Голос за спиной (fb2)


Настройки текста:



Александр Конторович
Голос за спиной

Вторая книга серии по игре «Побег из Таркова»

www.escapefromtarkov.com


Глава 1

Человек в тёмной шапочке выглянул из-за угла. Тихо. Лишь шальной ветер гонял по замусоренной мостовой какие-то тряпки и прочую шелуху. Да где-то вдалеке погромыхивал на крыше оторвавшийся лист железа.

Никого…

У человека была цель.

Труп.

Когда-то это, видимо, был крепкий мужик. Плечистый и здоровенный, вполне способный выбить дверь ударом ноги. Потом… потом времена изменились, и для поддержания прежнего физического состояния «внезапно» потребовалась еда. Много еды.

А без неё мускулы стали… г-м-м… усыхать. Ибо привычная, высококалорийная и вкусная пища, всегда продававшаяся в ближайшем супермаркете, куда-то вдруг разом исчезла. Да и сам супермаркет в одночасье оказался разграблен подчистую. Ненадолго хватило и белковых коктейлей, как выяснилось, они не столь эффективно заменяют обычные продукты. Вот в сочетании с ними – да, всё в норме. А соло…

Убедительная реклама на красивой коробке оказалась обыкновенной болтовнёй. Мужик, всё ещё не врубившийся в суровую реальность, нашёл, как ему казалось, беспроигрышный выход – еду можно добыть! Там, где она пока есть. Адрес ближайшего не разграбленного пока ещё магазина, он знал. Силы выломать дверь или окно – имелись. Дело оставалось за малым – пойти и взять! Но крепкий кулак, увы, полностью пасует перед обыкновенным топором! А уж перед обрезом охотничьего ружья… тут и говорить не о чем!

Поход за едой превратился в позорное бегство. Об этом до сих пор напоминали следы от мелкой дроби на правом рукаве добротной кожаной куртки. Вновь возникшие хозяева и хозяйчики жизни отнюдь не горели желанием с кем-либо делиться – всё равно чем. Моё – и катись! Силой ничего взять не получилось. А деньги быстро закончились. Оставалось одно – торговать. Пока было что менять на еду, мужик держался. Но даже самый современный домашний кинотеатр абсолютно бесполезен в условиях отсутствия электричества. Да и не очень-то нужен, откровенно говоря. Цену пришлось снизить. Потом – ещё и ещё раз.

Голод – не тётка!

И всё содержимое роскошной квартиры понемногу испарилось в никуда – в обмен на еду. Но память о бывшей крутости – она никуда не делась. И мужик ждал своего часа. Выбрать момент, напасть, оглушить, да, хоть и просто шею свернуть! Другие – вон, вовсю направо-налево палят – и ничего! Цель была выбрана. Случайно, как это часто бывает. Тащил торгашу очередное барахло – ан вот он, голубчик, топает! Хиляк-разрядник – куда ему супротив тренированного качка?

Но тщедушный шкет внезапно оказался вооружён! И пуля из старого ПМ поставила точку в биографии некогда «эффективного менеджера». Вот так. Один выстрел – и всё… И кому теперь нужны два высших образования и диплом МБА? Может быть, для успешной жизни в Таркове нынче требуется нечто иное? А вот раздевать мужика шкет не стал – и так нелёгкий груз с собою тащил. Вот и красовалась теперь на покойнике некогда щёгольская кожанка, ещё не потерявшая до конца своего вида. Да и сумка рядом. То, что в ней лежат колонки от домашнего кинотеатра – со стороны не видать. А вот то, что она не пустая, – хорошо заметно!

Вот и приглядывался человек в тёмной шапочке к вожделенной добыче. Куртка, сумка… да в карманах, поди, чего-нибудь есть. Он не спешил. Быстро бегающий – умирает уставшим. Вон торчит из-за камня чья-то нога. То же, небось, из этих… из торопыг. Нет… спешить рано! Сейчас выживают не эффектные качки – а насквозь прагматичные люди! Поджарые, с обветренными лицами – ибо подолгу на улице находятся. Большая мускульная масса тут ни к чему, а вот выносливость – та, очень даже к месту приходится! Ну за каким-таким хреном сейчас нужны мускулы штангиста?

Двери ломать?

Так обыкновенный лом это делает быстрее и тише.

И ярких цветов в одежде лучше избегать – приметен издали такой человек. Оттого и надета простенькая вязаная шапочка – не торчат из-под неё всклокоченные вихры, не демаскируют хозяина. Да и тёмная она, на фоне земли особо и не видать. Лежал человек… ждал. Но нет, никто рядом не шуршит мусором, не слышно и ничьих шагов. Пусто тут… И бегать владелец тёмной шапочки не стал, это лишнее. Тихонечко, к земле прижимаючись, прополз метров десять и снова замер. Прислушался, выждал немного – и опять на десяток метров продвинулся. И всего-то чуток до щегольской куртки осталось!

Дах!

Ударил выстрел – и изогнулся дугой на холодной земле владелец тёмной шапочки. Лязгнул затвор старой мосинской винтовки, выбрасывая из ствола стреляную гильзу. Это не скорострельное оружие – так её хозяин никуда и не спешил. Зато – раз попал, так и сливай воду!

– Вот балдю я с этих крысюков! – Юрец Грузный загнал в ствол старой винтовки новый патрон и положил её рядом. – И откель в народе столько дерьма повылазило?

Лежавший рядом Тоха Антич, прижал к глазам бинокль, осматривая улицу. Он ничего не ответил напарнику, но тот ничуть не расстроился подобным отношением. Привык…

– Казалось бы, ну давно уже даже самые тупые всё поняли! Не прожить здесь в одну харю! Крысятничество – оно никогда прибыльным не бывает. Ну приди к людям, шапку сними, поклонись – и примут! Да, не бугром! Но сыт и в тепле! Ты к обществу с уважением – и оно тебе той же монетой отплатит.

– Ты его не добил, – не отрываясь от бинокля, произнёс напарник. – Живой – вона, как его корчит-то! Должно и орёт, поди…

– И чё? Пущай орёт… Должон и с него какой-никакой прибыток быть! Вот звоночком и поработает… Глядишь – и ещё кто заглянет…

Порыв ветра донёс полукрик-полувсхлип.

– Гля, а таким хиляком выглядел? – удивился стрелок. – Во, глотка-то лужёная!

Он одобрительно покивал, прислушиваясь к крикам раненого.

– Опять же, чужой кто заглянет – а тут, нате вам – мертвяки! Лишний раз башку-то и почешет. Глядишь, сторонкой-то и обойдёт.

Громыхнув дверью, на крышу выбрался Толян Глазастый – один из подручных атамана. С собою он притащил банку пива и лёгкий перекус.

– Ну, чё за дела у вас тут?

Юрец кивнул в сторону кричавшего.

– Да, ништяк всё… Залётный какой-то приканал – вон, надрывается…

– Да и хуй с ним, с залётным! – отмахнулся подручный. – Серьёзный кто был?

– С утра маячили тут… – отозвался со своего места Антич. – Парочка каких-то мутных. Близко не подходили, издаля зырили. Часа два покрутились и вон туда отошли.

– Прикид какой?

– Не наши, это точно. И на вояк не похожи – без камуфла. Я так мыслю – они тропку смотрели.

– Туда? – кивнул налево Толян.

Там возвышалось красивое современное здание. Вернее, когда-то красивое. Бывший автосалон. Теперь там не дефилировали вдоль блестящих машин длинноногие красавицы, и не звучала лёгкая приятная музыка. Не осталось в городе этих суперсовременных тачек – успели вовремя вывезти. Это людей можно бросить, а вот дорогущее авто… за него и башку могут отвернуть! Неизвестно куда мгновенно испарились и длинноногие девицы. Да и гулять вдоль выбитых пулями стёкол – занятие глупое и опасное.

Автосалон неоднократно грабили – пока было, что оттуда выносить. А вот захватывать даже никто не пробовал. В плане обороны здание интереса не представляло никакого – стекло и легкие металлоконструкции. Всё современное, быстровозводимое… Бетонными тут были только подвалы, всё же остальное простреливалось навылет даже из пистолета. Открытые со всех сторон подходы тоже не радовали. Пока ещё до тех подвалов дойдёшь… Так ещё и назад идти надобно!

Так и стояло это здание. По молчаливому уговору его использовали как нейтральную точку встречи. Подходы хорошо просматривались, так что скрытно подвести сюда засадную группу было крайне проблематично. И частенько бывало так, что за бывшим автосалоном наблюдало одновременно несколько групп. Каждая со своей задачей.

Нет, в принципе вполне возможно было перестрелять любых незнакомцев ещё по пути к «стекляшке» – так теперь именовалось это место.

Хорошо, перестреляли, а дальше? Взять что-то с тел? На той стороне тоже присутствуют неплохие стрелки. Подойти-то дадут, там вся удача медным тазом и накроется! А какой тогда смысл вообще оружие трогать? Потом ещё и головняк с этими парнями на свою башку накликать… За каким, спрашивается, рожном? Нет уж, пусть себе идут мимо.

Толян попросил у Антича бинокль и с умным видом поводил им туда-сюда.

– Ну не вижу никого! Это, кстати, вполне, могли быть именно те, кого мы тут и встречаем. По времени они должны завтра подойти, так что, очень даже такое возможно!

Он вернул бинокль владельцу.

– Так, я к атаману! Смотрите тут!

Помимо этой парочки, на дежурстве находилось ещё несколько человек. В том числе и из, так сказать, конкурирующей структуры. С десятком хорошо вооружённых парней к «стекляшке» подтянулся и Кабан. На площадь он благоразумно не полез, а облюбовал отдельно стоящий домик, в котором раньше располагалась какая-то контора. Его пока вполне устраивало положение стороннего наблюдателя, выходить на авансцену многоопытный бандит не собирался. Два дня люди Гавриша обшаривали окрестности, шугая оттуда всякую шелупонь. Кому-то прострелили ногу, кому-то просто заехали прикладом в наглое рыло, но задачу выполнили.

И тогда атаман выслал гонца.

* * *

Валёк ждал меня около бандитского блокпоста. С утра дул холодный ветер, и атаманов посыльный притоптывал ногами, пытаясь согреться. Вот что б ему потеплее одеться-то? А всё понты… не так щегольски выглядеть будет!

– Утречка вам! – приветствует меня бандит.

– И тебе не хворать… Что атаман хорошего сказал?

– Так это… готово всё! Вокруг прошвырнулись, кое-кого и пинком попросили. Тихо в общем!

Сегодня должны прийти посланцы от того самого подземного сидельца. Вот я и попросил Гавриша, чтобы его люди обеспечили встречу. Да и тащить такой груз в одну харю – затея глупая. Поэтому бандиты выступят ещё и носильщиками.

– Ну, раз так – потопали!


За углом что-то скрипнуло, посыпались камешки – и охранник Кабана вскинул автомат.

– Эй, не шарахни там с перепугу!

– Обожди… – Кабан приподнял руку. – Гавриш это…

Закуток на втором этаже «стекляшки» был совсем небольшим – бывший кабинет какого-то менеджера. Но вот обзор отсюда открывался вполне неплохой. Если не высовывать сдуру голову, то снизу и не заметит никто.

– Здоров будь! – поприветствовал старшего «товарища» атаман. – Как жизнь?

– Не кашляем… – проворчал тот. – Ну? И где эти твои гости?

– Ребята цинканули – тот тип, что от Хищника приходил – сюда топает. Ведут его мои… А вот «капюшоновских» что-то не видно… Но у них ещё полчаса есть.

Старый бандит хмыкнул, но кивком головы указал на свободный стул рядом – мол, садись… подождём. Но ждать особо долго не пришлось – внизу, в зале, где когда-то стояли раньше сверкающие автомобили, появилась парочка человек.

– Слева, – шепнул Гавриш, – мой пацан, Валёк. А вот второй…

– Нишкни… Понял я.

Кабан с интересом разглядывал того, кто шёл сейчас внизу. Обычный, ничем не примечательный, парень. Худой, но не кожа и кости. Одет, ну, неплохо, скажем так, прибарахлился. И вооружён, хорошо, кстати, вооружён, сейчас и за меньшее дыру в башке схлопотать можно.

– Борзый клиент. Так разодевшись по городу шастать – это не от большого ума!

– Ты на внешность-то не смотри! – возразил атаман. – Это тот ещё жук, скажу я тебе! Куснуть больно может! Мои пацаны его в деле видели!

– Ладно, хер с ним…

А спустя минут десять на сцене появились новые действующие лица. Шестеро автоматчиков и трое носильщиков – вот их старый бандит разглядывал с куда как большим интересом!

– Игнат… – кивнул он в сторону одного из пришедших.

– И кто это такой? – в свою очередь поинтересовался молодой его товарищ.

– Из ближних будет. Игнат Копейка – тот ещё фрукт! С Капюшоном он вась-вась – со времён и вовсе незапамятных вместе они.

– А так и не скажешь… обычный мужик.

Кабан усмехнулся.

– Ты только в лицо ему так не скажи! Посмотришь, какой он там «обычный»… Волчара страшный! Это я тебе со всей ответственностью заявляю!

– И что ж такого могло произойти, что его бугор такого волка в охранники определил?

– А вот тут ты прав! – кивнул старый бандит. – И на эту тему серьёзно головою пораскинуть нужно!

Сделка внизу завершилась. Сгрузив товар, и коротко переговорив с заказчиком, посланцы наркоторговца покинули место встречи. Впрочем, Кабана это уже не так интересовало. Откинувшись на стену, он какое-то время размышлял. Гавриш его не беспокоил, понимал, что многоопытный урка что-то там непростое для себя прикидывает.

– Косой!

– Да, шеф? – повернулся к Кабану охранник.

– Поднимай пацанов. Уходим мы.

– Добро! – и охранник сбежал вниз по лестнице.

Поднялся и заместитель Фомы.

– Вот что, Гавриш… Жизнь себе ты сегодня выкупил – перед Фомой слово замолвлю. И не надувайся как лягуха на пне – ненадолго пока! Тут такое дело… ежели, Капюшон здесь с кем-то крутым по жизни добазарился – всем кисло станет! Не до войны нам. Пока…

Он внезапно сгрёб молодого бандита за куртку и подтащил к себе.

– И учти! Я – не Фома! Со мной гнилые базары не проедут!

– Да ты чё, Кабан?! И в мыслях не держал!

– И не держи! Помни – с тобою рядом и мои людишки есть!

Он оттолкнул собеседника в сторону.

– Жди, я тебя потом отыщу…

И под ботинками грузного бандита зашелестели какие-то бумажки, обильно покрывавшие пол в коридоре.

Ушёл…

Гавриш поправил ворот, недобро усмехнулся и покачал головой. Ждать? Это мы могём… очень даже хорошо! Я обещал Кабану даже не помышлять? Таки я слово и сдержу! Другие люди будут думать и действовать!

* * *

Опять пришлось играть всякие комедии… Весь груз, который оказался габаритным и тяжёлым, носильщики уволокли в подвал жилого дома. Дверь в подвал я «незаметно» заминировал, присобачив туда одну из трофейных гранат. На здоровье – туда я и не собирался пока заходить.

В смысле заходить в дверь.

Ибо в данный подвал можно было, хоть и не без труда, проникнуть и через кабельный коллектор. Помнил я несколько таких мест… Вообще потребность в электричестве, хоть и стала не столь острой, актуальности своей ни разу не утеряла. Таскать на зарядку аккумуляторы бесперебойника – тоже не самое приятное занятие. А ноут жрал энергию со всем прилежанием! Понемногу удалось как-то разобрать содержимое его жесткого диска – интересного там хватало! Правда, вот лезь в неведомо какую дыру, с целью проверки данной информации… Я не считал себя настолько крутым. И настолько безбашенным. Зарядить же кого-нибудь для этой цели можно, конечно, только каким образом я проконтролирую их искренность? Сходят, найдут нужное место и со спокойной совестью скажут: «А не было там ничего».

Да, некоторые флешки содержали в себе не только информацию – были там и файлы-ключи. То есть какие-то двери ими можно было открыть. Вопрос за малым – найти ту самую дверь. В принципе кое-какие указания на это мне удалось найти на том же ноуте, но этого было категорически недостаточно!

Ладно, будем думать…

Разломав в паре мест крышу на соседнем доме, я постарался придать этому вид естественного разрушения, мол, дождь крышу подмочил, а ветер уже и довершил данную работу. Со стороны вроде бы всё более-менее естественно выглядит. Пару дней выжидал, изредка выползая на улицу. Потом наведался в дом. Натянутые ниточки-контрольки остались целыми, на чердак никто не полез. Лады. Устанавливаем солнечные панели. Провод от них я подключил прямо к розетке.

Бред?

Со стороны – так полный и окончательный! Правда, энерговвод в подвале я загодя обрубил, так что никакого напряжения в сети нет – и взяться ему там неоткуда. А этажом ниже ещё и сам провод отрезал, стараясь, чтобы этого сразу не обнаружили. И в одной из квартир сделал незаметное подключение в общедомовую проводку.

Вышло следующее. Панели вырабатывают ток. Он по проводу уходит на четвертый этаж – там, в одном из «упавших» на пол шкафов, спрятаны аккумуляторы. Утечек на этом этапе нет, все провода, ведущие куда-то ещё, перерезаны. А просунутый в вентиляционное отверстие другой провод идёт от них уже в кабельный коллектор. И только оттуда – к моему убежищу.

Эту сложную схему я продумывал достаточно давно. Сидел, высчитывал на бумаге, рисовал, лазил по подвалам… А потом ползал по окрестным домам, собирая нужные мне запчасти. Слава богу, требовались в основном провода. Но в итоге – у меня в убежище есть свет! И не надо больше таскать тяжёлый бесперебойник на завод для зарядки. Он и тут неплохо заряжается. Можно работать дома.

Да… интересный у меня домик получается!

* * *

– Вот что… – торгаш наливает мне на полпальца ароматного напитка. – Помнишь, я у тебя про Медичку спрашивал?

– Пацаны её ещё Терапевтом кличут.

– Ну да… так тоже могут обозвать…

Огрызко какое-то время думает.

– Тут есть вопросец…

– Излагай.

– Один человек… серьёзный, между прочим, товарищ! Так вот, у него есть заказ.

– Что, мадам эта кому-то дорожку перешла?

Торгаш усмехается.

– Нет. Словом, у человека того кое-что украли. И есть подозрение, что Медичка наша этот товар приняла. Но! – он поднимает палец. – Баба хитрая! В своё логово ничего не притащила.

Интересно, какой такой заказ мне выкатят на этот раз? Неужто, эту бабу грохнуть? Да ну. Со слов собеседника передо мной складывается следующая картинка. Товара у заказчика подрезали немало! И крайне недешёвого. Хитрая баба тоже такими вещами приторговывает, но зараз больше одной-двух упаковок у неё не бывает. Закажут – может поискать. Только вот «ищет» она как-то уж очень быстро. Сама Медичка умная и из своей норы почти не вылезает. А товар каждый раз притаскивает один из её подручных.

– Куда-то сюда он ходит… – обводит кружок на карте города торгаш. – Дальше проследить не удалось – он, словно в воздухе, растворяется.

– Только сюда?

– Ну, пару раз и в другие места наведывался, но в основном здесь у них закладка!

Задача простая.

Подручного мне покажут.

Цель – выяснить место, где заложен тайник. Он немаленький, подрезали почти полтонны лекарств! Ясное дело, что в какую-то квартиру всё не заложат. Слишком велик шанс, что кто-то случайно может это найти.

– Вот так выглядит упаковка.

Оранжевый пластиковый чемодан-контейнер. С большим красным крестом сбоку. Армейский медкомплект. Лечить им можно дофига чего, и стоит он соответственно.

Скрытно таскать такую штуку – я бы пять раз подумал!

– Надо полагать, он их не в руках носит…

– Да, – соглашается торгаш. – С рюкзаком клиент шастает. Правда, он у него всегда одинаково заполнен, но где-то же он эти штуки берёт?

Судя по габаритам, больше двух таких чемоданчиков в обычный рюкзак не запихать.

– Я передам твой заказ. Что клиент платит?

Вместо ответа торгаш кладёт передо мной список:

1. Патроны 5,56-мм.

2. Патроны 5,45-мм.

3. Ручные гранаты «РГД-5».

4. Ручные гранаты «Ф-1».

И ещё шесть позиций. Роту можно снарядить!


– Наш заказчик приторговывает оружием. И имеет свои дела с Медичкой. Поэтому он не высказывает своих претензий в лоб. Но это не значит, что он готов её простить. Впрочем – тебе-то до этого какое дело?

Пожимаю плечами.

– Нам – что он, что та баба – равнофиолетово. Если клиент готов столько заплатить – шеф рассмотрит этот вопрос. Я передам.

– Ну по рукам! – и торгаш снова плескает мне коньяку.


Вернувшись в подвал, некоторое время так и сяк прикидываю варианты. Покажут… Скорее всего, это произойдёт где-то около места обитания этой самой мадам. Неплохо, заодно и выясню, где она квартирует. А вот перепоручить это задание кому-то из бандитов… есть вероятность, что они неминуемо облажаются. Если даже такой сомнительный специалист, как я, ухитрился к ним на охраняемую базу пролезть.

Нет, придётся работать самому. Не сказать, что бы меня такая перспектива сильно обрадовала, но вариантов особых не было.


– Вот этот! – тыкает рукою в сторону окна Кувалда.

– Вихрастый? – переспрашиваю я, хотя никого другого в поле зрения не наблюдается.

– Угу. Имейте там в виду, что паренёк это ушлый! Слух у него… – поджимает губу охранник торгаша.

– Передам.

– Тады бывай!

И Павел легко поднимается со своей лёжки.

Он уходит, а я некоторое время продолжаю обозревать окрестности. Объект наблюдения тем временем отбрасывает в сторону окурок и исчезает за дверью.

Глава 2

Логово медицинской дамы располагалось в отдельной пристройке к какому-то учреждению. Что тут было раньше – бог весть, вывески не сохранилось. В одноэтажном строении не имелось никаких окон, а единственная дверь пряталась между остовами разбитых автомобилей. Я не настолько лопух, чтобы поверить в то, что эти машины тут самостоятельно нарисовались. Ага, вот так вот прямо и врезались в стену, одна за другой. Отчего же тогда на них никаких следов не имеется? Нет, машины гробанулись где-то ещё, а сюда их приволокли уже позже. За каким хером? Да затем, чтобы устроить какую-нибудь засаду прямо у двери – фиг выйдет. Подойти к двери ближе, чем на пару десятков метров – не получается. Можно, разумеется, и за машинами заныкаться.

Кто б спорил, и что там тогда делать? Видимости точно никакой не будет, а какая-нибудь хитрая дырочка в стене там обязательно имеется. И через неё можно, как минимум, подсмотреть за обстановкой около входа. Или гранату подбросить, уж и, не говоря о том, что пальнуть в спину такому вот сидельцу тоже ничего не мешает. Наверняка есть и запасной выход, может быть, и не один. Если эта мадам не постеснялась кинуть даже своего подельника, то с головою у неё точно всё в порядке. И все варианты отхода она давно уже просчитала.

И какой вывод?

Да, простой. Не будет никто из её людей шастать по запасным дыркам – пойдут здесь. Пусть у любого, кто решит понаблюдать за данной точкой, крепнет уверенность в том, что выход тут только один! Наблюдательный пункт я оборудовал в самом неудобном месте – в трансформаторной будке. Зловещий череп с костями напрасно щерится с её дверей – нет тут никакого опасного напряжения. Почему я так думаю? Да просто всё! Трансформатор – он во время работы гудит. А тут тишина… Однако же вбитый в подкорку условный рефлекс никуда не делся – опасно тут! Я и сам-то, когда сюда заползал через выломанную вентиляционную решётку, подсознательно ёжился. Хрен его знает. Но молчат трансформаторы…

Вентиляционные решётки в таких будках расположены в двух уровнях. Наверху под крышей – и чуть выше фундамента. Это вызвано особенностями данного строения.

Вот одну из них я и выворотил. Помог в этом испытанный инструмент – тот, которым я квартирные двери курочил. Не шумно и удобно со стороны никто ничего не засёк. А висячий замок на входной двери лишний раз подчёркивал тот факт, что никто на эту будку не покушался. Видно его хорошо, так что сильно сомневаюсь, что кто-то решит сюда заглянуть.

Внутри, вопреки ожиданиям, бардака и особой грязи не было. Присутствовал даже шкафчик, в котором я с удивлением отыскал бутылку водки и пару банок консервов. Пресловутые «Бычки в томате». В другом отделении шкафчика обнаружился свёрнутый матрас. Хм… тут что, кто-то раньше ночевал? Нечего сказать, оригинальное место для спанья человек нашёл! Я вот поопасался бы!

Ладно, матрас и мне не помешает… Понятное дело, что я не рассчитывал тут долго залегать. Просто по здравому рассуждению решил, что такая вот наблюдательная точка в любом случае не будет лишней. Отжатые в сторону прутья решётки я вернул на место. Пришлось повозиться, отвинчивая гайки, которыми её соседка крепилась к стене и к железной полосе, проходившей по всему периметру будки. Заземление, что ли? Зато теперь у меня был удобный проход внутрь. Решётка – на вид целая, прутья на месте. А вот пихнешь – и слезает со штырей, где она раньше этими гайками крепилась. Но на пол не падает – подвязан сверху кусок троса. На нём она и повисает. Пролез внутрь, решетку на место – и пусть народ озадаченно чешет в затылке в поисках сбежавшего злодея. Замок-то на месте!

А народ отчего-то этому ещё верит. Мол, есть замок, стало быть, никто сюда не залезал. Ага… Надо будет сюда натаскать кое-каких припасов, не помешает. Всё одно, спешить пока некуда, сроков, ввиду неординарности задачи, мне не ставили, а бегать каждый раз к своему подвалу – это я быстро кому-нибудь примелькаюсь.


А основной склад у них не здесь!

За те два дня, что я тут сижу, кое-какие закономерности стали понятнее. Всякая мелочёвка у них под рукой. А вот что-то более-менее серьёзное – каждый раз приносит кто-нибудь из охранников бабы. Утащат от неё какую-то коробку – через пару часов точно такую же принесут. И за каждым видом груза ходит специальный человек. Один носит всякие там бинты и какие-то флаконы. Второй – что-то более габаритное и тяжёлое. Это по его рюкзачку можно понять – топорщится тот в разные стороны, лежит в нём что-то угловатое. Вполне может быть, что это продовольствие, им тут тоже приторговывают.

А вот тот, которого мне указали, тоже таскает небольшой рюкзачок – туда только один чемоданчик и помещается. Запихнёшь второй – фиг закроешь. Да и не покупают их настолько часто, чтобы он это добро помногу приносил. За всё время, сколько я тут залегаю, он только одну ходку и сделал.

Начинаю уважать эту самую Медичку. Разумно она поступает! Случись что – на точке у неё не так-то уж много и лежит. Иначе не бегали бы её охранники туда-сюда. Каждый обслуживает только один конкретный склад. Возьми его за жабры – только этот схрон и накроется. А все свои заначки наверняка знает только эта самая баба. Грамотно! Я б не додумался!

На третий день перебазируюсь на соседнюю улицу – просмотрим ещё один отрезок пути, которым бегает этот ушлый деятель. Ходить за ним я не собираюсь, не такой уж я крутой следопыт. А вот издали понаблюдаю, так он фиг меня срисует.

Потом – следующий… А через два дня моего подопечного попытались ограбить.

К стыду своему, я этого типа не сразу засёк – только когда он окно приоткрыл. Метнулся солнечный зайчик по улице – вот тут и я насторожился. Откуда это?

Солнце у нас там, значит, что там физика глаголет? Угол падения – равен углу отражения. Так? Так!

Зайчик пробежал вон там, солнышко у нас слева… а где же неведомый окнооткрыватель? Только в том доме, больше негде ему сидеть! Ага, вот и окно приоткрытое. Точно – там он! Я, когда эту наблюдательную точку выбирал, специально все окна просмотрел. Где открыто и где нет. Здесь штора висит, а вон там балконная дверь распахнута. Не шибко полагаясь на зрительную память, которая может и подвести, сделал соответствующие записи в блокнот. Так что теперь, сверившись с ними, могу точно сказать – это окно было раньше закрыто! И шторы на нём не имелось! А теперь есть штора. Колышется на ветру.

Стоп!

На ветру?

Это внутри-то комнаты?

Щас…

Сквозняк – вот что это такое! Он тряпку и шевелит… Ну, сквозняки у нас бывают тогда, когда открыты одновременно окна на разные стороны дома. Здесь не тот случай, квартиры такой планировки подобный вариант исключают – у них все окна на одной стороне. Значит, распахнута входная дверь. Логично, клиент дверь подломил, вот её ничего больше и не держит. А смотреть ему за этим некогда, он дорогу пасёт. И кто это такой у нас тут может быть? Конкурирующая фирма? Вполне возможно, что заказ выдали не только мне. Торгаш, руку на сердце положа, ничем таким мне не обязан. Мог и ещё кого-нибудь озадачить. Запросто.

Но никаких конкурентов мне не надобно! Покинув наблюдательную точку, осторожно пробираюсь во двор нужного дома. По пути тщательно ныкаюсь и внимательно осматриваю окрестности. Клиент и не один сюда прийти мог! Но нет, живых злодеев я не приметил. А вот мертвец один – тот валялся около раскуроченного автомобиля. Недавний, кстати, ещё попахивать не начал. Надо будет его потом осмотреть!

Вот и подъезд, который мне интересен. Поразмыслив, убираю за спину дробовик и, достав пистолет, взвожу курок. А патрон у меня теперь всегда в стволе. Тихо идём… не спешим. Быстро бегающий – умирает уставшим!

Второй этаж.

Никого, двери с обеих сторон закрыты.

Третий…

Мне четвёртый нужен – там клиент засел. Ладно, доберусь, а дальше что? Но я так ничего и не успел на этот счёт продумать. Топоча ногами, сверху вылетает какой-то деятель. С обрезом, между прочим! И держит его как-то совсем по-киношному, задрав стволы к потолку. Он тут зенитку решил изображать, что ли? Так, двустволка двенадцатого калибра бетонную плиту перекрытия не пробьёт! Впрочем, это даже хорошо, что он его так держит – не успеет оружие опустить, чтобы по мне шарахнуть.

Уже не успеет…

Чвак!

Со звоном отлетает от стены стреляная гильза!

Чвак!

И хмыря разворачивает так, что он со всей дури влипает мордой в стену. С лязгом падает на ступени обрез. Поддав его ногой так, что он улетает куда-то вниз, я рывком проскакиваю дальше, оставляя подранка за спиной. Он какое-то время точно не боец, а вот в квартире ещё могут быть его товарищи! Припав к стене, выставляю ствол в дверной проём.

Пусто!

Просачиваюсь в коридор.

Кухня – никого.

Комната – как раз тут окно открыто. Здесь тоже пусто. И во второй комнате никого. Он тут в одну харю, что ли, работал? Туалет, ванная – тоже нет посторонних визитёров. Да, он здесь один шуровал. Ладно, теперь можно и поговорить…

– Ты что за хуй с бугра?

Клиент ещё толком в себя не пришёл. Пуля попала ему в правое бедро, вот отчего его так крутануло-то. Одна, первым выстрелом я промазал, лопух! Но ему сейчас фигово, больно, да и башкой он в стену впилился основательно, плохо она теперь соображает. Так что не до хитростей…

– Миха… Миха Быстрый я…

Быстрый – это точно! Как он вниз-то летел! Вот и долетался.

– И чего ты тут делал, Миха?

– Костяна пас…

А говорить-то ему трудно!

– И кто у нас Костян?

– Терапевта он обслуживает… охранник.

Ага, Медичку ещё и так называют, это я запомнил.

– И зачем он тебе?

– Слышь, бинт дай! Аптечку! Помру же я тут!

– Сразу не помрешь. Чуток времени у тебя пока есть. А вот дам я тебе это или нет – зависит от того, как ты мне отвечать станешь. Усёк?

– Сука!

– А меня Денисом зовут. Приятно познакомиться!

Жёсткий я стал… Нехорошо это. Но Миха, я уверен, без колебаний бы нафаршировал меня дробью, так что никаких угрызений совести нет. Просто я успел выстрелить первым – вот и всё.

– Он… он тут таскает штуки всякие. Бабла хорошо поднять можно!

– А отчего именно здесь? Подальше отойти лень-матушка не позволяет?

– Там растяжки у него… уже пара пацанов наебнулась на них. А тут он по улице топает, можно издали сработать.

Так, а вот на этом вопросе остановимся особо! Впрочем, Миха не слишком много мне рассказал. Но и то – божий дар! Гляди-ка, а он крови-то много потерял. Речь сбивается, уже пару раз отключался – не жилец! Видать, пуля там всерьёз что-то повредила.

Дать ему бинт? Сам себя он не перевяжет, а я ему такую услугу оказывать поостерегусь. Мало ли, терять-то ему нечего! И так всё время на дистанции нахожусь, да и нет никакого желания её сокращать.

Прощевай, Миха!

«Бедняга Джо, Билл выстрелил первым», – видел я когда-то в интернете такую надпись на могильной плите. Увы, мужик, у тебя даже могилы не будет, не говоря уже о надписи на ней. Обрез двустволки двенадцатого калибра, два десятка патронов и ручная граната – вот и весь арсенал покойного. Правильно, что не стал я к нему подходить – руки-то он всё время около кармана держал! Успел бы гранату достать или нет – хер его знает, но по-всякому могло выйти… Ну и чуток консервов, галеты там всякие – это уже мелочи.

* * *

Благодаря ли моей возне с неудачливым грабителем, или по ещё какой-то причине, но выпасти курьера мне сегодня не удалось. Однако время даром не пропало – покойник мне кое-что подсказал. Нет никакого смысла минировать какой-то там промежуточный пункт на маршруте. Нет, ежели есть серьёзные опасения, что за тобой идут по пятам, тогда, ясен пень, стоит потратить немного времени для обеспечения собственной безопасности. Но не очень-то похоже, что курьеров Медички отлавливают ежедневно и по многу раз. Иначе бы они, как минимум, не ходили в одиночку.

Значит, что-то тут у мужика серьёзное есть. Первую растяжку я обнаружил именно там, где злодей и рассказал. Долго рассматривал её издали, но ничего подозрительного так и не отыскал. Да обычная ручная граната. Присобачена с умом – охранник бабы её запихал между двумя какими-то дощечками, которые её и защищают от шибко любопытных взглядов. С боков не видно, а когда подойдёшь ближе, ну тогда уже всё равно. Времени хватит только лишь на то, чтобы разок матюгнуться.

Интересно, а сам-то он тут как ходит? Как-то ведь надо и это предусмотреть? Догадки у меня имелись, но вот желание играть в сапёра – отсутствовало напрочь. А вот хорошую лёжку я себе оборудую. Тут рядышком автомобиль какой-то набок завалился – под него-то я и заползу. Под опрокинутым набок фургоном места вполне достаточно. Надо только убрать оттуда всякий мусор, чтобы не шуметь и не выдать себя неосторожным шорохом. Сказано – сделано. Лишнего барахла у меня с собою нет, рюкзачок можно и вон в ту щёлочку запихнуть.

Тесновато тут, но ничего, не ночевать же сюда я залез? Эту доску мы отодвинем, вон ту ветку тоже… Стоп! Холодный пот пробил меня буквально по всему телу! Приподняв доску, обнаруживаю, что от неё уходит куда-то вверх тонкая проволочка! Рука так и замерла, словно мгновенно окостенела.

Мать… что это?!

Оторвалась от кузова?

Угум, у нас теперь кузова снаружи вагонкой[1] обшивают? Не встречал я пока таких вот дизайнерских изысков. Не от кузова это. Растяжка? Может быть. Но само это слово – оно подразумевает, что кто-то куда-то должен эту проволочку потянуть, так ведь? Сейчас она малость провисла, так что, какая бы хреновина на том конце ни имелась, я её точно не выдерну. А вот если бы незадачливый умник вперёд пополз, то здесь ждала его уютная могилка.

Положить доску? Первое решение – и оно же неправильное. Поднял я её – и упала набок какая-то чурочка. Так что, ежели эту деревяшку опустить на прежнее место, то неминуемо она сползёт ниже, и тогда проволочка натянется, и что-то такое наверху она стронет. Свободной рукой поднимаю с земли всякие там мелкие камешки и щепочки. Подкладываю их под доску. Мало!

А вон кирпич неподалёку лежит!

И пусть себе лежит, как-то слишком очевидно он тут лежит. Кругом – бетон и стекло, откуда тут быть кирпичу? Со стены какой-то упал? Угу, такой весь из себя аккуратный, даже грани не ободрались. Я уж молчу про следы цементного раствора, или на что их там кладут? Один хрен – не может он в таком случае чистым быть! Фиг с ним, с кирпичом этим… Паранойя? Ну да – и что?

Снова сгребаю рукой всякий мусор. Банка вон, мятая, валяется… сюда её! Всё, готов теперь импровизированный фундамент, можно доску опускать. Наверху в кузове, который, разумеется, давным-давно уже обчистили всякие ушлые «товарищи», ожидаемо обнаружилась граната «РГД-5» – именно к ней тянулась та самая проволочка. И очень, я вам скажу, грамотно там злодей постарался! Не стал ни к какой чеке ничего привязывать – вообще её выдернул! А на гладкий корпус гранаты присобачил проволочное колечко – так, чтобы оно придерживало ещё и рычаг спускового механизма. Именно его-то и надобно удерживать, дабы граната не жахнула преждевременно. Чуть дёрни за проволочку – колечко-то и сползёт. Не сильно намного – но рычаг держать перестанет. И шарахнет в кузове граната. Никакой преградой от осколков и взрывной волны тонкая жестянка борта не является – тому, кто внизу, прилетит очень даже нехило.

Так…

Ту самую чеку неведомый злодей на месте не бросил, унёс, надо думать, с собой. И теперь есть нужда что-то такое найти взамен неё – причём прямо сейчас! Заглядываю в кабину фургончика. Хрен его знает, иногда там ведь хранят всякие железки. Вот и отыщу нужную… что?

Чеку?

Ага, щас!

Гвоздик какой-нибудь тонкий… Ничего такого там не нашлось, а вот при осмотре раскрытого бардачка отыскались какие-то бумаги. Бумажки – хрен бы с ними, а вот несколько канцелярских скрепок! Это уже кое-что другое! Они же, падлюки, крепкие – сразу не сломать. Сколько я их в своё время крутил. Вот вместо унесённой чеки, скрепка очень даже подошла. Никаких там усиков не получилось, зато разогнутую скрепку я обогнул вокруг запала. Так что не только выпасть самопроизвольно не сможет, но ещё и не сразу сам-то выдернешь при желании. Граната отправляется в карман, а я, вошедши в азарт, присаживаюсь около кирпича. Что там может быть? Чего-то сильно специфического не опасаюсь – откуда такое добро взять обычному охраннику? Оно ему попросту не нужно, для его задачи и обычных гранат вполне достаточно.

Итак… Кирпич лежит уж больно соблазнительно. Впрочем, какой тут, к чертям свинячьим, соблазн?! Подозрительно он лежит! Вот в это конкретное место он попросту ниоткуда упасть бы не смог. Сверху – кузов фургона, так что вариант падения исключён. Если он тут с незапамятных времён валялся, так тот же фургон его бы в пыль колёсами раскрошил – кирпич лежит прямо на колее, оставленной колёсами опрокинувшейся машины. Видать, водила со всей дури куда-то спешил, и, соскочив с асфальта, пропахал газон и боднул стену дома. Она, вполне ожидаемо, оказалась крепче, вот машина-то и опрокинулась. А кирпич уже после кто-то принёс и под кузов положил – прямо в колею. Ложусь на землю и разглядываю это место. И замечаю на земле след, оставленный чем-то типа линейки. Ну есть такие, как у нас в школе были, – ученические, из чёрной и синей пластмассы. Полоска шириной около двух сантиметров и длиной, ну я вижу с пол-ладони – остальное под кирпичом. То есть – что-то там такое плоское было, лежало на земле, а потом его из-под кирпича вытащили вбок. Земля тогда, по-видимому, была влажной – вот след и остался.

Ну, такой полоски пластика у меня нет, а вот нож – он очень даже подойдёт! Почти такой же ширины, разве что не очень длинный. Из чего я исходил? Если эта самая линейка что-то прижимала – то это так там сейчас и лежит. Придавили всё это дело кирпичом, а потом пластик-то и вытащили. Ну, рискнём? Придерживая кирпич, я осторожно проталкиваю снизу клинок. Показалось мне или нет, но вроде бы он на какое-то время там во что-то уткнулся…

Есть!

Вылезло острие клинка с той стороны. А ножик-то у меня и пошире линеечки оказался… Ну что, снимаем? «И кой чёрт тебя за жопу тормошит?!» – запоздало предостерегает меня внутренний голос.

Есть – поднят кирпич!

Особых сюрпризов не оказалось – в ямке под кирпичом лежала ещё одна граната. Тоже «РГД-5» – и тоже без чеки. Рычаг запала был прижат куском пластика, а сверху, не давая ему распрямиться и сбросить к хренам эту фиговину, лежал кирпич. Своим весом он достаточно надёжно всё это удерживал. А сейчас поперёк ямки лежит мой нож, который я крепко держу рукой. Положил злодей гранату без чеки, кусочком пластика сверху прижал, линеечку поперёк ямки пристроил, фиксируя всё это сооружение. А потом – кирпич лёг на своё место, и линейку вытащили вбок. Вот и полез бы туда какой-нибудь умник, да и спихнул мешающий ему кирпич в сторону. Угу… и фиг бы куда потом делся – из такой норы быстро не выскочить. Да умный тут мужик орудовал. Ужель тот самый охранник? Талантливый парень, мать бы его за ногу!

А если бы я не стал убирать мусор, то именно этим путём и заползал бы. И ясное дело, кирпич этот у меня аккурат напротив морды и оказывался. Ну, канцелярская скрепка у меня ещё есть, так что и эта граната вскоре легла рядом со своей подружкой. Всё блин, хватит на сегодня! Такими темпами я очень быстро похудею! Уже добравшись до своего логова, прикидываю возможные варианты. Всякие стрелялки-побегушки лучше отложить до иных времён. Это сегодня повезло, зевнул хозяин обреза, а завтра? Я не профессиональный стрелок, так что судьбу попусту искушать не следует.

Вывод?

Ходим тихо и внимания не привлекаем.

И как следствие – меньше спим, увы!

Курьер Медички выходит непредсказуемо, когда бежать за ним следом – глупость несусветная. Заметит – и крандец! Значит, ждём на маршруте. По крайней мере, парочку точек, которые он не минует, я теперь знаю. Не станет никто просто так минировать окрестности, хозяйка, чай, не боезапасом торгует. А каждая граната чего-нибудь да стоит. Стало быть, ставить ловушки этот деятель будет там, где это реально требуется.

Так что ложимся спать пораньше, чтобы гарантированно выйти до того момента, когда курьер куда-нибудь потопает.

Повезло – проснулся относительно рано, ещё не рассвело. Вообще надо будет себе раздобыть наручные часы с будильником – очень даже кстати такая штука может пригодиться. Одно время их только такими и выпускали, это сейчас маятник моды назад качнулся… Жрать ничего не стал, прихватил с собою банку консервов и пачку галет. А воду по дороге наберу – приметил я тут парочку ям с относительно прозрачной водой.

Вот скажи мне несколько месяцев назад, что я буду, не морщась, пить воду из лужи – рассмеялся бы! Но пью и чувствую себя вполне неплохо. Правда, в совсем уж критических случаях, разбавляю такой водой коньяк или водку – так и очищаю своё питьё. И неча морду кривить – так ещё древние римляне поступали! У них каждый солдат при себе флягу с вином имел. И это вино разбавлялось простой водой. Так она и обеззараживалась… А что было не зазорно крутым римским перцам – тем более позволительно обычному сисадмину. Хотя, где тот системный администратор…

Лежу под кузовом, тщательно замаскировав всяким мусором свою засаду. Хоть не самый вонючий выбрал – и то хлеб! Впрочем, он тут давно лежит… вот почти весь запах и выветрился. Однако же клиент сегодня не пришёл! Вот тебе и здрасьте, что теперь – тут и ночевать? А придётся… Но ещё один день я точно не высижу – полпачки галет всего осталось! Правда, судьба в этот раз оказалась ко мне благосклонной – клиент пришёл. Я его не увидел – услышал. Хрустнуло под подошвой разбитое стекло – его тут много на улице валяется. Кто-то идёт! Поборов естественное стремление развернуться и выглянуть назад, стараюсь дышать пореже и потише. Ну, высуну морду, курьера этого увижу – дальше-то что? Куда он пойдёт – я и так знаю. Одна отсюда дорога, с обоих боков стены домов поднимаются, не свернуть ему никуда. А вот срисовать мою любопытную харю он может. Наверняка же злодей на эту самую опрокинутую машину поглядывает иногда – нет ли следов взрыва? Если это его «сюрпризы» – то поглядывать сюда он точно будет.

Вот и лежу тихо.

Теперь стали слышны и шаги. Осторожно мужик идёт, наверное, и по сторонам иногда поглядывает. Опускаю голову вниз и надвигаю шапочку, чтобы относительно белая кожа не так отсвечивала. А вдруг заметит? Стрёмно так лежать. Ходит рядом неприятный тип. Вот попадёт ему вожжа под хвост – и решит вдруг под кузов заглянуть, что тогда? А я ногами ко входу лежу, даже среагировать толком могу не успеть. Тут и прикопает… «Терпи! – успокаиваю сам себя. – Чего ради он именно сегодня сюда нос совать станет?» Да вроде бы и незачем… но холодный пот начинает течь по лбу.

Прошёл!

Мимо его черти пронесли!

Теперь можно и голову приподнять… Сделав ещё несколько шагов, курьер останавливается. Внимательно осматривается по сторонам.

Ещё шаг.

Приседает на корточки, кладёт автомат рядом и что-то там делает.

Что?

Отсюда не видать.

Ладно, приметим место. Всё, поднялся мужик, автомат на плечо повесил – да и дальше зашагал. А глазками-то по сторонам зыркает! И это хорошо! Почему? Да потому что под ноги не смотрит! Нет там сейчас опасности! Ума хватило туда не лезть, что-то сильные сомнения относительно человеколюбия данного персонажа у меня появляются. Пусть уж себе идёт, не стану очертя голову переть за ним следом. А вот поближе к данному конкретному месту – подползу. Ибо видел я, как данный деятель топал – уверенно. И осторожность стал проявлять только тогда, когда до конкретного места дошёл. Стало быть – до этой точки можно топать по его следам. Что и было сделано. А вот там пришлось проявить совершенно нетривиальную изобретательность, разыскивая место под новую лёжку.

Нашлось оно далеко не сразу – и было куда как менее комфортным. Не в последнюю очередь из-за запаха. Ибо в десятке метров от него, как раз около тропки, по которой ушёл курьер, лежал мертвец. Явно не первый день. Надо думать, из соратников того самого мужика с обрезом, что так неудачно на меня напоролся. Вот, стало быть, каким макаром они про растяжки-то узнали… Ладно, мертвые не кусаются. Это изречение я давным-давно прочитал в какой-то книге. И уж тем более – на расстоянии. А неприятный запах… что ж, будем терпеть!

Заползаю, вертясь ужом, под кучу мусора, стараясь никак её не развалить. Не скажу, что спрятался весь, но полагаю, что если с тропки смотреть, то заметить меня будет не так уж и легко. Тем паче – лежу. Морда заросшая и грязноватая, одежда давно утратила первозданную чистоту и прелесть, так что шанс всё-таки есть. Ну и дробовик наготове – это, если уж совсем всё плохо пойдёт.

Час прошёл.

И заскрипели камушки под чьей-то подошвой. Ну понятно под чьей…

Вот он, друг любезный! Рюкзачок округлился, явно не пустой товарищ топает. Но это не ко мне, я его трогать точно не собираюсь. Ага, опять присел! И что-то там такое делает… Снимает минное поле? Ну, в смысле что-то он там выключает, чтобы самому пройти. А вот, кстати, вопрос – а что он вообще может выключить? Про всякие там хитрые штуки, реагирующие даже на вибрацию земли, я слышал. Не видел, врать не буду. Но слышать и читать – приходилось. Но все эти устройства жрут электроэнергию, как свинья помои. А батарейки нынче дефицит! Не напасёшься! Впрочем, хрен его знает этого умника? Может быть, у него их запас?

Ага, прошёл опасный участок, по сторонам оглядывается, но на мертвяка не смотрит и напрасно! Чуть бы тебе глазки-то приподнять – вот он я! Присел мужик на землю – тут и я осторожно приподнялся. Но успел увидеть только характерное такое движение, как будто он там крышку какую-то закрывает. А точнее – попросту не видать. И снова вниз, опять в кучу мусора превращаемся… Всё, ушёл клиент, затихли вдали его шаги. А ведь точно он со склада топает, судя по изменившемуся рюкзачку. Кстати, а чего долго-то так? Сомневаюсь я, что он куда-то совсем далеко уходил, наверняка ухоронка рядом где-то расположена. Но чем-то он там почти час, если не больше, занимался же?

Вот и тропка, даже виден след от автомата, который мужик рядышком клал. Ну да, если его почти всегда на одно и то же место опускать. Рачительный дядька туда даже какую-то фанерку приспособил, чтобы оружие не пачкать. А вот про ствол позабыл! И оставил пламягас на земле характерную такую отметочку.

Так, здесь он присаживается.

Но, сколько ни кручу головой, ничего не обнаруживаю. Это, простите, как?!

А закрывал он тут что, какую такую крышку? Вытаскиваю из ножен клинок и осторожно тычу им в землю – такое в кино не раз видеть приходилось. Подобным образом ищут мины, ну и прочие штуки, что в землю запрятывают. Да и тыкать надо под углом! Чтобы ненароком не попасть по взрывателю, вот! Не совсем, однако, я полный лопух, память кое-что ещё подсказывает! И уже через несколько таких тычков кончик ножа упёрся в дерево. Это и по звуку можно было понять – дерево, оно, знаете ли, глухо так под ножом звучит. Прохожусь ножом по контуру – точно, явно какой-то ящик. По размерам сильно похож. Зарыли его в газон, мусором всяким сверху присыпали – вот и не видно ничего. А вот теперь – спешить не станем! Хозяин всего этого добра – мужик непростой и не самый доброжелательный. Мог ли он уже и в этот ящичек какую-нибудь гадость запихать?

Запросто.

Но стал ли он это делать – вот в чём вопрос?

Предположим, что запихал. И рванёт внутри какая-нибудь очередная граната…

Нет.

Не рванёт.

Ибо тогда всё, что только в этот ящик ни запихано, однозначно накрывается медным тазом. И никаким образом управлять всякими там минами и прочим добром уже не выйдет. Значит ли это, что тут ничего нет? Крышку, насколько я успел заметить, он закрывал одним движением и достаточно быстро. Ну, это надо быть офигительным фокусником, чтобы при этом ещё и чего-то там включать. Нащупав край крышки, отодвигаюсь в сторону, пригибаюсь к земле, и осторожно эту самую крышку приподнимаю. Если там что-нибудь щёлкнет, то хоть в сторону постараюсь отскочить… Не щёлкнуло, только скрипнули петли. И что там у нас внутри? Хм…

Ко дну ящика присобачено два металлических кольца, в которые продет стальной штырь. И уже к нему, проходя сквозь стенку ящика, прикреплены три тонких тросика. Пока штырь продет в кольца – они натянуты. То есть неведомые мне ловушки приведены в боевую готовность. А если штырь вытащить, то натяжение тросов ослабнет и…

И что?

Да фиг его знает… Но мужик под ноги не смотрел. И ничего не опасался. И надо полагать, что на той стороне прохода тоже что-то похожее имеется, такой же ящичек где-нибудь спрятан. Не смахивает этот дядя на лопуха, и свою спину он точно прикрывает. Если здесь штырь в гнездо вставлен, то там он из него вытащен. Прошёл, крышку открыл – и снова систему в боевую готовность привёл.

Ладно, рискнём!

Штырь вниз – вышел он из верхнего кольца. Теперь наклоним его в сторону и вверх! Всё, провисли тросики. Кладу железяку на дно ящика и прикрываю крышку. Пока я топал по проходу, образованному в этом месте глухими стенами домов, в голове чего только не вертелось… И были эти мысли далеко не радужными. Всякая чушь в башку лезла…

Так…

Где-то здесь надобно искать.

А вот педантизм в некоторых случаях вреден! Точнее – шаблонность мышления.

Засек я кусок фанерки, который на земле валялся. И тотчас же в голове мелькнула мысль – а ведь точно такой же лежал и у ящика на той стороне! Ну, если и не совсем такой, то похожий. Автомат на него клал этот дядя. Чтобы, значит, оружие своё не пачкать в пыли. Присаживаюсь и осматриваюсь. Ну следа от пламегасителя тут не обнаружилось, а вот отпечатки ботинок имелись во множестве. Ладно, где там мой нож?

* * *

Уже лёжа у себя в трансформаторной будке, прикидываю разные варианты. Ладно, допустим, проход через минное поле мне теперь понятен. И что? Закрыть или открыть его можно только за собою – и никак иначе. Иными словами, то, что я знаю про механизм постановки мин на боевой взвод, в настоящей ситуации мне никаких преимуществ не даёт. Если он на том конце взведёт мины, то на этом я могу хоть в шаманский бубен колотить, эффекта не будет никакого. Надо как-то проходить дальше, но как? А пару следующих дней я работал мастером-ломастером. Иными словами – пробивался сквозь стены дома, чья глухая стена выходила на проход. Где-то отжимал двери, где-то и по балкону перелезал. Дом оказался нежилым, какое-то административное здание. Первые этажи заняты были под склады всевозможных канцелярских принадлежностей, мебели и прочего похожего добра. А вот третий – он раньше вполне себе обитаемым являлся. В смысле – кабинеты там всякие, совещательные комнаты.

В чём мне повезло, так это в том, что большинство стен тут были межкомнатными, сложенными в один-два кирпича. И то хлеб, не пришлось бетон долбить! Кстати, зловредность моего оппонента проявилась ещё и в том, что и на эту тему он озаботился. В доме имелся подъезд, чья дверь оказалась запертой наглухо. Пришлось лезть через второй этаж, притащив из соседнего дома раскладную лесенку. Не лениво мне было её волочь – это и спасло!

Ибо единственное пригодное для залезания окно первого этажа оказалось заминированным – уже привычная растяжка с гранатой «Ф-1». Не такой уж я лопух, кое-что и в этом понимаю! Ещё одна граната – и тоже без чеки, была подсунута под входную дверь. Это, как я понимаю, на тот случай, если кто-то решит её выбить – там этот мудак и ляжет. Блин, такими темпами я скоро заправским сапёром стану! Так или иначе, а увиденное меня уверило в том, что склад где-то рядом. Нет никакого смысла минировать окрестности где-то на полпути. И второе – этот вариант обхода был вполне реален, иначе бы мой оппонент не стал тратить столько времени на устройство подобных ловушек.

Кстати, в одном из кабинетов я запасся солидным количеством этих самых канцелярских скрепок. На всякий, так сказать, случай. Вспомнив некоторые прочитанные книги, насовал в воротник куртки и рубашки также и обычных булавок. Приходилось мне читать о том, что их можно использовать вместо чеки.

Пожарный выход из здания, находившийся в другом его крыле, был заперт снаружи. Памятуя о коварстве курьера, я резонно предположил, что и там он что-то неприятное присобачил. Поэтому трогать дверь не стал, а забрался на крышу. Там, связав телефонными проводами валявшиеся наверху доски, сделал импровизированный мостик, по которому перелез на крышу соседнего дома. Вот он уже оказался обычным жилым домом. И без всяких там ловушек. Один хрен, выходить на улицу я решил с помощью всё той же складной лестницы – и тоже через окно второго этажа. Однако… А почему ловушек никаких нет?

Всё оказалось до обидного просто. К тому самому административному дому примыкал забор, огораживавший территорию каких-то складов. Наверное, они к данной конторе раньше и относились. И вот туда-то и шастал мой оппонент. Из окна четвёртого этажа жилого дома это было достаточно хорошо видно. Появившись откуда-то из развалин, он неторопливо следовал к небольшому домику, стоявшему в глубине двора. Возился некоторое время у двери, после чего забирался внутрь. И на улицу выходил уже с набитым рюкзачком. Ясное дело, желание пошуровать на его складе возникло тотчас же! Но почти сразу и угасло… Не тот это клиент, чтобы просто так всё оставлять. Рупь за сто – через забор тоже просто так не перелезть. Уж что-что, а этот вариант дядя точно продумал! Нахуй… Играть в азартные игры с минами? Вот уж хер! От меня что просили?

Найти склад! Вот он – будьте любезны! А расчищать сюда дорогу – это уже никаким контрактом не оговаривалось! Вам надо – вы и надрывайтесь. Небось, сапёры у вас свои есть. За отдельную плату можно указать проход – и хватит на этом!

Я не пошёл в трансформаторную будку. Туда и после можно будет заглянуть, не так-то уж много ценного и полезного там лежит. Да и, откровенно говоря, не хотелось топать в ту сторону. Хрен его знает, курьера этого. Обычно он два рейса в день не делает, но вдруг именно сегодня ему приспичит? А закладывать солидный крюк…

Лень-матушка всему виной, пока дойду, упакую добро… Туда-то я далеко не за один приём все перетаскал, стало быть, и обратно тоже пару рейсов, как минимум, сделать потребуется. Гораздо проще будет потом напрячь кого-либо из бандитов, за долю малую они чёрта дотащат! А на крайний случай у меня теперь есть ещё одна ухоронка. Да и запас в ней кое-какой на первое время имеется. Так что, далеко не факт, что эту точку надобно размундиривать. Пожалуй, первое побуждение было самым правильным – пусть пока там всё до лучших времён лежит.

Кстати – мысль!

Такие вот временные убежища неплохо бы иметь в разных местах, мало ли… Прикидывая варианты, я тем временем топал по улице, стараясь не показываться на открытых местах. Чего-чего, а миролюбия и взаимовыручки в городе сейчас не наблюдается. И лишний раз высовываться не стоит вообще нигде. И моя осторожность дала свои плоды!

Шаги я услышал издали – навстречу топала группа людей.

Блин… не самое удачное место!

Слева – высокий забор, враз не перепрыгнуть. Справа стена какого-то производственного здания, окон и дверей в ней не имеется. Бежать назад? Метров сто – и по открытому месту. Пуля догонит. Вперёд? Ещё глупее… Тут хоть какое-то укрытие есть – изрядная куча мусора. Залезть между нею и забором… ну, попробовать можно. Сразу, по крайней мере, не заметят. Во всяком случае, шанс первого выстрела у меня есть. А дробовик на близкой дистанции я уже успел убедиться в том, что это жуткий аргумент.

Опять же народ может и мимо пройти, такая вероятность тоже присутствует. Не так уж много желающих лазить по мусорным кучам – даже сейчас. А брезгливости у меня давно уже нет. Всё, что тут могло сгнить, сгнило уже давно. Так что и запахов особых нет. Да и раньше-то их тут было не много – здесь больше строительный мусор, не бытовой. Видать, что-то за забором ремонтировали или расчищали, а всё барахло попросту через забор сваливали, чтобы потом уже отсюда вывезти. Приходилось в прошлом такие фактики не раз наблюдать.

Вот и забираюсь осторожно за какой-то там металлический короб. Насквозь проржавевший, он тем не менее пока не рассыпался в пыль. И если от пуль такая штука не прикрывает, то вот от любопытного взгляда – очень даже! Всё, теперь присесть…

* * *

Топот ног усилился, уже было понятно, что идут несколько человек. Больше трёх – это очевидно, но насколько больше? Тяжёлое дыхание, что-то они такое тащат. Отлично, значит, им есть чем заняться, стало быть, по сторонам глазеть некогда. Шаги зазвучали совсем близко, и сквозь небольшие сквозные дырочки в коробе я смог разглядеть группу каких-то неряшливо одетых людей, тащивших примитивные носилки. На них под брезентом лежал какой-то груз – явно не самый лёгкий, судя по дыханию носильщиков. А позади, закинув на плечо охотничье ружьё, лениво плелся охранник?

Нет – конвоир!

Вот на него этот деятель походил гораздо больше. Охрана – та по сторонам внимательно посматривает, а этот топает лениво, только что руки в карманы не засунул. Х-р-р-ум! С треском обламывается ручка носилок! И груз, со звоном и лязгом, рушится на землю! Ну, судя по звуку, там точно присутствует… присутствовало стекло.

Точно – по земле катятся бутылки. Выпивку народ тащил?

Сочувствую… Многие из них точно теперь разбились – обоняние улавливает характерный запашок!

– Ах ты ж мать твою ёб!

Конвоир преображается.

Только что сонный и ленивый – он теперь мечет громы и молнии, матерно высказывая носильщикам своё мнение об их умственных и прочих способностях.

– Козлы, блядь, безрогие, что я теперь должен Макару говорить?! У-у-у, тортилы беременные!

Он замахивается прикладом.

– Быром, я сказал, носилки чинить! Бутылки – собрать! Все, даже битые!

– А их-то куда девать? – вопрошает его кто-то из носильщиков.

– Куда?! – ругатель оглядывается по сторонам. – А! Вон, в куче мусора ящик есть – его и тащите сюда! В него сложим!

Приподнимаю дробовик. Это он вообще-то очень даже не подумал – ящик в двух метрах от меня! Но задавшему вопрос всё понятно – он прёт в мою сторону с целеустремлённостью танка. В несколько шагов подбегает к куче, рывком выдёргивает на себя ящик, оказавшийся неожиданно лёгким. А вслед за ящиком осыпается и прочий мусор, ранее им удерживаемый. И проржавевший короб с шорохом наклоняется в сторону, открывая моё убежище.

– Э! Ты ещё что за хуй с бугра?! – вскидывает ружьё конвоир.

А ведь стрельнёт…

Если успеет. Мой-то дробовик давно наготове!

Бу-бух!

И сноп картечи вылетает из ствола «Моссберга».

Секунды тебе, милок, не хватило. Расстояние здесь совсем небольшое, буквально метров десять. Картечь на такой дистанции идёт относительно компактной кучей, не слишком ещё разлетаясь по сторонам. Так что воплощение расхожего выражения «на отвал башки» я имею возможность лицезреть воочию…

Бр-р-р… аж передёрнуло!

Вся прочая толпень замерла в оцепенении. Ну да, бабах двенадцатого калибра над ухом как-то не очень способствует быстрому включению мыслительных процессов. Вот быстрый бег – включается сразу. Но бежать здесь особо некуда, вот народ и переклинило. Ну и что мне с этими умниками делать? Стрелять – так не за что вроде. Они никак мне не угрожают.

– Ну, что встали-то? Ноги в руки – и в стороны разбежались!

– Куда?

– Блин! Коту под муда! Что, ни у кого дома своего, что ли нет?

Переминаются с ноги на ногу, на труп конвоира поглядывают.

– А где тогда еду брать? Кто будет нас кормить?

Что-то голос этот мне знаком…

– А ну, башку приподними!

Точно, морда знакомая! Но где я его видел? И голос тоже слышал – и совсем недавно!

– Звать тебя как?

– Андрей я…

«Андрей, воды налей!»

Вот откуда я его помню… Этот голос звучал тогда в бараке у Макара. Утром его так окликали – и он всегда притаскивал ведро с водой. Эдакий водонос барачного масштаба…

– Что, вместо воды теперь бухло таскаешь? – усмехаюсь я.

Он непонимающе на меня смотрит, но вот в какой-то момент вдруг расслабляется.

– Денис?

– Узнал-таки? Да, я. Вас-то сюда каким хуем занесло? Далеко от вашей базы-то.

– Торговать ходили. Ну… – смотрит собеседник на тело конвоира, – вот он, конечно, ходил. В смысле торговался. А мы носильщиками.

– Это типа повышение или как?

– Да, я больше по домам не хожу! – обрадованно подтверждает Андрей. – Тут лучше!

Оглядываю всю гоп-компанию и усмехаюсь – одежда у них… Ну, понятно, что не таскатели бревна, но всё же…

– Ладно, пиздуйте на все четыре стороны. Бухла, вон, прихватите – будет, что торгашам толкнуть. Вот вам и хавчик! Снарягу какую-нибудь на это сменять можно. Так что – не пропадёте! Уж один-то ствол – у вас теперь точно есть!

– А ты как?

– У меня своих дел по уши! Вы мне тут ни разу не облокотились, так что расходимся. Могу на первое время чего пожрать подкинуть – ну а дальше уж сами разбирайтесь.

– Вот за это спасибо! – оживляется собеседник. – А то утром только воды с галетами попить довелось.

И эти обалдуи ещё что-то там прикидывают? Жить на хлебе и воде – и не мечтать о побеге? Чудны дела твои, Господи…

Закидываю дробовик за плечо, снимаю рюкзак и присаживаюсь на корточки.

– Пару банок консервов подкину… ну и супа… три пачки. На пару дней хватит, а там уже и с торгашами договоритесь. Раз туда-сюда шастали, так их точки вы знать должны.

– Спасибо!

Что-то он слишком уж воодушевился… с чего бы это?

– А…

Искры брызнули у меня из глаз, и темнота внезапно обрушилась со всех сторон…

Глава 3

Вода!

Она хлещет со всех сторон, затекает в уши и в нос. Мешает дышать!

Чёрт!

Я упал в реку?!

Но откуда тут река… Чёрт, не вижу ничего!

Удар!

Это уже по ребрам! И точно не на камень налетел, не слишком-то это на него похоже. Вот на ботинок – это как-то ближе.

– Ещё плесни!

– Э! Хорош! – я даже своего голоса не узнал.

– Опа, бля! Очухался!

С моих глаз сдирают какую-то тряпку, и я на секунду зажмуриваюсь от резкого перехода к свету. И тотчас же за этим следует ещё один пинок. Точно, ногой били.… И даже, по-моему, один и тот же человек постарался. Пытаюсь встать, но обнаруживаю, что руки и ноги у меня недвижимы. По вполне понятной причине – их связали. Вот и копошусь на земле, пытаясь как-то перевернуться.

– Поднимите его…

Чьи-то руки рывком ставят меня на ноги.

Осматриваюсь.

Вот же мать твою за ногу…

До отвращения знакомый двор. Макаровская вотчина – вот куда я попал! Да вон и крыша печально знакомого барака.

А перед ним стоит толпа… очень даже недобро на меня глядящая.

Рюкзака у меня больше нет. Отсутствует также и всё вооружение. Не знаю, что там осталось в карманах, но подозреваю, что не слишком много.

– И как, говоришь, его зовут?

А вот и сам хозяин здешних мест – стоит чуть сбоку, поэтому я его толком и не разглядел сразу.

– Денис это! Он с нами в бараке раньше жил! «На бревно» его поставили – а он и съебался! – это спешит высказаться мой старый знакомый. – Андрей.

– Бревно, говоришь… – атаман шайки осматривает меня с ног до головы. – Не совсем хиляк… верю… А сбежал как?

Так… Ему что, тогда не доложили, что ли? А похоже… Ну да, кара за преступное невнимание последовала бы моментально!

– Он… – запинается знакомец. – Ну… там на лестнице кто-то поскользнулся – вот бревно и потянуло в сторону. И окно им вынесло – вместе с переплётом! Двое тогда туда и выпали. Лёнчик-мосол и этот вот… Лёнчику не повезло – разбился нафиг! А Денис… он тогда как-то уцелел… И сбежал!

Ага…

Не видели, стало быть, как я на этого самого «мосла» спрыгивал… Или побоялись об этом тогда доложить. А сейчас – уже и поздно правду-то говорить!

– Сбежал, значит…

Макар наклоняется вниз – на куске брезента перед ним лежит всё моё снаряжение.

Он внимательно его разглядывает, поднимает пистолет и нюхает ствол.

– Из него недавно стреляли… интересно!

По жесту главаря ему приволакивают кресло, в которое он неторопливо опускается.

Пинок – меня подталкивают ближе.

– Поздоровел… отъелся. Стало быть, по помойкам не шарился! Стволы хорошие, одежда не рваньё, как у некоторых. Даже и оброс не слишком сильно! То есть где-то имеется и бритва со станком. И откуда всё это у тебя?

Тотчас же кто-то заехал мне под ребро прикладом – и весьма основательно! Так сказать, намёк на нежелательность молчания.

– Так это… работаю я… курьер…

Сжав губы, Макар кивает.

– Угум… почту разносим? Или пиццу? Может быть, ещё и с бухлом?

– Бумаги передаю. Барахло всякое – в оплату. Ну, так… по мелочи.

– Ну-ну… и пацана моего со страху, поди, завалил, а?!

– Так он же мог меня самого завалить!

Атаман криво усмехается.

– И был бы прав! За побег наказание одно!

Дураком бандит точно не был. И допрос вёл весьма умело, тщательно докапываясь до мелочей. Он никуда не спешил, порою возвращаясь к уже ранее заданным вопросам. Не знаю, понимала ли его свита? По их лицам ясно читалось, что они бы с удовольствием грохнули меня уже после первых ответов. Но главарь никуда не торопился.

– Хищник… Кто-нибудь про такого перца слышал?

Никто – о чём сразу же и поспешили сообщить.

– Значит, трёп всё это! – резюмирует главарь. – Нет такого, стало быть, и базарить на эту тему нечего!

А вот место, где я всё это время отсыпался-отъедался, его заинтересовало намного больше.

– Сдаёшь нычку – я тебя пацанам не отдам. Будешь жить. Не как фон-барон – но будешь! Ну а не сдашь – помрёшь богатым! Твоё право! Может быть, это на том свете и утешит…

Делать нечего – и я подробно описываю ему трансформаторную будку. Объясняю, как туда пройти и куда залезать.

Макар внезапно развеселился.

– Так, говоришь, под носом у этой бабы обосновался?! Хм! Хитёр! Небось, вокруг неё и кормился.

Спешу подтвердить его догадку. Пусть продолжает считать себя самым умным…

– Косой!

– Я! – откликается один из подручных.

– Возьми пару пацанов и прогуляйтесь туда.

– Усёк!

– Всё, что там найдёте, – сюда!

Макар снова оборачивается ко мне.

– До их прихода – живёшь. Если там какой блудняк будет… словом, ты понял?


