Адаптация к взрослой жизни (fb2)


Настройки текста:





Ярослав Че Адаптация к взрослой жизни

От автора

Это история совместной студенческой жизни, на съемной квартире, двух парней и пяти девушек. События реальны и происходили ~20 лет назад. По различным причинам многие моменты изменены (к примеру, невозможно помнить дословно все разговоры, спустя столько времени)

Рядом с номером главы в скобках указаны даты выхода данной главы на официальный сайт автора. В книге присутствуют сцены 18+, доступные на сайте лишь по платной подписке. Данный файл является незаконной копией :D с нарушением авторских прав, но кого это волнует?


Глава 1 (01.11.2018) Необычная квартира


Это было лето новых надежд, переживаний и впечатлений. Я только что успешно сдал экзамены в аграрный университет и переехал жить в деревню. Такова была особенность вуза, основанного более ста лет назад: он располагался не в городе, а в деревне. Университетские корпуса соседствовали с полями, прудами, пастбищами, коровниками, свинарниками и всем подобным. Это был необычный, замкнутый и самодостаточный мир, к которому мне, жителю областного центра, совсем непросто было привыкнуть. Не то чтобы это был первый опыт деревенской жизни, все-таки в детстве я довольно много времени проводил у прабабушки с прадедушкой в селе. Но одно дело ‒ провести месяц летом, и совсем другое ‒ переехать на постоянной основе.

Я рассчитывал, что поселюсь в общежитии и это пристанище, пусть и с некоторыми неудобствами, не будет кардинально отличаться от городской квартиры. Но на летней практике перед первым курсом выяснилось, что мест в общежитии на всех не хватит, единственный доступный вариант ‒ быть седьмым-восьмым в четырехместной комнате, где установлены вместо обычных коек двухэтажные «нары». Я в принципе был не против попробовать такой экстрим, но моя мама, единственный раз после моего зачисления посетившая университет для встречи с деканом, была категорически против:

‒ Ты же не сможешь заниматься! ‒ воскликнула она. ‒ Там один стол на восьмерых, и для еды, и для учебы. Нет уж, лучше мы с папой напряжемся и снимем тебе квартиру.

Во время летней практики мне все же удалось пожить в полупустом общежитии, где я успел подружиться с однокурсником Виктором, черноволосым парнем невысокого роста, но крепкого телосложения. В детстве, в результате травмы, он потерял правый глаз и, хотя носил стеклянный протез, получил гордую кличку Пират. Приехал он из городка-спутника областного центра, поэтому домой мы добирались на одном автобусе, там и познакомились, еще до вступительных экзаменов.

‒ Что-то мне тоже в общаге жить расхотелось, ‒ заявил Пират как-то утром, за день до окончания практики. ‒ Давай вместе частную квартиру искать, так гораздо дешевле будет, я тебе зуб даю!

‒ Хорошо, давай. Только не представляю, как это делается, ‒ честно признался я. ‒ Всегда с родителями жил и понятия не имею, как жилье снимают. Объявлений на столбах что-то не видел, не будешь же во все квартиры подряд стучаться?

‒ Не ссы в компот, там повар руки моет! ‒ важно ответил Пират любимой поговоркой. ‒ Завтра дядька мой должен приехать, мы с ним найдем кошерный вариант, можешь вообще не париться.

Витек был старше меня почти на два года и все время строил из себя человека опытного и бывалого. Я же чувствовал себя крайне неуверенно, оказавшись впервые в свои шестнадцать лет вдали от дома и родителей. Надо признаться, что детство мое было хоть и счастливое, но достаточно одинокое, я никогда не находил общего языка с коллективом. Одноклассники нередко меня били и подвергали травле, ведь худой ботаник почти не пытался дать сдачи. Это стало одной из причин. моего решения уехать из дома и поступить на ветеринарный факультет. Хотелось начать жизнь с чистого листа там, где меня никто не знает, и теперь уж не распускать нюни, а стать по-настоящему крутым! Но поселившись в общаге, я быстро убедился, что себя так просто не переделать, и поэтому сразу ухватился за более опытного друга, готового дать «мудрый совет» по любому поводу. Предложение вместе снять квартиру выглядело привлекательным еще и потому, что Пират неплохо готовил, а мои кулинарные способности ограничивались стандартной глазуньей, и даже попытка поджарить картошку с тушенкой закончилась загубленной чужой сковородкой. Она долго стояла на подоконнике, наполненная водой: незадачливый повар надеялся, что пригоревшая картошка откиснет и удастся ее отскрести.

По окончании практики, которая заключалась в уборке и покраске помещений на кафедре клинической диагностики, Пират заявил:

‒ Не бойся, Ярик, все образуется. Приедешь сразу с вещами. Встретимся тридцатого августа в