Э(ро)тические нормы (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Сандра Бушар Э(РО)ТИЧЕСКИЕ НОРМЫ

Глава 1

— Ваш пропуск, пожалуйста, — охранник самого пафосного клуба столицы протянул мне ладонь, намереваясь забрать жетон для ВИП-зоны. Отведя взгляд, я впервые ощутила себя так мерзко, словно мошка размазанная случайным прохожим по грязному стеклу. Джэймс, охранник личной ВИП-кабинки моего мужа и хозяина клуба — Сэма Робертса, знал меня уже пять лет и теперь делал вид, словно видит впервые. Что за черт?!

— Джэймс, ты ведь помнишь меня, мы вместе работали в этом клубе около двух лет… Почему не можешь пустить к собственному мужу? Я просто… Забыла телефон дома, а у меня для него срочные новости. — сделав жалобный взгляд, я из про ресниц глянула на темнокожего мужчину, отчаянно пытаясь передать все свое отчаянье. На миг он покраснел и грубо ругнувшись на мир вокруг, примирительно прошептал другим голосом:

— Не могу, Молли. Прости. Есть приказ никого не пускать. Ты ведь знаешь Сэма, он бывает очень злопамятным если его поручения выполняются не беспрекословно. А моей жене рожать в конце месяца… Хочешь оставить нас всех без хлеба?!

— Но он звал меня! — соврала я. Но когда тот не повел и глазом, вынула козырь из рукава. — Я беременна, ясно?!. И мой муж должен это знать. Ты ведь хотел знать, про беременности жены первым, так? Я не исключение. Пусти!

Джэймс застыл и осмотрел мое хрупкое не по возрасту тело. В свои двадцать два я никогда не выглядела старше семнадцати. К тому же короткое облегающее платье делало меня похожей на хрупкий фарфоровую вазу, а не взрослую женщину. Так любил говорить Сэм… Раньше. Когда мы еще общались, как муж с женой.

— Тогда мне жаль, Молли. Ты дорога мне, как дочь и даже поэтому я не хочу, чтобы ты туда входила. Пойми… — внезапно мужчина обрубил все надежды на корню одним лишь предложением… Я видела, как он сочувственно смотрит мне прямо в глаза и прекрасно понимала, в чем причина… Давно догадывалась, но не верила.

— Хорошо. — выступили предательские слезы и пока пыталась сдержать их, начала трусится губа. Как же тяжело сдерживать истинные чувства! — Просто передай ему… Нет. Ничего не нужно. Пока!

— Молли. Куда ты в такой состоянии пойдешь?. Я вызову тебе такси. — остановил меня Джэймс и я увидела не шуточное волнение в его взгляде. Странно, уже и забыла, как оно выглядит…

— Я на машине и, как ты понимаешь, не пью. — натянув вежливую улыбку, тут же скрылась в толпе и дала круг по залу, чтобы запутать следы. Джэйм не должен был видеть мое отчаянье, а главное — мешать.

Я врала… Охраннику: про беременность, звонок от мужа и его просьбу прийти. Себе, когда принимала ночные звонки Сэма за рабочие, не замечала чужие женские духи на одежде и недели, которые он проводил вне домашней постели, утверждая, дескать это рабочие командировки. Мужу, когда говорила, что у меня все хорошо и принимала его правила игры, когда боялась сказать ему плохое слово и озвучить свои домыслы, чтобы не обидеть. И главное, мы врали друг другу, когда заключили брак в день моего восемнадцатилетия и верили, что та страсть будет вечной. У нас была любовь, химия, влечение, привязанность или даже вселенское притяжение. Я любила его, когда говорила «да» в суде, а он облегченно выдохнул стоя у алтаря, поняв это. Только вот все проходит… Все. К сожалению, я поняла это слишком поздно!

Сев на барный стул и заказав выпить, быстро набрала подругу Клэр, чтобы отчитаться ей:

— Привет, дорогая. Я сейчас в «Алларии»… Да, да, клуб мужа. Так вот… Тебе показалось, это был не Сэм. Нет, он не танцевал на барной стойке с какой-то блондинкой. И совершенно точно не уединился с ней в личной ВИП-кабинке, потому что сейчас находится в Мексике. Именно там, где должен быть — в рабочей командировке. В очередной рабочей командировке…

Девушка явно мне не поверила, но тактично промолчала, лишь на прощание попросив снять наконец розовые очки. Вместо этого мне принесли клубничную водку. Чем не альтернатива?

— Может вам сделать коктейль? — услужливо поинтересовался бармен, когда меня повело от первой рюмки. Сэм был против какого либо алкоголя в нашем доме, так что нечто столь крепкое я пробовала впервые.

— Не стоит. — раздался незнакомый бархатистый низкий бас справа от меня, от которого все скрутило в животе. Мужчина мог бы работать в сексе по телефону и зарабатывать на этом не хилые деньги! — Кажется девушка тренирует силу воли и выдержку. Зачем ей мешать?

Я обернулась к незнакомцу и прошлась внимательным взглядом по его темно-синему костюму. Для клуба Сэма подобный дресс-код был нормой, ведь через дорогу располагался самый крупный в стране холдинг с соответствующими зарплатами. «Белые воротнички» работали до десяти вечера, а потом приходили в бар, что и делало основную выручку заведения. Но сейчас меня не интересовало, как именно незнакомец попал в клуб, а лишь он сам…

Тело мужчины было мощнее, чем у кого бы то ни было в зале. Словно взяли борца и натянули на него немного тесноватый костюм, с целью скрыть татуированную фигуру. Часть рисунка виднелось под левым рукавом пиджака и на воротничке. Но больше всего поражало лицо… Можно ли назвать красивым мужественного мужчину? Философский вопрос.

Хищные черты лица, прямы линии и четко выделенные скулы. А глаза настолько голубые, что хотелось проморгаться и избавиться от примагничивающего видения. Но не выходило… Они смотрели прямо в душу, разгадывали все тайны, обнажали все секреты. Один его взгляд порождал настолько грязные мысли, что моя внутренняя моралистка никак не могла понять — куда подевалась забитая жена — «синий чулок»?

Он сделал шаг вперед и сел на стул рядом. Бесцеремонно выхватил рюмку водки из рук и осушил новую порцию «клубнички» даже не поморщившись. Наверняка, подобный алкоголь был слишком слабым, для такого мощного человека.

— Дрянь. — безапелляционно выдал он, заставляя едва ли не стонать от удовольствия слышать его тембр. — Если хочешь напиться, лучше скотч или виски. Водка… это не благородно что ли. Хотя эта розовая жидкость у твоих губы выглядит очень сексуально.

— А пить можно с благородством? — пропустив мимо ушей последнюю фразу, перекинувшись через барную стойку, я сама достала новую рюмку и налила нам с незнакомцем новую порцию розового безумия. Указав носом на играющее в свете софитов обручальное кольцо на пальце незнакомца, тут же выпалила: — Выпьем за вашу жену? Отличный тост, как по мне.

— Она этого недостойна, но… Почему нет? Тогда и за твоего мужа. — незнакомец не растерялся и положил свою ладонь на мою свободную руку. Тело вздрогнуло, ведь привыкло только к редким прикосновениям Сэма, но руку я не убрала. Что-то щелкнуло внутри меня еще около ВИП-кабинки мужа. А сейчас я хотела ощутить себя такой же грязной, как и Сэм. Чтобы мы были достойны друг друга и брак был равным.

— Почему ты вышла замуж? — махом осушив рюмку, спросил незнакомец. Я все еще ощущала, как его пальцы поглаживают мою ладонь, избегая кольца, словно черт ладана. Впервые за долгие годы на меня упало так много мужского внимания. Обычно Сэм заканчивал ухаживания на «пока» и «привет». Кажется, его не очень возбуждала услужливая домохозяйка, но другой он мне просто не позволял быть…

— Что за вопрос?? Зачем по-вашему совершеннолетней девушке создавать семью? — возмутилась я, последовав примеру мужчины, но в этот раз оставила пол рюмки нетронутой. Слишком быстро сознание стало мутным и я никак не могла понять: дело в «клубничке» или харизме мужчины напротив.

— Из-за большого счастья и всепоглощающей любви ты в двенадцать ночи одна пьешь водку в клубе, где обеспеченные папики ищут себе приключений? Не думаю. — возразил незнакомец и его пронзительный взгляд намертво впечатался в мое лицо, словно подмечая даже микроскопические эмоции. — Был бы твой муж не мудаком, давно бы оторвал мне яйца. Только его тут нет. Поэтому вопрос тот же: нахрена было выходить замуж?

По идее стоило встать и уйти от такой наглости и неприкрытой грубости. Но… Впервые за двадцать два года у меня спросили то, что стоило уточнить перед алтарем с Сэмом. Я всегда просто знала, что должна быть с ним, но не копала глубже этого. В тот момент казалось не страшным, если я поделюсь своими демонами с чертовски сексуальным незнакомцем, которого больше никогда не увижу.

— Я воспитывалась в приюте и еще в школе начала подрабатывать официанткой в баре. Меня приметил местный босс и показал, что такое забота. Впервые в жизни я ощущала себя так, словно не безразлична этому миру… Кажется, это называться «любовь»? — окунувшись в воспоминания, я попустила момент, когда пальцы незнакомца массирующими движениями добрались до локтя. Не знаю, откуда взялось это странное разъедающее чувство, но я просто не смогла удержаться от вопроса: — А почему вы женились? Кажется, ваша избранница тоже не тянется к моей прическе, чтобы ее проредить.

На вскидку мужчине было около тридцати пяти лет, Сэм был старше его на добрый десяток. Не знаю почему, но подобное сравнение заставило подобраться… Впервые в жизни я смотрела на кого-то кроме мужа с интересом. И пусть между нами с Сэмом уже давно стена размером в галактику, это не повод думать о том, насколько крепкие мышцы у мужчины напротив… Как же хотелось запустить пальцы в его волосы цвета спелого каштана и ощутить их мягкость пальцами… Затем провести рукой по гладко выбритый щеке и уколоться о резкость его фигуры.

— Она отлично трахалась, делала сносные минеты и моя семья ее обожала. Большинству людей достаточно и одного из перечисленных пунктов, чтобы назвать женщину «жена». — отмахнулся мужчина и налил себе новую порцию моей клубничной водки. Он осушил рюмку и горько прохрипел: — Дрейк.

— Молли. — моментально отреагировала я, растворяясь в буквах его имени. Д-р-е-й-к… Как скрежет метала, гул ветра в поле или шипение под шинами на гальке… Дрейк…

Казалось, мой голос раздавила энергетика мужчины напротив. Превратила его в пыль, песок, ничто… Но он услышал и замер. Лишь глаза все чаще блуждали по фигуре, словно запоминая, изучая, просчитывая…

— Ты когда-нибудь занималась сексом в вертолете? — внезапно спросил он, вызывая мой внезапный судорожный вздох… Впервые кто-то при мне так откровенно говорил и это… Признайся хотя бы себе, Молли. Да, черт побери, это безумно заводило. Соски моментально затвердели, спина выпрямилась, а между ног все заныло, сообщая хозяйке мощным спазмом о ее желаниях. Я положила руки на внутреннюю часть бедра и сжала колени, Дрейк заметил эти и придвинувшись, обхватил коленку свой рукой, слегка заползая под подол красного платья.

Глава 2

— Знаешь, что я сделаю с тобой, М-о-л-л-и, мм? Сперва стяну это платье, затем разорву белье…. Или ты без него, признавайся?… Затем посажу на себя сверху и пристегну ремнями безопасности. Я запущу вертолет в небо, заставлю тебя достать мой член и оседлать его. Ты слишком мелкая и не сможешь принять его всего сразу, но очень постараешься. Сперва будет туго, но ты кончишь быстро. Как и я. Ведь твоя вагина, судя по миниатюрному телу, самое узкое, что когда либо видел мой член… — он выдохнул это на одном дыхании, словно обдумывал с первого взгляда.

Его слова казались такими естественными, будто Дрейк говорил не самые грубые пошлости их всех, что я когда-либо слышала, а рассуждал на тему завтрашней погоды. С каждой произнесенной им буквой, мои бедра сжимались все сильнее и сильнее, дыхание становилось рваным, а лицо краснело до безобразия. Под конец я решила закинуть ногу на ногу, но Дрейк не дал. Он просунул руку между ног и оставил ее меж бедер. Моя ладошка чисто инстинктивно накрыла его пальцы, но на больше не решилась.

Слишком… странно все это!

— Черт, не увидел бы кольцо на твоем пальце, решил, что девственница. Твой муж вообще тебя трахает или у вас платоническая любовь? Только малолетки краснеют от слова «член».

«Со мной платоническая, а с моделью из журнала мод — дикий секс в личной ВИП-кабинке!» — подумала я про себя, снова пропустив сарказм последнего предложения, моментально отрезвляясь. Наваждение слетело так же быстро, как и появилась, оставляя после себя тянущую неудовлетворенность.

— Мне нужно в уборную. — тут же заявила я Дрейку, поглядывая на выход. Сумка была с собой, телефон заряжен. Значит я могу быстро вызвать такси и уехать, до того, как произойдет непоправимое. О чем я вообще думала, когда позволяла Дрейку намекать мне на секс?. Какая из меня «порядочная» жена?!

— Иди. — спустя долгое молчание отреагировал мужчина, даже не пытаясь отстранится. Его шершавый палец упал на мои губы и провел осторожную линию, окончательно лишая меня возможности дышать. Он убрал его и внимательно посмотрел на красное пятно, которое оставила моя помада. Что-то черное загорелось в его глазах, когда он облизнул его, а затем прорычал: — Помни, если вернешься — обратного пути не будет. Ты моя.

Я моментально вскочила с места и отправилась в уборную… Дойти до выхода просто не было сил. Зачем, спрашивается, было надевать такое узкое платье и шпильки, делать вечерний макияж, укладывать темные волосы голливудскими локонами?. Кто это должен был оценить? Муж, который с момента свадьбы вообще не смотрел в мою сторону и все, что его интересовало: насколько убрано дома, все ли приготовлено, хватает ли мне денег на содержание нашего «островка счастья»…

Надеялась ли я, что он увидит меня сегодня и бросит свою любовницу? Конечно, да… А возможно все намного хуже, чем я могла представить?.. Может все дело не только в муже, а и во мне? Любила ли я его?

— Черт! — из рук выпал телефон, когда я пыталась вызвать такси и одновременно открыть дверь. Все содержимое сумки разлетелось по полу и мне пришлось стать на колени, чтобы собрать хрупкие мелочи женского счастья…

Как внезапно я увидела его — Сэма. Он вышел из ВИП-кабинки в обнимку с какой-то блондинкой. На какой-то момент они замерли у лестницы и девушка заползла ладошкой в ширинку мужчины, что-то шепча на ушко. Сэм же нежно целовал белую кожу шеи совсем юной блондинки, пока пальцы бесстыдно сжимали ее грудь через платье.

Я застыла, не в силах оторвать глаз от парочки. Мне ведь говорили, что постоянно видят мужа с другой, я сама ни раз убеждалась в его наклонностях: чужие духи, «случайная» помада на рубашке, загулы на неделю… Но сейчас, глядя на него, вдруг осознала все масштабы катастрофы: они влюблены. Так, как мы были когда-то… Страстно, безумно, неистово… Нежные взгляды, осторожные проглаживания и блеск в глазах…

Видела, как к Сэму подошел Джэймс и подозвав босса тут же шепнул ему что-то на ухо. Мужа аж скрутило от услышанного, бедный мужчина тут же позеленел и насупился.

«Вот тебе и новость о беременности „любимой“ жены!» — позлорадствовал внутренний голос. И все равно этого было мало. Внутри разрывало отчаянье и, как ни странно, лишь за бесцельно прожитые годы. Я отказалась от работы, учебы, а лишь обустраивала быт для мужчины и жила им. Он хотел этого, требовал, приказывал. Я подчинялась, потому что думала — мы семья. А что в итоге?

Руководствуясь дикой злобой, подпитанной приличным количеством алкоголя, я снова слилась с толпой, только с одной целью — найти Дрэйка. С восемнадцати до двадцати двух лет я жила ради Сэма. Служила верной собачкой на входе в его бордель. Почти пять лет была рядом в печали и радости. А что получила в ответ?. Влюбленный взгляд, обращенный к другой.

И пусть на мне будет даже самое красивое платье, идеальный макияж с прической, а телу позавидует даже восемнадцатилетняя модель — это все не важно, когда муж любит другую.

Горечь… Она съедала изнутри, поедала органы заживо, толкала на безумства… А главное, несла к Нему, словно намекая, что пришло самое время окунуться в головой в самой черный и опасный омут!

— Ты вернулась. — констатировал Дрейк, стоило моей руке упасть ему на плечо. — Ты помнишь, что я тебе говорил? Обратно пути больше нет. Выбор приняла ты, дальше играем по моим правилам.

— Тут есть по близости какая-то приличная спальня? — не став разглагольствовать, я красноречиво опустила пальцы на грудь мужчины и осторожно расстегнув верхнюю пуговку накрахмаленной рубашки, услышала хриплый рык. Судя по темному взгляду мужчины, он мог взять меня прямо на барной стойке, не будь тут так много людей. Разгадав его желания, я осторожно улыбнулась и наклонилась к его губам… Черт, как же вкусно он пах мускатом и мужским гелем для бритья. — Ну, так что? Продолжим гляделки или перейдем к делу, мм?

Глава 3

— Идем, — Дрейк залпом допил бурбон в его бокале, а затем спрыгнул с барного стула. Его рука нашла мою ладонь, чтобы крепко-накрепко сжать, когда хозяин не удосужился и взглянуть на раскрасневшуюся меня. — Вертолет на крыше.

Голова шла кругом от принятого мною решения, адреналин бурлил в крови, а тело трясло от предвкушения чего-то нового и неизведанного. Когда я была безрассудной? Ни-ког-да. Прощай здравый смысл, прощай логика, прощай семейные ценности…

— Куда ты меня ведешь, — задыхаясь, от скорости ходьбы мужчины, выдохнула я, когда вместо известного мне лифта на самый верхний этаж здания с частными парковками для вертолетов, Дрейк завернул в темно-бардовый коридор.

— М-о-л-л-и… — бархатисто прошептал мужчина, снова ускоряя мое сердцебиение до максимума, но темп не сбавил. — Теперь ты слушаешь меня и не перечишь, помнишь?

— Я не собиралась, просто хочу знать… — не успев закончить предложение, едва не разбила нос о каменную спину мужчины, который решил внезапно затормозить, затем повернуть влево и провести золотой картой по небольшой выемке в стене. Оказалась, что это не просто стена, а тщательно замаскированный лифт, позолоченный, с кучей зеркал. — Ничего себе… Не знала, что тут есть нечто настолько роскошное!

Дрейк лишь самодовольно усмехнулся, прежде чем затянуть меня внутрь.

— ВИП-парковка. — только и сказал он, снова проводя карточкой уже внутри, чтобы кабина двинулась с места.

Молчание вдруг стало неловким, пространство словно сужалось и не давало спокойно вдохнуть, а в голове всплыл тревожащий факт, что в здании не меньше ста этажей.

— Зачем ты так крепко держишь меня за руку, тут некуда бежать… — усмехнувшись, прохрипела я, попытавшись отодрать руку Дрейка от своей. Безрезультатно. Мужчина даже не моргнул, продолжая монотонно пялится перед собой. — Так… Допустим спален неподалеку нет в офисном район, поэтому ты отвезешь меня?..

И снова ехидный смешок заставил подпрыгнуть на месте от страха… Идея переспать с первым встречным начинала пугать все больше, пока взгляд тут же метнулся к панели лифта. НИ-ЧЕ-ГО. Никаких этажей. Лишь одна кнопка — красная — в случае возникновения опасности.

— Даже не думай, М-о-л-л-и… — словно прочив мои мысли, отчеканил Дрейк, а затем резко повернулся ко мне, заставляя упереться подбородком ему в грудь. — Это мой лифт и никто не поможет тебе, пока ты со мной.

Собрав остатки самообладания и решимости, гордо подняла подбородок и насмешливо прошептала:

— Звучит не очень оптимистично.

— Нет, милая бывшая официантка, ты перепутала слово. Это называется — реалистично. — совсем не по-доброму блеснул голубыми глазами Дрейк, а затем перевел взгляд на мои губы: — Знаешь, о чем я подумал, когда впервые увидев их? Что эти сочные вишенки не плохо будут смотреться на моей члене… Так зачем, — рука мужчины резко потянулась к панели и не глядя провела картой, блокируя движения лифта, — ждать до самого вертолета?

Попытавшись сделать шаг назад, я наткнулась на немое предупреждение во взгляде Дрейка. Он слегка наклонил голову на бок и улыбнувшись краешком губ, спокойно прошептал:

— Не играй со мной. Плохо кончишь.

Сглотнув вязкий ком, я посмотрела по сторонам и не найдя лучшего выхода, зажмурившись прошептала:

— Если я попрошу, ты дашь мне уйти?

Чужое теплое дыхание обдало шею мягким ковром, вызывая спазм между ног. Желание и страх — дикая смесь!

— Нет… Уже нет. — бархатисто сказал Дрей, а затем его зубы подцепили мочку уха, а язык очертил небольшую сережку. — Расслабься. Получай удовольствие. Не о чем не думай.

Губа задрожала, от пьянящего предвкушения и ужасающего трепета, когда рука Дрейка упала мне на талию, слегка собирая кислотно-красное платье. Он лишь немного погладил талию, словно давая возможность губам закончить начатое, а затем резко спустился вниз, по бедру.

Нос мужчины зарылся в ложбинку на шее, когда он совсем не по-человечески прорычал:

— Мать твою, ты еще и без белья!

В памяти тут же всплыло, как дома я решила не надевать трусики и лифчик, чтобы когда измены мужа не подтвердятся, я смогла подарить нам обоим незабываемый вечер. И чем все закончилось? Почти незнакомый тип, странный образом сводящий с ума своей привлекательность, грубо сжимает мои ягодицы своими огромным пальцами.