Ни в какой барак меня не повели. Там же, во дворе, и оставили, приковав обычными наручниками к столбу. Завели руки за спину так, что они охватывали холодную железяку, защёлкнули «браслеты» – и спокойно разошлись по своим делам. Проклятое место жило своей обычной жизнью. Протопала бригада носильщиков, что-то отволакивая на склад. О чём-то переговариваясь, неторопливо прошли мимо патрульные – они тут всегда и раньше ходили. Ничего, на первый взгляд, не изменилось. Одежда моя подсохла – и как по закону подлости, тотчас же захотелось пить! Ныло в затылке – это туда мне чем-то основательным приложили.

Фигово…

Похоже, попытками выдать себя за представителя кого-то серьёзного я ничего не добился, – Макар попросту не поверил. Да и с чего бы это вдруг? Он тут полновластный босс, никто ему здесь не мешает, какие уж тут хищники? Да и трудно было бы ожидать, что он поверит в существование столь мифического персонажа! А вот мне впредь урок будет! Ни к кому нельзя спиной поворачиваться! Вообще ни к кому! Раненый, болезный – тут ни у кого друзей нет! Пока дышит – опасен! Блин, ещё и жрать вдруг захотелось…

* * *

– Так… – ворошит ногой лежащие на брезенте вещи атаман. – Ну… не густо.

Обрез, гранаты, консервы… и прочая мелочь его обрадовали не сильно. Гораздо больше ему понравилось то, что мои слова подтвердились – о чём он сразу же и поведал.

– Я не люблю, когда меня обманывают. Очень не люблю. Ты – пока не спиздел. Ладно… Своё слово держу – жить будешь. А вот как будешь…

Макар оглядывается на своих присных.

– Мысли есть у кого?

Выслушав всех, брезгливо морщит губу.

– Нет у вас деловой хватки… – констатирует главарь. – Господи, ну кто меня тут окружает?! Сплошные мудозвоны, даже поговорить не с кем!

Он присаживается на корточки и ворошит мои вещи. Рассматривает пакетики с немецким томатным супом, морщит лоб, словно пытаясь что-то вспомнить.

– Значит – так! Ты, – кивает он в мою сторону, – преступник. Бежал, человека моего пизданул – да за любой такой косяк тебя можно и нужно завалить! Но я слово дал – а оно у меня твёрдое!

Окружающая его кодла шумно выражает одобрение таким словам своего атамана. Макар удовлетворённо кивает.

– Прикопать тебя никогда не поздно. Но кто будет мне возмещать убытки? Этого, – толкает главарь ногой обрез, – недостаточно! А раз так – будешь работать!

Ну что ж, с любой работы можно сбежать. Это ты, дядя, не подумавши, брякнул!

– Но «на бревно» тебя не поставят – это ещё надобно заслужить! Пока тут побудешь… Собак, как видишь, у нас нет – а это непорядок! Вот на первое время барбосом и побудешь! А там… там я посмотрю.


– Гав! Гав!

Никто никогда не задумывался – каково жить цепному псу? А зря, тут никакого удовольствия не имеется. Между двумя столбами натянут трос. На нём позвякивает прикреплённая цепь – прочно, не оторвать. А другим концом она прикреплена к металлическому обручу, охватывающему мою талию. Обруч наглухо скреплен толстыми болтами, гайки на которых ещё и зачеканены молотком. Сбита нахрен вся резьба, теперь их не свернуть. Можно бегать вдоль троса, отбегать на несколько метров в сторону, куда позволяет цепь. И всё… более никакой свободы передвижения.

– Пока пёс лает – его кормят. Вернее, могут покормить… – объяснил Макар. – Лай – твоя работа. А кто не работает, тот не ест!

Бегать разрешается только на четвереньках – собаки не ходят на двух ногах! Моя «работа» – замечать подходящих людей и сообщать об этом охране. Лаем, ибо собаки не разговаривают. Если никого рядом нет, разрешается присесть. Ненадолго: любой, кто проходит мимо, может меня пнуть. И это нормально – пёс должен чувствовать волю хозяев! Бояться их и уважать. Висящий на столбе трос вытерт до металла – кто-то тут уже так бегал – вот цепь и отполировала трос. Странно, я такого что-то не припоминаю. При мне этого не было. Значит, такую меру наказания ввели после моего побега. И раз трос так блестит, то можно себе представить, сколько раз елозила туда-сюда цепь. Много мой предшественник носился… Интересно, что с ним потом стало?

Около забора валяется миска – туда иногда могут бросить что-нибудь съедобное. А могут и позабыть. Дождь – тоже веская причина, чтобы лишний раз не выходить на улицу. Тоже мне проблема – некормленая собака! Потерпит… Правда, иногда могут кинуть недоеденную банку консервов. Заметив как-то раз, что я пытаюсь облизать банку бычков в томате, Макар двинул в ухо охраннику.

– Охуел с горя? Пса человеческой едой кормить? Собачья хавка на то имеется!

И теперь мне иногда могут кинуть то, чем кормят тут рабов, – собачьи консервы. Если кто-нибудь не доест, что случается достаточно редко. Уже в первые дни я как-то совершенно отупел, настолько неожиданным оказалось это превращение. Будь на моём месте человек с более тонкой душевной организацией, у него крыша бы «отъехала» уже на вторые сутки. Я никогда не ожидал, что в человеке может быть столько злобы!

Надо мной потешались рабы, проходящие охранники, если им было лень свернуть с дороги и пнуть, попросту могли кинуть в меня каким-то камнем или палкой. А потом придумали новое развлечение.

– Эй, Бобик, подь сюды!

И иду – отказ от выполнения приказа… лучше не экспериментировать.

Хрясь!

Пинок под ребро!

– Пшёл!

А вот мой старый знакомый – Андрей получил ожидаемое повышение. За то, что именно он тогда отоварил меня по башке палкой, его перевели в охранники. Выдали обрез, кожанку – вот он и рассекает в новом прикиде. Доволен и счастлив! И каждый раз, проходя мимо меня, он не упускает случая, чтобы чем-нибудь в меня запустить. Ну, естественно, не обошлось и без патлатого бригадира! Эта скотина ничуть не стремилась помереть – напротив, ещё и отъелся, сволочь! Завёл себе парочку здоровенных сопровождающих. Ходит без конвоя – типа доверенным стал. Гриша навещает меня ежедневно – приводит «на экскурсию» непонимающих. И на моём примере объясняет – что может выйти, если не станут слушать его указаний. Понятное дело, что и тут не без пинков и прочего.


Хоть бы дождь, что ли, пошёл… Пить охота! А в миску второй день не наливают воды. Напоминать же охранникам нельзя – собаки не говорят! Женский смех? Что за глюки… нет, и впрямь – женские голоса! Ах да… у Макара же они тут есть. Во двор выметается стайка девиц. Одеты ярко, броско и вызывающе. Ну а хрена ль им… тут целый склад рядом есть – бери, не хочу!

Мадамы вышли погулять, а что тут такого? Погода – располагает, даже тепло.

– Ой, опять собака новая! – морщит носик одна из них. – И наверное, такая же вонючая! А ну брысь!

– Это же не кошка! Так не говорят! – поправляет её подруга. – Надо так – пшла отсюда!

И в мою сторону летит палка.

Надо бежать, но я не могу двинуться с места.

– Нинель…

Голос мой звучит хрипло, но понять слова можно.

– Ой, она ещё и говорит!

– Нинель… здравствуй…

Девица останавливается и удивлённо на меня смотрит.

– Откуда ты знаешь моё имя?

– Нинель, я Денис.

Морщит лоб и что-то пытается вспомнить. Не получается…

– Денис? Какой Денис?

– Я тебя провожал домой… вечером. Помнишь, тогда нас ещё машина обрызгала, ты за меня спряталась.

Девушка пожимает плечами.

– Да меня кто только не провожал… Нет, не помню! Чего тебе?

– Пить…

– Надо же! Собачка хочет пить! Ну а я хочу писать – не дадим друг другу пропасть?!

* * *

Вечер.

Вернулись рабы, принесли добычу. После переклички им выдают еду и загоняют в барак. На дверях лязгает замок. Макар, как это у него и принято, совершает ежевечерний обход. Проходя мимо меня, поворачивается к охраннику.

– Как он? Не филонит?

– Уже нет, босс! Привык…

Приподнимаю руку.

– Ну? – поворачивается в мою сторону атаман. – Разрешаю говорить!

– Там… – киваю я в сторону ворот. – Кусты… Отсюда не видно и не слышно. Кто-то может подойти.

– И что дальше?

– Я бы мог смотреть и там.

Атаман критически осматривает указанное место. Трос туда не доходит, не хватает, да и цепь не дотягивается.

– Косой!

– Тут я, босс!

– Натяните-ка там ещё один трос. И собаку туда вечером переводите. Пусть смотрит.

– Сделаем!

– И этого… Бобика… покормите – заслужил!


Поутру наблюдаю следующую картину – несколько рабов, под присмотром охранника, натягивают трос у ворот. Для этого им пришлось вкопать новый столб. Худо-бедно, но к обеду они с этой задачей справились. После чего их погнали ко всем прочим – сачковать тут не разрешается никому.

– Гав! Гав!

А вот и дождь пошёл!

Здорово, теперь парочка посудин, которые я откопал в куче мусора, хоть ненамного, но заполнятся водой. На какое-то время решён вопрос с питьём – хорошо!

– Гав!

День подходит к концу, вот и толпень «тружеников с работы» вернулась. Кстати, любопытное нововведение! Макаровские рабы тащат с собою кирпичи, доски и прочий стройматериал. Он что, собирается свою базу отстраивать?

Ну… скорее – укреплять. Со стороны тут подойти легко, а уж если где-то рядом заляжет снайпер, то я тут никому не завидую! Жестяные стены ангаров и бараков не защищают даже от пистолетных пуль. Надо думать, что и главарь тоже пришёл к подобному выводу.

– Гав!

После ужина ко мне подходят двое охранников – так повелось с самого начала. Один все время держит меня на прицеле, а второй тем временем открывает замок.

– Пшёл!

Вот и новое место, меня пристёгивают к тросу.

– Ну – карауль тут!

Налетевший ветер бросает в лицо охраннику горсть песка, и конец речи тонет в матерной ругани. Тут нет заборов, да и строений никаких не имеется, вот ветер и свирепствует вовсю. Не сказать, что бы мне от этого было комфортно, но я понемногу начинаю к этому привыкать.

– Гав!

И ещё день…

Проходивший с повседневным обходом Макар ободрительно кивает – мол, старайся! Глядишь, потом и снова в таранщики возьмут… Привычно щёлкает замок – и я бегаю по привычному маршруту. Снова дождь – и я спешу к посудинам, одну сегодня можно выпить до дна! А вечером всё повторяется. Два конвоира, замок… Но на второй вечер замок отпираться не захотел. Ключ влез на три четверти – и всё, дальше никуда. Ну, честно говоря, я этому совсем не удивился – зря, что ли, в скважину песочек подсыпал? Правда, вот охраннику об этом не сказал, забыл! Вот он и поминает всуе чертову железяку и тех, кто её так криво сделал. Тяну руку вверх.

– Чего тебе?

– Там ветрено, могло всякого мусора нанести… Может быть, я сегодня здесь покараулю?

Охранник озадаченно смотрит на замок, чешет в затылке. Парочка уходит. Облом боевой тревоги? Меня что сегодня здесь оставят? Фиг там… Перспектива заработать втык от атамана никому не доставляет удовольствия. Так что уже через десять минут ко мне подходит целая процессия. Четверо рабов, в сопровождении ещё одного конвоира, тащат два обрубка дерева и кусок рельса. Эм-м-м… а рельс-то им зачем? Впрочем, всё разъясняется достаточно быстро. Обрубки ставят один на один, кладут сверху рельс, а уже на него – замок. Удар кувалдой, и в сторону разлетаются куски металла – копец мерзкой железяке! Но уже поздно, склад закрыт, а ключи – у Макара! Так что нового замка до утра взять негде… Однако охрана не унывает. И отпустив восвояси рабов с деревяшками и рельсом, дежурная парочка гонит меня к месту службы. Один из них снимает с пояса обыкновенные ментовские наручники и защёлкивает их на тросу. А второй «браслет» продевается в звено цепи. Вот так! Дёшево и сердито, никакой песок не страшен. Подёргав за наручники и убедившись, что всё в порядке, охранники удаляются на пост. А нехуёво у них там! Навес от дождя, стенки защищают от ветра и холода – даже печка внутри имеется! А посматривать наружу можно и через окошко – их в этой будке три. И каждое смотрит в свою сторону, только тыльная сторона глухая, так туда и глядеть незачем – там своя охрана имеется.

А я… что ж, буду бегать так. Ночью даже привстать можно, охрана обычно на это не реагирует. Ещё в первый день, ощупав все карманы, я убедился в том, что меня обчистили со знанием дела. Не оставив вообще ничего – даже носового платка. Не говоря уже о чём-то более серьёзном. Даже ремень – и тот из брюк вынули. Так что пришлось подпоясываться верёвкой… хорошо, хоть это дали! Вот лишний раз убеждаюсь в том, что шаблонность мышления – это плохо! Везде. Что в разработке софта, что в иных сферах деятельности. Оно, может быть, экономит время и деньги, но тоже далеко не во всех случаях! Те, кто «добросовестно» выворачивал мои карманы, искали вполне определённые вещи. Что-то ценное – это в первую очередь. Оружие и боеприпасы – ну это уж само собой разумеется… Съедобное – это тоже вполне понятно. Ну, а поскольку ни то, ни другое, ни третье невозможно запихать в воротник рубашки – его никто и не проверял. Не ампулу же с ядом туда зашили? Это уже паранойя какая-то получается… А в этом месте у меня заныкано несколько булавок – и пресловутые канцелярские скрепки. Были они и в куртке, но её с меня сняли. Собаке и своей шкуры вполне достаточно!

Если кто не знал, так ментовские наручники вполне возможно открыть иголкой или тонким гвоздиком, – даже запертые на ключ, хотя это уже сложнее. На всякий случай у меня и гвоздик имелся – тут чего только под ногами не валяется. А неча стройматериалы таскать через мою «патрульную тропу». С них тоже иногда что-то теряется. Чуть скрипнув, открывается «браслет». Второй… Поднимаю с земли цепь и, оторвав рукав рубашки, обматываю этой тканью тихо позвякивающее железо. А вот теперь – ходу! И побыстрее! Понятное дело, что какой-нибудь киношный супермен так бы никогда не поступил. И неважно, сколько он там времени просидел на привязи, на боевых качествах таких людей это никоим образом не сказывается. Вооружившись той самой цепью, такой вот герой перебьёт охрану, заберёт их оружие, а уж потом. К утру он всё наверняка уже закончит. И на руинах бандитского логова обнимет усталой (и обязательно окровавленной!) рукой размякшую от чувств Нинель.

Да…

Но я ни хуя не супермен.

И пробовать выбить лихим пинком крепкую дверь не стану и пытаться. Бандитов тут не менее сорока человек: играть с такой толпой в терминатора – не самое разумное занятие. Да и относительно возможных страстных чувств своей бывшей (ну, допустим, не бывшей) подруги у меня тоже есть некоторые сомнения. А раз так, то нахер все эти эксперименты! У меня есть несколько часов, чтобы максимально разорвать дистанцию между собой и этим «гостеприимным» местом. И уж будьте уверены – я постараюсь это сделать! Заранее предвкушаю, какую морду скорчит Макар поутру. И приблизительно представляю, куда именно побегут его «шестёрки». Жаль, что нет гранат, их бы такой фейерверк по дороге встретил! Но гранат нет. Вообще ничего нет, никакого оружия, окромя тех самых наручников. Про булавки и скрепки даже не говорю. Кстати, не завидую охранникам – им-то точно прилетит по самое «не могу»! Да и хуй с ними… заслужили! Ввиду того что пробираться пришлось преимущественно в тёмное время, дорога до родного подвала заняла чуть больше времени, нежели планировалось. Зато целый, пусть и голодный! Голод, в отличие от дырки в голове, можно вылечить быстрее и проще.


Жрать!

И мыться!

Не пожалев дефицитного газа, щедро расходую баллончик для портативной горелки. И в итоге имею аж целых два ведра тёплой воды! Ну, попутно и пожрать удалось приготовить. Для помывки выбираюсь из своего логова в подвал. Тут, в углу, есть решётка для слива – над ней и обливаюсь водой из ковшика. Безжалостно деру расчёской слипшиеся от грязи волосы.

Бритва!

Про неё не забыть! Сомневаюсь, что моя щетина представляет собою привлекательное зрелище. А барбершопов у нас тут теперь нет.

Всё!

Относительно чист и даже выбрит, пусть и не совсем тщательно. Плевать!

Теперь спать…

И коньяка глотнуть – это всенепременно!

* * *

– Ну и рожа у тебя… – качает головою торгаш. – Такое впечатление, что ты всё это время на хлебе и воде где-то просидел!

– Минное поле… – пожимаю в ответ плечами. – Там вес не очень-то наберёшь. Да и тот, что есть, скорее потеряешь, нежели найдёшь!

Торгаш явно в замешательстве. Как любезно сообщил мне Кувалда, меня тут уже все давно списали. И вдруг – нате вам! Тень отца Гамлета… Кстати, вот на тень-то я очень даже похожу. Килограммов десять точно куда-то испарилось. Но все карты спутывает запах коньяка – не пьют его бомжи по утрам! Ввиду отсутствия такового продукта в повседневном рационе. Я тоже не просто так соточку перед выходом накатил вообще-то…

– Так ты что же, всё это время там ползал?

– Не только там. Но большую часть.

Я уже в курсе, что аналогичное задание было выдано и бандитам Гавриша. Троих только вчера похоронили. В смысле списали, тел-то так никто и не отыскал.

– Тогда – колись! С чем пожаловал?

Интересуюсь за оплату – тут ничего не изменилось.

– Ладно, записывай…


А вот всю положенную плату я утащить просто физически не способен – сил маловато. Но для этого есть хорошо отработанная схема, так раньше ко мне таскали продовольствие. Вот подобным образом отработаем и сейчас. Кстати, всего забрать не смогу ещё и по той причине, что не все требуемое у господина Огрызко имеется в наличии. Ну да, надо полагать, заказчик авансом ничего не платил. Но тут уж я спокоен – свою репутацию торгашу я подтвердил ещё раз, так что кидка с его стороны не опасаюсь. Пока, во всяком случае. А вот дробовика у меня теперь нет. Ушёл к новому хозяину и пистолет. Ну, это не так уж страшно, благо что, точно такой же лежит в загашнике. Давно, кстати говоря, надобно и автомат освоить – лишним не будет. Кувалда, кстати сказать, предложил один интересный прибамбас. Винтовку. Самозарядную, но при необходимости может стрелять и очередями. Патрон у неё мощный, думаю, что и не всякий бронежилет такую пулю остановит. У винтовки имеется классный даже на вид прицел и здоровенный, почти на треть ствола длиной, глушак. Толстая такая труба… Всё это сооружение установлено на сошки.

Штука тяжеловатая и габаритная, почти метр, бегать с такой я точно не смогу. Так и не нужно – из неё надобно стрелять с большой дистанции, попробуй меня там ещё разглядеть-то! К винтовке полагается сотня патронов. Оказывается, так ещё и не все подходят-то! Какие-то специальные нужны! Ну, заманчиво, конечно, но я же не снайпер!

Охранник ухмыляется.

– Так и я – далеко не сверхметкий стрелок! Но на сотню метров из неё точно попаду! С таким-то прицелом!

От щедрот душевных он вытаскивает откуда-то пяток патронов и предлагает попробовать.

Глава 4

Улица и так-то не слишком оживлённая, а сейчас, после того, как мы сообщили бандитам о желании пристрелять оружие, она и вовсе опустела. А на точке – крыше пятиэтажки, нас ожидает двое парней Гавриша. Юрец Грузный и Тоха Антич – снайпер и его помощник. Это уже подгон от атамана – шепнули ему парни, кто тут будет оружие пристреливать.

– Наше вам! – приподнимает кепи второй номер.

– Салют! – неторопливо приподнимает ладонь Павел. – Ты, что ли, стрелок-то будешь?

Собеседник кивает в сторону – вон стрелок!

– Ну, чё… просвети нас, сирых, за этот ствол.

Юрец неторопливо берёт в руки оружие.

– Ну… штука в целом неплохая. СВУ-АС. Или, как тоже можно сказать, автомат снайперский. Не совсем, правда, штатная… тут с ней кто-то уже поупражнялся. Глушак сменили, да и прицел неродной.

Он в несколько движений разбирает винтовку. Стараюсь запомнить, ведь такой спец не всегда будет под рукой для консультации. Я, правда, ничего пока ещё по винтовке не решил, но, мало ли…

– Ну… ствол рабочий, стреляли с него… – снайпер вертит оружие в руках. – Приклад вон тоже малость подшаманили. Не факт, что лучше это, но лягаться будет не так свирепо. А вот прицел да, штука хорошая!

Он что-то сбоку нажимает и показывает мне.

– Вот сюда если нажать – это дальномер. Он тут встроенный. Расстояние выставлено в метрах. Точку красную видишь?

– Угу.

– А сейчас?

Он нажимает кнопку, и сверху высвечиваются цифры – сто тридцать четыре.

Ещё нажатие – и точка вдруг смещается. Приподнимается чуть выше.

– Тут внутри – баллистический калькулятор. Забиваешь тип патрона, вот он и показывает примерное смещение точки попадания на такой дистанции.

– А как это делать?

– Должна специальная такая таблица быть…

Кувалда озадаченно чешет в затылке.

– Пороемся, вроде там какие-то бумажки имелись.

Юрец усмехается.

– Чей ствол-то был?

– Да так… откинулся тут один клиент. Наверное, съел что-нибудь несвежее…

Ясно дело, скорее всего, сами они этого дядю и замочили где-нибудь. И очень даже может быть, что покойный был неплохо известен господину Огрызко. Оттого Павел ствол так и предлагает – из-под полы. Надо думать, что оружие это – весьма, между прочим, приметное, – торгашу тоже знакомо.

Отзываю Кувалду в сторону и задаю вопрос в лоб. Мол, сам-то я никаких проблем от его босса потом не поимею? Охранник некоторое время задумчиво покусывает губу.

– Не факт. Хозяин на прошлой неделе откинулся – аккурат у соседнего дома. Стрельнул кто-то издаля – и аля-улю! Мы когда подбежали, так он уже и не дышал. Небось и стрелка того спугнули, Олежка говорил, что кто-то там у соседнего дома шарахнулся. Но темнело уже… вот мы никуда и не сунулись. Ствол подобрали, ещё там барахло всякое…


Фиг его знает… может быть, это и похоже на правду, и охранник хочет сделать свой маленький гешефт.

– Так этот стрелок говорит, что и патроны какие-то особенные для этой винтовки нужны. Достанешь?

– Ну, ежели у нас нет таких, то у Прапора точняк такое добро отыщется! – успокаивает меня Павел. – С нами-то он цену ломать не станет, особенно, после того, как…

И тут он резко осекается.

Ага… вот, стало быть, кто Терапевта-то заказывал. Вот так хитрющая баба! Слышал я про этого торгаша, он мужик не из простых! Такого прокинуть – стальные яйца надобно иметь, тут за подобные вещи предъяву нехилую выкатить могут.

Юрец тем временем заканчивает осматривать винтовку и выносит свой вердикт.

– Ствол годный! С глушаком точняк Механик поработал. И с ударно-спусковым поколдовал. Ложе – тоже нештатное, карбон – такие штучки на заказ обычно делают.

– И?

– С собой таскать – милое дело! Хоть и вес в ней остался почти такой же, как и был, но в руках она теперь лежит… – стрелок аж языком поцокал от восхищения. – Годявая штучка!

– А стреляет как?

Наш консультант заряжает винтовку и осматривается.

– Машину видишь?

Метрах в двухстах от нас стоит полуразбитый грузовик. Видать, не справился водила с управлением и зацепил крылом столб. Машину, ясное дело, крутануло, вот она и вписалась бортом в стену дома. Тут-то её путь и закончился.

– Вижу.

Стрелок опускается на колено.

– Дах!

Блин… я думал, что она громче бахнет! Хотя если неведомый Механик над нею поработал… то, наверное, так и должно быть. Так я ещё и рядышком стою! Пуля напрочь снесла уцелевшее боковое зеркало у грузовика. Ну, насколько я понимаю в этом деле, попасть в столь небольшую цель из чужого оружия… тут неслабый талант иметь надобно!

– А мне попробовать?

Юрец ухмыляется и протягивает оружие.

Ну, в зеркало, я, разумеется, не попал. Не снайпер, этому полжизни учиться надобно! Но стекла в кабине побил добросовестно – ни одно не уцелело. Жаль, что патроны закончились.

– Для первого раза сойдёт, – кивает стрелок. – Полсотни патронов тут отстреляешь – и в человека метров со ста попадать уверенно будешь. Может быть – и с двухсот. А в городе тебе больше и не надобно, тут весь бой накоротке.

Хм, а ведь мужик дело говорит!

– Атаман тебя отпустит со мной поработать?

– На пару дней – легко. Для меня пока особых дел нет. А вот дальше…

– Пока и этого хватит. У меня тоже, знаешь ли, грузовика с патронами под рукой не имеется! Ну и, ясен пень, в долгу не останусь!

Винтовку я сторговал, отдав за неё практически все патроны к импортному оружию. Мне, один хрен, девать их некуда. Ну и ещё кое-что пришлось из загашников повытаскивать, не без того! Довольный таким поворотом дел Кувалда, добавил сверху ещё четыре пачки патронов к этой винтовке. И ещё полсотни я попросту купил у торгаша.

Так что на обучение боезапаса хватило. Снайпером я, конечно, не стал. Но в неподвижного человека с полутора сотен метров попаду теперь почти наверняка. Может – и не первым выстрелом, но уж вторым-то – однозначно!

Попутно, кстати, я с этим самым стрелком ещё много о чём поговорить успел. Дядя-то оказался очень даже знающим, прошёл огонь и воду и насмотрелся всякого. Кое-какими умениями он и со мной поделился, тем более что слушателя в моём лице он нашёл весьма благодарного и не прижимистого. А хрена ль тут жадничать, всего в могилу не унесёшь! Ибо, как я понял из некоторых разговоров, шансов выйти из города не имелось даже у куда как более опытных и умелых перцев. Я на их фоне был более чем незаметной величиной. Правда, осторожные расспросы снайпера и его второго номера я тактично «прокатывал». Мол, я просто связной, который много не знает. А вопросики были… очень, скажу я вам, непростые.

Спрашивается, других дел у меня, что ли, нет?

А каких, простите?

Сильно срочных не имелось. А вот неотложное было.

Поквитаться с Макаром и его присными.

Ибо географию своего присутствия сей персонаж понемногу расширял. К торгашам его доверенные люди уже тропку протоптали. А предложить там много чего можно было. Вот станет сей деятель серьёзной фигурой – и кранты! Рано или поздно наши дорожки пересекутся…

С чего бы? А с того, что на стеллаже у Огрызко я увидел те самые бутылки с бухлом, что посыпались из носилок макаровских подручных. Кто-то скажет, мол, мало ли похожих! Немало, соглашусь. Но с фирменными метками конкретного магазина «Ночной полёт» – не так уж и дохуя… И большинство бухла, выставленного на стеллажах торгаша, именно такие наклеечки и демонстрировало. Да и находился этот некогда фешенебельный магазин совсем недалеко отсюда. Так что шанс быть однажды опознанным прихвостнями этого «рабовладельца» был далеко не призрачным. Реальным – и вполне реальным! Вот я и оглядываюсь по сторонам… Каких-то совсем конкретных планов у меня не имелось. Так, намётки всякие. Более или менее ясными были только некоторые моменты. Вот от них я и решил отталкиваться.

* * *

Обычный дом – жилая девятиэтажка. Соседняя сегодня была вычищена бригадой «потрошителей», так нынче гордо именуются макаровские команды охотников за чужим добром. После их ухода, я туда тихонько наведался – целых дверей не осталось. Значит, завтра они «окучат» другой дом – тот, что стоит рядом. Ну, а порядок их «работы» я знаю. Первыми прибывают охранники, которые сразу же выставляют оцепление – на случай побега. Теперь только так! В своё время эти знания стоили мне выбитого зуба – закончилась синекура! Теперь не посидишь в тенёчке! Потом в дом входит группа охранников, которые поднимаются на самый верхний этаж, попутно проверяя все двери. Открытые квартиры быстро досматриваются на предмет наличия там людей и оружия. Ну и всего прочего, разумеется…

После чего группа ждёт наверху «таранщиков». Те, вышибая по пути все двери, спускаются – их сопровождает один из конвоиров. А те, что сидят наверху, дождавшись подхода «потрошителей», топают вместе с ними, по дороге обшаривая квартиры. Ну, сами-то они, понятное дело, не роются в чужих вещах – больше смотрят за «порядком».

За время моего отсутствия схема не претерпела особенных изменений. Нахрена, спрашивается? Всё же работает.

Железнодорожный «костыль» – тот, которым крепят рельсу к шпале, штука, по сравнению с паровозом, – практически незаметная. И абсолютно с ним несопоставима – ни по размерам, ни по массе. Но в ряде случаев, говорят, этот самый паровоз запросто может сковырнуть под откос. Я в кино такую штуку видел! Песчинка в часовом механизме – тоже, знаете ли, непорядок… А когда такая песчинка не одна?

Входная дверь в подъезде была традиционно железной. С непременным кодовым замком, который, по причине отсутствия электричества, не работал. Держа автомат наготове, в темпе пробегаюсь по этажам. Какие-то двери распахнуты, большинство же заперто. Да этот дом никто, похоже, не потрошил ещё. Но что гораздо важнее, здесь никто сейчас не обитает. Нет ничьих следов, да и пыль на лестнице (откуда, кстати, она здесь берётся?) никем не потревожена. По лестнице точно не ходили дня три-четыре.

Спускаюсь вниз и привязываю к рычагам дверного доводчика гранату «Ф-1». Вытаскиваю чеку и укладываю гранату рычагом на штанги доводчика. Она тут до скончания веков так пролежать может. Ветра нет, да и не представляю я себе настолько сильный его порыв, чтобы массивная дверь вдруг распахнулась. Поднявшись на площадку второго этажа, приоткрываю окно и, выбравшись на козырёк, закрываю створку за собой. Лёжа на козырьке, осматриваюсь по сторонам. Нет, никого поблизости не видно, и ничего не указывает на присутствие тут посторонних. Осторожно спрыгиваю на землю и быстро удаляюсь от дома.

Площадку для наблюдения я себе оборудовал в отдельно стоящей хозяйственной постройке. Распахнул дверь и выбросил на улицу всякий хлам – пусть все видят, что тут уже кто-то пошуровал. И всё ценное давно уже вынесли. Так что интереса в плане потрошения указанное строение не представляет никакого. А сам, проигнорировав все комнаты, забрался аж под крышу, положив на стропила несколько досок. В слуховое окошко открывается относительно приличный обзор на покинутый мной дом.

Вот теперь можно и поспать! Да и времени уже много, на улице темнеет.

Кстати, вывод из произошедших событий я сделал – и наручные часы завибрировали у меня на запястье. Это у них будильник такой, может пищать, а может и вибрировать. Подобного добра у торгаша навалом, да и стоят они недорого. Звук я отключил сразу же, помню, как в каком-то кино главного героя такая штука чуть не спалила. А здесь не кино, и второго шанса никто мне не даст. До прихода макаровской братии, я даже успел слегка перекусить, вскрыв банку консервированной фасоли. Спустившись вниз, даже по-быстрому сходил в туалет, забравшись в одну из комнат. Вылезать для этого на улицу не стал, мало ли… Это по вечерам тут никто старается не ходить, а вот шанс встретить незваного гостя утром – достаточно велик! Я лучше темноты дождусь, есть у меня козыри и на этот счёт.

Глава 5

Охрана и «потрошители» прибыли минут через тридцать. Об их приближении стало известно по тому шуму, который издавался «таранщиками», – «бревно» иногда сбрасывали просто на землю, давая передышку уставшим плечам. А эта железяка, падая с почти двухметровой высоты на асфальт, издавала весьма громкий звук! Метров за пятьсот его было слышно очень даже хорошо. Ну да, помню я, как выглядела процедура транспортировки данного девайса к месту работы…

Вот они… Серая колонна появляется из-за угла дома. Теперь – перекур. Рабы отдыхают, ожидая, пока охрана займет позиции по периметру и несколько человек поднимутся на верхний этаж дома. Что ж… я тоже этого жду. Взрыв прозвучал как-то глухо. Наверное, потому, что металлическая дверь уже успела закрыться за спинами вошедших – сработал тот самый доводчик. Но на эффективности боеприпаса это никак не отразилось – дверь сорвало с петель и вынесло наружу. А внутри заорали сразу на несколько голосов.

И сразу же на площадке перед домом начался неописуемый бардак! Охрана периметра навострила уши, зашарив стволами по окрестностям. Пара человек бросилась к подъезду, держа оружие наготове. Туда же погнали и рабов. И вскоре я мог наблюдать результаты своих трудов. Судя по внешнему виду тел, одного прихлопнуло наглухо, и ещё трое оказались ранены. Они-то сейчас и орали во всю глотку. А вот ещё один деятель не пострадал. Но глядя на то, как он наклоняет голову, пытаясь разобрать обращённые к нему вопросы, можно предположить, что уж по ушам-то он схлопотал изрядно. Оглох, попросту говоря.

Что ж, неплохо для первого раза!

Как и следовало ожидать, вся работа в этот день накрылась медным тазом. Рабы, с удовольствием бросив на месте проклятое «бревно», потащили на базу раненых и покойника. Ощетинившись во все стороны стволами, конвой последовал за ними. Я не стал никого провожать, чай, не дети малые, дорогу и сами знают неплохо. А вот «разбор полётов» мог последовать – и к этому стоило подготовиться! Поэтому, убедившись, что все гости покинули данное место, я ужом проскользнул к оставленному «промышленному оборудованию» и подсунул под него расчекованную гранату. Риска тут никакого почти не имелось, тяжеленная железяка надёжно гарантировала удержание спускового рычага.

А теперь садимся и ждём. Группа расследования притопала сюда через пару часов. Понятное дело, что свою засидку к тому времени я уже покинул. Правда, по врождённой (а может быть, и по приобретённой) злобности там тоже осталась граната – и тоже без чеки. На тот случай, если кто-то окажется настолько упёртым, что полезет на чердак. Что ж, там его будет ожидать неприятное открытие… А смотреть в оптику можно и с достаточно большой дистанции, хрен меня кто-то там разглядит. Так оно и вышло – народ, который притопал сюда с целью поиска неведомых злодеев, начал свою деятельность с тщательной проверки подъезда. Логично и вполне ожидаемо. Также естественно, что результаты их побегушек вверх-вниз ни к чему не привели. А вот по окрестностям они лазить не стали. Что ж, гранатой больше… Также ожидаемо на горизонте нарисовалась утренняя толпа – но уже в обновлённом составе. Охрана была усилена (зачем?) и состояла из новых лиц.

Всё по шаблону, ну никакой у людей фантазии и творческой жилки! Заняли позицию, осторожно зашли в подъезд – и новый взрыв опрокинул на этот раз «таранщиков». Железяка опять грохнулась на землю. Сильно сомневаюсь в том, что у кого-то возникнет непреодолимое желание приподнять её ещё раз. Даже и под стволом… А вот ни секунды меня не терзают сожаления о том, что досталось на этот раз рабам! За дело, между прочим! Кто меня по башке палкой колотил – не они ли? И когда я на цепи сидел, никто даже сухаря не кинул! Ладно, сухарь, хуй с ним, спишем на голод. Воды – и той глотка никто не дал! А уж её-то там хватало… Давали вам возможность сбежать – что ж никто даже не попробовал?

«Умри ты сегодня, а я завтра!» – шакалий лозунг. Но именно среди них он в ходу. Что ж, чего просили – то и огребли! Словом, работа явно не задалась. Провожая взглядом удаляющуюся колонну, прикидываю, что уж сегодня-то никто сюда точно больше не придёт. А у меня дел достаточно… теперь предстоит лезть под землю.

* * *

Крайне неприятным сюрпризом явилось неожиданное отсутствие воды. Открытые поутру краны только печально прохрипели. Всё это время Макар как-то не задумывался о том, что вода может вдруг иссякнуть. Но это произошло. Понятное дело, что смерть от жажды тут никому не грозила. Уж чего-чего – а всяких там банок и бутылок с разными напитками на складе было предостаточно. Но не станешь же умываться минералкой? А варить суп на пиве – это хоть и экзотика, но какая-то явно не местная.

Надо сказать, что и на этот случай бандиты кое-какие меры предприняли. Пробежавшийся по окрестностям патруль, установил, что в некоторых местах вода в кране, как это ни странно, присутствовала. А во дворе давно ждала своего часа бочка на колёсах. Пять минут на подготовку – и влекомая рабами водовозка выехала за ворота. До места добрались достаточно быстро, гораздо больше времени ушло на наполнение бочки. Пришлось таскать воду двадцатилитровыми канистрами. Ладно, с этим управились. Заодно, наполнили и те самые канистры – про запас. Из-за поворота стали видны ворота на базу – и в этот момент вскрикнул один из рабов! Опустился на землю и схватился рукою за ногу. По ней стекала кровь. Выстрела никто не слышал. Не в последнюю, наверное, очередь потому, что у импровизированной водовозки отчаянно скрипели колеса.

– Бросьте его! Доковыляет как-нибудь! Вода! Толкайте бочку! – гаркнул охранник, озираясь по сторонам.

Ага… хуй там…

После третьего раненого стало понятно – бочку толкать никому не дадут. А горластый конвоир получил пулю в бедро, после чего надолго выбыл из игры. Кое-как, поддерживая друг друга, рабы добрались до ворот базы. Конвоира так и бросили – на дороге, преграждая к нему доступ, красноречиво заплясали фонтанчики пыли. Намёк был понят правильно – желающих сложить голову не нашлось. Впрочем – и не потребовалось. Раненый испустил дух уже минут через двадцать. Во всяком случае, он перестал отвечать на окрики и более не шевелился. После некоторого затишья в окнах бараков появились стволы – Макар был готов к бою. Вот только стрелять было не в кого. Ещё через час, соорудив из подручных материалов щиты, несколько охранников выбрались из ворот. Никто по ним не стрелял.

Отважная четвёрка добралась до бочки – опять тихо. Но сдвинуть таким количеством людей полуторатонное сооружение… задачка далеко не самая простая! Ну раз нельзя утащить бочку, то можно, по крайней мере, прихватить с собою парочку канистр! Понятно, что на сотню человек этого мало, но, хоть так! Сняли две канистры – тихо. И чуть только отбежали метров на десять, как по одному из щитов садануло! Навылет – в безобразную дыру можно было рассматривать окрестности. Щит это оружие не держал. Вообще никак. Но хоть какую-то защиту он всё же давал… пусть и иллюзорную! По крайней мере, человека закрывал – прицельно уже не пальнёшь! С тяжёлой канистрой и щитом бежать трудно. Что-то одно придётся бросить. И что же? Бросишь воду – прибьёт Макар. Щит – застрелит снайпер. А если рискнуть? Первый же такой «рисковый деятель» далеко не убежал. Сначала он схлопотал по щиту. Пробив его, пуля ударила бегуна в плечо. На дорогу шлёпнулся обрез.

А рядом с ним, зажимая рукой рану, свалился хозяин. А откатившаяся в сторону канистра была в свою очередь прострелена – весело булькая, вода потекла на дорогу. Вторую канистру бросили сами – и никаких выстрелов не последовало. Чего нельзя сказать про базу – оттуда ударил прямо-таки шквальный огонь! Стреляло всё подряд – от пистолетов до автоматов. Даже и дробовики, хотя до ближайшего дома было около восьмидесяти метров. И никакая дробь до снайпера не долетела бы даже теоретически. Эти ли стрелки постарались, или кто другой – но пробили и вторую канистру тоже. Правда, уцелевшие патрульные до укрытия всё-таки добрались без потерь. Так что тут противника переиграть получилось. Впрочем, он тоже недолго оставался в долгу – и со звоном осыпались стёкла в окнах. И пусть злодей стрелял издали, легче от этого не стало. Пули легко пробивали тонкие металлические стены легко возводимых построек. А чего-то капитального тут почти и не имелось… Да на базе пока никто не пострадал, огонь был скорее беспокоящим. У народа хватало ума не вылезать из-под прикрытия.

Сделав несколько выстрелов, злодей умолк и никак более себя не проявлял. Но легче от этого никому не стало. Совсем недавно были завершены работы по укреплению периметра базы. Добавочным стимулом к этому послужил побег одного из проштрафившихся рабов. Теперь все подходы к баракам и заборам опоясывала ещё и колючая проволока. Не говоря уже и о прочих заградительных сооружениях, которые возвели ещё раньше. Так что пролезть тайком или проскочить бегом через все эти препятствия – лучше было и не пробовать! А вот теперь внезапно оказалось, что на базе есть только один вход – он же и выход. Макар с трудом мог себе представить тот момент, когда бы его вдруг взялись штурмовать – но к этому на всякий случай подготовился.

И вот теперь оказалось, что никакого штурма пока не ожидается, но выйти в город почти невозможно. Подготовка сработала против него. Главарь бандитов прекрасно понимал, что против них работает всего несколько человек – не больше десятка. И взять такими силами укреплённую базу – задачка невыполнимая. Даже и чисто теоретически. У этих стрелков явно есть какая-то иная цель… но, какая?

– Вот что… – окликнул он одного из подручных. – Есть мысль…

Глава 6

Когда на воротах базы появился человек с белым флагом, я мысленно поставил себе пятерку. Всё же бандиты – люди, которых можно просчитать. Не так чтобы сразу легко, но всё же… Мне думалось, что Макара я более-менее понял. Он мужик в принципе неглупый и с головою дружит. Но вот сам создал такую ситуацию, в которой попросту не может иначе поступить. Он вынужден поддерживать тот самый образ крутого и оттопыренного перца, который выстроил в глазах собственного окружения. Вот кто бы мне сказал, за каким хером ему сдалось бухло из элитного магазина? Да на складе подобного добра хоть залейся! Нет, посылает рабов к торгашу… Девицы эти. Их несколько. И он ими ни с кем не делится. И не собирается. Что, гарем себе завёл?

Нет тут всё проще. Он крутой. Выше и сильнее всех окружающих. И потому может позволить себе то, чего другие лишены. Бабы и элитное бухло – именно из этой оперы. Меня тогда на цепь прилюдно посадил – мол, вот что будет с тем, кто рискнёт ослушаться всемогущего босса! Элемент устрашения, да… А по сути обычный домушник. Воевать ни с кем не собирается, оттого и базу свою постоянно укрепляет, чтобы даже мысль подобная ни у кого не возникала. Мол, тут все и лягут – на ближних подступах. Прочие главари банд заняты расширением территорий, подгребают под себя ценные объекты или даже районы пробуют оттяпать. А этот только квартиры и потрошит. На какой-нибудь склад или торговый центр претензии заявить – ссыкотно, там тоже зубастые парни могут повылазить со всех сторон. А за квартиру никто и не спросит… Кто, скажите на милость, мешал ему бочку заранее водой наполнить? Нет, утешал себя мнимой крутостью. Типа да кто на меня рискнёт потянуть?! За это и плати! За самоуверенность… Парламентёр, однако, протопал уже метров сто и подходил к водовозке. А ему тоже страшновато. Оружия не видно, ну хоть на это ума хватило. Ещё метров пятьдесят, сбавляет скорость, не хочет из зоны видимости уходить. Ну, в принципе мне уже достаточно.

– Не поворачивайся!

Парень так и замер, даже ногу в воздухе задержал.

– Чего тебе нужно?

– Макар… он хочет знать, кто вы и что хотите?

– Заказ у нас… от Хищника.

– От кого?!

– Оглох? – мой шёпот звучит странновато, но так даже лучше.

– Нет-нет… просто я про него не слышал.

– Теперь услыхал. Так вот, у нас заказ на вашего босса. Ну и на всех, кто под ногами путаться станет.

– Сколько вы хотите?

Так, стал бандит торговаться. Ну, правильно, воевать-то он явно не хочет!

– Пройди вперёд.

Там, в канаве, под тряпкой кой-чего лежит… В указанном месте обнаруживается цепь. Та самая, с обручем, который некогда опоясывал мои бока. Ох, пришлось мне в своё время попотеть, распиливая проклятые гайки…

– Узнал?

– Э-э-э…

– Вы унизили нашего человека – посадили его на цепь. Тот, кто это сделал, должен занять то самое место. И тогда мы уйдём. Но не раньше, чем увидим это своими глазами! Ну и кой-чего со склада вы нам отгрузите – это вообще не обсуждается!

– А если мы откажемся?

– Да и хуй с вами! Нам вообще-то с головы платят… Больше заколбасим – больше и получим. Всё, закончили базар! Цепь не забудь!

* * *

Не примет Макар такого предложения – для него это немедленная смерть! Свои же в клочки порвут, только прояви он хоть малейшую слабость. Да, ему страшно и он не хочет воевать. Но вынужден. А страх – это очень плохой советчик… Со стороны базы грохнул залп – вот и ответ. Сегодня они на прорыв не пойдут – главарь выдаст со склада запасы питья. А там больше алкоголя, нежели питьевой воды. Причём – сильно больше… Одного только пива – хоть купайся! А поддавшим людям проще очки втирать. Не опасается атаман штурма, уверен в своих укреплениях. Так своим и подаст – мол, у нас тут крепость, которую никому не взять! Ну сколько ещё смогут высидеть в развалинах какие-то там снайпера? А у нас – еда и выпивка – всего хватает! Несокрушимые укрепления! И склад с одеждой! А морду умывать – они тоже пивом собираются? Когда поутру со стороны ворот раздалась беспорядочная стрельба, я понял – утренний бодун вступил в свои права.

Ничего удивительного – пить хотят все. А если всю ночь хлестать пиво и алкогольные коктейли – то к утру наступит вполне прогнозируемое состояние. Стало быть, вскоре у кого-то взыграет смелость – и попрёт такой вот деятель в безрассудную атаку на неизвестного врага. Когда я планировал данную операцию, то исходил из нескольких основных моментов. Бандиты не привыкли к длительным действиям. Наскок – это да! А вот медленное и упорное противостояние им не свойственно, народ быстро заскучает и начнёт выражать свое неудовольствие. Кем? Неведомыми стрелками? Так им похуй… если и ответят, то пулей, а с этим аргументом не поспоришь! А кто тогда ещё виноват? Не сам же конкретный бандюган? Атаман – вот с него и спрос!

Раз ты тут главный – думай! И решай, как нам всем вылезти из этой задницы. В которую, между прочим, мы попали по твоей вине! По трезвому рассуждению, на базе могли вообще на меня забить. Большого вреда я причинить не мог. Вполне возможно поднять рабов и прокопать ходы сообщения между ключевыми точками. По ним и ходить – никакой снайпер ничего не сделает. Еды и всяких напитков – два полных склада. За год не сожрать! Нет вообще никакой нужды за забор вылезать. Но… Тогда кто-то другой обнесёт квартиры, которые ещё не успели выпотрошить. И заберёт всё то, что бандиты уже считают своим!

Да и потом… тут, насколько я мог судить, включается уже совсем другое обстоятельство. Ты ушёл с рынка… Нет, пожалуй, тут какое-то иное слово напрашивается… Короче – ушёл! Сам, по своей воле. И твоё место будет очень быстро занято теми, кто там остался. И не светит тебе по возвращении ровно нихрена. Сам виноват! Другие – остались, пахали, положение себе зарабатывали, авторитет, а что делал ты? Бухал и вкусно хавал? Ну, так теперь не обижайся! Макар мог отдать команду на прорыв. И что бы я сделал с тремя-четырьмя десятками бандитов? Ну, человек пять-шесть бы положил, а прочие добрались до моей позиции. И всё – вилы!

Вот Гавриш бы не колебался. И команду бы отдал, да и сам впереди пошёл. Выжил – батька! И никаких сомнений ни у кого не останется. Но тут не тот типаж.

Гавриш – бандит. Ну… почти бандит. Но уже точно не уличная шпана. Жёсткий, решительный. Крови – что своей, что чужой – не боится. Готов пролить. А вот Макар – обычный домушник, индивидуалист и одиночка по жизни. Подфартило ему, успел сколотить банду. Но мышление осталось на прежнем уровне. Такой не встанет впереди своих парней и в атаку их не поведёт.

Результат?

А вот и посмотрим… Но что-то мне подсказывает, что авторитет в подобной обстановке можно потерять очень быстро! Если главарь вступит сейчас в переговоры, то «лицо потеряет» однозначно и сразу же. Его же подручные такого не поймут. А вот пойдёт ли он сам в атаку? Сомневаюсь…

* * *

Макар в атаку не пошёл. Но и не стал мешать это делать другим. Теперь, пожалуй, понятно, почему он не препятствовал пьянке. Небось, ещё и дополнительно народ угостил – мол, с барского плеча… Когда из ворот, беспорядочно стреляя на ходу, выметнулось десятка полтора бандитов, я благоразумно не стал засвечивать свою позицию бесполезной стрельбой. Я ещё не настолько снайпер, чтобы попасть в бегущего человека. Да и так, в общем, понятно, куда они побегут. То самое место, где вчера происходило общение с парламентёром, – раз. Водовозная бочка – два. А обшаривать все прочие дома – тут народа явно недостаточно для подобных целей. Поэтому быстро сворачиваю манатки, винтовку за спину – и ходу! Подбадривая себя стрельбой и матюгами, бандиты добежали до бочки. Часть народа тотчас же начала толкать её в сторону ворот.

А оставшиеся бросились к тому месту, где вчера происходило общение с парламентёром. Где-то там и должен сидеть один из этих. В подъезде или в квартире первого этажа – с большей дистанции шёпот был бы не слышен. И их догадки отчасти подтвердились – там, действительно, кто-то раньше находился. Ибо оставил, уходя, неприятный сюрприз! Наученные горьким опытом, бандиты не стали переть в подъезд всей толпой. Рассредоточились, взяли дверь на прицел – и только после этого, привязав верёвку к дверной ручке, изо всех сил за неё дернули. А что? Во всех фильмах спецназ именно так и поступает! Дверь бухнула о стену – никаких гранат на ней не оказалось. Правда, имелась тонкая бечёвка… которая, в свою очередь, дернула за что-то там внутри. И с козырька над подъездом свалилась граната. Видимо, из большой жадности, прежний хозяин её привязал проволочкой к какой-то там железке, чтобы она не упала на землю. Но вот взорваться это проволочка не помешала! А поскольку большая часть бандитов лежала на земле, и граната рванула у них над головой.

Словом, прилетело многим.

Правда, не смертельно. Но сильно легче от этого не стало. Уцелевшие, благоразумно оценив собственные силы, никого на базу не потащили. Да и в подъезд никто не сунулся, мало ли туда ещё могли понапихать всякой гадости? Отволокли, постоянно озираясь по сторонам, пострадавших товарищей в сторонку. Кое-кого даже перевязали, насколько хватило бинтов. А хватило не на всех, подобного добра никто особо с собою не таскал. Лишняя пачка сигарет – это всегда нужно, а бинт… нафиг он вообще? Макаровские прихвостни боёв не вели. Один из уцелевших заторопился на базу – пригнать рабов, чтобы вынесли раненых. А самому утащить кого-нибудь, надо полагать, в лом? Лень – это не всегда хорошо! Впрочем, это понимают не все, да и далеко не сразу. Но в данном случае судьба сделала исключение из правил – прямо около ворот бандит схлопотал уже свою пулю. Не насмерть, но идти уже не мог. А затолкавшие внутрь водовозку, его «товарищи» резонно полагали свою миссию оконченной – под пули снайперов никто из них вылезать не пожелал. Он же, в конце концов, не один снаружи оставался? Вот пусть друзья и помогут!

К тому времени, когда до заворотных сидельцев дошло, что помощь требуется не только этому конкретному типу, к некоторым пострадавшим она уже безнадёжно опоздала.

Что ж, можно подвести итоги дня. Бандиты, потеряв безвозвратно троих, и заимев примерно столько же раненых, триумфально отбили водовозку. Никаких потерь противнику нанести не удалось, ввиду отсутствия такового в зоне видимости. Ну, если это победа, то я – папа римский! Так ещё и не вечер! И последнее слово ещё не сказано. Уж и не знаю, какие словеса высказал своему воинству Макар, но немного он их воодушевил. Что не могло не сказаться на общем настрое. Радостное гоготание было слышно даже на моих позициях. Что ж, флаг вам в руки… подождём. Спешить мне особо некуда. И поводов для расстройства тоже не имеется. Напротив – только погибшими противник потерял почти десяток человек, да столько же, если не больше, у него пострадавших. А с моей стороны потерь никаких не имеется. Более того, по некоторым причинам у меня теперь имеется небольшой временной лаг, который я использую в своих интересах. Так что ныкаем в укромном месте излишки снаряжения и выдвигаемся в сторону дома.

Глава 7

– И всё? – приподнимает бровь Юрец. – Больше ничего не нужно?

– Нет. Заказчику хватит и этого. Плачу, как и уговорились, с головы. С напарником рассчитываешься сам.

Снайпер вопросительно смотрит на атамана. Гавриш солидно кивает.

– Ну, раз начальство не возражает… – пожимает плечами Грузный.

После того как за стрелком закрылась дверь, кладу на стол радиостанцию и зарядное устройство.

– Она настроена. Два раза в день, в десять утра и в десять вечера, включай её на двадцать минут. Спросят «Бродягу» – это тебе.

– А кто будет спрашивать?

– Хищник… кто ж ещё? Меня сейчас могут неслабо припахать, а вопросы иногда бывают срочными.

На столе появляется лист бумаги.

– Здесь описания тайников. Запомни и никому это не показывай! Там могут быть инструкции, аванс какой-то или ещё что-нибудь – не знаю. Тебе назовут номер тайника и ничего более. Если что-то непонятно, то ответ передаёшь таким же образом. Выходишь на связь, называешь свой позывной и номер тайника. Тебе должны подтвердить получение.

Атаман солидно кивает и задаёт ещё несколько вопросов. Надеюсь, мои ответы оказались исчерпывающими.

Отбитие водовозки Макар отметил неслабым кутежом. По этому поводу со склада выдали водку и усиленный паёк. А поварам было приказано расшибиться в пыль – но накормить народ получше. И они постарались. Неведомые стрелки никак себя не проявили, и это тоже дало лишний повод для носозадирания. Мол, отбились! Даже рабам кое-что с барского стола перепало.

А с другой стороны, атаман понимал, что никакой победы, собственно говоря, и не было. Противник попросту отошёл, не желая принимать ближний бой. Что ж, свои выводы Макар сделал. Завтра же будут выставлены секреты на дальних подступах! Чтобы никакой больше снайпер не смог бы провернуть подобную штуку! По уму – так надо бы это сделать уже сегодня… но главарь трезво оценивал боевые качества своего воинства и поэтому не стал отдавать никаких приказов. Приказывать можно тогда, когда есть уверенность в исполнении порученной задачи. А с этим у бандитов был некоторый напряг… Выгнать кого-нибудь в ночь за ворота? Ага, щас, так они и пошли… Ладно, будет утро – тогда и посмотрим.

* * *

Но поутру внезапно возникли новые проблемы, и стало не до выставления секретов. Все атаманово воинство, не исключая рабов, неожиданно пробил сильнейший понос! Виноваты ли в этом были повара или к тому имелись какие-то иные причины, но чисто военные надобности резко отошли на задний план. Толпа, не исключая и самого главаря, дружно ломанулась к туалетам. А здесь надо сделать небольшое отступление. Среди подручных атамана нашлись в своё время люди соображающие. И организовали на заднем дворе постройку туалетов. Примитивных, «типа сортир», но свою задачу они исполняли. И в самом деле, сотня человек, собранных в относительно небольшом по размеру месте, способна столь быстро и «качественно» загадить всю округу, что жить там станет очень и очень некомфортно. Указанные постройки этот вопрос решали.

Раньше…

Ибо первый же страдалец, направившийся к вожделенному домику, схлопотал пулю в ногу – и у него разом возникли уже гораздо более насущные проблемы.

Снайпер на этот раз стрелял откуда-то издалека, даже звук выстрела пришёл совсем не сразу. Но на точности огня это сказывалось незначительно. Он попадал всегда. И вёл огонь по всем подряд – третьим подстреленным оказалась женщина из числа макаровских «подруг». Когда на подступах к туалетам лег пятый – на этот раз убитый наповал, народ бросился кто куда. Не до эстетики! И дышать стало совсем некомфортно… Рассвирепевшие бандиты рванулись было из ворот, и там потеряли ещё двоих – вчерашний стрелок никуда не ушёл. Да убило только одного, но легче от этого не стало никому. Выход по-прежнему оставался перекрыт.

Грохнули автоматные очереди на кухне – приговорили поваров. Передвигаться по территории стало вообще невозможно – снайперы простреливали даже самые укромные уголки. К полудню бандиты насчитывали уже пятерых убитых наповал, восемь человек было ранено. Выгнали рабов, чтобы те поставили фанерные щиты вдоль проволоки. Так Макар рассчитывал затруднить обзор стрелку, который держал под огнём внутренний дворик, не давая никому подойти к туалетам. Да и прочие места он ухитрялся обстреливать, даже в окнах бараков людей доставал. Не моргнув глазом, снайпер переключился на рабов – замертво легло четверо. Побросав работу, оставшиеся люди метнулись кто куда.

В рядах макаровского воинства осталось восемнадцать боеспособных «штыков»…

– С тебя за четырнадцать уработанных причитается, – Грузный с сожалением отставил в сторону пустую банку с пивом.

– Базара нет! – согласно киваю я. – Как предпочитаешь получить? Баблом или по-другому как-то?

– Деньгами… по две тысячи с головы, как и условились.

Протягиваю ему записку.

– Торгаш выдаст, с ним договорённость соответствующая имеется. Вопросы?

Юрец открывает вторую банку.

– Да есть один… Ты, как я посмотрю, парень непростой…

– Ну и не слишком сложный. Для близких – так и беспроблемный ещё.

– Такая работёнка у тебя часто подворачивается?

– Не слишком. Но… скажем так, бывает иногда.

– Ну, ежели мы с тобою договоримся… то и цена уже немножко иной может быть. Ты-то ведь в доле сидишь, так?

– Не без того. Но и сам работаю тоже.

– Видел. Не скажу, чтобы грамотно, но на первое время сойдёт. Для сельской местности.

– Так я ж ни разу и не снайпер! Команда поступила срочная, своих подтянуть не успели…

– А я о чём? Может, в следующий раз никого и подтягивать не потребуется, а? Своими силами обойдёмся…

– Мысль разумная! Доложу!

– Во-во! – кивает стрелок. – Ну и я в долгу не останусь…

Он уходит, а я возвращаюсь на своё место. Засидки у меня тут теперь три, и я постоянно между ними перемещаюсь. Но на базе бандитов пока не видно никакой активности, так что есть время перекусить и подумать. Моя задумка со слабительным оказалась даже эффективнее, нежели я предполагал. Аптек в городе много. Правда, большинство из них уже разграблено, так что найти там хотя бы бинт – задача нетривиальная. А вот слабительное никого особо не заинтересовало. Во всяком случае, я его отыскал достаточно быстро. Растолок молотком пару десятков пачек и высыпал все подряд прямо в цистерну. За ночь это добро там растворилось, а в процессе перемещения водовозки содержимое бултыхали многократно. Какая уж там доза получилась, неизвестно – но эффект я имел возможность лицезреть. Народ плющило не по-детски, даже о самосохранении позабыли. Если бы у меня стояла задача перебить как можно больше бандитов, я нехило бы в этом преуспел. Но для этого есть Юрец – уж его-то никакие угрызения совести не чешут абсолютно!

Разумеется, я не могу взять базу штурмом. Даже при помощи людей Гавриша. Оборона там всё-таки неплохо продумана, и потерь не избежать. Да и в осаде Макар может сидеть достаточно долго. Еды и снаряжения там вполне достаточно.

Идти на прорыв… Это под огнём-то снайперов?

Ну-ну…

Настолько бандиты ещё не ополоумели. До домов ещё надо добежать. Триста метров по относительно открытой местности. И сколько народа при этом ляжет? Потери осаждённых я оптимистично оцениваю человек в двадцать пять – тридцать, включая, разумеется, раненых. А всего их имелось чуть менее полусотни. И скольких человек может послать на штурм Макар? Кто-то ведь должен и базу охранять! Тех же рабов… их тоже десятка три было. Как ни крути – а больше десятка не получается. Интересно, как скоро они просекут, что воду пить нельзя?

Но так или иначе, а кое-какой план на вечер у меня уже есть. Макар базу не бросит ни при каком раскладе – для него это крах всего. Значит, будет там сидеть до последнего. И уж совершенно точно на посту стоять не станет – забаррикадируется в своих хоромах. Не один, человек пять-шесть с ним всегда ходят. Будем считать, что все они живы. Значит, шесть-семь человек можно легко со счёта сбросить – они на улицу не полезут. Будут охранять атамана. Постов на базе три – все парные. Но все ли сейчас там боеспособны? Кто-то ведь должен подменять часовых, патрулировать территорию… Юрец пристрелял и ночную оптику, теперь темнота мне большой помехой не станет. А свою неопытность в точной стрельбе на большие расстояния я вполне могу скомпенсировать сокращением дистанции. Никто из охраны не рискнёт включать фонари – Грузный уже приучил народ к тому, чтобы они особо не высовывались.

Конечно, участие в деле такого спеца мне бы очень даже помогло. Да что там – он бы мне вообще все проблемы решил! Но… он неминуемо где-то бы и проболтался – мол, все эти жмуры – моя работа! И где тут мои заслуги? А нету… Так что, хочешь жить – не пищи и не жалуйся! А хочешь хорошо жить – тем более! Своими ручками и ножками, дорогой! Работай!

Глава 8

Откровенно говоря, ползти на брюхе две сотни метров – совсем не кайф. Я бы даже другим словом это назвал. Но кое-как, с матом в душе всё же добрался до загодя облюбованной точки. Результаты моего сиденья на цепи, они, между прочим, не только в изучении собственно базы заключались. Подходы тоже удалось разглядеть. Правда, только с одной стороны. Но вот сейчас я смотрю на эти же строения с другой – и разница есть! Понимаю, что вот за тем пригорком есть «мёртвая зона», а вот тут – промоина, по которой можно проползти вон туда… Так что пользу можно извлечь из любого неприятного положения. Вот, правда, не все могут эти знания применить, ну так это жизнь! Она у нас хитрая штука… А смотреть в ночной прицел прикольно! Днём все это видно совсем иначе. А ещё есть любопытная особенность – включаешь подсветку, и многие обычные предметы начинают светиться! Я про такие штуки раньше читал, это фокусы инфракрасного осветителя. Но читать – это одно, а вот наблюдать самому… К чему я это вообще?

В бытность «работы» сторожевой собакой видел я, как стирали куртки и верхнюю одежку бандитов. Особых изысков при этом не наблюдалось. Корыто, вода и стиральный порошок. Это отложилось где-то на заднем плане сознания – просто на всякий случай. И только дома, собираясь к торгашу после возвращения, я сбросил старую одёжку, чтобы сменить её на запасную. А грязное решил постирать. Порошок же оказался тем же самым, что использовался и у макаровских рабов. Ну, простирнул брюки, высушил. И только опробуя перед выходом прибор ночного видения, обнаружил, что брюки в нём видны как-то по-особенному. Глянул на куртку – тут всё, как обычно, никаких там разводов и пятен. И никакого свечения. Заинтересовался, намочил рукав, присыпал порошком – сполоснул и повесил сохнуть. И через пару часов наблюдал то же самое! Что-то не так с этим порошком… или надо лучше полоскать простиранное? Вспомнив бандитских «прачек», только усмехаюсь. Не наблюдал я там особого старания…

Вот сейчас на практике и проверим!

Первая смена тут в час ночи. Во всяком случае так было раньше.

Лежим, смотрим…

Дергающееся пятно я заметил раньше, чем разглядел подходящих из глубины двора людей. Когда они подошли ближе, стало понятно, что отсвечивают брюки на одном из подходивших бандитов. Надо полагать, что их не так давно стирали… Сменщики особо не прятались, по ночам по ним никто не стрелял. А освещения тут не имелось. Что ж, тут метров сто или чуть больше. Идут они неторопливо, по сторонам туда-сюда не виляют. Прицельная марка легла на грудь переднего.

Палец аж судорогой свело!

Но подожду…

Стукнула дверь – это навстречу сменщикам выбрались караульные. О чём-то коротко переговорили, забросили оружие за спину и потопали спать. Что ж, они свою смену оттарабанили, им можно. Дождавшись, когда они скрылись из виду, переношу внимание на караульную будку. Кое-какие выводы из произошедшего бандиты сделали – передняя стенка будки обложена мешками с землей. Пуля, даже из винтовки, не пробьёт. Так что укрытие у них имеется. Но по своей всегдашней лени, прикрыв мешками переднюю стену, макаровские прихвостни этим и ограничились. Впрочем, я их логику вполне понимал. Стреляли-то по ним всё время с одного и того же направления, так? Ну, вот они оттуда и закрылись. Чтобы выстрелить по двери – надобно зайти сбоку, а днём часовые это заметят. И, разумеется, никто не сомневался в том, что такого незваного гостя грохнут тотчас же. Да и не лез до сих пор сюда никто. Отсюда – пробовали, и даже успешно. А вот обратного процесса я не припоминаю.

Смещаюсь ещё правее – совсем к стене. В случае чего и не уйду ведь! Но азарт – он уже меня захватил! Мне кажется, что слух и прочие чувства сейчас предельно обострены. Винтовку – на землю, из кобуры (опять из пришитого рукава, с той, что полицейские подогнали, сейчас кто-то из бандитов рассекает) появляется пистолет. Несколько движений – и на ствол навинчен глушитель. Хорошо, что я в своё время не толкнул торгашу это добро! Как чуял… Патрон давно в стволе – эту операцию я теперь контролирую особо тщательно.

Караульная будка, сооружение два с половиной на два метра. У задней стенки стоит топчан. Рупь за сто – на нём кто-нибудь уже обосновался. Она глухая, окон в стене не имеется, позади склад. Окна есть в передней стене и справа. Слева – только окошко в двери, оно меньше остальных. Но там и подход не очень удобный, мешает стена того самого склада. Так что особо далеко смотреть и не нужно.

Где сейчас могут быть часовые?

Смотрят в окно?

Ну один-то, наверняка. Во всяком случае, когда их сменяли раньше, один из них всегда сонным выглядел. Стало быть – добросовестно дрых до самого прихода смены. В каком-нибудь кино герой сейчас бросил бы камень, после чего порезал ножом выскочивших на звук часовых. Ну там он их просто насмерть бы кулаками мог забить – это же кино! Я отчего-то сильно сомневаюсь в том, что кто-нибудь станет выскакивать наружу – откроют огонь прямо из окна. Но я и не собираюсь устраивать никаких экспериментов, проверяя соответствие киношных трюков с реальностью – нет в этом никакой нужды. Всё гораздо проще. Характерный… г-м-м… запашок подсказывает мне, что воду из бочки продолжают использовать по назначению. И это влечёт за собою некоторые специфические неудобства для гарнизона базы. Попросту говоря, часовые никуда особо далеко не бегают. Стрёмно это, да и есть шанс вовремя не добежать. Так что ждём…

Полчаса прошло или больше, сказать не могу, не смотрел на часы. Есть, знаете ли, некоторое неудобство – глянешь вот так на светящиеся цифры, а потом сиди-привыкай снова к темноте. Ничего, пока спешить некуда. В будке завозились, лязгнула щеколда, и дверь распахнулась.

Блин!

В тёмном проёме ничего не видно! Внутри-то света нет!

Мой ляп… не подумал о том, что народ-то нынче пуганый и зажигать фонарей не станет. Это раньше они тут расхаживали, как по проспекту, и всякий раз считали своим долгом осветить сидящего на цепи человека. Им в кайф – лишний раз поржать, а мне только глазами после этого хлопать приходилось. Но есть же ночник! Вот проклятый склероз… не привык я ещё к таким благам цивилизации. Сдвигаю окуляр прибора на глаз, утапливаю кнопку… И в зеленоватом свечении экрана вижу человеческую фигуру, которая направляется в мою сторону. Ещё чуть-чуть…

Нет, остановился. Присел. Быстрый взгляд на дверь – закрыто. Есть шанс, что и второй часовой не спит. Ладно, ждали дольше, потерпим ещё чуток. Закончив свои дела, повеселевший бандит поднялся и, застегивая на ходу брюки, направился к будке. Стукнул дважды кулаком в дверь. Лязгнула щеколда. А в проёме-то никого и нет! Дверь открывается наружу и где же может быть второй бандит? Да на койке он лежит! Только руку протяни – и вот он, дверной запор.

Чвак!

Возвращавшегося часового отбросило в сторону, он схватился руками за косяк, пытаясь устоять на ногах. А я тем временем перевожу ствол правее – там должна стоять койка. Выстрел, выстрел! Каждый раз смещаю ствол на несколько сантиметров в сторону, чтобы увеличить вероятность попадания. Прыжок влево, припадаю на колено – выстрел, выстрел! Зашевелился первый бандит – на, милок, и тебе тоже! Затвор замирает в заднем положении – боезапас весь. Магазин! Где запасной магазин?! В кармане, мать его! Вот же я баран! Надо было что-нибудь такое придумать на подобный случай!

Спешу, магазин не сразу попадает в гнездо – есть! Торопливо нажимаю на задержку, и затвор с чмокающим звуком встаёт на место. Всё, можно стрелять… Но ответного огня не слышно, только из будки доносится какое-то бульканье. Приподнимаюсь с колена, отбегаю в сторону и заглядываю в окно. На полу бьётся в судорогах второй часовой. Не знаю, куда я там в него попал, но он пока жив! Пытается кричать, однако ничего из этого не получается.

И не получится!

Вскидываю пистолет.

Глухо хлопают выстрелы, и часовой замирает на полу – готов.

Да, он был ранен, и я только что его добил. И что?

Никаких угрызений совести не ощущаю. Вообще никаких.

Он враг.

Враг смертельный и безжалостный.

Никто на этой базе не заслуживает снисхождения – вообще никто! Можешь убить своего врага, пусть и самым бесчеловечным образом, – убей. Или он, ни разу не поколебавшись, убьёт тебя. И тоже сколь угодно жестоким образом. И никакие муки раскаяния его не посетят, я уж тут насмотрелся.

Так, лирику побоку.

Что тут у нас есть?

