В паутине красных нитей (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Вера Окишева Террианцы. В паутине красных нитей Книга 1

Пролог

В кабинете без окон одиноко сидел седовласый мужчина за массивным столом. Перед ним была отрыта папка, в которой лежал всего лишь один лист, исписанный мелким шрифтом. Мужчина наизусь знал, что написано в нем, но продолжал задумчиво перечитывать, пытаясь заглянуть между строк.

Раса: террианцы.

Внешность: Высокие атлетическое телосложение, волосы густые различной длины и цвета. Лицо симметричное. Глаза — миндалевидной формы, цвет различен, встречаются такие как красный, фиолетовый, ярко зеленый, желтый, а так же стандартные цвета. Нос — прямой, губы — различной формы.

Особенные приметы: эстетически прекрасны, вечномолодые.

Характер: сдержанные, безэмоциональный.

Способности: воины (очень опасные).

Обитание: планета Терри.

Примечание: Женщины и дети не покидают планету, из-за произошедших инцидентов, последний произошел в 2403 году. От красоты террианцев земляне пошли на преступные действия, за что поплатились своими жизнями.

Возраст определяется цветом кожи: чем смуглее, тем страше.

При обращении предпочитают представляться званиями. Не допускают обращения по имени.

Глава: Император, Совет старейшин.

— Да, уж… — разочарованно выдохнул мужчина, убирая лист в папку. — Что же вам надо от нас?

На протяжении стольких сотен лет земляне собирают информацию об этой странной расе инопланетян. Но ничего нового так и не узнали. Больше того, чего они сами захотели рассказать землянам.

Бросив взгляд на монитор компьютера, глава тайной службы Земного сотрудничества решился подписать запрос о разрешение, который был прислан сегодня террианцами.

«…Во всех человеческих бедах виноваты сами люди.

Слишком любят. Слишком много отдают.

Слишком многое позволяют…»

Новая воспитательница

В последний раз придирчиво осмотрев себя в зеркало, молодая девушка поправила идеально выглаженный воротник и полы пиджака.

Вроде все в порядке. Мелисса очень нервничала перед предстоящей встречей. Очень странно, что капитан Линер вызвал ее к себе. Явно, что-то случилось из ряда вон. Ведь обычные учителя никогда не интересовали таких высокопоставленных чинов.

Еще раз бросив взгляд на свое отражение, Мелисса поправила выбившийся красный локон из строгой прически. Как говориться: перед смертью не надышишься. И она решительно пошла на встречу с капитаном станции.

В приемной секретарь попросила девушку подождать, а сама пыталась связаться с капитаном. Звонка глава станции явно с первого раза не услышал, так как он с кем-то очень громко ругался, его голос был слышен через плотно закрытую дверь кабинета. Нервно передернув плечами Мелисса пыталась успокоиться, но с каждой секундой это становилось сделать все сложнее.

Но вот, дверь все же плавно открылась, и капитан во всей своей мужественной красе предстал перед учительницей.

— О, наконец-то! Вот, она будет следить за вашими питомцами, — вместо приветствия сказал Джон Линер, и жестом пригласил Мелиссу зайти внутрь.

Не ожидав такого приема, девушка неуверенно остановилась у входа, не понимая, что тут происходит.

Капитан, в нетерпении посмотрев на замершую у дверей учительницу, обратился к ней: — Эрла Мелисса, подойдите, чтобы эрла Туанер могла вас увидеть.

Девушка робко подошла к экрану коммуникатора. С него встревожено смотрела, достаточно пожившая, террианка. Красота ее с годами не померкла, но цвет кожи все же выдавал возраст. Эрла Туанер лежала на больничной койке, присоединенная проводами и трубками к противно пищащему аппарату.

— О, капитан, она ссслишком юна для этого. Найдите кого-нибудь зрелого, а лучше мужчину. Питомцы мальчики, у них появитьссся привязка к ней. Им будет очень болезненно рассстатьссся потом, — взволновано сказала террианца, с мольбой глядя на капитана.

— Эрла Туанер, я вам повторяю не первый раз. У меня нет, понимаете, вообще нет, свободных учителей мужчин. У меня три учителя — женщины на всю станцию. А эрла Мелисса только месяц здесь работает. У нее единственной нет постоянного класса. Вот поэтому она и займется вашими питомцами, пока вы не выздоровеете, — с металлом в голосе возразил ей Линер.

— Нет, нет, это слишком долго. Она слишком молода. Этого нельзя допустить, — нервно задергалась террианка, в попытке сесть, чем вызвала громкий неприятный писк приборов. Медперсонал быстро подбежал к ней, и главврач, извинившись, отключил связь.

Капитан устало потер переносицу, отворачиваясь от монитора. Мелисса заметила, что Линер очень плохо выглядел. Следы усталости явственно проглядывались на лице.

— Создатель, за что, — вопрошал капитал, не обращая внимания на присутствие девушки. — Бессонная ночь, разговор с террианцами, еще и проблемы со складами. Почему все, как снежный ком, навалилось на меня именно сейчас, не давая ни минутки покоя! И угораздило же ее заболеть на моей станции. Не могла у себя на Терри это сделать! В таком возрасте путешествовать вздумала!

Мелисса не знала что ей делать, такое впечатление, что капитан забыл, что вызвал ее. И девушке было очень неловко стоять и слушать возмущенную речь Линера.

Вдруг капитан обернулся к ней, от чего учительница вздрогнула.

— Ну что ж, эрла Мелисса, прямо сейчас идете в пятый сектор. Там найдете класс с пятнадцатью мальчишками и остаетесь с ними до прибытия наставника, который их заберет. Надеюсь, это произойдет через три дня. Директора интерната на Терри я предупредил. Он уже вылетел, — отдал ей распоряжение капитан и, потеряв к ней интерес, направился к рабочему столу.

— Капитан, — робко возразила учительница, — но я ничего не знаю про воспитание и обучение террианцев. Я специалист по обучению земных детей.

Линер резко развернулся к девушке.

— И ты туда же? — недовольно вскричал он. — Да мне плевать: можешь — не можешь. Просто посиди с ними три дня. Чтобы они не поубивались там. А то, с нас головы снимут, если хоть один из них умрет. Они там все королевских кровей. Я уже устал решать этот вопрос. Так что, все! Я тебя назначаю воспитателем! Понимаешь, просто воспитателем на три дня? И иди уже отсюда. Дайте мне заняться прямыми обязанностями, а не детсад ваш тут разгребать!

Девушка со слезами выскочила из кабинета и бросилась прочь от этого дьявола. От обиды на несправедливость со стороны капитана, рыдания сдавили ей горло.

Почему капитан на нее наорал? Что она того ему сказала? Конечно, всем был известен его несдержанный характер, но лично она таким капитана Линера видела впервые. Как, вообще, можно управлять станцией с такой расшатанной психикой? Куда смотрят медики?

Столько вопросом, на которые никто не сможет дать ответы. Ведь все понимали, что капитан работает на износ, всеми силами пытаясь наладить жизнь станции. Многие поговаривают, что Линер женат на работе, отдаваясь ей с головой.

Добежав до лифта, Мелисса пыталась успокоиться и взять себя в руки. Дети не прощают слабости — никогда и никому. Поэтому она должна предстать пред ними собранной и сдержанной.

В кабине лифте девушка аккуратно вытерла слезы и привела себя в порядок. Нажала на пятый уровень.

Мерный гул движения кабины не мешал ей думать над сложившейся ситуацией. Итак, что ей известно о террианцах? Сильные. Нет, не так. Очень сильные воины. Держат эмоции под контролем. В содружестве с землянами из-за биологической совместимости. Их планета закрыта для туризма. Что еще? Возраст определяется цветом кожи, чем светлее, тем моложе. Лица с возрастом практически не меняются, и на вид им примерно двадцать пять.

Мозг судорожно работал, по крупицам собирал всю имевшуюся информацию. А ее было катастрофически мало. Из чего Мелисса пришла к неутешительным выводам: она ничего не знала о террианцах.

Оправдывала она себя, напомнив, что, даже, прилетев сюда, возможность встретиться с ними у нее была ничтожно мала.

Взглянув в свое отражение, девушка строго сказала сама себе:

— А вот надо было учиться, Мелисса, а не ворон и парней считать из окна. Ведь нам про них еще что-то говорили на курсах. И эрла эта про привязку какую-то упомянула. Вспоминай, вспоминай!

Осознание того, что она забыла что-то безумно важное про эту расу, давило на психику. У нее начался мандраж, как перед сдачей экзамена. Когда вроде и выучил, а вспомнить не можешь.

Лифт приветливо щелкнул, возвещая о прибытии на нужный уровень. Двери плавно открылись. Осторожно выйдя в коридор, оглянулась по сторонам. Очень странно, что ее никто не встретил. И как теперь она будет искать нужный ей класс? Немного прошлась по коридору, наткнувшись на указатель, с облегчением нашла нужное ей слово "Классная комната". Сориентировавшись с картой, Мелисса уже увереннее направилась на встречу со своими воспитанниками.

Найти класс оказалось легко, а вот войти в него не очень. Тут не к месту вспомнилось, как эрла и капитан между собой называли воспитанников питомцами. И как-то страшно стало подходить к двери. Еще раз попыталась выудить из головы хоть что-нибудь ценное о террианцев, но, увы, ничего не было. Девушка, раздосадованная на свою бестолковость, решительно вошла в открывшуюся дверь.

Вежливо улыбаясь, прошла к учительскому столу. По привычке встала около него и стала рассматривать воспитанников. Страх сковал лицо, и проговорить такие привычные слова, у Мелиссы не получалось.

Мальчики оказались молодыми мужчинами. Красота их была неземная, и девичье сердце от восторга и страха забилось, как пташка, пойманная в силки.

Пятнадцать брутальных воспитанников, таких не похожих друг на друга, с большим интересом рассматривали свою новую воспитательницу.

Прокашлявшись, и размяв онемевшие губы, Мелисса решительно произнесла:

— Здравствуйте, садитесь. Позвольте представиться, меня зовут эрла Мелисса. Ваша учительница заболела, и меня попросили временно присмотреть за вами.

В ответ воспитанники не проронили ни звука, чем привели ее в замешательство. Земные дети уже закидали бы ее вопросами, а тут такая тишина.

— Я хотела бы узнать, кто у вас староста класса? — спросила учительница.

Опять тишина была ей ответом. Горестно вздохнув, начала подбирать похожие определения:

— Старший, командир, ведущий, глава, лидер? Что, среди вас нет лидера?

Тут встал с места блондин с фиолетовыми глазами. Мелисса с замиранием сердца следила за его грациозными движениями хищника. Смутилась, когда поймала себя на развратных мыслях. Она ни как не могла привыкнуть к их мужественной красоте.

В этот момент, она, наконец, вспомнила, что говорили им на занятиях. Террианцы в молодости безупречно прекрасны для землян. Поэтому детей редко выпускают с планеты, дабы не было беды и конфликтов. Мелисса могла согласиться с тем, что такой соблазн надо прятать от слабых землян. Чтобы не смущали своей красотой ее: одинокую, обделенную мужской лаской. По земным меркам она была слишком обычной, ничего примечательного.

Тряхнув головой, прогоняя наваждение, девушка спросила террианца:

— Прости, не услышала, как вас зовут?

Парень дернулся, и по классу прошла волна шепотков. Девушка заметила реакцию класса, стала извиняться за сказанные слова:

— Простите, я, наверное, что-то не правильно сказала? Я специалист по обучению земных детей. У нас, землян, принято называть друг друга по имени. А у вас, я как понимаю, по-другому. Поэтому представьтесь так, как у вас положено.

Но весь класс вместе с блондином снова промолчали.

— Я так понимаю, конструктивного диалога у нас не выйдет. Поэтому давайте перейдем к обучению. Так как принципы обучения террианцев мне не известны. Предлагаю, развеять трехдневную скуку чтением материала, который вам ббвйее давала эрла Туанер. Молодой эрл, вы знаете, на чем вы остановись? Какую последнюю тему вы изучали?

— Да, эрла Мелиссссса, — ответил блондин чистым завораживающим голосом. От этого голоса у девушки дыхание сбилось, зрачки расширились. Класс неотрывно, с большим интересом следил за изменениями, происходившими с учительницей. Девушка очень сильно покраснела, ладошки резко вспотели. Чтобы скрыть лицо, она стала искать учебный материал в компьютере. Система ей была знакома, перевод на земной язык занял не так много времени, и теперь у Мелиссы были в распоряжении все обучающие программы эрлы Туанер.

Кое-как справившись с собой, она уточнила:

— И на чем же вы остановились?

— Голосовые манипуляции с психикой землян.

Девушка резко подняла голову, пристально осмотрела класс. Ну, точно, проверка боем. Может не так уж и сильно террианцы отличаются от людей. Довольно усмехнувшись, Мелисса села на своего любимого конька — укрощение трудных детей.

— А вы смотрю отличник. Успешно освоили такие простые навыки? Могу сказать, что это было не забываемо. Спасибо за полученное удовольствие. Можете садиться. Я так понимаю, что вы тут самый храбрый? Поэтому назначаю вас старостой класса. На вас возложена очень тяжелая задача. Помочь мне не сделать из вас землян.

Блондин сел и класс недовольно зашушукался. А Мелисса нашла следующую главу и вывесила на экран.

— И так, надеюсь, все готовы усваивать новый материал?

Не получив ответа, строго посмотрела на блондина:

— Староста, я задала вопрос. Вы должны дать ответ за весь класс. И так повторяю: все готовы усваивать новый материал?

— И что мне следует ответить, эрла Мелисса? — заискивающе спросил староста. От чего по коже опять пробежали мурашки. Учительница поняла, что случай крайне тяжелый. Но на провокации вестись нельзя.

— Вы должны проанализировать ситуацию в классе. Выявить, являются ли условия благоприятными для начала урока. Если есть какие-либо проблемы, по возможности решить их самому. Если проблемы не могут быть устранены вашими силами. Следует указать на них мне. И вместе мы придумаем решение для их устранения, — четко процитировала инструкцию взаимоотношений старосты и учителя.

Блондин встал и осмотрел присутствующих. В сомнении оглянулся на учителя, она все так же ждала от него ответа.

— Класс готов к уроку, — нерешительно произнес староста, следя за реакцией землянки.

— Отлично, ну что ж, тогда начнем, — весело откликнулась Мелисса, и начала кнопку "Пуск".

На экране во всю стену начался обучающий фильм на террианском языке. То, о чем говорилось в фильме, Мелисса читала по субтитрам на земном языке.

А фильм был очень занимательным. Он повествовал о первых встречах землян и террианцев. Из-за внешности террианцев жители Земли принимали их за богов, и чествовали их соответственно. Дальше говорилось о различиях в уровне развитии. Террианцы, естественно, были венцом развития. А земляне лишь дикие аборигены маленькой голубой планеты. А еще мимика лица была очень непонятна террианцам, и они создали азбуку, по которой обучают в садиках, чтобы маленькие не пугались страшных землян.

Не смеяться над фильмом Мелисса не могла. Улыбка не сходила с ее лица. Такие пропагандирующие киноленты она видела только в очень старых хрониках. Когда земляне воевали между собой. Они создавали вот такие же фильмы про врагов. Чтобы нагнетать обстановку и оправдывать себя.

На ее тихий смех, класс стал постепенно оглядываться. И она чтобы не смущать воспитанников отвернулась к иллюминатору.

Начало беды

После окончания фильма обычно следует, обсудить основные моменты. Но какие они тут Мелиссе не было понятно. Эрла Туанер в плане — конспекте их не значились. Задумчиво оглядела ожидающих воспитанников, и решила идти по старой проверенной схеме.

— И так, вы просмотрели обучающий фильм. Давайте обсудим непонятные вам моменты. Чтобы задать вопрос вам нужно написать его на планшете. Я зачитываю вопрос и даю вам ответ.

Что тут началось! Вроде воспитанников пятнадцать, а вопросов штук шестьдесят. Пролиставшая их, Мелисса заметила, что всех интересует один вопрос.

— И так, вы все у меня спрашиваете, над чем я смеялась. А смеялась я над тем, что ваш фильм создан для вас. И не ориентирован на землян. Фильм не отображает все грани взаимоотношений между нашими расами. И со стороны землян мы в нем отображены слишком комично. Поэтому отвечаю на ваш вопрос — я смеялась над землянами из этого фильма.

Выбрала следующий вопрос.

— Почему земляне приняли вас за богов? Тут все дело в эстетике. Мы очень любим красоту. Красота спасет мир — одна из наших поговорок. Почему именно красота? Мальчики не частите. Я постараюсь ответить на все ваши вопросы. Лично я не знаю, почему именно красота. Наверное, тут в зрительном отображении реальности. Реалии жизни не так прекрасны, поэтому земляне стремятся украсить свою ее. Создавая красоту везде и всюду. Наши боги тоже всегда славились именно божественной красотой, и вы как нельзя лучше подходите под это описание.

— Почему мы не переняли от вас политический уклад? Тут все просто. У вас одна страна, у нас их много. Да, да, не частите. Повторяю, у нас много стран. Поэтому ваш политический уклад не приемлем. Даже если все объединяться, все равно страны не буду едиными, они будут в сообществе, но не более того.

— Эрла Мелисссса, можно задать вопроссс, — прозвучал голос с соблазнительной хрипотцой.

Возбуждающая дрожь пробежалась по коже учительницы. Подняв глаза, она увидела, что спрашивал синеглазый брюнет. Он уже давно гипнотизировал ее взглядом, который она, как могла, игнорировала.

— Да, конечно, спрашивай, — подбадривающее улыбнулась ему.

— Почему вы не можете сссоздать единую ссстрану? В чем причина?

— Ну, ответ лежит на поверхности. Если рассматривать вашу планету и нашу, то какие особенности вы можете мне назвать?

Ожидая ответа, девушка смотрела на затихший класс. Воспитанники что-то писали в планшете. Вскоре к ней в компьютер были отправлены ответы. Прочитав их, она вынесла вердикт:

— Да, вы правы. Основное различие — это то, что у вас один материк, а у нас много. Каждый материк развивался по-разному. У каждой странны свои моральные, духовные институты ценностей, уникальные традиции. Скорее всего, это стало причиной, еще одного немало важного фактора. Каждый землянин — это индивидуальность. Индивидуальность, которая требует признания.

— Эрла Мелиссса, можно задать еще один вопроссс? — спросил опять брюнет.

— Да, я вас слушаю.

— Что такое индивидуальносссть?

— Вы уверены, что не знаете этого слова?

Все отрицательно покачали головой. Для Мелиссы это открытие стало шоком. Найти данные на воспитанников она до сих пор не могла. Но вопрос о возрасте встал ребром. Слегка прокашлявшись, она решилась его озвучить:

— Мне нужно знать, сколько вам лет. Чтобы определить, как правильно вам отвечать на вопросы.

Брюнет хотел ответить, но блондин издал непонятный учительнице звук. Синеглазый как-то нервно передернул плечами.

— Двадцать три, — ответил староста, при этом грозно смотрел на брюнета.

Тот ухмыльнулся и сел на место. Девушка непонимающе посмотрела на воспитанников. И опять поймала себя на том, что, не отрываясь, смотрит на старосту. Все же нельзя быть настолько красивыми. Как ей прожить эти три дня, она не знала. Но отвлекаться от учебного процесса стала все чаще. Мелисса очередной раз прочистила горло, и нерешительно сказала:

— Ну, вроде уже большие. Индивидуальность — это совокупность характерных особенностей и свойств, отличающих одного индивида от другого; своеобразие психики и личности индивида, неповторимость, уникальность.

Ожидая следующих вопросов, посмотрела в компьютер, но вместо них, там мигало время. Слегка нахмурившись, Мелисса посмотрела распорядок дня.

— Ой, у вас сейчас обед. Не смею вас задерживать. Идите, обедайте. Приятного вам аппетита.

Выключив компьютер, девушка вышла вслед за воспитанниками. Они ровным строем отправились в столовую на пятом уровне. Мелисса же отправилась в общую, где обычно обедала вместе с подругами.

Заказав стандартный обед, она села за привычный стол, в ожидании остальных. Съев суп и второе, задумчиво ковырялась в десерте.

— Ну как прошло? — спросила учительница начального класса, рыжеволосая Мила.

С другой стороны села худая блондинка Анита— учительница старшего класса.

— Да, вроде, нормально. Пока, если честно, непонятно, — нехотя ответила Мелисса.

— Говорят, тебя перевели на другую работу? — спросила Анита.

— Нет, это временно. Потом опять буду помогать вам, — тут же ответила новая воспитательница террианцев.

— Ой, девочки, я сегодня слышала, как наш капитан опять орал по внешней связи о том, что у нас проблемы со складами. Наверное, скоро будут перебои в питании. Нормальная еда пропадет, перейдем на сухпайки, — протараторила Мила, при этом страшно выкатив глаза, для усиления эффекта.

— Капитан все уладит, он в этом спец, — заверила Анита подруг.

— По-моему нашему капитану не повредить оздоровительный сон, дня так на три. Он сегодня так на меня орал. Это было очень страшно, — поделилась впечатлением Мелисса.

— Да ты что? А за что? — подалась к ней Мила.

— Перечить стала, — грустно призналась Мелисса.

— Ну да, кто же с капитаном спорит. Это вообще противопоказано, — посочувствовала ей рыжая.

Вдруг к столу подошел предмет их разговора.

— Эрла Мелисса, что вы тут делаете? — прошипел капитан, угрожающе нагибаясь к испуганной девушке.

— Обедаю, капитан Линер.

— Я вам что велел? Следить за ними. Так почему вы тут? А они там одни! Быстро понеслась на свое место. И не смей, отходит от них ни на минуту. Обедай, ужинай и спи с ними! Я ясно выражаюсь? — перешел на крик капитан.

Мелисса сжалась на стуле, но все же решила уточнить:

— А где я должна спать?

— Как где? Там тебе комнату освободили, марш отсюда. Кому говорю! — злобно проорал начальник станции.

Тишина в столовой была просто звенящей. Звук отодвигающего стула и стук каблучков четко раздавались в большом зале. Опираясь на стол, капитан устало выдохнул. Через минуту оттолкнувшись от стола, оглядел притихший персонал:

— Я требую повиновения. Беспрекословного исполнения приказов. От этого зависят ваши жизни и работа станции в целом. Почему? Я вас спрашиваю, почему вы отказываетесь работать слаженным коллективом? Почему мне приходиться на вас орать, как на глупых детей? Неужели до вас не доходит, что все, что я требую, это качественную и своевременную работу, — зло высказавшись, капитан развернулся на каблуках и вышел из столовой.

А Мелисса вся в слезах уже выходила на пятом уровне. Успокоиться у нее никак не получалось. Уткнувшись в угол коридора, она присела на корточки и пыталась не реветь очень громко. На нее в жизни никто и никогда так не кричал! Перед глазами все еще стояло красное, искаженное яростью лицо капитана. Это просто ужасно, так кричать на подчиненных.

Вдруг ее обняли чьи-то теплые руки. Не совсем понимая, что она делает, девушка прижалась к мужской груди. Ей сейчас была нужна поддержка. Она просто была не готова к таким жизненным ситуациям. В инструкциях не было ни слова о том, как поступать, когда начальник на тебя орет.

Аккуратные поглаживая по голове и очень приятный аромат настолько расслабило девушку. Вскоре Мелисса смогла победить истерику. Очередной раз всхлипнув, до нее, наконец, дошло: кто-то нежно ее обнимает, успокаивающе гладит по волосам. И волосы почему-то уже расплетены.

Осторожно, боясь сделать лишнее движение, Мелисса отстранилась, чтобы увидеть своего утешителя. Это был староста класса. Фиолетовые глаза с такой нежностью смотрели на нее, что сердце забыло, как правильно биться. Боже, какую оплошность она совершила! Личностные отношения с воспитанником. Что может быть ужаснее? Опустив глаза, девушка судорожно пыталась найти путь к отступлению.

Но староста все сделал сам. Нежно провел по девичьей щеке, он аккуратно снял одну из слезинок, и медленно слизнул. Потом встал, поднимая за руки учительницу. Мелисса дернулась, когда он заправил локон за ухо. И при этом не произнес ни слова. Так же молча, развернулся и ушел.

Учительница несколько раз вздохнула, выравнивая дыхание и сердцебиение. Мысли путались, ища рациональный ответ. Что это было? Почему в ее жизни целый день происходят из ряда вон ситуации. Чем она прогневила Проведение. За что?

Откровенный страх заставил девушку, прежде чем войти, прислушаться к тишине в классе. Но через несколько секунд учительница себя одернула, заставь вспомнить, что ее воспитанники не земляне. Они очень дисциплинированные и эмоции не проявляют. Сделав пару раз дыхательную гимнастику. Гордо подняла голову и вошла в класс. Воспитанники слаженно выдохнули, заворожено смотря на девушку. Мелисса с запозданием поняла, что волосы так и не заплела. Они красивым красным покрывалом укрывали ее плечи. Да, было одно ее достоинство, которым она гордилась. Это густые длинные волосы.

Коря себя за невнимательность, учительница заставила не обращать внимания на голодные взгляды, которые прожигали ее. Включив компьютер, уткнулась в записи эрлы Туанер.

— Садитесь, давайте продолжим. Что у нас дальше по расписанию? Политология, — в замешательстве прочитала название занятия. Политологию учительница никогда не преподавала. Не ее уровень. Но делать не чего, надо преподавать.

— Староста, последняя тема какая была? — спросила, не поднимая глаз.

Но ответа не услышала. Заподозрив неладное, подняла голову, чтобы встретиться с очень красивыми фиолетовыми глазами. Взгляд проникал внутрь, заставляя трепетать сердце.

— Мы рассмотрели политический строй времени Становления империи. Темы была раскрыта не до конца.

Заговорить у учительницы под таким пристальным взглядом не получилось сразу. Несколько раз прокашлявшись, осипшим голосом проговорила:

— Ну что ж, открывайте тему и читайте. Возникнут вопросы, сразу задавайте, я отвечу. Вы можете сесть на место, староста.

Отгородившись от него монитором компьютера, девушка позволила себе медленно выдохнула. Она только сейчас поняла, что практически не дышала. Зачем он так с ней поступает? Почему он смотрит на нее с такой нежностью, он же обязан держать эмоции под контролем. Просто обязан! Сама тоже виновата! Как она могла прижиматься к нему в такой интимный момент?

От самобичевания ее отвлекли появившиеся вопросы. Отвечая, не задумываясь, девушка стала размышлять о том, как она будет искать свою комнату, о которой говорил капитан. Звонить и спрашивать у начальника станции, она боялась. А кто из помощников этим занимался, она даже не догадывалась. Значит, придется искать методом "тыка".

Изучая притихший класс, Мелисса пыталась определить по человеческим меркам возраст воспитанников. Примерно продолжительность жизни террианцев составляет около ста пятидесяти лет, то сейчас они в первой четверти жизни. Не дети, а подростки. Значит, она должна быть готова к кризису переходного возраста, максимализму и в довершении к половому созреванию.

Как узнать, что такое эта таинственная привязка и почему они питомцы. Учительница открыла в компьютере справочник определений и набрала в поисковике слово 'Питомец'. Определения ставили в тупик:


«…1) устар. Лицо по отношению к тому, кто доставляет ему средства к существованию. 2) а) перен. Лицо по отношению к своему воспитателю; воспитанник. б) Лицо по отношению к учителю или учебному заведению, где он учится или учился. 3) Животное, по отношению к тому, кто его кормит, ухаживает за ним…»


Странно, что террианцы используют устаревшие слова.

Девушка только хотела почитать определение привязки, как на мониторе высветилось опять время. Открыв расписания дня, с ужасом прочитала 'Время игр'. Растеряно оглядела класс, пока не встретилась с взглядом фиолетовых глаз.

— Староста, подойдите, пожалуйста, ко мне. Мне нужна ваша консультация.

Блондин плавно встал из-за стола и двинулся к учителю. Мелисса опять засмотрелась на игру мышц накаченного тела. И пропустила момент, когда он подошел слишком близко. От него исходил умопомрачительный аромат. Он манил, заставляя подчиняться воли мужчины. В панике из последних сил Мелисса соскочила со стула и отошла от него подальше. С замиранием сердца она смотрела на это воплощение мужества.

— Эрла Мелиссса, вы просили подойти, — осторожно сказал староста, отходя на шаг от учительского стола.

Девушка закусила губу и тряхнула головой, приходя в себя. Волосы прикрыли лицо, пряча от воспитанников зардевшееся щеки. Но в следующую минуту, староста порывисто прижал Мелиссу к себе, и очень бережно убрал ее непослушные локоны за аккуратные ушки.

— Вам ничего не угрожает. Я вассс не обижу. Доверьтесссь мне, — очень тихо сказал он, вглядываясь в ее серо-зеленые испуганные глаза.

Учительница нерешительно освободилась из таких желанных объятий. Блондин не удерживал, лишь указал на компьютер, где все еще требовательно мигали часы. Отвести взгляд от таких манящих фиолетовых глаз, Миллиса смогла, когда пару раз моргнула, разрывая контакт. Сгорая от стыда за свою не сдержанность, девушка тихо прошептала:

— Я хотела спросить, как обычно вы проводите "Время игр"?

— В ссспортзале, под присссмотром эрлы Туанер. Мы сссейчассс пойдем поиграем, а вы тут посссидите. У вас эмоциональный кризиссс, который может привесссти к нервному сссрыву. Вам ссследует отдохнуть.

Староста издал очередной непонятный звук, больше похожий на птичий клекот, весь класс дисциплинировано встал и вышел из комнаты. Учительница, молча, проводила их взглядом, думая о том, что свой авторитет она загубила в глазах этих красавцев. Досадливо прикинула, стоит ли попросить у врача успокоительно или какие-нибудь сильнодействующие таблетки, типа "Стопсекс". Ведь для животных они изобретены, наверное, и для людей что-нибудь тоже есть.

Последним выходил брюнет. Он несколько помедлил у выхода, как будто принимая какое-то решение. Вдруг неуловимым движением оказался около девушки и так же, как и староста, прижал к себе, зарываясь носом в ее волосы. Мелисса пыталась оттолкнуть эту каменную глыбу от себя. Но ее попытки лишь развеселили нахала. В девичий нос ударил новый соблазнительный аромат. Не с чем несравнимый, какой-то особенный. Колени предательски подогнулись, но мужские руки удержали от падения.

— Не бойтесссь. Я не обижу вассс, — ласково прошептал учительнице.

— Отпусти меня не медленно, — испугано прошептала она в ответ. От искусительного голоса соблазнителя тело Мелиссы заныло в сладкой истоме, желая более тесного контакта.

Брюнет глубоко вдохнул аромат ее волос, и приподнял к себе красное девичье лицо.

— Никогда. Я уже не сссмогу вассс отпуссстить никогда, — многообещающе улыбаясь, заверил он.

Вдруг девушку резко выдернули из объятий нахала. Все что она успела, это вскрикнуть от испуга, как опять оказалась прижата к груди. Ошарашено вскинула голову, чтоб уже привычно встретиться с фиолетовыми глазами.

Блондин с тревогой всматривался с лицо учительницы.

— Ссс вами всссе хорошо, эрла Мелиссса?

— Нет, со мной не все хорошо. Перестаньте меня хватать при каждом удобном случае. Вы переходите всякие рамки приличия. Так нельзя делать, — сердито ответила девушка громким голосом.

Вырвавшись из объятий, она подошла к иллюминатору, пытаясь привести в норму свои чувства. Сердце бешено стучало в груди! Фантазия разыгралась не на шутку, представляя какие воспитанники без одежды.

Чтобы сдержать жалобный стон, Мелисса до боли прикусила нижнюю губу. Создатель, где найти ей сил и терпения, чтобы прожить эти три дня!

Сзади раздавались тихие голоса воспитанников, чем доводили Мелиссу до исступления. И не сдержавшись, развернулась к ним лицом, решительно сказала:

— Марш в спортзал, и играйте в свои игры там! Я вам не игрушка. И не надо тут делить меня между собой! Я ваша воспитательница только на три дня! А потом мы с вами расстанемся. Поэтому прошу вас взять себя в руки. Давайте не будем ссориться и ругаться. Вы же взрослые и должны понимать, что можно, а что нельзя. А вы, староста, должны ответственнее следить и отвечать за вашими одноклассниками.

Блондин с усмешкой тряхнул красивыми слегка длинными волосами, и с превосходством посмотрел на брюнета, весело щелкнул по-птичьи. Злобно сощурив синие глаза, тот по-солдатски развернулся и вышел за дверь. Блондин, проводив соперника взглядом, задумчиво посмотрел на Мелиссу.

— Эрла Мелиссса, можно узнать сссколько вам лет? — ласково спросил у нее.

— Староста, вы не могли бы вспомнить элементарные правила приличия. Одно из них: не спрашивать и не напоминать прекрасной половине вселенной о возрасте, — возмущенно ответила она.

— Просссто, вы такая нежная и ранимая. Вы ссслишком юны для воссспитателя. Но вы не бойтесссь, я не дам вассс в обиду. Все будет хорошо, я даю вам ссслово! — пообещал эрл Само Обаяние, оставив девушку одну со своими мыслями.

Учительница бросилась к компьютеру, срочно стала искать инструкции по кризисным ситуациям в детском коллективе. Но почему-то у эрлы Туанер их не было. Порывшись во всепланетной сети, наткнулась на земную инструкцию поведения родителя при ссоре детей. Начала внимательно ее изучать.

Пункт первый:


"Избегайте заступаться (вставать на сторону одного из детей). Не давайте им ни малейшего повода почувствовать вашу значимость в самой драке. Откажитесь от роли судьи, прокурора или адвоката. Перестаньте наказывать 'виновного' и утешать 'невинного'. Если вы почувствуете, что кто-либо может серьезно пострадать, то повлияйте на ситуацию. Если, допустим, Джек возьмет палку, вы можете молча отобрать ее у него, не останавливая самой драки. Если вы сделаете это решительно, но в то же время спокойно, не прибегая к помощи слов, то ответственность за саму драку все еще будет лежать на детях, участвующих в ней. При желании вы можете молча и спокойно вывести их за пределы того места, где происходит драка, чтобы она не причиняла вам лишних беспокойств и не попортила мебель. Если вы решите, что необходимо разнять детей, отведите каждого в отдельное место, чтобы они остудили свой пыл".


Девушка встревожено бросилась со всех ног в спорный зал. В голове билась лишь одна мысль: "Только бы успеть!" Правда найти его смогла, опять же, не сразу. С трудом восстановив дыхание, аккуратно выглянула в открытую дверь. Воспитанники играли в какую-то не известную ей командную игру. Что самое интересное, командирами команд были староста и брюнет. Понаблюдав еще немного за брутальными мальчиками, пришла к выводу, что все у них хорошо. С облегчением выдохнула и поймала себя на мысли, что слишком внимательно следит, как напрягаются мужские тела во время броска, как красиво двигаются со звериной грацией. Резко одернула себя, обозвав озабоченной, помчалась обратно читать инструкцию.

Устало плюхнулась обратно на стул, стала читать пункт два:


"Успокойте дерущихся детей. Присядьте, если необходимо, чтобы поравняться с ними. Ласково дотроньтесь до них. Примирительно посмотрите на каждого, не осуждая и не сердясь ни на кого. Если они дерутся из-за игрушки. Подождите, пока они не успокоятся. Протяните руку к предмету, из-за которого они дерутся, и скажите следующее: 'Вы снова получите эту игрушку, когда решите, как поделить ее, чтобы никто не был обижен'. Затем выйдите из комнаты вместе с игрушкой, и пусть они сами разберутся во всем. Нет необходимости запугивать их, чтобы остановить драку. Избегайте таких фраз: 'Ваши драки просто выводят меня из себя!' или 'Если вы не перестанете драться, я закрою на ключ каждого в своей комнате!».


Девушка в шоке еще раз перечитала текст. И как ей это воплотить? Встать на стул, чтобы быть на их уровне, погладить себя и спрятать пока не решат, как они будут ее делить? Бред какой-то, это просто невыполнимо! Да к тому же, она уже осудила их и рассердилась. Решила прочитать следующий пункт:


"Опишите на словах (прокомментируйте) то, что видите во время драки. Когда вы даете комментарий, не осуждая участников драки, то это позволяет ребенку самому понять, что, может быть, он что-то делает не так. Вы доносите до его сознания общую картину происходящего. Если он самостоятельно отдает себе отчет в том, что совершает, то может, при желании, выбрать, стоит ли ему продолжать драку. Дети займут оборонительную позицию, если вы будете описывать драку в тоне осуждения".


Этот пункт был более-менее понятный. Учительница решила написать себе основные пункты и предложения, которыми она будет с ними вести разговор. Перешла к четвертому пункту:


"Отнеситесь с пониманием и сочувствием к их злости по отношению друг к другу, не отрицая и не пытаясь урезонить это чувство. Например, если ваш ребенок говорит: 'Я ненавижу своего брата!', отреагируйте следующим образом: 'Сейчас можно понять всю твою злость на Дейсона', вместо слов: 'Разве можно ненавидеть своего брата? Очень нехорошо говорить такие вещи!' Чувства, к которым относятся с пониманием и сопереживанием, утрачивают свою силу. Они теряют свой разрушительный заряд. Помогите ребенку осмыслить, из-за чего он злится, и подведите его к тому, что он может просто высказать свои чувства брату или сестре".


С облегчением выдохнула, эту методику учительница сдала на экзаменах на «Отлично». Она гордилась своим высшим баллом. И в свои двадцать лет уже не однократно применяла их на практике. Со спокойной душой стала читать заключительный пункт:


"Помогите им договориться так, чтобы, обе стороны остались при своих интересах. Направьте их по пути мирных переговоров. Подчеркните то, что драка делу не поможет, но и 'уступка' в ней не решит проблемы. Помогите детям прийти к согласию. Направьте спор в такое русло, чтобы убедиться, что каждый из его участников получит свою выгоду. Компромисс в этом деле — неэффективный выход из положения. В большинстве случаев он оставляет обе стороны ущемленными в своих интересах. Не предпринимайте попыток договориться в то время, когда они злятся друг на друга. Ничего не получится. Если же они снова начнут злиться, вернитесь к пунктам 3 и 4, а именно — дайте комментарий происходящему и отнеситесь к их злости с пониманием, и только тогда, когда их злость 'остынет', снова переходите к переговорам. И так порядок очередности действий: успокойте дерущихся детей, опишите происходящее, не заступайтесь, отнеситесь с пониманием и сочувствием к их злости, научите их договариваться так, чтобы каждый остался при своих интересах".


Плохо представляя, как это ей поможет, но более уверенная в себе Мелисса устало откинулась на спинку стула. Пальцами помассировала ноющие виски, решила сходить к врачу, пока есть время.

Сделать выбор

Как только закрылись двери лифта, воспитанники вышли из спортзала. Красноволосый коротко стриженный террианец, весело хлопнув брюнета по плечу, заинтересовано спросил:

— Ну как она? Сссладкая?

— Очень, — довольно ответил тот.

— Алтар, рассссказывай давай! Мне же интересссно. Каково это привязатьссся к женщине?

— Подрастешь — сссам узнаешь, — брюнет был не преклонен, лишь в глазах светилось удовольствие.

Алтар до сих пор вспоминал сладкий запах шелковых волос. Но придаваться мечтам не дал староста, призывая к дисциплине. Все расселись по своим местам, лишь сам Асамр встал около учительского стола. Он внимательно что-то читал в компьютере воспитательницы, при этом как-то странно дергая плечами.

Алтар, как следующий по старшинству истар*, решил узнать причину веселья илтара** их звена. Блондин посторонился, со словами:

— Мне интересно, почему она сссчитает нассс детьми? Ведь, не могла она это сссама придумать?

Брюнет не скрывал своего изумления, читая непонятную инструкцию о поведении земных детей.

— Если позволишшшь предположить, то думаю, что Туанер с высссоты сссвоих лет именно такими нассс и сссчитает, — почтительно сказал Алтар, ожидая решения Аса.

— Надо же. А я думаю, чего Мелисссса так дергается и боится нассс. Я изучал земное законодательссство. У них привязки ссс детьми запрещщщены законом.

— Разве привязка может быть ссс детенышшшем, — недоверчиво спросил брюнет.

Класс, внимательно слушающий разговор старших: илтара и истара, тоже возмущено стал перешептывались между собой.

— У землян нет полного понятия "привязка". Они ссседьмой фазой занимаются пропуссская первые. Если, конечно, я правильно понял перевод, — сочувственно поделился знаниями илтар.

— Все же, какие они еще дикари, — выдохнул Алтар, прикидывая в уме, как же тяжело ему будет приручать землянку. И как, за оставшееся время, дойти с ней до седьмой фазы.

— Зззабудь о ней. Она моя, — зло процедил ему Ас, следивший за почти ничем не выдавшим своих мыслей истаром.

— Ты же знаешь, она и моя, — примирительно отступил от него Алтар.

Блондин раздраженно цокнул, класс с уважением склонил головы. Не перечить и подчинять илтару было у них в крови. Но разорвать чужую привязку могли лишь старейшины, поэтому Ас понимал, что тут он бессилен. Остается лишь делиться, но быть в связке главным.

— Давай на место, я чувссствую ее приближение, — скомандовал раздраженно Алу.

Слаженным движением они сели по местам. Брюнет с завистью мечтал так же быстро перейти ко второй фазе привязки, как и Ас. Ощущать свою леару*** на расстоянии, слышать ее чувства, обмениваться мыслями. Но пока илтар не подчинил ее себе, его он и близко не подпустит. Осталось лишь ждать, а ждать террианцы умели всегда.

* * *

Поход к врачу принес лишь одну пользу — она не больная. Врач ей объяснил, что это нормальное поведение организма землянина, непосредственно общающегося с террианцем. И все, чем он может ей помочь — это выписать блокирующие таблетки, которые Мелисса сразу и приняла.

Правда, у таблеток был один побочный эффект, от него сильно клонило ко сну. Об этом врач не решился сказать очень нервной и настойчивой молодой учительнице, которая как красный вихрь пронеслась по его медблоку. Испугав практически весь персонал и некоторых больных.

Девушка, тем временем, уверенно вошла в класс, где послушные воспитанники сидели как всегда молча, в ожидании ее.

— Простите, мне нужно было отлучиться. Надеюсь у вас не случилось ничего непредвиденного.

Класс опять промолчал, и учительница выжидательно посмотрела на старосту.

Он встал с места и с улыбкой ответил:

— Эрла Мелиссса. В ваше отсссутсвие ничего непредвиденного не произошшшло.

— Замечательно, садитесь. И так, что у нас следующее? — пробормотала девушка, с трудом подавив желание зевнуть. По расписанию у них был урок "Манипуляции и приручение землян".

— Что? — неверяще, громко ахнула Мелисса.

Еще и еще раз перечитала название, но оно оставалось неизменным. Пролистав темы предмета, рот у нее непроизвольно открылся, и закрыть его не получалось.

— Это не то, что вы подумали, — успокаивающе раздался голос старосты над ухом Мелиссы.

Девушка испугано дернулась, но сильные руки крепко прижали ее к спинке стула.

— Эти уроки у нассс обязательны. Мы должны правильно разговаривать ссс землянами, притуплять сссвое влияние на вассс. Иначе вы сссходите с ума. Превращаясь в необузданных диких животных. Поэтому, и только поэтому, здесь присссутссствуют лишь лучшие из лучших питомцы нашшшего элитного интерната. Мы прошли этот курс полностью, и сссейчас всего лишь закрепляем пройденный материал на практике. Не надо нассс бояться, эрла Мелисссса. В этом нет ничего сссекретного и ужасссного. Наш приезд сссюда сссогласован в высших кругах. Лишь небольшая неприятность помогла вам встретиться ссс нами. Если бы не болезнь нашей воссспитательницы, вы бы никогда даже не узнали, о нашем присссутствии на ссстанции. А сссейчас, вы осссмыслите, то, что я вам сссказал. И поймете, что вы в корне не правы. Вздохните поглубже, — доверительно, с расстановкой успокаивающе говорил староста, не давая девушке и слова вставить. Подавляя ее своей внутренней силой, заставляя подчиняться слабую девушку сильному илтару. И выполняя его приказ, она глубоко вздохнула такой желанный кислород. До Мелиссы дошло, что из-за паники и ужаса она даже не дышала.

— Вот умница, маленькая моя. А теперь тихонько выдыхайте. Я вам обещал, что вассс не обижу. Я всссегда держу сссвое ссслово, — вкрадчивый голос террианца прогонял страх и оцепенение девушки. Она уже спокойнее смотрела на казавшиеся еще минуту назад ужасные слова. Медленно, боясь разрушить момент спокойствия и защищенности, открыла тему, на которую указывал блондин.

— Тема урока нестабильная психика землян, открывайте тему и изучайте самостоятельно.

— Это практичессские занятия, эрла Мелиссса, — возразил староста.

— Все равно, читайте самостоятельно. Как говориться у землян: "Повторение — мать учению", — настояла на своем учительница, млея от осторожной ласки террианца.

Он все еще обнимал не возражающую учительницу, нежно перебирая шелковистые локоны, вздыхая дразнящий яблочный аромат. Этот фрукт Ас очень любил. Единственный земной фрукт, который его заинтересован своим оригинальным вкусом. А теперь он держал в руках свою первую леару, которая пахла этим сладким ароматом. Илтар понимал, что это не совсем приемлемо — у наследника привязка с землянкой. Но скоро это войдет в моду. И он будет первым, кто попробует земную девушку. Расстраивал Аса лишь факт наличия соперника, но его, к сожалению, не устранить. Алтар его верный друг и соратник, его истар. С ним ему предстоит править всю жизнь. И возможно делить еще не одну леару. Так что, надо было к этому привыкать.

— Ой, — разрушила Мелисса хрупкий момент единения душ.

Осторожно расцепила и убрала с талии руки старосты, и слегка охрипшим голосом попросила вернуться на место. Ас, пока учительница не заметила, наклонился над ней, чтобы последний раз ощутить яблочный аромат.

Класс исподтишка наблюдал за развернувшейся сценой. Больше всего воспитанникам были интересны эмоции, которые девушка не могла от них скрыть. Учебники не врали: лицо землян очень динамично, оно все время кривилось, изменяло цвет. Многие даже сверялись с азбукой, чтобы понять, что сейчас происходит с воспитательницей.

Староста сел за парту, чем несказанно обрадовал издерганную девушку. Ознакомившись с расписанием, позавидовала подругам, у них занятия закончены, а ей еще предстоит урок медитации.

Пока воспитанники были заняты, прочитала план-конспект предстоящего урока. У эрлы Туанер все было готово, от Мелиссы требовалось отвести 'мальчиков' в спортзал и включить музыку. Кинув старосте на планшет сообщение, что она до спортзала, приготовить все к уроку, бесшумно вышла из класса. Попытки девушки не шуметь класс принял с усмешками, они слышали любое ее движение.

В спортзале учительница, медленно соображая, с трудом отыскала нужную музыкальную композицию, настроила проигрыватель. Прикрыв ладонью рот, очередной раз зевнула. Справляться с сонливостью получалось все сложнее. Развернувшись к выходу, от удивления встала истуканом. Весь класс уже сидел на матах, ожидая начала занятия. А она ничего не услышала! F! Пятнадцать громадных накаченных человек, то есть террианцев, за ее спиной вошли, разложили маты, сели на них, а она ни звука не услышала!

Староста плавным движением встал с места и весело ей сообщил:

— Эрла Мелиссса, классс готов к занятию.

— Хорошо, — еле слышно ответила Мелисса, поспешно отворачиваясь от него.

Включив музыку, обошла воспитанников. Постелила себе чуть в отдалении мат и села в позе лотоса. Медитация нужна для ее расшатанных нервов. Приятная расслабляющая и такая не земная музыка проникала в самую глубь сознания, принося с собой спокойствие и умиротворение. Нервные окончания стали расслабляться. Девушка следила за равномерностью своего дыхания.

Ал с удовольствием отметил, что воспитательница борется с привязкой Аса. Демонстративно избегает близости с ним, и подсознательно тянется к Алтару. Села практически за ним, прячась от илтара за спиной брюнета. Он почувствовал, что вторая фаза с ней у него достигнута. Мог слышать смятение и непонятную для него тревогу девушки, когда она встречалась взглядом с Асамром. Он почувствовал, когда Мелисса не заметно для себя уснула во время медитации. Желая спасти ее от удара головой об пол, резко открыл глаза и шагнул в ее сторону. Но разочарованно вздохнул. Илтар чувствовал ее лучше, и уже нес спящую в сторону выхода, оставив звено на него.

* * *

Блондин с трепетом рассматривал красивое лицо землянки. С восторгом наблюдал, как длинные густые ресницы отбрасывают тень на белоснежную кожу. Как совсем уж по-детски Мелисса свернулась в калачик под большим мягким одеялом, как сложила ладошки под щечку.

Раздеть ее он не решился. Так как пятая фаза еще не позволяла прикасаться ко всему телу леары. Лишь мимолетные объятия, и совместный сон.

Илтара пугала скорость, с которой он привязывался к этой невыносимо желанной девушке. Ведь обычно каждая фаза длиться день-два. А до полной привязки им оставались самые желанные фазы, особенно седьмая. После которой, девушка полностью подстроиться под него. А пока ей нужно привыкнуть к нему, она должна желать его. Все должно произойти по обоюдному согласию. Вот только одно но! В учебниках и по рассказам наставника, он, как сильный илтар, должен понимать и направлять чувства и мысли леары, а Асамр терялся в многообразии мыслеобразов, буйстве красок эмоций, которыми искрила Мелисса. Чтобы успокоить ее, ему потребовалась слишком много сил.

Когда он обнял пугливую и такую трепетную девушку, единственное желание было подчинить, наброситься на нее, как жаждущий на родник с водой. Испить ее сладость прямо из губ.

Лишь не понимание желания прикоснуться именно к губам и отрезвило илтара. Террианцы не прикасаются ко рту, только земляне обмениваются слюнями и прочими прелестями 'поцелуя'. Слово это он почерпнул из ее сознания, а в сети подробнее изучил. Желание попробовать поцеловаться в нем росло с каждой минутой просмотра обучающего фильма. Где землян учили техникам поцелуя и методам их использования. Дикость этой ласки рождало в террианце неведомое чувство. И он вспомнил особенно четко, что просила Мелисса при первой их встречи: 'На вас возложена очень тяжелая задача. Помочь мне не сделать из вас землян'.

С нежностью он провел рукой по красным волосам.

— Думаю, на ссседьмой фазе ссстать на время землянином будет очень занимательным опытом, — еле слышно, скорее для себя, прошептал Ас.