— Ей богу, я просто хотел подразнить тебя, М-о-л-л-и… Но теперь лифт не поедет дальше, пока я в тебя не кончу.

Глава 4

Не успел с моих губ слететь то ли протестующий, то ли поощряющий стон, как Дрейк резко повернул меня к себе спиной и толкнул на перила, крепко удерживая за ягодицы. Зацепившись руками за позолоченные перекладины, тут же посмотрела на мужчину за спиной, который не теряя времени задрал платье до самой груди.

Его полный похоти и желание взгляд остался на ягодицах, пока пальцы осторожно очертили складочки у самого сокровенного места.

— Красивая. Как я и думал… — с непонятной мне горечью бросил мужчина, тут же звякнула пряжка брюк, а затем и молния.

С каким-то странны, не ведомым мне предвкушением, я ожидала, что произойдет дальше. А дальше… Дрейк оттянул свои белые боксеры вниз, позволяя громадному члену хлестнуть меня по попе.

— Боже…. — не отдавая отчета, как глупо будет выглядеть мой испуг, с опаской посмотрела в лицо мужчине, тут же напоровший на его откровенную насмешку.

— Никогда не видела нормальный член? — почти миролюбиво спросил Дрейк, буквально вгоняя в прострацию своим безумно сексуальным голосом. Было видно, как не терпится мужчине перейти к главному действу, о чем свидетельствовал его подрагивающий орган на моих ягодицах, но он остановился, стоило только увидеть страх в моих глаз. Образ лютого подонка рушился на глазах… Кто же ты, Дрейк?

— У нас с мужем был нормальный секс! — с обидой выкрикнула я, вспоминая наши редкие ночи с Сэмом. Он стал моим первым мужчиной, и я понятия не имела, что существуют органы в трое больше, чем у него. Страшно представить, как такой агрегат поместится во мне… — Я даже порой кончала.

За спиной раздался торжествующий смех, а я прикусив губу отвела взгляд к полу.

— Порой… — с сарказмом выделил он, словно ставя точку в этом разговоре. — Уверен, это значит «пару раз в год».

Пока пальцы мужчины опустились на клитор и осторожно потянули, я с ужасом вспомнила, что ни разу не кончала от ласк мужа. Он никогда не думал о моем удовольствии, всегда начиная и заканчивая секс, когда ему вздумается. Естественно, я знала об оргазме от клитора, но впервые ощутила, что значит, когда тебя касается мужчина.

— Ах! — из горла вырвался странный стон, не подвластный мне, больше похожий на скулеж неудовлетворенной кошки, когда Дрейк начал активно массировать между ног, медленно входя пальцами.

— Ничего себе ты узкая… Впервые вижу нечто подобное у «не» девственницы. Не знал бы наверняка… — удивленно прохрипел мужчина, наваливаясь на меня и прокрадываясь свободной рукой под платьем. Внезапно, я ощутила пальцы на соске, повторяющие ритм движений между ног. Тело сковало, судороги били тело, но не давали главного — освобождения. Как вдруг услышала хриплое над ухом: — Что ты чувствуешь, М-о-л-л-и? Скажи мне. Или не получишь финала.

— Ммм… — едва вспоминая алфавит, я в конец забылась и буквально упала на перила, позволяя языку Дрека выплясывать на моей шее. — Мне хорошо… Очень хорошо. Каждое движение — сильнейший оргазм, но я чувствую приближение чего-то более сильного… Чего-то, чего-то… Черт. Я не могу…

— Хочешь кончить со мной или раньше? — не унимался он и прежде чем я успела сообразить, тут же добавил: — Я слишком сильно хочу тебя, так что первый раз кончу быстро. На верху мы уже сможем растянуть процесс.

— С… тобой… — на грани обморока выкрикнула я, как внезапно Дрейк задел особо чувствительную точку и задел сосок, заставляя выгнуться дугой и поднять мужчину. Теперь мы оба стояли, а Дрейк откровенно смеялся над моими мучениями.

— Тише, тише, малыш. Скоро ты получишь свое. — в я ощутила головку около прохода. Не на долго мучитель убрал палец от клитора и выпив мой молящий скулеж, толкнул обратно на перила. — Так тебе не будет больно и сможешь принять меня всего.

— Вряд ли… — честно прикинула я, глядя на орган мужчины через зеркало. Возможно двадцать три? Насколько это вообще безопасно?!

— Наконец-то, — рыкнул мужчина, медленно вводя головку. Признаться честно, никогда не видела чего-то более возбуждающего, чем закатанные глаза мужчины от наслаждения. Он дышал рывками, напрягая мышцы рук до синих вен, чтобы не войти рывком, лицо краснело, а глаза горели. Странно, но пришло осознание, что одно такое дикое желание могло привести к оргазму. — Господи, какая же ты, мать твою, узкая. Тебя что, пальцем девственности лишали?!!

Не успела я отреагировать на его прорывающийся даже во время секса сарказм, как Дрейк сделал резкий рывок и вошел в меня полностью. Я помню острую боль, дикую и всепоглощающую… Помню, как радовалась, что во время первого раза с Сэмом ничего не чувствовала. Зря. Теперь получила сполна…

Но не прошло и секунды, как негативная вспышка отступила, давая новое ощущение: наполненности и полноценности. Огонь внизу живота разгорелся с новой силой, заставляя выгнуться на перилах, в приступе лихорадки. Тело трясло, между ног все сводило от желания большего, а губы то и дело, словно мантру, повторяли: «больше», но я не контролировала этого.

— Не переживай, малыш. Я специально вошел быстро, так скажем, оторвал пластырь разом. — Дрейк нагнулся ко мне и поцеловал в щеку, нежно убирая со щеки слезы. Я плакала? Совсем не осознавала этого… — Готова продолжать?

Интересно, скажи я твердое «нет», отпустил бы меня Дрейк? Отправил бы лифт в низ и, возможно, вызвал такси? Но сил не хватило пересилить себя и вспомнить о гордости, я лишь совершенно не контролируя сознание взмолилась:

— Да черт тебя дери, когда ты продолжишь?!

Во и все. Ему не нужно было больше слов, чтобы встать обратно, а затем намотать мои длинные волосы на свой кулак. Секунда и его палец возвращается к клитору, а член начинает вбиваться внутрь с такой силой, что душа не успевает за хозяйкой и выскакивает наружу.

Меня кидало из стороны в сторону, тело било в спазмах, кажется я кричала и о чем-то молила… А потом взорвалась… Просто атомная бомба, ядерный взрыв или космическая атака. Перед глазами появились черные круги, сознание начало уплывать, а тело билось в таких сильных спазмах, что мужчине с трудом удалось удержать меня на месте и ударить три последних раза, прежде чем… Кончить внутрь.

Да, черт побери, он кончил в меня!

— Да. Да, господи. М-о-л-л-и. Это было шикарно! — прорычал Дрейк, а затем быстро вынул из меня член, только и успевая поймать мое бесчувственное тело на пути к стеклянному полу.

Глава 5

Я проснулась резко, словно кто-то толкнул. Только вот обнаружила себя сидящей на постели в комнате… которую видела впервые. Громадная белая кровать с резной спиной до самых потолков, которые, к слову, были метров пять. Темно-серебряные обои и белая мебель. А еще… Шикарные витражные окна, мечта любой женщины!

Пересилив внутреннюю слабость, тут же вскочила с постели и медленно начала восстанавливать цепочку вчерашних событий… Готовила ужин в нашем скромном загородном доме, затем позвонила подруга и…

— Вспомнила! — слишком громко воскликнула я, любуясь красотами центра столицы. Измена мужа, водка, незнакомец, секса в лифте и, вуа-ля, я в непонятной спальне. Самое страшное, что секс — словно вспышка, мельчайшие подробности напрочь отказывались вспоминаться!

— И чего тебе не спится в пять утра? — раздался голос прямо над ухом, заставляя буквально подпрыгнуть на месте. Явно забавляющийся моей реакцией Дрейк, зачем-то весело улыбнулся и вгоняя в дрожь своим голос, непринужденно добавил: — Ну, раз ты тоже не спишь, почти тебя покормлю.

Отступив на шаг на зад, я вытянула палец вперед и совсем не по девичьи закричала:

— Что ты сделал со мной?. Почему я… ничего не помню?!. Куда ты меня притащил??

Странно, но глаза мужчины буквально светились в темноте от какого-то странного счастья. Его улыбка пыталась переманить на сторону спокойствия, но я твердо решила расставить все точки над «и» и покинуть дом в течении получаса. Хватит на меня, замужней, приключений этой ночью!

— Доктор сказал, что я тебя, цитирую: затрахал. Так что пока не пойдет тяжесть внизу живота секса у нас не будет. — самодовольно сказал мужчина, но услышав мой ошалевший хмык, тут же добавил: — Он вколол тебе лекарства, которые ускорят процесс.

— Хочешь сказать, что я отключилась из-за оргазма, а не… — неловко отведя взгляд, в пол голоса прошептала: — А не потому, что ты что-то там мне вколол, чтобы притащить в свое логово?

В минуту улыбка Дрейка превратилась в тонкую линию, а кулаки сжались. Недавний расслабленный мужчина тут же сменился холодным отчужденным человеком, которым смотрел на меня, как на кусок мяса.

— Идем. Покормлю тебя. Ты мне нужна здоровая. — монотонно сказал он, прежде чем направится в сторону двери.

— Я хочу покинуть дом и отправиться к мужу. — уверенно крикнула ему в след, заставляя замереть на месте. Дрейк еще не шевельнулся, а волна мурашек от страха станцевала ламбаду на спине. Он повернулся в пол оборота, а я сделала шаг назад и буквально прижалась к стеклу, все же выдавив из себя: — Сейчас же.

— Собралась вернуться, словно ни в чем не бывало, домой в пять утра? Примерная жена. — выплюнул он так, словно в этот момент призирал меня больше всех на свете. Каждая клеточка тела ощутила его ненависть и желание свернуть мне шею, но я все же нашла в себе силы, ответить:

— Я не одна ношу кольцо. Где твоя «делающая сносные минеты» жена, а?

Внезапно в лучах рассвета мне удалось увидеть, как краюшек губ Дрейка пополз вверх, несмотря на то, что в глазах теплилась какая-то странная боль.

— Она в отъезде, так что можешь расслабиться. И имей ввиду, — серьезно добавил мужчина, а затем повернулся ко мне и сверкнул взглядом, которому не стоит перечить: — я не стану говорить с тобой о делах и возможности уйти, пока ты не поешь. Вид у тебя… голодный.

— Голодный… — монотонно повторила я за мужчиной и взгляд сам опустился к его рельефной груди, которую обтягивала слишком уж узкая майка. Руки, увитые яркими венами, там и манили коснуться и проверить мышцы на твёрдость. Что за черт? Как один секс с Дрейком превратил меня в нимфоманку?!

Стоило посмотреть в глаза мужчине, как я увидела немое обещания повторить все пройдённое. Даже сквозь полумрак выражение его лица было схоже на то, что я видела в лифте. И хоть происходящее я помнила с трудом, но ощущения давали себе знать. Повторять это было опасно. Для моего здоровья, душевного равновесия и нашей с Сэмом семьи, если от нее еще что-то осталось… Ведь пятилетний брак не может разрушится из-за какой-то любовницы и одной порочной ночи? Все просто не может быть так… просто.

— У нас ничего не будет все равно. У меня… ноет живот и внутри. — солгала я, глядя только в глаза Дрейку. Он лишь усмехнулся и начал медленно надвигаться на меня.

— Уверенна? — бархатисто пропел он своим шикарным голосом, а затем добавил: — А вот я уверен, что если сейчас засуну пальчик тебе в трусики, они окажутся мокрыми от твоего сока.

Дрейк оказался совсем близко. Попытавшись отпрыгнуть от него, вжалась в стекло, так что достать меня ему не составило труда.

— Ты ведь не… — но и тут мужчина удивил меня. Вместо попытки насилия или домогательств, он внезапно поднял меня на руки и направился к выходу из спальни: — Что ты делаешь?… Это… Это очередная игра, да?. Что ты снова задумал??

— Ты сама только что сказала, что живот болит, а значит ходить тяжело. — сквозь зубы выплюнул Дрейк, словно мои замечания подводят его к границе терпения. — Малыш, тебе лучше слушаться, иначе хорошо все это не закончится.

Глава 6

Тяжело сглотнув, я отложила разборки на потом. Во-первых, ела я на самом деле давно, а во-вторых, как же приятно прижаться к теплой мужской груди и до жжения в легких втянуть запах настоящего мужчины, пропитанного сексом и гелем для душа.

Дрейк нес меня по темному коридору, освещаемому лишь огнями ночного города. Мой взгляд иногда отвлекался от изучение лица мужчины и бродил по высотным зданиям напротив. Странно, но к тому моменту, как мужчина донес меня в кухню, я в конец успокоилась и расслабилась.

— Сиди смирно. Без фокусов. — многозначительно отчеканил Дрейк, усаживая меня на барный стул. Его взгляд хищно изучил мой помятый внешний вид, который по всем канонам должен вселять ужас (помятое платье и «вчерашний» макияж), но тот лишь протянул руку к моему подбородку и погладив лицо, хищно прорычал: — Почему ты такая хорошенькая? Было бы проще, будь ты страшной стервой.

— О чем ты говоришь? — запутавшись в логике мужчины, задумчиво переспросила я, но тот быстро одернул руку и направился к холодильнику.

— Есть нарезка фруктов, сыров и колбас от домработницы, но я могу приготовить тебе омлет сам. Что выберешь? — открыв холодильник, мужчина задумчиво потер затылок и поджал пальцы ног.

Я поймала себя на странном желании подойти к нему сзади, а затем провести руками по крепким мышцам рук, чтобы ощутить каждую выпирающую мышцу и венку лично. А после этого перейти к груди, прессу, затем уже медленно оттянуть резинку свободных штанов и пробраться ручкой прямо к его чле…

— М-о-л-л-и, — Дрейк несколько раз щелкнул пальцами прямо напротив моего лица, призывая вернуться в реальный мир. Я и не заметила, как сжала бедра и закусила губу до крови. А вот Дрейк заметил, всем своим видом показывая, что победит в этой маленькой битве удержания: — Малышка, что ты будешь есть?.. Кроме моего члена.

Одернувшись и выпрямив спину, кинула бумажное полотенце со стола прямо в самодовольное лицо. Признаться, я была готова предложить свою помощь в готовке, ведь явно, что кухней Дрейка никто кроме домработницы не управлял, но теперь пусть сам выкручивается!

— Давай что-то сытное и побольше. — заказала я, откидываясь на стуле.

Мужчине не нужно было повторять дважды, чтобы приступить к делу. Словно военный, с ответственным заданием, он вытянул пол холодильника на стол для готовки и приступил к делу. Дрейк умело взбил пять яиц венчиком, а затем добавил к смеси сметану, сыр и бекон.

— Чем занимается твоя жена, пока ты орудуешь на кухне? — в шутку спросила я, незаметно для себя взявшись за чистку овощей для легкого салата. Мужчина не ответил, но настояла: — Судя по тебе: часть времени ты проводишь в зале, часть на кухне. Из этого следует, что жена пашет в компании и зарабатывает…

— Она отсасывает другим мужикам, тратит деньги с моей кредитки и ебет мне мозг. — грубо перебил меня Дрейк, а затем резко повернулся. Его выражение лица заставило сжаться на стуле, но мужчина все равно подошел. Холодное оружие в его руках — нож для резки мяса — пугал сильнее любого огнестрельного, особенно когда мужчина коснулся самым кончиком моей шее и провел дорожку по жилке вниз, наклоняясь губами к самому уху: — Одно неверное движение, М-о-л-л-и, и ты труп, понимаешь? Почему ты до сих пор не понимаешь, что ты полностью в моих руках и власти?

Не в силах ответить, я лишь согласно кивнула и почувствовала легкую боль в области шеи.

— Я не плюшевый мишка, милый парень или твое внезапное спасение из неудачного брака. Нет, малышка. Ты играешь по моим правилам, не задаешь лишних вопросов и главное — слушаешься. Знаешь, почему? — Дрейк слегка отодвинул нож от шеи и позволил мне негативно замотать головой. Я чувствовала, как тело сковало от ужаса, а слезы нескончаемым потоком лились из глаз. Былой страх вернулся, а также кое-какие события из лифта, вгоняющие еще в большую панику. — Потому что я дал тебе возможность уйти, но ты вернулась и теперь ты моя. Уяснила?

Трудно спорить с человеком, который держит у твоего горла нож, так что и я не стала. Робко кивнул, дождалась, пока мужчина словно ни в чем не бывало вернется к готовке, а затем медленно начала сползать на пол. Тело не слушалось, сознание словно сходило с ума. Что происходит? Куда делась моя размеренная жизнь, мечты о детях и счастливом браке?. Кто этот мужчина, который в один момент носит на руках, а в другой приставляет нож к горлу?!!

— Дрейк, — охрипшим голосом шепнула я, но мужчина все же услышал и обернулся, — Ты вчера кончил в меня.

Он ничего не ответил, но между бровей появилась складка, словно один простой вопрос вывел его из себя, и он готов вернуться к моей шее.

— Но я не на противозачаточных. Нужно срочно съездить в аптеку и купить таблетки, пока не поздно… — как можно спокойнее прошептала я, но Дрейк резко поднял нож вверх, возвращая в памяти его безрассудный поступок, призывая замолчать:

— Более того, я УВЕРЕН, что ты не противозачаточных. Таблеток ты тоже не получишь. Вопросы на эту тему больше не принимаются.

Глава 7

Остаток готовки прошел в гробовой тишине. Не знаю, о чем думал Дрейк, но я мечтала поскорее закончить завтрак и отправится домой. Кажется, мужчина обещал отпустить меня после еды?

Две громадные тарелки с омлетом и овощным салатом упали на стол с легкой руки Дрейка. Он буквально всучил мне вилку с ножом, а затем сам сел напротив, за долю секунды уминая приготовленное.

— Почему ты не ешь? — внезапно спросил мужчина и стоило поднять взгляд, как заметила, что его тарелка пуста, когда я лишь расковыряла внутри своего блюда дыру. — Ты не поняла моих слов. Стоит повторить?

Тяжело сглотнув, провела рукой по шее, до сих пор ощущая лезвие на мягкой коже. Что за псих этот мужчина?

— Я просто… Просто давно не ела. — абстрактно ответила, отводя взгляд к полу.

— Как давно? — попал в самую точку Дрейк и когда я не ответила, повторил голосом, способным превращать воду в лед: — Как давно ты не ела, Молли?!

— Пять дней. — слова сами соскользнули с губ, словно слушаясь не меня, а внушающего страх мужчину. Сжав вилку до покраснения костяшек, я набрала на нее омлета с горой и поднесла ко рту: — Странное чувство. Желудок сводит от голода, но есть уже не могу… Не тянет.

Краем уха мне послышались шаги мужчины, который зачем-то решил подойти поближе. Кроме того, он облокотился на стол совсем рядом со мной и нагнулся так низко, чтобы наши лица оказались на одном уровне.

— А теперь я хочу, чтобы ты в подробностях рассказала мне, какая звезда упала тебе на голову и заставила голодать. — по слогам выговорил он, беспрерывно глядя в глаза.

— Муж… Он сказал, что я слишком толстая и ему противно смотреть на меня без одежды. А еще, что не сможет меня уважать, если я не продержусь на одной воде до его возвращения из командировки. Как оказалось, выдуманной. — признаться, даже кончики моих пальцев покраснели. То и дело хотелось закрыть глаза и спрятаться в пустоте, но какое-то странное влияние Дрейка не давало не то, что отвести взгляд, но даже моргнуть. Зрачки уже щепали, но я все смотрела и смотрела, словно под гипнозом…

— Я догадывался, что он тот еще кретин, но это… Они заслуживают друг друга! — прохрипел что-то непонятное мужчина, а затем спустил пару отборных матов в адрес Сэма.

— Ты имеешь ввиду мужа и его любовницу? — начиная соображать, как только Дрейк отвел взгляд и со злости ударил холодильник своим мощным кулаком, тут же протараторила: — Нет. Его любовница шикарная блондинка и они, кажется, любят друг друга.

— Ты ее не знаешь, — спина мужчины напряглась, а сам он замер и повернулся в пол оборота, — а уже считаешь лучше себя. Что у тебя за характер?

Мне нечего было ответить Дрейку, так что я лишь пожала плечами и понадеялась, что на этом интерес мужчины ко мне угаснет и я смогу пойти домой. Только вот наоборот.

— Вставай. — резко сказал он, подходя ко мне вплотную. Тут же подскочив на месте, я была готова к словам типа: «Теперь вали нахрен», только вот Дрейк сам сел на мое место, а меня затащил сверху, к себе на коленки. — Сперва тебе нужно помочь съесть хоть кусочек, чтобы разбудить желудок, а после, когда он проснется, у тебя будет дикий жор. Но есть много нельзя. Маленькими порция. Так что моя помощь не помешает.

Несмотря на предательское тело, которое тут же расслабилось в руках мужчины и доверчиво обмякло, разум велел разрабатывать план побега. Что за странный тип это Дрейк? В один момент он приставляет нож к горлу, а после кормит у себя на коленях из рук. Либо я схожу с ума, либо это не с проста.

Глава 8

Было странно смотреть, как громоздкая ладонь мужчины поддевает двумя пальцами миниатюрную вилку с омлетом, а затем медленно подносит к губам с такой осторожностью, словно одно не верное движение и раздавит. Я не сдержалась и испустила саркастичный смешок, заставляя его замереть.

— Что? — с интересном спросил Дрейк, пока его вторая рука по-хозяйски лежала на моем животе и нежно гладила.

