Во сне и наяву (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


shellina ВО СНЕ И НАЯВУ

Глава 1

— Дядя Джеймс! — Крис налетел на Джеймса и сжал в объятьях.

— Ого, ничего себе. Как ты вымахал, скоро меня перегонишь, — Джеймс обнял племянника и похлопал по плечу. — Будешь одалживать дяде модные шмотки, чтобы я мог без проблем девушек охмурять?

— Конечно, о чем речь? — Крис рассмеялся и попытался выхватить из рук Джеймса чемодан. — Ты вообще надолго к нам?

— Пока не надоем и твоя мама меня не выгонит.

— Джеймс, ты приехал! — Анна выскочила из машины и подбежала к брату, которого не видела уже больше двух лет. — А почему ты мне не позвонил? Я бы встретила тебя в аэропорту.

— Наш рейс приземлился раньше, чем я ожидал. К тому же мне захотелось добраться самостоятельно и как следует поностальгировать. А где Билли?

— Он на работе. Совсем его не видим.

— Хочешь красиво жить, позволь своему мужчине зарабатывать тебе на красивую жизнь, — Джеймс вошел в дом и огляделся. — Ты ремонт сделала?

— Да, решила немного сменить обстановку. Только вот комнату Криса не трогала, но там…

— Что? Наркотики? Или он вступил в секту?

— Нет-нет, что ты, — Анна всплеснула руками. — Пойдем, сам увидишь. Лично я даже не знаю, как к этому относиться.

Джеймс поднялся вслед за сестрой в комнату племянника. Все стены были увешаны постерами с какими-то незнакомыми Джеймсу персонажами. Оглядевшись, Джеймс наткнулся на смутно знакомое лицо.

— Это Алан Рикман? Какой странный грим, я с трудом его узнал.

— Ты что, Джеймс, это же Снейп, — Крис возмущенно посмотрел на дядю.

— Кто? — Джеймс потер лоб. — Кто такой Снейп?

— Это герой книг и фильмов о Гарри Поттере, дядя, ты что с луны свалился?

— Вообще-то я вернулся из ЮАР, так что твое возмущение мне не совсем понятно.

— Кстати, как там поживают алмазы? — Анна решила прийти брату на помощь.

— А что с ними сделается? Их цена растет, и мое благосостояние в связи с этим тоже, — улыбнулся Джеймс.

— Нет, дядя, ты что, правда, ничего не знаешь о Гарри Поттере?

— Почему не знаю, я слышал, трудно об этом парне не услышать, если ты живешь на планете Земля, но фанатом я себя явно не считаю. Хотя, если ты мне покажешь какой-нибудь фильм, желательно из середины, я буду тебе благодарен. Рикман произвел на меня впечатление в роли полковника Брендона и я готов оценить его игру в этом суперпопулярном сериале.

— Полковник Брендон? Джеймс, ты не перестаешь меня удивлять, — Анна улыбнулась.

— А что такого? Это же классика. Пошли, покажешь, что сотворила с моей комнатой. А потом Крис просветит меня насчет Снейпа.

Фильм Джеймсу не понравился. Особенно ему не понравились Мародеры. Стоически досмотрев до конца, он зевнул. Крис, увидев, что дядя не впечатлен, решил поинтересоваться его мнением.

— Ну как?

— Как тебе сказать, — Джеймс пожал плечами. — Гарри просто истерик, розовая дамочка забавна, но не больше, а молодые герои — это вообще финал.

— Мародеры же крутые ребята, — попытался заступиться за своих любимых героев Крис.

— Да брось, я таким же в школе был, и, знаешь, скажу тебе словами Билла Гейтса: никогда не выбирай ботаников объектами своих шуток в школе. В восьмидесяти процентах случаев один из них станет твоим начальником, и вот тогда тебе все припомнят. Мне вот припомнили, черт, — Джеймс провел рукой по волосам. — Если бы я в свое время дружил со Скоттом, или хотя бы не доставал его, то сейчас я не сидел бы годами в богом забытых дырах, типа нашего представительства в ЮАР. Вот так-то, Крис.

Джеймс потянулся и зевнул.

— Спать хочешь? — Крис сидел насупившись.

— Да, что-то устал с дороги. Пойду, прилягу, не возражаешь?

— Иди, но завтра ты мне все расскажешь про сафари.

— Конечно, расскажу, — Джеймс улыбнулся. — А тебе в школу не надо с утра?

— Какая школа? Каникулы ведь!

— Прости, у меня времена года до сих пор не встанут на место, — Джеймс еще раз зевнул и пошел в свою комнату, где уснул сразу же, как только коснулся головой подушки.

* * *

— Тебе понравился десятый вопрос, Лунатик? — спросил высокий смазливый парень у другого, который обладал приятной, но не слишком запоминающейся внешностью.

Джеймс нервно обернулся и увидел, что идет куда-то вместе с другими ребятами. Одет он был в мантию. На шее у него был повязан форменный красный галстук, с символикой какой-то школы. Символика была Джеймсу незнакома, а вся обстановка — напоминающая старинный замок, наводила его на мысль, что он попал в массовку на съемки «Храброго сердца».

— А как же, — весело отозвался невзрачный парень, к которому обратился смазливый, назвав Лунатиком. — «Назовите пять признаков, по которым можно узнать оборотня». Прекрасный вопрос.

Некоторое время они шли молча, а затем Джеймс решил нарушить затянувшееся молчание. К тому же парни начали недоуменно на него посматривать.

— Ты уверен, что тебе удалось правильно перечислить все признаки? — осторожно спросил Джеймс.

— Думаю, да, — серьезно ответил Лунатик, когда они присоединились к скопившейся у выхода толпе учеников, которым не терпелось выбраться из замка на залитый солнцем луг. — Признак первый: он сидит на моем стуле. Признак второй: он носит мою одежду. Признак третий: его зовут Ремус Люпин.

Шедший чуть позади коротышка с крысиным личиком визгливо рассмеялся. Джеймс поморщился, но никак не прокомментировал этот неуместный на его взгляд приступ веселья.

— Смотри, Сохатый, — смазливый толкнул Джеймса локтем в бок и кивнул на шедшего впереди них парня, уткнувшегося в учебник. — Развлечемся?

— Что ты имеешь в виду? — Джеймс нахмурился.

— Как что, Нюнчик же, — смазливый недоуменно посмотрел на Джеймса.

— Сириус, не начинай, — Ремус недовольно посмотрел на смазливого.

Джеймс еле слышно выдохнул. Теперь он точно знал, что его приятеля зовут Сириус, а его самого все так же Джеймсом.

— Сириус, так что ты имел в виду под словом «развлечемся»? — они вышли из замка и Джеймс с удивлением осматривал прекрасный вид, открывшийся перед ним. Невдалеке блеснула вода живописного озера. Джеймс машинально повернул в ту сторону, остальные последовали за ним.

— Да мало ли развлечений можно придумать, — Сириус нахмурился. — Например, Левикорпус. Никто не хочет посмотреть на грязные трусы Нюньчика?

— А ты что, так сильно хочешь на них полюбоваться? Тебя что вид мужского нижнего белья заводит? — резко оборвал Сириуса Джеймс. Он понятия не имел что такое «Левикорпус», но подозревал, что ничего хорошего для уткнувшегося в книгу парня, оно не несет.

— Да что с тобой, Сохатый?

— Меня зовут Джеймс, не нужно меня называть какой-то собачьей кличкой.

— Джеймс, ты здоров? — повторил вопрос Сириус в последний момент назвав друга по имени.

— Я не знаю, — Джеймс провел рукой по волосам, привычно взлохматив их. — Но «развлекаться» как ты предлагаешь, мы точно не будем.

— Но почему?

Джеймс задумался. У него перед глазами как наяву стоял Скотт Энкинс и его мерзкая улыбка, когда он подписывал его контракт на очень невыгодных для Джеймса условиях. Причем Джеймс вообще получил эту работу только благодаря своему отцу, который в то время занимал немалый пост в Министерстве сельского хозяйства.

Открыв рот, чтобы прочитать Сириусу такую же лекцию, которую недавно прочитал племяннику, Джеймс внезапно понял, что… просыпается.

* * *

— Вот это сон, — немного трясущейся рукой Джеймс провел по вспотевшему лбу. — Нет, но как все натурально. Я даже чувствовал запах свежей травы и свежесть озера. Интересно, что хотело сообщить мне мое подсознание?

Джеймс откинулся на подушку и долго рассматривал потолок, изучая затейливые тени, которые отбрасывал крутящийся ночник. Незаметно для себя он снова уснул, на этот раз без сновидений.

Глава 2

На каждой ноге каждого человека две лодыжки. Две, а не одна. Одна щиколотка — она объединяет в своем понятии все лодыжки и суставы, находящиеся в области данных анатомических образований.

Джеймс проснулся рано, и некоторое время лежал в кровати, пытаясь осмыслить сон, который к своему удивлению помнил до мельчайших подробностей. Так ничего не надумав, Джеймс встал, привел себя в порядок и спустился вниз.

На кухне за стойкой сидел мужчина в деловом костюме, пил кофе и просматривал утреннюю газету.

— Доброе утро, Билли, — Джеймс подошел к кофеварке и, обнаружив, что кофе в наличие имеется, вытащил чашку и открыл холодильник в поисках сливок.

Сливки не нашлись, пришлось довольствоваться молоком.

— Джеймс, рад тебя видеть, — Билл отложил газету и встал со стула, протянув зятю руку. Их отношения были дружеские, но не настолько, чтобы бросаться друг другу в объятья.

— А ты почему здесь сидишь в гордом одиночестве? — Джеймс устроился за стойкой и потянулся за газетой, оставленной Биллом.

— Крис сейчас дома, каникулы, а Анну не хотелось будить. Я вполне способен засыпать кофе в кофеварку самостоятельно, — Билл сполоснул чашку и поставил ее возле раковины. — А ты почему уже на ногах? У тебя же отпуск.

— О, да. И в ближайшую неделю я собираюсь валяться и изредка дрыгать ногой, чтобы меня не приняли за труп, — хмыкнул Джеймс. — А вообще, наверное, для меня еще не произошла синхронизация временных поясов. Ты вообще как? Чем занимаешься?

— Как обычно, — пожал плечами Билл. — Раз уж ты сам заговорил о работе… Джеймс, я хотел бы узнать, что вы думаете об инвестициях в свои соломоновы копи извне?

— Инвестиции не находятся в моей компетенции, — осторожно заметил Джеймс. — А о какой сумме идет речь?

— О семизначной.

— Ого. А ты уверен? Сейчас сложные времена, я о своих акциях даже думать не хочу…

— Я же не свои деньги собираюсь вкладывать, — Билл хмыкнул. — К тому же наши аналитики просчитали все возможные риски и пришли к выводу, что для долгосрочных инвестиций все же больше подойдут драгоценные камни. Этот рынок более-менее стабилен.

— Вы имеете возможность вкладываться в перспективу? — Джеймс пристально посмотрел на Билла.

— Да, дела в последнее время идут хорошо, образовался небольшой профицит денежных средств.

— Хм, я начинаю подумывать о смене работы, — мужчины переглянулись и негромко засмеялись. — А если серьезно, я созвонюсь сегодня с человеком, который может принимать подобные решения и потом дам тебе ответ.

— Хорошо, когда у тебя есть такой незаменимый родственник.

— Я всегда подозревал, что ты женился на Анне только для того, чтобы заиметь такого незаменимого и чертовски обаятельного родственника как я, — Джеймс погладил себя по голове.

— Ты меня раскусил, — притворно вздохнул Билл. — Только, ради всего святого, не говори Анне. Пусть это будет нашим маленьким грязным секретом.

Джеймс в это время сделал глоток кофе и закашлялся.

— Я всегда подозревал, что у тебя все же есть чувство юмора, — откашлявшись, проворчал он, вытирая салфеткой брызги кофе со стойки.

— Ладно, мне пора. Созвонимся, — Билл кивнул Джеймсу и вышел из кухни.

Покачав головой, Джеймс вымыл чашку и открыл шкаф, чтобы поставить ее на место, и тут его взгляд упал на чашку, с весьма примечательным рисунком. На нем были изображены четыре подростка, одетые в мантии. На них были красные форменные галстуки, и над каждым была сделана надпись: «Бродяга», «Сохатый», «Лунатик», «Хвост».

Вытащив чашку из шкафа, Джеймс долгое время рассматривал ее, затем поставил на место.

— Вот откуда я знаю этих ребят. Увидел эту чашку, затем посмотрел фильм, да у Криса в комнате, скорее всего, постер похожий висит, вот и сюжет для сна, — облегченно вздохнув, Джеймс улыбнулся. Такое простое объяснение ему понравилось и он, наконец-то, выбросил странный сон из головы.

Весь день он провел так, как обещал Биллу: валялся на диване и болтал с время от времени забегавшим к нему Крисом.

Прервался он только на обед, ужин и звонок знакомому из компании, который был ответственен за инвестиции. Получив заверения в своей премии, если сделка состоится, Джеймс переадресовал звонок Биллу, и снова завалился на диван.

В десять часов вечера Джеймс понял, что устал ничего не делать и отправился спать. Как и накануне сон пришел к Джеймсу практически мгновенно.

* * *

— Джеймс, берегись! — Джеймс вцепился в древко метлы, завершая какой-то сложный маневр. Мимо него пронесся черный, даже на вид тяжелый мяч.

— Какого черта, — прошептал Джеймс, оглядываясь по сторонам.

Увиденное заставило его зажмуриться. Потому что висеть в небе на метле никогда не входило в приоритетные желания удачливого тридцатилетнего финансиста.

Приоткрыв один глаз, Джеймс взглянул вниз и снова зажмурился. До этого момента ему почему-то казалось, что он не боится высоты. Как оказалось, он сильно в этом ошибался.

— Что происходит? Кто в своем уме вообще заберется на метлу и полетит на ней? Я что, ведьма?

Мимо него кто-то промчался на большой скорости. Джеймса обдало порывом ветра. Глаз он не открыл, только еще сильнее вцепился в рукоять своей такой ненадежной опоры.

— Джеймс, ты чего? — приоткрыв глаза, Джеймс обнаружил, что рядом с ним тоже на метле завис Сириус.

— Не знаю, голова что-то закружилась.

Сириус кивнул и громко крикнул:

— Ребята, заканчиваем, у нашего капитана что-то с головой.

— Так ведь это последняя тренировка, — с другой стороны к Джеймсу подлетела симпатичная девушка и, нахмурившись, посмотрела на него.

— Так ведь все равно сезон закончился, — Сириус крутанулся на метле. — Сегодня прощальный пир и домой. В следующем году натренируемся.

— Ладно-ладно, не начинай, — Гвен снова посмотрела на Джеймса, и в ее голосе появилось беспокойство. — Джеймс, ты что-то правда неважно выглядишь. Давай-ка уже спускайся. Мы мячи сами загоним…

— Берегись! — крик в стороне от них прервал Гвен.

Девушка и Сириус успели отлететь от Джеймса, который оказался прямо на траектории полета черного мяча. Вцепившись в рукоять метлы так, что пальцы побелели, Джеймс попытался уйти от столкновения. Ему почти это удалось. Мяч только задел его по-касательной, но этого хватило, чтобы с трудом державшийся на метле Джеймс потерял равновесие и мешком свалился вниз.

Земля оказалась очень твердой и последнее, что запомнил Джеймс был хруст ломающейся кости, а потом он погрузился в темноту.

Когда он открыл глаза, то обнаружил, что вдобавок ко всему что-то явно нехорошее произошло с его зрением. Перед глазами все плыло. Джеймс запаниковал.

— Почему я так плохо вижу? — неожиданно для себя эту фразу он произнес вслух.

— Потому что ваши очки лежат на тумбочке справа от вас, мистер Поттер, — женский голос был Джеймсу незнаком и от этого паника только усилилась.

«Я же не ношу очки, — тем не менее, Джеймс последовал совету и протянул руку, пытаясь нащупать искомый предмет. Найдя очки, он неуклюже надел их. Сразу же стало видно заметно лучше. Предметы приобрели четкость, и Джеймс нервно огляделся по сторонам, пытаясь сообразить, где же он оказался. — Почему меня назвали Поттером?»

— Потому что это ваше имя, — в голосе невидимой пока женщины прозвучало раздражение.

— Я что, сказал это вслух?

— Представьте себе, мистер Поттер, именно что вслух. А сейчас, будьте хорошим мальчиком и выпейте уже зелье, — в поле зрения Джеймса оказалась женщина, одетая как сестра милосердия начала двадцатого века. В руках она сжимала кубок, наполненный чем-то малоаппетитным на вид.

— Что это? — Джеймс поморщился. Запах у содержимого кубка тоже оставлял желать лучшего.

— Костерост. Вы умудрились сломать обе лодыжки на правой ноге. Так что пейте, у меня нет времени над вами стоять и уговаривать как маленького ребенка. Вы же хотите успеть на прощальный пир?

— Как скажете, Флоренс, — Джеймс решил не спорить со странной женщиной и послушно выпил предложенный напиток.

— Как вы меня назвали, мистер Поттер? — женщина удивленно посмотрела на него, машинально забрав пустой кубок.

— Флоренс. Впрочем, неважно, — махнул рукой Джеймс и закрыл глаза.

Женщина пробормотала что-то неразборчивое и ушла, шурша длинной юбкой. На минуту в палате, а это была именно больничная палата, только как и женщина словно сошедшая с иллюстраций про больницы начала двадцатого века, воцарилась тишина.

Правая нога ныла и сильно пульсировала, что не давало Джеймсу погрузиться в полноценный сон. Поэтому он просто лежал с закрытыми глазами, прислушиваясь к своим ощущениям.

— Джеймс, с тобой все в порядке? — девичий голосок заставил его открыть глаза.

Рядом с его кроватью стояла миловидная девица и обеспокоенно смотрела на него. Хорошенькая, рыжеволосая, несколько зеленоватая на вкус Джеймса. Он никогда не имел склонности к Лолитам, к тому же недолюбливал рыжих, предпочитая спортивных, загорелых брюнеток.

«Прямо как Арни», — хмыкнул про себя Джеймс в ответ на собственные мысли.

— У меня сломана нога, что же здесь может быть хорошего? — ответил он вслух.

— Мадам Помфри сказала, что уже дала тебе костерост, так что к ужину все пройдет.

«Она что, меня успокаивает?» — Джеймс уже хотел сказать девушке, что все нормально, и он сможет в случае чего пережить свое отсутствие на прощальном ужине, как вдруг… проснулся.

* * *

— Ничего себе сон, — пробормотал Джеймс и попытался встать с кровати, чтобы дойти до ванной и умыться.

Но как только он попытался встать на ноги, его правую ногу пронзила острая боль. Закусив губу, чтобы не закричать, Джеймс упал на пол и несколько минут лежал, скрючившись в позе эмбриона.

Когда перед глазами перестали прыгать разноцветные звездочки, Джеймс сел и аккуратно закатал штанину пижамных штанов.

Правая нога в области лодыжек покраснела и отекла. Превозмогая боль, Джеймс ощупал ногу, затем осторожно попытался покрутить стопой.

— Похоже, перелома все-таки нет, только сильнейшее растяжение, — Джеймс с минуту тупо смотрел на ногу, затем ударил кулаком по полу. — Какого дьявола здесь происходит?!

Глава 3

— У вас сильный ушиб, но ничего страшного, — врач, разглядывающий рентгеновский снимок, повернулся к Джеймсу. — Сейчас наложим вам лангету, чтобы дать ноге достаточный отдых. Через недельку снимем. А сейчас расскажите мне, когда вы ломали ногу?

— Что? — Джеймс нахмурился. — Я не ломал ноги. Никогда.

— Странно, — врач повернулся к негатоскопу и снова принялся разглядывать снимок. — Но на ваших лодыжках присутствуют костные мозоли, как от уже давно сросшегося перелома. Возможно, это случилось в детстве? Вы просто не помните?

— Как можно не запомнить перелом? — Джеймс покосился на лангету, которую ему только что наложила симпатичная медсестра. — Я могу передвигаться без костылей?

— Да, конечно, — пожал плечами врач. — Только все же я посоветую воспользоваться тростью, хотя бы в первое время.

— Спасибо, — Джеймс, тяжело наваливаясь на купленную заранее трость, вышел из кабинета.

Анна ждала его в коридоре. При виде брата она поднялась со стула и шагнула ему навстречу.

— Скажи мне, как ты умудрился повредить ногу, валяясь весь день на диване?

— Анна, не начинай, — Джеймс не мог ответить на ее вопрос, потому что сам не знал ответа. — Я упал с кровати, вот и все.

— Джеймс, — Анна покачала головой. — Тебе помочь?

— Я сам дойду до машины, не делай из меня беспомощного ребенка.

— Джеймс, — Анна всплеснула руками и быстро пошла впереди брата.

— Анна, — Джеймс попытался не отставать от сестры. — Подожди, сестренка. Извини, я просто неважно себя чувствую. Мне все же нужна твоя помощь.

Анна обернулась и наткнулась на совершенно очаровательную и обезоруживающую улыбку младшего брата.

— Ох, Джеймс, все-таки ты еще ребенок, — Анна подошла к брату и обняла его за талию.

— Как скажешь, сестренка.

— На тебя совершенно нельзя злиться.

— Я знаю, — Джеймс снова улыбнулся. — Крис сегодня никуда не собирался из дома убегать?

— Вроде бы нет. Он тоже переживает за тебя, знаешь ли.

— Это хорошо, — Джеймс позволил Анне усадить себя в машину и задумался.

В молчании они доехали до дома. Анна помогла Джеймсу дойти до гостиной и устроила его в кресло, притащив невысокую табуретку, чтобы он смог устроить на ней поврежденную ногу.

— Анна, ну хватит, — Джеймс закатил глаза. — Похоже, тебе срочно нужен второй ребенок, чтобы было о ком заботиться.

— Дядя, как ты? — Крис ворвался в гостиную, прервав гневную тираду, которую собралась произнести Анна.

— Почти в порядке, — Джеймс устроился поудобнее и обратился к племяннику. — Крис, сядь. Давай поговорим.

— Хорошо, о чем? — Крис плюхнулся на диван, напротив кресла, в котором сидел Джеймс.

— Кто такой Джеймс Поттер?

— Какой неожиданный вопрос, — Крис удивленно посмотрел на дядю. — Что на тебя нашло? Ты же считал, что Гарри Поттер — полный отстой.

— А ты не хочешь обратить меня в свою веру? — Джеймс потер переносицу. — Возможно, я подниму это произведение в своем личном рейтинге повыше, если пойму в чем там соль.

— Ну, хорошо, — в голосе Криса звучала изрядная доля скепсиса. — Так что тебя интересует?

— Я уже задал вопрос — кто такой Джеймс Поттер?

— Это отец Гарри Поттера. Один из Мародеров по прозвищу «Сохатый».

— Почему «Сохатый»?

— Из-за его анимагической формы, — Крис увидел полное непонимание в глазах дяди, вздохнул и принялся объяснять. — Один из Мародеров — Ремус Люпин на самом деле оборотень. Джеймс, Сириус и Питер узнали об этом и решили, что правильнее было бы составить Ремусу компанию и научились превращаться в животных.

— Зачем?

— Ну, чтобы гулять вместе во время полнолуний.

— Бред какой, — Джеймс вздохнул. — Они что считали, что это весело?

— Я не знаю! — Крис вскочил. — Это же всего лишь книжные персы, причем второстепенные.

— Ладно, извини. А почему «Мародеры»? Писатель так веселился или сам не знал, что означает это слово?

— Писательница, — вздохнул Крис и сел на диван. — Насчет этого названия — понятия не имею, зачем она их так назвала, они вроде нормальные ребята.

— Так, ладно, оставим это, а что…

— Слушай, Джеймс, а давай я тебе книги притащу. Сам почитаешь и разберешься, — Крис вскочил с дивана и умчался в свою комнату.

Вернулся он с целой кипой книг.

Джеймс поморщился, но указал на столик, стоящий рядом с собой.

— Какая первая?

— «Гарри Поттер и философский камень», — Крис вытащил одну из книг и протянул ее Джеймсу. — Я сейчас разложу их по-порядку.

— Но учти, если мне будет что-то не понятно, я спрошу, — предупредил Джеймс Криса.

— Конечно. Тем более, если ты будешь в теме, с тобой будет проще разговаривать.

— Угу, — Джеймс повертел книгу в руках и открыл первую страницу.

Шрифт был крупным, текст читался легко. Джеймс просидел в кресле несколько часов. Книга закончилась на удивление быстро. Отложив ее в сторону, Джеймс задумался.

— Даже не знаю, двоякое ощущение. Хотя чувствую, что у меня больше вопросов, чем ответов на них. Но теперь я хотя бы запомнил, что школа называется Хогвартс, а те безумные кульбиты на метле — квиддич. Подумаю об этом завтра, а сейчас ужинать и спать.

Джеймсу удалось самостоятельно добраться до кухни. Поев и самостоятельно доковыляв до своей комнаты, он упал на кровать.

— Я могу собой гордиться, — хмыкнул Джеймс и закрыл в глаза. — Ну что, Джеймс Поттер, что ты мне покажешь сегодня?

* * *

Мерное покачивание вырвало Джеймса из дремоты, в которую он был до этого момента погружен. Открыв глаза, он поправил очки и огляделся по сторонам. Рядом с ним, уронив голову ему на плечо дремал Сириус. Напротив расположились Люпин и мальчишка с крысиным лицом.

«Наверное, это Питер, — мелькнуло в голове у Джеймса. — А находимся мы, скорее всего, в Хогвартс-экспрессе. Понять бы еще куда мы едем: в школу или домой?»

Джеймс пошевелился, и Сириус открыл глаза.

— Что-то нас сморило, — Сириус потянулся и отодвинулся от Джеймса. — Пойду, кости разомну.

Он вышел из купе, а Джеймс остался сидеть на своем месте, глядя на мелькающий за окном пейзаж.

Внезапно прямо перед дверью купе раздался шум: крики и ругань.

Решительно поднявшись, Джеймс подошел к двери и резко распахнул ее.

В узком коридоре вагона напротив друг друга стоял Сириус и худой, какой-то неухоженный паренек. Вокруг них собралась толпа студентов разного возраста. Именно они издавали этот шум, который услышал Джеймс.

Мгновенно оценив обстановку, Джеймс понял, что симпатии толпы находятся на стороне Сириуса.

Увидев вышедшего из купе Джеймса, паренек вздрогнул и затравлено оглянулся, хотя до этого момента стоял против Сириуса довольно решительно. Заметив реакцию своего оппонента, Сириус широко улыбнулся и подмигнул Джеймсу.

— Ну что, испугался, Нюнчик? Что собираешься делать? Мамочке побежишь плакаться, как только приедем?

Вся эта ситуация Джеймсу сильно не понравилась. Нахмурившись, он сделал шаг вперед. Парень попятился и сильнее стиснул в руке палочку, переводя ее с Сириуса на Джеймса.

