Пособие по выживанию среди опасных личностей (fb2)


Настройки текста:



Наемница. Пособие по выживанию среди опасных личностей

Пролог

Снова мне снился кошмарный сон. Я куда-то летела, потом бежала, а вокруг мелькали странные огоньки, похожие на огонь. У нас с такими последний раз закололи упыря… Но я ведь не была кровопивцем, так откуда столько света повсюду? Мой мир был совсем другим! Где же я?

Посмотрела на ноги, а под ними было странное черное покрытие. Остановилась. Стук-стук. Богиня мира, земля будто превратилась в камень! Пришли великие колдуны, древнее предсказание сбылось, и начался конец?! Сердце бешено билось в груди, я постоянно отвлекалась на странный зеркальный мир и его странных людей.

Мне же надо охотиться! Клинок в моих руках не должен остаться сверкающим, его нужно обагрить кровью! Стоило только представить кусочек жареного тельца, что некогда принадлежало пушистику, потекли слюни. Я расправила спину и втянула воздух в легкие, а потом сразу же скривилась и начала дико кашлять.

— Мои легкие! Что за дракон дышит таким едким пламенем? — прошипела я, устремляя свой взгляд вслед неизвестному созданию с металлической чешуей и огненными глазами. Очень странный мир.

— Блин, ну ты чо… На, попей и завязывай со своими наклонностями! Эльфы ни к чему хорошему не приводят!

— Прекрати! У него же отменная задница, — сорвалось с губ. МОИХ ГУБ! Я замерла на месте, хихикнула. Да что происходит? Не узнаю себя. Я — Айла, наемница, черствая, грубая, хладнокровная…

— Да уж! А ты только на это и смотришь, когда влюбляешься? Это не шутки! — возмущалась «моя» знакомая, грозно смотря прямо в глаза. — Вот куда ты пойдешь?

— Охотиться за кроликами, — ответила уверенно я, ибо отправилась именно за едой.

— Какие к черту кролики?

— Пушистенькие такие, на четырех лапках бегают… пока что, — с улыбкой ответила я, корча гримасу. Странное место. Вокруг не было никаких животных, только какие-то металлические звери и рогатые коробки. В наших лесах хотя бы жабы остались, да барсуки иногда попадаются. — А ты меня знаешь, да?

Посмотрели на меня, как на умалишенную. Девица замерла на месте, ее глаз нервно задергался. Было такое ощущение, что через секунду она сорвется с места и вцепится в мое горло своими острыми розовыми ноготками.

— Ну, ты вообще! — прошипела она. — Будь серьезнее! Твой главный кролик — тот еще козел! Знаешь что? А иди с ним! Хоть тогда поймешь, какой твой принц обманщик и бабник! Эльф! Ха! Кролик в период сексуального обострения, не больше! Давай вали! Попробуй выжить с этим смазливым психом!

— Не переживай, все нормально, — а сама потихоньку отступаю. Очень странная девушка, говорит о каких-то козлах… Я их в нашем городке лет пять уже не видела, а эльфов только за смертной казнью к нам посылают. — Пожалуй, пойду, а то кролики убегут.

Глава 1. Будь миледи!

Голова сильно болела, будто кто-то лопатой по темечку ударил. Едва разлепила глаза, осмотрелась вокруг. Какое облегчение! Я проснулась в своей кровати, рядом стояли кожаные сапоги, из которых торчала рукоятка кинжала. На поясе в потайном карманчике зазвенели две последние монетки, стоило встать с кровати и пройти к окну. Что ж, этот мой мир, он ничуть не изменился с вечера. Та же разруха, грязь, худые измученные люди, живущие в нужде.

Пока никто из семьи не проснулся, я сбегала в колодец за водой. Ледяные капли, стекающие по лицу за ворот, заставили проснуться окончательно. Странный сон практически растаял, оставляя только легкую улыбку на губах. Чего только не придумает голова от голода! Странный мир, где среди железяк меня больше всего привлекла чья-то отменная задница! Ничего, я уже проснулась и с ясной головой заявляю:

— Мне нужно добыть еду! — отчеканила, натягивая платье поверх тонкой белой рубашки. Две монетки снова напомнили о заканчивающихся деньгах. — Нет, Айла, нужен улов покрупнее!

Знаю, мои глаза сверкнули опасным огнем. Все внутреннее существо жаждало взяться за рукоятку меча и приставить его к горлу какого-нибудь злодея. Надоело жить на одних овощах, противной горькой траве, найденной в лесу. Хотелось не жалеть золотых монет на ярмарках, покупая вкусности… Но заказов не было уже давно. С каких это пор нашей Империи не нужны первоклассные наемники?!

Не знаю, на что надеюсь, но иду гулять по городу, зажигая последнюю сигарету. Пройдя в задумчивости пару кварталов, аккуратно стряхиваю пепел и затягиваюсь еще раз. Легкий ветер слегка ерошит волосы каштанового цвета. Так же хочется взбодриться самой, получая порцию адреналина. Мне все равно, что скажет мать, снова увидев меня грязную с улыбкой во все лицо, лишь бы больше не чувствовать себя одной из жалких людишек городка, забытого своим королем. Хотя отчего же забытого? Налоги платим исправно. Существуем за счет своего ремесла. Только вот доходов от этого почти нет. Две-три монетки стараемся потратить на хлеб. Власть истощила силы народа и средства к существованию, но все порядочно терпят. Лучше такая жизнь, чем со смертными казнями, публичными избиениями, судами и ежедневными поборами, существовавшими при прежнем короле.

Я совсем не помню своего детства, но говорят что у меня веселый нрав. Иногда он проявляет себя, но чаще во снах. В остальное время я — наемница, это убеждение, будто вбили в мою голову.

Лет шесть назад в переулке встретила путника с вороном. Он и рассказал, что такое настоящая жизнь, предложил научить выживать. Я согласилась. Убивать плохо, но это все ради семьи. Не сказать, что это оказалось сложным делом, даже приносило странное удовольствие, будто я мщу высокопоставленным преступникам за свою нищенскую жизнь. Иногда ранят и меня саму, и тело пронзает острая боль. В эти моменты понимаю, что мерзавцы очень любят жизнь и сопротивляются с такой же озлобленностью, как и я. Впрочем, стоит ли удивляться этому?

— У тебя ничего для меня нет, Эрик? — томным голосом спросила я, подходя к знакомому парню в черном плаще.

Молодой светловолосый человек привлекательной наружности, но мерзавец по внутренним соображениям скорчил гримасу. Очевидно, это был ответ «нет».

Мужчина потянул к моему лицу свои руки и нежно провел по щеке.

— Я хочу большой заказ, — грубовато и алчно сказала я. — Найди его.

Эрик ехидно улыбнулся, руки его опустились ниже. Конечно, неприятно подчиняться этому типу во всем, особенно терпеть подобное обращение. Хорошо, что мы видимся редко и исключительно по делу. Следуя контракту, он мог играть со мной целых десять лет, как ему захочется, а потом бросить на растерзание жизни или властям. Как сочтет нужным. Так что лучше слушаться.

— Хорошо, — голос посредника был пропитан ядом. — Я найду его.

Через неделю на пороге дома нашла записку от Эрика. Наступил вечер, встреча была назначена на пять часов около… городских ворот. Странно. Это нелюдимое место, поскольку никто не приезжает, а уезжать боится. Боже, как все глупы! Они боятся мира, как будто он дикий и может их съесть.

Накинув плащ, вышла на улицу и сразу наступила в лужу. Дождь лил стеной.

— Черт! — прокричала я.

Мне до ужаса не нравилась слякоть, приходилось терпеть. Бежала со всех ног, стараясь быстрее добраться до места встречи. Распущенные волосы промокли, так же как и одежда, теперь откровенно облегающая тело. По лицу текли капли, похожие на слезы. Но я продолжала бежать, вспоминания как скрывалась от преследователей, оглядываясь назад, но уже захваченная погоней.

Вскоре оказалась у ворот, но никого не было. Постояв с минуту под проливным дождем, я окончательно замерзла. Губы начали синеть. Неужели рано пришла? Но вдруг услышала ехидный смех и повернулась. Сзади стоял Эрик, почти сухой. Мужчина махнул рукой, приглашая пойти за собой. Прямо за городской стеной стояла карета, запряженная четверкой лошадей. Я остановилась, как громом пораженная! Карета? У нас?! Еще больше удивилась, когда Эрик открыл дверь и подал руку.

— Что все это значит? — спросила я, настороженно косясь в сторону парня.

Эрик был здесь, как дома и в отличие от меня вальяжно расположился на диванчике.

— Ты хотела большой заказ, я нашел его. Знаешь, как отвоевывал! Столько желающих! — явно довольный собой, произнес Эрик.

— Ты меня интригуешь, — краешки губ немного приподнялись. После его слов, стала чувствовать себя здесь гораздо… спокойней.

На столике появилось игристое вино, которое Эрик поспешил разлить по золотым кубкам.

— Я же не пью, — напомнила своему спутнику.

Но мужчина только погрозил пальцем. Пришлось подчиниться.

— Что же за дело, имеющее столько желающих, Эрик?

— Для начала я хочу узнать, согласишься ли на него ты.

Я только усмехнулась. В большинстве случаев так и было. Сначала нужно согласиться, а потом получить объяснение. Но в этот раз непонятный огонек зажегся во взгляде мужчины.

— Ты знаешь, я согласна, — подалась вперед. Между нашими лицами осталось так мало места, что мы ощущали дыхание друг друга.

Эрик довольно улыбнулся.

— Только не перебивай, — когда кивнула, парень продолжил. — Сначала ты доедешь до Мауре, там я предоставлю тебе охрану. Всей компанией мы поедем до границы, где и покину тебя. Цель всей поездки — столица Империи, добраться до нее нужно любыми способами. Там тебя встретят мои люди и поселят в один из дворцов.

Я опять удивилась. Так далеко еще никогда не ездила, максимум столица нашего объединения! Охрана, дворец, столица! Хотелось что-то сказать, но…

— Не перебивай, — оборвал посредник. — Еще с тобой поедут телохранители. Да, Айла ты поедешь в карете в качестве придворной дамы. И не вздумай нарушать мои планы и показывать, кто ты на самом деле!

— Но кого я должна буду убить? К чему такие сложности? — тихо произнесла. Хотя ведь знала, Эрик не любитель ненужных вопросов, к тому же он приказал молчать.

Мужчина убрал с моего лица мокрые пряди и посмотрел в чистые, как небо, голубые глаза.

— Айла, ты — сама искренность. Прекрасный выбор. Не зря он отвоевывал для тебя заказ. Эта роль не простого убийцы, она интереснее. Хищник выслеживает жертву, поджидает момент и набрасывается, но, не раздирая от голода в клочья. Он медленно ее ест, наслаждаясь победой.

— А, по-моему, хищник просто проголодался и ест. Если голоден, съест все что угодно.

Эрик посмеялся.

— Но мы не о хищниках, Айла. Я о твоей роли этого хищника. Для начала ты поживешь во дворце, понаблюдаешь, будешь сообщать нам результаты. Потом мы сделаем выводы, и ты узнаешь наше решение. Убивать или нет.

— Я не понимаю, Эрик. За кем наблюдать? Что сообщать? Кого убить? — в порыве заговорила я, стараясь не смотреть в глаза собеседнику.

— Дело в короле.

Я моментально отпрянула. На лице появился страх. Нет, на такое я пойти не могу. Шпионить за королем, а потом убить его. Да, меня объявят преступницей номер один, а потом будут пытать!

— Дворцовый переворот! Куда ты меня посылаешь?!

— Ты просила большое дело. Тем более вроде тебе не нравится такая жизнь, так измени ее. Будучи фавориткой, можешь крутить правящими как хочешь.

— Да что ты говоришь?!

— За состоянием властей следят, ими управляют. Есть хм… люди гораздо выше них, это они решают все.

Эрик пересел ко мне, взял с небывалой нежностью за руку и заговорил своим бархатным голосом:

— Сейчас в Высшем круге встал вопрос о нынешнем короле и обстановке в столице. Нам нужны свои люди при дворце. Тебе нужны деньги и здоровая счастливая семья. Не так ли, Айла? — он еще ближе придвинулся ко мне. — Только подумай, это дело не одного дня. Ты можешь позволить себе все что угодно: богатую жизнь, украшения, платья… Тебя это не слишком прельщает? А семья? Какой жизнью они заживут. Только представь.

В моих глазах вспыхнула искра. Перспективы были просто волшебными. Разве могла я мечтать о чем-то подобном? Какая авантюра! Вспомнился тот странный сон, где знакомая удерживала меня от похода к какому-то эльфу. Может это знак?! Идти не надо, но кто же остановит Айлу? Видимо, тяга к приключениям всегда со мной.

— А что такое Высший круг и как ты попал в него? — спросила, не обращая внимания на близость Эрика, который уже откровенно начал гладить по ноге. Хм. Типичный представитель кроликов…или козлов.

— Тебе рано об этом знать, Айла, — он сделал паузу и привел самый лучший довод. — Не забывай, ты уже согласилась.

Я усмехнулась, взяла в руки кубок и залпом выпила напиток:

— Значит, я должна буду следить за жизнью во дворце, и сообщать вам самое интересное. А потом, при случае убить короля или покинуть столицу.

— Да.

— Я еду в качестве придворной дамы и меня охраняют?

— Да.

— И за это я получаю…

Эрик прошептал на ухо заоблачную цифру. Сказал бы сразу, все вопросы отпали.

Парень победоносно улыбнулся:

— Вот и прекрасно! В ближайшем городе, Мауре, тебя встретят по-королевски. Не подведи меня, золотко. Платье под диваном в коробке, там украшения и перчатки. Лакея зовут Никель, можешь ему доверять.

Эрик мгновенно встал. В его взгляде тлела нереализованная кроличья страсть, видимо, дела заставляли думать головой, а не другим местом.

— Не сейчас же мне ехать, нужно сказать матери, — резко произнесла я, отрывая Эрика от размышлений.

— Мы обо всем позаботимся.

— А как же оружие?!

Этот довод показался вполне весомым.

— Хорошо. Через два часа, чтобы была здесь, — строго приказал Эрик.

Я быстро поднялась и перед тем как выйти из кареты спросила:

— Придворная дама или наживка покрупнее?!

— В точку, — Эрик усмехнулся сметливости девушки, — ты должна стать фавориткой, а лучше невестой принца. Так легче будет приблизиться к их семье, и у нас будут связи с будущим королем на протяжении долгого времени.

— Невеста принца?! — вид у меня явно был просто ужасающим. Ноги задрожали, едва не плюхнулись в грязь. — Нищенка должна стать наравне с отпрыском правящей династии?

— Разве это тебя оскорбляет? — усмехнувшись, сказал Эрик. — Может, еще и женой станешь.

— Мне с тобой работать еще пять лет, а не до конца жизни!

— Я помню, но вдруг ты решишь продлить контракт. Впрочем, на такую роль как невеста мы не особо рассчитывали. Но, если сможешь стать хотя бы игрушкой принца, то получишь всю названную сумму.

Я ехидно улыбнулась:

— Не сомневайся, смогу. Будешь при дворе, не забудь упасть передо мной на колени.

***

Айла опять побежала домой. Эрик не знал, что ей важнее попрощаться с семьей или забрать оружие. Он пытался понять, благородна она или самолюбива, как и он. Признаться, Эрик на свой страх и риск посылает во дворец простую девушку из бедной крестьянской семьи. Она же может все разрушить в один миг. Но Эрик уже пять лет знал наемницу. Это золотце все время удивляло своими способностями и язвительностью.

Невеста принца?! Нет, она это однозначно не потянет. Слишком сложно и обременительно. Эрик так и сказал заказчикам. И это было явным минусом, но на ее персону оказал влияние другой факт: она боец, причем обладающий странной аурой для этого мира. Вот только это могло стать ее последним заданием. При любом исходе жить или не жить решали в Высшем круге. Если что-то пойдет не так, Айлу убьют без сожалений. Вот такая комедия жизни — наемник убивает наемника.

Еще у Эрика были догадки, что для страховки Высшие наймут еще кого-нибудь для убийства короля! И не приведи Богиня, если задание выполнит он, а не Айла! Плакали тогда денежки Эрика, а ведь они его самая настоящая и преданная любовь.

***

Айле так не нравилось трястись в этой карете, да еще и одетой в ужасное платье с рюшками и кружевами, что хотелось взвыть. Неужели Эрик не мог выбрать что-нибудь получше?! Как неудобно, слишком тесно, дышать трудно. Еще и туфли на высоком каблуке. Как она вообще сможет на них ходить?! Умрет в первый же день при выходе из кареты!

Айла немного иронизировала. Платье из розового шелка ей ужасно шло. К тому же корсет, украшенный сверху кружевами ручной работы, подчеркивал ее тонкую талию и красивую грудь. Девушка была похожа на только что распустившийся цветок. Сама невинность на вид, но искушает, как демон.

Сейчас Айла пыталась соорудить прическу, но получалось плохо. Проклятая карета постоянно тряслась, и девушка уже в который раз ударилась головой. Пытаясь убрать прядь, закрепляя ее шпилькой, снова стукнулась. Карету тряхануло. Сил нет! И Айла решила оставить все как есть, вроде бы прилично.

Взглянув на себя в зеркало, она удивилась. Вот уж бы не подумала, что станет миледи. Даже зоркому взгляду не уловить ее низкое происхождение. Теперь главное не испортить свой внешний вид манерами. Как ведут себя богатые девушки?! Айла вспоминала все, что знала о высшем обществе. Сейчас ей предстояло начать играть. Если ей поверят охранники, ее примут и во дворце. Все же Эрик молодец, розовое платье идеально подходит к их представлению!

Карета подъехала к трехэтажному деревянному зданию, покрашенному в кремовый цвет. По фасаду от низа вверх поднимались геометрические узоры, а на карнизе была умело вырезана изящная резьба. В центре располагалось ступенчатое резное крыльцо, оперяющееся на четыре колонны. Венчало это премилое заведение надпись: «У Розалины».

Дверцу открыл кучер. У Айлы сразу появилась милая улыбка на лице, работал профессионал. Встретив открытый взгляд девушки, Никель немного замешкался, будто впервые увидел. Это точно она вчера была в мокрой одежде и ругалась не хуже мужика в кабаке?! А сейчас на него смотрело невинное дитя! Он подал руку новоявленному ангелочку и помог выбраться из кареты.

— С удачным дебютом, прошептала для себя Айла. — Кажется, поверили.

Они вошли в гостиницу. Оказавшись в своей комнате, Айла поспешила вытрясти содержимое единственных двух чемоданов прямо на пол. Девушка стала перебирать оружие, которое теперь уже некуда прятать. Придется просто везти с собой. Каждый кинжал, острая иголка, нож, меч занял свое место.

Очередь была за следующим чемоданом с вещами. В каком же они ужасном состоянии! Ее любимые сапоги начали разваливаться и рваться, красное платье после вчерашнего дождя стало грязным и помятым, разрез стал еще выше («спасибо» вольным рукам Эрика). Дело дрянь. В случае необходимости надеть нечего. Не побежит же она куда-то в розовом мешке с завязочками.

Сложив свою рухлядь в сумку, девушка направилась в небольшую комнатушку лакея, располагавшуюся сбоку от зала. Она ворвалась туда без стука:

— Никель, пойдем. Мне нужно купить вещи.

— Миледи, вам уже подобрали платья. Их около сотни. Не стоит беспокоиться.

Айла только сейчас обратила внимания на паренька. Как же он связался с Эриком?! Молоденький мальчик, лет двадцать на вид. Вот сама наивность, надо будет у него пару уроков взять.

— Я говорю, пойдем, значит пойдем. Мне нужна обычная одежда. Я совсем не знаю этого города и к тому же мне нельзя появляться одной на людях. Я же теперь такая… — ох, как захотелось выругаться!

— Придворная дама, миледи, поспешил ее перебить Никель. — Вы ведь это хотели сказать?

Он улыбнулся. Конечно, ругается она хорошо, но здесь лучше этого не делать.

— Да. Придворная дама, тоже улыбалась Айла.

Они пришли на местный рынок. Оказалось, Никель прекрасно знал этот город и даже жителей. Теперь Айле было понятно, за какие заслуги его взял на службу Эрик. Интересно, а, сколько денег получал лакей?! А то может ей сменить службу. Работа не такая пыльная.

Никель привел ее к лучшей обувной лавке в округе. Цены там тоже были «самыми лучшими». Раньше бы она себе этого позволить не смогла, а вот теперь и глазом не моргнула. Мастер предложил ей несколько пар сапог. Но они были такими милыми, с цветочками, бантиками и на каблуке. Айла с трудом скрывала неприязнь. В стороне тихо смеялся Никель, прикрывая рот рукой. Он-то знал, что за демон скрывается под видом барышни.

У продавца челюсть отвисла, когда девушка объяснила, какие ей нужны сапоги. Интересно было видеть ангелочка в розовом платье, говорившего:

— Понимаете, мне нужны черные кожаные сапоги, прошитые двойным швом, без молнии, на плоской ребристой подошве, чтобы не скользко было! Чего смеетесь?! По грязи в чем ходить, повашему?!

Мастер куда-то умчался, пробурчав «у меня есть то, что вам надо».

— Не смейся, Никель, резко обернувшись, произнесла Айла.

Когда продавец прибежал с этими сапогами, девушка изумленно открыла глаза. Как же ему объяснить?! Но мастер уговорил ее померить эту хорошую пару. Это были ботфорты, сшитые из черной кожи и отделанные мехом сверху. Они хорошо облегали ногу и заканчивались чуть выше колена. Расплатившись с продавцом, она надела свои розовые туфельки и засеменила дальше, входя во вкус и вовсю командуя Никелем.

Слава богам, платье нашлось быстро. Простое черное и, естественно, с высоким разрезом. Никель покраснел, когда девушка показала свою ножку. Вот народ пошел слабенький!!! Наслаждаться надо, а не отворачиваться! Айла прикупила еще пару вещей на всякий случай. Правда, паренек не понимал, зачем ей нужна кастрюля и какие-то травы. Она же не ведьма. Хотя кто знает, Эрик кого угодно найдет.

Нагруженный пакетами, Никель старался по возможности найти путь к гостинице и не наступить на длинный подол платья госпожи. Айла наслаждалась своей «могущественностью» и злорадствовала. Когда еще она сможет так гордо пройтись по улицам со слугой?! Может и неплохо, что она согласилась на эту затею. Это же неограниченные возможности, любые прихоти… Хорошо, что Никель, загруженный пакетами по голову, не увидел многообещающей улыбки хозяйки.

***

В местах пребывания Эрика

Ожидая очередного своего друга, который так же работал десять лет по контракту, Эрик наслаждался дорогим красным вином, так схожим с кровью их жертв. А ведь он сам не убивал, всегда был посредником. Однако его имени боялись, как никого другого. Эрик вовсе не придумывал игр — он делал их жизнью для миллионов.

— Здравствуй, начальничек, — ехидно произнес Артур и плюхнулся рядом на стул, сразу же беря в руки бутылку. Никакой грациозности и воспитанности! Прекрасно играет, а на самом деле сама обходительность!

Артуру было двадцать семь лет, и он имел потрясающую выдержку и актерский талант. Мог стать коброй, бросающейся на жертву, а мог — несчастным котенком. Все эти качества поддерживались великолепной внешностью. Короткие темные волосы цвета воронова крыла, глаза, поражающие безбрежной серостью ледяной пустыни и улыбка, чаще плотоядная, нежели снисходительная. Он не знал жалости или слабости, в его жизни был лишь один закон — долг. Артур не лез, куда его не просят. Он проявлял дальновидность, но никогда не довольствовался предложенным, боролся за лучшее и всегда выходил чистым из воды. Его сердце не знало любви. Только одно прельщало — жизнь и наслажденье, риск и война. Это сплеталось воедино в его холодной душе воина-наемника.

— И тебе здравствуй, Артур. Напомника, сколько тебе осталось работать у меня? — спросил Эрик, а на лице зажглась самодовольная улыбка.

— Три года, мужчина поднял бутылку, будто говоря «за тебя» и отхлебнул. Манеры исчезали так же быстро, как и появлялись.

— Всего лишь три года… эхом повторил Эрик. — Хочешь стать свободным раньше времени?

Артур загадочно улыбнулся, интригуя собеседника. Его ответ мог быть любым. Свободным, конечно, быть хотелось, но куда он пойдет. Хотя с его характером и умениями не пропадет. И он, наконец, станет хозяином сам себе.

— Хочу, был короткий ответ.

— Вот и прекрасно, сказал посредник. — Перейдем к делу.

Эрик подумал, что можно утаить. Не гоже знать слуге все, что известно ему.

— Будешь охранять одну придворную даму до приезда в столицу.

— Тебе заплатили за доставку новой наложницы? Или же это твой шпион во дворце? — сообразил Артур. Он слишком хорошо изучил своего начальника. Они даже подружились. Немного. Но лучше со стервятниками (а таковым был Эрик, по мнению Артура) не связываться.

— Как всегда проницателен, в усмешке визави склонил голову. — Да эта миледи будет шпионить. Твоя задача состоит в ее защите. Чтобы с нее и волоса не упало! И никто больше кроме тебя и нее не должен знать о цели визита. Еще я предоставлю немного людей, человек тридцать пять, обученные солдаты. Будешь ими управлять. Довезешь до столицы нашу пташку, а там ее встретят мои люди и устроят во дворец. После этого ты можешь вернуться сюда уже свободным.

Артур удивленно изогнул бровь, подумав «должно быть богатая дама, раз столько волокиты». Потом спросил:

— Ты хоть ее предупредил? Миледи могут хорошо следить, но и сами проболтаться. Нам не нужны проблемы.

Эрик усмехнулся:

— Не волнуйся. Она хороша, не такая как остальные барышни. Думаю, ты даже удивишься ее характеру. Она не капризна и послушна, предупредил Эрик.

Артур засмеялся. Неужели ему повезет, и она будет не только хороша собой, но и сносной?!

— Насколько же сильно ты одурачил девчонку? Наверное, покрыл долги какого-нибудь дворянина в обмен на дочь или пообещал ей алмазы Богини? Какая выгода в этом моему бесподобному господину? — спросил Артур, снова взяв бутылку в руки.

— Я сказал девочке чистую правду о цели ее визита… и покрыл долги ее семьи.

— Хм, почему же она согласилась? Ради принца? Впрочем, неважно. Какая моя доля?

Эрик откинулся на спинку, сузив глаза:

— О таких деньгах ты мечтать не мог.

— Тогда нужно это отметить! — воскликнул Артур, хватая за талию, проходившую мимо прислужницу и усаживая на колени.

Эрик не был против и вольно махнул рукой.

Ничего страшного в том, что Артур не будет знать об Айле как о наемнице. Это лишнее знание. В случае чего, слуга будет знать, что девушка имеет отличительный характер от обычных миледи. Подозрений не возникнет. А про Высший круг и убийство короля наемнику знать категорически нельзя. Попробует урвать долю побольше, а, возможно, и проникнуть в Высший круг. Артур тот еще плут!

Эрик, поднимая очередной бокал хмельного напитка, переживал на счет успеха Айлы. Черт бы побрал это сомнение!!! Оно заставляет вводить в игру все новые лица! А ведь Эрик сначала не хотел звать в стражи Артура…

Перед тем как выйти из заведения Артур пьяно покосился на Эрика и спросил:

— А ты хорошо знаком с этой миледишпионкой?

Посредник медленно кивнул.

— И ты с ней еще не переспал?! — поинтересовался слуга, строя планы на наметивший поход.

— Нет, ответил Эрик, лукаво улыбнувшись. Да, было бы не плохо, но он, почему-то и не пробовал. Какое упущение ловеласа!

Артур удивленно взглянул на господина. Может, эта девушка действительно отличается от всех? Или ею Эрик просто не успел воспользоваться и соблазнить? В любом случае теперь его место займет он. На двор поставляют только отборных красавиц, обставлять богачей в амурных делах так приятно…

На следующий день он вместе с Эриком прибыл в Мауре.

И какая дама их там ожидала! Даже у посредника возникло ощущение, что он видит ее впервые в своей жизни. Она была красивой, как ранний рассвет, и ничто не выдавало в ней убийцу. Фарфоровая кожа казалось такой бледной на солнце, а каштановые волосы были аккуратно собраны в высокую прическу, открывая прелестную шею. Великолепное лазурное платье, величественная осанка, легкая походка на высоких каблуках, плавные движения руки во время приветствия — были воплощением кого-то неземного в этой девушке. В завершении ко всему Айла кокетливо похлопала ресничками и склонила голову в знак приветствия.

«Разве это возможно? Это точно моя Айла?» — подумал Эрик, стараясь придти в себя. А уж как восхитился Артур, увидев будущую спутницу. У него слов не находилось для выражения этой красоты. Желание ею овладеть молниеносно возникло в голове, и наемник уже начал строить планы на будущее. Что там еще говорил Эрик? Она послушна и не капризна, очаровательна и мила? Тогда проблем быть не должно, она быстро попадется в ловушку к такому красавчику.

— Что ж, — радостно засмеялся Эрик, — вот мы и встретились все вместе. Миледи, это ваш личный телохранитель и начальник отряда стражей — Артур. Поверьте, он не последний человек в военном деле! О его доблести ходят легенды среди армий всего нашего мира. Не волнуйтесь, он сознает важность нашей миссии и вашей жизни, положитесь на него.

Артур галантно поклонился, сверкнув своими серыми, казалось, ледяными глазами и произнес:

— Буду рад защищать вас, миледи, и выполнять все ваши поручения.

За тем последовала очаровательная улыбка Айлы, она протянула ему руку для поцелуя. Девушка уже была охвачена интересом к этому мужчине, такому сильному, сдержанному и почтительному. И это, конечно, не смогли не заметить стражи, слуги и сам Артур.

***

Айла

Отчего-то мне стало так весело, особенно, когда в Мауре встретилась вся наша разношерстная компания. Все упорно делали вид, что ничего не знают. А, может, это действительно было так? Наверное, стражи-воины вообще не заподозрили ничего плохого. Подумаешь, какой-то самоуверенный граф представил миленькой наивной девчушке их красавца-командира. Командира, жестокого и беспощадного, в которого непременно должна влюбиться какая-нибудь дурочка. Такая, как я сейчас. Надеюсь, перебора с милыми улыбочками и смущенными взглядами не было и мне поверили. По крайне мере, этот спектакль пришелся по вкусу стражам, уже вовсю обсуждавшим меня и своего главаря, вскоре к их разговорам подключился мой умненький Никель. Сообразительный паренек сейчас вещал о том, что молодая миледи много читает романов и всегда мечтала о таком ковалере, как Артур.

Эрик откровенно улыбался, смотря мне в глаза. Уж кто-кто, а он знал, что я за человек. Думаю, ему понравился этот маскарад. Мой посредник, противный до невозможности, любил ходить в театр и знал парочку неплохих актрис, но игра в жизни ему нравилась гораздо больше. Странно только, что именно он привел Артура, складывалось впечатление, что они хорошо знакомы. Я хоть играла дуру, но замечала, как эти двое переглядываются и предвкушающе улыбаются. Шестое чувство подсказывало, наш командир не такой уж и простой…

Эта мысль мне показалась гениальной. Артур явился с Эриком (хотя обычно около него крутились воры и убийцы), а выглядел и вел себя, как рыцарь без страха и упрека. Он либо играл, либо был сказочным персонажем. Может, спровоцировать его и вывести на чистую воду?

Что у нас может разозлить мужчину, кем бы он ни был? На эти все вопросы был универсальный ответ, универсальная роль, которую я уже с успехом исполнила. Влюбленная принцесса. Рано или поздно у Артура сдадут нервы от моих методов, и он признается, а если нет… мне будет просто весело в дороге. К тому же мне предстоит очаровывать принца, а практики у меня в амурных делах почти никакой. Я бы предпочла быть роковой красоткой, нежели ангелочком в оборочках, но вторая категория вызывает меньше подозрений и раздражает больше.

Скоро меня погрузили в карету, и мы отправились к границе. Из-за Эрика, что маячил все время поблизости, я никак не могла приступить к своему зловещему плану по соблазнению господина командира. Пришлось ограничиваться только томными вздохами, ибо он ехал поблизости с моей каретой. «Мой принц» гордо восседал на черном коне и устремлял свой взгляд вперед, пока я изводилась внутри четырехугольной коробки. У меня уже затекло мягкое место, да и горло пересохло от всяких «ах» и «ох».

Интересно, его это напрягает? Он уже заметил, что заинтересовал меня или нет? Вот, например, солдаты точно заметили, им кажется было весело ничуть не меньше, чем мне. Однако Артур даже мимолетно на меня не посмотрел: ехал, будто каменный. В какой-то момент я поймала себя на мысли, что меня больше интересует конь, чем этот неприступный мужчина. Отдачи от него за мои старания никакой…

Ближе к вечеру мы остановились на привал в лесу, Эрика с тремя солдатами отправили собирать хворост. Молодой граф (эту роль сам себе назначил посредник) отчего-то сам захотел идти в лес и проконтролировать весь процесс. Богатых не понять и спорить с ними бесполезно, поэтому пришлось воинам взять его с собой. А мне это только на руку…

Артурчик был неподалеку, ведь он отвечал лично за мою безопасность. Можно было приступать к более решительным действиям. Я вышла, расправила все оборочки, подкрасила губки и двинулась к командиру, сидящему около входа в мою палатку. Я даже немного полюбовалась его профилем и темными волосами. Только меня быстро рассекретили, Артур сверкнул глазами и сдержанно произнес:

— Вам что-то нужно, миледи?

Так равнодушно? Вот это выдержка! Ничего, сейчас подправим. Тут я выдала:

— А это что такое? Меч? Настоящий?!

На миг мне показалось, что он смотрит на меня, как на дуру, самую настоящую, стопроцентную дуру. Но это продолжалось всего лишь мгновенье, а потом я сама выпала в осадок, потому что услышала ласковое:

— Вы ведь по мне так вздыхали всю дорогу?

— Да… — как-то робко согласилась я, а потом присела рядом и продолжила лилейным голоском. — Понимаете, такого, как вы, я вижу впервые. Знаете, как тяжело одной ехать в такую даль. Ни сестры, ни матушки, ни моих фрейлин. А через несколько дней придется поселиться во дворце и танцевать на балах, чтобы понравиться принцу. А вдруг он будет не такой красивый, как вы?!

После этих слов Артур поперхнулся, а я продолжила:

— Я никогда раньше не видела его, эта неизвестность меня пугает. Я так сильно буду переживать, если он окажется блондином, а не брюнетом… Ах! А если глаза будут карие?! Какой ужас! Да???

Артур

Такого бреда я точно никогда в жизни не слышал. Кинув небрежное «не переживайте так», поспешил уйти от этого кошмара в рюшах, передав охрану солдатам. Девчушка сразу приуныла и ушла к себе, а я помчался разбираться с посредником.

С каких это пор Эрик так сильно ошибается в людях? Весь мозг мне проел тем, что она необычная и прекрасная. Вот интересно, в каком месте он обнаружил такие качества? Я-то думал, соблазню эту красавицу за пару дней, развлекусь и уеду. Но сейчас резко передумал. Из моего плана были вычеркнуты все пункты, кроме одного — «уеду». Я с таким кошмаром до столицы явно не продержусь, но вспомнив о деньгах, а точнее об их количестве, немного успокоился.

Эрик сидел у костра и что-то увлеченно рассказывал солдатам об устройстве своих земель. Для меня это было нелепым зрелищем. Даже во мне в одежде командира было от графа больше, чем от него в камзоле. Резкие движения, развязная речь, громкий смех… Худшего актера я не видел, впрочем, солдатам было все равно. Подойдя к их компании, я резко сказал:

— Граф, нам нужно обсудить детали поездки.

— Ага, — ответил мужчина и направился со мной к реке. — Что ты хотел обсудить, Артур? Нравится твой образ? Конечно, нравится, он ведь так близок тебе и твоему характеру. Ты здесь свой, все солдаты в восхищении, а девчушка…

— На счет, девчушки, Эрик, — резко прервал посредника. — Я могу сыграть кого угодно, но это…это создание действует мне на нервы. Находиться с ней поблизости все время просто невыносимо.

Эрик только посмеялся надо мной, а его взгляд светился удовольствием. Не понимаю, что его так радует.

— Артур, ты же всегда хорошо контролировал свои эмоции. За столько лет ты кем только не был и что, не потерпишь сейчас какую-то девчонку? Я ни за что не поверю, что ты сдашься! Ты негодуешь только потому, что она нарушила твой план по соблазнению. Для смущенной барышни она оказалась слишком прыткой? Пойми, она просто неопытна. Ты, видимо, ее первая любовь, она мужчин толком не видела…

Эрик заливался смехом, который меня пугал даже больше, чем разговоры кошмара в рюшах. Придя в себя, он продолжил:

— Твое задание не грошовое, а высокооплачиваемое, так что выполни его на уровне. И постарайся, чтобы девчонка стала не такой смешной, а то она наделает дел при дворе. Ты ведь знаешь многое о манерах и поведении, так научи ее.

— Ты думаешь, за время нашего пути, с ней можно что-то сделать? В таких условиях? — я покачал головой, предвидя масштабы фронта работ. — Довести ее до столицы и сопроводить во дворец в целости и сохранности я смогу, но за неделю сделать из нее первоклассную шпионку — нет. Не забывай, Эрик, я наемник, а не преподаватель манер.

Эрик многозначительно хмыкнул и посмотрел на меня, прищурив глаза. Знаю я, о чем думает этот стервятник, вспоминает мое высокое происхождение и хочет укорить за выбор. Однако сказал он вовсе другое:

— Ты всегда был рассудительным, так не поддавайся эмоциям, особенно раздражительности. Поверь, эта девочка не так глупа, из нее выйдет толк. Просто потерпи.

Хмыкнув, я ушел от него. Терпеть, снова терпеть… Я пошел в наемники, чтобы вести свою игру. Пускай я буду унижаться, выслушивать оскорбления, играть слугу, а не хозяина, но это будет мое решение, я буду притворяться, но потом мой кинжал исправит ситуацию. Роль будет оплачена солидной суммой, а мимолетный позор будет смыт кровью. Сейчас же ситуация была иной: денежную компенсацию я получу, а вот моральную нет… Хотя, можно придумать что-нибудь поинтересней, чем убийство. Если верить Эрику, то девчонка не так ужасна, он слишком рьяно на этом настаивает. Надо присмотреться внимательней.

Знаете, сомнения очень опасны для человека и его жизни. Стоит только начать сомневаться, как прежний уклад жизни рушится, словно карточный домик. Становишься напряженным, просчитываешь ходы, чтобы тебя не переиграли конкуренты или даже союзники, на каком-то этапе тебя захватывает азарт, на помощь приходит коварство. Ты должен быть осторожен на каждом шагу, прислушиваться к каждому шороху, видеть и понимать каждое движение противника и оценивать свое. Шаг в сторону — пропасть, любая ошибка покалечит или погубит. Малейшее сомнение ни в коем случае нельзя игнорировать. Поэтому я действительно засомневался в своем мнении о девчонке. Но лучше бы засомневался в словах Эрика об ее адекватности!

Как только я вернулся в наш маленький лагерь, я увидел этот кошмар в рюшах, бегающим вокруг палатки и вопящим:

— Чееервь!!!!!! ТААААААМ, — пальцем она показывала на палатку, — ЧЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕРВЬ! Мееееч, вааааам нужен меееееч!!!! Руби зверя!

Минут пять я стоял в стороне и смотрел на эту сцену как на что-то нереальное. За всю мою многолетнюю практику я сталкиваюсь с подобным впервые. Кстати, червь оказался целых два сантиметра в длину и полз, что немаловажно, в сторону кровати нашего розового кошмара. С сочувствием я смотрел на то, как она сердечно благодарит смазливого солдата за свое спасение, а благодарила она очень долго…

Но кажется, парнишке понравилось, что рука благородной дамы так долго трясла его руку. Кажется, Богиня все же меня любит, раз спасать спутницу пришлось не мне. Но незамеченным я не остался, кошмар в рюшах очень бойко высказала все, что думала о своей безопасности, страхе и своем командире, который в нужный момент не смог прийти на помощь и вынести ее на руках, спасая от чудовища. К своему удивлению, после этой лекции, я обнаружил у этого создания довольно большой словарный запас.

Глава 2. Закулисье

Эрик, посредник и плут

Хорошо оглядевшись, я разбил кристалл и шагнул в появившийся портал. Ко мне навстречу шагнуло существо в плаще, уверенно схватило за плечо и усадило на деревянный стул. Я опасливо огляделся. Вокруг были каменные стены, на полу земля, а в середине комнаты дубовый стол. Свет лился сверху, проникая сквозь решетку… Ну и местечко, не по мне. Явно не вино пить будем, раз притащили в башню, больше похожую на тюрьму для одиночек.

Напротив меня на стул село существо. Я не знал, кто сегодня удосужится со мной поговорить из Высшего круга, но лелеял надежду, что это будет не главный. С него особо денег не сдерешь, старый скупердяй. Наконец мой собеседник откинул капюшон. Ого, сегодня везет. Передо мной сидела леди Алиссия, рыжеволосая женщина на вид 30 лет, рожденная от эльфа и вампира, поэтому из ее волос торчали небольшие ушки, а во рту блестели клыки.

— Здравствуй, дорогой, — прошипела она. — Ты раздал задания свои деткам?

— Конечно, двое лучших уже направляются в столицу, — гордо отчеканил я.

Она схватила меня за руку, и лезвием, запрятанным в рукаве мантии, порезала запястье. Откуда ни возьмись, возник бокал, и женщина стала по каплям сцеживать мою кровь.

— Проголодалась?

— Да, день в заботах, даже поесть некогда. Вот приходится так перехватывать.

— Вы так брезгуете мной?

— Ты не лучший кусочек, дорогой, тем более из леса, — улыбнулась она. — Расскажи, кто будет убивать короля?

— Айла, способная девчонка. А вы уже решили, что с королем пора заканчивать?

Она поморщилась от моего любопытства. Да, мне столько раз говорили не задавать вопросов, особенно насчет их планов. Признаться, чаще всего я сдерживался, а уж если узнавал, то не болтал. Посредников много, но предпочитают работать со мной. Мои коллеги всегда предпочитают иметь двойную выгоду, выполняя задания для Высшего круга, а потом продавая сплетни, полученные у них. Не без их помощи в общество просочилась информация о существовании Высшего круга, кукловодов для наместников и королей, кто стоит в тени всех принимаемых решений… Высший круг довольно быстро пресек эту деятельность посредников, а также их жизни. Появившиеся газеты с кричащими заголовками были уничтожены, а Высший круг стал слухом, сказкой…

— Эрик, Эрик, я с тобой говорю! — возмутилась моя собеседница. — Ты уверен, что она выдержит это? Нам нужна жестокая и волевая наемница, но управляемая пешка.

— Я понимаю, какую роль вы ей отводите. Не волнуйтесь, в ней хватит сил и злобы, чтобы натворить дел при дворе.

— Нам не нужна самовольная игра, надеюсь, у нее есть мозги для этого.

— У вас же все равно есть… корректировщики.

— Эрик, тебе не кажется, что ты стал много знать? — поддалась она вперед, сверкнув глазами. — А другой, кто он?

— Артур, он уже убивал для вас…

— Ах! Какая душка! — сильно обрадовалась Алиссия, вот ведь никогда не видела, а уже сходила с ума по этому наемнику. — Помню, помню, всегда чистая работа. Ты отправил его как охранника? Больше никаких указаний не давал?

— Нет, сделал все, как вы сказали. Они не знают друг о друге всего, так им будет легче выполнять свои обязанности. Извините, но почему для убийства вы искали девушку?

Алиссия снова сузила глаза и долго думала говорить или нет, но все-таки решилась:

— Для шпионажа, для принца. Миленькое личико, склонность к сплетням, романтические вздохи… Разве это не соответствует женскому полу? К тому же принц имеет традиционную ориентацию. Впрочем, нам все равно, кто испачкает руки в крови, Айла или Артур, как получится. Мы пока понаблюдаем, нам важно, чтобы они играли по нашим правилам.

— Вы хотите оставить Артура при дворе? — снова любопытствовал я. Кажется, придется нарушить обещание, данное моему наемнику… Придется ему немного повозиться в гадюшнике, прежде чем получить деньги и свободу.

— Не знаю, игра довольно сложная, впереди много ходов, говорить заранее о десятом шаге в начале игры глупо. Только скажи, Эрик, а Артур сможет убрать свидетелей?

— Конечно, не вопрос.

— Даже эту девчонку? — спросила женщина, конечно, она больше доверяла Артуру, чем своему полу. Всегда удивлялся, как этот самоуверенный язвительный человек мог всем нравиться. Понабрался, небось, среди графов и князей приемчиков.

— А почему бы и нет, ему все равно, кого убивать, — уверенно ответил я, а подумав, добавил. — Если и дальше дело пойдет так, то ее он убьет даже бесплатно.

Алиссия обдумала эти слова и уверенно кивнула. Она выпустила мою руку и залпом осушила бокал с кровью. Мерзость какая…

Передо мной появились несколько свитков с датами их активации, то есть раньше их вскрыть не удастся. Дурацкая система, придуманная магами, растоптала мое любопытство в который раз. Наверняка в этих свитках была секретная информация или указания для наемников, зуб даю. Алиссия, видимо, догадалась о моих мыслях и противно улыбнулась. Да, не я здесь, вершу дела. Последнее, что она сделала, прежде чем исчезнуть, всучила мне очередной набор кристаллов и мешочек с золотом. И на том спасибо!

Глава 3. Поход за правдой

Айла

Наша процессия на следующее утро двинулась дальше. Меня одолевала скука, как никогда. После моего вчерашнего концерта Артур предпочитал держаться, как можно дальше. Наверное, предвкушал наше дальнейшее путешествие, молился богам и придумывал план побега. А ведь на вид был стальной мужик: глаза ледяные, лицо кирпичом, голос твердый… А тут! Пару моих выходок и все, на горизонте его нет. А правда, почему это я его не заинтересовала? Неужели все мои действия так отпугивают? Ну что ж, во всяком случае, я определилась с тем, что делать нельзя ни в коем случае. Но раз дорога предстоит длинная, целая неделя, надо расширить этот список до максимума. Кто знает, может, подобная манера поведения придется по вкусу принцу. Подобные миледи не для всяких черствых командиров, а для легкоранимых утонченных молодых людей.

Не знаю почему, но мне нравилось доводить ледышку Артура до белого каления. Точнее пока он держался молодцом, но мне хотелось до вести его до предела. Просто так, для веселья. Мне кажется без заказов на убийства и определенного объема адреналина в крови, я стала гипервеселой, постоянно тянуло что-то делать, придумывать, действовать, но на мне было это чертово розовое платье с рюшками. Единственное до чего я додумалась — это раскопать в палатке ямку и достать червя, а потом вопить о помощи.

Теперь я снова тряслась в этой ужасной сверкающей карете, мечтательно смотрела на оружие у солдат и на лес, мечтая хотя бы поохотиться, но могла только тихонечко вздыхать. Все, конечно, думали, что эти «ахи» посвящены Артуру.

На привале я тоже извелась, ибо все что-то делали. Кто-то чистил мечи, кто-то кормил лошадей, пары солдат отрабатывали приемы, еще кто-то ушел за ягодами, Артур обходил территорию. А я сидела. Сидела. Все время. До столицы было так долго, а мне было так скучно! Чтобы хоть как-то разнообразить свое существование и поддержать образ капризной мадмуазель, постоянно просила:

— Я хочу воды!

— Я хочу еды!

— Ягод мне. Пожалуйста!

— Я хочу посмотреть на божью коровку!

И мое коронное:

— Артур, Артур! Я хочу ободок из цветов.

Кстати, ободок из одуванчиков я все же получила. Только вот жалко, что не видела, как он его плел, надеюсь, зубы его скрежетали. Масло в огонь подлил еще и Никель, предложив заплести мне прическу «сладкая Маруся»… Я же не знала, что это настоящее извращение местных мастеров! Ох! В общем бантиков на мне прибавилось раза в три. Артур, как только это увидел, остановился, как вкопанный. Он частенько так делал при виде меня, будто в прострацию впадал. Эх, еще бы в обморок упал от очарования мной, сделал бы меня самой счастливой!

Какова была моя радость, когда оказалось, что у наших доблестных солдат есть табак. Учуяв его запах, я будто в прошлое переместилась. Пускай там шли дожди, я изнывала от голода и находилась в постоянном ожидании, зато там был дым, ругань и опасность. Там был привычный уклад моей жизни. В общем, за табаком я могла отправить только Никеля, с которым в последнее время очень сдружилась. Он ведь был единственным, кроме Эрика, кто знал, что я не кисейная барышня. Парнишка очень долго отнекивался, краснел и мотал головой, но все-таки пошел к солдатам. Уж не знаю, что он им наговорил и пообещал, но табак раздобыл.

На меня не очень-то обращали внимание: подумаешь ходит тут взад-вперед, мается душа неприкаянная. Артур так и подавно куда-то смылся, наверное, охотиться пошел или прятаться. Вот так оказалась в кустах с папироской, а Никель стоял на стреме. Наверное, ему нервы я подпортила даже больше, чем Артуру. Меня окружило облако дыма, а губы расплылись в довольной улыбке. Кайф.

— Идет, идет!!!! — крикнул Никель и стал дергать за подол. Я сразу даже и не поняла, в чем дело, а когда поняла, то было поздно… Накурила я знатно, все было в дыму, но, увы, меня в розовом платье с огромными лентами на голове не заметить было сложно.

Главное в таких моментах не паниковать! Я быстро всунула в рот Никелю папиросу и изобразила полуобморочное состояние, завалилась на бок… И меня, конечно, поймали сильные руки. Открыв глаза, я увидела нашего ледышку Артура и начала:

— Ах, мой спаситель! В этот раз ты был близко, когда меня застигло несчастье!

На этих словах меня резко поставили на ноги. Однако я крепко схватилась за руку мужчины и продолжила:

— Я одна среди солдат, как же сложно! Не с кем даже поделиться своими переживаниями, а я ведь каждый день думаю о том, что будет со мной во дворце. Вдруг, принц не любит розовый цвет?

— Да, это поистине ужасно, — голос Артура был очень язвительным. Зуб даю, он молился, чтобы принц не любил этот цвет.

— Мне так сложно понять мужчин! Ты бы мог мне объяснить, зачем вам война? Почему вам не нравятся любовные романы? Но почему ты уходишь все время?! — я прижалась к нему ближе. — Там жук.

— Ага, — как-то безысходно сказал он.

— Никель, Никель, — громко закричала я, как можно ближе к уху Артура. — Не кури больше, это вредно! Мой папочка курил и сейчас пыхтит, как закипающий самовар! Артур, не ругайся на мальчишку… Это все нервы!

Надо сказать, что все это время Никель плелся за нами и кашлял, будто собрался отправиться на тот свет. Возможно, Артур, ему завидовал. Ах, что это я, слишком плохо о себе думаю. Капать на нервы, конечно, прекрасно, но ведь отдачи никакой. Ледышка только закатывал глаза, но стойко терпел все мои выходки. Может, стоит что-то поменять?

На подходе к палатке я отцепилась от Артура, но дело было сделано.

Донять командира. Попасться на глаза солдатам, держась за ручку с ним. Плотоядно улыбнуться.

— Что ты делаешь, Айла? — послышала я голос за спиной. Это был Эрик.

— Прости. Сам видишь, что со мной сделало это задание, приходиться развлекать себя.

Он засмеялся:

— Ты решила сделать жертву из командира стражи?

— А почему бы и нет, — улыбнулась я.

— Знаешь, а он ведь знатный ловелас. Он всегда у женщин интерес вызывает.

— А они у него? — поинтересовалась я.

— Айла, с чего бы такие вопросы? Ты заинтересовалась им не на шутку?

Я подумала очень хорошо над этим вопросом, оценив все за и против командира. Ну, внешность, конечно, вне всяких похвал, выдержка тоже на уровне, но и что в этом такого? Я больше о нем ничего не знала. Гораздо больше меня волновало, почему Эрик и Артур знакомы, почему он хороший охотник, почему его знают обычные солдаты. Но спросить я не могла, ведь тогда и меня будут в чем-то подозревать.

— Нет, Эрик, я просто вживаюсь в роль миледи. Плохо получается?

— Своеобразно. Только при дворе не перебарщивай, там олухов поменьше. Продолжай в том же духе.

Ох, не сомневайся, что буду. Сдается мне, в этой истории подводных камней много, и ты меня ни за что не поймаешь за руку, если я споткнусь. Знать бы только, что у тебя в голове, Эрик, но сначала мой любимый Артур.

Артур

Эрик о чем-то увлеченно болтал с девчонкой. Всевидящая Богиня, о чем с ней можно говорить?! Неужели он читает любовные романы или разбирается в прическах?! Почему она просила сплести ободок из одуванчиков меня, а не его?! Бедный принц, это будет величайшее испытание в его жизни.

Я действительно много думал над словами Эрика о «не такой как все», теперь, кажется, начал понимать, в чем заключается эта особенность. Может, Эрик и не спятил, что хочет сделать из этой особы шпионку. Понять она ничего не сможет, а вот быть просто сборщиком информации вполне. С нашей стороны она не получает никаких сведений, а значит, разболтать не сможет, а вот дворцовые сплетни придутся ей по вкусу.

Как бы то ни было, но мы двинулись в путь к границе, чтобы совершить переход и попасть в страну, где располагалась столица двух Объединенных государств. Это был последний столь долгий путь, даже на ночь решили не делать привал. К удивлению, наша взбалмошная особа не возмущалась и не жаловалась на неудобства. Она даже смогла уснуть в трясущейся карете, тогда я второй раз в жизни увидел ее милой, очаровательной, потому что этот кошмар в рюшах молчал. Узнай она только, что я посмотрел на нее в окошко, с ума бы от счастья сошла. Но не приведите Боги!

Утром мы уже прибыли к пограничному городу Нуафе, заезжать внутрь я не захотел, а стоянкой выбрал рощицу, лежащую в километре от ворот. Обычно здесь останавливались небольшие воинские отряды или оставляли свои обозы торговцы. Однако даже здесь было не так спокойно, то и дело ходили незнакомые люди и проезжали прибывающие купцы и переселенцы. Признаться, не думал, что сейчас тут будет так много народа, особенно других рас. Обычно, в этом мире, редкое существо покидает свою собственную страну, но сейчас это были семьи, кланы, причем с внушительной поклажей. Кто-то шел в сам город, кто-то в обход по направлению к… Русалочьей долине? Но это уже совсем бредово, к ним никто и никогда совался, в их стране мало приятного. Зато у торговцев было все в порядке, столько покупателей! Какие прибыли, должно быть. Не зря некоторые из купцов останавливался на обочине дороги, ведущей в город. Раньше такого не было, штрафы были просто непомерные, но что теперь…

Насколько я знаю, законы так сильно не изменились. Меня все это не на шутку насторожило, поэтому прежде чем собраться переходить через границу, отправив половину солдат домой, я решил сходить на разведку и послушать сплетни в Нуафе.

С собой я хотел взять двух самых способных солдат Нэдина и Ториэля. Мы уже приготовились идти, но как раз в этот час проснулся кошмар в рюшах, проклятие на мою голову. Сначала она долго не желала оставаться без моего присмотра, потом собралась идти со мной, что было еще хуже. Пока она приводила свои доводы, пусть нелепые, но многословные, я тысячу раз пожалел, что когда-то хотел «это» соблазнить. Кажется, до настоящего года мне попадались на редкость замечательные женщины. Дурак, не ценил их.

— Артур, Артур, я не могу оставаться здесь в одиночестве. Я не верю этим мужчинам, они слишком добрые, а если на меня нападут? А если украдут? Будут пытать? Они же не смогут защитить меня!

Так и хотелось сказать, чтобы напали, крали…а вот насчет пыток я не был уверен. Кто кого еще мучить будет.

— Артур, ты лично должен смотреть за мной, я же могу куда-нибудь попасть. Посмотри, сколько здесь народа! Мне страшно.

Я уже не мог это слушать:

— Послушайте внимательно, миледи, это очень надежные люди, они не просто обученные солдаты, они побывали в передрягах и в состоянии обеспечить безопасность одной девушки. Со мной идти еще опасней, нежели остаться здесь. — Я посмотрел ей в глаза и на удивление обнаружил понимающий сосредоточенный взгляд, будто она что-то обдумывала. — Это рынок, я не смогу уследить там за всеми. Тем более я иду туда не для того, чтобы покупать платья и смотреть на украшения.

— А зачем тогда?

О Богиня!

— Мне нужно убедиться в безопасности нашего перехода, подать прошение и пройти регистрацию. Я не думаю, что с собой нужно брать всех вас. Это нерационально. Мы все совершим переход после того, как получим разрешение.

Айла насупилась и сделала вид, что обиделась, а потом она нашла еще один способ испортить мне жизнь.

— Артур, я останусь здесь, но ведь до столицы еще долго ехать, ведь так? Мне так скучно здесь и поговорить не с кем, ты не мог бы выполнить одну мою просьбу, всего одну, небольшую. Тебе не придется покупать мне платья.

Я вздохнул:

— Ладно.

— Купи мне, пожалуйста, книги.

Я даже как-то обрадовался, это разумная мысль. Уж лучше пусть девчонка читает, а не преследует меня. Я любезно согласился, Никель сунул мне свиток с названиями и помчался за спину к своей хозяйке, всхлипывая на ходу.

Так, посмотрим… Я раскрыл свиток и начал читать вслух, стараясь контролировать свое удивление:

— «Поцелуй нимфы», «Ночь с оборотнем, или страсть под луной», «Три эльфа и сестрица», — тут мне откровенно поплохело, а вот Айла с наимилейшим видом кивала головой. — «Вампирские любовники. Тайна Сюзанны Китидийской», «Полночный вздох», «На сеновале с незнакомцем».

Как же мне сейчас хотелось взвыть! Я уже видел себя в книжном магазине, выбирающим подобную литературу! Боюсь даже представить, о чем в них написано… Видно, мне повезло, что кошмар в рюшах докучала только вздохами, а не решила подарить поцелуй нимфы или раскрыть тайну Сюзанны Китидийской! Меня от одной мысли передернуло.

Айла на прощание помахала мне ручкой и со счастливым видом отправилась к солдатам. Мне в последнее время кажется, что издевательство приносит ей моральное удовольствие.

Знаю, что подставлять соратников отвратительно, но я все-таки был наемником и только потом воином, поэтому в книжный отправился Нэдин. Он слышал весь перечень, поэтому отправился за литературой, будто на казнь. Надо будет купить ему рома, чтобы он расслабился. Мы же с Ториэлем отправились к пограничному переходу и не нашли там никого, кроме двух десятков солдат королевской армии.

Мы переглянулись между собой. На границе только охрана, никого не пропускают, но людей в городе пруд пруди.

— Ты думаешь, это нормально?

— Нет, Артур. Это противоестественно. Здесь столько переселенцев, но регистрация даже не работает, как и граница… Думаю, стоит сходить к наместнику, чтобы узнать о возможности перемещений. У нас есть специальная рубиновая бумага[1], возможно, нас пропустят.

— Я уже думаю, что нас не пропустят даже по золотой.

— Все-таки стоит сходить к наместнику или управляющему городом и разобраться, — сказал Ториэль.

— Хорошо, ступай. А я послушаю, что говорят местные.

Айла

Веселись, ледышка! Надеюсь, твои щечки тронет легкий румянец, хотя на это надежды мало. Через полчаса после ухода Артура, я начала копаться в своих вещах и придумывать план временного побега. Сидеть в отдалении от города, где бьет ключом жизнь, не хотелось. Безопасность? Я вас умоляю, разве наемница не сможет скрутить руки вору или напасть на убийцу первая? Это же на физиологическом уровне, инстинкт охотника развит во мне больше, чем в других. Все мое тело чувствует угрозу и защищается… Опасность, страх жертвы, ее мольба заставляют меня играть с ней. Улыбка на моем лице пугает еще больше, а кровь, сочащаяся из ранения, распыляет еще больше, будто я хищник, почуявший запах еды. Мы с ним не упустим возможности полакомиться чьим-то телом. Из ярких воспоминаний, в которые я невольно вернулась, меня вырвал Никель, стоящий уже минут пять рядом.

— Ты уверена, что стоит уходить?

— Конечно, более того, мы сделаем это вполне легально. Неприступного Артура нет, ты думаешь, я не смогу уломать наших добрых стражников? Они хорошо ко мне относятся, а уж если ты им байку расскажешь обо мне и командире, так вообще легко отпустят.

— Байку говоришь?

— Угу.

План действительно был хорошим и простым. Чтобы не привлекать особого внимания, но и не отходить от своей роли, я нашла не такое яркое розовое платье, причем не столь пышное. Впрочем, рюш здесь было в два раза больше, чем обычно. Я уже думаю, что Эрик извращенец, не мог выбрать мне что-то более лаконичное. Зато теперь я могла надеть новые кожаные сапоги и спрятать в них кинжал.

Уже через двадцать минут я, Никель и пару солдат направлялись к городу. Отпустили меня, как и предполагалось, без проблем. Никель красочно расписал, какое платье я хочу и почему об этом не должен знать Артур. Все охотно верили в сплетню, что командир та еще ледышка, но я, такая прекрасная и милая, сумела растопить это холодное сердце своим бесконечным очарованием. Дело, как говорится, молодое, романтика в жизни тоже должна быть, к тому же скоро мне предстоит влюблять в себя принца, хочу я того или нет… В общем, свелось все к тому, что я с Артуром влюбленная парочка, и у нас тайное свидание. Одну меня, конечно, не пустили, но это ведь не проблема.

Я действительно пришла в магазин и приказала остаться солдатам у входа. Никель получил самое почетное задание — найти самое красивое платье, то есть самое розовое, самое пушистое и самое блестящее. Артуру понравится. К тому же добрый дядя стражник дал мне золотые монеты из запасов командира. Вот он обрадуется, когда узнает о своем подарке! Девушки всегда долго выбирают себе платья, поэтому я со спокойной совестью вылезла в окно и отправилась гулять по рынку.

Народу было слишком много, причем разношерстного. Здесь я увидела эльфов, ведьм и даже демонов, которые обычно не выбираются в такие людные места. Очень странно. Мое образование было далеко не на высшем уровне, но я знала, что происходящее ненормально для нашего мира. Я уже обтерлась об кого только можно, мне приходилось буквально продираться сквозь толпу, никто перед миледи не расступался. Что за кошмар?! Решив вспомнить о своем недалеком прошлом, я поднялась на крыши домов и стала осматривать рынок сверху, медленно прохаживаясь по черепице, прыгая или переступая с крыши на крышу.

Все тонуло в гуле и ругани, грязи было предостаточно, особенно в рыбном отделе, где тухлая вода мешалась с землей. Все хлюпало и летело по сторонам. Но никто не обращал на это никакого внимания. Решив, что здесь ловить нечего, я отправилась в секцию, где дело обстояло гораздо веселее — бары, трактиры, рестораны, дома отдыха… Правда, при попытке взобраться на очередной дом, платье, не рассчитанное для таких движений, разошлось по швам, обнажая ногу. Ну, здравствуй, любимый разрез.

Здесь было не менее шумно, но хотя бы воняло перегаром, а не тухлятиной, отовсюду разносились песни и частушки, кто-то играл на гитаре и барабанах. Другое дело! Хоть кто-то решил повеселиться и задержаться здесь, а не лететь сквозь толпу по делам. Я шла и пританцовывала, хотелось бы выпить, но откажусь от идеи, а то еще упаду где-нибудь! И тут мой взгляд зацепился за знакомую фигуру, а именно за Артура, входящего в приличный белый домик в обнимку с девицей в белом откровенном одеянии. На здании, которое я приняла за обычный дом, висела скромная табличка «Храм Лалэль»[2].

Опа! Ничего себе, вот какие у него тут важные дела, регистрацию сейчас будет проходить со жрицей. Ага, всех брать не хотел! Конечно, дороговато обойдется. Кажется, командир не такая уж ледышка, раз не может усмирить инстинкты. Как печально, что ему не хватило моей любви и ласки!

Еще немного позлорадствовав, я пошла дальше, уже перебралась в сельскохозяйственный отдел. От уж, что удивительно, но здесь народа почти не было. И с каких пор у нас земледелие не процветает? Сейчас же самый сезон, да тут всегда полно народу, крестьян, перекупщиков, послов. По крайне мере, даже в нашем маленьком городишке, это были самые востребованные товары. Я даже спустилась и расспросила продавца, но ничего путного не добилась и пошла дальше.

— Ого, покупатель… — раздалось сбоку от меня, ругнулось и начало харкать, к моим ногам упал комочек рыжей шерсти. — Мияу.

Очень чувственное и жалобное. Прямо в душу запало это «мяу», я даже обернулась и увидела десятикилограммовый валенок, из которого торчали четыре коротких лапки и сверху торчали маленькие ушки.

— МИИИяяяуууу, — еще драматичней.

На призыв кота выбежал старичок, увидев меня, он явно обрадовался. Вот интересно, ему хотелось продать это существо или просто он уже прокормить его не мог? Когда продавец смог добежать до своего питомца-товара, я чуть не засмеялась. Дедок на фоне кота был, мягко говоря… лучше даже и не говорить, о чем я подумала. Несмотря на свою старость и состояние высохшей мумии, дедок оказался резвым и харизматичным:

— О, прекрасная прелестница, желает обзавестись верным другом?! Всенепременно, лучшего варианта не найти. Вот оно, мое сокровище, на домашней пище выращенное с любовью и заботой, ласковое и верное, кот ученый Борислав.

Я еще раз оглядела кота, да, похоже, домашняя пища вся шла ему.

— Любезный, а содержать его сложно? Еды много требуется?

— Что вы, что вы! — клятвенно заверял старичок. — Ест он мало, только по необходимости. Я давно выращиваю ученых котов, очень удобный справочник и побеседовать можно. Вот последний остался!

— А что ж он такой… пухленький?

— Так умный же, чем больше знаний, тем…пухлее. Это же ученый кот.

— Ученый кот?

— Да, — дед собой гордился. — Я тот еще селекционер, работал несколько лет в магических землях, так что научился выводить новые породы! Продемонстрировать?

Я вот не знала, что он собрался мне показывать, но кивнула.

— Что желаете, миледи? Может, песню?

Песню… Кот должен был петь песню. Знаю, слышала я у своего дома каждую весну их серенады. Вообще я очень сильно сомневалась, что это мохнатое существо может издать больше одного мяу.

— Давайте песню, — из любопытства согласилась я.

— Борислав, давай балладу! — скомандовал дед.

И тут разнеслось мелодичное:

Девица под окном томно вздыхаааала,

Девица под окном любимого ждааалааа,

Девицааа давнооо по нему скучччааалааа,

Рубааашкууу егоо береглааа…

Надо сказать, что получалось у кота довольно складно, но песня не очень ему подходила… по габаритам.

— Борислав, давай что-нибудь душевное, нашенское!

Кот еще раз харкнул и начал уже прокуренным голосом:

Ах ты, стражник поганый,

ты меня заграбастал в лапы свои…

— Не надо дальше, — выкрикнула я.

— Берете?

И со страха я сказала:

— Беру.

Кота мне водрузили прямо на руки. Кстати, купила я его на личные деньги, комочек шерсти оказался не таким уж и дешевым, но что поделать, не отказываться же. Если что, подарю его Артуру, пусть песни с ним поет своей жрице из храма. Прижав к плечу кота, я решила вернуться назад в магазин. Но котик жалобно замяукал и попросил есть, причем конкретно, на человеческом.

— Да уж, и не отвертишься, — ответила я ему.

— Я животное прямолинейное, — сообщили мне и сплюнули шерстку на землю.

Пришлось заходить в трактир, где животное попросило заказать ему свиные ребрышки, суп из лосося с гарниром и на десерт молочный пудинг. Я предпочла попить чаю с булочкой, но глядя на кота, аппетитно поглощающего большие порции, заказала себе отбивную. Впрочем, я ее так и не съела. Пушистое животное быстро умыкнуло у меня тарелку.

— Мяяяу, кстати, как тебя зовут, благодетельница?

— Айла, с чего это ты так меня называешь?

— Так ты ж меня забрала от этого старика, сил уже нет, кхе, — комочек шерсти полетел на пол. — Понимаешь, я задыхаюсь, сижу вот так у него и смотрю, а ведь знания мои для мира, для пользы! К тому же, ты слышала, он же меня мало кормит!

Моя бровь поднялась вверх.

— Ладно, ладно, — исправился Борислав. — Недостаточно, а ты вон как расщедрилась! Небось, не простая крестьянка! И вона платье какое нарядное!

— Ученый кот, а говоришь, как…

— Как дед мой, привык уже, три года на прилавке, чего только не наслушался! Помню, проездом здесь тюремщики были. Остановились в трактире напротив, так ведь каждый день бегали песни мои слушать! Да я за одну неделю весь репертуар поменял с лирических баллад на суровые тюремные песни. Обмен у меня был с другими расами, понимаешь, культурный обмен со всеми слоями.

Я смотрела на него, как на чудо. Наверное, восхищение в моих глазах было слишком явным, поэтому кот выпросил еще пару сосисок.

— Вроде благородная, а так удивляешься. Понимаю, не знакома с ведущими разработками ученых.

Я помотала головой.

— Не боись, исправим! Я тебе все расскажу, что знаю. Дед мой старый, но умный, когда вышел из Академии поехал по обмену к ведьмакам, а они там над животными усовершенствования проводили. Он и попал в эту группу, научился, работу защитил, а теперь вот здесь занимается котиками. Раньше спрос хороший был, но после обособления, когда расы замкнулись, дело на спад пошло. Все просто боятся брать чужое… А вот сейчас что-то опять намечается, видела, сколько здесь переселенцев?! Сам в шоке, обычно одни люди да делегации.

— Расскажи мне тогда все, котик, — животное дело говорило, это я уже поняла. Вот не зря этот комок шерсти купила, да и веселее будет с ним ехать. Артуру я его все-таки не отдам, нельзя разбрасываться полезными вещами.

— Конечно, хозяйка. Только я животное ласковое, меня за ушком надо чесать. И кормить хорошо. А вот еще, бирку сними с ошейника и повтори написанные слова.

Ошейник среди шерсти было найти сложно, но я смогла. Там оказался небольшой свиточек, который кот заставил меня прочитать. В нем сообщалась информация от производителя. Началось все с поздравления такого ценного приобретения, потом шла инструкция по уходу, затем следовали уверения в гарантии знаний. Внизу мелким шрифтом значились какие-то непонятные слова, набор звуков, но кот заставил меня их произнести, а потом добавить его имя и свое.