Автомат – хорошо знакомая «ксюха». Три магазина… сойдёт! Граната одна, что ли? Ладно, пусть пока на столе полежит, есть у меня на этот счёт кое-какие мысли…

Обрез – тривиальная двустволка. Нафиг, и без того тащить много, а вот патроны приберём, двенадцатый калибр, пригодятся. Остальное существенного интереса не представляло. Помнится мне, тут у них пустые бутылки были… ага! Искомое обнаружилось под койкой. Бью бутылкой об угол стола.

Бзынь!

И в моих руках пресловутая «розочка». Как у персонажа бандитских боевиков.

Только вот я не собираюсь ею никого резать. Быстро вывинчиваю из гранаты взрыватель – спасибо Ивану, кое-чему он меня в своё время научил! А в кармане у меня нитки… обвязываю ими взрыватель и заворачиваю его на место. «Розочку» под койку, гранату в неё, вон ту щепочку ещё запихнём… Лежит? Нормально… и даже спусковой рычаг к стеклу прижат, не отскочит, если чеку вытащить. Супер!

Привязываю нитку к ноге лежащего на полу бандита.

В кино не раз приходилось видеть, как всякие там умники подпихивают расчекованную гранату под труп противника. Мол, начнут его переворачивать – тут она и бахнет! Но, полагаю, что подобные фильмы смотрел не я один. Вот уж не думаю, что вместе с поносом бандитов ещё и скоротечный склероз пробил. Не станут они просто так труп ворочать. Как-нибудь осторожно попробуют проверить. Да хоть и просто руку под него просунут, чтобы убедиться – есть там что-нибудь или нет? А там – пусто. Никаких сюрпризов. Оставлять покойника на посту они точно не станут, труп точно куда-нибудь утащат. Угу, а следом за ним – и гранату выволокут из-под койки.

Флаг вам, ребятки, в руки – несите!


Опять же в кино бравый герой сейчас направился бы внутрь базы, вырезая всех на своём пути. Ну-ну, смотрите дальше. А я – обычный, хотя и очень уж злопамятный человек. И тут у нас – не киносъёмки, очередного дубля точно ожидать не стоит. Так что… на хер такие штуки, повременим. Сколько ни читал я всяких там умных книжек, везде настоятельно рекомендуют не расслабляться при отходе. Мол, столько уже народа погорело от собственного раздолбайства – уму непостижимо! Как пришёл – так и уходи. Осторожно и с должным вниманием ко всему! Выполняю рекомендацию. Грамотные люди, видать, в своё время эти книги писали, раз дожили до самой возможности книгописания. И только оказавшись вдали от базы, облегчённо перевожу дух.

По уму опять же надо всю ночь их тут караулить, чтобы не сбежали. Но Макару и его присным бежать-то и некуда. Весь их интерес – здесь, за пределами этого места они никакого влияния не имеют. Даже торгашам они интересны лишь до тех пор, пока способны поставлять им товар на обмен. Нет рабов с товарами – гуляй, Вася! Жаден атаман, не хочет никого допускать в свой «бизнес» – вот и нет у него снаружи союзников. Взять базу трудно – ну так никто и не пытается. А долго ли они там просидят, с кучей раненых и под непрерывным обстрелом?

Да не факт…

Опять же – пить им тут нечего. Не станет Макар рабов пивом и водкой поить. Выпивать изредка – это иногда так полезно. А вот пить спиртное постоянно… вместо воды. Тут всякие последствия могут быть!

С этими мыслями я и засыпаю.

* * *

Явившаяся смена не увидела вышедших навстречу часовых. А подойдя к будке, обнаружила выбитые стекла и пробоины в стенках. Тонкий гофролист для пуль никакой помехой не стал. Благоразумно не став заниматься поисками в темноте, сменная пара отошла и заняла оборону за ближайшим укрытием. Есть в будке кто-то живой или нет – их не чесало совершенно! Вот рассветёт, там и поглядим! Один из сменщиков побежал назад и поднял по тревоге всех остальных бандитов. Разумеется, никто и не подумал о том, чтобы включать фонари – дураков нет! Так до утра и просидели в засаде, но никто не пришёл.

В свете дня стало возможным рассмотреть всё подробнее. Часовых как-то ухитрились расстрелять – да так, что никто не слышал ни одного выстрела! Ну, за глушители тут много кто слыхал, так что большого удивления это не вызвало. Исчез автомат у Кольки Жердяя – тоже понятно, кто ж такой трофей бросит? А в остальном… тоже, в общем, ничего нового и необычного. Макар, с утра находившийся в самом прескверном расположении духа, приказал вытащить из будки тела погибших и смотреть в оба! Мол, пришли вечером, могут, суки, и днём как-то подобраться – дорожку теперь знают! То, что никаких особенных знаний для этого и вовсе не требовалось, он предпочёл не упоминать.

Выволокли на улицу тело Жердяя, взялись за напарника…

И тут грохнуло! У будки нахрен вынесло всю стену, вместе с дверью. И как караульное сооружение она моментально перестала представлять собою хоть какую-то ценность. А попутно посекло осколками ещё двоих бандитов. Не насмерть – но нести службу они более не могли. Тела погибших часовых бросили – не до них! Живых бы утащить…

* * *

Во весь рост встал вопрос об оборудовании нового поста. Лукаво мудрствовать не стали, подняли рабов, надавали им пинков и заставили их насыпать новые мешки с землёй. Для этой цели копали яму прямо в ангаре – снаружи не видать. Не хватило мешков – со склада притащили куртки и рубашки. Застегнуть, рукава и ворот завязать – чем не мешок? У складов проломили стены и ходили теперь насквозь – желающих выйти на открытое пространство резко поубавилось. А попутно кой-чего оттуда и прихватывали. Начали ныть и скандалить бабы, напуганные происходящим кошмаром, – вломили и им. Достали уже своим нытьём! А одну из них, вздумавшую по привычке истерить, – попросту пристрелили на месте. И Макар не сказал ничего… Дисциплина, и так бывшая далеко не на высоте, стремительно падала. Наконец, импровизированных мешков насыпали около полусотни, можно было начинать. Распахнулись ворота ангара, и цепочка рабов с мешками на плечах кое-как выбралась наружу. Резвости не имелось и у них – пили-то они из той же бочки.

До указанного атаманом места доковыляли достаточно быстро. Сбросили мешки на землю, и часть народа потопала за новой партией. А трое начали выкладку стены укрепления. И тотчас же закончили – один из них схватился за простреленное плечо. Выстрела никто не слышал. После того как упал на землю ещё один «строитель» – пуля попала ему в бедро, всякая работа совершенно остановилась. Третий раб зайцем сиганул в сторону ворот и стремглав понёсся к домам. Не добежал – со стороны базы ударили сразу из нескольких стволов. После этого снайпер переключился уже на бандитов. Какое-то время он молчал, а потом внезапно выпустил несколько пуль прямо по стене одного из бараков. Со стороны это место ничем особенным не отличалось, так что понять его логику было трудно. Но внутри – там всё обстояло значительно хуже! Именно в этом месте и организовали пролом, чтобы не пересекать открытое пространство – и именно туда сейчас и прилетели пули.

Итог – ещё один раненый бандит. Причём раненый достаточно тяжело. Получалось, что стрелок был неплохо осведомлён о внутреннем устройстве базы? Ну, учитывая ту самую цепь с обручем, что он передал парламентёрам в самом начале противостояния, ничего удивительного в этом не было. Однако положение становилось критическим. Недовольство среди членов банды росло, как на дрожжах. В строю, считая главаря, оставалось чуть более десятка человек. Да и с рабами надо было что-то делать. Их ценность в сложившихся обстоятельствах была весьма сомнительной, толку с них никакого не было, да ещё и многие из них были ранены и требовали хоть какого-то, но ухода. Заперев дверь в барак, им бросили туда несколько упаковок с бинтами, какие-то лекарства, и прочую малоценную муру. На какое-то время это проблему решало, но что делать с ними потом? Выполнять работы по оборудованию защиты базы они не могли – снайперы простреливали все ключевые точки. А рисковать жизнью никто из рабов не собирался. И даже побои воспринимались как данность – это лучше, чем валяться на полу с простреленной ногой. И без каких-либо шансов на спасение. Умерло уже двое раненых бандитов, и хоронившие их рабы понимали, что уж если и тем никто не смог помочь, то уж на рабов и подавно махнут рукой.

Макар собрал на совещание самых доверенных. По правде говоря, их и осталось-то всего двое.

– Чего делать будем? – поставил вопрос ребром главарь.

– Поговорить бы надо… ну, с этими… – подал голос один из приглашённых на «совещание» бандитов.

Атаман хмыкнул и покосился в угол – там валялась пресловутая цепь с обручем.

– Так они уже высказались! Хочешь уйти отсюда с голой жопой? Так тебе и дадут унести хоть что-то ценное! Дня три назад – ещё можно было гоголем ходить, а сейчас? Боюсь, что их нынешние условия будут куда как менее приятными! Не понял, что ли – они хотят тут всё под себя загрести! Мы, значит, старались, собирали всё, а они – хоп! И на готовенькое уселись! Ни ты, ни я, да и вообще никто из нас им и на хуй не нужен!

Ну относительно того, что бандиты что-то там собирали собственноручно – это Макар несколько погорячился. Но никаких возражений не последовало – тут все были одним миром мазаны.

– С этими мудаками… – мотнул головой в сторону рабского барака второй бандит. – Надо что-то делать! От рук отбились – вообще край! Дерзят. Одного так и вовсе завалить пришлось!

– Ну, – отмахнулся главарь, – это не проблема вообще! Выйти как?

Итогом «совещания» явилось то, что один из вышедших оттуда бандитов, сразу же, как вышел наружу, отправился к бараку, в котором держали рабов. Беда была в том, что из соображений безопасности (чтобы никто оттуда тишком не сбежал), строение располагалось несколько особняком – рядом никаких построек не имелось. А те, что когда-то стояли, были снесены по прямому указанию атамана. Но до сих пор снайперы по этому месту не стреляли. По рабам вели огонь только тогда, когда они пытались что-то на базе починить или построить. В остальное время они никого не интересовали. Двери барака были заперты и для верности закручены ещё проволокой, продетой в петли навесного замка. Куда делся сам замок, никто в этой суматохе вспомнить не мог. Подойдя к двери, бандит несколько раз стукнул по ней кулаком.

– Эй! Шантрапа вокзальная – на выход!

Внутри завозились, послышался звук шагов.

Усмехнувшись, кричавший вытащил из кармана парочку гранат, выдернул чеки и поочерёдно забросил гранаты в небольшое окошко над дверью. В обычное время оно служило чисто для вентиляции, а вот сейчас… Сам он отступил в сторону и спрятался за столбом – его никакой осколок пробить не мог.

Когда на базе что-то рвануло, я даже консервную банку от неожиданности выронил! Мать-мать-мать, что это там такое? Взгляд в оптический прицел… Над крышей рабского барака поднимается дым, а около ворот происходит какая-то суета. А конкретнее? Ну, мужик с автоматом – это точно не из рабов! А чего он за столбом ныкается? Вроде бы выстрелов не было, отчего же он тогда скрывается? Впрочем, мне-то какая разница? Бандит? Он самый. Значит, цель! Как правильно говорил тот же Юрец: «У снайпера эмоций не бывает!» Ну я хоть и не снайпер, но стремлюсь к этому! Винтовка уже привычно толкнула в плечо. И всё, никто больше ни от кого не прячется. А через полчаса на воротах появился человек с белым флагом.

– Мы хотим уйти, – сидящий на песке бандит расположен ко мне спиной, не поворачивает голову, и поэтому его слова иногда трудно разобрать.

– И всё? Вам ребята цепь передавали – что с этим вопросом?

– Он ранен, не может ходить. Да и по башке пуля вскользяк прошлась. Там ещё та картинка… Мы оставим его на улице. Хотите – можно даже на той самой цепи.

– У рабского барака есть столб – привяжите его там. Разглядим морду – тогда можете уходить.

– Но не с пустыми же руками, э?! – эмоционально реагирует парламентёр.

– Хер с вами, берите, сколько сможете утащить. И про это место – забудьте!

– Добро! – как-то очень быстро соглашается бандит.

– Завтра днём – не позднее двух часов, Макар должен быть на цепи. Как увидим его там, доложим. И через час можете выходить.

– Да понял я, понял!

Глава 9

– Бродяга! Хищнику ответь!

– Э-э-э… тут я!

– Номер два. Как понял меня?

– Понял, второй номер.

– Через три часа – на связь. Подтверди получение письма, – выключаю рацию и откладываю её в сторону.

Бандиты решили сыграть в какую-то свою игру? На здоровье, только кто вам сказал, что я стану играть по вашим правилам? Через три часа – новый сеанс. Гавриш подтверждает получение задания. Оговариваем позывные его группы и прощаемся до следующей связи. Ну вот и славно… теперь можно сыграть! Именно поэтому я и перенёс выход с базы на завтра – сразу же после сегодняшнего сеанса связи со «своими» бандитами. Да, со своими! Да, с бандитами! И сам ты – такой же, как и они, неча морду воротить!

Ночью, правда, кто-то решился выползти с базы по-тихому. Без шума и лишних телодвижений. Полз мужик старательно, всякие там ямки выбирал и за кустиками хоронился. Почти добрался до ближайшего дома, и в это время в путь выполз ещё один. Жаль, я-то думал дать ему поглубже уйти, хотя, наверное, это неправильно. Не факт, что он уйдёт. Я вот, по «благополучно» приобретённой злобности, не ушёл бы. А остался, чтобы всячески пакостить недругам. Очень даже может быть, что и у этого «товарища» есть похожие отклонения… Так что не станем рисковать! Услышав вопли своего товарища, второй бандит рисковать башкой не стал и повернул в сторону ворот. Впрочем, ему это не сильно помогло. Дистанция тут не такая уж и большая, метров сто. В ночной прицел злодей виден неплохо. Впрочем, уже не виден, только нога торчит из-за кучи мусора. Третьим выстрелом я в неё, наконец, попадаю, но никаких эмоций это у потерпевшего не вызывает. Что ж, настолько хорошо притворяться мертвецом может только реальный покойник… А вот после всего этого концерта, откладываю винтовку в сторону, свой проверенный автомат за плечо – и сам осторожно пробираюсь к бывшей караульной будке. Пост тут более не выставляется – стрёмно. Надо полагать, что народ теперь сидит где-то внутри. И я даже догадываюсь, где именно.

Утро никаких новых сюрпризов бандитам не принесло. Снайперы молчали, видимо решив, что ночного урока более чем достаточно. Но тем не менее никто не рисковал вылезать на открытое пространство. Группа быстро подготовилась к выходу, проверили оружие, пополнили боезапас…

Ну и запашок тут! Мать его за ногу…

Да и обстановочка… тоже… соответствует всему прочему.

Ладно, я не из брезгливых, как-нибудь перетерпим. По звукам я понимал, что где-то рядом идут лихорадочные приготовления. Туда-сюда передвигался народ, что-то тащили, кто-то матерился… Словом, все соответствовало картине срочной эвакуации. Внешне. А вот какой-то суматохи, которая обычно подобным вещам сопутствует – не чувствовалось. Я помню, как происходил обычный переезд в новый офис – нечто, сродни пожару во время наводнения. А тут… Никто не орёт, пытаясь вбить в тупую голову исполнителя элементарные вещи. Не слышно и оправданий неразумного лоха. Такое впечатление, что народ выполняет некий, заранее утверждённый, план действий. А вот это сомнительно уже само по себе! Нет тут настолько сообразительных людей. И ещё. Раз уж всё оговорили и обо всём условились, зачем тогда было выползать из ворот этой парочке? Что, утром уйти не могли? Или им так уж западло вместе со всеми остальными топать? Ох, не похоже. Да и шли они налегке, без груза, только с оружием. Это не очень-то похоже на бегство, скорее уж – на вылазку. Ладно, первый не дошёл… но этого от ворот могли и не видеть, темно всё-таки было. А вот смерть второго, по логике, должна была вызвать хоть какую-то реакцию. Но ничего не произошло. Уж и не знаю, как бы я действовал на месте Макара, но уж точно бы не сидел сложа руки. Не думаю, что он не заметил пропажу двух человек. И тем не менее – тишина. В смысле по поводу этой парочки. Однако на моих планах это никак не отражается. Сидим, точнее, лежим и ждём.

* * *

Голоса за стеной стали тише, народ, судя по всему, начал готовиться к выходу и перебрался ещё куда-то. Ну, в целом – понятно. За стеной вещевой склад, там точно делать больше нечего. Брать с собой будут что-то ценное, оружие и продовольствие – тряпки в большом количестве явно никому не нужны.

Чу!

Что-то проскрежетало в глубине помещения!

Оглядываюсь по сторонам и забираюсь под нары – там темно и ничего не разглядеть.

Забыл сказать – я лежу сейчас в рабском бараке. Повсюду валяются мёртвые тела – вчерашние рабы. В основном погибшие от гранатных разрывов – следы от попадания осколков хорошо видны на стенах. Но некоторых добили уже позднее – выстрелами в упор. То есть забросили несколько гранат через вентиляционные окошки, а потом вошли и достреляли уцелевших. Списали, значит, таким образом, проблему. Не скажу, что я чего-то подобное не предвидел, но таких кардинальных решений всё же не ожидал. С моей точки зрения, проще было бы их выпереть за ворота – и кормить не нужно, да и лечить никого не требуется. Подобной жестокости я как-то раньше не встречал. Поскольку рабов в туалет явно не выпускали, амбре в бараке соответствующее. И ещё чем-то тут ощутимо пованивает.

Но что там может скрежетать?

Дверей никаких в той стене нет, и…

Внезапно повеяло свежим ветерком – и на стене мелькнул лучик света. Фонарь? Нет, там что-то другое…

Дневной свет?

Откуда?

Глухо прозвучало ругательство, и в поле зрения появился бандит с автоматом. Ещё один – и тоже с похожим вооружением. Так!

– Не видать ни хрена! Дверь-то заперта! И открывать её пока нельзя.

– А ты дырку в стене прорежь!

– И то верно.

Что-то снова заскрежетало.

– Ну вот… теперь-то получше видно будет!

– Ножницы дай! Я и себе что-нибудь сконстролю!

* * *

Понятно. Парочка пришла сюда на подстраховку главаря. И пробрались они в барак точно так же, как и я – через прорезанную в жестяной стенке дырку. Только я её ножом прорезал, а они – ножницами по металлу. Предвидя возможные осложнения, я свою дырку проковыривал в одной из пустующих комнат – бывшей кладовой. Там большую часть помещения занимали какие-то непонятные стеллажи, и лежать было категорически невозможно, просто негде. Оттого там никто и не спал никогда.

Последнее время у рабского барака никого не наблюдалось, отчего я и предположил, что его обитателей перевели в какое-то иное место. А иначе кто-нибудь приносил бы сюда еду и воду. Но за два дня так никто к нему с подобной ношей не подходил. И у меня имелись все основания предполагать, что рабов заперли где-то ещё. Да и дырку ковырять я стал далеко не сразу. Полчаса лежал под стеной и прислушивался. Когда в одном помещении дрыхнет полтора-два десятка людей, там попросту не может быть совсем уж «мертвой» тишины. Кто-нибудь да вздохнёт. Да и раненые там точно есть – а это народ неспокойный, спят плохо.

Но внутри было тихо.

И только пробравшись внутрь, я понял причину такой тишины.

Значит, Макара сюда приведут. И посадят, как я и требовал, на цепь. Так, чтобы его лицо было можно разглядеть в оптику. Снайпер увидит прикованного главаря, передаст это командиру – и уходящих пропустят без выстрела. Угу… а если ещё учесть, что бандиты могут рассчитывать на то, что хоть один из ночных ползунов уже где-то там их ожидает.

А потом…

Сложно сказать, что будет после того, как толпа вооружённых бандитов беспрепятственно выйдет с базы. Ясно одно – ничего хорошего это мне не сулит.

Значит, ждём.

Его приведут, оставят здесь.

Какое-то время выждут, чтобы сообщение об этом дошло до адресата. И потом – потопают на выход. И если кто-то, обрадованный унижением бандитского главаря, захочет лично плюнуть ему в рожу, то такого человека ждут два крайне неприятных сюрприза. С автоматами. Ну-ну… задумка неплохая, но вот с реализацией её я вам, ребятки, обещаю некоторые проблемы. Надеюсь, что фатальные.

Тем временем снаружи послышались шаги, что-то лязгнуло. Крепят к столбу цепь? Не исключено. А вот и у входной двери послышалась какая-то возня.

– Эй, пацаны! – это уже кто-то новый нарисовался, похоже, что с улицы клиент подошёл.

– Ну?

– Порядок! Всё сделал, как и договаривались. Замок висит на одной петле, так что дверь вы откроете без проблем.

– Заебись!

Шаги удалились.

Так, надо полагать, что Макар уже занял своё место у столба.

А надо отдать должное главарю – рискнул! Выступил, так сказать, в роли живца – выманивает на себя противника. И понять его вполне можно. Надо думать, что бандиты уже просекли тот момент, что против них работают всего несколько человек. И кто-то из них имеет к главарю личный счёт. А раз так, да ещё учитывая требование посадить атамана на цепь, то вполне может этот деятель сюда пожаловать. Чтобы максимально унизить Макара и лично плюнуть ему в харю. А тем временем вышедшие из ворот бандиты атакуют противника с тыла, максимально сократив дистанцию и сведя на нет всё преимущества снайперов. В ближнем-то бою снайперская винтовка существенно уступает тому же дробовику. Вот и ночные выползни, надо думать, имели задачу выявить позиции стрелков. Или ещё что-то в этом роде. С момента разговора бандитов прошло уже минут пять. Основная группа, надо полагать, уже готова к выходу и от рабского барака её отделяет добрая сотня метров. Не услышат… Осторожно кладу автомат на землю и наклоняюсь вбок, держа наготове пистолет. И где ж вы там попрятались?

Вот он – первый.

Подтащил к дырке матрац, свернул его и с удобством уселся.

А второй? Судя по голосу, он должен быть где-то подальше, но я его не вижу. Ну да, из-под нар обзор далеко не королевский… Надо вылезать. И осторожно, перемещая поочерёдно руки и ноги, начинаю передвижение вперёд. Смотрим на пол, выбираем участки, свободные от мусора и посторонних предметов. Да и на пути движения рук и ног не должно быть ничего, что может вызвать какой-либо шум. Нельзя ничего задевать!

Метр… второй… почти минута на это ушла.

Ещё метр.

Вижу голову первого бандита. Соблазнительная мишень – но не для меня, я не настолько меткий стрелок.

Два метра…

Можно разворачиваться.

Присесть на корточки, пусть перестанут гудеть натруженные руки – на четвереньках же полз!

Оружие наизготовку, приподнимаемся… медленно! Некуда спешить!

Есть первый – вижу его почти целиком.

Где второй?!

Вот он… из-за приоткрытой внутренней двери видна часть спины. Так, внутренняя дверь – пластик на алюминиевой раме, для пуль преграда несерьёзная. Но вот для глаз – очень даже годная, так что нельзя допустить, чтобы бандит за неё спрятался. Стрелять-то он сквозь дверь вполне способен, у него автомат! Пока всё внимание бандитов обращено на улицу, караулят они появление возможного противника. Нет, ребятки, не туда вы смотрите! Стараюсь не глядеть прямо на них, где-то я читал, что человек способен такой недобрый взгляд почувствовать.

Всё, руки отошли.

Патрон давно в стволе, магазин полон!

Вскидываю пистолет и стреляю в дальнего – того, который частично закрыт дверью. Не пытаюсь выцелить видимый участок тела – бью прямо сквозь дверь! Нет там ничего, что может остановить пулю, это я помню хорошо! Знакома мне обстановка барака, не один день тут довелось провести… Тихо хлопают выстрелы – и бандит заваливается набок. А первый, услышав хлопки, резко вскакивает на ноги, оборачивается. И получает пулю в брюхо. Не хочу рисковать и стреляю туда, куда попасть проще всего. Да, в голову надёжнее – но и шанс промазать намного выше. Прыжок в сторону – бандит роняет автомат. А с этой позиции и второго видно уже получше. Жив или нет – а свою пулю получает и он. Не хочу рисковать… Да и не нужно уже – кончились противники. Не шевелится уже никто. Но как пишут в книгах, «контрольный выстрел» всё-таки делаю.

Патроны в магазине ещё есть, но предпочитаю перезарядить оружие. Подбираю свой автомат и отхожу вглубь помещения, подальше от входной двери. Достаю радиостанцию. Убавив наполовину громкость, включаю передатчик.

– Тут «Второй», вызываю «Грача»!

– Здесь «Грач», – откликается абонент.

– С объекта выходят гости.

– Видим их.

– Их добро – ваше. Они сами никому больше не нужны. Всё.

– Но… – на момент запинается собеседник. – Там ведь…

– Повторяю – всё! Жду вашего сообщения о выполнении.

– Понятно…

Да, я хорошо понимаю замешательство собеседника. Вполне вероятно, что среди бандитов есть и женщины Макара. И это вызывает определённые мысли у тех, кто сейчас лежит на позициях и ожидает команды на открытие огня. Разные мысли… уж точно не восхищение их внешними данными.

Но я не могу рисковать!

Вся репутация Хищника построена исключительно на слухах и домыслах. Не должно оставаться в живых ни одного человека из тех, кто видел меня на цепи! Всякие могут последовать догадки и предположения… Да и судьбе женщин, попавших в руки бандитов Гавриша, я тоже не завидую. Жизнь у них будет недолгая и очень тяжелая. Так что уж лучше сразу, чтобы долго не мучились. Впрочем, они и сами далеко не подарки… ладно, не будем. Я не настолько злопамятен.

«А зря! – укоризненно комментирует внутренний голос. – Всепрощенчество – это ко Льву Толстому! Тут так нельзя!»

Подвешиваю рацию на ремень и тихонько подбираюсь к пробитой бандитами дыре.

А вот и Макар!

Прикреплённая к столбу цепь замыкается на том самом обруче, что некогда украшал и мои бока. Не вижу болтов, но не сомневаюсь в том, что при нужде атаман быстро этот самый обруч сбросит на землю. Он мужик дальновидный, многое предусмотреть смог. Так что и в этом вопросе уж точно не лоханулся. До главаря отсюда метров пятнадцать – детская дистанция для умелого стрелка! Угу… и где у нас тут такой?

А вот лазерный целеуказатель – он как раз для подобного случая подходит хорошо!

Та-дах!

Глушитель на автомате срабатывает вполне качественно, выстрелы не грохочут. Да и коллиматорный прицел не подвёл – и Макар с проклятием хватается за ногу.

Вторая нога!

Хм… бедро…

Бью пинком в дверь и выскакиваю наружу.

Главарь не сразу успевает среагировать – боль от ран отвлекает его от всего окружающего. Но, всё же что-то соображает, протягивает руку…

– Не советую! Пополам перепилю!

Мой автомат зловеще покачивается в трёх метрах от его лица – тут и ребёнок не промажет.

– Руки – опустил!

Он откидывается спиной на столб и опускает руки на землю.

– Ты…

Узнал, значит?

– Я.

– Понятно… что-то такое я и предполагал…

– И не ошибся.

За моей спиной вдруг вспыхивает перестрелка – грохочут очереди, гулко бабахают дробовики. Пару раз ударили взрывы – в ход пошли и ручные гранаты.

– Не радуйся – это встретили твоих. Как видишь, и об этом тоже подумали.

– Ах ты! – дёргается Макар.

Но автоматный ствол недвусмысленно качается прямо напротив его лица – и атаман сдерживает свой порыв.

– Ты думал, самый хитрый здесь? Твоя подстраховка в бараке уже ничем не поможет – я их застрелил.

Атаман облизывает губы.

– И чего тебе надо?

– Уже ничего. Твоих сейчас кончат, а ты подохнешь от потери крови. Если хочешь знать – нас было двое. Да и то второй стрелок сидел тут всего один день. Тебя переиграл один человек. Вот и помирай полным лохом!

Он делает движение рукой – и автомат тотчас же выплёвывает несколько пуль. Кожанка на правом плече дёргается от попаданий – а на землю падает пистолет. Нате-здрасьте – это ж мой! Тот самый, который я ещё в своём доме подобрал. Ногой отталкиваю его в сторону, потом заберу. Макар хрипит – он уже почти ничего не соображает от боли. Не жилец – это понимаю даже я.

Бандит пока ещё жив, но силы его покидают стремительно. Так что каких-то гадостей от него ожидать уже не приходится. Возвращаюсь в рабский барак, обыскиваю мёртвых засадников и подбираю их оружие. Кстати, на автомате одного из них оказался какой-то шибко мудрёный прицел – сразу же убираю его в рюкзачок. На досуге схожу к Кувалде, пусть пояснит, что это за штука такая мне попалась.

– «Грач» вызывает «Второго»! – оживает рация на разгрузке.

– Здесь «Второй»!

– Закончили с клиентами.

– Добро. Топайте на базу Макара, вас там встретят.

* * *

Пока не подошли бандиты, осматриваю помещения главаря. Ну, запасы жратвы и бухла тут первостатейнейшие, но это пока меня не сильно интересует. А вот сейф в комнате атамана… Я не мастер по вскрытию таких штучек. Но у Гавриша, если поискать, такие спецы точно есть. Наверняка Макар тут не виски складировал, есть смысл, данный стальной ящик вдумчиво распотрошить. Да и запрятан сейф достаточно хитро, если бы атаман в спешке не позабыл задвинуть шкафчик на место, хрен бы кто допёр, что в этой стенке есть небольшая ниша. А в нише – данная интересная штукенция! Цифровой замок – тут надо ручку крутить несколько раз. Пять, если меня не обманывает память. У нашего главбуха похожий агрегат стоял. Несколько раз покрутив ручку, со вздохом задвигаю маскирующий шкафчик на место – тут посерьёзнее меня мастер требуется…

В склады я не полез – с бандитов станется запихать туда какую-нибудь гадость. Да и к воротам топать уже пора. Гавриш не поскупился – отрядил отряд человек в двадцать. Во главе подходящих я вижу смутно знакомую морду.

Семён?

Один из самых доверенных людей атамана.

А серьёзно бандиты к делу подошли!

Заметив меня, Семён, похоже, ничуть не удивился.

– Здорово! – приветливо машет он рукой.

– И тебе не хворать! Как сработали?

Он смущённо переминается с ноги на ногу.

– Ну… ништяк в целом!

– А конкретнее?

– Ты это… насчёт баб прав оказался – те ещё лярвы!

– Удивлённо приподнимаю бровь.

– Пацаны по первости особо мочить не хотели никого. Сам понимаешь… Да и они вроде бы кипишь не устраивали. Как пошла заруба, слиняли махом в ближайший подъезд. Стрелять по ним не стали, только трое моих ребят туда завернули, чтобы предупредить – мол, без баловства чтобы! Те типа ништяк, врубаемся! А как Волька спиной-то повернулся, так самая симпотная девка, белобрысая такая, фигуристая – из шпалера ему в спину и зарядила! Ну и сразу наглушняк! Да и двоим другим тоже… короче, прилетело им. Одного не откачали, да…

– Понятно…

– Короче, пацаны туда не пошли. А пяток гранат в дверь закинули. Потом уже посмотрели, конечно. Ружья с них подняли, бабла изрядно… И все – при стволах!

После всего произошедшего, я не сильно удивлюсь, что та самая – «симпотная девка» как раз и была моей давней пассией. Фигуристая блондинка – это точно про неё! Уж слишком сильно изменилась Нинель с давних времён. А резкость поступков ей всегда была свойственна. Что ж… она решила за всех!

– Стволы и добро мы забрали, а мертвяков всех в подвал спустили – неча им на улице валяться. А что здесь?

– Тут вам работы нет – я и сам управился. Склады и всё прочее – проверьте, сюрпризы могут быть!

Семён кивает.

– Дело привычное… посмотрим!

– Ну и принимайте хозяйство! Имей в виду – тут с обороной фигово! Один вход – он же и выход! Так что думать нужно крепко!

Провожу его по территории, показывая, где и что расположено. Специалист по фортификации не теряет времени даром, тотчас же отдавая на ходу короткие распоряжения. Мастер! Сиди такой у Макара… я бы тут сейчас не стоял! А Макар, как ни странно, был ещё жив! Бредил, никого не узнавая. И страшен был его бред…

– Ты глянь, какая скотина живучая! – удивляюсь я. – Надо было его сразу завалить!

Стоп!

Резко поворачиваюсь на месте и ловлю за рукав пробегающего бандита.

– А, постой-ка ты, милок…

На плече у него болтается хорошо знакомое оружие – мой дробовик! Нечищеный и какой-то замурзанный – но своё-то оружие я всегда узнаю!

– И где взял?

– Так в бою же и добыл! – удивляется тот.

– Так! – снимаю с плеча трофейный автомат. – Махнём не глядя?

Бандит даже и не колеблется – обмен явно неравноценный, автомат стоит дороже.

– А то ж! Патронов ещё могу насыпать…

– Валяй!

Так ко мне вернулся последний утраченный тут ствол, чему я очень даже рад!

Озадачив Семёна всякими неотложными задачами, прошу себе в помощь парочку человек – дотащить снаряжение и трофеи поближе к своему укрытию. Слегка обалдевший от всего увиденного, старший группы выделяет мне сразу троих. Пользуясь этим, прихватываю из уже вскрытого бандитами склада кой-чего из продовольствия и дюжину бутылок коньяка.

Кстати, я оказался прав – парочку растяжек там всё-таки сняли…

Два дня перетаскиваю в схроны принесённое с собой снаряжение и прочее добро. Ибо вторым рейсом та же троица сопровождающих приволокла ещё много чего. Наученный горьким опытом, я оборудовал в разных местах такие вот тайнички. Где-то пробил дыру в вентиляционной шахте и опустил туда мешок на тросе. В другом месте запихиваю брезентовый свёрток под доски пола. А в одном месте даже примитивную стенку из кирпичей пришлось выложить, маскируя от любопытных глаз свой тайник. Вышло коряво, но не думаю, что кто-то станет оценивать профессионализм неведомого строителя – не до того…

А вечерами глушу коньяк, смывая таким образом усталость и душевное напряжение. Не как запойный алкаш – по стакану всего. Но этого пока хватает.

На третий день выбираюсь на бандитский блокпост и прошу пригласить атамана.

Глава 10

Гавриш примчался очень быстро, надо думать, он все жданки съел, прикидывая дальнейшее развитие событий.

– А ты отъелся! – приветствует меня главарь.

– Скорее – отлежался… На базе-то ревизию провели?

– Нет ещё… там пока только мертвяков повыволакивали, да дерьмище ещё отмывают.

– Ладно… Шеф просил передать – этот объект закрепляется за тобой. Ну, иногда там кое-чего брать будем, но основное – твоё! Владей и рули!

– Чем буду обязан?

– Людьми. Будет нужна вооружённая помощь…

– Базара нет! – кивает атаман. – Сделаем! Народ ещё подтягивается помаленьку, сам понимаешь… думают-то, что это я Макара с его парнями приговорил.

– И?

– Ну… тут и плюсы есть и минусы. Не всем это по нраву, честно говоря.

– Особо любопытным можешь и правду рассказать – притихнут. Мол, за склады эти пришлось тебе хорошо заплатить. Сам уж придумай – как и чем. Скажи, мол, Макар Хищнику дорогу перешёл – тот и ответил.

Гавриш хмыкает.

– Так видели уже, какими пулями макаровских парней уработали… слушок пошёл уже.


Да… похоже, история разрастается сама собой, без моих усилий. Хорошо это или плохо? Да фиг его знает…

– Вот что… У тебя по замкам и сейфам специалист есть?

– Найдётся.

– Сейф надо раскурочить.

– Где?

– Всё там же.

Гавриш хмыкает.

– А я-то всё гадал… Вот она собака-то где зарыта! Макар, что, чужое хапнул?

– Да уж, не своё…


Эта встреча произошла через три дня после захвата макаровских складов людьми Гавриша. И инициатором её выступил не кто иной, как Кабан. Откуда он про это узнал – так и осталось тайной. Но настроение у старого бандита было не очень…

– Ты не оборзел часом? – хмуро осведомился он у Гавриша.

– В смысле?

– Пошто на Макара-то наехал?! Он честный вор был!

– Так… – выставил перед собою ладонь молодой бандит. – Не кипиши… Тебе кто такое про меня сказал?

– Сорока на хвосте принесла!

– Так ты той сороке пёрышки-то и повыдёргивай! Юрку Носача знаешь ведь?

– Ну?

– Верить ему можно?

– Пацан правильный! Поперёк слов не говорит!

Атаман кивнул, поднялся со своего места и, подойдя к двери, окликнул одного из охранников.

– Носача пускай покличут!


Вошедший, оглядев комнату, уважительно наклонил голову, приветствуя старого бандита.

– Честным бродягам моё уважение!

Кабан кивнул и повернулся к атаману.

– Ну?

– Носач, ты ведь на макаровской точке первым был? – повернулся к нему Гавриш. – Кто вас там встретил?

– Дык! Вестимо кто – человек Хищника на воротах стоял!

– Это который же?

– А Вихор! Он тута где-то неподалёку обитает, пацаны часто его видят.

– И что сказал он вам?

– Мол, хозяйство принимайте – то подгон от Хищника.

– И что там вы видели? – вкрадчиво поинтересовался атаман.

– Дык… Мертвяков – они, почитай, в каждом доме валялись. Макара – тот жив ещё был. На цепи прикованный у столба сидел.

– А что в бараке том, который с ним рядом?

– Там вообще пипец! Десятка два трупаков – аж навалом друг на друге лежат! – покачал головою Носач. – На что уж я привычный – и то затошнило! А этот – ну, Вихор как у себя дома там ходил.

– Ещё был кто?

– Не, один он там нас ждал. Так и сказал, мол, тута вам смотреть нечего – до вас я здеся уже всё сам организовал. Только порядок наведите да приберитесь…

– Лады, Носач! Спасибо! – кивнул Гавриш. – Ступай, далее уж я сам…

Бандит коротко кивнул и вышел из комнаты.

– Ты этого парня видел, – пояснил молодой бандит. – Тогда на встрече…

– И хочешь сказать, что всё это один человек наворотил? – хмыкнул Кабан.

– Нет. Я так не думаю. Но на хате макаровской он точно один был – отвечаю! Не один Носач его там видел – хочешь с другими побалакать?

Старый бандит отрицательно мотнул головой.

– Это за что тебе такое уважение?

– А я знаю? Вихор сказал – будешь должен! Как цинкану[2] – парней своих дашь.

– И дашь?

Гавриш вытащил руку из кармана и разжал кулак. На стол перед Кабаном выкатилось несколько смятых пуль. С синими головками.

– Это были парни Макара. Его ближние – кому он жизнь свою доверял. Как думаешь, стал бы он лохов с собою рядом держать?

– Ну…

– Вот и я не хочу никаких экспериментов проводить! Хватит с нас и Кирюхи – его такая же пуля уложила.

– Ладно… – Кабан грузно приподнялся со стула. – Фоме я это передам. Но Хищник твой… Никто его не знает и раньше не видел. Что это за деятель такой вообще? Может статься, тебя попросту дурят, как последнего лоха, а? И никого, окромя того парня, и нет?

– Два десятка мертвяков на макаровской точке комар забодал? Постреляли, гранатами рванули, а кого и ножом дорезали – это они сами себя так? Причём – что рабов, что конкретных пацанов – всех заземлили одинаково! Это кто у нас тут такой неразборчивый? Кому на всех настолько однохуйственно? Вора на цепь посадить – у кого рука на такое поднимется?!

– Так и у тебя с Макаром тёрки были – скажешь, нет?

– Были. Даже махались и постреливали, так то в городе! И что с того? У кого таких стычек нет? На лбу у его пацанов табличка с надписью висела, что ли? Что, твои парни ни с кем не перестреливаются?! На его точку я не лез – хоть у кого спроси! – вспылил Гавриш.

– Спросил уже… – буркнул старый бандит. – Нешто, думаешь, с тобой иначе разговаривал бы? Подфартило… бывает. Но нос не задирай! Опасно это.

* * *

– Хм! – невзрачного вида дядька рассматривает сейф. – И не лень же было такую хреновину откуда-то тащить…

– Так он тут, вполне возможно, вообще с незапамятных времён стоит! – пожимаю я плечами. – Даже нишу специально под него оборудовали.

– Неа… – мотает головой бандитский спец. – Она подо что-то другое делалась – смотри, сколько расстояния до стены! Тут какой-то обычный металлический ящик стоял…

Он стучит отвёрткой по корпусу сейфа.

– Тут моноцитовый песок – с засыпкой сейф! Огнестойкий. Террагрупповцы такие штуки закупали – сам видел. Ну и ручками пощупал – вещь!

– И как такой курочить?

– Автоген не вариант. Провозимся долго, а толку? Петли, положим, срежем – и что? Здесь запорные штыри со всех четырёх сторон! Иначе надобно.

– Ну, тебе тут и карты в руки! – соглашаюсь я. – Гавриш сказал, что такого второго мастера ещё поискать!

Дядька польщённо хмыкает.

– Ну, это, положим, он загнул… хотя и лохом меня назвать нельзя.

Он открывает небольшой чемоданчик и достаёт оттуда обыкновенный врачебный стетоскоп! Втыкает в уши и присаживается на пол.

– Ушли все…

А кому уходить-то? Двое нас в комнате. Всех прочих я выставил за дверь ещё раньше. Видать, это у него уже присказка такая… Он какое-то время крутит ручку во все стороны, прислушивается. Постукивает отвёрткой по массивному корпусу. Сижу смирно в сторонке, в чужую работу, особенно ничего в этом не понимая, лучше не встревать. Так прошло полчаса.

– Пить дай!

На полке стоят банки с пивом – протягиваю ему одну. По моей просьбе со склада притащили и кое-какую закусь. Сидеть тут предстоит долго, а голод не тётка!

Мастер отхлёбывает пиво и ставит банку на пол.

Снова крутит ручку.

– Ага… пять раз, значит? Хм…

И внезапно поворачивает запорную рукоятку! Дверца сейфа немного отходит.

– Всё! Принимай работу!

И часа не прошло! Вот это спец!

Он удовлетворённо ухмыляется и убирает в чемоданчик свои инструменты.

– Ты там смотри, а я, если не возражаешь, перекушу…

И отходит к столу с закусью и пивом.

– Там водка есть! На полу слева.

– Агась… вижу уже.

* * *

В сейфе три отделения – верхнее заперто на ключ. Надо полагать, на тот, что в своё время отыскался у Макара в кармане. Там их несколько было – вот один и подошёл! В верхнем отделении лежат две солидные пачки денег – доллары и евро. Толстые, даже на первый взгляд, тут сумма весьма приличная. Тяжелая картонная коробка со всякими золотыми побрякушками. И ещё одна коробочка, а вот её-то я в первую очередь и спрячу в карман! Внизу тоже полно всяких полезностей. Но в основном – бумаги. Какие-то папки с планами и чертежами. Тут всерьёз надо разбираться, на первый взгляд ни хрена не понятно. Но раз Макар это сюда запрятал, то, надо полагать, какую-то ценность данные бумаги представляют. Убираю папки в рюкзачок, так, чтобы это видел и специалист. Пусть думает, что именно ради этих документов я и старался.

В целом сейф мои ожидания оправдал, уже только ради этого стоило городить всю эпопею с осадой базы. Щедро отсыпаю из коробки пригоршню побрякушек и выкладываю это добро на стол перед взломщиком.

– В расчёте?

Понятно, что и атаман его впроголодь не держит, – но это их внутреннее дело. А мне полезнее поддерживать репутацию неприжимистого заказчика.

Дядя оценивающе смотрит на кучку золота перед собой.

– Покатит!

– Тогда – харчуйся и далее, а я ненадолго отлучусь.

На самом-то деле я и вовсе собираюсь отсель свалить. Но оповещать о своих намерениях никого не спешу, нафиг-нафиг… меньше будут знать, я дольше проживу! Спокойнее – так уж во всяком случае.

Содержимое небольшой коробки трудно переоценить! Те самые флеш-ключи – в количестве пяти штук. И кое-что и вовсе интересное – чистые болванки для записи! Всё, на какое-то время завязываем с походами – надо понять, наконец, что же свалилось ко мне в руки?


Выдержки из документов


«…В целях минимизации возможных негативных последствий экстренной эвакуации предлагается в трехмесячный срок создать и оборудовать должным образом ряд спецобъектов хранения материальных ценностей…

…Предусмотреть на каждом таком спецобъекте автономную систему энергообеспечения, для чего согласовать работы по их оборудованию с департаментом 3„К“…

…Для пресечения возможности попыток несанкционированного доступа посторонних лиц предусмотреть существование нескольких рубежей защиты. В связи с этим провести дооборудование входных шлюзов автономными системами контроля и опознавания…

…Департаменту 4„С“ произвести расчёт потребностей в оборудовании и снаряжении, исходя из возможной длительности периода нестабильности в три года…

…Отделу „В“ отобрать и проинструктировать ряд сотрудников из числа операторов «ЮСЕК» и уполномоченных представителей Технического Управления, согласно прилагаемому списку…»


Список присутствовал – аж на пяти листах! Закончив его переводить, понимаю – и тут не без заковырок. Согласно прочитанным документам, указанные лица разделялись по степени допуска. Существовали просто носители флеш-ключей – не имевшие особой информации о предназначении таковых. В их обязанности входило вскрытие объектов и поддержание там должного порядка. Или чисто техническая работа по обслуживанию аппаратуры и разных механизмов. Причём информация о местонахождении конкретного объекта до них, как правило, доводилась в последнюю очередь – по получении соответствующего указания.

Были, так сказать, «бригадиры» – лица, ответственные за оповещение тех самых ключеносителей. Это уже более серьёзные деятели – они располагали информацией сразу о некоторых объектах.

И третий уровень – руководство. Тактично названное в документах «кризисными менеджерами».

Вот у этих полномочий было куда больше – просто несравнимо больше!

Классные документы – просто супер!

Беда в другом!

Нигде, ни в одной папке или на отдельном листике не имелось конкретики – адресов! Ну, знаю я о том, что где-то существует какой-то объект. Так сказать, «пещера Али-Бабы» в местном, разумеется, варианте.

И что?

Где он расположен-то?

Уж совершенно точно на нём не будет никаких вывесок или указателей – народ не настолько охренел. Уж что-что, а грамотно планировать в «Терра-групп» всегда умели! Каждый знает ровно столько, сколько ему положено – и ни граммом больше! И куда прикажете идти с этим самым ключом? Я знаю, какие положено выполнять действия. В курсе относительно их очерёдности и последовательности. Но сама-то дверь где? Куда совать этот ключ? Ладно, попробуем ещё раз… Снова включаю ноут и, подключив одну из флешек к считывающему устройству, углубляюсь в исследование. Это у нас, так сказать, мастер-ключ. Как написано в инструкции: «Устройство первого уровня допуска». На нём имеется файл-инструкция. Запароленный, но тут уже мой старый друг постарался – на его компе оказалась программа «генератор ключей». Так что через некоторое время в окошке высветился текст оной инструкции.

Так оказывается, что войти в дверь может только тот человек, который имеет при себе эту самую флешку. То есть при любой попытке даже просто приблизиться к объекту, любой, у кого нет такого устройства, имеет неслабый шанс вообще никуда не дойти.

«…Отключение систем охраны и обороны в данном случае не гарантируется…». Коротко и ясно. А уж что понимать под этими строчками… Помимо этого, там имеется ещё и программа для записи нового ключа. Со встроенным счётчиком – то есть количество новых ключей строго ограничено. Кстати, именно этот счётчик и пробовал взломать мой старый знакомец. По-видимому, новых ключей требовалось много…

Теперь понятно предназначение пустых флешек. Изготовляя из них резервные ключи («устройства второго уровня доступа»), ответственный офицер обеспечивал доступ в охраняемое помещение тем, кого считал нужным. Есть в группе флеш-ключ – топай. Нет? Ну тогда извини!

С этим ясно? Да в принципе понятно. Хорошо, но тогда получается, что есть и ещё какой-то прибамбас, который открывает собственно дверь? По всему выходит, что да, такой ключик должен быть. И что это за фиговина такая? Снова лезу в документацию.

Ах, Макар, Макар… и где ж ты всё это раздобыл? И ведь хватило же ума, чтобы понять ценность каких-то там невзрачных папок с ненужными, на первый взгляд, бумажками!

«Согласно пункту инструкции 2.7, обеспечить доступ уполномоченных лиц к хранилищу № 9„с“ для получения требуемого количества ключ-карт…

…Выдача ключ-карт производится в строгом соответствии с составленными списками…

…устройство обеспечения требуемого уровня доступа выдаётся из расчета – одно устройство на каждую группу, располагающую ключ-картой…»

Ну, что-то я сильно сомневаюсь в том, что в руководстве «Терра-групп» кто-то настолько страдал паранойей, чтобы придумать ещё что-нибудь для обеспечения безопасности этих самых хранилищ. Итак уже есть система двухуровневого доступа.

Флеш-ключ – даёт возможность живым подойти к считывателю ключ-карты. А уже она открывает собственно саму дверь. Нет чего-то одного – вилы. Сиди и кури… Причём, насколько я понимаю, флешки программируют и выдают одни люди, а те самые ключ-карты – уже другие.

И все они действуют обособленно, руководствуясь лишь имеющимися у них списками. Нет фамилии в данном перечне – свободен! И даже если кто-то сможет уломать одного такого офицера – то есть ещё и второй. Которого тоже как-то нужно убедить. Угу… А ещё его как-то нужно найти. Я отчего-то уверен, что адрес его убежища невозможно отыскать в телефонном справочнике.

Что ж, ценная находка!

Те самые флеш-ключи у меня теперь есть. И некоторое количество копий я тоже могу сотворить.

Супер!

Кое-что можно даже торгашам толкнуть. Но тут надо действовать крайне осторожно! Однако есть ещё две задачи. Найти то самое хранилище № 9 «с». Или хотя бы одну ключ-карту. И ещё неплохо бы иметь адреса этих самых дверей…

* * *

– А ты интересный парень! – собеседник, ничуть не стесняясь, рассматривает меня.

Не возражаю – тут не кинотеатр, за просмотр денег не берут. И в свою очередь поглядываю по сторонам.

Для нашей встречи он выбрал какой-то бункер. Судя по обстановке – ранее тот относился к ведомству связи, по стенам идут кронштейны с кабелями. Обстановка – самая спартанская. Пара столов, несколько стульев – и всё.

Что находится за закрытой сейчас дверью – неизвестно. И у меня позади имеется точно такая же – но за ней сейчас сидят двое дюжих мордоворотов с автоматами. Охрана клиента, надо полагать…

– Обычный… – пожимаю плечами. – Повезло оказаться в нужном месте…

– …в нужное время! – кивает Прапор. – Слышал я эту присказку!

Да, у меня встреча именно с ним. И приглашение передал не кто иной, как господин Огрызко. Не сказать, что бы это доставило ему удовольствие, но, по-видимому, отказать этому человеку он не мог.

– Слыхал, коньяк уважаешь?

Интересно, откуда он это знает?

– Да. Если хороший.

– Ну, я больше по водке спец… Но есть у нас люди знающие!

На столе появляется бутылка. «Двин» – пятилетней выдержки.

Что ж, выбор неплохой!

Баночка селёдки в винном соусе, упаковка плавленого сыра, и ещё некоторые приятности. Неплохо для начала!

– Даже и не знаю, какой тост предлагать… – задумчиво чешет подбородок собеседник. – С тобою за здравие пить – это ж за чей-то упокой…

– Чтоб не последняя была – пойдёт?

– С этим соглашусь!

Своеобразный, надо сказать, он мужик. Торговец оружием и боеприпасами – это, насколько я в курсе, его основная деятельность. Всем прочим он тоже понемногу барыжит, но, как говорят, совсем незначительно. А вот за счёт чего он живёт? Неужто, только на продаже стволов? Ну… будем поглядеть, не просто же так он меня пригласил?

И вторая рюмка коньяка пошла очень даже приятственно. Да ещё и под хорошую закусь!

– Ты, небось, прикидываешь, зачем же я о встрече попросил?

– Будет нужно – скажешь. А нет – так и отчего бы и просто так хорошего коньячку не попить? Да ещё и в компании с серьёзным человеком?

Он хмыкает.

– Однако! Вот и гадай – это ты сейчас кого в виду имел?

Но третью рюмку пока не наливает, отставляет бутылку в сторону.

– Ты прав, есть у меня вопрос! Хочу вашего главного увидать!

Усмехаюсь.

– Нет, не подумай чего такого – я твоё пожелание передам. Только вот… – качаю головой. – Есть у меня сомнение, что эта встреча тебе по нраву будет.

– Почему?

– А его никто не видел. Даже я. Думаю, что из нас никого вообще такого нет, кто хоть что-то про него бы знал.

– Ну, так не бывает… Как-то же ты с ним связался ведь?

– Так это когда ещё было! Сеть работала, интернет существовал, так вот и общались всю дорогу.

Собеседник поджимает губу.

– Скажешь, он и сейчас тебе эсэмэски шлёт?

– Нет, конечно. Только вот радости такой разговор ни разу не приносит. Пощекочут затылок стволом, да и посоветуют головою не крутить – так вот и общайся.

– Это не вариант! Ведь и другой кто-то так сработать может.

– Может, – киваю я. – Но до сих пор я такого дурака ещё не встречал. Стрёмно это… да и небезопасно.

– Ну… не знаю… – задумчиво хмурится Прапор. – Он что и ко мне так подойти может?

– Ко мне же подошёл? И к Кирюхе, к Гавришу… К тому же Макару приходил. Ладно, я – а у тех-то и охрана своя имелась! И никто ни разу никого не увидел… Капюшона спроси – он же с ним дела ведёт! Значит, знает что-то такое.

Собеседник наливает себе рюмку и, не чокаясь, залпом её опрокидывает.

– Хм! Чудно ты говоришь… зачем ему так шифроваться-то? От кого он скрывается?

– Не по адресу вопрос. Да и стремаюсь я, откровенно говоря, такие разговоры водить… у него ушки где угодно быть могут. А я на тот свет не собираюсь пока.

– У меня стукачей нет!

– Рад за тебя. Кирюха с Макаром тоже так-то думали…

Пока торгаш раздумывает, не теряю времени даром и увлечённо дегустирую всяческие вкусности, которые представлены на столе. А вот насчёт коньячка пока воздерживаюсь…

Наконец, собеседник, по-видимому, приходит к какому-то решению. Хлопает ладонью по коленке.

– Ладно! Придёт – побазарим и так… А пока есть конкретный вопрос!

– Слушаю.

– По бабе… это ты работал?

– Не только я.

– Ну а за Макара я в курсе… Так!


Вопрос заключался в следующем. Личных вооруженных формирований у торгаша не имелось – только охрана. Ну и всякие там помогальники… А кое-какие конкретные внушения иногда производить требовалось. Ибо количество неадекватов в городе росло стремительно! Но отстреливать потенциальную клиентуру – несколько неудобно, да и на бизнес это может повлиять не самым лучшим образом. Что же это за торговец, который воюет со своими покупателями?

– Расклад такой. Я даю конкретного мудака, который всем мешает. Твой босс с ним работает. Как – не моя печаль вообще. Я за это плачу. Тридцать процентов – аванс! Остальное – по исполнению заказа. Но никаких переводок и ссылок на меня – это исключительно ваши тёрки! Я так всем и скажу – мол, Хищнику не по нраву кидняки и подставы – дела надо вести честно! Он типа долю в бизнесе имеет – вот и озаботился…

– Угу, а ты типа пожаловался…

Прапор прищуривается.

– Мысль! Считаешь, что иначе нужно?

– Ушки… я ж не просто так про них говорил.

Торгаш довольно ухмыляется.

– Ну да… мол, кто-то ему стукнул, что я убытки несу, он и напрягся. Вот кого-то и послал, чтобы этого дурака урезонили.

– А тот уже и тем как-то нахамил…

– У тебя котелок варит! Ещё по одной?!

– А давай!

Хорошо посидели…

Уже перед самым уходом, Прапор обращает внимание на мой автомат.

– А чего с «ксюхой» ходишь? Это ж так… накоротке и в спешке, всерьёз ей не поработаешь.

– Есть предложения?

– А ты ушлый! – он внимательно рассматривает моё оружие. – Ну… навеска в целом нормальная. Но кое-что я бы доработал!

Договорились, что на днях я загляну в его логово. И, похоже, я понимаю, зачем он затеял этот разговор! Ему надо засветить перед народом посланца того самого неприятного типа, что возьмёт на себя все разборки с его недобросовестными клиентами. Что ж, у всего есть своя цена! А в Таркове она иногда бывает очень даже странной! За что-то можно заплатить деньгами. Иные вещи приобретаются, так сказать, по бартеру. А за некоторые штуки расплачиваются и кровью…

– Хохлу привет передавай! – на прощание протягивает мне пакет с двумя бутылками водки торгаш. – Скажи – мол, в расчёте.

Так Огрызко Хохлом кличут? Не знал.

Но время у меня пока есть, и рассвет застаёт меня в дороге. Путь не так чтобы и далёк, и даже более-менее известен. Перед выходом заглядываю к ближнему торгашу. Дружески киваю Кабану и опускаюсь на стул перед его шефом. У меня теперь появилась некая «привилегия» – могу с ним посидеть рядом, для этого даже имеется стол и пара стульев. В отдельной комнатке. И здесь я тоже могу понять господина Огрызко. Он изо всех сил наводит туман – мол, есть у меня с этим деятелем нечто важное… для посторонних ушей не предназначенное. А от меня в принципе ничего такого и не требуется – многозначительно молчи и время от времени делай туманные намёки. Что ж, если торгашу это греет душу – то отчего бы и не помолчать иногда?

– Тут это… как с Прапором-то поговорили?

– Да нормально… Он с Хищником свести просит. Передам, конечно… – пусть наверху решают.

Артемий хмурится, видать, не по нраву ему такие новости. Получается так, что конкурент хочет его обойти… и что из этого следует?

– Ну, мне-то это без нужды… я и с тобой ведь всегда побалакать могу, так?

– Так! – подтверждаю я. – А там, как и положено, я всё дальше передам.

– Что, – участливо интересуется торгаш, – так ногами и скачешь туда-сюда?

– Зачем же ногами? Рация есть… Кое-что я и по ней могу передать.

– Значит, – подводит черту Хохол, – в экстренных случаях можешь быстро кой-чего решить?

– Смотря какой случай… Так-то шеф из своей норы, поди, и не вылазит никогда. Всё больше через доверенных передаёт.

– И далеко та нора?

– Я там не бывал…

Странный разговор.

Что-то он явно собирался сказать или спросить… но так ничего и не сказал. Ладно: «Будет день – и будет пиво!» – говаривал так один мой знакомец.

Глава 11

А в городе стало как-то совсем неуютно. Прибавилось мусора – хотя, я так по-прежнему и не мог понять – откуда? Строек нет, дома пока крепкие… Поприбавилось и мертвецов – я заметил аж три неподвижных тела. И что самое неприятное, одно из них было аккуратно распято на заборе. Минут двадцать рассматриваю покойника в бинокль. Отыскался среди макаровского барахла один очень даже нефиговый аппарат – аж со стабилизацией изображения! Нашлись там и батарейки к нему. Вообще что касается источников питания, то тут я не миндальничал – выгреб всё подряд, до донышка! Бандитам оно особо ни к чему, а я-то найду, куда это приспособить.

И мне сильно не по нраву то, что я разглядел. На лице мертвеца не заметно никаких мук. Судя по всему, когда его прибивали к забору, мужик не испытывал боли. Да и вырываться не пробовал, что меня привело в немалое замешательство. На теле не заметно никаких порезов или царапин – кровь есть только там, где конечности пробиты гвоздями. Он что же, так ничего и не пробовал сделать для своего спасения?

Делаю крюк, обходя это место иным путём, и через полчаса разглядываю забор уже с другой стороны. Вот они – гвозди. Прошли доски насквозь. В принципе, ничего удивительного в этом нет. «Сотка» – хватит длины. Но вот с этой стороны забора их не загибали. А ведь мужику-то терять нечего! В принципе, мог попробовать такой вот гвоздь как-то и расшатать! Не факт, что у него это получилось бы, но вот предусмотреть такую возможность распинатели были просто обязаны! Но гвозди никто не загнул…

Почему? Они были уверены в том, что жертва достаточно обессилила? Не факт – мужик на доходягу не похож. Была охрана? В виде мишени, что ли? Неоправданный риск.

Значит, имелась и ещё какая-то причина… и я её не знаю! Блин, жуткое это зрелище – распятый на заборе мертвец со спокойным выражением лица! Не дай Бог, такое ночью приснится… Нафиг-нафиг – лучше сторонкой это место обходить. Кто, интересно, тут такими вещами занимается? В гробу бы я подобных соседей видел!

Где-то за углом бабахнули выстрелы – и я тотчас же свинчиваю в соседний подъезд! А пальба-то развернулась не на шутку! И что самое фиговое – приближается.

Жаль, что моё устройство для вскрытия дверей так бесследно испарилось на макаровской базе. Правда, по моей просьбе мне бандюки соорудили кое-что подобное. А помимо этого, поделились опытом взлома всяческих замков и дверей. Что оказалось весьма кстати! Там-то подобная практика была в ходу – да, ещё как применялась! Вот и сейчас – быстро вытаскиваю из кармана рюкзачка складной ломик, свинчиваю его – и есть первая дверь!

Вторая, третья – хватит!

Ныкаюсь во второй квартире, предварительно наведя некоторый шухер в первой. Тут логика простая. На площадке четыре квартиры – и три взломанные. В первой – бардак и выпотрошенные шкафы. Стало быть, и в последующих аналогичная обстановка – нечего там искать. Что-то полезное может ещё остаться в той, что не успели ещё подломить – туда и полезут. И я это услышу. А на приоткрытую входную дверь – на косяк, ставлю стреляную гильзу. Толкнут дверь, гильза об пол и звякнет – встречай гостя! Не хочу тут ни с кем воевать – не моё это дело. Чужие разборки – пусть чужими и остаются. Однако тут кто-то свирепо друг в друга вцепился! Ого, уже и гранаты в ход пошли! Неплохо, стало быть, местный народ вооружился, уже не только из дробовиков садят. В поле зрения появился перебегающий улицу человек. И вполне ожидаемо – с автоматом. Проскочил метров десять, плюхнулся на землю и выставил ствол, поджидая противника.

Секунда, другая – и плюнул пулей АК!

Рухнул на землю мужик в камуфляже, неосмотрительно выглянувший из-за угла. А его товарищи тотчас же накрыли стрелка плотным огнём. Сочувствую и не завидую – их там явно больше. Стрелок, огрызнувшись очередью, оттянулся назад – там имелся спуск в подвал. Разумно, кирпичный бортик может от пуль прикрыть… Впрочем, я всё равно ему не завидую – противник мужику попался опытный и умелый. На рожон более никто не лез, а вот оппонента прижали чётко. Один бежит – двое стреляют. Лихо это у них получается…

Стрелок и пальнуть-то смог всего пару раз – его тотчас же заставили нырнуть под прикрытие кирпичной кладки. Противники его (а я уже мог их неплохо разглядеть) стреляли из американских автоматических винтовок – бортика их пули не пробивали, а вот ложились достаточно кучно и в опасной близости от ныкавшегося в укрытии человека.

Ну всё… капец ему.

Сейчас поближе подойдут, да и забросят мужику гранату… Внезапно из-за угла появляется новый участник – на этот раз с дробовиком. Кто и откуда – хрен его знает, но явно не простой мужик. Судя по тому, как он лихо обращается с оружием.

Бах!

И падает ничком один из прикрывавших.

Бах!

Заряд отбрасывает в сторону второго. Бегущий к укрытию человек оборачивается, чтобы получить свою порцию свинца. Вот и всё. Только что они бежали, уверенно зажимая в угол своего оппонента, – и аллес. А ведь это он юсеков завалил! Форма, оружие – не перепутаешь. Победитель останавливается и первым делом перезаряжает оружие – профи!

– Эй, ты там живой ещё?

Из-за исклёванного пулями бортика появляется настороженный стрелок. Оглядывает поле битвы. Тут есть на что посмотреть…

– Живой…

– Так вылазь, хер ли там сидеть-то?

Тот вылезает, с опаской посматривая по сторонам.

– Сколько их было-то?

– Ну шестеро, двоих ребята завалили, да я одного. Но и сами не убереглись – всех троих наших там и положили, один я остался.

– Тогда – спокуха! Кончились шустрики. Ты сам-то кто будешь?

– Это… с охраны порта я.

– Мишки Фалина, что ли, группировка?

– Ага.

Мужик с дробовиком только головою покачал.

– И где он вас таких лохов только раскопал? Тут же у юсеков гнездо какое-то, постоянно они туда-сюда шастают! А он – всего четверых послал, да ещё и таких.

– Дык. Мы груз несли, руки заняты… А так-то мы просто не дались бы!

– Мы бы, ты бы… ладно, пошли глянем там.

Владелец дробовика поворачивается в сторону, откуда прибежал стрелок. И в этот момент тот вскидывает автомат и выпускает короткую очередь в спину своего спасителя! Опа-здрасьте… вот это коленкор.

Мужик складывается буквально пополам, роняет дробовик.

– Ах ты ж сука…

– Ты же Фалину настучать можешь, – пожимает плечами стрелок. – На хуй мне это надо – за всех отвечать?

Вот же падлюка-то, а? Тебя, почитай, с того света вынули – и что же в ответ?!

Осторожно «отлипаю» от стены и медленным движением поднимаю свой автомат. Стекол в комнате уже давно нет, так что именно по этой причине я всё настолько хорошо слышу. Первый этаж… Да и стрелять могу, ничуть не заморачиваясь разбиванием стекол, как это часто делают во всяких там боевиках. Кстати, меня всегда очень занимал именно этот момент. Вот, например, некий злодей не только выбивает стекло в окне, но ещё и зачем-то очищает оконный проём от остатков разбитого стекла! Вот кто бы мне сказал, зачем он это-то делает? Ладно, допустим, что собственно стекло ему чем-то (знать бы, чем?) мешает. Хорошо, выбили. А осколки – они какую такую опасность несут? Чем они мешают? Они же внизу лежат, и стрелять ничуть не препятствуют. И все противники данного злодея отчего-то никак на эти действия не реагируют – молча смотрят на все эти приготовления. Да по жизни его бы уже пять раз убили!

Но здесь не кино!

«Ксюха» сухо щёлкает – и стрелок ничком падает на асфальт.

Не вожусь – прыгаю сразу из окна. Тут не слишком высоко и ноги-руки я не переломаю. Взгляд направо-налево – никого пока не вижу. В смысле – не вижу живых. А мертвецы мне не опасны. Стрелок изгибается дугой на земле. Знать, хорошо я ему куда-то там засадил! Не кричит, только стонет на одной протяжной ноте. Больно ему… надо же!

Глушитель превращает звук выстрела в громкий щелчок – всё, отмучился. А вот мужик с дробовиком пока жив. Хотя и ненадолго, вон какая под ним лужа крови натекла!

– Ты как? – присаживаюсь рядом.

– Хуёво… А ты-то что за хрен?

– Хищник я.

– Вижу, что не голубь… – пытается усмехнуться собеседник. Но у него плохо это получается.

Перевязывать мужика бесполезно, это даже я понимаю. Просто не успею, он помрёт раньше.

– Выпить хочешь?

– А есть?

Снимаю с пояса флягу с коньяком и протягиваю ему. Сделав несколько крупных глотков, он роняет её на землю – руки уже не слушаются хозяина.

– Ух ты… извини…

– Забей! Больше ничем тебе не помогу, уж прости…

– Понимаю, не лох…

– А этого, что в тебя стрелял, я грохнул.

– Видел… И на том спасибо. Мишке расскажи… мол, Яшка Сова ему привет передавал. Пацанам на входе скажешь, что от меня – пропустят.

Он уже говорит медленнее, потеря крови даёт себя знать. Да и коньяк, наверное, подействовал, он же чуть не полфляги одним духом выхлебал!

– Мешок мой посмотри… пригодится…

Всё, помер и этот.

М-м-м-да… как-то фигово денёк начинается… Пресловутый мешок был почти пустым, пара пачек патронов, кое-какая еда… Пластиковая коробочка, в которой что-то там погромыхивает. Пара гранат – вот это полезно! И новенький красный шарф – вот уж ни к селу ни к городу! Дробовик покойного, обычная «мурка» МР-153 мне сейчас как-то и ни к чему. Но не бросать же его на улице? А вот в окошко только что покинутой квартиры – вполне. Потом туда зайду и перепрячу. Туда же отправляется и автомат убийцы, вместе с простенькой разгрузкой. Осматриваю и прочих покойников, забираю оружие и боеприпасы. Пойдёт на обмен. Или ещё куда-нибудь приспособим.

Свернув за угол, обнаруживаю ещё несколько мертвых тел. Тут надо быть предельно осторожным – это место неплохо просматривается! Всячески ныкаясь и перебегая от укрытия к укрытию, проверяю ещё несколько тел. Кое-что и тут можно позаимствовать.

Груз!

Убийца про какой-то там груз говорил!

Оглядываюсь по сторонам.

Ну, скорее всего – вон тот серый ящик. Он лежит около угла дома. А в пяти метрах от него – ещё один покойничек. По-видимому – из числа носильщиков. Рядом с ним валяется его оружие – пулемёт! Ого! Ящик же оказался неожиданно тяжёлым, я еле тронул его с места. Пока дотащил до угла, аж вспотел! Тем паче – ползком. Это вдвойне тяжело. С трудом перевалив его через подоконник, выглядываю назад, на покинутую мной улицу. Блин, забрать бы ещё и пулемёт! Но что-то меня удерживает от такого шага – как-то уж очень соблазнительно выглядит такая приманка. С одной стороны, пулемёт – это хорошо! А с другой – тяжёлый он. Да и тот ещё из меня пулемётчик. Нет, не пойду за ним. «Жадность приводит к бедности» – эту пословицу я запомнил хорошо!


– Ну и где же он?

– Придёт, такую вещь бросить – да его жаба задушит!

– Ну-ну… он не слишком похож на обычную крысу – передвигается очень осторожно. Ползком, перебежками. Практически ни разу так и не вышел из-под прикрытия.

– Это либо очень осторожный и опытный боец, либо, напротив, полный лох, который в себе не уверен и не хочет рисковать, вступая в перестрелку. Но так или иначе – а такой лакомый кусочек не бросит никто!

– Ну, брат, тебе виднее… Не упусти его!


