Последнее причастие (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


========== Пролог ==========

Два месяца спустя.

− Я бы не советовал тебе изгонять демона самой.

Маргарита круто повернулась к стоявшему под фонарем высокому темноволосому мужчине, облаченному в наглухо застёгнутый плащ. Капли дождя застыли на одежде, мерцая во вспышках грозы. Заметив её недовольный взгляд, Риган взметнул бровь и потушил сигарету, кинув на асфальт и растерев ботинком. Наличие урны его не волновало, как и камера через дорогу, мутным красным огоньком напоминавшая о своём существовании. Он знал, что утром плёнки не будет. Она сгорит, превратится в пепел.

− Просто поверь мне на слово, − произнёс Риган, левой рукой начиная расстегивать плащ. На его пальцах блестели многочисленные кольца; в очередной раз прогремела гроза над их головами, заставив Марго вздрогнуть.

− И снова отойти? – голос у Маргариты был низкий, тихий, с трудом слышимый в шуме шторма, охватившего Лондон, но Риган О’Салливан научился его понимать. Вот уже второй месяц они работали вместе, хотя, встретив девушку однажды ночью, он не думал, что Марго останется с ним надолго: уйдет, струсит, погибнет… Слишком скромной, слишком забитой выглядела девушка, но мужчина сумел разглядеть в ней то, что не видел никто другой.

Риган скользнул по ней оценивающим взглядом. Может, сегодня стоит поставить девчонку на место? В конце концов, от пары слов с ней ничего не случится.

− Нет, можешь оставаться.

Маргарита просияла. Короткие черные пряди волос девушки давно выбились из невидимок и растрепались от ветра. Заметив это, Риган немедленно приказал девушке убрать их и накинуть капюшон на голову. Два месяца назад он заставил Марго обрезать длинную карамельную шевелюру. После пары ночных «сеансов» девушка поняла причину.

− Волнуешься, что простужусь? – дружелюбно подколола она, заставив Ригана закатить глаза. Мужчина не ответил. Расстегнув плащ, он поправил тяжелый серебряный крест, висевший на груди, и шагнул в сторону клумб, располагавшихся по краям дорожек. Зашуршала листва; фонарь заморгал и погас. Ни на Марго, ни на Ригана это не произвело никакого впечатления.

− Боится, − заметила девушка, нащупывая перчаткой рукоять кинжала, обильно смазанного смесью эфирного масла и святой воды. Она была уверена, что об их с Риганом союзе знают все демоны Лондона. Ветви хрустели под каблуками, как чьи-то кости. Гроза освещала узкую, метров в семь, полосу деревьев, тщательно постриженных столичными садовниками, но шторм свёл их старания на нет. Ноздри Ригана раздувались: охотник на демонов, гордо именовавший себя экзорцистом, хотя деятельность мужчины довольно сильно выбивалась из рамок этой «профессии», поймал след. Он говорил, что демоны пахнут серой и пеплом. Подав знак рукой, О’Салливан приказал помощнице следовать за ним. Вспыхнула молния: Марго заметила чью-то тень у крайнего дерева справа и незамедлительно сообщила об этом.

− Он все-таки один, − прошептал Риган. Пара разделилась: Маргарита бесшумно обогнула ствол дерева, собираясь зайти слева, мужчина же, вытащив недлинный серебристый кинжал, начал обходить справа. По пути он заметил фонтан, полный воды. Пригодится.

Тень стояла, прислонившись к дереву. Риган отметил, что, безусловно, это женщина, наверное, лет сорока. Запах серы был совсем слаб: демон явно не принадлежал к особо опасным. Неопасных демонов просто не существует; Риган провёл пальцем по шраму на шее и ускорил шаг. Под ногой Марго хрустнула веточка: одержимая подняла голову, показав миру исцарапанное лицо и налившиеся кровью глаза. Вены выступили под кожей густой сетью. Да, так и есть, сегодняшняя их жертва – явно молодой демон. Ни один опытный не станет так выдавать себя. Женщина стояла молча, застыв в изломанной позе. Шея обычного человека не сможет так изогнуться, подумалось Ригану. Мужчина кивнул, подав условный знак Маргарите.

Серебро вспыхнуло в свете новой молнии, раздался треск дерева. Гортанный вой вознёсся над парком; Риган дернул за цепь, заставляя зубцы боласа впиться в тело, и неспешно подошёл к одержимой. Крови не появилось: её не было в теле, в котором появился демон.

− Ты снова промахнулась, − заметил он, обращаясь к Марго. Девушка фыркнула, дуя на оцарапанные костяшки пальцев.

− Я всегда говорила, что люблю ножи.

− Настоящий экзорцист умеет обращаться со всем холодным оружием, − отрезал Риган, наклоняясь к одержимой. Женщина снова завыла, обдавая его смрадным дыханием. Прикосновение креста жгло сильнее, чем боласы, прикрепленные цепью к браслету на руке знаменитого лондонского экзорциста.

− Мне больше нравится, когда ты говоришь на латыни.

− Демону нужно дать шанс исправиться, − терпеливо сказал Риган, выцарапывая на стволе звезду в круге и перечеркивая её крестом. – Совсем слабый попался, − добавил он.

− Ты обещал, что сегодня при мне прогонишь демона молитвой, − напомнила Маргарита, не обращая внимания на шипение женщины, пригвожденной к дереву. А ведь когда-то ей было их жалко… В первый же раз её вовсе тошнило в ближайших кустах.

− Я помню, − огрызнулся Риган, выцарапывая такой же знак над другим плечом жертвы. Достав блок сигарет, он вытащил одну и задумчиво провёл концом по губам. – Я всегда выполняю свои обещания, − произнес мужчина, щелкнув зажигалкой, и затянулся. К тому, что ветер не тушит огонь, Марго давно привыкла. Четыре раза затянувшись, Риган потушил сигарету о лоб жертвы, не обратившей на это никакого внимания, и принялся рисовать пеплом крест. Женщина забилась, пытаясь выбраться из цепей; Маргарита, заметив, что одна из рук одержимой начинает выбираться из серебряных пут, мгновенно отсекла её кинжалом: рука, посерев, упала в листву. Риган закончил подготовку к обряду и перекинул остатки фильтра через плечо. Пальцы мужчины скользнули по кресту, О’Салливан закрыл глаза, ловя тишину. Правая рука нащупала кинжал. Он был готов.

− Exorcizamus te, omnis immundus spiritus…

Слова тяжелым молотом ударили по разуму Маргариты, разъедая сознание. Глаза залил свет. Кожу зажгло: она закричала, вплетая свой голос в визг одержимой. Латынь огненными буквами отпечатывалась у неё в голове, как смертный приговор.

Риган О’Салливан взмахнул кинжалом, отсекая голову женщине, окруженную серными парами, и со всей силы вогнал ей серебро прямо в сердце. И никаких пафосных молитв. Может, поняв, каким безобразно слабым он является, демон вернется к свету. Взяв на руки пылающую Марго, захлебывающуюся в вопле, мужчина в четыре прыжка достиг фонтана и кинул тело девушки в ледяную воду. Огонь погас. Маргарита, отплевываясь от жидкости, попавшей в рот, выбралась из холода и упала на землю. Риган невозмутимо курил сигарету и разглядывал насквозь мокрую помощницу. Волосы Маргариты обгорели, брови и ресницы побелели. Про одежду можно было не говорить: О’Салливан снял плащ и подал дрожащей Марго, оставшись в тонкой белой рубашке, поверх которой горел крест.

− Я говорил, что стоит поверить мне на слово, − заметил он, выдыхая горький дым ей в лицо. Девушка закашлялась.

На востоке забрезжил рассвет, продираясь сквозь плотную пелену облаков.

========== Глава 1 Несчастливый день ==========

Маргарита Кэйтилин Эйс-Тёрнер три раза провернула ключ в замочной скважине и, пройдя пару шагов до кровати, упала лицом в одеяла.

Когда днём учишься в одном из престижнейших университетов страны, а ночью работаешь в ресторане официанткой, единственным желанием, даже, можно сказать, целью жизни становится желание спать. Марго, не поднимая лица, ухитрилась снять с себя фартук и кинула куда-то в сторону окна. День сегодня был неудачный. Лавируя между стульями и столами, она поскользнулась на картошке-фри, уроненной кем-то, и, не удержав, выпустила из рук поднос. Салат, стейк, шейка омара, пять видов соусов ─ всё взлетело в воздух. К счастью, опустилось только на неё, не на посетителей. Оплатив чей-то неудавшийся ужин, Марго незаметно выскользнула из ресторана, благо, что до окончания её смены осталось десять минут. Не заметят. Как итог: минус шестнадцать фунтов из кармана, заляпанный фартук, рубашка, брюки и голова, полная остатков картошки. Сообразив, что кровать теперь тоже в соусе, Маргарита подскочила, выругавшись.

За окном шёл дождь. Было около двух ночи. Тесная комната-квартира девушки слабо освещалась уличным фонарем: кухня, зал и спальня в одном лице. Только ванная комната была огорожена тонкой стеной. Один раз, ради интереса, Маргарита прошла от двери до окна: получилось ровно пятнадцать шагов. Зато только её пятнадцать шагов. Старый стол стоял у узкого окна с вечно холодным подоконником, слева от него располагалась полутораспальная кровать, у двери стояли два шкафа. Справа пряталась ванная, потом, снова у окна, маленькая кухня, которой Маргарита никогда не пользовалась, потому что не умела готовить да и времени на это у неё не было. Легче сходить в кафе или бар. В шкафчиках кухни, вместо продуктов и посуды, хранились чертежи, альбомы, карандаши и книги. Она училась на дизайнера.

Два ночи. До занятий примерно пять-шесть часов.

Снова выругавшись, Маргарита торопливо стянула с себя униформу и бросила в пакет. Пару раз скользнув расчёской по волосам, девушка прекратила это бесполезное занятие, прошлась влажной салфеткой по следам соуса, чтобы не бросался в глаза, затянула светло-русые кудряшки в пучок, наскоро оделась и вышла из квартиры. Фартук, рубашку и брюки нужно отнести сейчас, иначе завтра вечером ей не в чем будет идти на работу. А ей она очень дорожила. Других источников дохода не было. Как и все представители её возраста, девушка предпочла не задерживаться у родителей и уехала в Лондон, как только смогла, перебиваясь случайными заработками. На учебу был взят кредит.

Глаза слипались. Марго зевнула и закрыла дверь. В коридоре старого обшарпанного дома стояла тишина. Иногда Маргарите казалось, что она живёт тут одна: девушка ни разу не видела своих соседей, только престарелую старушку в самой крайней квартире. Весь день Марго проводила на учебе, вечером была на работе и приходила лишь после полуночи. Из-за дверей не доносилось ни звука; девушка тихо, как мышь, дошла до лестницы. Лампочка мигала, как и весь год, что Марго жила тут, на тёмной улице Лайл-стрит (1), где постоянно гасли фонари. Так и сегодня. Стоило Эйс-Тёрнер выйти на улицу, как с громким хлопком взорвалась лампочка у входа. Девушка улыбнулась. Подобное происходило так часто… Марго торопливо пошла вниз по улице, к прачечной.

Дождь моросил, покрывая плащ маленькими капельками. В Лондоне всегда дождь, она к нему привыкла. Конечно, бывали и тёплые солнечные деньки, но пасмурная погода наступала чаще. Маргарита повернула голову: на табло было написано «+16». Теплее, чем дома в ноябре. Перепрыгнув через лужу, она подумала, что неплохо было бы поужинать. До Чайнатаун (2) в такую погоду идти не хотелось, к восточной кухне не тянуло ─ девушка решила сходить в «Five Guys Covent Garden» (3).

***

Вот и «Spaghettihouse». Улицы были пусты: только бесчисленные камеры кроваво мерцали сквозь серую пелену. Всюду горели названия баров и магазинов, но заведения были закрыты. К её большому сожалению. Узкая улица едва освещалась фонарями. Это не Сохо, где ночью жизнь, наоборот, начинает кипеть; в этом районе в такое время можно было зайти только в одну точку быстрого питания. Маргарита перебежала через улицу, дождавшись зеленого света, и уткнулась в свою цель: маленькую забегаловку. Звякнул колокольчик. Марго торопливо вошла внутрь здания. Тут было теплее, чем на улице. Красно-белые стены, полные рекламы, воздух, пропитавшийся запахом жареного мяса и картофеля, сладковатыми ароматами колы и пепси, горьковатым кофе. Зал был практически пуст: в самом дальнем углу сидел мужчина в тёмном плаще, повернувшись к ней спиной, а у входа ─ компания из трёх девушек, в одной из которых Марго с удивлением узнала одногруппницу Оливию Стоун. Та о чём-то возбужденно, размахивая руками, рассказывала, голос раздавался по всему кафетерию.

─ Привет, Олли, ─ поздоровалась девушка, садясь за свободный стул.

─ Марго! ─ выжженная блондинка расплылась в улыбке, показывая, что тоже рада, и торопливо представила своих подружек: ─ Штеффи, ─ Оливия кивнула на брюнетку в красном платье-футляре, деловито пьющей колу, ─ и Алекс, ─ кивок на чопорную темноволосую девушку у стены, явно шотландку, это выдал грубоватый акцент. Маргарита напряглась. ─ Присоединяйся, я расскажу тебе кое-что, от чего ты офигеешь!

Олли была американкой и в своих выражениях не стеснялась. Подумав, Маргарита виновато выговорила:

─ Боюсь, если я сейчас останусь с вами, то на занятия завтра не попаду.

Оливия щелкнула пальцами, отчего многочисленные браслеты на загорелом запястье зазвенели. Стоун всегда отличалась страстью к попугайским расцветкам и обилию безделушек. Даже её ногти были раскрашены в сине-желто-белые цвета с каёмкой страз на кончиках маникюра.

─ Брось, занятий завтра не будет. Именно об этом я и хотела рассказать. Неужели тебе не написали?

Маргарита сообразила, что забыла перед уходом на работу свой айфон. Музыку она слушала на плеере, а общаться было не с кем.

─ Я не заходила в Телеграмм (4).

─ Я тебе расскажу больше, чем то сообщение! ─ крикнула Олли вслед уходящей к кассе Марго.

Средняя картошка-фри, бургер в фольге, соус. Оплатив, девушка ненадолго задержалась перед автоматом с колой и вернулась к взбудораженной Оливии и её скучающим подругам. Марго села рядом с Штеффи. Мужчина в углу не двигался. Маргарита была готова поклясться, что он хочет услышать продолжение их разговора. Стол незнакомца был пуст.

─ Так вот, ─ Олли, даже не пытаясь сдерживать эмоции, продолжила рассказ, ─ он вернулся, чтобы заменить нашего охранника на смене. В двенадцать ночи. Дверь была открыта, насквозь пробита пулями, как этот, как его… дуршлаг.

─ Как что? ─ не поняла Штеффи.

─ Ну хрень такая, в ней еще спагетти варят, ─ нетерпеливо бросила Олли. ─ Он заходит, а там Винни, ну ты его знаешь, Марго, наш симпатяжка, помнишь, он сказал, что у Кристины ноги красивые? А там Винни лежит в луже крови. С перегрызенным горлом.

─ Что?

Алекс поморщилась.

─ Ты откуда знаешь? ─ пожелала разобраться Штеффи. Как знала Маргарита, девушка училась в полицейской академии в Америке и приехала в Лондон к подруге на выходные.

Стоун зарделась.

─ Джон сказал; я с ним встречаюсь, ты что, забыла? Джон пришёл на смену. Он вызвал полицию. Говорит, что сначала подумал, что собака загрызла. Деревенщина, какие собаки в Лондоне? Лондон… он же как Нью-Йорк! Какие тут собаки! Вызвал этих ваших bobby (5), ─ это слово Оливия произносила как «детка», чем вызывала смешок у Маргариты и, удивительно, Алекс. ─ Оказалось, что камеры не работают! Плёнка сгорела. Парню будто всю грудь разворотило, правда, жуть? Там будет расследование, поэтому мы завтра не учимся. Думаю, что не только завтра. Круто, да? Штефф, я еду с тобой в Нью-Йорк, ─ блондинка кинулась к своей низкокалорийной коле, наконец замолчав.

─ По-твоему, это хорошо? ─ высказалась Маргарита, отпивая напиток из красного стаканчика. ─ Через полторы недели выставка, мне, например, нужно отдать работы мистеру…

─ Не все такие ботаны, как ты, ─ беззаботно откликнулась Олли, подкрашивая губы. ─ Я хочу веселья и отдыха. Штефф, ты меня слышала? Во сколько у тебя самолет?

─ В десять утра.

─ Ну так пошли быстрее, мне нужен билет! И собрать вещи, немедленно!

Не прошло и минуты, как Стоун исчезла из заведения на пару с хмурой Штеффи, которой трескотня подруги явно надоела. Такова была Олли: непредсказуемость и спонтанность. Маргарита быстро доела картошку, вытерла руки салфеткой и, не говоря ни слова и тем более не обращая внимания на Алекс, вышла следом. Часы показали без двадцати три ночи. Дождь прекратился. То, что завтра университет будет закрыт, Эйс-Тёрнер действительно не обрадовало. Всю свою жизнь девушка мечтала стать дизайнером. Для этого она поступила в Дом искусств Лондона. Через полторы недели пройдёт выставка, которая могла стать решающей в её жизни ─ а тут, как назло, в университете произошло какое-то непонятное происшествие! Может, завтра переговорить с мистером Эйзенхауэром?

Маргарита быстрым шагом возвращалась домой, хмурая, как туча. Кроссовки промокли: пару раз девушка наступила в лужу. Фонари на Лайл-стрит не работали… Окна не горели, витрин в её уголке не было. Марго осторожно дёрнула за ручку двери. В доме было еще темнее.

Видимо, даже та единственная лампочка наконец перегорела. Девушка выругалась. Она немного боялась темноты: шорохи становились сильнее, сразу слышался странный шёпот. Чернота, как вода, окружала её, накрывая с головой. Маргарита, отгоняя наваждение, осторожно поставила ногу на ступеньку, скрипнувшую в тишине. Марго передёрнуло, и, собравшись с духом, она решительно побежала вперед. Она столько раз возвращалась по этой лестнице, что ноги запомнили расположение ступеней. По коридору Марго прошла, держась за стену. Четвёртая дверь. Её. Девушка ухитрилась попасть в замок с третьего раза. Свежий воздух ударил ей в лицо. Девушка щёлкнула выключателем, и сердце наконец успокоилось.

Как глупо, двадцать один год, а она до сих пор боится темноты.

Маргарита стянула плащ, переоделась в шерстяные носки, быстро отмыла кроссовки. Глаза закрывались сами собой; девушка по-быстрому залезла в ванну, согреваясь. Выудив из-под ванной блокнот и карандаш, Марго собралась было зарисовать свою последнюю идею, как вдруг из комнаты донёсся жуткий треск. Подскочив от неожиданности, девушка, не заметив, что уронила блокнот в воду, ступила на циновку и, капая на пол водой, высунула голову.

Окно. Маргарита выругалась. Видимо, она забыла его закрыть, и это сделало порывом ветра без её участия. Створка опустилась к подоконнику, разломав один из карандашей (6). Подумав, что уборка никуда не денется, Марго залезла обратно в глубокую ванну.

─ Твою мать!

Страницы блокнота превратились в слякоть, разлетавшуюся в обрывки. Достойное окончание дня. Разозлившись, девушка кинула его в мусорку и, улёгшись в воду поудобнее, закрыла глаза.

В зале что-то шуршало, наверное, ветер, но Маргарита не собиралась вставать ещё раз. Она уже привыкла, что каждую ночь к ней приходят шорохи и тени. Один раз девушка ходила по этой причине к психологу, но от наваждений это, конечно же, не избавило. Марго просто смирилась, списывая всё на богатое воображение. Пусть шуршит.

Лампочка моргнула, заставив Маргариту начать активно отмывать голову от последних следов происшествия на своей работе. Девушка была уверена, что скоро погаснет и этот маленький фонарик на потолке.

Лампы ─ еще одна извечная проблема. Где бы не жила Эйс-Тёрнер, в этом доме, а то и по всей улице начинались проблемы с электричеством. Они гасли, взрывались, темнели, пропадали… К двадцати одному году Маргарита уже привыкла к этому, но все же это доставляло громадные неудобства. Потому один из шкафчиков на «кухне» занимали свечи. Свечу всегда можно зажечь заново. Девушка торопливо вылезла из ванны, заматывая голову в полотенце и залезая в тёплый махровый халат. На крема времени не было. Кроме того, лампочка, моргнув в последний раз, погасла. Марго нажала на выключатель в зале.

Закрыв окно на шпингалет, девушка начала собирать упавшие вещи: тетради, карандаши, листья бумаги, ластики, выделители, фломастеры. Почему-то Марго казалось, что кто-то непременно схватит её за ногу, но, засунув руку под кровать с намерением достать запечатанную пачку карандашей, она убедилась, что там никого нет. Просто разыгравшееся воображение. Как всегда.

Положив карандаши на место, Маргарита заметила странный след на стекле, которого прежде явно не было. Нахмурившись, девушка пригляделась: черный маслянистый полукруг застыл на окне да шесть тонких вертикальных полос, по три с каждой стороны. След был на внешней стороне.

Что-то врезалось в окно прямо перед её лицом. Маргарита взвизгнула и, отступив на шаг, упала на кровать. Маленькая тень за окном моргнула и пропала.

Летучая мышь. Просто летучая мышь.

Некоторое время девушка лежала, смотря на потолок. В голове продолжала стоять оскаленная рожа и горевшие глаза. Белые зубы, торчащие из пасти.

Воображение.

Нужно просто больше спать. Рука скользнула к тумбочке, где лежали беруши. Она всегда спала в берушах. Так она не слышала шорохов и скрипа, преследовавших её всю жизнь.

Комментарий к Глава 1 Несчастливый день

(1) Lisle-Street - маленькая улица в центре Лондона [Лайл-стрит].

(2) Чайнатаун - район Лондона, расположенный в окрестностях Джеррард-стрит в увеселительном квартале Сохо. В нём проживают в основном китайцы. Преступность прилагается.

(3) Five Guys. Covent Garden - точка общепита около Лейстерской площади по адресу 1-3 Long Acre, Covent Garden. Довольно популярна у Америке.

(4) Телеграмм - набирающий популярность в Европе мессенджер от П. Дурова.

(5) Bobby (англ.) полицейский

(6) Английские окна открываются вверх, не так, как у нас. По принципу гильотины :)

========== Глава 2 Убийство на Лайл-стрит ==========

Она бежала сквозь ночь и падала, вставала и вновь устремлялась к моргавшему во тьме фонарю. Дождь струился по коже, заливал лицо. Футболка прилипла к телу, кроссовки скользили. Вокруг блестели тысячи алых глаз, следивших за ней, слышались шорохи, перестук маленьких коготков по асфальту, шелест кожистых крыльев, окружавших девушку. Заледенелые пальцы коснулись холодного железа фонаря. Свет. Маргарита выдохнула, прижимаясь спиной к столбу. Она видела фигуры существ, не решавшихся войти в полукруг тусклого света. Стук сердца сливался с ритмом лампы: оно замирало ─ и гас фонарь, оно возрождалось ─ и день приходил снова. Марго сглотнула и подняла голову. Лампа, собирая вокруг себя мотыльков, загоралась всё медленнее… Сейчас погаснет….

Ночь. Она вжалась в столб, стараясь стать как можно меньше, и закрыла глаза, чтобы не видеть приближающиеся красные огоньки и очертания теней, серыми линиями видневшимися в темноте.

Стук.

Стук в дверь.

Маргарита проснулась.

Железная дверь сотрясалась от ударов: кажется, били в неё далеко не в первый раз. Марго поморщилась. Голова болела после бессонной ночи, будто в неё вколотили пару чугунных гвоздей. Она забылась только под самое утро, когда свет начал проникать сквозь жалюзи. Кажется, ей даже что-то снилось… довольно страшное… Маргарита откинула челку со лба, мокрую от пота, и повернулась на кровати к двери, всё так же гудевшей. Незнакомец не успокаивался. Помянув его недобрым словом, девушка накинула на голое тело халат (странно, она вроде бы ложилась спать в нём?) и тихо подошла к дверям. В коридоре кто-то переговаривался.

─ Может, тут никто не живёт? ─ пробасил голос. Девушка явственно почувствовала акцент.

─ Разуй глаза, Ричард, в замке торчит ключ.

Маргарита, насторожившись, наклонилась к дверному глазку. По ту сторону стояли двое мужчин: высокий блондин с типично американской улыбкой, который и барабанил ей в квартиру, и коренастый смазливый парень, похожий на итальянца, с сосредоточенным, немного хищным лицом. Она не сразу поняла, что оба в полицейской форме. Пожав плечами, Марго прокашлялась.

─ Кто?

─ Ричард Джонсон, полицейский, ─ в глазке показалось удостоверение

─ Доброе утро, ─ вставил второй. ─ Можно вас на пару слов?

─ А что-то случилось? ─ нервно спросила она, поворачивая ключ. Не нравится ей всё это. Но стражам закона лучше открыть. В конце концов, она же ничего не сделала?

─ Убийство в соседней квартире… мисс, ─ докончил смазливый, увидев её.

Ричард Джонсон разом как-то обмяк, из радушного полицейского превратившись в развязного парня. Сверкая всеми зубами, он сообщил, что ни за что не стал бы будить леди, если бы не столь кровавые обстоятельства. Второй изучающе смотрел на Маргариту, ей даже стало неудобно. Марго смущенно поправила халат. Глупый, чёрный в бело-розовые цветы, как у гейши.

─ Что у вас на руке?

─ На руке?

Девушка опустила взгляд. Кисть обогнула красная дорожка, как от наручника. Щеки Марго порозовели и тут же побледнели: она увидела, как струйка крови бежит из крошечного пореза над веной, опасно выступившей из-под кожи. Да что она делала ночью, чёрт подери?

─ Я художник, ─ сказала она. ─ Листом порезалась. Кого-то убили? Я тут даже никого не знаю, только престарелую женщину с той квартиры… Наверное, не смогу помочь.

─ Вы сможете опознать эту престарелую леди?

─ Тео, не думаю, что стоит заставлять смотреть молодую мисс на такие вещи, ─ заметил Ричард.

─ Если того требует мой долг, я могу, ─ выпалила Маргарита, начиная тихо злиться. Она ненавидела, когда её считали трусливой. Смерив Джонсона недовольным взглядом, девушка вытащила из кармана салфетку и промокнула кровь на запястье. Рана была совсем свежей. Кольцо вокруг кисти начинало медленно блекнуть. Маргарита чувствовала себя так, будто её пинали всю ночь, любое движение отдавалось болью.

Прикрыв дверь, девушка последовала вглубь коридора за полицейскими. С улицы доносился шум проезжающих машин: окно в конце было разбито. Марго готова была поклясться, что ночью оно было целым и осколки не лежали на полу. Она заметила и другую деталь, от которой в горле поднялся ком: по стене слева шла бурая полоса, перемешанная со странными отпечатками. Девушка ускорила шаг и внезапно увидела зияющий дверной проём. Сама дверь лежала в квартире, превратившаяся в щепки. Марго остолбенела. Как она могла проспать такое?..

─ Дверь выбита каким-то тяжелым предметом, предположительно, битой, ─ проговорил Теодор, прищурившись, смотря на девушку. ─ Примерно в восемь утра. Где вы были в восемь утра, мисс?..

─ Эйс-Тёрнер, ─ хрипло сказала она. ─ Спала.

─ Нас вызвали жители соседнего дома.

─ Я сплю в берушах. Я не слышала. Ничего.

Да как можно пропустить треск выламываемой двери, который достиг даже соседнего дома, пусть и в берушах?! Маргарита растерялась. Краем глаза она заметила, что Тео послал многозначительный взгляд Джонсону.

─ Мне надо было опознать кого-то, ─ напомнила она, начиная паниковать.

─ Конечно. Проходите. Только не касайтесь ничего в зале.

Квартира была такой же, как у неё, разве что слегка больше. В нос ударила тяжёлая сладковатая волна, от которой Маргариту передернуло. Что это? Духи? Переступив через щепки двери, она ощутила, как желудок сжался, перекручиваясь в узел. Старушка, единственная соседка, которую она знала лично, лежала на полу, раскинув навзничь руки, в тёмной блестевшей луже крови. Рот её был раскрыт. Вместо груди чернела непонятная мешанина, от которой к горлу поступил ком. В горле зажгло. Марго, прижав руку ко рту, шагнула в ванную, из которой шёл ужасный смрад, но её это не волновало. Она склонилась над туалетом, чувствуя, как желудок сводит в конвульсиях. Лицо горело, как от температуры.

─ Это не она, Тео. Ты видел её лицо?

─ Или ненормальная, или хорошая актриса.

─ Или не она.

Голоса с трудом доносились до сознания. Перед глазами мелькали пятна, круги, она пыталась выгнать из головы ту картину, что предстала девушке в зале. Может, ей снится? Заляпанная кровью стена в коридоре, выломанная дверь, разбитое окно, тело в луже крови… летучая мышь, которой так окрестил её разум… Остатки вчерашнего ужина покинули её организм, теперь девушку тошнило желчью, горькой-горькой желчью, от которой горевшее от жара лицо сводило. Но вот приступ закончился. Маргарита выдохнула, успокаивая сердце, выстукивавшее то ли чарльстон, то ли чечётку. Она поднялась и повернулась к раковине. Ухитрившись подложить ладони под правый кран (1), она набрала ледяную воду в «лодочку», окинула ей лицо, остужая жар, и открыла глаза. Руки сами собой вцепились в края раковины. Резко обернувшись, она увидела лишь стену, хотя зеркало секунду назад показывало совсем иное. Маргарита, стараясь не смотреть в него снова, закрыла кран и вышла. Что происходит?

─ Простите, ─ прошептала она, нетвердым шагом подходя к полицейским.

Мужчины заверили её, что всё понимают. Тело лежало у самой кровати, и, судя по тому, что одеяло тоже пропиталось кровью, старушка сначала упала на него, а потом сползла на пол. Переборов себя, Марго посмотрела ей в лицо. Голубо-серые водянистые глаза смотрели в потолок, у приоткрытого рта темнела струйка застывшей крови. Гримаса агонии скривила лицо. Как можно соединить этот образ с той радушной старушкой, которую она видела один раз? Только её… Только её из всех.

Маргарите стало дурно снова.

─ Это она, ─ решительно сказала она, отступая на шаг. ─ Я могу идти?

Джонсон кивнул, с жалостью глядя на неё.

─ Можно салфетку, которой вы вытерли кровь, мисс? ─ внезапно попросил загадочный Теодор, когда она уже отвернулась к дверям с намерением выйти из квартиры, чтобы никогда её не видеть. Марго, не глядя, вытащила белый комок из кармана и положила на полку у дверного проёма, но тут её снова остановил вопрос:

─ Вы учитесь не в Доме искусств (2)?

Эйс-Тёрнер застыла. Неужели…

─ Да. Именно там, ─ бросила она и поспешно вышла в коридор.

Вопрос мог показаться странным, но Марго сразу связала его с рассказом Оливии об убийстве охранника их университета. В который она сегодня хотела идти. Кроме того, если подумать, алиби у неё нет ни на полночь, ни на пять утра. «Что за бред, ─ рассердилась Маргарита сама на себя. ─ Существует химическая экспертиза». Для которой и попросили салфетку… Девушка, остановившись, повернулась к стене. Отпечаток… Она посмотрела на собственную ладонь. Такая же маленькая. Проверить своё подозрение сил не хватило, и Маргарита стремительно пошла по коридору, пытаясь скрыть свой страх. Новая деталь сразу же перечеркнула все её старания. Нижняя часть железная двери её квартиры была покрыта странными царапинами, как от когтей животного, которое билось в жилище Марго, и едва ли эти следы оставил Ричард Джонсон… Она влетела в комнату, захлопнула дверь, прислонилась к ней, сползла к полу. Просто голова идёт кругом!

«Так, минуточку, ─ подумала она, нервно теребя пояс халата. ─ Что, в конце концов, случилось? Маньяк убил старушку из соседней квартиры, но ведь я живу у Чайнатауна, это не должно удивлять. Забежала собака, исцарапала мне дверь. Я мало сплю, поэтому мне привиделось то отражение. Нечего пугаться…» ─ убедив себя, Маргарита потянулась за айфоном, и тут взгляд скользнул по новостной ленте.

«Убийство в центре Лондона: тело молодой…»

Этого девушка не выдержала и откинула айфон. Мысли путались. Просто несчастливый день. Уже второй. Подойдя к холодильнику, она вытащила бутыль холодной воды и залпом осушила, желая очистить голову. Ледяная жидкость потекла по горлу и, как водопад, ударила в желудок, вызывая дрожь. Нервы это не успокоило. Трясущимися руками достав сигареты и зажигалку, Маргарита подошла к окну. Маслянистое пятно все так же блестело на стекле, показывая, что вчерашнее не было сном. Зажигалка глухо щёлкнула ─ Марго затянулась. Волна горьковатого дыма ударила по ноздрям, горло защекотало. Она затянулась во второй раз. Серый мерцающий дым вырвался изо рта, успокаивая её. Третий раз. Тонкая сигарета медленно превращалась в чёрное кружево, облетающее от дыхания. Четвёртый. Фильтр нагрелся. В горле царапало. Затянувшись в последний раз, Маргарита решительно потушила сигарету о пепельницу, стоявшую рядом. Этот неспешный процесс всегда успокаивал. Голова потяжелела, перед глазами на пару секунд застыла пелена и тут же исчезла. Вздохнув, Маргарита вновь отпила из бутыли и начала шарить под кроватью, ища злосчастный айфон. Вытащив пару карандашей, ластиков и шарф, девушка нащупала и его. Даже не треснул. Пропустив глазами новость, назойливо горевшую на экране, Марго нашла в списке контактов мистера Эйзенхауэра и нажала на кнопку вызова.

«Абонент временно недоступен. Пожалуйста, перезвоните позже».

Маргарита выругалась, но тут автоответчик добавил, что профессор находится на собрании. Значит, он в университете. Было девять утра одиннадцатого ноября две тысячи пятнадцатого года. Среда.

Наскоро умывшись, Маргарита расчесала волосы и, не утруждая себя макияжем, только пройдясь пудрой и тушью, начала одеваться. Джинсы, белый вязаный свитер, сапоги, сумка через плечо, в которую она сложила уцелевшие наброски моделей. Она вышла из квартиры. В коридоре ходили люди: кто-то собирал следы крови на экспертизу, кто-то изучал окно, у выбитой двери стоял жаркий спор. Теодора, к счастью, не было видно, зато у потухшей лампочки застыл Ричард, записывающий что-то в блокнот.

─ Я бы хотела кое-что сказать, мистер Джонсон, ─ обратилась она к нему, неуверенно переминаясь с ноги на ногу. Ричард с беспокойством оторвался от записей. Глаза американца, большие, голубые, не блестели интеллектом. ─ Посмотрите на мою дверь, ─ просто сказала Марго, не желая тратить время, ни своё, ни его. ─ Раньше этого не было. До свидания.

Над Лондоном стоял туман, но было довольно тепло. Лужи еще не высохли. Чтобы добраться до университета, находящегося на улице Ислипа (3), нужно было ехать минут сорок, но для начала Маргарита решила зайти за дом. Она жила на втором этаже… Можно ли было залезть в то окно? Девушка осторожно заглянула за угол: практически у стены росло старое дерево, раскинувшее свои ветви. Достаточно было залезть на него и прыгнуть, но смог бы это сделать человек? Теодор Харрингтон повернулся, услышав треск ветвей, но Маргарита уже неслась вниз по улице, к остановке.

Мимо пролетали дома, вывески, балконы, реклама, машины… В ушах играл Плацебо, «Место преступления», и хлопки отдавались в эхо её сердцу. Она надеялась, что полицейский не заметил её, что убийцу найдут, что мистер Эйзенхауэр всё уладит… Внезапно она вспомнила об убийстве в центре Лондона, о молодой девушке, сообщение о которой было на айфоне. Дрожащие пальцы вытащили его из сумки, разблокировали.

Юная девушка, смутно ей знакомая… Брюнетка. Найденная на улице у Лестер-Сквер (4). Внутри Маргариты снова всё сжалось, и она, вздохнув, положила айфон обратно. Уткнулась лицом в стекло автобуса, вибрировавшему от движения по дороге. Выпустив облачко пара, Марго закрыла глаза. Этой девушкой была подруга Оливии, которая осталась в кафе, Алекс. И если полицейские догадаются посмотреть записи камер…

Автобус круто повернул направо.

Комментарий к Глава 2 Убийство на Лайл-стрит

(1) В классической английской раковине два крана, с ледяной водой и кипятком. Они расположены близко к краям. Чтобы умыться, набирают раковину нужной температуры. Экономия….

(2)University of the Arts London. Марго учится в корпусе, расположенном в районе Челси.

(3) Джон Ислип (1464-1532) был аббатом монастыря Вестминстера, Лондона, в тюдоровские времена. В честь него названа улица.

(4) Площадь Лестер-Сквер (Leicester Square) — пешеходная площадь в на западе Лондона, одна из лондонских достопримечательностей.

========== Глава 3 Мужчина в чёрном ==========

Здание университета было огорожено желто-черными лентами, которые Маргарита прежде видела лишь в фильмах или сериалах. Машины с жёлто-голубыми квадратами по бокам (1) стояли на газоне, истоптанном на земле у урн, полных окурков: никому не хотелось выкинуть восемьдесят фунтов просто так (2). На улице никого не было, никакой охраны, только бобби в чёрном шлеме стоял у входа, под белым козырьком, переговариваясь с кем-то по рации. Она поднырнула под ленту. Некоторое время Марго смущённо переминалась с ноги на ногу, не решаясь обратиться к служителю Фемиды, но потом, собравшись с духом, подошла и спросила, можно ли зайти в здание, чтобы переговорить со своим научным руководителем. Полицейский, коротко рявкнув что-то в рацию (девушка не поняла его, слишком «шотландским» был акцент), попросил показать документы. Помявшись, Маргарита достала из сумки пропуск, мастерски закрыв имя и фамилию, и, дождавшись кивка, прошмыгнула сквозь приоткрытую дверь. Она не ожидала, что её пустят, но причина подобной «щедрости» сразу выяснилась: к девушке подошла сурового вида женщина с седым хохолком волос и пронизывающими серыми глазами и, не представившись, потребовала ответить, к кому Марго пришла.

─ Мистер Джозеф Эйзенхауэр, ─ произнесла девушка, оглядываясь по сторонам. Университет был тёмен, освещение включать не стали, но в конце коридора, слева, Маргарита заметила целую толпу из людей в белых халатах, сверкавших в ярком свете, как в прожекторах. Девушка вспомнила, что комната охраны находилась именно там. «Значит, правда,» ─ подумала она, вспоминая сбивчивый рассказ Оливии Стоун.

─ Мне нужно поговорить с ним насчёт выставки, ─ сказала Маргарита, пугаясь под взглядом женщины (тусклый свет, едва проходивший сквозь жалюзи, показывал лишь букву «Х» на бейджике). ─ Я звонила ему, он на собрании. Дело срочное.

─ В левое крыло доступ закрыт, ─ голос у женщины был быстрый, тембр высокий. ─ Будешь ходить только там, где я скажу. Пошли. За ленты не наступать.

Женщина была выше Марго ровно на голову. Девушка думала, что поход до третьего этажа пройдёт в молчании, но нет: женщина спросила и фамилию Маргариты, которую та с недовольством назвала, и номер группы, и специальность, и возраст, и, наконец, перешла к тому, ради чего, как показалось Эйс-Тёрнер, девушку и впустили.

─ Вы знаете, что тут произошло? ─ обернувшись, спросила женщина. Они стояли на пролете второго этажа. Луч света скользнул по бейджику, высвечивая имя: «Регина». Маргарита, не желая этого, замялась.

─ Убили нашего охранника. Сегодня ночью, ─ ответила она, отводя взгляд.

─ Откуда к вам поступила эта информация?

Девушка решила рассказать всё без утайки. В конце концов, никто не обязывал Оливию разбалтывать секреты парня.

─ Моя подруга. Она встречается с тем, кто обнаружил труп.

Женщина на миг задумалась.

─ Вы оставите контактный телефон?

