Шатун 3 (fb2)


Настройки текста:



Василий Евстратов
Шатун 3

Пролог

По ночному городу не спеша шла молодая девушка. Маргарита Зверева буквально месяц как закончила школу и готовилась к поступлению в институт. Переполняющее чувство радости, которое не покидало ее после окончания школы, сегодня было омрачено очередной ссорой с ее парнем.

Медленно идя по пустынным в эти предутренние часы проходным дворам, сокращая так путь домой, она раздумывала о том, стоит ли в очередной раз мириться с Сашкой или уже набраться наконец решимости и раз и навсегда порвать с ним все отношения. За эти три года что они встречаются, они частенько ссорились. Но так, ничего серьезного. Зато в последнее время – это частенько, постепенно перерастает – в постоянно. А «ничего серьезного» – постепенно переросли в довольно громкие скандалы с переходом на личностные оскорбления.

Вдоль улицы пролетел порыв холодного ветра, и Рита, зябко передернув плечами, остановилась и принялась недоуменно оглядываться. Что-то было не так. Но вот что именно, она понять не могла, хоть всем нутром чувствовала, что что-то не так, да и холодные мурашки после порыва ветра не спешили покидать ее тело. В душу закрался беспричинный страх, терзаемый непонятно откуда взявшимися дурными предчувствиями.

Откуда-то потянуло противным кисловатым запахом, а в темных углах, куда не доставал свет фонарей, начал потихоньку скапливаться туман и из-за его медленного там шевеления, ей казалось, что оттуда за ней кто-то наблюдает. Стало совсем страшно и Рита, обняв себя руками за плечи и костеря на все лады своего, теперь уже точно бывшего парня, шустрей застучала каблуками, постоянно оглядываясь по сторонам. Так как ей, из-за пока еще легкой дымки тумана в темных углах, постоянно казалось, что какие-то чудовища, которые там притаились, только и ждут момента чтоб на нее напасть.

– Ай! – от испуга она аж на метр в сторону отпрыгнула.

Из-за оптового магазина, мимо которого она только что проходила, из клубящегося в темных углах тумана выскочили три крысы и громко попискивая шустро побежали дальше по дороге.

Спину обдало еще большим холодом от совсем уже нехороших предчувствий, и она уже чуть ли не с паникой, вертя головой во все стороны, поспешила домой, где, только приняв горячий душ, смогла немного успокоиться и прогнать поселившийся внутри нее ужас. Легла на кровать и накрывшись одеялом с головой, заснула беспокойным, полным тревожных видений сном.

Маргарита уже не видела, как город все больше погружается в неприятно пахнущий туман, который уже не довольствовался закоулками и разными углами. С рассветом он выбрался оттуда и начал распространяться, заполняя собой улицы города. А когда совсем рассвело, он особенно сильно, как-то резко сгустился и казалось, что именно из-за этого он начал потрескивать, пока еще редкими электрическими разрядами. Но эти разряды постепенно набирали обороты – сверкая все чаще и вот, особенно сильная молния пронзила этот молочно-серый покров, накрывший собой весь город и ближайшие к нему окрестности, и разорвала его на части. Разряды сразу же прекратились, а туман начал быстро расползаться, также быстро истаивая.

Спящая беспокойным сном девушка еще не знала, что терзаемые ее по пути домой предчувствия – сбылись. И ее любимый город уже начали наводнять воображаемые ночью монстры. А все потому, что городу, в котором она прожила семнадцать счастливых лет, крупно не повезло.

Он провалился в ПЕКЛО!

Глава 1

Спящий город заволокло довольно густым туманом, свидетелей которому почти никого и не было. Только таксисты и другие ночные работники могли с удивлением наблюдать это никогда ранее невиданное явление. Столь сильных туманов этот город еще не знал. Но удивление их на этом не прекратились: по туману пошли электрические разряды, которые довольно быстро переросли в полноценные молнии. И вот, после последней, особенно сильной молнии, туман начал быстро расползаться – истаивая.

Таксисты, которые пережили не очень приятные минуты в своей жизни, вышли из машин и принялись активно обсуждать случившийся феномен.

Они не видели, как после последнего, особенно сильного разряда молнии, на крыше одного из высотных домов непонятно откуда появилась колоритная парочка: среднего роста красивая брюнетка и высокий, крепко сбитый парень с вскочившим ему на плечо похожим на кота зверьком. Но не это привлекло бы к ним внимание, случись кому увидеть их появление. Все дело в том, что эта пара была хорошо вооружена и экипирована. Как будто на войну собрались. И совсем непонятно, почему они, после недолгого полного недоумения осмотра окрестностей, назвали этот город – Пекло!

* * *

– Как мы тут оказались?! – в шоке оглядываясь по сторонам, спросила у меня Лиса.

– Понятия не имею! Но об этом потом будем думать! А сейчас, нам нужно где-то хорошенько спрятаться, чтоб твари до нас не добрались.

Голова казалось сейчас взорвется от переполнявших ее мыслей. Только что мы спокойно шли по мертвым кластерам вслед за Ходоком, нашим проводником через черноту, и тут непонятный туман, который очень быстро собрался и вот, мы каким-то непонятным образом оказались на крыше высотки какого-то только и понятно, что очень большого города. Чтоб это понять, даже не нужно было видеть сам город, который сейчас утопал в тумане. Куда не глянь, на очень большом расстоянии от нас, везде клубился этот туман и только крыши высотных домов возвышаются над ним, подсвеченные восходящим солнцем, создавая ощущение, что находишься над облаками.

Медлить больше было нельзя. Я буквально кожей ощущал, как твари уже сейчас захлестнули окраины этого города, врываясь в квартиры ничего не подозревающих жителей, прерывая самые сладкие утренние минуты сна ожившим кошмаром. И эта волна тварей постепенно заполняет собой город, двигаясь в нашем направлении. И если мы не хотим встречать их грудью, то желательно найти хорошее укрытие, пока у нас есть на это время.

С удивлением заметил, что Лиса до сих пор не отпустила мою руку, все также крепко держась за нее.

– Так, Лиса! Тормозить нам некогда! – высвободил свою руку из ее и указал на стоящих на другой стороне проспекта таксистов. – Бежим к ним, чуть прокатимся, пока есть такая возможность.

– Ты что-то придумал? – с надеждой посмотрела она на меня.

– Есть пара мыслей! – постарался показать уверенность, которой совсем не ощущал. – Но объяснять некогда! Время край, совсем его у нас нет!

«Вот же влипли!» – мысленно выругался от души, но уже на ходу. Вынесли чердачную дверь: даже не заметил, была ли она на замке или открыта – рванули вниз по лестнице, перепрыгивая через несколько ступенек сразу.

Улей похоже решил с нас стребовать за тот фарт, который до этого нам сопутствовал постоянно. Особенно в последнем нашем деле, когда мы белый жемчуг заимели и оружием разжились, сконструированным специально под этот мир.

Только вот одно плохо! Всё это оружие осталось в Бастионе, так как Ходок нас перед выходом предупредил, что электроника мертвые кластеры не переживет. И мы все, что содержит в себе электронику, дома оставили. Не стали рисковать.

Четверо таксистов стояли возле своих машин и размахивая руками что-то активно обсуждали. Как ближе подобрались к ним, так услышали, что: непонятные звезды заметил один из них, пока они совсем не исчезли с восходом солнца и само солнце – оно не в той стороне восходит. Вот что они сейчас столь жарко обсуждали, что даже нас, таких красивых, не заметили.

– Тихо все! Ты, – произвольно указал пальцем на первого, за кого зацепился взгляд, таксиста, когда они посмотрели в нашу сторону. – Заводи машину! Едем!

Таксисты все опешили, спали с лица от взгляда на нас. Я с ШАК-12 в руках (Штурмовой автоматный комплекс 12.7х55 калибра) именуемым мной – «Кашмаром» и ПП-2000 в кобуре на поясе. Одетый в незнакомую для них броню, с заполненной магазинами загрузкой и рюкзаком за плечами, сидя на котором за ними с интересом наблюдал Пират. И Лиса, аналогично экипированная, только без брони, но зато в руках у нее КСВК (Армейская / Ковровская Снайперская Винтовка Крупнокалиберная), которая в ее руках довольно сюрреалистично выглядела. Все же веса в ней почти пятнадцать килограмм, а Лиса – эта стройно выглядевшая девушка, так легко ее в руках держит и как будто вообще веса не чувствует. И ведь действительно не чувствует: и из-за того, что нереально сильна по сравнению с обычным человеком, и из-за того, что дар у нее – гравитацией управлять может. Так что с такой винтовкой в руках она действительно вызывала удивление у тех, кто ее не знал.

– Ребят, да вы что! – прорвало того, на кого я пальцем указал и который головой испуганно завертел на старающихся на него не смотреть других таксистов. – Мы вас не видели, только не трогайте…

– Тихо! Не бойся, ничего мы с тобой не сделаем. Чуть проедем и отпустим. И тогда, что есть мочи мчись домой, хватай семью и прячься как можно глубже. И это всех касается! – перевёл взгляд на остальных. – Вы уже не в своем привычном вам мире. Буквально сейчас, на окраинах города уже жрут людей разные монстры. От них можно попытаться спрятаться, но они не самая большая опасность. Вирус этого мира не каждый переживет: люди от него превращаются в упырей. Если услышали, что человек заурчал – значит он обратился и это уже окончательно. Укус такого упыря не смертелен, от него таким же не станешь. Но, если вам повезет, и вы не обратились в тварь от вируса, то чтобы выжить в этом мире нужно на этих монстров охотиться. У них на затылке есть споровый мешок – как увидите его, не перепутаете. В нем есть серо-зеленые, похожие на виноградины – ингредиенты. Спораны называются. Из них готовится живчик. На сто грамм водки один такой споран, как растворится, процедить ее через любую ткань от ядовитого осадка и разбавить на пол-литра воды или другой какой жидкости. Пить, как почувствуете признаки недомогания, частить с ним не нужно. Глоток-два и хватит. Еще попадаются желтые горошины, горохом и называются. Их в уксусе растворять нужно. Как растворится, он при этом как таблетка шипит, пузырится, нужно соды добавить, как и живчик, в обязательном порядке процедить от ядовитого осадка и можно пить. Только пить не чаще раза в неделю. Если ранен, то можно чаще, помогает хорошо. Но просто так не частить, можно травануться. Остальные ингредиенты не выбрасывать, они тоже полезны, кроме паутины. Но рассказывать о них времени уже нет. Сейчас все прячьтесь как можно лучше и если выживите, то двигайте на восток, там, если на уродов каких не нарветесь, то можно найти вполне безопасное место. Все, поехали!

Подтолкнул ошарашенного моими откровениями таксиста к машине, оставили не менее ошарашенными других, которые с шоком смотрели нам вслед. Не знаю, поверили они мне или нет, но успел заметить, что, когда мы отъезжали, и они в разные стороны прыснули на своих машинах.

– Куда ехать? – спросил, лицом белый как мел, водитель.

– На восток! Я с крыши, – мотнул головой на здание, с которого мы спустились, – там дальше кран башенный видел возле почти отстроенных домов. Вот нам туда.

– На Пролетарскую улицу, – назвал место куда мы направляемся водитель, трогаясь с места. Выехал со стоянки и вдоль трамвайных путей поехал в северном направлении.

– И что это было? – спросила меня с заднего сиденья Лиса, где разместилась рядом с рюкзаками, которые мы скинули туда перед посадкой в машину.

– Решил карму нам немного поправить, – ответил ей не оборачиваясь, внимательно осматриваясь по сторонам. Но пока вокруг было пустынно, разве что такие же такси изредка проезжали. – Вдруг среди них иммунный окажется и спастись умудрится, а нам Улей это в плюс засчитает. В Пекле, даже такой маленький плюсик, нам серьезным подспорьем будет.

– Понятно! – глухо ответила Лиса, все еще переживая о случившемся с нами попадании.

Да у меня и самого, хоть уже немного и свыкся с мыслью, что встряли мы капитально, но поджилки трясутся и мурашки, размером со слона, по спине стройными рядами периодически маршируют.

Таксист, несмотря на свое пришибленное состояние, довольно быстро довез нас до места назначения. Остановился возле уже почти отстроенного дома, фасад которого уже начали обшивать фасадной плиткой синего и серого цвета.

– Приехали! Куда дальше?

– Стой пока!

Вышел из машины и осмотрелся по сторонам. Частный сектор снесли и на его месте похоже, как целый квартал полностью новый строят. Стройка огорожена забором как из плит, так и из профлиста с крытыми тротуарами вдоль него. Напротив «Г» – образного дома, возле которого мы остановились, огороженная строительная площадка со стройматериалом и строительной техникой. За ней, дальше по улице, виднеется еще один недавно возведенный дом, только уже «П» – образный. И вокруг этих новоотстроенных высоток оставшиеся дома частного сектора, которым повезло и их не снесли.

– Приехали! – Место то что надо и именно здесь мы наплыв тварей и переждем.

Принял у Лисы рюкзаки и прежде чем отпустить водителя – спросил у него:

– Что это хоть за город, в котором мы находимся?

Казалось, что таксисту уже дальше некуда было удивляться, но вопрос его явно обескуражил.

– Барнаул, – все же ответил он, но сам вопросы задавать не стал. Как только я захлопнул дверцу машины, он тут же сорвался с места, только стоп-сигналами на повороте и мелькнул на прощание.

– Здесь укроемся? – Как только такси скрылось с глаз, спросила меня Лиса, кивнув на дом, возле которого мы выгрузились.

– Нет. В том здании, – кивнул на «П» – образный дом, который наполовину еще в лесах был. – Сейчас шустро оставляем там вещи и в темпе идем магазин потрошим. Кто знает, сколько нам там сидеть придется. Так что лучше нам запас продуктов хороший сделать, пока это безопасно все можно провернуть.

Перескочили через забор, хорошо так грохотнув профлистом и, не дожидаясь сторожа, по лесам шустро забрались на второй этаж, где одно окно еще почему-то не вставленное было, через этот проем и попали в само здание. Пират тут же покинул свою сумку у меня за спиной и первым устремился комнаты проверять. Но что тут проверять? Обыкновенное, только что отстроенное здание с уже вставленными окнами и только-только начавшимися внутренними работами. На шестом этаже в одной комнате нашли складированные фасадные панели для наружной отделки дома. Вот среди них и спрятали ненужные нам сейчас вещи и поспешили на выход.

Пока ехали сюда, я успел магазин присмотреть, который мы сейчас и вскроем. Благо недалеко от стройки, и мы вполне успеем несколько ходок сделать и в разных местах здания тайники с запасом продуктов организовать.

Или сторожа спят крепко, или не слышали, как мы гремели, пробираясь на стройку, но внизу никого не встретили. Чтоб потом не скакать через забор уже с продуктами, вышли через ворота, сделанные из того же профлиста, и прикрыв их за собой – направились к продуктовому магазину.

– Хозяев побеспокоим? – вопросительно посмотрела на меня Лиса.

Магазин из красного облицовочного кирпича, как и сам частный двухэтажный дом во дворе которого этот самый магазин и построен. Небольшие арочные окна забраны решеткой. Вход в магазин преграждает наружная двустворчатая железная дверь, которая явно изнутри закрыта, так как замочной скважины не обнаружил. Хорошая крепкая дверь, только вот зря они дверные петли наружные сделали. Хотя, даже если б были и внутренние, меня бы это не остановило. Не после приема белой жемчужины.

– Сами справимся. Ты меня подстрахуй, чтоб дверь не грохнулась. И это, по сторонам посматривай.

Под полным любопытства взглядом Лисы я подошел к двери и отставив в сторону автомат, снял тактические перчатки, подтянул рукава куртки – положил ладонь правой руки на нижнюю дверную петлю. Несколько секунд и остро запахло паленым металлом и горелой краской, а петля буквально стекла на землю, образовав на ней лужицу жидкого металла.

Лиса круглыми глазами смотрела, как я голой ладонью расплавил дверную петлю. И в ее взгляде уже не было переживания от случившегося с нами попадания, там плескался только один вопрос, который она хоть и шепотом, но буквально выкрикнула:

– Как?!

– Как-как… Жемчуг белый, вот как. По сторонам посматривай и дверь придерживай. Сейчас верхнюю петлю уберу.

Лиса шустро огляделась по сторонам, но улица была пустынной: солнце только взошло и движения нигде никакого не было. Слишком рано еще.

– У тебя очередной дар проклюнулся? – спросила она у меня.

– Да. Вот такой вот очередной дар. Но давай позже об этом поговорим.

– Хорошо, – кивнула она, придерживая дверь и шепотом причитая: – Но блин, везет же некоторым! А я еще так и не поняла, что приобрела после приема белой жемчужины. И приобрела ли вообще, – вздохнула она завистливо.

– Поймешь еще. А пока… – попытался дверь в сторону отодвинуть, когда вторую петлю расплавил. – Что за черт?

Дверь только скрипнула, хорошо хоть не громко, но открываться не спешила.

– На второй створке петли убирай, – кивнула на них Лиса. – Может тогда получится.

Получилось. Только когда расплавил петли на второй створке, удалось приоткрыть дверь настолько чтоб Лиса внутрь проскочила и там уже вертикальные засовы внизу и вверху открыла. После этого выскочила наружу и мы вдвоем аккуратно дверь на землю положили, а потом по одной створке в сторону на газон оттащили. Чтоб, когда выходить будем, не громыхать по ним ботинками.

За железной дверью был небольшой, метра полтора длинной, тамбур и вторая внутренняя дверь, только уже пластиковая, закрытая на обыкновенный замок. Который довольно легко расплавился под моим пальцем, стекая лужицей на пол. Все, теперь нужно шустро продуктами запасаться, благо тут все, что нам может понадобиться, есть в наличии.

* * *

Пока таскали продукты, вспоминал с чего все началось. Меня когда-то звали Алексей Мишин и после пяти лет службы в армии, в звании младшего унтер-офицера, я ушел на дембель. Месяц отдохнул дома и уже собирался уезжать на прииски, куда меня мой армейский дружок на работу сосватал. Но не успел. Проснувшись утром в день отъезда, оказалось, что я уже не в своем родном мире нахожусь, а попал в другой – Стикс, или как его по-простому в народе называют – Улей. А все потому, что этот явно искусственно созданный мир похож на пчелиный улей с сотами-кластерами разного диаметра на нем. На каждой такой соте находится кусок местности из другого мира, который вдобавок периодически перезагружается, обновляя все содержимое на ней. А содержимым может быть, как простая, пустая местность с лесами, озерами на ней, так и с расположенным на ней городом или небольшим поселением со всем своим содержимым, что на момент перезагрузки было в этом самом городе или какой другой местности, в том числе и людьми.

Вот и я после очередной перезагрузки оказался на таком кластере с частью своего и так небольшого города. Потом было разное: и встречи с мурами – местными ренегатами, которые охотятся на иммунных, чтоб выпотрошить их и продать органы внешникам. Внешниками тут называют людей из высокоразвитых миров, которые в Улей сами дорогу пробили. Говорят, что они с помощью портала сюда проникают. Но точно никто не знает. Известно только одно, что внешники охотятся на иммунных, из потрохов которых они делают лекарство чуть ли не от всех болезней и способное существенно продлить им жизнь.

Ну и самое главное: попадая сюда, все заражаются вирусом, или, как говорят – спорами гриба, которые вдыхают вместе с воздухом, как только оказываются в этом мире после перезагрузки. Совсем малый процент людей и плотоядных животных тяжелее пятнадцати килограмм имеют иммунитет к этим спорам. Остальные же, кто такого иммунитета не имеют, те обращаются в упырей, которые в дальнейшем охотятся на иммунных с целью подзакусить ими. И чем больше они жрут, тем больше видоизменяются. Становятся страшными монстрами, с которыми очень трудно справиться.

А справляться приходится. Так как не только твари на нас охотятся, но и иммунным приходится охотиться на тварей, чтоб не подохнуть от спорового голодания.

Те, кому повезло с иммунитетом, везение на этом не заканчивается. Такие люди становятся условно бессмертными, обладают сумасшедшей регенерацией способной даже конечности отращивать, и вдобавок приобретают сверхъестественные способности. Но есть и минус: без ингредиентов, добываемых из развитых тварей, такому иммунному не прожить. Наступает ломка как у наркомана и иммунный, если не принял живчика – приготовленного из споранов, погибает в страшных мучениях или же обращается в упыря. Не поймешь, что хуже. Вот, чтоб этого не случилось и приходится на тварей охотиться, добывать из них и спораны в том числе.

Я, как только попал сюда и пока добирался до нормальных людей, которые, как оказалось, здесь тоже есть, уже тогда понял, что одному очень трудно будет выжить. Да и привык я в армии в составе отряда работать. Потому и принялся за создание собственного, подчиненного только мне. Так как чтоб войти в чужой отряд, нужно доверие, с чем в этих местах большая проблема. Того же Цыгана, вроде как крестного моего, свои же и кинули, когда его ранило. Вот я и не рискнул присоединяться к незнакомым, пусть и с хорошей репутацией, рейдерам, чтоб тоже так не кинули, или, при нужде, не подставили. И хоть первый состав, спустя некоторое время, отсеялся по разным причинам, захотелось им более спокойной жизни, но костяк моего отряда сохранился. Вот нам, в дальнейшем, с этими оставшимися и вновь присоединившимися, после череды неудач попер фарт, да такой, что нарадоваться не могли.

Нашли бункер правительственного чиновника, рассчитанный на сорок человек, в котором было все, что нужно на случай всемирной катастрофы. Склады забиты продуктами и другими вещами, необходимыми для долгого автономного проживания. Но самое для нас ценное, помимо самого бункера, где можно укрыться в случае каких-нибудь неурядиц, на этих же складах был немалый запас оружия и боеприпасов. Самые ценные вещи в этом мире. Так как все остальное для жизни можно и на любых других кластерах найти, а вот с оружием вечные проблемы. Но не только бункером наше везение ограничилось: чуть позже мы нашли летний полевой лагерь мотострелкового батальона, со всем его имуществом и автомобильным парком. Правда эту находку продать пришлось, не по зубам она нам была для самостоятельного использования. А так и заработали на продаже преотлично, и стаб, в котором проживали, хорошо так в обороноспособности подняли.

Но и это не основное наше везение. По добытой у муров информации мы наведались на Внешку, где, по их сведениям, богачи из внешников устраивали себе сафари на тварей. Не только на тварей, как оказалось, но и иммунными, и еще не обращенными людьми они тоже не брезговали. Стреляли во всех в подряд, невзирая на то, кто «на мушке» у них – будь то мужчина, женщина или вообще ребенок. Никем не брезговали.

Воспользовавшись тем, что такие личности не любят свидетелей своих развлечений, мы и смогли их прихватить. И добытые с них трофеи нас действительно ошеломили. Они не шли в сравнении ни с чем нами ранее найденным. Помимо созданного специально для этого мира оружия, с которым смело можно охотиться на самых страшных тварей, мы нашли у этих охотников белый жемчуг. Сказку Улья. Жемчуг, приняв который ты разовьешь до максимума уже имеющиеся у тебя дары, но и гарантированно обретешь новый. Максимально развитый новый дар. Это была наша самая удачная находка за все время что мы вместе, которая вряд ли еще когда-нибудь повторится.

Радовались мы недолго. Этим вот своим последним деянием мы переполошили всю округу. Внешники начали охоту на всё что шевелится, серьезно обидевшись за своих толстосумов и обстреливая с воздуха все найденные цели. Вдобавок предыдущие мои деяния кое-кому сильно не понравились, и я обзавелся недоброжелателями, которые жаждали со мной поквитаться.

Вот по совету одного моего знакомого, который, как оказалось, занимает не последнее место в иерархии теневой власти в стабах-поселениях, в одном из которых я проживал, а в другом часто бывал, посоветовал он мне исчезнуть на год. Чтоб поднятая нами волна у внешников чуть утихла, а недоброжелатели подуспокоились.

Мы совету вняли и решили год провести в Колизее, другом стабе, который от наших был отделен мертвыми кластерами, через них нас взялся провести Ходок, который в дар от Улья получил возможность видеть на таких кластерах пульсирующие тропы по которым можно безопасно передвигаться. В любом другом случае в мертвые кластеры ходу нет. На них такая байда происходит, что ступивший на них человек очень быстро теряет ориентацию в пространстве и хорошо если сможет выбраться обратно. Но чаще всего он просто погибает, а тело довольно быстро чернеет и рассыпается пылью, как и всё другое находящееся на этих мертвых кластерах. Не зря их чернотой еще называют.

Но обещанное безопасное путешествие через эту черноту в этот раз не задалось. Через несколько часов, как мы ступили на мертвые кластеры, нас очень быстро накрыло туманом, какой бывает при перезагрузке, только без специфического кислого запаха. И как результат, мы с Лисой-Алисой непонятно как оказались на самой опасной территории Улья, именуемой Пекло.

И то я подозреваю, что не возьми Лиса меня за руку во время тумана, то я один бы сюда перенесся. Вернее, не один, а с Пиратом – генеттой, которого я еще щенком подобрал в одном городе в зоомагазине. И который с тех пор путешествует со мной в специально сшитой для него сумке, которую я на спине ношу.

Так вот, если бы Лиса за руку меня не взяла, то я скорее всего только с Пиратом и оказался бы здесь. Так как никого другого из нашего отряда больше не переместило с нами. Если их конечно куда в другое место не перенесло, да по одному на такой вот город. Тогда Лисе повезло, что она за меня держалась. Все лучше вдвоем выживать.

* * *

Сделали уже две ходки к вскрытому магазину, как резко с Лисой замерли: вдали послышалась сирена какого-то служебного спецтранспорта.

– Вот и закончилась тишина, – пробормотала Лиса.

До этого, только изредка машины проезжали, а теперь, несмотря на раннее время, уже с включенными сиренами начинают мотаться.

– Возвращаемся! Хватит нам и того, что мы уже натаскали. Сейчас движение начнется и нам лучше не привлекать к себе внимание.

– Да мы уже привлекли. Я удивляюсь, что таксисты нас в полицию не заложили. Неужели поверили в то, что ты им рассказал?

– Трудно не поверить, когда солнце не в той стороне восходит. Так что надеюсь им не до доносов на нас было, семьи прятали.

– А если б полиция все же нагрянула?

– Да спрятались бы и все. Не перестрелку же с ними тут устраивать? Одно плохо, тогда бы продуктов не набрали и пришлось бы позже, когда тут твари будут уже вовсю хозяйничать, этот же магазин идти и вскрывать. И не факт, что у нас бы это тихо получилось проделать.

На самой стройке наконец-то сторожа проснулись. Один из них, крепкий мужик лет сорока в форменной одежде и даже с кобурой на поясе, но сомневаюсь, что у него там огнестрел, скорей всего пневматика, как раз обход совершал. Я его «радаром» на подходе обнаружил и пришлось нам с Лисой ждать, пока он за угол здания не уйдёт. Только тогда через ворота, так и не замеченные сторожем, что они на замок не закрыты, пробрались на огороженную территорию, вернули на место замок, как раньше было, и через второй этаж незамеченными забрались в здание.

– Думаешь твари нас здесь не обнаружат? – смотря на улицу с пятнадцатого этажа, где мы расположились, спросила меня Лиса.

– Надеюсь, что нет. Сама вспомни: где бы мы не находились, на стройках костей почти никогда не находили. Тварям и так пищи в городе хватает, чтоб еще и стройки пустые шерстить.

– Сколько здесь сидеть будем? – оторвала она взгляд от окна и посмотрела на меня.

– Как наплыв тварей сойдет, так и будем границу кластера искать. Боги знают, какое на этом кластере время перезагрузки. Как бы не встрять.

Вспомнил, как один раз под перезагрузку попал и только чудом успел выскочить из уже полностью сгустившегося тумана. Больше никогда такого ужаса как тогда я не испытывал. И повторять это дело что-то никак не хочется.

– Ладно, так что там с твоим даром новым? – заблестели у нее от любопытства глаза.

– Ты же знаешь, что мой первый дар недознахаря позволяет мне самого себя прокачивать?

Лиса только кивнула, не перебивая, внимательно слушая меня.

– Ну так вот. Как только белую жемчужину принял, я и принялся свои уже имеющиеся дары прокачивать и контролировать зарождение нового. А как он на шестой день окончательно сформировался и его прокачивать принялся. Благо, после белой жемчужины это на удивление легко получалось.

– Так ты уже в Бастионе знал, что у тебя за дар новый?

– Ну да, – пожал я плечами.

– А почему никому не сказал? – с возмущением спросила.

– Так вы все на нервах были. Знахаря в стабе нет, вы постоянно к себе прислушиваетесь и ожидаете, когда же у вас новый дар проклюнется. А тут я еще бы жару поддал со своим уже активированным… Как в Колизей бы добрались и там вы знахаря посетили, тогда и я уже признался бы. А раньше… не хотел вас будоражить.

– Ладно, отмазался считай, – величественно кивнула она, принимая мое объяснение и тут же улыбнулась мечтательно. – Интересно, что у меня за дар? Надеюсь тоже полезный будет.

– Да какой бы не был. Любой на пользу себе обернуть можно, тем более максимально прокачанный после белой жемчужины.

– Это да, – вздохнула она тяжко. – Ты так и не понял, как мы тут очутились?

Теперь я уже тяжко вздохнул и окинул взглядом округу в окно. Движение уже началось: кое-где местные во дворах частных домов уже бродили. Видать на работу собираются. А вот тварей почему-то еще нет, я думал они быстрее сюда доберутся. Мы уже больше двух часов в этом городе находимся и пока никого не видно.

– Не знаю, Лиса. Вообще ни одной мысли нет, как мы здесь очутились. Туман, как при перезагрузке, только без запаха… Не знаю.

Глава 2

Еще час мы с Лисой спокойно провели, наблюдая за округой и изучая здание в котором находились. Чтоб, случись что, знать куда отступать. Планы тоже обсудили на разные ситуации, которые могут произойти и даже сделали некоторые приготовления к этим самым ситуациям.

Народ снаружи уже активно суетился не только в своих дворах, но и на улице собирались в группы. Активно обсуждали то, что света и связи нет, а также то, что солнце не там, где положено находится. Видно было, как многие люди на него руками указывают, а потом тыкают пальцами туда, где оно находиться должно, при этом нервно пытают свои телефоны, пытаясь куда-то дозвониться. Кражу со взломом тоже уже обнаружили. Нам сверху хорошо было видно, как на соседней улице возле вскрытого магазина народ суетится и тоже дозвониться никуда не может. Но там одна машина куда-то быстро сорвалась, скорей всего решили, что за полицией быстрее съездить, чем телефон бесполезно терзать.

– Пират к нам летит, – предупредил Лису. – Похоже что-то его взбудоражило, что он чересчур возбужденный.

С Пиратом на данный момент у нас связь окрепла дальше некуда. Я его постоянно краем сознания ощущаю, как и он меня, наверное. Чувствую, как далеко он от меня находится и в каком он настроении. И если, как сейчас, его что-то взбудоражило, то всегда могу с помощью своего дара Фамильяра подключится к его органам чувств и осмотреться, что там у него происходит.

Но сейчас этого делать не стал, так как он быстро к нам приближался. Влетел в комнату, заскочил мне на плечо и только тогда по сторонам осмотрелся. Убедился, что тут все спокойно, соскочил на пол и сразу же запрыгнул на подоконник – принялся на улицу внимательно смотреть. И чувствую, что его потряхивает, внимательно взглядом округу просеивает.

– Похоже Пират тварей почувствовал, – озвучил то, о чем Лиса похоже уже и так догадалась. Встал с мешков с цементом, на которых до этого сидел и переходя от окна к окну тоже принялся округу осматривать.

Но Пират в нашей комнате не задержался: спрыгнул на пол и метнулся в другую квартиру с выходящими на другую сторону окнами. Как раз на магазин.

Переглянулись с Лисой и пошли вслед за ним.

– Что ты там увидел? – погладил его.

Но он на это даже внимания не обратил – чувствую, какой он напряженный под рукой и резко поводя головой – смотрит в разные стороны, явно кого-то выискивая.

Возле магазина толпа народа еще больше увеличилась, а также на наших глазах машина подъехала, которая до этого, как я понял, за полицией уезжала. К выбравшемуся из салона мужику сразу женщина бросилась, размахивая руками. Хозяйка, наверное. Но то, что она хотела ему рассказать, так и осталось для зевак неизвестным. Толпа дружно качнулась в сторону, некоторые, самые шустрые, бросились бежать, другие же в ступор впали. И таких было большинство.

Пират встрепенулся и вперил взгляд вдаль. И мы с Лисой наконец-то увидели, кого он столь старательно выискивал. По улице вдоль кирпичного забора в сторону толпившегося возле магазина народа несся элитник. Издалека чем-то на кенгуру похож. Очень издалека. Только формой задних лап.

Роста чуть выше двух метров и довольно худощавого телосложения, во всяком случае по сравнению с теми, которые нам до этого встречались. Но глядя на него – не ошибешься, сразу видно – элитник. Броней полностью покрыт, но она ему не мешает шустро ногами перебирать – скорость бешеная. И если до этого он бежал на двух лапах, то метрах в сорока от людей прыгнул далеко вперед, приземлился уже на четыре конечности, при этом сократив расстояние вдвое и после следующего прыжка влетел в толпу. Оторванные конечности и брызги крови полетели во все стороны – тварь с такой скоростью заработала лапами, что люди как кегли разлетались в разные стороны, теряя по пути части тела. Некоторые наконец отмерли и бросились бежать, но элитник, что удивительно, на них внимания не обращал – вытянутая далеко вперед пасть, даже отсюда видно – с внушительными зубами, сомкнулась на одной женщине и упырь принялся еще живое тело жадно пожирать.

Остальным, тем кому удалось уцелеть после атаки твари, тоже не повезло. Далеко они не убежали. С разных сторон, перепрыгивая заборы, стали появляться другие упыри, и что впечатлило – в основном элита была. Быстро настигали разбегающихся людей и тут же приступали к трапезе. Те твари, которым добычи не хватило, бежали дальше, и лишь некоторые врывались в дома, вынося двери с частью стены, так как таких щуплых элитников, как первый появившийся, было очень мало. Но и совсем здоровых почти не видно было. В основном их рост не превышал трех метров, и, Шельме бы точно понравилось, самых разных видов твари были.

После первой волны, пошла следующая, еще более многочисленная. Но уже не только элита, но и свита их подтянулась – тоже спешили вглубь города.

До ужаса жутко. На пятнадцатый этаж не доносилось ни звука, и мы с Лисой неотрывно смотрели этот немой фильм ужасов, в который еще недавно спокойный город превратился. До этого мы разное видели: и как жители города массово в упырей обращались; и как их твари атаковали; но чтоб вот такое количество матерых монстров… в первый раз видим. Даже когда на орду малую наткнулись, – когда тикая от них, на бункер в элитном поселке наткнулись, – и то, там в основном средние по развитию твари были. А тут…

– Пожар начинается, – прервала мои размышления Лиса, кивнула чуть вбок. В той стороне, откуда твари и показались, в небо стал подниматься все более темнеющий столб дыма.

Не знаю, сколько лет этому городу, но частный сектор в основном застроен деревянными домами и если пожар разойдется, то тут немалая площадь выгорит. Пожарных они уже точно не дождутся.

– У нас гости! – оторвал взгляд от начавшегося пожара и на полную запустил «радар».

Мы потому и расположились на пятнадцатом этаже, чтоб первый этаж я «радаром» не цеплял, когда периодически прощупывал округу. Специально так сделали, чтоб не отвлекаться на расположившихся там двух охранников. И сейчас «радаром» засек, как они довольно шустро вверх по лестничным пролетам поднимаются. А то что это охранники, я был уверен на сто процентов. И раньше, до приема белой жемчужины, я уже научился различать узор жизненных сил, узнавая по ним знакомых. А после белого жемчуга, умение резко вверх скакнуло: я теперь своим даром сенсора ни за что не перепутаю одного человека от другого. Это как глазами лица различать, так и тут то же самое, только в узоре жизненной энергии различие. По этой же жизненной силе и обращенных, которые уже начали видоизменяться, хорошо видно. Во всяком случае бегуна от лотерейщика отличу. Как и лотерейщика от рубера. Большая между ними разница.

– Упыри? – слегка напряглась Лиса.

– Нет, пока только охранников «вижу» … – резко замолчал, так как уже не только охранники на «радаре» отметились.

– Что?

– Как минимум сильный рубер, на охранников охотится. – Не видел я еще элиты в таком количестве, чтобы жизненные силы у них досконально изучить. Если честно, то при встрече вообще на них с помощью дара почти не смотрел: или далеко элита от нас была, и я «радаром» до нее не доставал, или мы старались ее как можно быстрей убить, чтоб она то же самое с нами не проделала. – Он пока на втором этаже шарится, а они на четвертом затихарились.

– Нужно помочь им!

– Что? – не на шутку опешил я от ее уверенного тона. – Ты совсем… – пальцами пошевелил возле виска. – Выгляни еще раз в окно. Им тоже всем помочь?

– Да я не о том, – фыркнула она. – Охранники вооружены, пусть и пневматикой. А если не пневматикой? Если у них все же боевое оружие? Сам видишь, на стройке тут немало ценного стройматериала находится. Если они стрелять начнут и шум поднимут, то сюда на него еще немало тварей наведается. Как бы и нас в таком случае не нашли.

– Блин, Лиса! От кого от кого, но от тебя я такого не ожидал. Более бредовое объяснение не могла придумать? Твари не настолько умны, даже элита этим не сильно грешит, так что они не будут просто так по пустому зданию лазить. Найдут охранников и успокоятся. Тем более в городе сейчас им раздолье с пищей.

– Значит еще карму себе подправим и заодно потренируемся в том, что запланировали на случай нашего обнаружения. Тем более рубер, а не элита. Мы с ним должны быстро разобраться.

Я на эти слова только хмыкнул иронично. Прошли те времена, когда рубер страшным монстром казался, если конечно с ним накоротке не сходится. Тогда да, очень опасная тварь: и быстрая, и сильная, и трудно убиваемая. Которому до становления элитником всего один шаг остается. А элита – это вообще машина смерти.

Не переставая отслеживать перемещение твари, который уже третий этаж шерстил – задумался над словами Лисы.

Мы в принципе, пока было время, наметили как действовать будем, если какой упырь близко подберется. Но шуметь все же не хотелось. С другой стороны, пока твари практически не задерживаясь рвутся вглубь города, где для них пищи с избытком хватает – можно действительно осуществить то, что мы задумали.

– Действуем, – принял решение.

Лиса только радостно улыбнулась.

– Маньячка! – припечатал.

Я смотрю она уже совсем освоилась и уже практически не переживает. Пока тварей не было, еще терзалась разными сомнениями, а как увидела их в окно, так резко успокоилась. Ну да, подумаешь элита. Подумаешь, мы в таком количестве ее никогда не видели. Ну и что? Прорвемся.

Вот для того чтоб это спокойствие в ней и дальше поддержать, – да и в себе тоже, что себя то обманывать? – я и согласился на эту авантюру. Чтоб окончательно увериться, что мы полностью контролируем свое положение.

Забрал у Лисы ее «Взломщика» (КСВК, которую они с Тихим так назвали по аналогии с ОСВ-96), отдал ей своего «Кашмара» и потопали вниз. Чем ниже спускались, тем больше шума до нас доносилось. Рубер третий этаж разносил в поисках охранников. Только почему они на четвертом остановились? Могли бы и выше подняться. Непонятно.

Успели спуститься на четвертый до того, как упырь закончил третий этаж переворачивать и не показываясь на глаза охранникам, свернули в противоположную от них часть здания. Дождались, когда, надеюсь все же рубер, подниматься начал – приготовились его встречать. В одной комнате Лиса, благодаря своему дару гравитации, перенаправив оную с комфортом разместилась на стене под потолком, чуть в стороне от входа. Как устроилась нормально, так я на нее скрыт набросил и в противоположной комнате укрылся. И как только рубер поднялся на лестничную площадку нашего этажа – представил мысленно охранника и создал его фантома, который появился передо мной. А дальше он действовал уже так, как я его и запрограммировал при создании. Выскочил в коридор и кинулся в комнату, в которой Лиса схоронилась. Я в это время ногой по полу хорошо так шаркнул, чтоб придать реализма фантому, а то иллюзия беззвучная.

Упырь мгновенно среагировал на поднятый мной шум. Рыкнул торжествующе, как увидел убегающего охранника, и рванул вслед за ним. Я был прав – матерый рубер нас навестил. Который с трудом в коридорах помещался, а в проходы с частью стены проходил, расширяя их под свой размер. Особенно когда спешил, частично стены обрушивал.

Вот и сейчас, заскочил в комнату с частью стены и тут же ухватил… попытался ухватить стоящего в противоположном от Лисы краю комнаты фантома. Озадаченно рыкнул, когда лапы сквозь иллюзию прошли и фантом развеялся. Больше он ничего сделать не успел: раздался тихий хлопок выстрела «Кашмара» и рубер тут же повалился на пол, практически без агонии. Быстро Лиса его ушатала, попав в споровый мешок одним выстрелом. То, что он сдох, я уже с помощью «радара» отметил – погас он практически. Но я на него уже не смотрел, все внимание перевел на других тварей, которых вокруг хватало. Даже под окнами у нас… не совсем понял, что именно «увидел». Вернее, не поверил своему дару.

Аккуратно подошел к окну, также аккуратно выглянул наружу и замер в ступоре. Такого я еще не то что не видел, даже не слышал о таком.

– Что там? – шепотом спросила Лиса, уже спустившаяся из-под потолка на пол. И тоже замерла рядом, когда с другой стороны окна наружу посмотрела.

Огромная туша – смело может поспорить с саванным слоном, голова как у дракона, чемодан пасти полный внушительных зубов, и просто огромными лапами – у меня торс намного тоньше, – с венчающих их огромными чуть загнутыми когтями. Матерая элита.

И сейчас этот элитник сидел у нас под окнами почти что по-турецки, в одной лапе он держал слабо шевелящееся тело, в другой – половину другого тела человека. И этой половиной лениво так насыщался, изредка откусывая малыми частями. Видно было, что тварь уже не голодная и сейчас как гурман, смакует изысканное кушанье.

Но не это нас с Лисой ввело в ступор. Я даже рискнул и чуть окно приоткрыл, чтоб не только видеть, но и слышать то, что на улице происходит.

Элитник снова откусил маленький кусочек своей добычи и с интересом смотрит на стоявшего перед ним на коленях, явно тронувшегося головой мужика, который истово, во весь голос нес какую-то околесицу о конце света.

– Грех Содомский и Гоморрский шагает по всей Земле…

Отдельные фрагменты долетали до нас с Лисой.

– Отвернулся Отец небесный от детей своих…

И хоть это все происходило на наших глазах, но мне с трудом верилось в увиденное. Элитник явно внимательно слушал то, что нес стоящий перед ним на коленях мужик, еще и головой одобрительно кивал изредка.

– И разверзлись двери ада и хлынули на Землю исчадия адовы…

И хоть тварь сейчас полностью изменилась внешне, но она явно раньше была человеком. Только у людей есть такая привычка, сидеть перед телевизором и с интересом заедать зрелище, получая удовольствие и от еды, и от телепередачи.

Но не долго этот драконовидный элитник наслаждался представлением. Другой элитник, только не такой внушительный, налетел внезапно и прихватив по пути этого мужика, отпрыгнул далеко в сторону с его уже безжизненным телом в лапах. Первый мгновенно пришел в бешенство: взревел неистово и откинув в разные стороны, еще живое и ополовиненное тела – кинулся на обидчика, который в стороне уже жадно пожирал добычу.

Пока эти два элитника выясняли между собой отношения, заодно круша все вокруг, к ставшим вдруг бесхозным телам подскочили маленькие, по сравнению с элитой, но очень шустрые твари и прихватив добычу быстро скрылись на территории стройплощадки, которая напротив располагалась. Наверное, до этого тоже раздумывали, как бы у элитника из-под носа добычу увести. А тут такой шанс представился.

Драконовская элита довольно быстро разобралась со своим обидчиком. Я просто не понимал, на что тот надеялся, когда рядом украденного мужика жрать принялся. Нет бы убежать подальше и только тогда, уже в безопасности за трапезу приниматься. А так и битвы толком не вышло, его довольно быстро ушатали. Но злоключения первой элиты на этом не закончились: убедившись, что вор уже даже не дергается, фыркнула на него презрительно и не спеша вернулась к отброшенным телам. И только тогда заметила, что ее снова обворовали. Очередной бешеный рык, что стекла в окнах задрожали и эта туша принялась крутиться на месте, бросаясь в разные стороны, но не найдя обидчиков, изредка порыкивая – видать ругаясь себе под нос, убежала другую добычу искать.

Все еще в шоке от увиденного мы вернулись на пятнадцатый этаж, где Пирата застали в том же положении в каком оставили. Сидит на подоконнике и завороженно на уже вовсю разгоревшийся пожар смотрит. На наше появление только ухом слегка повел, вот и вся его реакция. Ну да, там интересней: полыхало уже несколько близстоящих домов. И на этом огонь не угомонится, еще несколько, пока еще слабых дымков чуть в стороне виднеется.

– Элиту будем вскрывать? – как-то неуверенно, после увиденного нами зрелища, спросила Лиса.

– Не знаю пока.

Рубера мы вскрыли, но с жемчугом в этот раз не повезло. Только горохом и споранами разжились, что тоже неплохо. А вот оставшаяся валяться чуть в стороне тушка элиты-грабителя, которую хорошо так обидчик на запчасти разобрал – должна была как минимум одной жемчужиной нас порадовать. Только вот рисковать не хотелось: помнил о тех небольших, но очень проворных тварях, что временно бесхозные тела умыкнули. Как бы они и нас так не прихватили, хоть «радаром» я их и не видел, убежали куда-то дальше его радиуса действия. Но что им мешает столь же быстро вернуться?

– Не будем пока рисковать, – принял решение после недолгих раздумий. – Сколько там того жемчуга? Не стоит он того.

Да. Зажрался я. Привык, что с жемчугом у нас практически нет проблем. И главное, сами мы его практически не добывали, а в основном за товар получали. Но зато получали в таких количествах, что рисковать за зря просто не было необходимости. Нет, мы охотились на элиту, но только тогда, когда она нам сама на пути попадалась. Ни разу еще мы специально не искали ее как объект охоты. Вот такие мы неправильные охотники на матерых тварей, кем себя позиционируем.

– А с охранниками что делать будем?

– Если поднимутся к нам, то поговорим, – пожал безразлично плечами.

Если б точно знать, что они иммунные, я бы еще подумал. Хоть я даже не представляю, чем и как бы мы смогли им помочь. Самим бы живыми остаться и то чудо будет. Это сейчас нам везет, твари почти не шерстят по домам, тем более таким, в котором мы укрылись. А вот как город подъедят, то хорошо будет если они куда на другой кластер дружно рванут. А если нет? Если будут искать выживших? Так что не до иммунных нам сейчас, нет в этом мире альтруистов. И я тем более им не являюсь, не после стольких смертей, виденных нами в этом мире.

– Один из них, когда мы уходили, из комнаты выглядывал и видел куда мы подались. Сейчас… – снова запустил «радар». – Сейчас они все также на четвертом этаже и один явно ходил смотреть, кто это за ними охотился и кого мы там ушатали. Из комнаты с рубером сейчас вышел и к напарнику своему пошел.

Синхронно с Лисой и Пиратом повернули головы чуть левее. Там, на краю частного сектора, четырехэтажный дом к нему примыкал и как раз в этот момент ветер сменил направление и дым от пожара отнесло в сторону, открыв нам вид на него. В этот самый момент окно на верхнем этаже разлетелось вдребезги и сквозь него чье-то тело вылетело наружу и вместе с осколками стекла рухнуло вниз. Мгновение спустя в окне показалась морда матерой твари. Выглянула, посмотрела вниз, по сторонам огляделась, но следом за летуном не последовала – быстро спряталась обратно. Зато в другом конце дома, на этом же этаже, окно резко распахнулось и в нем показался еще один беглец. Только этот сбежать не успел: открыл окно, вскочил на подоконник и даже прыгнул – это все что он успел. Уже на лету был перехвачен метнувшейся из окна вслед за ним лапой другой твари и его столь же резко вернули обратно в квартиру.

– И вообще, Лиса! Прошедшая «тренировка» согласен, была нам нужна чтоб встряхнуться. Но больше мы так рисковать не будем. Боезапас не бесконечный и Шамана рядом нет, чтоб из воздуха его нам напечатать, как и складов нет, где его пополнить можно было бы. И где эти склады искать здесь, мы тоже не знаем. Да и искать… – кивнул за окно, – сама видишь, что тут творится. А представь, что возле нужных нам складов, где похоже, как стрельба и идет. Там, наверное, вообще от тварей не протолкнуться.

Отстегнул флягу и сделал пару глотков живчика. Кинул взгляд на Пирата, но тот продолжал в окно пялиться. Видимо его тамошнее зрелище так захватило, что он даже ради живчика отвлекаться не хочет. Что на него вообще-то не похоже. Может еще от шока не отошел, все понять не может, как и где мы очутились? Повесил флягу на место и снова к Лисе повернулся.

– С этого момента будем экономить патроны, а то чувствую, что пострелять нам немало еще придется. И открывать огонь мы будем только тогда, когда нам самим опасность угрожать будет, и ни в каком другом случае. Боги знают, как глубоко в Пекло нас закинуло и сколько нам отсюда выбираться. Идеально было бы, если мы вообще никем не замеченными, соответственно – без единого выстрела отсюда выберемся. Но в такую удачу я почему-то не верю, – закончил говорить и тяжко вздохнул.

– Согласна, – отзеркалила вздох Лиса и чуть помолчав – попросила: – Расскажи еще о своем новом даре. А то ты так толком и не рассказал ничего.

– Да там и рассказывать нечего. Научился теплом управлять: одной рукой повышать температуру, другой – понижать. Но для этого нужно рукой к объекту прикоснуться, на расстоянии не работает.

Снял перчатки и протянул правую руку ладонью вверх в сторону Лисы.

– Поводи над ней рукой. Только не касайся, а то обожжешься.

Лиса шустро стянула перчатку и провела туда-сюда над моей ладонью своей.

– Ничего не чувствую, – вопросительно посмотрела она на меня.

– В том-то и дело, что так ничего не чувствуется. Хоть дар сейчас раскочегарил так же, как тогда возле магазина, но вот ладонь сама по себе не нагревается. А вот если ей к чему-нибудь прикоснуться, то… сама видела, как навесы плавились.

Лиса тут же решила это дело повторить, чтоб поближе и более подробно рассмотреть, как оно работает: кинулась искать, что бы такое расплавить. Притащила из соседней комнаты с балконом обрезок уголка, который я взял в левую руку, а правой, пальцем принялся обрезать его. Палец как горячий нож сквозь масло, так же сквозь металл проходил. Потом перехватил руки: левой за раскаленный край взялся и резко его охладил, отчего от только что пышущего жаром уголка повеяло холодом.

– Вот так это все и работает, – протянул уголок Лисе, которая с интересом принялась его вертеть, рассматривая. Осторожно касаясь холодного края голой рукой.

– Я даже знаю, как мы этот твой дар использовать будем, – посмотрела она на меня искоса и глаза почему-то весело заблестели.

– Да уж догадался, о чем ты сейчас думаешь.

– Ну а чего? Представь, какая из тебя печка получится! Еду готовить, одно удовольствие будет. И дров не нужно, как и спиртовки можно будет выбросить. Спирт кстати нам тут тоже нежелательно транжирить.

Так тихонько переговариваясь перешли на другую сторону дома. С этой уже ничего не видно было: пожар разошелся не на шутку и черно-белым дымом затянуло все вокруг. И только Пират все также сидел на подоконнике и не отрываясь смотрел на это буйство огня.

Тварей поблизости видно не было, зато вдали, в просвете между домами увидели, как в многоподъездном девятиэтажном доме, один подъезд, с девятого по первый этаж, обвалился. А чуть погодя увидели, и кто его обвалил: из поднявшейся пыли выскочила элита, метра три с лишним роста в ней точно было, и по ширине – дверные проемы явно не для нее предназначались. Видимо несущие стены повредила, кого-то там вылавливая, вот часть дома и рухнуло.

После этого, тоже раньше невиданного нами зрелища, как отрезало. Сколько не высматривали, элиты мы в этот день больше ни разу не увидели, а вот менее матерых тварей хватало. Они хорошую такую зачистку жилых домов проводили. Также, приоткрыв окна, слышали, что город еще сопротивлялся нашествию. Издалека, с разных направлений, доносилась стрельба из чего-то тяжелого. Какие-то воинские части видимо в городе были расквартированы, они и сопротивлялись. И сопротивлялись еще два дня – вот вам и Пекло. На третий наступила тишина. Город окончательно умер.

Поняли мы это по охранникам. Вечером первого дня нашего здесь появления, один из них, совсем пацан, даже младше меня будет, все же решился и поднялся к нам на этаж. Мы с Лисой его обезоружили, так как он заявился с пистолетом наизготовку. Хмыкнули дружно, – пистолет пневматический оказался, – и побеседовали немного с гостем.

Второй охранник оказывается, когда они тикали, ногу сильно подвернул на лестнице, вот они на четвертом этаже и остались обитать. Рассказали ему вкратце все, что знали об этом мире и выделив немного продуктов отправили обратно.

Так вот, с утра, как стрельба окончательно стихла, он и прилетел к нам с особенно перепуганными глазами, даже больше чем раньше были. Напарник его обратился – заурчал и чуть его не покусал. Объяснили, что делать и отправили пинками обратно. Не понравился он нам с Лисой. Только из-за того, что напарника не бросил, а спрятал его от преследующего их тогда рубера, мы с ним и разговаривали. У него родня где-то в пригороде живет, но он так перепугался, что даже не попытался к ним добраться. Зато нас, на колени даже падал, так просил прошвырнуться к ним и спасти их. Тогда-то мы его в первый раз и погнали.

Напарника он так и не упокоил, спрятался от всех в другом крыле здания на пятом этаже и уже там через полдня тоже обратился.

Тогда-то мы и поняли, что город окончательно умер.

Глава 3

Охранников мы сами упокоили, чтоб они своим урчанием никого не приманивали к нашему зданию. А то, как на улице шум какой поднимается, так и они сразу в окна биться и урчать начинают.

Шуму же в первые дни хватало: стрельба, пожары в разных частях города, рушащиеся высотные здания. И это я еще не говорю про простые, невысокие дома – от них, после визита матерой элиты, вообще одни развалины оставались. Но такое не так часто случалось, в основном элита со свитой передвигалась и останавливаясь возле выбранного дома направляла туда топтунов и кусачей, которые ей добычу и вытаскивали. Как-то она чувствовала спрятавшихся людей, видимо тоже даром каким-то обладала. Хорошо, что нас наверху не заметила одна такая, мимо прошествовала и куда-то вглубь города со свитой направилась. И что интересно, так это то, что на доносящуюся стрельбу внимания не обращала. Наверное, ума хватает под пули не лезть, когда вокруг столько не столь кусачей добычи имеется.

– Предлагаешь самим закопаться, чтоб больше не мучиться? – с немного нервным смешком спросила у меня Лиса.

– М-да, – только и ответил я на ее сарказм: к темноте мы как раз до кладбища добрались. Знаковое завершение дня, что еще можно сказать.

Десять дней мы прятались в столь удачно выбранном мной доме. Частный сектор, в сторону запада от нас, хорошо так выгорел, так что твари возле стройки не задерживались – спешили дальше. Ну а как стало их ощутимо меньше в округе мелькать, мы с Лисой в путь и собрались. Кто знает, через какое время этот кластер на перезагрузку пойдет? Вот и мы не знали. А так как он очень большой, то случись оная, быстро из него не выскочишь. Решили рискнуть и отправиться в дорогу, чем рисковать не меньше, только сидеть здесь и дождаться на свою голову перезагрузку.

Покинули наше убежище и поняли, что город в могильник превратился. Слаборазвитых упырей тут почти не было, чтоб за матерыми тварями останки подъедать. Да мы вообще медляков, недавно обратившихся жителей этого города, кроме охранников и не видели. Что раньше, сверху, не видели, что сейчас, когда немало по городу прошли – тоже таких не встретили. А так как все это время погода практически безоблачная была, днем жара явно за тридцать градусов поднималась, то амбре стояло такое, что и противогаз бы не помог. Несло от разрушенных и почти целых домов, от столкнувшихся между собой машин и от просто повсюду разбросанных частей и практически целых людских тел. Очень и очень многих тел, которые кажется шевелятся на жаре от облепивших их полчищ мух.

Тварям это не мешало, бегают заразы как ни в чем не бывало, а вот нам даже очень. Иногда приходилось в таких местах прятаться, что без содрогания и не вспомнить. А прятаться приходилось постоянно, потому что хоть тварей и меньше стало, по сравнению с первыми днями, но видели мы на их частенько. Хорошо, что только мы их, нас они пока не попалили. Может быть и из-за этой вони, из-за которой они нас просто не чувствовали.

Но вообще, твари тут, в Пекле, зажрались. В наших краях после них только костяки остаются, а тут хватало и просто слегка надкусанных. Такое ощущение возникает, что более матерые упыри не столько отъедались, сколько уничтожали будущих конкурентов. Особенно когда те массово обращаться стали, так уже не есть, а геноцидить принялись.

И глядя на все это, я теперь понимаю, что имел в виду Мангуст, когда говорил, что здешние твари более умные и хитрые. С такой-то конкуренцией действительно нужно постараться и мозги напрячь, чтобы хотя бы уцелеть среди этой бойни. Да и то, я просто не представляю сколько нужно тварей, чтобы такой город, а он все же немалых размеров, сожрать за первые дни, пока люди обращаться не стали. Может такие орды где и бродят, но явно в других местах. Сюда они не дошли, на наше счастье.

Уже дело к вечеру шло, когда мы из городской застройки вырвались в частный сектор, миновав который увидели… Лес не лес, но хорошо заросший деревьями участок приличных размеров и вдобавок огороженный забором. Там и решили на ночь остановиться.

Оказалось, кладбище. Мало нам того, в которое город превратился.

– Тут заночуем! Дома твари продолжают шерстить, а вот кладбище я думаю их не заинтересует. Пока окончательно не стемнело, заберемся в заброшенную часть, где заросли погуще и там переночуем спокойно. Во всяком случае тихо к нам не подберутся, а там если что, то в скрыт уйдем или, если не получится спрятаться, то ушатаем по-тихому.

– Хорошо. Тут во всяком случае воздух чистый, не то что в городе. Только давай сначала вернемся, – кивнула Лиса в сторону домов, – и воды там наберем. Умыться хочу, просто ужас. Такое ощущение, что насквозь пропиталась той вонью, что в городе витает.

– Добро, – сразу согласился с ней. Самому не менее сильно хотелось того же, только бы смыть с себя ту липкую пленку, которой казалось все тело было покрыто. Да и одежда, я так думаю, что придется нам от нее избавляться. Какая бы там не была суперткань иномирная, очень сомневаюсь, что ее получится отстирать от всего того, что в этом городе на нее нацеплял и еще на цепляю. Сейчас то мы ничем не выделяемся от всего того что в городе витает, а вот как покинем его… Нужно будет озаботиться чистой сменой. И на будущее запомнить – глубоко в крупные города не соваться. Я сильно сомневаюсь, что мы там что-то новое увидим, чего здесь еще не видели.

В ближайшем доме и устроили помывочную. Правда холодной водой из бака, но не критично. Хоть Лиса мне и предлагала ей ванну нагреть, но по моему взгляду все поняла, отправила меня караулить и главное – не подсматривать. После нее уже я искупался: нижнее белье чистое одел, благо запас был, старое выбросил – не до стирки сейчас. Если что, то по пути в любом случае одеждой разжиться придется. Для этого дела даже напрягаться особо не придется, магазинов тут хватает.

После помывки никем не замеченные углубились в заросли и нашли место, где устроились спать между надгробий. Хорошо хоть догадались одеяла из дома, где умывались, с собой прихватить. Так что разместились с комфортом.

– В мертвых городах сплю нормально, – как ворочаться надоело, так решила мне пожаловаться Лиса. – А вот тут, на кладбище, почему-то жутко. Наверное, еще с Земли страх таких мест не вовремя решил о себе напомнить.

– Осталось только страшные истории начать рассказывать, – хмыкнул я. – Мы в детстве такой фигней страдали: на кладбище ночью шли и пугали друг друга страшилками разными. Один раз нас кто-то шуганул, так домой летели быстрее собственного визга. Да уж, – закинул руки за голову и уставился на звезды, которые сквозь листву довольно хорошо было видно. – Такое ощущение, что в прошлой жизни это все было.

– Не. Мы таким не страдали. Да меня ночью на кладбище и не загнать было. Даже не думала, что когда-то такое случится и придется на нем спать, потому что в городе еще страшней.

Пират откуда-то выскочил, бегал как обычно территорию проверял, и сразу Лисе на грудь заскочил. Почувствовал, кто в нем сейчас нуждается. Лег и заурчал, успокаивая ее.

– Да ты мой защитник. Мой хороший, – принялась Лиса его гладить, и всякие глупости приговаривать. И гладила, пока не заснула с ним в обнимку. Как успокоительное, Пират хорошо сработал.

Я периодически просыпался, округу «радаром» проверял, а они спят без задних ног, только у Пирата, хоть и спит, а уши во все стороны крутятся. Тоже настороже. Но ночь на удивление спокойно прошла. Нас, наверное, воины, которые на этом кладбище в немалом количестве похоронены, оберегали. Дали нам возможность перед предстоящими испытаниями отдохнуть спокойно.

– Ты чего? – посмотрела Лиса на меня удивленно.

Проснувшись на рассвете и не задерживаясь, сразу направились в дорогу. А на другом краю кладбища, перед бетонным забором, она явно не поняла, чего это я обернулся и поклонился слегка. А я просто отдал дань уважения бойцам, павшим на разных войнах, что видно было из дат смерти на памятниках, и мысленно поблагодарил их за предоставленный кров. В тот момент показалось это правильным сделать.

– Да так, ничего. Пошли дальше. – И первый, предварительно выглянув за забор, перескочил его.

Лиса постояла немного, озадаченно глядя на могилы и гадая, что это Шатуну взбрело кланяться, потом, кинув быстрый взгляд по сторонам, тоже поклонилась. Так, на всякий случай. Выпрямилась, еще раз огляделась, пожала недоуменно плечами и кинулась его догонять. И чуть с забора не полетела от непонятного ощущения, как будто ветерок со стороны кладбища ей в спину повеял, даря уверенность, что все у них будет нормально.

– Ты чего? – теперь уже я удивленно посмотрел на Лису, которая забор не перепрыгнула, а неуклюже перевалилась через него, при этом чуть не грохнувшись, и ошеломленно, с каким-то испугом посмотрела назад.

Та кинула на меня какой-то странный взгляд, как будто подозревала в чем-то, но не ответила, только головой непонятно мотнула. И пока пробирались дальше, она нет-нет, но кидала то назад, то на меня озадаченные взгляды.

Надоели мне эти ее непонятные поглядывания. И когда мы после кладбища миновали промзону и уперлись в довольно широкую проезжую часть, за которой уже спальный район из недавно построенных десятиэтажек начинался, решил выяснить, чего она такая озадаченная вдруг стала. Укрылись за красным кирпичным забором на территории заставленной контейнерами, бочками разных расцветок и еще непонятно чем, заколоченным в транспортные ящики. Уловил очередной ее такой взгляд и…

– Лиса? – посмотрел на нее вопросительно вскинув брови.

– Скажи… – как-то неуверенно она начала, – а там, на кладбище, когда мы его покидали, ты поклонился… Зачем ты это сделал? – И вперила в меня взгляд, ожидая непонятно каких откровений.

– Да просто, – чуть пожал плечами. – Мы, когда по нему пробирались, я там могилы павших воинов видел, вот и отдал дань уважения. А что такое?

– Да так, ничего. Мне просто показалась… Нет, ничего.

– Ну-ну, – посмотрел я на нее недоверчиво. – Ты смотри, может не показалось, а новый дар у тебя пробуждаться начал.

– Дар? На кладбище? – Такого объяснения, случившегося с ней, Лиса явно не ожидала: замерла, выпучив на меня глаза и приоткрыв рот от удивления.

– Ты давай заканчивай с этими своими непонятками. Не то это место, что голову лишним занимать, – кивнул ей в сторону дороги. На которой такая каша была из легковых машин, грузовых, трамвай и два троллейбуса тоже присутствовали, и все это было хорошо так кровушкой полито. Даже представлять не хочу, что за твари тут порезвились, что машины если не смяты, то буквально разорваны напополам были.

И в подтверждение моих слов, ветерок поменял направление и донес до нас ароматы, которые витали над всем этим безобразием. Я только скривился, а вот на Лису вонь как нашатырь подействовала: тоже скривилась, но взгляд прояснился и больше не был устремлен вглубь себя, в поисках нового дара.

Тут дорогу переходить не решились. За машинами еще можно было укрыться, но вот то, что в этом новоотстроенном микрорайоне деревьев вообще нет, да даже кустов и тех нет – и вот это очень нехорошо. Это значит, что сверху, случись там какой твари оказаться, мы будем видны из любого здания как на ладони.

Герои всегда идут в обход. Вот и мы пошли вдоль дороги в южном направлении, обходить эту неудобную для нас местность. Тут во всяком случае есть где укрыться, а где возможности не было, то я там сначала фантома пускал, который, пока мы прятались, преодолевал вызывающий подозрение участок пути, и, если на него никто не нападал, только тогда уже мы с Лисой двигались дальше. Уже перед самой транспортной развязкой, к которой мы добрались и где собирались поворачивать на восток – фантома все же атаковали.

– Замри, – как только заметил движение на заправке, скомандовал Лисе и сразу же на нее скрыт набросил.

Мы с ней в помещении автосервиса укрылись и наблюдали, как фантом, пригибаясь как можно ниже, к первому нами намеченному укрытию двигается. В этот момент я и заметил, как на заправке что-то мелькнуло, а потом на фантома набросился…

В первый момент я подумал, что это просто человек. Хорошо развитый физически и очень быстрый, но все же человек. Голый лысый человек. И только когда он в прыжке пролетел сквозь фантома, но не грохнулся от неожиданности, а довольно ловко извернулся, резко обернулся назад и замер, озадаченно склонил голову к плечу, принялся недоуменно наблюдать за фантом, который как ни в чем не бывало продолжал двигаться к намеченной цели. Тогда-то нам и удалось его нормально рассмотреть. Эта тварь действительно очень мало изменилась: сероватая кожа, как и говорил – физически хорошо развит, но я не удивлюсь, если выяснится, что он и при жизни такой же был. Единственно что изменилось, так это лицо: аккуратного рта уже не было, а была пасть от уха до уха – сейчас приоткрытая, наверное от удивления; острые уши как у собаки и глаза, которые больше к вискам съехали, а также вытянутый затылок, с хорошо видимым наростом спорового мешка на нем. И все, в остальном от человека он ничем не отличается. Только что сутулится сильно, но это можно списать на то, что он, как и мы здесь в городе, постоянно пригнувшись передвигается. Очень быстрый – повторная атака на фантома, мы ее почти не успели отследить. И это при нашей то адаптированности к этому миру. Не хотелось бы с ним лицом к лицу сходиться, да я даже не уверен, что его на прицел удастся взять, так быстро он передвигается.

– Прямо не смотри на него, – прошептал Лисе. – Только периферийным зрением.

После очередной неудачной атаки этот мутант принялся медленно, поворачиваясь вокруг своей оси, озираться по сторонам, уже не обращая внимания на фантома. И только когда тот достиг высокого склона дороги возле моста и там развеялся, он снова кинул в ту сторону взгляд, но быстро вернулся к прежнему занятию.

Я крепче сжал руками «Кашмар», который, прежде чем в скрыт уйти, направил на открытый проем сервиса, готовый в любой момент вскинуть его и открыть огонь. Тварь явно дольше необходимого смотрела в нашу сторону. Но нет – осторожно выдохнул сквозь плотно сжатые зубы, – взгляд его скользнул дальше в сторону автомагазина. А потом не знаю, что его отвлекло, но он снова резко обернулся, вытянувшись в струнку – замер и действительно как собака – зашевелил ушами. И видимо что-то он услышал, так как быстро сорвался в юго-западном направлении, в сторону высотного дома.

Не знаю сколько, но как минимум полчаса – это точно, мы с Лисой так и простояли замерев, и продолжая прислушиваться. И стояли бы и дальше, если бы Пират не прибежал со своей охоты. Заскочил во внутрь автосервиса и замер озадаченно. Чувствует по нашей связи, что я тут, но почему-то меня нет. Недолго озадачивался: повертел головой и сам исчез – тоже в срыт ушел. Только, как и он меня, я его тоже под скрытом хорошо чувствую, сейчас он медленно приближается к тому месту, где я стою.

Не стал его нервировать и развеял невидимость, он тоже сразу же проявился и быстро заскочил мне на плечо, стал своей добычей хвастаться: какую-то пичугу поймал, в зубах ее держит и мне в лицо лезет.

– Успокойся, Пират. Сейчас мы с тобой поработаем немного.

– Это кто вообще был? – спросила сбросившая невидимость Лиса.

– Да кто ж его знает. Я тут уже столько тварей непонятных увидел, что пора, наверное, им новые названия давать для нормального определения.

– Только для начала его завалить нужно, посмотреть, что у него внутри спорового мешка находится, и только тогда уже называть.

– С завалить – это проблема, сама видела, как быстро он передвигался. Прикрывай, мы с Пиратом по округе прошвырнемся.

– Осмотреться хочешь?

– Да. Займи положение нормальное, на всякий случай скрыт на тебя наброшу.

– Готово.

Уже давно наловчились в паре с Пиратом работать, он меня с полуслова понимает и не приходится особо напрягаться, управляя им. Вот и сейчас, снова набросил скрыт на Лису, сам, разместившись удобно – в невидимость ушел и к Пирату довольно быстро подключился. Пират тоже тянуть особо не стал, аккуратно положил на пол свою добычу и уйдя в скрыт, в котором он в отличие от меня мог свободно двигаться, направились с ним округу осматривать.