— И зачем это? — поинтересовалась я.

— Затем, чтобы я был только твой. Во-первых, сейчас проблемы с законом, я могу резко стать нелегальным в ряде государств, все-таки ведьмаки изобрели. Во-вторых, я ходячий справочник, тебе очень повезло, когда в меня помещали информацию, расы были не замкнуты, поэтому в моей пушистой голове все книги этого мира. Правда, новинок нет, приходится читать. Меня могут захотеть похитить. Для безопасности и нужно это заклинание, только ты будешь слышать мои слова, а другие просто мяуканье.

— То есть со стороны я буду просто разговаривать с котом?

— Ага.

Артур точно подумает, что я свихнулась. Взяв котика на руки, я вернулась в магазин, предварительно рассказав, что я за человек и кого нужно слушать больше, а кого меньше. Про наемницу я пока молчала, но кот не требовал разглашения моих секретов. Еще мы договорились, что я буду звать его Борисом, а он меня Ла, ибо у него были какие-то проблемы с произношением. Когда мы вернулись в магазин, Никель бросился ко мне в ноги с испуганным видом:

— Вернулась, родная! Я уж думал, меня тут казнят!

— Смотрю, тебя тут любят и ждут, — промурлыкал кот на ухо.

— Сколько можно! Продавщица уже тихо меня ненавидит, а выйти я не могу, солдаты задают ненужные вопросы. В лагере уже в курсе, что мы ушли! Артур уже всех отчитал, но ему особо не поверили. Выдуманное свидание вроде не рассекретили, но если мы не поторопимся, Артур точно устроит погром. Говорят, у него плохое настроение.

Плохое настроение? Интересно, жрица не подходящей оказалась или дорого? Я гладила котика по шерстке, понимая, что Артур мне ничего не сделает в любом случае. Постойте-ка:

— А он не ринулся на мои поиски?

Никель покачал головой. Вот ледышка, отдохнуть от меня решил. Купив платье в стиле «принцесса розовых облачков», мы направились обратно в лагерь. Я шла немного поодаль от своих охранников и даже от мальчишки, который обиделся и все время бубнил «миледи заменила меня котом». Что поделать, Бориса надо было предупредить обо всех тонкостях моей жизни в лагере, кот откровенно радовался, что и ему там найдется место.

В лагере меня ждали давно, как не странно, встречать вышел Артур со словами:

— Явились?! Как так можно поступать?! Я же сказал вам не отходить отсюда. Очень безответственно. И вы купили платье. Отправили бы лучше нас за ним. А это что? — он ткнул пальцем в кота.

— Смотри, какой пушистик! — и я радостно побежала к нему и ткнула комок прямо в лицо мужчине, о нет! Это не все! Я еще раза три это повторила и поводила котом по всей физиономии Артура, чтобы он почувствовал, насколько пушистый у меня кот! — Какая милашка!

Он, кажется, долго боролся с собой, но вдруг сдержанно спросил:

— Что с платьем?

— Котик поцарапал, но я новое купила. Хочешь посмотреть?

Я умею подбирать слова.

— НЕТ, — быстро ответил Артур. — Идите лучше отдохните и приходите к костру, у меня объявление. И ваши книги в палатке, все по списку.

Вошла я в палатку, едва сдерживая смех, ледышка остался ледышкой, но с усилием. Он, правда, злится! Только вот я его почему-то не боюсь, а зря. Ведь изначально собиралась присматривать за ним, чтобы выяснить про их «дружбу» с Эриком. Да, надо бы вернуться к этому плану. Пока я переодевалась в очередной розовый шедевр, кот спросил:

— А кто этот воин? Тот командир, о котором ты говорила?

— Ага, он самый.

— Он сильный.

— Я знаю, Борис. Он гроза всего нашего отряда.

— Нет, он сильный.

— Я поняла, — кивнула я еще раз. То ли кот не знал, как все выразить, то ли я не могла понять его должным образом. Борис попросил меня взять его с собой на сбор у костра и почему-то отказался сидеть на коленях и просто приближаться к Артуру. Не думаю, что ледышка так сильно против домашних животных, но раз кот не хочет, не надо. А план был хорошим.

Около костра собрались действительно все, но царило какое-то напряженное молчание. Больше всех не в духе был Артур, рядом с которым я и плюхнулась. Теперь он мог говорить.

— Наконец мы все и собрались, — посмотрел на меня, будто на бессмысленный элемент, а я только похлопала глазами. Да, со мной ничего не поделаешь. — Новости не самые лучшие. Не знаю, что творится в столице и в этом мире, никто не дает точных ответов и даже сплетен не ходит. Ясно одно, расы начали свободное перемещение, все куда-то бегут, переселяются, переезжают, у всех дома какие-то проблемы, поэтому началась такая неразбериха. Пограничные посты не могут справиться с потоком, соблюдая положенные процедуры, поэтому попросту не работают. В связи с тяжелым хозяйственным положением формальности при пересечении границ отменены до тех пор, пока король ДОКа не предложит что-то для нормализации ситуации, он ждет предложений от наместников и королей других государств, но пока что дело стоит. Говорят, что это только начало, но сложно сказать по какому пути будут развиваться события. Наша же проблема состоит в следующем, единственный переход в столицу через Непересекаемые горы здесь. Для обеспечения защиты короля этот переход закрыт для всех, наши бумаги не имеют никакой силы.

Артура прервал Ториэль:

— Еще поговаривают, что в Переходных землях назрела междоусобица, пошли волнения, поэтому на время устранения мятежа, границу этих земель полностью закрыли. Что-то неладное творится во всех землях, не удивлюсь, что это не слух.

Артур продолжил:

— Я тоже так думаю. И вот в этом наша проблема. Теперь мы можем добраться до столицы только одним путем — через морской порт в Летнем море. Больше шансов никаких, Столичное море принимает корабли только из этого порта. Говорят, цены на пассажирские перевозки взлетели вверх. Думаю, так стараются отсеять бедняков, слуг и другие нищие слои от пути в столицу, бояться, что поднимут бунт. Однако пиратских судов полно, наверняка, пробираются потихонечку. Столичные земли всегда были богаче, чем где бы то ни было. Господа, торжественно сообщаю, что нам придется по суше добираться до этого порта, причем достаточно долго, через земли, прежде не очень радушно принимавшие гостей. После на корабле до бухты в Столичном море и только после в столицу, но там уже близко.

— Другого пути нет? — спросил кто-то из солдат.

— Нам действительно туда нужно?

— В связи с таким положением дел, они не отменят визит этой миледи? Это же безумие! Она может пострадать!

Я была просто в шоке, вот уж не думала, что моя поездка так долго будет продолжаться. Артур был мрачнее тучи, впервые за эти дни хмурился он не из-за меня. Напряжение сковало всех, все ждали решения своего командира. А я была уверена, что мы потащимся через все государства, сядем на корабль и поплывем во дворец, ибо это надо нашим заказчикам. Я даже была уверена, что Эрик еще утром оставил деньги нам на поездку, а сам вернулся в Мауре. Ох, не зря меня посылали шпионить за королем, не зря. Что-то реально происходило. Жалко только, что у Артура спросить нельзя было. Хотя вряд ли он располагает фактами, скорее только догадки. Мы пока не знали, с чем столкнулись, зачем и что ожидать дальше.

— Сколько же мы будем в пути? — подала робкий голосок я.

— Около месяца. В лучшем случае, — ответил Артур.

Вскоре все разошлись, наверное, это был первый день, когда никто не болтал и весь лагерь утонул в мрачном молчании. Это путешествие действительно было сродни смерти, с самого детства я слушала страшные сказки про другие государства. Мы все так выросли, с опаской смотрели на соседей, принимали в гости только с разрешениями. Легенды были одна страшнее другой. Путешественники, конечно, говорили, что ничего смертельного или ужасного в других государствах не было, есть свои особенности и места, которые стоит обходить, но все равно все друг друга боялись. Нет, не так. Слабые боялись сильных. Сильные боялись мятежа слабых. Однако все хотели богатства друг друга, единственный способ получить их — выиграть войну, но это было гораздо страшней всех мятежей и неурожайных годов, поэтому все время заключали мирные договоры, договоры о передвижении, о запрете или разрешении тех или иных технических, магических средств и разработок.

Да, в высших кругах расы хоть как-то соприкасались, зато на уровне средних и низших слоев были сплошные границы. Я прекрасно помню, как нас учили: не говори с другими, не бери ничего у них, не ешь их еду, не пользуйся их вещами и так далее. Это были не законы, эти правила придумали сами народы.

Неудивительно, что на разных территориях периодически возникали хозяйственные проблемы, которые нельзя было быстро решить самим. Путешественники же при желании могли объехать хоть весь мир, их бы не тронуло население, не потому что существовал договор, заключенный правителями, а потому что чужака боялись. Неважно, что человек ехал к демонам или гном ходил среди драконов. Всюду неприязнь и недоверие, где-то сильнее, где-то слабее, но оно было.

И вот теперь границы неожиданно открылись, оказалось, что у всех слишком много проблем, все стали искать лучшей доли и теперь большинству уже плевать на эти правила. Похоже, страдают сейчас только правители, теряющие доверие. Впрочем, поволноваться придется всем слоям. Мы жили по-другому.

— Тебе рассказать, как было раньше? — спросил кот, отвлекая меня от размышлений.

Я кивнула, информация лишней не бывает. Послушаю его ночью, а пока мне нужно пройтись. Вот тянет меня нелегкая судьба туда, куда не надо… Невольно я стала свидетельницей разговора между Артуром и Ториэлем.

— Это задание, я не могу отказываться от работы, Ториэль.

— Понимаю, ты все не меняешься. Но стоит ли рисковать так сильно?

— Нет никакого риска, я полностью уверен, что мы доберемся в целости и сохранности. Я смогу обеспечить безопасность девчонки даже без вас. Если она сама не вляпается в неприятности, то все пройдет гладко. Скорее придется присматривать за ней, нежели за опасностью со стороны.

Ториэль усмехнулся:

— Наши ветераны в ней души не чают, так что позаботятся, как следует.

— Кого ты назвал ветераном? Мне и сорока нет! — протянул издалека бородатый мужчина с добрым взглядом, его щеку пересекал шрам.

— Кого ты хочешь взять с собой? Или хочешь оплатить круиз всему отряду? — снова спросил Ториэль.

— Это ни к чему, но в средствах нужды у нас нет. Со мной поедешь ты, Нэдин, Вацлав и Курт. Эта девчонка наверняка потащит за собой Никеля и своего пушистика.

— А она тебе совсем не нравится? — тихонечко спросил Ториэль. Взгляд Артура был очень выразительным, он замотал головой. — Но она же такая милая.

И теперь в осадок выпала я. Пожалуй, этого парня надо забрать в лечебницу и нанять лекаря. И вот этот солдат будет меня защищать? Надеюсь, у него все в порядке с мозгами или он просто смеется над Артуром. Как там дело было на самом деле я так и не разобралась. Ториэль снова начал расспросы, причем говорил очень тихо:

— Ты точно уверен, что это… безопасно?

— Конечно, нет, но нам надо в столицу, и мы туда доедем, — Артур был уверен так, как и я. Эрик ему что-то рассказал, зуб даю.

— Я не про это, — беспокоился солдат. — Ты ведь не изменился… совсем.

— А ты на что мне, — усмехнулся Артур. — Прикроешь спину, если надо.

— Значит, ты не боишься ТУДА ехать?

— Нет, — ухмыльнулся мужчина.

Вот уж не думала, что мимика ледышки настолько яркая. В нем задор, что ли появился какой-то, азарт, у меня иногда возникал такой перед делом. Вернувшись в палатку, я еще раз все обдумала. Ко мне дополз, точнее докатился, котик и начал мяукать на ухо, пока я не разрешила ему рассказать мне правду-матку. Похоже, мой мир скоро рухнет, а разум помутится. Давай, пушистик, шокируй.

— Ты училась где-то? — спросил Борис.

— Да, лет пять посещала гимназию, но до Академии так и не дошла. Мы обанкротились, наш местный ресторанчик быстро прикрыли и запретили его восстановление. В общем, жизнь резко поменялась, пришлось освоить земледелие.

— С какого момента вам начинали рассказывать историю?

— Как и полагается с сотворения мира. Якобы Боги заключили соглашение и создали этот мир, предоставив каждой расу кусочек земли, а Богиня и ее жрицы стали присматривать за нами. Все, кто хочет получить помощь, может принести им жертву в одном из храмов. Еще говорили, что иногда Боги приходят и проверяют, как мы живем, даже разговаривают.

— А дальше?

— А дальше про наши государства, кто, где, почему разделены и зачем это надо.

— И все?

— Если кратко, то да, — я закрыла глаза, но котик начал меня тормошить и пришлось его слушать.

— Очнись, негодница, хватит спать! — орал кот. — Я тебе уже какой раз хочу сказать, что земли никогда не были разъедены! Это чей-то политический замысел, денежки к рукам решили прибрать, получить богатства и рабов. Раньше расы были открытыми и спокойно общались друг с другом, знаешь, сколько полукровок было?! А потом кто-то спровоцировал войну, земли разъединились, в расах воспитали неприязнь. Теперь ими легко управлять и натравить на кого угодно. В каждой земле правит либо король, либо наместник, но большую власть в этом мире имеет король Двух Объединенных Королевств, именно у него находились силы и средства предотвращать конфликты, улаживать хозяйственные проблемы. Так или иначе, но все территории обязаны ему. Ты думаешь, что только ваша страна платит ему налоги? А вот и нет, все обложены с ног до головы.

Мой мир рухнул, я даже вскочила с постели. Неужели подобное можно было скрыть?

— Подожди, но где тогда договоры? Где полукровки, я никогда не видела их.

— Да ты молодая еще. Бумага хорошо горит, рот можно заткнуть деньгами или того, — кот черканул ногтем по горлу. — А полукровок истребили в считанные дни, но поговаривают, что парочку осталось, и они очень сильны. Как результат генетического эксперимента, они обладают качествами нескольких рас.

— Котик, а тебе сколько лет, раз ты это помнишь?

— Мало, лет сто пятьдесят. Для такого вида, как я маленький возраст. Ведьмаки намагичили с возрастным геном хорошо, лет на пятьсот хватит. Все это я не помню, я же не видел все происходящее, сидя в лаборатории. Но если мне дали доступ к этой информации, то, видно, заварушка только началась. Считай, за сто лет из вас вытравили идею единства. Теперь король просто в шоколаде. А если учесть, что сказал Артур, то сейчас он будет расширять свое влияние и буквально сможет сделать из каждой расы рабов… Во всяком случае, кабальные условия навяжет.

Интересно выходит, значит, Высший круг хочет знать, что делает король, но разве не они принимают решения за него? Или он стал самовольничать? А может… не все так просто? Может, они действуют его руками, а потом уберут и займут его место. Странно это все. Я уже даже подумала, что зря согласилась лезть в такое дело, попаду еще под горячую руку. А Эрик-то знает хоть, куда затащил нас? Я жить хочу, но что-то теперь сомневаюсь. Кажется, за этот заказ получить деньги не самое главное, гораздо важнее выжить. Вернуться. Я на миг представила, что будет, если король рассекретит меня. Передернуло.

— Ла, ты в порядке? О чем думаешь?

— О том, что из дворца меня так просто не выпустят.

— Что будешь делать? — спросил Борис.

— Действовать. Пока я крепко связана по рукам и ногам, самое разумное в данный момент — слушаться.

Теперь я не могла уснуть, представляя красочные картины моей казни. Наверное, за несколько часов успела перебрала все возможные варианты наказаний, включая запрещенные законом. Даже всплакнула над своей горькой судьбой, ведь в тюрьму меня кинут в этом розовом платье, еще и истории по миру пойдут о коварстве с виду наивной и нежной миледи. Отчаянье усугубил Эрик, который в моих фантазиях, как ни в чем ни бывало, заключал очередную сделку с королем и получал солидное вознаграждение за выдачу государственного преступника. Эх, надо Борису сказать, чтобы написал потом мою биографию под названием «От простого убийцы до преступника государственной важности». Дрыхнет ведь спокойно, пушистый комок, не пришло ему в голову, что загребут за соучастие. Иронии, конечно, в моих мыслях много, но что остается делать? Я действительно попалась в ловушку. Нужно подумать, как угодить всем и выбраться из этой неразберихи.

Целый месяц в пути через государства, где нас ненавидят, где можно попасть под горячую руку, влезть в мятеж или просто стать проклятым. Сомнений нет, что в интересах Высшего круга помочь нам добраться до столицы. Но сообщит ли Эрик об опасности, если интересы вышестоящих лиц изменятся?

[1] Рубиновая бумага — специальное универсальное разрешение на пересечение границ, выдаваемое с одобрения Короля Двух Объединенных королевств лицам особой важности. Серебряная бумага выдается имеющим титул. Золотая — наместникам, королям и их личным гостям.

[2] В центре каждого крупного города должен располагаться хотя бы один храм, посвященный божеству-покровителю. В данном случае, это был храм Лалэль — храм любви. Левее при входе в город располагался храм Тэбурия — храм торговли. Через четыре ряда у выезда располагался храм Серина — храм путешественников. В каждом из храмов можно было принести небольшую жертву и получить помощь от жриц.

Глава 4. Опасные личности и их секреты

Эрик

К вечеру я уже был в сотне километров от моих любимых наемников. Что ж, надеюсь, Артур адекватно отреагирует на новости внешнего мира. Денег ему должно хватить даже на успокоительные всему отряду. Ничего, доберутся как-нибудь.

Завидев трактир, я решил передохнуть. Злости не хватает, вроде Высший круг, а кристаллы мне лишние дать не могут, приходится скакать все время на лошади. Усевшись за столиком на террасе и заказав пива, я открыл первый свиток и перечитал его еще раз.

Пришло время сообщить тебе о новой расстановке сил. Для этого ты и ехал с отрядом до самой границы. Если ты читаешь это послание, то Король забеспокоился и решил прикрыть свободный въезд через Непересекаемые горы. Боится заговоров и мятежей, собирает свиту. Не такой глупый шаг, но все же слабоватый. Нам будет достаточно имеющейся лазейки. Артур должен догадаться, что придется ехать к Летнему морю через государства по суше. Что ж, нам это время даже на руку, ведь король начал предпринимать хоть какие-то действия. Мы пока постараемся разобраться с единственной закрытой границей и распалить мятежи в Переходных землях.

Уничтожь первое послание. Не пытайся его открыть, не получится. Как только что-то изменится, мы сообщим. Используй кристаллы по назначению, а не для собственной выгоды.

Возьми свиток с зеленой печатью и изображением дракона, передай его Артуру. Задание для наемника оплатой 2000 золотых: передать послание правителю демонов. Лично. В руки. Пусть сделают небольшой круг и заедут в это государство, могут даже пару дней погостить. Мы уточним положение дел и сообщим дополнительное задание.

Алиссия.

Слушаюсь и повинуюсь! Взял первый свиток и поднес к огню, бумага быстро превратилась в пепел, никому не нужный мусор, хотя всего секунду назад представляла собой бесценное сокровище, информацию, которая определяет будущее этого мира. Забавно участвовать в этих политических играх, чувствую собственную значимость, но в какой-то момент я стану точно таким же мусором, как эта сгоревшая бумага. Нужно вовремя остановиться или найти свою нишу. Пока что игра в разгаре, а значит, я еще могу поживиться.

Айла

На улице было ужасно холодно, но накидки я так и не нашла. Весь лагерь мирно спал, кроме парочки солдат, делающих обход. Сколько бреши! Правда, кто так караулит? Была бы действительно миледи, давно бы закатила истерику в связи с халатным отношением к работе. О чем только Артур думает? Неужто сам спокойно спит?! Личный охранник называется.

Стараясь как можно тише, я добралась до интересующей меня палатки и вытянула оттуда Никеля. На меня смотрели сонные глаза, под которыми проглядывали синяки. Да, бедняжка, частенько я не даю ему выспаться.

— Никель, на рассвете сходишь в город.

— Зачем? Ты что-то еще хочешь сделать?

— Нет, это серьезно. Нас ожидает дальний путь, и я не знаю, во что мы влезем и с кем встретимся. Я не могу рисковать своей семьей. Все это я делаю для них, однако, моя миссия затягивается. Ты должен сходить на почту и переслать им деньги, только сделай все возможное, чтобы никто не узнал об этом, особенно Артур.

— Понял?

— Да.

И я поплелась обратно в свою палатку. И все бы ничего, но я снова очутилась не в том месте и не в то время. Жизнь как-то часто преподносит мне сюрпризы.

Итак, что я до сих пор знала о неподходящем времени и месте? Да ничего! Знаете, существует такая мудрость, что иногда лучше лишнего не знать, но мир вступил с судьбой в заговор и решил добить меня своей правдой. Вот уж спасибо за такую щедрость.

Недалеко от моей палатки я услышала грохот, причем такой качественный, громкий… Но на удивление солдат не было. Более того вскоре я увидела несколько косматых мужчин с оружием в руках, видно, они врезались в подставки с оружием и уронили их, а теперь стали осторожнее. Я юркнула в свою палатку, но подсматривала в щель за этой процессией. По виду, воры, скорее всего они хотят ограбить… меня. И где носит солдат?! Я уже начала продумывать план действий, как из темноты сзади них появился силуэт. Еще пять шагов он спокойно и неторопливо, будто леопард ступал за ними. Как бы воры ни прислушивались, но даже не обернулись. В силуэте мужчины я начала угадывать знакомые черты и, когда на него упала полоска лунного света, я узнала Артура… Артура с сияющими черными глазами, будто это был и не он. В предвкушении мужчина плотоядно облизал губы, стало не по себе. Разбойники двигались вперед и переговаривались между собой, забыв о предосторожности. Собственно, главным их вопросом было — какая палатка с миледи.

Как хорошо, что они не видели мужчину, стоящего сзади и издевательски на них смотрящего. Я ожидала действий… Должны сбежаться солдаты, Артур должен связать воров и сдать городским стражам. Может, он позовет хоть кого-нибудь! Эти разбойники совсем страх потеряли и начали обсуждать мою дальнейшую жизнь, а именно, кому именно меня продать в рабыни! Нет, ну надо же! А самое отвратительное, что Артур внезапно сложил руки, с его лица исчез злобный оскал, он стал внимательно слушать этих мерзавцев и кивать головой… Ба! Да он рад такому развитию событий! А, когда меня предложили сдать в храм Лалэль жрицей, он так похотливо хмыкнул, но этот звук остался незамеченным.

Я никогда его не видела таким…изменчивым, другим. Создавалось такое ощущение, что вокруг него витает облако тьмы, а сам он далеко не человек, а зверь. Вот фантазия моя разыгралась. Жуть, привычной ледышки и в помине не было. Я смотрела на это существо, словно на Бога, все внутри меня клокотало и горело. Все человеческое вопило во мне «беги», но я не понимала почему. Мне даже захотелось упасть и не смотреть на Артура… Как мне только такое в голову могла прийти! Навыдумывала, наверное, от неожиданности…

И тут резкий взмах рукой, и все головы улетели с плеч. Я зажала рот рукой. Тела мужчин завалились на землю, заливая ее жгучей кровью. Взгляд Артура стал совсем черным и…жадным, он причудливо наклонил голову и присел около тел, так медленно и плавно, облизал губы и улыбнулся. Он улыбался, улыбался, улыбался! Так довольно, будто леопард убивший газель после стремительного нападения. Более того рукой он схватил шею вора и вырвал из нее кусок плоти. Какого демона, он делает это?! Артур понюхал человеческое мясо и отбросил его в сторону, как ненужный мусор.

На горизонте появился Нэдин и Ториэль. Они обеспокоенно посмотрели на Артура, но стоило тому покачать головой, как двое солдат равнодушно развернулись и ушли. Какого…?!

Артур также плавно поднялся, прикрыл глаза, сделал глубокий вдох и начал собирать головы, хватая их за волосы и лица. Столько в этих движениях было пренебрежения, будто он мешки перетаскивает. Сжимает между своих пальцев их носы и щеки, ранит уже мертвую плоть и не обращает внимания на то, что сам испачкался в чужой крови, стекающей на землю по его рукам…

Мне стало не по себе. Мне! Та, которая привыкла убивать мечом, вдруг почувствовала себя беззащитной мышкой вблизи этого хищника. К черту безопасность! Какая тут может быть уверенность в завтрашнем дне! Я даже не была уверена, что Артур в состоянии контролировать себя в таком состоянии! Нет, меня, конечно, охватывала животная сущность во время схватки, но я не была зверем. А он был. Я уверена, что убивал не человек! Но тогда какого черта происходит?! Какого… Эрик назначил его охранником?! Он весь лагерь перережет к чертям собачьим! Боги, я же злю его больше всего! Он начнет с меня! И так стало обидно, что я могу не добраться до столицы и кончу жизни в каком-нибудь захолустье.

Внезапно перед глазами появился туман, и я куда-то рухнула.

Утром меня отпаивал весь лагерь. Я таращилась на всех огромными глазами и принимала воду только из рук Никеля. Артур, привычная мне ледышка, смотрел на меня своим холодным взглядом «а что еще от нее ожидать?» Нэдин объяснил мне, что я упала в обморок от чрезмерных впечатлений поездки. Как он догадался?! Именно от них, потому что среди нас оказался самый настоящий мясник! Однако у всего лагеря была другая версия, а именно, что я начиталась романов и приняла все близко к сердцу. Даже Борис это подтвердил, сказал, что целую ночь читал мне какие-то эротические рассказы про оборотней.

А после того, как нас покинула значительная часть отряда, и мы остались тесной «дружеской» компанией, поведение Артура резко поменялось. Теперь не было тех добрых солдатиков, которые помогали мне, остались матерые воины, которых командир прекрасно знал. Я оказалась в тисках и понимала, что выходки теперь не сработают, поэтому молчала, пока мы ехали в Русалочьи земли. Мои ахи и вздохи не производили никакого впечатления, Артур будто ожесточился еще больше, но теперь не сдерживал себя и сжигал своим презрительным взглядом. Лезть на рожон не хотелось и чрезмерно злить командира тоже. Дорогой все пытались убедить меня, что ночью ничего не произошло, а я сделала вид, что поверила. Неприятный осадок остался. Почему Артура все покрывают? Они знают какой-то секрет?

На первом привале я отпросилась у Ториэля и пришла на обрыв, чтобы посмотреть на покинутый город сверху. Красота, спокойствие, безмятежность. Отсюда не видны миллионы проблем, заставляющие расы в панике искать новый дом или лучшую участь.

— Наша миледи решила быть спокойней? — неожиданно раздалось сзади.

Ко мне подошел Артур и смотрел прямо в глаза так уверенно и презрительно. Он ничуть не смущался вести себя дерзко перед молоденькой девушкой. Буквально прожигал взглядом насквозь, заставляя краснеть мои щеки от одного своего присутствия. Каков мерзавец!

— Вы смущаетесь своих фантазий? Книги оказались не по зубам? — он откровенно издевался и знал, что жаловаться мне теперь некому. В первую очередь я была для него объектом-раздражителем, а только потом знатной дамой. — Знаете, я взял кое-что у вас, миледи Айла.

Он достал из кармана роман и помахал им перед моими глазами. Я начинала терять терпение, но вынуждена была оставаться наивной девчушкой в оборочках и молча все выслушивать.

— Позвольте, миледи, скрасить ваш привал, — послышался шелест страниц, а вскоре издевательски соблазнительный голос Артура. — Его чувственные губы касались моей нежной кожи…

— Прекрати, пожалуйста, мне неловко, — промямлила я. Если бы он знал, что это было не смущение, а злость. Как же хотелось дать ему по лицу! Развратник! А если бы на моем месте стояла милая девушка?! — Это верх неприличия, Артур.

— Отчего же? Не вы ли этого добивались? — улыбался этот наглец.

— Да ты знаешь, кто я такая!

— Знаю. Мое задание, — ответил Артур и облегченно вздохнул.

Я долго успокаивала клокочущие в моем сердце чувства. Руки то сжимались, то разжимались. Как бы моя наивная улыбка не превратилась в злобный оскал:

— Это не дает тебе никакого права так со мной обращаться! Я только открылась тебе, пыталась подарить добро и ласку.

— А что же сейчас притихла? — он подошел сзади и склонился над ухом, по моему телу сразу прошла нервная дрожь. — Ты испугалась того, кого видела ночью? Он не понравился тебе?

Меня будто кипятком ошпарило: он знал, что я все видела. Мое дыхание участилось, стало так страшно… Артур же не пришел сюда убрать лишнего свидетеля? Радовало, что я его задание. Может, и не убьет.

— Неет, — замялась я. — Просто думала…

— Над чем же? — снова издевательский голос.

Мне жутко не нравилось играть роль принцесски в оборочках, потому что в такие минуты оставаться спокойной наивной дуррой очень сложно. Как назло, сегодня еще больше лент нацепила на себя! Ладно, я держусь, я продолжу играть эту роль…

— Ты мне понравился, ты такой сильный и большой, такой красивый. Просто не знаю, как показать эти чувства. Я тоже хочу тебе понравиться, неужели я так тебе надоела? Я лишь просто хотела, чтобы ты обратил на меня внимание.

Уже представляю, как он смотрит, взгляд «дура дурой»… Но вопреки моим ожиданиям, командир внезапно прижал меня себе сильней и так томно прошептал на ухо:

— Ты добилась своего.

Чего? А ручонки так заерзали на платье, губы легонько прикоснулись к шее. Вот похотливое животное! Что б ему! Лучше бы к жрице еще раз сходил! Бесстыдник! Я еле-еле вырвалась и в оскорбленных чувствах посмотрела на него, даже скупая слеза скатилась по моей щеке. Врезать бы ему хорошенько!

— Как же так? — спросила я, хлюпая носом. — Так нельзя!

— Не хочешь? — разочарованно спросил Артур. — Очень жаль. Так, может, и не стоит дальше оказывать мне такие знаки внимания? Понимаешь, что не все так просто. Раз ты не готова, то не нужно так себя вести. Хорошо?

Я хлюпнула и убежала от него. О нет, мой дорогой, это не смущение! «Не нужно вести себя так! Хорошо?» В постель хотел такую милую девушку затащить! А если бы на моем месте действительно была святая невинность?! А тут такое животное! Кем бы ты ни был, похотливая ледышка, я тебе так это с рук не спущу! Думаешь, такая милашка, как я, не сможет защитить себя?! Да я стану твоим кошмаром в платье! Я по ночам тебе сниться буду! Да ты сам скоро в ленточках ходить станешь! И пахнуть как клубничный торт!

Глава 5. Бесстрашный рыцарь

Айла

У Артура настроение после нашего откровенного во всех смыслах разговора улучшилось, улыбка сияла во все лицо, даже Ториэль почувствовал неладное и все время смотрел то на него, то на мое лицо в окне. Всю дорогу я молчала и дула губки, а через каждые полчаса просила поправить мне бантики. Но даже это Артур делал с улыбкой победителя. Понимаю, мелко, но я пока не придумала чего-то масштабного. Перед границей Русалочьих земель мы остановились, командир в течение двух часов что-то втолковывал воинам. Ой, будто он специалист по земноводным! Я вас умоляю, ведь сам впервые едет здесь, а раскомандовался!

Со мной ему пришлось тяжко, ибо «слушать в таких условиях была не расположена». Я смотрела куда угодно, но только не на него. Кажется, ледышка наплевал на мою невнимательность и просто сказал то, что должен сказать. Не ходи туда, не отрывайся от отряда, не разговаривай с водяными… Болтал он долго.

Наш переход состоялся на рассвете, сразу повеяло запахом водоемов, а точнее болот. Комаров и мошкары сразу налетела тьма! Вскоре даже мне в закрытую карету проник воздух гниющих водорослей, которые валялись прямо на дороге. В целом было неплохо, спокойно, слишком спокойно. Вокруг ни одной живой души, как на кладбище. Сравнение оказалось точным, потому что вскоре ко мне в окно стали часто стучаться. Ради интереса я решила посмотреть, кто там… Бесплотные духи с паучьими пальцами и с пустыми глазницами!

Обалдеть. Я грохнулась в обморок. Артур улыбался, во все лицо. Эта страна с каждым моим падением нравилась ему все больше и больше. Ничего, я привыкну. А для тренировки надо побольше увидеть всякой нечисти. Как только раздавался стук, я сразу отодвигала шторку и во все глаза смотрела на приведение. Кто ж знал, что это души утопленников, а мы едем по земле, где они когда-то коньки отбросили! И что с ними вообще лучше на контакт не выходить!

Но духам игра понравилась, они уже вовсю стучали в карету, а я металась от одного окна к другому, чтобы успеть их разглядеть. Как салочки, но только в ограниченном пространстве. Артур как-то не обратил внимания на мое поведение, подумаешь, сумасшедшая о стенки бьется! А зря!

В общем, закончилось все тем, что я открыла окно и любезно пригласила всех духов войти. Совет номер один, никогда так не делайте в Русалочьих землях, особенно с душами утопленников. Конечно, духи меня хоть и видели, а потрогать не могли, но очень хотели. Постепенно я узнавала об их тайных желаниях, скрытых интересах, жажде приключений. Каждую минуту в голове возникали красочные иллюстрации давно законченной жизни. Вихрь воспоминаний закружил сознание так, что я уже забыла о своих проблемах и о мире за стеклом кареты. Голова пошла кругом… Стало грустно… Хотелось пить… Хотелось дышать… Больно…

Артур

Давненько стоило поговорить с розовым кошмаром. Извела меня совсем своими нежностями. Сначала думал, что и правда влюбилась, но как-то не заладилось у нас с ней. В постель со мной она ложиться не хотела! В который раз думаю, что Богиня меня любит. Всю дорогу прокручивал в голове разговор с Айлой около обрыва, она явно не ожидала такого нахального поведения. Думаю, этой взбучки ей хватит надолго. Спокойная дорога, что может быть лучше? Я даже бантики девчонке с удовольствием поправлял, чем бесил ее еще больше.

В Русалочьих землях нужно быть внимательным и осторожным, нечестии здесь хватало, все мои люди были предупреждены. Не знаю только, осознала ли девчонка всю опасность пути или нет. Пришлось ее на всякий случай запереть в карете на время перехода. Вот нормально бы сидела внутри, а она там стала о стены биться и стучать. Неугомонная! Но стоит подойти, как придется снова бантики поправлять. Сил уже нет объяснять ей, что тут очень опасно. Нам бы быстрей проехать эту землю и остановиться на ночлег в безопасном месте.

И тут я услышал приглушенный звук, за которым последовало дикое мяуканье. Уж не знаю, что такое девчонка делала там со своим пушистиком, но ему явно это не нравилось. Кстати, Борису на воле было бы еще хуже, чем людям. Сожрали бы заживо в первые две минуты пребывания. Я уже краем глаза заметил, что за нами от самых границ ползло морское чудовище. Человек ему в пасть не влезет, а вот кот легко. Только наш пушистый ком явно застрянет в горле у этого склизкого земноводного. Страшная смерть: умереть голодным с куском еды внутри… Все же я решил проверить эту компанию, но, когда открыл дверцу, увидел кота с огромными глазами и девчушку, лежащую на полу. Она молчала, что было приятно, но вот ее бледность, переходящая в синеву, и неестественно раскинутые руки меня не на шутку испугали.

Мы не проехали половины пути, а она уже умудрилась вляпаться! В закрытой на замок карете! Я экстренно остановил отряд и вытащил девчонку на воздух, свежим его ложно назвать. Да уж, от такого запаха в обмороки падают, а я тут барышню буду пытаться в себя привести. Впрочем, в этих земле сознание теряют не просто так, кто-то явно захотел полакомиться свежей человечиной. Я попытался заглянуть Айле в глаза и увидел, как в зрачках купаются духи утопленников. Вот дура! Я же говорил ей слушать меня! Ее же изнутри выпьют, а тело сгниет! Ну уж нет! Этот розовый кошмар если и умрет, то точно не таким образом! Вот очнется, тогда я лично отправлю ее на тот свет, если такое желание у нее еще останется.

— Не смей умирать, поняла? — прошептал я ей на ухо.

Мои знания про другие страны были ограниченными, ибо вырос я в относительной изоляции. Спасибо, что хоть на понятийном уровне знал всех этих тварей и что от них ожидать. Только вот разве мог воин вытравить эту нечисть из человека? Шамана или ведьмака в этой глуши точно не найти, да разве они могут помочь в делах с неконтролируемыми существами?! В общем, мне ничего не оставалось, как найти максимально безопасное местечко, если только это возможно, и ринутся на поиски водяного, морского царя или кого-то другого склизкого, но все-таки компетентного по вопросам возвращения забранных душ.

Айла

Да, моему телу было не очень удобно, можно даже сказать, отвратительно, а вот мне самой даже очень хорошо. Подумаешь, перенеслась в какое-то странное пространство, то ли водное, то ли воздушное. Зато компания хорошая собралась, утопленники оказались неплохими ребятами, причем преимущественно мужского пола. Я их очень хорошо понимала. Отправляешься в путешествие, чтобы от жены, от детей отдохнуть, расслабиться, поваляться на берегу речки или на рыбалку съездить, не думаешь ни о чем и тут! Ба! Длинноволосая красотка с аппетитными формами тебе улыбается, пальчиком манит, обещает исполнить все мечты! Вот у кого тут нервы выдержат?! Надо сказать, что русалки тоже оказались не такими уж страшными и не такими стервами, как их описывали сами утопленники.

В общем, в месте, куда меня привели, плавали водоросли, рыбки, даже плавали птички, только видок у них был не очень — плавающий гниющий скелет с торчащими червячками. Но в целом было мило, у них даже имелись вполне удобные диваны из огромных мидий. Утопленники пили какую-то жижу из ила, а закусывали опарышами, меня от одного вида такой закуски тошнить начало. Русалки предпочитали не менее «вкусную» пищу, ловили ртом мелких рыбешек и звонко хрумкали их косточками. Я отказалась от угощений, хотя меня клятвенно убеждали, что от этого рвать не будет. После десятого отказа от местной кухни, русалки все же предоставили меню для людей, здесь я нашла вполне сносный «Речной коктейль». Состоял он из вполне пригодных продуктов для человеческого организма: ягодки, фрукты, взбитые с какой-то беловатой жидкостью, похожей на сливки.

— Не боися, твоему организму сейчас все рафно, — сказала рыжеволосая русалка своим странным голосом. — Он пока ведь на суше… Ненадолго.

Да уж, попала так попала. Мне все же удосужились объяснить, что я на грани жизни и смерти лежу на суше и издаю предсмертные вздохи. Сказали даже, что какой-то «осинь карасивый мужчина всял меня на руки». Интересно, это Артур решился прикоснуться к розовому чуду? Волнуется или радуется? Ну, ничего, пускай повозится с бренным телом. Надеюсь, он не надругается надо мной в отключке. Вот после посещения такой мысли я не могла сидеть спокойно на месте и порывалась вернуться обратно, но меня так рьяно уговаривали остаться в водном царстве. Знакомая рыжеволосая русалка, в конце концов, не выдержала и высказала свое мнение:

— А пусай даже и так. Тебе што, плохо будет? Какой карасивый мусина!

У меня начал дергаться глаз. Попади я в такую ситуацию несколько дней назад, даже и думать не стала о неприличностях, но после нашего с Артуром разговора в голову лезет всякий срам.

— Да успокойся ты. Он не некрофил, — бойко сообщила блондинка, ловя рыбку и отправляя в рот. — Уверяю тебя, я таких сразу вижу.

Постепенно огромный водный гостевой зал заполнялся, приходили новые утопленники и приплывали русалки. Было так здорово и весело, что я стала забываться. Впрочем, хвостатые заверили, что оставлять меня здесь не собираются. Сейчас ожидается новый приток путешественников в связи с открытием границ, поэтому их недобор в душах скоро станет перебором. Мужчины обычно предпочитали отдыхать именно в этих землях в обществе прекрасных русалок, так что лишняя соперница им тут не нужна.

Еще мне рассказали, что раньше здесь хорошо был развит туристический бизнес, и отбоя от клиентов не было. Естественно, никто никого насильно в воду не утаскивал, все по личному выбору. Случалось, конечно, пару несчастных случаев, но в целом отдых был безопасен. Только с закрытием границ все рухнуло, приходилось насильно захватывать людишек…Вот и поползли слухи. Зато сейчас все налаживалось.

***

Когда же все обещанные гости собрались, началось что-то вроде очной ставки. Чувствовала себя, будто в театре. Наверное, мною выпит был уже десятый коктейль, а схватка продолжалась. Ну и страсти у них тут творятся!

— Я тебе космы повыдираю! — кричала знакомая рыжеволосая русалка. — Этот утопленник был мой.

— Поговори еще, я его утащила!

— У тебя уже был!

— Мне не хватало кондитера в моей коллекции!

— Красоты тебе не хватало, вот и моего уволокла! Насильно!

Ко мне подплыла еще одна русалка:

— Вот так всегда сцепятся, и давай мозги всем полоскать. Они этого утопленника уже пять лет делят, а он тот еще бабник.

— А зачем вы вообще их сюда завлекаете?

— Нас тоже можно понять, мы же девушки. Красивые и одинокие.

— Да у вас тут мужчин, как… в армии, — взмахнула руками я.

— Все приедается, разнообразие тоже нужно, смена ассортимента. Скажи, а у тебя сколько утопленников?

— Марфа, ты дура, она с суши! Какие там утопленники! — возмутилась миловидная русалочка с зелеными волосами. — У них там сушники!

— Нет, висельники! — подхватил кто-то из утопленников.

— Ни одного из них у меня нет, — огорошила я их. Послышался сочувственный вздох, ко мне подплывало все больше народу.

— Как же так?

Я тяжело вздохнула и вспомнила всю свою нелегкую жизнь, в которой настоящих мужчин и не было. Так, либо тряпки, либо мошенники, каких поискать.

— И что? Даже кандидатур нет никаких?

Почему-то я подумала про Артура и про нашу неудавшуюся постельную сцену. Я злобно сверкнула глазами:

— Есть один. Еще не дожала.

Русалки радостно захлопали в ладоши и начали свои расспросы. Я, конечно, рассказала им о моем зловещем плане. А тут очень душевные…создания, даже вызвались мне помочь. Я радостно пожала им руку или плавники. Существа оказались к тому же очень изобретательными и азартными. Вот уж не думала, что заполучу таких союзников.

Прошло где-то часа два, прежде чем утопленник, который раньше работал в сфере магических технологий, приплыл с криками:

— Готово, готово, связь налажена!

Мы все расселись на мидиях и корягах, вода зарябила, и на поверхности появилось изображение Артура, который продирался сквозь болотные заросли, пытаясь найти «что-то компетентное». Так мне объяснили. Вокруг него все время кружилось пару насекомых, издающих неприятный скрип… Они обеспечивали нам звук, а ему головную боль. Но Артуру было все равно, командир даже не отмахивался, просто шел, расчищая себе путь. Все ради моего спасения! Даже на душе сразу приятно стало.

Классно русалки придумали. Из нашей студии прямиком к ледышке направилась смазливая блондиночка с привлекательными формами и откликающаяся на имя Анабэль. Это был переговорщик от нашей стороны. Знал бы Артур, что я просто над ним издеваюсь, задушил собственными руками. Эх! Будем надеяться, что у меня все впереди!

Анабэль вынырнула прямо перед ним, красиво откинув волосы и обдав его водой и тиной. С ледяным спокойствием мужчина вытер воду с лица и наклонился к красавице.

— Что путник желает? Утопиться? А может, хочет забрать русалку с собой в бочке? Мы хорошо переносим дорогу.

— Да, весело вы здесь живете. Извини, но я хвостатками не интересуюсь.

— Хам, — ответила Анабэль и демонстративно отвернулась. — Между прочим, это не мне нужно оживлять охваченную призраками.

Артур сразу побледнел, осознал ситуацию и извинился. Русалочка еще раз игриво взмахнула хвостом, обрушив очередную порцию вонючей тины на мужчину. На его волосах теперь красиво висели водоросли и пару рачков. Так бы вечно смотрела на оскорбленного командира, борющегося со злостью.

— Ей можно помочь? Она ведь не умерла и не утонула, просто в нее вселились духи. Ты можешь их изгнать? — сквозь стиснутые зубы произнес Артур.

— Просто вселились? Милый, это не просто! — с серьезным лицом сказала русалка.

— Но возможно помочь?

— Конечно, возможно, — она похлопала глазами.

Поняв намек, Артур резко бросил:

— Что ты хочешь за нее?

Анабэль потерла ладошки, облокотилась на ближайший камень, заставила сесть Артура и начала:

— Другое дело, милый. А почему ты хочешь ее спасти? Она красивая, да? Она тебе нравится? Она лучше меня?

— Ни одно из этого не подходит, мне нужно сохранить ей жизнь.

***

— Вот видите, я говорю вам, он меня ненавидит в душе! Его напоить надо, чтобы он признался напрямую! — комментировала я в зале, закидывая в рот соленую рыбку и запивая морской пеной. — Вот невооруженным взглядом видно, как я его достала, но он молчит пока! Дожать надо!

— Он же не желает тебя утопить, — раздалось сбоку.

— Еще как желает, ему просто этого сделать нельзя. Вы не знаете его коварных замыслов!

***

— Что значит просто сохранить жизнь? — допытывалась русалка на месте событий. — Если ты такой чурбан, то ей будет лучше здесь… У нас тут получше мужчины.

— Очень хорошо, как только я освобожусь от задания, то посоветую ей вернуться сюда и найти подходящую партию. Но сейчас мне нужно вернуть ее на этот свет.

— К такому как ты? — брезгливо сказала Анабэль и еще раз ударила хвостом по воде.

Артур даже не пытался вытереть воду с лица. Она ровными струйками спускалась по его шее и пропитывала белую рубашку. Когда она облепила его прекрасное тело, в зале раздались аплодисменты и возгласы, что он не так плох.

Мое же внимание было приковано к его лицу. По глазам вижу, что командир проклинает свою судьбу за встречу со мной. Ничего, пусть мучается.

***

— Так что мне нужно сделать? — переспросил Артур.

— Сыграй со мной в картишки, — закивала Анабэль. — Победишь, отпущу ее, проиграешь — пойдешь со мной. И вот еще условие, милый. За каждый твой выигрышный ход я буду вешать на тебя водоросли в качестве моральной компенсации.

— Хорошо.

Стоит ли говорить, что игра состояла из 60 ходов, русалка оказалась на редкость глупой и упустила 56 ходов в пользу соперника. Такая неожиданная победа! Русалка заверила Артура, что вернет его кралю на сушу, нырнула под воду, где помахала нам рукой и показала знаками, что все прошло «на отлично». Зато Артур сидел полностью покрытый пиявками, морской капустой и слизнечками. Я прямо чувствовала божественный прелый аромат, витавший вокруг него. Ты не знаешь, с кем связался, мистер ледышка! Ничего, помучаешься! Потом тысячу раз подумаешь, прежде чем приставать к беззащитным молоденьким миледи!

Пожав дружественно всем руки, я повторила еще раз наш план. Крикнула «вперед» и закрыла глаза. К приходу Артура я действительно уже очухалась от забвения, ощутила каждую клеточку своего тела, но притворялась спящей.

Артур

Вдох, глубокий вдох, выдох. Я стоял, прислонившись к дереву, и старался хоть немного унять свой гнев. В голове были только ругательства и проклятия. Что б эту девчонку демоны забрали! Ради этого розового кошмара я стерпел такое унижение! Волосы в тине, рубашка мокрая, а с ушей свисают водоросли! Пришлось играть с рыбой в карты, чтобы вызволить сумасбродную девицу, которая, наверняка, сейчас встанет, оступится и провалится в какой-нибудь омут! Интересно, она хоть поймет, что натворила?! Кто же добровольно разрешает призракам вселяться в свое тело?!

Впрочем, я и для себя припас интересный вопрос: кто решится спасать столь ненормальное создание?! По-хорошему, девчонку стоило здесь оставить, с ее развитием и интеллектом ей самое место среди легкомысленных русалок. Теперь мне кажется, что боги не так уж ко мне и благосклонны, ведь кошмар в рюшах постоянно рядом! И будет рядом еще, как минимум, месяц! Сколько сюрпризов предстоит увидеть?! Сколько нервов потратить?! На войне и то было легче! Правильно говорил мой наставник «с глупыми в бой лучше не ходить». Однако этот совет далеко не полный. Я бы изменил и дополнил формулировку: «С глупыми девчонками в розовом платье никуда не надо ходить. Надо бежать».

Меня слушались солдаты, отряды, армии, но ОНА… слушала и не понимала слов. Разговоры с ней, сродни общению со стеной. В ответ получаю только хлоп-хлоп глазами и «ты такой красивый». Эрик, правда, это оружие массового уничтожения. Дворец капитулирует сразу же.

Иногда мне казалось, что девчонка умнеет, начинает соображать, по крайне мере, страх и чувство самосохранения берут вверх над сумасбродностью. Друзья, я ошибался. Это просветление длилось считанные минуты. Она даже не боялась меня! Ни когда я приставал к ней, ни когда убивал разбойников. Да что с ней такое?

Еще раз вдох и выдох. Надо идти к ребятам и разбить лагерь на ночь, ибо из-за одной девицы мы вынуждены провести ночь бок о бок с нечистью. Солдаты были дисциплинированными и четко выполняли мои приказы. Нам удалось найти небольшую полянку на берегу озера, поставить там палатку и даже разжечь небольшой костер.

Мой любимый розовый кошмар, стоило только взять тело на руки, очнулся и удивленно на меня посмотрел. Да, выглядел я сейчас, как водяной с сорокалетней выдержкой, пахло от меня примерно также… Наверное, она испугалась и поэтому начала махать руками и кричать:

— Я не хочу умирать! Неееет, — руками она уже два раза проехалась по моему лицу. — Воздуха мне, воздуха!

Руки у нее работали, как мельницы. Я старался ее успокоить, остановить панику, но только через десять минут уговоров девчонка поверила, что я — Артур, а не чудище морское.

— Это ты? — спросила она испуганно.

— Да.

Осмысленный взгляд, и кошмар в рюшах полностью пришел в себя.

— Ах, мой спаситель! Я знала, что ты не бросишь меня погибать в этом месте! Я должна тебе теперь помогать во всем, — она томно вздохнула и прижалась к моей груди. — О, рыбкой пахнет…

— Вас не подменили, как вижу.

Слушать уже не могу, я резко поставил девчонку на ноги. Она покачалась, а потом ринулась в кусты, упоминая какой-то «Речной коктейль». Меня, конечно, учили не злорадствовать, когда человеку плохо, но… Какой к черту человек? Это был кошмар в рюшах. Так что минутку злорадства я себе простил. Пока девчонка приходила в себя, даже успел немного отдохнуть и привести в порядок одежду.

Хвала богам, после ужина она полезла в карету, где уже целый день спал ее пушистик. По-моему, этот кот был умнее некоторых, потому что не выходил из кареты и не мяукал, общаясь с призраками! Но его упорство пугало: попытки извлечь кота из транспортного средства и перенести в палатку на ночь не увенчались успехом. Зверек упорно отказывался находиться даже вблизи грязи и воды. А еду стал кушать только после того, как мы ее попробовали на вкус.

Девчонка надолго оставалась со своим питомцем в карете и что-то ему увлеченно рассказывала, изредка говоря о том, какой он умный и полезный, столько всего знает. Не знаю, что услышала она, но я слышал следующее:

— Мяу, мяу, мяу, мяу.

Жизнь стала понемногу налаживаться. Я расспросил ребят о событиях, произошедших во время моего отсутствия. Оказалось, что все было относительно спокойно. Пришлось только убить земноводное, ползшее за нами с самого начала, а потом подстрелить пару чаек, которые сразу набросились на чудовище и начали клевать мертвую тушу.

Мы сидели за костром. Было спокойно и тихо. Усилиями Нэдина и Ториэля розовый кошмар была отпущена на свободу в «свободное плавание». Я бы ей особо не доверял, но солдаты так рьяно вступались за нее и просили отпустить погулять немного, что я не смог долго противиться. Самым главным аргументом стала народная мудрость «в одну реку дважды не войдешь» и «хуже не будет, духи дважды не приходят». И, правда, нервным я стал, слишком подозрительным.

Теперь же розовый кошмар маячил перед глазами, весело бегая по берегу озера и напевая песенку про белые ромашки. А главное это она делала в ста метрах от меня! За последний час не услышал ни одного вздоха и благодарности за спасение. Спасибо, ребята! Дышать стало легче.

Я еще раз осмотрел свой небольшой отряд. Вацлав и Курт, сорокалетние серьезные мужчины, чертили на мокром песке наш маршрут. Сколько себя помню, они всегда сосредоточены и готовы к опасности. Однако к розовому кошмару солдаты относились скептически и не подходили без уважительной причины, то ли субординацию соблюдали, то ли не обращали внимания на ее глупые выходки. «Она капризное дитя», — говорили они, когда видели мое раздражение. Может, я и молод, но выдержки у меня всегда хватало! Они просто не почувствовали все грани ее издевательств.

Нэдин, храбрый воин с лицом настоящего графа и зачесанными назад темными волосами, делал записи в своей книжке путешественника. Он был хорошим другом, но в борьбе с чудовищем в рюшах мне не помогал, а только улыбался и щурил глаза. Немного выбивался из этой компании Ториэль, самый молодой из нас, с белыми волосами и эльфийскими зелеными глазами. Он не был закален масштабными войнами, но уже побывал в кровавых сражениях и проявил свою храбрость. Этот паренек был всегда молчаливым и немного отстраненным, всегда выполнял сложные поручения, был умелым переговорщиком, но не принимал участия в беседах с другими солдатами, не ходил в кабаки и не веселился со жрицами. Может, поэтому я заметил этого паренька и помог пробраться в военную элиту? Он действительно был немного странным, ибо единственный из всей компании мог спокойно общаться с девчонкой! Она не раздражала его своими рюшами, лентами и капризами! Чтобы эта девчонка не щебетала, он не приходил в возмущение. По правде говоря, именно Ториэль хоть как-то соединял нашу компанию. Он смог сплести в единое мою неприязнь, насмешливость Нэдина и отстраненность Курта и Вацлава с неугомонностью высокородной девчонки.

Так или иначе, но мы были запряжены в одну упряжку. И пусть люди, оказавшиеся в этом месте, разные, цель была общей. Да, Эрик, работа наемником оказалось изощреннее, нежели служба в армии и ставка военачальника.

— Итак, мы немного отстаем от ранее намеченного плана из-за… непредвиденных обстоятельств, — говорил Нэдин, сверяясь со своей книжкой. — Это несерьезно, успеем догнать график передвижений. Скоро полнолуние, поэтому лучше к оборотням не соваться, хотя их земли больше подходят для путешествий. Предлагаю теперь пройти через Ночное государство, обиталище вампиров будет не столь опасным, если перемещаться днем.

Я внимательно слушал друга и размышлял, не забывая следить за розовым чудовищем, которое решило собирать ракушки. Не приведите боги, если она подарит их мне. Внимание вновь было обращено на Нэдина.

— Дорога довольно протяженная, поэтому придется переночевать там… В номере или же в палатке, решайте сами. Тут шансы нарваться на голодного вампира примерно одинаковые, но в городе практически никто не призывает кровавых падальщиков, а это уже большой плюс. Может, сейчас что-то изменилось… в связи с неспокойной ситуацией в мире.

Вновь взгляд в сторону, я насторожился, поскольку проклятие моей жизни, то есть девчонка, подозрительно долго смотрела на воду. Ее же зачаровать могут и утянуть снова! О чем она только думает! Я резко встал и пошел ее спасать в очередной раз…

— Миледи, все в порядке? — крикнул я, подходя к ней ближе.

— Неееет, — звучал голос, сквозь слезы.

Я снова жутко испугался, особенно, когда она обернулась и жалобно посмотрела на меня. Что еще она там увидела? Чудовище? Утопленника? Морского пожирателя?!

Только я приблизился, девчонка резко вскочила и завизжала:

— ААААА!

Меня будто звуковой волной снесло. Я даже сориентироваться не успел, а она уже вцепилась своими ручонками в мою рубашку и начала орать:

— Убери его, убери, УБЕРИИИИ!

Она уже вовсю меня трясла… В конце концов я оступился и рухнул в трясину. Моя свежая, белоснежная рубашка стали пропитываться чем-то едким и зеленым, а вскоре я учуял запашок… Будто лошадиный навоз, квашеная капуста и слива забродили вместе! Великие демоны! Откуда эта дрянь в чистом озере?! Старая жабья слизь!!! ЧТО ЗА…?! НЕНАВИЖУ ЭТО ЧУДОВИЩЕ! И ЭТО Я НЕ ПРО ЖАБ!!!

— ААААА, УБЕРИТЕ ЭТО С МЕНЯ!!!! — воодушевленно орала девчонка, вприпрыжку устремляясь к лагерю. Взгляды нашей компании надо было видеть, Нэдин даже ручку выронил… Конечно, на помощь к девчонке устремился Ториэль. Вокруг него она сделала три круга с криками:

— КРЫЛАТЫЙ ЧЕРВЬ! ЧЕРВЬ с КРЫЛЬЯМИ!

Немалыми усилиями Ториэль смог остановить Айлу. Под завывания нашей любимой особы, паренек двумя пальцами снял это страшное насекомое, червя с крыльями, с ее плеча.

— Стрекоза, — тихонечко сказал Ториэль. — Испугалась?

Она покачала головой, и он не рассердился.

Я же в это время снова выпал из реальности, сидя в склизкой липкой жиже. Мои глаза отказывались верить в происходящее. Просто невозможно! Сейчас мне нужно было подумать над многими вопросами. Например, как дальше жить? Почему должен сохранить жизнь Айле?

Кое-как выбравшись на берег, я поплелся в лагерь. Чувств просто не было… Одна безысходность. Впервые в своей жизни я оказался бессильным! А все из-за этой девицы! Ей очень повезло, что она сейчас не попалась мне на глаза! Наш разговор прошел намного жестче, чем тогда на обрыве…

Айла

Я просто захлебывалась от смеха. Покажи теперь свою гордость, ледышка! Разгорячился как, руки распускал! Охладись! Жабья слизь на твоем надменном личике очень хорошо смотрится! Классно все прошло, и упал командир прямо в цель. Анабэль приготовила замечательную гремучую смесь, а главное — скользкую! Попробуй, столкни такого мужика с берега! Но все прошло, как нельзя лучше! Но это было только начало. Не хорошо уезжать молча и не оставить подарка столь радушным хозяевам земель.

В состоянии глубокого потрясения после спасения от летающего червя я направилась в палатку и сделала вид, что уснула. Ториэль был само очарование и обходительность. Некоторым поучиться надо! Парень долго меня успокаивал и убеждал, что стрекоза не вернется за моим телом и отрубать ей крылья мечом не стоит. Наверное, самым сложным было объяснить мне, что червь с крыльями вовсе не мутант, а простое насекомое. Я сделала вид, что уснула, а сама прошмыгнула через дырку в палатке и приготовилась к осуществлению второго пункта в моем плане. Жалко только, что Борис в эти дни не мог меня поддержать. Утверждал, что рыбы, дай им возможность, будут ему мстить. Хотя свою лепту пушистик внес, научив меня вышивать крестиком и рассказав кое-что про нечисть. Никель же предпочел остаться с котом, потому что сильно испугался моему обмороку.

Так вот, под покровом ночи, я направилась к небольшому водопаду в километре от лагеря. Чудесное и живописное место, глаз не отвести! Но сейчас природа была далеко не на первом месте! Ведь сюда отправился Артур отмываться от слизи.

Я, распластавшись по земле, подползла к камышам и стала ждать. Вскоре приплыли знакомые русалки, прилетели светлячки, дабы создать атмосферу приятного вечера. Конечно, не очень удобно было выглядывать из камышей, но положение с хорошим обзором я нашла. Русалкам вообще не пришлось долго искать себе место: уселись на камнях, прикрылись мороком и приготовились смотреть. А смотреть было на что! Я думала, они от восторга в обморок упадут! Видели бы вы только, как хвостатые схватились за сердце, когда Артур снял рубашку. Светлячки еще так удачно подлетели, освещая его прекрасное тело. А уж, когда мужчина зашел в воду и потоки воды падали на его темные волосы и надменное лицо, русалки не сдержались:

— УАУ!

— АЙЛА, ты видишь это?

Я кивала головой в не менее удивленном состоянии. Хорош, зараза, что ни говори. Что ж я раньше не додумалась до такой шалости?

— Что за мусина! — вздохнула рыжая, вильнув хвостом.

— И ты на него жалуешься? Айла, ты бы потерпеливей была, — удивилась другая.

Эх, знали бы они, какой он надменный, раздражительный, гордый и резкий. Никаких манер, одно самомнение. И к тому же, в таком ракурсе я еще не смотрела на него… Может, стоит смириться с его характером? Глядя на белоснежную обнаженную кожу командира, думаю, что он не такой безнадежный.

Артур ушел, а я еще немного посидела с хвостатыми подругами, пообщалась и попрощалась. Теперь наша компания была желанным гостем в их землях, а на путевки мне обещали большие скидки. А уж если я приеду вместе с красавцем, то и вовсе бесплатно.

Труда незаметно вернуться в палатку не составило, ибо все уже спали. Кажется, Артур сегодня остался на страже. Мне показалось или он шипел и грубо ругался, вспоминая демонов всех ступеней?! Это он, наверное, подарочек получил от меня. Завершающий.

Артур

Я ругался грубо и долго. Все время, пока шел к водопаду проклинал эту сумасбродную девицу! Даже представить не могу, чтобы с ней этакого сделать! Холодная вода немного остудила мой пыл, правда, постоянно казалось, что за мной наблюдают! Чувство на инстинктивном уровне. Что ж, неудивительно, в таком месте полно проклятых душ, утопленников и русалок…

Еле-еле отмывшись от слизи, я вернулся в лагерь. Воины мирно спали, перед горящими углями сидел Ториэль.

— Заменишь? — спросил он меня.

Я кивнул и разрешил ему отправляться на отдых.

— Подожди, Артур, — он подошел ко мне с сумкой. — Тебе нужна новая рубашка, это ведь уже вторая испорченная, да? Я знаю, ты недолюбливаешь нашу спутницу, но она просто милая безобидная девочка.

Тут мои глаза округлились. Что он несет? Это чудовище в рюшах безобидное?

— Она действительно неравнодушна, вот эти рубашки принесла специально для тебя. Просила передать. Сказала, что ты всегда ее спасаешь, а она не может ничего сделать для тебя.

Совесть в ней, что ли проснулась? Может, постирала их? Чушь какая-то.

Ториэль пошел спать, а я достал рубашку из сумки… Хорошо, что ночь была лунной, да и светлячком много. Не будь их, завтра бы я попал впросак! Уже вижу вытянутые лица Курта с Вацлавом и смеющиеся глаза Нэдина.

Я просто взял рубашку и собрался ее надеть, только вот лучный свет удачно упал на ткань. Во всю спину был вышит крест ярко-розовыми нитями, кое-где стежки были украшены бусинами и бисером, естественно розовым. А сверху этого… великолепия… располагалась надпись: «Сгинь, нечистая».

Я еще никогда так не ругался. Айла, милая, неужели ты не понимаешь? У моей злости всегда есть последствия.

Глава 6. Добро пожаловать, еда!

Айла

Не знаю, что происходило с Артуром, но, кажется, моя последняя выходка сильно его разозлила. Веселье весельем, но на провокацию он не поддавался и вел себя хоть и грубовато, но все же сдержанно. Шестое чувство при виде на нашего командира просто вопила во весь голос «он не просто охранник»! Слишком силен, умен, упрям и связан с Эриком. Почему он не показывает, кто есть на самом деле? Так ли уж важно для меня до правды, если в столице предстоит забыть о существовании друг друга? Да, важно! Потому что Эрик тот еще плут, я не доверяла всему, что окружало его.

Раньше работать было так просто, все сложности сводились лишь к домогательствам моего…посредника. Вот и все. Но отчего-то сейчас было не по себе. Сердце моментально сжималось, стоило увидеть наполненный злостью взгляд Артура. Я закрывала глаза, а в голове возникал его образ, его лицо, его многообещающая усмешка. Ненавидел ли он свою спутницу? Да, должен был, но в его глазах сейчас мелькала не ненависть, а что-то опасное и завораживающее… Боги только знают, о чем он думал, пока мы находились в пути. Не могу это так оставить, не могу! Какой-то неуемный интерес охватил меня, мурашки побежали по коже, и хотелось все сильнее смотреть на широкую спину Артура. Он будто приворожил меня своим взглядом.

«Милая, дело не во взгляде, а в других частях тела», — ехидно напомнил внутренний голос вчерашнюю ночь и купания нашего командира. Почему меня распирало от любопытства? Зачем я лезу туда, куда не надо? Есть задание, есть плата за него. Я не должна даже задавать вопросов, а уже ищу ответы.

— Борис, расскажи, вампиры очень опасны?

Кот насторожился и с недоверием на меня посмотрел. Он был в курсе всех выходок, а главное, видел, как разозлился Артур. Наверное, поэтому пушистик теперь тщательно обдумывал, можно ли мне что-то рассказывать.

— Ты хочешь, чтобы я на себе проверила все?

Кот замялся, но потом все же заговорил.

— Только в порядке ознакомления! Понимаешь?

— А раньше ты был ярым моим соратником, — укорила пушистика, почесывая за ухом.

— Эээ, Ла, я тебе сказал, что не буду приближаться к Артуру. Я жить хочу. И тебе, кстати, советую об этом же подумать. У меня жизней целых девять, а у тебя одна.

— Борис, не теряй выгоды! Три тарелки с семгой и десерт на выбор. Это хорошее предложение.

Кот сразу оживился и начал тараторить:

— Вампиры? Да в целом дружелюбные ребята, как сообщают путеводители старого образца. Но сама знаешь, сейчас не совсем так. Все зависит от удачи и того, на кого нарвешься. Если повезет, то опасность минует. У вампиров есть так называемая элита, они могут вызывать кровавых падальщиков. Вот это сила! Одному попадешь, и все! Крышка! Хоронить будет некого, сжирают все подчистую! Каждую косточку обглодают и смолотят! И, Ла, вампирами не только рождаются, но и становятся… Сейчас их не так много, ибо желающих сунуться в их земли мало, значит, они будут заинтересованы в новых лицах.

— И в новом корме тоже, — как факт сказала я, котик сглотнул.

— И это тоже.

— А что насчет веселья? Куда у них можно сходить?

— КАКОЕ ВЕСЕЛЬЕ? Это логово кровожадных и хитрых тварей, которые мечтают вонзиться в твою нежную кожу и высосать всю кровь! Они даже мной не побрезгуют! — котик повернулся и схватил своими лапками мои щеки. — Ты с ума сошла?! Не стоит никуда соваться, сиди дома под присмотром солдатов.

Я только посмеялась, ведь в любой ситуации есть выход. К тому же на что мне Артур? Пусть выполняет свою работу и спасает меня, в последний раз он прекрасно справился со своей задачей. Правда теперь я ходила по лезвию ножа, мой личный телохранитель был на пределе. Снова в голове возникло его лицо с хитрой ухмылкой и темным взглядом. Одно из двух: либо он все объяснит, либо психанет. Если бы я была на его месте, то… ни за чтобы не позволила узнать правду. И тут меня пронзила еще одна мысль.

Артур ведь может задуматься на счет моей роли во всей этой истории, так или иначе, но он знал о моей связи с Эриком. Кажется, дело гораздо хуже, чем я думала раньше. Значит, продолжать играть влюбленную принцесску теперь дело жизни. Что ж, уж лучше терпеть психические срывы командира и косые взгляды, чем раскрыть свою личность. Да, расправа меня вампирами будет гораздо гуманнее, чем Артуром.

— Борис, — тихонько сказала я. — У нас нет выбора, будем знакомиться с кровопийцами. Ты же сказал, что они вполне дружелюбные, значит, будем искать подход. Ну-ка, кажется, у меня был какой-то роман про них. «Вампирские любовники. Тайна Сюзанны Китидийской»? Ты же успел ознакомиться с содержанием?

На меня смотрели огромные глаза пушистика, будто умоляя не спрашивать об этой книге. Поняв, что жалобный взгляд не сработает, кот начал искать пути к отступлению, но окна были закрыты. О нет, если стал моим питомцем, то никуда не денешься!

— Так что там говориться об этой расе? — повторила свой вопрос я.

— Мяуууу, мяууу.

— Не притворяйся, что забыл человеческий язык.

— Ла, ну зачем тебе это?

— Борис, где твой энтузиазм? Где дух авантюризма?! Давай, признавайся, о чем там написано. Эта информация необходима мне, как воздух, — торопила я, ибо мы уже пересекли границу Ночного государства. — Мне уже поздно читать.

— Что тебе интересно про вампиров, я тебе все расскажу! Задавай вопросы, но только не пересказ книги. Пусть личность Сюзанны реальна, но саму книгу писали люди, служители своей фантазии, никакой правды, сплошные постельные сцены и выдумки, появившиеся на фоне расовой ненависти.

У меня заблестели глаза в предвкушении:

— Это же то, что нужно!

— Я приличное животное!

— Давай, начинай быстрей… и про «Полночный вздох» тоже расскажи.

Через полтора часа подробного пересказа вышеуказанных книг я умерила свой пыл. Кажется, мои щеки были краснее, чем помидоры. Кот был оскорблен в лучших чувствах, видно, о таком он еще никогда и никому не рассказывал. Интересно, Артур хоть представлял, какую литературу купил для меня? Подобные романы нельзя читать молоденьким девушкам! О чем я говорю… Их вообще читать нельзя! Впрочем, книги должны вдохновлять и служить источником идей. С этой задачей они справились.

Где-то полчаса я ехала в состоянии прострации, уставившись в пол. Но нужно было разработать план, правда, я уже не представляла, к какой цели стремлюсь. Скрыть свою миссию и профессию, раскрыть личность Артура или же извести этого мужчину и немного потоптать его гордость. Пока ясно одно: за выходку в Русалочьих землях мне еще достанется. Может, ледышка отчается бороться со мной, если я устрою что-то совсем безумное в землях вампиров? Я так вжилась в роль принцесски в рюшах, что глупость и неосмотрительность просочилась в настоящую наемницу. Это я к тому, что ничего хорошего из моего плана не могло выйти, но вера в лучшее не покидала меня.