— Джеймс, Сириус, прекратите! — Джеймс обернулся и увидел, что к ним пробивается сквозь толпу та рыжеволосая девчонка, которая навещала его больничном крыле. — Зачем вы всегда к нему пристаете?!

— Возможно, все дело в факте его существования? — смех у Сириуса напоминал лай собаки.

Джеймс нахмурился еще больше и, сделав еще один шаг, поднял руки в успокаивающем жесте и показывая, что он безоружен.

— Что вы не поделили? — он спросил у Сириуса, не отводя взгляда от парня.

— Спроси у своего дружка, Поттер, — процедил парень.

— Полегче, Снейп, — Сириус поднял палочку.

«Значит вот это чучело и есть Снейп», — Джеймс с любопытством посмотрел на парня, пытаясь найти сходство с Аланом Рикманом.

— Хватит. Расходитесь, — рыжеволосая пыталась навести порядок. — В поезде запрещено колдовать.

— Эванс, не лезь, — Сириус даже не посмотрел в ее сторону. — Это не твое дело.

— Так, хватит, — Джеймс встал между Сириусом и Снейпом. — Расходитесь. Здесь не цирк.

— Джеймс, ты чего? — Сириус удивлено посмотрел на друга.

— Ты хоть понимаешь, что выставляешь себя на посмешище? — прошептал Джеймс на грани слышимости. — Да и меня, за компанию.

— О чем ты говоришь? — Сириус опустил палочку.

— Иди в купе, — Джеймс почувствовал, что у него сводит челюсти. — Мы с тобой там поговорим. Не будем устраивать здесь бесплатный балаган.

Сириус мотнул головой и сделал движение, чтобы обогнуть Джеймса, который закрывал от него Снейпа.

— Иди в купе, — прошипел Джеймс, не отводя от друга тяжелого взгляда.

— Ладно, — Сириус рывком открыл дверь. — Но ты мне сейчас же все объяснишь! — он с силой захлопнул за собой дверь. Джеймс даже вздрогнул от неожиданности.

Постояв и сосчитав про себя до пяти, Джеймс обернулся к все еще стоящему посреди коридора Снейпу, который подозрительно на него смотрел и не опускал палочку.

Практически все студенты, не дождавшись заварушки, ушли, и в коридоре остались только Джеймс, рыжеволосая и Снейп.

— Извини, — Джеймс снова поднял руки в успокаивающем жесте.

Снейп от неожиданности опустил палочку, а девчонка некрасиво уставилась на Джеймса.

— Поттер, с тобой все нормально? — осторожно спросил Снейп.

— Слушай, Снейп, я не знаю, что здесь произошло, да и знать не хочу. Мне достаточно того, что оставшись со мной практически наедине, ты не воспользовался своим явно выигрышным положением и не ударил меня в спину.

Не дожидаясь ответа, Джеймс вошел в купе и… проснулся.

* * *

— Так, — Джеймс рассматривал потолок, — судя по его реакции, эти подростковые стычки не отличались благородством. Двое на одного — это как минимум. Если бы я так же поступал со Скоттом, то он меня, скорее всего, засунул бы в Антарктиду, пингвинам алмазы продавать. Неудивительно, что сынуле за грехи папаши доставалось. Удивительно, что Гарри только слегка журили. Кстати, — Джеймс покрутил ногой и не почувствовал никакой боли. — Любопытно.

Вниз он смог спуститься без трости. Сев в кресло, Джеймс взял из стопки следующую книгу.

— «Гарри Поттер и тайная комната», — прочитал он вслух. — Интересно, а можно ли видеть этот сон подольше? Мне уже и самому становится интересно.

Глава 4

Джеймс потянулся и отложил в сторону прочитанную книгу.

— Ты что всю ночь не спал? — Билли вошел в гостиную, на ходу застегивая запонки на рубашке. — Как ты можешь читать вот это? — он перевернул книгу и посмотрел на обложку.

— Это самые странные книги, которые я когда-либо читал, — Джеймс задумчиво провел пальцем по корешку книги. — Там описан очень странный мир. Очень страшный мир.

— Что же в нем страшного?

— Мир, в котором дети решают взрослые проблемы, а взрослые ведут себя как капризные дети… Не знаю, не хотел бы я там жить.

— Джеймс, ты сам ведешь себя как ребенок, — Билл закатил глаза. — А тебе не приходило в голову, что даже, если подобный мир существует, то он совершенно не соответствует тому, что описан в книжке для подростков?

— Ты думаешь? — Джеймс зевнул. Большую часть ночи он просидел в кресле, читая книгу, и теперь хотел спать.

— Джеймс, я даже не хочу это обсуждать, — Билл положил книгу на столик и поправил галстук. — Сегодня мне назначена встреча за ужином с представителями твоей компании. Не составишь мне компанию?

— На такие встречи вроде принято ходить с женами, разве нет?

— На этот раз нет. Встреча сугубо деловая. И мне хотелось бы, чтобы рядом был кто-то, с одной стороны полностью посвященный в текущие дела, а с другой — являющийся не чужим для меня человеком.

— Я в отпуске, ты не забыл? — Джеймс пошевелил пальцами на поврежденной ноге. Боли не было.

Лангета плотно обхватывала голень, а кожа под ней яростно чесалась.

— Я помню, — кивнул Билл. — Но это всего лишь ужин. От тебя ничего не требуется, только улыбаться и молча поглощать омаров.

— Помоги мне снять эту штуку, — Джеймс указал на лангету. — Потом обсудим наши планы на сегодняшний вечер.

— Ты уверен, что это хорошая идея? — Билл покачал головой.

— Нет, но хочу проверить кое-какую теорию.

— Надеюсь, что твоя сестра об этом не узнает, иначе мне придется надеть нечто подобное на шею, — Билл вышел из гостиной. Через некоторое время он вернулся, неся с собой большие ножницы.

Когда лангету сняли, Джеймс осторожно поднялся из кресла и прошелся по комнате. Боли не было. Вообще не было никаких признаков того, что нога была недавно повреждена.

— Любопытно, — прошептал Джеймс. — Наверное, костерост сработал, — он не удержался и хихикнул.

— Что с твоей ногой? — Билл с любопытством посмотрел на Джеймса.

— Нормально.

— А что было?

— Не знаю, Билл, — пожал плечами Джеймс. — Просто ушиб.

— Так как насчет ужина?

— Хорошо, давай поужинаем. Только, ради всего святого, не омары. Терпеть не могу морепродукты.

— Идет, — улыбнулся Билл. — Я заеду за тобой в пять вечера. Постарайся выглядеть солидно.

— А что, я недостаточно солиден?

— Я никогда не забуду тот вечер, когда я ужинал с твоими родителями, и ты мне подсыпал красный жгучий перец в суп. Я никогда ни до этого, ни после так не позорился.

— Билл, мне было пятнадцать, и ты гулял с моей сестрой. Естественно я ревновал, — Джеймс снова зевнул.

— Ты когда женишься? — Билл открыл кейс и быстро просмотрел сложенные бумаги.

— Жду, когда Натали Портман бросит Мильпье.

— Натали Портман?

— Любовь всей моей жизни, — Джеймс закатил глаза.

— Серьезно?

— О, да.

— Хорошо, помечтай пока о Натали, а я пойду поработаю. Не забудь, в пять.

Джеймс махнул Биллу рукой и упал на диван.

— А я пока подремлю, — и, закрыв глаза, Джеймс провалился в сон.

* * *

— Джеймс, — невысокая черноволосая женщина махала рукой и улыбалась ему.

Соскочив с подножки вагона, на которой он стоял, Джеймс побрел в сторону женщины.

— Если рассуждать логически — это мать Джеймса Поттера, — пробормотал Джеймс.

— Ты так и не объяснил, что с тобой произошло в поезде, — Сириус поравнялся с Джеймсом и пошел рядом.

— Сириус, мне сейчас не до объяснений, давай как-нибудь в другой раз, хорошо?

— Ну, ладно, — Сириус ответил не сразу, — но твое предложение провести у тебя часть летних каникул все еще в силе?

— Конечно, Сириус, — Джеймс остановился и посмотрел на друга. — А ты предупредил своих родителей?

— А что, это обязательно?

— Сириус, — простонал Джеймс, — прекращай уже быть идиотом. Они сейчас здесь?

Сириус оглядел перрон и кивнул.

— Да, вон они. Рег уже с ними.

Джеймс проследил за взглядом Сириуса и увидел высокую статную женщину с такими же синими глазами, как и у его друга. Стоящий рядом с ней мужчина нетерпеливо оглядывал толпу, кого-то ища взглядом. Мальчик-подросток, очень похожий на Сириуса в это время прощался с друзьями.

— Джеймс, ну что же ты, — мать Джеймса не дождалась, пока сын дойдет до них и сама двинулась ему навстречу.

— Юфимия, дай мальчикам попрощаться, — высокий темноволосый мужчина с мягкими карими глазами подошел к жене и сыну и попытался увести Юфимию в сторону.

— Мерлин, Флимонт, неужели они еще не наговорились, — всплеснула руками Юфимия.

— Мама, — Джеймс приложил усилие, чтобы назвать матерью эту незнакомую ему женщину. — Ты знакома с Сириусом?

— Во-первых, здравствуй, — Юфимия улыбнулась, — а во-вторых, конечно, я знакома с Сириусом.

— А вы бы не могли поговорить с его родителями, чтобы ему разрешили погостить у нас летом?

— Да, конечно, — Юфимия переглянулась с мужем и нерешительно посмотрела в сторону Блэков. — Пошли, Сириус, поговорим с твоей мамой.

— А может, не нужно ничего спрашивать? — пробормотал Сириус. — Я сам как-нибудь разберусь.

— Не говори ерунды, парень, — Флимонт повернулся и направился к родителям Сириуса.

— Действительно, Сириус, — поддержала мужа Юфимия. — Если ты что-нибудь забудешь объяснить, твоя мама сойдет с ума от беспокойства.

— Вот уж вряд ли, — проворчал Сириус. — Глубоко в этом сомневаюсь.

— Да что ты говоришь, Сириус, — Юфимия неодобрительно покачала головой. — Конечно же Вальбурга будет волноваться. Она же твоя мать, а не какая-то чужая женщина, — и миссис Поттер решительно пошла к мужу, который в это время разговаривал с Блэками.

Джеймс переглянулся с Сириусом, и тут толпа учеников, полностью освободившая вагоны, колыхнулась и на Джеймса кто-то налетел.

Пытаясь удержаться, Джеймс ухватился за Сириуса, и таким образом сумел удержаться на ногах.

— Смотри, куда прешь, — рявкнул Сириус на парня в потрепанных джинсах, который налетел на Джеймса. — О, Нюнчик, это ты? Ты что на себя надел?

— Сириус, прекращай уже называть Снейпа «Нюнчик», — Джеймс выпрямился и увидел, как миссис Поттер кивнула ему, призывая к себе.

— Поттер, я не нуждаюсь в твоей защите, — Снейп поднял старый, видавший виды сундук, и сутулясь побрел с перрона.

— Ну и ладно, — Джеймс переключился с кумира своего племянника на миссис Поттер, которая нахмурилась и снова кивнула сыну. — Пошли, Сириус, нас зовут.

Когда они подошли к родителям, Блэки и Поттеры уже о чем-то договорились.

— Джеймс, Сириус, — миссис Поттер взяла Джеймса за руку. — Вальбурга разрешила Сириусу погостить у нас. Через три недели Флимонт заберет Сириуса и привезет в наш дом, где он пробудет до конца лета. Результаты СОВ Сириуса пришлют нам.

Сириус удивленно смотрел на Вальбургу. Джеймс толкнул его в бок, и Сириус выдавил из себя.

— Спасибо, мама.

— Сириус, — вздохнула миссис Блэк. — Я понимаю, пора бунтарства, желание произвести впечатление, но в следующий раз, прежде чем пытаться сбежать из дома, просто спроси разрешение. Я всегда тебя поддержу, если твои просьбы будут уместны и небезрассудны.

— Пошли, Джеймс, пора домой, — Флимонт кивнул Ориону и вытащил палочку…

* * *

— Джеймс, проснись, — кто-то тряс Джеймса за плечо. — Проснись, уже пять, а ты еще не готов!

Джеймс открыл глаза и почти минуту непонимающе смотрел на склонившегося над ним Билла.

— Что? Я что весь день проспал? — Джеймс подскочил с дивана и столкнулся с Анной.

— Твой костюм на кровати в твоей комнате, бегом в душ, и переодеваться, — скомандовала Анна.

— Почему ты меня не разбудила раньше?

— Ты так сладко спал, не хотелось будить. А вот насчет того, что вы сняли без разрешения доктора лангету, мы с вами потом поговорим.

Глава 5

Джеймс отложил вилку и обвел взглядом неприлично дорогой ресторан, в котором происходила встреча.

Билл и двое «шишек» из его компании вели предварительные переговоры, время от времени отвлекаясь на еду, а Джеймс чувствовал себя дуэньей, призванной следить за тем, чтобы сластолюбцы не бросили тень на честь ее подопечной. За самими переговорами Джеймс не следил — ему они были не интересны. Это был не его уровень. К тому же что-то можно было говорить только после предоставления аналитическим отделом доклада о расчете рисков.

За соседним столом ужинали три женщины и девочка лет пяти-шести на вид. Джеймс покачал головой, как и многие другие посетители, он сомневался, что столь юная особа способна оценить все прелести итальянской кухни в исполнении известного шеф-повара.

Подали десерт. Джеймс поковырял вилкой нечто кремовое и воздушное и отодвинул тарелку. Есть больше не хотелось. За их столом наступила тишина. Значит, еще минут двадцать, и они поедут домой.

— … А папа говорит, что вечно пытаются худеть только два человека, и что, нельзя сказать, что этим людям это повредит, — девочка за соседним столиком высказалась громко. Гораздо более громко, чем было принято в этом многозвездном ресторане.

— Тише, Джулия, — женский голос выражал неодобрение.

— Подожди, — прервала мать девочки подруга. — И про кого твой папа так говорит?

— Про маму и тебя, — невозмутимо «сдала» отца кроха.

Билл кашлянул, и тут же прикрыл рот салфеткой. Джеймс прикусил губу, чтобы не рассмеяться, а одна из «шишек» не выдержала и фыркнула.

— Да, жаль мужика, — философски пробормотал Джеймс, а «шишка» фыркнула еще раз. — Головой же надо думать, когда что-то подобное при ребенке говоришь.

— Его ждут незабываемые ощущения, — добавил Билл.

— Господа, а как вы оцените шанс остаться живым этого явного неудачника? — вторая шишка невозмутимо отложила в сторону вилку.

Джеймс краем глаза увидел, что компания за соседним столом очень быстро пробирается к выходу.

— Жить будет, — прикинув весь расклад, Джеймс решил высказать свою точку зрения. — Правда, не могу сказать, что его жизнь станет простой и беззаботной. Так оскорбить женщин, — Джеймс покачал головой. — Он или полный кретин, или не подумал, что дочь может иметь собственное мнение.

— Скорее всего второе. Детей редко принимают всерьез. Скорее всего, он произнес эту фразу, которая только что разрушила его жизнь, в сердцах, где-нибудь в темном коридоре. Возможно, он даже не видел девочку…

— Да, детей очень редко принимают всерьез, а ведь это не правильно, — Джеймс задумчиво посмотрел на тарелку с десертом. — Ведь и не поймешь: то ли девочка случайно проговорилась, то ли она таким образом хочет отомстить отцу.

— Джеймс, ей нет еще и десяти, какая месть?

— Не скажите, — Джеймс бросил салфетку на стол и жестом подозвал официанта. — Мы все почему-то думаем, что ребенок может многое не понимать. Нет, я не спорю, чаще всего так оно и есть, для понимания многих вещей необходим какой-то жизненный опыт, но в некоторых нюансах даже такая маленькая женщина уже вполне может разбираться. Она же не на луне растет и может пользоваться не своим жизненным опытом, а опытом своей матери, например.

— Да, интересная теория, — Билл поднялся и протянул руку «шишкам». Как приглашенная сторона, они с Джеймсом не оплачивали свою часть ужина. — Всего хорошего, господа.

— Думаю, что через две недели мы можем позволить себе партию в гольф, — «шишка» кивнула Джеймсу и пожала руку Биллу.

Уже через минуту Джеймс откинулся на спинку широкого сидения «Мерседеса» Билла и закрыл глаза.

— Ну, как прошло? — сквозь накатывающую дрему спросил он зятя.

— Вполне хорошо, а ты что не слушал? — Билл задумчиво смотрел в окно.

— Нет, мне это не интересно. А две недели — это не слишком быстро? — такие сделки были долгим и трудоемким процессом, это Джеймс знал наверняка.

— В самый раз, — голос Билл доносился до Джеймса как сквозь вату. — Тем более что предварительная оценка была проведена уже четыре месяца назад и…

* * *

— Джеймс, вставай, дорогой, — открыв глаза, Джеймс увидел склонившуюся над ним Юфимию. — Скоро прибудет Сириус, ты не забыл?

На всякий случай Джеймс покачал головой, нащупал очки на прикроватной тумбочке, надел их и осторожно осмотрелся. Комната в которой он находился была очень… он долго подбирал подходящее слово и наконец остановился на слове «красная». Красная драпировка на стенах, красный балдахин над кроватью, на которой он лежал, даже ковер был красным.

— Кошмар какой, — пробормотал Джеймс и покосился на суетящуюся женщину.

Юфимия тем временем скептично посмотрела на кресло, красное, а как же иначе, и, повертев в руках палочку, направила ее на этот предмет своего интереса.

Кресло начало увеличиваться в размерах и менять форму. Джеймс почувствовал, как распахнулись его глаза. Одно дело читать про магию, но видеть ее проявления…

Когда кресло превратилось в подобие его кровати, Юфимия повернулась к сыну.

— Ты еще лежишь? Джеймс, ну нельзя же быть таким безответственным!

— Я уже встал, мама, — Джеймс соскочил с кровати и с отвращением осмотрел свою красную пижаму. — А почему я живу словно на пожаре?

— Дорогой, но ты же сам решил, что твоя комната должна полностью соответствовать духу Гриффиндора, — Юфимия недоуменно посмотрела на сына.

— Я, кажется, погорячился, — пробормотал Джеймс. — Ты можешь здесь все исправить? Ну, сделать не таким… красным?

— Хорошо, какой цвет ты предпочитаешь? — улыбнулась Юфимия.

— Что-нибудь более нейтральное: коричневое с зеленым, например, — Джеймс представил, как будет выглядеть комната в консервативных тонах и понял, что ему понравится.

— Зеленым? — Юфимия с тревогой посмотрела на сына. — Ты же всегда был категорически против любого употребления цветов Слизерина в оформлении твоей комнаты.

— Глупости, — Джеймс подошел к столу и поднял лежащую на нем книгу. Из середины выпала фотография рыжеволосой красотки. Фотография была очень странной: девушка на ней словно жила — она запрокидывала голову, смеялась и подмигивала смотревшему на нее парню. — Я же ничего, судя по всему, не имею против зеленых глаз, — тихо проговорил он.

— Если ты уверен, — Юфимия подняла палочку и пробормотала что-то непонятное.

Красный раздражающий цвет сменился на коричневый с зелеными вставками. Ковер приобрел темно-зеленый малахитовый оттенок, балдахины сменили цвет пожарной машины на темно-синий. Это был единственный контрастный оттенок в спокойной умиротворяющей атмосфере, которая стала преобладать в комнате.

Осмотревшись, Джеймс удовлетворенно кивнул.

— Вот так гораздо лучше, — он снял со стула брюки и рубашку и направился в смежную комнату, которая оказалась, как он и предполагал, большой ванной.

— Джеймс, — голос матери за дверью выдернули его из задумчивости. — Когда ты уже прекратишь оставлять вещи на стульях?

— Никогда, — пробормотал Джеймс. — Это универсальная привычка любого уважающего себя мужчины. Мама, а ты научишь меня менять цвет? — последнюю фразу он прокричал, чтобы его услышали из-за шума воды, которая полилась автоматически, стоило ему протянуть руку к крану.

— Научу, только, ты забыл, что тебе нельзя колдовать вне школы? — не дождавшись ответа, Юфимия вышла из комнаты сына.

— Мне нужно что-то узнать о магии, — Джеймс провел рукой по запотевшему зеркалу. — Это уже становится не смешно. К тому же, почему никто не обращает внимания на перемены предпочтений Джеймса? Хотя, нет. Сириус обращает. Но остальные? — он вдруг вспомнил девочку из ресторана. — Понятно, остальные думают, что это выверты подросткового стремления делать все наоборот.

— Джеймс, — голос матери за дверью ванной заставил его поторопиться с приведением себя в порядок. — Сириус сейчас пройдет к нам через камин, ты его собираешься встречать?

— Да, конечно, я сейчас при…

* * *

— Джеймс, Джеймс, проснись, — Джеймс с трудом стряхнул с себя остатки сна и несколько мгновений тупо смотрел на склонившегося над ним Билла. — Ну ты и гораздо спать, дружище. Мы уже приехали. Хотя, если ты хочешь ночевать в машине, то я, пожалуй, избавлю тебя от своего общества.

— Черт, — Джеймс протер лицо руками. — Какого хрена ты меня разбудил?

— Что тебе такого снилось, что ты не хотел просыпаться?

— Мне снилось… Не важно, — Джеймс махнул рукой и вылез из машины.

Войдя в дом, он сразу же направился в комнату племянника.

— Крис, — парнишка оторвался от монитора, на котором только что увлеченно кромсал какого-то монстра.

— Да, Джеймс.

— Скажи, есть ли сайты, посвященные миру Гарри Поттера с перечислением заклинаний, структуры общества и так далее.

— Что, заинтересовался? — Крис хитро улыбнулся.

— Можно и так сказать.

— А сам поискать не можешь?

— Мне лень, Крис.

— Ладно, я сейчас тебе ссылок накидаю на почту, — Крис снова повернулся к монитору и увлеченно застучал по клавишам.

Джеймс постоял еще некоторое время рядом с племянником и отправился искать сестру.

Анна нашлась в гостиной, где смотрела какой-то сериал.

— Сестренка, у меня к тебе просьба.

— Да, Джеймс, — Анна повернулась к брату, оторвавшись от просмотра страданий очередной героини очередного сериала.

— У тебя есть снотворное? — Джеймс решил, что этой ночью проведет небольшой эксперимент и постарается поспать подольше.

— А что у тебя проблемы со сном? — в голосе Анны прозвучала обеспокоенность.

— Можно и так сказать. Скорее всего, я никак не могу к разнице во времени привыкнуть.

— Хорошо, я тебе дам пару таблеток, только не увлекайся.

— Не буду, обещаю, — Джеймс улыбнулся. — Занесешь ко мне?

Дождавшись кивка Анны, он направился в свою комнату, чтобы подготовиться ко сну, побольше узнав о мире, который постепенно становился частью его жизни.

Глава 6

— «К моменту рождения Гарри, Джеймс и Лили Поттер „трижды бросали вызов Тёмному Лорду“ и трижды выходили из этих схваток живыми. Под эти критерии подходили также родители Невилла Лонгботтома, который родился всего на день раньше Гарри, но Тёмный Лорд выбрал ребёнка Поттеров. Узнав об этом, глава Ордена Феникса, в котором состояли Лили и Джеймс, Альбус Дамблдор, предложил молодой семье укрыться в доме, защищённом заклятием доверия.

Джеймс Поттер был предан своим бывшим другом Питером Петтигрю и погиб от руки Волдеморта, пытаясь дать время скрыться жене и сыну», — прочитал вполголоса Джеймс и закрыл ссылку. — Что за бред? Крис! — заорал он, пытаясь докричаться до племянника. Вставать с кровати, на которой он расположился с ноутбуком, Джеймсу было лень.

— Что? — голова Криса просунулась в щель приоткрытой двери. — Ты меня звал?

— Заходи, — кивнул Джеймс и захлопнул крышку ноутбука.

— Ты вообще в курсе, что наш дом достаточно большой, и что тебе просто повезло, что я проходил мимо твоей комнаты, — Крис плюхнулся в кресло и с любопытством посмотрел на дядю. — А если бы я не услышал твой вопль?

— Я бы тебе позвонил на мобильник, — Джеймс задумался, затем решился задать вопрос, не обращая внимания на хихикающего племянника. — Давай поговорим о Джеймсе Поттере.

— А почему именно о нем?

— Хочу. Мне непонятен этот персонаж.

— Ты что уже все книги прочитал?

— Нет, не все, — покачал головой Джеймс, — мне просто любопытно.

— И что же тебе интересно?

— Что значит «трижды бросали вызов»? Что это значит? Они что лично каждый раз вызывали этого Темного Лорда на честную дуэль четверо против одного и неизменно доблестно сбегали?

— Эм, — Крис недоуменно посмотрел на Джеймса. — Почему четверо на одного?

— Ну как же, некто Лонгботтомы также попадали под пророчество, а если пророчество четкое, то и «бросание вызова» должно быть одним и тем же.

— С чего ты это взял?

— Это логично, — отмахнулся Джеймс. — Но вот то, что они «бросали вызов» и умудрялись остаться в живых, абсолютно нелогично.

— Что же здесь нелогичного?

— А то. Они вообще зачем что-то в кого-то бросали? — Джеймс почувствовал, что его накрывает раздражение. — Чтобы в живых остаться? Это что, спорт такой?

— Ты не понимаешь, — вскинулся Крис.

— Нет, не понимаю, — Джеймс провел рукой по лицу. — Крис, ответь мне. Ты играешь в онлайн игры, так?

— Ну, — Крис сложил на груди руки.

— Скажи, зачем ты играешь?

— Чтобы выиграть, раскачать перса…

— Стоп. Ты играешь, чтобы выиграть. Это самое главное. Во взрослых играх все тоже самое. Ты меня понимаешь?

— Джеймс, мне тринадцать! Конечно, я тебя понимаю.

— Тогда объясни мне, зачем ввязываться в драку, не имея ни единого шанса на победу? Причем не один раз.

— Ну… Там ведь не сказано, что они сами ввязывались в драку, может быть, это стечение обстоятельств.

— Крис, «бросили вызов» и «оказались в эпицентре событий случайно» — это две большие разницы, — Джеймс вздохнул. — Ладно, а этот, как его, Темный Лорд, он что идиот?

— Почему?

— А как можно назвать человека, который, обладая гигантскими ресурсами, поблажками со стороны правительства в виде невмешательства в его дела и даже имея собственную карманную армию, гоняется за придурками, которые «случайно» из раза в раз вставляют ему палки в колеса? И как эти твои Поттеры вообще могли хоть на что-то повлиять?

— Джеймс, это просто сказка, — Крис покачал головой.

— Да, сказка, — задумчиво кивнул Джеймс, — но знаешь, даже в сказках должна быть хоть какая-то логика.

— Джеймс, эта сказка написана с точки зрения маленького мальчика, не очень умного, к слову, — Анна стояла в дверях и с любопытством следила за беседой сына с братом.

