Цветущий май (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


========== Май 1998 ==========


Бета Lalline


Май 1998.


Четыре почтовые совы чистили перышки, сидя на специальной жердочке у входа в Нору. Они отдыхали, лакомились птичьим печеньем и громко ухали. В садике за домом цвели старые яблони, огород зарастал нежными побегами сорняков, садовые гномы, выбравшись из своих норок на солнышко, громко верещали и дразнили Косолапсуса. Теплый ветерок раскачивал белую оконную занавеску в открытом окне и шевелил уголок письма, лежащего на подоконнике. Заглавная строчка письма была написана пером от руки, далее шел печатный текст.


«Рональду Уизли.

Комитет по образованию, Попечительский совет и администрация Школы Волшебства и Чародейства Хогвартс, доводит до вашего сведения, что с 14 мая сего года начинается экзаменационная сессия для учащихся шестых и седьмых курсов. Все студенты с первого по пятый курс переводятся на следующий курс обучения без дополнительных испытаний. Годовой оценкой в этом случае будет среднегодовой балл, выведенный по результатам контрольных, письменных и устных работ, а также семинаров, лабораторных и практических занятий проведенных в 97/98 учебном году. Со своими годовыми отметками можно ознакомиться в деканате соответствующих факультетов. Разрешается повысить годовую отметку в результате дополнительных испытаний, письменных либо устных. Об этом ученики должны договариваться индивидуально с деканами своих факультетов.

Студенты шестых и седьмых курсов должны явиться на экзаменационную сессию в обязательном порядке. Со всеми вопросами обращаться к деканам своих факультетов».


Передохнув, пернатые вестницы отправились восвояси, куры за домом блаженно купались в пыли, рыжий кот продолжал гонялся по двору за гномами, а Гарри, Рон, Гермиона и Джинни в это время собирали школьные вещи…


Г.П. 13 мая.


Несмотря на горечь и траур, я рад. За окном весна, от тонкого запаха цветов и молодой зелени кружится голова, мы снова собрались в Норе, как раньше. Война кончилась, завтра снова в школу, как будто ничего не было. Впереди настоящая взрослая жизнь. Бог его знает, какая она будет, а пока хочется высоко летать, громко смеяться и делать глупости.

Интересно, Малфой будет экзамены сдавать? Мы так и не поговорили, не нашли времени. Но сейчас-то уже ничего не должно помешать. Народу в школе будет мало, можем даже за одним столом сидеть. И в Хогсмид можем сходить. Да все что угодно можем! Мы взрослые совершеннолетние волшебники, а вокруг май!


Д.М.


— Ну, что, Драко? Ты рад, что снова отправишься в школу?

Жму плечами.

— Не знаю, папа.

Возвращаться в разгромленный Хогвартс не хочется. Никого не хочу видеть. Но я решил продолжить образование на Юрфаке университета, а для этого мне нужны «Превосходно» по Истории магии, Магловедению и Чарам. По остальным и «Выше ожидаемого» сойдет, но лучше, чтоб аттестат был с отличием. Тогда есть шанс попасть на бесплатное обучение. Папа говорит, что деньги на обучение есть, но мама намекнула, что не все так просто. Я пытался поговорить с отцом на эту тему, но он отмахивается, говорит: «Не беспокойся, сын! Без высшего образования не останешься. Все будет хорошо».

Дядюшка Кони тоже считал, что у него все будет хорошо, а потом оказалось, что он банкрот. Царствие ему небесное, милый старикан был. Есть еще парочка дел, которые надо уладить и лучше это сделать в Хогвартсе.

Надо поблагодарить Поттера и послать подальше Забини.


14.05.98

Завтрак в Большом зале.


М.М.


