Пять жизней древней Сури (fb2)




Константин Петрович Матвеев Анатолий Александрович Сазонов
Пять жизней древней Сури

Предисловие Перебирая «глиняные книги»

Страна, о которой мы хотим рассказать, называлась Сури. Ученые по-разному объясняют происхождение этого слова. Одни считают, что так уменьшительно называлась в древности Ассирия. Сторонники этого подхода приводят пример из анналов ассирийского царя Синахериба. В них говорилось, что «царя Сури (то есть Ассирии), который волей разгневанного Мардука принес несчастье стране, сразил оружием его собственный кровный сын».

Другие специалисты полагают, что слово «Сури» не относится к территории Ассирии. Ведь Сури лежала в пределах от берегов реки Евфрат до Средиземного моря.

Работая над этой книгой, мы просмотрели записи на «глиняных книгах», составленных в Ассирии. По ним и проследим за этим названием с древнейших времен и вплоть до второй половины первого тысячелетия до н. э.

В них мы встречаем довольно часто повторяющееся название города Суру (Сури). Его локализация не представляла трудности, поскольку так назывался город, который стоял на этой реке, упоминавшийся в анналах с различными окончаниями. Так, ассирийский царь Тукульти-Нинурта II (890–884 годы до н. э.) совершил поход в центральную часть реки Евфрат. Напротив лежал город Сури. Далее, царь с войском двинулся к стране Суру, что находилась на реке Хабур, где правила династия Халупе. В период правления ассирийского царя Ашшурнасирпала (883–859 годы до н. э.) город Сури на реке Хабур неоднократно упоминается как гавань, где строили суда, и как город, где произошло восстание, и как город, который подвергся штурму ассирийской армии.

Не остается сомнения, что этот город стал постепенно играть все большую роль как верфь, важный стратегический пункт и военная крепость. Его название было перенесено на всю страну, а затем закреплено древними римлянами, завоевавшими эту территорию в 64 году н. э. и назвавшими ее провинцией Сирия.

Следы этого города мы нашли на реке Хабур, впадающей в Евфрат. На карте современной Сирии между городом Маядин и Маарат-Баннад расположен город Сувар — потомок древнего города Сури, от которого пошло название страны.

Но перейдем к главной цели нашей книги — к рассказу о пяти жизнях, пяти цивилизациях древней страны Сури. Знакомясь с ней, мы можем обогатить наши сведения об этих цивилизациях, об их чертах и добытых ими знаниях. Эти знания переданы нам в качестве дара пытливым умом, терпеливым и многолетним трудом археологов, историков, дешифровщиков. По крупицам материальной культуры, следам на камнях, остаткам фресок восстанавливали они историю и культуру народов, жизнь и судьбы городов-государств Эблы, Финикии, Пальмиры, Мари и древнего Дамаска. Благодаря им эти пять цивилизаций не исчезли навсегда, а сохранились для истории человечества.

Пять жизней за одну — воскрешенную для того, чтобы не было людей, не помнящих своей родной и всемирной истории. Чтобы памятью о пяти цивилизациях, существовавших в III–I тысячелетиях до н. э. на территории современных государств Сирии и Ливана, еще и еще раз показать глубокие корни арабской культуры в прошлых тысячелетиях, культуры, впитавшей духовные и материальные ценности городов-государств и в свою очередь обогатившей общечеловеческое духовное наследие.

Советский ученый И. Фильштинский писал в работе «Арабская литература в средние века», что, «усвоив и переработав многие культурные традиции Средиземноморья и древних цивилизаций Востока, арабы познакомили с ними в XI–XIII вв. Запад и тем самым внесли свою лепту в культурный подъем Европы эпохи Возрождения. Через арабов Европа впервые приобщилась к античной и восточной науке — медицине, математике, астрономии, философии.

Не последнее место в ряду культурных достижений средневековых арабов занимают письменность, многочисленные и разнообразные сочинения по математике и астрономии, философии и медицине, истории и географии, а также изящной словесности — поэзии и художественной прозе, оказавшие на европейскую литературу значительное влияние. Любовная лирика, рыцарский роман, дидактические рассказы о животных, авантюрная и „галантная“ новелла — развитие всех этих жанров в Европе отмечено влиянием арабской средневековой литературы».

Мы надеемся, что собранные в книге данные позволят доказать несостоятельность теории «европоцентризма», с помощью которой буржуазные идеологи пытаются убедить мир в том, что все общечеловеческие культурные ценности созданы только на Западе и прежде всего в Европе. При этом необоснованно утверждается, что «народы Востока не способны к созданию оригинального и особенного в культуре», «к самостоятельному суверенному существованию».