дня, — заметила колдунья со своего места.

Ариана резко развернулась к ней. Ее глаза недобро сощурились. Дэверел взял ее за плечи и потянул к двери:

— Пойдем отсюда.

— Вспыльчивая мисс, — усмехнулась женщина, — если вы всегда так безрассудно бросаетесь на помощь, то я завидую вашим друзьям.

— Тебе это не грозит, — бросила девушка напоследок.

— До свиданья, — чуть помедлив, проговорил Брайен, выходя последним.

Все четверо остановились у своих лошадей, дожидавшихся хозяев снаружи.

— Мне что-то не верится, — Лу покачала головой, — это все? Правда, все? Проклятия больше нет?

— Могу подтвердить, — сказал Дэверел, — если двоих вам недостаточно. Да вы и сами должны чувствовать это.

— Я не знаю, — она вздохнула, — никогда не разбиралась в этом.

— Ну и сволочь, — бросила Ариана, — впервые вижу такую дрянь.

— Ты все никак не успокоишься? — попенял ей маг, — Ари, все позади. Проклятие снято. Или тебе для полного счастья нужно сравнять эту лавку с землей вместе с ее хозяйкой?

— Да пошла она…, - девушка не договорила, но все поняли.

— Ладно, поехали отсюда, — заметил Брайен, — не очень-то приятно торчать тут на виду у всех. Да и эта лавка не внушает мне доверия.

Никто не стал спорить. Путешественники расселись по лошадям и уже через несколько минут Каменный Мост был позади.

— Куда мы едем? — замотала головой Лу, оглядывая окрестности.

— В лес Кимран, — пояснила Ариана, — к тебе домой, Лу.

— Нет! — она так резко натянула вожжи, что конь взвился на дыбы, — я не поеду домой! Нет! Только не в этом виде!

— Но Лу…

— Нет, ни за что! Ты не представляешь, что мне придется выслушивать эти два месяца! От братцев своих да и от остальных тоже.

— Тогда…

— Нет, в Макеше тоже не поеду. Чтобы все на меня пальцами показывали?

Ариана посмотрела на нее в растерянности.

— А куда ты хочешь поехать?

— Не знаю.

— А кто знает?

— Ну Ари, не надо так. Я все прекрасно понимаю. Но если бы ты спросила меня…

— Но я и спрашиваю. А ты только вопишь: «Нет, только не туда!»

— Я бы предпочла провести эти два месяца где-нибудь, где меня никто не знает. Где тихо и спокойно, где-нибудь в глуши.

— Хочешь остаться здесь?

— Здесь? Да ни за что на свете!

— Мисс Тиори, в самом деле, выражайтесь яснее, — вмешался Дэверел, — лично я тоже не понимаю, какая именно глушь вам нужна.

— Где-нибудь в другом месте.

Ариана хмыкнула.

— Да, это куда более определенно.

— Ну, есть же здесь какие-нибудь другие деревни. Там можно было бы снять комнату или даже домик.

— Моя тетка живет в Поющем Ручье, — сообщил Брайен, ни к кому конкретно не обращаясь.

Но все посмотрели на него.

— Поющий Ручей — где это? — спросила Лу.

— За лесом.

— И ваша тетя примет меня?

— Почему нет?

— Хорошая идея, Брайен, — сказала Ариана, — это совсем близко. Лу, у тебя есть деньги? Если нет, я одолжу.

— Есть у меня деньги. В последнее время я их особенно и не тратила.

— Не нужно денег, — возразил оборотень.

— Почему? Два месяца жить у вашей тети… Это, наверное, накладно для нее.

— Все в порядке.

— Замечательно, — заключила Ариана, — видишь, как все удачно складывается, Лу? И ехать недолго. Только через лес переехать.

— Через лес? — в глазах подруги мелькнул ужас, — святой Азмавир. Нет, ни за что.

— Что, опять? Лу, это просто невыносимо. Ты ведешь себя, как ребенок. Ехать через Кимран недолго, и никто там тебя не узнает.

— Он узнает, — затрясла головой подруга, — лес. И скажет Селин. И тогда будут знать все.

Теперь Дэверел закатил глаза.

— Что вы делаете из этого проблему? Да пара пустяков. Нужно только переместиться в этот Ручей, вот и все. Какие ориентиры ты помнишь, Ари?

— Площадь.