Но снайпер напрасно прождал в засаде несколько часов – осторожный незнакомец так и не появился…

Забравшись в соседний дом, и сломав замок в очередной квартире, вскрываю ящик, который тащили люди того самого Фалина. Я в принципе много чего ожидал тут увидеть, но… Груз состоял исключительно из жёстких дисков к компьютеру. Причём каждый был упакован в отдельную пластиковую коробочку и снабжён пояснительной запиской: «Компьютер из бухгалтерии фирмы „А-трейд“, принадлежал главному бухгалтеру».

«Второй компьютер из отдела логистики портового управления».

И так далее, в том же духе и тому подобное. Прикинув, сколько же пришлось ломануть компов, чтобы набить этот ящик, проникаюсь невольным уважением к неведомым старателям. На некоторых дисках вижу следы крови – нелегко дались они добытчикам! Фигня какая-то. Зачем сейчас это нужно? И кому? Явно народ всё это проделывал отнюдь не из любви к искусству, имелась куда как более весомая причина. Но какая? Так ничего и не решив, рассовываю диски по всяким укромным уголкам, а пустой ящик выбрасываю из окна на противоположную дороге сторону дома. Кстати! Присев на диван, достаю из рюкзака коробочку, взятую у покойного Яшки. И что там у нас? Тоже сюрприз – никаких ценностей там нет. И денег тоже не имеется. А есть – полтора десятка ключей.

Причём, судя по форме бородок и их сложности, ими явно не квартирные двери отпирались. На некоторых ключах есть надписи, на паре штук бирки. В основном – номера, наверное, номера конкретных кабинетов. На бирках– их три, всё предельно конкретно.

«Насосная станция № 4».

«Электроподстанция Полихим».

«Серверная № 2».

Покойный Сова эти ключики явно не просто так таскал. Коробочка перевязана изолентой, чтобы случайно не раскрылась в рюкзаке. А некоторые ключи сгруппированы вместе, надетые на металлические кольца. Тоже не абы как, надо полагать, есть и здесь какая-то система… Вот с оружием голову ломать не пришлось – там всё было понятно.

Начал я с «юсеков» – у них снаряжение и вооружение явно побогаче, чем у этих самых «портовских». Среди прочего, там даже две рации имелись. Четыре штурмовые винтовки, один пистолет-пулемёт под такой же патрон, как и к моему пистолету. Кстати, очень даже ухоженный агрегат, с глушителем и сложным комбинированным устройством на решётчатом цевье. Тут тебе и фонарь, и даже лазерный целеуказатель – всё есть! А магазины у него – сдвоенные, соединяются специальным зажимом. Всего их в наличии шесть штук, каждый на тридцать патронов.

Повертев оружие в руках, понимаю, что на коротких дистанциях это штука очень даже удобная. Патрон тут не такой мощный, как на «ксюхе», значит, и кидать его будет гораздо меньше. Да и стреляет он наверняка потише. А что до мощи – так мне же не с танком воевать предстоит! Семь осколочных гранат – обычные, я такие по всяким компьютерным играм помню. И две цилиндрические – дымовые. И вот за каким хреном они-то тут сейчас понадобились? Кому сигналы подавать собираемся? Противники «юсеков» были вооружены попроще. Если не считать оставленного на месте боя пулемёта, так в наличии было два дробовика и автомат. Причём автомат старый, видавший на своём веку многое. Дробовики – те же «мурки», ничего особенного. Полсотни патронов к автомату, и чуть больше – к дробовикам.

Две гранаты – их так и не успели пустить в ход, костлявая догнала хозяев раньше.

А что до пистолетов – так они были только у юсеков. Четыре штуки. Один «Глок», две «Беретты» и уже привычный «ЗИГ». Плюс то, что патронов я с них насыпал весьма прилично – вот уж это-то я с собою точно унесу! Ну и пистолет-пулемёт – глянулся он мне! Прикладистый и удобный, ну и всякие там прибамбасы, что на нём понавешены, тоже могут быть весьма полезны. А прочее добро… ну, пусть пока тут лежит. На виду я ничего не оставил, более того – навёл в квартирах бардак, чтобы было ясно – тут искать более нечего!

Однако темнеет уже…

Да, используя прибор ночного видения, я могу передвигаться и ночью. Но вот избежать при этом шума точно не смогу, настолько хорошо в него всё-таки не видно.

Вот и думай…

Сидеть, а тем более – спать, в этом районе, где на заборах развешивают распятых мужиков, как-то не очень охота. Решено – выдвигаюсь! Первые полтыщи метров я буквально прополз, всячески прижимаясь к земле и стенам. Никто не стрелял, да и вообще никак не показывал своего присутствия. Так что дальше я двигался уже не настолько медленно. Да и освоился немного, привык к специфическому отображению окружающей обстановки.

А ночная жизнь – она тут есть!

Какие-то звуки, напрочь отсутствующие при свете дня, сейчас слышались практически отовсюду. Понимаю, что часть из них вызвана вполне естественными причинами, но вот звук осторожных шагов – это что угодно, но только не привычный звуковой фон! Может быть, такие звуки вполне естественны для того Таркова, который тут когда-то был, но сейчас… Незачем тут по ночам гулять! Небезопасно это. Впрочем, днём тоже не намного лучше. А заметив в окне одного из домов неяркие отблески света, понимаю, что какому-то отморозку вздумалось развести там костёр! Да понятно, что разглядеть их можно только в прибор ночного видения, так не только же у меня такой есть! Нет, положительно, некоторые товарищи явно башкой подвинулись…

Два километра позади теперь, наверное, можно и поискать укромный уголок. Надеюсь, что неприятный район остался за спиной.

Стандартная квартира – вполне подходящее место для ночлега. Уж какая-нибудь кровать или диван там точно присутствуют. И хотя я и не собираюсь там полностью расслабляться, забираясь раздетым под одеяло, согласитесь, что лежать на мягком диване всё же предпочтительнее, чем на жёстком полу! А раз так, то ищем место пристанища. Первый подъезд отпадал – оттуда настолько мощно тянуло запахом разложения, что никакого сна в таких условиях не получилось бы вообще. По этой же причине я прошёл и мимо второго подъезда.

А вот третий…

Блин…

Тут вроде бы всё в норме, целы стекла в окнах, и особого вонизма не чувствуется. Но что-то меня всё же удерживает… Осматриваюсь по сторонам. Рядом стоящий дом выгорел дотла – пожар, судя по всему, тут был весьма неслабый. Чуть поодаль расположено современное здание – сплошная стекляшка и алюминиевый профиль. Спать в таком абсолютно нереально – всё просматривается и простреливается насквозь.

Получается так, что и выбора-то никакого особенного не имеется. Именно это и настораживает! Там неудобно, тут невозможно, здесь противно, а вариант только один!

А дальше у нас открытое пространство – сквер. Пока темно, пересечь его не проблема, если у неведомого злодея нет прибора ночного видения. Я-то в свой агрегат вижу всё очень даже неплохо, думаю, что и оппонент, если таковой имеется, тоже способен на такие вещи.

Вернуться назад и обойти это место стороной?

Разумно, но меня вот туда не тянет.

И что же делать?

В следующую секунду я прижимаюсь к земле, стараясь стать маленьким и незаметным. Ибо слева звучат шаги – идут сразу несколько человек. Тихо, но всё-таки услышать их можно. Рядом есть какой-то бугорок – туда!

Бугорок оказался опрокинутой набок рекламной конструкцией. От пуль такая штука не защищает совершенно, а вот от любопытных взглядов – очень даже!

– Jasper, check the nearest entrance![3]

– Yes, sir![4]

Английский язык… Юсеки?

Скорее всего. Днём я нескольких видел, да и покойный Сова про них говорил. Вылезать к ним навстречу – нафиг-нафиг! Грохнут, а потом уже посмотрят – кто это такой был? Пусть себе топают мимо…

А мужики-то направляются прямиком к тому самому подъезду, около которого я и притормозил. Вот уж хорошо-то, что я туда не полез… Скрип двери, осторожные шаги, приглушённые голоса – и вся группа втягивается в дом. А спустя несколько минут, я вижу слабые отблески света в одном из окон. Нашли, стало быть, место для ночлега…

Что ж, спокойных вам снов, а я потихонечку отсюда двинусь – мне такое соседство никакого удовольствия не доставляет. Данные ребятишки пришли слева. Не совсем мне по дороге, но, по крайней мере, там сейчас точно никого нет. Иначе бы эти парни так тихо не появились бы. Вот и хорошо, туда и двинемся…

Звук…

Что-то типа скрежета или чего-то похожего. Он пришёл со стороны дома. Казалось бы – ну скрежетнуло там чего-то… и что? Мало ли, может быть, кто-то из «юсеков» там какую-то дверь решил приоткрыть.

Но что-то меня торкнуло… я такое уже слышал!

Где?

Не в прошлой жизни – это точно.


– Ступенька. Не упади. Держись за стену… Данные слова тогда прозвучали от кого-то из сопровождающих. Ну да, как раз после моего визита к Мишке! А ведь было что-то и перед этим! Перед тем как мне что-то сказали. Противно заскрипел металл – ну, да! Точно так же, как и сейчас!


Щелчок – и в окулярах ночника появился подъезд. Никого на улице нет, и это вполне объяснимо. Незачем палить место ночёвки, а часовой может и изнутри в окна посматривать. И слушать. Если так, то он откроет окно, выдав тем самым своё местонахождение. Ибо кто-то вполне может помнить, какие именно окна с этой стороны были открыты, а какие – нет.

Либо он выберет такое окно, где нет стёкол… Ибо слышимость в таком случае существенно улучшается.

И где тут такое есть?

А вон – второй этаж, слева от входа. Там на кухне нет стекла в окне – луна не отсвечивает. В соседних окнах стёкла поблескивают, а в этом – ни отблеска!

Там часовой, скорее всего… Подсветки от его прибора (если он у него есть) не наблюдаю, так это ещё ничего и не означает. Он вполне и в пассивном режиме работать может. Как я сейчас – тоже себя выдавать не хочу.

Делать-то что?

Вынырну из-за укрытия – и тотчас же он по мне шарахнет.

Бу-бух!

Граната!

И как раз в той самой кухне…

Не до меня ему сейчас!

«Куда тебя черти понесли! – всполошенно возмущается внутренний голос. – В чужом пиру похмелье – не наш вариант!»

Впрочем, додумываю я эти мысли уже на бегу. В руках – трофейный пистолет-пулемёт. Есть у него одна интересная особенность – при определённом положении переключателя, блок целеуказателя включает подсветку. Так её почти и не видно. А вот в ночник – вообще красота! Тот же лазерный указатель – только обычным глазом его разглядеть невозможно. В окулярах прибора, напротив, всё просматривается вообще великолепно. Не только цель, но и всё, что рядом расположено – как на ладони! Но пока я его не включаю, нет нужды себя раньше времени выдавать.

Сухо щёлкнули выстрелы автоматических винтовок – в ответ гулко шарахнули дробовики. Это уже там, где были видны отблески света. Сейчас там морщат «юсеков». Дверь в подъезд приоткрыта, стараюсь тихо в неё просочиться…

Сырость!

Откуда-то явственно пахнуло холодом и сыростью!

Щелчок переключателя – световое пятно шарахается по стенам. И я вижу открытую дверь в подвал. Что интересно – она открылась вместе с частью косяка, и в запорных петлях мирно висит обычный амбарный замок. Запертый…

И что у нас там?

Почему в подвал? Так я не очень-то хочу, чтобы мне кто-то стрельнул в спину. А тем, кто сейчас воюет наверху, несколько не до меня.

Вот она дверь!

Дом – обычная пятиэтажка, без каких-то там глубоких подвалов. И почти около входа я сейчас наблюдаю проём в стене. Оттуда-то и несёт сыростью… Поднимаю с пола кем-то давно оброненную брезентовую рукавицу и торопливо запихиваю в неё три ручные гранаты. Не знаю, какой там прочности стены и потолок… но одновременного взрыва такого количества гранат должно хватить, чтобы его обвалить. Уж навряд ли его укрепляли чугунными тюбингами, как в московском метро! Даже если потолок и не рухнет, то тем, кто там сейчас поблизости, точно поплохеет настолько, что некоторое время им будет не до войны…

Рывок – и отлетает в сторону кольцо.

Взмах – и рукавица улетает в глубину прохода.

Бегом отсюда!

Пулей влетаю на первый этаж и ничком валюсь на пол, зажимая руками уши и открывая рот…

Хрясь!!!

И всё равно мне досталось.

Пол шибанул меня в брюхо так, что на какое-то время аж в глазах потемнело. Во рту появился противный металлический привкус, да и в ушах зазвенело.

Взрывной волной вынесло к чертям свинячьим входную дверь. Хорошо, что я туда не побежал… так бы тяжёлой деревяшкой и придавило нафиг! Как таракана разделочной доской к столу. Поворачиваюсь на спину и сажусь, подтягивая ноги к животу. Херовато нынче бегать… Топот ног – кто-то спешит сверху! Умный человек сразу на взрыв не побежит – сначала подумает. Мол, что это там такое бахнуло? Там всё сразу рвануло, или ещё чего-нибудь можно ожидать? Значит тот, кто сейчас сюда бежит, человек глупый. Или выполняет указание начальства, а оно иногда может отдавать весьма странные приказы. В окулярах прибора появилась фигура странноватых очертаний. Голова у него. Блин, да это же капюшон!

Руки сработали сами собой – пистолет-пулемёт глухо кашлянул. А он существенно тише стреляет, чем «ксюха»! И на таких дистанциях ничуть не хуже. Неведомого гостя откинуло назад, он согнулся в поясе – готов!

А вот теперь – наверх!

Хочу, не хочу – это сейчас мало кого чешет. Надо!

Вот и беги!

Поворот, ещё один, спотыкаюсь о лежащее на площадке тело. И ещё. Все в каких-то плащах, разглядеть не получается. Из дверного проёма сбоку тянет кисловатым запахом взрывчатки – там часовой раньше обитал. Следующая площадка – ничком валяется тело в плаще. А вот у двери квартиры, занимаемой «юсеками», плащеносцы присутствовали уже во вполне живом состоянии. И очень активном – их дробовики и автоматы не смолкали ни на секунду. Из глубины квартиры вяло отстреливались, но, похоже, что уже всё… Отступив на пару шагов назад, забрасываю наверх ещё одну гранату. И тотчас же пригибаюсь, дабы свои же осколки не наказали меня за неосторожность.

Бамс!

Над головой что-то противно визжит – предосторожность оказалась совсем не лишней!

Прыжок – и пистолет-пулемёт выплёвывает остатки патронов.

Меняю магазин…

Во внезапно наступившей тишине слышно, как внутри квартиры тихо звучит капель. Пролили там что-то?

– Живые есть?

– Who are you?

– Do you care? The one who came to your rescue. Do you understand Russian?

– Yes, I do[5].

– Ну, так и выходите сюда. Живых противников тут уже нет.

Шорох, в окулярах ночника появляются отблески – у того, кто сейчас идёт из глубины квартиры, тоже есть аналогичный прибор, работающий в активном режиме.

А серьёзный мужик! Он что, так и спал что ли, не снимая снаряжения? Разгрузка, рюкзак… чего только на нём не навешано!

Он осматривается по сторонам, уважительно качает головой.

– Это вы их так?

– Сами… наверное, совесть замучила…

– What? Conscience? Are you kidding?[6] Вы так… шутить?

Вместо ответа, киваю на квартиру, откуда он только что вышел.

– Там ещё остался кто-то живой?

– Да. Есть трое… the wounded… раненый!

– Отсюда надо уходить! И как можно скорее! Они могут прийти снова.

Мужик кивает. Похоже, что он согласен.

– Да, но я не могу оставить своих comrades… товарищ!

– Но мы их не сможем унести.

«Юсек» потрясает в воздухе радиостанцией.

– Помощь! Я сообщил о нападении! К нам скоро будут здесь помощь!

– Как скоро?

Он на секунду замолкает, потом подносит рацию к лицу.

– Red two, there is a group of six here. I'm asking for a connection![7]

Увы, неведомый «красный два» ничем нас не обрадовал – ранее чем утром к нам никто прийти не сможет. Сколько ни убеждал его мой собеседник, ответ был один – опасно, ночью никто не пойдёт. Мол, укрепитесь, и ждите.

– М-м-да… сочувствую! Трудно тебе будет…

– А вы? Уходить?

– Я и так влез в чужую кухню. Эти, – киваю на тела в плащах, – люди очень злопамятные. И скоро снова придут, чтобы отомстить за своих товарищей. Не хочу быть здесь в этот момент…

Он даже как-то не сразу понимает мои слова, приходится растолковать. В процессе разговора не забываю осматривать лежащие тела, освобождая их от всего, что может мне пригодиться. Не сказать, что бы они были как-то круто упакованы, но кое-что полезное всё же нашлось. Понятно, что у тех же «юсеков» наверняка есть что посмотреть, но я сильно сомневаюсь в том, что моему собеседнику это будет по нраву.

– Нет, мой друг. Я тебе помог, но сидеть тут до утра… это не слишком хорошая идея. Кстати! Ты своих товарищей перевязал?

Мужик совершенно по-русски хлопает себя по лбу и исчезает в дверях. Вот и славно… пока он будет там перевязкой заниматься, я тихонечко и смотаюсь. Только тело часового осмотрю. Ночник-то у него точно есть, это штука дорогая, и толкнуть его можно любому торгашу!

Там был не только ночник, и мой «внутренний хомяк» горестно возрыдал, что я попросту не смогу утащить всё найденное в доме добро. Но жадность приводит к бедности. А в данном случае – так ещё и к могиле!

Пора сваливать!

Но пройдя всего несколько метров, останавливаюсь.

Откуда-то снизу слышны шаги. Тихие и осторожные – но расслышать их я могу очень хорошо. Вот так…

А нефиг было лясы точить с этим забугорником! Давно бы уже смотался…

Впрочем, чего сейчас-то об этом сожалеть?

Пулей взлетаю наверх.

Из дверей тотчас же высовывается винтовочный ствол, следом за которым появляется и его владелец.

– Что такое?

– Пришли! Они пришли, внизу!

Вот что значит опытный вояка!

Мужик моментально преображается. Собран, деловит.

– Сколько их там?

– Ну, ты спросил! Откуда же я знаю? Шаги слышал…

А и верно – сколько их? Да… в принципе, сколько угодно может быть. Тоннель, судя по всему, я не обвалил.

Стоп!

Тоннель… нет. Что-то ещё…

– Гранаты есть?

– Есть…

Кратко поясняю свою идею. Мужик кивает – дошло! Подхватываю с пола автомат, проверяю магазин – патроны есть. Ещё парочку запасных вытаскиваю из карманов бывшего хозяина.

– Готово! – «юсек» стоит уже на площадке между этажами.

Щелчок – и в лестничный проём улетает граната.

Хренак!

Снизу грохочут выстрелы – наш привет явно пришёлся не по вкусу. Перевешиваюсь через перила и веером выпускаю весь магазин. Ни в кого особо не стараюсь попасть, стреляю наугад. Да и нет там, скорее всего, таких дураков, чтобы лезть вперёд очертя голову. Но по сторонам они там попрыгают, это уж и к бабке не ходи!

Второй магазин.

Снизу даже не пытаются палить в ответ – шансы на попадание нулевые. Но я продолжаю стрелять, делая между очередями небольшие перерывы.

Третий…

– Пошли! – меня хлопают по плечу.

А вот теперь – ходу!

Только мы ввалились на площадку своего этажа, как внизу бухнуло! Да так… Дымом и пылью заволокло весь подъезд. Видимость, и без того неважная, снизилась вообще почти до нуля, не помогали даже осветители ночников. Что-то грохает, трещит, кажется, что даже стены дрожат. А вот и не кажется – снизу доносится тяжёлый удар. Перевешиваюсь через край площадки и включаю обычный фонарь. Да уж… заставь дурака богу молиться…

Сколько и чего там «юсек» положил – неизвестно. Но целый лестничный пролёт обрушился вниз, и теперь на его месте зияет неслабая такая дырища. Слезть вниз в принципе ещё можно. А вот обратный процесс, да ещё и под обстрелом – может выйти штурмующим таким неслабым боком!

– Давай тащи своих парней наверх. У нас тут третий этаж, так что на четвёртом будет самое то. Они ведь и по крыше могут пройти, надо будет держать под обстрелом лестницу с последнего этажа.

– Да, сэр! Надо будет ещё сломать замки в дверях и их открыть – чтобы не смогли noiselessly… незаметно влезть через балконы или окна соседних с тем подъездом квартир. Так я буду их слышать.

– А гранаты у нас ещё есть?

Мужик показывает мне приоткрытую сумку, наполовину заполненную смертоносными «подарками».

– Так поставь у тех окон и балконов какие-нибудь растяжки, что ли. Мне тебя учить, что ли, нужно?

Да уж, это было бы совсем странно!

– Присмотрите тогда за ранеными, я потом унесу их наверх. Сначала надо будет всё подготовить… – и мужик исчезает наверху – словно и не было его тут никогда.

Внизу пока относительно тихо, хотя какое-то движение всё же иногда происходит. Оседает пыль, и пролом на месте рухнувшего пролёта становится виден очень хорошо. Зато со второго на третий этаж теперь не пройти. А перепрыгнуть такое расстояние, да ещё и снизу вверх – затея несерьёзная. Так прошло прилично времени, около часа. Никто пока нас не беспокоит, не слышно выстрелов и какого-то особо подозрительного шума. Да всякие шуршания и скрежет иногда снизу доносятся, но в поле зрения пока никого не видно.

Чвкашник носится туда-сюда, как заведённый. Полчаса он колдовал где-то наверху, потом спустился вниз и поочерёдно перетаскал куда-то своих пораненных товарищей. Эти его действия не остались незамеченными – и снизу шарахнули залпом из дробовиков, добавив ещё и автоматного огня. Не без умысла – пули, рикошетируя от потока и лестниц, разлетались по лестничной площадке, подчас залетая в самые, казалось бы, укрытые места. Пришлось ответить огнём, и несколько минут прошло в жаркой перестрелке, которая, как мне думается, никому и никакого урона не нанесла. Но хоть рикошеты прекратились – уже хорошо.

Однако настроение у меня ничуть не улучшилось. Раз уж там, внизу, собрались настолько упёртые злодеюки, то сомнительно, чтобы их остановила такая преграда, как обрушившийся пролёт. Что-то они просто обязаны придумать! Снизу тянет дымом. Дымом?!

Точно, вот и треск огня послышался!

Ага, так нас пытаются отсюда выкурить!

На здоровье – в окнах почти не осталось стёкол, и дым будет выходить сразу во все стороны. Да, тут будет крайне некомфортно, но и не смертельно. Как-нибудь пересидим. А вот лезть с улицы в задымлённое помещение… ну-ну, я посмотрю, что из этого выйдет.

Топот ног – сверху спускается мой временный союзник.

– Что случилось?

В нескольких словах объясняю ему свои предположения, указывая на разбитые окна.

«Юсек» кивает – понял.

– Тебя, кстати, как зовут-то?

– Юджин. Юджин Дж. Морлоу, оператор второго класса. Отряд «В-2».

– Денис. «Вихор», работаю у Хищника. Будем знакомы! – протягиваю ему руку.

– Хищник? Predator? Это есть фильм! Шварцнеггер!

– Хм! У нас тут своё кино – печальная реальность! The sad reality means no movie![8]

Чвкашник улыбается. Странно видеть такую улыбку на закопчённом и испачканном кровью лице.

Хренак!

Наверху что-то грохает.

Юджин моментально оказывается на ногах.

– The fifth floor! Grenade![9]

Понятно, сработала какая-то растяжка на пятом этаже. Секунда – и он исчезает наверху. Ну, надо полагать, он там не одну гранату присобачил, у него половина сумки была заполнена такими вот штучками.

Однако ж, злодеи оказались изобретательными! Разожгли внизу костёр, чтобы привлечь внимание именно к этому месту – и одновременно кто-то полез через крышу. Хитрые чертяки! Хорошо, что в таких домах выход наверх только один – из соседнего подъезда. В нашем такого люка нет, а то они и этим путём попробовали бы влезть. Ну, раз так, то снизу можно никого не ожидать. Дым там, видимость почти никакая, да и простреливается всё. А вот сверху. Бух! И меня, в который уже раз за этот день, прикладывает о стену! Не так, что бы очень сильно, но ощутимо, мать её… А вот это рвануло как раз в той самой квартире, где изначально квартировали «юсеки»! И не утащи Юджин оттуда своих товарищей, их можно было бы там же и хоронить! Это, что, снизу какую-то хреновину закинули?

Переворачиваюсь, и, подтянувшись на руках, сажусь, опираясь на стену. Подтягиваю к себе пистолет-пулемёт. Обожду пока вскакивать, а ну, как ещё раз что-то там шарахнет? Опять спиною пол полировать? Но взрывов больше нет. А вот какой-то шум – присутствует. Стук, шорох… Голоса?!

Что-то я пока не помню поводов для галлюцинации! Точно, голос! И не один. Из той самой комнаты, где только что шарахнуло. Интересный получается взрыв! Он что же неведомо каким путём закинул наверх ещё и нескольких живых людей? Ибо крайне сомнительно, что это мертвецы делятся впечатлением о произошедшем. Так это, наверное, попросту стену подорвали! Из соседнего подъезда. И сейчас наблюдают результаты своих «трудов». Ну да, попробуй сразу отличить, чем того конкретного покойничка прихлопнуло – взрывом или пулей? А вот дверь слева от меня – приоткрыта. Кто и зачем её распахнул, сейчас не так уж важно. Но не воспользоваться таким подарком судьбы – идиотизм в крайней степени. Кувырок – и я уже лежу за простенком. Дверь тут открывается наружу и, будучи частично распахнутой, сейчас немного меня прикрывает. Да и то сказать – не одно же тело тут валяется, попробуй разберись – кто реально помер, а кто прикидывается.

Ждать долго не пришлось – в проёме показался уже печально знакомый силуэт в плаще. Настороженный, оружие наизготовку. Но оглядев площадку, мужик в темпе переместился к лестнице и взял на прицел идущую наверх лестницу. Всё ясно, сейчас они рванут вверх, загасят там Юджина и тщательно проверят все тела. Мёртвые, живые, свои или чужие – пофиг. Ну, а того, кто на момент осмотра ещё не помер… нет, дальше отчего-то додумывать неохота. Можно, разумеется, рискнуть и уйти отсюда тем самым путём, которым они вошли – через дыру в стене. Когда вся это шобла попрёт наверх, вряд ли они озаботятся ещё и тылом. Но где гарантия, что там никого не будет?

Нет уж, нафиг такие выкрутасы!

Осторожно, стараясь не шуметь, откладываю в сторону оружие и тащу из кармана гранату. Есть… теперь вторую…

А на площадке тем временем прибавилось народа – из дверей выбралось ещё трое таких же гавриков. Не шумят, двигаются тихо. То ли их там так хорошо учат, то ли изначально это мужики понимающие – хрен поймёшь.

Так, вторая граната в руках.

Осторожно разгибаю усики предохранительной чеки. Готово, теперь у другой.

Наверху внезапно сухо щёлкают выстрелы, и первый из злодеев взмахивает рукой, поднимая в атаку свою команду.

Раз так – нате!

И зелёный кругляш скачет по полу.

Откатываюсь за простенок и запускаю на площадку вторую гранату – ловите!

Рот не забыть открыть, ушам моим и так уже досталось основательно…

Хренак!

С потолка осыпается какая-то херня, а за дверью орут на несколько голосов. Что, не всех там приложило? На ноги!

Пинком распахиваю захлопнутую взрывом дверь и сразу же стреляю. Прямо передо мной стоит на коленях какой-то деятель с окровавленной мордой. Прыжок влево, поскальзываюсь, но успеваю нажать на спуск – и по стене сползает ещё один оппонент. А вот у него в руках дробовик – и это фигово! Всех грохнуть не получилось, а кое-кто так и в себя успел прийти! Или просто не все на лестничную площадку выбрались? Высаживаю остаток магазина по двери – за ней тотчас же кто-то протяжно кричит. Не зря, стало быть, стрелял! Смена магазина, кувырок – и пули снова выбивают щепки из двери. Под ударом ноги дверь вообще чуть не рассыпалась, но всё-таки открылась. Бросок – и в комнату, откуда недавно вытаскивали раненых, улетает ещё одна граната – предпоследняя.

Бух!

Очередь – свинец прошивает клубы дыма. Пули с визгом от чего-то там отлетают.

Смена магазина – это, кстати, тоже последний.

А в дыму виден проблеск – надо думать, та самая пробитая взрывом дыра.

И туда я отправляю последнюю гранату.

Подхватив по пути с пола дробовик и автомат и, содрав с его бездыханного владельца пояс с подсумками, бегу к лестнице.

– Юджин! Не стреляй, это я!

Падаю на площадку и кладу рядом трофейное оружие.

«Юсек» совершенно невозмутим.

– Со się stało?[10] … что произошло?

Поясняю ему обстановку.

– Там было много… bandits?[11]

– Около десяти человек. Все там и лежат.

Морлоу уважительно на меня смотрит. Кивает.

– По балкону тоже пытались пройти. Один человек так и остался в комнате, а трое упали вниз.

Как это он так дипломатично выражается, а?! Упали… Руки у них, видите ли, перенапряглись.

– Гранаты у тебя ещё есть?

Он снова кивает и высыпает прямо на пол несколько штук.

– Достаточно? Я должен поставить несколько traps[12] наверху…

Благодарно хлопаю его по плечу и снимаю с пояса флягу с остатками коньяка.

– Дринк!

Ну тут перевод и не требуется…

Около часа ничего не происходит. Сменяя друг друга, перетаскиваем раненых в угловую комнату четвёртого этажа. С крыши сюда не залезть, а никакой смежной с соседним подъездом стены тут попросту не имеется, не в чем дырку пробивать. Лестницу, ведущую вниз, заваливаем стульями, накидав их тут изрядную кучу. Пройти через подобный заслон сходу – это уж фиг! Тут надо скакать почище кенгуру! И то не факт, что чего-нибудь получится…

Аналогично пробуем завалить и лестницу на пятый этаж, но уже с меньшим успехом, стулья кончились! Жаль! Ибо ходить и ползать по лестнице такая баррикада мешает сильно, а вот ни от глаз, ни от пули – не защищает вообще никак. Пользуясь временной передышкой, перезаряжаю магазины к пистолету-пулемёту. Благо в карманах убитых нашлись подходящие боеприпасы, хотя и немного. Увидев это, Юджин уходит, и через пару минут кладёт передо мной несколько пачек с патронами – мол, твоё!

Кстати, на пистолете-пулемёте тоже обнаруживаю знакомое клеймо – опять «ЗИГ»! Суровая, надо сказать, контора… качественные стволы делает! Что ж, «ЗИГ», «ксюха» и трофейный автомат с двумя запасными магазинами – неплохой арсенал! У трофея, между прочим, патрон более серьёзный – «семерка». Так что баррикаду просадит вообще навылет, как бумажный лист. Осмотрев это оружие, Морлоу приносит сверху штурмовую винтовку и жестом предлагает обмен. Ну, он мужик умный, стало быть, знает, как использовать именно этот автомат. Да к винтовке и патронов больше – шесть запасных магазинов. С чистой совестью произвожу обмен, и довольный «юсек» убегает куда-то наверх. Спустя десяток минут там грохочут выстрелы – и тотчас же по стенам и окнам начинают палить сразу из десятка стволов. Безрезультатно, в окнах никто из нас не показывается. А рикошетирующие от потолка пули не задевают лежащего под стеной человека – физику надобно знать! Угол падения равен углу отражения – вот так! Спустя некоторое время ко мне подбирается довольный Юджин.

– Они пробовали устаивать на балконе… э-э-э… refuge… убежище! Чтобы оттуда стрелять. Но это оружие легко пробивает wood… дерево, доска! Им там сейчас плохо.

Да, уж могу себе представить! Небось, опять кто-то с балкона «упал».

На какое-то время опять наступает тишина.

Не повезло, мы оказались очень даже кусачей добычей! По самым скромным прикидкам тут уже лежит порядка двух десятков нападающих, так что повода для веселья там уж точно никакого не имеется. Но, как мне кажется, здесь уже вопрос принципа – нас теперь добьют, во что бы то ни стало!

Но как?

Поджигать – пробовали уже. Взрывать?

Ну, если только вместе с домом…

Снайпер?

Но мы почти не показываемся в окнах.

Все попытки влезть через балконы и крышу окончились печально для противника. А пробитый проход в стене тоже никакого удовольствия не доставил, обернувшись тяжёлыми потерями. Повторять такой фокус вторично – бессмысленно, ведь его теперь точно ждут. Ловушки Морлоу уже доказали свою эффективность, значит, подобные сюрпризы вполне могут стоять вообще в любом месте. И наши враги это тоже понимают. Штурм неминуемо обернётся потерями, и вполне вероятно, что достаточно тяжёлыми.

– Дринк? – толкает меня в плечо союзник.

Ну, на пару глотков там ещё хватит.

Внезапно оживает радиостанция на его разгрузке. Обрадованный Юджин подхватывает передатчик. Половину сказанного я просто не понял. Какие-то там «Чарли», «Альфы» и прочие экзотические словеса посыпались как горох из вспоротого мешка. Но судя по возбуждению моего соратника, что-то положительное он всё-таки уловил.

– Полчаса! – возбуждённо хлопает он меня по плечу. – Нам надо тут быть ещё полчаса!

Да?

Да тут и за пять минут могут всех присутствующих на фарш пустить. Но ничего другого всё равно не придумаешь, поэтому я горячо поддерживаю «юсека».

– Надо сказать твоим товарищам, это их приободрит.

Он кивает и уносится в ту комнату, где мы разместили всех пострадавших.

Сижу на площадке.

В доме что-то потрескивает, позвякивает и вообще много посторонних шумов. То ли ползёт кто-то, то ли это сквозняки гоняют по полу всяческий мусор – поди, разберись!

А вот конкретных злодеев пока не видно. Из дверных проёмов не высовываются закопчённые стволы, а в окнах не видно штурмующих. Ну, есть же там всякие умники, что могут на верёвках влетать в окна, хоть с двадцать пятого этажа? Я сам не раз по телевизору такое видал! Отчего бы и этим гаврикам не практиковать подобные штучки?

Жду…

Раскладываю на полу гранаты – пять штук, остальные Юджин куда-то там уже присобачил. У него на поясе ещё пара штук есть – и это весь наш запас. Ничего, остановить первую волну мы сможем. А вот вторую – не факт! Гранаты имеются не только у нас.

– Эй!

Не сразу врубаюсь…

– Эй вы! Наверху!

– Чего тебе?

– Поговорить надо.

– Говори, я слушаю.

– Так не пойдёт. Я должен тебя видеть!

Вот же чёрт упорный…

– Выходи на площадку. Один и без оружия. Сможешь на меня посмотреть.

– Ты тоже туда спускайся.

– Вот уж хрен! Ты сказал – видеть, а не за руку потрогать.

Появившийся рядом Морлоу вопросительно на меня смотрит. Прикладываю палец к губам – тихо!

– Хорошо. Я иду.

Интересно, откуда он вылезет?

Но парламентёр, как ни в чём не бывало, спокойно поднимается вверх по лестнице. Опа… а пролом на месте рухнувшего лестничного пролёта? Он что, по воздуху его перелетел?

Мужик действительно один, никого рядом не видно. Не заметно у него и оружия. Парламентёр откидывает назад капюшон, обнажая наголо выбритую голову.

– Я здесь.

Приподнимаюсь из-за баррикады, оставив оружие на полу, и показываю раскрытые ладони.

– И я тут. Как и обещал – без оружия.

Оппонент демонстрирует пустые руки, словно отвечая на мои слова.

– Кто ты? – спрашивает он.

– Денис. Работаю на Хищника. А с кем, собственно говоря, имею честь разговаривать?

– Брат Пётр. Жрец.

Жрец, простите, кого? И в какой это религии у нас они ещё сохранились? Видимо, на моём лице отобразилось слишком много всякого, и собеседник усмехается.

– Нет, я не шучу. И не наелся мухоморов или ещё какой-то гадости.

– Эм-м-м… и где же расположена ваша церковь?

Парламентёр нахмурился.

– Не юродствуй!

– И в мыслях не держал! Просто, а разве где-то есть ещё такие… ну, жрецы?

– У нас есть. Есть Солдаты, есть Жрецы. Нам не нужна церковь – истинный Свидетель имеет храм у себя в душе!

– Минутку… – краем глаза замечаю, что Юджин, подхватив радиостанцию, выкручивает регулятор громкости. После чего осторожно отползает в сторонку, чтобы парламентёр не мог слышать его слов. Ага, стало быть, нас вызывают! Потянем время!

– Так. Момент! – приподнимаю руку в успокаивающем жесте. – Жрецы, – понял. Вижу одного перед собой. Солдаты… ну, думаю, что и их тоже могу лицезреть. А вот можно поподробнее – вы, простите, свидетели чего? Иеговы, что ли?

Петр морщится.

– Мы не занимаемся шарлатанством. И никому не дурим голову. Мы – Свидетели Пришествия. И мы ждём истинных хозяев этого мира.

– И долго ещё ждать осталось?

– Ты видел Синий огонь?

– Нет, – отрицательно мотаю головой. – А должен был?

– Значит, тебе не повезло… – печально качает головою жрец. – Те, кто видел – в своём большинстве уверовали! К нам в тот день пришли многие!

– И когда же это было? – искренне удивляюсь я. – Что-то не слыхал про такие вещи…

– Был Синий огонь… – почти нараспев произносит парламентер. – И было указание свыше всем неверующим – отриньте свои заблуждения! Не станут работать ваши новомодные гаджеты, и откроются уши, дабы могли вы внимать голосу знающих!

«А потом что-то рвануло, и связь накрылась сразу вся. Перестали работать мобильные телефоны, в рациях мы слышали только ближайших соседей…» – а ведь мой знакомый ГИБДДшник про это говорил! Точно, что-то Иван такое рассказывал!

Монотонные слова парламентёра звучат у меня в ушах, что-то разъясняют, к чему-то призывают. Блин, а ведь он умеет говорить! И убеждать. Меня как-то даже повело. Сгибаю палец, больно оцарапав ладонь ногтем, – и всё сразу встаёт на свои места. Старый приём, ещё можно себе на ногу наступить. Мне про такие штуки рассказывали, испытанный сектантский фокус! Есть такие мастера, им только не мешай – уболтают на раз-два!

Жрец ещё что-то продолжает говорить, но на меня его слова более не действуют. Тут такая штука… только поведись – и всё.

Но в какой-то момент, он, по-видимому, замечает, что пропаганда должного успеха не принесла – и меняет тактику.

– Ты и твои товарищи (ага, так он не знает, сколько нас тут!) будете продолжать упорствовать?

– Есть альтернатива?

Он задумчиво меня рассматривает.

– Есть… Она всегда есть… Те, кто вовремя осознает пагубность своих заблуждений, могут прийти к нам. Учти – мы берём не всякого!

– Так на что же тогда нам рассчитывать? Выйдем к вам – и от ворот поворот! Мол, не вписались…

Жрец улыбается. Едва заметно, улыбка лишь слегка затронула уголки его губ.

– Мы умеем ценить храбрых бойцов. Не каждый, кто к нам приходит, заслуживает чести стать Солдатом. Все начинают с послушничества, и лишь потом, всё оценив и взвесив, старшие указывают каждому его Путь.

– Так это, что же выходит, послушником можно всю жизнь проходить?

Парламентёр кивает.

– Да. Можно стать Солдатом, можно – Жрецом, но это путь немногих. Но спасутся все!

– И что же может ждать нас? – тяну время, тяну!

– Солдат. Этой чести вы заслужили, и я готов признать данный факт.

– А если кто-то будет не согласен?

– С решением Жреца? – искренне удивляется собеседник. – Над тобою слишком довлеют прежние понятия…

Он поворачивается в сторону и делает знак. На площадку, грузно ступая по лестнице, поднимается здоровенный мужик. В неизменном плаще, с автоматом за спиной.

Моя нога тотчас же подтягивает поближе лежащее на полу оружие.

– Скажи мне, брат Григорий, кто ты среди Свидетелей?

– Солдат!

– Кто командовал операцией?

– Я, брат Пётр.

– Как получилось, что вы не смогли победить столь немногих? По чьей вине погибли наши братья?

– Это моя вина, Жрец! Я недооценил своего противника! Они оказались умелыми бойцами.

Парламентёр с огорчением поджимает губы и кивает. Отбрасывает в сторону полу своего плаща. Опа-здрасьте! А там у него висит очень знакомый ножичек!

Который, недрогнувшей рукой, жрец втыкает своему собеседнику прямо в брюхо! Странно, но тот даже не изменился в лице. Не заорал, не стал махать руками и ногами, молча стоял, пока по его брюкам струилась кровь. И даже после того, как брат Пётр выдернул клинок, Солдат продолжал стоять на том же месте. Только покачивался вперёд-назад. Потом… потом дрогнули его ноги, и он как-то сразу сломался. Упал на пол, пару раз дёрнулся – и всё.

Охренеть…

– И ты по-прежнему думаешь, что кто-то будет оспаривать мои решения? – вкрадчивым голосом интересуется жрец.

– Да… вряд ли…

– То-то же! – ухмыляется он. – У вас есть шанс. Один! Вы, во всяком случае, большинство из вас, можете стать Солдатами. Сразу минуя послушничество. Вам откроется многое! Боль, страх и прочие человеческие слабости не будут более над вами властны. Они недостойны того, чтобы страшить истинных Свидетелей.

Да, нечего сказать, предложеньице. А ведь он реально не врёт! Брат Григорий от боли не вопил и не дергался. Тут и обычная-то сковорода на ногу упадёт – враз на потолок сиганёшь! А этот. И ведь не мог же не понимать, что его убивают! Но стоял и молча умирал.

Жутко…

Вот, стало быть, как на забор-то мужика приколачивали… понятно, почему и тот не дергался.

– Пять минут, – подводит итог беседе парламентёр. – Штурма не будет – мы расстреляем здание из гранатомётов. Несколько гранат в окна – и рухнут перекрытия. Вы больше не принесёте нам никакого вреда.

– У нас есть раненые…

– И что?

– Они не слышали твоих слов. И мне потребуется время, чтобы всё им рассказать. Каждый должен принять своё решение осознанно!

– Хорошо, – кивает жрец. – Двадцать минут. У тебя есть часы?

– Есть.

– Засекай время…

После того как стихли шаги, оборачиваюсь к Юджину. Тот как раз выглянул из двери ближайшей квартиры.

– Чем порадуешь?

– Наши парни на подходе! Им осталось совсем немного!

– За двадцать минут успеют?

– Почему за двадцать?

Информирую его на этот счёт, парень аж побелел и схватился за радиостанцию. Минуты три он там кого-то горячо в чем-то убеждал, потом замолчал и опустился на пол рядом со мной.

– Они постараются успеть…

– Да? Ну, что ж… подождём.

Жаль, что коньяка больше нет. Снимаю с руки часы и кладу их так, чтобы циферблат был виден нам обоим. Нам теперь спешить некуда. Есть слабый шанс попробовать подстрелить гранатомётчика. Хотя бы одного, ибо контролировать все стороны мы попросту не можем. Да и, кроме того, никто же не мешает сектантам стрелять из-за любого укрытия – ведь особой точности попадания в данном случае попросту не требуется. Уж в окно-то любой стрелок с полусотни метров гранату положит! А нам много и не надобно. Дом старый, нескольких подобных взрывов он не выдержит.

Умом понимаю, что к окнам всё же стоит подойти… но снайперов никто не отменял! Только гранаты им сэкономим…

Десять минут прошло.

А светает уже… вполне различимыми стали очертания близлежащих строений. Никаких людей поблизости не видно, но это ничего в принципе не значит. Наши противники ещё не настолько выжили из ума, чтобы дефилировать под окнами.

– Сколько их тут лежит, интересно? – киваю на лестничную площадку, заваленную мёртвыми телами.

– Здесь?

– Ну… вообще. Там, – указываю наверх, – тоже ведь кто-то окочурился?

– А-а-а… – соглашается «юсек». – Ну… полагаю, что не менее двадцати человек! Да кто-то наверняка был ранен…

– Значит, мы дорого продали свою жизнь!

Один к двум – это уж как минимум! Зубастая добыча оказалась! А вот ножик… его бы спрятать куда-нибудь. Наверняка данные злодеюки и сейчас ещё разыскивают того, кто уконтрапупил их жреца в подземелье. А обнаруженный на моём теле нож, яснее ясного, укажет им на обидчика. Нет, не стоит им преподносить такой сюрприз!

Хотя, если учитывать только нас с Юджином – итог получается совсем обидный для сектантов.

Глянув на часы, переворачиваю их вниз циферблатом – не на что тут больше смотреть…

Юджин поднимается с пола, проверяет винтовку.

– Я пойду к парням, им будет легче, если они увидят меня рядом.

– Добро! Ну, а я пока тут подожду. Как-то ведь эти деятели поднялись же на площадку? Так что всё может быть. Да и через пролом в той квартире они вполне пройти могут.

Он дружески хлопает меня по плечу.

– А ты классный парень, Денис! Может, мы ещё и выпьем когда-нибудь вместе?

Шаги «юсека» стихают наверху, а я передвигаюсь вдоль стены так, чтобы можно было контролировать лестничную площадку внизу.

Ещё минута…

Хренак!

Мне на голову осыпается какая-то пыль, куски штукатурки…

Граната взорвалась наверху, на этаже, наверное, пятом. Звон пока ещё уцелевших стекол, треск… что-то там обвалилось. Взрывная волна толкает меня в спину.

Это первая… сейчас они ударят ниже. И тогда всё…

Перебежать наверх?

А если вторая туда же и прилетит? Против нас воюют не самые глупые люди, вполне могли и это учесть.

Так и оказалось – вторая граната тоже рванула наверху.

У них один стрелок!

Скорее всего, то-то и паузы между выстрелами такие делает.

Но всё это я додумываю уже на бегу. Своё оружие, да плюс принесённая Морлоу винтовка с патронами – особой скоростью похвастаться не могу. Есть слабый шанс, после двух взрывов подряд сомнительно, чтобы кто-то ещё именно на этом месте обосновался. Хочется верить, что и противник мыслит аналогичным образом!

А в глаза вдруг ударяет свет!

Здоровенного куска стены попросту нет, и на его месте зияет неслабая такая дырища! Вот в неё-то и пробиваются первые лучи восходящего солнца. Пыль красиво клубится, принимая порою весьма странные формы и очертания.

Господи, какая хрень в голову лезет…

Выглядываю в дыру.

А вот, кстати, и стрелок!

Совсем уже не скрывается, наклонив голову, перезаряжает своё оружие.

Ох-х-хренеть… и ведь ничегошеньки, скотина такая, не опасается!

Вскидываю винтовку. На ней установлен какой-то новомодный прицел, так что цель могу рассмотреть относительно неплохо. А вот автоматический огонь лучше отключить! Ибо, если стрелять очередями, то пуль-то, разумеется, вылетит больше, но вот куда они при этом полетят… это вопрос! Затаив дыхание, подвожу маркер на цель. Чёрт, надо ещё какое-то там упреждение сделать, ну в смысле – поправку на дальность. Я ж ведь из этого оружия почти и не стрелял, черт там эту винтовку знает, куда и как у неё пули летят на таком расстоянии? Не шибко тут и далеко, метров сто или около того. С привычной уже «ксюхой» было бы проще. Ну да, а со снайперкой – так и вообще зашибись! Но нет её. А у «ксюхи» даже на такой дистанции тот ещё разброс пуль – как бык поссал! Все же у импортной винтовки точность лучше, что бы там кто ни говорил.

Выстрел!

Мимо, кто б сомневался…

Выстрел – выстрел – выстрел!

Попал!

Не шибко, судя по всему, серьёзно, мужик только за плечо схватился, но гранатомёт уронил. И зловещая железяка грохнулась о землю.

Выстрел, выстрел!

Убёг-таки скотина…

Остаток магазина высаживаю по лежащему гранатомёту. Сомнительно, чтобы он взорвался, но всё же есть шанс, что там что-нибудь сломается. Там ведь ещё и прицел имеется, отчего бы не попробовать его разбить или как-то иначе испортить?

Опомнился народ – сыпанули по дому изо всех стволов. Вокруг моей позиции защёлкали пули. Счастье моё, что тут пылюка в воздухе висит… никакой дымзавесы не требуется! Меня и не разглядеть-то толком. Правда, и я не шибко хорошо отсюда вижу – вот и стрелка упустил! Но за стену всё же прячусь, ну его нафиг, этот идиотский риск! Тут не игра и не кино – это там можно безнаказанно скакать под обстрелом. А здесь такого барана прихлопнут мигом!

Меняю магазин и осторожно выглядываю наружу.

А вот фиг там ночевал… утащили уже гранатомёт-то!

Жаль, конечно, но десяток минут жизни я всё-таки выиграл!

Ну, где там кто-нибудь шибко самонадеянный? У меня тут полный магазин!

Увидев около кучи мусора какое-то шевеление, разом высаживаю в ту сторону десяток пуль – мне не жалко! На тот свет всего боезапаса не унести!

И эхом отзываются выстрелы в близлежащих домах – бьёт сразу около двух десятков стволов!

– Денис! D'not shoot! Стрелять нет! Это к нам! К нам пришли! – бежит снизу Юджин, потрясая в воздухе радиостанцией.

Пришли?

Надо же, тут кто-то ещё может ходить просто так?

Глава 12

– Виски? – командир «юсеков» снимает с головы тактический шлем и кладёт его на стол.

– Лучше коньяк… привык, знаете ли…

– Willy! Cognac to our guest![13]

Ага, послал-таки какого-то там неведомого Вилли за коньяком. Ну раз послал, то, значит, есть за чем ходить. А виски я так и не принял. Не люблю этот импортный самогон. Многим этот вкус по душе, но не мне – организм не принимает напрочь.

– Юджин мне рассказывал… – вопросительно посматривая на меня, тем временем продолжает офицер. – Про вас, я имею в виду. И говорил какие-то странные вещи…

– Например?

Он довольно-таки нормально говорит по-русски, только акцент малость выдаёт иностранца. Вообще мужик больше на прибалта похож. На такого, какими их в кино показывают.

– Ах да! Я ведь не представился…

Да, вот как-то не до того было…

Когда в подъезд, грохоча берцами и ощетинившись стволами разнообразного вооружения, ввалилась группа соратников Морлоу, кто-то из них сгоряча чуть не врезал по мне очередью. Посмотрев потом на своё отражение в зеркале, ничуть тому не удивляюсь. Мужик в непонятно какой одежке, обсыпанный штукатуркой и пылью, да ещё и с недоброй ухмылкой на закопчённой морде навряд ли будет вызывать у кого-нибудь положительные эмоции. Во всяком случае, я бы поостерёгся протягивать руку такому персонажу. И если бы тогда из-за угла не вывернулся мой союзник, мало чем отличавшийся от меня внешним видом, то перестрелки бы не миновать… Но Юджин заорал во всю мочь лужёной глотки, и обстановка немного разрядилась. У меня даже не отобрали оружие и не стали залезать в рюкзак. Но присматривали очень даже откровенно.

И я мог их понять.

Из здания вытащили только убитыми пятерых членов группы Морлоу, да раненых было трое – потери очень даже основательные! Так что поводов для радости у «юсеков» точно никаких не имелось.

Да, трофеев там они подсобрали очень даже нехилую кучу, но сильно сомневаюсь, что это как-то могло компенсировать погибших соратников.

Поскольку никакого желания куковать тут далее, ожидая, пока на выстрелы пожалует ещё кто-нибудь, ни у кого не имелось, то все сборы заняли не так уж много времени. Кстати, моего желания топать вместе с ними на базу никто и не подумал спрашивать – просто кивнули на место в колонне – и всё тут.

Не дали поковыряться в куче трофеев. Мол, командир не разрешил.

Хотя одну вещь я всё-таки там подрезал.

Проходя мимо кучи мёртвых тел – «юсеки» стащили их всех в одно место – киваю сопровождающему.

– Я вот это могу взять?

– What?

– Souvenir![14]

Проследив, куда я указываю, сопровождающий только плечами пожал.

– No problem…[15]

Так у меня на поясе появился второй нож – очень похожий на тот, который там имелся до этого. А вот поговорить с их командиром тогда не получилось – мужик был сильно занят.

На базе меня отвели в комнату, показали, где можно вымыть морду и почистить одежду. Пока я всем этим занимался, на столе нарисовался стандартный армейский паёк и банка кока-колы – мол, перекуси. А вот куда-то наружу выйти не получилось – у дверей безотлучно находился часовой. Ни в какие разговоры он не вступал, жестом предложив мне топать назад.

Ну, раз так…

И, ополовинив паёк, заваливаюсь, не раздеваясь, на кровать. Передохну…

Впрочем, особо долго подрыхнуть не получилось – уже через пару часов в дверь деликатно постучали. И нарисовавшийся на пороге дядя в камуфляже пригласил меня проследовать к командиру.

– Я заместитель командующего сектором «В-3», Чарльз Хонер. А вас как прикажете называть? – чуть наклоняет голову набок собеседник.

– Денис «Вихор».

– К какой группировке вы принадлежите? «Медведи»? Дикие?

Не знаю я, какой ты там спец в военном деле, но вот правдиво дурить мозги не умеешь. Это искусство у вас там явно не преподавали должным образом! Или без учёта некоторой местной специфики – что тоже вполне вероятно. Правильно задавать вопросы местным обитателям его явно не учили…

– А Морлоу вам разве ничего не рассказал?

– Он контужен…

Верю. Там столько всего бабахало!

Стало быть, дорогой товарищ, ты сильно сомневаешься в словах своего подчинённого…

– Я не принадлежу к указанным группировкам. Мы все работаем на Хищника.

Хонер улыбается.

– Это персонаж из кино! А я вас спрашиваю вполне серьёзно!

– Знаете, я вот тоже как-то не сильно расположен шутить. Впрочем, вы можете мне не верить и далее. Не настаиваю. И не собираюсь далее злоупотреблять вашим гостеприимством.

– Сейчас вечер! Темнеет! И вы хотите уйти с базы в это время? Один?

– К вашему товарищу я тоже не ползком заявился. Ночью, между прочим…

Офицер улыбается – запугать меня перспективой одиночной ночной прогулки не получилось. Но он невозмутим – попытки прощупать меня продолжаются. Мужик откровенно не верит в Хищника и считает все мои намёки обычными сказками. Или давай ему что-то реальное и насквозь конкретное, или…

– У вас неплохое снаряжение. Но это не редкость в сложившейся ситуации. Есть опыт городского боя – Морлоу особо это отметил. Однако всему этому не так уж сложно выучиться. Ваше прошлое… может быть, стоит поискать там?

Вот уж хрен тут ночевал!

Рассказать ему всё?

А откуда, позвольте спросить, появились те самые парни, которые в короткий срок «зачистили» (так, кажется, выражаются подобные типы?) всех, кто работал тогда со мной в санатории? Если «Юсек» – в смысле сама эта организация – тут ни при чём, то я папа римский! Уж кто-то там точно в курсе дела был – так, отчего бы и не тот, кто сейчас передо мной сидит? Нет уж, обойдусь без откровений.

– Моё прошлое место работы никак не связано с тем, что сейчас происходит на улицах.

Во как я завернул! Аж сам горжусь. Знать бы чем?

– Но с Хищником я работал уже тогда. Правда, всё как-то и без войны обходилось, без стрельбы, во всяком случае.

– И что же вы там такого делали?

Ну, в данном случае эти сведения ему абсолютно бесполезны, поэтому я в подробностях поясняю ему о принципах построения компьютерной сети. Заскучал мужик, не его это тема.

– Это всё понятно (ага, баки-то мне не заливай!), но каким образом можно соотнести ваше прошлое и настоящее?

– Так всем же жить охота! Вот и пришлось вспомнить старое.

– Вы воевали? Где?

– В армии, где же ещё? Я там, слава богу, не поваром служил.

Угу, в штабе всю дорогу просидел. Но на лбу-то этого не написано же!

Офицер удивлённо приподнимает бровь.

– Хищник каким-то образом получил доступ к моему личному делу – и вышел на меня с конкретным предложением. Давно…

– И где же вы жили в городе?

Я что, совсем лопух, чтобы ему свой настоящий адрес называть? А тебе, дядя, никто не говорил о том, что своего противника нельзя недооценивать?

И я сообщаю ему адрес Витьки Горобца – он перед всем этим бардаком как раз уехал куда-то на лечение. А вот цветы у него в квартире я периодически поливал. Так что и обстановку могу описать достаточно подробно.

Что и делаю… опять мужик заскучал…

– Хорошо… а что вы делаете сейчас?

– Связной. Передаю информацию и распоряжения. Ну иногда и что-то материальное могу отнести. Сразу скажу – через тайники, никакого личного контакта ни с кем не имею. Все распоряжения получаю по радиосвязи или тоже через тайник.

– Это настолько выгодное дело?

– Мне хватает.

Разговор зашёл в тупик. Нет, в принципе, как я понимаю, ничего не мешает собеседнику отвесить мне пару основательных плюх, чтобы язык стал более разговорчивым. Но пока он этого не делает. И можно понять почему. Ему нужны союзники, а не какие-то абстрактные сведения неведомо о ком. Их ещё для чего-то использовать нужно, а как? Ну, предположим, выяснит он что-то о какой-то там группировке или канале связи – делать-то с этим что? Вот на что я совершенно не рассчитываю, так это на чувство благодарности за спасение его бойцов. Цинично – но понять мужика можно. Он во враждебном окружении, никто тут особо его парней не любит. И рассматривают скорее в качестве носителей всяких там полезных штучек.

– Вам удалось захватить пленных?

Офицер удивлённо приподнимает бровь.

– Да. А вам-то это зачем?

– Хотите эксперимент?

– Например?

– Вам нужны доказательства существования Хищника, так?

– Ну… не особенно. Я склонен вам поверить и без этого.

Щас, мужик! Рассказывай мне сказки! Поверил один такой!

– Вы же пытались их допрашивать? И никто не стал отвечать на вопросы?

Рискую! Что я знаю о том, как они умеют вести допрос? Но… есть некоторые мысли.

– Они были (ага, значит, пленник не один!)… не очень разговорчивыми.

Да уж, как вспомню беседу на лестничной площадке.

– Дело в том, что вы для них не авторитетны. А к боли у этих людей имеется некоторый… э-э-э… иммунитет.

– Что вы предлагаете?

Так, а вот это уже по делу разговор! Не ошибись!

* * *

Вошедший в комнату худощавый парень ни на кого внимания не обращал. Смотрел куда-то в стену и на оклик не отреагировал. Впихнувшие его конвоиры прикрыли дверь и остались в коридоре. Именно так я и попросил сделать, не раскрывая, правда, истинной причины таковой просьбы. Да просто всё – нафиг надо, чтобы наш диалог, буде таковой вообще произойдёт, слышал ещё кто-нибудь. Ведь по-всякому пойти может…

– Не надо… – трогаю за рукав Хонера. – Я попрошу вас отойти в сторону.

Не знаю, чего он при этом подумал, но в сторонку отошёл. Правда, кобуру при этом демонстративно расстегнул. Он что, всерьёз полагает, что я с этим деятелем о чём-то договариваться собираюсь? Типа – союз против Чарльза организовывать? Ага, то-то мне кто-то в доме это сделать мешал…

Подхожу ближе и останавливаюсь напротив пленника.

– Кто ты среди Свидетелей?

И вот тут пленник поворачивается в мою сторону.

Взгляд его моментально становится далеко не безучастным! Он оглядывает меня, опускает взор вниз…

И видит два хорошо, наверное, знакомых ножа на поясе собеседника.

– Брат Геннадий, Жрец!

– Зови меня – брат Денис. Кто ты среди Свидетелей?

– Послушник!

– Там, позади меня заблудший. Расскажи ему о нас, пусть уверует. Я хочу, чтобы он услышал слова правды из твоих уст! Он хочет услышать слова рядового Свидетеля.

– Да, брат!

– И ещё. Скажи ему, что тебе говорить с ним приказал голос Хищника. Так надо!

– Скажу! – в глазах парня пылает прямо-таки фанатическое пламя.

Поворачиваюсь к офицеру.

– Чарльз, вы хотели с ним поговорить? Подходите…

* * *

Через полчаса за пленником закрывается дверь.

А слегка обалдевший офицер наливает себе полную рюмку коньяка и залпом её опрокидывает.

– Это страшно…

– Это реальность. И вам придётся к ней привыкать, – не теряю времени даром и наливаю коньяка уже и себе.

– Легко вам такое говорить!

– Я же привык… Как видите, кстати, сектанты ничуть не сомневаются в существовании моего патрона!

– Да, – кивает офицер. – Я обратил внимание на то, что вас он воспринимает достаточно серьёзно. Он всё время оглядывался в вашу сторону. Когда же я прямо задал ему вопрос, он так и сказал – мол, голос Хищника приказал ему рассказать мне всю правду.

Чокаюсь и опрокидываю рюмку. Отлегло…

А ведь даже хорошо, что со мной разговаривает именно военный, а не какой-нибудь там мент или контрразведчик. У тех – образ мышления совсем другой. И если моего собеседника больше интересовали чисто военные вопросы, то вот уже опытный следак вцепился бы совсем в другие подробности! И вот тут поплохело бы уже и мне! Ну, могло поплохеть.

– Кстати, имейте в виду – он теперь обязательно постарается от вас сбежать.

– Почему?

– Сам факт того, что вы общаетесь с представителем Хищника – достаточно ценная информация для его руководителей.

– Но вы просто мой гость!

– Ему это вы, надеюсь, уже разъяснили? И как – поверил?

Ещё рюмка коньяка – теперь пьём вместе.

– Вы спешите?

– Ну… мне в принципе надо попасть в одно место…

– Мои люди вас проводят.

– Не до самых ворот. Там, как бы это вам помягче сказать… вас не слишком любят…

– А в Таркове ещё кто-то помнит смысл этого слова? – печально усмехается Хонер. – А на нас тут вообще смотрят исключительно через прицел…

* * *

Вечером, лежа на койке, пробую восстановить в памяти всё произошедшее. М-м-да… наворотил я тут делов! Пачка дрожжей в сельский сортир – это не совсем точное определение в данном случае! Меня о чём только не спрашивали! На большую часть вопросов я отвечать не стал, сославшись на неосведомлённость. Мол, мелкая сошка… курьер, всего знать попросту не могу.

А вот более приятная часть разговора осталась, как это часто и практикуется, на потом.

– Вы оказали помощь моим людям. И благодаря, опять-таки, вашему участью, я узнал многое от пленника. Не хочу выглядеть свиньёй и потому – спрашиваю! – бутылка уже показала дно…

– И?

– Чем я могу вас отблагодарить?

И его можно понять – в сложившейся обстановке каждый командир группы вынужден как-то изворачиваться, чтобы прожить лишние несколько дней. Так что новые контакты – всё равно с кем – не станут напрасными.

* * *

А вот дальнейший путь оказался гораздо более быстрым – на основательную группу хорошо вооружённых людей поднимать хвост никого не тянуло. Может, и посматривал кто-то из окон, но ни одна собака даже не вякнула. Так что дошли до точки относительно спокойно и без эксцессов. Но вот на подходе пришлось резко присесть – со стороны объекта наметилось некое неприятное оживление. Так что торможу группу и прошу Юджина тихо посидеть на месте.

– Я схожу туда. Надо как-то успокоить здешних обитателей. Меня они знают и стрелять не станут.

– Ты уверен?

– Не волнуйся! – хлопаю его по плечу.

А у самого кошки на душе скребут! Народ там вроде бы не шибко нервный… был, во всяком случае. Да и морда моя вроде бы некоторым местным товарищам знакома. Но всяко бывает…

Вот топаю по дороге, правую руку вверх приподняв, а сам по сторонам поглядываю – куда сигануть-то в случае чего? А некуда. Местные обитатели люди, в принципе понимающие, и поэтому всякие там ямки засыпаны и завалены разнообразным мусором. А в те естественные укрытия, которые ещё кое-где остались, я и сам лезть поостерегусь. Что-то есть у меня сомнения в «забывчивости здешних Дасти Миллеров»[16]. Уж наверняка там народ какую-нибудь взрывчатую гадость присобачил. Чем-чем, а толстовством тутошние товарищи точно не страдают. И если осталось тут какое-нибудь убежище – то оно точно имеет неслабый шанс быстро стать братской могилой для неразумных и самонадеянных «умников».

До ворот мне дойти не дали.

Метров за двадцать окликнули и предложили положить оружие на землю.

Не спорю, опускаю на дорогу «ЗИГ» и «ксюху».

– Пистолет тоже положить?

В ответ только хмыкают.

Ладно, не станем спорить. Заодно выкладываю и гранаты – мол, смотрите! Про них-то вы вообще ничего не говорили.

– Теперь топай сюда!

Протискиваюсь между бетонными блоками. Меня тотчас же ощупывают самым тщательным образом, и отбирают оба ножа.

– Мне б Веремеева увидать…

– Сообщим, – кивает охранник. – А ты пока вон там посиди…

Поблизости от ворот оборудован… на язык так и просится слово «обезьянник». Обнесённая решёткой скамейка, сильно напоминающая то самое место в обычном отделении полиции. Да уж… народ особой изобретательностью не сильно заморачивается. Ещё один охранник выходит за ворота и подбирает моё вооружение. Приносит его на пост и складывает в лежащий на земле сейф.

Кстати, изобретение весьма оригинальное!

Ящик лежит на земле, отсутствующей дверцей вверх, а вокруг имеется земляная обсыпка приличной толщины. Надо полагать, что если там чего-то и бабахнет, то вся сила взрыва уйдет в небеса, нимало не повредив охранникам. Да тут явно местный сапёр постарался, я б до такого в жизни не додумался! То есть диверсия путем минирования оставленного оружия, тут явно не прокатит. А стало быть, это именно то самое место, куда мне нужно.

Настроение чуток приподнялось.

А ещё через несколько минут из-за угла дома выходит местный «босс».

– Ты?

– Не похож?

– Худой что-то…

– Ну такая у нас нынче диета…

– Оружие ему верните, свой это, – поворачивается капитан к охранникам.

– Так он не один! Там, за домами, «юсеки» гуртуются – с ним притопали!

– Да, – подтверждаю я слова бдительного часового. – Это мои носильщики. Если можно, то пусть кто-нибудь со мной туда смотается, поможет груз притащить. Сюда, как я полагаю, вы их не пропустите ведь?

– Воздержусь… – бурчит капитан. – Нам только таких визитёров и не хватает… Ты-то как с ними вдруг скорешился?

– Не я – то у шефа с ними дела какие-то есть. Но эти вроде бы нормальные, не быкуют.

– Один хрен, неча им тут делать.

Не спорю – Веремееву виднее, он тут главный.

Он подзывает парочку ребят из дежурной смены, и мы все вместе топаем к домам.

Моё добро перекочёвывает в руки сопровождающих. Обмен проходит быстро, несмотря на взаимную недоверчивость обеих сторон. И веремеевские парни быстро топают восвояси.

– Ну, вот и всё, Юджин, я пока здесь немного задержусь. Можешь доложить командиру, что мы дошли спокойно.

Морлоу с недоверием посматривает в сторону забора.

– Ну… как знаешь… Этим тут не особо стоит доверять – люди… very dangerous… there are all kinds of things here…[17]

– А где ты здесь хочешь найти нормальных? Тут, по-моему, только такие и остались… Но у шефа с ними дела… – развожу руками. – И я должен переговорить с их начальником.

Он хлопает меня по плечу.

– Удачи! И заглядывай к нам!

– И тебе ровной дороги!

Цепочка чвкашников исчезает за домами, а я спешу назад к воротам.


– Садись! – кивает мне Веремеев. – С чем пожаловал-то?

– Да есть один вопрос… У вас ведь тут всякие мастера по взрывам имеются же?

– Найдутся.

– Подучиться хочу. И не только этому. А то что-то часто в последнее время стало над головою посвистывать…

Капитан удивлён.

– А за каким хреном тебе-то это нужно? Плати – прикроем!

– Интересно, это как же я вас вызвонить могу, ежели меня где-то всерьёз прижмут? Или у вас вертолёт ненароком завалялся?

Местный босс ухмыляется.

– Ты, конечно, парень неплохой, но…

– Я заплачу.

– Даже так? Ну… лады, тогда я Корнея покличу…

Словом, мы договорились. Не враз и не без мата – ну так это давно уже стало для меня привычным делом.

– Вот этот дом, – показываю я на карте. – Второй подъезд, первая квартира слева на третьем этаже. Дверь взломана, но это так видимость, чтобы никто сдуру проверять не полез. Мало ли, вдруг там что-то ценное ещё осталось? Шкаф в комнате справа, его надо отодвинуть от стены. Там будет сегодня заложен тайник – две забугорные штурмовые винтовки с боекомплектом и пара пистолетов. Под ванной – в той же квартире, пара дробовиков.

– Какие? – интересуется Демьяныч. Местный завхоз, он заведует заодно и некоторыми торговыми операциями.

– Вот уж чего не скажу… «мурки», скорее всего. Что на складе есть – то и принесут. Ну, сам понимаешь, патроны к этим стволам там тоже будут.

– Добро! – делает пометку в своем гроссбухе собеседник. – Ещё что?

– А всё! Как потопаем – так и полопаем! Остальное – по результату. Эту уж ты к своему шефу иди… с ним таким макаром добазарились.

– Винтовки-то хоть с прицелами будут? Или так, ширпотреб?

– Договаривались, что с прицелами. Не оптика, её, как я понимаю, не так уж часто и используют.

– Ну, – пожимает плечами завхоз, – в нашем хозяйстве – каждый гвоздь в свою дыру!

Вот тут я не спорю, порядок у бывших гибддшников наведён отменный, сам видел.

А пресловутый Корней оказался неразговорчивым мужиком лет сорока. В былое время он числился в группе разминирования, так что всяких там фокусов насмотрелся вволю…

Начал он, как я и ожидал, с теории. Но долго на этом не завис. В основном его слова можно было свести к нескольким конкретным положениям.

«Безопасных предметов нет».

«Ставя ногу в непроверенное место, ты делаешь первый шаг в могилу».

«Ничему не верь, пока не проверишь всё лично!»

«Кратчайшим путём быстрее всего можно прийти на тот свет».

Ну и ещё несколько похожих утверждений.