Какой же был бесконечно длинный год и какой тяжелый. Думала не встану сегодня, ноги совсем не ходят. Вчера поясницу прострелило, еле отошла. Сегодня колени скрутило, к дождю видать. Какой же здесь сквозняк, хорошо, что шерстяной пояс надела, можно было и вязаный жилет пододеть. Эх, Минерва, совсем ты разваливаешься, на пенсию тебе пора. Коридоры не стали длиннее и лестницы не сделались круче, это просто старость. Вот закончатся экзамены, детишки разлетятся и можно будет заявление писать. Кстати, я записала, о чем надо сказать? Как не запишу, так половину забуду… Так, это у меня что? Это расписание экзаменов, это заявка для попечительского совета, ох, сколько же ремонта предстоит, за лето не одолеем, придется во время учебного года этим заниматься. Это … Что такое «Поп. пч. м.?» А! Это мазь на пчелином яде, не забыть попросить у Поппи. Так, а где речь? Неужели забыла? Это не она, не она, не она, а вот! Не забыла… В этом году совсем мало ребятишек. Все за одним столом поместились. Мечтали, что не будет больше факультетской вражды, что все будут дружить, а вот посадили всех за общий стол и все равно, расселись своими компаниями. Гриффиндор своей, Слизерин своей, только Рэйвенкло с Хаффлпаффом немного перемешались. Какие вы еще маленькие, хоть и вымахали выше меня. Усы бреете, а не понимаете, что свой — это не всегда тот, кто носит галстук того же цвета, что и ты.

Так, все собрались, пора начинать. Очки здесь, палочка здесь, пергамент здесь, ну, я пошла.


— Внимание студенты! После обеда все собираются в левом крыле третьего этажа, шестые курсы в аудитории номер двенадцать, седьмые в аудитории номер тринадцать. Они наименее пострадали во время боя и там есть целые столы и стулья. Старостам до обеда необходимо пройти в эти помещения и проверить наличие исправной мебели, чтобы никому не пришлось стоять. Если стульев не хватает, то пошлите своих ребят пройтись по школе и пусть соберут то, что осталось. Надеюсь, заклинание «Репаро» все помнят? На собрании вам сообщат, когда и где пройдут испытания. Вы запишетесь на те, которые вам нужны, и сможете выбрать, устно или письменно будете их сдавать. Те учащиеся, которых устраивает оценка «Удовлетворительно», будут сдавать зачеты и тесты. Тем, кому необходимо получить «Выше ожидаемого», придется выполнить ряд письменных работ, ну, а для «Превосходно» понадобятся дополнительные устные экзамены.


Ну и соответственно, те, кто раньше сдаст свои экзамены, те и домой уедут раньше. Последний устный экзамен запланирован на десятое июня. К сожалению, выпускной бал в этом году не состоится, попечительский совет счел это мероприятие несвоевременным, в первую очередь в связи с трауром, и в связи с большими затратами на ремонт. Все студенты получат свои аттестаты по почте.

Сегодня после ужина пройдет еще одно собрание, на этот раз для старост. Необходимо будет решить некоторые организационные вопросы по уборке и восстановлению школьных помещений и территории. Еще хочу обратить внимание учеников Слизерина на объявление, которое висит у вас в гостиной. Отнеситесь с полной ответственностью к этой информации.

Ну, вот, кажется все. Можете приступать к завтраку.

***

Завхоз Филч, взвалив на плечо стремянку и ворча себе под нос, шаркающей походкой побрел к выходу из подземелий, за ним, распушив хвост, неслышно плелась Миссис Норис. Слизеринцы, сгрудившись у доски, беззвучно шевелили губами, читая каллиграфически выведенный текст.


” Объявление.

На время проведения экзаменационной сессии в школе Чародейства и Волшебства объявляется особое положение.

Всем студентам факультета Слизерин настоятельно рекомендуется находиться на территории школы Хогвартс и не удаляться от здания школы далее чем на 500 ярдов. Запрещается покидать территорию школьного замка без уважительных причин. В случае возникновения экстренной ситуации, необходимо поставить в известность декана факультета, директора школы и начальника патруля Отдела обеспечения магического правопорядка. Учащиеся, сдавшие экзамены, отправляются домой через специально оборудованный камин по особым пропускам, в присутствии начальника патруля.

Патруль Отдела обеспечения магического правопорядка Министерства Магии имеет право проводить досмотр всех помещений факультета, а так же производить проверку волшебных палочек на предмет выявления темномагических действий в любое время дня и ночи. Неподчинение патрулю будет расцениваться, как нарушение закона, со всеми вытекающими последствиями.

Начальник патруля Отд.об.маг.пр.М.М. — П. Уизли.»