— Мама…

— Крис, я сейчас говорю с точки зрения среднестатистического взрослого, имеющего сына-подростка, — Анна улыбнулась и вошла в комнату. — Мы же не знаем, как все было на самом деле, правда?

— Почему не знаем? — Крис надулся.

— Да потому что. Крис, как ты охарактеризуешь мистера Флетчера?

— О, старик все еще преподает? — улыбнулся Джеймс.

— Так как, Крис?

— Это старый козел вечно ко всем придирается!

— Джеймс, а что скажешь ты?

— Крис, мистер Флетчер очень педантичный и требовательный. К тому же, он почему-то думает, что в школу дети идут, чтобы учиться. Чудак-человек. Почему он так думает?

— Не смешно, — Крис надулся еще больше.

— Крис, я тебе открою тайну. Скорее всего, практически все, что мистер Флетчер пытается вбить в ваши головы, вам не пригодится…

— Вот об этом я и говорю!

— Тише. Я сказал «скорее всего». Но вот представь ситуацию: ты со своей девушкой, ночь, домик в горах и тут БАХ! — Джеймс выкрикнул последнее слово, а Анна и Крис вздрогнули. — Отрубился генератор, резко похолодало, сети нет, вам холодно, голодно, страшно и нет возможности позвать на помощь. Представил? А вот теперь представь, что ты внимательно слушаешь мистера Флетчера и выполняешь все его требования. Плевать на теорию, хотя без нее практику сложно представить, но некоторые законы физики, которую преподает мистер Флетчер, он любит объяснять на примере как раз генератора. Ты сможешь его починить, ничего особенно сложного там нет, ну если только бензин кончился, вы спасены, девушка в восторге и твоя ночь становится совершенно фантастической…

— Джеймс! — Анна прервала брата.

— Что? Ему ведь уже тринадцать.

— Пойдем, Крис, не будем мешать дяде предаваться мечтам. Хотя, ты понял разницу в мировоззрения ребенка и взрослого человека на одни и те же вещи?

— Все равно вы не правы, — буркнул Крис, выскочив из комнаты.

— Вот лекарство, — Анна протянула брату флакон. — Что на тебя нашло?

— Не знаю, — Джеймс вытряхнул таблетку на ладонь, а затем закинул ее себе в рот. — Просто это неправильно, даже если это сказка. — Анна покачала головой и вышла из комнаты.

Он закрыл глаза, и некоторое время просто лежал, обдумывая то, что ему удалось выяснить про Джеймса Поттера в просторах интернета.

— Мне совершенно не нравится этот тип, — пробормотал Джеймс. — Даже, если считать, что это всего лишь сказка. И жена мне его не нравится. Не понятно, то ли они знали про пророчество, но не верили в него, то ли не знали и знать не хотели, зачем тогда прятались? Странно все это, — Джеймс зевнул и незаметно для себя провалился в сон.

* * *

— Сохатый, ты в своем уме? — Сириус недоуменно осматривал изменившуюся комнату. — Зачем ты все здесь поменял?

— Здесь было слишком… красно, — Джеймс зашел в комнату вслед за Сириусом и бросил сундук, который тащил в руках на вторую кровать.

— Да ладно тебе, зато почти как в гостиной Гриффиндора.

— А тебе не хватает школы даже на каникулах?

— Ну, тебя по крайней мере предки не достают так, как меня: «Сириус — ты позор нашего рода. Как ты мог оказаться на этом факультете? Сириус, как ты мог притащить это безобразие домой и развесить на стенах? Сириус, Сириус, Сириус…», — надоело.

— А ты можешь с ними не конфликтовать? — Джеймс пристально рассматривал друга.

— Что ты имеешь в виду?

— А тебе что постоянная ругань доставляет удовольствие? Не знал, что ты такой извращенец, дружище, — Джеймс хмыкнул. — Надо всего лишь сказать: «Да, мамочка, ты как всегда права. Но факультет же не я выбирал, меня туда Шляпа распределила — все претензии к ней. А комната, но мне так комфортно, ты хочешь, чтобы я чувствовал себя неуютно? Хорошо, давай сделаем, как ты хочешь», — здесь можно еще слезу пустить, только не переборщи. И все будет шоколадно: и комнату тебе оставят, и больше доставать не будут.

— Ты говоришь такие странные вещи, — Сириус возмущенно посмотрел на друга.

— В чем же заключается их странность? Ты же любишь своих родных, не может быть иначе, так зачем вечно собачиться? Нужно уже научиться находить компромиссы.

— С чего ты взял, что я их люблю? — пробормотал Сириус.

— Это же твои родители, — Джеймс нахмурился. — Если это не так, то я буду очень сильно разочарован в тебе.

— Ладно, я действительно их люблю, но постоянные придирки…

— Ой, да ладно, пять минут в день можно и потерпеть, соглашаться со всем с матерью и сделать ее счастливой. Это не сложно, к тому же совершенно не обязывает тебя поступать так, как ты только что обещал.

— Джеймс, тебя что, Нюнчик покусал? Что на тебя вообще временами находит?

— Не знаю, просто я иногда чувствую себя другим человеком, — Джеймс задумался.

Сейчас он прекрасно осознавал, что спит и видит сон, но в тоже время он абсолютно полностью ощущал себя Джеймсом Поттером. Он даже подозревал, что стоит ему немного напрячься, и он вспомнит все, что помнит Джеймс Поттер. Да и по поведению окружающих было очевидно, что сам Джеймс не меняет принятых другим Джеймсом решений.

«Это что же получается, Джеймс Поттер не такая уж скотина? Просто мальчишка, который так и не успел повзрослеть? А принятые мною решения, это решения взрослого человека, и он каким-то седьмым чувством это понимает и списывает на то, что на него иногда находят озарения? Непонятная ситуация, — Джеймс посмотрел на мрачно о чем-то размышляющего Сириуса. — Ничего, я еще сделаю из тебя человека, собака ты бешеная. А с матерью ты конфликтовать у меня уже скоро перестанешь, чтобы не сожалеть всю свою жизнь о том, что не успел попросить у нее прощения», — Джеймс вздрогнул, снова за мгновение пережив смерть матери, которая погибла в автокатастрофе. Они перед этим серьезно поругались. Ему тогда было чуть больше, чем Крису сейчас — пятнадцать лет, и он в то время думал, что мир вертится вокруг него, а все, кому больше двадцати лет — старики, ничего не понимающие в этой сложной жизни.

— Джеймс, ты вообще меня слушаешь? — Сириус толкнул его в бок локтем.

— Извини, я задумался, — посмотрев на друга, Джеймс искренне улыбнулся. — Чем займемся?

* * *

— Джеймс, проснись, — Джеймс с трудом приоткрыл один глаз. Над ним стояла Анна.

— Ты в своем уме? Ты же знаешь, что я снотворное принял. Зачем ты меня будишь?

— Джеймс, мне только что позвонили из больницы. У папы инфаркт, — Анна зарыдала, закрыв лицо руками.

Джеймс соскочил на пол. Вся сонливость слетела с него моментально.

— Как инфаркт? Мы же с ним днем по телефону разговаривали. Он же сейчас в Шотландии отдыхает с друзьями-рыбаками.

— Мне из Эдинбурга звонили, ему прямо на берегу плохо стало.

— Ты билеты заказала? — Джеймс судорожно натягивал джинсы.

— Да, вылет через два часа. Я боюсь, Джеймс, — Анна снова заплакала.

— Не бойся, папа сильный, он выкарабкается. Если ему хватило сил нас с тобой одному воспитывать, то есть, меня воспитывать, а тебя удачно выдать замуж, то что ему какой-то инфаркт? — Джеймс подхватил сумку, которую так до конца и не разобрал. — А почему мы еще не на пути в аэропорт?

Глава 7

— Дамы и господа, мы приветствуем вас в международном аэропорту Эдинбурга. Температура за бортом…

Джеймс отключил слух и поднялся со своего сиденья. Пассажиры первого класса имели приоритет при выходе, и сейчас уже потянулись к открытому люку.

На стоянке Джеймса с Анной ждала машина.

— Вот за что я люблю Билли, это за то, что он чертовски богатый сукин сын, — Джеймс откинул голову на подголовник и закрыл глаза. Таблетка все еще действовала, и Джеймс старательно боролся со сном.

Еще в самолете его клонило в сон, но Джеймс делал все возможное, чтобы не уснуть.

— Джеймс, до больницы ехать минут сорок, — Анна потрепала его за руку. — Поспи немного.

— Нет, мне нельзя спать, — Джеймс открыл глаза. — Я в последнее время неважно себя чувствую, и у меня такие странные сны…

— Ты не хочешь посетить психолога, когда папа будет себя лучше чувствовать? Ты и ведешь себя в последнее время странно. Одно твое внезапное увлечение «Гарри Поттером» чего стоит. Что с тобой происходит? То ты жалуешься на бессонницу, то не можешь побороть сонливость.

— Я не знаю, Анна, похоже, я зациклился.

Джеймс отвернулся от сестры и принялся смотреть в окно, за которым мелькали огни ночного Эдинбурга.

— Не люблю Шотландию, — внезапно нарушила тишину Анна. — Здесь постоянно холодно и все эти старинные замки. Почему папе здесь так нравится?

— Спросишь у него сама. Я бы съездил в горы, — Джеймс посмотрел на сестру. Видя ее беспокойство, он обнял Анну и прижал ее к себе. — Не переживай, все будет хорошо.

В больнице, несмотря на ночь, царила рабочая суматоха. По коридорам то и дело пробегали медсестры, санитары и врачи. Проходили больные, выздоравливающие и их родственники.

— Мисс, — немного растерявшуюся Анну тронула за рукав пиджака миловидная медсестричка. — Вы кого-то ищете?

— Да, мы с братом ищем отца, он поступил сюда с инфарктом сегодня.

— Тогда вам нужно в кардиологическое отделение, — это на втором этаже третьего корпуса.

— Спасибо, — вместо Анны ответил Джеймс и потащил сестру к лестнице.

В кардиологическом отделении Джеймс подошел к посту медсестры, и задал вопрос заполнявшей журнал девушке.

— Мисс Джонсон, — прочитал Джеймс имя на бейджике, — мы можем узнать о состоянии Джорджа Паркера? Он поступил к вам сегодня.

— Секундочку, — девушка быстро просмотрела списки пациентов на мониторе компьютера. — Мистер Паркер находится во второй реанимации. А кем вы ему приходитесь?

— Мы его дети.

— Почему он в реанимации? Ему плохо? Он умирает?

— Нет-нет, что вы, ему гораздо лучше, — мисс Джонсон выскочила из-за стойки и протянула стакан с водой и чем-то успокоительным Анне. — Просто таков протокол.

— Мы можем его увидеть?

— Конечно, — мисс Джонсон связалась с кем-то по портативному переговорнику. — Проходите, вас встретят. Только передайте мне ваши мобильные устройства, пожалуйста. И наденьте халаты, — она протянула мешковатые халаты бледно-голубого цвета.

Анна, натянув халат и положив свой телефон на столик, бросилась в указанном направлении. Джеймс уже хотел последовать за сестрой, но мисс Джонсон его остановила.

— Мистер Паркер, подождите еще секундочку.

— Какие-то проблемы, мисс?

— Нет-нет, просто необходимо поставить подпись на страховом обязательстве. Ваш отец был слишком слаб, а потом мы не хотели его тревожить. Но в документах Джеймс Паркер указан как распорядитель его дел на время его возможной недееспособности. У вас есть при себе документ, удостоверяющий личность?

— Вот, возьмите, — Джеймс протянул ей паспорт. — Хотя это странно, меня практически никогда не бывает в стране.

— В том случае, если вы отсутствуете, ваши полномочия передаются вашей сестре.

Джеймс кивнул, поставил подпись и направился к отцу.

Анна сидела возле кровати, на которой лежал пожилой человек, подключенный к кардиомониторам, и держала его за руку.

— Как ты умудрился так вляпаться? — Джеймс подтащил к кровати второй стул и сел, сложив на груди руки.

— Когда ты достигнешь моего возраста, вот тогда и поговорим, — голос отца был слабым, но на умирающего он не походил, и Джеймс испытывал необычное облегчение.

— Если бы ты придерживался элементарной диеты, папа, то не напугал бы нас до полусмерти, — Анна сжала руку отца.

— Вот еще, чтобы я на закате своих лет лишился таких малых радостей как настоящая мужская еда, — фыркнул Джордж, а монитор тревожно мигнул.

Дверь сразу же открылась, и на пороге появилась медсестра.

— Я попрошу одного из вас покинуть палату. Мистеру Паркеру нельзя волноваться.

— А ничего, что тогда будем волноваться мы? — Джеймс недовольно посмотрел на медсестру, которая проверяла монитор и скорость вливаний лекарств.

— Джеймс, — Анна покачала головой. — Иди, ты же хочешь спать. Я побуду с папой, а ты сменишь меня утром.

— Иди, Джеймс, я сейчас тоже посплю, а завтра мы с тобой поболтаем. Расскажешь мне про сафари?

— Конечно, — Джеймс улыбнулся и пожал отцу руку. Потревоженный датчик пискнул, и Джеймс заслужил еще один уничижающий взгляд от медсестры.

— Ты ей нравишься, сынок, — усмехнулся Джордж.

— Мистер Паркер, — медсестра умудрилась улыбнуться Джорджу и нахмурившись взглянуть на Джеймса.

— Ухожу-ухожу, — Джеймс поднял руки.

Анна улыбнулась и повернулась к медсестре, чтобы кое-что уточнить.

Выйдя из палаты, Джеймс снял халат и подошел к посту.

— Мисс Джонсон, где я могу в этом городе переночевать, чтобы это место было приличным и недалеко от больницы?

— Здесь сразу за территорией есть приличный отель, мистер Паркер, — мисс Джонсон протянула Джеймсу телефон. — Мы находимся в пригороде Эдинбурга, и возле отеля находится живописный лес.

— Благодарю, мисс Джонсон.

— Можно Кетти, — улыбнулась девушка.

Джеймс вернул улыбку и направился в отель. Сняв номер, он, не раздеваясь, рухнул на кровать и сразу же заснул.

* * *

— Джеймс, — Сириус отодвинул ветку и первым выскочил на поляну. — Смотри, какое удачное место.

— Да, а это было необходимо приходить сюда ночью? — Джеймс вышел на поляну, явно находящуюся в лесу, и осмотрелся.

На небе сияла луна, не было видно ни облачка. Стрекотали сверчки. Ночь была на удивление ясная и теплая.

— Не начинай, — Сириус покосился на друга. — Ты в последнее время ведешь себя странно, но ночная прогулка в лесу тебя никогда не пугала, тем более что это обычный маггловский лес.

— Сириус, вот именно, это маггловский лес. Да, здесь сложно встретить оборотня, но вполне можно повстречаться с волками, а нам даже колдовать нельзя.

— Да ладно тебе, давай уже приступим, — Сириус вытащил из мешка, который тащил с собой, котел и принялся выкладывать какие-то мешочки. — Мерлин, а как мы костер разожжем, без магии? — он вытащил палочку и раздраженно посмотрел на нее.

— Я попробую что-нибудь сделать, — Джеймс начал оглядывать поляну.

В Африке он научился многим вещам, общаясь с местными жителями. Научился он и разводить огонь. Несколько минут он ползал по поляне, пытаясь найти подходящие материалы. Наконец, он нашел то, что искал.

Подойдя к Сириусу, Джеймс опустился на землю и вывалил перед собой сухой мох, несколько тонких веточек и рядом положил сухие ветки, которые должны будут заменить ему дрова.

Затем Джеймс взял в руки два камня, и принялся добывать огонь. Сириус смотрел на действия друга скептически, но когда искра попала на мох, и появился маленький огонек, он удивленно охнул.

Джеймс ухмыльнулся и продолжил колдовать над костром. Когда огонь разгорелся, Джеймс победно вскинул руки вверх.

— Ну, как тебе?

— Где ты так научился? — Сириус протянул руку к огню, словно желая удостовериться в том, что тот настоящий.

— Прочитал в одной книжке, — уклончиво ответил Джеймс. — Кстати, напомни мне, что мы собираемся варить?

— Мы будем пробовать варить оборотное зелье. Сохатый, ты что, забыл?

— Да что-то вылетело из головы. А его разве не нужно готовить целый месяц?

— Как раз к началу учебного года успеем доварить, — усмехнулся Сириус. — Вот будет здорово в гостиную Слизерина попасть.

— Да уж, здорово, — Джеймс поморщился. Насчет применения этого зелья он пока старался не думать, но сама возможность сварить его, заставила Джеймса прикусить язык.

Сириус вертел в руках котелок и смотрел на огонь.

— И как на него поставить котел?

— Его не нужно ставить, его нужно подвешивать, — Джеймс отобрал у Сириуса котелок и подвесил над огнем. — Открывай рецепт.

Сириус принялся лихорадочно копаться в мешке.

— Мерлин, где же он?

— Только не говори мне, что ты его забыл? — прошипел Джеймс.

— Да не забыл я его, — Сириус перевернул мешок и начал его трясти.

— Наизусть же ты его вряд ли знаешь.

— Я же не Снейп, — огрызнулся Сириус. В это время на землю выпал свернутый пергамент. — Вот он!

— Так, начнем, — Джеймс ощутил, что в нем проснулся азарт.

Когда первый этап приготовления зелья завершился, Джеймс с удивлением заметил, что небо стало гораздо светлее.

— Ну вот, — Сириус закрыл котел крышкой и снял с огня. Джеймс заметил, что Сириус без всяких опасений взялся за ручку, котла, не опасаясь обжечься. — Вернемся сюда через неделю.

— Нужно спросить у мамы, может быть, у нее маггловские деньги есть, — Джеймс тщательно затоптал костер.

— Зачем?

— Спички купить. Я не собираюсь здесь через неделю новые шаманские пляски устраивать.

* * *

— Мистер, мистер, проснитесь, — кто-то настойчиво тряс Джеймса за плечо.

— А, что? — Джеймс открыл глаза и увидел склонившегося над ним мужчину. — Вы кто?

— Я смотритель этого лесопарка.

— Какого лесопарка? — Джеймс сел и с удивлением осмотрелся по сторонам. — Какого черта? — Джеймс вскочил на ноги, с ужасом оглядывая лесную полянку, залитую солнечным светом. — Это уже совсем не смешно!

Глава 8

— Джеймс, где ты был? — Анна выглядела очаровательно растрепанной и очень рассерженной. — Я все утро не могу до тебя дозвониться!

— Тише, не кричи, — Джеймс решительно отодвинул в сторону сестру и подошел к медсестре. — Простите, мисс… — Он кинул взгляд на бейдж и добавил, — мисс Номан.

— Да, мистер Паркер.

— Скажите, у вас случайно нет в штате хорошего мозгоправа? — Анна невольно нахмурилась и пристально посмотрела на брата.

— Снова странные сны?

— Да. — Джеймс нетерпеливо постукивал пальцами по крышке стойки, за которой сидела медсестра и что-то просматривала на мониторе своего компьютера. — Мисс Номан, — он даже решил, что его не услышали.

— Мистер Паркер, у нас есть штатный психолог, который помогает родственникам больных в сложившейся ситуации. Я записала вас на прием, который состоится через два часа в кабинете номер триста четырнадцать.

— Спасибо, — Джеймс кивнул и обернулся к сестре. — Как папа?

— Ему гораздо лучше, и его уже перевели в обычную палату. А ты мог бы поинтересоваться этим прежде, чем пугать меня, записываясь на прием к психологу.

— Анна, если ты сразу начала на меня орать, и я нашел тебя относительно спокойной, то логично предположить, что с папой как минимум все по-прежнему, — Джеймс сел на стул, стоящий возле стены. — А вот я, похоже, схожу с ума.

— Что с тобой? — Анна обеспокоенно посмотрела на брата.

— Не знаю, просто таблетки, которые ты мне дала, не помогают, а я сейчас не только вижу сны, но еще и начинаю лунатить.

— Джеймс…

— Иди поспи, сестренка, — Джеймс встал. — Я побуду с отцом, схожу к психологу, а ты сменишь меня вечером. В какой палате наш старик?

Анна молча проводила его до палаты, перекинулась парой слов с отцом и вышла. Она прекрасно понимала, что пока Джеймс сам не разобрался в том, что с ним происходит, выпытывать подробности совершенно бесполезно.

— Привет, как ты? — Джеймс придвинул стул ближе к кровати и улыбнулся отцу.

— Нормально, — Джордж демонстративно махнул рукой в сторону монитора. — Все носятся вокруг меня как наседки, — проворчал он.

— Ты нас здорово напугал, знаешь ли.

— Просто твоя сестра любит паниковать, а ты видимо заразился у нее.

— Папа, просто прими нашу заботу о себе, ладно? — Джеймс сжал руку отца. — Почему бы не притвориться, что она тебя не обременяет?

— Просто я отношусь к тому типу людей, которые за каждым проявлением участия подозревают, что от них что-то нужно.

— Но мы твои дети, — Джеймс возмущенно посмотрел на отца.

— И это не мешало тебе, например, готовить мне любимый омлет в обмен на новую машину, — хмыкнул Джордж.

— Папа! Мне было пятнадцать!

— Нам всем когда-то было пятнадцать, — Джордж хихикнул. — Ты не представляешь, как это забавно, когда вы с Анной злитесь.

— Так ты это специально говоришь?

— Прости уж старика, — Джордж не удержался и громко хохотнул. — На самом деле я очень рад и горд, что у меня такие дети, как вы. — Добавил он уже серьезным тоном.

— Мистер Паркер, — в палату вошла очередная медсестра. — Я Джулия Ховард, ваш инструктор по реабилитации. Сейчас мы с вами будем пробовать вставать, и определим допустимую нагрузку на данном этапе.

— А ему уже можно вставать? — Джеймс нахмурился. — Он ведь еще ночью находился в реанимации.

— Мистер Паркер, нахождение в реанимации — это протокольное мероприятие. А вставать по современным критериям необходимо уже на следующий день после перенесения сосудистой катастрофы, — Джулия подошла к кровати и принялась перенастраивать монитор. — Вам лучше сейчас выйти. Мы с мистером Паркером прекрасно справимся без вашего пристального внимания.

— Да, Джеймс, иди прогуляйся, — Джордж с улыбкой смотрел на суетящуюся вокруг него женщину. — Оставь уже меня наедине с красоткой. Когда еще в моем возрасте представится шанс безнаказанно пообжиматься с привлекательной женщиной и не получить пощечину за случайные вольности.

— Мистер Паркер, если вы позволите слишком случайные вольности, я могу это расценить, как улучшение состояния и увеличить общую нагрузку, — Джулия внимательно посмотрела на своего пациента и улыбнулась.

— Можете считать меня извращенцем, но мне нравится, когда женщины мне угрожают…

Джеймс не стал дальше слушать, а покачал головой и вышел из палаты.

До приема у психолога оставался еще час, и Джеймс решил позавтракать. Он как раз выпил последний глоток кофе, когда подошло время визита.

Зайдя в кабинет психолога, Джеймс сразу направился к сидящему за столом немолодому мужчине.

— Меня зовут Джеймс Паркер, мне назначено.

— Присаживайтесь, мистер Паркер, — мужчина кивнул на кресло, и вышел из-за стола. — Джон Симанс. Если вам будет комфортнее называть меня просто по имени, не стесняйтесь.

— Хорошо, Джон, в таком случае обращайтесь ко мне, Джеймс, — Джеймс сел в кресло и принялся разглядывать свои руки. Он еще никогда не был у психолога, поэтому чувствовал себя не очень комфортно.

— Что вас привело ко мне?

— Я не совсем уверен, Джон, что обратился по адресу, возможно, мне пора проконсультироваться с психиатром, — Джеймс нервно хмыкнул. — Мне кажется, что я схожу с ума.

— Позвольте мне самому судить об этом, — доктор удобно устроился в кресле напротив Джеймса и достал диктофон. — Вы не будете возражать против записи?

— Нет, конечно, нет.

— Так в чем заключается ваша проблема, Джеймс?

Джеймс почти минуту молчал, затем, глубоко вздохнув, начал рассказывать.

— Мне начали сниться сны. Они такие реальные, что… А совсем недавно я понял, что в то время, когда я сплю, то начинаю совершать определенные действия… — Джеймс замолчал.

— В чем конкретно заключаются действия, совершенные вами во сне?

— Например, сегодня ночью мне снилось, что я нахожусь в лесу, а когда я проснулся, то действительно находился в лесу, но уснул я в номере мотеля, это я абсолютно точно помню.

— Хм, интересно, — Джон задумался. — Когда вам начали сниться сны, которые вас так беспокоят?

— С неделю назад.

— А до этого момента все было в порядке?

— Да, абсолютно.

— А что вы делаете в этой клинике, Джеймс?

— У моего отца случился инфаркт, и мы с сестрой прилетели из Лондона на первом же самолете.

— Понятно. Сны же начались до этого неприятного момента?

— Да.

— Я могу поинтересоваться тематикой ваших сновидений?

— Мне снится, что я Джеймс Поттер. Ну, тот, что отец Гарри Поттера.

— Вот как? Любопытно. Вы являетесь поклонником данного произведения?

— Я бы так не сказал, — Джеймс покачал головой. — Если честно, еще неделю назад я совершенно не представлял себе, кто такой Джеймс Поттер.

— Что именно вам снится? Возьмем сегодняшнюю ночь, во время которой вы оказались в лесу.

— Мне снилось, что я с Сириусом Блэком варю в лесу какое-то зелье.

— Вы осознавали себя именно Джеймсом Поттером?

— Нет, я знал, что я — Джеймс Паркер. И в то же самое время не отрицал того, что являюсь Джеймсом Поттером.

— Скажите, Джеймс, а вы когда-нибудь в реальной жизни испытывали подобную двойственность сознания?

— Нет, — Джеймс покачал головой.

— У вас нет никаких обязательств перед другими людьми?

— Нет, я холост и детей у меня, насколько мне известно, нет.

— Хронические заболевания?

— За исключением головы в последние дни, я абсолютно здоров.

— Вы когда-нибудь делали томографию головного мозга? — Джон что-то быстро писал в блокноте.

— Да, пару месяцев назад я сильно ударился головой во время поездки на копи, я работаю в основном в ЮАР, и мне делали томографию. Все нормально, насколько я понял из объяснений доктора.

— Интересно, — Джон задумался. Затем достал из кармана телефон. — Мелани, Джон Симанс. Да, все нормально. Ко мне на сегодня больше никто не записан? Отлично, пожалуйста, если кто-то обратится, веди запись с завтрашнего дня. Спасибо, Мелани, я твой должник. — Джон задумчиво положил телефон в карман, затем посмотрел на Джеймса. — Вы не будете против проведения маленького эксперимента?

— Какого эксперимента? — Джеймс поежился.

— Понимаете, Джеймс Поттер очень неоднозначный персонаж и ассоциировать себя с ним даже во сне… Вы сейчас чувствуете себя растерянным, но все же нашли силы обратиться ко мне. Я же постараюсь вам помочь, но для этого мне нужно понять, почему именно Джеймс Поттер? Почему никто другой?