– Никогда не следует считать своего противника дураком, – катая между пальцами резиновый шарик, говорит мой инструктор. – Таких лопухов хоронят очень быстро. Если остаётся, что хоронить…

А глядя на то, как ловко его руки управляются со всяким смертоносным железом, я всё больше уверяюсь в том, что в прошлом мне везло совершенно незаслуженно. Или оппоненты были настолько жадными, что попросту сэкономили на минах? Кстати, когда я рассказал Корнею про хитрые ловушки, которые мне устроил подручный торговки, он только одобрительно кивнул.

– Правильный там мужик был! Жаль, если такого спеца завалят, пригодился бы!

– Ну… не знаю… там разборка крутая может быть… И на орехи, сам понимаешь, прилететь может очень даже основательно. И всем сразу…

– Да, понимаю! – отмахивается он рукой. – Что же за жизнь такая сволочная пошла?! Но увидишь парня – приглашение передай!

Мне как-то странно слышать такие вещи из его уст. Увидев моё замешательство, инструктор поясняет.

– То, что ты его фокусы засёк – случайность! Ну, может, и удача где-то затесалась, не спорю. Но вот то, как он там всё грамотно обставил, – это уже в его пользу плюс! Судя по твоим словам, у этого хитрована котелок варит! Не по шаблону работает, понимаешь? Такие вот парни, с искоркой, попадаются крайне редко. Оттого и цена им немалая! Я б вообще до такой штуки хрен додумался! А этот…

И наши занятия идут прежним ходом.

Нет, про всякие там растяжки я читал. И в интернете смотрел. Но сам больше всякими гремелками-звенелками обхожусь. Страшновато, честно говоря. Руки-то делают, а вот где-то в груди ёкает. Да и во рту сухо… Хорошо, что у Корнея нашлись всякие там учебные гранаты и взрыватели – теперь мои вечера забиты до предела. Есть куда руки приложить. Первые мои опыты на данном поприще были подвержены безжалостному осмеянию и уничижению. За дело… тот ещё из меня минёр. Но через пару дней инструктор уже благосклонно кивает.

– Ну, хоть не совсем пустая башка у тебя…

И то хлеб! Насколько я уже в курсе, такой похвалы от него удостоиться – это надо через себя скакануть!

Хорошо веремеевским – тут, мало того, что народ опытный, так ещё и вооружены неплохо. Могут друг друга при случае поддержать. А я – одиночка. И рассчитывать могу только на себя.

А ещё через пару дней я сообщаю капитану координаты «нового» тайника с оружием и боеприпасами – подоспело время расплаты за науку. Значит, у меня есть ещё несколько дней. Тут надо сделать лирическое отступление. Раз в два дня я выхожу за ограду и добросовестно валяю дурака, изображая радиообмен с неведомым собеседником. Театр одного актёра, так сказать… Пока вроде бы получается, никто ничего не подозревает. Помимо всяких инженерных (так называется взрывная премудрость) занятий, меня немного натаскивают и по стрельбе – что тоже весьма кстати. Да и просто кое-какие азы растолковывают иногда. Глядишь, кое-что и сам соображать стану, а это жизнь! Точнее, шанс не потерять её раньше времени.

Глава 13

– И что же необычного было в этом вашем госте? Ну, Дикий… хорошо вооружён… и что? – пожал плечами Марк Форбет, выслушав своего собеседника.

– Сэр… – Хонер на некоторое время задумался, подбирая более точную формулировку. – При всём моём к вам уважении, но вы его не видели.

Форбет не был прямым начальником Чарльза. Да он вообще-то и ранее никаких больших постов не занимал. Офицер по координации… не слишком большая шишка!

Официально.

Но осведомлённые люди поговаривали, что очень многое из того, чем занимается этот самый отдел по координации совместных действий, в иное время называлось бы совсем иными словами.

Контрразведка.

И служба внутренней безопасности компании.

На памяти Хонера были несколько «внезапных несчастных случаев», произошедших с некоторыми слишком уж самонадеянными людьми. Которые отчего-то вдруг решили, что занимаемое ими положение, позволяет отныне пренебречь некоторыми указаниями, исходящими от таких вот «координаторов». Нет, никто, разумеется, не стучал рукояткой пистолета по столу и не хмурил грозно брови.

«Мы полагаем, что в создавшейся ситуации, подобные действия могли бы положительно повлиять на развитие событий в нужную сторону…»

Вот так – кратко и обтекаемо. Мягко намекнули, тактично посоветовали… и кто ж виноват в том, что ты оказался настолько непонятливым? А если человек не замечает вполне прозрачных намеков и вежливых указаний, то он и наркомана с ножом в собственном подъезде вполне может «прозевать». Так ведь, кажется, говорят русские? И даже с началом всего этого бардака, что творился сейчас в Таркове, поведение Форбета мало изменилось. Он был по-прежнему вежлив и обходителен. Вот только место наркоманов с ножами заняли никому не известные стрелки…

Марк иногда появлялся в расположении подразделений «Юсек». Не один, а в сопровождении группы хорошо вооружённых молчаливых парней. И независимо от того, кто командовал той или иной группой, и какие у него были взаимоотношения с соседними подразделениями – людям Форбета всегда был обеспечен самый радушный приём. С ними делились всем, что только они ни потребовали бы. Обеспечивали поддержку и сопровождали до нужного места. Не из страха или чувства ответственности. Не слишком-то опасались далёкого руководства – где оно там. Чего может бояться человек, ежедневно рискующий сложить голову от пули случайного стрелка?

У Марка имелся другой козырь.

Очень часто получалось, что в момент особо острой нужды в чём-либо, кто-то из парней Форбета мог обронить пару слов. Мол, вот там-то и там-то что-то такое может быть. Как правило, оно там и находилось. Но ведь данное место часто было уже не единожды проверено и ощупано вдоль и поперёк! А вот, поди ж ты… Иногда случалось и по-другому. Неведомые стрелки, разумеется, совершенно случайно, вдруг подстреливали какого-то особо непонятливого и упёртого персонажа. Могли слегка подранить, а могли и точнее попасть… по-всякому выходило. И мало что меняло то обстоятельство, что подстреленный мог быть в доску своим и занимать серьёзное положение в компании. Есть, знаете ли, некие неписаные правила поведения, которыми не следует пренебрегать никому.

Чарльз не раз уже ловил себя на мысли о том, что даже произошедший хаос для его собеседника не был чем-то неожиданным. Уж слишком спокойным тот оставался и по сей день. Словно знал что-то такое, о чём не догадывались окружающие. Он никогда и ничего не боялся – и уже одно это заставляло задуматься.

Но это Форбет. А что прикажете делать всем остальным? Тем, у кого нет ни связи, ни складов с продовольствием и вооружением – им-то как выживать в подобной обстановке? Вполне возможно, что у контрразведчика есть какая-то связь с внешним миром – но он что-то не спешит ею делиться ни с кем. Так что – крутись как можешь, ищи еду, патроны и медикаменты – и всё сам! И надейся неизвестно на что.

– Хорошо, – кивнул собеседник. – Я, действительно, его не видел. А что же такого вы в нём разглядели?

– Ну… Если позволите, начну с самого начала.

– Логично. Слушаю вас.

– Группа моих людей, совершавшая обычную смену охраны на одном из уцелевших пока объектов, остановилась на отдых в брошенном жилом доме. Впоследствии, уже по завершении всей операции, он был тщательно нами осмотрен. И установлено, что два из трёх его подъездов сознательно были приведены в состояние, исключающее саму возможность для более-менее комфортного там размещения.

– Это, простите, как? Стены обрушили, что ли?

– Нет. В первом подъезде мы обнаружили несколько мёртвых тел, которые, судя по всему, лежали там достаточно давно. Ну и запах там был… соответствующий. По этой же причине отпадал и второй подъезд.

– Ага… Что ж, неплохая задумка! – одобрил идею Марк.

– В третьем же, практически во всех квартирах, кроме одной, были выбиты стёкла и сломаны двери. Так что относительно пригодной для остановки являлась только квартира на втором этаже. Её-то и заняли мои люди. Предварительно, они осмотрели весь подъезд – ничего подозрительного там не нашлось. А дверь в подвал была заперта снаружи – там висел замок.

– То есть там специально было подготовлено место для ночлега? – прищурился контрразведчик. – Интересно… И на кого же была рассчитана эта засада? На вас?

– Не могу этого исключить – мы часто ходим этим путём. Но обычно группа проходила ещё засветло. А тут… их кто-то обстрелял по дороге, пришлось занять оборону, ждать…

– Пострадавшие?

– Нет, здесь всё прошло нормально – никого не задело.

Форбет усмехнулся.

– Позвольте вас прервать… То есть группа неизвестных, разведав ваш постоянный маршрут, организовала на нём квартиру-ловушку. После чего, задержав группу ложным обстрелом, вынудила их остановиться для ночлега. А поскольку выбор места остановки был весьма невелик, то ваши люди сами зашли в заранее подготовленный для них капкан. Так? Я правильно излагаю последовательность событий?

Чарльз вспотел. Нельзя сказать, что он и сам так не думал. Но открыто признать себя лопухом, которого так легко обдурили какие-то сектанты… С руководящим постом можно распрощаться тотчас!

– Я не могу исключить и такую возможность… – осторожно ответил он.

– Такую? А что, есть и другие варианты произошедшего? Я бы с интересом с ними ознакомился!

Контрразведчик махнул рукой.

– Ладно… об этом – после! Продолжайте, что там у вас?

– Атака началась с наступлением темноты – противник поднялся из подвального этажа. По-видимому, они как-то смогли открыть запертую дверь. Как, кстати, говорил и наш гость – он видел её распахнутой, но замок оставался при этом запертым. Её открыли, не потревожив запорного устройства, – вместе с частью дверного набора.

– А там были явно не самые простые парни! Не очень-то это похоже на обычных Диких!

– Да, сэр. Это оказались какие-то сектанты.

Марк заинтересованно приподнялся в кресле.

– Так-так… А вот с этого момента – подробнее!

– В завязавшейся перестрелке погибло пять человек. Трое, включая командира, были ранены. И бой вёл оператор второго класса Юджин Дж. Морлоу – единственный, кто пока не получил ни одной раны. Их уже заблокировали в одной из комнат, и надежды на спасение почти никакой не имелось.

– Угу…

– Но внезапно перестрелка стихла, и кто-то окликнул Морлоу. Он ответил, тогда ему предложили выйти – мол, противника больше нет.

– И?

– Там действительно больше не имелось живых – только убитые. Причём большинство было застрелено в спину или в упор – Морлоу старый солдат и разбирается в таких вещах.

– Они, что же, подпустили врага так близко? Или это был их бывший товарищ?

– Нет… Этот человек даже одет был по-другому. Дело в том, что все сектанты носят похожую одежду. Матерчатые плащи из плотной ткани – своеобразную униформу.

– Да, – кивнул собеседник, – я тоже про это слышал…

– Так вот! – ободрённый словами гостя, продолжил Хонер. – Он использовал бесшумное оружие – пистолет-пулемёт «ЗИГ». По всей вероятности – такой же, как и у нас. Тихо подошёл сзади, бросил гранаты и расстрелял уцелевших сектантов в упор.

– Этот ваш Морлоу… он с ним вступил в переговоры?

– Сэр… Ему было не до того! Трое раненых, которые требовали немедленного ухода, полная неизвестность на улице… Он попросту не успел.

– То есть? – изумился гость.

– Неизвестный приказал ему перенести раненых в другое помещение, перевязать, а сам занялся организацией обороны.

– И ваш человек подчинился?!

– В тот момент это показалось ему вполне разумной идеей. И надо сказать, что гость, действительно, всё спланировал весьма грамотно. По его указанию Морлоу заминировал и подорвал лестничный пролёт, чем существенно снизил возможности атакующих. Кстати, этот человек ранее подорвал гранатами проход, откуда сектанты пришли изначально. Потом… потом был бой. К этому моменту мы уже начали прорабатывать вопрос со спасательной операцией.

– Это не столь важно! Что ещё сказал ваш оператор?

– Он вёл бой на верхних этажах – противник пробовал пройти через крышу и по балконам. Одновременно, они подорвали стену квартиры внизу – и ворвались ещё и этим путём.

– Какие у нас, оказывается, интересные сектанты… – усмехнулся контрразведчик. – Прямо-таки элитное штурмовое подразделение!

– Им не слишком повезло, – не принял шутки Хонер. – Все, кто таким образом прорвались, так и не поднялись выше второго этажа. Гость их всех там положил. Гранатами и выстрелами в упор.

– Какая-то у него нездоровая тенденция – стрелять с близкого расстояния… Вы не находите?

– Нахожу, – вполне серьёзно ответил Чарльз. – У него, кстати, и пистолет непростой – «ЗИГ-П220» с глушителем – как у наших офицеров-контролёров. Тоже, к слову, не самое дальнобойное оружие! Это явно не обычный солдат – здесь что-то другое…

А вот тут уже задумался контрразведчик! И некоторое время сидел молча, что-то прикидывая. Потом поднял голову.

– Что дальше?

– Он умеет говорить даже с сектантами – используя их страх перед своим шефом. Какой-то Хищник… почему-то они очень его боятся.

– Сильно?

– Пленный сектант честно отвечал на любые вопросы. И не делал ни малейшей попытки хоть как-то уклониться или схитрить.

– Хищник… нет, не слышал! Итак, резюмирую сказанное. Неплохо подготовленный, хорошо оснащённый и хладнокровный убийца. Предпочитающий стрелять вблизи – и наповал. Я ничего не упустил?

Хонер с уважением посмотрел на гостя.

– Как-то… я не рассматривал его с этой точки зрения! Он не произвёл на меня такого впечатления, хотя… Да, вы правы, Денис…

– Кто?

– Он так представился. Скорее, он напомнил мне чисто технического работника, я бы даже сказал – инженера. На хладнокровного убийцу этот парень не очень-то похож. Но он в хороших отношениях с бандой бывших полицейских на складах – а они не пустят к себе какого-то гражданского человека! Там, если хотите знать, те ещё головорезы собрались!

– Знаю… – согласился гость. – Эти люди нам хорошо известны. А скажите, связь с этим вашим Денисом, у вас какая-то предусмотрена?

– Да, когда я спросил его, каким образом могу высказать свою благодарность за оказанную помощь, он попросил передать всё через одного из торговцев – Хохла. Через него же можно отыскать самого Дениса или его босса.

– То есть торговец знает этого самого…

– Хищника? Да, как я понял, знает.

– И ничего об этом нам не сказал? Хм…

А вот тут уже несколько удивился Чарльз! Стало быть, Форбет имеет какие-то там контакты с данным хитрованом? Интересно… и ведь ничего об этом не сказал! Но вслух заместитель командующего сектором сказал совсем другие слова – незачем показывать свои эмоции этому непростому человеку.

– Как я понял, связаться с этими людьми можно ещё и через двух других торговцев: Прапора и… – тут Хонер замялся, – этого типа… того, что сидит в зоне таможни…

– Прапора знаю, – кивнул контрразведчик. – А вот таможня… Вы имеете в виду наркоторговцев?

– Да. У этого человека много имён. Капюшон, Барыга… вполне возможно, что есть и другие клички.

Марк задумчиво потёр подбородок.

– Это не есть здорово! Где-то в городе существует человек или, скорее, группа людей, хорошо известная торговцам, но как-то проскочившая мимо нас. Так не должно быть! Мы должны держать руку на пульсе – в этом залог нашего выживания тут! Если мы что-то упустим – это может стать нашей последней ошибкой! А для нас сейчас важен каждый прожитый день! Вот что, Чарльз… Я буду вам крайне признателен, если вы поподробнее выясните для меня – что это за новые игроки появились у нас на карте?

«А про сектантов, стало быть, ничего тебе узнавать не надо? – промелькнула мысль в голове у Хонера. – Какие, однако, интересные вещи тут происходят…»

– Да, сэр! Я незамедлительно приму все меры к тому, чтобы в кратчайший срок узнать всё, что только возможно выяснить об этих людях.

Глава 14

Щелчок!

Блин!

Опять зевнул…

– Если бы я с тебя за каждый ляп по стакану бы требовал – упился бы нахрен! – хмыкает Корней. – Вот скажи мне на милость – тебе как в голову всё вколачивать надобно? Кирпича хватит? Или что-то более основательное потребуется?

Хорошо ж ему язвить… небось, полжизни всякими такими гадостями занимался! А тут – без году неделя учусь – а уже всё знать обязан!

Взрывник гоняет меня нещадно – какие уж там семь потов, кабы, не семьдесят семь. Но молчу и не выпендриваюсь – он прав. В реальности мои кишки уже живописно бы болтались на проводах. Или на ближайшем заборе. Вот кто бы, например, мог предположить, что даже обычную гранату можно поставить столькими разными способами? Я-то, по простоте душевной, полагал, что привычной растяжкой всё и ограничивается… Ну есть, разумеется, всякие там варианты – но чтобы столько? Та же самая «постановка на рычаг», как оказалось, вполне возможна сразу в нескольких разных вариантах исполнения. А я, дурак эдакий, возгордился… Было б чем! Нашёл случаем одну такую гранату – и внутренне оттопырился – знай наших!

Ага…

Скромнее быть надобно – дольше проживу!

Единственной отрадой являлись уроки стрельбы – тут было малость попроще. Понятно, что снайпером мне не стать, так я к тому и не стремлюсь. Но вот из пистолета и автомата у меня уже кое-как получается – инструктор одобрительно кивает. С дробовиком – так и вовсе хорошо! Дистанции тут небольшие – картечь далеко не летит. А выстрел вдоль коридора почти гарантированно кого-нибудь да зацепит – тут разброс ого-го какой! Так что в один день и уложились, благо кое-какая практика всё же у меня имеется. И теперь занимаемся пистолетом – тут всё гораздо интереснее!

По простоте душевной я и здесь думал, что всё будет, как в кино. Встанем на рубеже и начнём стрелять.

Ага, щас – встал один такой…

Меня стали учить прыгать, бегать и падать – синяков на коленях сразу прибавилось. Вот, оказывается, для чего «юсеки» таскают наколенники! Не для понтов – в этом есть суровая необходимость! И перчатки всякие – они тоже, получается, не просто модный аксессуар. А собственно стрелять мы стали далеко не сразу – и на обычное стрельбище (как у нас в армии было) это оказалось совсем не похоже. Вообще ни разу.


– Вот… тута мы всё и будем делать.

Осматриваю подвал, и в голове сразу же начинают возникать всякие неприятные вопросы.

– А… стрелять куда?

Инструктор хмыкает.

– Это пока рано! Успеешь ещё!

Освещение здесь далеко не сахар, какое-то слабоватое – свет падает откуда-то сверху, я даже как-то затрудняюсь понять, как всё это тут устроено? Старая мебель, валяющиеся тут и там шкафы, столы и стулья… да тут проще простого ноги переломать! Делюсь этим выводом с хозяином данного сомнительного места.

– Да, запросто! – кивает он. – И не только ноги!

Здешний инструктор – дядька в возрасте. Явно постарше, чем взрывник. И репутация у него – самая что ни на есть мрачная.

– Степаныч-то? – ухмыляется Корней. – Тот ещё деятель, между нами-то говоря! Жестокий и на всю башку отмороженный! Его, только на моей памяти, трижды увольняли – восстанавливался! Он какой-то весь из себя заслуженный, чуть ли не с министром нашим знался в своё время. А вообще, мужик крайне неприятный – за то и люблю его!

Вот те раз. Это как?

– Курсанта жалеть нельзя! Проще и дешевле сразу закопать, и ему спокойнее – да и нам мороки меньше. Хоть таких унижений не претерпит – уже хорошо.

– Каких унижений?

– А, так ты у него ещё не был? Ну, тогда не стану ему малину обламывать…

* * *

Терзаемый самыми мрачными предчувствиями, я отправился на первое занятие.

– В былое время, – оглядывая меня, говорит инструктор, – я народ заставлял собственноручные расписки писать. Мол, всё понимаю, раскаиваюсь в своих необдуманных желаниях и заранее отказываюсь от любых претензий. Ныне проще… вон, за оградой яму видел?

– Да…

– Туда тебя и скинем, ежели что.

– Это отчего ж такие страсти?

– Капитан сказал – учить тебя всерьёз! А у меня это просто поставлено. Хреново выучишься – до конца курса живым не дойдёшь! – спокойно поясняет преподаватель.

– Сговорились вы там, что ли? Вон и Корней меня так же стращает!

– Дык! И правильно, надо сказать, делает. Там вообще всё просто. Не за то дернул – так и хоронить почитай что и нечего. А тут возись с тобой, тащи, закапывай. Хорошо, хоть яму ещё в прошлые времена экскаватором выкопали – большая она, места хватит!

Вот и место старта. Неуютное какое-то…

– Задачка у тебя простая.

Степаныч включает фонарь и подсвечивает тропку.

– Запоминай! Потом такой иллюминации не будет. Значит, стартуем отсель, – он указывает место. – Потом – вон туда! И уже там поворачиваем, к вон тому шкафу. Как ты там пролезешь – вообще до фонаря! Но надобно между этими кучами мусора как-то проползти…

– А дальше?

– Там всё и увидишь…

Не понимаю пока, в чём тут подвох? Ну, трудная дорожка, но пробежать можно. Понятно, что не везде и не сразу…

– А что в этом такого сложного?

Инструктор защелкивает на мне пряжку.

– У тебя на спине – бесконтактный датчик. А в помещении стоят два полуавтомата.

Оглядываюсь. Нет, не вижу пока ничего.

– Не пялься, я их пока не задействовал. Это, что б ты знал, новейшая система самоподготовки. Лупит сантиметровой резиновой картечью. Так что пинок будет… хм-м-м… солидный. Наводится она медленно – но точно. Будешь ползти, как беременная черепаха, – не обессудь! Получишь по спине! Или пониже… это уж как повезёт! Так что – не хочешь ахать и охать – беги быстро!

Продолжая говорить, он неспешно выволакивает откуда-то ружьё и ставит его на сложную подставку. Это что-то типа полуавтоматической турели – я такую в интернете когда-то видел. Да и на некоторых объектах «Терра-групп», насколько я знаю, похожие устройства стоят. Делюсь своей догадкой со Степанычем.

– Верно говоришь! Есть тут в городе такие штуки. Только вот стоит в них уже совсем нешутейное вооружение. А вот это – уже чисто моё изобретение, сам собирал! Раньше-то наше начальство супротив него возражало сильно – мол, дюже штука жестокая! Так ить, обычная-то пуля – она куда как серьёзнее лупит! Однако ж, против этого возражений отчего-то нет… кроме, разве что Уголовного кодекса…

В его руках появляются желтые картонные гильзы – чем-то похожие на патроны к моему дробовику!

– Стандартный полицейский дробовик, – поясняет инструктор. – Только доработали его малость, он теперь ещё и самозарядным стал. Раньше-то мы КС-23[18] использовали, но у него уж больно моща здоровенная. Это-то полегче будет, хоть сразу не убьёт. Ещё сможешь назад отыграть!

Ружьё заряжено, и он ставит на кучу кирпича точно такой же датчик, как висящий на моей спине. Прикрывает его толстой доской и отходит в сторону.

– Смотри!

И Степаныч щёлкает тумблером.

Мягко взвыли сервоприводы, и ствол медленно развернулся в сторону цели.

Секунда…

Бух!

А по ушам-то как дало! Инструктору пофиг, он наушники надел.

Картечь легла чуть ниже.

– Смотри, сейчас установка поправку сделает…

Бух!

Ого!

Бух!

Доска треснула и отлетела в сторону.

– Вот… Теперь имеешь представление, что с тобою будет, ежели станешь ползти, как беременный таракан.

Вот ни хрена ж себе и дернул же меня чёрт! Попасть на выучку к такому садисту? А с другой-то стороны… жить хочешь? Ну, так и не пищи! Если мне как-то и везло всё время до этого, то никто подобного везения в будущем не обещал!

– Не тушуйся, – уже мягче говорит Степаныч. – Эту дорожку я ещё три года назад обустроил. Была, знаешь ли, потребность кое-кого всерьёз погонять, да. Методика эта старая, дедами ещё опробованная, я только чуток своего добавил. Предки наши, они тоже особо не рассусоливали со своими курсантами, гоняли тех в хвост и в гриву! Зато, в бою те имели шанс! И нефиговый, скажу я тебе! Меня и самого так вот гоняли, как раз эти самые деды – а там, что б ты знал, те ещё волки попадались! Такие чудеса с пистолетом вытворяли! Эх…

Правда, бронежилет и стальной шлем с забралом он мне всё же выдал. И какие-то хитрые щитки на руки и на ноги – чтобы резиновая картечь не попереломала мне там всё первым же выстрелом.

– Но вот по полу тебе покататься всё же предстоит!

Двигайся быстро!

Это я усвоил почти сразу же. А также и то, что быстрое передвижение отнюдь не означает, что надобно скакать козлом по всяким препятствиям. Когда нога застряла в нагромождении каких-то железяк, картечь, ударившая совсем рядом, заставила меня буквально выскочить из зашнурованного ботинка! Повезло… затяни я шнурки как положено… Впредь будет урок – смотри под ноги!

А первый раз в плечо я заработал, пытаясь по-хитрому проползти вдоль шкафа. Садануло весьма чувствительно! Не учёл, баран, что это место хорошо простреливается!

– Чтобы куда-то выстрелить, надобно ещё добраться до того места, откуда можно стрелять! – резюмирует инструктор. – Желательно – живым! И сохранить при этом, хотя бы и в относительной целости, руки, ноги и голову.

Смотрит на меня и вздыхает.

– Хотя у некоторых она явно не тем концом приставлена.


А вечером я валюсь без сил на койку. Эти два весёлых садиста хоть кого доведут до нервного истощения! И даже во сне мне всю дорогу кажется, что я чего-то там прикручиваю или куда-то бегу. Встретив меня как-то поутру, Веремеев ехидно замечает, что, судя по моему внешнему виду, я только что вернулся с марафонского пробега. Да уж, сам бы он так побегал!

А мой старый знакомец, Иван, поясняет, что эта весёлая парочка доморощенных садюг в своё время преподавала в учебном центре подготовки спецподразделений. И только после его упразднения, в рамках очередной «оптимизации», попала на службу в городское УВД.

– Им до пенсии не так уж долго оставалось, вот и пихнули их сюда… дослуживать.

Что-то меня внезапно цепляет…

– Только этих?

Мой товарищ смотрит на меня с некоторым удивлением.

– Ну я слышал, что там ещё кто-то был. Но точно не скажу!

А интересный расклад получается…

Сегодня мы стреляли в первый раз. И вполне ожидаемо, что Степаныч остался этим недоволен.

– Твоё оружие – дробовик! Хреначь себе вдоль коридора и не переживай!

А то я и сам этого не знаю!

Зато на втором фронте меня удостоили скупой похвалой – удалось впервые пройти всю хитрую дорожку, ни разу не задев никакого сюрприза. Правда, майку после этого прохода можно было выжимать!

И снова день и ещё один.

– Учитывая твою странную везучесть, – задумчиво говорит Корней, – могу высказать осторожное предположение, что у тебя есть небольшой шанс прожить в этом бардаке ещё какое-то время. И не потерять при этом руки и ноги.

– А голову?

– Если тебе по собственной глупости или недосмотру чего-нибудь оторвёт, это значит, что она к тому времени уже не требуется, ибо не работает должным образом…

Вот же, мать его, напутственное пожелание! Не-е-ет, инструктором надо родиться! Ибо только врождённая желчность и язвительность могут сделать из обычного человека такого преподавателя.

А вообще – прав мужик!

Только сейчас понимаю, каким же я был самонадеянным лопухом! И ничем иным, кроме как везением, невозможно объяснить тот факт, что мои косточки сейчас не валяются где-то под забором.

– С меня стакан!

– И только? – хмыкает Корней. – Ведро как минимум!

А ведь он практически не пьёт! И Степаныч тоже. Не сказать, что бы они были какими-то трезвенниками, но… что-то тут есть.

Любопытный момент, кстати!

Ни тот, ни другой почти не выходят с базы. И это странно, ибо Веремеев в подобном случае достаточно жёсткий мужик. Не ходишь в рейды – жрёшь во вторую очередь. К любому человеку это применяется неукоснительно. Но не к этой странной парочке! Капитан сажает на половинный паёк всех, кто не принимает участия в боевых действиях. Всех – но не этих двоих…

Вчера я имел с ним долгую беседу, по итогам которой к Хохлу выдвигается небольшой караван. Я расплачиваюсь за науку. Как и обещал – щедро. И кое-что сверху… надо же сказать отдельное спасибо инструкторам?

Я и сам иду вместе с этим караваном. По пути надеюсь завернуть в знакомый дом и забрать оттуда заныканные жёсткие диски. Всё запрятанное поблизости от этого места оружие уже перекочевало в руки здешних обитателей.

А вот Степанычу – персональный подарок!

«Глок» с двумя запасными магазинами.

Мужик даже немного растрогался.

– Баловство это… ствол для быстрой пальбы вдоль по коридору.

Но пистолет принял и даже на пояс повесил.

– Держи!

На стол тяжело бухается деревянный ящик из-под патронов. Корней ехидно ухмыляется в усы.

– Собрали мы тут тебе кой-чего… по бедности. Так что с голой жопой скакать по улице не станешь.

Нифига себе… чтоб я так жил, как некоторые бедняки! Тут же полквартала можно так засеять, что на ближайших улицах страшно будет даже чихнуть!

– Взрывчатку и сам добудешь, не лопух…

Да это не главное, знаю уже кого спросить! Есть взрыватели, остальное присобачим!

Снимаю с плеча «ксюху» и кладу её на стол.

– Так сказать, алаверды!

Взрывник довольно щурится – прямо как кот!

– Добрая вещь! И негабаритная – самое то в нашем деле.

Таскать с собою сразу два ствола неудобно, а «ЗИГ» мне всё же нравится больше. Да и стрелять из него у меня получается точнее. А «ксюха» в богатом обвесе выглядит очень даже эффектно. Коллиматор, фонарь, лазерный указатель – круто! Так что ответный подарок получился очень даже достойным.

Глава 15

А вот топать по городу в сопровождении нехилого вооружённого отряда всё же намного комфортнее, нежели ползти на брюхе по закоулкам. Не скажу, что по сторонам смотреть не нужно, но как-то греет мысль, что одновременно со мной поглядывают не только чьи-то глаза, но и несколько автоматных стволов. Да и репутация у капитанских ребят достаточно серьёзная, всякая там шелупонь старается без нужды им на глаза не попадать – парни стреляют быстро и без промаха. Впрочем, вот как раз этому-то я больше не удивляюсь! Учитывая наличие у них таких инструкторов, даже странно, что они пока не пробуют расширить свою зону влияния.

Но, как говорил Степаныч, учить можно всех, а вот научить – далеко не всякого!

«Нажимать на спуск – дело нехитрое, – вспоминаю я его слова. – А вот попадать… для этого голова требуется! А в наше время с этим туго…»

Фиг его знает, возможно, какие-то причины связаны и с этим… нет у Веремеева большого числа грамотных спецов. Да и не всем он верит одинаково.

«Тебе от нас ничего эдакого не нужно, потому мы так спокойно и разговариваем, – как-то поведал он мне. – Тут, по крайней мере, всё понятно. Попросил – заплатил – мы сделаем. И никакого запудривания мозгов! Никаких сказочек об общем деле и тому подобной хрени. Один хочет – другой может. И если тот, кто чего-то там такого желает, способен свои хотелки оплатить – мы работаем. За что тебя и ценю – не болтун!»

Ну и спасение Ивана – оно тоже свою лепту внесло, не без того. А тот факт, что все свои просьбы я оплатил вперёд, только укрепил взаимопонимание. Опять же, я ни в какие вопросы не совался, с советами и нравоучениями не лез (что было бы весьма странно с моей-то стороны), и никаких щекотливых тем не касался. Да и тот факт, что до ворот базы меня провожал патруль «юсеков», многоопытный капитан тоже сразу учёл. Уж какие он из того выводы сделал – бог весть, но явной неприязни не выразил. Умный он мужик, даже странно, что всего лишь капитан! Хотя, особо умные подчинённые, как правило, до больших чинов не вырастают.

Мою нычку нашли достаточно быстро, а за небольшую плату старший группы даже выделил двоих носильщиков. И хотя этот вопрос предварительно с капитаном мы уже обкашляли, я не возражаю. С меня не убудет, а хорошие отношения лучше, по мере сил, поддерживать со всеми.

А вот и знакомый блокпост! Из-за бетонных блоков выглядывают подручные Гавриша, настороженно прощупывая стволами подходящих людей.

Вот тут как раз любая показуха будет вполне уместна, поэтому храбро выхожу вперёд и демонстрирую свою морду бандитам.

Всё меняется!

Стволы опускают вниз, и группу ненавязчиво провожают прямо к торгашу. Не без вооружённого эскорта – но вполне уважительно.

Правда, небольшую остановку по пути мы всё же сделали. Пока народ перекуривал, я в темпе перетаскал свои трофеи и прочий груз в ближайший тайничок. И на этот раз поставил там самую настоящую ловушку! Не тривиальную звенелку-грохоталку, а вполне реальную мину! Кончились шуточки.

Кувалда тоже встречает меня вполне по-дружески, аж на душе приятно стало! И обновку – новый пистолет-пулемёт, он замечает сразу же.

– Прибарахлился?

– Эхо войны… В моём деле с таким удобнее.

Охранник понимающе кивает и пропускает меня внутрь помещения. Оружие, кстати, сдать не потребовал! А вот из моих спутников туда допустили только двоих – и без стволов, даже холодняк попросили оставить на посту. Всё же у этих мужиков соответствующая репутация, насколько я знаю, ножи тут обычно не отбирают. Замечаю, кстати, как они обменялись быстрыми взглядами – теперь капитану точно доложат и о том, что ко мне и здесь отношение тоже несколько не такое, как ко всем прочим посетителям.

Господин Огрызко встретил нас радушно, хотя никаких чаёв-кофеёв, разумеется, не предложил. Мне вообще кивнул как-то по-особенному и предложил обождать, пока он побеседует с покупателями.

– Не вопрос! Я никуда не спешу. Мне, кстати, никто ничего не передавал?

– От «юсеков» подгон был, если ты это имеешь в виду.

– Оно самое! Добро, подождём!

И эту информацию веремеевские на ус намотают, и к бабке не ходи! Сажусь в сторонке, наблюдая за торгом. Мои спутники приволокли на продажу снарягу и боеприпасы. Ну, учитывая, сколько у них там подобного добра лежит, они ещё долго могут туда-сюда его таскать. Взамен же, как обычно, потребовали продовольствия и медикаментов. Хм… я вот наивно полагал, что последняя позиция у них как-то решена – склады же! Но, как видно, ошибся. Разные, надо полагать, бывают хранилища. Не везде боеприпасы лежат рядом с медициной.

Торг много времени не занял. По его окончании, я попросил торгаша передать моим спутникам некоторую сумму денег, пообещав возместить её сегодня же. Домой-то я не заглядывал!

Хохол, нимало тому не удивившись, отсчитывает купюры.

– В расчёте? – спрашиваю я у старшего группы.

– Базара нет!

– Тады – прощевайте! Капитану – поклон и уважение!

Прощаемся.

Гости выволакивают за порог полученный товар, забирают оружие, и за их спиной бухает дверь.

– А вот теперь – можно и поговорить! – кивает Огрызко на стол в углу.

Коньяк, консервированная ветчина, оливки – чтоб я так жил! Всё это добро он приносит с собою в небольшой корзинке. Ставит на стол, и хозяйской рукою наполняет рюмки.

– Ну – за здоровье!

А тож… давненько я хорошего коньяка не пробовал!

– Ты чем там «юсеков»- то обаял?

– Да… – машу рукой. – По мелочи! Их группу какие-то сектанты прижали, ну и пришлось малость парням помочь…

– Хуясе у вас мелочи! Если за подобную помощь так платят, то может и мне таким помогальником заделаться?

– А чё?! Вон, Кувалду подряди – лопатой будет бабло загребать!

Хохол ухмыляется.

– Ну, Павло-то может! А из меня… – он вертит пальцами в воздухе, – тот ещё стрелок!


Командир «юсеков» не обманул. Помимо всяческих приятных штучек, которые могли несколько облегчить мою жизнь в данных суровых условиях, он передал ещё и конверт с деньгами. Так что домой бежать не надобно – рассчитаюсь с торгашом сразу же.

– Где гулял-то?

– Да тут, рядышком. К капитанским завернул, было у меня и для них послание.

– Подряжал на что-то?

Так-так-так… а это-то ему зачем знать? Ладно, подыграем мужику.

– Ну, что там, в письме, было – про то не ведаю. Не моё, знаешь ли, дело. Но вот нехилую толпень он на следующий же день куда-то отправил… То бабло, что ты им сейчас передал, это только часть оплаты – всё прочее они из тайников ещё раньше взяли.

Вот пускай он и прикинет – чего такого должны были сотворить веремеевские? За что им так платит Хищник?

– А вообще что слыхать?

Опять дядя хитрит. К кому всю дорогу народ-то прётся? Не ко мне же – я ничего не продаю!

Ладно, и тут не станем обострять.

– А херово всё! Вояки, как с цепи сорвались! Скачут, как ошалелые по всему городу – и палят во все стороны. Злые, никаких договорённостей соблюдать не хотят. Прикинь – и моего шефа кинуть пытались!

– Да ну?! – совершенно искренне «удивляется» Хохол.

– То-то и оно! Ну, правда, там кой-кому это поперёк хавальника враз стало, поумнели!

– Никак ты и там отметился?

«Там» – это, простите, где? Что тут ещё такого стряслось, пока меня не было?

– Неа… Не один я у шефа, есть ещё всякие ловкие ребята.

Вот пусть, как хочет, так и понимает!

Торгаш понимающе прикрывает веки и наливает ещё по рюмке.

– Угум… тут мне приволокли кой-чего…

На столе появляется картонная пачка. И что у нас тут интересного?

М-м-да… патроны с синей головкой. Надо брать!

– Всё?

– Цинк есть…

– Почём?

Дядя, а тебе никто не говорил что жадность – это путь к бедности? Ладно, не разорюсь. Всё равно патроны к пистолету-пулемёту нужны. А у капитана на складах только обычные. Барнаульские, завхоз мне не советовал их брать, мол, к этому оружию лучше родные подойдут. Это в обычном пистолете разница не столь заметна, там, как правило, в упор народ шмаляет. А для более-менее точной стрельбы хотя бы на сотню метров, лучше брать импорт. Так что я там ничего брать не стал.

– Обычных тоже возьму. Не наших, желательно.

– Имеются. Есть даже с экспансивными пулями и со стальным сердечником – тоже поискать можно.

– Пополам тех и этих. По триста штук. И это, взрывчатка нужна.

– Много?

– А какая есть?

Хозяин только плечами пожимает.

– Тротил… Половину ящика найду.

– Пойдёт!

А больше мне пока ничего и не надобно, это-то уволочь бы! Я ж ни разу не Геракл, чтобы такую тяжесть таскать!


Пробуждение оказалось совсем даже не приятным, да и утро, вполне ожидаемо, тоже добрым не явилось… захрипела радиостанция, и голос Гавриша попросил о встрече. Бог знает почему, но это мне как-то сразу не понравилось. Мы, разумеется, общались с ним подобным образом и ранее, но тогда это меня так не волновало. Не выспался я, что ли?

Ладно, встретимся. Благо что до блока, где обычно все наши разговоры происходят, топать не так уж далеко. Но, маскировки ради, запрашиваю вдвое больше времени – пусть думает, что моё гнездо расположено где-то вдали от этого места.

– С тобой побазарить хотят, – вместо приветствия огорошил он меня.

– Кто и о чём?

– Кабан.

– Эм-м-м… и кто это такой?

Атаман вздыхает и кратко поясняет мне сложившуюся обстановку. Получается, что дядя этот является заместителем какого-то местного авторитета, которого кличут Фомой. И настроены они оба, мягко сказать, весьма негативно.

– Я как-то и сам на базаре съехать[19] пробовал – не прокатило! Чуть не с ножом к горлу пристали – подай нам того типа!

– Именно меня?

– Да…

– Откуда они вообще обо мне знают?

Гавриш мнётся, переступает с ноги на ногу. Явно что-то скрывает атаман!

– Ну… Кабан тебя видел… Издали!

– И знает, кто я и с кем работаю?

– Знает…

Понятно. Бандит где-то слабину дал, вот прочие ушлые гаврики этим и воспользовались.

– И что ещё им про меня известно?


После ухода главаря сижу и размышляю. Похоже, что спокойной жизни (а она вообще-то была?) настал копец. Группировка Фомы – «деповские» намного сильнее его банды. И существенно превосходит Гавриша абсолютно по всем параметрам. Так что никакой поддержки от него ожидать не стоит. Да и вообще – кто тут может за меня слово сказать? А никто… сам, милок, ножками топай! Интересно, куда топать-то? Судя по настроению атамана, ему что-то совсем невесёлое предложили, так что он с радостью меня сдаст более опасному противнику. Дык бандит – он бандит и есть!

Глава 16

– Ты, что ли, Хищник? – немолодой дядька и впрямь неуловимо напоминающий то самое животное, чьё прозвище он носит, явно не был расположен к длительному разговору.

– Нет. Не дорос, увы… Денис я. «Вихор».

– А мне как-то пофиг… Значит, так!

Он абсолютно уверен в своём превосходстве? Похоже…

– Старшие тут посоветовались… Никто такого Хищника не знает и раньше не видел. Где он, и как с ним побазарить?

– А я в курсах? Лично не видел никогда, только через связных общаемся.

– Ну, я так, в общем, и предполагал, – усмехается бандит.

Да, он явно не стесняется! И ничего не опасается.

– Макара вы прихлопнули, так?

– Да.

– Он под нами ходил. Так что это первый косяк!

– Дальше.

Голос мой звучит ровно. Не показывать своего страха! Блин, а первое желание – так просто в окно и сигануть. Нет. Не выйдет, и пяти шагов не сделаю – положат. Вон у него какие головорезы в охране! А я один. И пистолет-пулемёт пришлось оставить Гавришу.


С самого начала встречи, когда я увидел, что охрана Кабана и не подумала оставить оружие, на душе как-то враз похолодело. И во рту появился неприятный привкус. А у меня «ЗИГ» забрали, даже пистолет потребовали отдать. Гранаты я и сам выложил, остались только ножи. Видимо, это оружие никто всерьёз не принимает. Ну да, особенно, учитывая личность владельца. Гавриша, кстати, на встречу не пригласили – совсем фиговый знак!


Подручный Фомы удивлённо на меня смотрит. Уж больно спокойно я выгляжу! Странно это…

– Макар собирал для Фомы всякие нужные бумажки. И прочую халабуду. Ныкал всё это добро в сейф.

– И?

– А сейф тот ты лично и потрошил!

– И что? Скажут сейф потрошить – выверну. Труп обшмонать – тоже не вопрос…

– Сортир проверить… – ехидничает бандит.

– А я вот на тебя самого гляну. Когда стволом-то за ухом пощекочут, думаю, что ты и мусорную кучу с радостью ворошить начнёшь. По-разному, знаешь ли, попросить можно…

Кабан вскакивает и хватает меня за ворот. Здоровый мужик – сдёрнул меня со стула, как морковку из грядки вытащил!

– Ты чё, щегол?! Ты на кого хавальник распахнул?!

– Жить хочешь? Сейчас я имею в виду?

– Чё?!!

– По спине меня похлопай…

На лице бандита появляется изумлённое выражение. И его свободная рука хлопает меня по указанному месту.

– Э… чего-то там такое?

– Тротил – три кило, – сбрасываю его руку с ворота куртки. – А детонатор – вот он!

В моей левой руке появляется какая-то фиговина.

– Разожму ладонь – и всем тут одномоментный пиздец! Кто-то сразу коньки отбросит, а кто-то и помучается. Ты сам – как хочешь?

Подручный Фомы мрачнеет.

– Не по понятиям это.

– А то, что вы стволы не оставили, это как? Или на вас общие понятия не распространяются уже?! Замолкни, дядя, и сядь на место! Хоронить нас в случае чего вместе станут… в одно ведро всех лопатами сгребут!

Кабан облизывает враз пересохшие губы. Думаю, что ствол или нож его так не напугали бы – тёртый мужик! Видел, надо думать, в своей жизни подобные штуки не раз. А вот так, чтобы разом всех вместе с собою забрать…

– Отошли своих ухарей! При них разговора не будет!

Он колеблется, и я демонстративно приподнимаю левую руку вверх – виден тонкий провод, уходящий куда-то в карман. Не выбить…

– Ушли все! – не поворачивая головы, произносит бандит.

– И дверь за собою плотно прикрыли! – кричу я им вдогонку.

Дверь захлопывается, и в поведении Кабана наступает разительная перемена! Он спокойно кивает мне на стул рядышком с собой.

– Садись потрещим… Да и фиговину свою убери, неча меня больше стращать. Считай, проникся я.

Вопросительно приподнимаю бровь.

– Ну, лады – убедил ты меня, что не ссыкун. Стало быть, можно с тобою нормально разговаривать.

Вот, значит, как ему нужен был предлог, чтобы отослать охрану?

Присаживаюсь, но кнопку всё же далеко не убираю.

– Тут такое дело… – задумчиво произносит бандит. – Я старшим верю, и раз они говорят, что такого человека не знают, то, скорее всего, так и есть. Я тоже среди блатных и авторитетов не припомню подобного погоняла. Вот из мокрушников, что по беспределу работали, такой деятель вполне объявиться мог. Ты сам-то с ним давно работаешь?

– До бардака этого начал. Больше года. Но тогда и работа совсем не такая была.

Подручный Фомы кивает.

– Сходится… тогда всем хватало, нужды не имелось кого-то по беспределу валить, да… Похоже, значит…

Он какое-то время молчит, потом поворачивается ко мне.

– Значит, слушай сюда! То, как вы с Макаром обошлись – мне в принципе по хую. Но Фоме это не понравилось. И сказал он вот что…

Кабан почёсывает подбородок.

– Гавришу надлежит сдать макаровскую точку. Кому – Фома скажет. Твоему шефу – вернуть то, что ты забрал в сейфе. И, так сказать, неустойка с него. По-божески – лям зелени. Сроку вам на это – неделя.

– Всё? – спокойно интересуюсь я.

– Всё. Тогда расходимся по-доброму, без войны. Твой дружок супротив Фомы не потянет – народ его не поддержит, да и силёнок не хватит на такое бодалово. За тебя молчу, но ведь ты же один? Шеф твой, если он где-то и есть, навряд ли станет рогом упираться из-за таких мелочей. Если он тот, о ком я думаю, ему проще заплатить. И дружить с нами. Это выгоднее.

– А другие варианты возможны?

Бандит хмыкает.

– Не дурак, соображаешь! Скажем так… Фома всем этим раскладом недоволен. Лично он! А желающих попусту башку положить и у нас особо не имеется. И так, почитай, что каждый день, с кем-то бодаемся. И на хуй нам ещё один геморрой?

– То есть проблема именно в нём? Так…

Кабан поднимает палец, прерывая мою речь.

– Всё, больше я ничего не скажу. На него у нас никто не потянет – народ не поймёт таких раскладов. Да и на стороне я таких отморозков не знаю, чтобы на авторитетного вора руку подняли. «Юсеки» и «медведи» в это дело не полезут – у них другие интересы. Даже если им за это кто-то и заплатит, в итоге – всё равно дороже обойдётся. Так что ежели вы там за неделю ничего не решаете – то картинку я подробно расписал. С тебя – бумаги и лям зелени, а с Гавриша – макаровская точка. Туда сегодня же мои парни пойдут – смотреть, чтобы ничего никуда не пропало. Ну и вообще… послушают…

Он встаёт.

– Ты всё понял?

Правой рукой достаю запасной магазин от пистолета и выщёлкиваю оттуда один патрон.

– Лови!

Бандит легко подхватывает его в воздухе.

– И?

– На память.


– Ну и что ты будешь теперь делать? – я откинулся к стене и посмотрел на атамана.

Выглядел Гавриш неважно. Старался, разумеется, это всячески скрыть, но актёр из него так себе…

– Не знаю… Ребята воевать не хотят – «деповские» сильнее. Да и впишутся за них многие. Нам потом вообще жизни не дадут!

Да… положение аховое! Похоже, атаман, ещё до официального объявления войны, уже лапки кверху задрать спешит.

– И никаких у тебя вариантов нет?

Собеседник только печально ухмыляется.

– Вариант… Как сдадим точку, всё, можно воду сливать. Следующим заходом Фома меня скинет. А там и прикопают по-тихому. Разве что, уйти куда-нибудь… Складские не примут, там больше менты. К Димке Каштану разве что постучаться?

– Это что ещё за хрен?

– Под Татарином ходит, тот «Купеческий двор» держит.

Знаю этот торговый центр, здоровенное сооружение. Надо же, а там, оказывается, кто-то квартирует!

– Так Фома и там тебя достанет.

– Тогда – порт. Портовые парни с «деповскими» на ножах всегда были. Эти не сдадут. Опять всё с низов начинать, блин! Правда, там где-то вояки до сих пор сидят – злые, как дьяволы! Но, за забор свой пока вроде бы не лезут. Так что, если к ним близко не подходить – жить можно.

Фигово… Гавриш уйдёт – и тогда завод и окрестности около точки Хохла займут люди Фомы. И всё – накрылась моя база, там уже так спокойно не походишь. Блин, да о чём это я?! С меня миллион долларов потребовали! Где я столько наберу? Не сомневаюсь, что многоопытный Кабан и торгашам уже что-то мог тактично намекнуть – что-либо выгодно продать я уже точно не смогу. Не за миллион – так уж в любом случае. Да и после этого… если оно будет – это «после».

– То есть от твоих парней помощи можно не ждать?

– Да, не потянет никто из них на Фому! Потом от деловых вообще жизни никакой не будет!

Атаман как-то подобострастно заглядывает мне в лицо.

– А твой босс… Может, он что-нибудь сможет сделать?

– Захочет – сможет. Другой вопрос, что ему-то Фома в суп пока не нагадил!

Вот умолчу-ка я о том ультиматуме, что мне Кабан выставил. Почему-то мне кажется, что об этом лучше пока не рассказывать.

– Ну… а ты спроси! Он же нам точку-то макаровскую явно не просто так отдал?!

Вот смотрю я на атамана – и понимаю, что ничегошеньки-то я ему не объясню. Да и что ему сказать? Кабан прав ещё в одном. Никто из моих «знакомых» не станет сейчас воевать с Фомой. И вовсе не потому, что они его как-то по-особенному уважают. Вовсе нет. Им реально пофиг до внутрибандитских разборок. И чем больше бандитов при этом погибнет – тем им лучше. Меньше оппонентов – прямая выгода!

Или надо будет им заплатить.

Много.

Тоже тупик, денег у меня таких сейчас нет. Да что сейчас! Их вообще столько нет!

Капюшон…

Нет. Тоже отпадает – зачем ему с этими бандюками конфликтовать? Чего они с ним могли в принципе не поделить? Не к сектантам же идти? Вот им, я думаю, не настолько всё по барабану… хотя, что я про них знаю? Есть только одна фигура, которой реально наплевать на все эти условности и договорённости. Этот бандит или другой – тридцать три раза начхать! Он никому не обязан и никто над ним не властен.

Хищник…

Единственный и неповторимый – больше некому.

* * *

– У меня сейчас на всех точках люди от Кабана сидят, – атаман выглядит совсем потерянным. – Не лезут ни во что, так типа смотрят. И послать я их не могу – это сразу война. Так-то у меня с ними повода закуситься нет, мы же не враждуем.

– А как они вообще появились?

– Просто пришли. Мол, мы же типа союзники… И мои не хотят с ними никак конфликтовать, на тот свет неохота никому. Хавчик у них свой, так что и тут я им возразить не могу…

Всё, поднял лапки Гавриш. Слился мужик.

– Так. Понятно. Мне от тебя нужно только одно – где живёт Фома.

– Смотри…


Осторожно выглядываю в окно, стараясь не задеть занавеску. Дом стоит чуть боком, и нужный нам объект просматривается не очень хорошо.

– Он занимает центральный подъезд. Весь. В двух оставшихся обрушены лестницы, наверх не войти.

Стандартный семиэтажный дом. Три подъезда.

В центральном все окна на лестнице заложены кирпичом – в бинокль это видно хорошо. На улице, прямо напротив входа, оборудована огневая точка – сооружение из бетонных блоков. Над ними виднеются головы бандитов. А в амбразуре просматривается пулемётный ствол.

– С той стороны тоже такая хреновина стоит, – мой проводник заглядывает мне через плечо.

– Охраны человек десять…

– Больше. Там на первом этаже ещё люди сидят.

– Сколько?

– Да… фиг знает… Они раз в час меняются. Вон трубу в окне видишь?

Из одного из окон высовывается жестяная труба.

– Там печка у них. Иногда они её топят.

– Чем?

– Э-э-э… ну… дровами, наверное…

И верно – чуть в стороне от дома я вижу кучу всяких деревяшек. Надо полагать, оттуда они поленья и таскают. Внимательно обшариваю биноклем окна центрального подъезда. Ни отблеска, ни пятнышка какого-то – а ведь вечер уже! Поверить, что там все в темноте сидят? Угу, при свечах…

– Свет в окнах бывает когда-нибудь?

Мой проводник – худощавый невзрачный мужичок. Одет неброско, на плече болтается обрез от двустволки-вертикалки. Простенький рюкзачок, нож в пошарпаных ножнах. Не персона – встретишь такого и внимания особого не обратишь. М-м-да… как-то в голове не укладывается.

– Митяй – человечек страшный! – Гавриш нервно подёрнул головой. – И спиной к нему лучше не поворачиваться, ты это имей в виду на всякий случай! Только я про пятерых убитых знаю, а ведь он давно уже этим промышляет. До бардака этого начал, его менты уже года два как ищут!

Но этот деятель много знает. И пройти незаметно может в самые разные места.

В данном случае, он меня провёл к месту обитания Фомы так, что по дороге мы не увидели вообще никого, а тут самое обжитое «деповскими» место!


– А за что ты-то Фому не любишь? – спросил я у него сразу, как мы вышли за пределы контролируемой Гавришем территории. – Какая промеж вас кошка пробежала?

– А его вообще любит кто-нибудь?

– Так я про всех и не спрашиваю!

Проводник усмехается.

– Ну, а вот тебе он конкретно чем не по нраву? – задаёт он свой вопрос.

– Мне – вообще похуй. Шеф команду дал – работаю.

– Блин! – восхищается Митяй. – Чтоб я так жил! Валишь кого попало – так ещё и башляют за то!

– Ну, положим, не только за это, но – да, бывает. И всё же – чем тебе Фома не потрафил?

– Не любит он меня. Обидеть хотел – а такого прощать нельзя! Я, хоть и не вор в законе, как он, – но человек! И хочу жить так, как мне по нраву! Не может он мной командовать – я в его кодлан не вхожу!

А мужик-то и впрямь на него обижен – аж, голос изменился! Или это классный актёр – или и вправду меж ними не то что кошка – тигр пробежал!

– И ты хочешь, чтобы Фому кто-то завалил?

– Да, хоть кто! Я бы даже «медведям» помог – но им он не интересен.

– А предлагал?

– А тебе зачем?

Да… с расспросами к нему лучше не лезть.


– Нет, – мотает головой Митяй. – Света в окнах не бывает. Только на первом этаже там, где охрана сидит.

– А на крыше кто есть?

– Как не быть?! Сидят там… некоторые. Ты вообще имей в виду – один стрелок классный там точно есть! Но он только днём там бывает. Ночью же не видать ни хрена, вот он вниз и уходит…

* * *

Сажусь на пол и пытаюсь суммировать всю информацию.

Подъём наверх только один?

Ага, стало быть, часовые на крыше шастают туда-сюда мимо апартаментов главаря? Что-то сомневаюсь я… Но ведь лестницы в подъездах обрушены! Да, на первом этаже. На второй уже не поднимешься. А что мы знаем о других? Вполне, кстати, могли пробить проходы где-нибудь повыше – чтобы из подъезда в подъезд беспрепятственно проходить. И всё, и нет никакого беспокойства для босса.

Снова за бинокль – осматриваем окна уже в квартирах. Так, вон там стекло выбито, здесь окно приоткрыто, а вон там – сквознячок – болтается по ветру занавеска. Наглухо замурованы только все окна на лестнице.

А вот два этажа – четвёртый и пятый – картинка совсем другая! Все окна закрыты, никаких там сквозняков и выбитых стекол. Итого – восемь квартир. Вполне достаточно для резиденции самого привередливого авторитета. А почему, кстати, вообще этот дом? Что тут такого есть, чего в других местах не имеется?

На отшибе стоит – раз. Обзор сверху неплохой – незаметно не подойти. Это – два. Оборону можно держать долго и даже против превосходящих сил. Да и расположен он…

Стоп…

Не в самом центре контролируемой территории – почему? Других таких домов нет, что ли? А ведь очень даже может быть, что и нет. Тут надо сделать, как это модно было когда-то говорить, лирическое отступление. Хотя, какая сейчас, к чертям собачьим, лирика?


Район этот старый, возникший и развивавшийся около железной дороги и в частности пресловутого депо. Соответственно, и большинство здешних строений возведено преимущественно в то самое время. Всякие там склады, пакгаузы и прочие подобные строения. Жилые дома тут стали возводить не так давно. А поскольку свободного места оставалась не слишком много, то, лукаво не мудрствуя, попросту сносили какие-то старые постройки. Потому так и вышло, что дома здесь часто стоят несколько наособицу, или небольшими кучками. Жилых кварталов тут нет. Вот и дом бандитского пахана расположен в окружении небольших одно-двухэтажных построек. И возвышается над ними эдаким средневековым замком среди деревенских домиков. Я не специалист по всякой там психологии, но готов поспорить на ящик коньяка, что и подобные мысли наверняка согревали душу старого вора!

Но есть, как говорится, нюанс…

Воду, канализацию и прочее – туда как подвели? Уж явно не воздушку кидали. А окружающие домики чрезвычайно старые, уж точно постарше жилого дома – стоит только на кладку посмотреть. Если бы копали, как и положено, траншею для укладки труб, то точняк, что-нибудь снесли или поломали. У нас без этого никак! Да и на каком-нибудь «западе», я уверен, поступили бы так же. Но нет следов. Ничего тут давно не рыли и не сносили. И вдоль улицы здесь ничего не проложено, за отсутствием таковой. Есть извилистая дорожка к площадке около дома, но имеются сильные сомнения в том, что кто-то стал бы копать настолько кривую траншею – в копеечку бы влетело! Да и в этих домиках наверняка где-то привычные удобства имелись – с тех же самых незапамятных времён.

А насколько я представляю себе такого вот бандитского шефа, это точно не копия Макара! Поумнее дядя – и существенно! Стало быть – есть второй выход из дома! И с большой долей вероятности, этот выход – подземный.

Почему?

А какой, простите, лох, побежит от противника в лабиринт этих самых домиков и заборчиков? Тут же обзора никакого нет – прямо на противника можно выскочить. Весь обзор – только с крыши семиэтажки. Вот оттуда, да, видимость очень даже неплохая. Не зря же там какой-то особенный стрелок сидит? Значит – ищем тоннель, канализационный или кабельный. Ибо по одной дыре такое вместе не пустят.

Расспрашиваю Митяя. Да, подтверждает он, по улице тут мало кто ходит. В основном – патрули, но и они не так-то часто появляются. Всё прекрасно просматривается и простреливается сверху – так нафига же ноги-то колотить попусту? А самого Фому он и видел здесь всего один раз. Но для выстрела из обреза дистанция была слишком велика, а то бы стрельнул!

– Он вон в тот дом ходил, – указывает грязным пальцем Митяй. – А потом назад потопал.

– А что там?

– Да хрен его знает… Ничего особенного. Хмырь какой-то оттуда выбегал и его провожал…

– И что за хмырь такой?

– Да, пёс его знает… очкарик какой-то. Не деловой – это точно!

– Вооружен был?

– Ну если только собственными когтями.

Интересно…

Но сейчас второстепенно. Будем считать, местонахождение главаря установлено. Митяй тогда сидел тут почти неделю – и увидел Фому только один раз. А насколько известно, тот часто бывает в городе.

Вывод?

Он выходит и возвращается так, что его никто не видит. Ну, умение пахана летать отметаем – что осталось? Воды, в смысле рек и каналов, здесь нет, значит, и умение плавать не пригодилось бы. Остаётся только тоннель – его и ищем! Понятное дело, что копать исследовательский шурф я не стал – пошёл от обратного. Раз в домах есть вода и прочее, то как-то же всё это туда подходит? По тоннелям, ясный перец. А раз так – то и всякие там люки точно должны присутствовать. И скорее всего, именно по тем самым старым коллекторам и проложили соответствующие коммуникации к интересующему меня дому. Люк нашёлся во дворе соседнего дома – какой-то там базы снабжения.

Достаточно задёрганный после страшилок Корнея, я внимательно осматриваю крышку на предмет всяческих гадостей. И хотя внутренний голос многозначительно намекает на паранойю, своего занятия не оставляю.

Тут чисто. А снизу как?

А по-всякому может быть. Я бы, после таких вот уроков, просто гранату бы снизу подпихнул. Так, чтобы она взорвалась при поднятии крышки. Убьёт или нет – а шум точно будет неслабый, охрана услышит. Раздобыв в подсобке лом, пробую выломать часть того чугунного кольца, которое окружает крышку. Щас, разогнался один такой, тут отбойным молотком орудовать надо!

Блин, чего делать-то?

Выхода нет – лезу в подвал того самого здания, куда, по моим расчётам, входят трубы. Есть такое дело – вон они, из стены торчат! Здесь можно орудовать ломом смелее – подвал же, никто ничего не услышит. А в то, что охрана Фомы заминировала ещё и это место, не верю ни секунды. Тут железнодорожного вагона мин и гранат не хватит, чтобы все подобные места обезопасить. Вот бы Митяй помог, быстрее дело пошло! Да, хрен там – спит, злодеюка! В принципе, свою часть работы он уже сделал, может уходить. Но ему, эстету чёртову, интересно, видите ли! Хочет он посмотреть… Непонятно, правда, на что? Но уходить мой проводник не пожелал и, выбрав укромное место, завалился туда дрыхнуть. Вообще – тот ещё отморозок, между нами-то говоря.

Всё, дыра достаточно здоровая, чтобы туда пролезть. Пропихнув в неё лом, пробираюсь следом. Метров сорок – вот он, люк! Нет там ничего, никаких гранат и прочей гадости. Ну и на том спасибо.

Основной коллектор я нашёл через час. Извозюкался в пыли, чуть рукав не оторвал – но к нужному месту всё же выбрался. Неширокий коридор с кирпичными стенами.

И та же самая знакомая разметка на перекрёстке! Значит, тут современные связисты хаживали!

А с чего я взял, что это именно тот самый, нужный мне, тоннель?

Да всё просто…

Интернет-кабель.

Чёрный оптоволоконный провод, мирно лежащий на кронштейнах. Хорошо различимая маркировка, начинающаяся на букву «О». К какой-нибудь там базе «Снаб-сбыт-хренпоймёшьчегомонтаж» отдельный кабель не потащат – проще кинуть витую пару от ближайшего хаба. Или присобачить простейший wi-fi роутер. Сколько там абонентов-то? Один-два – и весь хрен? А вот трехподъездный семиэтажный жилой дом – это уже немного другое дело! Такие точки куда как более интересны в плане зарабатывания денег, поэтому туда-то как раз кабель и потащат.

А вот тут идём тихо. Ибо если мои догадки верны, то внизу точно должен быть какой-то караульный. Надвигаю на глаза ночник – и вперёд! Тихонько-тихонько… Первый люк – пробиваются вниз тонкие лучики света. Через сотню метров – второй. И поворот направо. Но кабель идёт прямо – туда и топаем. На стволе «ЗИГа» подвешена стреляная гильза на ниточке – «удочка» на растяжки. Не замечу глазом – просигналит отклонившаяся нить.

Пусто – нет ничего. Ну, если они тут часто ходят то, вполне возможно, ничего и не будет.

А вот под следующим люком оказалась-таки граната! Обычная «РГД-5» – я уж на них насмотрелся. В трещину вставлена доска, которая прижимает гранату к крышке. Наверняка и чеку уже вытащили. Приподними крышку – и привет! Стало быть, дом рядом уже, начал народ меры предосторожности предпринимать. Теперь вообще еле-еле крадусь. Осматриваюсь, прислушиваюсь, стволом с ниткой туда-сюда повожу – и шагну осторожно. Опять присмотрюсь…

Метров двадцать прошёл.

Ещё один проём сбоку.

Так, а вот это надобно проверить!

Хм, доска? Положенная на пол, вдоль прохода. Чуть наискось, но практически весь проход перекрывает. Он тут неширокий – сантиметров семьдесят. Так что и доска не шибко длинная для этого потребовалась. Зачем она здесь? Какая такая необходимость именно сюда её тащить? Нет такой! Пол сухой, никаких луж не имеется. Но вот же она, лежит! Присаживаюсь на корточки, оглядываюсь по сторонам.

А ведь она неровно положена! Чуть приподнята над землёй, что-то там такое внизу есть. Сняв рюкзачок, достаю оттуда накидку и накрываюсь ею с головой. Прибор – выключить, фонарь на минимальную яркость. Под доской оказалась деревянная коробочка. Небольшая, из двух, входящих друг в друга частей. «Прощай моя нога» – или, иначе говоря, противопехотная мина нажимная – ПМН. Корней мне такую показывал. С военных ещё времён изобретение – и страшное по сей день! Наступит на доску какой-нибудь лопух, та и прижмёт верхнюю крышку. И выскочит под её воздействием чека. А там внутри тротиловая шашка. И всё – полноги как не бывало. Если она и не под самой ногой жахнет, в узком коридорчике, мало не покажется даже нескольким незваным посетителям.

Вывод?

Рабочий это тоннель. Шастают здесь частенько, вот и принимают меры, чтобы никакие посторонние визитёры не прошли незамеченными. Кстати, фиговый звоночек-то. Видать, те самые сектанты и сюда добрались. Бандиты и чвкашники под землю вообще лезут неохотно. Не их это поле боя…

Однако делать-то что?

Мина эта мне в принципе не опасна, лезть в этот проход я пока не собираюсь. Или нет? Так или иначе, а выдавать своё присутствие мне чревато. Так что, пусть себе стоит, просто учту это место и буду здесь осторожнее.

И снова вперёд…

Метров сто я прошёл без всяких сюрпризов. Попался ещё один проход, но туда я и сам не полез. Ничего интересного, кроме очередной ловушки, я там, совершенно очевидно, не найду. Любопытное ожидало ещё метров через двести. Тоннель был перегорожен мешками с песком. За ними виднелся тусклый отблеск света, и в нём можно было разглядеть чёрные провалы амбразур в стене мешков. В ночник всё это просматривалось вполне себе хорошо.

Вот, значит, как – выход, надо думать, тут где-то поблизости.

Осматриваюсь.

Ага, вот и то, что мне нужно.

Стараясь двигаться как можно тише, забираюсь на уже привычное место – стеллажи с проводами. Даже устраиваюсь там более-менее комфортно. В бок, во всяком случае, ничего не втыкается – уже хорошо!

И ждём…

Час…

За стеной кто-то пошевеливается, слышны неразборчивые голоса. Не по мою душу – это обычный трёп скучающих часовых. А с чего бы им вообще как-то дёргаться? Справа-слева тут не вылезет никто. Тихо, во всяком случае. Грохот взрыва станет наилучшим предупреждением. И любого, кто окажется настолько тупым, чтобы подсветить себе фонариком, они тоже засекут на раз-два.

Вот прибора ночного видения у них, скорее всего, нет. Зачем он тут? Штука дорогая. Рупь за сто, прежде чем их босс потопает куда-либо по проходу, по нему наверняка пройдут несколько охранников, которые и проверят все потенциально опасные места. И вот они-то, в отличие от меня, точно пойдут с фонарями – в ночник всего не разглядеть!

Скрип двери! Металлический лязг – явилась смена.

Слушаем!

* * *

Уже наверху, устраиваясь на ночлег, я прикинул всё свои шансы. А не дофига их тут.

Пост меняют через три часа.

И первое время часовые там «бдят» – не спят, во всяком случае. Изредка светят в амбразуры фонарём, о чём-то разговаривают. Потом понемногу успокаиваются, трёп иногда вообще затихает. Неужто, они там дремлют? Вряд ли не совсем же там они очумели? А перед самой сменой они снова оживляются, начинают ходить, снова включают ненадолго фонарь. Курят, естественно. Кто б сомневался!

Есть ли у них связь?

Рация?

Из тоннеля-то? Может и не взять…

А вот полевой телефон… Ага, ещё и компьютерный терминал! Что ж он ни разу-то не зазвонил?

И ещё день.

Митяй начал скучать. Оказывается, у него с собою имелся некоторый запас спиртного, которое он и употреблял перед сном. А сегодня он закончился, так что бандиту стало неинтересно тут сидеть.

– Ты работать-то вообще собираешься? – интересуется проводник.

– А тож! Команды жду…

Он не интересуется, куда это я пропадаю, главное, что есть еда и выпивка. Подручные Фомы не шерстят окрестные дома, так что сидеть тут можно долго!

– Ладно… – вздыхает бандит. – Денёк обожду ещё.

* * *

Итак, Фома ходит низом – это его основной путь. И он, надо полагать, уверен в том, что никто про это не ведает. Ибо на другом конце прохода, оказывается, стоит точно такое же укрепление, в котором тоже дежурит парочка охранников. Теоретически, сюда никто не может залезть – люки в основном тоннеле заминированы. А попытка открыть любой другой люк в боковом проходе тоже к успеху не приведёт. Большинство из них либо завалено сверху всяким мусором, либо как-то иначе заперто изнутри. Так что я правильно поступил, не став курочить ломом крышку люка во дворе. Хрен бы у меня там что вышло…

И какие могут быть варианты?

Атаковать бандита в тоннеле? Сильно сомневаюсь, что он ходит там в одиночку. Перестрелку-то я начну, а что дальше? Уйти, скорее всего, тоже не смогу.

Заминировать!

Ага, как сработает в узком подземном проходе обычная граната, я представляю достаточно хорошо – уши и мне заложит очень даже нехило. И это – в лучшем случае. Опять же вопрос с отходом…

Как ни прикидываю – всё время что-то косо получается.

А времени-то почти и нет! Два дня осталось! Разве что вот так попробовать… В этот раз я тащу с собою пластиковую канистру с водой. Такого добра тут можно столько отыскать! И полиэтиленовый пакет со свеженакопанной во дворе землёй.