Осмотрели заправку, вокруг автосервиса прошлись и даже автомагазин навестили, но никого не обнаружили. Направились к шестнадцатиэтажному дому, куда непонятная зверушка направилась. Внутрь не совались, но вокруг там тоже побродили: не знаю, как он не рухнул, но досталось этому дому тоже прилично. Такие проемы твари после себя оставили, что с одной стороны на машине можно внутрь заехать, а с другой – выехать. Кроме уже раздувшихся почти целых тел больше ничего и никого не обнаружили.

Хоть вокруг мертвая тишина стояла, и никто рядом не бродит вроде как, решили с Лисой не рисковать и еще на месте посидеть. Вдруг та тварь решит вернуться не вовремя, или вообще – сейчас где-нибудь в засаде сидит и наблюдает. Так что решили не торопиться, а еще понаблюдать. Что мы периодически с Пиратом и делали, по округе прогуливаясь. Но с каждым разом он все неохотней это делал. Птицу свою по возвращении из первого захода сожрал, живчиком ее запил и спать наладился. А тут я его тревожу, работать заставляю.

– Нужно нам и вправду птицу какую найти, чтоб округу осматривать сверху. – После очередного возвращения, Пират запрыгнул на стеллажи, подальше от нас, и там спать завалился. – С этим ленивцем много не высмотришь.

– Сову надо. – Сразу же выдвинула предложение Лиса. – Она и днем и ночью хорошо видит, и летает, мало того, что беззвучно, так еще и довольно быстро. И зрение со слухом у них отличное…

Лису прервал Пират. Поднялся со своей лежки, посмотрел на Лису… не передать словами выражение его мордочки. Фыркнул, но такое ощущение возникло, будто сплюнул и демонстративно отвернулся к стене, снова завалился спать.

– М-да. Обиделся, наверное, – озадаченно протянула Лиса. – Пират, – позвала она его. – Ты самый лучший и никакая птица тебя не заменит…

Только в глубоких сумерках, когда еще окончательно не стемнело, но и видимость уже упала, мы транспортную развязку все же преодолели.

Расположились в зарослях лесопосадки, которая дорогу от жилых домов отделяла. Забрались под дерево, ветви которого практически до земли опустились, и вдобавок которое было кустами окружено – облегченно вздохнули. Благополучно миновали опасный участок. Теперь уже завтра, вдоль дороги, которая в нужную нам сторону тянется, направимся прочь из города. И надеюсь, что завтра мы его все же покинем. Только нужно будет магазин найти, чтоб вещами запастись, да и от других, полезных в хозяйстве мелочей не отказался бы. Но это уже завтра.

А завтра, которое довольно быстро наступило, мы поняли, что нам крупно повезло. Мало того, что дорога тянется в нужную нам сторону, а значит мы не упремся в очередной жилой район, так еще и довольно густая лесопосадка вдоль этой дороги сопровождает ее и отделяет тракт от жилого массива на сколько хватает видимости. Чем мы и воспользовались, не спеша, по этой самой посадке направились на восток. Но через полкилометра остановились.

До этого, с другой стороны вдоль дороги нам только автомагазины, мебельный центр, банк, снова автомагазин на глаза попадались. А тут немалых размеров торговый центр, если верить рекламе на нем, то со всем нам нужным внутри.

– Сначала в «Спортмастер» наведаемся, – кивнул на вывеску, – а потом посмотрим, что там из электроники есть в наличии.

– Квадрокоптер хочешь найти?

– Квадрокоптер? Нет. Он своим шумом всех тварей к нам приманит. Рации с гарнитурой хочу найти и солнечные панели для подзарядки. Без нее рации бесполезно брать. Вообще, хорошо было бы охотничий магазин найти, там можно нужными нам электронными девайсами обзавестись. Но где его искать?

Еще с час лежали и округу внимательно осматривали, но ничего подозрительного не обнаружили. Пробежался руками по амуниции, поправил шлем – подтянув ремень, снял с предохранителя автомат и только тогда скомандовал:

– Двинули!

Запустив на полную «радар» первый на дорогу подался. Лиса чуть сзади следовала, и так, прикрывая друг друга, периодически замирая за стоящими на дороге машинами, мы добрались до практически не пострадавшего торгового центра. Людей в нем не было, перезагрузка раньше его открытия произошла, вот твари тут и не шарились практически. В чем мы убедились, попав внутрь через выставленную кем-то стеклянную дверь, но внутри особых разрушений не увидели. Разве что ароматы, когда мимо кафетерия проходили, намекали, что холодильники лучше не открывать. Но это не помешало нам с полок воды прихватить, а то у нас заканчивается. Принялись осматриваться.

Раньше здесь, наверное, красиво было, а вот сейчас не очень. Темные провалы магазинов с погасшими вывесками, неработающий фонтан, кровавые разводы на белой плитке, они хорошо так выделялись на полу. Из кого столько крови натекло, неизвестно. Тел не видно, их твари, наверное, наружу утащили.

Осмотрелись с Лисой по сторонам, но вроде как тихо. Хоть я больше на «радар» надеялся, так как свет внутрь только сквозь окна попадал, но его явно недостаточно было чтоб развеять царивший внутри полумрак и уж точно не хватало, чтоб осветить многочисленные магазины.

– Нам на второй этаж, – указала на лестницу Лиса.

Кивком спросил: «Откуда знаешь?»

– Баннер слева на здании, и он скорей всего на магазине снаружи и висит. Значит нам налево на второй этаж, – разъяснила она уверенным голосом.

– Пошли, – кивнул согласно.

Поднялись по широкой лестнице на второй этаж и действительно, нашли довольно большой магазин «Спортмастер», а на противоположной стороне, когда осматривался, заметил не меньших размеров магазин электроники.

– Это мы удачно попали, – прошептал себе под нос. – Так, Лиса! Сильно харчами не перебираем, вроде уже определились, кому что нужно, так что в темпе загружаемся и дергаем дальше. А то знаю я вас, женщин…

Лиса на это только фыркнула. Но я-то прекрасно знаю, как они в тряпках любят копаться. И сейчас видел какие жадные взгляды она бросала на магазин какой-то гламурной одежды, мимо которого мы прошли. Вот не понимаю я их! Я за нашими девчатами вообще ни разу не замечал, чтоб они хоть раз в таких тряпках прошли по стабу. Но вот стоит попасться такому магазину по пути, за уши от него не оттянешь, пока они там все не перемеряют. В чем прикол спрашивается?

Прошвырнулись по магазину и довольно быстро нашли нужные нам вещи, а именно нижнее белье – майки, трусы, носки. Верхней одежды, к сожалению, тут подходящей не было. Только спортивные тряпки. Но думаю, что это не последний магазин на нашем пути. Еще найдем нужные нам вещи. Здесь же задерживаться не хотел, именно из-за большого количества этих самых магазинов. Если Лиса увлечется, то пока не перемеряет все, мы отсюда точно не уйдем. Это, наверное, единственный ее недостаток, любит такие вот примерки. В остальном же, мечта, а не женщина. Главное – адекватная.

Загрузившись тряпками, направились в магазин электроники и там меня настигло полное разочарование. Нет, мы нашли и бинокли, и даже вполне себе неплохие, в крепком прорезиненном корпусе и с кратностью все в порядке. Так что взяли два. Нашли и радиостанции, пусть простые «ходиболтайки», но их было много и на любой вкус. Для них даже портативную солнечную батарею для зарядки искать не нужно. Достаточно было аккумуляторных батареек набрать и нам бы их вполне хватило на первое время, а там бы еще нашли. Гарнитуры к рациям мы не нашли. А без нее их брать – это переговорами тварей приманивать, которые глухотой, заразы такие, не страдают. В этом мире даже часы механические не носят, так как своим тиканьем бывает тварей приманивают.

– Пошли видеокамеры посмотрим, – прекратил я рыться на полках в поисках гарнитуры. Даже если где-то что-то и есть, уже стало понятно, что без продавца-консультанта мы тут ничего не найдем.

– А камера тебе зачем? – удивленно спросила Лиса, прекращая рыться на соседних полках.

– Ну как зачем? Пока домой будем добираться, будем кино снимать, а потом нашим покажем. Если им повезло, и они не перенеслись в Пекло, то, я думаю, им будет интересно посмотреть, что здесь творится.

– Ты ее любишь?

– Кого?

– Шельму!

Я недоуменно вытаращил на нее глаза. Меня реально закоротило от ее вопроса и теперь я смотрел на нее и пытался понять: причем здесь видеокамера и тем более, причем здесь Шельма? Откуда у нее в голове вообще такая ассоциация возникла?

Глава 4

Лиса тоже недоуменно смотрела на меня какое-то время, а потом решила уточнить:

– Ты же для нее это кино собрался снимать? Это она любит разных всяких монстров. Я ведь помню с какой жадностью она записи боев смотрела, которые Ходок приносил. Так она не столько на бои, сколько на тварей ходила посмотреть.

– Да причем здесь Шельма? Не только ей на такое зрелище интересно будет посмотреть.

– Ты не ответил на вопрос, – подошла она вплотную и что там в глазах у меня пытается высмотреть.

– Блин, Лиса! Нашла время о любви разговоры разговаривать.

– Шатун?!

– Ладно, отвечу. Мне было с ней комфортно, и ничего больше. Она полностью соответствует по внешности тому, что мне в женщинах нравится. Вот если б еще не ее заскоки, то вообще хорошо было бы. А так, расстались и расстались. Я не страдал, рыдая в подушку по ночам, если ты об этом спрашиваешь.

– Мужлан! – вынесла она вердикт.

– Может быть. Но это не отменяет того, что мне именно такой типаж женщин нравится, – и шутливо посмотрел на Лису раздевающим взглядом, так как и она тоже под этот самый типаж полностью подходила.

– Не-не-не, не смотри на меня так, – пальцем мне погрозила, улыбаясь. – Не собираюсь я ни с кем из нашего отряда романы крутить. Есть у тебя Шельма, вот и на нее такие взгляды и кидай.

– Не будет больше таких взглядов в отношении нее, Лиса. Никогда я повторно не сходился со своими бывшими. Я конечно и сам не подарок, но, если уже расстались, значит расстались. Пунктик у меня такой.

– Значит другую найдешь. И вообще, не приставай ко мне со своей любовью. Нашел время, тоже мне.

– Эх, – вздохнул я напоказ. – И где та девушка, которая закрыв глаза и выпятив грудь, – изобразил я этот момент, – выдыхала мне страстно: «Я на все согласна!»

– Это было давно и неправда! – стукнула она меня кулаком. – И не страстно, а решительно, – стукнула она меня еще раз, а потом неожиданно подошла вплотную, обняла за плечи и уткнувшись лбом мне в грудь – проговорила грустно: – Эх, Шатун! Я же до встречи с вами только выживала и просвета в этом каждодневном выживании не было никакого. А тут еще и постоянные приставания отшивать приходилось, так как ты и сам видишь – девка я красивая. Только это и спасало, а не только вредило. Все желали меня и одновременно друг от друга защищали: никак не могли договориться – кому я достанусь. Так что, когда меня мурам отдали, я даже не особо удивилась. Вполне закономерный результат той жизни. А потом, когда я уже с жизнью попрощалась, вы появились. Да с таким грохотом, что меня из апатии мигом выбило, – хмыкнула она, вспоминая не совсем приятные моменты в преддверии ее спасения. – Я все боялась поверить, что спасена и попала к нормальным людям. Долго слушала разговоры, и о тебе в том числе. А когда в стаб приехали, сразу решение приняла – любым способом к вам в отряд напроситься. И не пожалела о своем решении ни разу. До встречи с вами спораны за счастье добыть было, горох – предел мечтаний. А тут ты такой, берешь и жемчужину мне предлагаешь, – грустно усмехнулась она. – Так что да, я тогда действительно на все была готова, чтоб ее заполучить. Это уже сейчас я практически забыла, что такое страх одиночества, когда надеяться кроме как на себя больше не на кого. А тогда… Эх.

– Да ладно, Лиса… – уже неудобно стало, от этой ее исповеди.

– Нет Шатун, не ладно. Я за тобой на край света пойду… – оторвала голову от плеча и посмотрела мне в глаза, – Только не воспринимай это как признание в любви, – усмехнулась она. – Я любить как женщина после того, что со мной муры сделали, вообще, наверное, уже не способна. Но я тебя как друга люблю, скорее даже – как брата люблю. И в отличие от остальных, которые нас покинули, я хлебнула достаточно чтобы понимать, что только вместе мы сможем выжить в этом дебильном мире. Это и Тихий с Катраном понимают. Корнет за тебя вообще кому хочешь голову оторвет, – хмыкнула она, – мы с ним как-то разговаривали, и он сам в этом признался. Произвел ты на него впечатление, хоть он, несмотря на свой молодой возраст, тоже уже не мальчик и в своем мире хлебнул всякого.

– Так отсеялись то от нас как раз гражданские, Лиса. Кто послужил, а тем более повоевал в своем мире, те прекрасно понимают, что такое спаянное подразделение и какое это дает преимущество перед одиночками. Так что костяк отряда у нас собрался капитальный. Постепенно еще мяса на него нарастим и вообще все классно будет.

– Будем расширяться?

– Будем, – кивнул согласно. – Шельма, та вернется не вернется…

– Вернется. Я в этом уверена на сто процентов.

– Может быть, – не стал спорить, хоть насчет Шельмы нельзя быть в чем-то уверен на сто процентов. Но Лисе виднее, может она ее как женщина лучше понимает. – Еще друга Корнета нужно будет выхватить, не зря же он для него белую жемчужину отложил. Знахарь у нас можно сказать что есть, Сильвер скоро подрастет – еще один боец будет, которого мы сами воспитаем. Ну и еще несколько человек можно будет подтянуть, но это уже не к спеху. Будем думать еще, сколько нам конкретно людей нужно и для каких задач. Одно знаю: нужен сенсор! Хельга, блин… Надумала любовь крутить, так зачем же из отряда уходить то было?

– Я так думаю, что там парень сильно на это ее решение повлиял. Ну и то, что ей нравилось в больнице работать, тоже на это легло.

– Ладно, вечер воспоминаний заканчиваем, а то… – я замер на полуслове, склонив голову к плечу и старательно прислушиваясь.

– Что? – сразу же насторожилась Лиса.

– Не пойму пока. На «радаре» чисто, но вроде что-то шуршало на первом этаже.

– Я ничего не слышала. Может Пират?

– Нет. Пират на другом конце здания шарится. Ты как, всего что нужно набрала?

– Всего, – ответила Лиса отстраненно, тоже старательно прислушиваясь.

Но сейчас тихо все было. Я даже засомневался, что мне не послышался тот шорох. Но прежде чем проверять… осмотрелся по сторонам.

– Туда, – указал на кафе, которое чуть дальше по проходу находилось. Там колонны по залу в разных местах стоят, но в одном месте, одна такая колонна ближе к углу находится, по разные стороны от нее стоят какие-то пальмы, создавая закуток, в котором столик стоит. Вот в тот закуток я Лису и отправил. – Выбирай там позицию и замирай, я на тебя скрыт наброшу. Если что, то поддержишь огнем, но лучше не шуми, очень уж у тебя громкая громыхалка.

– А ты куда? – Время переживаний прошло и от недавней грусти, которая поселилась у нее на лице во время нашего разговора, не осталось и следа – спокойная, сосредоточенная и готова к разным неожиданностям. И что мне в ней нравится, в отличие от Шельмы, никаких тебе споров и навязывания своего мнения в таких вот ситуациях. Да даже на лице никаких эмоций, что выдавало бы ее несогласие с моими указаниями – просто бесстрастная маска. Только глаза подозрительно блестят, выдавая ее внутреннее напряжение.

– Я дальше укроюсь, в магазине детской одежды. И, если что, фантома пущу в сторону окна, как мы с тобой на стройке все планировали.

Окно на соседний гипермаркет выходило и если твари какие появятся, то уж точно иллюзию Пирата не проигнорируют. Мы так на стройке планировали тварей отваживать, случись им к нам заявиться. Окна открыли и по коридору собирались фантома пускать, чтоб тварь в погоне за ним в окно последовала. И хоть тут не пятнадцатый этаж и она не убьется, но надеюсь, после того как выпрыгнет наружу, ей не придет в голову возвращаться, а будет поисками добычи где-то в другом месте заниматься.

– Если что, то… – кивнул на барную стойку, – уходи туда. Блин, не проверили, есть там проход вообще. Короче, не встревай если что не так пойдет. Если нас раскидает, то встретимся в посадке, на том месте где мы ночевали.

– Я поняла. – Лиса шустро за колонной укрылась и кивнула мне – заняла удобное положение, при котором и вход виден будет, и дальше, часть коридора под присмотром.

Набросил на нее скрыт и все также старательно прислушиваясь, направился к магазину детской одежды. Но вокруг стояла полная тишина и я, расплавив замок и прежде чем укрыться в магазине, чуть ли не ползком подобрался к краю террасы и аккуратно посмотрел вниз на первый этаж.

Все та же картина, которую мы увидели, войдя внутрь с улицы и ничего нового к ней не добавилось. Но что тогда шуршало? Ветер? Но его вроде нет, во всяком случае не такой силы, чтоб что-нибудь с места сдвинуть. Обводил взглядом первый этаж, пока снова шорох не услышал. Прямо под собой. Медленно наклонил голову и посмотрел вниз, и практически сразу ж сердце пропустив удар застучало так, как будто выпрыгнуть из груди намерялось, чтоб убежать и спрятаться. Внизу, из-под террасы, так же медленно показалась треугольная морда твари, которая посмотрела вверх. Казалось время замерло, пока мы друг другу в глаза смотрели, но вот глаза твари торжествующе блеснули, и она, не издав ни звука, рывком попыталась на второй этаж запрыгнуть. Но только когтями пластик сорвала и грохнулась вниз, отчего уже утробно зарычала от бешенства и без долгих раздумий кинулась к лестнице. Прежде чем отпрыгнуть назад, успел заметить, что она не одна, а вроде как парой охотятся. Но не это главное – я их «радаром» так и не увидел, как-то они экранированы от такого обнаружения.

Твари как близнецы: низкие на ногах, но длинные змеевидные тела, заканчивающиеся тонким и каким-то острым хвостом. Треугольные головы с как обычно внушительно пастью, как будто это то, что все они в первую очередь отращивают, чтобы как можно больше за раз сожрать. И если высоко прыгать они явно не умеют, то вот со скоростью передвижения у них все было в порядке.

Не стал в магазине прятаться, а как только твари от меня отвернулись и по лестнице наверх понеслись, приник спиной к широкой квадратной колонне и в скрыт ушел – старательно прислушиваясь, как они приближаются, порыкивая от нетерпения. Пора. Раз они меня уже увидели, то я своего фантома и создал – он сразу же сорвался с места и побежал к небольшому окну в торце здания, и как только достаточно к нему приблизился, то вперед головой в него и прыгнул истаивая. И хоть стекло целое осталось, создавалось впечатление, что он в окно выпрыгнул.

Но что-то явно пошло не так. Мимо пролетела только одна тварь, обдав меня потоком тошнотворного воздуха – твари сто процентов трупоеды, – и на фантома она повелась, выпрыгнула наружу уже вместе с окном. Но вот вторая как-то Лису обнаружила, раздался звон разбившегося стекла, тварь в кафе сквозь витрину вломилась и сразу же кинулась в тот угол где Лиса спряталась.

Не знаю, как Лиса увернулась от первой атаки, пока мимо меня первая тварь пролетела и наружу выпрыгнула, и я добежал до кафе – там уже развязка наступила. Да такая, что я на миг опешил.

Увидел, как Лиса по стене бежит, тикая от твари, которая раскидывая столы и кадки с пальмами за ней несется. И когда тварь прыгнула вперед, пытаясь Лису со стены сковырнуть, та тоже прыгнула, но как-то умудрилась не на пол упасть, а спиной к потолку прилипнуть – пропуская под собой упыря. И тут же раздался громкий выстрел ее «Взломщика» – буквально прибила трупоеда к полу. Попала твари прямо в темя, когда она под ней проскочила и принялась на месте лапами загребать по довольно скользкому плиточному полу, пытаясь быстро развернуться для повторной атаки. Эхо от выстрела разошлось по всему торговому центру и это то меня из ступора и вывело. А также то, что после того, как Лиса тварь ушатала, «радар» вдруг вторую тварюшку показал. Она сейчас здание по кругу обегала и явно сюда спешила, до входа ей уже недалеко оставалось бежать.

– Ты как, живая? – поднял голову вверх и посмотрел на лежавшую на потолке Лису, которая продолжала целиться из своего «Взломщика» в трупоеда.

Та сначала медленно кивнула, потом встряхнулась и довольно ловко спрыгнула на пол и только тогда уже ответила:

– Более-менее.

– Блин, Лиса! Я такое только в фильмах видел.

– Это у меня от страха так получилось, – нервно хихикнула она, разглядывая упыря, растянувшегося на полу и от которого ощутимо воняло. – До недавнего времени не умела еще так быстро по вертикальным поверхностям передвигаться. Хотя и думала потренироваться, как только дар бы достаточно усилился.

– Поменьше бы таких тренировок, – кивнул на тварь. – Ладно, бежим дальше.

– А… – указала она на тушу, которую явно вскрыть хотела.

– Приходи скорее в себя, Лиса! Твой выстрел, наверное, все в ближайшей округе слышали. Мало того, что вторая тварь сейчас здесь будет, так за ней наверняка и еще кто-нибудь подтянется.

– Поняла!

Лиса метнулась в угол, где до этого пряталась и подхватив лежавший у стены рюкзак, шустро его накинула на плечи и бросилась за мной. Пролетели по коридору в другую часть здания и попали в детскую комнату: горки разные, бассейн с мячиками, какие-то кубики разных размеров везде валяются, маленькие домики и еще многое другое смогли рассмотреть в темноте. Не увидели только никаких проходов дальше, как не увидели и хоть небольшого окошка, через которое можно было бы эту комнату покинуть.

– Назад… – но сзади раздался рык твари, и я ее почти сразу на «радаре» увидел. Сейчас тут будет. – Туда! – Свернули в проход с надписью «5-D Кинотеатр»», но в итоге свернули не в него, а в расположенный напротив японский ресторанчик, в котором тоже особого света не наблюдалось.

– Давай повторим, – повернула ко мне напряженное лицо Лиса, которая тоже хорошо слышала приближение твари.

– Делаем, – некогда что-то другое придумывать. – Ты снова на потолок, но стреляешь только если у меня не получится. Давай, – подставил руки и она, оттолкнувшись от них, снова к потолку прилипла, прямо над входом. Набросил на нее скрыт и сам в него же ушел, только уже сбоку. Может повезет и тварь нас просто не найдет.

Не повезло. Эта зараза не в детскую – прямо последовала, а свернула в боковой проход и сходу к нам влетела, замерла на пороге и шумно носом воздух втянула. Раздался очередной выстрел, который хорошо так по ушам долбанул – Лиса не стала ждать пока я действовать начну, но и правильно сделала. Тварь явно меня унюхала, уже начала голову в мою сторону поворачивать, и я не уверен, что спереди из моего «Кашмара» закошмарил бы ее. Маловат калибр для здешней местности.

– Ходу, Лиса!

В этот раз без всяких задержек, спрыгнула вниз и сразу последовала за мной. По коридору до нас доносился рык уже явно не одной твари: первый выстрел их привлек к торговому центру, второй – указал где мы находимся.

Глаза немного привыкли к темноте и уже видно было куда дальше двигаться. Перепрыгнули через стойку и откинув плотную штору в сторону, открыли дверь с большим, сейчас закрытым, окном посередине и попали на довольно компактную кухню, в которой было достаточно светло, так как небольшое окно наличествовало, правда решеткой забранное.

Подскочили к нему и выглянули наружу: там находилось еще одно здание, буквально в двух метрах от нашего. Но это не важно, главное выход наружу есть. Очистили подоконник от коробок из-под продуктов, открыл окно и сразу же, стащив перчатки, принялся у решетки крепления переплавлять. Рядом Лиса молча подпрыгивала, так как шум, хоть и приглушенный плотной шторой и закрытой дверью, до нас доносился отчетливо. Твари магазины громили в наших поисках, и этот шум приближался.

– Готово! – Затащил решетку внутрь и выглянул наружу уже по-нормальному. Влево – тупик, там здание с нашим соединяется, а вот вправо – выход, перегороженный калиткой. За ней виднеются заросли кустарника вдоль бетонного забора, а еще дальше – АЗС с куполообразной крышей и никаких пока тварей.

– Чисто!

– Я первая! – Лиса отстранила меня и уверенно, как будто постоянно так делала, полезла в окно, но не спрыгнула вниз, а свесившись из него снова прилипла к стене. – Давай! – посмотрела она на меня.

– Ох, Лиса! – но не до споров сейчас, думаю она знает, что делает.

Вылез в окно и цепляясь за Лису спустился ниже и только тогда уже спрыгнул.

– И даже невысоко получилось, – осмотрелся по сторонам и подстраховал спрыгнувшую Лису, хоть ей моя страховка не нужна была, с запозданием до меня дошло. Она и с большей высоты безопасно для себя спрыгнет, не то что я.

– Ходу!

– А как же Пират?

– Выберется! С его-то способностью скрытно передвигаться… Чувствую, что его азарт сейчас распирает, никак не страх. Значит твари его не обнаружили, а вот он с интересом за ними наблюдает. Как почувствует, что мы удаляемся, так и нагонит.

Выбрались из тупика и сразу же поспешили в заросли нырнуть. Перескочили бетонный забор, за которым большой гаражный кооператив находился, петляя между этими самыми гаражами и вертя головой на триста шестьдесят градусов поспешили уйти как можно дальше от столь беспокойного места.

– Может здесь на стройке спрячемся?

Миновали гаражи и между АЗС и начавшейся стройкой в кустах возле дороги залегли, наблюдая за расположенными за ней крестообразно построенными девятиэтажными зданиями, между которыми движения пока никакого не наблюдалось. Решали, двигаться дальше или где-то здесь укрытие найти.

– Там негде прятаться, стен еще нет, со всех сторон все просматривается. Разве что на кран забраться и в кабине спрятаться. Но туда пока залезем, всем тварям в округе покажемся. Быстро нас оттуда снимут.

Раздумывать дальше нам не дал раздавшийся сзади грохот обрушившейся стены и раздавшийся сразу же рык нескольких тварей. Приближающихся тварей.

– Пират, зар-раза! – прорычал от злости. Опять он решил на хвосте к нам кого-то притащить, как когда-то элиту.

Чувствую, что он к нам приближается, а за ним видно заметившие его твари. И нам тут уже не до выбора резко стало: сзади, следом за Пиратом, кто-то в нашу сторону движется, а впереди пока никого.

– Вперед! – скомандовал Лисе, у которой от моего рыка глаза в два раза больше стали.

Сорвались с места и что есть духу рванули во дворы, где сразу за расположенные там гаражи свернули, чтоб нас сзади не видно было. Пролетели их на одном дыхании, проскочили вдоль решетчатого забора, огораживающего школу и уперлись в такой же забор, за которым футбольное поле начиналось.

– Назад! – На другой стороне поля твари, видимо привлеченные шумом, навстречу бежали и нас они заметили. Вон как вскинулись.

Развернулись резко и назад с Лисой рванули, но как только от их взгляда за стоящими вдоль забора машинами скрылись, так сразу же вбок свернули, забор перескочили и прикрытые от упырей растущими вдоль него с внутренней стороны деревьями рванули вдоль здания школы. Успели забежать за угол, пока твари не показались. Выдохнули облегченно – услышали, как они мимо пробежали, – и теперь уже не рискуя бежать, хоть и очень хотелось, снова через забор покинули школьную территорию и направились к стоявшему недалеко «Г»-образный дому. Благо тут между домами пространство хорошо так заросшее было, чем еще недавно молодежь активно пользовалась. Следы их развлечений на каждом шагу встречались: и бутылки пустые, и использованные шприцы ежиком из травы торчали – хорошо, что мы в ботинках, которым эти иголки нипочем, – и другие улики активного отдыха на ветках висели. И все это сразу за забором школы! Хорошо детки перемены проводят. Вот посмотришь на такое и жалость ко всем съеденным в этом городе пропадает. У нас в городе, в моем мире, тоже разного всякого хватало, но такого паскудства никогда не было. Так что действительно не жалко, пусть твари травятся от души.

Подобрались к дому и через выбитые окна забрались внутрь него. Тут тоже твари порезвились: всё вверх дном перевернуто, мебель в щепки и вдобавок все это кровушкой окропили. А в соседней комнате хозяевами и подзакусили: мухи тучей поднялись, когда мы проходили мимо того, что от их тел осталось. Лиса лицо рукавом прикрыла и глаза прищурила, но сомневаюсь, что это поможет и защитит от витающих в квартире ароматов.

Через вырванную с корнями дверь поспешили покинуть квартиру, дышать в ней было абсолютно нечем. Во дворе на наше счастье никого не оказалось, и мы, отдышавшись, пару дворов проскочили благополучно. Миновали детский сад, откуда те твари, что через футбольное поле нам навстречу бежали, и выбрались. Миновали его и уперлись в очередную рухнувшую девятиэтажку, которая хорошо так проход перегородила. Решили ее стороной обойти и…

Вдавил в стену Лису и еле успел в скрыт уйти, как твари из-за дальнего угла выскочили. Если б не рыкнул кто-то один из них, могли бы и влететь, так как «радар» туда не доставал. А так нам в очередной раз повезло. В том числе и в том, что сенсоров у них не было и нюхом нас не учуяли, что странно. Хоть тут вонь и так стоит, мы не выделяемся особо, но одежду нужно срочно менять. Прекрасно помнил, как в торговом центре трупоед меня под скрытом обнаружил по запаху. Элита со свитой мимо прошествовала и скрылась с глаз за углом другого здания, но мы так и стояли замерев, старательно прислушиваясь. Наконец твари и с «радара» исчезли, других пока не видно и неслышно. Но не спешил пока скрыт сбрасывать, нужно успокоиться слегка. Лиса тоже адреналина хапнула, чувствовал плечом как сильно у нее сердце бьется.

– Живая?

– Живая, – выдохнула она. – Чуть не влипли. И откуда их только столько взялось? Вроде же и не видно было в последнее время, а тут по вылазили.

– Может отсыпались где, после трудов неправедных, а тут мы шумнули, они и удивились, что работу не доделали и кто-то помимо них еще тут бродит. Вот и кинулись исправлять недоделанное.

– Похоже, что так. Ты назад обернись, – по появившемуся мареву понял, что она кивнула мне за спину.

– Что там? – спросил, оборачиваясь и невидимость сбрасывая.

А там сюрприз. Буквально только что об этом думал и на тебе, бери и пользуйся. Рухнувший девятиэтажный дом частично лег на соседний, стоящий через дорогу от него. И вот в этом соседнем, в торце здания был магазин, вход в который располагался с краю дома и был практически не засыпан. И если верить частично уцелевшей вывеске, то здесь находится «Военторг П…», «военная форма, то…» и все, что нам на ней удалось прочитать. Ещё номер телефона, но по нему звонить уже некому, если конечно на звонок какая тварь не ответит и вежливо не попросит уточнить наше местоположение.

– Идем на шоппинг, – без особых раздумий принял решение. – А то духан от нас, твари за версту чувствуют.

– Там и спрятаться на время можно будет. Решетки на окнах целые, как и сами окна с этой стороны, и вход полузасыпан. Может твари нас там не найдут?

– Вскроем магазин, потом посмотрим. То, что прятаться нужно, в этом ты права. Тварей взбаламутили мы не слабо, теперь пересидеть где-то нужно, пока они не угомонятся. И тут… развалины они стороной обходят, сами видели, так что… Ладно, что там внутри посмотрим, тогда и примем решение. Пошли.

С трудом, но в магазин мы все же пробрались, еще и плиту одну умудрились подправить, что она вход за собой хорошо так спрятала. Во всяком случае, со стороны его не должно быть видно.

Осмотрелись внутри и поняли: попали мы туда, куда нужно. Всевозможных расцветок форма на вешалках развешана и просто на полках лежит, свитера, футболки, панамки, кепки, обувь – одним словом, всего этого было много. Хватало и разной амуниции: сумки, рюкзаки разных размеров и видов; подсумки по отдельности и в сборе на разгрузках. Но я только отметил наличие всего этого, когда помещения осматривали, остановился возле стеллажа с оптикой и средствами связи. Оптика нам тоже интересна, так как тут не только бинокли, монокуляры и оптические прицелы были, но и они же, только ночные, что нам пригодится еще не раз. Сейчас я перебирал рации, рядом с которыми висела и гарнитура, не найденная нами в торговом центре. Но я сомневаюсь, что такая там вообще была. Были тут и антенны, что очень хорошо, так как те, что идут в комплекте с рациями, не всегда хороши.

Есть чем заняться, пока моя очередь умываться не настала.

Глава 5

– Я всё, – мрачная Лиса из душевой выбралась наконец-то. Уже полностью переодетая в новые вещи и с санданой на лысой голове.

Сразу, как осмотрелись, мы себе вещи и снаряжение подобрали. Лиса, так та в нескольких экземплярах нагребла, чтоб выбрать, что на ней лучше смотреться будет. И это в Пекле, наверное, чтоб твари от восхищения замертво падали. Но то ладно, нам сейчас спешить особо некуда, так как решили здесь задержаться. В обнаруженной душевой… Как не стенала она, но всё же согласилась, что волосы в нашем положении – это излишество. Но перед этим мы со стократной перестраховкой пробрались в кафе, мимо которого недавно проходили и которое радовало надписью, что они наконец-то открылись, вскрыли его и за несколько ходок натаскали оттуда бутилированной воды и продуктов, которые еще не испортились. Хоть тех продуктов там… Вот после всего этого, я поработал обогревателем, в кастрюле воды нагрел и первым делом головы друг другу обрили опасной бритвой, которую из армии привез, и которая до сих пор со мной путешествует. Как управились, оставил заплаканную Лису дальше умываться, пошел со снаряжением разбираться.

– Вещи свои упакуй нормально, чтоб всё наготове было. И рацию, вон, я тебе приготовил. Такие у нас были, так что там всё тебе знакомое. И еще, шлемы видишь? – Дождавшись от неё лёгкого, практически незаметного кивка, продолжил: – Подбери себе. Я там нашлемные камеры Mohoc нашел, так что будем теперь все наши похождения снимать. – Но Лису в данный момент это совсем не радовало и о любви разговоры в этот раз она не спешила заводить. Переживала потерю волос. Так что не дождавшись больше никакой реакции от нее я быстро закруглился с разговорами и пошел умываться.

В полной тишине прошел в душевую и скидывая с себя суперодежду из суперткани, которую у внешников добыл и с которой пришло время расстаться, быстро, но тщательно вымылся. Одевшись в чистую, подобранную тут летнюю форму, принялся экипироваться – не то это место, где можно расслабляться и раздетым ходить.

Вышел из душевой в преотличном расположении духа, как будто с грязной одеждой и все проблемы с себя сбросил. Лиса полностью экипированная – и даже камеру на шлем сама установила, хоть там ничего мудреного, но всё же, – стояла перед зеркалом и мрачно рассматривала себя в нём.

– Ну что, перекусим? – попытался отвлечь ее, сколько можно переживать.

Но ответить она не успела: только голову в мою сторону повернула, как ее отвлекли. Похоже не только мы, но и кто-то еще тоже собрался перекусить: плита, которая вход в магазин преграждала, посунулась в сторону, и в проходе первой показалась лапа… Что-то много тварей, которые умеют маскироваться так, что я их «радаром» не вижу. Но для этой местности – это умение неудивительно, они его, наверное, первым делом развивают, когда из пустыша в кого другого эволюционировать начинают. Но вот плохо… для нас плохо то, что эта тварь еще и сенсорными способностями наподобие моего «радара» обладает и способна находить скрытую от глаз добычу, вроде нас. Иначе как она могла нас найти? Мы ведь не шумели, а если и разговаривали, то только шепотом.

Не успели промелькнуть эти мысли, как вслед за лапой показалась морда и сквозь уцелевшую после обвала здания и нашего вторжения – преграждающую вход решетку на нас взглядом вивисектора посмотрела тварь с мультяшной мордой.

До такой степени она выглядела ненастоящей, что своим видом вызывала еще большее омерзение, чем самая уродливая тварь, которую мы видели. По отдельности все вроде нормально: острый нос какого-то хищника, только создается впечатление, что его внутрь морды втянули и он остался слегка выступать; сразу за ним глаза, глубоко спрятанные под массивными надбровными дугами; и все это теряется и кажется миниатюрным по сравнению с просто нереально огромной пастью. Добавим еще, что у твари почти нет шеи и голова растет практически из груди, так как плечи с ней на одном уровне находятся, вот и кажется, что пасть прямо в груди приоткрыта.

Не издавая ни звука и не сводя с нас предвкушающего взгляда, элита играючи вырвала решетку и сразу же сунулась внутрь, расширяя проход под свои размеры, так как он явно не для нее предназначался. Стена пошла трещинами, – не удивлюсь, если соседнее здание она тоже «уронила», – посыпался товар с полок, который возле входа располагался, мне даже показалось, что само здание шевельнулось. Синхронно с Лисой вскинули оружие, чтоб пусть не убить, но хотя бы погасить этот пробирающий до задницы взгляд. Но тварь видимо знакома с ним, голову чуть наклонила, пряча глаза и подставляя хорошо бронированную даже визуально макушку. Глядя на которую, поверишь, что даже рухнувший на нее многоэтажный дом ей не повредит.

Как только элита взгляд отвела, так с нас и оцепенение спало, но не успели мы дать деру, как тварь сама, сначала замерла, а потом резко крутнувшись на месте и вместе с частью стены выскочила на улицу. Мы же с Лисой замерли, испуганно глядя на потолок, но трещины по нему хоть и пошли, пыль посыпалась на голову, но здание несмотря на то, что лишилось внушительной части стены, устояло.

– Что это было?

– Пират, зараза малой! Добрался до нас наконец и отвлекает ее на себя. Уходим!

Подскочил к прилавку и схватил стоящий там свой уже полностью собранный рюкзак, который сразу за спину закинул, одел шлем – не забыв камеру включить – и направился к выходу в подъезд.

– Но…

– Уходим, я сказал! – в очередной раз не дал ей ничего сказать, а тем более начать возражать. Первый раз на моей памяти. – Валим отсюда, пока Пират ее отвлекает и дает нам эту возможность.

Больше не возражая, только кинув напоследок взгляд на развороченную стену, Лиса поспешила за мной.

«Вот и хорошо. А то надумала спорить, когда каждая секунда дорога».

Выскочили из нашего магазина в подъезд и сразу же нырнули в магазин мобильной связи. Замерли на мгновение перед уцелевшей витриной, внимательно округу взглядом просеивая.

«Пока Пират нам дает возможность уйти, нужно не тормозить, а пользоваться этой возможностью. Но одно напрягает: неужели Лиса подумала, что я его просто так брошу?»

Не зря разные маршруты на такой вот случай проложили, когда только в военторг пробрались. Двери все вскрыты, люк на крышу тоже от замка избавили, на случай если бы туда пришлось отступать, как и в соседний подъезд поверху без задержек можно попасть. Но сейчас нам повезло, не пришлось по дому гонки устраивать.

Тварей на дороге не увидели и мы, не задерживаясь, выскочили из магазина и пригибаясь как можно ниже, петляя между стоящими машинами, рванули через широкую проезжую часть на другую сторону.

Когда перебежали, оглянулся: тварь Пирата из-под завала еще не откопала, хотя всеми силами стремилась это сделать. Не то что кирпичи, плиты далеко в сторону отлетали, так она развалины в азарте по сторонам разбрасывала.

– Туда! – указал Лисе на дом, из которого открывался хороший вид на элиту.

Проскочили мимо стоящих вдоль дороги в ряд киосков и…

– Замри! – Видимо что-то в моем голосе Лису пробрало, что она даже ногу не опустила, а так и замерла на полушаге.

Набросил на нее скрыт и сам в невидимость ушел вслед за ней. Вовремя. Как раз оттуда, куда мы бежали, из-за угла выскочили двое упырей, но в этот раз повезло – не элитой оказались, а два кусача, пусть и довольно развитых. Скоро уже в руберов переродятся. По внешнему виду еще можно было понять, что раньше обезьянами были. Видимо собратьями по зоопарку перекусили и умудрились сбежать, другим тварям не попасться. Так парой и бегают и даже развиваются одинаково.

Проскочили мимо нас и запрыгнув на стоявший посреди дороги на путях трамвай, замерли неподвижно, уставились на работающую что есть сил элиту.

Сбросил скрыт и стараясь не издавать ни звука, внимательно следя куда ногу ставлю, направился к дому, до которого уже не так и далеко осталось. Лиса без напоминаний последовала следом, постоянно кося взглядом на сидевших спиной к нам кусачей. «Радар» работал на полную, но кроме этих двух тварей никого больше не видно было, но все равно предварительно за угол аккуратно выглянул и только убедившись в том, что там действительно никого нет, свернули с Лисой туда.

В дом забрались уже привычным способом – через выбитое окно. Лиса в этот раз от вони ни кривилась, а, по-моему, даже и не заметила ее. Проскочили эту квартиру и выскочив в подъезд, стараясь как можно тише ступать, но и не медля, поднялись на восьмой этаж, где дверь нужной квартиры даже вскрывать не пришлось – распахнута оказалась.

Проскочил в комнату и открыв дверь на балкон, выглянул наружу.

– То, что нужно, – пробормотал себе под нос. – Смотри, – кивнул на хорошо видимую отсюда работающую элиту.

– В любую точку попаду, – кивнула Лиса. Уже догадалась, что вскоре произойдет. И что порадовало, так это то, что от мрачности и следа не осталось: собранная, спокойная и не испытывающая никаких сомнений в правильности наших дальнейших действий.

– Значит слушай меня внимательно! У тебя только один выстрел. Один! Выстрелила и сразу же рухнула на пол и не отсвечиваешь. Я не знаю, на какое расстояние у элиты сенсорные способности работают, но визуально она не должна тебя заметить. Так что сразу упала и не отсвечиваешь. Внимательно слушаешь, что я тебе по рации буду говорить.

– А ты?

– Я в соседней комнате под скрытом буду, – понял я ее невысказанный вопрос.

– Хорошо, – отошла вглубь комнаты насколько это было возможно, тут нам повезло, что улица достаточно широкая и это вообще стало возможно, а не пришлось наоборот, наружу высовываться, чтоб на прицел тварь взять. Вскинула «Взломщика» к плечу, подкорректировала прицел и прошептав: – Я готова, – замерла изваянием.

Проскочил в соседнюю комнату и не теряя времени, так как чувствовал, что Пирату очень больно и страшно, ушел в скрыт и проговорил в рацию:

– По готовности.

Сразу же раздался выстрел и элита, которая к нам задом располагалась, ощутимо так качнулась вперед, видать Лиса в споровый мешок умудрилась попасть. Обидно только, что не тот калибр, чтоб его у такой твари пробить. Впрочем, нужного эффекта мы добились: элита сразу же бросила раскопки и развернулась в нашу сторону, поводя по сторонам своей уродливой мордой.

Даже лучше получилось. Такого везения я точно не ожидал.

Сразу после выстрела, кусачи встрепенулись, головой по сторонам завертели, выискивая взглядом откуда выстрел прозвучал. Но по одному, шиш они поймут откуда стреляли. Тем более из глубины квартиры через балкон, справа которого стена здания выступает и соответственно звук выстрела, мало того, что приглушенный вышел, так еще и в сторону должен был уйти. Ну и восьмой этаж тоже роль играет, эхо должно еще больше звук размазать.

Но как я и говорил, получилось даже лучше, чем я надеялся. Элита недолго головой вертела: увидела кусачей и недолго думая рванула в их сторону. Те тоже не дураки оказались, увидели, что в их сторону такая туша с явно недобрыми намерениями направляется – рванули в противоположную от нее сторону.

Чем эта погоня закончится, не знаю, они быстро с глаз скрылись. Я тоже медлить не стал: потянулся к Пирату по нашей с ним связи и одну только мысль ему передал – чтоб бежал оттуда и как можно быстрей. Вдруг элита надумает вернуться. Как только понял, что он внял моему посылу, тут же к Лисе направился. Нашел ее сидящей на полу в коридоре. Меня увидела и только глаза вопросительно вскинула.

– Отлично все получилось. Уходим.

Вниз спускаться не стали, а наоборот поднялись на крышу. Здание длинное и мы по крыше на другой его край перебрались и уже там спустились.

– А Пират? – спросила меня Лиса, когда мы уже собрались дальше бежать.

– Он в нашу сторону движется. В соседний дом заберемся и там его подождем.

– Хорошо.

В соседнем доме привычно заскочили в очередную квартиру и в ней же дождались Пирата.

Откуда только у него силы на скрыт и взялись. Я то чувствовал, что он к нам приближается, но видеть не видел. И вот он уже на подоконнике, куда еще в невидимости запрыгнул, скрыт сбросил. Досталось ему не слабо: в крови весь – бок ближе к спине хорошо так разодран, – и на всё это налипла бетонная пыль и прочий мусор. То еще зрелище.

– Бедненький, – протянула к нему руки Лиса.

Но Пират только мурлыкнул в ее сторону, направился прямиком ко мне.

– М-да, брат, – протянул я, подхватывая его на руки и внимательно осматривая рану.

Это явно не тварь постаралась. Скорей всего, когда тикал от нее, на арматуру напоролся и протискиваясь в узкий даже для него лаз, бок и распорол.

– Лиса, давай спек, живчик и воду, – сказал ей, направляясь в ванную. – Лечить и умывать его будем, а то он кровью к нам всех тварей приманит.

Услышав вожделенное слово – живчик, Пират принялся головой об мои руки тереться, старательно урча и показывая глазами, как сильно он в нем нуждается.

– Потерпи немного, – посадил его на полку и принялся понемногу вдоль раны спеком колоть. – Дай ему живчика, а то не успокоится.

Лиса тут же его напоила из своей фляги и он, даже не обратив внимания на так не нравящийся ему обычно вкус, выхлебал несколько колпачков и только тогда уже спокойно дал закончить обрабатывать ему рану.

Вымыли его, вытерли висевшим тут же полотенцем и нанесли на рану жидкий бинт. От внешников трофеи. Хорошая вещь: гель на рану наносишь и он, обеззараживая, покрывает ее пленкой, которая рану абсолютно не тревожит, вдобавок хорошо обезболивая ее. Вернее, замораживая. Сам не раз этим средством пользовался.

– А теперь, Пират, обживай новую переноску. Старую твою сумку увы, пришлось выбросить. Но и эта неплоха.

В магазине подобрал подходящий под его размер подсумок и прикрепил его на привычное для него место на рюкзаке.

Но Пират не стал возражать и выказывать недовольство. Как только я рюкзак на себя одел, сразу же заскочил мне на плечо, и чуть задержавшись, быстро оценил обновку и тут же нырнул в нее. Чуть повозился – устраиваясь и затих на долгое время.

Мы же и дальше продолжили передвигаться по крышам, так оказалось безопасней. Вполне успешно, несмотря на активное движение тварей, перебираясь из здания в здание добрались до края застройки, когда нам с крыши крайнего дома открылся слегка обрадовавший нас вид.

– Неужели это край города, Шатун? – неверяще спросила у меня Лиса.

Дальше через дорогу, за лесопосадкой, находился пустырь, заросший высокой травой, редкими деревьями и не столь редкими кустами. За ним виднелась большая стройка… Даже не знаю сколько там высотных домов строится, но насчитали шесть башенных кранов, которые возвышаются над ними. А восточнее этой стройки поле, за которым еще есть строения, но вот высоток уже не видно – там частный сектор раскинулся. Что за ним, отсюда уже не видать, но надеюсь, что действительно край города, который мы вскоре покинем.

А чуть погодя дал себе мысленно подзатыльник и в очередной раз запретил себе же загадывать что-то о будущем вне стаба. Город так просто нам покинуть не удалось, не хотел он нас отпускать.

Через пустырь мы перебрались на стройку, в которой некоторые дома уже даже обживать начали, и оттуда вот уже неделю наблюдали за суетой вокруг. Тварей, откуда только и повылазили, бегало в округе столько, что можно подумать они вообще из города не уходили, а отсыпались где-то после того как всех кого можно подъели и зачистили от конкурентов новообращенных.

– Вот это мы взбаламутили болото, – даже несколько растерянно пробормотала Лиса, когда вернулась назад в квартиру. Ходила от скуки наблюдать за всей этой суетой, попутно снимая на камеру особенно интересные моменты, вот впечатлений и хапнула в очередной раз.

– Да уж. Будем здесь сидеть пока твари снова не успокоятся, а то в чистом поле они нас быстро загонят. А тут вполне ничего себе, жить можно.

Может духом людским этот микрорайон пропитаться еще не успел, но твари им почти не интересовались. Только изредка сюда наведывались, да и то в основном через него в частный сектор или обратно пробегали. Очень редко в квартиры вламывались, только если там какой уцелевший пустыш в окне маячит и доделывали то, что в первые дни не доделали. А так, на пустые дома они внимания не обращали, не говоря уже от том, чтобы их планомерно обыскивать. Что, впрочем, нам было полностью на руку. Мы даже с продуктами и водой напряга не испытывали, так как на первом этаже крайнего со стороны поля дома, был и магазин продуктов в том числе. Но мы с Лисой остановились в другом, еще не обжитом здании, в котором даже стекла все целые были, в отличие от того, что с магазином.

– А может…

– Нет, Лиса. Даже не начинай.

Не первый раз за эти дни звучит это ее «А может…». Крыша от скуки едет потихоньку, вот она и предлагает в других домах в обжитых квартирах пошарить, на предмет ноутбука и каких-нибудь дисков с фильмами и музыкой. Но диски это так, попутно найти хочет. Главное ноутбук. Очень уж ей хочется просмотреть то, что мы наснимали и особенно ту тварь из магазина, которую она заснять умудрилась, так как камера на момент ее появления у нее работала. Снимала сама себя, когда в зеркало смотрелась. Но ноутбуков там не было, так что только карты памяти меняем, благо запас немалый взял. А идти искать его, я не соглашаюсь, хоть поначалу тоже скучно было. Даже поговорить толком не о чем, так как обо всем, о чем только можно мы еще на прошлой стройке переговорили. Оружие вычищено и не по одному разу, аккумуляторы для раций и камер, запас которых в том же военторге прихватил, все заряжены обнаруженной там же компактной солнечной батареей. Которая имеет вид планшета, но при этом раскладывается на четыре панели. Удобная штука и весит всего полкилограмма. Вещи в рюкзаках перебрали и тоже не по одному разу, и… и все. Больше делать было нечего, кроме как за округой наблюдать или вот как я сейчас – занимаюсь прокачкой дара. Лисе же такое недоступно, а однообразные тренировки ей уже приелись.

Но тут я ничем не мог ей помочь. Такое состояние в последние два дня, как будто в транс впал – постоянно прокачкой своих даров занимаюсь, гоняя энергию по телу – и только изредка из него выплываю чтобы обед приготовить, выступая в роли обогревателя, в иллюзиях потренироваться и снова в транс. И так по кругу.

Лиса же, пока я в трансе, ходит за округой наблюдает, а как тренироваться начинаю, так это мое действие ей ноутбук с фильмами заменяет. Лежит на потолке и с интересом наблюдает за тем что я придумаю, иногда подсказывает какого еще фантома создать и что его заставить делать. За чем уже Пират с удовольствием наблюдает, который все эти дни, что мы тут прятались, отлеживался и живчик пил в нереальных количествах. Зато и рана его заживала с такой скоростью, с какой я могу только с помощью дара себе заживить. Такое ощущение, что и он так научился.

– Сатрап! – обозвала меня незаслуженно в очередной раз, ловко спрыгнула с потолка и легла рядом со мной на сооруженный из стройматериала и найденных вещей лежак, вздохнула тяжко и принялась кинетику тренировать.

Если сильный импульс она выдать способна легко, то вот слабые – с трудом силы сдерживает. Не научилась еще их контролировать после приема белой жемчужины и довольно резкого усиления дара, последовавшего вслед за этим событием. Вот и лежит теперь рядом и монету к потолку на разную высоту подбрасывает этой своей кинетикой. За чем снова Пират наблюдает, лениво провожая взглядом летающую фигню.

Пытался с помощью дара фамильяра птицу какую-нибудь зацепить, но их почему-то в округе не наблюдалось. Так что вокруг с помощью живого дрона не осмотришься. Зато окончательно уверился что нужно к себе привязывать какую-нибудь птицу. Ту же сову, о которой Лиса рассказывала и к которой я, после долгих раздумий, тоже склоняться начал. Ну а что? Зрение и слух отличные. Летать может и днем, и ночью, что самое главное по-моему мнению. Ну и они дрессировке поддаются, что мне с помощью своего дара будет в разы легче проделать. Так что осталось только эту сову найти и как-то Пирата с ее присутствием примирить, чтоб он ее не удушил от ревности. Ну или, как он обычно любит делать, не довел до нервного срыва.

Такая скука продолжалась почти две недели, если быть точнее – тринадцать дней, и закончилась она, когда в комнату влетела чересчур возбужденная Лиса и выпалила с порога:

– Твари пропали!

– Перезагрузка? – первое что в голову пришло, на эту ее новость.

– Да не, вроде. Тумана я не видела, – ответила Лиса и вслед за мной подошла к окну.

Тумана, как и намека на него, действительно пока не видно – в бинокль внимательно осматривал все углы и впадины, в которых он при перезагрузке начинает собираться в первую очередь. Но почему-то же твари исчезли. Если конечно снова не попрятались, как до этого уже бывало. Но нет, до вечера переходя от одного окна к другому наблюдали за городом и ни разу никакого движения не заметили. Чего не случалось даже тогда, когда их деятельность снизилась до минимума.

– До утра по очереди наблюдаем за округой и если твари не объявятся, то уходим отсюда. Не нравится мне, что они так резко исчезли. Как бы нам не встрять.

– Может машину присмотрим? – кивнула Лиса на виднеющиеся в просвете между домами машины, которые возле обжитых домов стояли. И чем больше в таком доме жильцов обитало, тем больше машин возле него стояло. – До края кластера на ней доедем.

– Нет. Я еще с ума не сошел, по Пеклу на машине рассекать. Но если что, то нам еще через частный сектор идти и случись вдруг перезагрузка, там машину себе найдем. Но надеюсь, что… Тьфу! Тьфу! Тьфу! – поплевал через плечо и не стал заканчивать то, что хотел сказать. И даже мысленно стараясь не произнести этого.

Ночь выдалась напряженная. От недавней скуки не осталось и следа: периодически спускались на первый этаж и в ПНВ (Прибор ночного видения) старались рассмотреть первые признаки перезагрузки. Но даже утром тумана не было, так что мы вздохнули облегченно. Твари тоже так и не появились, что нас слегка нервировало, но задерживаться не стали. Как только окончательно рассвело – стали собираться в дорогу.

– Пират, заканчивай умирающего изображать! У тебя рана уже давно зажила, так что давай сам в сумку запрыгивай. Или ты пешком прогуляться хочешь?

Но эта зараза, которая за все это время обжитую нами комнату покидал только для того, чтоб надобности свои большие и малые справить, пешком идти не захотел. Лениво потянулся и вдруг резко сорвался и быстро в свою новую сумку заскочил. Но внутри не усидел, привычно стал у меня через плечо за окрестностями наблюдать.

Спустились вниз и передвигаясь от подъезда к подъезду, а то и просто дома насквозь через окна преодолевая – вышли к краю микрорайона. Твари действительно исчезли. Даже Пират, поначалу державшийся настороже, в итоге расслабился и соскочил на землю побежал впереди нас, впрочем, далеко не удаляясь, проверяя все углы и закоулки по дороге.

– Мы же не напрямик через поле пойдем?

– Нет. – Кивнул влево, где через поле, в нужную нам сторону, лесопосадка тянулась. – По ней пойдем.

Тварей вроде так и не видно – в бинокль внимательно по сторонам осмотрелись. Но в открытую идти… У меня еще с самого начала, как попал в этот мир, фобия открытых пространств развилась. И хоть позже, как обвыкся здесь, она и притихла, но так до конца от нее и не избавился. Так что направились к лесопосадке и уже по ней пошли к частному сектору. У меня еще надежда теплилась, что если в городе мы крупную птицу так и не нашли, то здесь, в посадке, должны хоть кого-то подцепить. А с летающим дроном намного легче передвигаться: и дорогу впереди проверить можно, и просто вокруг осмотреться. Вдруг какая тварь на наш след встала.

Нашли. Ворон нашли. Их, наверное, столько же в частном секторе было, сколько мух в городе. Впрочем, мухи тут тоже были и занимались они с воронами тем же самым. Просто огромная стая, ковром покрывала все виденное нами дома и во множестве копошились на телах… на том что от них осталось. Громко переругиваясь, перелетая с места на место, они до костей объедали многочисленные тела убитых тварями людей. Как и в городе, тут тоже хватало почти не съеденных, что вороны и исправляли.

– Фу, какая мерзость, – скривилась Лиса и опустила бинокль, в который частный сектор рассматривала.

– Согласен.

Вороны похоже не слабо так расслабились, после того как твари исчезли, и отвели душу по полной. Многие до такой степени обожрались, что я даже не знаю, смогут ли они взлететь случись в этом надобность. И вид у них сейчас был действительно омерзителен: мало того, что раздувшиеся от переедания тела, так многие еще и перемазанные в падали, в которой продолжали копошиться.

– Обходить нужно. Если эта туча взлетит, то явно внимание тварей привлечет.

– И с этим согласен, – кивнул Лисе. – Вдоль трассы пойдем, благо она недалеко.

И мы не скрываясь, так как скрываться было просто негде: или между домами идти и шугануть ворон, или вот так, в открытую. Выбрали в открытую, пошли по дороге в сторону трассы к лесопосадке которая тянется вдоль нее. Как дошли, так на деревьях тоже ворон обнаружили, и я даже соблазнился к одной из них подключиться, чтоб хорошенько вокруг осмотреться.

Но только зацепил одну своим даром фамильяра, как сразу же головой тряхнул хорошенько, обрывая связь с ней и стараясь как можно скорее избавиться от чувств полного насыщения и довольства, что от вороны мне достались. Как будто сам падали нажрался, даже слюна выделилась, которую я тут же сплюнул в сторону и поспешил живчиком запить, стараясь избавиться от тошнотворного привкуса, поселившегося во рту.

Мотнул отрицательно головой Лисе, на ее невысказанный вопрос – потопали дальше. Обойдемся без предварительной разведки, но птицу в ближайшем будущем к себе обязательно нужно привязывать. И это точно будет не ворона, так как поселившееся внутри меня к ним отвращение не скоро смогу преодолеть.

Глава 6

Обошли поселок вдоль трассы, и тут же от нее в сторону ушли, так как по другую сторону промзона продолжала тянуться, а за поселком уже поля пошли, где тварей встретить все же шансов меньше. Вот мы по лесопосадкам вдоль этих полей на восток и двинулись. Правда вскоре аэродром пришлось по дуге обходить, но тут мы просто перестраховывались – тварей так и не увидели за все время пути, но рисковать не стали.

После аэродрома совсем осмелели и даже скорость ощутимо прибавили: осторожность осторожностью, но нужно пользоваться моментом, когда можно такой вот рывок практически безопасно сделать. Мы уже догадались, что скорее всего где-то перезагрузка произошла и твари дружно туда рванули. Вот пока они по окрестностям расползаться не начали, мы и выжимали из такой возможности все что можно. Не теряя бдительности при этом.

Впрочем, сильно разгона мы набрать не успели, на очередное кладбище наткнулись. Только в несколько раз больше, чем в городе было.

– Я здесь ночевать не буду! – категорическим тоном заявила Лиса.

* * *

Она еще помнила то ощущение жути, что ее несколько дней преследовало после Барнаульского кладбища, хоть там ничего такого и не произошло, но повторять почему-то не хотелось. Новый дар у нее все никак не пробуждался, что ее поначалу в расстройство неслабое вводило. Но специально обострять ситуацию… Они с Шатуном даже не думали о таком способе его пробудить.

Но вот после слов Шатуна, что тогда на кладбище дар у нее вполне мог проклюнуться… Она как представила, что новый дар позволит с мертвыми общаться, так сразу в холодный пот бросило. Судя по книгам, что она читала, люди ушедшие за грань ни разу не добродушные, и очень не любят с миром живых общаться. А тут такой дар и она как-то сразу представила, как миллионы умерших в этом мире людей к ней с претензиями выстраиваются… Тогда-то ее и пробрало по-настоящему и поняла, что такого дара ей и даром не нужно.

А тут опять кладбище и от одной мысли, что они тут на ночевку станут, ее начала паника захлестывать.

«И почему Тихому досталось такое полезное умение?» – от переживаний в пот бросило и она сняв шлем, провела рукой по слегка отросшему ежику на голове. Волосы растут, но как же медленно. Шатун изверг, кто бы знал, каких мук ей стоило тогда решиться на этот шаг, хоть и понимала что другого выхода нет – очень уж сильно они, после прогулки по городу, грязные были. – «Раз, волосы сбрила, а на утро уже снова шевелюра. Так нет же, этот дар Тихому достался, а ей…».

И от обиды и жалости к самой себе у нее слезы просто ручьем из глаз хлынули.

* * *

Сначала удивленно посмотрел на Лису, вроде на ночевку еще рано становиться. К чему это она? Но вот как у нее слезы ручьем хлынули, вспомнил, какой она после прошлого кладбища была.

– Успокойся, – прижал ее к себе. – Никто на кладбище ночевать не собирается. Нет у нас в этом такой уж сильной надобности. Да и рано еще на ночевку становиться.

Пират тоже не остался в стороне, выбрался из своей сумки и принялся лицо Лисе облизывать, слезы слизывая. И эти его нежности, скорее всего, Лису в чувство и привели: прижала его к себе и отошла на пару шагов в сторону, отвернулась от меня и достав откуда-то платок, принялась им лицо вытирать. Но вот вроде плечи перестали вздрагивать, Пират ее совсем успокоил.

– Извини, – не смотря мне в глаза, смущенно произнесла она. – Что-то нервы вообще расшалились. Безделье последних дней, наверное, так сказывается.

– Ничего, как только доберемся до безопасного места, так Пекло с его бездельем будешь ностальгически вспоминать.

– Ну да, кому скажи, не поверят, – промелькнула на лице у нее пока еще легкая улыбка.

– Это да, – хмыкнул и я. – На вопрос, как там в Пекле было и что вы там делали – ответим: «Было очень скучно, маялись от безделья и нас постоянно на тему любви тянуло поговорить». – Припомнил ей разговор в торговом центре.

Лиса тоже видимо его вспомнила: рассмеялась уже более свободно и махнула на меня рукой.

– Все, Шатун. Я уже в порядке. Но на тему любви мы с тобой еще пообщаемся. Обязательно нужно будет ноутбук достать, – встрепенулась она. – Как же я протупила, – закусила она губу от досады. – Можно же было в городе, пока там тварей не было, спокойно найти все что нам нужно.

– Причем здесь любовь и ноутбук? – не уловил я связи.

– Не дай бог снова прятаться придется, с ним хоть не так скучно будет. И фильмы, и игры, и то что наснимали…

– Ладно, я все понял. – Хоть по правде говоря, ничего не понял. – Отдохнули? Пошли дальше. Еще успеем сколько-то пройти и место для ночлега нормальное подобрать.

– Пошли, – сразу же согласилась Лиса, кинув при этом опасливый взгляд в сторону кладбища, одела шлем и двинулась следом за мной.

Я же не стал ее нервную систему испытывать, тем более особой надобности в этом не было, направился вдоль кладбища, собираясь по кругу его обойти. Но меня Лиса стопорнула:

– Шатун, давай не будем круги наматывать. Я не до такой степени боюсь туда заходить, но вот ночевать на нем… – замялась она.

– Добро, – не останавливаясь, сразу поменял направление и пошел среди могил напрямки. Лиса тоже, хоть и насторожено, но уверенно последовала следом.

Миновали кладбище и практически сразу за ним наткнулись на границу кластера.

– Вот и выбрались, – остановился прямо на хорошо видимой границе. – М-да. Месяц нам понадобилось на то, чтоб из середины кластера сюда, до границы добраться.

– Да уж. Такими темпами, мы не скоро домой попадем, – грустно вздохнула Лиса, которая о кладбище уже совсем не думала. Миновали его и то, что в этот раз ей ничего не почудилось, немного ее успокоило, а то, что наконец из кластера выбрались – эти думы совсем на другое направление повернули.

Правда, когда дальше последовали к небольшой рощице виднеющейся вдали, то она все же назад оглянулась и вздохнула облегченно. Обрела она фобию и теперь точно в таких местах не сможет спокойно находиться.

Еще два дня мы можно сказать что «наслаждались» прогулкой, так как твари нам, так и не повстречались. Правда после такого наслаждения моральных сил практически не оставалось, и мы буквально валились с ног, когда вечером останавливались на ночлег в… даже рощей не назовешь, околок в поле из нескольких деревьев. Чаще всего нам березовые встречались, так в них бывало и спрятаться негде, насквозь все просматривается. Но это только со стороны так кажется. И пусть кажется, зато нам тоже все вокруг видно было, когда в таких «прозрачных» местах ночевали.

На третий день наш «отдых» закончился: мы миновали этот, оказавшийся небольшим для этих мест, но очень спокойный кластер и вышли к его границе. И как миновали ее, так сразу и твари показались – вздохнули мы с огорчением и одновременно с некоторым облегчением. Очень уж напряжно их в холостую высматривать постоянно, в любое мгновение ожидая нападения. А так вот они, лениво передвигаются по очередному аэродрому между самолетами и нам только и остается, что проскочить мимо них незаметно.

– Что-то нам часто аэродромы встречаются, – прошептала Лиса, внимательно осматриваясь по сторонам, стараясь высмотреть незамеченных нами, более матерых упырей.

– Да это то как раз вполне объяснимо, – не отрывая от глаз бинокль, ответил ей так же шепотом. – Большие города, практически возле каждого аэродром находится… Ты вон туда внимательно посмотри, – кивнул ей в ту сторону, куда сам сейчас смотрел. – Что видишь?

Лиса посмотрела в указанную сторону и тут же ахнула, когда увидела окрашенную в защитный цвет машину с задранными вертикально вверх четырьмя трубами сзади, которая стояла в поле чуть в стороне от взлетной полосы.

– Да это же этот… Блин! Как его? С-400, вот! Насколько я была далека от армии и то знаю, как он выглядит. У нас, в нашем мире, постоянно новости про них, что по телевизору, что в интернете были. Одни страны их стремились купить, другие их отговаривали от этого шага. Но факт в том, что этой шумихой привлекли к ним внимание и даже я ролики смотрела с их презентацией и описанием ТТХ (Тактико-технические характеристики).

– Ты левее этого ЗРК (Зенитно-ракетный комплекс) посмотри. На углу стоянки самолетов, возле зданий, деревья видишь растут?

– Вижу, – нашла она указанные деревья.

– Между ними смотри…

– Вертолет! – увидела она то, на что я ее наводил. – Военный вертолет!

– Ну да, то что от него осталось.

Там виднелся лежащий на пузе вертолет, хоть и помятый слегка, но опознать в нем военную машину было не сложно. Сложно было опознать сам аэропорт, потому что он абсолютно по-другому выглядел. И только когда здание терминала рассматривал и увидел название города, к которому этот аэродром относится, начал более внимательно окрестности осматривать и замечать знакомые детали пейзажа.

– Ты чего, Шатун? – Заметила Лиса, что я бинокль опустил и так, непонятным взглядом округу осматриваю.

– Да ничего. Я просто знаю, где мы оказались. Бывал я здесь.

Лиса полностью повернулась в мою строну и брови к самому шлему взлетели от удивления.

– И?..

– На терминале видишь, – кивнул в его сторону, – что поверху написано?

– Новосибирск. И что?

– Это аэропорт «Толмачево». Аэродром совместного базирования гражданских и военных самолётов. Мы отсюда не раз вылетали военным бортом в… Не важно куда, – одернул сам себя. Не хватало только в воспоминания сейчас углубляться. – За углом там, где вертолет валяется, войсковая часть располагается… Располагалась в моем мире. Там военные самолеты, вертолеты должны стоять, отсюда их не видно. Но судя по тому, что и ЗРК в поле стоит, аэродром прикрывает, и вертолет валяется, то все так и есть.

– А сам Новосибирск знаешь?

– Не очень. Я тут всего несколько раз был. Один раз пацаном еще, с дедом сюда прилетали и три раза уже в армии, отсюда и сюда улетали-прилетали. Да и толку, даже аэропорт внешне отличается от того, что в моем мире был. Представляю, как город…

– Справа, Шатун! – Лиса прервала меня и кивнула в ту сторону.

Перевел туда взгляд и успел заметить, как до этого лениво бродивший между самолетами матерый лотерейщик вдруг резко ускорился, но тут же покатился по бетонке пачкая ее кровью. Откуда-то появившийся элитник одним ударом снес ему голову: посмотрел на других тварей, которые при его появлении принялись разбегаться в разные стороны, подошел к бьющемуся в конвульсиях телу и вонзил клыки в фонтанирующую кровью шею.

– Халк, блин, – прошептала Лиса, не сводя с него взгляда.

Довольно поджарое тело, по сравнению с тем же лотерейщиком, который массивней этого элитника выглядел. Но массивней не значит опасней, что элитник и доказал, с легкостью с ним расправившись. Худощавый, но при этом довольно мускулистый, формы тела от человеческих почти не отличается. Только пальцы на ногах отросли когтями далеко вперед и лапы на руках выделяются немалыми размерами. Голова же… что-то змеиное в ней есть, особенно верхняя часть морды с отсутствующим носом, только отверстия видны и ярко-желтыми с черным зрачком глазами. От переносицы назад, по голове и за спину идет шикарный такой капюшон, как у кобры какой, на котором споровый мешок толком и не рассмотришь, только легкая выпуклость и выдает его наличие.

– Почему Халк?

– Зеленый потому что.