* * *

Вернувшись в зал, где все еще шло занятие, Асамр подозвал к себе Алтара.

— Она проссспит примерно до утра, хочу сссходить в бар. Там обязательно должна быть 'Диссскотека'.

— Всссе пойдем? — с радостью уточнил брюнет.

— Конечно, мы же звено. Но только ссследите за сссобой, чтобы не было драк. Не забывайте — земные мужчины ревноссстно относссятся к сссвоим леарам. Сссразу лезут в драку, даже если заведомо ссслабее противника, — ответил с многообещающей улыбкой илтар.

Террианцы одобрительно встали со своих мест. Развлечься, пока не смотрят старшие, им редко выпадал шанс. Но если выпадал, то своего они никогда не упускали.

Следуя по указателям, молодые террианцы без особого труда нашли нужный уровень. Решительно входя в бар, произвели не забываемый фурор среди прекрасной половины станции. Рассредоточившись по периметру, они незаметно попытались раствориться в толпе. Ас поставил смотрящих по углам бара. У них была задача: в случае опасности вовремя подать сигнал. Лучших химиков отправил за алкогольными напитками, а сам с Алом занял удобную позицию, рассматривая танцпол.

На нем извивались и дергано двигались земные женщины разных возрастов и форм. К ним недвусмысленно прижимались мужчины. От буйства красок и ощутимого запаха ферромонов, неокрепший организм террианцев требовал время на адаптацию. Подошедшие химики, довольные собой, поставили перед илтаром в ряд около десяти различных коктейлей.

— С твоего разрешения, вот эти слабоалкогольные, эти четыре средне алкогольные, тут у нас сильно алкогольные, а вот тут запредельное содержание алкоголя. Представляете 70 %! — доложил старших химик, отбросив за спину, заплетенные в косу, зеленые волосы.

Воины ахнули, недоверчиво смотря на одинокий стакан с адской жидкостью. Илтар с усмешкой, отпил из него, под восхищенные взгляды товарищей. Алкоголь обжигал внутренности. Ас запоздало понял свою ошибку, что одним махом это не пьется. С трудом выдохнув застревающий воздух, вытер выступившие слезы. В голове резко зашумело. С трудом взяв себя в руки, выровнял дыхание по методике Атсара. Стал контролировать, успокаивая биение своего сердца. Остальным по привязке звена пришли незабываемые ощущения, которые испытывал илтар.

— Ну что ж, слабоалкогольные смотрящим, остальным среднеалкогольные. А отраву больше пробовать не будем! — отдал приказ Ас, заплетающим языком.

Алтар решился выпить слабоалкогольные коктейли. Так как понимал, что илтар временно не адекватен, и сейчас он — истар отвечает за все звено, включая пьяного Аса. Блондин вдруг, обняв друга за плечи, передал ему мысленную картинку воспитательницы призывно извивающейся на танцполе в ритме земного танца. Понимающе обменялись с ним взглядом. Дополнил ее, создавая их образы страстно обнимающие Мелиссу с двух сторон.

— Она прекрассснее и ссскромнее, чем предссставительницы ее расссы. Но есссли мы объединим сссилы, то сссможем упросссить ссстанцевать вот так для нассс, — заговорчески прокричал в ухо илтар.

Алтар, прикрыв ухо пальцем, согласно покивал головой. Если Мелисса станцует для него так, он ее на руках носить будет. Все драгоценности кинет под ноги.

* * *

Из сладких объятий сна Мелиссу требовательно выдернул звонок внутренней связи. С трудом открыв глаза, несколько секунд соображала, как принять вызов. С монитора на нее встревожено смотрела рыженькая Мила.

— Боже, что они с тобой сделали? Они мучили тебя, за волосы дергали? Что еще эти маленькие монстры сделали с тобой? — с тревогой в голосе затараторила подруга, пытаясь рассмотреть обстановку в комнате.

— Что? Какие монстры? — не понимая о чем речь, переспросила спросонья Мелисса.

— Как, какие? С которыми ты должна постоянно находиться. Кстати, а почему ты одна?

Учительница оглядела незнакомую ей комнату, не помня, как тут оказалась. Взгляд упал на циферблат часов, и она недовольно спросила подругу:

— Ты на время смотрела? Ночь на дворе, спят все, наверное, — неуверенно закончила учительница, одной рукой пытаясь пригладить непослушные волосы.

— Ой, я чего звоню! Раз дети спят, давай с нами в бар. Анита сказала, что там такие красавцы прилетели. Не мужчины — а настоящие боги, и явно террианцы. Так что давай быстрее пока всех не расхватали, встречаемся в баре! — весело прощебетала Мила, выключая связь.

Мелисса рванула с кровати, путаясь в одеяле и ногах. Пробежалась по уровню, заглядывая в пустые комнаты. Какие террианцы сейчас находились в баре, она поняла сразу. Но до конца не могла поверить, что они на это решились. Уйти без спроса!

Девушку бросило в холодный пот, представив, что будет, когда об этом узнает капитан Линер. Как она могла уснуть, оставив их без присмотра. Она же знала, что дети способны на все! Капитан ее убьет!

Со всех ног она побежала в бар, мысль о непоправимом подстегивала торопиться. Завернув за угол, она резко угодила в чьи-то крепкие объятья, стала безуспешно вырываться из стального капкана.

— Я поймал тебя, моя маленькая леарррра. И никуда не пущщщу, — смутно знакомый заплетающийся голос, привел девушку в чувства.

Ее крепко прижимал к себе, весело улыбаясь, староста класса. С другой стороны ее придерживал за талию синеглазый брюнет. Стойкий омерзительный запах алкоголя витал вокруг них. Слегка наклонившись вбок, сосчитала остальных пьянющих и довольных террианцев. Глубоко вздохнув, чуть не задохнувшись от перегара, учительница строгим голосом, неприемлющим препирательств, отчеканила:

— Я приказываю всем вернуть на пятый уровень и лечь спать.

Резко вывернувшись из цепких рук малолетних алкоголиков, Мелисса развернулась, и, не оглядываясь, направилась к лифту. Террианцы конечно последовали за ней.

— За что мне такое наказание? Меня наверное, уволят не сегодня-завтра, — расстроено бормотала себе под нос землянка.

А два приставучих неадеквата нежно липли к ней в лифте. Привязка требовала успокоить встревоженную леару, но что конкретно ее так сильно тревожит, террианцы не понимали. В довершении от лифта до кровати Мелиссы, староста нес ее на руках, не обращая внимания на требования поставить ее на землю и угрозы в своей адрес.

Аккуратно опустил сопротивляющуюся землянку на кровать, лег рядом с ней. Мелисса, столкнув его на пол, потребовала убираться из ее комнаты. Подоспевший брюнет помог выйти соплеменнику. Но стоило учительнице заснуть, как они оба оказались рядом. И никакие слова убеждения не доходили до пьяного сознания террианцев.

После неудачной четвертой попытки столкнуть и выгнать спящих бугаев с кровати, или хотя бы выбраться из их цепких рук, чтобы уйти в другую комнату, Мелисса поняла, что бороться с ними не способна. Взяв с них обещание, не приставать к ней, попыталась успокоить свои нервы, некстати, проснувшиеся гормоны, и, наконец, уснуть. Но то ли она уже выспалась, то ли из-за адреналина в крови, то ли от жара, исходившего от мужских тел, ворочалась девушка долго. Искала удобную позу, пока блондин сильнее не притянул ее к своей груди и требовательно не сказал:

— Спи, леара.

Брюнет прижался к ней сзади, привычно зарываясь носом в волосы, блаженно улыбался во сне.

* * *

Утро учительница встретила в слезах. Большего падения, как спать с двумя пьяными малолетними воспитанниками, она себе не представляла.

От неудобной позы тело все болело, как впрочем, и голова от недосыпа. Выбраться из-под мужских рук и ног у нее не получалось. И все, что она могла, это реветь над потерянной репутацией и работой.

Еще ее пугала предстоящая встреча с капитаном, который опять наорет на нее за растление доверенных несовершеннолетних воспитанников. Что по уголовному кодексу ей грозило, она не помнила, но что тюрьма — это однозначно. Жалость к самой себе душила горькими слезами.

Первый от девичьих всхлипов проснулся староста. В непонимании рассмотрел леару на предмет повреждений. Он боялся, что пьяном угаре, мог сделать непоправимое — мог раздавить драгоценное хрупкое тело. Но девушка была цела и невредима, лишь нервное состояние вызвало сильное опасение.

В голове у леары проносились непонятные мыслеобразы, которые приводили ее в дикое уныние.

Сконцентрировавшись, он послал воспитательнице позитивные перспективы на будущее, которые предстояло ей пережить. Как она купается в роскоши, как он ее носит на руках. Вспомнил, что у землян принято кормить леару по утрам прямо в кровати.

Проснувшийся истар, тоже решил поучаствовать в поднятии настроения девушке. Особенно они постарались над воспроизведением ночных ласк по-терриански.

Только Мелисса вместо того, чтобы успокоиться, бросилась прочь от них, с трудом разбирая дорогу.

— По-моему, ей не понравилось, — расстроено сказал Асамр.

— Она просто не привыкла. Все равно вы с ней в шестой фазе. Ночью седьмая настанет, и она поймет, что бояться нечего, — подбодрил илтара Ал, с завистью понимая, что у него пятая фаза еще не скоро наступит.

А Мелисса заперлась в чьей-то комнате и судорожно вызывала Милу.

— Привет, подруга! E! — радостно поздоровалась рыжеволосая учительница.

— Мила, скажи… — начала говорить Мелисса, но рыжая подруга ее перебила.

— Хорошо, что ты и не пришла. Прикинь, я тут такая вся раскрасавица приплыла вчера в бар, а террианцы уже покинули нас. Вот непруха. Пришлось опять цеплять старикашку. Чтобы хоть чем-то себя развлечь. У нас вообще кроме капитана, смотреть не на кого! — возбужденно тараторила Мила, напрочь игнорируя попытки подруги вставить хоть слово.

Отвернувшись от экрана, тряхнув красными волосами, Мелисса призвала все оставшееся у нее терпение выслушать Милку до конца.

— Ты чего отвернулась, обиделась? А на что? Твой старик был? Не знала, прости подруга! Я его даже не целовала, честно!

— Да, какой старик! — не выдержав, крикнула расстроенная девушка, — Мила, мне срочно помощь твоя нужна, а не старикашка какой-то.

— Хорошо родная, зачем кричать-то, малышню распугала! Что стряслось, говори!

— Мила, спаси меня! Можно я с тобой поменяюсь хотя бы на день. Последи за моими, а то я с ума схожу. Такое в мыслях представлю, что уму непостижимо. Откуда оно у меня там берется? Я какая-то сексуальная маньячка. Мне, наверное, лечиться надо!

— Стоп, давай по порядку. Я тебя вообще не понимаю.

— Мила, ты хотела с террианцами познакомиться?

— Ну…

— Так вот, дают тебе шанс с ними провести весь день. Главное условие, чтобы к вечеру они были живы и здоровы. А я за твоими присмотрю. С ними реально проще.

— Еще раз, я не ослышалась? Твои маленькие монстры, и не монстры вовсе, а террианцы?

— Да, Мила, да. Только предупреждаю сразу. День с ними проведешь, потом о таком мечтать будешь! Я таблетки тебе оставлю, мне врач прописал. Но они не помогают, — горько плача, сказала Мелисса, растирая слезы по лицу.

Мила с минуту раздумывала над предоставленной возможностью, в сомнении смотрела на ревущую подругу. Но женское любопытство взяло вверх, задвигая назад здравый смысл.

— Хорошо, приходи скорее. А то скоро завтрак начнется.

— Спасибо, спасибо, Милочка! Ты самая лучшая подруга в мире! Ой, Мила, а ты не слышала, капитан про террианцев в баре уже узнал?

— Расслабься подруга, капитан наш в лечебном сне. Совсем довел себя до ручки. Его завтра утром из медблока выпустят, — весело подмигнула рыжая и отключила связь.

С большим облегчением, учительница умылась и привела себя в божеский вид. Осторожно приоткрыла дверь. В коридоре никого не наблюдалось. Девушка прокралась к лифту. На нем сбежала из личного ада.

Нет права на отказ

Перспектива провести день с маленькими земными детьми ее не пугала. Она вообще любила малышню за их непосредственность и искренность. И они ее тоже обожали.

Вот и сейчас с громким криком радости обступили молодую учительницу. Каждый хотел рассказать ей что-то важное, дотронуться до нее, получить свою долю ласки. И пока девушка с каждым не поздоровалась, они ее не выпустили из объятий.

Распорядок младшего класса был лаконичен и совершенно не тяжелый. Сначала завтрак, потом музыкальное занятие, где Мелисса пела вместе с малышами песни из знаменитых мультфильмов. Затем урок физкультуры и долгожданный обед.

За всеми заботами девушка не могла и минутку уделить, чтобы позвонить Миле, узнать, как у нее дела. Хотя на душе было тревожно за подругу. Да еще в каждом ребенке ей мерещились староста и брюнет. Иногда она ловила себя на мысли, что слышит их голоса, они звали ее, просили вернуться. На душе у нее кошки сгреблись, но она держалась из последних сил, чтобы не броситься к ним на пятый уровень.

Уложив после обеда на тихий час учеников, Мелисса сама не заметила, как уснула. Сказались бессонная ночь и нервное переживание.

А во сне к ней пришли террианцы… Они стояли около учительского стола и укоризненно смотрели на девушку. Молчание никто не нарушал, из-за этого учительница устыдилась своего порывистого решения сбежать от них куда подальше.

— Эрла Мелиссса, чем я обидел вассс? Ссскажи мне, я не понимаю? — вдруг нарушил тягостную тишину староста. Его голос полный боли и страдания отражался теплотой в её душе, заставляя Мелиссу простить ему все обиды и прегрешения.

— Я, я… — девушка не знала, как выразить словами, смятение, которое появлялось, стоило лишь посмотреть в его фиолетовые глаза.

— Не надо ссслов, Мелиссса, — ласково взял ее руку и прижал к своей груди, — уссслышь мое сссердце и ты сссможешь увидеть моими глазами…

Под ладонью девушка почувствовала ритмичные удары сильного сердца. От дикого желания прижаться к блондину и вдыхать такой желанный запах молодого мужчины, по ее телу прошла приятная дрожь. Но отрезвила девушку боль от осознания, что этого она никак позволить себе не может.

Мелисса осторожно попыталась забрать свою руку, но староста покачал головой, не отпуская ее.

— Эрла Мелисссса, вы очень нам нужны, — вдруг горячий шепотом брюнета обжег чувствительное ушко учительницы.

Испугано вздрогнув, Мелисса проснулась и оглядела комнату. Никого не было, кроме детей, которые все еще мирно посапывали.

Посмотрела на часы, скоро подъем, но время еще было. Осторожно прокравшись в другую комнату, девушка решила позвонить Миле.

— Привет подруга, у тебя все хорошо? — радостно ответила на звонок рыжая.

— Да, у меня все хорошо. А у тебя как дела? — осторожно спросила в ответ.

Мила загадочно улыбнулась и, сексуально закусив карандаш, покрутилась в кресле.

— Мелисса, они божественны! Я чувствую себя в раю полном красивых ангелов! Только обидно, что они не падшие!

— Мила, не забывай — они дети! — встревожено напомнила подруга, ревниво смотря на довольную рыжую кошку.

— Ой, да ладно тебе! Я вот только не понимаю, они и с тобой не разговаривают. Уже полдня прошло в полной тишине. Я даже соскучилась по своей ораве.

— Ну, я со старостой общалась, еще там брюнет есть, тоже очень общительный — скромно ответила молодая учительница, стыдливо вспоминая объятья синеглазого нахала.

— Ооооо, тут староста есть? И какой из них? — заинтересовано встрепенулась Мила.

— Блондинистый красавец с очень красивыми фиолетовыми глазами. Он там такой один, — с нежностью в голосе описала его Мелисса.

— Да, ты, родная, втюрилась в этого блондина! Тогда трогать его не буду, тут еще пять светленьких красавцев! — переливисто рассмеялась рыжая.

— Да что ты такое говоришь! — в шоке ответила младшая подруга, сильно покраснев от смущения.

— Лисси, все хорошо. Здоровый секс еще никому не повредил, и я тебя никогда не осужу. Ой, все мальчишки вернулись. Вечером позвоню, целую! — радостно прошептала Мила, разрывая связь.

* * *

Террианцы ровным строем по двое входили в класс после обеда. Все так же молчаливы и слегка угрюмы. Они надеялись, что странная новая воспитательница сбежала от них.

Но у соблазнительницы были другие планы. Развернувшись к ним лицом, красиво откинула за спину копну своих роскошных рыжих волос. Слегка прогнула спину, чтобы проходящие мимо молодые террианцы не могли не заметить идеальную грудь в глубоком декольте.

К сожалению, пока расшевелить парней своей земной красотой учительница не сумела. Это ее слегка расстраивало, но она не теряла надежды. Еще есть время до вечера на приручение хотя бы одного очаровательного террианца.

Томно следя за тем, как мальчики рассаживаются за парты, Мила высматривала старосту и таинственного брюнета. Фиолетовые глаза были у троих террианцев, но лишь один из них был блондином. А вот брюнет остался загадкой, так как под описания подпадало сразу трое.

Таким образом, вычислив старосту, Мила решительно пошла в бой.

— Староста, встаньте, пожалуйста. Да, да, я говорю это вам, — с придыханием сказала она выбранному парню, внимательно следя за его реакцией.

Как не странно, но староста даже не пошевельнулся, все так, же бесстрастно смотрел на нее.

— О, вы можете не стесняться, эрла Мелисса, мне подробно описала, как вы выглядите. Я решила слегка подкорректировать ваше расписание, и предлагаю после сытного обеда, разогнать жирочек. Поэтому объявляю, как у вас записано в расписании, настало 'Время игр'! Поэтому, проводите свой класс в спортзал.

Показывая пример, Мила покачивая бедрами, вышла в коридор. Слегка оглянувшись, довольно отметила, что мальчики бесшумно следуют за ней.

Встав в проеме, рукой пригласила их войти внутрь. С большим удовольствием смотрела, как террианцы пытались аккуратно обходить ее, боясь даже мимолетно прикоснуться.

Когда мимо прошел зеленоволосый брутал, Мила не удержалась. Как бы случайно подвернула каблук, и от падения ее спас расторопный террианец. Учительница, благодарно улыбаясь, теснее прижалась к широкой груди, трогательно прошептала:

— О, простите, я такая не ловкая! Чтобы я делала без вас! S! Это такой позор, упасть на глазах у всего класса!

Расширенные зрачки зеленоволосого подсказали соблазнительнице, что она на верном пути. Довольная собой, девушка еще раз прижалась к нему, давая ему возможность подержаться за соблазнительный изгиб бедра. И когда услышала прерывистый мужской вздох, решила, что минута счастья для него прошла.

Оттолкнувшись от скованного парня, Мила, подпрыгивая, поправила туфлю. При этом рыжие волосы красивыми волнами искрились на свету.

Кое-как сдержав очередной вздох, террианец рванул вглубь зала, в попытке спрятаться от соблазнительной воспитательницы. Контроль над эмоциями трещал по швам, и только поддержка илтара, помогла Арому сдержаться.

Новая воспитательница похлопала в ладоши, привлекая к себе внимание и без того неотрывно следящих за ней красавцев.

— Сейчас я научу вас играть в очень интересную игру 'Баскетбол'. Кто-нибудь знает, что это такое? — спросила рыжая.

Практически все подняли руку.

— Ну, так не интересно. Тогда я вам сейчас покажу, как делать броски, вдруг забыли. Я трех очковый хорошо закидываю, — игриво похвасталась молчаливому классу и подмигнула зеленоволосому, который не успел укрыться за спинами соплеменников.

Мила подошла к корзине с мячами, сексуально нагнулась, выбирая один из трех совершенно одинаковых. Резко откинув волосы, плавно выпрямилась.

В зале стояла напряженная тишина, нарушаемая лишь легкими шагам девушки.

Встала напротив парней, прижала мяч к своей груди, и начала вводный инструктаж:

— Мяч надо нежно, но крепко прижать к грудной клетке, вот так. Потом слегка согнуть колени, а таз оттянуть назад.

Встав в профиль, продемонстрировала позу, при этом покачивая попкой в разные стороны, ища более устойчивое положение.

— Вдохнуть поглубже, — продолжила учительница и усмехнулась, услышав как по ее команде класс судорожно вздохнул.

— А на выдохе бросать в прыжке или привстав на носочки, вытянувшись в струнку, — закончив говорить, девушка продемонстрировала бросок, метко целясь в лоб обладателю зеленых волос.

Террианец увернулся от мяча, не отрывая глаз от призывно покачивающейся груди красавицы. Мысленно Аром молил илтара, спасти его от привязки с этой соблазнительницей.

Асамр сочувственно усилил у него "слепое подчинение старшему". Понимая, что помочь товарищу может лишь Мелисса, убрав от них рыжую землянку.

— И так приступим к игре! Делитесь на команды, а я буду судьей, — сказала рыженькая, вставая в центр зала.

Староста и синеглазый брюнет встали с двух сторон от нее. Остальные слажено рассредоточились по залу, молча занимая свои места. Мила подняла руку с серебряным свистом, и, ухмыляясь, медленно взяла его в рот.

Зал огласил пронзительный свист, одновременно учительница подбросила мяч очень высоко вверх. Террианцы сорвались вслед за ним ввысь.

У Милы в голове вспыхнула запоздалая мысль: "Они меня затопчут!"

Она ничего не успела понять, как ее резко дернули назад. От неожиданности вскрикнув, подняла глаза на нежданного спасителя. Им оказался тот самый зеленоволосый, который ей так приглянулся. Девичье сердце часто забилось, а руки сами обняли молодого мужчину за шею. Он легко, как пушинку, поднял ее на руки. Встретившись с завораживающими темно-синими глазами, похожими на море перед штормом, Мила растаяла в них. И даже когда он хотел её аккуратно поставить на пол, девушка в себя прийти не смогла так и смотрела в эти невероятные омуты, и жалась к широкой накаченной груди. Лишь легкое покашливание, раздавшееся над ухом, привело ее в меняемое состояние.

— Спасибо мой рыцарь. Ты невероятен, уже второй раз спас, — с придыханием поблагодарила слегка зардевшегося воспитанника, при этом, не переставая, страстно прижиматься к нему.

Террианец, с трудом сглотнув, решительно усадил ее на высокий стул судьи и влился в игру.

Мила все еще прибывающая в восторженном состоянии, демонстративно высоко закинула ногу на ногу. Устроившись по удобнее, не отрывала свой голодный взгляд от зеленой макушки. То, что она уже давно даже приблизительно не знала, кто и с каким счетом ведет, девушку не волновало. Она была счастлива, что все же смогла, обратить внимания террианца на себя, осталось лишь закрепить результат. Комнат на уровне много, надо лишь придумать, как его туда затащить и чтобы у него не возникло желания сбежать. Коварная улыбка растянула красивые губы, увидев это, Аром споткнулся и пропустил пас старосты.

Брюнет перехватил мяч, зло усмехнувшись, бросил его в сторону рыжей красавицы. Удар пришелся о стену около рыжей головы. От страха, Мила дернулась и, не удержавшись на стуле, слетела с него, оглушая всех своим визгом.

Аром молниеносно поймал ее практически у самого пола. В ужасе от произошедшего учительница, не могла совладать с собой. Пряча слезы, уткнулась в горячую грудь террианца.

Лишь услышав в полной тишине странные звуки — резкие щелчки, осторожно оглянулась. Их издавали староста и брюнет. Синеглазый понуро смотрел в пол, а блондин грозно возвышался над ним.

Вдруг тишину разрушил входящий звонок внутренней связи. Звонила Мелисса, поправляя на ходу макияж, рыжая вышла в коридор, где приняла вызов.

— Мила, у тебя все хорошо? Ты плачешь? Мила прости! — запаниковала молодая учительница, увидев красные глаза подруги.

После того как они последний раз созванивались, Лиссу преследовало предчувствие беды. Она не находила себе места, ни как не могла сконцентрироваться на работе. А совсем недавно ее накрыла необузданная волна злости на Милу. С трудом подавив ничем не оправданное чувство, Мелисса выпила успокоительно, прежде чем решилась позвонить ей.

— Ничего страшного, просто кто-то пропустил пас и мяч чуть не угодил в меня, это бывает. Ничего страшного, не беспокойся. Как мои карапузы?

— С ними тоже все отлично. Кирилла кашу сегодня всю съел. А Эрик прочитал мне книгу. Все отлично.

— Вот и славно, давай до вечера, — выключив связь, Мила устало прижалась спиной к стенке.

То, что бросок попал точно в цель, для Милы было предельно ясно, но причина, причина как-то не укладывалась в голове.

* * *

— Это было глупо, — ругался Асамр на своего истара, — глупо и по-детски. А если бы она расшибла себе чего-нибудь? Ты как старший, должен думать о подчиненных. Ты думал о чувствах Арома? Он и так из последних сил держался. Моих сил может не хватить и произойдет привязка. Тебе нас мало? Алтар, ты должен контролировать эмоции.

— Прости Асамр. С твоего позволения, я все же добился перехода в пятую фазу. Мелисса чувствует меня и я ее!

— Тогда присмотри за Аромом, устраиваем медитацию. А я все же заставлю ее вернуться! — самодовольно усмехнулся илтар, — от меня не так легко сбежать.

— От меня тоже, мой илтар — довольно отозвался Ал.

* * *

Мелисса сидела за столом, задумчиво рисовала вместе с детьми. Она все никак не могла отойти от разговора с подругой. Какая — то недосказанность оставила неприятный осадок в душе.

А ближе к вечеру вообще накатила тоска. Девушке хотелось любви и ласки, оказаться в теплых объятиях. От воспоминаний о них, кожу обжигало в тех местах, которых касались мужские руки. Чтобы хоть как то успокоиться, девушка положила голову на стол, прикрыла глаза. Признаться себе, что влюбилась в блондина, она отказывалась. Но как советовали инструкции, надо признать данный факт. Признать и начать с этим бороться. Методик много, вот только желания ими пользоваться нет. Мелисса с детства мечтала о сказке, что она встретит своего принца на белом звездолете и будут они жить долго и счастливо. Вот только в сказке не говорилось, что принц будет подростком неземного происхождения!

— Лисса, смотри, что у меня получилось, — вдруг прокричал маленький Адам, протягивая картинку. Всматриваясь в изображение, Мелисса ничего не увидела, но расстраивать ребенка нельзя.

— Как красиво, а что ты нарисовал?

— Это Лисса гуляет по лугу. Вот тут цветочки, тут дерево. Красиво?

— Очень, ты настоящий художник.

— А что нарисовала Лисса?

Адам взял в руки листок со стола Мелиссы.

— Как красиво, а такие глаза бывают? — спросил у покрасневшей учительницы ребенок.

— Бывают, только не у людей, — нехотя ответила девушка, пытаясь забрать свое творение.

Портрет старосты получился очень похоже. Как она подобрала нужный оттенок фиолетового, она не помнила. Нежно провела по контуру губ, сожалея, что так и не знает их вкуса. Кончики пальцев стало покалывать от желания зарыться в густые волосы. От нахлынувшего чувства, слезы встали в глазах. С тоской посмотрев в фиолетовые глаза, она не сдержала рыданий. Прижав к груди портрет, согнулась на стуле. Мелисса все же призналась себе, что безумно любит его, но они завтра расстанутся навсегда.

Дети испуганно заревели вслед за учительницей, чем помогли ей прийти в себя и справиться с истерикой. Всхлипнув над картиной последний раз, положила ее на стол лицом вниз.

Взяв себя в руки, Мелисса приняла решение, что личной жизнью надо заниматься после работы. А до конца рабочего дня осталось всего два часа. Она справиться! А потом вернется к своему маленькому принцу. Как бы тяжело ей потом не было, но вкус его губ она узнает!

* * *

Мила заглянула в зал. Самостоятельные мальчики занимались медитацией. Выискав глазами своего спасителя, немного засмотрелась. Он был похож на прекрасного молодого бога, желание обладать и подчиняться ему разгоралось с каждым вздохом.

Вдруг он открыл глаза и Мила поняла: она пропала, раз и на всегда. Между ними появилась, какая-то связь, даря теплую надежду на счастье.

Резкий щелчок, заставил оторвать взгляд от идеала мужественности. Поискав глазами источник звука, встретилась с тяжелым взглядом синеглазого брюнета.

Мила почему-то ощутила странное уже забытое чувство вины. Встряхнув рыжими волосами, она отогнала неуместные эмоции и с чувством превосходства ответила наглецу зловещей ухмылкой. Поняв, что наглую девицу не пронял злобный взгляд, Алтар разозлился и решил отвернуться.

Мила бросила последний взгляд на своего зеленоволосого и вышла в коридор. Неприязнь брюнета ее никоем образом не тронула, даже позабавил этот факт ревности к другу. Поэтому, пребывая в приподнятом настроении, вошла в ванную комнату. Нужно было подправить макияж, перед последним боем. Подтерев слегка растекшуюся от слез тушь, самодовольно улыбнулась своему отражению и послала воздушный поцелуй.

Зайдя в пустую классную комнату, учительница села за стол. В ожидании воспитанников она просматривала личные сообщения. Сегодня вечером три приглашения на ужин, а в одном вообще откровенно предлагали провести незабываемую ночь в випзоне станции.

— Опять старперы, — недовольно фыркнула девушка, вчитываясь в имена приглашающих, а последнему вообще под 60 было! Красочно представив предлагаемую «незабываемую ночь», Мила скривилась от отвращения.

С удовольствием садиста стала удалять сообщение. За этим занятием ее и застали воспитанники.

Молодые террианцы бесшумно расселись по местам, стали ждать, когда учительница начнет занятие.

Отведя душу на неповинном коммуникаторе и сообщениях, рыжая обвела взглядом собравшийся класс и мило улыбнулась.

— Ну что ж, вы очень хорошо размялись. Я оценила вашу меткость, настолько промахнуться мимо кольца! Да у Вас талант! И это самые лучшие воины Вселенной, — ехидно сказала Мила, смотря исключительно в глаза старосте.

Не получив от него никакого ответа, посмотрела на расписание. Глаза непроизвольно расширились, а следом и рот. Мила в шоке прочитала тему урока "Манипуляции и приручение землян"

— Что за бред! — пробормотала рыжая красавица, быстро просматривая темы.

И настолько углубилась, что не услышала вежливого покашливания.

Предмет был очень интересным. Он чем-то напоминал межрасовую психологию, но только практическую. Принципы психологического воздействия на человеческую расу.

В теме сегодняшнего занятия молодым террианцам объяснялось, как следует разговаривать с землянином, чтобы не возникло эмоциональной привязки как к возможному половому партнеру — леаре.

Вдруг Мила рассмеялась, прочитав занимательную фразу: 'Если вы не прошли на практике данный курс на отлично, то вам следует молчать. И не при каких обстоятельствах не заговаривать с землянами'.

— Вот, ведь, не только "меткие", но еще и двоечники! — весело проговорила учительница.

Причина была еще более забавная, чем сам наказ. Как выяснилось из-за того, что люди не в состоянии контролировать свои эмоции и при общении легко отвечают симпатией, у неподготовленного террианца могла возникнуть привязка к понравившемуся человеку. Причем пол землянина не имел значения! Даже приводили пример, когда террианец привязал к себе мужчину. В последствие землянин сошел с ума от желания спариваться. Поэтому во избежание конфликтных ситуаций предлагалось общаться жестами.

Как разрешилась проблема с обезумевшим человеком и привязавшим его террианцем, не описывалось, но Мила, представив эту картину, уже держалась за живот и стирала появившиеся слезы.

Асамр с сомнением посмотрел на Арома, который тоже еле сдерживался от улыбки. Тень привязки илтару невозможно было не заметить, и он сокрушенно покачал головой. Наставник его накажет, не из-за покоренной им и истаром Мелиссы, а из-за сошедшей с ума по их вине рыжей воспитательницы. Конечно, он знал, что старейшины эту связь разорвут, но Арому стоит держаться от нее подальше, чтобы интенсивность привязки снизить, как у Алтара.

Громче покашляв, илтар сумел привлечь к себе внимание девушки.

— Ну, что, мои хорошие! У вас урок "Манипуляции и приручение землян", открывайте увлекательную тему. Она вам будет очень полезна. Постарайтесь сдать ее на отлично, так хочется услышать ваши голоса.

Выдав задание, Мила вернулась к увлекательному чтению.

А Асамр принял решение узнать подробнее, как происходит седьмая фаза у землян. Пробираясь сквозь земные понятия, с трудом понимал смысл написанного. Переводчик никак не хотел работать, больше половины слов не перевел. Начиная закипать, посмотрел на землянку. План созрел сам собой, и илтар самодовольно ухмыльнулся.

Оглянувшись на Арома, отдал мысленный приказ. Химик, дернувшись от неожиданности, медленно встал из-за стола.

— Эрла Мила, можно задать вопроссс? — его сильный голос, заставил рыжую слегка податься вперед. Упиваясь завораживающими нотками, Мила поняла, что лучше бы он продолжал молчать. Теперь ей нужно жестче контролировать себя, иначе она наброситься на него прямо при соплеменниках.

— Да, конечно, все что угодно! — томно проговорила Мила.

Аром опустил глаза в пол, борясь с собой. Привязка, такая четкая и сильная, давала ему новые ощущения, в частности невероятную уверенность в себе. Он точно знал, что Мила очень хочет близости с ним и только с ним. Странные, никогда прежде неведомые ему эмоции, влекли прикоснутся Арома к ней. Но сила илтара требовала выполнения приказа без промедления, поэтому он быстро спросил:

— Что такое прелюдия?

— Что? — опешила Мила, — вам хочется знать, что такое прелюдия?

Она слегка посмеялась, в попытке скрыть смятение, и решила, что надо все же его просветить. Ведь вечер близок. Коварно улыбаясь рыжая соблазнительница, медленно встала и, покачивая бедрами, практически в плотную подошла к зеленоволосому.

— Вы уверены? — Мила дала террианцу возможность отказаться.

Громко втянув в себя воздух, он решительно кивнул. Улыбка рыжей стала еще шире. Привстав на носочки, практически прикоснувшись к губам, прошептала.

— Ты сам напросился.

Развернувшись, подошла к учительскому столу. Молчаливо рассматривая класс в поисках подопытного, она наткнулась на брюнета. В голове девушки появился маленький план мести и за метко брошенный мяч, и за потрепанные нервы. Самодовольно улыбаясь, начала объяснения:

— Прелюдия — короткое музыкальное произведение, не имеющее строгой формы. Это вступление к какому-либо музыкальному сочинению или небольшая самостоятельная пьеса, главным образом для клавесина, фортепьяно, органа. Сейчас я перечислила старинные земные музыкальные инструменты.

— Эрла Мила, можно вопроссс? — перебил ее зеленоволосый.

— Я вся во внимании, — с придыханием отозвалась Мила, взяв со стола карандаш и сексуально закусив его.

— Как сссвязаны музыкальное вссступление и земное ссслово «секссс»

— О, вы считаете что созрели, для таких вопросов? А эрла Мелисса уверяла, что еще сущие дети. Вы уверены, что достаточно взрослые?

Класс как по команде синхронно кивнул. Слегка посмеявшись, поманила синеглазого брюнета к себе.

— Я вам не просто объясню, но и покажу!

Брюнет, зло прожег Милу взглядом, но все же подошел к ней. Учительница выдвинула свой стул так, чтобы было видно всем. Рукой указала синеглазому нахалу сесть. Встав рядом с ним, девушка нежно провела рукой по его плечам.

— И так прелюдия. Для землян прелюдия любви — это фаза сексуально-эротического возбуждения партнеров, причиной которого являются любовные ласки и любовные игры. Цель предварительных любовных ласк — доставить больше удовольствия партнёру. Форма, интенсивность и характер ласк исключительно индивидуальны и зависят только от фантазии и возможностей партнеров.

Прелюдией любви можно назвать ту атмосферу, которая создается между влюбленными, когда мужчина и женщина остаются вечером одни и полностью принадлежат друг другу. Второй фазой прелюдии любви являются любовные игры. Заключаются они в поглаживающих и ласкающих прикосновениях к телу — Мила взъерошила черные волосы террианца, ласкающее погладила его торс, — в объятиях, поцелуях, — слегка присела, обхватив руками широкую мужскую грудь, — в словах любви. Ведь как известно, женщина любит ушами. Женщина, обычно, принимает ласки и направляет их в нужном направлении, но иногда бывает и сама не чужда определенной инициативе. В сексуально-эротическом плане мы гораздо более скрытны и сдержанны, но зато мы глубже и чувственнее переживаем любовное сладострастие.

Вдруг резкий звонок прервал познавательный урок.

Посмотрев на номер вызывающего, Мила в нерешительности нажала вызов. Комнату огласил нервный крик Мелиссы:

— Мила, убери от него свои руки!

— Родная, что и этот тоже? А тебе не лишку будет? — Мила наиграно удивилась. Но больше забавляло нежданное совпадение… или не совпадение? Уже более серьезно рыжая уточнила — А как ты узнала, что я его трогаю?

— О боже, так это правда, ты его все же лапала! Мила, они же дети!

— Никого я не лапала, — обижено ответила рыжая.

— Да как не лапала, я твои руки на своих грудях отчетливо почувствовала! Чуть с ума не сошла! А потом еще … Ну короче… Ужас короче… — замялась Лисса.

— Родная, ты сейчас о чем толкуешь? — подавшись к монитору, прошептала рыжая.

Пару раз порываясь что-то сказать, Мелисса застыла, вспоминая как это было. Действительно с чего вдруг она позвонила?

— Я попрощалась с последними родителями, потом стала собирать разбросанные игрушки. Как вдруг, что-то не видимое коснулось моих плеч. И по спине такая приятная волна возбуждения пробежалась. Потом перед глазами появилось твое лицо. Но самое страшное началось потом, — быстро и испугано прошептала Мелисса, — Ты стала ласкать мою грудь! И мне в голову пришла шальная мысль, что я хочу впиться в твои губы! Потом ты пропала из поля зрения, и я… — девушка замялась, не зная, как признаться, что чуть голову не потеряла от радости и желания, когда поймала взгляд таких желанных фиолетовых глаз, — и я… игрушки уронила. Вроде как видение пропало. Только с облегчением выдохнула и нагнулась их собрать, как вдруг снова почувствовала, что меня будто щупают за грудь! Это и было последней каплей, после которой я решила тебе позвонить.

Мила задумчиво перевела взгляд на все еще сидевшего на стуле брюнета.

— Поцеловать, говоришь, захотела. Ну, староста — рыжая резко перевела взгляд на блондина, — потрудитесь объяснить нам с эрлой Мелиссой эту ситуацию?

Блондин соизволил встать со своего места, неспешно обошел учительский стол. Слегка отодвинув ошарашенную его действиями рыжую, с нежностью посмотрел в глаза Мелиссе.

— Я жду тебя, леара. Ссскорее иди ко мне.

— Эй, — пыталась помешать старосте учительница, как вдруг увидела, что подруга уже ушла, даже не выключив связь, — эй, Мелисса, ты куда! Ты ее загипнотизировал что ли?

— Нет, эрла Мила. Он всссего лишь приказал, — ответил ей со спины ее личный спаситель.

— Какие приказы! Она ваша учительница и вы должны ее слушать. А не она вас! — в негодовании, Мила, сопровождала каждое слово тычком пальца в грудь старосты. — Я требую объяснений!

— Проссстите, эрла Мила, но объяссснения мы дать вам не можем без сссогласия ссстарейшин. Я обещаю вам, что с эрлой Мелисссой все будет хорошо! — зеленоволосый в порыве успокоить учительницу, сам не заметил, как преодолел разделяющее их расстояние и прижал ее к своей груди. С восторгом ощущая ее желанное тепло и аромат.

Мила от такой наглости попыталась вырваться, зло смотря на блондина.

— Что значить все будет с ней хорошо? Ты, что себе позволяешь, а староста? Я к тебе сейчас обращаюсь! — пыталась докричаться рыжая до спокойного старосты, который даже не смотрел в ее сторону, странно чему-то ухмыляясь. — Имей в виду, — угрожающе проговорила она, — я за нее, тебя на кусочки порву! Я тебе так жизнь испорчу, тебе мало не покажется! Ты понял меня, ссстаросста?

— Эрла Мила, прошу уссспокойтесссь. Он не причинит леаре никогда зла. Прошу, посссмотрите мне в глаза и вы поймете, что я не лгу, — пытался успокоить ее зеленоволосый.

Что-то неуловимое в его голосе заставило Милу выполнить просьбу. Девушка подняла лицо и заглянула в глаза террианца. Они манили её утонуть и растворится в этом мужчине, доверится полностью и ни о чем не сожалеть. На душе вдруг стало невероятно спокойно и тепло. Мила поудобнее устроилась в нежных, но сильных объятьях террианца. Влекомая неведомым желанием Мила нежно провела руками по накаченной спине Арома и прижалась к нему еще теснее. Сердце стучало как бешенное, а в голове сами собой проносились слова: «Никому и никогда не дам отобрать у меня этого мужчину всей моей жизни!» Террианец очень тихо прошептал: "И даже смерть не разлучит нас…" В этот миг между ними произошло что-то неземное, от чего ни она, ни он уже отказаться не смогут.

* * *

Асамр посмотрел на очень занятую рыжую, которую все сильнее окутывало красными нитями привязки Арома. Это явление сопровождалось странными золотистыми всполохами. «Как необычно, — мысленно удивился илтар, — надо у наставника уточнить, что это значит». Но время упускать нельзя было, Мелисса вот-вот должна появиться. Оставив Ала за старшего, светловолосый уверенно пошел встречать свою леару. Больше сбежать он ей не позволит. С этого момента между ними будет все, что пожелает терраниец.

С каждым шагом раздражение на самого себя все больше разрасталось в душе илтара. Он понимал, что совершил опрометчивый, даже эгоистический поступок по отношению к Арому и всем остальным. Ведь боль при разрыве привязки, будет ощущать не только химик, но и все звено. Ас пошел на поводу своих эмоций, несмотря на то, что с детства учили давить и контролировать их! Его звено всегда было самым сильным и стабильным. А сейчас он злился, что из-за непонятных всплесков чувств, рушится, все, так тщательно создаваемое на протяжении нескольких лет.

Приближение неминуемого наказания не так страшило, как необратимые последствия привязок к землянкам. И чем ближе были двери лифта, тем отчетливее он видел цель: покорить, подчинить, растворить в себе земную леару. Он станет сильнее, расчетливее и хладнокровнее, как того требовал статус илтара.

Последний день

Лифт щелкнул, девушка внутри него дернулась. Пребывая в глубоком шоке: она не могла вспомнить, как тут оказалась.

Когда двери плавно разошлись, Мелисса буквально наткнулась на старосту, закрывающего ей проход. Он явно злился, фиолетовые глаза пылали гневом. Но увидев, с каким восторгом на него смотрела леара, он моментально успокоился, а душу заполнила нежность.

В этот момент для Мелиссы террианец стал центром Вселенной. Внезапно пришло осознание — это любовь с первого взгляда!

Таких сильных эмоций ей раньше не доводилось испытать. Девушке было очень страшно, поддаться порыву, зная, что уже завтра грядет расставание. И ей останется лишь разбитое сердце, да жизнь полная невыносимой тоски. А что если не поддаться? Всю жизнь сожалеть об упущенном шансе?

Глубоко вздохнув, Мелисса напомнила себе, что дала слово кое-что сделать. И борясь со своей стыдливостью, она нерешительно шагнула к ожидавшему ее блондину. Привстав на цыпочки, осторожно поцеловала его.

От такого нежного прикосновения, губы у Аса непроизвольно приоткрылись, умоляя о продолжении. Но страстный порыв у девушки прошел, и она отстранилась, силясь придумывать слова оправдания случившемуся.

Молодой террианец с умилением смотрел на смущенную леару, слушая свои и ее чувства. Эмоции просто захлестывали его, сминая всякий контроль. Он знал, что упускать такой шанс просто нельзя. Поэтому резко поднял девушку на руки и уверенно направился в свою комнату.

Мелисса от такой неожиданности рефлекторно стала вырываться и требовала поставить ее на пол. Но староста лишь нежно смотрел на нее, и самодовольно улыбался. Громче кричать девушка постеснялась, лишнее внимание ей было не к чему. Только скандала еще не хватало! Учительница на руках у воспитанника! O! Да и душу съедала неразбериха. Преподаватель в ней требовал остановить террианца, заставить соблюдать субординацию. Но слабая женская суть умоляла подчиняться и слушаться любимого. Ей хотелось большего, хотелось получить наслаждение. Романтичная душа ликовала, что они наконец-то вместе.

Пока Мелисса разбиралась, что твориться с ней. Ас уже опустил ее на кровать и закрыл дверь на ключ.

Террианец никак не ожидал, что покорять леару, это так возбуждающе. Смотря на растерянную, такую трогательную, слегка напуганную девушку, он, как хищник, медленно приближался к своей жертве.

Боясь спугнуть притихшую девушку резкими движениями, Асамр медленно снимал с себя одежду. Очень аккуратно по чуть-чуть наполнял сознание Мелиссы своим желанием, прогоняя прочь ее сомнения.

Разыгравшееся воображение землянки само подсказывало ему следующие шаги. Уверено воспламеняя в ней страсть, Ас направлял леару, заставлял поймать правильную волну. Чтобы полное слияние сознаний прошло быстрее и гармоничнее.

Оставшись лишь в брюках, староста сел рядом с Мелиссой на кровать. Рукой поймал красный локон, чтобы заправить его за ушко. Он помнил, как девушка таяла от такой мимолетной ласки.

Лисса прерывисто дышала, боясь поднять глаза на террианца. Она изо всех сил старалась взять себя в руки и прекратить это безобразие, пока не стало слишком поздно. Вот только сил удержаться от соблазна не осталось, и даже напоминание об уголовной ответственности ничего кроме истерического смеха не вызывало.

Ас слышал желание девушки и в то же время ее сопротивление. Это упорство раздражало илтара. Он взял в ладони ее раскрасневшееся лицо, заставляя смотреть в глаза. А когда Мелисса встретилась с его завораживающим взглядом, нежно поцеловал.

Она хотела отстраниться, но было поздно: губы соприкоснулись. Ас обжигал своим дыханием, заставляя таять скованную леару. Мелиссу много раз целовали, но никогда это не делали с таким трепетом. Ни разу от простого поцелуя она не теряла голову. А сейчас сама первая ворвалась в такой сладостный рот. Нежность легкого прикосновения переросла в бурю необузданной страсти.

Илтару безумно понравилась земная прелюдия: ласкать языком, проникая вглубь, слегка прикусывать губы, зарываться руками в шелк волос.

Слегка оттянув ее голову за волосы, поцеловал в нежную шею. Сладострастный девичий стон стал ему наивысшей наградой. Террианец ликовал, чувствуя как леара поддалась, сливаясь с ним сознанием. Неожиданный всплеск слишком сильных эмоций, окончательно снес хваленый контроль. Илтар утопал в этом сумасшедшем водовороте. Он с жадностью пил сладостное желание леары, погружаясь все глубже в океан страстей.

Одежда разлетелась по комнате, стоны эхом отражались от стен. Девушка и забыла, как это прекрасно. Когда ты сгораешь от страсти, таешь от обжигающих поцелуев. Стонешь от желания чего-то большего. Когда ты целуешь такие сладкие нежные губы, в попытке приглушить свои стоны. А твои руки, ласкающее тело любимого, распаляют тебя же. Когда бессознательно в порыве кусаешь его плечо, а в ответ твое просто горит в том же месте, взрываясь иглами удовольствия.

Мелисса окончательно потерялась в ощущениях и путалась в реальностях. Она выгибалась от возбуждающего ощущения проникновения. Невероятное ощущение того, как ты проникаешь в податливое горячее лоно, просто уносило на вершину экстаза. Она задыхалась от страстных движений, крича от яркого удовольствия высвобождения. И на пике безумного наслаждения, посмотрела в глаза любимого, утонув в нем без остатка.

С трудом держась на трясущихся руках Ас нависал над потерявшей сознание Мелиссой. Он сам готов был свалиться без сил, но все никак не мог оторвать взгляд от безмятежного лица леары. Нежно поцеловав ее в губы, он осторожно лег рядом и притянул девушку к себе. Тяжело дыша, зарылся в красные волосы, пахнувшие яблоневым ароматом.

То чудо, что сейчас произошло с ними, просто не шло ни в какое сравнение с тем, что он читал и видел. Просто невозможно передать словами, эти ощущения, в террианском языке таких нет.

Нежно улыбаясь, Асамр убрал влажные волосы с лица леары. Невесомо обвел пальцем по контуру бровей и губ. Она была так соблазнительно прекрасна, что дух захватывало. Ее хрупкая красота вызывала трепет и желание оберегать. Мысли о том, что они проведут с ней вечность вместе, приятным теплом наполняло и успокаивало душу. Она просто идеально подходила ему, неожиданно идеально.

Вдруг Ас почувствовал отблески восторга Ала, которого по привязке коснулось эхо чувств илтара. Террианец в бессильной злобе зарычал, сильнее прижимая Лиссу. Его накрывала слепая ярость, когда он представил, как истар сливается с его леарой, подчиняя себе. Собственническая мысль билась в голове: уберечь и спрятать от него девушку.

Мелисса в руках террианца слегка зашевелилась, потревоженная переживаниями молодого мужчины.

Глубоко вздохнув, восстанавливая утерянный контроль, илтар стал рассуждать. Потерять истара, он себе позволить не мог. А вот собственнические чувства затмевали разум, поэтому нужно давить их. И чтобы не сойти с ума от ревности, слияние с истаром, проводить вместе, быть ведущим. Предательская мысль предлагала заставить леару отказать в привязке истару. Соблазн был велик, но не оправдан. Что после отказа произойдет, было неизвестно. А разрушить звено, илтар не имел право. Вся надежда на решение наставника.

— У меня есссть еще ночь, — мысленно сказал ему Ал.

Ас понимал, что добровольно никто в жизни не отказывался от леары. Но слияние втроем пугало неизвестными последствиями на психику землянки. Если сейчас от переизбытка чувств она потеряла сознание. Предугадать, как она перенесет слияние трех сознаний, невозможно. Как минимум — сойдет с ума, как максимум — умрет от разрыва сердца. И от илтара потребуется вся его выдержка, чтобы контролировать эмоции сразу троих.

— Я не уверен в правильносссти этого поссступка, — все же решил оставаться своего мнения Асамр, — у землян, по-моему, так не принято.