Авантюра. А что у нас тут не авантюра? Предварительно я провёл пару экспериментов в пустом гараже. Фифти-фифти – один раз получилось и один раз не сработало. Ну времени что-то совсем новое изобретать у меня всё равно уже нет.

Устаиваюсь около знакомой доски с противопехотной миной и начинаю химичить. Ножом выковыриваю из стены парочку кирпичей и поливаю это место водой – полное впечатление, что обвал стены произошёл из-за того, что вода подмыла стену. Кирпичи укладываю рядышком – у любого, кто будет осматривать это место, должна возникнуть мысль, что взрыв произошёл из-за того, что кирпичи упали прямо на доску.

В принципе всё достаточно очевидно. Вода подмыла стену – из неё выпали кирпичи, один из них упал на доску и вызвал подрыв мины. Всё логично, если только не учитывать тот факт, что вес кирпича при этом должен быть намного больше. Но надеюсь, что среди часовых нет таких специалистов. А вот взрывать мину буду по радио. Дистанция тут не слишком большая и сигнал по тоннелю пройдёт – я уже проверял. И сработало! Всю эту машинерию тротиловая шашка разнесёт в клочья, так что внешне, надеюсь, всё будет выглядеть естественно. Закончив приготовления, забрасываю на стеллаж пустую канистру и отправляюсь к уже обжитому месту наблюдения.

Теперь снова ждём…

Сейчас вечер и в здании должно быть темно. Ну во всяком случае я там электроосвещения не наблюдал. Фонари – те точно есть, не раз приходилось их видеть. Имеются лампы и в тоннеле, скорее всего, работающие от каких-то там аккумуляторов или небольшого генератора, но я сильно сомневаюсь в том, что их станут сейчас включать. Любой, бегущий к месту подрыва, охранник будет виден как на ладони. А проход здесь узкий и прятаться некуда…

Час…

Бумкнула, открываясь, дверь – смена пришла! Негромкий разговор, сейчас отдежурившие охранники собираются наверх.

Палец придавил кнопку.

Взрыв оказался на удивление негромким, но вполне внушительным. По коридору мягко прокатилась взрывная волна, толкнула меня в спину и заставила моргнуть освещение на посту. Блин, у них там керосиновые лампы, что ли, задействованы?

– Кипишь, пацаны!

Залязгали затворы, и из прохода выскочил охранник с автоматом. Присев на колено, он всматривается в глубину тоннеля. На здоровье – ночника у него нет, а зрение явно не как у кошки. А вот у меня такой прибор имеется, поэтому я всё вижу достаточно неплохо. Правда, подсветка всё равно выключена, мало ли… Следом из прохода появилось ещё трое товарищей часового – передо мной сейчас вся дежурная смена. Хорошая мишень, только не моя.

– Хрипатый! Дуй наверх, Гришке скажи! И пулей с его ребятами сюда! – командует один из бандюков.

Сказано – сделано. Упомянутый бандит скрывается за мешками. А оставшаяся троица, прислушиваясь к темноте, осторожно двинулась к месту взрыва.

Ну чего-то похожего я и ожидал.

Затаив дыхание, пропускаю бандитов. Пока они проходят мимо меня, я даже дышать перестаю! И не смотрю на них, отведя взгляд в сторону. Чует человек, что на него глядят или нет – проверять сейчас как-то неохота.

Всё, с полсотни метров они отошли.

Осторожно переваливаюсь со стеллажа и тихонечко двигаюсь в противоположную сторону.

Так, мешки позади!

Быстрее!

Проскальзываю в дверь.

Взгляд по сторонам.

Обычный подвал под жилым домом. Ничего невероятного тут нет, да и откуда ему взяться-то? Практически во всех домах города, которые имеют вот такие проходы в городские коммуникации, всё устроено стандартно. Там, наверху, есть ещё одна дверь. И вот она уже выводит как раз в средний подъезд. И ещё одна, в торце дома. Она – уже прямо на улицу. Налазившись в своё время по всяким там подвалам, я достаточно хорошо себе всё это представляю. Но я никуда не спешу и сворачиваю в соседний отсек. Тут горой навалены какие-то коробки и ящики. В основном пустые. Надо полагать, тоненькие дощечки вполне подходят для растопки печек, которые тут имеются. А может, и ещё для чего-нибудь, не знаю.

Топот!

Словно стадо лошадей…

Но лошади не матерятся на ходу!

– В темпе, блядь, черепахи неповоротливые!

– Да пошёл бы ты…

Но вниз все сваливаются относительно быстро.

Наверх!

Площадка первого этажа, справа виднеется тускло освещённый проём – комнаты охраны.

Ну туда мне как-то ни к чему…

А вот входная-то дверь наглухо заложена какими-то мешками! О так, стало быть, Фома этой дорогой не ходит? В смысле – на улицу он выбирается каким-то иным путём? Получается, что так…

Наверх!

Второй этаж.

Тут пусто, и относительно тихо – до апартаментов главаря ещё один этаж, как минимум. И где-то там должны быть дополнительные посты. Я просто уверен в том, что без этого тут не обошлось! Но и туда я сейчас не пойду. Затевать перестрелку с неведомо каким количеством охранников – плохая идея.

Из бокового кармана рюкзака извлекается фомка – и ближайшая дверь гостеприимно распахивается передо мной. Кстати, я далеко не первый, кто сюда таким макаром залезает – на косяке виднеются следы взлома. Ну в принципе это вполне объяснимо – должны же были бандиты проверить весь дом?

А вот тут я немного задержался.

В ход пошли совсем уже другие навыки, коими я обладаю достаточно давно. Раскуроченный мобильник, с припаянным на тонком проводе микрофоном, программа усилитель голоса и наушники – чем не подслушивающее устройство? Работы на час – зато и эффект налицо! Ну согласен – на уши, но тоже вполне себе ничего получилось. Тонкий проводок и днём-то не сразу разглядишь, а уж в полумраке-то – и подавно! Работоспособность данного устройства я ещё в тоннеле проверил, слушая болтовню охранников. И даже вопрос с приближением к ним микрофона тоже вполне успешно удалось разрешить. Обычная десятиметровая рулетка. На один конец крепим скотчем микрофон – и потихонечку выталкиваем металлическую ленту по направлению к объекту. Предварительно, на тот конец ленты, что едет по земле, прикрепляем кусочек пластика – чтобы все сооружение лучше скользило и не опрокидывалось набок. Да и тише так. Потренировавшись, я ухитрялся проделывать эту операцию достаточно быстро и с минимумом постороннего шума. Согласен, слишком близко всё равно не подойдёшь, но даже десяток метров в данной ситуации значат очень даже много!


Вставляю в ухо наушник.

– … паникёры, мать вашу!

– Не, братан, не гони! А ну, как там конкретно кто подорвался бы? Сквозь стену у нас пока никто позырить не может!

– Один хрен… Ща Фома ещё бухтеть станет – мол, за каким хреном его в эту конуру засунули…

Дальше я толком не разобрал – по лестнице затопало сразу несколько пар ног. А лежащий на полу микрофон, к сожалению, именно эти звуки в первую очередь и воспринимает.

Конура…

Если я правильно понял, то в случае опасности, главаря оперативно прячут в какое-то убежище.

А что… вполне вероятное развитие событий.

И где эту «конуру» искать?

Понятное дело, что уж точно не в его «апартаментах» – там-то его будут искать в первую очередь. И не в подвалах – мимо меня никто не пробегал. Да и странно бы это выглядело! Внизу взрыв, и главаря туда же и потащат? А если не взрыв, а какое-то нападение? Есть шанс попросту не успеть!

А если подумать? Какие требования к такому укрытию будут предъявлены?

Защищённость.

Значит, без окон – туда спокойно можно что-то запулить. Даже и с улицы. Тот же гранатомёт – вполне покатит…

Возможность куда-то быстро слинять.

Значит – невысоко. Летать тут мало кто, надо думать, умеет. Сомневаюсь, что Фома успел себе крылья отрастить. Второй-третий этаж – не выше. Оттуда даже неподготовленный человек сможет при нужде смотаться. А раз так – то это не центральный подъезд! Из него выходы только на две стороны, и обе они наверняка будут простреливаться нападающими.

Торец здания. И видимых постов там не должно быть, чтобы не привлекать туда стрелков вероятного противника.

А нижние лестничные пролёты в крайних подъездах обрушены. Штурмовать с той стороны вероятный противник и так не станет. Но точно так же никто не говорил и о том, что для спуска обязательно требуется именно штатная лестница! Тут и обычная веревка сойдёт.

И где у нас таких постов нет?

Ага…

Понемногу в здании воцарилась тишина, изредка прерываемая только шагами немногочисленных часовых. Да и те передвигались с двухчасовым интервалом – в момент смены постов.

Взгляд на часы – половина второго ночи. Через полчаса очередная смена. Они проходят мимо моей квартиры, поднимаются на третий этаж и уже там разделяются. Часть народа топает наверх – охрана «апартаментов» главаря. А остальные уходят куда-то по этажу. Именно уходят – шаги явно удаляются в сторону. Да и странно было бы бандитам занимать посты только в одном подъезде, никак не контролируя соседние. Скорее всего, в какой-то квартире на третьем этаже проломили стену и через эту дыру проходят в соседнее помещение. А уже через него – в другой подъезд. Сильно сомневаюсь, что Фоме пришлось бы по нраву слушать шаги часовых, шастающих мимо его помещений. Так что не станут они где-то верхом ходить.

Дождавшись прохода сменившихся бандитов, выскальзываю наружу, прикрываю дверь и тихо пробираюсь наверх. Прибор снова включён, и на лестнице можно разглядеть всякий мусор, оставленный проходящими. Бычки, клочки бумаги…

А с четвёртого этажа пробивается слабый свет. Наверное, освещена площадка перед дверью «апартаментов». На здоровье, мне туда ни к чему. Открытые, точнее снятые с петель, двери, я увидел сразу. На третьем этаже в противоположных квартирах. Логично.

Даже и тропку ухитрились натоптать.

А вот нижние этажи надобно будет в обоих подъездах тщательно проверить! Второй и третий – где-то там это резервное логово и расположено. Первый подъезд – пусто. Из-под запертых дверей вовсю садил сквозняк – в квартирах не было окон. Насколько я помню результаты своих наблюдений, тут до четвёртого этажа ни одного целого стекла не имеется. А вот мешки с песком на подоконнике угловой комнаты третьего этажа присутствуют. И что это у нас там такое?

Огневая точка. Даже моих скромных познаний в военном деле хватает, чтобы это понять. Там как раз проход между домами есть – его данная позиция и контролирует. А вот с противоположной стороны ничего такого нет. Вот невысокий (метра два) забор имеется. И любого, кто рискнёт за ним засесть, вполне спокойно можно будет загасить с крыши дома. Ну, во всяком случае, мне так кажется. По-моему, так вполне вероятное решение вопроса. И уж сильно осложнить жизнь такому дураку – это вообще, как два пальца обоссать!

Забиваюсь в закуток и вытаскиваю пресловутый мобильник. Он у меня не только подслушивающее устройство – там ведь и фотоаппарат имеется! И фото данного дома сделаны мной со всех ракурсов.

Так…

Похоже, мои догадки не так уж далеки от истины! В двух квартирах третьего этажа не только стёкла целы – так окна ещё и занавесками закрыты! Странно это.

Вполне ожидаемо, что войти в них не получилось – двери там оказались целыми и были заперты на замки. Ну, впрочем, я туда и не рвусь. А вот свежий окурок на пороге отыскался! Даже и чуток влажным был – совсем недавно его во рту держали.

Четыре квартиры на этаже.

В стене одной из них пролом – она сквозная, ходят тут. Квартира справа пустая, ничего в ней интересного нет. Дверь, кстати, заперта, но, учитывая мои вновь приобретённые навыки, проблемой это не явилось.

А вот две другие имеют металлические двери и целые зашторенные окна. Вот оно, убежище…

Так, одну задачу решили. Надо полагать, что где-то там, за запертыми дверями, сидят особо доверенные охранники Фомы. Сомневаюсь, что они даже сменяются настолько часто, как и все прочие. Наверняка там есть какие-то запасы еды и питья, да и отдохнуть эти гаврики там вполне могут, нет же никакой нужды постоянно начеку находиться? Понятное дело, что существует и какой-то особый сигнал, по которому они открывают двери и встречают своего подопечного. Но выяснять это нет никакой необходимости. Положим, что выясню, – и что? Какую конкретную пользу это принесёт? Вполне, кстати, допускаю, что внутри схрона есть какие-то, особо вкусные, ништяки. Ну, есть и что мне с того? Не до вкусностей сейчас.

* * *

Выглядываю в окно. Сейчас ночь, видимости почти никакой нет. Стало быть, выполнить задуманное – шансы невелики. Что, опять ждать? Придётся. А, между прочим, завтра наступает последний день, из отведённого мне срока! И уже послезавтра эмиссары главаря навестят Гавриша. Что из этого последует – вполне понятно. Утром Митяй потопает к нему, чтобы огорчить атамана известием о моей неудаче. Думаю, что к бегству у него уже всё готово. Что ж, хрен с ним – у меня и свои задачи имеются… Вопрос, где спать, меня не особо волновал. В здании полно пустых квартир. Вполне вероятно, что их время от времени проверяют. Но не каждый же день?

А вот не смотается ли куда-нибудь сам Фома?

Вряд ли.

Сегодня он будет ждать каких-либо новостей от тех, кого озадачил своим ультиматумом. И только завтра, поняв, что его требования так и не исполнены, он двинет своих головорезов. Впрочем, у Гавриша уже и так сидят «наблюдатели». Которые, кстати говоря, вполне могут сыграть роль палачей. И поэтому атаман сбежит, скорее всего, уже поутру. Наверняка у него уже оговорена точка встречи с Митяем. И тот не уходит отсюда не только из любопытства.

По уже проверенной традиции выбираю место отдыха на балконе. Привязываю к перилам верёвку – это моя страховка на случай отхода. Третий этаж – соскользну быстро. А вот входную дверь в квартиру я заминировал, установив аж шестьсот граммов тротила – чтобы надёжно глушануло всех! За дверцей щитка на лестнице установил и второй заряд, чтобы гарантированно охреначить ещё и подбегающую подмогу. Тут уже не простой замыкатель – радиоподрыв. Система проверена – жахнет!

Один хрен, долго поспать не удалось. Ну, нет худа без добра, сижу и осторожно собираю всю машинерию на ночной выход. Даже наскоро перекусываю. А дом живёт своей жизнью. Где-то звучат шаги, разок даже какая-то музыка послышалась. Надо думать, главарь «культурно» отдыхает. Пусть. Перед смертью не надышишься.

Со стороны можно подумать, что я абсолютно хладнокровен и собран. Ага, три раза ха-ха! Просто шансов никаких больше нет, не имею я права на промах! Вот и представляю себе, что я сейчас на занятиях у Корнея. Там всё более-менее привычно. Страшно – не без того. Но я пытаюсь уверить себя, что это ничуть не более серьёзная задача, нежели те, что ставил передо мной старый диверсант. Да-да – именно диверсант! Ибо даже моих скромных познаний достаточно для того, чтобы понять, – этот дядя не всю жизнь мины снимал. А по большей части ставил. И в самых разных условиях.

Да и товарищ его… тот ещё персонаж!

Не думаю, что они слишком уж вкладывали в меня душу. Скорее всего, мужики просто соскучились по привычному для них делу, вот и отдались ему со всем старанием. Так что, если всё выгорит – с меня ведро коньяка! Думаю, что и капитан не станет против этого возражать.

Внизу прозвучали голоса, скрипнула дверь.

Встаю и, прижавшись к стене, осторожно выглядываю из окна.

Вот он, выход-то у них где…

Поскольку двери центрального подъезда забаррикадированы, бандиты выбираются на улицу через ту самую подвальную дверь, что расположена в торце здания. Больше просто неоткуда. Сильно сомневаюсь в том, что они спускаются с площадок крайних подъездов – назад-то как залезать? А там, скорее всего, ещё один пост. Хорошо, что я вчера туда не пошёл, а ведь была такая мысль!

Глядя на идущих по улице бандитов, понимаю ещё и то, почему они выбрались именно через этот выход. В центре группы шагает какой-то бедолага. Одежда порвана, руки стянуты за спиной – пленник. И это многое объясняет.

Этот выход, скорее всего, тюрьма.

Так, во всяком случае, можно решить, наблюдая за домом снаружи.

А что?

Вполне логично, не через парадный же вход таких вот персонажей водить? Вот и вышли все через специальную дверь. Впрочем, особо далеко процессия не удалилась. Подошли к клумбе, кинули на землю лопату и жестом указали – мол, копай! Рядышком, кстати, свежие насыпи имелись – традиционное, стало быть, место. Мужик заартачился – и его тотчас же долбанули в спину прикладом автомата. Нехрен выступать, рой яму!

Для этой цели ему даже руки развязали. И взяли на прицел – во избежание дальнейшей выпендрёжки с его стороны.

Куда б он делся-то… стал рыть.

Блин, он же могилу себе копает! Жуть… Я про такое только в книжках раньше читал. Ну и в кино видывал…

А вот, если бы меня самого вот так заставили? Стал бы копать? Или лопатой по рылу охраннику засветил? Чёрт его знает, я-то здесь, да с оружием. А он – там. И вокруг него далеко не сказочные эльфы стоят. Закончил рыть, выбросил лопату наверх и вылез сам. Чего-то быстро он управился…

Всё?

Сейчас его грохнут?

Один из сопровождающих бандитов что-то у него спрашивает – мужик отрицательно мотает головой.

Хрясь!

Засветили страдальцу в рыло – от всей души, надо сказать! Брякнулся он об землю, но шустрые бандюки резво подхватили его под руки и вздёрнули на ноги.

Снова вопрос – и снова полёт.

Что ж он такого-то натворил?

Связывают ему руки за спиной. Крандец парню!

Опа!

А яма-то и впрямь, не слишком глубока, не почудилось мне! Спихнули туда мужика – аккурат по грудь ему она оказалась. Так и засыпали – над землёй только голова и плечи торчат. Присел на корточки старший бандюган, да что-то такое бедолаге и поведал. Ну счастья, думаю, что не пожелал. Опосля всего бандиты, не торопясь, потопали восвояси. А на клумбе появилось новое «украшение». Фигасе у них тут порядочки…


Однако же работа моя подошла к концу. Можно и передохнуть. Ночью точно не до сна будет, а силы надобно беречь! Слава богу, никто моё убежище проверять не пришёл. Так что отдых почти удался. Почти – потому, что я всё равно вполглаза спал. Нервы. Они, знаете ли, тоже не из стальных канатов у меня сделаны.

Пискнул будильник на часах – пора работать.

Быстро собираю манатки, осматриваюсь по сторонам – ничего не забыл? Заряды свои, кстати, забрать нужно – мне это место более оборонять не надобно.

По зданию уже никто не ходит, угомонились бандюки. Что ж, до смены часовых полтора часа, вполне можно успеть! Накинуть верёвочную петлю на торчащую из окна трубу от печки удалось далеко не сразу. Но удалось. Натягиваю верёвку и обматываю её вокруг остатков рамы. Есть. Теперь прикрепляю к ней проволочное кольцо, к которому подвешен заряд взрывчатки с радиовзрывателем. Осторожно вытравливаю верёвку, так, поехали!

Готово – повис заряд на трубе.

Отпускаю один из концов веревки и вытягиваю другой назад. Теперь выдернуть эту фиговину назад уже невозможно.

Перемещаемся в другое место. А вот тут никакие верёвки уже не помогут, надобно топать ножками.

Пролёт…

Ещё один.

Второй этаж. Перевожу дух и прислушиваюсь.

Внизу слышно негромкое бубнение, кто-то не спит ещё. Не спит – его проблема, лишь бы погулять не собрался!

Пролёт…

Вижу мешки с песком у входной двери. А сбоку открытая дверь ведёт в помещение охраны. И надо пройти мимо неё!


– Запомни, – поднимается с места Степаныч. – Проход пересекают вот так!

И оттолкнувшись спиною от стены, он как-то по-хитрому проворачивается на каблуках – я только успеваю заметить неясную тень, метнувшуюся поперёк дверного проёма. Вскинуть оружие попросту не успеваю.

– Блин!

– Не ты первый! – ухмыляется инструктор. – На моей памяти только пара человек смогла оружие вовремя поднять. Да и то попал лишь один. Физиология – человек попросту собраться не успевает. Давай работай!

* * *

Вот сейчас всё и проверим…

Снаряга и оружие не болтаются, рюкзак пока на пол, не до него. А заряд – за пазуху. Прижимаюсь к стене спиной, медленно дышу, вентилируя лёгкие и собираясь с силами.

Оп!

На секунду перед глазами мелькнула внутренность комнаты. Спиной к двери сидит бандит, перед ним тускло горит небольшая, наверное, аккумуляторная, лампа. Чуть сбоку успеваю заметить ещё одного. На столике виднеются кружки, какие-то банки – это у них вечерний чаёк так, должно быть, выглядит.

Уф… перевожу дух.

Похоже, что никто моих кульбитов не заметил. На всякий случай прислушиваюсь. Нет, бубнение также неспешно и продолжается.

Запихать заряд – дело одной минуты.

Щелчок – тускло загорается светодиод, бомба в готовности.

Теперь – назад.


– Клим…

– Чего?

– Это что было?

– Где?

– Да… – говоривший, судя по звуку, встаёт и делает несколько шагов к открытой двери.


Соскальзываю вниз, подхватив по пути рюкзак, и вытаскиваю из-за пазухи пульт. Ну валяй, мужик, крикнуть ты уже не успеешь! Кило взрывчатки за спиной – мало не будет!

– Кто там?!

– Да кто там быть-то может? – возражает ему другой голос. – Пацаны внизу, сюда им не пройти, дверь-то заперта! А наверх никто бы не успел уйти – мы бы их услышали.

Щелчок – и луч света обшаривает пролёт, ведущий наверх. Еле успеваю наклонить голову, и луч проходит уже и над ней.

– Да показалось, наверное…

Он ещё какое-то время стоит на месте, а потом я слышу звук шагов.

Ушёл?

Выжидаю ещё пару минут, пока возобновляется бубнёж. Но всё равно – лежу и жду.

И точно!

Луч света ещё раз обшаривает лестницу. Он, собака страшная, никуда не делся – тут и стоит! А кто же тогда разговаривает? Ну, вполне возможно, что там ещё кто-то есть. На этот раз шаги звучат уже совсем по-другому. Похоже, что он и впрямь уходит…

Пробравшись на третий этаж, перевожу дух. Ух ты, даже дрожь пробила, аж зубы клацают! Нет, в таком состоянии никакая война не покатит. Присаживаюсь на пол и на ощупь вытаскиваю из рюкзака фляжку. Глоток – и по телу разливается тепло. Коньяк. Хорошо, что я с собою его взял!

Зубы перестают стучать, и теперь можно как-то собраться с мыслями. Взгляд на часы. Смена через сорок минут. Что ж, будем подождать… Шаги сменяющихся часовых я тут слышал хорошо. Неудивительно, ведь меня отделяет от них только квартирная дверь. Прошли мимо… Сейчас они на площадке второго этажа. Значит, им нужно ещё несколько секунд, чтобы подойти к входу в квартиру, где у них гнездо.

Палец вдавил кнопку!

Грохот сдвоенного взрыва ударил по ушам даже на третьем этаже! А уж что сейчас происходит внизу, я как-то вообще затрудняюсь представить.

Одновременный подрыв двухкилограммовых зарядов на печной трубе и у входа – там сейчас смесь сумасшедшего дома и мертвецкой. Надеюсь, что сменившуюся партию часовых раскидало по лестнице, а тем, кто спал внутри, основательно наподдало по ушам. Ну да, а ещё теперь открыт вход в подъезд с улицы. И те, кто выбежит из караулки, не смогут этого игнорировать.

Простой вывод. Те, кто атаковал караульное помещение, одновременно и дверь подорвали, чтобы войти внутрь. Зачем? Ну, по-моему, тут и спьяну можно сообразить.

Впрочем, додумываю я это уже на бегу.

Вот и нужная мне квартирная дверь. Заранее уже мной тут вывернут замок, а дверь держится только на щепке, которую я подсунул под неё снизу. Открыть – минутное дело.

Теперь идём тихо-тихо! Хотя внутренний голос прямо-таки вопит, требуя бежать изо всех сил. Ведь сверху сейчас рванут охранники Фомы, утаскивающие в укромное убежище своего шефа.

Нельзя бежать!

И шуметь не нужно – охранники в укрытии наверняка тоже не спят. И очень внимательно прислушиваются ко всему, что сейчас происходит за дверью. Выбравшись на балкон, перекидываю рюкзак и перелезаю сам. Теперь я на балконе, через который можно войти в ту самую квартиру, выходящую на площадку с убежищем.

Вот и та самая дверь…

Она здесь самая обычная, не металл.

Замок давно вывернут, квартиру уже тщательно обыскали. И сейчас дверь попросту забита гвоздями – это я ещё раньше проверил. И даже вытащил парочку. Фактически её удерживает всего один гвоздь. Рывок – и откроется.

Прислушиваюсь.

Топот ног! Идут!

«ЗИГ» наготове – стрелять стану прямо через дверь, тут и расстояние-то всего ничего.

Глухой оклик – это охрана укрытия что-то спрашивает у прибывших. Раздражённый голос – ответ. Лязгает запор – открывают дверь.

Пошли!

Бью короткими очередями, смещая ствол вправо-влево. Опускаю его ниже – кто-то ведь мог и на пол упасть.

Смена магазина…

За дверью крики, кто-то куда-то стреляет. Неужто я не попал?

Рывок – и в приоткрывшуюся дверь улетает граната. Прыгаю за стену.

Бух!

А по ушам, однако, дало…

Вторая!

Предусмотрительно приоткрываю рот – так меньше глушанёт.

Бух!

А вот теперь… теперь надо выходить. И никаких вариантов нет, я просто-таки обязан всё проконтролировать. Кого-то же ведь могло и не задеть. Но вот глушануло там точно всех – это вообще без вариантов. И кое-какое преимущество у меня пока есть. Прямо у дверей натыкаюсь на лежащее тело – и палец тотчас же нажимает на спуск. Говорят, что это называется «контроль». Пусть так, не имею ничего против. Здесь нет и не может быть раненых и пострадавших – только враги в различной степени боеспособности. На моём месте никто бы из них и не задумался ни секунды.

И поэтому я буду стрелять. Во всех. В лежащих и стоящих, сидящих и зависших в воздухе. Живых и не очень.

Здесь не должно остаться ни одного уцелевшего!

Смена магазина…

Время!

Сейчас сюда притопают уцелевшие охранники.

Распахнутая дверь убежища – на пороге ничком лежит тело человека в приличном костюме. Фома?

А кто ж его знает, нас не знакомили.

«ЗИГ» дёргается у меня в руках. Может, у тебя и было девять жизней, как у кошки. Но при отсутствующей голове это не сильно теперь поможет. Подхватываю с пола сумку, на досуге проверю содержимое.

Вниз!

А вот и обрушенный пролёт.

Перекидываю через перила сложенную вдвое верёвку и, ухватившись за оба конца, соскальзываю вниз. Рывок за один из концов – верёвка падает вниз. Теперь хрен кто допрёт, каким путём ушел стрелявший. Следов-то никаких не осталось! Выглянув на улицу, никуда не бегу, откатываюсь за бортик и осматриваюсь. Со стороны первого подъезда видны лучи фонарей. Всё верно услышали взрывы и выстрелы и спешат на помощь главарю.

Нет никаких проблем врезать по ним очередью. Наверняка положить кого-нибудь смогу.

А зачем?

Выдать своё местоположение? Чтобы вся эта свора насела на меня? Вот уж делать больше нечего-то. Нет, герой крутого боевика сейчас бы всех ещё и тут перестрелял. А потом, урча от жадности, волок с собою гору трофеев. Угу на тот свет бы он их волок – тут не боевик и не кино!

Выход из подвала с другой стороны. Стало быть, появления каких-нибудь злодеев за спиною можно не опасаться. А раз так, то назад и оттянемся. Уже отбежав от дома метров на пятьдесят, снова залегаю и осматриваюсь. Там, откуда я смотался, видны огоньки – народ пытается кого-нибудь обнаружить. На здоровье! Собак у вас не имеется, а все патрули на ночь отходят в дом. Нет у вас снаружи никого. Так что и отыскать меня у вас фиг выйдет.

Всё, дело сделано, надо уходить. Нащупав в рюкзаке пачку патронов, снаряжаю магазин. Ещё одна пачка…

Так, теперь можно увереннее себя чувствовать, а то у меня только тот боезапас, что в пистолете-пулемёте, всё прочее я уже расстрелял. В случае какого-нибудь бодалова пришлось бы из пистолета отстреливаться. Ну и гранаты, хотя и их тоже уже не так много осталось.

Забив два магазина, оттягиваюсь ещё ненамного. Осмотревшись, двигаюсь в ту сторону, где сейчас приплясывает от нетерпения Митяй.

– Эй…

Это ещё кто?

Блин, да тут же где-то мужика прикопали!

– Ты кто?

– Олег…

– Князь, что ли?

Несмотря на всю серьёзность момента, незнакомец усмехается – в окулярах прибора видно, что его губы искривляются в ухмылке.

– Не дотянул…

– За что тебя так?

– С Фомой кой-чего не поделил.

– А из каких будешь? Дикий?

– Дак… не озверел пока настолько. Техник я, всякие штуки полезные делал.

Присаживаюсь и, достав нож, перехватываю им верёвки, которыми щедро опутали мужика.

– Сам вылезешь?

– Хм… попробую…

– Нож держи. Копай! Потом вернёшь.

Отодвигаюсь в сторону и беру на прицел дом. Мало ли, а заодно и этого мужика проконтролирую.

Минута… другая…

– Порядок!

– Нож сюда бросай.

Он меня толком-то и не видит, поэтому бросает клинок на голос. Наклоняюсь и поднимаю его с земли. Обтерев о полу куртки, убираю в ножны.

– Давай двигай в сторону домов.

– Налево, что ли?

– Угум, именно туда. Там нас ждут…

Так это или нет, он знать не может. Но пусть лишний раз подумает над тем, как себя сейчас вести.

Глава 17

Митяй встретил нас во всеоружии, даже нож вытащил из ножен и за голенище сапога засунул.

– Кто тут?

– Свои, Митяй! Денис это…

– А с тобой кто?

– Да вот, выкопал тут одного…

Бандит качает головой.

– Зря! Фома на это сильно осерчает!

– На здоровье! С того света, что ли? Так мне похуй…

– Иди ты… неужто завалили его?

– Со всем кодланом ближним.

Описываю ему мужика в сером костюме.

– Галстук был?

– Полосатый какой-то, а что?

– Он! Его фишка – всю дорогу такие носил! Тоже, между прочим, штучка ещё та, он там лезвие завсегда прятал… Ну, паря, ты меня реально удивил!

Прислушивавшийся к нашим словам Олег вставляет своё замечание.

– Так это… убили его, что ли, да?

– Ну, без головы у нас никто ещё пока жить не пробовал. А, кстати! Тебя-то за какой грех так закопали-то?

– Слышь, братва, давай с базаром завязывать! – прерывает наш разговор Митяй. – Ноги надо делать и быстро! Ты как, с нами?

Недавно приговорённый только плечами пожал.

– А то ж…

– Тогда рвём когти!


Кабан грузно присел на бордюр неподалёку от входа в здание и угрюмым взглядом окинул подбежавших к нему бандитов из охраны покойного Фомы.

– Лорик, – не поворачивая головы, окликнул он старшего из своих приближённых.

– Тут я!

– Возьми с собою кого-нибудь поглазастее и пройдитесь тут везде.

– Сделаем!

Отправив на выяснение обстоятельств произошедшего своих доверенных людей, он повернулся к охране дома. В своих парнях он был полностью уверен. Если кто из местных чего-то и упустил – эти найдут. Расспросят кого надо, перевернут хоть весь дом – но до истины докопаются. Ну, а пока они там шурудят, можно будет выслушать и этих обалдуев. Выказывая, таким образом, явное недоверие тому, что скажут охранники его бывшего босса, он тем самым исподволь утверждал своё главенство. Он был ближайшим его помощником – это так! Но не единственным, хотя и самым влиятельным. Борьба за главенство обещала быть нешуточной, и следовало сразу показать свою крутость и решительность. А также прозорливость и недюжинный ум! Ибо просто крутому головорезу не доверят самый главный пост – тут одного умения стрелять недостаточно!

– И кто тут у вас старший?

Кабан не видел Ронни – приближённого Фомы, который и отвечал тут за всю охрану.

– Это… погиб Ронни. Взрывом его того… об стену наебнуло, – ответствовал кто-то из стоящих перед ним бандитов.

– Это как?

– Ну… – выдвинулся вперёд один из местных. – Спал он. Зябко что-то ночью было, он и лег у печки-то. А тут…

Зиявшая на месте окна, в которое входила труба, дырища красноречиво поясняла слова охранника.

– Так… Дальше что было?

– Дак… Только смена ушла. Я поднялся, дровишек подбросил, Ронни меня обругал ещё, мол, спать мешаю! Тогда мы с Гордеичем вышли посмолить на лестницу. Ан, спички кончились – вот назад мне и пришлось топать. А Гордеич тама остался…

– У двери?

– Дык! У неё…

– Потом чё было?

– Не сразу коробок нашелся, пришлось весь сидор перетрясти. Тута и пиздануло! Меня об стену так боком и приклало! Ронни – тот башкою в неё впилился. Там и помер. А Гордеича… того вообще в клочья разнесло – всего и не собрали!

– Ты сядь! – смилостивился Кабан, кивнув собеседнику на камень напротив. – Глушануло, говоришь?

– Агась… слышу херово, как через матрас… Да и ноги не слушаются.

Подручный главаря обвёл взглядом стоявших напротив него охранников. Кое-кто, и верно, выглядел весьма потрёпанным и изрядно пострадавшим.

– Присядьте все!

– Так вот… – продолжил собеседник. – Тут кипиш поднялся, орали все… дым, темно, ни хера не видно… пока Мосол не прибежал. А дальше я не знаю… на хате прибирался, пацанов вот вытаскивал… Руки-то дрожат! Не тот с меня стрелок!

– Лады, к тебе вопросов нет! – кивнул Кабан. – Мосол где?

– Тут я, – поднялся со своего места ещё один бандит. Этот выглядел более-менее целым и на ногах стоял вполне уверенно. Да и говорил спокойно и никуда не спешил.

– Ну?

– Я с крыши спускался. Завернул отлить в одну квартирку. Ронни за то лаял нас, но на улицу-то ночью никого ведь не пускают! Ну не с крыши же мне ссать?

– Это мне не интересно. По делу что скажешь?

– Рвануло нехило! По мне – так вообще один взрыв был. Это уж потом, когда вниз сбежал, две дыры увидал. Почитай, что всех, кто сверху шёл, там и положило. Кровищи было… Да и на хате – там вообще хрен поймёшь кто живой, а кто откинулся. Дым, мать его… Лампы все побились. Пока фонари нашли – как кутята тыкались!

Бандит покачал головой. Видно было, что даже на него произошедшее произвело сильное впечатление.

– Бахнуло что? Может, в хату кто-нибудь чего-то приволок?

– Не… – покачал головою Мосол. – Кирпичи с окна внутрь забило. Ими изрядно пацанов покалечило. А мешки у двери разодрало в клочья – вся лестница в песке! Это на улице наподдало!

Подручный главаря кивнул, картинка произошедшего понемногу начала складываться. А собеседник продолжал.

– Я поднял кое-кого. Сказал волыны взять и за дверями смотреть – чтобы кто-нибудь с улицы не пролез. А тут, минуту или две спустя, сызнова бахнуло, но тише уже. Это у ухоронки Фомы гранаты бросали. Поделил я пацанов – пятеро по улице туда рванули, а человек шесть верхом пошли. Но в общем там живых никого не нашли…

– Всё?

– Ну… всё… Сверху пацаны никого не видели и не слышали – ночь ведь! Да и под землёй тихо было.

– Негусто! – поднялся со своего места Кабан. – Пошли, покажешь мне всё.

Но ничего нового осмотр места происшествия не прояснил. Пятна крови, разодранная одежда, да длинный ряд тел, лежащих перед входом в здание.

– Сколько легло?

– Семнадцать человек, считая ближних Фомы – наглушняк. И дюжину поранило.

Да… гости оказались суровые! И явно не шутки шутить сюда заявились. Подручный главаря добросовестно обошёл все места, где погибли его товарищи, но никаких выводов озвучивать пока не стал. Ждал Лорика.

Тот появился только через пару часов и выглядел крайне озадаченным. Заметив это, Кабан кивнул ему – мол, в сторонку отойдём.

Присели рядышком на уцелевшей с прошлой жизни скамейке. Охрана разошлась по сторонам, бдительно осматривая окрестности.

– Тут такая штука… – чертит на песке замысловатые фигуры Лорик. – Не один это деятель был.

– С чего ты это взял?

– Один заряд подвесили к трубе от печки. А она торчала высоко от земли – метра три почти! Один человек не дотянется, а лестницу незаметно не пронести – пост на крыше засечёт. Да и нет её нигде поблизости…

– Значит, двое?

– На улице однозначно! И внутри у них кто-то был. Причём, сука такая, он там, как дома у себя, обжился! Ел – мы остатки пищи нашли. Даже и спал!

– Нервы, однако, у мужика железные… Где же он расположился?

– А вон, – ткнул рукой подручный Кабана. – На третьем этаже. Как раз окна на нас выходят. Там и дрых… коврик свой оставил.

– И никто его не видел?

Лорик только плечами пожал.

– Надо думать, это он заряд у двери поставил. Двери-то, в отличие от мешков, наружу повыносило. Значит, взрыв был между мешками и дверьми – иначе никак!

– И опять его никто не усёк… Дальше!

– Надо думать, про ухоронку они знали. И караулили Фому именно там. Понимали, что в случае чего, его как раз туда и поведут. Дальше всё просто. Бросили гранаты и добили всех уцелевших. Стреляли даже в убитых – контроль! Профи… мать бы их!

Кабан посмотрел в сторону дома – оттуда как раз начали выносить тела подручных главаря. До момента окончания осмотра их не трогали.

– Сурово…

– Фоме так почти всю башку снесло, били в упор и не один раз.

– Живых, как я понимаю…

– Никого. Там одному полноги взрывом оторвало – так и в него несколько пуль всадили. Видно же, что не жилец – ан, хуй там…

Лорик отбросил в сторону прутик, которым чертил по земле.

– Там, как я думаю, тоже один-два человека было, не больше. Стрелять стали прямо через закрытую дверь из квартиры напротив. Видать, один сверху или снизу гранаты бросал, а второй стрелял. А потом оба куда-то делись. Пацаны, что снизу подбежали, никого не видели и не слышали.

– Хочешь сказать, они где-то в доме могут быть?

– Не думаю, – покачал головою бандит. – Парни Ронни тут одного хитрована наказать хотели – закопали его по грудь вон там!

Лорик указал рукою направление. Кабан проследил взглядом и понимающе наклонил голову.

– Так вот – утром его и след простыл, – продолжил его ближний. – Сам он вылезти точно не смог бы. Да и верёвки нашлись – ножом их резали. Скорее всего, кто-то это видел и его с собою увёл.

– Так те, что на улице были, они и забрали…

– Ну… Ты сам стал бы в доме после такого сидеть?

– Вряд ли… Так я и не полез бы!

– И ещё… – Лорик полез в карман. – Смотри…

На его ладони валялись сплющенные пули – около десятка. На их головках хорошо были видны следы синей краски.

– На полу подобрал… их там много, – предвосхищая вопрос шефа, пояснил бандит. – Некоторые насквозь прошли, оттого и мятые такие. Гильзы я тоже осмотрел – маркировка везде одна и та же.

– Такая? – перед его глазами возник целый патрон с синей пулей.

– Да. Откуда это у тебя?

– Да… подарил один деятель. С намёком!

– Так… – вскочил на ноги Лорик. – В ножи его надобно брать!

– Сядь! – поморщился Кабан. – Фома – он не дурнее тебя был! Он как раз это и собирался сделать, предъяву ему выкатил. И где теперь Фома?

– И что это за тип такой?! Чтобы на законного вора потянуть!

– Да хер его знает… его и не видел никто никогда. Хищник какой-то… Где сидит, под кем ходит – ничего не известно. Сам не появляется, вот только такие приветики присылает… – кивнул подручный Фомы на горстку мятых пуль. – Кирюху помнишь?

– Ну, так! Ещё бы его не знать! Честный вор.

– Завалили его на хате, в закрытой комнате, на глазах у ближнего. Двери, окна – всё закрыто было! И пацан, что в живых остался, тоже ничего не видел. Как Кирюха дёрнулся, так и ему в затылок стволом ткнули. И шепнули не дурить… Вот ты стал бы руками-ногами при таком раскладе махать?

– Ну… нет, наверное…

– И он не стал. К Гавришу так-то тоже подошли – опять со спины и вдругорядь шёпотом. У него же на хате и подобрались! На дальняке[20] сидел, представляешь?! И опять никто ничего не видел… Где искать-то и кого?! Ветер в поле ловить? Заметь – они сегодня должны были ответить! Вот он, ответ-то! И чё я теперь делать должон?

Глава 18

Покуда мы топали до дома, я успел пояснить Митяю, что его чрезмерная осведомлённость о некоторых обстоятельствах смерти Фомы может в будущем сослужить ему плохую службу. Мол, совсем не исключён тот вариант, что кто-то из подельников покойного вора захочет отомстить за его смерть. Он же, как ни крути, а прямо к ней причастен. Так что… лучше спрятать свою гордость и про всё это помалкивать. А уж мой шеф, со своей стороны, отыщет способ, чтобы за такое понимание отплатить. Последнее предположение явно пришлось ему по душе, и он попросил добыть ему хороший дробовик. Ну и ещё, разумеется, кой-чего, но в целом вполне в пределах разумного. Непоправимым уроном это мне точно не станет, поэтому согласно киваю и обещаю донести эти предложения до своего руководства в самое ближайшее время. Вот и славно… пусть теперь Кабан и его банда ищут неведомых злодеев где угодно.

Урегулировав этот вопрос, вспоминаю про Олега – тот добросовестно топает в отдалении, не делая никаких попыток нырнуть куда-нибудь в укромное место. Впрочем, я и сам ещё не решил, что же с ним делать-то? Вытащил его из импровизированной тюрьмы-могилы тогда как-то на автомате, никаких особенных мыслей не тая. А вот теперь, когда нет нужды спешить, можно и подумать… Оптимально – всадить ему пулю, да тут и бросить. Как-никак, а он – свидетель! И хоть знает намного меньше Митяя, но и поводов к молчанию у него особых нет. Сболтнёт где-нибудь и кранты!

Может быть, и впрямь его тут где-нибудь привалить? Делюсь этими соображениями с Митяем – тот полностью согласен.

– Да я и сам его чикну! Ножичком сработаем – он ничего и почуять не успеет! Легко помрёт…

– Добро! Только я с ним сначала потолкую… мало ли что он полезного перед смертью-то расскажет? За что-то же его в ту яму засадили ведь?

Привал.

Забираемся на третий этаж жилого дома, тут у Митяя лёжка оборудована. Есть горелка, запас воды и немного припасов. Пока он разогревает воду, кивком головы отзываю Олега в сторону.

– Вот топаем мы с тобою рядом, а ничего-то про тебя никто и не знает. Поделился бы, а?

Краем глаза ловлю жест Митяя, мол, поговори с ним пока… заболтай…

– Ну… – чешет в затылке Олег. – Я как-то даже и… Техник я, системы всякие для «Терра-групп» ставил…

С его слов, начало бардака застало его на одном из объектов, которые он обслуживал. В самый первый день охрана объекта заперла его и двух товарищей в комнате, бросили им несколько пайков и оставили ведро воды. И всё – больше он никого из них не видел. Как ушли – так, словно, и канули.

– Мы там просидели, пока жратва была. Потом стали думать… дверь выбили и вышли. Никого и ничего – все остальные двери заперты. Стальные… не сломать!

– Ты же техник! Неужто не знал, как их отрыть можно?

– Знаю. Нужна специальная ключ-карта. Но у нас была только технологическая – для обслуживания. Она замки не открывает. Можно ходить по всяким подсобкам – и не более того. Вентиляция, вода и прочее, но не замки.

Вода на объекте имелась, так что смерть от жажды никому не грозила. А вот есть было нечего. Поэтому, посовещавшись, троица решила сделать ноги. Но это оказалось не так-то и легко исполнить! Стоило только им попробовать выйти из двери, как метров через пятнадцать по ним открыла огонь замаскированная автоматическая пулемётная турель. Двоих товарищей Олега положило на месте, его же спасло только то, что он успел запрыгнуть в незакрывшуюся до конца дверь – туда пулемёт стрелять не стал. Переведя дух, он снова отправился на поиски, пытаясь вскрыть все двери, мимо которых проходил. Повезло только в подвальном этаже – там удалось взломать дверь комнаты дежурной смены. Она оказалась вполне себе деревянной. Вот на остатках продуктов он там всё оставшееся время и просидел.

– Свет там есть. И рация стоит. Иногда по ней удавалось кого-нибудь услышать. Но все больше какие-то команды, кодом… Кто там их разберёт, куда конкретно этот «чарли» или «эхо» идёт и что ему там нужно?

Потом еда стала подходить к концу, и во весь рост встал вопрос: «Что делать дальше?» Жить тут? Но как?! Объект напоминал собою какое-то хранилище. Одноэтажное сооружение с прочными стенами. Правда, этаж тут был не один – лестницы уходили куда-то вниз. Но эти двери Олег открыть не смог. Вход тут был один – и он простреливался автоматическим пулемётом. Раньше никто из техников его даже и не видел, и ничего об этой установке не знал. По-видимому, её в мирное время попросту не включали. Порывшись в столах, Олегу удалось найти описание, из которого выяснилось, что такая турель тут далеко не одна. Простреливаются все подступы к зданию, мёртвых зон не имеется. И помимо солидного запаса патронов, есть и ещё одна неприятная новость – по израсходованию боеприпасов, может быть отдан приказ на подрыв всего сооружения. Жизнь на пороховой бочке техника явно не устраивала, но сделать что-нибудь с системой обороны он не мог.

Он мог выходить наружу и стоять около двери – сюда пулемёт не стрелял. Но и только. До ближайшего укрытия было всего метров пятьдесят, но шансов пересечь невредимым это пространство не имелось вообще никаких. Но чрезвычайные обстоятельства заставляют думать – и выход нашёлся. Натаскав из комнаты дежурных кровати, техник ухитрился забраться на крышу и выволочь их наверх. Собрал импровизированную вышку, забравшись на которую, забросил на проходящие над зданием провода крюк, сделанный из тех же кроватей. И постарался съехать по проводам за пределы простреливаемой зоны. От толчка ногами всё сооружение рассыпалось, проехать же удалось всего метров сорок, после чего он завис на месте.

– Как я дальше выбрался… не помню. В себя пришёл только на земле.

А через несколько дней блужданий его обнаружили бандиты Фомы. Стремясь выторговать себе жизнь, он рассказал им всё, что знал.

– Лучше бы я там сразу разбился!

Фома распорядился проверить его слова. И передовая группа бандитов легла под пулемётным огнём – турели сработали безукоризненно. При попытке пройти путём Олега, выяснилось, что пулемёты могут стрелять и вверх! Провода перебило пулями, а упавших на землю добили.

Фома был в ярости! Ничего не пожелав выслушать, он дал технику два дня на раздумье – как отключить турели?

– Вот меня в яму-то и закопали…


Делаю знак Митяю обождать, встаю на ноги и достаю из рюкзака сумку Фомы.

– Глянь, тут твоей карточки нет?

Олег, на пару секунд призадумавшись, вытаскивает оттуда стопку карточек. Они разных цветов. Красные, «платиновые» и жёлтые – типа «золотые». Откладывает в сторону красную.

– Вот эта… на ней ещё номер есть. В34-776-11 – это наша. Последняя цифра – это уже к нам относится. Первая бригада службы обеспечения жизнедеятельности. Единичка – это как раз системы обеспечения. Вода, воздух и электричество.

– А буква?

– По-моему, это категория и номер объекта. В – объект второй категории. Цифры – порядковый номер. А вот про остальное – не в курсе, уж извини…

– Понятно. Ты-то сам, что дальше думаешь делать? В городе бардак несусветный, ну, полагаю, про это уже тебя просветили…

Техник уныло кивает.

– Не знаю… Домой, как я понимаю, идти смысла нет? Магазины никакие не работают, где еду брать?

– Вон, – киваю на Митяя. – Как он – с оружием в руках пропитание добывать.

Олег снова печально улыбается.

– Где уж мне… Я и в тире-то два раза из десяти попадал.

– А в армии?

– Не служил.

М-м-да… странный персонаж. В бою от него толку чуть, обуза. Ну, не скажу, чтобы и я был каким-то там немыслимым спецом, но, хоть стрелять научился! А этот? С ним чего делать?

– Ты только на этом объекте работал?

– Нет, конечно! Их по городу много! Нам в конторе каждый раз новую карточку выдавали. В машину – и на объект! Две карточки разных объектов в одной бригаде – запрещено категорически!

– И много таких бригад?

Он снова копается в сумке Фомы и кладёт передо мной такую же карточку.

В34-776-23.

– И что это значит?

– Тот же объект. Третья бригада обеспечения логистики. Была бы у нас там такая – открылись ворота вниз, на склад. Тогда, может, и повезло бы еду отыскать… Цифру, чтобы больше тройки была, я никогда не видел. Да и с прочими бригадами мы почти не пересекались – это тоже не приветствуется. Думаю, что человек сто… на весь город.

– Жизнедеятельность, логистика… а ещё есть что-нибудь?

– Связь – точно есть. Надо думать, что и системы обороны тоже кто-то обслуживает, но про них я ничего не знаю. И про сами-то эти штуки только сейчас известно стало!


Так… а мужичок-то полезный весьма! Не надобно такого ценного кадра ножом под ребро пырять.

Подхожу к Митяю.

– Есть тут у меня одна задумка… Пущай пока поживёт. Я его старшим покажу, думаю, что у них парочка вопросов возникнет. Есть у них странное желание – выяснить, отчего весь этот бардак начался. А он как раз у рации всю дорогу и просидел, много слышал. Пусть уж они его потрошат!

– Жаль! – вздыхает мой проводник. – Я-то уж было разохотился!

– Ить, не последний же он у нас-то на пути? Прочие будут – тут я тебе не указ! До дома, чай, не шибко далеко топать, так я и сам доберусь. А Гавришу слово замолвлю! Мол, скажу, до дома провёл, как и договаривались! И это – не забудь, послезавтра тебя у Хохла жду!

– Лады! – мой зловещий спутник быстро допивает чай, убирает в вещмешок горелку – и исчезает прямо на глазах.

А я в темпе тащу в сторону Олега.

– Так! Тут сиди – и тихо! Вякнешь слово – язык вырезать могут в полпинка!

Кто его знает, этого деятеля… Сейчас с Фомой мы уже расквитались, и кто может теперь прочесть мысли в голове этого странного человека? Да и не просто странного, чего уж тут прикидываться, страшного!

За окном темнеет, теперь некоторое преимущество уже на моей стороне – я могу видеть ночью, а Митяй – нет. Вот что хотите, а именно сейчас я ему не доверяю. Моё снаряжение с лихвой компенсирует обещанные ему ништяки. А слава того, кто разобрался с Фомой, гарантирует неслабое уважение со стороны многих. Правда, и ненависть других тоже обеспечена.

Митяй же… ну, явный ведь отморозок, повёрнутый на убийствах! Как он на Олега-то взъярился, а? Только что руки не дрожали от нетерпения! Выжидаю, прислушиваясь ко всяким шорохам. Техник тоже проникся серьёзностью момента, почти и не дышит даже.

Делаю ему знак и осторожно пробираюсь в коридор. Если этот убийца не заметил, куда мы ушли, – шанс есть.


Здесь никогда не бывает тихо. Какой-нибудь ветерок или сквознячок катает по земле пустые жестянки. Поскрипывают на ветру двери и распахнутые когда-то окна. Вообще я был сильно удивлён, когда обнаружил, что «мёртвой» тишины не бывает почти никогда – всегда что-нибудь да шумит. Да и почти любой человек, засевший в засаде, тоже рано или поздно выдаёт себя каким-нибудь неосторожным движением. Впрочем, ровно тоже самое можно сказать и про нас. Ладно, я уже кое-как научился прятаться, а вот Олег…

В моих руках рулетка, с которой сняты все излишние прибамбасы. Нет на ней, разумеется, и микрофона. Держу её в руках и осторожно вытравливаю вперед гибкую ленту. Она уходит не сразу, где-то цепляется, застревает, и мне приходится всё начинать заново. Есть… Теперь можно начинать. Нажать – отпустить кнопку!

Лента лязгает, сматываясь под воздействием пружины. Шуршат какие-то камешки. Со стороны – так полное впечатление, что кто-то куда-то прыгнул. И затаился. Выжидаю пару минут. И снова: нажать – отпустить кнопку. Продвинулся человек ещё ненамного. Снова пауза. Где-то неподалёку возникает звук еле слышный, но вполне отчётливый. Ага, надо же, Митяй и так передвигаться может? Не знал… Рядом жарко дышит техник. Он возбуждён и сильно напуган, его волнение передаётся отчасти и мне. Задерживаю на минутку дыхание ф-ф-у-у теперь полегче. Нажать – отпустить! Всё, пару метров осталось. Но и неведомый оппонент тоже придвинулся. Не слышу его дыхания, но примерно могу представить себе местонахождение данного «товарища». Передо мной невысокий забор, ограждающий какой-то домик. Он там… за забором. Нажать – отпустить! Щелчок. Капсюль-воспламенитель гранаты! Это не Митяй, он такие вещи не жалует! Пригибаю Олега к земле и сам прячусь за выступ. Куда граната-то упадёт?!

Хрясь… В ушах звон, перед глазами огненные круги. Но боли нет, нигде ничего не вопиёт. Мимо? По-видимому, граната упала прямо перед проёмом, в котором я сижу. Но – перед ним. А там ямка в земле. И граната, надо думать, туда и скатилась. Рулетку, кстати, всю изодрало в клочья – из пластиковой коробочки торчит безобразно изуродованный кончик оборванной ленты. Краешки острые, наверное, осколками посекло.

Глава 19

По всяким там фильмам, сейчас надобно жалобно застонать. Типа, побило меня бедного, поранило! Ага, и на звук прилетит ещё один взрывчатый «подарок». Нет уж, пусть идёт сюда ножками и самолично всё проверяет! Молчим – нет здесь живых. Олег, однако, в панике, пробует вскочить. Молча показываю ему автомат – и техник робко сжимается в углу. Да запугали мужика… Ну, и где же ты? Свет! Яркий луч скользнул по окулярам прибора – и я сразу же ослеп. Умная техника отключилась. Щелчок – поднят вверх ночник. А луч фонаря пляшет в проломе!

– Пошёл!

Так он тут не один?! Что ж, парни, гранаты есть не только у вас! Одну я швыряю в проход. А вторую… она летит через стену. Но на землю упасть ей не суждено. Вывинтив взрыватель, я обвязал его прочной нитью. Завернул назад. А нить обмотал вокруг корпуса. В таком виде и убрал в разгрузку. Лететь и взрываться это никак не мешает. Но вот в данном случае, нить размотана и не даёт гранате упасть на землю. Взрыв происходит сверху, и осколки летят во все стороны. И гораздо дальше, чем в случае падения гранаты на землю. Взрыв первой гранаты заставит всех уцелевших упасть – и тогда рванёт граната наверху. А площадь, занимаемая лежащим человеком, гораздо больше, чем им же – но стоящим или присевшим. Так что – прилетит всем… И прилетело – за стеною кто-то вскрикнул!

Ещё висело в воздухе облако пыли, когда я подскочил к проходу. Тот самый фонарь, заставивший выключиться мой ночник, теперь бесполезно светил куда-то в сторону. Но на всякий случай выпускаю в его направлении короткую очередь. Прыжок в сторону! Тёмная фигура пытается подняться на ноги, хватаясь руками за стену. Ну, уж нет! Я тебя сюда не звал! И гранатами бросаться начал тоже не я! «ЗИГ» кашлянул – и человек сложился пополам.

А где второй? Не сам же себе этот деятель кричал? Из глаз моих внезапно брызнули искры, и, теряя оружие, я покатился куда-то в сторону. По-видимому, на какое-то время я отключился, потому что когда сознание ко мне вернулось, меня уже трясли за грудки, сопровождая эти действия матерными словесами и ударами.

– Ах ты ж сука!

Блямс! Искры из глаз.

– Чтоб ты сдох!

Блямс! Повторение пройденного.

– Я твои кишки сейчас на забор намотаю!

Вот уж чего не хотелось бы…

Лица кричащего я не вижу, но могу разобрать, что мужик это куда как крепче меня сложен, и силушкой его бог не обидел. Трясёт он меня, как кутёнка, только что пополам не складывает. Пользуясь тем, что мужик слишком уж увлёкся мордобоем, осторожно тяну руку к набедренной кобуре – там пистолет. Темно, и у меня есть шанс, что он этого не заметит.

Хрустнул ворот – сильная рука приподняла меня над землёй.

– На кол, блядь, посажу!

Внезапно что-то ударяет мужика по спине – он разжимает руку и резко поворачивается. А я кулём падаю на землю.

В проходе стоит Олег и в его приподнятой руке зажат камень. Или что-то похожее – в неверном свете луны точно не разглядеть. Он быстро его бросает – мимо! Ну, учитывая его военные «таланты», удивительно, что он и в первый-то раз попал! Мой оппонент что-то разгневанно рычит – слов попросту не разобрать. Сейчас он и техника прихлопнет, как козявку, – их весовые категории просто несопоставимы.

Но пистолет уже у меня в руке!

Глухо хлопают выстрелы!

И я слышу щелчки рикошетирующих и отлетающих в сторону пуль – на противнике надет бронежилет!

Но толкает его всё же основательно, равновесие мужик потерял.

Однако же броня не прикрывает ног?

Опускаю ствол ниже.

Пах!

И разъярённый вопль сотрясает окрестности – попал!

Ещё выстрел, ещё…

Откатываюсь в сторону – боль в груди заставляет меня закашляться, и прицел сбивается. Пуля с визгом улетает куда-то в темноту, отрикошетировав от стены. Тёмная фигура выпрямляется. Даже так? Ты и ходить, оказывается, ещё можешь? С простреленной-то ногой?

Пах! Пах! Пах!

А с двумя простреленными ногами?

Торопясь выстреливаю в его направлении остаток патронов. Куда там чего попало – неизвестно. Но дистанцию я разорвал. Смена магазина… На том месте, где упал противник, мелькают вспышки – и у меня над головой противно визжат пули. Он жив, вооружён и по-прежнему боеспособен. И всё так же хочет меня убить.

Фигово…

Прибор ночного видения валяется где-то в темноте, «ЗИГ» – аналогично. Гранат больше нет, а рюкзак с взрывчаткой лежит достаточно далеко, чтобы я мог этим воспользоваться. Есть пистолет и три магазина. Никаких преимуществ – я вижу столь же фигово, как и мой противник. Да, он ранен, но и мне прилетело по башке. Да и при попытке вдохнуть в груди резко начинает болеть. Ребро он, что ли, мне сломал?

Щелчок!

А вот у него гранаты ещё есть!

Взрыв ахнул за моей спиной, вокруг посыпалась какая-то фигня, но осколки меня, слава всем богам, не задели. Торопясь, отползаю в сторону.

Хренак!

У него там склад?

Окно!

Стёкол там нет, видать, всё повынесло взрывами. Подтягиваюсь на руках и переваливаюсь через подоконник. Теперь он может хоть грузовик гранат израсходовать – стены тут крепкие, никаким осколкам их не взять.

Здесь не жилое помещение – какой-то офис. Длинный коридор, в который выходит окно, загибается чуть в сторону. Это мне подходит – смогу как-то подобраться к данному злодею. Первая дверь – мимо. Вторая проходим. Третья – тоже мимо, окно может выходить прямо на то самое место, где мы и дрались. А клиент сейчас настороже, любой шорох воспримет как удар колокола. С него станется, пожалуй, и гранату в окно запулить.

Ещё одна дверь.

Заперто, как и следовало ожидать. Достаю нож и попросту прорезаю её насквозь. Современная офисная дверь – пластик на алюминиевой раме. Ножом проткнуть – плёвое дело! Только не шуметь! Так, в комнату я забрался. Теперь к окну! Осторожно, стараясь ступать как можно тише, подбираюсь к подоконнику. Прижимаясь к стене, выглядываю в окно.

А нет тут никого! Видимость не слишком хорошая, но при лунном свете вполне можно рассмотреть пустую улочку. Вот те раз… И где же мой оппонент? Я ведь совершенно точно в него попал, он даже вскрикнул от боли!

Не вижу и Олега, надеюсь, тот успел куда-нибудь заныкаться. А не струсил мужик! С камнем на такого громилу? Однако поступок! Но об этом после. Сейчас есть вопрос поважнее! Куда же мог исчезнуть мой противник? Сбёг? Ну… возможно…

Но что-то мне подсказывает обратное – не тот это мужик! Если мы сейчас разойдёмся, то шансы найти меня в будущем крайне невелики. Совершенно очевидно, что эти гаврики никак не связаны с Митяем, наша встреча – чистая случайность. Бандит, скорее всего, что-то знал об этом месте, вот и постарался убраться отсюда как можно раньше. А я напрасно здесь сидел, ожидая удобного момента. Вот и досиделся! И так и эдак пытаюсь вертеть ситуацию – ничего не получается. Куда, а главное, зачем он ушёл? За помощью? Я бы, наверное, так и поступил. Но это я, а у него, скорее всего, свои резоны есть. Нет, он не за помощью пошёл…

Хруст… Он донёсся из коридора – и меня тотчас же пробил холодный пот! Это стекло у окна, в которое я залезал! Этот деятель идёт по моим пятам! Ещё метров пятнадцать и он увидит изуродованную мной дверь. Входить не станет – шарахнет гранатами.

Ручка оконного запора подалась не сразу, что, наверное, добавило мне седых волос. Перевешиваюсь через подоконник, вытягиваюсь вниз, и пистолет со звоном падает на камни, исчезая где-то в темноте! Баран, надо было его в кобуру убирать! А не за пояс засовывать, как это делают герои боевиков! Нагляделся, идиот, дурацких фильмов… Спрыгиваю – и острая боль заставляет меня присесть. Блин, ребро он мне точно сломал!

Хренак! И из окна над головою со звоном вылетают стёкла. Тут не до поисков оружия, сейчас этот тип заглянет в кабинет, после чего высунется уже на улицу. А следом полетят гранаты. Кое-как, припадая ещё и на неудачно подвёрнутую ногу, двигаюсь в сторону прохода, из которого я и вышел. Есть у меня одна мысль… Взрывов больше не было, но вот выстрелы последовали. И пули противно прожужжали у меня над головой. Поздно, я уже завалился за камни. Взвыли рикошеты – и наступила относительная тишина.

Относительная потому, что я слышал своего оппонента. Вернее – слышал его шаги. Против моего ожидания, двигался он относительно нормально. По-видимому, раны являлись не настолько серьёзными, чтобы существенно ограничить его передвижения. Злодей больше не бросает гранат, наверное, они всё-таки закончились. Но пистолет у него есть, и я только что в этом убедился. Луна внезапно скрылась за тучей, стало намного темнее. Но оппонент не слишком сильно замедлил свои шаги. И его вполне можно понять – он предполагает, где я сижу. Справа проход, но туда ещё надо как-то добежать. Метров пять – не успеть, он выстрелит раньше. Бежать налево – ещё дольше. А по прямой – тридцать метров открытого пространства, небольшая площадка. Наверное, бывшая автостоянка того самого офиса, чью дверь я так безжалостно изуродовал. Бежать на стоянку – верх глупости. Там он меня подстрелит, вообще глазом не моргнув.

Здесь свалена куча каких-то камней, за ними я и прячусь сейчас. И он про это знает – видел, куда я нырнул. Шанс проползти тихо ну в принципе был, но не слишком уж большой. А учитывая прямо-таки звериное чутьё моего противника, заниматься ползанием вообще не вариант. Шаг слышу, как поскрипывает песок у него под подошвами ботинок. Ещё один – теперь он видит почти всё. Пара шагов – и моё убежище будет у него, как на ладони. И он делает шаг. Что-то с хрустом крошится у него под ногой.

Я вскакиваю, точнее – становлюсь на колени. Палец утапливает кнопку… И в ярком луче подствольного фонаря видна массивная фигура моего противника. Да, в моих руках тот самый автомат, подствольный фонарь, которого ослепил мой прибор ночного видения. Но сейчас он в моих руках! За ним-то я и бежал и именно поэтому залёг на столь неудобной позиции.

Оппонент прикрывает лицо рукой, в которой, между прочим, зажат мой собственный пистолет! Он ослеплён, но это вояка опытный и его замешательство не станет слишком продолжительным. Ничего, мне этого времени хватит! Прицеливаюсь. Бах! АК дёргается в моих руках, злодея отбрасывает назад. Нажимаю на спуск, но слышу лишь щелчок. Передёргиваю затвор, снова жму на спусковой крючок и ничего, кроме щелчка не слышу. Что за хрень? Судя по весу, автомат заряжен! Да и не стрелял из него бывший хозяин…

Злодей ворочается, приподнимается. Правая рука у него висит плетью, я удачно попал! Но он ещё жив! В два прыжка сокращаю дистанцию и с размаху луплю оппонента прикладом автомата. Если кто забыл, то даже и без патронов автомат качества оружия не утрачивает! В нём почти четыре кило веса, между прочим! И противник тотчас же это ощущает!

Ещё удар! Он ещё жив, что-то хрипит… Удар! С хрустом обламывается приклад, и я молочу оппонента уже всем подряд. Ещё! По башке его! Всё… Ноги мои подгибаются, и я опускаюсь прямо на землю – там, где стоял. Шорох… Обессиленно поворачиваю голову. Вояка из меня теперь никакой, даже и убежать не смогу. Олег. В руках держит мой пистолет-пулемёт.

– Ты чего не стрелял?

– Я пробовал, нажимал, только ничего не происходит!

– Дай сюда…

Ну, естественно! Патроны кончились, а перевернуть спарку магазинов он не додумался.

– Эх… Смотри!

Перезаряжаю оружие и, заодно, показываю технику, как это надо делать. Подбираю собственный пистолет и на этот раз прячу его в кобуру! Хватит с меня дурацких экспериментов!

– Посмотри тут, оружие подбери, надо и тебе что-нибудь найти. Хватит с пустыми руками ходить…

Он кивает, отсоединяет от автомата подствольный фонарь и куда-то уходит. А я… я пытаюсь прийти в себя. Какого хрена? Чего они к нам вообще прицепились?! Кстати, а кто это вообще? Склоняюсь над телом противника. Медвежья лапа на нарукавном шевроне? Бировцы?[21] Вообще ничего не понимаю, я с ними не ссорился! Чего ради они на нас набросились? Или им похуй, кого мочить? Неприятный сюрприз… А вот бронепластины в разгрузку я теперь вставлю! И пусть будет труднее бегать и прыгать – оно того стоит! Как от этого-то деятеля мои пули отскакивали, а?

Нападавших оказалось трое. Одного, надо полагать, прихлопнуло гранатой, второго просто оглушило и немного попятнало осколками. И уже после я его добил. Кстати, на будущее – будет мне урок! Запасные-то магазины я дозарядил, а про основной забыл! Вот в нём патроны-то и закончились! Лопух!

Нашёлся и прибор ночного видения, ничуть не пострадавший от падения. А из трофейного вооружения пригодным остался только дробовик первого погибшего. Рядом с кучей камней подобрали ручной пулемёт, ранее принадлежавший моему противнику. Кстати, при осмотре выяснилось, почему он его бросил – осколками перебило ленту, и она заклинила при подаче. А подобранный мной автомат не стрелял по совершенно банальной причине – при падении замялся магазин. Вот патроны и застряли. Может быть, действуй я более хладнокровно, достаточно было всего лишь вытащить магазин, встряхнуть и вставить назад. И всё бы заработало. Но не вышло из меня хладнокровного бойца…

С автомата сняли подствольный фонарь, всё остальное было безнадёжно исковеркано. Да и с тела хозяина позаимствовали боеприпасы и нож. Бронежилет здоровяка я напялил на техника, не слушая никаких возражений. Отдал ему дробовик с патронами и заставил тащить ещё и пулемёт. Сам я и свой-то рюкзак еле-еле надел, куда уж мне тяжеловоза изображать! Да ещё и пистолет оппонента перекочевал на пояс к Олегу. Хотя, техник сразу предупредил – этого оружия он вообще не знает! Ничего, привыкнет…

Трофейный вещмешок тоже потащил он, но там особо ничего полезного не имелось. Так, мелочи всякие. А весь наличный запас бинтов я извёл на себя. Уж царапин и ссадин у меня хватало! Да и ребро точно у меня сломано, пришлось бинтовать грудную клетку. Говорят, что это не самое разумное решение, но ничего другого я придумать не смог.

Глава 20

Между прочим, выяснилось, что в здоровяка прилетели не только мои пули, его ещё и осколками гранат слегка попятнало. Олег поднял два пустых шприца – морфин или что-то очень похожее. Поскольку на момент нашего с ним боя других живых противников попросту уже не оставалось, то использовать это добро мог только один человек – пулемётчик. Вот, оказывается, почему этот лось так себя вёл! Он попросту боли не ощущал! Но передвигаться быстро мы уже не могли. Я по причине общей похренелости. А Олег вообще боялся всего на свете и далее трёх шагов от меня не отходил. Не сильно спасло положение и оружие, дробовик техник держал, как палку от метлы. И, похоже, не очень-то себе представлял, что он должен с ним делать в случае необходимости. Произошедшее с ним в последние дни его дико напугало, мужик чуть с катушек не съехал!

Так, с грехом пополам, мы протопали около полутора километров. И где-то неподалёку сейчас должен быть блокпост банды Гавриша. Но вот лезть туда именно сейчас затея не самая разумная. Надеюсь, что Митяй туда уже добрался и «радостную» весть кому надо сообщил. А если нет? Но ведь там же присутствовали эмиссары Фомы, и кто знает, как они себя поведут в подобном случае?