Девушка продиктовала, и вопросы неожиданно прекратились. Доведя Маргариту до безымянного кабинета, Регина, фамилию которой девушка так и не увидела, сказала ждать, когда выйдет посетитель, и добавила, что везде камеры. Эйс-Тёрнер осталась одна в тёмном коридоре третьего этажа.

Марго задумалась. Конечно, она не занималась юриспруденцией, она всего лишь училась на дизайнера, но девушка сразу поняла, что что-то не то. Если произошло убийство, почему её впустили через главный вход, ведь там наверняка должны быть улики? Почему её вообще впустили? Почему задавали вопросы? Наверное, могли бы устроить и допрос? И, самое главное, что за таинственный посетитель, которого тоже впустили? Что это за кабинет? Маргарита никогда тут не была. Впрочем, подумав, она быстро вспомнила, что кабинет мистера Эйзенхауэра находился именно в левом крыле, к которому закрыли доступ.

Внезапно уши уловили тихий шелест крыльев, таких знакомых… Всю её жизнь Маргариту преследовал этот звук. Всю жизнь девушку преследовали мелкие неприятности, иногда и крупные, но самым мерзким были, пожалуй, пресловутые летучие мыши, которые лезли ей в окно, в вещи, вцеплялись в волосы, рвали одежду. Один раз её даже укусили. Надо ли было говорить, что Марго, дожив до двадцати одного года с чуть ли не каждодневными встречами с созданиями ночи, боялась их, как огня. Маргарита задрожала, вжимаясь в дверь. Она слышала, как кожистые крылья приближаются к ней, и, сорвавшись, дернула за ручку. Дверь с грохотом ударилась о проём: она открывалась в другую сторону. Марго всем весом налегла на неё и влетела в помещение, поскользнувшись о пол. Проехавшись коленями по паркету, девушка обернулась в сторону коридора. Мгновение ─ и вдруг мимо её носа пролетело что-то серебристое.

Летучая мышь повисла на косяке, пришпиленная прицельно брошенным коротким кинжалом.

Открыв рот, девушка пару секунд всматривалась в неё, глядя, как тварь дрыгает черными лапками и скалит зубы, и, как ужаленная, повернулась в сторону стола мистера Эйзенхауэра. Седовласый, моложавого вида старик был шокирован не меньше её. Маргарита перевела взгляд на третьего человека, находящегося в этой комнате.

На стуле у заваленного бумагами стола сидел темноволосый мужчина в черном плаще, который напомнил Маргарите костюм Нео из «Матрицы». На вид ему было около двадцати пяти лет, и девушка потом сильно удивилась, когда узнала, что незнакомцу было тридцать шесть. Карие, оттенка крепко-заваренного кофе, глаза чернели на загорелом лице под смоляными, будто нарисованными кисточкой бровями в окружении тонкой паутины морщин. Он был небрит, выглядел расслабленно, спокойно, будто не он только что прибил летучую мышь кинжалом.

─ Вы что-то хотели, мисс Эйс-Тёрнер? ─ с истинно английским хладнокровием произнёс профессор, смотря то на девушку, то на мышь, то на мужчину в плаще. Хмыкнув, мужчина встал и длинными шагами прошёл к дверному проёму. Маргарита усилием воли заставила не смотреть ему вслед. Впрочем, незнакомец не собирался уходить, она слышала его дыхание и чувствовала странный травяной запах с горчинкой.

─ Да… ─ выдавила она, делая вид, что не обращает внимания на треск сзади. Кажется, темноволосый вытащил кинжал из косяка. Мистер Эйзенхауэр побледнел. Господи, да что он там делает?! ─ Я насчёт выставки! ─ с отчаянием воскликнула она. ─ Где мне теперь шить, если университет закрыт? Когда его откроют?

─ Когда раскроют убийство, разумеется, ─ раздался голос из-за спины, чистейший ирландский акцент, звучащий как песня, как бы его владелец не тараторил.

─ Выставка будет, ─ твёрдо сказал профессор, нахмурившись. Он слишком любил свою работу, чтобы позволить полиции разрушать его планы и договорённости. ─ Ты можешь шить дома или сделать заказ в ателье. Но мастерская в университете не будет работать еще долго, ─ эту фразу он произнёс с каким-то особым выражением.

─ Я не могу позволить себе заказы, вы же знаете, мистер Эйзенхауэр, ─ пробормотала Маргарита, ощущая дыхание за собой. ─ А дома у меня нет машинки, я всегда шила в мастерской.

Профессор повёл бровью.

─ Я дам свою.

Маргарита знала, как сильно профессор ценит её талант, выделяя среди других учеников. Мистер Эйзенхауэр знал же, что для Марго эта выставка значила всё: девушка работала над эскизами полгода, советуясь с ним, экономив на себе, чтобы закупить материалы. Как он мог не помочь ей? Профессор кивнул на белую швейную машинку, стоявшую у стены справа. Видимо, ему пришлось в спешном порядке переносить свои вещи. Марго облизнула губы. Девушка не раз пользовалась ей.

─ Она тяжелая…

─ Я могу помочь, ─ внезапно вызвался незнакомец, который никуда не делся, продолжая стоять в дверях с трупом летучей мыши в руках.

─ Это мистер Риган О’Салливан, ─ торопливо сказал мистер Эйзенхауэр, ─ он… частный детектив.

─ Я экзорцист, ─ поправил незнакомец. Комната осветилась глубоким красным светом, послышалось приглушённое рычание. Марго взвизгнула, прыгнув вперед. Девушке показалось, что к ней простираются чьи-то лапы. Очертания громадной рогатой тени возникли на стене напротив, но когда Маргарита повернулась, темноволосый стоял с таким же безмятежным лицом, как и минуту назад, свет угас. В руках он держал голову летучей мыши: тело лежало на полу в луже крови. Ей кажется, или кровь, шипя, испаряется, как серный пар?

─ Вы ничего не видели, ─ произнёс Риган О’Салливан.

─ Я ничего не видел, ─ сразу признал мистер Эйзенхауэр.

─ Нет, вы не поняли. Вы ничего не видели, ─ повторил мужчина и обратился к Маргарите: ─ Так что же, мисс, вы не против?

Девушке очень сильно хотелось сказать «против», но из горла не вышло ни звука. Она молча кивнула, не отрывая глаз от пола. Он был пуст. Что за чертовщина?

Риган вытащил из кармана пакет, быстро запихнул туда швейную машинку и взял девушку за руку. Кожа мужчины была дьявольски холодна.

─ До свидания! ─ успела крикнуть Марго в закрывающуюся дверь.

Мужчина дернул её вперед, таща сквозь темноту, в которой девушка не видела ничего. Он же будто видел. Лестница мелькнула слева тусклым пятном, но они прошли мимо, направляясь неведомо куда. Марго забеспокоилась. Никакого доверия Риган ей не внушал. Незнакомый мужчина тащил её в темноте неизвестно куда, это не входило в рамки нормальности для Марго.

─ Выход в другой стороне, ─ сочла она своим долгом заметить.

─ Учишься тут и не знаешь, что выхода четыре? ─ ядовито произнёс он, сворачивая налево. Они уткнулись в сплошную стену.

─ Тут нет выхода, ─ дрожащим голосом сказала Маргарита, попытавшись выдернуть ладонь, но загадочный экзорцист держал крепко. Закричать?

─ Хочешь поспорить?

Она промолчала.

Маргарита не увидела, что произошло, было темно, но она услышала скрежет, словно кто-то отодвигал шкаф. Потянуло затхлостью, плесенью. Риган дёрнул её руку ─ ступни Марго нащупали ступени лестницы, широкие, холодные, как лёд, с грубыми исколотыми краями. Откуда?.. Всё так же ведомая волей мужчины, она спускалась вниз, вниз и вниз, пока уши не уловили шум улицы. Перед глазами был вертикальный прямоугольник света, который внезапно стал медленно расширяться, заливая коридор. Ей показалось, или чьи-то коготки за её спиной торопливо застучали прочь?

Они вышли на задний двор, упиравшийся в здание кофейни. Девушка обернулась. Бело-рыжий фасад был сер от грязи. Никакого запасного выхода не было видно. Риган приказал ей идти быстрее.

─ Мы скрываемся? ─ бросила Маргарита, подивившись своей дерзости. Но дерзила она со страху. При всей своей доброжелательности к незнакомцам, она не любила, когда её тянули за руку. Тем более ирландцы. Тем более мужчины. Про которых она знала только имя и фамилию. Впрочем, если с ней что-нибудь случится, мистер Эйзенхауэр знает, с кем она ушла. Решив про себя, что бросит Ригана прямо на остановке (что он ей сделает на улице, да еще и в центре города?), Маргарита зашлепала по грязи сильнее. Отказать господину экзорцисту ей было страшно. Между домами же, удивительное дело, росли деревья.

Риган О‘Салливан не ответил. Пронырнув под вывеской запасного выхода кофейни (Марго даже не знала, что сказать… это нормально для ирландцев и… экзорцистов?), они оказались в людном помещении кухни, но, странное дело, их никто не заметил. Они словно растворились в толпе. Так никем и не замеченные, Эйс-Тёрнер вместе со своим новоявленным приятелем оказались на улице. Начал накрапывать дождь.

─ Где ты живешь? ─ осведомился мужчина. Он явно не собирался отпускать её руку.

─ Лестер-сквер, ─ сказала Марго. ─ А с чего вы взяли, что я покажу вам, где мой дом?

─ В темноте страшно ходить одной, ─ странно ухмыльнувшись, ответил Риган. Губы у него были тонкие, ровно очерченные. На пару секунд застыв, глядя на них, Маргарита недоуменно произнесла:

─ Но сейчас светло.

─ Везде ли? ─ еще более загадочно сказал он. На дороге мелькнул красный двухэтажный автобус. Марго обдумывала слова мужчины. Уже в автобусе она буркнула:

─ Кажется, вы все-таки знаете, где я живу. И отпустите руку! Мне нужно достать кошелек.

─ Не нужно, ─ отрезал Риган. Маргарита непонимающе взглянула на него и сразу же вспомнила, что на кухне кофейни они прошли незамеченными. Может… Кондуктор, даже не взглянув на них, протопала мимо. Девушка заметила победоносную улыбку на лице «экзорциста».

─ Как вы это делаете?

─ А это, ─ прошептал мужчина, внезапно пододвинувшись вплотную, Марго застыла, как загипнотизированная, в голове мелькнула мысль об изнасиловании и сразу же погасла, ─ ты узнаешь, если выслушаешь меня. ─ Девушка открыла рот, чтобы что-то сказать, но он перебил: ─ Сегодня ночью к тебе придут те же гости, что хотели прийти вчера, но не смогли.

─ Откуда…

─ Я экзорцист, ─ легко, будто называя своё имя, сказал он. ─ Ты ведь наверняка подумала, почему убийца добрался до квартиры через окно, а не через вход, который не охраняется?

На самом деле такие мысли Маргариту вовсе не посещали, но она затравленно кивнула.

─ Я экзорцист, ─ повторил Риган, изучающе глядя на неё черными, как уголь, глазами. ─ Думаю, я буду прав, если скажу, что загадочные неприятности преследовали тебя всю жизнь.

И вновь она кивнула. Откуда он знает? В паранормальное она не верила. Экзорцисты? Что за бред?

─ Ты веришь в Бога? ─ будто прочитав её мысли, спросил Риган.

Они проезжали мимо какого-то парка, отметила Марго краем глаза.

─ Я атеист, ─ ответила девушка, почему-то почувствовав, что говорит глупости.

─ Поверишь.

Риган отвернулся к окну автобуса. Мимо проплывали магазины, машины, вывески и люди… и демоны…

─ Сегодня ночью я буду у тебя, ─ заявил он, не отрываясь от созерцания. ─ И отказываться ─ не в твоих интересах.

В горле у Марго пересохло.

─ Я работаю.

Риган повернулся к ней, и чернота встретилась с сине-голубыми глазами Маргариты.

─ В ресторане? Я знаю, ─ сказал он, чуть улыбнувшись одним уголком губ. ─ Кажется, сегодня мне придётся потратить пару десятков фунтов на стейки из кошек.

Комментарий к Глава 3 Мужчина в чёрном

(1) Машины скорой помощи и полиции обозначаются в Лондоне именно такими полосами. Как и одежда полицейских.

(2) За брошенный окурок на улице - упомянутый штраф.

========== Глава 4 Улики ==========

К концу поездки Маргарита была в самом безвольном состоянии. Странная ночь, окончившаяся царапинами на руке и страшным убийством соседки, полицейские, знакомство с «мистером экзорцистом» ─ все это морально опустошило ее. Будучи от природы очень впечатлительной, со временем она стала закапывать эмоции в себе, что создавало ощущение ее полной бесчувственности. Это было не так. Сильнее всего ее выбило из колеи убийство. Сейчас, по прошествии нескольких часов, она в полной мере смогла осознать случившееся. Утром в соседней квартире лежало истерзанное тело. С разорванной грудью, будто что-то вырвалось из него. Маргарита была рядом, и если бы она хоть на этот раз посмотрела в глаза своему страху, то услышала бы, спасла. Она чувствовала себя виноватой. Перед глазами то и дело мелькало обезображенное лицо, вызывая тошноту. Но ей не хотелось показывать слабость незнакомому мужчине.

Забирая одежду из прачечной, Марго думала: неужели Риган действительно думает, что она пустит его домой? Совершенно незнакомого человека? Она не понимала, почему не отказалась от его помощи еще в кабинете мистера Эйзенхауэра и, тем более, почему довела до своего района. Она не была доверчивой. В демонов, бога и прочих мифических существ она не верила. Если ирландец думал, что сделав загадочное лицо и интригующе понизив голос, он убедит ее, то он очень крупно просчитался. Риган убедил ее только в своей ненормальности.

Было где-то двенадцать часов, когда Маргарита и Риган вышли на тихую улицу Лайл-стрит. И полицейские, и скорая, к вящей радости Марго, уже уехали, оставив черно-желтые ленты и следы на асфальте. Марго собралась было пройти мимо них, пропустив свой дом, но Риган неожиданно вышел вперед и легко перемахнул через заграждение. Маргарита осталась стоять. Ей совсем не хотелось вызывать лишние подозрения своими следами и грязными сапогами. Наверняка за ней следят. Может, даже установили камеру. При мысли об этом она натянула капюшон на глаза.

Риган обернулся. Красивый мужчина, подумала она про себя.

─ Боишься?

─ Это осторожность.

─ Осторожность часто бывает излишней, ─ сказал Риган, возвращаясь по хлюпающей грязи, ─ не дает увидеть важного.

Не успела Маргарита и слова сказать, как мужчина подхватил ее на руки, крепко держа под грудью, как родители держат детей, которых держать уже проблематично, а надо. Марго ощутила целую гамму чувств, от шока до страха. Дернувшись пару раз и поняв, что это бесполезно, она крайне спокойно, как обращаясь к психически неполноценному, спросила:

─ А если я закричу?

─ Тогда исчезну я, но не твои проблемы.

─ У меня нет проблем.

Риган хмыкнул. Он насквозь пропах сигаретным дымом и чем-то странным, тяжелым, как эфирное масло. Запах успокаивал. «Хлороформ?» ─ мелькнула мысль. Она снова попыталась вырваться, но визжать и орать все же не стала. Какой смысл?

─ Как ты думаешь, ─ обратился он к девушке, ─ человек сможет перепрыгнуть расстояние в полтора метра?

Она понимала, к чему клонит Риган. Экзорцист пытался доказать, что те, против кого он борется, реально существуют. Но едва ли это сделает.

─ Конечно, ─ не задумываясь, ответила Маргарита. ─ Это школьный норматив.

─ Но не прислонившись к стволу дерева.

Марго вперила взгляд в темный провал окна. Что за бред? Неужели в демонов она поверит больше, чем в банальное ограбление с веревкой? Она была уверена, что полиция уже нашла царапины под подоконником, оставшиеся от крепления.

─ Прекрасные следы, ─ донесся до нее голос Ригана, рука указала на древесину старого вяза. ─ Совсем как у кошки.

─ Или как у «кошки» (1), ─ отрезала Маргарита, скользнув взглядом по шести царапинам. ─ Может, отпустите наконец?

─ А потом полицейские проверят твою обувь, ─ меланхолично заметил Риган. ─ Кто, кроме убийцы, вернется на место преступления?

Марго напряглась.

─ Верните меня, ─ процедила она. И тут молнией сверкнула мысль: как он держит пакет, если ее саму Риган держит двумя руками? Опустившись на асфальт, Маргарита пытливо взглянула на мужчину: пакет был в руке, но никаких красных полос на суставах она не заметила, хотя швейная машинка была довольно тяжела. Свое наблюдение она решила оставить при себе.

─ Вы знаете, где я живу, ─ сказала Марго. Но терпение лопнуло. ─ Давайте пакет и уходите, пока я не вызвала полицию.

Риган помолчал.

─ Мне нравится скептицизм в людях, ─ наконец сказал он. ─ Если бы не он, мы бы до сих пор жили в пещерах. Но сейчас твой скептицизм граничит с глупостью.

─ А ваше упрямство ─ с наглостью, ─ не осталась в долгу Марго.

─ Я уйду, если ты попросишь еще раз, ─ пообещал мужчина. ─ Но не раньше, чем донесу твой пакет до двери квартиры. Ты сама говорила, что я знаю, где ты живешь. Ты права. Ничего не теряешь.

Маргарита решительно вытащила из кармана айфон. «999», сенсор чуть зависал(2).

─ Я нажму на вызов. Даже если вы сбросите, звонок все равно дойдет. Они приедут.

─ Умно. Я согласен.

«Даже не испугался», ─ подумала Маргарита. Беспокойство достигло своего пика: ей стало страшно. Все так же держа средство связи в руках, она развернулась и направилась к подъезду. Не может быть, чтобы полиция не оставила наблюдателя. Если не на улице, то в здании. И наблюдатель, конечно же, видел, что делал О’Салливан. Воодушевленная этим, Марго дернула за ручку двери и сразу же впала в отчаяние. Коридор был тёмен: ни лучика света не проходило в монолитную бетонную коробку дальше, чем в пару шагов от двери. Чуть угадывались очертания лестницы, и ничего более. Марго растерянно оглянулась и сразу же почувствовала, как кто-то взял ее под руку. Она вскрикнула от неожиданности и едва не нажала на кнопку вызова.

─ Взрослая девушка, а боится темноты, ─ с иронией сказал Риган, делая шаг. Дверь захлопнулась, забирая последние проблески света, но сразу же вспыхнул фонарик, неведомым образом появившийся у мужчины в руках. Он осветил обшарпанные ступени, покрытые пылью, кучу газет в углу у чьей-то тумбочки, коридор справа, где находились квартиры первого этажа. Но этого было недостаточно, темнота обволакивала Марго, как грязь. Не выдержав, она зажмурила глаза и прижалась к Ригану. Перед глазами снова замелькали уродливые пятна и растерзанная старушка-соседка.

Внезапно ее обожгло болью. Марго испуганно отскочила, ударившись о перила, и потерла левый висок, чуть тронутый холодом. Казалось, будто приставили дуло пистолета. Риган внимательно глядел на нее.

─ Это крест, ─ сказал он, отворачивая край плаща, под которым действительно висел светлый металлический крест, большой, с ладонь Маргариты. ─ Ты крещённая?

─ Нет, ─ выдохнула она и торопливо перевела взгляд ко второму этажу, где было светлее. Ей уже начинало казаться, что к ней что-то крадется. Обычное явление. Ступени скрипели, как проклятые; Маргарита вбежала по ним. Как она будет ночевать тут после… всего этого? В коридоре было пусто, как утром. Единственный отличием была чёрно-жёлтая лента, перекрывающая проход к разбитому окну. Газеты на полу шелестели от ветра, гулявшего по коридору. Марго, стараясь не стучать каблуками, подошла к двери своей квартиры и тут вспомнила о Ригане. Мужчина деловито прошел следом и поставил пакет на пол у стены.

─ Как обещал, ─ сказал он. ─ Но место преступления я осмотрю, ты же не против?

Маргарита медленно кивнула, не спуская с него глаз. И… и всё? О’Салливан действительно направился в сторону чёрно-жёлтой ленты. Лёгкое разочарование. Марго захлопала по карманам, слепо ища ключи. Она не спускала глаз с тёмного плаща человека, представившегося экзорцистом. Риган тем временем легко перешагнул через ленту. Мимо опечатанной квартиры он прошел, видимо, непосредственное место убийства пока не интересовало. Вот он остановился у шкафа, находящегося у противоположной стены, наклонился. Послышался звон стекла. Риган выпрямился. Маргарита заметила в его руках бутылку, на самом дне которой оставалась прозрачная вода. Одернув себя, девушка наконец выловила из кармана ключи и щелкнула замком.

Смрадный воздух ударил ей в лицо. Раздувшееся от гниения лицо ─ всё, что она видела, особенно громадные белые глаза, которые кинулись к ней. Со звоном упали ключи. Она отпрянула, ударившись в стену, с которой посыпалась штукатурка. Сердце вновь заколотилось, как безумное. И тут грянул выстрел.

Неведомая тварь гортанно взревела; взгляд Маргариты выцепил из полумрака бледное тело, в руке которого зияла дыра от пули. Но крови не было. Послышался второй выстрел, сверкнуло серебро. Сверкнула вспышка. Тварь дернулась назад. Тут Марго, наконец, нашла в себе силы завизжать. Третий выстрел. Девушка зажмурилась и сползла по стене. Очередное видение… С ними нужно бороться. Маргарита против воли открыла глаза. Тело лежало на полу, придавленное сапогом Ригана О’Салливана. В руках экзорциста блестел револьвер, который он сразу же начал убирать.

─ Ты убил? ─ хрипло спросила Марго.

─ Как говорят Грейджои, то, что мертво, умереть не может, ─ в ответ произнес мужчина, ловким движением вытаскивая кинжал из сапога. Девушка снова взвизгнула. ─ Будешь орать, полиция приедет точно. Пока она еще не поняла, что их камера сгорела, но поймут, а твои крики услышат соседи. А у тебя тут труп в дверях.

─ У меня? ─ пискнула Маргарита.

─ Это не моя квартира.

─ Черт побери, убирай его сейчас же! ─ заорала она, разом лишившись всей выдержки. В горле закололо. Риган насмешливо взглянул на ее бледное лицо.

─ Обязательно, ─ замерил он и со всей силы вогнал кинжал в грудь трупа. Маргарита замерла. Риган чуть провернул лезвие. В коридоре повисла тишина. Легкий дымок начал идти из места удара, запахло серой. Почувствовав, как внутри поднимается протест ко всему происходящему, Маргарита, путаясь в собственных ногах, пробежала мимо экзорциста в ванную, стараясь не смотреть на тело. Вновь раковина. Девушка, дрожа, облокотилась на нее, пытаясь успокоиться. Дышать, глубоко и ровно… Но как можно принять такую… чертовщину? Она прошла к холодильнику, вытащила бутыль и, замерев на секунду, упала на одеяло. В квартире все еще пахло гниением и серой. Бред, просто бред. Марго отпила холодной воды. Просто бред.

─ Это был полицейский.

То, что О’Салливан зашел вовнутрь, девушку даже не возмутило.

─ В коридоре у моей квартиры лежит труп полицейского? ─ она нервно рассмеялась. Казалось, еще чуть-чуть, и у нее случится истерика.

─ Именно.

─ Расчленённый?

─ Еще нет. Я только демона выпустил.

─ Демона… ─ поморщившись, Марго вновь выпила воды. Внутри словно был пожар. ─ А ведь у старушки тоже была дыра в груди… ─ прошептала она немного задумчиво.

Маргарита обернулась. О’Салливан стоял в дверях, разглядывая петли. Сзади, на полу, лежало тело.

─ Взлома не было, ─ вынес вердикт экзорцист. ─ Как же он оказался тут?

Маргарита перевела взгляд на окно. Целое. Закрытое. Девушка приподнялась и оглядела комнату. Кухня. Ванная. Шкафы. Она втянула воздух и встала. Запах серы вел к правому углу, где висела верхняя одежда.

─ Что там? ─ заинтересованно спросил Риган. Непривычная эмоция для мужчины. Марго же, выпустив все эмоции недавним криком, забормотала:

─ Они могли дать ему ключи от квартиры. Проверь, ─ сказав это, Маргарита отодвинула зимние сапоги в сторону. Она помнила эту маленькую щелочку между плинтусами. Сейчас она была покрыта чем-то ядовито-желтым, едким, отвратительно пахнущим. И что это?

Может, действительно чей-то дух залетел ей в комнату?

Девушка сердито дёрнула головой и встала.

─ Ты была права, ─ вернувшийся Риган вложил ей в ладонь ключи.

─ Предлагаю следующий вариант, ─ доверительно, как соучастнику, сказала Маргарита. ─ Полицейский хотел провести несанкционированный осмотр моей квартиры, я подозреваемая. Но в комнате был этот твой демон, пробравшийся сквозь щелочку. Он же вроде духа, да?

О’Салливан одобрительно хмыкнул.

─ А ты умная.

─ Была бы умной, оставила тебя еще в университете.

─ И кто бы тебе помог, если бы не я? Лежала была мертвой в коридоре.

Маргарита раздражённо стянула с себя кофту. Было жарко, как на пляже.

─ Убирать его надо. Оба будем сидеть за решёткой. Ты как убийца, я как соучастник. Займись телом, а я пока следы уберу, ─ девушка осмотрела комнату, в которой, казалось, происходила вечеринка. Видимо, на полицейского напали в процессе обыска. Внезапно взгляд упал на обувь экзорциста.

─ Снимай, нужно от грязи отмыть, ─ сказала Маргарита, быстро развешивая куртки, лежавшие на полу, обратно на крючки. ─ С телом-то что делать…

─ Ты говорила про расчленение, вполне хороший вариант.

Девушка предпочла подумать, что он пошутил. Подхватив ботинки О’Салливана, с которым Марго так внезапно нашла общий язык, она направилась в ванную, вытащила таз и вдруг замерла. Подошва была покрыта сероватой от примесей бетона грязью с их двора, свежей, но вверху была такая же грязь, но уже засохшая. Выкинув это наблюдение из головы, Маргарита потянулась за мылом. Ей не хотелось ни о чём думать по крайней мере следующие шесть часов, пока не подойдёт её смена в ресторане.

Комментарий к Глава 4 Улики

(1)Имеются в виду монтажные когти для лазания по столбам.

(2) Полиция, пожарная служба, скорая помощь – 999 (Англия)

========== Глава 5 Лучший экзорцист Соединенного Королевства ==========

Как только солнце зашло за горизонт, Маргарита и Риган вышли из дома, таща в руках по паре пакетов. Если бы кто-то видел бы их в этот момент, то подумал бы, что это отец и дочь спешат куда-то за город: слишком безмятежными были их лица. О’Салливан, как всегда, смолил сигаретой (за четыре часа девушка поняла, что у нового друга очевидные проблемы с курением), Марго успешно сдерживала все эмоции внутри. Она предпочла не знать, как именно Риган разделал тело бедняги полицейского, что оно вместилось в пять пакетов. Казалось, что это просто мусор. Пока мистер экзорцист занимался уничтожением тела, Маргарита удаляла улики в коридоре: неглубокую царапину на полу от ножа Ригана, осыпавшуюся штукатурку, три серебряные пули. К счастью, крови не было: ее не было в трупе. Вытащила и бутылку, которую О’Салливан держал в руках. Повертев ее, она подумала, что это обычная бутыль с водой. Ничего особенного. И выкинула, испытав странное удовлетворение.

Риган, ничтоже сумняшеся, сходил за машиной безымянного полицейского (Марго не видела его ранее), и пять пакетов оказались в багажнике. Улица была пуста, и звуков сирены тоже не было слышно. Маргарита, смирившись, села на переднее сидение, стараясь не пачкать фартук официантки. До дежурства осталось пять-шесть часов: сегодня она работала в ночь. Следом сел Риган.

После произошедшего у девушки не было выхода: она могла только поверить странному мужчине. «Когда убиваешь кого-то, поневоле веришь тем, кто был свидетелем…» ─ мелькнула забавная мысль. Маргарита знала, что если О’Салливан заявит на нее в полицию, то тюрьма обеспечена. Она едва ли сможет доказать свою невиновность, и потому послушно следовала за Риганом. В нем было что-то притягательное, хотя обычно люди не будоражили сознание девушки. Они ей были не нужны. Обычно.

Ирландец сел на водительское кресло и неспешно провернул ключи, заимствованные у прежнего хозяина. Сама машина была спрятана в кустах неподалеку от дома. Оставалось загадкой, как мужчина нашел ее так быстро.

─ Куда мы поедем? ─ негромко спросила Маргарита, с некоторой опаской смотря на профиль Ригана.

─ Есть у меня одно место на примете, ─ медленно ответил мужчина, выруливая на дорогу. ─ Далеко, но мы успеем, ─ с этими словами он нажал на газ, и черная машина понеслась по узкой дороге на север.

─ Снизь скорость, нас остановят! ─ взвизгнула Марго.

─ Мы полицейские, ─ напомнил Риган. Девушка вжалась в кресло, лихорадочно держась за ремень. Мимо проносились дома, превращаясь в цветную полосу. Марго закрыла глаза. Сейчас врежутся, и конец… На светофоре мужчина все же остановился. Начались пробки.

─ Ты уверен, что успеем? ─ с сомнением спросила она.

─ Полностью, ─ отчеканил Риган.

─ Мне кажется, тут должен стоять «жучок», ─ нервно пробурчала девушка, пряча лицо за плащом. О’Салливан забарабанил пальцами по рулю. ─ Раз это полицейская машина.

─ Вернемся к тебе, поищем рацию, ─ сказал он. ─ Лично я ее нигде не видел, но деться она никуда не могла. Прослушав запись, поймем, что произошло.

─ Рация?

─ Она у него точно была.

─ Тогда полицейские слышали нас, ─ совершенно убитым голосом произнесла Маргарита. Беспокоиться сил не было. Они свернули на шоссе; машины, завидев черно-желтые квадратики, спешили их пропустить.

─ Едва ли.

Марго непонимающе взглянула на Ригана, но спорить не стала и отвернулась к окну. Вопрос с «жучком» замялся сам собой.

Она сама не заметила, как заснула.

Проснувшись, Марго поняла, что стемнело окончательно. Было часов шесть вечера. Единственным источником света были фары; машина стояла в невыносимой глуши. Это заставило девушку нервно приподняться, оглядеться. Огни Лондона горели сзади в паре километров, где-то рядом чуть шумела река. Фары освещали высокую стену из металлической сетки. Такие же, как в фильмах про тюрьмы. Куда Риган ее завез? Марго боязливо укуталась в плащ. Первой мыслью было перебраться на водительское сидение и больше никогда не увидеть маньяка-экзорциста. При воспоминании о том, что они убили и расчленили человека, девушке вновь стало дурно. Сколько грехов можно совершить за один день? Может, ей всё это снится? Было бы неплохо.

У лобового стекла лежала маленькая коробочка, размером с плеер. Девушка протянула руку. Пластмасса. Осмотрев ее, Марго поняла, что Риган все же нашел «жучок». Она поднесла устройство к носу. Пахло дымом. «Жучок» просто сгорел. Маргарита, задумавшись, положила его обратно.

Странный он, этот Риган…

В кармане плаща лежали пули в пакете, собранные с пола коридора, девушка высыпала их на перчатку. Они прорезали тело того… существа насквозь, не оставаясь внутри. Так не должно быть. Кто стреляет серебристыми пулями? Единственным желанием Марго было желание выбросить их, но она не могла этого сделать. Их нужно отдать Ригану. В конце концов, она должна быть благодарна ему. Мужчина прав: если бы не он, в коридоре лежал бы еще один труп.

Внезапно дверь слева открылась, впуская прохладный влажный воздух. Марго в испуге отпрянула. Но это был всего лишь Риган. Мужчина устроился на сидении и выдохнул. Девушка торопливо спрятала пули обратно.

─ Ты избавился от него? ─ быстро спросила Маргарита. Риган кивнул. ─ Как?

─ Тут живут прекрасные собачки.

Девушка молчала до самого ресторана.

***

Людей в заведении сегодня было мало: человек десять сидело на первом этаже, и другие официантки, борясь за чаевые, их уже разобрали. Маргарите было не до чаевых. Она чувствовала себя премерзко. Раз за разом она возвращалась в дамскую комнату: все ли нормально, как обычно? Казалось, где-то прячется маленькая деталь, которая раскрывает ее тайну. Но ничего не было. Только лейкопластырь на вене, где утром была царапина, несколько выбивался из общего ряда.

Она была уверена, что дома ее ждут полицейские. Может, они явятся и сюда. Тогда прощай, ресторан. Даже если оправдают, если она сможет перевести обвинение на Ригана, то рабочего места не видать. Вспомнив об экзорцисте, Марго поморщилась. Опасно оставлять маньяка, причем явного рецидивиста, в ресторане одного. Поправив челку нежного карамельного оттенка, заколов ее невидимкой, Маргарита вышла. Риган сидел в самом углу на втором этаже, неспешно попивая пиво. Третью пинту. И до сих пор трезв. Канонный ирландец.

─ Я бы хотел поговорить с тобой, ─ сказал Риган, заметив ее. Маргарита заволновалась.

─ О чем?

─ Сядь.

Девушка опустилась на кресло. Как и все в ресторане, оно было красным. Маргарита выпрямилась и выжидающе посмотрела на мужчину. Было чертовски сложно не отводить взгляд.

─ Ты меня боишься.

«Он не мог выбрать менее банальной фразы», ─ подумала она и сказала:

─ Не буду спорить. Пока по всем объективным признакам вы - ужасный человек.

Это замечание вызвало у Ригана улыбку. До этого она не видела, чтобы он улыбался так. Марго огляделась: людей на втором этаже не было. Играла музыка, их разговор никто не мог подслушать. Только камера оставалась незримым свидетелем из знакомства.

─ Почему ты тут работаешь? Ты же дизайнер.

Маргарита смутилась. Она не любила об этом говорить.

─ Сейчас трудно пробиться на высоты моды, ─ тщательно взвешивая каждое слово, сказала она. ─ Наш ресторан довольно популярен.

─ Хочешь найти протеже, ─ понимающе кивнул Риган, отодвигая тарелку с остатками омара. ─ Умно. Я ведь уже говорил, что ты весьма умная девушка. Все замечаешь. Держишь в себе эмоции. Хладнокровна. В некоторой степени хитра, хотя недостаточно.

Маргарита не понимала, к чему он клонит.

─ Обычно я работаю один. ─ Сердце девушки ёкнуло при этих словах. ─ Но учитывая некоторые обстоятельства, теперь мне нужен помощник.

Девушка чуть побледнела.

─ Я не верю в демонов. И в экзорцистов тоже.

─ Не веришь? ─ тонкие губы Ригана вновь тронула улыбка. ─ Эй, адово отродье, в тебя не верят.

Сверкнуло кольцо. До этого Маргарита не замечала, что на левой руке мужчины находился массивный перстень с красным, как огонь, камнем. Искорки на ободе заворожили ее. Не отдавая в себе отчета об этом, Марго наклонилась к нему. Лицо сразу же опалило, как если бы она была у костра. Девушка испуганно выпрямилась.

─ Хабарил, не шали. Просто покажись даме, ─ приказал Риган.

Сердце Марго замерло. Может, глаза обманывают ее? Как струйка дыма, из кольца начала появляться маленькая фигура. Точно так же, как появлялся черный туман из трупа в коридоре у ее квартиры. Девушка сглотнула; фигура все увеличивалась в размерах, пока не стала размеров с подсвечник. По телу Марго пробежала дрожь. Рога? Это рога? Хвост? В воздухе повисла тень, отдаленно напоминавшая человеческую, но более грубую, с сильными звериными ногами. Послышалось низкое утробное рычание. Маргарита вскочила, ударившись коленями о стол. Риган был спокоен. Кажется, его позабавила реакция.

─ Хабарил, демон огня. Мой помощник. Теперь веришь?

«Я сошла с ума», ─ мелькнула безнадежная мысль. Фигура, на миг вспыхнув пламенем, исчезла. В воздухе разнесся горьковатый запах пепла. И в то же время в душе Марго повисло странное, тяжелое спокойствие.

─ Очень полезный. Зажигалка никогда не нужна.

Не сказать, что шутка разрядила обстановку, но взволнованная Маргарита села обратно. Удивительное дело, но ей было больше интересно, чем страшно. Сев предельно близко к развалившемуся на диване экзорцисту, она прошептала:

─ Кто вы?

─ Не люблю рассказывать о себе. Просто ненавижу, ─ негромко сказал Риган, обжигая ее глазами. ─ Я учился в англиканской школе. Поэтому часто говорю умные мысли. Готовился стать пастором, а потом сбежал.

─ Почему?

─ Решил заняться более полезным делом. Сейчас я лучший экзорцист в нашем дорогом Соединенном Королевстве.

─ Их много?

─ Велика смертность, ─ Риган, не сводя с нее глаз, чуть отодвинул ворот плащ, показывая багровый шрам на шее. ─ Приходится постоянно учить новых, ─ уклончиво ответил он.

Наваждение спало, Маргарита, покраснев, захотела было встать, но внезапно Риган добавил:

─ Ты ведь знаешь, каким странным было то убийство вашего охранника в университете? Дверь была закрыта изнутри. Классика. Даже банальность, но она всегда ставит в тупик нашу полицию. Они не раскроют это дело.

─ Моя выставка… ─ прошептала девушка, поняв намек.

─ Но если ты мне поможешь, то убийца найдется быстрее.

Она подняла голову и в упор посмотрела на Ригана. Мужчина с прежней безмятежностью разглядывал ее, вгоняя в краску. Это одновременно пугало и смущало.

─ Как я смогу вам помочь?

─ Главное ─ желание. Но работу тут придется оставить.

Услышав это, Маргарита открыла рот, чтобы сказать решительное «нет», но экзорцист снова был быстрее:

─ Буду платить.

─ Сколько?

Риган назвал цифру, и девушка крепко задумалась. Чуть больше, чем ей платят тут, но… Маргарита искоса взглянула на экзорциста. Он был странным. Его поведение было странным. Он оказывался там, где не мог оказаться. И, в конце концов, он был чертовски…

─ Я согласна.

========== Глава 6 Сомнение - критерий веры ==========

Риган жил в паре кварталов от Маргариты, в маленькой съемной комнатушке под крышей. Для человека, кошелек которого раздувался от разноцветных бумажек с ликом королевы Елизаветы, он устроился до удивления аскетично. Невозможно было понять, мужчина ли или женщина живёт в помещении, сколько лет этому человеку, каковы его увлечения: просто старая одноместная кровать с нетронутым покрывалом, закрытый шкаф без ручки, стол и стул. Риган сумел не оставить отпечатка своей личности ни на чём и, видимо, к этому стремился. Парочка старалась не попадаться на глаза людям. Парадный вход охранял консьерж, они поднялись по лестнице чёрного входа, от которого Риган по неведомым причинам имел ключ. Было два ночи. Маргарита зевала, как проклятая, не было сил даже беспокоиться.

─ Давно живёшь в Лондоне? ─ спросила она, но Риган был предельно скрытен.

─ Нет, ─ только сказал он.

Если подумать, Маргарита не знала о нём практически ничего. Знала, что О’Салливан родился в Ирландии и обучался, по собственных заверениям, в англиканской школе. Ну и, разумеется, был экзорцистом.

─ Я должна знать о тебе хоть что-то, чтобы мы могли работать вместе.

─ Чтобы бы могли работать вместе, ты должна знать другие вещи, ─ отрезал Риган, закрывая дверь на ключ.

«Я сумасшедшая», ─ эта мысль стала привычной, даже обыденной. Доверилась ли нормальная девушка незнакомцу, особенно… такому? Закрытому, циничному типу, будто сошедшему со страниц учебника по криминологии? Марго по собственной воле пришла к нему домой, рядом никого… С малых лет ей говорили, что к мужчинам стоит относиться с опаской: и мать, и бабушка, и старшая сестра. Мужчины сами не обращали на нее внимания: слишком ясно было написано на лице Маргариты, что знакомства ей не нужны. Свой страх она скрывала под маской безразличия.

Промозглый февраль две тысячи первого года…

Но Риган был столь обаятельно холоден. Он пробуждал в ней одновременно и непонятный ужас, и безотчетную тягу. Маргарита словно разделялась надвое: одна часть хотела убежать, вторая остаться, рассчитывая на защиту. И чем больше девушка думала об этом, тем глубже становилась пропасть внутри. Марго сделала про себя заметку: посмотреть симптомы шизофрении. А пока посмотрим, что будет делать Риган. Маргарита закусила губу. Иногда собственные мысли её пугали.