Г.П.


Вот и первый день прошел. Устал, как черт. Сначала спальни в порядок привели, потом гостиную, коридоры, лестницы. А сейчас весь этот мусор на улице лежит огромной кучей, значит завтра будем его оттуда убирать. Когда же к экзаменам готовиться? Сейчас надо сполоснуться в душе и на ужин. Может не ходить? А всем собраться и махнуть толпой в Хогсмид? Нет. У старост собрание. Что же, без Рона и Гермионы идти? Ладно, потом как-нибудь, успеем… А Малфоя не видно нигде. Слизеринцы даже форму не носят, маскируются. В Хогсмид все равно надо будет сгонять, купить бочонок пива и встречу отметить, ребят помянуть. Интересно, подземный ход в нормальном состоянии? Не хочется перед самым выпуском порицание заработать, хоть теперь баллы снимать некому, но все равно, некрасиво будет, если кто-то из профессоров застукает с пивом.


Д.М.


Скорее бы все это закончилось. Мало того, что к экзаменам надо готовиться, так еще уборка в подземельях, пришлось даже кое-где ремонтом заниматься. Дожили, префект школы лазает со стремянкой под потолком, устраняет течь и укрепляет штукатурку, чтоб на голову не обвалилась. Еще мелкие под ногами крутятся.

— Так, вы трое, пойдете на третий этаж, в тринадцатую аудиторию, пересчитаете все стулья и если будет мало, то найдите недостающие. Все поняли?

На общий сбор специально пришел самым последним, чтоб не светиться. Стульев на всех не хватило, пришлось у входа целый час стенку подпирать, грифферы все у самой кафедры восседают, герои, чтоб их. Поттер скромненько так с краешку примостился, только головой все время вертит, в сторону двери зыркает. Я наблюдаю за ним, привычно спрятавшись за Блейза, отводя взгляд от надоевшего за год курчавого затылка.


А нашим ничего поручить нельзя, не могли десяток стульев насобирать. Жаль, что Винса с Грэгом нет, уж они бы точно все обеспечили. Помянуть надо парня, хоть и по собственной глупости сгорел. А Грэг, наверное, на второй год останется, из больницы не скоро выпишут, а потом ему припомнят круциатусы. А может и не останется, зачем вообще ему аттестат нужен. Вышибалой работать и без диплома возьмут. Но встречу хорошо бы отметить. Кто у меня стулья искал?

— Сейчас в деревню пойдете, купите двухгаллонный бочонок пива и сюда принесете. Ни метел вам, ни палочек. И не вздумайте попасться на глаза кому-нибудь из профессоров или авроров. Все понятно? Выполняйте.

Собрание префектов. Голова болит, но приходится выслушивать всех этих активистов. «Куда мусор девать?» Откуда я знаю? Я что, домовой эльф?

— Переместить все на вершину южного холма в одну большую кучу, облить закрепляющим раствором и пусть стоит, как монумент. Хотите, проект нарисую?

Старосты смотрят на меня как на вонючего тролля, в глазах страх и брезгливость, но, к моему удивлению, предложение приняли. Единогласно решили из обломков замка сделать памятник жертвам войны

От проекта не отказались, но когда по коридору шел, то вокруг было пустое пространство, чужие шарахаются, а наши стараются вообще поменьше внимания к себе привлекать, ни мантии не носят, ни галстуки. А я буду. И можете подавиться своей ненавистью! Для меня война закончилась, я больше не Пожиратель, я просто ученик.


Г.П. 18 мая.


Первый экзамен позади. Одно «Превосходно» в кармане. На южном холме высится монумент из обломков здания. Гермиона сказала, что это Малфой предложил, сам эскиз нарисовал. Здорово получилось. Куски кирпичной кладки и лепнины, покореженное железо доспехов, обгорелые парты. Страшно, величественно и красиво. Высоченная корявая гора, а внизу, в центре, огромная беломраморная плита, боковая облицовка парадной лестницы. Лестница пока разрушена, приходится через западное и восточное крыло обходить. Поверхность отшлифуют, и высекут имена всех погибших в битве за Хогвартс. А вокруг будут расти цветы. С вершины холма такой вид открывается, аж дух захватывает! Видно далеко-далеко! Теплый ветер в лицо. Трава под ветром стелется, переливается серебристо-зеленым. Хочется раскинуть руки и полететь! Не на метле, не на гиппогрифе, а самому. Подняться в воздух и парить над равниной, над озером, над замком. Я ведь сам видел, как Волдеморт летел, значит, такое возможно. Надо у Гермионы спросить, может она знает, что это за волшебство такое, с помощью которого можно оторваться от земли.