— Вот и чудно. Ну, что, отправляемся? Ни у кого нет возражений?

Возражений не было. Лу повеселела, только Брайен угрюмо смотрел куда-то в сторону.

— Ладно, — решила Ариана, — в Поющий Ручей, значит, в Поющий Ручей.

Через полминуты они уже находились на площади, в центре которой торчал одинокий столб и не было ни души. Дэверел осмотрелся, скривился и заметил:

— Это ориентир? Какая память!

— Ну, так, — сказал Брайен, — дом моей тетки за околицей. Это недалеко. Если вы решили, — это относилось к Лу, — тогда поехали.

Лу пару раз моргнула. Посмотрела на подругу.

— Ари, а ты будешь меня навещать? Все-таки, два месяца.

Ариана приподняла брови.

— Почему нет? От Макеше близко. К тому же, я каждые выходные выбираюсь туда. Правда, не знаю, что решит магистр. Все-таки, я долго отсутствовала.

— А что он может решить? — поинтересовался Дэверел.

— Загрузит меня работой по самую маковку.

— Не думаю, что он будет так зверствовать. Ты ведь ценный сотрудник, не так ли?

Лу вздохнула.

— Спасибо вам всем, — проговорила она, — просто не знаю, что со мной было бы, если б не вы. Наверное, я бы просто умерла от старости. А эта старая ведьма не сжалилась бы надо мной. Ари, ты… ты замечательная подруга, — девушка всхлипнула и повисла у той на шее.

— Да перестань ты, — отозвалась та ворчливо, — что я такого сделала? Да и вообще, я едва все не испортила, так хотелось прибить ту сволочь.

— Все равно, — не согласилась Лу, — если бы не ты, ничего бы не было.

Она наконец отпустила подругу, напоследок чмокнув ее в щеку.

— И вам спасибо, — это относилось к магу, — вы так хорошо ее уговаривали.

— Какие пустяки, мисс Тиори. Я кого хочешь уговорю.

— Мы едем или не едем? — хмуро спросил Брайен.

— Сейчас. Не говори ничего Марку, — снова повернулась Лу к Ариане, — и Эрину тоже. И вообще, никому. Я не хочу, чтобы они узнали.

— Ладно, не скажу. Хотя не понимаю, почему. Ты-то здесь причем?

— Все равно, не говори.

— Хорошо. Счастливо, Брайен. Ты был хорошим спутником.

Тот ничего не ответил.

— До свидания, — произнес Дэверел, — приятно было познакомиться.

Оборотень развернул лошадь и поехал по дороге. Лу направилась за ним. Потом обернулась и крикнула:

— Мистер Дэверел, обещайте, что будете следить за Ари, и не давать ей так часто выходить из себя!

— Я за всем прослежу, обещаю! — отозвался он со смешком.

— Это что такое, а? — возмутилась Ариана, — за мной не надо следить.

— Твоя подруга видит больше, чем ты. Хотя ты ее гораздо сильнее.

— А что я должна видеть? — фыркнула она, — и вообще, мне пора возвращаться.

— Что, жалеешь, что оборотень так сухо с тобой попрощался? — съехидничал маг.

Она пожала плечами.

— Мне все ясно. Видимо, он кое на что рассчитывал.

— Но?

— Что «но»?

— Напрасно рассчитывал?

— Почему напрасно? Возможно, он и получит это, но не от меня.

— А почему не от тебя?

— Что привязался? — ласково осведомилась Ариана, — «почему» да «почему». Потому, что он мне в этом плане не нравится.

— Это заметно.

— Если заметно, зачем тогда спрашивать?

— На всякий случай.

Ариана хмыкнула.

— Куда ты сейчас собираешься? — спросил Дэверел снова.

— В Макеше.

— А разве тебя не ждут в Белой Башне?

— Подождут. Мне нужно навестить сестру.

Он кивнул.

— У тебя только сестра? А родители?

— Мать.

— Ее ты не хочешь навестить?

— Не хочу, — коротко ответила Ариана.

— О-о, семейные проблемы. Понятно. Хорошо, поедем в Макеше.

Ариана повернулась к нему.

— Сейчас ты скажешь, что тебе позарез нужно попасть в Макеше. А как же твоя поездка?

— Какая поездка?

— Ну, ты же собирался куда-то плыть, когда мы встретили тебя в Туане.

— Никуда я не собирался плыть. Я знал, что вам нужно плыть, поэтому и нанял ту яхту.