Мы успешно миновали несколько небольших поселений вампиров в лесах, не встретив ни одной угрозы. Все было так тихо и спокойно, что даже пугало. Все будто вымерли… Я отодвинула шторку на окне и смотрела на пейзажи. Неплохо они тут устроились, такие виды на бескрайние хвойные леса, крутые обрывы и бурлящие реки. У них вполне можно было устроить хорошую туристическую зону, как и в Русалочьих землях. Думаю, желающих посетить эти места будет много, особенно женщин. Борис сказал, что все вампиры красивые мужчины-обольстители, которые могут хитростью и гипнозом заманить любую к себе. Причем на спасение шансов нет.

Мудрость народов «нож в печень — никто не вечен» здесь не работала. Кусок металла в органах, будь это даже серебро, мог только остановить вампира, но не убить. Эта раса оказалась устойчивой и быстро адаптирующейся к любым условиям, к тому же их военная мощь и научный потенциал уступали только магам. Поэтому все угрозы из легенд, включая солнечный свет, кол в сердце и серебряные пули, канули в Лету. И, правда, мертвого смертью не запугаешь. Да, хорошее местечко. Интересно, а как меня тут собираются защищать?

Вскоре мы въехали в поселение со странным названием «Цитадель» и красивой припиской «еде всегда рады». Что здесь творилось! Я будто очутилась вновь в Нуафе, на том рынке, где все куда-то неслись и шумели. Этот городок не был столицей земель, но, кажется, столицей веселья его вполне можно назвать. Повсюду стояли красивые каменные дома с изящными вывесками, магазины, отели, трактиры, рестораны и аж целых три храма Лалэль на одной улице! О да, Артур будет счастлив, столько жриц его поджидает.

Мы ехали по центральной улице достаточно медленно, вся дорога была заполнена повозками и каретами. Повсюду ходили вампиры, частенько в нетрезвом виде, навеселе, в обнимку с представительницами женского пола. А они тут неплохо живут, хозяйственные проблемы, видно, до них не докатились. Удивительно, что людишек здесь тоже хватало. Правда, в большинстве своем они были худые и изможденные, с синяками и темными глазами, но с глупой, довольной улыбкой. Они шли сзади вампиров и вовсе не пытались сбежать… Борис сказал, что раньше людей было больше, и вампиры не заводили себе дорогостоящих «питомцев». Ага. Проблемы с продовольствием все-таки имеются.

Вскоре наша компания свернула на соседнюю с центральной улицу, где располагались одни трактиры, отели и рестораны. На домах с утонченной резьбой и лаконичными колонами висели яркие вывески с кричащими названиями, около одного из таких зданий мы и остановились. Артур помог выбраться мне из кареты, я даже удивилась его спокойствию и обходительности. Он даже пояснил, что это прекрасное место для ночлега и вкусного ужина. Тут я подняла взгляд и прочитала название постоялого двора «Барское угощение», а ниже «со своей едой можно», «мы рады новой еде всегда», «кровь всех возрастов», «номера на одну ночь, скидка 5 золотых».

Я нервно сглотнула. Посмотрела на нашу компанию. Все, кроме меня, кота и Никеля, улыбались. Вот не понимаю я их радости и спокойствия. Может, вампиры у мужчин кровь не пьют? И правда, тут было мало вампиресс… Мама, я попала!

— Артур, ты решил сэкономить? — с испуга ляпнул Никель. — Пять золотых, конечно, состояние… Но не слишком ли дешево выйдет? Откуда такая щедрость?

— Так на одну же ночь, — усмехнулся Ториэль.

— А потом?

— Все.

— Что значит все? — пискнул Никель.

Я в очередной раз нервно сглотнула. Мои ноги меня не слушались, заходить вообще не хотелось. Но навстречу нам вылетел импозантный мужчина лет сорока с блестящими глазами и небольшими клыками, обнажающимися при улыбке, а улыбался он очень широко. Я, пожалуй, такой радости уже давно ни у кого не видела. Нас уже детально осмотрели и изучили с точки зрения питательности, поэтому радушно поприветствовали и провели внутрь здания. На первом этаже был красивый и просторный холл с диванами, где сидели пять вампиров и смотрели, как танцует человеческая девушка в золотых легких одеждах, на ее шее и руках видны были синяки и пару подтеков. Ладно, Айла, спокойно, она просто здесь работает.

Мы перешли в другой зал, где располагался ресторан. Несмотря на утро, за всеми столиками сидели посетители и пили красную жидкость. Втайне я надеялась, что это было вино. Гости «Барского угощения» сразу обратили внимание на нашу процессию, причем большинство взглядов было обращено на меня, а именно на мою шею и декольте. Невольно захотелось надеть что-то темное и закрытое, можно даже мешок. Я была просто в возмущении, все смотрели на мою персону и облизывали зубы, подмигивали улыбающемуся хозяину и салютовали бокалами. Как тут не взвыть! А говорили расовая ненависть! Кажется, вампиры и люди жили по своим правилам! Здесь взаимоотношения вряд ли радикально изменились, судя по их довольным лицам.

Главное, что на мужчин в нашей компании никто внимания не обращал, они были будто пустым местом! У них что, не кровь по жилам течет?! Почему едой должна стать только я?! Впрочем, под удар попал Никель и мой котик, которого пару раз назвали закуской и шашлычком на ножках. После этих фраз он потерял сознание, и его пораженное стрессом пухленькое тельце уже были готовы забрать. На помощь пришел Артур, хватило одного тяжелого взгляда, и котика уже нес в своих руках Нэдин. Пушистым комочком сразу перестали интересоваться. Эй, а как же я?! Никто не хочет взять меня на руки?! Кого тут должны защищать?! Великие боги, я бы начала возмущаться вслух, если бы могла произнести хотя бы слово.

А потом мы поднялись по широкой черной каменной лестнице и оказались в небольшом холе, где и располагались наши комнаты. На деревянных дверях были прибиты лаконичные черные таблички, на которых серебряными буквами было написано: «Стол первый», «Стол второй», «Стол третий». Что-то я не хочу жить в комнатах с такими названиями, но Артур под ручку проводил меня к номеру, с премилой улыбкой и заверениями в безопасности заставил переступить порог, а сам ушел к себе. И где собственно моя охрана? Еще минут пять я стояла в глубоком шоке, Никель что-то бормотал и обращался ко всем богам. Вскоре к нам поднялся хозяин с моими вещами, ослепляя улыбкой во все зубы.

— Миледи, все нравится?

— Даа, — с трудом ответила я.

— Очень хорошо, вы тоже всем понравились.

У меня вырвался смешок. Радость какая!

— Любезнейший, подскажите мне кое-что, — выговорила с трудом я.

— Да, миледи.

— А обед у вас когда?

— А вы уже хотите на обед? — удивился мужчина.

Резко перехотелось есть. Было такое ощущение, что это из меня собирались сделать главное блюдо.

— Нет, просто поинтересовалась. Мало ли. А можно еще спросить?

— Конечно, миледи, — вновь радостная плотоядная улыбка.

— А почему номера на ночь с такой огромной скидкой?

Мужчина замялся немного, но потом произнес с ухмылкой:

— Да у нас люди долго не задерживаются.

Никель закашлялся и сжал свою шею руками.

— Не пугайтесь, это для привлечения клиентов. В основном на длительное время к нам приезжают только вампиры из разных городов, чтобы отдохнуть и… свеженькое поесть. Только в такие города, как наш, еще приезжают люди. Кто проездом, кто просто путешествует. В столицу и, тем более, в леса никто из людей теперь и не сунется, все боятся и ненавидят. А в нашей Цитадели нравы достаточно свободные, атмосфера хорошая, уютная, поэтому это самое безопасное и безобидное место во всем государстве.

— Хм, безопасное, — я прошла и плюхнулась на кровать. — Спасибо.

Мы переглянулись с Никелем и поняли, что нам крышка. Здесь без Артура или кого-то на улице вообще нельзя показываться, да и в зал спускаться тоже опасно, кто знает, что там может ожидать. Я же теперь уникальное блюдо, свеженькое, от клиентов отбоя не будет.

Часа три я пробыла в комнате и уже потихоньку стала приходить в себя, обдумывать, что делать дальше. Мои размышления ничего хорошего не дали, поскольку дело оказалось гораздо опаснее, чем предполагалось ранее. Теперь я осознала слова Бориса о дружелюбных неплохих созданиях, которые хотят вцепиться в мою шею. Правда, ребята милые, но голодные.

Как ни странно, мое отчаянное положение спас Артур. Он вспомнил о существовании спутницы и явился за ней. Я вела себя очень тихо и скромно, что, несомненно, нравилось этому довольному мерзавцу. Может, мы поехали сюда только ради моего усмирения? Мой телохранитель проводил меня вниз, где в сборе стояли все воины. Ториэль помахал мне ручкой, даже Курт улыбнулся. Смотреть противно на всю эту мужскую компанию, такую спокойную и довольную. Что происходит? Они сговорились?

В коем-то веке они меня пригласили с собой на рыночную площадь! Меня! Они! Впрочем, Артур это объяснил как обычную предосторожность, мол, нельзя оставлять миледи одну на постоялом дворе с вампирами. А вот Никеля и моего пушистика оставить можно! В любом случае я была рада, что выбралась из замкнутого помещения. На улицах оказалось гораздо лучше, внимания мне уделяли гораздо меньше, хотя парочку плотоядных взглядов я уловила. Настроение поднялось, глазки заблестели, жажда мести активировалась. Полдня впустую! Артур до сих пор был довольным мерзавцем, видно, забывшим о принцессе в рюшах. Жить хорошо стало, да?!

Как только мы пришли на рынок, я схватила за руку Ториэля и стала молить его купить мне платье и сувениры.

— Пожалуйста, но мне нужно! Я же так далеко никогда не ездила! А еще по пути я видела такое красивое нежно-розовое платье на девушке, тоже такое хочу! Артур, если тебе неприятно мое внимание, отпусти меня с Ториэлем.

Артур, конечно, обрадовался этому предложению. У него же были свои дела, а меня таскать повсюду за собой ему не хотелось. Так я оказалась с самым приятным человеком из всего воинского состава. Он с удовольствием ходил со мной по лавкам и оплачивал все мои бесполезные покупки. Даже когда я примерила желтые туфли с огромным пурпурными помпоном, из которого торчали непонятные черные рожки с бусинками на конце, Ториэль улыбнулся. Поморщился, но все же улыбнулся. Уже через час его руки были заняты несколькими пакетами с платьями, лентами и обувью, отдельный пакет занимали сувениры, то есть всевозможные статуэтки, открытки, тарелочки с изображением земель. Наивный Ториэль, это ведь я не для себя так старалась. Еще попросила зайти в лавку к знахарю или лекарю, чтобы прикупить пару трав и амулетов. Долго искала, но все же нашла, что хотела.

Нагруженного Ториэля и улыбающуюся меня Артур заметил метров за двести. Остановился, скептически посмотрел и покачал головой. Принцесска вернулась! Артур вновь стал недовольным. Я подлетела к нему и начала рассказывать про свои покупки:

— Понимаешь, там было такие красивые платья! Розовое и вишневое! Я вот долго думала, что купить. Тебе же вишневый цвет больше нравится, да? Я несколько раз мерила, смотрела, какое лучше сидит. Розовое, конечно, бесспорно прекрасно мне подошло. Так миленько, еще жемчуженки аккуратно пришиты. Но ведь тебе больше нравится вишневый, да? Ты мне, конечно, никогда не говорил, но я знаю. Мужчинам всегда нравится вишневый.

Ториэль смущенно улыбался. У Артура поднялись брови:

— И что же вы выбрали?

— Конечно, розовое, оно же лучше сидит.

— И жемчуженки аккуратно пришиты, — издевательски произнес он.

О, дорогой, это еще не все! Именно сейчас я предпочла раздать сувениры всем солдатам! Каждому досталась статуэтка вампира, а Артуру специальная — вампир целовался с жертвой в розовом платье. Его, конечно, передернуло, он уже закрывал рукой лицо. Потом я лично на каждого надела оберег в виде капельки крови, по сути, стекляшка на ниточке, но ведь главное, правильно преподнести! Затем я всучила пучки трав, чай для успокоения нервов, но пах он примерно, как гниющие водоросли. Это не все! Как же традиционная связка чеснока и серебряный кол?! И это я тоже подарила каждому, причем чеснок я привязала к оберегу. Конечно, Артур не мог остаться без специального подарка, а именно большого плаката с изображением Сюзанны Китидийской. По удивленным глазам Артура я поняла, что книжечку-то про вампирских любовников он открывал.

Теперь мужчины из моего охранительного отряда выглядели, как… сравнение подобрать трудно. Артур был поражен моей выходкой, а точнее степенью ее глупости. На мое удивление, он только хмыкнул и пошел по направлению к постоялому двору. Теперь все взгляды были прикованы не ко мне, а к мужчинам. И пусть на них смотрели не плотоядно, зато с интересом. Если раньше, противостояние шло между мной и Артуром, то теперь перешло на всю группу. Курт и Вацлав хотели бы стянуть все с себя, но ледышка им пригрозил. А он жесток не только со мной!

Уже подходя к «Барскому угощению», Артур велел всем воинам уйти. Схватив меня за руку, он направился быстрым шагом в сторону городского сада. Я спотыкалась и возмущалась бесцеремонностью, вырывалась, но его рука только сжалась сильнее на запястье.

— Вырвешься, и тебя сожрут через две минуты, — обернувшись, сказал он.

И этот знакомый черный взгляд, будто чужого создания, а не Артура, пронзил меня. Циничный, надменный, незнакомый. Неужели его так задела моя выходка? В голове ожили картины давнего диалога на обрыве. Как и тогда, сейчас я боялась этого мужчину.

Артур прижал меня к дереву и начал смотреть в глаза своим темным взглядом. Богиня, сердце сейчас взорвется! А я не могу ничего сделать с подкатившим к горлу страхом! Все тело сковало ледяным холодом, кости заломило, воздуха катастрофически не хватало. Казалось, еще секунда, и из глаз польются слезы бессилья. А я все смотрела в эти черные глаза напротив, пытаясь что-то увидеть, хоть и было нестерпимо больно. Сцена длилась минут пять, пока Артур не улыбнулся.

— Выдержала, настырная миледи, — его взгляд стал обычным, темнота исчезла. — Мое упущение, что я не обратил должного внимания на тебя раньше. Ты оказалась очень способной, даже чрезмерно. Признаться, в последние дни я много о тебе думал, Айла.

О чем он говорил? Я ему понравилась?

— Ты хочешь перейти на «ты»? Я так долго этого ждала, милый, — пролепетала я, а этот мерзавец просто улыбался, ничуть не удивляясь и не раздражаясь.

— Ничего не хочешь сказать мне? — звучал его бархатный голос.

— Всегда хочу, — выкручивалась, как могла. — Ты мне всегда очень нравился, поэтому я хочу заботиться о тебе и дальше.

— О, как интересно, но ожидаемо, — ответил Артур, скрещивая руки на груди. — Но я рассчитывал на другое признание. Давай по-честному, можешь задать мне любой вопрос и услышишь правду. Тогда я тоже кое-что спрошу. Давай, решайся.

Он смотрел на меня как соблазнитель на свою жертву. Вот как Артур это делает?! Наверное, жрицы с ума сходят. Такой пронзительный бархатный взгляд и губы, изогнутые в усмешке. Не пугающий, а очаровательный мужчина. На миг я поддалась обаянию командира, но потом резко пришла в себя. Хвала разуму, который вовремя проснулся! Артур так никогда не говорил со мной! Он что-то задумал или о чем-то догадался…

— Твой вопрос, — произнес он, не давая времени подумать.

— Я тебе нравлюсь? — хлоп-хлоп ресничками. Изображать глупышку стало очень трудно. Я была напряжена, насторожена и сопротивлялась обаянию. Артур, кажется, чувствовал это.

— Вот как, — на губах Артура заиграла неподдельная улыбка, а в глазах заплясали искорки. — Ты красивая и не такая… безнадежная, как думал раньше. Могу сказать однозначно, Айла, я в тебе заинтересован. Теперь моя очередь задавать вопрос, да? Тогда ответь, как девчонка знатного происхождения связалась с Эриком, как девчонка знатного происхождения может себя так вести, глупо, но слишком самоуверенно и смело? Куда исчезает наивность при разговоре наедине? А?

Великая Богиня! Он задумался и сразу же понял, что со мной не все так просто. Нет, пока только догадывался, выяснял, как и я. Главное сейчас контролировать свое тело, эмоции и взгляд, иначе Артур вытрясет из меня всю правду, и поминай, как звали. Нет, нельзя этого допускать!

— Так, миледи, извольте отвечать, — поторопил меня он издевательским голосом. — И давай я еще задам вопрос, почему же я тебе приглянулся больше всех?

— Меня не воспитали, как полагается, прошу прощения за свои ошибки. Знатное происхождение, но состояние семьи невелико, поэтому Эрик помогает. При дворе мне будет лучше. А ты красивый и сильный.

Я смотрела на него и наивно хлопала ресницами, пытаясь успокоиться и остановить бешеное сердцебиение. Артур же всматривался в мое лицо, кивал и не переставал довольно улыбаться. Тут мне в голову пришла мысль, что лучше всего было опустить взгляд, а не таращиться на мужчину, будто проверяя его на прочность. Черт!

— Можешь будешь смелой девочкой и задашь еще один вопрос, но поинтереснее? — его взгляд стал вызывающим. — Это мой бонус за твою заботу.

Так и хотелось спросить, кто ты, демоны тебя побери! Какого хрена ты вытворяешь?! Почему ты так ко мне относишься? Как ты сам связан с Эриком?! Знатное происхождение! Но ты сам не ведешь себя, как воин, надменности и гордости хватит и на короля! А уж как убиваешь! Я все хочу спросить прямо сейчас сразу, а не провоцировать тебя каждый день в надежде на твою слабость, в надежде на пропущенный удар, ошибку! Спрошу сейчас, я слишком устала издеваться над своим характером, устала изводить всех, в том числе и тебя, Артур. Пусть лучше станем врагами и, возможно, поборемся за место под солнцем. Да, спрошу!

Разум вновь вовремя взял верх над чувствами. Наемникам нельзя никому признаваться ни в чем, нельзя раскрывать заданий, нельзя говорить о посредниках, нельзя так легко вестись на провокацию. Великая Богиня, он меня провоцировал на эти вопросы, а я чуть не оступилась. Несколько дней пути с влюбленной принцесской в розовых платьишках и глупым поведением, но Артур не ошибся ни разу! А я вот за несколько минут чуть не лишилась своей тайны! Глупышка не может задавать умных вопросов!

— Вот видишь, ты небезнадежна, — тихонечко прошептал Артур, будто зная о моих мыслях.

Я испуганно посмотрела на мужчину, нависающего надо мной. Холодные серые глаза, странные темные тени в них и море обаяния. Сложно устоять, но я ведь могу справиться. Только не нужно было ему показывать своей стойкости. Это единственная совершенная ошибка. И снова мужчина пронзал меня своим взглядом, всматривался, будто хотел увидеть насквозь мою душу.

— Не будешь спрашивать? — спросил он, улыбаясь.

Влюбленная принцесска, не наемница, принцесска.

— Да, — хлоп-хлоп наивными глазами. — Ты купишь мне сережки, у Ториэля денег не хватило?

Артур довольно улыбнулся и кивнул. А потом нагнулся над моим ухом, так близко прижался телом, что по коже разряд прошел.

— Да, ты очень смелая и настырная, миледи Айла. Пусть все продолжается, как раньше. Только ты не против, если я буду играть по своим правилам? Ты сильна, но не настолько, чтобы справиться со мной. Твое молчание того не стоит, подумай.

Он резко отстранился, еще раз осмотрел меня, хмыкнул и позвал идти за собой в «Барское угощение». Мое тело поплелось за мужчиной, как по волшебству.

В этот момент я подумала, что Артур прав. У меня нет необходимого количества сил для противостояния. Весь этот спектакль сродни легкому дождю, а вот гроза с порывистым ветром меня ожидала в ближайшее время. Но мне дали время еще подумать над своим поведением, Артур оставил выбор за мной. Сдается мне, что он сделает все возможное для моего чистосердечного признания. Зачем же столько мучений, если «мистер сила и красота» мог вытрясти из меня правду? Ответ нашелся быстро: «А как ты с ним поступала? Он хочет вернуть тебе должок». Надо будет терпеть до последнего, сделать все возможное, чтобы не проболтаться. Артур ведь не сможет навредить, ведь его назначили защищать меня. Мы еще посмотрим, кто узнает первым всю правду…

Глава 7. Новые тайны и знакомства

— Будешь сидеть здесь, пока я тебя не выпущу. Веди себя тихо и не привлекай внимания, пушистика тебе вернули, а Никель пока поживет с Нэдином и Куртом. Ужин принесут вечером. Можешь поспать и почитать книги, — сказал мне Артур своим довольным голосом.

ТЫДЫЩ. Дверь перед моим носом громко захлопнулась, в замке повернулся ключ.

Что это? Почему меня запирают как преступника в одиночестве?! Это вот так он меня изводить решил?! Я прошла и села на кровать, осмотрелась вокруг. Обычная ничем не примечательная комната, как раз на одну ночь, дольше не нужно. Тускло, однообразно, скучно…

Пушистик еще крепко спал, распластавшись на подушке и тихонечко посапывая. Рядом с ним лежала книжечка, перевязанная розовой лентой, сверху лежала записка: «Для любознательной спутницы от Артура». Ого, с каких пор мистер ледышка дарит мне подарки?! Я покрутила томик в руках и, наконец, прочла название: «Из служанки в жрицу храма Лалэль. Пособие для начинающих». И на что этот мерзавец намекает?! Решил из меня сделать даму для утех?! Или сдать в ближайший храм?! Что ж, ознакомимся с его планами.

Текст на первой странице уже ввел меня в ступор, ибо там подробно описывались критерии для девушек, решивших стать жрицами. По своим внешним данным и моральным качествам претендентки делились на категории. Я перевернула страничку и увидела несколько абзацев, помеченных галочками, про третьесортных девиц… Ага, значит, Артур подошел ответственно к миссии! Вот даже и не знаю, прослезиться от умиления за такое внимание или пойти врезать ему?! Я бесилась, топала ногами, кинула книгу подальше, но потом решила читать дальше, интересно же. Только не надо больше обращать внимания на его пометки! А их оказалось много, причем в самых неприличных местах! Вот спасибо!

Отдельно Артур выделил главу «Как жрице угодить воину. Сто практических советов». Ах, практических! ЗАРАЗА! Но это еще было не все, в конце была справочная таблица с ценами на девушек, ведь они не только сами приходили, но их покупали сами храмы! Страничка пестрела от восклицательных знаков, расставленных заботливой рукой. Путем несложных математических вычислений я посчитала, за сколько мог бы меня продать Артур. Неплохо, даже если учесть низкую категорию и обширный перечень негативных качеств у товара, то есть у меня! Вот мерзавец! Он еще и на карте звездочки поставил около храмов, где ведется набор! В глушь, значит, меня решил направить! Избавиться и разбогатеть! Ни стыда, ни совести! Что б его демоны забрали!

Еще час я сидела и ругалась вслух, перечисляя все проклятия, которые знала. Горло уже пересохло, глаза закрылись от усталости, но бормотать я не переставала в надежде, что ледышка услышит и разозлится.

***

— Нет, я вам говорю, это прекрасный экземпляр! Это она только на меня так кидается, а к остальным людям относится вполне лояльно. Думаю, посетители будут приятно удивлены! У вас же давно не было темноволосых девиц, одни блондинки, ассортимент нужно расширять.

Я услышала радостный голос Артура. Держу пари, он улыбался.

— Дороговато выходит. Храм, конечно, посещаемый, но это дорого для девушки с такой анкетой, — говорила какая-то женщина, будто она не людей покупала, а конфетки на рынке.

— Но ведь окупится быстро. К тому же границы открылись, наплыв клиентов будет большой, — не уступал Артур.

Что б ему! Захотелось вцепиться в этого мужчину и как следует потрясти! Что он творит! Но мои руки не слушались, я не смогла даже поднять их.

— Продай ее лучше вампирам, они сейчас и не такую сумму выложат.

— Не хочу такое сокровище на съедение отдавать.

Ага, на съедение нет, а вот для утех — пожалуйста! Это мое тело! Какого он вытворяет! Сейчас я его пну… Ноги тоже не слушались, не желали отрываться от земли.

— Понимаю, но эта цена…

— Она отработает.

ЧЕГО?!

***

Я резко встала в холодном поту, дышать, надо дышать. Осмотрелась в испуге. Это была моя комната, ничего не изменилось. Кошмар, просто снова приснился ужасный сон. Спасибо, Артур, теперь я и спать спокойно не смогу из-за тебя. Пушистик тоже проснулся, зевнул и спросил:

— О, Ла, все в порядке? Тебя не съели? Меня, кажется, тоже. А что это та такая растерянная и испуганная? Что-то случилось?

— Сон приснился.

— Хороший?

Я многозначно посмотрела на кота, по моему виду разве не понятно какой?! Но пушистик, кажется, не понял намека и ждал ответа.

— Очень хороший.

— Здорово, — промямлил Борис. — У них тут атмосфера мистическая, в таких землях всегда снятся вещие сны. Повезло тебе, судьбу узнала.

— Что значит вещие?! — не выдержала я и закричала.

— Кажется Артур, прав, ты глупеешь на глазах. Вещие, значит, что они обязательно сбудутся в будущем.

Я нервно сглотнула. Эта удивительная страна сделает из меня душевнобольную в считанные секунды. Вот здорово! Интересно, когда предстоит идти в храм?! В какой? Может, самой податься?! А что? Сохраню гордость, а деньги семье отправлю. Не хватало еще, чтобы ледышка нажил состояние на мне! Ничего ты не получишь, алчный телохранитель!

И тут до меня дошло. Все сходится! На рынке у Артура дела какие-то были, потом пособие прикупил, затем запер меня в комнате, а сам ушел! Ушел договариваться о продаже! ЭРИК, КОГО ТЫ НАНИМАЕШЬ?! Разве можно верить столь подозрительным личностям! Что там мне говорили, много желающих шпионить за королем?! Потеря невелика, может, только Эрик и вздохнет тяжко, а потом отправит во дворец кого-то еще. Ужас какой! А вдруг, Артур даже согласовал мою продажу с Эриком?! Нет, такого быть не может или… может?

Надо бежать, своя жизнь дороже. В считанные минуты я собрала сумку, взяв самое необходимое, ведь вся моя одежда и основные оружейные запасы остались в карете. Дефицита в ткани не наблюдалось, из своих многочисленных платьев я сделала что-то вроде каната для побега через окно. Борис смотрел на мои сборы скептическим взглядом. Когда я его обнимала на прощание, он сочувственно похлопал по плечу и сказал, что Артур не зря считал меня взбалмошной. Странно, не на такую прощальную сцену я рассчитывала. Где слезы, мольбы взять с собой?! Да, мир очень черствый и бездушный.

Я успешно вылезла в окно, но в метре от земли ткань треснула, и мое тело приземлилось в кусты. Из волос торчали веточки и листочки, платье немного порвалось… Отлично, я даже шага не сделала, а уже подпортила свой внешний вид. Котик выглянул из окна, еще раз помахал лапками, пробубнил, что будет ждать обратно, и закрыл створку. Кажется, он еще не понимал, мы расстаемся навсегда.

Я осторожно кралась вдоль здания, пригибаясь, чтобы пройти под окнами незамеченной. Так миновала несколько залов, подошла к самому опасному — ресторану. Говорят, у вампиров прекрасное обоняние и слух, нужно быть внимательной и пройти, как можно быстрее. Но меня ждал сюрприз. В очередной раз я оказалась не в том месте и не в то время. Около окна за столом сидела красивая женщина с точеными чертами лица, обрамленными черными волосами, ее собеседником был Артур. Он раскинулся в кресле, как хозяин дома, его взгляд поражал своей холодностью и жестокостью. Даже я почувствовала атмосферу недоверия. Артур был очень недоволен, что к нему лезли с вопросами. Остаться что ли, послушать?

— Какими судьбами в наших краях? — звучал женский голос. — Почему не зашел в гости?

— У меня дела. На вас я тратить время не собираюсь, — холодно отвечал мужчина.

— А мы вот скучали по тебе, давненько ничего не слышали, да и не видели тебя в этих краях. Видела на рынке с вами красивую девушку, решил все-таки завести любовницу?

Он усмехнулся, казалось, искренне недоумевая:

— Нет, конечно, как о таком можно подумать?! Я предпочитаю других женщин, тебе ли не знать.

— Она совсем не важна для тебя?

— По-своему важна, Миранда, — уже с неохотой ответил он.

— Тогда почему у всех из твоей команды есть знак неприкосновенности на рубашке, а у нее нет? Ты хочешь, чтобы девчушку здесь сожрали при первой возможности?

— Хочу.

Челюсть отвисла, я жадно хватала ртом воздух. Что это все значит?! Хочет, чтобы меня сожрали?!!

Артур продолжал:

— Но это лишь мое желание, я не могу позволить этому случиться. Да, прицепить значок легко, но без него она такая беззащитная, спокойная, никуда не лезет и сидит тихо. Ребята за ней присмотрят, если придется куда-то идти, а пока пусть никуда не лезет.

Вот это да! Ничего себе методы! Такого отношения я никак не ожидала! Да он деспот и тиран! Я же не вещь, а пока еще живой человек!

— Ты с годами не меняешься, — доброжелательно сказала женщина-вампир.

— А должен? — ответил Артур, казалось, ему было плевать на ее красоту и обаяние.

— Не страшно возвращаться обратно? Не боишься? Не думаю, что ты горишь желанием показаться на глаза отцу. Я могу помочь.

Артур блеснул глазами и грубо ответил:

— Что же такое, все спрашивают меня об этом. Но это мое дело, Миранда, не стоит лезть в семейные дела посторонним созданиям. Почему я должен чего-то бояться?! Это совсем не в моих правилах. Если уж так случится, то я посмотрю в глаза и своему отцу и своей матери. Мне нечего стыдиться.

Женщина улыбнулась и потянула к нему свои руки, но Артур отстранился, будто та была противна ему.

— Думаю, они не разделяют твоего мнения. Кем ты стал? Воином? Командиром? Думаешь, это производит впечатление? Твой побег от семьи стоил того?

— Ты толком ничего не знаешь, Миранда, хватит говорить всякие глупости. Я не пойду на примирение, если они не могут предложить мне больше, чем я имею.

— Не заблуждайся, ты не так богат, Артур, — продолжала женщина. — Не оставайся с семьей, если не хочешь, но пойди на компромисс со мной. Это выгодное предложение, которое может тебя устроить. Пожалуйста, пойдем со мной, это займет всего час твоего времени. Просто посмотри на нашу армию своим опытным взглядом.

— Неужели ты хочешь получить совет? — Артур усмехнулся и сложил руки на груди.

— Это самое малое, что я могу попросить у тебя. Ведь это выполнить несложно в любом случае, чтобы ты ни выбрал. Наш правитель желает, чтобы карательную армию возглавил ты. На это мы и рассчитывали. Ты сможешь контролировать всех, и вампиров, и духов. К тому же талант к управлению и военному делу такая редкость среди нас. Артур, пожалуйста, подумай. Это самые лучшие бойцы, обученные, сильные. Хватит тебе выполнять мелкие задания, быть командиром маленьких отрядов, которые кидаются в самые опасные места, откуда почти никто не возвращается в живых.

Артур покачал головой:

— Что за глупые женщины встречаются мне на пути! Ты ничего не знаешь! Ничего! Не лезь ко мне! — он сказал это так громко и грозно, что даже у меня челюсть отвисла. — Я сам по себе и прекрасно сознаю, куда и зачем иду. У меня есть цели в жизни, не нужно навязывать мне покровительство других созданий. Ты ведь армию мне предлагаешь не в личное использование? Буквально предлагаешь стать слугой вашего правителя.

— Не слугой, а верным соратником. Мы обговорили уже это с твоей семьей, они согласны на должность командующего, если тебе так нравится сражаться и воевать.

— Что? — Артур рассмеялся. — Уже обговорили? Неужели я так нужен своей семье, если они согласились на мою службу в Ночном государстве. Отец хочет держать меня, если не на своей стороне, так на стороне союзников? Он решил заняться политикой?!

— Артур, хотя бы посмотри на них. Нам так нужен воин твоего уровня, что мы пойдем на любые уступки, — она смотрела на мужчину большими умоляющими глазами.

Я бы лично уже все отдала и на все согласилась, но Артур только мимолетно посмотрел на нее своими холодными бесчувственным взглядом, усмехнулся, встал и пошел.

А я в шоке от услышанного села на мягкое место под тем самым окном и зажала рот рукой, чтобы не выругаться. Что здесь творилось?! Эрик, непонятные разговоры с Ториэлем, сомневающимся в безопасности, молниеносные убийства по одному взмаху руки, темный пугающий взгляд Артура, а теперь еще и Миранда, вампир, умоляющий перейти мужчину на их сторону и возглавить армию. Кто же такой Артур, великие боги?! Человек, перед которым склоняются другие создания?! Что-то не сходится…

Так не должно быть, Артура должны ненавидеть и сторониться, а не умолять об одолжениях. Но его везде знали, кто-то как храброго командира, кто-то как политика, кто-то как друга… но где настоящее? Во что он играет? И его семья, кто они и где живут? Почему он убежал? О каком союзе идет речь? Почему Артур так уверен в своем выборе и действиях?! Что это за тайны?!

Этот мужчина слишком быстро менял маски, начиная с терпеливого телохранителя и заканчивая грубым и непримиримым… воином? Откуда в нем столько силы и уверенности?!

Да, сдается мне, что нужно бежать, куда подальше. Ох, зря капала ему на нервы. Он, вон, какой женщине отказал в грубой форме, а уж со мной вытворит вещи пострашней! Что ни говорите, это был не солдат и даже не хороший воин, а опасное создание со своими замыслами, ничего хорошего не предвещавшими.

Я разогнулась и уже собралась бежать, как сбоку прозвучал приятный голос:

— Какая аппетитная красавица!

Мои глаза медленно поднялись вверх и увидели прекрасного молодого человека с взъерошенными платиновыми волосами, изумрудными глазами и приятной улыбкой. Как мило, что оскалом он меня пугать не стал! Вот так я стояла, просто на него смотрела, думая, а что делать дальше? Куда податься? Даже тыкнуть в него нечем!

— Пойдем? — просто сказал молодой на вид вампир.

Я выдала что-то нечленораздельное, что очень позабавило незнакомца. Он протянул мне руку и ждал моего согласия. Даже от постоялого двора уйти не смогла, уже попалась. Что ж за жизнь! А гори оно все огнем! Этот вампир хоть красивый и не противный!

— Пойдем! — выпалила я и хлопнула ладонью его руку.

Кажется, он немного опешил от моей ретивости и готовности идти, куда угодно. В какой-то момент я даже начала тащить его за собой, но вампир не растерялся, быстро взял меня под белы рученьки и потянул в нужную сторону.

— Не откажетесь от бокала?

— Выпивка? — как-то воодушевилась я.

— Ага. Миледи, не против?

— Мог и не спрашивать, пойдем! Как хоть тебя зовут?

— О, так ты обычная! Я — Дэни, — вампир совсем расцвел. — Так сложно жить стало, обычно высокородные приезжают и выдвигают такой список требований, что жутко становится.

— Как хорошо сказал, жить действительно трудно. У вас тут, оказывается, проблем хватает. А куда мы идем? В какое-нибудь приятное местечко?

Вскоре мы подошли к бару с милым названием «Закат», слоган этого заведения «Ночная кровь вкуснее» не так пугал, как слоганы на «Барском угощении». Вампир галантно открыл передо мной деревянную дверь и подождал, пока я сделаю шаг. Какой обходительный нынче кровопивец пошел! А Борис говорил, что они все одинаковые и только хотят высосать всю кровь.

Дверь захлопнулась, мы очутились в просторном зале и направились к барной стойке.

— О, Дэниэл, хороший улов, — сказал вампир-официант.

Мой знакомый кивнул и помог мне усесться на высокий стул. Отлично! Дело сделано, теперь время выпить горячительные напитки. Я улыбалась, как сумасшедшая. Дэни сильно удивился моей радости, ибо обычно ему для этого требовалось применять гипноз. Да, в этот раз ему досталась нестандартная жертва.

— Сколько, Дэни? — поинтересовался официант.

— Двести.

— Ээ, нет-нет, — залепетала я, — давай четыреста.

— Много для первого раза.

— Нормально, верь мне! Неси четыреста!

У официанта полетели брови вверх, видно, не заходили к ним дамы напиться. Что ж, изменим политику этого заведения. Буквально через минуту вампир принес бокал на высокой ножке объемом в четыреста миллилитров. Я отобрала бокал у Дэни и начала вертеть его, трясти и возмущаться:

— А почему один? Почему пустой? Где выпивка?

Вампир посмотрел на меня в упор, как бы намекая, что все в порядке. Ничего не поняла! И тут он потянул ко мне свои руки и схватил мое запястье. Теперь дошло!

— Ты что делаешь, зубастый?! Кровушки моей отведать решил?! Да что б ты поперхнулся!

Дэни, оскорбленный в своих лучших чувствах, отпустил меня и обиженно сказал:

— Сама же согласилась.

— Кто же знал, что ты в одиночку решил напиться, причем моей…моей родной кровинушкой! — я тяжело вздохнула. Всем сейчас было плохо. — Давай так, ты мне накапаешь коньячка или что у вас тут пьют, а я с тобой, так и быть, поделюсь кровью.

Вампир вновь заулыбался:

— Хорошо. Джек, неси еще четыреста настойки.

Я потерла руки в предвкушении. Понеслась. Раз, два, три бокала уже растворились во мне. Настойка буквально текла по моим жилам и туманила разум. Пьянела я, но вскоре и захмелел сам Дэни, ибо кровь он решил отведать вторым, то есть после мной опрокинутого бокала. Вот, правда, обходительный нынче кровопивец пошел, или мне очень повезло с новым знакомым? В общем, вскоре на меня смотрели пьяные зеленые глаза, а я улыбалась еще шире прежнего, довольная своим состоянием. Интересно, как скоро Артур обнаружит мою пропажу? И где он меня будет искать? А я вот тут сижу и радуюсь!

Выпила еще бокальчик, и разум меня покинул окончательно. Начались разговоры про жизнь. Как и положено, жалобы сопровождались ругательствами и всхлипываниями. Как жаль, что ничего потом из сказанного не вспомню. А ведь Дэни предложил столько способов мести! Паренек оказался умным и образованным, столько ядов и зелий наизусть знал! Эх, записать бы, но, увы, все строчки расплывались передо мной, перо вываливалась из рук.

Потом я предложила спеть песню, но тут нас уже поддерживали все посетители заведения. В прямом смысле поддерживали, ибо на ногах мы не стояли, а сидеть за столом больше не хотели. Уж не знаю, как звучали наши пьяные голоса. Боюсь, что мы даже слов до конца не выговаривали… Зато было весело всем.

Не помню, в какой момент, но я уснула, свалившись на стол.

Глава 8. Опасные личности принимают решения

Пробуждение было мучительным. Глаза не хотели открываться, в горле пересохло. Голова гудела, будто там жил рой пчел. И что за настойку у вампиров делают?! Я набралась сил и умудрилась сесть на кровати, но потом немного наклонилась и упала на другой бок. Решила прокашляться… Сделала вдох и выдох. Великие Боги, вот это перегар! Да уж. Может, глаза еще раз попробовать открыть?! Давай, вперед, один глаз, второй. Не выходит. Я безнадежна.

Еще час провалялась в таком состоянии, но потом собралась с духом и резко разлепила глаза. Ого! Где это я?! Небольшая каморка, глухая железная дверь, деревянные стены, земляной пол, железная кровать, стол, стул и окошка размером с тыковку. Вот это дыра! У нас обычно в такие помещения преступников помещали. Неужели я вчера такое натворила, что попала в тюрьму? Да уж, Артуру определенно не придет в голову искать меня здесь. Одно радовало, пока я была в бессознательном состоянии меня никто не сожрал.

Я встала с кровати, покачалась на ногах и попробовала идти. Сначала получалось довольно плохо, но потом тело вспомнило, как надо делать. Нерадостно, сбежать и застрять в пятиметровой комнатке. Я постучала в дверь:

— Эй, я очнулась! Может, водички дадите!

Молчание. Постучала еще раз.

— Скажите хоть за что!

Меньше через минуту дверь отварилась, и я увидела красивую женщину в кожаном плаще. Ого, какая встреча! Это была Миранда. Она осмотрела меня с ног до головы и пошатнулась. С каких это пор вампиры пугаются людей?! Постойте-ка! Если она здесь, то Артур должен быть в курсе моего местонахождения! Эх, недолго я была на свободе.

— Ты в заложниках, — сообщила мне девушка.

Вот это поворот.

— Ааа… — я пыталась что-то спросить, но никак не могла сформулировать вопрос.

— Все, что нужно знать, я тебе расскажу. На счет своей безопасности пока можешь не беспокоиться. Ты находишься в столице Ночного государства, к сведению, это в двух днях пути от Цитадели. Мы прошли через портал, не удивляйся так. Побудешь пока здесь, посмотришь, как все устроено, — Миранда вытащила меня на свежий воздух из помещения и продолжила рассказ. — Конечно, тебя волнует, как ты здесь очутилась и зачем? Вчера я нашла тебя недалеко от лавки лекаря, ты лежала в клумбе, рвала цветы, утверждая, что хочешь сварить рвотное зелье. Когда я пыталась отобрать растения, ты сказала, что стараешься не для себя, а для дорого человека.

Я стыдливо опустила глаза. Хм, вот уж не думала, что дойдет до такого. Пока мы шли по направлению к уютной веранде, где стоял накрытый стол со всеми возможными вкусностями и чаем, я пыталась вспомнить события вчерашнего дня. Как на зло после песни, ничего не помнила.

— А что делал Дэни, тот вампир…

— С которым ты была в баре, — Миранда улыбнулась. — Он в это время уснул на крыльце той самой лавки. Бедняжка устал, он ведь тащил тебя из бара на другой конец города на руках. Ты ведь идти не могла, а цветы срочно потребовались. И кстати, варить зелье ты собралась на улице и успела развести костер. Парнишке придется сложно со службой порядка, но мы ему оставили хорошую сумму для погашения штрафа. Но это не главное, теперь о деле. Ты нас нисколько не интересуешь. Присаживайся и угощайся, я тебе все разъясню.

Я с удовольствием плюхнулась на стул, наложила побольше пирожков на тарелку и начала усердно запихивать мучные изделия в рот. Представляю вид, щеки мои были, как у хомяка, глаза — узкие щелки, на голове — гнездо с торчащими цветочками. Видно было, что Миранде сложно было сохранять спокойное состояние, но она смогла серьезно говорить. Да пусть болтает, а я буду есть.

— Ну, так ффто…кхе… Раз я вас не… интересую, то зачем сюда притащили, — крошки сыпались изо рта, Миранда все-таки растерялась.

— Ээ… Да, о деле. Ты ведь важна для Артура, даже очень, в свою очередь Артур важен для нас. Ему уже отправили послание о месте твоего нахождения, думаю, ответ мы получим в ближайшее время.

Я перестала жевать. Ах, вот оно что! Значит, она не успокоилась, получив отказ. Решила действовать коварными методами и обменять меня на его согласие перейти на сторону вампиров. Глупо, обмен не равноценен. Ей сейчас об этом сообщить или после того, как наемся? А то отберет еще последнюю печеньку.

— А вы уверены, что я ему так нужна? Что он явится незамедлительно сюда?

Миранда улыбнулась и кивнула головой. Что ж, пусть надеется на это. Если учесть тот факт, что Артур меня хотел сдать в храм или что-нибудь сделать, то он только порадуется исчезновению. Моя ценность несколько преувеличена. Ничего, пусть эта женщина ждет его хоть вечность, лишь бы кормила меня всегда.

— В любом случае, Айла, мы найдем способ на него надавить. Он, конечно, очень сложный и сильный, даже к семье безразличен, но ведь прекрасная девушка другое дело.

— Между нами ничего нет, — сообщила я, жуя эклер.

— Я знаю это, но все же надеюсь, что он придет или хотя бы согласится встретиться еще раз. Если он и это проигнорирует, то ты сама отправишься навстречу к нему. Мы тебя подготовим к этому, расскажем все про бойцов, покажем, твоя же задача будет заключаться в убеждении.

Мои брови поползли вверх. Надо же, должна была стать шпионкой при дворе, а теперь переговорщиком. В принципе, особой разницы нет, лишь бы заплатили, накормили и отпустили. Миранда продолжала:

— Нам очень сильно нужен Артур, ты должна будешь его убедить перейти на нашу сторону.

— Ага, сделаю все от меня зависящее. Но, знаете, он такой стойкий и надменный, что шансов практически нет.

— Так сделай так, чтобы они появились. Если в тебе не будет толка, мы не будем тебя держать у себя, тратить время и запасы продовольствия. Пойдешь на жертвоприношение в храм или на обед бойцам.

Еда встала комом в горле. Чашка чая была выпита залпом. Я резко вскочила, как сумасшедшая, начала бегать по лужайке с криками:

— Где портал?! Куда нажать?! Артур, зараза, являйся сюда! Где тебя носит?! Чем тебе не нравятся эти прекрасные создания?! Подумаешь, послужишь пару лет у вампиров, зато сохранишь мне жизнь! Будь благородным хоть раз! Ответь же быстрее! Я ведь столько для тебя сделала, даже крестиком научилась вышивать, а ты так и остался бесчувственным!

Миранда смотрела на меня и понимала, что дело зависело от неразумной и неуправляемой девчонки, которая себя контролировать не в состоянии. Наверное, вампиресса тоже проклинала судьбу за то, что связалась со мной. А что же мне оставалось делать, как не кричать?! Я понимала, что Артур меня не услышит и не придет, но надо было выплеснуть все эмоции. Мне, может, совсем мало жить осталось.

Я, наконец, успокоилась и приняла свою жестокую участь. Миранда смотрела на меня с сочувствием, ведь с головой у меня было далеко не все в порядке. Перестав бегать по саду и вопить, я снова зашла на веранду и плюхнулась на стул.

— Великие Создатели, это мой последний эклерчик, — я вязала в руки сладость, — мы так редко раньше с тобой встречались, а ведь ты такой вкусный. И ты, кексик со взбитыми сливками, такой красивый и калорийный! Я думала, вся жизнь впереди, но она так быстро прошла…

Миранда предпочла меня оставить наедине с едой, ибо слушать дальше мою исповедь она была не в состоянии. Эх, сколько еще осталось? Сколько дней дадут ему для решения? Сколько мне осталось жить и есть?

Артур

Я, наконец, сел в кресло и смог расслабиться. Глаза закрылись. Давно так себя умиротворенно не чувствовал, а всего-то надо было разобраться с девчонкой. Теперь глупой ее называть не совсем правильно, ведь на подобный обман не все способны. Я даже готов ей поаплодировать за настойчивость и целеустремленность. Вот ведь сама поняла, что раскрыта, но продолжает все отрицать. Поразительная уверенность в себе и заодно в моей некомпетентности.

Признаться, я, правда, плохо представлял, кто она. Надо было давно присмотреться, получше подумать и вывести девчонку на чистую воду. В высшем обществе я был частым гостем и повидал много девиц, пугающих наивностью, глупостью, знакомился и с уверенными образованными женщинами. Но такого смешения, как в Айле, еще не замечал ни в ком. Это должно было насторожить, как и ее сопротивление моей силе. Дух у девчонки был силен, будто с ним что-то не так.

И, кажется, изводила она меня вовсе не из-за собственной прихоти. Сразу сообразила, что я не тот, кем кажусь. Жалко, бедняжку, девчонка не сознает, куда лезет. Омут слишком глубок и мрачен. Не стоило ей задаваться вопросами. Зато я хорошо понимаю, за какую подсказку девчонка уцепилась, чтобы разобраться во всем — Эрик. Меня самого смущало, что посредник, занимающийся убийствами, вдруг дает задание защитить кого-то. Конечно, это не его воля, за большие деньги он и пирожки печь научиться, но… зачем нанимать для охраны такого, как я? Случайность? И кто же смог выбросить столько золотых на простое дело? Айле, наверняка, тоже заплатили за шпионаж при дворце. Ответы бы не помешали.

В принципе, все это мелочи жизни, но они вносят серьезные коррективы в мои масштабные планы. Не обратишь внимания на что-то, просчитаешься, упустишь момент, и все пойдет насмарку. Нужно хорошо думать и уметь рисковать вовремя, а не нестись сломя голову, куда попало.

Как сейчас спокойно, можно поразмыслить и решить, соваться ли мне в незамысловатую игру девчонки, изводить ли ее постепенно или же просто вытрясти правду с помощью силы? Не думаю, что ее тайна меня сильно шокирует, она не так уж и важна. Айла в этой игре фигура мелкая. Ехать еще долго, так почему бы не повеселиться в свое удовольствие?

Да, пожалуй, так и поступлю. Не все же время мне быть сдержанным телохранителем. Признаться, это легкое задание нравилось все больше и больше. Дел было мало, денег платили много. Только приходилось терпеть глупые выходки спутницы, но теперь я смогу отыграться в свое удовольствие. К тому же долгий путь до столицы мне на руку. Не привлекая особого внимания можно разведать ситуацию в мире, заручиться поддержкой, встретиться с нужными людьми. Все так хорошо складывается, как я хотел.

Громкий хлопок. В дверь влетел…

— Артур!

Влетел Ториэль, нарушая мое спокойствие. Не открывая глаз, я невозмутимо произнес:

— Какая срочность? Я отдыхаю.

— Поднимайся! Это просто невероятно, — паренек сильно нервничал. — Я сейчас сходил в комнату к миледи Айле, но ее там нет! Все вещи разбросаны, платья разорваны вклочья, и окно… неплотно закрыто. Ее похитили! Надо было проверить раньше! Когда же это случилось?! Она была в комнате вчера вечером?! Ночью никто не дежурил?

— Она просто сбежала, — по-прежнему спокойно ответил я.

А чего еще ожидать от чудовища в рюшах с нестабильной психикой? Вампиры бы не посмели сюда сунуться, каждый постоялец был лично мной проинформирован. Так зачем еще кого-то заставлять следить за ее безопасностью? Но Ториэлю это втолковывать было бесполезно. Я слышал стук его шагов. Наверное, уже раз двадцать вперед-назад прошелся по комнате. Он все тараторил:

— Ее же съедят! Сделают больно! Или даже убьют! Она, наверное, боится и плачет, Артур! Нам срочно нужно найти Айлу.

— Что с тобой, Ториэль? Раньше ты был сдержанным и не позволял себе приказывать мне, — строго произнес я, но на губах играла усмешка.

— Это же серьезное дело, каждая секунда на счету. Мы находимся не в своей стране, а в государстве кровожадных тварей, которые с самого прибытия пытаются впиться в наши шеи. Только ты нам дал значки неприкосновенности, но ее оставил без защиты! Она без амулетов! Понимаешь?! Ее могут убить, не задумываясь, а потом выбросить, как ненужный хлам.

А мальчишке, кажется, наша спутница нравилась, только непонятно чем она его очаровала. Вот над этим вопросом стоило поломать голову. Подумать только, наш Ториэль и эта взбалмошная девчонка!

— Прошу тебя, Артур, послушай меня. Нужно действовать! Нас наняли для ее охраны! Разве мы не должны оберегать столь хрупкое создание?! Если тебе она не нравится, то подумай о долге война! Это твоя работа, но ты пренебрегаешь ею! Я так с ума сойду! Скоро сам пойду на поиски… Не могу успокоиться.

— Ториэль, что ты так нервничаешь, не понимаю…

— Не понимаешь? Правда, не понимаешь?! Артур, да что с тобой?! Ты всегда на баррикады лез, в огонь бросался, на себе раненых вытаскивал, даже когда за это не платили денег! Ты делал это по велению сердца! Но что сейчас?! За что тебя теперь уважать? Разве ты не должен…

— Не должен. Давай посмотрим на данную ситуацию с другой стороны, — я лениво приоткрыл глаза. — Для начала перестань паниковать и переживать за девчонку. Остынь. И послушай меня внимательно. Во-первых, ее не похитили. Она сама сбежала. Во-вторых, девчонка знала, какую опасность представляют вампиры, но все равно решила испытать судьбу. Это ее дело. Телохранители защищают от внешней опасности, а не от собственной глупости.

— Ну, пусть так, Артур. Даже, если она сбежала… то как выживет?

— Поверь мне, она сможет. Тем более вампиры в городе вполне воспитанные и обходительные, если и попадет в заварушку, пострадает не сильно.

— Ты так спокойно об этом говоришь?! — удивлен был Ториэль. Понимаю, он впервые видел меня таким. — Это неправильно, Артур. Мы должны привезти живую и здоровую девушку в столицу, а не мертвое тело! А ты что предлагаешь делать?! Подождать, пока ее съедят, а потом забрать останки?

— Предлагаю ждать, — я хмыкнул и прикрыл глаза. Мне нужно еще немного отдохнуть. — Преступник возвращается на место преступления, нужно только подождать.

Ториэль явно не разделял моего оптимизма:

— Ты просто надеешься на лучший исход, но разве воинам можно быть столь легкомысленными?! Почему ты так поступаешь?

— Почему? Прислушайся, — я прервался на несколько секунд. Комната утонула в тишине. — Что-нибудь слышишь?

— Нет.

— Вот именно! Тишина. Когда такое еще будет? Воспринимай это, как внеплановый выходной.

Ториэль ругнулся и громко хлопнул дверью. Раньше он не был таким доверчивым и чувствительным. Стало немного обидно за свой выбор, парень подавал такие большие надежды. Страшно представить реакцию, если бы Ториэль увидел меня настоящим. Ведь мое спокойствие и пренебрежительность к жизням других — самое безобидное в моей сущности. Парнишка вспомнил баррикады! Долг! Достоинство! Надо будет как-нибудь сказать, что я ничего не делаю просто так.

Вряд ли бы мы стали друзьями и соратниками, узнай он обо мне правду. Но рано или поздно придется сказать, надо постепенно подготовить парнишку к удару. Все-таки потенциал у него есть, нужно только направить в нужное русло. Вот, например, Курт и Вацлав уже имели представление обо мне, поэтому держались в стороне. Наверное, всем казалось, что они ненавидят меня за мою высокую должность в столь молодом возрасте и выполняют приказы с неохотой. А кто-то знал, что я их спас и наши жизни связались на поле боя. Ложь. Они боялись меня, но были верными. Страх управлял многими людьми, кто был подле меня, но я оставлял только верных.

Часа два прошли за воспоминаниями о прошлых приключениях, если жестокие события моей увлекательной жизни можно так назвать. Но вновь дверь распахнулась, и Ториэль начал:

— Я весь город обыскал, ее нигде нет! А самое удивительно, что из постояльцев ее никто не видел! Ты так уверен, что она сама убежала? Как такое в голову могло прийти?

Могло, мой друг, уж я-то знал. И не такие номера эта девчонка вытворяла. Признаться, удивлен, что Айла не влипла ни в какую передрягу, как в Русалочьих землях. С ролью своей она справлялась отменно, но ведь призракам вселиться разрешила не розовое чудовище, а настоящая девчонка. Неизвестно, какая идея посетила ее в Ночном государстве. Даже стало интересно, где она пропадала так долго и неприметно.

— Ториэль, а слухов никаких не ходит? — спросил я. Может, и правда, пора ее искать.

— Нет, я расспросил многих, но никаких сведений.

Не знаю, что со мной произошло в этот момент, но легкое волнение затронуло сердце. Рано девчонке отправляться на тот свет. Только не так просто… не так тихо.

— А происшествия какие-нибудь были в городе?

— Да, говорят пожар на границах с рыночной площадью. Кто-то пьяный дебоширил, цветы все помяли, костер развели, бутылки побили. Одного парня задержали, но ничего внятного он не сказал. Не знал, что вампиры так могут напиться.

— А это и не вампиры, — я даже вздохнул с облегчением. Теперь ситуация проясняется.

Значит, наша спутница решила сбежать в какой-то кабак. Неужели нельзя было напиться здесь под присмотром, а не искать случайных собутыльников. Судя по состоянию вампира, то напиться ее крови он успел. Разве можно быть такой глупой! Кажется, девчонка слишком хорошо вжилась в эту роль! Только вот теперь интересно, где Айла так долго пропадала? Может, ее забрать надо? Все-таки Ториэль был прав, в столицу мы должны доставить живое трезвое тело. Но, если девчонка и дальше будет вести себя так и не соизволит вернуться, то наш путь растянется еще на несколько дней. Мы и так отстаем от плана. Нэдин будет бушевать.

— Артур, неужели ты будешь сидеть сложа руки? — поинтересовался Ториэль.

Тут дверь внезапно распахнулась, на пороге стоял Вацлав. Что за день! То и дело ходят! И у всех лица, мрачнее тучи.

— У меня нерадостные вести, Артур, — сообщил воин. — Кажется, девчонку все-таки похитили.

Он принес мне свиток с черно-зеленой печатью, которая принадлежала королевской семье вампиров. Из столицы пришло письмо лично для меня, как приятно. Очевидно, дело было государственной важности, иначе бы это послание нескоро очутилось бы в руках получателя.

— Я нашел это в комнате Айлы, полагаю, письмо от похитителей.

Конечно, ведь в столице так нуждаются в этом кошмаре в рюшах. Я раскрыл свиток и узнал почерк Миранды:

Ты заставляешь действовать меня жестокими методами, на которые я раньше бы не осмелилась. Артур, это не прихоть правителя или же желание твоей семьи видеть сына хотя бы вблизи дома.

Думаю, ты прекрасно понимаешь, что нужно нам. Повторюсь, я пойду на любые уступки и условия. Можешь не соглашаться на должность, но посети столицу, посмотри. Хотя бы поговори со мной еще раз. Если не хочешь приезжать, то мы подготовим твою девчонку, и она все расскажет. Пока ты решаешь, она будет жить, но потом…

Жду ответа скоростной почтой. Сообщи до завтрашнего вечера.

Я вздохнул. Как все запущенно! Ничего нового, сплошные мольбы, унижение собственного достоинства и отчаяние. Как так можно вести дела?! Миранде хорошо бы поучиться в моей стране. Вампиры, одним словом. Благородство во всем, начиная с принятия крови, заканчивая государственным управлением. Настоящая жестокость сохранилась только в дикарях, что жили в лесах и вызывали кровавых падальщиков. Удивительно, что они решились на похищение… Конечно, Айлу нужно защитить, но если это не в моих интересах?! Интересно, Миранда и правда рассчитывала, что я приеду в резиденцию правителя? Впрочем, логика в ее действиях была. Лишаться девчонки мне было не выгодно.

— Ну что? Это от похитителей? — спросил Вацлав.

— Они что-то требуют? С Айлой все в порядке? — вторил Ториэль.

Снова распахнулась дверь, и вошли взволнованные Нэдин и Курт.

— Мы приготовили оружие на всякий случай. Денег тоже хватит на выкуп.

Я улыбнулся и осмотрел своих соратников. Готовы ли они рискнуть? Как воспримут мое решение? Они ждали, их пугало молчание и темнота в моих глазах.

— Нэдин, садись за стол, будешь писать ответ, — я поднялся с кресла, подошел к окну и произнес. — Не пытайтесь больше. Ваше предложение невыгодно для нашей стороны. Я не заплачу такую высокую цену.

— Что?! Какого ты творишь?! — ко мне подлетел Ториэль.

Курт и Вацлав стиснули зубы, но ничего не сказали. Ребята, вы же понимаете, что лучше не спорить. Есть вещи в этой жизни, на которые не стоит соглашаться ни под каким предлогом. Неужели прославленного командира с такой силой можно обменять на обычную девчонку, возможно, даже без высокородного происхождения?

— Делай так, как я говорю. Думаешь, ее убьют?

— Они начнут торговаться, — сообщил Нэдин, которому тоже не нравилась моя точка зрения.

— Тогда припиши, что дальнейшие требования будут восприняты как оскорбления, — добавил я.

— Артур, ты в своем уме? У тебя есть ряд полномочий, но так отвечать…

— Не задавай лишних вопросов, я понимаю, что делаю.

— Ее так точно убьют! — с отчаяньем сказал Ториэль, и все кивнули.

Поникшие, хмурые, недовольные и переживающие воины. Эх, чтобы они без меня делали! Просто бы заплатили выкуп и радовались. О нет, так просто быть не может! Они видят только темную сторону, я же вижу и другую сторону. Миранда неумело манипулировала мной, но ведь ответный ход принадлежал мне.

— Рано еще хоронить Айлу, — произнес я, загадочно улыбаясь.

— И как же ты ее спасешь?

А кто говорил, что я буду ее спасать? Это уж, как получится. Надеюсь, девчонка поборется за свою жизнь. Печально будет расставаться на этом этапе. Внезапно нахлынули воспоминания о днях нашего совместного путешествия. Теперь, когда я знал о ее притворстве, все ситуации воспринимались как забавное приключение. Почему бы нам не продолжить в том же духе? Так я незаметно пришел к следующему решению: если можно будет спасти девчонку, я сделаю это.

Моя очередная прихоть с именем Айла.

Глава 9. Гостья

Айла

Я лежала на кровати в своей тесной каморке. Вот уж не думала, что, накормив таким прекрасным завтраком, похитители отправят обратно в подвал. Кто же так делает? Надо либо все время держать здесь на хлебе и воде, либо предоставить мне прекрасные покои. Впрочем, критиковать я их не буду, а то больше эклеров и тортов не получу.

Прошло достаточно времени, но никто не приходил. Одиночество. Где же ты, Артур? Я ведь серьезно не воспринимала мысли о том, что меня здесь бросят. Он должен был что-то придумать! Как же мое задание?! Как я сама? Хоть кто-нибудь да должен меня спасти! Ведь это так просто прийти сюда и поговорить с Мирандой! Неужели Артур не сможет немного ослабить свою гордость и сделать шажок навстречу, маленький шажок?! Нет? Тогда пусть Ториэль с ребятами придут меня вызволять и перерубят тут всех! Денег пусть предложат! Кто-нибудь…

Айщ! Ну как так можно было попасться?! Пить надо меньше и слушаться старших. Почему я такая глупая и неосторожная?! Ведь наемники не могут поступать так неосмотрительно! О чем я думала?! Кажется, для меня наступило время раскаяться в своих деяниях. И, когда я собралась переоценить всю свою жизнь, дверь распахнулась, на пороге появилась Миранда.

— Надень, — она кинула мне странный кожаный костюм.

Пока я пыталась влезть в это творение мастеров-извращенцев швейного дела, вспомнила всех демонов мира. Костюм облепил тело, словно был второй кожей. Неужели у вампиров мода такая?! Миранда, кстати, тоже была в подобном, но дискомфорта она не чувствовала. Ах да, она же мертвец, ей-то дышать ни к чему! Этот костюм давил со всех сторон, впиваясь и сдавливая мою кожу, потом появилось неприятное жжение, будто угольки внутрь поместили…

— Сейчас пройдет. На людей этот костюм не рассчитан, поэтому твоему телу труднее привыкнуть, — Миранда достала короткие кожаные сапоги на плоской подошве и пододвинула их мне. Материал был тем же. — И это тоже надень.

И снова боль, но теперь сдавило стопу и, кажется, косточки захрустели. Затем вампиресса подошла ко мне, резко схватила за шею и наклонила вперед, чтобы волосы свисали вперед. Не знаю, что там произошло, но голову сдавило обручем боли, резко закололо в висках. Что у них тут за методы? Меня уже убивать начали? Но через десять минут все резко прекратилось.

Мы вышли из моей маленькой камеры и быстрым шагом направились к воротам, за которыми раскинулось просторное поле с пшеницей. Вот она, свобода! Может, Артур с солдатами притаился где-то там, в зарослях, и сейчас спасет меня! Он не мог быть настолько эгоистичным и безжалостным, чтобы оставить меня на произвол судьбы! Миледи требуется защита!

— Мы идем на казнь? — поинтересовалась я. Мало ли, вдруг меня облачили обрядовый костюм для сожжения на костре или пыток.

Миранда усмехнулась:

— Конечно, нет. Вампиры никогда не устраивали зрелищных представлений и не превращали смерть в красочный спектакль. Нам это ни к чему. От тебя избавляться еще рано, Артур еще не ответил. Сейчас мы идем в военный тренировочный лагерь, чтобы ты увидела новую карательную армию. Она появилась у нас совсем недавно, потому нуждается в серьезном управлении.

— А причем здесь Артур, он же не вампир? Разве к другим расам вы относитесь не с пренебрежением?

Миранда на миг остановилась и посмотрела мне в глаза:

— Сейчас для мира открылись новые дороги и, если для благосостояния нашего народа требуется хороший командующий, то вопрос о расе не стоит. Кто не понимает этого и продолжает поддаваться общепринятым правилам, тот рискует своей жизнью. Их просто сметет, если с предрассудками не будет покончено.

Интересно, а Миранда знала о том, что расы раньше взаимодействовали? Колесо истории крутилось, и все вернулось в начало. Кажется, назревала действительно что-то страшное и масштабное.

— Этот защитный костюм, — продолжала вампиресса, — совсем новая разработка, появился вместе с армией.

— А от кого защищаться?

— От бойцов, Айла. В лагере достаточно опасно находиться не только нам, но и самим солдатам. Костюм сделан из специальной стягивающей кожи, которую пропитали кислотой и раствором, поэтому твою кожу щипало. Внутри в швы вставлены небольшие иглы, которые под воздействием давления впиваются в тебя. Этот костюм буквально связывается с хозяином и становится его кожей. Правда, здорово?! Снять его будет достаточно проблемно, особенно для тебя. Вампиры безразличны, регенерация восстанавливают наши кожу и кости буквально за минуту, но тебе потребуется несколько дней на восстановление.

Вот уж обрадовала! А говорила, что вампиры пыток не проводят.

Так мы незаметно пришли к лагерю, огражденному глухим каменным забором. Через тайный вход, который я бы ни за что не заметила в глухой стене, прошли внутрь. Передо мной открылся вид на огромную арену, размером превосходившую увиденное пшеничное поле. Миранда сказала, что мы находимся в первом блоке, где занимаются бойцы, поэтому нужно быть очень осторожными и не попасть под их удары. Мы пошли дальше по лестницам и каменным мостикам, находящимся в нескольких сотнях метров над ареной. Внизу находились только бойцы, а лекари, управляющие, подсобные рабочие — все стояли и ходили сверху. Надо сказать, что система переходов здесь была на высшем уровне. Пока мы добрались до седьмого блока, я успела насладиться веревочными лестницами, узкими дощечками, соединяющими две стены над пропастью, поразительными резными мостами и лестницами, а в конце пути, пришлось забираться по канату.

Предосторожностей здесь было очень много, хотя незаметных на первый взгляд. Охрана скрывалась в нишах через каждые пятьдесят метров, но вампиров было не видно… Если бы я случайно не споткнулась о ребристую поверхность плитки на одном из мостов, то ни за чтобы не обнаружила этих солдат. Только под определенным углом зрения можно обнаружить универсальную систему обстрела, помещающуюся за башнями. Все веревочные лестницы и канаты были пропитаны специальным раствором, защищавшим их от огня, обледенения и заодно от случайных гостей. Стоило прикоснуться незащищенным участком кожи, как ее разъедало даже у вампиров. Миранда сказала, что костюм пропитан подобной смесью, но не такой ядовитой.

Всего лагерь состоял из пятнадцати блоков, в которых располагалось по два отряда. Воины там жили и спали, но в основном оттачивали боевые приемы. Занятия были предусмотрены, как в дневное, так и в ночное время. Со сном у вампиров проблем не было, но вот с едой… Продовольствия сейчас никому не хватало, запасы таяли на глазах, поэтому здесь учили обходиться малым и не питаться неделями. Оказалось, что у них в лагере достаточно высокая смертность, ибо тренировки проходили в ситуациях, максимально приближенных к реальным. «Хочешь жить — борись» — было выбито на камнях в каждом блоке. Я думала вампиров трудно убить, но это было возможным. Миранда сказала, что есть специальное зачарованное оружие, которое просто разрушает материю, есть яды, моментально разъедающие плоть, есть «моментальный огонь», что-то вроде бомб, сжигающих тело вампира за две минуты.

Это оружие было дорогим, мало кто из существующих рас мог позволить купить себе хотя бы сотню этих предметов уничтожения, но они существовали и представляли потенциальную опасность для вампиров. Их высокая адаптация к условиям жизни была неестественного происхождения, они тренировались, ставили над собой опыты, вырабатывали защитную реакцию. Неудивительно, что главные запасы оружия максимального уничтожения были у них, причем вампиры не берегли их для войн, а активно использовали для тренировок.

Это ведь был не единственный лагерь в стране, а лишь один из двадцати. Сюда ежегодно поступали на обучение по тридцать тысяч созданий, но выходило на поле боя около десяти тысяч. Услышав это от Миранды, я присвистнула и скептически спросила:

— Как идет отбор кандидатов? Неужели много желающих?

На удивление, вампиресса улыбнулась и кивнула головой:

— Да. Критериев просто не существует. Сюда поступают и женщины и мужчины, обращенные или рожденные вампирами, молодые от двадцати лет и двухсотлетние. Вступительных испытаний нет.

— Тогда понятно, почему все так быстро погибают, — съязвила я. Какая-то жуткая у них система, лучше бы установили воинскую повинность, как и в других странах.

— Понимаю, для тебя это непривычно. Но, может, наша армия так сильна, потому что все солдаты пришли добровольно? Мы не проводим отбор, ведь вампиры достаточно сильны и ловки в любом возрасте. Средняя продолжительность жизни у нашей расы около тысячи лет, под конец, многие сгорают по собственному желанию. От вечности ведь тоже можно устать.

— Не в двадцать же лет!

— Рискнуть можно! У нас очень продуманная система повышений и наград. Служить в этом лагере престижно! Если на твоей груди будет приколот этот значок, — Миранда протянула мне брошку из черного металла в виде кольца с шипами, в середину которого был вставлен прозрачный камень. Внутри каждой грани горел огонь, — перед тобой вмиг откроются все двери. Здесь сложно продержаться только в первый год обучения, последующие три покажутся долгими и изматывающими, но практически не принесут смертей. Есть, правда, возможность продолжить обучение и попасть в специальное отделение, в карательную армию. Как я и говорила, это наша новая разработка.

Я была в шоке от услышанного, у вампиров оказалось столько тайн, особенно в устройстве армии. Создавалось ощущение, что кто-то просто сидел и придумывал новую историю для каждой страны. В голову пришли слова Бориса о том, что раньше расы активно сотрудничали. Если Миранда сказала, что в среднем они живут по тысячи лет, то…

— Эй, Миранда, — окликнула ее я, — а много у вас долгожителей? Много тех, кто перешагнул за сто лет?