Д.М. 23 мая.


Гриферы идут плотной толпой по коридору, заполнив все пространство от стены до стены, и сами как стена. Я пропустил тот момент, когда они, ссыпавшись с одной из лестниц, покатились по проходу многоголовой массой. Еще минуту назад здесь были люди, и вдруг все исчезли, то ли влились в их толпу, то ли разбежались. Я еще продолжаю по инерции идти вперед, но мощная энергия их силы и сплоченности уже докатилась до меня, и мне стало страшно. Я один посреди пустого коридора, не отойти, не спрятаться, а они несутся мне навстречу, топают, печатая шаг, а впереди ОН. Черная, с оранжевыми зигзагами на груди футболка, потертые джинсы, и расстегнутая мантия развевается красными крыльями. Все остальные выглядят так же, магловская одежда, а сверху расстегнутая мантия. И рядом с каждым черно-багровые сполохи. То ли Поттер их ведет, то ли они просто не обгоняют его, но он все равно первый и в центре. Львиный прайд. Его вожак идет прямо на меня с откинутыми плечами и опущенной головой. Если я сейчас упаду в обморок, эта лавина прокатится по мне, раздавит, ничего от меня не оставив, разве что затоптанную мантию.


Я пугаюсь, до дрожи в коленях, до ледяного пота. Останавливаюсь посреди коридора на ватных ногах, а они надвигаются на меня, неумолимо приближаясь, как грозовая туча, как шквал. Бух, бух, бух, бух. Не то кровь в висках стучит, не то шаги впечатываются в пол. Все ближе, ближе, а я стою и жду. И тут ОН поднял голову, и улыбнулся. Мне. В его глазах под черными ресницами была радость. До боли знакомые гриффиндорские личности окружают со всех сторон. Если бы взглядом можно было прожечь дыру, то через пару минут я был бы похож на сито для сцеживания отваров.

— Привет! А мы тут толпой решили в Хогсмит сходить, пошли с нами.

Так, собрать всю волю в кулак, чтоб голос не дрогнул, чтоб зубы не клацнули. И непременно выдать фирменную улыбочку Драко Малфоя.

— Спасибо, Потти, но я не хожу в толпе.

Ух, как полыхнуло яростью за круглыми стеклами очков! Я отчетливо увидел вспыхнувшую в его мозгу картинку. Это то, что ему хочется сейчас сделать со мной?

— Как знаешь.

Орда гриффиндорцев обошла меня, не коснувшись, и понеслась дальше. Гул голосов и топот ног за спиной постепенно стихает. И уже издалека доносится что-то нечленораздельно бубнящее и громкий чёткий ответ: «Рон, война закончилась, я больше ни с кем не воюю».

Тишина. Коридор пуст. Дурнота подступила к самому горлу, в ушах звон, во рту сухо, ноги не слушаются. Если я сейчас сделаю шаг, то упаду, но тут меня обхватывают сильные руки.

— Малыш, почему ты не стал меня ждать? Что с тобой?

— Голова болит, пошли скорее в гостиную.


Б.З.


Он не отреагировал на «Малыша» Не оттолкнул, попросил проводить его в гостиную.

Обожаю, когда он такой мягкий, слабый, податливый, как щенок-сосунок. Значит, сегодня будет без «уйди», «надоел», «какой я тебе малыш».

— Конечно, пошли, мне тоже не терпится.

— Прекрати меня лапать, надоело, только одно на уме.

