Одна из миллиона (fb2)




Маргарита Воронцова Одна из миллиона

Глава 1. Блондинка в Нью-Йорке

Глеб

Трое симпатичных и хорошо одетых молодых мужчин явно привлекали внимание девушек за соседним столиком. Оттуда, словно отточенные стрелы, летели взгляды, и золотой пыльцой рассыпался нежный смех.

Но парни были заняты собственной беседой и на заинтересованных девушек никак не реагировали. Двое мужчин выглядели серьёзно — тёмные костюмы, ослепительно-белые рубашки. Третий щеголял красной кожаной курткой и драными синими джинсами.

Большие окна кафе были покрыты мелкой сеткой дождя, в каждой капле пылали огни ночного города. Напротив, через улицу, сияли мокрые вывески магазинов и фастфуда, проносились по дороге автомобили, мигали светофоры, метались неоновые всплески рекламы на огромном билборде…

Неделя, словно каменная шкатулка драгоценным камнем, была инкрустирована праздничной датой: компания отметила своё десятилетие. Три дня в магазинах шли акции, приуроченные к юбилею, к офису подтягивались партнёры с букетами, поздравлениями и подарками, в ресторане отгремел корпоративный банкет. Но теперь праздничная суета осталась позади.

— Всё, отстрелялись. Хорошо отпраздновали, — подвёл итог Виктор, руководитель отдела в компании «Мега-Инструменты». Он бросил быстрый взгляд в сторону хихикающих девушек, потом снял с пиджака несуществующую пылинку.

— Да, отлично всё прошло, — согласился Глеб, директор компании.

— Чувствуешь себя победителем?

— Есть немного. — Глеб улыбнулся. Вдруг вспомнил, как десять лет назад прямо в аудитории отвечал на звонок клиента. Это был самый первый клиент его интернет-магазина. Мужик заказал электродрель, и после лекций Глеб сам её и доставил по адресу — ведь тогда он был единственным сотрудником фирмы. А теперь, если посчитать филиалы, у него работает полторы тысячи человек.

— Где твоя роскошная невеста, Глеб? Почему её не было на банкете?

— Она в Нью-Йорке. Не смогла приехать.

— Вот как! Но ведь…

— Никита, а ты чего такой мрачный? — Глеб резко перебил приятеля, в знак извинения похлопав Виктора по руке. Ему вовсе не хотелось обсуждать с друзьями поведение невесты.

— Да надоело всё, — мрачно буркнул Никита. Он рассматривал бокал с коктейлем и перемешивал трубочкой кубики льда и листья мяты. — Устал.

Глеб и Виктор многозначительно переглянулись и рассмеялись. От чего мог устать Никита, этот прожигатель жизни и растратчик родительских денег?

— Устал веселиться? — предположил Виктор.

— Давай, братишка, рассказывай! — Глеб закинул руку на плечо другу, подёргал за воротник кожаной куртки. — Что стряслось? Поругался с очередной пассией?

— Да, поругался, — мрачно подтвердил Никита. — Достала.

— Так ты оглянись. Вон, красотки за соседним столиком с тебя глаз не сводят.

— Это они с тебя глаз не сводят. Чувствуют запах больших денег. Да ну их всех… Задолбали. Вокруг лицемерные, лживые девки, у которых одно на уме — выкачать из мужика побольше бабла. Стервы.

— Ого, вот это заявление! Ник, откуда столько злости? — удивился Глеб.

— А разве не так?

— Мне кажется, у тебя было столько чудесных девушек!

— Да неужели? Не знаю, не уверен… Попадаются одни вертихвостки, ни одной нормальной. Чтоб была честной, преданной… Все они одинаковы.

— Надо же, как ты заговорил! — удивился Виктор.

— Грустно от тебя такое слышать, Никит. Не ожидал, — заметил Глеб. — Но насчёт девушек — тут ты не прав. Не надо обобщать. У меня, например, есть Полина. Она честная и преданная, я в ней уверен на сто процентов.

— Я тоже не согласен и тоже могу привести пример. Вот у нас в отделе копирайтинга появилась новая девочка — Варвара, — поддержал Виктор. — На столе — чашка с фоткой жениха. На компьютерной заставке — тот же тип. А девчонка хорошенькая, глазастая. Не так, чтобы прям красавица, но очень милая. Уже кто к ней только не подкатывал — всем от ворот поворот.

— Ну-ну, — скептически хмыкнул Никита.

— Жених, между прочим, в отъезде. Он то ли во Франции, то ли в Англии, у него стажировка. Но наш Вареник — кремень. Сидит и ждёт. Всё по-честному.

— Может, она старая? Поэтому так дорожит женихом?

— Угу, старуха. Универ только-только закончила.

— Ну, тогда страшная, небось? — скривился Никита.

— Говорю же тебе — хорошенькая. Глаза голубые, точёный носик, русая коса. Уж наши парни перед ней гарцевали и выделывались — кто во что горазд. Никакого результата. А парней у нас много. Всех отшила.

— Ты сам-то к ней не подкатывал?

— Я женат, между прочим, если ты забыл. Да и вообще, у нас в компании за служебный