Риган же, удивив её, прошёл мимо и встал у левой стены.

─ О чём ты? ─ с усилием произнесла девушка. Сердце билось часто-часто.

─ Молитвы, оружие, демонология, ─ сказал О’Салливан, толкая шкаф. Мебель, скребя по ламинату, начала медленно двигаться. Маргарита наклонила голову. В деревянном полу обнаружилась выемка, довольно глубокая и широкая.

─ Так просто?

─ Сейф, ─ отрезал Риган, опускаясь на колени. Марго подошла ближе. ─ Едва ли кто-нибудь угадает пароль. Только я знаю его.

Ей показалось, или Риган действительно на миг задержал свой взгляд на ней? Маргарита чуть покраснела, и её внимание привлекла открывшаяся стена. За деревянной мебелью обнаружилась икона, выложенная мозаикой. Дева Мария, столь популярная у католиков. Тёмные глаза Богородицы сверкали, будто драгоценные камни. Маргарита подняла руку и провела пальцем по иконе. Теплая. Сзади что-то щёлкнуло, девушка обернулась. Тайник был уже открыт.

Маргарита наклонилась. В сейфе, глубоком и тёмном, лежало, по меньшей мере, восемь бутылей с прозрачной водой, смутно знакомых, пара аккуратно свёрнутых брезентовых мешков и металлический короб, с установленными в ложе захватов нескольких револьверов, пистолетов и пары ружей.

─ Ружья от демонов, вселившихся в животных, ─ счёл нужным объяснить Риган.

Внимание Маргариты привлек левый нижний угол, совершенно не освещаемый. Девушка с любопытством протянула было руку ─ и её пальцы тут же ужалил холод. Охнув от неожиданности, девушка отпрянула и неуклюже растянулась по полу. Некоторые время она пыталась отдышаться, но кожу упрямо жгло, будто она прикоснулась к раскаленному железу. Лишь только когда прекратилось покалывание, Маргарита привстала и сразу же натолкнулась на тяжелый взгляд Ригана. Тёмные глаза совершенно ничего не выражали, и этим волновали.

─ Стрелять начну учить с завтрашнего дня, ─ резко произнёс он, протягивая револьвер. ─ Будешь, как Матильда (1), стрелять краской, пока не начнёшь мазать с десяти шагов, а не двух. На большее я не рассчитываю.

─ Я стреляла в тире, ─ буркнула Маргарита недовольно, придя в себя окончательно и выхватив оружие. Риган фыркнул.

─ Ножи метать тебя там точно не учили, ─ мужчина выудил из тайника утяжеленный обоюдоострый кинжал с лезвием длинной в три четверти ладони. ─ Когда какая-нибудь мразь накинется на тебя с крыши, будешь благодарна.

─ А молитвы? ─ внезапно вырвалось у Маргариты. Риган, казалось, на миг растерялся.

─ С твоим знанием латыни с равным успехом можешь рассказывать сказку про Спящую Красавицу, ─ отрезал О’Cалливан. ─ Забудь про них по крайней мере на год.

Маргарита нахмурилась. Мистер экзорцист, абсолютно не забивая голову этикой и манерами, обращался с ней как с малолеткой.

─ Не очень-то любезно.

─ Любезничать будешь во время Высшего суда, ─ фыркнул Риган, гремя металлом. Сюрекены, кинжалы, серебряные колья, пули… Если всё это сдать в ювелирные магазины, то можно получить немалую сумму. ─ Работать будешь только в перчатках, ясно? ─ ирландец швырнул в неё черными перчатками из странного материала, напоминающего одновременно кожу и резину. Маргарита с трудом проглотила и это издевательство.

─ Почему?

─ Царапина ─ и абсцесс гарантирован, ─ бросил Риган. ─ Я долго этим занимаюсь, мне не грозит, а ты пока растяпа.

─ И сколько же лет этим занимаешься? ─ ухватилась за фразу она, решив выведать хоть что-то.

О’Салливан снова устремил взор на Маргариту.

─ Двадцать лет. Вставай.

Девушка послушно встала. Соотнеся в голове названную цифру и примерный возраст новоявленного друга, она неуверенно произнесла:

─ С пяти лет?

Тут уже озадачился сам Риган.

─ С шестнадцати.

─ Тебе тридцать с половиной? ─ не поверив ушам, воскликнула Марго. Считала она быстро.

Экзорцист промолчал и подошёл к кровати. Девушка тем временем с сомнением разглядывала обилие холодного оружия на полу. Оно так опасно блестело, что что-то в ней сжималось от страха. Тем не менее, она, плевав на слова Ригана об опасностях, подняла один из кинжалов и рассмотрела его. Рукоять была покрыта знакомыми буквами, образующими незнакомые слова. Лезвие было чистым, без зазубрин, будто не использовалось никогда.

Маргарита представила, как она подходит к Ригану, тихо, всего один шаг. Кинжал остёр. Достаточно одного удара в нужное место, и её проблемы исчезнут. Самооборона… В голове девушки уже была целая история, объясняющая все убийства, более правдоподобная, чем рассказы о демонах. Соседку растерзал он, заставил молчать, бедный полицейский узнал об этом и был зверски убит. Если Скотленд-Ярд проанализирует данные об «повисших» исчезновениях людей и убийствах, то наверняка придёт к интересным выводам.

Но она не сделала этого, как бы не просила этого тёмная половина, немедленно обозвавшая вторую дурой.

─ Завтра купим тебе одежду, ─ раздался голос Ригана, мужчина пытался вытащить что-то из-под кровати. ─ Могу предложить лишь плащ, чтобы твоя попугайская одежда не бросалась в глаза.

─ Она не попугайская, а модная.

─ Полицейские моду не оценят.

─ Полицейские?

Риган круто развернулся, кинув плащ на пол.

─ Убийство демона выглядит как настоящее убийство. Если ты смотрела «Ван Хельсинг», то должна это знать. Удивительно правдоподобный фильм, если брать описание работы экзорциста, а не сюжет. Если раскроются все преступления, совершённые мной, то смертная казнь мне обеспечена. Но не думаю, что они раскроются. Жизнь научила заметать следы.

─ Например, собаками? ─ вырвалось у Маргариты.

─ Да, ─ спокойно согласился Риган, вырывая из рук девушки кинжал. Взгляд мужчины задержался на карамельных волосах Марго. ─ Обрежешь их и перекрасишь в тёмный цвет.

─ Еще чего, ─ возмутилась она.

Чёрные глаза уставились прямо на Маргариту, заставив задрожать. «Наверняка донжуанский список длинен…» ─ мелькнула ненужная мысль. Тем не менее, девушка стойко вынесла этот взгляд.

─ Мы вроде бы собрались ко мне домой, ─ сказала она.

─ Нечего там делать ночью, ─ отрезал мужчина, ─ без света. Я не электрик, а с фонарями шарить не собираюсь, легко упустить детали и легко привлечь внимание твоих столь внимательных соседей. Будем ночевать тут.

Маргарита критически осмотрела комнату. Даже меньше, чем её квартира. И кровать одноместная.

─ Где?

─ Ты на кровати, я на полу, ─ Риган непонятным образом открыл шкаф, и оттуда немедленно вывалился потрепанный матрас.

Могла ли Маргарита думать, что когда-нибудь придёт к мужчине домой в первый же день после знакомства? Раздеваться она не стала, да и в чём бы она тогда спала? Кровать была жёсткой, как доска. Некоторое время Марго смотрела в белый потрескавшийся потолок и думала, во что она ввязалась. Экзорцисты? Демоны? Убийства? Полиция? Девушка сердито перевернулась на бок, спиной к Ригану, растянувшемуся на полу. Спасибо хоть, что великодушно дал на ночь кровать.

Согласилась бы она, если бы паршивый ирландец не был так красив? Скорее всего, послала бы куда подальше ещё в институте. Но он сразу же привлёк внимание несуразным чёрным плащом. Такой нахально самодовольный.

До этого у Маргариты никогда не было парня, и единственным мужчиной, с которым она общалась без стеснений, был старший брат, Эдмунд. Пожалуй, всё началось, когда ей было семь-восемь лет. Она жила на окраине Ливерпуля, родители вечно пропадали на работе, брат и сестра ─ в школе. В доме была лишь бабушка, которая следила за чрезвычайно любознательной Марго. Однажды, по словам бабушки (сама девушка ничего не помнила), к их дому подошёл странного вида мужчина, на которого она сперва не обратила внимания, походил пару минут в окрестностях и внезапно напал на маленькую Маргариту, играющую в саду. Сколько бы повзрослевшая девушка не просила, никто не рассказывал ей деталей. Она знала лишь, что маньяка скрутила полиция, позже он умер. Сама Марго долго лежала в больнице, и, опять же, ей не говорили причину.

Она никому не говорила, но лишь два момента крепко отпечатались в её памяти: красные, с расширенными зрачками глаза того мужчины и жуткая боль, пронзившая её тело. Маргарита задумчиво провела пальцем по тонкому шраму, окольцовывавшему грудную клетку. Он уже практически исчез, и только под левой грудью чувствовался легкий холодок. Девушка так и не узнала, что сделал с ней тот человек, но страх перед незнакомцами остался.

И только Риган ухитрился приблизиться к ней так близко. Она не могла понять, что такого было в ирландце, и не находила ответа. Просто чертовски загадочный самодовольный грубиян с заводяще-тёмными глазами. Марго чуть улыбнулась.

─ Когда мне было тринадцать, я попал в тюрьму, ─ внезапно раздался голос. Девушка развернулась. Ригана не было видно в темноте, но очертания изящно сложенного тела она могла различить. Когда он раздевался, Марго стыдливо смотрела в стену.

─ За что?

─ Обычная кража, ничего такого. Я долго искал свой путь. Просидел год. Со мной был один старик, лет под семьдесят. Он был экзорцистом, хотя долго этого не признавал, а признавшись, поведал мало. Однажды его убили у меня на глазах. Демон. Просто порвал в клочья и хотел бы сделать то же самое со мной, но, слава богу, с меня крест не сняли. Я кинул его в него, ─ Риган некоторое время молчал. ─ Убийство старика повесили на нашего сокамерника, он был с придурью. Я навёл справки и вышел на экзорцистов. Не сказать, что это было легко…

─ И тоже стал экзорцистом?

Риган не ответил. Видимо, снова впал в состояние несговорчивости. Маргарита снова отвернулась к стене.

Была ли гарантия, что рассказанное было правдой? По какой причине Риган поведал ей это? Марго чувствовала ложь или, по крайней мере, недосказанность. Припомнив полное имя экзорциста, Маргарита залезла под одеяла и вытащила айфон. Друзья Оливии Стоун… Непонятно почему, но девушка вспомнила о Штеффи, студентке полицейской академии. Может, она имеет доступ к архивам?

Риган О’Салливан, тридцать шесть лет…

Перед глазами почему-то возникла икона Богородицы, висевшая на стене слева. Почему она теплая? Почему она висит в комнате англиканца? Тем более экзорциста? И, особенно, почему спрятана за шкафом?

Нет, Маргарита не была бы Маргаритой, если бы верила всем без оглядки.

Комментарий к Глава 6 Сомнение - критерий веры

(1) Имеется в виду Матильда из х\ф “Леон”.

========== Глава 7 Стекло, пули, слезы ==========

Когда Маргарита проснулась, свет уже заливал комнату до половины. Первую пару секунд она не понимала, где находится и почему обои стали зелёного цвета, а не белого; потом, все же, она вспомнила, что ночевала у Ригана, и повернулась к двери. В помещении никого не было, матрас был убран, и если бы не педантично сложенное покрывало на стуле, Марго подумала бы, что хозяина квартиры нет и не было. Девушка прислушалась: стояла совершеннейшая тишина. Она была одна.

Первым делом Маргарита достала айфон и пробежалась глазами по сообщениям. Штеффи, что следовало ожидать, еще не ответила, Оливия прислала какую-то глупую фотографию со Штатов. Мистер Эйзенхауэр написал, что расследование продолжается и занятий не будет примерно неделю. Это и обрадовало, и огорчило.

Риган не возвращался, Маргарита рискнула встать с кровати. Пол скрипнул. Боязливо втянув голову в плечи, девушка некоторое время постояла на месте, прислушиваясь, но ничего не происходило. Только где-то назойливо тикали часы.

Она огляделась. Стены были пусты, на столе не было ничего, хоть отдаленно напоминавшее часы. Испытывая странное беспокойство, Маргарита прошлась по периметру комнаты и задержалась у шкафа. Он был задвинут обратно. Девушка помнила об иконе, подвешенной совершенно не к месту, но звук шёл не из-за шкафа. Как и у неё в квартире, имелась годами не тронутая кухня ─ Маргарита двинулась к ней. Тиканье усиливалось. Воровато оглянувшись на дверь, Марго пробежала глазами по тумбам. Открыла первую ─ посуда, чистая, сверкающая. В верхнем отделении лежали ножи, вилки, ложки и прочая мелочь. Она закрыла двери. Что-то тут не так. Не верилось, что на кухне экзорциста действительно хранились только ножи и вилки.

Тиканье доносилось откуда-то слева, Маргарита шагнула в сторону и наклонилась. Звук стал громче. Она распахнула створки: снова посуда, но было видно, что ей пользовались чаще. Парочка серебристых ножей, маленькая изящная ложка и что-то, напоминавшее котелок, в котором впору было хранить зелья. У перегородки лежала продолговатая бархатистая коробочка. Марго протянула руку. Бархат ласкал кожу; она приоткрыла шкатулку.

Обычные часы. Чёрно-золотые. Ничего интересного. Только сзади нацарапан знак сатанинской звезды. Винтажные стрелки блестели золотом. Любоваться времени не было. Маргарита положила их обратно, разочарованно вздохнув. И всё же, почему они там лежат? Девушка встала и мягко закрыла дверцы. Следующим объектом исследования стал шкафчик у боковой стены, но дёрнув пару раз за ручку, девушка поняла, что тот заперт. Пальцы покалывало.

Она вернулась на кровать и стала смиренно ждать хозяина квартиры.

Он пришёл спустя пять минут, «благоухая» табаком. В обычных чёрных джинсах, в том же чёрном плаще, держа в руках пачку сигарет. На волосах застыли капельки дождя.

─ Уже проснулась? ─ без намёка на заботу спросил Риган, накидывая плащ на вешалку. На нём была лишь водолазка с высоким горлом.

─ Да.

─ Сегодня у нас две цели, ─ высказался О’Салливан, пристёгивая кобуру к поясу. Маргарита молча следила за ним. ─ Во-первых, найти новые улики в твоей квартире. Во-вторых, зайти в твой университет.

─ А научить меня стрелять?

─ Успеем. Одевайся.

Машину полицейского, как сказал Риган, он кинул на окраине города, искать её будут долго. Простыню и нож, с помощью которых он избавлялся от тела, экзорцист сжёг, очищая металл от следов. Остатки подбросил в мусорный бак на другом конце города. Теперь не существовало ни одной улики, которая могла бы их выдать.

─ А рация? ─ напомнила Маргарита.

─ Мой ручной демон заглушает все электроприборы, ─ сказал Риган, выходя из автобуса на Лайл-стрит. Марго боязливо оглянулась: не услышал ли кто? Улица была пуста, только где-то вдалеке хохотала группа девчонок. Полиции тоже не было… Это показалось Марго странным. Очень странным. Пальцы сами собой «обняли» револьвер. Риган дал его ей «на всякий случай». Это вызывало беспокойство.

О’Салливан шёл первым и продолжал читать ей лекции.

─ Днём демоны не выходят, ─ негромко рассказывал он. ─ Только самые мудрые и сильные могут выдержать солнечный свет, находясь в человеческом теле. Человек может не знать, что он одержим. Демон может не выдать себя ни разу.

─ Зачем они вселяются?

На этот вопрос Риган, по-видимому, решил не отвечать.

─ Некоторые одержимые могут свободно касаться серебра, оно не вредит им. Некоторые даже касаться креста. Но ни один не выдержит молитву изгнания на латыни. Демон исчезает, будто никогда не существовал. Это единственный стопроцентный способ.

У дома Маргариты также не было полицейских, ни машин, ни людей. Но ведь они должны были поднять тревогу после исчезновения сотрудника?.. Риган поднялся по ступеням и дернул за ручку. Девушка заглянула в коридор через его плечо. Опять темнота. Лампочку так и не вставили. Интересно, теперь, кроме неё, в доме кто-нибудь живёт? Марго не знала.

─ Пошли… ─ тихо произнёс Риган и шагнул вперед. Сразу же послышался какой-то шорох вверху.

Маргарита вздрогнула и вцепилась экзорцисту в руку. Неужели еще один мертвяк?

─ Демоны пахнут серой и пеплом, ─ словно услышав её мысли, сказал О’Салливан. ─ Это не демон.

─ Полицейский?

─ Возможно, ─ Риган начал подниматься по лестнице. Маргарита, дрожа и оглядываясь, следовала за ним. Темнота окружала её, будоража фантазию. Но ведь рядом с ней он… Это чуть успокаивало Марго.

Со вчерашнего дня ничего не изменилось. Старые газеты все так же шелестели от ветра, осколки стекла лежали на полу. Если приглядеться, можно было заметить маленькую-маленькую царапину перед дверью квартиры Маргариты. Стена слева багровела полосой крови. Стояла тишина. Риган внезапно успокоился, выпрямился, его ладонь соскользнула с револьвера.

─ Это ветер, ─ сказал он и, уже не таясь, пошёл вперед. Маргарита, доверившись, тоже, хотя сомнение было. Доставая ключ из сумочки, она продолжала вслушиваться в окружающее пространство.

Квартиру они «вычистили» еще вчера: сложили вещи, Риган прошёлся спиртовой салфеткой по всем предметам. Вещи продолжали грудой лежать на тех же местах: они их не трогали, но осмотрели. Оставалось загадкой, где могла «спрятаться» рация. Продолжало вонять серой. Маргарита решила действовать по-другому.

─ Смотри, ─ она вернулась к вешалке, где у самого пола была щель, сквозь которую пролез демон, ─ тварь появилась тут.

Риган наклонился и внимательно осмотрел пол.

─ Чисто. Он вселился в другом месте.

Маргарита огляделась. Самый большой бардак был у кровати, значит, там обыск был проведён в полной мере. Полицейский успел. Кухня была чиста, но стоило проверить. Марго указала на низкие тумбы.

─ Давай разделимся. Ты туда, я в ванную комнату.

И когда они успели так понять друг друга? Риган, соглашаясь, кивнул. Маргарита шагнула в маленькую комнатку. Так и есть. Бельевая корзина была вывернута, одежда валялась на полу, шампуни и ополаскиватели упали с полок и лежали в самой ванне. До тошноты пахло серой. Девушка поморщилась, приложила ладонь к носу. Всё в комнате было покрыто ярко-жёлтой плёнкой. Не было сомнений, что демон вселился тут.

─ Риган! ─ крикнула она и, не теряя времени, наклонилась. Стараясь не дышать, Маргарита спешно раскидывала вещи, пытаясь найти рацию. Неожиданно что-то с глухим стуком ударилось о стену. Девушка запустила руку под ванную, и пальцы нащупали пластмассовый продолговатый предмет с кнопками и антенной. Рация.

─ Риган! Я нашла!

Да чёрт побери, где этот мистер экзорцист? В конце концов, у неё не дворец, а маленькая квартира, всё прекрасно слышно и идти далеко не нужно. Маргарита встала. Огонёк рации не горел: кажется, она была сломана. Девушка высунула голову из ванной комнаты. Тишина начала её пугать.

Ригана не было.

Сердце Маргариты сразу застучало, как полоумное. Грудная клетка сотрясалась, девушка почувствовала, что задрожали руки. Ей абсолютно не нравилось происходящее. Защитник исчез неведомо куда, она одна в этом проклятом доме. Теперь еще и зная о том, что мир полон демонов, которые хотят тебя сожрать. А если они сожрали его?

─ Риган!

Девушка бросилась в коридор, вцепилась побелевшими пальцами в раму двери. Раздался грохот, будто что-то взорвалось. Просто толчок. Её откинуло к косяку. На миг в глазах потемнело: она крепко приложилась головой и спиной об железную панель. С трудом удержавшись на ногах, Марго схватилась за надплечье. Пуля ужалила её прямо под ключицей. То ли от шока, то ли от слишком сильной боли девушка даже не закричала. Пальцы сами потянулись к красному пятну под блузой. Пот разом выступил по всему телу. Коротко простонав ругательство, Маргарита подняла затуманенные глаза.

Риган стоял, скрываясь за шкафом, держа в руках револьвер и взглядом приказывая спрятаться, чтобы не получить новую пулю. Она не послушалась. Через пару шагов от экзорциста стоял мужчина в полицейской форме. Маргарита глухо охнула и ощутила, как внутри всё вскипело от боли. Ричард Джонсон! Кто бы мог подумать, что он вообще умеет стрелять. По этому зубоскалу не скажешь. Ричард, выпучив глаза, стоял, наведя на неё винтовку, кажется, он был донельзя удивлен. То ли тем, что попал, то ли тем, что это была Маргарита.

─ Не двигаться! ─ начал он с хрипотцой, но остаток фразы проорал. ─ Не двигаться! Всем оставаться на местах!

Микрофон, прикрёпленный к воротнику, не работал. Ричард, поняв это, потянулся к поясу за рацией, не спуская глаз с девушки и шкафа. Маргарита, побелев, как смерть, следила за ним. Ей казалось, что она сейчас не выдержит и упадёт. Дыхание участилось. Риган продолжал смотреть на неё. Чёрт, до чего же красив…

Мужчина резко выскочил из-за шкафа и выстрелил. Звук был раза в два глуше. А может, ей показалось… Ричард, раскинув руки, упал на пол. Рация врезалась в стену, вызвав облако извести. Пуля попала Джонсону прямо в глаз, разорвав яблоко, как резиновый мячик, и застряла где-то в черепе. Не было сомнений, что для него песенка спета. Риган громко выдохнул и со всей силы опустил каблук на рацию, разбивая её вдребезги. На пару секунд задержал взгляд на теле.

─ Сильно больно? ─ спросил Риган, бросаясь к Маргарите. Девушка храбро подняла бледное лицо.

─ Всё нормально, ─ прошептала она.

О’Салливан выругался.

─ Чёрт, этот придурок стрелял без глушилки! Полиция точно приедет, времени на… нет времени! Иди на улицу, переходи через неё, спрячься. Старайся, чтобы не увидели. Ты меня поняла, Марго? ─ Риган кинул револьвер в сторону. Пусть находят его отпечатки, их нет в базе данных. Нигде. И не будет. Они будут знать лишь то, что убийцей был мужчина, а не молоденькая девушка.

Маргарита, чуть кивнув, поднялась на ноги. Рана даже не болела, только колола. Оставалось надеяться, что она была неопасной. Девушка из всех сил пошла вперёд, стараясь не держаться за стену и перила.

Риган гремел у неё в квартире, делая неизвестно что, Маргарите было всё равно. Даже темнота не внушала страха. Она думала лишь о том, что у неё в надплечье, около ключицы, застрял кусок металла и что кровь пропитала блузу.

Хорошо же началась её карьера экзорциста…

Затуманенный разум уловил шум на улице, визг тормозных колодок, звук открывавшихся дверей. Всё. Нет, не всё. Маргарита, не помня себя, спустилась с лестницы, едва не падая от бессилия, и полезла в плотный кокон паутины, образовавшийся под ней. Темнота, только лучик света пролезал под пока закрытой дверью. Девушка опустилась на колени, пыль липла к ладоням, особенно к той, на которой была кровь. Ещё чуть-чуть… Она с усилием пролезла под лестницу, схоронившись в старых газетах и паутине. Голова опустилась на бумагу. Слабость охватила Маргариту.

Она слышала стук десятков каблуков, треск разбитого стекла, короткую перестрелку, ругань, крики, но всё это было как в тумане. Девушка закрыла глаза. Голова кружилась. С полминуты ей чудилось, что пол под ней кружится. Потом она окончательно потеряла сознание.

========== Глава 8 Кэрис ==========

Маргарита очнулась от того, что кушетка была очень холодной. Тело ломило, болело решительно всё. Боль веером отдавалась по всем уголкам тела от каждого вздоха. Девушка поморщилась, но дыхание было не успокоить. Она слышала голоса, однако поднять веки не было сил. Она знала лишь, что в комнате очень светло, и в помещении находится два человека. Первый голос был высокий, женский, второй принадлежал Ригану. «Не у полицейских…» ─ подумалось Марго. И с экзорцистом всё нормально, в отличие от неё.

Он ругался с женщиной. Сделав усилие, Маргарита сумела вслушаться в разговор.

─ Я говорю тебе в сотый раз, что хотел подстрелить этого мерзавца неожиданно. Ты знаешь, как я умею стрелять. Она выбежала сама, я не виноват. Этот идиот сам не ожидал, что попадёт.

─ Что она там вообще делала, Риган, я думала, ты завязал, ─ голос женщины был холоден. Она была в ярости, это чувствовалось. Никакого акцента.

─ Я тоже так думал.

─ Она уже седьмая, и каждый раз всё заканчивается одинаково. Ты просто чудовище.

─ На этот раз я уверен. Он выдает себя.

─ Да как ты мог взять её с собой! Такая…

Тут Маргарита перестала что-либо понимать, ибо Риган ответил не по-английски. Заунывные слова с ударением на предпоследнем слоге были смутно похожи на обычные, но об их значении девушка могла лишь догадываться. Женщина отвечала нервно, чуть грубо, будто ругалась, Риган, казалось, бранился по-чёрному. Чаще всего встречалось слово «Неката». Остальное она не могла разобрать. Наконец, женщина, снова перейдя на английский, сказала:

─ Принеси мне бинт и успокойся. И не шуми.

Шаги стихли, Маргарита решила открыть глаза. Она находилась в просторном белом помещении, напоминавшем кабинет зубного врача. Окно было открыто. По периметру комната была обставлена затемнёнными шкафами, сквозь стёкла которых нельзя было ничего разглядеть. У окна стоял стол, справа от стола ─ раковина. У одного из шкафов стояла рыжеволосая женщина в белом халате. Всё было как в тумане.

─ Где я? ─ с трудом прошептала Маргарита. Язык будто онемел. Женщина обернулась. Она была в медицинской маске, держала в руках коробку с ампулами.

─ Больница, хирургия. Не шевелись, у тебя плечо прострелено, ─ голос был приглушен и звучал нежнее, чем пару секунд назад.

─ Вы…

─ Кэрис, ─ представилась женщина, надевая латексные перчатки.

─ Вы его… ─ начала шептать Марго, но не успела договорить.

─ Просто друг, ─ Кэрис бросилась к шкафам снова.

Маргарита вздохнула и попыталась пошевелить левой рукой. Пальцы чуть дёрнулись, плечо пронзило болью, отдававшейся, казалось, до ног. Девушка чуть не заорала, но сил не было. Только лёгкий стон вырвался из горла. Кэрис вздрогнула и начала перемещаться в два раза быстрее, если это было возможно. И начала болтать, видимо, чтобы отвлечь.

─ Я знаю Ригана давно, но в этот раз он превзошёл себя, ─ Кэрис ловко разломила ампулу и встала к Марго спиной, лицом к свету. ─ Совсем с ума сошёл на старости лет.

─ Сколько лет вы его знаете?

Женщина на миг задумалась и повернулась уже со шприцом руке. Глаза её были ярко-зелёными, как свежая трава. Будто ненастоящими. Она добрала лекарство и выкинула остатки ампулы в ведро у стены.

─ Лет пятнадцать, пожалуй, может, чуть меньше. Я тогда работала в Ливерпуле, была студенткой на практике, последний курс. И пришёл он, истекая кровью, по его горлу словно прошлись ножом. Удивляюсь, как сумел дойти. Тогда и произошло моё боевое крещение. До сих пор помню этот февраль. Было так тепло… Сожми кулак. Как тебя зовут? ─ Женщина села рядом.

Девушка, крепко задумавшись, ответила не сразу. Слова давались с трудом, губы были словно ватные. Самого укола она даже не почувствовала, только лекарство чуть холодило вены.

─ Маргарита.

─ Тебе повезло, ─ Кэрис подняла глаза. ─ Пуля не задела крупные сосуды, но раздробила кость. Я вколола обезболивающее, скоро начнёт действовать. Риган, где бинты? Риган!

Раздались шаги, девушка почувствовала знакомый запах табака.

─ Осколков много? ─ хрипло спросил мужчина, присаживаясь на стул напротив.

─ Не знаю, это меня и пугает. Надо промыть, а потом насчёт осколков думать. Она лежала там три часа, прежде чем ты додумался вытащить бедняжку.

─ Нас спалили легавые, дорогая, ─ процедил Риган. ─ Мне пришлось инсценировать ограбление. И прыгать из окна.

─ Она истекала кровью, они найдут ДНК.

─ Хабарил всё сжёг.

Марго почувствовала, как вода, которой Кэрис промывала рану, подтекла под джинсы. Анестезия была неполной. Женщина прошлась по краям раны антисептиком.

─ А пулю твой доблестный демон догадался забрать?

Повисло молчание. Кэрис достала пинцет. К счастью, Марго не видела, что у неё над ключицей чуть кровоточила рваная дыра с синими, белыми и красными жилами. Выстрел «прошил» её насквозь, пуля ударила прямо в ключицу, буквально разорвав её, и покинула тело, оставив пару металлических осколков.

─ Без разницы, они бы все равно узнали, что в пистолете легавого не хватает пули, ─ уже спокойнее сказала Кэрис. Глаза женщины сверкали странным потусторонним огнём.

─ Иногда я поражаюсь, что такая умная женщина делает в больнице.

─ Тебя спасает каждый год, ─ пробурчала хирург, потянувшись куда-то к столу. Металл ударился о стеклянную пробирку. Кэрис снова наклонилась. Риган барабанил пальцами по столу.

─ Когда заживёт рана?

Женщина фыркнула в маску. Марго смотрела в потолок. Ей даже не хотелось думать, что творит Кэрис. Снова металлический звук.

─ Полтора месяца как минимум. Если повезёт.

Выставка, выставка… Маргарита вдруг вспомнила о том, что она всё же студентка института, будущий дизайнер. Пусть работу в ресторане она собралась бросить, но учится она до сих пор. Как она будет делать это с перевязанным плечом?

Да как она вообще теперь будет учиться, если находится под двойным подозрением в убийстве? Как будет жить в Великобритании? По ней Интерпол плачет.

Видимо, Риган задумался о том же. На пару минут в комнате повисло молчание, нарушаемое редкими ударами металла о стекло.

─ Надо сделать так, чтобы у легавых даже мысли не было, что она была в этот момент в том районе.

Кэрис вздохнула и отложила пинцет.

─ Кажется, всё, ─ сообщила она и встала, исчезая из поля зрения Маргариты. Девушка вновь закрыла глаза. Анестезия расслабляла. Ей ужасно хотелось спать.

─ Ты можешь сделать ей справку?

─ Они начнут проверять, опасно. Попроси Эндрю сделать авиабилет.

─ Камеры в аэропортах.

─ Хабарил, ─ коротко ответила Кэрис, возвращаясь. Они на удивление легко понимали друг друга.

─ А дальше? Огнестрельное ранение просто так не появляется.

Маргарита сумела вновь открыть глаза. Риган расплывался, но было заметно, что он дико зол. Кэрис шустро забинтовала плечо крест-накрест, сняла маску и села на кушетку, задумавшись. Марго чуть удивилась, что ей не стали ничего зашивать.

─ Можем вызвать. Договор на пять минут неопасен. На мне сейчас нет печати, ни одной.

─ А что взамен?

Кэрис вдруг улыбнулась, опасно, как кошка. Помада на пухлых губах блестела. Маргарита не понимала, о чём они говорят.

─ Это отделение для живых мертвецов, Риган. Тут есть много людей, которых можно отдать взамен, не используя свою душу в качестве платы. Умрут ─ никто и не заметит.

─ Поэтому я не ложусь в больницы, ─ пробурчал экзорцист. ─ Ладно, будь по-твоему.

─ Я говорю это и потому, что я совершенно не уверена, что сделала всё как надо. Это не моя специализация, Риган. И одна я не справлюсь в любом случае.

─ Я понимаю, ─ мужчина встал. ─ Нам нужна твоя машина. Поедем в наше обычное место. Чёрт, вот дерьмо, ─ Риган добавил еще пару слов, но не на английском. Кэрис подняла выщипанные светлые брови. ─ Пойду поговорю с Эндрю, слава Богу, что я спёр документы.

Маргарита, наконец, начала приходить в себя: в глазах чуть посветлело, но слабость от потери крови всё так же был сильна. Дыхание и сердцебиение успокоилось. Она проводила Ригана взглядом. Кэрис, покосившись на дверь, полушепотом обратилась к ней:

─ Ты новая ассистентка?

─ Еще не знаю, ─ честно ответила Маргарита.

─ С Ливерпуля? ─ внезапно спросила женщина, прищурившись. ─ Я слышу акцент.

─ Да, но лет в девять переехала в Манчестер… по семейным обстоятельствам.

Вновь поднялось беспокойство. Ливерпульского акцента у неё уже не могло быть ─ откуда тогда Кэрис знает, что Марго с Ливерпуля? Женщина уставилась в одну точку, в стену над головой девушки, закусив губу. Глаза её в очередной раз вспыхнули… и задымили. Кэрис выругалась. Марго вскрикнула бы от неожиданности, если бы могла, но лишь побледнела и вздрогнула. На пол что-то упало. Кэрис вскочила и бросилась к столу. Выдвинула отделение стола, облегченно опустилась на кресло и спокойно произнесла:

─ Экзорцисты носят цветные линзы, ─ Кэрис надорвала упаковку. Глаза её были нежно-голубыми, а не зелёными. ─ Чтобы скрыть печать. Но даже когда её нет, приходится продолжать носить. Люди помнят, что когда-то твои глаза были другого цвета.

─ Вы тоже изгоняете демонов?

Женщина развернулась к окну.

─ Я их использую, ─ коротко ответила Кэрис. В коридоре кто-то разговаривал, ходили люди. Она действительно была в больнице.

─ Как я попала сюда? ─ вдруг спросила Марго. Не могли же её просто принести на руках, истекающую кровью, после такого. Это вызвало бы массу вопросов.

─ Тебя принёс Хабарил. Вытащил из-под лестницы, всё сжёг, перенёс сюда, ─ голос женщины вновь стал холоден. ─ Хороший демон, но когда-нибудь он спалит Ригана. Этот человек ничему не учится. Чёрт, как щипет!

Маргарита устало откинула голову. Хотелось спать… Ей даже не хотелось думать обо всех тех странностях, что она услышала сегодня, но мысли упрямо лезли в голову. Почему всё сходится на её родном городе? И свою рану Риган получил в тот же февраль, когда напали на неё. Это было странно. Нужно дождаться отчёта от Штефф и, всё-таки, вытрясти из бабушки подробности нападения. О’Салливан был явно каким-то образом замешан в тех событиях, в этом Маргарита была уверена. Нужно быть настороже.

Кэрис. Ей не верилось, что она просто соратница Ригана, нет. Нужно навести справки и на неё. Она врёт, это чувствовалось.

С этими мыслями Маргарита провалилась в болезненный сон.

========== Глава 9 Печать ==========

Следующие часы стали для Маргариты настоящим адом. Каждый вздох, каждое движение отзывалось в теле дикой болью, от которой хотелось выть. Пусть Кэрис вытащила металл из тела, но рана осталась, кость не срослась. Девушка лежала на светло-бежевом сиденье кадиллака, стараясь не шевелиться, но любая кочка или яма на дороге заставляла её шипеть. Кэрис изредка нервно оборачивалась к ней, пока Риган вёл машину. Как заметила девушка, Кэрис вообще была довольно неуравновешенной особой. До встречи с ней Марго даже не думала, что на Ригана можно орать.

Солнце зашло за горизонт, оставляя Лондон в пыли и сумраке. Риган выключил фары. Они ехали где-то на окраине. Марго лежала, прикрыв глаза. Стараясь отвлечься от тупой веерообразной боли, она обдумывала сегодняшний день и краем уха слушала, о чём изредка переговаривалась пара впереди.

─ Остановят, ─ недовольным голосом высказалась женщина после того, как стрелка спидометра скользнула к сорока милям в час.

─ Хабарил, ─ не отвлекаясь, сказал Риган. Казалось, это был ответ на любой вопрос.

Кэрис повернула голову к задним сиденьям. Марго прямо физически чувствовала, как её беззастенчиво разглядывают.

─ У неё может не выдержать сердце. Обезболивающего не хватит до нашего места.

─ Завернуть в аптеку?

Кэрис помолчала.

─ В сумке вроде осталось, ─ женщина снова стрельнула взглядом в сторону Маргариты и тихо произнесла: ─ Кажется, заснула снова.

─ Восхитительно, ─ с сарказмом пробурчал Риган.

─ Такая… миленькая, ─ странным голосом сказала Кэрис. Марго попыталась сохранить спокойствие. ─ Думаю, ты снова выбрал не ту.

─ Если бы мне разорвало ключицу, я бы орал, не переставая, ─ прорычал Риган. ─ У неё же лишь появилась слабость.

─ Может, ты и прав.

Машина завернула вправо и понеслась по неосвещенному шоссе на запад.

─ Кого вызываем?

─ Первую сотню ─ глупо и день неподходящий, ─ сказала Кэрис. ─ Ты можешь вести нормально? Это не катафалк. Вызовем какого-нибудь мелкого бесёнка, они все умеют переводить хвори на здоровых.

─ У тебя есть ненужный здоровый на примете?

Кэрис, фыркнув, повернулась обратно к лобовому стеклу. Маргарита не решилась открыть глаза и продолжала внимательно слушать. Машина снова завернула вправо.

─ Эндрю всё сделал?

─ Да, Маргарита Кейтилин Эйс-Тёрнер со вчерашнего дня в Лос-Анжелесе, с другом в моём лице, приедет лишь послезавтра. К сожалению, камеры почему-то перестали работать. Думаю, по приезде нас обоих ждёт допрос.

─ Скольких? ─ внезапно произнесла Кэрис. Риган молчал около трёх минут.

─ Четырёх.

«Что четырёх?» ─ спросила про себя Маргарита, голоса не было. Она судорожно вздохнула и сразу же застонала от новой волны боли. Кэрис повернулась.

─ Скоро приедем, дорогая, потерпи.

Женщина протянула руку: на прохладной ладони лежала блеклая таблетка. Марго послушно проглотила обезболивающее. Как мел. У неё притупился даже вкус.

Было около двенадцати, когда машина въехала в остатки леса. Ветви скребли по стеклу, как чьи-то гигантские когтистые лапы. Камни вылетали из-под колёс. Кэрис шипела на Ригана, что тот исцарапает ей машину, но мужчина мудро не отвечал на нападки. Фары он так и не включил. Правой рукой Маргарита ухитрилась нащупать айфон в кармане, но вытащить его не смогла. Вместо этого она узнала, что рядом с ней лежит рация. И как она её не выронила? После пары минут по неровной дороге машина выехала на ровную, покрытую инеем поляну и остановилась на окраине.

Маргарита выдохнула. Последний рывок едва не заставил её упасть в обморок от боли. Не помогала даже анестезия.

─ Приехали, ─ сквозь зубы сказал Риган, осматривая местность из-под тёмных очков, надетых для неведомых целей.

─ Всё заросло, ─ отрешенно произнесла Кэрис и, очнувшись, вытащила из сумочки серебристый тонкий кинжал.

─ Зубочисткой будешь символы чертить? ─ фыркнул мужчина. ─ Не занимайся ерундой, в нашем тайнике всё есть.

Женщина, одарив его злым взглядом, вышла из кабины и скрылась в тени.

─ Что вы собрались делать? ─ чуть слышно спросила Марго. ─ Какие символы?

Она до сих пор не понимала, что задумали эти двое.

─ Вызовем демона, ─ ответил Риган, щелкнув зажигалкой. Немедленно потянуло едким табачным дымом. У девушки заслезились глаза. ─ И он тебя вылечит.

─ Что? ─ от неожиданности у Маргариты появился голос. Риган, проигнорировав её возглас, вылез из машины и тоже скрылся в темноте.