— Эти вилки… Их могла купить только женщина. Они совершенно тебе не подходят. Кажется, жена совсем тебя не знала… — мой пальчик коснулся выемки с именитой фирмой на ручке изделия и я присвистнув, добавила: — Но у нее очень хороший вкус!

На секунду Дрейк замер, а мне вдруг показалось, что я переборщила. Испытывай мужчина хоть каплю чувств к жене, то давно бы кинул вилку в раковину и побрезговал кормить любовницу таким эксклюзивом. Но он лишь хмыкнул, словно ему плевать, а затем отмахнулся:

— Сегодня выберем с тобой новые.

В этот раз я сама оттолкнула омлет, нервно протараторив:

— Подожди. Ты разве не забыл, что мы прощаемся с тобой после завтрака? Дрейк, ты обещал…

— Я сказал, что буду говорит с тобой только после того, как поешь. Про то, что дам уйти разговора не было. — нервно выдохнув через нос, прошипел мужчина, а затем убрав руку с живота, схватил ею мои кисти, чтобы сидела смирно. — А теперь открывай рот, малышка. Иначе придется действовать более грязно.

Мне не хотелось проверять, что Дрейк имел ввиду, под словом «грязно», но его бархатистый голос обещал мне самую настоящую пытку с пристрастиями. И, как бы я не убеждала себя, что сильная и должна противостоять, все равно послушно открыла рот и получила порцию пряного омлета.

— Умница. Жуй хорошо и долго. — серьезно прокомментировал мои действия мужчина, а затем контролируя процесс отправлял одну вилку за другой. И когда желудок наконец перестал посылать рвотные спазмы, а сам жадно потребовал накинутся на тарелку с едой, Дрейк внезапно отставил ее прочь: — Все. Пока хватит. Через час покормлю тебя еще.

— Но я хочу есть! — непонимающе завопила я и попыталась вернуть тарелку обратно. Рук мужчины были значительно длиннее моих, так что пришлось буквально лечь на стол, чтобы коснуться ее. Только вот не успела я приступить к желаемому, как Дрейк резко крутнул меня на столе, а ноги закинул себе на талию. Его пах упирался мне прямо в трусики, которые совсем не кстати виднелись в такой позе… А еще я по выпирающему члену через свободные штаны я вдруг поняла, что он совершенно не носит белья дома.

Пропади все пропадом, но одна эта мысль превратила меня в нимфоманку!

— Тебе понравилось? — мужчина нагнулся прямо надо мной, и не касаясь губ провел носом линию по подбородку, шее, ложбинке на груди… Мое дыхание ускорилось, а пальцы жадно вцепились в набугрившиеся мышцы мужчины, когда он резко качнул бедрами и прижался теснее, чтобы его член прошелся по клитору и вызвал сладкий спазм, заставляющий сжать ноги и сдержано заскулить. Дрейк лишь хищно улыбнулся и тут же добавил: — Тебе понравилось, малыш.

Я хотела его. Каждой фиброй тела и, что ужаснее, души. В мыслях уже крутилась картина, как он накручивает мои волосы на свой кулак, а затем грубо насаживает на свой член и трахает до головокружения, истощения, потери сознания…

Но это было безумие. Здравый смысл пытался достучатся до меня и я услышала его едва уловимый шепот, когда решила перевести тему, чтобы сбавить обороты.

— Никто никогда не кормил меня, так что было странно и непривычно. — честно призналась я, стараясь смотреть только в глаза и думать о вопросе. — И еще… Никто никогда не готовил для меня, так что это вдвойне приятно.

На секунду Дрейк замер, словно опешил. Меня поразила такая реакция, а также ненависть, которая проскользнула в его взгляде. За что ему было ненавидеть меня? Почему сейчас?

— Чушь. — резко бросил мужчина, а затем его губы накрыли мою шею и прикусив кожу, тут же засосали ее так сильно, что я буквально получила мини оргазм. Он слегка отстранился и пощекотав мочку уха своим носом, продолжил мысль: — Твои родители явно не заставляли тебя есть самой в годовалом возрасте. А также рестораны… Ты же не думаешь, что еда в них появляется по волшебству?!

Дрейк поправил мою ногу, чтобы теперь она обхватывала середину талии, а затем начал медленно двигаться вверх-вниз, имитируя нежный секс.

— Всю жизнь я прожила в детским доме: моя мать умерла при родах, а отец смылся от нее, как только узнал о беременности. Но ты прав, кто-то же меня кормил. А насчет ресторанов… Никогда там не была. — выдохнула я, а затем потеряла нить событий, невнятно промычав пару ругательств на себя и свою распущенность.

— Я не знал о твоей семье, прости. — скользя ладонями под платьем, мужчина резко сжал сосок, а затем слегка отстранившись, с интересом спросил: — Как так получилось, что за пять лет отношений ты ни разу ни была в ресторане?

Мужчина заставлял мое сознание помутится и расслабится, поглаживая соски и скользя членом по клитору. В ту секунду я могла бы сказать ему код от сейфа, попроси он.

— Сэм всегда очень занят, к тому же бюджет, который он выделяет мне на содержание дома очень ограниченный и скромный. Сэм сам проверяет чеки в конце месяца и решает, какие траты нужны, а от каких лучше отказаться. — пребывая где-то на грани создания, я довольно замурчала и закрыла глаза от удовольствия, только вот Дрейк все никак не прекращал допрос:

— Клуб в бизнес центре — не детское развлечение. Он имеет достаток значительно выше среднего, Молли. Вряд ли у вас проблемы с деньгами… Как же ты тогда покупала личные вещи?

— Ходила по магазинам, выбирала. А затем по воскресеньям приводила с собой Сэма и он решал, нужно это мне или нет.

— И ты… на самом деле любишь его? — спросил он почти спокойно, но голос дрогнул. Мне было не понять, что это: ревность, инстинкт собственника или искреннее непонимание, но я честно ответила то, что думала тот момент:

— Кажется, да. Он во многом помог мне. — хрипло прошептала я, ощущая, как мужчина осторожно подводит меня к финалу. — Я люблю его просто за то, что он есть. Мне не нужны подарки, деньги, рестораны…

— Могла бы просто сказать, что не хочешь трахаться, без этой мерзкой истории.

Внезапно мужчина отстранился и отошел на пару шагов. Места его прикосновений горели, губы пылали, а между ног все просило продолжения. Но стоило поднять затуманенный взгляд на лицо Дрейка, чтобы спросить о причине перемены настроения, как тут же осеклась.

Он смотрел на меня так… Так, словно я проблема всей его жизни. Словно я разрушила что-то важное для него, а затем просто растоптала. Он ненавидел меня в тот момент, снова призирал, но молчал. Сверлил глазами, думал и рассуждал про себя.

Из губ выскользнула лишь одна фраза, но голос охрип от страха с непониманием, и она стала рваной:

— За что, Дрейк? — он словно не расслышал вопрос, продолжая стоять на месте и разминать кулаки, а затем словно очнувшись, мотнул головой, дескать отвечать не намерен. — Тогда отпусти меня, прошу… Что тебе стоит?

— Мне нужно поработать, а ты пока можешь осмотреть дом. — в миг переключившись на беззаботность, сказал он и направился к лестнице на второй этаж.

Но я не намеренна была оставлять все так… Мне надоела недосказанность и хотелось решить все сейчас, поставить все точки над «и». Быстро соскользнув со стола и расправив платье, скользнула за Дрейком, который буквально с ноги открыл дверь на втором этаже.

На столе звонил сотовый и мужчина быстро ответил на него, выплюнув таким тоном, что даже у меня волоски на теле стали дыбом: «Моррей у телефона».

Решив подождать, пока мужчина закончит разговор, я села на кресло около рабочего стола, пока Дрейк отошел к окну, буквально вгоняя кого-то в депрессию:

— Мне плевать на твои обстоятельства и условия работы. ПЛЕВАТЬ. Полный отчет и подноготная на вышеуказанных людей должна лежать на столе к восьми утра. Не секундой позже. — на мгновение он замолчал и нервно провел пальцами по волосам, после чего прошипел, словно змея: — У тебя осталось два часа. Не выполнишь работу — не найдёшь ее больше никогда. Моррей никогда не остается в долгу, слышал такое?

Мой взгляд метнулся по столу, который можно было назвать «большим творческим беспорядком». Сперва я усмехнулась, подумав, что уборщица Дрейка скоро пойдет на увольнение, а затем обомлела.

Это были мои вещи. Сумочка буквально распотрошена на столе. А все ее содержимое рассортировано по столбикам: документы, личные вещи, записки, чеки…

Осторожно вытянув руку вперед, я выхватила телефон со стола и паспорт, намереваясь сбежать из этого сумасшедшего дома, пока Дрейк занят. Тихо прокравшись к выходу, вдруг подпрыгнула на месте от вибрации звонка.

Странно. Мой телефон всегда стоял на звуке.

Это был Сэм и, если верить телефону, звонил он уже почти сотый раз.

Быстрым бегом я добралась до столовой и закрыв рот рукой, тут же ответила на звонок:

— Да?

— Милая, ты где? — прошептал Сэм, но не получив ответа, тут же перешел на свой любимый обвиняющий крик: — Джэймс сказал мне о беременности и я тут же прилетел домой, чтобы помочь тебе решить эту проблему, пока не поздно. Но моей гулящей женушки нет дома!. Как это понимать?!

Зажмурившись, я затаила дыхание, не зная, что сказать, как вдруг кто-то вырвал телефон из моих рук, а затем грубо выплюнул в трубку:

— Не твое собачье дело, Робертс. — Дрейк нажал кнопку отключения вызова, а затем и вовсе вырубил телефон, спрятав его в карман. Его ноздри раздувались от раздражения, когда он в бешенстве шагнул ко мне и обманчиво ласково улыбнувшись, прошептал: — А теперь — ты. Пора уяснить пару правил пребывания в этом доме. Нарушение — наказание.

Глава 9

— Мне не нужны твои правила, Дрейк. — осторожно отступая назад я осеклась и уперлась попой в стол, на котором стояла шикарная полуметровая ваза из венецианского хрусталя. Только вот мужчину никак не смущало, что одно мое неверное движение и от нее останется горстка стекла, он молча надвигался, не моргая, стреляя словами:

— Первое, ты не мешаешь моей работе и не подслушиваешь конфиденциальные разговоры. Второе, не воруешь вещи со стола. Третье, спрашиваешь, прежде чем войти в кабинет. И, наконец, четвертое — не пытаешься бежать и не болтаешь за спиной с бывшим.

Дрейк замер у стола и заключив меня в кокон своих рук, устало уперся подбородком в мою макушку и бархатно прошептал:

— Малышка, просто слушайся меня. И все будет хорошо.

Никогда еще в жизни я не ощущала себя так абсурдно. Дрейк забрал мои вещи, а еще запрещает общаться с мужем. Что за черт?!

Странные правила не укладывались в голове, снова и снова шокируя своим содержанием. Пока я внутреннее закипала, как чайник на плите, мужчина скользнул дневной щетиной по скуле, а затем коснулся губами моих.

Его рука зарылась в капну волос, заставляя меня прижиматься к нему ближе, теснее, плотнее… Сливаться губами в одно целое. Дрейку же это позволило буквально поедать меня своими губами, кусая зубами и вгоняя языком в мир чего-то невероятного и потустороннего. Да, кто бы мог подумать, что я — лютая не любительница поцелуев, едва стояла на ногах он прикосновений Дрейка.

— Все это нужно прекращать, — тихо шепнула я, обхватывая шею мужчины руками и в противовес словам прижимая к себе теснее. Он был моим наркотиком, соблазном и никотином одновременно. Я не могла отойти от дурмана, вернуть обычное дыхание и перестать думать о нем. Дрейк, Дрейк, Дрейк… Он был по всюду. Но ведь кольцо на пальце никуда не делось… — Отпусти меня. Прошу тебя. Поиграли и хватит. Пора возвращаться к реальной жизни.

Губы Моррея коснулись моей щеки, когда он внезапно укусил за нее, а затем слегка шлепнул по затылку, словно наказывая привередливого или непослушного ребенка.

— Чтобы я больше не слышал от тебя подобного. — строго сказал он, а после сжал мою талию и придвинув к себе в плотную буквально зарычал в шею: — Черт… Молю, скажи, что ты выдумала свое недомогание. До скрежета зубов хочу трахнуть тебя на этом столе. В этой комнате охранительная акустика.

Одна рука Дрейка скользнула по животу и зарылась в трусики, когда он промычал пару грубых ругательств.

— Ты сейчас утонишь, малыш. — он поднял мокрые пальцы, а затем поднес их к губам и вдохнул с таким благоговением, словно это сводило его с ума. Глаза закатились, скулы заиграли, а мышцы рук напряглись, словно мужчина сдерживался из последних сил. — Господи, этот запах убивает… Мне казалось невозможным, но член встал еще сильнее… Твоя киска пахнет таким сладким сексом, что я едва сдерживаюсь.

Губы Дрейка слегка приоткрылись и он засунул туда палец, облизав его с таким наслаждением, что в горле моментально пересохло. Между ног все свело, соски затвердели, а в голове пульсировала лишь одна мысль: «Возьми меня прямо здесь, Дрейк Моррей!», когда я все же спросила:

— Как ты это делаешь? Зачем пересиливаешь себя?..

— О чем ты? — бархатисто и между с тем отрывисто прохрипел Дрейк, снова тесно прижимаясь ко мне, закидывая одну ногу себе на плече, чтобы его член плотно прижимался ко входу, словно намеренно дразня и без того давно сдавшийся клитор.

— Сэма бесила смазка. Он говорит, что для мужчин она мерзкая: кислая и воняет тухлятиной. — с интересном припомнила я, на самом деле ожидая ответ.

На секунду Дрейк замер, и его брови так высоко взметнулись вверх, что едва не допрыгнули до потолка.

— Все больше поражаюсь, как вы прожили пять лет. — он тяжело сглотнул, затем хищно улыбнувшись припал к шее с терзающими кожу поцелуями. — Ты не права, малыш. Ни что не возбуждает так, как вид мокрой киски. Ее сок — следствие твоего возбуждения. Запах, вкус, количество — сводит меня с ума и превращает в зверя. Когда мой член перестанет заменять мозг, я обязательно сделаю тебе приятно языком, по пока не могу… Прости.

Мои пальцы скользнули по массивной спине мужчины и я прогнулась в пояснице сильнее, создавая более тесное трение.

— То же самое со спермой. — не унимался Дрейк, ускоряя движение и приспуская бретели платья, припадая губами уже к груди. — Ее количество, запах, вкус… Все это показывает, насколько сильно мужчина хочет тебя, любит, желает, возбужден. Нет ничего приятнее, чем кончить девушке в рот, перед этим услышав ее жалобную просьбу об этом. Пробовала когда-то минет?

— Сэм любил только стандартный секс. Видимо, ему твоя теория не подходит. — пожала плечами я, а затем ощутила, как зубы мужчины больно сжали сосок.

Дрейк поднял взгляд и цепко посмотрел прямо в глаза, полностью завладевая вниманием.

— Ты больше не будешь говорить об этом мудаке, когда мы вместе. Ничего не хочу знать. — затем немного подумав, мужчина почему-то разозлился еще больше и сжал мое лицо своей массивной ладонью, чтобы угрожающе прошипеть: — Ты не будешь вообще думать о нем, поняла? Тут есть только ты и я. Больше никого. И не будет.

— Дрейк… — взмолилась я, не понимая, что за ерунду он несет. Но почему-то язык не повернулся снова сказать, что я вернусь к Сэму, словно ни в чем не бывало, особенно после слов о выдуманной беременности, поэтому я просто прошептала: — Ты не можешь запретить мне думать.

— Ты права. Но я могу занять все твои мысли.

Его губы жадно накинулись на мои, так грубо и дерзко, словно что-то доказывая. Поглаживания стали такими крепкими, что тело ныло и наверняка останутся синяки. Его движения были резкими, напористыми и не дающими возможности оттолкнуть. Но все же Дрейк не входил в меня, боясь сделать больно…

— Сладенький, ты где?! — громко закричал женский елейный голосок на весь дом, и Дрейк тут же замер, ощетинился и напрягся. — Медвежонок? Я уже вернулась от мамы и очень соскучилась. Оценить нижнее белье, что я купила по дороге домой??

— Сука… — выдохнул Дрейк мне в лицо с безумным пустым взглядом, полным такой всепоглощающей ненависти, что я отшатнулась. И, о моя великая везучесть, ваза разбилась именно в этот момент!

— О, ты в малой гостиной? — проурчала девушка и с придыханием добавила: — Я снимаю свое платье и иду к тебе…

Глава 10

— Ты будешь сидеть тихо и не высовываться, иначе получишь наказание. Поняла? — глядя мне прямо в глаза, отчеканил Дрейк, а затем внезапно поцеловал в самый кончик носа и прижал к себе так крепко, что захрустели ребра: — Не могу насытится тобой. Что будем делать? Но ничего… Времени у нас предостаточно!

Он резко отпустил меня и вышмыгнул с комнаты с какой-то ультразвуковой скоростью. Помню только, что едва приложила руку к горящим щекам, как замок двери щелкнул и… я оказалась заперта.

— Какого черта? — шепотом взмолилась и кинулась к двери. Запер, гад. К тому же оставил ключ в двери, а значит мои детдомовские примочки со взламыванием замков не пройдут.

Я уже набрала полные легкие воздуха, чтобы позвать Дрейка или хоть кого-то на помощь, тем самым нарушив запрет, как вдруг каблуки застучали прямо коло кабинета и елейный голос низко прошептал:

— Так и будешь стоять и смотреть, медвежонок? Иди ко мне и покажи, как соскучился. Это тело ждет твоих губ…

— Ребекка, — отчеканил Дрейк таким тоном, что волосы на моем теле стали дыбом от страха и мешать их разговору тут же перехотелось. К тому же, как оказалось, мужчина заперев меня, остался около двери. Наверняка, просто не успел спустится — девушка поднялась на верх раньше. — Ты же знаешь, меня не интересует общественная туалетная бумага.

Девушка охнула, но промолчала, а затем растерянно пробормотала:

— Не нужно прикрывать свои проблемы с потенцией тупыми шутками.

— У меня не стоит на шлюх, милая. — спокойно, в чем-то даже нежно, прошептал Дрейк, а затем переходя на официальный тон, раздраженно выпалил: — Что не понятного в СМС: «Все твои вещи в доме родителей. Свидетельство о разводе можешь забрать в понедельник в офисе.»?

На минуту за дверью воцарилась полная тишина, но даже мне было понятна растерянность Ребекки. Вдруг представилось, что это я на ее месте, а Сэм так жестко объявляет о разводе. Появилось необъятное чувство паники. Сперва за меня нес ответственность детский дом, затем почти сразу Сэм. Начинать жизнь сначала… Готова ли я?

— Мы так долго были вместе. Я привыкла к тебе, любила, доверяла… Никогда бы не подумала, что ты бросишь меня по СМС. — надрывно, едва сдерживая рыдания, простонала девушка и даже мое сердце йокнуло от волнения.

И между тем что-то внутри меня пищало от счастья и прислушивалось к каждому слову Дрейка. Как он отнесется к девушке? Будет ли с ней нежен? Проявит ли остатки симпатии в голосе?..

— Встреться бы с тобой лично — убил на месте. А знаешь, почему? — торопливо протараторил мужчина, будто ему до жути надоел этот разговор и он хотел поскорее выпроводить Ребекку вон. — Не из-за большой любви, нет… Просто никто не может делать из меня идиота, а затем остаться безнаказанным.

— О чем ты говоришь, любимый? — растерянно взмолилась девушка, а затем нервно рассмеявшись, констатировала больше для себя: — Я ведь видела, что ты любишь меня. Видела, как нуждаешься и скучаешь. Была уверенна, что ты не сможешь так поступить. Подумаешь, несколько интрижек…

— Не могу сказать, что вообще когда-то любил тебя. Год прошел почти хорошо, но я помню только твое равнодушное лицо, когда ты возвращалась от очередного мужика с таким видом, словно ничего не произошло. — дверь пошатнулась и я поняла, что Дрейк откинулся на нее и протяжно зевнув, добавил: — Тебе пора, Ребекка. Надеюсь, больше никогда не увидимся.

— Теперь я понимаю, почему ты начал отдалятся… Да еще и мужчины внезапно пропадали, подозрительно… — задумчиво прошептала Ребекка таким тоном, словно Дрейк вселенское зло и причина всех ее бед. — Ты урод, Дрейк. Ненавижу тебя.

Тяжко вздохнув, мужчина даже не стал оправдываться и доступно отчеканил каждую букву:

— Проваливай из моего дома. Охрана пустила тебя только потому, что не успел предупредить их о твоем новом статусе. Больше такого не повторится.

— Не дождешься, — холодно отмахнулась девушка. — Мы заключали брачный контракт, медвежонок. И я всерьез рассчитываю на твой дом в Италии, парочку машин и фирму… Или ты думал, что меня впечатлил в тебе только огромный член?

— Более того, сейчас я уверен, что не он тебя вовсе впечатлил. Но, вынужден тебя разочаровать… Исходя из контракта, ты получаешь половину имущества если не было зафиксировано факта измены. — Дрейк хлопнул руками, а затем спокойно заключил: — Мои агенты сделали тебе целое портфолио, больше похожее на камасутру. Хочешь копию?

И тут произошло что-то странное… Ребекка зашипела и закричала в голос, как умалишенная, тем самым в конец переставая быть жертвой в этой ситуации. Она то плакала, то смеялась, то проклинала Дрейка, то признавалась в вечной любви и молила о еще одном шансе для их брака. Мое сердце выпрыгивало из груди от волнения и страха, пока мужчина просто молчал.

Ему словно доставляло удовольствие видеть, как низко пала его жена. Что он и подтвердил довольным холодным голосом:

— Ты разрушила себя сама, Ребекка. Вначале ты показалась мне хорошей и я даже пытался тебя полюбить. Но ты не дала даже шанса.