— Ассс, это мое право!

— Я это знаю, и признаю это право за тобой.

— Ночью, этой ночью, прошу, — умолял мысленно истар.

— Не ссспеши. Сссначала надо посссмотреть, как сссебя поведет Мелиссса. Ты же знаешь, земляне ссслишком не ссстабильны.

— Мы сссправимся, поведем вмесссте. Она подчиниться. Ассс, я не откажусссь, ты же знаешь, — твердо предупредил Алтар.

— Знаю, но и я не уссступлю.

— Ты мой илтар, я твоя тень, так будет всссегда. Но Мелиссса моя леара, я хочу ее.

Внимание террианца переключилось на девушку, которая во сне громко всхлипнула и стала дергаться, вырываясь из крепких мужских объятий.

* * *

Мила пребывала в раю. Никак не могла насмотреться в ставшие такими родными глаза. Счастье, плескавшееся в душе, возносило ее над бренным миром. Внезапно внимание рыжей привлек странный шум, с сожалением вздохнув, она все же разрушила божественный миг единения и оглянулась. Мила тут же вспомнила, что она стоит в классной комнате и обнимается с воспитанником на глазах его одноклассников.

— Вот, черт! — в сердцах прошептала рыжая и резко отскочила от зеленоволосого.

Злясь на свою глупость, девушка подошла к учительскому столу. Как она — взрослая, опытная, сильная женщина, могла потерять голову, словно пятнадцатилетняя девчонка? Оглянувшись на зеленоволосого террианца, Мила внезапно осознала: «Ну да, могла, и еще не раз смогу!»

— О, создатель, как тебе удаются такие обалденные творения? — еще раз прошептала себе под нос рыжая учительница, стреляя глазками в террианца.

Слегка прокашлялась, приводя свои мысли в порядок. Она осмотрела очень довольные лица террианцев, зло прищурилась.

— Ну и чего сидим, смотрим? Занятие еще никто не отменял! — грозно проговорила девушка.

Класс по команде склонился над планшетами. А Мила медленно подошла к зеленоволосовому. В отличии от соплеменников он остался стоять и с восхищением глядел на свою леару. Аром бы ошеломлен, он никак не мог прийти в себя от такой интимной близости с женщиной — с его леарой. И вот сейчас, она шла к нему, а сердце забилось чаще. Но вместо ожидаемой ласки, Мила повернула его лицом к классу, и слегка подтолкнула в спину. Террианец в растерянности подчинился, и лишь в последний момент почувствовал нежное поглаживание по своей спине.

— Давайте садитесь по местам, и никаких больше провокаций с прелюдиями, — холодным тоном сказала рыжая.

Она с сожалением проводила такую соблазнительную попку. Как же ей хотелось на нем устроит свой показ. Но боялась, испугать скромника еще больше.

Резко развернувшись, встретилась взглядом с подопытным брюнетом. Победно улыбнулась, упиваясь свершившейся, пусть и не в полном объеме, местью. Слегка закусила нижнюю губу и решила добить гада.

Соблазнительно виляя бедрами, подошла к нему вплотную. Девушка нагнулась к уху молодого террианца, и проникновенно прошептала:

— Дорогуша, — а потом внезапно рявкнула, — место освободил!

Брюнет разъяренным ураганом слетел со стула и вернулся за свою парту, демонстративно не встречаясь с ней взглядом. Мила закатила глаза, показывая свое мнение по поводу молчаливых истеричек с синими омутами.

— Советую лично тебе усерднее усваивать материал, чтоб сдать на «отлично»! Хотя с твоей выдержкой боюсь, тебе это не грозит! — презрительно вынесла вердикт.

Брюнет грозно сощурился, но промолчал, чем в очередной раз развеселил Милу.

Величественно сев за стол, рыжая с сомнением посмотрела в сторону дверей. Она никак не могла решить для себя, стоит идти спасать Мелиссу от блондина. Или все же дать ей шанс совершить маленькую ошибку, которая будет жемчужиной в коллекции воспоминаний подруги. Задумчиво перевела взгляд на зеленую макушку и тепло улыбнулась. Мила решила, что лучше утешать Мелиссу за содеянное, чем слушать жалобы об упущенном шансе. Хотя, какой там шанс?! Дальше поцелуев маленькая скромница, не пойдет, сгорит со стыда!

* * *

Алтар тихо закипал. Эта несносная рыжая землянка, просто бесила его своей беспринципностью. Она не соблюдала никаких правил приличия, даже не оказывала уважение воинам. Женщины должны быть скромными и покорными, как Мелисса, его ненаглядная Мелисса…

Перед глазами террианца встал образ милой девушки с раскрасневшимися от смущения щеками. Она сидела на кровати, пряча лицо в волосах. Вся ее поза умоляла прикоснуться к ней, согреть своим теплом. Руки сами потянулись к ней и лишь сдавленное шипение красноволосого Отора выдернуло Ала в реальность. Друг в шоке смотрел в синие глаза истара, вырывая свои волосы из его цепких пальцев.

Осознав, кого он нежно гладил, брюнет резко спрятал руки под стол. Друг сокрушенно покачал головой, отворачиваясь к своему планшету. Ал с облегчением медленно выдохнул. Но тут же насторожился: чувства леары, к которым он уже стал привыкать, пропали. Но успокоился, когда сообразил, что это Ас заблокировал его связь с Мелиссой. И тут Ала и всех остальных накрыли непривычно яркие чувства возбуждения илтара, которое стало восприниматься практически как свое собственное. Истар, костеря забывчивого друга, как мог быстро блокировал привязку ведущего звена с младшими. Единственного, кого спасти не смог брюнет — это был он сам, так как находился в подчинении у илтара. Печально вздохнул над бестолковостью Аса, он приготовился пережить с ним его седьмую фазу, но только ни то, что произошло дальше!

Уже когда вторая волна возбуждения пробежалась по всему телу террианца, в штанах стало нестерпимо тесно. Брюнет стремительно закинул ногу на ногу, при этом больно стукнулся коленом о столешницу. В стремлении заглушить эмоции илтара, Ал был готов биться головой об парту. Волны наслаждения накатывали одна за другой, судорогой скручивало все тело. От очередной сильной эмоциональной вспышки, слабый стон сорвался с губ истара.

Мила, оглядела класс в поисках источника звука. Заметила брюнета, который практически лежал на парте, мелко дрожа.

— Эй, как тебя там, тебе плохо? Живот заболел? — с тревогой в голосе спросила она мучающегося террианца.

Не услышав, как и прежде ответа, учительница встала из-за стола и направилась в его сторону.

— Мила ссстой! — грозно крикнул зеленоволосый.

Вздрогнув от неожиданности, девушка замерла на месте. В порыве внезапной ревности Аром вскочил со своего места и стремительно оказался около брюнета, закрыв его своей спиной.

— Я помогу ему. Отведу в медблок. Вам не о чем бессспокоиться, это пройдет, — стал оправдываться перед Милой зеленоволосый. Он не должен был столь импульсивно реагировать на действия леары.

А опешившая от резкости всегда милого террианца, девушка почему-то не могла сдвинуться с места. Борясь со собой, смотрела, как ее спаситель, осторожно помог подняться брюнету и вывел его из класса, максимально обходя ее по дуге. Как только парни скрылись за дверью, Мила резко выдохнула, скинув с себя странное оцепенение и решительно направилась к выходу, остальные террианцы проводили ее глазами.

В коридоре девушка увидела спины удаляющихся. С подозрением отметив, что медблок в другой стороне, она последовала вслед за ними.

* * *

Аром завел Алтара в душевую, тот сдавленно поблагодарил его и приказал возвращаться в класс. После ухода химика, истар, включив холодную воду, встал под обжигающие струи прямо в одежде. Потерянный контроль восстанавливался, медленно очищая сознание. Только из-за постоянно взрывающихся ярких образов и чувств полностью успокоиться у террианца не получилось. А когда илтара накрыл пик наслаждения, тело истара тоже забилось в судорогах экстаза. Совершенно обессилев, Алтар упал на колени и прижался спиной к холодной стене. Падающая сверху вода приятно остужала разгоряченную кожу, принося покой. Истар довольно улыбался, если ему сейчас так хорошо, то, что будет, когда эти ощущения и эмоции станут его собственными!

Но приятное состояние сдуло ревностью илтара. Ал с болью прислушивался к чувствам Аса. Нежелание отдавать леару и тянуть время, было понятно террианцу. Он бы тоже так поступил. И Ал готов выполнить любой приказ илтара, вот только не в случае с леарой.

— У меня есссть еще ночь! — громко крикнул брюнет невидимому Асу, от досады ударяя кулаком в стену. Плитка опала кусками на пол, а боль отрезвила затуманенный рассудок. Ал понял, что должен уговорить илтара, разделить с ним Мелиссу. Асамр поймет, он никогда не предаст истара, даже ради леары. Спокойнее дыша, он почувствовал, что Ас тоже остыл, и перестал блокировать привязку Ала с леарой.

* * *

Аром возвращался в класс, когда за поворотом с испуганным «Ой!» в него врезалась Мила. Радостно улыбаясь, террианец вспомнил, как вчера так же Асамр поймал свою леару.

Девушке, прижатой к могучей груди, было неудобно смотреть в лицо воспитаннику, поэтому она попробовала отстраниться. Вот только отступить от мужчины хоть на шаг не получилось, так как террианец разжимать объятия не собирался.

— Ты куда его отвел? Медблок на другом уровне, — строго спросила рыжая.

— Он в порядке, скоро все пройдет. Это не болезнь, просто приступ, — успокаивая Милу, ответил Аром.

— Имей в виду, помрет, виноваты будем я и эрла Мелисса! — строго пригрозила учительница.

В попытке успокоить землянку, Аром погладил ее по волосам, поражаясь их мягкости. И все, не отрываясь, смотрел в ее серо-зеленые глаза.

Он читал, что у землян есть убеждение, что рыжие девушки с зелеными глазами практически все ведьмы. Что означал этот термин, он практически не понимал, аналогов в их языке не существовало. И совсем уж не понятно, почему их боялись, недолюбливали. Держа сейчас такую красавицу в руках, молодой мужчина был в корне не согласен с землянами, таких как она надо любить, воспламеняя ее с каждым разом. Чтобы свет в этих притягательных глазах никогда не потух.

Миле реакция террианца на ее вполне серьезные слова, показалась весьма странной. Девушка задумалась, может зря она нагнетает, и с брюнетом и вправду все в порядке. Ну, подумаешь, съел что-то не то на обеде. Не маленький — переварит! Если конечно, зеленоволосый ей не врет.

С подозрением взглянула в темно-синие глаза молодого мужчины. Внезапно ее захлестнуло желание зацеловать до полуобморока этого гиганта, зажав его в уголочке.

Аром отчетливо услышал ответное влечение леары к нему и решился на отчаянный шаг.

Придерживая затылок девушки, поцеловал ее, как показывали в земном фильме. Приподняв за мягкое соблазнительное место, закинул ее ножку на свое бедро. И осторожно, стараясь не причинять боли, прижал ее к стене.

От неожиданности, Мила стала отвечать на поцелуй. Пока ее не кольнула мысль, что рабочий день, будь он неладен, не закончился. А еще предстоит составлять ежедневный отчет для начальства.

Попытки разорвать поцелуй не увенчались успехом, парень лишь сильнее прижал ее к себе. И чтобы привести террианца в чувство, ей пришлось больно укусить его в губу, с силой отталкивая от себя.

Наконец, услышав раздражение и недовольство леары, Аром тотчас отпустил ее. Расстроено отметил: ей не понравилось, он не смог, он не достоин. Встав на колени, хрипло сказал:

— Просссстите, эрла Мила. Я был не сссдержал и разозлил вассс. Больше этого не произойдет.

— Да, что вы говорите, молодой чел… мммм… террианец. Прежде чем целовать меня и лапать, хоть бы представился. Знаешь, звать тебя зеленоволосым мне порядком надоело!

— Простите, эрла Мила. Но сказать свое личное имя я смогу вам лишь после седьмой фазы, когда нити судьбы наши свяжутся воедино. Я не уверен, что ты… вы это захотите

— Аааа, как у вас все сложно! Ладно, уговорил, буду звать тебя Изумруд! А ты вообще совершеннолетний?

— Да, я уже воин! Мне можно покидать планету, клянусь, — гордо произнес террианец.

Мила внимательно смотрела на Изумруда, а в душе кроме пережитого шока и прочих приятных чувств, стало поднимать голову самодовольство. Никогда прежде мужчины не стояли на коленях перед ней, и уж тем более террианцы!

— Все равно, драгоценный мой, прежде чем так накидываться на понравившуюся девушку, нужны ухаживания: цветы, конфеты! — продолжала упорствовать девушка, сложив руки на груди.

— Конфеты?

Террианец пребывал в смятении: то, что требовала от него леара, было невозможно изготовить в полевых условиях. Вот если бы он находился в своей лаборатории!

Печально вздохнул, встал с колен, признавая свое поражение. Рыжая землянка навсегда останется для него, неприступной крепостью, будет манить к себе, а не сдаваться. Да и осталось у него не так много времени на станции, поэтому лучше просто наслаждаться присутствием в его жизни мимолетного не террианского счастья.

Мила с сожалением смотрела, как Изумруд встал с колен, с грустью смотря ей в глаза. От тоски, что плескалась в них, девушку неожиданно поглотила странная безысходность. Такое уже с ней было, когда она из кожи вон лезла, чтобы закадрить капитана станции. А он выбрал Аниту, ее подругу. Тогда Миле ничего не оставалось, как уступить, прекращая борьбу. И вот снова это противное чувство! Только появилось оно по отношению к террианцу. «Ну уж нет! Его я не отдам!» — решила красавица, порывисто обняв опешившего зеленоволосого.

Аром, запутавшись в поведении и чувствах леары, не знал, как правильно среагировать на нее. Лишь только улыбка коснулась его губ, как он услышал мысленный голос Алтара:

— Я велел тебе идти в класс, а не обниматься с землянкой в коридоре!

— Прости истар! С твоего позволения, я удерживал ее. Она хотела идти к тебе!

— Ну и пустил бы, посмотрела бы на меня, поиздевалась очередной раз. А сейчас твоя привязка к ней крепнет! Ты же должен понимать, что наставник не разрешит тебе ее взять с собой. Он разорвет привязку и даже слушать ни тебя, ни нас не станет! Отцепи ее уже от себя, а то, как пиявка на тебе повисла!

Мила сначала не поняла, причину, почему террианец пытался аккуратно выбраться из ее объятий. Только когда он развернулся, увидела, что рядом с ними стоит брюнет. Мила тревожно оглядела болезного с головы до ног. Выглядел он вполне здоровым, даже переоделся и голову помыл. Просто «звезда» с обложки модного журнала.

— Ну, вроде здоровый! Идите оба в класс, а я пока эрлу Мелиссу поищу, — бодрым голосом отдала распоряжение Мила, давя разочарование в душе. Вот не мог эта синеглазка помучатся подольше. Ведь так и не понятно, до чего они с Изумрудом договорились!

Развернувшись на каблуках, соблазнительной походкой ушла на поиски подруги. Аром дернулся остановить ее, но Ал не позволил, схватив того за руку.

— Пусть идет, сюрприз ей будет, — предвкушая развлечение, злорадно сказал истар.

* * *

Мелиссе снился кошмар! Девушка мчалась сквозь тьму, уворачиваясь от жадных пальцев, пытающихся вырвать из ее рук нечто светлое, горячее и очень родное. Очередной раз споткнувшись, она упала на спину, бережно прижимая к груди драгоценность. Цепкие руки не давали ей подняться, больно держа за волосы и одежду. Вдруг из темноты, страшно свистя, потянулись к ней тысячи красных нитей, обвивая ее. Отбиться от них у нее не получалось, и путы проникали внутрь под кожу. Девушка, крича от ужаса и отвращения, пыталась разорвать их. Но нити лишь сильнее натягивались, разводя девичьи руки в стороны, заставляя девушку разжать пальцы. Из последних сил, Мелисса сопротивлялась, громко крича, что не отдаст… В ответ она услышала вкрадчивый мужской голос, который требовал повиновения, послушания. Ему вторил другой — уговаривая, прося, моля подчиниться… В тот момент, когда пальцы все же разжались, она громко закричала, резко садясь на кровати и хватая ртом воздух.

— Что ссслучилось, моя маленькая леара.

Мелисса в ужасе оглянулась на голос из ее кошмара. Прижимая к груди, покрывало, в страхе отодвинулась от старосты подальше.

— Мелисссса, что ссслучилосссь? Тебе приссснился ссстрашный сссон? Иди ко мне и ничего не бойссся. Я рядом… — ласково позвал блондин, приглашающее раскрыв объятья.

Девушка потеряно смотрела на эти накаченные красивые сильные руки. Страх уже отпустил, и, на смену ему пришли раскаянье и стыд. Приснившейся сон стер из памяти все очарование волшебного момента. Создатель, как же она низко пала! Ее теперь такой скандал ждет. Мало было неприятностей, так нет, надо было добавить!

— Прости, одевайся и иди в класс. Я скоро приду, — пытаясь контролировать голос, чтобы он не дрожал, попросила террианца Мелисса.

Услышав вместо восторгов в свой адрес, приказ удалиться, Асамр очень сильно разозлился на леару. С трудом успокоил разбушевавшуюся гордость, напомнив себе, что она из землян, а в голове у них вечный бардак. Да и не стоило ему ждать от нее покорного поведения террианской леары. Самодовольно усмехнулся, предвкушая, как будет обучать ее. И для её же безопасности надо это сделать быстро.

Прислушиваясь к себе, девушка застыла посередине комнаты. Сейчас она ощущала злость, нет, вот теперь раздражение на себя. Очень странные перепады настроения, тревожили Мелиссу, это первый признак нервного срыва и даже сумасшествия. Надо срочно обратиться к врачу. И немедленно выпить таблетки.

Неотрывно следя за нервно собирающей одежду с пола леарой, Ас мысленно поманил ее к себе.

С трудом найдя юбку, Мелисса мимолетно посмотрела на все еще лежащего террианца. Воспоминание о недавнем сладострастном безумии теплом растекалось в груди. Она увидела отражение собственных чувств в фиолетовых глазах. Одежда выпала из ослабевших рук. Коря себя за слабохарактерность, девушка обратно забралась в кровать, слабо улыбнувшись, уютно устроившись на груди блондина.

Мерный стук его сердца, и горячее объятье дарили спокойствие, умиротворение. Девушка забыла обо всех своих тревогах. Это было такое блаженство, просто лежать, не думая ни о чем, тая от острожных прикосновений блондина к ее волосам.

Задумчиво рассматривая красивое лицо леары, Ас раздумывал, как такой нежный цветок, как Мелисса, не заметил ни один достойный землянин. Ведь пройти мимо нее не смог бы ни один террианец. Она ведь страдает от одиночества, желает быть чье-нибудь леарой, или по-земному «любимой».

В голову Мелиссы вдруг пришла странная мысль: «Как она жила без него раньше?» Плохо жила, одиноко. Скиталась среди звезд, в поисках своего принца. От встречи, к встрече теряя надежду от разочарования в земных мужчинах. И только поддержка подруг, помогала не упасть в пучину отчаянья.

Вслушиваясь в девичьи мысли, Ас поражался глупости земных мужчин. Память пока была не доступна, но он найдет ответ, почему она себя считает некрасивой серой мышью. Зло ухмыльнувшись, он пообещал себе, что накажет всех, кто посмел обижать ее. Никто не уйдет от расправы.

* * *

Мила ждала, когда Мелисса примет вызов. Но, увы, подруга выключила коммуникатор. Где теперь ее искать, она не знала, поэтому просто открывала все двери подряд. Пока не нашла нужную. Картина, представшая пред ней, поражала невероятностью. Мелисса спала, уютно устроившись на широкой груди старосты. А тот с немым вызовом смотрел на рыжую, застывшую в проеме дверей.

Зажмурившись, Мила вышла за дверь, неслышно закрывая ее за собой. В ступоре осмотрела совершенно обычную, такую же, как и остальные двери. Снова приоткрыв створку, нерешительно заглянула в заветную комнату. Лисска все так же мирно посапывала на красивой груди террианца. А вот староста теперь весело подмигнул рыжей, прижимая палец к губам. Закрыв дверь, учительница прижалась спиной к ней. Мила никак не могла в это поверить, просто не могла и все! И главное что теперь будет! Лисску же теперь уволят, со скандалом и лишением лицензии.

— Черт, черт, может мне все это привиделось? Ну, ведь не может это быть правдой! Может я сошла с ума, Лисска говорила, что к концу дня мне мерещиться начнется, — сама себя переубеждала рыжая, боясь снова заглянуть за дверь.

— Вас что-то тревожит? — спросил неслышно появившийся Изумруд.

Он с тревогой всматривался в нервно дергающуюся и с совершенно белым лицом Милу.

— О да, тревожит. Открой вот эту дверь и скажи, что ты там видишь? — схватив террианца за руку, она чуть ли не втолкнула его в злосчастную комнату. Но ей не хватило сил, выполнить задуманное до конца.

— Мне незачем туда заходить. Я и так знаю, кто там.

— Вот, черт, — в который раз за вечер выругалась рыжая, хватаясь руками за голову, — Совсем девка с голодухи голову потеряла. Сколько времени?

— Девятнадцать тридцать по стандартному времени станции.

— Так, кто сейчас у нас на смене? — задумчиво бормотала Мила, печатая шаг, ходила по коридору туда и обратно, — вроде Фред. Если Фред, то хорошо. Пару раз улыбнуться, и он согласиться, а вот если Стив… Стив, та еще тварь, затребует сек… — взгляд упал на подозрительно смотрящего Изумруда, — ну короче запросит..

— Эрла Мила, позвольте помочь вам. Что надо попросить у Стива. Я попрошу, очень вежливо. И поверьте, он выполнит.

Мила мило улыбнулась террианцу, он был такой красивый в своей ревности.

— Драгоценный мой, ну что ты гов… О, точно! Ты говоришь! Как у вас там, в учебнике написано было, сходят с ума от вашего голоса! Изумруд, ты чудо! — радостно прошептала Мила, бросившись террианцу на шею.

— Я все, что хотите, для вас сделаю, — с нежностью прошептал Аром, вдыхая безумно притягательный аромат леары.

— Так чего стоим, бегом, у нас мало времени!

Быстро добравшись до лифта, землянка нажала кнопку технического уровня. План был сумасшедший, но другого не предвиделось. От беспокойства, рыжая носилась по квадрату лифта не находя себе места. Пока террианец не дернул ее к себе, прижимая к груди. Он стал ей нашептывать ласковые слова, успокаивающе гладя по голове:

— У нас все получиться, ты у меня такая умная, храбрая и настойчивая. Я прослежу, чтоб тебя никто не обидел. Я сам кого захочешь обижу. Ты же у меня такая нежная, красивая, хрупкая…

— Ну, ты уж определись, я сильная или хрупкая. А то я начинаю путаться, — рассмеялась над словами террианца довольная девушка и устроилась поудобнее в его объятиях.

Лифт щелкнул, двери открылись. Технический уровень был очень мрачным и плохо освещаемым местом. С чем это было связано, Мила даже не догадывалась. Быстро проследовала в нужное помещение.

За время работы она очень хорошо познакомилась со всеми техниками станции, а они её частенько приводили сюда. Так как тут всегда пустынно и экзотично. Мила фыркнула своим не очень приятным воспоминаниям. Видала она эту экзотику раком повернутую!

У таинственной двери поправила волосы, приподняла грудь. Аром таким поведением леары был крайне не доволен, но сдержался, как и учили. Дверь плавно открылась, и рыжая стремительно вошла внутрь. Террианец последовал за ней. Помещение было очень маленьким, и троим тут было явно тесно.

Надежды на то, что сегодня смена застенчивого Фреда не оправдались, рыжая мысленно порадовалась, что не отказалась от помощи Изумруда.

— Здравствуй, Стив, хороший мой! Как поживаешь? — голос Милы был слаще патоки.

— О, какие люди! Что опять тебе потребовалось, лиса? — ехидно ответил волосатый неопрятный землянин лет примерно тридцати. Аром прикинул физическую подготовку землянина, его привлекательность, облегчено вздохнул. Террианец сломает его одним пальцем, да урод он, как выражаются земляне.

— Мне нужно все как и прежде, кое-что вырезать, и чтобы никто ни о чем не догадался, — продолжала флиртовать с ним Мила, сексуально садясь прямо на стол рядом со Стивом.

Землянин подозрительно спросил, кивая на террианца:

— А это кто?

Девушка быстро посмотрела на Арома и весело улыбаясь, подмигнула.

— Моя личная охрана! — гордо похвасталась рыжая.

Стив отметил про себя, что охранник явно человеком не был. Потом похабно улыбнулся, внимательно смотря на стройные ноги девушки, и будто бы старался разглядеть, что у неё под юбкой.

— Чем расплачиваешься личной охране? А то я бы тоже на тебя поработал…

Мила только открыла рот, чтобы посоветовать ему не отвлекаться, как Аром, словно туча навис над техником и проникновенно сказал:

— Ссстив, я нассстоятельно тебе сссоветую сссделать все, что просссит эрла Мила, и даже не думать просссить что-то взамен. А быть сссчастливым только от одной мысли, что она тебя вообще попросссила!

— Да, да, конечно. Все что попросит, все сделаю, — испугано прошептал землянин, кивая головой, как болванчик.

— Вот и умница, а сссейчассс давай камеры видеонаблюдения пятый уровень, чассс назад, там кое-что надо вырезать, и очень аккуратно смонтировать.

Последняя ночь

После успешно выполненного задания по захвату компромата на Мелиссу, Мила и Аром неспешно шли по коридору технического уровня. Девушка все никак не могла успокоиться и в лицах показывала террианцу, какие глаза были у Стива, несмотря на то, что Аром там присутствовал и сам во всем участвовал. Молодой террианец был счастлив, купаясь в лучах ее радости. Глядя в ее искрящие глаза, он все не мог решиться рассказать, насколько сильно к ней привязан.

А еще Арома пугало их будущее. Уже завтра прилетит наставник и разорвет их привязку. Террианец понимал, что не может позволить, кому бы то ни было причинить леаре боль — ни себе, никому другому.

Вдруг до Арома дошел смысл, того о чем он подумал: никому другому! Абсолютно никому!

Террианец прислушивался к своим привязкам, в ужасе констатировал невообразимый факт: привязка к самой дорогой на свете землянке, глушит все остальные. Эта рыжая девушка стала для него илтаром!

Мила с тревогой вглядывалась в лицо замершего посреди темного коридора Изумруда. Он смотрел на нее так ошарашенно, как будто увидел чудо, и все никак не мог поверить в то, что видит.

— Драгоценный мой, с тобой все хорошо? — встревожено спросила девушка, заглядывая ему в глаза, — Изумруд, что с тобой?

Террианец с силой притянул к себе девушку, в попытке спрятать ее от этого жестокого мира.

— Мила, Мила, что же теперь будет, Мила, — услышала рыжая бессвязное бормотание Изумруда.

— Так спокойно! Да не души ты меня!! Мне дышать нечем! — пыталась дозваться до сознания террианца девушка.

— Мила, что мы наделали? — горестно прошептал Аром.

— Милый мой, хороший, ты с ума меня не своди, ладно? Ты мне нормально скажи, что мы творили? А то я уже очень сильно боюсь, а вот чего боюсь, пока не знаю, — попросила Мила, понимая: еще чуть-чуть, и начнет на него орать. Ведь нельзя так людей пугать!

— Я не знаю, как правильно объяссснить, ты для меня… Я же теперь… Я твой теперь… Я пойду за тобой, только ссскажи! Только подумай, позови! Понимаешь? Только тебе решать, ты сссильнее меня! Ты меня привязала к сссебе, а не я… Ведь, леары подчиняются воинам, а не наоборот… Мне ссстрашно за тебя… Я боюсь, что они ссс тобой сделают….

Мила схватила бесноватого террианца за грудки, приподнялась на цыпочки и попыталась встряхнуть его, дабы быть более убедительной в своем приказе:

— Изумруд, посмотри мне в глаза, и четко скажи: кого ты боишься?

Аром слушал, как подчинение приказу приятно обволакивало сознание. Не так как с Асамром — его приказы жгли, кололись. Милины слова в прямом смысле ласкали, заставляя подчиняться.

— Ссстарейшин, нассставника, илтара, иссстара, — на одном дыхание быстро перечислил изумрудный.

— Ооо, как их много. И чего они мне могут сделать? И главное за что? — Мила не понимала террианца, но докапывалась до истины.

— Ты мой илтар! Ты моя леара! За это тебя могут убить. Я очень ценный ссспециалист, лучший в потоке. Замены мне нет.

— Так, я не поняла! Илтар и леара — это кто?

— Илтар — это лидер, лидер звена. Леара, тут сссложнее. У вас аналогов в языке нет.

— Изумруд, ты нормально объяснить можешь? Я не понимаю тебя, — вымученно попросила Мила.

— Я не знаю, как объяссснить доссступнее. Я ссследую за сссвоим илтаром. Мой илтар теперь ты! А леара — она ссследует за воином. Понимаешь?

— Не совсем…

— У нас сссейчас нет времени на длинные лекции, нам надо бежать. К сссожалению, против всссего звена мне не выссстоять. Если вы жить хотите, то надо сссрочно улетать сссо ссстанции.

— А, это как? Прямо сейчас? А как же Лисска, ой, то есть эрла Мелисса? — неуверенно пролепетала рыжая.

— Ссс ней будет все хорошо. Асссамр никогда никому сссвое не уссступит, даже ссстарейшина — не указ. Он нассследник, и очень сссильный. Да иссстар у него не такой ссслабак, как ты думаешь. Просссто ты сссильнее их вмесссте взятых. Поэтому я тебя им не отдам. Пошли вещи твои заберем и в бега.

— Так, умник. А документы? У тебя документы с собой есть?

— Обижаешь леара. Я все что угодно сссделать могу.

— Ты меня хоть любишь? А то сбегаю не пойми ради чего, — ехидно спросила Мила, со страхом ожидая его ответа.

— Что такое «любишь»? Ты же не еда, что бы я тебя любил.

Ответ Миле не понравился. Она резко отстранилась, разрывая приятные объятия, и нервно, практически истерично, спросила:

— В плане? А что ты ко мне чувствуешь? Кто я для тебя?

Аром видел, что землянка запуталась, так же как и он. До нее уже с трудом доходили простые понятия. Решив, что поговорить можно и на ходу, он ухватил девушку за руку и направился к лифту.

— Эрла Мила, ты меня вообще не ссслушала? Ты для меня илтар и леара. И как ты захочешь, то я и буду к тебе чувссствовать. Я в твоей власссти. И если ты хочешь, чтобы так оно и было, нам ссстоит поторопитьссся, — спокойным голосом ответил террианец.

Мила всю жизнь мечтала о приключениях, о погонях, о прекрасном мужчине, который жизнь отдаст за нее. В конце ее романтических фантазий он как раз это и делал. Девушка споткнулась от ужасной мысли: «Неужели, мечты ее сбываются!» Крепче хватаясь за руку террианца, зло подумала: «Не позволю! O! Я его не потеряю!»

* * *

Отдав отбой звену, Алтар направился к илтару в комнату. Странное предчувствие не давало ему покоя. Что-то было не так. Мысленно спросив разрешение у Аса, неслышно вошел. С вожделением не мог оторвать взгляд, от лица Мелиссы. Забывая дышать, медленно приблизился к кровати. Слегка дрожащими руками невесомо погладил красные волосы девушки.

Ас как мог давил ревность, следя за чувствами истара и своими.

— Ты что-то хотел сказать? — строго спросил он у друга.

— Да, меня не отпускает смутное предчувствие беды. Я понимаю, что это все лишь интуиция, но не могу ее игнорировать, — с тревогой ответил ему истар, все так же не отпуская из рук шелковые локоны девушки.

— И, что ты от меня хочешь?

— Не знаю, мне тревожно, — покаянно опустил голову.

Сейчас странная тревога не казалась Алу такой уж веской причиной, чтобы врываться в комнату к Асу.

— Хорошо, ложись рядом, открывай сознание. Я посмотрю, что тебя тревожит, — уступил илтар. Интуиция Ала их еще ни разу не подводила, и игнорировать ее не стоило.

Брюнет, боясь, потревожит сон Мелиссы, осторожно лег с другой стороны от нее, прижимаясь к ней, с блаженством ощущая ее аромат и тепло.

— Ал не увлекайся, успеешь еще… наобниматься, — снисходительно сказал Ас.

Дождавшись, когда истар наконец расслабиться, слился с ним сознанием выискивая причину тревоги. И нашел ее!

Террианцы слаженным движением встали с кровати, смотря друг другу в глаза. Ал резко упал на колени, покорно склоняя голову

— Прости илтар, это моя вина!

— Да, не твоя, моя, и только моя! Этот мой детский эгоизм! Так, что делать будем. Ты сейчас восстанавливаешь все привязки — полное повиновение. И держишь, как можешь. Только разум никому не сожги и про леару не забудь. Она все же не террианка. А я буду исправлять ошибки.

— А может вместе? Всем звеном. Привязку я еще чувствую, единым порывом вернем его!

— Ты не понял, его уже не вернуть. Я сам виноват, видел же что привязка у него с землянкой странного цвета. У нас никогда не было золотистых нитей. А сейчас я даже предположить не берусь, в каком он состоянии. И Ал не дай Мелиссе проснуться. Она ничего не должна даже почувствовать. Понял? Ни малейшего намека на тревогу!

— Как пожелаешь мой илтар! — истар поднялся с колен, лег рядом с Мелиссой, прижимая ее к себе. Довольно улыбаясь, закрыл глаза.

Илтар сел на пол, упираясь спиной в стенку кровати. Входя в транс, потянулся по слабой привязке к сбежавшему химику. Тот уже покинул станцию, рядом с ним ощущалась рыжая землянка. Правда улететь им удалось не очень далеко. Зло ухмыляясь Асамр отметил, что Арому чуть-чуть не хватило времени. Каких-то пару минут, и Ас не успел бы за него зацепиться. Вливая всю силу илтара в призыв подчинения, он с большим удовольствием смотрел, как нить становилась толще и наливалась красным цветом. Ответом ему была боль химика.

— Да, Аром, да, подчиняйся, ты не должен был покидать меня твоего илтара! — нашептывал довольный Ас.

Сознание Арома поддавалось, слегка приоткрываясь под натиском блондина. Асамр уже приготовился влить в него свою силу, как вдруг ярко вспыхнула золотая нить, окутывая в тугой кокон сознание предателя. Вдруг привязка Асамра с неприятным звуком порвалась, выкидывая илтара в реальность. Блондин открыл глаза, прерывисто дыша, тело трясло от перенапряжения.

— Мы потеряли его, — потрясенно прошептал Ас, — Это невозможно? Такого не могло случиться!

— Надо срочно созвониться с наставником! — предложил мысленно Алтар.

— Нет, нет, мне надо восстановиться. Я не могу предстать перед ним в таком виде. Ал, как такое может быть? Кто эта землянка? И вообще землянка она?

— Землянка однозначно, я проверил. Родилась и выросла на Земле. Никаких сомнений, кровь чистая. С представителями других планет в интимных связях не замечена. В экспериментах с мутациями не участвовала.

Блондин тяжело встал с пола, в досаде зарываясь рукой в волосы.

— Я виноват перед всеми вами, истар. Не увидел зла, упиваясь своими чувствами. Я сейчас восстановлюсь, потом проведем седьмую фазу для тебя. Утром звоним наставнику. И возвращаем эрлу Туанер. Думаю старая няня уже выспалась за два дня, пора ей поработать, — зло сказал илтар, направляясь принять душ.

Земляне не так просты, как казалось ему изначально. Придется менять планы. Отец будет им весьма недоволен. А ведь истар отца их предупреждал. А они не услышали предупреждений старого мудреца.

* * *

Даже находясь уже в грузовом шатле, Мила никак не могла поверить, что она это сделала! Она не понимала, как могла так сумасбродно бросить детей и подруг, никому ничего не объяснив, сбежать со станции.

— Мила, ссс тобой все хорошо? Тебя что-то тревожит, ты неудобно сссидишь? — спросил террианец, устраивая девушку у себя на коленях.

Мила грустно вздохнула, признав факт, что она дура, причем, полная! Сейчас этот странный порыв казался очередной ошибкой, которые в своей жизни, девушка совершала с постоянной регулярностью.

— Драгоценный мой, что же мы натворили! Зачем мы сбежали, скажи мне, а? Ведь теперь все будут думать, что я сексуальная маньячка украла тебя — маленького мальчика. О боже, ну надо быть такой идиоткой! Нас все равно ббвйее поймают рано или поздно. Что за детские мысли были у меня в голове, когда я шла у тебя на поводу? Изумруд, ты мне сухарики присылай, а то в тюрьме кормят очень плохо, — горестно поделилась своими переживаниями девушка, положив голову ему на плечо.

— Ничего и не детские, может не сссовсем продуманные, но сссейчас посссижу, продумаю план до конца, — обиженно пробормотал ей в волосы террианец.

— Что ты там сказал? Так у тебя был план? Залезть в грузовой трюм, и лететь на неуправляемом шатле в неизвестность? — издеваясь, уточнила Мила, заглядывая в темно-синие глаза.

— Ну, можно его захватить, и он будет управляемый. Делов-то, — радостно зажегся идей Аром.

— Аааааааа! Более глупого побега в жизни не видела, — прокричала девушка и спрятала лицо в ладонях.

— Мила, я первый раз сссбегаю, понимаешь?

— Понимаю, я-то не первый раз! Вот только не пойму, как тебе удалось меня на эту аферу уговорить? Теперь мысль быть убитой мне нравиться больше, чем всю жизнь просидеть за решеткой! — разозлилась землянка.

— Просссти меня, Мила! Я… — вдруг мужчина замолчал.

Мила встревоженно всмотрелась в стеклянные глаза террианца. В них не было никакого отблеска сознания. Это страшно испугало девушку.

А потом он замычал, сжимая голову от адской боли. Сила бывшего илтара раскаленным железом впивалась в мозг, заставляя подчиняться. Аром пытался сопротивляться, с силой сжимая зубы.

Как помочь мучавшемуся террианцу Мила не понимала. Развернувшись, села сверху на ноги мужчины, и сжав руками его лицо, приподняла к себе.

— Изумруд, драгоценный мой, ну скажи, что случилось? Где болит? Милый мой, ну же ответь? Где болит? Изумруд, скажи, что болит? — с тревогой упрашивала ответить землянка.

— Он подчиняет меня, требует вернутьссся, — с трудом выплевывая каждое слово, террианец, из последних сил, удерживал сознание.

Собственническое чувство просто затмило сознание Милы, не понимая, что делает, девушка со всей силы отвесила ему пощечину.

— Что! Кто посмел? Ты мой! Ты только мой, Изумруд! Я не отдам тебя никому! Даже думать не смей подчиняться кому-то другому. Ты меня понял? Ты мой! — прокричала она в лицо ошарашенному террианцу, и впилась в его губы, словно клеймя.

Изумруд прижал к себе девушку, отвечая на поцелуй, со всей страстью, сгорая от безумного огня, бушующего в крови. Мила сноровисто скинула с него рубашку, лихорадочно оглаживая голые плечи и спину желанного мужчины. Услышала треск ткани, и прохладный воздух стал холодить ее спину. Постанывая от наслаждения, Мила зарылась в его длинные волосы, покрывая поцелуями лицо любимого.

Сорвав с леары остатки одежды, террианец приступил к своей. Слегка приподнимая девушку, заставил встать на колени, пока он снимал с себя брюки. Горячие руки сжали упругую попку, заставляя девушку выгнуться от волны наслаждения. Не переставая разжигать Милу поцелуями, придерживая ее за талию, он стал аккуратно проникать в нее. Но нетерпеливая землянка сама задвигалась, желая скорее соединиться с ним, почувствовать его полностью в себе.

— О, ты такой большой и горячий, это просто невероятно! — прокомментировала Мила, зажмурившись, отдалась во власть очарования момента.

— Мила, ты меня сссмущаешь, — покраснев, сообщил ей Изумруд, сгорая от нетерпения, когда можно начать ему двигаться.

— Это ты сейчас стесняешься, а через минуту, сам будет пошленько говорить мне: «Давай», «Еще, еще», — рассмеялась Мила, поцеловав его в губы.

— Не дразни меня, леара, сссама ведь умолять оссстановиться будешь, — ответил Изумруд и потянул девушку к себе за волосы, не давая уйти от очередного поцелуя.

Игриво стукнув его по руке, она обиженно сказала:

— Я скоро состарюсь, чем дождусь, хоть каких-то действий от тебя. Так и будешь сидеть, ждать, когда я все сама сделаю?

Террианец сощурил глаза, копируя интонацию рыжей, ответил:

— Сссама напросссилась!

Резко приподнял бедра и поцеловал ее грудь. От наслаждения Мила откинула голову назад, не сдерживаясь, застонала. Резкими движениями проникая в податливое тело землянки, террианец ловил ее волну, чтобы слиться воедино не только телом, но и сознанием. Когда это у него получилось, Изумруда выгнуло от острых ощущений, которые испытывала его леара. Милу уносило с каждым толчком, отзываясь в душе невероятным восторгом. Мужские руки сильнее сдавили девичий стан, усиливая частоту ритма. Пока тело землянки не выгнулось дугой, ощущая в себе невероятный взрыв эмоций, захлебываясь своим криком. Террианец зарычал, притягивая Милу к себе, прочно удерживая на месте, изливаясь в ней быстрыми горячими струями. Волны экстаза сотрясали их тела.

Пик наслаждения ураганом унес девушку в страну грез. Все, о чем она успела подумать, что так не бывает! Так быстро и остро!

Изумруд открыл глаза, с трудом выравнивая дыхание, удобнее устраиваясь на коробках. И кладя на себя уснувшую девушку.

— Ты просссто невозможна, моя леара! Я лучше сссам тебя убью, чем дам им хоть пальцем прикоссснуться к тебе.

Дождавшись, когда землянка уснет посильнее, решил взломать систему управления шатлом. А то и вправду, в неизвестность лететь не хотелось. Даже не успел посмотреть место прибытия.

* * *

Алтар из последних сил сдержался, в ожидании, когда Асамр восстановиться. Наслаждаясь теплом Мелиссы, он осторожно играл ее локонами. Зарывался рукой в её волосы, пропускал пряди сквозь пальцы, наблюдая, как они огненным водопадом стекают вниз. Это было завораживающее зрелище. Локоны переливались светом, затрагивая струны в душе террианца.

Вдруг пышные реснички дернулись, и девушка открыла глаза. Плавая все еще на волнах сна, она не сразу сообразила, кто склонился над ней. Таких ангелов она видела только на фресках в разрушенных церквях. Они так же смотрели на нее, обещая все блага рая, любя ее всем своим сердцем. Вот только, этот был смутно знакомый, и ангелы вроде изображают в одеяниях. А тут обнаженный лежит. Мелисса, слегка отодвинувшись, медленно опускала взгляд, тщательно рассматривая красивые линии совершенного тела темноволосого ангела. Когда ее взгляд уперся в странную складку простыни в районе его бедер, до девушки стало доходить, что небесные создания не лезут в кровать к девам обнаженными. Закрыв глаза, она наконец-то вспомнила, где видела данного субъекта.

Так Мелисса еще не кричала никогда. Слетела с кровати, прикрываясь вырванной из рук террианца простыней, девушка в ужасе смотрела на совершенно не стесняющегося своей наготы молодого мужчину.

— Вон из комнаты, вон! V! Да прикройся хоть чем-нибудь! — кричала она на брюнета, поворачиваясь к нему спиной.

Реакция скромной леары, Ала очень позабавила. Но он все же прикрылся подушкой, чтобы больше не тревожить ее.

А Мелисса судорожно собирала обрывки воспоминаний после своего поцелуя у лифта, и приходила в тихий ужас, от своего грехопадения. Она очень четко вспомнила, с кем и чем тут занималась, совершенно не понимая, как она могла вступить на скользкий путь разврата.

Страх холодным потом прошелся по позвоночнику, когда девушка сообразила, что проснулась в одной кровати с другим.

— О, нет, я не могла. Я не такая — прошептала Мелисса.

Медленно повернула голову, удостоверившись, что брюнет прикрылся, со слезами на глазах спросила у него:

— Мы ведь с тобой этим не занимались. Ведь, правда, же нет? Я же не..

Договорить девушка не смогла из-за истерики, которая не давала вздохнуть такой нужный сейчас воздух, сжимая болью грудную клетку.

Вдруг дверь в ванную комнату с грохотом открылась, и из нее выскочил обнаженный, весь сырой и в пене староста. Это была последняя капля, после которой Мелисса упала без сознания.

— Я же сказал, тебе. Следи за ней!

Кричал на истара Асамр, держа на руках безвольное тело девушки.

— Прости илтар, я не понял приказа.

— Приказ — это приказ! Я сказал, ты сделал. Не понял, как выполнять уточняй сразу. У нее сердце могло не выдержать? Неужели ты не почувствовал боли в груди?

— Илтар, с твоего позволения, я ее не так хорошо ощущаю как ты. И почему же ты сразу не вышел, когда она закричала?

— Почему, почему… Не мог, вот и не вышел… — недовольно бурча, опустил Мелиссу на кровать, столкнув с нее предварительно истара.

— Иди, мойся, а то смотрю тебе уже пора…

Ал самодовольно усмехнулся, вспоминая, как испугалась Мелисса, когда поняла, что она с таким интересом рассматривала.

Асамр приводил в сознание девушку, слегка похлопав по щечкам. Землянка медленно открыла глаза, увидев нависающего над ней старосту, который нежно ей улыбался. Ас ждал, когда Мелисса первая заговорит.

— А, где этот? — наконец услышал он, беззвучно смеясь над тем, как девушка осторожно отодвигаясь от него подальше, высматривала, куда пропал брюнет.

— Кто этот, Мелиссса? — спросил блондин, коварно улыбаясь, пододвигаясь к ней.

— А, а почему ты так ко мне общаешься? Я для тебя эрла Мелисса, — нервно попыталась отдернуть воспитанника учительница. Оглядывала комнату в поисках своей одежды, но их нигде не оказалось. При этом медленно слезла с кровати, пытаясь выдернуть простынь из-под тяжелого тела, чтобы прикрыться. Но блондин в отличие от брюнета, простынь отдавать отказался.

— Даже посссле того, что между нами произошло? — ехидно уточнил староста.

Девушка уже сидела на полу, упорно пытаясь отвоевать злосчастную ткань. Адреналин в крови просто зашкаливал, неуместно игривое настроение смущало и без того сгорающую от стыда Мелиссу.

— А что между нами было?

— Как что? Вы меня поцеловали, это было так волшебно! Что у нас ссснесссло ммм «крышу»? Так ведь выражаются земные подроссстки? — продолжал веселиться блондин.

Протянул руки, и одним рывком, усадил ее к себе на колени.

— Ой, отпусти! — вскрикнула Мелисса, прикрывая волосами, все что могла.

— Не могу отпуссстить, никогда уже не сссмогу отпуссстить. Ты теперь моя леара. Вся моя… И этот носссик, и эти глазки, и эти маленькие ушки… — перечислял террианец, целуя покрасневшую девушку.

— Прошу остановись — прошептала Мелисса, уворачиваясь от нежных поцелуев.

Но блондин, поднял за подбородок ее лицо. Девушка попала в плен этих неземных фиолетовых глаз.

— Меня зовут Асссамр, Мелиссса. Ссс этого момента называй меня по имени. Как и я тебя.

— Я не могу! Что ты такое говоришь! Я тебя старше, и я не могу с тобой быть в таких вот отношениях. Это запрещено! — с жаром высказалась землянка, уже сильнее пытаясь выбраться из крепких объятий блондина.

— Мелиссса, ты так очаровательно двигаешься, что мое тело уже просссыпается, — опрокинув девушку на кровать, придавил ее сверху. Мелисса замерла, ощущая доказательство его слов.

— Прошу не надо. Я больше не хочу, — испугано пролепетала, пытаясь прекратить домогательства террианца.

— Хочешь, очень хочешь. От возбуждения у тебя болит грудь. Я чувствую, как она меня зовет прикоссснуться, взять ее в рот, — обольщающе шептал Ас, медленно поглаживая сосок подушечкой большого пальца. Склонился, рассматривая как он покраснел и заострился. Облизнул, пробуя его вкус.

Мелисса забилась сильнее, понимая, что тело начинало предавать ее. От умелых ласк террианца, разрастался огонь желания. #286304298 / 08-мар-2015 Потеряв надежду сбежать, девушка пыталась ударить старосту, но он успел перехватить маленькую ладошку, весело смеясь и целуя пальцы.

— Ну, что ты так рассстроилась? Ну, подумаешь, горишь от моего желания. Что тут плохого?

— Все тут плохо, абсолютно все! Скажи мне правду, прошу только правду. А я и с брюнетом тоже …спала? — девушка замерла в ожидании ответа, следя за лицом террианца. Было очень не привычно видеть его эмоции, это очень настораживало и пугало. Улыбка блондина превратилась в коварный оскал.

— Да, ты ссспала ссс ним, — честно ответил староста, смотря, как Мелисса страдальчески закрыла глаза и замычала, — просто мне нужно было отлучиться. А он оберегал твой сссон. Тебе что неудобно было на нем ссспать?

Услышав в его голосе веселье, девушка открыла глаза.

— Спала? Ты хочешь сказать, просто спала?

— Да, ты так уссстала от меня, — рассмеялся Ас, ловя очередной раз девичью ладошку, прижимая к своей груди, — что уссснула как младенец. И чтобы ничто не потревожило твой драгоценный сссон, он и лежал рядом с тобой. Ты рассстроилась? Нет? А мне показалась, что рассстроилась. Но ничего у нассс все еще впереди. И очень даже ссскоро.

— Что? Ты перестанешь шутить или нет? Мне уже не до шуток. Мне из-за этого непросто уволят с работы, но и осудят… О, создатель, что я наделала! — застонала девушка, прикрыв лицо ладошками.

— Мелиссса, тебя не должно волновать чье-то мнение, кроме моего. Я вообще тебя завтра увезу к сссебе на планету. Где ты будешь радовать меня, ублажать, как, и положено леаре. Так что забудь о сссвоих заботах, теперь твои заботы ссстали моими. А ты нассслаждайся жизнью, дари мне сссвою радость и улыбку. Ты такая красавица, когда сссмеешься, как звезда, что сссветит днем на небосссклоне.