Девушка, держась за перебинтованное плечо, с трудом привстала, морщась от боли. Неужели эта Кэрис не могла с кем-нибудь договориться, чтобы рану обработали как следует? Загадка. Кто она вообще такая?

Мама ещё в детстве говорила Марго, что чрезмерное любопытство доведёт дочь до крупных неприятностей. Собственно, они начались со вчерашнего дня… Заметив, что из золотистой сумки Кэрис вывалилась пачка таблеток, девушка немедленно подняла её и засунула в карман. Зачем, она не знала. Интуиция, а ей девушка привыкла доверять. Подумав, что еще немного и она задохнётся в прокуренном Риганом кадиллаке, Маргарита, морщась, выбралась из машины. Пахло лесом, свежестью, обилие кислорода вскружило голову. Небо было темно. В радиусе пары километров явно не было ни одного населённого пункта. Куда они её завезли? На окраину Шотландии к серым утесам?

─ Осторожнее, ─ сказал Риган, приподнимая Марго. Боль вновь дала знать о себе, но Маргарита постаралась её не показать. Сам факт того, что она находится в руках Ригана, почему-то успокоил.

Мужчина осторожно уложил Маргариту на широкую деревянную скамью, стоявшую посередине поляны. Интересно, он тоже носит линзы? Какие глаза у него? Такие же чёрные, как сейчас? Кэрис, ворча, ползала на коленях по траве, вырезая что-то на земле и отшвыривая дёрн, вырванный коротким широким ножом.

─ Не кричи и не бойся, я буду рядом, ─ проникновенным шепотом сказал Риган. Глаза его вспыхнули; мужчина отошёл. Марго расслабилась и повернулась к рыжеволосой женщине, закончившей свои странные манипуляции. Поляна была покрыта угловатыми рунами, выливавшимися к большой круг, в центре которого находилась звезда.

Кэрис встала посреди круга, устремила взгляд к Маргарите. Девушка заметила, что линз на женщине уже не было: на левом глазе зеленел орнамент ─ печать, связывавшая демонолога и духа. Внезапно Марго заметила, что Кэрис боса.

─ Начинай, ─ тем самым, холодным голосом сказала Кэрис, не отрывая взгляда от девушки. От любопытства Маргарита забыла о боли и привстала.

Риган прикоснулся к кругу, вырезанному на траве вокруг звезды, и пустота загорелась. Кольцо осветилось красным. Риган выпрямился. Над ним пламенела тень ─ демон огня Хабарил. Но Маргарита смотрела только на Кэрис.

«Я их использую», ─ вспомнила девушка. Кэрис же, дождавшись, пока огонь охватит и звезду и взмоет к небу, начала быстро расстегивать красную шёлковую блузу, что-то шепча, однако Маргарита лишь видела, как шевелятся её губы. Риган отступил на шаг, в другой круг. Марго, оглядевшись, заметила, что тоже находится в круге.

Блуза упала к ногам Кэрис, ловя отблески огня. Языки пламени скрывали женщину почти до бёдер, пыша жаром. Следом упал бюстгальтер. Марго перевела взгляд на Ригана: тот стоял, как и прежде, не обращая внимания на маленькую упругую грудь, открывшуюся окружающим. Видимо, это было в порядке вещей. Как же демонов вызывает он? Маргарита покраснела и снова вернулась к Кэрис. Женщина стояла абсолютно голая, языки почерневшего пламени взлетели ещё выше, скрывая тело по плечи. Но Маргарита успела заметить, как Кэрис с силой провела по ладони ножом.

Пламя погасло, вызывая чёрный тусклый дым. Наступила тьма, нарушаемая лишь тремя печатями: сиреневой в правом глазе Кэрис, зелёной ─ в правой и огненной в глазах Ригана, вдруг проступившей сквозь чёрные линзы.

По телу Маргариты пробежали мурашки. Сердце забилось часто-часто. Ей казалось, что чья-то тень вырвалась из круга, раскинулась над ней, заставляя дрожать. Ведь часто бывает так, что ты смотришь в никуда и видишь там что-то? Она видела силуэт существа, похожего на Хабарила, вызывавшего и страх, и неосознанное умиротворение. Силуэт громадного демона, тянущего когтистые лапы, пусть и с добрыми намерениями.

«Не бойся», ─ вспомнила она слова Ригана, но это не помогло. Её трясло. Она не могла отвести взгляд от тьмы над собой. Потянуло серой.

«А вдруг они решили меня убить?»

Мысль пришла внезапно, заставила вздрогнуть. Марго уже поняла, что демоны реальны. Риган не врал. Он действительно экзорцист и выбрал её. Почему?

Ключицу защекотало, словно от ветра, несущего пыль. Бинты сгорели. Маленькие иголочки впились в кожу, казалось, каждая волосинка на теле встала дыбом. По ране словно прошлись льдом, и кровь тоже стала льдом. На миг сердце замерло, дёрнулось, и по артериям с новой силой забежала жидкость. Маргарита вздохнула. Чьи-то глаза взглянули на неё из тьмы и пропали. Демон исчез.

Кэрис вышла из круга.

─ Плащ, ─ произнесла она. Риган кинул его. Складки прошелестели в темноте, как листья. Поляна слабо освещалась вышедшей из туч луной.

И тут Марго поняла, что боль исчезла. Она пошевелила рукой ─ ничего. Скользнув пальцами по месту раны, она поняла, что кожа там стала ровной и гладкой, как после зажившей царапины.

─ Ты говорила, что на тебе нет печатей, ─ заметил Риган.

─ Заткнись.

Маргарита встала. Тело было лёгким, как перышко. Ей казалось, что она помолодела на пару лет. Сердце билось с новой силой. Некоторое время она смотрела на траву под ногами ─ а когда подняла глаза, то заметила, что Риган и Кэрис смотрят на неё.

Кэрис стояла в чёрном плаще, чуть покрасневшая, с обгоревшей рыжей косой и ледяными бездушными глазами и держала Ригана за руку. Кольцо экзорциста, красное, как гранатовое зерно, медленно угасало, и тень Хабарила исчезала тоже. Они были абсолютно разные и вместе с тем похожи. Марго поклялась про себя, что найдёт информацию и про него, и про неё. А пока она доверять им не будет, как бы сильно ей не хотелось делать это в отношении одного из них.

Когда они возвращались в Лондон, Маргарита вдруг вспомнила, что квартиры у неё больше нет. Она целиком зависит от Ригана, и в этом, возможно, состояла ловушка. Она теперь не может ни работать, ни учиться, ни спокойно гулять по улицам, ни рассказывать о себе всё немногочисленным подругам. Она зависит от него.

Пальцы нырнули в карман и вытащили белую пачку от таблеток. Буквы были покрыты гарью и серой, и прочитать их было невозможно. Но что-то внутри говорило Маргарите, что это важно. Каждый ли носит анестезию в сумочке, как Кэрис?

========== Глава 10 Первая ласточка ==========

Маргарита слабо помнила тот день. Помнила запах сырости, скрип резиновых детских сапожек, дождинки на свежей ярко-зелёной траве. Зима в тот год была непривычно долгой, и только-только начали появляться бутоны на кустах в саду. Она игралась со щенком, подаренным на день рождение, полуторамесячным спаниелем, которого больше не видела после.

А у калитки стоял он.

Марго открыла глаза. Потолок комнаты был покрыт гарью от бесчисленных сигарет. Хотелось пить.

Первым делом она провела рукой по левому плечу. Тёплая, ровная кожа, не чувствовалось даже шрама. Может, ей приснилось? Ни перестрелки, ни Кэрис, ни той тени не было? Отпихнув от себя одеяло, Маргарита свесилась с кровати. Пальцы ног сразу же защекотало пушистыми тапками. Её.

Было около восьми утра, Риган ещё спал, отвернувшись от неё ко входной двери. Приехали они поздно и сразу же упали на свои места: Марго ─ на кровать, Риган ─ на пол. Девушка устало провела ладонью по лицу, словно пытаясь смахнуть сонливость, зевнула и огляделась. В углу маленькой комнаты лежали её вещи, сваленные в кучу. Маргарита с удивлением заметила и свой ноутбук, и швейную машинку, и кипу альбомов. Видимо, Риган был уверен, что девушка не сможет вернуться домой. Будет жить с ним.

Маргарита чуть улыбнулась и легла обратно, задумавшись о загадочном экзорцисте: о тёмных глазах, тонкой ехидной улыбке и растрёпанных чёрных волосах, напоминавших ей Бернарда Блэка (1). Впрочем, улыбка погасла через пару секунд. Марго запустила руку под матрас, выцарапывая из-под него айфон, и отвернулась к стене. Итак, сообщение Штеффи…

И… ничего.

Ригана О’Салливана не существовало. Ни свидетельства о рождении, ни счета в банке, ни семьи, ни детей, ни телефонного номера. Единственным упоминанием было завещание некоего мистера Морана, почившего лет четырнадцать назад, которому, разумеется, Риган никем не приходился. Его просто не было. Маргарита закусила губу. Можно, конечно, сказать, что О’Салливан уничтожил данные о себе в силу «профессии», но какими связями надо обладать, чтобы убрать всё? Про террористов известно больше, чем о нём. Мелькнула мысль, что можно попросить досье на Кэрис ─ но про неё известно ещё меньше. Чёрт, и как она не догадалась посмотреть номер машины!

Раздосадованная Маргарита спрятала айфон обратно, встала и направилась к своим вещам, чтобы найти зубную щётку (хотя бы попытаться) и полотенце. Риган взял то, что попалось под руку, это очевидно. Только как он пронёс всё это? Зимнее пальто, шапка, глупый халат в цветочек, пара книг. Наконец, приметив что-то синее под кипой бумаг, девушка вытащила щётку и ушла в ванную приводить себя в порядок.

Когда она вернулась, Риган уже проснулся, смотрел в потолок и курил. Опять.

─ Доброе утро, ─ сказала она и демонстративно открыла форточку. Она еще заставит его курить меньше.

Мужчина не ответил. Марго никак не могла причислить себя к экстравертам, но молчание Ригана нервировало. Закусив губу, она начала искать расчёску.

─ Доброе утро наступает после стаканчика виски, ─ наконец услышала она.

─ Или после тоста с джемом, ─ пробурчала Марго себе под нос. Девушка не ела чуть меньше суток. Выудив из свитеров и расчёску, Эйс-Тёрнер села на кровать. Карамельные пряди спутались в морские узлы. Заметив, что О’Салливан в открытую за ней наблюдает, девушка покраснела и выпалила первое, что пришло в голову:

─ Как ты пронёс столько вещей?

Риган, зевнув последний раз, выбрался из одеяла. Как оказалось, он спал в одной чёрной майке, хотя температура в квартире была далеко не как в Майами. На пару секунд застыв, Маргарита стала ожесточённо драть собственные волосы. Мистер экзорцист не мог похвастаться горой мышц, но всё-таки был довольно накачен. Внизу живота защекотало.

─ Не я. Это Хабарил. Я разнёс твою комнату, взял ноутбук и убежал так, чтобы меня успели увидеть. А Хабарил запер дверь, и пока эти идиоты пытались её открыть ─ она почему-то никак не давалась, ─ переносил твоё барахло. Он универсален.

Маргарита проглотила слово «барахло» и спросила:

─ Что будем делать?

Риган, не вставая, натянул джинсы.

─ Ты ─ ничего. Ты в Лос-Анжелесе, поэтому сидишь тут. А я проберусь на Скотленд-Ярд и узнаю, что они успели понять и взять. Например, пулю, которой тебя пристрелили.

─ Скотленд-Ярд? ─ от удивления Маргарита опустила расчёску и уставилась на мужчину. ─ Как ты туда пролезешь? Как потом выберешься?

Риган, надевая на ходу рубашку, ушёл в ванную. Зажурчала вода, но он, тем не менее, громко ответил:

─ Когда я начну тебя обучать, ты сможешь пролезть и в штаб-квартиру Пентагона. Меня не будет часа два. Но через час придёт Эндрю, теперь твой хороший друг. У него будет к тебе важный разговор. Эндрю немного больной, но тебе понравится.

Про Эндрю Маргарита пропустила мимо ушей.

─ А если не вернёшься? Как я узнаю, что с тобой всё в порядке?

На ответ она не рассчитывала, но Риган удивил. Вытираясь на ходу полотенцем, он прошёл к кухонным тумбам и вытащил ту самую бархатную коробочку, привлёкшую внимание Марго вчера. Девушка выпрямилась. Кажется, сейчас ей скажут нечто важное.

─ Если я умру, эти часы остановятся, ─ сказал ирландец, ─ прекратится мой договор с Хабарилом. И тогда Эндрю станет тебе ещё большим другом.

Маргарита, опешив, застряла в чёрных глазах Ригана. Ей кажется, или сквозь линзы пробивается синева?

─ Не беспокойся обо мне, ─ прошептал он, надевая часы ей на руку, и, больше не говоря ни слова, ушёл. Щёлкнул замок. Девушка перевела взгляд на часы. Золотые стрелки продолжали медленно скользить по циферблату.

Он издевается?

Час.

Выкинув Ригана из головы, Маргарита встала и решительно подошла к шкафу. Шаги в коридоре стихли; девушка проверила замок на двери, снова вслушалась в тишину и начала толкать предмет мебели. Ноги скользили. Опираясь о стену, она продолжила. Шкаф противно скрипел о ламинат. Вот показалась рама иконы, Марго начала толкать с удвоенной силой. Подошвы ног горели. Пнув шкаф напоследок, Маргарита оказалась перед иконой.

Дева Мария смотрела всё так же строго и холодно; Марго осмотрела раму. Очевидно, что за ней что-то было: это девушка поняла ещё в первый раз. Но как только она коснулась мозаики, пальцы немедленно зажгло, будто она прикасалась к раскалённому металлу. Марго пару раз дунула на пальцы.

Что за чёрт?

Сделав то же самое через ткань халата, Маргарита обожгла пальцы снова. Одно из двух: либо Риган обработал чем-то раму, либо у неё приступ сумасшествия. Разозлившись, девушка дёрнула за край мозаики ─ и та вдруг поднялась, как крышка. Кожа полыхнула огнём, но Маргарита не обратила на это внимание.

Внутри было два отделения. Вверху лежали бумаги: белые, в файлах, синие, в переплетах. Ближе всего был… паспорт? Девушка ловко вытащила его и раскрыла. Риган всё-таки существовал. Вот старая фотография юного сероглазого ирландца. Ан-Уавь, девятое ноября тысяча девятьсот семьдесят девятого года. Хотя был ли паспорт подлинным? Можно не верить. Маргарита отложила его в сторону. В углу находились визы в прозрачном пакете, они девушку не заинтересовали. У самого края лежала фотография: Риган, Кэрис и незнакомый ей зеленоглазый молодой человек с грустным лицом на фоне Тадж Махала. Маргарита перевернула карточку: «Риган О’Салливан, Кэрис Моран и Эндрю Дж. Моран».

Моран… Это всё объясняло. Хотя нет, не всё. Заметив, как Риган обнимает Кэрис на фото, Маргарита поджала губы. Просто так ли старик Моран сделал его своим наследником?

Самое интересное она оставила на потом. Посередине полки лежал кожаный альбом для фотографий размером с маленькую чертёжную доску. Марго, стараясь ничего не уронить, вытащила альбом и присела с ним на матрас.

Это был сборник вырезок из книг и газет, коллажи с фотографиями, пара рисунков и писем. Девушка начала с первой страницы: она была посвящена некоему убийству в тюрьме Дублина. Это не было интересным, впрочем, надпись в конце заинтриговала. Размашистым почерком было выведено два слова: «Demon Dantalion». И крест. Марго перевернула страницу. Следующие пять были посвящены какому-то собранию, на котором девушка заметила и Ригана, и обоих Моран. Довольно часто прямо на фото были нарисованы кресты. Времени не было. Маргарита пролистнула ещё пару страниц, и тут взгляд выцарапал надпись «7 февраля 2001г.»

Это была вырезка из Ливерпульской газеты, и девушка с изумлением поняла, что в ней говорится о нападении на неё, Маргариту. Было подчёркнуто её имя, адрес больницы, куда поместили пострадавшую, и название психбольницы, куда поместили нападавшего (к сожалению, его имени девушка не нашла). На том же развороте было фото молодого Ригана с той же датой: на шее мужчины багровел рубец, словно кто-то пытался отрубить ему голову секирой. И подпись внизу. «Nekata». Обведённая трижды красной пастой.

Маргарита зашелестела страницами. Началось кое-что интересное. Это были данные о молодых девушках, всего она насчитала их шесть. Подумав, что ещё успеет ознакомиться с содержимым этого альбома, Марго собралась было поставить его обратно, но тут ей пришло в голову сфоткать информацию о каждой и сделать запрос Штеффи. И заодно изучить их «анкеты» самой.

Во втором отделении лежали книги, около двух десятков книг ровным рядом. Смотреть их не хотелось. Маргарита помнила и о втором тайнике. С сейфом она решила ничего не делать и потому задвинула шкаф обратно. Золотые стрелки продолжали двигаться. Прошло около двадцати минут.

Запертый шкафчик у окна заставил призадуматься. Как его открыть? Где-то должны быть ключи. Учитывая, что Риган не собирался утром, ключ должен был остаться тут, но искать его сродни поиску иголки в стоге сена. Задумавшись, девушка села на стул у кровати. В голову, однако, лезло другое.

Моран.

Седьмое февраля две тысячи первого.

Шесть девушек.

«Она уже седьмая».

Не это ли говорила Кэрис?

Маргарита сердито пнула кровать. Матрас подпрыгнул, на краткий миг обнажив пустоту под собой.

Что там? Еще один тайник?

Маргарита приподняла матрас, как вдруг в дверь постучали. Успев заметить лишь ворох чёрных лент, девушка, сделав доброжелательное лицо, подошла к двери и открыла её. Если кто-то спросит, ответит, что возлюбленная Ригана, и дело с концом.

В коридоре же не было никого. Марго посмотрела в обе стороны коридора. Показалось, что со стороны лестницы что-то щёлкнуло, но она не была уверена. Зато на полу лежало письмо.

«Уважаемая мисс Эйс-Тёрнер,

к сожалению, нам лучше не знать друг друга в лицо. В конверте лежат билеты на самолет (внимательно изучите их!) и пара фотографий, которые будут доказательством. Обстоятельно поговорите с Риганом, как прошла ваша поездка. Вы должны знать, что говорить, если будет допрос.

Всего наилучшего,

Эндрю М.»

Маргарита с улыбкой посмотрела на карточки. Безупречный фотошоп. Было даже одно общее фото с Риганом… Сердце девушки словно облилось мёдом, и она рефлекторно взглянула на золотые стрелки. Прошло всего тридцать пять минут.

Странный он парень, этот Эндрю Моран…

Вздохнув, Маргарита закрыла дверь и пошла писать сообщение Штеффи. Ей предстояло выяснить многое.

Комментарий к Глава 10 Первая ласточка

(1) Бернард Блэк - центральный персонаж английского ситкома “Black books”.

========== Глава 11 Лунная шаль ==========

Маргарита лежала на кровати и смотрела потолок. Золотистые стрелки продолжали кружить по циферблату: прошло два часа. Риган не приходил. Она старалась об этом не думать.

Девушка вспоминала всё то, что произошло с ней за три дня, и приходила к выводу, что что-то было явно не так. Наигранным? Ненастоящим? Почему, например, Алекс, подругу Оливии Стоун, убили именно после встречи с ней? Было ли это случайностью? А если нет, то была ли в этом виновата Марго? Что уж говорить про соседку по квартире? И то, что Риган знал, где она живёт ещё до того, как они познакомились, совершенно случайно встретились в её институте, на месте преступления? Поразительное стечение обстоятельств! А если прибавить узнанное пару минут назад?

Могло ли быть так, что напал на неё именно Риган? Впрочем, зачем тогда подчёркивать название психбольницы. Нелогично. Маргарите, на самом деле, просто не хотелось в это верить. У неё создавалось впечатление, что Риган познакомился с ней специально. Он был около её дома до того… И это доказывала грязь на ботинках. Он был и потому знал, что произошло.

Маргарита вскочила, не в силах сдерживать волнение. Ей казалось, что она нашла…

Да, он знал. Он был там.

И познакомился с ней специально? Заставил её познакомиться с ним?

Но зачем?

Маргарита снова села на кровать и вдруг вспомнила о шестерых девушках.

Первая девушка ─ блондинка, француженка, Левеллин Эммануэль. Эммануэль… Что-то знакомое. И ─ снова Ливерпуль. Может, в этом всё дело? Все дороги ведут в Ливерпуль? Вторая ─ оттуда же, но её имя не вызвало никаких воспоминаний. Остальные четверо и вовсе были с других городов. В конце каждой страницы была написана дата и нарисован крест. Просмотр не дал результатов. Не было ничего, что бы связывало их. Может, Штеффи найдёт хоть что-то… Маргарита снова принялась активно думать. Кэрис. Ранение. Почему, если «ты знаешь, как я стреляю», то Риган не выстрелил сразу, а позволил ей получить пулю? Зачем? Или она уже бред придумывает?

Маргарита поняла, что запуталась окончательно.

Скрипнула дверь.

К величайшему облегчению девушки, это был Риган. Как она была рада его видеть! Нет смысла скрывать: сейчас она полностью зависит от него. Первой мыслью было вскочить, обнять его, но Маргарита не двинулась с места и только в упор посмотрела на мужчину. Ни царапины.

─ Как прошло? ─ негромко спросила она.

О’Салливан закрыл дверь на замок и только после этого ответил:

─ Две новости, хорошая и плохая.

─ Не смешно.

Риган вынул из кармана джинсов маленький пакет и перебросил ей. Марго не нужно было открывать его, чтобы понять, что внутри пуля. Маленькая пуля, прошившая ей вчера тело. Значит, он сумел украсть её.

─ Это была хорошая?

─ Они не успели произвести экспертизу. Улик нет. Никаких.

─ В чём же тогда плохая? ─ недоуменно спросила Маргарита, наблюдая за тем, как Риган снимает плащ. Пальцы в кольцах быстро расстегивали серебристые пуговицы. Почему-то это зрелище завораживало её.

─ Этот… Харрингтон. Он слишком умный. ─ Она впервые увидела на лице Ригана злость, досаду, капельку гнева. ─ Запросил запись камер из твоего ресторана.

Марго побледнела.

─ И?

─ Записей нет, ─ выдохнул Риган, садясь рядом с девушкой. От него, как всегда, пахло сигаретами. ─ Сказали, что… ладно, неважно. Тогда запросил записи из аэропортов ─ я знал, что это сделают. Их тоже нет. Как и записей из твоего университета. Он это всё связал. Нет ни записей во время убийства, нет записей за тот день, когда пришла ты. Он начнёт копать под нас. Под тебя, под меня. В самом худшем случае проверит «Five Guys», и тогда нам точно крышка. Обоим.

Риган резко вскочил с кровати и ушёл в ванную.

Но ведь она была там одна…

Внезапно Маргарита вспомнила того человека в чёрном плаще, сидевшем в углу кафе. Человеке, внимательно слушавшем их разговоры об убийстве в университете. Зачем? Искал себе работу? Простое любопытство? А может, пытался узнать, что случилось после его ухода? Она была абсолютно уверена, что это был Риган. А после ─ труп Алекс. Опять-таки, совершенно случайный. Везде, где бы не появлялся Риган О’Салливан, позже появлялся какой-нибудь труп.

А её, конечно же, посадят как соучастницу. Она не сможет доказать, что не виновата, даже если расскажет правду. Кто поверит правде, нашпигованной демонами, обрядами и серебряными пулями?

Кажется, это педантично построенная ловушка от Ригана… У неё действительно нет выбора, кроме как остаться с ним.

Сходив к кафе, Маргарита и О’Салливан сели на автобус в сторону центра, к университету. Ирландец почему-то молчал. Как ни старалась девушка вытащить из него хоть что-нибудь, мужчина коротко, резко отвечал двумя-тремя словами и вновь замолкал. Она не могла понять причину столь внезапной перемены, это заставляло нервничать Маргариту. Не очень-то приятно почувствовать себя безразличной человеку, который изначально начал проявлять непривычный ей интерес…

Солнце садилось, начал идти мокрый снег, который впору было назвать дождём. И Риган, и Марго скрыли лица под капюшонами. Вскоре день сменился серым сумраком вечера. Фонари отражались от бесконечных вывесок, от тусклых луж, грязных, запотевших стёкол домов. Парочка вывалилась из набитого автобуса. Улица была полна людей: синие, красные, жёлтые плащи под слякотью. Снежинки таяли за метра три над землёй и громадными холодными каплями падали на Лондон. Наступала ранняя зима.

─ Ни в коем случае не снимай капюшон, поняла? ─ прошептал Риган, кивком головы приказывая ей идти к мрачному красно-серому зданию. Мужчина, не глядя на неё, двинулся к входу. Маргарита на миг задержалась. Это прекрасная возможность незаметно выяснить детали преступления. Поймав себя на этой мысли, она поразилась этому и засмеялась про себя: весело и опасно играть в детектива.

Казалось, что здание было пусто: окна не горели, машины не стояли. Маргарита, однако, уже знала, как обманчиво бывает первое впечатление. Deju vu, не так ли? Девушка неспешно шла за Риганом. В голову совсем не вовремя влезла мысль: он действительно не услышал тогда Ричарда Джонсона или сделал это специально, чтобы проверить её? Но на что?

Каково же было её удивление, когда Риган прошёл мимо главного входа и исчез в высоких кустах ─ украшение университета. Она ускорила шаг и краем уха услышала, что фонарь за спиной, находившийся ближе всего к ней, затрещал, моргая, и, наконец, угас. Словно чья-то тень неслышно шла за ней, накрывая, как покрывало, малейшие проблески света. Сглотнув, Маргарита тоже нырнула в кусты, вслед за экзорцистом, чувствуя, как холодные гладкие веточки бьют по плащу. Остатки листьев шуршали впереди.

Оказалось, что за кустами скрывался один из запасных входов в здание: одинокая дверь, ведущая в левое крыло университета. В стене не было ни одного окна, она была полностью глухой. Пораскинув мозгами, Маргарита поняла, что эта дверь выходит как раз в то место, где размещалась комната охраны. И Риган о ней знал, очередная случайность?

Мужчина стоял у лестницы.

─ Видишь серу? ─ прошептал он, указывая на ступени. Кое-где виднелся желтоватый налёт, который не сумела убрать жёсткая рука служителей закона.

Да что он ей пытается доказать? То, что кто-то заранее «приготовил» эту улику? Нужно замечать то, на что он, наоборот, не показывает…

─ Как мы пройдём? ─ спросила Марго.

─ Тут нельзя. Залезем через мастерскую.

Маргарита послушно двинулась за ним, одновременно думая, зачем они пришли сюда. Действительно ли с целью раскрытия преступления? Руководство института действительно поручило ему это дело? Едва ли. В альтруистические намерения ирландца не верилось. Дождь же усиливался. Капельки колотили по крыше здания, по листьям, отрывая их, по асфальтовой дорожке. На миг мир озарился вспышкой, как от молнии. Марго потрясла головой. Какая, к чёрту, молния? И снова шелест тени за спиной.

Окно мастерской было открыто ─ тут уже глупо говорить о случайностях, ─ Риган достал «кошку». Девушка приподняла бровь. Мужчина отступил на пару шагов, прицелился… «Довольно быстро, будто зная место, не правда ли, Маргарита?» ─ раздалось у неё в голове. Когтистое приспособление, взлетев в воздух, вцепилось под подоконник; Риган дёрнул пару раз.

─ Я лучше постою тут, на стрёме, ─ внезапно сказала Маргарита, повинуясь некоему внутреннему чувству. О’Салливан на миг растерялся, но спорить не стал.

─ Конечно, я оставлю тут Хабарила… на всякий случай.

Это было совсем не то, на что рассчитывала девушка. Демон не позволит ей осмотреться, и, к тому же, само его присутствие не радовало. Тёмные силы Маргариту не прельщали. Она боялась их.

Риган исчез в оконном проёме, чтобы найти неизвестно что, а Марго села у стены, смотря на ровную стену ливня, обрушивавшегося с неба. Справа пламенела фигура: жар, идущий от Хабарила, превращал дождинки в пар. Она видела лишь копыта и кончик хвоста, напоминавшего львиный. Козлолев, как мило.

─ Разговаривать умеешь? ─ не подумав, брякнула девушка.

Создание обожгло раскатистое «да», больше похожее на рык. Марго, крайне удивившись, повернулась к демону. Хабарил стоял, прикрывшись крыльями. Погода ему явно не нравилась.

Разговаривает с демоном, с ума сойти… Заметив, что существо наблюдает за ней сквозь просвет в крыле, Марго решилась задать ещё один вопрос.

─ Вы давно сотрудничайте с Риганом? ─ крайне вежливо произнесла она. Если бы в английском языке были «особо вежливые» формы слов, то она использовала бы их. И снова раскатистое «да» в подсознании.

─ Ты всегда говоришь «да»?

Хабарил зарычал, жар стал сильнее. Мир вокруг снова поглотила вспышка. На мгновение Маргарите показалось, что что-то двинулось к ней из темноты.

─ Тут есть кто-то ещё? ─ прошептала девушка, неосознанно придвигаясь к демону. Сердце колотилось. С таким напряжением оно скоро остановится. Маргарита попыталась задышать ровно, считая каждый вздох. Почему-то зачесалась левая ладонь. Подняв глаза, девушка пытливо уставилась в темноту. С Хабарилом не так страшно.

Никого.

Айфон в кармане завибрировал: пришло сообщение. Дуя на холодные пальцы, Маргарита вытащила его, разблокировала. Внутри всё заледенело. Незнакомый номер. Незнакомый номер ─ всегда плохо. «Не доверяй,» ─ гласили слова. Два слова на белом фоне. Буква «N» на конце. Никто на эту букву даже в голову не приходил. «Спокойно, просто кто-то ошибся номером,» ─ подумала Маргарита, скользнув взглядом по номеру. Слишком много цифр шесть.

─ Это был демон, Хабарил? ─ как можно жёстче спросила она, убирая айфон обратно, и снова уставилась в сумрак и дождь. Сердце ждало ответа. Что-то подсказывало ей, что создания тьмы, в отличие от людей, не лгут.

Очередное огненное «да». Она ожидала этого и задумалась, что можно спросить ещё, пока нет Ригана.

─ Ты уже бывал тут?

Хабарил раскинул крылья, являя туловище льва на козлиных ножках, и взлетел, закрывая свет фонаря над головой. Кажется, лимит вопросов был исчерпан. Вместо этого вновь завибрировал айфон, заставляя вытащить его снова.

«Был», ─ пришло короткое сообщение с того же номера.

Жемчужно-белая луна выступила из-за облаков сквозь дождь. На миг Маргарите показалось, что на её кромке танцует женщина. Заливисто рассмеявшись, фигурка взмахнула рукой: луну вновь скрыло облаком, словно чьей-то шалью, и наступила ночь.

========== Глава 12 Демон тьмы и ночи ==========

Поздно вечером Маргарита Эйс-Тёрнер, запершись в ванной комнате, сидела на полу и переписывалась с Штеффи. Американка не могла понять, зачем Марго нужны данные об этих девушках, и только когда та сказала, что это нужно, чтобы найти убийцу Алекс, Штеффи согласилась и пообещала скинуть всё завтра к обеду. Потом Маргарита написала короткое сообщение менеджеру ресторана, что увольняется. Это далось легко, учитывая, что Риган уже сегодня вечером отстегнул ей пару сотен футов. Но когда пришло время писать мистеру Эйзенхауэру, что-то внутри болезненно щёлкнуло. Отказаться от участия… От осознания серьезности своего решения Марго стало немного дурно, но она написала эти слова, думая о том, что сможет вернуться в здание университета одна и с прекрасным поводом…

Девушка в очередной раз зашла в сообщения. «Не доверяй». Буква «N». Не доверяй, не доверяй… Ей казалось, что она недавно слышала имя на эту букву, но когда, от кого… А может, не имя вовсе… Слово назойливо вертелось в голове, не желая складываться в связную мысль.

Риган так и не сказал, что нашёл в здании, а Маргарита не спрашивала. Она думала лишь о многочисленных странностях, окружавших её. Убрав айфон, девушка устало посмотрела на себя в зеркало. Одна с практически незнакомым мужчиной в квартире. Она, не торопясь, стянула с себя майку, плечо всё же немного болело при движении. До сих пор чесалась левая ладонь. Девушка посмотрела на себя в зеркало. Маргарите всегда было интересно, откуда взялся маленький шрамик-звёздочка у неё над сердцем. Родители говорили, что в детстве у малышки была сердечная недостаточность, последствия которой отзывались на организме до сих пор. Например, у Марго часто темнело в глазах, падало давление. Не верилось ей в это ─ банальная сердечная недостаточность. Стянув и джинсы, она закуталась в тёплый халат. В отличие от Ригана, девушка не могла спокойно раздеваться при ком-то. Быстро почистив зубы, девушка вышла.

Риган лежал на матрасе и что-то читал. Маргарита, глянув на него, пошла к себе.

─ Тебе нужен личный демон.

Девушка запнулась. Неожиданно.

─ Что?

─ Демон, выполняющий твои приказы.

Маргарита радостно встрепенулась. Идея ей понравилась, несмотря на её страх перед созданиями тьмы. Круто иметь своего персонального Хабарила. Девушка села рядом с мужчиной. Мрачный взгляд Ригана не изменился ни на йоту. Он был всё так же тяжёл.

─ А как его вызвать? Опять уедем в то место?

─ Кэрис слабее меня, ей нужен огонь, много огня. Ты справишься сама. Вызовем тут.

─ Думаешь, я сильнее Кэрис? ─ недоверчиво спросила Маргарита.

─ Конечно. Иначе зачем бы я тебя завербовал? ─ медленно произнёс мужчина. ─ Кроме того, сегодня полная луна.

На том и порешили. Риган оттащил матрас в сторону, освободив середину комнаты. Маргарита с интересом наблюдала за его манипуляциями и запоминала. Ирландец оттолкнул шкаф, полез в тайник за иконой. На миг Марго заволновалась, что он поймёт, что девушка лазила там, но Риган вытащил какую-то книгу и подошёл к Маргарите. Том был не особо велик, в пару десятков страниц. На чёрной обложке не было написано ни слова. Она была гладкая, без потертостей, словно доставалась крайне редко.

─ Выбирай имя, прочитай описание каждого, ─ приказал Риган, отдавая её, и сразу же вернулся к тайнику, чтобы что-то достать, медленно и с руганью. Книга, однако, заинтересовала больше.

Маргарита полистала пожелтевшие страницы. Все имена были на латыни, но всё остальное, к счастью, на английском. Она погрузилась в водоворот букв, попыталась вчитаться, однако смысл проходил мимо. «Может, это как с драгоценными камнями? ─ подумала девушка. ─ Может, не я должна выбрать, а он меня?» Она стала листать медленнее, останавливаясь лишь на рисунках и вязи имён, ждала, когда вздрогнет сердце. «А» прошелестела десятком страниц, потом «В», «С». Всего двадцать шесть букв.

«Неката».

Сердце стукнуло два раза.

Марго нашла взглядом Ригана. Мужчина чертил пентаграмму на полу.

Неката, демон тьмы и ночи. Принимает облик юной женщины. Её сила ─ мрак и луна. Видит прошлое и будущее, помогает разгадывать тайны. Кажется доброжелательной. Неката крайне агрессивна, любая ошибка в ритуале либо в задании неминуемо ведёт к смерти. Сильный демон, невосприимчив к большинству ритуалов. Оружие ─ серебряная коса, скрытая за белой шалью, которой она закрывает сознание жертвы.

─ Неката… ─ повторила девушка про себя. За спиной зазвонил айфон, знаменуя о сообщении, но Маргарита не стала его брать. Неката. Не о ней ли это разговаривали Риган и Кэрис, когда думали, что девушка спит?

─ Я выбрала! ─ воскликнула Марго, закрывая книгу. В душе была странная уверенность, что она сделала правильный выбор.

─ Не говори кого, ─ сразу отрезал Риган, дочерчивая круг. ─ Может не прийти. Заклинание на последней странице.

Маргарита снова раскрыла книгу. Действительно, в конце был текст на латыни размером с полстраницы. Девушка пробежалась по нему глазами.

─ Я не знаю этого языка.

─ Брось, ─ отмахнулся Риган, присаживаясь рядом. Терпко пахло сигаретами. ─ Это легко. Все ударения на предпоследний слог, читаешь по буквам. Всё просто, ─ заявил он, хотя не далее как позавчера говорил ровно противоположные вещи.

Следующие два часа они провели, зазубривая жалкие полстраницы. Маргарите просто плакать хотелось: кем-кем, а учителем Риган был отвратным. Наконец, сказав что-то вроде «теперь, может, кто-то придёт», мужчина сказал ей войти в звезду, вручил нож в руки и напомнил, как демона вызвала Кэрис. Девушка запунцовела. О том, что нужно будет раздеваться, она напрочь забыла.

Лицо Ригана скривила гримаса.

─ Я уйду, ради Бога, ─ рявкнул он, беря сигареты. ─ Хабарил, ты знаешь, что делать.

Подумав о том, что Риган, во-первых, хам и грубиян, а во-вторых, слишком наплевательски отнёсся к ней (в самом деле, тут вызывание демона в первый раз происходит, а он уходит), Маргарита встала в сатанинскую звезду. Лампа на столе моргнула. Девушка задержала на ней взгляд. Демон тьмы и ночи… Не его ли тень преследует её? Неката. Имя было бархатным на вкус. «На богиню Гекату похоже, ─ подумала Маргарита. ─ Она вроде тоже была связана с луной». Девушка выдохнула. Ей было страшно и одновременно интересно. Стараясь не думать о том, что малейшая ошибка сожжёт её дотла, Марго сказала:

─ Огонь.

Хабарил зарычал. Одна из его голов, змеиная, изрыгнула пламя, заставив свечи загореться. Стало чуть теплее. А теперь заклятие. Маргарита, чётко выговаривая заунывные латинские слова, дрожащими руками начала расстёгивать халат. Пламя свечей поднималось все выше, пока не дошло до её бёдер. Смущаясь неведомо кого, девушка сняла последнюю деталь одежды, оставаясь абсолютно голой. Пламя почернело, вспыхнуло.

Теперь самое главное. Маргарита подняла нож ─ тот же самый, что использовала Кэрис. Так ей показалось.

─ Неката, ─ прошептала она, краем глаза заметила, как сжался Хабарил, и, зажмурившись, провела лезвием по ладони. Капля крови упала на пол.

Мир загорелся. Свечи вспыхнули, обжигая Маргариту. Она взвизгнула. Девушка ничего не видела, только стену пламени, доходившей до потолка. Чёрного-чёрного, как ночь, пламени. Почувствовав, что загорелись волосы, Маргарита в панике вцепилась в них в тщетной попытке потушить. Тело жгло, а потом вдруг раздалось мощное протяжное гудение, как у вагона метро. Разноцветные холодные искры вырвались из-под пола, поднялись вверх и исчезли, растворившись в потолке.

Она почувствовав уже знакомый ей взгляд, подняла голову. Лицо женщины, сотканное из чёрной дымки, стояло перед ней. Тонкое лицо прекрасной женщины, сотканное из шёлка. Рука, появившись из ниоткуда, скользнула по щеке, оставляя жгучие пятна, и исчезла, огонь утих.

С грохотом открывшаяся дверь, влетела в стену. Марго знала, что это Риган, но её это не волновало. Ей казалось, что она чего-то лишилась и снова получила обратно. Ноздри щекотал дым, высушивая гортань. А потом она поняла, что горит.

─ Хабарил! ─ заорал Риган, вызывая трусливого демона обратно. Чудовище раскинуло крылья, притягивая пламя к себе, отрывая от мебели, пола, Маргариты. Девушка принялась судорожно дышать задыхаясь в паническом приступе. Ей катастрофически не хватало воздуха, но Ригана это не волновало. Вцепившись в обожженное плечо девушки, он начал кричать, болтая её взад-вперед:

─ Кого ты вызывала, кого?!

Слова застряли в горле. Сернистый чёрный туман наконец рассеялся перед глазами Марго. Она увидела, что Риган стоит на коленях прямо перед ней. Он был явно вне себя.

─ Агалеарепт, ─ прохрипела она, решив не говорить правду.