— Нет! — завопила она, а затем что-то разбилось. Каблуки застучали по полу, пока дверь не дернулась, а девушка не зашептала: — Прости меня, прости… Видишь, я уже на коленях перед тобой? Что еще тебе нужно? ЧТО ЕЩЕ???

— От тебя мне ничего не нужно. — сквозь зубы пробурчал мужчина. — Вставай и уходи. Иначе придется вызвать охрану. Вот, что на самом деле будет унизительно.

В голове появилась картина, как Сэм таким образом выставляет меня из дома и резко замутило. Я облокотилась на двери слишком резко и издала невнятный хрип, привлекая к себе ненужное внимание.

— Что это? — удивленно прошептала жена после секундного молчания, а затем толкнула запертую дверь, даже не пытаясь встать с колен. — У тебя… девушка? Нанял себе шлюху, чтобы забыть меня?

Глава 11

— Нет, — коротко ответил он, а затем достал телефон: — Охрана? Прошу подняться на второй этаж и вывести гостью, которая отказывается уходить сама. Думаю, двух ребят вполне хватит…

— Покажи мне ее, — попросила Ребекка, а затем шмыгнув носом, добавила: — Хочу увидеть, чем она лучше меня. Может ты мне расскажешь — чем?..

— Всем. — неожиданно ответил Дрейк, заставляя дернулся на месте. Сердце забилось быстрее, а дыхании стало рваным, когда он зачем-то добавил: — Она слишком хороша для меня и этого мира. Тебе не по зубам. Другой уровень женщин.

— Ха. Догадываюсь, кажется… Нашел себе девственницу-идиотку? — со злой насмешкой выпалила Ребекка, а затем остервенело забарабанила кулаками по двери, закричав: — Эй, ты, малолетка. Выходи. Хватит прятаться за любовником. Или боишься, а?

— Она не станет с тобой общаться. Оставь всплески эмоций для личного психиатра. — почему-то нервно сказал Дрейк, что настораживало. Он был спокоен, даже когда жена говорила о разделе имущества, но тот факт, что я могу увидеть его жену — выводил его из колеи. Что за черт? — Убирайся и не смей болтать гадости. Иначе заберу все те шмотки, что были куплены за мои деньги, и выкину в реку. Посмотрим, как ты проживешь без новых коллекций со своим длинным языком.

— У моего любовника тоже есть жена… — внезапно сказала Ребекка, словно уже смерилась с тем, что Дрейк выгнал ее из своей жизни из-за череды мужчин в постели. Ее слова сквозили обреченностью и тоской. — Я у него спрашиваю, почему ты ей изменяешь? А он говорит: это заложено в суть мужчины. Жена дома создает уют, а муж зарабатывает и расслабляется так, как может. Ибо заслужил.

— Может он просто мудак? — с насмешкой спросил Дрейк, никак не отреагировав на заявление о женатом любовнике.

— Может быть… Именно поэтому я всегда выбирала тебя и буду выбирать. — девушка прокашлялась, а затем нежно прошептала: — Медвежонок, может не все еще потерянно? Я прощу тебе все измены, могу даже согласится на свободные отношения. Трахай кого хочешь. Я ведь знаю, что они для тебя всего лишь безликие куклы с дыркой между ног… Главное, чтобы сохранить брак!

— Брака уже нет, Ребекка. — постановил Дрейк. По коридору раздались посторонние шаги, когда мужчина сказал: — Помогите моей бывшей жене найти выход, а еще заберите ключи и поменяйте замки в доме. Знаю, что рано, но постарайтесь устроить это в течении часа.

Я стояла там у двери и слышала, как может низко пасть женщина, которую бросили. Она проклинала меня через двери, обзывала, а затем ругала себя, невнятно повторяя о том, как сильно завидует. Любила ли она Дрейка или его деньги? Вряд ли мы когда-то узнаем.

Тем не менее, мужчина пошел ее проводить. Неведомая сила притянула меня к окну и я засмотрелась вниз, пока минут через пять не увидела, как двое охранников ведут девушку к парковке у дома. Она была почти с головой закутана в черное одеяла, но ветер слегка сдернул его, позволяя увидеть белую прядь волос.

— Все шлюхи блондинки, — с непонятной мне злобой заключила я, испытывая какую-то странную радость, что Дрейк ее прогнал. Кроме того, он снова холостяк!

Тяжко выдохнув, я подошла к софе и прилегла, чувствуя обильное головокружение. Слишком много событий за последний день. Проведя руками по телу, снова ощутила прикосновения Дрейка, а затем закрыла глаза и представила, как стоит перед ним потеряна жена и молит о втором шансе…

— Что… Что это? — тихо шепнула себе, нащупав руками трусики. Только сейчас в памяти всплыло, что я не надевала их вчера в клуб, но… как они оказались на мне?

Самые обычное бело белье не вызвало сомнений и опасений утром, ведь я не из тех, кто привык просыпаться без него… Но голая Ребекка навела на нужные мысли.

— Может это ее… одежда? — спросила пустую комнату, а затем скривившись, стянула их с себя и откинула в другой конец комнаты.

Мне было, что сказать Дрейку. И я ждала его, прислушиваясь к тишине коридора, пока не уснула. Мне снился странный сон, как кто-то гладит меня по голове, целует руки, щеки, губы, глаза, тихо шепча:

— Черт… Почему именно ты, малышка? Хоть бы ты ничего не узнала. Хоть бы…

Открыв сонные глаза я увидела нависшего над собой Дрейка. На минуту его лицо показалось мне открытым, полным нежности и трепета, но в следующую секунду он собранно стрельнул в меня холодным взглядом и спокойно бросил:

— Уже двенадцать. Собирайся, Молли. Мы уезжаем.

Глава 12

Медленно подойдя на заплетающихся ногах к зеркалу мимо Дрейка, я сонно посмотрела на себя и демонстративно проведя рукой по волосам, развела их, громко заключив:

— Вот и все. Я готова. Что ты там, говоришь, придумал?

На самом деле, переодеться мне было не во что, и даже трусы сомнительного происхождения теперь валялись в углу комнаты. К тому же, очаровывать Дрейка хотелось все меньше по двум причинам. Первая, слишком мутным был этот мужчина: оставлял после себя уйму вопросов и ни одного ответа. Вторая, чем дольше я находилась рядом с ним, тем сильнее притяжение испытывала.

— Не понравился подарок? — выдернул меня из раздумий Дрейк, сведя брови на переносице и волком глядя куда-то в сторону. Я проследила за взглядом и напоролась на белое белье. И как он заметил, спрашивается?! — Любишь ходить без одежды?

— Не люблю ходить в чужом. — многозначительно приподняла бровь я, а затем повернулась к мужчине. Если он был не намерен говорить о своей жене, то молчать мне не хотелось: — Жаль, что ваш брак закончился так… глупо. Она, кажется, страдает. Почему ты так себя ведешь? Сам ведь не соблюдал целибат…

Дрейк встал с места и пошел на меня, медленно закатывая рука рубашки вверх. Его взгляд то и дело смотрел в глаза, обещая что-то темное и грязное. И, пусть бог мне будет судья, но сил прервать контакт не хватило.

Я стояла на одном месте, словно парализованная и забывала глотать воздух. Лишь когда мужчина приблизился вплотную, жадно втянула его через зубы, утыкаясь взглядом в сомкнутые губы.

— Они новые. Как только такое могло прийти в твою голову, малышка? — вкрадчиво произнес он, а затем тыльной стороной ладони коснулся щеки. Тело словно ударила молния и я дернулась на месте, слегка покачнувшись. Дрейк криво улыбнулся и издал саркастичный смешок, прежде чем хрипло пропеть: — Ты так мило краснеешь, когда нервничаешь. Щеки словно клубнички… Как только вернемся, я возьму взбитые сливки и…

Нет. Это было выше меня. В голове то и дело появлялись картины, как мужчина медленно раздевается, а затем обмазывает тело сладостью. Затем его губы спускаются мне на щеки, шею, грудь и между ног…

— Что насчет твоей жены? Может все таки стоит дать ей шанс? — глухо выдохнула я, медленно отступая назад.

— Хочешь поработать свахой? Не выйдет. — раздраженно процедил Дрейк, вторя каждому моему движения. Каждая клеточка моего тела чувствовала электричество между нами, жар тела и желание Дрейка. Но он играл со мной, как кот с любимым лакомством. — К тому же, ты провинилась. Разбила вазу и стала стучать по двери, кашлять… Как это называется?

Прокашлявшись, я снова уперлась попой в стеклянные дверцы шкафа и оказалась в плену, прежде чем выдохнула:

— Неосторожность.

— Нет. Это называется — наказание, М-о-л-л-и. — хрипло прошептал он, а затем его руки колом упали по обе стороны от меня, позволяя мужчине беспрепятственно окунутся носом в ложбинку на шее и втянуть воздух до одури. — Господи, как же невинно ты пахнешь. Челюсть сводит от желания, тебя укусить… Хотя, знаешь, я могу пойти на уступки и сгладить наказание. Хочешь? — он замолчал, а я, тяжело сглотнув, нервно кивнула, на радость мужчине, который предвкушающе прошептал: — Скажи: «Накажи меня, Дрейк!» Только так, что бы я поверил.

— Ты серьезно? — нахмурившись, заглянула в глаза мужчины и поймала себя на мысли, что адекватным он не выглядит. Помешанным? Да. Что человек может придумать в наказание в таком состоянии? Ничего нормально. Тяжко выдохнув, я скупо пробормотала: — Дрейк, накажи меня.

— Нет. — рыкнул он и укусил меня за жилку на шее. — Попахивает вторым наказанием. Хочешь?

Зажмурившись, я прислушалось к телу. Оно горело. Между ног все сводило, тяжкий ком внизу живота стал разумом, а каждая клеточка тела отзывалась на прикосновения мужчины. Хотела ли я, чтобы он меня наказал? Если в это понятие входит жесткий секс, после которого сердце перестанет пропускать удары от голоса и редкой улыбки мужчины — да!

— Я хочу, чтобы ты наказал меня, Дрейк! — выдохнула я его в висок, а затем провела пальцами по выпуклым венам на руке.

Я ощутила, как язык мужчины прошелся по выступающей косточке, а затем он слегка коснулся зубами кости и замер, словно давая себе прочувствовать сказанное мной каждой клеточкой тела. Не прошло и секунды, как он мучительно простонал, а затем оставил нежный поцелуй на раздраженной коже и тихий стон:

— Я хочу пометить тебя всю. Заклеймить. Запереть в квартире и не выпускать неделями. Никто не должен видеть тебя такую…

— Какую? — высохшими губами шепнула я, тайком наслаждаясь мятным запахом Дрейка и с трудом удерживая себя на ногах от его слов, действий и ауры, сносящей крышу под ноль.

— Такую нежную, доверчивую и легкую на подъем. Твари пользуются такими и вытирают ноги, называя идиотками. Но тебе просто нужна защита, которой не смог дать этот мудак. — словно в какой-то бессознательном дреме выдал Дрейк и я вдруг решила воспользоваться его разговорчивостью.

— Никто не вытирал об меня ноги. — сквозь зубы выдала я, решив не заострять внимание на муже. В конце концов, любовь ослепляет.

— Неправда. Только такая, как ты могла отдавать половину и без того мизерной зарплаты официантки бабушкам у метро. — внезапно сказал Дрейк, а затем словно осекся на полуслове и протараторил, приходя в себя: — Наводил о тебе справки.

— Ясно. — мило улыбнувшись, я не стала заострять внимания на том, что Дрейк загадал мне еще одну загадку. Допустим, он мог через своих людей узнать, что получала я мало у Сэма, так как не имела законченного образования и работала на пол ставки. Но как он узнал про бабушек? Это не вязалось в голове и не давало покоя.

Даже когда он поцеловал, до одури прижимая меня к себе, словно собираясь запихнуть себе под кожу и спрятать ото всех. Даже когда его руки блуждали по телу, под платьем, сжимая попу и поглаживая клитор. Даже когда он отстранился и прикусил мою губу, потянул на себя с хищным рыком, словно даже такое простое расставание давалось ему с трудом. Каждую секунду с тех пор я думала о том, что с Дрейком что-то не так.

Глава 13

Дрейк взял меня за руку и потянул вниз. Ноги были босы, трусиков не было, но я все еще оставалась под влиянием поцелуя, чтобы думать о таких мелочах.

Мужчина завел меня к себе в спальню, а затем открыл один из шкафов, в котором стояло пара не распакованных пакетов. Он сам раскрыл первый попавшийся, достал оттуда кружевные трусики, оторвал от них бирку и протянул мне.

— Теперь ты видишь, что это не секонд-секонд-хенд— с долей обиды и обвинения спросил мужчина и когда я промолчала, так и не двинувшись с места, сам шагнул вперед и нагнулся. — Подними ногу, Молли. Слишком много дел сегодня. Давай ускоримся. Тебе еще нужно поесть!

Послушно выполнив указание, я тут же протрезвела от ласк Дрейка, когда наблюдала, как он выверено и ответственно надевает на меня трусики. Это было словно как во сне, до мурашек и полного неверия — забота, о которой я не могла и мечтать.

— Отлично! — прищурившись, выдохнул мужчина, а затем вернулся к шкафу. Он открыл более внушительный пакет и достал милые белые балетки. — Ночью решил купить только самое необходимое. Все остальное выберешь сама на своей вкус.

Дрейк осторожно поставил обувь прямо напротив меня и я быстро шагнула в них, словно боялась, что он снова начнет помогать и я потеряюсь.

— Спасибо… — засмотревшись вниз, я попыталась втянуть непрошеные слезы. Он угадал с размером, зная меня одну ночь. А Сэм не может запомнить даже, что я люблю орхидеи, а на розы у меня аллергия за пять лет брака. — Тебе не нужно было… В смысле, где моя обувь? Я могу идти в ней и…

— Не можешь. И это платье мы выкинем, как только выберем что-то подходящее. — отрезал Дрейк, а затем просил: — Как твое самочувствие? Все еще болит внутри и ноет живот?

Я не ответила, только потому, что боялась зарыдать в голос. С каждой секундой, жизнь словно смеялась надо мной и указывала носом на то, какими бывают мужчины и как они могут заботится о женщине. А ведь Дрейк даже не любил меня… Просто хотел.

— Ясно. — словно вторя мне, прошептал Дрейк и я зажмурилась, когда он подхватил меня на руки, быстро направляясь вниз. — Сегодня я свободен день от работы. Сейчас в машине ты поешь, а затем мы приступим к делам.

Естественно, у Дрейка был свой лифт. То, что он не слесарь на государственном заводе я поняла еще вчера, но когда увидела три машины охраны внизу и его Bentley Continental Flying Spur* едва не потеряла дар речи. Еще на прошлой недели я видела передачу, где говорилось, дескать эта металлическая красавица стоит больше трехсот тысяч евро. И это только по официальным данным!

— Кто ты, Дрейк? — нахмурившись и отведя взгляд от охраны, я позволила мужчине усадить себя на место водителя и пристегнуть ремень. Затем подождала, когда он обойдет вокруг, присаживаясь на место водителя, и не сдержалась: — Кто вообще покупает Bentley для охраны. Ты что, Билл Гейтс?

— У них старая модель, но надежная. — только и сказал мужчина, а затем зарычал мотор. — Держись крепче, малышка.

Он резко рванул с места и жадно втянул воздух через зубы. Я с завистью смотрела, как он властно держит руль, зрачки расширяются, а адреналин зашкаливает. Дрейк любил своего стального коня до одури и это почему-то бесило и вызывало странную ревность…

— Все, тут уже лимит скорости. Открой бардачок и достань судок. Его положили перед нашим выходом. Это свежая еда для тебя. — выезжая с личной парковки, грустно заключил Дрейк и я послушав жалобное урчание, послушно достала перекус.

— Овсянка с яблоками и два тоста?? — слишком громко закричала, затем тут же смутившись и пробурчав: — Спасибо… Ты слишком много для меня делаешь. А я, кажется, привыкаю и сажусь на шею…

— Мы будим твой желудок, а не гробим, помнишь? Если не станет плохо после этой порции, то в следующий раз я позволю тебе выбирать еду самой.

Глава 14

Дрейк остановил машину около какого-то белого здания, и я не сразу рассмотрела, что это частная клиника. К тому же, исключительно женская, для планирования семьи.

— Стоп… Почему ты привез меня сюда?… А. Все же позволишь мне выпить противозачаточное? — догадалась я, обведя взглядом местность. — Странно, аптек вокруг не вижу. Но, уверенна, внутри их полно!

Я первые сама открыла дверь и облегченно шагнула на свежий воздух. Теплый ветерок растрепал и без того непослушные волосы, делая кудри более объёмными. Короткое платье поднималось на ветру, заставляя то и дело держать его руками и оборачиваться по сторонам в поисках лишних глаз. Но, куда там. Со всех сторон нас окружили лишь охранники Дрейка.

— Идем, Молли. Нас ждут уже больше часа. — угрюмо пробурчал мужчина себе под нос, а затем не глядя схватил меня за руку и быстро направился внутрь клиники.

Как я и предполагала, аптеки там конечно были, но Дрейк даже не попытался остановится около них, прошмыгнув мимо так быстро, что я успела лишь протянуть досадное: «но»… Он завернул к первому на пути лифту и игнорируя мои вопросы, нажал кнопку второго этажа.

— Ты невозможный человек… — зажмурившись, я наконец поняла, в какую «сказку» попала. Дрейк мог силком затащить меня куда ему вздумается, женить, развести, убить, трахнуть и изнасиловать… Просто судьба сложилась так, что я сама хотела его, как чокнутая идиотка. От злости на себя кулаки сами сжались, а зубы заскрипели. Даже не знаю, кому именно была адресована следующая фраза: мужу, себе, Дрейку, но она вместила в себе весь мой пар: — Ненавижу тебя. Господи, как же ненавижу…

— Не сомневаюсь. — наконец соизволил ответить Дрейк. Я повернулась к мужчине, искренне надеясь, что мои жестокие слова разбудили в нем желание говорить. Но нет. Он продолжил монотонно смотреть вперед, словно отсчитывая секунды до того момента, как лифт откроется.

— Я домашний питомец, верно? — с интересом спросила я, и мужчина замер, явно заинтересованным предположением.

— О чем ты говоришь, малышка? — нервно отчеканил он по слогам, но тут предательский лифт щелкнул, позволяя выйти наружу. Миловидная девушка в белом костюме уже ожидала нас с приветственной речью, но Дрейк грубо отпихнул ее и нажал кнопку, запирающей дверцы изнури.

Он ждал ответа, словно это могло решить все его проблемы или что-то объяснить. Я лишь улыбнулась, посчитав, что ему будет полезно узнать выводы, к которым я пришла за эти странные пол дня в его обществе:

— Я сказала Сэму, что беременна. — выдохнула я, как вдруг взгляд Дрейка тут же метнулся к моему плоскому животу. — Нет, не переживай. Я просто хотела удержать его, вернуть былую страсть и любовь… Но, за сегодняшний день мне пришлось переосмыслить последние пять лет. Знаешь, что я поняла? Что была прекрасным домашним питомцем. — на глаза навернулись слезы, руки затряслись, но я напрягла горло и сделала голос как можно тверже, чтобы не выглядеть размазней. — Беспрекословно выполняла каждое пожелания мужа, совершенно не требуя ничего взамен. Даже поводок для меня выбирал он сам, под цвет своему галстуку… А ты просто случайно «попал» на меня и сейчас думаешь что-то вроде: «О, класс. Она ведь уже надрессирована. Заберу ее себе!» Так?

И все же я расплакалась. Не думала, что так тяжело смотреть в пустые глаза, когда ты изливаешь человеку душу. Дрейк просто стоял там, словно ему не было дело до моих слов, эмоций и чувств. И, как бы ужасно это не звучало, я понимала его: кто я ему? Девушка, которою он встретил вчера в баре и теперь не может отвязаться? Молли — робкая мышка, размазня с кучей проблем? Или отличная отдушина после стервы-жены?

Кто угодно, но точно не человек, разбитое сердце которого стоит хотя бы грош.

— Ты выговорилась? — спокойно спросил Дрейк, а затем поставил палец на кнопку, чтобы снова открыть дверь.

— Ты так и не ответил: так или нет? — не унималась я, но когда не получила ответа, не смогла сдержать комка в груди и слишком громко закричала: — Скажи мне, Дрейк Моррей, так или нет? Ибо если мои чувства не волную тебя ни на грамму, просто позволь выйти из этого лифта и отправится домой!

— Выговорилась. — словно совершенно не слушая мои слова, подтвердил Дрейк и нажал кнопку выхода. Дверь тут же открылась, медицинская сестра натянула приветливую улыбку, хотя ее взгляд взволнованно рассматривал то меня, то угрюмого Дрейка. — Выходи, Молли. Не заставляй меня тащить тебя на плече.

Я сделала шаг вперед и все же вышла из лифта, предварительно толкнув Дрейка в бок со всей силы и почти беззвучно прошептав на ухо:

— Будь по-твоему. Больше ты не услышишь от меня и слова. Хочешь куклу? Ты ее получишь, Дрейк.

Глава 15

Медсестра провела нас в кабинет главного гинеколога клиники и пропустив внутрь, мило улыбнулась, возвращаюсь к своей прежней работе.

— О, кого я вижу. Очень приятно видеть вас снова, Молли. — немного приспустив очки и повернувшись в пол оборота, пожилой мужчина осмотрел меня с ног до головы и усмехнувшись моей растерянности, коротко пояснил: — Это я осматривал вас ночь, милая. Мы знакомы… односторонне.

— Это доктор Чак Стоуден, милая. — совсем не так, как в лифте, мило прошептал Дрейк и положив свою ладонь мне на талию, подтолкнул к доктору. — Он осмотрит тебя, а затем мы сможем спокойно продолжить дела. Ты можешь полностью доверить этому человеку твое здоровье и не переживать.