Ну да, грязно-зеленого оттенка кожа. Хороший такой камуфляж – где светлее, где темнее цвет, явно для леса предназначен. И сейчас этот камуфляж ему кто-то хорошенько попортил: на теле видны рваные раны, но уже слегка поджившие. Из-за них, наверное, и лотерейщиком не побрезговал перекусить, раз по пути попался. По себе знаю, что когда потрепали, то жор неслабый наступает.

Этот Халк, как его Лиса назвала, вдруг замер и медленно повернул окровавленную после пиршества морду в нашу сторону. Склонил голову чуть к плечу, как будто прислушиваясь и замер ненадолго в таком положении. Потом так же медленно поднялся и словно неуверенно сделал несколько шагов в нашу сторону, все также продолжая прислушиваться к чему-то.

Что он там услышал или почувствовал нам к счастью узнать не довелось, так как Халк напружинился весь, припал всеми четырьмя конечностями к бетонке одновременно разворачиваясь к правой стороне терминала, из-за угла которого практически сразу другой элитник показался, только более крупный, и не один, а в сопровождении свиты. Какое-то время они смотрели друг на друга неподвижно, а потом Халк решил отступить: сорвался с места и рванул в сторону, как раз туда, где по идее воинская часть должна располагаться. Второй элитник подошел к убитому Халком лотерейщику, обнюхал его, фыркнул брезгливо – в бинокль показалось, что чуть ли не сплюнул – и направив вперед свою свиту, состоящую из руберов – одного матерого и двух не столь развитых, не спеша направился вслед за беглецом.

– Это было… неприятно, – отмерла Лиса. – Как он нас учуял то, Шатун? А?

– Да кто же его знает. Услышать наш шепот с такого расстояния он не мог, по идее. Увидеть в этих зарослях – тоже. Скорей всего каким-то даром обладает, которым нас и зацепил, – ответил ей, продолжая осматривать аэродром, на котором движения только и было, что мусор ветром носило из одного края к другому.

Бродившие до этого на нем лотерейщики с топтунами, как только Халк появился, так и испарились сразу в неизвестном направлении. И после того, как второй элитник, который выходит нас и спас, за угол свернул, я тоже немного расслабился и «радар» с постоянной работы в импульсный режим перевел. А то, когда твари разбегались и в нашу сторону пара топтунов ломанулась, я их даже «радаром» зацепил, когда они мимо пронеслись. Заставил этот зеленый напрячься, особенно своими непонятными телодвижениями в нашу сторону.

– Движения никакого, может проберемся и посмотрим, что там есть за углом? У военных, – уточнила она.

– Зачем?

– Ну, может там что-нибудь интересное есть.

– Да что там может быть интересного? ЗРК мы с собой не заберем, как и самолет с вертолетом не угоним. Или я чего-то не знаю, и ты ими управлять можешь? – посмотрел на нее искоса.

– Нет, – мотнула она головой, усмехнувшись. – Даже не представляю, как это делается.

– Вот и я не представляю. А остальное… Боеприпас есть и лишнего нам не нужно, так как если нас обнаружат и не сумеем спрятаться, то он не спасет. Остального же у нас все есть… Или ты ноутбук там поискать хочешь?

– Да не, просто интересно. Воинская часть же. А там самолеты, вертолеты и вон, я только по телевизору эти ЗРК и видела.

– Разве что только ради интереса там пошариться. А так, все равно ни сейчас, ни в будущем нам ничего отсюда не унести. Если бы… Да что там мечтать зря! Дальше двигаться пора, пока такая возможность есть.

– И куда мы дальше?

– Сначала ночлег найдем, а там уже будем думать – куда.

Окинул взглядом аэродром, на котором никого так и не появилось, но идти напрямки не решился, очень уж открытое пространство.

– Пошли!

Чуть отполз назад и первым пошел, петляя между деревьями, по опушке небольшого леса, в котором мы укрывались и из которого за аэродромом наблюдали. Направились с Лисой вдоль границы кластера на северо-восток, но вскоре пришлось ноги и то что повыше в темпе оттуда уносить. Удача сегодня была явно не на нашей стороне: лес мы быстро прошли, но за ним практически сразу на тварей наткнулись, которые охотой занимались. Элита медленно шествовала, а твари из ее свиты «летали» с радостным урчанием по высокой траве, пытаясь какую-нибудь зверушку поднять. И что плохо, продвигались они в нашем направлении. Благо нас не заметили, мы их первыми из-за деревьев увидели. Оттянулись назад в лес и направились снова же вдоль границы кластера только теперь на юг. И опять неудача. Не пройти в том направлении. Пусть твари только вдалеке виднелись, но и пространство дальше открытое, вполне могут нас заметить. Как не хотелось, но пришлось углубляться вглубь кластера – направились на восток по следам Халка и преследующего его элитника.

Дорогу они нам расчистили, ни одной твари не видать, все разбежались. Заодно и любопытство удовлетворили, когда аэродром обходили, посмотрели со стороны на военную его часть: самолеты – истребители и несколько тяжелых бомбардировщиков, а также множество вертолетов стояло на специальных стояночных местах под открытым небом. С разных сторон это все прикрывали боевые машины ПВО: уже виденные нами С-4оо и незнакомые мне, вооружением похожие на ЗПРК «Тунгуска», только на базе КамАЗа.

Видно было, что военную часть успели привести в боевую готовность, но атака последовала явно с неожиданной для них стороны. Не с воздуха, а по земле. И не люди атаковали, а твари, внешний вид которых даже сложно себе представить. Но военные успели огрызнуться: кое-где довольно внушительные туши валялись. Некогда парням представлять было, чем только можно этих тварей валили, дорого продавая свои жизни.

Перед глазами промелькнули воспоминания, когда нас с этого аэродрома отправляли и пока ждали борт, со служащими местными успели познакомиться. С летунами, которые над пехотой подтрунивали, но так, не злобно, а добродушно шутя над нами. Теперь же… Тряхнул головой, сбрасывая наваждения. Что-то меня часто в последнее время такими воспоминаниями накрывает. Не к добру.

– Интерес удовлетворила? – спросил Лису, которая в бинокль окрестности осматривала. – Посмотрела на самолеты-вертолеты?

Многие из которых были буквально разорваны, твари до пилотов добирались. Как и ЗПРК (Зенитный пушечно-ракетный комплекс) мало целых было, как только не сдетонировали, когда их упыри на запчасти разбирали.

– Посмотрела, – пробормотала Лиса, пряча бинокль. – Поближе бы такое найти, тут не чета нашим «Корнетам» дуры. Что ЗРК-ЗПРК, что на вертолетах-самолетах вооружение… Эх, – вздохнула расстроенно.

– Это да. Ракетно-бомбовое вооружение тут неслабое. Но что мечтать зря? Искать нужно, – усмехнулся, смотря на боровшуюся с жадностью Лису, которая не против бы этот аэродром со всем содержимым с собой прихватить. Но это ей голодные дни в этом мире, когда споран добыть за счастье было, о себе напомнили. Уж она, в отличие от всех остальных, которые этого не пережили, знает цену таким находкам. – Пошли дальше. Пока твари нам дорогу расчистили, нужно двигаться.

– Решил напрямки через город идти?

– Нет. Углубимся немного, найдем место для ночлега, и там остановимся на какое-то время. Нужно осмотреться и подумать, что дальше делать. А то тут, на краю кластера, что-то очень уж оживленное движение.

– Так может назад, – мотнула головой на запад, – вернемся и обойдем по дуге этот кластер.

– Если и дальше так пойдет, то можно будет попробовать. Но кто даст гарантию, что там то же самое не происходит? Может там, где обходить будем, еще хуже чем здесь.

Лиса промолчала, только когда вслед за мной двинулась, кинула напоследок полный сожаления взгляд на аэродром и тяжко вздохнув, потопала следом.

Сильно вглубь забираться не стали, а то как бы нам обратно не пришлось сломя голову лететь. Но не похоже, что перезагрузка скоро будет – слишком много упырей вокруг и недавно обращенных медляков в том числе. Что нас не слабо удивило, когда на них наткнулись. Правда они уже не совсем медляки, так как в одежде практически не встречались, уже достаточно напрудили в штаны, чтоб их потерять. Но пока пробирались, не раз на этих пустышей натыкались – стоят себе, покачиваясь с пятки на носок, и тупо смотрят в одном направлении. В этом городе матерые твари почему-то геноцида будущим конкурентам не устраивали.

Мимо гаражей, которые длинным рядом стояли вдоль железной дороги, добрались до жилой застройки. Трех и четырехэтажные многоквартирные дома, некоторые из них требуют хорошего такого ремонта, судя по их внешнему виду: краска на фасаде давно отшелушилась, уже и штукатурка осыпаться стала. Вот строители и набежали, твари хорошо так их подремонтировали, мало того, что окна под свой размер расширили, так, наверное, здания, которые по их мнению ремонту не подлежали, те они снесли. Только груда строительного мусора и осталась после их визита.

Нашли с Лисой не особо загаженный уцелевший дом, забрались в квартиру на первом этаже в которой хозяев на момент перезагрузки не было, раз ей упыри не заинтересовались. Со всеми удобствами в ней и разместились. Тут ночевать будем, а то уже смеркается и дальше бродить, можно тварь какую в сумерках не заметить. Что легко может произойти, так как заросли тут шикарные. Такое ощущение, что дома прямо в лесу построили, слегка его облагородив и аллеи между зданиями проложив. Но со временем не только дома обветшали, но и лес свое берет – кустарник разросся, в котором не то что пустыш, элитник с головой укроется.

– Эх, хорошо! – потянулась Лиса, лежа на кровати. – Так надоело на земле спать. Сейчас бы еще ванну принять и все, больше для счастья ничего не надо.

Мало ей того, что я снова нагревателем работал, кастрюлю с водой вскипятил и она, как и я после нее, в ванной обмылись и даже некоторые вещи простирнули. С таким моим новым даром, скоро совсем забудутся те времена, когда вот так, на выходе, только холодной водой и пользовались. Так как использовать спирт для горелки на такие нужды, даже и не думали.

– И кофе с какао, – подколол ее, так как в отличие от всех нас, она ярая кофеманка.

– У-у-у, изверг! – протянула она. – О таком я уже даже и не мечтаю.

Не готовили мы «в поле» то, что сильные запахи дает, чаем обходились, который не столь ароматный.

– Что делать будем, Шатун? Может действительно через город двинем? Опыт у нас уже в этом деле есть, и мы знаем, что нас там ожидает.

– Завтра попробуем еще раз на север прогуляться и по результату тогда уже решим.

– А почему именно на север?

– Я не знаю какой величины этот кластер, но если верить тому, что я помню по своему миру, то именно на север отсюда нам ближе всего к реке. Но главное не это, а то, что восточный берег реки он более лесистый. Так что, какой бы величины не был кластер, преодолев реку, дальше мы двинем по лесам, что согласись, намного лучше, чем по городу полному тварей передвигаться.

Только бы не забыть, если, вернее – когда мы реку преодолеем и в лес углубимся, что и там твари должны бродить, не заря у Халка расцветка кожи такая, которая явно указывает на то, что он большее время в лесу проводит.

– А на юге что?

– На юге… Во-первых, до реки дальше, а во-вторых – там застройка более густая и недалеко от города водохранилище должно быть. Если твари нас в ту сторону погонят и к нему прижмут, а мы лодку не найдем, то… – руками развел и плечами пожал.

– Понятно. Значит на север.

Еще немного поговорили и Лиса тихонько засопела в подушку. Уснула. Я же остался сидеть в кресле сбоку от окна и из-за шторы, которыми мы сразу полностью закрыли окна как только вошли в квартиру, наблюдал за улицей. Изредка переходя от одного окна к другому, осматривал окрестности, чтоб какая тварь, которую «радаром» не видно, к нам не подобралась. Тут их хватает таких «невидимых», в чем уже не раз убедился, потому и не расслаблялись никогда на отдыхе. Лиса вон, в обнимку со своим «Взломщиком» спит, готовая в любой момент подорваться и начать действовать.

Вовремя на ночлег встали, как только стемнело окончательно, так сразу и загремело, хорошая такая гроза налетела. Гром беспрестанно громыхал, освещая все вокруг ветвистыми молниями, вода с неба сплошным потоком лилась, и мы с Пиратом, пока Лиса спала, за всем этим наблюдали. Даже представлять не хотелось, как бы нам было, если бы в поле такая погода застала.

Гроза довольно быстро пролетела, а вот дождь хоть и подуспокоился, но прекращаться явно не думал. Но мы с Пиратом на него уже внимания не обращали. Нас обнаружили.

Я же их «радаром» заметил, когда они еще только к дому подбирались. Сразу же разбудил Лису, толкнув ее в ногу.

– Что? – открыла она глаза, как будто и не спала.

– Твари.

Больше ничего объяснять не пришлось: Лиса соскользнула с кровати, тихонько сняв с предохранителя «Взломщика» и замерла у стены. Хоть она ничего и не слышала, так как твари беззвучно вокруг лазили, но головой вслед за Пиратом вертела, который их явно как-то чувствовал и все их перемещения поворотом головы отслеживал.

А твари явно искали как бы до нас добраться не нашумев. Я сначала, еще когда их только заметил, не мог понять, кто они такие. Слишком маленькие и жизненная энергия… не похожи они ни на кого другого. Но как только твари начали вокруг нашей квартиры круги наматывать, перемещаясь что по полу, что по вертикальным стенам, до меня дошло, кто нас навестил. Встречаться с ними еще не доводилось, но вот слышать про них приходилось.

Упыри, когда убедились, что ни через окна – они в решетках, ни через дверь – выбирали квартиру специально с целой, к нам не пробраться, то затаились под потолком над дверью в подъезде. С мозгами у них всё в порядке, после того, как всё вокруг облазили, определили, как мы квартиру покидать будем. И как только место для засады выбрали, так сразу и «потухли». Исчезли с «радара». Больше чем уверен, что и визуально их не заметить теперь.

Те еще тварюшки.

Глава 7

До самого утра твари больше никакой активности не проявляли, как и на «радаре» не отображались. Но я прекрасно помнил где они расположились, потому как рассвело, был в полной готовности действовать.

– Работаю сам! – принялся Лису инструктировать. – Ты только дверь открываешь и сразу же назад, прикрываешь. Но вообще, готовься драпать, если я не ошибся в их идентификации, то валить их надо в любом случае. Раз они нас в добычу определили, уже не отстанут. Как только завалим, сразу будем ноги делать, а то мало ли кто на шум подтянется.

– А кто там? – кивнула она на дверь.

– Арахниды.

– Что за арахниды? – вытаращила глаза Лиса. – В первый раз слышу.

– Я тоже с ними еще не сталкивался. – В последний раз проверил снаряжение, снял «Кашмар» с предохранителя, перевел его на стрельбу очередью, так как одиночным вряд ли по столь шустрым тварям попаду. – Рассказывали о них, да и то только пару раз. В наших краях арахниды редкие зверушки.

С благодарностью Сапсана и его группу вспомнил. Не так давно с Шельмой познакомился и через некоторое время с ними повстречались. Вот Шельма и выпытывала у них о тварях, любительница ужастиков. И они не отмахнулись, а рассказали о всех, о которых знали. Только о элите не стали: суеверные, за пределами стаба предпочитали о ней не разговаривать. Только упомянули, что есть и такие твари. Вот, если верить ими сказанному, то арахниды, вполне вероятно, из детей получаются, которые обратились и сумели выжить. Отсюда и размеры небольшие, которые скоростью вполне компенсируются.

Потом еще раз о них в разговоре Удав упоминал, это уже в Бастионе было. И всё, ни от кого больше об этих тварях я не слышал. И сегодня, повстречавшись с ними, возникло у меня подозрение, что не только благодаря особенностью строения тела они по стенам могут лазить, но и дар наподобие гравитации Лисы у них присутствует. Но это мои мысли, которые возникли, когда с помощью «радара» за ними наблюдал. Об этом ничего не рассказывали, но только строением тела не объяснишь их шустрое перемещение по любым поверхностям, и по потолку в том числе.

Кинул взгляд на Пирата, который одним глазом из комнаты выглядывал: любопытный, от стрельбы подальше держится, но интересно ему, что тут происходить сейчас будет.

Занял удобное положение, и кивнул Лисе:

– Открывай!

Лиса щелкнула засовом, и приоткрыв чуть дверь сделала несколько шагов назад, вскидывая к плечу «Взломщика» и одновременно кинетикой открывая ее шире. Очень плавно открывая, даже не ожидал что она так может.

Как дверь на достаточную ширину открылась, пустил туда наших фантомов и как только они вышли на площадку вслед им иллюзию Пирата запустил, который довольно быстро стартанул.

Хитрость удалась. Если на «нас» арахниды сразу нападать не стали, решили со спины это сделать, то вот на «Пирата» среагировали. Но сначала решили разобраться с более опасными: упали на головы, стараясь ошеломить, одновременно лапами с острейшими когтями в горло целясь. Ни ошеломить, ни горло вскрыть у них не вышло, только непонятное дергание в полете получилось. Зато сами на какое-то время в ступор впали, не ожидали такой подляны. Но долго «тормозить» я им не дал, длинной очередью перечеркнул обоих.

Одному скелету, а именно так они и выглядели, досталось больше и он тут же рухнул на пол, а вот второй шустрей оказался, если б не подранил его, то сто процентов бы ушел. Он довольно шустро отскочил в сторону, уходя из-под выстрелов и попытался на втором этаже скрыться, рванув туда по лестнице.

Но так просто я отпускать его не собирался: выскочил на площадку, перескочил через извивающееся тело первой твари, успел длинной очередью достать и второго, который, как я понял, собирался на улицу выпрыгнуть. Чуть до окна не добрался. Первые мои попадания скорость ему хорошо снизили, так что успел перехватить, срезал его уже в полете к окну, бывшее еще целым до этого.

Сами выстрелы в подъезде тоже не сказал бы что очень тихо звучали, эхом хорошо разносились, но вот оглушающий звон посыпавшегося наружу стекла, которое я той же очередью выставил, показали, насколько до этого тихо было. Отвык я от таких громких звуков. Тем более, когда это не твари, а мы шумим.

Поменял опустевший магазин на двадцать патронов на полный, поднялся на несколько ступенек вверх и посмотрел на чуть не сбежавшего арахнида, который на площадке между первым и вторым этажом валялся и похоже помирать не собирался: смотрел на меня своими крупными, с какой-то белесой поволокой, глазами, и пытался еще куда-то ползти, царапая бетон когтями.

Всё как и рассказывал Сапсан: небольшого роста – где-то метр пятьдесят, лапы согнуты так, что становилось понятно, прямо твари давно уже не ходили, предпочитая передвигаться на четырех конечностях, прижимаясь туловищем к земле. Или по какой там поверхности они предпочитают передвигаться? По виду как скелет и на человека он уже совсем не походил – такое ощущение, что мышц вообще нет, кости темно-серой кожей обтянуты, которая уже и не кожа, а ороговевшее нечто, но при этом это нечто оставалось достаточно гибким, чтоб твари ловкости не теряли. Но за всё приходится платить – «Кашмар» вскрыл их броню не особо напрягаясь, оставляя после себя аккуратные отверстия, сочащиеся даже не красной, а какой-то бурой кровью.

Голова достаточно крупная, и большую ее часть занимали глаза, которые он не сводил с меня, продолжая скрежетать когтями, видать представлял, что это я на месте бетона нахожусь, при этом не урчал, а шипел своим… первая тварь, которая так видоизменилась и при этом у нее не пасть, а рот, пусть и достаточно зубастый, остался. Поэтому, наверное, и худой такой.

Долго не рассматривал, потом на записи более детально всё рассмотрим, прицелился и сделал контроль. После звона осыпавшегося стекла выстрел прозвучал тихим шепотом, как и раздавшиеся сзади тихие хлопки – Лиса из ПП-2000 первого окончательно упокоила.

– Ходу отсюда!

Поймал свой рюкзак, который возле входа стоял наготове, и который Лиса мне кинула, сразу за спину его приладил. Направился на выход, почувствовал, как Пират в свою сумку заскочил, возвращается как обычно, когда стрельба закончится.

– Мы их не вскроем? – в спину прилетел вопрос.

– Некогда, Лиса. Нашумели и у нас уже гости, – проговорил, доставая ПП-2000 из кобуры.

Открыл подъездную дверь и что есть сил ногой под дых бегуна приласкал, которого «радарам» засек: прибежал на шум и молча топчется возле закрытой в подъезд двери. Упырь, бывший совсем недавно довольно плотной женщиной…

«И как ее только не съели, с такими-то формами?» – успел оценить, когда упавшей на спину бегунье из ПП в голову стрелял.

Первый раз такого, или правильней – такую, плотную бегунью увидел. Интересно было бы посмотреть на то, как именно она бегает, добычу догоняя. Еще то зрелище должно быть.

– Ого! – Лиса тоже оценила ее стати.

– К «железке»! – быстрым шагом направился в ту сторону.

Думал укрыться среди гаражей, но не судьба: увидел, как с той стороны два бегуна появились.

– Туда! – свернули в другую сторону.

Пробежали метров десять, как услышали, что и оттуда к нам кто-то спешит. И это явно не бегун, так как слышна была тяжелая поступь, от которой земля чуть ли не дрожит.

– Тропинка! – Лиса влево указала, заметила в кустах проход.

Заскочили туда и на нас тут же обрушился водопад, хоть дождь к утру закончился, но росы на листьях скопилось немало. Но это и хорошо, голову остудило, а то мысли в разнос пошли и ноги сами собой начали ускоряться. Так что сбавил скорость, из-за чего Лиса чуть в спину не врезалась, и дальше шагом пошел, прислушиваясь к шлепкам по лужам – бегуны торопятся, и тяжелым шагам… пока еще не знаю кого, «радаром» его еще не зацепил.

Замер на краю зарослей, не выходя из них и принялся открытое пространство между деревьев просеивать взглядом. Дальше виднеется поляна, на которой жильцы стоянку машин организовали, именно туда тропинка и шла. И что-то меня насторожило, только что именно, понять не могу.

– Шатун! – Лиса напряженным голосом. – Что стоим?

Бегуны уже на «радаре» появились, добежали до дома, из которого мы с таким шумом вырвались, и заурчали – такое ощущение, что подругу их ушатали, так возмущенно это урчание прозвучало. Тут и «тяжеловес» на «радаре» объявился, а земля действительно задрожала от поступи этого элитника. Супер элитника: около четырех метров роста и шириной, как бы не больше двух. Жизненной энергией светится так, что смотреть на него больно.

– Шатун?! – уже чуть ли не просипела Лиса, голос отказывает.

А я наконец увидел то, что меня насторожило. В кустах, на противоположной стороне поляны, замер Халк – стоит неподвижно, голову к плечу наклонил и прислушивается к чему-то. Из-за цвета кожи, его практически не видно на фоне зарослей – истинно лесной камуфляж.

Шаги элитника уже рядом раздавались, заглушая собой все остальные звуки, но сквозь них всё же услышал, как по лужам торопливо зашлепали бегуны – в обратную сторону припустили. Непонятно только, чего они так долго тянули, или надеялись вперед элитника добычу выхватить? Что тому явно не понравилось: увидел их убегающих и голос подал. Такой рык, что ноги сами собой подогнулись и я на корточки опустился. И не только я, Лиса одновременно со мной на колено присела.

– Замри! – обернулся и одними губами ей прошептал. Не кивнула в ответ, а только глазами моргнула. Глаза у нее конечно сейчас…

Накинул скрыт на нее и на себя, как только в сторону Халка повернулся. С трудом его нашел, он уже не стоял, а тоже, видать после рыка тяжеловеса, к земле припал и в его сторону смотрит. Краем сознания отметил, что Пират решил уйти по-английски, по кустам куда-то ломанул, главное подальше от столь жутко рычащей твари.

Каждый шаг упыря отдавался в голове, в которой только одна мысль сейчас билась: заметит нас или не заметит?

Заметит? – Шаг.

Не заметит? – Шаг.

Заметит?…

Тварь остановилась недалеко от зарослей и снова зарычала. У Пирата нервы не выдержали, из кустов выскочил и вслед за бегунами рванул. Да с такой скоростью, что догонит и обгонит их вскоре.

Не знаю, может из-за страха он в скрыт не ушел, но элитник его заметил и от нового торжествующего рыка я сам чуть за Пиратом не ломанулся, так он пробирает. С трудом на месте усидел и всем богам взмолился, чтоб Лиса не сорвалась. Зато Халк решил убраться от греха подальше, не его весовая категория: крутанулся на месте и исчез, только заросли и шевельнулись.

Тварь еще раз рыкнула и тяжелые шаги в сплошной гул слились, с такой скоростью он вслед за Пиратом припустил. Представляю, как бегуны ускорились, когда увидели, что за ними такая туша несется.

– Нам тоже пора отсюда убираться, – прошептал тихо.

А в ответ тишина.

Развеял скрыт, а Лиса белая как мел сидит и перед собой глазами эльфы смотрит. Поймал ее взгляд и повторил:

– Лиса, дергаем отсюда!

Подействовало. Кивнула судорожно и поднялась медленно, по сторонам осматриваясь. Видать не верила, что тварь мимо нас проскочила.

Не успели и шагу сделать, как со стороны гаражей послышался грохот и скрежет сминаемого металла. Элитник до них добрался и принялся Пирата там выискивать. А он, зараза мелкая, уже круг обежал и в обратную направляется: на миг по нашей связи к нему подключился и почувствовал, что он хоть и испуган изрядно, но в то же время и азарт нешуточный его распирает. Как же, обманул упыря матерого. Скоро нас нагонит.

Больше не задерживаясь, направились в южном направлении, противоположную Халку, а то еще не хватало и на него нарваться. И так второй раз с ним повстречались, что странно. Какого он тут кружит?

С каждым шагом всё быстрее уходили в сторону от всё также продолжающего громить гаражи упыря. Хоть мы его и не видели, только я «радаром», но видимо он своим внешним видом всех в округе распугал. Навстречу никто не попался, зато пару лотерейщиков нас обогнали. Бежали, оглядываясь назад, с такой скоростью, что только промелькнули мимо. Очень уж их элитник впечатлил, что они даже на нас внимания не обратили.

За ними и Пират подтянулся: заскочил в свою сумку, но спокойно усидеть не мог, постоянно выглядывал и назад посматривал, внутри всё аж трепетало от азарта, как же, с такой тварью в догонялки поиграл. Адреналинщик херов! Но нужно отдать ему должное, элитника от нас он увел. Не знаю и проверять почему-то не хочется – обнаружил бы он нас в кустах или нет, если б за Пиратом не погнался? Не зря же недалеко от кустов остановился и рычать принялся. Всё же почувствовал нас как-то, наверное.

Но счастье недолго длилось, не успели миновать очередные развалины дома, как в стороне заметили толпу пустышей. Стоят на проезжей части между домами и покачиваются с пятки на носок.

Сколько раз уже видел такое зрелище, но никак не могу смысла этого покачивания уловить. Да и никто, похоже, не может. Сколько спрашивали, особенно Шельма этим вопросом интересовалась, но в ответ только отшучиваются. Сами не знают и голову этим никто забивать не хочет.

– Тихо! Смотри, – указал на них Лисе.

Уже почти на полкилометра на юг ушли, и хоть матерых никого не встретилось, но вот пустыши начали попадаться, не давали нам в сторону свернуть, только прямо идти приходилось. А прямо – дальше некуда. Там, за крайним домом открытое пространство, край застройки. В бинокль хорошо видно, что за ней авто и железные дороги виднеются. За ж/д еще одна автодорога с высоким откосом, из-за которой только верхушки деревьев выглядывают. Но до тех деревьев доберись еще, как бы нас там не спалили те же пустыши: тупые то они тупые, но если увидят, то мало того, что шум поднимут, так и сами могут на открытой местности зажать, если со всех сторон подтянутся.

– Сзади, Шатун!

Оглянулся, а там, не давая нам время на размышление, элитник гориллоподобный в нашу сторону движется. Пока правда не видит нас, но сто процентов по следу идет, так как видно, что принюхивается постоянно.

Тем более вперед нельзя. На открытой местности он нас враз догонит.

– В подъезд давай! В доме укроемся.

Сами не заметили, как на крышу поднялись, так как в квартиры соваться… очень уж там воняло. А так на свежем воздухе, упали спиной к надстройке и замерли. Лиса в ожидании на меня смотрит, а я «радар» на полную раскочегарил и жду, когда «горилла» на нем объявится.

– Может за вонью нас не учует?

– Главное, чтоб сразу на крышу не полез. Но если полезет, то как только в дом войдет и за наши поиски примется, мы сразу через другой лестничный пролет вниз спустимся. Тихо! Вот он.

Заметил его «радаром». Но тварь, на удивление, мимо нашего дома проскочила и исчезла за границей действия дара. И всё. Больше никого пока нет.

– Кажется, оторвались. Похоже что не за нами он шел.

Лиса рядом облегченно вздохнула. Я и сам немного расслабился, можно дух перевести. Кажется пронесло. Посмотрел на электронные часы, которые в военторге себе подобрал: сколько уже произошло, а прошло всего два часа, как камеры включили и с арахнидами схлестнулись. Приходилось время отслеживать, так как при включении и выключении камеры очень уж шумят. Вот и отслеживаю момент, когда заряд в аккумуляторе закончится: при непрерывной съемке заряда на пять часов работы хватает. И желательно батарею вовремя и в спокойной обстановке поменять, чем она шуметь примется в неудачное время, на подобии того, когда мы в кустах от «тяжеловеса» прятались.

– Слушай, а арахниды – они кто? К кому относятся? – нарушила тишину Лиса, которой те твари покоя не дают.

– Так просто не ответишь. Понимаешь, они выбиваются из общей линейки упырей. Но по содержимому спорового мешка, относятся к топтунам-кусачам. Ни менее, ни более матерых не встречали. Может и есть, но о них никто не рассказывал, может еще и потому, что после встречи с более матерым арахнидом, живых не остается.

– А с менее матерыми как?

– Ну, тут понятно. Они просто не нападают на иммунных, которые сдачи дать могут. Сама видишь, как они маскироваться умеют, так что на глаза не показываются. Довольствуются пустышами, скорее всего. А как сил наберут, так уже выходят на охоту за более элитным мясом, – ткнул ее пальцем в бок.

– Да ну тебя, – отмахнулась она, усмехнувшись.

И тут же улыбка с лица сползла, когда я резко вскинул руку, подобравшись. При очередном осмотре окрестностей «радаром», который периодически запускал, заметил, что внизу возле дома упырь какой-то появился. И главное крутится практически напротив нас: пройдет туда-сюда, останавливается, и снова туда-сюда. Как будто потерял что-то.

Судя по его непонятному поведению и тому, как он отображается на «радаре», я, кажется, уже догадался кто там бродит. И, наверное, ищет он именно нас. Не зря в последнее время мы с ним частенько пересекаться стали и непонятки с первой нашей встречи происходят.

Повернулся к Лисе и прошептал, указывая пальцем направление:

– Похоже как наш знакомец зеленый объявился…

Внизу раздался частый звон посыпавшегося из окон стекла, а Халк стал стремительно приближаться: проигнорировав лестницу, он буквально взлетал по внешней стене дома к нам. Да так быстро, что я только и успел накинуть скрыт на вскочившую на ноги и изготовившуюся к стрельбе Лису и уже не понижая голоса проговорил:

– Попробую его фантомом отвлечь, если не получится, стреляй!

Вскинул к плечу «Кашмар» и тоже в скрыт ушел. Вовремя. Чуть в стороне, в пяти метрах от нас, за парапет ухватилась крупная, для его размеров, рука и Халк – все же не ошибся в своих подозрениях – буквально выпрыгнул на крышу. Я сразу же создал иллюзию Пирата и пустил ее в противоположную от нас сторону. Но Халк только дернулся вслед за ней и тут же остановился, повернул голову и вперил взгляд в нас. Скрыт тут явно не помощник, он точно нас, если не видел, то ощущал наверняка.

Халк даже не шагнул, а только обозначил движение, чуть качнувшись в нашу сторону, как у меня над ухом громыхнул «Взломщик» Лисы. Глаза у твари широко расширились, но не оттого, что крупнокалиберная пуля нанесла ему хоть какое-то повреждение, а из-за того, что отойти от кромки крыши не успел и качнувшись от попадания этой пули – назад, запнулся и взмахнув пару раз руками перевалился через парапет, полетел вниз. Практически сразу раздался грохот – долетел, но упал точно не на асфальт. Скрежет металла указывал на то, что повстречался с машиной.

– М-мать!

Сам не заметил, как «радар» сконцентрировался только на Халке, перестал мониторить округу. Раньше я так не умел, а тут не вовремя дар мой решил показать новую сторону своего не прекращающего развития.

С другой стороны дома на крышу выскочил гориллоподобный элитник. Увидел нас и торжествующе рыкнул. Но это всё, что он успел сделать. Лиса успела перезарядиться и сразу же среагировала на его рык: резко крутанулась на месте и слету выстрелила. В этот раз удачно. Хоть Горилла был крупнее Халка, но я успел увидеть как глаз у него буквально взорвался. Идеальное попадание.

Лиса правда тоже удивила: после выстрела на ногах не удержалась, а упала на свою очаровательную пятую точку и ошеломленно головой трясет, как после контузии. Но разбираться сейчас в том, что с ней случилось, времени не было.

Подскочил, рывком поднял ее на ноги и глядя в глаза, зрачок в которых был явно ненормального размера, проговорил:

– Ходу отсюда, Лиса!

Подхватил под руку, благо оружие она крепко в руках держала, потащил ее к другому выходу с крыши – подальше и от бьющегося в конвульсиях Гориллы, и исчезнувшего с «радара» Халка.

Лиса, слава всем богам, быстро в себя пришла: вырвала из моей свою руку и на бегу сорвала с пояса флягу с живчиком, сделала несколько жадных глотков и тряхнув еще раз головой, ответила на мой вопросительный взгляд:

– Я в порядке уже.

И действительно в порядке, слетели с крыши вниз с такой скоростью, что лестничные пролеты только и мелькали один за другим, да перила скрепили, когда мы за них цепляясь в поворот входили. «Радар» работает на полную, так что на выходе из подъезда не задерживались, не видно на нем пока никого поблизости. Но это недолго будет продолжаться, сильно мы нашумели.

Выскочили из подъезда и сначала направо дернулись, но там пустыши зашевелились, и главное не на нас смотрят, а назад, за спину себе.

– Туда! – указал влево, в направлении железной дороги.

Сразу же с максимальной скоростью рванули вдоль дома в ту сторону.

– Шатун! – Лиса вбок рукой махнула, как только дом миновали.

Глянул туда, а там только раздавленный микроавтобус и кровавый след по асфальту в проход между домами тянется. Халка не дострелили, это было ясно с самого начала, но он и не убился, упав с крыши десятиэтажного дома. Живучий, зараза.

Олимпийские рекорды по бегу с препятствиями мы наверное все побили. Промелькнула под ногами автодорога с ее отбойниками и метровым бетонным разделителем по центру. Перескочили сине-серый забор из профлиста, который вдоль ж/д ветки тянулся – надеюсь он нас скроет от глаз, пока так и не показавшейся твари, которой пустыши испугались – и через пустырь к следующей автомобильной дороге рванули. Половину пустыря проскочили, когда сбоку радостное урчание, больше похожее на рычание, раздалось. Кинул в ту сторону взгляд и ноги сами собой еще быстрее заработали и не только у меня. Лиса до этого сзади бежала, а тут как стоящего обогнала.

Со стороны расположенных там зарослей в нашу сторону, совершая гигантские прыжки, неслась тварь… Если б не знал, что жвачные не перерождаются, подумал бы на быка, которого стероидами накормили. Огромный, морда кажется только из пасти полной внушительных зубов и состоит, плюс рога, вперед по бокам вдоль пасти и назад – из затылка. Когтистые лапы грунт буквально разрывали и назад отбрасывали – летел он в нашем направлении оставляя за собой чуть ли не котлован, так торопится. Ну и его радостное урчание-рычание нам немалого ускорения придало.

Взлетели по крутому склону откоса дороги, перескочили барьерное ограждение, асфальт под ногами только и промелькнул, как мы прыжком преодолели ограждение на другом краю и соскочили со столь же высокого откоса.

Еле успел поймать Лису за рюкзак и на себя дернуть. При этом от резкого торможения она полетела назад, но ноги продолжали даже в воздухе вперед бежать. Не будь ситуация столь стремной, рассмеялся бы. Но сейчас даже мысли такой не возникло. Действуя больше на инстинктах, а не осмысленно, толкнул ее под куст, сам рядом приземлился, силой удерживая ее на месте, и тут же на нас скрыт набросил, одновременно создавая фантомов, которые рванули вперед явно быстрее нас. Был немалый шанс, пока мы были скрыты от глаз элитника высоким склоном дороги, попытаться так его обмануть.

Замерли, стараясь даже не дышать, только сердце, зараза, что у меня, что у Лисы, стучало так, что казалось вся округа его слышит. Но упырь, слава всем богам, не услышал. В двух метрах правее соскочил с дороги, аж земля дрогнула от его тяжести, и всё также загребая лапами, что и до нас комья грунта долетели, рванул вслед за нашими фантомами. Которые уже половину дистанции пробежали от дороги до какой-то огороженной бетонным забором территории.

Не знаю, как я умудрился запрограммировать фантомов на скорость, что тварь их догнать не смогла, и на то, что они забор перескочили, непроизвольно так получилось. Но сначала они за забором скрылись, а потом и элитник сквозь забор прошел, оставляя после себя хороший такой проход.

И тут же раздался бешеный рык, потерял он вроде как нас из виду – фантомы развеялись. И тут же вверх полетели машины, доски, разорванный металл затрещал – тварь таранила всё, что у нее на пути оказывалось, в поисках ускользнувшей добычи.

Как только вся та территория скрылась в пыли, хотел потихоньку назад податься, пока элитник не решил по своим следам в обратную прогуляться, но уже пришедшая в себя Лиса прошептала:

– Справа, Шатун!

Кинул туда взгляд. А там за дорогой, перпендикулярной той, возле которой мы лежали, верхушки деревьев хорошо так шатались. А чуть погодя показался и тот, вернее те, кто их шатал. Дорогу перескочила не меньшая тварь, чем которая за нами гналась, только в сопровождении свиты. Десяток руберов, кусачей и то ли, матерых лотерейщиков, то ли уже топтунов – отсюда не рассмотреть, на шум подтянулись и без промедления в поднятой «Быком» пыли скрылись.

– Мы тут явно лишние, – прошептал, наблюдая, как кое-кто из свиты вслед за летающим мусором вверх взлетел. Твари взаимопонимания похоже как не нашли. – Ходу!

Сбросил скрыт и сначала последовали чуть вбок вдоль дороги, чтоб растущие там березки и кусты нас скрыли от мимолетных взглядов сошедшихся в битве упырей. А то еще при виде нас помирятся внезапно. Выглянули аккуратно из-за ограждения, осмотрелись по сторонам, и если вдали возле дома, откуда мы прибежали, кто-то еще мелькал, то вот в низине между ж/д и автодорогой никого не было. Что радовало.

– Дорогу перебегаем и пригибаясь пониже бежим к «железке», – начал быстро Лису инструктировать, – там, вдоль нее, сразу вправо к лесопосадке, откуда тот бычара и выскочил. После него там точно никого не будет.

– А почему сразу вбок не уйти?

– Чтоб сверху нас не заметили, – кивнул на дома. – Возле ж/д мы с той стороны будем прикрыты склоном и забором. Так что, как доберемся до «железки», бежим к зарослям и вправо смотрим, если с этой стороны какое-то движение, то сразу падаем… Ты далеко от меня не отрывайся, чтоб, если что, я скрыт мог набросить. До лесопосадки доберемся, там дальше думать будем, в какую сторону направимся.

– Хорошо.

Глава 8

Готовились стартовать под шум еще больше разгоревшейся битвы титанов, видеть которую мы не могли, там все в пыли скрылось, но слышно было преотлично. Вдобавок иногда вверх не только части техники, доски и обломки зданий взлетали, но и свита второго элитника полетам училась. Во всяком случае еще пару раз летающих тварей мы заметили.

Так, посматривая назад чтобы и нам не прилетело, ловили момент чтоб дорогу незаметно можно было преодолеть и как только возле домов, где мы с Лисой нашумели, мельтешение тварей прекратилось, сразу же ее перескочили, и пригибаясь рванули к железной дороге, подгоняемые непрекращающейся битвой тварей за спиной. Повезло, что со стороны домов упыри нелюбопытные оказались, не подтянулись на это месилово посмотреть, видимо привычные к такому зрелищу. Так что до «железки» и потом вдоль нее – до зарослей, мы добрались никем не замеченные.

Забурились в них и только тогда уже смогли наконец вздохнуть с облегчением. Я на дерево спиной оперся, Лиса чуть в стороне на землю осела, ноги вытянула и тоже на дерево оперлась глаза прикрыв, задышала более свободно, без надрывов.

В стороне ветка куста чуть шевельнулась, скосил туда взгляд и увидел, как Пират показался. Огляделся по сторонам и только тогда уже ко мне подбежал, на руки запрыгнул и заурчал довольно.

– Очень редко замечаю, как он смыться умудряется, когда жареным запахнет, – поглаживая Пирата, сказал Лисе, которая глаза открыла и на нас смотрела. – В основном обнаруживаю что он смылся, когда возвращение его наблюдаю.

Лиса только усмехнулась на это, но ничего не сказала. Видно, что напряжение ее оставило и она буквально лужицей растеклась, продолжая сидеть.

Но сидеть некогда: дух перевели, пора дальше двигаться. А то твари продолжают шуметь изрядно, как бы кто на этот шум и одновременно к нам на посиделки не наведался. Мимоходом так.

– Поднимайся. Дальше по зарослям двинем, сколько там они тянутся, будем искать где можно укрыться на несколько дней. Тогда уже нормально отдохнем.

– Ох, – вздохнула Лиса, поднимаясь. – Ноги дрожат, – усмехнулась виновато она. – До сих пор отойти не могу. И как только ты голову не потерял при виде той твари, что догадался укрыться и фантомов дальше пустить?

– Да я там больше на рефлексах действовал, а не головой думал. Видно было, что убежать мы не сможем, вот и рискнул… Успешно, как оказалось. Ты мне другое скажи: что там на крыше такое с тобой было?

Лиса от моего вопроса расплылась в широкой улыбке и ответила:

– У меня дар наконец пробудился.

– О как.

– Да. И это не то, чего я боялась. Я, когда навскидку выстрелила, как бы сама пулей стала. Видела в замедленном действии, как она летит и куда попадет. Не поверишь, но я ее полностью чувствовала и, я так думаю, что могу ей в полете управлять. Да не думаю, точно! Я же пулю в глаз твари сумела подправить, хоть она ниже летела.

Воспоминание о пробудившемся даре ей явно сил придало, так как пришибленной уже не выглядела, улыбается, и кажется что светится от довольства вся.

– М-да. И так стрелок преотличный была, а с таким даром… – головой только и покачал. – Ладно, двинули дальше. Потом об этом поговорим.

– Да, дар отличный. Мне только понять нужно, как его активировать. Тренироваться нужно.

Только хмыкнул в ответ.

– Даже и не знаю, когда это возможно будет. Сама видела: шумнули и еле ноги сумели унести, что в первый раз, что во второй – с бычарой этим перекормленным. Так что пока воздержимся от таких тренировок.

* * *

Лису аж передернуло от воспоминаний, но настроение у нее не понизилось. То, что дар не с мертвыми общаться, а такой полезный, как пулей в полете управлять, ей настроение до небес поднял. И тяжесть на душе, которая там поселилась после кладбища, наконец покинула ее. Сейчас, казалось, взлететь готова от облегчения, крича от радости во все горло. Но шуметь нельзя, такие монстры рядом бродят, – снова передернуло ее, как вспомнила, как тот, как его Шатун назвал – «бычара», за ними несся. Она тогда реально голову потеряла, бежала, ничего не соображая от страха. Если б не Шатун… – вздохнула тяжко и направилась следом за ним. Нужно безопасное место для ночевки искать и только там уже можно будет немного расслабиться и попытаться нащупать это свое новое умение. Кто знает, когда оно снова понадобится. Но может получится и без тренировки активировать его? Уже ж не первый мой дар, знаю на что внимание обращать. Так что всё должно получиться. Надеюсь на это.

* * *

Где укрыться нашли без проблем. Через два километра мы уперлись в дома частного сектора за которым строился очередной микрорайон, большинство домов которого были уже построены и даже заселены, но хватало и еще строящихся, возле которых башенные краны возвышались.

Вот в одном таком незаконченном мы и остановились. И даже неделю вполне себе нормально прожили, пока Пират, который на подоконнике сидел, не напрягся и чуть ли не зашипел.

– Халк, – озвучила увиденное Лиса, которая как раз есть готовила и первая в окно выглянула.

Подошел и выглянул в окно. Там, через частный сектор в нашу сторону не особо скрываясь двигался этот… даже не знаю, как его обозвать. Достал он уже, Халк этот недоделанный!

– Собираемся!

Без лишних слов принялись в темпе экипироваться, собирая то, что вне рюкзака лежало, в том числе и планшет, к которому Лиса первым делом кинулась.

Как только тут обустроились, Лиса смогла меня уговорить отправиться на поиски ноутбука. А так как тварей в округе только раз и видели за целый день, то согласился с ее доводами: упирала на то, что захваченные с запасом карты памяти для камеры уже практически все заполнены и нужен ноутбук, чтоб туда с них всё нами записанное скинуть.

На следующий день с утра пораньше пробрались в соседний дом и принялись квартиры шерстить, что с моим новым даром никакой сложности не представляло. Если дверь в квартиру закрытая, – а мы только в такие и заходили, чтоб в падали не перемазаться, – то замок выплавлял и шли смотреть, чем там поживиться можно. Вот в одной и нашли, нет, не планшет, нашли внешний жесткий диск, который возле телевизора лежал. Лиса в той квартире вообще на многое облизывалась – там явно какой-то маньяк меломан жил. Шикарная стереосистема, полки возле которой были забиты множеством дисков и видеокассетами. Компьютер с разными девайсами, домашний кинотеатр… ноутбука не было. Так что перерыв там всё, Лиса жесткий диск и шнуры к нему только и прихватила. Окинув напоследок все это богатство сожалеющим взглядом, пошла вслед за мной следующую квартиру вскрывать. Только на пятом этаже нам повезло, ноутбука так и не нашли, нашли планшет, который даже разрядиться еще не успел, в который Лиса мертвой хваткой вцепилась и с тех пор не расставалась. По пути назад, так как больше ничего искать не стали, Лиса еще раз в квартиру к меломану заскочила и наушники там прихватила, которые к этому планшету вполне подошли.

С тех пор не было счастливей человека, которому уже не приходилось скучать. Опустошила все карты памяти, рассортировала видео по очередности и потом дурака гоняла, просматривая фильмы и слушая музыку которых на жестком диске в достатке оказалось, он четыре терабайта памяти имел и места свободного у него в достатке на все оказалось. Вдобавок то, что ей не нравилось, она тут же удаляла.

В очередной раз выглянул в окно и убедился: именно к нам Халк и направляется. Та как он уже практически к дому подошел, скоро «радаром» его зацеплю. Посмотрел на Лису – уже собралась и готова выдвигаться. Окинул взглядом комнату – ничего не забыли: кастрюля отставлена, только спиртовка горит. Но пожара от нее не случится: как спирт выгорит, сама потухнет. В кои то веки обогревателем не работал, на первом этаже, где планшет нашли, аптека была и мы там запас спирта пополнили, а то заканчивался.

– Пошли, – прихватил Пирата, который с Зеленого взгляда не сводил и в темпе направились на крышу.

Пути отступления давно намечены, так что не суетились. Был уверен, что и в этот раз от него скроемся. Главное не нашуметь, чтоб к Халку еще и группа поддержки не набежала.

– Интересно, как он нас находит постоянно?

До меня не сразу дошло, что Лиса спросила, а когда дошло…

– Стоп! – резко остановился. – Вот я дятел, головой стукнутый!

– Ты чего? – Лиса на меня глаза вытаращила.

А я только сейчас вспомнил давнишний разговор с Факиром и его предостережение:

– Шатун, прими совет. Если в рейд пойдешь, не носи с собой оставшуюся жемчужину, а положи ее где-нибудь в стабе, и пусть лежит.

– Поясни?

– Понимаешь… Это не все поддерживают, но я считаю, что жемчуг нужно сразу, как добыл, или в ближайшие дни употреблять. Если будешь его долго носить с собой по кластерам, то жемчуг как бы «позовет» к себе нового хозяина, и влипнете вы неслабо. Но это только моя теория и мои наблюдения. Можешь в это не верить, но я не раз наблюдал, как жемчужины меняют хозяина. Едем в колонне, и тварь атакует именно ту машину, где я знаю, что есть жемчуг, и именно этого человека она утаскивает с собой. Или другой случай: убили рейдера, который носил жемчуг как талисман на груди в ладанке. Жемчужина пропала. Так что, или отдай ее кому-нибудь из своей группы, или оставь в стабе, и пусть себе лежит, дожидается. Желательно подальше от тела, чтоб она от тебя не заряжалась, а просто «спала» в тайнике.

Вот похоже жемчуг и «позвал» к себе нового хозяина, раз мы его употреблять не спешим. Разобраться бы еще, какая именно жемчужина шалит, брали то мы его с собой с запасом, так как рассчитывали в Колизее оттянуться от души и прибарахлиться эксклюзивом, какой только там производится.

– Лиса, жемчуг сюда! – протянул руку в ее сторону. – Потом всё объясню.

Та хоть и удивилась, но без возражений достала из кармашка пенал, – как у внешника был и которые мы себя наделали для удобства, – вложила его в мою ладонь. Я достал свой и осмотревшись по сторонам, открыл распределительный щит и припрятал их там.

– Ходу! Халк уже на «радаре» отображается.

Лиса тяжко вздохнула, глядя как я пеналы прячу, но ничего не сказала, не спросила. Понимала, что не время вопросы задавать.

Выбрались на крышу и бегом на другой край этого пятиподъездного дома. От Халка мы похоже оторвались, так как с «радара» он пропал, как я и подумал, отвлекшись на жемчужину-предательницу. Уже не так торопливо, чтоб не нашуметь ненароком, спустились на первый этаж и постоянно осматриваясь перебежали к соседнему зданию. По проторенной дорожке забрались в уже обследованный нами дом, в котором ноутбук искали, поднялись на восьмой этаж, быстро и уже как-то привычно вскрыл дверь нужной нам квартиры – ползком подобрались к окнам и увидели суетящегося Халка. Он как раз выскочил на крышу покинутого нами дома и там метался в разные стороны. Никого не обнаружив снова в дом спустился и спустя несколько минут высадил окно в квартире, в которой мы совсем недавно обитали. Отсюда не видно, но наверное осерчал нас не обнаружив и сейчас там буянит немного. Правда недолго в квартире оставался, снова на крыше показался и снова метания туда-сюда. Но вот видимо жемчуг «потух» и престал маяком работать, так как Халк вдруг замер изваянием, снова как и в первый раз голову вбок чуть склонил и долго так стоял к чему-то прислушиваясь. Потом отмер, медленно подошел к краю крыши и принялся внимательно окрестности осматривать, и так осматриваясь медленно пошел вдоль парапета по кругу. Никого не обнаружив он снова исчез в доме и как выяснилось спустя пару часов – уже окончательно.

Лиса, как убедилась, что зеленый больше не покажется, повернулась и требовательно уставилась на меня, жаждая услышать, что это такое было.

– Еще до переезда в Бастион, в Клине, с Факиром разговаривали, и он меня предостерегал, чтоб с жемчугом по кластерам не бродил, так как он, зараза такая, в один момент может себе нового носителя «позвать».

– Это как такое возможно?

– Ну, ты же знаешь, что жемчуг жизненной силой напитывается когда контакт с телом имеет?

– Ну да, – кивнула утвердительно. – В руку его возьмешь, так он теплеет сразу.

– Вот. У нас же он с телом прямого контакта не имеет, но находится в непосредственной близости от него. И видимо ему этого хватает, чтоб хапнуть жизненных сил, а так как мы его не кушаем, то он начинает «звать» себе нового хозяина. Видимо не нравится ему, когда он вне тела долгое время находится.

Только усмехнулся, смотря на озадаченное лицо Лисы, хоть было ни разу не весело. А совсем не весело стало, когда у нее лицо вдруг как-то осунулось и буквально упав на стул и уронив голову на руки, которые на стол положила, простонала:

– Блин! Ну что за невезуха!

– Ты чего, Лиса? – очень уж она меня обеспокоила. Не хватало еще, чтоб сломалась морально.

– Да не, не беспокойся, Шатун, – подняла она голову и грустно улыбнулась: поняла мою обеспокоенность. – Просто не везет нам с жемчугом, как здесь оказались. Рубера вскрыли, но у него только спораны с горохом были. Элитник, что под домом где мы поначалу прятались – протух. Тварей, что в торговом центре привалили, тоже вскрыть не получилось, нашумели. По этой же причине и арахнидов не вскрыли, тоже еле ноги унесли. А тут еще и нашего можем лишиться. Обидно.

На что я только хмыкнул: действительно обидно. Как началось еще в Барнауле, так никого еще и не вскрыли после рубера, хоть дохлая элита нам часто попадалась. Натыкались на их туши, тоже уже протухшие, и там – в Барнауле, и здесь – в Новосибирске. То что не свежие, так на это полчища мух указывали, которые над ними роились. Да и кто знает, что за жемчуг у таких, может тоже протух. Можно было бы попытаться вскрыть их ради интереса и потом по этому поводу с знахарем посоветоваться, но безопасно сделать этого не получалось. Часто туши на открытом всем взглядам месте валялись и обязательно какой-нибудь упырь в стороне виднелся, который бы нас сто процентов попалил, решись мы препарировать дохлятину.

– Ничего, Лиса. – Скинул рюкзак на пол, упал в стоящее в углу возле большого цветка кресло и потянулся от души, откинувшись на спинку. – Нам главное выбраться отсюда. А там устроим нормальную охоту на жемчужников. Только не столь экстремальную.

– Да понимаю я всё, Шатун. Просто обидно. Жемчуг же буквально под ногами валяется, а не взять его. Вечно что-то мешает. – Потом как-то совсем жалобно посмотрела на меня и попросила: – Шатун, ну придумай что-нибудь. Давай не будем наш бросать.

Только хмыкнул на это, задумавшись. Как вариант я уже думал о том, чтоб бросить его, как только понял, как нас Халк находит. Наши жизни важнее. Но жалко же как, кто бы знал. Отправляясь в Колизей, мы зарядились по полной. Заказали у Шамана пеналы, предоставив образец, и он нам их наклепал с запасом на будущее. Говорит, что с пластиком одно удовольствие работать, оттока сил вообще не чувствуется.

Экономить мы не стали и по тридцать жемчужин каждый с собой прихватили, так как после приема белой жемчужины, глотать его нам смысла никакого. Новый дар всё равно не скоро пробудится. Нужно ждать, пока белый жемчуг в организме выработается, имеющиеся дары в максимум развив, и только тогда уже можно красные и черные снова принимать начинать, в надежде когда-нибудь заиметь еще одно полезное умение. Что тоже не так просто, так как чем больше уже имеешь даров, тем тяжелее заиметь новый.

Но это не важно. Набрали с собой жемчуга в надежде его удачно потратить, так как Колизей это не только развлечение, но и эксклюзивный товар. Есть местный, который там производят, но больше из других краев на продажу доставляют. Так как не каждый столько жемчуга имеет, чтоб в Колизее зависнуть нормально, вот и тянут туда, да не барахло какое, а особо ценные вещи. А так как мы теперь далеко не бедные, то такое количество вполне могли себе позволить на хотелки разные потратить. Потратили называется.

– Постараемся как-то выкрутится. Мне тоже такое количество жалко просто так бросать.

– Слушай, а нельзя ли как-нибудь определить, какая именно жемчужина его зовет? Не может же быть, чтобы они все вдруг взбунтовались.

– Если бы все, то я думаю Халк не наводился бы на нас так неуверенно. Так что это одна какая-то зараза. А определить… Даже не знаю. Разве что отложить в сторону те, которые с нами сливаться не захотят… Но так там больше половины таких, специально выбирали нам не подходящие. Не знаю, Лиса. Можно попробовать разделить жемчуг и по частям в разных местах припрятать. Посмотреть, на какую часть он наведется, потом еще разделить, пока не найдем ту, что маяком работает. Только так. Но это риск немалый, всё же придется с ним в прятки играть. А вдруг найдет нас до того как мы спрятаться успеем? Придется в догонялки играть, а ты его в упор подстрелить не смогла.

Но Лиса проигнорировала мои опасения. У неё сейчас все мысли только о том, как жемчуг спасти. А то мало того, что нового не добыли, так еще и того что имеется можем лишиться.

– Но сейчас-то спрятались! – возразила она, проигнорировав и то, что ее оружие слабовато для Халка. – Судя по его поведению, он ощущает общее направление на жемчуг, иначе бы сразу нашел зовущую его и успокоился. А так чувствует, что она где-то здесь, а найти не может. Поэтому и метался туда-сюда.

– И метался он где-то полчаса, после того как мы жемчуг сбросили, – прикинул я по времени. – Потом она видимо потухла и он сразу успокоился, перестав зов ощущать.

Не стал больше осторожничать, да и не очень хотелось. Ситуация не до такой степени критичная. Попробуем жемчуг вытащить, а дальше видно будет. Во всяком случае скрыт есть и без предательницы-жемчужины Халк нас под ним не должен обнаружить. Рискнем.

Четыре дня мы просидели в той квартире, не очень горя желанием ее покидать. В отличии от предыдущей, эта была обжитая и ночевали мы на нормальных постелях. Правда и возможностей покинуть ее было не много. Халк, зараза зеленая, никуда не делся. День его видно не было, а потом объявился, снова лазил вокруг припрятанного жемчуга и с крыши окрестности осматривал, да и по сторонам частенько мелькал. Бывало полдня его не видать, но кто даст гарантию, что он в это время где-нибудь в стороне в засаде не сидит? Вот и нам приходилось сидеть, благо воды и продуктов смогли найти в этом же подъезде, не голодали.

– Шатун, атас! Перезагрузка! – разбудила меня Лиса на рассвете пятого дня. – Пока только по углам туман клубится, но уже начинает потихоньку выползать оттуда на простор.

Сразу же подорвался и подскочил к окну. Действительно, пока еще легкий туман на улице, можно принять его за испарения, солнце встает землю прогревает. Но вот более густой по углам, его уже за испарения никак не примешь – именно так обычно перезагрузка и начинается.

– Что вокруг?

– Никого не видела, – правильно поняла мой вопрос Лиса.

Халк вчера до обеда еще кружил, а потом испарился. И как бы он не из-за перезагрузки лыжи смазал. И так надолго тут задержался – кроме него больше никаких тварей не видели в последние дни, даже пустыши не мельтешили.

– Дергаем отсюда, – скомандовал, отворачиваясь от окна и подходя к рюкзаку.

– За жемчугом? – уточнила Лиса, тоже рюкзак одевая.

– Ну не бросать же его тут. После перезагрузки пеналы в разных местах припрячем, посмотрим, зарядится жемчуг если в рюкзаке храниться будет, а не как раньше, на теле, и если да, то на чей Халк наведется.

Договаривал уже выходя из квартиры. На пороге остановился, подняв руку, требуя тишины, и прислушался. Хоть на «радаре» чисто, но он не всегда отображает тварей, в чем не раз уже убеждались. Но ничего подозрительного не услышал, хоть тишина и не абсолютная – дом даже без людей продолжает скрипеть, шуршать и издавать разные всякие звуки. Но звуки естественные, к ним мы уже давно привыкли.

– Чисто, пошли!

Спустившись на второй этаж с Пиратом повстречались: чихнул так громко, что Лиса даже подпрыгнула. Да я и сам вздрогнул, хоть и ощущал его, но не ожидал такого звукового эффекта с его стороны.

– Пират, Блин! – прошипела Лиса.

А в ответ очередное громкое – Пфс!

– Кисляка наверное нюхнул, – подхватил его на руки и себе на плечо закинул, откуда он уже сам в свою сумку соскользнул, продолжая при этом чихать.

На первом этаже свернули не на выход, а в квартиру, через которую в здание в прошлые разы и забирались. Осмотрелись по сторонам, но, как и сверху, никого не увидели, только туман в углах как живой ворочался. Тесно ему там становилось.

Не задерживаясь, выбрались через окно наружу и рванули к строящемуся дому: нужно как можно быстрее жемчуг забрать и ходу отсюда. Насчет тварей не особенно переживали, они заранее перезагрузку чувствуют, так что не должно их тут уже быть.

Но Улей в очередной раз напомнил, что он любит развлекаться и расслабляться никогда не стоит.

Мы уже поднялись на девятый этаж, когда «радаром» зацепил быстро приближающуюся отметку, присмотревшись к которой опознал в ней…

– Ты чего, Шатун? – Лиса удивленно смотрела на резко затормозившего меня.

– Лотерейщик на хвост нам упал. Сейчас в подъезд заскочит.

– Откуда он тут взялся? Перезагрузка же, – не слабо удивилась Лиса и опершись на перила посмотрела вниз между пролетов.

– Неважно откуда он взялся. Не будем его ждать. Ходу! Догонит, тогда ушатаем.

Лотерейщик у нас опаски никакой не вызвал и мы под грохот вломившегося в подъезд упыря рванули дальше. Я только и отслеживал его перемещения краем сознания, чтоб организовать достойную встречу, когда он нас почтит своим присутствием. Зато Пират наконец чихать перестал, тоже услышал порыкивание спешившей догнать нас твари и замер в своей сумке.

– Далеко он?

– На втором этаже, – на ходу ответил Лисе. Мы как раз на крышу выбрались и не задерживаясь рванули на другую сторону дома.

Пробежали половину, как я даже споткнулся от увиденного «радаром» зрелища. Лотерейщик был первой ласточкой, в подъезд, мимо которого мы сейчас пробегали, вламывались еще твари. Или топтуны, или кусачи – разобрать не успел.

– Ходу, Лиса! Еще твари. – Припустил еще быстрее, чем бежал до этого. Но вскоре остановился: по крайнему подъезду, в котором мы жемчуг и спрятали, как-то не спеша двигаясь, но при этом довольно быстро преодолевая лестничные пролёты, наверх поднимался… как минимум рубер. Или хорошо развитый рубер, или молода элита – так как разница в жизненной энергии у них небольшая. Но всё же есть, и присмотревшись более внимательно определил в нем рубера.

– Что? – Рядом замерла Лиса, приготовив к бою своего «Взломщика» и головой по сторонам вертит, в ожидании, когда твари на крышу выберутся.

Что удивительно, так это то, что лотерейщика еще нет. Шуганул нас и выбираться наверх не спешит, что на него абсолютно не похоже. Значит кукловод есть, который его направляет, что не радует.

Проводил взглядом решившего покинуть нас Пирата, ответил Лисе:

– В крайнем подъезде рубер матерый, скоро на крышу выберется. Сзади… – закрыл глаза и, как недавно научился, сосредоточился на каждой твари по отдельности, так их более детально рассмотреть получается. – Топтуны. Два. Сейчас появятся. Лотерейщика не цепляю, но уже под крышей должен сидеть. Видимо команды атаковать ожидает…

– Что делать будем? – на удивление спокойным голосом поинтересовалась Лиса. Видать привыкать начала или устала бояться, столько всего за последнее время произошло.

– Попробуем мимо рубера в подъезд проскочить. Скрытом укроемся и фантомом попробуем его отвлечь, а сами за спиной у него проскочить попытаемся. Только бы он на входе не задержался, а то весело будет, когда топтуны нас теснить начнут. Если не получится проскочить, то вспоминай свои тренировки по перемещению по вертикальным поверхностям и дергай отсюда.

– Шатун… – вскинулась она, глаза при этом воинственно сверкнули.

– Не спорь, Лиса! Если ты смоешься, то мне даже легче с ними в кошки мышки поиграть будет. Ты же не забыла, что я в последнее время тренировал под твои ехидные комментарии?

– Я поняла, – кивнула она, хоть и видно было, что бросать меня ей очень уж не хочется. Но ума хватило понять, что мои сильные стороны, для нее слабостью являются. И наоборот. И если мы кинемся друг друга прикрывать, то вдвоем тут и останемся. А так есть шансы.

– Раз поняла, то отойди чуть назад, я на тебя скрыт наброшу. – Из надстройки раздался рев рубера, я даже пригнулся чуть, так как благодаря акустике в подъезде, он совсем уж жутко прозвучал.

– Я готова.

Успел на нее скрыт набросить и сам в него уйти, как из дальнего подъезда на крышу лотерейщик выскочил, а за ним, из других, и топтуны полезли. Такое ощущение, что рубер своим ревом им команду подал, вот они и активизировались.

Что мне особенно не понравилось, так это их дальнейшие действия: Дальние – лотерейщик с топтуном – разошлись в стороны и размахивая лапами, как будто в жмурки играют, двинулись в нашу сторону. Остальные на месте оставались, возле своих выходов на крышу, но как только дальние твари приблизились, следующий топтун в ряд с ними встал и тоже в нашу сторону двинулся. Совсем нетипичное для них поведение, значит кукловод знает про скрыт и таким образом твари невидимок ищут.

– Лиса, вали топтуна и сразу дергай отсюда, – прошептал ей. Так как стало понятно, что просто так выбраться с крыши нам не дадут. – Один выстрел и ходу! По готовности.

Сам тоже сосредоточился на предстоящем бое, придется постараться, чтоб уцелеть.

Глава 9

Что мне особенно не понравилось, так это их дальнейшие действия: дальние – лотерейщик с топтуном – разошлись в стороны и размахивая лапами, как будто в жмурки играют, двинулись в нашу сторону. Остальные на месте оставались, возле своих выходов на крышу, но как только дальние твари приблизились, следующий топтун в ряд с ними встал и тоже в нашу сторону двинулся. Совсем нетипичное для них поведение, значит кукловод знает про скрыт и таким образом твари невидимок ищут.

– Лиса, вали топтуна и сразу дергай отсюда, – прошептал ей. Так как стало понятно, что просто так нам выбраться с крыши не дадут. – Один выстрел и ходу! По готовности.

Сам тоже сосредоточился на предстоящем бое, придется постараться, чтоб уцелеть.

Оглушительно грохотнул «Взломщик» и топтун, который возле ближайшей надстройки часового изображал, пораскинул мозгами. И это послужило сигналом для остальных тварей, резко скорость набрали, так как Лиса своими действиями скрыт с себя сбросила. К Лисе и я присоединился: сразу после ее выстрела, вскинул «Кашмар» и дал очередь по другому топтуну, только не в голову целился, а по тазобедренным суставам. Что, спустя пол магазина, дало результат: тварь по крыши покатилась оглушительно рыча. Сразу же перенес огонь на следующего топтуна, но только пару раз выстрелить и успел, как снова «Взломщик» рявкнул и у него запчасти из головы полетели.

– Вали отсюда! – заорал на эту дуру, что в героиню, мать ее, решила поиграть.

Но Лиса не успела. Раздался громкий треск и надстройку у нас за спиной, как будто взрывом разметало, и Лисе, так как она ближе к ней находилась, кирпичом хорошо так в спину прилетело.

Из этого хаоса пыли и разлетающихся кирпичей вышагнул рубер. От его вида у меня на миг даже внутри все похолодело: тварь как минотавр выглядит, только не такой, как в мультике показывают. Тот по сравнению с этим как плюшевый мишка перед взбесившимся медведем. Тело атланта перевитое мышцами, все бодибилдеры мира скромно стоят в сторонке. Вдобавок вся эта красота характерной для руберов броней покрыта. Голова явно не быка, он наоборот – быков он на завтрак ест, но рога присутствуют. Не такие большие, но споровый мешок они хорошо прикрывают, и других отростков по телу хватает: в районе локтя костяная пила с висящими на ней ошметками – кого-то он уже успел распилить, – на коленях шипы, пусть небольшие, но тоже приятного мало будет если таким в живот получить. Это если дойдет до этих шипов и он тебя своими внушительными лапами с не менее внушительными когтями на запчасти не разберет.

Внушала эта тварь, даже больше Халка недоделанного. И это рубер? Если бы не знал, за элитника б его принял. И почему-то даже представлять не хочется, какой из него элитник выйдет. Да и некогда представлять.

Рубер практически не медлил: осмотрелся и сразу же к сбитой кирпичом с ног Лисе кинулся. Несмотря на то, что в мою сторону летел лотерейщик – высадил остаток магазина в эту тварь. Но всё без толку, рубер даже не заметил что по нему стреляют. Зато заметил Пирата, который рядом с ним из скрыта проявился и выгнув спину громко зашипел. Это рубера на миг отвлекло, но как только он в его сторону качнулся – Пират прыжком в сторону ушел, сразу же в невидимости скрываясь. Этой задержки Лисе хватило, чтоб на четырех конечностях, оставив валяться «Взломщика», припустить к краю крыши.

Только и успел опустевший магазин на полный поменять, как пришлось прыжком уходить в сторону из-под атаки лотерейщика. Получилось, но тот довольно шустро, хоть и с немалым заносом, снова на меня навелся. И снова Пират из скрыта вышел, с каким-то подвыванием выгнул спину и боком на атаковавшую меня тварь пошел. Лотерейщик даже споткнулся от этого зрелища, вытаращил глаза и радостно заурчав протянул лапы к нему навстречу.

Я же откатился в сторону и встав на колено – передернул затвор «Кашмара», краем глаза успел заметить, как рубер почти схватил Лису, но та наконец на ноги вскочила и в прыжке, я так понял она хотела кинетикой упыря оттолкнуть, да сама отлетела от него, вылетев за край крыши. Рубер взревел, не менее громко, чем тогда из подъезда, в попытке ее поймать сам с крыши сверзился.

Сердце пропустило удар, так как исчезли с виду они на расстоянии сантиметров тридцати друг от друга. Но тут не до переживаний: Пират снова в невидимость ушел и громко ревущий обидевшийся лотерейщик на меня пошел. Вскинул «Кашмар» и дал очередь, целя ему в голову. Тварь видимо знакомая с огнестрельным оружием, подняла руку защищая морду. Воспользовавшись тем, что на миг он меня из виду потерял, ушел в срыт, а в сторону иллюзию пустил, которая шустро рванула в забег.