— Может, потому что его как и меня зовут Джеймс?

— Маловероятно, — Джон покачал головой. — Я предлагаю вам сейчас выпить вот этот препарат, он является всего лишь легким снотворным, влияющим на процесс непосредственно засыпания. Через полчаса я вас разбужу, и вы очень подробно опишите мне, что видели во сне. При том условии, что вы вообще что-то увидите.

Джеймс нерешительно кивнул.

Выпив предложенное лекарство, он лег на диван и закрыл глаза. Снотворное подействовало быстро, и Джеймс уже через пару минут провалился в сон.

* * *

— По-моему у вас что-то не то получилось, — Джеймс моргнул и посмотрел на Ремуса, который вертел в руках какую-то склянку, заполненную чем-то, напоминающим кисель из болотной тины с добавлением перегнивших листьев. — Вы как хотите, но я пить это не буду.

— Да, что-то это зелье не похоже на описанное в рецепте, — Сириус сидел, уткнувшись в пергамент. — У кого бы спросить?

— Можно у Эванс, — Ремус решительно поставил склянку на столик.

Джеймс огляделся и определил, что они находятся в купе двигающегося поезда.

«Значит, зелье уже сварено и мы едем в школу, — Джеймс посмотрел в окно. — Жаль только я не участвовал в процессе приготовления этой бурды».

— А если спросить у Снейпа? — внезапно произнес он вслух.

— Эм, — находящиеся в купе парни посмотрели на него как на сумасшедшего. Ремус же решил осторожно поинтересоваться. — А ты уверен, что Снейп вообще будет с тобой разговаривать? Я бы на его месте просто послал тебя подальше.

— Я бы тоже, — Джеймс решительно схватил склянку. — Но попробовать-то можно? К тому же я глубоко сомневаюсь, что познания Эванс в зельях без Снейпа будут оставаться такими же впечатляющими.

— Да дался тебе этот Снейп, — недовольно пробурчал Сириус.

Джеймс с минуту смотрел на друга, затем сделал то, что мечтал сделать уже давно. Открыв первый попавшийся под руку сундук, подозревая, что это даже не его сундук, он вытащил пергамент, перья и непроливающуюся чернильницу и тщательно, стараясь не ставить клякс, вывел заповеди Билла Гейтса, которые когда-то помогли ему справиться с неудачами. Закончив, он протянул листок Сириусу.

— Вот это сказал один очень известный маггловский бизнесмен, — Джеймс решил не вдаваться в подробности того, что Гейтс еще не произносил свою знаменитую речь. Вряд ли кто-то из находящихся в этом купе вообще когда-нибудь узнает про него. — Я наткнулся на эти «заповеди» совсем недавно. Они произвели на меня очень большое впечатление. Надеюсь, что на вас они тоже подействуют.

Сириус нерешительно взял пергамент. Ремус принялся читать, заглядывая ему через плечо.

«1. Жизнь несправедлива — свыкнись с этим фактом.

2. Миру наплевать на твое самоощущение и самоуважение. Мир ожидает от тебя каких-нибудь достижений, перед тем как принять во внимание твое чувство собственного достоинства.

3. Очень маловероятно, что тебе начнут платить 40 тысяч в год сразу после окончания школы. Ты не станешь вице-президентом компании, с лимузином и личным шофером, пока не заслужишь этого.

4. Если ты думаешь, что твой учитель строг и требователен — подожди знакомства со своим боссом. В отличие от учителя, карьера босса зависит от того, как ты справляешься со своими заданиями.

5. Обжаривать бургеры в „Макдоналдсе“ — не ниже твоего достоинства. Твои прадеды назвали бы любую, даже такую, работу „хорошим шансом“.

6. Не спеши обвинять в каждой своей неудаче своих родителей. Не ной и не носись со своими неудачами, учись на них.

7. До твоего рождения твои родители не были такими скучными и неинтересными людьми, какими они кажутся тебе сейчас. Они стали такими, зарабатывая на твое беззаботное детство, стирая твою одежду и слушая твою бесконечную болтовню о том, какой ты классный. Поэтому, перед тем как отправляться спасать леса Амазонки от уничтожения жадным поколением твоих родителей, попытайся для начала привести в порядок свою комнату.

8. Твоя школа отменила деление на победителей и лузеров, жизнь — нет. В некоторых школах прекратили ставить плохие отметки, разрешили сколько угодно попыток сдать тест или ответить на вопрос… Это нисколько не похоже на то, что происходит в жизни.

9. Жизнь не разделена на семестры, летних каникул в ней не существует, и очень мало работодателей, заинтересованных помочь тебе найти твое собственное „я“. Тебе придется делать это в твое личное время.

10. Не путай реальную жизнь с тем, что показывают по телевидению. В жизни людям приходится большую часть времени проводить не в кофейне, а на рабочем месте.

11. Поддерживай хорошие отношения с „очкариками-ботаниками“. Скорее всего, один из них когда-то станет твоим начальником.»

— Что такое телевидение? — тихо спросил Сириус.

— Это то, что смотрят магглы. Мы в этом случае слушаем радио и читаем газеты. В данном случае смысл тот же. Ну, вы пока проникайтесь, а я пойду и с одним из «ботаников» попробую наладить отношения…

* * *

— Джеймс, проснитесь, — Джеймс несколько секунд непонимающе смотрел на склонившегося над ним психолога. Видя, что пациент проснулся, Джон сел в свое кресло. — Что вам снилось?

Джеймс задумался. Затем решительно поднялся.

— Ничего. Совсем ничего. Наверное, вы изначально были правы. Это все из-за стресса. Спасибо вам, Джон. Если подобное повторится, я обязательно к вам приду снова. А сейчас мне нужно навестить отца.

Глава 9

Джеймс остановился возле палаты отца и прислонился лбом к стене.

«Почему я не сказал доктору про свой сон?», — Джеймс поднял голову и провел рукой по лицу.

Дверь в палату открылась и из нее вышла Джулия Ховард.

— Мисс Ховард, — Джеймс остановил медсестру. — Ну, как он?

— Лучше, чем можно было предполагать, — улыбнулась Джулия.

— Джеймс, что случилось? — к ним подошла Анна.

— А ты не должна сейчас спать? — Джеймс обнял сестру и чмокнул ее в макушку.

— Не могла заснуть. Так, что происходит?

— Ничего особенного. Просто мисс Ховард уже начала гонять отца. Это всего лишь терапия.

— Не беспокойтесь, ваш отец в надежных руках, — Джулия снова улыбнулась. — Извините, но мне нужно идти. Джордж не единственный пациент в нашей клинике.

Когда она ушла, Анна придержала Джеймса за руку.

— Ты ходил к психологу?

— Да.

— И? Почему я должна все выпытывать у тебя чуть ли не с применением силы? Ты так похож в этом на папу.

— Поэтому ты нас и любишь.

— Джеймс!

— Ничего страшного, Анна. Всего лишь переутомление и стресс.

— Ты меня не обманываешь?

— Если только немного. Пойдем уже, посмотрим, как там наш старик.

Джордж полусидел в постели и просматривал газету.

— А тебе уже можно волноваться, читая новости? — Анна стремительно подошла к кровати и, сев возле нее, накрыла руку отца своей.

— Я просматриваю сплетни, дорогая, да биржевую сводку, — Джордж отложил «Таймс» и внимательно посмотрел на детей. — А почему вы все еще здесь?

— Папа? — Джеймс сел рядом с сестрой.

— Да, я ваш папа, и я не умираю. Так что прекратите ждать оглашения моего завещания и проваливайте уже домой, — проворчал Джордж.

— Папа, зачем ты так говоришь? — Анна поджала губы.

— Анна, поезжай. Если вдруг что-то случится, вам сразу же сообщат. Не нужно сидеть здесь с похоронным видом. К тому же взрослые дети отпугивают от меня очаровательных особ, вроде мисс Хортон. Не беспокойтесь, все будет хорошо.

— Отец прав, сестренка, — Джеймс встал со своего стула. — Ты возвращайся обратно к Биллу и Крису.

— А ты?

— А я предпочел бы поехать в наш старый летний домик, здесь в Шотландии. Он ведь еще существует? — Джеймс обернулся к отцу.

— Куда ему деваться? Стоит. Раньше строили не то, что сейчас. Только вот там нет электричества, зато есть старенький генератор. На то, чтобы включать свет и компьютер, да подзарядить телефон должно хватить, но готовить придется на огне. Да, если отправишься туда, не забудь продуктов побольше с собой взять. В той глухомани ты супермаркетов не найдешь.

— Хорошо. А твоя машина?

— Должна быть на больничной стоянке. Эти старые болваны догадались ее с берега забрать, — дверь в палату открылась, и на пороге появились двое пожилых мужчин. — А вот и они, — Джордж радостно улыбнулся и махнул рукой. — Дик, старый дурень, отдай ключи от моей крошки Джеймсу.

— Здравствуй, Джеймс, — тот, которого назвали Диком, пожал руку Джеймса и протянул связку ключей. — Анна, ты просто восхитительная красавица.

— Пошли, — Джеймс подхватил немного растерянную сестру под руку и потащил к двери.

— Папа, когда тебя будут выписывать, позвонишь мне. Пару месяцев тебе стоит пожить у меня. Мистер Дейстер, мистер Говард, проследите, пожалуйста, за ним.

— Конечно, дорогая, — мистер Говард пожал руку Анне и кивнул Джеймсу. — Как же тебя угораздило, старый пень, — он сел на стул, с которого недавно встал Джеймс и потянул к себе газету.

Когда дверь палаты за ними закрылась, Джеймс повернулся к Анне.

— Я всегда хотел, чтобы у меня появились такие друзья. Которые прошли бы со мной по жизни, через взлеты и падения. Которые бы радовались со мной и подставляли плечо, когда мне плохо. И которые привезли бы меня в больницу, сразу же, как только со мной приключилось бы несчастье.

— Как странно слышать это от тебя, — Анна потрепала брата по плечу. — Боже, похоже, мой маленький братишка действительно вырос.

— Тебя отвезти в аэропорт?

— Нет, меня ждет роскошный лимузин. Ты забыл, что мой муж чертовски богатый сукин сын? — Анна улыбнулась. — Я буду звонить каждый день тебе и папе. Постарайся сделать так, чтобы батарея твоего телефона всегда была заряжена, хорошо?

— Хорошо. — Джеймс обнял Анну и направился к стоянке.

К вечеру Джеймс добрался до места. Насколько он помнил, домик стоял на берегу живописного озера, а совсем рядом были горы. Когда Джеймс говорил Анне, что хочет сходить в горы, он не кривил душой. Ему действительно хотелось совершить небольшую прогулку в горах. В детстве они с отцом часто ходили в походы, и Джеймс ощущал иррациональную потребность вернуться в детство хоть ненадолго.

Замок входной двери давно не открывали, и Джеймс с трудом провернул ключ. Дверь открылась с легким скрипом.

— Как-то мрачновато, — Джеймс поежился. — Не хватает только зловещего хохота.

Комнат в домике было две. Кухня, совмещенная с гостиной и крохотная спальня, в которой кроме кровати и шкафа ничего не помещалось.

Сдернув пыльные покрывала с мебели, Джеймс несколько раз чихнул.

— Так, нужно срочно завести генератор, и помыть здесь все, иначе у меня разовьется астма, а меня некому отсюда в больницу доставить.

Джеймса передернуло. В пустом доме звук его собственного голоса прозвучал не менее зловеще, чем пресловутый смех одичавшего привидения.

Нервно рассмеявшись, Джеймс направился в примыкающий к дому сарай, в котором стоял генератор.

Обследовав агрегат, Джеймс громко выругался.

— Что я за кретин? Это как нужно было упустить из вида, что генератор бензиновый?

Ругая себя последними словами, он направился к старому, но любимому отцовскому Дефендеру и принялся сливать бензин, которого оказалось совсем немного.

— Класс. И как я вернусь обратно? — Джеймс сел на крыльцо и рассмеялся. — Это все Поттер виноват. Если бы он не преследовал меня во сне, я бы лучше соображал. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. В крайнем случае Биллу позвоню. Пришлет кого-нибудь ко мне с канистрой бензина.

Приняв решение, Джеймс поднялся и отправился приводить дом в относительный порядок. Закончил он уже далеко за полночь.

Сходив напоследок к колодцу и принеся чистой воды, Джеймс рухнул на кровать, даже не раздевшись. Несколько минут он лежал с открытыми глазами и смотрел в потолок, бездумно жуя чипсы, потому что приготовить что-нибудь более существенное он уже не мог.

— Если однажды произойдет техногенная катастрофа, мы просто вымрем, потому что будем не в состоянии обойтись без элементарных удобств, — пробормотал Джеймс, прежде чем заснуть.

* * *

— Поттер, что тебе от меня нужно? — Джеймс помотал головой и сфокусировался на стоящем перед ним нахмурившемся Снейпе.

Джеймс огляделся. Они стояли в коридоре вагона.

«Значит, Джеймс Поттер все же пошел к Снейпу, но ничего хорошего от этого, похоже, не получается».

— Поттер, говори, что тебе от меня нужно и проваливай.

— Тише-тише, я же тебе не грублю, — «Во всяком случае, я очень на это надеюсь». — Скажем так, я понимаю, что ты гораздо круче, чем мы все вместе взятые, разбираешься в зельях, и просто прошу посмотреть на данное, хм, нечто, — Джеймс повертел в руке флакон с той бурдой, которую забрал у Сириуса.

— Я не ослышался, великий Джеймс Поттер о чем-то меня просит?

— Снейп, я же… — Джеймс осекся и посмотрел в настороженно смотрящие на него черные глаза. — Ты сможешь сказать, что мы сделали не так? — он просто открыл крышку и протянул флакон Снейпу. От этого простого движения парень, стоящий напротив него, отшатнулся. — Да что с тобой не так?

— Что со мной «не так»? Поттер, это с тобой, что-то не так. Тебе заняться больше нечем, или со своими дружками задумал какую-нибудь феноменальную гадость? Дай мне пройти! — Снейп оттолкнул его плечом и пошел по коридору к выходу из вагона. Однако Джеймс в последний момент заметил, что парень покосился на флакон с любопытством.

— Вот и поговорили, — Джеймс резко закрыл флакон и снова огляделся. — И каким образом мне найти сейчас свое купе? Вообще, куда все подевались?

В этот момент дверь тамбура открылась, и в коридор вбежал Ремус.

— Джеймс, где тебя носит? Мы уже почти приехали, все переодеваются в мантии. Сейчас здесь не протолкнуться будет, — и он развернулся и побежал в обратном направлении.

— Это все магия, — пробурчал Джеймс и поспешил за Люпином.

Он едва успел переодеться, когда поезд начал замедлять ход.

— Ну что, поговорил со Снейпом? — Сириус выглядел не очень довольным.

— Да, поговорил.

— И что?

— Да ничего. Ремус, ты был прав, он меня послал.

— А чего ты хотел? Мы не очень-то приветливо относились к нему все эти годы, знаешь ли.

— А где Питер? — Джеймс оглядел купе, словно надеясь увидеть притаившегося Питера Питтегрю.

— Джеймс, что с тобой? Питер же нам всем прислал письмо, в котором говорит, что болен драконей оспой. Его не будет весь сентябрь.

— Как-то вылетело из головы. — Джеймс отметил, что друзья не притрагиваются к своим сундукам, только Ремус аккуратно сворачивает исписанный им пергамент и кладет в карман мантии.

Когда они вышли из купе, коридор был заполнен галдящими учениками.

Джеймс на несколько минут оглох и почувствовал дезориентацию, а полностью пришел в себя только перед безлошадной каретой, в которую залезал Сириус.

Ремус уже находился внутри, как и еще один, незнакомый Джеймсу парень.

— Эй, Поттер? — Джеймс узнал голос и обернулся к окликнувшему его Снейпу. Тот стоял у соседней кареты и внимательно смотрел на него.

— Что?

— Вы какое зелье варили?

— Оборотное, — совершенно честно ответил Джеймс, напрягшись, не зная, что можно ожидать от одетого в потертую мантию паренька.

— Болваны, — довольно громко прошептал Снейп. — Вы не вовремя добавили шкурку бумсланга. Сейчас ваше зелье годится только для туалета, но, если хотите рискнуть… Я бы не отказался от этого зрелища. Где вы только, паразиты, такую редкую шкурку нашли? — Снейп отвернулся и полез в карету.

Джеймс пару секунд рассматривал слегка сутулую спину, затем позвал:

— Снейп, — парень обернулся и нахмурился. — Спасибо…

* * *

Резкий звонок телефона вырвал Джеймса из сна.

— Алло, — поднес он трубку к уху, но глаз так и не открыл.

— Джеймс, у тебя все в порядке? — голос Анны звучал как сквозь вату.

— Да, я тут прибрался немного, а теперь сплю.

— То-то голос у тебя такой сонный. У папы все хорошо. Его друзья совсем недавно были выдворены из больницы.

— Это хорошо.

— Ладно, спи. Завтра я снова позвоню. Не забудь зарядить телефон.

— Да, мамочка, — Джеймс отключил телефон и, уронив руку на грудь, снова начал засыпать.

Глава 10

Джеймс сидел в комнате, которая была такой же красной, как и комната Джеймса Поттера у него дома до того момента, когда Джеймс попросил миссис Поттер все там переделать. Глаза просто резало от столь сильного раздражителя.

— Ну и как тебе пополнение, а, Эванс? — Джеймс посмотрел на Сириуса, расположившегося на полу возле зажженного камина, затем перевел взгляд на девушку, к которой друг обращался.

— Даже не делай вид, что тебе это действительно интересно, Блэк, — рыжеволосая девушка со значком старосты на мантии бросила презрительный взгляд в их сторону и отвернулась.

«Какие странные выверты у моего подсознания, — лениво подумал Джеймс. — Никакой четкой хронологии. Хорошо еще, что все идет последовательно, а то было бы совсем весело».

Размышляя, Джеймс продолжал рассматривать Эванс.

«Красивая, но все равно не в моем вкусе. Терпеть не могу настолько твердолобых особ. И настолько самоуверенных. Ты еще даже ни разу на свидание с ней не сходил, а она уже размышляет, как вы будете делить имущество при разводе».

— Поттер, прекрати на меня пялиться! — Эванс раздраженно повела плечами, и повернулась к Джеймсу.

— Извини, просто я невольно перепутал тебя со стеной. Видишь ли, ты совершенно сливаешься с обоями, так как вы практически одного цвета, — Джеймс почувствовал, что хочет спать. Это было так необычно. Он прекрасно осознавал, что спит, и ощущать сонливость во сне… Джеймс не выдержал и несколько истерично хихикнул.

Он бы с удовольствием пошел в спальню, но так как Джеймс просто не представлял себе, куда именно ему нужно будет идти, он оставался сидеть на месте.

Погруженный в собственные мысли, он не заметил, как в гостиной наступила тишина. Когда же до него, наконец, «дошло»…

Зеленые глаза, смотрящие на него, пылали от ярости. Но Лили молчала, потому что впервые в жизни не знала, что ответить на такую откровенную гадость, которую только что сообщил ей Поттер. Тот самый Поттер, который вот уже несколько лет безуспешно пытается привлечь ее внимание.

— Ну ты даешь, Сохатый, — Сириус переместился на диван, рядом с Джеймсом. — То ты в течение стольких лет пытаешься сходить с ней в Хогсмид, то вдруг выдаешь такое, — зашептал он Джеймсу в ухо.

— Я просто поменял тактику, — вздохнул Джеймс. — Эй, Эванс, если ты не успокоишься, то цвет твоего лица так же сольется с цветом стен и тебя вообще будет невозможно увидеть.

— Поттер, да ты… ты…

— Ты подумай, милая, как лучше мне ответить, и скажешь все, что надумала в Хогсмиде, в… — Джеймс судорожно вспоминал, как называется кафе, в котором встречались парочки из Хогвартса. Название вертелось в голове, но он не мог вспомнить название, которое прочитал хоть и не так давно, но совершенно не обратил внимания на такие мелочи. Наконец, какое-то название всплыло в голове. И он облегченно выдохнул: — В «Трех метлах».

— Что?!

— Я знал, что ты согласишься. Сириус, я хочу спать, пойду, пожалуй, — Джеймс поднялся и направился к лестнице, надеясь, что Блэк не захочет остаться в гостиной, и присоединится к нему. Джеймсу очень не хотелось бы заходить в каждую спальню, пытаясь отыскать нужную.

— Джеймс, подожди, — Джеймс выдохнул с облегчением и повернулся к Ремусу. — Я тоже что-то устал. Спать хочу просто жутко.

Джеймс посторонился, пропуская Люпина вперед. Некоторое время они поднимались по лестнице молча.

— Джеймс, что на тебя нашло? Тебе ведь Лили всегда нравилась…

— Я только что пригласил ее на свидание, и она абсолютно точно на него придет. Так какая разница, в каком контексте это произошло?

— Лили не слишком-то рада такому приглашению.

— Рем, Лили меня терпеть не может. Что бы я ни сказал, что бы ни сделал, она все воспримет в штыки. А так у меня появился малюсенький шанс, что она придет просто из любопытства.

— Из любопытства?

— Ну, конечно. Вот меня бы заинтересовало, почему человек, который явно демонстрировал все признаки заинтересованности внезапно начал хамить.

— А я бы просто дал в морду, — практически у самого входа в спальню их догнал Сириус.

— Женщины — существа из другой реальности. Лили сделает все, чтобы проверить: а действительно ли Поттер потерял к ней интерес, и, если это так, то попытается меня «вернуть» на путь истинный. Так что до похода в Хогсмид, я принципиально не обращаю на нее внимания.

— И когда ты начал в женщинах разбираться? — хмыкнул Люпин и, скинув ботинки, упал на свою кровать.

Возле одной кровати не было сундука, а на другую завалился Сириус, даже не разувшись, так что Джеймс методом исключения определил свою кровать. Сев на нее, он уже собрался ответить Ремусу, но его опередил Сириус.

— Я готов поспорить, что ты не выдержишь и уже завтра на зельях начнешь всячески привлекать внимание одной рыжей красотки. Снитч не забудь захватить.

— Я не буду спорить. Я же сказал, что постараюсь, я не говорил, что смогу это сделать. И зачем мне снитч?

* * *

Джеймс открыл глаза и долго разглядывал потолок.

— Я не хочу ухаживать за девчонкой, пусть даже я в это время Джеймс Поттер и мне шестнадцать.

Потянувшись, Джеймс встал с кровати и огляделся. Что-то было не так, но Джеймс только через минуту понял, что же его насторожило.

— Идиот! Ну какой же я кретин! Не выключить свет, когда бензина и так практически на нуле!

Джеймс хлопнул рукой по выключателю и бросился к генератору. Бензина оставалось чуть больше половины бака.

— Что ж переходим в режим повышенной экономии. Чего бы мне поесть? — Джеймс обвел взглядом помещение сарая. Увидев на одной из полок старые удочки, он кивнул. — Я же еще помню, что нужно сделать, чтобы поймать рыбу?

Следующий час Джеймс посвятил подготовке удочки и копке червей.

Перед тем как спуститься к озеру, Джеймс вытащил телефон и посмотрел на остаточный заряд.

— Мда, ну на звонок отцу хватит, а потом я оставлю тебя дома, заряжаться. — Джеймс поставил дозвон отцу и принялся собирать сумку, прижимая телефон к плечу щекой. Отец ответил на вызов в тот самый момент, когда Джеймс полностью собрался и перехватил трубку рукой. — Можно поинтересоваться, я тебя ни о чего не отвлекаю, а то ты слишком долго протягивал руку к своей прикроватной тумбочке?

— И тебе добрый день, сынок, — голос отца периодически прерывался, и слышалось раздражающее потрескивание. — Ты всего лишь прервал мою физиотерапию.

— А, ту самую, которую зовут Джулия?

— Она само очарование.

— Мне нужно начинать к ней привыкать?

— Джеймс, ты возлагаешь на меня слишком много надежд, и я…. — речь отца снова прервал треск, — …скорее всего, когда выйду уже, наконец, отсюда.

— Папа, я тебя очень плохо слышу, какие-то помехи.

— Ладно, развлекайся. Надеюсь, тебе есть чем заняться.

— Да уж, осваиваю проживание в практически первобытных условиях, — Джеймс сунул телефон в карман, забыв, что хотел поставить его на зарядку.

Погода была на редкость прекрасной: солнечно, тепло, а легкий ветерок не давал теплу превратиться в оглушающую жару.

Клевало плохо, но Джеймс, разомлев, сидел на берегу и потягивал пиво, время от времени закидывая в рот соленый арахис. Мысли текли неторопливо, прерываемые редкой поклевкой.

К концу дня Джеймс сумел наловить достаточно рыбы, чтобы хватило на ужин, и поджарил ее тут же на берегу. С чем-чем, а с кострами и готовкой на открытом огне Джеймс был на «ты». Приходилось ему делать это в саванне.

— Интересный парадокс, вроде бы пока я был в Африке, можно было подумать, что это и есть возвращение в каменный век. Но нет, там меня всегда ждал номер в отеле с кондиционером и джакузи, а в баре отеля всегда можно было подцепить скучающую красотку. Здесь же в самом центре современной цивилизации я полностью отрезан от мира, вынужден экономить каждую кроху энергии, и, черт возьми, мне это нравится.

Джеймс закопал остатки костра, и направился к дому. Было уже темно и ему пришлось подсвечивать себе дорогу фонариком в телефоне.

На этот раз он разделся и решил сам позвонить Анне, чтобы она не прервала его сон в самый неподходящий момент.

— Привет, я умылся, покушал и погулял. В общем, вел себя как хороший мальчик, — Джеймс не включал свет, и говорил с закрытыми глазами.

— Клоун, — фыркнула Анна. — Я поняла, ты не хочешь со мной говорить, и телеграфируешь, что у тебя все хорошо.

— Так точно.

— Ладно, не буду тебе надоедать.

— Сестренка, тебе все же нужен второй ребенок, ты подумай над этим. — Джеймс хохотнул и нажал «отбой».

* * *

— А сегодня я приготовил вам небольшой сюрприз, — тучный мужчина в мантии жестом фокусника указал на стол.

Джеймс несколько раз мотнул головой, пытаясь сориентироваться. Сфокусировав взгляд на столе, он увидел на нем несколько колб, заполненных зельями.

— Подойдите поближе, — профессор, Джеймс попытался вспомнить, как его зовут, но не преуспел в этом, картинным жестом вынул пробку из одного из флаконов. — Кто мне скажет, что это? — и он втянул воздух носом, словно показывая, что нужно делать.

Джеймс невольно повторил действие профессора, и внезапно ощутил запах пирога с яблоками и корицей — его готовила когда-то мама. Со дня ее смерти Джеймс старался избегать есть подобный пирог, но сейчас знакомый с детства запах вызывал на лице глупую улыбку и обильное слюноотделение.

— Амортенция, — Джеймс обернулся и встретился взглядом со стоящим у него за спиной Снейпом.