Неловко подойдя к небольшой кушетке у аппарата УЗИ, я замялась и вопросительно уставилась на Дрейка, который собирался садится в кресло, прямо напротив.

— Подожди за дверью! — все-таки сказала я, хотя мне казалось, что взгляд был более чем красноречивым.

— Нет, — спокойно сказал мужчина, закидывая ногу на ногу, а затем улыбнувшись, уставился на доктора Стоудена: — Моя девочка очень стеснительная. Небось и вас заставить выйти и отвернутся.

— Очень частый случай, мистер Моррей, — активно закивал ему в поддержку врач, пропуская мимо ушей мой раздраженный стон. — Но, миссис Моррей, прошу вас не волноваться. Это нормально, когда мужья присутствуют при плановом осмотре жен. Вряд ли он увидит у вас что-то новое…

— О, боги. Вы издеваетесь, наверное, да?! — простонала я и увидела, как Дрейк вопросительно приподнял бровь, дескать он совершенно не понимает, что меня так взбесило. Но вот его ладошка, как бы невзначай прикрывающая рот и скрывающая усмешку, говорила о том, что он блефует. Что же, Дрейк сам напросился на мое вежливое пояснение доктору: — Во-первых, я не миссис Мореей, а миссис Робертс. Во-вторых, как вы уже, наверное, поняли — Дрейк мне НЕ муж.

— Конечно, конечно… Ложитесь на кушетку, пожалуйста. — с улыбкой согласился доктор, а затем шепнул мне тихо, словно рассказывая секрет: — Наша клиника гарантирует вам полную конфиденциальность, вы знаете это, верно?

— Я не от кого не скрываюсь. Просто хочу, чтобы вы знали, что на данный момент мой муж Сэм Робертс. — устало выдохнула я, а затем увидела в руках у доктора Стоудена длинный продолговатый предмет, на который он натягивает презерватив, а затем смазывает смазкой. Черт побери, мои глаза нужно было видеть! — Что… что вы будете делать?

— Первый раз? — понимающе спросил врач, но думаю, мои трясущиеся руки ответили на все вопросы. — Когда делали последний осмотр?

— В шестнадцать, где-то…

— Ясно… — негодующе покачав головой, мужчина пояснил. — Ночью я заметил, что ваша матка излишни напряжена, что может быть после грубых интимных утех. Молодым девушкам обычно хватает несколько часов, чтобы полностью восстановится. Именно поэтому я хочу лично хочу осмотреть вас и дать мистеру Дрейку добро.

Согласно кивнув, я приняла реальность и сделала то, что от меня требовалось: широко расставила ноги и позволила доктору начать осмотр.

— Добро на что? — чтобы как-то отвлечься, глупо спросила я.

— На продолжение вашей интимной связи, конечно. — между делом протараторил Стоуден, а затем внимательно посмотрев на экран, сказал уже Дрейку: — Отлично. Вы зря переживали. Девочка в полнейшем порядке. Вот, что значит возраст. К тому же, вы спрашивали меня касательно попыток оплодотворения и…

— Не нужно! — резко сказал Дрейк, но было уже поздно.

— …Я могу вам с полной уверенностью сказать, что девушка абсолютно готова к вынашиванию плода. Результаты ее ночных анализов пришли…

— Прошу вас, переговорим об этом позже! — рявкнул Дрейк, но и это не сработало.

— … Почти уверен, что попыток вам потребуется не много. Сейчас аппарат УЗИ зафиксировал остатки спермы. Дееспособной, конечно. Можете продолжать пробовать, и приходите через пару недель, чтобы закрепить усердие результатом. — аккуратно вынув из меня аппарат, старик встал с места и отправился к столу с принадлежностями для осмотра. — Сейчас я снова проверю состояние стенок влагалища, но еще ночью было понятно — все там в порядке.

Но я больше ничего не хотела и как только пришла в себя от услышанного, тут же вскочила с места, быстро натягивая трусики обратно и обувая балетки. Во мне бурлила ярость. Я всей душей ненавидела человека, который сидел напротив меня в кресле и позорно прятал лицо в руках.

— С меня достаточно. — выдохнула я и быстро направилась к выходу. — Спасибо за осмотр. Мне пора.

— Как знаете, — растерянно промычал доктор, а затем резко окликнул меня уже около двери: — Мисс Моррей, вы упоминали в разговоре Сэма Робертсона. Если я правильно понимаю, то речь идет о владельце сети клубов «Аллария»? Не могу связаться с ним и его девушкой. Вы не могли бы при встрече попросить их срочно со мной связаться, а лучше сразу прийти. Я приму их без очереди.

— Сэм Роберт состоит на учете в клинике планирования семьи? Он и его… девушка?? — онемевшими губами прошептала я, а затем взглянула на вконец оцепеневшего Дрейка.

— Разглашение информации строго запрещено в нашей клинике. — совсем не к месту отчеканил врач и я послав ему ехидный смешок выбежала прочь.

Важно ли уже, с кем там планирует семью Сэм? Главное, решить то, что пытался натворить с моей жизнью Дрейк.

Я летела по лестнице вниз и как будто специально напоролась на аптеку. Еще вчера, перед клубом, я зашила сэкономленные сто долларов себе в подкладку, на всякий случай. Клуб — гиблое место. А идти ночью пешком в другой конец города, не предел всех моих мечтаний.

— Противозачаточную таблетку, пожалуйста. — торопливо прошептала я, немного отдышавшись, а затем подумав, тут же добавила: — Самый действенный препарат.

Девушка тут же протянула мне заветную пилюлю, а я открыла ее и отдав все деньги в кассу, тут же сунула ее в рот. Как вдруг кто-то больно сжал мои скулы и сильно ударил по горлу. Не знаю, что это был за прием, но сработал рвотный рефлекс и таблетка выпала на пол.

— Черт. Ты больной. Тебе нужно лечится, Дрейк. — отшатнувшись, от обезумевшего мужчины, я уперлась в витрину аптеки и вздрогнула вместе с тонким стеклом, когда он шумно выдохнул через нос, а затем начал надвигаться на меня. — Одумайся, Моррей. Где твое благоразумие?

Ни сказав ни слова, он резко закинул меня на свое плече, как какую-то куклу, и не обращая никакого внимания на удивленные вздохи вокруг, молча вынес на улицу. Я едва не упала, когда Дрейк буквально кинул меня на землю, заставляя прижаться к дверце его авто.

— Ты спрашивала про домашнее животное, Молли. — выплюнул он, с призрением осматривая меня с ног до головы. — Ты не домашнее животное, потому что даже самая последняя сука не убила бы своего ребенка.

— Не убила бы своего ребенка… Дрейк. Очнись. Мы переспали вчера, где ты нашел ребенка?! — отчеканила я по слогам и попыталась сделать пасс в сторону, но мужчина надавил на меня тазом, накрепко прижимая к машине. И все равно, мельком посмотрев на плоский живот, попыталась вернуть его к благоразумию: — Мы едва знакомы. Какие дети… Что за ерунду ты затеял…

— Для тебя это ерунда, Молли? Выпить таблетку без разрешения мужчины, с которым спишь! — тон Дрейка больше походил на морозную свежесть, только она не вызывала приятного покалывая, а наоборот — мурашки и страх, пробирающие до костей. Он обвинял меня, смотрел так, словно я упала в его глазах и, возможно, призирал… Странно, но это вызвало лишь смех сквозь слезы.

— О чем ты говоришь, Дрейк? Мой муж, кажется, неплохо выживает с любовницей, я безработная, а мой ребенок должен быть завсегдатаем детского дома?? — слезы навернулись на глаза и я тут же представила малыша, которого сразу после рождения передают в дом малютки и сама не ожидая от себя такой силы, пнула Дрейка между ног так сильно, что он зашипел. Странно, но хватку не ослабил. — Тебе просто весело, а потом азарт кончится, и мы с ребенком останемся одни на улице. Плевать на меня, но дети не достойны такой жизни. Я знаю, что такое детский дом… Всю свою жизнь я ощущал себя лишней, выброшенным мусором, отходом родителей. Такого ты хочешь своему сыну или дочери?? Потому что другого дать я не могу…

— У тебя есть на кого положиться. — внезапно спокойно прошептал мужчина и его лоб облегченно ударился о мой, прежде чем он выдохнул откуда-то из недр души: — Я хочу быть рядом, оберегать тебя и заботится. И буду, Молли.

Тело пронзила острая судорога, странная волна электрических разрядов прошлась по пальчикам рук и ног, а в животе начался настоящий тайфун от простых слов и нежного, осторожного поцелуя.

И, черт его знает, как воспринимать эти слова — словно выигрышный лотерейный билет или роковое наказание за все грехи?

Глава 16

— Ну все, садись в машину. — осторожно шепнул мужчина на ухо, а затем слегка отодвинул меня от двери и открыл их. — У нас еще много дел.

Возможно, я просто устала бороться, а может все дело в моем странном желании узнать — к чему все же приведет подобное безрассудство… Но я села в авто к Дрейку, быстро пристегнувшись сама, чтобы он не стал снова касаться меня.

Ехали мы в тишине и, уверенна, нам обоим было о чем подумать. За окном менялись пейзажи, но я не видела их. В голове то и дело крутились странные мысли, на тему того, зачем я Дрейку. Я не хотела воспринимать их всерьез, чтобы окончательно не опускать руки… Но тело трясло от напряжения, губы оказались искусаны, а новы маникюр пал под натиском стресса.

— Прости. — внезапно выдал Дрейк, когда машина начала немного притормаживать. Он завернул в торговый район, где располагались все эксклюзивные элитные магазины и остановился на частной парковке у одного из них. Мужчина повернулся ко мне в пол оборота и даже положил руку на мою, но я не могла отвести взгляд от вывески прямо. Казалось, повернись я к нему и что-то окончательно рухнет внутри. — Мне жаль, что пришлось таким образом избавить тебя от таблетки. К сожалению, это единственный, который я знаю после занятий борьбой. Он безвредный. Боли быть не должно. Мне все равно безумно жаль, малышка.

— Бред… — прошептала я, а затем недовольно отметила, что слезы все же выступили на глазах. Не на долго… Дрейк тук же их вытер. — Не оправдывай свою жесткость.

— Тебя, наверное, удивляет, почему я, зная о изменах жены, так от нее и не ушел? — после недолгого молчания спросил мужчина, а я лишь промолчала, позволяя ему продолжить: — Когда мы поженились, я ей доверял. Да, не любил, но уважал. Наши отношения основывались на доверии. Прошло полгода, как она вдруг пришла от гинеколога и двое суток не могла встать с постели. Затем мне позвонил доктор Чак Стоуден и нарушая этику попросил срочно госпитализировать под моим надзором жену в клинику, потому что она отказывается делать это сама. Оказалось, что Ребекка сделала аборт на поздних сроках, а затем пришла к Стоудену чтобы подлечится после некачественной процедуры.

— Ребенок был твоим? — тихо спросила я, ощущая странное волнение за Дрейка и лютую ненависть к Ребекке.

— Естественно, моим. Я проверил это… А затем задумался: почему имея достаток, мужа и заботу она пошла на это… Как ты думаешь, Молли? — рука Дрейка осторожно упала мне на шею, заставляя повернутся к нему и все же заглянуть в обеспокоенные глаза. И вот, произошло то, чего я так боялась — я снова растворилась в этих бездонных глубинах, забывая обо всех его проступках и видя только душу.

— Уверенна, Ребекка сказала, что просто растерялась, испугалась и не готова к ребенку. — предположила я, но мужчина только грустно усмехнулся и дополнил:

— Она сказала, что виновен я. Дескать она смотрела на меня и не представляла, как такое чудовище может быть отцом. Спасла мир от еще одного душевнобольного. — моя челюсть едва на ударилась о пол, но мужчина тут же перевел тему в нужное ему русло. — Но я говорю тебе не о том, что говорила Ребекка. Мне важно только, почему она на самом деле это сделала…

— И почему же? — моя рука легка поверх Дрейка и осторожно погладила. Почему то мне казалось, что сейчас, как никогда, ему важна моя поддержка и внимание. Говорил ли он что-то настолько личное кому-либо? И пусть потом я заставлю его пересмотреть свои взгляды на «воспитание» девушки и извинится, но сейчас… Это была минута Дрейка.

— Как я понял, сразу после брака она вдруг ощутила себя запертой, хоть ее не в чем и не ограничивали. Начала спать со всеми на лево и на права, пока не занесла себе венерическое заболевание. Только вылечилась от него, а тут и беременность… Она до сих пор точно не знает, что это был мой ребенок. — мужчина не на долго отвернутся и засмотрелся куда-то в сторону. — Помню, как нашел ту «клинику» по абортам. Не спрашивай как и зачем, но я заставил их показать этого самого ребенка… Ха. Они даже не успели отправить «отходы» на утилизацию.

— Господи, Дрейк…

— Это был вполне нормальный малыш, Молли! — внезапно воскликнул Дрейк, а затем со всей мочи ударил кулаком по передней панели и ошарашенно прошептал: — Да, маленький и похож на инопланетянина, но только тупой бы не разглядел в нем дитя. Ребекка убила его не задумываясь и не испытывая ничего кроме страха быть пойманной мной.

— Мне очень жаль. — искренне сказала я, а затем вдруг поняла нечто, что вызвало дрожь в коленях, тихо спросив: — И что ты сделал? Как сильно ты провинился перед женой, что вынужден был терпеть ее еще полгода?!

— Я хотел убить ее. Мог, придумал как. Жестоко, больно, грубо. Обезумел в край. Перед глазами был только этот ребенок… — ледяным тоном прошептал мужчина, а затем внезапно заерзав на месте, нехотя добавил: — Но у Ребекки начались осложнения. Из-за непрекращающегося кровотечения она была на грани смерти пять дней. Затем очнулась, и узнала, что все теперь знают про ее аборт… Нашла момент и порезала вены.

— Уверенна, она сделала это для шоу. Чтобы ты видел, как она страдает. — предположила я, но тут же спотыкнулась на слове: — Прости… Возможно, я не права и не стоит тебе говорить подобного…

— Ты права. Сейчас я это понимаю. А тогда я решил, что переборщил и слишком сильно давил на Ребекку. Мне было мерзко даже смотреть на нее, не то, что жить рядом. Но как только девушка вышла из больницы, то сразу вернулась к прежнему образу жизни. Словно и не было ребенка… — он тяжело вздохнул и почти беззвучно прошептал: — Думаю, своей манипуляцией она этого и добивалась…

— Поэтому для тебя так важен сейчас тотальный контроль? — с интересном спросила я, до мелочей изучай профиль мужчины. — И ребенок… Зачем тебе мой ребенок? Не понимаю ничего, Дрейк.

— Послушай, — он резко повернулся ко мне и крепко взяв голову в свои руки, отчеканил по слогам глядя в глаза: — Порой я перебарщиваю, но мне очень жаль. История Ребекки не должна быть для тебя поучительной в русле, типа: «Если я его ослушаюсь, он меня убьет!», нет… Малышка, просто никогда не лги и не делай необдуманных поступков, которые напрямую повлияют на других.

— Ты так и не объяснил про мою «беременность». Зачем тебе это? Что за игра? — пользуясь моментом откровения мужчины, осторожно спросила я, но тут же увидела, как его душа быстро закрывается на сто ключей, а на губах появляется знакомая кривая ухмылка, когда бархатистый голос низко подводит черту под разговором:

— Хватит откровений на сегодня, М-о-л-л-и. Пора немного приободрится и одеть тебя достойно. Моя безлимитная карточка полностью в твоем распоряжении.

Глава 17

Дрейк первым вышел из машины и подал мне руку. Наверное, этих несколько секунд мне хватило, чтобы вконец разозлится на мужчину и перестать испытывать к чему что-то, кроме ярости. Да, быть может у него было тяжелое прошлое. Но у кого его не было? И чем он лучше Сэма, если продолжает обращаться со мной, как с девушкой на побегушках?

— Пойдем, малышка. — шепнул мужчина мне ну ухо, а затем приобняв за талию повел в первый на пути магазин. — Можешь выбирать все, что хочешь и сколько захочешь. Любой магазин в твоем распоряжении.

Тихо усмехнувшись, я вдруг поняла, что не хочу ничего покупать, а мечтаю вдруг оказаться одной на съёмной квартире и, наконец, подумать о чем-то главном, что я упускала все время. Но падать на землю, кричать, просить о помощи и выставлять из себя полнейшую идиотку — не собиралась. Даже суток не прошло с момента нашего с Дрейком знакомства и я намеренна была избавится от его общества до того момента, как сядет солнце. Как именно? Превратится в самую несносную стерву, которую он когда-либо видел.

Мужчина уверенно вел меня в первый попавшийся бутик с нежной вывеской «Fendi». В голове тут же всплыла болтовня в клубе, которую я однажды слышала от жен богатых папиков. Зажмурившись, я вспомнила тон самой противной из них и попыталась изобразить ее голос, практически дословно повторяя фразу:

— Ты серьезно?. «Fendi»… Лучше уж я буду ходить голая, чем в этом секонд-секонд-хендеКошмар!. За кого ты меня считаешь?! — отступив от мужчины я осмотрелась по сторонам и вдруг увидела те самые бутик, которым слагала оды девушка из воспоминаний: — Тут же есть «Hermes», «Chanel», «Louis Vuitton» или на худой конец «Christian Dior». Неужели ты обанкротился и твоей спутнице не светит ничего лучше, чем «Fendi»? Печально…

Внутри мне было противно от самой себя, остатки самоконтроля уходили на поддержание образа и попыток остановить красноту на лице. Но разум давал понять, что это самый надежный инструмент борьбы против Дрейка и его напора — стать тем видом девушек, что он презирает.

— Я думал, магазин не так важен, как сама вещь и ее качество. — удивленно пробормотал Дрейк спустя минуту, а затем отмирая от легкого шока, все же подхватил меня под руку и пробормотал: — Не думал, что ты так разбираешься в брендах. Особенно после того, что ты рассказала о муже…

— Я ведь могла и соврать, правда? — мерзко-сладко пробормотала я, а затем для пущего эффекта нагнулась прямо к уху и низко шепнула: — Надеюсь, ты готов выложить много денежек. Скоро осень и мне пора полностью поменять гардероб. Полностью, милый!

Возможно, палку я где-то и перегнула, не выдержав грань между мной реальной и новым образом… А быть может актриса из меня никудышная. Ведь Дрейк на минуту замер, посмотрел на меня насмешливо, улыбнулся уголком губ и понимающе блеснул глазами, дескать: «Я по-твоему идиот? Посмотрим, кто первый сдастся!»

И я готова была принять вызов. Завела его в самый дорогой на вид магазин и уверенно спросила:

— Девушки, какая одежда у вас есть в «S» размере? — консультант гордо осведомил, что все в наличии, так что пора было прокашляется и перейти к главной части «представления»: — Тогда упакуйте все. Мужчина расплатится.

А затем просто развернулась и пошла к выходу.

— Стойте! — крикнула мне в след растерянная девушка. — Но у вас нестандартная фигура. Грудь — второй с половиной размер, что не свойственен стандартному «S». Это как минимум…

— Ничего! — громко крикнула я, чтобы Моррей услышал: — Если не подойдет — выкину. Ну или Дрейк новое купит. Ему все равно деньги девать некуда…

— Но это же «Hermes». Тут одни трусики из новой коллекции свыше одной тысячи долларов. А некоторые костюмы и платья достигают стоимости в двадцать тысяч! — осторожно предупредила девушка, тут же поумерив мое веселье.

Так хотелось поднять белый флаг и сдаться, но я вовремя собралась и убедила себя, что уже завтра, когда интерес Дрейка ко мне угаснет, он просто вернет все в магазин обратно и дело с концом. По сути, сегодня я лишь играю на его нервах и показываю, как он ошибся в выборе бедующей мамочки.

Но на улицу я все-таки вышла. Не курила никогда, даже в детском доме, но вот сегодня впервые испытала жуткую тягу к табаку или чему-то крепкому. Подобные представления тяжело давались нервной системе.

— Покупки доставят сразу домой. — как ни в чем не бывало сказал Дрейк, выходя на улицу. Мне даже казалось, что он откровенно смеялся надо мной. Мужчина набрал как-то номер и нарочито громко сказал: — Клавдия? В течении часа привезут вещи. Прошу распаковать их, отрезать бирки и развесить в свободный шкаф в спальне.

И тут я сдалась. Выхватила телефон у мужчины и тут же протараторила в трубку:

— Нет, нет. Ничего не отрывайте. Сперва… я все примеряю, а затем, может быть…

— Молли, — откровенно смесь, сказал мужчина: — Я по-твоему, кто? Никого на связи нет. Просто хотел проверить, на сколько тебя хватит.

Посмотрев на выключенный телефон, удивленно ахнула, понимая, что Моррей разоблачил меня с потрохами. Раздраженно топнув ножкой, я кинула в него телефон и отправилась прочь. Вряд ли в подобных районах ездит автобус, но такси поймать шанс есть…

— Не обижайся на меня, — прошептал мужчина, догоняя меня на пол пути. — Серьезно. Мне понравился твой новый образ. Было… мило.

— Мило?! — слишком громко воскликнула я, останавливаясь на месте от абсурда. — Ты только что потратил на малознакомую девушку целое состояние, понимаешь? У тебя все в порядке с головой??

— Не уверен. — усмехаясь, ответил мужчина, а затем шагнул вперед и накрепко прижал меня к себе своими огромными руками. — Деньги — мелочи жизни. А я знаю о тебе достаточно, чтобы отдать тебе все до последних трусов.

— Это уже не смешно, Дрейк. Попахивает сумасшедшинкой. Отпусти меня… Самое время распрощаться! — серьезно сказала, попытавшись отпихнуть его от себя в сторону, но куда там. Кто мне даст?