Повелся лотерейщик. Именно такие моменты я и тренировал – возможность из-под атаки уйти в скрыт и отвлекая тварь фантомом, развернуть ее к себе спиной. Что сейчас и произошло: лотерейщик развернулся, но вдогонку за фантомом припустить не успел. Практически в упор в споровый мешок ему короткую очередь выдал. И сразу же топтуна ушатал, которому кости в тазу перебил и который всё же дополз наконец до меня.

Осмотрелся вокруг, но опасности пока никакой нет – рванул к краю крыши, сердце снова сбой выдало, за Лису переживая. Посмотрел вниз и… столкнулся взглядом с Халком, который поставив ногу на грудь еще шевелящегося тела – поднял морду вверх.

Как только наши взгляды пересеклись, так он сразу ощерил зубы, – такое ощущение возникло, что усмехнулся, – и дернул ногой, разрывая когтями грудь и практически отделяя голову от тела. При этом не сводя с меня взгляда и еще больше ощерился в ухмылке.

– Я понял тебя, тварь, – прошептал, не сводя взгляда с этого, мать его, кукловода, что нам засаду устроил.

Трудно не понять, когда он это все столь демонстративно проделал.

Халк похоже как удовлетворился моей реакцией на его действия, еще больше растянул пасть в ухмылке, резко развернулся и больше ни на что не обращая внимания припустил в северо-западном направлении.

Рядом со мной на парапете Пират из невидимости появился и тоже вслед зелёному пристально смотрел. Проводили его взглядом пока он не скрылся из виду, посмотрел на тушу Минотавра, которого Халк с легкостью на запчасти разобрал. Всё же рубер и элитник большая между ними разница, хоть ты как там устрашающе выгляди, но против следующей ступени эволюции не катишь. Запустил «радар» и сразу же Лису обнаружил: она в доме тремя этажами ниже находилась.

– Лиса, ответь Шатуну, – попытался ее по рации вызвать. А в ответ тишина. Еще пару раз попытался до нее дозваться и прекратил это делать, так как стало понятно, что с рацией у нее какие-то проблемы возникли.

– Ну что, Пират, – погладил его, отвлекая от давно исчезнувшего Халка, вслед которому он всё также продолжал смотреть, – пойдем Лису искать?

Тот посмотрел на меня, мурлыкнул, но идти со мной не захотел: спрыгнул с парапета и пошел туши, которые с его помощью завалили, обследовать.

Я же подхватил «Взломщика», повезло, целый оказался, и поспешил убраться с крыши. Забрался в подъезд через разгромленную Минотавром надстройку и, стараясь ноги не переломать на ее останках, поспешил вниз, не забыв прихватить из распределительного щитка припрятанные пеналы с жемчугом.

– Лиса, ты как? – зашел в квартиру, в которой она оказалась.

Сидит на полу и пустым взглядом в выставленное окно смотрит. Никакого внимания на входящего меня не обратила, что для нее не характерно. Шоковое состояние на лицо.

Подошел и присел напротив, осматривая ее на предмет ранений и не находя их.

– Планшет разбился, – заметила она меня всё же.

Только теперь обратил внимание на то, что она его в руках держит: тряпье развернула, а там планшет, кирпичом по нему хорошо прилетело, целого ничего не осталось.

– Да и хрен с ним, с планшетом этим! – забрал его у нее и в сторону отбросил. – Ты сама как, цела?

Принялся ее ощупывать: внимательно отслеживая реакцию – больно или нет?

– Да нормально всё со мной, – вяло трепыхнулась она. – Сил потратила много, откат поймала.

– Понятно.

Поднялся на ноги, подошел к окну и осмотрелся по сторонам – пока всё спокойно. Быстро скинул рюкзак и нашел в нем уксус, которым уже давненько не пользовался, но на случай ранений он у нас у всех в аптечках присутствует. Вот и пригодился сейчас: быстро приготовил раствор гороха и вернулся к Лисе.

– Пей, – присел возле нее и помог выпить его.

Скривилась, но безропотно уксус проглотила. Мне тоже, даже спустя столько лет, уксус ни разу не сладок. Но пить приходится. А ей силы восстанавливать в темпе нужно, в чем горох хорошо помогает при таких вот откатах.

– Как ты в квартире оказалась? – спросил, после того как она живчиком уксус запила.

– Когда от рубера оттолкнулась… Слушай, а он точно рубером был?

– Точно. Хоть я сам офигел от его вида, – усмехнулся криво.

– Да, тварь еще та, – аж передернуло Лису. Но радовало то, что оживала буквально на глазах. Сделала еще пару глотков живчика, на который Пират наконец-то заявился: залетел в комнату и без промедления у Лисы на груди оказался – требовательно смотря ей в глаза и губы обнюхивая. – Мой хороший, – обняла она его крепко, прижав к себе. У Пирата даже глаза в два раза больше стали и он, скосив их, жалобно на меня посмотрел.

– Задушишь, – аккуратно высвободил его и в колпачок из-под фляги налил живчика. Заслужил он его сегодня полной мерой.

– Он же меня спас, там, на крыше.

– Я видел. Но не только тебя спас, от меня он тоже упыря отвлекал. – Пират сегодня выдал, не факт что без его помощи целыми бы выбрались. – Так как ты в квартире оказалась? – повторно спросил, наливая второй колпачок Пирату, а то первым он не напился.

– Меня рубер почти схватил и я попыталась его кинетикой откинуть, со страху немало сил вложила в толчок, но только себе ускорения придала. За крышу вылетела, а эта тварь не отстает, за мной прыгнула и лапы свои, даже в такой ситуации, ко мне тянет.

Веришь нет, но паникой почти накрыло: падаем, и дар не применишь, чтоб вес облегчить и не так быстро вниз лететь. Возле самого лица лапами машет, дотянуться до меня пытается. И этот его взгляд… Брр! – передернуло ее. – Я его снова кинетикой от души приложила, но хоть голову не до конца потеряла, сумела импульс так направить, чтоб от него в сторону дома оттолкнуться. Хотела к стене прилипнуть, но в окно попала… Когда в него влетала, меня развернуло и я грудью в раму врезалась. Так что не только планшета, но и рации у меня теперь тоже нет, Шатун.

Это я уже заметил, когда ощупывал ее. Рация вдребезги.

– Да и боги с ней. Главное сама цела.

Подошел к окну и снова выглянул наружу. Лису не торопил, после таких откатов – это бесполезно: слабость у нее сейчас неимоверная, нужно время, чтоб оклемалась. Но в голове как будто счетчик минуты отчитывал до окончания перезагрузки, при этом это Щелк…. Щелк…. Щелк… постепенно ускорялось. Впрочем, время еще было, судя по тому, что туман только начал выбираться из укромных уголков и, пока еще практически незаметно, начинал растекаться по улице.

Достал из подсумка пеналы с жемчугом и переложил их в свой и Лисы рюкзаки, как можно дальше от тела.

– Давай ка, Лиса, дергать отсюда потихоньку. Перезагрузка обороты набирает, а нам еще…

– Я готова! – на удивление шустро она подскочила, видимо о перезагрузке из-за наших приключений забыла, а тут напомнил.

Но несмотря на то, что она явно бодрилась, как только вскочила ее сразу вбок повело от слабости, но Лиса только сосредоточенно кивнула, подтверждая ранее сказанное. Глотнув еще живчика, первым делом «Взломщика» подхватила, шустро его осмотрела, прошептал облегченно – «Целый», и к рюкзаку потянулась – помог ей его на плечи накинуть. Пошевелила плечами, головой покрутила, совсем неожиданно пощёчину себе влепила и тряхнув головой…

– Я готова, Шатун! – посмотрела на меня уже не таким мутным взглядом.

Поначалу еще осторожничали, Халка высматривали, да и к Лисе силы не так быстро возвращались, так что мы всё больше шагом передвигались. Сначала на юго-запад по разбитой большегрузами грунтовке двигались, пока не выскочили на трассу и уже по ней прямо на запад направились. По мере того, как туман всё больше вверх поднимался и начал ощутимо густеть, и мы скорость увеличивали: сомневаюсь, что какая тварь тут еще могла задержаться, так что мы практически не осматриваясь – припустили бегом, уже не останавливаясь, подгоняемые иррациональным страхом не успеть.

Успели. Выскочили из тумана и не снижая скорости еще метров сто по трассе пробежали.

– Туда, – махнул влево.

Свернули с трассы и забрались в редкую лесопосадку, но расслабляться не спешили: справа от дороги там вообще практически чистое поле с редкими островками растущих деревьев. Как бы какая тварь нас не заметила.

Но вокруг тишина и спокойствие, никакого движения, кроме как клубящегося за границей кластера тумана. Достал бинокль и более внимательно осмотрелся.

– Привал! Никого не видно.

– Ох, – как будто весь воздух из Лисы разом выпустили и она уже собралась падать, где стояла.

– Стоп! – скомандовал ей. – Рюкзак долой!

Помог ей снять рюкзак и свой тоже чуть в сторону отбросил, предварительно дождавшись пока Пират свою сумку покинет.

– Думаешь… жемчуг мог… снова маяком начать работать? – стараясь отдышаться, спросила меня Лиса, провожая взглядом скрывшегося в кустах Пирата и пытаясь флягу с живчиком с пояса снять.

Тяжело ей этот забег дался. Десять км отмахали, и пусть жилы особо не рвали, но устала она не слабо, на одних нервах добежала сюда. Теперь всё никак отдышаться не может и руки дрожат так, что никак флягу с живчиком ко рту поднести не может.

Помог ей напиться, на что она виновато улыбнувшись – поблагодарила. После этого уже на вопрос ее ответил:

– Да кто знает. Дело в том, что обычно, когда жемчуг жизненной силой напитывается, когда в руках его держишь, то я своим даром его вижу. Сейчас же, как и тогда, он вообще засветки никакой не даёт, но при этом умудрялся Халка на нас наводить как-то. Не удивлюсь, если и в рюкзаке у него получилось подзарядиться и та тварь зеленая снова его почувствовала.

После моих слов Лиса к себе «Взломщика» придвинула, который у нее на коленях лежал и по сторонам головой завертела.

– Нет никого вблизи, – успокоил ее. – «Радаром» осматриваюсь и Пират, как обычно, сейчас круги вокруг нарезает и пока ничего тревожного не заметил.

Поднялся на ноги и посмотрел в северном направлении, на поле: оттуда в первую очередь ждал неприятностей. Халк именно на северо-запад тогда рванул и я, хоть и надеялся на обратное, почему-то не сомневался, что он от нас не отстанет. Умная тварь. Несмотря на начавшуюся перезагрузку – выждал, не ушел как другие упыри. Да еще и свиту подобрал и на месте ее сумел удержать. Засаду, почти удавшуюся, вполне грамотно организовал. Только чудом выкрутились. Да и его демонстративное поведение, когда он Минотавру грудную клетку играючи вскрыл и голову от тела почти отделил, о многом говорит. Не оставит он нас в покое.

– О чем думаешь, Шатун?

– Да о твари той зеленой. Он ведь почти накрыл нас, только чудом выкрутились.

– Это да, – протянула она. – Если б не Пират, то меня тот рубер точно поймал бы, – передернула плечами, видимо вспомнились лапы твари возле носа.

– Об этом мы позже с тобой поговорим, – посмотрел на нее долгим, многообещающим взглядом. – Мать-героиня, блин! – не сдержался, чуть ли не рявкнул на неё.

Но с Лисы как с гуся вода, чуть улыбнулась, но виноватой она себя точно не чувствовала. Удалось обоим выкрутиться и хорошо.

– Ремня бы тебе дать, улыбается она, – проворчал, отворачиваясь. Снова принялся округу осматривать, не забывая за перезагрузкой наблюдать. Туман уже сгустился, ничего сквозь него не просматривается, но молний еще не видно, значит перезагрузка еще не началась. И не начиналась она еще два часа.

Как только начали бить первые молнии, так сразу на часы посмотрел и прикинул, сколько она длилась.

– Грубо говоря, пять часов с момента как заметили туман и до первых молний.

– Это ты к чему?

– Можно выложиться и как можно дальше в город забраться, пока твари не нагрянули, а потом попробовать на ту сторону кластера по туману проскочить. За пять часов, я думаю, успеем его преодолеть.

– А еще лучше машину сразу себе подобрать, – поднялась на ноги Лиса и принялась разминаться, прислушиваясь к своему состоянию. – Как тогда, на такси прокатились, так и сейчас, на машине рвануть на ту сторону города. Реку переедем, и там, возле неё, лежку себе найти. Чтоб если что, можно было на воде спрятаться.

– Машину? – переспросил и задумался.

Машину можно. Если быстро ее найти, как тогда в Барнауле, то вполне можно большую часть города успеть проскочить, пока твари его не оккупируют. Во всяком случае реку точно преодолеем, а дальше уже на месте смотреть, куда и как двигаться. Если не получится дальше, то потом, когда перезагрузка начнется – это если вообще дождемся ее, – можно на ней же и обратно выбраться. Заманчиво.

– Так и сделаем! – ответил Лисе, которая чуть в стороне стояла и тоже по сторонам смотрела. Уже приходит в себя после отката, что радует. На мое согласие ответила довольной улыбкой: не хочется ей снова забеги устраивать в ближайшем будущем.

Но машина не только тем хороша, что бегать не придется, но и тем, что сейчас, сразу после перезагрузки, тут людей прорва будет и как бы нам на ментов не нарваться, которые заинтересуются двумя непонятными личностями с оружием разгуливающими.

От разговора нас Пират отвлек: вылетел из кустов и шустро на дерево забрался, пробежался по ветке и замер столбиком, смотря в сторону поля.

Мы с Лисой разговор сразу прервали и тоже в ту сторону, куда он так пристально всматривался, взгляд перевели. Но ничего не увидели, зато как только бинокль к глазам поднес, стало понятно, кого там Пират обнаружил. На фоне далекой лесопосадки их просто так не рассмотреть было, но с помощью оптики заметил трех упырей, которые в нашу сторону двигались.

– Халк, – прошептала Лиса.

Кинул на неё взгляд, увидел куда у нее бинокль направлен и тоже туда посмотрел.

Действительно Халк, только из зарослей выбрался и вслед за упырями направился. Что твой любящий хозяин зверушек выгуливает: они впереди носятся по полю, да все заросли по пути обследуют, а он шефствует сзади не спеша, также внимательно окрестности осматривая да за питомцами своими приглядывая.

И где он только так быстро новую свиту, взамен не так давно уничтоженной нами, себе нашел? И главное, снова не простые упыри: двое как минимум хорошо развитые лотерейщики, а третий точно рубер. И все из животных. Двое вроде как из собак – те, что лотерейщики, а вот рубер как бы не белым медведем раньше был, что-то в нем такое просматривается. Как только его не сожрали сразу после перезагрузки? Но то не столь важно. Важно то, что вирус… Или споры? Не важно. Вирус над ними хорошо так поработал и что лотерейщики – машины для убийства, что рубер – снова внушительней Халка тварь выглядит. Умеет он себе подручных подбирать.

Лиса бинокль опустила и на меня вопросительно смотрит, я тоже от своего оторвался и не переставая за уже и простым взглядом видимыми тварями наблюдать, старательно раздумывал, что дальше делать. Засек или нет Халк жемчуг? Целенаправленно он в нашу сторону движется, или просто вдоль границы кластера курсирует?

Кинул взгляд на туман, там уже молнии хорошо так сверкали, скоро перезагрузка закончится и можно снова попробовать в городе укрыться. Только вот твари… Снова поднес бинокль к глазам и увидел, как рубер, а вслед за ним и лотерейщики остановились и подняв морды кверху старательно принюхиваются. Радует, что ветерок в нашу сторону от них дует, а то бы быстро унюхали. Мы после боя, а особенно после забега – хорошо так пропотели, так что и под скрытом не спрячешься от них.

– Шатун?! – не утерпела Лиса.

– Пират! Хватит там тебе суслика изображать, спускайся.

Тот посмотрел на меня, снова в поле и шустро слетел с дерева и мне на плечо заскочил. И в лицо мне заглядывая, как бы спрашивая: «Что хотел»?

– Лиса, видела куда я твой пенал с жемчугом запрятал?

– Видела, – кивнула она, кинув взгляд на свой рюкзак.

– Сейчас двигаемся к границе кластера вплотную, одновременно за упырями наблюдаем, и если Халк целенаправленно в нашу сторону вдруг двинется, то пеналы сбрасываем и делаем ноги.

– А почему сразу не убегаем?

– Из виду Халка терять не хочу. Если мы сейчас сорвемся, а он жемчуг почувствует, то быстро нас нагонит. А мы этого из-за зарослей даже не заметим, пока поздно не станет. Нужно сначала убедиться, работает маяк или нет. Да и в кисляке, – кивнул в сторону тумана, – твари наш запах могут потерять, если на след нам встанут. Как только перезагрузка закончится, сразу в него ныряем и тогда уже на рывок пойдем.

– Так может жемчуг сейчас сразу сбросить? – как-то неуверенно, явно пересиливая себя, предложила Лиса.

– Сбросить всегда успеем. Сейчас нам главное перезагрузки дождаться, на трассе сто процентов машины должны стоять, туман пережидая. Вот и попробуем сделать то, что запланировали.

Накинули рюкзаки и, укрываясь за деревьями, чтоб нас со стороны поля не видно было, направились к границе кластера с продолжающими там бить молниями. Что удивительно, так запаха кисляка не чувствовалось, даже когда мы на двадцать метров к белесой стене тумана подошли, только волосы дыбом встали. Но это из-за напряжения там царившего, или из-за не столь приятных ощущений, которые сам процесс перезагрузки вызывает, не знаю. Неуютно себя ощущали от столь близкого соседства.

И похоже не только мы. За Пирата не говорю, он, как только понял, куда мы направляемся, сразу в сумку свою запрыгнул и носа наружу не показывал. Но и твари, что уже половину открытого пространства миновали, тоже старались держаться подальше от перезагрузки. Видно было, что они часто насторожено посматривают в ее сторону и стараются подальше от стены тумана держаться, инстинктивно забирая в сторону. Но не успевали далеко удалиться, как снова на прежний маршрут возвращались. Как-то ими Халк управлял, держал в повиновении. Сам он тоже на стену тумана посматривал, но видать мозгов и воли хватало, со своими инстинктами и страхами бороться.

Но как бы он тварей в узде не держал, ближе двухсот метров к границе кластера они не приближались. Крутили восьмерки по полю, расходясь метров на двести-триста друг от друга, потом сближались и меняясь местами снова расходились. И те твари, что до этого бежали с нашего края, те куда охотней в поле убегали, более шустро там носились.

Видя такое их поведение, у меня даже надежда появилась, что они мимо нас проследуют. Которой не суждено было сбыться.

Всё как-то одновременно произошло: особенно сильный разряд молнии, который разорвал туман; стон, пробравший до печенок – как будто только что перезагрузившийся кластер тяжело вздохнул, и поднявшийся сильный ветер, который и подхватил разорванный молнией на лоскуты туман, начал его по окрестностям разносить; в это же время Халк, как будто на стену налетел и резко развернулся в нашу сторону, склонил голову к плечу и замер неподвижно. Похоже жемчуг всё же зарядился, даже находясь в рюкзаке. Пусть не сильно, но находящийся от нас примерно в полукилометре упырь всё же что-то почувствовал.

В это время расползающийся за пределы перезагрузившегося кластера туман накрыл нас и не ясно было, сорвались ли твари в нашу сторону или Халк так и стоит там, пытаясь понять, что именно он почувствовал.

– Ходу! – прошептал Лисе.

Нужно пользоваться моментом и делать ноги, пока нас воняющий химией туман от глаз тварей скрыл, он же и запах сотрёт. Сильная вонь химии, да во рту кислый привкус, из-за чего слюна в неимоверных количествах скапливается, сомневаюсь что упыри что-нибудь почувствуют в такой обстановке. Разве что только Халк. Но насколько я его успел понять, он сам вперед лезть не любит, особенно после того как мы его с крыши уронили, теперь кого-то другого для этих целей использует. Так что главное его свите на глаза не попасться и жемчуг поскорее сбросить.

С трудом разбирая что под ногами находится, выбрались из лесопосадки и вдоль нее припустили вглубь кластера, постоянно посматривая в сторону трассы, в надежде машину обнаружить, и назад – упыри могли быть уже недалеко. Хоть «радаром» я пока никого и не цеплял, но волосы на затылке шевелились от неприятных ощущений, как будто в прицел кто вслед нам смотрит.

– Фа… – не закончив говорить, Лиса неожиданно споткнулась и посунулась по траве пузом.

Резко затормозил, вернулся и помог ей подняться.

– Цела? – Больше всего переживал, чтоб ноги не подвернула, не переломала.

– Нормально всё! Фары, Шатун! – прошептала она, отплевываясь от попавшей в рот травы, указала пальцем, где их увидела.

И действительно, в разрывах тумана иногда виднелся мигающий аварийный и включенный дальний свет фар какой-то машины.

– Давай, на дорогу выбираемся, а то ноги тут здесь переломаем.

Туман стремительно редел, разгоняемый еще больше усилившимся ветром и когда мы практически добежали, уже хорошо было видно, что на дороге не одна машина аварийкой мигает, дальше по трассе еще несколько таких маяков на краю дороги стояли.

Глава 10

Не успели до машины добежать, коей оказалась KIA Sorento серебристого цвета, как дверца со стороны водителя открылась и из нее чернявый мужик лет сорока вылез с уже зажженной сигаретой. Делая глубокие затяжки, переволновался наверное, когда молнии в тумане светопреставление устраивали, принялся по сторонам осматриваться, явно впечатленный невиданным до этого явлением.

Но при виде нас он еще больше впечатлений поймал: вытаращил глаза и чуть сигарету не проглотил – закашлялся, пытаясь вздох сделать.

– Вы… кха-кха…кто кха…такхие?

Покрепче барнаульских таксистов мужик оказался. По нему видно, что удивился, но не перепугался: кашляя, попытался выяснить кто мы такие и что происходит.

Но не до объяснений нам сейчас.

Заглянул в салон и обрадовался: пассажиров в машине не наблюдалось.

– Лиса, на заднее сидение! А ты за руль давай, – посмотрел на всё ещё кашляющего водилу. – Туши иллюминацию и заводи машину. Бегом! – рявкнул на него, а то видно было что поспорить мужик решил.

Посматривая назад, обежал машину и скинул рюкзак, с всё еще сидящим в своей сумке Пиратом, Лисе назад, хотел сесть рядом с водителем, да не успел.

– Шатун, окна тонированные, ничего не видно!

– К моему рюкзаку томагавк приторочен. Бери его и высаживай окно.

Уже сколько лет его с собой ношу, но работы ему сейчас нет, в отличие от первых дней пребывания в этом мире. Но всё равно на пенсию его не отправляю: мало ли когда понадобится.

– Поехали! – скомандовал, как только на переднее сиденье приземлился.

Но какой там поехали: у водителя даже кашель прошел, как только Лиса по заднему окну томагавком шандарахнула и приличную дыру в нём сделала. Выругался от души, поминая всех наших предков, а потом взвыл, когда Лиса оставшееся стекло высадила:

– Да что ж вы делаете?! Есть же камера заднего обзора, – он с остервенением кнопки на приборной панели по нажимал и действительно, на маленьком экране изображение появилось. – Вот!

– Трогай! Так надо было, – бросил взгляд назад, где Лиса уже «Взломщика» в выбитом окне приспособила, готовая стрелять. – Гони давай! А то нас тут сожрут сейчас! – вызверился на продолжавшего лаяться водителя. Но сразу же успокоился и посматривая на экран, проговорил: – Если сейчас же не тронешься, мы без тебя сами дальше поедем.

Мужик нагнетать больше не стал, хоть и продолжал ругаться, но машину тронул с места, выруливая от края дороги. Я же нашел кнопки открытия окон, открыл их все и принялся сиденье под себя подстраивать.

– Твари, Шатун!

Сразу посмотрел на экран, но там ничего не видно было, только туман клубится. Оглянулся так посмотреть. И действительно, самих упырей пока не видно, только тени… уже видно: из закрученного спиралью тумана показалась первая псинообразная тварь. Чуть выше метра в холке, черного цвета лотерейщик. Уже хорошо так отожрался сабакен, в росте прибавил, да мускулатурой оброс, но на скорость эта наеденная масса не влияла. Оскалившись в предвкушении, стремительно к нам приближался.

На соседнем сиденье резко наступила тишина: посмотрел на водителя, а он не вперёд на дорогу, а назад, в зеркало заднего обзора круглыми глазами смотрит.

Ничего не успел ему сказать, рявкнул «Взломщик» и первая тварь по дороге покатилась, теряя запчасти. Лиса, как всегда бесподобна.

– Скорости прибавь, по возможности. – Спокойным тоном, чтоб не нервировать мужика, попросил его.

Он кинул на меня какой-то непонятный взгляд, но без разговоров прибавил скорости. Да и туман стремительно редел, уже дорогу метров на сорок впереди вполне нормально рассмотреть можно было.

– Что это за собака Баскервилей была? – не отрывая взгляда от дороги, только частенько посматривая на экран заднего обзора, спросил он меня.

Проводил взглядом машины стоящие компактной группой на обочине, возле которых водители собрались и делились впечатлениями, активно при этом жестикулируя. Хотел его просветить, где он оказался: мужик вроде не кисейная барышня, должен нормально отреагировать, в истерику не скатится. Но…

– Упыри! – Лиса снова тварей заметила.

В этот раз из тумана рубер с лотерейщиком вдвоем выскочили. Как раз успел заметить, как они мимо замерших возле машин водителей проскочили, не отвлекаясь на них, только посмотрели плотоядно.

Если лотерейщик практически копия предыдущего, то рубер… Блин! Сейчас точно видно, что раньше белым медведем был. Только теперь он более поджарый, шерсти нет – броня серого цвета всё тело покрывает; голова в два раза больше стала, соответственно и пасть увеличилась – сейчас приоткрытая, демонстрирует внушительный частокол зубов; размеры тела тоже, наверное, в два раза больше от прежнего стали, лотерейщик на его фоне просто теряется. Но скорость держат одинаковую, и что главное, нас они догоняют.

Выстрел Лисы совпал с резким рывком машины в сторону: какой-то недоумок решил тоже в путь отправиться и выруливая с обочины чуть в нас не врезался. Водитель с Лисой одновременно выругались: один, выравнивая машину, облаял понакупивших права, другая промахнувшись, помянула криворуких водителей.

– Не дергай машину! – рявкнула Лиса и замерла, выцеливая чуть пооотставших тварей. Которые после первого выстрела стали больше из стороны в сторону вилять, сбивая ей прицел.

Выстрел!

И снова мимо, но в этот раз без комментариев обошлось. Рубер, как раз перед выстрелом, как будто предвидел его, еще больше в сторону отпрыгнул, потому пуля не в голову, а в бок ему попала, уйдя в рикошет от столкновения с броней. Но молчала Лиса не из-за этого: упырь, уходя от выстрела, налетел на ту машину, что нас чуть не подрезала и от этого его рывка, та просто улетела в кювет, кувыркнувшись через крышу. Вот это ее и впечатлило.

И не только ее.

Блин! Я думал такое только в фильмах бывает. Не так давно, как раз перед выходом в Колизей, смотрели один такой. Так там тоже монстры за драпающей машиной гнались, раскидывая по сторонам попадающиеся им по пути другие машины. Оказывается фильмы не врут!

Водитель тоже назад обернулся на миг, как будто не поверил тому, что на экране и в зеркале заднего обзора увидел, куда он частенько посматривал. Вид у него прилично шокированный, но машину ведет уверенно, скорости прибавил и старается ее ровно вести, чтоб Лисе прицел не сбивать.

Выстрел!

– Есть! – удовлетворением от Лисы так и полыхнуло, ушатала вырвавшегося вперёд лотерейщика.

А вот руберу это сильно не понравилось и он, хоть и продолжал «маятник» качать, скорости ощутимо прибавил и снова нас нагонять стал.

Два выстрела прозвучали почти один за другим, Лиса добила магазин, чтоб притормозить чуть упыря. Вставила полный и замерла, показалось, что даже дышать перестала.

Столь долгая пауза, наверное, и рубера в заблуждение ввела, так как он перестал вилять и резко на рывок пошёл. А может из-за того, что с каждым мгновением туман всё больше редел, и он понимал, что это его последний шанс нас нагнать, так как скорость нашего движения тоже увеличивалась.

Но не успел он и нескольких прыжков совершить по прямой, как тут же громыхнул «Взломщик», и рубера ощутимо повело в сторону, и что удивительно, так это и Лису повело. Она как-то неуверенно рукой взмахнула, в первый раз промазала, но со второй попытки затвор всё же передернула, быстро в себя пришла. Снова к прицелу приникла и почти сразу же выстрелила по почти уже скрывшемуся в тумане руберу. Который, кажется, уже и не помышлял о погоне.

И снова это ее непонятное поведение… Вернее понятное. Я такое уже видел, когда на крыше ее так же штормило. Но вот то, что произошло дальше, я совсем не ожидал.

– Йо-хо-хо! Есть! Я поняла! – от души, в полный голос, радостно воскликнула Лиса, неожиданно не только для меня, но и для водителя, который удивленный обернулся посмотреть, что она там поняла и откуда столько радости.

А дальше всё произошло в один миг: нам на встречку из тумана вылетела машина. Наш водитель, из-за вопля Лисы, поздно на нее среагировал, но всё же попытался избежать столкновения и резко повернул влево. Но хоть скорость была и не столь большая, нас всё же занесло, да и встречник, падла, тоже резко вильнул, видимо пытался вернуться на свою полосу, и со всего маху въехал нам в бок. Отчего нас еще больше закрутило и отбросило к левому краю дороги.

Не знаю, как я уцелел, но от этих виражей меня почему-то на нашего водителя бросило, а потом еще и сработавшей подушкой безопасности к нему придавило. Там же, где я сидел, салон всмятку.

– Ох! – раздался стон сзади.

– Лиса, живая?

– Еще не знаю.

– Узнавай давай быстро! Рубер на подходе.

– Ох! Я его завалила.

– Хоть это радует, – принялся аккуратно с водителя слезать, а то что-то он замер и не двигается.

М-да. Водителю нашему не повезло. Сумел аккуратно развернуться и осмотреться: водитель, не знаю как, но шею себе свернул. Наверное, когда меня на него бросило, его головой в открытое окно выдавило и о стойку хорошо шеей приложило. Да и так я его помял, когда нас крутило, ключицу точно ему поломал.

– Пират?! – вспомнил о еще одном нашем пассажире.

Пират, как будто ждал, когда его позовут, медленно взобрался на спинку сиденья и осмотрелся по сторонам. Глаза у него при этом такие, что, кажется, и он потихоньку фобиями обрастает.

– Живой, – выдохнул облегченно.

Пират мурлыкнул в ответ тихонько и посмотрел на копошившуюся сзади Лису. Которую хорошо так по салону побросало, и на пол в итоге сбросило.

Выбил ногой покрывшееся трещинами лобовое стекло, выбрался наружу и сразу же осмотрелся по сторонам. Взявший нас на таран Renault Logan синего цвета в стороне парит, досталось ему не слабо. И куда только летел на такой скорости, да еще и при такой видимости? Но боги с ним. А может и вправду уже с ним, так как никакого шевеления там не наблюдается. Не это главное. Вокруг никакого движения больше не заметно, вот что хорошо. Рубера Лиса действительно привалила. Туша его вон, метрах в ста позади валяется. И никто другой к нам пока не спешит.

«Интересно, где Халк потерялся?» – мелькнула мысль.

И после этой мыли я стал активней шевелиться. Так как он уже на подходе может быть, и я, со своим «Кашмаром», ему ничего сделать не смогу.

Подскочил к задней неповрежденной дверце и хоть и с натугой, но открыл ее. Лиса уже села на сиденье и пыталась рукой глаза от крови оттереть. Видимо об «Взломщика» переносицу рассадила и шлем не помог, кровит прилично.

– Ты как, ничего не поломала? – аккуратно помог ей выбраться наружу.

– Вроде нет. Только голова болит сильно.

– Хватит кровь размазывать! Сейчас рюкзаки достану, из фляги полью – умоешься, да раны твои обработаем.

Лиса послушалась. Перестала тереть глаза, опустила руки и прислонившись задом к машине – замерла. Я же нырнул в салон за нашими вещами, но первым делом оружие Лисы достал, если что, то будет чем тварей встретить. Потом уже остальное вытащил наружу, а там…

– Ты не могла свой рюкзак кровью вымазать? Обязательно мой испачкать нужно было? – достал рюкзаки, и рассматривал свой, который она хорошо так закровила. – Пират, твоя переноска того, накрылась. Придется теперь тебе пешком бегать, пока новую не найдем.

И эта мелочь, как будто понял что я ему сказал, заполошно соскочил с крыши машины, где до этого сидел и по сторонам глазел, принялся внимательно мой рюкзак и свою сумку осматривать и обнюхивать.

– Я не специально.

– Да ясно, что не специально. Не мешай, – отодвинул Пирата в сторону, достал из рюкзака аптечку и флягу с водой. Занялся Лисой.

Вроде и не сильно кожу рассекла, а крови… Сначала помог ей лицо умыть, да глаза промыть, а потом уже обработал рассечение, замазав его жидким бинтом, который чуть пошипев – застыл аккуратной тонкой плёнкой.

– Ой, – воскликнула Лиса. Когда я отошел в сторону, с рюкзаком разобраться, а она наконец-то водителя нашего увидела.

– Отож. Ты чего кричала то?

Лиса отвела взгляд в сторону и ответила:

– Еще как по лотерейщикам стреляла, получилось дар свой новый нащупать. Но от неожиданности сбросила его, как только пулей себя ощутила. Потом уже на рубере он снова проклюнулся. Я тогда промазала, но попыталась его полной мерой прочувствовать. И, как оказалось, поняла как он работает. Рубера привалила, вот и обрадовалась. Водителя жалко.

– Брось! – резко одернул ее. Не хватало еще, чтоб она самокопанием тут занялась. – Пусть лучше так, быстро умер, чем в упыря бы обратился, или и того хуже – они его поймали и еще живого жрать бы начали. Ты дар хорошо прочувствовала? Снова активировать его сможешь? – перевел я тему разговора.

– Смогу, наверное, – кивнула она, быстро скидывая с себя окровавленные вещи. – При последнем выстреле я сама дар активировала.

– Пока есть возможность, попробуй еще раз. Вон, по туше рубера отработай.

– Чуть погодя попробую, – кивнула она согласно.

А пока, распотрошила свой рюкзак и в полностью чистые вещи быстро переодеваться принялась. А то, пока из машины не выбралась, измазалась с ног до головы вся.

– Машины едут, – мотнула она головой в ту сторону, откуда мы приехали.

– Да и хрен с ними, – я старался свой рюкзак от крови оттереть, но понял, что это бесполезно. Принялся быстро его опустошать. Переложу всё в рюкзак Лисы, она как раз вещи из своего вытащила, места еще больше свободного стало.

– Да я не за то. Это наверное те едут, что на обочине тогда стояли, и значит Халк сюда не спешит, иначе он бы их там сожрал.

– С этим Халком ни в чем нельзя быть уверенным. – Выпрямился и посмотрел на подъезжающие машины, которые как раз тушу рубера объезжали.

Стекла опустили и чуть ли не по пояс в окнах торчат, тварь рассматривают и по сторонам головой крутят. Некоторые на телефон всё снимают, и чуть ли не выпрыгивают из машины на ходу, так их любопытство распирает.

Тушу объехали, засняли машину, которая нас протаранила, и на Лису, которая неглиже стояла, свои аппараты направили. Как же, такое зрелище: непонятные мутанты, авария и голая красотка, еще тот сюжет для того, чтоб всё это заснять, а потом пересматривать долгими скучными вечерами. И хоть бы какая тварь остановилась и спросила: не нужна ли помощь? Нет, глаза чуть ли не на лоб вылезли, так всё вокруг осматривают, но все мимо проследовали, никто не притормозил. Может оружия испугались, которое на багажник положил, когда Лису из машины доставал? Не знаю. Но как только нас миновали, так по газам и дали.

Переложил все свои вещи в рюкзак Лисы, отрегулировал его и себе на спину забросил.

– Ты как, готова?

– Да. – Лиса как раз «Взломщика» внимательно осмотрела, затвором в холостую пощелкала, и зарядив его, кивнула, что готова дальше двигаться. – А ты что делаешь?

Я как раз отхватил ножом кусок от ее старой одежды, на полосы его разорвал и замотал пеналы с жемчугом.

– Жемчуг тут оставим. Вон, под дорожным знаком положим, потом за ним вернемся.

– Хорошо. А заматываешь зачем?

– Да есть у меня задумка, как их забрать потом. Потом расскажу. Ты как, стрелять собираешься? – закончил с пеналами и вопросительно на нее посмотрел. – Пока есть возможность пошуметь, тренируйся.

– Чуть погодя. Давай сначала рубера вскроем, – выпалила она скороговоркой и смотрит на меня ожидающе.

– Да без проблем. Пошли вскроем и дергаем отсюда, пока твари не набежали.

Лиса к руберу сразу рванула, а я сначала пеналы рядом с дорожным знаком припрятал. Не знаю, чувствует сейчас жемчуг Халк или нет, но повторно сюда соваться я не собираюсь. Если получится, то какую-нибудь птицу своим даром зацеплю и сюда сгоняю, для того тряпьем пеналы и замотал, чтоб было за что их когтями зацепить. И пусть Халк, если определил местоположение жемчуга, тут до посинения засады устраивает. Второй раз мы на те же грабли не наступим.

Вышел на дорогу и внимательно по сторонам посмотрел, запоминая местность, а также выискивая и не находя никакой опасности. Туман еще больше поредел, уже вдали видны дохлые туши лотерейщиков, и никакого шевеления вокруг.

– Ну что, есть результат?

Подошел к Лисе, которая обежав громадную тушу рубера – на камеру его засняла, уже ловко вскрыла споровый мешок и теперь перебирала грозди споранов и гороха, выискивая основную добычу.

– Есть! – и таким счастьем ее лицо озарилось, дару своему новому, наверное, не так радовалась. Как же, добыли жемчужину наконец-то. – Черная, – показала мне ее. – В рюкзаке в боковом кармашке, там баночка со споранами есть. Дай мне ее.

Нашел и протянул ей эту пластмассовую баночку, в которую она быстро упаковала нашу добычу, переложив ее ватой, которая внутри была. Больше не задерживаясь, направились прочь отсюда, а то действительно Халка дождемся. Предварительно, правда, Лиса по туше лотерейщика выстрелила, и по тому как ее в сторону повело – понял, дар она свой действительно нащупала.

Ну да, повернулась в мою сторону, и счастливая улыбка на пол лица, о том же свидетельствует.

– Больше тренироваться нужно, сейчас уже не так штормит, как после первого раза. Чем чаще дар этот буду применять, тем быстрее с ним освоюсь.

– Пошли скорее отсюда, а то будет тебе прям сейчас тренировка. Халк еще каких тварей нагонит, шиш отобьемся.

– Куда мы теперь? – спросила Лиса, двинувшись следом за мной. – Может всё же найдем машину и на ту сторону реки махнем?

– Нет, – мотнул я головой. – У меня другие планы образовались.

– Какие? – даже обогнала меня, чтоб в глаза мне посмотреть, своими подбитыми глазами.

Усмехнулся, очень уж у нее вид своеобразный и прежде чем нырнуть в лесопосадку вслед за Пиратом, посмотрел вдаль, откуда мы приехали, ответил:

– Эта тварь зеленая, меня окончательно достала! Ушатаем его, тогда дальше двинемся.

– А?..

– Я же говорю, у меня есть план. Пошли! – проломился сквозь кусты, направился на другую сторону лесополосы.

Пока есть возможность, нужно уйти как можно дальше от дорог, вдоль которых твари обычно и двигаются, в надежде на добычу. Где-нибудь в поле пересидим наплыв, а потом примемся за Халка. Еще на крыше, когда в глаза его смотрел, понимал, что с ним нужно что-то решать, но надеялся что разойдемся краями. Не разошлись. Ну что же, Зеленый сам виноват, будем решать проблему кардинально.

* * *

– Мы что, на аэродром идем? – наконец-то дошло до Лисы, куда мы направляемся.

– Да, именно туда. На месте осмотримся и тогда уже расскажу, что задумал. А пока давай быстрее, пока тварей нет, до того леска, где в прошлый раз прятались, доберемся.

Сразу не рассказал ей о своем плане, а потом мы почти неделю не то что говорить, дышать старались через раз. Спрятались, можно сказать, в чистом поле, в небольшом, даже оврагом его трудно назвать, в промоине заросшей редким кустарником. Вот в ней мы первые дни наплыва и пересидели.

Предварительно, правда, магазин ограбили. От места аварии напрямки через поля на северо-восток бегом рванули. Бежали без перерыва, боялись что вот именно сейчас упыри и появятся, да и о Халке не забывали, который неизвестно где находится. Подозревали, что где-то рядом. Так что подгонять никого не пришлось. Пока бежали, южнее увидели большой поселок, а так как тварей еще на горизонте не наблюдалось, то решили его навестить.

Довольно быстро нашли то, что и надеялись найти. Придорожный магазин. А так как денег не было, пришлось разбоем заниматься, и пока я мешки водой и едой набивал, Лиса, держа на прицеле «Взломщика» продавщицу и нескольких покупателей, рассказывала им, что их ожидает в ближайшем будущем и как можно выжить постараться. Но они, наверное, ей не поверили. Такими глазами смотрели, что становилось ясно – за полных психов нас приняли, поэтому и не перечили, а слушали внимательно и кивали старательно, мол всё поняли, так и сделаем. Как только вы магазин покинете, так мы сразу побежим прятаться, а потом на монстров будем охотиться и бошки им вскрывать. Именно так всё и сделаем, да.

Недалеко от этого поселка, но в стороне и от него и от трассы, мы и спрятались, в надежде, что твари на него отвлекутся и не будут окрестности шерстить, так как дальше на восток, уже не столь и далеко, сам город начинается.

С этим мы угадали. Наблюдали, как сначала одиночные, а потом и всё большее количество упырей этот поселок захлестнули и дальше вдоль трассы двинулись, оставив после себя руины. По сторонам они действительно не шарились, к городу спешили, но иногда довольно близко от нас толпы тварей пробегали, мы в это время замирали и, как и говорил – дышали через раз.

А чуть погодя – загрохотало.

Твари до аэродрома добрались и расквартированные там войска с ними схлестнулись. Не долго грохотало, довольно быстро это всё прекратилось. На аэродроме не долго, в городе и ночью стреляли, но до утра всё затихло окончательно. Только пожаров с каждым днем всё больше становилось, если судить по дымам в разных частях города.

Мы же, как убедились что вокруг тварей в данный момент нет, направились дальше на северо-восток, часто останавливаясь в попадающихся по пути зарослях и осматриваясь кругом с помощью летающего «дрона», которого мы всё же нашли себе. Или он нас? Не важно. Пока прятались, заметили, что над полем часто летает коршун. Три дня я его пытался зацепить, но не получалось: то слишком далеко летает, то высоко, не дотянешься до него. Но всё же получилось в итоге. Пару дней я приручал его, чтоб он как можно быстрей привык к нам, получалось, правда, это с большим трудом. А всё из-за Пирата, который поначалу ни в какую не хотел его принимать в нашу компанию. Скольких нервов стоило их примирить, рассказывать не буду, главное что это всё же удалось. Как только это удалось, сразу же, с его помощью, начал изучать окрестности и намечал дальнейший путь, по которому мы сейчас и двигаемся.

Лиса же, как только увидела стоящие вдали самолёты, так до нее и дошло куда мы направляемся. Уточнив этот момент, больше пока пытать меня не стала, поспешили скрыться в лесу, до которого наконец-то добрались. Если б не коршун, то могли бы тварям на глаза попасться, которые всё еще прибывали в город, хоть и не столь массово, как в первые дни. А так, вовремя замечали их приближение и успевали спрятаться.

По лесу дошли до места откуда открывался хороший вид и на военный, и на гражданский аэродром, достали бинокли и принялись осматриваться.

В прошлый раз я больше упырей разглядывал, а всему остальному не особо внимание уделял. Есть, и ладно. Что я там не видел? А теперь более внимательно фиксировал расположение самолетов и обслуживающую их технику.

Командир расквартированного здесь полка, как только эта непонятная для них хрень с перезагрузкой случилась и пропала всевозможная связь с внешним миром, сразу шороху навел на аэродроме. Снова в поле, как и в прошлый раз, задрав пусковые вверх, стояли, как их Лиса назвала – С-400. ЗПРК на базе КамАЗа, в этот раз целых не было, твари буквально по винтику их разобрали, но те тоже огрызнуться успели – разнообразные туши, в не меньшем количестве чем в прошлый раз, в разных местах валяются. Накрошили парни от души, чему особенно Лиса обрадовалась. Слышал как она их считать принялась, чуть ли не повизгивая от очередной дохлой элиты.

Но всё это я краем глаза отметил. Особое внимание уделил ОБАТО (отдельный батальон аэродромно-технического обеспечения), которые своей техники нагнали для обслуживания и вооружения вертолетов-самолетов. И на многих самолетах уже было в наличии всё нам нужное для засады на Халка, не придется по складам искать.

Как только всё осмотрел, так план в голове окончательно и оформился. Опустил бинокль и прикрыв глаза, отправил коршуна в полёт, более внимательно всё осмотреть на наличие тварей.

Морока с этим птицем, мало того, что Пират его не принимает, временный вооруженный нейтралитет у них, так приходится постоянно на связи с ним быть. Такого, как у нас с Пиратом, крепкая постоянная связь, ради поддержания которой и напрягаться не приходится, достичь не получается. С этим, пусть краем сознания, но контролировать его постоянно приходится, чтоб он не смылся. И хоть пользы от него тоже не мало, но усталость постепенно накапливается от такого постоянного использования дара. Так что вскоре, на радость Пирату, придется с коршуном распрощаться.

Убедившись, что вблизи тварей нет, позвал за собой Лису, и на ходу посвящая ее в подробности своего плана, направились к самолетам и стоящим возле них обслуживающей технике.

Подошел к самолету, на котором были самые большие авиабомбы подвешены, похлопал рукой по одной такой и повернулся к Лисе, которая с опаской наблюдала за моими действиями. И ей явно не понравилась моя радостная улыбка.

Посмотрела на авиабомбу, на меня, и спросила осторожно:

– Вот с помощью вот этого, – кивнула она на нее, – ты собираешься с Халком кардинально разобраться?

– Именно! Я же говорил, что достал он меня? Пуля из «Взломщика» в упор его не берет. С крыши десятиэтажного дома упал, тоже не разбился. Пусть теперь попробует уцелеть, когда мы с помощью авиабомб тут минную ловушку для него устроим. Хоть с какой толпой заявится, всех ушатаем.

– Слушай, Шатун, а может мы всё же бросим тот жемчуг, вскроем эти туши, – мотнула головой в их сторону, – и тихонько пойдем себе спокойно дальше?

Ну да. Она больше на дохлых упырей, которых тут в немалом количестве накрошили военные, смотрела, подсчитывая сколько и чего с них взять можно. Как подсчитала, впечатлилась, теперь можно и пошиковать, жемчугом поразбрасываться. Нет уж! Вот падлу того зеленого ушатаем, тогда и дальше двинемся.

– Не дрейфь, Лиса! – А то что-то она не на шутку встревожилась. – Всё продумано.

Глава 11

– Можно более подробно, что именно ты придумал?

Лиса всё ещё в сомнениях, и я ее понимаю: то сам боялся лишний раз шумнуть, а теперь такой фейерверк собираюсь устроить. На всё Пекло грохот разнесется. И если б эта тварь от нас отстала, я бы на такое никогда не пошел. Но он не отстает. А жемчуг, насколько бы мы не были богаты, по местным меркам, его всё же жалко выкидывать. Вот если и эта моя придумка не сработает и Халк уцелеет, тогда даже раздумывать не буду. Вообще весь жемчуг брошу и направлю все силы на возвращение домой. Жизнь – она дороже. Тем более не последний выбрасываем, дома запасец имеется.

– Да я почти всё тебе рассказал, – принялся осматриваться, раздумывая, где бы нам засесть, чтоб всё видно было вокруг и одновременно, была возможность слинять, случись у нас неудача. – Настроим ловушку и с помощью жемчуга выманим его сюда перед самой перезагрузкой, когда других тварей в округе уже практически не будет. Так что на шум никто не заявится, а если и заявятся, то не так и много.

– А как ты узнаешь, когда перезагрузка?

– Да что там знать? Как минимум через три недели.

– Откуда знаешь? – и синяки под глазами не помешали им широко раскрыться, так она удивилась.

– Прикинул по состоянию трупов. Им не больше месяца было, судя по тому, насколько тела подверглись разложению. Вот и получается, что перезагрузка этого кластера, как минимум – раз в месяц. Если и больше, то ненамного.

– Ты еще и трупы умудряешься изучать?

– А ты что, нет? Уже сколько в этом мире, что эта вся информация должна сама в голове отложиться. Всё же мы часто по новым кластерам бродим, а состояние тел – это первейший признак, чтобы узнать, когда именно перезагрузка произошла.

Лиса только плечами дерганула, как-то не до рассматривания трупов ей было.

– Ладно, Шатун, – вздохнула она тяжело, – давай этого недохалка ловить. Но перед этим, мы сначала все туши выпотрошим, какие тут валяются. – И таким тоном это было сказано, что стало понятно – возражений не принимается. – А то совсем протухнут и снова жемчуг про… потеряем. Тем более сейчас тварей нет и нам никто не мешает.

– Не вопрос, Лиса! Сам с этого хотел начать. Сейчас ищем себе нормальное укрытие и начинаем. Я, с помощью коршуна, округу контролирую, а ты тушами займешься. Только заряд батареи на рации проверь сначала, чтоб не села в самый неподходящий момент, когда твари рядом будут.

Лиса снова тяжко вздохнула, поняла, что не только туши ей самой вскрывать придется, но и ловушку на Халка тоже в основном ей готовить, пока Шатун будет безопасность обеспечивать. Но за такое количество жемчуга, – она снова огляделась вокруг, на валяющиеся в разных краях туши элитников и их свиты, – она сутками напролет готова трудиться.

И потрудиться пришлось. Два дня только туши вскрывали, и это была разминка перед основной работой. Но так работать можно было: приближающихся тварей я издалека замечал, Лиса успевала вовремя спрятаться. Упыри же тут надолго не задерживались: те, которые до элиты еще не доросли – не особо горели желанием даже возле дохлых элитников находиться. Быстренько осматривались вокруг и дальше, в сторону города, следовали. А некоторое время спустя – в обратную сторону потянулись. Элита, та на дохлятину внимания совсем не обращала, но и ей тут толком делать было нечего – практически без остановок дальше следовала. Так как благодаря слитому из топливозаправщика керосину, в аэропорту никак не человеческим духом пахло.

Минную ловушку мы знатную организовали. Благодаря уже готовым к вылету самолетам с полным БК (Боекомплектом), нам только и оставалось что разобраться, как дистанционно подорвать их. Семь потов с меня сошло когда ФАБ-250 курочил, (Так как только их мы с Лисой могли нормально переносить) пока не разобрался, как это всё сделать. Именно на ФАБы я делал ставку, к ракетам даже не подступался. К этим авиабомбам провода бросали и надеялись, что от них уже всё остальное детонирует. Но, даже если нет, Халку и того, что приготовили – с запасом должно хватить. Организовали ему почетные коридоры, с разных направлений, откуда он может появиться.

Сами же в дренажном колодце спрятались, пусть тесновато нам двоим там, но зато есть куда отступить – из него трубы в двух направлениях уходили, в которые, пусть с трудом, но можно протиснуться и до другого колодца добраться. А твари, если нас заметят, пусть аэродромное покрытие ковыряют.

Для защиты сверху, затолкали на колодец азотозаправщик. Всё какая защита, когда не столь и далеко от нас рванут заготовленные нами сюрпризы.

– Как бы на дым твари не подтянулись, – Лиса назад оглядывалась постоянно, где столб черного дыма вверх поднимался.

Запалили азотозаправщик, когда за жемчугом отправились. К нашему возвращению, он уже прогорит, что послужит дополнительной защитой нам, когда в колодце прятаться будем. Твари, какие б они не были, запах гари не любят, обходят стороной пожарища. Да и наш запах, если долго придется там сидеть, сгоревшая машина – забьёт. А насчет дыма…

– Сама посмотри, сколько вокруг дымит. Пожары постоянно, то затихают, то снова разгораются.

– Это да, – Лиса посмотрела в сторону города, где, пусть не столь сильно, как в первые дни, но постоянно что-то дымило. – Даже гроза пожары не потушила. Так, глядишь, и весь город выгорит.

В прошлый раз такого не было, мы когда к этому кластеру вышли, вообще пожаров не видели. А сейчас, действительно, такое ощущение, что весь город горит. И прошедшая несколько дней назад довольная сильная гроза пожары пусть и притушила, но не до конца, во многих местах еще дымило. Так что наша горящая машина, не сильно из окружающего звиздеца выбивалась.

– Всё тварей меньше будет, – ответил Лисе. – Так что пусть горит, нам это только на руку.

– И то так. – Чуть помолчала и всё же спросила о наболевшем: – Где жемчуг спрячем?

Пятнадцать элитников и около сотни свиты накрошили парни на аэродроме, прежде чем их смяли. Твари непростые, в каждом элитнике, как минимум, три жемчужины было. Но в основном по пять-семь удавалось из упыря выковырять. В свите тоже, иногда, черный жемчуг попадался. Горох и спораны даже не считали – было просто много. Янтарь же не брали, сами спек готовить не умеем, а таскать его с собой, смысла не было. Хоть Лиса и возражала, дай ей волю, всё бы отсюда забрала. Но я не согласился: пусть не много, но лишний вес и место в рюкзаке занимает. Тем более мы нашли чем поживиться и помимо добычи с тварей: экипировались во всё новое со складов, и запас не забыли прихватить. Даже сумку Пирату запасную и ту в рюкзак положил. Чтоб, случись с его новой какая неприятность, он сверху на рюкзаке не путешествовал, а с комфортом, как сейчас, в своей новой на мне ехал.

– Не будем пока его оставлять, – успокоил Лису, а то вся испереживалась. – Авось обойдется.

Перезагрузка уже должна быть скоро, если с прогнозами не ошибся, и на этом кластере что-то прятать сейчас не желательно. Можем его потерять. На соседнем – там вообще, сколько здесь уже бродим, а там еще ни разу не перезагружался кластер. Тоже может в любой момент на обновление пойти. Так что будем надеяться, что свежий жемчуг не будет себе нового хозяина «звать». Тем более мы его в рюкзаке носим, подальше от тела.

Может из-за пожаров, может действительно не сегодня – завтра перезагрузка начнется, но твари город покидали, и покидали его интенсивно. Так что, из-за этой миграции, у нас еще несколько дней ушло на то, чтоб добраться до точки, откуда коршун, под моим управлением, смог до дорожного знака долететь, возле которого мы жемчуг припрятали.

Там птиц чуть ли не по земле пешком ходил, но засады так и не обнаружил. Нет, движение по трассе было и довольно оживленное, если б не наш летающий «дрон», то даже не знаю, сколько бы пришлось ждать момента, чтоб закладку нашу забрать. Твари, пусть и не потоком, но в прямой видимости друг от друга двигались по и вдоль трассы. Но это явно не засада. Неужели Халк не засек где мы жемчуг скинули? Или и того лучше – вообще от нас отстал, после того, как мы со второй группой разобрались. Решил не рисковать, мозгов у него на это должно было хватить, и в город подался за более доступной добычей? Было бы не плохо. Но почему-то в это не верится. Привык уже, что Улей просто так не отступается. Хоть и вознаграждает постоянно, но испытание всегда до конца доводит.

По спине мурашки ледяные пробежались, как всегда, когда об Улье и его испытаниях думать начинаю. Хоть и запрещал себе это делать, потому что он на мысли частенько реагирует и особо ему понравившиеся всегда воплощает в реальность. Но ничего не могу с собой поделать. Как всплывет в голове что-нибудь, так поздно уже ругаться. Но сейчас вроде ни о чем таком и не думал, а холодком не слабо так обдало.

– Ну что? – Лисе надоело молча лежать. Решила поинтересоваться, какого я, уже почти час, там делаю.

– Засады не обнаружил, – обрадовался, что отвлекла меня от нехороших предчувствий, принялся ей рассказывать, что вижу: – хоть тварей и хватает. Блин! Каких там только нет, словами их не описать. Хоть к коршуну камеру цепляй и так снимай.

– Какие? – Лиса даже ближе придвинулась, впрочем, не забывая окрестности внимательно осматривать. Чтоб нас тут не застукали. Хотя Пират, тот тоже недалеко, на дерево залез и оттуда вокруг глазеет, и пока вроде спокоен.

– Да разные. И большие и не очень. И прямоходящие, и как тот Бычара, от которого мы драпали. Но внешность у каждого своеобразная: одни броненосцы, даже на вид броня внушительно выглядит, да еще и всевозможными шипами приправлена, другие – вроде и не сильно броней покрыты, но жутью от них несёт, как бы не больше, чем от массивных броненосцев. Хоть те тоже, внушают.

Лиса рядом заерзала, не поймешь – от страха или от переполняющего ее любопытства. Но больше о тварях спрашивать не стала.

– Ты еще долго там летать собираешься?

– Сейчас. Круг вокруг нас сделаю, и если всё спокойно, то забираем жемчуг и двигаем назад.

Не круг, а три пришлось делать, так как заметил тварей, что по полю шли, попутно охотясь на зверушек. Хоть тех зверушек тут и не видать, давно всех распугали.

Как удалились, и между нашим маршрутом отхода и ними лесопосадка встала, так сразу за жемчугом птица и отправил. Возле дорожного знака как раз никого не было, так что смело его к двум узелкам направил. Думал поначалу по одному пеналу вытаскивать, но он довольно уверенно оба подхватил. Хоть что ему, они то не тяжелые, и по более, наверное, добычу таскал.

Сделал еще один круг вокруг бывшей закладки, но никто не выскочил из зарослей, и вообще никакой суеты вокруг, похоже засады и не было. Только приближающийся к знаку элитник проводил коршуна внимательным взглядом, но быстро потерял к нему интерес и двинулся дальше.

– Всё, забрал. Вокруг тихо, засады не было.

Рядом раздался вздох облегчения.

– Может он от нас отстал? – с надеждой спросила у меня.

– Вот и проверим на аэродроме. – Не забыл я холодок, и предчувствия поганые никуда не делись. Но делиться ими с ней не собирался. И так на нервах постоянно, не хватало ее еще предчувствиями грузить. – Лови жемчуг, прячь его в рюкзак, а я еще раз вокруг осмотрюсь.

Коршун уронил недалеко от нас свою добычу и я отправил его снова вокруг осмотреться. Но, в данный момент, никого не обнаружил. Охотники, которые наш маршрут пересекли, назад возвращаться не планировали. Так что пора и нам в дорогу.

Скорей бы уже всё разрулить с этим Халком, и нужно в обязательном порядке искать лежку, где можно будет хорошенько отдохнуть. Постоянная связь с коршуном, даром мне не прошла. Голова с каждым днем всё сильнее болит, хоть и отдыхаю от него ночью, разрываю связь, но вот потом, целыми днями ее поддерживаю. И вроде и сил немного тратится, а вот усталость уже накопилась такая, как будто он досуха меня выпивает постоянно. Вроде не должно быть такого, если только у нас с ним несовместимость: об этом Жнец предупреждал, что будут мне попадаться такие животные. Но до сих пор не встречались. К кому бы даром своим не подключался, вполне комфортно себя чувствовал. Или всё из-за того, что так долго я еще ни какую животину не использовал, ну, кроме Пирата. Но он не в счет. У нас связь более глубокая, чем когда-нибудь сможет с другими фамильярами образоваться.

Вопреки предчувствиям, обратная дорога к аэродрому прошла спокойно. Хоть и приходилось прятаться постоянно, но твари все мимо проходили, ни одна нас не заметила. В очередной раз порадовался, что пусть дары не боевые, зато и заметить меня сложно, как могу и Лису прятать. Даже думать не хочется, что было бы, если б этот мой дар, как и дар знахаря, только на меня одного распространялся. Лису бы уже давно потерял, в этом чертовом Пекле.

Тьфу! Тьфу! Тьфу!

Опять эти мысли. Расслабился, после аврала, вот и лезет в голову хрень всякая. И головная боль эта еще. Тьфу!

– Ты чего, Шатун? – заметила Лиса, что я тут расплевался.

– Ничего, всё в порядке.

Посмотрела на меня долгим взглядом, но настаивать не стала. Она не Шельма, та бы душу вынула, но своего добилась. Или снова бы разругались, – усмехнулся и поймал себя на том, что даже скучаю по нашим с ней перепалками. Дожился.

Лиса снова посмотрела на меня подозрительно, и видимо что-то там ей в голову пришло, так как глаза как-то подозрительно заблестели, а губы тронула легкая улыбка, и она быстро отвернулась от меня. Снова не став расспрашивать, что это я, то плююсь, то улыбаюсь как идиот. Поняла, наверное, своим женским чутьем, что, вернее – кто, у меня такую реакцию вызывает.

Очередной полет коршуна вокруг аэропорта. На гражданской его части твари кого-то терзают, наверное, ушатали медляка какого-то. Но от нас они хорошо так в стороне, так что можно выдвигаться, не помешают.

Отстранился от птицы, но, как бы не хотелось, полностью обрывать связь не стал, продолжал его отслеживать краем сознания. И, как только он удалялся на предельное расстояние, тут же связь восстанавливал и возвращал его поближе к нам.

– Чисто впереди всё! Пойдём, закончим с этим безумием наконец-то.

– Именно что с безумием, – отзеркалила Лиса мою усмешку. – А ведь я предлагала… Ладно, не буду повторяться! Пошли, Шатун, устроим фейерверк и домой, – закончила она мечтательно.

– Лиса…

– Всё-всё, лишние мысли долой, вся на работе сосредоточена, – кивнула она вполне серьезно, понимает, что не до шуточек сейчас.

Пробрались к месту засады, а там…

– Фу! Ну и вонь, – скривилась Лиса и рукой нос закрыла.

Азотозаправщик давно прогорел, но запах, даже не знаю… помимо гари, химией какой-то от него несло так, что действительно дышалось с трудом.

– Нормально. Зато и нас под ним не унюхают. – Бодрился, хоть и сам морду лица скривил. – Ничего, потерпим.

– Потерпим, – со вздохом согласилась со мной Лиса, скинула рюкзак и принялась помогать.

Машина ниже осела, на голых дисках стоит, но обзор из-под нее нормальный. В чем мы убедились, как только лист железа, которым колодец накрыли, из-под нее вытащили. Это Лиса додумалась накрыть, не хотелось ей потом в грязи сидеть, что с горящей машины туда бы нападало. Так что теперь сидим, можно сказать – в чистоте, ну а что вонь, к ней мы быстро приспособимся.

– Работаем! – закончив осматриваться, скомандовал Лисе.

Молча кивнула и нырнула в дренажную трубу, толкая впереди себя наши рюкзаки, чтоб потом, случись что, они нас не сковывали.

– Готово, – выбралась она обратно.

– Принимай концы.

Прежде чем выбраться из-под машины, очередной облет территории. Лиса, видя как я скривился, глянула на меня сочувствующе, но со словами утешения не лезла. Спасибо ей за это. Сам знаю, что уже к кульминации дело идет, и вполне вероятно, что голова больше вообще никогда болеть не будет.

«Тьфу! Что за хрень с этими мыслями творится в последнее время?»

Чисто вокруг. Так что отстранился и от головной боли, и от вони, и от мыслей поганых, сосредоточился на работе.

Забрасывая концы к Лисе под машину, которые мы в прошлый раз не дотянули, чтоб не спалить их, рванул вдоль протянутых нами проводов, проверяя подключение к «сюрпризам», чтоб какая тварь их не оборвала ненароком, пока мы отсутствовали. По пути заскочил в здание терминала аэропорта и забрал припрятанные там подрывные машинки КПМ-1А, которые мы с огромным трудом смогли всё же отыскать в хозяйстве ОИАБ, к которым и саперы относятся.

– Давай жемчуг. – Не смог сдержать улыбки, при виде Лисы. – Пора Халку знать дать, что мы его с нетерпением ожидаем.

Лиса закончила провода аккуратно укладывать, чтоб потом, когда до дела дойдет, не перепутать их. Достала пеналы из незанятой рюкзаками трубы, куда их, прежде чем те прятать – отложила. Один протянула мне, другой себе в карман, поближе к телу, засунула.

– Ты чего улыбаешься? – посмотрела на меня подозрительно.

– Не, ничего, – мотнул я головой, продолжая при этом улыбаться. В колодце вроде и чисто, но на лице у Лисы, как будто в фильме, боевике каком, полосами маскировка наведена. Сама не заметила, как так художественно вымазалась. – Сектора поделены, так что ждем и наблюдаем.

Благодаря Лисе, у меня сейчас все тревоги рухнули. В душе поселилась уверенность, что всё у нас будет в порядке. Отчего улыбка и не спешила покидать мое лицо.

– Ну-ну, – подозрительность во взгляде только возросла, и прежде чем отвернуться, осмотрела себя и спереди, и сзади, снова кинула на меня недоверчивый взгляд и только тогда принялась свой сектор контролировать. Периодически продолжая себя осматривать, выискивая, что у нее не так, что, как только на нее взгляну, у меня улыбка до ушей.

Ждем! Появится или нет?

А он, зараза, появляться не спешил. По очереди ночь отдежурили, взял на себя большую ее часть, так как благодаря своему первому дару, разогнал энергию по телу и сна ни в одном глазу. Но под утро Лиса проснулась и дала мне возможность, сунув ноги в трубу, на спине посидеть и морально расслабиться. Старался ни о чем не думать, периодически автоматом запуская «радар», осматривался вокруг и снова полная расслабленность.

Как только рассвело, сначала подключился и только потом отвязал лапу коршуну, которого на ночь так стреноживали, привязывая к чему-нибудь, чтоб не улетел, и снова разведка на меня легла. Хоть и Лиса не бездельничала, внимательно по сторонам посматривала.

«Где эта тварь зеленая? То отвязаться от него не могли, а тут на тебе, сам не идет».

Чем больше времени проходило, тем больше напряжение возрастало. Опять недобрые предчувствия накрывать стали. И не только меня, похоже. Лиса тоже что-то такое чувствовала, так как на меня частенько посматривать стала, чувствовал ее внимание. Но так ничего сказать и не успела. У меня вырвался громкий вздох облегчения и я с огромным облегчением отпустил коршуна на свободу, окончательно разрывая с ним связь.

– Что? – тут же отреагировала Лиса.

– Появился, – ответил ей, выбираясь из трубы и вставая на ноги.

– Где?

– Вон там он, – указал рукой на северо-восток, где еле видимый из-за своей расцветки, на краю зарослей замер Халк.

Лиса поднесла к глазам бинокль и посмотрела в ту сторону.

– Ага, нашла. Стоит, опять голову к плечу нагнул и прислушивается к чему-то. Может жемчуг еще не сильно энергией напитался и он его плохо ощущает?

– Может и такое быть, – ответил ей, сам же в темпе проверял укладку проводов, чтоб не перепутались, и взрывные машинки выставил удобней. В любой момент готов провода к ним подключать и… Даже пальцы от предвкушения зачесались.

– Что-то он не спешит.

– Наверное, чувствует что-то. Умная тварь, – выпрямился и сам в бинокль Халка нашел. Стоит, падла. – Как только двинется, я сразу провода подключать начинаю. Ты же его контролируй и, если он в сторону отвернет, меня информируй.

– Хорошо. Уже вроде же обсудили, как действовать будем.

– Ничего, лишний раз напомнить не помешает.

Где-то с полчаса Халк стоял на месте, прежде чем решился двинуться вперед.

– А он снова не один, – хмыкнула Лиса и, не отрывая от глаз бинокль, рукой нащупала своего «Взломщика», погладила его. – Снова пёсиками обзавелся.

Действительно, по сторонам от Халка зашевелились кусты и из зарослей выбрались две твари, похожие на тех, которых Лиса на трассе ушатала. Только эти, такое ощущение, еще больше были. Видимо в городе Халк их откормил хорошенько, прежде чем к нам снова наведаться.

Пока не понятно, лотерейщики откормленные, или уже топтуны, но эти две твари первыми в нашу сторону двинулись. Не отпуская их далеко, следом и Халк направился. Шли медленно, постоянно замирая – свита по сторонам глазела, Халк же – замирал и прислушивался. Лиса, наверное, права. Такое ощущение, что он действительно плохо жемчуг ощущает, что приходится столь часто прислушиваться. Да и так, осторожная тварь, по сторонам тоже частенько глазеет. Видимо гоняли его немало, что столь полезная привычка выработалась. Отсюда небось и свита, ее всегда впереди себя пускает для разведки. Один раз сам сунулся, так мы его с крыши уронили, теперь не рискует.

Ничего, если что, то со свитой Лиса разберется, а потом уже и я, на кнопку нажму и, надеюсь, кардинально, как и хотели, вопрос с ним раз и навсегда сегодня решим.

– Прямо, как по линии движутся. – Убедился в том, что сворачивать они не собираются и к Лисе обратился: – Я концы к машинкам подкидывать. Наблюдай. Если ускорятся, то свиту сразу вали.

– Хорошо. – Лиса снова «Взломщика» погладила, настраиваясь на работу.

Я же нырнул вниз и принялся подрывные машинки к работе готовить. Благо, к этому всё уже готово было, только и осталось что нужные концы на клеммы накинуть и линейные зажимы закрутить. Сразу же рукояткой заработал, пока неоновая лампочка не загоралась, оповещая, что конденсаторы заряжены.

Не успел закончить, как…

– Шатун! – пискнула Лиса, а на голову мне Пират сверху свалился и тут же рванул в дренажную трубу. Только хвостом и мелькнул на прощание.