— Абсолютно верно, мистер Снейп, пять баллов Слизерину. А кто мне скажет, по каким признакам мистер Снейп определил, что это именно напиток мнимой любви? Что, никто не скажет? Мистер Снейп, расскажите, как вы это определили?

— У этого зелья специфический запах, но каждый ощущает что-то свое. Что-то очень приятное. Например, я ощущаю запах свежескошенной травы и яблок, — Снейп слегка покраснел.

— Отлично, мистер Снейп, еще пять баллов Слизирену.

— Профессор Слагхорн, а почему амортенцию называют «мнимая любовь»? — какая-то девушка с факультета Гриффиндор с любопытством посмотрела на преподавателя.

«Ну хоть имя профа узнал», — с облегчением подумал Джеймс.

— Мисс МакДональд, ничто не сможет заменить настоящего чувства. Все остальное суррогат. Как только действие зелья закончится, наступит ужасное похмелье. На самом деле, правильно сваренная амортенция вызывает очень сильные чувства, вплоть до одержимости. Наверное, это самое опасное зелье из всех существующих. — «Не поспоришь», подумал Джеймс. — Так, а это что за зелье? — профессор Слагхорн указал на следующий флакон.

— Веритасерум, — выпалил Джеймс неожиданно для самого себя.

— Совершенно верно, мистер Поттер, — Слагхорн широко улыбнулся. — Пять баллов Гриффиндору. — Расскажите, как вы пришли к этому выводу?

— Я просто угадал, профессор, — честно ответил Джеймс. Похоже, Слагхорн каждому шестому курсу задавал одно и тоже задание. Или Джеймс прочитал нечто похожее в книжке. Так или иначе, он действительно просто угадал.

— Зато честно, — хмыкнул Слагхорн. — Кто-нибудь знает? Мисс Эванс.

— Веритасерум не имеет ни вкуса, ни запаха, ни цвета, — Лили улыбнулась.

— Отлично. Пять баллов Гриффиндору. Продолжим?

— Оборотное зелье и Феликс Фелицис, — быстро проговорил Снейп.

— И снова отлично, мистер Снейп. Десять баллов Слизерину, по пять за каждое зелье. Надеюсь, все знают, что именно представляют собой эти зелья? — студенты согласно загалдели. — Тише-тише. Я предлагаю вам сварить зелье самостоятельно. Абсолютно любое. Кто справится быстрее и лучше, получит в награду этот флакончик чистого везенья. Приступайте…

* * *

Громкий противный писк вырвал Джеймса из сна. Нащупав рукой телефон, он выругался.

— Мой телефон проголодался. Чтоб его, — Джеймс провел рукой по лицу и принялся нащупывать розетку, чтобы зарядить разрядившийся телефон.

Глава 11

В остаток ночи Джеймс больше не смог заснуть. Решив потратить драгоценную энергию на зарядку своего ноутбука, Джеймс погрузился в изучение всех доступных материалов по миру «Гарри Поттера». Он даже пытался изучать жесты, для воспроизведения заклинаний, но быстро отбросил эту идею, решив, что вряд ли в просторах сети он найдет действительно достоверную информацию по этому поводу.

Дойдя до разделов с пометкой «слеш», Джеймс даже не сразу сообразил, куда залез, пока не прочитал одну довольно фривольную сценку, в которой фигурировали: Джеймс Поттер, Сириус Блэк и гоночная метла.

— Нет, — Джеймс от неожиданности захлопнул крышку ноутбука. — Нет-нет-нет, нет. Боже мой, уж лучше я буду очень стараться окрутить Эванс. Так, а что делать со Снейпом? И можно ли изменить ход истории, или это в принципе невозможно, ибо что написано пером и так далее, — Джеймс почувствовал, что его тянет посетить местный санузел, который из-за отсутствия водопровода располагался во дворе.

Вернувшись в дом, Джеймс завалился на кровать и снова открыл ноутбук. Быстро закрыв все ссылки, он открыл седьмую книгу и принялся тщательно изучать крестражи.

— Бред какой-то, — наконец-то сказал он, — и самое поганое во всем этом то, что Джеймс Поттер не дожил до всего этого.

Джеймс открыл текстовый редактор и задумался.

— Будем исходить из того, что Джеймс Поттер проходной герой этой истории и ему не суждено выжить. А так же, что Гарри Поттер должен будет родиться. Значит, как бы я не барахтался, у этой истории будет только один конец. Главное, чтобы я не умер во сне, когда Джеймса Поттера будут убивать, — Джеймс задумался. — Но я могу снизить возможные последствия. Итак:

1. Никогда и ни при каких обстоятельствах не вступать в Орден Феникса.

2. Наладить хотя бы видимость нормальных отношений со Снейпом, несмотря на то, что Джеймс Поттер все же женится на Эванс.

3. Любым способом убрать Эванс и Гарри Поттера из дома в тот день, когда их будут убивать.

4. Каким-то образом сообщить Сириусу и Ремусу о крестражах, предупредить Сириуса о брате, может быть он сможет его спасти.

5. Скорее как бонус: упечь Лестрейнджей в Азкабан по другому поводу. Так убью сразу двух зайцев — уберегу Лонгботтомов и получу, ну или кто-то другой получит официальный доступ к сейфу.

Джеймс окинул взглядом список.

— Да, именно так, — и тут желудок Джеймса дал о себе знать, сообщая урчанием, что его уже давно пора покормить.

Приготовив на углях в камине картофель, Джеймс посмотрел на часы.

— Ого, уже восемь вечера. Ничего себе я за книжками просидел, — Джеймс зевнул. — Надо Анне позвонить и спать идти. Чем бы завтра заняться? — он подошел к окну. На улице было еще довольно светло. За озером начинался горный хребет. — Я пойду в горы. Это кощунство — посетить Шотландию и не сходить в горы.

Набрав номер Анны, Джеймс продолжал рассматривать пейзаж за стеклом.

— Привет, бродяга, ты еще не одичал? — голос Анны прозвучал возле уха довольно неожиданно, и Джеймс невольно вздрогнул.

— Что-то в твоих словах есть. Я сегодня весь день читал книги и совсем забыл о времени. Как папа?

— Бодр и весел. А у тебя как дела?

— Как ни странно, нормально. Слушай, сестренка, ты не могла бы трубку Крису дать, если, конечно, он не умчался на свидание.

— Крис, подойди сюда, — голос Анны прозвучал несколько отдаленно. — Твой дядя жаждет с тобой пообщаться.

Крис прибежал в течение минуты, во время которой Джеймс тщательно продумывал вопрос, ответ на который позволил бы ему осуществить один из пунктов своего плана.

— Привет, Джеймс, — Крис тяжело дышал, было понятно, что он несся к телефону сломя голову.

— Привет. Слушай, Крис, я все еще читаю «Гарри Поттера». Скажи мне, возможно, где-то есть такая информация…

— Говори яснее, — Крис вздохнул.

— В общем, Снейп кому-нибудь нравился в то время, когда учился в школе? Какой-нибудь девчонке? — Джеймс зажмурился и прикусил нижнюю губу.

— Ну, кажется, в своем странном интервью Роулинг говорила, что он нравился Мэри МакДональд, — задумчиво проговорил Крис.

Перед глазами Джеймса тут же предстала девушка, которая спрашивала об амортенции. Невысокая, симпатичная, кареглазая, она тогда, в общем-то, понравилась Джеймсу.

— Да, неплохой вариант. Хотя я бы лучше сам за ней приударил, но Джеймсу Поттеру действительно нравится Лили.

— Что? Что ты сказал?

— Ничего, Крис, это я так, рассуждаю вслух. Пока, передавай привет своему отцу, — Джеймс нажал кнопку отбоя и бросил телефон на кровать. — А теперь спать.

* * *

Джеймс стоял в пустынном коридоре и смотрел на стену.

— И что я здесь делаю? — Джеймс огляделся. Затем пожал плечами и направился к лестнице. Дойдя до поворота, Джеймс столкнулся с Сириусом.

— Ну что, открыл Выручай-комнату?

«Понятно, значит вот почему Джеймс на стену пялился», — вслух же он сказал: — Нет, не открыл. Может быть, она занята?

— Да, наверное, — Сириус выглядел слегка разочарованным.

Джеймс не был настроен на разговоры, но когда они подошли к лестнице, оказалось, что сама лестница куда-то отъехала и им придется ее ждать, и Сириус, придвинувшись поближе, зашептал ему на ухо.

— Сохатый, ты слышал слухи про Пожирателей смерти?

— Про кого?

— Вроде какой-то псих, называющий себя лордом чего-то там, создал организацию из таких же психов, повернутых на чистоте крови.

— Эти слухи давно ходят. Особенно, говорят, в гостиной Слизерина. Только, Сириус, мне на это наплевать.

— Джеймс?!

— Не ори. Мне правда наплевать. Пусть этой группой соответствующие органы занимаются. Аврорат за что вообще деньги получает?

— Но, Джеймс, — Сириус выглядел как рыба, выброшенная на землю.

— Сириус, вот скажи мне, что мы сможем сделать с организованной группой высокопоставленных скучающих придурков? Учитывая, что мы такие же скучающие придурки, если вообще задаем себе подобные вопросы.

Сириус молча хлопал глазами, а Джеймс напряженно обдумывал ситуацию.

Лестница подошла через пару минут. Быстро спустившись, Джеймс дождался Сириуса, потому что абсолютно не представлял, куда ему идти дальше. Сириус с мрачным видом пошел впереди него. Джеймсу оставалось надеяться, что они идут именно в гостиную.

Их путь лежал через галерею на втором этаже. Возле самой лестницы, по которой парням нужно было подняться в свою гостиную, они столкнулись с двумя слизеринцами.

— О, вот, полюбуйся, это будущие… как ты их назвал? Высокопоставленные скучающие придурки? — Сириус даже не пытался понизить голос. — И Снейп тоже?

— Блэк, что тебе нужно? — парень, стоящий рядом со Снейпом нахмурился и сделал шаг вперед.

— Мальсибер, мы вот думаем, вы уже лижете задницу этому своему лорду, или ждете окончания школы?

— Ты в своем уме, Блэк? — Мальсибер сделал еще один шаг вперед.

— Сириус, прекрати, — Джеймс встал перед другом. — Вы не знаете, почему Хогвартс так сильно похож на лабиринт Эшера? Ну, все эти движущиеся лестницы…

— Что? Поттер, у вас обоих с головой не все в порядке? — теперь шаг вперед сделал Снейп.

— Мы сегодня переутомились, знаешь ли. А все же, подумай, почему? — схватив Сириуса за руку, Джеймс потащил его к лестнице.

Обернувшись, он увидел, что Снейп задумчиво смотрит им вслед, а Мальсибер крутит пальцем у виска.

— Что на тебя нашло? — Джеймс прижал Сириуса к стене, когда они стояли уже перед портретом Полной дамы. — У тебя что, действительно крыша протекла? Ты бы еще в Большом зале начал выступать перед всей школой и профессорами заодно.

— А что не так?! — Сириус отбросил руки Джеймса.

— Да то, дебил, что вот так открыто выражать свою позицию — это как крест зеленкой на лбу нарисовать!

— Что сделать?

— Мишенью себя объявить! — рявкнул Джеймс. — Вот ты знаешь абсолютно точно, кто является Пожирателем смерти?

— Ну, скорее всего…

— Нет, Сириус, не «скорее всего», а точно, — Джеймс внимательно посмотрел на друга. — Ты не можешь никого назвать. А знаешь почему? Потому что у них в отличие от тебя, похоже, имеются хоть какие-то зачатки мозга.

Джеймс отпустил Сириуса и подошел к портрету тяжело дыша. Он сам не понимал, почему так разозлился, но детский поступок Сириуса просто вывел его из себя.

— Какой пароль? — Джеймс повернулся к другу.

— Венгерская хвосторога, — Сириус подошел к Джеймсу. — Ты действительно не собираешься ничего делать?

— Представь себе, нет. Если только меня не вынудят в грубой форме.

Джеймс зашел в гостиную и осмотрелся. Мэри сидела на диване возле камина и читала книгу.

— Привет, — Джеймс сел рядом с ней.

— Вроде виделись сегодня, — Мэри застенчиво улыбнулась.

Джеймс задумчиво смотрел на огонь, не зная, с чего начать.

— Мэри, я…

— Что такое «лабиринт Эшера»? — Сириус плюхнулся на диван рядом с Мэри с другой стороны. Девушка, оказавшаяся зажатой с двух сторон Мародерами, вздрогнула.

— Сириус, ты… — Джеймс закатил глаза. — Знаешь, несмотря ни на что, на тебя совершенно невозможно обижаться.

— О, я это знаю, — Сириус так улыбнулся, что несколько девушек невольно скосили на них глаза. — Так что такое…

* * *

Звук разрядившегося телефона вырвал Джеймса из сна.

— О, нет, только не это, — простонал Джеймс.

Поднявшись, он посмотрел на часы.

— Ну, почти пять утра. Все равно больше не засну. Так телефон на зарядку, и собираться в поход. Я хочу к вечеру вернуться.

Глава 12

Джеймс снял рюкзак и сел на валун.

— Это, конечно, не Гималаи, но я все же люблю старушку Шотландию, — Джеймс достал из бокового кармана рюкзака бутылку с водой и сделал большой глоток. — Так, поднимусь немного повыше и сделаю полноценный привал. Надеюсь, в это время года не бывает селей.

Джеймс встал, потянулся и, взяв рюкзак, пошел вверх по тропинке. Эту расселину было трудно заметить, она находилась недалеко от тропинки и практически полностью заросла травой и низким кустарником.

Солнце отразилось от еще не высохшей росы на травинке и блеснуло, привлекая внимание Джеймса. Возможно, если бы Джеймс не отклонялся от намеченного заранее маршрута, делая шаг с тропы… Если бы он надел рюкзак, а не просто нес его в руке… Если бы… Этих «если бы» могло быть очень много, но все произошло так, как произошло: Джеймс направился к заинтересовавшему его блеску и смог только нелепо взмахнуть свободной от ноши рукой, когда почувствовал, что проваливается в пустоту. Расщелина оказалась не слишком глубокой, наверное, чуть больше роста среднестатистического мужчины, и шириной немногим большим двух метров, но на ее дне оказалось на редкость много камней, об один из которых Джеймс и ударился головой.

Рядом с ним упал рюкзак, а из кармана штанов вывалился телефон. По какому-то невероятному стечению обстоятельств телефон не разбился, но сразу же после падения издал тревожный сигнал, оповещающий о том, что его не мешало бы подзарядить.

Из глубокой ссадины на затылке Джеймса текла кровь, быстро пропитывая волосы, и стекая по камню на землю. Последнее, что он увидел, перед тем как потерять сознание, было встревоженное лицо Сириуса Блэка, склонившегося над ним.

* * *

— Джеймс, вставай, — Сириус потянул его за руку, помогая встать на ноги. — Ты чего на ровном месте падаешь?

Голова сильно болела, и перед глазами Джеймса плыли разноцветные пятна. Протянув руку к затылку, Джеймс почувствовал, что пальцы становятся мокрыми. Поднеся руку к глазам, Джеймс увидел кровь.

— Ничего себе ты ударился, — невысокий паренек, в котором Джеймс узнал Питера Питтегрю, отряхивал его мантию, а Ремус внимательно рассматривал камень, который, судя по всему, встретился с затылком Джеймса Поттера.

— Я поскользнулся, — Джеймс огляделся по сторонам и увидел, что они стоят возле заведения с названием на вывеске «Три метлы».

— Не думала, что ты настолько неуклюжий, Поттер, — Лили была не одна, а в компании стайки хихикающих девчонок.

— Прости, Эванс, но наше свидание придется отложить, — Джеймс почувствовал, как его мутит.

— Поттер, ты…

— Джеймс, ты хотел со мной о чем-то поговорить? — Мэри МакДональд подошла к Мародерам с другой стороны. Она в отличие от Лили была одна.

— Правда? Я не помню, — Джеймс качнулся, но Сириус успел поддержать его, и уберег от очередного падения. Благодарно сжав руку друга, Джеймс обвел взглядом улочку, и увидел бредущего Северуса. — Эй, Снейп.

— Поттер? — Снейп нахмурился, но остановился, чем и воспользовался Джеймс, подойдя к нему почти вплотную, заставив Северуса отшатнуться.

— Понимаешь, я пообещал Мэри о чем-то поговорить, но о чем не помню. К тому же, я чувствую, что мне просто необходимо вернуться в школу в надежные объятья мадам Помфри.

— Кого мне нужно благодарить за твою больную голову?

— Вот этот камень, — Джеймс махнул в сторону злосчастного булыжника. — Можешь преподнести ему подношения, помолиться, ну или что ты там хочешь сделать. Считай себя отмщенным за все мои прегрешения. Аминь.

— Поттер, похоже, ты ударился головой сильнее, чем кажется, — Снейп усмехнулся, а Сириус, нахмурившись, сделал шаг вперед. Джеймс обернулся, заметив, что Северус потянулся за палочкой, и покачал головой. — Так что тебе от меня нужно?

— Эм, на чем я остановился? Ах да. Я пообещал Мэри, понимаешь, но как видишь, не могу сдержать своих обещаний, а это нехорошо. Можешь занять Мэри беседой, ну там мороженным угостить?

— Нет, — на лице Снейпа заиграли желваки, и он, резко развернувшись, пошел по тропинке в противоположную сторону.

Джеймс недоуменно посмотрел ему в след, затем хлопнул себя по лбу. Даже незначительного хлопка хватило, чтобы вызвать приступ тошноты.

«Дебил», — обругал он себя и заковылял за Снейпом.

— Северус, подожди, — Джеймсу удалось догнать слизеринца и схватить его за рукав мантии.

— Поттер, если ты еще раз попытаешься меня тронуть…

— Не кипятись, — Джеймс быстро вытащил из кармана несколько крупных монет и незаметно для окружающих сунул их в карман Снейпа и зашептал. — Это на мороженое для Мэри, так что не думай, что я пытаюсь тебя как-то унизить, оскорбить, или что-то в этом роде.

— Я что-то не пойму, Поттер, ты перестал бегать за Лили?

— Нет, не перестал. Но в этом случае я предпочитаю честное соперничество. Так что без обид.

— Зачем тебе нужно, чтобы я куда-то пошел с Мэри?

— Мне сейчас нехорошо, а я обещал.

— Оставь кого-нибудь из своих прихвостней.

— А в школу ты меня потащишь? — Джеймс качнулся. — Не глупи, что тебе стоит посидеть и поговорить с симпатичной умной девушкой? К тому же можешь поставить себе зачет за то, что Джеймс Поттер что-то у тебя просил.

Северус бросил взгляд на стоящую недалеко и зябко потирающую руки Мэри, затем перевел взгляд на Поттера.

— Просить тебя оставить Лили в покое бесперспективно?

— Это да. Но ты можешь уже попробовать общаться с другими девушками, а вдруг, а, Снейп?

Северус скривился и, не глядя больше на Джеймса, шагнул к Мэри.

— Привет, как ты смотришь на перспективу зайти и согреться? А то Поттер, как я понимаю, тебя тоже уже утомил, — Мэри удивленно посмотрела на Северуса и покраснела. — Пойдем, ты же замерзла совсем. А там внутри по крайней мере никого из этой компании пока нет.

— Что случилось? Что тебе сказал Джеймс? — Мэри опустила глаза и принялась теребить концы шарфа.

— Не обращай внимания. Нам с Поттером всегда есть, что друг другу сказать.

Северус внезапно усмехнулся и протянул Мэри согнутую в локте руку, демонстративно не обращая внимания на Лили и ее подружек. Мэри же, приняв решение, улыбнувшись, положила маленькую ручку на локоть Северуса, и они направились к дверям кафе.

— Джеймс, — Джеймс вздрогнул и посмотрел на Сириуса. — Что только что произошло?

— Пойдем, дружище, мне что-то совсем нехорошо, — Джеймс тяжело оперся на Сириуса и побрел к школе, чьи башни виднелись невдалеке.

— Лили еще никто так откровенно не пренебрегал, — задумчивый Ремус встал с другой стороны, готовый в любую секунду поддержать Джеймса.

— Ничего, ей это только на пользу пойдет.

— Джеймс, а о чем ты говорил со Снейпом? — Питер, на которого Джеймс до этого момента не обращал внимания, а, если честно признаться, вообще забыл о его существовании, обратился к Джеймсу, через шаг, оглядываясь назад.

— Попросил его оставить уже Эванс в покое.

— То есть прекратить за ней таскаться? — Сириус ухмыльнулся.

— Да, что-то вроде.

— А он что?

— Снейп не дурак, он уже и сам понимает, что для Эванс он максимум друг детства. Так что он решил попробовать погулять с другой девчонкой, — Джеймс споткнулся и навалился на Сириуса еще больше.

— А ты? Не просто сокурсник?

— О нет. Эванс явно меня недолюбливает. Она не равнодушна, и я явно не попадаю в категорию ее друзей. Так что у меня как ни у кого есть шанс.

— Когда это ты начал в отношениях с девчонками разбираться? — Ремус продолжал внимательно смотреть на него.

— Пожалуй, с прошлого года. Да с конца прошлого года.

— Ой, хватит уже о девчонках. Джеймс, ты придерживаешься все того же мнения о Пожирателях смерти?

— А что должно было измениться? — Джеймс пытался сообразить, не изменил ли Поттер его решения о невмешательстве.

— То есть, ты твердо решил ни во что не вмешиваться?

— Да, — твердо сказал Джеймс, переводя дух.

— Так ты уже решил, чем займешься после окончания Хогвартса?

— Скорее всего, продолжу семейный бизнес, — Джеймс надеялся, что сведения, почерпнутые им об этом мире, окажутся приближенными к действительности. — А может быть, начну что-то свое. Я тут подумываю о рынке драгоценных камней. — Эту тему Джеймс знал очень хорошо, и, учитывая, что Поттер как губка впитывал его личностные характеристики, а возможно и знания, то имелся очень хороший шанс развернуться.

— Драгоценные камни? — Питер присвистнул.

Джеймс не ответил. Он чувствовал, что еще пара минут, и он будет не способен не то что идти, но и говорить. К счастью уже показались ворота замка.

До больничного крыла Сириус и Ремус его практически дотащили.

Мадам Помфри охнула и быстро занялась его раной. Уже лежа в постели, Джеймс вяло думал о том, что пора бы уже проснуться, но продолжал оставаться в теле Джеймса Поттера.

— Да, не такой поход в Хогсмид я представлял, — Сириус оставался рядом с другом, сидя на стуле возле кровати и опасно качаясь.

— Бывает, — внезапно в голове Джеймса отчетливо прозвенел звонок его телефона. Он уже приготовился очнуться в той расселине, куда свалился, но ничего не произошло.

* * *

Джеймс лежал на дне расселины, а рядом с ним трезвонил телефон. Заряд батареи тревожно мигал, показывая, что совсем скоро телефон отключится.

Джеймс тревожно пошевелился, но в сознание не пришел. От движения рана на голове снова открылась и кровь закапала с удвоенной силой.

* * *

— Билл, — Анна нажала кнопку отбоя, — я не могу дозвониться до Джеймса.

— Дорогая, — Билл обнял жену за талию. — Почему бы тебе не предоставить брату немного свободы? Он уже большой и вполне самостоятельный мальчик.

— Не знаю, у меня какое-то странное предчувствие, словно что-то должно произойти. Когда он мотался по всему миру, ничего подобного не возникало.

— Давай сделаем так: если Джеймс не объявится завтра вечером, тогда и начнем паниковать все вместе.

— О чем мы будем паниковать? — Крис влетел в гостиную, в которой расположились родители.

— О дяде Джеймсе, — Билл отошел от Анны и подошел к окну.

— О, Джеймса похоже реально переклинило на Джеймсе Поттере, — Крис нерешительно посматривал на отца.

— Я даже не буду уточнять, кто это. Крис, тебе что-то нужно?

— Пап, одолжишь мне пару фунтов?

— А куда ты дел карманные деньги?

— Ну, вышел такой классный шутер…

— Достаточно, — Билл потер шею. — Мы договаривались, что я не буду у тебя спрашивать, куда ты тратишь деньги, если только ты не покупаешь на них наркотики…

— Пап, — Крис закатил глаза. — Просто я их истратил, а сегодня Эмили Джексон наконец-то согласилась пойти со мной в кино… Ну, и вот.

— О, ну раз Эмили согласилась, держи, — Билл, рассмеявшись, вытащил бумажник и протянул несколько купюр сыну. — Мне в твое время меньше везло. Если я тратил деньги не на твою маму, мне приходилось выкручиваться и убеждать ее, что прогулки в парке с сахарной ватой — это безумно романтично.

— Билл? — Анна улыбнулась, но тут же снова нахмурилась и обхватила себя за плечи. Предчувствие не покидало ее, медленно трансформируясь в навязчивую идею.

Крис махнул родителям рукой и умчался, а Билл снова обнял жену.

— Завтра. Мы начнем паниковать завтра, Анна. Я не хочу получить по морде, если сниму Джеймса с прекрасной шотландки.

— Хорошо, Билл. Подождем до завтра.

Глава 13

— Ничего не понимаю, мистер Поттер, откуда у вас кровь? — над Джеймсом склонилась мадам Помфри и принялась изучать его затылок. — Рана-то незначительная. К тому же я ее уже залечила.

— А почему крови столько? — Джеймс мрачно разглядывал подушку, на которой расплывалось кровавое пятно.

— Вот и мне интересно, откуда кровь, если я уже залечила вашу рану? — мадам Помфри покачала головой и пробормотала заживляющее заклятье. Затем она очистила подушку и протянула Джеймсу бокал с каким-то грязно-бурым зельем. — Пейте и ложитесь, мистер Поттер. — Она дождалась, пока Джеймс морщась выпьет зелье, и отошла, а стоящая у стены ширма, шустро перебирая металлическими ногами, встала возле кровати, закрыв Джеймса от остальной части палаты.

Джеймс откинулся на подушку и задумался. Ему категорически не нравилось это положение дел. В его планы не входило застрять в мире, порожденном чьей-то фантазией, в то время как его собственное тело находится в глубокой отключке и вероятно истекает кровью, раз даже здесь не слишком глубокая рана постоянно открывается. С другой стороны, учитывая некую связь между двумя Джеймсами, появляется незначительная надежда, что лечение Джеймса Поттера не даст ему умереть и дождаться спасателей, ведь должны же его искать, в конце-то концов.

— Джеймс, ты не спишь? — Джеймс закатил глаза, вот кого он сейчас не хотел видеть, так это ее.

— Сплю, — решительно ответил он, пытаясь не захихикать от абсурдности ситуации.

Из-за ширмы выскользнула Лили и довольно бесцеремонно села на край кровати Джеймса.

— Ты действительно ждала ответа на свой вопрос, Эванс? — Джеймс разглядывал девушку, но так как очки лежали на тумбочке, то ему виделось лишь белое пятно, в окружение ярко-рыжих волос.

— Ну… я как-то не подумала, — Лили наклонилась и Джеймс почувствовал, что она что-то пытается всунуть в его руку. Определив, что это были очки, он хмыкнул, но надевать их не спешил.

