Не дури, пацан (СИ) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Не дури, пацан Оле Адлер

Глава 1. Кудрявая нахалка

— Да мне по барабану, что сегодня воскресенье, Сереж. По воскресеньям народ любит бухать, а перед новым годом и подавно… Ты хоть понимаешь, на какую неустойку вы влетаете? Веришь — нет, мне насрать, — орал Миттен через стенку в кабинете так, что Денис начал просыпаться.

— Вот неугомонный, — проворчал Дэн, морщась от легкой боли в голове и мерзкого вкуса во рту.

Он уж точно не надеялся на такое утро, когда коварно планировал заночевать у Миттена после покера. Просто хотел потусить с братом, которого последнее время видел только на работе. Костик теперь был вечно занят, постоянно торопился домой к жене и детям. Он и раньше сдувал со своей Маринки пылинки, а теперь прогнулся под нее целиком и полностью. Когда Денис намекал ему, что иногда нужно сваливать из дома и отдыхать, как в старые добрые времена, Кос только отмахивался.

— Я и так детей почти не вижу с этой чертовой работой. Ну и мы же недавно зависали в «Башне».

— Зависали? — возмущался в ответ Дэн. — Марина тебя до десяти отпустила. Мы по стакану пива только и успели выпить. И это было два месяца назад.

— Отстань, мелкий, — фыркал Костик. — Будут свои дети, поймешь меня.

Понимать Денису не очень хотелось, как и обзаводиться потомством. Во всяком случае в ближайшее время. Да и какие дети, если у него даже постоянной подруги не было. После неудачного брака с Сашкой его хватало едва ли на пару недель серьезности, а потом он начинал задыхаться. То ли девушки форсировали события, то ли сам он был слишком медленным газом, но они никогда не совпадали в скорости развития отношений. Денис терял интерес практически сразу и просто переставал звонить. Он отпустил ситуацию, полагая, что не создан для семьи, и погряз в одноразовых женщинах. Путь наименьшего сопротивления. Хотя последнее время что-то в нем начало сопротивляться. Наверно, Костиков пример влиял, а может Сашкин…

Сашка.

Дэн долго уговаривал себя держаться от нее подальше. Ему было стыдно, банально стыдно за то, как глупо и грязно закончился их брак. Еще и перед Костей неудобно, потому что Саша не желала пересекаться с бывшим мужем, и Бирюков-старший автоматически лишился присутствия подруги на всех сходках, где присутствовал его двоюродный брат. А брат присутствовал. Как бы не было ему стыдно и неудобно, но Дэн не собирался отказывать себе в общении с Косом. И если с Сашкой Костя жил в одном городе и имел больше возможностей для встреч, то Денис оставил за собой праздники. Этот негласный паритет они и держали, пока Костян не предложил ему в очередной раз вернуться. И Дэн согласился.

Разумеется, старые приятели очень скоро Денису донесли, что бывшая жена крутит с Митькой Токаревым, лучшим другом Костика. Дэн поначалу и сам не понял, как должен относиться к их роману, и просто не лез не в свое дело. Хотя не сдержал эмоций, когда Саша прилетела к Косу и начала жаловаться на Митьку и своего бывшего, Женю. Последний всегда был у Дениски больным местом. Именно из-за него Бирюков-младший чувствовал себя ущербным рядом с Сашей. Ему казалось, что он всегда будет для нее хуже, ниже на одну ступеньку, чем любовь всей ее жизни, не любимым, а запасным. На этой почве Дэн наделал много глупостей, пытаясь доказать себе, Сашке и всему миру, что он хорош сам собою. И когда Нестерова снова начала тонуть в собственных иллюзиях, руша по пути отношения с Токаревым, Денис не мог промолчать. Хотя права голоса у него не было. Все, что оставалось, только выразить свое фи и удалиться. Что он тогда и сделал.

Благо Нестерова повзрослела и сама разобралась со своими тараканами. Да и Митька, видимо, проявил чудеса понимания, позволяя Сашке сделать единственно правильный выбор. Дэн был до безобразия рад, когда эти двое прикатили вместе к роддому на выписку, встречать Маринку с малявками. Оба светились, как пара медных тазиков, и никак не могли отлипнуть друг от друга. Бирюков осознавал, что как-то нелогично и противоестественно радоваться за бывшую жену. Но ничего не мог с собой поделать. Да, у него осталось к Сашке что-то похожее на любовь, но теперь это больше смахивало на дружеские, даже родственные чувства. Возможно, играла роль стопроцентная уверенность, что Нестерова ему никогда больше не даст, и это автоматом превращало ее в своего пацана. Ну а Митька… Митька всегда ему нравился, и для Сашки он и сам не мог придумать лучшего варианта.

Конечно, Денис понимал, что его чувства по этому поводу вряд ли будут взаимными, но все равно постоянно примазывался к компании Токаревы+Бирюковы. Если раньше его больше интересовали именно покерные посиделки у Митьки по субботам, то спустя год он разрешил себе наглеть, оставаясь и на воскресные семейные сходки. Сашка ворчала, но не ругалась, Митька только хмыкал, Костик по привычке читал лекции о дурном воспитании, а Марина сокрушалась об отсутствии у Дениса личной жизни. Бирюкова-младшего такой расклад устраивал, ведь в итоге он почти всегда имел вкусный утренний кофе, который варила Сашка, обед из трех блюд, беззлобные подначки Токарева и целый день в обществе брата, его жены и племянников.

Сегодня вместо приятного запаха кофе его разбудил ор Митьки. Дэн снова поморщился и не без труда разлепил глаза.

— Завязываю квасить, — пробормотал он, натягивая джинсы и хлебая минералку, которую еще с вечера оставил на столике возле дивана.

Миттен продолжал орать на кого-то по телефону в соседней комнате из-за косяков с поставками, и Дениска решил, что лучше его не отрывать от этого важного дела. Он двинул в большую гостиную, где возле окна стояла Сашка, грея руки о чашку. Кофе! Дэн навострил лыжи, желая украсть глоточек живительного бодрячка.

— Хей, Нестерова, поделись кофейком, — нагло обозначил свое присутствие Денис, хлебнув из ее чашки, но тут же пожалел об этом. — Что за пойло? Там же тонна сахара. Не слипнется?

— Если и слипнется, то разлепим, — не сдержалась Саша, выдирая у Дениса чашку.

— У Митяя есть приборчик, ага, — пошло хохотнул Бирюков.

— Заткнись нахрен, — Нестерова изо всех сил наступила ему на ногу, хотя сама едва не прыснула, оценив чернушный юмор.

— Не могла что ли кофе сварить как всегда? — обиженно бурчал Денис, морщась от боли в ноге.

— Новый год же. Это новогодний напиток, — объяснила Саша наличие в своей чашке какао этим утром.

Дэн снова поморщился, явно не разделяя мнения бывшей жены. Он посчитал, что смена напитка явно сигналит о Сашкиной готовности к более серьезным переменам в жизни. Скоро Митька сделает ей предложение, и она будет пить какао вместо кофе, совсем откажется от сигарет и выпивки, и скорее всего следующий новый год будет встречать с огромным арбузом на месте живота. Все к тому идет.

Проследив за Сашкиным взглядом, Денис увидел через окно, как во дворе тягает сани с близнецами его брат, а Маринка украшает елку. Нестерова расплылась в блаженной улыбке, что опять подтверждало предположения Дениса.

— Костян — такой мудак, — выдал Деня, прощупывая почву.

— Сам ты мудак. Это так мило.

Ну точно, скоро и Митяя запрягут, как оленя.

— Угу, ему только рога осталось нацепить и хвостик пупочкой. Вылитый олень. Бэмби, мать его, — продолжал издеваться Бирюков-младший.

— Деня, если ты решил тут заночевать, чтобы с утра поливать дерьмом Костика, то лучше вали с глаз моих, — вступилась за друга Саша.

Денис не успел ничего ответить, потому что зазвонил домофон, и Сашка пошла открывать ворота.

— Сестра что ли Митькина? — уточнил он, смутно припоминая, что Саша говорила вчера о ее приезде.

Во двор въехал белый внедорожник с какой-то аэрографией на боку. Вкусы на машины у брата с сестрой явно совпадали.

— Ага, — кивнула Сашка.

Через пару минут кудрявая девица приятной наружности уже расцеловывала Нестерову в щеки, щебеча, как соловей, о жутких снежных дорогах и засранце-отшельнике брате, который забрался жить к черту на рога. Дэн дал девушкам наговориться, решив не обозначать своего присутствия. Он воспользовался минуткой, чтобы рассмотреть гостью с ног до головы. Расстегнутая куртка, угги, джинсы, фигурка в наличии, волосы светлые, кудрявые, лицо приятное, очень похожа на Митьку. Особенно пухлыми губами. Красивая. Как Митька, только в женском варианте. Митька — мужик красивый, ну и сестрица вся в него.

Дэн чуть поморщился от своих мыслей, которые слегка отдавали голубизной.

— Ой, привет. Ты кто? — наконец заметила сестра Токарева Дениса, который так и мялся у окна, скромный, словно гимназист.

— Это Денис, брат Костика, — нейтрально представила его Саша, уточняя: — Он вчера остался после покера.

— Я не знала, что у Кости есть брат.

— Двоюродный, — уточнил Деня, запоздало здороваясь. — Привет.

— А… — через мгновение она широко раскрыла глаза, явно сопоставив в голове факты, и протянула: — Ааа… Ну ясно-ясно. Одевайся тогда, двоюродный брат Кости

— Зачем? — удивился Бирюков.

— Будешь мне машину разгружать, — что-то было в ее голосе волшебное, командирское, почти не оставляющее сил для возражений.

— А Костян? — попытался изо всех сил отделаться Деня, которому ни разу не улыбалось таскать тяжести натощак и с бодуна.

— Костя работает оленем, — мстительно отмела его вариант Саша.

— А Митька? Митяй-то где? — продолжал ныть Денис, но уже шнуровал ботинки, зная, что Митька занят разборками по телефону.

— Мой братец сейчас орет на поставщиков, которые тормозят поставку шампанского. Саш, ну ты прикинь, перед Новым годом так тупить и именно с шампанским, — стрекотала командирша, натягивая на голову меховую ушанку, выталкивая Бирюкова за дверь и пеняя Сашке. — Кстати, могла бы помочь Маринке, она там одна корячится с игрушками. Елка все-таки твоя идея.

Дэн едва ли сам не кинулся помогать Маринке с наряжанием, но вовремя тормознул, обругав себя за впечатлительность. Митькина сестрица — та еще мадам.

— Елка — моя, — невозмутимо кивнула Сашка, которая видимо имела иммунитет к приказному тону Токаревой, — а игрушки — ее. Я вчера и так чуть шею не свернула, пока звезду на макушку присобачивала.

— Ясно все с тобой. Готовь тогда вагон еды.

— Будет сделано, — козырнула Нестерова, закрывая за ними дверь.

Денис для начала собирался спасти брата от участи оленя и утащить покурить, но его планы порушила кудрявая девчонка.

«Дочка ее что ли?» — предположил Денис. — «Взрослая такая».

Взрослая племянница Митьки вылезла из внедорожника и полетела через двор.

— Дядь Кость, а меня покатаешь? — завопила она.

— Неееееет, — отчаянно протянул Кос и рванул изо всех сил прочь.

— Ленка, привет, сто лет тебя не видела, — смеясь, попыталась отвлечь девочку Марина, слезая со стремянки.

— Привет, Марин, — она быстро чмокнула Бирюкову в щеку и снова погналась за Костей, от души ухохатываясь, явно наслаждаясь экшеном. — Кооость, ну покатаааай.

— Ирка! — подлетел к посмеивающейся сестре Митяя Кос, на бегу чмокнул в щеку. — Братан, — подмигнул он Дениске и почесал, аж пятки сверкали.

— Ну чего застыл, пацан? — одернула Ирина Дениса, который слегка припух от творящегося вокруг беспредела.

— Пацан?!! — даже в состоянии легкого шока Дэна возмутило такое обращение.

— Ну, кто скажет, что ты девчонка, пусть первым бросит в меня камень, — усмехнулась кудрявая бестия.

Дэн раздраженно поджал губы, но решил оставить ее издевку без комментариев.

— Пакеты тащи в кухню, Сашка сама раскидает еду. А ящик с бухлом возле бара поставь. С ними Диман разберется. А вот эти коробки с игрушками и дождиком к елке отнеси. Маринке как раз дождик нужен, — распорядилась нахалка.

И ведь так умело распорядилась, что Дениске не осталось ничего, кроме как взять пакеты и тащить в дом. Та же история с ящиками.

— Ну и чем я не грузчик? — бурчал Дэн себе под нос. — Небритый, немытый, с похмелья, во вчерашней одежде. И голодный, как студент в пятницу.

Не сказать, что Денис надорвался, но напрягся немного, особенно с ящиком бухла. Тяжелый был, зараза. И только он отнес его к бару, как тут же нарвался на новые обязанности.

— Тузик сдох, — хихикая, диагностировала Ленка, попинывая упавшего на снег Костю. — Слабак.

Слабак Тузик не спорил и признаков жизни не подавал.

— Кос, прекрати симулировать, — устало огрызнулась Марина, слезая со стремянки, и подошла к мужу.

Он тут же подсек ее, заваливая на снег рядом с собой. Прежде чем Костя накрыл ее рот поцелуем, Маринка крикнула:

— Дэн, покатай мальчишек. Только спать им не давай.

Бирюков-младший закатил глаза, но спорить не стал. Не так часто он возился с племянниками, чтобы артачиться. Конечно, как любой холостяк, он стебал Костю за подкаблучность, не всегда понимал его желание проводить все свободное время с семьей, но уважал за то, что брат никогда не пытался спихнуть детей. Ни бабушкам, ни другим родственникам. Дэн догадывался, что дети, Андрей и Илья, дались Бирюковым непросто, и молодые родители принимали хлопоты за счастье. Единственные жалобы, которые позволял себе Кос — это нытье от отсутствия нормального секса. Если во время беременности Марине просто было нельзя, и Кос плакался в жилетку всем кому не лень, то после рождения близнецов, стало можно, но не так часто и качественно, как хотелось бы. Бирюков-старший уже по привычке сокрушался, ныл и просто канючил. Дэн всегда ржал над ним, находя в несчастье ближнего что-то веселящее. Хотя у него самого, холостого и красивого, секса было и того меньше. С возрастом стало не так интересно, да и тупо лень искать себе на ночь партнершу.

Дениска схватил санки, в которых малявки уже начали тихонько хныкать, и побежал к гаражу, чтобы сделать круг. Он проклинал свои прокуренные легкие и не убранный Митяем снег, но все равно бежал, катая племянников с ветерком. Дэн так увлекся, что не заметил, как близнецы притихли в санках. Притормозив и обернувшись, он понял, что влип, потому что малявки дрыхли. Оба. Это значило, что дядька огребет. Марина не заставила себя долго ждать. Она пристрелила Дениску бешеным взглядом, но орать не стала, чтобы не будить детей.

— Я же просила, — процедила она сквозь зубы, толкая санки к дому. — Может сам их теперь разденешь и уложишь?

— Я пас, — замотал головой Денис.

— Кто бы сомневался.

И Маринка повезла санки к дому. Дэн было подумал помочь, но решил не нарываться на грубости и поплелся к ожившему Костику.

— Влетело? — усмехнулся старший братец, прикуривая.

— Угу, огреб немного. Как ты с ней живешь? Не баба, а комок нервов, — буркнул Деня, хлопая брата по плечу в знак приветствия.

— Недотрах — страшное дело, — философски выдал Кос и, подвигав бровями, добавил, — но поправимое.

Дэн закатил глаза.

— Без подробностей, братан. Эй…

В плечо Денису влетел снежный комок, а за спиной раздалось коварное девчачье хихиканье. Он обернулся, но увидел только Ирину, которая стояла на стремянке, укладывая пряди дождика на еловые иголки.

— Ленка, блин, зараза, — рыкнул и Кос, который поймал снежок ухом. Хорошо еще в шапке был.

Оказывается, мелкая пряталась за елкой. Дэн было рыпнулся ей накостылять в ответ, но тут же одернул себя. Незнакомый ребенок незнакомой мамашки. Мало ли какие у них в семье взгляды на воспитание. Но вот Костя не постеснялся и сразу загреб большой комок, угрожающе рыча:

— Леныч, ты нарвалась.

— Ой-ой-ой, как страшно, — издевательски запричитала пигалица.

— Нарвалась-нарвалась, — подтвердил Денис, обходя елку, кивая Костику, чтобы огибал с другой стороны, задевая по ходу стремянку.

— Хей, пацан, аккуратнее, — крикнула сверху Ирина, стараясь удержать равновесие.

Денис снова сжал зубы, а Костик заржал:

— Пацан.

— Заткнись, Кос!

Их наступательная операция полетела ко всем чертям. Ленка выскочила из-за елки и понеслась к дому. Дэн и Костя совершенно не по-мужски и не по-взрослому, бомбили ее вслед снежками, провожая до самого порога.

— Ленка — сыкота, хорош прятаться, — орал Костя, загребая новый комок ладонями, бросая девчонке под ноги.

— Ну, дядь Коооость, — заныла девчонка, уворачиваясь от снежка, который влетел за ней через открытую дверь прямо в гостиную, — так не честноооо. Ой… Тут дядя Дима целуется с Сашкой, я им все расскажу!

— Ребенку повезло, что они там не трахаются, — хохотнул Дениска вполголоса.

Костик ржакнул, а Ирка со стремянки тонко с улыбкой подметила:

— Это Диману повезло, а то бы я его быстро кастрировала за такие дела.

Дениска даже не сомневался, что Ирина оттяпала бы достоинство братца. Такая может. Дама с огоньком и перцем. Бирюков-младший подмигнул ей, улыбаясь во все тридцать два.

«Я б ей вдул», — как-то мимолетом пронеслась мысль, которую Дениска тут же отогнал.

Ирина, конечно, интересный экземпляр, но уж слишком. Даже если отбросить, что она сестра мужика его бывшей жены, то все равно лучше даже не смотреть в ее сторону. Уж больно дерзкая. С такой проблем не оберешься. Дэн не любил проблемных баб. Ему нравился формат лайт, а девизом по жизни он считал утверждение: «Постель не повод для знакомства».

Но крамольная мысль все же заставила его поднять исподтишка глаза к небу и заценить симпатичный зад Ирины Токаревой. От последующих фантазий его спас Миттен, который со всей дури зарядил в него комком.

— Токарев, мать твою, откуда ты взялся? — опешил Дэн, ретируясь за елку и снова задевая стремянку.

— Ааау, — взвизгнула Ира, падая на Дениску. — Твою ж дивизию, я же просила быть аккуратнее.

Девушка попыталась встать, но координация подвела, и она снова брякнулась прямо на хохочущего Дэна. Вся эта снежная войнушка и свалившаяся на него Ира жутко развеселили его. Ирина и во второй раз не смогла встать, опять шлепнулась сверху.

— Да полежи еще немного, красавица, не дергайся, мне приятно, — угорал он, приобнимая ее ради смеха.

— Ах, ты… — Ирина задохнулась, не находя слов от такой наглости. — Что за борзый пацан.

Она загребла ладонью снег и умыла им ехидно скалящуюся физиономию Дениса.

— Вот как значит? — фыркнул Дэн, отплевываясь и тряся головой.

Он извернулся, подхватил Ирину, встал и, быстренько добежав до ближайшего сугроба, бросил в него девушку. Но теперь равновесие подвело его самого, и он плюхнулся рядом.

— Костя, твой брат урод, — крикнула Ира сквозь слезы смеха.

— Знаю, — отзывался Костян, которого в это время мощно атаковали снежной бомбардировкой Ленка и Митька. — Твой — тоже, Ирк. Так что мы квиты.

— У меня вся задница мокрая, — ржал рядом уродливый брат Кости.

— И у меня, — икала Ирина, — промокла, кажется, до трусов.