Озадаченно посмотрел вслед Пирату, поднял голову и посмотрел теперь уже на Лису. И сам от ее вида испугался: побледнела до синевы и кажется даже дышать перестала.

«Что это ее так напугало?»

Быстро выпрямился и посмотрел в сторону тварей.

Похоже не только Лиса перепугалась, но и упыри в не меньшем шоке. Халк, развернулся к нам спиной и припав к земле, смотрит куда-то вдаль. Свита от него не сильно отстала, только вдобавок еще и пятится назад потихоньку.

Перевел взгляд в ту сторону, куда и Лиса и твари, взгляда не отводя, смотрят. И сразу такое ощущение возникло, как будто на недавно обритой голове внезапно снова волосы отросли и дыбом встали. И уже не холодком, а лютым холодом всё тело сковало.«Вот тебе и дурные предчувствия!» – билась в голове набатом мысль, при этом взгляд не мог оторвать от черной точки, на краю аэродрома. Которую толком и рассмотреть не мог.

Преодолевая себя, хотел поднести к глазам бинокль, чтобы понять, из-за чего меня так накрыло. Но не успел.

У Халка нервы не выдержали. Хоть та клякса черная кажется даже и не шевелилась, но он вскочил и что есть духу рванул в нашу сторону, увлекая за собой свиту, которую сразу же обогнал и продолжал от нее удаляться. Хоть его «пёсики» тоже скорость развили сумасшедшую, но Халк явно шел на рекорд, стремительно разрывая дистанцию.

Несмотря на необъяснимый ужас, поселившийся внутри, и сковывающее льдом тело, при виде несущегося что есть духу Халка, немного отмер, и даже усмехнулся криво:

«Эк его пробрало».

С сожалением посмотрел на подрывные машинки, которые подмигивали мне неоновыми индикаторами. Не судьба сегодня их использовать, хоть Халк уже и забежал в один из коридоров, подготовленных для него. Но обозначать свое присутствие тут… Все органы чувств буквально вопили от ужаса: «Не высовывайся!» С большим трудом удавалось сдерживаться и не поддаться инстинктам, которым уже с головой поддался Халк.

Поднял взгляд и замер, скованный теперь уже не льдом, а жидким азотом. Всё мое самообладание резко покинуло меня и я замер от ужаса. Первобытного ужаса, которым накрыло всего и полностью, не оставив ни одной светлой мысли, за которую можно было бы уцепиться и хоть как-то сопротивляться этому чувству.

Не знаю, что это было: телепортация, ускорение или еще что. Но та черная тварь вдали вдруг исчезла, чтобы спустя мгновение возникнуть возле Халка и тут же спеленать его… щупальцами.

Как же в это время драпала свита Халка, они, похоже, в этот момент способность клокстоппера в себе пробудили. Но это я отметил краем глаза, не прекращая пялиться на самую страшную тварь этого мира.

Глава 12

Тварь, черная как ночь, состоящая как будто из одних щупалец. Только ноги, если их можно так назвать, состояли из сросшихся между собой, а остальные в хаотичном порядке развивались вокруг тела, тоже из таких же сросшихся щупалец состоявшего.

Халк пару раз дернулся и замер, скреббер его еще больше спеленал, не прекращая сдавливать, а спустя немного времени – я заметил, что щупальца не только зелёного удерживают, но и проникают в его тело и начинают при этом пульсировать, как будто выкачивают из него содержимое его туши.

Из ступора меня вывела Лиса, которая сама не соображая что делает, принялась мне по плечу легонько постукивать, при этом не отводя широко раскрытых глаз от скреббера. И вид у нее, кожа уже не то что белая, прозрачная стала. В глазах ни одной мысли, зато у меня они, пусть с трудом, но зашевелились.

Правда, спустя мгновение, чуть снова не погрузился в пучину ужаса, теперь уже точно стало понятно – что наведенного, когда щупальца на теле твари пришли в движение, раздались в сторону и сквозь них показалась безглазая и какая-то плоская голова, которая точно в нашу сторону уставилась, впрочем не прекращая выкачивать содержимое из Халка.

Вот эти то пульсации и дали мне возможность противостоять ментальной атаке, зацепившись за них взглядом. А также благодаря Лисе, которая всё также продолжала бездумно стучать рукой в моё плечо. Мои мозги со скрипом, но заработали. Представил, как эти же самые щупальца впиваются в наши тела и вот так пульсируя, выкачивают… что он там выкачивает, не знаю. И знать не хочу.

Резко опустил глаза вниз, разрывая взгляд со скреббером, который пока еще лениво пытался меня подавить, ухватил Лису за воротник куртки и резко провалился вниз, увлекая ее за собой.

Почему-то наш план на отступление вообще вылетел у меня из головы, только Пират им и воспользовался. Я же, когда перестал смотреть на тварь и глянул вниз, зацепился взглядом за подмигивающие индикаторами подрывные машинки. И вот тут уже не мысли, а инстинкты заработали. Не размышляя и не сомневаясь, протянул к ним дрожащие, как у последнего алкоголика руки, уронил их на бок и разом нажал на все четыре кнопки для инициации наших сюрпризов.

«Кажется перестарались».

Громыхнуло так, что прежде чем вырубиться, еще успел заметить, как прикрывающий нас сверху азотозаправщик, как пушинку откинуло в сторону взрывной волной.

* * *

– Ох!

Почему-то в этот момент, когда очнулся, вспомнился день, когда я только появился в этом мире. Состояние такое же: дикий сушняк, и голова, кажется что лопнет от боли, вдобавок глаза не открыть, запорошил чем-то. Но всё это отошло на второй план, как только вспомнил последние мгновения, перед тем как вырубиться. Дернулся вскочить, но тут же рухнул обратно, от пронзившей всё тело боли.

«Похоже давненько вырубился, раз так тело затекло. Значит можно не дергаться, если б да кабы, уже не очнулся бы».

Попытался «радар» запустить, чтоб хоть так осмотреться, но только опять за голову схватился, от пронзившей ее боли даже слезы шустрей потекли.

«Ох! Думал что сильней болеть уже невозможно, а тут такой приход».

Нащупал фляжку, открутил колпачок и от души приложился к ней: и горло промочил, и живчиком заправился, отчего немного полегчало. Как раз проморгаться умудрился, слезами попавший в глаза мусор окончательно вымыло. Сумел открыть их и осмотреться.

Напротив обнаружилась Лиса: подобрала под себя ноги и сидит, смотрит в никуда отсутствующим взглядом.

– Лиса! – шепотом позвал ее. – Жива?

А в ответ ноль реакции. По внешнему виду, так ей по более чем мне досталось. Отсутствующий взгляд, лицо в какой-то слизи и… поначалу думал что поседела от ужаса, но приглядевшись, понял, что виднеющиеся сбоку шлема волосы у нее какой-то светлой пылью припорошены. Оттого и кажется, что поседела враз, как Сильвер.

Глотнул еще пару глотков живчика и, в первую очередь, всё же поднялся на ноги и осмотрелся.

«Вот это мы шандарахнули!»

Не только азотозаправщик в сторону откинуло, но и ближайшие к нам вертолеты тоже. Какие на шасси устояли, другие на боку лежат, но осколками и те и другие посекло прилично. Это, скорее всего ФАБ-1500, которые три штуки на Су-24 подвешены были – всё же детонировали, так как только одна такая авиабомба к электрической цепи подключена была. Того самолета, кстати, вообще не видно. Испарился. Остальные, а именно ФАБ-250, которые мы в шахматном порядке по три штуки укладывали, тоже неплохо аэродромное покрытие разобрали. Но главное… в ста метрах от нас, в частично разобранном виде, лежала черная клякса. Скреббер, щупальца которого по всему аэродрому раскиданы были.

«Теперь понятно, в чем лицо у Лисы вымазано, – уставился на одно такое, которое возле нашего укрытия лежало и сочилось белесой слизью, которая, наверное, скребберу кровь заменяла. – Вот это мы выдали! – стало постепенно доходить, кого мы завалили и я ошарашенно перевел взгляд на… кучу оставшихся щупалец, так как скреббером то, что от него осталось, уже не назовешь. Но главное, во всяком случае в тот момент для меня, было то, что сквозь черноту проступала зеленая туша Халка. – Ушатали всё же, тварь зеленую», – уже как-то опустошенно подумалось.

Заряд бодрости, приданный живчиком, стремительно испарялся и даже вид дохлого скреббера не добавил мне ее. Наоборот, еще больше расслабил и сейчас хотелось последовать примеру Лисы и присесть, а еще лучше – прилечь, и вообще ни о чем не думать. Расслабиться…

Раздавшийся под ногами жужжащий звук сердце запустил в такой галоп, что оно сначала к горлу подлетело и я сам чуть из колодца не выпрыгнул, потом в пятки ушло – что меня немного притормозило, парализовав на миг тело. Но этого мига хватило, чтоб осознать, что именно жужжит. И хоть сердце продолжало истерически стучать, уже вернувшись на свое законное место, с огромным облегчением вздохнул и протяжно выдохнул.

– Всё, спасибо! Расслабляться больше не тянет, заряд бодрости поймал! – проговорил с истерическим смешком, который непроизвольно вырвался.

Не знаю зачем, а главное кому, я это сказал. Может крыша едет? Не знаю. Главное что бодрости теперь в теле столько, что чуть ли не из ушей плескает.

«И хорошо, что только оттуда», – снова хмыкнул, разминая тело.

Даже боль на время отошла, а вот мозги прочистились окончательно. Так что я уже более детально осмотрелся, убедился что опасности в данной момент нам никакой не угрожает, нырнул вниз и занялся Лисой.

Вытер рукавом ей слизь с лица и сразу же живчиком попытался напоить. Немного пролила, но потом всё же сделала несколько глотков, хоть сознания в глазах и не прибавилось. Всё также продолжала смотреть перед собой отсутствующим взглядом. И даже звук самопроизвольно отключившейся камеры, которые мы включили как раз когда Халк появился, ее не потревожил, в отличие от меня. До сих пор кажется, что отсутствующие волосы на голове шевелятся. Заряд бодрости и не думал утихать.

«Значит пять часов прошло, – только теперь дошло до меня, так как батареи в камерах мы тогда только поменяли, заряд полный был. – Вот это нас… меня вырубило, – посмотрел, на всё также ни на что не реагирующую Лису. – И она всё это время вот так сидит? Может спек ей вколоть?»

Спек само собой вколю, но пока решил другое средство испробовать. Снял с нее шлем, покосившись на злополучную камеру, которая мне столько бодрости придала, подобрал флягу с водой и сделав несколько глотков, чуть наклонил Лису и оставшуюся воду ей на голову вылил.

Сначала никакой реакции, но как только струйка с головы по шее – ей за пазуху нырнула и по спине вниз побежала, реакция последовала. Еле удержал ее, так дернулась, а потом меня какая-то сила оторвала от нее и к стене колодца прижала, да так, что даже ребра затрещали.

«Если б расстояние было побольше, повторилась бы ситуация, как с Факиром, когда он меня об стену так же шандарахнул».

Лиса, главное молча, заполошно заозиралась – сомневаюсь, что хоть что-то в тот момент видела, – потом схватила «Взломщика», который возле нее почему-то аккуратно к стене приставлен был, и попыталась наружу выпрыгнуть. Но в этот момент, сила удерживающая меня исчезла и я успел ее перехватить, отчего снова чуть в стену не впечатался.

– Тихо, Лиса! Спокойно! Это я, Шатун!

Услышала меня и замерла на миг, а потом – особо отметил: аккуратно к стене «Взломщика» прислонила и только тогда уже меня что есть сил обняла.

Снова пришлось силу применить, так как ее такая сильная дрожь бить начала, что с трудом удерживал. Отходняк пошел.

– Всё, Лиса. Всё. Успокаивайся, – принялся бормотать ей на ухо всякое разное. Так как заметил, что от моего голоса она действительно успокаивается и уже не так сильно ее в дрожь бросает. В конце уже просто придерживал ее, поглаживая по голове, но говорить продолжал пока она окончательно не успокоилась.

– Ух, – протяжно выдохнула она. – Всё, Шатун. Я уже всё, очухалась.

Хоть голос и дрожал, но действительно очухалась. Отстранилась от меня и сразу к фляге припала, которую я ей протянул. Живчик ей сейчас самое оно. Самому еще хочется, хоть выхлебал немало, но ей нужнее.

– Что там? – кивнула она головой вверх.

– Нормально всё. Вопрос решили кардинально, – вырвался немного нервный смешок. – Правда не с тем, на кого охотились. Но главное, что у нас всё получилось.

– Я такого ужаса в жизни не испытывала…

– Это наведенный ужас был, – перебил я ее. – Тварь так атаковала. Ужасом придавит, а потом практически без сопротивления, на кого он там охотится, своими щупальцами пеленает и…

– Какими щупальцами? – вытаращилась она на меня.

– Ты что, его не рассмотрела?

– Помню монстра черного и огромного, – протянула она медленно, а потом ее так передернуло от этих воспоминаний, что чуть флягу из рук не выпустила. – Толком вспомнить не могу, – мотнула она головой, – только образ. А потом всё ужасом затмевает.

– Я так понял, что он по площади бьет. Так что нам с Халком за компанию досталось. Хоть в… Блин! Знаешь, морду его увидел, в глаза, такое ощущение, друг другу смотрели, только вот глаз у него не было. И сейчас вот подумалось: зачем ему эта морда, если он с помощью щупалец питается?

Лису снова передернуло и она торопливо поднесла ко рту флягу, да так и замерла, а вот глаза начали увеличиваться в размере.

– Ты чего? – Подумал, что ее снова накрыло.

– Мы скреббера завалили? – Еле услышал ее вопрос, так тихо она спросила.

– Сам до конца в это не верю, – усмехнулся я кривовато. – Валяется там, – мотнул головой в ту сторону, где его видел, – в обнимку с Халком.

От этой новости Лиса бодряка и поймала. Кратковременный ступор, а потом еле успел ее перехватить, хотела бежать его более детально рассматривать, и снаружи и изнутри исследовать.

– Не спеши! – прижал ее к стене. – Мы всё же нашумели тут прилично. Мало ли какие твари рядом бродят, так что аккуратно.

Это ее отрезвило, глаза уже не такие шальные стали. Кивнула:

– Я уже в порядке. Мозги заработали. – Вздохнула глубоко пару раз. – Вот это меня колбасит, – теперь уже она усмехнулась криво и недоуменно покосилась на флягу, которую так и держала в руке. – В голове такая каша, сама не соображаю, что делаю.

– У самого то же самое поначалу было. Попустит скоро. Сейчас осматриваемся, потом вещи все собираем, меняем батареи в камерах. Когда еще доведется… такую тварь увидеть, – вспомнил, что более опытные рейдеры даже элитника вслух не поминают, вот и я не стал. А то вдруг заявятся друзья уже заваленного нами и поинтересуются: «Чего шумим, младших обижаем?»

– Что-то больше и не хочется встречаться с подобными, – поежилась Лиса.

– Аналогично, – хмыкнул я. – Но для памяти заснять его не помешает. Вот когда вскрывать будем и сделаем это.

Лиса прищурившись от удовольствия, кивнула согласно, потом открыла глаза и оглядевшись – спросила:

– А где Пират?

– Он еще в самом начале в трубу нырнул, – кивнул в ту сторону, где он скрылся. – Сейчас еле ощущаю его. Очень далеко он убежал. Уже сто процентов за пределами аэродрома где-то ошивается.

– Самый умный из нас. Если б не получилось…, – легкая заминка, Лиса тоже не стала вслух наименование твари произносить, хоть недавно его и шептала. Окончательно в себя приходит. – его завалить, я бы так и сидела тут, не в силах пошевелиться от ужаса и отступить бы не смогла.

– Сомневаюсь, что это дало бы хоть какой-то результат.

– Почему?

– Нам так, за компанию досталось, и то мы чуть в штаны не наложили. – Улыбнулся, увидев как Лиса шустро проверила у себя: а действительно ли не наложили? – А если б он на нас охотиться начал, то даже если бы мы в трубе спрятались, ужасом придавил бы так, что сами бы оттуда и вылезли в его радостные объятия. Убежать же от него… – только головой покачал, вспоминая его мгновенное перемещение почти на километр.

Снова по телу ледышки промаршировали, при одной только мысли, из какой передряги в очередной раз умудрились выкрутиться. Даже добыча, которая нам светит, как-то не особо радовала.

– Домой, – прошептал себе под нос тихонько. – Нужно домой двигать, подальше от всего этого…

Как бы тихо не говорил, Лиса услышала и кивнула согласно, тоже погруженная в свои невеселые мысли.

– Давай, Лиса, доставай рюкзаки и будем потихоньку дергать отсюда.

Пока она ныряла в трубу за нашим имуществом, снял с головы шлем, провел рукой по лысой голове, – убедился, что не отросли волосы, которые совсем недавно этот шлем с головы скинуть пытались. Поменял батарею на своей камере, которая тоже уже севшая была. Наверное, когда я в отключке валялся, заряд кончился и она выключилась. Может и очнулся от ее жужжания.

– Вот это они драпают! – пошептала Лиса.

Достала рюкзаки, экипировались и аккуратно выглянули наружу. А там как раз элитник со свитой приближался, видимо привлеченный взрывом. Но как только упыри тушу скреббера разглядели… Вспомнилась в этот момент свита Халка, как те «песики» драпали. Вот и эти, вполне возможно, что какие-то умения у себя пробудили. Потому что просто так с такой скоростью двигаться, мне кажется, нереально.

– Интересно, сколько таких тут уже побывало, пока мы в отключке валялись? – всё ещё улыбаясь, спросила меня Лиса.

– Да много, наверное. – Ответил, продолжая смотреть вслед уже скрывшимся тварям. – До самой перезагрузки тут будем находиться.

– В колодце? – улыбка померкла, и она удивленно на меня посмотрела.

– Нет, – теперь уже я усмехнулся. – В аэропорту. Главное, чтоб недалеко отсюда.

Лиса перевела взгляд на скреббера.

– Да. Рядом с ним, пусть и дохлым, сейчас самое безопасное место во всем Пекле.

Это подтвердилось еще пару раз, когда упыри, и довольно матерые, от вида которых нас хорошо так пробирало, заявлялись на аэродром. Но когда они обнаруживали скреббера, то пробирало и их. Такую скорость развивали, что закрадывалось подозрение, что они все поголовно клокстопперы. Ужас он у них вызывал не меньший чем у нас недавно, и это одним своим видом. Действительно страшная тварь.

Уже начинало смеркаться, когда мы решились колодец покинуть. За последние два часа ни одного посещения аэродрома тварями. Те, которые тут уже побывали, наверное, весть разнесли по округе о том, кто тут прилег отдохнуть.

– Ну и тварь, – протянула Лиса, с омерзением его рассматривая. – Он действительно из щупалец состоит. – Принялась вокруг… хотел сказать – туши, но туши то как раз и не было. Лежала гора этих самых щупалец, уже никак не сросшихся между собой. И сейчас эта, исполосованная осколками, сочащаяся слизью куча, действительно не ужас вызывала, а омерзение.

Пока Лиса обходила вокруг среббера, снимая его на камеру, я попытался рассмотреть, куда он голову свою спрятал, так как на виду ее сейчас не было.

– Можно я его… Э-э-э, – не договорила, завершившая круг Лиса, замерев над тушей и шаря по этой горе глазами. Так как голову он успел спрятать внутри «тела», и она просто не могла сообразить, где у него споровый мешок находится.

– Чтоб это «э-э-э» сделать, тут еще потрудиться придется, – буцкнул особенно толстое щупальце, с мою руку толщиной точно будет.

Попытался руками развести их в сторону, чтоб до головы добраться, так как примерно представлял где она находится. Но фиг у меня что получилось: из-за слизи за щупальца не ухватишься нормально, руки скользят, а попытавшись их томагавком перерубить – чуть в лоб себе им не заехал. Они как резиновые, топором их не возьмешь, назад отбрасывает.

– Ломик бы, – протянул, осматриваясь по сторонам.

Но ломика поблизости не наблюдается, только остовы вертолетные, да куча обломков, которые тоже для этого дела не приспособишь.

А нет, приспособишь.

Увидел, что недалеко от нас обломок вертолетной лопасти метра два длинной валяется, как раз то, что нужно.

Подобрал его и теперь та слизь, что не давала за щупальце нормально ухватиться, послужила хорошей смазкой – лопасть легко скользнула туда, где по идее голова находится. Вдвоем с Лисой, пусть не легко, но достаточно быстро раскидали «тело» твари, пока до головы не докопались.

– Ну и мерзость, – Лиса с отвращением смотрела на то, что служило головой скребберу.

Действительно плоская, такая же сросшаяся из мелких щупалец, во всяком случае так казалось, голова. Глаз нет, зато пасть приличная, полная лезвиеобразных зубов.

В очередной раз задался вопросом: «Если он с помощью щупалец питается, то зачем ему вообще такая пасть? Или он и с помощью щупалец и так, через пасть питаться может?» Фиг его знает.

Сама голова насажена на особенно толстое щупальце, толщиной по более ноги моей будет, но куда оно идет – уже не разбирались, увидели споровый мешок.

– Бери томагавк и вскрывай его, – перехватил поудобнее лопасть, придерживая щупальца, чтоб обратно голову не завалило, кивнул Лисе на лежащий возле рюкзака топор, который для этой цели и приготовил.

– Слушай, – Лиса схватив томагавк, почему-то замялась, посмотрела на меня как-то неуверенно. – Тебе не кажется, что он еще живой?

Глянул на нее удивленно. Но прежде чем отвечать, «радар» запустил и целенаправленно на скреббере внимание сосредоточил. И только потом вспомнил чем прошлая попытка закончилась, но ничего, пусть болью в голове и отдало, но нормально заработал.

Тут еще стоит добавить, что эта новая, не так давно пробудившаяся сторона моего «радара», позволяет смотреть не только с помощью него, но и… можно сказать – глазами. Мое внутреннее зрение, каким я обычно себя обследую, тогда на крыше, вывернуло наизнанку и теперь, когда сосредотачиваюсь на чём-то конкретно, то вижу так же, как в фильме «Хищник» инопланетянин тот людей видел. Такие же светящиеся жизненной энергией образы в голове возникают.

Вот и сейчас, посмотрел на скреббера и ничего подобного не увидел.

– С чего ты это взяла?

– Ну, мне показалось, что когда мы до его головы докапывались, то отдельные щупальца вроде как подрагивали.

– Дохлый он… – замер от пришедшей вдруг мысли:

«А если он вообще жизненную энергию не излучает и я ее с помощью своего дара просто не могу увидеть?»

И как-то вдруг так мне неуютно стало, с опаской посмотрел на эту гору щупалец, но постарался так же уверенно закончить говорить:

– Жизни в нем вообще не вижу, так что давай, вскрывай его скорее. А то сейчас какая матерая элита заявится, да заинтересуется, что это мы тут делаем.

Видимо Лису успокоил, зато сам замер. Если Лиса не ошиблась, и он как раз сейчас очнется, мало нам не покажется. Но и просто так уходить… кто даст гарантию, что очнувшись, он вслед за нами не кинется? Вдруг обидится, что мы его тут немного подорвали?

Да и бросать белый жемчуг оттого, что ей что-то там показалось, не вариант. Лучше сразу сдохнуть, чем потом всю жизнь корить себя, что сдрейфили уже после того как скреббера ушатали, и бросили его не вскрытым валяться.

Лиса положила руку на голову твари и замерла на миг, но не увидев никакой реакции, совсем успокоилась. Принялась примеряться, чтоб с одного удара попасть томагавком куда нужно.

Это и меня подуспокоило: сколько тварь ворочали, никакой реакции не было, вернее, я ее не заметил…

Лиса, видимо, всё же сомневалась, так как применила и дар гравитации, не удивлюсь если и кинетики, но удар такой силы у нее получился, что томагавк чуть ли не с клином вместе в споровый мешок провалился.

– Ай!!! – Лиса отскочила куда-то назад. – Живой!!!

А я замер парализованный ужасом, продолжая удерживать лопасть и во все глаза наблюдая как щупальца в конвульсиях бьются.

«Всё же живая тварь… была!»

Только это и успокаивало, что была. Заметил, что судороги довольно быстро прекращаются и щупальца замирают, надеюсь уже окончательно.

Тварь постепенно замирала, и вместе с этим меня силы покидали, зато в дрожь бросило. Отходняк такой начался, что лопасть, в которую я мертвой хваткой вцепился, принялась ходуном ходить. И теперь уже непонятно: или из-за меня щупальца трясутся, или всё еще конвульсии его бьют?

– Шатун?! – В себя меня снова Лиса, теперь уже своим неуверенным голосом, привела. Всё же не убежала.

– Можешь гордиться, Лиса. Ты, наверное, единственный человек, который такую тварь топором убила, – и принялся … то ли покашливать, то ли смеяться.

Положил лопасть на плечо и хорошенько по морде лица себе съездил. Даже потемнело в глазах на миг, но главное – помогло, мозги на место встали. Тряхнул еще раз головой, развеивая темноту и посмотрел назад. Стоит в трех метрах сзади и из «Взломщика» в скреббера целится.

– Заканчивай, Лиса. Теперь он точно дохлый. Да и не факт, что вообще живым был. – Только сейчас дошло, что судороги те были еле заметны, остальное воображение, подстегнутое ужасом, дорисовало. – Может и теплилась там где-то далеко эта жизнь в нём, и даже может быть он и регенерировал бы когда-нибудь, но теперь уже всё. Дохлый.

Лиса еще с минуту простояла, замерев, но потом с трудом разжала пальцы на оружии, кивнула, показав, что услышала меня, и положив «Взломщика» на землю – подступилась к твари. Замерла на миг, но видать мысленно матом подбодрила себя, так как тряхнув головой, решительно взялась за торчащую из спорового мешка рукоятку, выдернула ее и в несколько ударов вскрыла остальные «дольки». Развела их в стороны и запустила туда руки.

Смотрю напряжение ее совсем покинуло, если поначалу еще дергалась, то сейчас уже совсем успокоилась. А когда повернулась в мою сторону…

– Шатун, – ее лицо осветилось такой счастливой улыбкой, что и солнце затмила.

Н-да. Вот и награда. Улей, как всегда, не скупится. Только даже гадать не хочется, что он в следующий раз организует. Да и это испытание, всем испытаниям испытание, до самого последнего момента… Хоть какого последнего? Нам еще из Пекла выбраться суметь нужно. И, вполне вероятно, что оно еще совсем не закончено, так что расслабляться рано.

Но расслабиться нужно, так как морально опустошен и ни на что сейчас не годен. После таких нервных потрясений, а до этого – столь продолжительного использования коршуна, чувствую себя полностью разбитым. Да и голова постоянно болью пульсирует.

С облегчением избавился от лопасти, осмотрелся по сторонам, а то совсем обстановку перестали контролировать, и принялся наблюдать, как Лиса отнесла к рюкзакам содержимое спорового мешка, сплошь состоящее из ярко-оранжевого цвета янтаря, разложила его на вытащенной из рюкзака футболке и принялась в нем копаться, выискивая самое для нас ценное.

В голове снова прострелило болью.

«Поменьше брезговать нужно было! Вороны несколько раз попадались, да и сейчас вон, по сторонам летают, вполне можно было коршуна на них поменять», – сам себя отчитал мысленно, но так, не серьезно.

Как вспомню свою последнюю попытку к вороне подключиться, так во рту сразу слюны прибавляется, и тот вкус и ощущения…

Тьфу!

– Ты чего? – Лиса на меня удивленно посмотрела, не прекращая искать белые жемчужины перебирая пальцами янтарь.

– Да не, то голова всё не проходит, вот и подумалось, что можно было не напрягаться, а ворону на коршуна поменять. Но как вспомню…

– Ясно. А то я подумала, что на нашу добычу так реагируешь. – Снова у нее улыбка расцвела, при виде которой и мне немного полегчало.

– Да что на нее реагировать? – Действительно отдых нужен. Никакой радости она сейчас не вызывает. – Получилось добыть и ладно.

Продолжил окрестности контролировать, которые уже с трудом просматривались, стремительно темнело. Но Лису не торопил, да и бесполезно это, она сейчас вся в предвкушении, радостно взвизгивает тихонько от каждой найденной жемчужины.

Янтарь этот тоже, бросать его никак нельзя. Ценность у него, пусть и не такая, как у жемчуга, но и не намного меньше. Он нам пригодится еще не раз, если правду говорят, конечно, что он даже мертвого с того света может вытянуть. Во всяком случае спек, изготовленный из янтаря скреббера не купишь, как не купишь и белую жемчужину.

Умеет Улей награждать.

Глава 13

Уже практически в полной темноте направились к расположенным недалеко складам, где в прошлый раз одеждой затаривались. Она снова нам понадобится: сгорает как в пекле, не напасешься. Заодно там вполне комфортно разместиться можно, отдых нам сейчас просто жизненно необходим. Мне с каждой минутой всё хуже становится, Лиса, не удивлюсь, что когда эйфория схлынет, тоже от возбуждения припрыгивать перестанет и откат поймает. Всё же знакомство со скреббером, а потом еще и столь близкий взрыв не прошли для нас безболезненно. Для меня, во всяком случае, точно.

– Да ты совсем плохой, – заметила она наконец моё состояние. – Так, Шатун! Ты сейчас падаешь и спишь до утра. И не спорь! Одну ночь я вполне смогу отдежурить. А если понадобится – то и не одну.

– И не собирался спорить, – через силу усмехнулся я. – Что-то мне действительно совсем погано становится.

Отдых просто необходим, так что я не возражал. А Лиса, особенно после столь удачной охоты, да с ноутбуком, который она нашла здесь, в аэропорту, ночь вполне нормально отдежурит. Ей то только и нужно будет что не заснуть и периодически к окну подходить, чтоб случись перезагрузка, вовремя ее заметить. Это сейчас самая опасность для нас, но не тогда, когда она вовремя обнаружена.

– Слушай, так может тебе гороха развести? Или вообще, – улыбка расцвела у нее на лице и она похлопала рукой по нагрудному карману, куда белый жемчуг спрятала.

– Столь кардинально, – усмехнулся, очень уж мне теперь это слово нравится, – пока лечиться не буду. Сейчас попробую по-своему, может до утра и полегчает. А с жемчугом завтра разберемся, разделим и будем думать, что с ним дальше делать. А то сейчас совсем не думается.

– Хорошо. Отдыхай, я дежурю.

Если у нее когда-нибудь парень появится, то нужно будет просветить его, что на нее столь благостно действует. Такое умиротворенное лицо, с постоянной довольной улыбочкой и на меня умиротворяюще подействовало, удалось, глядя на нее, довольно быстро отрешиться от боли и заснуть. Всего-то и нужно, что белый жемчуг ей подогнать, и Лиса как релаксант на всех вокруг действовать будет.

Отдых мне действительно на пользу пошел. Проснулся когда уже полностью рассвело, всю ночь мертво проспал, ничего не потревожило. Даже когда Пират заявился и мне на плече спать примостился – не заметил. Только сейчас, когда чуть шевельнулся, он когти мне в плечо вогнал, предупреждая: мол, я здесь, поаккуратней.

– Привет, трусливое создание, – подхватил его на руки и на грудь себе положил, когда на спину лег.

Только заурчал, довольный, что глажу его. Что трусом обозвал, совсем внимания не обратил, знает что я шучу и это не правда. Что он уже не раз и доказал.

Прислушался к себе, в теле только отголоски вчерашней боли и ощущаются. Еще несколько дней такого полноценного отдыха и совсем в себя приду. И здесь, пожалуй, его вполне можно будет получить. Сторож у нас под боком такой, что всех тварей разгонит, можно не переживать на их счет. Главное перезагрузку не прозевать. Остальное всё есть: и продуктов тут хватает, и с одеждой проблем нет, и даже боеприпасы, правда только для «Взломщика» Лисы, мы нашли. Кстати, где это она?

– Ты проснулся? – При свете дня, улыбка у нее еще ярче сверкает, чем вчера в сумерках. – Как самочувствие?

Обнаружил ее в дежурке, сидит возле окна, чай пьет и за округой наблюдает. По внешнему виду и не скажешь, что у нее ночь бессонная была.

– На порядок лучше, чем вчера. – Попробовал чайник, который над спиртовкой установлен был, горячий. Со спиртом тут тоже проблем не было, так что использовали его не экономя. Налил себе чая, расположился рядом с Лисой и с огромным удовольствием сделал первый глоток. – Ох, хорошо. Сейчас по-шустрому перекусим и ты ложись отдыхать. День в твоем распоряжении, а ночь уже разделим на дежурства.

– Шатун?! – даже улыбка померкла, одно недоумение: как можно о еде и сне говорить, когда белый жемчуг карман жжет. Так ей хочется с ним быстрее разобраться.

– Хорошо-хорошо, – усмехнулся на это. Сделал еще один глоток чая и принялся рассуждать: – По две жемчужины нам само собой достается, но одна лишняя…

– Не лишняя, – Лиса головой отрицательно мотнула и стала очень серьезной. – Не лишняя, Шатун. Мы ее Пирату отдадим, – произнесла в полной уверенности в своих словах и твердо так смотрит на меня. – Он нас не раз уже спасал, собой рискуя. Так что пусть лучше ему достанется, чем мы будем ее куда-нибудь пристраивать, чтоб продать. Сам говорил, что такими вещами лучше не светить. Так зачем нам неприятности? Да и если продавать… Простого жемчуга у нас и так хватает. Что-то другое за нее выручить? Так не нуждаемся ни в чем. А если вдруг что понадобится, так сами и достанем. А у Пирата может еще какой дар прорежется и он получит лишний шанс на выживание и, соответственно, у нас этот шанс тоже появится, если вспомнить, сколько раз он уже нас выручал. Особенно когда он на крыше, на Минотавра того бросился, тогда точно жизнь мне спас. Так что, не знаю как ты, а я за то, чтоб ему ее отдать.

Не перебивая ее немного сбивчивый монолог, молча пил чай и слегка ошарашенный – раздумывал: может действительно так и поступить? Лиса права: жемчуга у нас и так хватает, не бедствуем; что другое, так для этого «Рейдера» у Кузьмича приобрели и еще один, только поменьше, заказывать собирались. Эти машины должны покрыть все наши потребности. А больше нам ничего и не нужно: где жить – есть; транспорт есть; два бункера – один частный, другой военный – есть; вдобавок еще и доля в обнаруженном нами полевом лагере мотострелкового батальона. Я даже не знаю, кто еще может похвастаться такими же находками. Так что мы конечно не самые богатые, но и уж точно не бедные, чтоб нам прям уж так необходимо было от жемчуга избавиться. Лишняя слава, что имеем такой, нам уж точно не нужна. Но…

– Я не знаю, Лиса, решился бы кто-нибудь силком у нас его забрать, всё же мы не самые последние в стабе, да и связями обладаем, есть кому вступиться. Но одно знаю точно: нас точно убьют, если только узнают что мы белый жемчуг, мечту, всё чаще недостижимую, абсолютно всех иммунных этого мира, генетте скормили. Вот в этом я абсолютно уверен.

– А мы никому не скажем.

Я только улыбнулся такой ее наивной фразе. Еще и глазками захлопала, изображая из себя невинную девочку.

– Зачем кому бы то ни было вообще знать, что у нас белый жемчуг есть, или был? Это только наш с тобой трофей, даже к нашему отряду никакого отношения не имеет.

– Да это не вопрос, Лиса. Но всё равно ведь узнают. Для развития дара нам всё равно к знахарю обращаться нужно будет. И если Факиру я полностью доверяю, но вот мало ли когда и к кому нам еще придется обратиться. Он и пустит слух на сторону, и всё станет явным.

Тут Лиса как-то победно, с превосходством посмотрела на меня, что я даже ущербным себя почувствовал на миг. Что-то я не учел. Что? Долго гадать не пришлось.

– Сам сказал, что Факиру полностью доверяешь. А кто у него сейчас в учениках?

Рука-лицо. Хлопок по всему помещению разнесся, что я даже испугался, как бы кто не услышал. Но действительно, почему-то полностью из головы Шутер вылетел, который всеми силами стремился в наш отряд влиться. Да он уже в нашем отряде, хоть еще и не прочувствовал этого. Но свой знахарь, это действительно… Даже слов нет. Самое слабое место, когда отрядными секретами приходится с чужими людьми делиться, с его появлением просто исчезло. Факир, он то есть, то его нет на месте – Шутер же всегда с нами будет. Во всяком случае я на это надеюсь.

– Уела, – только и оставалось что ответить Лисе.

На хлопок Пират примчался. Запрыгнул на стол и принялся нам в лица заглядывать: кому шумим, зачем спать мешаем? Я его на диване, на котором ночевал, спать оставил. И вот, своим хлопком по лицу разбудил.

– Отож, – снова улыбнулась она. – Всю ночь думала. Ты мне другое скажи, что с жемчугом делать будем? Сразу примем? Вроде срок немалый, после прошлой такой же, уже прошел.

Посмотрел в пустую кружку, чай как-то быстро закончился. Лиса без слов подлила спирта в спиртовку и добавила воды в чайник, поставила его на огонь. Можно было бы и с помощью дара его подогреть, но пока хочу вообще отдохнуть от них, восстановиться полностью. А то кажется надорвался я слегка.

– Тебе советовать не буду, но я одну жемчужину приму. Всё надеюсь, что проявится у меня желанный дар. Даже не спрашивай какой, не отвечу.

Только выдохнула громко, а то уже вопросами готовилась завалить.

– Вторую же жемчужину, сохраню. Может когда-нибудь не повезет и квазом стану – понадобится. Но это конечно вряд ли, с нашим то подходом к развитию даров. Основное, почему хочу жемчужину сохранить, надеюсь и боюсь одновременно, что у меня когда-нибудь ребенок появится.

У Лисы даже глаза на лоб полезли от удивления. О таком она точно не думала. Не тот это мир, чтоб о потомстве раздумывать. А вот я, еще когда с Жнецом и Факиром в Береговом общался, о будущем своем тогда много думал. Как думал и о том, что когда-нибудь появится у меня женщина, от которой захочу ребенка. И вот эта жемчужина, это залог будущего этого ребенка. Мы не будем бояться, иммунный он или нет. Конечно для его рождения придется, да в тот же военный бункер, переезжать на несколько лет. А то многие задумаются, что это мы такие спокойные, в таком-то положении? Сразу станет понятно, из-за чего мы не переживаем. И многие захотят рискнуть, эту жемчужину у нас для себя отжать.

«Действительно убьют, – посмотрел на Пирата, которого Лиса гладила. И что-то выражение лица у нее, вполне соответствует моему. Небось о том же самом думает. – О том, что Пирату такую жемчужину скормим даже внутри отряда никогда и никому рассказывать нельзя. Хоть люди вроде и нормальные подобрались, но это белый жемчуг. Кто знает, что за ситуации в будущем будут. Лучше его вообще не держать, но… одна у нас на балансе отряда уже есть. Если что, то ее кому-нибудь при большой надобности отдадим. А моя пусть лежит, может и действительно… Какое у Лисы выражение лица стало, как бы уже не мамой себя почувствовала».

Стараясь ее не потревожить, снял с огня закипевший чайник и налил нам чаю. Пододвинул к ней кружку, которую она, всё еще пребывая в своих мечтах – взяла автоматически и только сделав первый глоток, очнулась. Недоуменно посмотрела на нее, тряхнула головой…

– Вот это ты озадачил меня, Шатун, – покачала она головой. – Я о таком даже и не думала никогда. Да я даже младенцев не видела ни разу с тех пор, как здесь очутилась.

– Я вам еще когда говорил: нужно перестраиваться на этот мир и начинать думать на года вперед. Всё же у нас очень много времени впереди, если повезет конечно. Вот я и думал в свое время. А тут одно к другому: к тем моим мыслям и трофеи теперешние приложились. А насчет младенцев, я думаю дети всё же есть. Подростки бегают по стабам, и кто знает, может некоторые и здесь уже рожденные. Просто выросшие в убежищах, чтоб другие люди не обзавидовались чужому счастью. У нас, сама знаешь, тоже такие убежища есть, так что на будущее, если решишься, есть где ребёнка растить.

– Даже думать пока о таком не хочу, Шатун. – Медленно, из стороны в сторону, покачала она головой, хоть выражение лица говорит о другом. Задумалась. – Это очень уж серьезный шаг. Но в одном ты прав: жемчужину стоит поберечь. Так что я, как и ты сделаю. Пока меня новые способности волнуют больше, чем возможное потомство. Да и если что, если вдруг понадобится, можно будет внешников на белый жемчуг потрясти. Благо опыт уже в этом деле есть у нас.

Эти воспоминания, похоже, у нее лишние мысли из головы вытеснили, так как снова беззаботно улыбаться стала.

– Внешники тоже не дураки. Такой же шанс, как в прошлый раз, сомневаюсь что когда-нибудь еще нам представится. Всё же мы их болото не слабо так всколыхнули и меры они соответствующие примут.

– Придумаем что-нибудь, – совсем уже беззаботно махнула рукой Лиса. – Ну мы что, скармливаем жемчужину Пирату? Он же заслужил ее.

– Да я не спорю. Скармливаем. – Пират уже не спал у нее на коленях, а недоуменно головой вертел, пытаясь понять, что именно ему скормить пытаются, если на столе для него ничего нет. – Только Лиса, об этом ни одна живая душа узнать не должна. Только Факир узнает, тут уж никуда не деться. Но в нем я уверен. Да и не скрыть от него этого, так как он Пирата постоянно обследует. Но больше никому.

Лиса кивнула, Шельминым жестом рот на замок закрыла, и в карман полезла, достала платок, в который жемчужины и были завернуты. Развернула его и взяв две штуки – потерялась, ушла в свои мысли не сводя с них взгляда и при этом так светло улыбаясь, что смотреть на нее больно.

Я же притянул платок с оставшимися к себе, выдернул его прям из-под носа у Пирата, который нашел то, чем его кормить собрались и активно жемчугом заинтересовался. Кажется даже шея удлинилась, так он вслед за ним потянулся.

– Подожди немного, – ответил на его обиженный взгляд. – Сейчас будет тебе счастье.

Взял оставшиеся три жемчужины и принялся их по ладони катать и знахарским даром рассматривать, но как и в прошлый раз, никакого пульсирования – все три сразу слились с моей жизненной силой. Идеальные жемчужины. Гарантированные три новые способности, одной из которых поделимся с Пиратом. Правильно Лиса сказала, не раз он уже нас спасал и вполне заслужил стать немного сильнее, повысив этим и наши, в том числе, шансы на выживание.

– Можно я ему ее скормлю? – Лиса очнулась и на меня просительно смотрит.

Без слов протянул открытую ладонь к ней. Поводила немного пальцами над ней, выбирая какую жемчужину взять, пока не выбрала одну.

– Иди сюда, Пиратик, сейчас деликатес кушать будем. – Посадила его перед собой на стол и на ладони жемчужину ему протянула. – Кушай, маленький. Будешь сильный-сильный, и никакие твари тебе страшны не будут.

Пират не особо вслушивался в то, что она ему говорит, он не сводил пристального взгляда с ее ладони, и когда она ее ему под нос поднесла, без всяких колебаний и обнюхиваний, в один миг жемчужину схватил и тут же ее проглотил. Пока не передумали и не отобрали. А дальше последовала та же реакция, которую мы с Факиром наблюдали: глаза в кучу и наклонив чуть голову прислушивается к себе – в животе потеплело.

– Надо было на камеру заснять этот исторический момент, – умильно глядя на него, проговорила Лиса.

– Не надо. Такое мы и так не забудем.

– Да ладно, Шатун. Всё равно ее как-то делить нужно было. А так и Пирату хорошо, тем более он ее реально заслужил, и нам головной боли меньше. Сплошной плюс.

– Да я не жалею, – даже хохотнул от неожиданности. Лиса, которая так страдала из-за невозможности жемчуг из дохлых элитников добыть, из-за чего ее жадность не слабо так душила, успокаивает меня, который вообще насчет этого не переживал никогда. Я вообще не страдаю, даже когда любимую кружку разбиваю, случилось и ладно. А тут жемчуг, хоть и ценный, но вот чего я не собираюсь делать, так это возводить его в божественное состояние, как многие делают, и трястись при его разделе. Получилось добыть – хорошо. Радует, что целых две досталось.

– Тогда, давай? – Лиса выбрала одну и вопросительно на меня посмотрела. – Глотаем? – и тут же руку в сторону резко отдернула, так как Пират решил, что это она ему предложила и радостно согласился – кинулся и эту жемчужину в себя закинуть. – Пират, не наглей! У какой ты, – погрозила ему кулаком.

– Что тянуть? Давай.

Не особо выбирая, взял одну и без долгих раздумий в рот ее закинул и живчиком протолкнул. Лиса за мной следом то же самое проделала.

– Ты чего улыбаешься? – посмотрела она на меня недоуменно.

– Да у нас сейчас то же самое выражение лица, какое у Пирата только что было. Голову наклонили, глаза до кучи и прислушиваемся к себе.

– Ну да, – погладила она обнюхивающего ее руки, в поисках добавки, Пирата. – Не каждый день такой жемчуг принимаем. И вроде теплеет в животе, как и после обычной красной, ну или черной, но ощущения совсем другие.

– Это точно, – принялся оставшуюся в платок хорошо упаковывать, чтоб не укатилась куда-нибудь. – Давай сейчас – завтракаем и начинаем одежду по новой себе подбирать. Потом всё же поработаю обогревателем, покупаемся и ты ложись отдыхать. Сегодня ничем особым заниматься не будем, а вот завтра пойдем машину себе подбирать.

– А…

– Как перезагрузка начнется, на ней к границе кластера поедем, но до последнего выезжать не будем, пока видимость совсем не упадет. Попробуем машину как можно тихую себе подобрать, да и туман звуки заглушит. Так что надеюсь никакую тварь не привлечем. А потом, когда кластер обновится, на ней же на ту сторону города в темпе мчимся. Пора нам уже отсюда выбираться.

Четыре дня мы еще на аэродроме провели. Тварей все эти дни даже близко не видели, обходили они нашего сторожа десятой дорогой. На пятый день, как и в прошлый раз, на рассвете начал туман собираться со специфическим запахом.

– Лиса, подъем! Перезагрузка, – сразу же ответил на ее немой вопрос.

Сильно не торопились, так как до границы кластера не так и далеко. А на найденном нами джипе Volkswagen Touareg вообще за несколько минут до нее доберемся. Так что успели и завтрак приготовить и убедиться, что ничего не забыли, хоть вещи у нас давно уже были собранные в рюкзаки и мы их вообще не трогали. Но мало ли как бывает. Забыли бы ноутбук Лисы, и снова трагедия.

Только спустя час мы покинули столь знаменательное для нас место. Именно здесь мы в первый раз Халка подцепили. Здесь в итоге от него и избавились, да еще и с таким прибытком. Лиса с особым удовольствием ему споровый мешок вскрывала, где шесть жемчужин – пять красных и одна черная – нашлись. Не зря он такой умный был.

До границы кластера, как и рассчитывали, добрались за десять минут. Несмотря на отвращение, я своим даром фамильяра ворону под контроль взял, но в это раз всё прошло нормально. Хоть от одной фобии излечился. Вот так, ворона впереди, а мы на машине не спеша сзади, аэропорт и покинули. По дороге же вообще никого не встретили, твари уже давно, наверное, этот район покинули. Не было их и за границей кластера, где ворона сейчас и летала, обследуя ближайшие окрестности, в то время, как мы в двухстах метрах от границы стояли.

Но чем гуще становился туман, тем больше сил я расходовал на поддержание связи с вороной, так что мы больше не стали медлить, выехали с кластера и в ста метрах от него замерли, сразу развернувшись к нему носом, чтоб, случись что, не медля сразу сорваться с места.

Не знаю, может Улей действительно закончил наше испытание, но вообще ничего вокруг представляющего для нас опасности я не заметил. Ворона уже на максимуме от меня летает и никого не обнаруживает. Такое ощущение, что все твари вообще эту местность покинули, напуганные скреббером. Но почему-то в это не верилось, заставляя, пусть пока еще немного, но нервничать.

– Шатун, всё, – подала голос Лиса, которая за перезагрузкой наблюдала. – Туман расползаться начал.

Отпустил ворону в свободный полет и открыл глаза. Действительно, огромная и еще недавно неподвижная стена тумана сейчас стремительно по окрестностям расползалась. Вот-вот и нас накроет.

Выдохнул облегченно, так как до последнего ожидал какой-то подлянки, которая должна была случиться в самый неожиданный для нас момент.

– Меняемся местами, как только чуть видимость улучшится, сразу трогаемся.

Лиса освободила место за рулем, так как стреляет она лучше, ей сейчас и тылы контролировать, а мне рулить. Нам нужно как можно быстрее на ту сторону реки перебраться, пока улицы в пробках не закупорились. Если конечно в центре уже этого не произошло. Но надеялись на лучшее.

И лучшее продолжало нас радовать. Только чуть туман поредел, что дорогу стало на двадцать метров вперед видно, я сразу же тронул машину с места, поначалу смотря вперед через открытое боковое окно. Но постепенно надобность в этом отпала, видимость стремительно улучшалась.

Снова, как и в прошлый раз, мигали аварийным светом прижавшиеся к обочинам машины. Только нам теперь на пятки никто не наступал. Кинул взгляд на Лису, которая назад постоянно смотрела, но пока вроде спокойная. Так что ехал не особо рискуя, внимательно следя за дорогой. А то вдруг и сейчас какой-нибудь лихач неожиданно появится.

Улей, наверное, действительно оставил нас в покое… на время. Так как нам даже пробок особых не попадалось, пусть не спеша, но уверенно вперед продвигались. Многие водители сейчас к обочинам прижались и активно обсуждали с другими людьми то, чему свидетелями недавно стали. Но и на дорогах машин хватало, многие водители терзали телефоны, надеясь на то, что связь всё же заработает. Но, что удивляло, аварий практически не было. Только несколько столкновений и то несерьезных мы и объехали.

– Мост, наконец-то, – выдохнула Лиса облегченно.

Уже давно назад особо не смотрела, хоть округу и контролировала, но больше на людей посматривала. Которые еще даже не подозревают что они уже почти мертвы. Хоть и привыкли мы уже давно к этому зрелищу, но настроение всё равно не очень. Стремились как можно быстрее перебраться через реку и поскорее найти убежище, где эти люди не будут возле нас мельтешить, щедро делясь обычными жизненными эмоциями друг с другом, не очень приятными для нас.

По мосту движение было очень плотное, так что преодолели его еще медленнее, чем ехали до этого. Но всё же преодолели. У меня даже настроение от этого стремительно вверх полезло и тут же рухнуло вниз. Сразу за мостом через реку, на мосту над ж/д путями мы застряли в пробке намертво.

– Нужно уходить, Шатун. Уже двадцать минут на месте стоим, как бы нас твари в этой пробке и не прихватили.

Водители вокруг тоже не слабо так нервничали: только что хрень какая-то произошла с неплохими такими спецэффектами, связи нет, света нет – о чем активно высыпавшие из домов люди всех вокруг просвещали, так еще и застряли тут и неизвестно когда тронемся.

– Еще немного времени у нас есть, – посмотрел направо, там у двух мужиков нервы сдали и они принялись отношения друг с другом выяснять. Пока правда словесно. Но это ненадолго, судя по градусу напряженности витающими над людьми. – Мы практически в центре города, сюда они не сразу доберутся. Но выбираться отсюда нужно, тут ты права.

– Опять на стройке прятаться будем?

– Желательно. Всё же твари ими не особо интересуются, успели уже убедиться в этом.

– Вон, – указала она пальцем влево. – Башенные краны, целых три штуки стоят. И от реки недалеко. Если что, то можно будет отступить… Слушай, – повернулась она ко мне всем телом. – А давай действительно на реке спрячемся. Найдём катер и – отдых на воде, – протянула она мечтательно. – Сто лет на море уже не была.

– Идея неплохая, но на воде… как бы сказать? Мы будем открыты со всех сторон. И сидеть мы будем постоянно внутри катера, так как нос наружу не высунешь. Если твари нас заметят, то деться нам некуда там будет: по сторонам мосты, на берег тоже не выберешься… Это если совсем прижмет, то к реке отступим, но пока лучше на берегу.

– Согласна, – после небольшой паузы, произнесла Лиса. Поняла, что позагорать не получится, тут действительно, если твари увидят, то не хуже Халка на след встанут, фиг сбросишь потом. – Тогда что, на ту стройку? – кивнула она влево.

– Да, не будем больше тянуть.

Вид выбравшейся из соседней машины вооруженной парочки хорошо так остудил скандалистов, которые уже за грудки друг друга хватать принялись. Так и застыли, уставившись на нас круглыми глазами. Да и вокруг шум внезапно стих, люди сосредоточили всё внимание на нас.

Забрали с заднего сиденья рюкзаки, закинули их за спину, подхватили оружие и в полной тишине пошли между машин вслед за Пиратом, который впереди нас бежал. Покрасоваться решил.

Глава 14

Свернули сразу влево и вдоль трамвайных путей под ошеломленными, любопытными, испуганными взглядами направились к виднеющимся не так и далеко башенным кранам. Некоторые люди спешили уйти в сторону, как только нас замечали, другие сразу за телефоном тянулись, принялись нас снимать, были и храбрецы, которые пытались с нами заговорить. Но мы ни на кого не обращая внимания спешили выбраться из этого столпотворения.

До первой стройки добрались довольно быстро, но она нам не подошла. Мало того, что рабочих на ней прилично было, так и жилые многоэтажные дома вокруг, твари тут точно всё прочешут. Вторая тоже не очень оказалась, хоть и расположена была в частично снесенном частном секторе, ближайшие дома в ста метрах, как минимум, от самого строящегося дома были. Но вот отстроена была только коробка в семь этажей, пять из которых были уже застеклены. Низковатое здание.

Даже заходить на нее не собирались, хотели уже к следующей стройке двигаться, которая должна находиться за белоснежными двадцатипятиэтажными домами, но не успели и нескольких шагов сделать в том направлении, как не так и далеко, в северном направлении, вдруг раздались хорошо слышимые выстрелы, которые впрочем быстро прекратились. Зато длинная автоматная очередь на востоке прострекотала.

– Из автомата палят, – сразу определила Лиса.

Ну да, его ни с чем не спутаешь.

– Похоже времени у нас меньше, чем я думал, – протянул задумчиво, старательно прислушиваясь. Но больше вокруг никаких посторонних звуков не раздавалось.

Еще раз окинул взглядом строящееся здание, обнесенную профлистом территорию со складированным там строительным материалом, который горой возвышался над забором, решая: оставаться здесь, или всё же рискнуть и попытаться до следующей стройки добраться?

Но все сомнения разрешили крики, которые раздались с той стороны откуда мы только что пришли. Там, за зарослями, односторонняя дорога вдоль трамвайных путей расположена, машины по которой еле двигались. Видимо твари туда уже добрались, раз столь истошно люди там кричат.

– Тут прячемся, – принял решение. – Посмотрим как события будут развиваться: если тварей единицы, то может еще и успеем более нормальное место найти.

Говорил это уже на ходу, направляясь к закрытым воротам на территорию стройки, за которыми «радаром» засек человека, который похоже за нами в щелку наблюдал.

– Открывай калитку, – произнес, как только мы к ней подошли. – Мужик, как ты сопишь – слышно за километр отсюда, так что не прячься, а давай открывай по-хорошему.

А в ответ тишина, только сопение усилилось.

– Лиса…

Без вопросов кивнула, аккуратно положила на землю «Взломщика» и наступив ногой на мои сцепленные в замок руки легко перелетела через ворота.

– Сто… Кх-кх-кх, – что-то попытался сказать, а потом закашлялся, походу как сторож и зашлась лаем мелкая собачонка, которая до этого молчала, подражая своему хозяину.

Замок скрежетнул и калитка распахнулась, Лиса вышла из нее и сразу же оружие свое подобрала. Я же наоборот зашел внутрь, где обнаружил согнувшегося и державшегося за живот полноватого, седовласого мужика, одетого в черную футболку и черные же джинсы, обутого в босоножки. Кашлять уже прекратил и сейчас судорожно пытался отдышаться.

– Схватить меня хотел, – произнесла вошедшая следом Лиса.

– Понятно. Калитку закрой. – И обратился к мужику, который уже слегка отдышался: – Слушай сюда, герой. Сейчас прячешься, чтоб тебя вообще не видно и не слышно было. Сидишь тихо как минимум сутки, потом решим, что дальше делать.

Мужик, краснота с лица которого так и не думала сходить, только теперь уже не из-за нехватки воздуха, угрюмо посмотрел на нас, но говорить ничего не стал, только взгляд с меня на Лису и обратно переводил, внимательно осматривая все наше снаряжение. Наверное мент бывший, очень уж взгляд специфический.

– И собаку свою уйми, а лучше вообще ее с цепи отпусти, пусть сама выживает, как может.

– Вы кто такие?

– Не до разговоров, мужик. Бери воду, продукты, которые готовить не нужно, и, как и сказал – прячься. Если уцелеешь, то завтра поговорим.

Пока разговаривал с ним, Лиса сама собаку с цепи спустила, которая при ее приближении замолчала, хвост под себя поджала, да еще и лужу напрудила. А как ошейник с нее сняла, так буквально испарилась, скрывшись в зарослях, которые везде тут разрослись.

Стройка видать не первый год уже строится, вокруг деревья уже полноценные выросли, как вдоль забора, так и по территории, возле складированных плит. За траву вообще не говорю – в пояс стояла. И зачем только здесь два башенных крана и такая гора стройматериала, если никто ничего не делает?

Больше не обращая внимания на сторожа, который принялся телефон терзать, видимо пытался о нас доложить, направились к дому. Где пыль и запустение обнаружили, а также вонючие следы пребывания посторонних. Ну да, если и сменщики у этого сторожа такие же пузатые, то похоже они вообще по этажам здесь не ходят. Вот наркоманы и облюбовали это здание: помимо «минирования» обнаружили и пакеты, похоже как с клеем, тюбики которых тут же валялись, да и шприцов в немалом количестве под стенами лежало.

– Место совсем не фонтан, – брезгливо оглядываясь вокруг, произнесла Лиса. С которой был полностью согласен Пират, который не спешил покидать свою сумку, а так, сидя в ней по сторонам и глазел.

– Согласен, – я тоже был не в восторге. – Пару часов за округой понаблюдаем и если обстановка позволит, то двинем на следующую стройку, или что другое подберем. Можно вон, в гаражах попытаться укрыться.

С пятого этажа открывался вид на практически скрытые в зарослях железные гаражи, подъезд к которым был со стороны тех высотных белых зданий. С нашей же стороны, всё кустарником и деревцами заросло, поэтому с этой стороны с земли их и не видно.

– Элита… – произнесла тихим голосом Лиса, которая в другую сторону смотрела.

* * *

Три дня пришлось на этой стройке просидеть и место это в итоге оказалось совсем даже неплохое. Нас всё же не обнаружили. Твари на удивление быстро добрались до этих мест и первым делом дома частного сектора быстро на запчасти разобрали. Мы в это время под скрытом просидели, практически не сбрасывая его, всё боялись что нас заметят. Не заметили.

Два дня без сна и полные нервного напряжения, зато на третий день упыри здесь почти уже не мелькали. А если и появлялись, то только мимоходом: спешили к высотным домам в надежде там кем-нибудь поживиться. Кластер этот на удивление быстрый оказался, в плане обращения людей в упырей. Сторож, которому повезло и его не сожрали, уже к вечеру заурчал, выполз из вагончика и замер на месте, монотонно покачиваясь напротив ворот. Зато собака вняла нашим словам, так ее больше и не видели.

– Что делать будем, Шатун? – После осмотра окрестностей из окон других квартир, вернулась к нам с Пиратом Лиса. – Ладно продукты, но воды практически не осталось. Сутки может еще и вытерпим, а потом что…

С водой проблема. Запас свой выпили быстро, в дежурке у сторожа ее практически не оказалось: баклажка пятилитровая почти пустая на столе стояла. Зря только его ушатали, как бы теперь на кровь кто не навелся.

– Будем дергать отсюда, – после небольшой паузы, ответил ей.

Сам всё это время, практически не отрываясь, смотрел на белоснежные высотные дома, которые твари уже прошерстили и сегодня в окнах там уже не мелькали. Принял решение туда перебираться.

– Думаешь там упырей уже нет? – подошла, встала рядом со мной и посмотрела в ту же сторону Лиса.

– Не будут надолго они тут задерживаться. Да и понятно теперь становится, почему так быстро исход в прошлый раз начался. Люди быстро обращаются и им тут надолго задерживаться смысла нет. Пустышей, особенно отведавших человеческого мяса и уже начавших эволюционировать, жрать они не любят, а иммунных и живность в первые дни выедают. Так что основная масса быстро на следующий кластер двинет, единицы тут задержатся.

– Наверное так и есть. В первые дни от тварей не протолкнуться было, а сейчас уже и не видно их почти.

– Это у нас тут их почему-то не видно, но вообще, они сейчас пустышей еще хорошо подъедают, вот через несколько дней, к концу недели, первый исход начнется, тогда да, их порядком меньше будет.

Еще с полчаса понаблюдали за округой и покинули приютившую нас стройку. Держась зарослей, вдоль гаражей, направились на новое место жительства… которое совсем не горело желанием нас принимать.

– Да тут, наверное, практически все оставшиеся целыми жильцы этих домов собрались, – в шоке прошептала Лиса.

Вокруг домов практически все было усеяно останками жильцов, которым дома не сиделось, так как ни связи, ни света, ни воды не было и они на улицу выбрались, общались. Тут их твари и накрыли. Те же, кому повезло уцелеть, теперь доедали то, что более матерые твари не доели. И уцелевших этих было очень много.

– Обойдем кругом, может получится проскочить. Эта толпа, если что, хорошей защитой для нас будет, так как сразу видно, что иммунных тут уже не осталось. Всех сожрали. И эти уже никого как пища не интересуют, даже внешне уже видоизменяются. На верхних этажах, надеюсь, мы в безопасности будем, если совсем уж какая одаренная тварь не попадется, что сможет там нас засечь.

В стороне виднелись пятнадцатиэтажные здания, но хотелось всё же пробраться в эти, двадцатипятиэтажные. Всё же десять этажей, лишний шанс что нас не заметят.

– Фиг мы туда пролезем.

Полностью согласен с Лисой. Обошли практически кругом, и везде то же самое: пустыши на останках копошатся. Незаметно не пробраться. Но можно попробовать и по-другому…

– Раз по-хорошему не получается, попробуем иначе.

– Это как? – Лиса кинула на меня немного нервный взгляд, видать заранее уже опасается таких моих инициатив.

– Я фантомов пущу в разные стороны, путь их оттянут чуть за собой, а мы с тобой в магазин за их спинами и проскочим.

Лиса с сомнением еще раз осмотрела толпу тварей, которая ни на что не обращая внимания увлеченно подъедала многочисленные останки, всё же кивнула согласно:

– Давай попробуем.

Где ползком, где короткими перебежками добрались до стоящих напротив продовольственного магазина «Гострономъ» машин и за ними укрылись. Расположились в пяти метрах от ближайших пустошей и в тридцати метрах от входа магазин.

– Готова? – посмотрел на Лису, которая скривилась от ароматов, которые тут особенно сильны были.

– Главное не поскользнуться будет, ты глянь, какое тут месиво, – еле слышно прошептала она, еще больше скривившись. Но всё же кивнула согласно. – Готова. – И совсем уже практически неслышно, под нос себе пробурчала: – Опять одежду менять.

Но на это я уже не обратил внимания, сосредоточился и создал двух иллюзорных котов, которые не особенно и быстро побежали в разных направлениях.

Сначала показалось, что твари их вообще не замечают, полностью сосредоточенные на своем пиршестве, но вот раздалось первое пока еще недоуменное урчание нескольких упырей, постепенно сменяясь на воодушевленное и более массовое.

Да уж, это уже не простые пустыши, а как минимум джамперы. Толкаясь между собой, эти твари делая короткие рывки дружно устремились за иллюзорными котами.

– Вот это ты выдал, – ошеломленно прошептала Лиса.

Упыри, со всех сторон кидались на фантомов, образовывали немалые такие свалки, но вот схватить такую желанную добычу у них никак не получалось, отчего уже не простое урчание, а массовое возмущенное со всех сторон раздавалось. Шуму они подняли… Но главного я всё же добился, дорога к магазину расчистилась от тварей и сомневаюсь, что даже те, кто в нашу сторону лицом повернуты, нас заметят. Всё внимание на котов.

– Бежим, пока кто-нибудь не заинтересовался этим хором.

Выскочили из-за машин и рванули к магазину. Пока бежали больше внимания уделяли тому, что под ногами находится, чем по сторонам смотрели. Месиво тут такое, что действительно, как бы не поскользнуться и не навернуться. И не столько измазаться боялся, сколько насадиться на обломок кости. Не факт, что даже наша хваленая регенерация спасет от той заразы, что в таком случае попадет в организм.

Но до магазина всё же нормально добежали, не грохнулись. Уже на пороге осмотрелся по сторонам…

– Заметили всё же, – пробормотал, отступая спиной в магазин, у которого на удивление даже дверь целая была.

Твари всё также продолжали атаковать фантомов, но одна, петляя среди них, стремительно к нам приближалась.

Сделав пару шагов назад, сразу же положил «Кашмар» на морозильный ларь, которые вдоль стены хорошо укутанные одеялами стояли, и потянул из кобуры ПП-2000. Он, пусть не намного, но всё же тише работает, а шуметь сейчас совсем не хотелось. Пока нас только одна бегунья заметила, но если шумнем, то вся эта толпа за наши поиски примется. И пусть они нас в жизни не обнаружат, но своё поганое дело сделают: если элита какая появится, то эти твари укажут своим поведением, что в здании кто-то вкусный прячется.

Придерживая ногой пластиковую дверь, чтоб до конца не закрылась, прицелился в уже практически добежавшую к нам упыриху и… если б к то знал, что мне стоило не выстрелить, хотя слабину спускового крючка уже выбрал. Но в последний момент, за мгновение до выстрела, в этом урчаще-чавкающем хаосе расслышал, как вот это, грязное, с явно видимыми потеками на штанах – как и у всех пустышей, которые эти самые штаны еще не потеряли, – с вколоченными волосами и безумными красными от полопавшихся капилляров глазами на окровавленном лице, причитает еле слышно: «Мама. Мама. Мамочка» – палец буквально заморозило.

– Иммунная?

Сказать что я охренел – это сильно преуменьшить. Как она могла выжить в этом хаосе столько дней, я просто не понимаю. Но это действительно была иммунная. Теперь уже дошло, что она не просто бежала в нашу сторону, а старательно лавировала между упырями, некоторые даже пытались ее поймать, когда мимо пробегала, но вот гнаться не стали, кот для таких всё же более желанная добыча.

– Лиса! Сюда, быстро!

– В помещении чисто…

За такое короткое время уже успела осмотреться. Но что тут чисто, в буквальном смысле – чисто, такое ощущение, что твари сюда вообще не наведывались. Так вот, я еще на подходе «радаром» осмотрелся и знал, что в магазине никого нет, просто Лисе об этом не успел сказать.

– Тихо! Сейчас хватаешь иммунную и сразу во внутренние помещения ее тянешь!

– Какую иммунную? – глаза на лоб у нее полезли от не меньшего, чем у меня недавно, офигевания.

Отвечать не пришлось, эта «упыриха» уже практически добежала до нас. Я даже дверь шире распахнул, чтоб она без проблем вовнутрь забежала, да так и замер в кратковременном шоке. Внутри как будто что-то оборвалось и наступило полное спокойствие, практически мгновенно понял, что всё, отбегались.

По дороге, со стороны, судя по внешнему виду, элитных пятиэтажных домов территория которых была огорожена высокой кованой решеткой и откуда «упыриха» к нам и прибежала, целенаправленно в нашу сторону неслась ЭЛИТА.

– Помогите пожалуйста!

Но я не обратил внимания на добежавшую до нас иммунную, не отрываясь смотрел на элитника, с мордой отдаленно похожей на драконью: голова усеяна рогами, массивное тело с какой-то чешуйчато-пластинчатой броней, заканчивающееся остроконечным хвостом, которым он сбивал разбегающихся с его пути пустышей, которым повезло и они не попали под его когтистые лапы, из-под которых только брызги во все стороны летели.

– Дьявол! – прошептала Лиса.

И этот дьявол стремительно к нам приближался. И чем ближе он был, тем более спокойным я становился. Понимал, что шансов спастись никаких.

– Лиса, хватай ее, – не сводя взгляда с элитника, кивнул на иммунную «упыриху». – И дергайте отсюда как можно быстрей и как можно подальше. Я попробую его отвлечь.

Лиса, вот что удивительно, даже спорить не стала, чего я боялся. Посмотрела на меня долгим взглядом, еще раз глянула на элитника и без слов подхватила под руку эту… даже не разберешь сейчас возраст этой женщины, потянула ее за собой. Но эта дуреха, буквально примерзла к месту и одно себе твердит:

– Помогите пожалуйста! Помогите пожалуйста!..

И так шансов спастись практически не было, а теперь, пока Лиса ее за собой тащила, а потом просто, ударом в голову, вырубила и так за собой поволокла, их вообще не осталось. Элитник был уже вот он, несколько прыжков и он в магазин ворвется.

Спокойствие сменилось диким бешенством, очень уж не хотелось подыхать, и я приготовился использовать свой последний шанс: может всё же получится отвлечь его, хоть ненадолго? Ушел в скрыт и…

* * *

– Иди отдыхай. Под утро тебя разбужу, тогда подежуришь, – Лиса чуть ли не силком вытолкала за дверь уже ничем не напоминающую упыриху иммунную и посмотрела на Шатуна, вот уже четвертые сутки пошли, как он вот так, без сознания лежит и улучшений пока никаких не видно. Но радует, что и хуже ему не становится.

Попробовала ему лоб, еще не горячий, но чувствуется, что температура уже начала повышаться, скоро нужно будет его живчиком поить. Это единственное, что с ним происходит регулярно – повышение температуры, но стоит живчиком его напоить, как на какое-то время она понижается.

Подошла к окну и посмотрела наружу. Никого! После того, что Шатун выдал, даже тупые пустыши чуть ли не со скоростью болидов разбежались и с тех пор вообще никаких упырей рядом с домом даже не мелькает.