Лили явно нервничала и не знала, что еще можно сказать, а Джеймс в свою очередь не спешил ей помочь. Молчание затягивалось. Наконец, Джеймс вздохнул и задал вопрос:

— Ты зачем сюда пришла?

— Ты не мог бы надеть очки? — Лили снова замолчала, затем добавила, — пожалуйста. Я не могу разговаривать с человеком, который смотрит на меня, но не видит.

— Откуда ты знаешь, — криво усмехнулся Джеймс, — что я тебя не вижу?

— Судя по диоптриям, которые в этих очках, ты дерево не сможешь разглядеть, если только не подойдешь к нему вплотную.

Джеймс снова усмехнулся, но просьбу выполнил. Теперь он мог разглядеть Лили. Все же она была очень красива, этого у девчонки было не отнять.

— Так зачем ты пришла?

— Я беспокоилась, — она обхватила себя руками за плечи. На Джеймса Лили не смотрела, разглядывая ширму.

— А, понятно. Ну, сейчас ты убедилась, что со мной все в порядке, так что…

— Джеймс, ты спишь? — голосок Мэри из-за ширмы, все-таки заставил Джеймса хихикнуть.

— Сплю, — ответил он.

— А я хотела с тобой поговорить, — Мэри выглянула из-за ширмы, и наткнулась на сердитый взгляд прищуренных зеленых глаз. — Но, похоже, ты сейчас занят.

— Ну что ты, я же сплю. Заходи, располагайся. Лили, так уж и быть, подвинется.

— А вот хамить было совершенно необязательно, — Лили вскочила с кровати и быстро направилась к двери, слегка задев Мэри плечом.

— Что с ней? — Мэри недоуменно посмотрела вслед подруге и перевела взгляд на Джеймса.

— Понятия не имею, — Джеймс пожал плечами. — О чем ты хотела поговорить?

— Да ты знаешь, это неважно, — Мэри провела рукой по лбу. — Я, пожалуй, пойду, — и она поспешила за Лили.

— И чего приходили? — спросил Джеймс вслух у ширмы, которая скрыла от него убежавших девушек.

Минут десять его никто не беспокоил, затем за ширмой раздался тихий голос:

— Джеймс, ты…

— Я не сплю, Сириус, — Джеймс закатил глаза и посмотрел на друга, который сел на край кровати, сосредоточенно изучая какой-то пергамент. — Что там?

— Понятия не имею, — Сириус взлохматил волосы. — Это какой-то шифр, но я понять не могу, что бы он значил.

— Шифр чего?

— Я не знаю, но подозреваю, что здесь зашифрован номер какой-то книги, учитывая, что Регулус старательно изучал данный свиток в библиотеке…

— Где ты этот свиток у него отобрал?

— Ну, не то, чтобы отобрал… — Сириус взглянул на нахмурившегося Джеймса и вздохнул, — да я его отобрал у своего младшего брата. И что?

— Ничего, — Джеймс закатил глаза. — Так что за книга?

— Я не знаю. И Рег, похоже, тоже не знал. Здесь явно чего-то не хватает.

— Покажи, — Джеймс протянул руку и принялся рассматривать несколько рядов чисел.

«0,1,1,2,3,5,8,13,21,?

0,1,1,2,?

0,1,1,2,3,5,?

0,1,1,2,3,5,8,13,21,34,?»

— Вот, что это значит?

— Я знаю, — Джеймс закрыл глаза. — И я подозреваю, что над твоим братом просто подшутили. Причем сделал это кто-то из магглорожденных или полукровок.

— Почему?

— Потому что чистокровный маг сломает мозг, разгадывая эту загадку. Но, если хочешь, я тебе скажу, что искать.

— Скажи. И я даже не буду спрашивать тебя, откуда ты это знаешь.

— Тридцать четвертый ряд, третий шкаф, восьмая полка, пятьдесят пятая книга.

— Я сейчас, — Сириус сорвался с места и побежал к выходу, а Джеймс…

* * *

Джеймс очнулся и почувствовал, что у него пересохло во рту, а голова раскалывалась на части. Приоткрыв глаза, Джеймс огляделся. Было темно, только откуда-то сверху падал тусклый свет, который лишь усиливал темноту в углах маленькой пещеры, на дне которой лежал Джеймс.

Застонав, он с трудом перевернулся на живот и попытался дотянуться до телефона. Сил не хватило, даже такое простое движение вызвало мелькание мушек перед глазами и спазм, скрутивший правую половину тела.

Джеймс застонал и почувствовал, как из глаз потекли злые слезы.

— Ну, давай же, Джеймс, давай… — Джеймс попытался приподняться на локтях, но руки разъехались в стороны и он упал, уткнувшись лицом в землю.

Полежав несколько минут, Джеймс снова потянулся за телефоном, и ему удалось даже коснуться его кончиками пальцев, как он почувствовал, как его сознание снова уплывает. Закрыв глаза, Джеймс снова уронил голову на землю, потеряв сознание.

* * *

— Ты был прав, — Сириус бросил книгу на кровать.

Джеймс сначала никак не отреагировал, затем неохотно поднял книгу.

«Перелетные птицы. Пути миграции», — прочитал он заголовок.

— Или кто-то хочет, чтобы Регулус преуспел в орнитологии, или… — Джеймс замолчал, и закрыл глаза.

— Или что? — Сириус, не дождавшись ответа, решил поторопить друга.

— Я устал, — Джеймс демонстративно зевнул. — Давай завтра поговорим.

— Ладно, — Сириус поднял книгу. — Ты и, правда, выглядишь как-то не очень…

— Вот спасибо тебе, друг.

— Спи. Но не думай, что я забуду про Рега.

— Откуда такая забота?

— Он мой брат, Джеймс, — Сириус ответил серьезно, и Джеймс так же серьезно кивнул другу.

«Может быть, Регулуса и удастся вытащить», — подумал он, отвернувшись к стене и закрыв глаза.

— Они тебе не мешают? — Джеймс резко развернулся и посмотрел на Снейпа, стоящего возле его кровати.

— Кто?

— Очки, — Снейп усмехнулся. — Но можешь продолжать одушевлять их.

— Да я как-то про них забываю, — Джеймс снял очки и Снейп тут же превратился в расплывчатое пятно. — Что тебе нужно?

— Мне стало любопытно. Блэки так громко орали, что только глухой не услышал бы про то, как именно ты, Поттер, разгадал мою загадку.

— Я почему-то не удивлен, — Джеймс закрыл глаза. — Зачем ты так прикололся над Регулусом?

— Я всего лишь пытался изолировать мальчишку от… — Снейп замолчал. — В общем, неважно. Он бы искал книгу до своего выпускного, если бы не твоя «помощь». Так как ты разгадал загадку?

— Ой, не нужно считать себя самым уникальным, Снейп. Неужели ты не допускаешь мысли, что кто-то кроме тебя знает про числа Фибоначчи?

— В том-то и дело, Поттер, что ты не должен этого знать! — Северус качнулся с пяток на носки, и, резко развернувшись, направился к выходу.

«Я должен очнуться, я должен. Иначе я просто там сдохну», — Джеймс зажмурился и стукнул кулаком по подушке. Но кровать в больничном крыле оставалась на месте, как и само больничное крыло, и Джеймс незаметно для себя уснул.

* * *

— Анна, мы же договорились, что начнем паниковать завтра с утра, — Билл обнял жену, которая стояла у окна, наблюдая, как на улице становится темнее.

— Мне страшно, Билл. Вдруг с ним что-нибудь случилось?

— Завтра, Анна, — решительно сказал Билл, понимая, что необоснованная паника жены постепенно передается и ему. — Пошли спать. Все вопросы будем решать завтра.

Глава 14

Джеймс почувствовал на лице холодную влагу и распахнул глаза. Было темно, скорее всего уже наступила ночь. Голова болела меньше, а на лицо падали крупные капли.

— Дождь, — прохрипел Джеймс, пытаясь поймать живительную влагу губами.

В голове немного прояснилось, и он приподнялся на локтях.

— Нужно каким-то волшебным образом отсюда выбираться, — пробормотал Джеймс. — Похоже то, что Поттера подлечили, все-таки передалось и мне, — он завел руку назад и ощупал затылок, затем проинспектировал всю голову.

Кровь уже не текла, но волосы представляли собой один сплошной слипшийся конгломерат.

Стараясь не потревожить струп, Джеймс перевернулся на живот, и принялся ощупывать землю вокруг себя, пытаясь определить местонахождение мобильника.

Спустя довольно продолжительное время искомый предмет был найден, и Джеймс поднес его к лицу, надеясь, что сеть здесь все-таки есть.

Но все его попытки включить телефон потерпели неудачу. Экран продолжал оставаться черным, даже попытки загрузки обнаружено не было.

— Проклятье, — Джеймс со злостью отшвырнул бесполезную вещь в сторону. — Я не смогу подняться сам! — от напряжения и переполнявших его эмоций, виски прострелило болью. — Спокойно, Джеймс. Не паникуй раньше времени. В крайнем случае, снова «там» окажешься, и тебя слегка подлатают.

Джеймс не удержался и громко фыркнул. Полежав еще немного, и дождавшись, когда боль немного утихнет, он попробовал приподняться.

На то, чтобы встать на колени, у него ушли все оставшиеся силы. Руки дрожали, и Джеймс с трудом удерживал себя в вертикальном положении. Стиснув зубы, он сделал рывок, чтобы встать на ноги… Небольшой уступ находился прямо над его многострадальной головой. Он не был каменным, просто корень какого-то растения, но и его хватило, чтобы, ударившийся о неожиданную преграду, Джеймс, снова потерял сознание.

* * *

К счастью, упал он на этот раз более удачно: во всяком случае, кровотечение не открылось, и обморок вскоре перешел в обычный сон.

— Вот было бы здорово посмотреть, — Джеймс вздрогнул и скосил глаза на сидевшую рядом с ним Лили.

Затем он осторожно обвел взглядом помещение и определил, что они сидят в каком-то кафе.

«Да какая же временная зависимость моих попаданий сюда? — Джеймсу хотелось выругаться вслух, но он побоялся привлекать к себе внимание. — Судя по всему, мы сейчас в Хогсмиде. И, — он снова покосился на улыбающуюся Лили, — похоже у Поттера все идет нормально с Эванс».

Лили в это время бросила на стол брошюрку, которую до этого вертела в руках. Джеймс молча взял пергамент и принялся изучать рекламу, в которой говорилось про выставку бриллиантов в Тауэре, которая проходила в эти дни. Главным экспонатом представленной коллекции являлся знаменитый «Санси». Про бриллианты Джеймс знал все. Это была та самая тема, на которую он мог говорить часами.

Тем не менее, тщательно изучив рекламный буклет, он увидел, что можно за умеренную плату приобрести часовой двусторонний портключ, чтобы самому полюбоваться драгоценностями.

— Говорят, что «Санси» обладает магическими свойствами, и является предметом мечтаний любого мага, — Лили мечтательно улыбнулась.

— Да, а еще это, скорее всего, самый охраняемый объект и Аврората и маггловской полиции в эти дни, — Джеймс в это время инспектировал карманы на предмет денег.

— Так уж и самый, — Лили посмотрела на Джеймса и хитро прищурилась. — А как же королева?

— Королевы приходят и уходят, а «Санси» существует в единственном экземпляре. К тому же, Аврорату до королевской семьи нет никакого дела, в отличие от этого камешка, особенно, если он действительно волшебный. Я боюсь даже представить, сколько стоит его страховка, и что будет, если какой-то маг на него покусится.

— Ой, ладно тебе, уж сильный маг сможет спрятать его.

— Ты не понимаешь, — Джеймс принялся тщательно пересчитывать найденные деньги. — Маги в нашем магическом мирке могут многое себе позволить. И Темным Лордом себя назвать и… много чего еще. Но! Никакое Темное Лордство никому не поможет, если неудачник сумеет налететь на такие деньги. Поверь мне. Если красть подобные вещи, то нужно сразу же от них избавляться через дюжину подставных лиц. Это как минимум. Ну, или сразу же распилить эту красоту, что, конечно же, никак не отразится ни на стоимости, ни на потенциальных магических свойствах.

— Ты-то откуда это знаешь? — фыркнула Лили.

— Оттуда, — Джеймс поднял вверх палец. — Знаю и все. Читать умею, представляешь? Поэтому-то камни, подобные «Санси» практически никогда не крадут. Слишком опасно. Хотя возможно насчет Аврората я и ошибаюсь.

Джеймс встал и протянул Лили руку.

— Джеймс, куда ты собрался, мы же только что пришли, — Лили посмотрела на него немного удивленно.

— Миледи, не окажите мне честь, принять мое приглашение посмотреть на камни, чтобы убедиться, что даже они не в состоянии затмить вашу несравненную красоту, — Джеймс наклонил голову, продолжая стоять, протянув Лили чуть согнутую руку.

Девушка несколько мгновений рассматривала его, затем положив свою ручку на запястье Джеймса легко поднялась из-за стола.

— Конечно, милорд, миледи будет рада принять ваше приглашение, — затем, не выдержав, она рассмеялась. — Ты это серьезно? А разве можно?

— Да какая разница? Портключи-то совсем короткого действия. Мы успеем вернуться еще до того, как кто-то заметит наше отсутствие. Ну что, ты способна на безумный поступок?

— Да, — просто ответила девушка и принялась натягивать на голову вязаную шапочку.

Джеймс пристально посмотрел на нее. Он словно увидел Лили впервые.

«А она очень даже ничего», — вынужден был признать Джеймс, направляясь к барной стойке, где, как было сказано в рекламе, можно было купить портключи.

Миловидная хозяйка кафе подмигнула Джеймсу, протягивая ему портключи, сделанные в виде маггловских билетов.

— Хочешь произвести впечатление на девушку, бриллианты — это отличный выбор, парень, — Джеймс кивнул в ответ, взял покупку и повертел их в руках.

— Что надо делать?

— Сжать в кулаке и сказать «Санси», — любезно просветила его барменша. — Как только вы окажитесь там, начнется отсчет времени. Возврат автоматически по истечению часа.

— А как же магглы? Они наше появление воспримут как должное?

— Конечно, нет. Все предусмотрено. Туда вы попадете в специально экранированное место. А когда будете возвращаться, сработает легкий Конфундус и на ваше исчезновение никто не обратит внимание.

— А, здорово, — Джеймс протянул один из портключей Лили. — После вас, сударыня.

Лили осторожно сжала билет и исчезла. Выждав пару секунд, Джеймс отправился вслед за ней.

Специально экранированный угол находился возле одной из стен. Лили ждала его нервно притопывая ножкой. Как только Джеймс появился, она схватила его за руку и потащила к ярко освещенным витринам, в которых сверкали и переливались самые дорогие камни в мире.

Блеск бриллиантов завораживал. Они подолгу останавливались перед каждой витриной и Джеймс, не удержавшись, принимался рассказывать Лили все, что знал об этих драгоценностях. Время летело незаметно.

Когда они подошли к той самой витрине, в которой был выставлен «Санси», в зале резко погас свет. А затем со всех сторон начали раздаваться крики, и по залу замелькали разноцветные лучи заклятий.

— Такие камни никогда не крадут, да? — надо было отдать Лили должное, она не испугалась непонятной ситуации и точно выполняла то, что заставлял ее делать Джеймс, а именно, сесть и спрятаться за витриной с предполагаемой целью грабителей.

— Как-то по-дурацки они, кем бы они ни были, все это организовали, — прошептал Джеймс, нервно оглядываясь по сторонам. — Свет понятно почему отключен, чтобы сигнализация всех на уши не подняла, время тоже понятно, минимум посетителей. Но как они в такой темноте хотят что-то найти?

Как только он произнес последнее слово, кто-то догадался выкрикнуть «Люмос», практически рядом с тем самым местом, где спрятались Лили и Джеймс. Увидев свет и что-то темное и большое, надвигающееся на них, Джеймс чисто рефлекторно оттолкнул Лили, и в следующее мгновение сработал портключ, и девушка исчезла. Произошедший обещанный Конфундус дезориентировал грабителя в длинном плаще и маске, и он всем своим немалым весом налетел на Джеймса. На витрину с «Санси» они упали вместе, но в тот момент, когда оглохший от грохота ломающегося стекла, Джеймс приготовился к тому, что его сейчас раздавят, сработал его портключ.

Джеймс сидел на полу рядом со стойкой и отходил от пережитого, даже не пытаясь стряхнуть с себя стеклянную крошку. Его никто сразу не заметил, потому что Лили настойчиво требовала от барменши, чтобы та вернула ее назад.

Джеймс понял, что надо объявить о своем присутствии, и принялся уже вставать, когда заметил, что что-то судорожно сжимает в левой руке.

Разглядев и поняв, что именно он держит, Джеймс засунул руку в карман мантии и в ужасе принялся перебирать в уме самые изощренные пытки, которым его подвергнут, если кто-нибудь узнает, что Джеймс Поттер умудрился спереть один из самых дорогих в мире бриллиантов.

* * *

Анна в очередной раз попробовала набрать номер брата, но снова услышала, что он находится вне зоны доступа.

Проснувшийся спустя полчаса Билл увидел, что жена судорожно собирает дорожную сумку.

Заметив, что муж проснулся, Анна на секунду присела рядом с ним на кровать.

— Я лечу в Шотландию, — твердо заявила она и снова принялась собирать сумку.

Билл тщательно все обдумал еще накануне, поэтому молча потянулся к телефону.

— Подожди, я сейчас сделаю пару распоряжений, в основном насчет Криса. В Шотландию мы полетим вместе.

Глава 15

— Кажется, я понял, как это работает, — Джеймс рассматривал свое отражение в зеркале в туалете, куда он зашел, чтобы «привести себя в порядок». — Я появляюсь в особых ключевых точках, чтобы не дать Поттеру накосячить слишком уж по-крупному. Тем самым история меняется. Незаметно, незначительно, но меняется. Например, Снейп не настолько неуверенный в себе неудачник, каким он бы стал, если бы не мои своевременные вмешательства. Друзьями он с Поттером вряд ли станет, но и в Пожиратели возможно не подастся. Надо бы у Мэри узнать, как там у них дела. Сириус начал за братишкой присматривать. Но вот это Поттеру зачем? — Джеймс вытащил бриллиант и тут же снова спрятал его в карман мантии.

Воровато оглядевшись по сторонам, Джеймс включил воду и плеснул себе на лицо.

— Если кто-нибудь узнает, а кто-нибудь узнает обязательно, это только вопрос времени, от Поттера не останется ни кусочка, чтобы достойно похоронить. Интересно, а зачем камешек понадобился Волдеморту? На что он рассчитывал? На свои силы? Не смешно. Когда речь идет о таких деньгах… — Джеймс снова посмотрел на себя в зеркале. Изображение двоилось — вода попала на очки.

Раздраженно сняв их, Джеймс принялся протирать стекла.

— Интересно, маги что действительно не могут близорукость вылечить?

Надев снова очки, Джеймс присел на краешек унитаза и задумался.

— По идее мне сейчас было бы безопасней утопиться в этом сортире. Подбросить тебя кому-нибудь что ли? — задал он вопрос обращаясь к камню в кармане. Внезапно Джеймс замер. — Точно, подбросить. А ведь это шанс спасти Лонгботтомов, и, может быть еще одного человека, — Джеймс вскочил и направился к выходу. Почему-то ему вспомнился Барти Крауч-младший. Возможно, без влияния Лестрейнджей он останется более вменяемым.

Оставалось сделать совсем немного за оставшееся время до возвращения в Хогвартс, а именно: избавиться от камня и анонимно оповестить власти о его местонахождении. Да, еще было желательно все провернуть незаметно, чтобы не попасться.

Выйдя из туалета, Джеймс сразу же наткнулся на Лили, которая ждала его снаружи.

— Милая, ты не могла бы сейчас с кем-нибудь вернуться в школу.

— А ты? — девушка нахмурилась.

— Мне срочно нужно найти Сириуса, — увидев раздражение в зеленых глазах, Джеймс тут же принял извиняющийся тон. — Поверь мне, это действительно важно.

Лили долго смотрела ему в глаза, затем тряхнула головой.

— Ну, хорошо. Считай, что я тебе поверила. Кстати, твой дружок сейчас в кафе зашел с Джулией Смит с Равенкло.

— Отлично, — Джеймс машинально привлек к себе Лили и аккуратно поцеловал прощаясь. Он сделал это неосознанно, так как мыслями был уже далеко отсюда.

После этого Джеймс развернулся и быстро пошел искать Сириуса, не обратив внимания на то, что оставил Лили в совершенной растерянности, раскрасневшуюся, удивленно трогающую губы.

О Лили Джеймс уже не думал, считая, что это проблема Поттера, когда увидел в зале Сириуса отчаянно флиртующего с очаровательной блондиночкой.

— Пошли, пошепчемся, — он положил руки другу на плечи, вынуждая вздрогнуть от неожиданности, а его спутнице послал очаровательную улыбку. — Извините меня, но я вынужден оставить вас без общества моего приятеля.

Вытащив слабо сопротивляющегося Сириуса из-за стола, Джеймс потащил его к выходу из кафе.

— Твоя сестра замужем за Лестрейнджем? — без предисловий начал спрашивать Джеймс.

— Да, за Рудольфусом, а что? И это моя кузина.

— Неважно, — отмахнулся Джеймс. — Скажи мне, чисто теоретически, ты сможешь незаметно попасть к ним в дом?

— А тебе зачем?

— Просто скажи, — Джеймс в приступе паранойи огляделся по сторонам.

— Ну, чисто теоретически, могу, я же Блэк, — протянул Сириус. — Джеймс, немедленно говори, зачем тебе туда нужно попасть?

Джеймс почти минуту рассматривал друга, затем решился.

— Я сегодня водил Лили на выставку бриллиантов, — начал он. — Там выставлялся один камень «Санси». Во время нашей экскурсии на музей был совершен налет. Думаю, за этим стоят… сам знаешь кто, — Сириус присвистнул и кивнул. — Совершенно случайно этот камень попал ко мне. И я хочу преподнести неожиданный подарок твоей сестренке и ее мужу. Я все пойму, если ты откажешься, но все-таки буду настаивать на том, чтобы ты дал мне клятву о неразглашении.

Сириус долго стоял и смотрел в одну точку, затем встряхнулся прямо по-собачьи и весело сообщил.

— Вот что, дружище. Мы сейчас где-нибудь спрячемся и вместе дадим эту клятву, обоюдную. Чтобы надежнее было. Потом ты отдашь этот камешек мне, и я все устрою. С тебя будет оповещение Аврората. Камень я спрячу не слишком сильно, ну так, чтобы найти можно было, но куда не скажу. Согласен?

— Я все-таки вынужден спросить, зачем тебе все это? Они ведь — твоя семья.

— Моя семья — это мама, папа, Рег и ты, — в голосе Сириуса прозвучала злость. — Белла слишком сильно принялась опекать Рега. Со мной не получилось и с ним не получится. Я не позволю братишке совершить глупость. Пусть даже для этого мне придется подставить Беллу и всю ее теперешнюю родню.

— Ты изменился, — тихо проговорил Джеймс, недоверчиво глядя на друга.

— С кем поведешься, — лихо подмигнул Сириус и быстро пошел в направлении Запретного леса.

Джеймс не имел никакого понятия о магических клятвах, поэтому во всем положился на друга. Как только красные волшебные нити, связывающие их руки, погасли, Джеймс вытащил из кармана бриллиант и протянул его Сириусу.

— Ничего себе, — присвистнул Сириус. — Ладно, я пошел.

— Постой, как ты туда попадешь? — Джеймс остановил друга, схватив его за рукав мантии.

— Аппарирую. Ты чего? Я же уже совершеннолетний. Мне можно.

— Нет, я не это имел в виду, — Джеймс покачал головой. — Как ты в поместье попадешь?

— Молча, — усмехнулся Сириус. — Белла как только там обосновалась допуск для Блэков сделала. Что-то на кровь завязанное. Все грозится меня изолировать. Правда, я не совсем понимаю, как она меня от остальных Блэков отделять будет, кровь заменит или мне или всем остальным?

— Я бы на твоем месте не недооценивал сестру, — Джеймс отпустил рукав мантии, предоставив Сириусу свободу передвижений.

— Ты меня плохо знаешь, Сохатый. Я боюсь ее до дрожи. Так что не переживай, я тихо, как мышка. К тому же, думаю, их все равно нет дома. Если мы правильно поняли, кто именно напал на музей, вся их компания сейчас землю роет, пытается камень отыскать раньше того же Аврората. Ну, ладно, я пошел.

Джеймс несколько секунд бездумно рассматривал то место, где только что стоял Сириус, затем хлопнул себя по лбу.

— И каким образом я буду оповещать Аврорат? Я же ничего не умею! Так, думай, Джеймс, думай. У тебя совсем мало времени.

Джеймс лихорадочно вспоминал все, что читал про этот мир. Почему-то вспоминались только крутые герои, которые решали проблемы одним щелчком пальцев.

— Что же делать? — Джеймс в панике заметался по полянке, затем остановился и хлопнул себя по лбу. — Вопиллер, точно! Эта штука, если мне память не изменяет, самоуничтожается в конце послания. Нужно только сделать его так, чтобы он качественно уничтожился. Да голос изменить. Ну, с голосом проблем нет, шарик с гелием мне в помощь. По-моему я видел что-то вроде магазина с маггловскими чудесами.

Джеймс быстро направился обратно в Хогсмид. Бормоча под нос.

— Сначала в книжный, затем в ту лавку и снова сюда.

В книжном магазинчике Джеймс без труда нашел книгу по стандартным чарам. Что-то сверхъестественное ему не требовалось. Укрывшись за полками, он тщательно выучил заклинание. Затем Джеймс поставил книгу на место и купил у продавца пергамент.

Денег у Поттера было прилично, так что шарик, наполненный гелием, оказался ему по-карману, несмотря на совершенно негуманную цену.

Вернувшись на полянку, Джеймс принялся сооружать свой первый Вопиллер. Он вообще впервые взял в руки палочку с конкретной целью — наложить заклинание.

Когда Вопиллер был готов, появился Сириус, довольно потирающий руки. Эффект гелия еще не развеялся, и друзья вволю посмеялись над писклявым голосом Джеймса. Сириус сначала не поверил, что это делает всего лишь газ, заполняющий воздушный шарик, на что Джеймс великодушно поделился с ним остатками.

Когда действие газа закончилось, Джеймс снова стал серьезным и задал интересующий его на этот момент вопрос:

— Как мы письмо отправим?

— Совой, — пожал плечами Сириус. — На почту зайдем и отправим.

— А нас не вычислят?

— Может, и вычислят, но, думаю, всем будет слегка не до вычислений. Это мягко говоря. В случае чего я скажу, что случайно услышал об этом, на правах родственника.

Отправив письмо с совой, Джеймс понял, что в замок возвращаться поздно. Их возвращение может привлечь нездоровое внимание.

— Пойдем через «Сладкое королевство», — наконец решил он, заслужив одобрительный кивок Сириуса.