Его руки совсем не двойственно сползли по талии вниз и крепко схватили за попку, притягивая к себе еще плотнее и заставляя ощутить, как твердо у него между ног. Нос Дрейка зарылся в ложбинку на шее и нежно ее пощекотав, подарил легкий поцелуй, горячий укус, а затем и пьяные слова:

— Это ты сводишь меня с ума, Молли. Я постоянно хочу тебя, думаю только о тебе и не могу отпустить. Но… — он тяжело вздохнул быстро выдохнул, словно боялся передумать: — Мы оба понимаем, что держать тебя насильно вечно я не смогу. Так что предлагаю один совместный обед, после которого ты вольна выбирать сама.

Я даже замерла и перестал дышать от неожиданности слов. Слишком уж это казалось сказочным. Посмотрев из-под ресниц на мужчину, я неловко выдала:

— Ты серьезно? Не обманешь?

— Даю слово. — серьезно сказал он, а затем его губы накрыли мои в каком-то диком, жестком поцелуе. Словно расставаться нужно не после абстрактного обеда, а прямо сейчас. Раз и навсегда. — Только у меня есть пара условий: мы не говорим о твоем муже и моей жене, ты не пытаешься сбежать и не поднимаешь эту тему, а еще… Еще я хочу сам выбрать тебе платье на этот вечер. Что скажешь?

С интересном посмотрев на Дрейка, а я впервые с момента нашего знакомства искренне улыбнулась и согласно кинула.

Глава 18

Когда я согласилась, Дрейк тут же взял меня под руку и повел в магазин, который наверняка любил больше всего — «Chanel».

— Нужен коктейльный образ, — деловито сказал он консультанту. Мужчина прищурился и осмотрелся по сторонам, а затем указал на три совершенно разных платья: золотое с пайетками, красное замшевое и черное на бретельках. — Эти нравятся мне, так что их нужно померить в первую очередь.

— Хорошо, — девушка согласно кивнула, а затем ничуть не смутившись, сказала главное: — Могу я уточнить, в каких рамках у вас бюджет?

— Никаких рамок. Нужен идеально подходящий девушке образ. — окончательно обезоружил меня Дрейк.

Пока девушка провожала нас в примерочную, больше похожую на однокомнатную квартиру, я молчала, но стоило ей скрыться, тут же тыкнула мужчину в бок и, наконец, сказала то, что не давало спать спокойно:

— Ты должен срочно вернуть все те вещи, что купил в прежнем бутике, обратно. Прямо сейчас. Прошу.

Мужчина лишь удивленно приподнял бровь и сел прямо напротив того места, где я должна буду раздеваться. Естественно, за ширму уйти никто там и не собирался!

— Зачем это, маленькая? Тебе все равно нужен новый гардероб, а вещи там и вправду милые.

— Ты выкинул целое состояние, а я даже их не померила… — сердце заходилось от волнения, а в голове сломался калькулятор, который не смог подсчитать даже примерную сумму, которую Дрейк потратил на меня. — Как ты не понимаешь, я ведь не смогу носить эти вещи, когда мы расстанемся!

Наверное, я сказала что-то не так, ведь мужчина тут же напрягся, его губы сжались в тонкую линию, а руки моментально сложились на талии, будто огораживая его от всего мира.

— Считай это вкладом, в твою с Сэмом счастливую семью. — выплюнул он, а затем сощурил глаза и ехидно улыбнулся: — Сможешь не выпрашивать у мужа трусы какое-то время, а воспользоваться тем, что отработала лично.

Это слова хлестнули сильнее плети и я вся сжалась, моментально отвернувшись от мужчины и якобы заинтересованно рассматривая принесенные консультантом вещи. Мои пальцы нервно перебирали разноцветные наряды, но я не могла рассмотреть их, ведь глаза наполнились слезами, а в горле появился удушающий ком, не позволяющий дышать и разговаривать. Странное чувство… Будто кто-то воткнул в сердце ледокол и прокрутил… Как я, идиотка, могла рассказать что-то настолько личное и компрометирующее?

— Молли… — тяжело сглотнув, прошептал мужчина и, кажется, поднялся со своего места. — Прости, я не хотел… Черт, я гребаный мудак!

Меньше всего мне сейчас хотелось его прикосновений, посему быстро стянув мое красное платье, тут же потянулась к первому — золотому и начала натягивать его на себя через голову. Только вот по всей видимости, стоило расстегнуть молнию заранее, ведь оно застряло прямо на пол пути.

— Кажется у меня проблемы… — нехотя призналась а, а затем прочистив горло от охриплости, попросила: — Расстегни его или потяни вверх. Мои руки обездвижены. Ничего не могу поделать.

— Хм… — только и протянул мужчина, и по звукам обошел меня со всех сторон. — Обездвижены, говоришь?

— На прочь.

— И ты не сможешь опустить руки, убежать, сопротивляться?.. — бархатно прошептал он, заставляя устало ответить:

— Да. Кажется, это я и сказала. Неужели и так невидно?? — но не прошло и секунды, как слова слетели с моих губ, а мужская рука уже скользнула между ног, вызывая приятную щекотку. — Стой, что?. Дрейк, даже не думай!..

Послышался какой-то шорох, а затем я услышала голос мужчина неожиданно низко:

— Не думать… Чего? — его руки коснулись трусиков, а затем уверенно потянули их вниз, оставляя меня совершенно голой. — Этого, например?

— Именно! — негодующе взмолилась я, а затем отступила назад, буквально ударяясь о зеркало. Поерзав в тесной одежде, убедилась, что обездвижена и уже застонала в голос: — Прошу тебя, Дрейк… Не нужно. Тут камеры и в любой момент может зайти консультант.

— Камеры в кабинки не ставят по этическим соображениям, это раз. — его губы резко коснулись низа живота и меня скрутило в три погибели, ведь ощущения оказались настолько яркими и необычными, что подготовится к ним казалось нереальным. Мягкие губы нежно усыпали кожу поцелуями, а затем неожиданно кусали, заставляя с трудом сдерживать стоны и стоять прямо. — Без стука никто к тебе не войдет, это два.

— Кому нужны твои правила, Моррей? Все вокруг их нарушают. Тебя ты точно не позвали преподавать этические нормы! — прошептала я, а затем шумно втянула воздух, когда мужские пальцы потянули за половые губы, раздвигая их. Мужчина подул на клитор и я не сдержавшись вскрикнула, после до крови прикусив губу.

— Если кто-то увидит тебя голой, мне придется убить его. — бархатисто прорычал он, а затем что-то скользкое коснулось кожи. Ноги подкосились, а я едва ли не упала на пол, если бы не хватка мужчины на попу. Он поймал меня таким образом, что теперь его лицо было полностью между ног, а язык доставал до самых чувствительных мест лона. — Ты только моя, малышка. Только!

— До ужина! — с трудом вспомнила я, за что получила укус между ног и снова вскрикнула.

— У вас все в порядке? Могу я посмотреть и что-то подсказать? — раздался голос прямо за ширмой и по спине прошел холодный пот.

Нужно было что-то ответить и собрать алфавит в предложение, но я была не в состоянии. Дрейк увеличивал темп. Его язык все чаще касался клитора, когда губа слегка подтягивала кожу вверх, а подбородок натирал в проходе.

— Миссис и мистер Моррей, могу я войти? — не унималась девушка и именно этот момент выбрал Дрейк, чтобы вставить один палец в лоно.

— Да, да! — закричала я, понимая, что еще пара движений и финал. Меня всю скручивало, мышцы сводило, между ног умоляюще пульсировало, а клитор безостановочно хотел его — самого нежного, нетерпеливого и умелого языка в мире. Только вот мужчина внезапно замер, давая мне передышку, а также возможность осмыслить сказанное. — Я имела ввиду, что все хорошо. Помощь не нужна, как только платье будет выбрано, мы дадим вам знать. Спасибо.

— Как знаете, — тут же отозвалась девушка и послышались ее удаляющиеся шаги.

— Ты больной на всю голову, Дрейк Моррей. — со всей ответственностью заявила, как вдруг он снова продолжил свои прикосновения…

Сперва Дрейк медленно пошевелил пальцем внутри, задевая чувствительную точку, а после его язык провел полосу от самого начала губ, до конца. Помню, как он резко вернулся к клитору, создал вакуум, засосал его, лизнул и укусил. И пришел финал.

Это было что-то невероятное. В голове взрывались фейерверки, тело било разрядом электричества, способным осветить всю Америку, между ног все пылало такой сладкой болью и наслаждением, что ноги окончательно перестали даже немного поддерживать баланс и я куклой упала на мужчину.

— Сними с меня это чертово платье! — угрожающе прошептала я Дрейку и услышала приглушенный смешок. — У меня уже все мышцы свело. Хочешь поехать в травм пункт вместо ресторана?

Ему не следовало повторять дважды, и мужчина наконец одним движение сдернул с меня платье, откидывая его в сторону. Голубые глаза были напротив, а я все еще висела на Дрейке, словно поломанная кукла. Он медленно поднялся со мной на руках, а затем прижал к зеркалу, создавая иллюзию того, что я тоже стою.

— Это было… было… Просто… Я… Никогда… Спасибо… — слова ни клеились в предложения, а все, что я видела сейчас и о чем думала — приоткрытые губы Дрейка. Он смотрел на меня до безумия дико, жадно и сладко. И в голове возникла ужасная мысль: «Завтра этого чокнутого не будет в твоей жизни, как ты и хотела!», но сегодня мне хотелось сказать лишь одно: — Возьми меня, Дрейк. Возьми меня так, как в последний раз!

А дальше все снова стало пеленой, черной дымкой и нереальностью. Раз — и он закидывает мои ноги себе за талию. Два — слегка приподнимает и резко насаживает на себя. Три — я до крови цепляюсь за него руками и закусываю кожу на шеи, чтобы не издать и звука. Четыре — он начинает двигаться. С каждым движением темп все быстрее, пока он не превращаются в сверхзвуковую скорость, а звуки шлепков не смешивается с окружающей нас музыкой.

Вдох-выдох… Дрейк до боли сжимает мои бедра и насаживает на себя все сильнее, глубже. Толчок, еще толчок… Его язык борется с моим на смерть, лишая рассудка. Вдох-выдох… По спине мужчины стекая струйка крови, смешиваясь с потом. Толчок, еще толчок и я снова взрываюсь, прокусывая его кожу на шее. Вдох-выдох… Дрейк напрягся до придела и попытался оттолкнуть меня, но я прижалась к нему еще теснее.

— Ты хочешь, чтобы я опять кончил в тебя? — шепчет он. Но где-то на грани сознания я хочу другого… Отталкиваю мужчину сама, падаю на колени, заставляю его прижаться к зеркалу, а затем жадно беру в рот его член, словно от этого зависит моя жизнь.

Дрейк издает шипящий звук, а затея я слышу, как скрепят его зубы от напряжения. Он наматывает мои волосы на свой кулак и помогает двигаться, подбирает ритм. Но стоит коснутся кончиком языка головки, как его скручивает спазм и Дрейк выдыхает с рваным рыком, кончая мне в рот. Не задумываюсь, я глотаю, а затем устало опираюсь головой о колено мужчины.

Сколько прошло времени, прежде чем я перестала дрожать и восстановила дыхание? Целая вечность.

— Когда ты успел снять брюки? — почему-то был первый вопрос, который пришел в голову.

Глава 19

Прейдя в себя, я осторожно поднялась и внимательно посмотрела на Дрейка. Он выглядел довольным, но почем-то странная печаль то и дело проскальзывала в его глазах.

— Мы пришли сюда выбрать платье, помнишь? — быстро развернувшись к изобилию платьев, я провела рукой по мягкой ткани и остановилась на красном.

— Не попробуешь надеть желтое снова? Оно кажется милым. — с интересом прошептал Дрейк, надевая брюки.

Я нехотя усмехнулась, понимая, что мы как малые дети играем в игру, под названием: «Если не говорить о произошедшем — его не было». И тем не менее, сейчас мне не чего было сказать. Секс с Дрейком был шикарным, дарил ощущения, о которых я и не догадывалась, но… Этого было мало. Стоит испытать оргазм, как дымка спадает и я снова оказываюсь один-на-один с человеком, который скрывает от меня даже самые плевые мелочи. О серьезных вещах я вообще молчу…

— Поможешь? — в это раз я не стала рисковать, поэтому сперва расстегнула молнию, а затем попросила мужчина натянуть на меня платье сверху. Хотя этого и не понадобилось. В отличие от плотного-золотого, красное держалось лишь на бедрах и плечах. Сзади же спина оставалась голой, вплоть до ягодиц.

— Очень красиво. — тяжело сглотнув, мужчина замер, осматривая меня так, словно видел впервые. Я весело покрутилась перед ним, а затем услышала растерянное: — Знаешь, есть люди, которые словно открытая книга. Час разговора с ними, и ты уже знаешь не только всю их подноготную, но психотип. Но ты… Ты тайна, Молли. Постоянно разная и даже сейчас я тебя не узнаю… Вечная загадка.

— Кто бы говорил… — вопросительно приподняв бровь, воскликнула: — Я не знаю о тебе больше пяти фактов, а ты делал со мной вещи, после которых мужчина просто обязан женится на девушке!

— Что же, тогда тебе осталось только развестись. — буднично сказал Дрейк, пожимая плечами. И все равно, несмотря на расслабленную позу, нотки беспечности и неважности разговора, я не могла не заметить, как внимательно его голубые глаза принялись сканировать мое лицо после сказанного.

— Так… А что насчет платья? Берем? — с трудом мне удалось не покраснеть и выдержать без эмоциональный взгляд. Казалось, что паника отскакивает от меня, рассеивается в воздухе и становится осязаемой. Удалось ли мне скрыть ее от Моррея?

— Естественно, нет! — моментально насупившись, твердо рыкнул мужчина, а затем повернул меня спиной к зеркалу и провел ладонью по голой спине. — Если ты собираешься спать в этом или встречать меня в этом после работы — тогда конечно. А так… Я не позволю, чтобы кто-то пялился на твои прелести, малышка.

Осторожно отодвинув от себя Дрейка, я вдруг поняла, почему странные слова мужчины ставят меня в тупик и вызывают панику. Я просто боюсь поверить в сказку и окончательно свихнутся. Не существует сказки о бедной сиротке Молли, которой изменял муж, а затем за сутки она встретила своего принца, который подарил ей весь мир. Не существует…

Где-то во всей этой истории был подвох и мой разум чувствовал его более остро, чем сердце.

— Тогда примерю черное. — одернув себя от странных мыслей, тут же потянулась к перекладине с вещами.

В этот раз помощь Дрейка мне не понадобилось. Платье было на бретельках и застегивалось на потайной замок сбоку. С таким комплектом справится любая девушка.

Я еще не повернулась к мужчине, когда услышала в спину довольное:

— Это оно — твое платье.

И Дрейк был прав. Мягка ткань четко повторяла контуры тела, выделяя грудь, бедра, живот, ягодицы… И между тем не опошляя образ. Вырез был в форме сердца, а сверху него были две накладки, скрывающие соски, что значило — про неуместный в этом образе лиф можно забыть.

Мужчина первый подошел сзади и по-свойски положил ладонь на мой живот, гордо прошептав на ухо:

— Вот такой я вижу тебя всегда: гордой, элегантной, умной, сексуальной, достойно держащей себя и в меру возвышающейся над остальным. Но между с тем, если присмотреться, можно разглядеть хрупкую натуру и фарфоровое сердце. — его губы осторожно коснулись виска и вздрогнула от того, какими они были горячими. — Ты тоже должна видеть себя такой и подпускать только достойных людей.

На глаза навернулись слезы и я под действием адреналина сказа то, что ни стоило говорить малознакомому человеку после секса в закрытой примерочной… Но хотелось давно.

— Ты скрываешь от меня что-то, что тебя тревожит и, возможно, боишься отпугнуть меня. Но сам не понимаешь, что показал намного больше. Есть в людях мелочи воспитания и характера, подделать которые невозможно, Моррей. Ты рыцарь по натуре, хоть порой и ведешь себя, как гамнюк. И тем не менее, ты больше других достоин…

— Что ты имеешь ввиду? — затаив дыхание спросил мужчина.

Я зажмурилась и вдруг ощутила страх и волнение каждой клеточкой тела. Конечно, стоило поступить благоразумно, уйти, забыть и начать все сначала. Но вчера, впервые в своей жизни я поступила не благоразумно и не пожалела. Что стоит кинутся в омут головой еще раз?

— Я имею ввиду, что сегодняшний день и вчерашняя ночь была самым запоминающимся событием за мои двадцать два года. Порой ты пугаешь меня и разум кричит бежать, но сердце… Есть в тебе что-то такое, не дающее сбежать. — честно призналась я, а затем набравшись смелости, повернулась к мужчине: — Мне страшно, Дрейк. Прошлый брак развалился, я больше не смогу жить с Сэмом, словно ни в чем не бывало. Я не знаю, как жить дальше, куда идти и с чего начинать. Но… сейчас, в данную секунду, мне хорошо настолько, что просто не хочется уходить.

Дрейк сделал шаг вперед, буквально впечатывая меня в себя, а его глаза… Черт, в них было столько азарта и надежды, что пробирало до костей. Я могла бы полюбить его только за этот взгляд, которым никто никогда на меня не смотрел, и, наверное, никогда не посмотрит.

Его руки взяли мое лицо в плен, заставляя смотреть только на него, когда он слишком громко и отчётливо отчеканил:

— Тогда не уходи, Молли. Просто останься со мной и я дам тебе все.

— Но твои секреты… — нашла в себе силы прошептать я.

Мужчина не секунду зажмурился и прорычал что-то невразумительное себе под нос, прежде чем наконец ответить:

— Сейчас ты не поймешь. Возможно, через много лет…

Наверное, на тот момент мне было достаточно драмы. Я осторожно коснулась к ладоням мужчина и нехотя убрала их от себя.

— Берем платье и уходим, Дрейк.

Стоило сказать заветное слово «покупаем», как тут же снова появилась девушка-консультант и предложила милые босоножки на шпильках и украшение, в виде связки жемчуга. Дрейк проконтролировал предложенное, ведь я дала ему полный карт-бланш, а затем мне предложили выйти из магазина сразу в купленном.

Дрейк расплачивался на кассе, когда я вышла из магазина и принялась ждать мужчину. Стало зябко, тело покрыли мурашки, а ветер вокруг словно нагнетал и без того странное чувство тревоги внутри.

Как вдруг я услышала за спиной радостный смех. Он был мне знаком. Ребекка — жена Дрейка. По всей видимости она шла в тот же самый бутик, из которого я едва успела выйти, со своим новым мужчиной. К счастью, я стояла спиной к «гостям», а избранница Дрейка и вовсе никогда меня не видела, так что избежать столкновения казалось розовой мечтой.

— Молли? — удивленный мужской голос окрикнул меня, заставляя чисто инстинктивно повернутся и едва не упасть на месте. — Господи, во что ты одета? Ты что, работаешь шлюхой вместо того, чтобы сидеть дома?!

— Сэм… — только и слетело с моих губ и я тут же снова отступила назад.

Мужчина стоял под ручку с высокой блондинкой-моделью. Ее кукольное лицо с интересом рассматривало меня, но, видимо, не увидев конкурентку, женщина просто фыркнула и отвернулась к витринам. Сэм же даже покраснел от злости, продолжая орать на всю чертову улицу:

— Ты ведь залетела, разве нет? — язвительно выплюнул он, а затем якобы понимающе осмотрел новые вещи: — О, теперь я понимаю — от кого. Я ведь всегда предохранялся… И сколько у тебя таких папиков, милая?

Я бы могла потерять дар речи просто столкнувшись с мужем и его любовницей. Но когда из губ девушки слетела фраза, я вдруг поняла весь ужас ситуации:

— Ты посмотри на нее, кто там поведется на такие «достоинства»? Наверняка какой-то девяностолетний маразматик с проблемами потенции.

Это была Ребекка… Ребекка была девушкой моего мужа.

— Вот. Черт… — только и смогла выдавить я из себя, облокачиваясь на дверь бутика.

Глава 20

— Езжай домой, Молли. — серьезно сказал Сэм, словно отчитывая ребенка. — Я приеду к вечеру и тебя ждет очень серьезный разговор. Мы должны наконец обсудить твое поведение, ребенка и наш брак, который ТЫ ставишь под удар.

— Разговор? Я ставлю под удар?! — удивленно прошептала, а затем неожиданно даже для себя расхохоталась. — Ты о чем, дорогой? В ближайшие дни я подам заявление в суд о расторжение брака. Еще вчера вечером мне казалось, что я смогу простить твои измены, но сейчас… Даже смотреть противно в твои глаза!

Признаться, всегда мне казалось, что Сэм слабохарактерный и добрый мужчина, но стоило произнести эти слова, как он прорычал совсем не лестные обвинения в мой адрес, грубо оттолкнул Ребекку в сторону, заставляя девушку упасть на колени, а затем ступил ко мне. Не успела я пикнуть, как его кулак уже сжимал мою шею, а мужчина угрожающе говорил прямо в глаза:

— Слушай сюда, шлюха. Все, что есть у тебя — дал тебе Я. Ты уйдешь из дома голая, босая и с репутацией хуже, чем у дворовой собаки. Ясно?

Из горла вырвался нервный смех, и я беззаботно прошептала:

— Ты в своем праве, дорогой муж. Но моя совесть будет чиста. До вчерашнего дня, все пять лет брака, я была только с тобой и любила только тебя.

Сэм замешкался и, кажется, испугался. Потерянность в его глазах граничила с яростью, когда он отчеканил по слогам:

— Ты не уйдешь от меня, Молли. Нет. Я запру тебя, если понадобится. Привяжу к батареи. Но ты никогда не подашь на развод! — он ударил кулаков по стеклянной двери бутика, наконец-то привлекая внимания сонного охранника и, как я предполагаю, посетителей «Chanel».

— Но, Сэм… — подала голос Ребекка, переставшая вдруг очищать пораненные колени и вытирать кровь. — У нас будет ребенок. Ты обещал бросить свою мышь и уйти ко мне. Котик?..