— Мокрые трусики, а? И мы ведь еще даже не поцеловались. Я крут, — самодовольничал Дениска, не спеша выбраться из сугроба.

— Не льсти себе, пацан.

— Признайся, ты без ума от меня.

— В твоих мечтах.

— В моей реальности, — Денис нагло подмигнул и добавил. — Девочка моя.

— В каком месте я тебе девочка?

— Полагаю в том самом, где ты сейчас мокрая. И если кто-то будет утверждать, что ты там мальчик, я съем весь дождик с этой елки.

Ира нахмурилась, понимая, что в этом раунде наглый Костин брат уделал ее по всем фронтам. Она неуклюже вылезла из сугроба, отряхивая снег и тихо ругаясь, чтобы не слышала дочь.

— Помочь сзади отряхнуться? — заботливо предложи Дэн, вырастая за ее спиной.

— Не дури, пацан, — сверкнула глазами Ирина, выстраивая между ними воображаемую стену.

Она, конечно, не могла не заметить, что Денис недурен собой и обладает тем неповторимым разгильдяйским обаянием, которое ей всегда нравилось в мужчинах. Но после тридцати Ирина поумнела и зареклась иметь дело с такими типами. Тем более, этот товарищ — бывшей муж будущей жены ее брата. С ним даже одноразовый перепих здоровья ради будет отдавать каким-то извратом. Не говоря уже о том, что Дениска брат Костика, Димкиного лучшего друга, и после бурного, а может и не очень, соития им придется регулярно пересекаться. Ирине не грела сердце перспектива неудобного отвода глаз и подвешенных от неловкости фраз, поэтому она решила на корню обозначить свою недоступность.

Дэн поднял лапки кверху, но тут же опустил. Более того, он и сам нагнулся, уворачиваясь от снежка. Будучи беспринципным, расчетливым засранцем, Бирюков спрятался за Ириной, которую стал легонько подталкивать в сторону дома.

— Под юбку прячешься, Дэн? — подначивал его Митяй, хотя кидать в сестру снегом не решался.

— А еще над нами издевается, — поддержал друга Костян, автоматом переходя на сторону Токаревых.

— Если хоть один из вас в меня кинет… аррр, — Ирине в плечо прилетел комок, она обернулась направо…

— Мам, прости, я думала…

— Ну все!

Ира наконец потеряла терпение и, поддавшись общему безумию, тоже наклонилась за снегом. Ленка из чувства вины, а может женской солидарности быстро переметнулась на сторону родительницы, чем заработала от дяди Димы звание предательницы. Они бесились во дворе, пока Сашка не позвала пить глинтвейн и обедать. Мокрые, перевозбужденные, до неприличия веселые Бирюковы и Токаревы ввалились в дом. Марина и близнецы еще спали, поэтому, стараясь быть тихими, они расползлись по комнатам. Ирина и Лена имели в доме не только свою комнату, но и шкаф с запасной одеждой, а вот мужикам Диме пришлось выдать по спортивным штанам и майке из собственного гардероба.

После шумного обеда Дениску наконец настигла кара за наглость. Сашка заставила его мыть посуду. Ворча под нос: «Не жена, а все командует», — он поплелся к раковине под всеобщее хихиканье. Народ уходил с кухни, бросая в раковину грязные тарелки. Как ни странно, но ему вызвалась помочь Ленка. Она терла насухо посуду, треща, как сорока, обо всем на свете. Странно, но Дениса это не раздражало. Наоборот, они нашли точки соприкосновения, потому что оба обожали фильмы по комиксам. Правда успели и поругаться, так как мелкая настаивала, что третий «Железный человек» лучше первого и второго вместе взятых, а Дэн в принципе не признавал сиквел и триквел за кино. В итоге решили пересмотреть все части вместе, чтобы освежить память и подискутировать в процессе.

— Дэн, у меня вообще-то посудомойка есть, — тонко подметил Митька, зайдя на кухню.

— Да ты гонишь! — зарычал Денис, роняя в раковину последнюю сковородку и злобно зыркая на Ленку. — Ты знала?

— Да, — засмеялась та.

— И Сашка знала? Блин, ну конечно, знала! Все бабы стервы!

— Согласен, — хмыкнул Диман.

— А все мужчины, как дети, — надувшись, выдала Лена и вздернула нос.

— Где-то я это слышал, — нахмурился Токарев.

— Марина так говорит. И Сашка тоже, — пояснила девчонка.

— Ну да, ну да, — покивал Дима, а потом обратился к Денису: — Чувак, меня не напрягает, что ты тут трешься каждые выходные, но Сашку-то предупреждай. Она бесится, когда ты ночью имитируешь обморок, а потом утром претендуешь на кофе, завтрак, обед и ужин. Вот и устроила тебе день посудомойки.

— Но в целом она не против? — аккуратно уточнил Бирюков.

— Не против, — Мит хлопнул его по плечу, успокаивая. — Если что, на пенсию заберем тебя к себе. Я планировал бильярдную обустроить на мансарде, но так уж и быть, сделаем еще одну спальню. Сможешь там спокойно встретить старость.

— Пошел ты, — пихнул его кулаком в грудь Дэн, улыбаясь.

— Не отказывайся сразу, поимей в виду, — подмигнул Токарев, достал из холодильника бутылку холодного чая и вышел из кухни.

Ленка в это время дотерла приборы, закинула их в ящик, повесила полотенце на крючок и позвала:

— Пошли смотреть «Железного».

— Ага, — кивнул Деня, следуя за ней в кинотеатр.

— А почему Сашка должна быть против? — спросила девочка, выбирая на диске нужный фильм.

— Против? — не понял Деня.

— Ты спрашивал сейчас Диму, не против ли она, что ты гостишь у них?

— Тут такое дело, Лен… — замялся Дениска, не зная, стоит ли посвящать девочку в нюансы, но прикинув, что она уже в сознательном возрасте, решил сказать, как есть. — Мы с Сашей были женаты. Давно и недолго, но были.

— А почему развелись?

Дэн сглотнул, теряясь от юной непосредственности в вопросе.

— Ну… сложно сказать.

— Налево ходил? — приподняла бровь девица, становясь до безумия похожей на свою мать.

Дениска крякнул от неожиданности, но снова решил не врать.

— Было дело.

— Понятно, — тоном знатока выдала Лена.

— Ой, да что тебе понятно, деточка? — вдруг оскорбился Деня.

— Да все вы такие. Отец вон тоже шлялся вечно не пойми где. И следующий мамин хахаль — тоже.

— Ну, знаешь, двое еще не все.

— Денис, ради бога, я с Димой часто каталась по делам раньше и на его телок насмотрелась, и на Костиных, а они ведь в то время тоже были ни разу не свободными. Не надо меня лечить, окей? Я не маленькая уже.

Деня открыл было рот, чтобы поспорить, но тут же передумал топтать больную мозоль девчонке. «Может и лучше, если она не будет верить в чудеса», — подумал он, а вслух сказал:

— Ну раз не маленькая, то включай уже кино, — и брякнулся на диван.

Денис не без удовольствия отметил, что смотреть фильм с Ленкой ему нравится. Они обсуждали спецэффекты, угорали над героями и сюжетом. Вот только Деня устал закатывать глаза на Ленкины восторги о Тони Старке, но он простил ей эту слабость. Все-таки девчонка. Где-то через час к ним заглянула Сашка.

— Лен, мы гулять с Илюшкой и Андрюхой. Пойдешь нами?

— Да, сейчас оденусь, — бодро подскочила она с дивана. — День, ты не обидишься? Может тоже пойдешь?

— Неее, я нагулялся сегодня. Потом досмотрим, без проблем, беги, — отпустил ее Бирюков.

Саша пропустила девочку вперед, но сама задержалась в дверях.

— Смотрел с ней «Железного человека»? — недоверчиво поинтересовалась она.

— Ну да.

— Проспорил что ли?

— Нет, просто, — пожал плечами Дэн.

— Не похоже на тебя… Возишься с дитём.

— Ну ей же не надо подгузник менять.

Сашка хмыкнула, а Денис поставил фильм на паузу и все-таки нашел смелость сказать:

— Сань, ты сердись, что я тут прописался.

— Да я не сержусь.

— Нет, правда. Дома тоска сидеть в выходные, а с вами весело, да и Костик приехал. Ну ты понимаешь?

— Я понимаю, День. Без проблем. Просто не коси под дурака. Это бесит.

— Хорошо. Спасибо.

— Да не за что, — улыбнулась ему Саша той доброй улыбкой, которую он всегда любил. — И раз Ленка тебя бросила, возьми уже пива, не стесняйся. Ты ведь не выносишь смотреть телек на сухую.

— Ты мировой мужик, Нестерова.

— Знаю, — хихикнула девушка и ушла одеваться.

Дэн прогулялся за пивом, снова включил кино, но даже живительный алкоголь его не спас. Без Ленки было скучно. Одно дело смотреть заезженный фильм в компании, а одному — тоска. Дениска немного помучился, добивая бутылку, но все же выключил телек и пошел искать Костика, чтобы зазвать на перекур. В конце концов, он ради него тут и остался. По большому счету.

Облазив весь первый этаж, Бирюков двинулся на кухню, полагая, что брат там. Но за столом, подвернув под себя ногу и читая что-то на планшете, сидела Ирина. Одна.

— Привет. Костю не видела?

— Эээ, нет, — чуть вздернув бровь, покачала кудрявой головой девушка.

— Наверно, на втором этаже, пойду поищу, — решил вслух Дениска.

— Я бы не советовала тебе этого делать.

— Почему?

— Он там с Маринкой.

— Ну и что?

— Господи, парень, ну пораскинь мозгами. Они отправили детей гулять и сами заперлись в спальне.

— Зачем? — продолжал тупить Бирюков.

— Божечки, да трахаются они там, — Ира наконец отказалась от намеков.

— Да ну, — выпучил глаза Деня.

— Ну да, — чуть склонила голову Ирина.

— Ты прям уверена?

— Марина была настроена решительно, но если тебе прям не верится, сходи — проверь. Обломай людям кайф.

— Пф, — фыркнул Денис, падая на стул. — Вроде взрослые женатые люди, а все жмутся по углам. Как будто им мало ночи и собственного дома.

— У тебя видимо детей нет? — проницательно предположила Ирина.

— Нету.

— Ну тогда тебе не понять, дорогой.

— Да уж куда мне. Пацану-то.

Ирина хмыкнула, но тут же сменила тон и без издевки пояснила:

— С одним-то ребенком обычно падаешь замертво, а у них — двое. И уж если остаются силы на секс, то он тихий и быстрый. А тут Маринка выспалась днем, Сашка внезапно загорелась материнским инстинктом и забрала мальчишек на улицу. И Ленку еще в придачу. Сто процентов эти двое сейчас громко сношаются в спальне. Я бы тоже не упустила такой момент.

— Понятно, — хмуро буркнул Денис, чувствуя себя малолетним дебилом, которому вдалбливают прописные истины. — А сама чего не пошла гулять?

— Трусы еще не просохли, — хмыкнула она.

— Хочешь сказать, ты сейчас без белья? — приподнял бровь пошляк.

— А ты хотел бы, чтобы я была без него?

— Меня греет даже мысль об этом.

— Вот и грейся своими мыслями, — отбрила его Токарева, не преминув добавить в конце издевательски, — пацан.

— Ну точно…

— Что точно?

— Все бабы стервы.

— А все мужчины похотливые скоты.

— Ага, а еще как дети.

— Бинго, пацан.

Денис в очередной раз прикусил язык, чтобы не наговорить этой наглой девице гадостей. Вместо этого он решил быть милым и, снимая тему мокрых трусиков, вежливо поинтересовался:

— Что читаешь?

— Ничего.

— Интересно?

— Нормально.

— Не хочешь говорить?

— Не очень.

— Может тогда вернемся к разговору о твоем белье?

— Слушай, Денис, брат Кости, — вспылила Ирина. — Необязательно со мной любезничать.

— Просто хотел составить компанию, поговорить, — почти обиделся Деня.

— И разговаривать со мной тоже необязательно. И в компании я не нуждаюсь. У меня, знаешь ли, не так много свободного времени, чтобы тратить его на треп. Я хочу просто почитать, окей?

— Окей. Я тебе мешаю? Мне уйти?

— Эээ, — Ирина вроде и поняла, что перегнула, но отступать было поздно, и она проявила максимум любезности, которую могла себе позволить. — Не мешаешь. Можешь даже телек посмотреть.

Девушка бросила Дене пульт и погрузилась в чтение, нарочито игнорируя Бирюкова. Сам он тоже включил режим козла, решив, что ни за что не уйдет обратно в гостиную. Назло будет сидеть тут. Дэн слазил в холодильник, достал себе еще пива, щелкнул пультом, стал листать каналы. Он прихлебывал из бутылки, бездумно пялясь в экран и время от времени косясь на Ирину, которая продолжала читать, не поднимая головы. Через несколько минут до его слуха стали долетать… стоны. А потом и крики. Причем не только женские.

Денис громко сглотнул, чувствуя себя более чем некомфортно. Ирина хихикнула.

— Я же говорила, — проговорила она, не глядя на Дениса.

— Капец, — помотал головой Бирюков, встал, закрыл дверь и прибавил громкость на телевизоре.

Помогло.

Дэн невольно окунулся в воспоминания, когда он не стеснялся подобного при Костике. Да чего там. Он регулярно зависал с Сашкой у брата. Бывало, что и Костян водил к себе девочек, когда Дэн у него ночевал. И это казалось нормальным. Тогда. А сейчас Дениске стало как-то не по себе. Стремно. Наверно, он действительно вырос из той молодежной толерантности, потому что его не отпускало ощущение неудобства перед Костей и Мариной. Словно он невольно узнал, что родители до сих пор занимаются сексом. Странно и немножко дико. Хотя что может быть естественнее, чем секс двух женатых людей.

Не сразу, но Денис понял, что если раньше его не волновало наличие секса у брата, то сейчас он предпочел бы не знать. И уж точно не слышать. И разница была в одном. Денису было плевать на случайных подружек Костика, но вот Маринку он уважал и не желал даже невольно знать, чем она там с мужем занимается. Поэтому Дэн изо всех сил таращился в телек, стараясь не загоняться. Но все же в его мозгу поселилась навязчивая мысль: «Каково это любить одну женщину? И хотеть ее. Ее одну. Чтобы вот так — до крика».

Глава 2. Наглый пацан

Ирина сидела за столом на кухне, забравшись с ногами в уютное кресло из ротанга, которое лично заказывала для брата. Она лениво тыкала пультом в телевизор, надеясь найти какой-нибудь знакомый фильм, чтобы скоротать время и нагнать на себя сон. Последнее время Ира часто подменяла девочку на хостессе, работая допоздна, и теперь не могла уснуть раньше двух, а то и трех часов ночи. Ирина всегда была совой, но рождение дочери перекроило ее график под ребенка. Теперь же, когда Ленка выросла, девушка вернулась к любимому режиму полуночника. Благо работа это позволяла, даже требовала.

Сегодняшний день в гостях у Димки выдался насыщенным. Взрослые и дети умотались, и еще до полуночи все разбрелись по кроватям. Не мудрено. Костик с Маринкой вечно не высыпались из-за беспокойных мальчишек. Димка с Сашкой нагулялись с близнецами. Ленка тоже почти весь день провела на улице. А Денис… наверно тоже лег. Или просто сидел тихо в малой гостиной, за что Ира была ему благодарна. Уж больно раздражал ее этот наглый смазливый пацан.

Не найдя ничего интересного в телевизоре, Ирина решила почитать что-нибудь расслабляющее. На ее любимом форуме девицы с ума сходили от какой-то горячей любовной истории*. Она начала читать ее еще в обед, но все тот же вездесущий Денис Бирюков обломал ей кайф своим внезапным появлением. Ира едва прочитала пару страниц, когда он нарисовался на кухне с идиотскими вопросами о Костике и Марине. При нем девушка не смогла сосредоточиться и просто делала вид, что читает, а сама слушала телек, который включил Денис, дабы заглушить порно звуки со второго этажа.

— Дубль два, — буркнула себе по нос Ира, открыла ссылку и погрузилась в чтение.

Поначалу было очень недурно, даже весело, но потом события стали резко набирать обороты, Ире стало не до смеха. В первой же главе героиня внезапно решила отдаться своему боссу. И — да, это было горячо.

К щекам Ирины прилила кровь, а между ног приятно заныло возбуждение. Она даже успела немного расстроиться, потому что ее собственным боссом был родной брат, что исключало даже малейшую возможность похожего приключения в реальной жизни. Но это не помешало ей продолжить читать и радоваться за героиню, которой конкретно повезло с начальником.

— Эй, чего не спишь? — растоптал робкие ростки эротического кайфа голос Дениса Бирюкова, а потом и он сам нарисовался на кухне.

Ирина сцепила зубы, но сдержала поток ругательств, которыми от души хотелось приласкать этого кайфломщика. Она сегодня спасла Костю от облома, а вот ее никто не спас. Где справедливость?

— Блин, чего тебе надо? — ответила вопросом на вопрос Ирина, стараясь унять раздражение и одновременно пряча планшет от глаз Бирюкова.

— Хотелось бы немного вежливости, но ты мне с этим вряд ли поможешь, — усмехнулся Денис, проходя мимо стола к холодильнику, чтобы достать бутылку пива.

— Остряк, — фыркнула Токарева.

— Грубиянка, — не остался в долгу Бирюков. — В чем твоя проблема, а?

— Господи, ну почему ты не можешь просто свалить, а?

— Почему ты не можешь нормально ответить?

— Вот привязался. Да не хочу я отвечать на твои дурацкие вопросы, парень, — вспылила Ира.

— Почему? — не сдавался Денис.

— Боже, пристрелите меня! Ты тупой? Я же еще днем сказала: у меня мало времени на себя и тратить его на идиотские любезности с тобой нет никакого желания. Усек? Я тебя не задерживаю.

— Я и сам не планировал задерживаться, — соврал он. Планировал. Даже обрадовался, что есть с кем поболтать, заметив свет на кухне, а увидев, что это Ирина, наивно понадеялся, что ночью ее настроение будет более дружелюбным. Зря.

— Попутный ветер в спину, — послала его Токарева.

Денису ничего не оставалось, как свалить на террасу, где он скурил сигарету, замерзая и уговаривая себя не возвращаться в кухню, чтобы не наговорить надменной стерве гадостей.

А Ирина выдохнула, тоже залезла в холодильник за пивом, сделала несколько глотков, успокоилась и, посчитав, что отделалась малой кровью, вернулась к чтению. Она кусала губы, пока поглощала глазами описание жаркого секса героев. К ее щекам прилила кровь, между ног опять заныло, дыхание чуть участилось. Ира полностью отдалась ярким образам персонажей и похоти, которой было пропитано повествование. Она почти перенеслась в пустой офис, где двое отчаянно трахались на столе, а потом у окна. Это сыграло с ней злую шутку. Ирина едва ли не до потолка подпрыгнула, услышав за спиной насмешливый голос Дениса:

— Волна тепла прокатилась по моему позвоночнику, по бедрам и между ног, прижимая меня к нему.

Ирина замерла, задрожала, задохнулась, чувствуя, как сердце яростно заколотилось о ребра.

— Ладони вдавились в стекло, и все тело затряслось от нахлынувшего оргазма, — продолжал вслух читать за ее спиной Бирюков.

Девушка зажмурилась, собираясь с мыслями, духом и силами. Вся ее бравада летела в тартарары. Теперь этот наглый пацан будет тыкать ее носом в порно, которое она так торопилась почитать, что хамила ему на пустом месте.

— Задыхаясь, я жадно глотала воздух, — Дэн хмыкнул, повторил: — Жадно глотала… прям как ты сейчас.

Ирина встала с кресла, гордо вздернула нос, не желая доставлять Денису удовольствие своим смущением, и спросила, глядя в нахальные смеющиеся глаза:

— Давно ты тут?