Вернулись они в Хогвартс практически перед ужином. Едва успели переодеться и поспешили в Большой зал.

За столами царила странная суматоха.

— Что случилось? — он сел рядом с Лили, которая тщательно изучала экстренный выпуск газеты.

— Представляешь, те типы, которые напали на музей — это, как оказалось, были Лестрейнджи. Здесь говорится, что Аврорат получил Вопиллер от неизвестного, где говорилось о том, кто стащил «Санси» и что, если стражи порядка не поспешат, то камень покинет страну.

— Поразительно, — пробормотал Джеймс, накладывая себе картофельное пюре. Он чувствовал, что от всего пережитого сможет съесть слона. — И что их сейчас ждет?

— Очень громкий судебный процесс, и тюремное заключение в Азкабан, скорее всего пожизненное. Ты был прав, — Лили отложила газету. — С подобными вещами лучше не связываться. Правительство может простить очень многое, но не кражу таких денег.

— Да уж, сесть за воровство, и сесть за политические взгляды — это две совершенно разные вещи, — пробормотал Джеймс, приступая к ужину.

* * *

Анна стояла посреди комнаты в небольшом домике и заламывала руки.

— Где он? Билл, скажи мне, что мы его найдем?

— Конечно найдем, дорогая, — Билл осматривал комнату. Ничего не говорило о том, что Джеймс планировал покинуть дом надолго. — Я сейчас свяжусь с одним приятелем из особых структур. Возможно, он сможет отдаленно включить телефон Джеймса хоть ненадолго, чтобы определить его местоположение. — Не плачь, — Билл привлек к себе жену. — Мы найдем твоего братишку, обещаю.

Глава 16

Джеймс с трудом открыл глаза. Он практически ничего не видел, его трясло мелкой дрожью, бросая то в жар, то в холод. Перед глазами все плыло. Джеймс попытался приподняться, но у него не получилось.

— Интересно, почему мое теперешнее состояние не влияет на Поттера? — пробормотал Джеймс, обхватывая себя руками за плечи. — Сколько я уже здесь?

Не в силах больше сопротивляться, Джеймс закрыл глаза, проваливаясь в полубессознательное состояние.

* * *

— Джеймс, дружище, посмотри на всех этих магглов, — Сириус говорил шепотом, наклонившись к нему.

Джеймс осторожно огляделся по сторонам. Они сидели в церкви возле прохода. Обстановка вокруг была праздничная. Лавки, стены, церковный алтарь были украшены цветами, а перед священником, одетым в праздничную ризу стоял плотный, сильно волнующийся молодой человек в смокинге.

С другой стороны стояла Лили, одетая в нелепое платье подружки невесты, украдкой посматривающая в сторону Джеймса.

«Этого нет в книгах, — панические мысли заметались у Джеймса в голове. — Что это за место? Кто женится? Если все остальное можно было заподозрить по каким-то намекам, а случившееся в музее просто стечение обстоятельств, то вот это что?».

В этот момент зазвучала музыка и в проход вступила невеста, которую вел под руку невысокий плотный рыжеволосый мужчина средних лет. Он улыбался и похлопывал нервничающую дочь по руке. Лица невесты не было видно из-за фаты, но она была высокая и тоненькая. Джеймс одобрительно кивнул, оценивая худенькую фигурку. Затем он перевел взгляд на Лили и оглядел более внимательно. Она была очень красива. Настолько, что Джеймс вздрогнул. Он всегда считал себя ценителем женской красоты, и вид повзрослевшей Лили был ему небезразличен. Нет, он не влюбился, как мальчишка, но абсолютно точно заинтересовался. Невеста тем временем дошла до алтаря, и Джеймс отметил, что Лили немного ниже ростом, но более фигуристая.

Помотав головой, Джеймс сосредоточился на церемонии.

В это самое время священник пытал жениха, который и так находился в полуобморочном состоянии, запугивая его прелестями супружеской жизни.

— Джеймс, мне скучно, — заныл сидящий рядом Сириус.

— Терпи, — чуть слышно прошептал Джеймс, не отводя взгляда от происходящего перед алтарем.

Он всю жизнь испытывал стойкое отвращение к свадьбам, и не торопился связывать себя узами брака, но Джеймс Поттер был уже совсем близко к алтарю, если уже не женат, и Джеймс заставил себя привыкать к этой мысли.

— Ну, Джеймс, — Сириус развалился на скамье. — Давай немножко подшутим над магглами.

— Нет, — Джеймс почувствовал раздражение. — Ты вообще в своем уме?

— Ты стал каким-то скучным, — буркнул Сириус. — Снейпа не тронь, Рега из дома не выпускай, да что с тобой?

— Сириус, сейчас не время и не место обсуждать что-то подобное, — Джеймс снова сосредоточился на происходящем возле алтаря.

Сейчас священник пытал невесту. Девушка казалась более крепкой, чем ее уже почти муж. Во всяком случае, так казалось со стороны, хотя, может быть, все дело было в фате, которая все еще закрывала лицо невесты.

— Объявляю вас мужем и женой. Вернон, можете поцеловать вашу жену.

«Вернон! Это сестра Лили замуж выходит! — Джеймс выдохнул сквозь стиснутые зубы. — Кажется, эта веселая парочка: Поттер и Блэк что-то на этой свадьбе натворили, что не улучшило отношение Петуньи к Гарри. Были ли Джеймс и Лили в это время женаты? Черт, не помню. Но раз он приглашен на свадьбу, то, значит, его практически считают членом семьи».

Вернон дрожащими руками поднял фату, и Джеймс смог разглядеть Петунью. Худенькая с мелкими чертами лица, она вся светилась от счастья и была очень хорошенькой.

«Почему-то я представлял ее себе совсем другой», — Джеймс смотрел на новоиспеченную миссис Дурсль с одобрением.

Вернон с Петуньей пошли по проходу к выходу, а гости вставали и аплодировали им. Джеймс за шиворот поднял со скамьи Сириуса и поднялся сам.

Петунья прошла мимо Джеймса, улыбаясь и не обращая ни на кого внимания. Для нее существовал только Вернон.

— Прости, я знаю, что вам ужасно скучно, — Джеймс вздрогнул, когда Лили подхватила его под руку. — Но Пет моя сестра.

— Ты оправдываешься? — Джеймс не смотрел на Лили, провожая взглядом счастливую пару.

— Джеймс, я не…

Молодожены вышли из церкви, и под смех ожидающих их там гостей побежали к машине, осыпаемые рисом.

Джеймс повернулся к Лили.

— Ты что стыдишься своих родственников?

— Джеймс…

— Лили, — Джеймс практически зашипел. — Я чего-то не понимаю? Если ты считала, что нам будет скучно, зачем ты вообще нас сюда позвала?

— Джеймс…

— Все, хватит. Пошли, на вечеринку. И, Сириус, если тебе действительно скучно, можешь аппарировать домой, тебя никто не насилует.

— Джеймс, — Сириус поморщился. — Мне казалось, что я привык к твоим заскокам. Пошли, мне уже весело. А когда я выпью, мне станет совсем хорошо.

Лили нахмурилась и удержала Джеймса, который двинулся вслед за Сириусом.

— Джеймс, — Джеймс остановился и посмотрел на Лили. — Я ничего не имела в виду, когда предположила, что вам скучно. Просто я боюсь, как бы ничего не случилось.

Джеймс разглядывал ее огорченное лицо и почувствовал, что его плохое настроение улучшается.

— Я не позволю Сириусу испортить свадьбу Петуньи, — он улыбнулся и вдруг смутился под ее пристальным взглядом. Взъерошив волосы, Джеймс в замешательстве сунул руку в карман и нащупал там кольцо.

«Ох, Поттер, ты что хотел сделать предложение прямо на свадьбе Петуньи? Для этого ты сюда напросился?», — а вслух сказал.

— Лили, если мы сейчас не пойдем туда, где празднуют, Сириус обязательно все испортит.

— Да, Сириус, — Лили решительно сунула в руки Джеймса букет и побежала к дверям. — Сириус! Подожди меня! — услышал Джеймс вопль Лили.

Неспешно дойдя до двери, Джеймс вытащил кольцо. Небольшой неброский бриллиант сверкнул безупречными гранями. Еще раз улыбнувшись, Джеймс сунул его обратно в карман.

Праздник Джеймсу понравился. Было весело и в меру шумно. Петунья не отходила от Вернона. Отцу только один раз удалось вытащить ее на обязательный танец.

Сириус с Джеймсом сидели за отдельным столом. Вечер действовал умиротворяюще. Даже Сириус заметно расслабился и уже не подбивал друга на пакости.

— А ничего так, — произнес он, отпив из своего бокала вино. — Знаешь, мне скорее понравилось. — Он проводил взглядом одну из подружек невесты. — Пойду-ка я потанцую. — Сириус поднялся, одернул пиджак и устремился за подружкой Петуньи.

— Почему ты не танцуешь? — Лили села рядом. Она уже переоделась, а от танцев и от выпитого вина раскраснелась и выглядела просто потрясающе.

— Мне жарко, — Джеймс протянул руку и ослабил галстук.

— Тогда, пойдем в сад, — Лили взяла его за руку и потянула.

Вдвоем они вышли через французское окно в прохладу сада. Темнело, застрекотали сверчки.

— Как странно, — Лили села на лавочку. — Я целый день не колдовала, и не чувствую, что чем-то обделена.

— Да, наверное, — Джеймс сел рядом с ней и сунул руки в карманы. — Это ты нас с Сириусом одевала? Мы бы, наверное, так нарядились, что выставили бы себя на посмешище.

— Ты себя недооцениваешь, — пробормотала Лили, положив голову Джеймсу на плечо. — Ты так изменился. Я почти перестала тебя узнавать на нашем шестом курсе. Джеймс, здесь я почти забыла про то, что где-то там, эти ублюдочные Пожиратели смерти творят, Мерлин знает что. Хорошо еще, что Лестрейнджи в Азкабане. Джеймс, почему ты не хочешь даже слушать Альбуса Дамблдора?

— Потому что все, что он говорит, не имеет значения.

— Как ты можешь об этом говорить?

— Лили, я не герой, и не собираюсь спасать мир. Я знаю, что существуют специально обученные люди, которые не наделают столько глупостей, чем сможем наделать мы, если вмешаемся. Давай не будем об этом говорить?

— Хорошо, давай не будем, — легко согласилась Лили.

Они замолчали. Джеймсу было хорошо и уютно. Он снова сунул руку в карман и нащупал кольцо.

— Эй, вы где? Джеймс? — невдалеке раздался голос Сириуса.

Лили вздохнула и резко поднялась. Джеймс вынул руку из кармана и зацепил кольцо, которое тут же скрылось в траве.

— Черт, — Джеймс опустился на землю, пытаясь в темноте нащупать кольцо.

— Что ты ищешь? — Лили опустилась рядом с ним и принялась шарить вокруг себя руками.

Внезапно она замерла и подняла руку. Джеймс сфокусировал на ней взгляд и увидел, как блеснул бриллиант при свете луны.

Лили выглядела ошарашено. Она переводила взгляд с кольца на Джеймса и обратно.

— Лили…

— Да, — просто сказала она и бросилась ему на шею. Из-за неустойчивости их положения, Джеймс потерял равновесие и упал на траву, утянув за собой Лили. — Да, Джеймс.

* * *

— Мне удалось на несколько секунд включить его телефон, — Анна с надеждой посмотрела на мужчину, которого Билли так и не представил. — Этого хватило на пеленг. Похоже, ваш брат или его телефон находится в горах.

— Мы должны немедленно начать поиски.

— Мы сперва дождемся группу, — решительно перебил жену Билл. — В течение часа сюда должны подъехать спасатели, бригада медиков. Если Джеймс ранен, от наших бестолковых метаний ему лучше не станет. А один час погоды не сделает. Я надеюсь, — прошептал он последнюю фразу в сторону, чтобы Анна не услышала панику, прорвавшуюся в его голос.

Глава 17

Телефон звякнул, и этот тихий звук вывел Джеймса из того подобия сна, в котором он пребывал. Не открывая глаз, он попытался нащупать телефон, но в пределах досягаемости его не оказалось.

Джеймс с трудом вспомнил, что отшвырнул телефон, когда понял, что заряда нет, и кому-нибудь позвонить, чтобы позвать на помощь не получится. На него навалилась апатия. Он прекрасно понимал, что это плохо, это очень плохо, но уже даже не пытался бороться. За него боролось его тело — молодое, здоровое тело, с начинкой из молодых и здоровых органов, которые все еще работали, и сохраняли Джеймсу жизнь.

— Жаль, что когда меня найдут, органы уже будут ни на что не годные, — искренне посетовал на судьбу Джеймс и выбросил все посторонние мысли из головы, попытавшись снова уснуть. — А она ничего, — прошептал Джеймс. — Жаль только, что ненастоящая. Может и у меня что-нибудь получилось бы. Странно, почему я никогда не любил до этого рыжих?

Полусон, полубред наконец-то накрыл Джеймса, отрезав от печальной действительности.

* * *

— Джеймс, мальчик мой, ты меня слушаешь? — Джеймс помотал головой и сфокусировался на сидящем перед ним Альбусе Дамблдоре.

— Да, я вас слушаю, Альбус, — Джеймс вспомнил, что вроде бы Поттер называл директора Хогвартса просто по имени, хотя, возможно, что это было и не так. Тем не менее, фраза была произнесена, и теперь Джеймс посмотрел на Дамблдора с нездоровым любопытством, чтобы по реакции узнать — правильно он сказал или нет. Реакции не последовало, из чего Джеймс сделал вывод, что все-таки ему позволено называть Дамблдора просто Альбус. — О чем вы говорили?

— Я понимаю, Джеймс, что на тебя столько всего навалилось за это время: гибель родителей, рождение сына… Но, ты должен меня выслушать, дело очень серьезное.

— Я не собираюсь принимать участие ни в каком сопротивлении, — твердо произнес Джеймс.

— Я это уже понял давно, — махнул рукой Альбус. — Я никогда не настаивал на этом. Но дело сложилось таким образом, что тебе, Лили и малютке Гарри угрожает опасность.

— Опасность какого рода мне угрожает? — тихо спросил Джеймс.

— Не так давно было произнесено пророчество, в котором говорилось про рождение ребенка, способного повергнуть Волдеморта.

— И какое отношение это пророчество имеет к моей семье? — голос Джеймса становился все тише, а в голове метались панические мысли: «Ничего, ничего нельзя изменить. Все, что бы я не делал, идет прахом, потому что у этой истории может быть только один конец!», — Джеймс закрыл глаза.

— Волдеморту стало известно содержимое пророчества, и он почему-то принял его очень серьезно. И почему-то он решил, что Гарри и есть тот самый ребенок, который ему угрожает.

— Как ему стало известно содержимое этого чертова пророчества? — Джеймс вскочил на ноги. — Вы кому-то о нем говорили? Или… — он на секунду замер, затем продолжил, — или его кто-то подслушал?

— Я не скрывал содержимого этого пророчества перед Орденом Феникса, — вздохнул Дамблдор. — В конце концов нам тоже хотелось понять, о каком ребенке идет речь…

— Да какая разница о каком?! — Джеймс сорвался на крик. Постояв с минуту, сверля глазами одну точку, он стремительно бросился из комнаты, в которой они находились. — Извините, Альбус, но я должен подумать, — он обратился к директору, когда уже стоял в проеме открытой двери. — Я… Я пошлю вам сову, если что-то придумаю.

Джеймс ничего не видя перед собой, спустился вниз по лестнице и очутился в обеденном зале какого-то кабака. За одним из столов сидела Лили, держа на руках ребенка.

— Джеймс, — она помахала ему рукой и обратилась к сыну. — Смотри, Гарри, а вон и наш папочка.

Джеймс подошел к жене и с любопытством принялся разглядывать ребенка. Гарри было месяца три или четыре, но с тем же успехом ему могло быть и десять месяцев — Джеймс совершенно не разбирался в детях. Единственное, что он отметил, это то, что малыш уже держал головку.

— Можно? — он протянул руки и вопросительно посмотрел на Лили.

— Конечно, — она ответила чуть удивленно и протянула Джеймсу сына.

В этот момент Джеймс не думал ни о чем другом, сосредоточившись на сопящем мягком и теплом тельце, прижатом к его груди. Гарри уткнулся отцу в шею, моментально обслюнявив ее. Джеймс сморгнул и тут же вспомнил о разговоре с Альбусом.

— Лили, ты же знаешь, где Снейп живет? — тихо спросил он у жены, протягивая ей ребенка.

— Да, конечно. Мы же в детстве дружили.

— А сейчас не дружите?

— Ну… Мы повзрослели, нам стали нравиться разные вещи, и постепенно мы отдалились друг от друга. Особенно, когда Северус начал встречаться с Мэри. Ты знаешь, они поженились, — Лили улыбнулась.

— Нет, не знаю, — Джеймс покачал головой. — Мне нужно его увидеть, как это можно организовать?

— Джеймс, это как-то связано с твоей встречей с Альбусом? — Лили нахмурилась.

— Да, как-то связано. Лили, прости, но я пока ничего не могу сказать. Мне нужно кое-что выяснить у Снейпа, только и всего.

— Ты можешь аппарировать, я могу дать тебе координаты.

— Э, я, кажется, забыл палочку дома, — Джеймс лихорадочно думал, как выкрутиться.

— Что? Как ты мог забыть палочку? — Лили поджала губы, а Джеймс виновато пожал плечами.

— Здорово, — раздался голос Сириуса, и Джеймс облегченно выдохнул. — Ну, что тебе сказал Альбус? — друг подошел к Поттерам и принялся сюсюкаться с крестником.

— Мне нужно срочно увидеть Снейпа, — с ходу огорошил Сириуса Джеймс. — Но я забыл палочку дома, и не могу аппарировать.

— Не проблема, — Сириус достал свою волшебную палочку, и посмотрел на Джеймса. — Куда тебя доставить?

То, что Сириус не удивился безалаберности друга, заставило Джеймса задуматься. Поттер все еще не производил впечатление надежного товарища, несмотря на все изменения, которые произошли с ним с легкой руки Джеймса.

— О, Мерлин, — Лили закатила глаза. — Какие же вы еще мальчишки. Вот держите координаты. Я надеюсь, вы не решите вспомнить детство и начнете какую-нибудь безобразную драку.

— Не могу ничего обещать, — пробормотал Джеймс, хватая Сириуса за руку. — Возвращайтесь домой и ждите меня там. Нам нужно будет серьезно поговорить.

Лили, видя, что Джеймс был на редкость серьезен, успела только кивнуть, когда Сириус аппарировал, не потрудившись даже выйти на улицу.

Спустя мгновение, друзья оказались прямо перед обшарпанной дверью, возле дома с чудесным видом на фабричные трубы.

— Фу, ну и дыра, — Сириус скривился, а Джеймс решительно постучал в дверь.

Им открыл Северус. Недоуменно рассматривая нежданных гостей, он настолько растерялся, что Джеймс сумел протиснуться мимо хозяина в дом, прежде чем дверь захлопнулась перед носом не такого расторопного Сириуса.

Оставшись за дверью, Сириус несколько раз саданул по ней кулаком с досадой, и приготовился ждать друга. Открыть эту злосчастную дверь не представлялось возможным, столько на ней было различных охранных чар.

Северус мрачно смотрел на Джеймса, скрестив руки на груди. Наконец, именно он решил нарушить затянувшееся молчание.

— Ты зачем сюда приперся, Поттер?

Джеймс оглянулся, отметив, что в убогом коридоре часть пространства занимали сундуки и чемоданы, перетянутые ремнями и явно приготовленные к дальней дороге. Джеймс вздохнул. Его запал иссяк, и он не знал с чего начать.

— Поттер, ты еще и оглох?

Внезапно Джеймс словно заново почувствовал, как маленькая головка утыкается ему в шею и его прорвало.

— Ты за каким чертом разболтал своему гребанному хозяину про это гребанное прорчество?!

Северус нахмурился.

— Ты сейчас о чем говоришь, Поттер? Ты в своем уме? Какой хозяин? Какое пророчество?

— Хочешь сказать, что не имеешь никакого отношения к Пожирателям? — прошипел Джеймс делая шаг к Снейпу и сжимая кулаки.

— А какое тебе дело? — вскинулся Снейп. — В общем, я не желаю слушать эти бредни. Проваливай отсюда.

Северус выхватил палочку, но Джеймс был к этому готов. Он все так же ничего не смыслил в магии, зато умел неплохо драться. Джеймсу удалось перехватить руку Северуса с зажатой в ней палочкой.

— Говори, отвечай на вопрос, зачем ты рассказал о пророчестве? — пропыхтел Джеймс, пытаясь обезоружить Снейпа.

Но Северус уже не был ребенком, и Поттер был сейчас один без группы поддержки, поэтому палочку он держал крепко, и даже умудрился подбить Джеймсу глаз в пылу борьбы.

Внезапно рукав мантии на левой руке Северуса задрался, и Джеймс уставился на абсолютно чистую бледную кожу. Быстро перехватив другую руку Снейпа, Джеймс дернул рукав вверх. Никаких татуировок на предплечьях не было.

Воспользовавшись секундным замешательством Поттера, Северусу удалось высвободить руку с палочкой и отскочить от Джеймса.

— Пошел вон! — Снейп взмахнул палочкой, и дверь за спиной Джеймса открылась, а какая-то невидимая сила вытолкнула его на крыльцо. В последний момент Джеймс увидел удивленное личико повзрослевшей и сильно похорошевшей Мэри, которая спускалась со второго этажа, и застала кульминацию его борьбы с ее мужем.

Джеймс вылетел из дома, сбив на ходу Сириуса с ног, и они дружно упали на землю. Пока Сириус грязно матерился, грозя страшными карами Снейпу, Джеймс молча поднялся и оттряхнул мантию. Он ошибся. Северус не имел никакого отношения к передаче пророчества.

Значит Фиделиус отпадал. Джеймс знал абсолютно точно, кто предатель, и, используя это знание, попытался составить план спасения.

Дверь снова открылась и на улицу вышла Мэри.

— Ну, и что это было? — она злобно посмотрела на бывших однокашников. — Поттер, ты что никак не уймешься? Что тебе от Северуса еще нужно?

— Мэри, извини, я ошибся. Я думал… — Джеймс вздохнул. — Я думал, что Северус стал Пожирателем.

Мэри долго смотрела на Джеймса, как на умалишенного, затем закатила глаза и произнесла:

— Поттер, тебе для чего голова нужна? Про Блэка я не спрашиваю, она ему явно просто для красоты приделана. Я магглорожденная! Каким образом потенциальный Пожиратель Смерти мог жениться на магглорожденной? Вы хоть иногда мозги включаете? Или вам лишь бы голословно обвинить кого-нибудь, да кулаками помахать?

— Извини, — Джеймс потер шею. — Я, правда, не подумал. А вы куда-то переезжаете? — спросил он, вспомнив сундуки и чемоданы.

— Северус получил премию, как подающий большие надежды молодой ученый. Его пригласили в магическую Сорбонну. Там и для меня место найдется, так что да, мы переезжаем на материк.

— Здорово, правда, здорово, — пробормотал Джеймс, хватая за руку все еще глухо матерящегося Сириуса. — Удачи вам. Давай, домой, нам нужно поговорить.

* * *

— Он здесь! — голос одного из парней, одетых в форменную одежду спасателей, вывел Анну из своеобразного ступора, в котором она пребывала с того момента, как довольно большая толпа людей двинулась в горы на поиски ее брата.

Молодой парень склонился над какой-то неприметной расщелиной и сверяясь с прибором, по которому отслеживали телефон Джеймса, пытался рассмотреть, что происходит в яме.

— Керт, нужно спускаться, там явно кто-то есть, — уверенно добавил склонившийся над ямой друг Билла, имени которого Анна так и не узнала.

Керт кивнул, ловко обмотался веревкой и принялся шустро спускаться.

Анна напряженно всматривалась в темный провал и не понимала, что же заметили спасатели на дне.

Веревка в очередной раз дернулась, и из провала раздался голос Керта.

— Это точно он, а вот и телефон.

— Что с ним? Он жив? — Анна вцепилась в руку Билла, и продолжала смотреть вниз невидящим взглядом.

— Он пока жив, но без сознания. Я его один не вытащу. Нужна помощь. Тут крови много, я ничего разобрать не могу, но лучше не рисковать и как можно бережнее парня поднимать нужно.

— Хорошо, сейчас спустим все необходимое, — чей-то голос звучал в голове Анны словно сквозь вату. Она поняла только одно, Джеймс был пока жив. Почему-то в мозге словно вспышка вспыхивало это словосочетание «пока жив». «Пока»…

Глава 18

Гарри капризничал и не хотел засыпать. Джеймс сидел в гостиной на диване рядом с Сириусом и раздумывал над сложившейся ситуацией. Сириус дремал, откинувшись на спинку дивана. Со второго этажа донесся очередной вопль. Сириус вздрогнул и открыл глаза.

— Почему вы не установите заглушающие чары? — он зевнул и протер лицо руками.

— Ты в своем уме? — Джеймс посмотрел на Сириуса с изрядной долей жалости. — Пока Гарри совсем маленький ни о каких заглушках не может идти речи. Вдруг что-то случится, а мы не услышим? Погоди, свои дети появятся, тогда все поймешь о заглушающих чарах и бессонных ночах.

— Не, я еще погуляю. Мать скорее от Рега внуков дождется, чем от меня.

— Кстати, как там Рег?

— Нормально, — Сириус потянулся. — Решил, что отправится в традиционное путешествие по миру. Это так старомодно, но мама его одобрила, а отец выделил достаточно средств, чтобы это путешествие превратилось в итоге в холостяцкий загул.

— С кем он собрался? — Джеймс не мог не улыбнуться. Регулус, как и Снейп, получается, избежал своей незавидной участи. Про себя Джеймс не был уверен, но он сделает все, чтобы защитить свою семью. Это он понимал абсолютно точно.

— С Кингсли Шеклболтом. Это какой-то его однокурсник с Равенкло.

— Думаю, они хорошо повеселятся.

— А знаешь, я даже рад, что Рега какое-то время не будет в Британии. Что-то предчувствия у меня какие-то нехорошие.

— Сириус, что ты знаешь о пророчествах? — вдруг спросил Джеймс.

— Я знаю о них только одно: все пророчества — это для идиотов.

— Ты отрицаешь возможность появления истинного пророчества?

— Ха, наконец-то я буду тебя поучать, а не ты меня, — Сириус закинул руки за голову и ухмыльнулся. — Пророчества, друг мой, никогда не бывают точными. Это что-то всегда аморфное и расплывчатое, а самое главное знаешь что?

— Что? — послушно спросил Джеймс.

— Ни одно пророчество никогда никого не предупредило. Они все трактуются постфактум. Подгоняются под произошедшее событие.

— Или существует другая крайность, — задумчиво кивнул Джеймс. — Пророчество начинают рьяно выполнять, буквально насильно впихивая себя в рамки отведенные кем-то. И все ради того, чтобы, в конце концов, заорать: «Ну, вот! А ведь меня предупреждали!».