Значит, надо делать привал. Ничего больше не остаётся. Место для привала нашли уже привычным способом – ломанув дверь какого-то офиса. Очередная контора по обуванию лохов, по непонятной причине мнящими себя солью земли. «Всё что хотите за ваши бабки!» – подобный лозунг можно смело вешать над дверью любого подобного заведения. А уж, какую приставку поставят впереди слова «консалтинг», – совершенно всё равно. Помню я некоторых своих знакомых из прошлой жизни. Одни, с придыханием, в такие конторы ломились. Уповая на то, что в скором будущем станут обедать за одним столом с самим Биллом Гейтсом. Другие же, еле сдерживая хохот, ни на что более не отвлекаясь, стригли первых.

Обстановка тут должна быть самой стандартной. Простенькая мебель у рядовых сотрудников, и кожаный диван с баром у «шефа». Точно такого же подставного перца. Шмотки сотрудников меня волновали крайне мало, а вот кабинет «шефа» – очень сейчас пригодился бы! Там есть, где прилечь и даже какая-нибудь закусь вполне ещё может оставаться. Показательно распахнув входную и пару прилегающих дверей, заодно переворачиваем ещё и пару ящиков, разбрасывая по коридору их содержимое. Пусть издали будет видно, что тут ловить больше нечего. «Все украдено до нас!» – топайте себе мимо.

И точно – кожаный диван в комнате отдыха имелся. Был там и бар с неработающим нынче холодильником. Просунув под дверью верёвку, опрокидываем с её помощью шкаф с рекламными проспектами. Теперь дверь в комнату с диваном завалена упавшим шкафом. Крайне сомнительно, чтобы кто-то вдруг стал его отодвигать – нет в этом офисе ничего полезного! Во всех предыдущих комнатах не нашлось же? И тут нечего искать, ворочая упавшую мебель. В любом случае мы это услышим. И соответствующим образом отреагируем – мало никому не будет!

На стол взгромоздился трофейный пулемет – коридор теперь простреливался на всём протяжении. Ленту починили, выбросив оттуда к чертям повреждённое звено. И теперь грозное оружие вполне было способно показать кое-кому пресловутую «мать Кузьмы». В баре нашлась водка, баночное пиво и две бутылки коньяка. А в шкафчике у дивана дожидался своего часа лёгкий закусон – несколько консервных банок, засохший хлеб и две коробки конфет. Хм, шпроты под коньяк, конфетами отлакировать – а ничего так! Олег пьёт водку – почти бутылку в одну харю уговорил! Фиг с ним, ему сейчас это нужно. Мы даже не успели хоть как-то распределить дежурства – сон скосил нас, как косой…

Как ни странно, но ночь прошла вполне спокойно, никто за окном даже не заорал ни разу. Не говоря уж о выстрелах. Проснулся я первым, техник ещё дрых, обхватив руками подушку от дивана. Надо же, как он извернулся-то, я и не предполагал, что человек так может! Пытаюсь встать, тело тотчас же откликается болью. Да, рёбра у меня точно поломаны, возможно, не одно. Чего придумать-то? Бинтовать по-новой? А толку? Лучше всё равно не смогу, пусть уж так остаётся… Шпроты ещё остались, да и коньяк… хм… на донышке? Это кто ж его так, неужто, я? Ну и чего на него смотреть? Потеплело, даже и боль вроде бы отпустила. Заедаю утреннюю порцию конфетами.

Момент! А день сегодня какой? И сколько сейчас время? Блин, а день-то мне зачем? Девять сорок, так, есть мысль! Отодвинуть опрокинутый шкаф удалось со второй попытки. Олег так и не проснулся. Ещё пара минут у меня в запасе есть… Ковыляю в соседнюю комнату, там как раз окно большое есть.

– «Бродяга», на связь!

Тишина, только какие-то шорохи слышны в динамике. Что, рация отсюда не добивает, что ли? Да не может быть, тут расстояния всего ничего. Ага, это если есть, кому отвечать. Вполне же может так быть, что Гавриш уже лежит в канаве с простреленной головой, а выключенная рация валяется где-нибудь в потайном уголке.

– «Бродяга», на связь!

– Тут «Бродяга»! Тут я!

Голос Гавриша, я его узнаю.

– Хищнику ответь. Как обстановка?

– Заебись всё! Порядок у нас.

– Магазин «Всё для авто» знаешь?

Атаман некоторое время молчит, видать, соображает.

– Это на Лесной, что ли?

– Точно. Пришли туда своих человек десять, помощь будет нужна. Валёк есть у тебя такой? Пусть с ними придёт.

– Без базара! Как скоро?

– К часу где-нибудь. Успеют?

– Как штык!

– Случится что – вызывай. От нас человек на связи будет.

– Есть такое дело!

Так… Если сюда притопают парни атамана, то есть шанс пройти оставшееся расстояние относительно целым. Но надо будет всё проверить – и не раз. Разбудить техника удалось далеко не сразу. Всё же мы вчера основательно приняли на грудь. Так что он какое-то время включался в происходящее. Пришлось скормить ему банку шпрот и полкоробки конфет. И тогда он вообще поплыл. Только после доброго глотка водки очухался!

Поясняю ему задачу. И ещё раз. Врубился, слава те… Перетаскиваем пулемёт в угловую комнату, пододвигаем к окну стол. Магазин – как на ладони! Эта жуткая машинка вполне способна подмести всю площадку перед ним. Пусть только кто-нибудь вякнет! Двенадцать часов, мы свои приготовления закончили. Заодно и приговариваем остатки закуси. Не знаю, на кого рассчитывал свои запасы местный босс, но точно не на наш аппетит! А вот бутылку коньяка я пихаю в рюкзак. Ну и фиг с ним, что тяжело! Если всё выгорит, нам его не тащить.

Глава 21

Бандиты появились минут за пятнадцать до указанного времени. Хоть не стадом привалили, и то хлеб! Нет, пришли осторожно, по сторонам посматривая. Особо на открытое место не лезли, и вели себя тихо. Никто не орал, и даже не курил! Осмотрели площадку перед магазином, кто-то внутрь слазил. И распределились вокруг точки, заняв имевшиеся поблизости укрытия. Пока всё вроде бы ровно выглядит. И вокруг никого постороннего не вижу. Хотя кто тут посторонний? Мы теперь все местные…

– Смотри, – говорю я технику. – Если что криво пойдёт – стреляй!

Он с сомнением смотрит на пулемёт. Грозная машина вызывает у него невольное уважение.

– Так это… не попаду же!

– А ты по фонтанчикам пыли ориентируйся, по попаданиям.

Скрепляю две ленты – ту, что имелась в пулемёте изначально, и запасную, извлечённую из рюкзака пулемётчика. Почти двести выстрелов! Тут такой сабантуй можно учинить. Ну, вроде бы всё…

Ещё раз осматриваю засевших на позициях парней Гавриша. Ждут…

– Ладно, я пошёл, – хлопаю по плечу Олега. – Смотри тут!

Пройдя полсотни метров, понимаю, что ни с каким грузом я никуда отсюда не уйду. Всё тело буквально-таки возмущалось каждым движением. Болели рёбра, руки и ноги. Каждый вздох давался тяжело. Да и в голове творилась всякая фигня. Меня заметили, когда до площадки оставалось метров сто, стволы пары автоматов повернулись в мою сторону. Прохожу ещё метров сорок и присаживаюсь на скамейку. Тут рядышком установлена какая-то хреновина, типа клумбы. И у неё бетонное основание, поднимающееся над землёй сантиметров на тридцать. Именно это место я облюбовал в качестве укрытия. Перед ним относительно ровная площадка метров двадцать-двадцать пять. И пулемёт её простреливает навылет, никаких ухоронок у наступающих не будет. А я смогу заныкаться за постаментом и постараться потом куда-нибудь уползти. Хотя и хожу-то с трудом, где уж там ползать!

Призывно машу рукой, приглашая кого-нибудь ко мне подойти. После некоторой заминки от пришедших отделяется фигура и топает в мою сторону. И кто же это там у нас? Валёк! Так, ну, хотя бы тут понятно – это парни от атамана. Ладно, посмотрим, что будет дальше. Бандит подходит ближе и расплывается в улыбке.

– Ты?!

– Не похож?

– Да как-то тебя всего…

– Да, есть малость. Вчера с бировцами сцепились. Всерьёз зарубились, да…

Посланец подходит ближе, присаживается. Одет он по-прежнему, щегольски. Разгруз, трофейная американская штурмовая винтовка, все дела…

– У вас-то как? От Фомы парни ушли?

– Ну с макаровской базы – да, вчера ещё снялись. У нас сидят пока, с бугром трут. Но собирались уходить, я видел, как они манатки собирали.

– Чего так?

– Так Фома же…

– Знаю. И удивлён, что они у вас ещё раньше не смотались.

– Откуда?! – искренне удивляется собеседник.

Похлопываю по висящей на груди радиостанции.

– Вчера всё ещё сообщили. Там такая мясорубка была, говорят. Жаль, сам не участвовал!

Валёк с уважением на меня посматривает.

– Да тебе и так уже прилетело…

– Потому тебя и позвал! Человек со мной. Нужный. Его-то как раз те самые бировцы и вели… Надобно его временно заныкать, так, чтобы никто не ведал про то, где он сидит. Смекаешь?

– Решим вопрос! Гавриш…

– Не говорил ему пока. Сам понимаешь, по радио такое сообщать – так, проще уж сразу с крыши в матюгальник на всю округу прокричать. И то меньше народа в курсе дела будет. Вот ты ему и скажешь. Сам понимаешь – в долгу не останемся.

– О чём базар!

– Тогда, действуем следующим образом. Давай сюда троих, со мной пойдут. Так кое-какой хабар забрать надобно. А опосля уже все вместе топаем к Хохлу. Там разделяемся. Я – к нему, а вы мужика этого прячете. Но так, чтобы кроме тебя никто про него не ведал! Подъезд, где тогда с бугром встречались, помнишь?

– Там ещё черта мелом на стене? А то ж!

– В почтовый ящик квартиры номер два положишь записку. Мол, где вы его оставили и всё такое прочее. Жратвы ему подкиньте, оголодал бедолага. Видать, «медведи» его там разносолами не баловали…

Дальше всё было относительно просто. Подошли парни атамана, вместе с которыми я потопал к нашему логову. Надо отдать должное Олегу, он смекнул, как себя правильно вести. И нас встретил холодный зрачок пулемётного ствола. Да и сам он, в окровавленном и изодранном пулями бронежилете, выглядел достаточно грозно и внушительно.

Впечатлило всех!

Даже меня.

Собираем манатки, подчищая вообще всё, что можно отсюда унести. С чистой совестью сбагриваю свой груз одному из сопровождающих. Дойдя же до основной группы, киваю Вальку.

– Как дойдём до места – пулемёт ваш!

Бандиты явно оживились – подобный расклад всех устраивал. А пока Олег сам тащит тяжеленную железяку, закинув пулемётную ленту на плечо. Зрелище получается очень даже суровым.

* * *

Как мы шли… Не помню. В памяти всё это отображается какими-то обрывками. В какой-то момент останавливаюсь и делаю добрый глоток коньяка. Не скажу, что сильно полегчало, но хотя бы боль немного отступила. А на блоке меня перевязали – у дежуривших там бандюков нашёлся кто-то сведущий в этом деле. Правда, для начала он несколько минут матерно высказывался в адрес того, кто меня так изувечил, и того, кто после перевязывал. Дал какую-то таблетку, после чего боль на некоторое время затихла.

– Лежать тебе надобно! Дён пять, не меньше!

Вот, блин, обрадовал-то! А я, можно подумать, в пляс намылился…

* * *

Как я добрался до дома, не помню. В себя пришёл только утром следующего дня – от жажды. Действие таблетки давно уже закончилось, и под ребром стреляло болью. Кое-как встаю и плетусь в кладовку – там у меня запас всяческих медикаментов. В первую очередь берусь за военные, уж там-то наверняка на все случаи жизни лекарства есть! Морфин… ну его… пока отложим. Помню я, как пулемётчик по двору после него носился. Это с простреленной-то ногой… Нафиг-нафиг! Как-нибудь и без таких жутких штук проживу. Кетанол-дуо. Это я и по прошлому помню – вещь могучая! Для меня, так вообще почти универсальная – даже насморк проходил! Вот, пожалуй, с него пока и начнём.

Ближайшие три дня я отлёживался. Отъедался и спал. И понемногу приходил в себя. Кое-как насобачился делать себе перевязки. Боль тоже понемногу отступала, даже спать удавалось более-менее нормально, не вскрикивая при малейшей попытке повернуться на бок. Всё же вовремя я про радиостанцию вспомнил!

А вот Митяй, кстати говоря, пропал. И к торгашу вовремя не пришёл. Нет больше никаких свидетелей моих похождений – не у кого спрашивать.

* * *

– Откуда узнал? – наморщил лоб Гавриш.

– Да из пацанов кто-то сказал… Мол, ему весточку кинули… Нет, сейчас точно не вспомню! А потом там уже и твои ребята подтвердили. Ну, а как до них дошло – это уж тебе самому лучше знать!

Встреча двух старых знакомых сегодня выглядела не так эффектно, как в прошлые разы. Кабан вообще появился совершенно незаметно, и Гавриш узнал об этом, только когда передовые посты сообщили о визите гостей. Никаких предварительных договорённостей, обсуждения места – ничего. Помощник Фомы пришел прямо в лагерь. Но никаких причин для отказа не имелось, и атаман, распорядившись проводить к нему гостей, сам вышел им навстречу. И тут он удивился ещё раз. Старого бандита сопровождало всего трое охранников! Ничуть не похоже на прошлые встречи – там их было чуть не впятеро больше. Не подавая виду, Гавриш радушно приветствовал гостей и предложил перекусить с дороги.

– Опосля… – качнул головою Кабан.

Поднялись наверх, атаман квартировал на втором этаже, и там гость в лоб спросил: «От кого он узнал о смерти Фомы?»

– Не хочешь говорить? – прищурился гость.

– Ты чё? – «искренне» удивился «гостеприимный» хозяин. – Чтоб мне потом всё общество предъяву кинуло?

– Где щас то общество… – махнул рукою старый бандит, опускаясь в предложенное кресло. – Как волки все друг другу стали…

Атаман уже кое-что слышал и об этом.

После страшной смерти главаря, его, казавшаяся монолитной, банда внезапно перессорилась. Некоторые вожаки помельче не захотели признавать безусловной власти Кабана и заявили о своей независимости. Территория, контролировавшаяся ранее «деповскими», резко ужалась в размерах. А возможности призвать нахалов к порядку силой у нового главаря тоже внезапно уменьшились. Логично, меньше территория – меньше народа. Да и потом… Кабан – не Фома! Старый вор обладал не только авторитетом, но и немалыми возможностями. Он знал много и ни с кем своими секретами особо не делился. И это тоже сыграло свою роль. Не могло не сыграть!

– Хорошо, – кивнул атаман. – А какие тогда ко мне ещё вопросы есть?

Он старался быть вежливым с нежданным гостем. Всё же силы «деповских», даже после всего происшедшего, были, по-прежнему, превосходящими.

– Знать хочу, – сжал губы Кабан. – По всему, похоже, что крыса среди нас есть. И ты не лыбься! Не факт, что и вокруг тебя всё чисто!

Против его ожидания, хозяин комнаты спорить не стал.

– Есть, – кивнул он. – Думаю, что и не одна. И что ты предлагаешь? Молчишь? Так я тебе скажу!

Старый бандит удивлённо посмотрел на собеседника. Такой откровенности он не ожидал!

– То, что кто-то у меня завёлся, я давно уже понял. Вот, скажи, как к нам сюда этот самый гонец от Хищника дважды пробирался? Ты ведь и сам всё видел – у нас тут по уму охрана организована! У меня на то человек умный имеется! Он, кстати сказать, ещё при Кирюхе тут был…

– И что?

– А то! Супротив меня он ничего не копает, я б давно уже с дырой в башке лежал! Стучит исправно – это уж наверняка… Но в дела не лезет и подножку не ставит. Да и хер бы с ним в таком разе! Ты, что думаешь, вас сторонкой обошли? Вот уж хуй… Вы больше к вам и главный интерес!

– И искать его ты не будешь…

– Честно? Жить, знаешь ли, хочу! У меня охрана, не как у Фомы! Что, сильно она ему помогла? – резко ответствовал молодой собеседник.

Вскочил, прошёлся по комнате и, успокоившись, опустился на своё место.

– Не мешает он мне. И почти ничего не просит. Так… по мелочи иногда.

– Угу! – кивнул Кабан. – А вот подгоны царские делает! Одна только макаровская точка чего стоит! Не думаешь, что когда-то за это платить придётся? Не мне – ему, этому твоему Хищнику!

– Думал, – согласился Гавриш. – И что? У тебя конкретный базар есть?

– Нет, – вздохнул гость. – Пока нет. А вот вопросец имеется.

– Валяй!

– Это твой… как его… Вихор – он сейчас где?

– Тут где-то. У него в наших краях берлога есть. Отлёживается, видать, его попятнали сильно.

Кабан заинтересованно приподнял бровь.

– И когда же?

– А как Фому завалили – через день. Они с бировцами конкретно зарубились – тут рядом.

– Точно, через день?

Гавриш хмыкнул.

– Ты на него, часом, не грешишь? Так пустое это, я на месте той зарубы сам был. И мертвяков самолично трогал. Его там так отделали – еле ноги волочил! Думаю, что если бы не второй, так там бы он и остался.

– А кто второй?

Атаман восхищённо прицокнул языком.

– Там вообще крутой дядя был! Броник весь пулями в хлам порванный, под ним места живого быть не должно! А пулемёт не бросил! Дробовик, рюкзак – вол какой-то, а не человек! Мужик мрачный, морда заросшая, только исподлобья и зыркает! Хоть бы слово какое сказал! Не… это не Денис… тот малохольный какой-то.

Атаман тактично умолчал о том, что оставив на блокпосту пулемёт, этот человек бесследно куда-то исчез. Не все сведения стоит сообщать своему собеседнику – кем бы он ни был!

– И куда же он делся?

– А куда Вихор исчезает? Туда же, надо полагать…

– Проследить не пробовали?

– Пробовали. Одного парня так и похоронили. Пришлось всем соврать, что он случайно где-то оступился. Не туда ногу поставил, вот и… – атаман только руками развёл. – Знаешь, я на тот свет пока не спешу…

Кабан промолчал. Протянул руку, взял со стола бутылку и налил себе водки. Атаман сделал то же самое. Не чокаясь, оба опрокинули по стакану и захрустели закуской.

– Дальше-то как будешь рулить? – поинтересовался Гавриш.

– Думаю… Фома за собою столько всего потянул…

– Если что – цинкани[22], поможем.

– Замётано.

Главное было сказано – главари договорились. Никакой войны. Требования покойного Фомы по молчаливому уговору более не вспоминались. Эта страница отношений перевёрнута.

– Вот что… Ты найди мне этого Дениса. Поговорить хочу.

– Вечером попробую кинуть весточку, как ответит, договорюсь о встрече, – кивнул атаман. – Он обычно где-то рядом всегда ошивается. Но, бывает, что иногда и пропадает ненадолго. Подождёшь?

– Ну, пара дней у меня есть.

Глава 22

А сегодня я наконец выполз. Именно что выполз – выходом это трудно назвать. Синяки с морды более-менее сошли, и даже боль в рёбрах немного отступила. Но нет худа без добра – всё это время я провёл у компа, разбираясь в громадном ворохе информации. И полученный результат меня более чем устраивал! Надо искать Олега, сейчас он будет мне очень нужен!

Одеваюсь с максимальной серьёзностью. В разгрузку вставлены бронепластины, пополнен боезапас и вычищено оружие. Я должен выглядеть! А как себя буду при этом ощущать – дело двадцать второе. Выбравшись наружу, осторожно проверяю свои ловушки. Полученная от Корнея наука использована в максимально возможной степени. И, кстати говоря, одна растяжка таки сработала! Кто уж там гробанулся – бог весть, но кровянки на месте подрыва осталось изрядно. Я не стал особо мудрствовать: отрезок водопроводной трубы, две стограммовые тротиловые шашки, самый простенький взрыватель – вот вам и мина! Ближним прилетит – мама, не горюй! Тут главное не хитровыделанный боеприпас, а способ подрыва. А уж в этом деле Корней поднаторел! Ну и я кой-чего от него перенял.

Результат вижу своими глазами. Кому-то тут капитально прилетело. Ума у его товарищей хватило – дальше не пошли. И правильно, там ещё кой-чего стоит. Надо, кстати, будет и здесь опять мину воткнуть, но на этот раз, уже с другим способом подрыва. Делаю в уме зарубку и топаю дальше, обходя собственные «сюрпризы». Маловато их тут. Ничего, от «юсеков» посылочка, надо думать, уже к Хохлу пришла, там некоторые полезности должны быть. Вот здесь их и применим. Нечего тут вообще никому ходить! Друзей у меня поблизости нет, а врагов не жалко.

Поблизости… да их, пожалуй, что и во всём городе не имеется! Какие были – тех ещё в начале бардака повыбили, а новых так и не появилось. Подельники – эти есть! Так они и продадут при первой же возможности. Записка от Валька оказалась в условленном месте. Молодец, пацан! Смекнул с кем лучше дружить! Надо будет подкрепить его в столь праведных мыслях!

Топаю на адрес, по привычке хоронясь от любых звуков и избегая открытых мест. Быстро, однако, подобные привычки появляются… И где сейчас мирный сисадмин? Там – в прошлом. А тот, кем я сейчас стал, на него совсем уже не похож. Мне теперь пистолет стал привычнее клавиатуры. Хищник не хищник, а какой-то злобный дикий зверь из меня уже получается. Вот и нужный дом. Залегаю в кустах и около получаса присматриваюсь и прислушиваюсь. Но никаких признаков засады пока не наблюдаю. Ладно, попробуем.

Не рискнём – хватит с меня уже всякого риска. Медленно, не торопясь, каждую щелочку проверяя, и только так! Не зазорно будет и отступить – жизнь у меня одна! Тихонько поднимаюсь на третий этаж – вот она, нужная дверь. Но прохожу мимо, надо тщательно всё и наверху осмотреть. Всякие, знаете ли, могут быть фокусы… Четвёртый и пятый этажи оказались безлюдными. Три квартиры стояли с распахнутыми дверями, до прочих же пока не добрались. Наверное, помешали металлические двери. Что ж, и на этот случай я уже кой-чего придумал!

Достаю из разгрузки металлическую деталь, напоминающую обычный уголок. Металлическая зазубренная пластинка согнута под углом градусов в десять. И такую вот «загогулину» осторожно запихиваю под нижний край двери. Щели тут есть – «загогулина» входит, хоть не без труда. А вот теперь следующая операция. К одной из пластинок припаяна обыкновенная гайка. В неё-то я и вворачиваю самый тривиальный болт. Ввинчиваясь, он потихоньку раздвигает в стороны края изделия. Зазубрины впиваются в пол и в край двери.

И в итоге дверь надёжно заклинивается. Нет, выбить-то её изнутри можно! Но тихо уже не открыть! Да и выбить получится тоже не сразу и не так-то легко. В любом случае, у меня будет время приготовиться. Потратив полчаса на заклинивание дверей, возвращаюсь на площадку третьего этажа. Теперь можно и нужную квартиру навестить.

Дверь, как я и ожидал, оказалась заперта. Что ж, прижимаясь к дверному косяку справа и осторожно стучу по двери. Раз. Пауза. Раз – три – раз. Почему, кстати, справа? А это мне уже Степаныч посоветовал.


– У тебя какая задача стоит? Ты мент или кто? Что, кто-то приказал этого конкретного деятеля именно живым взять? А он тебе такой нужен? В смысле – ценой собственной головы, я имею в виду?

– Нет. Но ведь так удобнее!

– Удобнее – что? Видеть, кто там дверь приоткрыл, да?

– Ну да. И что там за дверью, тоже видно лучше, – не понимаю пока возмущения инструктора.

– Угу. И всё-то мы самые умные… А за дверью, надо думать, полные дебилы собрались? Они, что, тоже элементарных вещей не понимают?

Блин!

А ведь и верно!

– То есть они тоже в первую очередь в эту сторону посмотрят, так что ли?

– Ну, наконец-то! – усмехается стрелок. – В эту, в какую же ещё! А если человек умный, так ещё и на прицел это место возьмёт. Может, чисто превентивно, сразу туда десяточек пуль засадить. Или гранату подкатит… Разные, знаешь ли, варианты случаются!

Он откровенно меня третирует! Но за дело.

– Встань с другой стороны. Человек, что за дверью стоит, инстинктивно именно со стороны входа опасность ожидает. Не страшен ему тот, кто за дверью находится, не ощущает он опасности от него. Не вижу – значит, не боюсь! Шаблон, мать его. Сколько народа уже из-за этого раньше времени закопали!

Представляю себя на месте такого квартирного сидельца. Постучали или позвонили, иду открывать. Беру на прицел образующийся проход…

– То есть я могу и через дверь стрелять?

– Ну, это же не банк! Сейфовых дверей у нас в квартирах пока не ставят или очень уж редко. Так что даже пистолет обычную входную дверь пробьёт без особых затруднений. Ну и вообще… всякие бывают варианты.

И именно поэтому, услышав за дверью движение, подкатом отправляю в сторону лестницы обыкновенную округлую деревяшку. Круглой не нашлось, пришлось наскоро обстругать ножом. Скатывается она по ступенькам и глухо при этом постукивает. Не позвякивает, как, например, консервная банка, а именно негромко постукивает. Непонятный звук. Складывается впечатление, что вниз по лестнице чего-то тащат.

Вот что может подумать тот, кто за дверь стоит? Стук условный. Значит, вроде бы свой пришёл. Но не дождался и потопал вниз по лестнице. Любопытство, как известно, сгубило кошку. Истина старая, но не все вовремя её вспоминают.

Почти бесшумно открывается замок (ну, тут всё же техник в квартире обитает!), и из-за двери высовывается всклокоченная голова. Волосы тёмно-русые, грязные – Олег! Он смотрит вниз, на лестничную площадку, держа наготове дробовик. А назад глянуть – не?

– Не пальни с перепугу! – шепчу я ему почти на ухо. А руку, на всякий случай, протягиваю вперёд, чтобы успеть заблокировать ствол.

Он как-то сразу обмякает.

– Ты?

– Нет, испанский посол! Ну, скажи на милость, кого ты тут ещё ожидал? Один?

– Да. Валёк вечером прийти обещал, хавчик принесёт.

– Давай-ка, мы внутрь заползём. Неча тут на лестнице торчать!

Внутри оказалось относительно чисто, даже дверцы многочисленных шкафов были закрыты, и ничего нигде не валялось. А прямо перед дверью возвышался диван, с наваленными на него старыми покрышками – своеобразная баррикада на случай вторжения посторонних. Так что пришлось протискиваться мимо него боком. Олег обитал в дальней комнате, с выходом на балкон. На узком диванчике лежало аккуратно свёрнутое одеяло, а на полу рядом стояло несколько пластиковых бутылок с водой.

– Как ты тут? – присаживаюсь на стул слева от двери.

– Ну… живу потихоньку.

– С едой как обстоит?

– Не ресторан… – он немногословен, по-видимому, его прошлая разговорчивость была вызвана сильным стрессом. Страх у него теперь, наверное, прошёл, но дробовик техник держит всё время в пределах досягаемости.

– Ну, эту проблему я тебе решу. Да и жильё пора менять.

Он слегка оживляется.

– Это да, пора! Но куда идти-то?

– А вот тут у меня к тебе конкретный разговор будет!

В моих руках появляется пресловутая флешка на цепочке.

– Видел такую раньше?

Техник поднимает руку, берёт флешку и внимательно её рассматривает.

– Видел и не раз. Такие штучки обычно есть у старших групп. Их они вместе с жетонами носят – тоже на цепочке. Но эта какая-то навороченная, со сканером отпечатка пальцев…

Он на какое-то время задумывается, потом энергично кивает.

– Да! Такую тоже видел – мельком. Тогда просто не было возможности её подробнее рассмотреть. Один раз всего было.

Олег вопросительно на меня смотрит. Ему не совсем понятен мой вопрос. Тут надо думать о том, как лишний день прожить, а я с какими-то глупыми вопросами лезу.

– Тут вот какая штука… Есть у меня инфа, что эта фиговина отключает пулемётные турели. Не все, а только какие-то конкретные. И работает в паре с твоей карточкой. Вот только как понять, какая именно флешка к какой карточке прилагается?

И вот тут в его глазах появился неслабый интерес!

* * *

Заглянув к себе в подвал, притаскиваю ему один из многочисленных ноутбуков – с полностью заряженным аккумулятором и сменным блоком внешнего питания. Часа на четыре работы ему хватит. На ноут скопирована кое-какая информация, которая теоретически может иметь отношение к исследуемому сейчас вопросу. Заодно закидываю в рюкзак ещё и некоторое количество продовольствия, когда там ещё Валёк придёт… Взял бы и больше, но хреновый сейчас из меня носильщик.

Моего появления техник ждёт с явным нетерпением – теперь он занимается привычным делом, и в жизни опять появилась какая-то цель! Так проще, знакомая работа позволяет на некоторое время позабыть о происходящем вокруг. А ему сейчас это очень нужно! Так что некоторое время у нас проходит во вполне профессиональном обсуждении, причём техник проявляет недюжинную смекалку! Ладно, темнеет уже, пора и в путь. А то я имею нехилый шанс гробануться на своих собственных «сюрпризах». Но Олег явно не хочет меня отпускать! Он в кои-то веки обрёл вполне адекватного собеседника и спешит излить мне свою душу. Наконец, прерываю его на полуслове и выразительно киваю в сторону зашторенного окна – мол, скоро уже совсем темно станет, а мне ещё топать и топать!

Как в воду глядел – до своего подвала добрался уже почти в темноте. По вполне понятным причинам, фонарь включать не рискую, оттого и ползу еле-еле, чуть ли не обнюхивая каждый метр дороги. Ф-ф-у-у… Не раздеваясь, только отбросив оружие и рюкзак, валюсь на кровать. Перевязка, доза лекарств и спать! Даже есть не хочу.

* * *

Поутру на связь вышел Гавриш. И намекнул, что со мной хочет поговорить один недавний знакомец. Это кто ж такой-то?

– Ну… ты там ему тогда подарок один сделал.

Ага! Кабан, стало быть? Нарисовался, лёгок на помине!

– Он именно с тобою поговорить хочет.

– Как в прошлый раз? Не интересно. В такой обстановке больше разговора не будет. Так и передай. Он и сам не дурак – поймёт.

Пауза.

– Ну… только ты и он – отвечаю!

– Подписываешься?

– Зуб даю!

– Я не стоматолог – мне ничьи зубы и в хрен не упёрлись. Ладно, шефу сообщу. Через час на этой же волне жду. Отбой!

То есть Кабан встречи запросил… Хорошо это или плохо? Судя по тому, что он согласен на разговор тет-а-тет – явной предъявы за смерть Фомы не будет. Но ему-то данный разговор зачем? Из расположения Гавриша все незваные гости ушли – это тот же Валёк технику проболтался. То есть воевать заместитель покойного бандитского главаря пока не собирается. Не факт! Если он твёрдо уверен в моей вине, так никакая война ему и нафиг не впёрлась. Шарахнут издали… да, хоть того же Грузного и наймут! Ему вообще пофиг кого мочить. Могли бы и Митяя, но, скорее всего, он на контакт с Кабаном не пойдёт. Впрочем, тут сейчас кого-нибудь под такое подпрячь – как два пальца обоссать! Только плати… Час пролетел быстро, я даже всех вариантов прикинуть не успел. Глянув на часы, включаю радиостанцию.

– «Бродяга» – на связь!

Атаман откликается тотчас же.

– Скажи гостю, пусть топает к Хохлу. Там и побазарим.

– Понятно, передам.

– Буду там к двум часам.

– Добро.

– Отбой!

По пути заглядываю к Олегу, тащу ему ещё один заряженный блок внешнего питания. Подобного добра у меня теперь хватает – на макаровских складах такими вещами забита целая комната. Новенькие, в упаковке – бери и пользуйся! Вот я и взял. Соорудил простенький контроллер управления зарядкой и поставил всё эти штучки в одном из помещений своего логова. Техник встретил меня радостно! Судя по нетронутым упаковкам с едой, он к ней даже не притрагивался. Пытаюсь вычленить из его сбивчивой речи основной посыл – удаётся с трудом.

– Смотри! – суёт он мне под нос исписанную быстрым почерком тетрадь. – Эх, аккумулятор не вовремя сел!

Пытаюсь разобрать его записи, но вспомнив, достаю из рюкзака блок питания. Олег тотчас же у меня его выхватывает и убегает к ноуту.

– Вот! – тычет он пальцем в экран. – Смотри!

Идея его оказалась достаточно простой. Взяв за точку отсчёта номер на карточке, он предположил, что все подобные устройства, так или иначе связанные с конкретным объектом, должны иметь некий единый код-идентификатор. На диске имелись записи, сделанные ещё Мишкой Дроновым. Был там и взломанный файл-ключ. Олег попросту скопировал первую часть номера собственной карточки и постарался найти похожую запись в указанном файле.

– Строка четырнадцать! Видишь?

И верно – те самые цифры.

– А вот что там дальше, ещё копать надобно.

Киваю ему на блок питания, мол, кто ж не даёт-то?

– Попробую тебе эту проблему решить… Только про еду-то! Не забывай!

Топая по улице к торгашу, мысленно восхищаюсь техником. Ну, надо же – голова! А всего-то и нужно было – сопоставить карточку и флеш-ключ! Правда, до визита к Фоме, я подобных карточек доступа не то, что в руках не держал, даже не слышал про них ничего! И поэтому мог искать хоть до посинения. Да и то сказать, до этого простого шага надо было ещё как-то додуматься! А вот и знакомая дверь – мне дружески улыбается Кувалда.

– Я смотрю, тебе досталось! Ты хоть когда-нибудь без синяков пробовал обходиться?

– Да что-то не получается пока.

Оружие у меня оставить не требуют, но «ЗИГ» всё-таки кладу рядом с охранником. Не стоит всё же настолько явно борзеть, хватит с меня и пистолета. Кстати, в ящике замечаю «ТТ» и небольшой револьвер. А поскольку никаких посетителей, кроме сидящего за столом Кабана, тут больше нет. Интересно выходит! Павел показательно его разоружил? А меня не стал… Сильно сомневаюсь, что он это сделал по своей инициативе! Уж Хохол бы не преминул ему указать на бестактность. Всё же заместитель Фомы фигура весьма серьёзная по местным меркам! Однако! И как же это понимать? Бандит явно заметил пистолет у меня на бедре и выводы уж точно сделал. Дружески здороваюсь с торгашом и вежливо киваю Кабану. Мол, здрасьте, давно не виделись.

– Я вас оставлю ненадолго, лады? – приподнимается со стула Огрызко. – Дела, знаете ли…

Умный дядька! Он фактически превращает свой магазинчик в эдакую нейтральную территорию. Место, где могут без опаски поговорить даже самые непримиримые противники. Сильный ход!

– Помяло тебя? – как бы, между прочим, интересуется собеседник.

– Да… с бировцами зарубились, – нехотя отвечаю я. – Два дня они за нами шли. Да день мы отсиживались, думали – мимо пройдут. Не прошли…

Всё верно, врать не стоит. Уж Гавриш-то точно место боя осмотрел. Думаю, что и не он один. И место нашей ухоронки наверняка уже нашли. Остатки продуктов, пустые банки. Понятно, что здесь народ не получасовой перекус устраивал. А вот тут срабатывает уже стереотип человеческого восприятия! Бой с бировцами был. И трупы наверняка до сих пор лежат. Исковерканное оружие, стреляные гильзы – всего полно! Место стоянки – вот оно. Стало быть, и информация о том, что мы двое суток от них уходили тоже воспринимается как вполне достоверная. И не было меня около дома Фомы, ищите других! Похоже, что Кабан это уже понял, но попыток докопаться до истины всё же не оставляет.

– Помнишь?

И передо мной появляется хорошо знакомый патрон.

– Естественно, я же его сам тебе и подарил.

– А эти?

И он высыпает на стол пригоршню смятых пуль с такой же характерной окраской.

– Ну, вот конкретно этих я тебе не оставлял. Впрочем, ничего не могу сказать за других. Не один же я такими боеприпасами пользуюсь.

– А кто ещё?

– Вообще-то, у «юсеков» такие патрончики попадаются. Не у всех! А только у некоторых, скажем так, сильно специальных товарищей. И работают данные деятели исключительно бесшумным оружием. Не знал?

А вот это для него новость! Бандит аж в лице изменился! Похоже, что он уже окончательно пришёл к выводу о том, что Фому завалили по приказу Хищника. И тут, вдруг – нате вам!

– Не веришь? – поворачиваюсь в сторону торгаша и делаю ему знак подойти к нам. Огрызко вопросительно приподнимает бровь.

– Что такое?

– Не подскажешь, вот такие патроны кто у нас продаёт? – демонстрирую ему стоящий на столе боеприпас.

– Штука редкая… И бывает не часто. Это к забугорникам надо стучаться. Там иногда подобные патрончики попадаются. Но не часто! И стоят хорошо. Опять же и не каждому ещё продадут.

– Благодарствую! – совершенно искренне отвечаю я.

Хохол кивает и возвращается на своё место.

– Хм… – озадаченно трёт подбородок собеседник. – Ну, а у вас они откуда?

– Слушай, я снабжением не заведую. Что дадут – тем и работаем. Ещё что-нибудь есть?

Бандит прищуривается.

– Есть. Короче предлагаю пока нейтралитет. Ваш кодлан к нам не лезет, ну и мы вас не трогаем. Замётано?

– Ну, я тут не главный босс. Доложу. А там – как шеф решит. Лично мне так никакая война и в хрен не надобна. Другие дела имеются. Всё?

Кабан колеблется.

– Нет, у меня имеется конкретное предложение, но уже не к твоему шефу. Лично к тебе.

Вопросительно наклоняю голову.

– Тут у меня образовался один клиент… неудобный. И дюже непонятливый. Я, конечно, и сам его придавить могу, но не вовремя это сейчас. И шефа твоего не хочу беспокоить – не та проблема.

– Что надо сделать?

– Приструнить его. Но не наглушняк, а так, чтобы помощи запросил. Бежать за поддержкой ему некуда, он с соседями не дружит. Так что путь будет только один.

– К тебе?

– Просекаешь фишку! Так что, берёшься?

– Расклад дай – посмотрим. Может, он в яме какой зарылся, так я ж ни разу не рудокоп!

– Смекаешь! – усмехается Кабан. – Ладно, придёт от меня человечек, и подарок принесёт. Ты его повнимательнее рассмотри, открой… Там всё и будет.

Бандит встаёт со стула.

– Хохол!

Торгаш не торопясь, подходит к нам.

– Спасибо тебе сказать хочу, – наклоняет голову бандит. – За кров, за ласку… Хорошо ты тут устроился, а?

– Не жалуюсь, – степенно отвечает тот.

– Вот и я смотрю – везде-то у тебя друзья! Новые. А старых нехорошо забывать!

Огрызко настораживается.

– Ты, чего это, а, Кабан?

– Да так… Соблазнов тут у тебя много. Торговать-то – оно ведь не только хавчиком и барахлом можно, так ведь?

– Ну… – не понимает Огрызко.

– Вот… Вполне ведь и так может быть, что соблазн иногда появляется. Что-то о старых друзьях поведать – за денежку малую. Или немалую. Всегда ведь кто-то есть, кто больше других знать хочет, я прав? Только ведь жадность – она не только к бедности привести может. Иногда так и к могиле. Вот ты и подумай… Про такую штуку, как гранатомёт, приходилось ведь слышать, да?

Хохол кивает.

– А ты в курсе, что никакая дверь и даже две ему не помеха? Если нет, так я тебе это авторитетно гарантирую!

Бандит подходит к двери, забирает из ящика своё оружие и, не заряжая его, прячет по карманам.

– Правил твоих я нарушать не стану – нехороший это пример для всех прочих. Только ведь твои правила, они внутри. А мои – повсюду! Поговорку про кошкино любопытство слышал? Помни…

И за ним захлопывается дверь.

Не, ну каков мужик-то! Умница! Мысленно ставлю ему пятерку. Уж и не знаю, с какими-такими мыслями он на эту встречу шёл и как рассчитывал меня нагнуть, но перестроился прямо по ходу разговора. И один хуй, какую-то выгоду для себя он из него всё же извлёк. А как ловко Хохла пуганул? Заодно и мне прозрачный намёк сделал аккуратно так. Не то, чтобы я как-то по-особенному торгаша этого любил, но мне он нужен. Так что надо его как-то поддержать…

Огрызко вздыхает и кивает мне на стол.

– По сто грамм?

Ста граммами, естественно, не закончилось… Но по мере сил я его всё же успокоил.

– Не знаю я, насколько крутым и сильным был Фома, не общался я с ним. Но и ему, однако же, кирпич прилетел! А Кабан… Ну умный мужик, признаю. Но пока он и в своём-то доме порядок навести не может! Да так, что приходится об этом других просить!

Все дальнейшие разговоры на эту темя тактично увожу в сторону. Мол, я тебе всё сказал, а дальше додумывай сам!

Попутно, кстати, задаю вопрос о солнечной зарядке. Сомневаюсь, что такой инвертор, какой у меня стоит, здесь есть. И, как выяснилось, правильно сомневаюсь.

– Нет, такой штуки у меня нет. Обычный зарядник, чтобы фонарики и компы подзаряжать, таких есть пару штук. А чего-то более серьёзного… Нет, поискать-то могу!

– Не надо! – машу рукой. – Эти давай, мне как раз фонари и надобно зарядить!

Ну, скажите на милость, зачем мужику подкидывать лишнюю почву для раздумий? Мол, какой-такой комп я собрался использовать и зачем? А фонарь – это понятно. И никаких дальнейших вопросов не вызывает.

* * *

Дотащив полученное добро до Олега и проковырявшись с его установкой пару часов, там и отрубаюсь. Идти домой уже поздно, да и выпитый коньяк даёт себя знать. Проснувшись поутру, некоторое время озираюсь по сторонам – где это я? И только увидев голову техника, склонившегося над ноутбуком, успокаиваюсь. Однако же и пожрать чего-то нужно!

– Ты завтракал?

– Чего?

Понятно… мужик в творческом процессе. Как я его понимаю! Сам бы с удовольствием рядом присел! Ладно, поработаем поваром – ноут у нас тут всего один! Грею воду и развожу парочку немецких супчиков. Олег проглатывает, почти не чувствуя вкуса. Думаю, что и бульон из резаных покрышек он съел бы с таким же энтузиазмом.

– Ну, как успехи?

Не сказать, что бы он достиг чего-то прорывного. Но наличие единой системы организации допуска теперь уже вполне очевидно. Все склады и прочие интересные объекты ранее в таковую были включены. Разумеется, там тоже присутствовали разные уровни доступа, и рядовой пользователь видел только свой маленький кусочек. Но некоторые, присущие всем закономерности, техник всё же раскопал.

– Была бы у нас флешка! – восклицает он. – Смогли бы войти на мой склад!

– А номер, который должен будет вбит в строку, ты уже вычислил?

– Да это вообще просто! Проблем две. Нет, даже три! Нужна собственно флешка – флеш-ключ. Оборудование и программа для записи. И мастер-ключ для подтверждения полномочий, без него процесс записи не будет финализирован. И система защиты его не прочтёт.

А что будет дальше – понятно без слов!

– А как узнать, что система прочла и приняла ключ?

Вот этого он пока не знает…

А вот тут уже надо будет поломать голову и мне. Засесть за Мишкин комп и тщательно прошерстить всё, что там понаписано. Да и найденные у Макара записи тоже есть смысл перечитать ещё раз. Вполне возможно, что я что-то мог и зевнуть или попросту не обратить внимания.

* * *

День второй. Постоянно шастаю туда-сюда. Но, ни на секунду не перестаю внимательно посматривать по сторонам. Мало ли… Ещё Степаныч мне не раз говорил, что самые большие неприятности ожидают всегда там, где ты расслабился. Поэтому даже сейчас стараюсь не ходить дважды по одному и тому же маршруту. Никому тут нельзя верить.

И вот результат. Сижу перед ноутом. На столе передо мной лежит пустая флешка, вставленная в устройство записи. На компе уже сгенерирован файл ключа. Остаётся нажать на кнопку. Но я медлю. Даже и не знаю, почему. А если Дронов ошибся? Ведь я не настолько компетентен, чтобы проверить правильность его расчетов. Олег тем более. Он узкий специалист. Да, неплохой, как оказалось, аналитик. Но не мастер по взламыванию чужих программ.

Всего-то и делов – ткнуть мышкой, далее программа всё сделает сама. Но от этого нажатия зависит то, включатся ли пулемётные турели объекта. Впрочем, я уже могу про это и не узнать. И всё – конец Хищнику. И я тяну… Уже оговорено время выхода, Олег готов. Упакованы рюкзаки и проверено оружие. Дело за малым – записать ключ.

«Ну? – ехидно вопрошает меня внутренний голос. – Чего тянем? Есть сомнения в собственном труде? Тогда вперёд, сиди в своём подвале и дальше! Ползай на брюхе по окрестностям и подстреливай из засад зазевавшихся лопухов. И спи, поминутно ожидая броска гранаты в окно. Ты ведь уже к этому привык?»

Щелчок мышки – моргнул светодиод на устройстве записи.

«Операция завершена. Сохранить файл для следующей записи?» – всплывает сообщение на экране ноутбука.

«Сохранить».

«Хотите записать ещё один ключ?»

«Нет».

На моей ладони лежит изделие из металла и пластика. Оно может сохранить чью-то жизнь, а может и оборвать. Накидываю цепочку на шею. Всё, пора в путь.

Глава 23

– Вот он… – техник выглядывает из-за угла.

Приземистое одноэтажное сооружение. Оно умело вписано в складки местности, а со всех сторон его окружают какие-то домики, сарайчики и заборчики. Так, что рассмотреть его можно всего с двух точек, да и то, подойдя достаточно близко. Разглядываю в бинокль бетонные стены. Не дот, разумеется, хотя и сильно на него смахивает.

«Насосная станция № 18 Тарковского горкомунхоза» – гласит надпись на щите у поворота к сооружению.

И, между прочим, я склонен в это поверить – уж больно мирный вид у всего этого сооружения. Впечатление смазывает только останки человеческих тел. Со своего места я вижу двоих. Точнее не сами тела, а то, что от них пока ещё уцелело. Надо полагать, постарались вездесущие собачки – их тут много бегает по улицам.

Кстати!

А ведь по ним пулемёт не бьёт!

Почему?

– Скорее всего, – почесав в затылке, отвечает техник, – там так настроены датчики. Они запрограммированы на превышение определённой массы. Во многих системах охранной сигнализации так устроено, а то они на каждую кошку реагировали бы.

Объяснение. И вполне логичное.

– На какой дистанции начинают работать пулемёты?

– Ребята успели отойти метров на десять.

Понятно значит, «мертвая» зона начинается примерно с этой дистанции. А где заканчивается зона охраны? Олег показывает мне на крышу одного из домиков – оттуда свисает трос. По его словам, бандиты Фомы пробовали набросить его на провода, чтобы подтянуть их пониже и перебраться по ним на крышу сооружения. Набросили, подтянули и один из них попробовал туда залезть.

– Вон там по нему открыли огонь, – тычет рукою техник. – Он сорвался и упал. Его хотели подобрать… ну, в общем, там все и полегли.

Полста метров от стены. Впрочем, пули, разумеется, летят и дальше. В принципе, если прокопать тоннель под землёй, то можно подойти почти вплотную и к самим стенам. Но кто знает, не придумали ли чего-нибудь и на этот случай? Про сейсмодатчики я ещё в армии слыхивал. Да и Корней много чего на эту тему рассказывал.

Опять же ближайшие подступы к сооружению тоже забетонированы, и кто знает какой толщины там бетон? А отбойного молотка у меня нет! Да и компрессора не имеется, равно, как и топлива для него. Опять берусь за бинокль и шарю по стенам, где амбразуры? Там во множестве виднеются всяческие металлические лючки и заслонки, но под какими из них скрываются пулемёты?

К сожалению, Олег тут ничем помочь мне не может. Ему вообще не по себе – все прежние страхи враз вернулись, мужика колотит крупная дрожь.

– Карточку куда вставлять?

– Справа от входа есть коробка… там устройство считывания. Надо приоткрыть крышку и приложить карточку – дверь отойдёт в сторону.

Всё, больше от него никакой помощи ожидать не стоит. Он вообще готов прямо сейчас убежать, куда глаза глядят. На мне трофейный бронежилет – запихиваю в него дополнительные пластины из своей разгрузки. Надеюсь, не каждая пуля сможет пробить такую защиту. Правда, бегать с таким весом крайне затруднительно.

Блин!

А флешку-то куда вставлять? Должен быть какой-то порт, не по радио же система считывает код? Ещё раз рассматриваю флеш-ключ. Гнездо для записи прикрывается пластиковой заглушкой. Логично было бы предположить наличие какого-то кабеля и на подступах к зданию. Причём система наверняка должна иметь и «защиту от дурака» на тот случай, если произошёл какой-то сбой, и ключ записан неверно. Сильно сомневаюсь в том, что сигналом об ошибке служит пулемётная очередь – наверняка предусмотрено какое-то иное оповещение.

– Как открывается вот тот шлагбаум?

У стены сооружения расположена небольшая стоянка, не миновав её, невозможно подойти к входу. Въезд туда преграждён автоматическим шлагбаумом.

– Не знаю, мы всегда выходили из фургона уже на стоянке.

Допустим, что его открывают с поста охраны – и тогда они должны знать все номера машин, которым разрешён въезд. Логично? Да. Но ведь кто-то же может и пешком прийти? В сложившейся обстановке раскатывать по городу на машине? До первой засады, ага…

Нет, не вариант. Но и исключить этот вариант полностью тоже не могу. Насколько я помню, «юсеки» всегда и везде старались передвигаться автотранспортом, наверняка они это и здесь предусмотрели.

А раз так… Да вот и считыватель – точно такой же, как на стандартной платной стоянке у какого-нибудь супермаркета. Значит, на этой дистанции пулемёты ещё не должны открывать огонь. Сильно сомневаюсь, что подобное устройство располагается где-то вне поля зрения видеокамер охраны. Визуальный контроль точно должен присутствовать, мало ли кто к шлагбауму подрулит? Ну, сидеть и рассуждать тут ещё долго можно, делать-то чего?

– Жди меня тут, – убираю бинокль. – Если что топай назад и договаривайся через Валька с атаманом. Мол, техник я и всё такое…

Олег судорожно сглатывает, ему явно похренело. Ну ничем сейчас помочь не могу!

Шаг второй. Тяжелый бронник давит на плечи. Автомат… ну, за спину его. Тут пока стрелять не в кого. Не затевать же, в самом деле, перестрелку с бездушным механизмом? Топаю по дороге, посматривая по сторонам. И чего я тут собрался увидеть? Но подсознание упрямо цепляется за всякие житейские мелочи. «Вон, бутылка пластиковая лежит. Пустая, из-под воды. Давно ли я зарабатывал на жизнь, наполняя такие вот бутылки? Вроде бы совсем недавно, а, кажется, будто целая вечность прошла».

Стоп.

Шлагбаум.

Подхожу к устройству считывания.

Так и где тут кабель? А нет его.

Устройство для прокатки карточки имеется. Но я сильно сомневаюсь в том, что карта доступа внутрь и карта заезда на стоянку одна и та же. Не всякий водитель, привозящий груз, должен иметь право прохода на охраняемый объект. Ладно, карта – хрен бы пока с ней! Флешку-то куда совать? Никаких гнёзд и разъёмов я не вижу. Допускаю, что они могут быть где-то внутри. Но я сильно сомневаюсь в том, что обыкновенному оператору ЧВК будет позволено самостоятельно вскрывать пульт, чтобы чего-то там внутри подключать.

Нет, тут что-то другое должно быть. Но что? Вытаскиваю флешку, верчу в руках. Опа! Что это? Овальное углубление в пульте. Без всяких маркировок, но с канавкой на одном краю. Зачем? Цепочка! Как раз для неё место… Смахиваю рукой пыль с пульта, прикладываю флешку. Ничего не происходит… Хотя… Смахиваю пыль и с дисплея, теперь на нём видна надпись: «Access is allowed». Всё?! Я могу идти дальше?

На всякий случай сжимаю флешку в руке. Здесь применена система бесконтактного считывания, вполне возможно, что какой-то считыватель может располагаться и дальше. А если убрать ключ под пластину бронежилета, то сигнал может и не пройти! Под ноги падает тень, и я поднимаю голову. Надо мной, закрывая солнце, поднимается железобетонная стена. «Мёртвая» зона? Вот и ворота, открываю крышку и прижимаю ключ-карту к устройству считывания. Секунда… другая… Что-то щёлкает, скрипит – и тяжелая пластина двери выдвигается в мою сторону. Ещё секунда – и она плавно отходит в сторону. «Добро пожаловать!» Теперь надо топать назад – у Олега флешки не имеется.


– Ну, показывай своё хозяйство… – с наслаждением сбрасываю прямо на пол бронежилет.

Внутри оказалось тихо и как-то затхло. Техник пояснил, что при отсутствии на объекте людей все системы жизнеобеспечения отключаются уже через два часа. Так что лучше немного обождать, пока вентиляция хорошенько не прогонит воздух в глубине строения. Вообще вопрос энергосбережения тут решён хорошо – автоматика включает освещение только там, где мы находимся. Проходим дальше, и лампы медленно затухают. Комната охраны – тут добыли продовольствие. Из крана в уголке течёт вода.

– Там, за углом, санузел есть, – поясняет провожатый. – Работает! И даже душ имеется!

Заглядываем туда и включаем подогрев воды в баке. Сколько я уже не мылся по-настоящему?

– Ну, вот… – показывает Олег. – Эта дверь ведёт вниз.

Да, уж это-то я и сам понимаю – пандус здесь имеет ощутимый наклон. А вот и устройство считывания.

На всякий случай внимательно осматриваю всё вокруг – нет ли и тут гнезда под флеш-ключ? Но, по-видимому, активная оборона работает только на подступах к входу, здесь что-то не заметно никаких заслонок и отверстий, откуда могли бы работать пулемёты. Достаю вторую ключ-карту из наследства покойного Фомы. Никаких сюрпризов – дверь плавно уходит в сторону. А вот тут мы задерживаемся! И притащив из помещения охраны металлический шкаф, укладываем его поперёк прохода. Чёрт его знает, как там работает вся эта машинерия… А вдруг там внизу нет устройства считывания? И дверь, захлопнувшись за нашими спинами, попросту больше не откроется?

Но считыватель внизу всё-таки был. И с этой точки зрения наши опасения оказались напрасными. Так что можно было, не отвлекаясь более на подобные вопросы, осмотреть помещения подвального этажа. Всё сооружение оказалось двухэтажным. И вот тут нас ожидал феерический облом! Это был склад автозапчастей. Не сказать, что бы здоровенный, но тщательно организованный. Тут имелось практически всё – от запасной свечи до заднего бампера. Всё, потребное для ремонта практически любого джипа из числа тех, что имелись на вооружении у «Юсек». При желании и должном упорстве, тут, наверное, можно было этот самый автомобиль вообще с нуля собрать, заправить и выехать на нем за ворота – небольшие запасы ГСМ тут тоже присутствовали.

Отчасти стала понятна и причина того, что местная охрана покинула склад. Скорее всего, их вызвали кому-то на помощь, где оные ребятки благополучно и полегли. А ввиду того, что сей объект сиюминутной ценности пока не представлял, сюда так и не удосужились направить смену – имелись и куда более важные вопросы.

Побродив по нижнему этажу и ощупав многочисленные ящики и поддоны, мы убедились в том, что содержимое данного хранилища, несомненно, представлявшее значительную ценность в мирное время, сейчас практически бесполезно. Для нас так во всяком случае. Единственная радость – небольшой уголок ремонтника. Парочка станков, богатый выбор инструментов, всяких там паяльников и прочего подобного добра. Часть можно было безболезненно продать, и всё равно ещё оставался изрядный запас для собственных нужд. Закончив с этим этажом, возвращаемся наверх, тут тоже есть комнаты. А вот тут… Для большинства помещений у нас никаких ключей не имелось. В принципе, притащив снизу газорезку, двери вполне можно было попросту вырезать. Но рука не поднималась. Решение пришло неожиданно.

– Слушай, а вот тут повсюду автоматика стоит? – задаю я вопрос Олегу. – Системы жизнеобеспечения и пожарка твоя епархия?

– Ну… – наклоняет он голову.

– Они ведь тоже с какого-то единого центра управляются?

– Естественно!

– И у тебя есть туда доступ?

Идея была проста, как мычание.

В большинстве управляющих программ систем жизнеобеспечения «Терра-групп» приоритет делался на сохранение жизни персонала. Если не было задано иного, то эта задача являлась первоочередной.

Далее.

В здешних комнатах никаких окон не имеется, а двери – так почти герметичны. Вся вентиляция централизованная, никакой индивидуальной не имеется. Вспомнив, как реагируют на приближение человека датчики освещения, логично предполагаю, что есть и обратная связь.

Горит свет – есть живые люди.

И наверняка эта информация идёт ещё и на компьютер, который управляет охранной системой – ведь это же вполне логично! Само собою, разумеется, что этот комп получает также и информацию от прочих датчиков – пожарных извещателей, датчиков протечек и так далее, в том же духе и тому подобное…

Выключаем вентиляцию в отдельно взятом, запертом на замок помещении – и включаем там свет.

Теперь компьютер охраны получает следующую информацию:

1. Не работает вентиляция.

2. В помещении горит свет, следовательно, там есть люди.

Без доступа свежего воздуха… ага…

А поскольку система жизнеобеспечения никак не связана с системой охраны, что полностью соответствует логике построения управления «Терра-групп», то никаких команд компьютеру жизнеобеспечения со стороны и не может быть отдано.

Обязательное разграничение полномочий – мать его…

Буквально через двадцать минут, на экране компа жизнеобеспечения высветился запрос на срочный ремонт вентиляции в конкретном помещении – автоматика «почуяла» неладное.

Сидим пьём чай – я с собою немного харчей всё же прихватил. Как чуял!

Ещё через пять минут тревожно заквакал ревун – мол, хватит там спать, человеку дышать нечем!

Ещё стаканчик и перемещаемся к той самой комнате.

Начинают мигать лампы в коридоре – визуальный сигнал.

Щелчок – замок двери разблокирован – спасайте бедолагу, ему там дышать нечем!

Спасибо! Мы уже тут!

К концу дня запертых дверей на этаже не осталось.


Не могу сказать, что мы нашли здесь что-то особо ценное. Вот в оружейке, дверь в которою пришлось-таки резать болгаркой, имелся относительно небольшой запас оружия и боеприпасов. Не так, чтобы дофига, но в целом вполне удовлетворительно. В любом случае, я найду, куда это приспособить.

Нашлась и еда – тоже сравнительно немного. Но на первое время хватит, не надобно пока мои запасы потрошить. Стандартные армейские рационы западного производства. Без особых разносолов – так у нас сейчас их и так никаких нет. А вот в одном из вскрытых складов обнаружились и вовсе странные штуковины. Внешне этот прибамбас напоминает… хм… верхушку от танковой башни? Похоже, только танк, наверное, был не слишком большим и тяжелым.

Словом, такой вот металлический колпак округлой формы с зализанными формами. Олег озадаченно чешет в затылке – ему эта фиговина незнакома. Слава богу, в компе, который установлен в этом хранилище, нашлось описание. И оно оказалось настолько интересным, что я, бросив все дела, уселся читать.

«…изделие DZ-314 предназначено для организации временного огневого рубежа и может быть использовано против легковооруженного противника…

… автономность изделия, при соблюдении указанных требований, может достигать 36 суток…

…эффективная дальность огневого поражения, при условии правильного размещения изделия, может достигать трехсот ярдов…

…применение изделия против автотранспорта не обеспечивает своевременной его остановки и требует монтажа дополнительных инженерных заграждений…»

Насколько я понял из перевода, это нечто типа той самой пулемётной турели, только в мобильном варианте. Вооружена эта фиговина пулемётом М-249 и имеет боекомплект в две тысячи патронов. А в донной части предполагается установка заряда взрывчатки весом около двадцати кило! Кончились патроны – включается таймер. И по истечении заданного времени или при попытке подойти к установке, отдаётся сигнал на подрыв. Полностью автономна – при условии полного заряда аккумуляторов. При установке предполагается монтаж всевозможных датчиков, по сигналам которых она и наводится – верхушка фиговины вращается на 360 градусов. Её можно дистанционно включать и выключать – в комплекте идёт специальный передатчик.

Палить по ней из автоматов – идея не самая здравая, если только ствол пулемета повезёт повредить? Так броня тут очень даже основательная, пулей её не пробить. Да и форма у этой хреновины – тут рикошеты будут адские!

Первая же мысль – затащить её на крышу! И тогда, любой, кто туда залезет, там и останется. Если только его пулями вниз не сбросит.

Делюсь этой идеей с Олегом.

– Да без проблем! Внизу погрузчик есть, только аккумуляторы подзарядим – и всё! Каретка поднимается вверх, как раз до крыши достанет.

– А поднимем мы эту штуку? В ней, ежели без взрывчатки, то под сотню кило веса!

От идеи установить над собственной башкой двадцать кило тротила я отказался сразу же. Только падающего вниз потолка нам и не хватало!

Техник только плечами пожимает.

– Погрузчик до тонны тягать может. Так что, я думаю, сто кило наверх поднимет легко.

Я отправился вниз – заряжать аккумуляторы погрузчика. А Олег занялся расконсервацией установки. Попутно он попробует организовать её подключение к сети, чтобы проблема разрядки аккумуляторов нас не очень сильно беспокоила бы.

Кстати, о сети…

Электричество здесь имелось, по-видимому, к зданию вела какая-то подземная линия. Но на всякий случай, на нижнем этаже имелся и резервный дизель – генератор с изрядным запасом топлива. Куда выходила выхлопная труба, никто из нас пока не отыскал.

Да и вода в кране, скорее всего, была не из городского водопровода – вкус несколько отличался.

Вообще, интересное сооружение!

Не предназначенное для длительной обороны, но тем не менее в нём можно какое-то время отсиживаться и отбиваться. Да и взломав двери, по коридору тоже не очень-то разгуляешься – в ключевых точках установлены стальные щиты с амбразурами. Если своевременно занять позиции, ходить тут будет крайне некомфортно! Система приточно-вытяжной вентиляции обеспечивала при необходимости даже очистку воздуха.

Странное сооружение… не понимаю цели его постройки. Складывается впечатление, что оно попросту временно приспособлено под склад. Истинное же его назначение пока мне непонятно.

Остаток дня я провёл, разбирая комнату со снаряжением. Она находилась почему-то в самом закутке. Открыв дверь, мы как-то не обратили внимания на узкий проход между шкафами – а там оказался коридор и комнатка в самом конце. Вот там-то и обнаружились пока ещё не распакованные контейнеры с всякими полезностями. Кто и почему запихал их в столь неудобное место – так и осталось навеки неизвестным. Но вот вещи там были очень даже интересные!

Всякие наколенники-налокотники, перчатки с пальцами и без, непривычного вида шлемы с намордниками и металлическими забралами, фонари… Нашлось даже с десяток запасных пластин для бронежилетов! А вот самих жилетов, увы, не оказалось. По-видимому, уходящая смена охраны всё это добро унесла с собой. Особо меня обрадовал ящик с запасными аккумуляторами к радиостанциям – вот это, реально, было очень даже в кассу! Парочка медукладок типа тех, что подняли тогда наверх из заводского тоннеля. Ценная штука! Я именно на лекарствах из неё и ожил-то!

Для ночлега мы выбрали комнату дежурных – всегда можно было бросить быстрый взгляд на мониторы уличных видеокамер. Олег уверил меня, что уже завтра к обеду закончит переделку автоматической турели, и мы сможем затащить её на крышу.

С этими мыслями и уснули…

Впервые, пожалуй, я спал совершенно «без задних ног». Поскольку незаметно сюда было влезть почти невозможно, да и дверь мы заблокировали. Самым тривиальным образом – подогнав вплотную к ней погрузчик. К его массивному бамперу-противовесу привязали трос, закрепив его на двери, и отпустили ручной тормоз. А поскольку пол тут шёл под уклоном вниз… Сильно сомневаюсь, что среди гостей найдётся настолько неслабый мужик, который сможет, уцепившись за небольшую дверную ручку, открыть дверь, на которой висит добрых полторы тонны груза… А грузовые ворота попросту обесточили, отключив питание от сервоприводов. Так что, даже если есть какой-то способ запустить моторы снаружи, то он в данном случае, ничем и никому не поможет.

Подъём!

Быстрый завтрак.

Осматриваем через камеры округу – пусто.

Снимаем трос с двери. И освобождённый погрузчик рулит к складу. За рулём Олег, я не настолько опытный специалист, чтобы управлять этой штукой.

Всё оказалось до обидного просто.

Вилы погрузчика подцепляют поддон, на котором стоит турель, он разворачивается почти на месте и шустро катит к воротам. Питание уже подано, и массивные створки выдвигаются вперёд, после чего расходятся в стороны, открывая путь наружу. Погрузчик задом выбирается на улицу и, не отъезжая от входа, выдвигает свой груз наверх. Ещё чуток…

Вилы наклоняются наружу – эта штука и так может?

Не с первой попытки, но поддон лег на крышу.

Обратная операция – погрузчик внутрь, ворота закрыть, питание отключить.

Вооружаемся, в основном я. У Олега и своего добра предостаточно. Техник выпихивает через какой-то лючок кабель питания. Это времянка, потом он обещал сделать более профессиональное подключение. Поднимаем наверх две ручные лебёдки и трос – внизу такого добра навалом! И с помощью этих инструментов перетаскиваем установку на облюбованное заранее место.

Есть…

Стаскиваем её тросом с поддона – теперь она стоит прямо на крыше.

А дальше начинается шаманство.

Я с датчиками бегаю по крыше, расставляя их в самых разных местах. Крепим, настраиваем, выставляем рубежи охраны. Тут хитрость ещё и в том, что снизу ничего этого не видно – мешает невысокий бортик вдоль края плоской бетонной крыши. И даже верхушка установки, чуть приподнимающаяся над краем бортика, не кажется здесь чем-то чужеродным. Так что, любого, кто рискнёт перемахнуть через бортик, ожидает крайне неприятный сюрприз!

Готово!

Теперь уже Олег бегает вдоль края, а незаряженный пулемёт установки тщательно отслеживает его перемещение. Тихонько гудят сервоприводы под стальным колпаком, перемещая оружие туда-сюда.

Ещё один датчик – теперь никаких «мертвых» зон нет. Пулемёт приподнимается над плоскостью крыши сантиметров на тридцать, так что даже упавшего ничком незваного гостя достанет в любом случае – оружие может наклоняться и вниз. Вот если он подползёт вплотную, где-нибудь на полметра… но вряд ли кто-то сумеет это сделать.

Затаскиваем наверх короба с патронными лентами. Теперь самый ответственный момент – снаряжение установки! Прогоняю техника вниз, забрав у него пульт управления.

Все рычажки на «выкл».

Смолкло жужжание сервоприводов.

В моих руках шестигранный ключ – отвинчиваю крепёжные болты. Один, второй… Четвёртый – всё!

Крышку долой!

Тяжелая бронепластина лязгает о бетон.

Соединяя пулемётные ленты, осторожно опускаю их внутрь, укладывая определённым образом. На бронепластине изнутри нарисована пошаговая инструкция в картинках – тут и спьяну не ошибёшься. Хорошо, что ленты снаряжать не пришлось, они в коробках прямо так и поставляются – уже с патронами и готовыми к бою.

Есть…

Заправляю ленту в пулемёт. Хорошо смазанный ствол теперь не просто стальная труба – это орудие смерти.

Передёрнуть затвор, бронепластину на место, болты затянуть!

Подбираю пульт и сноровисто спускаюсь вниз.

Техник уже тут как тут – топчется у двери.

– Принёс?

Он кивает головой и откуда-то вытаскивает обыкновенную подушку.

Тумблера в положение «включено»!

Трижды моргает светодиод. На дисплее надпись Self-checking[23].

Пульт вибрирует – снова моргнул светодиод.

Check and calibrate sensors[24].

Светодиоды – их три, загораются красным цветом.

Ready to use[25].

Ну, тут и без перевода всё понятно – готова штукенция к работе.

– Давай!

И подушка взмывает над краем крыши, грозясь упасть где-то внутри.

Сухо щелкают выстрелы!

По подушке пулемёт не попал – пуха и перьев не видно, но пули с визгом проносятся прямо в том месте, где она только что была.

Был бы там человек – его бы уже не было!

Вот такой получается каламбур…

* * *

– Вот, – выкладывает передо мной узкий кейс Хохол. – Приходил тут от Кабана посланец, сказал, мол, долг возвращает…

Кейс достаточно тяжёлый, хотя и не слишком большой. Тот самый сюрприз, что он мне обещал?

Но такие подарки могут быть и с двойным дном – «сюрпризами» в прямом смысле слова.

Киваю торгашу и забираю посылку.

– А это тебе!

И на столе появляется радиостанция.

– Буду нужен – выйдешь в эфир на вот этом канале. У станции всегда кто-то дежурит, или ведётся запись. Так что, в течение нескольких часов тебе обязательно ответят.

Это вынужденная мера, ибо жить на два дома несколько затруднительно, а топать к складу отсюда не так уж легко. Полагаю, моё старое обиталище останется, так сказать, резервной точкой. Ничего оттуда я выносить не собираюсь, записи с компа по возможности сдублирую. А сам он пусть в укромном уголке стоит! Ну и запасы тоже оставлю там – на всякий, так сказать, случай. А вот продовольствие – его надо теперь запасать, на складе подобного добра немного. Да и Гавриша подёргать стоит, пусть делится!

* * *

Пробравшись в свой подвал, сваливаю груз где попало и, прихватив с собою кейс, топаю в самый дальний отсек подвала, расположенный вообще за пределами офиса. Кладу посылку на пол и, взяв в руки фонарь, внимательно осматриваю подарок. Мне Корней много чего на эту тему порассказал…

Внешняя поверхность кейса цела – никаких отверстий, через которые можно вытащить какую-нибудь проволочку или чеку от взрывателя, я не нахожу. Но это ещё пока ничего не значит. Вооружившись аккумуляторным «дриммелем»[26], аккуратно высверливаю с торца несколько отверстий.

Торцевая фреза – расширяю парочку из них…

А теперь – пилочка.