— Да, каждый третий вампир. Сейчас среди нас практически нет молодых, последний человек был обращен лет тридцать назад и то по случайности. Рождаемость тоже низкая, ибо без магов довольно трудно выносить ребенка. Живая материя в мертвой… Странно, да? Некроманты оживляли нас ненадолго, они могли стереть грань между смертью и жизнью, сплести тонкую сеть в другом мире. К сожалению, сейчас не так просто с ними связаться. Не те отношения.

— Но ведь рождаемость есть? — продолжала задавать вопросы я.

— Да, пару некромантов на всю страну отыщется. Не представляю, почему они у нас живут. Может, просто жаждут приключений и острых ощущений, может, профессиональный интерес.

— Они тоже в возрасте?

— В основном, да. Но есть и молодые, некроманты получают приглашения из нашей страны, но соглашаются сюда ехать не охотно. Никакими деньгами их не заманишь!

Миранда пока не понимала, в какую сторону я клоню. Наивная. Уже столько государственных тайн разболтала. Мало того, что в секретный лагерь привела, так еще подробности их жизни рассказывает. Давай, Айла, пораскинь мозгами, к чему откровения? Миранда не может разглашать такие вещи первой встречной. И тут меня осенило. Это специально для него! Перед вампиром стояла вовсе не я, а мужчина-воин. Мне отводилась роль информатора для Артура, поэтому завеса таинственности приоткрылась. Итак, новый девиз сегодняшнего дня: убеди или умри. Ладно, раз уж начала…

— Миранда, а никто из ваших или некромантов старые времена не вспоминает? Ну, так, невзначай, за чашечкой крови… — я все надеялась, что живые свидетели дружной жизни рас существовали в этом мире.

Она только рассмеялась:

— Нет! О прошлом говорить не принято, к тому же оно было безрадостным. Если интересуешься, то можешь посетить библиотеку в резиденции и почитать, что творилось еще сто лет назад.

— А ты не помнишь сама? — спросила я.

— Нет, понимаешь, вампиры долго живут и часто тяготятся воспоминаниями. У нас есть способность забывать раз и навсегда ненужные вещи. Часто мы помним только последние сорок лет жизни, вполне достаточно для жизни.

В сознании возникла книга по общепринятой истории, кажется, во время войны перед разъединением рас вампиров жестоко уничтожали. Понятно, почему они предпочли забыть прошлое. Живые свидетели тех событий, конечно, существовали, но им смогли привить новые ценности и заставить смотреть на ту войну с нужного ракурса.

Но мне все равно не давала покоя мысль о вращающемся колесе истории. Хотели все расы или нет, а жизнь создавала нужные условия для… начала новой войны. Богине, кажется, нравилось устраивать кровавую бойню с периодическими повторениями.

До нужного блока оставалось еще несколько переходов. Повсюду раздавался шум, взрывы, в некоторых коридорах копошились вампиры, пытаясь пробраться сквозь пелену из дыма, песка и стеклянной крошки, в одном зале кто-то дико кричал, сгорая в столбе огня. Вид сверху был просто потрясающим, ноги подгибались и не хотели дальше идти… И в таком испуганно-удивленном состоянии я пыталась придумать вопросы.

— Эй, а почему вы приглашаете магов?! И оружие у кого берете? Кто его зачаровывает? — мне пришлось кричать, чтобы Миранда расслышала меня, ибо сейчас внизу отрабатывали метание взрывчатки. Тараторила я очень быстро. — Это ведь непростые услуги для нашего мира. Маги редко кому-то продают свои разработки, только за большие деньги, но у вас столько их оружия!

Миранда оглянулась, прищурила глаза:

— Ты не такая, какой кажешься. Теперь причина, почему Артур так долго с тобой таскается, становится яснее.

— Сейчас это не важно, ответь на вопросы.

— Нет, это очень важно, Айла. Я должна понимать, кому раскрываю наши тайны, риск должен быть оправдан. Если ты не вопишь в этом месте от страха и думаешь над вопросами, значит, ты сама заинтересована в информации. Если сможешь умело использовать все факты, то убедишь Артура.

Я фыркнула. Этот ледышка все время принимал меня за влюбленную принцесску, его подружка Миранда — за переговорное устройство.

— На нем свет клином не сошелся, — недовольно сказала я. — Почему он?

Миранда не спешила отвечать, пристально всматриваясь в мое лицо.

— Ну, ты и так уже лишнего наговорила, иди до конца. Давай, скажи. Больше знаний, больше шансов убедить его, — начала уговаривать Миранду я.

Сработало, уже через минуту услышала:

— Он хороший командующий, ты даже не представляешь, каким талантом обладает Артур. Вампиры хорошие солдаты, но стратегов и управленцев среди нас мало. А с магами все просто. Мы платим им большие деньги, они поставляют оружие и некоторые сведения о других покупателях партий. Подобные торговые соглашения хоть воспринимаются в штыки в нашем мире, но тайно подписываются.

— А как же политические… — начала я, но Миранда зажала мне рот рукой.

— Помолчи немного, я все расскажу.

И мы поднялись на очередное возвышение и направились к железной лестнице, ведущей в башню. Дорожка не была узкой, но сильный ветер буквально валил с ног, ибо здесь не было ограждений, защищавших от природных невзгод. Тут даже не было поручней! Вот здорово! Интересно, а кто-нибудь из работающих здесь уже падал с пятисот метров?!

— Лучше не смотри вниз, а смотри под ноги. Ветра сегодня сильные, тебя может сдуть, — дала совет Миранда.

— У вас, что денег не хватило на противоветровые щиты?

— Не в этом дело. Вампиры очень чувствительны к запахам… Это помещение нужно проветривать.

И тут я опустила взгляд. Внизу было много солдат, из всех блоков, в одежде разных отделений, все в одном вместе, и все мертвые. Обугленные останки, еще стонущие женщины или мужчины, высохшие тела и просто скелеты… И да, запах стоял ужасный, ибо вампиры гораздо быстрее гнили и разлагались. Около ворот, через которые в зал поступали тела, лежала внушительная кучка из плоти и костей. Ее быстро разбирали несколько новобранцев, наверное, так в них воспитывали терпеливость и вытравливали аристократические замашки. Сортировка происходила на три кучки поменьше: кости, отравленные тела и раненые. Первых двух грузили на специальные сооружения из плит на колесах и отправляли в другой зал, где располагалась печь. Раненые же стонали, вертелись и харкали своей густой черно-бордовой кровью. Что за ужас! Я хотела быстрее пройти это место и больше не возвращаться, но Миранда вдруг остановилась, резко развернулась и осмотрела меня с ног до головы.

— Тошнит? — спросила она.

Я кивнула головой. Пойдем, быстрее пойдем, иначе уборки вам тут не миновать. Но вампир стояла и чему-то улыбалась. Никогда я этих кровопивцев не пойму.

— Ты ведь хотела все знать. Давай начнем отсюда, Айла.

— А можно не отсюда? — я уже прикрывала рот рукой, ибо утренний эклер с тортом рвались наружу. В носу стоял запах горящих тел и разлагающейся плоти, к тому же примешивался странный запах магического порошка.

— Лучше один раз увидеть, Айла. Много времени это не займет. Надеюсь, ты помнишь, что я говорила о проблеме снабжения продовольствием армии. Вот один из выходов. Не понимаешь, к чему я подвожу?

Я покачала головой, от резких движений стало еще хуже.

— Не буду говорить, как мы к этому пришли, — усмехнулась Миранда, вероятно, вспоминая обсуждения с вампирами. — Объясню принцип. Видишь ту оставшуюся кучку с ранеными? Понимаешь, что их не повезут к лекарю и не будут пытаться вылечить? Однако они еще живы, и мы не торопимся сжечь тела. Но самое главное — их кровь еще не стала ядом. Да, вампирская кровь, не человеческая, жизни в ней совсем немного, но все же лучше, чем ничего. Да?

— Вы… кормите солдат этой черной жижей, вместо человеческой крови?

— Да, она горькая и имеет неприятную текстуру, но с голодом справляется хорошо. Скажу, что это дешевая замена человеческой крови. Смотри, сколько здесь раненых. Их хватит, чтобы накормить солдат всей крепости.

— Они питаются этим всю время обучения? — я даже посочувствовала ребятам, ибо кровь вампиров походила на болотную жижу, но только грязного красного цвета.

— Ага, иногда, конечно, получают что-то получше, кровь животных, например. Сначала наш организм не принимает подобную гадость, но потом привыкает и становится даже немного равнодушным к человеческой крови.

Какая мерзость! Мне одновременно хочется пожалеть их, а с другой — укорить и послать к демонам! Сразу вспомнился Дэни с его галантным предложением выпить бокальчик крови. Да, здесь бы он загнулся за несколько дней. Противно даже думать о том, как вампиры кушают друг друга.

— Неужели это нормально? — кажется, вслух спросила я.

— Да, поверь, вампиры здесь ничем не брезгуют. Это место не учит сочувствовать и сожалеть, Айла. Хочешь посмотреть сама? Пойдем в столовую?

— НЕЕЕЕЕТ, — ответила я и ринулась к лестнице. Сил больше не было терпеть.

Так мы оказались в башне, снова прошли по коридору, оказались на винтовой лестнице и минут десять поднимались вверх. Страшно представить, на какой высоте теперь мы находились. Прежде чем открыть тяжелую дверь, Миранда попросила быть, как можно осторожней и спокойней, чтобы я ни увидела. Признаться, ожидала оказаться на большой высоте, с одной стороны увидеть поле с солдатами карательной армии, выполняющих всевозможные трюки, а по другую сторону бескрайние лесные просторы. Но дверь открылась, и я шагнула в темноту. Что происходит?

И тут в метре от меня пронеслось пламя и потухло. Через минуту огромная площадь озарилась градом огня всех оттенков красного, один поток был горячим, другой обжигал холодом. Все разноцветные струи метались, крутились, сливались с грохочущими взрывами вокруг меня. В воздухе стояли электрические разряды, стало ужасно тяжело дышать, практически невозможно контролировать свое тело, ибо все вокруг состояло из энергии, ужасной давящей энергии, которая лишала возможности чувствовать себя живой. В какой-то момент я подумала, что уже умерла, потому что не чувствовала опоры под ногами, не слышала и не видела Миранду. В глазах мелькали только молнии из огня и какие-то бабочки с уродливыми черными крылья, которые летели роем на меня.

Потом кто-то схватил меня крепко за запястье и потащил в туннель, там я пришла в себя и даже смогла снова видеть. Ощущение нереальности не покидало меня, из головы вылетели все мысли.

— Теперь будет проще, — услышала женский голос.

И вот мы очутились на огромном черном мосту, резко заканчивающемся почему-то на середине огромной арены, у которой я не увидела конца. Кажется, по своей протяженности она была больше, чем все другие вместе взятые. Сколько же они строили такой лагерь! Никто не знал, что в лесах и в полях у вампиров стоят подобные сооружения!

— Мы были в замкнутом помещении, где тренировалась группа карательной армии, той армии, которой должен управлять Артур. Я уверена, что, увидев их мощь, он бы согласился взяться за это дело. Ты ведь почувствовала их силу?

— Да меня чуть не расплющило! — вскрикнула я. — Думала, на тот свет отправилась!

Миранда улыбнулась, но в глазах читалась грусть:

— Я тоже это чувствую, очень сложно неподготовленному созданию этого мира находиться вблизи такого сгустка энергии. Наши солдаты постепенно привыкают и начинают справляться. Если они выдерживают накопившуюся энергию в замкнутом помещении, то смогут дольше продержаться на поле боя.

— То есть они не контролируют это?! И да, ЧТО ЭТО?! — моему любопытству не было границ.

— Нет, они лишь учатся справляться. Эти вампиры, несомненно, одаренные, иначе бы уже давно лежали в одной из кучек в соседнем блоке. Через несколько минут на это поле выйдет еще одна группа. Посмотри внимательно, Айла, запомни все в мельчайших подробностях. Ты должна передать Артуру, что мы пытаемся приручить кровавых падальщиков. Не просто вызываем, чтобы они сжирали все в подряд, а учимся ими управлять.

Так вот оно что! Это были те существа, которых больше всего боялись все народы в вампирских землях. Мы даже специально объезжали места с потенциальной опасностью, Борис еще рассказывал, что от этих созданий спастись невозможно, ибо они из другого мира, не обладают разумом и тем более не могут испытывать чувства. Они просто убивают, чтобы утолить голод, который вновь появляется через несколько минут. Кровавых падальщиков могли вызвать только вампиры с сильной темной сущностью. А еще кровопивцы сходили с ума, если не могли загнать этих существ обратно в их мир. Не сложно догадаться, что сходили сума почти все, вампиры умирали, а кровавые падальщики оставались на свободе. Вот здорово! Идея, конечно, феноменальная! Опасная, бесшабашная, дерзкая, но действительно потрясающая. Только понимает ли Миранда, что будет, если что-то пойдет не так?

Глава 10. Это спасение?

— Сколько их у вас?

— Около двух тысяч.

Я присвистнула. Вот это масштабы! Везде от одного приходили в ужас, а тут целых две тысячи.

— Послушай внимательно, Айла. Все, что ты видела перед этим, не такая уж тайна для некоторых вышестоящих людей. Все мы понемногу друг за другом следим. Но эта армия наша, только наша.

— Да, наша, какая же еще?

Ответ Миранды убил меня наповал:

— Нет. Я объясню все. Твой народ платит налоги королю Двух объединенных королевств?

— Да, я же из этой страны.

— Я не думаю, что у вас люди живут в достатке и так уж счастливы. Ты ведь живешь во втором королевстве, а не в первом, где обосновался правитель? И до нашей страны долетают слухи, что люди там бедны и еле выживают. А из многих городов насильно забирают в армию, девушек выкупают за гроши у семей и забирают в рабство, даже не для работы жрицей. Ваш король имеет на это полное право и средства… Он даже на нас имеет определенные притязания. Дело в том, что после войны династия из ДОКа помогала восстанавливаться нашей стране, тогда и были подписаны несколько соглашений. Мы обязывались предоставлять военную силу, так что половина нашей хваленой армии — не наша, а королевская. Также только за отчисления трети дохода нашей казны королю люди допускались в нашу страну. Но армия стала дорогой, совершенствование требовало новых средств, даже закупка минимального количества оружия дорого обходилась. Казна не могла отдавать столько денег на сторону, поэтому король ДОКа подписал запрет о пересечении границ, точнее ввел жесткое ограничение — полторы тысячи человек в год. Это ничтожная цифра для такой протяженной страны, как наша! Неудивительно, что за последний двадцать лет численность вампиров сократилась в несколько раз! Представляешь наше плачевное состояние?! Мы еле конца с концами сводим, ни денег, ни еды, ни армии… Король ДОКа подчинил нас себе! Тайная армия — наше последняя надежда на свободу.

Я стояла как громом пораженная. Вот она политика. Все ведь выглядело совсем по-другому. Но я верила Миранде, ибо пребыла из страны, где еще недавно каждую неделю вешали людей на деревьях за долги. Разве не сама я пошла убивать, чтобы заработать, чтобы защитить семью? Но кто же знал, что загребущие руки нашего короля попробуют обобрать всех. Сколько врагов он себе нажил!

— В какой-то момент терпеть становится невыносимо, — продолжала Миранда. — Мы стали искать выходы. Новый советник моего отца лорд Милен дер Сирин предложил довольно радикальные идеи, частично ты их уже увидела. В основном он разрабатывал пути обхода соглашений, и в довольно короткий срок у нас появилась приличная сумма денег. Ее направили на создание специальной карательной армии. Если с оружием проблем не было, то с солдатами была. Мы пошли на большой риск, решив приручить кровавых падальщиков, но армия в две тысячи вампиров с этими созданиями приравнивается к армии в четыреста тысяч с лучшим оружием.

— Как у вас получилось… — я никак не могла сказать слова раздельно, не заикаясь, — их подчинить?

— Нам помогли маги, без специальных амулетов контролировать этих тварей просто невозможно. Эти костюмы тоже не совсем наша разработка. Благодаря новым защитным механизмам, разработанным учеными вампирами и колдунами, мы с тобой остались в живых, пройдя сквозь огонь.

— Так откуда у вас деньги появились? Маги дорого обходятся…

Миранда смотрела на меня, и все еще не могла полностью довериться. Ведь теперь я знала самую главную тайну, от которой зависела жизнь этой расы.

— Мы заключили союз.

— С магами?! — я буквально закричала при этих словах.

— Нет, союз с ведьмаками нам совсем не по карману, — женщина даже улыбнулась, видимо, подумала о сумме. — К нам на помощь пришла близкая по духу раса, причем союз был заключен на взаимовыгодных условиях.

— Кто они? — настаивала я.

— Не могу, это не нужно знать.

— А как же Артур? Надо же иметь убедительные аргументы.

— Это не так существенно. Подобности такого характера не окажут на него сильного воздействия. Лучше смотри вниз и помни без резких движений.

На арену вышло двадцать вампиров в кожаных костюмах, вокруг руки каждого была обмотана железная цепь. Я не видела их ярких глаз и губ, блестящих и острых клыков, потому что… их будто и не было. Эти солдаты безликие. Все, как копия кого-то одного. Бледные, измученные, худые, но жестокие и выносливые. Если они продержались здесь вместе с тварями, то стали непобедимыми. На секунды все утонуло в мертвую тишину, показалось, что граница между нашим миром и потусторонним стерлась, цепи накалились, воздух расслоился, выпуская пожирающих тварей на волю. Секунда, все вампиры, как один прыгнули, вонзая в своих тварей шипы и надевая ошейники на их шеи. Падальщики извивались, выли и пытались откусить части тела своих хозяевам, но те быстро брали питомцев под контроль, натягивая цепи…

Несколько минут происходила суматоха, где различить тела было практически невозможно. Я стояла, не двигаясь, стараясь дышать, как можно тише. Но тут ко мне подлетела тварь без ошейника, она всмотрелась в мои испуганные широко открытые глаза и оскалилась. С клыков капали слюни. Миранда зажала мне рот рукой и не давала возможности даже пискнуть. Вот они какие, падальщики… Скелеты, обтянутые кожей и жилистыми крыльями, с шестью конечностями и острыми цепкими когтями. На лице черные яблоки глаз, в которых не было ничего, кроме жажды и голода, тонкие губы, из кожи над которыми торчали четыре клыка. Тварь прокусывала сама себя и глотала свою кровь, чтобы хоть как-то питаться, пока не попадется что-нибудь получше. И тут падальщик открыл свою пасть, казалось, его челюсть отсоединилась от черепа, чтобы обнажить все три ряда острых, как иглы зубов. Изо рта высунулся длинный раздвоенный язык и лизнул мое лицо…

Мама, не могу терпеть это! Сейчас убегу! Куда угодно! Не могу больше смотреть на это чудовище! Но тут на падальщика сзади запрыгнул вампир, обхватил его голову руками и вонзил в вену шип. Тварь взвыла, перевернулась через себя и сумела вспороть защитный костюм солдата. А тот только улыбнулся, взялся за цепь обмотал вокруг тела твари и резко дернул. Падальщик зарычал, выпуская столб пламени в своего обидчика, но тот не желал сдаваться и сдавливал тело. Под напором цепи, зачарованной магами, кожа на теле твари лопалась, обнажая кости. Вампир воткнул еще пару шипов в вены на спине и животе и резко потянул, чудище взвизгнуло и скорчилось на каменной арене. Из него сочилась кровь, перемешиваясь с пылью. Голод проснулся. Есть, этому существу нужно было есть. Оно стало слизывать с камней собственную кровь в попытке насытиться. Пока падальщик отвлекся на обед, вампир подошел к нему и с размаху ударил ногой по оголенным костям. Тварь завизжала, поднялась в воздух на несколько метров, а потом радостно плюхнулась в лужу из своей крови.

Всего лишь одна сцена, одна из десятков. Только от некоторых вампиров падальщики не пытались сбежать и не кидались в порыве урвать кусок плоти, они просто летали и пускали столбы огня. Впрочем, на кровь собрата собрались все. Падальщики буквально тащили своих хозяев к месту с кровью. Вампиры пытались их остановить, вонзая шипы в их тела. Падальщики истекали кровью, у некоторых были сломаны крылья или вырваны конечности, но они летели на кровь, чтобы сожрать своего. Началась суматоха, все не умещались в воздушном пространстве около красного озера, бились друг об друга, кусались, протыкали когтями. Они убивали сами себя. Вампиры попадали под раздачу. Кто-то не смог увернуться от острых когтей, кто-то случайно упал в лужу и был съеден, как гарнир.

У меня текли по лицу слезы то ли от шока, то ли от испуга, а, может, и от жалости. Вот это их армия?! Ее же невозможно контролировать! Как на такое можно решиться? С головой все в порядке?! Великие боги, меня же минут пять назад чуть не сожрали! Падальщик одним бы укусом откусил половину моего тела! О нет! Не хочу об этом думать!

Об этом надо рассказать Артуру?! Артуру, который почему-то должен восхититься их силой?! Неужели этот рассказ понравится ледышке?! Нет, не может быть! Я не смогу сказать, не выдержу этих воспоминаний! Мое сердце бешено колотится, и очень хочется спрыгнуть с этого моста. Лучше стать лепешкой, чем перевариваться в желудке у этой твари!

Раздался свист. Вампиры, даже раненые и обугленные, вскочили как один, зашептали что-то на незнакомом языке и резко дернули свои цепи, по которым прошло синее еле заметное пламя. Твари неестественно изогнулись, пытались сопротивляться, но воины дернули еще несколько раз цепи. Падальщики вынуждены были подчиниться и подлететь к своим хозяевам.

— Это разминка, минутка свободы, — пояснила Миранда, гордо смотрящая вниз.

Разминка? Не понимаю, о чем она говорит! Это же ужасно! Ей нравится?! Великие боги или демоны заберите меня! Артур, уже не смешно, меня срочно надо забирать из этого места! А вдруг они скормят этим тварям, когда необходимость в моей жизни отпадет?!

И тут кто-то закричал. Вампиры построились в ряды, рассчитались и, разойдясь по всей арене, встали по парам. В левой части занимались солдаты с ранеными озлобленными падальщиками. Я глазам своим не верила, вампиры натравливали тварей на своего противника, который должен был принимать удар на себя. Безумие!

Я закрыла глаза и отвернулась. Хватит, не могу смотреть на кровь и ломающиеся кости, на корчащиеся тела и трупы, которыми твари с удовольствием начинали хрустеть, если противник подыхал. Миранда резко схватила меня за шею, резко развернула и ядовито сказала:

— Смотри, не смей закрывать глаза. Это должен был видеть он! Приди в себя!

Я действительно пыталась восстановить душевное равновесие, но происходящее на арене убивало меня одним видом. Ноги предательски дрожали… Артур! Зараза! Это ты должен видеть, но не я! Неужели он бы выдержал и не опустил взгляд?!

— Как… Почему он? — выдавила я.

— Потому что он сможет.

Ага, конечно. Он сможет управлять, только сидя в десятках километров от поля боя и отдавая приказы с посыльными!

— А если они выйдут из-под контроля?! Что вы будете делать?! Они сожрут весь лагерь! — продолжала кричать я, поддаваясь чувствам.

— Поэтому нам помогают маги. У нас уже был такой случай, падальщиков действительно сложно контролировать. Без амулетов, магии и силы воли это практически невозможно. Ничего, слабые умрут здесь вместе с падальщиками.

— Вот здорово! А ты оптимистка, Миранда! — съязвила я, отворачиваясь от арены уже во второй раз. — Но я не понимаю, почему управлять армией сумасшедших с дикими тварями должен обычный воин?! Это же так нелепо! Не вампир, не даже маг, который хоть как-то мог остановить этих тварей, а человек! Зачем вы идете на такой риск?

— Потому что падальщики, как и вампиры, легко приспосабливаются к любым условиям. Вампиры и падальщики тесно связаны, они примерно на одном энергетическом уровне. Даже, если мы захотим, то не сможем взять их под полный контроль, поэтому нам нужен кто-то с другим уровнем.

— Она спятила, — уже тихонько прошептала я.

Сейчас умру от смеха. Человек имеет, конечно, другой энергетический уровень, но вряд ли за его счет сможет стать избавителем! Он себя спасти не сможет и превратится в котлету еще быстрее, чем вампиры! Так хотелось напомнить Миранде, кто здесь сильнее и изворотливее! Кажется, с этой политической заварушкой ее разум помутился!

Я все же упросила женщину уйти отсюда раньше, ибо сил смотреть на кровавую бойню уже не было. Клятвенно пообещав, сделать все возможное для согласия Артура, я рванула к лестницам и на свое удивление безошибочно находила дорогу по направлению к выходу. Преодолевая препятствия, я обдумывала дальнейшие свои действия. Придется действительно все рассказать Артуру об увиденном здесь, но настаивать на согласии не буду. Моя жестокость к людям еще не разрослась настолько, чтобы посылать их в пасть к падальщикам. Все-таки Артур слишком умен, раз отказался идти на смотрины! Только теперь в лагере оказалась я! А должен был быть он! Дальше в мыслях были только ругательства…

Возвращались в резиденцию с Мирандой в полном молчании. Я смогла немного успокоиться и над тайнами, которые раскрылись передо мной здесь. Так я не заметила, как мы вернулись. К Миранде подбежал охранник и что-то сообщил, женщина сразу ушла, а меня под белы рученьки проводили в камеру и бросили на кровать. Наверное, подобного случая в истории не было никогда. Сначала меня кормили изысканными блюдами, потом рассказывали все тайны государства, хотя я не горела желанием их узнать, а потом кинули, как воришку, в камеру.

День подходил к концу, а я все еще валялась на кровати, никто не приходил. Голод меня не мучил. Только одиночество немного смущало, меня так надолго еще не оставляли одну. Я стучала в дверь, кричала, но никто не отзывался. Не знаю, что творилось снаружи, но изредка снаружи долетали крики и ругательства. Интересно, какая передряга случилась?

Иногда лучше не знать ответов, поверьте. Жить в неведении не так уж и плохо, по крайне мере, счастья жизни будет больше. Но Богиня явно не желала делать меня счастливой, ибо ночью в камеру ворвался страж, схватил за плечо и вывел наружу. На голову надели мешок, руки связали, а ноги заковали в кандалы. Кто-то поднял меня и закинул, кажется, в телегу. Ехали мы где-то часа два. Тело очень хорошо чувствовало дорогу с кочками, ямками и камешками. Соломку мне, естественно, никто не постелил. Ноги и руки быстро затекли, а, когда настало время резких поворотов, меня начало швырять по всей телеге. Сесть я никак не могла, приходилось кататься и биться о стенки. Вот уж спасибо за комфорт!

Жаловаться лишний раз я не хотела, ведь меня увозили из ужасного места! Признаться, была надежда, что это наши ребята меня спасают! Ведь не зря в резиденции была какая-то заварушка, а потом меня под шумок утащили. Я уже готова простить Артура за его промедление, только лишь бы меня спасли.

Телега остановилась. Меня вновь взяли на руки и куда-то несли минут десять. Наконец, кто-то решил снять мешок с моей головы. Сейчас кинусь и расцелую спасителя…

— Миранда? — мой голос звучал хрипло, сердце забилось быстрее.

— А ты кого хотела увидеть? Его? — как-то озлобленно сказала она. — Забудь. Знаешь, ты была права с самого начала. Артур слишком горд и принципиален, он отказался иметь какое-либо дело с нами. И этот мужчина не собирается спасать тебя.

— Даже не придет поговорить? — не веря, спросила я, не может быть, не может быть…

— Нет.

Я тяжело вздохнула, хотела сесть, но меня удержали. Вот, значит, как. Кто он такой, чтобы распоряжаться чужой жизнью? Пренебрегать ею?! Что за человек!

— Что теперь будет?

— Ничего страшного, мы не собираемся тебя скармливать падальщикам, не переживай, — ехидно улыбнулась Миранда. Прекрасно, злость за неудачные переговоры будут срывать на мне. — Но ты теперь в курсе того, что вампиры не прочь союзов, возродили свою армию… Что ты еще узнала?

— Ничего, — как-то быстро определилась я.

— Ты знаешь, что у нас есть продовольственные проблемы, а еще денежные затруднения. Вот ты и поможешь нам их решить.

В КАКОМ СМЫСЛЕ ПОМОГУ?! Я уже хотела возмущаться, вырываться, но Миранда схватила меня за шею, откинула голову и влила странную лиловую жидкость в глотку. Разум словно закрыла пелена, все чувства притупились, тело не слушалось. Сказать я уже ничего не могла, двигать руками с трудом, даже взгляд сфокусировать было проблематичным делом. Я слышала разные голоса, но никак не могла понять, о чем они говорят… Смотрела на Миранду, но не видела ее лица. Кажется, она кивнула и куда-то ушла.

Передо мной мелькали незнакомые вампиры, люди, даже эльфы. Неужели галлюцинации? И что теперь будет? Я стояла столбом и пыталась соображать, но ничего не получалось. Кто-то схватил меня за руку и увел в странную комнату, где повсюду были разбросаны вещи, обувь, украшения. Здесь толпилось много созданий. Люди, весело щебеча, бегали вокруг девушек, таких же одиноких и ошеломленных, как я. Девушка-эльф. Девушка-вампир. Еще две.

— Милая, ну что ты на них уставилась! Они уже всем приелись, а ты смотришь! Совсем вкуса нет! — послышалось сбоку.

Мм? Что они имеют в виду? Приелись?

— Мартин, — новый голос звучал сзади. — Как думаешь, переодеть ее в платье или оставить в костюме?

— Человечку?

Это обо мне?

— Ага. Только поставщик просил вернуть этот костюм, но он такой классный, облегающий.

— Точно. Надо найти что-то похожее!

Меня начали щупать, пытаться снять костюм, который цеплялся за кожу и выдирался вместе с ней. Все тело щипало, кровоточило и болело, но эти чувства были настолько далекими, что я не особо ощущала их.

— Великие Боги, Шелли, посмотри, что с ней такое! Сколько ран!

— Ого! Какой красивый узор, будто кружево!

— Может, подлечить ее? Вампирской крови немного для регенерации не помешает?

— Не нужно. Мартин, думаю, это наша находка. Немного подтеки стереть, и будет идеально.

Меня снова начали щупать, протирать какой-то настойкой и прикладывать лед.

— Я принесла костюм! Какой лучше черный или желтый?

— Черный.

С костюмом возникли некоторые проблемы, ибо натянуть его на меня, безвольного раскисшего овоща, было делом сложным. Но ведь вокруг были профессионалы! Такое ощущение, что готовились все к маскараду, ведь на эльфийку надели красивое пушистое зеленое платье, а на вампиресс бархатные бордовые плащи на застежках. Интересно.

— Милашка, дай руку.

Кажется, мне. И что они хотят?! Увы, не могу поднять руку…

— Ах да, ты у нас затуманенная.

— Думаешь, она понравится?

— Конечно, пусть лучше спокойно постоит, а то устроит концерт. Нам истерики не нужны.

Тут мою руку схватили, что-то черкануло по запястью. Они взяли пару капель крови, потом протерли какой-то смесью, и ранки не осталось. Минут пять я стояла и чего-то ждала. Вокруг все продолжали носиться и лепетать.

— Ну как, Шелли?

— Прекрасно, коэффициент питательности 0, 86. Деликатес.

— Значит, можно повысить цену на две тысячи золотых.

Ко мне кто-то подскочил, распустил волосы, подкрасил губы.

— Пора, — послышалось из ниоткуда.

Чьи-то руки уперлись в спину и начали толкать мое тело к выходу. Мы вышли в коридор, где в длинной колонне стояли красивые молодые девушки и молодые люди.

— Четвертая колонна в третий зал! Четвертая колонна в третий зал! — снова голос из ниоткуда.

Мы прошли немного вперед. Кажется, я стояла именно в четвертой колонне и ожидала выхода на сцену. Сбоку от нас стояли незнакомые вампиры с людьми и весело переговаривались, делали ставки, спрашивали о каких-то направлениях торговли…

— Где я? — сумела выговорить. Здорово.

— Оу, деточка говорящая! Плюс пятьсот золотых! Не волнуйся, ты красавица!

— Не путай ее, Шелли. Нужно сказать, где она.

— Эй, — перед моим лицом помахали рукой. — Ты нас понимаешь?

Я смогла кивнуть.

— Замечательно, она смышленая. Плюс тысячу, запиши, Мартин. Ты, деточка, на вампирской ярмарке диковинок. Это не совсем законно, но золотые сейчас всем нужны… Твой поставщик получит солидную сумму, и нам хватит! Ты не переживай, попадешь к какому-нибудь богачу, поиграет с тобой, а потом отпустит.

Отпустит?

И тут мы вышли на сцену. Впереди сидели вампиры-красавцы и дамы-вампирессы, поблескивая своими украшениями. В воздухе витал дым, повсюду раздавался смех и шум.

— О, какая штучка! Дамы и господа! Внимание! — широко улыбающийся вампир постучал молоточком по кафедре. — Так, что у нас тут! Характеристики! О! Вы будете удивлены! Молодая человеческая девушка с коэффициентом питательности 0, 86! Удивительное число для такого времени! Посмотрите на ее милое личико с горящими глазами! А губки какие!

Раздались одобрительные возгласы и аплодисменты.

— Понимаю, но наши организаторы приготовили еще один сюрприз! Для любителей пикантного! Итак, Шелли, прошу!

Ко мне подскочила девочка и немного расстегнула костюм спереди, оголяя плечо, откуда веером расходились маленькие ранки.

— Ах, какой прекрасный экземпляр! Очень функционально и необычно! По истине, сегодня день великолепных находок! — вампир улыбался еще шире и смеялся еще громче. — На этом не все! Девушка умеет говорить! Ах, неплохое качество, но, думаю, это в женщине не главное? Итак, осмотрите еще раз эту прелестницу, и начнем торги. Начальная цена семь тысяч золотых!

Ого, семь тысяч золотых. Целое состояние. Построить замок можно. И эти деньги за меня? Семье не пошлют хотя бы немного?

— Десять, — закричал вампир, войдя во вкус. — Мужчина за третьим столом! Больше!

— Двенадцать!

— Семнадцать!

— Другое дело, пошли на рекорд сегодняшних торгов! Активнее! Господин Омбре, не желаете забрать к себе в замок эту девушку? Не стоит ограничиваться эльфийкой! А? Вы же тот еще затейник! Восемнадцать?

— Давай!

— Итак, восемнадцать от господина Омбре!

— Двадцать четыре! — цинично и холодно, будто это не деньги.

— Что за день! Принято! Вы разрываете мне душу! — сказал Вико, продолжая расхваливать мое тело. — Впрочем, моя душа давно уже продана! Продолжаем торги, дорогие гости!

— Тридцать!

— Принято, девятый стол.

И так еще долго. Одни цифры, тысячи, тысячи, тысячи, смех, тысячи, Вико, тысячи, аплодисменты… Голова начала кружиться, я не могла стоять на ногах, а вокруг только и раздавалось «Принято!» Вот оно как происходит, совсем легко. Что-то внутри проснулось мое, прежнее, кажется, это был сон. Вещий сон, ставший явью. Артур, зараза, циничный мерзавец, бездушное существо. Неужели нельзя было меня спасти?!

— А вы вошли во вкус! Не на шутку заинтересовались этой прелестницей? Понимаю, понимаю! Итак, кто даст больше семидесяти восьми тысяч?! Продано! Поздравляю! Заворачивайте в подарочную упаковку!

Меня увели и сердечно поздравили! Шелли и Мартин, обнимались и танцевали! Конечно, они отдавали только половину, а остальные тридцать девять золотых делили между собой. ДА я за всю свою жизнь столько не потратила!

Меня снова связали, упаковали, влили снова какую-то жидкость и вывели на улицу. Кто-то снова взял меня, закинул к себе на спину и отнес в…карету. Что ж, к кому-то в замок я поеду в комфортабельных условиях. Возможно, жизнь теперь будет не такая уж и плохая, но до тех пор, пока я не надоем.

— Поздравляем вас! Не пожалеете!

— Еще приезжайте, что-нибудь новенькое подыщем! — услышала я с улицы.

— Она скоро очнется? — мужской голос кого-то мне напоминал.

— Часа через три полностью отойдет, не волнуйтесь, мы дали противоядие.

— А вас устраивает доля от общей суммы продажи? — очень знакомый циничный голос.

— Ну…да.

— Я заплачу вам еще по двенадцать тысяч каждому, если поставщик не узнает, кто купил эту девицу.

— Хорошо. А мы думали только вампиры такие скрытные. Нет проблем.

Разговоры стихли. Дверь открылась. Оказалось, что я уже могу прекрасно видеть, а не только различать предметы по очертаниям. Сознание потихоньку возвращалось, какая радость! Вот бы еще тело слушалось!

— Можешь отдохнуть, — сказал мужчина, которого я определенно где-то видела.

Три секунды на осознание, и я узнала Артура, который своим жадным похотливым взглядом осматривал мое тело в обтягивающем костюме. Ах, вот, кто меня успел облапать, пока нес! Циничное бездушное и похотливое существо! Вот бы ударить его, хотя бы раз! И почему, когда я наконец-то решилась, руки не слушались?!

— Никогда не забуду, — смогла злобно произнести я.

Артур только ехидно посмеялся и закрыл дверь. Карета тронулась.

Глава 11. Откровение на грани

Всю нашу дорогу я проспала. Наверное, успокоилась и расслабилась, зная, что возвращаюсь к близким людям. Как бы ни был опасен наш путь, но с солдатами было спокойней. Только Артур портил всю идиллию! Не понимаю, чем он руководствуется в своих действиях… Подумать только! Покупал меня на ярмарке элитных ш… служанок! Стоит ли теперь мне вспоминать Эрика, когда мой телохранитель наплевал на задание и поставил мою жизнь мод угрозу так просто? Я уже думала, что они никак не связаны, ибо пренебрегать приказами Эрика могли только сумасшедшие. Артуру не нужна была слава, армия, деньги, у него что-то свое на уме! Как он вообще к нам попал?!

Карета остановилась у постоялого двора. Артур поздоровался с хозяином, кажется, к нему навстречу вышли воины нашего отряда. Я, естественно, притворялась спящей и не спешила вылезти из кареты, пока все разговаривали.

— Нашел? Она в порядке? — затараторил Ториэль.

— Все хорошо прошло? — говорил Нэдин.

— Конечно, я же говорил, что можно найти выход.

— Ага, конечно! И гарантий ты нам столько дал! — ехидничал Ториэль. — Ты еще скажи, что в том месте Айле было хорошо.

— Не исключено! — засмеялся Артур.

Вот гад, как можно в такой ситуации смеяться?! Он понятия не имел, что со мной творилось! Причем из-за него! Что за чудовище управляет нашим отрядом?!

— Хватит, Артур, — сказал Вацлав. — Это неуместно в такой ситуации.

— Ну не знаю.

Кажется, этому мерзавцу было весело. Да что с ним такое?! Интересно, много подобных злодеев знал этот мир?

— Курт и Вацлав, подготовьте комнату для девчонки, принесите ей что-то поесть и временно возьмите кота к себе, он слишком впечатлительный. Нэдин подготовь все необходимое для дороги, завтра выезжаем, — начал раздавать приказы Артур. — Ториэль, забери тело из кареты.

— Слушай, Артур, — спросил паренек, — ты ведь заплатил за нее?

— Ага.

— Сколько?

— Семьдесят восемь… тысяч.

— ЧТО? — Ториэль сильно удивился, еще бы, он столько за всю жизнь не заработал. — Откуда у тебя такие деньги?

— Личные сбережения, награды за службу.

— Тебе их вернут потом, когда мы доставим Айлу в столицу?

Артур рассмеялся:

— Нет, она, конечно, высокого происхождения, но никто бы не стал платить такие деньги за ее возвращение!

— Тебе не жалко собственных денег? — скептически спросил воин. Конечно, он знал, что их командир просто так бы золотые не отдал.

— Что ты хочешь услышать от меня? — ответил Артур. — Что человеческая жизнь стоит гораздо больше? Что эта девчонка, настолько дорога мне? Плата за работу телохранителем достаточно велика, чтобы положить всю ответственность за жизнь девчонки на меня. Нельзя подрывать доверия у заказчиков.

— Семьдесят восемь тысяч за доверие?! Скажи, Артур, неужели похитители просили гораздо больше, раз ты так грубо им отказал? Без возможности переговоров.

— Переговоры только бы затянули процесс. Поверь, Ториэль, они запросили во много раз больше, чем я заплатил на ярмарке.

Самолюбивый мерзавец! Вот кто чудовище! Конечно, его жизнь бесценна, ее нельзя измерить в золотых! Да о чем я говорю! Одна его присутствие в нужном месте стоит в несколько раз дороже! Сложно представить, во сколько золотых он оценивает разговор с собой любимым! А тут какие-то жалкие семьдесят восемь тысяч. Как раз стоимость моей мелкой жизни. Ну, Артур, я тебе никогда этого не забуду! Ты еще вспомнишь счастливые дни нашего путешествия!

Я хорошо отдохнула, помылась и вернулась в прежнее состояние «влюбленная принцесска». Снова кудрявые волосы, собранные лентами, и пышное розовое платье были моими лучшими друзьями. Конечно, хотелось бы продолжить свою игру и дальше успешно капать Артуру на нервы, но этого мало для мести. Из меня чуть не сделали даму для утех и закуску в одном флаконе, а раньше потрепали нервы видами на кровавую бойню! После такого потрясения Артур должен не просто видеть розовое пятно день и ночь, он должен выть от безысходности! И плевать, что он знал о притворстве. Я так просто жить этому эгоисту не позволю! Воплощение плана начну с завтрашнего дня, но сегодня… Так и быть поговорю на чистоту с ним, слишком важная информация, от которой зависят наши жизни.

Я дождалась, пока в комнате останется один Артур, и ворвалась с диким воплем, ногой открыв дверь.

— АААААААА!

На меня смотрели удивленные глаза мужчины, сидевшего в кресле. Мое явление явно произвело впечатление. А что, он думал, я проплачу всю ночь?! Притихну?! Оставлю все, как есть?! О нет! Прекрасно помню, что хотела врезать этому ледышке!

— Чтоб тебя демоны забрали и в котле сварили, проклятие моей жизни!

Я взяла вазу со стола и кинула в него, но промахнулась. Мерзавец успел встать.

— Не смей уворачиваться! Я там мучилась, таскалась не пойми с кем, а он тут спокойно ждал!

Очередная ваза разбилась об пол, разлетевшись на миллионы осколков. Артур снова моментально увернулся, но остановить меня не пытался. А зря. Мои руки начали работать, как мельницы. В ход пошли чашки, картинки в рамках, цветочные горшки, в конце концов, я уже брала землю с пола и кидала в него! Артур постепенно отходил к двери.

— Стой, мерзавец, не уйдешь! — гневно произнесла я, положив руку на дверь.

Мужчина отступил на шаг назад, ибо очередная тарелка грозила врезаться в его бесподобное тело.

— Что, лицо не хочешь испортить?! Конечно, злобная твоя душонка без красивой физиономии никого не привлекает! Бережешь себя прежде всего! В пекло соваться не рвешься, чистоплюй! Посмотрела бы я на твое высокомерие после нескольких дней в тесной камере! Смеешься, зараза?! Мешок тебе на голову надеть, а потом в телеге прокатить! Напичкать бы тебя отравой похлеще той, что влили в меня! Нет! Это лишнее! Успокоительное такому, как ты не нужно! И так лицо кирпичом, будто заморозили! Вот не зря я для тебя рвотное зелье сварить хотела, ледышка проклятая! Сидел в теплом доме на мягком месте ровно, а я через огонь, воду и медные трубы прошла! Хорошо было?! Не икал? Спал спокойно, зараза?! А я ведь тебя каждый час добрым словом вспоминала. Да, почему ты так на меня сейчас глаза вылупил?!

— Просто не ожидал такой откровенности.

Рука со стулом замерла в воздухе… Я, что, это вслух сказала? Ну и пусть знает правду! Гордость не только у него есть. Думал, можно издеваться над другими людьми?!

— Теперь боишься? — едко спросил Артур, чувствуя свое превосходство.

— Как бы ни так, — ответила я, бросила стул в сторону и влепила с размаху пощечину ледышке. Друзья, кажется, это начало конца.

Мужчина схватился за щеку:

— Ого, да я вижу, путешествие не прошло даром! Может, поблагодаришь за жизненный опыт?

— Да что б тебя! Зараза!

Я кинулась на него с кулаками, но Артур просто перепрыгнул кровать. Мое тело попыталось проделать то же самое, но ноги запутались в платье, а потом еще и зацепились за ящичек, стоящий рядом. Я красиво полетела на матрац, Артур смеялся, пока мое неповоротливое тело вертелось и пыталось встать со скользкого покрывала. Руки и ноги разъезжались в стороны, я вертелась среди ткани, фыркала и ругалась… Мужчина так сильно смеялся, что пришлось кинуть в него одной подушкой, потом другой. Злости не хватает! Ничего, еще не вечер! Посмотрим, кто последним посмеется!

Невероятными усилиями, вместе с покрывалом, одеялом и простыней, я смогла упасть с кровати на пол, где еще минут пять каталась, пытаясь выбраться, снова спотыкалась сама об себя и падала. Все же мое тело приняло вертикальное положение! И как только оно это сделало, я ринулась на Артура с ругательствами, но он молниеносно повернулся, схватил за руку, заломил ее за спину и прижал меня к стене. Над своим ухом я чувствовала его дыхание, такое холодное…

— Перестань, ты пугаешь меня, — сказал Артур тихо. — Покалечишься еще.

Я начала дергаться и вырываться, но это было бесполезно, мужчина только сильнее прижал меня к стене и…к себе. Терпеть не могу! Он и так облапал мое тело, пока нес в карету!

— Так я и думал, ты не очаровательное невинное создание, а неуравновешенная пылкая девчонка. Мне нравится твой подход к делу, Айла, это лучше, чем постоянные вздохи. Вот бы ты еще платье сменила на тот костюмчик…

— Что ты себе позволяешь?!

— А ты? Со мной нельзя так разговаривать, — уже твердо сказал Артур, его хватка стала еще сильнее. Но разве я боялась? После военного лагеря вампиров и кровавых падальщиков подобные захваты просто смешны!

— Конечно, ругательств не хватает! Ты совсем спятил! О чем ты только думал, пока я была у Миранды?!

Его ответ поразил меня:

— Что это будет хороший урок для такой глупышки, как ты.

— Чего?! — начала ерзать я, желая посмотреть этому грубияну в глаза. Хотя зачем? У него же нет совести! — Кого ты глупой назвал?!

— Тебя, конечно. Кому же еще голову придет сбегать через окно?

— Меня похитили! — возмутилась я и дернулась.

— Конечно, но только перед этим ты сбежала, уж мне-то не ври. В это здание никто бы не осмелился влезть и тем более украсть девчушку, вокруг которой толпилось столько воинов. Никому не нужны проблемы. Почему же тебя потянуло на волю? Признайся.

Я сжала губы. Какой умный! Знал все с самого начала и даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь и спасти! Самый настоящий злодей! Может, поэтому Миранда хотела, чтобы Артур возглавил армию падальщиков? Ведь родственные души должны понять друг друга… Подождите-ка! Он знал о побеге с самого начала и не предпринял ничего?! Действительно?!

— А почему ты не ринулся спасать меня?! Почему отказался от сделки?! Мог бы хоть увидеться с Мирандой и поговорить! Зачем ты заставил меня пройти через все это?

— Я заставил? А, может, еще я тебе веревку из окна бросил, окно открыл, а потом налил настойки и заставил шуметь на всю округу? — дыхание Артура стало теплее, кажется, он улыбался. — Разве это был я?

— Не надо сваливать всю ответственность на другого человека! Умей признавать вину! Будто не в твоих силах было вызволить меня из резиденции вампиров! Ты же у нас талантливый и одаренный воин! Ленивая ты з…

— Эй, со мной нельзя так разговаривать! — в голосе звучала раздражительность на грани срыва.

Признаться, я испугалась внезапной перемены и продолжила уже без оскорблений.

— Зачем ты заставил пройти меня через такие испытания?! Хотел, чтобы мое тело сожрали? А нет, ты хотел, чтобы его продали! Почему ты так поступил?!

— Надо было поставить тебя на место, — повеселев, ответил мужчина. Счастлив до безумия. — Не нужно оскорблять, мешать и нервировать меня, понимаешь? А самое главное — не нужно врать. Не хочешь продолжить день откровений? О себе я много выслушал, а вот о тебе нет. Может, время признаться?

Ого! Да он не злодей, а самый настоящий демон! Специально меня оставил у вампиров! Что за методы! Разве я подвергала его жизни опасности, заставляла бояться и издевалась?!

— Ничего я тебе не скажу, мерзавец, — долго без ругательств не продержалась. — А если хочешь откровений, то могу продолжить говорить о тебе! У меня было время подумать о твоей персоне!

— Очень неосмотрительно и глупо. Не боишься дальше играть со мной? Думаешь, если спас в этот раз, то спасу в другой?

— Не нужно называть себя спасителем! От самомнения не лопнешь?

— Что ж, не буду настаивать, — Артур отпустил руку и развернул меня лицом к себе. Наши горящие взгляды встретились. — Твое самомнение тоже велико. Разве нет? Соглашусь, я не спаситель, но все же помог тебе стать более откровенной. Сколько дерзости, агрессии и чувственности увидел за последние минуты! Удивительно, Айла, что ты сейчас настоящая. Миледи так себя не ведут, впрочем, ты же не знатного происхождения, да?

— Ничего я тебе не скажу! Хочешь увидеть миледи?! Я с радостью буду ей! Все время!

— Ого, в ход пошли угрозы. Завтра наденешь новое розовое платье с блестками?

— Всенепременно.

— Я не против, — ответил Артур, улыбаясь.

Серьезно, не против? Что с этим человеком? Он стал вампиром и адаптировался к условиям жизни?! Или что-то задумал? В этот раз я буду внимательней к коварным планам ледышки! Буду следить и анализировать данные. Неплохо было бы подключить ребят к своим планам, но в разборки не стоило втягивать обычных солдат. Они и понятия не имели, что назревала битва титанов.

— Вот и разобрались, — сказал Артур, нарушая молчание. — На сегодняшнюю выходку я закрою глаза, но в следующий раз держись. Можешь идти.

Серьезно? Его величество великодушно простил и отпустил? Разборки разборками, но про личную неприязнь лучше забыть, когда кто-то знает секреты. Хваленый воин мог упустить хороший шанс получить нелишнюю информацию.

— Эм, — замялась я. — Это еще не все. Мне надо сказать кое-что важное.

На меня уставились удивленные глаза Артура, кажется, он подобного поворота не ожидал.

— Разве ты еще не все сказала? Избавь меня от этого. Трактирщик так не ругается.

— Вообще-то я пришла не для скандала, — сделала паузу, потому что Артур впал в прострацию.

— То есть вот это, — он махнул рукой на полуразрушенную комнату, — случайность?

Я потупила взгляд и похлопала глазками, будто была ни причем. А что? Разве девушка не могла поддаться сиюминутному желанию бросаться вещами? Тем более причина была весомой.

— Порыв чувств, — пояснила я. Кажется, Артур перестал понимать, что здесь творилось. — Понимаешь, Миранда ведь не всегда держала меня в камере. Могу понять эту женщину, ты довел ее до отчаянья.

Я ненадолго прервалась и села на кровать. Рядом сел Артур, внимательно слушая. Взгляд был сосредоточенным и серьезным, всего за секунду из насмешливого мужчины он превратился в воина. Очень странно, что один его вид теперь внушал уважение и страх. Даже не верилось, этого мужчину пришлось назвать мерзавцем и эгоистом? Так, сейчас не об этом…

— Миранда далеко неглупая, но, кажется, ситуация, в которой оказались вампиры, сделала из нее слишком чувствительную особу. Она ведь была готова на все, чтобы ты пришел и посмотрел. Хотя бы это. Надежда жила в ней, пока я находилась в ее руках. Меня воспринимали, как вещь, переговорное устройство для связи с тобой. Я сказала ей, что ты ни за что не нарушишь свои принципы.

— Правильно. Тогда ты должна была понимать, что спасение не придет.

— Мне никто не запрещал обманываться, к тому же определенную ценность я все же представляла. Но сейчас не об этом. В общем, Миранда подумала, что я смогу убедить тебя согласиться. Глупо, правда?

— Не совсем, — без тени иронии ответил Артур. — Какими доводами ты бы стала меня убеждать?

— Фактами. Миранда не просто что-то рассказала, она показала военный лагерь…

Брови Артура поднялись вверх. Похоже, он не ожидал от Миранды такого рискованного шага, а от меня подобного рассказа. Я рассказала обо всем, что увидела в резиденции и лагере, начиная с разговоров о тайных союзах и соглашениях и заканчивая кровавыми падальщиками. Было сложно вспоминать, временами я останавливалась, чтобы перевести дыхание, но продолжала дальше говорить и не замолчала, пока не закончила свой рассказ.

Артур был очень серьезен, в его глазах снова появились тени, но вскоре исчезли. Взгляд, обращенный на меня, был уже обычным для Артура, таким же серым и холодным.

— Почему ты рассказала это мне?

Похоже, этот вопрос волновал его даже больше, чем государственные проблемы.

— Разве я смогу что-то сделать с этой информацией? К тому же, она предназначалась для тебя, — ответила я и посмотрела на мужчину. Это не ложь.

— Ты могла бы ее продать, — в голосе подозрение.

— Кому? Меня бы убили в ту же минуту.

— А как же я? Тебе же нужны деньги.

— Считай, что мы расплатились. Пусть поздно, но ты смог спасти меня, заплатив приличную сумму.

Артур улыбнулся и внимательно посмотрел в мои глаза. Кажется, теперь я нравилась ему больше. А, может, перестала быть глупышкой в розовом платье, которая только и могла вздыхать и рвать полевые цветы.

— Ладно, здесь больше не с кем это обсуждать. Так или иначе, но ты будешь втянута в политическую игру между государствами. Это всего лишь дело времени. Сильно удивилась, когда услышала от Миранды о торговых соглашениях?

— Еще бы! Ведь это противоречит всем общепринятым правилам.

— Точно, но дальновидные правители уже стали их нарушать. Правда, осталось парочку консерваторов. Судьба может сыграть с ними злую шутку, если кто-то не поможет раскрыть им глаза на происходящее. Говоришь, вампиры активно сотрудничают с магами?

— Да, это просто удивительно. Сотрудничество идет практически во всех сферах жизни, но в военной и научной деятельности больше всего. Только обходится эта дружба в солидную сумму. Миранда говорила что-то о новой денежной политике, но как-то смутно. У вампиров плохо с деньгами, не думаю, что за счет новых преобразований они сильно увеличили эффект.

— Тогда откуда они берут столько денег? — улыбаясь, спросил Артур, будто сам помогал найти мне ответ. Кто кому вообще тайны раскрывает?

— Я подумала, что им помогает союзная страна, но Миранда не захотела назвать ее.

— Это Манжора. Демоны.

Моя челюсть отвисла. Эта смесь из темных сил действительно пугала своей мощью. Интересно, у демонов тоже были какие-то проблемы? Разве они когда-то что-то подписывали на взаимовыгодных условиях? Разве это не раса, которая забирала, а не отдавала?

— Это шутка? — спросила я. — Что демоны получают взамен?

— Правда, причем самая настоящая. Этот союз самый сильный из существующих в этом мире на данным момент. У двух рас, которые по духу очень похожи, разные интересы и разные проблемы. При определенных условиях, они могут решить их и получить желаемое. Понимаешь, государства не собираются действовать отдельно друг от друга, только вместе. Их работа слажена и координирована на высшем уровне благодаря способным людям. Поверь, правители и советники у них очень сильные. К тому же они сумели заполучить хоть поддержку от магов, пускай за огромные суммы, но получили. Знаешь, что им не хватает?

— Нет…

— Информации о противнике. Так нелепо, что они не представляют толком своего противника. Потихоньку все за всеми следят, но тайн по-прежнему очень много.

— Откуда ты столько знаешь?

Артур усмехнулся:

— Я талантливый воин, который побывал почти во всех странах. В солдатах ходил не долго, мои должности в армиях достаточно высоки, чтобы знать некоторые тайны.

— И с какой радости ты защищаешь обычную девушку?

— А разве эта девушка не едет во дворец?

И тут меня осенило, иногда я соображала слишком медленно. Как правило, это происходило рядом с Артуром. Неведомым образом он всегда проводил меня!

— Тебе не обязательно быть в высших кругах, чтобы что-то узнать? Да?

— Я же говорил, что ты небезнадежна. Сегодня ценную информацию принесла мне обычная девчонка, которую похитили вампиры. Если умело управлять условиями и обстоятельствами, можно подстроить все жизненные ситуации под себя.

— Это невозможно.

— Манипулирование. Обман. Провокация. Жестокость. Я могу продолжить, но ты ведь уже уловила составляющие той силы, которая позволяет получать выгоду, — голос Артура звучал едко, а в глазах промелькнули тени.

В воздухе стояло напряжение, я даже поежилась. Что-то знакомое в этом было, будто не впервые ощущала подобную тяжесть. Что-то похожее было в закрытом блоке с падальщиками… Просто совпадение? Я только поддаюсь своим чувствам, а надо думать! Сработало. Разум вернул меня в реальность.

— Так что имеют демоны от союза с вампирами?

— Поняла, что не ответил? Умнеешь на глазах. У демонов есть только один наследник, отвратительное создание, его никто не переваривает. Старый король хотел передать бразды правления отпрыску, но по их традициям тот должен жениться и иметь наследника.

— Не улавливаю связи.

— У демонов все прекрасно, но знаешь, чего у них не хватает? Поразительная насмешка судьбы! У них не нашлось подходящей партии для наследника.

— Женщин нет?

— В правящих семьях, которые имеют высокий статус в обществе, рождались только сыновья. Скрепя сердце и обливаясь слезами, родители этих графов и лордов отдавали своих кровиночек за девушек, стоящих ниже в иерархии. Правитель так поступить не может, это нарушает древний закон и заодно больно ранит отеческие чувства. Но история демонов знает подобные случаи, поэтому дает совет привезти девицу из другого государства. Кто ближе всего демонам? Вампиры.

— Брачный союз? Вампиры отдадут свою дочь?

— Да, они продадут свою дочь за неоценимую поддержку. Они вычеркнут ее из своей семьи навсегда.

— Бедняжка, ее судьбе не позавидуешь, — пожалела девушку я.

Прекрасно понимаю чувства, недавно сама была продана на ярмарке, как вещь. Только в случае принцессы вампиров дело обстояло хуже, продавали родители за власть.

— Не нужно жалости, — произнес Артур своим холодным циничным тоном. — Она не против такой сделки, поверь. Девчонка любит свою страну и готова пойти на жертвы, впрочем, иногда она ищет обходные пути. Кстати, ты знаешь ее. Это Миранда.

— ЧТО?! — я выпала из реальности на миг. — Но как? Откуда ты так хорошо ее знаешь?

— Сколько вопросов, но ты ведь тоже не хочешь признаваться во всем. Давай, что-то между нами останется в тайне. Может, у тебя есть более важные вопросы?

Я начала думать, но все время отвлекалась на мысли о Миранде и ее отчаянье. Да, и этот разговор, начавшийся перепалкой и закончившийся на грустной ноте, поражал и одновременно пугал. В мире творилось что-то невообразимое! И очень странно, что Артур знал о расположении сил слишком детально. Имена, должности, ситуации, политические ходы, соглашения и союзы… Откуда?! Ни один шпион не располагал такой подробной информацией! И не стал бы делиться с первой встречной! Может, снова провокация? Голова кругом шла.

— Ты ничего не сказал… — тихо произнесла я, вновь вспоминая Миранду и этот ужасный лагерь.

— По поводу?

— Армии. Тебя не удивило, что они подчинили падальщиков?!

— Хорошая идея, только с контролем может возникнуть проблема, эти существа непредсказуемые, — спокойный голос, кажется, это и не так сильно удивило его.

— Но ты же должен был возглавить эту армию! Я не понимаю, почему Миранда этого хотела! Может, она совсем сошла с ума?! Ты же понимаешь, как это опасно, они жрут все подряд… Как вспомню откушенные головы…

— Мм, пикантные подробности! — усмехнулся мужчина. — Скажи, как им удается удерживать падальщиков? Все проходит гладко?

— Конечно, нет. Там творится смертоубийство, на арене повсюду кровь и тела. Миранда сказала, что падальщики уже научились сопротивляться их новому оружию. Обуздать этих тварей очень сложно, используя магию, а на ментальных контроль уходит очень много энергии. Я думала, что умерла, когда оказалась в закрытом блоке. Миранда ищет кого-то с другим энергетическим уровнем, чтобы как-то управлять этими созданиями. Не знаю, о чем она думает, по-моему, это из разряда невозможного. Безумие ставить во главе этой армии человека.

— Согласен, человеку там делать нечего, но кое-кто способен подчинить падальщиков.

— Кажется, и у тебя разум помутился, — высказалась я.

— Может быть, — засмеялся Артур, с любопытством посматривая на меня. — Айла.

— Что?

— Не хочешь признаться сейчас? Осталось сделать всего один шаг.

Да, понимаю, все стало слишком очевидным, глупо дальше притворятся, но…

— Не дождешься, хладнокровное чудовище!

Итак, все выболтала, распиналась перед ним несколько часов, все расписывала, а он просто манипулировал мной! А теперь просил на десерт раскрыть последнюю карту, мою личную! Не так просто! Нам еще предстоит долго ехать до столицы, надо же как-то скрасить себе дорогу.

Я снова стала влюбленной принцесской, расправила на юбке кружева, хихикнула и вприпрыжку направилась к двери, чуть не сбив с ног входящего в комнату Ториэля.

Глава 12. Всюду тайны

Артур

Как же весело, не могу остановиться и смеюсь, как сумасшедший. В голове есть только один вопрос: что это произошло в моей комнате? Теперь я был полностью уверен, девчонка с головой не дружит, причем ее психическое устройство гораздо сложнее, чем я думал, но оно поражено полностью. Откровенность, необоснованный риск, сумасбродность, эмоциональность. Этот прекрасный букет сделал бы любую очаровательной и загадочной, но не Айлу, не шпионку за королем. Она же только что все разболтала мне! И так уж ли нужно знать, кто эта девчонка на самом деле, если она раскрывает все тайны в считанные секунды?! Ей так нравится рисковать? Или, может, я ей действительно симпатизирую? Только любви мне и не хватало. С приставаниями розового чудовища легче справиться, чем с влюбленностью кого-то более разумного.

Но разбрасываться даже мелкими фигурами не стоит, тем более от Айлы есть толк. Не важно, каким образом, но та смогла узнать, а главное рассказать о вампирских тайнах. Пусть я многое знал, но некоторые новые сведения сорока на хвосте все-таки принесла. Почему бы не пользоваться ее способностями? Первичную проверку девчонка прошла на ура. Ей нужны деньги, это факт, так не все ли равно на кого она станет работать, если сумма не изменится? Надо подумать над этим. Чужие тайны Айла раскрыла, но свои хранит очень настойчиво. Вдруг там есть что-то особенное?

— Артур, Артур… — кто-то звал.

Я даже и не заметил, как в комнату вошел Ториэль, а следом за ним — Нэдин. Что это со мной? Нужно быть внимательным.

— А почему ты так улыбаешься? — спросил с недоверием Нэдин. — Обычно мы видим оскал.

— Ты такой галантный, дорогой, — усмехнувшись, ответил я. — Зачем пожаловали? Возникли какие-то вопросы?

— Да тут такой грохот стоял, думали, нервы у тебя сдали, и ты решил прибить девчонку, — смеялся воин. — Может, расскажешь… чем вы тут занимались?

Я обернулся и посмотрел на солдата. Глаза Нэдина сверкали, на губах расплылась улыбка, грозящая перейти во что-то более неестественное, а именно в припадок, неконтролируемый приступ смеха. Давненько я не видел подобного на лице солдата, предпочитавшего всегда ворчать и ругаться за неисполнение плана. В иронии ему не откажешь, но ребячиться он точно не привык.

— Эй, Нэдин, ты не в себе, — проинформировал я его.

— Я-то? Ты вокруг посмотри. У тебя в комнате, будто лоси в брачный период побывали. Сдается мне, в копеечку встанет оплата этого погрома. Ой, а девчонка как кричала! Ну, давай, рассказывай, как все было?

И кто это говорит? Нэдин? Серьезно? С каких это пор мой солдат стал охотником за пикантными подробностями?! Видно, общение с Айлой затронуло психику всех людей, к которым она приближалась. Другой причины подобного изменения в характере я не вижу. Только Ториэль стоял спокойно, ни один мускул на лице не дрогнул, а глаза сверкали неприязнью. С каждым словом Нэдина, с каждой улыбкой, с каждым смешком вид у Ториэля становился все отрешеннее. А уж, когда он подробно осмотрел разрушенную комнату, увидел сброшенное постельное белье, разбитые стулья и вазы, то даже отвернулся на секунду. И что со всеми творилось?

— Нэдин, а не много ли ты себе позволяешь? Это была личная беседа, — уточнил я, пока снисходительно улыбаясь.

— Беседа, говоришь? — снова смешок. — Перестань, Артур, мы за вами давно наблюдаем. Девчонка не оставляла тебя в покое ни на минуту, а ты над ней так издевался! Даже в плену заставил потомиться пару лишних часов… Да не смотри на меня так! Лучше будет, если я начну ругаться? Ведь мы отстаем от плана чуть ли не на пять дней! Хочешь выслушать, что я думаю по поводу приключений нашей компании?

— Да, это лучше, — холодным голосом ответил Ториэль.

Его явно раздражали разговоры обо мне и девчонке. Ого, не думал, что этого воина можно задеть подобными домыслами. Стоит подлить масла в огонь, чтобы увидеть способности парнишки? Злость обычно открывает много возможностей, как в физическом, так и в психическом плане.

— Мы не будем обсуждать все то, что произошло здесь.

— Как хочешь, Артур, — ответил Нэдин. — Нам всем было интересно, кто кого достал окончательно. Она тебя своими розовыми платьями, или же ты ее своей холодностью и грубостью. Миледи всегда воспринимают все близко. Тем более условия и окружение, в которых она оказалась, непривычны для столь молодой и романтической особы. Девчонка и так долго держалась. Вот мы и пораскинули мозгами…

— Мы? Надо понимать, Курт и Вацлав тоже опустились до подобного уровня? — уточнил я. — Будто дети. Со времен Рубинового похода к драконам вы не устраивали ничего подобного.

— Ну не только Курт и Вацлав. У вампиров, если ты не забыл, тоже хороший слух.

Я засмеялся. У Айлы не получилось изменить обстоятельства, но ситуацию она обратила в целом в свою пользу. Не думаю, что девчонка планировала таким образом насолить мне, но сама судьба помогла ей.

— Вы бы еще ставки делали, — усмехнулся я. Как раз оплатили бы комнату. — Ну, так что? К каким умозаключениям пришли в процессе обсуждения?

— Что вы убиваете друг друга. Мнение разделилось на два лагеря, сторонники первого думали, что ты решил избавиться от девчонки, сторонники второго, что она от тебя.

— И чтобы узнать, кто прав, вы решили не вмешиваться до тех пор, пока не появится труп жертвы, — звучало, как факт.

Да уж, хорошая логика. Вампиров вполне устроила такая версия событий, они бы свеженькую кровь попили. Мертвое же тело тащить с собой дальше ни к чему, можно его оставить здесь. Но мои солдаты! Куда их потянуло? Кажется, от общения со мной они немного ожесточились душой.

— Перестань, Артур, — вырвал меня из мыслей голос Нэдина. — Девчонка бы и поцарапать тебя не смогла, а ты бы ее не убил в любом случае.

— Откуда такая уверенность? — сказал так уверенно, что улыбка Нэдина моментально сползла с его лица.

— Артур, ты бы не стал… Нет… Мы же охраняем.

Так и хотелось продолжить и спросить у солдата, а давно ли мы стали просто охранять, а не убивать? Деньги деньгами, а потребность в резне никуда не денется, по крайне мере, у меня. Ведь они знали про это. Так откуда такая беспечность? Забыли, кто я?

— Так на какой стороне было больше созданий? — снова улыбнувшись, спросил я.

— Ты всем показался слишком серьезным, не способным на такой неуравновешенный поступок, поэтому вампиры ставили на нее.

— А вы?

— А мы, — вмешался Ториэль. — знаем тебя получше и подольше.

— Значит, ТЫ думал, что я ее мучаю? Убиваю? Вонзаю свои руки в ее тело? — дразнил я парнишку, проверяя на выдержку. Он ведь знал что-то тайное, но в моей шкатулке было припасено еще несколько нераскрытых «преступлений», в которых можно было бы признаться. — Если знал, то почему не ринулся спасать эту девчонку?

— Мы все так думали, Артур, но ты бы не смог убить ее. Не сейчас, — ответил Нэдин. Просто и спокойно.

— Я это спрашиваю лично у Ториэля, — мои глаза горели живым интересом. — Так почему ты не кинулся спасать Айлу?

— Потому что это твое дело.

Я довольно кивнул. Правильно, Ториэль, это целиком и полностью мое дело. Не только король может казнить и миловать. Здесь чужие судьбы решаю я, как бы напыщенно и самоуверенно это ни звучало. Некоторые имеют право совершать все по своему усмотрению. Курт и Вацлав знали, что это не пустые слова, Нэдин видел, на что я способен, Ториэль… только догадывался. Конечно, никто из приближенных ко мне созданий, полностью не понимал меня и не знал о сущности, сидящей внутри. Но если парнишка остается верным, видя мои желания и зная какой ценой я их получаю, то достоин быть не просто солдатом. Это хорошо, что, ревнуя, он руководствуется разумом, а не своими чувствами. Недавно, Ториэль торопил меня вызволять девчонку из плена, а сейчас слепо подчинился моей воли. Неужели вся ситуация охладила его пыл? Или он вспомнил, кто здесь главный?

— Нэдин, все в порядке. Ты ведь это хотел узнать? Теперь свободен. Скоро выезжаем в страну колдунов. Разработай другой маршрут, — приказал я. — Сделай его не только безопасным, но и незаметным. Ни к чему привлекать внимание к нашей компании. И сразу пошли запрос в порт о разрешении отплытия. Сдается, у магов даже за большие деньги очередь за билетами тянется от самой пристани и до бухты. Нам нельзя медлить, закажи заранее за предоплату. Можешь идти.

— Хорошо, — коротко сказал Нэдин.

— Ториэль, останься, нужно обсудить кое-что.