— С тех пор, как он разодрал на девчонке трусики и обнаружил, что она течет, — решил не врать Денис, бесцеремонно оглядывая читательницу с ног до головы.

Ирина стояла перед ним в свободной линялой майке, которая заканчивалась чуть выше колена и, видимо, служила ночной сорочкой. Сквозь тонкий застиранный хлопок отчетливо вырисовывалась полная грудь с возбужденными сосками. Дэн облизнул губы, понимая, что ему очень нравится то, что он видит. И то, что Ира читает. Она так старательно спроваживала его, чтобы тупо почитать порнушный рассказик. Во дела! А он уж подумал, что мадам штудирует Канта или на худой конец какого-нибудь Коэльо. Или чего там сейчас модно читать? А тут порно. Тупо — порно.

«Интересно, может и в трусики бы залезла, не подай я голос?» — подумал Дэн, представляя себе мастурбирующую Ирину. Теперь он вполне мог себе представить это. Оказалось, что она обычная девка. Не королева Антарктиды, а обычная, заносчивая, грубая, недотраханная девка. И с последней проблемой Дэн вполне мог ей помочь. Он сделал шаг вперед, практически прижимая ее к столу. Разум мудро подсказал, что инициатива наказуема, но бОльшая часть мозгов уже эмигрировала в район паха и командовала оттуда, полагаясь на инстинкты. Дэн и сам был не очень дотраханым товарищем, поэтому и повелся на порно зарисовку из книжки, красивые ноги, сексуальную майку и взгляд, в котором читался вызов. Какая-то неведомая сила толкала его к Ирине. Видимо та же стихия заставила приблизить губы к ее уху и прошептать:

— Мне кажется, ты — тоже.

— Что — тоже? — пискнула Ирина, задрожав от близости его тела.

— Течешь, — уточнил Денис, положив ладонь ей на бедро. — Проверим?

Ира дернулась, но не остановила его. Она мысленно уже сто раз послала Бирюкова к черту, отвесила ему десяток пощечин, но ее тело словно окаменело. Рука не поднималась, ноги вросли в пол, задница вжалась в стол, а по коже поскакали огромные мурашки. Они зарождались в районе бедра, где ее касалась холодная рука Дениса. Его пальцы двинулись вверх к промокшим трусикам. Ирина знала, что еще может прекратить это безумие, пока он не убедился, что она действительно течет, и не только книга тому причина. У нее был шанс дать заднюю, остановить, запретить. Но она лишь простонала от нетерпения и, как только Денис коснулся влажного хлопка, выдохнула, тоже цитируя:

— Надеюсь, ты готов закончить то, что начал.

Дэн не ответил, но встретил ее прямой взгляд широкой улыбкой, от которой над уголками его губ обозначились мимические морщинки-ямочки. Он сразу стал выглядеть старше и… опаснее.

Вызов принят.

Его пальцы наконец осмелели и достигли влажного белья. Ирина пискнула и тут же прикусила губу, проклиная свою несдержанность. Хотя чего уж там? Подумаешь — стон, мокрые трусы намного красноречивее.

— Давно не трахалась? — слегка ломая текст книги, уточнил он, откровенно насмехаясь, поглаживая ее через белье. — Ты не была бы такой неприступной фифой, если бы тебя трахали как следует.

— Козел, — выплюнула Ира, почти касаясь его губ своими. Она прокляла еще один стон, который испоганил все пренебрежение, что она вложила в ругательство.

— Стерва, — не остался в долгу Денис и, решив, что время для трепа закончилось, накрыл ее ядовитый рот своим.

И тут Ирину окончательно покинул здравый смысл. Едва их губы соединились, вырвалась на свободу какая-то неведомая, невероятно мощная стихия, которая мгновенно вскипятила кровь и отключила мозги. Ира запустила пальцы Денису в волосы, опешив на миг от того, какими густыми и мягкими они оказались, но уже через секунду она растеряла и эти мысли и прижимала его голову к себе крепче, заставляя целовать жарче. Она безропотно впустила в рот его язык, позволяя найти свой, сплестись с ним, с удовольствием вспоминая, как это классно — просто целоваться. Глубоко и страстно.

Денис опешил оттого, как пылко она отвечала на поцелуй. В движениях ее рта, губ, языка было столько жадности и осторожности одновременно. Ирина безусловно наслаждалась поцелуем, смаковала его, но при этом отдала всю инициативу Денису. Словно это был ее первый опыт. Он тут же отринул бредовые мысли, посчитав, что она не только давно не трахалась, но и не целовалась. Деня и сам с трудом припоминал, когда последний раз так долго целовал женщину. На ум почему-то пришла Сашка, и он поспешил отогнать ее образ куда подальше.

— Рвем? — поинтересовался Дэн, подцепив пальцем кромку Ириных трусиков.

На ней было обычное хлопковое белье, удобные шортики от спортивного комплекта. Удобные и любимые, поэтому чуть вытянутые. Порвать их было бы непросто, да и жалко. Любимые же. Поэтому Ира рявкнула:

— Да щаз!

Дэн хмыкнул, но послушался и просто дернул трусики вниз, подсадил Ирину на стол, и белье, соскользнув по ногам, упало на пол. Снова впился в ее рот поцелуем. Его пальцы тут же нашли влажные складочки, погрузились в них, изучая, чуть надавливая, слегка дразня, поглаживая короткие завитки волос.

Разрывая поцелуй, Денис скользнул губами к ее уху, прошептал:

— Депиляции давно не было, значит точно не трахалась.

— Ублюдок, — рыкнула Ира, саданув его кулаком в плечо, теряя равновесие, чуть не падая со стола.

Она, наверное, нашла бы в себе силы врезать ему и по яйцам, а потом гордо свалить, но в этот момент в нее скользнули два пальца, и тело предательски выгнулось навстречу этому вторжению.

— Расслабься, тигрица, — посоветовал ей Денис, улыбаясь в шею.

Ирина не послушалась и напряглась, сжимая внутри его пальцы, заставляя Дениса восхищенно застонать.

— Советую сжимать мой член так же сильно, — порекомендовал он, чуть царапая зубами кожу на горле девушки.

— Иначе я рискую ничего не почувствовать? — наконец вспомнила о сарказме Ирина. — Мне светит карандаш в стакане? А, пацан?

Дэн резким толчком вогнал в нее пальцы на всю длину, заставляя девушку ойкнуть. Он сгреб в кулак светлые кудри у нее на затылке и дернул, вынуждая посмотреть ему в глаза. У него было много, чего сказать, но Денис никогда не страдал комплексами по поводу размера, поэтому он растянул губы в улыбке и пропел с коварной сладостью в голосе:

— Знаешь, очень скоро ты пожалеешь о своих словах, — снова дернул Ирину за волосы, запрокидывая ее голову, чтобы было удобнее прикусывать и посасывать ее шею.

Он знал, что завтра на нежной коже проявятся засосы, но угрызений совести по этому поводу не испытывал. Пусть недельку вспоминает, как ее оттрахал наглый пацан. Полезно.

— Самоуверенно, — выдохнула в потолок Ира.

— Так и есть.

— Наглый пацан.

— Очень наглый. Сделай милость, заткнись. Ты почти мне нравишься, когда помалкиваешь или просто стонешь.

— Господи, какой же ты…

— Надоело, — рыкнул Дэн, впиваясь ей в рот поцелуем.

Вообще, он лукавил. Ему нравилось, что эта сучка очнулась от шока и снова начала смешивать его с дерьмом. Было в этом что-то неприлично возбуждающее. Но все же Денис предпочел дело болтовне, а ее словесный понос чертовски отвлекал. Такая орально-ораторская прелюдия хороша в пустом доме, где можно часами изводить друг друга подобными фокусами, а не в гостях у брата этой стервы. «Черт, я что, и правда сейчас трахну Митькину сестрицу?» — запоздало сообразил Деня, включая разум вместе с тормозом. Но попытка провалилась, потому что Ирина потянулась рукой к его штанам.

— Без рук, дорогуша, — пробормотал он, отрываясь от ее рта, отпуская волосы, чтобы перехватить шустрые пальчики.

— Все так плохо? Даже потрогать не дашь? Стесняешься? — снова забрызгала его желчью стерва.

— Заткнись, просто заткнись сейчас, — зарычал Дэн, зверея от ее издевательств.

Он планировал проучить заразу. Ведь это она читала порно рассказики, истекая от недотраха, это она должна была прогнуться под него, позволяя сделать с собой все, что его душе угодно. Денис хотел напомнить гордячке, что она всего лишь похотливая течная сучка, которая готова дать первому встречному. Но в итоге Ирина снова напялила чертову корону, пытаясь не без успеха указать, что вон там плинтус, и это именно его, Денискин, уровень. Хрена с два!

Дэн надавил на клитор большим пальцем, двигая двумя внутри, наращивая скорость, удерживая свободной рукой ее запястье. Ирина приподняла ноги, скрещивая их за его спиной, чуть подаваясь навстречу бедрами.

— Ах, — тихо выдохнула она, сжимая зубы и прикрывая глаза.

— Вот это правильный ответ, — похвалил Деня.

Оргазм накрывал Иру, как цунами. Мощно, неумолимо, быстро. Она часто баловала себя руками, но пальцы Дениса умножили обычное удовольствие от разрядки раз в десять. Было ли дело в том, что ее действительно впечатлила сцена из книги, или стыд, смешанный с возбуждением, сыграли с ней злую шутку? А может это все молодая горячая кровь младшего Бирюкова подогрела замшелую чувственность тридцатипятилетней тетки? Ирина не знала, но твердо решила получать от творящегося безобразия максимум удовольствия. Поэтому, задыхаясь и дрожа, она оттолкнулась от стола, обняла Дениса за шею, прижалась к нему, забывая на сладкий миг, кому принадлежит ее оргазм. Ира просто наслаждалась крепким мужским телом, приятным мускусным запахом, к которому уже начал примешиваться пот. Она разрешила себе пообнимать этого гавнюка с минуту, но разум быстренько подсказал, что расслабляться не стоит. Мальчик хотел самоутвердиться? Получил свое — свободен. Без лишних сантиментов. Ирина расцепила ноги, руки, чуть откинулась, даря Денису улыбку.

— Пришло время благодарностей и пожеланий доброй ночи, или ты все-таки решишься снять штаны? — поддела она, будучи почти уверенной, что он не снесет такого оскорбления и наконец гордо удалится к себе или ко всем чертям. Без разницы.

Дэн нахмурился, прищурился, а потом его действия стали молниеносными и жесткими. Он вытащил из нее пальцы, схватил руками за задницу, придвинув к самому краю стола, не снимая штанов, просто отодвинув их чуть-чуть вниз, вытащил член и вошёл в нее. Ирина распахнула глаза, собираясь заорать на весь дом, но крик не успел сорваться, потому что Денис закрыл ее рот ладонью. Она зажмурилась и больно укусила его за палец.

— Ау, сссс, — зашипел Бирюков от боли, инстинктивно одернув руку, двинув бедрами назад и обратно внутрь.

— Твою мать, — прошептала Ира, не находя сил открыть глаза от нахлынувших ощущений и эмоций.

— Прости, — поздновато, но все же решил извиниться Дэн, толкаясь в нее снова, — я не хотел… В смысле хотел, но… Черт, ты сама нарвалась.

Ирина только глубоко дышала, пытаясь привыкнуть к объёмам, заполнявшим ее тело. На слова, тем более, на колкости сил не было. Она только дышала, подстраиваясь под ритм, который взял Денис.

— Нормально? — перестраховался Бирюков.

Ира только кивнула.

— Сильнее?

Еще кивок.

— Так хорошо?

— Даже не мечтай, пацан.

— Значит хорошо, — усмехнулся Деня, наращивая темп.

Ирина чувствовала, как на смену шоку и дискомфорту приходит почти забытое тепло трения, которое дарил ей Денискин член. Слегка очухавшись от внезапности, она позволила себе удивиться: «Охренеть, вот это прибор у пацана. Такой… толстый, черт подери». Она даже успела пожелать увидеть это чудо во всей красе, но тут Денис полез рукой ей под майку. Ирина замерла, напрягаясь. Старые комплексы повылазили вместе с непонятно откуда взявшимся либидо.

Дэн нашел рукой ее грудь, обрисовал большим пальцем ореол соска. Ирина проигнорировала приятные импульсы от его ласки, загоняясь по привычке, ожидая подвоха. Этот смазливый малолетка, конечно, не упустит шанса поиздеваться. Но вместо жестокого стеба Дэн выдал:

— Классные сиськи, — и потянул вверх подол майки.

— Нет, — Ирина вцепилась в свою сорочку, мешая ему снять.

— Что? Почему? — Дэн аж сбавил темп.

— Просто — нет.

— Знаешь, я поймал тебя за чтением порно, трахнул тебя пальцами до оргазма, мой член в тебе, и я даже вижу твою небритую красоту. Поздновато стесняться, не находишь?

— Я сказала — нет.

— Чокнутая, — буркнул Деня обиженно, но майку отпустил. Да и грудь тоже. На всякий случай.

— Кончай уже и проваливай, — вернулась к образу Ирина, чтобы не заострять внимание на инциденте с майкой и сиськами.

— Раскомандовалась, — хохотнул Дэн, снова ускоряясь. — Дамы вперед.

— Размечтался, — ответствовала ему Ирка, решив не баловать говнюка симуляцией. Пусть пыхтит, старается. Главное, чтобы не стер там до крови своим здоровым болтом. Благо смазки достаточно.

Но как она ни хорохорилась, ни старалась показаться равнодушной, тело играло против нее. Оно так и тянулось к Денису, отзывалось на его движения, пело все громче. Ирина отчаянно кусала губы, чтобы сдержать крики, жмурилась от каждого мощного толчка, от каждой новой вспышки удовольствия, которые уносили ее все дальше и дальше от реальности. Чем сильнее она боролась с собой, тем ярче разгоралось в ней пламя приближающейся кульминации. Ирка доигралась в кошки-мышки с Денискиным членом и собственным оргазмом до того, что ее локти подогнулись от перенапряжения. Дэн подхватил девушку, укладывая на стол, не сбавляя скорости. Он видел, что она стоит у края и, разумеется, не собирался спасать от падения в пропасть. Напротив — подтолкнул, тихо приказав:

— Кончай.

Ира не нашла сил ослушаться. Да и не особенно хотела уже. Она согнула ноги в коленях, позволяя Денису проникнуть еще глубже, держать ее за бедра, и кончала, кончала, кончала. Не сразу, но девушка осознала, что постепенно стихающие фейерверки не побудили ее партнера остановиться или хотя бы притормозить. Дэн продолжал двигаться, держа Ирину под согнутыми коленями. Он нависал сверху, потный и запыхавшийся, но полный энтузиазма, с самодовольной котиной улыбкой на наглой морде. Ира опять увидела эти чертовы морщинки-ямочки, играющие на его щеках, и прокляла собственный язык, который так и чесался пощекотать их. «Какой же симпатичный засранец», — подумала она, бессознательно улыбаясь Денису в ответ.

Ирина все ждала, что Дэн отпустит себя, но он упрямо продолжал вколачиваться в нее, заново разжигая тлеющие угли удовольствия. И одного оргазма хватило бы для удовлетворения, но, кажется, Бирюкову было все мало. А вот Ира уже была переполнена: ощущениями, чувствами, противоречиями. Казалось, ей не выдержать еще одной гонки, не пережить очередного взрыва. Девушка вцепилась в его руки, пытаясь сесть, но Денис не позволил.

— Лежи, — тихо велел он, заводя ее запястья за голову. — Не дергайся.

— Притормози, — проскулила Ира в отчаянии.

— Нет.

— Я не могу. Пожалуйста, прекрати.

— Можешь. Давай.

— Денис, — позвала она, задыхаясь.

— Еще раз, Ир, и я отстану. Давай же. Давай. Ты сможешь.

И он снова нашел ее клитор большим пальцем, надавил, погладил, стал рисовать круги. От этих манипуляций Ирину начало потряхивать. Дыхание стало рваным, сердце колотилось, как бешеное, а тело забилось в конвульсиях экстаза. Она прогнулась в спине, раскрывая рот в немом крике.

— Умница, — выдохнул Денис, и его движения стали резче, глубже, сильнее, хаотичнее.

Он промычал сквозь плотно сжатые губы, тихо ругнулся, отстранился, кончая ей на бедро и на Митькин кухонный стол. Финиш потрясающего секса оба почтили минутой молчания.

Денис сделал шаг назад, заправляя свое хозяйство в штаны. Ирина сделала три глубоких вдоха, села, пригладила волосы, спрыгнула со стола, натянула трусики. Взглянув на капли спермы, которые украшали столешницу, она без лишних церемоний стерла их ладонью, сполоснула руку, повторила еще раз мокрой.

— Ну, мой член ждет извинений, — решил разрядить атмосферу Бирюков.

— Чего? — Ира резко обернулась, бросая на стол полотенце, которым вытирала руки. — Ах простите, что чуть не порвали меня пополам, мистер Член.

— Черт, я же извинился. И ты сама напросилась.

— Знаешь, Бирюков, ты напросился, еще когда уронил меня со стремянки и усадил в сугроб, но я же не пихала тебе в зад кулак.

Дэн поморщился.

— Ну, от кулака в жопе я вряд ли бы кончил, — и, показав букву V пальцами, добавил: — дважды.

— А давай проверим, — улыбнулась ему нахалка.

— Предлагаю компромисс, массаж простаты твоим пальчиком.

— Сдается мне, ты реально от этого обкончаешься, извращенец.

— Не факт, но я буду стараться.

— Господи, малолетний латентный педик с манией величия и членом размером с молот Тора. До чего же мне везет с мужиками, — воздела глаза к небу Ира.

— Ир, может хватит уже? — одернул ее Денис, устав от насмешек.

— Точно. Хватит. Всем спасибо, все свободны, — резко выпалила она, схватила планшет и пулей метнулась из кухни к лестнице, что вела на второй этаж.

Дэн пожал плечами и отправился к себе на диван. Он долго таращился в темный потолок, прокручивая в голове произошедшее, безуспешно пытаясь понять, как вообще такое могло с ними случиться. Он злился, потом тихо хихикал в плед, вспоминая Иркины насмешки, которые (чего уж лукавить) были очень забавными. Если бы она еще стебалась не над ним, то Дэн ржал бы в голос и аплодировал стоя. В итоге Бирюков снова возбудился и психанул, перевернувшись на живот, чтобы не было соблазна подрочить. Так он и вырубился.

Ирина тоже не сразу уснула. Она стояла под теплыми струями душа, смывая с себя запах секса, спермы и Дениса. Разум включился окончательно и теперь разрывал ее голову множеством вопросов, на которые не было ответов. Все, что раздражало ее в этом засранце, одновременно и возбуждало. Чем сильнее она пыталась унизить его, задеть, облить дерьмом, тем больше он давал ей поводов продолжать в том же духе. Он словно тащился от ее издевок. То ли у пацана не все дома, то ли наглости в нем столько, что для банальной гордости места не осталось.

Ирина постаралась не циклиться на мысли, что теперь при встрече им обоим будет неловко. Хотя она припомнила, что Бирюков-младший достаточно давно вернулся из Москвы, и раньше они умудрялись не пересекаться. Ира изо всех сил желала не видеть его еще столько же, но интуиция подсказывала, что ей так не повезет.

*Здесь и далее по тексту герои упоминают и цитируют книгу Кристины Лорен «Прекрасный подонок».

Глава 3. Проверка на вшивость

Денис проснулся за полчаса до будильника, в панике и холодном поту. Все то недолгое время, что он провел в отключке, ему снились последствия незащищенного секса на родном члене. Внезапно Дэн осознал, что вчера он не просто трахнулся, а сделал это без презерватива. Бирюков уже не помнил, когда последний раз имел такой опыт. На ум сразу пришла Сашка, и он отогнал подальше эти воспоминания. А вот от дурных мыслей о перспективах лечения какой-нибудь дряни избавиться не удалось. Денис, конечно, понимал, что Ирина вряд ли могла одарить его чем-то, но… Но однажды обжегшись он теперь со страшной силой дул на воду, и параноидальные страхи были сильнее здравого смысла.