Сэм криво усмехнулся и даже убрал руку с шеи, но только для того, чтобы оттолкнуть первого подошедшего к нам охранника.

— Мало ли что обещают женатые люди доступным женщинам, милая? — обратился он к девушке, а затем серьёзно посмотрел на меня и вдруг поменял свои планы: — Нет. Мы все же поедем домой сейчас. Идем.

До этой секунду мне казалось, что события происходят слишком быстро, но… Как же я поспешила с выводами. Вот я помню, как Сэм тянет меня куда-то за руку, а вот он уже отлетает в сторону и разбивает собой витрину бутика.

— Сэм! — тут же закричала я, но выдохнула, когда увидела, как мужчина с трудом начал вставать. Только потом взгляд метнулся к Дрейку и первое, что вырвалось с моих губ поразило даже саму меня: — Какого черта ты так долго??

— Я решил подобрать тебе подарок… Но оказалось, что тебя нельзя оставить одну и на пять минут. — быстро прошептал он, а затем подошел ко мне и начал торопливо осматривать с ног до головы. — Ты в порядке? Он успел коснуться тебя хотя бы пальцем?!

— Дрейк? Нет, не может быть… Нет!! — раздался позади удивленный голос Ребекки, буквально обрывая меня на полуслове. Испуганно прижавшись к мужчине спиной, я услышала ее грустный смех и странное восклицание: — Хотя… О чем это я? Ну, конечно. Очень в твоем духе, муженек!

— Ах да, Дрейк… Кажется, твоя жена спит с моим мужем. К тому же, беременна… До сих пор не могу прийти в себя от такого совпадения! — в пол голоса прошептала я, но мужчина ничего не ответил. Пришлось повернутся к нему, чтобы увидеть то удивление, что было у меня на лице, когда я узнала правду. Но мужчина тут же отвел взгляд, а затем поднял меня на руки и понес к машине:

— Идем, Молли. Нам тут нечего делать. Пусть разбираются сами.

— Тебе совсем не интересно, как так получилось? — удивленно спросила я мужчину, почти одновременно с Ребеккой:

— Совпадение? Не думаю… Не суть. Сэм чуть не задушил Молли, а ты бежишь, любимый? Что тебе не нравится больше: когда трогают твое или горючая правда?

Мужчина замер на месте и опустил взгляд на мою шею, не знаю, что он там увидел, но тут же выплюнул пару не совсем благозвучных фраз и прорычал:

— Я отнесу тебя в машину и отлучусь не на долго, малышка. Нужно выбить твоему мужу пару лишних зубов и поставить, наконец, все точки над «и»!

— Ну уж нет, урод. Так просто ты мою жену не заберешь! — раздался хриплый голос Сэма, но не смотря на проигрышное положение, звучал он очень счастливо и торжествующе. — Я тоже хочу, чтобы моя жена была рядом во время разговора. Она ведь не знает, что мы все знакомы, так?

— Мы уходим. — только и бросил Дрейк, но что-то заставило меня слегка толкнуть его ладонями и медленно спрыгнуть обратно на землю. Чтобы не сказал Сэм с Ребеккой, они явно разговаривали с Моррем так, словно давние друзья.

— Знаешь, как мы познакомились с твоим мужем? — просияла Ребекка и я нехотя перевела взгляд на нее, затаив дыхание: — Пять месяцев назад, когда мой муж решил вложить деньги в клубы Сэма. В тот же день Сэм соблазнил меня и я забеременела. Он не дал мне сделать аборт, так что все это время мы вдвоем прекрасно жили на две семьи.

— А вчера, милая Молли, была наша годовщина знакомства. — лживо-сочувственно пропел Сэм, отряхиваясь от стекляшек. Охрана больше и не пыталась подходить к нему, они просто вызвали наряд полиции. — Уже нечего скрывать: я не был в Мексике, а отмечал праздник с Ребеккой. Мы обсуждали, где они с ребенком будут жить после родов…

— Нет, дорогой. Ты обещал, что выгонишь Молли и хозяйкой дома буду я! — тут же переключилась на него Ребекка ударив мужчину в бок.

Но мне уже было плевать на разборки мужа и Ребекки. Я видела только его: Дрейка Моррея. Больно, горько, гадко… Но на языке был только один вопрос:

— За что?..

Глава 21

Мужчина не ответил мне, продолжая просто молчать. Секунду, но она казалась мне вечностью… Увы, но все встало на свои места: ребенок, внезапный интерес и гипер опека.

— Я не хочу видеть тебя, Дрейк… — тихо прошептала я, медленно отступая назад. Он шагнул ко мне, протянут ладонь, но я лишь ускорила шаг. — Не смей касаться меня. Не смей когда либо еще появляться в поле моего зрения!

— Он подцепил тебя вчера в клубе, верно? — словно нагнетая ситуацию, прошептал Сэм. — Тот охранник, Джэймс, говорил, что видел тебя в клубе. Заплаканную и растерянную. Тогда Моррей подошел к тебе верно? Ты решила отомстить всем мужчинам, переспав с первым встречным, но, О, ЧУДО, Дрейк повел себя, как герой: осыпал подарками, комплиментами и заботой… Твое сердце дрогнуло, милая? Ты почувствовала себя принцессой??

— Было ли у меня когда-либо сердце?.. — мои глаза то и дело смотрели на Дрейка. Я знала, что не увижу его больше никогда. Он использовал меня, растоптал, унизил, подставил… А теперь смотрит так, словно из под его ног выбыли почву и он впервые в жизни не знает что сказать.

— Месяц назад Дрейк приходил ко мне и просил оставить его жену в покое. Но я не захотел. Послал его, тем самым выставив полным мудаком. — продолжил осыпать правдой муж. — Тогда он сказал, что ответит мне той же монетой. Карта за карту, как говорится. Но я был уверен в тебе, Молли. Сказал, что ты идеальная девушка и не способна на предательство… — мужчина резко рассмеялся, а затем выплюнул с голосом, полным ненависти и призрения: — Но ты оказалась такой же грязной шлюхой, как и все вокруг. Как много членов успело войти в тебя за вчерашний вечер, а?? До сотни дошла?

В этот момент кулаки Дрейка сжались, и он в один момент оказался рядом с Сэмом. Мужчина не успел моргнуть, как уже оказался на земле, прижатый телом Моррея. Дрейк наносил один удар за другим, превращая лицо мужа в кровавое месиво. Ребекка кричала и молила остановится и тогда я с ужасом поняла, что там, дома у Дрейка — она лишь играла. Все, что ее волнует — Сэм Робертс. Она буквально кидалась на бывшего мужа с просьбой оставить в покое Сэма, но все, что слышала я: удары кулака о кожу и полные ненависти слова:

— Это тебе за Молли. За то, что посмел поднять на нее руку. За то, что посмел обидеть, изменять и даже смотреть в ее сторону. Ты не достоин такой жены, Сэм. Я ошибся. Она не такая, как ты… Далеко нет. Она лучшее, что все вы когда либо встречали на своем пути.

— Хватит! — голос вернулся внезапно и я одернув себя закричала во весь голос, по моим ощущениям оглушив пол улицы. Ребекка посмотрела на меня с надеждой, когда Дрейк замер, но мне хотелось сказать лишь пару слов: — Мне плевать на Сэма, тебя и беременную Ребекку, потому что никому из вас не было до меня дела. Каждый из вас решает свои проблемы, а о моих чувствах никто не подумал. Просто знай: еще пара ударов и Сэм мертв, а у Ребекки может случится выкидыш. Ты готов брать на себя смерть еще раз? Потеря чужого ребенка — тоже трагедия.

И это подействовало. Руки Моррея опустились и он с ужасом посмотрел на Сэма, затем и на бывшую жену. Это был идеальный момент, чтобы развернутся и посеменить прочь. О муже было кем позаботится, а Дрейк вполне себе здоров, так что мое присутствие там было не нужно.

На шпильках идти выходило медленно, так что я скинула их по пути начала голосовать проезжающим машинам. И вот, когда одна из них остановилась прямо рядом со мной, кто-то резко дернул меня и повернул к себе.

— Прости меня, Молли. — его глаза были сумасшедшими, лацканы рубашки заляпаны кровью, а пальцы так сильно сжимали мои запястья, что сводило руки. Я попыталась вырваться, но он не дал. Попыталась оттолкнуть, но он прижал еще сильнее. Хотела закричать, но он закрыл рот поцелуем. Тогда я просто заплакала… Так, как первый и последний раз. Он глади меня по голове, прижимал к себе так, словно я могла сбежать и тихо нашептывал: — Я увидел тебя давно. Еще пять месяцев назад. Хотел узнать, что за жена может быть у этого выродка — Сэма. Ты казалась милой, но я убедил себя, что это оболочка. Такая же дрянь, шлюха, падкая на деньги… Я не любил Ребекку и не уважал Сэма, но они задели мое мужское самолюбие. Я хотел мести. Развод? Банкротство Сэма? Ерунда. Это мелочи… Я видел то, чем по-настоящему дорожит Сэм — браком с тобой. — я затихла, а мужчина похлопал по бамперу такси, позволяя ему снова умчатся вдаль. — Так вот я придумал все идеально: трахнуть тебя той ночью, заделать ребенка и вернуть обратно Сэму, как порченный товар. Ведь был уверен, что вскоре он выкинет Ребекку на улицу, а ее ребенок ляжет на меня. Но ты… Черт, еще в том лифте я понял, что где-то просчитался. Убедил себя, что хочу отомстить, хотя на самом деле просто хотел тебя саму. Опросил всех работников клуба, нарыл всю подноготную, даже бабушек у метро подкупил… Ты стала моим сумасшествием, Молли. И только сегодня я понял, что дело не в мести, я просто влюбился в тебя.

Последние слова больно резанули по сердцу, и я внезапно оттолкнула мужчину от себя, горько заглянув ему в глаза:

— Это уже слишком. Ты можешь лгать про что угодно, но не про любовь. Спасибо, хоть за часть правды… Но теперь уходи. — развернувшись, я вытянула руку вперед, собираясь голосовать, но Дрейк снова потянул меня на себя, повернул и резко тряхнул.

— Черт. Как ты не понимаешь? Я люблю тебя, Молли. — он тряхнул меня еще сильнее, а затем приподнял, заставляя буквально зависнуть в воздухе. — Сперва мне нравилась твоя острожная, легкая и такая манящая красота. Каждую ночь мне снились сны, как я беру тебя по всюду. Мог думать только о тебе и ни с кем спать, кроме тебя. Думал, как только исполню свой план — станет легче. Но нет… Если раньше я еще мог остановится, то сейчас — нет. — Дрейк тяжело сглотнул, а затем наконец поставил меня на землю и отошел. Но не чтобы уйти, а чтобы упасть на одно колено, а затем достать из верхнего кармана коробочку. — Хотел отложить это до ужина, но что-то мне подсказывает — его может не быть… Выходи за меня, малышка?

— Дрейк… — я отшагнула назад и опять попыталась поймать машину.

— Я обещаю, что ты будешь счастлива. Никаких измен, рабства, унижений и запретов… Только оставайся со мной. — в глазах мужчины блистала безысходность, но уверенный тон вселял надежду, что не все мотивы мужчины были такими мерзкими, как казалось на первый взгляд. — Со мной. И никем больше.

— Я замужем, Дрейк. — прошептала я, указав пальцем на обручальное кольцо, а затем кивнула на его руку. — У нас обязательства.

— Это фальшь. — отмахнулся мужчина, а затем просто взял, снял украшение и кинул его куда-то на дорогу. Его подбородок кивнул в сторону золотого колечка с громадным белым камнем, и он уверенно заявил: — Вот это — настоящее. Ты единственное настоящее, за все эти годы. К тому же… Ты тоже уже разведена.

— Что?.. Когда?!!

— Где-то пол часа назад. — быстро глянув на часы, заявил он. — Впервые за долге годы, я бросаю к чертям работу на месяц. Мой личный самолет ждет нас не далеко. Он отвезет нас на Багамы, а там мы сыграем свадьбу и…

— Нет, Дрейк… — тяжело втянув воздух, я сделала голос более увереннее и сказала громче: — Нет. Я не согласна выйти за тебя и никуда не полечу.

— Почему, Молли? Я ведь все объяснил тебе… — Дрейк нахмурился и, кажется, перестал дышать. — Знаю, сейчас ты ничего ко мне не чувствуешь, не доверяешь и быть может боишься, но дай мне шанс. Месяц? Я покажу тебе, что такое быть миссис Моррей.

Наконец-то такси остановилось. Дрейк попытался подойти, но я вытянула руку вперед, заставляя его замереть. С глаз хлынули слезы, но я не могла поступить по-другому.

— В том-то и дело, Дрейк. Я чувствую к тебе нечто странное, что еще никогда не ощущала… Знаю только вчера, а событий наберется на год вперед. Но… — я усмехнулась и посмотрела на небо. Говорят, так слезы быстрее сохнут. — Мой пятилетний брак только что развалился. Муж… Бывший муж ждет ребенка от другой. А ты сошелся со мной из-за мести. Нет. Не оправдывайся. Мне просто нужно немного времени, чтобы привести мысли в порядок и расставить в жизни приоритеты.

Тяжко вздохнув, я все же села в такси и захлопнула дверь. Но не успела назвать водителю адрес, как увидела Дрейка, стучащего в окно.

— Как долго тебе нужно быть одной? — только и спросил он угрюмо, когда я открыла окно. — День? Неделю?.. Месяца хватит?

— Если что, я дам тебе знать. — прошептала я, а затем поцеловала его руку, которой он оперся на окно и в последний раз взглянула на мужчину: — Прощай, Дрейк. Судьба свела нас как-то… по-идиотски, значит по-идиотски должна потом и свести.

Помню его кривую ухмылку, морщины на щеке, и бесконечно пустые, печальные голубые глаза — это была моя сказка. Дрейк Моррей… И я уезжала, чтобы больше никогда не вернутся.

Глава 22

2 месяца спустя.

Устроить свою жизнь с нуля сложно. Еще находясь в такси, я вдруг поняла, что ехать мне некуда, никто не ждет, работы нет, а также денег, жилья и достойного образование. Таксист буднично спросил: «Куда вам?», и мне вдруг захотелось съёжится, спрятаться, провалится под землю, вернуться туда, где просто, легко, надежно…

Ну, а затем вдруг подумала: раз меня никто не ждет, то я никому ничего и не должна. Тогда, в тот момент, на двадцать втором году жизни, я впервые почувствовала себя живой. Дымка в голове рассеялась, появились планы, решимость и надежда…

Сперва мужчина отвез меня в прежний дом. Найдя потайной ключ под входным ковриком, вошла в него и быстро собрала самое необходимое: вещи на первое время, документы и деньги, только те, что дарили друзья на день рождения. Затем попросила отвезти меня в самый дешевый мотель, где сутки просидела в интернете и с газетой в поисках работы.

Первым моим опытом трудоустройства в новой жизни была старая добрая официантка, затем через неделю получилось устроится горничной в люксовый отель. Там мне выделили жилье и позволили самой выбирать в какие дни работать, главное — набрать нужное количество часов. Таким образом удалось выкроить время дня курсов современного маркетинга.

— Вы схватываете на лету, — однажды похвалил меня преподаватель. — Не думали продолжить заниматься этим более углубленно? Например, закончить профильный вуз… Вы ведь понимаете, что наши курсы — поверхностные…

И старик-куратор оказался прав. Пришлось уйти с косвенного обучения и взвалить на себя еще две подработки, ведь оплата вуза — не шуточная сумма. Все шло по плану, пока я вдруг не упала в обморок, сразу после фразы клиента: «Мне, пожалуйста, фирменную пиццу и»…

Пришла в себя быстро, но тут же побежала в ванну, чтобы опорожнить желудок. Именно там, сидя на корточках перед унитазом, вдруг вспомнила один не маловажный факт из жизни женщины, о котором я и думать забыла — месячные.

Тест на беременность был в моих руках уже через пять минут. Затем второй, третий, четвертый… А после я плюнула на негодующего босса, собрала вещи и пошла в клинику планирования семьи, прямо к гинекологу доктору Чаку Стоудену. Увы, других я не знала, а на правду не жалко никаких денег.

Только вот у администратора меня ждал сюрприз:

— Вы тысячный клиент и оплачивать ничего не нужно. — просияла девушка еще до того, как я успела сказать хоть слово. Только вот я была слишком взвинчена и взволнованна, чтобы заметить в этом какой-то подвох.

Меня провели буквально под руку на второй этаж и не успела я зайти, как доктор Стоуден уже открыл ее сам.

— Милая, вы долго! — внезапно воскликнул он, мельком глянув на мокрое лицо: — На улице дождь? Хотя… Уверен, вы просто перенервничали.

— Я просто… — входя в кабинет мужчины, сбросила верхнюю одежду на стул и тут же повернулась к нему. — Вы нужны мне… Точнее, качественный осмотр.

— Дай угадаю: сделали целую тучу тестов на беременность, они все положительные, а теперь вы точно хотите знать сроки зачатия? — доктор слегка приступил очки и слегка улыбнулся, но не получив от меня ответа, тут же указал на кушетку: — Ложитесь. Пару минут и все точки будут расставлены над «и».

В тот раз я была послушнее некуда и, похоже, совсем достала Стоудена своими вопросами. В конце разве что пар из его ушей не шел, когда врач натянуто улыбнулся и вежливо сказал:

— Два месяца, дорогая. Плод развивается хорошо, как по учебнику. Никаких отклонений, патологий и болезней. Это при первичном осмотре. Когда придет анализ крови я смогу сказать конкретнее… — мужчина встал, дал мне салфетку, а сам сел за рабочий стол. — Сейчас оформим вам карту и жду вас на прием…

— Не, простите. Ваша клиника слишком дорогая для постоянного посещения. — коротко оборвала я его и получила лишь многозначительную улыбку и своеобразное пожимание плеч. Уже собираясь выходить, я замешкалась и все же задала вопрос, который пугал больше всего: — Скажите, а может быть такое, что я беременна не два месяца, а скажем… четыре, пять? Дело в том, что я не помню, когда месячные были последний раз… Они всегда длились лишь три дня, проходили без боли и совсем неприметно.

— Ох, эта странная молодежь… — закатил глаза Стоуден, а затем откашлялся, уверенно заявив: — Неужели вы сами не понимаете, что живот на втором и четвертом месяце значительно отличается по виду? У вас лишь легкий бугорок, который еще возможно списать на лишний вес, когда на четвертом месяце уже вполне видная округлость.

В памяти тут же всплыла Ребекка, бывшая жена Дрейка и новая жена Сэма. Я задумалась и тут же переспросила:

— Не понимаю… Кажется, Ребекка Робертс была вашей пациенткой? Почему же у нее на пятом месяце живот почти не выделялся? Да, она носила свободные вещи, но сложно заподозрить в этом беременность…

— Ребекка Робертс пила, курила и принимала марихуану во время беременности. — с призрением выпалил мужчина и отвернувшись, горько добавил: — Ее ребенок родился двухкилограммовый на седьмом месяце и нам пришлось поместить его в инкубатор, чтобы лечить и растить, где он до сих пор и находится. Я не зря просил вас срочно пригласить их с мужем ко мне… Плод развивался неправильно и вообще чудом родился на свет живым.

Уже два месяца я ничего не слышала о жизни мужа и его новой избраннице. Один раз в газете увидела заголовок: «Хозяин сети клубов „Аллария“, Сэм Робертс и его новая супруга, Ребекка Робертс, гуляют с наследником…», не больше. Видимо, это был пиар ход для прессы.

— Мне очень жаль. Желаю ребенку скорого выздоровления. — искренне прошептала я, открывая дверь.

— Девочка быстро поправляется. Борется за жизнь. Думаю, через пару месяц станет вполне обычным ребенком. — попрощался со мной доктор, а затем вернулся к своим записям.

Я вышла из кабинета, не в силах прийти в себя. Во-первых, я беременна. Во-вторых, не от Сэм. Что радовало до чертиков. В-третьих, в жизни бывшего мужа творилось нечто ужасное, что заставляло немного его жалеть. Знал ли он, кого брал в жены и что ждет его ребенка?..

— Тебя можно поздравить? — внезапно раздался до боли знакомый голос и я встрепенулась, тут же посмотрев на мужчину в кресле напротив. Он смотрел на меня волком и, кажется, был чему-то очень недоволен: — Работай ты все двадцать четыре часа, заметила о беременности после родов.

Коленки дрожали, сердце исходилось от волнения, голова кружилась от недостатка кислорода, а ком в горле мешал вымолвить и слова. А всему виной он… Мужчина, о котором я думала каждый день безумно длинных двух месяцев. Каждую ночь засыпая, гадала, с кем он и где? Каждое утро мысленно желала ему доброе утро и мечтала случайно столкнуться на улице, чтобы увидеть лишь глазком…

Ведь запрет на поиск какой-либо информации о Дрейке Моррее поставила себе еще в такси. Но и это не помогало. Память казалось четче реальности… Его губы, руки, поцелуи, прикосновения… Морщинки на лице, кривая ухмылка, голубые глаза — казались реальнее, чем в жизни.

И вот теперь он просто сидел рядом. Смотрел на меня. Пришел…

— Ты следил за мной. — с трудом констатировала я, а затем собрав всю волю в кулак медленно подошла и села рядом с Дрейком. Словно не происходило ничего волнующего. Словно мы видимся каждый день. И разум не сходит с ума от желания прикоснуться к нему, обнять, втянуть неповторимый, родной запах…

— Я обещал дать тебе время, но не бросить на произвол судьбы. — он усмехнулся и посмотрела на мой профиль, прежде чем предъявить: — Сколько работ тебе нужно, чтобы хватало денег? В отеле все было гибко. Чего тебе не хватало? Зачем гонять себя до посинения?

— Ха. Ты жалеешь меня или своего ребенка? — с усмешкой саркастично выпалила я и перестала дышать.