— Подожди, подожди. Ты меня совсем заговорил. Куда ты меня собрался увозить? Я не полечу, говорю сразу! Я согласие не дам!

— Дашь, — уверено заверил ее террианец, нежно провел пальцем по линии скул, — вот сссейчассс приссслушайся, как твое сссердце забилось, лишь от одного моего прикосновения. Ты желаешь, чтобы я поцеловал тебя, твои зрачки расссширились от возбуждения, а тело зовет меня, сссоблазняет. Ты ведь хочешь полететь сссо мной куда угодно, только бы быть вмесссте навсссегда? — вкрадчивым голосом спросил Ас.

— Да, — слабо ответила Мелисса, осознавая, что террианец знает все ее тайные желания.

— Я буду заботиться о тебе. И ты никогда не пожелаешь вернуться сссюда. Красссота моей планеты покорит тебя, и ссстанет твоим домом. И если я буду занят, то мой иссстар будет оберегать тебя. Поцелуй меня, моя маленькая леара, — неожиданно попросил блондин у разомлевшей девушки.

Мелисса околдованная томным голосом и взглядом, потянулась к его губам. Ас помог ей, приподнимая за спину.

В этот раз девушка целовалась смелее, отдаваясь порыву полностью. Забывая свои страхи и волнения, незаметно для себя, леара стала разгораться, все теснее прижимаясь к желанному телу. Совсем неожиданно, девушка почувствовала не только свое желание, но и его. Мелисса резко отстранилась, с силой упираясь руками в грудь блондина. То, что она сейчас чувствовала, было каким-то нереальным. Медленно провела ладонью по руке блондина, очень четко чувствуя на своей невидимые прикосновения.

— Как ты это делаешь? — спросила Мелисса, продолжая экспериментировать, двигаясь по его груди, вызывая дрожь своего тела.

— Это ты делаешь, — улыбаясь, сообщил террианец.

— Я чувствую свои прикосновения к тебе. И тогда, я чувствовала твое желания и мысли… Скажи, как ты это сделал?

— Назови мое имя, прошу Мелисса, назови меня по имени, — попросил староста, целуя каждый пальчик леары.

— Зачем?

— Назови и ты поймешь.

— Асамр, — вопросительно сказала девушка, вдруг почувствовала такую нежность к нему и трепет, что слезы выступили на глазах. Не сдерживая их, Мелисса гладила самое красивое лицо во Вселенной. Точеные линии губ, прямой нос, изящно изогнутые брови.

— Ты такой красивый, совершенный. Так не бывает, — прошептала девушка, находясь в странном состоянии. Ей хотелось, чтобы это божество, что склонилось над ней, любило ее, подчиняя своей воли. Сейчас не было ничего более важного, чем его признание в любви.

— Мелиссса, я тебя люблю, не надо боятьссся, ты всссегда будешь моей леарой. Никто тебя не отберет у меня, — слышала девушка, отстранено отмечая, что губы не шевелятся.

— Я ссслышу твое сердце, и ты будешь ссслышать мое. Все глупые сссомнения уйдут, оссстанутся лишь твоя любовь и радосссть.

— Я боюсь, — прошептала Мелисса.

— Чего? — переспросил староста, мысленно спрашивая ответ у истара, который бесшумно приближался к ним. Но Ал слегка пожал плечами, осторожно опускаясь на кровать.

— Я теряюсь в чувствах. Я путаюсь, не понимаю, где я, а где ты…

— Что в этом плохого? Рассстворяясь в наших чувствах, ты даришь мне сссвои. Мы ссстановимся единым целым — это нормально. Мы лучше понимаем друг друга.

— Я боюсь потерять себя, понимаешь, ты давишь мою личность… Это странно и непонятно… Я почему-то подстраиваюсь под тебя, хотя должна сопротивляться!

— Илтар, она боится потерять индивидуальность, — мысленно сказал догадку Ал.

Мелисса услышала его у себя в голове. Резко оглянулась, чтобы в ту же минуту быть прижатой спиной к широкой груди брюнета.

— Ты что творишь! Отпусти меня, паразит! — кричала Мелисса, пытаясь отцепить со своей талии горячие руки брюнета.

— Не могу, моя леара, просссто не могу.

— Мальчики прошу вас, отпустите уже меня. Я вам настоятельно рекомендую сейчас услышать меня. Умоляю! Я же вас никогда не прощу, возненавижу всей душой, — сказала Мелисса, осознавая, что самой сбежать от них не получиться.

Террианцы в недоумении смотрели на сгорбившуюся девушку, которая тихонько всхлипывая, растирала слезы по лицу. Блондин пытался погладить ее, но она отклонилась от руки, услышав его мысли.

— Мелиссса, все будет хорошо. Тебе нельзя уходить, без нассс ты не сссможешь жить. Ты умрешь от боли и тоски… — пытался убедить землянку брюнет, осторожно целуя ее нежное плечо.

— Просссто доверьссся мне, я поведу тебя, и ты уссслышишь мое сссердце, увидишь моими глазами, как сссильно я тебя люблю, — соблазнял сладким голосом Ас.

Но Мелисса, стряхнув с себя жадные руки террианцев, решительно слезла с кровати, придерживая простынь у груди, не оглядываясь, вышла из комнаты. Ал обессилено уткнулся в кровать, глуша свой крик боли подушкой.

— Я тебя предупреждал, что нельзя спешить. Пусть успокоится, а ночью помучается от желания и сама придет ко мне. Ложись спать, — скомандовал раздраженный Асамр, уходя в ванную комнату, закончить водные процедуры.

Вернувшись, застал Алтара сидящего на кровати, явно с нетерпением ожидая его возвращения.

— Чего не спишь? — поинтересовался чисто из вежливости Асамр.

Он, конечно, давно уже слышал, как истар изнывает от сильного вожделения. Но гасил его эмоции, направляя их на леару, желая помучить ее посильнее. Мелисса должна, как можно скорее, смириться с ее нынешнем положением. Времени оставалось катастрофически мало, пора уже ожидать прилета наставника. Связь с ним укреплялась с каждой секундой, этот факт крайне раздражал.

— Я не могу заглушить связь с ней. Она очень эмоциональная, оглушает своим желанием, — пожаловался истар, закрывая глаза, чтобы в ту же минуту глухо застонать.

— Позови ее, заставь идти на зов. Ты должен подчинить ее, иначе не сможешь контролировать. И будешь вечно мучиться от безответности.

— Она не желает меня слушать, прошу Ас, помоги!

— Нет, учись. Если не сможешь, я попрошу разорвать вашу привязку.

* * *

Расстроенная Мелисса вошла в свою комнату на пятом уровне. Ей было противно от всего, что с ней произошло. Противно и стыдно! Так не должна вести себя учительница! Ведь она всегда гордилась своими принципами и слепо верила, что никогда их не нарушит. Как теперь смотреть в глаза людям и террианцам? Как теперь вести себя? Оправдываться нельзя, твердо решила Мелисса, как и показывать слабость. Придется стойко выдержать всеобщее презрение и осуждение.

Стоя под горячими струями воды, девушка яростно пыталась стереть следы своего падения. Красная кожа уже горела от мочалки, но успокоение это не приносило. Сгорбившись, села на дно ванны, уткнувшись лицом в колени, горько разревелась. Кожа отказывалась забывать сладостные момент страсти с блондином. Обжигала воспоминаниями о нежных руках старосты, а так же о мимолетных поцелуях брюнета. Она запуталась в своих ощущениях, где ее чувства, а где чужие. Схватившись за голову, девушка зарылась руками в волосах.

Наревевшись вдоволь, Мелисса вышла из ванной, закутавшись в полотенце. Обессилено упала на кровать. Повернувшись, увидела свою потерянную одежду, ровной стопочкой, лежавшую на предкроватной тумбочке и мигающий коммуникатор. Но в руки его не взяла, разговаривать ни с кем не хотелось.

Перед глазами все еще стояли красивые лица террианцев. Слезы снова навернулись на глаза. Смахнув их, Мелисса резко села на кровати. Достав ноут, стала искать любую информацию о террианцах. Она пыталась понять, как влияют терранцы на землян. Врач ведь говорил, что ее состояние это нормально. Значит должны быть советы, как справиться с этим влечением. Вот только вся доступная информация была исключительно политическая — там подписали, тут построили, там спасли. Психологические сайты сами просили поделиться любой информацией и сведениями.

Вдруг Мелисса услышала голос блондина, он шептал, подсказывая, где искать. Помог выйти на террианский сайт, продиктовал замысловатый цифровой пароль. Сайт был не на едином языке Земли, но девушка, спокойно читала всю информацию, что ее интересовала.

Она узнала, что женщины террианцев имели очень специфическую роль в социальной жизни. Они следили за домашним очагом, воспитывали детей и полностью подчинялись мужчинам. И каждая мечтала стать леарой.

Тут рука сама нажала незаметную для нее ссылку. И перед девушкой развернулись статья «Что делать, если леара привязана к двоим и более воинам?» Глаза непроизвольно у Мелиссы расширились, рот раскрылся. В статье подробно описывалось как нужно вести себя леаре. Правила поведения воинов в спорных вопросах. И самое главное, как проводить тройное слияние сознаний.

Именно этот абзац для девушки был очень интересен. Его предложения ужасали своей непристойностью и невозможностью. Как «скромная» леара может ублажать сразу двоих, у Мелиссы не укладывалось в голове. Картинки данного соития услужливо всплывали в голове в самых мельчайших подробностях. От чего у девушки опять покраснели щеки и участилось дыхание. С расстройства, Мелисса хотела рукой закрыть ноут, но не смогла. Рука просто отказывалась, сопротивляясь своей хозяйке.

Сначала девушка страшно испугалась, что у нее паралич. Она где-то читала, что нервные срывы и микроинфаркты приводят именно к таким последствиям. В ужасе смотря на свою руку, другой пыталась оторвать непослушные пальцы с крышки ноута.

— Леара, ты забыла, что ты теперь в моей власссти? И чего ты так иссспугалась, я просссто еще не дочитал. Перессстань дрожать как иссспуганный земной заяц и читай вместе сссо мной. Тут так интересно все описссано, что дух захватывает. Печально, что у землян нет таких ссслияний.

Мелисса облегченно перевела дух, поняв, что это все проделки старосты. Гневно сдернула непокорную конечность, и демонстративно отвернулась от монитора.

— Тоже мне невидаль, да есть у нас такие слияния. Но они порицаются общественностью из-за своей безнравственности. И вообще это просто противно, когда двое на одну. Фу, аж мурашки по коже!

Веселый смех в голове заставил девушку вспомнить, что она сама с блондином занималась кое-чем безнравственным. Страдальчески замычав, девушка упала на спину, закрывая руками глаза.

— Почему все так запуталось, почему? Я хотела все лишь поцеловать. Мы же завтра расстанемся. Я тут останусь, ты домой улетишь. А получилось, что не только поцеловала, но и в голове ты у меня копаешься. А еще и брюнет со своими приставаниями меня баламутит. Я запуталась, я вообще ничего не понимаю! И зачем я разговариваю сама с собой?

— Я ссс тобой! Ты тут не оссстанешься, я тебя заберу! Так что нечего переживать. Все у нассс будет хорошо. А теперь переворачивайся, мне осссталось дочитать, как зассставить тебя не боятьссся своих пробудившихся чувств сссразу к двоим, — мысленно откликнулся Асамр.

— Каких еще чувств? — спросила вслух Мелисса, повернувшись к ноуту, чтобы прочитать инструкцию по мотивации леары. — Я это читать не буду, и вообще, я брюнета твоего вообще не люблю!

От своих собственных слов в груди заныла боль. Вспомнились синие пресиние глаза, печально смотрящие на нее, заглядывающие прямо в самую душу.

— А меня?

— А тебя… — девушка скромно потупила глаза. Горестно вздохнув, она не разрешила себе мечтать о невозможном, давя в зародыше надежду на светлое будущее, — Асамр перестань. Я никуда с тобой не полечу. Так нельзя! Все бросить и улететь!

— Ссстранно, рыжей учительнице можно, а тебе нельзя. В чем разница?

— Что?

— Что-что? — переспросил блондин.

— Что ты сказал про Милу?

— Сссказал, что она все бросссила и улетела с моим химиком в неизвестном направлении примерно чассс назад.

— О, создатель! — Мелисса в страхе схватила коммуникатор. Он оповестил ее, что Мила звонила ей пять раз именно в это время. Вызвав подругу, девушке ответили, что абонент вне зоны обслуживания.

— Асамр, куда она сбежала? Где она?

— Я не знаю куда, но тебе не о чем переживать. Ссс ней один из лучших воинов Терры. Она под надежной защитой.

— Капитан меня убьет! E! Просто убьет! Я не понимаю, как она могла меня так подставить!

— Мелиссса уссспокойся, капитан тебе ничего не сссделает. Ты моя!

— Да ему наплевать, чья я! Я его работник, и я не уследила за воспитанником. А завтра прилетает ваш директор, а как я вас ему сдам, если не хватает одного? Все мне «крышка»! Создатель, за что? Что я такого натворила, что ты так меня караешь?

— Мелиссссса!

— Может тоже сбежать, пока не поздно? Только куда?

— Мелиссссса! — раздраженно позвал мысленно блондин.

— Да отстань ты! Не видишь — я занята! Так, к маме нельзя, быстро найдут. Остается бабушка..

— Мелиссса, замри! — голос уже прозвучал не в голове, а за спиной. Но повернуться у землянки не получалось. Почувствовав лишь, как террианец сел сзади, нежно притянув к себе спиной.

— Вот почему ты такая паникерша? Я сссказал, что всссе будет хорошо — значит будет. Никто тебя пальцем не тронет и голоссса не поднимет. Ты моя леара. Драгоценная, желанная, нежная моя, — ласково говорил блондин, укладывая Мелиссу на кровать. — Ты мне доверяешь?

Мелисса хотела отрицательно покачать головой, но она не слушалась

— Что, не доверяешь? А зря. Ты же читала, что для воина значит леара. Ты та, кто родит мне детей, та, кто пройдет сссо мной по жизни. Я обещаю, что сссделаю тебя сссчастливой, веришь?

Слезы опять предательски заблестели в глазах.

— Ну что опять не так, Мелисса? Говори.

— Я верю тебе, верю! Но это просто слишком нереально. Завтра все растает как сон. И останусь я одна! И Милы рядом не будет. Я же не переживу!

— Верь мне, я тебя никогда не отпущу.

Поцеловав в губы, лег рядом, и положил ноут себе на живот, стал читать статью. А Мелисса не могла пошевелиться, страдальчески заговорила:

— Асамр, сними свое заклятье, у меня все тело болит уже.

— Не болит, просссто затекло. И не заклинание, а приказ. Прижмись ко мне посссильнее, голову положи на грудь и обними меня рукой.

Лишь только Мелисса, точнее ее тело подчинилось приказу террианца, как она услышала новый приказ:

— А теперь ссспи, моя маленькая!

Девушка даже возмутиться не успела, моментально проваливаясь в сон.

* * *

Ал зашел в комнату, как только девушка закрыла глаза.

— Так, тут написано, что иногда леара не может пересилить себя и нужно ее принудить. Ты, я как понимаю, подчинить ее так и не смог? — спросил илтар у вошедшего.

— Не смог.

— Ну и что мне делать? — приподнял бровь, иронично спросил Асамр.

— Ас, я прошу твоей помощи! — порывисто ответил истар.

— Ал, ты понимаешь, что это неправильно? Тут написано, что ты должен ее приручить?

— Я не могу это сделать, ты же сам видишь.

— Вижу, что ты теряешь себя. Это плохо, очень плохо. Звено распадется без сильного истара. Так что неси, чем глаза ей завязать. Другого способа я не вижу.

* * *

Мелисса медленно просыпалась, сгорая от желания. Тихие стоны срывались с губ, от откровенных ласк внизу живота. С трудом понимая, что это вовсе не сон, девушка пыталась открыть глаза, и пошевелить руками.

Запаниковала, осознав, что ее привязали, завязав глаза. Судорожно задергалась в попытке вырваться на свободу и скинуть с себя вдруг навалившееся на нее тяжелое тело.

— Перестаньте, остановитесь! — в страхе крикнула девушка.

Испуганно взвизгнула, дергаясь в сторону от голоса над самым ухом.

— Мелисса, ты так красиво извиваешься, так сексуально, что я могу не сдержаться, моя маленькая леара, — прошептал блондин, вызывая табун мурашек по телу землянки.

— Асамр прошу… — взмолилась девушка, но договорить ей не дали, требовательно целуя. Не сумев найти силы сопротивляться натиску языка террианца, она сдалась под напором чувств.

— Да, проси, громче проси, Мелисса, — усмехаясь, прошептал в другое ушко Асамр.

От завораживающего голоса, сердце замирало в груди. Девушке безумно нравились поцелуи — в этот раз они были нежнее и ласковее. Так бы и целовалась с ним вечность, слушая его чарующий голос. 112955 Но какая-то назойливая мысль не давала покоя, мешая полностью раствориться в эйфории счастья. Какая-то неправильность. Но поймать мысль не давал соблазнительный шепот блондина.

— Мелиссса, мне уже хочется войти в тебя! Ты помнишь, как сладко застонала тогда? — продолжал соблазнять ее староста.

Воспоминание о том сокровенном моменте, жаркой волной окатило девушку.

— Да, да, именно так, моя маленькая, — подбадривал террианец.

Руки, блуждающие по девичьему телу, не давали ей ни минуты, чтобы успокоит дико бьющееся сердце. Тело вздрагивало от интимных ласк. Девушка таяла от удовольствия, выгибаясь под натиском острых ощущений.

Асамр следил за истаром сквозь полуопущенные ресницы, подсказывая в нужные моменты, мысленно направляя действия Ала. Он слышал, как изнывает девушка, извиваясь под телом истара, моля о большем.

То как Мелисса быстро подчинилась его зову, грело душу.

А вот Алтар никак не мог поймать волну, сильно нервничая и все время сбиваясь. И наконец сдавшись, он отстранился от девушки, чем вызвал у нее бурную реакцию: она обиженно застонала, мысленно прося не останавливаться. Когда Мелисса влилась в волну с истаром, никто из терранцев не понял. Снова нависая над девушкой, Ал победно улыбнулся. Нежно поцеловав ее, сумел, наконец, слиться сознанием с леарой.

В этот момент илтара накрыло уже знакомым взрывом чувств наслаждения Мелиссы, увеличенное желанием Алтара. Ас порадовался, что заблокировал заранее привязки младших звена. Сил сдержать такой всплеск эмоций у него не было. Развязав руки девушки, и сняв с глаз платок, чтобы полюбоваться ее затуманенным страстью взглядом. Медленно погружая ее эмоции в себя, илтар разгорался диким желанием обладать нежным телом.


Ал уступил ему, освобождая место сильнейшему. Асамр резко поднял Мелиссу, прижимая к себе. Насаживая ее на себя сверху, зарылся рукой в ее густые волосы. Яростно целуя, проникая языком, оставляя собственнические следы укусов на нежных губках девушки. Резкими движениями заставлял подстраиваться под его ритм. Самодовольно слушая, как она в порыве страсти выкрикивает его имя. Девичьи ноги сильно сжимались на его бедрах, увеличивая темп. Это было яркое безумие — шептать ее имя, ощущать ее маленькие зубки на своих плечах, слушать, как она кричит, моля не останавливаться, двигаясь ему на встречу.

Ал не смог оставаться в стороне, подсел ближе, прижимаясь к спине леары. Его тоже увлекло в едином порыве. Сжимая тяжелые налившиеся груди, истар двигался синхронно с илтаром. Яростно терся о девичье тело, доводя себя до предела, где сейчас находились Мелисса и Асамр. Ощущения проникновения илтара сводили с ума, как и стоны леары. А потом для них одновременно настали минуты изумительного восторга!

Мужчины довольно улыбались, не разжимая руки, держали бесчувственную леару между собой.

— Это удивительно, это еще сильнее, чем я предполагал! Это просто божественно! У меня нет слов! — с жаром прошептал Алтар, зарываясь носом во влажные волосы леары.

— Я знаю, знаю, а теперь отпусти ее. И скройся с глаз. Она тебя сейчас не должна видеть. Иначе истерики не миновать. И запомни, ей потребуется время. Не дави на нее. Понятно? Плохо станет, я сам тебя позову.

— Спасибо илтар, я понимаю. Слышал ее мысли и понимаю причины. Я так счастлив, что у нас получилось. Сейчас я знаю, как правильно приручить ее, — ответил Ал, поклонившись.

Довольный истар вышел из комнаты, направляясь к себе. Размышляя над тем, что связь с наставником стала слишком яркой. «Он уже близко, но все же не успел!» — самодовольно подумал истар.

Сила убеждения

Капитана Линера из лечебного сна выдернули раньше срока. Причина, по которой это сделали, долгожданный прилет директора интерната с Терры за своими питомцами. И как раз сейчас их корабль пристыковывался к станции. Встречать террианцев было некому, кроме капитана, из-за очередной проблемы на складах, все были заняты ее устранением.

Слегка заспанный Джон в парадной униформе шел в зал прибытия, вполуха слушая отчет старшего помощника. Проблемы на станции как всегда были, требующие его прямого вмешательства. Дел было невпроворот.

Печально вздохнул, вошел в открывшуюся дверь. В зале их уже ожидали два террианца.

— Приветствую вас на станции земного содружества «Титан 6». Меня зовут Джон Линер, я капитан станции, — вежливо поздоровался Джон, слегка кланяясь террианцу, с которым разговаривал по внешней связи.

— Приятно познакомиться. Я сссекретарь директора интерната. А вот и сссам директор, — слегка склонил голову, встряхнув рыжими волосами, террианец отошел в сторону, указывая рукой на стоящего позади соплеменника.

— Привет, мой сссладенький, позволь заново ссс тобой познакомиться, я директор интерната Адаар, прибыл за сссвоими питомцами, — ласково улыбнулся наставник.

Оцепенев от ужаса, Джон смотрел в преследующие его в ночных кошмарах красные глаза.

— Нет, только не ты, нет, — лихорадочно прошептал Джон, отказываясь верить, что это не сон.

— Я, мой сссладкий, я! — голос террианца слегка вибрировал, привычно подчиняя своей воле тело землянина.

Но Линер уже не тот влюбленный мальчик, какой был прежде, чтобы сдаться так просто. Он сбросил с себя наваждение террианца, с ненавистью смотря тому в глаза.

— Адаар, тебе же нельзя ко мне приближаться, — злобно прошептал Джон, отступая от приближающегося красноглазого монстра

Землянин был в ярости, он не мог позволить этому надменному расчетливому террианцу опять собой играть. Джон не желал возвращаться в тот кошмар, который случился на его совершеннолетие.

— Забирай своих питомцев и улетай с моей станции! Запомни: близко ко мне не подходи! Иначе я на тебя в суд подам, ты меня понял? — прокричал он в лицо самодовольно улыбающемуся Аду, развернулся в попытке сбежать от призрака прошлого.

— Не так быстро, мой хороший, — прошептал директор, крепко обнимая землянина со спины. — Я недосссчитался одного питомца, его нет на ссстанции. Где же он?

— Что? — переспросил Джон, боясь прикоснуться к обнимающим его рукам. С ужасом следил, как большие пальцы террианца ласкают его соски прямо через мундир. Кровь землянина начала закипать, ноги подкашиваться от желания. С глухим стоном, Джон сбросил руки террианца, развернулся и наотмашь ударил по лицу Адаара, и, не говоря ни слова, сбежал. Позорно сбежал, боясь разреветься при всех.

Помощник с ужасом смотрел на развернувшуюся перед ним сцену, не зная, что предпринять. Странное поведение капитана и этого нестандартного красноглазого, просто не шло ни в какие рамки приличия. Питер впервые видел улыбающегося, так свободно выражающего свои эмоции террианца. Облегченно вздохнул, рассматривая все такое же бесстрастное лицо рыжего секретаря. Мир не сошел с ума! Просто эти двое ведут себя недостойно, наплевав на свои высокие положения в обществе. Вдруг Питер вздрогнул, услышав странные щелчки, которые издавали террианцы.

— Мой илтар? — спросил Ада его секретарь, — это оскорбление?

— О нет, что ты, это встреча двух бывших сокурсников, — радостно улыбаясь, ответил ему тот, поглаживая покрасневшую щеку. — Он всегда был слишком эмоциональным, что дух захватывает.

— Приношу извинение за несдержанность моего капитана. Позвольте узнать, я как понял вы с ним знакомы? — пытаясь разрядить обстановку, спросил помощник.

Красноглазый лишь слегка кивнул.

— Ну что ж, прошу вас следовать за мой, я покажу ваши комнаты, — поклонившись, Питер повел террианцев вдоль коридора, затылком ощущая заинтересованный взгляд красноглазого.

* * *

Влетев в свой кабинет, Джон от злости разбил все, до чего мог дотянуться, смахнул со стола все документы. Устало упав в кресло, Линер пытал взять себя руки. Почему именно сейчас Адаар опять появился в его жизни? Сейчас, когда Джону нужна вся его выдержка. Страх липкими пальцами сжимал сердце, но не должен поддаваться — ни в этот раз.

Звонок внутренней связи вырвал капитана из тягостных мыслей, пригладив волосы и поправив мундир, он принял вызов своего первого заместителя.

— Капитан?

— Да, Питер?

— Что мне делать с прибывшими?

— Выкинь их за борт, — бесстрастно ответил ему Джон.

— Что?

— Ты слышал.

— Но капитан, это же террианцы.

— Не сможешь силой, замани хитростью.

— Капитан это ваш приказ? Вы понимаете, что я не могу его выполнить?

— А я так надеялся! Проводи их на пятый уровень. И узнай, что там по поводу потери питомца. Проверь все записи, всячески содействуй, но близко ко мне этого директора не подпускай. У меня есть судебное предписание, я не могу к нему приближаться на расстоянии менее десяти метров. Так что будь любезен, выкинь его с моей станции поскорее!

— Так точно, кэп. Выполню в лучше виде! А потом мы выпьем, и ты мне все объяснишь.

— Нет, Питер, об этом я ни тебе, никому другому, рассказывать, не намерен. И еще, не поддавайся обаянию террианца, он еще тот извращенец, — строго отдал распоряжение Линер и выключил связь.

Прикрыв глаза, вспоминал черты лица Ада. Он изменился, неуловимо, но изменения были. Лицо словно покрыло легким загаром, возмужал. Вот только глаза остались все такими же: злые, холодные, но безумно притягательные. От размышлений Линера отвлек входящий вызов.

В это раз звонил третий помощник, радостно улыбаясь, быстро отрапортовал:

— Капитан, неполадки устранены. Причина тоже выявлена — был взлом системы. Жду ваших указаний.

— И кто взломал, выяснили?

— Да, капитан. Это сделали двое неизвестных. Вот тут запись камеры видеонаблюдения.

В правом верхнем углу открылось маленькое окно, на котором видно как на склад проникли двое. Зеленоволосый высокий парень и смутно знакомая рыжая девушка. Потом пошла картинка, как парень заталкивает в грузовой шатл упирающуюся девушку. Капитан увеличил видео на весь экран, чтобы через минуту выругаться. Не узнать эрлу Милу Кушнер было не возможно. Только она во всей станции упорно портит панели своими высоченными острыми шпильками. Присмотревшись на повторе к парню, капитан не мог вспомнить никого с таким смешным цветом волос.

Вдруг раздался вызов по параллельной линии, отметив, что это опять Питер, обратился к третьему помощнику.

— Макс, восстанавливайте работу складов. Шатл беспилотный, так что свяжитесь с ним и верните на станцию.

— Так точно, капитан, приказ понял, — отрапортовал помощник, отключая связь.

* * *

Асамр приняв ванну, сидел на краю кровати, укутывая спящую леару. С нежностью рассматривая практически детское лицо юной девушки, заправил непослушный локон за ушко.

Вдруг вскинул голову, словно прислушиваясь к чему-то. Глаза при этом превратили в фиолетовые льдинки, а губы плотно сжались в тонкую линию. Наставник прибыл.

Покинув комнату леары, Ас собрал все звено в классной комнате. Мысленно возблагодарил проектировщиков станции, что спальные комнаты были в самом конце коридора. И незамеченным никому мимо них не пройти.

При появлении директора в сопровождении землянина и своего личного секретаря, звено, стоя возле парт, уважительно поклонились, приветствуя прибывших.

— Вот здесь ваши питомцы проводят учебный процесс. Правда сейчас слишком рано, и воспитательница еще не пришла. Но думаю, она скоро будет, — нерешительно говорил помощник, не зная как вести себя с террианцами, после странного напутствия капитана.

Только Адаару и так было понятно, где сейчас воспитательница и почему ее нет. Не каждый землянин способен выдержать слияние сознаний. Вот Джон не выдержал, сломался. Недовольно скривившись своим мыслям, Ад поднял руку, останавливая речь помощника капитана.

В полной тишине стал рассматривать свое великое творение — самое сильное звено в его практике. Более идеальной комбинации Адаару еще не удавалось сложить. Потеря химика не очень подорвала сплоченность строя, но все же брешь нужно залатать.

— Куда пропал Аром? — строго спросил у наследника.

— Сбежал с земной воспитательницей. Я не смог удержать его от привязки с ней. И чтобы сохранить свою леару, он и сбежал.

— Почему не вернул? — иронично уточнил у него Ад.

— Был занят, а когда понял, что произошло, не сумел вернуть. Расстояние было слишком велико. И с привязкой что-то непонятное. Она порвалась!

— Кто ж имеет такую силу, чтобы разорвать привязку? Неужели Аром после слияния так увеличил свою? — заинтересовался наставник.

— Нет, слияния они не проходили, там только четвертая фаза была! Но у меня сложилось впечатление, что это землянка разорвала все привязки Арома со звеном и с вами тоже.

— Ну, это я уже давно почувствовал, просто не сообразил кто у нас тут такой смелый. Леара его говоришь, как интересно! А ты чего от меня свою леару прячешь, тоже боишься потерять?

— Нет, просто она особенная.

— Это ты про то, что она и истара прицепила к себе? — весело уточнил Ад.

— Да, не хочу ее делить еще и с вами.

— Ах, ну что ты! Я могу обучить твою леару, как доставлять незабываемое удовольствие вам обоим. Ну и мне, конечно же.

— Не стоит, я сам справлюсь, — угрожающе ответил Асамр, начиная закипать.

— О, сколько страсти! T! Теперь понятно, как ты потерял контроль над звеном. Плохо значит, я тебя учил, плохо. Дома ждет тебя практика и пересдача.

Повернувшись к помощнику капитана, который следил за трещащими на своем языке террианцами. Адаар обворожительно улыбнулся, слушая, как участилось у землянина сердцебиение, томно сказал:

— Мне нужно сссвязаться с вашим капитаном, Питер.

* * *

Размышляя о странном инциденте на складе, Джон не мог определить для себя, чему он больше расстроен похищению груза или учительницы. От составления фоторобота похитителя, капитана отвлек входящий звонок от первого помощника.

Привычным движением Линер нажал на кнопку вызова.

— Да, Питер?

Но с монитора на него, улыбаясь во все зубы, смотрел Адаар.

Джон не смог сдержать испуг, смотря в красные глаза.

— Это не Питер, мой сссладкий Джон, — томно ответил ему террианец.

— По форме обращайтесь, эрл директор. Вы на моей станции, и я здесь капитан.

— Хорошо, мой хороший, как пожелаешь. Капитан Линер, я тут просссто не могу передать сссловами, как возмущен вашим халатным отношением к доверенным вам нашим сссоотечественникам. Похищен один очень ценный питомец вашей воссспитательницей! А вы до сссих пор пребываете в неизвестности об этом инциденте. Что же вы мне ссскажете на это, мой капитан? — ехидно спросил Адаар, лучась неприкрытым злорадством.

— Какой воспитательницей? Эрла Мелисса, сейчас находиться на пятом уровне.

— Да, эта тут, а вот рыженькая, — довольно ответил террианец, забавляясь над Джоном.

Задумавшись, Линер понял, какая рыжая воспитательница могла похитить террианца.

— У вашего питомца зеленые волосы?

— Да, — подтвердил Адаар.

— Ну, так это не она, а он ее украл! Сбежал со станции через грузовой отсек, предварительно взломав его, как варвар, и угнал грузовой шатл, — грозно высказал претензии Джон.

Услышать ответную речь террианца не дал входящий вызов от третьего помощника.

— Простите, мне нужно срочно ответить, я перезвоню, — сбросив вызов с Адааром, Линер принял звонок помощника, тихо пробормотав. — Как же вы мне все дороги…

— Капитан! — встревожено крикнул Макс.

— Не ори, что случилось?

— Шатл, он не отвечает на вызовы. Там изменены все пароли, что делать?

Страдальчески закатив глаза, Джон тихо застонал. Взяв себя в руки, четко спросил:

— Сколько кислорода на шатле?

Макс с ужасом смотрел на капитана, ответив неожиданно севшим голосом:

— Шатл беспилотный, в нем кислородные емкости не предусмотрены. Они долго не выживут!

— Не паникуй, сейчас приду!

Нажав отбой, Джон вызывал первого помощника, тихо себя спрашивая:

— Да, когда это все кончиться?

— Да, капитан? — ответил помощник.

— Питер, гость наш близко? Позови его.

— Я тут мой сссладкий, — появилось радостное лицо террианца.

— Эрл Адаар, вы можешь вызвать своего питомца? Он взломал шатл, и мои специалисты не могут ни связаться с ним, ни взять контроль над управлением.

— Сссмогу, я же…

— Вот и отлично, — не дослушав, перебил его Джон, — жду вас на складе. Питер проводи, — отдал распоряжение и быстро выключился коммуникатор.

Устало откинувшись на спинку стула, Линер посмотрел на фотографию в серебряной рамке, где Анита и Джон за праздничным новогодним столом. Девушка скромно улыбалась, смотря куда-то в сторону, а он целует ее в щеку.

Резко сев прямо, он набрал ее номер по внутренней связи:

— Джон? Что-то случилось? У меня урок идет.

— Анита, ничего, просто хотелось тебя увидеть, соскучился. Но забыл, что у тебя занятия…

Девушка встревожено всмотрелась в лицо капитана:

— Джон, на тебе лица нет, говори что случилось?

— Просто ночной кошмар ожил, но я справлюсь. Ничего страшного.

— Джон, береги себя, я вечером к тебе приду, — нежно прошептала Анита, целуя его в монитор, и отключила связь.

Слегка усмехнувшись, капитан вызвал секретаря.

— Капитан?

— Эрла Линда, составь запрос на Землю — нам срочно требуется две учительницы, — устало приказал Линер.

— Но у нас ведь есть учителя? — удивилась женщина, продолжая делать заметки в блокнот.

— Уже нет, так что не затягивай с запросом. И узнай, кто подменяет эрлу Милу. Если никто, то первый позвонивший из разгневанных родителей возьмет на себя эту обязанность.

— Я поняла капитан, все исполню, — кивнув Джону, Линда вышла из кабинета.

* * *

Просыпаться от нежных поцелуев было безумно приятно. Мила потянулась, подставляя лицо ласковым губам. Приоткрыв глаза, радостно улыбнулась довольному Изумруду.

— Выссспалась, моя красссавица? — спросил он у нее.

— Да, тело так приятно ломит, но я такая отдохнувшая.

— Это хорошо. Просссто у меня для тебя неприятная новосссть.

— Что опять случилось? — встрепенулась рыжая.

— Ну, я взломал управление шатлом. Мы летим на какую-то колонию Земли. И у нассс не хватит киссслорода долететь.

Мила от ужаса замерла, с трудом понимая в какой ситуации оказалась.

— Мы что умрем?

— Ну, я расссчитываю, что нассс ссспасссут. Точнее я в этом уверен. Тебе не о чем бессспокоиться.

— Не о чем? Ты только что сказал, что кислорода не хватит долететь! Как мне тут не беспокоиться. Ты думаешь, что говоришь? — испуганная Мила попыталась встать, но опора под ногами оказалась не достаточно прочной и постоянно норовила убежать из-под ног.

— Мила, сссядь — грозно приказал террианец, и девушка послушно села там, где стояла, удивленно смотря на Изумруда.

— Просссти, но иногда ссс тобой очень сссложно говорить. Нассс ссспасссут, и очень ссскоро. Надо немного подождать, — встав перед своей леарой на колени, террианец нежно гладил ее по волосам.

— Ну, спасут, а что дальше будет с нами? — со слезами на глазах прошептала рыжая, понимая, что истерика не за горами. Но держать себя в руках сил у нее больше не осталось.

— Не знаю. То, что от меня наставник так просто не отссстанет это точно. Будет исссскать ссспосссобы вернуть меня в звено. У меня там лаборатория, наработок незаконченных много. Думал, вот прилечу, — голос у него слегка осип, и, сглотнув ком, он сменил тему. — Меня, кстати, зовут Аром.

Мила смотрела на расстроенного террианца. Только сейчас девушка поняла, что у него было все: любимая работа, семья. И ради нее он всем этим пожертвовал раз и навсегда. Прижавшись к нему, девушка постаралась крепче обнять его, таким образом, выражая свою признательность.

— Аром? А коротко как — Ар? Или Ром? Ой, Ром — это практически как у нас Рома! — пыталась развеселить террианца Мила, даря ему нежную улыбку.

— Правда, очень похоже, — грустно улыбнулся в ответ Аром.

Посмотрев на время, расстроено сообщил:

— Есссли честно, думал, что нассставнику я очень нужен. Но видно ошибссся, раз он не торопиться.

— А ты очень ценный специалист? — спросила рыжая.

— Очень, ну я так думал, — слегка усмехнулся Аром, аккуратно заставил девушку лечь, положив голову ему на колени.

— Вот оно как. Ну, давай тогда поторгуемся с наставником? — предложила девушка, наматывая зеленый локон на пальчик.

— Что сссделаем? — недоуменно переспросил мужчина.

— Ну, цену на тебя набивать станем?

Аром покачал головой, не понимая, о чем говорит Мила.

— Не умеешь набивать себе цену? — уточнила рыжая.

— Нет.

— А что такое шантаж, знаешь?

— Знаю, Мила, но это же нассставник. Его шантажировать невозможно!

— Я тебя умоляю! Меня в этом деле еще никто не обставил. Сейчас я тебя научу правильно продавать свой труд! — бодро заявила рыжая, хитро улыбаясь.

Аром ее настроения не разделял, и Мила продолжила его убеждать:

— Не расстраивайся, получишь ты свою лабораторию обратно, и разработки, и вообще, будут тебя все любить и уважать!

* * *

Встретившись в грузовых отсеках с террианцем и помощником, капитан попросил уступить гостю место оператора. Адаар брезгливо опустился на самый краешек нагретого кресла.

— И так приссступим, — весело изрек террианец, приступая к работе.

Длинные, словно у пианиста, пальцы порхали над кнопками панели. Все замерли в ожидании, а операторы с большим интересом наблюдали за процессом. Капитан даже заметил, что один оператор снимал на коммуникатор. И вот Адаар нажал последнюю кнопку. Всматриваясь в черный экран, спросил на террианском языке:

— Прием, Аром? Ты меня слышишь?

Вдруг тишину нарушил хриплый мужской голос:

— Да, наставник я вас слушаю!

— Аром, вам следует вернуться. Было глупо убегать, все равно поймал бы, — пожурил своего воспитанника Ад.

Джон напрягся, он помнил эту интонацию, после следует наказание.

Питомиц обреченно возразил:

— Поздно, наставник, поздно. Я ошибся в расчетах, вы не успеете… Кислорода осталось минут на пятнадцать… И я счастлив умереть со своей леарой вместе.

Террианец ухмыльнувшись, строго сказал:

— Ты мне зубы не заговаривай. Умирает он там. Я приказываю тебе вернуться на станцию.

— Прощайте, наставник, я счастлив, что был вашим учеником, — говоривший страшно хрипел, голос ломался.

— Аром прекращай паясничать. Мое терпение не вечно. И ответь мне, с чего это у вас там быстро закончился кислород?

Адаар снова стал вводит цифровые коды. Операторы опять ожили, следя за руками террианца.

— Я не хочу вас расстраивать, но мы им дышим, — весело ответил невидимый Аром и сильно закашлялся.

— Как-то быстро вы им дышите… — продолжал разговор красноглазый, не отрываясь, от набора только ему известного кода.

— Вы правы, уже полчаса как быстро дышим, — собеседник опять закашлялся, вот только Джону показалось, что это больше похоже на смех.

Адаар тоже улыбнулся, ехидно отметив:

— Седьмая фаза говоришь, ну, ну… И как? Она горячая штучка? Хотя не говори, поймаю, сам попробую.

— Не попробуете, я ее лучше убью, но вы ее даже пальцем не коснетесь! Да и все равно вам не успеть.

Вдруг на мониторе на земном языке высветилась надпись «Контроль восстановлен. Введите место прибытия».

— Ну что ты, уже успел. Так что встретимся на станции, и, пожалуйста, не делай глупости, — возразил с иронией Адаар, вводя пункт прибытия.

— Не так быстро наставник, я все же лучший…

На мониторе опять появилась надпись «Ручное управление шатлом».

Руки наставника сжались в кулаки, атмосфера в комнате накалилась.

— Что ты хочешь? Убить леару? Сколько времени у вас осталось? Вы даже не успеете еще раз друг другом насладиться! — злобно спросил он у бунтовщика.

Аром несколько минут молчал, потом слегка прокашлявшись, ответил нормальным голосом:

— Я нужен вам живой, вот и сделайте мне предложение, от которого я не смог бы отказаться…

Джон неотрывно следил за Адааром, только он видел как террианец напрягся, а его глаза слегка расширились от удивления. О чем они общались с питомцем на террианском языке, он не понимал. Но то, что сейчас услышал красноглазый, было для него шоком. Ад явно не ожидал такого.

— Что ты хочешь? Говори, — потребовал он ответа.

— Я не вернусь в звено, — начал говорить Аром.

— Это не тебе решать? — грозно оборвал его Адаар.

— Наставник, я не вернусь в звено, — уверенным голосом настаивал на своем питомец.

— Назови причину — жестко приказал директор, отмечая про себя, что голос, даже не голос, интонация у Арома стала другой.

Слегка помедлив, воспитанник все же сказал:

— У меня теперь другой илтар.

Глаза террианца зло сощурились, Джон в ужасе отпрянул от него. Он ощущал, как директор словно давил своей силой, подчиняя всех, кто окружал его. Именно такого Адаара Линер боялся больше всего. Словно собранный перед прыжком хищник, ждущий нужный момент, чтобы разорвать свою жертву на куски.

— Ты хочешь мне сказать, что твоя рыжая тебе не леара, а илтар? — обманчиво ласковым голосом уточнил Ад.

Воспитанник быстро заговорил, понимая, что наставник очень зол:

— Я вернусь и буду работать в лаборатории, как и прежде. Но при условии, что эрле Миле ничего угрожать не будет и ее примут, как мою неприкосновенную леару. Иначе я убью ее и себя…

— Причина, ты так ее и не назвал. Кто она, Аром? — настаивал террианец.

— Она мой новый илтар, но при этом она моя леара, — нерешительно ответил собеседник.

— Так не бывает! Ты ошибся, — отверг версию красноглазый.

— Я не ошибся, наставник. По этой причине и сбежал, — послышалось из динамиков.

— Забавно и неожиданно. Однако, эксперимент приносит все новые сюрпризы. Хорошо Аром, как скажешь. Я пойду на все твои условия, но твоего илтара я изучу досконально, ты согласен? — предложил Адаар, расслаблено откинувшись на стул.

— Если она при этом будет жива, и вы не будете ее соблазнять.

— Обижаешь, слово я свое держу, — нетерпеливо перебил его Ад.

— Я согласен, через час будем, — принял решение воспитанник.

— А как же кислород на минут пятнадцать? — уже веселее уточнил наставник.

— Ну леара спит, а я могу и не дышать… У меня ведь лучшие учителя…

— Не льсти мне, я все равно уже обиделся, — опять перебил Арома красноглазый, отключая связь. Развернувшись к замершим землянам, констатировал факт, что двое операторов уже были готовы к его подчинению. С Джоном, пытающимся не показывать свой страх, привязка восстановилась, пока незаметно для самого землянина. Остальные с немым обожанием смотрели на красноглазого террианца. Хищно улыбнувшись, Адаар развел руки в стороны, ласково заговорил:

— Я думаю инцидент на этом исссчерпан. И я могу вернуться к сссвоим питомцам. Джон, я желаю ссс тобой отужинать в ожидании прибытия беглецов.

Не дождавшись ответа, террианец вышел из комнаты операторов.

Любовь во всех проявлениях

Капитан напряженно смотрел вслед удаляющемуся Адаару, практически впечатавшись в стену. Комната была слишком мала, чтобы сохранить предписанную дистанцию, да и террианец, как назло, прошел мимо максимально близко. Слишком близко, Джон даже услышал аромат горько-сладкого парфюма, шлейфом тянувшегося за Адааром. Пытаясь не вздыхать такие манящие нотки, махнул головой Питеру, приказывая следовать за террианцем. Сам же не мог пересилить себя перестать дрожать. Как только красноглазый скрылся, страх слегка отпустил, и дышать стало легче. Джон обратил внимание на своих подчиненных, которые с большим интересом поглядывали в его сторону.

— Ну чего стоим? Работаем, работаем, — недовольно прикрикнул на них.

— Капитан, разрешите обратиться, — сказал Линеру старший оператор.

Скривившись как от зубной боли, Джон милостиво кивнул:

— А почему террианец сказал отужинать, ведь еще утро, а шатл вернется через час.

— Потому что плохо знает земной язык, — недовольно пробурчал в ответ, — работайте, давайте. И никаких сбоев больше. Понятно?

Отлипнув от стены, капитан направился в свой кабинет, мысленно костеря Ада. Линер вспомнил, как сам объяснял красавцу террианцу, что когда приглашаешь на ужин, намекаешь на интимное продолжение. Когда-то он сам на спор приглашал это недоразумение.

В то время в звездной академии появились три молодых террианца. Адаар уже тогда отличался от остальных: стройный, изящный, длинные голубые волосы, безумно притягательные красные глаза. Весь курс гадал парень это или девушка. А как было узнать? Вот и решили его раздеть, чтобы убедиться. Великая честь открыть истину выпала Джону. Вот только он не знал, что влюбится в террианца, без памяти. И на ужин пригласит и разденет, чтобы увидеть красивое тело, без каких либо женских признаков. А потом будет собой прикрывать его от ворвавшихся сокурсников.

Вернувшись в кабинет, капитан застал свою секретаршу, прибирающую разбросанные документы. Роботы уборщики уже очистили пол от осколков.

— Эрла Линда, спасибо, я слегка погорячился, — смотря на аккуратную стопку на краю стола, виновато сказал Джон.

— Ничего страшного, капитан, со всеми бывает, — весело ответила женщина, выходя из кабинета. Оставшись один, Линер подошел к столу, взяв в руки фоторамку, с нежностью смотрел на свою Аниту.

Вдруг входящий звонок взорвал тишину. Звонил Питер, вот только отвечать на вызов Линеру ужасно не хотелось. Пересилив себя, сел за стол и, собравшись с духом, принял вызов.

На экране появился уже изрядно надоевший Джону террианец.

— Хороший мой, где же ужин? — недовольно спросил Адаар, коварно улыбаясь.

— Там мой помощник, он принесет вам мои извинения и позавтракает вместо меня. И эрл Адаар, настоятельно прошу, перестаньте улыбаться, вы пугаете моих людей. У вас в кодексе написано, что истинный воин должен держать эмоции под контролем, вот и контролируйте! — не сдержался Джон, желая стереть эту пакостную улыбку с лица террианца.

— О сладенький … Я так по тебе соскучился, может ты придешь сюда и сам развлечешь меня?

— Ты же знаешь, я не имею право подходить к тебе близко по судебному предписанию? — напомнил террианцу Джон.

— Глупый мой воробышек, ты бумажку-то внимательно прочитай. Особенно пункт, где про сроки написано! А как только прочтешь, я буду ждать тебя в мои жаркие объятия, — ехидно ответил ему Ад, хитро сощурив глаза.

— Не дождешься! — прорычал Джон, с силой нажимая кнопку.

Лихорадочно стал искать злосчастную бумагу. Она всегда лежала у капитана в столе, бережно упакованная в непроницаемый пакет. Перерывая руками листки документов, он все же нашел вожделенный документ на самом дне ящика.

Вдруг пришло осознание того, что это очередная психологическая ловушка красноглазого маньяка, и Джон в ужасе бросил пакет на стол.

— Тварь, подлая тварь. Я не куплюсь на твою уловку! Линда, срочно зайди ко мне! — прокричал капитан, зовя к себе секретаря.

— Вызывали, капитан? — спросила дама, останавливаясь в проеме дверей, в страхе смотря на невменяемого начальника.

— Иди сюда скорее, вот там судебное постановление. Видишь? — спросил у нее капитан, указывая пальцем на рабочий стол.

Приблизившись, секретарь взяла очень старый документ.

— Спрячь, слышишь, спрячь его так, чтобы я не нашел. Ни при каких обстоятельствах не давай мне, пока тут террианцы. А лучше отдай подруге и пусть она спрячет. Ты меня поняла, я не при каких обстоятельствах не должен читать этот документ! Приказ понят?

— Да, капитан, я вас поняла, — быстро прошептала Линда, сбитая с толку, странным поведением начальника.

— Вот и молодец. Иди, выполняй. Давай, давай, быстрее, — устало прогнал капитан даму, кулем падая на свой стул. Закрывая глаза, облокотился о стол, обхватив голову руками.

— Адаар, какая же ты бессердечная тварь! Я же любил тебя, всем сердцем! — прошептал в пустоту капитан, открывая глаза полные боли и тоски.

* * *

Адаар пару секунд смотрел в потухший экран, от злости сжимая кулаки. В душе клокотала ярость, приправленная душевной болью. Глупый строптивый землянин еще не понял, что его хозяин вернулся!

— Ну посопротивляйся, мой желанный, давай. Вот только выбора у тебя нет. И не будет, — прошептал на своем языке невидимому Джону, с большим удовольствием чувствуя, как землянину страшно.

Террианец развернулся и, не обращая внимания на помощника капитана, вышел из комнаты. Рыжий секретарь тенью последовал за ним. Он мысленно посочувствовал капитану станции. Таким злым директор был редко, но последствия были ужасны.

Стремительно ворвавшись классную комнату, Адаар поздоровался с воспитательницей Туанер, которая встала при его появлении. Питомцы так же стоя приветствовали наставника. Оглядев замершее звено, он объявил начало занятий. Сам стал ходить вдоль парт, наблюдая, как питомцы составляют отчет о проведенных днях на станции.