Невесело усмехнулась – в очередной раз Шатун совершил невозможное, но спас их. Перед глазами встал дьяволоподобный элитник: никогда еще Лиса не видела, да даже не слышала о подобном, что матерая элита может испугаться. Да еще и как испугаться – обгадилась от страха, прежде чем податься в бега. Хоть она и сама тогда… испугалась, но смотрела во все глаза на это невероятное зрелище, так как не успела она тогда убежать, как Шатун велел. А все из-за этой иммунной, вот еще головная боль на их головы. Но теперь она ей даже благодарна: не только своими глазами наблюдала столь невероятное зрелище, но еще и умудрилась на камеру всё заснять. На ноутбуке уже не один раз эту запись пересматривала и до сих пор не верится, что это всё в реальности было.

В комнату вернулся Пират, который на груди у Шатуна постоянно лежит и никакими силами его оттуда не сдвинешь Только иногда, вот как сейчас, по надобности, ненадолго убегает и быстро возвращается.

– Что такое, Пират? – В этот раз он не спешил сворачиваться клубком, а заскочив на грудь и чуть склонив голову набок, как будто прислушивается, принялся внимательно в лицо Шатуну всматриваться. – Неужели?.. – в душе полыхнуло радостью, так как Пират довольно громко заурчав, начал облизывать лицо Шатуну и тут…

* * *

– Ох! – уже как-то привычно сорвался стон при пробуждении.

Состояние – скоро мазохистом стану, если после каждой передряги так хреново будет. С трудом открыл глаза и первое что увидел – это довольную мордочку Пирата, который закончил облизывать мне лицо и сейчас нетерпеливо мял своими лапами мне грудь, при этом мурлыча во весь голос и не сводя своего взгляда с моего лица.

Как в замедленной съемке, также медленно поднял руки и погладил этого барбоса, который заурчал еще громче, хоть казалось что уже некуда.

– Привет! Ты как? – первое что спросил, когда Лису увидел, которая к кровати, на которой я лежал, подошла и упала в рядом стоящее кресло.

Раз сам очнулся и Лису вижу, значит мы как-то от элитника сумели сбежать. Но вот как мы это проделали, не помню. И если судить по ощущениям, то прежде чем мы сбежали, этот элитник по мне всё же неплохо так потоптаться успел. Вопрос: Как выжили?

– Привет! Всё в порядке со мной. На, – протянула мне флягу, – живчика попей, легче должно стать.

Это – да, это – нужно. Но прежде чем флягу взять, пришлось Пирата еще погладить, ни в какую с груди слазить не хотел: когтями вцепился и гладится сам своей головой о мою, продолжая довольно мурлыкать, работающий трактор изображая. Но всё же угомонился, вернее Лиса его к себе на руки забрала и только тогда я припал губами к фляге.

– Фух, хорошо. Где это мы находимся? – Напившись, осмотрелся. Лежу на кровати полностью голый, простыней укрытый, в чьей-то спальне. Напротив окно шторами не закрытое, что непривычно, но там только небо виднеется.

– На двадцать пятом этаже, – усмехнулась она, заметив мой взгляд. – Ты даже не представляешь, как я рада, что ты наконец очнулся, – выдохнула она и как-то осунулась в кресле, расслабившись.

– Я так подозреваю, что…

– Четвертый день пошел, как ты спящего прынца изображаешь, – не дала она вопрос задать, сразу на него ответила. – Поцелуи не помогли… – заметила, как я простыню поправил, засмеялась. – Нет, кроме поцелуев ничего больше с тобой не делали. Не надейся. – И уже серьезней закончила: – Раствор уксуса не помог, жемчуг я побоялась давать, всё же не так давно белую приняли. Так что поили тебя живчиком когда температура повышалась и ждали когда сам очнешься. А раздели, так уксусом тебя обтирали, а то в первый день температура высокая держалась и почти не падала.

– Понятно. Как мы спаслись-то? А то вообще ничего не помню, – пожаловался ей.

Лиса сначала удивилась, а потом рассказала, и даже показала на ноутбуке. А то, если честно, совсем не верилось, что такое вообще возможно.

– Иллюзия твари у тебя впечатляющая получилась, как настоящий с аэродрома, сплошные щупальца. Я даже… Очень я испугалась, – глаза в сторону отвела. – Но и элита не меньше испугалась, – захихикала она нервно. – Как ты скре… иллюзию его создал, так этот Дьявол на месте забуксовал, а потом дернул отсюда не разбирая дороги, сквозь соседний дом насквозь прошел, стен и не заметил, проломил. Там теперь на машине можно проехать, такой проход после него остался. Но это сейчас смешно, а тогда… Я не знаю, что и как ты сделал, Шатун, но такой жутью от твоего фантома повеяло, что не только этот элитник прочь рванул, но и простые пустыши в бегунов сразу превратились, с такой же скоростью, как и те бегают – отсюда в разные стороны разбегались. Я, если б от страха не парализовало, тоже бы за ними следом подалась. Это уже потом, когда он развеялся, я поняла, что это фантом. А тогда я очень-очень испугалась, – вымученно улыбнулась она. – Как не поседела, сама не знаю. Реально жутко было.

Смотрел на всё это на ноутбуке и не верил, что вот это я создал. Помню, что хотел сначала кота создать, на животных эти твари лучше всего ведутся, но когда я в скрыт ушел, элитник, такое ощущение возникло, продолжал меня видеть даже в невидимости и я, как сейчас помню, решил Халка создать. Как получилось создать скреббера, вообще не понимаю. Да еще и такого… практически настоящего, с его умением жутью придавить. Не по-ни-ма-ю!

Ясно только одно, что в того фантома я вложил все свои силы разом, потому и вырубился. Но не из-за перерасхода сил, а потому что надорвался. Сейчас обследовав себя, понял, что мне дважды повезло: сумел отпугнуть тварь, создав такую иллюзию, благодаря чему мы и выжили; так еще и не подох, и способностей своих не лишился, хоть и близок к этому был. Очень близок. Потому и погано мне сейчас, что все мои дарованные Ульем силы в клочья разорваны, на тонких ниточках, дрожащих от напряжения и готовых окончательно порваться, сейчас всё держится. И, наверное, и в третий раз повезло, что очнувшись «радаром» не воспользовался, мне сейчас это противопоказано. И в четвертых… мне нельзя сейчас ничего кроме живчика пить, повезло, что Лиса, после первого раза, видя что горох не помог и температура не упала, больше не давала его мне. И очень сильно повезло, что жемчужину мне не скормила. Это бы меня окончательно угробило.

Всё это объяснил Лисе, когда она заметила, что я открыл глаза, закончив себя обследовать.

– И что делать будем?

– Нужно место безопасное искать, где я смогу восстановится естественным путем. Нельзя мне сейчас не только способности свои использовать, но и помогать им восстанавливаться. Во всяком случае в первое время, пока хоть немного не восстановлюсь, а то как бы эти нити совсем не порвались. Потом уже, я думаю, можно будет потихоньку горохом регенерацию подстегнуть.

– Сейчас тут безопасно, но это только до перезагрузки. А потом… Как долго тебе восстанавливаться?

– Если б я знал! Но ничего, до перезагрузки тут сидим, раз уж тут сейчас безопасно, а потом, как и планировали, по туману рванем на ту сторону кластера и в леса уйдем. Будем где-нибудь недалеко от города прятаться, чтоб можно было продуктами разжиться. Но лучше, конечно, заранее ими запастись, но это мы ближе к перезагрузке спланируем. Посмотрим, как быстро я восстанавливаться буду. Может повезет и к тому времени здоров буду и мы сразу рванем дальше.

Глава 15

– Это кто был? – несколько ошарашено посмотрел я на вернувшуюся Лису.

– Иммунная, которую мы спасли, – посмеиваясь, глядя на меня взъерошенного, ответила Лиса.

– Нет, это я понял, хоть и не ожидал что она такая молодая, – перед глазами встала та картина, когда она, петляя между пустышами, к нам бежала. Совсем ничего общего. – Я хотел спросить: что это было?

Не успели мы с Лисой закончить составлять планы на будущее, как в комнату влетела… совсем молодая девчонка и бормоча: Нельзя… Нельзя… Нельзя… – кинулась мне на грудь, накрыв своими длинными темными волосами, вцепилась мертвой хваткой и всё твердит это своё – нельзя!

Поначалу растерялся, так как про эту иммунную в тот момент и не вспоминал, но быстро в себя пришел, принялся ее успокаивать, поглаживая по голове и пытаясь выяснить: что именно нельзя? Но так ничего и не добился. Плачет, бормочет «нельзя» и такое ощущение, что не сама за меня держится, а меня на месте старается удержать, потому и навалилась сверху.

Лиса спасла. Что-то ей вколола и та довольно быстро успокоилась, практически заснув. Только тогда Лиса смогла оторвать ее от меня и отнести в соседнюю комнату.

– Успокоительное вколола, – пояснила она, когда вернулась. – Нашла в аптечке в соседней квартире, там видать кто-то болящий жил, так как запах лекарств сильный стоял, и самих лекарств в достатке было, хоть аптеку открывай.

– Она что, – пальцами возле виска пошевелил, – того?

Если честно, то и не удивился бы. Всё же такой шок испытать, не мудрено и головой тронуться. Удивительно только, что в таком состоянии вообще смогла выжить.

– Ну как тебе сказать… поначалу да, я думала что она с ума сошла. Но чем больше она рядом с тобой находилась, тем более адекватная становилась. Во всяком случае, разговорить я ее сумела. А после, как живчиком отпоила, так вообще практически нормальная стала. Только вот заснуть у нее не получалось, поэтому я и пошла на поиски лекарств.

– И часто ей колоть их требуется?

– Да нет. На третью ночь уже так, без них заснула.

– Подожди! – дошло с запозданием до меня. – В каком смысле, рядом со мной?

– Ну так она, как очнулась, в тебя вцепилась и не отпускает. Пришлось за вами двоими поначалу ухаживать, тут на кровати и лежали прынц и прынцесса, – усмехнулась она.

– Ладно, посмеялись и хватит. Давай серьезно!

– Если серьезно, то из ее рассказа я поняла, что у девчонки какие-то сенсорные способности просыпаются. Но не обычные, а она опасность ощущает.

– Да тут в Пекле везде опасность.

– Вот и представь каково ей было пока до нас не добралась. Уже тут, очутившись возле тебя, у нее даже не страх, а ужас который со всех сторон на нее давил, притупляться начал. Чувствует себя более-менее защищенной.

– Вот это поворот, – протянул я озадаченно. – Она точно с ума не сошла?

– Не больше, чем все мы в этом мире, – беззаботно пожала Лиса плечами, продолжая при этом как-то непонятно на меня посматривать.

– Ладно, с этим разберемся. Теперь признавайся, что за хитрые взгляды ты на меня бросаешь?

Вижу, что ей уже не терпится меня еще чем-то огорошить, глаза так и блестят. И Лиса не разочаровала. Хмыкнула и со смешком пояснила:

– Да я уже практически всё сказала. Попал ты Шатун. Не знаю, как и выкручиваться будешь.

– В каком смысле?

– Да в том смысле, что у нее чуть ли не импринтинг на тебя образовался. Пока ты без сознания валялся, от тебя ни на шаг не отходила и даже спала рядом, руку твою сжимая. Так что влип ты, Шатун! – и она снова захихикала, глядя на мое вытянувшееся лицо. – Я ее только перед твоим пробуждение, в первый раз уговорила отдельно спать лечь. До этого пусть уже и без лекарств, но только рядом с тобой ей заснуть удалось. Говорит, что островок спокойствия тут, а со всех сторон опасность подстерегает. Так что, ты сам говорил, что тебе такой типаж девушек нравится. А так как с Шельмой ты расстался окончательно, то вот тебе новая девушка.

– Ты сдурела? Какая девушка? Ей лет то сколько?

– Почти восемнадцать. Через два месяца исполнится.

– Совсем ребенок еще.

– Ну да, ребенок, – хмыкнула она иронически. – С такими-то «достоинствами». Тебе самому то сколько лет, старик?

Этот вопрос меня в тупик поставил. Как-то я, с тех пор как попал сюда, свои годы не считал.

«В двадцать четыре сюда провалился. Год… еще два, – принялся пальцы загибать и считать, сколько я здесь уже нахожусь. – Выходит, что уже четыре года».

– Двадцать восемь мне по идее уже. День рождения, извини, даже приблизительно когда он сказать не могу.

– Ну вот. Разницы всего каких-то несчастных десять лет. Не знаю как у вас, в вашем неправильном мире, а у нас олигархи только на молоденьких и женились. И там разница между ними по более чем в десять лет была.

– Так то олигархи, а мы люди простые, нам до них далеко.

Уже отошел от шока и понял, что Лиса просто прикалывается. Пока без сознания был, представляю, что она пережила. Вот теперь так и выплескивает свой страх, издеваясь надо мной.

– А ты кто, по местным меркам? Самый что ни на есть олигарх! Большинству до тебя, как простому работяге до богача в моем мире. Так что, Шатун, ты попал и никуда тебе не деться. И это я уже не шучу, – Лиса действительно серьезным тоном заговорила. – Девчонка, я даже не знаю, как она с ума не сошла. Ты только представь: проснулась, родители уже на работу уехали, и она до последнего не догадывалась, что что-то случилось, пока твари соседей жрать не принялись. Два дня в своей квартире в ванной отсиживалась, а на третий – у нее похоже как дар пробуждаться начал. Она точно не помнит что происходило, только ужас со всех сторон и только в одном направлении, как она говорила, есть безопасное место, куда она и стремилась всеми силами добраться. Я не знаю, как ее не съели, но она только на это чувство безопасности ориентируясь, на встречу с нами и пробиралась. Уже в конце, несмотря на чувство опасности, чувство защищенности пересилило, и она сорвалась, прекратила прятаться и напрямки к нам побежала. Говорила, что ужас от того, что мы можем исчезнуть и оставить ее сам на сам с этим городом, пересилил страх и она просто побежала. Так что я действительно не представляю, как она с ума не сошла, Шатун. Я бы точно головой двинулась, если бы на меня со всех сторон так давило.

– Не преувеличивай. Уж кто-кто, а ты бы не сорвалась. Иди сюда, – похлопал ладонью по кровати рядом с собой.

И Лиса без разговоров, оставив «Взломщика» и Пирата в кресле, упала на кровать, придвинулась поближе и устроив голову у меня на плече, глубоко вздохнула и расслабилась.

– Пар сбросила? – спросил ее, крепко обнимая.

– Если б ты знал, Шатун, как я испугалась. На аэродроме – это так, цветочки были. Там меня накрыло и я почти ничего не помню. А тут… ужасом сковывает, а отключиться нельзя. Сама чуть головой не двинулась. Хорошо хоть Рита не сразу очнулась, а то, глядя на нее в тот момент, я и сама бы в истерику скатилась. А так, я надежно ее там внизу вырубила. Уже перенесла вас и вещи сюда и только тогда она очнулась. Но хорошо что рядом с тобой очнулась, вцепилась и молчит, только дрожит вся. Еле живчиком отпоила.

Не стал ничего говорить в ответ, просто лежали рядом молча и каждый свои думы думал. Которые прервал Пират: сидел в кресле и возмущенно на нас смотрел. Как посмели его к себе в кровать не взять? Но долго не вытерпел, пробежав по Лисе, заскочил мне на грудь и упав на бок, принялся Лису с моего плеча сталкивать, маскируя это действо под массаж головы.

– Ревнивец, – усмехнулась та и повернувшись на бок принялась его гладить, но тут же подскочила на кровати, перепугав не только Пирата, но и меня, воскликнула: – Я поняла! Шатун, я поняла!

– Что именно? Что Пират ревнивец?

– Да нет же! Видео… – соскочила она с кровати и подняла с пола ноутбук, который туда положила, как только видео закончили по десятому разу просматривать. – Сейчас, подожди… найду это место.

Принялась в который раз просматривать тот момент, когда я иллюзию скреббера создал. Мы же с Пиратом недоуменно переглянулись, принялись за ней наблюдать.

– Вот! – нажала она на паузу. – Вот что мне покоя не давало. Сколько раз смотрела, чувствовала, что что-то глаз цепляет, а что именно, понять не могла. Вот! – повернула ноутбук экраном ко мне и отмотав видео немного назад, включила воспроизведение.

Мы с Пиратом в который раз начали смотреть, как я стою на входе в магазин, а сквозь окно хорошо видно, как в нашем направлении летит элитник. Вот я исчезаю и спустя мгновение, когда элитник уже был практически рядом – во всем своем великолепии появляется скреббер.

– Не заметил? – Лиса рядом чуть не подпрыгивает от возбуждения и переполнявшей ее радости. – Смотри в зеркало, а не на тварь.

В магазине, для декора и видать чтоб он казался более объемным висели несколько зеркал, вот на одно такое Лиса и указала. Отмотала видео и запустила воспроизведение.

Снова смотрю на дергание камеры, где видно, как Лиса вырубила… Ритой иммунную зовут, как оказалась. Так вот, она ее вырубает, так как та упирается и уходить не хочет. Вот момент, Лиса оборачивается и смотрит на меня, заодно увидела что тварь уже практически рядом и замерла, видать поняла, что убежать уже не получится. Но теперь смотрю не на себя и элитника, а на то, что в зеркале отображается. Лиса отображается, которая чуть согнувшись в одной руке держит «Взломщика», другой Риту придерживает… Стоп!

– Отмотай чуть назад.

– Увидел? – Лицо у Лисы восторгом так и пылало.

– Увидел, но не совсем понял – что именно.

Лиса еще раз видео назад отмотала, только теперь уже ненамного.

Так, Лиса стоит, напряженно в мою сторону смотрит, но я сейчас не на нее смотрю, а на замершего за ней Пирата, который в сторону отбежал и тоже на меня смотрит. Вот я исчезаю, у Лисы глаза от ужаса чуть из орбит не выскакивают и… главное действо с Пиратом, а он, как только появился скреббер… рассыпался на много генетт и вся эта толпа разбежалась в разные стороны.

– И что это было? – озадаченно посмотрел я на Пирата, который лежал у меня на груди и лениво посматривал одним глазам на то, что мы там на ноутбуке смотрим, тихонько мурлыкал себе довольно.

– Заметил? – зато Лису эмоции переполняли. – Это у него новый дар пробудился, да?

В очередной раз запустила воспроизведение и мы еще раз посмотрели, как Пиратов становится много и как они разбегаются.

– Так быстро белая жемчужина на него подействовала, что у него, похоже такой же как и у тебя дар, иллюзии создавать, появился.

– Не знаю, Лиса. На видео не разберешь, иллюзии это или нет. Но факт, что жемчужину не зря ему скормили, дар новый у него появился.

– Пират! – подхватила она его на руки. – Продемонстрируй нам его. Ну! – начала его мучить, чтоб он так же, как и на видео – рассыпался. – Давай, Пират! Я хочу посмотреть на много Пиратиков.

Но тот ни в какую распадаться не хотел: принялся с ней играть, цепляясь за ее руки когтями и кусая куда дотянется. А потом, когда это дело ему надоело, ловко выскользнул у нее из рук и быстро убежал в другую комнату.

– Ну так не честно, – огорченно посмотрела она ему вслед.

– Да ничего удивительного, – принялся ее успокаивать, хоть и сам надеялся, что у нее получится. – Сама вспомни, он и в невидимость при нас просто так никогда не уходит. Так что и этот его дар, он тоже не видит смысла просто так применять. Как в очередной раз встрянем куда-нибудь, тогда и удовлетворишь свое любопытство.

– Ну уж нет, – аж передернуло ее от таких перспектив. – Не нужно мне такого счастья.

Отошла к окну, выглянула наружу и убедившись, что нам ничего не угрожает, снова упала в кресло и принялась мечтать:

– Если у Пирата новый дар уже прорезался, то, наверное, и у нас он скоро должен как-то проявиться. Интересно, какой у меня будет?

Слушая краем уха, как Лиса перечисляет всевозможные дары, которые бы хотела себе заполучить, в очередной раз осмотрел себя «внутренним взором» и тяжко вздохнул.

Мне бы тоже хотелось помечтать, да не до мечтаний было. Тут как бы и уже имеющихся способностей окончательно не лишиться, до такой степени всё на волоске висит, что о новом даре даже не задумывался сейчас. Да и боль эта. Это даже не как зубная, когда он только начинает болеть, это похуже. Внешних повреждений нет, но при этом всё тело на энергетическом уровне ноет. Постоянно ноет. И боль эту ничем не облегчишь, можно только хуже сделать, так что нужно ждать и терпеть, пока оно само всё хоть немного не заживет, а тогда уж…

Под монотонное бормотание Лисы и свои невеселые мысли, не заметил как и уснул.

* * *

В этот раз никакой истерики, неадекватного поведения и непонятных возгласов «Нельзя», не было. Я уже проснулся, оделся и стоял сбоку у окна, смотрел на улицу, когда Лиса привела нашего найденыша, которую явно к этой встречи подготовила. Что в первую, что во вторую нашу встречу я ее и не рассмотрел толком, в прошлый раз только и понял, что она молодая, а не упыриха страшная. Сейчас же Лиса «товар» во всей красе представила, насмешливо на меня посматривая при этом. Раньше они с Корнетом друг над другом подшучивали, а теперь она и за меня решила взяться, от скуки наверное. Но сейчас я ее хитрые взгляды понимаю…

Вроде и не много, чистая одежда и легкий макияж, но девчонка и сама по себе красивая, а так, во всем этом Пекле, среди ужаса и многочисленных смертей, она просто нереально красивой показалась. Только одно но! Молодая она. Что бы там Лиса не говорила, но я всё же предпочитаю девчат постарше.

– Привет! Меня Шатун зовут, – улыбнулся ей, отходя от окна, и слегка рукой махнул, приветствуя.

– Рита, – вскинула она до этого смущенно опущенные книзу глаза, видать стесняется последней своей выходки, но пересилила себя и посмотрела на меня прямо, представившись полностью: – Маргарита Зверева.

– Ну вот и познакомились. Лиса тебя уже просветила, где мы все находимся и что с тобой за странности происходит?

– Да, – кивнула она и в следующее мгновение глаза у нее подозрительно заблестели и, совсем неожиданно для меня, ручьем полились слезы.

Лиса мне кулаком погрозила, состроив страшную рожицу, кинулась ее успокаивать.

Н-да. Медведем в посудной лавке себя ощутил, но так и не понял, что я такого ляпнул. Нет, понятно что девчонка еще не свыклась с мыслью, что семья для нее навсегда потеряна и еще недавно беззаботная жизнь, осталась где-то там, далеко. Но сразу слезы лить… Пожал недоуменно плечами и отошел в сторону, подхватив Пирата на руки, который на столе возле компьютера сидел и умывался, пока девчонки не явились.

– Извините, – вытирая слезы откуда-то взявшимся платком, проговорила Рита тихо. – Всё никак не привыкну, что это окончательно…

Снова не сдержала слезы и шмыгая носом, принялась Лисе рассказывать…

– Я же что-то такое чувствовала, когда домой шла. Уже тогда ощущала какую-то неправильность вокруг и меня всю дорогу необъяснимый страх какой-то преследовал. Но я практически не обращала внимание на всё это. С Сашкой в очередной раз поругалась и решила тогда, что в этот раз навсегда… – тут у нее слезы потоком хлынули. – Оказалось, что действительно навсегда. Мама… Папа…

Тут я не выдержал и сбежал, очень уж зрелище такое… неприятное. Легче с тварью в рукопашную схлестнуться, чем вот такое вот выслушивать. Но ничего, пусть выплачется, полегчает. Да и у Лисы опыт, она и с Сильвером возилась, когда мы в стабе были. Многое ему рассказывала и еще больше – его слушала, потому он ее за сестру старшую и держит. Даже не представляю каково ему там будет, когда узнает что мы пропали.

«Ничего, тем больше радость будет, когда мы вернемся».

Прошелся по квартире, осматриваясь, но ничего особенного не увидел. Обыкновенная, как и большинство квартир, которые мы посещали. Разве только на кухне продуктов излишек, видать Лиса не только лекарства собирала, но и воду с продуктами из магазина сюда переносила.

С этим у нас кстати проблема может возникнуть, готовить их не на чем. Раньше особо не заморачивались, так как дар мой был, но теперь… спирта надолго не хватит, хоть Лиса, смотрю, водки тоже притянула. Живчик есть из чего готовить, но спирта всё же мало. А поэтому долго тут задерживаться нельзя. Нужно или аптеку какую идти вскрывать и спиртом запасаться, или уходить отсюда и искать более удобное место обитания, где можно будет или газ найти… – задумался над этим. Можно попробовать в частном секторе, который не столь и далеко отсюда, пошарить. Твари всё же не в ноль его разобрали, может там баллон пропана среди развалин найдется. Газовая печка тут своя есть, недолго баллон к ней подкинуть, главное его найти. Ну или уходить туда, где можно безопасно костер разжечь, чтоб на нем еду готовить.

… – моделью хотела начать работать. – Рита всё так же исповедовалась Лисе. – В инстаграме фотки выкладывала, уже подписчиков почти восемьдесят тысяч было, но Сашка ревновал страшно. Орет, не понравилось ему, что я фотки в купальниках там опубликовала. Да и вообще, говорит, зачем нужно было на пятерки учиться, что потом …лядью идти работать. Не понимает, что даже отучись я в институте и найди профессию по специальности, то всё равно столько, сколько эти модели зарабатывают, я в жизни бы не заработала. Тем более в институте я учиться собиралась, а это так, повезет не повезет…

Рановато еще возвращаться в комнату. Услышанного хватило, чтоб в очередной заход по квартире отправиться. В этот раз не спешил, подолгу останавливался у окон, тщательно окрестности осматривал. Но Лиса права, похоже созданная мной иллюзия скреббера действительно всех неплохо так напугала. Как и на аэродроме, вблизи ни одной твари сейчас не видно было.

В очередной раз прислушался, что там в комнате происходит. Рита уже молчала, зато Лиса рассказывала, как в этом мире очутилась и что тут вообще происходит. Еще на полчаса в поход отправился, на месте боль в теле не давала оставаться, попытался в кресле посидеть, но не выдержал, снова бродить пошел.

Вернулся, когда услышал, что Рита вопросы задает, а Лиса ее просвещает уже по местным делам. Вот тут я уже и присоединился к их компании. Сначала молча рядом сидел, чтоб опять не спровоцировать поток слез, но всё же сумел в разговор вклиниться.

– Лиса, покажи нам «Матрицу», – как раз разговор о дарах удачно зашел, чем я и воспользовался.

Та на меня сначала недоуменно посмотрела, но быстро въехала, осмотрелась по сторонам и подойдя к стене возле двери, которая свободная от мебели была, чуть подпрыгнула и приклеилась к ней. Закинула руки за голову, делает вид, что лежит, отдыхает.

– Вау, – вырвалось у Риты, которая во все глаза смотрела на это чудо.

Вот, то чего я и добивался. Сразу не решился ее расспрашивать, чтоб очередной истерики не вызвать, но поговорить нужно обязательно. Я ни разу не собирался отбрасывать ее… предчувствия, или интуицию? Не знаю. Тот дар, которым Улей ее наградил и благодаря которому она сумела нас найти. На то, что дар проклюнулся, указывает и то, что только мы с Лисой решили на восток податься, как она сразу со своим «нельзя» прилетела. И если одна только мысль о том, чтоб пойти в ту сторону, вызывает у нее такой приступ ужаса, то я думаю стоит к этому прислушаться. Пусть она пока и не научилась контролировать эту свою способность и ориентироваться на нее нужно с оглядкой. Но тут, если так разобраться, в какую сторону не подайся, везде опасность, но идти то всё равно нужно. Вот и пойдем, только аккуратно, не спеша и как можно незаметней. Заодно будем изучать этот ее дар, чтоб понять, насколько он действенный.

– Вот, – перевел внимание Риты на себя. – У каждого из нас в этом мире пробудились свои способности. Так же и у тебя, Лиса мне рассказывала, что ты опасность чувствуешь. И поэтому, Рита, скажи, что это за «нельзя» было? Что ты пыталась этим сказать?

Снова заблестели глаза, мелко задрожала нижняя губа, но в этот раз, хоть и видно, что с трудом, но Рита сдержалась. Шмыгнула своим покрасневшим после недавних слез носом и обняв себя за плечи, ответила:

– Я спала, когда мне показалось, что вы ходите идти… – после небольшой заминки, она невнятно пожала плечами, – не знаю куда. Но всё равно, туда нельзя идти! – И снова слезы на глазах, и пока еще одна, сорвалась и медленно покатилась по щеке.

– Тихо-тихо, – приподнял я руки, успокаивая ее. – Если туда нельзя, то куда можно? Ты же нас нашла, так как чувствовала безопасное место. Так может и сейчас чувствуешь, в какую сторону можно идти? В какой стороне не так опасно?

Рита как-то беспомощно посмотрела на Лису, но та ей ободряюще улыбнулась и кивнула, поддерживая. Тогда она… – Я чуть не хмыкнул, сбивая ее с концентрации, но очень уж на Халка она в этот момент похожа стала: голову к плечу склонила и прислушалась к чему-то. Но тут стало не до веселья, видя как она побледнела до синевы и, пока еще мелкая дрожь по всему ее телу пошла.

Лиса сразу же отклеилась от стены, подскочила и обняла ее, принялась нашептывать разные ободряющие слова, попыталась вывести ее из этого состояния. И это у нее получилось.

Но получилось и у Риты…

– Нам туда нужно, – всё ещё дрожа, вяло махнула она рукой в южном направлении.

И видать действительно верит, что там безопасно, так как несмотря на слезы, которых она казалось не замечала, на лице у нее огромнейшее облегчение отобразилось. Не отовсюду ужасом веет.

Мы с Лисой переглянулись, прикидывая, что в той стороне находится. Вернее Лиса на меня посмотрела, так как сама не очень ориентировалась.

– Если не ошибаюсь, то там водохранилище должно быть? – спросил я у Риты.

– Да. Я поняла, – даже улыбнулась она. – Там же островов много. Можно на них спрятаться. На Тайване… или на Нечунаевском, он подальше от города. Там еще недавно браконьеров поймали. Они на нем не только рыбу нелегально ловили и перерабатывали, но и бордель там организовали: жилые домики, баня, еще какие-то там помещения, точно не помню. Кутили там неплохо, пока их не накрыли. Но строения там еще не снесли, я точно знаю. Мне Сашка говорил, предлагал туда отдохнуть скататься, а то на Тайване обычно не протолкнуться от отдыхающих.

Сашку она зря вспомнила, улыбка сразу же погасла, но ее Лиса тормошить тут же принялась, не давая в себя уйти. А вот я задумался. Об островах на водохранилище я как-то даже не подумал. Вернее, я о них даже и не знал. Но это действительно выход. Не нужно нам по лесам прятаться, ожидая когда на нас очередной Халк наткнется, можно вполне себе неплохо посреди водохранилища расположиться. Плавающих тварей я как-то еще не встречал, да и перезагрузка не страшна, вполне можно из одного кластера на другой на лодке перебраться, пока он не обновится. А потом…

– Похоже, Лиса, твоя мечта всё же исполнится.

– Какая? – перевела она на меня взгляд.

Да и Рита, смотрю, тоже ушки насторожила, желая услышать, о чем это Лиса мечтала.

– О которой ты не так давно говорила. Хотела на море пузо погреть, вот тебе, пусть и не море, но тоже водоем немалый.

– Вы не правы, наше водохранилище еще и Обским морем называют, – поправила меня Рита. – Так что тоже море.

– Тем более. Получается, что на море ты всё же побываешь. И это идеальный для нас вариант в теперешней ситуации. Осталось решить, как нам туда добраться.

– Можно лодку взять, там, – Рита снова на юг рукой махнула, – за Речным вокзалом пристань есть, где лодки, катера и даже, иногда, теплоходы на приколе стоят.

– Ты молодец, Рита! – я даже руки потер от воодушевления, вызвав у нее пока еще легкую улыбку. – И это, прекращай меня на Вы называть. Я понимаю, воспитание, сразу как-то неудобно дядьке незнакомому тыкать, но мы находимся в такой ситуации, что просто некогда в вежливость играть. Так что давай на ты. Договорились?

– Да, – кивнула она и почему-то покраснела. Почувствовала это и покраснела еще больше, глаза заметались и она не придумала ничего лучшего, чем быстро выскочить из комнаты.

«М-да! Проблема. Как бы она действительно на меня не запала. Нужно как можно быстрее домой выбираться, пусть там с Шутером любовь крутят, как раз по возрасту друг другу хорошо подходят».

Косо посмотрел на делающую вид, что вообще на меня смотрит, Лису, которая увидела, что я на нее посмотрел, тут же Шельминым жестом рот на замок закрыла и руками перед грудью помахала. Типа – молчу-молчу. Но тут и говорить ничего не надо, у нее на лице всё написано. Лучше любых слов всё там отображается.

– Хватит ржать! Иди, успокаивай. А то как бы она делов не наделала в таком состоянии.

– А может сам…

– Лиса!..

– Всё-всё, ушла я, ушла. – И посмеиваясь, выскочила вслед за Ритой.

Я же, подошел к окну, и принялся раздумывать, как нам до лодок добраться, если сейчас ни «радаром», ни «дроном» воспользоваться не смогу и случись что, даже скрыт не набросишь. Придется снова в обычного человека превращаться и вспоминать, как без всяких там сверхспособностей действовать. Да и Рита, как она покажет себя, когда твари рядом бродить будут? Всё же сейчас она нестабильная. Но это Лисе втык сделаю, хватит ей надо мной прикалываться, пусть той более плотно займется. Психологическую поддержку окажет. А я ей в этом помогу… если получится. Хорошо хоть время подготовиться у нас есть, но как только будем готовы, тянуть не станем, сразу и рванем на моря.

Готовы мы были уже через неделю. Несмотря на постоянную боль, я уже вполне оклемался и можно было бы и выдвигаться, а то консервы уже в печенке сидят. Но! Возникло одно большое но! Рита вспомнила, что на лодке мы не сможем дамбу преодолеть, так как шлюз сейчас увы, не работает, по причине отсутствия обслуживающих его рабочих. А я об этом даже не подумал, так как ни разу не бывал на таких объектах и не знаю, как там всё происходит.

Так что решили не рисковать, а дождаться перезагрузки и за день до нее выдвигаться к причалу. Если лодку найдем, то на ней до ГЭС доберемся и уже там самой перезагрузки дождемся. А потом разные варианты есть: или искать лодку возле дамбы, только с той стороны; или добраться до границы кластера и следуя вдоль берега, где и простые поселки есть, и загородные дома богатеев построены, вот там лодку себе и найти.

А пока, будем жрать консервы и считать дни, благо матерые твари нас не тревожили, хоть пустыши снова подтянулись и копошились внизу на останках, которые в прошлый раз не доели. Но они же служили хорошим таким индикатором на опасность, если какая матерая тварь появится, то они сразу же и переполошатся.

Глава 16

Не знаю, из-за того что мы не надеясь на мой «радар» чересчур осторожничали, или нам в очередной раз просто повезло, но мы вполне успешно, никем не замеченные, добрались до указанного Ритой причала.

Рита, кстати, удивила. Она у нас, как самая тут ориентирующаяся, проводником была. И надо сказать, что справилась с этой задачей на отлично, ни разу не скатившись в истерику, хоть задержавшиеся на этом кластере твари иногда в непосредственной близости от нас дефилировали. При виде них она бледнела страшно, но, или наша с Лисой накачка, или чувство ответственности сработало, а скорее всего и то и другое, но Рита нас всё же вывела туда, куда и нужно было.

Вплотную к причалу не приближались, и отсюда хорошо было видно, что там не всё так радужно, как нам хотелось бы. Люди, пока разум не потеряли обратившись в упырей, лодки поразбирали, нам ничего не оставив. Но! Не столь и далеко от берега катерок на якоре болтался, единственным пассажиромкоторого пустыш выступал. Стоял покачиваясь и на берег пялился.

Не знаю, почему этот мужик не уплыл хотя бы к ближайшему островку, а заякорился недалеко от берега, возле буйка. Может первый сюда добрался, отогнал от причала катер и ждал, когда остальные подтянутся? Может быть. Но так и не дождался, в упыря обратился.

Возле причала еще стояли, не знаю даже как их обозвать, может и теплоходы небольшие. Но вот как ими управлять, я понятия не имел, так что и соваться туда без толку.

– Может вплавь? – кивнула в сторону катера, Лиса. – Пустыша в воду, сами в катер и ходу отсюда.

– Смысла нет. Ты на его внешний вид посмотри. – Дошло до меня наконец, что в том упыре не так.

– А что в нем не так? – Уже далеко не в первый раз Рита голос подала, адаптируется постепенно, что радует.

После небольшой паузы, ей Лиса ответила.

– Ты думаешь, он не один в лодке был? – посмотрела она на меня вопросительно и увидев что я кивнул подтверждающе, уже Рите ответила: – Он голый ниже пояса. Значит было у него чем питаться, раз… э-э-э…

– Обгадился до потери штанов, – закончил я за нее. – Теперь представь, что там в катере творится.

Лиса, а следом за ней и Рита – представили. И если Лиса просто поморщилась немного, то вот Рита аж позеленела. Есть с чем сравнивать. Когда она до нас добиралась, то на окружающую обстановку внимания уже не обращала, не в себе была. Зато когда уходили, тут то она и увидела вблизи, а не из окна с верхотуры, все те останки, что возле дома валялись. Тогда тоже такой же вид приняла: позеленела и не сдержавшись, проблевалась. Чем нескольких пустышей к нам приманила, которых я томагавком, чтоб не шуметь, упокаивал. После этого пришлось ее в чувство приводить, а то сомлела. В зарослях, куда ее Лиса оттащила пока я прикрывал, живчиком отпаивали.

– Как же жутко, – еле сдерживая слезы, призналась она тогда Лисе.

Это да, жутко! Мы уже попривыкли к виду мертвых городов, и то иногда пробирает. А что говорить о молодой девчонке, которая чуть ли не вчера тут по улицам полных народу бродила. Теперь же многие из этого народа в виде костей вокруг валяются, другие и того хуже – бродят, только внешне пока еще похожие на тот народ.

Окончательно оклемалась она где-то через час, и эта шокотерапия помогла, дальше уже более уверенно двигалась, хоть и зеленела – от вони, и бледнела – от вида проходивших недалеко тварей, а иногда и просто глаза подозрительно блестели от переполнявших их слез – вспоминала родных, по которым постоянно тосковала.

– Можно ниже пройти, там еще причалы есть, – торопливо предложила она, только бы мы не решились в этот катер лезть.

– Ниже пойдем – кивнул я согласно, – но лодки искать не будем. Пешком до водохранилища двинем, чтоб тварей шумом не приманивать.

– Думаешь возле дамбы нас зажать смогут? – слету поняла меня Лиса.

– Не столько зажать, сколько на берег не пустить. Будут нас на воде до самой перезагрузки караулить, а потом, если какой умник попадется, то на границе кластера нас дождется. Так что не будем рисковать, тишком пойдем.

* * *

Солнце уже к горизонту клонилось, когда мы до водохранилища добрались. Не сказать, что дорога очень уж трудная была, но без «радара» неуютно себя чувствовал, а потому излишне осторожничали. Твари хоть и попадались по пути, но очень редко, а возле реки их вообще практически не встречалось. Только вот не везде вдоль берега пройти можно было, иногда приходилось от реки удаляться. Ну а как за город выбрались, и по частному сектору пошли, так там только пустыши, копошащиеся на развалинах, нам и попадались. Никого матерей не видели, а этих без проблем обходили, в чем лесная местность хорошо способствовала.

– Вот, – кивнула Рита в сторону яхт-клуба, расположенного уже за дамбой на берегу водохранилища, куда нас и привела. – И лодки есть, не все разобрали. А вон там, – указала рукой направление, – остров Тайвань.

Километрах в двух от берега виднелся заросший деревьями островок, но я сомневаюсь что он нам подойдет. Очень уж близко и именно туда, скорей всего и рванули спасаться те, кто успел это сделать. Так что там упырей сейчас немало должно быть.

Территория яхт-клуба на удивление безлюдная была, ни одного пустыша вблизи, зато лодки действительно есть, тут Рита права. Парусные яхты, катера, просто лодки с навесным мотором, гидроциклы – бери что хочешь.

– И что мы выберем? – не сводя с белоснежной яхты взгляда, спросила меня Лиса.

– То, что завести сможем.

Вечереет и нам желательно до того, как стемнеет убраться отсюда. И как бы не хотелось прихватить какой катер или вот такую красавицу яхту, на которую Лиса глаз положила, но без ключа я их не заведу. Быстро, во всяком случае. Так что обойдемся простой лодкой.

– Я вон тем управляла, – указала Рита на стоявший в стороне возле причала сине-серый катер. – Там ключ не нужен. На кнопки нажимаешь, он так заводится.

Мы с Лисой с удивлением на нее посмотрели.

– Что? Мы отдыхали тут с друзьями, брали его в аренду. Маринкин старший брат учил нас им управлять. Он рыбалку любит и они часто его берут, когда на неделю, а то и больше на рыбалку уплывали. Нравилось им в море, в стороне от берега по нескольку дней болтаться.

– Ты сможешь им управлять? А главное, как завести его, знаешь? – не дал я ей снова загрустить, друзей вспоминая.

– Ну да, – хоть воспоминания о друзьях и придавили, но не замкнулась. – Там три кнопки, их нажимаешь и он заводится.

– Так может мы его загрузим чем, раз такое дело, – оживилась Лиса, осматриваясь по сторонам, с целью: что бы прихватить такого нужного?

– Стоп, Лиса! Нам сейчас главное убраться отсюда. И, я думаю, чем загрузиться мы найдем еще, дай только время.

Катер девять-десять метров длинной, с синими бортами и закрытым серого цвета салоном. Сзади, на купальной платформе, на гидроподъемном транце были установлены два подвесных мотора, потом открытая площадка – кокпит, как нас просветила с умным видом Рита, следом за которой мы на катер и забрались. И видно было, что тут действительно ей всё знакомо, так как двигалась она уверенно, ни за что не цеплялась, автоматически огибая углы.

Отодвинула в сторону сдвижную дверь и проскользнула в приличных размеров салон. Войдя следом за ней, я понял, что на этом катере действительно можно по неделе в море болтаться. Сразу при входе, справа, установлена двухкомфорочная газовая плита, рядом с ней глубокая раковина для мытья посуды. Под газовой плитой расположен холодильник с небольшой морозильной камерой, так что с хранением продуктов проблем нет. Как нет проблем и с размещением людей, во всяком случае мы здесь с комфортом разместимся.

– Класс! – комфорт оценила и Лиса.

Сбросила на пол рюкзак и приземлилась на мягкое спальное место. Которое можно как два кресла и столик использовать, или же разложить вот на такое, как сейчас, ложе. Такое же, только неразборное, было и у другого борта, оставляя свободным проход к капитанскому месту впереди. Там уже Рита в кресле разместилась и щелкала тумблерами и нажимала какие-то кнопки и при этом почему-то ругалась себе под нос тихонько.

Избавился от рюкзака и сел в соседнее с капитанским кресло, с интересом наблюдая за Ритиными телодвижениями. Которые всё более нервными становились, а лицо всё более обиженное. Не понимала, почему катер не заводится.

– Не получается, – посмотрела она на меня виновато. – Но я же всё правильно делаю! Не понимаю… – закусила она нижнюю губу и снова принялась в каком-то одном ей ведомом порядке нажимать на кнопки.

– Так, подожди! Не нервничай, – решил я вмешаться, а то она скоро не нажимать, а как истинный водитель, начнет ногами стучать… колеса тут нет, но я думаю она найдет по чему постучать. – Не может быть, чтоб катер вот так со стоянки можно было одним нажатием кнопки запустить. Даже у машины клеммы с аккумулятора скидывают, если ей долго не пользуются. Так и тут…

– Точно! – аж подскочила она, возопив. – Фазы нужно включить!

– Тихо ты, – шикнул на нее.

Но та, воодушевленная, казалось и не обратила на это никакого внимания, пулей вылетела из салона и чем-то там зашуршала-защелкала снаружи.

– Давай, Лиса! Катер она походу всё же заведет, так что отвязываем швартовые, чтоб сразу отплыть.

– А если тут топлива нет? Почему-то же его не прихватили, когда тикали отсюда.

– Сколько-то по-любому есть, сухие баки никто оставлять не будет. Так что от берега отойти нам хватит, а там добудем. На том же Тайване, если что, по лодкам пошаримся и добудем нужные нам припасы.

– А тут почему не хочешь? Тварей не видать, можно здесь спокойно загрузиться и заправиться, а потом уже плыть.

– Не знаю, – ответил ей задумчиво, старательно прислушиваясь к себе. – Но почему-то не хочется мне здесь задерживаться. Чуйка, наверное, разыгралась.

И эта моя задумчивость почему-то нешуточно Лису напугала: посмотрела на меня широко открытыми глазами и так же быстро, как недавно Рита, вылетела наружу. Рита только пискнула, когда с Лисой на входе столкнулась, но быстро пришла в себя и так же пулей влетела в салон, на свое капитанское место приземлилась и задержав дыхание – принялась нажимать на кнопки.

– Есть!

– Да тихо ты, – снова шикнул я на нее уже выбираясь из кресла, так как еще до ее возгласа увидел, что приборная панель засветилась. – Как скажу, сразу отплываем, – направился Лисе помогать.

– Хорошо, – радостно улыбаясь кивнула она, не отрывая взгляда от пульта управления, освежала воспоминания – вслух проговаривая, какой тумблер и за что отвечает.

Моя помощь Лисе не понадобилась, сама прекрасно справилась. Когда я вышел, она уже отвязала причальный канат на носу и шустро заскочила на катер, при этом насторожено осматривая окрестности. Моей чуйке поверила безоговорочно, и теперь каждое мгновение ожидала какой-нибудь неприятности.

Посмотрел на нее…

– Готово, Шатун, – кивнула она мне, не отводя взгляда от берега.

Сделал шаг наружу из салона и посмотрел на крышу: Пират там разместился и тоже, как и Лиса, округу контролирует, активно при этом шевеля ушами.

– Рита, давай потихоньку! – скомандовал ей, но сам остался снаружи, чтоб проконтролировать и случись нужда – подсказать ей, выступая регулировщиком.

Но Рита продолжала приятно удивлять. Заработал гидроподъемник и моторы, поднятые до этого, опустились в воду и тут же заработали. Потом, пусть медленно и неуверенно, но без ошибок, она задом отвела катер от причала и уже более уверенно направила его по водным коридорам на выход с территории яхт-клуба.

* * *

Вздохнули облегченно только когда выплыли на большую воду, покинув узкие коридоры яхт-клуба. Шатун, перестав напряженно всматриваться в близкий берег – расслабился, хоть и старался внешне этого не показывать. Но Лиса уже не первый день с ним знакома, чтоб замечать мельчайшие оттенки его настроения. Поэтому, когда он сказал, что чуйка нехорошая его одолевает, а она у него неплохо так развита, что ни раз уже доказывалось делом, поверила в это сразу. И поэтому, когда Шатун, окинув напоследок окрестности взглядом, скрылся внутри салона, она следом за ним не пошла. А откинув сиденье у заднего борта, села возле стоящего там же столика – продолжила наблюдать за округой. Этим же и Пират занимался: только теперь уже не с крыши, катер скорости прибавил и поднявшийся ветер с брызгами воды ему не понравился, поэтому он спрыгнул оттуда и запрыгнул к ней на руки, но взгляда от берега всё равно не отводил. Тоже, наверное, что-то чувствует.

Они уже метров на триста от берега отплыли, когда деревья чуть в стороне от яхт-клуба зашевелились и из зарослей на берег выбрался матерый элитник. Лиса тут же вскинула винтовку и посмотрела на него в оптический прицел и даже вздрогнула, столкнувшись с его жутким, равнодушным взглядом, которым он их катер провожал. Тварь метров трех, как минимум, ростом, серо-черного цвета. Чем-то он на Дьявола, которого им Рита на хвосте привела, похож. Только этот еще более массивным выглядит. Такое ощущение, что, то его младший братишка был.

– Сработала чуйка у Шатуна, – опустила винтовку и принялась Пирата поглаживать, который при виде упыря напрягся нешуточно и теперь тоже не сводил с него взгляда. – Мы от бабушки ушли, и от дедушки ушли… – шептала себе под нос Лиса, не сводя взгляда от стремительно удаляющегося берега, с одиноко стоявшей там тварью.

* * *

– Ну что сказать, Рита-Маргарита? Маладца ты! – проговорил, падая в соседнее с ней кресло.

Рита радостно улыбнулась мне в ответ, повернув на миг лицо в мою сторону. Но она вообще сейчас ожила, видно, что получает огромное удовольствие от управления катером. И видя такое дело, становилось понятно, для чего она училась им управлять.

– Мы же сейчас на Тайвань? Я правильно поняла?

– Да. Посмотрим сначала, что там творится, а потом уже дальше планировать будем, куда податься. Главное мы сделали: из города выбрались и катер себе добыли. Кстати, что там с топливом?

Рита пробежала взглядом по панели приборов и быстро нашла там индикатор уровня топлива.

– Чуть больше половины бака.

– Это хорошо, значит нам не особо и горит заправляться. Есть простор для маневра, – посмотрел сквозь широкое лобовое стекло на быстро приближающийся остров. Потом снова перевел взгляд на Риту, которая с каждым мгновением всё более уверенней управляла катером. – Ловко у тебя получается, – еще раз похвалил ее. – Ты, наверное, и с машиной так же умеешь?

– Да, я, как и мама, тоже машину научилась водить, – погрустнела она вспоминая родителей. Но уже хоть не плачет, свыклась постепенно с их утратой. – У меня папа в основном водит, но маму он буквально заставил научиться водить и на права сдать. Всё возмущался, что как в гости ехать, так он там единственный трезвый, когда все веселятся. А так, он туда везет, а обратно уже мама, – улыбнулась она грустно. – Как я подросла и меня научил водить. Говорил, что тебе пить еще рано, а мы с матерью хоть вдвоем нормально попразднуем. Будешь, пока замуж не выйдешь, нас на такие мероприятия возить.

* * *

Когда почти добрались до острова, попросил Риту приблизиться как можно ближе и там остановиться – вышел наружу к Лисе, которая там с Пиратом на руках сидела, и с ней уже принялись этот Тайвань рассматривать. А посмотреть нам было на что: остров был полон пустышей. Поначалу, когда добрались до него, увидели немалое количество различных лодок, а как Рита катер остановила, увидели и тех, кто на них сюда приплыл. Они толпой высыпали на берег и жадно наблюдали за нашим приближением.

– Да их тут не меньше сотни, – прикинула количество упырей Лиса.

– А было еще больше. Шустрые какие, бегают все, ни одного ковыляющего не увидел.

– Да уж, отожрались. Поплыли к следующему?

– Да, – ответил после небольшой паузы. – Тут ловить нам нечего, слишком их много.

Я подозревал что тут есть твари, но думал что их всё же меньше будет, рассчитывал быстро разобраться с ними и поживиться тут нужными нам вещами. Не с пустыми же руками люди сюда тикали. Да и Рита рассказывала, что отдыхающих тут обычно хватает, у них бы точно нашлось чем прибарахлиться. Теми же палатками например, или горелками газовыми. Да мало ли что люди с собой на природу тащат, нам бы всё пригодилось. Но на такое количество тварей я не рассчитывал. Думал, что они более друг друга подсократят, поедая более слабых.

– Плывем к следующему… – бросил взгляд на уже почти коснувшееся горизонта солнце. – От берега как можно дальше отплываем, а с рассветом дальше будем себе пристанище искать.

Лиса молча кивнула согласно и пошла следом за мной в салон к Рите.

– Давай, Рита, дергаем отсюда, – оторвал ее от разглядывания столпившихся на берегу тварей. – Сколько примерно до следующего острова?

– До острова Шумского кордона, – отвечая на вопрос, она довольно шустро направила катер прочь от Тайваня и оккупировавших его упырей, – двадцать пять километров, примерно. А потом, еще через пять, остров Нечунаевский, про который я вам рассказывала.

Держа направление на юго-запад, ближе к северному берегу, в километре от которого нужные нам острова и должны находиться, Рита еще раз принялась нам рассказывать всё, что она о них знает, а также о поселках, которые расположены по этому берегу. Уже начинали планировать, куда нам после перезагрузки лучше наведаться.

Но километров через пять-шесть от Тайваня Лиса прервала нашу беседу:

– А это что за остров? – указала она на виднеющийся южнее, практически на горизонте, освещенный последними лучами солнца, островок.

Рита, глянув в ту сторону, от неожиданности даже катером вильнула, но быстро выровняла движение и сразу же его остановила, сбросив скорость.

– Там не должно быть никакого острова, – проговорила она, растерянно переводя взгляд с меня на Лису и обратно. – Тут ближайший только Хреновый, но он затоплен постоянно. Только когда уровень воды в водохранилище падает, тогда он появляется. Да и не он это. Он недалеко от Бердска, в полукилометре от берега находится. А этот, – указала она на увиденный Лисой, – мало того, что зеленый, деревья на нем растут, так и находится посреди моря. Не должно тут никакого острова быть.

Неудивительно, что Рита растерялась. Она хоть и слышала от нас о кластерах, но сталкиваться еще не приходилось, вот и не верят глаза тому, что видят. Зато мы с Лисой сразу поняли, что где-то рядом граница этого кластера проходит, а остров, получается, уже на другом находится. Всё же успели до темноты.

– Давай-ка Рита к этому острову правь. Похоже что ни Кордона твоего, ни… как там его?

– Нечунаевский и Шумский кордон.

– Вот-вот. Похоже что нет здесь этих твоих островов. А есть вот этот непонятный, ну и может еще какие-нибудь…

– Это новый кластер, да? – чуть успокоилась и сразу вспомнила о чем мы ей рассказывали. Теперь уже жадно пытается еще какие-нибудь детали границы этого кластера рассмотреть, активно вертя головой при этом. Только что она на воде увидеть собирается? Же… Девчонка – одним словом.

– Да, новый. Поплыли, а то солнце уже скоро сядет. А нам еще на ночевку становится и желательно по-светлому это сделать.

Но по светлому добраться до него не получилось. Казавшийся не так и далеко островок, оказался вершиной высокого холма, немалых таких размеров острова. Когда утром его оплывали по кругу, удалось рассмотреть и прикинуть его размеры. Где-то полтора, в самой широкой части, на пять километров: узкий, но длинный, и хорошо так заросший лесом. Только с одной стороны, с которой мы и приплыли, берег был голый, скалистый. С других сторон лес практически к самой воде подступал.

– На берег уже не успеем сойти?

Кинул взгляд на возвышающуюся где-то в километре от нас стену тумана, в которой уже начинали потихоньку бить молнии.

– Сойти то можно, время еще есть, только рассмотреть мы там толком ничего не успеем. А впрочем… – окинул еще раз облепленный лодками причал в бухте. – Давай, Рита, подплываем поближе, а ты, – посмотрел на Лису, – шумни хорошенько из своего «Взломщика». Посмотрим на результат.

Сколько не всматривались, пока круг вокруг острова круг делали, никого живого не увидели: ни людей, ни упырей не видно было, в отличие от Тайваня, который последними буквально кишел. А это подозрительно. Ведь, судя по лодкам, люди и сюда добрались. Вот и возникает вопрос: Где они?

Рита без лишних вопросов умчалась к пульту управления, и стронув катер с места, направила его дугой к берегу. Лиса же в это время снимала глушитель с винтовки – шуметь, так шуметь.

Гдах. Гдах… Гдах. Гдах. Гдах. – Практически без остановок расстреляла она один магазин, когда мы вблизи берега были. И Рита молодец, без лишних напоминаний, как Лиса отстрелялась, отвела катер метров на пятьдесят от берега и только тогда выскочила наружу.

– И что?

– И ничего, – ответила ей Лиса, перезарядившись и так же внимательно осматривая прибрежные заросли. – Вообще никакого движения… И это странно, – закончила она после небольшой паузы.

Не только меня напрягает эта ситуация, но и ей отсутствие упырей не нравится. Как бы тут не поселился какой-нибудь элитник, достаточно умный, чтоб не показываться на глаза. Ну а что? Раз в месяц соседний кластер на перезагрузку идет, еда сама к нему приплывает, ему главное не напугать ее… Стоп!

– Но я не чувствую тут опасности, – не дала развить мне мысль Рита. – Так, легкое что-то, на краю сознания мелькает. Вызывает скорее опасение, но не опасность, как там, – поежившись, махнула она рукой в восточном направлении.

Мы же с Лисой одинаково озадаченно уставились на наш индикатор опасности, к которому еще не привыкли. А тут и мысль у меня окончательно сформировалась…

– Сильно матерой элиты тут не должно быть. Может какая тварь на острове и поселилась, но развивается она только до перезагрузки этого кластера. А…

– А вот и эта тварь, – перебила меня Лиса и указала на появившегося из зарослей рубера с тремя не особо развитыми лотерейщиками свиты. – И обрати внимание: рубер матерый. Даже не хочу представлять, что там на востоке происходит и кто там находится, если эта тварь у Риты только легкое опасение вызывает.

И мы снова на нее уставились, отчего та покраснела и невнятно пожала плечами. Разбираться и разбираться еще нам с этим ее даром, а то вот так вот, не посчитает за опасность такую тварь и настанет нам звиздец, северным писцом именуемый.

– Ладно, зато теперь понятно, почему тут так пустынно. Тварь всех подъедает и нам не придется остров прочесывать, чистить его от упырей. За нас это уже всё сделано.

– Пошумим еще, может еще кто подтянется, – только и добавила Лиса.

– Ну это само собой. – Прикинул по времени, перезагрузка соседнего кластера еще не завершилась, а отсюда ее не видно было, остров закрывал обзор. – Давай, Лиса, глуши рубера, а на лотерейщиках Риту потренируем. А то пока за припасами плавать будем, не дай бог кто сюда заявится и обедом тварям станет.

Н-да, после этих слов мы чуть нашего капитана не потеряли. Только она чуть освоилась, перестала рядом с нами окружающий ее ужас ощущать, так теперь, оказывается, нужно еще и по людям стрелять. Как на нее жалостливо Лиса смотрела, когда на все попытки объяснить, что они уже давно не люди, та заливаясь слезами – отвечала, что они люди, только больные. Лечить и лечить еще Риту-Маргариту от человеколюбия. Это не Шельма, так же, как и с той, с этой не получится провернуть, она скорее в случае столкновения с упырем лицом к лицу даст себя съесть, чем воспользуется оружием для самозащиты.

Еле удалось Риту успокоить, особенно после того, как Лиса сама быстро с этим Робинзоном и тремя Пятницами разобралась, заодно и пошумев немного. Может на выстрелы еще кто подтянется, когда мы вернемся с промысла.

Успокоить успокоили, но еще три дня Рита хмурая ходила. В тот первый день, когда ее в чувство привели, как раз перезагрузка закончилась и мы без промедления, по поднявшейся довольно большой волне, которая тоже Риту неплохо так мобилизовала, направились к загородным коттеджам состоятельных граждан, которые проживали в закрытой для других лесной зоне на берегу этого водохранилища.

Обыскав три таких коттеджа запас продуктов на первое время мы себе обеспечили, и прихватив обитателей этих элитных домов, вернулись на остров. К вечеру стало понятно, что прихватили мы их зря. Все обратились. И нами привезенные, и сами приплывшие на этот остров, сумевшие вырваться из умирающего города двадцать человек на четырех лодках.

Несмотря на то, что упокоил я их далеко в стороне, Рите снова поплохело и Лисе пришлось снова ей уколы колоть, чтоб она заснуть смогла. И пока она спала под снотворным, мы с Лисов остров всё же обыскали, несмотря на то, что на шум больше никто не подтянулся. Лучше перестраховаться.

Но никого больше не обнаружили. Рубер со свитой постарались и сами неплохую зачистку провели. Видимо жившие тут в шести обнаруженных нами домах люди, при первых признаках обращения в упырей – убежали вглубь острова. А твари, которые сумели первыми эволюционировать, потом этих сбежавших по всему острову вылавливали и подъедали. Мы часто находили там объеденные костяки.

Ну а на четвертый день, когда мы утром проснулись в выбранном нами для проживания доме от громкого вопля Лисы, хандра с Риты окончательно слетела, как и я изрядный заряд бодрости подхватил.

От раздавшегося из соседней комнаты вопля я сам не заметил, как подорвался и с оружием на изготовку, высадив дверь, влетел в комнату к Лисе. Осмотрелся по сторонам, но ничего опасного там не обнаружил, только Лиса в довольно легкомысленной ночнушке стояла возле зеркала и радостно повизгивала.

– Что случилось?! – рявкнул я на нее.

– Волосы! – радостно улыбаясь, чуть ли не в прыжке повернулась она ко мне и тряся длинными прядями волос и тем, что ночнушка не очень то и срывала, снова возопила: – Волосы отросли, Шатун!

Я вдохнул раз. Вздохнул второй, в попытке успокоиться. Это же Лиса, она всегда, во всяком случае в последнее время – всегда, так визжит, когда чему-то особенно радуется. Вздохнул в третий раз, чувствуя что постепенно успокаиваюсь, и сердце уже не стремится пробить грудь своим бешеным биением.

Вчера вечером, после того, как в этом доме порядок навели, у нас был банный день. Благо банька неплохая на участке была, как и запас дров в сарае тоже немалый был. Вот мы и устроили постирушки и помывку. Я после парилки, когда остывал и чаи гонял, обратил внимание, с какой завистью Лиса на Риту поглядывала, после того, как они из бани выбрались и та принялась свои длинные волосы расчесывать, в то время как у нее они только-только отрастать стали. И вот теперь, раннее утро и у Лисы грива не меньше чем у той же Риты.

Сумел себя перебороть и не высказать всё, что о ней думаю, и что желалось на самом деле, пусть и со слегка рычащими нотками в голосе, выдавил из себя:

– Поздравляю, похоже дар новый ты обрела.

– Прям как у Тихого. Класс! Интересно, а цвет я также менять смогу? – и качнув своими нижними достоинствами, снова повернулась к зеркалу и принялась длинные пряди руками перебирать, продолжая радостно при этом улыбаться.

Радостно улыбалась и Рита, которую я в дверях обнаружил, когда собирался из комнаты выйти. Смотрела на Лису и радостно улыбалась, от еще вчерашней хандры не осталось и следа. И такое ее настроение растянулось на всё время пребывания на этом острове. Она радовалась безопасности царившей здесь, и даже не столь и редкие вылазки на берег, которые мы совершали не столько для добычи ресурсов, сколько для ее тренировки, Риту совершенно не угнетали. Она даже пристрастилась стрелять, правда только по мишеням, по упырям так и смогла решиться нажать на спусковой крючок. Но с Лисой они боезапас изводили в немалых количествах: когда не загорали, валяясь кверху пузом на берегу и иронично на меня поглядывая, то тренировались в стрельбе. Благо аэродром Толмачво не столь и далеко от нас и боезапасом мы там запаслись в немалых количествах, сделав вылазку на машине в день перезагрузки, когда тварей на кластере уже не осталось. Когда я выздоравливать стал, то разнообразил тренировки не только стрельбой, но и тренировались действовать в группе, стараясь ее дар нам на службу поставить. А также приручал к Рите Альфа – найденная в одном из выходов птица, похожая на ястреба, очень ей понравилась и она ее, как свою немецкую овчарку, бывшую у нее когда-то, назвала. Раз так нравится, то я его не к себе привязал, чтоб Пират не ревновал, а к ней – тоже опыт. Теперь у нас летающий дрон был, к которому я в любой момент могу подключиться, чтоб с помощью него округу осмотреть.

Глава 17

И этому Альфу потрудиться пришлось, когда пришло время покинуть остров. Без него мы вряд ли смогли бы проскочить там, куда Рита панически боялась идти. И теперь становилось понятно что у нее такую панику вызывало когда речь о походе на восток заходила. Следующий кластер, после Новосибирска, был частоиграющий. Грузился каждые две недели, а вот жители обращались в упырей только на третьи сутки. Лакомая добыча для тварей. И их тут собралось просто нереально огромное количество. Некоторые, когда Новосибирск на перезагрузку шел, оттягивались к нему, но большинство оставалось здесь на месте, боясь потерять это самое место у столь лакомой кормушки. Не раз видел, как старожилы разрывали на части вновь прибывших новичков, избавляясь от конкурентов. Да и между собой частенько сцеплялись, о чем свидетельствуют многочисленные останки, при виде которых даже меня жадность обуяла. Столько добра пропадает. Лисе такое вообще противопоказано видеть, как минимум спать плохо будет, так как прибрать к рукам всё это богатство нет никакой возможности.

Почти месяц наблюдал за всем этим столпотворением с помощью Альфа, пока Лиса с Ритой обживали охотничью хижину в лесу, и как только отследил время перезагрузки этого и соседних кластеров, заодно убедившись, что твари массово разбредаться по сторонам не собираются, отправились в обход, по широкой дуге огибая столь негостеприимный кластер.

Несмотря на вновь полноценно работающий «радар», бегающего и летающего «дронов», а также чувство опасности Риты, на обход столь опасной территории у нас ушел почти месяц. Очень часто приходилось прятаться, хоть в лесной местности и не трудно это было делать, но и тварей, той же расцветки что и Халк, здесь хватало. Так что не спешили. А вот потом такое ощущение возникло, что мы прорвали какую-то линию, за которой тварей на порядок меньше стало, чем нам встречалось до этого. С этого момента движение вперед существенно ускорилось.

Мы вышли из казалось до этого густого леса…

– Перезагрузка, – выдохнула Рита.

– Какая-то она… мрачная что ли?

И неожиданно уперлись в шоссейную дорогу, за которой новый кластер на перезагрузку пошел. И Лиса права, мрачновато выглядит. Такого мы еще не видели. Туман этот какой-то чересчур темный, такое ощущение возникает, что грозовая туча на землю опустилась. И бьющие в этой «туче» молнии только усиливают это ощущение.

– Может отойдем подальше, а то… как-то неуютно мне от этого зрелища, – поежилась Лиса, крепче сжимая своего «Взломщика».

– Рита?.. – посмотрел на нее вопросительно.

Не зря все эти полгода, что на острове провели, Риту в управлении дара тренировали. Теперь уже умеет отличать отложенную опасность от той, которая непосредственно сейчас нам может грозить. Но на этом не останавливаемся, дергаем ее с Лисой как можно чаще, чтоб она и дальше развивалась, для чего горохом ее периодически подкармливаем.

– Ничего не ощущаю, – после небольшой паузы, попытавшись почувствовать опасность и не ощутив оную, ответила та.

– Укрываемся за деревьями и ждем когда перезагрузка закончится. Судя по молниям – не так и долго ждать осталось.

– Может тогда пообедаем, раз всё равно привал?

– Давай, – согласился с Лисой.

Отошли метров на десять назад и скинув рюкзаки, устроили незапланированный привал. Достали из рюкзаков посуду и прихваченные в небольшой деревушке продукты, которую не так давно миновали, принялись за готовку. На запах Пират подтянулся, держа в зубах свою долю к рациону, и практически бесшумно Альф прилетел, сел на ветку над нами и заинтересованно принялся наблюдать, ожидая что бы такого стащить. Охотник, блин. Совсем его Рита разбаловала.

– Ах! Как пахнет, – втянула Лиса носом запах и предвкушающе потерла руки и даже слюну сглотнула. Давно такого не ели.

Деревушка вроде и небольшая, но твари, судя по тому, что после их нашествия от нее осталось, дорогу сюда протоптали. Дома и хозяйственные постройки по кирпичику и бревнышку раскатали. Но вот погреб, который в стороне от разрушенного дома, чуть ли не в огороде находился, твари не тронули. И мы им за это были очень сильно благодарны.

Судя по его содержимому, люди тут жили хозяйственные, запасы делали немалые и разнообразные. Набрали сала и солонины, которые в железных ящиках засыпанных солью хранились; тушенки, а также салатов, которые закупоренные в пол литровые банки на полках стояли. Лиса еще грибов маринованных прихватила, не удержалась. Лука на огороде надергали, как и другой зелени – петрушки, укропа. Огурцов насобирали и копнули картошки, но она совсем еще никакая была. С той, что в погребе, решили не связываться, она какая-то вялая была. Обойдемся, как и раньше – крупами. Хоть они уже и надоели. Но то пустые каши с макаронами надоели, а с такой заправкой за милую душу пойдут.

Пока Лиса макароны варила, Рита сало-мясо нарезала и импровизированный стол накрывала, я, помимо того что работал нагревателем, решил Альфа занять. А то очень уж он заинтересованно посматривал на то, что Рита на тряпице, заменяющую нам скатерть, раскладывала. Точно уже к мясу примерился. Но пришлось ему обломаться: уже привычно подключился к нему и легко преодолевая сопротивление, направил его вдоль шоссе осмотреться.

Впрочем, летали зря, кроме давно разобранных на запчасти машин, которые тварям на зуб попали, ничего интересного больше не увидел. А тут и…

– Шатун! – позвала меня Лиса, закончившая с готовкой. Увидев, что я глаза открыл – спросила: – Что там?

– Нормально всё, тварей не видно. Хоть следы их деятельности и встречаются.

– А перезагрузка? – посмотрела она в ту сторону. Только за деревьями и густым подлеском, там ничего не было видно.

– Молнии бьют уже практически не переставая, скоро закончится. Так что шустро едим и двигаем дальше.

Не успел приступить к еде, как птиц вернулся.

– Иди сюда, Альф, – заметила его и Рита. – Тебе Пират гостиниц притащил.

Он, как обычно, если не с грызуном, то с пичугой возвращается. Подкармливает своего друга. До сих пор удивляюсь их дружбе, особенно вспоминая все его выходки по отношению к другим птицам, которые у нас иногда задерживались. Но вот Альфа он приял сразу, без всяких своих закидонов. Может потому, что к Рите он не сказать чтоб равнодушен, но во всяком случае не так привязан был, как ко мне и Лисе. А Альфа я именно к ней сразу привязал и Пират теперь не ревнует, а покровительственно опекает его.