— Точно, — Сириус хохотнул. — Не верю я ни в какие пророчества. А почему ты вообще спросил?

— Подожди, Лили спустится, и я все расскажу, чтобы не повторяться.

Лили спустилась минут через двадцать и устало села рядом с Джеймсом, прижавшись к нему.

— Еле угомонился, — пожаловалась она. — У него зуб режется. И ведь заметь, при всех наших способностях мы практически ничем не можем помочь ребенку, у которого режутся зубки.

Джеймс обнял ее и на мгновение прижал к себе, затем отпустил и поднялся с дивана.

— Лили, ты сегодня же уезжаешь. Как только Гарри проснется. Нужно найти способ переправить вас, ну, например, к Петунье, но так, чтобы никто ничего не заподозрил.

— Все так серьезно? — Лили встревожилась, но к радости Джеймса не начала устраивать допрос с пристрастием, переходящий в полноценную истерику.

— Я не знаю. Но пока тебе лучше пожить вдали от магического мира. Как можно вас переправить?

— Мы можем накинуть твою мантию, и нас увезет Сириус на своем монстре, — Лили нахмурилась. — А теперь рассказывай, что случилось.

— Не могу сказать когда, но относительно недавно, было произнесено пророчество. На самом деле чушь, а не пророчество, но узнавший про него Волдеморт поверил в эту чушь окончательно и бесповоротно. Вкратце: там говорится о ребенке, который может победить нашего Темного Лорда доморощенного, — Джеймс поморщился. — Я не знаю, какая муха укусила Волдеморта, и почему он решил, что речь идет о нас, то есть о Гарри, но этот факт абсолютно достоверный. Со дня на день нас начнут искать, чтобы этот Лорд смог прибрать нас собственными ручками.

— Я ничего не понимаю, — Лили обхватила себя руками. — Почему он решил, что Гарри может быть для него опасен? Ведь Гарри еще совсем кроха.

— А меня больше интересует, откуда Волдеморт вообще узнал про какое-то пророчество, — Сириус сидел, нахмурившись так, что на переносице четко обозначилась морщинка.

— Отвечаю по порядку, — Джеймс взлохматил волосы. — Пророчество якобы произнесли перед Альбусом Дамблдором. Поверил он или нет, не совсем понятно, возможно, что и не поверил, но он решил на всякий случай уточнить, кто из детей подходит под данное пророчество хотя бы сроком рождения. Наш бывший директор не придумал ничего более оригинального, чем все это озвучить на очередном собрании этого своего Ордена. Похоже, в Ордене завелась крыса, — Джеймс зло усмехнулся, — которая принесла хозяину вот такие интересные новости.

— Ну, это нормальная тактика в двух противоборствующих группах — заводить шпионов, — Лили встала с дивана и принялась подчеркнуто аккуратно сворачивать плед, на котором до этого сидела, бесцеремонно вытащив его из-под Сириуса. — Откуда-то Альбус же узнал, что Волдеморт в курсе и уже выбрал себе соперника. Ведь об этом ты говорил с Альбусом? — Джеймс кивнул, но Лили этого не увидела. Она вообще ничего не видела, охваченная тревогой за своего ребенка. — Конечно, ведь малыш, которому нет еще и года, как раз подходит на роль грозного соперника. Почему, Джеймс? Почему именно Гарри?

— Не знаю. Я понятия не имею, как думает этот ненормальный. Может ему фамилию Поттер произносить проще и приятнее, чем какую-нибудь другую. А что, Гарри Поттер — это звучит грозно. Лили, собирайся. Лучше всего, если ты после переезда к сестре вскоре покинешь страну и отправишься на материк. Например, в Испанию.

— А ты? — спросила Лили тихо.

— Я постараюсь его задержать.

— Может быть, поедем вместе?

— Нет, малыш, — Джеймс обнял Лили и спрятал лицо у нее в волосах, вдыхая свежий запах ее духов, — это не выход, понимаешь? Волдеморт очень целеустремленный товарищ. Если он узнает, что мы сбежали, то нас будут искать. Он не успокоится, пока нас не найдет и не убьет Гарри.

— Откуда ты это знаешь? — тихо спросила Лили.

— Я просто знаю. Его нужно хотя бы попытаться остановить. И я это сделаю.

Лили тихо и как-то обреченно заплакала.

— Как мне сообщить тебе, куда мы поедем? — всхлипывая, спросила она.

— Никак. Будет лучше, если ни я, ни Сириус не будем знать, где вы находитесь.

— Мы еще увидимся? — она подняла на него заплаканные глаза.

Джеймсу очень хотелось сказать «да». Он уже даже практически убедил себя, что все в итоге у Поттеров будет хорошо, но солгать он ей не смог. Хорошо, если с Волдемортом столкнется Поттер, у него будет хоть маленький, но шанс. А если это будет он, Джеймс? Единственное, что он сможет сделать палочкой — это ткнуть Темного Лорда в глаз. У него была только одна надежда на Сириуса. Он уже все продумал до мелочей, но все же шанс на то, что они оба останутся в живых был крайне мал. Лили ждала ответа, запрокинув голову, и он, вздохнув, ответил:

— Я не знаю, Лили. Я очень сильно постараюсь выжить. Я, правда, буду очень сильно стараться. Но обещать я тебе ничего не могу.

Лили вырвалась из его рук.

— Поттер, ты меня иногда просто бесишь! Ты что, не мог соврать? — и она, рыдая, побежала наверх.

— Да, друг, иногда ты бываешь просто непроходимо туп, — Сириус поморщился.

— Если со мной что-нибудь случится… — Джеймс замолчал, затем продолжил. — Это звучит банально, но, позаботься о них, ладно?

— Ничего с тобой не случится, — буркнул Сириус. — Я сейчас за мотоциклом. Спрячу твоих и вернусь. Даже, если за домом следят, мои мотания туда-сюда никого не удивят. Фиделиус будем накладывать?

— Посмотрим, — Джеймс снова и снова прокручивал в голове свой план, и в который раз пришел к выводу, что выбора у него практически нет.

Сборы и отправка семьи Джеймса Поттера «в бега» под мантией-невидимкой заняла довольно много времени.

Лили уже не плакала, она злилась на Джеймса. Но когда он у двери взял мантию, чтобы накинуть ее ей на голову, и спрятать и Лили и спящего у нее на руках Гарри, на которого даже нехотя наложили сонные чары, чтобы ребенок внезапно не проснулся и криком не выдал их, она уткнулась головой ему в шею и прошептала:

— Поттер, не смей умирать, слышишь?

— Я постараюсь, — Джеймс наклонился и поцеловал ее. Просто не смог удержаться и увлекся настолько, что только покашливание Сириуса заставило его прервать столь приятное занятие.

С минуту они приходили в себя, а затем Джеймс хлопнул себя по лбу и побежал обратно в гостиную, где на столе видел нож, для вскрытия писем.

Вернувшись, он осторожно отвел длинную рыжую прядь и одним движением отрезал ее.

— Зачем? — почему-то шепотом спросила Лили.

— На удачу, — Джеймс резким движением накинул ей на голову мантию и уже невидимую жену подтолкнул к двери. — Идите, иначе я не смогу вас отпустить.

Не дожидаясь, пока Лили с Гарри на руках и Сириус покинут дом, Джеймс прошел на кухню и, открыв кран, долго смотрел на воду. Затем, словно вспомнив, зачем он сюда пришел, Джеймс налил в стакан воды и залпом ее выпил.

— Груз доставлен, — голос Сириуса прозвучал настолько неожиданно, что Джеймс подавился.

Откашлявшись, он поставил стакан на стол.

— Ну что, пошли обговорим, что будем делать дальше.

— Как что? Фиделиус накладывать, — Сириус пожал плечами, словно это было самое очевидное и правильное решение.

— Нет, — Джеймс покачал головой. — Мы не будем прятать дом.

— А зачем тогда такие трудности в отправке Лили? Если ни ее, ни Гарри не будет дома…

— А кто тебе сказал, что их не будет дома?

— Но… каким образом? — Сириус внезапно увидел, как Джеймс неспешно наматывает на палец яркую рыжую прядь и у него округлились глаза. — Не хочешь же ты сказать…

— Верно, — мурлыкнул Джеймс едва не рассмеявшись, глядя на растерянное выражение лица друга. — Не зря же мы учились оборотку варить. Кстати, Снейп мне все же объяснил, как ее сделать, чтобы никого не отравить…

* * *

Резкий толчок отозвался болью в голове и во всем теле. Джеймс застонал, но глаз не открыл. Ему внезапно показалось, что он летит по воздуху. Ощущения были настолько необычными, что Джеймс на целую минуту пришел в себя, но потом снова отключился.

Анна, кусая костяшки пальцев, наблюдала, как ее брата поднимают на поверхность с помощью чего-то, напоминающего лебедку.

Когда Джеймс оказался на земле, она бросилась к нему, но была перехвачена мужем за талию.

— Не мешай им, родная. Сейчас самое лучшее, что ты можешь сделать — это не мешать.

Над Джеймсом уже склонились медики, деловито прикрепляя к его телу какие-то датчики, подсоединяя портативные мониторы, и готовя капельницу, чтобы в случае чего сразу же начать спасать жизнь горе-туристу.

Глава 19

— Мерлин, когда уже этот урод придет? — Лили плюхнулась на диван и раздраженно кинула рядом ребенка.

Джеймс хмыкнул, глядя на это безобразие.

— Если кто-нибудь сейчас заглянет к нам на огонек, то обязательно решит, что ты отвратительная мать, дорогая.

Лили в ответ громко выматерилась, затем поправила волосы и почесала шею.

— Как можно носить такие длинные волосы? — спросила она раздраженно.

— Ты еще яйца несуществующие почеши, — посоветовал Джеймс, и снова уткнулся в газету.

— Я тебе на полном серьезе сообщаю — все это несерьезно! — взвизгнула Лили и зажала рот ладонью. — Почему именно я являюсь твоей женой?

— Судьба, — гадко усмехнулся Джеймс.

— Ты, главное не забудь, что это я, — Лили скрестила руки на груди.

Джеймс оторвался от газеты и пристально посмотрел на нее. Внезапно ярко-рыжие волосы начали укорачиваться и принимать насыщенный темный оттенок. Джеймс быстро поднялся с кресла, в котором сидел и протянул жене фляжку.

— Если я хоть на мгновение представлю, что моя Лили так сильно изменилась, то единственная моя мысль будет о разводе. Пей, любимая, — хохотнув, он сунул фляжку в руку «Лили». — Твои витаминчики.

Сириус, а это был именно он, тяжело вздохнул и сделал большой глоток. Волосы практически сразу приняли прежнюю длину и вернули яркий цвет.

— Я не могу уже ждать, изображая из себя женщину, — Сириус упал на диван и картинно заломил руки. — Почему он такой нерешительный?

— Ты у меня спрашиваешь? — Джеймс поднял газету, попробовал читать, но практически сразу швырнул ее на стол. Газета упала с громким шлепком и накрыла палочку Поттера, лежащую на столе.

— Я просто поражаюсь твоему терпению, — Сириус сел. — Я, наверное, уже давно пошел бы и закатил грандиозный скандал в Ордене.

— Это ничего не изменит, — философски отметил Джеймс. — К тому же, пойдя в Орден, мы наверняка раскроем агента Волдеморта, а мне не хотелось бы этого делать.

— Почему?

— Потому что Альбус, скорее всего, знает, кто он. Ведь неизвестно, кого может завербовать Лорд, если этот будет раскрыт. Лучше уж знакомого шпиона держать рядом с собой, чем пытаться вычислить нового.

— Альбус, — в голосе Сириуса прозвучало отвращение. — Ты совершенно на него не злишься?

— Сначала злился, но… Я его понимаю, — Джеймс закрыл глаза. Он действительно понимал причины поступков Альбуса Дамблдора.

— А вот я не понимаю!

— Сириус, чиновник уровня Альбуса Дамблдора не имеет права думать единичными категориями. Он должен использовать любую возможность, чтобы минимизировать ущерб.

— Даже, если для этого нужно разменять жизни людей? — Сириус надулся. В образе Лили это смотрелось довольно мило. Джеймс не удержался от улыбки.

— Здесь вступает в действие простая арифметика, — Джеймс замолчал, пытаясь подобрать слова. — Понимаешь, если есть возможность чем-то занять помешанного на убийствах маньяка, то любой на месте Альбуса это сделал. То, что при этом могут пострадать три человека, один из которых невинный младенец… Это всегда очень сложное решение, Сириус. И я сомневаюсь, что Альбусу оно далось слишком просто. Подозреваю, что он долго не мог решиться, но обстоятельства складывались таким образом, что он был вынужден нами пожертвовать. Я от подобного решения, естественно, не в восторге, но я понимаю Альбуса.

— С чего ты взял, что Дамблдор долго собирался с мыслями, прежде, чем эту гадину натравить на Гарри?

— Потому что я знаю, что пророчество было произнесено до рождения Гарри, а известно оно стало Волдеморту после его рождения. Причем не сразу после…

Джеймс замолчал. Он стоял перед дилеммой — рассказывать Сириусу про крестражи, или нет?

В гостиной воцарилась напряженная тишина. Сириус рассеянно взял на руки куклу, призванную изображать Гарри, и автоматически принялся ее укачивать.

Джеймс снял очки, протер их и снова надел. Он решил, что сейчас все расскажет.

— Сириус, я кое-что знаю о Волдеморте, — начал он осторожно. — Только не спрашивай откуда. Просто знаю и все.

— И что же ты знаешь?

— Ты когда-нибудь слышал о крестражах?

— Нет, — Сириус покачал головой, — а что это?

— Я сам, если честно не разобрался до конца. Знаю только общий принцип: крестраж — это предмет с запертой в нем частью души того, кто решился ее разорвать. Думаю, что это весьма трудоемкий и болезненный процесс. Но наш Волдеморт — товарищ целеустремленный и упрямый.

— Ты уже об этом говорил, — Сириус поднялся и принялся ходить по комнате. — Что значит «разорвать душу»? Это в метафизическом смысле?

— Подозреваю, что в самом что ни на есть прямом.

— Не могу даже представить себе такого, — Сириус потер лоб.

— А пока и не надо, — махнул рукой Джеймс. — Нужно помнить только одно, пока эти игрушки существуют, Волдеморт сможет возрождаться. Не сам, конечно. Он все-таки не феникс, но с чьей-нибудь помощью — наверняка.

— И что же делать?

— Я сейчас перечислю тебе, что знаю про эти предметы. Если что, тебе придется самому их искать и уничтожать. С чьей-нибудь помощью, или без нее. Я даже примерно знаю их места нахождения. Только примерно, не обессудь.

— Откуда ты это знаешь?!

— Мне Альбус намекнул, — спокойно солгал Джеймс. Он ничем не рисковал. Сириус вряд ли побежит спрашивать, а если и спросит и услышит отрицательный ответ, то сочтет, что Альбус его обманывает.

— Говори.

— Значит так, — Джеймс порылся в памяти. Он не был уверен насчет змеи. Махнув рукой, он решил, что и ее включит в список, просто на всякий случай. — Почти все вещи значимые и дорогие. Кольцо, принадлежащее Салазару Слизерину, хранится в доме, где родилась и жила мать Волдеморта — Меропа Гонт. Где этот дом находится, понятия не имею. Придется тебе самому искать. Медальон, также принадлежащий Слизерину, находится в пещере на островке, куда приют нашего Лорда вывозили подышать свежим воздухом, — так как Регулус был не в курсе всех этих медальонов, и домовика Том брал скорее всего у кого-нибудь другого, эту пещеру придется поискать, но Джеймс был уверен, что если Сириус обретет цель, то носом будет землю рыть, но добьется своего.

— Погоди, ты сказал «приют»?

— Сириус, не перебивай, пожалуйста, — Джеймс закатил глаза. — Потом все обсудим, пока слушай дальше. Все подходы к вещам под очень неприятной охраной, так что, нужно быть чрезвычайно осторожными. Дальше немного проще. Дневник, принадлежащий Волдеморту, передан на хранение Малфою.

— О, это просто, — Сириус махнул рукой и чуть не уронил «ребенка». — Малфой ничуть не герой, так что с этим особых проблем быть не должно. Особенно, если угрожать как следует.

— Диадема Равенкло спрятана в Выручай-комнате. Проблема в том, чтобы правильно ее открыть, — Сириус кивнул и Джеймс продолжил. — Чаша Хаффлпафф находится в сейфе у твоих уголовных родственничков Лестрейнджей.

— Сложно, но можно, — еще раз кивнул Сириус. — Это все?

— Еще есть змея.

— Нагайна, да о ней все знают. Она что, тоже крестраж?

— Я не уверен, — покачал головой Джеймс. — Возможно. А, может быть, и нет.

— Так. Пойду-ка я уложу нашего ребенка в кроватку и мы с тобой все тщательно обсудим, — Сириус решительно направился на второй этаж к детской.

Джеймс посмотрел ему вслед и улыбнулся. Из Сириуса действительно получилась просто отвратительная «мать».

Джеймс сел на диван и принялся готовить пергаменты и перья, проверять чернила, чтобы начать разрабатывать первоначальный план дальнейших действий.

Занятый приготовлениями, он не услышал, как скрипнула входная дверь, открываясь под воздействием волшебства.

Внезапно чья-то тень упала на стол, и Джеймс поднял голову. Прямо перед ним стоял закутанный в черную мантию человек. С каким-то детским любопытством Джеймс принялся разглядывать бледное лицо. Оно не было таким отталкивающим, как ему представлялось. Наоборот, Волдеморт был довольно красив, даже на взгляд Джеймса, который совершенно не разбирался в мужской красоте.

— Где твой сын? — голос был слишком высоким для мужчины и очень холодным. Словно перекатывающиеся льдинки в стакане с виски.

Джеймс помотал головой, отгоняя непрошенные мысли. Палочка лежала под газетой, и достать ее не было никакой возможности, но попытаться все же стоило. Хлопнула дверь на втором этаже, и раздался женский голос:

— Ты готов? Я иду.

Волдеморт кивнул, и его бледные губы тронула едва заметная усмешка. Он не мог знать только одного — Сириусу даже в образе Лили нужно было гораздо меньше времени, чтобы спуститься вниз.

Понимая, что ничего он сделать не успевает, Джеймс все же рванулся к палочке, выигрывая драгоценные секунды для друга.

Волдеморт, видя его маневр, вскинул палочку, и одновременно в гостиной появился Сириус.

Две Авады полетели одновременно. Не зря Блэков называли темными магами. Сириус ни на секунду не засомневался, применяя непростительное. Но Джеймс все равно не успевал увернуться от зеленого луча, как не успевал и Волдеморт увернуться от того, что предназначался ему.

Перед тем как упасть, Джеймс успел подумать: «Хорошо, что рассказал. Теперь все будет в порядке».

* * *

Внезапно монитор, который до этого момента мирно пикал, тревожно заверещал. Медики, которые уже подняли носилки с Джеймсом, чтобы вкатить их в распахнутые двери машины скорой помощи, мгновенно вернули Джеймса на землю.

— Остановка сердца, — довольно равнодушно произнес серьезный врач. — Ничего не понимаю. Дефибриллятор, быстро. Раз, два, три… — Он сразу же начал делать искусственный массаж сердца, пока помощники готовили дефибриллятор. — Приготовить адреналин. Где этот чертов дефибриллятор?!

— Билл, что происходит? — Анна не понимала, почему началась суета вокруг ее брата, тогда как старший медик совсем недавно заверил ее, что все нормально и Джеймс стабилен.

— Что случилось? — Билл перехватил одного из бегущих медиков за рукав форменной куртки.

— Не мешайте, — отмахнулся медик. — Не понятно почему, но ваш брат внезапно умер, — добавил он, на ходу вытаскивая из сумки токопроводящие детали.

— Как умер? — Анна сильно побледнела и потеряла сознание.

Эпилог

Джеймс сидел на кровати и терпеливо слушал нудную лекцию отца, про то, как он всех их напугал.

Дверь распахнулась и в палату влетел Крис, спасая Джеймса от отца. Правда, когда вслед за сыном вошла Анна, Джеймс закатил глаза и, приложив руку к сердцу, упал на подушки.

— Хватит паясничать, — Анна выглядела очаровательно рассерженной. — Ты хоть понимаешь, как мы все перепугались, особенно когда ты… когда у тебя… — она всхлипнула, вспомнив ужасные минуты, во время которых Джеймс был мертв.

— Ну, все же обошлось, — жалобно простонал Джеймс. — Анна, сестренка, ты же знаешь, что я не могу тебя сейчас обнять и утешить, для этого мне нужно будет совершить множество телодвижений, — и Джеймс указал на костыль, стоящий в пределах досягаемости.

— Как ты умудрился ногу сломать, когда тебя оживили? — Крис бесцеремонно сел на кровать дяди и потянул на себя его ноутбук.

— Это очень интересный вопрос, но я тебе ответить на него не могу, — Джеймс заложил руки за голову. — А скажите мне, мои родные и очень любимые родственники, сколько я еще буду жить в этой больнице и служить подопытным кроликом? Из меня уже всю кровь выкачали. Если на меня нападет вампир, то бедняга умрет с голоду.

— Как ты себя чувствуешь? — Анна села рядом с кроватью на стул и взяла Джеймса за руку.

— Да отлично я себя чувствую. Если бы не нога, вообще все было бы прекрасно. И я не совсем понимаю, что я сейчас здесь делаю.

— Доктора пытаются понять, почему у тебя остановилось сердце. Как от удара молнии. Но все дело в том, что никакой молнии не было.

— Ладно, дети, ваш папа устал сидеть и предаваться унынию, к тому же у меня свидание с Джулией, — отец встал и потряс Джеймсу руку. Тот подмигнул отцу. — Вот сейчас кофейку попью и пойду собираться.

Анна рассеянно кивнула, а через минуту вскочила со стула как ошпаренная.

— Кофейку?! Да вы что сговорились меня со света сжить?! Папа, стой, тебе нельзя пить кофе! — она вылетела из палаты и поспешила наставлять на путь истинный отца.

Крис в это время рассматривал открытую страницу на компьютере Джеймса.

— Фильмы смотришь?

— А что еще делать? — Джеймс покосился на племянника. Все то время, после того как он пришел в себя в больнице, мир Гарри Поттера ему ни разу больше не снился. Джеймс боялся открывать что либо, связанное с этим миром. И в то же время жутко хотел это сделать. И сейчас, когда он наконец-то решился, произошло нечто странное. — Крис, я тут фильмографию Алана Рикмана просматриваю, ты же знаешь, что я люблю этого актера? — Крис кивнул. — Так вот, я почему-то не могу найти фильмы про Гарри Поттера.

— А почему ты ищешь фильмы поттерианы на странице Рикмана? — Крис схватил большое яблоко из вазы, стоящей на прикроватной тумбочке и аппетитно им захрустел.

— Как почему? Он же там играл.

Крис удивленно посмотрел на дядю, даже жевать перестал.

— Ты чего? Еще раз упал? Рикман не снимался в Гарри Поттере.

— Как не снимался? А кто тогда играл профессора Снейпа?

— Кого? — Крис с Джеймсом изумленно разглядывали друг друга. Затем Крис осторожно произнес. — В поттериане нет такого героя. То есть он есть, но просто вскользь упоминается.

— Так, — Джеймс потер лоб. — Так. А ну-ка в двух словах расскажи мне, про что вообще эти книги?

— Как про что?

— Крис.

— Ну, в общем, в них говорится о мальчике Гарри Поттере, которому, согласно пророчеству суждено прибить Волдеморта, — Джеймс кивнул соглашаясь. Пока все было так, как он помнил. — Его отец приготовил ловушку этому самому Волдеморту, а его с матерью спрятал. В итоге отец погиб, а крестный развоплотил Волдеморта. Не навсегда, как оказалось. Но ждать они воскрешения просто так не стали. И перед финальной битвой искали и уничтожали крестражи, которые этот самый Волдеморт наделал.

— Кто искал крестражи? — Джеймс от волнения закусил костяшки пальцев. Этого просто не могло быть, но тем не менее происходило.

— Сириус, Люпин, мать Гарри Лили и Френк Лонгботтом. Они еще в пятой книге поженились.

— Кто поженился?

— Лили и Френк, конечно. Мать Невилла Алиса погибла, а Френк узнал про пророчество, и не простил Альбусу Дамблдору. Там вообще такой трешак в пятой книге начинается. Битвы, погони… — Крис закатил глаза. — А Невилл вместе с Гермионой помогали Гарри сначала в Хогвартсе, а потом не только в Хогвартсе. Ну и Дадли, конечно.

— Постой, ты сказал Дадли? Дадли Дурсль помогал Гарри?

— Ну, да. Они же росли практически вместе. Лили часто Гарри у своей сестры оставляла, мальчишки и подружились. Дадли же здоровенный и сильный, да еще и боксер. Вот он и помогал там, где чисто физическая сила нужна была. Он сначала сильно полный был, но Френк их тренировать начал и все стало круто.

— Да уж, круто, — Джеймс помассировал виски. — Черт, я хочу это почитать! Так, тебе задание притащить мне все книги поттерианы.

— Есть, капитан, — Крис шутливо козырнул Джеймсу и выскочил из палаты.

Джеймс остался один.

— Этого просто не может быть. Просто потому что это всего лишь книги. Всего лишь чья-то придуманная история. Лили вот, замуж за Френка вышла, — Джеймс печально улыбнулся. — Будем думать, что я просто сильно ударился головой и мне все это прибредилось, — он замолчал, а через минуту еле слышно добавил. — А все-таки жаль, что Лили не настоящая.

Закрыв ноутбук, Джеймс потянулся за тростью, когда дверь в очередной раз открылась и на пороге появилась молодая девушка в зеленом хирургическом костюме.

«Этот костюм, наверное, под цвет глаз», — Джеймс во все глаза разглядывал ярко-рыжее зеленоглазое чудо, вошедшее в палату.

— Добрый день, — чудо положило на стол планшет с его Джеймса историей болезни. — Меня зовут Лили Адамс, и я ваш физиотерапевт. Вам, наверное, до смерти надоели костыли? — она улыбнулась, и Джеймсу удалось стряхнуть с себя наваждение, охватившее его, когда она вошла.

— Добрый день, Лили, — он расплылся в улыбке. — Вы себе представить не можете, как я рад, что вы настоящая. А у вас случайно мужа по имени Френк нет?

— Что? — она с тревогой посмотрела на своего пациента. — Нет, мужа Френка у меня нет, в, общем-то, у меня вообще нет мужа. Только я вас не совсем поняла.

— О, я вам когда-нибудь расскажу удивительную историю, как обычный парень вроде меня смог изменить сюжет целой серии книг. Но не сейчас. Вы правы, Лили, можно, я буду вас так называть? — она кивнула и теперь посматривала на Джеймса с интересом. — Так вот, вы правы, Лили, мне до смерти надоели костыли. Давайте уже займемся мной, что ли?


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Эпилог