Секретарь, не зная, куда себя деть, сел на свободную парту, следя за изменениями в начальнике. Поражаясь, как быстро наставник возвращает себе контроль: только что был на взводе, и вот уже холоден и собран.

Воспитательница сидела за учительским столом и радостно улыбалась, с нежностью смотря на своих мальчиков. Она так по ним соскучилась, эти два дня для нее длились бесконечно долго.

Неожиданно Асамр почувствовал пробуждение Мелиссы. Мимолетно переглянувшись с Алом, блондин встал и попросил разрешение выйти. Задумчиво изучая лицо илтара звена Наставник медленно подошел к наследнику, специально затягивал с ответом.

— Никуда ты не пойдешь, — сообщил ему Адаар, положив руку на плечо илтара, заставляя его сесть на место. — Сейчас будешь отрабатывать наказание. Взломаешь базу данных земного командования, и сольешь незаметно информацию о тайных агентах. Но не все так просто: пока ты это делаешь, истар с твоей леарой будут очень сильно тебе мешать. А твоя задача не потерять контроль. Приказ понят?

— Да, — ответил Ас, сдерживаясь от едкого высказывания в адрес наставника.

— Ну, так что ты сидишь, истар? Шагом марш ублажать леару, доводить ее до безумия. Ах да, у земных прелюдий, есть очень занимательная ласка, называется «Минет», если мне память не изменяет. Тебе понравиться, уверяю тебя, — ехидно сказал Алу красноглазый, подталкивая его в спину, вынуждая поскорее покинуть класс.

— Только посмей, убью! — услышал истар мысленный окрик илтара.

Что это за ласка они узнали из видеозаписей с земными слияниями, когда вплотную изучали данный вопрос. Асамр чуть не задушил тогда Ала, поняв, что он представляет, так увлеченно всматриваясь в экран.

Блондин тяжело дышал в бессилии, понимая, что приказы нужно выполнять. И сейчас истар именно выполняет приказ, как и сам илтар.

— Не спи Асамр, работай быстрее! У тебя есть шанс остановить Алтара! — слова наставника хлестнули по сознанию илтара, заставляя двигаться.

Пальцы блондина запорхали над планшетом, взламывая системы безопасности. Мозг быстро и четко работал, отгородившись от реальности, погружаясь в работу.

* * *

Проснувшись одна в своей комнате, Мелисса потянулась, растягивая ноющее тело. Утро было просто прекрасным, и желания вылезать из уютной кровати у нее не было. Когда девушка опускала руки, заметила что-то странное на них. Присмотревшись, она поняла, что это были следы от пут, красными полосками овивающие тонкие запястья. Ласково погладила такое явное доказательство, что все, что с ней сделал Асамр, это не сон. Легкая улыбка тронула ее губы, причиняя резкую боль. Потрогав припухшие губы, вспомнила, как блондин в порыве страсти слишком больно укусил ее. Террианец был на удивление слишком опытен в любовных играх, умело доводил Мелиссу до экстаза, про который она читала лишь в женских любовных романах. Лучшего любовника у нее в жизни не было! Еще никогда занятие любовью не приносило ей столько удовольствия. От этой мысли хотелось смеяться в голос и поделиться радостью с подругами.

Но, к сожалению, последнее было сделать невозможно. Мила вне зоны доступа, а Аните нельзя о таком рассказывать. Не дай Создатель, все расскажет капитану.

Капитан! Замычав, Мелисса расстроено зарылась с головой под одеяло. Сегодня же ей предстоит встретиться с ним. Как ей признаться, что потеряла воспитанника? Может ничего ему не говорить, а так сдать? Вдруг капитан очень занят и считать террианцев не будет! Отогнав от себя глупую мысль, решительно скинула одеяло и встала с кровати.

Как только ступни коснулись пола, напряженные мышцы дали о себе знать. Потирая поясницу, девушка, слегка прихрамывая, отправилась в душ.

— Еще одну такую бурную ночь я не переживу. Спортом надо заниматься чаще, а не книжки любовные читать, — пожаловалась сама себе Мелисса.

Горячий душ бодрил, помогая смыть остатки сна. Обернувшись в полотенце, девушка вышла в комнату и взяла в руки коммуникатор. Но непринятых звонков не было. Девушка очень переживала за сбежавшую подругу. Набрав ее номер, услышала в очередной раз, что абонент вне зоны доступа. Горестно выдохнув, бросила бесполезный коммуникатор на кровать. Размышляя, что ей делать дальше, Мелисса встала посередине комнаты, не услышав, как открылась дверь.

Алтар, зашел в комнату и замер, рассматривая красноволосого ангела. Влажные волосы красивой волной были перекинуты на бок, открывая красивую линию шеи и плеч. Весь образ девушки был трепетно прекрасным.

Неслышно истар подкрался к Мелиссе со спины. Легким поцелуем прикоснулся к ее шее. Девушка испуганно взвизгнула, резко разворачиваясь. Беззвучно смеясь, Ал обнял девушку, прижимая ее к себе, заглядывая в красивые глаза.

— Доброе утро, Мелиссса, — прошептал брюнет, чувствуя, что девушка от неожиданности даже не пытается, как прежде вырваться.

А Мелисса тонула в синеве глаз брюнета. Странное чувство восторга переполняло ее. С замиранием сердца она всматривалась в красивое лицо террианца. Оно неуловимо изменилось, стало еще более прекрасным и желанным, родным и любимым. Синие глаза уже не смотрели на нее с непонятной тоской, сейчас в них была нежность и что-то еще. И объятия — они дарили покой, а не смятение как прежде.

Смутившись, учительница опустила голову, пытаясь прийти в себя.

— Доброе, а ты почему здесь? — ответила девушка, совсем не то, что хотела.

— Чтобы сссделать вот это, — ответил террианец.

Настойчиво поднял девичье лицо и нежно поцеловал ее в губы. Мелисса сначала пыталась оттолкнуть от себя молодого мужчину, но в поцелуе было что-то неуловимо знакомое. Цепко смотря в синие глаза брюнета, вдруг стала сама отвечать на его поцелуй.

Зло сощурив глаза, девушка резко оттолкнула от себя брюнета.

— Ты! Ты! Я помню твои поцелуи! Это был ты! Я с тобой… О, Создатель, как ты мог! — крикнула она, еле сдерживая злые слезы.

— Мелисссса, тебе же понравилосссь, — не пытаясь отрицать очевидное, ответил он.

— Неправда! Ты врешь! — прошептала девушка, отчаянно мотая головой. Не желая признавать, что ей безумно понравились его поцелуи. Они отличались от страстных собственнических поцелуев Асамра, своей нежностью.

— Нравитссся, приссслушайся к сссебе. Не обманывай меня, я всссе знаю. Как и где ты любишь, чтобы тебя целовал. Расссслабься, я не сссделаю тебе больно, — подчинял террианец землянку.

Медленно наклоняясь, он поцеловал ее за ушком, прокладывая цепочку из поцелуев вниз.

— Не надо, прошу, — слезы текли по лицу, но чувствительное тело Мелиссы не слушалось ее, плавясь под натиском трепетной ласки брюнета. Когда террианец настойчиво поцеловал девушку в губы, она не сумела сдержать стон, обвив руками его шею.

* * *

— Давай, Асамр, давай! Алтар уже, наверное, ласкает тело твоей леары, сливается с ней сознанием, подчиняет ее себе! А ты тут, все еще не можешь простую систему взломать, — нашептывал Адаар, сбивая илтара с настроя.

В ответ на слова наставника, блондин почувствовал, как Мелисса начала таять в приятной истоме. Его тело отзывалось на зов леары, стремясь быть рядом с ней. Глаза не видели цифр, лишь красивое девичье лицо, обрамленное красными волосами. Сильнее стиснув зубы, Ас как мог глушил привязку, очищая сознание. Коря себя за потерянные секунды, драгоценные секунды, которые так нужны ему сейчас. Эмоции Мелиссы мешали ему сконцентрироваться, воспламеняя в крови огонь желания.

— Ну что ж ты, Асамр, победа ведь так близка. Соберись! Держи контроль! Ты илтар! Ты должен управлять своими эмоциями, а не они тобой! У тебя не должно быть сомнений в себе! Ну же, соберись, земляне сейчас тебя поймают! — громко воскликнул расстроенный наставник.

Блондин, скосив глаза на красноглазого, не до конца понимал директора: он за него или против? Глубоко вздохнув, Асамр увеличил темп, концентрируясь на задании. С леарой он разберется потом, сейчас главная цель — это успешно выполнить задание.

— Вот молодец! Правильно! — подбодрил его Адаар, неспешно продолжая расхаживать вдоль парт, — Ал тоже молодец, вспотел, наверное, стараясь над леарой, как и ты сейчас! — добавил издевательски, следя за реакцией наследника.

Но илтар не слушал, его захватил охотничий азарт. База наконец-то поддалась, и информация была получена. Ас заметал следы, высчитывая обманные ходы. Закончив задание, облегченно выдохнул и победно посмотрел на наставника.

— Молодец, еще пару раз потренируешься, и может быть, я тебя прощу, — небрежно взмахнув рукой, Адаар развернулся, направляясь к учительскому столу.

Открывая сознание, расслабленного Асамра по привязке захлестнули волны наслаждения Мелиссы, знакомо согревая душу. Даже сейчас, в руках другого, она не переставала думать о нем. Желая его, любя всем сердцем.

Мелко дрожа от перенапряжения, блондин попросил разрешение удалиться. Адаар, злорадно ухмыляясь, кивнул головой. Большего илтару и не надо было, он тут же сорвался с места, молнией мчась к леаре.

* * *

Директор завидовал наследнику. У него есть леара, которая его любит. Не ощущать эту любовь он не мог, ведь когда-то сам плавал на волнах таких же чувств.

Вот только Адаару не повезло, свою леару он потерял. Давно, там, на Земле, когда его силой сажали в машину военные. А на улице бесновал Линер, которого удерживали трое. Рядом стоял отец землянина, обещая убить террианца, если Джон еще раз посмеет к нему прикоснуться. Описывая в подробностях, как будет медленно и жестоко убивать красноглазого.

А леара никогда не навредит своему воину. Вот и Линер отказался от Адаара, желая спасти ему жизнь, не понимая, что сам убивает террианца своим решением.

В тот миг Адаар взвыл раненым зверем, дерясь из последних сил в попытке вернуть себе леару. Вернуть то тепло, что дарили его счастливые глаза.

Но он не смог, военных было слишком много на одного молодого неопытного террианца.

Когда красноглазого практически мертвого привезли к старейшинам, они без особого труда разорвали привязку. А вот восстанавливали Адаара тяжело, собирая кости и душу практически по кусочкам. И террианец выжил, найдя силу в сумасшествии, а наслаждение в боли и муках.

Тогда эксперимент старейшины закрыли, посчитав его неудачным. Вот только Адаар был с этим не согласен. И он очень скоро докажет им, что эксперимент нужно продолжать!

Скучающе оглядев класс, Адаар потерял терпение, ожидая, когда Джон соблаговолит прийти на ужин. Мысленно стал звать Линера, наполняя землянина сладким ядом желания, маня его к себе.

От приятного процесса подчинения его отвлек вошедший первый помощник капитана.

Питер, вежливо поклонился, приглашая директора на завтрак. Вздрогнул, столкнувшись с кровожадным взглядом террианца. Помощник теперь понимал, почему капитан так неадекватно относится к директору. Он тоже был готов сбежать, куда подальше. Только бы не встречаться с ним никогда.

— Прошу за мной, я провожу вас в гостиную.

* * *

Ворвавшись в комнату, Асамр застал неприятную сцену. Ал целовался с голой Мелиссой. Девушка обнимала брюнета за шею, а руки истара по-хозяйски лежали на ее бедрах. Брюнет, заметив илтара, отстранился от леары, выпуская из своих объятий. Мелисса, осознав, что она свободна, осторожно стала отступать от террианца, пытаясь не делать резких движений. Только брюнет ее словно перестал замечать, смотря на что-то за ее спиной. Быстро оглянувшись, Мелисса встретилась взглядом с такими любимыми фиолетовыми глазами. Волна радости принесла непередаваемое облегчение. Смахнув с глаз набежавшие слезы, девушка бросилась в объятия блондина.

— Ты всё-таки пришел! Пришел, не бросил меня! — всхлипывая, сбивчиво шептала расстроенная Мелисса.

Блондин бережно поднял расстроенную леару на руки и опустился на кровать. Осторожно стер ее вновь набежавшие слезы и слегка дунул в лицо.

— Мелиссса, я всегда приду к тебе на помощь, когда тебя дейссствительно нужно будет ссспасссать. Вот только сссейчассс не тот ссслучай.

— Что? Но как же. Он же меня, а я не хотела, а он даже не слушал меня.

— Мелиссса, ты сссейчас должна меня уссслышать и принять все то, что я тебе ссскажу, — проникновенно сказал Асамр. — Я и Алтар, мы — твои воины, а ты — наша леара. Мы защищаем тебя, оберегаем, а ты должна нассс во всссем и всссегда ссслушаться. Понимаешь? Я — главный, Алтар — младший, но ты нассс ссслушаешься. Только прошу, никогда не сссопротивляйся, иначе мне придется тебя наказать. Тебе понятно?

Слушая прекрасный и такой волнительный голос любимого, землянка расслаблялась, крепче прижимаясь к его груди. Услышав, что блондин ее о чем-то спрашивает, с трудом сконцентрировалась на вопросе.

— Да… То есть нет! Как наказать? За что? Как я могу вас слушаться, вы же младше меня, а я..

Блондин покачал головой, прикладывая палец к ее губам:

— Мелиссса, мы — террианцы.

— Да, я знаю, — сказала Мелисса, убрав от своего лица руку Асамра.

— У нас все не так, как у вас, землян. Я тебя заберу ссс сссобой, поэтому ты должна жить по нашим законам. Ты сссогласна?

— Ну да. Но я не уверена, что с тобой полечу. У меня тут работа, обязанности. А как же семья, друзья? — девушка все же не могла поверить в слова террианца, они были слишком красивыми, чтобы быть правдой.

— Мы — твоя сссемья, и никто нам больше не нужен. Работа тебе тоже ни к чему. Будешь просссто нассслаждаться жизнью и ни в чем сссебе не отказывать.

— Семья? — в замешательстве переспросила Мелисса, — то есть ты станешь моим мужем?

— Мужем? — иронично сказал Асамр, а потом понятливо и тепло улыбнулся, поясняя: — Нет, Мелиссса, у нас нет понятия «муж» и «жена». Ты — теперь леара и это больше, чем какая-то земная жена.

— Намного больше, ты ссскоро поймешь разницу, — вдруг заговорил Алтар, — Мелисса, ты должна понять, я тоже твой воин.

Услышав расстроенный голос брюнета, девушка лишь сильнее прижалась к Асамру, не желая даже видеть синеглазого.

— Я не могу, это неправильно! — прошептала она.

— Нет, правильно! Мы не земляне, Мелисссса, у нас так принято! Прошу, дай мне доказать, что сссо мной тебе будет тоже хорошо, — Алтар убеждал леару, боясь даже дотронуться до нее.

С закрытыми глазами девушка слушала мерный стук сердца блондина. Этот звук успокаивал, наполняя ее чувством уверенности и любви. Из того, что ей сейчас сказали террианцы, Мелисса уяснила для себя, что она для них вроде как «любимая жена», правда без ритуалов бракосочетания. И теперь у нее двое мужей — старший и младший. И как бы она не отпинывалась от второго, все равно ей предстоит выполнить супружеский долг. И если он не перестанет с таким обожанием смотреть ей в глаза, то она просто сжалится над ним. Вот только зная, как он целуется, может и не устоит под его напором и сдастся. А ей хотелось лишь вот так вот сидеть на коленях у блондина и млеть от его легких поглаживаний по обнаженному бедру.

Вдруг Мелисса четко поняла, что она абсолютно голая сидит на коленях у террианца. Стыдливо попыталась убрать от себя руки Асамра, но тот лишь крепче прижал ее к себе.

— Тихо, тихо, ты просссто прекрасссна. Дай мне насссладиться тобой, а то опять ссспрячешь сссвою красссоту в сссвои ссстрашные одежды. И ссследующий раз я сссмогу тебя обнять лишь завтра, когда будем в моем доме, — успокаивал Ас стесняющуюся девушку, осторожно заправляя волосы за ушко.

* * *

Лишь вступив в гостиную, Адаар понял, что Джон не желает к нему присоединяться. Стол был сервирован на одну персону.

— Я буду в одиночестве есссть шедевры вашего шеф-повара? — уточнил он у помощника

— А вы желаете завтракать со своим секретарем? Простите, моя оплошность, я сейчас все исправлю, — извинился Питер.

— О нет, что вы. Видеть рыжего я не хочу, но приборы принесссите, — обманчиво спокойно ответил ему террианец.

Только взгляд выдавал всю ярость, что сейчас бушевала у него в крови. Неподчинение, опять и опять Джон совершает одну и ту же ошибку. Как можно быть столь упрямым, Адаар не понимал. Ведь он давно преподал урок землянину, что приказы леара обязана выполнять беспрекословно. Прикрыв глаза, наставник глубоко вздохнул и сильнее дернул привязку, ломая волю Линера.

— Ты придешь, мой сладкий. Никуда тебе не сбежать от меня. Больше никогда не сбежать. Ты теперь навсегда в моей власти. Только мой, — шептал террианец, наслаждаясь болью землянина. Да, он накажет его за глупость. Глупость, которая стоила Адаару слишком дорого.

Легко опустившись на стул, террианец пригубил кофе, блаженно закрывая глаза. Напиток землян обжигал своей горечью, оставляя после себя ббвйее оригинальное послевкусие. Он помнил, как Джон варил для него этот дивный напиток, рассказывая смешные истории и не замечая, что пена быстро сбежала по стенкам турки. Потом этот стойкий аромат впитался в волосы землянина, возбуждая Ада все сильнее.

Приятные воспоминания прервал сам Джон. Капитан нерешительно остановился возле дверей, не находя сил не смотреть на Адаара голодными глазами.

— Ты долго идешь, мой жессстокий, — радостно улыбаясь, сказал террианец.

— Я вообще не понимаю, почему пришел! — оправдывался Линер.

Джон был слегка в замешательстве, он не помнил как сюда шел. Ему вообще-то нужно было решить вопросы с поставками питания. Но задумавшись, не заметил, как ноги сами привели его к тому, от кого он так упорно бежал.

— Потому, что любишь меня. Ведь так? — жестко спросил у Джона террианец.

— Адаар, прошу, не надо… — пытался остановить его Линер

— Надо, радосссть моя, надо. Ты же говорил, что любовь вечна. Только забыл сссказать, что вечная она будет у меня, но не у тебя. Ведь так?

— Нет, не так. Адаар, ты же знаешь, что не так, — прошептал капитан.

— А как, ссскажи мне как, мой ссславный капитан. Почему вмесссто того, чтобы броссситься в мои объятия, ты сссбегаешь от меня? Ты поссстановление сссвое прочитал? Сссроки вышли, мы ничего не нарушаем. Твоему отцу нечем тебя прижать. Так что тебя тревожит?

Джон, словно без сил, сполз по стенке на пол. Закрыл глаза, зарываясь руками в волосы. Он не мог никак решиться рассказать все, чего боится, террианцу. Адаару просто безумно понравилась сломленная поза землянина. Привязка, словно любовные путы, обвила руки Линера, плавно поднимаясь выше и затягиваясь на шее. Террианец, подойдя вплотную к сидящему Джону, опустился на колени и осторожно прикоснулся к нему руками. Линер резко вскинул голову и попал в плен красных глаз. Прижав к себе Адаара, Джон быстро зашептал:

— Ты меня тревожишь, ты! После того, как я потерял с тобой связь, мои сны были наполнены тобой. Я видел тебя каждую ночь… И сейчас вижу. Первое время сны были ужасны, в них тебя постоянно избивали, мучили. Ты так кричал от боли, это было просто ужасно! А я не мог тебя спасти, не мог дотянуться! А потом стало еще хуже. Ты стал другим — чужим и холодным, таким, как сейчас. И теперь не тебя избивали, а ты меня.

— Все же мои желания ты ссслышал, — задумчиво произнес Адаар, радостно жмурясь от тепла землянина. Он так мечтал об этом! И ему просто не верилось, что момент настал.

Джон нахмурился, пытаясь понять, о чем говорит террианец.

— Желания? Я не понимаю. Это были твои желания, чтобы тебя избили?

— О нет, мой сссладкий. Что ты! Сссначала ты говорил о моих кошмарах, а вот потом были мои желания. Я до сссих пор мечтаю об этом. Хочу насссладиться твоей болью. Чтобы ты умолял меня о прощении. Чтобы так же, как и я, звал меня по ночам, — растягивая слова, ответил Адаар и довольно улыбнулся, ощущая липкий страх землянина.

— За что? — потрясенно спросил Джон.

— За то, что сссдался! — услышал тихий голос террианца.

Капитан осторожно отодвинул Адаара, выпрямляясь в полный рост. Окинув злым взглядом бывшую любовь, молча вышел из гостиной. Дверь плавно закрылась, отделяя их друг от друга.

— Опять бежишь от меня, Джон? А зря, — процедил Адаар, планируя следующий шаг.

* * *

Мелисса опять лежала между двух террианцев. «Вот как у них это получается?» — спрашивала у себя девушка. Вроде только поцеловала Асамра, как тут же потерялась в реальности. Она не желала сопротивляться сладкой истоме, теплу в груди, от которого сердце замирает от счастья. И присутствие второго придавала ситуации какую-то остринку, возбуждая своей запрещенностью. Низ живота тут же откликнулся, сильно пульсируя и моля поддаться уговорам.

А вот все началось с милой просьбы «Давай просто полежим». Как можно просто полежать, когда тебя так гладят по обнаженной коже? Не целуя, нет, просто смотрят на тебя и гладят. Ни встать не дают, ни сбежать от них.

— Не сссопротивляйся, Мелиссса, просто полежи ссс нами, — услышала девушка голос Асамра у себя в голове.

— Долго лежать будем? — уточнила у него Мелисса, понимая, что ее чуть-чуть, и она сама будет умолять о поцелуях и просить о большем.

— Еще немного, — весело ухмыльнувшись, ответил Асамр, невесомо провел пальцами по её щеке.

От его голоса по телу пробежали приятные «мурашки», заставляя девушку прижаться к горячему и такому желанному телу блондина. Вот только Алтар не позволил, удерживая ее на месте. Мелисса недовольно пыталась сбросить с себя руки брюнета, отодвигаясь от него подальше.

— Мелисссса, Мелисссса, мы же договорились, просто полежим. Никаких поцелуев и никаких приставаний, — пожурил ее Асамр.

Девушка смутилась, одергивая себя. Она пыталась не смотреть на блондина, не замечать легких прикосновений к ее коже горячих пальцев.

— И все же, можно я оденусь, вы же в одежде! Это просто несправедливо! — в сердцах взмолилась девушка.

— И вправду несссправедливо, — согласился с ней Асамр.

Девушка с надеждой посмотрела на него, чтобы в следующую секунду закрыть лицо руками. Блондин встал с кровати лишь для того, чтобы снять с себя одежду. Алтар тоже последовал его примеру.

— Мелиссса, ты чего иссспугалась? Мы же обещали, что ничего не будет. Так что начинай дышать, а то задохнешься, — ехидно приказал блондин, весело перемигиваясь с брюнетом.

Девушка, открывая глаза, уже сотый раз спрашивала себя, почему она все еще здесь. Почему не уходит, почему не может даже слово против сказать. Когда она стала такой рохлей? Но ответа на находила, снова утопая в сладком желании.

Смотреть как такие красивые накаченные и совершенно голые мужчины осторожно устраиваются рядом с ней в кровати, было невозможно возбуждающе, но страшно. Сердцебиение просто зашкаливало, а тело била мелкая дрожь. Но неожиданно обжигающее поглаживание по бедру, заставило выгнуться и застонать от наслаждения. Дыхание сбилось, а желание будоражило кровь.

— Тебе приятно, моя леара? — прошептал над самым ушком Алтар.

Вглядываясь в синеву его глаз, девушка смогла лишь кивнуть. Облизнув пересохшие губы, она потянулась к нему, чтобы поцеловать Алтара. От нежности, с которой она это сделала, брюнет не удержался, и прижал Мелиссу к себе.

Целоваться с Алом было сейчас просто бесподобно. Мелисса потеряла счет времени, полностью растворяясь в этих приятных ощущениях.

Вдруг она вскрикнула от неожиданности и острого ощущения от укуса в плечо. Это Асамр напомнил, кто тут главный. Разворачивая девушку к себе, впился страстным поцелуем, подтверждая свои права на нее. Он осторожно уложил Мелиссу на подушки. Не переставая целовать, Ас одной рукой стал гладить ноющие груди леары. Алтар осторожно раздвинул бедра девушки. Прокладывая дорожку из поцелуев, медленно двигался к самому потаенному месту.

Когда его горячий язык, прикоснулся к напряженному бугорку, Мелисса забилась, пытаясь свести ноги, не давая продолжить столь интимную ласку. Но Асамр удерживал ее, покрывал поцелуями шею, слегка прикусывая кожу.

Немного подождав, пока девушка успокоится и привыкнет, Ал настойчиво продолжил прерванное увлекательное исследование самого чувствительного места на теле леары.

Мелисса сжимала простынь, боясь расцарапать от накрывшего ее безумия спину Асамра, который языком дразнил возбужденные соски, медленно облизывая по кругу. Только девушке этого всего было мало, и мысленно она уже молила проникнуть в нее не только языком.

— Кого, Мелисссса? Кого ты умоляешь? Меня или Алтара? — прошептал блондин, заглядывая в ее затуманенные страстью глаза.

Вот только девушка не могла ответить на этот вопрос четко. Без сомнения она умоляла блондина, но ей безумно хотелось знать, как это делает Алтар.

Брюнет словно этого и ждал, плавным движением он устроился между ее ног, чтобы резко войти в нее полностью.

Асамр отстранился наблюдая за Мелиссой, и контролируя все звено по привязке.

Истар, полностью отдаваясь наслаждению, резкими толчками все глубже проникал в такое податливое нежное тело. Уже практически на пике извержения Асамр оттолкнул его, не давая излиться в Мелиссу.

Брюнет закончил прямо на простынь. А Асамр самодовольно улыбаясь, медленно вошел в изнывающую девушку, начиная неторопливо двигаться.

— Быстрее, прошу Асамр быстрее, — взмолилась Мелисса.

— Не ссспеши, моя маленькая, я хочу насссладиться тобой. Полноссстью заполнить тебя, — томно шептал Асамр.

— Я не могу больше, прошу, скорее…

— Ну, что ж ты такая нетерпеливая? — весело спросил у нее террианец, увеличивая темп.

Мелисса, довольно выгибалась, сильнее прижимала к себе Аса, впиваясь ему ногтями в спину.

Алтару безумно нравилось слушать сладострастные стоны землянки, упиваться ее эмоциями, бушующими по привязке в крови у террианцев. И тот восторг, который она испытывала в момент экстаза, просто не шел ни в какие сравнения с его собственными чувствами.

Когда парочка затихла, Алтар прижал к себе уснувшую леару, нежно укутав ее одеялом.

Блондин замер, словно прислушиваясь к чему-то, вдруг сообщил илтару:

— Наставник объявляет общий сбор. Аром вернулся, так что скоро вылетаем домой.

Печально вздохнув, брюнет выбрался из-под одеяла и начал собирать вещи.

Противостояние

Джон не находил себе места, меряя шагами свой кабинет. Душу разрывали боль и отчаянье. Он не понимал, за что Адаар так его ненавидит. Ни во снах, ни сейчас он так и не назвал причину. Получается, он злится на то, что тогда Джон его соблазнил. Вот только террианец сам был не против, он с радостью отдавался Линеру!

Звонок по внутренней связи отвлек его от горестных дум.

— Слушаю, — сказал капитан, принимая вызов.

— Капитан, тут грузовой шатл просит разрешения на стыковку, — как всегда бодро сообщил третий помощник.

— Наш шатл или чужой? — уточнил Джон у Макса.

— Да наш, тот, что украли, — подтвердил его предположения помощник.

— Дайте разрешение, на какую палубу будешь принимать?

— Свободна лишь третья.

— Отлично сейчас подойду.

Выключив связь, Джон вызвал первого помощника.

— Питер?

— Да, капитан я слушаю.

— Передайте гостям, что я жду их на третьей палубе, и проводи их, пожалуйста.

— Так точно, капитан.

Выключив связь, Линер посмотрел на фотографию Аниты. Почему он целый день думает о террианце и совершенно не вспоминает о ней? Джон нежно провел по изображению девушки пальцем и тихо прошептал:

— Моя нежная Аниточка, он не должен узнать о тебе.

* * *

Грузовой шатл под управлением Арома пристыковался к станции. Встречать беглецов пришли директор, секретарь и капитан.

Перед встречей с таинственным наставником Мила слегка нервничала и чтобы подбодрить себя и Арома, весело спросила у него:

— Ну, что готов, мой рыцарь, к сражению? Дракон у ворот, меч в руке, а я твоя принцесса всегда с тобой! Так что вперед, нас ждут великие дела!

Террианец, направляясь к люку, задал неожиданный вопрос:

— Мила, а кто такой дракон?

Мила, тихо посмеиваясь над молодым мужчиной, ответила:

— Это твой наставник — огнедышащий дракон! А ты ему сейчас голову отрубишь!

— Что? — резко развернулся к ней лицом Аром, хватаясь за ее плечи. — Голову? Ты переоцениваешь мои силы, леара. Он не так прост, как кажется, он очень сильный воин! Еще никто не превзошел его!

Мила устало возвела очи и развернула ошарашенного террианца обратно к люку со словами:

— Ром, ну нельзя же так буквально воспринимать мои слова! Я тебе потом объясню, что такое аллегория и её связь со сказками! Ты готов к страстной встрече с наставником или так и будем тут сидеть, ожидая, когда им надоест стоять, и они уйдут отсюда?

— Я готов! — уверенно сказал террианец, открывая створки люка.

— Я вот что-то не очень готова, — прошептала себе под нос рыжая, выходя следом за ним.

Делегация встречающих стояла с непроницаемыми лицами, ожидая, когда парочка приблизится к ним.

Мила с большим интересом разглядывала двоих красавцев, так сильно выделяющихся на фоне капитана станции, испытывая практически детский восторг. Рыжий поражал схожим с ней цветом волос. #286304298 / 08-мар-2015 Руки начали зудеть от желания их потрогать. Но одернуло Милу легкое раздражение на саму себя и мысль, что у нее волосы во сто крат красивее! «Как странно, — подумала девушка, накручивая свой локон на палец, — раньше свою копну терпеть не могла, а вот сейчас резко полюбила!»

С чувством превосходства девушка перевела взгляд на смазливое, практически девичье лицо второго террианца с голубыми волосами и нереально красными глазами. Миле не нравились такие мальчики, вызывая стойкую неприязнь. Непроизвольно скривившись, девушка продолжала рассматривать необычайно стройного террианца, пока не встретилась с ним глазами.

Испуганно охнув, рыжая юркнула за спину Арома, взгляд красных глаз наводил ужас, прожигал холодом до самого сердца.

— Ну, здравствуй Аром, познакомь меня со своим новым храбрым илтаром! — услышала Мила очень притягательный мужской голос.

Аром осторожно отступил в бок, чтобы наставник мог увидеть спрятавшуюся землянку. Мила попыталась мило улыбаться, но губы плохо слушались. Поэтому оскал получился акулий.

— Наставник, это мой илтар и моя леара. Мила, — обратился террианец к девушке, — познакомься с наставником моего бывшего звена, директором интерната.

Зеленоволосый подбадривающе слегка сжал ее ладонь.

Адаар оценивающе пробежался взглядом по фигурке рыжей землянки, отмечая, что привязка была действительно необычная: парочка, словно в золотой кокон из ажурной нити была укатана с ног до головы. Когда он заметил их сцепленные руки, голубые бровки иронично приподнялись вверх.

— Очень приятно, — прошипела рыжая, грозно сдвинув брови.

Страх у Милы плавно перетекал в злость. То как смотрел на нее наставник, девушке не нравилось. Да и сам наставник симпатий не вызывал! Было в нем что-то пугающее. Да и не зря же Аром его опасался.

— Эрла Мила, веди себя достойно! — вдруг одернул девушку Линер.

Вздрогнув, учительница, наконец-то, обратила внимание на своего начальника.

— Здравствуйте, капитан. А, что вы имеете в виду под словом «достойно»? По-моему это меня как племенную корову оценивают, а я даже ни слова еще не сказала, — невинно ответила она.

— О, простите меня, милая. Просто вы так очаровательно сплелись с моим питомцем… — мило улыбаясь, Адаар приблизился к воинственно настроенной землянке.

— А вы часом ничего не перепутали? — хищно подалась навстречу террианцу Мила.

Она никогда так явно не вступала в конфронтацию, предпочитая добиваться своих целей соблазнительной улыбкой и добрым словом. Но вот конкретно этого голубоволосого хотелось покусать и облаивать, как загнанная в угол собака, своего мучителя.

— Я вообще-то ни с кем не сплелась! И за такие слова можно и в глаз получить! — вызывающе сказала ему.

— Эрла Мила! — крикнул на нее капитан.

— Успокойся, мой милый Джон, не стоит на нее сердиться! Это нормальная реакция. — Проворковал наставник, посылая капитану волну нежности. — Просто девушка чувствует опасность.

Линер аж задохнулся от тепла, которое проникло в самое сердце, растекаясь по всему телу.

Аром настороженно следивший за наставником, неожиданно для себя увидел красные нити привязки террианца, которые крепко оплетали землянина. От увиденного он испытал сильный шок. Удивившись своей реакции, Аром резко перевел взгляд на Милу. Девушка от удивления не могла произнести ни звука, лишь указывая пальцем на капитана.

«Это ее эмоции!» — внезапная догадка все расставила по своим местам.

Рыжая никак не могла понять, что это! Громко выдохнув, она снова посмотрела в холодные красные глаза наставника, который заговорчески ей подмигнул и приложил палец к губам.

Мила повернулась к Арому, чтоб хотя бы он ей разъяснил. Но от неожиданности чуть не подавилась воздухом. Зеленоволосый тоже смотрел на землянку в немом удивлении. Между ними были не просто нити, а безумно красивые золотые кружева! Они окутывали их тела, связывая между собой. Нити ярко переливались золотым светом, откидывая на кожу блики.

От созерцания прекрасного Милу отвлек голос наставника.

— Эрла Мила, прошу вас принять мое приглашение посетить нашу гостеприимную планету Терри. Где вы будете исследованы персонально мною в мельчайших подробностях, — не скрывая своего азарта, сказал Адаар.

От смысла сказанного рыжую затрясло, она редко сталкивалась с такими беспардонными и самонадеянными личностями.

— Что? Я вам не лабораторная мышь, чтобы меня исследовать! Я свободный человек! Зачем мне куда-то лететь с вами? Мне и тут хорошо, на станции, у меня здесь работа… — наседала она на красноглазого террианца.

— Уже нет, — ласково опроверг он ее слова, разворачиваясь к Линеру.

— Эрла Мила, за недостойное поведение и своевольный уход с работы, вы уволены. На ваш адрес высланы все документы, которые нужно подписать, — подтвердил капитан, сердито смотря на теперь уже бывшую учительницу.

— Вы не имеете право! — неверяще выдохнула она в ответ.

— Имею, и уже это сделал. Согласно правилам станции, вы обязаны покинуть ее территорию в течение двадцати четырех часов. И желаю вам счастья, эрла Мила. Надеюсь вам понравится поездка в святая святых, — вылив всю информацию на опешившую девушку, он попрощался с террианцами и покинул отсек.

Милу трясло от злости, она никак не могла поверить в происходящее. Пытаясь успокоиться, она закрыла глаза. Аром же порывисто обнял ее, желая утешить.

— О, не стоит так переживать моя дорогая! Вам у нас очень понравится, я обещаю, скучать не позволю ни минутки, — подлил масло в огонь отчаяния Адаар.

— Я никуда с вами не поеду, — четко ответила рыжая, прислушиваясь к себе. Тревога и волнения ушли, осталось лишь спокойствие и холодный расчет. Ей не впервой было падать с высоты, но она всегда поднималась и взлетала, блистая, как и прежде. Главное чтобы Аром вернул себе все что у него было. А она справится, переживет, залижет раны и снова будет карабкаться к звездам!

Единственное, что огорчало — звезда, как оказалось, упавшая ей в руки, теперь должна вернуться на свою планету. Мила знала: в ее жизни возможно уже никогда не будет такого потрясающего мужчины, как Аром… Поэтому она должна постараться смягчить последствия ее необдуманного и импульсивного поступка.

— Вам не оставили выбора, моя хорошая. И ты как миленькая поедешь туда, куда захочу я! — жестко сказал ей наставник.

Сердце Милы словно разбилось на мелкие кусочки. Остаться с Аромом и оказаться замученной в странных лабораториях — никакого желания не было. Особенно, если это будет происходить на глазах любимого. Нет, лучше пусть он будет знать, что где-то далеко живет и здравствует его рыжая красавица, чем видеть, как она тихо загибается от пыток наставника.

Красивым жестом подправив свою прическу, девушка отбросила все переживания в сторону и философски изрекла:

— Ну, из любой ситуации выхода, как минимум, два! И мне есть куда лететь. Так что… Спасибо за приглашение, но я все же откажусь.

Аром не знал что делать. Его удивляла уверенность Милы в своих силах, но пугало ее безрассудство и непостоянство. Ведь совсем недавно она говорила ему, что они полетят к нему на планету, сейчас же сама отказывалась от своих слов.

Адаар отметил растерянность питомца, значит землянка гнет свою линию, не обсуждая с ним. Наставник поверил теперь Арому: она действительно его илтар, и в их тандеме ведет она. Неприятность! И как теперь узнать, блефует она или нет?

Наставник решил давить на чувства.

— Что ж, тогда прощайте, эрла Мила. Было приятно с вами пообщаться. Надеюсь, у вас хватит сил справиться со всеми своими проблемами, — серьезно сказал наставник и с грустью посмотрел на питомца: — А нас с тобой, Аром, ждут дома. Прощайся с ней и пойдем. Корабль скоро отлетает. Даю тебе пять минут.

Печально вздохнув, Адаар развернулся к секретарю, и неспешно пошел к выходу.

Мила ухмыльнулась, она не поверила, что наставник так быстро сдался. Что-то было не то в его наигранном переживании за Арома. Да и эти красные нити между ним и капитаном не давали покоя. «Неужели землянин его леара?» — мелькнула в голове странная мысль. Она пугала своей чуждостью. «Землянин» и «леара» — девушка никогда не употребляла таких слов.

— Леара, — словно пробуя на вкус, прошептала Мила.

От звучания этого слова в душе растеклось тепло, согревающее сердце. Девушку пронзила догадка. Она интуитивно почувствовала: удача легко коснулась ее своим пушистым хвостом. Теперь главное уцепиться за кончик! И тогда возможно у них с Аромом все же будет общее будущее…

И Мила решилась на, пожалуй, самый рисковый план в своей жизни, разворачиваясь к Арому, она изо всех сил постаралась изобразить трагедию:

— Прощай мой любимый, драгоценный! Я пронесу нашу любовь сквозь года! Очень жаль, что нам не суждено быть с тобой! Прошу не забывай меня.

Аром в ужасе всматривался в лицо Милы, совершенно сбитый с толку разнообразными эмоциями леары:

— Мила, а как же так? Ты же сказала, что у меня все будет!

— Ну, так у тебя теперь все есть, — печально улыбнулась девушка, — кроме меня…Но я сдержала слово. Ты вернешься домой, к своей лаборатории. Тебя будут уважать и любить. Я все сделала ради тебя!

Последние слова плетью ударили по нервам красноглазого. Прощаясь с ним навсегда, Джон сказал ему: «Я это делаю ради тебя!»

— Лживая, какая же вы лживая раса! Ты ничего не сделаешь ради него! Это все обман! — прошипел, словно змея, Адаар, разворачиваясь лицом к Миле.

«Бинго!» — довольно подумала Мила и перевела наполненный грустью взгляд на красноглазого.

— Ты даже не знаешь, что нужно ему сейчас! Ты ведь думаешь исключительно о себе! Самовлюбленная, расчетливая …. Как и все земляне! Ты понимаешь, что он не сможет жить без тебя? Понимаешь, что он будет медленно умирать? Нет, конечно, нет! Вы ведь так кичитесь своей любовью, раздаривая ее! Вот только забирать, когда сами разлюбили, почему забываете. А любовь ваша сжигает изнутри, медленным ядом отравляет жизнь.

Слова наставника достигали цели, Аром сосредоточенно прислушивался к чувствам леары, которые подтверждали все, в чем обвинял ее Адаар. Землянка была сейчас собранная, расчетливая, предвкушая победу. В ней не было прежнего тепла, которое согревало его сердце. Значит, ее страсть была обманом? От осознания себя отвергнутым террианец все глубже уходил в себя, переставая замечать что-либо вокруг.

Мила несознательно прижалась спиной к Арому, смотря на разъяренного наставника. Если бы она верила в демонов, то решила, что это он пришел за ней из самого ада.

— Это вы сейчас о себе? — ехидно спросила Мила, давя в себе страх.

— Это я сейчас о тебе. Ты обязана ехать с нами, иначе он может не выжить! — давил на нее наставник, желая задушить мерзкую землянку.

— Где гарантии, что вы меня в своих лабораториях не замучите до смерти? — слегка наклоняясь к противному террианцу.

— О опять условия? — раздраженно взмахнул руками Адаар. — Ты мне, я тебе? Ну как же я забыл, что вы еще и продажны до безумия. Вы семью продадите, лишь бы подороже. Ну и что же ты желаешь для себя?

От обидных слов на душе у Милы стало неприятно. Да, она знала, что все в мире покупается и продается за деньги, и даже любовь! Сама она этом рынке не раз торговала. Вот только разве она виновата, что сильные мира сего, вечно загоняют слабых в угол, и приходиться бороться за каждый прожитый день! Но никогда она не бросала в беде тех, кого считала друзьями и за помощь ничего не требовала взамен.

Гордо вскинув голову, Мила не позволила себе спасовать перед террианцем.

— Готовь планшет, сейчас все запишем и оговорим. Я очень дорогая, просто бесценная! И так просто я тебе не дамся! — довольно ответила рыжая, в предвкушении потирая мысленно ручки.

Секретарь тотчас появился около наставника, готовый записывать.

Задумавшись Мила расхаживала около террианцев.

— Хочу собственные дом, и аэромобиль, и денег много. Знаете ли я люблю прошвырнуться по магазинам. Поэтому муж мой должен быть очень состоятельным. Так что назначьте Арому очень большую зарплату, он ее потом сам рассчитает.

Адаар с презрением наблюдал за рыжей, все же решил уточнить:

— То есть, семейная резиденция Арома тебя не устраивает, и где же ты желаешь поселиться?

Мила удивленно оглянулась на красноглазого.

— Какая резиденция? Он мне ничего не говорил.

— Ну, так это тайна, вот и не говорил. Он наследник очень влиятельной семьи, достаточно богат, чтобы работать в свое удовольствие. И иметь целый аэропарк в собственности, — скучающе ответил ей наставник.

Рыжий неотрывно смотрел на Милу, чем слегка нервировал ее. Подойдя к своему воину, девушка обняла его за талию.

— Драгоценный мой, а что тогда мне пожелать, раз у тебя и так все есть? — спросила Мила и вдруг вздрогнула от холода в глазах своего Изумруда.

— Все что ты захочешь, — ровным голосом произнес Аром, отводя взгляд.

— Аром? Что случилось? — встревожилась девушка.

— А ты не знаешь? — насмешливо влез в разговор наставник. — Ты же умная девочка, вот и подумай.

Мила яростно взглянула на веселившегося террианца, он просто бесил ее. Она уже готова была убить его тихонько и выкинуть в открытый космос. Главное чтобы свидетели отвернулись и не мешали своими советами. Повернулась к секретарю и сообщила ему, что требования огласит позже, а сейчас ей надо уединиться с Аромом для душевной беседы. Схватила за руку несопротивляющегося своего драгоценного и потянула в сторону лифтов.

— Милочка, я тебе рекомендую поторопиться, все ждут исключительно тебя! — крикнул ей вдогонку Адаар.

* * *

Разгоряченная Мила, как буксир, тянула за собой молчаливого Арома по коридору пятого уровня. Разговорить его никак девушке не удавалось, он просто ушел в себя, не желая с ней общаться. Не придумав ничего умного, она решила спросить у Мелиссы совета. Ведь подруга больше времени общалась с террианцами — может что и подскажет. Вот только в той комнате, где Мила оставила подругу, Мелисса не обнаружилась. Поэтому рыжая опять открывала все двери подряд, в поисках нужной, пока ей путь не перегородил брюнет.

Грозный вид появившегося террианца, не предвещал ничего хорошего, но девушке вести милые беседы времени не было. Поэтому она очень строго спросила у брюнета, наседая на него:

— Где эрла Мелисса?

Брюнета чуть не сбило с ног той мощью подчинения, которую землянка неосознанно вложила в свой вопрос. С удивлением для себя террианец осознал, что не может сопротивляться ей и уже указывает на дверь позади себя.

Прошмыгнув мимо застывшего брюнета, Мила вошла в комнату, громогласно возвестив о своем приходе:

— Мелисса, ты тут?

От неожиданности сонная подруга подскочила в кровати, садясь и пытаясь прикрыться одеялом. Красные волосы красиво рассыпались по ее плечам, создавая очень трогательный и невинный образ. Вошедший следом за рыжей Ал ревностно пытался прикрыть от глаз Арома свою леару. Он успокоился, лишь осознав, что соплеменник даже не пытается поднять голову, неживой статуей возвышаясь по центру небольшой спальни.

— Подруга, мне нужна помощь! Скажи мне, что с ним? — громко спросила рыжая у сжавшейся в кровати Мелиссы, указывая на зеленоволосого террианца.

С трудом понимая, что хочет от нее Мила, девушка рассматривала странно притихшего молодого мужчину. Такие безжизненные глаза, как у него, Мелисса раньше ни у кого не встречала.

— А что с ним? — непонимающе уточнила Лисса.

Ответ ей дать не успели из-за стремительного появления Асамра в комнате. Он разъяренным зверем остановился возле кровати, прикрывая спиной свою леару от любой опасности.

Илтар облегченно выдохнул, лишь поняв, что опасность ей не грозит, и стал более тщательно осматривать присутствующих.

Мелисса испуганной пташкой сжалась в кровати, ужасно стесняясь своей наготы. Очень расстроенная эрла Мила пыталась поближе подойти к подруге. Сделать это ей не давал злой, но собранный Алтар, преграждающий путь к леаре. Его особое внимание привлек Аром, крепко оплетенный странной и необычной золотой привязкой землянки. От него шли очень сильные эмоциональные волны отчаянья и боли, которые все присутствующие, кроме Асамра, не чувствовали.

— Что вы ссс ним сссделали? — злобно спросил блондин у Милы.

— Да, я не знаю, что с ним! Вдруг замолчал и не разговаривает! Обиделся, по-моему, вот только на что, я не понимаю? — стала оправдываться рыжая, садясь рядом с Мелиссой, после того как сумела обойти надоедливого брюнета.

Алтар ревностно посмотрел на двух девушек рядом, но промолчал, прожигая опасную землянку гневным взглядом. Он сейчас очень жалел, что не мог видеть нитей привязки, уж больно тесно Мелисса прижимается к этой наглой девице, даже недопустимо близко. Как бы его леара не набралась дурных привычек у вульгарной рыжей выскочки.

— Она хорошая, не смей о ней такое говорить, Ал! — вдруг крикнула Мелисса, порывисто обнимая подругу.

Брюнет отвел взгляд, а Мила, хмуря брови, пыталась сообразить, что это сейчас было.

Асамр, не обращая внимания на остальных, продолжал попытки достучаться до бывшего соратника, но тот не слышал своего бывшего илтара, все так же безучастно стоял, не реагируя ни на что.

Оглянувшись на притихших девушек, внимательно следящих за каждым его движением, Ас обратился к рыжей землянке:

— Эрла Мила, рассскажите все, что вы ссс ним делали?

— Тебе в подробностях? Или в общих чертах? — ехидно уточнила она, пытаясь справиться с тревогой. Вся это ситуация очень сильно давила на взвинченные нервы красавицы, еще чуть-чуть и она просто взорвется.

Мелисса, услышав истерические нотки в голосе лучшей подруги, крепко сжала ее ладонь, в знак своей поддержки.

— Можно и в подробноссстях, — не разделяя веселья землянки, ответил Асамр ей.

С трудом сдерживаясь от язвительности, Мила начала свой рассказ:

— Ну, сначала мы с ним сбежали со станции. Потом в грузовом шатле занялись любовью…

— Мила, как ты могла! — ужаснулась Мелисса, прикрывая рот ладошкой.

Повисла тягостная тишина, все снисходительно смотрели на покрасневшую от своей глупости девушку. Мелисса просто сгорала от стыда за то, что осудила подругу, хотя сама сделала то же самое, и даже не с одним, в отличие от рыжей.

С трудом сдерживая улыбку, Мила продолжила:

— Ну, так вот! На чем я остановилась? Ах да, мы с ним занимались любовью в грузовом шатле посреди открытого космоса. А теперь специально для тебя, Мелисса, подробности: это было бесподобно, настолько ярко! Такой всплеск эмоций и адреналина! Он божественен! И я ни в чем не раскаиваюсь. Ты меня понимаешь? Ни в чем! — дождавшись от подруги слабого кивка, Мила продолжила: — Потом, пообщавшись с вашим наставником, решили лететь обратно на станцию. И уже здесь лицом к лицу встретились с ним. А после этого Аром стал вот таким как сейчас. Что с ним, вы знаете?

Блондин подозревал, что без вмешательства наставника тут явно не обошлось. Рассматривая расстроенную рыжеволосую девушку, сомневаться в ее искренности не приходилось, она явно очень встревожена и переживает за Арома. Вот только он не слышит ее чувств, значит, странная привязка явно как-то неправильно работает. Скорее всего, это из-за безграмотного проведения слияния сознаний. В учебниках всегда удерживают от спешки, требуют пройти все семь фаз постепенно.

— Он ссстрадает. Вот только отчего, я не знаю. Вам ссстоит вспомнить разговор и понять, посссле каких ссслов он ссстал таким. Вы должны были это почувствовать, вы же его леара, хоть и ссстранная, но леара.