А когда я блевотину под ним убирал, сопли утирал, успокоительным отпаивал, тогда хорош был, тогда не говорил: «Уйди, надоел». Тогда на все согласен был, лишь бы одного не оставлял. Круциатусы на ровенкловцах отрабатывать, это не каждый выдержит, для этого стальные нервы нужны. А у нашего Принца тонкая душевная организация, Их Высочеству дурственно делается от криков и стонов. Но при этом, хотим марку держать, чтоб никто ничего не заметил, не узнал. Вот тут Блез нужен. Прикрыть спиной, в спальню проводить, слезки платочком промокнуть. Ну, кому что. Кому моральная поддержка, а кому, пардон, секс. Извините, Ваше Высочество, мой молодой растущий организм каждый день разрядки требует, и мне не 14 лет, чтоб в кулак кончать. А то, что я баб ненавижу, так они все суки продажные, им всем только деньги подавай. Так что обоюдное согласие на лицо, я вам свою бескорыстную заботу и искреннее участие, вы мне свое прекрасное благородное тело.


Замечательные времена были: Спальня отдельная, кровать под балдахином широкая, постельное белье с кружевами и монограммами. Придешь вечерком, чары наложишь, сразу тепло, тихо, уютно. И мальчик такой весь беленький, чистенький, кожа почти прозрачная, бархатистая, соски горошинами, волосы шелковые нежные, губы розовые сладкие. Тело гладкое, безволосое, как у девчонки, и пахнет приятно. Ноги длинные стройные и ягодицы упругие. Как вспомню, так челюсть сводит и стояк начинается.

Знаю, что после школы ты мне больше не дашь, но еще несколько денечков есть и я постараюсь, чтоб они тебе хорошенько запомнились.


Г.Г. 9 июня.


“Гарри, помоги мне, пожалуйста! Вот, собрала все книги, какие были в башне, надо отлеветировать их в библиотеку”, — Гарри открывает портрет и помогает мне выйти с книгами в коридор.

Пусто как. Почти никого не осталось, большинство уехало после письменных работ, на устные экзамены осталось только пять человек с нашего курса да четверо с шестого. Завтра последний экзамен и все, прощай, дорогой Хогвартс.

Книги остались в спальнях и в гостиной, кто-то забыл сдать, кто-то не успел, кто-то поленился. Старосте, конечно, больше делать нечего, как только ходить и справочники с учебниками собирать. Вот для этого друзья и существуют, помогать в доставке книг. Шучу, конечно.

Мы толкаем перед собой внушительную стопу, легко и уверенно, даже не особо обращая внимания на нее. А когда-то, давно-давно, перышки со стола с трудом поднимали. Разговариваем, переходим с лестницы на лестницу, а толстые тома послушно и величаво плывут перед нами.

О! Мы с Гарри не одни такие, Ханна Эббот и Падма Патил уже в очередь выстроились.

— Мадам Пинс, куда нам книги сложить?

— Это из Гриффиндора? На дальний стол, за стеллажом «G», я после проверю и рассортирую.

Стеллаж «I», «F», а вот и «G».

— Гарри, ты проходи вперед, заводи их повыше, а я… Ой!!!

Бабах!!! Пыль до потолка. Книжная гора превратилась в равнину. Гарри замер в проходе с выражением обиды и недоумения на лице. О, мой Бог, что случилось? Что там? Какая

пре-е-елесть, Забини тискает Малфоя, а мы немного помешали. Как неловко! Ах, ах, ах! Ну, извините, господа, что мы пришли в библиотеку по делу и нечаянно сюда заглянули. Не прислали вам загодя уведомление с совой, не позвонили в серебряный колокольчик. И вообще, чуть книгами не завалили. Кто же знал, что вы именно этот стол выберите для своих шалостей.

— Гарри! Гарри, куда ты?

Перескочил через россыпь фолиантов и убежал, как ненормальный. А мне, конечно, делать больше нечего, как книги с пола собирать и его потом по всему замку разыскивать. Что же его на этом белобрысом так заклинило, я думала, что у него уже все прошло.

Ну, надо же, какие у нас слизеринцы стеснительные стали, краснеют, как первокурсницы. Малфой грубо отталкивает своего дружка и, споткнувшись об Атлас произрастания магических растений, несется к выходу. Так, двое убежали, похоже, что сейчас третий рванет.

— Мисс Грэйнджер, какие-то вопросы?