─ Что? Агалиарепт? ─ не веря, повторил Риган, бросив взгляд на Хабарила, однако демон молчал.

─ Я… я неправильно произнесла его имя, да? ─ облизнув губы, спросила Маргарита возвращая себе голос. Мужчина встав с колен, сел на кровать. ─ Что я сделала? ─ тихо спросила она.

Риган ответил не сразу.

─ Я видел, как десятки демонов поднялись в небо, ─ наконец сказал он, ─ чтобы найти кого-нибудь и вселиться. У них нет никаких клятв.

Мужчина вырвал нож из рук Маргариты и подошёл к тому ящику, в котором она нашла часы с золотистыми стрелками.

Квартира почернела от дыма, дышать было невозможно. К счастью, пожарных никто не вызвал. Риган куда-то ушёл, а Маргарита осталась смиренно оттирать помещение от копоти.

И что она натворила?

Она же делала всё правильно! Девушка принялась с удвоенной яростью отдраивать пол. Может, попыталась вызвать того, кто оказался ей не по зубам? Или действительно произнесла какое-нибудь слово не так? Маргарита не понимала. Восковые круги не хотели исчезать. Разозлившись, девушка сходила за тем ножом обратно и принялась отдирать их от пола. В голове возникла идея: может, попробовать вызвать демона самой, ещё раз? Хуже точно не будет, хуже некуда, а если умрёт… то не страшно. Однако, делать это в квартире нельзя, придётся уехать на то место, где вызов проводила Кэрис. Марго, к сожалению, пока не знала, где находится та поляна, но это лишь дело времени и её упорства.

Через полчаса она устало упала на кровать. Потолок был чёрен.

Неката, Неката… Кто же она, неужели та женщина из тумана и шёлка? Значит, она всё-таки вызвала её.

Пальцы нащупали айфон, Маргарита притянула к себе экран. Снова сообщение. Может, снова она?

Но это была бабушка. Она приглашала к себе в гости. Марго не очень любила возвращаться домой: там к ней до сих пор относились как к ребёнку, а ведь она уже давно живёт одна и сама зарабатывает! Хоть теперь и весьма странным способом.

В голове мелькнула мысль, что это отличный повод узнать, что же именно произошло седьмого февраля две тысячи первого года. Решившись, девушка написала, что приедет через четыре дня.

Свежая гарь на стенах ждала её. Риган был настолько зол, что ушёл, даже не справившись, как Маргарита себя чувствует. Волосы девушки обгорели до лопаток ─ она, чуть не плача, обрезала их по подбородок, криво, косо, чтобы не было видно, что она была в огне. Ресницы и брови побелели, но их можно просто подкрасить. На щеке остались синюшные кислотные пятна. Спина, ноги, руки ─ всё обгорело и жгло, будто она пересидела под солнцем. От боли и бессилия девушка хотелось плакать, но она взяла в руки швабру, прогнав все мысли из головы.

И во что она ввязалась?

========== Глава 13 Десять ==========

─ Как долго вы знакомы?

Голос Теодора Харингтонна – чистый лёд. Безэмоциональный, бесчувственный, равнодушный. Каждое слово – одна тональность. Рука ровно скользила по бумаге, стержень дорогой ручки, может даже, «Паркер», оставлял короткие фразы, которые Маргарита не могла прочесть. Слишком мелко, слишком угловато. Идеально отглаженная рубашка, пиджак, аккуратно оставленный на спинке стула. Это действовало ей на нервы. Взбудораженные до предела нервы.

Их забрали у выхода из аэропорта пару часов назад, как и предупреждал Риган: почему-то все двери оказались заблокированы, дорога перекрыта. Подъехали они на служебной машине через отдельный въезд, предназначенный для провоза багажа. Эндрю Моран ухитрился провести их прямо к выходу из самолета, чтобы настоящие пассажиры запомнили ненастоящих. Встречавшиеся им работники аэропорта либо не видели их, либо делали вид, что ничего не замечают. На миг Марго даже подумалось, что Скотленд Ярд их не ждёт. Теодор Харингтонн стоял за спиной других полицейских с видом победителя, прожигая О’Салливана взглядом: попался. Риган же так искусно изображал удивление и недовольство, что Маргарита чуть не поверила ему сама.

Он говорил, что всё будет хорошо.

Не было. Она не видела Ригана около часа, сидела в коридоре полицейского участка, кусая губы, и поглядывала на золотистые часы на руке. Стрелка двигалась ─ немного успокаивало. Скоро должна была подойти и её очередь, это заставляло дрожать руки, прогонять в голове выдуманную ими «легенду». Выученное вчера путалось в голове, превращалось в нечто, не имевшее смысла. Теодор вышел из кабинета идеальный, отглаженный, с маской на лице, что заставило её испугаться ещё больше. Будто всё знал, будто нужно было лишь подтвердить его догадки, и любая попытка соврать обречена на провал. Риган же говорил: он ничего не знает, блефует. Только эта мысль успокаивала Марго.

А она сама-то знает?

─ Пару дней.

─ Конкретней? ─ На миг Теодор поднял тёмные блестящие глаза. Так странно, вдруг подумалось Марго: у Ригана они были словно присыпаны пылью. Впрочем, у него же линзы…

─ Четыре, ─ она решила не врать. Если держаться ближе к правде, лгать будет проще.

─ И где же?

─ В институте. Он был на встрече с моим руководителем. ─ Говорить ни быстро, ни медленно, не барабанить по столу…

─ Что они обсуждали?

─ Об этом вам лучше спросить кого-то из них. Я не спрашивала.

Прокол. Риган и мистер Эйзенхауэр могут сказать разные вещи. Девушка чуть выдохнула: до этого её легкие словно сжало железным жгучим обручем. Теодор чуть улыбнулся уголком губ и перевернул страницу блокнота. Видимо, понял ошибку. И продолжил допрос.

─ Кем работает мистер О’Салливан?

Маргарита против воли побледнела. Неожиданный и, в то же время, закономерный вопрос. Риган не говорил ей, что отвечать. Не говорить же, что экзорцист? Откуда он вообще брал деньги, кстати? Марго ни разу не видела, чтобы он работал в полном смысле этого слова. Вчера, например, он целый день бродил по городу, разыскивая сбежавших из-за неё демонов, пока сама девушка приводила себя в порядок после случившегося. Но ведь не платили ему за это!

─ Я… я не знаю. ─ Какой же жалкой она себя чувствовала! Он бы знал, что ответить. Кэрис бы тоже что-нибудь придумала. Железный обруч сжался, заставил легкие лихорадочно искать кислород. Дыхание участилось, выдавая её.

─ Вы поехали отдыхать с абсолютно незнакомым человеком? ─ Теодор произнёс это с нескрываемой насмешкой. Да, полный бред, Маргарита была согласна. Прошлая бы Маргарита этого не сделала. С Риганом, однако, в одной квартире ночевала на первые же сутки ─ тоже полный бред.

─ Он случайно об этом обмолвился во время нашей встречи, ─ на этот вопрос девушка знала ответ, тоже глупый, ─ я давно хотела поехать, но боялась делать это одна. Мистер Эйзенхаэур… ─ Маргарита запнулась. Чуть не сказала лишнее.

─ Что? ─ Тёмные глаза изучающе прожгли насквозь в очередной раз.

─ Он… он представил нас друг другу достаточно, чтобы я могла доверять мистеру О’Салливану, ─ решительно сказала Маргарита, молчание было бы хуже неискусной лжи. ─ Почему я тут?

Да, следовало поиграть в «незнайку», но не поздно ли она начала это делать?

─ Мистер О’Салливан подозревается по меньшей мере в десяти убийствах, ─ медленно ответил Теодор, откладывая блокнот в сторону. Голос его на этих словах совершенно не изменился, взгляд не потеплел. Маргарита обмерла.

Десяти убийствах? Десяти?

Кажется, она произнесла это вслух.

─ Да, десяти, ─ снова со странной усмешкой произнёс Харингтонн. ─ Семь девушек, один полицейский, одна престарелая женщина, один охранник… Но лично я, ─ голос сполз до шёпота, ─ подозреваю его примерно в сорока. Отчёт с других городов ещё не пришёл, думаю, было бы больше, около сотни-двух.

Старушка…

─ Моя соседка? ─ охрипшим голосом спросила Маргарита, придвинувшись к столу. Она догадывалась…

─ Именно. Кто-то залез через окно в коридоре и выломал дверь. Выпалил сердце, разрезал глотку, вы сами всё видели. На ваше счастье, мисс Эйс-Тёрнер, вы правша, а удар нанёс левша.

Девушка выпрямилась.

─ Что, впрочем, не помешает вам быть соучастницей. Вы знали, что ваша квартира взломана и что в доме был пожар?

─ Пожар? ─ мгновенно выпалила Маргарита, вспомнив, что тут ей нужно быть удивлённой.

Мистер Харингтонн внезапно улыбнулся, откровенно, до мимических морщин в уголках глаз. Девушка растерялась.

─ Маргарита, ─ он внезапно обратился по имени, ─ вы говорите то, что он вам сказал. Вы действительно думали, что я не пойму это? Вы сама жертва.

Девушка опустила глаза. Всё. Как и следовало ожидать, она всё испортила. Им достаточно копнуть поглубже, и пару лет тюрьмы ей дадут. Только зачем тогда играть с ней?

─ Одну из жертв он сжёг заживо в запертой машине, предварительно связав. Вторую расчленил. Третья была беременной, что не помешало ему убить будущую мать. Он заставил её выпить кислоту, которая прожгла внутренности насквозь. Ещё одну нашли распятой серебряными кольями в окружении каких-то кровавых рун и непонятных знаков. Пятую мы искали по частям по всему лесу в пригороде: её разодрали собаки, но нужно было похоронить достойно. Как считаете, такому человеку можно позволить остаться на свободе?

Молчание.

─ Послушайте меня, ─ голос потеплел; взглянуть на Харингтонна она не осмелилась, поглощённая осмыслением сказанного полицейским. ─ Он опасный преступник, убийца, маньяк, которого ищут около четырнадцати лет. Сатанист. Вы уверены, что не будете следующей жертвой? Вы, ваши подруги, дети? Вы можете быть уверены в этом?

Маргарита промолчала. Нет, абсолютно не уверена.

─ Если вы знаете хоть что-то, ─ последние слова Теодор выделил голосом, ─ то самое время это сказать.

Губы отказывались шевелиться.

─ Я не знаю, ─ и зачем она сейчас солгала? Маргарита всё знала. Она могла бы назвать имена, положение тайников, соучастников. Её информации хватит, чтобы упечь его за решётку навечно.

И ничего не узнать про седьмое февраля…

─ Вам ничего не будет угрожать, ─ добавил Теодор, поняв одну из причин сомнений. Не главную. В главной она боялась признаться и себе.

─ Я не знаю, ─ твёрдо повторила девушка.

Некоторое время Харингтонн молчал, пристально смотря на неё. Маргарите хотелось бежать. Казалось, как это ни банально, что он видит её насквозь. Марго ощутила себя круглой дурой. Кого она пытается обмануть?

─ Что ж, ─ мужчина отточенным до автоматизма движением руки вытащил визитку из пиджака, висящего на стуле, ─ если что-то узнаете, то сообщите.

Из кабинета она вышла в состоянии полнейшего шока. Руки дрожали, пальцы сжимали визитку, ноги смогли лишь дойти до ближайшей скамейки. Упав на неё, девушка едва не разревелась. Спокойно, Марго, спокойно… Ты ничего не сказала, только получила новую полезную информацию… Впрочем, ничего и не спрашивали… Маргарита посмотрела на дверь: Ригана ещё допрашивали. А её выпустили быстро. Почему?

Она сама жертва. Она знала и это. Догадывалась. Но зачем?

─ Марго!

По коридору стрелой летела рыжая молния: Кэрис Моран. На лице у неё была такая гамма чувств, что Маргарита поняла, у кого ей стоит учиться актёрскому мастерству. Впрочем, глаза женщины были всё также холодно зелены. Хирург упала рядом, обняла, будто была рада её видеть. Девушка чуть улыбнулась. Ей понадобилась одна встреча, чтобы невзлюбить одну из Моран. Перед глазами стояла фотография. Она не могла выгнать из головы одну отвратительную мысль.

─ Всё нормально? ─ шепнула Кэрис. От неё пахло дымом и спиртом.

─ Да, ─ покривив душой, ответила Маргарита. ─ Риган там долго.

Миссис Моран отстранилась.

─ Он ничего не скажет. Ничего, ─ прошептала Кэрис. Улыбка изрезала её лицо, глаза засияли.

А что он мог рассказать? Что? Едва ли речь шла о тех убийствах, свидетельницей которых она была. Семеро девушек, ещё сорок, которые на него хотят повесить. Кэрис знает. Да, Кэрис знает обо всём… Маргарита помотала головой. Нет, глупо, демон миссис Моран уничтожит её. Не стоит и пытаться… пока. В голове мелькнула глупая идея, а может, и не совсем глупая… Маргарита выкинула её из головы, зная, что вернётся к этой мысли позже.

─ Мне говорили, что его подозревают в сорока убийствах.

Марго просто хотелось увидеть её реакцию на свои слова и разрушить тишину.

Кэрис повернулась к ней.

─ Их больше, дорогая, их больше, ─ прошептала она и вновь выпрямилась, сверля взглядом дверь впереди, у которой стояла охрана. В желудке девушки словно образовался ком, большой ледяной ком какой-то липкой мерзости. Она сглотнула.

Айфон завибрировал к кармане, сигнализируя о получении сообщения. Эйс-Тёрнер испугалась, ожидая, что получила его снова от неизвестного номера, но это была Штеффи. Американка молчала прошлые сутки; впрочем, Риган всё равно отобрал и айфон, и ноутбук. Замерев, Маргарита открыла его, скрывая экран от Кэрис.

«Они мертвы, они все мертвы».

Маргарита устало прикрыла глаза. Именно эти слова она и ожидала прочитать в сообщении от Штеффи. Она знала.

========== Глава 14 Завеса прошлого ==========

Маргарита шла по Лайл-стрит, чувствуя, как капли дождя заползают за ворот плаща, оседают на нём, холодят кожу. Слышала, как они колотят по крышам домов, по машинам, видела, как расползаются круги на лужах, а мир впереди окрашивается в серый. Сзади надоедливо стучал чемодан. Она шла домой.

Здание было видно издалека: почерневшее, окутанное жёлтыми лентами. Левая часть первого этажа, где находились вход и лестница, сгорела полностью, остались лишь обожжённые камни. Дверь валялась на траве, искореженная, покрытая грязью и практически уничтоженная шинами машин и обувью. Маргарита, поднырнув под одну из лент, оказалась в коридоре. Интересно, кто-нибудь жил тут, кроме неё? Наверняка жил… Лайл-стрит не так уж далеко от центра. Может даже, погибли люди. Снова из-за неё. Девушка на миг задержала взгляд на пустом чёрном коридоре справа и начала подниматься по обшарпанным посеревшим ступеням. Дом пронизывали лучи света: всюду была копоть, пепел, разрушение.

Её квартира была также открыта: брать было нечего, дверь выбили пожарные. Огонь мало что сохранил, оставшееся едва ли можно было использовать по назначению. Она подняла обгоревший блокнот, в котором уже нельзя было прочитать ни слова, и вздохнула. Все книги, альбомы, журналы ─ всё сгорело. Следы их приключений… их убийств тоже поглотил огонь. Не осталось ни следов серы, ни царапин на полу. Почему-то девушка больше не боялась находиться тут. Конечно, они так и не поймали того демона, но Маргарите казалось, что он сюда не вернётся.

Едва ли Риган его вообще искал. Нет, он делал что-то другое.

Его так и не выпустили из полицейского участка, но Маргарита знала, что долго экзорциста держать не смогут. У них нет доказательств, только предположения. Она могла бы сказать всё. Она чувствовала себя виноватой. Сколько бы жизней она спасла, если бы сказала, что знает? Другая же половина шептала, что можно узнать ещё больше, если оставить Ригана на свободе. Тем не менее, девушка никак не могла решить про себя, правильно ли поступила или нет.

Маргарита, не желая больше стоять в остатках своей прежней «крепости», вышла в коридор. Глаза сразу выловили из гари полосу крови, что вела от дверного проёма убитой соседки к… её квартире? Кровь заканчивалась ровно напротив.

Нет, эта мысль никогда не оставит её в покое, если не проверить. Маргарита прислонила чемодан к стене. Сейчас полицейским явно не до первого убийства. Ленты, огораживающие место преступления, сгорели; правая часть дома осталась более-менее нетронутой пожаром. Прежде всего, девушка подошла к окну и свесилась с подоконника, оглядывая узкий двор между домами. Высоко. С дерева, как она и прежде думала, прыгнуть проблематично. Что там говорил Теодор Харингтонн? Убийца залез через окно в коридоре? Маргарита наклонилась и осмотрела подоконник. Да, так и есть. Три царапины под ним.

─ Не демон, ─ почему-то вслух сказала она. Конечно, не демон.

Она с самого начала знала, что это был Риган.

Маргарита прошла чуть вперед, ближе к квартире, осмотрелась. Потолок был относительно цел, дым не скрыл жёлтые разводы серы. А вот это уже демон, девушка была уверена. Итак, что выходит? Риган О‘Салливан гнался за порождением тьмы. Дальше всё просто. Демон вселился в старушку, произошла потасовка… Но откуда тогда взялись те царапины на руке у Маргариты, царапины на двери?

─ Что за ерунда, ─ недовольно пробурчала она и стала вспоминать, что видела в то утро, когда её позвали полицейские, утро убийства.

Вздувшаяся вена, позже чесавшаяся целый день, царапина, красная дорожка вокруг кисти, как от наручника. Бурая полоса и отпечатки на ней. Тело с растерзанной грудью. Образы, воспоминания мелькали в голове, сменялись, как картинки на плёнке. Марго вспомнила и то, что два раза видела лицо демона. Это была не летучая мышь, это был демон. И то лицо, выступившее из стены, напугавшее её в этой квартире ─ тоже он. Почему же не вселился в неё, когда была возможность?

Облик демона стоял в голове: чёрный туман, полупрозрачный, с оскаленной уродливой пастью. Не такой, как та… Неката. Почему-то мысли о демоне ночи вызвали улыбку. Внезапно Маргарита вспомнила, что в чемодане лежит рация первого полицейского, она побоялась оставить её в квартире Ригана и забрала, когда для вида относила его чемодан. Они так и не прослушали её, что косвенно подтверждало подозрения Марго относительно равнодушия Ригана к убийствам у её квартиры. Вытащив рацию из-под завалов одежды, девушка нажала на кнопку.

Разбитое стекло, выломанная дверь. Собственная рука в крови, скользящая по стене. Она шла к себе…

Рычание, предсмертные крики, странный шум, похожий на шелест вызвали в голове волну воспоминаний о событиях, о которых она прежде не знала. Вот он, багрянец на стене. Сначала были следы, а потом ─ полоса. Память вновь начала приносить сюрпризы: Маргарита вспомнила, как лежала на полу перед собственной дверью, царапала её собственными ногтями, пытаясь открыть, пока огонь пожирал её изнутри. Словно душа делилась на две части ─ и одна из них выиграла и прогнала другую.

Нет, это невыносимо! Проклятый дом давил на неё. Руки вновь принялись дрожать, стало страшно. Маргарита, не глядя, схватила чемодан и буквально побежала наружу, под дождь, лишь бы вырваться отсюда. Но образы продолжали стоять перед глазами. Две тени, борющиеся внутри неё… Одна из них уходит прочь, проходит сквозь дверь чужой квартиры… А она пытается идти назад, касаясь окровавленной рукой стены. Слышит ужасные крики, но внутри неё ужаса и тьмы больше. Маргарита вспомнила, как остановилась посреди коридора, услышав скрип и шорох за спиной: в окно залазил мужчина в чёрном плаще, с пистолетом в руке. Грохот, дым, руку обожгло, но пуля всего лишь чуть задела вену, оставив только царапину. А может, и не пуля. Некоторое время они смотрели друг на друга ─ а потом она зашла в квартиру, и закончилась ночь. Дальнейшее Марго снова не помнила.

Уже идя по мокрой Лайл-стрит, она подумала, что есть проблемы посерьёзней её собственных.

Безусловно, Маргарита чувствовала себя виноватой. Допотопное радио, обнаруженное под кроватью, весь вчерашний день сообщало ей то об убийствах, то о взрывах, то о пропажах людей. А всё из-за кого? Из-за неё. Впрочем, Риган тоже хорош, убежал в коридор курить и бросил её во время ритуала! Ритуала по вызову демона! А если бы убили её? Об этом он не думал?

Видимо, нет. В душе Маргариты шевельнулось странное чувство. Ей показалось, что она поняла, но девушка тут же прогнала эту мысль. Глупости! Нет, лучше вернуться обратно к той ночи.

Убийство в университете. Риган пока в участке, под охраной, лучше времени не найти. Предлог есть, ей нужно переговорить с мистером Эйзенхауэром. Чтобы до конца уничтожить своё прошлое. Она уже никогда не вернёт всё так, как было. Работы нет, жилья нет, учеба под вопросом. Отношения с властями явно осложнены. Может, всё-таки позвонить Теодору Харингтонну? Едва ли это уже поможет…

«Дура, и зачем согласилась?» ─ подумала она, вспоминая предложение в ресторане. Купилась на деньги и тёмные глазки. Девушка внезапно чуть не заплакала. И когда её жизнь начала идти не так… Взмахнув рукой, Маргарита остановила проезжавшее мимо такси.

Дождь усиливался, время шло к ночи. Время для раздумий было: Лондон погряз в пробках. Нужно было спросить мистера Эйзенхауэра, что говорил ему Риган и как оказался в университете, возможно, осмотреть мастерскую, если наблюдение уже убрали. Убийство произошло примерно в 23:00-23:30, успел бы Риган добежать до Лайл-стрит? Она видела его в два с чем-то ночи в «Five Guys Covent Garden», и это точно был O’Салливан, он сам проболтался об этом, говоря о камерах. Мог бы успеть добраться, это очевидно. Потом зачем-то убил Алекс, хотя Маргарита смутно догадывалась о причине, но не хотела себе признаваться. Пришёл на Лайл-стрит после того, как она вернулась домой. Пока всё складывалось донельзя идеально, как карточный домик. Осталось лишь выяснить, что Риган O’Салливан делал в университете.

Когда она подъехала к нему, рабочий день кончился, улицы заполонили люди. Охране она вежливо сказала, что идёт к своему руководителю, и её пропустили, правда, как и в прошлый раз, с сопровождающим. Маргарита осторожно попыталась узнать, как проходит расследование. Ответ был уклончив, и девушка поняла, что дело зашло в тупик. Риган говорил, что всё так и будет.

─ В полиции мне сказали, что дверь покрыта пробоинами от пуль, в чём же проблема? Убийца забрал их?

Этот человек наверняка знал, кто она, и не было нужды скрываться.

─ Стреляли изнутри, а не с улицы, ─ последовал ответ.

А вот это уже интересно. Маргарита хмыкнула. Видимо, охранника что-то испугало, может, он кого-то увидел. Или стрелял через дверь, услышав что-то ужасное. Опять же, либо демон, либо Риган. Теодор Харингтонн явно полагал, что последний.

Мистер Эйзенхауэр сидел в том же кабинете в окружении бумаг. Он выглядел довольно измождённым, словно расследование мешало ему жить. Университет явно не собирались открывать. Почему же? Можно было бы просто запретить ходить студентам в левое крыло, но власти этого не делали. Это было странно. Скорее всего, детектив до сих пор не знал, как убийца проник внутрь. Марго вспомнила и другое. Камеры стояли по всему зданию, но записей, по всей видимости, не осталось. И Риган всегда их уничтожал: Хабарил сжигал плёнку ещё до того, как они, камеры, замечали экзорциста.

─ Здравствуйте, ─ тихо сказала девушка, прикрывая за собой дверь. Престарелый мужчина поднял голову.

Они говорили об учёбе, о том, что произошло за последние дни, о расследовании дела. Марго узнала, что мистеру Эйзенхауэру, как и другим преподавателям, ничего не говорят. Он ничего не знал, кроме того, что убийство окружено многочисленными тайнами и странностями, которые чрезвычайно затрудняли расследование. Мужчина высказался по поводу её решения бросить конкурс и показ, расстроился, когда узнал о пожаре. После пятнадцати минут неторопливого, тихого разговора Маргарита осмелилась спросить:

─ Помните того… экзорциста, мистера Ригана О’Салливана? Зачем он приходил к вам?

Ответ удивил. Мистер Эйзерхауэр отпил чаю.

─ Он просил список студентов.

Маргарита вздрогнула.

─ Зачем?

─ Не знаю, но он его не получил, ─ твёрдо ответил профессор.

«Действительно ли?» ─ подумалось ей. Вполне мог потом украсть.

─ Попросил разрешить вести ему это расследование, тоже получил отказ.

«Зачем просил? ─ задумалась она, продолжая, не думая, другой, более лёгкий разговор минутой позже. ─ Может, чтобы завести его в тупик и обвинить другого человека?» Маргарита перевела взгляд на мистера Эйзенхауэра. Что будет, если расследование прекратится?

Внезапно у неё появилась идея, которая шокировала её саму. Девушка вполне могла обвинить в любой момент любого человека, который будет ей мешать. Для этого нужен был один звонок в Скотленд Ярд и заявление, что она видела его в кафе, рядом с Алекс. Только пока она не знала, кто именно станет этим человеком.

─ Он приходил два раза, ─ внезапно сказал мистер Эйзенхауэр. ─ Первый раз ─ до убийства.

Пришёл, чтобы забрать то, что ему не дали, и убил охранника? Марго поймала себя на мысли, что слишком легко понимает причины и смысл его действий. Ей было до странного легко понимать человека, которого, казалось бы, не знала прежде. Или знала? Девушка закусила губу. Через день-два она съездит домой и узнает всё, что случилось седьмого февраля. А пока Штеффи выяснит, что общего было между теми девушками, что находились в списке Ригана О’Салливана.

========== Глава 15 Снег в Ньюкасле ==========

Маргарита смотрела в окно, наблюдая, как мимо пролетают дома, магазины, города… Многие из них вызвали воспоминания. Вот, например, пригород Лейстера: кажется, там жила одна из её тетушек, из той категории тётушек, которых она бы не узнала, даже находясь в одной комнате. Или Кимберли, где обосновалась подруга детства. Её Марго бы тоже не узнала. После Шеффилда погода начала стремительно меняться, зарядил дождь. К Дарлингу он сменился лёгким ранним снегом, и на станцию Маргарита вышла, уже вооружившись тёплым свитером. Отвратная погода для ноября.

Найти тридцать фунтов для поездки в Ньюкасл не составило труда: Риган успел отдать ей довольно приличную сумму, да и собственные сбережения у девушки имелись. Просидев целый день у него в квартире, Маргарита, не дождавшись возвращения экзорциста из мест, близких к не столь отдалённым, вспомнила про своё обещание и уехала к бабушке. Уходя, она оставила записку, что в гостях у одной из подруг, в Пембруке. Едва ли Риган знает, что подружек у неё нет, есть только сокурсницы, с которыми общаться заставила жизнь. Просто меры предосторожности, не обязательно ему знать, где она.

За шесть часов поездки Маргарита поняла несколько вещей. Во-первых, никому нельзя доверять. Вообще никому: ни Оливии Стоун, которая всё кутила в Америке, ни мистеру Эйзенхауэру, который был явно напуган О’Салливаном, ни полиции в лице Тео Харингтонна, ни, тем более, Кэрис Моран. И даже себе, внезапно подумалось Марго. Во-вторых, под «Касабиан» чертовски хочется спать.

Ещё пара фунтов на такси ─ и девушка стояла перед дверью белого домика в спальном районе Ньюкасла, дрожа от холода. Все вещи она уместила в рюкзак: одежда на смену, ноутбук, книжка, зарядки, маленькая косметичка. Она ведь ненадолго приехала, правда? От обилия внимания Марго чокнется за пару часов: бабушка была чересчур заботливая по европейским меркам.

Марго постучала.

Потом ещё раз.

Дом был тих, из-за двери не раздавалось ни звука. Девушка заглянула в окно: темнота. Снег продолжал пушистыми хлопьями падать на одежду, на посеревшую траву, оседать на фонаре. Марго с некоторой боязнью задержала на нём взгляд. Что-то давненько свет не пропадал при её присутствии, да и летучие мыши давно не навещали… Она постучала ещё. Звонок не работал. Достав айфон, девушка так же ничего не добилась. Происходящее ей абсолютно не нравилось.

Стоять на улице было холодно, и Маргарита решилась.

Сзади дома был маленький садик, на который выходила веранда. Ловко перемахнув через ограду, Марго оказалась под крышей и смахнула снег с волос и пальто. Как залезть в дом? Приметив металлическую лопатку, девушка собралась было открыть или разбить окно, как повезёт… и тут поняла, что задняя дверь была приоткрыта. Да, так и есть, между ней и косяком виднелся просвет. Или, скорее, протьма.

Лопатка звякнула о металл подоконника, когда она, задумавшись, положила на него потенциальное орудие взлома. Охранная система не работала: кажется, не было света. Маргарита осторожно толкнула дверь, и та, скрипнув, открылась. Девушка в последний раз оглянулась на другие дома и, поняв, что за стеной снега ничего нельзя различить, включая её саму, зашла внутрь. В конце концов, она родственница!

Почему-то не было страшно. Маргарита по неизвестным причинам была уверена, что в коттедже пусто. Она лишь волновалась. Почему бабушка ничего не сказала о своём отъезде или уходе, хотя Марго предупредила, что будет сегодня вечером? Значит, сама не знала. Это-то и беспокоит. Что может такого внезапного случиться с престарелой женщиной? Маргарита достала маленький фонарик-брелок, полезная вещь для ключей, особенно когда рядом постоянно взрываются лампочки. На низком деревянном столе стоял чайный сервиз, в чашках был холодный кофе. Пульт от телевизора лежал на шкафу, слишком высоко, чтобы бабушка достала. Подушки на диване сбиты, одна вовсе на полу. Всё это Маргарита отмечала, не задумываясь, без каких-либо эмоций, просто как факт. Факт того, что тут был кто-то ещё. Она щелкнула выключателем.

Света действительно не было, пришлось продолжать осматриваться с маленьким фонариком.

─ Бабушка? ─ зачем-то позвала она. В ответ, как и ожидалось, была тишина.

Интуиция заставила заглянуть под стол, сунуться к мусорной корзине. Маргарита опустила в неё фонарик. Какие-то пакетики, салфетки, вата… медицинские перчатки… Девушка чуть не стукнулась головой о столешницу. Перчатки? А пакетики, кажется, от шприцов. Было лишь два варианта… И лучше бы это был второй. Марго в спешке начала звонить в ближайшую больницу.

И ей сообщили, что бабушка там, в реанимации. Инсульт. Девушка едва не выронила айфон. Когда болезни не касаются тебя напрямую, ты о них не задумываешься совершенно. Инсульт. Внутри пробежал холодок. И почему не приехала раньше, дура? Бабушка звонила не так часто и тем более редко просила приехать, неужели нельзя было догадаться, что что-то не так? В Марго немедленно проснулась совесть. Надо срочно бежать в больницу. Только Маргарита сделала шаг в сторону веранды, как сзади что-то щёлкнуло, словно кто-то заряжал пистолет.

Свет фонарика чуть потускнел, заморгал. На улице что-то взорвалось, глухо, быстро, как лопнувший воздушный шарик. В спину девушки дунуло ветром, которого никак не могло быть в коттедже.

«Неужели опять?» ─ мелькнула мысль. Девушка медленно обернулась.

К ней плыла та самая леди ─ теперь Марго могла её рассмотреть. Лицо леди скрывала чёрная кружевная вуаль, длинные волнистые тёмные волосы спускались к талии. Фигура была окутана в серебристую шёлковую шаль, под ней виднелось красное бальное платье в стиле семнадцатого века. Рука леди, облачённая в перчатку, тянулась к ней. Маргарита отступила на шаг. Стекло на столе порезало её ногу, пройдя преграду джинсов. Почему оно такое острое? Девушка очнулась. В комнате было пусто.

─ Что за чертовщина, ─ вслух произнесла она. Фонарик совершенно погас, Марго затрясла брелоком, но тот не желал работать. Слабые блики света, иногда появлявшиеся, мгновенно исчезали. Помимо пустоты, была и темнота.

Тонкие пальцы, оставляя влажные следы, уткнулись ей в грудь, проходя сквозь пальто. Тело девушки прошило пронизывающей мерзлотой. Маргарита, не в силах пошевелиться, вгляделась: сквозь пелену на неё смотрели глаза молодой женщины под вуалью. Обсидиановые, нечеловеческие.

А потом вдруг пошёл дождь, и снова заскрипели детские резиновые сапожки. Мокрый носик кокер-спаниеля уткнулся в руку, сжимавшую пластмассовую лопатку. Марго огляделась. Её старый дом в Ливерпуле, безлюдный сад, скрывавшийся ото всех за кустами. Из открытого окна лилась музыка, кажется, Битлз. Маргарита сидела на ступенях в окружении игрушек под крышей беседки во дворе.

Задняя калитка чуть скрипнула, Марго оглянулась. К ней шёл высокий человек в плаще, волочащий одну ногу. И почему она тогда промолчала? Маргарита была робким ребенком и только во все глаза смотрела на незнакомца. Он интересовал ее. Собака заворчала, оскалила зубы. Человек же приближался, целенаправленно идя к ней. Лесли, уже не скрывая своё недоверие, заливисто залаяв, бросилась к мужчине.

Сверкнула коса, Марго отпрянула, взвизгнула, а вот Лесли уже не смогла. Из дома тоже послышался крик. Но слишком быстро развивались события, бабушка, хотя ей и было в то время лет пятьдесят, не могла успеть. Маргарита успела заметить лишь налитые кровью, совершенно безумные глаза, лишённые зрачков, да искривлённый рот, в уголке которого запеклась кровь. Большего ей память не показала даже сейчас. Коса полоснула её по груди; в глазах разом потемнело, и из ниоткуда выступило лицо женщины, скрытое вуалью. Прогремел выстрел. Нападавший, разом обмякнув, выпустил из рук топор… Стоп, почему топор, мелькнула мысль где-то на задворках сознания, ведь она видела косу… Мужчина упал на траву: его живот был прострелен насквозь, и только чудом пуля не задела Маргариту. Она чувствовала, как горячая кровь побежала быстрее, как яснеет разум, как боль становится всё острее… И тут прогремел второй выстрел. Пуля, рассекая дождь, неслась к ней ─ боль снова пронзила девочку, на этот раз над сердцем. Из дома выбежала бабушка.

Калитка скрипнула последний раз.

Маргарита резко выдохнула. Она стояла всё в той же комнате, лихорадочно сжимая фонарик, и смотрела в темноту, чувствуя, как пальцы продолжают холодить кожу над грудью.

─ Неката, ─ выдохнула девушка. Вуаль перед ней зашелестела, выдавая присутствие демона.

─ Я давно с тобой, ─ донеслось из темноты, и пальцы исчезли.

В голове стояла последняя картинка: человек, бежавший от её дома, молодой, темноволосый, худой и больше напоминавший подростка. В его руке был револьвер, и он стрелял в неё. Почему стрелял в мужчину, можно было понять, но чем провинился ребенок? Просто промазал и испугался, что поймают? Это было самое разумное объяснение.

─ Ты доверяешь тем, кому не стоит доверять, ─ вновь раздался шелестящий голос. Неката, испуская сияние, стояла у лестницы на второй этаж. Шаль исчезла: она была лишь в красном платье, расшитом драгоценными камнями. В руке был веер. Внезапно веер загорелся; пламя охватило ткань, сжигая его, как бумагу, щадя кожу. Огонь поднялся до груди и погас, оставив лишь два слова: «Не верь». Фигура на миг появилась и исчезла.

Маргарита моргнула. В зале снова было пусто и тихо, ни пожара, ни голоса. Фонарь вновь заработал. Поняв, что Неката больше не вернётся, девушка направилась к выходу. Кружок света показал ей каминную полку, на которой что-то блестело.

Линзы.

Сгорает каждый раз, но возрождается. Демон дал намёк. Он не только показал, что нельзя доверять никому, но и указал на лицо, которому доверять точно не стоит. Кэрис Моран была здесь, но зачем? Маргарита сжала зубы. Она была здесь, а её бабушка теперь в больнице. Кэрис ─ врач. Она знает, какое средство можно дать человеку, чтобы убить без подозрений. Марго вернулась к столику. Кофе был черен, как смоль. Крепок. Можно было дать что угодно, и человек бы не почувствовал вкуса. А кто станет проверять наличие яда при инсульте у шестидесятилетней женщины? Тем более, что бабушка уже имела заболевания, связанные с сердцем.

Но зачем Кэрис вернулась? Или не Кэрис? Дверь была открыта в любом случае, врачи бы не стали выходить через чёрный вход.

Почему-то о причине поступка Моран девушка даже не задумывалась.

Маргарита снова осветила зал фонариком. Всё на месте, кроме пары деталей, которые легко можно было списать на тех же врачей. Второй этаж? Не очень-то хотелось туда идти после самосожжения Некаты. Вспомнив о том, что бабушка в реанимации, Маргарита бросилась к выходу. Снег шёл ещё гуще, фонарь не светил, мир стал белым, как простыня.

Знал ли Риган? Может, он и попросил? Но зачем? Марго в нерешительности обернулась к веранде коттеджа. По ступеням вновь спускалась Неката, словно услышав её вопрос. Подол её юбки сметал снег, будто она была реальной. Снежинки оседали на волосах.

─ Память человека хранит многое, ─ произнесла она. Внезапный порыв ветра отбросил вуаль ─ под ней оказался кривой, словно наспех проведённый бритвой рот с размазанной губной помадой. Улыбнувшись, Неката вдруг начала чернеть, будто превращаясь в пепел. Острые кривые зубы удлинились, глаза заалели, волосы загорелись, зашевелились. Маргарита зажмурилась. Больше всего она боялась, что демон вновь повторит шуточку с внезапным возникновением рядом, и потому решилась открыть глаза только тогда, когда заледенели пальцы на ногах. Сначала один глаз, потом другой. Обнаружив, что веранда пуста, Маргарита что было сил рванула к выходу и едва не порвала пальто об заграждение. Перед глазами стояла «милейшая» улыбка Некаты.

Я давно с тобой? Что это значит?

Недолго Марго думала об этом: в голове постепенно остались мысли лишь о бабушке, Кэрис Моран и Ригане О’Салливане. Ох, сколько к нему было вопросов. Она была так зла. Она думала о том, что соберёт вещи и убежит к любой одногруппнице, лишь бы не находиться в одной комнате с этим паршивцем. И никакие карие глаза бы её не удержали.

Но когда она вернулась, Марго ждали Он, корзина конфет и букет тёмно-красных роз.

Конец первой части

Комментарий к Глава 15 Снег в Ньюкасле

Автор таким образом очень своеобразно поздравляет всех с Днём святого Валентина и желает не влюбляться в козлов, как одна из моих героинь.

========== Глава 16 Битва под Ватерлоо ==========

Главное ─ чтобы не дрожала рука. Маргарита Эйс-Тёрнер выпрямилась, прикрыла сначала левый глаз, потом правый. Впереди ─ мишень, человеческая фигура, разлинованная от сердца. Всегда нужно целиться в сердце. Или в голову. Если хочешь обезвредить, то в ногу, но сейчас это не было целью. Указательный палец мягко скользнул по курку, чуть надавил ─ пистолет окутало лёгким дымком, небольшая отдача заставила отступить на шаг. Девушка присмотрелась. Пуля попала точно в границу десятки и девятки. Марго цокнула языком и сменила руку. Теперь левой.

Она вновь подняла ствол, медленно, размеренно. Сегодня девушка пробовала стрелять с двадцати шагов и старалась не волноваться. Звуки выстрелов она не слышала: наушники надежно глушили звук.

Во второй раз она промазала, попав в шестерку. Это заставило грязно выругаться. Маргарита была зла на себя. Неужели так трудно научиться стрелять нормально за полтора месяца? Риган спокойно попадал с метров пятидесяти, а она мажет с жалких двадцати. Каждый раз, выходя на «охоту», девушка поражалась его мастерству. O’Салливан стрелял как олимпийский чемпион, метал ножи как герой кино, а по латыни читал не хуже профессора лингвистики. Ей было на кого равняться. Ну и, ко всему прочему, выглядел как тёмная ипостась Аполлона.