Слегка поджав губы, Мила в сомнении смотрела на террианца. Глубоко вздохнув, она решилась раскрыть карты перед ним, надеясь на его помощь:

— Ну, я не только его леара, но и… илтар. Так Аром мне сам говорил, — скороговоркой сказала Мила, следя за реакцией террианцев. А реакция не заставила себя ждать. Оба застыли и стали похожи на Арома.

— Мила, что ты с ними сделала! Я от тебя в шоке! — прошептала Мелисса, испугано цепляясь за руку подруги.

— Да я сама от себя иногда в шоке, и ничего! Живу с этим как — то! — ответила ей рыжая, пожимая плечами.

Первым пришел в себя Асамр, опускаясь рядом с Мелиссой. Он прижал к себе леару, пытаясь отодвинуть ее подальше от опасной подруги.

— А вы знаете, — обратился блондин к Миле, — что такое илтар?

* * *

Проследив за умчавшейся рыжеволосой красавицей, Адаар, хищно улыбаясь, направился вослед сбежавшему Джону. Секретарь не отставал ни на шаг.

— Ты так и будешь меня преследовать? — недовольно спросил у него Адаар.

Присутствие шпика императора было крайне неудобно в данный момент.

— У меня приказ, вы же сами знаете, — тихо ответил тот.

— Ну, так иди за наследником последи, он же важнее меня?

— Я в этом не уверен. Император не простит, если потеряет вас.

Резко развернувшись к секретарю лицом, Адаар возмущенно сказал:

— Отстань от меня! Ты сейчас реально мешаешь. Я приказываю тебе следить за наследником!

Сил сопротивляться приказу илтара у рыжего террианца не было, и он, скрепя зубами, оправился его выполнять.

Очень довольный собой Адаар продолжил преследование Джона, благо привязка точно указывала путь.

Остановившись у выхода в главный коридор, Адаар застал капитана, прижимающего к себе земную девушку. Резкая боль пронзила сердце террианца. Красноглазый не мог отвести взгляда от такой трогательной сцены. Джон словно в насмешку нежно погладил девушку по лицу, ласково проводя по ее губам подушечкой пальца. У Адаара помутился рассудок от желания убить соперницу.

Вдруг, словно что-то почувствовав, Джон оглянулся в сторону Адаара, встречаясь с ним взглядом.

Яркая вспышка воспоминания пронзила сознание террианца. Он еще молодой в комнате практикуется в подчинении сознания землян. Друг Джона стоит перед ним на коленях, протягивая руки в попытке поцеловать Адаара. А террианец ласково гладит землянина по голове, подбадривая ласковыми словами. Именно в этот момент в комнату вошел Джон. Теперь Адаар понял, что за чувства промелькнули тогда в таких родных глаза Линера. Ревность и боль!

Прикрыв глаза, Адаар восстанавливал спокойствие. Улыбка озарила его лицо. И уже внешне спокойный террианец посмотрел на капитана, заметив, что девушка уже ушла по своим делам, а Джон идет к нему навстречу. Красноглазый в предвкушении стал его ждать.

— Эрл директор, вам что-то еще от меня нужно? — как можно вежливее спросил подошедший Джон, желая поскорее избавиться от тягостного общества террианца.

— Всссего лишь поцелуй, мне будет доссстаточно одного поцелуя, — прошептал в ответ Адаар, довольно улыбаясь и переходя в атаку.

— Что… — опешил капитан и, не успев среагировать, был пойман в крепкие и страстные объятия террианца. А последующий поцелуй вообще для Джона стал неожиданностью.

Адаар ликовал, полностью ломая сопротивление Линера, подчиняя его себе, сливаясь с ним сознанием, закрепляя их привязку. Джон уже сам отвечал ему, жадно впиваясь в губы террианца. А самодовольному Аду большего и не требовалось. Разорвав поцелуй, он развернулся и ушел прочь, бросив Линера среди осуждающих капитана прохожих.

— Теперь ты только мой, глупый Джон, — прошептал террианец, облизывая раскрасневшиеся губы.

Адаар спешил к своим питомцам, желая проследить за неугомонной землянкой, так интересно привязавшей Арома.

* * *

— А вы знаете, — обратился блондин к Миле, — что такое илтар?

— Нет, а что? — недовольно буркнула рыжая, от которой не скрылось странное поведение террианцев.

— А то, что вы для него теперь всссе! Ссследите за тем, что думаете и говорите. Он теперь будет ссстремиться исполнить любой ваш каприз.

— Это мне уже Аром говорил, — недовольно перебила блондина девушка, уставшая от завуалированных намеков. Она задавалась вопросом: «Почему террианцы не могут просто и четко все объяснить?»

— А так как вы его леара, то должны его боготворить, дышать ради него, — продолжил свое путаное объяснение Асамр, — ссследовать за ним. Вы должны исссполнять любые его приказы, потому что он ваш воин!

— Ты на меня не наезжай! Я сама разберусь, какие у меня и к кому должны быть чувства! И ты мне не указ! — осадила его рыжая.

— Мила, ты что Арома не любишь? — осуждающе прошептала Мелисса, теснее прижимаясь к Асамру.

— Мелисса, и ты туда же? — спросила рыжая, обиженно смотря на подругу, — Я не занимаюсь этим с теми, кто мне просто нравится, так вам всем понятно? А любовь, уж простите, еще завоевать надо!

«Что такое любовь?» — мысленно спросил Алтар у Асамра, но тот лишь пожал плечами. Это слово очень часто встречается у землян, но определение этого чувства очень странное и непонятно для террианцев. Асамр уже устал разбираться в хитросплетениях земных литературных выражений. Сути они все равно не выражали, и что такое «Любовь» для илтара оставалось неизвестно.

Ал неприязненно смотрел на рыжую землянку, не понимая, почему эта слишком распутная, по его мнению, землянка имела больше силы, чем было у самого Алтара. Что было в этой землянке такого, что не хватало ему, чтобы перейти на уровень илтаров. Ведь она всего лишь вульгарная, невоспитанная, дикая землянка, и ничего больше!

— Она не такая, Ал, перестань! — опять неожиданно крикнула Мелисса, грозя кулаком брюнету, который скептически смотрел на рыжую. Мила обратилась к подруге, оглянувшись на молчаливого синеглазого:

— Мелисса, ты с ума-то не сходи! Он же и словом не обмолвился!

— Ой, простите, я забыла, — застеснялась подруга, натягивая одеяло себе на подбородок, в попытке скрыться от сурового взгляда рассерженной Милы.

— Чего забыла? — переспросила рыжая, опасаясь неадекватного поведения Мелиссы.

— Она забыла, что пора одеватьссся. Ссскоро вылет, а она даже не сссобрала вещи, — ответил за подругу блондин.

— Мелисса, а куда ты летишь? — не унималась Мила, в сомнении рассматривая террианцев.

— Я? Да, я… Улетаю я… — ответила ей подруга, пытаясь одеться под одеялом.

— Я спрашиваю, куда улетаешь? — грозно спросила Мила, уже сама понимая, куда та собралась.

— Эрла Мила, это вассс уже не касссается. Прошу, разберитесь лучше ссс Аромом, меня пугает его сссостояние, — блондин пытался перевести разговор на другую тему, но это ему не удалось.

— Мелисса, ты летишь с ними? — практически взвизгнула рыжая.

Вздрогнув от крика подруги, Мелисса жалостливо посмотрела ей в глаза, и робко кивнула головой.

Рыжая даже подумать не могла, что все так повернется. Конечно, радостно за подругу, она наконец-то влюбилась. Только будущее подруги представлялось отнюдь не радужным.

Лисса попыталась объяснить свой поступок Миле, ведь именно она всегда и во всем поддерживала ее, в любых ситуациях:

— Понимаешь, я люблю их, потому и лечу. Ты не беспокойся, со мной все хорошо…

— Стоп, стоп, стоп! Еще раз. Кого ты любишь? Их? — в шоке уточнила рыжая, чувствуя, как от страха у нее засосало под ложечкой.

Глаза Мелиссы расширились от страха, когда она поняла, что опять сказала лишнее.

А Мила застыла, опять увидев непонятные красные линии. Теперь они оплетали Мелиссу и двоих террианцев.

— Что это за фигня на ней? — грозно спросила она у блондина.

— Вы о чем, эрла Мила? — вежливо уточнил блондин, оглядывая Мелиссу с ног до головы.

— Красная дрянь на ней, она от вас тянется. Что это такое?

— Вы видите красные нити? — удивленно переспросил Асамр, боясь получить положительный ответ. Ал же просто отказывался верить: как простая землянка может быть настолько сильна, что видит нити привязки, ведь он — один из сильнейших истар, их видеть никак не мог.

— Да, вижу. Что это? — подтвердила его догадку рыжая.

— Мы не можем ответить на ваш вопроссс, вы не нашей расссы, — неожиданно ответил молчавший до этого момента брюнет.

Развернувшись к нему лицом, Мила хотела высказать все, что она думает об их расе. Но увидела, как такие же красные нити, тянущиеся от синеглазого, обвивают Арома поверх золотого кокона. Оттолкнув от своего драгоценного брюнета, Мила ревностно прижалась к своему любимому. Кокон полыхнул ярким золотым светом, сжигая все противные кровавые нити на себе.

— Не смей к нему прикасаться! Он мой! Только мой! — кричала Мила на брюнета, пока не почувствовала, как Аром обнял ее, зарываясь носом в ее волосы. Чувство радости и счастья просто переполнило рыжую красавицу. Вскинув лицо, она встретилась с ласковым взглядом своего Изумруда. Девушка не смогла удержать слезы облегчения, которые быстро скатывались по ее щекам.

— Я твой, моя леара, только твой! — прошептал ей Изумруд, стирая влажные дорожки.

— Да, только мой, — радостно улыбнулась ему Мила.

Вдруг идиллию разрушили громкие аплодисменты.

— Вот и ссславненько, вот и разобралисссь! Так что сссобирай сссвои вещички и полетишь ссс нами, милая Мила. Ты без него тоже не сссможешь прожить, как и он без тебя, — неожиданно для всех раздался голос наставника, который стоял около двери и внимательно наблюдал за разыгравшейся драмой.

— Мила, ты тоже летишь с нами? О, это так здорово! — радостно защебетала Мелисса, бросаясь к опешившей подруге на шею.

Наставник в умилении рассматривал леару наследника, вытирая несуществующую слезу:

— Она бесссподобна! Поздравляю, Асссамр, лучшей кандидатуры ты и на Терри не нашел бы!

Новый дом

Рыжая расстроено сидела в выделенной им с Аромом каюте, и слушала рассказ Мелиссы о неземной любви к двум террианцам сразу. Мила медленно стекала в молчаливый ужас. Ей не верилось, что перед ней ее подруга Мелисса. Ведь та всегда была самая невинная и чистая девушка на Земле, и вот теперь это создание рассказывает ей, соблазнительнице и покорительнице мужских сердец, пикантные интимные потребности.

В какой-то момент Мила не выдержала и остановила подругу:

— Все, все перестань! Я не могу тебя больше слушать! Лисска, ты пойми, я не верю, что ты любишь двоих. Понимаешь это не реально! Тебе блондин нравиться, с этим я не спорю. То какими глазами ты на него смотришь, доказывает это. Но брюнет тут, с какого бока, привязался? Он даже не твой типаж. Тебе всегда нравились этакие бравые герои, а этот противный темный злодей, и на роль героя не тянет. И самое главное: ты даже не смотришь на него, вообще забываешь, что он рядом…

— Нет, это нет так… — пытаясь вставить слово Мелисса.

— Я не слепая! Уж в этом я побольше тебя разбираюсь. И вот мое мнение, тебе кто-то очень качественно запудрил мозги! Сама посуди, когда ты с ним наедине, ты хочешь его обнять, поцеловать? — скептически спросила рыжая у совсем поникшей подруги.

— Да! — встрепенулась Мелисса.

Мила, покачав головой, продолжила:

— Не спеши, подумай! Ты ведь однолюбка, никогда не изменяла ни одному из своих парней. А тут на тебе и с двумя сразу. Вот посиди и подумай, что по-настоящему ты чувствуешь к синеглазому соблазнителю!

Рыжая, обняв притихшую Лиссу, и поцеловала ее в висок.

— Я всегда с тобой, я никогда тебя не брошу. Ты мне как сестра, Лисска. Хочешь с двумя? Пусть, но только по любви… — Мила пыталась доступно объяснить подруге, свою точку зрения. — Если надо будет сделать выбор, чтобы спасти одного из них, кого ты выберешь? Блондина ведь, согласись… Ты даже пытаться спасти брюнета не будешь… И это нормально.

Мелисса подняла свой взгляд на рыжую подругу и прошептала:

— Да, я все бы сделала ради Асамра. Абсолютно все…

Зло сощурив глаза, Мила высказала свое предположение:

— Значит, это он тебя заставил заняться любовью с брюнетом? Герой оказался злодеем. Лисска давай сбежим пока не поздно?

Вдруг выражение глаз у Мелиссы изменилось, стало холодным, чужим. Ехидно усмехнувшись, молодая подруга ответила рыжей:

— Уже ссслишком поздно, эрла Мила. И есссли продолжите и дальше заниматьссся подссстрекательссством, больше не увидитесссь.

Дернувшись, рыжая во все глаза смотрела в уже нормальное, как всегда нежное лицо своей подруги.

— Что ты сказала? — переспросила Мила.

— Я бы все сделала ради Асамра, — ответила ей Мелисса, с удивлением отмечая про себя, что расстояние между ними резко увеличилось.

— Нет, родная, ты говорила сейчас совсем не это. Создатель, что происходит? Я с этими террианцами и их тайнами скоро совсем свихнусь, — проворчала рыжая, с трудом переводя дух.

Вдруг дверь в каюту открылась, и на пороге возник Аром, встревожено осмотрев свою леару, он все же уточнил:

— Мила, у тебя все хорошо?

Хмуро сдвинув брови, рыжая заметила, что Изумруд чем-то обеспокоен. Хоть лицо и оставалось непроницаемым, но она точно это знала!

— А почему ты спрашиваешь? — спросила девушка у Арома, мысленно желая, чтобы тот ответил правду.

— Я почувссствовал, что ты иссспугалась. Тебя ведь что-то напугало?

Весело хмыкнув, оглянулась на настороженную Мелиссу, Мила поманила своего драгоценного пальчиком и постучала рядом с собой по кровати, приглашая его присесть.

Аром сел максимально близко рядом с Милой, чтобы слышать аромат ее волос.

— А скажи-ка нам, мой хороший. Ты можешь моими глазами видеть и говорить моими устами?

— Я нет, — очень печально ответил ей Аром.

Сожаление накрыло девушку, чем очень ее развеселило. Теперь кое-что стало для Милы понятно.

— А почему не можешь? — продолжила свой допрос рыжая, с нежностью смотря на террианца.

— Что-то не так с привязкой, она не должна быть такой… золотой. — подбирая слова, ответил Аром, следя за реакцией землянки.

— Тебе не нравиться наша привязка? — обиделась Мила.

— Прошу, не обижайся на меня, — обнял ее террианец. — Просто все могло быть иначе. Мы должны были стать единым целым. А я тебя слышу через раз и чувствую. А ты меня, по-моему, вообще нет.

— То есть, если бы была обычная привязка, то ты бы мог видеть моими глазами? — вернулась к мучавшему ее вопросу Мила.

— Да, как и ты. Ты бы услышала мое сердце и видела моими глазами! Это высшее блаженство быть единым с леарой. Именно к этому стремиться любой воин, — печально ответил ей террианец, сильнее сжимая рыжую землянку в своих объятиях.

— Простите, я вам, наверное, мешаю, — тихо прошептала Мелисса, боясь привлекать к себе внимание, — я пойду к себе.

Быстро прошмыгнув в дверь, она оставила влюбленных наедине.

* * *

Но побыть вдвоем парочке не дал наставник, требовательно вызвав к себе для приватной беседы. То, что он собирался им сообщить, было очень важно для самого красноглазого. Главная задача — это удержать импульсивную землянку от глупых шагов. Она и так практически разрушила все планы Адаара.

Как только рыжая землянка и молодой террианец с удобством разместились напротив директора, он приступил к сути дела:

— Итак Аром, я понимаю, что ссседьмую фазу вы прошли, забывая о важных пятой и шессстой? Из-за этого поссспешного шага, и начались твои несссчассстья.

— Я не несчастье, — недовольно возразила Мила, Аром ей подарил нежную улыбку.

— Я все же продолжу, красссавица наша, — строго продолжил наставник, переводя взгляд на Арома. — Причем сссила ее духа нассстолько сссильна, что ссстав твоей леарой, Мила увеличила ее и ссстала илтаром! Но сссамое ужасссное, что сссила эта ей не подвлассстна. Она подавляет твою леару, ломает, выжигая изнутри. Поэтому сссоветую тебе, Аром, в кратчайшие сссроки заново пройти все фазы поссследовательно и не ссспеша. Как это сссделать я тебя научу. Тогда сссила илтара ссстанет твоей, и ты ссспасешь сссвою леару от сссумасшествия, — голос наставника, тек словно патока, располагая к себе слушателей.

Мила недовольно хмурила брови, ей не нравилось то, о чем говорил директор. Но толика правды присутствовала. Действительно девушка заметила, что в последнее время стала слишком импульсивной, с трудом удерживалась от колкости. Она понимала, что нужно выслушать наставника, может он объяснит, что с ней происходит. Правда манера разговора ужасно раздражала Милу. Эти психологические методы она изучала: размеренный голос, прямой взгляд — наставник играл не по правилам. Поэтому крепче сжимая руку Арома, девушка мысленно призывала его не подчиняться наставнику. Недовольный Адаар неожиданно посмотрел своими холодными глазами на девушку.

— Я так и знал, что ты сссильнее, чем кажешься, золотая моя. Ну что ж, Милочка, теперь поговорим о насссущном. Мы ссскоро прибудем на планету. Где ты будешь всего лишь леара. Пусть и на осссобенном ссстатусссе, но не больше! Ты должна ссследовать нашим правилам. Бессспрекосссловно подчиняетссся сссвоему воину. А твой воин — Аром, — Адаар замолчал, давая молодым людям возразить ему.

Но Мила лишь хмурила брови, а Аром молчал, смотря на землянку. Наставник довольно усмехнулся, отмечая благоразумность девушки и готовность к сотрудничеству, поэтому продолжил:

— Так, что будь любезна максссимально приближенно имитируй безвольную леару, которая не может и шага ссступить, без позволения воина.

Глаза Милы хищно сощурились.

— Тихо-тихо, я еще не всссе сссказал. Ты должна избегать императора. Он сссамый сссильный и подчиняет сссебе всех, кого пожелает! Ты для него будешь экзотичессской игрушкой, которую он ссс большим удовольствие заберет сссебе. У него такого добра очень много! Ты не уссстоишь, поверь мне на ссслово. Договорилисссь? — в ответ Мила лишь кивнула головой, ожидая продолжения. — Так вот, как прилетим, вы отбываете в резиденцию сссемьи Арома. Где вы в ссспешном порядке проводите правильный порядок ссслияния сссознаний. И прошу тебя Милочка без глупоссстей. Я тебя уверяю, роль игрушки императора тебе сссильно не понравится. А ты Аром, как можно быссстрее проводишь эксперименты, благо у тебя теперь есссть на ком.

Аром кивнув в ответ:

— Я сссправлюсь, нассставник.

— Ты уж поссстарайся. Мне очень важны твои иссследования, — довольно улыбнулся Адаар, свободно откидываясь на спинку дивана.

— А, что по поводу неприкосссновенносссти моей леары? — в сомнении спросил Аром.

— Помогу чем сссмогу, но все в твоих руках. Ты сссам должен это понимать. Если сссо ссстарейшинами я договоритьссся еще сссмогу, но вот император… Ему интересссно все необычное.

— Я понял вассс, нассставник, — склонив голову, сказал поникший зеленоволосы террианец.

А Мила никак не могла отделаться от мысли, что она летит в мышеловку. Точнее мышеловка уже захлопнулась. И она попала в клетку вместе с долгожданным сыром.

— Я очень рад, что мы поняли друг друга. Вы сссвободны, сссладкая парочка. Всссю информацию, я уже ссскинул тебе, Аром. Внимательно прочитай и практикуйся. Думаю, тебе не помешает помощь нассследника, он идеально проводит ссслияние, — напоследок дал наставление молодым Адаар.

* * *

Странные слухи поползли по станции о капитане Линере. Кто что только не говорил о том случае. Толи он целовался у всех на глазах с красавицей террианкой, толи это была вовсе не женщина. Опровергать, что-либо Джон не пытался, просто закрылся в кабинете и не выходил из него несколько часов. Такого на станции еще не случалось, чтобы капитан игнорировал вызовы, переадресовывая их на своих помощников.

Анита услышав о случившемся, сразу пришла к нему для моральной поддержки. Девушка всячески пыталась подбодрить Джона, но тот лишь сидел за столом, уткнувшись лицом в кулаки и плотно сжимая зубы.

Все мысли его крутились вокруг безрассудного поцелуя Адаара. Линер не мог поверить, что террианец опять прилюдно унизил его. Необъяснимая ненависть Ада не давала капитану покоя.

Неужели красноглазый решил превратить в реальность те страшные сны? Ведь Линер не желал обидеть Адаара, он просто влюбился в него. Влюбился в девичье лицо террианца с красивыми длинными волосами и алыми губами. Даже сейчас Джон не мог понять, что его больше ужасает: поцелуй Адаара, или факт, что террианец наконец-то исчез из его жизни навсегда?

Анита видела, как любимому сейчас плохо и, нежно положила голову на его плечо, тесно прижимаясь к мужчине со спины. Джон привычным движением зарылся рукой в ее волосы. И вдруг с неприязнью отметил, что у Адаара они шелковистые, мягкие, а у девушки словно солома. Судорожно сжал их в кулак, болезненно потянув голову Аниты вниз.

— Джон, мне больно, — громко вскрикнула та, пытаясь расцепить его пальцы.

— Мне тоже очень больно, — прошептал капитан, не замечая, что творит. Перед глазами стоял образ улыбающегося террианца, за секунду до злосчастного поцелуя. От воспоминаний хотелось взвыть раненным зверем и ощутить в своих руках податливое стройное тело Адаара.

— Джон, ты должен перестать себя накручивать, — с трудом высвободив свои локоны, девушка не оставляла попытки достучаться до мужчины.

Анита не понимала, что еще предпринять, чтобы Джон успокоился и перестал себя винить:

— Милый, я видела запись, эта террианка сама тебя поцеловала. Так что хватит убиваться, я не сержусь на тебя, любимый.

Смысл слов Аниты с трудом доходили до капитала. О какой террианке она говорила, Линер понял не с первого раза. И криво усмехнулся, решил, что это слабое, но утешение. Ни он один подумал, что Адаар не мужчина.

— Аниточка, все так сложно. Прости, но мне надо побыть одному, — ответил капитан, досадливо взъерошивая себе волосы.

— Нет. Ты иначе опять замкнешься. Так хоть заговорил. Я тут уже час, и это твои первые слова. Неужели она настолько красива? Джон, ты же всегда умел держать себя в руках, не реагировать на провокации, — Анита желала узнать правду, что случилось с любимым на самом деле, — Милый, а почему она это сделала, ты знаешь?

Мужчина покаянно опустил голову, боясь взглянуть девушке в глаза.

— Знаю и не знаю… Анит, мне уже лучше, давай я работой займусь. Прости, мне очень стыдно перед тобой. Не мучай меня. Спасибо что пришла, я благодарен за поддержку. Обещаю вечером мы с тобой поговорим обо всем.

Девушка порывисто обняла Джона, уткнувшись носом в макушку мужчины:

— Джон, все хорошо, это ей должно быть стыдно чужих мужиков целовать. Я люблю тебя и никому не отдам.

Аните не было видно, как глаза капитана в одно мгновение заледенели, а губы скривились в ехидно улыбке.

— Да неужели. Прям уж и твой? — вдруг спросил Джон, скидывая с плеч руки девушки и разворачиваясь к ней лицом.

Анита отступила на шаг, не узнавая Линера. Любимый никогда не смотрел на нее так холодно и жестоко. Но капитан резким движением прижал к своей груди девушку. Заламывая ей руку за спину, и оттягивая голову за волосы.

— А ты уверена, что знаешь мои предпочтения? Так ли ты готова полноссстью удовлетворять мои фантазии? — прошептал с необъяснимой злобой в голосе мужчина, заглядывая в испуганные глаза девушки.

— Джон мне больно, отпусти меня. Джон, прошу, мне больно! — в ужасе взмолилась Анита, понимая, что не может сопротивляться грубой силе капитана.

— Как сссладок твой голоссс, мольбы приятно ссслушать. Ты хочешь ссстать моей? — неожиданно задал вопрос Джон, словно прожигая Аниту своим взглядом, — полноссстью мне подчинитьссся? Жить только ради меня? Ты ведь хочешь меня?

От завораживающего голоса Джона, Аниту переполняли противоречивые чувства. Она всегда мечтала быть с Джоном, но такой как сейчас он пугал. Хотя и будоражил, заставляя сердце биться еще сильнее, а коленки дрожать от сладостного предвкушения чего-то нового. Ведь она мечтала увидеть его таким властным, жестоким, напористым. Устоять перед ним было невозможно, как бы не было страшно девушка понимала, что это ее Джон, ее любимый. Он никогда не причинял ей боли, обращаясь очень бережно. И словно со стороны она услышала свой голос:

— Да, я хочу быть твоей!

Джон еще сильнее оттянул за волосы ее голову, специально причиняя боль.

— Джон мне больно! Отпусти, прошу! — вскрикнула опять девушка, смаргивая выступившие слезы.

— Ты же любишь меня? Ты же желаешь меня? Поэтому ты сссейчассс здесссь сссо мной?

— Джон, умоляю мне больно. Да, я люблю тебя, прошу не надо больше… Прошу… — стала всхлипывать Анита, уже всерьез, опасаясь невменяемого Линера.

— На что ты готова ради меня? — растягивая слова, продолжал пытку капитан.

— Я люблю тебя, я на все готова! — прошептала девушка, вдруг понимая, что боль отступает, остается лишь желание быть важной для мужчины. Она с замиранием ожидала любого действия Джона, наслаждаясь извращенной лаской.

— Абсссолютно на вссссе? Потерять сссебя, полноссстью отдатьссся в мою власссть? — довольно улыбаясь, уточнил капитан.

— Да, Джон, да, — с трудом сглатывая, закивала головой девушка, совершенно забывая, что волосы надежно держит мужчина.

От тихого довольного смеха любимого, тело девушки словно пробило током.

— Вссстань на колени, — приказал капитан, отпуская Аниту. Ноги отказались держать девушку, и она как подкошенная упала на колени. — Хорошая девочка, поссслушная девочка. Тебе нравится быть моей рабыней? Ты желаешь исссполнить любой мой приказ? — ласковым голосом спрашивал Джон, девушка совершено не понимала, о чем говорит любимый, лишь кивала головой.

— Чья ты рабыня? Ну же говори громче, я не ссслышу тебя.

— Твоя, любимый, — Анита со слезами и глупой улыбкой смотрела на самое главное во всей вселенной божество.

— Любимый хозяин — называй меня так. Мне будет очень приятно, поссслушная девочка. Повтори: любимый хозяин.

— Любимый хозяин, — прошептала девушка, протягивая руки к мужчине, желая прикоснуться к нему.

От заискивающего и противного голоса Аниты Джона передернуло, и он продолжил:

— Молодец, а теперь иди и занимайссся обычными обязанноссстями. Вечером я позову тебя к сссебе.

Анита стремилась выполнить приказ как можно быстрее, юркой рыбкой вскочив на ноги и выбежав из кабинета. А Джон подойдя к зеркалу ласково погладил свое отражение.

— Ты будешь ссскучать по мне, мой сссладкий. Адссски ссскучать… Сссердце будет изнывать от боли. И ты замучаешь сссвою рабыню, желая унять эту боль. Она поплатится за то, что сссмела объявить на тебя сссвои права. Ты только мой, любовь моя… Как же я тебя ненавижу, есссли бы ты знал, — прошептал Джон со всей силы ударяя в зеркало кулаком.

От боли в руке Линер словно проснулся ото сна. Не понимая, что произошло, в ступоре рассматривал, как его кровь капает на осколки зеркала на полу.

На звон разбившегося стекла в кабинет влетела секретарь Линда. Женщина поняла, что между влюбленными кошка пробежала, поэтому не осуждала капитана. Лишь усадила его, словно нашкодившего пацаненка, на диван и стала быстро обрабатывать раны.

— Сейчас закончу, и провожу вас в медблок. Тут зашивать надо, и проверить все ли осколки я вытащила, — взволновано говорила женщина, расторопно забинтовывая руку.

— Спасибо, Линда, что бы я без тебя делал. Спасибо еще раз. Я не понимаю, как и зачем разбил зеркало.

— Ну, все бывает. Главное это ранки не глубокие, быстро заживут. И кстати, скоро у вас встреча со странными типами, они записались на прием. Примерно через час будут, думаю, мы успеем вернуться обратно.

— Что за типы? — уточнил капитан, еле сдерживаясь, чтобы не шипеть от боли.

— Не представились, но на черных пиджаках никаких знаков. Явно кто-то очень важный. Может от вашего отца прибыли? — предположила Линда, выжидательно смотря, как мужчина встал с дивана, и взмахом руки поторапила следовать за ней.

— Может, все может быть, — устало выдохнул Линер, понимая, что главе тайного отдела явно уже все известно. И истинная личность таинственного террианца не осталась в секрете. Как же он устал от всего, что творится в его жизни. Постоянный контроль со стороны семьи, со стороны военных, беспокойные ночи, от которых он прятался, погружаясь в работу. Лишь Анита стала лучиком света, свежим ветерком.

Вдруг запоздалая мысль пронзила мужчину. Он повернулся к секретарю и спросил:

— А где Анита? Она же со мной в кабинете была.

— Ушла она, минут пятнадцать назад. Капитан у вас все хорошо? А то она зареванная выбежала. Я понимаю, что лезу не в свое дело. Но вы уж поаккуратнее с ней, любит она вас. Очень сильно любит, — ответила ему секретарь.

— Я вечером с ней поговорю. Обязательно поговорю, обещаю, — заверил ее капитан, судорожно пытаясь вспомнить последние минуты разговора с девушкой. Но в голове была лишь пустота.

* * *

— Аром, дай просмотреть, что наставник кинул тебе, — неожиданно твердо потребовала Мила, лишь войдя в их каюту.

— Тебя что-то тревожит, моя леара? — спросил террианец, следя за нервно расхаживающей землянкой. Он ощущал ее страх и странный дискомфорт.

— О да, ты прав. Мне все это не нравится, — согласилась с ним девушка, разминая подрагивающие пальцы.

Вся ситуация, в которой она оказалась, была до жути ненормальной. Мила сходила с ума от сомнений раздирающих изнутри. Даже голос слегка срывался на крик:

— Надо разобраться в том, что наговорил твой наставник. Поэтому я должна прочитать то, что тебе дали. Темнит он, чувствую, что темнит!

Нервно оглядев каюту, девушка забралась с ногами на двуспальную кровать и продолжила рассуждать:

— Ты же сам слышал: ему очень не нравится наши отношения, всячески пытается влиять на нас. Я бы даже сказала, что пытается разлучить. После каждого разговора с ним, тебе хочется что-то сделать, причем до разговора ты об этом даже и не думал. Тебе не кажется это странным? — истерично спросила девушка у Арома, но тот лишь молчал и внимательно слушал Милу. — А сейчас он нас заставляет заняться любовью! Словно мы этого раньше не делали! И как этим заниматься, когда тебе приказали это сделать, абсурд какой-то!

От расстройства рыжей захотелось закурить. Жаль только она бросила, и сигарет в заначке не было. А у Арома просить было почему-то стыдно. Видя, что девушка вроде остыла, террианец решился объяснить ей некоторые моменты.

— Мила, тут дело в другом…

Но рыжая перебила его, не желая слушать очередную порцию террианского бреда, что любовью заниматься надо строго по установленному плану.

— Да, все я поняла! Ты должен провести какие-то странные фазы в особенной последовательности. У вас все по расписанию? А тебе не показалось странным, что, когда наставник с нами разговаривал, то сильно нервничал и пытался контролировать твои мысли? — ехидно уточнила девушка, на что Аром отрицательно покачал головой. — Хорошо, тогда другой вопрос: что будет, если я встречусь с вашим Императором? Аром, скажи правду, что случиться? — взволнованно спросила девушка.

Аром задумался. Слова леары заставили его смотреть на этот вопрос с другой стороны.

В своей семье Аром был первым по силе после отца. А при поступлении в интернат оказалось, что он подходит для звена наследника — это для любого террианца верх престижа. Сейчас же он в подчинении у своей леары, которая по силе превосходит даже наследника. Переживание Милы по поводу наставника и его желания повлиять на их звено были вполнее обоснованы. Адаар — странный илтар, свое звено ему удержать не подсилу, а вот разрушить чужое мог за несколько минут, реже часов.

А вот что произойдет, если император увидит их нестандартное звено? Ничего хорошего, тут наставник прав. Землянка управляет более высшим созданием — это нонсенс. То, что раньше рассматривалось не более чем дикое разумное существо, не имеет право быть ведущим для террианца. И как бы не противно это звучало, но Милу изучат, а после убьют. Его же подчинит, наверное, наставник или наследник, чтобы заглушить боль разрыва привязки с леарой.

Вот только Арому нравилось, все, что с ним произошло. Земная леара открыла ему свой удивительный мир, в котором все оказалось странным и захватывающим, слишком ярким и непостоянным. Отказаться от этого нового мироощущения Аром был не готов. Поэтому надо поспешить найти способ спасти Милу.

Устав ждать ответ, Мила откинулась на подушки и раздраженно фыркнула. Своим шевелением она привлекла, наконец, внимание молодого мужчины к себе.

— Ну, сначала нас с тобой разлучат, и будут допрашивать, — печально вздохнул террианец, садясь рядом с девушкой. Мила тут же положила свою голову ему на колени, снизу вверх рассматривая как всегда бесстрастное лицо любимого, с трепетом слушая самый желанный голос на свете: — Потом будут проверять на прочность привязку, что тоже больно. Совет старейшин обязательно будет настаивать на ее разрыве, и начнется наш личный ад. Хотя, если получится отстоять твой статус неприкосновенной леары…Возможно, мы этого избежим. Но остается император. Он идеальный лидер, понимаешь? Он лидер с рождения. И прислушается к мнению лишь старейшин, и никого больше. Если совет разорвет привязку, то ему будет интересно подчинить себе. После разрыва ты будешь очень уязвима, и скорее всего сама будешь стремиться к единению. А может он не станет разрывать привязку, попытается подстроить наше звено под себя.

— Это как у Мелиссы? — уточнила Мила, хмуря недовольно брови. Информация, которой так щедро делился террианец, поражала девушку до глубины души. Особенно было обидно, что для Арома это было нормальным. Он не пытался успокоить, нет. Он словно готовил ее к этим событиям.

Аром рассматривал лицо своей леары, пытаясь уловить ее мысли. Но они были для него, как и прежде, не доступны. Лишь отвращение — это все, что чувствовала она сейчас.

— Думаю, да. Только статус у тебя будет выше, чем у твоей подруги. Хотя, я слышал, что леары императора долго не задерживаются, часто меняются. Но я потребовал для тебя статуса неприкосновенной леары, и наставник мне теперь помогает добиться его. Для этого привязку надо сделать обычной. Попробуем провести слияние по правилам? С обычной привязкой твой статус никто оспаривать не будет, даже император. Предупреждая твой вопрос, отвечаю: Старейшины не дадут. Они следят за исполнениями правил. Так что давай почитаем вместе, как все исправить.

Боль разочарования коснулась груди террианца, землянке опять что-то не понравилось.

— Я все же не понимаю. Ты попросил статус. А если статуса не будет, меня могут у тебя отобрать? Даже моего мнения спрашивать не станут? И то, что у нас с тобой очень сильные чувства никому не интересно? Почему такой беспредел? — вопрошала девушка, не желая мириться с таким положением дел.

— Мила, у нас никто на чувства не обращает внимания. Они ослабляют воина. И я тому прямое доказательство. Я пошел у них на поводу и теперь подвергаю тебя опасности. Я виноват перед тобой, моя леара. Я должен отвечать за тебя, а не ты.

От обидных слов Мила, как ужаленная, отскочила от террианца. Встала напротив него, уперев руки в бока, и высказала все, что думала:

— Да что ты понимаешь? На поводу он пошел! Да ты знаешь, что такое «Любовь»! — распалялась девушка, жестикулируя руками. Такой взбешенной ее Аром еще не видел. — Да любой землянин стремиться к ней, ищет ее всю жизнь! «Любовь» — самое ценное, что есть у нас! Ты несчастный, если не любил хоть раз в своей жизни! Что у тебя есть, кроме твоих колбочек в лаборатории? Что хорошего в твоем военном режиме с извечными правилами, если ты не имеешь право на личную жизнь? Если тебе диктуют, как и с кем, ты ее проведешь. Я так не хочу! Я сама себе хозяйка! Я хочу тебя любить. И буду любить! И никого другого мне не надо! И если тебя что-то не устраивает, вали ты лесом! И без тебя проживу!

На последних словах девушки из террианца словно выкачали воздух. Ревность и злость заполнили сознание Арома, вытесняя все остальное. Одним плавным движением он оказался около Милы, со всей силы прижимая ее к стене своим сильным телом. Одной рукой он больно сжимал подбородок девушки и, цедя каждое слово, прошипел в лицо:

— Ты моя! Только моя, и никуда ты от меня не уйдешь! Ты будешь делать все, что я тебе велю! Я твой воин! И не смей больше никогда прогонять меня! Ты моя леара, смирись с этим. Поняла? И не повышай впредь на меня голос!

— Отпусти, а то хуже будет, — так же прошипела в ответ Мила, пытаясь ногтями отцепить сильные пальцы Арома от своего лица.

— Хуже будет, если отпущу! — грозно сказал он, все ближе склоняясь к ее лицу.

— Я тебя укушу, — пригрозила Мила, не зная, что еще ему сказать. Вся бравада куда-то испарилась, оставив вместо себя томление от близости с желанным телом.

— Проверим? — иронично спросил ее Аром, болезненно впиваясь в ее губы страстным поцелуем.

Мила в ответ укусила его за нижнюю губу, замычав от удовольствия, когда мужчина схватил ее за волосы, в попытке освободиться от зубов.

Но девушка лишь теснее прижалась к нему, обвивая своими стройными ногами. Отпустив из плена его пострадавшую губу, нежно провела язычком по следам укуса, вызывая у террианца волну желания. Мила довольно улыбнулась, заглянув в глаза Арому. Она увидела в них лишь отражение своей необузданной страсти.

Вдруг острая боль пронзила губу девушки. Рыжая испугано провела по ней рукой, но все было цело. Однако ноющая пульсация не проходила.

Заметив замешательство леары, Аром поднес свободную руку ко рту и несильно, но ощутимо укусил себя с тыльной стороны ладони. Последовавший болезненный вздох девушки развеселил террианца. Довольно улыбаясь, он уткнулся лбом в лоб девушки. Закрыв глаза, он погружался в чувства переполняющие его леару. Он слышал любую ее мысль, любой отголосок эмоции. Она дарила ему свое тепло души, то таинственное чувство любви, о котором пыталась до него донести.

— Я глупец, моя леара. Любовь прекрасна! Прошу покажи мне ее всю! — прошептал потрясенный террианец, бережно перенося Милу на кровать.

— Фигу тебе, а не любовь — обижено засопела рыжая, выскользнув из объятий Арома, скатилась на пол и забилась от него в угол. Быстро скинув с себя одежду, молодой мужчина, довольно улыбаясь, смотрел на девушку, жмущуюся к стене. Чтобы не соблазнять себя, она упорно отводила взгляд в поисках пути к спасению.

— Иди сюда, Мила, — прошептал завораживающим голосом Аром. У девушки вдруг ослабли коленки, и участилось дыхание. В ужасе она посмотрела в глаза своему драгоценному, они затягивали, манили к себе.

Их последних сил рыжая замотала головой. От этого движения волосы заискрились на свету золотым блеском. Вся поза Милы, выдала ее смятение. Террианец желал ее такую: беззащитную, трогательную.

— Моя храбрая девочка испугалась? — подразнил ее Аром, медленно подходя все ближе.

— Нет, чего я тут не видела, — строптиво ответила ему девушка, признаваясь лишь себе, что такого террианца она видит впервые.

В грузовом шатле не так уж было много света, чтобы по достоинству оценить всю красоту подтянутого тела. Выждав удачный момент, когда террианец отошел с намеченного пути отступления, Мила стремительно рванула в сторону двери. Она легко запрыгнула на мешавшую ей кровать, но тренированное тело террианца было быстрее. Поймав ее в прыжке, Аром подмял сопротивляющуюся девушку под себя, легко уворачиваясь от кулачков разбушевавшейся землянки. Осторожно прижав ее руки к бедрам, зажал их своими ногами, практически садясь на девушку сверху.

— Ты такая красивая, — прошептал Аром, заправляя волосы за ушки, открывая раскрасневшее лицо Милы.

— Я знаю, — недовольно прошипела она.

— Очень красивая, я таких не встречал, — продолжал рассуждать террианец.

Девушка уже готова была взвыть от нетерпения. Поймал, спеленал и решил поговорить! Где логика?

— Отпусти, — приказала рыжая, пытаясь освободить свои руки.

— И не подумаю, — улыбнувшись, возразил террианец.

Зло сощурив глаза, Мила посмотрела на дольного Арома. Тот, дождавшись, когда девушка перестанет вырываться, приступил к волнительному для него моменту.

— Замри, я покажу тебе, что такое правильная привязка. Это обязательно тебе понравиться, обещаю!

И началось для Милы форменное безобразие! Террианец, как заправская звезда фильмов для взрослых, плавными движениями стал поглаживать свое тело. Все смотрелось очень волнительно, особенно когда тело девушки стало гореть от ласки невидимых рук. И без того разгоряченное тело, вздрагивало каждый раз от жарких прикосновений. Запутавшись в переполняющих ее ощущениях, девушка застонала, выгибаясь навстречу наслаждению. Она не сразу поняла, когда Аром сам стал медленно гладить ее, повторяя плавные изгибы девичьего тела. Миле захотелось обнять его, прижаться к нему, но руки отказывались слушаться свою хозяйку.

Рассматривая расстроенную Милу, слегка усмехнувшись, Аром промолвил:

— Это наказание, за твое непослушание, леара. В следующий раз будешь послушнее, и не посмеешь сбегать от меня. Отомри.

И маленькая ладошка взлетела в попытке звонко прикоснуться к мужской щеке, но была схвачена в плен и нежно поцелована.

— Не смей повышать на меня голос и не смей меня бить, накажу, — все так же соблазнительно отчитал Аром обиженную Милу.

— Я тебя сама накажу, — зло прошептала в ответ рыжая, отворачиваясь от террианца в попытке очередной раз сбежать.

— Мила, я не шучу, — уже серьезным голосом сказал ей Аром. Мила почувствовала, что он говорит правду. Медленно обернулась, чтобы тут же оказаться прижатой горячим телом. Девушка уперлась ладошками в широкую грудь, в попытке скинуть с себя террианца.

Но Аром был слишком тяжелый. Он, опираясь на свои локти, удерживал голову девушки в своих больших ладонях и, наклонившись, стал властно целовать ее. От очень яркого желания, тело Милы выгнулось на встречу террианцу. Обняв руками за шею Арома, рыжая страстно отвечала на поцелуй. Рыжая сгорала от бушующей страсти, желая скорейшей освобождения. Девушка хотела дотронуться, до того, что ощутимо упиралось в ее бедро. Но Аром не дал этого сделать.

Закинув ей руки за голову, придерживая одной ладонью, он медленно гладил внутреннюю сторону бедер девушки. Внизу живота все свернулось в тугой пучок, горя огнем. Мила стонала, мысленно умоляла мужчину ворваться в нее. Но он не слышал ее мольбы, продолжая изысканное наказание.

— Аром, давай, — подгоняла девушка нерасторопного террианца.

И он сжалился над ней, понимая, что сам еле сдерживается. Одним движением проскользнул во влажное тело Милы. Сладострастные стоны леары, словно прекрасная музыка была для мужчины. Подбадриваемый горячим шепотом, Аром ловил желания девушки, доводя ее и себя до исступления.

Мила словно взлетала от глубоких толчков, восторженно открывая для себя новые грани ощущений. Террианец с наслаждением погружался в сознание землянки, умирая вместе с ней от любви и страсти! Он пытался напиться этими чувствами, не желая останавливаться. И когда наступил важный момент, Аром не был готов к тому неожиданно яркому эмоциональному взрыву, который обрушился на него в самом конце. По телу пробежали одна за другой волны судорог.

Лишь перестав вздрагивать, Аром лег набок и прижал к себе довольно улыбающуюся Милу. Уже засыпая, он почувствовал поцелуй леары, которая удобнее устраивалась в его объятиях.

* * *

После разговора с Милой, Мелисса боялась войти в каюту, выделенную для нее. Слова подруги неприятным отголоском звучали в голове, рождая сомнения. Девушка не знала точно, как бы поступила, если бы пришлось сделать выбор.

— Не ссстой в коридоре, Мелиссса, — услышала она голос Асамра и резко оглянулась, но рядом никого не было.

Лишь тихий смех, подсказал девушке, что он опять разговаривает с ней мысленно.

— Асамр, я тут подумала… Мила ведь права.

— Зачем? — прервал ее террианец

— Что зачем? — переспросила Мелисса, прижимаясь лбом к прохладной стене.

— Зачем ты ее ссслушаешь, а потом терзаешьссся в сссомнениях? Она не ты, и не понимает твоих чувств, — вкрадчивым голосом спросил Асамр.

— Она старше, и любит меня, переживает.

— Она тебе никто! — отрезал блондин

— Она моя подруга! — возразила Мелисса, не желая сдаваться, — Ты не знаешь, через что мы с ней прошли. Она хорошая! Зря вы так к ней относитесь.

— Мелиссса, это ты не понимаешь. У нее теперь есссть Аром. И очень ссскоро она забудет о тебе, как и ты о ней. У каждой из вассс будет сссвоя жизнь! Не надо сссомневаться во мне, прошу. Это очень больно. Я никогда не оссставлю тебя, поэтому перессстань там ссстоять и зайди в каюту. Меня в ней всссе равно нет, как нет и Алтара. Прими душ и высссписссь. Я тебя разбужу, как прилетим, — Мелисса различила нотки горечи в интонации террианца, ей стало стыдно, что обидела Аса.

Глубоко вздохнув, она ответила:

— Хорошо. Ты прав, надо выспаться, а то никак не получается.

Войдя в каюту, она осмотрела серые стены, кровать. В углу возле зеркальных панелей заметила свои дорожные сумки, направилась к ним.

Отыскав душевую, девушка включила воду. Пока набиралась ванна, Мелисса решила приготовить чистую одежду.

Все делала на полном автомате, на размышления просто сил не осталось. Погрузившись в теплую воду, она расслабилась окончательно, и мысли вялым потоком уносили сознание в полудрему. Когда вода попала в нос, Мелисса быстро встала. Только уснуть в ванной для полного счастья не хватало!

Включив душ, она потянулась за шампунем и намылила волосы. Через пару мгновений руки уже еле шевелились.

— Ну, будем считать, что вы чистые, — весело сообщила вердикт своим длинным локонам девушка, начиная смывать с них пену. Для удобства запрокинула голову назад, и с блаженством массировала голову.

Вдруг Мелисса вздрогнула от всепоглощающего страха, ноги резко ослабли. Не удержавшись, девушка упала. Затылок тут же взорвался болью, и сознание мгновенно уплыло в темноту.

* * *

Когда Джон вернулся в свой кабинет, там его уже ожидали трое неизвестных мужчин, представившихся агентами тайной службы Земного сотрудничества. Мужчины были очень похожи: высокие, широкоплечие, в темных одинаковых пиджаках, с короткими, зачесанными назад волосами и цепкими взглядами. На полшага впереди стоял явно «главный» среди них. Линер скривился: отец все-таки решил действовать.

— Присаживайтесь, уважаемые эрлы. Чем обязан? — недовольно спросил Линер, уже понимая о чем, точнее, о ком, пойдет речь.

— У нас к вам есть вопросы, капитан. Со станции несколько минут назад стартовал корабль террианцев. Как они провели здесь свое время? — начал разговор главный, сильным волевым голосом.

— Визит прошел удачно, претензий к нам у них нет, — вежливо ответил Джон, рассматривая допрашивающего его брюнета.

— Это и странно. Ведь, по нашим данным, у вас были, как минимум, три вопиющих инцидента. Начнем с того, что одна из ваших учительниц пыталась сбежать со станции с несовершеннолетним террианцем, подвергая его жизнь опасности, — стал наседать агент.

— Вы сами-то верите в то, что говорите? — усмехнулся Джон, смело встречая взгляд брюнета. — Во-первых: все прибывшие террианцы совершеннолетние по своим законам. Во-вторых: инцидент был решен мирными переговорами с директором интерната.

— Это не снимает с учительницы ответственности за совершенные деяния, — твердо парировал мужчина.

— Она понесла наказание: я ее уволил, — ответил капитан, ожидая, что же агент скажет дальше.

— Ну что ж, это хорошо. Но ваша другая сотрудница проводила ночи в обществе двух террианцев.

Линера позабавила формулировка обвинения.

— И что? Ночь не является рабочим временем для учительницы. Повторяю: террианцы — совершеннолетние. Вмешиваться в личную жизнь своих подчиненных я не имею права. Так что состава преступления тут нет, — твердо ответил капитан.

— Возможно, вы правы. Но нас интересует еще один инцидент, который произошел с вашим участием, — мужчина странно усмехнулся и выдал последнее обвинение, пребывая в полной уверенности, что капитану не отвертеться.

Капитан мысленно усмехнулся: агенты до сих пор используют старые схемы допросов. Довести жертву до нервного срыва, чтобы она сама во всем призналась, даже в том, чего не совершала.

— Передайте отцу, что он может не беспокоиться. Честь и достоинство я не потерял. Всего хорошего и удачного полета, — капитан встал из-за стола, показывая гостям, что прием окончен.