— Да, — ответил воин.

Вообще-то ничего серьезного сказать не хотел, только немного испытать парня на пригодность к службе у меня. Я прошел к креслу, плюхнулся в него, закинул ногу на ногу и, улыбаясь, спросил:

— Все ставили на истерику Айлы?

— Да.

— А никто не предполагал возможность… как выразился Нэдин… брачного периода у лосей?

— Нет, — короткий холодный ответ. Взгляд ожесточенный, лицо побелело то ли от злости, то ли от ревности.

Признаться мне было любопытно, что происходит в душе у этого человека. Я уже видел его внутреннюю борьбу между любовью или симпатией к девчонке и послушанием, верностью мне. Да, тяжело выбирать, Ториэль, но ты ведь понимаешь, что моя сторона дает гораздо больше.

— Может, ты хотел спросить что-то у меня? Или высказаться? Вперед, я открыт для критики, — провоцировал его я.

— Нет, я понимаю, Артур, что ты волен делать все по своему усмотрению.

Ответ был таким, каким должен быть. Конечно, сам парень так не думал.

— Я рад, что ты понимаешь это. Но не нужно работать, как бездушный механизм, из армии я тебя забрал не для этого. Не нужно слепо верить и выполнять все приказы.

Ториэль немного ожил, по крайне мере, злость из взгляда пропала:

— Артур, я понимаю и это. Моя реакция на происходящее очевидна, я и не пытаюсь ее скрыть, но глупость пока еще не парализовала меня полностью. Хочешь сказать, что я влюбился, как последний дурак, в эту девчонку, милую и непредсказуемую?

— Хочу, — кивнул я.

— Ай! Ладно, я согласен, что-то есть. Но каким бы это чувство не было, оно не уничтожает мой рассудок. Я не собираюсь превращаться в героя ее любовных романов, лететь сломя голову к ногам и вымаливать признания. Ты прекрасно понимаешь, что нужно мне от жизни и к чему направлены все мои старания. Я понимаю, кто здесь главный и знаю, какое место могу занять, а на какое даже смотреть не стоит.

Очень хорошо, замечательно, Ториэль. Минут десять назад я думал, что ты сходишь с ума от ревности и, если, уколоть в нужно место, то сорвешься и полетишь навстречу своему сердцу. Но нет. Фундамент силен, но стены все же треснули, Ториэль?

— Давай будем откровенными, — сказал я. — Тебя привлекает девчонка, но ты ведь не знаешь, кто она на самом деле. Поверь, Айла не такая, какой кажется всем. Узнай ты ее поближе, то непременно бы бабочки в твоем животе умерли мгновенной смертью.

Прежний Ториэль вернулся. Кажется, контролировать себя не так-то просто. Глаза заблестели, руки сложили на груди, а голос звучал ядовито:

— Да я бы с удовольствием узнал ее… поближе. Но ведь Айла знатного происхождения и будет фавориткой принца, слишком высокий уровень. Я же не могу брать все, что захочу, по первому требованию моих желаний. Я не такой, как ты, чтобы владеть без прав и оснований.

— Ториэль, ты делаешь из меня чудовище.

— Деспота. А разве это не так? Разве ты не дал нам это понять? — резко посмотрел он на меня.

— Так ты думаешь, что мне нужна эта девчонка?! — даже смеяться захотелось от такой нелепости.

— Я не знаю, что творится в твоей голове, может, это сиюминутное желание, — Ториэль взмахнул руками. — У тебя свои причуды. Я помню поход твоей третьей армии в деревню Турине, насмотрелся на всю жизнь!

— А тебя злит эта ситуация, сильно задевает, даже слишком.

— Конечно. Это очевидно, Артур! Я бы хотел сказать, чтобы ты ее пальцем и не тронул, но не могу. И дело здесь не в страхе или гордости, просто ты прав в любом случае. Это я себе давно уяснил.

— Знаешь, что меня больше всего забавляет в сложившейся ситуации? — по-дружески улыбнулся я, парнишка мне все больше и больше нравился. — То, что все стрелки переведены на меня и это в такой момент, когда я совсем не причем.

— Что ты имеешь в виду? — уставился на меня Ториэль. Сейчас в его глазах промелькнуло что-то знакомее, будто Айла наивно хлопала ресницами.

— Я же говорил, что девчонка не так проста. Ты не думал, что она сама полезла ко мне со своими ручонками? Ведь не я за ней бегал с самого Мауре, а она за мной.

— Нееет, Артур… — неуверенно ответил Ториэль, мотая головой.

— Да, именно она.

Брачный период мы, конечно, не устраивали, да и девчонка покалечить меня хотела, а не затащить в кровать… но все так хорошо сложилось. Ну, приврал немножко для увеличения полезного лечебного эффекта. За реакцией Ториэля было увлекательно наблюдать, будто его мир с ног на голову переворачивался. Он то кивал, то мотал головой, и глазами так хлопал в непонимании. Знакомое мне состояние. Стоя в слизи и воняя на всю округу, видя, как Айла бегает от стрекозы, я чувствовал себя именно так. Может, глаза его откроются и посмотрят на действительность, а не на розовую мечту, щебечущую то там, то здесь. Буду надеяться, что Ториэль избавиться от этих ненужных чувств. Я помогу ему.

— Ториэль, девчонка мне не нужна. Совсем. Так что даже не придумывай ничего лишнего. Конечно, я темная личность, но чужие грехи не приписывай. Мое дело тебя предупредить, Айла… как бы выразиться… кошмар не только в рюшах.

— Ты уже так говорил.

— Мои мысли подтвердились, определенно, — усмехнулся я. — Только сегодня понял, что эта болезнь не лечится.

Ториэль хмыкнул, чему-то улыбнулся и собрался идти к себе. Но потом, подумав, обернулся и произнес:

— От ненависти до любви один шаг, Артур. Как бы ты сам не стал собственным кошмаром, вдруг тебе понравятся рюши и кружева?

Я только хмыкнул и закрыл за другом дверь. Конечно, Ториэль прав, народные мудрости неплохо работаю и в наше время, только нужно правильно оценивать стороны. В последний день отношения между мной и девчонкой перебрались в другую плоскость. Противостояние было лишь прикрытием, Айла стояла уже на моей стороне, за гранью ненависти или любви. Великая необходимость снесла все преграды, что стояли между нами. Может когда-то рюши и кружева пригодятся в непредсказуемой жизни.

Айла

Итак, дело сделано. Мне стало намного легче, исчезло чувство недосказанности, да и кулаки перестали чесаться. Артур оказался каким-то понимающим, даже не сопротивлялся. Конечно, он тот еще манипулятор, да и мстить будет. Угрозы в словах, угрозы в глазах, даже в его надменной насмешливой улыбке.

Я вошла к себе в комнату и плюхнулась на кровать, улыбаясь во весь рот. На колени из ниоткуда запрыгнул кот, обнюхал всю, пристально всматривался в глаза, а потом констатировал:

— Жива.

— Ага, — подтвердила.

Котик вздохнул, демонстративно отвернулся и сообщил, что больше он никогда и ничего не скажет! Его, оказывается, тут лекарствами отпаивали после новостей о моем похищении.

— Я прощалась с тобой! А ты и слезинки не проронил!

— Потому что ты должна была вернуться! Какая д… девушка сбежит в стране вампиров от охранников! Лучшего места найти не могла! Ты, правда, в своем уме? Может, тебя опоили? Загипнотизировали? — пушистик вскочил и начал тыкать лапками в мои суставы на ногах и руках, а потом выпустил когти перед моим лицом и спросил. — Сколько когтей видишь? В глазах не двоится? Точно! Я знаю, в чем дело, в побочном действии. Пребывания у русалок и утопленников сказалось все-таки на рассудке… Не меня отпаивать нужно!

Как-то даже и неудобно рассказывать о моих приключениях в баре «Закат», но пушистик так волновался:

— Не нужно… Я уже выпила достаточно.

— Опоили, нелюди! МЯЯУ! — завопил кот.

— Тише, тише, — пыталась успокоить его я.

— Да ты что! Я молчать о таком не стану, подсудное дело! Работает здесь служба правопорядка или нет?! Где законы?! Почему столько произвола в стране?! Кто этот преступник, я могу испортить ему жизнь?

Конечно, мне стало интересно, каким образом. Мяукать под окном или сделать свое грязное дело в ботинки у порога? Уточнять не стала, ибо животное выходило из-под контроля и уже начинало показывать в лицах, что следовало сделать со злодеем. Самосуд страшная вещь, я вам скажу. Лучше бы Борис свои идеи направлял и реализовывал в отношении Артура.

— Борис, Борис, — мне пришлось вырвать из лап животного подушку, из которой торчали перья, символизировавшие кишки вампира, которые в свою очередь следовало «порубать, законсервировать и подать на стол в том самом баре». — Борис, да прекрати! Тебя самого посадят, причем только за угрозы!

— Возмездие того стоит!

— Жаль тебя разочаровывать, но виновник перед тобой.

Лапки сразу опустились, зато глаза лихорадочно заблестели:

— Не понимаю, но начинаю догадываться… Ла, только не говори, что…

— Ага, напилась и вампира тоже напоила.

Котик не успел высказаться, потому что в дверь влетел Никель. На нем лица не было, бледный, испуганный, с синяками под глазами. Сидел все дни в отдельной комнате, боялся, что за ним придут вампиры и сожрут, поэтому лишний раз не высовывался, даже когда я звала. Интересно, по какой причине он решился выйти из комнатки?

— Айла, ты здесь! — радостно воскликнул он. — Я так рад! Этот кот все-таки добрался до тебя, вон как замяукал! Его тут отпаивали успокоительным, но он стал только активнее. Странная реакция, бегал кругами, в окно смотрел и ел слишком много.

— Стресс, — пояснил мне кот. И лично для Никеля. — МИИЯЯЯУУ.

Я кивнула, будто в другие дни он ест, как цветочная фея! Наверняка, чтобы вымолить прощения за свои поступки, мне придется раскошелиться и потратить золотой на шикарный обед для пушистика.

— Ты так скучал по мне, Никель? — спросила я.

— Да нет, то есть да… Но не в этом дело. Что у вас произошло с Артуром? Такой грохот стоял, вампиры совсем с ума сошли, делая ставки! Знаешь, сколько бутылок коллекционного вина проспорили! Жуть! Я даже выглянул и посидел вместе с ними… ничего так ребятки, жить можно и рядом.

— МЯЯЯУУ? — многозначно произнес кот. — Что это все значит?

— Все слышали, а ты будто нет! — возмутилась я.

Никель не понял, что эта фраза адресовалась коту:

— Я и говорю, что на шум вышел! Но что в комнате конкретно творилось не знаю. Нэдин сказал, чтобы никто близко к комнате не подходил, пока все не стихнет! Что вы там делали?

— Разговаривали, — коротко ответила я, проклиная Артура.

Вот уж слухов не хватало про нашу войну. Ведь меня за сумасшедшую примут.

— Правда? А Нэдин сказал по секрету, что вы…

— ЧТО ОНИ? — вторил кот, не зная, смотреть мне в глаза или на мальчугана.

— Ну, там… любовь такая…

— Какая тааааакаааая? — я сорвалась на визг.

Так меня не за преступника держат, а за…! Ну что б тебя, Артур! Двух шагов сделать не успела, как ты уже мне свинью подложил! Вот уж прославил! Довольно! За последние несколько дней я побывала в таких местах, что очутиться в тюрьме за дело не так уж и страшно! Правду говорил пушистик, возмездие того стоит! Я закипала, как вода в котле, и грозила взорваться от негодования.

Никель стоял и краснел от смущения, но любопытство брало свое. Котик стал активнее прежнего, начал бегать вокруг и все время мяукать, спрашивая «что? когда? где?» Смотря на эту картину, злилась еще больше. Все вокруг в курсе моих… приключений, даже солдаты, а я вот что-то упустила.

Я нашла предмет потяжелее, им оказался железный стул. Хорошая вещь, прочная, поднять сложно, но в моем состоянии возможно и опустить на чью-то сообразительную голову. Вместе со своим оружием я вышла в коридор и направилась к заветной двери, но Артур оказался не один. Внутри, кажется, была женщина, по голосу я узнала Миранду. Какими же судьбами? Она придумала новый план?

Слышимость была неплохой, а если прижаться ухом, так вообще замечательной. И стул оказался кстати. Удобно устроившись у двери, я прислушалась:

— Мы на грани, Артур, — Миранда уже хлюпала носом.

— Я не пойду на поводу и не стану занимать эту должность, слишком высока, — холодный голос, но язвительный до невозможности. — И тем более я не пойду на поводу у жалости.

— А что мне остается делать? Еще немного, и все отправится в бездну! Неужели все сделанное зря? Вот так просто вылететь с арены, даже не добравшись до поля боя?! Неужели ты этого хочешь? Из-за оскорбленной гордости?! Да я тысячу раз извинись и встану на колени…

— Миранда, к чему такой спектакль? Ты ведь знаешь, что подобные мелочи меня не волнуют, а уж со своей гордостью я справлюсь. Да, вы проделали огромную работу и начали возрождать былое величие, но почему ваши ошибки в расчетах должен корректировать я? Разве моя подпись стоит на союзе и соглашениях?

— Мы в отчаянье, — упавшим голосом сказала Миранда, тяжело вздыхая. — Падальщиков некому контролировать, вчера они чуть не порвали контур и не вырвались на волю все сразу. Нам нужен…

— Я.

— Прошу…

— Не нужно лить слезы и валяться у меня в ногах, позаботься о своей гордости. Я знаю, зачем нужен вам, а ты знаешь, что нужно мне. Ты ведь понимаешь, от чего я не смогу отказаться?

— Да, — тихонько согласилась девушка.

— Вопрос в том, решишься или нет на такой шаг?

Искуситель самый настоящий. Интересно от чего это корыстное существо не сможет отказаться? Я забралась на стул и села на корточки, опираясь на спинку, вытянулась, заметила небольшую щелочку и наклонилась к ней. Эх, еще немножко! Надеюсь, стул выдержит.

— Да или нет? — спросил Артур. Какой безжалостный человек!

— Я… Может придумаю, как нам… Впрочем, я знала, к кому шла.

В узкую щелку я увидела, как Миранда передавала свиток с королевской печатью. Артур довольно улыбнулся и кивнул вампиру.

— Ты ведь поможешь нам? Не станешь чинить препятствия? Мы ведь пытаемся освободиться от зависимости короля.

— Не волнуйся, я не собираюсь никого трогать. Но после войны и всех интриг, эта армия практически в полном составе перейдет ко мне во владение вместе с лагерем. Понимаю, сложный шаг, но ты всегда можешь найти то, что нужно мне и обменять.

— ЁЕЕЕЕЕЕЕЕ….. - начала я, ошарашенная подобным ходом дел. Ничего себе! Вот это Артур! Кто ты, демоны тебя побери! Что сейчас происходит? Кажется, мой удивленный возглас не расслышали или сделали вид. Но после того, как я звонко упала вместе со стулом на пол и начала ругаться, дверь отварилась. На меня уставился рассерженный Артур.

Так я и лежала под спинкой стула, с торчащей вверх ногой и запутавшимися в плетении подлокотников руками и издавала что-то похожее на предсмертные стоны. Некоторые зверьки притворяются мертвыми, чтобы их не съели, может и мне так сделать?

— Ты ведь умеешь хранить секреты?

И почему это он так вежлив? Артур даже убрал стул и рывком поднял мое тело, прислонив к стене:

— А дальше сама.

И что делать? Что происходит? Только через десять минут я сообразила, что нужно уйти к себе в комнату, пока командир не передумал.

Глава 13. Нелегкий путь

Это невероятно, но наша компания все-таки собралась и в полном составе продолжила свой путь в страну колдунов. Все, мы и вампиры, остались довольны пребыванием в трактире с сомнительным названием «Барское угощение». Момент нашего выселения был выше всяких похвал и собрал много народа. Вампиры, причем не только постояльцы, но и захожие с улицы пришли посмотреть на меня, неуравновешенную особу, которая сначала устроила пожар и испортила клумбу, а потом совершила зверское нападение на своего телохранителя. Примерно такая версия событий ходила среди кровопивцев, которые оказались теми еще сплетниками. Пронюхали все быстро, а главное нашли «виновницу», то есть меня, за считанные часы. Вот интересно, хоть кто-нибудь задумался о моей репутации и попытался скрыть инцидент? Видимо, нет. Артур, кажется, радовался, видя моей смущенный взгляд.

А как еще реагировать?! Кто же знал, что все вампиры при виде меня начнут шептаться, тыкать пальцами и так гаденько пошло хихикать. Я даже покраснела и схватилась за щеки, когда кто-то облизнулся и сказал, что ему по вкусу такие буйные барышни. Это все произошло, когда я спустилась на первый этаж в зал. Сзади шел Артур и довольно улыбался, будто это был самый счастливый день в его жизни. И ведь додумался он выйти через парадный вход, а не через тайную дверь! Хотел, чтобы мы прошли через весь постоялый двор! Покрасовались!

— Счастьем нужно со всеми делиться, — тихонько прошептал мне Артур, наклоняясь к уху.

Толпа взорвалась аплодисментами, наверное, со стороны мы предстали, как сладкая парочка. Вот здорово! Так значит, мистер ледышка, нет, мистер заноза, считает, что поставил меня на место? Не с той связался! Пока я точно не знаю, кто он на самом деле, можно поиздеваться безнаказанно. Мне терять нечего…

И тут я сделала то, что Артур не мог ожидать, — начала улыбаться, пожимать вампирам руки, раздавать автографы, подписывая газеты с кричащими заголовками, посылать воздушные поцелуи и показывать сердечко. А потом резко развернулась и обхватила Артура за руку, прижалась щекой к рукаву и начала вздыхать. Улыбка с его лица довольно быстро сползла. Как только мы вышли на улицу, он попытался оторвать меня от себя, но я вцепилась мертвой хваткой и все время лепетала:

— Милый, я так тебя люблю! Свет жизни моей! Как я раньше не понимала, что в таком сильном теле живет тонкая и ранимая душа! Ах, ты так нежен и ласков…

Естественно, это все слышали, в том числе и солдаты Артура. Они уже давно перестали понимать, что творится между нами. Наверное, ледышка им что-то наплел, но теперь сведения утратили свою актуальность.

— Хватит, Айла, что ты творишь?! — со злобой в голосе спросил Артур. — Прекрати немедленно.

— Не я это начала! — прошептала я с не меньшим раздражением, а потом достала из потайного кармана розовый блестящий платок и начала смахивать с щек Артура несуществующие слезинки. — Ах, милый, ты так растрогался! Не нужно плакать, мы еще вернемся! Такой чувствительный!

— Да, да, приезжайте! — послышалось сбоку.

— На медовый месяц!

— Ах, милый, они меня смущают! — хихикнула я.

— Неужели? Разве тебя можно смутить?

И меня грубо впихнули в карету и закрыли дверь на замок. И что это? Я не поеду взаперти к колдунам! Там же не так опасно, как у русалок и вампиров! Нет! Через минуту мне на колени кинули пушистика и вновь захлопнули дверь. Что за бесцеремонное обращение! Артур ехал неподалеку с Ториэлем и ругался на всех, чтобы ему ни сказали.

Через пару часов спокойного и ничем непримечательного путешествия я попросила выпустить меня из кареты и позволить путешествовать на коне. Понимаю, неосторожно, самонадеянно и опасно, но ведь многих миледи учили ездить в седле! Чем я хуже?! В четырех стенах скучно, мягкая часть тела уже устала сидеть на этих подушках, а глаза не хотели видеть монотонный пейзаж. Где ветер в волосах, где сердцебиение от скорости, где меч, который должен быть в руке… Меч, конечно, лишнее в данной ситуации. К тому же я дала одному очень важному человеку, то есть себе, слово, что Артуру придется тяжко.

— Борис, просыпайся, — решительно сказала я пушистику. — Дело есть.

— Какое на этот раз? Может, пора начать слушаться тех парней с мечами в руках?

— Эй, ты же хотел приключений, не ной.

Борис потянулся, посмотрел мне в глаза и, поняв, что доказывать что-то бесполезно, сказал:

— Что на этот раз? К кому собралась?

— К ним, — и показала пальцем на солдат, ехавших рядом.

— Уверена? К ним? Ни духов вызывать, ни в тюрьму, ни в кабак? — подкалывал меня кот. — А я тебе, как могу помочь? Когтем дверь открыть? Это я могу. А ты меня тоже выпустишь? Лапки размять хочу.

Я победоносно улыбнулась, пушистик быстро входил во вкус.

— Итак, Борис, мы не будем устраивать побег…

— Артур, может привал сделать? Пусть девчонка погуляет, — послышался голос Нэдина с улицы. — Она головой не ударялась?

— Сам не видел, но думаю, что билась, причем неоднократно, — язвительно, как всегда, ответил Артур. Зараза. Как будто, он уравновешенный и нормальный человек.

— На привал времени нет, мы и так отстаем, — ответил Ториэль. — С каких пор ты сам предлагаешь отдохнуть?

— В нашем обществе едет миледи, дорога утомляет ее… Вон уже с котом начала разговаривать, — произнес Нэдин.

— Не беспокойся, она, как только купила и притащила животное, начала беседовать с ним. Я уже смирился, — ответил Артур.

Вот же! Что за человек! Благодаря его усилиям, все принимают меня за сумасшедшую девицу. Если бы только это! За неуравновешенную, легкодоступную миледи, у которой с головой не все в порядке! Замечательно, Артур!

— Никакого побега, — повторила я. — Мы будем благоразумными и послушными. Как у тебя с литературой начала времен? Что-нибудь народное и душевное есть в запасе?

— Не понимаю, что ты хочешь сделать, но, кажется, это не скажется на моей шкурке, — кот довольно мяукнул. — Что интересует? Рассказы, сказки, легенды?

— Песни, причем очень душевные. Про девицу, которая ждет суженого или про подвиг героя, спасшего возлюбленную! А лучше про принцессу, которая однажды полюбила…

— А, тебе такого типа нужны песни! Сейчас вспомню что-нибудь, а ты еще повздыхай между куплетами и повсхлипывай! — котик разошелся также быстро, как я.

Следующие два часа мое лицо, торчащее из окна, созерцали все солдаты, включая Артура. Причем, когда он пытался объехать карету и встать со стороны, где меня не было, я быстро перебиралась к другому окну. Отряд у нас маленький, особо деться никуда! Все бы ничего, но ведь я не просто жадно всматривалась в лица воинов и вздыхала, а пела. Пела очень пронзительно, громко, срываясь на крик, вкладывая всю свою душу. Умирающие чайки не вызывали столько сочувствия, как мой чудный вокал! Артура, да и не только его, нервировали не столько простые наивные слова песен, сколько мой скрипящий голос, будто песок по стеклу растирали, а рядом какую-то утку ощипывали… живую. Ледышка быстро растаял от подобного наплыва чувств и сверкал глазами, но пока не высказывался. Остальные мужчины отъезжали подальше, якобы предоставляя возможность двум влюбленным побыть наедине.

Ага, бегите, голубчики, все равно услышите мое волшебное пение! Чем дальше они отъезжали, тем громче я кричала и хлюпала носом, а это в свою очередь причиняло много неудобств Артуру. Надо сказать, что он страдал больше всех, потому что находился в центре событий. Я заканчивала петь песню, на несколько секунд исчезала, чтобы взять слова нового шедевра у Бориса, который умудрялся как-то писать пером, зажав его в лапках. Вот уж не думала, что коты умеют писать!

Итак, мое лицо снова появлялось в окне…

— Хватит! Не могу больше, — сдался Артур. — Что за спектакли ты устраиваешь? Думаешь, я не смогу отплатить той же монетой?

— Нет, я так не думаю. Ты сам сказал, что продолжишь игру! И прежде, чем ты отправишь меня к кому-нибудь в плен или сдашь магам для опытов, я подпорчу твои нервишки!

— Хм, — Артур закатил глаза. — Знай меру, Айла, иначе с тобой случится что-то плохое. Зачем так рисковать? Все пытаешься узнать, кто я такой?

— Уже нет, просто хочу, чтобы ты запомнил меня надолго. Можешь не раскрывать свои темные тайны и дальше строить из себя господина мира, распоряжаться моей жизнью, как вздумается. Тебя ведь не переубедить и не переделать, так что вперед!

— Ого, как заговорила! — улыбнувшись, произнес мужчина, любопытно на меня посматривая. — Продолжай.

— Если я окажусь вскоре в какой-нибудь западне, и меня вновь смешают с грязью, то хочу, чтобы ты, как можно, чаще вспоминал обо мне! Ругался, ненавидел и радовался, что избавился от обузы.

— Я удивлен, Айла. Ни чувства вины, ни терзаний совести? Не хочешь, чтобы я скучал по тебе? Винил себя?

— Слишком красивая история, в которой нет никакого смысла. Она не принесет мне никакого удовлетворения, а вот твое перекошенное лицо — еще как! Так что слушай мой чудный голосок. Можешь выбрать песню, «желтый дракон в чаще лесной» или «твои щечки, как клубнички?»

— Вылезай.

— Не знаю такой песни, но могу импровизировать… Минуту, нужно настроиться.

— Вылезай из кареты, как хотела. Можешь ехать с нами на коне, — решительно сказал Артур. — Только замолчи.

— Как хочешь, мое дело подчиняться командиру.

— Ты хоть ездить на лошади умеешь?

— Кто знает…может, умею…

Артур тяжко вздохнул, но ничего не сказал.

Уже через десять минут я гордо восседала на черногривом жеребце в своем розовом неудобном платье. Лучше так, чем трястись в карете. Рядом бежал пушистик, однако, его энтузиазм довольно скоро угас, и кот перебрался ко мне. Сначала было так хорошо и спокойно, я улыбалась, чувствуя ветер на лице и свободу. Пусть недолгое, но это было освобождение из тюрьмы. Дело ведь не только в карете, а в моей роли миледи. Если бы не Артур с его властолюбивыми замашками, то я бы не позволяла себе излишеств и играла роль более правдоподобно. Впрочем, скоро так и будет. При дворе нельзя ни в коем случае снимать маску, нужно с ней слиться, стать другим человеком… Сделать реальностью миледи Айлину дэа Никариаль, а наемницу Айлу — ролью. Все нужно перевернуть с ног на голову, чтобы не раскрыть себя, чтобы остаться в живых среди дворцовых интриг.

Небольшое лирическое отступление для отдыха. Стало слишком тихо и спокойно, а такого быть не должно, раз по плану наступил этап с названием «нервный тик на всю жизнь». Я схватила коня за поводья и незаметно подъехала к Артуру сзади, потом обогнала и начала петлять, делая вид, что не могу справиться с лошадью. Меня мотало то вправо, то влево, мужчина злился, пытался объяснить, как надо, но я начинала плакать и говорить:

— Не получается!

— Сильней натяни поводья!

— Ты считаешь меня глупой!

— Какая же ты… Я сказал, натяни, а не выпусти совсем!

— Ох, лошадка…

— Айла, хватит, обрати на меня внимание!

— Что у вас тут происходит? Помочь? — к нам подъехал Нэдин. — Айла, все в порядке? Ты раньше ездила верхом?

— Нет, конечно, смотри, как она управляет бездарно! Мы такими темпами до колдунов и за месяц не доедим, — вспылил Артур.

— Объяснил бы ей, что нужно сделать! Правда, ты ведь лучший наездник среди нас, Артур. Помню, как научил Ториэля стольким трюкам всего за день. Потренировал бы девчонку. Дал бы пару советов… — Нэдин осуждающе посмотрел на командира и лично у меня спросил. — Айла, что случилось?

— Лошадка не едет.

Солдат объяснил мне, как и что нужно делать, причем используя сложные слова и их комбинации. Да, учитель бы из него не вышел, по крайне мере точно не для начинающих. Артур даже бровь приподнял, смотря то на своего подчиненного, то на меня. Конечно, слушала объяснения невнимательно, поскольку знала основы езды на зубок, а уж опыт у меня был многолетний. Вряд ли бы в бою кто-то умудрился меня скинуть с лошади.

— Может, она поедет со мной в седле? — решил предложить Ториэль, за что удостоился злого взгляда Артура.

— Миледи поедет в карете, если не сдвинет лошадь с места сию же секунду, — как приказ, прозвучал голос командира.

— Давай, попробуй сделать, что я сказал, — вежливо обратился Нэдин.

— Ты думаешь, что она все поняла? — скептически посмотрел на меня Артур.

Я только хмыкнула. Всего несколько секунд, и лошадь развернулась, взмахнула хвостом, наклонилась, а потом королевским ходом поскакала вперед. На меня уставились три пары удивленных глаз, рот Ториэля то открывался, то закрывался. Понимаю, королевский ход доступен не каждому наезднику, а только самому искусному и знающему…

— Просто кто-то умеет объяснять, а не кричит без причины! — пояснила я и поскакала дальше.

— Она меня доведет скоро… — послышалось сзади.

— Милые бранятся, только тешатся, — произнес Нэдин.

Ториэль хмыкнул, а вот Артур еще больше разозлился:

— Мы закрыли этот вопрос, Нэдин. Не нужно придумывать лишнего, пока я не прикажу этого.

Надеюсь, Артур не думал, что на этой выходке я остановлюсь. Коварство не знает границ, предстояло еще многое воплотить в жизнь. Никогда не думала, что счастье так близко и что все мечты исполняются, надо только сделать гадость особенному человеку. На моем лице засияла довольная улыбка, в предвкушении я потерла ладони. Где у нас едет Артур? Он, наверное, соскучился по мне. И вообще в последнее время этот мужчина стал чересчур впечатлительным и нервным, на лицо серьезные проблемы с психикой. Недолго думая, я смогла поставить ледышке диагноз — недостаток женского внимания. Будем лечить больного.

— Артур, Артур, — елейным голоском позвала я, следуя прямо за ним. — Артурчик, Артур, А-р-ту-ррррр. Как тигр, только Артуррррр.

Медленный поворот головы, и я узрела недовольное лицо со сверкающими глазами.

— Что? — произнес мужчина холодным голосом.

— Ничего, — пожала плечами я.

Мы поехали дальше, и пока меня не заперли снова в карете, я наслаждалась поездкой и спиной Артура, такой широкой, сильной… Мм, загляденье. Интересно, а он знает, как красив? Не удивлюсь, если мне расскажут про его любовные похождения. Ведьмочки будут к нему на шею вешаться и пытаться опоить. Вот наверняка, наш мистер ледышка, умыкнет куда-то по своим загадочным делам на несколько часов.

— Какая спина! — подъезжая близко к Артуру, сказала я и похлопала ресничками. Что поделать, у миледи душа искушенная. — Вау! Вот это плечи.

Артур уставился на меня, как лишенную разума. Во взгляде явно читалось «что ты творишь?». Если бы он только знал, что столь решительную девушку, как я, злым взглядом не остановить! Следующая фраза окончательно уничтожила спокойствие Артура:

— А потрогать можно?

— Айла, что ты делаешь?! В этом нет смысла…

— Хочу потрогать, — протянула свою руку и легонько ткнула пальцем в плечо мужчины, а потом захихикала тихонько. — Уй! А можно еще?

И не дождавшись ответа, начала тыкать пальцами в Артура, куда попаду: в руки, ноги, спину, в лицо. На самом деле зрелище было страшным, потому что я разошлась и вошла во вкус. Неуравновешенное неуправляемое существо, сидящее на лошади и медленно съезжавшее из седла, продолжало нападение на мужчину и уже половиной своего туловища лежало на соседней лошади. Поза была очень неудобной и опасной, но нисколько меня не смущала. Артур уже выпустил поводья из рук и старался остановить буйство, но я только жмурилась и начинала энергичней работать пальцами. Когда мужчина начал говорить что-то вроде «не лезь!», «это все видят, хочешь стать неприличной девицей?», я начинала тоненьким голоском кричать и хихикать. Жалко только, что увлекшись этим делом, не могу видеть взглядов других воинов. Наверное, у Курта и Вацлава глаза максимально широко открыты, как и рты, Нэдин смеется и качает головой, а Ториэль… пытается скрыть раздражение. Странный он в последнее время, не разделяет общего веселья.

— Айла, довольно! Я уже вышел из себя. Говорю тебе честно, ты мне в гробу будешь сниться, в кошмарных снах являться. Видишь, уже глаз дергается от твоего поведения.

— От меня парой фраз не избавиться, — сказала я и укусила мужчину за руку, которой он держал мое лицо. — Я куплю тебе успокоительной настойки у колдунов.

— Лучше себе купи и побольше.

— Чего? Опоить меня решил?! — крикнула я и, обхватив мужчину за тело, свалилась со своей лошади и свисала теперь с коня Артура.

Мои ноги чуть не волочились по земле, а руки крепко ухватились за мужчину и не желали отцепляться. Конечно, мистер всезнайка, знаменитый воин и командир, начал давать какие-то советы, говорить, что-то ему дать, на что-то опереться, перекинуть ногу…

— Давай, Айла, отцепи одну руку, я буду тебя держать, — командовал Артур, ибо держаться в седле ему самому было неимоверное сложно с такой тяжелой ношей сбоку. — Мы скоро упадем, давай, действуй быстрее.

Естественно я поступала, как и подобает настоящей миледи в трудной ситуации, а именно кричала:

— ААААА! Я не хочу умирать!

— Давай руку! Я держу тебя!

— ТЫ ХОЧЕШЬ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ МЕНЯ! — практически визжала я. Ничего, терпеть осталось недолго, еще чуть-чуть, и грохнемся.

— Это ты хочешь угробить нас! — тоже кричал Артур.

В этой ситуации, как и предполагалось, правой оказалась девушка. Не нужно было быть столь уверенным и тратить время на лишние разговоры всяким командирам, которые даже миледи из беды не могут спасти. Я сказала, что грохнемся, так и случилось, причем красиво, общим комом свалились на землю. Артуру повезло, он успел достать ноги из стремени и сгруппироваться, поэтому мы не поволочились дальше за лошадью, собирая травы, грязь и насекомых. Я даже скажу, что Артуру вдвойне повезло, ведь на него упала я в своем прекрасном розовом платье.

— Ребята, вы в порядке? — послышалась взволнованные голоса солдат. — Как же так? Нужно было быть внимательней…

— Прости, Айла, мы думали, что ты уверенно держишься в седле.

— Да ничего страшного, все обошлось, — начала лепетать я, переворачиваясь лицом к солдатам.

Да, хуже всего было Артуру, ибо на нем все еще лежала мое тело в пушистом платье, а в лицо лезли волосы и банты. И ведь вставать я не собиралась, а только хмыкала, упиралась локтями в грудь мужчины и смотрела в небо. А знаете, в эти минуты жизнь казалась прекрасной, даже Артур был вполне сносным. Наверное, свою роль сыграло его прекрасное мускулистое тело и сильные руки. Давно надо было свалиться на него и изучить получше, ведь тело ледышки такой хороший материал для исследования.

— Айла, все в порядке? Ты не ушиблась? — спросил Ториэль.

— Немножко, — тихонько ответила я.

И будто из ниоткуда прозвучал раздраженный голос:

— Снимите ее с меня!

Конечно ж, Нэдин с Ториэлем аккуратно взяли меня за руки и поставили на ноги, придерживая за плечи. Где-то внизу в траве валялось тело командира, но на него особого внимания не обращали, потому что я заплакала и жаловалась на испорченное платье.

Все решили, что пора устроить привал и немного отдохнуть. Как всегда все занимались каким-то делами, а я сидела посередине полянки, рядом с шатром и смотрела на местные пейзажи. Красиво, но дольше пятнадцати минут смотреть в одну точку невыносимо. Как назло, Никель отправился к реке, протекавший рядом. Мы с Артуром немного не доскакали до воды, было бы гораздо интересней свалиться туда. Кто же знал! Надо будет в следующий раз расспросить о местности пушистика, пусть карты мне рисует по памяти.

Я еще раз повернула голову и осмотрела территорию, ничего примечательного и удивительного здесь не было, ничто не говорило о том, что земля принадлежала магам. А сколько про них историй ходило! Мол, самая развитая раса, у них все самое лучшее. На деле вышло, что земля та же, деревья вполне обычные, чувства чужого присутствия нет, дорог кстати тоже. Видно, здесь очень спокойно и безопасно, раз меня оставили даже без присмотра. Если подумать, то так и должно быть. Оружие у колдунов много, причем самого лучшего, амулеты есть, деньги в большом количестве тоже, причем маги, в отличие от вампиров, людей не едят и зелье из них не варят. Вот на счет последних пунктов я бы сто раз подумала, не может быть все так хорошо и просто. Как показывает мое путешествие, все не соответствует общепринятым догматам.

Надо будет узнать что-то конкретное, желательно из первых уст. Но об этом думать рано, ведь на горизонте магов и колдунов еще не было. Оставалось только ждать. Я пошла к карете и нашла там спящего Бориса. За миску мясного супа и карасей он любезно согласился побеседовать. В результате это мне пришлось развлекать кота, а не наоборот. Так Борис узнал о дорожном происшествии, которое умышленно устроила я. Эта затея понравилась пушистику гораздо больше, чем предыдущие приключения. Видно, масштабы его пугали, зато по сравнению с ними Артур уже не был таким ужасным и пугающим. По крайне мере я клялась, что тот не разозлился, а стерпел все и даже не высказался.

— Правда? Даже не ругался?

— Вроде нет, но я не уверена. Сейчас он куда-то ушел, возможно, топает, сживает руки в кулаки и ругает судьбу за встречу со мной. Признаться, я даже рассчитываю на это.

— А ты не боишься, Ла, что Артур может… — котик мяукнул, вскочил на лапки, сделал страшную мордочку и выпалил, — порубать нас на кусочки?!

— Борис, он, конечно, сердитый, в шоковом состоянии, но не думаю, что меч в его руках станет угрозой для нас. Он же не настолько ненормальный.

— Правда что ли? Вспомни, что он учудил несколько дней назад! Ты и забыла про плен?

Я улыбнулась, погладила кота по шерстке и ответила:

— Не забыла, поэтому так и поступаю. Но знаешь, наши с ним отношения стали налаживаться, мы даже поговорили по душам.

Такого скептического взгляда я еще не видела ни на одном лице из этого мира. Кажется, Борис думал, что мой разум помутился окончательно. Если подумать, то стрессовых ситуаций в последнее время было очень много, для психики обычного человека подобные приключения не должны были пройти бесследно. Но я ведь была наемницей, которая должна стать шпионкой, а при дворе подобное капризное и неуравновешенное поведение приветствуется. Если подумать, то сдать лекарю не помешало бы всю нашу компанию.

Глава 14. Предупреждение

Я сидела у палатки уже второй час, но вокруг ничего не происходило. Никто не приходил, никто не звал. Поэтому мне не оставалось ничего, кроме как придумать очередной план действий. После долгих уговоров и обещаний купить поесть, кот согласился помочь мне подпортить жизнь ледышке. Сделал гадость на сердце радость. Это работало не только для людей, но и для животных. Борис все-таки хотел подпортить жизнь Артуру за мои «приключения» в логове вампиров и на ярмарке.

Даже судьба встала на мою сторону, потому что спустя пять минут вернулся Артур и начал разводить костер. Конечно, я моментально оказалось рядом с мужчиной и начала его рассматривать.

— Нравится? — спросил он.

Будто глаза на спине.

— Ага, — ответила я.

Послышался смешок, Артур повернулся ко мне и очаровательно улыбнулся. И где рассерженный воин?

— Я всегда нравился женщинам, — очередная самоуверенная фраза была сказана этими прекрасными мужскими губами. — И ты не устояла.

Мне кажется или меня загипнотизировали? Я просто не могла оторвать глаз от его рта и следила за каждым движением губ. Наваждение какое-то…

— Но ты ведь не этого добиваешься, — его рука заскользила по моей талии, а я стояла и не могла даже пошевелить пальцем. — Жаль. Я привык к другому, но ты поставила в отношении меня другую цель.

Не понимаю, что происходило с моим сознанием и телом в течение нескольких минут, раз сил сопротивляться совсем не было. Не только сил, но и желания. Я смотрела то на губы мужчины, то в сияющие серые глаза, полные тщеславия и… похоти. Чувство опустошения и спокойствия, что захватили меня, были похожи на действие успокоительного зелья, которым опоили меня на ярмарке. Странно, непривычно, ярких эмоций нет. Только жажда послушания.

Но Артур вдруг улыбнулся так наивно, по-доброму, сделал шаг назад, и на меня нахлынула волна сдерживаемых чувств. Вот теперь внутреннее состояние стало вновь привычным. Объяснить эту перемену разумными доводами я не могла, в голову приходили варианты, начиная от «он обладает магическим даром убеждения» и, заканчивая «я влюбилась в него». Ни то, ни другое не подходило, потому что находились эти категории за гранью реальности. Человек не мог колдовать, а я не могла влюбиться в хладнокровное чудовище, пусть и с красивым лицом.

— Я не так сильно тебе нравлюсь, Айла. Ты плохо стараешься, показывая свою привязанность и любовь. Можешь провести солдат, но раскусить тебя не составит особого труда.

— Я не для них стараюсь, — старалась отвечать, как можно тверже, но получалось с трудом.

— Для меня? Я не верю… Ты меня совсем не любишь, только желаешь капать на нервы. Неприятно, гадко, но мелко. Подобная игра, неумелая и несложная, задевает человека лишь немного. Ты никогда своей чрезмерной глупостью и надоедливостью не причинишь настоящую жгучую боль. Учись лучше думать своей головой, ведь она у тебя есть. Как при дворе собралась жить? Думаешь, там нужны такие простушки, розовые бутончики? Если захочешь выжить и сохранить голову на плечах, придется залезть в дебри и испачкать свои руки. Не знаю, в каких условиях ты жила до этой поездки, но подумай о будущем. Меня можешь изводить своими привычными способами, но там про них забудь.

Я удивленно смотрела на мужчину. Вот это да! Было неожиданно услышать такое из его уст, будто…

— Ты помогаешь мне? Занялся благотворительностью?

— Дружеский совет, ты ведь умная девчонка. Если вступишь в большую игру, то должна понимать, где и среди кого оказалась. Подумай заранее, попробуй начать свою игру, пока можно тренироваться, не опасаясь за свою жизнь. У тебя ведь информации гораздо больше, чем у советников правителей.

Наверное, я не могла до конца осмыслить слова мужчины, поэтому продолжала думать о нашем путешествии, но никак о дворцовых интригах. Мне ведь придется собирать информацию, а не манипулировать людьми. Может, Артур неправильно понимал мои намерения. Я скрывала вовсе не свои алчные планы, а лишь свое прошлое, свое положение. Не знаю зачем, но именно сейчас я решила спросить:

— А тебе нравится так жить?

Этот вопрос удивил Артура, он даже немного растерялся.

— Что? — переспросил мужчина.

— Я подумала, что ты не пытаешься сдерживать эмоций, хотя можешь. Почему? Тебе нравится мое отношение к тебе?

Артур усмехнулся:

— Есть в нем что-то очаровательно-наивное. Дело не в том, что эти эмоции настоящие и не лживые, а в том, что это забавная игра. Изводить человека можно миллионами разных способов, вытягивать сведения пытками, требовать исполнения желаний, приставив меч к горлу или шантажировать, но ты выбрала самый… гуманный способ. Хотя, я бы не назвал его таковым, — и тут взгляд блеснул сталью, в голосе зазвучали хищные нотки. — Я должен испытывать эмоции, чтобы их не забыть. Отсюда отсутствие лишнего контроля.

— Что это значит? — перебила его я.

— Хотел и я узнать, что все это значит у тебя, но ведь миледи своих секретов не раскрывают. Я могу только догадываться, вот и ты подумай хорошенько своей головой, — Артур скрестил руки на груди и усмехнулся. — Но не переходи черту. Если мне надоедят твои бессмысленные и легкомысленные выходки, то ты заплатишь за мои испорченные нервы.

— Как пафосно, — фыркнула я. — Знаю я, на что ты способен… в печь какую-нибудь меня посадишь, нелегальным ведьмакам на ужин продашь.

— Хорошая идея, более масштабная, чем предыдущие, — за секунду его глаза поменялись, и в них начали кружиться темные тени, вспыхивая вкраплениями, будто небольшие взрывы. — Ты ничего еще про меня не знаешь, так что не нужно бросаться подобными фразами. Поверь, если я что-то захочу сделать с тобой, то непременно сделаю. Сопротивление и твои чувства будут мало меня волновать.

Вот не знаю, что в этот момент случилось с моим рассудком, возможно, он просто покинул меня. Я так разозлилась на Артура, слыша его угрозы, видя пугающие глаза и самодовольный вид. И откуда столько тщеславия и гордости! Нашелся тут пуп земли! Интересно, почему он себя еще богов всего мира не объявил?

— Значит так, — начала я, следуя за порывами своих чувств, — можешь меня не пугать, я ко всему уже привыкла. Отправишь куда-то или сделаешь что-то, не удивлюсь. Это ведь вполне ожидаемое поведение от такого самоуверенного дур… человека с нарушением…

— ЧЕГО? — сощурил он глаза.

— Это не так важно, главное, что отклонения от состояния нормального человека на лицо. Что ты там говорил недавно? Моя игра мелкая и неумелая? Это потому, что я жизнь тебе ломать не планирую! Так что уж прости, что в плен отправилась я и на ярмарке продавали мое несовершенное тело! Хочешь приключений и острых ощущений — так устрой себе далекое путешествие по стране вместе с какой-нибудь богатой вампирессой. Могу отвести тебя на аукцион. Я прекрасно знаю, что ты сможешь устроить нечто масштабное и впечатляющее, сплести очень замысловатую и сложную паутину интриг, в которой запутаются все, кроме тебя самого. Не понимаю, зачем мне показывать эти способности. Хочешь поставить на место несмышленую девчонку — используй другие приемы. Это не политическая интрига, а неприязнь.

— Знаешь, — вдруг произнес он, а губы расплылись в снисходительной усмешке, — иногда мне кажется, что Айла и розовое чудовище два совершенно разных человека. Но в моменты, когда ты говоришь мне подобные глупости, понимаю, вы единое целое.

— ЧТО?! Ты вновь меня оскорбляешь!

— Будто ты этого не делаешь, — Артур склонил голову и, с любопытством глядя мне в глаза, продолжил. — Будь осторожной со мной, ты надеешься на свои силы, но их мало. Не переживай, мы еще повеселимся с тобой. Думаешь, я стерплю все что, ты себе позволила? Еще раз спрошу, уверена, что хочешь продолжить? Можешь попросить прощения и рассказать все сейчас.

— Пф…

— Ладно, это твое решение. Посмотрим, куда это приведет.

Он протянул руку к моему лицу и заправил за ухо выбившуюся из прически прядь. Ого…

— Ты не выберешься из моей паутины, Айла, если я захочу это.

Еще минут пять мое тело, как вкопанное, стояло на том самом месте, где Артур так осторожно протянул свою руку и нежно поправил локон. Мой. Не вырвал, не сорвал бант, не наорал… Что происходит? Вообще что за разговор произошел здесь и сейчас? Откуда такая откровенность и дружелюбие? Глядишь, скоро мы и друзьями станем. Может, все солдаты именно так попали к нему в отряд?! Так незаметно, разговор за разговором, совет за советом прониклись симпатией, уважением. Я помотала головой, пытаясь успокоиться. Потом обдумаю, к чему все это было сказано воином с непомерной уверенностью в собственных силах.

А пока нужно… собрать ягод. Если Артуру нравятся более сложные игры, то почему бы немного не отклониться от привычной линии? Интересно, а ему понравится мое… нормальное состояние? Благодарность, забота, помощь? Проверим. Для этого последующие два часа я строила из себя уравновешенную миледи, то есть не требовала нарвать цветов, спеть песню и завязать банты. Напротив, помогала варить суп, даже разобралась в палатке, вытащила из кареты посуду и заставила стол.

— Ого, с чего бы такая перемена? — спросил Артур, наблюдая за тем, как я чищу овощи. — Миледи сняла перчатки и стала кухаркой. Давно ли такому обучают в высокородных семьях?

— Ты же знаешь, что я не… В общем, наш откровенный разговор пошел на пользу. Понятно, что мы останемся на своих позициях и не признаемся.

— Мы не можем мирно существовать, — как-то резко сказал Артур.

Я удивилась:

— Почему? Ты разве не говорил, что…

— Обстоятельства изменились, но мы еще об этом поговорим, — мужчина быстро преобразился, и уже через минуту улыбался, как прежде. — Пусть поздно, но все-таки дошло. Мне будет легче, когда ты не будешь создавать лишних проблем.

— Хм…

Я замолчала и отвернулась, занимаясь приготовлением супа. Солдаты были поражены моими кулинарными способностями, да и не только этими. Конечно, с ними столько дней ехала капризная девчонка, требующая немыслимые десерты и розовые салфетки, и вдруг она сама берет в руки нож, причем для приготовления еды.

В нашем отряде действительно все было спокойно. Рассевшись вокруг костра, мы поели и начали обсуждать третий поход эльфов. Мои знания по этому вопросу были не очень многочисленными, поэтому слушать было интересно. Ториэль и Нэдин все время спорили, кто на кого напал и кому должна верить я. Даже Курт и Вацлав включились в обсуждение и рисовали мне на бумаге чертежи, пытаясь объяснить расстановку сил. Артур сидел возле меня и улыбался, иногда поправляя своих солдат. Потом я разлила всем чай с лесными травами и позвала присоединиться к компании Никеля, который сидел в карете и читал какую-то книжку про династию правителей ДОКа. Кажется, сейчас все были счастливыми и беззаботными.

На следующее утро я проснулась раньше всех, вышла на улицу из палатки и удивилась. Мы были действительно в Зачарованной стране, вот чем их природа отличалась от нашей — рассветами. Под лучами восходящего солнца порхали бабочки с перламутровыми крыльями, потом появлялось несколько радуг, а затем они взрывались тысячью цветов, и на землю опадали лепестки, тая при соприкосновении с землей. Воздух наполнялся прохладой и ароматом бутонов, сердце наполнялось беспричинной радостью, хотелось улыбаться и летать…

— Сейчас пройдет, это ненадолго, — послышалось сзади. — Вижу, уже надышалась. А можешь мне так всегда улыбаться?

Я посмотрела в сторону Артура, у которого на лице была привычная язвительная гримаса. Да, что-то в этом мире не меняется. Хотелось бы мне ему сказать при каких условиях я смогу улыбнуться и порадоваться его присутствию вблизи моего тела, но нельзя.

— Зачем тебе моя улыбка? — поинтересовалась я.

— Все лучше, чем оскал.

ЧЕГО? Это он про кого? На себя в зеркало посмотри! Айла, дыши, успокойся!

— Думаешь, нам можно так общаться друг с другом?

— При ребятах — нет, а наедине можно. С некоторых пор мы стали честнее между собой.

— Так что это было?

— Утро в Зачарованном мире, в основном оно у них всегда такое. Меняются вариации происходящего, но смысл одинаковый. Вообще-то это галлюциноген для других рас, своего рода безопасное зелье, распыляющиеся в воздухе по всей стране. Если бы у тебя был агрессивный настрой и мысли о нападении, то ты бы сейчас валялась у палатки и мирно спала, пока стражи тебя не забрали и не допросили. Штука на самом деле полезная, хорошо действует на состояние здоровья, придает бодрость на весь день, а в течение первого часа вызывает приступы миролюбия.

— Я так и вижу, что ты любишь этот мир, — съязвила я.

— У меня иммунитет.

— Будешь чай? — спросила я, направляясь к костру.

— Да, скоро нужно будить ребят. Этот цветочный воздух испортил мне весь отряд, раньше они так долго не спали.

К нам подошел Никель, зевая на ходу. Глазки были, словно у приморского жителя, будто щелочки. Интересно, он хоть что-то видел сквозь них?

— Доброго утра, госпожа Айла. Здравствуйте, командир, — промямлил мой слуга. — Я сейчас схожу за ягодами вам к завтраку.

— Не надо, я сама.

Вернулась я быстро, набрав целое лукошко всевозможных вкусных даров леса. Хоть мир был и магическим, растения росли вполне обычные, но вкусные. Я добавила их в чай и приготовила незамысловатый десерт для каждого из нашей команды. Солдаты выглядели довольными, получив утром завтрак из рук такой хозяюшки.

— А это специально для тебя, — произнесла я, улыбнувшись и протягивая тарелочку с ягодами Артуру.

Ага, радуйся, наслаждайся, пока терпение мое еще живо. О чудо! Артур почему-то резко перестал улыбаться и с недовольным лицом уставился на меня:

— Айла, что это? — он достал ягоду из десерта и протянул ее мне. — Ты где это собрала? Ты знаешь, как она называется?

— Ягода, — невинно похлопала ресничками.

— Да что тебе не нравится? Хватит придираться, миледи хорошо постаралась, — раздался голос Курта.

— Ягода? Правда? — разозлился Артур, достал из тарелки другую угоду, но уже красного цвета. — А это?

— Тоже ягодка, — отвечала я.

— Это калуча и лога, одни из самых ядовитых ягод. Если ты никогда не ходила в лес, то не нужно было начинать! Ты хочешь отправить отряд на тот свет? — Артур, видя мой растерянный вид, отвел взгляд и сказал. — Не ешьте.

А потом взял тарелку у сидевшего рядом Нэдина и посмотрел на десерт. На меня уставился удивленно-злобный взгляд:

— Айла, а у него нормальные ягоды.

Я сжала губы и опустила взгляд:

— Ягоды с разных полянок.

— Может, ты хочешь только меня на тот свет отправить?

Я замялась, пожала плечами, но Артур продолжал:

— Что это значит? Никогда не видела конвульсии и паралич? Решила проверить на людях?

— Разошелся… всего-то легкое недомогание и учащенное сердцебиение…Я что не знаю, какие последствия бывают… Для конвульсии два лукошка съесть надо, — шепотом лепетала я, но никто не мог разобрать слов.

— Что ты говоришь? — спросил Артур.

— Прости, это случайность.

Мужчина тяжело вздохнул и махнул рукой. Завтрак продолжался в тишине и спокойствии до тех пор, пока на шатающихся лапках ко мне не подошел кот. Вид у него был болезненный и пугающий. Я так сильно испугалась, что на глазах выступили слезы…

— Котик… может, он что-то съел? — спросила я. — Что такое с ним? Тут ничего нет опасного для животных?

— Нет, маги не используют такие зелья, — в непонимании ответил Артур.

Котик прилег между мной и воином, вздыхая, фыркая и чихая. Потом его стали сотрясать конвульсии, хвост неестественно быстро двигался, потом пушистик перевернулся на спину и несколько минут пролежал в таком положении. Я утирала слезы и зажимала рот рукой. Но Борису, кажется, стало еще хуже и он начал кашлять, цепляться когтями за землю. Всего минута, он снова вывернулся, и содержимое его желудка оказалось на Артуре.

О, это вытянувшееся лицо! Да, пушистик профессионал актерского мастерства, даже не переиграл. Вот здорово сработано!

— Какое счастье! — воскликнула я и ведь не соврала.

— ЧТО?! — заорал Артур.

— Котик здоров!

Я быстрее схватила пушистика и побежала подальше от костра. Солдаты, конечно, вступятся за меня, но когда это останавливало раздраженного мужчину? К тому же в его форме мести действовала накопительная система. Он еще не знал, что ночью Борис постарался и разодрал все новенькие белые рубашки, кроме тех, что были с вышивкой, так что переодеваться не во что.

— АЙЛА! — голос Артура донесся до меня.

Кажется, уже узнал. Что ж, придется идти на разборки и объясняться. Мужчина стоял около шатра и держал в руках несколько полосок белой ткани. Я перевела взгляд с руки на тело… и замерла. Вау. Вот это гордость и выдержка, Артур не надел рубашку с вышивкой, а просто остался в кожаной накидке с изящным узором, которая не скрывала его мускулистые руки.

— Что это? — спросил воин, показывая лоскутки.

— А кто это сделал? Кто это сделал? Кто? — в негодовании отвечала я.

— Будто не догадываешься! Почему твое животное оказалось в моей палатке?

— Я откуда знаю! Ночью коты не спят, а гуляют. Кто же знал, что ему захочется зайти к тебе и сделать что-то нехорошее.

На меня смотрели злые глаза, видно, что Артур хотел очень многое высказать, но держался изо всех сил. Эх, все-таки быть до конца откровенными мы не можем.

— Почему так смотришь на меня? Будто это я коту приказала сделать. Просто сегодня не твой день.

- Вот как. Ладно.

Кажется, пронесло. Единственное, что меня пугало это спокойствие Артура. Он поразительно хорош себя контролировал, несмотря на мою неуемную фантазию, которая помогла придумать и притворить в жизнь все планы. Безнаказанность подталкивает многих к действию, но в моем случае на нее рассчитывать не стоило. Артур не такой человек, чтобы прощать подобное отношение к себе любимому. Но он даже не ругался, когда я ушла… Странно.

Тем не менее, наш отряд быстро собрался и отправился в путь. Нэдин настоятельно рекомендовал мне ехать в карете и не маячить перед Артуром, дабы не действовать нашему всезнающему командиру на нервы. Единственный, кто поддержал меня, был Ториэль. Солдат удовлетворенно улыбнулся и сказал, что Артуру не помешает общество прекрасной дамы. Слышал бы его ледышка!

— Айла, будь добра, подойди ко мне, — по-доброму позвал Артур.

С радостной улыбкой на губах я подскочила к мужчине и принялась упрашивать, не запирать меня в карете, в противном случае обещала ее разбомбить, выбить стекла и сбежать. Учитывая, что мы уже приближались к населенным пунктам, мой побег ничем хорошим бы не закончился. Я бы определенно влипла в неприятности с магами.

— Можешь не ныть и не упрашивать… Еще в ноги упади! — смотря на мой умоляющий вид, сказал Артур. Лицо было, словно каменным. Ледышка, одним словом, только глаза как-то неестественно блестели. — Чего остановилась, я жду.

— Это уже слишком, — хмыкнула и скорчила гримасу.

— Ладно, можешь улыбаться и щебетать, как прежде. Я и не думал тебя запирать в карете.

— ЧТО?! Почему раньше не сказал?!

— Интересно же было посмотреть. Когда ты что-то вымогаешь у меня, то выглядишь такой зависимой, слабой, и ручки забавно складываешь, будто дракончик, вылупившийся из яйца.

Улыбка сползла с лица, а руки сжались в кулаки:

— Ты меня сейчас драконом обозвал? Забыл уже, что я ответить могу?

— О, конечно, помню твою агрессию… Но ты даже с кулаками похожа на ящерицу. Может, еще фыркать огнем начнешь?!

Издевательский голос, каменное лицо и смеющиеся глаза. Как бы я хотела, чтобы у ледышки появились еще два здоровенных синяка для красоты. Но как только хотела в очередной раз возмутиться и высказать для начала все, что думаю, а потом залепить пощечину, этот мужчина схватил меня за руки, опрокинул на спину и злорадно улыбнулся. Я лежала на земле, нет, на покрывале и в непонимании смотрела то на Артура, то на небо. Все очень быстро произошло, но доходило долго, поэтому кричать и звать на помощь начала не сразу, а через несколько минут. Артур смеялся, завязывая мне руки, я брыкалась, пыталась куда-то ползти, но мужчина просто сел мне на ноги, придавив весом своего тела. Оставалось только вопить на всю округу:

— СПАСИТЕ! Меня похищают! Это месть! МЕСТЬ! Я невинная жертва! Злобный преступник, маньяк, извращенец! Кто-нибудь… Ребята, ребята, вы видите, что но творит?! Артур, мне больно! Он сдаст меня на опыты! Скормит лесным зверям! Ториэль, хоть ты помоги!

Но воины, то ли не слышали, то ли делали вид, что ничего особенного не происходило. Эх, приказ командира важнее благородства. Общалась с ними, контакт налаживала, а они, будто сговорились, даже в сторону преступления не смотрят. Помощи ждать было неоткуда, поэтому пришлось взывать к высшим силам:

— Всевидящие Боги тебя накажут! Кара пойдет на твою голову…

— Моя кара уже здесь, — между словами заметил Артур.

— Богиня, узри злодейство, что свершается в этом мире! Бездействие должно сурово караться! Не забывай о людях, обрати свой взор на ваше создание! Колдуны, маги и ведьмы, на вашей земле совершается злодейство, которое нужно остановить!

— Дорогая, я это и пытаюсь сделать.

Но как бы я не тряслась и не кричала, Артур только самодовольно улыбался и наслаждался моей беспомощностью. А потом резко встал и начал заматывать меня в покрывало, причем качественно, ибо пошевелиться было практически нереально. В какой-то момент я очутилась лицом к земле и вынуждена была остановить словесный поток проклятий. Но меня перевернули на спину, и все началось заново. Только теперь уже было поздно, злость достигла своего апогея, поэтому вся округа наполнилась отборной руганью. Вскоре надо мной нависла тень. Сощурив глаза, я увидела лицо Артура:

— Не смей разговаривать со мной в подобном тоне. Сколько раз говорить, я злопамятный. Думаешь, не найду управы на такую бестолочь, как ты?! Не боишься, что избавлюсь, когда ты меня совсем достанешь своими выходками? У тебя рассудок есть? Что-нибудь осталось в голове или розовый цвет и любовные романы сделали из тебя…

— Зараза, чтобы ты в блестках всю жизнь ходил, чтобы жрицы самые дорогие попадались, чтобы шерсть в еде всегда плавала, — не стала слушать я и кричала, как можно громче.

— Если не прекратишь немедленно, закрою твой рот.

Слова подействовали мгновенно.

— Вот и хорошо, — довольно произнес Артур. — Как было сказано, поедешь на лошади вместе с Нэдином, Ториэлем, Куртом или Вацлавом, не знаю, кто решится взять тебя.

Чего?! Я лежу, как колбаса в лепешке, не могу пошевелиться, дышать сложно, говорить нельзя! А он заявляет, что меня, как мешок с овощами, погрузят поперек лошади и повезут в самую замечательную страну?! Этого еще не хватало! Предстать перед магами, как рабыня, добыча разбойников! Естественно, это не волновало ледышку. Высказаться я не успела, меня просто подняли, закинули на плечо и куда-то понесли.

Смотреть на землю и мягкое место Артура было неимоверно весело. Хотелось укусить или плюнуть, но, увы, не получилось. Пришлось просто молчать, рассматривать травинки, насекомых и злиться, злиться, злиться. В душе кипела такая обида, что хотелось немедленно свернуть шею этому самовлюбленному мужлану! Обещаю, при первом же случае, превратить жизнь этого мужчины в ад.

Ему бы помолчать, но Артур внезапно сказал:

— Кулечек, толстенький кулечек, — начал похлопывать рукой по мне, — как личинка, червячок.

— Артур, у тебя хорошее настроение? Что за чушь ты несешь? — спросил Курт. — А это что за мешок? С едой или оружием? Палатки мы вроде погрузили.

— А где Айла? Она уже успокоилась?

Минута молчания.

— Она здесь, — радостно ответил Артур, сваливая мое тело на землю. — Лучше не смотрите на лицо, такое злобное.

— Что ты делаешь?! С ума сошел? Я думал, ты только покричишь на нее, а не… — в недоумении произнес Нэдин. — Это уже слишком! Она все-таки миледи.

— Повтори-ка, — усмехнувшись, произнес мужчина. — Ты не одобряешь? Посмотри на эту девицу. В каком ослеплении нужно быть, чтобы принять ее за миледи?! Даже, если это так, плевать. Пока мы не добрались до столицы и до дворца, командую здесь я.

Потом он подошел, освободил мою голову от излишек ткани, поправил растрепавшиеся волосы и сказал:

— Дорогая Айла, с тобой по-другому просто нельзя. Казалось, ты поняла смысл моих слов. Нет? Тогда не буду больше пытаться вразумить тебя и предостеречь. Ты упустила большую возможность поучиться у мастера своего дела. Теперь будешь общаться с солдатами, говори, сколько влезет, но не смей ругаться и проклинать меня. Услышу, приду и заткну рот. Поняла?

— Да, — с неохотой ответила я.

— Надеюсь, скоро ты переоценишь свое поведение и исправишься. Если нет, то, будь уверена, я продолжу играть по твоим правилам. Как сейчас.

Он развернулся и собрался уйти, но вдруг обернулся, склонил голову и долго всматривался в мое лицо. Знакомый взгляд и жесты… Он смотрел на меня, как на разбойников, которых убил. Внезапно, словно волной, по мне прокатился страх, хотелось забиться в уголок, а лучше убежать, как можно дальше. Ком к горлу подступил, и захотелось зарыдать. Ужасное чувство беспомощности, идущее изнутри, будто боялось не только тело, но и душа затопило за несколько секунд. Кажется, что даже на глазах выступили слезы.

— Вот видишь, мне даже особых усилий не требуется, — сказал Артур, беря меня за подбородок и вынуждая смотреть прямо в глаза, серые пустынные глаза. — Не опускай взгляд, будь храброй. Сложно? Перейдешь черту еще раз, гарантирую, я действительно сделаю с тобой абсолютно все, что придется на ум.

Глава 15. И колдунам не просто живется

Не знаю, что было особенного в голосе мужчины, но он действовал будто гипноз. В течение двух часов я молчала, словно воды в рот набрала. Страх прошел так же мгновенно, как и наступил, но неприятное чувство осталось внутри.

С одной стороны, хотелось продолжить изводить Артура, но с другой можно было угомониться и перестать вести себя, как сумасшедшая девчонка. Более того, в голову закралась мысль, что я была не против пообщаться с ним на равных, что-то узнать, развить способности манипулирования. И дело здесь было не только в здравой оценке ситуации, но в кое-чем более неожиданном для меня. Подумав хорошенько обо всем, прислушавшись и к сердцу, и к голосу рассудка, оценив свою роль серьезно, я действительно подумала о сотрудничестве с Артуром. Ему даже не придется создавать для меня персональный ад, ибо я сама туда иду, добровольно. И выхода уже нет… Он бы мог помочь, посоветовать, научить, тем самым повысив шансы на жизнь при дворе. Если подумать, то Артур вовсе не раздражает меня, а даже, наоборот, в чем-то похож и близок.

Глаза распахнулись. Меня потряхивало, руки затекли, голова жутко болело. Первая мысль… Это был сон? Я действительно так думала? Или нет? Но как только я пыталась вспомнить, как рассуждала минуту назад, внутри начинало неприятно пощипывать и обжигать. Боль можно терпеть при желании, а оно было. Только дальше воспоминаний продвинуться не смогла, при малейшей попытке осмысления голову сковывало обручем, а сердце начинало колоть, будто холодные иглы одна за другой пронзали его. Что же это такое! Просто невероятно, чтобы подобные ощущения существовали в жизнь. Но ведь есть я, мое тело и эта боль, живущая внутри.

Глаза распахнулись. ЧТО?! Так и то было сном? В этот раз я не выдержала и завизжала! Это все мои истерзанные нервы! Нельзя было так плохо обращаться с девушкой, терпела, терпела, и вот сейчас все негативные эмоции дали о себе знать! Я схожу с ума! Серые глаза, боль, угрозы, равнодушие других людей… Конечно, как еще может это подействовать на меня?!

Недолго думая, начала ворочаться, пытаясь сползти с чьей-то лошади. Это была самая безнадежная попытка побега в моей жизни, но в данный момент, осознать ее бессмысленность я была не в состоянии. Начиналось все неплохо, ибо солдат явно не ожидал такой прыти от связанного человека. Мое тело удачно сдвинуло себя с лошади и упало на землю. Повезло, что лошадь шла небыстро, и рядом не было оврага, реки и колючек. Естественно, пропажу крупного кулька сразу же заметил солдат, им был Вацлав. Команда довольно быстро остановилась. Пока Артур с самого начала процессии пешком дошел до нас, замыкающих колонну, прошло несколько минут. За это время я успела несколько раз перевернуться вокруг оси и решила уползать, быстро и решительно. Продвигаться вперед было очень сложным делом, не то, что крутиться! Но главное, что была надежда и энтузиазм! И все так прекрасно складывалось… Вацлав, почему-то не стал грузить меня на лошадь, а позволил ползти, да еще и Артура позвал…

Человеку в момент опасности многое может прийти на ум, но в большинстве случаев это не здравый смысл, а что-то рисковое и безумное. Это как раз был мой случай. Как только где-то сбоку раздался смех, причем на грани истерики, я остановилась и повернула голову. Перед глазами предстали несколько пар кожаных сапог, стоящих в ряд. Мой взгляд поднялся выше и увидел лица солдат, взирающих сверху на попытку моего побега. Курт и Вацлав фыркали, стараясь не засмеяться вслух, но бас уже пробивался, Нэдин, как всегда, приподнял бровь, Ториэль заливался без стеснения. Но самое удивительно лицо было у Артура, он не смотрел на меня таким взглядом, даже когда велела плести мне венок из цветов.

— А я-то думал, что такое случилось у Вацлава, чтобы меня звали на подмогу первоклассные воины! Неслыханно, но это действительно стоило увидеть. Побег, значит, — начал говорить Артур, не пытаясь скрыть своих чувств и улыбаясь через каждое слово. — Гусеница решила вернуться в природные условия. На что ты надеялась? Понимаю, шансов было много. Ты буквально слилась с природой, замаскировалась под личинку, что и не отличить от настоящей, а уж ползла как быстро. Признаться честно, думал не догоню…

Я скорчила гримасу, посмотрела презрительно на воина и перевернулась затылком к ним. Ничего, лучше полежу тут, пока вся компания отсмеется. Хорошо, что пушистик и Никель не видят этого позора. Сохраню хотя бы частичку гордости. Но разве в таких условиях о ней можно думать?!

Меня подняли и вновь куда-то понесли, закинули на лошадь и заботливо похлопали. Я начала фыркать, ругаться и всхлипывать. Возмущению не было предела! Как так можно! Даже не знаю на кого злюсь больше, на Артура за подобное путешествие или на себя за глупость. Кажется, розовый цвет все-таки сказался на рассудке. Если я продолжу так поступать, то при дворе смогу ликвидировать себя сама.

— А ты оказалась буйной, — услышала голос сверху. Кажется, Ториэль. — Эй, пришла в себя?

— Лучше помолчи, — пролепетала я.

— Почему? Могу выслушать все твои соображения, я неплохой стратег в военном деле. Конечно, до Артура далеко, но помочь могу. Главное, это внезапность действий и их непредсказуемость… Но этого в тебе хватает, следует более детально продумать сам ход действий и непредсказуемые повороты, скачки, выполз…

— Отстань.