— Ну, что Вы, Мистер Забини, какие тут могут быть вопросы, все ясно и понятно.

По вашей физиономии видно, что вы готовы лопнуть от досады, господин Главный Герой-Любовник Слизерина, вот только по учебникам топтаться не нужно, это моветон.


Д.М. 10 июня.


Вот и все. Вещи в саквояже, книги возвращены в библиотеку, полномочия старосты сложены, отношения с Забини завершены. Хотя, какие это отношения, мерзость одна. Моя трусость и слабость, его похоть. Прощай кровать со столбиками, прощайте слизеринские подземелья, прощай Хогвартс. Ноги моей здесь больше не будет. Странное ощущение, не то грустно, не то весело. Семь лет промелькнули, и не заметил.

Еще одно небольшое дельце и домой в Малфой Мэнор, может, даже к ужину успею, спать сегодня буду в своей собственной кровати.

Оставшееся дело - Поттер. Во-первых, где его найти, во-вторых, как его заставить выслушать себя. Ах ты гад, чертов Забини, как же ты мне все испортил. Что же ты потащился за мной в эту трижды неладную библиотеку? Сказано же тебе было английским языком:

«Все кончено. Отстань. Ты мне противен». Нет, опять надо было руки распускать. И как не вовремя Поттер появился, ну нет, чтобы через пару минут, я бы точно тогда успел дорогому однокурснику в глаз засветить, а так получилось, что я с ним обнимался. А я не обнимался, я схватился за него, чтобы не упасть, он, сволочь, толкнул меня и я потерял равновесие.


Ладно, к соплохвосту его черную задницу, времени мало. Еще надо успеть отметить пропуск у декана, у директора и у этого рыжего придурка. Ну, что, где может быть наш Всенародный Герой? В гостиной Гриффиндора, в замке, во дворе, в окрестностях, на стадионе, в запретном лесу. Народу в замке мало осталось, почти никого, так что вряд ли он здесь сидит, в запретный лес тоже не пойдет, охрана кругом. Погода хорошая, сто к одному, что где-то на улице и надо полагать, что не один. Гриферы по одному не ходят. Вариант первый: подняться на Астрономическую башню и осмотреться, вариант второй — облететь вокруг на метле. Несколько человек с высоты заметить не сложно. Дальше по обстановке. На башню идти — только время терять, лучше сразу на метле, лишь бы патруль аврорский не задержал. Но я же не собираюсь за территорию лететь, так, прощальный круг вокруг школы.


Г.П.


Кое-как удалось улизнуть от Рона и девчонок. Гермиона, конечно, с радостью осталась бы вдвоем с женихом, но она поняла меня без слов. За последний год мы неплохо освоили эту науку. Уж не знаю, под каким предлогом она увела Джинни, но мне удалось переместиться на берег озера без сопровождающих. Завтра поездом мы отправимся домой. Вернее, это Рон и девочки поедут домой, а я куда? Не могу же я постоянно жить в Норе. Видимо, придется перебираться в дом Сириуса. Но это ненадолго, скоро начнутся занятия в Школе Авроров, Кингсли сказал, что моя койка в казарме уже ждет меня. А сегодня последний вечер. Последний! Я так и не смог с ним поговорить. А теперь уже не стоит. У него своя компания. Цвета шоколада, широкоплечая, коротко стриженая. Где Малфой, там Забини, где Забини, там Малфой. Везде — на собраниях, экзаменах, в Большом зале. Я предлагал ему с нами идти, он не захотел. А теперь уже поздно. Поздно.

Может попробовать в подземелья спуститься? Я не попаду в их гостиную, пароля не знаю. Попросить Перси? Нет, только не его. И так важный, как индюк ходит, щеки надувает. Быстро сориентировался, где можно карьеру сделать, только две недели в Аврорате покрутился, а уже из стажеров в начальники прыгнул, хоть маленький, но руководитель. При Фадже бумажки подшивал, да чай подносил, а тут командир! Скажи ему, что я хочу с Малфоем поговорить, так докапываться начнет, что да зачем. Ему это знать совсем не обязательно, это наше дело. Было наше, теперь нет никакого нашего дела. Есть мои дела и дела Малфоя, а нашего нет и не будет. Никогда. А может прямо на ужине подойти и сказать: «Давай выйдем, потолкуем». И что я ему скажу? «Привет, Малфой… Драко»

— Привет, Поттер!