— Ты не понимаешь. Я не хотел особо лезть в твою жизнь, но ты не оставляла мне выбора. Поэтому пришлось… — быстро прокричал он, а затем вдруг замер и едва ли не подпрыгнуть на месте: — Стой. Что ты сказала?!!

— Ты прекрасно знаешь, что других мужчин в моей жизни не было. Так что не играй на публику. — подмяв под себя ноги, я повернулась к мужчине и с гордостью взглянула на него.

Черт, как же мне нравились его горящие глаза, в которых блистала надежда и некое беззаботное счастье, заражающее и меня саму. Я смотрела на мужчину и понимала, что дышу им, не могу оторвать взгляд и избавиться от мурашек из-за его голоса.

— Но я думал, что им может быть Сэм… И это для меня не важно, все равно ребенок только мой, потому что ты — моя. — тихо пробормотал он, но затем все же усмехнулся и добавил: — Но я рад другому.

— И чему же ты так рад, Моррей? — улыбнувшись, я неосознанно положила руку ему на колено, когда мужчина взял мое лицо в руки и осторожно поцеловал в нос:

— Ты говорила, что наше знакомство произошло по-идиотски. Сама судьба свела нас спустя два месяца в центре планирования семьи. — его губы нежно коснулись одной щеки, потом другой, а затем осторожно запечатлели на губах тягучий поцелуй, от которого я совсем забылась и привстав, все же обвила руками шею мужчины, прижав к себе так крепко, что будь он моей комплекции — раздавила. Мужчина лишь трепетно провел пальцами по волосам, спине, рукам, пока нос поглаживал шею. — К тому же, это была моя фортуна. Ты забеременела после первого секса. Удача никогда не подводит Морреев. У меня будет лучшая жена и ребенок сразу — комбо!

До боли втянув запах мужчины, я почувствовала легкое жжение в легких и словно маленькие бабочки порхают в животе. С трудом удалось сдержать улыбку и спокойно спросить:

— Ты такой самоуверенный. Я может быть еще не соглашусь стать твоей женой… Мы почти не знакомы, мужчина!

— Для этого есть целая жизнь, любимая… — шепнул на ухо Дрейк, а затем слегка замешкавшись, добавил: — Ты когда-нибудь сможешь простить меня, малышка?

— Давно простила. Там, в клубе, я использовала тебя, чтобы отомстить мужу, а ты меня, чтобы отомстить жене. Мы оба не знали, куда приведет нас следующий день. Но… По-моему так начинаются самые прекрасные авантюры?

Как друг за спиной раздались аплодисменты. Я тут же подпрыгнула от страха, ведь в коридоре мы были ранее одни. Дрейк затянул меня к себе на колени и прижал к себе крепко, словно кто-то собирался отнять.

— Как… мило? Я мог бы расплакаться, но не стану. — саркастично заявил Сэм. Его лицо было белым, синие круги под глазами, да и в общем он словно похудел килограмм на пять. Увидев мой испуг, мужчина криво усмехнулся и сверкнул выпавшими зубами. — Страшно? Вот, что настоящий стресс делает с людьми. Даже зубы бегут от меня, Молли.

— Мне жаль твоего ребенка, Сэм. — только и сказала я, сжав руку Дрейка до посинения.

— Жаль? Моего ребенка? Возможно это ребенок твоего мужика, кто знает? — обессиленно поддел Дрейка бывший муж, тут же посмотрев на него. — Теперь я понимаю, в чем была твоя настоящая месть: отнять у меня самое дорогое — Молли и подсунуть свою дешевку — Ребекку.

— О самом дорогом нужно заботится, Сэм. А Ребекку ты выбрал сам. К тому же, мы уже дважды делали текст на отцовство, и ты знаешь результат. От ребенка тебе не избавится. — Дрейк немного наклонился к уху и прошептал только для меня: — Он бросил жену одну, как только начались проблемы с ребенком. Пришлось организовывать все лечение и тесты самому… Но я всегда знал, что ребенок не мой. Мы не занимались сексом с женой еще до знакомства с Сэмом. Я просто перестал ее хотеть из-за аборта. И когда два месяца назад Ребекка явилась ко мне в дом с животом — это только подтвердилось.

— Не думаю, что я бросил тебя на произвол судьбы, Молли. — внезапно с надеждой прошептал Сэм и сделал шаг на встречу. — Моя служба охраны следила за тобой и доложила о твоем визите к гинекологу. Тогда, два месяца назад, ты сказала, что беременна. Это ведь наш ребенок, так? Я согласен даже на это, лишь бы ты снова вернулась! — он зажмурился и устало провел рукой по лицо, нехотя пробормотав: — Дома бардак, как и в моей голове. Я не мог справится со счетами, а нанятый бухгалтер меня обокрала. От постоянной сдобы начался гастрит, а ни в одном ресторане не варят такой вкусный суп, как у тебя!

— Сэм… — устало вдохнув, я перебила бывшего мужа и вскочила с места. — Жена — это не домработница, нянька, сиделка или бесплатный бухгалтер. Это человек, у которого могут быть проблемы, чувства, потребности, мечты… Что ты сделал, когда они появились у Ребекки? Бросил. Нет… Ты не готов к семье, милый.

Повернувшись к Дрейку, я весело ему подмигнула и протянула руку:

— Как насчет свидания? Я приглашаю тебя в «McDonald’s». Кажется, у нас родится мальчик, которому не терпится съесть пару-тройку бигмаков. И… я хочу угостить тебя в благодарность за то, что ты дал мне шанс побыть одной. Незримо защищал, оберегал, но не вмешивался. — Дрейк тут же встал и погладив мой живот, поцеловал так, что закружилась голова и все мысли вылетели из головы. Кроме одной. Что все же стоило сказать Сэму перед уходом: — Я обманула тебе, сказав, что беременна. А теперь освобождаю. Это ребенок мужчины, которого я люблю.

Мы вышли с Дрейком за руку из больницы, обсуждая какие-то мелочи жизни: меню в ресторане, детские игрушки, работу, запись к врачу. Я смотрела в эти бездонные голубые глаза и понимала: нам будет не просто. У обоих сложные темпераменты. Но… Важно ли это, когда по-настоящему любишь?

— И ты все равно выйдешь за меня. — уже около машины, я запрыгнула к мужчине на руки, обвила его талию ногами и начала медленно покрывать лицо поцелуями, ощущая, как ширинка все сильнее давит на живот. — Завтра. И мы поедем в путешествие. Поженимся, повенчаемся, обменяемся кольцами, сделаем парные татуировки… Напомни, какими еще способами можно привязать человека к себе?

— Веревками, милый. — выдохнула ему в губы, заползая рукой под рубашку.

— О, этот вариант тоже сгодится… Для спальни. — бархатно прорычал он, а затем открыл заднюю дверку машину и утянул меня за собой. Секунда — и я уже сижу на нем сверху, а он медленно стягивает мой свитер. На секунду Дрейк замер, внимательно посмотрел мне в глаза и серьезно сказал: — Я люблю тебя, малыш. Вас обеих.

— Я тоже без ума от тебя, Моррей. Эти два месяца без тебя казались вечностью. — заваливаясь на мужчину, я снова прижалась к нему и тайком ущипнула себя за ладонь. Нет. Все же не сон. Реальность. Моя персональная сказка с безумным принцем, чудной принцессой и не менее странными бывшими.

Эпилог

Пять лет спустя.


Я сидела с закрытыми глазами на барном стуле в кухне уже больше часа и пыталась делать вид, что не замечаю «тихого» шепота дочек:

— Мия, что ты творишь? Как мамочка будет есть этот громадный кусок??

— А как по-твоему режется хлеб, а?..

— Мама точно не режет его поперек. Из батона у нее выходит много кусочков, в не два!

— Уверенна? Зато будет большой и сытный сэндвич…

Против воли я усмехнулась и громко закашлявшись, предупредила:

— Милые, я разрешила вам похозяйничать на кухне только с условием — не брать ножи. Вы еще маленькие, даже если можете выговорить слово «трактор»!

— Мамуля! — воскликнули обе, но Мия жалобно прошептала: — Ты и так сидишь в кухне, когда мы готовим тебе с Камиллой праздник. Закрой ушки и не мешай.

— Праздник у нас с папой, а не у меня… Пять лет брака — первый юбилей. — сказала я им, делая вид, что закрыла уши, затем замешалась и в который раз спросила: — Вы не знаете, куда пропал папа? С самого утра его телефон отключен…

— Нет. Мы проснулись — его уже не было. — только и ответили девочки, продолжая что-то изобретать на кухне.

Дрейк был прекрасным мужем. Наша жизнь была похожа на какой-то романтичный клип с кучей мыльных моментов: свадьба на островах, совместные роды, рождение двойняшек, семейные мероприятия… Он всегда был рядом. Каждый день своей жизни я ощущала его поддержку.

Даже когда первый раз провалила экзамены в колледж. Моррей мог купить все без моего согласия, но я безмерно благодарила его за то, что не стал этого делать…

Все изменилось месяц назад. Сперва я остро ощутила, что он что-то мне не договаривает. Затем он вдруг начал выходить из комнаты во время телефонных звонков, а закончилось все тем, что после работы он ехал не домой, а на совещания. Снова, снова и снова!

И вот сегодня первый юбилей, а его нет. Дочки приготовили мне сэндвич из буханки хлеба, одногруппники прислали с курьером букет цветов, а муж… Пропал.

Мия и Камилла кружили вокруг, пели песни и что-то без остановки рассказывали, а я вдруг ощутила дежавю. Разве не это происходило пять лет назад в браке с Сэмом?

— Ты накручиваешь себя. Выдохни! — прошептала я себе под нос и в который раз набрала номер Дрейка. Ничего.

С трудом удалось занять себя домашней работой, а после двенадцати в гости пришла лучшая подруга Крис. Она притащила громадный торт и отвлекла им детей на добрые пол часа.

— А где Дрейк? — между делом, как бы невзначай, спросила она.

— Понятия не имею. — сморозила я и только потом подумав, начала оправдываться: — Я люблю его и доверяю. Именно поэтому он не должен отчитываться за каждый шаг. Понимаешь?

Девушка внезапно прилипла к чашке чая, а затем глядя куда-то вниз, пробормотала:

— Как знаешь… Просто неделю назад он оформил в моей фирме доставку пяти тысяч белых роз на восемь утра сегодня. Я была уверенна, что это подарок тебе, но… Видимо что-то связанное с работой. Забудь. — я замерла на месте, не в силах дышать, но она не заметила перемены моего настроения и быстро пробормотала: — А, еще!.. Сегодня утро Майкл Стоун, наш бухгалтер из офиса, покупал девушке колечко в бутике. Так вот говорит, что видел там секретаршу Дрейка. Она забирала заказ босса: набор с розовыми бриллиантами.

— Наверняка, это тоже по работе. — скупо пробормотала я, заставляя себя улыбаться.

С трудом мне удалось вежливо избавиться от Крис, а затем вызвать няню для девочек. Во время сессии или парных занятий в вузе, миссис Джеферсон присматривала за ними и стала кем-то на подобии бабушки. Пожилая американка пришла уже через пол часа и мне удалось убедить ее, что ничего экстренного не произошло.

— Уверяю вас. Мне просто срочно нужно встретится с мужем. — убедила я женщину и она весело мне подмигнув, мечтательно закатила глаза:

— О, как я тебя понимаю, милая. Когда я была молодой, муж закатывал мне такие вечеринки, что детей приходилось оставлять у матери на неделю… Но ты всегда можешь положиться на меня. Миа и Камилла для меня самые настоящие внучки. А ты, Молли, как дочь.

Не было времени перебрать гардероб, так что я надела то, что приготовила для празднования годовщины. Черное платье с V-образным вырезом, прекрасно облегающее натренированное в спорт зале тело не очень подходило для выяснения отношений, но искать, гладить и готовить что-то другое не было настроения.

Я не знала куда ехать, именно поэтому вызвала такси и попросила отвезти меня к офису мужа. Только вот секретарша лишь неловко отвела взгляд и тихо пробормотала:

— Миссис Моррей, мистер Моррей не появлялся сегодня в офисе. Кажется, утром он предупреждал, что проведет весь день в городской квартире.

Городская квартира — убежище Дрейка. Он прикупил ее на случай, когда нам нужно не на долго уединится от детей или ему серьезно поработать пару ночей. Ни разу за пять лет у меня ни возникало сомнений в роде его работы на дому. До это дня.

Я ехала к мужу с тяжелым сердцем. Иногда, в пути, мне виделись картины, как я вхожу, открываю дверь своим ключом и вижу Дрейка с любовницей в горе лепестков роз. Дышать становилось тяжело, тело трясло, а перед глазами все темнело. Но ничто не шло в сравнения перед страшной фразой, которую я боялась услышать от него больше всего на свете:

— Прости, Молли. Я был с тобой только ради двойняшек, но… Какая любовь? О чем ты??

И вот передо мной оказался лифт, затем и роковая дверь. Наверное, я добрые десять минут стояла около нее, не решаясь войти. Готова ли я изменить свою жизнь? Или все же стоит развернуться и уйти, сделав вид, что все нормально?

Но нет. Обман — не решение проблемы. Выдохнув и собравшись, все же повела карточкой по замку и дверь щелкнула.

Стоило только ступить на пол, как я ощутила резкий запах каких-то пряных специй. Квартира была в полумраке, по полу раскиданы лепестки роз так густо, что не видно цвета ламината. Легкая классическая музыка делала атмосферу приятной для рефлекса, но никаких голосов не было слышно.

Я прошла по коридору, в сторону кабине, но вдруг услышала голоса из спальни. Нет… Это не могло быть. Но это были женские стоны.

Вязкий ком подкатил к горлу, но я силой воли заставила организм послушаться хозяйку. Замерев там, по середине коридора, я впервые в жизни не знала, что делать.

Перед глазами пролетело все: женитьба, рождение детей и пять лет жизни, словно один бесконечно долгий сон. Возможно стоило развернуться и уйти. Так поступают обиженные жены?

Но я посчитала иначе. Пять лет мужчина дарил мне себя, а я себя ему без остатка. И мне казалось, что я достойна увидеть лицо той, кто заменил меня. Хотелось увидеть глаза той девушки, которая так громко стонет под мужчиной. Любит ли она его или это обычная интрижка?..

Ноги вязли словно в песке, когда я медленно вышагивала к закрытой спальне. Наконец рука оказалась на дверной ручке. Прокрутить ее было чертовски сложно!

И вот спальня оказалась открыта. Первое, что я увидела: больше полусотни свечей, розы по всюду, а пряные ароматизаторы режут нос. Только вот… людей внутри не было. Кровать пуста, как и другие возможные поверхности.

Не понимая, что происходит, я неуверенно ступила внутрь, как вдруг дверь захлопнулась, а за спиной раздался хлопок, после которого странные женские стоны прекратились. Инстинктивно повернувшись, я увидела Дрейка…

На не был черный костюм и красный галстук. Идеально зачесанные волосы прекрасно подходили к свеже-выбритым щекам. А его сексуальный парфюм медленно подбирался к легким, проникая в самую суть и сбивая с мыслей.

— Что… Что тут происходит? — прошептала я, оглядываясь по сторонам. Это был динамик… Чертова имитация секса!

— Просто решил проверить, как сильно мне доверяет любимая жена. — обворожительно улыбнувшись, пробормотал Дрейк. Но я сделала шаг назад и только тогда он, наверное, понял, что сделал что-то не так. Муж протянул ладонь вперед и тихо спросил: — Молли, это был сюрприз, понимаешь? Никакой девушки нет. Я люблю только тебя.

К глазам подкатили слезы и я снова отступила назад, тихо пробормотав:

— Это жестоко, Дрейк. Очень. Пять лет назад Сэм изменил мне… И пусть я рада этому, ведь встретила тебя… Но я бы не пережила этого вновь, понимаешь?

Мужчина тяжело сглотнул и нервно пробормотал:

— Все было спланировано заранее. Это я попросил Крис прийти утром, а затем попросил миссис Джеферсон посидеть с дочками неделю. К тому же, был уверен, что ты поедешь в офис к секретарше. — мужчина залез во внутренний карман пиджака и достал красную бархатную коробочку, осторожно протягивая мне ее. — Это тебе, Молли. Я лишь хотел еще раз доказать тебе, что люблю только тебя. Впереди у нас долгое путешествие. Как ты и мечтала!

Окинув мужчину полным ярости взглядом, я быстро направилась к двери, на ходу бросив:

— Да пошел ты, придурок. Подарить жене на годовщину измену… Это сильно. Мои аплодисменты.

Ноги несли меня прочь из этого дома. Видеть Моррея не хотелось, а выпить стало чем-то жизненно необходимым. Но не успела я переступить через дверной косяк, как родные руки подхватили под талию, а затем резко перекинули через плечо, затягивая обратно в спальню.

— Что ты творишь, Дрейк? Немедленно поставь меня на место!

— Поставить? Я лучше положу! — заговорщически прошептал он, а затем кинул меня на кровать и прижал своим громадным телом. Он снова достал коробочку и открыл ее. Но удерживать меня, вырывающуюся, да еще и пытаться надеть украшение в полумраке — нереальная задача. Дрейк тяжко выдохнул и закрыв мой протестующий рот сладким поцелуем, хрипло пробормотал: — Прости, ты не оставляешь мне выбора!

Не успела я понять, о чем говорит Моррей, как он резко завел руки за голову, а затем быстро надел наручники, фиксируя меня за столб у кровати.

— Что ты творишь?!. Немедленно отпусти меня. Я хочу уйти.

— Нет, малыш. — он криво усмехнулся, а затем наконец достал из коробочки колье из розовых бриллиантов и надел мне на шею. На секунду он замер, глядя на то, как камни переливаются на груди в тусклом свете свечей, а затем снова залез в коробку и достал от туда браслет и кольцо. Сказать, что они были красивыми, утонченными и нежными — промолчать. Но чувства не измеряются в украшения, только лишь в словах. — Я облажался, Молли. Хотел сделать интересный квест для тебя и освежить твои чувства. Кто знал, что это может задеть старые раны? Ты права. Я придурок.

— Ты должен был просто проснуться рядом сегодня утром и съесть тот чертов сэндвич, что готовили нам дети все утро. Все! — сквозь слезы прошептала я, с трудом разглядывая мужчину через мутные от слез глаза. — А теперь… Даже не знаю, как говорить с тобой.

Дрейк наклонился ниже и провел носом по моему, словно поглаживая. Его руки скользнули под платье, проводя линию от берда к животу, а потом вниз до колен, задевая трусики. Губы осторожно коснулись моих и, как бы я не пыталась, не смогла устоять перед диким желанием снова почувствовать вкус моего мужчины. Теперь, когда злость и обида немного отступила, во мне бушевало странное счастье: мой муж любит меня, не изменяет и ценит. Пусть сюрпризы — не его конек, но мне они и не нужны.

— Ты можешь не говорить со мной, Молли. Просто будь рядом? Я организовал для нас прекрасные медовые каникулы… Без сюрпризов, обещаю! — хрипло прошептал он мне в губы, а затем я ощутила, как что-то твердое упирается мне в живот. Это было так странно… Спустя пять лет чувствовать такую дикую страсть. Когда сносить крышу и ты не успеваешь раздеться, потому что хочется стать единым целым с любимым. Когда он входит тебя, а мир вдруг кажется цельным и нет ничего нужнее, чем его взгляд, прикосновение, поцелуй, слова… — Пять лет, как один день. Возможно, сперва это была страсть. Но сейчас… Ты все для меня. Ты и девочки… Нет ничего важнее, малышка!

Он входил в меня быстро и резко, словно что-то доказывая. Я лишь могла жадно выхватывать поцелуи между толчками и его постоянными признаниями в любви. Руки были связанны, одежда слегка натирала, а язык мужчины грубо трахал мой рот.

— Кажется, скоро у тебя появиться еще один важный человек в жизни. — осторожно намекнула я, ощущая, как комок внизу живот превращается в огненную лавину.

— Никакой любовницы нет и не будет. Как и у тебя другого мужчины. Свободные отношения только через мой труп. — рыкнул он мне в ухо, а затем закусил мучку, ускоряясь так сильно, что пот каплями стекал на мою шею, активирую еще и эрогенные зоны.

— Ты не понимаешь… Четыре недели, Дрейк.

Он сделала решающий толчок, и я… растворилась. Слышал, как хрипит мужчина на пике, вторя мое имя, не могла перестать кончать снова и снова. Его тело трясло, словно в припадке эпилепсии, а член внутри меня пульсировал.

— Что… Что ты сказала? — немного приходя в себя, прошептал мужчина, наклоняясь прямо к моему лицу.

— Говорю, что своими тупыми шутками, ты едва не довел беременную женщину до сердечно приступа. — резко выпалила я, а затем сделала единственную доступную пакость в данном положении — укусила его за нос.

Дрейк лишь отстранился и засосал мои губы так жадно, словно это его последний поцелуй на свете:

— Я уже говорил, как люблю тебя? — я кивнула и усмехнулась, когда его лицо стало не на шутку серьезным: — Что же, пожалуй, секст в вертолете снова придется отложить.

* * *

Ребекка.


Пять лет ребенку. Здоровая девочка, безумно похожая на Сэма и лишь немного на меня. Пять лет я была отличной домохозяйкой, отказалась от всего, ради быта и ребенка.

И что теперь?

Клуб «Аллария», двенадцать часов ночи и мой муж… В Вип-кабинке с другой девушкой. Блондинкой, не старше восемнадцати. Молода, вульгарна и готова на все, за дешевые комплименты и подарки.

Я опустила глаза к телефону и набрала СМС мужу:

«Ты точно в командировке? Дина спрашивает, как скоро тебя ждать и хочет видеть на свой день рождения отца».

Я вижу, как он выходит на балкон, не на долго отвлекаясь от милой девушки и скупо глядя на телефон набирает пару фраз:

«Объясни ей все, как ты умеешь. Я скину вам денег на карту. Устройте веселую вечеринку без меня».


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Эпилог