Послышался смешок. Вот здорово! Артур снова напакостил мне, ничего не предпринимая! Ехал впереди себе спокойно, а потом пришел и начал подшучивать надо мной, выставляя перед воинами полной дуррой! Раньше смотрел так, теперь уже в открытую говорил об этом! Даже Ториэль стал под стать своему наставнику. И на кого теперь надеяться беззащитной девушке?

Сложно поверить, но оставшуюся дорогу я молчала. Ториэль пытался разговорить меня, но слышал только мычание и фырканье. Когда наш отряд подъехал к заселенной полосе, Артур приказал развязать меня и усадить в карету, причем Нэдин очень долго объяснял, почему нельзя выпрыгивать из кареты на ходу и почему не надо кричать о помощи в стране магов. В этот раз я слушала и решила принять информацию к сведению.

Пушистик осмотрел меня, начиная с растрепанных волос, стоявших столбом среди всевозможных бантиков и заканчивая красными полосками на запястьях от веревки.

— Что с тобой сделали? — спросил котик. — Я думал, что ты уже не удивишь ничем.

— Вопросы не ко мне, а к Артуру. Психопат! Разве можно такое делать?! Я ему еще задам!

Если этот мужчина сможет испортить мое нахождение в самой замечательной стране, о которой мечтают абсолютно все, месть будет страшной. Магов, конечно, боялись, но интерес к стране загадочного и тайного всегда появлялся и у детей, и у взрослых. Да, ездить боялись, но мечтать не прекращали. В Зачарованной стране все было самым лучшим и дорогим: развитые технологии, воздушных транспорт, скоростные колесницы, высотные блестящие здания и разлитая вокруг магия, меняющая цвет неба и запахи. Волшебство на каждом шагу! И к нему можно прикоснуться! Конечно, поездка в страну магам была очень затратной, начиная с оплаты въезда и заканчивая платой за проживание и безопасную еду. Неудивительно, что путешествовали в загадочную страну только богачи. С их рассказов и писались наши учебники.

В общем, мои мысли занимали только технологии и красивые колдуны. Фантазия разыгралась настолько, что я представила, как выхожу замуж за некроманта и живу в ночной части огромной столицы на пятидесятом этаже в черном мраморном здании. В нашем доме всегда много еды и пахнет свежестью моря. Так как моему любимому требуется материал для опытов, я хожу на задания и добываю жертв, первой из которых становится Артур. Днем я могу смотреть на звездное небо, туманы, закаты или цветочный дождь, ибо в стране магов все становится возможным, а могу ходить по магазинам и покупать зачарованное оружие и сапоги из сверхпрочной кожи. Красота, мечты… Я даже вздохнула.

— Ла, ты чего? Артура поблизости нет, зачем так охать? — пушистик прыгнул ко мне колени.

— Мечтаю о хорошей жизни.

— У ведьмаков-то?

— Ага.

Котик фыркнул:

— Еще не заработала на жизнь у них. Они чужих любят только за деньги, а так помогать не станут, особенно в столице. В ней собирается весь свет их страны, самые умные и одаренные маги и колдуны. Вот уж у кого жизнь удалась на все сто процентов! В золоте буквально купаются и позволяют себе все, что захотят! В твою сторону они даже не посмотрят, заговоришь — пройдут мимо, случайно упадешь — ноги вытрут. Чтобы ты понимала, насколько все запущено, представь, что в городе живут одни Артуры.

Котик увидел мое перекошенное лицо и засмеялся, потом закашлялся и свалился на пол. После минутной заметки смог вскарабкаться на сиденье и, переведя дух, продолжил:

— Столица Зачарованной страны — это центр управления и разработок, там кого попало нет, их просто выживают оттуда. В цепи, состоящей из различных направлений как медицина, вооружение, техника, химическая линия, боевая магия и так далее, нет слабых звеньев. Но не все ведь рождаются с даром, с помощью которого можно горы сдвигать, поэтому ведьмы и колдуны послабее живут в городах помельче и занимаются своими делами, совершенствуют бытовую магию и промышляют ядами, порошками и зельями. Везде, где есть политика, такие снадобья необходимы, так что и у тех дела идут неплохо. Ну а есть те, у кого дар совсем слаб, они видят домовых и духов, могут говорить с ними, иногда травками лечить простуду или ожоги, конечно, назвать эту категорию колдунами нельзя. Они, как люди.

Я скептически посмотрела на пушистика, но знала, что тот не соврет. Оказывается, у магов тоже не все так хорошо, точнее не у всех магов. Интересно, а у них есть какие-нибудь серьезные проблемы? Восстания? Армия? Продовольствие? Чем они обязаны королю ДОКа?

— Борис, а ты случайно не знаешь, каково внутреннее состояние этой страны?

— Да вроде спокойно. Каждый живет своей жизнью, пока не выйдет за грани своих возможностей.

— Это как? — заинтересовалась я.

— Помню, когда еще меня держали в лаборатории, пару колдунов рискнули провести опыт по управлению стихиями, всеми одновременно и не рассчитали сил, сгорели изнутри.

— В смысле… на тот свет отправились?

— Да нет, дара лишились. Ведь природа требует энергии для преобразований, а если ее не хватает, то начавшееся изменение остается незавершенным и превращается в какой-то выработок, который может испортить жизнь не одному поколению, если не уничтожить его. Сейчас, наверное, колдуны научились не допускать появления мутантов заклинаний, но риск все равно есть.

— И как сильно это мешает жить?

— Смотря, куда этот зловредный сгусток направится. Бывало, что села вымирали. Обычно столицу окружал такой плотный магический щит, что магические твари не могли прорваться и их уничтожали маги высших уровней. Вообще с безопасностью тут строго. Среди категорий магов идет вечная борьба за место под солнцем, но никто не станет уничтожать себе подобных. Ответственность сознавать здесь умеют. Только, знаешь, Ла, пару магов направлялись через границу. Ты меня еще купить не успела, буквально за день до нашей встречи пограничные стражи пропустили магов в Нейтральные земли.

— ЧТО? Но разве граница не для всех закрыта? Почему их? Никто не сплетничал?

— В том и дело, что ведьм и целителей в городе было полным полно, но через границу пропустили только двоих, причем от них не исходило силовых излучений, свойственных одаренным колдунам. Обычно аура у них просто трескается от силы, это заметно в обычном мире. Но у этих колдунов она была обычной, видно, амулеты нацепили. Дед мой тоже заметил это и проговорился случайно, что король уже не первый год давит на правителя Зачарованной страны перенести защитный купол на столицу ДОКа.

— Перенести? Будто он один.

— Он один. Чтобы построить такой снова потребуется ни один год, магов двести-триста высшего уровня, хотя сейчас их максимум семьдесят, и около тысячи жертв. Купол сотворили маги, сумев вызвать богов этого мира. Не знаю, с кем некроманты заключили контракт, но Боги без жертв не работают.

— Прости, Борис, ты говоришь о человеческих жертвах?

— Конечно! Не будь глупой, разве силой делятся за ваши палочки и фрукты?! Тем более это маги просили Богов о собственном преимуществе, а не наоборот!

— Подожди, но как же так? Если маги согласятся перенести купол, то вся нечисть хлынет на оставшиеся территории и уничтожит их часть?! А потом зараза сможет перекинуться на остальные государства, кроме… ДОКа. Все расы снова будут зависеть от него.

— Ага, а маги, дабы не навредить остальным будут вынуждены приостановить разработки. Знаешь, сколько у них рисковых проектов!

— Но почему маги согласились? Это же безумие! Чем он их шантажирует?

— Не знаю, говорят, что-то есть на правителя магов.

Я вздохнула и еще раз обдумала все сказанное. По истине, власть нужно подпитывать, напоминать рабам об их зависимости и не допускать чрезмерной свободы в их действиях. Но, кажется, король ДОКа запоздал, не смог предотвратить момент, в который расы начали искать выходы из кабальной зависимости и предпринимать активные действия. Теперь в спешке наш правитель старается защитить себя и свое положение, не стесняясь давить и вынуждать подчиняться столице ДОКа другие страны. Неужели, расы действительно начнут войну? Глупость какая… Ради чего затевать это? Король слишком силен и имеет в распоряжении значительные силы, состоящие не только из людей его королевства, но и из представителей других рас, как оказалось. Они будут воевать против короля, но убивать своих. Замкнутый круг, это ловушка. Кто придумал эту систему, был гениальным политиком, укрепившим не только свою власть, но и обеспечив прекрасное будущее потомкам.

Конечно, наш король все-таки уступает в изворотливости, но все же является опасно фигурой на политической арене. Мне придется за ним следить, а, может, убить… Но это разве возможно? Куда я попала! Теперь придется выполнять приказы начальства беспрекословно, чтобы меня саму не убрали. Выходит, что это не только преступление, но и измена. Не знаю, кто заказчики, но вполне возможно, что кто-то из сопротивляющихся рас. Прекрасно…

Может, не поздно сбежать? Маги, говорят, могут внешность подделать и изменить состав крови? Нужны деньги, но их у меня нет, придется давить на жалость или влюбить себя колдуна. Борис, конечно, сказал, что об меня скорее всего вытрут ноги, но надежда умирает последней. Попытка не пытка, надо осмотреться, разведать обстановку. Если уж не выйдет, придется идти на верную смерть, но прежде, чем я отправлюсь на тот свет, надо насолить Артуру.

Мои мысли вновь стали радостными и имели одно направление — месть за унижение. Так как Зачарованная страна была последней на пути к столице, то именно здесь я решила показать все, на что способна моя неуемная фантазия. Потом будет не до наших мелких разборок, к тому же поплывем морем, возможно, Артур меня просто кинет за борт.

Мы уже выехали на каменную дорогу и приближались к какому-то городку. Я приготовилась открыть окно и увидеть высокие дома, отражающие зеркала и небо всех цветов радуги, но внезапно карета остановилась. Я еле удержалась на сиденье, чтобы не свалиться на пол. Дверца открылась, и Ториэль подал мне руку. Внеплановая остановка?

Я вышла и посмотрела вокруг. Разбитая дорога, бегающие дети вокруг нашей блестящей кареты, по две стороны стоят одинаковые деревянные домики, покрытые соломой. В десяти метрах от нас паслась корова и пара коз, делая свое злое дело прямо на дорожку. Люди в нашей деревне и то лучше жили.

— Что это? — спросила я.

— Поселение магов, — подбежал ко мне Артур, дабы узреть удивление на моем лице. — А в этом доме мы переночуем.

Я обернулась и оглядела сруб с соломой, в нескольких шагах от дома стоял домик для нужд, а рядом душ и бочка с водой. Медленно обернулась к Артуру, обреченно покачала головой и произнесла:

— Я туда не пойду!

— Как это не пойдешь? Хочешь на улице спать? — Артур взял меня за руки и повел в дом. Упиралась, как могла, но тогда меня просто тащили, волоча по земле. — Айла, перестань, не тебе привередничать. Неужели у тебя условия в доме были лучше, чем здесь? Не упрямься…

Я зацепилась руками за перила лестницы, ведущей на крыльцо, и все время повторяла «нет, никуда я не пойду». Артур пытался оторвать меня от деревяшки, но все попытки были тщетными и ни к чему не привели. Другие воины стояли в стороне и просто наслаждались моей истерикой. Самое главное, что она была настоящей. Дело не в условиях, а в ожиданиях, которые не оправдались. Живешь, ждешь чего-то невообразимого и вот, подарок судьбы, получаешь шанс, но вместо комфортабельной комнаты и красивого светловолосого мага получаешь домик, покрытый сухой травой и самоуверенного зазнайку. Наверное, мне стоило точнее формулировать свои желания в храме, а не сокращать их до слов «хочу к магам».

Что за дыра! Держу пари, что Артур приволок сюда отряд специально! Умеет же портить настроение! Вдруг сбоку послышался шум и гул, я подняла глаза, залитые слезами разочарования, и увидела несколько факелов. По дороге шла многочисленная процессия, держа на руках какую-то связанную девушку и крича:

— Ведьма! Сжечь! Сжечь!

Появились вилы и колья.

— На костер! Злодейка!

Толпа приближалась к нам. Мой рот медленно открылся… По ощущениям, я оказалась где-то в начале времен. Продвинутая раса, говорили они, развитые технологии, первоклассная безопасность. А на деле оказалось, что они своих жгут, будто религиозные приспешники какого-нибудь божка.

— А это нормально? Они же все в колдуны… — смогла выговорить я через силу.

Артур посмотрел процессии вслед, улыбнулся и пояснил:

— Это местный праздник. К ним как-то заехали люди и рассказали, как раньше расправлялись с колдунами и ведьмами.

— Но люди никогда такого не делали.

— Я не людей этого мира имел в виду, а землян. Их страна располагается на побережье, недалеко от этой, поэтому контакт довольно хорошо налажен, причем земляне не бояться соваться сюда даже в такое неспокойное время. Так вот эти неугомонные люди с великолепной фантазией рассказали, как у них в свое время боролись с ведьмами и колдунами. Связь между мирами работала, но настоящих колдунов отправлялось к ним мало, что в свою очередь не помешало им называть любого из их рода ведьмой или демоном и подвергать пыткам и сожжению на костре. Вот путешественники и рассказали местным магам о своих старых традициях, тем понравилось. Теперь они каждый месяц идут ловить ведьму, вооружившись лопатами, а потом делают вид, что сжигают ее на костре. Праздник завершается застольем и самогоном, рецепт которого любезно предоставили те же земляне.

Я скривилась и хлюпнула. По инерции мое тело опустилось на пятую точку. Наверное, в подобной глуши я никогда не была! Пусть у русалок все выглядело запущенным, зато на деле оказалось уютно и мило, но здесь… Всевидящие Боги, я даже трактир «Барское угощение» с любовью буду вспоминать.

— Не советую здесь долго оставаться одной, Айла. Эти маги не видели людей из нашего мира давно, так что ты для них будешь диковинкой. Хочешь поучаствовать в сожжении на костре? Не забывай, здесь чтят традиции, а значит, из тебя могут приготовить суп.

— Суп?

— Ага.

— Что же ты стоишь в дверях? Медлишь, когда не надо, — я вскочила и начала толкать Артура внутрь дома, нет, здания с сомнительной крышей. — Как можно быть таким нерасторопным!

Мои старания вскоре сошли на нет, ибо я узрела обстановку внутри нашего жилища. Одна общая комната десять на десять метров, несколько деревянных кроватей, побеленные стены и свечи на подставках, особый колорит придавали тюлевые занавески, не закрывающие окна до конца, и герань, одиноко стоящая на трехногом столе. Кажется, я хлюпнула в очередной раз, резко развернулась и вцепилась за кафтан Артура:

— Забери меня отсюда, забери, забери! — и начала его трясти. — Мы не можем здесь жить! Ты издеваешься!

— Откуда такое пренебрежение к жилью? Лучшего здесь не найдешь, так что не пытайся сбежать в приятное местечко. Единственное развлечение, которое придется тебе по вкусу — это праздник сожжения ведьмы и заседание сельсовета. На любое могу отпустить тебя с превеликим удовольствием.

— Ты меня отпустишь к магам? Правда?

— Да, а ты уже хочешь присоединиться к веселью? — его бровь приподнялась.

— Нет, — рявкнула я и резко отпустила ткань кафтана. — Ты специально привез меня в эту дыру! Сэкономить решил?! Скупердяй! Будто тебе не платят за охрану!

Артур только посмеялся, послушал меня еще пять минут, потом зажал рот рукой и произнес:

— Вот и хорошо, оставляю тебя здесь. Захочешь, куда-то сходить, предупреди ребят, а лучше возьми кого-нибудь с собой. Вернусь часа через два, у меня дела. Нэдина можешь не искать, он поехал в порт за разрешением и билетами.

Мужчина вышел, а я скорчила гримасу:

— Знаю, я какие у тебя дела. Через два часа, говоришь, вернешься! Наверное, сэкономленные золотые жрицам отдашь, — в комнату вошел Ториэль, поэтому я вынуждена была замолчать. — Привет. А где здесь кухня? Мы будем есть?

— Ты уже проголодалась?

— Это я к слову… На всякий случай. Ториэль, скажи, а в этой дыре есть храмы?

Солдат усмехнулся и ответил:

— Конечно, нет. Маги вообще никому не поклоняются. В столице пару организаций есть по общению с Богами, но там все достаточно формально и серьезно, у них специфичная связь с создателями.

— Да? — удивилась я и задумалась. Куда же тогда пошел Артур? — А где Никель и мой кот?

— Мальчишка возится во дворе с лошадьми, а кот вокруг коровы ходит все время и мяукает. Пока на него не обращают внимания, но, поверь, кто-нибудь обязательно возьмет себе животинку. Есть у них предрассудок, что у каждой ведьмы должен быть кот, а тут с ними проблемы.

Меня, как ветром снесло. Уже через минуту я на всех парах бежала навстречу к пушистику, размахивая руками и крича на всю округу:

— Мой кот! МОЙ!

— Ты чего разоралась? — спросил Борис с невозмутимым видом. — Все в порядке, никого рядом нет. Слушай, Айла, а где здесь кухня? Может, трактирчик есть? А ты умеешь доить корову? Мне молочка захотелось.

— Раздобуду как-нибудь, не переживай, а за это…

— Ты снова что-то задумала?

— Да. Так, Борис, скажи мне, где здесь сильная ведьма.

— Для каких целей?

— Зелья купить, на судьбу погадать…

— Есть такая, Дарита, ведьма пятого уровня в седьмом поколении, поверь мне, для такой глуши это уникальное явление, ибо все маги, которых ты видела, не дотягивают даже до 13 уровня из 14 существующих.

Я потерла ладони в предвкушении.

— То, что надо! Где она живет?

— В двадцати минутах пешком по лесной тропинке в сторону хвойного леса. Одна пойдешь, не заблудишься, только у зеленого камня поверни налево и не верь указателям и не говори с грибами. Духи леса развлекаются и путают всех, даже своих.

Я кивнула и пошла искать остатки своих сбережений. Конечно, на пару золотых многого не купишь, но на парочку зелий хватит. Может, я что-то посильней найду в лавочке у ведьмы. Целый пятый уровень!

Отпросившись у Ториэля погулять по селу и посмотреть одним глазком на праздник, рванула со всех ног в сторону хвойного леса, накинув на свое вызывающее розовое платье серый плащ для походов.

Глава 15. Ведьмы не все видят

Артур.

Что мне с ней делать? Какой экземпляр для опытов пропадает! Даже наблюдать за этой девицей одно удовольствие! Злюсь, хочу придушить собственными руками, но все же не могу, потому что интерес к ней гораздо больше, нежели раздражение. Если бы только Айла не переходила дозволенные границы и не пыталась задеть мою гордость, то жить было бы легче. Ей. Еще немного и я не сдержусь. Мои предупреждения не были ложью и не имели целью запугать девчонку. Странно, она видела меня, охваченного духом, чувствовала мою силу, но продолжала лезть на рожон. Наверное, не верит своим глазам и чувствам… Ну ничего, скоро придется поверить.

Я достаточно быстро добежал до неприметного деревянного домика в лесной чаще. Постучал в дверь и вошел внутрь, прошел в уютный зал, обставленный резной мебелью. На светлом ковре четко отпечатались следы моих сапог.

— Артур, манерам тебя так и не обучили, — раздался сзади женский голос.

— А зачем? — я улыбнулся и пожал руку своей старой знакомой. — Здравствуй, Дарита. Не скучно жить в отдалении от столицы?

— Конечно, ощущения не те, но кто-то должен связывать правителей и в этой глуши. Тебе пришло послание от Эрика, велел передать свиток правителю демонов.

— Демонов? Прикажешь мне сделать крюк и остановится еще и там? — разозлился я, не люблю, когда за меня решают, что делать дальше. — Неужели почта не работает?

— Прекрати придираться, Артур, твой начальник не последний человек в этом мире.

Хотелось бы мне объяснить, что он за человек и что его можно спокойно растоптать одной ногой. Уверен, что в скором времени, его непосредственные начальники именно так и сделают. Этот гаденыш знает только звон золотых и не умеет думать. Нос свой сует везде, только подслушивает, а сделать ничего не может.

— Передай, страна демонов недалеко от нашей. Это ведь необычное послание, а правителю. Подобные задания дают только проверенным лицам.

— Проверенным? Эрик не знает, кому дал в руки свиток! Вряд ли заказчики объяснили ему всю суть дела! Мелкая пешка!

— Полно, не злись, я седею от твоей ненависти. Магия очень восприимчива к подобным потокам энергии, — женщина прошла и села в кресло, позвякивая тяжелыми металлическими браслетами на запястьях. — Не забывай, что я тоже не знаю, кто ты, но чувствую и вижу твою феноменальную силу. Почему ты не хочешь ехать в эту страну? Можешь, не навещать свою семью, но неужели не хочешь дать отдохнуть внутренней сущности?

— Мой дом в любой стране этого мира. Я не хочу тащиться со своим отрядом ко двору правителя демонов и передавать этот проклятый свиток! Все ведь будет помпезно и долго! Мы отстаем от графика, а меня посылают в такую даль от порта, дабы отдохнуть перед путешествием! — я схватил свиток с печатью и начал вертеть его в руках.

— Не хочешь показывать свою спутницу при дворе? Боишься, что с ней что-то сделают демоны?

Конечно, Дарита была в курсе событий. Наверняка, смогла разболтать Эрика и узнать все наперед. Ценность этой женщины была высокой. Находясь в глуши, она знала все о происходящем, ведь постоянными гостями были посланники разных рас, которые через магическую связь, порталы или печати передавали информацию. Только вот, приходя в этот дом за необходимыми вещами, мало кто догадывался, что Дарита видит внутренние сущности и прекрасно капается в воспоминаниях. Я ей был не по зубам, поэтому женщина уже который год пыталась раскусить, кто же я такой. Мне было интересно дразнить ее, открывая постепенно различные грани личности, а иногда просто пробалтываясь о некоторых случаях. Ведьма думала, что станет понятней, но на самом деле запуталась еще больше.

Так мы с ней и… подружились. Знакомство определенно было мне на руку. Эта женщина, уже стареющая и истерзанная своим даром, была сродни солдатам, неболтливая и верная. Она умела хранить мои секреты, но разглашать чужие. Я нашел ключик к женщине, любительнице головоломок. Тайна была во мне. Дарита уже выяснила, что я обладаю темной внутренней сущностью, что работаю на Эрика, имею хороший послужной список и воинские звания разных рас, но веду себя развязно и самоуверенно со всеми, что говорит не о низком происхождении. Но она совершенно не представляла, откуда я черпаю силу в таких объемах и какова ее природа, ведь потоки энергии были совершенно противоположными, но как-то уживались внутри меня.

— Не бойся, Артур, я вижу, что вам не грозит опасность. Можешь спокойно ехать во дворец и предстать перед правителем вместе с девчонкой.

— Вот из-за этого тащиться к пожирателям душ? — я несколько раз потряс свитком перед глазами ведьмы. — Говоришь, что ничего страшного не случится? А ты меня в расчет взяла?!

Глаза ведьмы округлились. Она явно не понимала, о чем я говорю.

— Может, это и к лучшему, — произнес я более спокойно. — Рано или поздно пришлось бы сунуться и к этим созданиям. Уж с собой я как-нибудь совладаю, заставлю склонить голову перед правителем и его женой, но девчонка… Ей не стоит первый раз выходить в свет в этом месте.

— Все-таки боишься за нее?

— Она едет в пекло событий, в страну ДОКа, во дворец к их полоумному королю, который убивает всех направо и налево, толком не разбираясь в происходящем. Узнай он о ее местонахождении, на плаху сразу отправит. Нам это не на руку.

— И тебе тоже?

Я сощурил глаза. Кивнул. А женщина стала разбираться в моем характере.

— Мне кажется, ты врешь, Артур. Не пойму в чем дело, но складывается такое ощущение, что… ты не хочешь везти ее туда. Проникся чувством симпатии? Неужели?

Я только рассмеялся:

— Чужая душа потемки, Дарита, ты продолжаешь ходить вокруг да около, подбираешься к одной грани, но не берешь расчет другу. Подумай на досуге, что я могу задумать. А лучше скажи, кто она?

Женщина долго молчала, чему-то улыбнулась и ответила:

— Да, ее жизнь открыта, обычная человечка без дара, но с душой чужого мира.

— Это я и сам знаю, мне нужно знать точно, каково ее положение. Если придется тащиться в страну демонов, надо четко сознавать, что ей будет позволено и что с ней могут сделать вышестоящие лица, перейди она им дорогу. Айла та еще заноза, обязательно кому-нибудь станет помехой.

Ведьма долго всматривалась мне в глаза, повернула голову на бок, в ее взгляде появился страх и недоверие:

— Ты не об этом думаешь, беспокоишься совершенно о другом и не знаешь о других тайнах ее души, — она перевела дух и продолжила. — Девчонка сама тебе все расскажет, подожди немного. Хочешь переманить ее на свою сторону?

— Да, — усмехнувшись, ответил я.

— Очередная прихоть? Она обычная, но задание, порученное ей так просто не передать другому человеку, Артур. Не связывайся с начальниками Эрика, они быстро усмирят твои амбиции.

— Это уже мое дело, Дарита, не стоит беспокоиться без повода. Дай ключ, хочу узнать, о чем сообщают правителю демонов загадочные создания, решившиеся поиграть на политической арене.

Ведьма протянула мне ключ, хотя не одобряла подобного способа ведения дел. Маги ни за что и никогда не позволяли взламывать их печати, попросту, это было невозможно даже со специальным кодированным ключом. Но некоторым умельцам, вроде меня, это удавалось. Конечно, система была защищенной на все сто процентов, ибо ключ принадлежал ведьме или колдуну, которые ни за что и никому никогда не могли отдать его, даже за большие деньги. Но у нас с Даритой были особые отношения. Один раз я решил сыграть на пристрастии всех магов, тяге к опытам. Как говорилось, Дарита стала безвозмездно пытаться понять меня, наблюдая за энергией, живущей внутри тела, иногда я помогал ей видеть скрытые уголки моего подсознания. В свою очередь, мне был предоставлен доступ к этому чудо-ключу.

— Зачем ты лезешь туда?

— Хочу знать, — уверенно ответил я.

— Обычным созданиям не стоит заигрывать с такими силами, они могут раздавить. Но все слишком самонадеянны.

— Дарита, не нужно мне втолковывать принципы жизни магов. Только и слышно не лезь, не стоит, это не по тебе. Вы знаете больше меня? Хотите писать мою судьбу по своду законов? Кто дал право ограничивать мои действия? Вы знаете, кто я?! Так помолчите.

Ведьма исподлобья смотрела на меня осуждающим взглядам. Знаю, что мои принципы и правила совсем не вписываются в привычную картину жизни. Но ведь законы пишутся правителями для управления народами, но никак не для усмирения своих желаний.

Я распечатал свиток и увидел незнакомый почерк. В послании сообщалось:

Многоуважаемый правитель Демонов Владар дер Нукр, напоминаем вам об обязательствах перед Орденом. Мы рассчитываем на вашу поддержку и помощь в осуществлении наших планов, в которых ваша страна занимает не последнее место. При благоприятном исходе вы получите гораздо больше, чем было заявлено ранее. Гарантии остаются прежними, как и объем полномочий. Мы воюем за наше общее прошлое и справедливость, знаем, что вы поддерживаете Орден, но напоминаем об этом. Пока что в виде уведомления.

Выполните взятое на себя обязательство и наладьте контакт с вампирами, желательно династический, это повысит наш вес на политической арене. Надеюсь, что ваш сын готовиться к браку с наследницей достопочтимой нации. Если не можете усмирить ребенка, то не стоило обнадеживать нас. Добейтесь его сотрудничества любой ценой. Надеемся, что вы найдете управу на своего отпрыска и сможете договориться. Используйте так же наше влияние и резервы, не стесняйтесь, талантливые создания нужны нам гораздо больше золотых. Если ваш сын не пойдет на компромисс или же предложенную сделку, поставьте его перед фактом и заставьте встать на вашу сторону. Думаете, его оставят в покое и не переманят? Или думаете, он будет слоняться без дела и играть в войну, влезая в местные разборки?! Не смейте допускать подобного!

Дело серьезное, но, несмотря на наше уважение к вам, правитель, ваш сын представляет большую ценность. Не сумеете надавить сами, этим займемся мы. Вы, конечно, любите наследника, но в тоже время не хотите допустить, чтобы сначала считались с мальчишкой, а только потом с вами.

С уважением, В. К.

— Артур, на тебе лица нет. Что-то важное? — произнесла Дарита.

Я свернул лист и запечатал его снова. Так и думал, что за всей неразберихой стоит Высший Круг, поднявший на бунт почти все расы этого мира. Они слишком возгордились своей целью, раз не стесняются подписывать послания такого рода названием Ордена. Надо же, оказывается, правители государств зависят не только от короля ДОКа, но и от кучки алчных созданий, возомнивших о себе неведомо что. Наверное, пообещали всем власть, золотые и политическую свободу. И мне придется влезть в эту грязь, передать столь сомнительное послание правителю от изменников! Будто кто-то хочет подставить нашу компанию и отправить на тот всех вместе! А главное, что во дворе правителя демонов мы спасения не найдем, так как принесем плохие новости. Хороша ситуация, ничего не скажешь! Не по такому поводу я хотел приехать туда, но раз так хочет жизнь и Высший круг, то придется тащиться к пожирателям душ.

— Артур, задумался? Снова закрылся от мира?

— Нет, все в порядке, — осмысленно посмотрел на женщину. — Ничего неожиданного или невозможного, обычная переписка высокопоставленных лиц. Интриги сплетаются в одну сеть с красивым узором, но немного однообразным.

— Не врешь? Ведьму обманывать не стоит, я почувствую ложь. Ты ведь узнал что-то важное для себя?

— Поэтому должен поделиться информацией с тобой, Дарита? — я протянул ей свиток. — Тогда открой и прочти, у тебя есть инструменты и возможности, так рискни, проверь. Не можешь?

— Мальчишка! Тебя плохо воспитали, раз позволяешь себе так разговаривать с ведьмой! И откуда столько надменности и пренебрежения? Несносное создание!

Я посмеялся и ответил:

— Ты достаточно знаешь меня, Дарита, так что научилась пропускать подобные уколы мимо ушей. Знаешь, я, пожалуй, кое-что скажу. В этом свитке дурные вести для правителя демонов, но важные для любого игрока. А знаешь, кто отправил послание? Подсказываю, источник измены, заговоров и суматохи последних лет.

— Высший круг?! Они не боятся так заявлять о себе?

— Похоже, что нет. Обычные создания низших категорий о них ничего не знают, кроме сомнительных легенд, а правящие семьи… вовсю сотрудничают с ними. Необходимость в конспирации пропадает, если все и так на их стороне. Только они все еще опасаются предательства новых союзников и предпочитают дергать за ниточки, а не говорить на равных. Не удивлюсь, если король ДОКа уже в курсе их деятельности и затевает что-то в противовес.

— Думаешь, он недавно узнал об этом?

— Ага, Орден давно влиял на его дела. Король не столь смышленый и дальновидный политик, как его предок, наверняка думал, что сам принимает решения. Высший круг умеет создавать такие условия, которые вынуждают принимать то решение, которое выгодно им. Они действуют через несколько рук, не стесняясь применять всевозможные способы манипулирования.

— Артур! Откуда ты знаешь столько?! Ты… знаешь кого-то из них? Ты получал послания от шпионов?

— Нет, я работаю на них, Дарита, как и ты.

— Ччто?

Ведьма схватилась за голову, а я лукаво улыбнулся:

— Для чего тебе дар, если не знаешь, на кого работаешь? Очнись, разве бы стали правители так много переписываться в нашем мире, если бы кто-то не заставил это их сделать? Уверен, что большинство документации идет именно от Высшего круга.

— Ты знал? Выходит, что предал осознанно?

— Нет, но догадывался, что за всем стоит именно Орден. В этом послании они подписались, свиток доставил Эрик, их посредник. Сегодня хороший день, я узнал, на кого работаю, — я сделал паузу, обдумывая слова Дариты о предательстве и нарушении закона. — Не осуждай меня, ведьма. Кого мне предавать? Я служил в армии у всех рас, в своем доме не был уже несколько лет и только потому, что выполнил задание Высшего круга, противостоящего королю, изменник? Формально — да, но я ведь не отношусь ни к одной стране. Тысячи созданий являются инструментом Ордена, но не сознают измены и даже не подозревают, что идут против власти.

— Так ты продолжишь работать на них?

— Оттуда так просто не уйти и нужно ли?

— Зачем тебе это, мальчишка! Будто не наигрался еще, мало тебя били и ранили в сражениях, раз продолжаешь лезть в пекло.

Я усмехнулся и по-доброму посмотрел на женщину, которая тоже была связана договором с Орденом, но даже не подозревала об этом. Интересно, насколько она боится их и наказания за преступления?

— Дарита, позволь мне дать совет. Оставь все так, как есть, не провоцируй стороны и не лезь с вашим ведьминским благородством в политику. Делай, что говорят и помогай своему другу. Осторожность еще никому не помешала.

— Артур! Ты совсем обнаглел!

— Знаю, знаю! Если тебе сложно, то представь, что появилась еще одна загадка с часами, по истечении некоторого времени ответ будет услышан. Ты ведь не хочешь потерять эту возможность? Поэтому продолжай жить дальше так же, как раньше.

Она улыбнулась, долго всматривалась в глаза и пыталась разгадать, что же такое во мне сидит, но попытка оказалась тщетной. Все как прежде, ледяное спокойствие и отстраненность. Не сейчас, Дарита, тебе рано открывать правду. Но, может, когда-нибудь ты узнаешь также много обо мне как Курт и Вацлав или хотя бы как Нэдин. В нашей компании профессиональной ведьмы не хватает, хотя Айле сгодится эта роль. Кстати, о девчонке…

— Дарита, а у меня к тебе еще одно дело.

— Передать что-то? Или кристаллы нужны?

— Нет, это личное. У тебя нет отворотного зелья?

Лицо ведьмы вытянулось, а в глазах появилось удивление. Подобного поворота событий не ожидалось. За двадцать лет нашего знакомства она впервые слышала из моих уст подобную просьбу.

— Ччто? У вас кого-то опоили? Неужели сэкономили на еде и не приплатили за безопасные напитки?! Будто не знаешь, что у нас без этого нельзя…

— Не в этом дело, это для меня.

— ЧТО? Зачем?

— Надо напоить им девчонку. Она будто кость в горле! Липнет ко мне, как банный лист. Ты меня знаешь, еще немного и придется пользоваться услугами оживлениями некроманта, а не безобидными зельями.

Дарита внезапно залилась смехом и схватила меня за щеки:

— Ну, хоть кто-то тебя сдвинул с мертвой точки! Ты уж и на человека перестал походить, увлекшись политической борьбой. Не хочешь причинять боли девчушке? Красотка, наверное?

— Ты слышала, что я сказал? Кость в горле, испытание моих нервов…

— Но ведь не хочешь убивать, не хочешь! — ведьма стала походить на маленькую девочку. — Значит, что-то есть! Сейчас прикину….

И унеслась в соседнюю комнату. Через минуту женщина появилась с картами, шаром и яблоком во рту. Стоило завести разговор на более приятную тему, как Дарита сразу расцвела. Видно, роковая красотка и видная сплетница проснулись в ней. В такой глуши особых событий не происходило, поэтому моя просьба разрослась до вселенских масштабов, и вместо одного зелья ведьма предложила комплекс услуг по системе «все включено».

Мне пришлось снова упасть в кресло и внимательно смотреть на Дариту, которая что-то приговаривала, вертела в руках стеклянный шар и чавкала яблоком. Занятное зрелище… Вот уж не подумал, что серьезная ведьма станет такой веселой и увлекшейся. Видно, гадания сельским жителям про надои коров ей надоели.

— Знаешь, Артур, она не находится под действием заклинания…

— Да ты что! — сделал вид, что удивился, но издевку в голосе она заметила.

— Тогда какого… зачем ты спрашиваешь отворотное зелье? Отравить ее решил? Ингредиенты только переводить! Оно же бесполезно! С настоящими чувствами ничего не сделает, оно же работает как противоядие, неуч! На твоем месте, я бы наслаждалась вниманием… подожди-ка, — Дарита на миг запнулась, яблоко выпало изо рта и плюхнулось на пол. Ведьма впала в транс и несколько минут сидела, глядя в одну точку. Так же внезапно очнулась, стукнула руками по столу и затараторила. — Что ты мне лапшу на уши вешаешь! Запутал совсем! Я-то думала, что у вас так любовь, ночные поцелуи и тайные встречи. А вы! Глупцы! Девчонка вовсе не любит тебя, как и ты ее… Или нет… Снова все перепуталось в голове! Дай руку, давай быстрее! Так… Ничего не вижу… Сейчас проверю девчонку… Ага… Простая душа… Тебе ее раскусить проще простого, что ты медлишь, Артур! Весело испытывать девчонку на прочность?!

— Про девчонку рассказывай, с собой я разберусь как-нибудь.

— Очень яркая, столько чувств в ее сердце, что дух захватывает. А успела она дел натворить в своей короткой человеческой жизни! Ничего, скоро она сама признается во всем, подожди… Ого, вот, нашла. НАШЛА! Она и правда испытывает к тебе чувства, но что-то не похоже на любовь…

— У нас взаимная неприязнь.

Ведьма вдруг подошла ко мне, оставив приборы на столе и, глядя в глаза, сказала:

— Уверен?

— Хм… Нет?

— Не зря же ты хочешь переманить ее к себе. Для каких целей, позволь узнать? Она же ничего не умеет, кроме как изобретать проблемы и веселить всю компанию? Ты ведь так думаешь?

Я сощурил глаза. Старая плутовка! Решила провоцировать меня и узнать подробности наших отношений. Нужно поскорее ее отсюда перевести к магам посильней, иначе растеряет боевую хватку и останется ведьмой-домохозяйкой.

— Я уже сказал не лезть в мою душу, читай сердце девчонки.

— У нее нет ненависти к тебе, желание придушить мимолетно и не является целью ее жизни, — начала спокойно рассказывать ведьма, раскладывая все по полчкам. — Определенно, отравить она тебя хочет, но не станет этого делать.

— Прости, что? Она действительно хотела сделать это со мной?

— Ооо, тебе лучше не знать о чем она думала… Будь уверен, девчонка ограничиться мелкими пакостями и в случае опасности придет на помощь. Не нужно смеяться, она сумеет постоять за себя. Еще ей нравится твоя сила, ей интересно узнать ее природу и разобраться, что управляет тобой…или чем управляешь ты. Как я ее понимаю! Родственная душа! И знаешь, Артур, тебе будет легко приручить эту девчонку, она захочет слушаться тебя. Пока не любовь, но что-то серьезное есть в ее сердце и даже в рассудке… Ты случайно не..?

— Применял гипноз, надо же подталкивать девчонку к правильному выбору. Это все? Так что посоветуешь? Ведь она не отстанет! Приятно слышать, что ее рука не поднимется на меня, но проблемы это не решает! Айла слишком многое себе позволяет. Я скоро сойду с ума и воспользуюсь силой внутренней сущности, чтобы разобраться с этой нахалкой! Мне нужно настроиться перед поездкой к демонам, а не растрачивать нервы впустую.

— Отворотное зелье не поможет точно, — констатировала ведьма.

— Снотворное? — спросил я. — А лучше, знаешь, что… давай приворотное.

— Ты передумал насчет девчонки? — потерла руками ведьма. — Решил ускорить процесс вашего объединения? Я сделаю тебе скидку! Возьми несколько, чтобы наверняка…

— Дарита, нет. Я не для себя стараюсь, есть паренек, который души не чает в этом розовом чудовище. Помогу ему увидеть истинную сущность девицы. Пусть поворкуют голубки, пока есть время.

— Айщ… Сам хочешь устроить зрелище и посмотреть? Противно не будет?

Я в непонимании уставился на ведьму. Что она имела в виду под зрелищем и почему мне должно стать противно? Конечно, на ум пришло пару грязных мыслишек, но для их воплощения в жизнь нужно было постараться. Ториэль точно никогда на такое не решится, а Айла не согласится. Хотя…

— Дарита, а насколько твое зелье мощное?

— Хаха, убойное, высококонцентрированное! Особое! Новинка, недавно изготовила… Ограниченный выпуск, но тебе продам. Если не хочешь пылкой и страстной любви, то разбавь и давай только девчонке. Действует безотказно в течение нескольких часов, но потом нужна подпитка. Кстати, на следующий день после приема зелья может появиться побочное действие. У каждого человека по-своему проявляется, так что не удивляйся некоторым странностям, они пройдут.

— Что-то вроде головной боли или потери голоса?

— Ну… да…

— Это даже хорошо. Беру.

Я схватил зелье и собрался уйти. Уже не терпелось дать девчонке снадобье и узреть ее любовь к Ториэлю, к любому мужчине, но не ко мне. Нервы были на пределе, нужно было сосредоточиться и внести коррективы в свои дальнейшие планы. Пусть мальчишка послужит отвлекающим фактором. Может, после такого Айла перестанет издеваться надо мной и трепать нервы? Если бы она только осознавала, кому создает проблемы! Пылинки бы сдувала с камзола и боялась посмотреть в глаза! О чем я думаю!

На выходе в меня на скорости влетело чье-то тело, существо, ниже меня почти на две головы, умело орудовало руками, пытаясь пройти в дверной проем. Кажется, этот человек сильно нервничал и запутался в своем плаще. Зрелище было потрясающим, я даже несколько секунд постоял, глядя на нового посетителя ведьмы.

— Не задерживайся, Артур, у меня клиент, — сказала Дарита а потом вдруг подбежала схватила за рукав и не своим голосом прошептала. — Она связана с нашим миром на принуждении… Кто же это сотворил?

Я только улыбнулся и вышел, направился обратно к своей команде и с нетерпением ждал обеда или чаепития, чтобы подсыпать «лекарство» любимой спутнице. А вопрос ведьмы пропустил мимо ушей, какая разница, кто привел девчонку к нам и поставил в зависимость от мира?

Глава 17. Правда портит зелье

Айла

Я быстро бежала, предвкушая посещение настоящей ведьмы. Конечно, плащ был великоват, мои ноги и руки все дорогу путались в ткани и пытались сдвинуть капюшон с лица, но, несмотря на их усилия, половину пути я шла наугад, спотыкаясь, падая и собирая всю лесную грязь. В какой-то момент даже пыталась ползти, но ткань плаща только задралась выше головы и окончательно закрыла обзор дороги. Наверное, это был первый в истории случай, когда ожившие грибы, листики и деревья, да и леший не только не захотели путать путника в дороге, но и побоялись связываться с ним. Моя манера поведения сыграла в данном случае на руку, ибо ведьминский дом я нашла очень быстро. Как только увидела, рванула к двери, снова запуталась в ткани, кого-то толкнула и, наконец, очутилась внутри.

Сбросив капюшон и рассмотрев внутреннюю обстановку, которая сильно отличалась от сельских условий, присвистнула.

— Вау! Хоть вы хорошо устроились, а то даже поглядеть страшно, жить и подавно, — произнесла я. — Можно сесть?

— Конечно, красавица, — ответила ведьма, странно осматривая меня с ног до головы. Потом она улыбнулась, опустилась на стул, сложила руки и, чему-то своему улыбаясь, продолжила. — Ах, вот какая ты! Что задумала? Зачем искала ведьму?

— Ого, здорово! А, может, вы знаете, зачем я пришла?

— Конечно, красавица, знаю! — улыбнулась Дарита. — На жениха погадать, в будущее заглянуть?

Вообще-то нет, основной целью моего похода было приобретение зелья и помощнее, чтобы и коня с ног свалило. Но обижать женщину не хотела, к тому же действительно было интересным узнать про свою судьбу. Так что я радостно кивнула и придвинулась к столу, на котором лежали карты и стоял непонятный пустой шар.

— Давайте! На жениха!

— Ах, какая быстрая… — ведьма закрыла глаза и продолжила говорить, будто читала книгу. — Ага, занятно! В детстве хотела выйти за садовника или за продавца булок, расчетливая! Но тебе везет больше других, судьба сказала, что выйдешь за принца…

Я радостно вздохнула для вида. Разве не эти слова говорят гадалки всем и всегда? Борис сказал, что женщина имеет пятый уровень силы, но пока кроме загадочной атмосферы и обстановки, ничего не было. Чтобы расположить ведьму, мне пришлось подпрыгивать на стуле и хлопать в ладоши, приговаривая «принц, вау, принц! Все, как в сказке!». Надеялась, что получу скидку. Но будто прочитав эти мысли, Дарита приоткрыла глаз и произнесла:

— Говорю же, расчетливая. Зря не веришь, тебе ли самой не знать, какая роль уготована… Нет, на какую роль ты сама согласилась.

Улыбка мгновенно сползла с моего лица. Неужели ведьма все про меня знала, даже то, что я буду работать шпионкой?! Стало внезапно страшно за свою жизнь, ибо Эрик предложил стать изменницей за деньги. Совесть мне давно перестала песни петь, но вот чувство самосохранения в последнее время частенько о себе напоминало. Например, в моменты, когда я начинала спорить с Артуром…

— Не бойся, маги не разглашают чужих тайн даже за деньги. У тебя хорошие охранники на земле, так что я не увижу больше положенного, — она прервалась, добродушно улыбнулась и вкрадчиво сказала. — Послушай меня внимательно, девочка, и прими к сведению сказанные здесь слова. Теперь ты веришь в мою силу больше?

Мои глаза были максимально открылись, челюсть хотела рухнуть на пол, но пока еще держалась. Кажется, пушистик не ошибался на счет образованности и таланта этой ведьмы. Значит, я могу узнать о будущем… В силу предсказания я верила, а вот в силу выдержать очередную порцию правды, не совсем. Однако любопытство взяло свое.

— Слушаю.

— Я тебе лапшу на уши вешать не собиралась, на них и так много макаронных изделий. Не кривись так! Разве ты знаешь правду? Разве представляешь, кто окружает тебя? Разве…

— Я поняла, к чему вы клоните, — прервала ведьму, закатывая глаза. Подумаешь, не знаю! Выживать надо! Деньги дают и за отсутствие лишних вопросов!

— Ах, несносная девчонка. Тебе не помешало бы обучиться манерам, скоро курсы открою! Что за молодежь пошла! Один другого лучше! — ведьма остановилась и посмотрела на мой недоумевающий вид. — Тебе не нужно этого понимать! О чем это я… Ах да. Принц. Я не шутила, девочка, твоя судьба сказала, что будешь невестой и женой коронованной особы. Не рада?

— Чему?

— Ну как бы… — Дарита замялась.

Понимаю, везение очевидно. Объяснять подобное счастье, свалившееся на голову девицы низкого происхождения, никому и никогда не приходилось. Я действительно должна была прыгать и махать руками, целуя карточку с изображением принца, но, увы, этого не происходило.

— Сумасшедшая, — констатировала ведьма. — Может, ты не знаешь, кто такой принц?

— Знаю, — кивнула я.

Это для нее он принц и коронованная особа, а для меня — вечная каторга. Брак означал лишь одно — пожизненная игра во дворце. Я уже была готова шпионить за королем, даже убить, но после убраться в свое удаленное село и продолжить жить в убогих условиях. Пусть так, пусть снова выпрашивая мелкие делишки, но жить, зная, что голова не полетит с плеч на королевской плахе.

— Ах, поняла, боишься… Но ты ведь даже не приехала туда? Что же загадываешь! Судьба умеет удивлять! Не знаю, как и почему, но я уверена, что счастье будет… Только…

— Что еще? Очередные проблемы?

— Не пойму никак… Не вижу фигуру принца так ярко, как твою.

— Тогда, может, это и не принц? — в надежде спросила я.

— Нет. Точно он.

Потом Дарита замолчала и уже серьезно произнесла:

— Ты права, несносная девчонка, тебе стоит бояться. В ваших отношениях все будет не так гладко, потому что твоя роль окажется слишком сложной. Доверься мужчине, он сможет сделать все для вашего счастья, но ты… Перебори себя.

— Ага, как же…

По-моему, я должна буду сойти с ума, чтобы довериться принцу, признаться в своих грехах перед коронованными особами и ждать помилования! Это же невозможно! Даже, если мой потенциальный супруг с какой-то радости простит меня, а короля по моей же милости не будет на этом свете, никто из окружения не станет терпеть меня близко с новым правителем! О чем я! Мою персону не будут терпеть даже заказчики! Таких убирают! Из уст вырвался нервный смешок, я поспешила зажать рот рукой, чтобы не оскорбить ведьму. Но женщина, кажется, не заметила и продолжила:

— Умей жертвовать, не беги от чувств сломя голову. Ты скоро все поймешь, но не торопись делать выбор, риск ошибиться слишком высок, а плата будет большой. Но даже, если неправильно сделаешь выводы, оставайся на этой стороне, не смей изменять решение. Терпи любой ценой. Перед тобой откроются многие секреты, девочка, когда ты не будешь ждать этого. Не поддавайся эмоциям и помни, кем ты являешься в этом мире.

— Мадам, а у вас есть что-нибудь успокоительное? Чай ромашковый? А то глаз как-то дергается, — произнесла я.

Очень хотелось вскочить и бегать по комнате с воплями» Спасите! Помогите», а потом врезаться в косяк и полежать в отключке пару часов, не думая о грядущих проблемах. Вот она, жажда наживы! Доигралась! Подумала о семье, называется!

— Да, жизнь — сложная штука, — вздохнув, произнесла Дарита, доставая из стола странную белую жидкость. — Выпей, лучше всего.

— Зелье?

— Самогон. Люди оставили.

Вместе с ведьмой выпили по глоточку, но его хватило для того, чтобы на лице заиграла улыбка. Эх, я ведь сюда пришла не для предсказания! Гори оно огнем! Лучше не знать своей судьбы заранее! Теперь ведь будут сниться кошмары, а подозрительность сделает из меня параноика! А, может, это и к лучшему. Артур подумает, что я совсем помешалась и отправит меня к лекарю, а Эрику что-то наговорит. Ему ведь никто не указ! Точно! Свалю на него все, раз такой уверенный!

— Знаете, — начала я, — не хочу за принца. Действительно придется выйти за него? Даже сопротивляться не буду?

— Будешь, конечно, но так для виду…

— А вы меня точно не путаете ни с кем, может, ошиблись? — я взяла бутылку и налила еще ведьме стаканчик. — Может, сейчас станет яснее?

— От этого? Нет, ну может быть и станет… — она залпом выпила лексир и, глядя в мой затуманенный взгляд ответила. — Бесполезно. Что за мужчина, никак его не пойму, но ты, девочка, будешь не против… не сразу…

— Ладно, хотите, позову на свадьбу? В глаза ему посмотрите и скажете, какого… ты такой нечеткий?! Разобрать ничего невозможно! Не может быть понятным и открытым, чтобы его невеста не мучилась так долго в неведении! — сказала я, ложась телом на стол и бубня под нос проклятия в отношении будущего муженька.

— Ээ, так нельзя, с мужчинами надо поласковей быть. Он ведь тебя простит, поможет, знаешь, сколько проблем принесешь и как усложнишь жизнь этому человеку?! Вокруг него много врагов.

— Догадываюсь… А я его это… познакомлю с Артуром, поможет ему принять меня такой, какая есть! — в гневе сказала я. Будто этот благородный принц такой несчастный, потому что удосужился влюбиться в такую девушку! Его никто не заставлял! — Я жертва! Меня тоже понять можно…

— Можно… — подтвердила ведьма.

— Вот и я о том! А меня кто-нибудь понял? Нет!

— А ты расскажи им все, как есть… Этому, как его… — Дарита пыталась вспомнить чье-то имя, но не могла. — Ну, ты у него еще как кость в горле…

— Артуру? Вау, а вы потрясающая, видите так хорошо мою жизнь! Можете, поедите вместе со мной во дворец?

— Рада бы, но я на рабочем месте.

— Да, работа очень важна, — вздохнула я. И внезапно вспомнила, зачем пришла. — Слушайте, а я ведь к вам по делу! Мне бы зелий купить.

— Каких? Приворотных?

— Нет, это как-то чересчур, хотя…

И тут я представила, как напою снадобьем Артура и какую-нибудь селянку пострашней, чтобы совсем не в его вкусе, или как напою Артура и кого-нибудь из нашей команды. Вот веселье будет! Но мозг сразу подсказал, что после такой выходки будет со мной. Подобного унижения Артур точно не стерпит.

— Мне бы что-нибудь полегче. Например, рвотное, галлюциногенное, оборотное.

— Есть такие, что конкретно нужно? Сейчас быстренько сообразим.

— Ого, а так можно? Тогда надо сделать такое зелье, чтобы Артур видел все вокруг в розовом цвете, людей, птиц, животных, даже небо. Еще хочу так, чтобы на его месте окружающие видели что-нибудь прекрасное и пушистое, чтобы захотелось взять на ручки, потискать за щечки и погладить. Хочу, чтобы он ел только клубнику со сливками, а от другой еды должно тошнить. Ну и в завершении, пусть любит ловить бабочек. А… точно! Он еще любитель жриц! Как только минутка появляется, сразу в храм бежит! И это на глазах у подчиненных! На моих глазах! Бесит так! Надо его сделать более ответственным.

— И это полегче? Что же он тебе сделал? — произнесла Дарита. — Я помогу тебе, это вас сблизит.

— Что? Зачем сближать нас? Никаких приворотных зелий!

— Я помню! — уверенно сказала ведьма, неуверенно стоя на ногах и пытаясь достать нужные пузыречки. — Итак, мы попробуем сделать уникальное зелье, единственное в своем роде! Совместим все в одном флаконе! Итак, основа, добавим вот это… подай ту зеленую жидкость… Розовый, говоришь? Давай, блестки! Ага… Вон ту фиолетовую…

Одна капля и раздался взрыв, отбросивший меня на диван. Кое-как придя в себя, я подползла к столу и, осторожно протягивая, руки к столу искала Дариту, боясь открывать глаза.

— Так, добавим любви и пристрастия… — сказала ведьма.

— К бабочкам, — подсказала я, поднимаясь с колен.

Вонь стояла ужасная, будто внутри флакона жили скунсы вместе с воинами, причем лет так двадцать пять никто из них не мылся. Но стоило колдунье открыть желтую вязкую жидкость, которая символизировала любовь или бабочек, как комната заполнилась медовым запахом. Я снова могу дышать! Теперь хоть не так страшно находится здесь!

— Еще добавьте!

— Уверена, что стоит?

— Бабочки не могут навредить! — решительно сказала я и тряхнула ведьму за руку, во флакончик плюхнулась желтое желе, изменяя цвет зелья на темно-зеленый.

— Так, и теперь вот это… — ведьма достала бордовую пенящуюся жидкость. — Всего несколько капель, чтобы на других не заглядывался…

— На жриц и только в рабочее время! — уточнила я.

— Запомни мысль, потом повторишь! — ответила Дарита. — А теперь пристрастие к еде! Слушай, а чем ты мужчину кормить собралась? В этой дыре сливки сложно раздобыть, а клубнику почти нереально.

— Да? А что у вас тут едят?

— Капусту все сажают.

— Капусту? А ягодок никаких?

— На продажу в столицу идут все самые вкусные фрукты и ягоды, не перекупишь и за большие деньги. У нас тут с этим строго. Капуста или кабачки?

— Ладно, пусть будет капуста со сливками…

— Что-то не так в этой фразе, — произнесла ведьма, смотря затуманенным взглядом на меня. — Лишний ингредиент?

— Да? Ты же сказала, что капуста есть…

— Есть.

— Значит, все в порядке, — подытожила я, и Дарита вылила бледно-лазурную жидкость во флакон.

Посмотрев на зелье, а точнее на то, что творилось за стеклянными стенками, я скривилась. Внутри сосуда плавали какие-то шарики, по дну перекатывались желеобразные комочки, вокруг этого зависли блестки, а фиолетовее червячки, поднимаясь кверху, становились красной пеной… То ли от всего этого великолепия, то ли от подвижности, меня стало тошнить. Не представляю, как заставлю Артура выпить эту гадость! Ведьма потрясла флакон, и ползающая нутрии масса стала однородной приятного бордового цвета, будто ягодный кисель. А вот это влить уже проще!

— Итак, а теперь отвращение… Одна капелька!

ТЫДЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЩ! Я заорала и пригнулась, отовсюду валил дым, заполняя комнату запахом подгоревшей рыбы… Ведьма ругалась, говоря что-то про несовпадающие ингредиенты и пытаясь открыть окно. Она все-таки умудрилась споткнуться об меня, и добрых пять минут мы пытались встать, постоянно кашляя и ругаясь. Даже после того, как все форточки были открыты, дым никуда не девался, а горелый запах даже усилился. Я уж думала, что флакончику с нашими трудами пришел конец, но на удивление, он стоял целый и невредимый на столе, на котором уже больше ничего целого не было.

— Взрывостойкое стекло! — с гордость пояснила ведьма, ничуть не сожалевшая о порче своего имущества. — Почти готово! Ароматизаторы и вкусовые добавки на ваш выбор.

— Так, что у нас тут… — я взяла флакон и повертела его, думая, на что оно больше всего похоже. — Будет яблочным джемом.

— Ой, а вкус яблока закончился… Очень популярен среди жителей. Малина есть, подойдет?

— Все подойдет, лишь бы съел, — согласилась я. И было все равно, что кашица имела желтый цвет, малиновый вкус и запах жареной картошки.

— А теперь самое главное, так как зелье не совсем стандартное, нужно заложить в нем необходимые критерии действия.

— Что?

— Сказать, что оно должно сделать, как подействовать, — пояснила ведьма. — Я сейчас настроюсь, ты будешь говорить, а я вплетать нити силы в него. Давай, повтори, что ранее говорила мне…

— Уже можно?

— Да.

— Итак, дорогое зелье, ты мне очень поможешь в жизни, если сработаешь. Этот мужчина должен ходить в розовом, видеть в других пушистеньких зайчиков и хотеть их потрепать за щечки, есть только капусту со сливками… И что там еще было?! Ага! Что-то про жриц… Пусть не бегает к ним в храм, а бегает ко мне, потому что я бабочка! Да, кажется, все так и должно быть.

— Действуй зелье в полную силу, не забывай слова, сказанные в этот час, и исчезни с рассветом.

— Здорово! — сказала я, увидев, как заискрилась жидкость. — Его надо в еду подмешивать или так дать?

— Зелье очень концентрированное, я не разбавляла ингредиенты, так как этот… Артур очень силен. Но будь осторожна, это снадобье кого угодно свалит с ног, если ошибешься в дозировке. Лучше подмешай в еду не больше ложки, а если без гарнира, то пару капель, для продления эффекта повторно давай жер…мужчине не раньше через восемь часов после первого приема. Поняла?

— Да. Не подмешивать в еду, давать больше ложки и для продления эффекта повторный прием не реже, чем через восемь часов! — не уверена, что ведьма сказала именно так, но главное уверенно сказать.

— Хорошо! — радостно кивнула Дарита, кажется, она тоже слышала, что хотела. — Будь осторожна. На счет побочных действий не знаю, тут столько компонентов.

— А что может быть?

— Легкое недомогание…головная боль.

— А, это даже хорошо.

Я тепло попрощалась с ведьмой, заверяя ее, что обязательно вернусь и верну ей бутылку самогонки, расскажу о жизни с принцем и помогу с переводом в местечко поприятней, если буду иметь влияние на мужа. Растроганная таким отношением ведьма обняла меня на прощанье и не взяла золотого за снадобье! Вот это душа!

В приподнятом настроении я вприпрыжку возвращалась назад в село, еще больше путаясь в ткани плаща и падая даже на ровном месте! А что начиналось, когда спотыкалась о бугорки или блуждая в высокой траве… Я применяла приемы боевых искусств, с помощью которых обычно расправлялась с врагами, а помогал мне в этом мой невидимый меч. Противник, то есть трава, был очень силен и гнулся на ветру. Обстоятельства складывались не в мою пользу, ибо меч почему-то не работал, а плащ мешал… Я падала, но быстро вскакивала и пыталась бежать вперед. Краем глаза замечала, что лешие сторонились меня и пытались не попадаться на пути, что было очень сложным делом. Кажется, самогон сделал свое дело, и теперь остатки моего рассудка растаяли под его целебным действием. Обратный путь занял гораздо больше времени, ибо я постоянно отклонялась от нужного пути и шла не тропинкой, а полем. В какой-то момент лесные духи начали показывать недвусмысленные знаки, направляя в нужную сторону, но я их не слушала, потому что помнила слова Бориса. Никому нельзя доверять! Пусть даже это была верная дорога, которую мой мозг все-таки запомнил!

Я все-таки вышла к селу и целенаправленно направилась к нашему домику. Судьба сегодня была на моей стороне, ведь на крыльце сидел Артур и кого-то высматривал. Ой, какой он красивый! Реснички такие длинные, волосы блестят на солнце и взгляд такой холодный, но завораживающий…

— Явилась, посмотрела на праздник? — спросил он меня в привычном тоне. — Кажется, что тебя там пытались сжечь.

Мужчина достал из моих волос палочку и пару листиков. Я гордо тряхнула волосами, отчего голова закружилась. Нужно сосредоточиться и не показывать, что я слегка пьяна. Конечно, меня не смущало, что плащ был перепачкан в грязи, и от него несло за километр жареной картошкой.

— Да я вижу, ты хорошо отметила, — заметил он. — Что с твоим взглядом?

— Ничего, — я пыталась собраться, но смотрела на лицо мужчины и улыбалась, как блаженная.

— Что за похотливый взгляд? Раньше я на тебя так смотрел. Ты передумала на счет моего предложения?

— Чего?! Размечтался, хмырь изворотливый. Я, — ткнула себя в грудь, — выйду замуж за принца.

— Да что ты, — качнул он головой. — Опохмелись сначала. Я как знал, что ты влипнешь снова в неприятности. Разве не говорил взять кого-то из ребят? Хочешь снова напиться до чертиков и повторить приключения у вампиров?

Артур протянул мне красивый пузыречек. С каких пор этот мужчина заботиться обо мне так рьяно? Неужели исправляется? Я открыла флакончик, и в нос ударил приятный малиновый аромат. Вот здорово! Я так бежала обратно и так устала, что во рту пересохло. Пузырек осушила за один раз, хотя Артур что-то пытался сказать и отобрать у меня этот прекрасный отрезвляющий отвар. Где его логика? Сначала дает, потом забирает!

— Ну как? — спросил он на меня, любопытно посматривая в мои глаза.

— Хорошо, — улыбаясь, ответила я.

— Айла, а найди-ка Ториэля, он так волновался за тебя.

— Правда? Какой он милый, не то, что ты!

— Вот именно, не то, что я, — улыбался во все зубы Артур, взял меня под ручки и повел в дом. — Ты приглядись получше, подумай, кого лучше изводить…

— А я ведь тебе тоже подарочек принесла… с праздника, — залепетала я, доставая из кармана флакончик. — Вот. Там все такое ели, яблочный джем.

— Правда джем?

— Да, тут серьезные маги, они знают, что дают, — уверенно сказал я. — Не пойду дальше, пока не попробуешь! Я от всего сердца!

— А если съем, то пойдешь к Ториэлю и оставишь меня в покое?

— Ага, — кивнула и уставилась на мужчину.

Он, конечно, корежился сначала, глядя на кашицу с малиновым запахом, но почему-то не розового цвета. А когда взял это в рот!

Артур все-таки съел почти все, и я, довольная до безумия, пошла, искать Ториэля. Не пойму никак, зачем он мне так нужен, но раз надо искать, то буду. Вдруг что-то вспомню или пойму. В любом случае, нужно взять его на местный рынок и запастись капустой и сливками…

Глава 18. Зелье в действии или как заработать поцелуй

Артур

Прекрасно, девчонка выпила весь флакон! Признаться, сначала я немного испугался ее прыти и того, что может случиться от передозировки, но через несколько секунд волнение отпустило меня. Если подумать, то Айле нужна была именно такая большая порция, чтобы проняла до костей. Теперь девчонка радостно скакала по дому и повторяла только одно имя «Ториэль, Ториэль, Ториэлюшка». Это при том, что он стоял в метре от нее и пытался прекратить ее хождение по кругу. Интересно, зелье так и должно действовать?

Мне нужно было пойти и заняться делами, подготовиться к отъезду в страну пожирателей душ, уведомить дворцовую стражу, но, увидев Айлу… сошедшей с ума, не смог отказать себе в удовольствии понаблюдать за происходящими событиями. Ее танцы длились около часа, причем везде: на столе, на кровати, на стуле, на подоконнике, на крыльце. Я старался не попадаться на глаза ей и солдату, чтобы не мешать их отношениям, но пока мои спутники на влюбленных походили слабо. Айла, кричащая «Где мой любимый?», распевающая неприличные песни, и Ториэль, пытающийся ее утихомирить, не соответствовали моим представлениям о романтической любви. Это ж, какую силу воли и сумасбродность имеет девчонка, чтобы настолько исказить действие приворотного зелья своей внутренней энергетикой!

— Айла, пожалуйста, пойдем внутрь дома, слезь с крыльца, — уговаривал Ториэль. — Не нужно такое показывать на улице, смотри, сколько народу собралось!

— Пусть продолжает, — выкрикнул мужчина из толпы.

— Сейчас всех позовем, у нас такое не часто бывает…

Раздался нервный смешок воина.

— Айла, я Ториэль, То-ри-эль, не нужно меня звать, я уже здесь! Пойдем в дом!

— ТОРИИИЭЭЭЭЛЮШКА, родимый мой! Никуда не пойду.

— Почему? Давай, я тебя сниму, — в голосе воина слышалось отчаянье.

Да, еще недавно он срубал головы противникам с завидным хладнокровием и мог со мной спорить часами, приводя убедительные доводы, но все его способности исчезали рядом с этой девчонкой. Впрочем, я его очень хорошо понимал. С глупостью и сумасбродностью бороться очень сложно, обычные методы плохо работают. Пусть мальчишка ощутит себя в моей шкуре и почувствует безысходность положения.

С Айлой было бесполезно говорить и пытаться что-то доказать, более того она не подпускала к себе ни на метр и начинала царапаться и махать ногами.

— Здорово! Как одержимая!

— Давайте ее сожжем! — крикнул улыбающийся парень из толпы, которая с каждой минутой разрасталась.

Наблюдателей становилось больше, многие даже лезли на крышу, чтобы увидеть танцы моей любимой спутницы. Народу она собрала много, даже стало обидно, она интересовала их больше, чем моя персона. А чего ожидать от низкосортного населения забытого села?

— Точно! Она — ведьма! — поддержала баба, захватившая с собой вилы.

— Дура, она же человек….

— Жертва!

— Девственница!

— СЖЕЧЬ!

— Пусть лучше танцует, — заметил ухмыляющийся здоровяк, закручивая ус.

Снова нервный смешок Ториэля:

— Никто никого жечь не будет. Айла, позволь тебя снять оттуда. Тебе ведь нужен я, так пойдем, поговорим вместе.

— Ах, какой ты быстрый, — захихикала девчонка, подмигивая солдату.

— Ты смущаешь всех. Хватит, — продолжал парень.

— Любимка моя, — захлопала Айла в ладоши. — Я хочу доказать тебе, как сильно ты мне нравишься. Знаешь, птички весной, так порхают и поют. Самочка своими яркими перышками и танцами завлекает своего птаха… Тебе нравится?

Она взмахнула юбкой и продолжила свой танец, пару раз оступилась, но удержалась и не упала с крыльца. Лицо Ториэля становилось все мрачнее и мрачнее. Сначала он обрадовался, что девчонка проявила к нему интерес и наконец увидела его симпатию, но теперь это стало большой проблемой. Добро пожаловать в клуб. Я уже по глазам вижу, что солдат не прочь применить силу и уволочь девчонку в дом. Только Айла умела сопротивляться и очаровательно улыбаться, что останавливало Ториэля, к тому же народ требовал продолжения. Сельские жители быстро смекнули, что дело нечисто, думали на зелье, но потом кто-то сказал:

— Совсем девка с ума сошла от любви и напилась. Самогон.

И после этих слов улыбка сползла с моего лица. Может, Айла и правда напилась, причем до чертиков? Дать зелье пьяному человеку! Великие боги, разве возможно такое! Это же убийственная смесь. И как бы неприятно было признавать, но тут была и моя оплошность. Надеюсь, скоро она устанет и уснет. Я даже был готов помочь прийти в себя и оправиться от стресса и других побочных эффектов.

Конечно, мои надежды не оправдались, Айла с каждой минутой становилась активнее и спать не собиралась. Народ был этому рад, перед нашим крыльцом уже образовались посиделки. Были накрыты столы, мужики принесли самовар, в который налили самогонку и гномью настойку, в центре развели костер. Айла продолжала танцевать и петь песни. Я присоединился к застолью и с любопытством посматривал на девчонку, которая буквально горела от любви. В какую-то минуту ее прыжки и нелепые телодвижения стали плавными и соблазнительными, она распустила волосы и вовсю сверкала глазами. Быть притягательной и соблазнительной ей не помешало даже розовое платье. Оказывается, наша наивная глупышка совсем не невинна, раз могла такое вытворять.

Кажется, в книжечке про отбор жриц за привлекательность я поставил ей низший бал, а в умениях развлекать мужчин всего 1 балл, за ее богатую фантазию и умению попадать в неприятные ситуации. Кажется, я недооценил способности Айлы, жрицам можно было бы поучиться такой гибкости и очарованию. Она улыбалась не так как раньше, совсем по-другому, пронзала взглядом насквозь и смеялась.

Неужели самогон на всех так действует? Давно надо было дать ей этот чудодейственный напиток, и ехать в спокойствии. Строила из себя простушку, а оказалась… кем? Непонятно, сейчас ситуация стала гораздо запутанней. Не высокого происхождения, но и не низкого, умная и хитрая, в то же время сумасбродная и рисковая. Какие сочетания!

Кажется, мои глаза загорелись, и внутренняя сущность напомнила о себе покалыванием в сердце. Знаю, что меня интересовала эта девчонка и, кажется, уже не только как соратница и подставная фигура, но и как очередная любовница. Умею же выбирать! При таких обстоятельствах и условиях именно она стала объектом повышенного интереса. С этой девчонкой нельзя просто поиграть и выбросить, как ненужную куклу. Что же делать? Оставить себе или выполнить поручение Ордена и забыть о мимолетной прихоти?

Как назло, в этот момент Айла схватилась руками за деревянную колонну и прогнулась назад, волосы каскадом спустились за спину, открывая шею и декольте. Я, смотря на нее, не донес до рта бокал с настойкой, а Ториэль просто стоял с открытым ртом и не смог ничего сказать. Айла спрыгнула с постамента и, улыбнувшись, спросила Ториэля:

— Ну что, любимка, понравилось?

— Дааа, — смог выдавить воин, еще не придя в себя. Кажется, удивлению не было предела.