Приняв душ на первом этаже, Дэн нарисовался на кухне, где Сашка уже колдовала у плиты, и витал традиционно потрясающий запах свежесваренного кофе. Нестерова одарила бывшего мужа колким взглядом, который выдавал ее не лучшее расположение духа. Денис решил не озвучивать своих надежд на кофе и завтрак и просто тихонько присел за стол рядом с Митькой и Костей. Конечно, Сашка сразу поставила перед ним тарелку и чашку. Молча, без лишних любезностей. Утро явно не было добрым.

Токарев и Бирюков-старший обсуждали планы на Новый год, договариваясь потусоваться здесь второго января, устроить ночь покера, а третьего уже зависнуть по-семейному. Сашка время от времени рычала на них, уверяя, что некоторые наглые опять останутся на ночь. Дэн улыбался, глотая овсянку, мудро игнорируя намеки. Его немного отпустило от забавной утренней обстановки на кухне, пока не нарисовалась Ленка с Ириной.

— Сашка, я кашу не буду. Есть блинчики? — осведомилась деловая малявка.

— И тебе доброе утро, Елена, — одернул племянницу Митяй.

— Привет, привет, — запоздало поздоровалась Лена.

— Каша на столе, если не съешь, я тебе ее в рот сама затолкаю, — пригрозила Саша, ставя тарелку перед наглым тинейджером.

— Фуууу.

— Лена, ешь! — скомандовала Ира, и девочка послушно взялась за ложку.

— Ирк, я не рассчитала. Кажется, твою порцию сожрал Бирюков, — повинилась Саша.

— Который?

— Младший.

— Я могла бы догадаться. Кофе мой он хоть не выпил?

— Кофе я сберегла.

«Бабы», — подумал Дэн и закатил глаза, снова напрягаясь в присутствии этой фурии. Он специально старался не смотреть на нее. Было как-то неловко, учитывая то, чем они занимались на этом столе несколько часов назад.

— Саш, хорош уже наезжать на Дениску, — внезапно вступился за него Токарев. — Ирка сроду не завтракает. Переживет и в этот раз. Мужикам углеводы нужны с утра.

Саша поджала губы, но, не найдя сказать ничего подходящего по существу, просто рявкнула:

— Дим, я опаздываю. Ты долго тут собираешься сидеть и обсуждать всякую фигню? Мне на Жуке ехать, не ждать тебя? — и обращаясь ко всем присутствующим: — Чтоб посуду помыли за собой, дармоеды.

И она гордо вышла из кухни. Токарев глубоко вдохнул, допил залпом свой кофе и крикнул Нестеровой в спину:

— Уже грею машину, дорогая. Доедем с ветерком, малыш. Не переживай, доставлю вовремя.

Денис с Костей не сговариваясь прыснули.

— Дэн, ты помнишь, как этот каблук ржал надо мной перед свадьбой с Мариной?

— Ну а то. А теперь вы два каблука — пара. Любо-дорого, — хохотнул Деня, продолжая усиленно игнорировать присутствие Ирины и мандраж по поводу отсутствия вчера под рукой презерватива.

Костя мог бы много чего сказать брату по поводу подкаблучности, но сдержался из-за присутствия Ленки. Поэтому просто посоветовал:

— Заткнись лучше, умник.

— Дельный совет, Кос, — внезапно поддержала его Ирина. — Когда Денис помалкивает, он мне почти нравится.

Дэн аж закашлялся, и Костику пришлось похлопать его по спине. Стоит ли говорить, что братец при этом ржал, как конь. Ира же ядовито хмыкнула, допила кофе, проводила глазами отъезжающий Димкин внедорожник.

— Лен, давай тоже поторапливайся, — велела она дочери. — Жду тебя в гараже.

— Хорошо, мам. Я быстро соберусь, — и, влив в себя стакан сока, девчонка понеслась наверх.

Ирина вышла, оставив мужчин вдвоем. Денис соображал меньше минуты, тоже встал, решив воспользоваться удобным моментом и поговорить с Токаревой в гараже.

— Если подкинешь меня до работы, я сам помою посуду, — предприимчиво предложил Костик. — Ты же на машине?

— Я то — да. А Маринка как же?

— Пусть поспит, потом сама с пацанами доберется. Митяй ее обучил всем премудростям с сигнализацией в доме.

— Ну… ладно, — согласился Деня, понимая, что ему вполне хватит нескольких минут для объяснения с Ириной.

По дороге в гараж он подбирал слова, чтобы как-нибудь потактичнее начать. Хотя это в принципе было почти невозможно. Однако Дэн не думал отказываться от этого разговора. А зря.

Ирина сидела за рулем ворчащего внедорожника, делая вид, что не замечает Дениса. Пришлось вежливо постучать в окошко.

— Что? — подняла на него глаза Токарева, опустив стекло.

— Выйди, пожалуйста, — попросил Денис, сам не зная зачем.

Ирина поморщилась, но все-таки вылезла. Она стояла с ним лицом к лицу, снова с вызовом смотрела в глаза, словно опять напрашивалась. Дэн не мог не оценить этот провокационный взгляд и вообще… Она была чертовски хороша с непокорной копной кудряшек цвета проса, задранным носом и пухлыми губами, которые поджимала от раздражения. Бирюков едва справился с непреодолимым желанием прижать ее к машине и целовать, пока эти губы не расслабятся, не раскроются, капитулируя. Но вместо этого Денис выдал:

— Мы вчера… эээ. Без презерватива… ну ты понимаешь.

— И что? — пожала плечами Ирина. — Ты вроде вовремя вытащил.

— Это — да, но…

— Не парься, Бирюков, я предохраняюсь.

— О, хорошо. Но я не только об этом… — красноречие не входило в группу Денискиных достоинств.

— А о чем? — совсем растерялась Ирина, начиная нервничать.

— Ты проверялась? У врача когда была последний раз? — выпалил наконец Дэн, мысленно поздравив себя за весьма удачный подбор слов.

— Знаешь, дружок, трахаться с тобой — это, конечно, не самая удачная затея, но с головой у меня все в порядке.

— Уверена? Я бы все-таки советовал тебе немного подтянуть болты, — не сдержался Бирюков, — Но я не об этом враче. У гинеколога когда проверялась?

— Что? — глаза девушки округлились до невероятных размеров.

Денис очень не вовремя заметил, что глаза у нее очень красивые. Светлые, почти янтарные, неземные какие-то. Он быстренько взял себя в руки, решив попозже подумать об экзотическом цвете радужки.

— Слушай, не обижайся, но всякое может быть. Я без гондона никогда не трахаюсь…

— О боже мой, — у Ирины распахнулись не только глаза, но и рот.

— Ты ведь даже можешь не знать, а…

— Заткнись!

Денис не успел последовать дельному совету, потому что рука Ирины взлетела в воздух и с размахом отвесила ему звонкую оплеуху. Бирюков аж покачнулся и зажмурился, а когда открыл глаза, увидел, что драчунья прыгнула в машину и дала газу. Он остался стоять и глотать дым, видя сквозь открытые ворота, как Токарева притормаживает, подбирает дочку и уезжает.

— Осел, — буркнул Дэн себе под нос, тоже садясь в машину и заводя мотор.

Он нащупал языком уголок губ, почувствовал солоноватый привкус крови.

— Чертова мегера, — фыркнул он, дергая вниз солнцезащитный козырек, чтобы осмотреть повреждения в маленьком зеркале. Денис откинулся на сиденье и прикрыл глаза. В общем, он не ждал от Ирины чудес понимания, но и к пощечине тоже не был готов. Скорее она должна была врезать ему вчера, когда он нес эти возбуждающие грязные словечки, лапая ее. А нет, такие пошлости она стерпела, а вот вполне адекватный интерес к ее здоровью посчитала оскорбительным. Дэн в очередной раз понял, что нихрена не понимает в бабах.

— Ну, поехали что ли? — нарисовался наконец Костик в салоне, выдирая его из размышлений о непостижимой женской душе.

— Угу, — кивнул Деня, трогаясь и на автомате тыкая языком в ранку.

— Чего это у тебя с лицом, братиш? — тут же заметил его повреждения Кос.

— Эээ, дверью себе врезал, — быстренько отмазался Денис, заталкивая язык обратно в рот.

— Хорошо так врезал. Зубы-то целы?

— Целы-целы.

— Неувязок.

— Отвали.

— Ну правда, День, это же как надо умудриться? — ржал Костян.

— Сейчас пешком пойдешь до города.

— Ладно, ладно. Молчу, — сжал зубы старший брат, но все равно хмыкал всю дорогу.

Едва избавившись от Костика, Дэн договорился со знакомым урологом о приеме. Вместо обеда он сдавал анализы. Это было сильнее его. Хоть он и был уверен в Ирине почти на сто процентов, но все равно предпочел перестраховаться. После того случая с Сашкой, который положил конец их браку, Денис приобрел пунктик по части своего здоровья. Он всегда пользовался презервативом, раз в полгода проверялся, зная, что и резинки не дают безусловной гарантии. Бирюков так привык блюсти стерильность своего члена, что не мог, был просто не в силах спустить на тормозах исторический факт секса без гондона. Он вроде и понимал негодование Ирины, но все же… Все же считал, что в подобной ситуации они оба должны вести себя, как взрослые люди. Если уж им хватило ума трахнуться, должно хватить и смелости разобраться с последствиями. Или отсутствием таковых, на что очень надеялся Денис.

Результаты анализов были готовы уже через день. Отрицательные. И Бирюков выдохнул. Он долго ломал голову, как бы поставить об этом в известность Ирину, а заодно и извиниться за свою бестактность и простоту, которая, как выяснилось в его случае, хуже воровства. Деня почти даже собрался духом и придумал причину узнать ее телефон у Костика, но его остановил звонок.

Звонила Ирина. Сама. Она тоже не теряла даром времени эти два дня. Загонялась по полной. Сначала негодовала и бесилась, потом просто тихо злилась и преимущественно на себя. Не должна она была расписываться в своей слабости на передок. Позволить отыметь себя на столе в доме брата — невероятная роскошь. И кому — пацану. Бывшему мужу Сашки. Ира едва не заработала заворот мозгов, обдумывая несуразицу произошедшего. Но, несмотря на весь идиотизм сложившейся ситуации, она не могла избавиться от странного ощущения недосказанности. Денис, конечно, довел ее до ручки расспросами о посещении гинеколога и проверке на вшивость, и она ни разу не жалела, что съездила ему по лицу. Однако Ирина не получила от этого достаточного удовлетворения и отчаянно желала поставить на место зарвавшегося пацана. Она нуждалась в жирной точке. И хотя ей совершенно не улыбалось встречаться с Денисом снова, девушка набрала номер справочной, где узнала телефон магазина «GREEN».

— Компьютерный салон «GREEN», чем могу помочь? — пропел в трубку нежный девичий голос.

— Дениса Бирюкова могу я услышать? — деловито ответствовала Ирина.

— Да, секунду.

Ира очень явно представила хозяйку мелодичного голоса в виде молоденькой девочки с точеной фигуркой, ногами от ушей, высокой грудью и без единой морщинки на лице. А потом еще более явно нарисовала в своем воображении картинку, как Денис трахает эту юную красоту на столе в своем офисе. Или где он там у Костика работает заместителем? Почти мгновенно ее кольнуло трезубцем: зависть, злость и… ревность. Однако посублимировать по этому поводу ей не удалось, потому что она услышала в трубке чуть приглушенное:

— Денис Владимирович, вас спрашивают…

«Ну раз по имени отчеству, может и не трахаются», — немного успокоилась Ирина.

— Да, слушаю, — прервал поток ее хаотично идиотских образов и мыслей официально резкий голос Дениса.

— Это Ирина, — с места в карьер представилась она, — Токарева.

— О, привет, — мгновенно смягчил он тон.

— Есть разговор. Сможешь подъехать ко мне?

— К тебе это куда? — ехидненько уточнил Дэн. — Домой что ли?

— Ага, размечтался. На работу.

— И где же ты работаешь? В каком-нибудь издательстве? Редактором порно рассказов?

— Господи, ты мне будешь все время об этом напоминать?

— Скорее всего. Мне нравится, что тебя это бесит, — хохотнул Денис.

— Ты такой козел, Бирюков.

— Я знаю. Но тебя ведь это заводит, признайся?

— Пошел ты. Я передумала, не надо никуда ехать, — плюнула на все свои планы Ира, полагая, что не вынесет его стеба при личной встрече.

— Да ладно, Ирк, не дуйся. Говори адрес, куда ехать.

— Салун «ДТ».

— Митькин бар?

— Ну да. Я там управляющая.

— Ого. А ларчик просто открывался…

— Что?

— Ничего. Буду в течение часа.

— На хостессе скажешь, что ко мне, тебя проводят.

— Окей, до встречи.

Денис по быстрому уладил все дела и сорвался к Ирине. Его буквально окрылил звонок девушки. Ее инициатива все делала намного проще. Ему не пришлось выспрашивать окольными путями Иркин телефон или еще какие сведения. Она сама позвала, заинтриговала и, чего греха таить, изрядно возбудила, даже взбаламутила Дениса. Он давненько не чувствовал себя таким воодушевленным предвкушением встречи. На ум пришли воспоминания столетней давности: как он с нетерпением ждал встречи с Сашкой, как оттягивал момент, чтобы позвонить ей, как внутри все бурлило, когда она влетала в бильярдную и сразу целовала его.

Дэн поморщился, отгоняя эти мысли. Ностальгия по романтическим чувствам из прошлого в его планы никак не входила. Он изо всех сил настроился на разговор с Ириной, который, он жопой чуял, превратится в очередную ораторскую баталию. Или оральную, если очень повезет. Причем Денис не без удивления поймал себя на желании поработать ртом самому. Он нахмурился, сосредотачиваясь на дороге. И снова крамольная мысль: «Последний раз нырял в пилотку к Сашке».

Дэн несказанно обрадовался, что перед глазами замаячила парковка «ДТ», и нет больше времени обдумывать последнее, что пришло в голову. Он закрыл машину и двинулся к бару. Странно, что раньше они с Ириной не пересекались, ведь Деня с Костей часто обедали в «ДТ».

При входе у стойки его поприветствовала яркая дама. Рыжая, со следами ботокса на губах и плотоядным взглядом. Дэн старательно избегал таких искушенных барышень, откровенно презирая любое вмешательство в природные процессы старения. Особенно, если оно было так заметно. Подобные дамочки напоминали ему ведьм из диснеевских сказок.

— Добрый день, меня зовут Тамара, я администратор салуна. У вас заказан стол? Вас ожидают?

— Здравствуйте, я Денис Бирюков. И — да, у нас с Ириной Токаревой назначена встреча, — на всякий случай деловитым тоном проговорил он, поправляя очки.

— О, конечно, я провожу вас в офис.

При упоминании офиса Дэн не сдержался и фыркнул, о чем сразу пожалел. Пришлось помотать головой в ответ на вопросительно недоуменный взгляд администратора, а потом изо всех сил стараться не улыбаться.

— Пожалуйста, — открыла перед ним дверь Тамара и тут же удалилась.

Денис вошел в маленький кабинет и почти сразу увидел Ирину за компьютером. Ее волосы были забраны наверх, открывая нежные изгибы шеи, которые, правда, скрывал высокий воротник-стойка. Дэн хмыкнул, подозревая, что таким образом Ира прячет следы от его не очень нежных поцелуев. Она подняла голову, едва он вошел и закрыл за собой дверь.

Девушка нахмурилась, оглядывая Дениса с ног до головы оценивающим взглядом. Не сразу, но до него дошло, что именно так удивило ее. Сегодня Дэн выглядел иначе. На нем был строгий костюм, рубашка, волосы зачесаны на бок, открывая лоб, очки. В общем, он всегда так выглядел в будни, но Ирина, конечно, этого не знала. Она ведь видела его лохматого и помятого в Митькиных трениках и майке-алкоголичке, а утром в джинсах и свитере, чуть более приличным, но все же не таким официальным.

— Не узнала что ли, Ирин? — поддел он, прищурившись и улыбаясь ей.

— Не пойму, что в тебе изменилось? Брови что ли выщипал? — подыграла она, вставая из-за стола.

— Не-а, глаза подвел. Стрелки, они преображают, знаешь ли.

— Ты такой придурок.

— Мы вроде это уже выяснили и не раз. Смысл повторяться? Может, спустимся в зал и пообедаем, поговорим, прикинемся приличными людьми для разнообразия, — осторожно предложил Денис.

— Не сегодня, — отбрила Ирина, повернулась к столу, взяла какую-то бумажку, практически швырнула ее Денису в лицо. — Вот, можешь спать спокойно.

— Что это?

— Результаты анализов. Отрицательные. Там же написано, Бирюков. Или вы в школе еще не все буквы прошли?

Дэн сначала, конечно, рассвирепел, но, памятуя все свои прежние вспышки гнева, он не спешил ответить Ирине. Далее его настигло раскаяние за свои идиотские вопросы о проверке у гинеколога, которые таки побудили девушку пойти к врачу. А потом он… обрадовался. Растянув губы в фирменной улыбочке, Деня пробежал глазами по списку, где напротив каждой графы стояло отрицательно.

— Что смешного? — не выдержала Ирина его молчания и радости, озарившей лицо Дэна.

— Ничего, совершенно ничего, дорогая, — пропел Денис, залезая в карман.

Он достал кожаные корки, в которых носил права и документы на машину, вынул оттуда похожий бланк, протянул Ирине.

— И что это значит? — нахмурилась она, изучая бумагу.

— А это значит, — Денис сделал широкий шаг вперед, сокращая между ними расстояние, выдыхая Ирине прямо в губы, — что мы можем заниматься сексом без презерватива.

— Да ты охренел, пацан, — зарычала она, толкая его в грудь.

— Есть немного, — согласился Дениска, снова наступая на нее.

Ирина попятилась, но кабинет был совсем крошечным, и она уже через три шага вжалась в стену.

— Но тебе ведь нравится, когда я наглею…

Денис уперся руками в стену, не давая Ирине ускользнуть в сторону, наслаждаясь дрожью, что передернула ее плечи из-за близости их тел.

— Ты чертовски самоуверенный говнюк.

— Решила перечислить все мои достоинства?

— Денис, — она встретила его взгляд своим, в котором не было ни злости, ни вызова, только просьба, — может хватит уже?

— Хватит, — согласился он и накрыл ее рот поцелуем.

Ира ничего не смогла с собой поделать, она простонала и тут же раскрыла губы, отвечая на поцелуй. Ее руки сами собой сцепились на шее Дениса, притягивая его крепче, сильнее. Жадные губы впечатывались в его рот, посасывая, вспоминая вкус, движения, на которые он отвечал, наслаждаясь ее инициативой. Она прикусила его нижнюю губу, заставляя Дэна тихо охнуть, а потом провела по ней языком. Он простонал, а Ирина замерла. Она явно почувствовала небольшую ранку и тут же отшатнулась.

— Это что за хрень у тебя во рту? Герпес что ли? — взвизгнула она.

Дэн инстинктивно приложил руку к уголку губ, хмыкнул, зыкнув на Ирину злобным взглядом.

— Притащил справку, типа здоровый, а вот герпес тебя не останавливает, да? — начала закипать девушка.

— Это не герпес.

— А что же?

— Одна сумасшедшая съездила мне по лицу пару дней назад.

Ирина подавилась воздухом, проглатывая свое возмущение.

— Не то, чтобы я не заслужил… — частично признал Денис свою вину, — но было больно.

Он убрал руки со стены и уже собирался уйти с оскорбленным, но гордым видом, как Ира мягко коснулась его щеки рукой.