Ох, черт, испугал. Я и не слышал, как он подлетел.


Д.М.


Я с трудом его нашел. Думал, он где-то со своими тусуется, а он оказался у озера. Как мне ловко удалось мимо патруля проскочить. Авроры-стажеры расслабились за три недели тишины и спокойствия. Слизеринцы оказались тихие и совсем не страшные. Подумаешь, бочонок пива в подземелья пронесли, это не преступление. Директриса пальчиком погрозила и все.

Уизел-старший по началу землю рыл, обыски устраивал, да и то угомонился. Что можно найти в ученических спальнях? Сигареты, журналы с голыми ведьмочками и магловские презервативы? Вот у патрульных, наверное, праздник был, когда пару потрепанных журналов изъяли. Ладно, к троллям патруль, аврорат и всех Уизли вместе взятых. Вот он Поттер… Гарри. Сидит на берегу и теребит какой-то длинный прутик.

— Привет, Поттер!

Вздрогнул от неожиданности. Глаза больше, чем линзы очков. Кажется, мне здесь не рады. А почему тогда покраснел?

— Ты далеко забрался, я тебя полчаса повсюду разыскивал.

— Зачем?

— Я сегодня домой отправляюсь и … — он не дал мне договорить.

— Почему сегодня? А ужин?

— А ужинать, я надеюсь, буду дома. Что-то приелась мне здешняя кухня. Я, вообще-то, о другом хотел сказать…

Вернее спросить.


Не могу сосредоточиться, когда он на меня так пялится. Весь день готовился к этому разговору, в мыслях все было так чисто и гладко, а начал говорить и ничего не выходит.

Но надо, наконец, решиться и сказать, а то стажеры поналетят, вообще разговора не получится. Так, Драко, успокойся и начни с самого главного, нет, лучше с самого простого. Сказать спасибо, это же очень просто, как будто выходишь из-за стола. Кстати, чего я на метле сижу, надо сесть рядом с ним, так будет убедительней.

Как же начать? Может так: «Гарри, я давно хотел…», нет, не так. «Поттер, ты не думай, что я…». Опять не то. Пикси корнуэльские! Время идет…

Он не выдержал.

— Ну, говори… или спрашивай. Чего ты хотел?

Хрясь. Конец веточки отломлен, а его пальцы отщипывают листочки и безжалостно их мнут.

Оказывается, проще всего — отвечать на вопрос.

— Хотел спасибо тебе сказать. За то, что из огня спас.

— Ну, ты нас тоже выручил, так что в расчете. А что спросить хотел?

Вот теперь самое главное.

— Почему ты меня с собой в Хогсмид не позвал?

— Я же предлагал тебе, ты разве не помнишь?

— Помню. Ты предложил идти с толпой твоих сателлитов.

Хрясь. Еще один кусочек прутика долой.

Да, это зрелище стоило того, чтобы идти на риск и улететь так далеко от школы. До крайности взволнованный и донельзя удивленный Поттер. Красный, потный и глаза по галеону. Забавно, не думал, что он так бурно отреагирует. Румянец ему идет.

— Ты хочешь сказать, что если бы я предложил тебе: «Пойдем со мной», то ты бы пошел?

— Почему нет? Правда, с патрулем были бы проблемы. Но я думаю, что это можно было бы решить. Да?

Хрясь.

Не надо владеть легилименцией, чтобы услышать, как в мозгу Героя колоколом гудит слово «Болван». Конечно болван, умные люди тебе об этом давно говорили, а ты не верил. Вот, наконец, сам осознал.


Г.П.


Болван! Какой я болван! Надо было всего лишь сказать: «Пойдем со мной!»

Может он издевается? А я все за чистую монету принимаю? Не похоже. Он сейчас смотрит на меня, как тот Драко, с которым я когда-то, давным-давно целовался под лестницей, а не тот, который произнес «Потти».