Вот и сейчас, увидев что мы к трапезе приступаем, подошел поближе, пичугу мелкую рядом с Ритой бросил и смотрит выжидательно, что та взамен даст. Получив кусок солонины, без раздумий его подхватил, несмотря на то что она прилично соленая, в кустах с ним укрылся. А то Альф, еще не проглотив его подгон, уже головой закрутил, в надежде что Пират с ним еще и своей долей поделится. Но тот уже ученый, на глаза не показывается.

– Как же вкусно, – чуть ли не проурчала от удовольствия Лиса, отправив первую ложку макарон заправленных домашней тушенкой в рот.

Действительно очень вкусно. Вот что значит три недели на постной пище посидеть. Теперь такая, вроде и простая еда, кажется божественной на вкус.

– Да. Я даже не думала, что… А-а-й! – вскрикнула Рита от неожиданности, вскочила на ноги и обняв себя за плечи руками – замерла так.

– … – Лиса более содержательно выразилась. Тоже вскочила на ноги и принялась отряхиваться, продолжая при этом выражать свое недовольство.

Я же молча замер, не донеся очередную ложку ко рту, хоть тоже хотелось от души выругаться. Живность нашу тоже проняло: Альф к земле припал, курицу-наседку изображает, и головой по сторонам недоуменно крутит, а из кустов Пират показался, держа в зубах недоеденный кусок солонины и своими сейчас особенно круглыми глазами так и вопрошая: «Что это такое делается, а?»

Перезагрузка закончилась, мы все сразу это почувствовали. И теперь-то стало понятно, почему туман такой, как сказала Лиса: мрачноватый был. Со стороны перегрузившегося кластера таким жутким холодом потянуло и резко поднявшийся ветер засыпал нас крупными хлопьями снега, который довольно приличной метелью принялся разноситься между деревьев.

Кластер зимний. И похоже что в момент перезагрузки там снег шел, а после нее туман, из-за царившего там мороза, тоже снегом выпал. Резкий перепад температур вызвал сильный ветер, который всё это счастье в нашу сторону и понес. Засыпав вдобавок к снегу и облетевшей, от такого резкого порыва, листвой с деревьев и хорошо хоть не крупными ветками.

– Поели называется, – Лиса прекратила ругаться и с сожалением посмотрев на засыпанную снегом еду, только котелок с макаронами ему еще сопротивлялся, постепенно превращаясь в суп, последовала моему примеру.

Я же всё также молча полез в рюкзак, достал оттуда водолазку с курткой и принялся быстро одеваться, предварительно сняв с себя всё снаряжение. Оно вроде как и лето круглый год, но вещи такие с собой постоянно носим, а то бывает задождит и довольно холодно становится. Особенно ночью.

Глядя на Лису и Рита отмерла, тоже принялась одеваться, благо нашлось во что. Лиса над ней шефство плотное взяла и в дорогу тщательно собирала.

Переоделись вовремя. Еще недавно сыпавший снег, плавно перешел в снег с дождем, а скоро и вовсе дождем выпадет. Но не это страшно: кластер тот промороженный и холодом оттуда не хило так несет. Я уже и отвык от него, хоть сейчас в душе ностальгия и заворочалась. Так домом потянуло. Но не время й придаваться.

– Пока земля подморожена, ходу. Потом в грязи утонем. И ночевать на этом кластере точно нельзя, простынем. Отвыкли мы от такой погоды.

Проговорил это и вздох сожаления паром изо рта вырвался. Зиму я любил, раньше. Ее прихода не меньше чем лета ждал, когда пацаном был. Но за столько лет тут, совсем отвык от наших морозов. Холодом до печенок пробирает.

– Может тогда в поселок какой завернем и там переночуем, – помогая Лисе спасать остатки уцелевшей трапезы, предложила Рита, ощутимо при этом стуча зубами от холода.

Ей Лиса ответила:

– Ну да, к этому поселку сейчас твари на обед спешат. Вот они прибавки в виде нас обрадуются.

На что Рита только вздохнула тяжко. Так замерзла, что даже дар ее не работает, совсем ничего не чувствует, кроме пробирающего до печенок холода.

Собрались и быстро отправились в путь. Если до вечера этот кластер не преодолеем, то еще место для ночевки нужно будет организовать. В поселки или какие другие поселения нам нельзя, в этом Лиса права. Но и под открытым небом оставаться…

* * *

Кластер на удивление небольшой был, за семь часов его практически преодолели, благо снег, а потом и дождь, довольно быстро прекратились. И что удивительно, несмотря на виднеющийся в стороне населенный пункт, – то ли поселок большой, то ли городок маленький, – тварей не увидели ни разу за всё время, пока по этому зимнему кластеру шли. Так что вполне можно было туда завернуть, как и предлагала Рита, которая сейчас особенно сильно вымоталась, шагая сначала по сугробам, а потом по той каше в которую они превратились. Лиса, та как танк перла, такое ощущение, что вообще не устает, но такое ее состояние уже давно наблюдаю, скорей всего организм окончательно адаптировался к нагрузкам, что ее трудно вымотать. Я же, благодаря своему дару, усталость прогонкой жизненных сил по телу вымываю. И только Рите не повезло, адаптироваться ей еще и адаптироваться, чтоб хоть от таких вот марафонов не уставать.

– Терпи! Вон уже летний кластер, помимо сосны и другие деревья зеленые виднеются. Уже выбрались, можно сказать. Скоро отдохнем.

Не решился в поселок идти, очень уж он близко от границы следующего кластера. И если местные твари холода не любят и именно поэтому их еще тут не видать, то скоро этого препятствия для них не будет. Уже сейчас весной пахнет во всю. Сугробы осели и уже в жидкую кашу превратились, на жарком солнце снег тает со страшной силой и скоро совсем сойдет. А как сойдет, так и твари могут появиться. Не будем рисковать. Лучше в виднеющемся впереди лесу остановимся на отдых. А там уже Альфа на облет территории отправим, осмотримся вокруг, может и не придется под открытым небом ночевать.

Последние метры Лиса Риту практически на руках тащила. Совсем та вымоталась, автоматом ноги переставляет, а лицо уже никаких эмоций, кроме смертельной усталости, не выражает. Даже не знаю, заметила или нет, что мы уже на нормальный, летний кластер зашли.

– Не давай ей на землю садиться! – Заметил, как Рита под дерево завалиться хотела, как только Лиса ее к нему прислонила и отпустила. – Сейчас осмотрюсь, найдем нормальное место для отдыха, а не здесь, в грязи по уши.

Вроде и жарко, но снега и сюда навалило немало. И он хоть тут и растаял давно, но грязь под деревьями еще не подсохла, так что нечего ей в ней валяться.

Оперся плечом о дерево и закрыв глаза полностью к Альфу подключился, который над нами кружил по привычке, которую я ему и привил. Постоянно нас так сопровождает в походах, чтоб в любой момент можно было с помощью него осмотреться.

– Нашел? – спросила продолжавшая держать Риту Лиса, как только увидела, что я глаза открыл.

– Да. Есть место. Туда, правее, – махнул в ту сторону рукой, – метров через двести дорога асфальтированная, за ней какая-то ферма. А вот если по дороге идти, то за трассой, в которую она упирается, поселок на берегу реки какой-то раскинулся. Но до него километра полтора.

– Так куда мы?

– На ферму пойдем. Она совсем рядом. Хоть и разрушена, но есть и целые строения. В них и остановимся, отдохнем немного.

– Не опасно?

– По внешнему виду, она давно разрушена. Так что не думаю, что твари туда наведаются. Они скорее на тот кластер, с которого мы только вышли, рванут. Да и отдохнуть нужно, дальше лес кончается и до самого поселка поля начинаются. Местность открытая. С Ритой, в таком ее состоянии, туда соваться… Чуть отдохнем, тогда уже к реке двинем.

Сквозь лес хоть и с трудом, но всё же пробрались, чуть ли не волоком таща за собой Риту, которая совсем расклеилась. Вышли к асфальтированной дороге, осмотрелись по сторонам, но никого не увидели. Тишина вокруг, только деревья шелестят, убаюкивая.

– Рывком!

Держа Риту с двух сторон под руки, бегом перебежали дорогу и углубились в заросли на другой ее стороне.

* * *

Если возле дороги еще полноценный лес рос, то метров через сто деревья стали расступаться, начиналось редколесье, которое вскоре сменится фермерским полем.

Как только перебежали через дорогу, Шатун сразу же отпустил Риту, оставив ее на Лису, и пошел вперед, разведывая дорогу и часто замирая – с помощью фантомов осматривался.

Вот тоже интересно. Если Лиса научилась волосы отращивать, но как она подозревала – этим ее новый дар не ограничивался, слишком она выносливая стала. Но без знахаря не разобраться, так что особо и не заморачивалась, главное лысая больше ходить не будет. Ну так вот, у Шатуна тоже непонятное с этими дарами что-то происходит. После того, как надорвался и, как он говорит – слава всем богам – выздоровел, и смог снова своими способностями пользоваться, то никакого нового дара в себе не обнаружил. Почти. Его фантомы претерпели изменений. Он мог теперь их жизненной силой напитывать и управлять ими, как управлял до этого фамильярами, только вот недалеко, всего на пятидесяти метрах от себя, расстояние действия его «радара». Но всё равно – класс, пусть на таком расстоянии, но фантомы глазами и ушами у него выступали, плюс управлялись очень легко. Вот теперь он их в ближнюю разведку всегда и отправляет, Пирата почти не задействует, хоть тот вообще неуязвимый стал, зараза малой. Нашкодит и рассыпается на таких же фантомов, фиг его поймаешь, если он сам не хочет этого. И как они с Шатуном подозревали, Альфа он еще и потому терпит, что самому лень в разведку мотаться, того чаще используют. Вот он его и привечает да подкармливает, абы его не трогали.

Чем ближе к строениям они приближались, тем чаще эти остановки случались.

– Ну чего ты? – Лиса с жалостью на Риту посмотрела. – Немножко осталось. Вон уже строения видны, – кивнула она в сторону виднеющихся сквозь деревья уцелевших фермерских построек. – Последний рывок и отдыхать.

До этого та ко всему безучастная была, так устала, что ни на что уже не реагировала. А сейчас как-то вяло сопротивляться начала, наверное совсем силы оставили, что и ногами перебирать уже не может.

Но причина оказалась в другом. Как только Шатун вышел из леса и направился к уцелевшему ангару…

– У-у-у! – Рита буквально повисла у Лисы на руке и страшно завыла.

Та всего на миг замерла, но в голове быстро всё сложилось: она уже видела такую реакцию у Риты и знала с чем она связана.

– Шатун! – не понижая голоса и не тратя время на вызов по рации, так закричала Лиса. – Опасность!

Тот не раздумывал. Как только Лиса в полный голос его позвала, сразу же отпрыгнул в сторону и чуть назад, упал на землю и закатился за ближайшее дерево, благо от них не успел далеко отойти.

Сама тоже не мешкала: уронила Риту в какую-то промоину – где она сразу голову к коленям подтянула и так там и замерла, тихонько подвывая, – упала наземь и шустро уползла за небольшой бугорок, над которым густой кустарник рос. Там замерла, пытаясь определить, откуда опасность грозит. Секунды текли, а ничего не происходило. Может неправильно Риту просчитала?

– Гдах! – раздавшийся из-за поля, из молодой сосновой поросли которая там разрослась, выстрел всё расставил по своим местам.

Те, кто стрелял, видимо не ожидали что их обнаружат, потому и задержались с реакцией. А может на Пирата отвлеклись, который, не успел Шатун еще упасть, как тот заполошно выскочил из своей сумки и, рассыпавшись на много Пиратиков, разбежался в разные стороны. До этого ни в какую не хотел сумку покидать, не понравилось ему на зимнем кластере, что он и носу из нее не показывал. А тут, как обычно, если стреляют и начинается акробатика, то пора ноги делать. Да еще и так зрелищно, не удивительно, что на него засмотрелись.

– Вот черт! – пораженно выдохнула Лиса, смотря на то, как подрубленное тяжелой пулей дерево, за которым Шатун и укрылся, с треском валится на землю, а тот откатывается за следующее.

И тут же все лишние мысли покинули ее голову, есть только цель… которую она еще не обнаружила. Откуда стреляли, она не заметила, но вот направление… именно туда она и выстрелила. Уже привычно сливаясь с пулей, не для того чтоб куда-то и в кого-то попасть, а для того чтоб осмотреться и обнаружить неприятеля. Не зря на острове столько времени провели, ее дар и для разведки приспособили. Всё же угол обзора в передней полусфере полета пули позволяет многое рассмотреть на довольно больших дистанциях. Вот и в этот раз она рассмотрела. Ее выстрел видимо совпал с очередным выстрелом неприятеля. Как в замедленной съемке заметила, как среди зарослей пошли какие-то оптические искажения, сквозь которые проступил лежащий за огромным ружьем упырь… вернее кваз, целящийся в такой же огромный оптический прицел.

Ее выстрел на удачу – жемчужным оказался. Совсем немного довернула полет пули и впечатала ее ему в его шишкообразный лоб.

– Есть, – глаза у Лисы радостно блеснули от столь удачного выстрела.

Быстро передернула затвор, дослала патрон в ствол, и не мешкая послала очередную пулю в том же направлении. В этот раз ни в кого не попала, но добилась главного. Обнаружила противника. Видимо то оптическое искажение, что она заметила, это какая-то способность скрыта или маскировки на местности и была она именно на теперь уже мертвого кваза завязана. Заметила его лежащего с пораскинутыми мозгами. А вот по сторонам от него еще трое, уже обычные люди вооруженные какими-то незнакомым ей, но явно крупнокалиберным оружием. Двое в разные стороны ползли, а один лежа вел огонь на подавление в ее или Шатуна сторону.

Оказалась и в ее сторону тоже, так как, укрываясь за столь удачно попавшимся бугорком, слышала как пули по веткам щелкали, пролетая над головой. И как только возникла пауза, видать стрелок перезаряжался… А нет. Шатун фантомов в их сторону пустил, отвлекая стрелка от нее, чем она незамедлительно и воспользовалась. Два выстрела – два трупа. Правильно Шатун говорил, что каски носить нужно. Бронежилеты на теле у них были, вот она туда и не целилась, а вот касками пренебрегли, отчего головы и лишились. Хоть им бы и каски не помогли, с ее то даром. Третьего привалить не успела, так как…

– Лиса! – ее Шатун позвал.

Снова нырнула за бугорок и только тогда посмотрела в его сторону.

– Что?.. Ты чего довольный такой?

Было с чего удивиться. Шатун лежал не столь и далеко от нее, и что странно – улыбался!

– Стреляют! – совсем непонятное объяснение, но ему это кажется нравится: улыбка еще шире стала. – Язык нужен, Лиса! Там вроде как один только остался, я с помощью Альфа их всех засек. Постарайся не до конца последнего подстрелить.

– Постараюсь, – пробурчала она себе под нос и уже Шатуну: – Отвлеки его!

– Ща!

Отвлек называется, и стрелка и Лису. Так ее Халк, которого Шатун на радостях сейчас создал, впечатлил. Но быстро в себя пришла, услышав, что и их противник впечатлился, стреляет по иллюзии.

Очередной выстрел, снова стала пулей, и вот он, одетый в цифровой камуфляж стрелок, который сейчас сместился в сторону и назад, ведет огонь по Халку. Усилием воли, преодолевая сопротивление, заложила дугу и направила пулю стрелку вбок, где нет брони.

– Есть!

Шатун сразу же, после ее восклицания, подорвался и, развив неплохую такую скорость, рванул в сторону раненого… или убитого. Тут уже как получилось.

* * *

Еще как только вышел из-под деревьев на краю сознания что-то свербело. Вроде осматриваясь и так, своими глазами сейчас, и с помощью Альфа – немного раньше, ничего подозрительного не заметил. Обыкновенная ферма, по ее состоянию видно, что минимум как несколько месяцев разрушенная. Что поля заросли, что сами развалины в траве стоят, как и дороги грунтовые ей покрылись. Давно по ним никто не ездил. И именно поэтому, наверное, и тварей не видать, что тут давно уже всё съедено. Но всё же что-то не давало мне покоя.

Поэтому на возглас Лисы среагировал сразу же, тем более она не по рации, а так, в голос об опасности предупреждает. Но это мне потом уже дошло. А тогда тело само, на рефлексах, действовать стало. И первое, что нужно было сделать – это укрыться. Второе – не мешать Лисе. И третье – сдержать рвущуюся изнутри радость – по нам стреляют! Не догоняют! Не атакуют твари! А именно стреляют! Пусть и чем-то нереально мощным, что дерево за которым укрылся, первым же выстрелом просто срезало и я только чудом увернулся, чтоб оно меня не придавило падая. Но это всё равно не омрачило моей радости: мы всё же вышли куда-то, где уже есть люди, пусть они за нами и начали охоту. Но с ними Лиса, с ее таким полезным даром, сама разберется. А я ей немного помогу.

Пустил фантомов и сразу же подключился к летающему над нами Альфу, чтоб корректировщиком поработать. Но не пришлось, только и увидел, как спала маскировка, когда Лиса кваза ушатала, а потом и остальных она щелкать одного за другим принялась. Еле успел ее притормозить и попросить, чтоб языка нам обеспечила. Нужно же знать, куда это мы выбрались и где вообще находимся.

Так что, как только услышал ее радостное «Есть!» сразу же подорвался и что есть духу рванул в сторону столь гостеприимно встретивших нас братьев по разуму.

Двести метров на одном рывке преодолел, вломился в заросли и, не спуская глаз с выжившего, сразу же контроль провел его не столь везучим сокомандникам. Хоть после Лисы он и не требовался, да и «радар» только одного живого показывал, и внешний вид их не предполагал, что они могут вдруг ожить, но предпочел не рисковать. Благо они все кучно лежали, видимо маскировка на местности не столь и большой радиус имела, а как она спала после смерти кваза, так эти все разбежаться и не успели.

«Тут еще интересно, как их Лиса обнаружила? Я ведь эти заросли с помощью Альфа осматривал, но никого не заметил. А она их как-то засекла. Нужно будет не забыть поинтересоваться, как умудрилась».

Убедился, что нам никто не помешает – со всеми предосторожностями подступился к раненому, который, пока я добежал, успел себе скорее всего спека вколоть, так как пару шрицтюбиков использованных возле него валялись. Лежит прижав руку к окровавленному боку и кажется ни на что не реагирует. Но вот движением глаз, хоть и под закрытыми веками, очень уж подозрительно он меня сопровождает.

Присел рядом и первым делом основное его оружие, которое рядом с ним лежало, отодвинул подальше. На миг задержал на нем взгляд, так как было оно до ужаса знакомое, только не мог вспомнить откуда, где я уже с таким встречался? Но сейчас это и не важно, потом более детально рассмотрим. Вытащил у него из набедренной кобуры крупнокалиберный револьвер, отбросил его в сторону, следом последовал такой же, только короткоствольный, из кобуры под мышкой. Последним в сторону нож улетел. И вроде как всё, больше ничего стреляющего и режущего не обнаружил, обхлопав его со всех сторон.

Но на этом не успокоился. Стянул с него ремень и не обращая внимания на шипение пленника, не особо церемонясь перевернул его на живот, завел руки за спину и так связал их ему. Теперь вроде всё, можно и поговорить, как раз Лиса с Ритой подтянулись.

При виде последней улыбка сама на лицо наползла, очень уж она потешно выглядела. Чумазая, с просто нереально сейчас огромными глазами, которыми так и шарила по сторонам, чего лучше бы не делала. При виде безголовых, а головы им трудно было сохранить, после работы «Взломщика» Лисы и моего «Кашмара», она еще и позеленела. И если бы не Лиса, то не знаю, может бы и свалилась, а так та успела ее поддержать, когда ее повело. Чем Рита и воспользовалась: вцепившись в нее мертвой хваткой и замерла, стараясь не смотреть на трупы, сосредоточив взгляд на мне и пленнике.

Зато Лиса на трупы почти внимания не обратила, только мельком на них глянула, пленник тоже не особо ее заинтересовал, сейчас не сводила с меня подозрительного взгляда.

– Те чего улыбаешься постоянно? – вот что ее сейчас интересовало.

– Настроение хорошее, – еще шире улыбнулся при виде Риты, у которой от моего ответа глаза еще больше стали и она явно в ступор впала, не понимая, какое такое настроение может быть, после всего только что случившегося. – Мы вышли Лиса. Не понимаешь? – продолжая улыбаться, спросил у нее.

Но до Лисы наконец дошло, что мы действительно вышли из Пекла, раз нам уже не только твари, но и иммунные стали попадаться. Глаза у нее подозрительно заблестели, и глубоко вздохнув, она кивком подтвердила – дошло.

Согнал улыбку с лица, еще будет время порадоваться, перекатил пленника на бок и не обращая внимания на его шипение сквозь зубы, только теперь еще и тихими ругательствами сопровождающееся – задал первый вопрос:

– Ну и кто вы такие будете?

Глава 18

– Вы кто такие? – повторил я свой вопрос.

– Больно… Ног не чувствую, – прекратив ругаться ответил пленный, только совсем не то что требовалось.

Видимо Лиса ему удачно попала, что позвоночник повредила, раз ниже пояса всё отнялось. Но вот совсем уж умирающим он не выглядит, как и крови, я смотрю, не особо много натекло. Значит можно и более пристрастно его поспрашивать, если отвечать не станет. Только… с сомнением посмотрел на Риту, у которой размер глаз ни разу не уменьшился. Придется ее с Лисой отправлять прогуляться. Не для нее зрелище. И так, вроде и приучил, как раньше казалось, к виду крови, но то упырей, а вот зрелище мертвых людей на нее убойно подействовало. Даже не представляю, как отреагирует на… более серьезный разговор.

Не пришлось. Пленный сам начал говорить.

– Из Пыталово мы.

На это название Лиса только хмыкнула, но пленный услышал и пояснил:

– Городок небольшой так называется, рядом со стабом, где мы обитаем – находится. Охотники мы. Кастер сука, совсем мозги сгнили, стрелять стал. Хотели посмотреть, кто тут шарится. – Вздохнул несколько раз, переведя дыхание и продолжил говорить: – Иммунные иногда выходят в этом направлении, перехватывали их не раз.

– Насчет иммунных потом, давай насчет стрелять. Как он шуметь не побоялся? Да и вы не особо сдерживались. Несмотря на глушители на оружии, оно у вас совсем нетихое, но стреляли вы смело, тварей не опасались.

Этот вопрос меня особо интересовал. Единственное почему мы еще тут разговоры разговариваем, а не бежим прятаться – это то, что тварей мы не видели, пока сюда добирались. А с другой стороны река, через которую им тоже никак не перебраться, даже если с той стороны и слышали звуки выстрелов. Но где здесь ближайший мост – не знаю, так как когда с помощью Альфа осматривался, такого вблизи не наблюдал.

– Нет тут сейчас монстров.

– Вот с этого места давай поподробней.

Смотрю и Лиса, с Ритой на буксире, та так и не отпустила ее руку, во все глаза наблюдая за разыгравшимся действом, подошли еще ближе, чтоб ни слова не пропустить. Им тоже интересно: кто они такие, почему тварей здесь нет и главное – куда это мы вышли?

– Местные монстры холод не любят, так что когда этот зимний кластер на перезагрузку идет их не то что вблизи, километров на пятьдесят вокруг не найдешь.

«Ага. Вот и причина, по которой нам казалось, что мы какую-то линию пересекли, что упырей практически не встречали».

– Так что сразу после перезагрузи и еще как минимум сутки тут можно ничего не опасаться. Потом, как земля немного прогреется, те и подтянутся.

Видя, как пленный сухие губы пытается облизать, всё же серьезные ранение и живчика ему сейчас требуется в немалом количестве, без просьбы с его стороны дал ему напиться из своей фляги. Абы только говорить не переставал, нас еще много чего интересует.

– Иммунные в эту сторону часто выходят. Вот мы, как поблизости оказываемся и когда тот кластер на перезагрузку идет, всегда на сутки тут задерживаемся. Бывает двое-трое на нас выйдет, но чаще только одного перехватить получается, и совсем редко случается что никто не появляется.

Сделал еще несколько глотков живчика, кивнул – благодаря, и продолжил рассказывать:

– Кастер вас засек, он сенсором был. Обрадовались, что троих иммунных в этот раз перехватим. Но как только визуально вас рассмотрели, так Кастер, как только баб твоих увидел – психанул, и практически сразу стрелять начал. Он квазом не так давно стал. Раньше нормальным был, а тут с каждым днем всё больше психовать начал, когда телки ему от ворот поворот делать стали. Твоих увидел, крышу и снесло, когда понял, что вы не свежаки, а ты с гаремом путешествуешь.

Лиса на это только фыркнула, с трудом сдержав смех, зато Рита из зеленого в красный цвет перекрасилась и на меня искоса посматривать стала. Малолетка, блин. Про гарем услышала и всё, на трупы вокруг уже никакого внимания не обращает, опять о чем-то там одном ей понятном замечталась.

Ещё на острове Лиса, по моей просьбе, с ней поговорила серьезно. Объяснила, что ничего серьезного между нами не может быть в принципе, девчат постарше люблю. И она вроде как даже приняла это, но попытки сблизиться периодически возобновляет.

И из-за этого тоже, остров мы и покинули, как только я полностью выздоровел и физическую форму восстановил, а также с дарами разобрался. Девчонкам же наоборот, совсем не хотелось остров покидать: Рите всё также страшно было, а Лиса – каждую перезагрузку мы на аэродром мотались и собирали урожай с убитых солдатами тварей. Она бы и дальше хотела так же на море жить и практически без риска жемчуг добывать. Но я не железный, глядя на их загорания топлес – крышу стало рвать. Только теперь не от постоянной боли, как раньше, а из-за таких доступных и одновременно недоступных женщин. Чувствовал, что еще немного и очередная Ритина попытка окажется успешной, чего не хотелось допускать ни в коем случае. Не хотелось мне ее обижать. Ведь переспи я с ней, то она по малолетству навоображает себе чуть ли не романтические отношения, а мне с ней даже поговорить не о чем толком. Слишком разные у нас интересы, в чем я постоянно убеждался слушая их с Лисой разговоры.

– Так, ладно. С этим всё понятно. Теперь давай на местности определимся. Ты о таких стабах, как Береговой, Клин, Бастион слышал?

– А, так вы из этих, из буржуев…

– Каких буржуев? Ты что несешь?

– Да вас ЕСовцы сначала так обозвали, муслимы подхватили, ну а потом и мы вас так называть стали. А всё из-за того, что на жемчуг вы, по их меркам, нереально богатые. Они только горох могут себе позволить тратить, а ваши жемчуг не считают. На широкую ногу у нас отрываетесь, гульбища устраиваете. Вот зависть черная их и гложет, глядя как вы богатства свои демонстрируете. У них жемчуг вообще ценность немыслимая.

– ЕСовцы – это западная Европа, ЕС которая? – Лиса не удержалась, вопрос задала.

– Да. Они на юге дальше обитают. Там европейские кластеры грузятся, вперемешку с арабами. Вот мусульмане там, мало того что белых нагибают и между собой режутся безостановочно, так там еще и Внешка амеровская у них под боком. Сам не был, но говорят что там вообще жесть что творится. Мочат друг друга со страшной силой.

– К вам тоже лезут?

– В основном нет, все знают, что мы нейтралы. Нет, поначалу, как старожилы говорят, они пробовали и нас нагнуть. Но наши нападение отбили и доступ на год им всем без разбора на нашу территорию закрыли. Ох, и вой поднялся. Тех, кто рыпнулся на нас, они сами вырезали, потом в ногах валялись, на рынки наши просили допустить.

– Сильно зависят от вас?

– Ну а где им еще торговать? – На безэмоциональном, после уколов спека, лице даже удивление легкое проступило. – У нас и производство, и кластеры богатые грузятся, а у них там только барахла много, практически ничего полезного нет. Производство же наладить не могут из-за войн и вражды. Вот и получается, что от нас зависят, так как больше у них негде закупаться и свой товар сбывать.

– А внешники?

– У нас их нет, от ваших мы чернотой защищены, да они даже и не совались к нам ни разу. А амеров мы на место быстро поставили, тоже больше не суются.

Улыбнулся так, что стало понятно, воспоминания об этом событии удовольствие ему немалое доставляет. Но спросил его о другом, более важном для нас. Хоть я уже и догадался куда нас вынесло, после его слов о черноте, но уточнить всё же нужно, а то что-то он неважно выглядеть стал, как бы не подох, так и не подтвердив мои подозрения.

– Давай теперь по местности определимся, а то Пыталово – это мне ничего не говорит.

– Как Колизей нас везде знают, – подтвердил он мою догадку.

– Оп-па! – на лице у Лисы улыбка довольная расцвела. Не так и далеко, оказывается, нас и забросило. Дома почти.

– Колизей говоришь? – снова перевел взгляд на пленника. – А сейчас мы где находимся? Как нам отсюда в наши края выбраться?

– Живца дай еще глотнуть, – попросил он.

По себе знаю, что в таком состоянии живчика много требуется, так что без возражений дал ему напиться. Губы опять сухие, сушит его не слабо сейчас, да и выглядит он с каждой минутой всё хуже и хуже. Видимо досталось ему всё же сильней, чем я вначале определил.

– На границе с Пеклом мы сейчас находимся, – после того, как живчика глотнул, без напоминаний начал отвечать на заданный вопрос. – На север отсюда двигайте, по левую сторону чернота будет, вот как ее минуете, так на восток и поворачивайте, не заблудитесь.

– И как далеко до черноты?

– Если напрямик, то километров восемьдесят до нее отсюда. Только вам «Адову тропу» миновать еще суметь нужно, – усмехнулся он криво, что мне очень не понравилось. – Вот после нее чернота и начнется.

– Что за адская тропа?

– Увидишь – не ошибешься! Как доберетесь, там на месте и поймешь, почему ее так обозвали. Да и за ней, там тоже не подарок местность. Бедуины шалят. – И снова эта его усмешка. – Хорошо ваши придумали, не стали их до конца вырезать, а выдавили в эти края. Естественный барьер организовали. Муслимы, после нескольких попыток, больше и не пытаются в ваши края переселяться. Хватило нескольких встреч с этими отморозками.

Мы снова с Лисой переглянулись, только теперь озадаченно. Бедуины у нас что, за пограничников выступают? Серьезно? Что-то чем больше узнаю о наших краях, тем больше убеждаюсь, что вообще ничего не знаю. Сначала дела с внешниками всплыли, теперь бедуины-пограничники…

Ладно, это всё сейчас не так и важно. Сейчас нужно определиться, что нам в первую очередь делать: поверить на слово этому подстреленному и двигать в сторону той адской тропы и продолжать в сторону дома самостоятельно двигаться или же наведаться в ближайший стаб, получить побольше информации и уже тогда определяться с дальнейшей дорогой? Можно вообще в Колизей завернуть и там отдохнуть, потом выцепить Ходока и с ним домой вернуться…

«Глупая мысль! – аж передернуло всего. Как-то не хочется снова неизвестно где оказаться, что вполне может произойти если с Ходоком снова через черноту двинуть. – Нет уж! Идем в обход, пусть через бедуинов, но без всякой непонятной туманной хрени, которая на черноте встречается. Туда я больше и шагу не ступлю! Но в стаб всё же можно наведаться: отдохнем по-человечески, заодно и информацией более достоверной разживемся».

– Ты сказал, что вы из Пыталово. Как далеко этот стаб отсюда?

После моего вопроса пленный попытался более удобней улечься, но только рану растревожил, зашипел себе под нос, но всё же извернулся так, чтоб всех нас видеть. Чуть переждал, пока боль немного стихнет и только тогда заговорил:

– Вот об этом я и хотел поговорить. Поверьте, то что случилось – это вообще сплошное недоразумение. Мы не беспредельщики, тот же Кастер нормальным охотником был, не одного свежака с того света вытащил, да и другим в помощи никогда не отказывал. Даже не представляю, что на него сейчас нашло, скорее всего, это мутация на него так повлияла, что он стрелять начал.

– Короче давай.

– У меня к вам претензий никаких, мы сами нарвались, сами и огребли. Но я могу вам виру выплатить. Мы не последние охотники были, скопили капитал кой-какой…

В это вполне верилось, глядя на их оружие. Непростые стволы. Явно не на пустышей эти охотники охотились. И уже стало понятно, к чему он клонит.

– … и нанесенную обиду нами вам оплачу, и хватит оплатить за то, что вы поможете мне добраться до кордона, который «Адову тропу» запирает. Заодно ее обойдете, не придется рисковать.

Чем дальше, тем торопливей он говорил, не смотря на боль его терзающую, видно, что совсем ему погано: уже даже не бледный – посинел весь, потом покрылся и говорит с такими хрипами, что с трудом его понимаю. Да и не стремился понимать, если честно. Как только начал он говорить, стало понятно, о чём попросит. Только вот не собираюсь я его на себе никуда тащить, не нужно им на нас нападать было.

Это видимо как-то и до пленного дошло, по глазам его понял, лихорадочный блеск в которых резко потух и они безжизненные стали. Договаривал последние слова вроде живой человек, но на нас уже глаза мертвеца смотрели.

– Рдах!

Над ухом оглушительно рявкнул «Взломщик» Лисы, еле сумел извернуться, чтоб содержимым черепушки, так и оставшегося безымянным пленного, меня не окатило. Всё же столь крупным калибром, с такого малого расстояния да в голову… Успел еще заметить, как Пират, который только подтянулся к нам из леса и обнюхивал крайнего трупешника, после выстрела Лисы рассыпается и разбегается в разные стороны. Вроде столько раз уже видел, а всегда как будто в первый раз это зрелище наблюдаю. Но сейчас не до него…

– Какого? – только и спросил, когда на ноги поднялся.

Лиса, передергивая затвор, на Риту кивком указала, которая снова цвет поменяла. Первоначально зеленая от открывшегося ей здесь зрелища, потом покрасневшая от своих неприличных гаремных мыслей, сейчас стояла белая как смерть и широко открытыми глазами смотрела перед собой, но снова ничего не видя. Знакомое состояние.

– Понятно. Зубы заговаривал. Понял, что спасать его никто не собирается и видимо было у него за пазухой что-то, что он на нас как на мертвецов смотрел. – Непростительно ошибся я в выражении его глаз. Повелся, как пацан, на то, что у него ноги отнялись. Но это с его слов – отнялись. Как там на самом деле было, теперь уже не узнаем. – Только зачем из «Взломщика» то палить? Можно было из двухтысячного, – кивнул на ее кобуру с ПП-2000.

– Прежде чем в ступор впасть, Ритка успела меня толкнуть и на него кивнуть. И видя, как стремительно она бледнеет, я как-то и не раздумывала. Взяла сразу и выстрелила.

– Ладно, всё правильно сделала. Потрошим их и дергаем отсюда.

Лиса кивнула согласно, бросила сочувствующий взгляд на Риту, которая уже оживать начала, приобретая зеленоватый оттенок лица – рассмотрела во что голова еще недавно разговаривающего пленника превратилась.

– В сторону ее отведи, пусть там пока посидит отдохнет, пока мы тут управимся. Потом к реке двинем и там уже полноценный отдых себе устроим. А то тут оставаться… – еще раз окинул взглядом не так и далеко лежащие друг от друга тела, – сильно мы намусорили. И хоть по словам пленного монстров тут нет, но как бы на запах крови и на шум кто-нибудь не заявился, с нашей то удачей.

Пока Лиса повела вяло перебирающую ногами Риту в сторону, приступил к более детальному обыску бывшего охотника. Который, впрочем, долго не продлился, а всё из-за на удивление малого количества носимых на себе вещей. Распотрошил разгрузку, снимая с нее подсумки со снаряженными магазинами к…

«Где же я такое оружие встречал? – кинул задумчивый взгляд на лежащую в стороне компактную дуру, держа в руках подсумок с магазином от нее. – Вспомнил! – Подошел и взял эту винтовку в руки, принялся более детально ее рассматривать. – Точно, она!»

Если снять с нее эту банку глушителя и на его место поставить массивный ДТК (Дульный тормоз-компенсатор), то это окажется та дура, что в руках Корнета игрушкой казалась, когда он ее рассматривал под активные комментарии Шутера. Мы тогда с ним и его дедом только познакомились, ввалившись к ним в дом, драпая от небольшой орды тварей, что у нас на хвосте висела. Вот в этом доме, вернее под ним, полностью обустроенный бункер оказался, с полными складами вещей, нужных для автономного проживания на случай какого-нибудь апокалипсиса. Был там и склад вооружения, больший объем которого занимало иностранное оружие, которое Степановичу было легче приобрести, чем свое отечественное.

Leader 50 BMG – нашел как она называется, – 12,7×99 калибр. И у нас… теперь уже у нас, на том складе, есть такие патроны, что очень, ну очень хорошо. Так как оказалось, что мой «Кашмар» и не кошмар вовсе, не впечатлил он упырей здешних. И хоть и этот «Лидер» тоже не сказать что вундерваффе, но вот для молодой элиты, а при большой удаче и для средней – его вполне хватит. Это я уже не говорю о топтунах-кусачах-руберах. С ними он легко разберется, не придется выцеливать уязвимые точки. Единственный минус – это то, что громкий он. Несмотря на глушитель, звук он не очень и приглушает. Но с этим минусом я, так уж и быть, смирюсь. У Лисы ее «Взломщик» тоже совсем нетихий. Но когда дело доходит до его использования, то там уже не очень-то ту тишину и стремишься соблюдать. Так что «Кашмар» мой пора на заслуженный отдых отправлять, хоть он уже давно там находится. Как в Пекло провалились, так ему работы практически и не было. Не для него там тварюшки водятся.

– О-о-о!

Кинул взгляд в ту сторону, а там Лиса чуть ли не оргазмирует над оружием кваза. Все же размер имеет значение, вон как его оружие ее впечатлило.

Но да, дура еще та. Хоть для его размера, а этот кваз почти такой же, как и Корнет по габаритам. Только вот если Корнет гармонично смотрится, то этот урод уродом. Видно, что над ним никто не работал, самостоятельно мутацию пережил. Отсюда, наверное, и с головой у него непорядок, если верить пленному конечно. Может он и раньше не такой хороший был, как тот расписывал. Но то уже и неважно. Сдох – туда ему и дорога! Нечего на нас хороших охотиться было!

– Что там, Лиса? – Отложил пока «Лидера» в сторону, попозже с ним более детально познакомлюсь – подступился к следующему телу на потрошение.

– Anzio! – нашла она название этой дуры, по сравнению с которой «Шайтан» Корнета нервно курит в сторонке. – Ты глянь какой, – показала она мне патрон, который извлекла, передернув затвор у этой… то ли действительно крупнокалиберной снайперской винтовки, то ли противотанкового ружья, только уже современного, а не как у Корнета – переделки старинного. – 20 миллиметров калибр. С таким бы на Халка поохотиться, – нежно погладила она ствольную коробку этого Anzio.

– Сплюнь, дура! А то действительно сейчас набегут, раз просишь.

И если такое случится, то совсем не удивляюсь. Любит Улей такие шутки.

Лиса скорчила виноватую рожицу, но лихорадочно блестевшие глаза – маньячка! – и то, с каким удовольствием она подняла эту дуру – примериваясь к ней – показало, что если сейчас Халки и набегут, то это ее не очень и расстроит. Нашла себе новую игрушку, теперь нужно ее срочно опробовать.

– Бросай ее нянчить, Лиса! Потрошим тела и идем их транспорт искать.

– Какой транспорт? – эк она удивилась. Держа навесу этого «Шайтана-2», повернула в мою сторону слегка ошарашенное лицо.

Хорошо, что камера еще работает, такие кадры получаются, закачаешься. Лиса, которая не сказать чтоб габаритная, не напрягаясь держит в руках эту почти двухметровую дуру, зрелище еще то. Если раньше «Взломщик» в её руках смотрелся сюрреалистично, то теперь даже слов не подобрать, как это выглядит.

– Включай голову, Лиса! На теле у них снаряжения, хорошо если на один бой хватит. Рюкзаки малые, там только еды на раз поесть и запас патронов, еще раз снарядить имеющиеся магазины. И всё. Не думаешь же ты, что они к Пеклу с таким малым количеством снаряжения выбрались?

– Река? – быстро до нее дошло.

– Скорей всего. Течет она в восточном направлении, и я бы на их месте ее активно использовал. Всё лучше, чем по дорогам передвигаться, забираясь так близко к Пеклу. Да и не верю я, что они тут находясь, ни одного упыря не привалили. Но вот потрохов их в рюкзаках нет, только малый запас споранов и гороха в кисете нашел.

Вот теперь Лиса зашевелилась. Как же, где-то рядом добыча приличная бесхозной валяется, а они тут не пойми чем занимаются. Принялась кваза от снаряжения в темпе освобождать, сортируя на то, что можно с собой забрать и то, что кровью с мозгами забрызгано, и эти подсумки оставляем, но их содержимое в любом случае с собой.

Если не считать кваза, то снаряжение у двоих аналогичное было: винтовки Leader 50 BMG и крупнокалиберные револьверы Raging Judge Magnum, над которыми Лиса на миг зависла. Но там и я на них косился, никогда ранее с такими не встречался. Заинтересовали меня применяемые этим револьвером боеприпасы. А они используют как охотничьи – картечные, дробовые, так и простые, пулевые патроны. Но глазом на них хоть и косил, но всё же не до них сейчас, не хотелось мне тут надолго задерживаться из-за недавнего шума и пролитой крови. А то если рассматривать, то тут всё нужно, очень уж оружие у них интересное. В том числе и у третьего, у которого оружие от предыдущих отличалось: Gepard GM6 Lynx – основным оружием у него выступал, а вместо револьверов, как у остальных, у него ПП-19 «Бизон» под патрон 9х19мм Парабеллум в специально пошитой кобуре на боку висел.

– Как мы всё это потащим? – спросила у меня Лиса поигрывая мечом, который с кваза сняла, он у него видать вместо пистолета, вторым оружием был, так как кроме Anzio другого оружия при нем не было. – Если что, то Халкобоя я потащу, – указала она мечом на ружье-переросток, – Корнету его подарю. Ему оно как раз будет.

Это да, Корнету оно действительно как раз будет. Но вот как всё это утащить? Бросил взгляд на Риту, которая под елочкой сидела, но мысль даже толком не появившись сразу была отброшена в сторону – сама бы хоть до реки дошла. Она вообще с оружием не дружит. Так, по мишеням пострелять – это она всегда рада, а вот упыря привалить – так и не смог ее заставить. Плачет – не могу я людей убивать. Так и шла безоружная.

– Забиваем наши рюкзаки под завязку, оружие в связку – дотащу до реки. Там более детально всё изучим и уже тогда определимся, что с собой берем, а с чем и распрощаемся.

И распрощаемся мы скорее всего с «Лидерами», так как у нас в бункере они сто процентов имеются, смысл их тащить с собой. А вот «Гепарда» я еще посмотрю… На всё посмотрю, а потом определимся.

Лиса только вздохнула тяжко, понимает, что всё на себе мы не утащим, так что ничего в ответ не сказала – принялась помогать мне связывать ремнями оружие и паковать снаряжение в рюкзаки.

– Рита, ты как? Идти сможешь? – как управились, спросил у нее.

– Да, – кивнула она уверенно и постаралась подавить тяжкий вздох.

Очень уж наш марш по сугробам ее вымотал, но идти действительно нужно. Потом, если что, у реки на несколько дней можно будет задержаться. Там хоть будет куда отступить, случись что твари появятся. Заодно и оружие на них испытаем, но это если лодку найдем. Впрочем, даже если не найдем на чем эти охотники сюда заявились, то в поселке возле реки лодки всегда найдутся.

– Тогда подъем! А ты обломись, пешком побежишь, – это я уже Пирату, который услышал, что мы идти собрались, выскочил из зарослей и мне на руки заскочил. Хотел в свою сумку забраться, но рюкзак еще на земле стоит, вот он на плече и замер озадаченно.

Скинул его на землю и Лиса мне помогла рюкзак одеть и сверху на него связку оружия приладила. Потом уже сама экипировалась, и при ее виде, и у меня, и у Риты одинаковые улыбки на лице появились. Пухлый рюкзак за плечами; меч, который она тоже с собой прихватила, на боку висит; «Взломщика» на плечо повесила, а вот Anzio в руках наперевес держит.

– Ну ты и валькирия, гроза всех тварей, – рассмеялся тихонько. Рита тоже не сдержалась, засмеялась. И такое ощущение, что со смехом к ней и силы стремительно вернулись: плечи распрямились, лицо порозовело и дышит полной грудью, а не как недавно – надрывно, как будто неподъемный вес за плечами тащит.

– Ну-ну, – только и ответила Лиса, фыркнув при этом, но и у самой улыбка на лице заиграла. Понимает, что смешно выглядит.

– Ладно, посмеялись и хватит. Давайте серьезней, не на прогулке находимся. – И дождавшись кивков, что они всё, готовы идти – скомандовал: – Двинули!

Лиса, глаза у которой перестали лучиться смехом и стали совершенно серьезными, пропустила меня вперед, дав оторваться на полсотни метров и только тогда кивнула Рите, что можно иди – сама пошла замыкающей, вертя головой на триста шестьдесят градусов, внимательно осматривая округу.

Сосновая молодая поросль довольно быстро закончилась, за ней начиналось поле, которое тянулось до трассы, которая вдоль поселка, утопающего в зелени садов, бежала.

Не выходя на открытое пространство, нащупал своим даром Альфа, который, пока мы с телами разбирались, на дереве сидел, а как только снова в путь отправились, снова над нами кружить принялся. С помощью него осмотрел окрестности, но ничего настораживающего не обнаружил, отправил его к поселку, а потом и к реке.

Не знаю, связано ли это с тем, что мы из Пекла выбрались, или этому поселку просто повезло, но многие дома целые стояли, только сараи, в которых по-видимому живность обитала – разрушены. Да и то не полностью, совсем уж больших упырей здесь походу как и не было, что радует. Видимо из-за зимнего кластера это местность не пользуется популярностью у тварей. И сейчас ни одного, даже полудохлого пустыша не обнаружил. Поселок полностью пустой был.

Наметил маршрут к стоявшему на берегу двухэтажному дому, рядом с которым то ли лодочный, то ли с техникой, средних размеров арочный ангар серебристого цвета находился. Но надеюсь всё же лодочный, так как причал напротив дома на реке был.

– Чисто! Пошли, – скомандовал в рацию, продолжая движение.

Не стали по полю ноги ломать, а взяли влево и вышли на дорогу, которую не так давно перебегали, и уже по ней двинулись к поселку. И хоть постоянно ждал подлянки, потому и «радаром» чаще обычного осматривался, а заодно ожидал сигнала от Лисы, которая за Ритой присматривала, а это она в прошлый раз охотников почувствовала. И что подтверждает слова пленника, опасности поначалу не было, она как-то вдруг внезапно возникла, отчего Рита ее заблаговременно и не ощутила. Значит действительно квазу что-то в голову стукнуло, что он неожиданно для своих по нам стрелять стал.

Без проблем добрались до трассы, а потом и поселок миновали. Останки жителей постоянно встречались, но кости уже пожелтели, даже на вид старыми выглядели. Давно здесь уже перезагрузка прошла, так что нужно быть настороже, в любой момент может начаться. Может поэтому и тварей тут нет сейчас, чувствуют, что кластер скоро обновится? Всё может быть.

А вот и наша цель. Добрались до участка с построенным из красного кирпича двухэтажным домом.

– Оп-па!

Глава 19

Когда к ангару практически приблизился, «радаром» заметил там троих… живых.

– Лиса, – поманил ее к себе, сам же поспешил укрыться за дровяным сараем, полным этих самых дров. – Трое, в ангаре, – просвещал ее, пока она, быстро скинув свою ношу, помогала мне от моего груза избавиться. – Рита? – вопросительно посмотрел на ту.

– Ничего, – отрицательно покачала она головой. – Вообще опасности не ощущаю. Даже опасения, как тогда на острове было, нет.

– Трое, неподвижные, – снова я на Лису переключился. – Такое ощущение, что они просто сидят рядом.

– Может шумнуть, чтоб они зашевелились?

– Сейчас ангар осмотрю и, может быть, и шумнем.

Создал фантома, переключившись на его зрение и управляя им, отправил вокруг ангара прогуляться. Только толку от этого немного было: он цельный, ни окон – чтоб туда заглянуть, ни дверей открытых не было. Ворота вроде и не на замке, но закрыты плотно.

Отстранился от фантома и «радар» запустил… На том же месте и всё также неподвижно сидят.

– Давай, Лиса! Шумнем и посмотрим что они делать будут. И готовь свою шарманку, может сразу и отработаешь их, если неадекватные окажутся.

Но это мог и не напоминать: посмотрела с сожалением на оружие кваза, но использовать неизвестное всё же не решилась, хоть и хотелось – передернула затвор на «Взломщике», готовя его к бою. Я же к Рите обратился:

– Ты тоже их контролируй. Если хоть какие-то изменения появятся, сразу говори.

Нужно ее не только к тварям приучать, но может кому и от пули поможет увернуться, если почувствует для этого человека опасность. Но этому ей еще учиться и учиться. Но всё равно, когда-то же начинать нужно.

– Хорошо, – судорожно она сглотнула и уже заранее зеленеть начала, видимо вспомнились недавние события и их последствия.

– Давай, Лиса! – скомандовал ей, сам всё внимание сосредоточил на всё также неподвижных обитателях ангара.

Лиса и дала. Взяла в дровяном сарае чурбак и запустила его, усилив бросок кинетикой, в стену ангара. Раздалось громкое, протяженное «ДУХ!», что даже эхом со стороны поселка отозвалось.

– Да не так же сильно! – меня на миг даже из «радара» выбросило, от неожиданности.

Лиса виновато пожала плечами и видно, что смутилась. Видимо, как и у меня, в душе раздрай после встречи с людьми образовался, вот и не рассчитала силу. Что, впрочем, не снижает ее боевую эффективность: стояла с «Взломщиком» наготове и только и ждала команды открыть огонь. Тут даже мудрить особо не нужно, стены ангара не препятствия для наших калибров.

Но ни мне – кошмарить, ни ей – взламывать ничего и никого не пришлось. Те трое хоть и зашевелились, но всё также оставались на том же самом месте, не предпринимая никаких действий.

– Такое ощущение будто они связанные, – дошло до меня, на что похожи эти их телодвижения.

– Иммунные? – чуть опустив «Взломщика» к земле, вопросительно посмотрела на меня Лиса, а следом и Рита, которая на мой вопросительный взгляд отрицательно покачала головой.

– Ничего не изменилось. Нам всё также ничего не угрожает.

– Вот сейчас и посмотрим иммунные или нет. Пошли!

Заложив хорошую дугу, чтоб сначала дом и другие постройки «радаром» проверить – убедились, что там никого нет, – только тогда подошли к воротам ангара.

– Приоткрой ворота и сразу в сторону!

Лиса кивнула, осторожно подошла и чуть приоткрыла одну створку, в которую очередной мной созданный фантом просочился, и сразу же отскочила назад, держа вход на прицеле.

– Оп-па!

– Что там?

В ангаре много чего было: и мешки с чем-то возле правой стены у входа горой лежали; в дальнем левом углу стоял тракторок, возле которого лежало многочисленное навесное оборудование для него; был тут и небольшой катер – в правом углу на прицепе стоял. Но не это привлекло мое внимание.

– Похоже что нашли мы транспорт охотников этих.

Лиса, после этих слов, чуть ли не приплясывать стала, так ее любопытство разбирает.

– Подожди немного, – притормозил ее.

Отправил фантома вокруг машины в свободное плавание, одновременно переключился на «радар», отслеживая реакцию на него той тройки непонятной.

– Похоже что действительно связанные. На фантома вообще не реагируют. Наверное, не видят его.

– Пошли?

– Да, заходим, – кивнул Лисе и к Рите повернулся. – Ты, как только в ангар зайдем, сразу за мешками прячься и прислушивайся к себе. Если опасность какая, сразу кричи, но не высовывайся.

– Хорошо, – прохрипела в ответ.

Вроде и опасности не чувствует, а дрожь по телу пошла, как будто на матерую элиту вышли. Боится. Но это ее обычная реакция, не боец она в душе. Хоть самой остаться, для нее страшнее, чем с нами на упыря матерого выходить. Не раз пытались в безопасности на острове ее оставить, пока с Лисой на аэродром за жемчугом выбирались. Ни разу не согласилась: дрожит вот так же, как сейчас, но с нами везде бродит. Одно хорошо, с даром своим, в таких стрессовых ситуациях, довольно быстро прогрессирует.

– Вау! – тихонько воскликнула Лиса, как только мы в ангар зашли.

Что-то подобное описывал Кузьмич, когда предлагал нам грузовую плавающую машину. Не знаю насколько эта тихая, но всё, что он тогда нам описывал, здесь присутствовало. А именно трехосный, по форме корпуса видно, что плавающий автомобиль. Если правильно помню, то Кузьмич его как плавающее колесное шасси БАЗ-5937 обзывал.

Продолжая «радаром» отслеживать обитателей машины, убедился, что Рита спряталась и только тогда с Лисой направились к транспорту. Первой наверх Лиса заскочила: с моей помощью и облегчив свой вес я легко ее туда забросил.

– Чисто! И Шатун, она груженая, – с восторгом просветила меня сверху Лиса.

Действительно груженая, – убедился в этом, как сам наверх забрался. Непонятно чем, так как брезентом всё накрыто, но то, что машина полная какого-то груза – было ясно. Заодно убедился и в том, что машина хорошую переделку прошла. Грузовое отделение почти не затронуто, а вот кабина переделана, добавили к ней небольшой пассажирский салон, совместив его с ней.

Внутри этого салона и находились те трое. Подступился к широкой Г-образной двери, которая вверх откидывается – смело открыл ее, так как «видел», что они нам ничего не угрожают, как сидели неподвижно на одном месте, так и продолжают сидеть. Как дверь открыл и внутрь салона опустился, так уже нормально рассмотрел кто там находится. И Лиса, видя что я замер в проеме и спокойно рассматриваю внутреннее помещение салона – через мое плечо туда же заглянула, с вопросом:

– И кто у нас тут обитает?

Два мужика обитали. Вернее мужик лет сорока и парень лет двадцати, очень на него похожий. Как бы не отец с сыном. Сидят неподвижно и во все глаза наблюдают за нами.

Осмотрел их, задержав на миг взгляд на наручниках, которыми они были прикованы к сиденьям, на которых и сидели плечом к плечу, держа скованные руки между ног. Перевел взгляд на третьего обитателя, вернее третью, которая рядом с молодым сидела. Женщина лет тридцати, фактурой тела на Шельму похожая, такая же крепко сбитая, только эта, в отличие от Шельмы – короткостриженая блондинка, с карими серьезными глазами, один из которых почти полностью заплыл синяком.

На глазах особенно задержал внимание, так как выражение их было необычным. Чересчур спокойно она на нас с Лисой смотрела, что не соответствует ее положению, в котором она находится. Но и не только спокойствием ее глаза выделились, но и… цепкостью, что ли? Очень уж специфичный взгляд на оружие и на нашу экипировку она кинула. Близка ей эта тема. А если еще судить и по тому, что одета она в черную форму, правда без знаков различия, то…

– Э-э, здравствуйте! А вы меня не узнаете?

Перевел взгляд на мужика, задавшего этот вопрос и который смотрел на нас с Лисой такими счастливыми глазами, как будто ближайших родственников встретил.

Худощавый, чернявый, с немного запущенными усами и недельной щетиной на лице. Одет по-походному: берцы, плотные коричневые штаны, легкая куртка…

– Нет, не узнаю, – после повторного осмотра, ответил ему. – Лиса?

– В первый раз вижу, – донеслось из-за плеча.

– Ну как же! Вспомните Барнаул, раннее утро и вы к нам, таксистам, тогда подошли и рассказали, что мы в другом мире оказались. Вы еще рассказали как здесь выживать и посоветовали на восток двигаться, после чего с Игорем на его машине уехали.

Смотрел на него и не верил своим глазам, как и Лиса сзади тихонько охнула и видимо от изумления дыхание задержала, так там тихо стало.

Да, было такое, мы тогда только-только как-то перенеслись с мертвых земель на крышу небоскреба. И да, к таксистам мы тогда подходили и я еще тогда, сам не понял зачем, но коротко просветил их где они оказались и как выживать. Как сейчас помню, когда с одним из таксистов к стройке ехали, Лиса у меня еще интересовалась – к чему то моё красноречие. Ответил, что карму решил нам немного поправить, вдруг иммунные окажутся и спастись у них получится. Хоть сам в такой вариант и не верил. Где угодно шанс есть, но только не в Пекле. Но невозможное всё же иногда случается.

– Теперь узнал, – хоть на самом деле лицо его так и не вспомнил, слишком всё тогда быстро произошло и я к ним особо не присматривался. Но ответить по-другому не смог: с такой надеждой во взгляде этот таксист сейчас на нас смотрел, что я даже не знаю, что случилось бы, ответь я иначе. Тем более что мы действительно с ним встречались, раз он принял к сведению мои слова и… – Получается выжил, крестник?

Да! Именно крестник! Ни об одном иммунном, кого до этого нам получалось спасти, я не чувствовал такой ответственности, как об этом вот мужике. Но вот после его слов и вот этого его взгляда – почувствовал, как на плечи эта самая ответственность легла. Расшибусь, но живым его к нам в стаб доставлю. Не для того он в Пекле выжил, чтоб где-нибудь в пути подохнуть, так и не встретив нормальных людей и не найдя безопасного места для своего…

– Сын? – спросил я у него, кивнув на рядом сидящего парня, который тоже на нас во все глаза смотрел.

– Да, – кивнул он, не замечая как из глаз слезы потекли. – Только сына и удалось спасти. Остальные…

Услышал наконец, как Лиса сзади задышала – со всхлипом втянула в себя воздух.

– Ладно, сейчас освобожу, тогда и поговорим. Заодно расскажешь, как сюда добирались и как с этими охотниками повстречались.

Он молча кивнул и шевельнувшись, звякнув наручниками, на которые я внимание и перевел.

Сидели они на сиденьях, сделанных по всем правилам боевой машины, то есть крепящихся к потолку. Но под сиденьями, на всем их протяжении, находился рундук, к которому наручники и крепились. И видно было, что это крепление загодя было сделано, не одного таксиста с сыном охотники в таком положении перевозили. Получается, не только на тварей они охотники.

Не заморачиваясь с поисками ключей, пристроил «Кашмар» в приличных размеров кресле – по размеру видно, что это место кваза, как раз напротив выхода, взялся руками за цепь…

– Тебя как звать то?

– Костя, а сына – кивнул он на того, – Владимиром.

Освободил Константина, легко переплавив цепь, под любопытными взглядами отца с сыном и круглыми от удивления глазами пока еще неизвестной мадамы.

– Давай на выход, браслеты там уже сниму.

Следующего освободил Владимира, кивнул ему на выход и подступился к не сводившей с меня удивленного взгляда женщине. Видно было, что со сверхспособностями она еще не сталкивалась и былое спокойствие во взгляде сменилось нешуточным удивлением, с которым она наблюдала, как я голыми руками плавлю звенья цепи, которые тут же охлаждаю, чтоб пожара не устроить и не спалить полную, наверняка ценным грузом, машину. Случись такое по моей милости – Лиса не простит, так как еще не удовлетворила своего любопытства, страхуя меня снаружи. Так, на всякий случай.

– Ну а ты кто такая будешь? – присел я напротив нее и смотря в ее темные глаза.

– Илга Андриуне! Департамент охраны, – представилась и посмотрела вниз на наручники, так как резко запахло паленым металлом, принялся переплавлять ее цепь.

Смотрела и не верила, хоть уже третий раз этот процесс наблюдает. Даже усмехнулся, увидев как она головой тряхнула, видимо в попытке сбросить наваждение.

– Как? – подняла руки перед собой, рассматривая оплавленные звенья цепи. Попробовала их пальцем, видимо для того, чтоб убедиться, что это ей не мерещится. Но цепь не мерещилась и даже была холодной, так как я одной рукой переплавлял, другой же сразу остужал. – Как? – повторила она свой вопрос, только теперь смотря мне прямо в глаза.

– Долго объяснять, а сейчас не до этого. Попозже всё узнаешь. Так кого ты там охраняешь? Что за департамент?

– Департамент охраны высокопоставленных чиновников, – ответила она более развернуто.

– Понятно, – еще раз окинул взглядом ее крепко сбитую фигуру, облаченную в форму. – А глаз кто подбил, и за что?

– Да урод тут был, не давала себя заковать. Хотела уйти, но он двинул разок, – аккуратно потрогала она свой подбитый глаз, чуть сморщившись, – заковал, еще и приговаривал, что потом сама спасибо скажу.

– Понятно. Ладно, давай на выход, там будем от браслетов избавляться и разговоры разговаривать.

– У меня служебное оружие забрали и, – кивнула на расположенный за креслом кваза закрытый на внутренний замок ящик, – туда спрятали.

Подхватил «Кашмар» и посмотрел на указанный ей рундук, сверху которого рюкзаки лежали. Тут вообще, в салоне, всяких ниш и ящиков хватает и, главное, все они замыкаются. Точно не первый раз они вот так иммунных перевозят. Иначе зачем замки? От кого им хорониться?

– Потом с твоим оружием разберемся, – и увидев, как она нахмурилась – пояснил: – Все ключи у Лисы в рюкзаке, не хочется просто так тут всё курочить, может еще нам послужит. А насчет оружия не переживай, его у нас хватает. Пошли на выход!

Кивнув, что поняла, направилась к выходу, но когда мимо меня протискивалась – замерла и спросила:

– Напарница у тебя Лиса, а твой позывной какой?

– Имя, Игла. Не позывной, а имя. Меня Шатуном обзывают.

– Не Игла, – чуть усмехнулась она, – Илга. Приятно познакомиться.

– Извини, вроде и запомнил, а вырвалось непроизвольно.

– Да ладно, меня Иглой тоже называют. Сначала отец Иголкой дразнил, а потом позывной таким стал. Только на нашем языке он звучит как Адата, – сделала она ударение на первом «А».

– На вашем языке?

Я конечно обратил внимание на то, что она хоть и чисто говорит по-русски, но легкий акцент всё же чувствуется. Да и имя намекает, что она не Русская, но до этого я как-то не придавал этому значения.

– На литовском.

– Понятно. – Вспомнил, что пленный говорил, мол кластеры ЕСовские грузятся. Но я думал, что они грузятся дальше на юг. Оказывается не только там, но и здесь такие попадаются. – Ладно, пошли наружу, будет еще время поговорить.

Вслед за… Илгой, выбрался наружу и никого не обнаружил в ангаре. Запустил «радар»…

– Они за ангаром, – на вопросительный взгляд Адаты, кивком указал направление, куда Лиса народ повела.

Как же, там вещи без пригляда валяются. И ладно оружие, но там и весь наш запас жемчуга в рюкзаках бесхозным сейчас лежит. Вот Лиса и поспешила, пока ему ноги не приделали, все наши вещи в ангар перенести, благо есть кого нагрузить.

Спрыгнули с машины, особо обратил внимание, как Илга это проделала: уверенно, а высота почти два с половиной метра, но без малейшего колебания прыгнула и грамотно приземлилась. Показав немалый опыт в такого рода подготовке. Видно, что немало пришлось попрыгать.

– А откуда ты узнал, что они там? – когда направились на выход, как бы мимоходом спросила она у меня, продолжая ненавязчиво собирать информацию. – По рации тебе ничего не говорили, я бы заметила что ты прислушиваешься, а так, из машины, не видно было, куда они ушли.

– А ты такая внимательная, что всё это заметила?

– Да, – уверенно ответила Илга. – Издержки профессии. Я даже когда на отдыхе дома нахожусь, продолжаю по привычке отслеживать всё, что вокруг происходит, – пояснила она свою уверенность. – И всё же, как ты узнал? – повторила свой вопрос.

– Так же, как и с цепью разобрался.

Илга даже глаза прищурила, вернее один глаз, второй и так «прищуренный», не понравилось ей, что только она информацией делится, а вот я не тороплюсь этого делать.

Нагнали Лису, Риту и освобожденных нами отца с сыном уже у оставленных нами вещей. Те, похоже, оружие узнали и поинтересовались, как так получилось, что оно хозяев поменяло. Когда мы подошли, Лиса как раз рассказывала, как его бывшие владельцы на нас напали и что в итоге из этого вышло. Молодец, что без излишних подробностей рассказ вела, но плохо, что увлеклась.

– Заканчивай разговоры, – прервал я их милую беседу. – Стоите тут, открытые со всех сторон.

– Так тут сейчас безопасно, вокруг никого нет, – заступился за Лису Владимир.

Похоже запал пацан. То на Риту, то на Лису косые взгляды бросает. И судя по тому, как он на отца виновато посмотрел после своих слов, не хотели они лишнего о себе рассказывать, пока, во всяком случае. Но красота девчат свое дело сделала и парень перья распушил, проговорился. Чем я не преминул воспользоваться:

– Ну-ка, ну-ка, с этого места поподробнее давай.

Но, тяжко вздохнув и еще раз неодобрительно посмотрев на сына, ответил Костя:

– Он как-то может обнаруживать монстров на расстоянии.

– Оп-па! День сюрпризов, – воскликнула Лиса. – Сенсор!

– Сенсор?

– Ну, так у нас называют людей, которые обладают сенсорными способностями, – ответила Лиса Константину. Впрочем, и остальные уши развесив, внимательно её слушали, когда она принялась рассказывать, какие сенсоры ей встречались.

– Сенсор не сенсор, но давайте не будем торчать на открытом месте. Зачем спецом нарываться? – снова прервал я их. – Хватаем вещи и в ангар. Там уже, как с машиной разберемся, отдохнем и поговорим нормально.

Только Илга кинула на меня недовольный взгляд, снова не дал информацией разжиться, когда она, казалось, рекой полилась. Остальные, бросив по сторонам опасливые взгляды, молча согласились со мной.

– Бери, – разрешил Владимиру взять связку оружия, которое до этого я нес. Сам свой рюкзак подхватил и пошел вслед за Лисой, которая помимо своего рюкзака и «Взломщика», еще оружие кваза подхватила, отказавшись от помощи Кости и Адаты.

Как только зашли в ангар, кинул рюкзак на мешки…

– Давай, подходи по одному, – обратился ко всем сразу, – будем браслеты снимать.

Первой Илга подошла и руки протянула, заодно как можно шире свой непострадавший глаз раскрыла, чтоб ничего не пропустить. Интересно ей, что и как я буду делать.

Левой рукой за металл наручника взялся, принялся охлаждать его, чтоб кожу не обжечь, правой заклепку расплавил. Вполне удачно получилось, что на одной, что на другой руке без травм обошлось. Разве что Илга чуть не задохнулась, но это сама виновата, так как от удивления дышать забыла.

Таким же макаром и остальных от лишних украшений избавил, заодно и живчиком их напоил: заметил, как Костя украдкой взгляды на мою флягу бросает, при этом не решаясь попросить. Никто не отказался. И если отец с сыном сделали по три глотка, то Илга снова на меня недовольный взгляд бросила, когда не дал ей больше четырех глотков сделать….

– Нельзя больше, траванешься, – забрал у нее флягу. – Это тебе не вода, чтоб ее от души пить. – Подошел к рюкзаку и отстегнул от него флягу с водой и протянул ее ей. – Держи, тут вода.

Вздохнула, взяла эту флягу и уже из нее от души напилась. Закрутила колпачок, еще раз вздохнула и тут ее прорвало:

– Вы можете объяснить, что вообще происходит? – обвела она нас всех взглядом. – Одни бьют в морду и говорят, что потом спасибо скажу, вторые в молчанку играют, но при этом как-то узнали, что первых убили и те, кто их убил к нам направляются, – при этих словах Костя с Владимиром переглянулись и смущенно потупились, – третьи и правда убили первых, так как заявились сюда с их оружием и вещами, и хоть и освободили, спасибо вам кстати за это, но вы можете хоть объяснить: Где мы находимся и откуда зомби взялись? Что то за урод был, и кто те люди с ним? Как так получается, что один голыми руками плавит металл, а другой видит невидимое на большом расстоянии? – вопросов немало у Илги накопилось, которые она и вывалила на нас разом.

– Вы ей что, совсем ничего не рассказывали, пока сами тут сидели? – посмотрел я на Константина с Владимиром.

– Да мы и сами толком ничего не знаем, – пожал плечами старший. – Что ты тогда нам объяснил – это и все наши знания. Самим бы разобраться, что вообще происходит и куда это мы попали, – совсем невесело и как-то виновато он улыбнулся.

– М-да, – снял каску и с силой провел туда-сюда ладонью по уже слегка отросшему «ежику» на голове. – А ты значит сильный сенсор, – обратился к младшему, – раз нас на расстоянии полутора километров рассмотреть смог?

– Если честно, то это максимальное расстояние. Никогда еще так далеко не заглядывал и в итоге надолго меня не хватило, силы кончились. «Увидел», что вы их убивать начали и меня выкинуло. Потом, когда силы появились, уже вблизи вас заметил, когда вы уже подходили, – уже не скрываясь, честно ответил Владимир.

– Понятно, – посмотрел на Адату, – вот нравится мне ее прозвище, приятно звучит, – а у той лицо закаменело и чувствую, что может на ровном месте конфликт образоваться, так как вопросы она задала, а ответов пока так и не дождалась. – На все твои вопросы я отвечу, только немного погодя. И это не из-за того, что я секреты на ровном месте развожу, а потому что необходимо нашей безопасностью озаботиться.

Такое моё объяснение ее устроило: лицо немного расслабилось и взгляд прояснился.

– Зомби? – только и уточнила, от кого опасность может грозить.

– Зомби – это так, не самое страшное, – ответил и даже усмехнулся, все дружно головой кивнули, подтверждая мои слова. – Есть твари, с которыми лучше не пересекаться. Так что сейчас мы с машиной разберемся, чтоб случись что, можно было на ней на воде схорониться, а потом уже будем разговоры разговаривать.

– Хорошо, – кивнула согласно она уже совсем спокойно. – Но помни, ты обещал.

Только улыбнулся в ответ на эти ее слова и повернулся к остальным.