— До крови разбила? — тихо спросила она, слегка погладив его большим пальцем там, где за губой скрывалась ранка.

— Да, — кивнул Денис. — Уже прошло, но Костик заметил. Пришлось прикинуться идиотом, который врезал себе дверцей машины по морде.

Ира хихикнула, но быстро взяла себя в руки.

— Прости, кольцо, наверное, перевернулось, задело камнем в огранке, — повинилась она.

— И ты прости, — неожиданно, совершенно сбивая ее с толку нежностью в голосе, извинился и Денис. — Я не должен был спрашивать тебя об этом дерьме. Просто у меня пунктик на презервативах.

Он сомкнул губы на ее пальце, которым она продолжала обрисовывать контур его рта. Ирина аккуратно убрала руку, но Дениса это не остановило. Его ладони сомкнулись на ее талии, снова прижимая к стене, не давая двинуться. Дэн приник поцелуем к мягкой шее, отодвигая в сторону воротник, чтобы приложиться губами к чуть розоватым, но все-таки заметным следам трехдневной давности.

— Прекрати это, — вяло сопротивлялась Ирина, чувствуя, как с каждым поцелуем на нее все сильнее и сильнее накатывает тепло возбуждения.

— Попробуй мне запретить, — ухмыльнулся он в мягкую кожу, поднимаясь выше, целуя за ухом, скользя рукой с талии к бедру.

— Я запрещаю, — совершенно неубедительно пискнула Токарева, задыхаясь.

— Ну если ты так запрещаешь, значит я уже послушался, — покивал Дэн, снова завладевая ее губами.

Он целовал ее целую вечность, заставляя стонать и корчиться от сладкой дрожи. Его руки словно издевались над мягким податливым телом Ирины. Они то блуждали по бокам, то опускались к бедрам, снова поднимались, чувственно поглаживая ее плечи. Максимум, что Денис позволил — это сжать ее задницу. Даже грудь не тронул, не говоря уже о том месте, где Ира желала прикосновений больше всего. Дэн довел ее до транса, и она сама не поняла, когда изо рта стали слетать совершенно неуместные, неадекватные фразы.

— Ты такой сексуальный засранец в этих очках, — шептала Ирина между поцелуями.

— Я знал, что тебе понравится.

— Для меня старался?

— Нет, я всегда так на работу хожу, но вообще надеялся, что произведу впечатление.

— А ведешь себя все равно как пацан.

— Как наглый пацан, — уточнил Денис.

— Да.

— Хочешь? Сейчас?

— Да.

— Прямо здесь?

— Да.

— Я тоже.

— Какого же чёрта ты тянешь? — рыкнула Ира, подаваясь бедрами ему навстречу. Отчетливо чувствуя через брюки эрекцию.

— Потому что среди бела дня сюда может войти кто угодно, а дверь не запирается.

Денис отпустил ее, сделал шаг назад. Ирина едва сдержалась, чтобы не запрыгнуть на него, обвить руками и ногами, опять почувствовать такой приятный и желанный жар его тела. Она стояла, благословляя стену, потому что без опоры за спиной, девушка бы рухнула на пол. Ее дыхание было тяжелым и рваным, а мозг еще не успел включиться, чтобы осознать, какого хрена вытворяет этот пацан.

Денис облизнул губы, поправил волосы, пиджак, чуть дернул брюки, залез в карман, вынул визитку.

— Позвони мне, — проговорил он, кладя на стол карточку, — и приезжай. Я с удовольствием закончу то, что мы начали.

Ирина распахнула глаза, но сил что-то сказать не было. Она лишь по привычке упрямо замотала головой.

— Мы оба этого хотим, Ир, — очень серьезно, совсем не по-пацански сказал Денис уже у двери. — Позвони. Пожалуйста.

Он ушел, едва сдерживаясь, чтобы не перейти на бег. Меньше всего ему сейчас хотелось ехать обратно в магазин и разгребать дела, которых всегда было навалом. Денис предпочел бы наплевать на опасность быть застуканным и хорошенько отделать Ирку у стены, зажимая ей рот рукой, чтобы она не орала на весь бар. Но какая-то идиотская сила гнала его прочь, уверяя, что не стоит испытывать судьбу и дразнить гусей. Если у Митьки их пронесло, то здесь могло и не повезти второй раз. И даже если бы повезло, он не хотел. Вернее, хотел, капец как хотел, но его вполне удовлетворило, что сама Токарева была готова идти до конца.

Денис очень надеялся, что она позвонит. Он чертовски нуждался, чтобы она приехала. Бирюков хотел ее. Очень хотел. Он уже забыл, когда так сильно хотел, чтобы женщина принадлежала ему. Ему одному. В памяти в очередной раз нарисовался образ Саши Нестеровой. Денис громко выругался, заводя машину, сдаваясь. Остаток дня между рабочей рутиной он вспоминал, как познакомился с Сашей, как влюбился в нее, как странно строились их отношения, перетекая в брак, заканчиваясь разводом. Между этими мыслями он терзался жутким стояком, который провоцировал запах духов Ирины, впитавшийся в его рубашку.

Глава 4. Предновогоднее желание

Ирина долго стояла у стены, вибрируя от возбуждения, которое никак не находило выхода из ее тела. Она собиралась бросить ему в лицо бумажку с анализами и попросить больше ее не беспокоить. И если с первым заданием девушка справилась прекрасно, то вот второе провалилось ко всем чертям. И, конечно, она винила во всем Дениса. Он сбил ее с толку, явившись в кабинет в таком виде, да еще и извинился.

А потом… Потом Бирюков опять включил наглого пацана, и она поплыла. Что-то было гипнотически притягательное в его вздорном нахальстве. Или это очки делали Дэна таким сексуальным? Или костюм? Или небрежно расстёгнутая рубашка без галстука? Или улыбка, которая заставляла что-то трепетать у Иры в животе, а потом и ниже? Или все сразу? Пока она думала, почему не поднимается рука, чтобы съездить ему по физиономии еще раз за бессовестное замечание о потенциальном безопасном сексе без презерватива, Денис уже прижимал ее к стене, целуя.

А она… Она была не в силах сдержать льющийся из ее рта поток сознания и признавалась, что очки делают Дэна безумно сексуальным, что ей нравится его самоуверенность и напор, что она готова дать ему прямо здесь и сейчас.

А он… Он просто взял и ушел. Конечно, аргумент о незакрывающихся дверях крыть было нечем, но его не остановил этот факт на Димкиной кухне. Ирина, безусловно, понимала разницу и где-то глубоко (очень глубоко) в душе была благодарна Денису за стоп-кран. Но это никак не спасало ее от непрекращающейся дрожи и кома в горле, который грозил скорыми слезами. Была бы она помоложе, обязательно обиделась бы на такое безобразие, устроила бы сцену, пока он не ушел. Но Ирине было тридцать пять, и она нашла в себе силы сдержаться, выровнять дыхание, унять трясущиеся колени, отлепиться от стены, пройти за стол, сесть и продолжить работать, отчаянно игнорируя визитку Бирюкова.

Буднично праздничная круговерть питейного заведения немного привела ее в чувства, задействовав внутренние резервы, типа автопилота. Ирина закопалась с накладными, проверила обстановку в зале, созвонилась со злополучными поставщиками, перекусила с Диманом, который заскочил между встречами. И вроде к вечеру девушка пришла в себя. Только покончив со всеми делами, она упала в кресло, открыла косынку и стала бездумно тыкать мышкой. Ей совершенно не хотелось ехать домой, слоняться по пустой квартире. Ленка предупредила, что пойдет на очередную предновогоднюю тусовку в школу и будет не раньше девяти.

Ирина не в первый раз поймала себя на мысли, что не заметила, как выросла ее дочь. Вроде совсем недавно эта кнопка копала песок в компании таких же малявок, а теперь не пропускает ни одной дискотеки. У них был очень дружный класс, даже параллель. Недавнее распределение по профилям перетасовало состав, но дружить ребята не перестали. У них была своя компания, человек десять девчонок и мальчишек. Эта минибанда славилась в школе массовиками-затейниками. По их инициативе все время проводились тематические вечеринки с постановочными выступлениями, спектаклями, КВНами, после которорых банда обычно шумным табором расходилась по домам. По пути они воодушевлённо пели песни, пугали прохожих, спрашивая очень серьезно: «А вы не видели здесь дога без намордника? Он такой черный, чуть пониже меня ростом».

Ясное дело, что перед Новым годом эти энтузиасты были переполнены предвкушением праздника и мотались от елки к елке, водя хороводы, играя в какие-то сумасшедшие игры прямо на виду у изумленных прохожих. А потом мальчишки провожали девочек до дома, сами расходились ворча, что предки не дают потусоваться хотя бы до десяти. Еще совсем недавно Ирина и остальные родители по очереди присматривали за всем этим безобразием. Но в этом году было решено избавить отпрысков от надзора при условии, что они буду возвращаться вовремя.

Ирине это решение далось нелегко. Она потеряла слишком много времени, когда Лена была маленькой, и теперь никак не хотела отпускать ее, признавать, что ребенок уже не так сильно нуждается в ней. Девушка прикусила губу, в очередной раз желая повернуть время вспять, чтобы исправить ошибки. Или… Или повторить все еще раз. Иначе. Ира сглотнула, зажмурилась. Она знала, что не сможет выгнать эти мысли из своей головы, будет сидеть дома, таращась стеклянными глазами в телевизор и напоминать себе, что уже тридцать пять, и биологические часы тикают, уничтожая возможность родить второго ребенка. Хотя какой ребенок, если на горизонте даже приличного мужика не было.

Ирина выдохнула, распахнула глаза, заставила себя встать, выключить компьютер. Ее взгляд зацепился за карточку на столе. Поддавшись импульсу, она схватила ее, набрала номер.

— Алло, — почти сразу ответил Денис немного приглушенным, уставшим голосом.

— Мы не закончили, — почему-то выпалила Ирина.

— А? — опешил собеседник на том конце провода. — Кто это?

— Токарева это. Или ты с кем-то еще сегодня не закончил?

— Эээ, признаться, да, Ириш, — засмеялся Денис, а Ирина напротив, напряглась. — С обедом я сегодня не закончил, но сомневаюсь, что мой недоеденный тунец смог бы позвонить и возмущаться по этому поводу.

— Я не возмущаюсь, — фыркнула она.

— Да? А тон у тебя весьма… экхм… возмущенный и возбужденный, — продолжал стебаться Дэн.

— Твоими стараниями, говнюк, — не сдержала раздражения девушка.

— О, дорогая, это я даже не начинал стараться.

— Ты такой…

— Да.

— Нет, послушай, ты…

— Да-да, Ирин.

— Что — да-да?

— Да, я готов закончить начатое.

— Адрес говори, — рыкнула Токарева.

— Мой?

— Мой мне известен. Конечно, твой.

Дэн усмехнулся, продиктовал улицу, дом, квартиру. А Ирина, конечно, не смогла удержаться, снова брызнула ядом:

— Мамы дома нет?

— Не-а, — подыграл Деня, — ушла к соседке на день рождения.

— Славненько, — пропела Ирина и нажала отбой, не утруждаясь церемонией прощания.

Она почти бегом бежала до машины, прощаясь на ходу с персоналом краткими кивками и полуулыбкой. По дороге Ира уговаривала себя, что имеет полное право на секс. Особенно если его предлагает молодой красивый парень, от которого ее всю трясет. И пускай он бывший муж ее подруги, пускай он приятель ее брата. В конце концов, у каждого свои недостатки, а секса хочется всегда. Ну, или хотя бы регулярно. Да на худой конец эпизодически. Пускай он моложе и никаких серьезных перспектив с ним не светит. Ее часы хоть и тикают, но не стоят же. А сейчас они и вовсе превратились в будильник, трезвоня, будя ее, настаивая, что сейчас самое время утолить физиологический голод.

Ирина едва удерживала машину в рамках скоростного режима. Ей не терпелось скорее увидеть наглую улыбку, ощутить на себе горячие руки и влажные поцелуи мягких губ, сгореть от страстных прикосновений, растаять в крепких объятиях. Парковка во дворе, подъезд, домофон, открыл не спрашивая. Ирина предпочла доехать на лифте, чтобы не бежать по ступенькам, но ее дыхание все равно сбилось от нетерпения, предвкушения и волнения. Она толкнула незапертую дверь квартиры и получила то, что желала.

Дэн стоял в прихожей руки в боки. На нем были только старые потертые джинсы и та самая наглая усмешка, которую мысленно заказала Ира. Она сама не поняла, что растягивает губы, улыбаясь в ответ, а потом они синхронно шагнули навстречу друг другу, сокращая разделяющее их расстояние. Ирина уронила сумку на пол, впилась пальцами в широкие плечи Дениса. И снова была стена за ее спиной, снова его ладони баловали кожу жадными ласками, пока губы владели ртом. Только теперь Ира позволяла вольности не только ему, но и себе. Она исследовала его торс, плечи, спину, растирая, царапая, сжимая. Ее пальцы поднялись выше, щекоча шею сзади, утопая в волосах, которые снова поразили ее приятной мягкостью.

«Нахрена вот ему такие потрясающие волосы? — посетовала Ирина на несправедливость мироздания, — Мужикам без надобности такая роскошь».

Она легонько потянула за кончики, вырвав у Дениса тихий стон, спровоцировав его на более активные действия. Он стащил с нее пальто, пиджак, сжал грудь, пробормотав что-то ей в губы. Ирина не разобрала, потому что вторая его ладонь в это время задирала юбку, пробираясь к трусикам.

— Сначала пальцы, потом член, — выразила она пожелания.

— Здесь я командую, златовласка, — не повелся Дениска на ее приказной тон.

Ира раздраженно выпустила воздух через нос, но решила не настаивать, полагая, что в любом случае будет неплохо. И кроме всего прочего ей не хотелось спорить, хотелось соглашаться. Пацан нравился ей еще сильнее, когда включал мужика.

— Благослови господи того, кто изобрел чулки, — прошептал Денис ей в шею, наглаживая кружевную резинку на бедре по дороге к трусикам.

Ира хихикнула, но тут же замерла, когда Денис принялся расстегивать пуговки на блузке.

— Нет, — почти вскрикнула она, крепко сжимая его руку.

— Что? Почему? — Дэн аж отстранился.

— Оставь, — попросила она, целуя его, чуть прикусывая за губу, чтобы отвлечь.

Для пущего эффекта Ира сама подцепила трусики, позволяя им соскользнуть вниз по ногам, и толкнулась бедрами вперед. Маневр удался. Денис позабыл про блузку, едва коснулся горячей влаги у нее между ног. Его одолело нетерпение, и почти сразу он проник в нее сразу двумя пальцами, заставляя Иру тихо всхлипнуть. А потом и она забыла обо всем, потому что Денис опустился на колени и приник ртом к возбуждённой плоти.

— Денис, что ты..? — попыталась удивиться Ирина, но проглотила все глупые вопросы, едва его язык сделал несколько кругов по клитору.

Она только стонала, задыхаясь от удовольствия, загребая пальцами его волосы. Мозг сослужил Ире хорошую службу, полностью отключившись. Если бы она сейчас была в уме, то точно свихнулась бы, пытаясь понять, по кой черт Денису нужен этот оральный подвиг. Но мыслей не было. Пока. Пока она была способна только наслаждаться процессом и держать свое тело в вертикальном положении. На это уходили все силы. В какой-то момент ей показалось, что перевозбуждение разорвет ее на клочки, и она тихо простонала:

— Денис, пожалуйста…

Для него это был знак. Губы и язык стали жестче, пальцы задвигались быстрее. Ирина вскрикнула, кончая так сильно, что пришлось зажмуриться. И тут же ее глаза распахнулись, потому что Дэн снова поравнялся с ней, расстегнул джинсы и вошел. Он заполнил ее медленнее, чем в первый раз, но Ирина все равно подавилась воздухом от интенсивности ощущений. Денис изо всех сил старался притормозить, но Ира так сладко стонала и ее стенки охренительно сладко пульсировали вокруг, что он только и мог тихонько каяться:

— Прости… Не могу… медленнее.

— И не надо, — всхлипнула она, закидывая ногу ему на бедро.

Девушка хоть и тряслась от остаточных вспышек оргазма, но ни за что бы ни пожелала сбавить темп. Слишком ей нравилось смаковать кульминацию на грани. Легкий дискомфорт только добавлял пикантности, а через минуту и вовсе исчез, уступая место новым волнам удовольствия. А еще через минуту она стиснула его плечи, вдавливая ногти в кожу, замерла, вздрогнула, услышав словно со стороны свои громкие стоны.

— Черт, — ругнулся Дэн, толкаясь в нее сильнее, резче, тоже дрожа и постанывая.

Позволив им обоим отдышаться, он аккуратно отстранился и собирался уже оправдать свою несдержанность ее темпераментом, но Ирина нагнулась, подняла свои трусики, засунула их в сумку, схватила пальто и пиджак, пригладила волосы, рванула к выходу.

— Всего хорошего, — бросила она.

— Хей, ты куда собралась? — поймал ее Денис за руку.

— Домой, — пожала плечами Ира, скосив глаза на пальцы, сжимающие ее локоть.

Это был явный намек отпустить, но Денис его проигнорировал.

— Что за спешка? Пройди, хоть чаю попьем.

— Не хочется. Да и мама твоя, наверное, скоро вернется, — вернулась в образ Ирина.

— Я пошутил про маму, Ир.

— Я тоже, — улыбнулась она.

— Не уходи. Давай выпьем чего-нибудь.

— Зачем?

— Ну знаешь… Так принято. Это вежливо — предложить гостю чай, — Денис отпустил ее, видя, что Ирина передумала убегать, а решила продолжить их обычную перепалку.

— Расслабься, дорогой, это был не визит вежливости. Мы просто закончили то, что начали днем, — пояснила девушка, решив притормозить и одеться без спешки, а заодно растолковать парню суть ее появления здесь.

— Ладно, я скажу прямо. За чаем можно начать еще раз, а потом я обещаю еще раз закончить. Мне нужно минут десять на перезарядку.

Предложение было очень заманчивым, но Ирина взглянула на часы и покачала головой.

— В другой раз, малыш.

— В другой раз? — заломил бровь Деня, вложив в вопрос изрядную долю недоверия.

— Почему бы и нет? Созвонимся, — подмигнула Токарева, закинув сумку на плечо.

— Окей, — немного растерянно согласился Денис, наблюдая, как она упархивает за дверь, захлопывая ее за собой.

Ирина не стала ждать лифт. Она бежала по лестнице, почти летела. Окрыленная, расслабленная, неприлично счастливая. Улыбка не сходила с ее лица, пока она ехала домой. До прихода дочери Ира успела быстренько принять душ, переодеться, разогреть ужин и усесться перед телевизором.

Дочь опаздывала, пришлось звонить. Лена попыталась выторговать еще полчаса, сказав, что просто стоит у подъезда и болтает с друзьями. Ирина выглянула в окно и действительно увидела в свете прожекторов несколько мальчишек и Лену. Только вот ее чадо стояло в стороне, мило беседуя с незнакомым молодым человеком, а остальные, видимо, ждали, пока они наговорятся. Ирина дала добро, но от окна не отошла, полагая, что лучше не пускать такие дела на самотек. Однако криминала она не углядела. Дети просто болтали, смеялись.

Ирина чуть прищурила глаза, возвращаясь мыслями к Денису. Он не разочаровал ее, удовлетворил по полной программе. Даже ртом. Ей было немного диковато такое рвение, хотя, чего греха таить, понравилось. Даже очень. Ленкин папочка никогда не опускался до таких нежностей. В постели он был прост, как трусы по рубль двадцать. Это не мешало ему уверять Иру, что именно она лишена воображения. Как и не мешало заводить любовниц.