***

Потти! Как меня бесит его ухмылочка и то, как он растягивает слова. Пооотти! Внутри все просто кипит! Так хочется после этих слов схватить его за грудки, швырнуть с размаху к стене, припечатать петрификусом к грубой каменной кладке, чтобы он ни рукой, ни ногой двинуть не мог. Чтобы стоял, как на зарядке, руки в стороны, ноги на ширине плеч. Безумно хочется схватить двумя руками его красивую мантию с серебряными застежками и рвануть ворот с такой силой, чтоб эти застежки с мясом вырвать. Чтоб на каждой белой металлической бляшке непременно лоскуток черной ткани повис, а потом так же разодрать его рубашку, чтоб перламутровые пуговки разлетелись веером, и раскатились по полу, подскакивая на каменных плитах. А галстук в зеленую полоску пусть на шее останется. Чтобы взять конец этой шелковой удавки в руку, и наматывать на кулак, один виток, другой, третий, до самого узла. А потом за узел притянуть его голову к себе поближе и впиться в его ухмыляющиеся губы таким поцелуем, чтобы у него мозги расплавились, и чтоб больше никогда не смел мне говорить «Потти». Что еще я с ним сделаю, я уже додумывал ночью, лежа в постели, наложив заглушающие чары на полог, чтоб не разбудить парней своими утробными стонами.

***

Хрясь. Что это у меня в руках? Какие-то палочки и пальцы зеленые.

Я совершенно не знаю, что сказать, молчу и краснею и пытаюсь оттереть зелень с рук. В животе ледяной спазм, а все тело огнем горит. Ощущение, что у меня даже волосы и носки покраснели.

— Ну, мне пора, до свидания, — говорит Малфой.

Садится на метлу, закладывает вираж и снова зависает передо мной.

— Гарри, зачем же вырывать застежки с мясом? Они расстегиваются очень просто, — Драко произносит это тихо, чуть застенчиво улыбаясь.

Какие застежки? Те, о которых я тогда подумал? Но спросить уже не у кого.

Он улетел, а я, как дурак, сижу с открытым ртом и дышу через раз.

Это я настолько туп, что так и не научился закрываться? Или он так силен, что без всякой легилименции, в одно касание, считал мои мысли. Заглянул в голову, как в книжку с картинками. Вообще-то, даже среди маглов есть экстрасенсы, которые после некоторых усилий могут увидеть мыслеобраз, особенно если человек сильно возбужден, что уж говорить о настоящем потомственном чистокровном волшебнике? Ну, Малфой! С ума сойти.

А может, я уже сошел с ума? От этих глаз, от этой улыбки, от этих застежек….


Н.М.


Хлопок аппарации громыхнул, как выстрел и гостиная враз опустела. Как тихо в доме. Как пусто и страшно. Еще минуту назад Драко стоял здесь, и вот его уже нет. Никого нет. Тишина звенит в ушах, давит на грудь. Сыночек мой, милый, любимый, единственный. Что же делать? К кому бежать за советом, за помощью? Никто не поможет, никто не спасет… Мужа забрали, теперь сына. Да что же это за рок такой, Азкабан проклятый. Сначала кузен, потом сестра, вчера Люциус, сегодня… Даже выговорить страшно. Нет, этого не может быть! Это морок, наваждение, страшный сон. Вот сейчас он кончится, сейчас откроется дверь и он войдет: «Мамочка, не плачь, все хорошо, это была просто ошибка, я с тобой». Кажется, в передней стукнула дверь, кто-то пришел.


Нарцисса Малфой выбежала из комнаты, в просторном холле было так же тихо и пусто, как и во всем огромном доме. На столе в гостиной остался лежать смятый лист желтоватого пергамента.

«Постановление об аресте. Согласно решению Судебной палаты Визенгамота, Драко Люциус Малфой, 1980 г.р., проживающий в Малфой Мэнор, Уилтшир, подлежит аресту и содержанию под стражей в следственном изоляторе Тюрьмы Азкабан, для проведения процедуры дознания по делу об участии в преступной группировке «Пожиратели Смерти», вплоть до окончания судебного процесса.

Решение осуществить силами Следственного Отдела Аврората.


Начальник Следственного Отдела Аврората — Хестия Джонс.


11 июня 1998 г.

Печать. Подпись».