– Рита… – договаривать не пришлось, молча кивнула – что поняла, и мотнула головой отрицательно – опасности пока нет. – Добро. Ты, Владимир, раз сенсор, за округой наблюдай и если хоть что-то увидишь, то сразу говори.

– Хорошо, – так же кивнул согласно, с любопытством смотря на Риту, гадая, что у нее за способность. Таким же взглядом ее и Илга наградила, с теми же мыслями, наверное.

– Лиса, на тебе груз, – и сам улыбнулся, видя как она довольно заулыбалась: удовлетворит наконец свое любопытство.

Но даже кивнуть в ответ не успела – Илга заговорила:

– Что за груз – я знаю. При мне грузили.

Лиса сначала недовольно нахмурилась, но потом любопытство победило. Спросила у той:

– И что там?

– В основном 20-мм патроны к пулеметам, – кивнула она на сейчас зачехленные два пулемета, установленные по бортам на крыше салона возле люков и смотрящих в разные стороны по и против движения.

– Это же «Миниган»? – спросил у Илги Владимир, который эти пулеметы еще не зачехленными видел.

– Нет, это «Вулкан», но работает на том же принципе что и «Миниган». Там, кстати один «Вулкан» в грузе лежит, а так же две крупнокалиберные винтовки Anzio, такие же, как и та, – кивнула она на оружие кваза, что Лиса принесла.

– И это всё? – хоть и спешил с машиной разобраться, но всё же выслушал что Илга рассказывала.

– Нет, там еще патроны 50BMG – калибра 12,7х99 мм по вашему. Теперь вроде всё.

– Хорошо. Но, Лиса, всё же проверь, вон, с Илгой вместе, может там еще что интересного найдется, о чем нам лучше знать. Только ключи сначала отдай, что мы в рюкзак к тебе положили, – притормозил ее, уже намылившуюся всё то богатство, что Илга перечислила, руками пощупать.

– Ну а ты, Костя, как, в технике разбираешься? – кивнул я на машину.

– Я в армии в артиллерии на АТ-Т – это такой тяжёлый артиллерийский тягач, механиком-водителем на нем служил. Как сейчас номер помню – 12–25, за что Кирпичом меня там и прозвали, – усмехнулся в усы он, – да и буквы КЧ в конце, особого простора для другого прозвища не давали.

– Ха, – хекнула подошедшая с ключами Лиса, которая последние слова… теперь уже Кирпича услышала. А то, если честно, режет слух их простые имена.

– Значит не будем нарушать традицию, которая у нас в отряде сложилась. Быть тебе Кирпичом теперь, а старое имя забудь. Константин – он в старом мире остался.

– А что за традиция? – кинув взгляд на замершего от удивления отца, спросил у меня Владимир.

На что я только вздохнул и бросил взгляд на машину, до которой всё никак добраться не могу.

– Ладно, кратко расскажу. Я не знаю, останетесь вы с нами или нет, но у нас в отряде… Это не весь наш отряд, – заметил я взгляд что Владимира, что Кирпича, да и Илга на Лису с Ритой взгляд бросила. – Это, так сказать, его малая часть. Так вот, в нашем отряде как-то так сложилось, что мужчины новыми именами свои армейские прозвища берут.

– А зачем вообще эти новые имена? – продолжал выпытывать Владимир. – Чем старые плохие?

– Вы, надеюсь, уже поняли, что в новом мире очутились? – Кирпич и Владимир кивнули. На них глядя и Илга, пусть медленно и как-то неуверенно, но тоже кивнула. Видимо всё же сомневалась еще. – Так вот, в этом новом мире, а это совсем непростой мир я вам скажу, мужчины со старыми именами просто долго не живут. Обязательно смена имени нужна, которое этот мир примет.

– Но мы же не первый день здесь уже, – отмер наконец Кирпич.

– Вы с людьми еще толком не встречались, и поэтому, я так думаю, Улей к вам благосклонно и отнесся. Но вот после полноценной встречи, вот как сейчас, уже такого отношения не будет. Долго вы со старыми именами не проживете.

– Это шутка?

– Да нет, Илга, не шутка.

– Теперь понятно, почему эти, ну, чья эта машина, – пояснил Кирпич задумчиво, – с нас смеялись, когда мы своими именами представились. Свежаками обзывали.

– Я одно не пойму, зачем они вас в наручники заковали, – подала голос так и не ушедшая Лиса. – Даже не представляю, что было бы, если б мы вас не нашли.

Я тоже об этом думал не так давно. Это просто чудо, что мы решили в поселок пойти именно к этому дому. А если б в сторону ушли и там лодку нашли и уплыли? Как бы они от наручников избавлялись, когда поняли бы, что к ним никто не вернется? Несмотря на обретенную тут толстокожесть, всё равно мурашки по телу побежали, как представил себя на их месте и как бы я от наручников, не имея нужного дара – избавлялся.

– Сказали ненадолго браслеты одевают, – ответил ей Кирпич. – Пока они отсутствуют. А так, доставят нас в стаб, где нам нужно будет с ними за спасение рассчитаться.

– А они вас действительно спасли? – уже я задал вопрос.

– Да куда там! – махнул он рукой. – Сами на них вышли… или они на нас. Мы в лесу прятались, когда они по трассе мимо проезжали. Еще раздумывали: показываться им на глаза или нет? Но они сами напротив нас остановились и руками принялись махать – подзывая. Мы поначалу обрадовались, что наконец нормальных людей встретили, а то уже отчаялись. А тут… Особенно как мутанта, что с ними был, увидели – насторожились. А потом, когда в машину погрузились и… Илга, правильно?

– Да.

– Вот ее там уже закованную в браслеты увидели, то поняли, что похоже – встряли. Но они нас не сразу заковали. Уже когда здесь, в ангаре, расположились и вас заметили, тогда только.

– Понятно, что ничего не понятно. О каком спасении тогда шла речь?

На что Кирпич с сыном одновременно недоуменно плечами пожали.

– Но то ладно, у них уже не спросишь, а за то, что на новичках они похоже наживались – за это они поплатились. Улей их наказал.

– А разве это не вы их? – удивленно на меня Владимир посмотрел.

– Мы, – кивнул я согласно. – Но поверь, если ты начнешь нарушать некоторые правила Улья, одно из которых – никогда не обижай новичков, то этот мир найдет как с вами поквитаться. И не важно чьими руками он это сделает: нашими – в данном случае, или тварей бы навел, с которыми вы не смогли бы справиться – это обязательно случилось бы. За эти нарушения Улей всегда карает.

Смотрю, новичков пробрало, особенно когда на мои слова Лиса, вполне серьезно, подтверждая мои слова – кивнула.

– И имена… – показалась, что даже несколько испуганно посмотрел на меня Владимир, задавая этот вопрос.

– Да. Это тоже правило Улья. Мужчины обязательно меняют старое на новое. Женщинам в этом случае поблажка, некоторые оставляют свои старые имена, другие же, как и мужчины, тоже берут новые, только сами выбирают как именоваться. Но им это не обязательно, Улей в отношении их не так строг.

– Меня в армии Аргусом звали, – поспешил он признаться. – Я, как и батя, механиком-водителем в артиллерии служил, только на ПРП-4А «Аргус». – И заметив вопросительный взгляд Риты, расшифровал ей: – Это машины такие, подвижные разведывательные пункты, которые занимаются разведкой целей и корректировкой огня по ним.

Рита с улыбкой благодарно кивнула ему за разъяснение, хоть сомневаюсь, что что-то там поняла.

– Значит продолжим традицию и обзовем тебя Аргусом! Ну а будут интересоваться, кто ваш крестный, который новые имена вам дал, отвечайте – Шатун из Бастиона.

Глава 20

– Теперь каждый своим делами занимается! – закончил я тождественную часть. – Лиса, Илга – проверяйте груз! Рита, Аргус – за вами округа! Ну а мы с Кирпичом машину проверим. Не сталкивался с такой? – снова кивнул я на нее.

– Близко нет, но видел. Это же «Точка-У» переделанная? – вопросительно посмотрел на меня Кирпич. – Если не ошибаюсь, то БАЗ-5921 или транспортно-заряжающая БАЗ-5922. Хоть и секретные штуки были, но мы и так кучу подписок давали, так что видеть нам их удавалось, как и пообщаться с их экипажем.

– Насчет «Точки» не в курсе, но что БАЗ – это точно.

– Ну да – БАЗ, только этот тихий очень, – Кирпич и сам не понял, как обрадовал меня своими словами. – Я по армии помню, как они рычали дизелями, а этот только шелестит негромко. Что-то новое, наверное, придумали.

– Придумали, – кивнул я ему, мысленно потирая руки.

Не один Кузьмич, значит, тихие движки на машины ставит, в Колизее тоже таким промышляют. Но, если так разобраться, то к Пеклу только на такой машине и можно выбираться, иначе на шум все твари с округи сбегутся и тех, что в самом Пекле обитают, с собой позовут.

Лиса с Илгой соревнуясь в ловкости забрались на машину и уже брезент с груза скатывать принялись. Я же, тихонько позвякивая отобранными у Лисы ключами, уже как-то по-хозяйски окинул взглядом… тоже будет «Рейдером», только под номером «2». Первый дома стоит, дожидается.

– Рита? – окликнул ту.

На нее как раз Аргус насел с вопросами и та как-то неохотно ему отвечала.

– Спокойно всё, – поняла она о чём хочу спросить.

– Аргус?

После ответа Риты и ему вопрос уточнять не пришлось. Он сосредоточился, притушив полыхающие при виде Риты глаза, медленно поворачиваясь вокруг своей оси – осмотрелся и только тогда ответил:

– Никого нет.

– Мы сейчас машину заведем, да и девчата шумят, – кинул я взгляд на тех, которые как раз ящики поднимали, чтоб посмотреть что под ними находится. – Так что поменьше разговоров, побольше внимания вокруг. А то заявится какая тварюшка, да и поинтересуется – «Кто это здесь тишину нарушает?»

– Хорошо, – ответил за двоих Аргус, чем заработал недовольный Ритин взгляд.

И чем ей парень не угодил? Чернявый, симпатичный, вон как глазами на нее сверкает. Такие девчонкам обычно нравятся, да и по возрасту он ей как раз подходит. Но нет, кривит нос.

Ладно, сами разберутся. Главное, чтоб тварей не прозевали.

– Пошли, Кирпич, – и первым, наконец-то, направился к машине.

Первым делом нырнули в кабину и я, устроившись на месте водителя, внимательным образом осмотрел пульт управления. Как бы не в одном месте Кузьмич с этими охотниками запчасти для машин добывали. Практически один в один с нашим «Рейдером», знакомо всё. Только у нас не с ключа заводится – тумблером, а у них замок зажигания стоит.

– А теперь вспоминай, Кирпич, – повернулся я к нему всем телом. – Прежде чем покинуть вас, эти охотники что-нибудь с машиной делали? – И видя, что он не понимает вопроса, пояснил: – Может тут какой «сюрприз» активированный, и как только мы движок заведем, так сразу же на воздух и взлетим.

– Э-э-э, подожди…Так, – глаза кверху поднял и принялся вслух вспоминать: – Машину в ангар загнали, заглушили и водитель сразу же через люк наружу вылез, как и те двое, что рядом с ним пассажирами ехали. Мутант…

– Не мутант – кваз! Не нужно таких людей мутантами называть – обидятся.

– Почему? – тут же последовал вопрос из салона.

Лиса, а за ней и Илга, сразу, как только мы в кабину залезли в салон нырнули и за нами наблюдать принялись. Лисе интересно, заведется ли машина, а Илге всё пока интересно. Вот от нее сразу вопрос и последовал, как только услышала про кваза.

– Отвечу так, как мне когда-то пояснили. – Вспомнил Скифа, который просвещал меня тогда еще неопытного, а также не совсем адекватную реакцию Сапсана на это слово. – Все мы в этом мире мутанты, так как не болеем и не стареем, мы быстрее и сильнее обычного, привычного вам человека, и вдобавок обладаем сверхестественными способностями.

– Все обладают? И что значит – не стареем? Вы…

– Теперь уже мы, Илга. Ты, в том числе, тоже уже такой вот мутант, который вскоре приобретет всё, что я только что перечислил. Но это не важно! Долго рассказывать, а сейчас не время. Так вот, мутант – это очень непопулярное слово! Так как мутантами называют и тварей, с которыми ты еще столкнешься.

– Я зомби уже видела.

– Поверь, Илга, ТВАРЕЙ, – выделил я это слово интонацией, – ты еще не видела. Но увидишь.

– Как-то это угрожающе прозвучало. Что? – повернулась она к тихо рассмеявшейся Лисе, которой явно доставляла удовольствие этот наш разговор.

– Да не, ничего, не обижайся. Просто себя вспомнила, такую же ничего не знающую и непонимающую, – ответила и тут же посмурнела. – Правда меня так терпеливо никто не просвещал. – И закончила несколько жестко: – Пришлось до многого самой доходить.

Ну да, у Лисы как такового крестного не было, попала она совсем неудачно в этот мир, на Внешку. Где ее красота многих мразей с ума сводила и за информацию ей предлагали с ними определенным образом расплатиться. Так что она, как и я, до многого тоже сама доходила, на практике узнавала.

– Так что там с мутантами? – поспешила вернуть тему Илга, увидев, что Лисе те воспоминания радости совсем не доставляют.

– Как уже сказал – непопулярное это слово. Многие на него могут обидеться, подумают что ты их с тварями сравниваешь. А многие квазы, да и как мне рассказывали – атомиты, очень болезненно изменение в своей внешности воспринимают. Так что называя их мутантом – это гарантированно нарваться на проблемы, часто со смертельным исходом. – И видя что их проняло, поспешил закруглить разговор, пока новые вопросы не последовали. – Всё, на этом лекция закончена! А теперь вспоминайте, и ты, Илга, тоже вспоминай, что эти охотники с машиной делали. Есть «сюрприз» или нет – это сейчас самое важное. Сэкономит нам кучу времени.

– Так, – снова заговорил Кирпич. – Загнали в ангар, вылезли. Э-э-э… кваз, – вспомнил он, как я его назвал, – с нами в салоне сидел, потом просто дверь открыл и выпрямился, так разговаривал с остальными. И он уже тоже собирался выбираться из машины, но замер ненадолго, похоже что в этот момент вас и заметил, о чем остальных и уведомил. Забрался обратно в салон и меня с сыном в наручники заковал, сказал что ненадолго. Ружье его, то здоровое, под потолком, там нища специальная, вот он его оттуда вытащил и наружу выскочил. Ничего не делали они с машиной, – закончил он уверенно. – Они быстро сорвались, так как вы, по его словам, мимо можете пройти и они поспешили вас нагнать.

– Всё так и было, – подтвердила Илга, когда я на нее посмотрел, помня о ее профессиональной деформации, а именно всё вокруг подмечать. – Если и есть в машине сюрпризы, то они их не активировали, так как не планировали надолго отлучаться, а мы закованные сидели.

– Ну раз так, то брысь все отсюда!

О сюрпризе только когда в машину забрался – подумал. Но хоть и говорят, что его нет, лучше всё же не рисковать. Всеми.

– Шатун…

– Без споров, Лиса! – оборвал я ее. – Я больше чем уверен, что ничего тут нет, так как и сам бы ничего настраивать не стал, если не планировал надолго отлучаться.

– Так зачем тогда нам уходить, если уверен?

– На всякий случай. И давай не будем препираться, и так времени на разговоры потратили. Дергайте отсюда, снаружи ангара подождите.

– Я у Риты спрошу, – аж подскочила Лиса от пришедшей мысли и тут же вылетела наружу.

– А…

– Не надо пока вопросов, Илга. С машиной разберемся, будет у нас время обо всём поговорить. Мы тут на несколько дней планировали задержаться. Если конечно твари раньше с места не сгонят.

– Заводи, Шатун! – снаружи голос Лисы донесся. – Рита говорит, что можно, ничего не чувствует.

– Вот и хорошо. Давайте наружу, как из ангара выйдете, скажешь Лисе, чтоб по рации маяк дала, – кивнул я Кирпичу.

– Так Рита же сказала… – не зная, что именно она имела в виду, но явно неудобно себя чувствовал, оставляя меня здесь одного рисковать. Хоть, после слов Риты, я практически уверен, что всё нормально будет.

– На всякий случай, Кирпич. Мало ли что бывает. Давай, нормально всё, – хлопнул я его по плечу.

Больше не возражая он полез наружу, как и Илга, чуть задержавшись, но так ничего и не сказав, тоже покинула машину.

И как только Лиса по рации отозвалась, что ангар они покинули, я, без долгих колебаний, найденный нами ключ вставил в замок зажигания и, задержав дыхание – его провернул… панель тускло засветилась.

– Так. Ага, вот она, – нажал на кнопку зажигания и на панели сразу же иконка зажглась – в движке нагреватель заработал. – Работает, – выдохнул облегченно.

И тут же услышал как на машину кто-то взлетел и в люк над головой голова Лисы просунулась.

– Работает? – и увидев, что я недовольно нахмурился, затараторила: – Да Ритка сказала, что всё нормально будет! Я, только когда услышала что движок зашелестел, тогда к машине и подошла. Так что, пеший поход закончился? – довольно заулыбалась она.

– Похоже что так, – не стал я ей выговаривать. – Иди, ворота открой, прокатимся немного, пока безопасно. Машину опробуем, какая она на ходу.

Какой там иди, скомандовала Аргусу ворота открывать, а сама в люк нырнула и устроившись на сиденье рядом – скомандовала:

– Поехали!

* * *

Язык уже отваливается на вопросы отвечать. После успешного испытания машины, заселились в дом и подкрепившись – стали разговоры разговаривать. Много у Илги вопросов возникло, и Кирпич с Аргусом от нее не сильно и отставали, хоть уже и повидали много чего, пока добирались сюда. Заодно и узнал, как они это проделали и почему так задержались в пути. Ведь они, в отличие от нас, по серьезному никуда не встревали. Тихо, можно сказать, прошли.

Но не хотел бы я их тихий маршрут повторить!

– Мы четыре перезагрузки на нашем кластере просидели, возвращаясь на него снова и снова, – в основном всё Кирпич рассказывал, изредка Аргусом поправляемый. – Как с вами тогда встретились, так я сразу и поверил во всё, что ты тогда рассказал, – кивнул он мне. – Звезды непонятные, солнце не в той стороне… Сразу домой полетел, семью в охапку и к тестю, потом уже с ним на двух машинах к моим родителям, по пути брата с семьей забрали и на остров Побочень. Там промзона Барнаульского речного пароходства находится, сейчас правда заброшенная, но батя там раньше в автогараже работал, ну и мы с братом частыми гостями у него бывали. Территория знакомая. Там и укрылись… Никто не выжил, – после небольшой паузы, вытирая слезы, проговорил он. – Все в итоге заурчали, как ты тогда и говорил. Только мы с сыном в зомби не превратились, так и ушли, оставив их по комнатам запертых.

Они с сыном сначала на той же промзоне прятались, краем глаза наблюдая за тем, что на улице творится. Как и возле нас, возле них тоже твари подрались и они, когда плохо себя чувствовать стали, того побежденного вскрыли. Всё запомнил Кирпич, что я тогда им рассказал. Удачно растворили в водке споран и, после приема живчика, жажда попустила и самочувствие улучшилось. Началась долгая игра в прятки, что в итоге на их дары и повлияло. Но не в том дело. Они раз за разом, после каждой перезагрузки, домой возвращались и пытались родню спасти. И каждый раз неудачно. Больше иммунных не было. Точку в этом деле поставила последняя, пятая перезагрузка, когда заявившись домой, Кирпич вроде и свою семью, но абсолютно чужую обнаружил. Жена, внешне очень отличалась от привычной ему, да и его двойник ни разу не брюнет – рыжим оказался. А главное, сына, Владимира, не было у них, была старшая дочь и пацан, школьник еще, которого Сергеем звали. И с этой семьей совсем неудачно вышло: они им не поверили, драться принялись, за психов приняв. Как и мать с отцом Кирпича, сына и внука не признали. Больше они никого спасать не пытались, смирились и шестой перезагрузки уже дожидаться не стали.

– Вот с тех пор, особо не спеша мы и двигались на восток, пока вот снова с вами не повстречались, – в практически полной тишине и закончил он свой рассказ.

По ходу повествования – выяснилось, какой у Кирпича дар. Если сын довольно сильным сенсором стал, на это, я думаю, место его пребывания повлияло. Всё же Пекло, именно поэтому, наверное, Улей и одарил такими сильными и полезными способностями обоих. А именно Кирпича он даром скрытника одарил. Видимо сильно его желание укрыть, защитить семью было, а как ее не стало, это стремление полностью на сыне сосредоточилось. Так как никого из нас он скрыть не смог, только сам или совместно с сыном исчезал. И исчезал качественно, так как Илга, не веря своим глазам, протянула руку и поводила ей в том месте, где Кирпич сидел, но никого не обнаружила. Пустота. И каково же было ее удивление, когда на том же месте снова Кирпич появился, который, как оказалось, кресла не покидал. Исчезал не только визуально, но и физически.

Илга, после рассказа Кирпича задумчивая сидела, и в эту ночь о себе особо не откровенничала, переваривала все новости. Только и рассказала, что они сопровождали одного чиновника на базу НАТО в Руклу, но на трассе в туман попали. Остановились переждать его, а когда он рассеялся, то оказалось что связь, в том числе и спутниковая, пропала. Решили возвращаться в Вильнюс, очень того чиновника молнии и отсутствие связи напугало. Он почему-то решил что война началась и у базы НАТО теперь особенно опасно находиться.

Переодели представительские костюмы на форму, которая с оружием в багажнике машин находилась и поехали обратно. Но далеко не уехали, на конец кластера наткнулись. И вот эти изменения ландшафта – в голове уже не укладывались. Тут уже не война, а вообще непонятная чертовщина происходит.

Решили в лесу укрыться и дождаться проезжающую машину, чтоб выяснить обстановку там, откуда она будет ехать. Как информация появится, тогда уже можно что-то предпринимать будет, а сейчас главное обеспечить безопасность подопечного.

В крайнем случае, даже если началась война, то им нужно было продержаться каким-то образом месяц, ведя «ассиметричные» действия, пока не подойдут войска союзников. Так им по инструкции предписано действовать. Хоть никто в это и не верил. Не было наивных среди телохранителей, не было дураков и фанатиков. Были профессионалы, которые из-за близости к верхам, прекрасно ориентировались в окружающей обстановке. Поэтому и знали, что если и начнется война, то Балтийские страны сразу же капитулируют, так как никаким военным потенциалом не обладают.

В итоге никого они не дождались. Вернее дождались, что один за другим в зомби начали превращаться. Первого обращенного они еще заломали, когда он заурчав – кинулся и укусил одного из них. Наручниками вокруг дерева сковали. Но вот когда укушенный следующим в зомби обратился – начали стрелять. В итоге всё так быстро произошло, что Илга толком и осознать ничего не успела, как уже одна осталась. Пристрелила последнего, на автомате села в машину и решила в Руклу ехать: война, зомбиапокалипсис или еще какая хрень настала – лучше в это время в среде военных находиться, так она тогда решила.

Не доехала. На одном из перекрестков повстречалась с охотниками, которые сначала, хоть и обезоружили ее, но отнеслись нормально. Поэтому она и наблюдала прибытие на базу и зачистку ее от зомби. Не полностью, а только к нужным им складам пробились и быстро, что выдавало немалый опыт и знание того, что и где здесь находится, загрузили свою машину. Но вот когда она попыталась и себе более серьезную амуницию подобрать, тогда и возникли разногласия. И на ее попытку покинуть их, оказалась с синяком под глазом, да еще и прикованная к сиденью.

– Давайте отдыхать все! – видя, что Илга не собирается продолжать свой рассказ, погрузилась полностью в свои мысли, решил на сегодня закругляться с разговорами. – Время уже, светать скоро будет, так что все спать. Я подежурю.

Лиса кивнула, именно это и хотела спросить, прихватив совсем грустную, после всех этих рассказов, Риту, вместе отправились отдыхать. Глядя на нее и Кирпич с Аргусом не задержались, тоже в выбранную ими комнату направились.

– Спокойной ночи! – последняя Илга спать пошла.

– Спокойной, – прикрыл глаза, поудобней устроился в кресле и периодически запуская «радар» принялся по телу энергию гонять, прогоняя усталость, заодно настраиваясь на не такое и долгое дежурство.

* * *

С первыми лучами солнца выплыл из своего транса и потягиваясь направился к одному человеку, который за всю ночь так и не прикорнул, в отличие от всех остальных. Застал ее сидящей возле окна и задумчиво наблюдающей за мертвым поселком, при этом почесывая лежащего у нее на коленях предателя. Который лениво приоткрыв один глаз, посмотрел на меня и снова сделал вид, что спит.

– Думы спать не дают? – сел на стоящую возле окна кровать и посмотрел туда же, куда и Илга, которая удобно расположилась в офисном кресле с высокой спинкой, стоявшем возле стола с компьютером.

– До сих пор не верится, что всё то что вы вчера рассказали – правда. Особенно наблюдая в окно вот этот безобидный сельский вид, – кивнула она в ту сторону. – Не знаешь, что это за зверь? – погладила она Пирата, который заурчал от удовольствия, но так и не открыл глаз. – Пришел ко мне, залез на руки и вот так вот вместе с ним ночь и коротали.

– Это не зверь, это Пират – наш боевой товарищ! – и улыбнулся, когда этот «не зверь», всё также не открывая глаз, довольно громко мурлыкнул, подтверждая мои слова.

– Прям таки боевой? – с легкой улыбкой принялась она его более активно поглаживать. Отчего он, чувствую, что сон походу как закончился, принялся довольно потягиваться, подставляя те места, которые погладить нужно.

– Ты Лису попроси, у нее на ноутбуке записи есть, где он тварей от нас отвлекает.

– Записи? – почему-то удивилась она. Ведь пусть сейчас я не в шлеме, но вчера довольно долго в нем проходил, как и Лиса, и она не могла не видеть установленной камеры, что у меня, что у нее. Видно не обратила. – Вы снимали тварей?

– Снимали. Там много чего наснимали, но то потом посмотришь, а сейчас пошли завтрак готовить. Спокойное время заканчивается, так что вполне возможно, что вскоре будем оружие пристреливать, если твари появятся.

Вчера мы только детально разобрали и изучили доставшиеся нам стволы, в чем нам Илга существенную помощь оказала. Оказалась, что со всем этим оружием она довольно близко знакома. Но вот пристреливать я его не разрешил, хоть Лиса довольно продолжительное время и просила об этом. Не хотел шуметь и тварей приманивать, отдых нам всем нужен был. Но вот сегодня, если верить словам охотника, твари вполне могут и сами появиться, так как названные им сутки после перезагрузки уже скоро минуют. А именно такой минимальный срок спокойствия он давал. Вот и будет у Лисы возможность Anzio пристрелять, проверить, является ли он Халкобоем или нет.

Приготовили с Илгой плотный завтрак, на запах которого все и подтянулись. Никого будить не пришлось. Вот во время перекуса Илга у Лисы и поинтересовалась видео, которое мы наснимали. И когда к чаю с кофе перешли, Лиса и запустила просмотр, что было ошибкой – кроме нас с ней, у всех остальных кружки нетронутыми остались. Все, и даже Рита, которая эти все видео уже не раз просматривала, в монитор уткнулись и только тихо матерились себе под нос, наблюдая за нашими приключениями. Сейчас вот закончили очередное видео смотреть, где нас Минотавр с другими тварями на крыше гоняли. Как видео закончилось, я крышку ноутбука закрыл, заканчивая кинопросмотр, так как дел еще много, а видео на этом ролике не заканчивается.

– М-да, такого у нас не было, – подал голос Кирпич. – Мы, слава богу, пусть медленно, но тихонько прошли.

Если Кирпич с Аргусом просто впечатлились, то на Илгу видео подействовало убойно: она увидела ТВАРЕЙ! О таком, когда ее предупреждали, она даже и не думала. И сейчас наблюдая, как мы с Лисой с этими монстрами вплотную сходились… да-да, и Пират – тоже, – погладил запрыгнувшего мне на колени барбоса, – впечатлений хапнула выше крыши.

– Что, совсем с тварями не встречались? – спросила Лиса у Кирпича, одновременно строя мне глазки, покачивая пустой кружкой. Пока есть возможность, кофе обпивалась и намекала мне на очередную порцию.

– Нет, подобных тварей мы видели и не раз, – сделал глоток из своей кружки Кирпич, и чуть поморщился – совсем остыл чай. – Но вот так, как вы, грудь в грудь с ними не сходились. Один раз нас монстр подобный, – кивнул он на ноутбук, – чуть не накрыл. Но я к тому времени уже со своей способностью скрыта разобрался и мы с… – запнулся он, всё никак не привыкнет к новому имени сына, – Аргусом, – выговорил наконец, – вполне благополучно спрятались. Хоть тот монстр явно нас как-то почувствовал: всё искал и искал, дом в котором мы прятались по кирпичику разобрал. Мне тогда чудом сил хватило скрыт удержать, пока он не ушел. Трое суток потом живчиком и уксусом отпаивался, слабость в теле жуткая была.

– Кстати, – навалился грудью на стол Аргус и обратился ко мне: – Бате ты про спораны и горох, как их готовить, рассказал, но что с жемчугом делать, так и не объяснил тогда.

– Во, точно! – встрепенулся и Кирпич. – Мы его и в водке, и в уксусе растворять пытались, но так ничего и не добились. Его то как готовить и что оно вообще такое?

– А у вас что, жемчуг есть? – заинтересованно повернулась к ним Лиса, которая на моей ладони кофе себе заваривала.

– Ну да, – кивнул Кирпич. – Шатун же тогда сказал, что у тварей на затылке практически всё ценное, ну, кроме паутины той серой. Мы когда дохляков находили и их вскрывали, то и спораны, и горох во множестве находили, а вот черные и красные жемчужины – они не в таких количествах попадались, так мы и их, и макаронины такие, янтарного цвета, тоже собирали. Принеси, – бросил он взгляд на сына, – покажем.

Аргус без разговоров подорвался и пошел в комнату, где они ночевали. Видимо как-то умудрились в своих вещах жемчуг с янтарем от взора охотников припрятать.

Вчера, когда с испытанием машины закончили, принялись ее детально осматривать, все ящики вскрывать. Илга тогда сразу же свое оружие обратно к рукам прибрала, от чего порядком подуспокоилась и уже не выглядела такой напряженной. Рюкзаки, лежащие сверху на рундуке, принадлежали Кирпичу с Аргусом, о чем они нас уведомили. Тоже вернул, на их вещи не претендую, своих хватает.

Аргус, видать понял наказ бати буквально, притащил оба рюкзака и принялся один из них открывать. За второй Кирпич сам взялся. Остальные все за ними с интересом наблюдали, и даже Пират, до этого делающий вид что спит, развалившись у меня на коленях, открыл глаза и с любопытством наблюдал за извлекаемыми из рюкзаков вещами.

– Вот, – нашел что искал, Кирпич.

Лиса охнула и замерла, медленно опуская кружку с кофе, так и не сделав из нее глотка. Я тоже на миг потерял дар речи, наблюдая как Кирпич и Аргус достают и достают расфасованные по цвету жемчужины, упакованные в… кисеты или тряпочные чехлы для телефонов.

– Как же вас не ушатали то, а? – прорезался у меня голос наконец.

Что Рита, хоть уже и знала о ценности жемчуга, но пока еще не осознала это, что Илга с Кирпичом и Аргусом, все они смотрели на ошеломленных нас с Лисой с легким недоумением.

– Вам очень сильно повезло, что добродетели ваши этого всего не увидели.

– Думаешь, польстились бы? – кинул на меня настороженный взгляд Кирпич.

– Эх, – рукой поладил уже чуть отросший ежик на голове и усмехнулся. – Ты просто не представляешь, какое богатство у вас в руках скопилось. За меньшее убивают не задумываясь.

– Ну, они этого всего и не видели, – нахмурившийся Кирпич, чуть пожал плечами, – ведь нас даже и не обыскивали. Посмеялись с наших имен, обозвав свежаками, топор с ножами забрали, а в вещах даже и не копались, просто так их в сторону отбросили… А что, сильно ценная вещь? – кинув взгляд на гору этих кисетов, спросил он, переводя взгляд с меня на Лису и обратно. – Или из-за того, что много?

– Ценная, – ответил ему.

– И много, – добавила Лиса.

Они реально не осознают ценности того, что так непринужденно нам продемонстрировали. И почему-то в этот момент вспомнил встречу с Шельмой. Когда мы посыльных муров привалили и посылку их распечатал, там помимо спека и другой какой-то наркоты, кисет с сотней гороха и жемчужиной был. Как потом выяснилось – предателю в качестве оплаты должен был достаться за то, что он Бастион сдал. Но это я тогда так думал, сейчас же уверен, что то аванс был. Не та это цена, чтоб стабы сдавать.

Это раньше, как только с Цыганом поговорил, я несколько неверно представлял себе ценность гороха и жемчуга в нашем регионе. Нет, для таких личностей как Цыган и тот же Крыс из падальщиков, это баснословная ценность. Но дело в том, что такие личности стаб мурам и не смогли бы сдать. А те, кто имели такую возможность, для них это не такая и большая цена. Но всё же, сколько бы там тем предателям в итоге не предложили, там всё же не столько его было, сколько у этих новичков в рюкзаке сейчас находится. Но того количества хватило, чтоб предатели открыли ворота и муры целый стаб вырезали.

Я задумчиво посмотрел на Кирпича и Аргуса.

«Вот интересно, встреться им кто-нибудь другой, долго бы он раздумывал, увидь такое богатство или сразу ушатал бы их обоих?»

Глава 21

Я вообще на многое по другому теперь смотрю, особенно в наших краях. Не знаю как на самом деле в других всё это происходит, но у нас вроде как и тихо вокруг, по сравнению с теми же другими землями, и внешники не сильно лютуют, опять же сужу по рассказам про иные края, где война на уничтожение с ними. Но вот в нашем тихом омуте еще те черти водятся. Так-то всё похоже, но вот те, кто более-менее удачлив и на месте не сидит, для них жемчуг не проблема достать. Нет у нас совсем уж матерых элитников, очень редко они в наши края забредают, а с теми что есть, вполне по силам справиться любой нормально организованной группе.

Как смотреть по сторонам стал, так и заметил, что многие из моих знакомых жемчуг потратить на покупку вполне себе позволить могут. Вспомнить того же Шведа, который Корнету его «Шайтана» продал. Так вот, с этим ПТРС на элиту только и ходить, и окупается он достаточно быстро. Элитника привалил и вот тебе, как минимум одна жемчужина. Не говорю уже про горох и спораны которые можно с нее взять. И таких охотников у нас в стабе много, только, кроме как в Колизее, они не афишируют свой достаток.

Это мы дома засветились. Но опять же, только в узком кругу, как говорится – посвященных, засветились. Общественности о нашем богатстве не известно, хоть нетрудно и догадаться, особенно после последней нашей покупки. Но опять же, нормально, без всяких завидующих взглядов и шепотков всё это восприняли. Во всяком случае наши знакомые, не знаю как на это все остальные смотрят, может косточки нам и перемывают. Но рыпнуться на нас из зависти, особенно поначалу, не рискнули. Так как мы как-то сразу знакомствами обросли, и знакомствами непростыми, а именно теми, кто в наших краях всем и управляет. И всё благодаря Тарану, тайный властелин, блин. Он меня туда и закинул, как я теперь понимаю, на вершину эту, к успешным людям.

Закинул и стал смотреть, упаду или нет. Не упал, зацепился. А за мной и остальные туда же подтянулись. Так что даже не представляю, что бы было если б нам поддержки на первых порах не оказали. Может и не достигли бы всего того, что сейчас имеем. Нет, совсем нищими не были бы, всё же имелся у меня запас в виде бункера, нашлось бы с чего бы начать, но таких успехов может быть и не достиг бы. А так, окружение повлияло и мы на их уровень подтянулись, не ударили в грязь лицом. Стали для них своими.

Что-то сомневаюсь я, что кому чужому заплатили бы столько, сколько нам отвалили за найденный кластер с военной частью. Еще как только первый раз «Корнеты» привезли, так и выпотрошили бы из нас всё, что мы про них знаем. А они нет, хоть и ценная вещь эти ПТРК, а нас не тронули, дождались пока сами не найдем, да еще и расплатились честь по чести. И позже, когда толстопузов у внешкиков ушатали, нас тоже не сдали, хоть и быстро вычислили, кто по ним сработал. И это при том, что они с внешниками этими дела крутят.

Авансов нам немало выделили, но тот же Таран прекрасно в будущее смотреть умеет, планировать на долгие годы вперед, в отличие от меня. Поддержал новичка, что ему ничего не стоило, зато соратника заимел, который, случись что, его поддержит. И мы поддержим, так как ничего кроме добра с его стороны мы не получили.

– Шатун, – несколько нервно окликнул меня Кирпич, так как во время всех этих воспоминаний, я всё также задумчиво продолжал на него смотреть.

– Запомни! И вы все запомните, – обвел всех новичков взглядом. – Никогда и никому не показывайте и не признавайтесь что у вас есть жемчуг. Ни-ко-гда! – повторил по слогам. – За споран вас может и не тронут, за горошину уже вполне могут убить, чтоб завладеть ею. Вы не в сказку попали. Здесь люди выживают, и большинство выживает за счет таких, как вы. Пока еще не разобравшихся в окружающей обстановке, и которые еще не избавились от иллюзий прошлого мира. Хоть и там люди друг другу ни разу не братья, а волки в овечьей шкуре. Так вот, здесь эту шкуру давно уже все сбросили, и у многих под ней оказались даже не волки, а шакалы с крысами, которые улыбаясь в лицо с удовольствием воткнут вам нож в спину, чтоб завладеть вашим имуществом.

Пробрало всех. Как когда-то и меня пробрало, на почти такие же слова. Но лучше пусть сразу с иллюзиями расстаются, чем из-за наивности потом будут оплакивать кого-то близкого.

– Прячь это всё, – кивнул я Кирпичу, который после моих слов даже вздохнул облегченно, нешуточно его мой задумчивый взгляд напряг. – И доставай только там, где никто не сможет увидеть его наличие у тебя, а также только тогда, когда соберешься его принимать. А это случится только тогда, когда мы с Лисой вас до стаба доведем. До нормального стаба, где не приходится каждую минуту опасаться за свою жизнь.

Только я это проговорил, как внутри прострелило сильнейшей болью, как будто что-то очень сильно натянулось и вот-вот оборвется… оборвалось! Отчего меня скрутило еще больше.

– Шатун! – воскликнула Лиса, когда меня скрутило.

Остальные тоже вокруг засуетились, но никто не понимал что со мной и чем можно помочь.

– Что с тобой, Шатун? – на колено возле меня опустилась Илга, смотря своими ставшими вновь серьезными глазами в мои и пытаясь поддержать, а потом и уложить на пол. – Что именно болит?

С трудом преодолевая боль, сумел Лису и Илгу отстранить от себя и прошептал:

– Тихо! Не мешайте мне, сам разберусь.

Закрыл глаза и начал разбираться, что это было. Гонял энергию по телу и «смотрел» внутрь себя, в попытках отыскать то, что там такое порвалось. Но ничего не нашел, всё было в порядке, а боль – это было больше похоже на фантомную и которая уже медленно затихала. Но по мере того, как боль утихала, откуда-то появилось понимание того, что это Улей меня отпустил. Испытание Пеклом и напоследок вот такой соблазн – жемчугом у новичков, пусть они уже и не совсем новички, но, тем не менее, ими они и являются. Так как ничего то о мире не знают, и имена они только приобрели, еще не свыкнувшись с ними. Так кто они, как не новички? Вот после всего этого, Улей меня и отпустил – очередное и, как я понял – последнее испытание я прошел. Окончательно врос в этот мир и больше испытаний никаких не будет. Дальше будет простая жизнь со всеми своими радостями и горестями. И никаких подарков после будущих заварушек не будет. А это всё были именно подарки – откуда-то это знание возникло. С одной стороны можно вздохнуть облегченно, очень уж часто эти испытания смертью могли обернуться, с другой стороны жизнь от этого менее безопасной не станет, а после очередной заварушки уже ничего не выпадет.

Не успел глаза открыть, как последовал вопрос:

– Шатун?

– Все нормально, Лиса.

– Ну-ну, – не поверила она, но допытываться не стала. Она не Шельма. Та бы вцепилась так, что пришлось бы или рассказывать, или посылать подальше. Так как ее любопытство границ не знает.

– Честно, всё в порядке. Похоже, что я окончательно встроился в этот мир. А это, – погладил я в районе солнечного сплетения, – прощальный подарок. Можно сказать, что пуповина оборвалась и я по-новому родился, получив сейчас небольшое послание от Улья.

– Какое? – Аргуса пробило, глаза любопытством так и полыхают.

– Это не важно, – мотнул я головой. – Главное, что я теперь предоставлен сам себе и… Не важно.

– Это у всех, вот так?.. – не зная как сформулировать вопрос, неопределенно покрутила в воздухе ладонью Илга.

– Нет. Каждый встраивается в этот мир по-своему. Во всяком случае, об этом вообще никто ничего не говорил. Но с Факиром я посоветуюсь…

– Знаете что? – после небольшой паузы, снова заговорила Илга. – Зовите меня Адата, раз женщинам дается выбор, то я это имя выбираю. Тем более оно мне привычно.

Видать пробрало увиденное, раз окончательно поверила, так как до этого сомнение нет-нет, да мелькало у нее на лице. Но вот после просмотра видео, и после вот этого моего приступа – окончательно поверила.

– Добро, – всё еще поглаживая место «обрыва», которое вроде уже и не болело, но отголоски той боли всё ещё ощущались, кивнул Илге. – Адата – красивое имя.

– А что оно означает? – Рита, кинув на меня недовольный взгляд, решила поинтересоваться.

– Иголка означает, – грустно усмехнулась та. – Меня в детстве отец так дразнил. А потом уже в отряде тоже так прозвали. Отец в стрелковом клубе состоял, ну и меня к оружию приохотил. Поначалу из мелкашки стреляла, потом на более крупные калибры перешла, да так увлеклась, что по практической стрельбе в десятку лучших по Литве вошла. Там же, в клубе, знакомый отца и предложил мне в корпус телохранителей попробовать поступить. После всех тренингов, физических и психологических тестов – поступила, снайпером стала. И за то, что стреляю хорошо, как говорили: «Шьет как иглой, строчка ровная получается» – и прозвали Адатой.

– Ну что ж, в этом мире твое умение не раз тебе пригодится. Уметь хорошо стрелять – это залог выживания.

После этих моих слов Рита совсем хмурая стала. Пускай хмурится, может перестанет упырей жалеть, да за дело возьмется. Хоть многого от нее и не ожидаю, на первых порах во всяком случае, но уже хорошо будет, если она хоть себя от пустыша защитить сможет, ушатав его. А то сейчас… Эх!

– Ладно, – прислушался к себя, но даже отголоски боли уже не ощущались. – Я пойду с оружием окончательно определюсь. Илга, Лиса, вы со мной?

– Не, – Лиса отрицательно головой мотнула. – Я пока «Взломщика» себе оставлю, привыкла к нему, не буду пока менять.

– Я с тобой.

Ну да, после просмотра видео, Адата срочно решила свой служебный автомат Heckler-Koch HK-416 на более серьезный ствол поменять. Так что мы с ней вдвоем и направились к машине, где всё наше оружие и складировано. На пороге комнаты обернулся и…

– Аргус, Рита, на вас контроль округи, – напомнил им. – Твари в любой момент появиться могут и нам желательно заранее об этом узнать.

– Хорошо, – Аргус кивнул и тяжко вздохнул, расстроенный.

Ему тоже оружие хочется, но он им практически не владеет, как и Кирпич, впрочем, уже забыл как стрелять, давно служил. А Аргус в армии из «калаша» совсем немного пострелял, больше с железом возился, чиня машины. Так что получили они «Бизона», один ствол на двоих, который батя себе к рукам прибрал. Но хватит им и этого. Из Пекла вообще без оружия выбрались, вот и дальше пусть так продолжают. А как домой доберемся, обучение пройдут, тогда и вооружатся по полной. А сейчас оно им и не нужно, чтоб лишняя уверенность не взыграла в неподходящий момент, о чем я их и уведомил еще вчера.

– Так что оно такое, этот жемчуг? – мы уже вышли из комнаты, когда Кирпич тихонько спросил у Лисы. Смотрю и Илга задержалась: бросив на меня виноватый взгляд, замерла на месте – прислушивается, тоже интересно узнать, что оно такое и с чем его едят.

Ну, пусть Лиса просвещает, а я пока оружием займусь. Возьму себе все-таки «Лидера», как еще вчера Лиса, после рассказаАдаты об этих стволах, сказала:

«У «Гепарда» два существенных недостатка: емкость магазина – всего пять патронов и вес – почти на пять килограмм тяжелее «Лидера». Еще, хоть это и не критично на близких дистанциях, «Лидер» из-за неподвижного ствола более точен».

Так что выбор очевиден, беру себе «Лидера». В будущем нужно будет еще насчет увеличения магазина, хоть до пятнадцати патронов в нем, поговорить со спецами. Но и десять, тем более такого калибра – это тоже аргумент. Так что «Кашмар» на пенсию, сейчас во всяком случае.

Вышел из дома и вздохнул полной грудью. Свежо на улице, что со стороны зимнего кластера, что от реки прохладой тянет. Но солнечные лучи уже потихоньку начинают припекать. Сегодня жарковато будет, небо чистое от облаков.

Поднял голову кверху и на Альфа взглядом наткнулся, который флюгер изображал, сидя на крыше дома. Хорошо его приучил, далеко от нас не улетает, всегда рядом ночует.

– Давай Альф, поработаем немножко.

Осмотрелся с помощью него: над поселком полетали, над трассой, за реку далеко не совались, всё равно оттуда нападения не ожидаем. Никого. Твари пока так и не появились, что радует. Хочется отдохнуть от них хоть несколько дней. Дух перевести, да с новыми людьми нормально познакомиться.

Отпустил птица, напоследок внушил ему мысль об охоте. А то совсем в курицу превратится, постоянно ожидает что его Рита покормит или Пират что подгонит.

– Хищник, блин, – усмехнулся, открыв глаза и уже так наблюдая, как он круги начал далеко в стороне наматывать.

Убедившись, что вокруг пока спокойно, направился к ангару, мысленно вернувшись к недавнему происшествию, а именно прощальному подарку Улья.

«Нет, такая машина даже будь она без груза – это конечно подарок. Но у меня возникла уверенность, что как раз машина – это так, в нагрузку нам досталась. Основной дар – это люди. Аргус – сильный сенсор, с этим всё понятно. Но вот Кирпич?.. Впрочем, его дар, как приложение к сенсору, вполне неплох. Во всяком случае тот что себя, что Аргуса, всегда скрыть сможет, что очень существенно. А сенсор в отряде – это очень и очень хорошо. Насколько легче в рейдах нам будет. Так что да, действительно подарок. Про Адату пока ничего не скажешь, дар ее еще когда там проклюнется и проклюнется ли вообще без помощи знахаря, пока не ясно. Но как боец она неплохо подготовлена, хоть это только и с ее слов. Но, во всяком случае, ее повадки эти слова пока подтверждают».

Так размышляя, что мне никто не мешал делать, видать Лиса лекцию нешуточную закатила, я всё доставшееся нам оружие еще раз перебрал. И остановился на одном «Лидере», который мне больше по рукам пришелся: разобрал, пройдя ветошью по деталям. Собрал. Покрутился с ним, быстро вскидывая к плечу наводя на разные цели в ангаре и изображая выстрел. Пока окончательно не уверился, что это именно то, что мне нужно.

После чего принялся экипировку себе подбирать, которую мы пока так и не разобрали. Как сняли с охотников, так и лежат все эти подсумки и части экипировки кучей, не дошла еще до них очередь. Вернее, только дошла.

Принялся подсумки от всего содержимого освобождать: магазины – предварительно освобождая их от патронов, – в одну сторону, сами подсумки в другую, остальное содержимое в третью.

– А это очень, ну очень интересно. И что же ты такое есть? – протянул я, рассматривая патрон, который извлек из магазина помеченный черной изолентой. – Ага. Кажется я знаю…

Держал в руках бронебойный подкалиберный патрон, состоящего из стреловидного оперённого сердечника упакованного в, по виду, алюминиевый поддон.

– Теперь верю, что вы не только на иммунных охотились, но и на тварей матерых. А то что-то появились у меня сомнения…

Такие патроны служат для поражения хорошо бронированных целей. А бронированные цели – это элита.

– А права Лиса, пострелять то хочется, – усмехнулся я, откладывая такой занимательный патрон в сторону и с еще большим энтузиазмом взялся потрошить доставшуюся нам экипировку этих совсем непростых охотников.

* * *

Полноценно оценить доставшийся нам «подарок» удалось только тогда, когда мы в дорогу отправились.

Тихий транспорт, сильный сенсор и разочарованная Лиса, которой так и не удалось узнать, является ли Anzio Халкобоем или нет. Так как за те трое суток, не считая первого дня, что мы отдыхали в поселке на берегу реки, нас так и не побеспокоили твари. Пришлось нам уже перед самым отъездом всё оружие по произвольно выбранным целям пристреливать. До этого я со своим «Лидером» все дни отдыха не расставался, привыкая к нему и новой экипировке, и одновременно отвыкая от прослужившего мне столько лет «Кашмара», которого временно вручил Аргусу. Поддался на его жадные взгляды и тяжелые вздохи: вручил, но строго запретил стрелять без команды. Счастья полные штаны. Но пусть пацан вооруженный будет, а то так получилось, что только он и Рита без оружия, что ему по самолюбию неплохо так било.

На нашем тихом транспорте мы легко перемахнули реку, благо берега это сделать позволяли, а дальше Аргус показал себя во всей красе – замечая тварей как минимум за километр от нас. И, если они стороной двигались, то просто ожидали, не показываясь им на глаза, пока уйдут подальше и только тогда продолжая движение, или же приходилось срочно укрытие искать – если они в нашу сторону направлялись. Что, впрочем, с помощью Альфа я легко осуществлял. О нем, кстати, как и о своем даре управлять животными, я пока не распространялся, хоть Адата, что на него, что на меня, всё чаще подозрительные взгляды бросать начинает. Так как я всегда эти укрытия довольно быстро находил, и это при том, что машины не покидал, но всегда точно указывал к ним дорогу.

Действительно наблюдательной оказалась. Пока молчит, но на несуществующий ус мотает и больше чем уверен, что вскоре подойдет и попытается новой информацией разжиться. До которой она очень жадная оказалась, впрочем, как и все новички поначалу.

Ну и дополняла нас Рита, которая с каждым днем всё уверенней пользовалась своим даром и довольно часто заблаговременно нас об близкой опасности предупреждала, которую ни я – с помощью Альфа, ни Аргус – с помощью своей сенсорики, еще не обнаруживали. Далеко вперед она не заглядывала, так как там было что-то страшное, отчего ее в дрожь бросать начинало. И это скорей всего та «Адова тропа» о которой нас предупреждал пленный. И до которой всё ближе и ближе становилось, так как Рита уже несколько раз чуть ли не в истерику скатывалась, когда не рассчитав цепляла ее свои даром.

– Стой! – раздался ее надрывный голос из салона, видать опять «тропу» зацепила.

Машина резко остановилась, чуть качнувшись – замерла и кажется даже шелестеть тише стала, тоже проникнувшись ситуацией. Мы с Адатой, сидя на крыше возле готовых к бою «Вулканов», подобрались. Чуть сзади, щелкнув предохранителем на «Взломщике», Лиса тоже головой закрутила выискивая опасность. Но вокруг тихо и спокойно, только легкий ветерок в листве гуляет, да Альф круги над нами нарезает. Но тоже спокойно кружит, никого не видит – это по его поведению видно. Научился уже разбираться в его действиях и без использования дара.

– Наблюдайте! – сказал Лисе с Адатой и нырнул в люк, провалился в салон, где Риту, сжавшуюся в комок на сиденье, обнаружил.

Не успел ничего сказать, она первая заговорила:

– Нельзя дальше ехать, Шатун! – голос дрожит от напряжения, бледная вся и смотрит на меня широко открытыми глазами. Но в глазах не паника, только ее отголоски остались, сейчас там полная уверенность в своих словах, а также желание. Желание, чтоб ей поверили. Не отмахнулись от ее предчувствия.

– Аргус?

Он на переднем сиденье, возле Кирпича, который у нас сейчас за водителя, сидит.

– Никого не цепляю, – сразу же ответил. – Уже проверил.

– Ясно.

И не успел больше ничего добавить, как у Риты слезы из глаз полились. Видать подумала, что не поверил в близкую опасность. Что она, как обычно, чересчур далеко «заглянула».

– Тихо, тихо девочка, – присел на соседнее сиденье и обнял ее. А ее трясет от напряжения всю. – Верю. Дальше мы не поедем.

Оторвав лицо от моего бока и глядя мне в глаза сквозь слезы, шмыгая носом, прошептала:

– Уже совсем близко, Шатун!

– Верю, – повторил ей и к Кирпичу обратился: – Сдаешь назад, с километр где-то. Там, на гребне холма останавливаетесь и ждете меня.

– Понял.

Вот что мне в нем нравится, так это не пререкается никогда. Что ему сказал, то и делает, как и Аргус, впрочем. Приняли мое командование без долгих размышлений. И что интересно, так знакомы всего несколько дней, а такое ощущение возникает, что уже не первый год вместе, с полуслова друг друга понимаем.

– Лиса за старшую остается, – не дал той ничего сказать, когда она через дверь, для кваза сделанную, в салон скатилась.

Лиса только сердито посмотрела на меня, так как хотела видимо со мной пойти, но тоже перечить не стала, молча кивнула.

– Если что, то там, правее, водоем какой-то. Если твари появятся, на нем укроетесь. Но не шуметь! Будет возможность тихо их отработать – вон у Аргуса «Кашмар», им ушатаете. Если нет, то лучше пусть вокруг того ставка за вами погоняются, пока я не вернусь.

– Хорошо, – тяжко вздохнула Лиса. – А если…

– А если совсем прижмет, то валите их и назад возвращайтесь. К реке. Там, встретимся и уже по ней потом к Кордону спустимся.

Под напряженными взглядами всех присутствующих проверил экипировку, поправил малый рюкзак и прихватив «Лидера» покинул машину.

– Удачи! – сидевшая на крыше Адата вслед рукой махнула.

– Не помешает, – улыбнулся ей, махнув в ответ. – Давайте, двигайте отсюда.

Отошел чуть в сторону и закрыв глаза, дождался пока Альф в зону действия моего дара залетит и передал ему мысль, чтоб за мной летел. Оглянулся на отъезжающую машину, махнул рукой Лисе, и обратил внимание, что Адата то Альфа взглядом провожает, то на меня смотрит. Ну да, кружит надо мной, а не вслед за машиной полетел, как до этого.

Отъехали метров на двадцать, когда Пират тоже решил со мной прогуляться. До этого возле лобового стекла, на приборной панели, постоянно отдыхал, с интересом наблюдая за дорогой. Но вот, молнией вылетел из люка, отчего Адата аж в сторону дернулась, напугал ее, и легко соскочив с двигающейся машины подбежал ко мне и об ногу потерся, довольно мурлыкнув при этом.

– Что Пират, как в старые добрые времена? – спросил у него, когда он чуть вперед отбежал и на меня оглянулся, как бы спрашивая: «Ну что ты там медлишь? Пошли уже».

Как научился к своим фантомам подключаться, так практически перестал Пирата гонять для этих нужд. И он даже обижается на это, хоть раньше и с большой неохотой на разведку бегал. Теперь иногда сам напрашивается. И что еще интересно, летающего «дрона» создать не получается. Нет, ту же ворону легко создаю и она даже вполне шустро бегает, но вот не летает. Даже не знаю в чем причина. Но как только научился к своим фантомам подключаться, так первым делом попытался летающего фантома сделать и фиг что у меня получилось. Как и все последующие попытки пшиком окончились. Так что, в отличие от Пирата, Альф у нас незаменим.

Проводив взглядом машину, огляделся по сторонам, как визуально, так и с помощью «радара», и сошел с грунтовой дороги, по которой мы ехали, углубился в придорожные заросли и по ним направился дальше в северном направлении. Где-то там, уже не столь и далеко, находится «Адова тропа», которая у Риты ужас вызывает не меньший, чем тогда, когда мы из Новосибирска на восток собирались двигаться. И если на этой «тропе» то же самое творится, что и на том частоиграющем кластере, то может и придется нам к реке возвращаться и в сторону Кордона, запирающего эту «тропу», двигаться.

Что очень не хотелось делать, из-за наших трофеев. И пусть машина нам на законных основаниях досталась, как и все остальные трофеи, но те охотники там своими были, а мы пришлые, непонятно кто такие. Так что проблем можем хапнуть, если у них там друзья или деловые партнеры какие обитают. Могут нас и без всяких разбирательств приговорить.

Именно поэтому мы, не обращая внимания на Ритины предостережения, так упорно двигаемся напрямки на север, в надежде найти как преодолеть… Не знаем мы, что под таким страшным названием – «Адова тропа», там впереди находится. Но похоже, что скоро узнаем.

– Твою же мать! Действительно Адова, точнее не придумаешь.

Медленно продвигался вперед, через каждый километр округу с помощью Альфа осматривал, но ничего тревожного не замечал. Пока не вышел, можно сказать что и к лесу, так густо впереди всё заросло. Но оказался не лес, а густо заросший берег высохшей реки, глубокое русло метров триста шириной с отвесными склонами, во всяком случае с нашей стороны берег действительно крутой.

Но самое главное, откуда видать название и пошло, по дну этой бывшей реки с запада на восток двигалась просто нереально огромная толпа тварей, за которыми я сейчас с помощью Альфа и наблюдал. Наблюдал до тех пор пока некоторые упыри не начали обращать внимание на нас, круживших над ними. Матерые элитники замирали на месте, подняв к небу свои жуткие морды и пристально наблюдали за полетом птицы. Но вот, первый раз на моей памяти, со скоростью пули в Альфа полетел приличных размеров булыжник, а за ним и еще три, с других направлений. Ни разу нас еще не пытались сбить, только иногда наблюдали. Но эти, после первой неудачной попытки, от которой Альф еле уклонился, не угомонились – еще несколько раз пришлось резко из стороны в сторону дергаться, так как твари явно скоординировались и не разом свои снаряды запускали, а с чуть заметной паузой, пытаясь угадать, куда птица от предыдущего камня уклонится.

И в это развлечение с каждым разом всё больше тварей включалось, так что уводил Альфа я уже из-под сплошного обстрела. Еле вырвались.

Сам не заметил, как вспотел от напряжения. Думаю, если бы Альф так же мог, то и с него пот сейчас ручьем бы лился. Открыл глаза и с напряженным взглядом Пирата столкнулся, который на ветке у меня над головой расположился и сейчас, чуть ли не свешиваясь с нее, пристально на меня смотрит, явно не понимая что это меня так взволновало, но по нашей связи хорошо это волнение ощущая.

– Звиздец полный, Пират, – признался ему и пару раз вздохнул-выдохнул, чтоб продышаться и дыхание восстановить. – Ага, вот и наш Альф-истребитель прилетел.

Вспоминая, как он там крутился, уворачиваясь от камней, по-другому его и не назовешь. Да и сейчас он приличным таким маневром между деревьев спикировал к нам. На соседнюю с Пиратом ветку приземлился и не на меня или другана своего смотрит, а напряженно по сторонам головой вертит. Тоже видать впечатлений хапнул.

– Ноги в руки и ходу отсюда! А то как бы какая тварь не заинтересовалась нашим летчиком и не последовала за ним, чтоб еще в зенитчика поиграть.

Насколько аккуратно сюда пробирались, настолько быстро сейчас в обратную припустили, так увиденное меня впечатлило. Но особенно много впечатлений на Кордоне сегодня хапнут, так как вся эта немалая орда по этой «тропе» в их сторону движется. Но думаю, раз они ее так прозвали, то это не в первый раз подобное случается и они знают как с этим справляться.

Перешел на шаг и, выровняв дыхание, связался по рации с Лисой.

– Лиса, ответь Шатуну.

– Лиса на связи.

– Спроси у Аргуса, наблюдает он меня?

– Да, уже заметил тебя, – довольно быстро она ответила. – Да и я просто глазами тебя уже вижу вдали. Случилось что?

Я тоже их вижу. На холме, как я им и говорил, расположились. Да и я уже не по зарослям, а просто по дороге к ним бежал, с авиосопровождением над головой и с Пиратом за плечами. Вцепился зубами и когтями в рюкзак, абы только не бежать своим ходом, так и едет уже километров пять на мне.

– Наблюдайте не за мной, а на максимум вокруг пусть Аргус осмотрится. Нужно узнать, никто следом за нами не увязался?

– Сейчас, минутку.

Ждать не стал, снова на бег перешел. Метров сто пятьдесят еще успел пробежать, когда Лиса снова на связь вышла:

– Чисто, Шатун! Никого кроме тебя нет. Во всяком случае на доступной его дару дистанции.

– Принял. Конец связи.

Выдохнул облегченно и даже темп немного снизил, так как похоже что пронесло. Не заинтересовались твари. На последних метрах так уже совсем расслабился: махнул рукой, успокаивая всех, что на крышу машины дружно выбрались и за моим приближением наблюдали – и простым шагом пошел. И меня, наверное, решили поторопить, чтоб напомнить, что расслабляться нельзя, если ты не в безопасном месте находишься.

Раздавшийся сзади грохот чуть на землю меня не снес, Пирата так точно напугал, еще в прыжке с рюкзака на землю на множество генетт рассыпался и в разные стороны разбежался. Я же пару шагов сделал чуть ли не вприсядку, прежде чем обернулся посмотреть, что это такое было. В этот момент как раз второй, а потом и третий раз довольно прилично громыхнуло в стороне «Адовой тропы».

– Ядрен-батон, – донеслось испуганно из-за спины.

В той стороне, откуда только пришел, в небо поднимались довольно приличных размеров пылевые грибы. Сразу вспомнилась усмешка пленного охотника, когда он про амеровских внешников говорил. Именно так, похоже, с ними и разобрались.

Обернулся обратно к машине, чтоб забраться на нее и как можно быстрее свалить отсюда, но замер в шоке на месте. Мало того, что недалеко малый ядерный заряд подорвали, да еще и не один, так еще и машина странным способом испарилась.

Снова один!

Но не это взволновало.

«Где Лиса?!» – аж болью в груди отозвалось, так как она действительно мне как сестра и люблю ее, наверное, побольше своей родной, которая на Земле осталась.

Так за нее перепугался, что на очередные взрывы, раздавшиеся за спиной, внимания практически и не обратил.

«Улей же вроде меня отпустил, так что за дела тогда происходят? Или всё дело в том, что именно только меня и отпустил?»

– Твою же мать!

Глава 22

– Почти дома, – прошептала Лиса, не сводя блестевших от слез глаз с громады Клина, к которому мы приближались.

Кинул взгляд на остальных, что тоже на крышу машины выбрались: восторг так и изливается из глаз, которые они не сводят с внушительных стен, которые стаб опоясывают, и возвышающихся над стенами башен.

– Это просто невероятно, – тоже почему-то шепотом проговорила Адата. Видимо громада крепости на нее так повлияла, что только шепотом и получается говорить. – Я себе как-то по другому стаб представляла. Бастион такой же? – посмотрела она на меня, кивнув на Клин.

– Сам стаб поменьше размером будет, но оборонительные сооружения такие же. По одному проекту всё делалось. – Ответил ей и перевел взгляд на Аргуса: – Давай, доставай чехлы на пулеметы. Не будем караул нервировать.

Как раз управились с ним, «Вулканы» зачехлили и на стопор их, в транспортное положение поставили, когда к дорога к стабу повернула.

– Кирпич, – наклонившись к люку, крикнул тому. – Между ДОТами проезжать будем, скорость на минимум, там по «змейке» до ворот и глуши машину.

– Понял! – донеслось в ответ.

Кирпич у нас за водителя чуть ли не на постоянной основе выступает. Говорит, что дело знакомое, всю жизнь за рулем, так что не в тягость. Да и водит он получше всех нас вместе взятых, так что никто и не претендовал на его место, только изредка подменяли, чтоб отдохнул.

Как подъехали к первой линии обороны, так он скорость до минимума сбросил и между ДОТами мы черепашьим шагом проехали, зато все успели и в ров заглянуть, и на сами безмолвные ДОТы полюбоваться, присутствие людей там только чуть видимое шевеление стволов крупнокалиберных пулеметов выдавало. Еще через триста метров, маневрируя между лежащих на дороге железобетонных блоков, мы наконец добрались до ворот.

Не успел Кирпич заглушить машину, а я спрыгнуть на землю, как из калитки дежурный показался, своими повадками мне чем-то Мангуста напомнивший. Вроде и расслаблен с виду, и любопытство на лице так и написано, но перед глазами почему-то Мангуст встал. Только этот парень помладше его будет, моего возраста где-то, но той же породы что и тот. Волчище молодой.

Окинул взглядом нашу машину, с огромным любопытством на него смотревшую Риту и более спокойных всех остальных, осмотрел меня – пробежавшись глазами по экипировке и чуть задержав их на «Лидере». Одобрительно хмыкнул и смотря мне в глаза – спросил:

– Кто такие?

– Шатун из Бастиона, – и достав из кармашка чудом уцелевший во всех передрягах паспорт, протянул ему. – Из рейда возвращаемся, по пути к вам заскочили.

– К нам с торговлей или по другой какой надобности? – и еще раз взгляд на «Лидера» кинул, видать приглянулся он ему, не отказался бы прикупить.

– Нет, торговать не собираемся. К Факиру заскочим и дальше поедем, надолго задерживаться у вас не собираемся. На два-три дня максимум.

– Понятно, – протянул мне мой паспорт обратно. – Останавливаться где планируете?

– У Тарана в «Страннике», там постоянно останавливались. Если места есть, то и в этот раз у него остановимся.

– Хорошо, – и сняв рацию с крепления на поясе, проговорил в нее: – Открывай ворота. – И уже мне. – Проезжайте.

В этот раз обошлось без посещения ментата, но тут похоже что дежурный не простой парень, как бы не сам правду ото лжи отличает. Так что, кивнул ему и залез на крышу машины…

– Заводи! – крикнул Кирпичу.

Дождавшись когда ворота откроются, тот уже без напоминаний двинулся через пятиметровой тоннель внутрь стаба.

– Ого!

– Прилично, – согласилась с Аргусом Адата.

Ну да, когда в первый раз сквозь тоннель проезжаешь, всегда такие ощущения возникают, когда взглядом на танковый ствол, нацеленный именно на тоннель, натыкаешься.

Через пятьдесят метров от стены, которую мы только что миновали, расположена еще одна линия обороны стаба в виде двухэтажных зданий усеянных бойницами, цокольный этаж которых используется для укрытия бронетехники. И если кто ворота прорвет, то из тоннеля ему деться некуда, и сначала получит в лоб гостинец от этого танка, а потом, я так понимаю, что этот танк тоннель и должен собой закупорить. Пусть выковыривают.

– Левее бери, Кирпич! – продолжил я того направлять. – Там, за проездом, слева стоянка будет. На любое свободное место становись и глуши машину.

– Понял!

Кирпич сейчас немногословный, коротко отвечает. Зато довольно уверенно, как будто уже не первый раз здесь, зарулил на стоянку и остановился возле стоявших там уже «Монстромобилей», таких же, как у нас когда-то был.

Дождался, когда тихий шелест двигателя стих, скомандовал:

– Выгружаемся! Идем в гостиницу заселяться.

Прихватив свои личные вещи и питомцев – Пират сразу мне на рюкзак залез, передними лапами на плечо встал и с любопытством по сторонам смотреть принялся. Альф у Риты на отставленной руке примостился: чтоб не испугался и не улетел, ремешок на лапу ему повязали, который Рита в руке и держит. Закрыли за собой все люки и дверь, и под любопытными взглядами присутствующих на стоянке людей – ссыпались на землю и направились прямиком в гостиницу к Тарану.

– Не опасно машину с грузом так бросать? – уже отходили, когда Кирпич мучивший его вопрос задал, видя сколько народу к нам и нашему транспорту интереса проявили.

– Эх, – довольно вздохнула полной грудью Лиса. – Тут не воруют, Кирпич, – принялась она ему отвечать. – А если такое всё же случится, то вора очень быстро найдут и накажут так, что повторить его подвиг еще долго никто не решится. Ну а если не найдут, успеет он стаб покинуть, то нас опросят с помощью ментата, уточнят всё похищенное, и возместят или подобными вещами, или, если таковых нет, расплатятся с приличным «извините». Так что мы в любом случае внакладе не останемся. Но здесь всё же не воруют, только в виде легенд о таких случаях рассказывают.

– Понятно, – снова коротко ответил тот, но в этот раз многословия и не требовалось. Судя по интонации, стало понятно, что он всё, рассказанное Лисой, всецело одобряет.

На этом разговоры закончились. Все головой во все стороны принялись вертеть, рассматривая здания и бродивших по улицам людей. Некоторые из которых были одеты совсем в цивильные одежды и даже без оружия, что для наших новичков было дико, после всех тех потрясений что они пережили. Да и вообще, такое количество людей слегка напрягало, что новичков, что нас с Лисой. Успели уже отвыкнуть.

«Странник» внешне совсем не изменился, как будто и не было столь долгого отсутствия и я буквально несколько дней назад покинул его. Только вывеску слегка подновили, теперь рейдер со своим огромадным мешком не столь тускло выглядел – сверкал свежей краской.

– Чем могу помочь? – вышел из дежурной комнаты и сквозь решетку стойки посмотрел на нас незнакомый мне парень.

– Комнаты одиночные есть? – спросил я у него.

– Имеются. Вам на всех?

– Да.

Пока дежурный отвернулся от нас к стеллажу с маленькими ящиками с номерами на них, за ключами, услышал как Рита тихонько спрашивает у Лисы:

– А почему одиночные?

Ну да, она то привыкла с Лисой в одной комнате ночевать, что практически всегда п