Оглядываясь назад, сейчас она никак не могла понять, откуда в ней была такая масса всепрощения, терпения и глупости. Они прожили пять лет, и только случайность и брат открыли ей глаза на реальность. Она была благодарна Димке за те жестокие, но честные слова, которыми он встряхнул ее тогда, за его поддержку, за то, что всегда помогал с Ленкой. Хотя, возможно, это тоже было не лучшим решением. Слишком сильно она доверяла Диме, который хоть и был старше, но в ту пору совсем не годился ребенку в няньки. Ира поморщилась, понимая, что нечестно все валить на брата. Она прекрасно знала, какой образ жизни он вел, и закрывала на это глаза, предпочитая устраивать свою жизнь. Нелепые оправдания, что она искала Лене нового отца, надеясь создать семью, сейчас звучали в ее голове жалко и неправдоподобно.

Бывают люди, которые не могут жить одни. Ирина из их числа. Она отчаянно нуждалась в мужчине рядом, в сильном плече, поддержке. Наверное, в этом опять был виноват Димка, который с детства был главным человеком в ее жизни: нянчился с ней, развлекал, утирал слезы, водил в детский сад, в школу, потом гонял поклонников, уверяя Ирку, что все мужики козлы. Но за одним не уследил, и, когда сестра забеременела, пришлось пустить козла в огород. Позже ему пришлось сие парнокопытное провожать до калитки с вещами вопреки желанию сестры.

Сейчас Ирина, конечно, была благодарна Диме за инициативу, но тогда… Тогда она винила его во всех своих бедах, грозя, что из-за него ребенок лишился отца, а она мужа. Они сошлись на том, что козел все равно валит в лес, но брат больше не лезет в ее личную жизнь. Он и не лез, хотя иногда имел много чего сказать сестрице о ее похождениях и приятелях. Но приходилось сдерживаться. Диман лишь позволял себе регулярно отмечать, что Ирку тянет исключительно к засранцам. Она как Вивиан из «Красотки»: «Если в радиусе километра есть моральный урод, мы притянемся».

Ира хмыкнула, припоминая, как Димка доводил ее до бешенства, регулярно цитируя эти слова, но сейчас была согласна с ним на все сто. Вот и на Дениса запала, а он редкостный говнюк. Девушка не знала подробностей, но Сашка упоминала, что он был тот еще любитель гульнуть налево, пока они были женаты. Из-за этого и развелись, хотя Нестерова упрямо придерживалась версии, что оба были молоды и поторопились. Ира не очень понимала такой лояльности к бывшему. Ленкиного отца, например, она даже вспоминать не хотела, не то что видеть. А Сашка не только общалась с Денисом, но и позволяла ему регулярно наезжать в гости с ночёвкой, словно он родственник. Бухтела для порядка и для Димки, но позволяла. Конечно, он брат Кости, да и с Димой дружил еще до того, как братец втрескался в Сашку, но…

Из воспоминаний и размышлений ее вырвал звук поворачивающегося в двери ключа. Оказывается, она так глубоко ушла в себя, что проморгала, как Ленка распрощалась с кавалером.

— Мам, обязательно было стоять у окна почетным караулом? — тут же потребовала объяснений юная максималистка.

Ира так растерялась от ее внезапного наезда, что не нашлась с ответом. А Лену понесло:

— Повесь уже мне на шею видеорегистратор и будешь в курсе всей моей личной жизни, вернее, отсутствия таковой.

— Не рано ли ты о личной жизни начала беспокоиться, девочка моя? — наконец пришла в себя мать.

— А какие проблемы? — с вызовом выплюнула девчонка, закидывая шапку на полку.

— Лен, тон смени. И проблема в том, что тебе тринадцать.

— Вот-вот. Тринадцать, а не три.

— Елена!

— Ой, мам, не начинай. Дай поесть лучше…

Ира прикрыла глаза, прогоняя раздражение, которое не сослужило бы ей сейчас доброй службы, и примирительно проговорила:

— Хорошо. Иди мой руки, я разогрею.

Из ванной Лена вернулась чуть более лояльной к родительнице. Ира попыталась дать заднюю и разузнать, что это с ней был за мальчик. Но девчонка отделалась кратким: друг Мишки, — и больше ничего не пожелала рассказать. Ирина отругала себя за несдержанность. Она очень боялась, что Лену накроют прелести переходного возраста, и старалась изо всех сил быть дочери другом. Ира отчаянно маневрировала на грани между вседозволенностью и доверительным авторитетом, периодически сваливаясь то в одну, то в другую сторону. Сегодня она и вовсе оказалась не удел, одновременно и дала слабинку в сроках возвращения домой, и проштрафилась с окном. Ирина, конечно, возложила вину за свои промахи на Дениса. Однако это не помешало ей на следующий день набрать его номер, чтобы договориться о встрече.

Еще трижды на неделе они встречались у него. Ира не изменяла своему стилю, позволяя Денису снять с себя минимум одежды, уделить прелюдии не более десяти минут, трахнуться быстро, но качественно. От жёсткого секса у нее слегка саднило промежность, и Ира даже обрадовалась, что новогодняя ночь сулит ей отдых от внезапно возникшей регулярной половой жизни. Она изо всех сил старалась концентрироваться на радости, убеждая себя, что еще немного и на причинном месте будет один большой отек. Хотя то самое место было очень даже не против такой перспективы, поэтому Ирина пошла на компромисс, поддавшись уговорам Дениса остаться на чай и второй раунд. До чая они не добрались, но добрались до дивана, на который Дэн завалил девушку и даже успел избавить ее от платья. Благо она озаботилась надеть корсет, который скрывал все лишнее и подчеркивал все нужное. Бирюков, конечно, оценил ее неглиже, но потом попросил снять. Ира, конечно, послала его куда подальше, и Дениске пришлось довольствоваться тем, что давали. Уже то, что она задержалась в его квартире на час, было для Ирины подвигом, а для Дэна каким-то достижением. Он поставил себе в уме три галочки:

— осталась на час;

— дошли до дивана;

— снял платье.

Уже провожая Ирину, он поинтересовался, словно между прочим:

— Едешь к Митьке на покер второго?

— Нет, у Ленки тусовка какая-то с друзьями, мы собирались третьего. Да и нечего ей в покерную ночь там делать.

Дэн покивал, хотя он спрашивал не про Ленкины планы.

— Ну, я буду там и третьего, — оповестил он.

Ирина запахнула пальто, подняла глаза, хмурясь на Дениса.

— Ты на что намекаешь?

— Нет-нет, ни на что, — дал заднюю Деня, усмехаясь.

— Никакого секса у Димки в доме, Бирюков. Даже не мечтай.

— Почему бы нет?

— Не дури, пацан, — ощетинилась Ирка.

— Да ладно, на кухне-то классно все сложилось.

— Вот Саша обрадуется, если застукает нас.

— Знаешь, а она может, — пожал плечами Деня. — Нестерова мировой мужик. Да и братец твой на нее хорошо влияет.

— Ты бредишь, парень, — закатила глаза девушка. — Никакого секса у Димки, понял? Даже прикасаться ко мне не смей.

— Окей, я и близко не подойду, — хмыкнул он, притянув Иру к себе за талию. — Сама прибежишь…

Ирина не успела и рта раскрыть для ответа, как он закрыл его поцелуем. Его губы подарили ей несколько сдержанных касаний.

— Езжай домой, наряжай елку, — и он развернул ее к двери лицом, шлепнув по попе.

А в уме поставил еще одну галочку: поцеловал на прощание.

Глава 5. Хорошими делами прославиться нельзя

Денис уже сто лет не отмечал Новый год с родителями. Он привык к шумным попойкам, громко смеющимся друзьям, фейерверкам и отчаянному похмелью на утро. Но в этот раз он отказал себе в подобном веселье и решил просто поехать в родной город, чтобы тихо посидеть с родителями. Дэн сам толком не знал, почему принял такое решение. Многие приятели звали его и в бар, и в гости, где в перспективе ожидалось много выпивки и доступных девочек. Только вот у Бирюкова начинало зубы ломить при одной только мысли об очередной новогодней ночи, которую он будет помнить очень фрагментарно.

Откровенно говоря, большие надежды возлагались на компанию бывшей женушки. Костик был очень не против всей семьей отправиться к Митьке, да и Ирина упоминала, что Димка, как правило, встречал Новый год с ней и Ленкой. Как правило, но не в этот раз. Дэн, конечно, догадывался, что Сашка и Токарев надумали отпраздновать тихо вдвоем, но все равно расстроился из-за похеренной возможности примазаться к ним. Особенно теперь, когда на его горизонте замаячила Ирина.

Не проходило и дня, чтобы Денис не думал о ней. И не только потому, что она сама не стеснялась напоминать о себе, но и… вообще. Они были знакомы дней десять, но за это короткое время успели чуть больше, чем дофига. Давно у Дэна не было столько секса и столько ругани. Причем вперемешку. Да и, наверное, не давно, а вовсе никогда. Каждый раз, когда он видел на телефоне вызов от Ирины или сам набирал ее номер, то уже был возбужден. Его заводило даже предвкушение разговора, встречи, секса с ней. Деня словно подписался на участие в сумасшедшей гонке, где каждый раз на пути встречались новые препятствия. Он смутно представлял, ради каких призов пыхтит и несется во весь опор, но скорости не сбавлял. Наоборот, ему нравилось быстрее, больше, круче, чаще. И снова он вспомнил, что так его колбасило только от Сашки. С ней тоже было нелегко, непонятно, но чертовски классно.

Именно эти острые ощущения и держали Дениса в тонусе, не позволяя задумываться о перспективах, он просто наслаждался женщиной, которая сносила ему мозги одним фактом своего существования. На фоне будничной рутины последнего года и абсолютного штиля по части отношений Ирина Токарева стала для него глотком свежего воздуха. Дэн с удовольствием вспомнил с ней, что делать глупости очень приятно. И конечно, глупо было рассчитывать на секс в новогоднюю ночь, но надеяться-то Дениске никто не мог запретить. Однако надежды не оправдались, когда Дениска осторожно спросил Костю, не изменились ли его планы. Нет, планы были в силе: дома с Мариной и детьми. Соответственно Митька с Сашкой, а Ирина не пойми где. Как и он.

Собственно это «не пойми где» было у них идентичным. Ира тоже отправилась к матери. Как и всегда, только без Димана. Ленка выпросилась после елки пойти ночевать к подружке, чьих родителей Ирина хорошо знала и доверяла им. Бабушка уже давно спала, когда Ира вернулась в дом. Она разобрала постель в своей старой комнате, залезла под одеяло с тарелкой и вилкой, которой лениво ковыряла селедку под шубой под «Иронию судьбы» по телеку.

А Денис в это время тоже валялся в кровати, крутя телефон в руке. Он долго колебался, но все же решил, что не может не поздравить Ирину. Звонок — слишком личное. Да и не знал он, что сказать. Смс — в самый раз.

С Новым годом!

Ответ пришел почти мгновенно.

Спасибо. И тебя с Наступившим.

Дэн еще поколебался, но решил не разочаровывать Ирину и повел себя как наглый пацан.

Скучаешь по мне?

Нет.

Врешь.

Отвали.

Ну ладно, верю. Но одно твое место точно скучает.

Одно мое место еще не пришло в себя от твоего здорового места.

Я не помню, чтобы ты жаловалась.

Я и не жалуюсь.

Но болит?

Немного.

Даже извиняться не хочу. Я рад, что твое место помнит меня.

Ты такой придурошный.

Я знаю. И тебя это заводит.

Еще чего. Размечтался.

Ты в постели?

Дэн — нет.

Ир — да. Так в постели?

Отвали, Бирюков.

Окей, просто хотел помочь. Но если ты сама справишься…

Я убью тебя.

Обязательно, златовласка. Через пару дней увидимся у Митьки, и можешь хоть всю ночь меня убивать.

Денис аж задержал дыханье, надеясь, что Ира захочет встретиться до тусовки у Токаревых. Но она больше не отвечала. Дэн так и уснул с телефоном в руке. А Ирина еще долго перечитывала их переписку, изо всех сил борясь с желанием назначить встречу. И хотя между ног у нее до сих пор саднило, она была не против очередного свидания. Только вот разум включился и изо всех сил сигналил, что она чересчур увлеклась. Повторный намек Дениса на секс в доме Димы взволновал ее. Ира не хотела смешивать свои запретные развлечения и семейные посиделки. Ей было стыдно за слабость на кухне, и повторения она никак не хотела.

Решив оставить смс без ответа, она закопалась с головой под одеяло и приказала себе уснуть. Но в ее больном воображении снова и снова вспыхивал образ Дениса, который всеми правдами и неправдами соблазнял ее, склоняя к сексу. И в этих мечтах она всегда боролась до победного, но в итоге уступала ему.

* * *

Первого января Денис не без удивления обнаружил, что ни капли не жалеет об упущенных возможностях. Он с удовольствием осознал, что не расстроен отсутствием похмелья и девицы в кровати, имя которой нужно оперативно вспомнить. Его беспокоило только отсутствие смс-ответа Ирины. Дэн поморщился, найдя в своих переживаниях какую-то гейскую эмо готику, и быстренько пошел на кухню, где мама уже ждала его с завтраком.

Магия нового года не обошла его стороной. Жуя вчерашние салаты, он твердо решил, что нужно начинать жить по-взрослому. То ли на него повлияла Ирина со своим мерзким прозвищем, то ли вдохновил практически трезвый канун нового года. Так или иначе, Дэн в первую очередь набрал Сашку, поздравил с праздником и очень вежливо поинтересовался, не будет ли она против, если он останется после покера, чтобы потусоваться у них и третьего числа. Сашка поздравлениям обрадовалась, а вот вопрос вогнал ее в ступор. Она прямо высказала Денису, что ее пугает такой поворот событий, и она почти привыкла к его коварным отключкам. Они посмеялись, и Дэн впервые за долгое время почувствовал, что Нестерова расслабилась. Наверное, ему давно следовало спросить ее напрямую, а не через Костю или Митьку. Все сразу стало проще.

Покерная ночь удалась на славу. Пили мало, много играли, ржали, как кони. Правда Денису показалось, что Сашка немного нервничает, витает в облаках. Он полагал, что она уже мысленно греется на островах с Митькой, ведь они внезапно решили слетать отдохнуть, расслабиться. А Дениска мысленно расслаблялся, предвкушая встречу с Ириной. Он сам не знал, что волнует его сильнее, сам факт того, что они скоро увидятся или предстоящие игры в соблазнение, неминуемые пикировки и острый язычок этой кудрявой бестии. Дэн желал их обычной склочной прелюдии даже больше самого секса. Хотя, чего уж там, секса он тоже хотел. Очень даже. Но саму Ирку хотел сильнее. Соскучился.

Дениса аж передернуло от крамольной мысли. Но ему действительно не хватало Иры эти дни. Как-то быстро он привык к тому, как она влетала ураганом в его квартиру, набрасывалась с поцелуями, словно голодная тигрица, стаскивала с него рубашку, хватала за ширинку, щебеча между делом дерзкие глупости.

Дэн проснулся в малой гостиной и сразу заулыбался, услышав голос Ирины, которая поздравляла Сашку с Новым годом. Он грел уши, натягивая джинсы и майку, наслаждаясь болтовней девушек, представляя лицо Иры, ее улыбку и горящие глаза. И по животу разлилось сладкое тепло, когда он вышел и встретил ее взгляд, бросил небрежное: «Привет».

Как и обещал, Денис ничем не выдал их секрет. Только все время искал Иру глазами, но это было сильнее его. А еще, кажется, она была не в восторге, когда он вручил Ленке полное издание «Железного человека» на блюрэй. Дэн купил его еще до Нового года и планировал просто так подарить девочке, но оно пришлось как-то в тему подарков. И не только Ира была удивлена. На Дениску уставились все, когда он неловко протянул Лене коробку с дисками. И только самой Лене это не показалось странным. Она взвизгнула и запрыгала на месте, повторяя: «Класс, класс, класс». А потом начала тараторить, восторгаясь подарком, рассуждая о том, как круто смотреть такое кино в полной версии и с комментариями. Дэн улыбался и кивал, поддакивал. Все кончилось тем, что они договорились вместе пойти в кино на вторых «Мстителей» весной.

Остаток дня Денис ловил на себе недоверчивые, подозрительные и любопытные взгляды. И только, когда Марина уложила мальчишек, а Ленка убежала в спальню, чтобы поторчать за ноутбуком, он не выдержал неловкой паузы и выдал:

— Что, нельзя ребёнку сделать подарок?

— Да можно, братиш, но как-то это… — развел руками Костя.

— Как-то это — что? Когда я пацанам палатку дарил и бассейн с шариками, тебя так не перекосило, — рыкнул Деня.

— Ну они твои племянники все же.

— Ну а Ленка Митькина племянница. Она — ребенок, сейчас Новый год. В чем проблема? Я же не пони ей подарил.

— Действительно, чего пристали? — внезапно вступилась за него Сашка. — Они «Железного» в прошлый раз смотрели. Молодец, Дениска.

— Конечно, Дениска купил несколько дисков и сразу молодец, а дядя Дима, как всегда, засранец, — еще более внезапно оскорбился Токарев.

— Дяде Диме сто раз говорили, что нехрена баловать эту мелкую срань дорогущими гаджетами, — наконец подала голос Ира, — скажи на милость, по кой черт ей шестой айфон, а?

— Ну… он вышел. И она хотела, — пожал плечами Миттен.

— А еще она хотела гулять всю ночь с друзьями и поехать одна в Турцию, это же не повод ей все позволять, — не унималась сестрица. — Она мне на пятый едва пятерок наполучала. И то я к дню рождению подгадала. Ты гадишь мне весь воспитательный процесс, Дим.

— Ир, не нуди, — закатил глаза Дима. — У меня одна племяха. Ты ж знаешь, что я все равно буду ее баловать. Да и поздно уже воспитывать.

Последнее замечание заставило Иру захлопнуть рот и стрельнуть в брата злобным взглядом. И снова в гостиной повисло молчание. Разрядить обстановку попыталась Марина, предложив нарезать чего-нибудь пожевать и обновить напитки.

Дениска под шумок свалил с Костей курить, а, вернувшись, обнаружил, что Ирина ушла наверх. Прихлебывая виски с колой, он слушал болтовню девочек о детях, поддакивал мужикам о поганых дорогах и кризисе на валютном рынке. Еще пару недель назад ему было за счастье вот так коротать вечер, но теперь… теперь ему не хватало Иры. Просто ее присутствия. Чтобы посматривать исподтишка, иногда пересекаясь с ней взглядами. Дэн рассчитывал, что сможет прижать девушку где-нибудь в уголке, украсть пару поцелуев, может даже немного потискать, но Ирина удрала. И все равно Денис не жалел о подарке для Лены. Он просто хотел сделать девочке приятное. И даже ее мать тут не при чем.

Едва пробило двенадцать, Марина с Костиком зевая поплелись наверх. Деня предложил помочь прибрать, но Митяй отправил его спать. И он, конечно, пошел на облюбованный диван в кинотеатре, даже расстелил, лег, включил телек. Только вот все его мысли были на втором этаже. Такой близкой и одновременно недоступной сейчас была Ира. И от этого еще более желанной. Денис поглядывал на телефон, думая, не просигналить ли ей, что он не спит. Но все же не стал. Ира не отличалась скромностью. Если она хотела, то брала. И в этот раз Дэн решил не давить на нее, предоставить право выбора. Кроме того, даже слепой бы понял, что Ирина сейчас не в лучшем расположении духа из-за неаккуратных слов брата. Поэтому Бирюков выбрал на диске кино и попытался вникнуть в сюжет.

Фильм был так себе, и Дэн выключил, помучившись час. Он сходил покурить, а потом долго пытался уснуть. И едва дрема начала окутывать сознание, тихий голос выдохнул ему в ухо:

— Спишь?

Недолго думая, Денис схватил Ирку и завалил на диван, подмяв по себя.

— Денис, стой. Да прекрати ты. Я поговорить пришла, — нехотя отбивалась Ирина, хихикая и ругаясь шепотом.

— Потом, все потом, — бормотал Дэн, целуя ее, чтобы заставить замолчать.