Закаленный в боях воин не смог принять правду о девчушке. Вот говорил же я ему, что Айла не такая проста, как хочет показаться. Я был готов ко многому, но явно не к сомнительным танцам на крыльце и не к тому, что с воплями «Ториэлька» она бросится и повиснет на шее солдата.

— Любовь! — крикнула баба, кусая баранку и запивая ее «чаем» из самовара.

— Целуйтесь! — крикнул паренек, вылезая из-под стола с балалайкой.

— Атмосфера нужна, — подсказал дедок, — мы вот с бабкой, помнится, на сеновале сидели.

— Поцелуй! — кричали сбоку две девицы.

— Какой поцелуй? Вы хоть понимаете, она не в порядке! — не выдержал Ториэль, понимая, что с Айлой творилось что-то невообразимое. — Прекратите немедленно обсуждать это.

— Любовь в моих глазах любовь, — кричала в ухо сама Айла, продолжая висеть на шее Ториэля.

— Поцелуй!

— Сеновал!

— Поцелуй?! — вторила Айла. — Да, Ториэль, поцелуй!

— Что? — в непонимании уставился на нее воин.

— Чмоки-чмоки, — пояснила девчонка.

— Давайте сожжем! — кто-то снова предложил.

Началось новое обсуждение, кого и когда следовало предать костру и за какие грехи. В это же время Ториэль пытался увернуться от губ Айлы, которая очень настойчиво хватала его за руки, щеки и спину, временами восхищаясь его телом. Я по-прежнему был в оцепенении и не мог выпить настойку, наблюдая за всеми действиями, происходившими вокруг.

— Зажрался парень! От такой девки голову воротит!

— Сжечь!

— На костер!

— Чего? — недоуменно смотрел на всех Ториэль и не верил глазам, когда из-за стола поднялись бабы, мужики и даже несколько молодых девиц и направились к нему. — Вы серьезно?

— А неча так препираться и обижать девушку, — пояснила рыжеволосая девчонка. — Ишь какой пошел, чувств не ценит!

— Убираемся, — Айла быстро разобралась в ситуации, схватила за руку парнишку и бегом направилась к корове. — Давай, залезай, убежим вместе.

После этих слов она серьезно посмотрела на него и принялась толкать в спину, заставляя оседлать крупный рогатый скот. Парень был все-таки сильным и сопротивляться умел, но пьяная девушка не отчаивалась. Сумела привязать его руку к своей, перекинулась через спину коровы и крикнула:

— Отвязывай!

— Ты с ума сошла!

— Сам такой, не захотел ехать сверху, побежишь сбоку… Надо сматываться!

— Айла, да о чем ты! Это же безумие, приди в себя! Хочешь поцеловать меня? Пожалуйста!

— Перед смертью? Нет, любимый, нас ждет еще много совместных дней вместе. Тебя не должны сжечь в костре! Бежим! Отвязывай корову!

Наверное, Ториэль плохо ориентировался в данной ситуации, ибо она давно вышла из-под чьего-либо контроля и продолжала развиваться явно не по сценарию. К этому жизнь его не готовила. Подумать только, на него вместе мог оказаться кто-то другой, уже привыкший к таким проблемам. Впрочем, будь я на месте солдата, все закончилось бы поцелуем с последующим связыванием тела и перенесением его в сарай до момента протрезвления. Но Ториэль оказался один среди ненормальных созданий, поэтому не мог обернуть ситуацию в свою пользу.

Айла же даром времени не теряла, сползла с коровы, взяла со стола тесак, перерезала веревку, схватила вилку. Пока воин смотрел по сторонам, она снова запрыгнула на спину коровы и вонзила в филейное место острый столовый прибор. Корова замычала и рванула с места, несясь прямо на стол и сметая его со своего пути. Айла вопила, будто ее резали, сбоку пытался бежать Ториэль, изредка подпихивая девчонку на корову, когда та сползала. Животное оказалось умнее некоторых и скоро остановилось.

На этом приключения не кончились, ибо Айла сознавала грядущую опасность, поэтому понеслась в ближайшую избу. Конечно, дверь была предназначена для слабаков. Девчонка взяла булыжник и кинула в окно, а потом пыталась влезть в него одновременно с Ториэлем, привязанным к ней тесемочкой. Впрочем последняя легко порвалась, разделяя эту пару.

— Готово! Убежище на ближайший час есть, — прокричала она из избы. — Давай ко мне, любимка.

Ториэль огляделся по сторонам, увидел приближающихся людей и зашел внутрь через дверь. Я в это время стоял недалеко от домика, мог все видеть и слышать. Интересно, сейчас действовало зелье, самогон или все вместе?

— Пригнись, пригнись, — посоветовала девчонка, выглядывая в окно с кастрюлей на голове. — Нас окружают! Нужно больше оружия и заложники…

— Великие боги, откуда это в твоей голове? Романов начиталась?

— Ториэль, я стараюсь ради любви! Я пытаюсь спасти наши отношения.

— Повернись ко мне, — серьезно сказал парень и посмотрел девушке в глаза. — Что ты пила?

— Компот.

— По глазам вижу, что компот был с выдержкой. А ну-ка, иди сюда, — ответил Ториэль, нежно взял девушку за шею и нажал на нужные точки.

Ведь умеет соображать! Не зря обучился этому приему, путешествуя по Прибрежной стране. Он закинул девушку себе на плечо и собрался уже выйти из дома, как внезапно вскрикнул.

— Ах! — послышался вздох Айлы.

— Прекрати хватать меня за за… Прекрати, я сказал.

Пришлось поставить девчонку на ноги, но стоило только этому созданию оказать на свободе, как оно принялось исследовать избу. Такое ощущение, что девчонка готовилась к масштабным военным действиям, ибо к двери были приставлены мешки с картошкой и капустой. Одним создателям известно, как она смогла их дотащить! Около окна расположились бьющиеся предметы, которые она с криками «Берегись!» периодически выкидывала в окно. Люди, окружавшие избу, уже не хотели никого сжигать. Ими была придумана новая игра — защити свою родную землю. Все весло потирали руки и повторяли, что не прочь повеселиться.

— О, смотри! Метла, наверное, летающая. — Айла вытащила из-за печи что-то отдаленно напоминающее обгрызанный веник.

Палку с огрызками на конце, она всучила Ториэлю, а сама принялась проверять ящички и искать снадобья. Интересно, зачем они ей были нужны в такой ситуации? Впрочем, девчонка не долго думая, сунула их в карманы найденной жилетки, которую надела на себя.

— Маскировка важна, сейчас и тебе что-нибудь найду, — пообещала она Ториэлю.

Я, конечно, не так близко стоял к этой парочке, но полный счастья взгляд парня заметил. А ведь Айла не обманула: уже через пять минут воин был облачен в огромный тулуп грязно-зеленого цвета, на голову был заботливо надет черный колпак, так примявший его длинные пепельные волосы, что воин стал похож на домовенка. Конечно, Айла не остановилась и заставила сменить качественные дорогие кожаные сапоги на резиновые.

— Отлично, мы готовы, — констатировала она.

— К чему? — обреченно спросил Ториэль.

— К полету!

— Но это… как бы… просто веник.

— Не мели ерунды, это же колдуны, все пропитано магией. Думаешь, это просто вареная рисинка?! — она вязла вилкой из чашки «рис» и поднесла к лицу Ториэля. — Нет! Она волшебная! Съешь ее и загадай желание.

— Айла… Может, домой пойдем?

Давай, ешь рис и загадывай желание!

— Айла…люби…мая, — попытался начать парень, глядя в горящие глаза девушке. — Это не рис.

— Неужели тебе так сложно съесть это? — она надула губки.

До какого состояния нужно было напиться, чтобы перепутать соль и рис, метлу и ощипанный веник? Теперь мне было страшно не за девчонку, а за своего солдата. Хотел заполучить спутницу в свой отряд, а в результате возникла угроза потерять сильного воина.

— Давай быстрей, пора взлетать. Убегаем через дымоход!

Она рванула к трубе и пыталась в нее пролезть, но только испачкалась в саже, конечно, следующая попытка была любезно предоставлена Ториэлю.

— Я не пролезу туда.

— Почему? — искренне удивилась Айла.

— Ты ведь не пролезла, к тому же посмотри на мои плечи и на трубу…

— Оу, да, хорошие плечи! — похлопала в ладоши она.

— Я не про это хотел сказать.

— Не надо стесняться своей красоты. Давай, лезь. Поторопись, мы должны в полуночи оказаться далеко-далеко отсюда, чтобы посмотреть на ночное небо.

Девчонка так рьяно настаивала, что парню пришлось тоже попробовать пролезть через трубу в два раза уже его самого. Одной попытки было недостаточно, чтобы удостовериться в невозможности покинуть дом через трубу, поэтому Айла принялась пихать Ториэля внутрь, утверждая, что она (труба) их обманывает.

Через десять минут безнадежных попыток Айла и Ториэль стояли, покрытые сажей с ног до головы. Если бы я встретил их на улице, непременно бы испугался и начал взывать к Богам. Как бы местные жители не приняли их за злобных духов леса и действительно не сожгли на костре.

— Ладно, выходим на взлетную площадку, — решила Айла и направилась к окну.

Кое-как она перевалилась через подоконник и комом выпала на улицу, поднимая вверх облако пыли. Люди, видя это чудо-юдо, сначала расступились и боялись подойти. К тому же свалившееся тело начало копошиться, размахивать руками, кашлять и изрекать ругательные выражения. Конечно, сам Ториэль вышел через дверь.

А дальше события происходили настолько быстро, что даже я не успевал следить за ними. Что говорить о колдунах и магах, которые просто впали в ступор, наблюдая за моей спутницей. Айла забралась на веник и пыталась взлететь, после тщетных попыток и приказов «летим», она решила взять разгон и просто скакала на венике по кругу, поднимая пыль. Чихала и ругалась, но продолжала бегать, пугая своей ретивостью мирных жителей. Потом какой-то пьяный колдун, сжалившись над девчонкой, произнес заклинание, и веник взметнулся вверх, поднимая пьяное и неадекватное тело. Не знаю, чем думал житель села, исполняя желание ненормальной девицы!

Теперь Айла моталась в воздухе из стороны в сторону и истошно вопила, умоляя, чтобы ее сняли оттуда. И ведь додумалась же отпустить руки и не держаться! Ее мгновенно перевернуло в воздухе, держась за веник одними ногами, головой вниз, она пронеслась над нами. Руками она пыталась хвататься за магов, но те уклонялись, за что получили пару «ласковых» слов от девчонки.

— СНИИИМИИТЕЕ! МЕНЯЯ! Сволочь… ТОРИЭЛЬ! Где тебя нооооссииит! Яблоко моченое тебе в рот, сними меня отсюда! — она в очередной раз пыталась зацепиться за кого-то, но ее стали щекотать. — Гады! Мне нужно к любимому! Вы меня еще вспомните!

Айла промчалась над домами и попыталась зацепиться за забор, наверное, ей очень сильно нужно было на землю, ибо все деревянные колышки по цепочке вырвались из земли и полетели следом за ней. Девчонка пыталась оторвать проволоку, соединяющую все части забора, от своего веника, обладающего удивительной грузоподъемностью, но этого ей сделать не удалось. И теперь движение происходило не только в воздухе, но и на земле. Айла летала кругами, а снизу забор сносил все на своем пути. Он сшибал людей, клумбы, задел пару сараев, прошелся по многострадальной корове, которая настолько испугалась, что теперь носилась по селу и уже успела снести два стола и врезаться в стену дома.

— Ведьма!

— Эй, как кличут тебя, — спросила разгневанная баба, доставая вилы, спрятанные в стогу, недалеко от места действия. — Любимый, что ли! Иди и забери свою невесту!

— Она мне не невеста, — разозлился не на шутку Ториэль. И только я знал, что это ничем хорошим не светит.

— Опа! Как трудности возникнут, они сразу в кусты! — затараторила сбоку девочка, размахивая своей косой.

— Вы не имеете права говорить такого.

Бедный Ториэль. На нем лица не было, стоял бледный и поникший, сжимая и разжимая кулаки. Представляю, что творилось у него внутри. Я чувствовал, как злость и раздражение заполняют душу воина. Теперь его глаза видели не милую и прекрасную девчушку, которую нужно защищать, а лишь одну из многих, ничем не примечательных простушек, которые умеют приносить только одни проблемы и ничего не стоят. Особенно его внимания.

Если бы на этом все закончилось, возможно, паренек быстро отошел и залечил психологические раны, но полетами над деревней дело не ограничилось. Айла вспомнила, что в ее сюртуке находились зелья и с веселыми криками «Берегись! Бомба справа» она стала сбрасывать их вниз. И здесь мне стало интересно, кто же такой жил в той избе, что имел в пользовании такие ядовитые и разрушительные смеси наряду с вполне безопасными и милыми снадобьями. На вид пастух или садовник, а в душе маньяк с непреодолимым желанием отправить к демонам жалких людишек? Бомбы одна за другой летели вниз, Айла хихикала.

Хвала создателям, что меня она среди толпы не приметила и не стала специально целиться, чтобы покончить с моим бренным телом раз и навсегда. После первой бомбы вместо дороги стали расти полевые ромашки, но кто-то нагнулся, вдохнул их приятный аромат и свалился на обочину дороги и остался лежать, будто оппосум в момент опасности. Я деликатно обошел бездыханные тела и отошел подальше, но не тут-то было! Полетело подряд три бомбочки: несколько зевак окрасились в зеленый цвет и покрылись какой-то фиолетовой слизью, плавно стекающей на тропинку и расползающейся мелкими червяками, кто-то подвергся нападению мелких черных паучков, которые бегали по телу, заползали, куда только можно, щекотали, но не кусали. Эти люди отделались только легким испугом, просто бегали и вопили, а третья группа, самая несчастная, на мой взгляд, почувствовала себя стадом горных баранов, встала на четвереньки, начала блеять и есть ромашки… Ели «животные» недолго и с пучками травы во рту сваливались на гостеприимную обочину.

Айла совсем обезумела и, не слушая никого и ничего, работала руками, как мельница, бросая вниз очередные склянки с зельями. Я, было, подумал, что пронесло, кончились испытания, так как опасных снадобий не оказалось. Только вокруг летели мыльные пузыри, начались кружить лепестки роз и появляться единороги в виде трехмерных иллюзий, но вдруг девчонка бросила очередной пузырек, и прозвучал такой сильный взрыв, что оглушил даже меня. Я в страхе обернулся и увидел бегущую толпу с воплями и нецензурной бранью, посмотрел немного в бок и открыл рот. На месте избы ничего не было, только небольшая горстка пепла.

— Сгорела, Матвей, твоя изба сгорела…

— Хорошо бухнуло, — ответил он.

— Кара небесная!

— ОН ВИНОВАТ!!! — пальцы указывали на Ториэля.

Вокруг творилась суматоха, все бегали и причитали, кто-то плакал, кто-то впал в истерику, а кто-то веселился, пил самогон и с криками «вау» бегали за Айлой. Ториэль давно перестал что-либо делать, даже его взгляд лишился прежней ненависти и стал безучастным. Моя челюсть по-прежнему висела на уровне с землей, почему-то хотелось смеяться. И вот это чудовище отправляют во дворец, неужто Эрик хочет, чтобы она уничтожила столицу, а потом и весь мир?! Но не в этом дело… Я хотел заполучить ее в свои соратники.

До этой минуты я не вмешивался в происходящее, предпочитая быть наблюдателем. Но, когда толпа людей с вилами пришла за Ториэлем, связала его и потащила в неизвестном направлении, решил поменять свою позицию. Парнишка сильный, отойдет и выберется, а вот девчонка в таком состоянии не заметит даже, если ее попытаются сжечь. Айла, будто специально, пролетала недалеко от меня, тут я и подоспел. Схватил ее рукой и резко потянул вниз. Тело девчонки плюхнулось вниз. Пока эта сумасшедшая полностью не пришла в себя, зажал ей рот рукой, а другой схватил за шею и повел к нашему дому. Метров за двести, девчонка начала сопротивляться, пытаться укусить и махать ногами, несколько раз она останавливалась и даже падала снова на землю, но мне не стоило труда волочь ее за собой.

Около крыльца я увидел бочку с водой и целенаправленно направился к ней, чтобы окунуть туда свою спутницу в нетрезвом виде. И в момент, когда я окунал ее голову в воду, повернулся и на миг замер. Сосредоточившись на девчонке, упустил из виду события, происходившие перед нашей избой на месте прежнего застолья. Столы были порублены и свалены в одну кучу, над ними поднималось вверх на несколько метров синее магическое пламя, а в центре, на постаменте, стоял связанный Ториэль.

— Сжечь!

— Давайте отдадим его этой бешеной, и она помилует нас!

— Жареным ты что ли его отдашь!

— А чавось… он, может укусненький, — промямлил дедок, подбрасывая в огонь соломку. — Ты, милок, не волнийся, бабы они такие…

Моя бровь медленно поднялась вверх. Что здесь творилось?! Но больше всего меня удивило поведение солдата, который с безучастным видом взирал на собственную казнь.

— Меня действительно сожгут?

— Агась, — посмеялся дед, сверкнув единственным золотым зубом.

Я смотрел и не понимал, как такое мог устроить один человек. И почему именно этот уникум оказался в моем отряде! Кстати о человеке… Что-то рядом булькало и вырывалось, но я сильно держал и не позволял чьей-то голове вылезти из бочки. Подсознание страшная вещь, без контроля разума, она реализует все свои потаенные желания, но не в этот раз. Я все-таки ослабил хватку. Через секунду послышался кашель и вполне осознанное:

— Что б тебе, козлиный предводитель…

— Что? — спросил я, заглядывая в глаза Айле, казавшейся протрезвевшей.

— В дерьме купаться!

— Это твоя прерогатива, дорогая.

— Сам ты рогатый…

Я закатил глаза, а потом схватил девчонку за плечи и развернул лицом к полуразрушенному селу с бездыханными телами на обочине.

— Как думаешь, это устроил я?

Айла секунду смотрела на пейзаж, ей созданный, а потом резко повернулась, блеснула глазами и закрыла ладонями мои глаза:

— Ты ничего не видел, ничего, ничего, ничего…

— Правда?

— Конечно, нет свидетелей — нет дела в суде, — потихоньку стала направляться к дому, прикрываясь моим телом.

— Ты думаешь, что больше никто не заметит этого?

На этот вопрос мне не ответили. Я пытался сказать ей, что Ториэля хотят сжечь и принести ей в жертву, но Айла не стала слушать. Потом ее внимание переключилось на мешки с капустой, которые вносили в дом Вацлав и Курт. Я испугался ее маниакального взгляда, который обращался то на меня, то на эти мешки. И тут впервые услышал вполне вдумчивое:

— Артур.

Она медленно подошла ко мне, взяла за руку и подвела к этим мешкам.

— Хочешь?

— Что?

— Это, — и недвусмысленно посмотрела на велок белокочанной капусты, а потом начала гладить по руку и повторять елейным голоском. — Ведь хочешь, да?

И тут я понял, насколько сильно она опьянела и как много стукалась головой в своей жизни. Айла не сдавалась, оторвала лист от капусты и стала водить им перед моими глазами, но видя мой незаинтересованный взгляд, стала более настойчивой:

— Давай, будь хорошим мальчиком, съешь капустку… Вкусненький свежий сочный листочек… Пожалуйста, попробуй, это лакомство, ощути незабываемый вкус, который не оставит тебя равнодушным.

Пока она это говорила и тыкала в мое лицо вышеупомянутый лист, я смотрел на ее непосредственное наивное личико и удивлялся. Как можно быть такой? В который раз задумался, так ли нужна эта девчонка мне? А главное, для каких целей? И как раз в эту минуту она закричала:

— Съешь ты, демон тебя забери, этот лист!

Она навалилась на меня. Под весом ее тела, не успев среагировать, мы шумно упали на пол. Айле было все равно, лежа на мне, она продолжала совать в рот лист капусты, жалобно смотреть в глаза и что-то лепетать о полезных свойствах. Но мне было далеко не все равно, что сверху оказалось ее тело, в голове сразу возникли воспоминания о танце. Стало как-то не по себе, будто волна жара заставила проснуться внутреннюю сущность и зарычать. Как такое возможно, как я могу видеть что-то соблазнительное в Айле? И почему она предлагает только капустный лист?! Ее только он волнует в таком поолжении?

Тут в комнату вошел Нэдин. Секунда на осознание, и вместо строгости в глазах появляется усмешка. Я не должен никому ничего объяснять, но и не хочу видеть подобные выражения на лицах своих подчиненных!

— Исчезни, Айла, — и скинул девчонку с себя. — А ты, не улыбайся так.

— Да, командир, — а у самого глаза и горели.

— Какой наглый и невоспитанный! — высказала Айла, поднимаясь с пола.

Нэдин, наконец, обратил внимание на вид девчонки, и его рот медленно открылся, а в глазах застыло удивление:

— Что здесь произошло?

Я только собрался расписать в красках, кто и почему все это устроил, но меня перебила девчонка:

— Очень долгая история, но никто ничего не видел.

Я покачал головой и подошел к Нэдину, чтобы переговорить с ним на счет дальнейшей поездки, но меня вновь опередило пьяное чудовище.

— Артур, ты уверен, что не хочешь капусту?!

— Абсолютно.

— Странно, неужели не действует?! — и куда-то ушла, бубня себе что-то под нос, но через несколько секунд девчонка вернулась с каким-то пузырьком и сунула его солдату. — Нэдин, а ну-ка, попробуй… настойка с праздника.

В странной жидкости на дне я узнал «свой подарок», который съел несколько часов назад.

— Яблочный джем? — уточнил я.

— Может быть и он, — замялась девчонка, но все же заставила Нэдина проглотить это вещество.

То ли я теряю бдительность, то ли недооцениваю возможности Айлы. Пол села разрушено, корова сошла с ума, забор до сих пор летал на венике по окрестностям, часть жителей в полусонном состоянии валялись на дороге, а другая часть пыталась сжечь моего солдата… И это не конец. Ториэль на костре, а Нэдин сидит, обнявшись с капустой, и грызет вилок. Радостная Айла хлопает в ладоши, но изредка смотрит в непонимании на меня. Путем несложных размышлений, я пришел к выводу, что эта сумасбродная все-таки решила меня отравить, просто зелье не подействовало.

Пока я злился, а заодно обдумывал, как спасти Ториэля из огня, Нэдина от капусты, а девчонку от суда, зелье начало действовать дальше. Вот уж не думал, что Айла проявит такую изобретательность, ради меня! Забавно смотреть со стороны, что с тобой хотели сделать враги. Нэдин сидел на полу в розовой одежде с капустным листом во рту и влюбленными глазами смотрел на… Айлу. Вот это сюрприз! А девчонка не промах! Так и знал, что она передо мной не устоит и захочет влюбить в себя.

— Нэдин… эээ… а почему ты так смотришь? — неожиданно спросила Айла. Кажется, она не меньше меня была удивлена этому.

— Бабочка! — заворожено произнес Нэдин.

— ЧЕГО?! — хором произнесли мы и переглянулись.

Девчонка, кажется, протрезвела окончательно, а я начал понимать всю безысходность нашего положения. За дверью резвился народ и водил хороводы вокруг костра, с диками криками «Бабочка!» Нэдин стал бегать за Айлой, которая выбежала на просторы села и пару раз столкнулась с коровой, которая до смерти перепугала девчонку. Я стоял на крыльце и думал, что делать дальше и сколько мне придется заплатить за подобные выходные из своего кармана.

И тут сбоку ко мне подлетела Айла и, глядя испуганными глазами, произнесла:

— Помоги мне!

— А ты поможешь мне уладить это?! Кто все заварил?

— Я… не понимаю…

— Правда? А кто зельем меня опоил?! Кто тут все разбомбил?! Кто замуж собрался?!

— Я что ли? — в непонимании спросила девчонка.

— Ты еще и сомневаешься?! Все тебя терпели целый день, теперь помучайся сама, — грубо ответил я, сгорая от злости и негодования.

Сам не могу понять, что больше всего меня задевало. Тот факт, что я стану беднее на пару тысяч золотых после уплаты ущерба, или то, что девчонка осмелилась опоить меня?! Так и хотелось сдать ее местным жителям, а потом насладиться ритуальным костром, пусть и ненастоящим! Хоть какое-то моральное удовлетворение мог получить.

Айла стояла и трясла меня за руку, прося спасти ее от Нэдина. Кажется, она не понимала, что происходит, и выглядела довольно испуганной.

— Бабочка моя! Идем, поедим вместе капусту любви!

— Великие создатели! — произнесла девчонка и побежала за соседний дом.

За ней следом помчался Нэдин, вооружившийся рыболовной сетью для поимки бабочки своей мечты, но он не смог нагнать девчонку и начал с криками бегать вокруг каждого дома, заглядывая внутрь цветов. Все кончилось в тот момент, когда он решил проверить волшебные снотворные ромашки и свалился на обочину. Я вздохнул и пошел искать девчонку.

И оказался в нужный момент в нужном месте, ибо местные жители увидели виновницу, схватили под белы рученьки и повели к костру. На мое удивление, никто ее сжигать не хотел! Айла толком не понимала, что происходит, постоянно озиралась по сторонам. Ее проводили к костру, в котором она увидела Ториэля, ахнула и прикрыла рот рукой.

— Великая ведьма, разрушительный дух! Прими нашу помощь и дар в этот знаменательный день, когда ты явила свою силу! Твой избранник охраняется защитным огнем, мы отдаем его тебе в знак уважения.

— Ага, спасибо.

Ей на голову надели ободок из пшеничных колосьев, а в руки дали кубок из хрусталя, в котором плескалось что-то искрящееся и зеленое. На ее бы месте я не пил подобное снадобье, но в знак уважения, а, может, и от потрясения, Айла осушила бокал залпом. Через минуту к ней подвели Ториэля, который уже ничему не удивлялся.

— Это все из-за меня? — тихонечко спросила девчонка.

— Да, а ты ничего не помнишь?

— Не совсем, — она еще раз оглядела окрестность и хмыкнула. — Правда, я?

Стоило ей это произнести и сделать невинный вид, как Ториэль все ей простил. Этот мальчишка… почему он прицепился к ней?!! А Ториэль стоял и улыбался:

— Ты не помнишь, как вешалась на мою шею?

— Нет, — Айла тоже улыбнулась. — Я была очень инициативной?

— Немного.

— Прости.

ЧТО?! Она извинилась перед ним?! Ну, дорогая моя, я не забуду твоего отношения ко мне! Так мила с этим солдатом, даже произнесла «прости», а не выдавила после принуждения! Что за девчонка! Ты еще опустишься передо мной на колени, когда узнаешь немного больше! Это была последняя капля. Может, хорошо, что мы отправляемся в страну пожирателей душ, там у меня будет больше прав и возможностей. Для себя я уже все решил.

Пока колдуны готовились к очередному застолью и неведомо откуда принесли еще десяток столов и столько же самоваров, Ториэль с Айлой улыбались, смущались и тихонечко переговаривались.

— Знаешь, а в этом даже что-то было.

— Ты не считаешь меня… приносящей неприятности?

— Я же не Артур.

Айла засмеялась и произнесла что-то нецензурное. Точно. Определенно. Поступлю так, как хотел. Со мной нельзя так обращаться никому, кем бы ни было это создание в этом мире.

— Итак, у нас сегодня такое торжество, — начал мужчина-добряк, подкручивая ус. Кажется, он был старостой в этом силе. — Эхех, кто ж знал, что именно нам посчастливиться принимать столь дорогих гостей! Девица и юноша, одаренные маги, а…простите… влюбленные маги… что? Не маги?! Кто пишет мне тексты! Ах да… Влюбленные! Вы вкусили наш особый напиток, который придает много силы, страсти и любви! Пожалуйста, дайте юноше… Ага, давай до дна! Этот напиток готовиться по древним рецептам и его принимают только особые создания по всему миру! И вам повезло попробовать его здесь, свежим и заколдованным. Да скрепит ваши чувства этот напиток!

— У тебя, кажется, он не первый…

— Точно… но я уже выпила. Поздно сопротивляться.

— Скрепите волшебство!

— Ага, — ответила девчонка, решив в коем-то веке не сопротивляться.

— А вы готовы скрепить волшебство?! — спросила бабуля в зеленом платке у Ториэля.

— Давай соглашайся, и валим отсюда, — улыбаясь всем, прошептала Айла.

— Юноша…вы согласны?

— Да, я вас…

— ДА?

— Отлично! Все согласны!

— Уходим! — радостно произнесла девчонка и собралась идти, но быстро остановилась.

— Поцелуй!

— Поцелуй! — подтвердил староста. — Традиция.

— Мы уже согласились, — заметил Ториэль и начал наклоняться к Айле, глядя в ее темные синие глаза.

Мои глаза тоже темнели… от небывалой ярости.

Глава 19. Знакомство с первым демоном

Айла

Всего секунда. Радостное ощущение внутри, добрый Ториэль и его нежные губы. Я закрыла глаза в ожидании мимолетного поцелуя, но мои надежды рухнули… Всевидящие боги, впервые рада, что ожидания оказались не такими, как реальность.

Никогда бы не подумала, что Ториэль такой властный и скрывает в себе столько страсти. Его горячие губы, тяжелое дыхание создавали ощущение, что меня затягивает в омут, очень темный и глубокий. Я не могла ни о чем другом думать, пока от меня не оторвались. Еще минуту стояла в опьяняющей тишине, не открывая глаз, не понимая, в каком из миров нахожусь и, желая продолжения. Руки вцепились в хрустальный кубок, а сердце стучало, как бешеное. И вдруг, как ком, на меня нахлынуло смущение, будто случившееся было большой ошибкой, за которую нужно будет заплатить… Не хватало только чувства вины! Да и перед кем?! Не перед Артуром же!

Я все стояла с закрытыми глазами, но мой страх вернул меня в реальность, тело понимало, что находилось на земле, а не во сне, что это происходило на самом деле, а не в моем воображении. Это ведь были его губы, это было наше взаимное желание, это было и желание людей, которые требовали, чтобы мы поцеловались… Реальность. Люди. Мертвая тишина. Что-то неправильное в этой ситуации.

Я медленно открываю один глаз, другой и вижу… ЕГО.

— Демон меня забери! — срывается с губ.

— ЧТО? — насмешливый тон и злобный блеск в глазах.

Я закрываю свой рот рукой, когда вижу напротив себя Артура с немного распухшими губами и держащего одной рукой за шиворот Ториэля.

— Ты должна быть мне благодарной, Айла. Чем быстрее поймешь это, тем будет проще.

После этих слов он ушел, а я медленно опустилась на землю мягким местом и нервно захихикала. Что это сейчас было? Что здесь вообще происходит? Ничего не понимаю! И, правда, у магов все не так, как у людей. Так я сидела, хихикала и пыталась хоть что-то прояснить, но все попытки оказались тщетными. Дариту помню, самогон помню, зелье… Зелье! Плотина, сдерживающая воспоминания, треснула и на меня понеслась с ног сшибающая волна моих приключений. Сердце бешено заколотилось, дышать стало очень трудно и появилось желание саму себя закопать где-нибудь в сторонке, в песочек, дабы больше никогда и ни за что на свете не вытворять такое! Что думает обо мне Ториэль! Нэдин…. АРТУР! Теперь ехать во дворец не так страшно, даже принц казался хорошим человеком, которого внезапно захотелось увидеть. Я лихорадочно начала соображать. Как же лучше поступить? Кинуться в ноги к командиру или заткнуться на время оставшегося путешествия? Нет, этого недостаточно! Может, самой в костер пойти… Артуру должна понравиться эта идея. Я последний раз нервно хихикнула и упала в обморок.

Не знаю, как долго я пребывала в таком состоянии, но, когда открыла глаза, увидела темноту.

— Ночь?

— Очнулась! — возвестил Никель и обнял меня.

Рядом мяукнул кот, но я никак не могла разглядеть силуэты. Может, мне снится все это? Я не пришла в себя или, когда упала в обморок, стукнулась головой? Это даже на руку, можно давить на чувство жалости к калеке, хотя Артур даже слушать не станет, а только приподнимет бровь и скажет что-нибудь резкое.

И тут внезапно я прозрела, увидела свою карету, обеспокоенный взгляд Никеля и заинтересованный кота, который уже вовсю бубнил:

— Что произошло? Ты целовалась с Артуром?! А это ты избу взорвала и воткнула вилку в корову?! Классно! А что меня с собой не взяла?! Представляешь, а Нэдина до сих пор на капусту тянет, пришлось с собой взять пару вилочков. Кстати, Ториэль! Между вами что-то было, парень странно себя ведет.

— Ааа, — закричала я.

— Что такое? Тебе нехорошо? Сделать остановку? — затараторил Никель.

Остановка? Мы в пути?

— Куда мы едем? — спросила я.

— Как это куда?! К демонам, в преисподнею! Мяуу! Тебя хотят сдать им для пыток, пожаришься на раскаленном листе металла или камни потягаешь в шахтах! Вот здорово! Ты, похоже, так разозлила Артура, что он изменил дорогу!

Я сглотнула, надеясь, что пушистик пошутил. Знал бы он, через что довелось мне пройти и какие теперь думы одолевали мою многострадальную головушку.

— Куда… к демонам?

— А ты откуда узнала? — удивился Никель. — Тебя Артур заранее, что ли предупредил? Слушай, а, может, это входило в планы…

Парень замялся, боясь озвучить свою догадку. Чего он тут опасался?

— Говори до конца.

— Ну… Может, это надо Эрику. Ты же работаешь на него, Артур, возможно, тоже.

Я посмотрела в глаза мальчишке и впервые задумалась над тем, что он тоже замешан в этой политической заварухе. Тот факт, что лакей, начал задаваться вопросами о политических ходах и озвучивать свои догадки, не радовал. Я корила себя за связь с подобными людьми и уже сто раз пожалела, что пожелала узнать тайны высших этого мира. Теперь на кону стояла моя жизнь и жизнь семьи. Если Никель даст понять, что интересуется чем-то, а не слепо выполняет приказы, то его в покое не оставят.

Я постаралась засмеяться, как можно естественнее, и сказала:

— Да ладно, это слишком сложно. Наверное, нам просто не дали разрешения на посадку после устроенного мной погрома, а демоны имеют выходы к морю и доступ к порту.

— Да? А я и не подумал о таком. Простите за дерзость.

— Что? Никель, ты же знаешь, что я такая… — снова захотелось ругнуться.

— Миледи.

— Ага, она самая.

— Я просто должен привыкнуть и обращаться, как подобает слуге. Если вас спросят, то можете попросить оставить меня во дворце.

— Зачем?

— Моя семья очень бедна. Лучше будет служить вам при дворе, чем выполнять мелкие поручения в деревне, — он улыбнулся. — Вам лучше? В таком случае, я должен сообщить командиру. Он хотел поговорить с вами, как можно быстрее.

— НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ! — закричала я, вцепляясь в руку Никеля. — Не надо! Что-то мне поплохело… В глазах темнеет…

— Врушка, — вставил кот и начал орать, будто валерьянки нанюхался.

— Я должен сообщить, — сопротивлялся Никель. — Отпустите меня.

— Я хочу жить! — сообщила я, жалобно смотря ему в глаза.

— Я тоже, миледи. Видели бы вы, как он кричал на Ториэля после вашего обморока!

— Что? — удивилась я и на миг ослабила хватку.

Этого хватило, чтобы парень приоткрыл двери и крикнул:

— Она очнулась, господин.

— Демоны, заберите меня! — пискнула я.

— Кровавое крошево! Устройте зрелище! Бой! — орал вовсю кот.

— Предатель, — сообщила ему я.

— Просто проспал все самое интересное, наверстываю упущенное.

И тут дверца резко распахнулась. На меня смотрели жестокие и строгие глаза Артура. Воздух вокруг мужчины буквально трещал от исходящей от него силы. Человек-гроза: что-нибудь не то сделаю, убьет за секунду.

— Пойдем, — холодно сказал он.

Я очень долго копалась в карете, поправляла платье и делала вид, что успокаиваю кота.

— Не поможет, — заметил Борис.

— Быстрее, — торопил Артур, но потом не выдержал, схватил за запястье и вытащил на улицу.

Теперь ко мне не было никакого снисхождения, он обращался ровно так, как считал нужным. Мое происхождение, миссия, обязательства были уничтожены ненавистью и злостью, теперь самым важным было сохранение гордости Артура. Неужели придется встать на колени и со слезами просить прощения за все проблемы? Или он просто меня убьет и успокоится? Если подумать, то я не такой ценный инструмент для Эрика…

— Уйдите все, — крикнул Артур. — Увижу кого-то вблизи двухсот метров, меняйте на себя. Не смейте подглядывать, подслушивать и пытаться спасти эту девчонку. Заберите кота и Никеля. Вернетесь через два часа.

Я сглотнула. Такого развития событий не ожидала. Неужели пора начать молиться создателям о своем спасении? Или о прощении за все прегрешения в этой жизни? Мне пора на исповедь?

— Но, Артур, — начал Ториэль, но замолчал, увидев черный, полный злости и решительности взгляд Артура.

— Проваливай немедленно. Я не собираюсь ее убивать.

Что? Ура! Значит, не все так плохо. Вздох облегчения, грусть сменилась тихой радостью, а на лице расцвела улыбка. Разговор и очередную нотацию я как-нибудь переживу! Всего-то! Мог бы и не отправлять ребят так далеко, чтобы в очередной раз поспорить со мной! Эх, чистоплюй, не хочет свой образ идеального командира портить…

Мы прошли к небольшой посадке, сели на сваленное бревно. Я повернулась лицом к Артуру, неожиданно для себя наткнувшись на вполне обычный холодный взгляд серых глаз и еле заметную усмешку. Что все это значит?

— Ты хотела меня отравить? — напрямую спросил он.

— Нет, — промямлила я, не понимая, что происходит и чего от меня ждут.

— Нет? А что же было в том пузырьке? Яблочный джем, кажется?

— Да.

— Хочешь попробовать его? Я сходил к Дарите еще разок и попросил сделать аналог, специально в дорогу, — и достал из кармана рубашки аккуратный флакончик.

— Я должна это выпить? — спросила дрожащим голосом. — Может, просто извинюсь за все?

— Просто слов недостаточно, Айла. Мне мало обычного «прости», к тому же ты плохая актриса и не сможешь изобразить раскаяние. Меня не трогает твоя лживая игра в хорошую девочку, предназначенную для принца. Мне больше по душе та, которая танцевала на крыльце, которая оскорбляла всех и спорила со мной до посинения.

— Что? — я хлопала глазами, запутавшись окончательно. Это имеет какой-то смысл? Что я должна сделать, чтобы сохранить свою жизнь?! Почему Артур говорит мне такое, будто в любви признается…

— Боишься? — спросил мужчина.

Я смотрела в его глаза, теперь уже не такие холодные и бесчувственные, но не менее пугающие. Меня стала бить дрожь, потому что сила, исходящая от этого человека никуда не девалась, а окутывала мое тело, заставляла ежиться от холода, чувствовать странное покалывание на обнаженных участках тела. Артур играл со мной, как кошка с мышкой, изводя, мучая и насмехаясь над беспомощностью.

— Кажется, нам самое время поговорить по душам. Сегодня мне внезапно захотелось услышать правду. Я не приму возражений, — сурово сказал Артур. — Лучше скажи сама, поверь, мне не составит труда вынудить тебя признаться. Я ждал откровения достаточно долго, потому что не видел в них особой необходимости и предпочитал смотреть на твои спектакли и забавы.

— Ты злишься, потому что я создала много неприятностей?

— Где твой разум, дорогая? — усмехнулся он. — Мне плевать на них. Я хотел испытывать эмоции, хотел быть человеком, воином, поэтому принимал участие в твоей жизни. Но, знаешь, все далеко зашло. Одно дело использовать тебя как средство сбора информации, раз жизнь предоставила такую возможность, другое дело целовать тебя, как девушку, испытывая желание продолжения.

— Что?!

— Слушай, чтобы не совершить ошибку, когда будешь отвечать на вопросы, — он снова усмехнулся и продолжил говорить, смотря на меня сверху вниз. — Ты подвернулась мне под руку очень кстати. Конечно, можно использовать вещь и выбросить, но вот не задача, я играл чужой куклой, поэтому не могу, ни избавиться от нее, ни взять себе. Говорю все это тебе не потому, что хочу объяснить что-то или узнать твое мнение, мне нужна правда. Ты интересная, Айла, но мне нужно узнать, кто дергает тебя за ниточки и насколько ты нужна им.

Я продолжала хлопать глазами. Что я слышу?! Он не ждет извинений и не собирается убивать меня?! Он хочет узнать всю правду обо мне, чтобы… Что сделать?! Это не тот человек, который задает бездумные вопросы ради интереса. Он определенно что-то задумал и, возможно, мне это ничем хорошим не светит. Но с другой стороны, сейчас он сам честен и не станет врать, если я задам свои вопросы. Ведь раньше мы с ним говорили…

— Говорили и он, не боясь, рассказывал мне государственные тайны. С чего бы такая щедрость?! Может, этот наглец вплел меня в паутину и когда-нибудь сожрал бы или скормил другим? — продолжил за меня Артур, будто читая мысли. НЕТ! ОН реально читал мои мысли!

— Что это? Я… не понимаю… — начала лепетать, а у самой голова кружилась. Страх комом подкатил к горлу. Что здесь творится?

— Я же сказал, что все узнаю, но не хочу копаться в чужой голове и рыться в грязи, чтобы найти что-то стоящее.

— Кто же ты?! — вскочила я с дерева и закричала. — Я боюсь! С того самого дня, как увидела тебя! Мне достаточно одного твоего знакомства с Эриком, чтобы сторониться и шарахаться! Но… зачем ты позволил узнать о себе так много?! Убийство в лагере, кровожадность, пренебрежение к остальным и высокомерие короля! Хватит! Солдат или аристократ?! А что это за тени вокруг тебя?! Почему ты всегда по-разному смотришь на меня? Почему смеешь делать неприличные предложения? Почему не боишься никого и вытираешь ноги о правителей?! Да откуда, демон тебя возьми, ты их вообще знаешь! Зачем такая откровенность со мной?!

Артур засмеялся, наблюдая за моей реакцией и взволнованным состоянием. Я не видела ничего смешного, находясь на грани нервного срыва. Довольно! Через месяц я должна находиться во дворце, танцевать с принцем и следить за королем, который плел интриги, я должна бояться придворных дам, раскрытия своей личности, но никак не какого-то командира, одним видом доводившего меня до обморочного состояния… Подождите, надо успокоиться, вдруг он снова прочитает мои мысли. Я с опаской поглядела в сторону мужчины.

— Пора привыкнуть ко мне, а ты все время пугаешься. Помнишь, раньше ты думала, что сможешь сопротивляться моей силе, где же теперь эта уверенность?

Я сразу вспомнила его похотливый взгляд и сомнительное предложение провести вместе ночь. Наглец! Никаких манер! Излишняя самоуверенность и пренебрежение к чувствам другим! Ему уже тогда было плевать на мое положение…

— Слушай, — начала, набравшись храбрости, — я уже поняла, что мерзавца с таким поразительным набором отборных качеств еще надо поискать! Что ты ждешь?

— Желаю услышать, кто ты.

— А сам не хочешь признаться? Думаешь, что я не достойна знать правду о тебе?

— Отчего же? — хмыкнул Артур. — Охотно все расскажу, но для начала ты.

— Расчетливый, зараза! — не выдержала я, а потом испугалась реакции мужчины на очередное оскорбление в его адрес. Впрочем, он как-то сказал, что ему больше нравится эта манера поведения. — Сам сказал, что можешь все узнать! Так вперед! Не хочу рыть себе могилу.

— Ты меня не поняла, Айла, — он встал и подошел ко мне, заглядывая в глаза. По телу прошла волна страха, когда Артур взял мое лицо в свои ладони, будто в ледяные тиски. — Не нужно грубить так часто, даже если есть повод. Будь добра рассказать о том, кто ты и на кого работаешь, о ругательствах в свой адрес сам догадаюсь. Я не хочу тратить силу на копание в твоей чудной головке.

— О! Прекрасно, ради меня нельзя даже пальцем пошевелить!

— Не язви, когда боишься. Делаешь себе хуже, к тому же выглядишь жалкой, — он убрал прядку с моего лица и продолжил смотреть властным взглядом. — Мне плевать на твое положение. Я давно понял, что имею дело с девчонкой из низших слоев… Уверена, что хочешь испытать чужое присутствие в своей голове?!

— Нет… — начала я, уже начиная проклинать себя за слабость и невозможность выбраться из такой сомнительной ситуации.

Я вся тряслась и чуть ли не билась в истерике, смотря в холодные глаза и замечая черные тени, окружившие нас. Что страшнее в этой жизни, находиться во власти силы Артура или среди коварных девушек во дворце? Лучше быть убитой Эриком или королевским палачом? Я еще не его добралась до дворца, а уже сливаю информацию на сторону.

Наверное, Артур чувствовал мое сомнение, поэтому наклонился к уху и начал шептать:

— Сложно сказать? Это маленькая тайна, Айла, тебе дорога только потому, что она у тебя единственная. Только твоя. Ты думаешь, она много значит? Вовсе нет. Я не собираюсь болтать всем о твоем происхождении или цели твоего визита во дворец, просто хочу прекратить ненужные споры между нами и устранить непонимание. После твоего признания, расскажу о себе, что захочешь. Можешь не вдаваться в подробности, просто скажи, кто ты.

— Я… дочь разорившегося торговца, который теперь работает на королевских землях. У меня есть несколько братьев и сестер, мать домохозяйка. Моя семья бедна, постоянно испытывает недостаток в деньгах.

— Правильно, дальше, — помогал мне Артур.

— Поэтому я работаю на Эрика.

— А знаешь, кто стоит за ним?

— Кажется, какой-то Орден, Эрик толком не рассказывал, а я не задавала лишних вопросов.

— Какое у тебя задание?

— Шпионить за королем и убить его, если захотят заказчики.

Артур внезапно отстранился и заглянул мне в глаза:

— Тебе нужно было больше тренироваться, чтобы сойти за высокородную даму. Эрик не мог допустить такую большую оплошность, отправить простолюдинку в гарем к принцу, а, значит, что ему важнее отправить ко дворцу убийцу. Тогда это лишено логики! Неужели ты сможешь кого-то убить? ТЫ?

— Не веришь?

— Если только ты заставишь короля выпить яда или доведешь до сердечного приступа своим поведением.

— Дай мне несколько минут, — я попыталась вырваться из его цепких рук. — Обещаю, что вернусь.

И он отпустил. Что за мерзавец! То требует все ему рассказать, то отказывается верить и начинает насмехаться! Теперь, наверняка, будет еще указывать на мое низшее положение, постоянно унижать! А, может, даже придумает какой-нибудь новый план и заставит узнать у демонов секретную информацию! Всевидящая богиня, зачем я рассказала все?! Зачем?!

Пока я обдумывала, насколько все плохо и куда вляпалась на этот раз, успела добежать до кареты, отыскать в ней сундук с припрятанными вещами. Как давно, я не надевала кожаный корсет и юбку с разрезом, новые кожаные сапоги, не ощущала в руке тяжесть смертоносного клинка. В эту минуту я почувствовала благодарность Артуру за повод вновь ощутить себя собой. Ложь действительно тяготила и сковывала меня с самого начала поездки. Одним создателям известно, когда бы в следующий раз я смогла взять оружие в руки…

Через десять минут перед Артуром стояла настоящая Айла, наемница, смутно помнящая свою юность, но хорошо помнящая, как орудовать клинком. Теперь командир увидел не розовое чудовище, а девушку-убийцу с жестоким сосредоточенным взглядом.

— Какое преображение, — заметил мужчина, откровенно меня изучая своим резко потемневшим взглядом. — А я думал, ты с собой фарфоровый сервиз и заколочки-цветочки везешь в сундуке. Иногда приятно ошибаться, но ты еще не заставила меня поверить в свою способность убивать.

Я кивнула, осторожно подходя к нему. В глазах Артура мелькнула заинтересованность, даже его губы тронула довольная улыбка. Теперь мы кружились, словно два хищника, желающих вырвать друг другу кусок плоти. Его глаза сверкали и не упускали ни одного моего движения. Я же умело уклонялась от ударов его кинжала, почти невидимого от скорости, с которой лезвие направлялось к моему телу. Несколько раз Артур заставил меня упасть на живот, но я быстро реагировала, вскакивала и непременно отвечала ударом на удар. Конечно, Артур сдерживался, позволял мне атаковать, показывать различные приемы, на которые я была способна. Кажется, в один момент поединка он сильно удивлялся моему бесстрашию, когда я не отстранялась от удара или столкновения, а принимала атаку на себя, напрямую. Это не неосторожность, а возможность подобраться к врагу поближе и ранить. Только Артур не позволял этого сделать.

Наша схватка была показательной, но выкладывалась я по полной, чтобы доказать свою силу, не стать посмешищем. После ее окончания по моим рукам струилась кровь, а губа была разбита в двух местах. Без труда могу сказать, что на теле останется пару синяков. Зато Артур стоял с мечом в руке, будто и не сражался вовсе, он даже не старался отражать удары. До него вообще практически невозможно добраться! Понимаю, его уровень высок! Но это уровень не человека! Такого просто быть не может! Уклоняться от некоторых ударов, что я освоила несколько лет назад у мастера, невозможно.

— Довольно, я достаточно увидел, — произнес Артур серьезным тоном.

Теперь на меня смотрела далеко не насмешливые глаза.

— Кто бы мог подумать, что девчонка в розовом платье умеет так управляться с оружием. Пожалуй, тебе не составит трудности убить короля, этого довольного старого борова.

— Ты говоришь так пренебрежительно… — заметила я, утирая пот со лба.

— А ты думаешь, что я должен осудить тебя и сдать страже? Ты же помнишь, что происходит в других государствах? Меня не возмущает даже то, что против ДОКа создают армию падальщиков, что говорить об очередной попытке убийства короля?

— Да уж, от тебя другого отношения и не стоит ждать, — вздохнула я, убирая волосы назад и протирая запылившееся лицо.

— Понимаешь, что оказалась на стороне врагов? Деньги настолько нужны твоей семье, раз ты ставишь на кон собственную жизнь?

— Я бы предпочла не обсуждать это с тобой.

— Зря. У меня есть хорошее предложение, простолюдинка. Тебя ведь волнует не идея, а сумма за выполнение.

— Хочешь, чтобы я не пачкала руки в чужой крови? С чего бы такая забота?! Я не нуждаюсь в жалости и чужой помощи. Я — наемница, поэтому выполняю приказы своих заказчиков, какие бы они не были. С совестью я научилась справляться.

Артур усмехнулся и посмотрел на меня свысока:

— Включи мозг. Меня совсем не волнует твоя совесть и тем более твое благополучие. Поверь, считаться с тобой также бессмысленно, как спрашивать у ежика разрешение на использование оружия. Тебя может использовать, кто и когда угодно. Ты ведь заключала контракт с Эриком, когда начинала заниматься противозаконной деятельностью? Понимаешь, что с тобой не нужно считаться совсем?

— Хватит меня оскорблять. Лучше сразу скажи, что хочешь.

Он неожиданно оказался за моей спиной, одной рукой схватил за талию, а другой сдавил шею, что я начала задыхаться. Глаза начали слезиться, тело как-то безвольно обмякло на его руке, сквозь пелену доносился циничный голос Артура:

— Хочу убить. И не только хочу, но и могу. Мне совсем не нравится, что рядом со мной таскается простолюдинка, которой я должен прислуживать и от которой выслушиваю столько проклятий в свой адрес. К тому же я не могу стерпеть близость наемницы Эрика.

Он внезапно разочарованно вздохнул и разжал пальцы. Я, как мешок, упала на землю, начиная кашлять, хватая ртом воздух. Обида от оскорблений, горечь от поражения затопили меня, что захотелось закричать и ударить этого мерзавца. Что он себе позволял! Разве не он хотел услышать правду? Неужели ради того, чтобы спокойно унижать меня?!

— Почему? — прошептала я, получилось совсем жалко из-за проклятого горла, ощущавшего холодные цепкие пальцы до сих пор.

Артур присел рядом со мной и произнес:

— Я тоже работаю на Эрика, значит, тоже убиваю за деньги. Думаешь, мне нравится близость другого наемника?

Он наемник? Конкурент, в нашей среде это самое неприятное событие. Стоит ли удивляться, что я снова влипла по полной?! Сердце пронзило молнией, хотелось упасть в обморок и не приходить в себя, как можно дольше. Но страх перед Артуром пересилил:

— Я тебе ничего не сделала, даже не поцарапала.

— Хм, — Артур поднял руку и показал двухсантиметровый разрез на рубашке. — Знаешь, что такое удается единицам? Но не в этом дело. Ты, правда, такая бесстрашная или глупая, не понимаешь, что меня не так просто отправили с тобой во дворец? Не думаешь, что роль придворной дамы закончится, даже не успев начаться?!

— Ты… убьешь меня?

— Это наиболее вероятный вариант развития событий.

И воцарилось молчание. Я сидела и сжимала руки в кулаки, чтобы хоть как-то держаться, не разрыдаться перед мужчиной, который в любой момент мог ударить, потоптаться ногами на теле и оставить подыхать здесь. Потому что я его враг. Потому что я наемница. Потому что простолюдинка.

— А теперь, слушай меня, Айла, — серьезно и неожиданно начал Артур, одаривая меня самым циничным из своих взглядов. — Мне нравится твой характер, да ты и сама хорошенькая, поэтому предлагаю тебе сменить направление.

— Что ты хочешь сказать?

— Сделать, дорогая, сделать. Стань моей слугой.

Я нервно хихикнула. Может, Артур тоже головой в детстве бился?! Мы в одной связке! Мы наемники, которые работают на Эрика! Что задумал этот ненормальный?!

— Мне плевать на Эрика, — будто прочитав мои мысли, сказал Артур. — И на высший круг тоже. Я делаю только то, что считаю нужным. У меня хватит денег, чтобы выплатить им неустойку.

— Ага, и чтобы платить мне тоже…

— А тебе зачем? — он усмехнулся, достал из кармана свиток и бросил мне в лицо. — Счет за твою развлекательную программу у магов. Отработаешь за всю жизнь. Поверь, я щедро поступил, учитывая сумму ущерба.

— Ненормальный…

— Не советую теперь так со мной разговаривать, Айла, особенно тебе. Ты хоть знаешь, кому перечишь?

— Ага, чокнутому мужчине с завышенной самооценкой.

— Тебе жизнь совсем не дорога, — он снова протянул ко мне свою руку и прикоснулся к ключицам.

Всего секунда, и я закричала, нет, завопила, ибо тысячи игл пронзили мою плоть, добираясь до кости. Нутром я почувствовала, как злость и ненависть разъедают меня изнутри, как плавится кожа, будто на нее лили горячий свинец…

— Продолжим? — усмехнувшись, спросил Артур и отстранил свою руку. Кожа была, будто новая. — Это не иллюзия боли, Айла, просто я не хочу, чтобы твое тело украшали шрамы.

Мужчина снова схватил меня за руки, и за несколько секунд все раны после нашей битвы затянулись на моих глазах. От удивления я вскрикнула и посмотрела на мужчину, который творил чудеса.

— Кто ты такой?!

— Теперь ты будешь слушаться меня? — уточнил он.

Конечно, я кивнула. Мне хотелось встать и бежать, как можно дальше от этого места, от этого непонятного человека. Но я не могла, будто кто-то придавил меня к земле и заставлял слушать, вникать в каждое слово, подчиняться. С невероятным усилием воли я смогла отодвинуться и прижаться спиной к дереву, чтобы быть хотя бы на метр дальше от Артура.

— Я демон, — произнес он, вставая в полный рост и смотря на меня, как на очередную жертву. — Айла, ты ведь понимаешь, что со мной лучше не ссориться? Раньше я списывал это на незнание, но теперь ты в курсе и, надеюсь, не будешь провоцировать меня лишний раз. Поверь, простолюдинка, я помню все, что ты делала и еще ничего не простил. Впредь будь осторожней, ведь мы едем ко мне на родину, где демонам дозволено все.

Не знаю, как назвать то, что творилось у меня в душе. Теперь действительно, казалось, что дворец не самое страшное место на земле, да и королевская плаха выглядела привлекательней, чем эта опушка. Хотелось упасть здесь же, уснуть на несколько сотен лет или сколько там демоны живут, чтобы не видеть Артура и не чувствовать постоянно опасность, смерть рядом с собой, демона, способного на все, что угодно. Они никогда и никого не слушались, делали все по своему усмотрению. Что ж, это многое объясняло… Эрик действительно ему не указ… И я тоже… Надоем, убьет… Убьет кого угодно… Вот о чем беспокоились Ториэль и Нэдин в лагере…

Демон! Они могли распоряжаться жизнями любого, даже душами… Им никто в жизни не предъявит обвинений! Они считаются прямыми потомками Богини-создательницы…

— Я… извинюсь…как…

— Ничего не нужно, Айла, — в голосе так и слышалась радость, а от бархатного голоса пересыхало в горле. — Ты заинтересовала демона, понимаешь? Меня не смущает твое низкое происхождение, но все-таки моя гордость сильно пострадала. Как высшему созданию, немного обидно от понимания, что понравилась простолюдинка, обычный человек. Впрочем, демоны смотрят не на оболочку, а в душу. Ты можешь быть полезной, Айла, поэтому стань моей слугой. Надеюсь, ты в состоянии понять, что это большая честь получить от демона такое предложение? Я выкуплю твою свободу от Эрика, Высший круг как-нибудь обойдем, а потом поиграем вместе в политику.

Я набрала побольше воздуха и закричала:

— НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!

А потом встала и побежала, как можно быстрее, как можно дальше. Задыхаясь, смахивая слезы, зажимая рот, бежала от демона. Он предлагал мне всю жизнь служить пожирателю и трястись в страхе перед ним! Сколько боли он причинит мне, сколько страданий и испытаний заставит пройти, чтобы в какой-то момент избавиться или отдать другим! Нет, нет, нет! И тут я налетела на чью-то грудь, подняла глаза и завопила:

— АААААААААААААААА!

— Рот закрой. Я же сказал быть более уважительной ко мне. Подумай получше, Айла, и не упусти хорошую возможность. Конечно, это все на добровольной основе, но я ведь не смирюсь с отказом.

— Почему?! За что?! — начала стенать я, хватая за руки Артура и начиная биться головой о его грудь, которая, по ощущениям, была из камня. — Говорили же мне, что демонам лучше на глаза вообще не попадаться…

— Не вини себя, откуда тебе было знать? — стал успокаивать Артур, а сам едва не засмеялся, когда говорил это, и даже начал гладить по спине. — Ты права, демонам лучше на глаза не попадаться, если мы что-то захотим, то получаем любыми способами. Надеюсь, Айла, ты не посмеешь отказаться, иначе я создам такие условия, что тебе больше ничего не останется, как прийти ко мне. Но если что-то пойдет не так, я силой заберу твою душу. Поверь, мне ничего не стоит это сделать, всего одно прикосновение — она уже моя.

Я сглотнула и боязливо подняла взгляд вверх. Не понимаю, почему Артур такой довольный и радостный в то время, когда я вся трясусь и сдерживаю желание закричать. Создатели, почему я перешла дорогу этому темному существу?! Почему не ехала, молча сидя в карете?!

— Что кажешь? — спросил демон.

— Иди ты… хм… — случайно вырвалось.

Я медленно покачала головой, глазами косясь на карету и высматривая вдали солдат. Помощи ждать неоткуда, все пусто. Отчаянье затопило меня изнутри. По крайне мере, после моего очередного отказа Артур тоже разозлился, и из его взгляда пропала прежняя радость. Какая же я глупая, что не соврала, не попросила времени на раздумья! Злость демона ничего хорошего мне не принесет…

— Хорошо, я помогу тебе принять верное решение, Айла.

Мужчина грубо схватил меня за руки. Теперь я не надеялась на понимание и снисхождение со стороны Артура, ибо отвергла его предложение, причем в неприятной форме. Моя безопасность, да и вся жизнь находились в его власти. Единственное, что оставалось — потакать желанием демона не лезть на рожон, дабы не привести господина темного мира в состояние раздраженности.

Не знаю, что он испытывал раньше, видя меня и улаживая проблемы, но теперь взгляд Артура стал максимально пренебрежительным. Видно я окончательно проехалась по его гордости своим кожаным сапогом, хорошо, что еще не плюнула в лицо… Но самое страшное, что во взгляде Артура не было молний злобы, блеска интереса или азарта хищника, просто ледяная пустыня, подавляющая любые чувства. Может, демоны такие и есть на самом деле? Мертвые, безразличные, внутренней сущностью жаждущие власти и крови, не для удовольствия, а для пищи… Им все надоело в этом мире, поэтому они ищут что-то живое и интригующее, чтобы как-то оживить себя, хотя бы на несколько минут. По крайне мере, это объясняло их заинтересованность душами, а также пристрастие к пыткам, объясняло, почему именно на меня пал выбор Артура.

Я в очередной раз вздохнула и, кажется, ругнулась, вспоминая создателей, их криворукость в создании этого мира и проблемных существ, не дающих мне спокойно жить. Этого хватило, чтобы мои запястья сжали с новой силой.

— Ничего, любое существо поддается дрессировке, тебя тоже можно воспитать.

— Сама исправлюсь, — произнесла искренним голосом, ругая себя за оплошность.

— Замолчи. Будешь говорить со мной, когда позову. Не смей противиться и устраивать скандалы. Всю дорогу проведешь в карете без лишних вопросов, надеюсь, это понятно, — командир прервался на секунду, чтобы отпустить мои руки и вылечить синяки от прикосновений. — Теперь будешь слушаться меня, не смей влезать в неприятности, особенно в Манжоре. В этой стране будь предельно осторожна, если обронишь при мне что-то вроде «демон, тебя забери», то отправишься к ним сама! Не волнуйся, взаперти там сидеть не будешь, подыщу тебе какое-нибудь дело.

Он ушел, ни разу не обернувшись и не посмотрев на меня. А зря! Мог бы улыбнуться своей самодовольной улыбкой, ибо я была добита окончательно. Одним создателям теперь было известно мое безрадостное будущее. Среди перспектив не было ничего, кроме смерти. Мне только предлагался выбор палача и место казни. Что ж, Артур хотя бы симпатичный, такой близкий заносчивый… демон.

Глава 20. У судьбы есть имя… и тело

Айла

Всю дорогу я провела в карете, не издав ни одного лишнего звука. Наверное, мое лицо было каменным, будто скрытое искусной гипсовой маской, не позволяющей проявиться ни одному чувству. Кот первые два часа прыгал вокруг и мяукал, пытаясь вытащить из меня хоть одно слово, но я смирно сидела. На двух привалах вела себя, как приличная миледи, не разговаривая с солдатами, даже держалась подальше от их палаток. Артур изредка смотрел в мою сторону своим холодным взглядом, проверяя, жива ли его потенциальная слуга и как выполняет его приказы. Выражения этих темных глаз я не выдерживала, поэтому ходила с поникшей головой и постоянно думала над тем, что делать дальше.

В какой-то момент память нарисовала странную картину, будто в том странном металлическом мире, который порой вижу во сне, я столкнулась с демоном. Мне стало неловко, даже немного жутко. Сотни ледяных незримых игл коснулись кожи. Я хотела извиниться перед незнакомцем, но, он, как и Артур, произнес «этого мало». Причудливая фантазия через секунду растаяла, оставив после себя лишь недоумение и мысль, что схожу с ума. Наверное, в данной ситуации только наш командир был доволен подобным ходом событий.

Неужто ему так приятно видеть меня такой? Ликует ли он, поставив в зависимость обычную простолюдинку? Не может быть, но сказать, что Артуру безразлично мое поведение, я не могу. Тут творится что-то другое, пока что непонятное мне. Молодые демоны, которые забрали не так много душ, кичатся над каждой и радуются, как малые дети, но, судя по силе Артура, у него список жертв был большим… Интересно, сколько душ на его счету?! Какой он на самом деле, этот демон? И почему у него так много соратников? А Ториэль, Нэдин, Вацлав и Курт. Принадлежат ли их души Артуру или нет? Может, он сделал им выгодное предложение, как и мне?

Я много думала. Время, проведенное в пути, пошло на пользу моей нервной системе, вышедшей из строя. Теперь я могла здраво оценить все сказанное демоном, причем не только сегодня. Событий в последнее время произошло действительно много. Деревенская девчонка, пусть и с талантами и умениями убивать, никогда бы не могла приблизиться на такое расстояние ко дворцу и правителям этого мира. Понимаю, что я лишь средство достижения чьей-то цели, но… хочу остаться в живых. Если судьба так распорядилась, то придется пройти эти испытания и выстоять в борьбе. Но, если судьба совершенно другая?

Я тяжело вздохнула и отодвинула занавеску, чтобы увидеть спину моего мучителя. Как жить дальше, зная, что у одного из демонов такие масштабные планы на твою личность? Это, правда, щедро, оставить мне душу, но что же он попросит взамен? От демонов либо все бежали, спасаясь, либо бежали к ним за помощью. Но почему Артур не пользовался их стандартными приемами? Разве он не должен искушать меня или обещать что-то? Нет! Я слышу только одни только угрозы!

Как назло, именно сейчас вспомнила предсказание Дариты. Мне стоит быть осторожной и сделать правильный выбор, после не будет обратной дороги. Если я обернусь и стану метаться, то жестоко поплачусь. Казалось, все просто — спасение в верности и стойкости духа. Только не знаю, что должна выбрать…

Я так боюсь Артура, потому что он демон или потому что не могу понять и предугадать его действия? Почему так закричала категорическое «нет» в ответ на его предложение? Чем оно хуже контракта, подписанного с Эриком? Не понимаю, что привлекает в демоне, но… думаю, он сумеет защитить свою собственность от чужого посягательства, сумеет спасти от смерти. Единственный минус — будет изводить и когда-нибудь убьет сам.

Во время последнего привала ко мне вернулось прежнее боевое расположение духа с небольшим изменением — теперь я не собиралась делать больших ошибок в общении с Артуром, но и становится безвольной куклой в планы не входило. Демоны по природе искусители, либо безразличные и жестокие, либо страстные и привязчивые, поэтому я собиралась применять их методы общения.

Артур сидел у костра и прислушивался к окружающим звукам, думаю, ему не составило труда почуять мое приближение. Я стояла в шаге от мужчины, который не спешил обращать свое внимание на столь никчемную девчонку. Вот упертый.

— Не можешь больше молчать? — с издевкой спросил он, наконец, подняв свой взгляд. — Прогресс на лицо, теперь ты идешь ко мне добровольно, а главное, спокойно.

— Может, ты мне еще в качестве вознаграждения кусочек мяса кинешь?! — быстро сорвалась я, состроив гримасу.

— Хм, тебя, похоже, придется отчитывать каждый день, чтобы запомнила.

— Артур, неужели ты для этого так долго распинался? Хотел меня заткнуть и поставить на место? Но для этого не обязательно тратить свое драгоценное время на объяснения простых истин такой дурочке. Можешь связать меня, напоить снотворным и запереть в карете.

— Неинтересно, — соглашаясь, кивнул он.

— Понимаю, поэтому и пришла сейчас к тебе, — поглубже вдохнула, дабы набраться смелости. Давай, Айла, пути назад нет. — Хочу привыкнуть к близости демона и понять, какие вы. Ты хотел сделать меня слугой, но как насчет дружбы? Я предлагаю сотрудничество на время нашей поездки.

Артур довольно улыбнулся и наклонил голову, с интересом смотря на меня:

— Быстро сообразила. Тебе действительно интересно или думаешь обезопасить себя таким образом? Учти, это не поможет. Рискнешь выбраться из моих тисков, сразу станет сложнее. Я не позволяю другим играть со мной, а потом уходить.

— Ты же сказал, что все равно не потерпишь отказа. Исход не поменяется, если сейчас мы начнем сотрудничать. Я ведь могу привыкнуть к тебе и добровольно остаться. Или ты не хочешь этого?

Говорила, а сама внутри тряслась. Лишь бы твердо сказать и не опустить взгляд, не потерять решительность, выдержать игру, впервые придуманную собой.

— Так что? Не хочешь попробовать? — переспросила я.

— Не хочу питать иллюзий, Айла. Твои льстивые речи и надежда, которую даешь мне на свое согласие, не обманут мою сущность, но слышать их приятно. Тяжело?

— Что?

— Будь откровенной со мной, — Артур улыбнулся и посадил меня возле себя. Странно, но в этом жесте была нежность, совсем немного, но даже это вызывало…подозрение. — Тебе ведь тяжело предлагать такое? Признаться, не понимаю, на что ты рассчитываешь?

— Я… надеялась, что ты не будешь таким мерзавцем и хоть немного станешь считаться со мной.

Артур засмеялся и с теплотой посмотрел в мои глаза. Надеюсь, в них он увидел твердость, потому что с каждой минутой моя уверенность куда-то девалась. Зато, на удивление, на смену ей пришло не отчаянье, а неподдельный интерес.

Кажется, эту мысль Артур уловил, почувствовал своей внутренней сущностью или просто увидел блеск в моих глазах, потому что сказал:

— Я не против этого, Айла. Нам действительно лучше сотрудничать, думаю, дела пойдут быстрее, если такая девчонка, как ты, вступит в игру с моей стороны. Предупреждаю, ты не согласилась стать моей слугой, а потому не вздумай рассчитывать на защиту и помощь, а также на снисходительное отношение к себе.

— Знаешь, кажется, слугой быть не так плохо, как думала раньше, — заметила я, сощурив глаза. Странные все же демоны.

— У нас свои заморочки, — сообщил Артур. — Обещаю, что ты скоро поймешь все тонкости нашего мировосприятия. Люди ведь не зря души продают и служат нам.

— Заманиваете лучшими условиями, хорошим соцпакетом? Ничего лучше не можете придумать? — съехидничала я, а потом быстро прикрыла рот руками, чтобы прекратить свою неконтролируемую речь. Ведь все так хорошо начиналось! Сейчас он снова начнет кричать, но, что еще хуже, возьмет и запомнит на всю оставшуюся жизнь и будет мстить.

— Хотя бы вовремя остановилась, — Артур усмехнулся. — Раз уж мы стали союзниками, то можешь быть собой и чудить, как прежде, но не перебарщивай. Это своеобразный подарок за небольшой шаг навстречу ко мне, Айла. Но ты уверена в этом решении? Предупреждаю, что в Манжоре твой новый статус окажет свое влияние жизнь и в особенности на прием в одной высокопоставленной семье, к которой нам придется заехать. Быть моим соратником сложно, готова выслушать пару ласковых в свой адрес?