Через полчаса в торце появляется выпиленное отверстие, в которое можно просунуть фонарик.

Так…

Не вижу пока ничего лишнего.

Снова «дриммель» – переходим к противоположному торцу.

Нет фокусов?

Можно рискнуть?

Засверливаю отверстия по контуру замков, не стану их открывать. Хрен знает, что за этим может последовать. Нажмёшь на рычажок, а он и ещё чего-то там включит – помимо механизма замка, много чего сработать может.

Аккумулятор сел!

На зарядку его, а пока и прочими делами заняться следует. За упаковкой и разбором добра прошло достаточно много времени, я попутно успел записать ещё один флеш-ключ, теперь и Олег может спокойно выходить со склада, не рискуя быть подстреленным. Вот уж это оборудование я отсюда точно выносить не стану! Никто посторонний, даже если сюда и залезет, не обратит внимания на эти штучки – особенно, когда они валяются просто на полу в куче мусора. Мало ли какое барахло не успели в своё время выбросить бывшие хозяева этого подвала?

Так, аккумулятор зарядился, возвращаемся к прерванному занятию. Отложив в сторону инструмент, рассматриваю плоды своей деятельности. Замки теперь ничего не держат, и крышка не открывается только потому, что сверху на ней лежат две тяжёлые чугунные сковородки. Я их с ближайшей кухни притащил.

Зачем?

А если внутри имеется какая-нибудь пружинка? Отщёлкнешь замок – освободишь пружину – подскочит вверх крышка.

И?

А хрен его знает…

Поэтому к ручке нижней сковороды привязана верёвка, выходящая в окно – оттуда и дёрнем.

Выбираюсь наружу, осматриваюсь и прислушиваюсь – никого…

Дёрг!

Даже на улице слышен лязг сковороды, ползущей по полу. И всё? Похоже…

Теперь тянем за второй конец верёвки – он уже непосредственно к крышке прикреплен…

Тоже ничего?

Курим… в переносном, разумеется, смысле. «Сюрпризы» – они всякие могут быть. Есть смысл обождать. Осветив посылку фонарём, разглядываю её в бинокль с приличного расстояния. Похоже, что все мои предосторожности оказались…

А вот и не лишними!

Причин верить Кабану у меня нет, и кусочек паранойи в данном случае был весьма к месту! Больше предосторожностей – дольше проживу, вот так!

В кейсе оказался автомат. Не совсем обычный, калибра 9-мм. Помниться мне, я что-то такое в интернете видел, но вот в руках держать не приходилось. Помимо собственно оружия нашлось ещё и три запасных магазина на три десятка патронов каждый. В полиэтиленовом пакете россыпью лежали патроны. На первый взгляд – штук триста.

И всё…

Что-то сильно я сомневаюсь в том, что Кабан вдруг воспылал желанием сделать мне приятность! Но никаких записок в кейсе не имелось.

«…Ладно, придёт от меня человечек, и подарок принесёт. Ты его повнимательнее рассмотри, открой. Там всё и будет».

Так тогда сказал заместитель покойного Фомы. И я сильно сомневаюсь в том, что он не помнит своих слов.

Ладно, забираю оружие и боеприпасы и ещё раз пристально осматриваю пустой кейс. Нет, тут точно ничего больше не имеется. Отдираю даже поролоновую прокладку – пусто и под ней. Взяв из кухни кастрюлю, высыпаю в неё боеприпасы – в куче патронов нет никаких записок. Осматриваю сами патроны – среди них не заметно ни одного, который был бы ранее вскрыт. Да и что можно туда запихать?

Магазины – разбираю и их. Ничего.

Блин! Что за ребус-то такой?

Вполне понимаю Кабана – найденная кем-нибудь записка с просьбой вправить кому-то из неразумных подчинённых мозги, может стоить ему головы. Быстро и без проволочек свои же и пристрелят.

Остаётся автомат.

В стволе пусто.

А если глушитель разобрать?

Там-то оно и оказалось…

«Группировка „гонщиков“ базируется на старом автосервисе – Привокзальная, 14. Всего их человек пятьдесят. Но все бойцы умелые, многие служили раньше в армии, стрелять умеют. Есть серьёзное вооружение – крупнокалиберный пулемёт на башне старой пожарной каланчи. Будет вполне достаточно, если их всех сильно попугать – до усрачки, чтобы…»


Хороший такой заказ!

Тут роту надобно иметь в подчинении! Интересно, как это Кабан себе представляет – напугать до усрачки сразу полсотни головорезов, имеющих опыт боевых действий? Это не макаровские гопники – их одним-двумя снайперами не припугнёшь! Врежут из пулемёта – никакая кирпичная стенка не поможет. Да и бетонная тоже далеко не всякая. Знаю я этот район, там всё больше одноэтажные домики, из них убежище весьма сомнительное получается. Во всяком случае, от тяжёлого пулемёта не закроет. Да и нельзя тому же Юрцу давать слишком много козырей. Разок помог – и хватит пока! Нехорошо, когда кто-то что-то про меня знает. В смысле посторонний. Я даже Олегу всего не рассказал и не собираюсь. А он мне реально жизнью обязан!

И всё равно…

Опускаю бинокль.

Не соврал Кабан! Но и далеко не всю правду рассказал.

Автосервис занимал помещения старой пожарной части – отсюда и каланча. Глухой забор с единственной калиткой, несколько ворот, ведущих прямо в основное здание. И почти ни одного окна. Позади пожарной части поднимались стены какого-то производственного помещения – метров пятнадцати высотой. В них свежей кладкой выделялись бывшие окна, их, судя по всему, замуровали не так уж давно. Даже подходящих по цвету кирпичей искать не стали – клали всё подряд. Потому-то эти проёмы так хорошо и видны.

Впрочем, бандиты не особо и шифруются – по хорошо натоптанной прямо от калитки тропке постоянно кто-нибудь да топает. И на каланче постоянно торчит часовой. Что у них там внутри – бардак или ещё что-то подобное, не знаю. Но на часовом это никак не сказывается – он никуда со своего поста не уходит. Каждые два часа его меняют.

А обзор оттуда… и, соответственно, обстрел… Любопытную морду лучше не высовывать!

М-м-да… Со снайперкой да с моими «талантами» стрелка тут делать вообще нечего. Одного-то я подстрелю… да и толку с того?

Нет.

Отпадает также и вариант со всевозможным минированием – подходы тут открытые, в большинстве своём заасфальтированные, укрытий, где можно установить мину, почти никаких не имеется. Да и те же самые, ведущие внутрь ворота, скорее всего изнутри чем-то заложены. Взрыв принесёт минимум неприятностей. Да и долбить ночью асфальт – идея не самая здравая!

И уже на складе, допивая горячий чай, я вдруг замер…

Авантюра, конечно, но если выгорит!

Внизу, среди прочих запчастей, присутствовала такая полезная штука, как самовытаскиватель. Делов-то закрепить на чём-нибудь петлю троса. И крути себе ручку! Был и более габаритный агрегат, но тот надо монтировать на передний бампер. И подключать электропитание. Не то…

А вот самовытаскиватель для моих целей подходил почти идеально! Только вот пришлось нарастить трос, да несколько изменить конструкцию. Но это не требовало никакой кардинальной переделки. И пока Олег хлопочет наверху, воплощая мою жуткую идею в жизнь, я ковыряюсь внизу – подбираю подходящий блок. Газорезкой удалось вырезать из железного листа нечто, типа саней – с одной, зато, шириной во всё днище, лыжей.

Смотался я и к бывшему автосервису, заранее оттащив туда несколько канистр с моторным маслом – этого добра у нас много!

Два дня ушло на подготовку и разведку местности. Пришлось кое-где повтыкать неприятные «сюрпризики» для припозднившихся ночных гуляк. Ничего, потом уберу…

А на третью ночь я выполз на работу.

Вот и забор автосервиса. Внутрь лезть никто и не собирается, мне и тут неплохо. А вот тяжёлую коробку датчика надобно установить так, чтобы его не разнесло в клочья случайной пулей. А вот бетонный блок лежит! Он, скорее всего, часть противотаранного заграждения – была такая мода несколько лет назад. Тогда по всему городу столько такого добра понабросали. Даже и здесь. Хотя, кому тут мог потребоваться таран?

Но в данном случае – это плюс. Для микроволнового датчика самое удобное место!

Полста метров в сторону – ставим второй. Он спрятался у подножья фонарного столба. Железобетонная труба – никакой пулей не прохреначить!

И третий – он примостился за набольшим валуном.

Так…

Отходим назад.

Вторая линия датчиков – они стоят уже не так близко к забору. Нет нужды…

Уже оттянувшись подальше, достаю пульт и играю с настройками. Не зря же я целый день инструкцию переводил! Так, датчик номер четыре надобно перемещать – он не видит одного из своих соседей.

Ничего, это и завтра можно сделать…

Следующей ночью погрузчик, выбравшись из ворот, на полпути сгружает на землю свою ношу. На сегодня всё – и машина уезжает назад. А я, замаскировав всяческим мусором привезённый груз, топаю переставлять и перенастраивать датчики. Идея, на первый взгляд, казалась простой – установить напротив входа в автосервис пулемётную турель.

Вопрос – как?!

Привезти днём?

Это будет поездка в одну сторону.

Не хочу.

Думаю, что и Олег станет возражать.

Втащить вручную? Я не сын Геракла вообще-то…

* * *

Денёк сегодня начался… Ну, в общем, с самого ранья всё как-то весело пошло. Кто-то с кем-то сцепился неподалёку от нашего логова, и стрельба подняла нас с коек. Лупили от души, так, что даже за стенами склада это было слышно хорошо. На ходу застёгивая куртку, несусь к пульту. Спим мы прямо там, в комнате дежурных, так что путь много времени не занимает. Но на экранах мониторов никакого движения не видно, заруба происходит где-то рядом. Ну, никуда вылезать мы всё равно не собираемся, пусть там как-нибудь без нас свои отношения выяснят. Кстати, за время сидения на складе, Олег неплохо успел изучить тутошнюю механику. Всё оказалось достаточно просто и хорошо продумано.

– Это вообще наша программа здесь стоит! – «обрадовал» меня он. – Зеленоградская, я хорошо её знаю! Она, изначально-то совсем для другого предназначена, в своей привычной ипостаси просто видеокамерами управляет. Причём с выдумкой! Может отслеживать изменения в скорости движения человека, проникновение в запретную зону, изменения освещённости… Может выделять и вести какой-то объект, передавая его с камеры на камеру. И даже отдельный лог по нему писать!

Да уж… не могу не отдать должное фантазии инженеров «Терра-групп». Отдельный лог, говорите?

Это пулемётный ствол? Тщательно отслеживающий все перемещения человека?

А что, заменили камеру на М-249 – всего-то и делов…

В случае необходимости вполне возможно и ручное управление пулемётами, для этого на пульте есть несколько джойстиков. Можно даже мышкой от компьютера – такая опция тоже присутствует. Чем не компьютерная игра?

Но стрельба понемногу стихает, отдаляясь куда-то влево. И это очень хорошо, ибо эти шумные товарищи вполне уже имели шанс налететь на один из моих сюрпризов. Боюсь, что тогда расклад в их взаимном бодании мог бы выйти и вовсе неожиданным!

Но они ушли…

Выждав около часа, осторожно выбираюсь наружу. Вообще, пораскинув головой, прихожу к выводу, что всевозможными взрывоопасными штуками есть смысл засеять вообще все ближайшие подступы. Нафиг мне тут не облокотились толпы любопытных, желающих изучить непонятное сооружение? Понятно, что первые из них попросту лягут замертво, но человеческое любопытство, помноженное на жадность – штука страшная! Будут тут по округе шастать толпами, выискивая любую возможность пролезть за закрытые ворота. А нам ведь ещё и жрать иногда нужно! Машинным маслом сыт не будешь!

Облазив на брюхе окрестности, ставлю ещё парочку растяжек, и ещё раз наведываюсь к автосервису проведать квартирующих там бандитов. Но нет, перестрелка у нашего склада их, как я понял, никоим образом не затрагивала никаких изменений в поведении обитателей данного логова.

Ну и славно…

Олег, нацепив на голову прибор ночного видения, сейчас лихо рулит по складу на погрузчике – осваивает новую манеру вождения. А я ещё раз прикидываю возможные варианты развития событий. Не сказать, что бы здешний народ был совсем уж безалаберным и ленивым – вся организация обороны этой точки красноречиво свидетельствовала об обратном. Но именно поэтому я и не особо сомневался в успехе предстоящей операции.

Почему?

Да просто всё!

Люди понимающие, неплохо соображают – откуда и какая опасность может прийти. И, соответственно своим знаниям и опыту, строят оборону. Если огонь по объекту можно вести только с сотни метров, то никто не станет выставлять часовых за километр. А вот дилетант, вроде меня, будет бояться всего и сразу, и шарахаться от каждого шороха. И потому, его действия непредсказуемы…

А согласно информации, полученной от Кабана, тут сидят парни весьма неглупые и умелые. Что ж, чрезмерная «умность» в сочетании с самонадеянностью, никого ещё до добра не довела.

Вечер…

Обычно в это время по городу особо не шастает никто – чревато. Можно никуда и не дойти.

Но у меня особого выбора нет – залегаю на позиции, прикрепив к оружию прицел ночного видения, и пытаюсь как-то обеспечить беспрепятственное продвижение Олега. Помогает то, что погрузчик не рычит двигателем, как обычный автомобиль, и если едет с небольшой скоростью, то его не особенно-то и слышно. До прежней нашей ухоронки добрались относительно быстро, путь проверенный и частично прикрытый моими «сюрпризами».

Дальше пошло уже не так весело.

Я продвигался вперёд, осматривался, насколько это было возможно и давал команду по рации.

Погрузчик проползал сотню метров и затихал.

И ещё…

Через некоторое время, уже круто ближе к рассвету, мы, наконец, оказались на нужной точке. Это нам ещё повезло, что тут район несколько безлюдный, одни предприятия и им подобные строения.

Всё, сгружаем фиговину, и Олег тотчас же сваливает от греха подальше. Пусть, он свою работу сделал – и сделал хорошо! Теперь же предстоит поработать ручками и мне…

И ножками.

Да и всеми прочими частями тела.


Зацепив за фонарный столб и бетонный блок обыкновенные буксирные тросы, делаю из них петлю в виде треугольника. К вершине которого присобачиваю блок, продев в него удлинённый трос самовытаскивателя. Отступаю назад, разматывая этот самый трос, и щедро орошаю землю машинным маслом из загодя запасённых канистр.

Так…

Завинчивать или забивать самовытаскиватель в землю я не стал. А попросту прикрутил его хомутами к обыкновенной водоразборной колонке – здесь, на окраине, таковые ещё торчали кое-где из земли.

Ну начали!

Кручу рукоятку механизма.

Первое время ничего не происходило, пока там ещё слабина выберется…

Потом…

Со скрежетом сдвинулась «лыжа». Кстати говоря, я ожидал большего сопротивления! Ну да, это же не полуторатонную машину тащить! Щедро политая маслом земля всё-таки не являлась идеальной поверхностью для того, чтобы волоком перемещать по ней всяческие грузы. Но понемногу установка передвигалась…

Охрана автосервиса среагировала не сразу. Нет, скрежет-то они явно услышали, но вот соотносить его с собой не стали. Слишком уж непонятное явление. Явной угрозы не несёт, никаких выстрелов и криков тоже не слыхать, а выдавать своё местоположение они пока не спешили.

Но, по мере приближения источника звука, настороженность всё же понемногу возрастала! Время от времени поглядывая в прицел, я пока не видел никакой активности, но рано или поздно кто-то же должен вылезти наружу? Сильно сомневаюсь в том, что никому не интересно, что это такое скрежещет у них за забором?

Ага!

В зеленоватом свете прибора появился силуэт человека.

Бросаю крутить ручку и плюхаюсь на землю.

Так, отдышимся, а то я тут такого настреляю! Впрочем, надеюсь, что и без стрельбы как-нибудь проживём…

Прямо под бетонным блоком, со стороны, обращённой к калитке, лежит на земле кусок водопроводной трубы. Обычная труба, ничего особенного. Ну, с тротиловой шашкой внутри и радиодетонатором – так в наше время это почти обыденное явление!

Палец утапливает кнопку…

Хренак!

Задело там кого или нет – а на бросок обычной ручной гранаты весьма похоже получилось! Не зря же я шашку на куски распиливал, чтобы взрыв не оказался слишком уж сильным.

Так что у охраны и прочих бандюков вполне может возникнуть впечатление, что кто-то бросил гранату в вышедшего наружу человека. А раз так – злодей рядом, за забором. И что сделает человек, уверенный в надёжности своих оборонительных сооружений? Уж точно в темноту не рванёт. А засядет, весь такой из себя уверенный, за укреплениями, да подождёт, пока неведомые наглецы полезут через забор, тут-то им и поплохеет!

Ну, что ж… Как говорил один киношный персонаж?

«Ждите…»

Пускай подождут.

Скрежеща металлом, установка продвигается вперёд. Что уж там думают за забором – бог весть!

Явно ведь не танк! А всё остальное непосредственной угрозы не представляет. Обычный автомобиль даже до стены не доедет – бетонные блоки помешают. Что же до ворот, ведущих в здание, так их, как я полагаю, давным-давно уже изнутри чем-то забаррикадировали. Типа – сюрприз для нападающих.

Ну-ну!

Сюрпризы – они и с другой стороны, в общем-то, вполне вероятны…

Запнулся самовытаскиватель, на тросе образовался узел, препятствующий его намотке на барабан. Он, собственно говоря, не сам по себе образовался – это я его завязал.

Ночь ведь!

Темно… как разглядеть, что установка доползла до нужной позиции?

А вот так и разглядеть – заранее на тросе узелок сделан. Мол, хватит уже ручку крутить!

Бросаю на землю механизм, пульт в руки…

Есть – приветливо подмигнули светодиоды. Установка в зоне покрытия датчиков. Нажимаю кнопку – пошло самотестирование. Там, помимо всего прочего, сейчас очень интересные процессы происходят. Тихонько жужжат сервоприводы, выравнивающие положение тяжеленной железяки относительно уровня местности. Не должна она стоять под углом – вот и смещается бронеколпак в вертикальной плоскости, пули должны чётко над землёй идти – не в облака и не в песок! Пулемёт не для того стоит, чтобы в небо лупить! Привязывается умная машинка и к датчикам, заранее определяя зоны уверенного поражения. Это в первый раз мы вообще, как дикари, поступили – потом всё перенастраивать пришлось по второму разу. Грамотная аппаратура, как впоследствии выяснилось, допускает много всяких разных настроек, регулировок и установок. Жаль, что сейчас напрямую нельзя пулемётом управлять – цены бы этой штуке тогда не было! Но и так агрегат весьма суровый получается!

Новый пульт в руки – кнопку нажать!

Никаких особых шумовых эффектов не было – негромко хлопнули обыкновенные электродетонаторы. Негромко, но задачу они выполнили. Перебиты тросы, можно их назад вытягивать. Пусть поутру народ в затылке чешет, как эта железная хреновина к воротам приползла? Сама? Ведь никакой же транспорт сюда не подходил!

А что, и до такого вполне кто-нибудь додуматься может…

Ничего, ребятки, думайте, шевелите мозгами!

Завибрировал пульт – закончена калибровка датчиков и их привязка к управляющему блоку.

Теперь в боевой режим!

Моргают светодиоды – принята команда.

А вот теперь оттягиваемся отсюда подальше и приступаем ко второй части плана.

То есть, добравшись до нужного места, попросту спим…

А что?

До того как рассветёт, ещё парочка часов в запасе имеется, вполне и передохнуть можно. Пробуждение будет шумным – не просплю!


Кр-р-р-р-ах!

Сухие щелчки М 249 заставляют меня приоткрыть глаза.

Утро?

Ну, судя по выстрелам, так уже и завтрак прошёл. Народ осмотрелся, никаких таинственных злодеев вокруг не углядел – и с чистой совестью потопал жрать. А уж потом и на вылазку!

Тут-то их и встретили…

Всё-таки, очень здорово, что я тут имею дело не с дилетантами! Народ грамотный, понятный и предсказуемый. Вполне естественно, что встретив на выходе вражеский пулемёт, они в лобовую атаку не попрут. И как умные люди, постараются аккуратно обойти злодея стороной. Совершенно естественно также и то, что подобный путь обхода ими заранее продуман и подготовлен. Не будет тут никаких острых железяк, скрытых ям и прочих неприятностей. Вот растяжку эту могут где-нибудь пришпандорить! И именно по этой причине, я близко к забору и не лезу. Мне и тут хорошо.

А вот несколько резинок, безжалостно выдранных из обычного эспандера, я между парочкой вкопанных колышков растягиваю.

Обычная ручная граната «Ф-1», вставленная в стакан. Чеки, разумеется, нет – зачем она сейчас?

Если следовать логике, то именно в данный момент какие-то резервные группы и топают к забору, чтобы по тайным тропкам зайти в спину пулемётчику. Ну, где тут все такие тропки – я не знаю. Мне и одного разведанного места по уши.

Хлоп!

Улетел стакан с гранатой через забор.

Подствольный гранатомёт, наверное, был бы лучше, но у меня его нет. Да и стрелять из такого агрегата не приходилось никогда. Видел пару раз, но и только.

Впрочем, «Ф-1», думаю, что ничуть не хуже шарахнет…

И второй стакан пошёл!

Ба-бах!

Ого!

Надо полагать, что обитатели автосервиса по достоинству оценили данный привет. Мол, сидели бы вы там все внутри…

Делать тут больше нечего, поэтому, воткнув на всякий случай парочку неприятных «подарков», быстро сваливаю из опасного места.

А у ворот… там всё было весело!

Издали установка, как и было уже сказано, напоминает башню от какой-то бронетехники. Или быстровозводимую огневую точку – я такую разок в армии видел. Каким-таким образом неведомые злодеи ухитрились смонтировать подобное сооружение, да ещё и в темноте – пусть теперь думают мои оппоненты. Не сомневаюсь, что какие-то соображения на эту тему у них уже появились. И флаг им в руки!

Пусть теперь ищут недоброжелателей. Отчего-то я уверен в том, что список таковых выйдет достаточно внушительным…

Перед воротами валяются два тела – надо думать, что остальным повезло больше. М 249 молчит – не видно целей.

Но судя по следам от пуль на заборе, а их хорошо видно в бинокль, попытки как-то обойти неожиданную помеху предпринимались не единожды. Надеюсь, что и там кого-то подранило.

Осаждённые пробовали, разумеется, вести ответный огонь. С хорошо предсказуемым результатом – эту хреновину трудно взять даже тяжёлым пулемётом. Но вот как раз к нему-то, никто и не суётся – вышка хорошо простреливается. А поскольку пули установки летят значительно дальше дистанции обнаружения целей, то сидящие за забором явно уже прикинули, что к чему. И самоубийц в их рядах ожидаемо не нашлось.

Интересно, а что будет дальше?

Ну, не подкоп же они станут копать?

По самым скромным прикидкам, там уже есть парочка убитых и некоторое количество раненых. Возможно, что и серьёзно, всё же «Ф-1» – это очень «неласковый» боеприпас! Понятное дело, что какое-то продовольствие на автосервисе есть. Возможно, что имеется и вода. Так что смерть от голода и жажды там точно никому не грозит. Логически рассуждая, есть смысл подождать вечера. И отчего-то мне кажется, что бандиты именно так и поступят.

На эту тему я уже думал – поэтому спокойно оттягиваюсь вглубь застройки, в давно облюбованную лёжку.

Ждёте ночи?

Ничего не имею против – заодно и я посплю. Только Олегу дам весточку, всё же волнуется мужик…

Разбудили меня далёкие пулемётные очереди.

Тут надо сделать небольшое отступление.

Поколдовав с настройками, я выставил два рубежа охраны. На самом дальнем – установка «просыпалась» при обнаружении движения. Но не стреляла. А вот по достижении целью второй «красной линии» – открывался огонь, который продолжался до тех пор, пока цель не пересекала дальнего рубежа. То есть хитрый девайс давал возможность атакующим выползти из-за укрытий и подобраться по открытому пространству поближе к установке. После чего начинал их расстреливать. И продолжал вести огонь по отступающим – полная имитация обыкновенного часового.

Злобного такого и очень вредного.

Так что на площадке перед воротами нынче наверняка добавилось мёртвых тел.

Прислушиваюсь…

Нет, молчит пулемет.

Закончилась вылазка?

Глава 24

Поутру, благоразумно не приближаясь к месту боя, издали рассматриваю объект в бинокль.

А обитатели автосервиса народ явно неглупый! Понятно, почему их Кабан не жалует: такими рулить – семь потов сойдёт! Уж и не знаю, как, но они ухитрились выйти в тыл зловредному противнику! Мысленно показываю им большой палец. Впрочем, это им не сильно помогло – я насчитал три неподвижных тела. Вполне вероятно, что и это ещё не все – стрельба-то продолжалась далеко не пару минут!

Да… делать мне там теперь явно нечего. Очень даже может быть, что полегли не все. Кто-то из уцелевших хитрованов вполне способен занять позицию между мной и установкой. Что ж, пусть он там и сидит, думаю, что гостей он будет ждать ещё долго! Уж с моей-то стороны так совершенно очевидно!

А вот ближе к обеду осаждённые всё же высказались!

Внезапно распахнулись ворота, и на улицу выехал… выехала… нет, скорее всё же выехало!

Некое сооружение…

В девичестве это был грузовик. Какая-то ремлетучка или что-то похожее, на базе продукции автозавода «Камаз».

Сейчас его обшили металлическими листами, сделав своеобразный гантрак – видел я такие сооружения в американских фильмах. К переднему бамперу приварили две, выдающиеся вперёд, длинные железяки. А уже на них подвесили металлический лист. Достаточно толстый, чтобы сберечь от пуль передние колёса. Уж 5,45-мм там точно не пляшет! Да и более серьёзный калибр не факт, что пробьёт! Да и висит лист под углом, так что вероятность рикошета весьма велика. Кабина гантрака тоже закрыта листами железа, видны только узкие смотровые щели.

Скорее всего, это сооружение было подготовлено достаточно давно – на всякий, так сказать, случай. В какой-либо разборке это могло стать решающим аргументом. Но пришлось выпускать этого монстра раньше времени.

Медленно, переваливаясь на неровностях и громыхая каким-то железом, агрегат проехал между блоками, один из которых неожиданно развернулся на месте, открывая проход. Надо же! Ну и умные же там парни за забором-то сидят – даже такой вот финт предусмотрели! А я вот ничего такого не заметил… Но наверняка ведь там какие-то тросы или тяги присутствовали!

Лопух…

О железо гантрака звякнули пули – установка пристреливалась. Да толку-то с того? Впрочем, автомат наведения никаких сомнений не испытывал. Есть цель – ведём огонь!

И от брони самоделки пошли рикошеты…

Вот и всё – финал.

Пора делать ноги и отсюда.

Хоть, я и достаточно далеко сижу, а рисковать попусту не следует!

Сейчас это сооружение преодолеет последнюю сотню метров, и…

И что?

Встанет бортом, чтобы прикрыть…

Кого?

Впрочем, не встанет.

Как только этот кошмарный сон автослесаря подойдёт на расстояние в тридцать метров…

Вот потому-то я так быстро и убегаю!

Хренак!

Да-а-а-а…

Двадцать килограммов тротила – это мощно!

Ну, можно считать задачу выполненной – жути я им там нагнал достаточно, думаю, что теперь даже в сортир они будут выходить во всеоружии, прикрывая друг друга в течение всего процесса. Так что со спокойной совестью можно топать восвояси. Меня совершенно не тянет на, так сказать «место преступления», чтобы воочию узреть плоды своих трудов. Кого там сгубило любопытство? То-то же…


– Ну? – буркнул Кабан, – Что там у вас такого страшного? Показывайте!

Встреча двух главарей произошла совершенно буднично. Словно и не было никакого противостояния и взаимной игры мускулами. Просто от Вована Длинного поутру пришёл посланец и попросил, чтобы пахан при первой же возможности навестил бы его.

– А что сам? – поинтересовался Лорик, выслушав сообщение. – Впадлу ему сюда притопать?

Ныне он занимал пост начальника охраны пахана, так что и задавал такие вопросы отнюдь не из праздного любопытства.

– Поранило его… – покачал головою посыльный. – С трудом сейчас ходит. До забора покуда дойдёт – пообедать можно!

Впрочем, главное понимали все – подчинённый попросил о встрече главного босса. Нужные слова были сказаны – он признавал своё положение. И поражение в начавшемся было противостоянии.

Умный Кабан всё это хорошо просчитал. И именно поэтому не отправился в путь в тот же день. Чего нельзя сказать о подручных Лорика – эти сорвались с места уже через час. Надо было предварительно проверить маршрут. Просьба – это, конечно, хорошо, а осторожности никто не отменял!

Пахан выдвинулся только на следующий день, получив от Лорика подтверждение безопасности маршрута на всём протяжении. Его парни, впрочем, этим не ограничились – заняли позиции в некоторых точках, чтобы прикрыть своего босса по мере его продвижения. Начальнику охраны нравился его пост, и он совершенно не собирался его терять.

И вот сейчас, пробравшись окольными путями на территорию бывшего автосервиса, Кабан выслушивал главаря «гонщиков».

– Пойдём… – грузно поднялся тот со своего места, опираясь на костыль. Правая нога бандита была обмотана бинтами, да и сам он не только передвигался, но и говорил медленно. Совершенно не напоминая себя, но всего неделей ранее. Выйдя за забор, пахан окинул его взглядом – свежие следы от пуль невозможно было не заметить!

Впрочем, главное было не здесь.


– Херасе у вас тут шандарахнуло! – аж присвистнул он, взглянув на площадку перед воротами.

Около неслабой воронки скособочился исковерканный взрывом гантрак. Он не загорелся и не разлетелся на куски. Но, изрешечённый осколками, теперь сильно напоминал гигантский дуршлаг. Раму автомашины погнуло, и переднее левое колесо, точнее то, что от него осталось, возвышалось на землёй почти на полметра. Кабину же, исковеркало так, что даже с первого взгляда было понятно – там никто уцелеть не мог.

– Да… – прохрипел Длинный. – Нас там всех глушануло основательно… Кто ж знал, что эти сволочи мину заложат? Да ещё такую основательную!

Тут он нисколько не преувеличивал – осколками подмело весьма неслабую территорию. Так что заряд, и верно, был достаточно серьёзным.

– И кому же это ты в суп плюнул?

– Ну… такие штуки… это только у «юсеков» есть…

– А что за штука-то такая?

Вован кивнул в сторону калитки, мол, тут уже всё видели, пора бы и назад. Пахан не возражал, открывшееся перед его глазами зрелище могло убедить хоть кого!

– Ну… – опустившись на своё место, сказал главарь «гонщиков». – Мы-то сначала думали, что это обычный бронеколпак. Знаешь, вояки такие штуки иногда использовали в прошлом… Выкопал ямку, притащил железяки – он разборный вообщем-то. Да и собрал – это быстро. За пару часов вполне управиться можно. За ночь – так и подавно. Издали эта фиговина здорово на подобный бронеколпак и смахивала.

Он перевёл дух, глотнул воды.

– Стрелять стали, когда пацаны поутру на улицу выбрались. Двоих сразу завалили, один опосля уже коньки отбросил. Да поранило ещё двоих, но легче… Ну, мы сразу же в обход наладились. Ан, как оказалось, там про то уже раньше подумали. И бросили из-за забора парочку гранат – тут уже многим прилетело. Если бы не тачки…

Действительно двор автосервиса заполняли всевозможные автомобили. Как старые, стоявшие тут с незапамятных времён, так и новёхонькие автомашины, совсем недавно украденные прямо из автосалонов. Вывезти их из города не успели… Их борта и приняли большую часть осколков. Но всё равно досталось многим.

– Хочешь сказать, что и там кто-то сидел?

– Ну, с небес у нас пока гранатные дожди не идут. Да и после уже пацаны там на растяжки нарвались – ещё одного прихлопнуло. Остальные сняли…

«Гонщик» кивнул своему приближённому – и на стол перед главарями легла граната.

– Это не наша «фенька». И не РГД-5. Голимый забугор!

Кабан повертел в руках гранату, кивнул.

– Продолжай…

– А чё тут… Мы в машину набились, гранатомёт прихватили – и к фиговине этой выдвинулись. Рассмотрел я её в бинокль – это робот какой-то! Не было там никого живого – хуй бы он так раскорячился-то! А его пули нашу броню не брали… – Длинный перевёл дух. – На прямой выстрел не подойти – пулемёт метров на триста всё крыл! А так из-за брони… был шанс. Эту хрень только в упор и можно взять.

– Понятно. Дальше я видел – рванула она…

– Да… там меня и припечатало.

– Больше тут ничего такого нет?

– Пацаны облазили всё… Пока нет.

– А как её вообще сюда притащили? Вес-то немалый, поди!

– Да… хер её знает… Сама как-то приползла, наверное. Может, у неё там гусеницы какие-то снизу есть? После взрыва-то и не поймёшь – там кил тридцать точно заложили!

– Ладно! – поднялся Кабан. – Я всё видел. Лепилу[27] пришлю, есть у меня один… Поможет тебе, да и пацанам твоим пригляд нужен. Хавчик?

– Это есть…

– Тады – выздоравливай! Ты мне живой, да на ногах нужен! А за «юсеков»… лады, с ними перетрём… Не придут они сюда более – отвечаю!


Сегодня спим.

И завтра тоже – надо хоть как-то снять с себя напряжение последних дней. И поесть тоже нужно, так-то, на брюхе ползая, я всё больше сухомяткой перебивался.

А впрочем, Олег уже с утра куда-то вниз ускакал. Он в своей стихии – возится с всякими железками и этому рад. Где-то я вполне его понимаю, привычная работа как-то отвлекает от того ужаса, что царит за стенами нашего бункера.

Бункер?

А что… вполне даже точное определение! Не бензоскладом же его называть? Кстати, именно по этой причине, как я полагаю, сюда так никто до сих пор из хозяев и не пожаловал. Автозапчасти и топливо, надо думать, совсем не тот товар, ради которого стоит рисковать жизнями своих людей. Оживлённое автомобильное движение ещё не скоро вернётся на улицы Таркова.

Кстати…

А вот разлёживаться-то и не выйдет!

Программа генерации ключей, как оказалось, очень даже неплохо работает! А раз так… Дописать строчку кода и ввести её в компьютер, который управляет доступом – задача на пару часов. Тем паче, что именно флеш-ключ и даёт к нему доступ. Смена пароля – задача вообще рутинная.

А в итоге – ни один прежний ключ систему безопасности не отключает.

Вот так!

Только я и Олег – никто другой сюда более не войдёт. Так что прежних хозяев встретят не гостеприимно распахнутые двери, а пулемётный огонь в упор! Надо, кстати, озадачить техника – пусть подготовит ещё парочку турелей, распихаем их по округе. Чтобы даже к считывателю кода вообще никто бы не подошёл. А для себя оставим маленькую такую дырочку-щёлочку – и по ней-то и станем шастать.

Вот и работка подвалила! Всё же заниматься делом намного приятнее, чем просто так пролёживать бока на койке!

Так что этот день прошёл в напряжённых трудах, что, однако, нисколько никого из нас не опечалило.


А на следующий день на связь вышел Хохол.

– Старый знакомец поговорить хочет.

– Это который же?

– Да тот, от кого посылка недавно была, – сообщает мне динамик радиостанции.

– От нас будет тот же человек. Завтра, в два часа.

– Замётано!

Заодно, кстати, надобно будет навестить и Гавриша, пусть подбросит еды – у него на складах приличные запасы имеются.

Вот опять же – поступаю супротив всякой логики.

Почитать «умные» книжки – так я за эти склады сам должен был зубами держаться!

Угу…

Там бы эти зубы и остались.

Никакой своей банды у меня нет, да и не мастер я такие образования создавать. Как ими командовать, чем занять, чтобы не бузили? Да и людей-то где набирать? В интернете по объявлению? Ага…

Даже не смешно.

Из меня бандитский главарь вообще никакой. Раскусят в первые же двадцать минут. А вот мозги запудрить – это мы могём… Вот пускай бандиты и думают – что же это за неведомый деятель, что со своего плеча такой куш отстегнул? Не бедный дядька ведь получается…

Да и другой тут аспект имеется!

Моих – не трогать!

Вон, подняли руку на одного – весь кодлан под пулями лёг! Кстати, и пример покойного Фомы – он тоже очень даже гармонично в это встраивается.

«Не трогай людей Хищника – дольше проживёшь!»

Ну как-то вот так…


Перед выходом рассматриваю себя в зеркале.

Ну малость отъелся.

Хотя это не слишком-то и заметно.

А вот в волосах… мать-мать-мать, это что? Седина?

Охренеть не встать! Не рано ли?

Внутренний голос ехидно комментирует: «А что такое рано? В нынешней-то обстановке?»

И верно.

Как ещё весь-то не поседел?

А вот выражение морды стало каким-то совсем непривычным. Не злобным, как это можно было бы предположить, а скорее усталым. Чётче обозначились скулы, пролегла на лбу поперечная складка…

Нет, не знаком мне этот человек в зеркале.

Но Кабан, надеюсь, узнает.

Глава 25

Однако же первым я встретил именно Гавриша. Как уж так вышло, что он узнал о моём визите, – бог весть!

Не могу исключить и обычного совпадения. Хотя и вариант «дружеского стука» тоже вполне допустим – где атаман и где Кабан? Второй хоть и грозен, но далеко. А этот рядом!

Но в помещении «торговой точки» я увидел именно его, сидящего у стола и мирно беседующего с торгашом. При виде меня они оба демонстрируют радушие, и на столе появляется бутылка коньяка и легкая закуска. Все мои вопросы разрешились неожиданно быстро, атаман тотчас же согласился организовать конвой до указанной мной точки. Попросил как-нибудь заглянуть на завод и вежливо (что несколько на него не похоже!) откланялся. Как я понимаю, там у него нынче резервная точка обитания. Ну, в принципе понятно – оборону на заводе держать намного удобнее! И пути отхода там есть, не то, что в его лагере.

А вот с торгашом разговор неожиданно затянулся и вышел крайне небезынтересным! Ну, во-первых, у меня имелось, что предложить. Тот же инструмент, топливо и некоторые прочие полезности. Всё же не всё то добро, что лежало сейчас в бункере, оказалось совсем уж бесполезным, кое-что можно было продать. И спрос на него тоже присутствовал. Так что разговор получился интересным. Ну и слухи кое-какие господин Огрызко мне поведал. Тоже, надо сказать, немало полезного для себя я из этого разговора почерпнул.

Блин, не зря, однако, в прежние времена между профессиями торговца и шпиона не делали особой разницы…

Так это же один только Хохол! А что может знать тот же Прапор? Местный оружейный барон точно должен быть в курсе очень многих интересных дел! Да и к Капюшону тоже стоит заглянуть – толкнуть ему старую флешку, например. Жаль, что я лично не знаком с Медичкой, вот её-то тем более навестить надобно!

Стукнула дверь – и на пороге нарисовался Кабан.

Кувалда предусмотрительно отступает в сторону, игнорируя протянутый ему пистолет. Ага, стало быть, Огрызко свои выводы из прошедшего недавно диалога сделал. Все, так сказать, клиенты равны, но есть более равные.

Бандит удовлетворённо хмыкает и, убрав оружие, топает к столу.

Присаживается и махом наливает себе сразу полстакана коньяка. Поднимает вопросительный взор на торгаша и тот, что-то вежливо бурча о неотложных делах, исчезает в подсобке.

– Будем!

Кто б спорил…

Коньяк приятно проваливается в брюхо и по телу снова разливается теплота.

– Видел я твои художества… – бурчит бандит, подцепляя вилкой кусочек консервированной ветчины. – С «юсеками» что ли добазарился?

– А что?

– Да их почерк. Пулемёт, динамит, робот какой-то… Как ещё танк не додумались припереть?! У нас так не работают!

– Зато и к тебе вопросов никаких.

Главарь крупной бандгруппировки, а теперь его можно так называть без тени малейшего сомнения, усмехается.

– А ты, однако, дипломат!

– Мы с тобой договорились – я принял заказ. Разумеется, у меня есть прямая заинтересованность в том, чтобы на тебя не пало никаких подозрений. А уж, каким путём это можно достичь… – развожу руками.

– Да уж, достиг… – ухмыляется Кабан. – Ладно!

На стол, незаметно от всех прочих, ложится приличная пачка денег – евро.

– Я заказ выдал – ты его исполнил. В расчёте?

Прикидываю – там точно не менее десяти тысяч евриков. Вполне приличная сумма! Хотя… одна только установка стоит сурово больше.

Вопросительно смотрю на собеседника, и на столе появляется ещё одна пачка – уже потолще. Это уже лучше, нельзя показывать себя легковерным лохом – себе дороже встанет.

– В расчёте.

В конце концов, не потащу же я такую хреновину на продажу?

Повеселевший бандит плескает в стаканы ещё коньяку. Чокаемся и выпиваем.

– Тогда вопрос уже к твоему шефу. Нужна… короче в порт нам попасть надо.

– И?

– Там свои урланы окопались. Совсем берега потеряли, никаких понятий!

– Мишка Фалин, что ли?

Кабан насупился.

– Знаешь его?

– Наслышан.

– Из беспредельщиков он… совсем закон воровской не уважает!

– Только ли сейчас он таким стал?

Это не выстрел наугад. Кое-что я и раньше слышал о припортовых разборках. Там в своё время «окопались» (в далёкое мирное время, кстати) «бригады» бывших спортсменов. Пользуясь знакомствами и связями в верхах, они тогда организовали один из первых ЧОПов в городе. С города и рынков их выбили, а вот в порту, точнее на складском терминале, эти гаврики засели как гвоздь в стене! Война с городскими бандами и тогда шла весьма серьёзная. С обоюдными жертвами – со всех сторон. Слишком лакомым оказался этот «кусочек». И никто не хотел его уступать. Вполне логично предположить, что и пресловутый Фалин как раз из тех «спортсменов». Так что нет ничего удивительного в том, что старая вражда сохранилась и в нынешних условиях.

И я не промахнулся.

– Нет… – хмурится бандит. – Он всегда таким мудилой непонятливым был. Да и сейчас так же себя ведёт. Короче с ним у меня разговора не будет.

– А что нужно-то?

– Перед всем этим бардаком, руководство «Терра-групп», видать, уже что-то такое знало. Или догадывалось – не суть. А поэтому приняло меры для того, чтобы всемерно усилить «юсеков». Ну, не только их, но не важно!

Он плескает себе коньяка, но пить не спешит.

– В общем, пришёл сюда груз. Всякий-разный, но ценный! А уж в нонешних-то условиях – так и вовсе! Как уж они там всё это по накладным провели, хер знает! Но вышли вместо патронов всякие там ложки-вилки и прочая лабуда. В общем – чёрта с два их там кто отыщет!

Он опрокидывает стакан.

– Мы знаем, где оно лежит и как забрать. Скажи Мишке, даже если он их и сам найдёт – так там будет пустыня на добрую сотню метров вокруг. Думаю, он и сам неплохо представляет, насколько осторожными были те людишки, что подобный груз ныкали.

– Понятно, – наклоняю я голову. – А ему с того какой интерес?

– Там четыре контейнера, врубаешься?

Очень даже врубаюсь!

– Так вот – два наши! И это без базара! Один ему отдаём. Его земля, и мы это признаём. Сам должен понимать – такое признание дорогого стоит! А четвёртый – тут уж пусть твой бугор кумекает. Ежели, кроме вас тут никто не пляшет – контейнер к вам и уходит. Ежели, кого в долю принимаете, сами с ними и договариваетесь.

– А что там лежит? Меня же спросят.

Кабан хмыкает, но кладёт передо мной пачку скреплённых степлером листов бумаги.

Так…

Штурмовые винтовки, ручные пулемёты – это-то как раз понятно! Раз так, то страничку с описанием боеприпасов переворачиваем, и ежу понятно, что они там будут в изрядном количестве.

«Средства индивидуальной бронезащиты» – ого! И сколько там подобного добра?

Ответ находится на следующем листке. Скорее всего, человек, который сшивал документы, делал это наспех или попросту не очень хорошо понимал английский язык.

«…Содержимое каждого контейнера предназначено для вооружения и оснащения стандартного штурмового подразделения. Обеспечивает его функционирование в течение не менее чем тридцати суток, при условии наличия оборудованной базы развёртывания…»

Так…

Если мне не изменяет память и зрение, то что-то такое об этих самых штурмовых подразделениях читал. Причём читал не так уж и давно!

Какие-то бумажки из сейфа покойного Макара – точно!

И сколько людей в такой группе?

Группа управления – пять человек, связи – пять человек, обеспечения – четверо, десять рыл – группа тяжелого вооружения и огневой поддержки и несколько групп оперативного реагирования. Всего около сорока человек. Все ли они учтены при формировании подобного груза – бог весть. Но, даже если там будет снаряжения всего на тридцать харь… То это просто подарок небес какой-то!

Ага, ты его сначала унеси, подарочек этот.

– Что ж… – пожимаю я плечами. – Ясен пень, доложусь.

– И когда ответа ждать?

– Ну… – развожу руками. – Выйду на связь, попрошу, чтобы меня приняли, изложу всё – и будем ответа ждать. Как понимаешь, я тут не самый крутой перец. А к Фалину в гости и без того можно сходить. Тема-то есть…

– Хорошо, – кивает собеседник. – На том и порешаем…

Глава 26

Добравшись до своей старой норы, отваливаюсь на диван. Предварительно связываюсь по рации с Олегом и предупреждаю о своём отсутствии. Пусть спокойно спит и не дёргается.

А сам думаю…

Сколь велики мои шансы договориться с неведомым Мишкой?

А нисколько… Поди ему там, в порту, плохо? Это же целый город! Всё на свете, наверное, там можно отыскать. И если его в своё время не выперли оттуда объединёнными силами разных группировок, то за мной и пары человек даже не стоит – он и не станет меня слушать!

Ладно, пойдём от противного…

Кого он слушать станет?

Ну, разве что того, кто прекрасно себя чувствует рядом с ним. И ничуть не тяготится подобным соседством.

И кто у нас такой есть?

Целый день я сижу за компом – копирую содержимое дисков. А то, что там остаётся шифрую. Правда, список содержимого выношу в отдельный файл и оставляю его в корневой директории. Мне здорово повезло в том плане, что на складе обнаружились приличные запасы съёмных носителей, я сюда аж целый рюкзак припёр! Вот на них-то всё и сбрасывается…

Привычная и хорошо знакомая работа, и хотя пальцы уже несколько отвыкли от клавиатуры, идёт она достаточно быстро. Понятное дело, я не смогу скопировать содержимое всех дисков – на это требуется гораздо больше времени, да и такого количества съёмных носителей я попросту не дотащил ещё. Так это пока и не нужно. Своего рода страховка.

Засиделся я далеко за полночь, но основную работу всё же завершил.

Можно спать…

На этот раз я экипируюсь всерьёз. Ребро хоть и зажило, но испытывать судьбу у меня больше нет никакого желания. Поэтому в разгрузку вставлены положенные по штату бронепластины, боезапас пополнен до максимально возможного. Вообще надо будет что-то придумать, в последний раз я бронежилет так и не пробил, значит, нужно более мощное оружие.

А вот тут утык!

Шуметь я не люблю, да и к «ЗИГу» уже привык. И что тут есть более мощное? Оно же и грохать станет куда как основательнее, да и веса явно поприбавится…

Дробовик?

Ну он мощный, конечно, но тяжёлый же!

Ладно, запасусь гранатами – эти, при случае, и взрывной волной могут так об стену приложить, что не до драки будет даже самому записному забияке.

Хочешь долго жить – не шуми!

Эту истину я придумал сам и стараюсь поступать сообразно с высказанным. Ходим тихо и осторожно. Лучше лишний раз по сторонам посмотреть, послушать и быстро перебежать в новую точку. Чтобы снова там затаиться и слушать. Это приносит свои плоды – разок мимо меня уже протопала команда каких-то непонятных перцев. Ну, тут теперь всё просто. Не «медведи» и не «юсеки» – стало быть, Дикие. А уж какого роду-племени… да пофиг совершенно! Мне тут никто не друг!

Сектанты? Ну, пожалуй, что нет, те всё же видом отличаются. Значит, вариант каких-нибудь бандитов – что ничуть не легче! И те и другие сначала на спуск нажмут. Так что пущай себе мимо идут. У меня конкретная цель есть, вот и станем к ней потихонечку продвигаться. Но совсем тихо пройти не удалось. «Хвост» за собою я обнаружил ближе к вечеру, успев отмахать изрядный кусок задуманного пути. Не знаю, что именно меня торкнуло. Взгляд ли чужой ощутил или ещё что-то. Но на душе сразу стало тревожно, а ноги, словно свинцом налились.

Так, мать его, «хвост»! Кто-то сейчас меня выцеливает! Кубарем ухожу под стену – тихо. Ни выстрела, ни броска гранаты – ничего. Но я же не мог настолько лопухнуться! Ведь знакомое же ощущение! Однако скоро и стемнеет, надо искать крышу над головой! Спать просто на тротуаре, пардон, но я не турист-экстремал! Выбрав подъезд, забираюсь на третий этаж. Почему на третий? На второй можно снизу что-то закинуть. На третий, правда, тоже, но это будет уже потруднее, да и не слышно снизу уже почти ничего. Это на втором этаже относительно нетрудно понять, в какой комнате сейчас спит человек. Просто по звуку дыхания – а вы что подумали? А вот разобрать на слух – в какой именно комнате третьего этажа кто-то посапывает – это, пожалуй, фиг! Да ещё и при целых стёклах!

Опять же отсюда можно быстро сбежать – для этой цели привязана к батарее тонкая, но прочная, верёвка. Это прыгуна со второго этажа непременно станут внизу караулить, а вот с третьего и выше – разве что для того, чтобы потом было чего в гроб сложить. Ибо ноги-то он себе, как минимум, поломает или как-то иначе повредит. Ну и не до бега ему, болезному, станет сразу же. Равно, как и до прочих фокусов. Но вот спуска по верёвке точно никто ждать не станет. Как-то вот это здесь не прижилось…

Приспособа для открытия дверей у меня теперь новая, гораздо лучше старой! Олег постарался. Так что нужную дверь я отжимаю без особого шума. А вот дальше… дальше моя деятельность напоминала что угодно – только не приготовления ко сну. Тонкой сталистой проволочки у меня малость есть. Ну, как малость – моток. Всего-то метров пятьдесят. Но вот для того, чтобы её натянуть поперёк двери, вполне достаточно. Есть у меня и саморезы, которые входят в дверной косяк, как по маслу. Длинные, миллиметров по восемьдесят, такие легко из деревяшки не выдернуть. Да и шляпки у них широкие, самое то, чтобы проволокой обматывать, не соскочит она.

Как закоренелый злодей я не стал проволоку прямо поперёк двери натягивать – сделал из неё широкую петлю. Нижняя часть вообще на полу лежит, а вот верхняя приподнята почти в уровень колена. Не особо её-то в сумерках и видно. А уж в темноте – так и вовсе. Вот теперь можно и вглубь квартиры отойти и подождать. Злодей появился где-то через час, я уже и взаправду дремать было начал.

Но хрустнуло внизу.

Не возлагая особых надежд на ветер и нерадивость бывших дворников, долженствующих позаботиться о соответствующей замусоренности лестницы, я специально там, на ступеньках внизу, рассыпал пригоршню каких-то фиговин из тонкого пластика. Чем это было раньше – хрен его знает, какой-то дизайнерский изыск. Висели эти штуки, чем-то напоминавшие снежинки странной формы, на длинных нитях в одном из кабинетов, которые я в своё время обшаривал. Так бы и мимо прошёл, но нечаянно наступил на одну из таких фиговин, которая валялась на полу. Она и хрустнула – да так явственно! Заинтересовался я и уже специально сдёрнул ещё одну – и под подошву! Опять хруст! Веса эти штуки почти не имели, да и укладывались удобно, входя одна в одну. Так что и масса дополнительного груза, вместе с объёмом, оказалась не столь уж и значительной.

На эту мысль меня натолкнул Степаныч, когда делился историями из своего прошлого.

– Мы тогда сухой горох по полу рассыпали – фига с два тихо по нему пройдёшь! – как-то поведал он мне.

Ну, гороха у меня сейчас нет, но вот эти серовато-стальные дизайнерские фиговины его с успехом заменяют.

Ага, стало быть, клиент на втором этаже.

Что ж… будем подождать.

Больше ничего не хрустело – миновал злодей мою сигналку.

А тем временем уже ощутимо стемнело, видимость стала совсем фиговой. Но неведомого гостя, похоже, это мало беспокоило – темп продвижения ничуть не увеличился. Забираясь в квартиру, я предусмотрительно открыл окно в одной из комнат. Так что и распахнувшуюся входную дверь в квартиру вполне можно списать на неизбежный сквозняк. Это даже можно почувствовать при желании – есть такой слабый ветерочек.

Остановился гость перед дверью и какое-то время прислушивался. Но натянут у меня на морду сетчатый шарф, скрывает он дыхание. Душновато, правда – зато живой!

Усилился сквознячок – входная дверь осторожно приоткрывается. Но по-прежнему стоит злодей на лестнице, не вошёл он внутрь квартиры. Терпеливый чертяка, уважаю.

Еле слышное движение – есть!

Грохот падающего тела возвестил о том, что моя ловушка сработала. Это натянутую проволочку можно ногой почувствовать, а тут немного иначе всё обстоит. Чуть-чуть всего проволочка сдвинулась, но сорвалась с самореза-вешалки обыкновенная сковорода. Мало того, что сама по себе шумная, так ещё и чугун! Почти два кило веса – и дёрнулась, затягиваясь вокруг ноги петля!

Тут и со стальными нервами никто не выдержит!

Рванулся злодей – ан, фиг.

И рухнуло на землю тело.

Щелчок и в окулярах ночника появляется фигура ночного визитёра.

Какой-то ободранный мужик с топором! Едрёнть, я хотя бы обреза ожидал!

Топор… хм…

– Ты кто?

И у меня над головой проносится смертоносный снаряд – дядя, между прочим, вполне грамотно и точно его бросил! Чуток бы в сторону и амбец! Ну, родной, я вот тоже, как-то не поклонник Льва Толстого!

Хлопает пистолет, и мужик с проклятиями хватается за ногу.

– Ты кто?!

Но он не унимается, пробует вскочить, падает, снова пробует… И при этом, из его уст непрерывно извергается поток таких матерных выражений, что иной боцман бы покраснел! В его руке отблёскивает металл – и тогда я стреляю. На этот раз на поражение!

Со звоном падает на пол нож.

Всё, этот отбегался.

Охренеть – это что за персонаж?! Откуда он такой вообще вылез? С топором…

Осматриваю тело. В спортивной(!) сумке через плечо лежит одинокая банка консервов. В кармане – упаковка бинта.

И всё.

Кто, откуда, зачем он именно здесь – хрен его ведает. М-м-да… странно всё это. Нет, не то, что меня хотят убить, к этому-то я уже давно привык. А то, что мужик выбрал несколько экзотический вид нападения. Осматриваю топор – тот глубоко вошёл в стенку платяного шкафа. Нехилый, в общем-то, бросок – башку бы он мне снёс на раз-два! Нет, не так всё просто. Этот дядя явно не на меня первого так охотился.

А вот вопрос: он тут один такой шастает или как?

Выбираюсь на лестницу и прислушиваюсь… Пока тихо. Но это ещё ничего не значит – данный деятель тоже не в психическую атаку под развёрнутым знаменем шёл.

Опускаюсь на пролёт ниже и натягиваю там простенькую ловушку – тонкую нить над лестницей. Нитка свободно провисает и ничуть не похожа на растяжку, как их обычно изображают в кино и в играх. Один конец нитки привязан за трубу мусоропровода, а вот второй – он просто обмотан вокруг взрывателя гранаты. Которая лежит на «рычаге» и, само собою разумеется, без чеки. Вот потянут неосторожно ногою за верёвочку – упадёт граната на бок и щёлкнет рычаг, освобождая ударник.

А сам я, поднявшись этажом выше, (и отвязав от батареи верёвку) перебираюсь на балкон соседнего подъезда.

Бред?

Но именно так и подумают те, кто выпасал моё передвижение. Сейчас уже достаточно стемнело, да и навряд ли на улице кто-то работает с прибором ночного видения, отслеживая перемещение кого бы то ни было по балконам. Это уж совсем параноиком надобно быть…

А сам?

Сильно ушёл от параноика-то?

Не сильно – и именно поэтому, живой.

Солидола и тряпки у меня нет, но есть клейкая лента! И она достаточно неплохо справляется с аналогичной задачей – прихваченные ею куски стекла не падают со звоном на пол балкона. А остальное я и сам могу из рамы вывернуть просто руками.

Но и на этом ничего не закончилось – оставив ещё один «сюрприз» в этой квартире, перемещаюсь уже на пятый этаж. Вот тут – всё, верёвка охватывает перила балкона, «путанка» затягивает коридор, а к двери я стаскиваю всевозможное барахло и стулья, чтобы её нельзя было бы распахнуть одним толчком или ударом плеча. Шкаф бы больше для этого подошёл, но его бесшумно не передвинуть…

Дадут, блин, мне сегодня поспать или как?

Или как – разрыв гранаты вырвал меня из объятий Морфея.

Это где? В моём подъезде или ещё в том?

Судя по отсутствию стонов и криков – пока ещё там.

Что ж, часик я всё-таки прихватил! И то хлеб.

Граната внизу бабахнула ещё через полчаса – и вот тут мне всерьёз поплохело! Это что же за народ там такой подобрался? Потери у них точно уже есть, а учитывая поражающую способность гранат, достаточно серьёзные, но от своей цели эти гаврики не отказались. И тишина. Ни криков, ни стонов. Конечно, можно предположить, что взрывы ухандокивают клиентов сразу и наповал. Но даже я, по своему опыту, могу утверждать, что подобное происходит далеко не всегда.

А раз так…

Сомневаюсь, что я попал на банду немых – тот дядька матерился очень даже мастерски. Что же выходит, они молчат, даже будучи ранеными?

Не есть весело…

Везёт же мне на всяких странных деятелей! То сектанты, то эти, блин, топористы. Я почти уверен в том, что подъезд они начали «чесать» сразу с двух сторон – снизу и через балкон, там, где проходило моё отступление. То есть у них есть какие-то там следопыты, что ли?

Определили путь моего отхода, прикинули и, заблокировав подъезд, двинулись через балкон. Если это так, а внутренний голос настойчиво это утверждал, то положение хреновое. Этот подъезд угловой. И перелезть на ещё один балкон уже не выйдет – нет тут больше никаких балконов.

Да, у меня есть оружие и патроны. Есть и гранаты – просто так меня не схавать! Но кто сказал, что гранат нет у нападающих?

Верёвка!

Караулят ли они меня внизу?

Не факт…

Но влезть на крышу я, скорее всего, не смогу. Уж во всяком случае, не сумею это сделать бесшумно. А крыши тут плоские, особых укрытий не имеют. И из соседнего дома меня можно будет оттуда снять одним выстрелом.

Что ж… рискнём!

Осторожно пробравшись к балконной двери, выскальзываю наружу. Прибор – включить!

Осматриваю окрестности.

Если там кто-то и караулит, то, как минимум, человек этот должен видеть эту стену дома. Ну, окна-то данного подъезда так в любом случае!

И где такой соглядатай может сидеть?

Ну… хороший вопрос. Да где угодно, в общем-то.

Но!

Мало видеть – надо ещё и как-то реагировать! Если он с автоматом, то всё плохо – на лету ещё подстрелят. Пока ещё я там вниз спущусь…

А если с топором, то тут шансы есть – ему ещё как-то добежать до меня нужно! Как ни крути, а метров двадцать-двадцать пять ему надо преодолеть! За это время мои ноги уже коснутся земли!

И тогда я этому бегуну не завидую.

На лестничной клетке что-то скрипит!

Совершенно автоматически я сбрасываю вниз свернутую кольцом верёвку.

Рывок! Проверяем крепость узла и прочность верёвки…

Пошёл!

Пролетая мимо окон третьего этажа, вижу внутри помещения мимолётный отблеск света – там уже кто-то есть! Зазевавшись, я еле-еле успел притормозить. Но не вовремя – о землю всё же приложился так, что сразу заныло недавно сросшееся ребро.

Блин…

Торопясь дергаю за шпагат, который болтается рядом с верёвкой. Ещё раз, ещё, наконец он поддаётся и, тихо шелестя, веревка шлёпается к моим ногам. Торопливо подхватываю её, быстро-быстро пытаюсь хоть как-то смотать. Выходит плохо, всё же спешка – далеко не самый лучший помощник в любом деле. Плюнув на это дело, подхватываю безобразный ком кое-как смотанной верёвки и стремглав бросаюсь в сторону. Подхватываю заодно и рюкзак, который приземлился гораздо раньше меня – я его к концу верёвки привязал. Ибо спускаться с грузом – затея не самая разумная.

Заборчик?

Невысокий – сойдёт!

Переваливаюсь через него, предварительно перебросив туда и рюкзак. Сердце в груди колотится так, что я опасаюсь за целостность рёбер! Надо успокоиться! Дышать ровнее! А то меня, наверное, на той стороне улицы слыхать…

Вот!

Осторожно пробую распутать верёвочный ком. Плохо, что фонарь включать нельзя…

Ага!

Понемногу безобразная куча в моих руках начинает приобретать более-менее упорядоченные очертания. Ещё несколько минут, и свёрнутая в кольцо верёвка отправляется на своё место – я приторачиваю её к рюкзаку. Кстати, задумка с привязанным шпагатом тоже не моя, я её где-то в книжках прочитал. Интересная, между прочим, идея! Завязываешь верёвку специальным узлом, а к концу её привязан более тонкий и лёгкий шпагатик. Дёргаешь за него – узел распускается, и верёвка под своим собственным весом падает. Можно подобрать и унести с собой. Не то, чтобы я был таким жмотом – есть на складе всевозможные верёвочки и тросики. Но вот поставить в тупик преследователя, чтобы он ломал голову, как это потенциальная дичь от него свалила, безусловно, стоит. Зачем подсказывать злодею полезные мысли?

На улице тихо.

Ну, как тихо… обычно, как и всегда в Таркове. Где-то что-то скрипит, позвякивает. Иногда так и выстрел прозвучит. Но далеко, не здесь. А тут пока ничего не происходит, никак себя не выдают мои преследователи…

Так прошёл час.

Никто так и не появился рядом, да и на улице никакого движения не наблюдается. Надо уходить – целее буду!

Глава 27

Встреча с Капюшоном прошла по ранее утверждённому сценарию. Опять тот же самый скверик, тот же самый паренёк.

На этот раз он приветливо мне кивает – узнал!

– Вы к нам по торговому вопросу?

– Не только. Хотя и эта тема меня тоже интересует.

И снова стёжки-дорожки. Меня старательно запутывают, водя кружными маршрутами. Но бродилово заканчивается в небольшой комнате, где также традиционно я оставляю своё вооружение. А вот при виде двух ножей у меня на поясе, сопровождающий только губу прикусил. Но промолчал. И ничем не выдал своего удивления. Однако я теперь понимаю, что именно висит у меня на ремне!

Меня попросили открыть рюкзак и поводили около него каким-то электронным прибором. Ищут жучки? Но какой в этом смысл – никакие спутники ведь тут недоступны, так что и маячок ничего не даст? Или я чего-то ещё не знаю? Повязка на глаза и длительное блуждание по коридорам. Но вот запах свежевырытой земли уже не присутствует. Обжились?

Но, против моего ожидания, встреча произошла вовсе не в подземелье, а в каком-то офисе. И вполне неплохо обставленном!

– Присаживайтесь, – кивает мне собеседник.

Ни здрасьте, ни прощай – и где его только воспитывали? Мягче надобно к клиенту быть! Впрочем, учитывая круг его клиентуры…

– У вас есть двадцать минут.

А в прошлый раз он всё же пообходительнее был!

Кладу на стол флеш-ключ.

– Это, так сказать, в качестве прелюдии к разговору…

Губы его дрогнули.

– Так…

– Компьютер у вас есть?

– Найдём.

На стол ложится жёсткий диск. На нём видна надпись: «Кабинет № 7 управления внутренних перевозок порта».

– В корневой директории имеется список файлов. Основной массив данных зашифрован. Предупреждаю сразу – пароль известен. Но не мне…

Собеседник приподнимает диск и, не глядя, протягивает его в сторону. Бесшумно возникший помощник забирает девайс и также незаметно исчезает.

– За десять минут вы его не изучите.

Торгаш вдруг улыбается.

– Кофе?

А кофе у него неплох! Даже бутерброды принесли!

Так что ни о каких десяти минутах речь не шла. И ещё момент…

Потянувшись к тарелке с бутербродами, я наклонился, и распахнувшаяся куртка продемонстрировала два ножа у меня на поясе. По тому, как внезапно резко сузились глаза собеседника, я понял – он их увидел!

Стук в дверь.

На пороге возникает помощник.

– Мы проверили содержимое…

На стол ложится лист бумаги.

Торгаш внимательно просматривает список.

– Угу… Да, это представляет определённый интерес. Ваши условия?

Так, клюнуло!

– Насколько я понимаю, это – сфера ваших интересов?

– Не единственная. Но не стану скрывать – мне эти сведения нужны.

– Нескромный вопрос… Ваши клиенты об этом осведомлены?

Он пожимает плечами.

– Разумеется…

– Моё руководство тоже это понимает. И именно поэтому я здесь. Мы хотели бы достичь взаимопонимания по ряду вопросов.

Торгаш наклоняет голову.

– Вам такой персонаж – Фалин, знаком?

– Естественно.

– Так вот он продаёт эту информацию на сторону.

Ох, как губы-то сжались! Не завидую я кое-кому…

– Кому именно?

– Об этом я не осведомлён. Но часть его груза до адресата не дошла.

– То есть?

Кладу на стол один из ножей.

– Понятно…

– У нас есть некоторые интересы на территории порта. Но там люди Фалина. Он не слишком договороспособный контрагент…

– Знаю.

А дальше пошло немного проще. Уж и не знаю, что там такого на этих дисках, но Капюшону они зачем-то нужны. И помимо этого, он явно хочет вставить нехилый пистон тому, кто не оправдал его доверия. Как я понял, торгаш даже его почерк на пояснительной этикетке узнал! И подобный аргумент может очень сильно осложнить дальнейшее положение, да и само существование автора записки.

– Значит, так… – подводит итог хозяин кабинета. – Мои люди вас встретят и проводят к Фалину. Проконтролируют сделку и расчёты, чтобы не было никаких подстав и прочего недопонимания. Предварительные переговоры – не ваша забота. Груз сопровождаем до Магистральной – там его вы и принимаете. Чья будет охрана? Кто даёт людей? Я должен это знать заранее, чтобы не возникло никаких трений на месте встречи.

– Кабан. Он обеспечивает охрану и транспортировку на этом участке.

– Вот как? – удивляется Капюшон. – Вы и с ним уже поладили? Хм…

– Он выполняет свою часть договора. У него ведь тоже иногда случаются разные ситуации, которые он не в состоянии решить самостоятельно.

– Это Кабан-то? Ну, впрочем, это не моё дело… Когда я получаю диски?

– Двадцать штук, включая этот, – киваю на список, – отдаю сразу. На месте передачи груза ещё двадцать дисков и пароли к шифру. Список могу предоставить прямо сейчас.

– Давайте, – кивает торгаш. – А что вы хотите за флеш-ключ?

– Нормальных взаимоотношений. Оно того стоит?

Он какое-то время молчит и что-то рисует карандашом на листе бумаги.

– А вы, молодой человек, изрядный нахал! Вам про это кто-нибудь раньше говорил?

– Случалось.

– Чтобы идти ко мне с таким предложением, нужно иметь очень веские аргументы! Последний такой слишком самонадеянный товарищ не прожил достаточно долго для того, чтобы успеть оценить свою ошибку. Подумайте ещё раз.

– Так я и не от своего имени предлагаю… Кто я? Связной… не более того.

Мужик выразительно смотрит мне на пояс.

– Ну иногда приходится выполнять разные поручения руководства, – «смущаюсь» я.

– Только его?

Ага, вот, что тебя интересует.

– Не только.

Капюшон усмехается.

– Сразу бы так! А то тут целку передо мной изображаешь. Передай своему шефу – я подумаю. Как за грузом придёте – там всё и порешаем. А вот как лично тебя найти – это ты мне сейчас подробно объяснишь…

Короче мы договорились.

Ещё у себя в подвале, просматривая диски, я понял, что обладая информацией о том, что завозилось и складировалось на портовых складах, можно очень нехило поправить собственное благосостояние. При одном обязательном условии – контролировать всю территорию порта. Или иметь достаточно мощную вооружённую группировку, которая обеспечит прикрытие, пока ты будешь там шуровать. Но если даже сам Кабан туда не лезет…

Ибо, как выяснилось из разговора с наркобарыгой, далеко не вся территория порта контролируется этим самым Мишкой, а только складской терминал. Сидят в порту, оказывается, какие-то непонятные вояки. Огородились стеной, закрылись и никого к себе не подпускают. А стреляют вообще по любому поводу. Да и ООНовские каски там тоже иногда мелькают. Хотя, что они-то там потеряли – вообще никому не понятно. Так что уж точно не бандитской вольнице туда лезть.

Нет, те же «мишки» или «юсеки» такую операцию могут, разумеется, провести. Но вот станут ли они при этом чем-то там делиться? Разок, может быть, и заплатят, что тоже, откровенно говоря, не факт…

А уж за сектантов этих и вовсе говорить нечего. Это совсем мутная и непонятная группировка. Где они там засели, чего хотят и куда там копают – никто ничего не знает. Но вот совать нос в их делишки… можно и не высунуться назад! Нет уж обойдёмся и без таких вот «помогальников».

Так что обладание этой информацией ничего особо приятного мне не сулит. Ну, разве что осознание своей внутренней оттопыренности. Но карман это не наполнит, и в тарелку я это «осознание» не положу. Много ли пользы от тонны золота посреди пустыни? Пить его ведь не станешь же? А вот памятуя некоторые высказывания того же наркобарона, сыграть на этом можно. Он позиционирует себя как самого крутого перца на рынке информации?

«Можете не искать других покупателей, больше меня всё равно никто не даст…»

Его слова?

Не думаю, что он только мне их говорил.

И тут нате-здрасьте, нарисовался ещё кто-то, кому таскают жёстки