Ещё раз. Маргарита, перезарядив пистолет, вновь подняла левую руку. Выдох, вдох. Крючок. Вышло даже хуже: пятёрка.

Наушник чуть приподнялся, и низкий мужской голос шепнул ей:

─ А ведь цель будет двигаться.

Всё-таки Риган O’Салливан ─ отвратительный учитель. Отличная мотивация, он всегда знает, как утешить. Именно это и сообщила ему Марго, придав голосу побольше иронии. Риган не ответил и только опустил её наушник обратно. Правой рукой он приобнял девушку за талию, левую ладонь положил сверху её руки, державшей оружие, чуть подправил угол. Марго закатила глаза. Ему так нравилось чувство превосходства? Экзорцист не целился, просто нажал курок поверх ее пальца и ожидаемо попал в десятку.

─ Ты левша, это нечестно, ─ надулась девушка, стягивая наушники.

─ Ты долго целишься. Любая жертва убежит. К тому же ты волнуешься, рука дрожит, а если стрелять быстро, то не успеваешь почувствовать страх.

Маргарита кисло посмотрела на него. Издевается?

─ Ладно, новый способ, ─ Риган вынул из кармана яблоко. ─ Я так в детстве развлекался. Подкидываю ─ ты стреляешь, ясно?

─ А если в тебя попаду?

Риган неопределённо махнул и чуть отошёл, протянул руку влево. Марго, тяжело вздохнув, подняла пистолет в очередной раз. Успокоить дыхание, расслабиться… Зелёный плод взлетел в воздух, девушка, разом струсив, стрельнула наугад. Яблоко упало. Риган облизнулся.

Маргарита, не выдержав, выматерилась и швырнула пистолет на пол. Риган с усмешкой проводил взглядом полет оружия.

─ Он ведь и стрельнуть может.

─ Может, хоть в таком состоянии попадёт! ─ прорычала Марго, срывая с себя перчатки.

─ Ты задела его, ─ Риган поднял фрукт. ─ Видишь? Пусть не посередине, но попала. Молодец. ─ Губы горчили, сок попавшего на них яблока добавил ко вкусу кислинку.

Девушка, утихнув, подобрала оружие и сунула пистолет в кобуру. Волосы обмотались вокруг наушников, она поморщилась, когда снимала их. Короткие чёрные прядки забавно торчали: Риган до сих пор не разрешал их отращивать, хоть Марго напоминала, что Кэрис спокойно ходила с косой и не сгорала.

─ Где сегодня?

─ Ватерлоо, прямо под мостом (1). Даже не знаю, случайный ли демон или из числа тех, кого ты вызвала. Впрочем, без разницы. Пытался выследить сам, но подумал, что тебе нужна практика, ─ Риган чуть улыбнулся. ─ Хабарил рядом, мы легко найдём его.

─ Ватерлоо? Далековато. Не поедем домой? У меня только два пистолета с собой.

─ Этого хватит.

Маргарита закинула рюкзак на плечо.

─ А потом?

─ Что?

─ А потом куда? ─ лениво спросила девушка.

Намёк был понят.

─ А потом сходим в ресторан, ─ пообещал он. ─ Где разопьём бутылку крепкого шотландского виски, как бы я не любил шотландцев.

Маргарита улыбнулась, и они, взявшись за руки, вышли из зала.

Вот уже два месяца прошло с тех пор, как они знакомы. Надо ли говорить, насколько изменилась её жизнь? Дело об убийстве в институте повисло в воздухе за неимением подозреваемого, точнее, за неимением доказательств вины единственного подозреваемого… По остальным происшествиям, в бывшем доме Марго, тоже не нашли достаточного количества улик. Девушка окончательно переехала к тому, кого гордо называла своим парнем, с хозяином предыдущей квартиры «договорился» Хабарил, претензии тоже растворились в воздухе. Занятия в университете начались, однако Маргарита перешла на заочное и теперь там не появлялась. У неё появилось другое занятие, приносившее большой доход.

Удивительно, как обычные люди жаждут друг другу зла ─ именно такой была первая фраза, сказанная Риганом после того, как он окончательно, как казалось Марго, посвятил её в свою работу. Откуда у него были деньги? Всё просто. Он убивал. Любого. Тех, кто был хорошо защищён, посещал демон огня, простых же людей посещал сам Риган. За два месяца они побывали по меньшей мере в тридцати городах и возвращались с чемоданами денег, которые провозили с помощью Эндрю Морана, щуплого зеленоглазого брата Кэрис. Маргарита так и не поняла, кем именно он работает, но определённый процент шёл к нему. А заказов всегда было достаточно.

Разумеется, мистер O’Салливан занимался не только смертными. Охота за демонами была больше, чем работой, она была увлечением. Это стало и её увлечением. Она вообще теперь разделяла все его увлечения.

Вернувшись от бабушки, Маргарита была готова рвать и метать, но… Раньше она думала, что такие вещи бывают только в сказках, однако вот, они до сих пор вместе. Холодный и расчётливый Риган куда-то делся и появился новый, обходительный, даже вежливый, немного романтичный. Розы уговорили девушку. Зачем отказывать человеку, который нравился с самого начала? Она с самого начала чувствовала что-то такое, то, что сближало. О причине такой перемены в отношениях девушка даже не задумывалась.

Кэрис за два месяца она не увидела ни разу, бабушка до сих пор лежала в больнице, медленно, но верно поправляясь, а напоминать ей о том дне Марго не хотелось. Да, она молчала, только не забыла. Многочисленные тайны не трогали девушку. Воспоминание, вызванное Некатой, отошло на второй план. Сейчас она думала лишь о Ригане.

─ До Ватерлоо, пожалуйста, ─ сказал он, доставая кошелёк. Как сказал Риган, тогда, в трамвае, он не заплатил только для того, чтобы произвести впечатление. Что ж, произвести впечатление у него действительно получилось. Марго посмотрела на часы. Золотистая стрелочка кружилась у неё на кисти уже второй месяц. Улыбнувшись, девушка опустила голову на плечо мужчины, и он чуть приобнял её. Поразительная идиллия…

Заплатив, они вышли у моста. Первым делом Риган вытащил пачку сигарет и закурил. Как он объяснил однажды, курить он начал, чтобы заглушить запах серы и дыма, шедшего от Хабарила, а потом привык и не смог отказаться от привычки. Маргарита смолила только за компанию: завести своего демона она так и не решилась. Помнила о своей предыдущей неизвестной ошибке и боялась вновь заполонить Лондон демонами.

За это время Риган и Маргарита уничтожили около сорока демонов, но эфиры продолжали пестреть новостями об убийствах, взрывах, насилии, сумасшествии и прочих проявлений присутствия существ тьмы в городе. Они расстреливали их, разрезали на части, скармливали животным, пару раз растворяли в кислоте. И очень редко «отпевали». Марго ни разу не слышала, чтобы Риган сделал это при ней. Кресты он ей так же не давал, объясняя всё это тем, что она не верит в Бога. Девушка же считала всё это глупостями и втайне от него учила слова молитв.

─ Ну и где он? ─ спросила Магарита, выдохнув облачко дыма.

Риган указал тлеющим концом в сторону темноты под мостом. Был январь, Темза никак не хотела покрываться хотя бы тонким слоем льда, для красоты.

─ Конечно же в тени, они не переносят свет, сколько раз говорить?

Ну вот, опять. В последнее время Ригана словно прорывало, как плотину: терпение куда-то девалось, он начинал язвить и переставал это делать только тогда, когда Маргарита обиженно на него смотрела. Как сейчас. Девушка надула губы.

─ Прости. Пошли.

Он кинул остаток фильтра в реку, и они пошли к мосту. Хабарил разгонял полицейских, чтобы экзорцисту не мешали курить. Как говорил O’Салливан, этот бред под названием антитабачного закона бесил его нещадно, а бросать свои привычки он не собирается. Девушка с каждым днём соглашалась с этим мнением всё больше. С какой стати надо подчиняться каким-то правилам в угоду общественности, если они тебе не нравятся?

Марго достала револьвер, проверила количество пуль в барабане. Полный комплект. Риган тоже достал своё оружие, но проверять его не стал. Наверняка знал, что с его способностями обычно хватает одной пули. По собственным заверениям, стрелял он с шести лет. Впрочем, трюк из «Мастера и Маргариты» (2) повторить не брался.

─ Что за демон? ─ шепотом спросила девушка.

─ Неважно.

Они ступили в полутьму, Риган с помощью возникшего рядом Хабарила зажёг воздух над их головами и огнём же закрыл пути к бегству. Ватерлоо сразу же начало окутывать туманом.

─ Их двое, ─ произнёс экзорцист, целясь куда-то в сторону течения Темзы. Маргарита стояла чуть сзади, Риган начал медленно подходить к кромке воды. Девушка огляделась. Становилось жарко, Хабарил не пожалел огня. Она расстегнула пальто. Времени мало, пожарные могли приехать в любую минуту.

─ Они в Темзе что ли? ─ недоуменно спросила Марго, рассматривая стену под слабым освещением пламени. Никого. Маргарита тоже направилась в сторону воды. Риган, достав фонарик, светил в тёмную блестящую поверхность. Отблеск гулял по глади реки.

─ Хабарил, где они?

Демон не успел ответить.

Маргарита больно ударилась об камни, из которых было сложено пространство под мостом, но ухитрилась перевернуться и сбросить с себя тело, упавшее с «потолка». Пахло горелой плотью, жжёным волосом, пеплом и серой. Марго вскинула револьвер, выцеливая демона. Где-то слева раздался всплеск воды, и оттуда же вышла тень здоровенного мужчины, на котором горела одежда. Только девушка приготовилась нажать на курок, как прямо перед ней возникла фигура ребенка. Выстрел. Пуля прошла сквозь щеку девочки, той самой, упавшей на неё, однако одержимая продолжала идти.

─ Риган! ─ крикнула она; рядом было только журчание воды и треск огня. Девчонка схватила её за ногу. По поведению одержимые очень сильно напоминали зомби: такие же глупые, но целеустремленные. И их целью было отбирать жизнь у живых. Маргарита пнула каблуком девчонку, целясь в лицо, тень отбросило назад. Внезапно её полоснуло болью по левой руке. Чьи-то когти прорвали рукав и добрались до кожи. Марго обернулась: сзади был третий.

А вот это уже весело. С какой это стати порождения зла начали собираться в группы?

Пока второй громила припадая на явно сломанную ногу пытался добраться до Маргариты, она ловко приставила ствол револьвера ко лбу ближайшего и нажала на курок. Под мостом раздался вой. Зная, что этого мало, девушка быстро вытащила нож из сапога и наотмашь полоснула им по шее создания. Третий, не успев толком ничего сделать, вышел из игры. Лицо и грудь Маргариты окатило волной слизи. Тело разорвало на части; демон, источая отвратительный смрад, чёрным туманом исчез в трещинах земли. Девушка встала. Осталось шесть патронов.

Где Риган? Неужели это его утащило в воду? Девчонка в горелом платье тоже куда-то пропала. Маргарита видела только толстяка. Подумав, что с мелкой справится тем же ножом, девушка навела оружие на мужчину. Первый выстрел угодил под рёбра, оставив дыру, второй ─ в район основания шеи. Проблема с этими одержимыми в том, что в большинстве своём они не чувствуют боли. Вот и сейчас мужчина упрямо шёл к ней, уже с третьей дырой во лбу. Маргарита начала нервничать. Выпустив все пули из барабана, она не добилась ничего, кроме того что нападавший теперь напоминал решето.

Девушка выдохнула и, сунув бесполезный пустой револьвер в кобуру, крепко сжала нож в руке.

Ловко проскользнув под его рукой, получив пару параллельных царапин на щёку, Марго подрезала сухожилия мужчины под коленом. Одержимый опустился на колени. Сжав зубы, девушка нанесла финальный удар лезвием в глазную впадину, и второй демон так же исчез в земле, напоследок попытавшись оторвать ей голову длинными когтями. Тело обратилось кучей слизи, и Марго, поморщившись, достала второй револьвер. Она была даже довольна собой.

─ Риган! Хабарил!

Мир взорвался светом, глаза словно прикрыло серебристой шёлковой шалью. Маргарита обернулась. Пальцы сами нажали на курок ─ тело девчонки откинуло, однако сам демон, склизкое существо с паучьими лапами, остался. Пули не причиняли ему вреда, револьвер разрядился быстро. Девушка взвизгнула, отшатнулась, чуть не упав в воду. Тут что-то слева полыхнуло, и сверкнула белая коса, от которой демона разорвало надвое. Капли слизи впитались в камни, и серебро исчезло.

Маргарита осталась одна.

Щёку и руку щипало, девушка подула на ободранные пальцы и, задумавшись о чём-то, подошла к кромке воды. Ригана не было. Она пробежалась глазами по берегу, туда, куда вело течение. Заметив в метрах тридцати тёмный плащ, девушка побежала к нему. И как его унесло так далеко? Течение Темзы слабое, он должен был вылезти сам.

Оглянувшись последний раз на место драки, Маргарита убрала второй в кобуру. Почему Неката вновь принялась защищать её? Девушка не знала ответа.

Комментарий к Глава 16 Битва под Ватерлоо

(1) Мост Ватерлоо (англ. Waterloo Bridge) — арочный мост через Темзу в Лондоне, соединяющий Вестминстер и Ламбет.

(2) Все помнят, как кот Бегемот пытался прострелить карту под подушкой в Вальпургиеву ночь?

========== Глава 17 Немного об истине и отношениях между полами ==========

Поздно вечером, когда они стояли в пробке у площади Пикадилли, Маргарита, обидевшись на Ригана, молча играла в айфоне. Ссора из-за очередного пустяка: она слишком долго одевалась, видите ли. На одиннадцать вечера был забронирован столик в одном из самых престижных ресторанов Лондона, на берегу Темзы, и по этой причине девушке не хотелось ударить в грязь лицом, но разве мужчина способен это понять? О’Салливан барабанил пальцами по рулю, мрачно смотрел вперед и, кажется, на этот раз извиняться не собирался. Девушка старалась на него не смотреть. Она знала, что стоит ей посмотреть на него, как любая обида пропадёт под силой его красоты.

Маргарита гордилась, что является его девушкой. Она любила ходить вместе с ним по городу, любила изредка появляться в университете в компании с кареглазым брюнетом, черты лица которого заставляли вспоминать Майкла Фассбендера, помноженного на Эйдана Тёрнера. С родителями знакомить пока не спешила. Первый парень ─ и какой красивый! Было чем быть довольной. Она урвала счастливый билет.

Выкинув эти мысли из головы, Маргарита продолжила обижаться, но чувство уже угасало.

─ Может, хватит? ─ первым не выдержал Риган. Молчание длилось уже двадцать минут. Марго сделала вид, что не услышала. Пока не начнутся извинения с его стороны, она не произнесёт ни слова.

─ Время бронирования места закончится через полчаса, ─ будто в никуда сказал O’Салливан.

─ А я виновата, да? ─ тоже не выдержала Марго.

─ Сколько ты собиралась?

─ Ты не мог заказать столик на полночь?

Риган побагровел.

─ Я спросил тебя ─ ты успеешь? Да, конечно, милый, ─ передразнил он. ─ Будто не меня покусали сегодня зомби, и не я должен был бинтоваться, чтобы не выглядеть афганцем.

Девушка не нашла, что ответь, но заново начала злиться. О’Салливана тоже не отпускало.

─ Вечно эти бабы со своими путаницами и марафетом. Не отличаешь минутную стрелку от секундной? Какой толк выбирать полтора часа то, в чём пойдёшь, если там, блять, будет темно? Если я буду бухой, как и все остальные? А ты опять напьёшься в хлам, порвёшь платье и будешь завтра ныть целый день, что тебе нужно новое, а я, скотина такая, не уследил.

─ Я никогда так не говорю.

─ Скажешь. Каждая безалаберная сучка именно так и говорит. Всегда виноваты все, кроме неё. Все вокруг козлы, особенно мужики. Бесчувственные, холодные сволочи. Знаешь, сколько раз я это слышал? ─ Марго просто поражалась, каким тоном Риган это говорил, злым, граничащим с яростью, будто давно сдерживал эти слова и сегодня они вырвались наружу. ─ Каждая блядь в моей машине так говорила. У вас такое поведение на генном уровне зашифровано? В Х-хромосоме?

В глазах защипало. Марго сжала сумочку в руках.

─ Думают, что чем-то отличаются, они все такие особенные. А как они любят хвастаться! Мной, моим кошельком, машиной. А вы какое-то отношение к моему успеху имеете, как-то ему поспособствовали? Вы все просто тупые игрушки для…

Маргарита, почувствовав, что слезы начали катиться просто градом, толкнула дверь машины, едва не вывалившись на тротуар (1). Сумочка упала, раскидав вещи по асфальту.

─ Козлина! ─ только и смогла выдохнуть девушка, с грохотом закрыв дверь. Опустившись на колени ─ ей было просто плевать, что подумают окружающие ─ Маргарита принялась лихорадочно собирать многочисленные мелочи, которыми была полна женская сумочка. Губная помада, пудра… Девушка вдруг замерла. Что за золотой браслет? Было бы глупо полагать, что золото просто так валяется в центре Лондона, больше чем на пять минут оно на улице бы не задержалось.

Ну ясно всё!

─ На, шлюхе своей отдай, потеряла, видимо! ─ проорала девушка, кидая в салон браслет, прямо в озлобленного, как толпа демонов, Ригана, и снова со всей силы закрыла дверь. Слезы текли по лицу, размазывали подводку и тушь. Неудачным движением Марго размазала всё это великолепие по лицу, сделав что-то среднее между боевой раскраской снайпера и официальным макияжем Падле Амидалы, когда та ещё была венценосной особой.

И понеслась куда-то по улице, едва не сбивая редких прохожих.

Через минут пятнадцать её обида чуть поутихла, и Маргарита поняла, что, во-первых, неизвестно где находится, во-вторых, Риган теперь её не найдёт, поскольку айфон то ли лежит где-то на тротуаре, то ли остался в машине, и, в-третьих, ей срочно нужно умыться. Заскочив в первую попавшуюся кафешку, девушка заказала себе кофе с десертом, просто для вида, и скрылась в дамской комнате, чтобы как следует разреветься.

В уборной было пусто. Девушка склонилась над раковиной: вода становилась мутной, будто на лице был пепел, а не потёкшая косметика. Иногда её снова пробивало на слезы, но она быстро успокаивалась, говоря себе, что красные глаза красоты не прибавят. В душу будто наплевали. И, главное, почему? Из-за того, что собиралась всего лишь полтора часа? Да та же Оливия Стоун, кстати, дико завидовавшая Марго, собиралась часа по два-три!

─ Людям сложно долго сдерживать истинные мысли.

Маргарита обернулась: девушка готова была поклясться, что в помещении никого не было. Сзади неё медленно складывалась из осколков стекла Неката. Демон ничуть не изменился со времён их последней встречи, в Ньюкасле, и, к счастью, лицо порождения тьмы было скрыто привычной чёрной вуалью. Девушка сглотнула.

─ Истинные? О чём ты? ─ хрипло произнесла она.

─ Глупышка. Мне всегда казалось, что тебя сложно обмануть, что ты чувствуешь ложь, но как хочется верить в то, что происходит. Что тебя любят. Так неожиданно полюбили, когда это было нужно ему.

Маргарита вцепилась в раковину руками так, что побелели костяшки пальцев. Девушка с ненавистью уставилась на демона.

─ Он любит меня, ─ прорычала она. ─ Просто разозлился.

─ В этом мире всё построено на выгоде. Ему выгодно, пока ты молчишь, пока доверяешь, пока не думаешь. Неужели тебе хочется остаться в этой паутине лжи? Ты была так близка, чтобы выпутаться и понять всё.

Неката, опустив веер, подплыла ближе. Обсидиановые глаза проглядывали сквозь вуаль, зачаровывая её.

─ Он бы не справился со всеми моими собратьями, что ты выпустила, в одиночку. Ему необходим был помощник. Эндрю Моран труслив, но, как и ты, верит во всю эту ерунду, которую вы называете любовью. А Кэрис уже давно душу продала, любой контракт может стать последним. Ему нужна ты, но ненадолго, до тех пор, пока не очистите город.

─ Тебе настолько плевать на других демонов, ─ не подумав, произнесла Марго. Слезы внутри неё застыли. В глубине душе она начала понимать, что проклятый демон прав.

─ Другие слишком глупы, ─ Неката начала распадаться на чёрный зернистый туман, ─ они обращают на себя слишком много внимания, пытаясь захватить душу за пару часов, а я сижу в теле человека как зараза, как вирус, медленно, годами очерняя душу. В этом мы с моим любимым врагом похожи. Он тоже любит убивать медленно, втираясь в доверие. А ведь я говорила тебе не доверять.

Туман растворился. Маргарита медленно взяла сумочку с раковины и вышла, едва передвигая ноги.

Кофе чуть ободрил её, прояснил заполненный слезами разум. Она смотрела в чашку и пыталась думать. Можно ли верить демону? Ей не хотелось, но разве он хоть раз обманул? Или обманул? Марго окончательно запуталась. Что правда, а что ложь? Пока истиной для неё был лишь золотой браслет и обращение Ригана к многочисленным, как он выразился, блядям, которых, видимо, в его жизни хватало, а теперь и новая появилась. Которая до сих пор ломалась, как приличная девушка, кстати. Марго мигом исключила себя из общности блядей, и стало немного легче.

Зачем Ригану воспитывать первоклассного убийцу, если потом придётся избавиться от него? Не проще ли научить до базовых навыков? Что она ему сделала? Конечно, она знает его тайны, но ведь экзорцист сам рассказал их, позволил стать частью его жизни. Нелогично ненавидеть за это.

─ Ты такая глупая, ─ вновь раздался голос, и Неката материализовалась на противоположном конце стола. Маргарита испуганно заозиралась, но никто, казалось, не обратил внимания на прекрасную даму в платье прошлых веков. ─ Да, только ты меня видишь. Не задумывалась почему?

─ Потому что я экзорцист, ─ шепотом ответила девушка. Демона не видят, а вот её саму ─ слышат.

Неката улыбнулась под вуалью.

─ С чего ты взяла, что знаешь о нём всё? Тебе показывают то, что можно открыть. Ты не смогла воспользоваться даже его альбомом, хотя он не ожидал, что ты его найдёшь.

─ Они мертвы, это я узнала.

─ Левеллин Эммануэль ─ ты знала это имя. Буква «л» тебе тогда не давалась, ты называла новую знакомую Эммой.

В голове шевельнулось какое-то воспоминание, однако Маргарита не смогла его ухватить. Устало отхлебнув кофе, девушка решила спросить напрямую:

─ Кто это?

─ Демоны не исполняют приказы просто так. Нам дают взамен составляющую души, и если тебе нужна информация, то я хочу кое-что взамен.

Маргарита откинулась на диван. Интересно, каково это ─ лишиться части души? В ней вновь заиграло любопытство, смешанное с азартом. Сложив руки на груди, она спросила:

─ Что именно?

Неката вновь улыбнулась. Несмотря на то, что лицо демона было скрыто, девушка была готова в этом поклясться.

─ Отзывчивость, теплота, человечность ─ в ваше время это такая редкость.

Не очень-то и важная часть, подумалось Марго. Она кивнула. Демон протянул руку, в зале погас свет. Пользуясь этим, Маргарита протянула руку в ответ. Голову пронзило болью, по нервам словно пустили ток ─ на краткий миг. Внутри стало так легко, будто с души сбросили по меньшей мере гирю. Вот и первая сделка. По сознанию прокатился весёлый детский смех.

─ В шестнадцатой палате хирургического отделения лежало семь девочек, включая тебя, ─ раздался голос у неё в голове, и по дуновению ветра Марго поняла, что Неката исчезла. Лампы вновь зажглись. Почему-то связать факт, сказанный демоном, с чем-то, что она уже знает, не получилось. Девушка задумчиво помешала кофе и вместо этого вдруг подумала: а не Неката ли оттащила Ригана по Темзе, чтобы сблизиться с ней и втереться в доверие? Оставив деньги на столе, девушка пошла по улицам Лондона домой… или не домой…

«Эндрю Моран труслив, но, как и ты, верит во всю эту ерунду, которую вы называете любовью…»

Заметив телефонную будку, Марго побежала к ней. Где-то в кармане сумочки должен был быть листочек с номером младшего брата Кэрис. Дрожащими пальцами она спешно прочёсывала каждый миллиметр сумки, но, скорее всего, листок выпал во время её истерики у машины Ригана. Девушка разочаровано вздохнула. Может, действительно стоит обратить внимание на этого Эндрю и узнать правду?

А действительно ли ей стоит знать эту правду…

Комментарий к Глава 17 Немного об истине и отношениях между полами

(1) В Англии левостороннее движение и праворульные машины.

========== Глава 18 Треугольник ==========

К утру Риган так и не вернулся домой.

Маргарита лежала на кровати, апатично глядя в потолок. Настроение было отвратным. Голова болела. Девушка так и не смогла заснуть. Она вспоминала слякоть дня, показанного Некатой в Ньюкасле; месяцы, проведённые в больнице в окружении шестерых девчонок, хоть и с большим трудом; ночь первого убийства; знакомство с Риганом. Эти события сменялись, переплетались у неё в сознании. Марго казалось, что она чего-то не видит, довольно очевидного, и пыталась понять, чего именно. Она поняла, что тот человек, залезший через окно ─ Риган, и что он стрелял в неё, разумеется, по ошибке. Однако то, что с ней происходило до его появления, Маргарита не могла понять. Эпилептические припадки были ей несвойственны. Она не знала, почему билась в конвульсиях на полу в коридоре, но эти моменты вспоминались всё детальней, и Марго знала, что это действительно происходило. Сейчас же девушка не могла думать ни о чём другом, кроме вчерашней ссоры. Обида остыла окончательно; теперь Марго, наоборот, винила себя. Она привыкла всегда во всём винить себя.

Не устраивает его.

Глупая.

Действительно, не годится ни на что, кроме как быть фоном. Ничего не умеет, только убивать.

Маргарите хотелось плакать, и она поднесла к глазам очередной платочек, чтобы смахнуть слёзы. Они текли просто так, тихо, спокойно. Девушке казалось, что её бросили. Может, Риган действительно ушёл? Нет, бред. Или с ним что-нибудь случилось? Хотя что может случиться с лучшим экзорцистом Соединённого Королевства, а может быть, и всего мира…

─ По-моему, всё очевидно, ─ раздался вкрадчивый голос.

─ Почему ты не оставишь меня в покое? ─ прошептала Маргарита, продолжая смотреть в одну точку. Она знала, что это снова Неката. Этот голос она узнала бы всегда, он звучал на всех языках.

Демон, назло ей, материализовался из воздуха прямо над девушкой. Платье мистическим образом игнорировало гравитацию. Создавалось впечатление, что тело молодой женщины прилипло к потолку. Выглядело жутковато.

─ Скоро узнаешь, ─ пообещала Неката. ─ Это будет сюрприз. ─ Демонесса, ухмыльнувшись, развела руки в стороны, как при распятии, и её платье пошло кровавыми пятнами. Красная капелька упала девушке на нос. Та оттёрла её.

─ Ты случайно ни у кого не отобрала чувство юмора? ─ недовольно спросила Маргарита. ─ Кажется, оно было чёрным.

─ Пока нет.

─ Пока?

─ Скоро в твоей жизни останется мало поводов для смеха, если будешь продолжать лежать на кровати. ─ Неката, кривясь, подвесила сама себя за шею на мифической верёвке. Марго отвернулась. Тоже мне, пугать вздумала.

─ Представь, ─ судя по всему, демонесса начала качаться на люстре, ─ ты два месяца обманывала всех, показывая, как тепло относишься к кому-то, от действий кого сильно зависишь, а потом вдруг срываешься, демонстрируешь истинные чувства. Довольно неприятная ситуация, не правда ли?

─ К чему ты клонишь? ─ Марго, занервничав, повернулась к ней обратно. Слова всё-таки задели за живое.

Неката приподняла вуаль, явив взору уже известный Маргарите шрам-рот. Кажется, за эти дни он стал ещё отвратительнее, опух, посинел. Чёрный раздвоенный язык игриво облизнул губы, размазывая помаду. Девушку передёрнуло от омерзения. Хабарил по сравнению с Некатой просто красавец, хотя последняя и выглядела как человек.

─ Ты мне кажешься. Тебя не существует, ─ внезапно заявила Маргарита.

─ А если существую?

─ То в этом случае демонам всё равно нельзя верить, ─ девушка встала и, не обращая внимания на Некату, налила себе кофе. Давно так надо было сделать.

Демон начал разлетаться на хлопья пепла.

─ Тогда попробуй поверить человеку.

Маргарита, едва отпив кофе, поставила чашку на стол. Этот чёртов демон действительно заставил её вспомнить о том, кому она хотела позвонить. Она совсем забыла об Эндрю Моране, человеке, единственному из окружения, которому она могла бы поверить. Эндрю был честен, уважал Марго и, несмотря на застенчивость, был приятным собеседником. Марго даже могла назвать его своим другом. После ссор с Риганом, учащавшихся в геометрической прогрессии, только Моран-младший мог выслушать её. Он может сказать ей правду. Где-то в столе была записная книжка: старомодная привычка записывать телефонные номера наконец пригодилась.

Марго была абсолютно уверена, что сегодня OʼСалливан уже не вернётся.

─ Мы вчера очень сильно поругались, ─ всё так же плача, говорила Маргарита пару часов спустя, когда она с Эндрю шла по Гайд-парку. Зима сменилась весной, снег стремительно таял, несмотря на то, что была середина января. Погода, тем не менее, была пасмурной, дул сильный ветер. Шарфик Маргариты трепетал на ветру, руки мёрзли, перчатки она забыла. Выскочила из дома, накинув первое, что попалось под руку, и пошла к Морану. Воскресение, раннее утро.

Лишь изредка на аллеях появлялись прохожие, что, как и Марго со своим спутником, пришли насладиться уединением и покоем зимнего парка. На юго-востоке виднелись крыши Эпсли-Хаус, лондонской резиденции герцогов Веллингтонов, и притягивала к себе взгляд арка Веллингтона. Но Марго было не до любования красотами парка. Все, что ранее не оставило бы её безучастной, проходило мимо сознания девушки. Сейчас её волновал только Риган.

─ На звонки не отвечает? — мягко спросил следующий рядом с ней Моран.

─ Нет, ─ соврала девушка. На самом деле она не звонила OʼСалливану. ─ Куда он мог пропасть? Ты знаешь его лучше меня, хотя я и его девушка.

Эндрю Моран промолчал. Младший брат Кэрис был ниже Марго на полголовы, обладал светло-зелёными глазами и густой каштановой кудрявой шевелюрой. Официально работал, это девушка знала достоверно, в аэропорте, занимал крупную должность и по совместительству был хакером. Именно ему OʼСалливан был обязан поддельными документами, справками и билетами. Марго, узнав его ближе, поняла, что Эндрю Моран ─ крайне недооценённый миром человек. Все, конечно, знали, какой он блестящий взломщик, что он может найти практически любую информацию, легально или нелегально, но всегда забывали о личных качествах, прятавшихся за скромным обликом младшего из Моранов.

─ Я… я знаю его с детства, но не скажу, что знаю хорошо. Он не говорил тебе? ─ казалось, Моран был уязвлен этим обстоятельством. ─ Мы родились в одном городе.

─ Каком? Эндрю, он мне совсем ничего не рассказывает. Я даже не знаю, когда у него день рождения!

─ Он всегда был такой… скрытный. Наши отцы служили вместе. Риган сирота, воспитывался у нас дома.

Она не знала этого. Маргариту кольнуло чувство жалости. Может, поэтому её парень такой… нелюдимый?

─ Наш отец хотел усыновить его, Риган отказался. Он ушёл от нас, когда ему было лет тринадцать, наверное. Потом рассказывал, как ходил в воскресную школу, хотел стать ближе к Богу, как он говорил, разочаровался в вере. Стал киллером, попал в тюрьму, мы вытащили его под залог. После тюрьмы он стал экзорцистом. Он даже это тебе не рассказал?

Получив её подтверждение, Моран искренне расстроился.

─ И как вы это приняли? ─ спросила она, дав ему время свыкнуться с новым разочарованием в Ригане.

─ Мы? Отец вскоре умер, он так и не узнал о том, кем стал Риган… я так думаю. Кэрис решила тоже стать экзорцистом. Идея управления тёмными силами пришлась ей по душе. Вполне в характере моей сестры, какой она была тогда.

Они вышли к пустой скамейке на такой же пустой аллее. Гайд-парк, казалось, принадлежал только им двоим. Так думал Моран.

─ Присядем? ─ предложила Марго. ─ Тут так тихо, не то что в центре…

Эндрю послушно сел, сложив ладони на коленках. Он незаметно разглядывал профиль девушки, думая, насколько сильно она отличается от Ригана и Кэрис, резких и тёмных. Черты Маргариты были плавны и округлы, тонкие чёрные волосы забавными кудряшками обрамляли лицо. Она смотрела куда-то вперёд, думая о чём-то или о ком-то, что Эндрю было чуждо. Прошло полтора месяца с их знакомства, а ему до сих пор неудобно находиться рядом с ней.

─ А ты… ты был экзорцистом?

─ Я? Вызвал один раз, ─ мужчина робко улыбнулся. ─ Демон потребовал у меня храбрость, я испугался и не отдал. А вот Кэрис… У моей сестры уже нет души, только осколки. Она отдала за молодость чувство любви. Она никогда не сможет полюбить. Такая глупость.

─ А что отдал Риган? ─ шёпотом спросила Маргарита.

─ Не знаю, но он никогда не отдавал Хабарилу свою душу. Он убивает для него других. Очень много людей. Ты не представляешь, как тяжело знать об этом годами и молчать.

Марго знала.

─ Самое ужасное, что ему нравится. Раньше это было увлечением, потом стало азартом, а сейчас… сейчас целью жизни. Он не остановится, пока не поймает её.

─ Кого? ─ не поняла Марго.

─ Неката, ─ Эндрю словно выплюнул это слово. ─ Сильнейший демон ночи и тьмы. Его идея-фикс. Прошло уже двадцать лет, а он всё ищет её. Неката оставила ему шрам на шее, ты наверняка видела. Мне Кэрис рассказывала: Риган попытался вызвать Некату, отдал ей что-то очень ценное, а она обманула, ушла, ничего не сделав. Да, Марго, иногда и так бывает.

─ Интересно, что он отдал… ─ прошептала девушка задумчиво.

Эндрю пожал плечами.

─ У тебя были контракты?

Марго кивнула.

─ Что ты отдала?

Девушка не сразу ответила. Стоит ли говорить? Впрочем, Эндрю она доверяла.

─ Человечность.

─ С каждым контрактом твоя душа будет черстветь, пока не развалится на части. Не рискуй так. Не повторяй ошибок прошлых ассистенток Ригана. Ни одна просьба не стоит человеческой души.

Маргарита встрепенулась.

─ Прошлых ассистенток?

─ Да, шесть девушек, где-то одна в два года. Первые были совсем молоды. Ни одна не осталась в живых: все они думали, что это игра. Иногда нам с Кэрис кажется, что Риган действительно играет. Кэрис даже обещала побить его, если он найдёт новую, ─ Эндрю осёкся, заметив, как поджала губы Маргарита, и замолчал.

Подумать только, шесть девушек! Шесть девушек только ассистенток! Девушка едва не впала в ярость, представив, как именно они ему ассистировали. Интересно, сколько тогда прочих баб он оприходовал? Едва ли ему хватало одной девушки на два года. Маргарита подумала, что если бы Риган сейчас попался ей под руку, то драки было бы не миновать. Вспомнив, как паршиво он обошёлся с ней на одной из последних «вылазок», девушка вскипела ещё больше. Специально прочитал какое-то дурацкое заклинание и поджёг её! Хороша шуточка! Надо было ещё точно понять… Заметив, с какой жалостью Моран смотрит на неё, Маргарита попыталась приветливо улыбнуться. Это простое действие мужчину явно воодушевило.

─ Я бы не хотел, чтобы ты тоже исчезла. Ты отличаешься от предыдущих.

─ Мне пора, Эндрю, ─ поспешно сказала Маргарита, угадав его мысли. ─ До встречи. Прости, я не спала всю ночь. Спасибо, что согласился пройтись со мной.

Маргарита шла быстро, не оборачиваясь.

Моран ещё долго сидел на скамейке, обняв руками колени, и о чём-то сосредоточенно думал. Ведь если демон просил его храбрость, значит, она всё-таки была… Напоследок посмотрев в сторону дорожки, по которой ушла Маргарита, Эндрю отправился по другой, в сторону Скотленд-Ярда.

========== Глава 19 Вина и гуманность ==========

Проснувшись на следующий день, Маргарита почувствовала, что её руки касается чья-то холодная ладонь. Девушка улыбнулась. Окно было приоткрыто, шторы колыхались от ветерка, проникавшего в комнату. Лучи солнца грели даже через одеяло. Девушка медленно, стараясь не шуметь, повернулась ─ рядом лежал Риган. Вернулся. Сердце Маргариты словно облило медом.

Он не выглядел на свои тридцать шесть. Может, как и Кэрис, отдал что-то за молодость? Нет, Марго не думала, что он так глуп. Девушка с нежностью смотрела на мужчину, даже наличие щетины, раздражавшей её ранее, сейчас казалось чем-то безумно милым. Не могла она на него обижаться. Не могла. Десятки баб ─ ну и что? Сейчас-то он с ней.

Почуяв запах серы, Маргарита чихнула. В этой квартире всегда пахло серой. Риган приоткрыл один глаз. Он редко снимал линзы, но сейчас было видно, что его глаза на самом деле были приглушённо-голубые, будто подёрнутые молочной дымкой. В этом тумане проглядывались очертания чёрной печати Хабарила. Иногда Марго минутами разглядывала её, когда мужчина не замечал этого.

─ Доброе утро, ─ сказал Риган.

Она хотела спросить, где он пробыл весь вчерашний день, но, заметив неглубокую царапину на скуле, не стала этого делать. Наверняка вымещал злость на первых попавшихся демонах. Вместо этого девушка прильнула к Ригану, обняла, словно извиняясь. Внутри, однако, осталось смутное беспокойство. Экзорцист, помедлив, обнял Марго в ответ. Его кожа всегда была прохладной, будто кровь не могла согреть тело.

Идиллия продлилась недолго. Зазвонил айфон. Руки Ригана рефлекторно обхватили девушку посильнее.

─ Прости, ─ озадаченно произнесла Маргарита, садясь, в спешке ища средство связи в сумочке. Его почему-то не оказалось на обычном месте. Она понятия не имела, кто ей может звонить по утрам. Человек всё не сбрасывал вызов, мобильный продолжал истерично трещать. Наконец, выловив айфон среди салфеток и фантиков, Марго увидела имя: Штеффи.

Вообще-то Стефани или даже Стефания, но такая форма отдавала чем-то библейским.

─ Я выйду, хорошо? ─ чуть дрожащим голос попросила Маргарита.

Ей нельзя было говорить с Штеффи при Ригане. Ни в коем случае. Экзорцист кивнул. Выглядел он так, будто ему было всё равно. В другое время Марго обиделась бы на это, но не сейчас.

Накинув плащ, девушка вышла в коридор и огляделась. Было пусто. Она отошла к окну.

─ Привет.

─ Чёрт подери, Марго, какого хрена так долго?! ─ выпалила американка. Голос её звучал как при истерике. Нервы у Штеффи явно были на пределе.

─ Я…

─ Оливия погибла в автокатастрофе, ─ внезапно совершенно спокойно произнесла та, будто перегорев.

Маргарита едва не выронила айфон.

─ Что?

─ Разбилась в такси в вашем чёртовом Лондоне, ─ выдохнули в трубке. ─ Сегодня ночью.

Девушка даже не знала, что сказать.

─ Водителя не было в машине. Он ушёл.

─ Как они так разбились, если он остался жив и ушёл, а она погибла? ─ растерянно спросила Марго. Что-то тут не так или Штеффи врёт. Зачем она ей позвонила? Маргарита узнала бы о смерти и так. Сомнительная радость сообщать плохие новости. Что-то было не так.