Она не спорила больше, только отвечала на ласки и поцелуи. Дэн прогулялся ладонями по ее телу, нащупав все туже длинную майку. Уже зная, что ему вряд ли удастся избавиться от этой тряпки, он запустил под нее руки, исследуя мягкие изгибы, жадно сжимая полные груди. Ему нравилось то, что он трогал, но хотелось и посмотреть. Ободренный Ириными стонами Денис попросил:

— Давай снимем.

— Нет.

— Ир, что у тебя там? Купола на сиськах наколоты? — не сдержался Дениска.

— О боже, — она рассмеялась. — Да, именно купола. Как ты догадался?

— Дедуктивный метод, — хмыкнул Дэн в ответ. — Ну, так если тайна раскрыта, я снимаю…

— Нет, — пискнула Ирина, моментально растеряв все веселье.

Она одернула майку и выползла из-под Дениса, села, нервно приглаживая волосы. В тусклом свете ночника Ира казалась Дэну маленькой потерянной девочкой. Ему даже стало стыдно за свой напор.

— Извини, — буркнул он.

— Нам надо с этим заканчивать, День.

— Ну, давай тогда уже хорошенько начнем, чтобы закончить, — приподнял бровь Бирюков.

— Перестань дурака валять.

— С чего бы?

— Зачем ты Лене подарил эти диски?

— Ир, не начинай! Просто так подарил.

— Не надо ко мне подкатывать таким макаром.

— Ооо, дорогая, спешу тебя разочаровать, но ты тут совершенно ни при чем, — начал злиться Денис.

— И почему я тебе не верю?

— Потому что ты параноик. Да еще и зациклена на себе.

— Какой ты говнюк, — Ирина вскочила с кровати, но тут же была поймана за руку и брошена обратно.

— Далеко собралась?

— Спать.

— Позже.

— Дэн!

— Тихо.

— Денис, — шепотом позвала Ира, не в силах сопротивляться его настойчивой наглости.

— Вот так, — похвалил он, скользя губами по ее шее.

Бирюков почувствовал, что сейчас должен проявить инициативу. Он буквально физически ощущал, что Ирине нехорошо, и мог попытаться это исправить. Хотя задачка была та еще. Дэн хотел расслабить ее, успокоить и распалить одновременно. Для этого отлично бы подошел эротический массаж, но попробуй сделай его, когда она кутается в этот кусок хлопка. Денис, как мог, ласкал ее через майку, гладил, целовал. Его рот нашел соски, и он начал жёстко посасывать их прямо через ткань, прикусывая, дразня языком, обильно смачивая слюной.

К Денискиной радости такое извращение возбудило Ирку со страшной силой. Она вся извивалась под ним, скулила и хныкала, загребая его волосы пальцами, царапая кожу головы ногтями, прижимая к себе крепче.

— Признайся, скучала по мне, — пробормотал Денис ей в грудь.

— Черт, нет, — простонала Ира очень неубедительно.

— Правда? И по этому тоже не скучала? — он скользнул рукой по ее ноге, потрогал влажные трусики.

— Разве что капельку, — всхлипнула она, не в силах врать.

— Совсем чуть-чуть? — подыграл Деня, проникая пальцами внутрь.

— Денис…

— Что?

— Черт, ты знаешь… Сильнее.

— О, скучала сильнее вот по этому? — он нажал на клитор.

— Да, да, — застонала Ирина.

— Ну давай, златовласка, скажи мне, и получишь все, что хочешь, — прошептал Дэн ей в ухо.

— Да, черт тебя дери, я скучала. Доволен?

— Дааааа, — протянул Денис удовлетворенно.

Он тут же избавил их обоих от белья, прихватил Ирину под попку и аккуратно проник внутрь, вырывая из ее рта сладкий протяжный стон.

— Я тоже скучал по тебе, девочка.

Ире было слишком хорошо, чтобы цепляться к «девочке». Она действительно скучала и была рада, что признала это, потому что Денис разделял ее чувства. Ей было преступно хорошо с ним. Пока Дэн был внутри, двигался, даря ей сладкое забвение, Ирина не могла думать ни о чем, кроме наслаждения. Но едва они оба достигли пика, реальность снова навалилась, напоминая обо всех сложностях. Обычно Ирина спасалась бегством, чтобы не позволять мозгам очухаться, но в этот раз у нее не было сил оторваться от него.

Дэн перекатился на спину, и Ира блаженно растянулась у него на груди. Она чувствовала, как он играет с ее волосами, накручивая на пальцы кудрявые пряди, и едва не мурлыкала от удовольствия. Это было внезапно хорошо. Даже здорово, и от этого стало очень страшно.

— Нам действительно нужно прекратить, — пробормотала девушка ему в грудь.

— Наверное, нужно, но не хочется, — честно признался Денис. — Мне хорошо с тобой.

— День, ты знаешь, сколько мне лет? — приподнялась Ирина, чтобы заглянуть ему в глаза. — Знаешь, сколько моей дочери лет?

— Нет. Скажи.

— Ленке тринадцать, а мне тридцать пять.

— Хм, ну… круто. Рад за вас обеих.

— Не надо делать вид, что тебя это не волнует.

— Ир, в этой комнате есть только один человек, которого волнует твой возраст. И это не я, — а потом он брякнул. — Я думал тебе лет сорок.

— Что? — взвизгнула Ира, сама же себя шлепнула ладонью по губам, зашипела, — да ты охренел, пацан. Какие в задницу сорок? Мне больше тридцатки никто не дает.

— Ой. Ну тебе не угодишь, — хихикал Дениска, уворачиваясь от подушки, которой Ирка пыталась его отлупить. — Ир, Ир, ну перестань. Очень по-взрослому, ага. Да хорош.

Ему пришлось применить немножко силы, чтобы скрутить драчунью и начать успокаивать поцелуями. Но в этот раз номер не прошел. Ирка выскользнула ужом из кровати, не без труда отыскала трусики, причитая:

— Даже не начинай снова, мне ещё в душ идти.

— Пошли вместе, — заулыбался Деня. — На первом этаже душевой только я пользуюсь, никто не спалит.

— Вот почему нам не надо больше трахаться, — снова посерьезнела Ирка.

— Почему?

— Потому что нас могут застукать, как школьников каких-то. И потому что это мерзко. Я должна принять среди ночи душ, чтобы не ложиться в постель к дочери, измазанная спермой.

— Ир… — начал было Денис, но она лишь покачала головой и быстро вышла из комнаты, оставив его наедине с аргументами.

Проглотив все свои доводы, Дэн поплелся в душ один. Там он решил, что надо покурить, но тащиться на террасу не хотелось. Все же зима, а голову он, естественно, не сушил. Дениска решил приборзеть и покурить на кухне в вытяжку. Все равно за ночь выветрится. Каково же было его удивление, когда он заметил, что в кухне горит свет. Деня, конечно, подумал, что это Ирина решила задержаться, и бодренько пошагал на огонек. И снова он удивился, увидев… Сашку. Она стояла у подоконника, курила в узкую щелочку. Дэн не сдержался. Заржал. Девушка аж подпрыгнула от неожиданности.

— Деня, мать твою! — гавкнула на него Нестерова. — Перепугал, козел.

— Ты чего в окне-то торчишь? — хохотал Бирюков.

— Да неохота на террасе жопу морозить.

— Вот и мне.

— Присоединяйся.

Сашка подвинулась, освобождая немного пространства у окошка. Дэн прикурил от ее сигареты, выдохнул дым в окно.

— А чего ты перепугалась-то? — спросил он.

— Я думала Димка.

— А Димку чего пугаться? Он и сам не дурак посмолить бывает.

— Да мы… Обещала я, короче.

Дениса осенило:

— Нестерова, ты беременная что ли? Я сейчас тебя выпорю, честное слово. И Митьке скажу, чтобы добавил.

— Хей, мужик, выдыхай. Не беременная я, — заворчала Сашка. — Стала бы я дите травить…

— И на том спасибо.

— На здоровье.

— Тогда я опять не понял, почему ты тут жмешься в уголке.

Сашка не спешила отвечать. Они молча докурили, Нестерова полезла в холодильник.

— Одну на двоих? — предложила она Денису бутылку пива.

— Давай.

Сашка налила два стакана, присела на кресло.

— Мы пожениться решили, День, — проговорила она, не глядя на бывшего мужа.

— О… ну… Поздравляю.

— Да ладно. Правда что ли?

— Почему нет? Весной свадьба? Или летом? Лучше весной. Я летом женился — так себе.

— Козел, — хохотнула Сашка, бросив в Дениску сухариком. — Прямо сейчас мы женимся. Через три дня.

— А? Это как? Вы вроде собрались в теплые края.

— Там и распишемся.

— Нихрена себе. Сама придумала?

— Не-а, Димка. Он хочет все поскорее. И свадьбу, и детей сразу. Потому и курить мы бросили, и бухать стараемся по минимуму.

— Ты говоришь это таким тоном, словно он тебя на эшафот за косу тащит, — прищурился на девушку Дэн, — ты не хочешь что ли? Я думал, у вас любовь.

— Любовь, — кивнула Сашка. — Боюсь я, День. У нас с тобой тоже вроде любовь была, а вышло как-то все совсем… так себе вышло

— Да паршиво вышло, Сашк, — усмехнулся он, — неужели думаешь, Митяй будет изменять тебе? Не такой он.

— Ой, милый мой, ты Токарева знаешь всего ничего. Это сейчас он такой… не такой.

— Да я слышал, Сань. Но люди, они имеют свойство меняться.

— По себе что ли знаешь?

— А хоть бы и так.

— Ты встречаешься с кем-нибудь, День?

— Скорее нет, чем да, — честно ответил Бирюков, но тут же захотел, чтобы было наоборот.

— Но кто-то есть?

— Есть.

— Это хорошо. А то я уж беспокоиться начала.

— Не переживай, я постараюсь не пропасть. Сейчас вот вы поженитесь, ты залетишь… Придется и мне подтягиваться. Вся эта семейная канитель, по-видимому, заразная штука, — дурил Дениска.

— Ты поэтому у нас вечно ошиваешься? Заразиться хочешь?

— Похоже на то. Давай-ка допиваем и спать. Я уже выключаюсь.

Они чокнулись, выпили, Сашка сполоснула стаканы, поставила обратно в шкаф. Дэн пропустил ее вперед, потопал следом. На губах вертелись слова, но он все никак не решался озвучить мысли. И только у лестницы на второй этаж Денис аккуратно коснулся Сашиной руки, останавливая ее, и сказал:

— У вас все будет хорошо. Даже думать не смей иначе, кисуль.

Саша сглотнула ком, подняла на Дениса свои большие глаза, в которых он увидел море благодарности и тепла. В отличие от бывшего мужа, Сашка не нашла слов, она просто крепко стиснула его в объятиях. Дэн сжал ее хрупкие плечики, зарылся носом в волосы. Она пахла иначе, да и обнимала не так, как раньше. Но все равно это была его Сашка. И он от всей души желал ей счастья.

Глава 6. Терпение и труд

Ирина изо всех сил игнорировала Дениса, хотя это давалось ей нелегко. Настырный засранец звонил по несколько раз в день, а иногда и заглядывал в «ДТ» пообедать. Через неделю у нее иссякли все возможные отговорки, и она просто перестала брать трубку или запиралась в кабинете, веля никого к ней не пускать. Ира ненавидела себя за трусость, но считала единственно правильным решением прекратить все контакты с Денисом после того, что случилось у Димы дома.

Ее сердце чуть не выскочило из груди, когда она сразу по приезду узрела сонного, мятого, безумно милого Дениску. Его сдержанный привет через зевок и чуть заметная улыбка расплавили Иркины кости, и она едва удержалась на ногах. Благо рядом была дочь и Сашка, при которых нужно было изображать невозмутимость. Да и при Денисе не следовало расслабляться, но об этом она подумала в последнюю очередь. Его взгляды украдкой, ямочки от усмешки и просто само присутствие сделало день в гостях у Димки совершенно особенным. Ирине нравилось витать в облаках, мечтая о грядущей ночи. Она ждала, что Дэн затащит ее в темный угол и будет совращать там грязными словечками, горячими прикосновениями и страстными поцелуями. И она, конечно, будет ругаться на него, отбиваться. А он снова и снова будет просить прийти к нему, когда все уснут. А она скажет: «Не дури, пацан», — но все же не выдержит и придет.

Эту изощренную прелюдию испоганил ее старший братец. Дима подарил Ленке iPhone 6, не соизволив заранее поставить Ирину в известность. Он и раньше частенько баловал племянницу дорогими подарками, и Ленка прекрасно знала, что стоит пару раз заикнуться при дядьке о какой-нибудь вещичке, и он, скорее всего, подарит ее на ближайший праздник. Ира терпеть не могла таких выкрутасов, как от дочери, так и от брата. Она считала, что дорогие подарки нужно заслуживать, а не получать, как манну с неба. Дима был полярного мнения, и они в очередной раз разругались по этому поводу. Конечно, никакого толку от этих разборок не было, только нервы друг другу накрутили, и оба остались при своем.

И на этом фоне Ирину просто потряс поступок Дениса. Ее, безусловно, удивил сам знак внимания к ее дочери от Бирюкова-младшего, но еще больше обескуражило то, что Денис старался угодить Ленкиным предпочтениям. Все подростки хотят шестой айфон, и что может быть проще для состоятельного дядюшки — купить его и не париться. Нет, конечно, Дима никогда не ставил для себя целью откупиться от Лены, но в последнее время он стал терять с ней связь, которая раньше была очень сильна. Наверное, свою роль сыграло его отсутствие, и теперь он старался по-всякому баловать девочку, словно наверстывал упущенное.

По мнению Ирины, Дима старался неправильно и постоянно скатывался в крайности. А вот подарок Дениса, напротив, показался ей идеальным. Бирюков провел с ее дочерью несколько часов, но этого хватило, чтобы порадовать ее при следующей встрече. Да чего там? Ленка аж визжала от восторга. А уж когда Дэн стал расписывать все прелести расширенной версии фильмов и углубился в подробности создания Вселенной Марвел, а потом позвал девчонку в кино на новых «Мстителей», Лена достигла дзэна, ее мать впала в шок, а дядя позеленел от зависти. Да и все присутствующие, мягко говоря, не ожидали от Дениса такой инициативы.

Диман, конечно, не сдержался и попробовал продолжить ругаться с Ирой, когда Сашка попыталась похвалить Дэна. Понимая, что голова рискует взорваться от обилия впечатлений, Ирина раньше всех ушла наверх. Ее злил Дима, обескураживал Денис, настораживал протекторат Сашки, раздражало недоумение Бирюковых. Хотелось просто лечь и уснуть, выключив разум, но ей, конечно, так не повезло. Уже и Лена отложила подарки и улеглась, заснула, а Ира все никак не могла отключиться. Ее разрывали противоречивые эмоции. Она то расплывалась в улыбке, умиляясь жесту Дениса, то злилась из-за брата, то переживала, что кто-нибудь из друзей догадается о ее неравнодушии к Бирюкову-младшему. Ирина действительно не находила в себе сил ровно дышать к Дэну. Он вызывал в ней совершенно противоречивые чувства.

В итоге девушка дозагонялась до того, что решила — он пытается подкатывать к ней через дочь. Одновременно она вроде и понимала, что это абсурд, и Дэну не нужно зарабатывать очки с помощью Ленки. К чему ему это? Ведь между ними только секс, а не отношения. Но все же Ира твердо вознамерилась расставить точки над i, одновременно дав ему понять, что не нужно обнадеживать вниманием ребенка, и к ней — тоже не стоит лезть. Как-то быстро все зашло слишком далеко, и ей непременно требовалось поставить точку сейчас, пока она не начала относиться к Дэну по-человечески.

И, разумеется, все слова вылетели у Иры из головы, едва Денис завалил ее на диван и начал целовать. Она, конечно, пришла в себя, когда он почти умолял снять майку, но и не подалась. Не шокировала его и информация о возрасте, наоборот, он начал стебаться, подкалывать. И Ирина снова сдалась его напору и наглости. Не было у нее сил сопротивляться тонне нахального обаяния и ямочкам, которые играли на щеках засранца в тусклом свете ночника. Она едва нашла в себе силы убраться к себе, но даже секс и горячая ванна не нагнали на нее сон. Ира пошла на кухню попить воды, ненавидя себя за желание снова наткнуться на Дениса и возможно второй раз испачкать Димкин стол.

Однако картина, которую она увидела, заставила Иру мгновенно передумать. Денис и Саша стояли в гостиной около лестницы, обнимались. Девушка видела, как нежно Дэн улыбается в волосы бывшей жены, чуть прикрыв глаза от удовольствия. Словно… нюхает ее. На его лице было столько блаженства и грусти, что Ира просто растерялась. Она быстро спряталась в комнате, прислушалась, Саша прошла дальше по коридору через минуту.

И как-то сразу все встало на свои места. Ирина наконец распахнула глаза и поняла, что Бирюков до сих пор влюблён в бывшую жену. Не просто так он постоянно напрашивался на покер и оставался ночевать. Деня — тот еще мазохист, это Ира поняла сразу. Видимо ему доставляет извращенное удовольствие не только ругаться с ней во время секса, но и быть рядом с женщиной, которую он не смог удержать.

Богатое женское воображение тут же подкинуло множество идей и образов. Ирина лежала в кровати, пытаясь проглотить ком, вставший в горле, и уговорить себя, что ей все равно. Но ревность, обида и разочарование не отпускали ее. Она ругала себя за излишнюю чувствительность, пыталась абстрагироваться, отнестись к Дэну, как к банальному объекту для удовлетворения потребностей, но не получалось. То ли ее слишком сильно тронуло внимание Бирюкова к Лене, то ли она пропиталась и очаровалась его легким, нахальным нравом, то ли просто ей слишком нравилась смазливая физиономия пацана и его толстый член, но в любом случае Ира не могла избавиться от бури чувств, которые разрывали ее изнутри.

Единственным решением, которое она могла принять, было порвать все связи с Денисом. Токарева твердо решила положить конец, побороть свою слабость, больше не встречаться с ним. Ей и так уже слишком больно, а если продолжить играть с огнем, то станет только хуже. Вопросом, почему ей вообще было больно, Ирина старалась не задаваться. Она просто закрылась от Дениса и своих чувств к нему.

В этом решении на руку Токаревой играло то, что Димка уехал греть задницу на острова, оставив ее за главную. Ирине было не привыкать пахать в «ДТ» сутками. Когда братец сбежал в Азию искать просветление и новый смысл жизни, которой едва ни лишился, она посвятила себя бару по полной программе. Потом Димка вернулся и стал активно учавствовать в жизни своего заведения. Они работали два через два, имели равные обязанности, вместе вели дела. Но Ирина все равно считала салун своим детищем, а Димку воспринимала, как помощника. Он не обижался, так как имел еще кучу предложений по консультированию в сфере хореки. И ко всему прочему Токарев был благодарен сестре за то, что она вывела его бар в топ питейных заведений города, не имея при этом его связей, только собственную фантазию и предприимчивость.

Чтобы отвлечься от мыслей о Денисе, Ира с головой ушла в планирование вечеринок, акций, праздников в «ДТ». Однако Бирюков настойчиво напоминал о себе. Последнюю неделю Ирина держала в руке телефон, пока он вибрировал Денискиным вызовом, дожидалась, когда тот перестанет звонить. А спустя несколько минут она перезванивала и сообщала ему отрепетированным голосом, что увидеться не получится, много работы, у Лены вечером выступление, нужно заехать к маме или закупиться едой на неделю. Бирюков сдался не скоро, но и его терпению пришел конец. Дэн перестал звонить, обедать не приезжал. Ирина выдохнула, но не с облегчением, а печально.

А потом вернулся Димка с Сашей, и последняя была уже не Нестерова, а Токарева. Ирину такой расклад не удивил. Она ожидала от брата нечто подобное, импульсивное и с оттенком экзотики, и была рада, что этот оболтус наконец узаконил свои отношения.