— Не так быстро. Сядьте, капитан. Это еще не все, — жестко приказал брюнет. Линер занял свое место, понимая, что сейчас начнется самое неприятное. — Вчера правительству Земного Сообщества террианцы прислали акт о сотрудничестве. Они предлагают возобновить совместное обучение молодых людей обеих рас, но в этот раз на их территории. В элитный интернат на их планете они просят предоставить воспитателей для земных курсантов. Директор интерната выслал список претендентов на эти престижные места. После детального изучения претендентов, сомнения вызвала лишь ваша кандидатура.

— Что? — страшное предчувствие сжало сердце капитана.

— Да, вас террианцы просят прислать в качестве воспитателя. Вы можете объяснить данный факт? Может, это из-за вашего личного знакомства с директором интерната? Поэтому он прилетал, чтобы сообщить вам эту новость? И, судя по вашему прощанию, вы не согласились. Я прав? — давил агент.

— Я вообще не понимаю, о чем вы говорите. Директор был вызван лично мною из-за резкого ухудшения здоровья приставленной к группе воспитательницы, — повышая голос, стал оправдываться Джон.

— И это тоже очень странно. Пятнадцать молодых зрелых воинов сопровождает старая воспитательница. И это при их-то укладе. Вам так не кажется?

— Перестаньте говорить загадками. В чем вы меня обвиняете? — вновь спокойным голосом потребовал Линер.

— В сговоре с террианцами против Земного Содружества, — ответил брюнет, вставая.

Линер тоже вскочил с места и подался вперед, опираясь руками о стол.

— Что? На основании чего были сделаны ваши выводы? Извольте объясниться!

— Террианцы несколько лет разрабатывали программу по возобновлению отношений именно в плане обучения. Ведь первый проект провалился из-за вашей несдержанности. Вы тогда подрались во дворе с террианцем. Это ведь был нынешний директор интерната. В вашем деле написано, что причиной стала ревность?

Капитан Линер сжал губы, молча кивая головой.

— Он ведь давно пытается с вами встретиться. Даже пришлось в судебном порядке отгородить вас от приставаний террианца. И вот, по прошествии стольких лет, вам все же удалось встретиться.

— При чем тут все это? — не выдержал капитан, со злостью смотря в глаза брюнету.

— А при том, что недавно с вашей станции был произведен взлом базы данных земного командования. Как вы это прокомментируете?

Очередной раз сердце капитана сжалось от плохого предчувствия.

— Я не причастен к этому инциденту, — спокойно ответил капитан, понимая, что Адаар методично разрушает его жизнь. Медленно, хладнокровно расставляя силки. И Джону теперь ничего и никому не доказать.

— Вы взломали базу и передали информацию террианцам. Он ведь пытался вас спасти от трибунала? Прилетел сам за вами. Так почему же вы не улетели с ним?

— Это ваши пустые домыслы и не более того, — отмахнулся от обвинений Джон, устало садясь в кресло. Он понимал, что это конец его карьеры.

Сломленный вид капитана убедил агента, что предположения его верны.

— Вы признаете себя виновным? — спросил он у Линера.

— Нет, — прозвучал еле слышный ответ.

— Ну что ж, капитан Линер, вы задержаны до выяснения обстоятельств по факту шпионажа. Следуйте за мной, я должен доставить вас на Землю, для последующего допроса.

Агенты слаженным движением встали. Один прикрывал спиной двери из кабинета. Второй встал слева от стола, предупредительно положил руку на кобуру бластера. Главный насторожено следил за Джоном, ожидая его действий. Но Джон лишь тихо спросил:

— А кто займет мое место?

Брюнет про себя усмехнулся, отец точно знал своего сына. Начальник предупредил, что для капитана станция — это все. Наверное, в этом и была причина, по которой Линер не сбежал.

— Это вас уже не касается. Следуйте за мной и без глупостей.

Джон, тяжело опираясь руками, встал из-за стола. Аккуратно снял золотые погоны, бережно положил перед собой. Прощальным взглядом Линер осмотрел свой любимый кабинет, остановившись на фотографии Аниты. Горько улыбаясь, мужчина сожалел, что вечером они уже не встретятся. Взяв себя в руки, Линер твердо посмотрел в глаза брюнету, молча кивнул ему и вышел из кабинета.

Пока шли по уровням станции, Джон старался не смотреть на провожающих его тревожными взглядами работников и жителей станции. В голове молоточком билась одна единственная мысль, что Адаару все же удалось разрушить все, что создавал Джон всю свою жизнь.

— Так уж и всссе? — вдруг прошелестел голос красноглазого.

Резко вздрогнув, капитан стал озираться по сторонам. Но террианца нигде не было. Спокойно выдохнув, Линер заметил, что конвоирующие его агенты осматривают все вокруг. Но на стартовой площадке не было никого подозрительного, только обслуживающий персонал, занимающийся своими делами.

— Не останавливайтесь! — прикрикнул брюнет на капитана и повел его дальше. Линер послушно взошел на борт военного звездолета, осматривая все, что мог. После странной слуховой галлюцинации Джон контролировал каждый свой шаг, боясь повторения.

Когда его посадили в отдельную каюту, зафиксировав в кресле, Линер устало откинулся на удобную спинку. Сидя в полном одиночестве, мужчина размышлял о том, что ждет впереди. Вот только больше ничего хорошего в будущем у Джона не будет. Лишь горечь поражения, приправленная болью утраты, и презрение общества.

— Ссстрашно? — неожиданно услышал Линер голос Адаара и, резко распахнув глаза, оглядел каюту, но она, как и прежде, оставалась пуста.

— Тебе ссстрашно, мой сссладкий? — повторил вопрос террианец.

Разговаривать со своими фантазиями мужчина наотрез отказывался, поэтому просто снова закрыл глаза, расслабляясь в кресле. Но вместе желанной темноты увидел холодные глаза террианца.

— Я ссспрашиваю тебя: тебе ссстрашно?

Образ любимого казался отражением на зеркальной поверхности. И странное успокоение растворило в себе все страхи Джона. Улыбаясь Адаару, он все же ответил:

— Нет, мне давно не страшно.

Красные глаза злобно сощурились.

— И почему же тебе не ссстрашно? Тебя арессстовали, осссудят в ссскором времени и, ссскорее всего, посссадят в тюрьму. Почему же в твоем сссердце нет ссстраха?

Линеру нравилось, что наконец-то террианец не улыбается своей самонадеянной улыбкой. Впервые в жизни он видел Ада недовольным. Джону хотелось обнять террианца, утешить его. А еще зарыться в его шелковистые волосы, слушать биение сердца, наслаждаясь его теплом.

— Нет в этом мире ничего страшнее того, что я пережил, когда отец угрожал убить тебя. Пусть меня и осудят, но главное, тебя никто не тронет. Ты улетел, и все у тебя будет хорошо.

Внезапно волна злости накрыла сознание капитана, заставляя кровь бурлить по венам.

— Ты опять обманываешь меня! — прошипел Адаар.

— Я? Да я не обманывал тебя никогда. Это ты предал! — прокричал в ответ Джон. Гнев застилал ему глаза, а улыбка, вдруг появившаяся на лице террианца, лишь добавила масла в огонь.

— Ты не правильно тогда все понял, мой вссспыльчивый, — ехидным голосом сказал Адаар.

— По-моему, там все было однозначно, — отрезал Джон.

Он столько раз прокручивал тот момент своей жизни, но, как бы ни пытался оправдать террианца, простить не мог.

— Это просссто была маленькая забава! Всссего лишь мое любопытссство. Но ты сссполна отомссстил мне, обманув. Ведь ты обещал, что все сссделаешь ради меня. А сссам отказался. Бросссил ради призрачного ссспасссения.

— Отец никогда не шутит. Если сказал — убьет, значит, убил бы, — уже спокойно сказал Джон.

— Какой же ты доверчивый, мой хороший. Он и пыталссся, сссразу как увез тебя, — Адаар выплескивал свою ненависть, больно жаля душу мужчины.

— Нет, он обещал, что не тронет тебя, — не мог поверить Линер в вероломство отца.

— Глупый, он и не трогал меня. Отдал приказ сссвоим подчиненным. Что может быть проще? — грусть Адара передалась Джону, убивая любую надежду на то, что это неправда.

— Нет, он не мог.

— Он это сссделал, Джон. И я сссправился бы сссам ссс убийцами, если бы не ты! Ты предал меня, медленно убивая изнутри! — опять злобно вспыхнул террианец.

— Я не предавал, Адаар! Я никогда не предавал тебя!

— Ты предал, отказалссся! Понимаешь, ты отказалссся от меня! — убеждал красноглазый, и его обвинения болью отзывались в душе капитана. Джон понимал, в чем террианец обвиняет его. Линер смалодушничал: не отвечал на звонки и сообщения. А Адаар умолял, просил. Но Джон боялся, что если ответит, отец выполнит свою угрозу.

— Прости, но иначе…

— Не прощу! Мы не прощаем, милый мой. Мы не такие переменчивые, как вы.

Джон тяжело вздохнул и спросил у террианца, понимая, что оправдываться бесполезно:

— И что же ты хочешь?

Приятное тепло разрасталось в груди у Линера, принося странное удовлетворение.

— Глупый вопроссс. Тебя я хочу, только тебя. Твое тело. Оно мне сссейчассс будет очень нужно. А ты ссспи, мой сссладкий, — прошептал красноглазый.

Джон безуспешно пытался ухватиться за ускользающее сознание, проваливаясь во тьму.

* * *

В открытом космосе, под маскировкой, напротив станции завис звездолет террианцев. Тревожное ожидание тяготило команду. На капитанском мостике собрались самые высокопоставленные террианцы планеты. Наследник со своим истаром, старший сын императора — нынешний директор элитного интерната, а так же капитан звездолета. Воины, все как один, чувствовали напряжение, исходившее от троицы.

— Адаар, мне кажется, он не сможет, — вдруг сказал наследник, не отрывая глаз от монитора.

— Ты плохо меня знаешь. Он это сделает, — непреклонно ответил ему красноглазый, также следя за станцией.

— Я не берусь судит ваши возможности, я не уверен в его. Он просто землянин.

— Ну, он конечно староват для этого. Но я его проведу, а если потребуется, подлатаю. Главное, чтобы он позвал меня. Я опасаюсь, что он даже не вспомнит обо мне…

Неожиданно Адаар замолчал, чему-то усмехнулся и довольно добавил:

— А нет, вспомнил. Так, я занят, командование на тебе, Асамр.

Внимание всех тут же переключилось на станцию. Воины были в боевой готовности. Адаар сел в одно из кресел операторов, вызвал электронную панель, чтобы преобразовать ее в зеркало. Внимательно рассматривая себя в нем, он вдруг произнес:

— Страшно?

Асамр отвернулся от своего старшего брата, следя за тем, как со станции готовится стартовать маленький звездолет, раскрашенный по военным стандартам землян. Лишь только земляне отстыковались, наследник отдал приказ двоим подчиненным взламывать главный компьютер станции, уничтожая любую информацию о присутствии террианцев на ней. Другая пара взламывали покидающий станцию звездолет, перепрограммируя его на дистанционное управление. Алтар контролировал звено, следя за исполнением приказов илтара.

Капитан земного звездолета пытался подать сигнал бедствия, когда понял, что потерял управление над кораблем. Но не успел среагировать.

— Я в нем, — слушал Асамр глухой голос Адаара.

Наследник поражался самонадеянности наставника, пусть сила его была огромна, но и она имела пределы. Блондин знал, что Ад живет странной идей фикс: создание звена из землян подобно террианскому, контролируя его через мозг земного илтара. Но до последнего не верил, что у красноглазого получится.

— Включите видеокамеры на звездолете, — отдал приказ Асамр операторам, и на экране вспыхнули яркими огоньками двадцать окошек, отображающие коридоры, рубку и кабину управления. Люди на мониторе корчились от боли, кто-то лежал на полу, кто-то пытался идти, опираясь о стены. Спустя мгновение люди затихли и, словно сломанные куклы, неуклюже поднимались на ноги.

— Адаар, они невменяемые, вы сожгли им мозг, — крикнул Ас.

— Я просто убрал лишних, — прохрипел в ответ наставник.

Наследник всмотрелся в монитор: да, несколько землян вполне сноровисто занимались подготовкой к гипер-прыжку. Внимание Асамра привлек неподвижно сидящий капитан военного звездолета. Его глаза были закрыты, а из носа текла тонкая дорожка крови. Значит его Адаар использовал как истара. Что было верным решением, все же наставник очень мудр. Через этого землянина он сумел подчинил весь звездолет.

— Адаар, у вас мало времени, капитан долго не протянет.

— Не отвлекай и сам не отвлекайся!.

Внимание Асамра привлекло окно, в котором один из землян, освобождал тело Линера. Приблизив изображение, наследник улыбнулся, отметив красный цвет глаз землянина. Освобожденный Джон встал с кресла и направился в кабину управления. Зайдя внутрь, Линер приблизился к капитану звездолета и стал шептать тому на ухо.

Оглянувшись на наставника, Асамр с удивлением смотрел на довольную улыбку Адаара. Губы его беззвучно двигались, поэтому разобрать, что приказывает Джон капитану, наследник не смог.

На изображении Линер выпрямился, развернулся и бросился бегом к спасательным шлюпкам. А в это время пальцы капитана ожили, порхая по поверхностям панелей. Звездолет замигал красными огнями.

Асамр пожалел, что видео шло без звука, очень хотелось знать заранее, какой сюрприз приготовил наставник. Глазами он отыскал садящегося в спасательную шлюпку Линера. Крышка люка наконец-то закрылась, и сработал запуск. Шлюпка, словно пробка, вылетела из звездолета.

— Захватить цель, — отдал приказ наследник, вздрогнув от страшного кашля наставника. Мельком взглянув на корчащегося в кресле Адаара, Ас отдал приказ свободному воину оказать помощь красноглазому.

Звездолет медленно развернулся носом к станции и дал залп из всех орудий. Наследник в шоке смотрел за тем, как станция пытается отразить атаку, выставляя щиты. Сигнал о помощи не смог пройти блокаду террианцев, затухая в помехах.

— Включить максимальную защиту, — громко приказал капитан, понимая, что сейчас произойдет.

И вот заряды достигли станции, расцветая ослепительно яркими вспышками. Через считанные секунды все стихло, лишь большие обломки медленно отлетали прочь от станции. Она рассыпалась на глазах ошеломленных наследника и Алтара.

Неожиданно для наследника террианский корабль накрыла волна безумного страха. Сотни людей сейчас умирали! Они кричали от страха и ужаса. Эмоциональна волна была столь сильная, что нервы илтара чуть дрогнули, острой болью отзываясь в сердце. Асамр оглянулся на истара, которому было сложно одновременно контролировать себя и остальных. Блондин помог ему удержать звено, не давая воинам поддаться паники.

Внезапно Алтара кольнуло смутное предчувствие беды, но рассказать наследнику не успел: военный звездолет землян включил турбины и в прыжке врезался в остатки станции, разрываясь на мелкие обломки. Новая волна пришла незамедлительно, принося с собой очередную порцию страха и ужаса, но звено выдержало и ее.

В полной тишине террианцы смотрели на небольшие обломки, плавающие в космосе. Ни Ас, ни его истар не понимали замысла наставника. Не понимали причину его всепоглощающую ненависть к расе землян.

Вдруг поступил сигнал прямого вызова от императора. Адаар, с трудом встав, незаметно облокотился на наследника и выпрямил спину.

На экране показалось красивое лицо смуглого террианца, бордовые волосы которого были переплетены в затейливой прическе. А его голову венчал тонкий витой обруч, усеянный небольшими рубинами. Красные глаза императора внимательно смотрели на Адаара и Асамра.

— Приветствую вас, воины мои! Работа выполнена на «Отлично». Даже здесь я уловил волну страха. Адаар, ты превзошел сам себя. Я горжусь тобой, сын. Жду вас у себя, как прилетите.

Экран погас, и братья облегченно выдохнули, проявив небывалое единодушие. В следующее мгновение Адаар устало упал в кресло, вытянув вперед ноги. Во время разговора он еле держался на ногах, только помощь наследника не дала тому упасть. Показывать слабость перед императором никто бы не рискнул. Накажет очень жестоко, не смотря на родную кровь.

— Илтар, — привлек внимание к себе капитан, — мы приняли на борт спасательную шлюпку.

— Отлично, самый главный приз я уже получил. Капитан, возвращаемся домой, — отдал приказ Адаар и, развернувшись к наследнику, поинтересовался у него: — А ты что на этот раз попросишь у отца, Асамр? Ты уже придумал?

Ас досадливо вспомнил, что отец всегда после удачно выполненных заданий баловал их. Предлагал самостоятельно выбрать награду! И порой этот выбор так отвлекал от самого задания, что требовалось сосредотачиваться еще больше. Зато, потом было столько удовольствия от получения приза! Правда сейчас Ас даже не успел решить, что захочет в "оплату".

— Нет, наставник. Время еще есть подумать.

— Ну, смотри, не опоздай, — усмехнулся Адаар.

— Наставник, зачем вы уничтожили станцию? Вы так сильно ненавидите землян? — спросил давно назревший вопрос Ас, следя за кривляющимся братом.

— Как зачем? — наигранно удивился Адаар. — Это был сигнал, что все прошло успешно. И напоминаю вам, наследник, что у воина нет чувств. И у тебя их быть не должно. Они мешают твоему контролю, — в голосе наставника явно слышалась шутливая интонация.

— Но вы все же ненавидите, я это вижу, — упорствовал блондин.

Адаар горько улыбаясь наследнику.

— Я и не воин. Мне можно все. И ненавидеть тоже можно. Ты — наследник! Ты обязан следить за собой. И будь осторожен, в чувствах ничего хорошего нет. Очень скоро ты это поймешь. А земляне… — это просто неудавшийся первый эксперимент Высших. В нашей галактике столько разумных высокоразвитых рас и все мы более поздние создания. А они как были дикими, так по прошествии миллионов лет ими и остались. Если бы не мы, они со своей планеты никогда не смогли оторваться, — с пренебрежением ответил на вопрос директор.

— Вы не ответили на вопрос, наставник! — недовольно сощурился Ас.

— А я и не обещал. У отца спросишь, а мне пора открывать свой подарок, — опять отговорился красноглазый и, пошатываясь, встал с кресла.

Когда Ад уже подходил к двери, его окликнул младший брат.

— И все же, Адаар! Зачем вы это все делаете?

— Асамр, тебе надо еще подрасти, чтобы понять меня и отца. Пока не время. Но клянусь, я, в отличие от императора, расскажу тебе все без утайки. Ты, как следующий император, должен знать правду, какая бы она не была. Так что учись пока следить за своими эмоциями.

И наставник ушел, оставив недовольного наследника разбираться в своих сомнениях и предположениях.

— Асамр, — вдруг прошептал Алтар, — я не чувствую Мелиссу…

Замерев на секунду, они бросились со всех ног в каюту.

* * *

В открытом космосе, под маскировкой, напротив станции завис звездолет террианцев. Тревожное ожидание тяготило команду. На капитанском мостике собрались самые высокопоставленные террианцы планеты. Наследник со своим истаром, старший сын императора — нынешний директор элитного интерната, а так же капитан звездолета. Воины, все как один, чувствовали напряжение, исходившее от троицы.

— Адаар, мне кажется, он не сможет, — вдруг сказал наследник, не отрывая глаз от монитора.

— Ты плохо меня знаешь. Он это сделает, — непреклонно ответил ему красноглазый, также следя за станцией.

— Я не берусь судить ваши возможности, я не уверен в его. Он просто землянин.

— Ну, он конечно староват для этого. Но я его проведу, а если потребуется, подлатаю. Главное, чтобы он позвал меня. Я опасаюсь, что он даже не вспомнит обо мне…

Неожиданно Адаар замолчал, чему-то усмехнулся и довольно добавил:

— А нет, вспомнил. Так, я занят, командование на тебе, Асамр.

Внимание всех тут же переключилось на станцию. Воины были в боевой готовности. Адаар сел в одно из кресел операторов, вызвал электронную панель, чтобы преобразовать ее в зеркало. Внимательно рассматривая себя в нем, он вдруг произнес:

— Ссстрашно?

Асамр отвернулся от своего старшего брата, следя за тем, как со станции готовится стартовать маленький звездолет, раскрашенный по военным стандартам землян. Лишь только земляне отстыковались, наследник отдал приказ двоим подчиненным взламывать главный компьютер станции, уничтожая любую информацию о присутствии террианцев на ней. Другая пара взламывали покидающий станцию звездолет, перепрограммируя его на дистанционное управление. Алтар контролировал звено, следя за исполнением приказов илтара.

Капитан земного звездолета пытался подать сигнал бедствия, когда понял, что потерял управление над кораблем. Но не успел среагировать.

— Я в нем, — слушал Асамр глухой голос Адаара.

Наследник поражался самонадеянности наставника, пусть сила его была огромна, но и она имела пределы. Блондин знал, что Ад живет странной идеей фикс: создание звена из землян подобно террианскому, контролируя его через мозг земного илтара. Но до последнего не верил, что у красноглазого получится.

— Включите видеокамеры на звездолете, — отдал приказ Асамр операторам, и на экране вспыхнули яркими огоньками двадцать окошек, отображающие коридоры, рубку и кабину управления. Люди на мониторе корчились от боли, кто-то лежал на полу, кто-то пытался идти, опираясь о стены. Спустя мгновение они затихли и, словно сломанные куклы, неуклюже поднимались на ноги.

— Адаар, они невменяемые, вы сожгли им мозг, — крикнул Ас.

— Я просто убрал лишних, — прохрипел в ответ наставник.

Наследник всмотрелся в монитор: да, несколько землян вполне сноровисто занимались подготовкой к гиперпрыжку. Внимание Асамра привлек неподвижно сидящий капитан военного звездолета. Его глаза были закрыты, а из носа текла тонкая струйка крови. Значит его Адаар использовал как истара. Что было верным решением, все же наставник очень мудр. Через этого землянина он сумел подчинить весь звездолет.

— Адаар, у вас мало времени, капитан долго не протянет.

— Не отвлекай и сам не отвлекайся!.

Внимание Асамра привлекло окно, в котором один из землян освобождал тело Линера. Приблизив изображение, наследник улыбнулся, отметив красный цвет глаз землянина. Освобожденный Джон встал с кресла и направился в кабину управления. Зайдя внутрь, Линер приблизился к капитану звездолета и стал шептать тому на ухо.

Оглянувшись на наставника, Асамр с удивлением смотрел на довольную улыбку Адаара. Губы его беззвучно двигались, поэтому разобрать, что приказывает Джон капитану, наследник не смог.

На изображении Линер выпрямился, развернулся и бросился бегом к спасательным шлюпкам. А в это время пальцы капитана ожили, порхая по поверхностям панелей. Звездолет замигал красными огнями.

Асамр пожалел, что видео шло без звука, очень хотелось знать заранее, какой сюрприз приготовил наставник. Глазами он отыскал садящегося в спасательную шлюпку Линера. Крышка люка наконец-то закрылась, и сработал запуск. Шлюпка, словно пробка, вылетела из звездолета.

— Захватить цель, — отдал приказ наследник, вздрогнув от страшного кашля наставника. Мельком взглянув на корчащегося в кресле Адаара, Ас отдал приказ свободному воину оказать помощь красноглазому.

Звездолет медленно развернулся носом к станции и дал залп из всех орудий. Наследник в шоке смотрел за тем, как станция пытается отразить атаку, выставляя щиты. Сигнал о помощи не смог пройти блокаду террианцев, затухая в помехах.

— Включить максимальную защиту, — громко приказал капитан, понимая, что сейчас произойдет.

И вот заряды достигли станции, расцветая ослепительно яркими вспышками. Через считанные секунды все стихло, лишь большие обломки медленно отлетали прочь от станции. Она рассыпалась на глазах ошеломленных наследника и Алтара.

Неожиданно для наследника террианский корабль накрыла волна безумного страха. Сотни людей сейчас умирали! Они кричали от ужаса. Эмоциональная волна была столь сильная, что нервы илтара чуть дрогнули, острой болью отзываясь в сердце. Асамр оглянулся на истара, которому было сложно одновременно контролировать себя и остальных. Блондин помог ему удержать звено, не давая воинам поддаться панике.

Внезапно Алтара кольнуло смутное предчувствие беды, но рассказать наследнику не успел: военный звездолет землян включил турбины и в прыжке врезался в остатки станции, разрываясь на мелкие обломки. Новая волна пришла незамедлительно, принося с собой очередную порцию страха и ужаса, но звено выдержало и ее.

В полной тишине террианцы смотрели на небольшие обломки, плавающие в космосе. Ни Ас, ни его истар не понимали замысла наставника. Не понимали причину его всепоглощающей ненависти к расе землян.

Вдруг поступил сигнал прямого вызова от императора. Адаар, с трудом встав, незаметно облокотился на наследника и выпрямил спину.

На экране показалось красивое лицо смуглого террианца, бордовые волосы которого были переплетены в затейливой прическе. А его голову венчал тонкий витой обруч, усеянный небольшими рубинами. Красные глаза императора внимательно смотрели на Адаара и Асамра.

— Приветствую вас, воины мои! Работа выполнена на «Отлично». Даже здесь я уловил волну страха. Адаар, ты превзошел сам себя. Я горжусь тобой, сын. Жду вас у себя, как прилетите.

Экран погас, и братья облегченно выдохнули, проявив небывалое единодушие. В следующее мгновение Адаар устало упал в кресло, вытянув вперед ноги. Во время разговора он еле держался, только помощь наследника не дала тому упасть. Показывать слабость перед императором никто бы не рискнул. Накажет очень жестоко, несмотря на родную кровь.

— Илтар, — привлек внимание к себе капитан, — мы приняли на борт спасательную шлюпку.

— Отлично, самый главный приз я уже получил. Капитан, возвращаемся домой, — отдал приказ Адаар и, развернувшись к наследнику, поинтересовался у него: — А ты что на этот раз попросишь у отца, Асамр? Ты уже придумал?

Ас досадливо вспомнил, что отец всегда после удачно выполненных заданий баловал их. Предлагал самостоятельно выбрать награду! И порой этот выбор так отвлекал от самого задания, что требовалось сосредотачиваться еще больше. Зато потом было столько удовольствия от получения приза! Правда сейчас Ас даже не успел решить, что захочет в "оплату".

— Нет, наставник. Время еще есть подумать.

— Ну, смотри, не опоздай, — усмехнулся Адаар.

— Наставник, зачем вы уничтожили станцию? Вы так сильно ненавидите землян? — спросил давно назревший вопрос Ас, следя за кривляющимся братом.

— Как зачем? — наигранно удивился Адаар. — Это был сигнал, что все прошло успешно. И напоминаю вам, наследник, что у воина нет чувств. И у тебя их быть не должно. Они мешают твоему контролю, — в голосе наставника явно слышалась шутливая интонация.

— Но вы все же ненавидите, я это вижу, — упорствовал блондин.

Адаар горько улыбнулся наследнику.

— Я и не воин. Мне можно все. И ненавидеть тоже можно. Ты — наследник! Ты обязан следить за собой. И будь осторожен, в чувствах ничего хорошего нет. Очень скоро ты это поймешь. А земляне… — это просто неудавшийся первый эксперимент Высших. В нашей галактике столько разумных высокоразвитых рас и все мы более поздние создания. А они как были дикими, так по прошествии миллионов лет ими и остались. Если бы не мы, они со своей планеты никогда не смогли оторваться, — с пренебрежением закончил рассказ директор.

— Вы не ответили на вопрос, наставник! — недовольно сощурился Ас.

— А я и не обещал. У отца спросишь, а мне пора открывать свой подарок, — опять отговорился красноглазый и, пошатываясь, встал с кресла.

Когда Ад уже подходил к двери, его окликнул младший брат.

— И все же, Адаар! Зачем вы это все делаете?

— Асамр, тебе надо еще подрасти, чтобы понять меня и отца. Пока не время. Но клянусь, я, в отличие от императора, расскажу тебе все без утайки. Ты, как следующий император, должен знать правду, какая бы она не была. Так что учись пока следить за своими эмоциями.

И наставник ушел, оставив недовольного наследника разбираться в своих сомнениях и предположениях.

— Асамр, — вдруг прошептал Алтар, — я не чувствую Мелиссу…

Замерев на секунду, они бросились со всех ног в каюту.

* * *

Аром проснулся резко, словно его облили ледяной водой. Чувство опасности подстегнуло его вскочить с кровати и принять боевую стойку. Осмотрев пустую каюту, мирно спящую Милу, террианец сообразил, что накрывшие его эмоции были чужими.

Медленно выдохнув, Аром задумался над причиной паники. Словно кто-то умирал, причем в большом количестве. Вот только поблизости не было планет такого масштаба, если только земляне. Он как-то читал, что Великие любили использовать отрицательные эмоции этой расы, против сильных телепатов.

Решив проверить теорию террианец осторожно включил компьютер, чтобы узнать источник эмоций. Просмотрев борт-журнал он наткнулся на странную информацию о глушении сигналов со станции и военного звездолета землян, дальше шли записи о взломе систем безопасности, перехват управления. Быстро открыв последние записи внешних камер наблюдения с корабля террианцев, Аром не с первого раза смог поверить в произошедшее. Земной звездолет уничтожил станцию и себя, заметая следы. А они были рядом и даже не пытались никого спасти. Хотя нет, одного все же спасли.

Всматриваясь в данные, Аром отметил очень много странных нестыковок. Такое впечатление, что их корабль помогал военным землянам в уничтожении станции.

— Ром, что случилось? — раздался за спиной сонный голос Милы.

— Все хорошо. Просссти что разбудил, — прошептал террианец в ответ, быстро выключив монитор.

Забравшись в кровать к проснувшейся девушке, он положил ее голову себе на грудь, осторожно поглаживая рыжие волосы.

— Аром, тебя что-то тревожит. Что случилось? — настаивала на ответе девушка, прислушиваясь к террианцу.

— Просссто сссон приссснилссся. Вот и проверил кое-какие данные, — шепотом ответил Аром, поцеловав девушку в макушку.

— Какой сон? — не унималась рыжая.

— Плохой, Мила, плохой, — послышался тихий ответ.

— Ты нормально ответить можешь? — недовольно буркнула она, обижаясь на несговорчивого мужчину.

— Милочка, всссе хорошо, — решил прибегнуть к силе убеждения террианец.

После слов Арома, девушка как-то сразу успокоилась. Хотя сомнения остались, и приподнявшись на руках, она заглянула в бесстрастное лицо драгоценного. Хитро сощурив глаза, Мила иронично выгнула бровь со словами:

— Да, ну?

— Да, все просссто прекрасссно! Ты у меня есссть. Я у тебя, — весело улыбнулся ей Аром.

— Ты сейчас на сумасшедшего похож, — посмеялась над ним рыжая и поудобнее устроилась на своем драгоценном.

— Я и есссть сссумасссшедший. Таких как я, больше нет.

— Да, ты мой единственный и неповторимый, — с жаром прошептала Мила, поцеловав мужчину в грудь.

— А теперь ссспи, рано проссснуласссь, — приказал Аром, усыпляя девушку.

Лишь только дыхание землянки выровнялось, террианец слез с кровати. Он лично хотел узнать всю правду о случившемся от наследника. Наскоро одевшись, вышел в коридор, когда мимо него промчались Асамр и Алтар. Не думая ни секунды, он бросился следом за ними.

Ворвавшись в каюту к Мелиссе, наследник первым открыл дверь в душевую, где из переполненной ванны свисала белая рука леары. В мгновение ока, блондин вытащил из воды тело землянки. Алтар уже приготовил для нее ложе, раскинув на пол одеяло.

Посиневшие губы девушки, привели Арома к неутешительному выводу: они опоздали. Он четко видел, как таяли нити привязки одна за другой, и каждый раз Алтар заметно вздрагивал. Асамр же просто сильнее стискивал зубы, не оставляя надежду на спасение.

Наследник перевернул девушку на бок, стал давить ей на спину между лопаток, придерживая ее за лоб. Когда изо рта стала вытекать вода, Аром услышал шелестящий, еле понятный голос:

«Я хочу жить!»

Террианец резко оглянулся, но в каюте никого постороннего не было. Только ощущения чьего-то присутствия не покидало его. Приоткрыв дверь в пустой коридор, решил, что это чужие остаточные эмоции все еще витают вокруг, и вернулся обратно в ванную, где наследник и Ал уже девушке делали искусственное дыхание. Но попытки были безуспешны.

На брюнета больно было смотреть. Чтобы Ас не отвлекался от Мелиссы, Алтар отгораживал его от боли, принимая всю ее на себя.

«Я хочу жить!» — вдруг опять услышал зеленоволосый тот голос.

Только сейчас он звучал четче, надрывнее и явно принадлежал… девушке!

Не веря своей догадке, террианец перевел взгляд на посиневшее тело Мелиссы.

«Жить!» — умоляюще прошелестел голос, отзываясь в сердце мужчины жалостью.

— Живи, — не задумываясь, мысленно приказал ей Аром, и тело девушки выгнулось дугой.

Мелисса резко вздохнула и сильно закашлялась, избавляясь от остатков воды. Радостный илтар крепко прижал к себе пришедшую в себя девушку, а Алтар укутывал ее теплым покрывалом, стараясь отогреть холодное тело.

Тут же стали восстанавливаться нити привязок, хищно опутывая девушку. Никогда Аром не задумывался, как это некрасиво, даже противно выглядит со стороны. Словно пауки, террианцы накинулись на пойманную жертву, оплетая ее в кокон. Зеленоволосый отступил назад, не желая привлекать к себе внимание.

Все еще не до конца осознав, что сейчас произошло, Аром тенью вышел в коридор. Вернувшись к себе в каюту, он сел на кровать, облокотившись спиной об изголовье и задумчиво рассматривая свою хрупкую леару. Мила лежа на спине, скинув с себя одеяло, привязка красиво золотом отливала на ее загорелой коже. Террианец затронул ажурную вязь, она была теплой, невесомой, приятной. Слегка повертев ее в руке, изучая узор, Аром подумал: «Возможно, ли изменить ее, сделать как у всех?»

Привязка послушно изменила цвет на красный, истончаясь, пока не стала как нить. Мила, тревожно свернулась в калачик, ее явно что-то тревожило во сне. Аром отпустил привязку, и она опять развернулась, наливаясь золотом. Проследив за изменениями, террианец тихо прошептал:

— Кто же ты, моя леара? И что за сссилу подарила мне?

В попытке узнать, что с ним произошло, Аром лег на спину, вытянувшись во весь рост. Он пытался войти в транс и найти источник силы, чтобы раскрыть ее.

Террианец долго лежал, пытаясь поймать неуловимую волну. Но она словно играла с ним, не даваясь в руки. В полной тишине, чтобы расслабиться, мужчина прислушивался к еле слышному дыханию леары. В какой-то момент, ему удалось поймать ритм. Усыпляя свои эмоции, тихо покачивался на волнах, создаваемых Милой. Вдруг Арома резко затянуло в глубину, в самые темные уголки его души.

* * *

— Просссыпайся, Джон. Пора вссставать, — сладкий шепот выдернул из сна Линера.

С трудом открыв глаза, он улыбнулся самому прекрасному на свете созданию. Красные глаза Адаара смотрели на него с нежностью и любовью. Мужчина протянул руку и поймал шелковую прядь, пропуская ее сквозь пальцы.

— Я люблю тебя, Адаар. Бесконечно люблю, — прошептал землянин, целуя голубой локон.

— Я знаю это, сссладкий мой. Гораздо лучше тебя об этом знаю, — погладил Адаар щеку землянина.

— Я такой дурак, прости меня за все… — в очередной раз попытался извиниться Линер, но его даже слушать не стали.

— Не прощу и не проссси. Я тебе уже сссказал, террианцы не прощают никогда. В отличие от вассс, мы знаем, что это ссслово означает.

После этого они замолчали, всматриваясь друг в друга. Все невысказанные слова, словно волной нежности, переплетали их сознания. Джон, не удержавшись, опрокинул террианца на себя, зарываясь руками в его густые волосы. Сильно прижал к себе, слушая мерный стук сердца любимого. Непрошенные слезы навернулись на глаза, но Линер их не замечал, тая от тепла самого желанного.

— Тебе надо поесссть, хороший мой, — пытаясь встать, сказал Адаар.

Но Джон лишь сильнее прижал его к себе.

— Нет, не уходи, прошу, — прошептал Линер.

— Я не уйду, но поесссть тебе надо, и мне тоже. Так что сссадись, отужинаем вмесссте, — весело предложил террианец, ускользая из рук землянина.

Джон с большим трудом сел на кровати, откидываясь на подушки. Все тело страшно ныло, словно после сильных физических нагрузок. В недоумении рассматривая себя, Джон никаких повреждений не обнаружил, и вдруг вспомнил, что до пробуждения его арестовали, то есть должны везти на Землю, отдать под трибунал.

— Ад, а я где? — нерешительно спросил землянин.

Красноглазый, довольно улыбаясь, посмотрел на Джона исподлобья.

— А ты не понял еще? — вопросом на вопрос ответил он, накрывая маленький столик.

Линер пристальнее осмотрел каюту. Дизайн мебели отличался от земного и качество материала тоже. И вообще судя по обстановке, он находился на борту у террианцев.

— Да, ты прав, — сказал Адаар, ставя столик на колени Джону, и устраиваясь рядом на кровати.

Рассматривая соблазнительного красноглазого, Джон не сразу сообразил, что Ад ответил.

«Он мысли читает?» — в сомнении подумал землянин.

— Твои да, мой сссладкий. Ты ешь, давай, а то оссстынет, — легкомысленно ответил ему террианец, сам взял с тарелки фрукт и с хрустом его надкусил.

Джон, уже не удивляясь странностям, происходящим вокруг, попытался поднять руку, но силы, чтобы это сделать, требовалось слишком много. Оглянувшись на внимательно наблюдающего за ним террианца, слегка ухмыляясь, попросил:

— Покорми меня.

Задорно рассмеявшись, Адаар сел поближе к землянину, и аккуратно стал кормить его с ложечки супом.

Смотрелось это насколько трогательно, что Джону захотелось прижать к себе Адаара, и выполнить все тайные желания. Слушая мысли Линера, красноглазый ему ответил:

— Ты сссначала поешь, потом высссписссь. А вот когда привезу тебя к сссебе, там и поиграем во взроссслые игры. Только, чур, теперь я буду сссверху.

От такой перспективы Джон поперхнулся очередной порцией супа.

— А что же ты хотел? В этот раз я тебя поймал, а не ты меня. Так что и мессстами поменяемссся. Поверь, я напрактиковался, тебе понравитссся.

— Может не надо? — пытался отговорить его Джон, не готовый к таким переменам в своей жизни.

— Надо, мой сссладкий. Надо. И это не обсссуждаетссся.

* * *

Мелиссу била мелкая дрожь. От холода сотни ледяных иголочек пробегали по коже. Зуб на зуб не попадал, мышцы сводила судорога. Девушка лежала на кровати под теплым одеялом, подтянув колени у груди. Алтар сидел рядом на кровати, поглаживал ледяную руку леары, вполуха прислушивался к беседе. Врач что-то на террианском языке говорил собранному Асамру.

Что произошло с ней Мелиссе подробно объяснили, потом очень громко отругали, и в конце, конечно же, пожалели.

Подарив Алтару вымученную улыбку, девушка забрала свою ладошку и спрятала под теплым одеялом. Ей было стыдно за то, что заставила всех так волноваться.

На брюнета было больно смотреть. Он не сказал ей ни слова, но Мелисса чувствовала, что он очень сильно расстроен.

Врач наконец-то вышел из каюты, и Асамр присел на кровать с другой стороны. Девушка тоже попыталась сесть, и Ал ей в этом помог, поудобнее устраивая на подушках.

— Мелиссса, ты меня так больше не пугай, хорошо? — ласково попросил он девушку.

— Я же не специально, — прошептала в ответ она, низко опуская голову. Мелисса с детства не любила, когда ее отчитывали, причем обычно ни за что.

— Просссти, я просссто сссильно иссспугалссся, — произнес Ас, внимательно всматриваясь в покрасневшее лицо девушки. Тяжело вздохнув, прижал голову леары к себе и осторожно погладил ее по спине.

Мелисса лишь кивнула головой, принимая извинения.

Наверное лекарство, что дал ей врач начало действовать, так как ее перестало потряхивать, полностью расслабляя. Жар от тела террианца приятно согревал. Веки отяжелели, и девушке все труднее стало бороться со сном.

— Ссспи, моя хорошая, — прошелестел на грани сознания голос Асамра. Словно ожидая разрешение, Мелисса окончательно погрузилась в страну грез

Асамр осторожно уложил девушку на подушку, поплотнее укрывая одеялом. С трепетом заправив выбившийся красный локон ей за ушко, террианец с трудом заставил себя оторваться от леары. Еще слишком сильны были пережитые чувства потери и… страх. Он еще ни за кого так не боялся. Глубоко вздохнув, Аром поднялся с кровати.

— А теперь поговорим, — перешел на свой язык илтар, строго смотря на понурого истара, — Как ты мог не услышать ее? Я надеялся на тебя, Алтар.

— Прости, мой илтар. Моя вина, я признаю. Я не понимаю, когда это произошло. Когда мы эти проклятые волны выстояли и все стихло, меня насторожила странная головная боль. Я проверил Мелиссу, было ощущение, что она спит! А потом император… Асамр прости, я виноват, но буду впредь внимательнее.

— Алтар, земляне слишком хрупки! Из-за этого страдаем мы! Ты на себя посмотри, сам ее не краше выглядишь. Тебе надо восстановиться, так что, ложись с ней рядом. От тебя сейчас никакой пользы, а мы уже на подлете. Отец не простит слабости. Я надеюсь на тебя, Алтар. Прошу, не подведи меня.

— Да, мой илтар. Я не подведу, — стукнув себя в грудь, Алтар встал на колени перед кроватью, признавая сильнейшего.

— Ложись, у тебя полчаса, — приказал Асамр, а сам пошел искать Адаара. Слишком много вопросов накопилось у наследника.

Конечный пункт путешествия

Адаар лежал на кровати, рассматривая спящего землянина. Мерное покачивание широкой груди наводило террианца на самые приятные мысли. Он вспоминал их первую встречу, как нагло тогда себя вел Джон, желая выделится среди своих товарищей. Как мысленно смеялись остальные террианцы над глупым Линером. Еще громче над Адааром, когда узнали, что наследника считают девушкой. Воспоминания плавно перетекли к их ужину. Джон соблазнительно нашептывал на ушко красноглазому о приготовлении блюд. А как он кормил его клубникой со сливками…

Вот тогда Адаар и понял, что землянин его поймал, привязав к себе. Правда, потом они подрались во дворе академии.

Ох уж эти эмоции землян, как его кровь тогда бурлила, как злость застилала глаза! Красноглазый усмехнулся, вспоминая, что тогда победу одержал он, клеймя Джона страстным поцелуем. Потом такой разразился скандал!

Вдруг раздался стук в дверь, и мысленный вопрос: наследника спрашивал разрешения войти.

Недовольно фыркнув, Адаар спокойно соскользнул с кровати и направился к двери. Подпускать кого-либо к своей игрушке он не намеривался, а значит стоит поговорить в другом месте, раз уж наследник просит.

Выйдя в коридор, наставник прошел мимо ожидающего Аса, уводя его в кабинет.

Тому ничего не оставалось, как проследовать за ним.

В кабинете Адаар расположился за рабочим столом, Асу предложил располагаться в кресле.

— Можешь спрашивать, не обязуюсь ответить, — сказал строго Адаар, всматриваясь в лицо брата.

— Я чуть не потерял леару, по твоей вине, — начал Асамр с накипевшего.

Адаар зло сощурил глаза, давая понять, что не позволит наследнику приказывать ему.

— А я тут причем? Насколько я могу судить, у тебя все хорошо.

— Она чуть не умерла, а мы даже не почувствовали ничего, кроме пустоты. Объясни мне, из-за чего это произошло. Ты всегда учил, что разрыв это адская боль, этого не произошло, — продолжил Ас наседать на красноглазого.

— Как интересно! Совсем ничего не почувствовали? — уточнил наставник, вопросительно смотря на наследника.

— Лишь отголосок, потом она потеряла сознание, и мы думали, что она спит. А вот когда леара стала умирать, то почувствовали пустоту. Боль пришла, когда нити стали рваться. Адаар объясни, — еле сдерживаясь, говорил Асамр.

Красноглазый лишь ухмыльнулся, откидываясь на спинку кресла.

— Ты просто вовремя успел, боль была бы адской, поверь. Первый раз самый страшный, переживают его лишь сильнейшие. А вот последующие разрывы уже переносятся легче. Ты ведь никогда не задумывался, как наш отец меняет леар. При этом не испытывая ни малейшего неудобства?

Асамр покачал головой.

— Когда одному из пары приходит время уходить, нити привязки сами начинают исчезать. Это естественный процесс. А император научился этот процесс контролировать, влиять на сознание леары. У нее пропадает желание жить. И когда ничто их не связывает, отец просто приказывает ей жить.

Ответ шокировал блондина:

— Мелисса не хотела жить?

— Ну почему не хотела? Просто была без сознания. Хотя, кто этих землян поймет. Они очень непостоянны. И часто хотят умереть то от стыда, то от горя. Привыкай.

Вспоминая последние мысли Мелиссы, блондин успокоился, не было причин ей уходит. Это просто непредвиденные обстоятельства. Но неприятный осадок остался, ему не хотелось думать о том, что было бы, если бы они не успели. Хотя Адаар сказал, что отец может вернуть из небытия умирающего.

— А у меня есть такая сила?

Наставник оценивающе посмотрел на Асамра и покачал головой:

— Пока нет, но со временем ты сможет так же.

— А ты?

— А я нет, — резко ответил Адаар, зло сощурив глаза.

Асамр понял, что спросил лишнее. Ведь потеря титула для наставника была сильным ударом. Он все время мечтал вернуть былую силу, но безрезультатно. И сейчас, смотря на сердитого брата, Ас решил сменить тему:

— Мне отец рассказывал, что леар у меня будет много, что они будут приходить и уходить. Я тогда еще очень долго удивлялся, как я смогу это выдержать. Ведь, я знаю, что многие теряя леар, страдают! Я это сам видел!

Адаар устало объяснил:

— Смерть была мгновенной? Леара была в сознании? Она чувствовала боль? Эта боль и выжигает воина. Горечь от понимания, что не сумел спасти. А если ты сам этого хочешь, леара не может сопротивляться, то можно это сделать безболезненно. Вот только мало кто желает расставаться, в этом вся загвоздка.

Повисла тягостная тишина, наследник пытался принять правду, такой, какая она есть.

— А как старейшины разрывают привязки? — чуть погодя продолжил допрос он.

Адаар не желал возвращаться в прошлое. Вспоминать тот тусклый зал, и старейшин в красных мантиях. Но прошлое не изменить. Собравшись с духом, он, как можно более непринужденно, сказал:

— Они очень сильны, особенно когда объединяются. Они погружают в транс и привязывают к себе. Сила сильнейшего разрывает ненужную привязку. А потом они отпускают, передавая в звено какому-нибудь илтару.

У Асамра холодок пробежал по спине. Получается и его привязку с Мелиссой могут насильно разорвать. Посмотрев в красные глаза брата, блондин спросил:

— Почему ты попросил себе землянина у отца, он мог не разрешить тебе держать его у себя?

Дождавшись горькой ухмылки и кивка от наставника, наследник решился на самый главный вопрос:

— А меня он тоже может заставить отказаться от Мелиссы?

— О, нет. Для тебя и твоей леары он отвел очень занимательную роль. Он расскажет тебе об этом по приезду. Могу посоветовать тебе не отказываться раньше времени, и она будет твоей, пока не надоест. Хотя земляне не надоедают, — доверительно ответил Адаар, счастливо улыбаясь своим мыслям.

— А как же незыблемое право, что нельзя разлучать с леарой, даже если двое привязаны к одной? Это все ложь?

— Ты будущий император, и как ты думаешь, нужно ли вносить смуту в звено из-за такого пустяка. Чувствам нельзя поддаваться, Асамр, запомни это навсегда. Здравый смысл и холодный расчет — вот чем ты должен пользоваться. А чувства — это десерт, которым нельзя злоупотреблять.

— Тогда зачем все это было нужно? Зачем эта поездка, это задание? Зачем, наставник? — спросил напоследок Асамр.

— У отца спроси, — отрезал красноглазый.

Скрестившись взглядами, террианцы с минуту смотрели друг друга. Первым отвел глаза Аддар, тяжело вздохнув:

— Я не могу тебе ответить. Спроси у отца. А сейчас иди к себе. Мы уже подлетаем, пора собираться.

* * *

Мила проснулась от звонка в двери. С трудом сообразив, что это не будильник, зовущий на работу. Звонок не умолкал, заставляя чисто из интереса узнать, кто такой настойчивый. Оглянувшись на мирно спящего Арома, девушка пыталась его растолкать. Но ей это не удалось. Террианец никак не реагировал, лежал неподвижно на спине. Прижав ухо к груди мужчины, Мила с облегчением услышала четкие удары сердца.

Выбравшись из кровати, обнаружила брошенное платье в углу каюты. Вот только когда она его подняла с пола, то громко выругалась на несдержанного террианца. Это было ее самое любимое платье! А теперь оно стало красивой тряпочкой, порванной в нескольких местах. Задумавшись, осмотрела комнату в поисках одежды. В сумках копаться не хотелось, поэтому просто подняла с пола рубашку Арома. Она как раз закрывала стройные ножки девушки до середины бедра. Кое-как застегнув пуговицы, из-за непослушных длинных рукавов, Мила отправилась открывать дверь неведомому, который не переставал звонить.

— Ну, наконец-то открыли, — ворвался в каюту Адаар, оттеснив девушку к стене, — Аром, мы на подлете! Ты почему еще ссспишь? Аром!

Террианец очень сильно тряс спящего. Мила села рядом, настороженно наблюдала за процессом.

— Я его тоже разбудить не смогла, — расстроено промолвила, когда наставник хмуро всматривался в расслабленное лицо Арома.

— Ссстранно, зачем он в транссс ушел?

— Это плохо? — встревожилась рыжая.

— Нет, но делать это надо когда есть время, а не тогда, когда нет. Ладно. Всссе равно во дворец вам не надо. Мы высссаживаемся, а вы летите дальше в резиденцию сссемьи Арома. Только сссмотри, чтобы он сссам вышел из транса. Я предупрежу, чтобы на борт никого не пуссскали. И ты тоже проссследи.

— А когда он выйдет из этого транса?

— Это индивидуально для каждого, — промолвил террианец и так же, как вошел, стремительно вышел. Дверь плавно закрылась, и Мила заблокировала ее на замок.