— А я, гляжу, ты многим жизнь испортил у себя в стране. Даже своим не по вкусу.

Артур лишь усмехнулся и издевательски произнес:

— Я говорю про тебя, дорогая. У меня проблем не предвидеться, а вот тебя могут замучить. Сама подумай, есть разница между «претендентка на место невесты принца ДОКа» и «бедная спутница сбежавшего демона»?

Улыбка сползла с моего лица. Это где же такая гостеприимная и добродушная семья живет? Впрочем, он же сказал, что высокопоставленная, богачи всегда кичатся своим положением и любят обычных людей унижать. Думаю, я смогу выдержать пренебрежительное отношение к своей персоне. Хочу доказать свою пригодность на службе у демона. Это было безумием, но в мою голову закралась мысль остаться с Артуром на правах воина, как Курт и Нэдин, если это было вообще возможным. Мне нужно лишь доказать свою незаменимость демону. Всего-то! Но попытаться стоило! Что мне терять?!

— Я готова. У меня как раз есть один знакомый демон, приучивший к высокомерному отношению.

— Не вздумай только жаловаться, никаких слез, стонов, мольбы о помощи. Со своей стороны обещаю… снисходительное отношение, — эти слова дались ему тяжело. — Но с другими демонами будь осторожна, темные не проникаются чужими бедами, они просто используют их в своих целях.

— Спасибо за заботу.

— Ты не так меня поняла, но это неважно. Главное, что ты уверена в своем выборе.

Услышав эти слова, нервно сглотнула. Мой выбор… Я еще ничего не сделала! Нет! Выбирать еще рано, я могу еще вернуться на первоначальный путь. Хочу спастись и оградить свою жизнь, но не горю желанием становиться ни слугой демона, ни невестой принца! Я издала странный звук, похожий на рев лося в брачный период, и увидела насмешливый взгляд Артура. Понимаю, демона забавляли мои метания от одного к другому. Чтобы как-то разрядить обстановку и скрыть свою оплошность, спросила:

— Я хочу кое-что узнать о солдатах.

— Спрашивай, — улыбнулся Артур, будто давно ждал этого вопроса.

— Они твои слуги или… просто солдаты, преданные командиру?

— Они солдаты, я не забрал их души только потому, что эти люди в любом случае будут следовать за мной, — а потом он усмехнулся и буквально прожег меня своим взглядом. — Я все-таки был прав, что ты пытаешься найти обходные пути. Неужели тебе так не хочется быть моей слугой? Демоны вкладывают в это слово иное понятие, чем люди. Ты боишься оказаться в тисках неизведанной темной силы, но в то же время понимаешь, что со мной лучше, чем с Эриком?

Меня пугала подобная откровенность, с которой говорил Артур, но еще страшней было другое — он безошибочно угадывал мои мысли. Снова телепатия или все так очевидно? Заметив мое смятение, мужчина отвел взгляд и продолжил спокойно:

— Можешь поговорить с любым из солдат, смотря, как много желаешь обо мне узнать. Ториэль расскажет обо мне меньше, чем Курт и Вацлав, эти ребятки поняли мою суть. Нэдин может тебя прекрасно проинформировать тебя о правилах общения со мной, но вряд ли расскажет что-то пикантное.

— Неужели, ты всем позволяешь о себе так много узнать?

— Разве откровенность не располагает к дальнейшему знакомству и не становится основой преданности? — Артур лукаво усмехнулся, блеснув глазами. Сейчас он казался таким хитрым и загадочным, что я невольно начала им восхищаться.

— Ты не боишься раскрывать так много карт?

— Нет. Понимать, что я за создание, не значит, думать, как я. Еще не родилось существо, способное просчитать мои ходы наперед, — он снова посмотрел на меня и чему-то своему улыбнулся. — Советую тебе никого не расспрашивать. Я хочу, чтобы ты сама создала образ демона в голове. Лучше ведь один раз увидеть, чем сто раз услышать. Тебе представляется прекрасная возможность узреть все грани моей сущности в Манжоре.

— Это так необходимо? — меня действительно пугала перспектива узреть все возможности этого существа и ощутить их на себе. Не для этого я родилась!

— Конечно, ты должна знать, кому будешь служить.

— И после таких рассказов, думаешь, я смогу согласиться?!

— О, не волнуйся, я позабочусь об этом, — Артур вновь лукаво улыбнулся, сощурив глаза, как довольный кот. — Кстати, вышеупомянутая высокопоставленная семья — королевская, нам нужно будет передать им несколько важных бумаг. У тебя есть много способов проявить себя там. Помни, что стоишь наравне с солдатами, не требуй ничего лишнего.

Я кивнула. Так и знала, что Артур снова затеял свою игру по сбору информации! Наверняка отправит меня в логово демонов и заставит что-нибудь раздобыть, выпытать, а предварительно пройти через все котлы с кипящей смолой или чем у них там мучают людей! Такое ощущение, что он решил устроить проверку моему терпению! Вот спасибо. Если бы это было все, но Артур продолжил говорить.

— Наше перемирие временное и, как я сказал, не освобождает тебя от моего предложения. Поскольку ты пока не горишь желанием соглашаться, то я, как и обещал, помогу здраво оценить ситуацию и подтолкну к правильному положительному ответу.

Он достал свиток с зеленой печатью со странным оттиском, который я когда-то видела. Сорвала защитную ленту и с жадностью начала вчитываться в строчки… Листок выпал из моих рук, когда внизу я увидела свою подпись и дату. Контракт на работу с Эриком! Но разве возможно, чтобы он оказался в руках Артура?!

— Какая неаккуратность, это же документ, — сообщил мужчина, наблюдая за моей реакцией. — Теперь тут есть приложение, посмотри второй лист.

Я дрожащими руками подняла свиток и заметила новый тонкий листочек, покрытый мелким узорчатым почерком. Со страхом начала читать, постоянно прерываясь, чтобы перевести дыхание. В приложении к контракту значилось:

Приложение. Изменению не подлежит.

Деловое соглашение (см. лист 1) считается недействительным в силу внесения изменений.

Общие положения. Право господина Эрика Фукапро, именуемого приказчиком, в отношении госпожи Айлы, именуемой наемником, считать недействительным. Право на использование услуг наемника переходит к новому приказчику, названному в конце приложения к контракту. Срок прежнего договора считать законченным. Срок нового договора — не исчисляется данным документом. Сроки и пределы использования услуг наемника определяет приказчик. В силу пункта 1.4. и на основании, указанном в пункте 3.1. наемник оказывается в пожизненном подчинении приказчика. Условия, смягчающие положение наемника оговариваются им с приказчиком и устанавливаются в частном порядке. Наемник является свободным человеком, несмотря на пункт 1.4. и не причисляется к классу рабов. Сфера оказания услуг. Объем услуг определяется приказчиком. Услуги, указанные в первой варианте контракта, считать выполненными. Последнее задание, полученное наемником от приказчика, считать невыполненным. Наемник имеет право выполнить взятое на себя обязательство и получить вознаграждение. Приказчик и оплата. Владелец вышеизложенных прав, именуемый приказчик, совершил выкуп контракта по цене 3 миллиона золотых. Имя приказчика — лорд Энлаэль Картер, житель империи демонов Манжоры, представитель правящих семей и древнего рода Картер. Допускается выкуп текущего контракта наемником при единовременной уплате суммы, указанной в пункте 3.1 плюс компенсация, определяемая приказчиком. Наемник имеет право требовать и получать вознаграждения от приказчика за оказание услуг, перечисленных в пункте 2.1.Третьи лица. Приказчик является посредником между заказчиком, который представил сумму для оплаты контракта, и наемником. Реальные права на наемника имеет заказчик. Заказчик вправе в любое время потребовать личную встречу с наемником и отказаться от услуг приказчика (наемника). Заказчик — Рутар, пожелавший не разглашать свой статус в данном контракте.

Считать новый контракт, вступившим в силу с указанного числа.

Я медленно опускаю листы, поднимаю глаза, полные возмущения и смятения на Артура. Этот зараза сидит с улыбкой во все зубы, не скрывая своего удовлетворения от увиденных слез в моих глазах. Что это?! Как он посмел продать меня каким-то демонам? Как это все понимать?

— Что это? — сумела спросить я, унимая дрожь в теле.

— Твой контракт.

— Я вижу, не слепая! — вскочила и стала ходить взад-вперед, проклиная все вокруг. Кто бы мог подумать, что ситуация станет настолько дер… отвратительной! — Это ты сделал через подставных лиц?! Решил меня сделать чьей-то игрушкой и понаблюдать за моими мучениями?! Сфера услуг определяется заказчиком?! Бессрочный договор?! И это я не считаюсь рабом с такими условиями?! Вот спасибо за уточнение! Кто составлял этот проклятый договор, какой законовед этого мира?! Что б ему пусто было! К демонам его отправить не мешало, как и тебя сдать кому-нибудь для опытов!

Артур пропустил это мимо ушей, но успел вставить свое веское:

— Ты же можешь выкупить свою свободу.

— Да? Вот спасибо! У меня же есть 3 миллиона золотых в банке! Ты смеешься? Этот демон точно ненормальный, за 3 миллиона можно купить армию! За свое задание я получаю сто тысяч золотых и считаю себя богачкой! Три миллиона! Ты сам хоть такие деньги в руках держал?! И кто этот Энлаэль, которому ты любезно предоставил возможность поиздеваться надо мной в свое удовольствие?! Да еще и с правом передачи третьему лицу! А это что за… Ротар?!

— Удовольствие от издевательства над тобой принадлежит только мне, — заметил Артур. — Остальные не поймут моих извращенных вкусов общаться с простолюдинкой.

— Да что ты говоришь! А вот здесь указано другое, — и я многозначительно ткнула пальцем в размашистые подписи приказчика и заказчика.

— Вот это вечное непонимание с людьми! Понимаешь, им трудно выговорить наши имена, приходиться адаптировать их для человеческого диалекта. Но бумаги ведь любят точность, — Артур улыбнулся, а потом медленно произнес, чтобы до меня дошло, — мое демоническое имя Рутар.

— Что за бред…

— Я же говорил, что могу все, потому что демон.

— Три миллиона, — упавшим голосом произнесла я. Откуда у него такие деньги?! Охотно верю, что Артур додумался до составления такого отвратительного договора, но деньги… Он пожалел их даже для приличного отеля у вампиров, что говорить о нашей лачуге у колдунов! Но ведь он смог оплатить мой погром ценой в тридцать тысяч золотых… — Что тут происходит… Ты не демон…

— А кто же?

— Дьявол!

— Снова людская терминология, но спасибо за такую лестную оценку моих способностей.

Я хныкнула и топнула ногой. Как теперь быть дальше, когда моя жизнь уже была в руках у этого чудовища с неизмеримой высокомерностью! Да, можно сослаться на задание, поехать во дворец к принцу и остаться там, прикрываясь невыполненной миссией…

— Нет, нельзя, — прервал мои рассуждения Артур или Рутар, демон, одним словом. Снова читал мысли! Прекрасно! — Я специально оставил этот пункт в контракте, ты действительно можешь его выполнить, но не советую.

— А я-то думала с чего такая щедрость! В чем подвох?

— Прочти, — и кинул мне вторую бумажку, более плохого качества, но со странной печатью посередине.

— Молниеносная почта магов, — прочитала я сверху, еще не догадываясь о том, что ждало меня в послании. — Айла все знает, начиная с моей должности наемника и заканчивая заказчиками. Она осведомлена об Ордене, частично о заговоре. Не советую делать из нее соучастника, сомневается и выступает против революционных изменений. Знает о мятеже в нескольких странах. Может использовать против вас. Не уверен, что сможет убить короля. Советую избавиться от нее или заменить другой кандидатурой. Надеюсь, вы понимаете, что она раскрыла себя в достаточной степени.

Я начала часто дышать, не в силах выразить словами свои чувства. Что он творил?! Это же… просто невозможно! Зачем?! Почему он слил меня? Как?!

— Это же неправда, — промямлила я.

— Разве? Это факты.

— Зачем ты сообщил это им? Зачем?! — закричала и посмотрела на бумажку и на свое горе заметила продолжение. — Ответ Высшего Круга. Убить девчонку. Убить? Ты этого добивался?! Зачем, сожри тебя падальщик, ты это сделал?

— Лишаю возможности выбора, — усмехнулся Артур, подходя ко мне и вырывая лист из рук. — Бумажка больше не нужна, пусть горит. Понимаешь, что возвращаться не вариант? А я слишком самостоятельный, чтобы слушать какой-то Орден и не стану выполнять их приказы, пока сам не захочу этого. Теперь все зависит от тебя, Айла. По-прежнему не хочешь ко мне под опеку? Мое терпение не бесконечно, но пока у тебя есть время еще несколько раз обдумать предложение. Но учти, если твой труп найдут где-нибудь на обочине в любой стране, то мне ничего не будет, Высший круг прикрывает преступления подобного рода.

Я стояла с открытым ртом и, кажется, забыла, что нужно дышать. Демон меня возьми…НЕТ! НЕ БЕРИ МЕНЯ НИКОГДА! Я снова издала непонятный звук, вложив туда столько боли, что даже Артур на меня посмотрел с опаской, и побежала к карете. Вот это душевный разговор! О чем я думала, когда предлагала соглашение?! Нет, о чем я думала, когда решила остаться с Артуром в качестве воина… Как-то поторопилась! Нужно было сначала разобраться и увидеть его сущность в полной силе! Какая дура!

— До следующей встречи, — услышала я издалека бархатный голос мужчины.

— Ага, встретимся в аду! В моем личном аду! — с великой скорбью произнесла я и стала биться головой о стенку кареты.

— Айла, что происходит? В тебя опять кто-то вселился? — промяукал кот сбоку, пытаясь своими лапками преградить путь моей больной голове. — Ну что ты так… Хватит, а то станешь некрасивой и неумной, как на тебя тогда принц посмотрит?!

— Ахаха, принц! — хихикнула я.

До него еще добраться нужно в живом состоянии, а не по частям и в сундуках! Конечно, ведь Артур может додуматься и до такого! Говорила мне Дарита быть осторожной, но почему я так легко ко всему отношусь и хочу все проверить на своей многострадальной пятой точке?! Еще не поздно все изменить! Я еще принадлежу себе! Но Артур… И тут понеслись сплошные ругательства и проклятия, причем вслух.

— Ого, вот это запас! Читала справочник по древним ругательствам, здорово! Айла, а вот это все значит, что ты задумала насолить Артуру? Я готов помочь! Что будем делать на этот раз?

— Помогать ему, — выдавила я.

Котик впал в ступор, а потом констатировал:

— Убилась все-таки об стену.

Глава 21. Глупость не пропьешь

С моей головой явно было что-то не то, раз я решила сотрудничать с Артуром. Во-первых, нужно сдержать слово, данное ему, во-вторых, нельзя подвести себя и струсить, в-третьих, хорошо бы понять демона. А как лучше всего изучать «врага»? Приблизиться к нему на максимальное расстояние. Я хорошенько подумала и решила, что Артура можно поразить только одним способом — стерпеть все сюрпризы, уготованные им для меня. Если подумать, то ничего страшного в них нет. Хочет загнать меня в угол? Хочет напугать до смерти и превратить жизнь в ад? Может, его проделки и выглядели, как абсолютное зло, но таковыми не были. Остыв от разговора, я включила мозг и подумала, что новый контракт более выгоден для меня. Надеюсь только, Артур не соврал и все может держать под контролем.

На душе было странное чувство, немного тревожное и гнетущее, из-за которого я никак не могла уснуть. Неужели меня так волновали отношения с Артуром или это было нехорошее предчувствие перед поездкой? Правда, ну что могло случиться? Помнится, командир сказал, что не собирался вставать на мою защиту… Я потрясла головой, отгоняя непрошеные мысли, но они возвращались, чтобы терзать меня до самого приезда в столицу Манжоры.

Сонная, изнуренная и уставшая, с учащенным пульсом, бешеными глазами, я буквально вывалилась из кареты, ощущая себя психованной розовой принцессой. Представляю, как выглядело мое личико после замечательной ночной поездки в карете! Так, и чем порадует… Манжора. Я подняла голову к небу, ожидая увидеть тяжелые свинцовые облака и красную луну, вечно висящую на небосводе, словно глаз, следящий за деяниями темных существ. Огляделась по сторонам, но не заметила кровожадных существ, клацающих зубами и потирающих руки в предвкушении завтрака человеческой душонкой, не было и соблазнительных демонов-красавцев, которые должны были облепить меня и начать уговаривать отдаться именно им. Где все? Где кровяные реки? Раскаленный металл? Котлы с кипящей лавой? Пронизывающий ветер, отвратительное давящее ощущение? Кажется, я издала что-то похожее на хныканье и услышала вблизи себя смех Артура.

Обернулась и застыла, будто парализованная. Наш командир был совсем другим. Наверное, силы, обитающие здесь, наполнили новой мощью внутреннюю сущность пожирателя, которая была рада вернуться в родные места. Кажется, раньше он выглядел измотанным и истощенным, раз так преобразился здесь. Волосы отливали сапфировым блеском, глаза лихорадочно горели, будто стали пламенем, смотрели внутрь меня, пытаясь распознать душу и вытащить ее из тела. Движения мужчины стали более плавными и бесшумными, а тень, иногда появляющаяся вблизи тела, взмыла в воздух, чтобы в считанные секунды легкой дымкой накрыть всю нашу компанию тьмой. Освещенный рассветными лучами солнца, Артур был похож на божество. Так вот как выглядит настоящий демон… Обалдеть.

— Челюсть подбери, — насмешливо сказал Артур. — Добро пожаловать ко мне на родину. Ты не это ожидала увидеть?

— Ага, неужели все рассказы и истории про вас сказки?

— Ты видишь, что привыкла видеть. Этот мир не хочет тебя пугать, но скажу, что он уже приготовился забрать твою душу, поэтому медленно начинает прощупывать твою ауру и располагать к себе. Ты не заметишь, как передумаешь уходить. Любому демону не составит особого труда забрать твое тело, а потом и душу, так что, будь добра, сопротивляйся.

Я нервно хихикнула. Кажется, вампиры не такие кровожадные, как демоны. По крайне мере, там меня не обманывали и если хотели сожрать, так и говорили, а не начинали манипулировать сознанием.

— И ты это допустишь?! — возмущенным голосом сказала я. — Тебе все равно на мою персону? Ты ведь можешь как-нибудь оградить меня, применить ваши секретные штучки или свою силу?!

— Могу, тогда соглашайся быть моей слугой, — вновь Артур напомнил мне про это злополучное предложение.

— Кажется, я немного перенервничала… Потерплю, тут вполне мило, — стоило большого труда сохранять спокойствие в голосе и не ругаться в присутствии демона. Не сомневаюсь, что он догадывался о моих мыслях.

— Хорошо, пойдем, солдаты ждут. Кстати, я предупредил их о нашем соглашении, поэтому не бойся и не стесняйся, — Артур лукаво улыбнулся, вот уж искуситель.

Мне нельзя смотреть на его лицо, только не в этом месте! Вот уж точно, этот мир уничтожает меня изнутри, заставляя видеть что-то прекрасное в темных существах. Тяжело придется. Пожалуй, заносчивость Артура тут будет уместной и поможет мне остаться в здравом уме.

— Айла, ты меня хоть слушаешь? — повторил мужчина бархатным голосом, который звучал как музыка и гипнотизировал. Так хотелось выполнить все его приказы… — Айла!

— Аа, — да что ж такое! Хоть рыцарский шлем надевай, чтобы только не видеть и плохо слышать Артура. — Да, я слушаю, но не мог бы ты поменьше говорить?! Тебе не понять… А ты сказал ребятам о моем происхождении?

— Нет, тот разговор останется в тайне, — мужчина улыбнулся, ловя мой восхищенно-завороженный взгляд. — Скоро привыкнешь к этому и не будешь пугаться своих мыслей обо мне. Поверь, это не самое плохое, что может случиться в этом месте.

— Ты уже успел приготовить мне очередной сюрприз? — съязвила я, отводя взгляд и стараясь не смотреть на широкие плечи идеального мужчины…

— Нет, даю время на адаптацию. Мои сюрпризы будут зависеть только от твоего поведения, — потом он как-то взволнованно хмыкнул и твердо произнес. — Еще мы зайдем ко мне домой, старайся не показываться демонам и не лезь в разборки, если невольно станешь их свидетельницей. Держись за моей спиной или за спиной Нэдина.

— Твоя семья настолько суровая?

— Ты даже не представляешь насколько.

Тут меня понесло, и самое отвратительное, что я не подумала о последствиях, продолжая болтать:

— Ого, а ты, наверное, проблемный сын?! Не думала, что у демонов все так сложно и бывают подобные проблемы. Давно ты дома был? А почему ушел? Может, тебя выгнали или…

— Закрой рот, — грубо прервал меня Артур, а потом тяжело вздохнул и, сдерживая свою злость, произнес. — Сама скоро все увидишь. Кстати, Айла, я ничего не забыл про тебя за время нашего путешествия, поэтому возьму положенную мне компенсацию. Так что думай, как ведешь себя, может, я что-то прощу…

— Адаптация, говорил ты, снисходительность…

— Не возникай, дорогая, я не настолько щедрый, чтобы простить все и сразу. Но, надеюсь, ты не разочаруешь меня.

Я набрала побольше воздуха в грудь, чтобы сказать несколько важных слов. Вот уж не знаю, действительно ли они шли от сердца или же атмосфера этой страны так на меня подействовала, заставляя признаться. Наверное, Артур сильно удивился, услышав из моих уст:

— Я буду на твоей стороне в любом случае. Не важно, что еще мне сделаешь или через что заставишь пройти. Я предложила эту сделку, я сдержу свое слово.

Не заметила особой радости в глазах демона, но он стал более серьезным и задумчивым, когда произнес в ответ:

— Я жду доказательств.

Пока мы направлялись по пустынным улочкам к величественному зданию из белого мрамора, возвышающегося над городом, словно огромный ледяной айсберг, я думала над тем, что будет дальше. Как же хотелось разобраться в собственных желаниях и понять, откуда они берутся и чему стоит верить. Если бы сейчас вместо слов «я жду доказательств», Артур попросил объяснить, почему я так поступаю, если не собираюсь остаться, то не нашла бы и слова для вразумительного ответа.

Погруженная в свои мысли, не могла никак насладиться местной архитектурой и великолепными висячими садами, через которые, словно сквозь цветочный туннель, мы проходили. Красивые фонтаны, взмывающие ввысь на несколько метров и сливающиеся с небом водой, искусные резные скульптуры из черного агата, изображающие демонов в их любимых обликах — искуситель женских сердец, грациозный танцор, искусный музыкант, страстный любовник, одаренный художник…

И всенепременно у всех в руках было что-то прозрачное и непонятной формы. Материал напоминал алмаз, но почему-то был живым, перелетал с одного каменного тела на другое. Я на секунду замерла, когда стеклянные прозрачные тела начали, светясь, менять свое положение, стремясь занять местечко поближе к статуе широкоплечего юноши. Его лицо наполовину прикрывала ажурная маска из тончайшего золота, а губы плотно сжимались, будто передо мной стоял высокомернейший из существующих демонов, настолько бесчувственный, что превратился в камень на этой площади, заросшей алыми розами. Я опустила свой взгляд и увидела, что в руках мужчины лежали рубины, в лучах солнца, казавшиеся кровью, стекающей с длинных пальцев. Странно, что все хрустальные сущности слетелись и пристроились, как несчастные сиротки, у ног этого великана… Удивительное зрелище…

— Нравится? — неожиданно услышала голос Артура. — Я же сказал держаться за моей спиной и не отставать.

— Он… — я смотрела на статую, как зачарованная, и не могла подобрать слова. Настоящая дурочка Айла просто тыкала пальцем в сторону произведения искусства.

— Айла, я же сказал, сопротивляться этому миру. Почему ты не делаешь этого? Со мной припираться сил хватает, а сопротивляться банальному очарованию — нет, — Артур посмотрел на меня, но, поняв запущенность состояния, закатил глаза. — Это не просто скульптуры демонов. Если ты присмотришься, то увидишь в них людей и других существ этого мира. Они олицетворяют страсти, которыми искушают демоны. Если всмотришься в лицо, то увидишь человеческие глаза, самые искушенные, лживые и довольные.

— А он кто?

— Удивлен, что именно эта скульптура тебе больше всего понравилась. Впрочем, тебе подходит алчность и жесткость, неужели это твоя страсть? Скульптура юноши в маске представляет собой воплощение главной ценности в нашем мире — абсолютной власти. Тяжелое бремя, лежащее на его плечах, или благословение богов? Как думаешь?

— Если он демон, то ему должно быть все равно, — озвучила я свою мысль, продолжая всматриваться в бесчувственное лицо. — Власть вас не тяготит, а высокомерие не позволяет думать о создателях, как о высших существах.

— Он сам является богом, — произнес Артур таким тоном, что я оторвалась от созерцания искусства и повернулась к мужчине.

Этот голос был таким незнакомым, жуткимхолодным, будто я оказалась в Ледяном океане… Неужели снова проделки этого мира? Тогда почему так страшно?

— Ты видел таких демонов? — поинтересовалась я. — Ведь кто-то служил прототипом для создания этой скульптуры.

Артур снова ухмыльнулся и более привычным голосом ответил:

— Нашим мастерам не нужен образ перед глазами, чтобы сделать свои чувства материальными. А ты уже собралась на поиски этого красавчика? Ты быстро сдалась, не хочешь остаться рядом с этим памятником, как те души?

— Не преувеличивай… Постой! Что ты сказал?! ДУШИ???? Это… — я стала снова тыкать пальцем на хрупкие тела и пытаться спросить, что это значит. — Души?! Ты шутишь?

— Нисколько. Высшая степень преданности служить не демону, а самой страсти, разрушавшей человека изнутри. У этих душ больше нет и никогда не будет материальной оболочки, даже хозяина-демона, только это выражение страсти. Может, пойдем дальше? Нехорошо опаздывать к правителю. Обещаю, что покажу тебе этот мир изнутри, то, как видят его демоны.

Я еще несколько минут пробыла в состоянии прострации, потом отошла, но всю дорогу пыталась восстановить в памяти черты лица юноши-властителя, но кроме маски и непроницаемых глаз, ничего не вспомнила. Эй, мир! Ты же хотел меня искушать?! Почему забираешь из головы такую красивую картинку?! Так всегда, когда что-то понравится, обязательно забирают… Теперь я радостно озиралась по сторонам, рассматривая местные красоты, богатое убранство зданий, которые с каждым шагом становились все пышнее и богаче, изысканнее и дороже. Тут творится волшебство! Почему только люди придумали ужасающие сказки про эту страну?! Ад? Это мечта любого человека! Кажется, я здесь могу освоиться…

Это была последняя мысль, прежде чем мы подошли к высокому дворцу с гладкими белыми стенами, такими белоснежными, что слепило глаза. Я присвистнула, когда подняла голову вверх и увидела резные колонны, сливающиеся с облаками далеко в небе. Артур схватил меня за руку и потащил за собой по лестнице, уверенно направляясь к парадному входу.

Перед нами распахнулась деревянная резная дверь высотой в три моих роста, открывая вход в просторный холл, где в несколько рядов выстроилась прислуга и солдаты-охранники, все, как один, одетые в черные костюмы из плотной ткани, украшенной малахитовыми пуговицами. Мы сделали шаг внутрь, и вся прислуга склонила свою голову. Вот это встреча! Неужели мы настолько важные гости или у демонов всех так встречают?

Невольно захотелось самой поклониться, приветствуя жителей этого дома, но никто из солдат не сделал ни одного лишнего движения, только Артур прошел немного вперед, снял камзол и кинул его в сторону. Это нормально?

— Хорошо. Я просил встретить нас без шума, — строго произнес демон, отчитывая слуг.

Ого! И правда, его высокомерие не знает предела, раз в чужом доме он может позволить себе столько дерзости. И этому мужчине я хотела доверить свою жизнь?

— Простите, господин, мы хотели выразить вам свое уважение.

— Только вы? — усмехнувшись, произнес Артур. — Уверен, что здесь есть создания, которым нужно последовать вашему примеру.

— Простите, господин.

— Где правитель?

— Ожидает вас в приемном зале. Будут распоряжения? — говорила женщина средних лет, смотря в пол….

— Мы бы не хотели задерживаться здесь надолго, но, пару ночей придется переночевать. Приготовьте комнату для каждого человека и напомните о правилах поведения в стране демонов, чтобы не возникло недоразумений. Девушку поселите недалеко от моих покоев и приставьте служанку.

— Простите, господин, — начала говорить женщина. — В каком крыле изволите ночевать и принимать прислужниц?

— Я о них ничего не сказал!

— Но они скучали и спрашивали о господине.

— Я разве должен слышать от вас эти слова?! Пока вы находитесь в моем подчинении, а не в их, поэтому будьте добры выполнять мои указания. Приготовите комнату в левом крыле и ночные покои, на этаж ниже поселите мою спутницу. Надеюсь, вышеупомянутым прислужницам вы скажете не являться без моего разрешения на встречу.

— Как прикажете, господин.

— Свободны.

И всех, будто ветром сдуло. Только несколько людей осталось рядом с нами, чтобы проводить к покоям. Солдаты последовали за провожатым, как ни в чем не бывало, будто представление, устроенное Артуром, привычное дело! Я одна не понимала, с какой радости он взял на себя право командовать чужими слугами? Может, он занимал у демонов какое-то высокое место в иерархии, которое давало привилегии распоряжаться любыми слугами?! Но не в чужом же доме! Он точно бесстрашный и ненормальный!

Девушка-служанка крутилась возле меня. Она явно не знала, как заставить пойти за собой и как обращаться, чтобы я не обиделась и не закатила скандал. На бедняжке уже лица не было, наверное, боялась очередного выговора. А я все никак не могла прийти в себя, неотрывно наблюдала за Артуром, который скинул несколько сумок в угол и начал расхаживать по холлу, будто что-то высматривая. Я незаметными шажками приближалась к нему, чтобы, смотря испуганными глазами, тихонечко спросить:

— Ты что делаешь?

А он так улыбнулся, сложил руки на груди и произнес:

— Добро пожаловать ко мне домой. А теперь иди за Сио, она покажет твои покои, а после проводит до приемного зала.

Домой?! Вот шутник… Он меня точно сделает параноиком, если продолжит свою игру. Я последовала за миловидной девчонкой по имени Сио, на вид которой можно было дать лет семнадцать, не больше. Самое интересное, что она была человеком. Так и хотелось поинтересоваться, как тут живется, сколько платят, как обращаются, но я только пристально смотрела ей в спину и издавала фырканье.

Первым испытанием, которое неожиданно свалилось на меня в этом замке, стала лестница на девятый этаж. Мало того, что ступени были высокими и скользкими, девочка-провожатая оказалась в хорошей форме и, будто порхая вверх, поднималась на этаж за считанные секунды. Не спорю, что физическая форма у меня была получше, но забираться на такую высоту по крутой лестнице, причем по спирали в пышном розовом платье, которое занимало весь проход и лишало возможности смотреть под ноги, было на грани фантастики. Поэтому я кряхтела, пыталась протолкнуться, поднимала подол платья, но это не помогало.

— Кто ж так строит, — не выдержала я.

Сио промолчала и даже не обернулась. Вот это выправка…Интересно, а слугам здесь разрешено говорить с гостями или нужно через кого-то общаться?

— Милая, — решила крикнуть я, но девочка даже не остановилась и продолжала восхождение. — Подожди, пожалуйста…

Она остановилась, но ничего не сказала и даже не повернула головы. Может, ее загипнотизировали, внушили роль управляемой марионетки? Вроде человек, но ведет себя словно неживая.

— Сио, тебя ведь так зовут? Какая у вас тут атмосфера?

Молчание.

— Тебе не разрешают говорить с гостями? — настаивала я.

Так как у меня не хватало терпения, но зато наглости было с запасом, я протиснулась в проход, обошла девчонку и, глядя ей в лицо, сказала:

— Меня можешь не бояться, жаловаться не стану.

И, наконец, услышала тихонечко:

— Не нужно. Он будет ругаться.

— Кто? Правитель?

— Нет. Демон, которого вы зовете Артуром.

Я прыснула со смеха:

— Он?! Почему вы так его боитесь?! Пришел и ведет себя, как последний мерзавец.

На меня несколько минут смотрели огромные и испуганные глаза девочки, которая вскоре поняла, что я не шучу.

— Миледи, но он здесь хозяин, — решила прояснить она.

— Да брось… — настаивала я на своем. Конечно, Сио же не могла знать всю правду и даже своего владельца, а вот я, впервые оказавшись здесь, была в курсе дел!

— Вы, верно, не осведомлены. Он вас не предупредил? Не волнуйтесь, такое бывает. Я все объясню, это входит в мои полномочия.

О чем она?! И почему, стоило дать понять, что я не разбираюсь в их странной жизни, как девчонка оживилась и стала очень разговорчивой? И что значит «такое бывает»?!

Когда мы поднялись на долгожданный этаж, Сио отворила передо мной дверь и велела пройти сначала в приемный зал крыла наследника. Интересно, почему мы здесь?! Я озиралась по сторонам, когда на стенах вспыхнули огни и осветили огромную комнату, состоящую из стекла, хрусталя и алмазов. Окна были плотно занавешены тяжелыми черными шторами, по стенам стояли каменные стулья, а в центре возвышалась статуя прекрасной девушки из нефрита. Я осторожно ступала по полу, боясь, что могу испортить их безупречный вид. Этого мне только не хватало! И так платить нужно будет за свое буйное поведение, а если здесь что-то испорчу, определенно придется стать слугой Артура и служить ему до конца жизни.

— Не бойтесь, все будет в порядке.

— Ага, — сомнительно кивнула я и засмотрелась на статую.

Что творится в этой стране?! Так и тянет на прекрасное… И тут, неожиданно для меня, от девушки отломился кусочек и откатился прямо к моим ногам. Надеюсь, это не я виновата! Осторожно ногой пододвинула этот обломок, попыталась куда-то его откинуть, но это движение не получилось утаить от Сио. У девочки сначала вытянулось лицо, затем появилась легкая улыбка на губах, которую та пыталась подавить, и только потом она смогла произнести:

— Не беспокойтесь, миледи. Ей приходит срок умереть и исчезнуть из этого мира. Подождите немного, я все объясню.

— Нет уж, давай сейчас. Еще несколько таких зрелищ, и я лишусь рассудка. Сио, не знаю, как к тебе здесь все относятся, но я человек, причем не самый плохой, и не собираюсь никого подставлять. Говори все, как есть.

Девочка, кажется, поверила и осмелела:

— Вы и, правда, другая, миледи. Я знаю, что нельзя так поступать и рано или поздно получу выговор от господина Рутара, но я буду честна с вами, потому что…

Девочка неожиданно наклонилась, едва не касаясь моих ног, и со слезами призналась:

— Простите за эти слова, но я буду честной потому, что знаю, вы не аристократических кровей.

— Встань, что же у вас тут творится? — спросила я, поднимая девчонку, и заглядывая в глаза. — Так все строго?

— Вы гостья господина Рутара, а это значит, что нам не подобает говорить с вами по-дружески, только, как рабам. Я знаю, что вы…

— Простолюдинка.

— Да… Правитель бы нас не стал ругать, так он уже осведомлен о вашем происхождении, но наследник очень строг и жесток. Его женщины и воины, кем бы ни были, считаются важными гостями. За любое нарушение в обхождении с вами, нас серьезно наказывают. Прошу, не обижайтесь на эти слова!

— Нет, не стоит извиняться, Сио… Но о чем ты говоришь?! Какой наследник и почему он знает меня?!

— Господин Рутар, наследник трона Манжоры, один из самых влиятельных демонов и наш хозяин.

— Не понимаю, — твердила я, мотая головой и не веря в происходящее.

— Не беспокойтесь, я помогу вам освоиться. Господин Рутар сделает все возможное, чтобы вам здесь понравилось. Он иногда не посвящает избранницу в тонкости жизни в этой стране. Наследник предпочитает выбирать женщин по своему вкусу и может не обращать внимания на тех, кто действительно его любит.

— Мне кажется, что ты перепутала… Я знаю только одного Рутара, и у нас с ним далеко неромантические отношения, — как бы невзначай начала я, понимая, что Сио не единственная, кто заблуждается. — А еще он не тянет на наследника, если только по уровню высокомерия…

— Нет. Вы ведь не понимаете, что происходит. Не беспокойтесь, скоро привыкните и полюбите наследника.

— Наследника?! Никого я не знаю! — начала сопротивляться я, размахивая руками. — Какая любовь! Не навязывайте мне свои извращенные вкусы… Я не люблю демонов, ни одного из них. Мне проблемы не нужны, да и душа пригодиться еще.

Сио вздохнула и кивнула:

— Да, вы правы. Лучше никогда не любить их и поддерживать интерес к себе, так можно остаться живой и в своем уме. Это даже хорошо, что вы не бегаете за ним. Господин Рутар иногда исполняет желание девушек и забирает их души для подпитки внутренней сущности, девушки ходят такими счастливыми, но их вид не радует его взгляд и поэтому… вот, — Сио указала на статую из нефрита. — Уже третья.

— Он заставляет их быть скульпторами и жить в мастерской? — иронично сказала я, пытаясь разрядить напряженную атмосферу.

Сио в непонимании уставилась на меня. Верно, думала, что такой дуры и наивной человечки здесь давно не было, а потом продолжила:

— Это девушка без души. Ей незачем больше жить, потому что господин стал тяготиться ею и решил выпить ее силу. Девушка лишилась всего, кроме застывшей оболочки, а теперь она разрушается. Жаль, скоро совсем рассыплется.

— Что за сказки?! Зачем мне все это знать?!

— Но вы же будете одной из них.

— Я?! — вскрикнула и замотала головой, по-прежнему отказываясь во все это верить. Ладно, допустим, что Артур по великому недоразумению окажется реально наследником империи пожирателей, пускай даже, может вытворять такие чудовищные вещи… но я то причем?! Поживу пару дней и уеду. — С чего ты взяла! Забудь! Я не пойду ни в какой гарем и не стану прислуживать мерзкому мужчине! Проводи лучше в мою комнату, принеси что-нибудь попить, а то дурно стало.

— Но, миледи… Это честь. Я не знаю, почему вы отрицаете тот факт, что знаете наследника. Отнеситесь к этому спокойней…

— Сио, — послышался грубый мужской голос. — Почему ты здесь?! Ты показала гостье комнату?! Почему так просто с ней говоришь?!

— Простите, господин, — отчеканила девчонка и поклонилась ему в ноги.

— Ты ведь понимаешь, что будет? — спросил он ее и, дождавшись кивка, продолжил. — Хорошо, я сделаю распоряжения. Надеюсь, в дальнейшем ты не будешь такой беспечной и не станешь говорить с неравной тебе.

— Артур, но я… — решила вступиться за девчонку, ставшей бледной, как мел, — не держу на нее обиды.

— Ты гостья в моем доме, Айла, с тобой не может говорить служанка.

— Почему?! — начала в привычной манере спорить с мужчиной, забыв о том, что тот является демоном. — Раз уж я гостья, а не заложник, то позволь мне самой решать, с кем говорить.

— Ты в моем доме и живешь здесь по моим правилам, — заметив озадаченный взгляд служанки, смотревшей за нами, резко развернулся к ней и приказал командным тоном. — Приготовь ей платье и отнеси в комнату, все остальное расскажу ей сам.

— Как прикажете, господин.

Только Сио скрылась за дверью, Артур повернулся ко мне, обжигая своим взглядом:

— Что ты тут устроила?! Неужели выслушать все молча так сложно?! Как ребенок, Айла! Не тебе удивляться этому всему, — он взмахнул рукой и показал зал. — Я думал, мы договорились о сотрудничестве, но что я сейчас услышал?!

— Меня хотели затащить в гарем к наследнику демонов с таким же именем как у тебя, недоразумение какое-то! А этот сынок, кажется, похуже правителя будет… Маньяк какой-то. Ты его тоже знаешь?

— Ты, правда, такая глупая и не можешь понять слова, которые тебе уже несколько раз повторили? — и снова на меня уставился раздраженный взгляд демона. — Последний раз, честное слово, последний раз я говорю тебе это, но потом пеняй на себя.

Он взял меня за руку и подвел к огромной картине, висящей на стене. С полотна на меня смотрел очень красивый молодой демон с искрящимися хитрыми глазами, черными волосами, как графит, зачесанными назад и со сложенными на груди руками… Черный камзол с воротником-стойкой поверх белой рубашки, расстегнутой на груди на несколько пуговиц, смутно мне что-то напоминали. И, когда я обернулась к Артуру спросить, «а кто это собственно есть», увидела похожий камзол, расстегнутую рубашку темного изумрудного цвета, перстень с рубином на руке… Нервно хихикнула.

— А ты заметил, что похож на него?

У Артура сейчас на лице появилось столько эмоций, сколько не было за всю нашу поездку! Я даже испугалась за его душевное состояние, такие глаза бешеные были…

— Ой, смотри, тут подпись есть. Этот красавчик где-то в замке, — решила сообщить я, подошла поближе к картине и слух прочитала, — Наследник престола империи пожирателей душ Манжоры Рутар дер Нукр д`Аладар. Рутар…

И тут дошло! Я стала показывать пальцем то на картину, то на демона, стоящего рядом и издавать нечленораздельные звуки. Кончилось все тем, что ноги мои подкосились, и я удачно понеслась навстречу хрустальному полу. Конечно, демон меня поймал.

— Не прошло и года. Приходи в себя быстрее, еще многое нужно успеть.

— Аха, ты наследник демонов. Это хотя бы объясняет твой заносчивый характер, — не подумав, выдала я, а потом испугалась последствий. Да, в последнее время мало думаю, но много говорю.

— Все продолжаешь грубить? — ухмыльнувшись, спросил Артур, таща за собой в комнату. — Не вздумай вести себя подобным образом перед моим отцом. Он и так в курсе, что его непослушный сынок притащил к себе очередную игрушку, в этот раз простолюдинку, это очень ранит его аристократическую душу. Не думал, что когда-нибудь скажу это, но я не хочу, чтобы ты выслушивала гадости в свой адрес от него.

— А как же такт?

— Правила хорошего тона с простолюдинкой? Нет, ты оскорбила его королевскую кровь, он не станет сдерживаться. Я бы мог вступиться за тебя, но, во-первых, ты еще не согласилась на мое предложение, а во-вторых, ты уже успела все испортить. Не нужно было давать понять Сио, что выступаешь против места среди моих прислужниц и не испытываешь чувств. В завершении ко всему, я представлю тебя, как воина. Теперь все выглядит так, будто ты значишь для меня нечто большее, чем обычная игрушка. Это в свою очередь, еще больше оскорбит отца, чему я несказанно рад, но… тебе придется намного хуже.

— Какие же вы все… — и замолчала.

Теперь постоянно в голову лезла мысль, что Артур наследник трона и обладает реальной властью. Как назло, стразу вспомнились все оскорбления, отправленные ему мысленно и не только. Мне нужно все исправить… И почему за свою короткую жизнь я сумела нажить столько врагов?! В список после Эрика, Высшего круга, короля ДОКа прибавился еще наследник Рутар…

— Айла, ты испугана? — Артур даже на минуту остановился, чтобы посмотреть мне в глаза. — Справишься или попросишь помощи?

— Разве тут есть из чего выбирать?… Меня больше пугаешь ты, чем правитель демонов. Что он сможет сделать, чего не сможет повторить его сын? К тому же, я простолюдинка, а он король, поэтому имеет полное право поступать так, как вздумается.

— Я такой пугающий? — сощурив глаза, спросил демон, не торопясь открыть дверь в мою комнату.

— Для меня — да. Твое предложение, соглашение о сотрудничестве, да и вся поездка наложили свое отпечаток на наши взаимоотношения. С каждый разом, ты усложняешь мою жизнь и игру, в которой, кажется, нет правил.

— Ты права. И я очень хочу посмотреть, как ты со всем будешь справляться.

— Конечно, как пожелаешь.

Он усмехнулся и отворил двери в мои покои. Неплохие мне комнаты достались, надо сказать! Подобной роскоши я никогда в жизни не видела, даже не мечтала пожить в таких апартаментах! Так захотелось кинуться на кровать и почувствовать на коже нежность шелка, провести ладонью по мраморным стенам, раскрыть настежь окно, чтобы увидеть ночное звездное небо… И все было бы волшебно, если бы не язвительный мужской голос:

— У тебя будет много времени все здесь осмотреть, хоть целая жизнь.

— Ага, ты еще меня в свой гарем отправь, — сил не было сдерживать себя. Плевать, что он наследник! Я уже достаточно гадостей ему наговорила, хуже вряд ли будет! Эта зараза все равно что-нибудь пакостное устроит. — Жриц всех проехал, теперь к своим вернулся. А мне еще говорили, что ты порядочный.

— Тебе и, правда, не помешало бы пообщаться с прислужницами.

— Как думаешь, кто кого переубедит? — съязвила я.

— Они преклоняются передо мной, как перед божеством, так что не будут слушать приезжую дурочку. На твоем месте был бы осторожней, некоторые из этих девушек очень коварны.

— Одной больше, одно меньше, и зачем я тебе нужна… — начала бубнить, делая вид, что забыла о присутствии мужчины в покоях.

— Мы еще обсудим это не раз, но пока собирайся. Я пришлю за тобой служанку. Кстати, приходи сегодня ночью ко мне, покои этажом ниже.

Только я начала возмущаться и высказывать все, что я думаю об этом неприличном предложении, как Артур вышел, захлопнув дверь! И как это все понимать?! Мало того, что мне врали, обманом затащили в страну пожирателей душ, предложили, так сказать, свои услуги и захотели видеть меня слугой, так теперь еще и телом решили воспользоваться! Сколько наглости! Богатый, самоуверенный аристократ, к тому же демон! Разве у такого могут быть границы?! Неужели правитель заносчивей, чем наследник? Артуру, кажется, все равно на мнение своего отца, он будто участвует в семейном фарсе, который с моим появлением станет еще интереснее.

Что предстоит здесь выдержать? Испытание внутренней воли миром, дающим все, что захочешь, сложности выбора, сомнительные намеки Артура, оказавшегося демоном-наследником, предвзятое отношение королевской семьи… Список минимальных трудностей уже пугал меня, а ведь им не ограничится. Я толком не представляла, с кем буду иметь дело в этой стране и как смогу выдержать. Подсознание ехидным голоском подсказало, что Артур всегда встанет на защиту при первой же моей просьбе. Еще внутренний голос напомнил, какая судьба ждет нас за пределами этой страны, но последним аргументом в пользу моего выбора была красота и привлекательность демона. В голове сразу вспыхнули красочные образы обнаженного тела, вспомнилось, как Артур мылся в водопаде, как соблазнительно смотрел на меня, когда… О чем я думаю в такой ситуации?! И я ли?!

Как внезапно появились, так и внезапно исчезли мысли о возможности быть с Артуром рядом в качестве служанки. Кажется, этот мир достаточно коварен, чтобы нарушить личное пространство и вторгнуться в мой внутренний мир. И, кажется, это происходило уже не в первый раз… Очень знакомое ощущение стороннего вмешательства, будто кто-то уже когда-то навязывал свое мнение. Неужто Артур химичил?!

Я отмахнулась от этих неприятных мыслей и пыталась предугадать реакцию правителя на свое появление. Ему будет неприятно видеть оборванку со своим сыном, причем настолько дерзкую, что посмела отказаться от места служанки. Оставалось только надеться на лучшее и думать, прежде чем говорить и делать.

Глава 22. Злость материальна

Сио пришла через полчаса и принесла платье для встречи с правителем. Признаться, ожидала увидеть что-то открытое, красивое и украшенное камнями, но досталось мне скромное черное платье с воротником стойкой без вырезов, но украшенное вышивкой с замысловатым узором. Необычная одежда, сильно отличающаяся от других стран и их моды… Консервативно, но очаровательно. Кажется, у демонов тонкий, изысканный вкус, раз они предпочитают видеть женщин в таком облачении, хотя…

— Сио, а кто носит такие платья? — полюбопытствовала я. — Случайно не прислужницы из гарема?

Девочка подавила смешок и с серьезным лицом ответила:

— Миледи, конечно, нет. Это очень скромное платье для двора. Прислужницы вольны выбирать любую одежду или заказывать у портных индивидуальные модели.

— Да? Пожадничал, значит, наследник. Хочет, чтобы я поняла, как хорошо здесь живется девушкам. Что б его… — начала бубнить, но заметив удивленный взгляд служанки, прекратила.

Я надела платье и посмотрела на себя в зеркало. На меня смотрела совершенно другая девушка, не та, что любила корсет и разрез на юбке, бегала по грязи в сапогах и пачкала руки в крови… Может, этот мир так действовал на внешний вид или платье было зачарованным, но в зеркале отражался другой человек. Высокая, стройная, грациозная и совсем не броская, зато взгляд стал более резким, смелым, кожа побелела, а губы будто налились кровью. Я потрогала рукой волосы. Мягкие и волнистые. Кажется, моя роль благородной дамы, поездка в карете, а не на лошади, а также отсутствие грязной работы сделали свое дело и преобразили меня. Может, Артур не врал, когда говорил о красоте…

— Я могу ему понравиться? — неожиданно произнесла я.

— Но вы уже ему нравитесь. Господин так просто не приводит женщин во дворец и не разрешает оставаться подле себя.

— Я имела в виду правителя.

— Но зачем вам это, миледи? Простите за дерзость, я отвечу. Правитель вряд ли примет вас в роли гостьи или друга, только как прислужницу сына. Это единственное, что примирит его с вашим пребыванием во дворце, но он уже осведомлен о вашем нежелании становиться прислужницей.

— Прислужницей? Почему меня все принимают за… — начала я, но осеклась. — Хорошо, проводи меня.

Все время, что мы шли по коридору, я молчала и вслушивалась в стук каблуков, раздающийся как бой в тишине. Стук-стук. И мое сердце билось так же быстро, словно хотело выпрыгнуть из груди. С каких это пор меня так пугает неопределенность? Неужели я смогла забыть о своем месте в этом мире, и теперь мне неприятно показать свое истинное лицо? Впрочем, радушной встречи все равно не будет.

Сио подвела меня к черной двери и два раза стукнула по поверхности, поклонилась и отошла. Вздох. Делаю два шага вперед, сразу оказываюсь в небольшом зале, оформленном в темно-синих цветах. Осмотреться толком не успеваю, потому что кто-то сбоку хватает меня за руку, чтобы оттащить в сторону. Оборачиваюсь и вижу всех ребят, бледных, как мел. Видно, не одной мне не нравится здесь, но сбежать нет возможности.

— Вы были здесь раньше? — спрашиваю у Ториэля, но парень стоит и даже не смотрит в мою сторону, погруженный в свои мысли. Судя по его виду, солдат узнал о королевской крови своего командира только вчера.

— Да, нам не впервой оказаться лицом к лицу с королем, — Нэдин горько усмехнулся. — Советую мало говорить и не поднимать взгляд лишний раз, постарайся еще сохранить внутреннее спокойствие, демоны очень хорошо чувствуют изменения настроения. И лучше бы тебе испытывать стеснение или подавленность, чем гнев и раздраженность.

— Все так серьезно? Я понимаю, что мне не рады, но вы…

— Миледи Айла, не стану лезть в ваши взаимоотношения с Рутаром и спрашивать о том, кто вы такая, но предупрежу. Не стоит связываться с демонами, когда есть что терять и не стоит им верить. У нас есть причины оставаться на стороне наследника, но это и тяжелое бремя. Вы даже не представляете, как сложны взаимоотношения правителя с сыном, но видеть во дворце в качестве союзников таких, как мы, королю невыносимо. Не ждите поблажек и сдержанности… — Нэдин ненадолго замолчал и потом произнес. — По дворцу уже прошло пару сплетен, Айла, о вашем темном прошлом. Не знаю, что вы такого натворили, но вряд ли вы устроите правителя.

— Не объясняй ей так подробно, только путаешь девочку, — заметил Курт. — В иерархии власти вы стоите ниже, чем наследник, к тому же явились во дворец в качестве его спутницы и отказались быть прислужницей. Это оскорбление.

— Может, меня еще на дуэль за это вызовут… — прошипела я, за что получила неодобрительный взгляд Нэдина.

Понимаю, нужно контролировать себя, начиная с выражения лица и заканчивая мыслями в голове. Последний пункт был самым сложным… Не успела я остыть, как в зал вошел правитель вместе со своим сыном. Мы, склонив головы, отошли немного в сторону, дабы его величество прошло и заняло свое место в красивом кресле. Артур сначала встал перед нами, загораживая меня своей спиной, но после нескольких минут препирательств с отцом занял место напротив него. Слуги принесли красное вино, закрыли окна и зажгли свечи. Все это время мы стояли молча, только правитель с Рутаром говорили между собой, будто нас рядом вообще не было.

Король Аладар оказался седовласым мужчиной с необычайно бледной кожей и темно-карими глазами. Вся его фигура была величественная, как монолит, внушала жажду поклонения перед таким мощным великолепием. Прямая спина, плавность жестов и знакомое высокомерие в глазах. Я прекрасно знала, что он уже всех нас изучил до косточек… Не знаю точно ли это, но его внутренняя сущность давно окружила нас, тонкими невидимыми нитями оплетая каждого, будто веревками. Еле заметные движения воздуха, неприятное покалывание внутри тела и чувство чужого присутствия. Думаю, ребята знали об этих «традиционных методах» встречи гостей больше меня, но стояли смирно и не двигались.

Конечно, я забыла обо всех советах Нэдина, поэтому смотрела не в пол, а на Рутара, причем в упор. Может, потому что это был единственный демон, какого я знала и который внушал хоть какую-то уверенность. Магия этого мира или сила его внутренней сущности заставляли смотреть на этого мужчину пристально, не отводя взгляда. Я даже не моргала, рассматривая, как в его холодных серых глазах отражалось пламя свечи…

Он тоже изменился, вернувшись во дворец. Теперь сущность демона и королевская кровь превратили воина, закаленного в боях, в наследника престола одной из самых могущественных империй этого мира. Его лицо было таким же бледным, как у отца, черты лица стали более резкими, выразительными, глаза утратили блеск и не выражали никаких эмоций. Привычная белая рубашка из грубой ткани с накинутым сверху кожаным жилетом сменилась на шелковую одежду приглушенных цветов, украшенную таким же замысловатым узором, как мое платье. Только расстегнутый ворот и кожаные сапоги напоминали о прошлом образе. Передо мной все же Артур, а не незнакомец.

Я смотрела на него как помешанная и околдованная, но он не замечал этого. Один раз случайно посмотрел на нашу компанию, но будто не узнал ни одного человека перед собой и отвернулся. Это Артур?! Нет, это был наследник Рутар таким, каким должен быть демон, обладающий властью. Его бесстрастное лицо, незаинтересованные глаза, право на власть так похожи на… Создатели великие! Это был тот юноша из парка, чье лицо скрывала золотая маска. Кажется, мне нужно бежать!

Я дернулась, но Нэдин покачал головой, давая понять «не время бегству». Знаю, что поздно, но ведь спасение жизни в моих руках! «Но как же обещание и соглашение помогать демону?» — решила напомнить неожиданно проснувшаяся совесть?! Внутри меня началась такая война, что дышать стало сложно. Не знаю, откуда появилось гнетущее отвратительное чувство разрушения, но оно не принадлежало мне. Будто кто-то провоцировал на ошибку. И осторожно, исподлобья посмотрев на представителей правящей семьи, поняла, что не могу вычислить «преступника». Правитель Аладар и Рутар слишком были похожи.

— Что ж, не могу сказать, что рад в очередной раз лицезреть вас в своем доме, — начал правитель демонов, презрительно осматривая нашу компанию. — Думал, что мой сын одумается, но играть с простыми людишками ему нравится больше, чем управлять армиями.

— Отец, мы уже обсудили это.

— Глупец, — Аладар обернулся к своему сыну, чтобы одарить того разочарованным взглядом. — Что у нас тут? С какой грязью возится наследник престола?! Все с теми же жалкими людишками из низших слоев, еще ничего не добившихся в этой жизни. Их ты выбираешь вместо трона?!

Король сорвался на крик, направляя столько ненависти и злобы на своего сына, что электрические разряды прошли через меня. Он ненавидел Артура и высказывал все ему в то время, как мы тихонечко стояли в стороне, никак не участвуя в «беседе». А я думала, что мучить будут нас, а не демона…

Наверное, правитель не считал отряд сына достойным своего обращения, но хорошо дал понять, как относится к кучке незнатных людишек, оказавшихся во дворце. Но почему так сильно достается Рутару? Наверняка, тот даже из гордости не пойдет на примирение, не говоря о сотрудничестве с вампирами и договорном браке.

— Ого, что я вижу, эта кучка увеличилась, — впервые Аладар посмотрел прямым взглядом на меня, и, что самое отвратительное, я не стала отводить взгляд. — Плюс еще один невоспитанный наглый бездарный человек, к тому же девушка. Видно, тебе тех мало, решил еще одну приволочь… Впрочем, нет! Эта сомнительная особа посмела отказаться от места среди твоих прислужниц. Так почему она еще жива? Откуда в тебе, Рутар, столько жалости к таким людишкам?! Почему эта дрянь надела нашу расовую одежду?!

Я, наконец, опустила взгляд, по телу прошла волна дрожи, внутри все сжималось от презрения… правителя ко мне. В какой-то момент неведомая сила дернула меня вперед и заставила упасть на пол перед Аладаром. Хоть я не пыталась подняться или отползти назад, но сверху что-то стало давить, пришлось даже вжать голову в плечи, находясь в полулежащем положении. Ноги начали сводить, будто кто-то изнутри стал стучать молоточком по костям… Как бы не взвыть от боли, что разносилась по всему телу! Видимо, слез, выступивших на глазах, правителю не хватило, и он решил довести меня до обморока. Я в непонимании смотрела на своих руки, которые по виду были такими же, как и несколько минут назад, но по ощущениям — захваченными цепями с шипами. Через несколько секунд по ним началась сочиться кровь. Кто-то, скорее всего Аладар, дергал за металлические ниточки, и периодически боль становилась настолько резкой, что я всхлипывала вслух.

— Забавно, очень забавно, Рутар. Почему это делаю я, а не ты?! — спросил правитель. — Что в ней такого необычного? Какие достоинства есть?

Внезапно он дернул за невидимые цепи, и боль стиснула меня с новой силой. Ни одна слеза не покатилась из моих глаз, в душе не было ненависти или озлобленности на него за эти манипулирования, ибо я прекрасно понимала, что он имеет право на подобное обращение. И знала, что дерзкий взгляд мне не простят, поэтому приходилось просто терпеть. Стой, Айла, держись!

— Должно быть что-то особенное в этом создании, чтобы хоть как-то оправдать твой выбор этой простолюдинки, вместо Миранды.

— Отец, вы поспешны в своих выводах. Это слишком глупое предположение, — спокойно ответил Рутар, безразличным взглядом смотря на мое истерзанное тело. — Я все-таки ваш сын и не стал бы из-за обычного человека отказываться от столь высокородной девицы.

— Да? Тогда объясни мне, наконец, по какой причине ты отвергаешь все выгодные предложения о сотрудничестве и несешься в бой с этим сбродом?! Ты мой сын?! Стало быть, хочешь занять мой трон и распоряжаться всей полной власти?! Ты? Мальчишка, который слишком многое себе позволяет?! Как такому как ты передать бразды правления?! Этот дворец и вся страна станет похожа на конюшню.

Злость к сыну вновь затопила правителя, но страдала от этого я. Чем резче отвечал Артур, тем сильнее било меня изнутри невидимыми зарядами. Аладар, и правда, не знает своего сына, если надеется таким способом вывести его из себя. Рутар настоящий демон: такая девчонка как я, пусть даже и интересная, не сможет вызвать жалость в сердце темного создания. Догадывался ли правитель, что сын не только не хотел сострадать, но и получал удовольствие от созерцания подобной пытки?!

Я исподлобья смотрела на Рутара, вальяжно раскинувшегося в кресле и пьющего мелкими глотками вино, наслаждаясь его вкусом и вкусом мести. Он действительно был снисходительным ко мне, не использовал силу внутренней сущности, чтобы причинять боль или подчинить себе, но ведь про защиту от короля демонов разговора не было. Значит, таков твой план, Рутар?! Смотреть на мое унижение перед правителем, когда тот терзает мое тело?! Наверное, он знал об этих мыслях, потому что алые губы мужчины тронула легкая улыбка. Всего секунду, но я видела коварного, а не бесстрастного демона.

Аладар не останавливался и продолжал отчитывать сына, оскорбляя наш маленький отряд, не забывая направлять всю негативную энергию на меня. В глазах уже темнело, руки тело сводило, на плечи, будто опустили мешок с камнями, держаться становилось труднее и труднее. Видеть беспомощные взгляды ребят и безразличный Артура еще невыносимей. Пытку можно было бы прекратить всего одним словом, произнесенным мысленно. «Согласна». И все. Но пока Рутар не слышал этого слова, продолжал играть в наследника, который хоть как-то слушался отца.

Зная, что демон знает о моих мыслях и чувствах, специально для него произнесла про себя: «Даже не думай, я продержусь и без твоей помощи».

— Твой выбор, — неожиданно произнес наследник, отвечая одновременно и мне и своему отцу.

— Мой?! Это разумный выбор! Я правитель демонов, поэтому могу требовать даже от тебя беспрекословного подчинения, но который год только терплю твои выходки и спускаю все с рук. Сейчас наступают такие времена, что мне придется делать все по-моему.

— Почему бы раньше этого не сделать, отец? — блеснул глазами Рутар, чувствуя, как злится правитель и как больно от этого мне. — Сил хватит?!

— Я правитель Манжоры, в моих руках сосредоточен запас древней магии!

— Но ты думаешь, что твой сын слабый и не сможет сопротивляться? — Рутар медленно встал с кресла и наклонил голову, смотря в сторону нашей компании. Интересно, что видел он вокруг моего измученного тела? — Я давно не мальчишка, как ты думаешь. У меня свои мысли по поводу нынешней политической ситуации.

Аладар рассердился еще больше, теперь даже мою голову сковал обруч боли, что хотелось закричать, потерять сознание, но я только стиснула зубы, стараясь как меньше двигаться.

— Ты ничего не знаешь и толком не разбираешься! У тебя разве есть связи и возможности, чтобы что-то сделать?! Нет! Ты жил вдали от столицы несколько лет и мотался по полям сражений, предпочитая просто протыкать разных созданий мечами, наслаждаться кровью на своих руках, а не заниматься государственными делами! Не изменишь свое решение, лишишься права на мой трон.

Рутар пожал плечами так непринужденно, будто отказывался от кусочка торта, а не от места на престоле. Теперь он сильно отличался от отца: был спокойным и бесстрастным, произнося слова, в то время как Аладар багровел от злости и не мог контролировать силу внутренней сущности, которая уже без указок правителя терзала меня. Почему бы не прекратить это?! Разве они мало друг другу сказали в этот вечер?! Я поняла, что не достойна находиться вблизи наследника демонов и ничего не стою… так зачем мучить меня дальше?! Неужели так забавно смотреть на скрученное тело, которое скоро разобьется о белоснежный мраморный пол?! Артур, тебе действительно все равно?! Не слишком ли жестоко…

— Отец, вы хотите испугать меня лишением какого-то стула, на котором любите посидеть и поиграть во властителя душ? — глаза демона злобно сверкнули и на несколько секунд задержались на моем теле, по которому прошла очередная волна разрядов. Что он творит! — Вы не в состоянии понять, отец, мне не нужно давать. Если я что-то хочу, то беру.

— Ты уже рассуждаешь, как… настоящий глупец. Видно, вдали от дома забыл, кем родился и кем должен быть! Желания, которые ты сам можешь воплотить в жизнь мелки, но если речь идет о настоящей власти, то нужно происхождение, королевская кровь и связи. Кто тебе это даст? Я или, может, эта жалкая кучка людишек, не имеющих права даже заговорить со мной?

— Кучка жалких людишек? Они талантливы и верны, а ты поступаешь недальновидно, заключая договоры… Противно даже, это не в нашей природе, делиться и уступать. Мои люди помогут мне получить желаемое, но твои союзники… что могут они, кроме подлости?! Они, как ты, эгоистичны и тщеславны, все чего-то ждут, сидя на троне…

— Наглый мальчишка! Будет, как я сказал, придется тебя заставить сделать, что нужно.

Кажется, сейчас злость правителя достигла своего предела, боль прошлась сразу по всему телу несколько раз, мои руки задрожали, и я понеслась навстречу мраморному полу, ожидая резкого столкновения. Но этого не произошло, тело застыло в воздухе и медленно опустилось на поверхность, будто его кто-то поддержал. Может, Артур сжалился? Мои глаза закрылись, тело обмякло, так захотелось спать…

— Хватит отец, мы довольно поговорили сегодня. У меня дела. Спасибо за теплый прием, — холодным голосом сказал Рутар, приближаясь, судя по стуку шагов, ко мне.

— И я рад знакомству с твоей новой спутницей. Неплохо держится, но долго не протянет, подумай об этом. Всего доброго.

Раздался мерный стук шагов, правитель покинул зал, оставив нас в полнейшей тишине. Мое тело безвольно обмякло и буквально растеклось по мраморной плитке, сознание находилось на грани… Кажется, ко мне подбежали ребята, пытались привести в чувства, но я находилась в своих мыслях и не желала отвечать им. Хотелось услышать его голос, его извинения или хотя бы нотки беспокойства в голосе, но что услышала я?

— Смотреть просто невыносимо, — прозвучал надменный голос недалеко от меня. — Можете идти в свои покои, я прикажу, и Айлу отнесут в ее комнату.

Демон подождал, когда солдаты выйдут из зала. Интересно, они были шокированы этой встречей, жалостливыми глазами смотрели они на меня или спокойными, хотелось ли им задать вопросы своему командиру? А, может, этот прием стал привычным для них за столько лет службы у Артура… Они, верно, похоронили свою гордость и ожесточились, чтобы выжить в таких условиях.

Кажется, демон наклонился ко мне и осторожно убрал волосы с лица. На своей щеке я почувствовала прикосновение неестественно холодных пальцев, каждое их прикосновение приносило облегчение и прояснение сознания. Настоящий тиран, сначала причиняет боль, а потом сам лечит… Что за создание! Тем не менее, он вовремя остановился и теперь исцелял меня изнутри, я потянулась к его ладони, но Артур сразу ее убрал. Вот гад, неужели так жалко своих сил?! Ведь я валялась здесь по его желанию и в какой-то степени ради него, причем даже не торопилась высказать все, что думаю о правителе!

— Хорошего понемногу, Айла. Это, чтобы ты не оказалась на том свете раньше времени. На этом моя помощь закончится, принимай этот жест в качестве извинений за моего отца.

— Спасибо, — хриплым голосом произнесла я.

— За что? — искренне удивился демон. — Ты даже не злишься на меня после этого? Кажется, шокотерапия пошла на пользу.

— Ты вовремя остановился.

— Я? Нет, ты что-то путаешь… А, кажется, понял. Разговор, как и твое падение, прекратила моя мать, стоящая за шторкой. Она тоже демон, но более снисходительная, чем отец. Не принимай эту поблажку за доброту, она просто умеет вести себя осторожно со всеми.

Что? Так этот индюк в шелке, гад бессердечный, совсем бессердечный! Ничего себе! Я тут корчилась от боли, потому что сынок не желал учтиво и вежливо говорить со своим отцом, а он взирал на это представление и наращивал обороты! Спятивший аристократ! Что б ему… Вот очухаюсь немного и все выскажу ему в лицо!

— Кстати, держалась ты неплохо, — сообщил надменный голос. — И не забудь прийти ко мне ночью.

Что?! Еще и это! Ему мало моих страданий в этом зале, решил добить окончательно?! Точнее не добить, а… Он явно извращенец! Ведь у Артура здесь гарем набит прекрасными девушками, которые поклоняются ему как божеству и, наверняка, готовы всего его расцеловать и душить в объятьях хоть несколько ночей подряд. Спрашивается, почему я?! Не уверена, что даже встать смогу, а уж прийти к нему… Так хотелось послать демона на все четыре стороны, но внутренний голос настойчиво советовал не делать таких ошибок.

Я издала звук раненного тюленя, когда в залу вошла Сио с местными стражами. Наверное, будут забирать мое тело. В этой ситуации могла радовать только одно — не придется самой подниматься по ужасной лестнице.

— Миледи, вы в порядке?

— А по мне не видно? — огрызнулась я, пытаясь пошевелиться. Выходило плохо, резкой боли не было, но тело хорошо помнило о невидимых ударах и не хотело слушаться меня. — Все не так плохо, скоро оправляюсь.

— Хорошо, миледи, я приготовлю вам ванну и дам лечебную настойку.

— Не надо настойку! — выкрикнула я, вспоминая, что в последний раз устроила после приема чудодейственного напитка. Вдруг еще возбудин какой-нибудь подсунут.

— Но, миледи, вам нужно восстановить силы.

— Я разве ранена? Нет, значит, все в порядке.

— Господин приказал позаботиться о вас.

— Знаю я, как он заботится, — а сама сложила руки на груди и созерцала расписной потолок, ожидая увидеть там изображения кровожадных тварей в черных тучах, но увидела только пестрый орнамент и искусную резьбу по камню. Все так обманчиво, неужели мастера не знали, как украсить это здание? Слишком изыскано, ничто не выдает сущность этих темных созданий.

Меня погрузили на носилки и понесли наверх, в покои. Рядом мельтешила Сио. Девушка быстро говорила, что господин плохого не сделает и мне нужно обязательно выпить эликсир, если я хочу встать на ноги сегодня. Ага, знаю я его эликсиры!

— Отравит или подсыпит какую-нибудь гадость, — сообщила я, лежа уже на мягкой кровати.

— Я не понимаю, как вы можете говорить такое о господине, миледи. Простите за эту дерзость, но наш хозяин достоин другого отношения.

— Вот именно, что ваш… — пробубнила я, не желая спорить с этой девочкой. — Я не буду ничего принимать, Сио, сама оправлюсь и встану. Если уж Рутару так хочется, то я выпью напиток, но только после него. Можешь идти.

Я проспала где-то часа две. Пробуждение было мучительным, ибо все мое тело ломило, будто на нем потоптался дракон. По крайне мере, шевелить конечностями я смогла. Далеко не с первой попытки, но тело приняло вертикальное положение и на шатающихся ногах направилось к зеркалу, дабы оценить общий вид.

Надо сказать, вкусы у демон