─ Он специально въехал так, чтобы пострадала Олли, понимаешь?! ─ заорали в трубке. ─ Специально! И знаешь кто? Этот твой OʼСалливан! Нарисовал на лобовом стекле какую-то хрень кровью!

─ С чего ты взяла, что это он? ─ Маргарита, внутренне замерев, тщательно взвешивала каждое слово. Ригана действительно, скорее всего, не было ночью… Но это не значит, что Марго позволит кому-либо доносить на него, что, кажется, Штеффи и собиралась сделать. Даже если это было правдой. Наверняка у него были причины для убийства.

─ Почему он ещё на свободе? ─ американка даже не собиралась отвечать на вопрос. ─ Я думала, он за решёткой. Я всё нашла на него, сбросила тебе. Мне хотелось, чтобы тварь, убившая Алекс, нашлась. Ты молчала полтора месяца, я думала, что дело раскрыто.

─ Это не он, ─ вырвалось у Марго.

Некоторое время трубка озадаченно молчала.

─ Не он?! Чёрт подери, я нашла тебе шесть убитых девчонок, всех из которых он знал лично, которых сам записал в этом своём дневнике, а ты мне говоришь…

─ Это его друг, ─ зашипела Маргарита как можно тише. ─ Я докажу. Только…

─ Я сегодня же перешлю факсом, или позвоню, или приеду, или…

─ Да стой же ты! ─ рявкнула девушка, истерика Штеффи передалась и ей.

Звонок оборвался. Марго едва удержалась, чтобы не кинуть айфон о пол. Её вообще не слушали?! Маргарита не могла допустить, чтобы информация дошла до Скотленд Ярда. Ригана посадят. И надолго. Подозрения Теодора Харингтонна подтвердятся, он своего не упустит. Про себя Марго обматерила Штеффи как могла. Ей нужно было что-то срочно делать.

Срочно.

Срочно.

Срочно.

И козел отпущения был найден быстро.

Почему Эндрю Моран, она не знала и сама. Его имя пришло в голову первым и осталось в мозгу единственным. От собственной идеи Маргарите стало жутко. Она поежилась. Однако выбора не было. Она не могла позволить забрать Ригана. Не могла. Она не выдержит без него.

Вбежав в квартиру, девушка обнаружила, что Риган в ванне. Вода громко шумела, выдавая то, чем занимался Риган. Это был её шанс провернуть всё задуманное, не будучи замеченной. Маргарита ловко открыла сейф, пароль она знала. Там лежало то, о предназначении и даже истории использования Марго давно догадалась. Та самая «кошка», с помощью которой Риган когда-то залез в её дом и мастерскую в университете. Об убийстве в последнем он рассказал ей сам: пока Хабарил отвлекал охранника у двери, Риган обезвредил охранника, подобравшись сзади. О причинах и целях убийства, однако, распространяться не пожелал.

Вода всё журчала, Маргарита вытащила «кошку» и сразу же спрятала её в сумке. Теперь самое сложное. Как же взять этот злосчастный отпечаток руки, что должен был перебросить подозрения полиции с Ригана на Эндрю Морана? Где-то она слышала, что его берут мукой или мелом… Только как заставить человека оставить свои следы против его воли? Задача казалась невыполнимой.

Об этом можно подумать по пути, сейчас главное убежать до того, как выйдет Риган. Джинсы, кроссовки, свитер, расчёска, жевательная резинка. Маргарита вылетела из квартиры, как пушечное ядро, и бросилась вниз по лестнице. «Кошка» гремела в сумке. Соседи спали. Перескакивая через ступени, Марго едва не упала между четвёртым и третьим этажом, споткнувшись словно о воздух. Потянуло серой, девушка замерла. Из серых ступеней вылезли пальцы в крови. Девушка сложила руки на груди; Неката медленно появлялась из камня. Платье её было изорвано, будто она побывала под дождём из стекла. Встав на ступени, Неката встала так же, как она, зеркально. Вуаль пропиталась кровью, капли стекали под ворот, окрашивая ткань до середины груди.

─ И как же ты его заставишь прикоснуться? ─ с явной насмешкой бросила демонесса. Она явно знала все мысли девушки, в чем Марго убедилась в очередной раз.

─ Ты мне поможешь, ─ без раздумий выпалила Маргарита. ─ За… за чувство юмора?

Неката отряхнула платье от мела.

─ Зачем оно мне? Если мне захочется вкусить юмора, я схожу в стендап.

─ Тебе есть разница, какую часть души забирать? ─ пробурчала девушка. Она-то думала, что любой кусочек ничем не отличается от другого.

─ Я околдую его за твою гуманность.

─ Гуманность?

─ Она тебе не нужна. Тебе ведь всегда было жалко убивать, даже одержимых, не хочешь ли избавиться от этого чувства? Взаимная выгода.

Маргарита задумалась. После того, как она отдала «отзывчивость», не изменилось ничего. Девушка не заметила ни одной перемены. Гуманность? Она не вполне понимала, что вообще значит это слово. Марго с сомнением посмотрела на протянутую кровавую руку Некаты. Что ей говорил Эндрю Моран? Ни одна просьба не стоит части души? Она купит не просьбу, она купит свободу другого человека. Купит своё счастье.

Ладонь Некаты была скользкой от крови, холодной. На ней не было перчаток.

─ Чудно. Я сделаю так, что он прикоснётся, ─ сказала демонесса и исчезла. Для разнообразия без спецэффектов.

Маргарита глубоко вдохнула. На этот раз было больно. Словно где-то в районе сердца провели льдом. Девушка посмотрела на свою руку. Кровь была настоящей.

Она назначила встречу в парке Сэнт-Джеймса (1), около музея гвардии. Маргарита нервничала. Что если Неката обманет? Или она недостаточно стёрла следы Ригана? Девушка ходила от одного дерева к другому и смотрела на часы. На её левой руке было двое часов: те, с золотистыми стрелочками, и обычные. Минутная стрелка приближалась к двум дня. Он должен был прийти.

Марго ещё ничего не сделала, но чувство вины острыми коготками уже вцепилось в остатки души. Наверное, это самый гадкий поступок за всю её жизнь. Даже многочисленные убийства были не столь мерзки. Эндрю Моран ей ничего не сделал, он делал ей только хорошее: всегда приходил на встречи, утешал, помогал всеми силами. Но у неё не было выбора, она должна была предать. Ведь не было?..

Заметив далеко впереди приближающуюся каштановую шевелюру, Маргарита совсем потеряла голову. Лучше бы она отдала Некате свои нервы. Девушка пошла ему навстречу, медленно-медленно, пытаясь растянуть время. Вспомнив, что в любое время Штеффи может переслать информацию в Скотленд Ярд, Марго почему-то совсем остановилась.

─ Я бы могла помочь, ─ заметила Неката у неё в голове.

─ За что?.. ─ бездумно произнесла Маргарита. Сейчас ей было всё равно, что отдавать.

─ Чувство вины. Без него легче жить.

Девушка внутренне с ней согласилась и прикрыла глаза. Без него проще жить… Душу снова полоснуло льдом, и внутри возникла странная лёгкость, будто Марго была пёрышком. Она смогла улыбнуться и уже без сомнений пошла дальше, к Эндрю.

Моран был бледен, нервно теребил кончик шарфа. Изумрудные глаза блестели, беспрерывно бегали. Не успела Маргарита поздороваться, как он схватил её за руку. Раньше он не позволял себе таких выходок. Девушка в упор на него посмотрела. Мужчину явно что-то терзало.

─ Риган вернулся?

Вопрос разрезал только наступившее спокойствие Маргариты. На этот раз его разрушило не чувство вины. Она волновалась за то, что с любимым грозило что-то случиться. Она чувствовала это всей кожей.

─ Да.

По лицу Эндрю нельзя было сказать, рад он этому факту или нет.

─ Завтра Кэрис вернётся, ─ вырвалось у него. ─ Она просила не говорить, что уехала лечиться, но сейчас…

Маргарита закусила губу, услышав эту новость. Нет, сейчас её жертва не Кэрис.

─ Я ходил в Скотленд Ярд, ─ выпалил Эндрю, не выдержав. ─ Я хотел рассказать.

─ Что рассказать?

Мужчина перевёл взгляд куда-то в сторону. Глаза Марго вдруг напомнили ему бездушные ледышки.

─ Про… про Ригана. Про убийства.

─ И?

Голос Маргариты резал, как скальпель.

─ Детектива не было на месте, я… я решил прийти позже. Не смотри на меня так! ─ внезапно не выдержал Моран. ─ Я ведь… Почему ты…

─ У меня подруга разбилась в автокатастрофе сегодня, ─ произнесла Марго, прижимая сумку к себе. ─ И мне интересно… ─ крайне задумчиво начала она, однако Эндрю её перебил, внимательно изучая лицо Маргариты.

─ Тебе совсем её не жалко?

Девушка остолбенела. Она вдруг поняла, что внутри действительно не было сочувствия.

─ Неката, ─ прошептала она.

Эндрю отступил на шаг. Он побледнел. Мужчина видел, как размываются очертания Маргариты, как из неё выступает тень чего-то страшного, могущественного, тёмного. Неката окутала его, как шаль, стала кукловодом, заставившим охватить руку Эндрю рукоять «кошки», которую дрожащими руками протянула Марго.

Дело было сделано, и приспособление исчезло в целлофановом пакете. Моран очумело помотал головой.

─ Что с тобой, Эндрю? ─ её голос не выдал ни единой эмоции. Она смотрела на него, не мигая, не чувствуя ничего, кроме удовлетворения от того, что ее план удался. Девушка подумала про себя, что отсутствие совести чрезвычайно удобная вещь. Душа была бы рада посочувствовать, но область, отвечавшая за это, исчезла. Интересно только, где именно возникает это желание.

─ Ни…ничего, ─ прошептал он. Рука потянулась к груди, где вдруг заныло тупой болью сердце. Ему почему-то было страшно. Он не помнил, что делал последние пять минут. Эндрю поднял глаза на Маргариту. Та стояла бледная, внимательно наблюдая за ним.

─ Я… Обеденный перерыв кончился… ─ не сумев больше выдавить из себя ни слова, младший Моран, держась за заграждения, побрёл в сторону своей машины. Маргарита сглотнула, испытывая явно. Выглядел он ужасно, его кожа приобрела синеватый оттенок.

─ Что ты с ним сделала? ─ с интересом спросила девушка.

─ Всего лишь небольшой сердечный приступ. Ничего ему будет. Даже воспоминаний не останется, ─ раздался голос у неё в голове.

─ Прекрасно, ─ произнесла Маргарита, круто поворачиваясь в сторону Скотленд Ярда и ближайшей дороги. Ей нужно было поймать такси. Кажется, Теодора Харингтонна ждал неприятный сюрприз. Желая поскорее услышать его разочарование, девушка достала айфон и, чуть покопавшись в сумке, визитную карточку.

─ Мистер Харингтонн? Это Маргарита Эйс-Тёрнер. Я нашла убийцу. Да, вы не ослышались. У меня есть доказательства, я могу приехать к вам сейчас?

Девушка знала, что сейчас они примут любое доказательство, чтобы закрыть дело. Всё-таки Шерлок Холмс ─ герой сериалов, а не реальности (2).

Комментарий к Глава 19 Вина и гуманность

(1) Парк Сэнт-Джеймс (St. James’s Park) – один из центральных королевских парков, который находится по соседству с Грин Парком, и с которого открывается отличный вид на Букингемский Дворец. На южной стороне парка находится музей гвардии, к востоку – музей кавалерии.

(2) Как известно, сериальный Шерлок предпочтёт истину быстрому и беспроблемному раскрытию дела. А реальные служители закона - наоборот.

========== Глава 20 Искусство убивать ==========

Когда Эндрю Морана забирали, Маргарита сидела в машине с затонированными стеклами и молча наблюдала за происходящим. Мужчина даже не сопротивлялся, спокойно позволил застегнуть на себе наручники, сел в автомобиль полиции, стоявший напротив. Наверное, он не до конца понимал, что происходит.

У него дома обнаружили злосчастную «кошку», подкинутую Маргаритой в квартиру пару часов назад. На ней лаборатория должна была обнаружить следы краски бывшего дома Марго и частички обоев мастерской. Отпечаток руки Морана был настолько явственен, что трудно было оспорить его существование. Марго рассказала обо всех «приключениях» Ригана, сменив имя героя ─ и теперь можно было быть уверенной, что мнимого убийцу осудят.

Она заявила, что побывав дома у Морана, заметила это приспособление и вспомнила о том, что ей говорили на допросе. В квартире обнаружили и множество других интересных вещей, которые Маргарита отдала из своего запаса, предварительно убрав все свои отпечатки. Например, целый арсенал оружия, спрятанный под кроватью. Девушка также избавилась от всех следов хакерской деятельности Эндрю, в противном случае она бы подставила и себя, и Ригана с многочисленными поддельными документами.

Она попросила, чтобы Морану не говорили, откуда на него поступила наводка, аргументируя тем, что ей бы не хотелось, чтобы её парень узнал, где она была. Полицейские понимающе заулыбались, и девушка была уверена, что органы правопорядка ничего не расскажут. Риган не узнает, что случилось с Мораном и по чьей вине.

Равно как и о том, что сейчас Маргарита стоит на крыше высотки в Нью-Йорке и со скуки вспоминает задержание Морана, что произошло накануне вечером.

Конечно, шестнадцатичасовой полёт туда-обратно не останется незамеченным, но с какой стати Марго должна оправдываться перед человеком, который сам не ночевал дома? Она взрослый человек; они, можно сказать, до сих пор в ссоре. По крайней мере, когда девушка ненадолго вернулась домой, чтобы быстро собрать вещи, Риган с ней даже не заговорил. Марго ловила себя на мысли, что он ей нравится куда меньше, чем вчера, но не находила ни единой причины для столь быстрого угасания чувств. Словно душа ожесточилась и отказывалась выполнять свои функции. Маргарита совершенно спокойно давала показания в участке, разжилась снайперской винтовкой, спокойно написала Штеффи от лица анонима, что ждёт её в одном закоулке на Брум-стрит, и теперь, лениво поглядывая в прицел, спокойно обдумывала, в какой орган ей лучше стрелять, чтобы убить наверняка и сразу.

Ей было о чём подумать, пока самолет направлялся в Америку. Например, ей только сейчас пришло в голову следующее: откуда у обычной студентки такие возможности? Откуда у Штеффи был доступ к уголовным делам? Даже не к американским, к английским. Может, это всё ложь… Но зачем Штеффи лгать? Раскрытие убийства Алекс было в её интересах.

Иногда (Марго давно об этом задумывалась) ей казалось, что Риган специально убрал шотландку как свидетельницу его присутствия в кафе. Но почему тогда не убрал сразу и Оливию? Зачем ждал два месяца, что случилось, что он решил избавиться и от второго свидетеля? Штеффи тем более до сих пор жива… пока, по крайней мере, жива. Внутри прочно угнездилось подозрение, что назревает нечто крайне плохое.

Почему Неката помогает ей, в конце концов? Если Риган давно охотится за демонессой тьмы и ночи, а Марго его ассистентка?

Маргарита вдруг начала вспоминать, как ОʼСалливан её обучал искусству убивать. После недели конфетно-букетного периода (она только вернулась с Ньюкасла, а её ждал такой сюрприз), Риган решил начать подготовку. Первым испытанием, как он выразился, стала «проверка возможностей»: целый день они вдвоём провели в спортзале. На следующее утро Маргарита не смогла встать с кровати, поэтому любимый парень просвещал её касательно демонов. Теперь она знала и их классификацию, и привычки, и особенности самых главных из них, и способы уничтожения. Это, надо признать, Марго почему-то не особо интересовало. С куда большим нетерпением она ждала, когда начнётся «курс» холодного оружия, которое вызывало в девушке полное благоговение. Ножи и прочее она метала превосходно. Риган же один раз резонно заметил, что данный способ убийства ─ доисторический и его использует мелкая шпана. Сам экзорцист предпочитал огнестрельное, и Маргарите приходить равняться на него, ощущая себя полной бездарностью. Это, однако, было около месяца назад.

Девушка, хмыкнув, устроила винтовку «Steyr-Mannlicher SSG-PII» на опору: достаточно лёгкую, позволяющую свободно стрелять по мишеням, находящихся до 500 метров от стрелка (сегодня столько не требовалось), с калибром 7,62×51, с ручной перезарядкой, практически без отдачи. Она училась на ней. (1) Достать столь дальнобойное оружие было сложно: в этом смысле Америка неблагоприятней для экзорцистов. Или киллеров. К счастью, девушка знала, к кому обратиться за помощью: Риган давно опутался связями в Нью-Йорке, как паук.

Лишь недавно они начали изучать то, что Риган таинственным шепотом называл чёрной магией: руны и заклятия. У Марго создалось ощущение, что эту «ерунду» он просто не уважает и предпочитает ловить демонов «по-старинке»: серебряными пулями и кинжалами. Особый смешок у экзорциста вызывали осиновые колья и соль. Да и где было взять осину в век высоких технологий? Настало то время, когда огнестрельное оружие взяло верх над кольями и крестами. Как сказал Риган, сейчас и крест качественно отмоленный редко найдёшь.

Кресты Маргариту не прельщали, а вот способ с солью она один раз попробовала: демон, захохотав, исчез в небе, раздув белый круг кожистыми крыльями. Риган, к счастью, не видел этого позора.

С людьми всё легче. Никакой соли и заклятий. Им достаточно одной пули в голову, чтобы перестать существовать. Маргарита навела прицел на одну из улиц. По её расчётам, Штеффи должна была выйти на Брум-стрит именно там. Выдохнув, девушка начала ждать.

─ Экзорцист?

От неожиданности Маргарита едва не выпустила винтовку. Она готова была поклясться, что на крыше только что никого не было. Кое-как совладав с руками, девушка обернулась. Сзади стояла афроамериканка, самая обычная, в джинсах и лёгкой куртке. Она была бы обычной, если бы Марго не чувствовала опасность, исходящую от неё; такую же «опасность» девушка иногда чувствовала в Ригане, но ощущение быстро пропадало. Присутствие «чёрной» раздражало, девушка ощутила себя генералом Смитерсом (2).

─ Как ты узнала? ─ недовольно спросила Марго, опуская оружие.

─ От тебя серой и тьмой за километр несёт, ─ морщась заявила американка. ─ Я сначала подумала, что ты демон, пришла избавляться от тебя. Это ж сколько ты этим занимаешься, если так пропахла адом?

Она ещё раз с сомнением оглядела Марго и протянула руку:

─ Индира.

─ Что?

─ Меня зовут Индира, ─ повторила женщина. ─ Местный экзорцист. А вот ты явно не местный.

─ Я с Лондона, ─ сказала Марго, пожимая руку. ─ Меня зовут Маргарита.

─ И что в Нью-Йорке забыла?

Девушка знала, что когда врёшь, нужно держаться как можно ближе к правде.

─ Свидетеля убираю, ─ ответила она, снова поворачиваясь к Брум-стрит. ─ Она меня видела недавно и в любой момент может проболтаться.

─ И ты отсюда собралась стрелять? ─ удивлённо спросила Индира, подходя к краю крыши. Может, расстояние смутило? Крылья её носа раздувались, будто женщина к чему-то принюхивалась. ─ Чёрт, как от тебя демонами воняет. Я сначала подумала, что ты одержимая. Ты, надеюсь, не из этих больных, которые демонов используют?

Марго неосознанно ещё крепче обхватила приклад винтовки. Индира мешала. Мешала и нервировала.

─ А что, кто-то их использует? ─ будничным тоном спросила Маргарита, будто говоря об итальянской кухне.

─ Есть такие, ─ закивала Индира. ─ Возьмут себе демона в помощники, а потом расплатиться не могут. Лишаются души и попадают в ад навечно.

─ Больные люди, ─ пробурчала девушка, высматривая в толпе через прицел белокожую брюнетку. «Надеюсь, Штефф не перекрасилась», ─ с тревогой подумала Марго. Она совершенно не была уверена, что узнает жертву, но методом проб и ошибок… Девушка знала, что Неката обрубила канал связи Скотленд Ярда в самый нужный момент, и информации Штеффи просто пропала, растворилась. Однако ничего не мешает американке попробовать переслать компромат на Ригана ещё раз, так что Маргарита была настроена решительно.

Индира продолжала о чём-то болтать, но девушка уже не слушала. Она продолжала внимательно наблюдать за толпой. Вот ярко-рыжая девица, накачанная силиконом. Слева какой-то хипстер. У витрины стоит мужчина, на бицепсах которого под тонкой тканью футболки проглядывают татуировки. Прямо посередине улице идёт компания молоденьких девчонок, о чём-то переговаривающихся. Престарелая женщина, одетая, как говорится, «с иголочки», неодобрительно на них смотрела. Внимание Маргариты привлекла роскошная женщина в красном платье, будто сошедшая с экрана первой «Матрицы». Это не её цель. Худосочная блондинка с собачкой в сумке… Мужчина в строгом костюме… Девушка, волосы которой покрашены во все цвета радуги… Мальчик с мамой… Маргарита задержала дыхание. У одного из магазинов стояла молодая, лет двадцати, но с выражением лица как у сорокалетней сварливой тётки, брюнетка со строгим каре. Марго начала внимательно её рассматривать. Штеффи или нет? Та явно кого-то ждала и изредка посматривала на экран смартфона, видимо, интересуясь временем. Марго через прицел скользнула взглядом по её уху: как она помнила, у Штефф было два прокола в левом. Да, так и есть. Звёздочка и «гвоздик». Маргарита прицелилась и задержала дыхание. Она целилась в висок. Конечно, жертве может повести, как Беатрикс Кидо, но едва ли. (3)

Палец нажал на курок.

Индира за её спиной отпрянула, услышав слабый хлопок. Марго улыбнулась. Она попала. Штеффи, открыв рот, упала на табличку магазина, начала сгущаться толпа ─ кто пропустит свежую смерть? По асфальту растекалась кровь. Девушка начала торопливо убрала винтовку с опорой подальше от края крыши, чтобы случайный блеск линзы не выдал её. Её просто распирало от чувства превосходства и удовлетворения. Риган был бы доволен.

Краем глаза уловив блеск серебра, Маргарита ловко ухватила кисть Индиры и развернула в другую сторону, услышав, как что-то хрустнуло. Несмотря на миниатюрность девушки, силы ей было не занимать, Риган не зря гонял по тренажерам. Лезвие всё же коснулось кожи, заставив прошипеть ругательство. Никому нельзя доверять. Марго, разозлившись, выбила нож из рук и ловко поднырнула под ней; холодное оружие, ловя на себе лучи солнца, упало вниз, с крыши. Риган не обучал её дракам, этим она пожелала заниматься сама, и эмоции, буквально раздиравшие девушку, в этот раз сыграли ей хорошую службу. Волосы Индиры хлестали Марго по лицу; девушка душила американку, крепко охватив со спины, а как только почувствовала, что та ослабила сопротивление, отпустила и ударом колена скинула с высотки вслед на ножом, проводив взглядом. Да уж, американские экзорцисты в подмётки не годятся английским, даже новичкам. Эта Индира точно станет мокрым пятном на асфальте, с двадцатого-то этажа.

Никакой жалости.

Царапина жгла, будто её густо посыпали солью. Маргарита подула на неё. Неглубокая, она почему-то сразу воспалилась. Может, на ноже был яд? Что за глупости. Чувствуя, как мутнеет в глазах, Марго подхватила винтовку с походной сумкой и побежала в сторону пожарной лестницы. По обычной ей сейчас бежать опрометчиво, там везде стояли камеры. Конечно, будет странно, если человек, поднявшийся, что было запечатлено, не вернётся по ней же, но Маргарита была в капюшоне, скрывавшем лицо. Её никто не узнает, и убийство Штеффи с Индирой станет очередным тупиком для полиции.

Спуск по пожарной лестнице стал настоящим адом. Голова кружилась, руки дрожали, пару раз Марго останавливалась, рискуя упасть без сил. Локоть просто онемел от боли; от жалкой царапины пошли чёрные линии, что напомнило ей Тони Старка во второй части «Железного человека», вот только паладия в её крови явно не было. Примерно на половине пути боль начала утихать; вступив на асфальт, Марго не чувствовала уже ничего. Отёк спал. По улице раздавалась полицейская сирена, так что девушке ничего не оставалось, кроме как побежать вперед, в узкие улочки Нью-Йорка. Времени обдумывать, почему эта Индира внезапно напала на нее, Марго не нашла.

Город был светел, не в пример Лондону. Маргарита не чувствовала в нём ни серы, ни пепла, ни тьмы. Экзорцисты чистили город чрезвычайно эффективно, присутствия демонов не ощущалось нигде, куда бы девушка не взглянула. Каждый переулок был свеж. Наверное, зря она так подумала об американских экзорцистах, свою работу они выполняли блестяще, созданий тьмы не было видно.

Она чувствовала их присутствие только рядом с собой.

Помедлив, Маргарита обернулась.

Улица, по которой она пробежала только что, как чернилами, окуталась тьмой. Тьма заползала в квартиры, в подъезды, в подворотни, очерняла крыши и стены, делала серым небо. Девушка опустила глаза. Асфальт у её ног бурлил, как вулканическая грязь. Маргарита зажмурилась, отсчитала минуту и открыла глаза. Ясный день, тепло, светло. Ей только на секунду показалось, что пройденный путь немного темнее города вокруг. Подумав, что всё это последствия странного вещества на ноже, Маргарита продолжила путь. По дороге она избавилась от винтовки, скинув её в открытый люк. Рейс в Лондон был через три часа.

Комментарий к Глава 20 Искусство убивать

(1) Steyr-Mannlicher SSG-PII. В силу дальнобойности запрещена к свободной продаже в Штатах.

(2) Генерал Смитерс - герой х\ф “Омерзительная восьмёрка” Тарантино. Ярковыраженный расист.

(3) Немногие запоминают её имя. Беатрикс Кидо - главная героиня “Убить Билла”. Билл прострелил ей голову на свадьбе, но она осталась жива.

========== Глава 21 Последние шаги ==========

Одним из очевиднейших минусов Ригана ОʼСалливана была скрытность. Он никогда ничего не рассказывал о себе, если на то не было веской причины. Маргарита не знала ни дату его дня рождения, ни родного города, ни то, была ли у него семья. И, если бы не Эндрю Моран, так бы и не узнала. Данное качество раздражало девушку, но поделать с ним она ничего не могла.

Одним из очевиднейших плюсов Ригана ОʼСалливана в глазах Марго было полное, тотальное отсутствие любопытства. Будучи скрытным, он не требовал «открытой души» от других. Может, кому-то подобное безразличие и показалось бы обстоятельством, из-за которого стоило бы уйти от ирландца, но Маргарита считала иначе. Отсутствие любопытства у собственного парня довольно часто играло ей на руку. Так случилось и в этот раз.

Когда девушка вернулась из Нью-Йорка, не было ни скандала, ни каких-либо допросов, ни ревнивых взглядов: казалось, Ригану ОʼСалливану было глубоко наплевать, где пропадала его благоверная больше суток. Наверное, одной из причин являлось то, что экзорцист был крайне пьян и лежал в кровати, играя с ножом. Диван рядом был полностью изодран, будто в квартире проживала кошка. С завидной периодичностью Риган спускал с него обивку.

Маргарита застыла в дверном проёме. На полу стояло по меньшей мере пять бутылок непонятно чего, а дым от сигарет заполонил комнату, как если бы в ней разожгли костёр. Однако не только дым сигарет гулял по комнате: к этому привычному запаху примешивался тонкий травяной аромат, который Марго прежде не встречала. По крайней мере, она не могла вспомнить. Неуверенно ступив вперёд, девушка услышала громкий треск. Маргарита опустила глаза ─ на полу лежали серебристые наручные часы, осколки которого хрустели под сапогом.

─ Риган? ─ неуверенно позвала она. Мужчина продолжал раздирать диван. Марго позвала ещё раз ─ вновь молчание, и она, потеряв терпение, подошла сама, опустилась на колени. То, что её парень был пьян, она учуяла за шагов восемь. Экзорцист перевёл помутневший взгляд на Маргариту. В молочно-голубой пелене не было ни намёка на чёрную печать. Марго нахмурилась и приподняла левую руку: золотистая стрелка остановилась. Часы, которые он отдал более полутора месяцев назад, больше не работали.

─ Ты прекратил контракт? ─ спросила девушка, не особо надеясь на ответ. Его и не последовало, мужчина продолжал молча смотреть на неё. ─ Риган?

─ Донован.

─ Что?

─ Меня зовут Донован. Донован ОʼСалливан, ─ пробурчал мужчина. Маргарита осторожно взяла нож из его пальцев и откинула куда-то под кровать. Экзорцист не придал этому значения, лишь молча проводил лезвие взглядом. На его лице не было ни кровинки. Талию девушки обхватила рука самопровозглашённого Донована, и она осталась покорно сидеть около него, боясь пошевелиться. Интересно, говорит ли экзорцист правду сейчас? Девушка ласково прикоснулась губами к его щеке. Кожа, как всегда, была холодна. Марго не могла вспомнить ни одного раза, чтобы она была тёплой.

─ И откуда же ты, Донован ОʼСалливан? ─ негромко спросила девушка.

─ Атлон. ─ Маргарита даже не слышала о таком городе или чем бы оно ни было. Больше спросить она ничего не успела: Ригана-Донована окончательно «разнесло» от алкоголя, и он вскочил с кровати, едва не скинув Марго на пол. Она приподнялась, настороженно уставилась на свою вторую половинку. Девушку поразило то, что тот совершенно не шатался и вообще демонстрировал прекрасную координацию. Несмотря на это, явственно чувствовалось, что экзорцист пьян. Мужчина исхитрился поднять крышку тайника, и на пол опустилось сразу три ствола.

─ Ты куда собрался? ─ с тревогой спросила Маргарита, наблюдая, как он застёгивает плащ. Пальцы Ригана всё же дрожали. Зачем-то разложив оружие по карманам, мужчина направился к двери, явно не услышав её. Экзорцист скрылся в коридоре, и Марго поняла, что надо срочно что-то делать. В таком состоянии он может натворить дел. Девушка побежала за ним, едва не врезавшись в собственный рюкзак, оставленный на полу. Догнав у самой лестницы, она схватила Ригана за руку.

─ Ты зверски пьян, не вздумай…

Неверная тактика. Демонстративно фыркнув, экзорцист легко приподнял Марго и закинул себе на плечо, как трофей. Мелькнула глупая мысль, что дверь в квартиру осталась открыта, но этот факт, озвученный ею, ОʼСалливан также оставил без внимания. Здраво рассудив, что, несмотря на бесконечные походы в спортзал, она всё же слабее его раза в два-три, Маргарита притихла и больше не произнесла ни слова. Никаких попыток к бегству также не предпринимала, памятуя о заряженных револьверах в его карманах.

Ригана манило к ближайшему парку: от нервов Марго даже забыла его название. Солнце давно зашло, остались лишь фонари. Прохожих было мало, редкие люди встречались только на противоположной стороне улицы. Девушка с опаской осматривала местность, прикидывая возможные неприятности. Ей, безусловно, было не до потенциальных жертв; скорее, её больше волновали последствия буйства Ригана, которое, она была уверена, не заставит себя долго ждать. Она боялась и думала, что он будет делать.

Услышав через пару сотен метров детский смех, ОʼСалливан остановился. Марго вытянула шею ─ на скамейке по ту сторону лужайки сидела компания совсем юных подростков, лет двенадцати. Всего их было пятеро: две девушки и три парня. Они курили, пользуясь тем, что никто не видит, шутили, смеялись, двое целовались, сидя на самом краю скамьи. Больше Марго не заметила никого. Это был глухой тупик парка, и оставалось загадкой, почему экзорцист, с которым более не было Хабарила, пришёл именно сюда.

─ Смотри, ─ внезапно практически трезвым голосом выдал Риган, ─ малолетние грешники.

─ Грешники? ─ плохо дело, до церковных отповедей дело ещё не доходило, хотя Марго видела ОʼСалливана и в худшем состоянии. Экзорцист выдохнул. Облачко, вызванное его дыханием, рассеялось.

─ Человечество до сих пор пытается доказать себе, что сделано по подобию Божьему, но всё ещё не может избавиться от животных инстинктов, которые выдают с головой, ─ абсолютно спокойно произнёс он, нащупывая один из револьверов в кармане. Второй рукой Риган продолжал держать Марго.

─ Ты их что, убивать собрался? ─ зло прошипела она.

Первый выстрел попал в один из фонарей, убрав один из островков света. Девушка взвизгнула; смех прекратился. Пять пар глаз непонимающе уставились на странного мужчину в чёрном плаще. Маргарита попыталась вырваться.

─ Тебя же заберут опять, ─ проскрежетала она, поняв, что её попытки обречены на провал. Риган прострелил второй фонарь.

─ Мне нужен демон, ─ ответил он. ─ Просто так демоны не приходят.

Маргарита, глухо вскрикнув, скатилась с его плеча и рухнула на асфальт. Колено, локоть, скулу и подбородок немедленно защипало. Хорошо, что пальто и джинсы, хоть немного, но смягчили удар. Девушка приподнялась на руках. Риган, переведя ствол уже на подростков, подходил к скамейке.

─ Не бегите! ─ крикнула Марго. ─ Не бегите!

Конечно, ей было плевать, станет ли одной душой больше в раю или аду. Ей не нужны были дополнительные проблемы с властями. Маргарита знала, чем расплачиваются с демонами. Можно не отдавать свою душу, можно отдать того человека, жизнью которого ты сейчас владеешь. Кэрис Моран, работая в онкологическом отделении, спокойно отдавала обречённых больных. Риган ОʼСалливан ─ любого. Он без мук совести мог убить любого человека, и чем больше было жертв, тем крепче становилась связь. Но ни один из них не отдавал себе отчёта в том, что каждой отданной душой они разрушают и свою собственную. В голове Марго промелькнула мысль о Волан-де-Морте. С таким упорством и длинным кровавым списком Ригана ОʼСалливана не победил бы ни один Гарри Поттер.

Одна из девчонок не послушалась, вскочила со скамейки, побежала узкой дорожке парка. Марго выругалась; Риган немедленно прострелил беглянке ногу. Тишину парка пронзил крик. Теперь заварушку не услышал бы только полностью глухой человек. Ещё одна девчонка завизжала, остальные трое застыли, как каменные горгульи на мосту.

─ Риган, хватит, оставь их! ─ конечно, глупая попытка, но попробовать стоило. Маргарита, потерев правое колено, привстала. ─ Зачем они тебе нужны, это же просто дети! Нужен демон ─ стреляй бомжей, на них всем плевать!

─ Хабарил не стал приходить ко мне, ─ донесся до девушки невнятный шёпот. ─ Ему мало…

Новый выстрел заставил замолчать визжавшую девчонку. Один из парней потерял сознание, видимо, со страха, и упал на траву. Для верности (или из-за реакции) Риган пристрелил и его. Маргарита оглянулась на дорожку сзади. Где-то там, далеко, горел фонарь. Никого не было видно; полиция не мчалась к ним.

Она услышала ещё два выстрела, практически с секундной разницей.

─ Я всегда хорошо стрелял, Марго! ─ Риган внезапно обратился к ней. Девушка не стала даже поворачиваться, внимательно наблюдая за дорогой. Они видела тени, рвущиеся к ней, но знала, что Неката спасёт её в любом случае.

В голове раздался женский смех.

─ Мой отец был военным, он научил, пока не ушёл… насовсем.

─ Я знаю, ─ коротко отозвалась Марго.

─ Конечно. Ты очень давно об этом знаешь.

Фраза прозвучала странно. Девушка всё же развернулась к Ригану. Мужчина деловито чертил круг на асфальте, используя вместо мелка чей-то палец. Маргарита поморщилась. Привычные методы, ножом по траве, радовали её больше.

─ Ты не первая моя ассистентка. Ты и это знаешь. Смотрела мой альбом, не так ли?

─ Какой?

Риган угрожающе наставил на неё револьвер.

─ Тот самый. Думала, я не учую?

Девушка решила промолчать. Она надеялась, что экзорцист сейчас выразился фигурально.

─ Шесть девчонок. Они все думали, что это игра. Я убирал каждую, когда разочаровывался.

─ В чём?

Палец улетел куда-то в ровно постриженные кусты. Риган с какой-то мерзкой ухмылочкой, которую Марго видела впервые, укладывал тела в круг. На вопрос он не ответил.

«Каждому по одной пуле, ─ отметила девушка. ─ Удивительно».

─ Ты видела одну из них. В ту ночь, когда встретились во второй раз, в кафе. Алекс. Пришлось убрать в тот же вечер.

─ В первый, ─ механически поправила она.

─ Второй.

Риган достал зажигалку. Марго нахмурилась, но промолчала.

─ Глупо тогда получилось. Хорошо, что выманить Оливию позавчера не составило особого труда, с тобой она всегда встретиться рада.

Девушка подскочила. Слова застряли в горле; стена огня скрыла фигуру Ригана с её глаз. Она отвернулась. Значит, правда. Теперь ни осталось ни одного свидетеля их знакомства в тот день. Кроме одного. Не для того ли OʼСалливан залез к ней позже, чтобы убрать второй по счёту?

Она не хотела знать, получилось ли вызвать у Ригана демона в этот раз. Ей было всё равно. Кусочки мозаики вставали на свои места, и осталось лишь несколько пробелов, зияющих, и это мучило. Если бы мистер экзорцист не напился в этот вечер, пробелов было бы больше. Действительно ли всё было правдой, и почему он рассказал ей это сегодня, будучи не в самом безбашенном настроении? Они вдвоём напивались и хуже: тогда Марго не могла дождаться от него и признания даты его рождения.

Сзади что-то взорвалось, девушка метнула глаза к всполохам огня. Выплеснув свою ярость, они угасали. Мужчина стоял там же, в окружении костей и обуглившихся деревяшек. По его телу чернели разводы пепла.

Почему вторая встреча, Риган ОʼСалливан?

Она поняла почему, но не хотела в это верить.

========== Глава 22 Небесный край’ ==========

Следующий день прошёл в неприятном, напрягающем молчании.

Маргарита, сидя за столом на так называемой кухне, неспешно попивала кофе. В последние дни он казался ей безвкусным, как кусок мела. На душе у девушки было прегадко. Дело было не в том, что Риган после вчерашнего группового убийства обматерил её по полной и даже пару раз ударил, когда Марго попыталась затащить его домой. Нет, сейчас девушке было плевать на это. Её мучило другое. Кусочки мозаики соединились в голове, и Маргарита пришла к неутешительным выводам. Именно они создавали прегадкое настроение. Наверное, об этом стоило догадаться раньше?

Она поняла, кто был тем самым темноволосым парнем, стрелявшим в неё, когда Марго была маленькой. Причину она не понимала до сих пор, но, видимо, причина была очень серьёзной. Все эти года Риган О’Салливан искал тех девушек, что когда-то лежали в шестнадцатой палате хирургического отделения, куда попала и она сама, и методично, терпеливо убивал одну за другой. Прошло пятнадцать лет. Да, терпению этого человека можно было позавидовать. Многие бы люди смогли посвятить свою жизнь такой цели и не сойти с пути? Для этого нужна была действительно серьёзная причина ─ либо он ненормальный и действует просто так.

Маргарита искоса посмотрела на Ригана. Экзорцист, мрачнее тучи, лежал на диване с компрессом на лбу и читал книгу. Губа его была разбита: уже у самой квартиры он наконец упал, поприветствовав лицом косяк. Он был самым обыкновенным парнем с беспросветно-чёрными глазами. Его не замечали на улицах. Даже черты лица были классические. Он ничем не выделялся. Никому бы не пришло в голову, что он сатанист, маньяк и убийца, вчера хладнокровно расстрелявший и сжёгший шестерых подростков. Если, конечно, этот «кто-то» не Теодор Харингтонн.

Девушка не знала, что ей делать. Сейчас она отчётливо понимала, что находится, как бы шаблонно это ни звучало, в серьёзной опасности. Не нужно было быть гением, чтобы понять, что человек, целенаправленно убивавший на протяжении пятнадцати лет, скрупулёзно и педантично ищущий своих жертв, не оступится и теперь. За всё это время он совершил только две ошибки: не смог выяснить точное имя неудавшейся жертвы и не подумал, что Маргарита может быть так умна.