Ариана тяжело вздохнула:

— Святой Азмавир. Тебе что, так хочется выяснить, кто сильнее?

— О чем ты? — Дэверел вытаращил глаза.

— О том самом. Тебя так сильно задела руна «Боль»? И то, что я умею упокаивать мертвых?

— Что ты несешь?

— За дуру меня держишь? Я прекрасно понимаю, зачем ты за нами увязался. Из-за дуэли, так? Хочешь выяснить отношения?

— Всемилостивые боги, — маг на мгновение закрыл глаза, — какая дуэль? Не нужна мне никакая дуэль. Это ты ее хотела, а не я.

— Ну так вот, я ее не хочу.

— И почему же?

— Не хочу, и все.

— А я хочу. Я хочу выяснить с тобой отношения. Но не те, о которых ты подумала. Ты думала, я из-за дуэли за тобой таскался, так?

Ариана отвернулась и дернула за повод.

— Мне пора в Макеше.

— Нет уж, подожди. Ты никуда не поедешь, пока не ответишь мне на один вопрос.

— Что, прямо здесь, посреди деревни? Наверняка, все население сейчас в окна таращится.

— Пусть таращатся, мне все равно. Я задам тебе вопрос, а потом, если ты захочешь, исчезну с глаз твоих навеки.

Ариана разглядывала узду в своих руках, хотя там ничего интересного не было и быть не могло. Чего уж там, ей совсем не хотелось, чтобы он исчезал, тем более, навеки.

— Ладно, — сказала она, — какой вопрос?

— Скажи, я тебе нравлюсь? Ну, хоть немножко?

— Нравишься. И не немножко. И исчезать с глаз моих не надо. Но я в самом деле тороплюсь.

— Хорошо, — отозвался Дэверел с удовлетворением, — торопишься — поезжай. Но может быть, мне будет позволено тебя проводить?

Ариана закусила губу, чтобы спрятать улыбку.

— Будет позволено, если хочешь. Только в этом нет ничего интересного.

— Когда мне станет неинтересно, я тебе обязательно скажу.

— Ладно, — девушка взяла его за предплечье, — трассио!

Когда они уже ехали по улицам Макеше, Дэверел спросил:

— А почему ты не хочешь навестить свою мать, Ари? Или это страшный секрет?

— Да нет, — она вздохнула, — что уж там. Просто мой визит не доставит ей никакого удовольствия.

Он приподнял брови.

— Она меня ненавидит, — пояснила девушка.

— Ненавидит? — маг присвистнул, — а ты?

Ариана пожала плечами.

— Я — нет. Но предпочитаю видеться с ней как можно реже.

— За что она тебя ненавидит?

— За то, что я — маг.

— Потрясающе, — Дэверел покачал головой, — а твоя сестра тоже маг?

— Нет. Поэтому они с мужем пока живут в доме матери.

— Но вы общаетесь.

— Да.

— Интересно.

Они проехали еще немного до ювелирной лавки, принадлежащей мужу Эмилии. И оказывается, попали туда вовремя. Сестра находилась там. Увидев Ариану, она отреагировала бурно, начались охи, ахи, объятия и поцелуи. На Дэверела Эмилия поглядывала лукаво, но ничего не спрашивала. Кажется, ей было все ясно без объяснений.

— Мы купили тот дом! — торжествующе сообщила она, когда радость от встречи немного поутихла.

— Который?

— В Благословенном переулке, конечно.

— Ага! — фыркнула Ариана, — добила-таки Криса.

— Ну, моя дорогая, в конце концов, кто у нас в доме главный? — усмехнулась сестра.

— И кто?

— Крис, разумеется. Вот, он и решает такие глобальные проблемы, как-то: где взять деньги и как жить дальше. А я так, по мелочи.

— К примеру, в каком доме вам жить, — закивала Ариана.

И они расхохотались.


Оглавление

  • 1 глава. Пропавшая подруга
  • 2 глава. Лес Кимран
  • 3 глава. Начало поисков
  • 4 глава. Неуклюжая послушница
  • 5 глава. Воровской притон
  • 6 глава. Калимшан
  • 7 глава. Еще один высший маг
  • 8 глава. Полнолуние
  • 9 глава. Порт Туан
  • 10 глава. Неожиданная находка
  • 11 глава. Как избавиться от проклятия