Забравшись обратно под одеяло, девушка уютно устроилась на груди террианца. Вслушиваясь в его биение сердца, она задремала. И вдруг ее словно дернули вниз, девушка даже испугаться не успела.

* * *

Вернувшись в каюту, Асамр в задумчивости рассматривал землянку. Слова наставника не выходили у него из головы. Чувства — это десерт. Да, очень лакомый десерт. Но, как и любой едой, можно ли насытиться эмоциями?

«Неужели император устал от них? Тогда зачем ему столько леар?» — задумался Асамр, — «Нет, тут что-то другое. Он словно ищет что-то давно утерянное. Очень давно».

Наследнику были хорошо известны слухи, что в юношеском возрасте у императора была единственная леара — мать Адаара. Ее портрет до сих пор висит в комнате у отца.

Асамр частенько ребенком пробирался туда, чтобы найти что-нибудь интересное: оружие, прибор для маскировки или подслушивания.

Так вот, картина была очень детально прорисована, леара императора была словно живая. Маленький террианец представлял, как голубые волосы, красивым водопадом ниспадающие до пола, слегка шевелятся в такт дыханию девушки. А очень глубокие синие глаза с нескрываемой нежностью смотрели на него. Лицо молодой красавицы светилось изнутри, даря малышу лучик звезды. Она стояла вполоборота возле кресла, слегка повернув голову, всем своим видом приглашая подойти и прикоснуться к ней. Асамр не раз трогал теплое полотно в желании удостовериться, что она не живая.

Всем известно, что леара погибла при вероломном нападении линтэров. Она не успела скрыться в убежище, а отца не было рядом. Только истар императора сумел спасти того от неминуемой гибели. Эта история давняя, давно забытая многими, но не семьей императора. Единственного сына от той леары император всегда очень сильно оберегал. Да не уберег.

Алтар пробудился ото сна и резко вскочил, увидев илтара.

— Прилетели, пора вставать. Как себя чувствуешь? — поинтересовался у него Ас.

— Лучше. Я не подведу, — твердо ответил истар.

— Хорошо бы, — пробормотал в ответ блондин.

Нагнувшись над Мелиссой, Асамр осторожно поцеловал ее в губы, потом в сомкнутые веки. Девушка довольно потянулась, словно кошка, выгибая спину. От слаженного вздоха, Мелисса распахнула удивленные глаза.

На нее с затаенным желанием смотрели ее воины. То, о чем они сейчас мечтали, она знала в деталях, благодаря картинкам, услужливо всплывающим перед ее взором.

Густо покраснев от стеснения, Мелисса попыталась спрятаться под одеялом.

— Э, нет. Надо вссставать. Мы сссейчассс будем приземляться. Так что бегом одеватьссся, а мы отвернемссся, — строго сказал ей Асамр, сдергивая одеяло на пол.

Алтар демонстративно повернулся спиной, но не блондин. Он грозно возвышался над кроватью, следя за тем, как девушка скромно села на краешек, и пытается вытащить хоть что-нибудь из одежды, роясь в своей дорожной сумке.

— Мелиссса, ты вчера вещи приготовила, вот их и одевай. Хватит копатьссся, — услышала она нетерпение в голосе блондина. Посмотрев ему в глаза, сжала губки.

— Если вы выйдете, я быстрее оденусь. Я так не могу при вас одеваться. Имейте совесть! — строго сказала Мелисса ему в ответ.

— Только быстрее. Краситься не надо вообще. И платье одень неяркое, и лучше закрытое. Волосы заплети. Я так хочу, — приказал ей Асамр и вышел вместе с Алтаром за дверь.

В замешательстве посмотрев им вслед, Мелисса стала быстро натягивать на себя нижнее белье. Платья под требования блондина никак не подходило. Красные цветы по подолу на светло-бежевом фоне, были очень яркие. Порывшись в своих вещах, вытащила на свет свой рабочий темно-синий брючный костюм. С облегчением отметила, что ткань не помялась — продавец не обманула.

Быстро умывшись, расчесала волосы, и привычным движением убрала в тугой пучок сзади. Надев костюм, с минуту придирчиво рассматривала себя в зеркале.

«Отлично, Мелиссса. То, что нужно!» — вдруг пришла мысль Асамра.

По мнению самой девушки более блекло она не одевалась еще ни разу. Обычно к этому костюму у нее всегда была бижутерия и волосы расплетены. Грустно вздохнув, девушка направилась к открытой двери.

— А вещи? — спросила она у Асамра.

— Не потеряютссся. Пойдем, мы уже на орбите. Сссейчас ты увидишь сссвой новый дом, — нетерпеливо ответил ей блондин, взяв за руку, практически бегом направился к посадочным шатлам.

Войдя на посадочную площадку, Асамр почувствовал, что Мелисса боится. В голове у нее была просто каша из странных мыслей о том, какая это ведь великая честь побывать на планете Терри. Только оделась она неподобающе, и как на нее будут смотреть такие божественно красивые террианцы. Наверное, как на мышь, на выскочку. И вообще девушка боялась приземлений. Ее опять укачает от тряски, и как же не хотелось опозориться при них. И вообще у нее ладошки вспотели.

— Мелиссса, не бойссся мы ссс тобой! И ладошки у тебя не вссспотели, просссто у тебя кровь ссстала циркулировать сссильнее от волнения, вот им и горячо. И мне никогда не будет противно держать тебя за ладонь, — подбодрил ее Алтар, протягивая руку.

Подарив ему скромную улыбку, девушка вложила свою ладошку в его большую. Тут же почувствовала, как Асамр поцеловал каждый ее пальчик. От такого внимания щечки девушки покраснели от смущения.

Когда переходили в посадочный шатл, Мелисса оглянулась в поисках подруги.

— Она не полетит ссс нами. Они ссс Аромом сссразу к нему домой, — ответил ей на немой вопрос Асамр, усаживая леару в удобное кресло, и сам пристегнул ее крепко ремнями.

— Я просто хотела попрощаться… Хотя бы, — пробормотала расстроено Лисса.

Она все же надеялась, что с подругой они будут вместе открывать новый увлекательный мир террианцев. Но все оказалось так, как и говорил Асамр. Теперь у каждого своя семья, и свои дела.

— Ну чего ты так рассстроилась из-за ерунды? Позвонит она тебе, как обуссстроитссся. Может, и мы в гости ссслетаем, — подбадривал ее блондин. Алтар лишь не отпускал руку леары, нежно поглаживая кожу большим пальцем.

Раньше посадки для Мелиссы проходили очень нервно. Страх разбиться всегда преследовал ее. И лишь присутствие террианцев помогало сейчас совладать с собой.

— Ты такая трусссишка, моя леара. Это же сссовсем не ссстрашно, — прошептал вдруг в самое ушко Асамр. Мелисса, не ожидавшая подобного, вздрогнула, оборачиваясь к нему лицом. Блондин подарил ей нежную улыбку, заверив:

— Все будет хорошо, я обещаю! Тебе у нассс понравитьссся.

— Я уверена, что понравиться. Просто вдруг я не понравлюсь твоим родителям, или родителям Алтара.

Террианцы перекинулись взглядами, хитро улыбаясь.

— Ты не можешь не понравитьссся, Мелиссса. Ты просто бесссподобна, — томно прошептал блондин.

— Ты сссовершенна, — жаркий шепот Алтара зашевелил волосы возле чувствительного ушка девушки.

Ужасно смущаясь, Мелисса опустила голову, в попытке скрыть свои алые щеки.

— Вы льстите мне, — проговорила она, пытаясь одернуть террианцев. Вот только Алтар отказывался отпускать ее ладонь, а блондин нежно поднял ее лицо. Ловя ее взгляд в плен своего, он завораживающим голосом сказал:

— Я покажу тебе, какая ты моими глазами.

Вдруг вместо лица террианца Мелисса увидела свое собственное. Глаза у нее сейчас блестели, розовые губки слегка приоткрыты, щеки с легким румянцем. Девушке нравилось смотреть на себя, глазами террианца, больше чем своими через зеркало.

Это занятие ее очень увлекало, заставляя выискивать все больше трогательных мелочей. Реснички у нее даже без косметики были очень длинные и завивались кверху. Аккуратный чуть вздернутый носик. И когда она улыбалась, появлялись маленькие ямочки. А линия губ, она никогда не могла бы подумать, что они настолько притягательные и соблазнительные. Почему — то Мелисса думала, что выглядит серьезной и взрослой, но не сейчас. Она смотрела на изумленную очень юную девушку. Вдруг лицо, теряя очертания, плавно перетекло в очень веселое лицо Асамра. Он ей задорно улыбнулся, радуясь произведенному эффекту. Мелисса громко выдохнула, приходя в себя.

— Как ты это сделал? — потрясенно спросила она.

— Обычно, леара. Для нассс это обычно, — ответил ей Асамр, нежно целуя в губы.

Не ответить на поцелуй Мелисса не смогла, полностью растворяясь в ощущениях. Вдруг почувствовала, как Алтар отстегивает ее ремни. Блондин разорвал поцелуй, сдавленно прошептал:

— Вот и притеррианилисссь, а ты бояласссь.

Осмотрев пустой шатл, Мелисса в шоке поняла, что уже все вышли, остались только они. Асамр точно знал верный способ от страха перед посадками.

Алтар ожидал, когда девушка даст ему руку, готовый помочь ей спуститься по трапу. Вот только принимать его помощь Мелисса постеснялась. Все же современные девушки непривычны к такому вниманию со стороны мужчин.

— Я сама справлюсь, — заверила его девушка, бодро вставая с кресла.

Вот только сделать первый шаг у нее получилось очень тяжело. Не понимая, что происходит, она посмотрела на террианцев.

— Наше притяжение больше, чем земное. Тебе придется потерпеть, пока не приобретем для тебя усссилители, леара. А пока Алтар тебе поможет, — объясняя непонятную тяжесть, сказал Асамр, уходя вперед. Алтар легко поднял на руки Мелиссу словно она была пушинкой. Горя от смущения, девушка обняла мужчину за шею.

— Я тяжелая. Давай сама дойду? — тихо предложила ему Мелисса.

— До вечера идти будешь. Ты для меня никогда не ссстанешь обременительной, моя леара, — от таких нежных слов в душе у девушки растеклось тепло, и она довольная положила голову на плечо, наслаждаясь жаром могучего тела.

Так они и вышли из шатла: Асамр впереди, а брюнет позади с Мелиссой на руках.

Девушка была в восторге. Она столько раз смотрела фотографии планеты Терри, но увидеть все своими глазами, оказалось более восхитительно. Террианцы очень берегли свою природу. Зелень была повсюду. Дома просто терялись в буйстве растительности. Девушка не могла налюбоваться чистым голубым небом без единого облака. Яркий белый свет звезды, террианцы ее называют Ар, заливал все вокруг, даря забытое чувство прихода лета. Словно ты ждала всю долгую зиму, вот, наконец, летние каникулы, когда можно забыть обо всем и просто наслаждаться миром.

Наследник жалел, что нельзя не представлять императору леару. Вот такую, как сейчас, она просто была соблазнительно прекрасна, переполненная искрящей радостью. Террианца поразило, как же мало Мелиссе надо для счастья. Совсем недавно она была подавлена страхом перед неизведанным, а теперь готова бегать босиком по траве. И почему именно босиком? Кожа землян слишком нежная, для такого забега, обязательно порежется об острые растения. Но что больше радовало самого наследника, это то, что сознание девушки было полностью доступно обоим воинам. Она им полностью доверяла, раскрываясь перед ними.

Бросив нехороший взгляд на истара, Ас приказал ему искать всех обидчиков леары. Они все поплатятся за причиненную ей боль. Никто не уйдет от террианского гнева. Пока Мелисса пребывала в полном восторге от вида из окна, Алтар методично записывал имена и фамилии землян, помечая для себя степень тяжести их греха. Пока не дошел до последнего имени. Вздрогнув всем телом от боли, что когда-то этот мужчина принес их леаре, Алтар большими буквами написал его имя и показал незаметно Асамру, тот лишь кивнул головой, стал искать в воспоминаниях Мелиссы как можно больше информации о неком Джаральде Харве. Уже в мыслях представляя, как он будет умирать в страшных муках.

Подлетая к императорскому дому, девушка изумленно ахнула, привлекая к себе внимание сосредоточенных террианцев. Асамр и забыл, как прекрасны цветочные дорожки, возле парадного входа. Леара не могла налюбоваться на диковинные цветы, готовая хоть сейчас бежать к ним, чтобы исследовать каждый.

Когда дверь открылась, Алтар первым вышел, чтобы взять на руки восторженную леару. Мелиссе казалось, что она попала в сказку. Каких цветов только тут не было! Ни один ботанический сад не сравниться с этими изысканными дорожками.

— Наверно, тут живут очень добрые люди, — доверительно прошептала девушка Алтару, — цветы так растут лишь в таких местах. Мне бабушка рассказывала.

Асамр, горько ухмыляясь, опередил парочку спеша к крыльцу, где стоял Адаар, вместе с рыжим секретарем, ожидая их.

— Отец ждет. Вот, одень на эрлу Мелиссу. Не пристало твоему истару таскать ее, словно императрицу, на руках, — недовольно отчитал наследника красноглазый, протягивая тонкие браслеты.

— Как скажете, наставник, — подчеркнуто холодно ответил Асамр, забирая усилители.

И сам одел их на ничего не понимающую леару. Блондин возблагодарил Великого Воина, что она не понимает террианского. Хотя и никогда не сможет понять, физиологически.

Как только наследник защелкнул очень странные браслеты, Алтар тут же поставил ее на ноги. Ходить и вправду стало легче, и землянка благодарно улыбнулась наставнику, вызывая его ответную улыбку.

— Она просто изумительна, более наивного создания я не встречал. Береги ее Асамр, ты пока сам не знаешь, какое счастье нашел.

Секретарь красноглазого открыл перед наследником двери, впуская его в просторный холл. Вот только рассмотреть что-либо у девушки не хватило времени, террианцы стремительно шли вперед. Все просто поражало роскошью и стилем: высокие рельефные потолки белого цвета, изумрудные светящиеся колонны, светло зеленые стены. Мелиссе нравилось все: и цвет и структура. Вот только картины слишком кровожадные, повествующие о сражениях террианцев.

Войдя в широкую арку, Мелисса вместе с остальными оказалась в огромном зале, наполненным большим количеством террианцев. От пытливых взглядов, обращенных на нее, девушка очень сильно занервничала и прижималась к брюнету, пытаясь укрыться от чужих глаз.

— Мелиссса, надо поклониться императору! — прошептал Алтар, наклоняясь к ней. В поисках самого главного террианца, девушка оглядела зал, пока не встретилась с красными глазами смуглого террианца. Отвести свой восторженный взгляд Мелисса сумела не с первой попытки, а подойди к возвышению, где сидело это божество и подавно. Алтару приходилось силком тащить за собой смутившуюся землянку. Сердце девушки с бешеной скоростью билось, и Мелиссе казалось, что этот стук слышат все присутствующие. Даже поддержка Алтара не очень сильно помогала трепещущей девушке, преодолеть свою стеснительность.

— Что за дивный цветок посетил мой сссад. Подними же сссвои глаза, дитя. Я хочу получше расссмотреть тебя, — прозвучал очень чувственный голос.

Не починиться ему, у Мелиссы не было сил. Но и смотреть в глаза красноглазому террианцу тоже. Сердце готово было остановиться от переизбытка чувств. Еще чуть-чуть и девушка готова была упасть в обморок.

— Не ссстоит так переживать, тебе все тут рады. И ты желанный гость в моем доме, леара моего сссына.

От последних слов, дыхание сперло в груди, Мелисса в шоке резко оглянулась на Асамра. Она, конечно, всегда называла его про себя принцем, но то что это оказалось правдой, для нее стало ужасным ударом.

Ас стоял на одном колене перед троном, осуждающе смотря на нее.

— Мелиссса, дыши и уссспокойссся, — строго приказал ей блондин.

В смятении девушка отвела глаза, совершено не понимая, за что он ее осуждает? Воздух, ворвавшись в легкие, обжег их, и она закашлялась, сквозь слезы опять посмотрела в фиолетовые глаза.

— Я не оссставлю тебя, кем бы я не был! Перессстань сссомневаться во мне, Мелиссса. Это очень больно! Я тебе уже говорил об этом! Ты моя! — мысленно отчитал ее блондин.

Счастливо улыбнувшись, девушка запоздало вспомнила, что ей следовало поклониться императору, и неумело присев в реверансе. Она, ожидая разрешения встать, прятала радостную улыбку. Но это плохо получалось. Радость грела душу, наполняя мир яркими красками.

— Идите, дети мои, развлекайтесссь. Надеюсссь вам понравитьссся, — разрешил покинуть себя император, задумчиво смотря на землянку.

После ее представления отцу Асамра, девушка смогла уже смелее разглядывать происходящее. Император поражал своей красотой. Девушка теперь знала в кого блондин такой красивый. Он не уступал отцу ни во внешности, ни в стати.

Вдруг вперед вышел наставник и встал на одно колено перед императором. Позади него так же остановился, всегда следующий тенью, секретарь. Адаар о чем — то говорил императору, тот лишь кивал на каждое сказанное слово.

И величествено хлопнул в ладоши, в зал ввели террианца. Его длинные спутанные волосы красиво мерцали серебром, когда-то были заплетены в косу. Одежда местами была испачкана темными пятнами и местами порвана. На лице виднелись следы от побоев. Все это очень встревожило девушку, она вопросительно посмотрела на Асамра, желая знать, за что так обошлись с этим террианцем.

— Это не террианец, Мелиссса. Он линтэр — наш извечный враг, — зло сказал ей Асамр, бесстрастно смотря на сопротивляющегося пленника. И девушка почувствовала ненависть блондина, практически как свою.

Продолжая рассматривать таинственного линтэра, Мелисса отметила очень красивую белую кожу, глаза отливали изумрудом. Вдруг внимание ее привлекло ухо, оно было остроконечным.

Мелисса чуть не задохнулась от восхищения.

— Это же эльф, Асамр. Это эльф! — воскликнула она, прижимаясь к Асамру.

— Милая моя, я не знаю, кто такой эльф, — пытался успокоить ее террианец.

— Ну, это же эльф! Как в сказках!

Девушка не могла подобрать слов, чтобы передать все, что она знала о представителях этой легендарной расы. Асамр понимая, что от леары не добьется ничего вразумительно, поймал ладонями лицо девушки и прошептал, вглядываясь в искрящиеся глаза Мелиссы:

— Давай я сссам посссмотрю.

Информация из воспоминаний леары сама полилась в сознание Асамра. Более светлого и чистого создания для землян не было на белом свете. Эльф — это образчик благодетели, доблести и чести. Сказки, что читала девушка в детстве, говорили о том, что более мирной расы не было в прошлом. Но эльфы ушли, оставив младших братьев жить самостоятельно.

Сморгнув пару раз, Асамр наконец смог сфокусироваться на Мелиссе. Горько улыбнувшись, он решительно разбил все ее детские грезы.

— Ах, моя маленькая девочка. Линтеры сссовсем не такие. Они ужасссны. Они уничтожают нассс, вероломно подкрадываясссь сссо ссспины. Нет более подлой расссы, чем они. Прошу, никогда не доверяй им, умоляю!

Мелисса ошарашено перевела взгляд на это милое создание, в ужасе смотря как из-под верхней губы торчали кончики клыков. Злые зеленые глаза с пренебрежением смотрели на нее, словно обливая ее грязью. Спрятавшись на груди блондина, Мелисса сразу поверила в его слова. Так не мог смотреть эльф. Она просто ошиблась.

Еще раз из-за террианца девушка решила посмотреть на линтэра, замечая, что к нему подвели капитана Линера.

— Капитан? — удивилась Мелисса.

— Да, Адаар, пригласссил его к нам, и он не сссмог отказатьссся — объяснил Алтар шепотом, опять неожиданно обдавая чувствительное ушко жарким дыханием.

По спине девушки пробежались мурашки, и она, не в силах справиться с собой, полностью отдалась мимолетному блаженству.

— Мелиссса, немедленно иди с Алтаром. Ал, быссстрее уводи ее, — девушка вздрогнула от холодного голоса Асамра.

Из-за чего блондин вдруг стал таким серьезным, Мелисса не поняла. С трудом поспевая за брюнетом, пыталась оглянуться назад, но Алтар уверенно вел ее сквозь толпу террианцев, надежно укрывающих от глаз девушки блондина и капитана

Лишь только они выбежали в распахнутые уличные двери, когда за спиной раздался страшный вой.

— Что это? — испуганно прошептала Мелисса, теснее прижимаясь к руке Алтара.

— Все хорошо, леара. Пойдем, лучше посссмотрим сссад. Это сссамое мое любимое месссто.

Брюнет смотрел на нее так трогательно, что Мелисса не могла отказать ему. Согласно кивнула головой, и Алтар повел по, только ему ведомым, тропинкам.

Мелисса с интересом осматривая все, что им встречалось на пути: цветы, деревья, фонтаны, скульптуры. Пару раз встретились парни из класса Асамра и Алтара. Провожая их заинтересованным взглядом, девушка не выдержала и спросила у брюнета:

— А почему ты не общаешься с одноклассниками? Они ведь тоже здесь.

Услышав тихий смешок, с удивлением посмотрела в лицо ухмыляющемуся Алтару:

— Почему не общаюсссь? Они мое звено. Я поссстоянно их ссслышу, леара. Сссейчассс они охраняют нассс, чтобы никто не напал.

— Ой, я не знала. А им домой не надо? Родители их не потеряют? — взволнованно спросила у него Лисса. Понимая, что это неприлично по отношению к родителям. Не сообщить о прилете домой. Ее мама всегда требует отчета, хотя бы раз в месяц, где она, с кем и когда замуж выйдет.

— О Великий Воин, Мелиссса, не переживай ты так! Они уже дома. Звено не расссходится никогда. Мы примерно как у вассс сссемья. Если я правильно понимаю значения ссслова.

Тело девушки сковало неприятное предчувствие. В сомнении оглянулась на только что прошедшего одноклассника, девушка задумалась о странном укладе жизни террианцев.

В голове у девушки неожиданно раздался смех Асамра, и он весело пожурил ее:

— Мелиссса не глупи. Ты не входишь в звено. Ты моя леара. Твои фантазии просссто поражают неприссстойноссстью!

Густо покраснев, Мелисса развернул к брюнету, чтобы увидеть, что Алтар тоже еле сдерживает смех.

— Я же не поняла. Откуда ж мне знать! — стала оправдываться перед ним девушка, еще больше стесняясь.

— Если ты хочешь, то мы позовем всссех, — томно прошептал брюнет, забавляясь, как дернулась землянка, широко раскрывая свои красивые глаза. — Мелиссса я шучу! Уссспокойссся, все хорошо!

— Ну и шуточки у вас, — обиженно прошипела девушка, вырвав свою руку, и с гордо поднятой головой прошла мимо Алтара.

— Не в ту сссторону, леара, — мысленный оклик брюнета для Мелиссы был очень неожиданным.

Остановившись, девушка удивленно оглянулась на синеглазого. Тот лишь мило улыбался и показывал, что она пропустила поворот. Девушка была вынуждена вернуться, Алтар молча протянул ей раскрытую ладонь, насмешливо смотря на рассерженную леару. А она, закусив от обиды нижнюю губу, благосклонно дала свою. Довольный покорностью леары, брюнет повернул на нужную тропинку, и они, наконец, дошли до самого красивого места в саду.

Мелисса восхищенно вздохнула от переполняющего ее изумления. Брюнет ее привел к большому фонтану, красиво окруженному цветущими оградами, скрывающих его от любопытных глаз.

Алтар остановился возле большого цветущего куста, развернулся к Мелиссе. Он с жадностью смотрел на нее, не скрывая своего желания. А девушка, не замечая взгляда Ала, села на каменный край фонтана, опустила руку в теплую воду. Такой умиротворенной Мелисса давно себя не ощущала. Сейчас она была просто счастлива. Все ее мечты сбылись — она любит и любима. Конечно, хотелось бы еще пару детей, и тогда она будет еще счастливее. Вот интересно, а на кого они будут похожи? Задумчиво обернувшись к брюнету, она встретилась с ним взглядом и не могла насладиться синевой притягательных глаз, сердце быстро билось в груди. И время для них остановилось.

— Ты прекрасссна, леара. Восссхитительна и желанна, — прошептал он ей, осторожно склоняясь к ее губам и нежно целуя.

* * *

Когда Адаар провел Джона в большой зал, того очень удивила реакция на него присутствующих. Не было ожидаемого пренебрежения. Лишь вежливый интерес. И тот с трудом проскальзывал на бесстрастных лицах террианцев. Джон и сам с большим интересом рассматривал большой зал, придворных террианцев, императора. Все были торжественно одеты, мило беседовали, многие просто молча рассматривали других. И все это с бесстрастными лицами, даже женщины не отличались эмоциональностью, не позволяя себе больше, чем вежливо улыбаться.

К Джону никто не подходил, он стаял в полном одиночестве следя, как Адаар преклонил колено перед своим императором. Красные глаза того очень внимательно смотрели на Ада. Линеру показалось, что как-то слишком пристально, ревность всколыхнулась в груди. Мужчине резко захотелось выпить чего-нибудь горячительного, чтобы заглушить эту горечь. Оглянувшись в поисках выпивки, с сожалением отметил, что у террианцев спиртное тут никто не разносит, и вообще похоже не принято пить.

Вдруг все странно зашевелились, слегка придвигаясь вперед. Подойдя с остальными, мужчина увидел как двое охранников ввели в зал террианца, руки которого удерживали за спиной браслеты. Его остановили около возвышения перед императором, и Линер смог тщательнее рассмотреть очень красивого блондина, чьи длинные волосы обрамляли бледное аристократическое лицо. Зеленые глаза выделялись яркими озерами. Оглянувшись на громкий вздох, Линер увидел на так далеко от себя Мелиссу, которая прошептала: «Эльф». Обернувшись к террианцу, Джон заметил остроконечные удлиненные уши.

Когда-то он что-то читал про эльфов, то ли в сказках, то ли в древних рукописях. Красота блондина поражала воображение своим совершенством. Дух захватывало от этой красоты. Создание, странно дернувшись, повернулось сначала в сторону Мелиссы, а потом посмотрело прямо в глаза землянину. Сердце у Линера пропустило удар, дыхание сбилось. Ничего кроме ненависти и презрения в зеленых озерах не было!

Но образ эльфа от Джона закрыл собой Адаар. Красные глаза смотрели зло, неприкрытая ревность читалась в них. Мужчине понравилось, что красноглазый переживает за него, и подарил Аду самую теплую улыбку, на которую был способен.

Террианец, вдруг очень серьезно посмотрел на землянина и, глубоко вздохнув, словно решаясь сказать, что-то очень важное, заговорил:

— Джон, просссти родной, но я должен кое — что ужасссное расссказать тебе. Твоя ссстанция… Твоей ссстанции больше нет…

Все тело землянина онемело от потрясения.

— Что? Что ты сказал? — прошептал Линер.

— Твоей ссстанции больше нет, — повторил Адаар, сжимая от боли сильнее зубы.

От ужаса Джон не мог произнести ни слова, сердце стянуло ледяным обручем, медленно сжимая его все сильнее.

Линер, не отрываясь смотрел в лицо террианца, пытаясь убедиться, что тот шутит. Но Адаар не улыбался, прямо смотрел ему в глаза. Отказываясь верить, мужчина отступил от террианца назад. В голове не укладывалось, как такое могло быть!

Красноглазый обхватил его лицо руками, с сожалением всматриваясь в бледное лицо Линера.

— Это правда, я не вру! Вот тут записссь, она подтвердит мои ссслова, — пытался доказать правдивость своих слов прокричал красноглазый.

Джон перевел взгляд на появившийся экран. На нем шло видео, как станцию атаковал военный звездолет землян. Как не в состоянии вовремя среагировать его станция медленно разваливалась на куски. Слезы встали в глазах, скрывая от Джона ужас реальности. Его детище, его любимое дело было уничтожено, стерто с лица Вселенной. Все дорогие ему люди, все умерли.

— Анита, там же была Анита, — потрясенно прошептал Линер, пытаясь подойти к экрану. Но Адаар, обняв его за талию, не дал ступить ни шагу. Встретившись с ним взглядом, Джон увидел, что Ад тоже еле сдерживает слезы. Крепко прижав к себе террианца, Джон наконец дал волю слезам.

Но Адаар, слегка отстранившись, сам обнял землянина, и, прижав к себе его голову, тихо на ухо прошептал:

— Это сссделал твой отец. Он решил, как у вассс говоритьссся, сссжечь мосссты, чтобы тебе не было куда возвращатьссся. Он всегда забирает у тебя всссе сссамое ценное и дорогое. Он уничтожил всссех, кто тебе был дорог. Оссстался только я.

Душа у Джона была разорвана в клочья, не осознавая себя от горя, он рыдал в голос, крепче прижимаясь к любимому. Безысходность ломала волю Линера, лишая желания жить. Слезы текли по искаженному от боли лицу землянина.

А в это время на полу кривился линтэр, прикрывал руками уши, тело его сворачивало судорогами, страшный вой вырывался из груди.

Многие террианцы тоже не могли вынести страдания землянина, падая на колени. Только сильнейшие смотрели на них с бесстрастными лицами, подчиняя слабых себе.

Император удовлетворенно смотрел, как перекраиваются дома, вливаясь один в другой. Более мирной перестройки на его веку еще не было. Никаких кровопролитий, вражды. Все быстро и мирно укрепили свои дома и позиции. Рыжий истар Адаара тоже не выдержал эмоционального накала и, сжалившись над своим верным шпионом, император привязал к себе мучавшегося рыжего, подавляя в нем чужие эмоции, очистил сознание. Сочувственно покачав головой, отец горестно вздохнул, что у Адаара так и не восстановилась сила истинного илтара. Не может больше сын удержать надолго звено.

Величественно наблюдая, как перед ним на полу извивался линтэр, император подозвал к себе Адаара. Наставник осторожно отцепил от себя землянина, аккуратно заставляя его сесть на предложенный стул. Сам же быстро подошел к трону.

— Сын мой, это просто бесподобно. Надеюсь, что твой проект возымеет такой же успех, как и этот показ. Я даю тебе добро на открытие совместного интерната. И скоро наши враги падут ниц к нашим ногам, как этот гнусный шпион.

— Рад стараться, отец, — с трудом промолвил Адаар, контролируя сладкую боль, что всецело захватило его тело.

Император, осмотрев полный зал потрясенных, но довольных террианцев, громко возвестил:

— Итак, подданные планеты Терри, мой старший сын подтвердил теорию Высших. Землян можно контролировать, мы уже не поддаемся как прежде их эмоциям, в отличие от всех остальных рас. Поэтому, подчинив землян, мы сможем завоевать галактику. Так давайте вместе начнем строить наше счастливое будущее.

Как только закончилась речь отца, Адаар стремительно направился к Джону. Резко дернув его за ворот пиджака, потянул в сторону выхода. Все внутри у него клокотало от злости и ревности.

Джон тоже злился, он просто не мог не злиться на отца. Ведь террианец прав. Отец всю жизнь контролировал каждый шаг сына, не давая ни минуты свободы. Методично разрушая и ставя палки в колеса, не позволяя сыну исполнить свои мечты. А станция, сколько трудов стоило Джону выбить себе должность капитана. Как он вкалывал, постоянно решая вопросы, которые не могли возникнуть на совершенно новой станции. Сколько было диверсий, но Линер стиснув зубы, разруливал последствия после них, шагая дальше. Как он мог уничтожить мирных людей, в голове у Джона не укладывалось. Боль от понимания, что больше нет Аниты, горячим железом прожигало сердце.

Из своих тягостных мыслей, Линера выдернул громкий звук захлопывающейся двери. Оглянувшись, мужчина отметил, что Адаар привел его в чью-то комнату. Сам террианец холодно смотрел на него, сильно сжав зубы.

— Значит, нет ничего ссстрашнее, чем потерять меня? Но потеряв свою леару, ты ссслишком сссильно ссстрадаешь, не находишь? Тебе не кажется, что чересссчур сссильно? Ты опять врал мне! Сссколько можно, Джон? Сссколько можно обманывать меня?

— Адаар, ты не понимаешь? Станции больше нет, нет никого, с кем я работал на протяжении стольких лет. Кого я любил! Отец уничтожил все! Ты единственное, что у меня осталось!

Красноглазый вплотную пошел к землянину, громко прокричав в лицо:

— Ты ее любил больше меня!

Джон обнял Адаара, страстно целуя его в губы. Без слов он пытался передать возлюбленному свою любовь и боль, желал объяснить ему, на сколько дорог для него террианец. Слегка отстранившись, Джон злобно прошептал:

— Не смей, ее сравнивать с собой! Она та, что заменяла тебя. А тебя я любил и люблю всю свою жизнь. И в знак уважения к мертвой, не смей к ней ревновать. Она тебе не конкурент!

Звон хлесткой пощечины оглушила Джона, а кожу больно обожгло.

— Джон, ты будешь сссо мной до конца. Забудь всссех! Ты мой! — прошипел разозленный до предела Адаар, прижимая руку к своей покрасневшей щеке.

— Я твой, любимый, только твой, — прошептал Линер красноглазому, с трудом успокаивая свой гнев.

— Вот и ссславно, жессстокий мой, — тоже быстро успокоился Адаар, — А сссейчассс давай прими ванну. И уже завтра начинаетссся для тебя новая жизнь, — волнующим голосом сказал он, медленно снимая с Джона рубашку.

Линер заворожено следил за плавными движениями террианца, громко вдыхая сквозь зубы воздух.

— Я ссскоро приду, а ты жди меня, — прошептал террианец, скрываясь за дверью, оставляя землянина одного.

Скинув с себя одежду, он прошел в душ. Дав горячей воде снять весь негатив сегодняшнего дня. Как бы ни крепился мужчина, но воспоминания скрутили его, и, подставляя лицо под струи воды, он дал волю слезам. Джон оплакивал всех, кто погиб на станции, всех, кто был ему дорог. Он вспоминал, как новым капитаном только лишь взошел на капитанский мостик. Как первый состав офицеров отдал ему честь, как он принимал присягу. Первое появление секретаря Линды. Ее ласковые глаза и нежные руки. Та, что всегда помогала ему в сложных ситуациях. Он вспоминал каждого, он знал их поименно. Аниту пытался не вспоминать, желая думать о ней как о живой.

Мужчина долго стоял в душе, изливая свое горе. Когда слез не осталось, в душе образовалась пустота, которая медленно заполнялась ненавистью к виновнику. К тому, кто обманывал его на протяжении стольких лет.

— Ты заплатишь, отец, мне за каждого! Я отомщу тебе. Все узнают твою черную душу. Я обещаю тебе, отец. Ты заплатишь мне! — в сердцах прокричал Джон, больно впиваясь ногтями в ладони.

Как он вытирался полотенцем, и ложился на кровать, Линер не запомнил, забываясь тревожным сном.

— Все завтра, завтра — шептал Джон, — завтра начнет новая жизнь.

* * *

Миле потребовалось время, чтобы осознать себя стоящей на горе. Теплый ветер сильными порывами развевал волосы девушки. Местность была смутно знакомой ей. Это точно была Земля. Солнце медленно поднималось над горизонтом сквозь оранжевую дымку.

Мила вспомнила, она встречала уже так Солнце, только чуть выше. Там была площадка, куда проводили гиды туристов. Точно, это гора Моисея! Как же она могла забыть! Быстро поднявшись по тропинке наверх, Мила смогла найти ту площадку, но она была занята. Аром сидел к ней спиной, ветер красиво развевал густые длинные волосы, цвета летней листвы.

Радостно улыбнувшись, рыжая подошла к любимому, осторожно прикрыла руками глаза, и томно прошептала на ушко:

— Отгадай кто?

— Сссамая красссивая, сссамая сссоблазнительная, сссамая наглая, сссамая бессстыжая, сссамая рыжая, сссамая любимая моя землянка, — перечислял террианец, осторожно убрав ладошки девушки и, с каждым комплементом, нежно целовал их.

— Не отгадал, я не такая, — игриво надула губки Мила.

— Ну, значит, это не ты! Моя любимая именно такая! — пожав плечами, весело сказал Аром.

Вырвав свои руки, девушка слегка ударила его по спине. За что была, неожиданно перекинула через плечо, и аккуратно уложена на колени, лицом к небу.

— А что мы тут делаем? — спросила у Арома рыжая, счастливо улыбаясь ему

— А мы где, Мила? — уточнил Аром у девушки, всматриваясь в горный пейзаж.

Поудобнее садясь между ног террианца, рыжая откинулась на мужскую грудь. Руки Арома тут же обняли ее, укрывая от теплого ветра.

— Как то давно я ездила сюда отдыхать. Ну, то есть на море приехала, купила экскурсию и ночью ползла на эту гору несколько часов, чтобы встретить здесь восход солнца. Нам рассказывали красивую легенду, что отсюда Создатель Моисею дал заповеди для людей. И всякому, кто добирается до вершины горы, прощаются все его грехи. Когда солнце взошло, я сидела здесь и мечтала, что вот так буду встречать восход со своим любимым человеком. Мечта сбылась, мы с тобой встречаем восход! Вместе… — под конец рассказа голос у девушки осип. Горло сдавило от слез, счастливо улыбаясь, Мила положила голову на крепкое плечо Арома.

— Мила, тебе больно? Давай уйдем отсссюда, — встревожился террианец.

— Нет, что ты. Я счастлива!

— Тебе больно, я же чувссствую! — настаивал Аром, пытаясь заглянуть в лицо девушки.

— Аром, это слезы счастья! Мне сейчас очень хорошо. Честно! — заверила его рыжая, поворачиваясь к нему.

Террианца успокоила улыбка и светящиеся радостью глаза девушки, но не ускользнули ни красный нос, ни слезы.

— Я, наверное, никогда не сссмогу тебя понять. Ты нассслаждаешься болью? Или сссчассстье приносссит вам боль? Почему так у вассс всссе сссложно? — печально пожаловался Аром леаре.

— Ну да, я сама себя не всегда понимаю. Но сейчас я бы вечность тут с тобой провела! Тихо, спокойно и никого нет кроме нас. Это рай! Наш маленький персональный рай!

Над смотровой площадкой повисла тишина. Молодые люди думали каждый о своем, наслаждаясь друг другом.

— Я тут уже давно сссижу. И не понимаю, где я. Вроде сссилу надо рассскрыть в сссебе. А не знаю, где и иссскать. И привязка пропала, не могу ее увидеть, — поделился своими мыслями Аром через несколько минут, — Да и Сссолнце ссстранно поднимаетссся, ссслишком медленно. Сссначала думал, не движетссся оно, но ошибссся.

Мила посмотрела на свои руки, как не пыталась, вязь привязки тоже не видела.

— Это, наверное, от того, что мы в моих воспоминаниях. А Солнце так и не взойдет. Я этого не хочу. Когда оно поднялось выше этой дымки, началась адская жара и развеяла прекрасный момент единения со Вселенной, — ответила ему девушка.

Размышляя о том, как найти то, зачем он сюда пришел, Аром задумчиво спросил у леары, оглядывая очередной раз горные склоны.

— А кто был этот Моисссей? Я изучал вашу религию. Но вот что-то не помню его.

Удивленно взглянув на сосредоточенное лицо драгоценного, Мила не понимала, зачем террианцу изучать их религии, но все же ответила на вопрос:

— Ну, Моисей он пророк. С ним Создатель общался, и на этой горе он принял от него десять заповедей. А может их было больше? Я плохо помню, но основные: не убей, ни укради…

— Ссстоп, — резко остановил Аром девушку, — почему не убей?

— Ну, ты же не Создатель, чтобы решать кому умирать, — возмутилась девушка, объясняя простые истины террианцу.

— Ссстранно, илтар имеет полное право убить ссслабейшего, ненужного члена звена. А врага убивать надо не задумываясссь, иначе это сссделает он. Какой у вас глупый Сссоздатель! Я потрясссен! — резко высказался террианец, заглядывая в испуганные глаза Милы.

От потрясения рыжая отодвинулась от мужчины. Но выбраться из плена сильные руки ей не дали.

— Ты… — никак не решаясь обозвать Арома, девушка пыталась найти слово помягче, — это ты глупый! Кто вам дал такое право убивать всех и вся!

— Великий Воин возвессстил этот закон! Мила перессстань ругаться, я же все ссслышу! Что еще нельзя вам делать? Красссть? Почему? Ведь сссильный может брать все, что сссможет отвоевать! А ссслабый сссам не будет сссражаться, очевидно же, что проиграет. Ему проще сссразу отдать всссе, что хочет сссильнейший.

— О Создатель, что же вы за дикари! — в ужасе прошептала девушка, хватаясь руками за голову, — А я думаю, чего это ты такой спокойный. Меня тут могут у него забрать, а ты и драться за меня не собираешься!

— Ради тебя я пойду на всссе! Я теперь очень сссильный. Главное понять, что это за сссила и как ее рассскрыть! — твердым голосом ответил ей Аром, пытаясь успокоить нервную леару.

Вот что опять ей не нравиться? Все законы террианцев были просты и предельно понятны.

— А не возжелай жены ближнего твоего? Что ты мне на эту заповедь скажешь, — прошипела Мила, готовая с кулаками наброситься на недоходчивого террианца

— Если у нассс появиться ссс ней привязка, то я не сссмогу ничего сссделать! И не надо делать такое сссвирепое лицо, Мила, оно тебе не идет! — честно ответил Аром, уворачиваясь от града ударов рыжей.

— Я тебе покажу привязку! Такую тебе привязку покажу! Мало не покажется! Сразу все сможешь! — приговарила Мила, пытаясь посильнее ударить сопротивляющегося террианца.

— Мила уссспокойссся, я приказываю! — резко крикнул на нее мужчина. Как только тело перестало повиноваться землянке, террианец зло сощурил глаза, и, усадив девушку как раньше к себе спиной, прижал ее к груди.

— Милая моя, ты должна понять. Я от тебя ничего не ссскрываю. Твоя привязка очень сссильная, и ни Асссамр, ни Адаар ее пробить не сссмогли. Но привязка с леарой происссходит по взаимному притяжению. Если двое понравились другу, то сссвязь уссстановитссся. Тут я не влассстен над сссобой. Это химические процесссы. Ссскажи, что ты хочешь, чтобы я сссделал?

Злые слезы прочертили мокрые дорожки на щечках Милы. Как бы трижды не был прав Аром, Мила не желала делить его с кем-то еще.

— Обещай, что не будет никого, кроме меня! Я прошу тебя! Ты просто убьешь меня изменой. Я не прощу тебя! Слышишь, никогда! И если ты меня любишь, то пообещай, никого, кроме меня! — прошептала сквозь всхлипы девушка, всем сердцем желая, чтобы террианец сделал так, как она хочет.

— Если ты умрешь, то и мне жизни не будет. Ты ссслишком для меня ценна. Ссскорее всего, привязка ссс новой леарой не будет полноссстью уссстановлена, и у меня не оссстанется якоря, который удержит меня здесссь, посссле твоего ухода. Мила, можешь не рассстраиватьссся так сссильно, — пытался успокоиться девушку террианец.

— Ты издеваешься, — истерически взвизгнула рыжая, — А ну клянись, что не будет никакой другой леары! Я приказываю тебе!

— Клянусссь, не будет другой леары, — тут же ровным голосом проговорил Аром.

— Спасибо, я бы ее убила бы. Я не отдам тебя никому, ты только мой, — шептала девушка, с трудом сдерживая рыдания.

А террианец, ухмыляясь, поражался, как землянка продолжает доминировать над ним, полностью отдаваясь его власти. Все же земляне непонятные существа.

— Отомри, леара, — приказал он ей, чувствуя, как она расслабляется в его объятиях, — Сссолнце опять у сссамого горизонта. Как ты это делаешь, как управляешь этим мессстом?

— Это же мои воспоминания, просто хочу, вот и получаю, что желаю.

— Просссто хочешь? Подожди, просссто хочешь и всссе? — дикая мысль озарила террианца, теперь он в шоке смотрел на притихшую леару.

— Разве так можно? — мысленно удивился Аром.

— Конечно, почему нельзя — пришел мысленный ответ от Милы. Девушка даже не заметила, что не произносила ничего вслух, все так же задумчиво следя за желтым кружком Солнца.

— У нас вообще есть мудрая мысль какого-то из древних: Человек может все! Стоит только захотеть! Я вот пытаюсь жить по этому принципу. Я когда тебя увидела, знаешь как захотела? И вот ты мой. Хотела сидеть с любимым на горе, сижу. Все наши желания материальны, просто сильнее надо желать их, — продолжала философствовать Мила, прикрывая рот ладошкой, не в силах сдержать зевоту. А Аром потрясенно смотрел на медленно тающую в руках землянку. Когда образ девушки растаял полностью, террианец встал в полный рост.

— Просто захотеть? Как все у них просто. Иметь такую силу, и не пользоваться ею. Высшие, теперь я понял, почему вы не уничтожили землян — свой неудавшийся эксперимент! Оставили себе возможность перерождения в этих творениях? Ведь в них частички вашей божественной силы, — горько усмехнувшись, Аром зарылся рукой в свои зеленые волосы, — Все гениальное — просто. Мила, ты невероятна. Дать такую силу, такую власть, которой я не смогу пользоваться, не привлекая к себе внимания, — вдруг он закричал, не сдерживая слезы и боль, — Как же ты все просто решила за меня! Зачем, Мила, зачем ты сделала меня Создателем? Глупая моя леара! Зачем?

Упав на колени, террианец, зажмурившись, стал желать, наполняя себя силой. Он нашел то, что искал и смог открыть все резервы, окунаясь в потоки силы с головой.

* * *

Асамр нашел свою сладкую парочку все там же у фонтана. Алтар лежал на земле, положив голову Мелиссе на колени. Он рассказывал ей смешные истории из их детства. Девушка звонко смеялась, осторожно перебирая волосы брюнета. Свои она распустила, и они слегка покачивались от дуновения ветра. Асамр не мог понять, от чего он не злится, смотря на них как прежде, почему ему нравиться любоваться идиллией, царящей сейчас. Его леара напоминала ту нарисованную. Только Мелисса была живая и сейчас она была тут с ним. Асамру вспомнился только что состоявшийся разговор с отцом. И наследник дал себе слово, что свою леару, он не отпустит от себя, как непредусмотрительно сделал отец. Мелисса будет следовать с ним всегда и всюду. Она разделит с ним его жизнь.

Вдруг парочка увидела его и Мелисса, радостно улыбаясь, помахала рукой. Легко подбежав к ним, Асамр сел позади девушки, теснее прижимаясь к ней.

— Ты восссхитительна, — прошептал он Мелиссе, с удовольствием смотря, как она от смущения спрятала лицо руками.

— Перестаньте расхваливать меня, а то я могу и поверить, — глухо попросила леара.

— И что? — весело подначил Ал, забавляясь наравне с блондином.

— А то, — убрав руки, Мелисса серьезно посмотрела на искрящиеся от смеха синие глаза брюнета, — стану как Мила, — закончила свою мысль.

— Да уж, как Мила не надо. Ты мне такая нужна, — скривился Алтар.

Асамр тихо рассмеялся вместе с леарой над недовольным истаром. Глубоко вдохнув яблоневый аромат красных волос, блондин тихо заговорил о том, о чем он беседовал с отцом:

— Мелиссса, отец назначил меня помогать директору в обучении землян в нашем интернате. Ты не будешь против, если мы не оссстанемся здесь, а будем жить в небольшом отдельном доме. Там, правда, ссслуг будет очень мало, но нуждаться ты ни в чем не будешь. Повар умеет готовить земные блюда. И женщин в твоем подчинении будет предоссстаточно.

— Глупый, конечно, нет. Я за тобой хоть на край света! — легко согласилась Мелисса, довольно щурясь в лучах звезды Ар.

— А еще Адаар предлагает тебе должность воссспитателя для младших земных класссов. Если не хочешь, то откажисссь. Тебе не надо работать, просто нассставник велел передать тебе это предложение, — недовольно добавил Ас, сам бы он не хотел, чтобы она работала.

— Я хочу. Мне нравиться заниматься с маленькими. Они такие смешные и добрые. И я привыкла работать. Так что если вы не против, то я согласна.

— Ну, раз сссогласссна, то так и быть. Развлекайссся. Но если ссстанет тяжело, то сссразу откажемссся! — недовольно отрезал блондин, теснее прижимаясь к леаре, которая тихонько посмеивалась над сердитым террианцем.

В голове Асамр все прокручивал слова Адаара, которые тот сказал ему у отца.

«Землянами можно управлять только через их любовь. Заставь их влюбиться в тебя, и они сами все сделают, о чем бы ты не попросил. Они даже жизнь за тебя отдадут! Больше ничем ты не сможешь сломить эту расу. Они вынесут любую боль, но не сдадутся. А их эмоции…. Ты сам видел и чувствовал, как они действуют на другие расы. С ними никто и не общается, только мы может выдержать. Поэтому мы сильнейшие, поэтому мы и завоюем за счет землян все остальные расы. Осталось лишь научить покорять сознания землян остальных террианцев».

* * *

Мила слушала мерное дыхание Арома, с ним явно было что-то не так. Но девушка боялась разбудить его, помня о предупреждении красноглазого, продолжала ждать пробуждения. Вдруг дыхание террианца ускорилось, и ресницы слегка затрепетали. Мила радостно села возле мужчины. И вот Аром открыл глаза черные, словно летняя ночь.

— Ой, — не удержалась девушка, с восхищением всматриваясь в это чудо.

— Привет, любимая, — прошептал осипшим голосом Аром, притягивая девушку к себе.

— Привет, любовь моя. Ты проснулся?

— Да, но давай еще полежим вмесссте, — предложил ей Аром, зарываясь руками в мягкий шелк волос рыжей.

— Как скажешь, драгоценный, — покорно ответила ему Мила, с облегчением понимая, что странный транс, наконец, закончился. Она до сих пор вспоминала свой странный сон, не понимая хороший он был или кошмарным.

А Аром, ухмыляясь, подчинял пространство себе, маскируя свою силу и силу Милы, чтобы никто не мог догадаться, кто проснулся в лице террианца.


*истар— второй лидер звена.

** илтар — первый лидер звена.

*** леара — возлюбленная (та с кем происходит привязка у террианцев)


Оглавление

  • Пролог
  • Новая воспитательница
  • Начало беды
  • Сделать выбор
  • Нет права на отказ
  • Последний день
  • Последняя ночь
  • Сила убеждения
  • Любовь во всех проявлениях
  • Противостояние
  • Новый дом
  • Конечный пункт путешествия