Она действительно считала себя очень умной. Глупая бы не догадалась, что Риган O’Салливан готовит изощрённый план убийства. Потому в кармане халата лежало лезвие, которое было самым малозаметным орудием самообороны, и Марго была готова воспользоваться им без зазрения совести. Ведь она отдала совесть Некате, ведущей свою игру, о которой Марго старалась не думать.

Оставалось загадкой, почему Риган не убил её сразу. Он мог добить её в день первой встречи, в любой день на протяжение этих полутора месяцев, но не сделал этого. Маргарита была в ожидании именно поэтому. Просто так нападать, первой, девушка не собиралась, она хотела выяснить все причины. Все до единой.

─ Мы так и будем тут сидеть? ─ раздалось с дивана.

─ Ты должен протрезветь, не я, ─ с прохладой в голосе ответила Марго. ─ Тебе мало вчерашнего? Все новости только и вещают об этом нашумевшем убийстве. «В Лондоне зверствует сатанист!», ─ продекламировала она название статьи, которую читала сейчас.

Риган что-то пробурчал и поднявшись ушёл в душ, не утруждая себя одеждой.

─ Сатанист… ─ повторила Марго в полголоса. Что там говорила эта Индира? Только глупцы используют демонов для своих целей? Девушка знала, что методы О’Салливана сильно разнятся от общепринятых (она читала про них), но чтобы настолько? Если подумать, она ни разу не видела информации по призванию демонов, только по уничтожению. Однако Риган использовал Хабарила много лет.

Марго не могла понять и то, почему американка напала на неё. Не могла найти объяснение её поступку, как ни старалась. Это было как раз из тех пробелов, которые безумно действовали Маргарите на нервы. Девушка, нахмурившись, в пару глотков допила кофе и начала собираться на ночную вылазку. Риган в чём-то прав, дома было до невозможного скучно сидеть и требовалось отвлечь себя делом.

Прежде всего ─ волосы. После бесчисленных возгораний своей шевелюры Маргарита смирилась с мыслью, что пряди нужно убрать все до одной. Она с удовольствием бы постриглась в стиле Фуриосы (1), но стилист в голове был против. Как бы то ни было, девушка тщательно спрятала волосы под шапку. Удобная, не сковывающая движения мягкая водолазка, свитер, под который Марго хотелось надеть бронежилет. Джинсы, кеды. Сверху чёрная кожаная куртка. Конечно, были и некоторые секреты: напульсники, повязки на колени, пояс с фиксаторами, пара ножей в карманах. К сожалению, всё это использовалось всё чаще и чаще…

Их сегодняшней целью была набережная Темзы около моста Блэкфрайерс. Марго не знала, по какому принципу Риган выбирает места: иногда они посещали достопримечательности города, иногда простые дома, иногда уходили далеко за город или в тёмные парки за окраинами Лондона. О’Салливан вёл её, ничего не объясняя, как всегда. Девушке оставалось следовать за ним, напоминая себе, что не может уйти от Ригана, начать новую жизнь по множеству причин.

Именно такие мысли роились у неё в голове, когда луна осветила пять фигур, стоящих у самой границы Темзы. Маргарита нащупала револьвер на поясе. Очередные одержимые. Сегодня девушка даже не чувствовала привычной радости, предвкушения убийства. Уничтожение начало приносить ей радость буквально через пару недель после того, как она стала его напарницей.

─ Твои те двое справа, мои остальные, ─ негромко произнёс Риган, растворяясь в тени. Девушка стояла на нижних ступенях лестницы, спускавшейся к набережной. Маргарита прикинула расстояние и, пользуясь тем, что демоны ещё не заметили их, навела дуло пистолета на мужчину лет сорока, стоявшего рядом с мальчишкой, от остальных их отделяло пару шагов. Его стоило убрать первым. Чаще всего именно подобные громилы доставляют наибольшие проблемы, достаточно вспомнить вылазку под мост Ватерлоо.

Но что-то сразу пошло не так.

Не успела Марго нажать на курок, как тело жертвы откинуло куда-то в сторону, к Темзе. Над мужчиной поднялось облачко пепла, смутно напоминавшее фигуру минотавра: гигантская тень мохнатого полубыка с человеческим торсом и руками. Запоздавшая пуля пролетела сквозь него. Маргарита озадаченно отступила назад; облако понеслось к ней, волнами распространяя вокруг себя смрад. Краем уха Марго услышала всплеск воды: тело, бывшее пристанище минотавра, стало ненужным демону и он поспешил от него избавиться. Истинное обличье демона было во много раз эффективнее и опаснее, его сложнее изгнать.

─ Р-риган! ─ крикнула девушка, поняв, что дело плохо. Однако экзорцист не откликнулся. Справа, в темноте, раздавалась перестрелка, Марго поняла, что помощи можно не ждать. Выпустив пару пуль, бесполезно канувших в ночи, она побежала на север, рассчитывая на помощь фонарей. Демоны боятся света…

Однако фонари гасли, не успевала она подобраться к ним и на три шага.

─ Неката, чёрт тебя дери… ─ зло прошептала Маргарита, когда погас восьмой. Девушка решительно обернулась к настойчиво преследовавшему её демону. Что делать? Пули его, по-видимому, не берут. Заклятия… она боялась их сама. Святая вода? Едва ли получится воспользоваться ею. Выругавшись, девушка достала нож и со всей силы провела им по руке. В глазах потемнело. Своей кровью рисовать круг на асфальте ─ довольно болезненно. К счастью, курсы экзорцистской геометрии уже были успешно пройдены, и круг был нарисован быстро, без пробелов. Демон, не долетев до неё, остановился и материализовался. Шерсть минотавра блестела, как настоящая, глаза полыхали, как маленькие костры. Удивительно, как разнообразны их обличья… На миг перед глазами девушки расцвела и тут же погасла фигура Некаты, статной женщины в викторианском платье.

─ Ты взяла в слуги опасного духа, девчонка, ─ раздался раскалённый яростью шёпот. Маргарита сжалась в круге. Минотавр, цокая копытами, приблизился, принюхиваясь, не спеша обошёл вокруг неё. На набережной не было никого, только далеко впереди слышались выстрелы. Девушка не волновалась за Ригана, погибнет ─ заслужил. Сейчас её гораздо больше волновала она сама. Участь быть разодранной в клочья её не прельщала, как и перспектива лишения разума.

─ У меня нет слуг, ─ произнесла она, тщательно скрывая колотившую её мелкую дрожь.

─ От тебя разит адом так же, как от меня.

Она пожала плечами:

─ Давно занимаюсь вами.

─ Странно, ─ заметил демон, останавливаясь напротив девушки, ─ в твоих глазах нет печати.

Маргарита выпрямилась и промолчала. Минотавр, не желая отпускать свою жертву, продолжал кружить вокруг девушки. Риган говорил, что демоны питаются эмоциями и чувствами, а когда тех не остаётся, сводят с ума свою жертву, чтобы забрать и жизнь. Только самые умные и древние из созданий тьмы понимали, что эффективнее сидеть в чужом теле годами, чем сжечь душу за сутки.

─ В тебе сидит один из нас, давно, очень давно, ─ задумчиво, будто рассуждая вслух, произнёс демон. ─ Настолько, что ты не чувствуешь этого, ты привыкла. Чувства притупились, но ум, ум… Она не хочет тебя покидать. У неё на тебя свои планы.

─ Кто? ─ чуть слышно прошептала Маргарита, неосознанно дернувшись в сторону демона.

И забылась зря ─ боль тут же обожгла руку. Девушка вскрикнула; организм сразу успокоился, нервы словно заледенели. Марго поднесла к глазам левую кисть: демон оторвал средний палец, ненароком выбившийся из-за границы круга. Закапала кровь, усиливаясь с каждой секундой. Однако боли не было.

─ Да, боли ты давно не чувствуешь, иначе бы погибла ещё тогда, от пули, ─ донесся созвучный её мыслям голос демона.

Девушка вздрогнула, опуская руку.

─ Откуда ты знаешь?

Дальнейшее произошло очень быстро. Маргарита сама не заметила, как мимо воли наступила на круг самым кончиком одного из кед. Её мгновенно окутало серой, едким жгучим туманом и отбросив в сторону реки, стало тянуть вниз, в пропасть. Она нелепо замахала руками, пытаясь ухватиться за воздух. Левая кисть пропала в чёрном облаке; второй она сумела зацепиться за перекладину через которую перевалилось её тело. В глаза девушки заглянули звёзды, ярко горевшие в ночном небе. Небесные светлячки заворожили её, но сумели это сделать лишь на миг.

─ Риган! ─ закричала Марго со всех сил.

Вода была угрожающе близко. Девушка поняла, что висит над Темзой вниз головой, она видела дома Лондона, расположившиеся на левом берегу реки. За руку её ухватил повисший на ней Минотавр, обжигая кожу сквозь перчатку. Её спасало только то, что она рефлекторно схватилась за перекладину. Стоило ей об этом подумать, как соскользнула правая рука. Марго взвыла от кратковременной вспышки боли, приложившись спиной о камень стены. Её тянуло к темной глади воды, как в водоворот. Теперь она чудом держалась, застряв ногой в поперечинах ограждения, что было невероятным везением. Воздух струился волнами, камни вокруг расплывались, как если бы она смотрела через мутную линзу, на которую попала вода.

«Неката, где же ты?»

─ Риган!

Перчатка соскользнула с левой руки. Хватка ослабла; тело Минотавра начало падать вниз. Уже у самой воды оно стало чёрный туманом, который, пульсируя, поднялся в небо и улетел куда-то на север. Маргарита поморщилась. Обожжённая кисть болела, особенно запястье. Девушка, призвав на помощь свои физические возможности, укрепленные тренировками с Риганом, напрягла пресс и, подтянувшись, ухватилась за ограду. Старое железо заскрипело, но выдержало. Еще минута мучений и Марго перемахнула через ограждение. В паре шагов от девушки стоял Риган и молча смотрел на неё. O’Салливан явно появился здесь не только что.

─ Ты мне не помог, - упрекнула она.

─ Ты выбралась сама.

─ Почему ты не выстрелил, Риган?! Я ведь…

─ Я думал, ты справишься.

─ Ни черта ты не думал, ты хотел, чтобы меня утащило! ─ Марго сорвалась на крик.

O’Салливан, сжав зубы, вытер нож. Его брюки было исполосованы чьими-то когтями. Экзорцисту пришлось определённо несладко, однако Марго это не волновало.

─ Это не первый раз, Риган, ─ выдохнула она, понизив тон. ─ Не первый.

Между ними повисло напряженное молчание. Маргарита отвернувшись, оперлась ладонями об ограду, безучастно глядя на Темзу. Вспомнив о пальце, она перевела взгляд на пустоту, что появилась на его месте. Рука чуть болела, кровь перестала течь. Грудную клетку словно сдавило железным обручем, было тяжело дышать. Как же она устала. Внутри будто сидел какой-то паразит, методично уничтожавший её. Хорошо хоть, что мир снова обрёл чёткие границы.

─ Уходи, ─ глухо сказала она. Присутствие Ригана сейчас раздражало. ─ Сгинь и оставь меня.

Несмотря на слова, она не могла подумать, что он действительно уйдёт.

Когда через десять минут Маргарита, утерев слезы, выступившие от обиды, повернулась к тому месту, где должен был стоять экзорцист, там никого не было. Девушка стояла одна на набережной. Где-то вдалеке шумела дорога, а Темза чуть слышно билась о бетонные оковы. Небо было залито светом от бесчисленных фонарей столицы, и сейчас на нём не было звёзд.

Внезапно она заметила, что с лестницы, идущей от маленького сквера, спускается человек. Невысокий, коренастый мужчина в чёрном пальто. В его руке был маленький чемодан, в таких люди предпочитают носить документы. Маргарита застыла. Походку Теодора Харингтонна было легко узнать. Зачем он идёт к ней?

─ Добрый вечер, ─ первым поздоровался мужчина.

─ Добрый.

Теодор, как и она, облокотился на ограду. Ей казалось, что он ─ приведение. Не мог же он знать, где она? Не мог же случайно встретить? Девушке чудилось, что она стоит вовсе не на набережной Лондона, а где-то в совсем другом месте.

─ Вы, наверное, гадаете, как я вас нашёл? ─ догадался о роившихся в её голове мыслях Харингтонн. ─ На вашем айфоне стоит жучок. Я поставил его, когда вы были на допросе.

─ Он не работал. Иначе бы меня тут не было, ─ заметила Маргарита, не подумав. Рука неосознанно потянулась к поясу.

─ Да. Он заработал только сегодня.

Теодор посмотрел куда-то вдаль, откуда прибежала Марго минут пятнадцать назад.

─ Вы удивлены, мисс Эйс-Тёрнер? ─ негромко произнёс он. ─ Моя встреча с вами нарушает все правила. Однако я больше не занимаюсь вашим делом, оно закрыто. Более того, я больше не работаю в Скотленд-Ярде.

Маргарита непонимающе уставилась на Теодора. Сейчас его холёное лицо не пугало её.

─ Да, я перевожусь, неважно куда. Могу сказать, что не в пределах нашей страны. Поэтому я бы хотел сказать вам пару слов, прежде чем уйти.

Девушка перевела взгляд на Темзу. Правая рука продолжала охватывать рукоять револьвера в её кармане. Марго была готова его застрелить.

─ К сожалению, все мои догадки недоказуемы, ─ эту фразу Харингтонн произнёс буквально по слогам. ─ Я уже говорил вам, что он убил шестерых девушек. Никто не связывал эти дела. Не думаю, что их когда-то смогут связать, ─ мужчина усмехнулся. ─ Я потратил много времени, чтобы найти, что объединяло всех этих девушек. Это было сложно, как вы догадываетесь.

─ Палата в больнице, ─ прошептала Марго.

─ Вы знаете, что являетесь жертвой, но продолжаете…

─ Вы не понимаете.

─ Ещё сложнее было узнать, кто он на самом деле, все документы уничтожены. Я нашёл только два документа, про которых он, видимо, забыл. Донован Маттэйхейв O’Салливан родился в семьдесят шестом году в Атлоне, в семье матери-одиночки. Отца он не знал, в три года у него появился отчим, мать умерла ещё через год. Вскоре и отчим погиб. Думаю, вам знакома фамилия Моран?

Девушка слабо кивнула. Звёзды над её головой на краткий миг вспыхнули и погасли.

─ Мистер Моран завещал ему много.

Теодор помолчал.

─ O’Салливан никогда нигде не работал официально, у него нет образования. Наследство позволяет ему жить ни в чём себе не отказывая, а профессия киллера… это развлечение. Главная проблема мистера O’Салливан в том, что он всегда стреляет из одного и того же оружия. Иногда такой консерватизм играет злую шутку. Он стрелял в вас очень давно, застрелил двоих наших полицейских, того охранника, вашу соседку и сотни других людей. Может, я бы смог это доказать. Но вы сами знаете. Камеры. Он их всегда отключает. Я пытался найти видео с кафе, где, как я предполагаю, вы встретились…

─ Плёнка сгорает, ─ выронили ее губы. ─ Вы действительно ничего не докажете.

─ Именно, мисс Эйс-Тёрнер! Когда он вас убьёт, никто ничего не докажет. Никто не знает о вашем знакомстве. Все свидетели убиты, Эндрю Моран в тюрьме по вашей воле, его сестра пропала. Вы станете очередным «мертвым делом».

─ Люди знают о нашем знакомстве.

─ Любой пожар уничтожит вещественные доказательства. Каждого свидетеля можно убить. Вы это и сами знаете. Но кто узнает его? Ваши родители? Брат?

─ Они не видели его.

─ Имя легко подделать, мисс Эйс-Тёрнер, ─ сказал мужчина. ─ Он растворится и перестанет существовать, когда закончит то, что хотел. Помните об этом и помните о том, что ещё можете всё исправить.

─ Я уже ничего не исправлю, ─ прошептала она.

Где-то сзади посигналил автомобиль. Марго выжидающе перевела взгляд на Харингтонна.

─ Я никого не жду, ─ ответил он на её вопросительно поднятую бровь.

Автомобиль просигналил ещё раз.

Комментарий к Глава 22 Небесный край’

‘Отсылка к Элис Сиболд “Милые кости”. Можете прочитать, можете посмотреть. В любом случае отсылку поймёте только после этого :)

(1) Фуриоса - героиня “Безумного Макса: Дорога Ярости”.

========== Глава 23 Отражение ==========

Когда девушка пришла в себя, они неслись по пустому шоссе, рассекая мириады огоньков, расплывчатых радужных пятен, находящихся в полной темноте: она и Кэрис Моран. Огненно-рыжая, как ведьма, женщина вела машину, смотря только вперёд. Маргарита не помнила, как попала в салон автомобиля, это событие исчезло из памяти, словно его и не было. Она не лежала на спинке сидения: всё произошло так, будто её сознание включилось, как лампочка.

Вспышки скрывали мир, находящийся за машиной. Был ли это город? Может, лес? Или даже море? Марго попыталась увидеть, по чему они едут, но видела лишь биение звёзд, складывающееся в полотно дороги впереди, ведущей в темноту. В салоне приятно пахло свежестью с ноткой спирта и тонким, невесомым шлейфом дыма. Девушка повернулась к Кэрис. Её грубый профиль с упрямо поджатыми ярко-красными губами отчётливо виднелся на фоне полутьмы, будто подсвеченный чем-то.

─ Куда мы едем? ─ собственный голос казался Маргарите чужим. Тело слушалось плохо, напоминая марионетку её неумелого подсознания. В голове всё путалось, мелькало перед внутренним взором яркими кислотными пятнами.

─ Подальше.

─ Подальше от чего?

Этот вопрос остался без ответа.

─ Я хотела спасти тебя, ─ голос Кэрис звучал умоляюще, ─ ты меня не слышала. Помнишь, я говорила тебе, что Донован был ранен в феврале, тогда же, когда и ты? Я назвала твой город, говорила, что он убил много людей. Я всегда была против его затей, мне казалось, что переубедила его.

─ Ты знала?

Машина плавно повернула направо. Марго заметила гигантские волны, что бились о стеклянный купол. Толща воды давила на хрупкую преграду, но не могла победить и оставляла лишь пену.

─ Я надеялась, что он снова ошибся, ─ прошептала Кэрис. ─ Надеялась, что ты обычная, что Донован поймёт это и отпустит. Я специально дала тебе тогда таблетки-пустышки, которые мы используем для эффекта плацебо. Ты не чувствовала боли, и я поняла, что ты действительно она, Маргарита. Я специально не завершила круг во время обряда, однако демон не смог поглотить тебя. Неката не хотела отдавать свою добычу.

─ Кто такая Неката?

─ Она древний, древний-древний демон ночи, тьмы и обмана. Многие поколения экзорцистов пытались поймать её ─ Неката неизбежно ускользала. Донован тоже пытался, давно, думал, что уже достаточно искусен. Юношеский максимализм часто подводит. Она была сильнее. Донован отдал ей то, что любил больше всего.

─ Что он любил?

─ Неката не приняла договор и сказала, что заберёт его любовь потом, когда он будет ожидать этого меньше всего. Донован напал на демонессу, она же в ответ едва не убила его и, обратившись в туман, исчезла. Я была рядом с ним тогда. В тот день я заключила первый договор, чтобы спасти ему жизнь.

─ Что ты отдала?

Зелёные глаза Кэрис вспыхнули, как изумруды.

─ Неката искала новое тело, которое могло бы спрятать её на долгие годы, и нашла тебя, маленькую девчонку. Я знаю, что Донован пытался не дать ей этого сделать, пытался заставить попасть под лучи солнца и испариться навсегда. Ты не умерла, хотя он попал в тебя, ты должна была умереть, Маргарита. Теперь искал он, взяв другое имя, Риган. Ты знаешь, что значит это имя?

─ Нет.

─ Царственный.

Огоньки вдруг погасли, и всё вокруг стало тьмой. Маргарита поняла, что вода, окружавшая её, светится. Волны продолжали бить о сферу, разметая пену. Свет не проникал сквозь стекло. Хотя было ли оно стеклом?

─ Он искал её так долго, что Неката стала целью его жизни, и он потерял всё, что его окружало прежде. Донован убивал, чтобы найти её, убивал много, пока это не превратилось в страсть. Не думай, что Хабарил так безобиден: ведь это он подталкивал его пятнадцать лет к новой крови. Донован искал Некату и в тот день, когда вы познакомились.

─ Почему он не убивал сразу?

─ Некату он хочет изгнать по-особенному.

Раздался оглушительный треск. Маргарита подняла голову: крыша автомобиля рассеялась, показывая сверкающую трещину, которая разделяла сферу, впуская воды моря. Они шумели, озаряли долгожданным светом.

─ Он терпел тебя долго, зная, что ненавидит существо, ставшее тобой, и всё-таки не выдержал ─ я знаю. Тебе ведь не просто так казалось, что кофе имеет вкус мела, не правда ли?

Толща воды опускалась на них, и Марго видела своё отражение, своё, только своё, пока оно не осыпалось осколками серебра. Красное платье выступило из вод, как капелька крови; Неката, протянув гниющую руку, неслась на неё стремительно, как фурия. Кривой рот оскалился в усмешке; в бездонных глазах не было ничего, даже отражения. Они поглотили Маргариту, и девушка перестала что-либо чувствовать и видеть.

========== Глава 24 Argentum ==========

─ Я тебя ненавижу, Донован.

Маргарита открыла глаза. Непривычно яркий свет заставил поморщиться и снова зажмуриться. Где она? Последними воспоминаниями были глаза Некаты и гигантская волна, обрушившаяся на неё. Марго, сделав усилие, сфокусировала взгляд, хотя сознание изо всех сил пыталось снова раствориться в пелене потери ориентации в пространстве. Она была дома. Дома? Едва ли Марго могла считать это место своим домом. Этот прокопченный дымом бесчисленных сигарет потолок… Девушка попыталась привстать и внезапно с удивлением обнаружила, что крепко связана.

─ Она очнулась, ─ холодно констатировал откуда-то с боку голос Кэрис Моран. ─ Но я тебя всё равно ненавижу.

Марго смогла чуть повернуть голову. Она лежала на кровати у окна, тщательно зашторенного, не пропускающего вовнутрь ни единого луча солнца. С большим трудом девушка разглядела чёрные кожаные ленты, которые обвивали её руки настолько плотно, что она не могла пошевелить и пальцем. Марго уже не чувствовала свои кисти, онемевшие от их давления. Такие же ленты связывали ноги в районе щиколоток, больно жгли оголённую кожу на животе и груди. Каждое движение вызывало муку во всём теле, будто бесчисленные шипы пронзали её плоть.

─ Что за… ─ начала было Маргарита и осеклась. Она только сейчас заметила, что каждый сантиметр стен покрыт непонятными письменами. Знаки Печати? Девушка помнила их. Одна из тех тем, что Донован предпочел пропустить, назвав ненужной тратой времени. Эти руны не позволяли демону пройти сквозь стены. Шторы, пол, потолок двери ─ всё было покрыто пламенеющими рунами Печати. На люстре висели плетённые из серебряных нитей кресты, отчего-то внушавшие Маргарите безотчётный ужас. На кухонном столе стояли бутыли с водой.

Кэрис вынырнув рядом с ней, наклонилась к лицу девушки.

─ Ты что, думала, я прощу тебя за брата? Эндрю сидит в тюрьме благодаря тебе, ─ дыхание Моран обжигало холодом. Внутри Марго что-то щёлкнуло, и поднялась волна глубокой ненависти.

─ Из-за тебя моя бабушка оказалась в реанимации, ─ прошипела она, не оставшись в долгу. ─ Я видела линзы на камине.

Кэрис оглянулась. Её гладкая кожа блестела в свете многочисленных свеч, как атлас.

─ Не только я их ношу, Марго.

Девушка, внутренне замерев, уставилась на женщину. И как она об этом не подумала! Конечно же, это Донован был в Ньюкасле. Кэрис не нужна была смерть её бабушки. Это Донован любит чёрный, как собственные глаза, кофе, чашка была его. Но зачем?

─ Она его узнала, вот сердце и не выдержало, ─ пояснила Кэрис, поняв её мысли. ─ К счастью, она теперь вообще не помнит тот день, иначе бы на этом свете не задержалась.

─ Не нужно ей ничего рассказывать.

Это был Донован. Мужчина, вся кожа которого блестела от эфирного масла, от запаха которого у Маргариты вспыхнул обжигающий жар внутри, скручивая внутренности в узёл. Казалось, она вдохнула облако жгучего перца хабанеро. Заметив её реакцию, Кэрис засмеялась.

─ Смотри-ка, как Неката реагирует. Не зря я торчала в твоём излюбленном Ватикане, выпрашивая всё это.

─ Я буду смеяться, только когда она сдохнет.

Моран перестала улыбаться. Морщины на её лице разгладились, глаза засверкали, как драгоценные камни; она распрямилась. На ней было чёрное платье, поверх которого висел на длинной цепочке красивый крест, внушивший девушке первобытный страх. Казалось, его гранями можно порезаться. Россыпь камней напоминала стеклянные осколки её поверженного подсознания.

─ Обещай мне, что она будет последней, ─ тихо сказала женщина, не решаясь прикоснуться к «экзорцисту». Было видно, что она немного боится его. Эта мысль почему-то застряла у Маргариты в голове.

─ Я не собираюсь ничего обещать. Если эта тварь уйдёт, ─ Донован с явной ненавистью окинул взглядом абсолютно нагую Маргариту, лежавшую перед ними на кровати, ─ я буду преследовать её и дальше, чего бы мне это ни стоило.

─ Ты и так отдал достаточно, ─ произнесла Кэрис.

─ Достаточно, чтобы попасть в ад навсегда, ─ согласился он. ─ Но недостаточно, чтобы оказаться там вместе с ней. Ты останешься со мной?

─ Мне нужно вытащить Эндрю, прости. Потом найду Харингтонна и убью, он слишком много знает, ─ произнесла женщина совершенно будничным тоном.

─ Он даже знает, кто ты и как зовут тебя на самом деле! ─ прокричала Маргарита с кровати. Тело девушки забила мелкая дрожь, от которой иглы, вшитые в ленты, впились в кожу. Серебро, отравленное святой водой, заставило выступить чёрные, синие и фиолетовые линии, которыми была покрыта кожа девушки. ─ Он мне всё рассказал сегодня!

Донован обменялся многозначительными взглядами с Кэрис.

─ Ты не выходила сегодня из дома, идиотка, ─ небрежно сообщила ей женщина. ─ Мы добавили снотворное в твой кофе.

─ Не только снотворное, ─ заметил вполголоса Донован, подходя к шкафчику у окна. Сверкнул ключ.

Кэрис недоумённо посмотрела на него.

─ Ты добавил что-то ещё?

─ Я не оставлю этой твари ни одного шанса, ─ твёрдо ответил мужчина, доставая продолговатую деревянную шкатулку. ─ Даже если она сумеет убить меня, то больше часа не протянет. Я долго экспериментировал, и, кстати, та, третья, Этель, выпила не кислоту. Ты же не думала, что я убиваю их просто так, когда понимал, что это не Неката?

Кэрис нахмурилась.

─ Думала, что ты убираешь свидетелей.

Донован хмыкнул. Настроение его балансировало между мстительной радостью и мрачной удовлетворённостью. Он разложил инструменты на столе.

─ На Левеллин я проверял эти ленты, на Софи ─ вот эту прелесть, ─ мужчина показал Кэрис странный шипастый нож с надписью по лезвию. ─ Катарина не выдержала знаков Печати. Я проверял на них всё.

─ Ты последняя сволочь, Донован O’Салливан, ─ заявила женщина. ─ В твоём распоряжении были все мои безнадёжно больные, а ты убивал невинных девушек. Им бы жить да жить.

─ Ты стала гуманистом? ─ со смешком спросил он, выбирая, с чего начать. Доновану хотелось чего-нибудь особенного. Выбор пал на тончайшее серебряное лезвие.

─ Что это? ─ насторожилась Моран.

─ Кожу сдирает просто превосходно. Не встречая препятствий.

Улыбка Донована женщине явно не понравилась. Кэрис ещё раз взглянула на беззащитное тело Маргариты, затихшей на своей плахе.

─ Почему бы тебе её просто не отпеть?

─ Я пятнадцать лет гнался за ней, Кэр, ─ прорычал он. ─ И если ты сейчас не отстанешь от меня вместе со своими тупыми вопросами, я спущу шкуру и с тебя.

Кэрис, поджав губы и предостерегающе сверкнув глазами напоследок, вышла вон из квартиры. Хлопнула входная дверь.

─ Вот мы и одни, Неката, ─ обратился Донован к Маргарите. Девушка не ответила. Мужчина аккуратно присел на стул рядом. ─ Ты не выберешься. Печати не выпустят тебя, а яд, что я дал тебе, уничтожит в любом случае. Ты не сможешь даже пройти сквозь ленты и тем более коснуться меня. Периметр комнаты замолен так, что я чуть сам в Бога не поверил. Не думай, что я не подготовился в этот раз, ─ Донован запустил руку под кровать и вытянул какую-то тряпку. ─ Я бы с удовольствием послушал твои крики, но, увы, соседи.

Грязная тряпка, пропитанная святой водой, перекочевала Маргарите в рот. Тело протестующе задергалось, девушка замычала; кожа вокруг губ немедленно покраснела, покрывшись волдырями. Донован взглянул на свое отражение в лезвие. На серебряной глади проступило лицо красивого мужчины с пустыми голубыми глазами и лёгкой улыбкой. Годы не тронули его, словно и не прошло этих пятнадцати лет.

Решительно выдохнув, он одним резким движением отрезал сосок на правой груди девушки. На пальцах остались капли крови; эфирное масло, проникая в рану, немедленно запенилось, как перекись водорода. На глазах у Марго, выгнувшей позвоночник под лентами, выступили слезы, Донован небрежно кинул кусок кожи на пол. Струйка крови потекла с груди на простыню. Этим изуверством он, казалось, выплеснул всю злость, бурлившую внутри.

─ Знаешь, а ведь ты единственная из всех шестерых, кого я не трахнул. Противно было даже прикасаться к тебе, ─ зачем-то сказал мужчина, вытирая лезвие ножа о постель. ─ При каждом поцелуе хотелось оторвать тебе язык, но это я позже сделаю, ─ Донован осторожно отвязал правую руку девушки и, лаская запястье, зафиксировал указательный палец. ─ Я мог пристрелить тебя тогда, в коридоре доме, ─ задумчиво произнёс он, неспешно касаясь лезвием подушечки пальца, ─ но мне хотелось сделать твои последние моменты особенными. ─ Тело Маргариты вновь забила дрожь, Донован ловко отделил лоскут кожи с кончика пальца до самой ладони, оголяя мясо и сухожилия. Из тканей на порезе немедленно выступила кровь, напоминавшая рубиновые слёзы. Таким же образом он обработал остальные четыре пальца: неспешно, спокойно, растягивая удовольствие.

─ Ты сейчас чувствуешь боль, но приглушённо, чтобы не сойти с ума. Я не собираюсь давать тебе такие подарки, ─ Донован отпустил правую руку девушки, с которой струйками бежала кровь. ─ Милая казнь. Знаешь, кто мой любимый герой в «Игре престолов»? У них взял идею, у Болтонов.

Мужчина задумчиво посмотрел на тело, с которым он мог делать всё, что захотел. Внимание привлекли замутнённые глаза странного зелёно-голубого оттенка. Чуть улыбнувшись, Донован поднялся и принёс иголку.

─ Честно, всегда хотел это сделать, ─ признался он, нависая над правым глазом девушки. Иголка попала точно в зрачок. Глаз дёрнулся, однако закрыться не смог, что вызвало смешок у O’Салливана. ─ Всегда думал, что он должен был лопнуть и вытечь. Ладно, ─ вытащив иглу, Донован достал щипцы.

Мысленно он был в далёком две тысячи первом году, когда зелёным мальчишкой вызвал Некату в первый раз. Он был уверен, что уничтожит её, поймав в круг. Он даже пообещал ей, что отдаст Кэрис, которую тогда сильно любил. Не получилось. От воспоминаний его отвлекло истерическое мычание сквозь кляп и выскользнувший из щипцов покинувший глазницу глаз. Тот немедленно скрылся куда-то под кровать.

─ Чёрт.

Впрочем, он ему не нужен. Зачем? Полюбовавшись струями крови, сбегавшими по виску и щеке, Донован потянулся за пробиркой со святой водой. Качественной, отмоленной в самом Ватикане, в базилике. Сверкающие капли скрылись во тьме окровавленной глазницы и зашипели, источая жгучий пар. Конечно, Неката борется. Она не может покинуть тело, её держат ленты; она наверняка забилась куда-то в уголок, сжалась, чтобы не пострадать, но паутина демонессы продолжала охватывать каждую клеточку девушки. Было ли Доновану жалко Маргариту? Нет, жалость создания тьмы всегда требуют первыми. Ему не было жалко.

Вместо этого он увидел, что Маргарита улыбается, криво, косо, будто кто-то другой растягивал уголки рта.

Донован резко встал. За спинкой кровати лежали серебряные колья ─ он специально рассказывал Маргарите про их полную бесполезность. Бесполезность? Они обездвиживали, отравляли солоноватую жидкость, бегущую по венам. Впрочем, кольями их можно было назвать с натяжкой: это были тонкие заострённые прутья. Выхватив одно из них, Донован приставил острие ровно к тому месту, куда однажды попал Ричард Джонсон, так не вовремя оказавшийся в доме Маргариты. Тогда «экзорцисту» хотелось поиграть, заставить её поверить себе… Нападение Джонсона сыграло ему на руку, однако О’Салливан старался не иметь никаких отношений со Скотленд Ярдом. При желании они могли испортить ему жизнь, нужна была лишь наводка.

Серебро пронзило тело насквозь: дальше ему помешала продвинуться кровать. Линии на коже девушки проступили ярче. Впервые он заметил их после первого ранения Маргариты, что лично для Донована стало решающим знаком ─ это была Неката, годами, как паразит, сидевшая в теле девушки. Кэрис глупа, если полагает, что после столь долгого срока можно вернуть человека к нормальной жизни ─ так думал он. Вторым признаком стало медленное течение крови, будто сердце не билось. Оно действительно не билось: Некате не составляло труда обманывать медицинские приборы и врачей, показывая обратное. Маргарита на самом деле умерла уже давно… Сердце не билось и сейчас, поэтому кровь лишь спокойно текла из раны, пропитывая простыню. Девушка замычала, забила рукой, которую он не стал привязывать обратно, нечаянно задела его живот пальцами; Донован почувствовал четыре липких следа на коже; Марго замычала ещё истошнее, эфир обжёг плоть, как если бы она опустила их в кипящую смолу.

─ Ты мне даже ничего не скажешь? ─ вспылив, крикнул Донован. Мнимое спокойствие самому действовало ему на нервы, но опускаться до уровня демона не хотелось. Хотя на самом деле он давно это сделал.

─ Глупый человечишко, ─ раздался голос, хотя Маргарита молчала. ─ Ты так наивен, если думаешь, что поймаешь меня.

─ Я уже поймал! ─ Донован пронзил тело девушки под ребром, как бабочку.

─ Чем? Этими колышками? ─ с издевкой спросил голос. Мужчина с рычанием проткнул левую руку жертве. ─ Ты мучаешь её, не меня.

От следующего удара лопнула лента: Донован метил в шею, забыв, что большая часть конструкции держится на этом злосчастном узле. Мужчина замер. Он почувствовав себя полным идиотом: купился на такую жалкую провокацию! От ветра, невесть откуда взявшегося, Донована отбросило на пол. Тело Маргариты окутало туманом: её рука безвольно повисла, голова запрокинулась, из пронзённого горла пошёл чёрный дым. Мужчина нащупал револьвер, спрятанный за тумбой. Туман приобрёл очертания женщины. Женщины? Это был скелет, на котором, волокно за волокном, появлялись мышцы, жир, кожа, ткань платья. Последними появились тёмные волнистые волосы. Маски на ней не было, перчаток тоже, и было видно, что руки Некаты давно сгнили, превратились кровавую мешанину, державшуюся, наверное,одной лишь магией.

─ Забавные попытки, ─ произнесла демонесса, приподнимаясь над полом. Её длинный язык судорожно облизывал кривую прорезь рта. ─ Хочешь поймать одного из величайших демонов? Ты даже не Папа римский, какими они были когда-то.

─ Не заговаривай меня, ─ выдохнул Донован. ─ Ты не выберешься из комнаты и знаешь это. Если сумеешь, то исчезнешь через час. Признай ─ я выиграл.

─ Ты выиграл? ─ с наигранным удивлением воскликнула она, обнажая кривые почерневшие зубы. ─ Ты? Ты попадёшь в ад из-за меня, и ты выиграл? Я не исчезну, нет, а ты попадёшь туда навсегда. Кто из нас выиграл, человек?

Он выстрелил. Неката рассыпалась в туман; пуля пролетела сквозь неё; демонесса вновь обрела плоть.

─ Твой демон не станет выступать против меня, человек, ─ в руке Некаты после этих слов появился сверкающий серп. ─ Ускользнуть я сумею, будь уверен, ты сам только что стёр половину знаков Печати.

Выбора не было. Молясь, чтобы он не промазал, Донован навёл дуло револьвера на незаметный крюк на потолке. Серебряная сеть скользнула вниз, притягивая «тело» Некаты к полу. Демонесса зарычала. Ангельский металл не давал ей двигаться; Неката распласталась по рунам, пытаясь их стереть. Донован поспешно вытащил один из кольев из тела Маргариты, бледно застывшей на кровати, и со всей силы занёс серебро над головой демонессы.

Коса, безучастно лежавшая чуть в стороне, завертелась, закружилась. Её острие скользнуло по сетке, сумев разрезать пару нитей. Мужчина выругался; Неката, став свободнее, перевернулась, и кол пронзил руку. Серебро почернело, задымило. Коса провертелась в последний раз. Почувствовав, что ноги больше не держат его, Донован упал. Потом запоздало пришла боль.

─ Тварь, ─ выдохнул он. Кроссовок с обрубком ноги лежал рядом. В глазах у «экзорциста» потемнело, но он сумел закрыть брешь в сети.

Внезапно мужчина услышал чей-то вздох. Донован поднял голову. Она не должна была дышать, она мертва. С кровати, стоявшей у стены, бежала кровь, окрашивая дерево в багряные тона. Пошатываясь, он встал. «Экзорцист» сам не знал, что заставило его встать. Наверное, ему хотелось удостовериться. Маргарита, пригвождённая кольями и остатками лент, лежала ровно, смотря на потолок лучистым голубым глазом. Она видела. Из пустой глазницы правой части лица продолжал идти дым. Рот девушки был приоткрыт. Она пыталась продолжать дышать. Донован заметил, что линии на её теле исчезли: Неката покинула это пристанище навсегда. Мужчина, чувствуя странное жжение в глазах, наклонился и провёл пальцем по щеке девушке. Кожа Маргариты была холодна, как у трупа, но жилка на шее билась.

Внезапно её грудь пронзил серебряный кол. У Донована перехватило дыхание; внутри что-то захрипело, он поднял руку, опустил глаза. Серебро прошило и его. Чувствуя, как постепенно немеет тело, Донован О’Салливан обернулся. Сквозь крошечную лазейку в сети проскальзывал туман, исчезал в дощатом полу, в многочисленных трещинках. Неката ушла, забрав его жизнь, когда он меньше всего это ожидал. Он вновь захотел увидеть Марго: может, как знак того, что и из ада можно вырваться. Донован знал, что ничего, кроме вечного ада его не ждёт после смерти. Изо рта потекла струйка крови, воздуха не хватало, а нового он уже не мог набрать. Комната медленно проваливалась во мрак, и только сзади бились звезды об осколки разрушенного подсознания, но Донован об этом уже не думал.

Неужели всё было зря?

Неката выиграла. Выиграла и забрала его жизнь без остатка, он сам отдал её, все пятнадцать лет гоняясь за древним призраком обмана. Она обманула его снова.

Как сквозь мутное стекло, Донован видел, что дверь в его квартиру открылась, впуская десятки чёрных фигур. Среди них стояла одна белая, с ярко-рыжими волосами и крестом на сияющей груди. Потом пропало и это видение; Донован закрыл глаза. Заслужил. Он недостоин жить дальше.

─ Стреляйте, ─ раздался холодный голос Кэрис Моран.

Больше он ничего не видел и не чувствовал, навеки погрузившись во мрак.