Уже скорее по привычке Ирина закопалась с накладными в субботу вечером и с удовольствием приняла предложение Димы посидеть с ними в випе. Спускаясь в зал, она рассчитывала увидеть Бирюковых, о которых намедни говорила Сашка. И в общем не ошиблась. Бирюковы присутствовали. Все трое. Ирина сглотнула, встретившись глазами с Денисом, но давать заднюю было уже поздно. Да и глупо. И вообще — трусливо. Чего-чего, а сверкать напуганными тылами, убегая, она не собиралась. Много чести для пацана. Девушка присела за стол, пила, ела и смеялась вместе со всеми. Но каждый раз ее передергивало, когда Дэн, уже хорошо разогретый алкоголем, в очередной раз шутливо возмущался: «Ну и подстава, Сашка! На первую свадьбу меня пригласила, а со второй продинамила». Димка ржал, Костя и Марина закатывали глаза, а Саша только головой качала и раздраженно фыркала. Ира тоже имитировала радость, растягивая губы в улыбке, но при этом напрягалась, изо всех сил стараясь не показать этого.

Уже через час такого сомнительного веселья у нее начало сводить лицо, и, дабы не потерять его, Ира все чаще стала хвататься за бокал. Полегчало. Однако девушка снова напряглась, увидев, что за Сашей, которая отправилась в дамскую комнату, последовал старый знакомый. Этот мужик уже примелькался в баре, его давно записали в завсегдатаи, а Дима незадолго до нового года рассказал, что это Сашкин бывший парень. Он поручил Ирине приглядывать за этим типом. Дима, хоть и был уверен в своей жене, но вот Сергееву не доверял. То, что он уже год регулярно наведывался в «ДТ», было слегка подозрительно.

— Дим, этот Женя пошел за Сашкой, — шепнула она на ухо брату.

Токарев тот же час встал из-за стола и пошел за женой. Ирина слегка увлеклась всей этой движухой и не заметила, как осталась одна за столом с Денисом. Он послал ей хитрую ухмылку, встал, протянул открытую ладонь.

— Потанцуй со мной.

— Не стоит.

— Да ладно. Боишься что ли? — поддел Деня, зная, что это должно сработать.

И сработало.

— Вот еще, — пренебрежительно фыркнула Ира, вложив свою ладонь в его, позволяя увести на танцпол, где уже покачивались под медленную этническую музыку Костя и Марина.

Едва его руки легли ей на талию, а тела стали двигаться в такт, Ирину окатила волна горячих воспоминаний. Перед глазами замелькали картинки, как они последний раз танцевали вместе, только в горизонтальной плоскости и с меньшим количеством одежды. Она едва не застонала, когда Дэн чуть склонил голову и шепнул ей в ухо:

— Ир, давай сбежим.

Ее глаза тут же распахнулись, а тело напряглось. Она слишком сильно хотела сказать да. Голос тела при поддержке алкоголя почти усыпил разум. Ирина была готова согласиться, но в поле зрения попали Дима с Сашкой. Брат собственнически обнимал жену за талию, уводя от растерянного мужчины. Они присоединились к друзьям на танцполе, и Ирина выдохнула.

— Обошлись без драки, слава богу, — буркнула она в плечо Денису.

— Что? — не понял он.

— Да вон тот парень — Сашкин бывший. Зависает у нас регулярно. Пасет ее что ли?

— Разве Сашка с кем-то встречалась до Митяя? — нахмурился Бирюков.

По рассказам Костика Дэн знал, что Нестерова после развода имела лишь одноразовых мужиков. Ирина тоже нахмурилась, вспоминая, почему зареклась связываться с этим пацаном.

— Я не знаю подробностей, но вроде он ее первая любовь, — как можно нейтральнее проговорила она, чувствуя, как к горлу снова подкатывает мерзкий ком.

— И приехал из Читы, чтобы вернуть ее, да?

— Кажется.

— И теперь торчит у вас?

— Вроде того.

— Вон тот, в полосатой рубашке? — уточнил Дэн, чуть притормаживая движения, чтобы рассмотреть Сергеева. — Уходит с блондинкой?

— Ага.

Ира сжала губы.

— Хм. Вот ты какой, значит, Женя Сергеев.

Далее они танцевали молча, пока музыка не ускорилась, сменяясь залихватским кантри. Парочки вернулись обратно за стол. Денис больше не хохмил, лишь вежливо улыбался, поддерживая беседу. Много пил. Ирина — тоже. Очень скоро Сашка и Дима засобирались домой, а за ними уехали и Бирюковы, оставляя их наедине.

Ирина попыталась тоже улизнуть, но Дэн поймал ее за руку и тихим хриплым голосом попросил:

— Останься, Ир. Посиди со мной… пожалуйста.

Она была нужна ему сейчас. Очень нужна. Как воздух. Денис так скучал по ней. Нет, не так. Он тосковал. Отчаянно. Каждый раз, набирая ее номер, Бирюков ненавидел сначала себя за слабость, а потом ее за то, что она была сильнее и динамила его. А еще его раздражало то, что он не понимал, где просчитался. Да, уходя от него ночью, Ирина была на своей волне, снова утверждая, что им нужно заканчивать. Она так говорила каждый раз. Каждый их секс был последним, и Дэн уже привык к ее бла-бла. Но в этот раз, видимо, не шутила. И ведь они так душевно потрахались, без спешки и суеты. И она так уютно лежала на нем, позволяя перебирать ее волосы. Возможно, он перегнул с издевками о ее возрасте, но это вроде было вполне в духе их обычных перепалок. Дэн ведь научился не принимать близко к сердцу «пацана».

Дней десять Денис пытался достучаться, дозвониться, докопаться. Он даже стал часто обедать в «ДТ» и даже разок пересекся там с Ирой, но от этой встречи толку не было. Она лишь сухо кивнула ему и удрала в кабинет. Дене слабо верилось, что она завалена работой и материнскими обязанностями, как утверждала по телефону. Он перестал звонить, приказал себе выкинуть кудрявую бестию из головы, но она оттуда никак не выметалась. Напротив, Денис все чаще и чаще думал о ней. Он искал какой-нибудь способ добраться до нее, поговорить, расшевелить, вернуть себе. Дэн даже начал обдумывать возможность на самом деле подкатить через Ленку, но «Мстители» были анонсированы только в апреле, а до весны он боялся свихнуться окончательно.

Очень удачно из свадебного отпуска вернулась новоиспеченная чета Токаревых. Костик рассказал, как Марина устроила молодоженам разнос, едва не убив за коварное бегство и свадьбу на острове. Он позвал Дениску составить ему, Митьке и близнецам компанию, устроить мальчишник, пока Саша искупает свою вину с Мариной на танцполе. Они посидели очень душевно, и Дениска даже напросился с ними на следующий день пойти отметить свадьбу в «ДТ». Он просто не мог упустить такую возможность. Притащись Дэн туда один вынюхивать Иру, она бы ни за что не высунула носа из своей норы, а в компании он будет выглядеть безопасно.

И все шло по плану. Они пили, смеялись, расслаблялись. Ира даже приняла его приглашение на танец. И надо же было ей заговорить о Сергееве. Денис ничего не смог с собой поделать, он во все глаза смотрел на мужика, который, сам того не ведая, множество раз кастрировал его самолюбие. Лысоватый, может чуть старше его самого. Ничего особенного. Прошло больше десяти лет с тех пор, но Денис никак не мог побороть обиду и злость, ревность и неуверенность в себе. Он увел Иру обратно за стол и погрузился в воспоминания.

Дэн жил тогда то в общаге, то у Костика, то у приятеля, которому родители купили квартиру. У этого самого приятеля он и познакомился с Сашей. Она пришла с какой-то девчонкой, чьей-то подружкой. В первый же вечер Нестерова всем рассказывала о далеком, очень любимом ею парне. У них была сложная любовь на расстоянии, но в итоге Саша решила, что они таки созданы друг для друга. Однако при этом она улыбалась и смущенно отводила глаза, когда их с Денисом взгляды пересекались. Нестерова понравилась ему, очень. Классная задница, симпатичные сиськи, большие наивные глаза, милая улыбка. Дэн не подкатил только потому, что она слишком красочно и долго расписывала своего парня. Это как-то отталкивало. Да и каких только девочек не заносило к ним в компанию, можно было найти вариант и по проще для одноразового траха.

Однако Саша приходила снова и снова. Она с удовольствием бывала в гостях даже без своей подруги. Пацаны быстро стали считать ее своей, особенно Костик. Они привыкли к ней, а Дэн все чаще стал проявлять знаки внимания. Пока смотрели кино, он словно нечаянно вытягивал руку вдоль ее тела, незаметно для всех легонько гладил плечи, спину девушки. Саша разворачивала колени в его сторону, придвигалась ближе, оправдываясь теснотой дивана. Когда они садились за покер или бридж, девочка тоже желала участвовать. Ее не останавливало ни отсутствие стульев, ни то, что играть она не умела. Саша с лукавой улыбкой пристраивалась на коленке у Дениса, внимательно смотрела в его карты, пытаясь понять суть игры. Когда Саша споласкивала посуду, а Денис подходил сзади, чтобы достать из шкафа над ее головой тарелку, она не возражала против руки на своей талии, тихого шепота ей в ухо: «Хозяюшка». И мягкий влажный поцелуй в шею, от которого по ее коже разбегались мурашки.

В тот день Дэн не очень удивился, когда обнаружилось, что маршрутки уже не ходят, а денег на такси ей очень жалко. И спать Саша отправилась в комнату, которая негласно была закреплена за Дениской. И поцелуй она приняла с радостью, а последующая череда оргазмов закрепила успех. Саша снова и снова приезжала в гости, и Дэна все устраивало. Но спустя пару месяцев он вдруг начал понимать, что их отношения сами собой перетекают в нечто более серьезное, чем дружба организмов. И самое ужасное, что подобные метаморфозы были явлением односторонним.

Дэн ненавидел, что она могла не звонить ему неделю, потом приехать, быстренько трахнуться и свалить. Он ревновал, когда Саша торчала за просмотром покера с Костиком вместо того, чтобы быть с ним. Ему не нравилось внимательное любопытство, с которым Нестерова слушала его мстительные рассказы о бывших подругах. Но более всего его ранил, именно ранил, один момент.

Дэн в авральном режиме дописывал диплом, и они виделись крайне редко. Как назло у его приятеля гостила мать, Костик спутался с Паниной, а в общаге был вечный проходной двор. Денис зависал на квартире у друга детства, который изредка ночевал у своей девушки. В один из таких фартовых дней он и пригласил Сашку. В разгар прелюдии у нее зазвонила мобила. Денис нащупал телефон, пытаясь отключить звук, но Нестерова увидела, кто вызывает, и тут же выдрала трубку. Она что-то щебетала на кухне, а потом долго строчила смски. Не сложно было понять, это звонил он. Спустя минут десять Саша вернулась в постель как ни в чем ни бывало. В тот раз Дэн впервые кончил раньше Нестеровой. Потом он сгонял за пивом, угомонил три бутылки и реабилитировался, но, как говорится, осадок остался.

И этот осадок до сих пор отравлял Денису жизнь. Только когда Ирина встала и собралась уйти, Дэн вынырнул из моря жалости к себе любимому. Он вдруг очухался, понимая, как жестко затупил. Цепляясь за прошлые обиды, Деня терял возможность устроить свое настоящее.

Ирина должна была вывернуть руку и убежать в кабинет, припереть стулом дверь и сидеть тихо, пока он не свалит из ее бара. Но Денис так смотрел на нее… И его пальцы на ее запястье не сжимали, а лишь мягко удерживали, чуть поглаживая. Она сглотнула и опустилась рядом на диван. Обстановка изолированного випа располагала к расслаблению, но Ира не хотела снова поддаться Бирюкову, завязнуть в нем. Поэтому она отбросила назад волосы, задрала нос, чуть передернула плечами.

— Тогда наливай, а то уйду, — ухмыльнулась девушка, кивнув на початую бутылку текилы.

Соль смешивалась с лаймом и хмельным соком агавы. Разговор сначала был неловким, сбивчивым, с паузами, но потом они расслабились и вернулись к излюбленным спорам с пикантным привкусом издевок и смеха. Ира, конечно, держала дистанцию, но моторика подвела, ее локоть промахнулся мимо стола, она упала на Дениса и больше не отстранялась от него.

Дэн видел, что Ирина перебирает, но не останавливал ее. Взрослая девочка. Да и ему было любопытно, когда она наконец затормозит или тупо выключится. Ирка пила и пила. Денис должен был понять, что она делает это не просто так, но он сам был уже теплый и не очень хорошо соображал. Ему и по трезвой лавке непросто давалось постижение тонких материй женской души, а уж в таком состоянии…

Единственное, о чем Денис мог думать — это как затащить ее в постель. Ирина быстро приближалась к кондиции, когда ее стало интересовать в точности то же самое. На ее губах осталось немного соли. Денис не удержался, взял ее за подбородок, лизнул. Снова, еще, пососал, поцеловал. Ирина застонала, притягивая его к себе, отвечая на поцелуй. Все случившееся после она помнила смутно.

Кажется, Денис оставался в уме и не решился взять ее прямо в випе на диване. Кажется, ей хватило сил выйти на улицу, изображая трезвость для персонала. Кажется, потом она пела в такси Love You Like A Love Song Селины Гомес, а Дениска смеялся и пытался заставить ее замолчать поцелуями. А она вдруг почувствовала, что нуждается в нем. До боли, до крика. Тоска по его поцелуям, шепоту, прикосновениям завладела Ирой целиком и полностью. Кажется, он стирал ее слезы со щек, бормоча что-то нежное, тихое, успокаивая. А потом она наконец получила то, по чему так сильно скучала. Но ей все время было мало. Девушка просила еще и еще, сильнее, больше. Ей было хорошо. Много раз, но все равно недостаточно. И даже разрываясь от удовольствия на мелкие кусочки, она не просила пощады. Просила еще. Лишь на мгновение он оставил ее в покое, но этого хватило, чтобы измотанный алкоголем, переживаниями и удовольствием организм дал команду отбой.

Глава 7. И снова о вреде алкоголя

Сознание медленно возвращалось в голову Ирины сквозь боль и отрицание реальности. Она долго лежала в кровати с закрытыми глазами, морщась от потока мерзких ощущений, которые посылало в ее отравленный алкоголем мозг измученное вчерашним весельем тело. Девушка изо всех сил пыталась снова выключиться и протянула резину до того момента, когда уже было невозможно игнорировать зов природы.

Ира на ощупь доползла до туалета, сканируя путь одним приоткрытым глазом. Сделав свои дела, она решилась на отчаянный шаг: подошла к раковине и подняла глаза, чтобы посмотреть в зеркало. Уведенное заставило ее протяжно застонать. Волосы торчали в разные стороны, на лице красовались черные пятна от размазанной туши, а еще Ирина обнаружила, что она абсолютно голая.

С очередным стоном она натянула махровый халат, открыла воду и начала умываться, пытаясь припомнить, что же послужило причиной такому эпатажному образу. Вспышка озарения рассекла ее разум безжалостными картинками.

Ирина схватила Дениса за борта пальто, припечатав к стене в прихожей. Она никак не могла насытиться его вкусом, запахом, поцелуями. Ей было мало. Слишком долго они не виделись, не прикасались друг к другу, не занимались сексом. Она понимала, что идея держаться подальше была совершенно абсурдной, ведь ее желание при этом никуда не девалось, лишь копилось, грозя сейчас вырваться на свободу и разнести к чертям все в радиусе километра. Кусая и посасывая его губы, Ира расправилась с брюками, а потом опустилась на колени и взяла в рот освобожденный от одежды член. Она скользнула губами до самого основания и обратно, чуть простонав. «Внушительный, но вполне рабочий объем», — подумала она, чуть отстранившись, отпустив его. Денис открыл было рот, но она не дала ему и слова сказать. Желание обладать и отдаться одновременно, перемешанное с отключенными тормозами и отчаянной тоской по его здоровому причандалу, сыграли с Иркой злую шутку. Чуть прищурившись, она облизала губы и попросила:

— Трахни мой рот, Дэн.

Он подавился воздухом, но когда губы Ирины снова сомкнулись на нем, Денис запустил пальцы ей в волосы и стал направлять движения девушки, одновременно толкаясь бедрами навстречу.

— О, боже, — пробормотала Ирина, зажмурившись.

Желудок скрутило нервным спазмом, и она упала на колени, выплевывая в унитаз то, что осталось внутри. Текила с желчью — не самый удачный коктейль. Отплевываясь и постанывая, она проклинала вчерашнее желание надраться до потери памяти, которое сбылось. А через секунду теплые пальцы загребли ее волосы, собирая назад. Ирина затряслась, понимая, что Денис все еще в ее доме.

— Ох, милая, что ж ты так… — тихо проговорил он, поглаживая ее по спине.

Она дернулась, едва не ударившись головой о смывной бачок, отползла к раковине, вытирая слезы, рот, запахивая халат.

— Что ты тут делаешь? — простонала Ира, поднимаясь и пряча глаза, потому что смотреть на обнаженного Дениса было почти больно и очень стыдно.

— Эм, услышал, что тебя тошнит…

— И это повод, чтобы врываться?

— Беспокоился.

Ира попыталась фыркнуть, но изо рта вырвался лишь какой-то жалкий скулеж. Она постаралась взять себя в руки, схватила щетку, пасту, начала яростно чистить зубы. Ей стоило немало усилий делать это без стонов, потому что ее продолжало штормить и мутить.

— Ты в порядке? — поинтересовался Денис, который, кажется, не собирался вежливо удалиться.

— А не видно?

— Видно. Не понимаю только, откуда у тебя берутся силы огрызаться.

— Прости, — наконец сменила она гнев на милость, — просто мне давненько не было так погано.

— Похмелье отстой, — согласился он. — Иди сюда.

Дэн притянул девушку к себе, укутывая объятьями, целуя в макушку. Ирина позволила себя пожалеть, это оказалось проще и приятнее, чем отталкивать его, выдумывать больной головой колкости. Бирюков опустил крышку унитаза, присел, пристроив Иру на коленки. Ей как-то сразу полегчало. Дэн уткнулся носом ей в шею, вдыхая легкий запах бурной ночи. От нее пахло духами, лаймом, потом и сексом.

— Мы всю ночь трахались, да? — прошептала Ирина.

— И часть утра — тоже, — покивал Денис, а потом до него дошло. — Ты не помнишь что ли?

— Не особенно.

— Ну вот. Даже жалко.

— Чего же тебе жалко?

— Эммм… — Деня чуть отстранился, пожал плечами. — Откровенно говоря, это был самый потрясающий секс в моей жизни.

— Кошмар, — проскулила Ирина. — А почему мы поехали ко мне?

— Не знаю. Ты сама сказала водителю адрес, а я был не в том состоянии, чтобы спорить.

— Кошмар, — повторила девушка.

Она чуть поерзала, чувствуя небольшой дискомфорт, нахмурилась.

«Какого дьявола?» — подумала Ирина, и мозг посчитал нужным ответить ей новой порцией воспоминаний.

Ей было мало. Она сбилась со счета, но все равно — недостаточно. Ира никак не могла прекратить хотеть его. Ее полуобморочное сознание не желало вырубаться, а просило еще. И Дэн тоже как с цепи сорвался. Он ублажал ее во всех возможных позах, сотней разных способов, а она никак не могла успокоиться. И только когда он осторожными толчками проник в тесный вход, Ирину настиг полный катарсис. Она тихо скулила, задыхаясь, потом плакала, потом рыдала в голос. И Дэн сначала перепугался, стал отстраняться, но она сквозь слезы умоляла его остаться, продолжать. Ей было так хорошо, так сильно хорошо, что тело грозило взорваться от переизбытка ощущений. И оргазм потряс их обоих своей силой, эмоциональной, чувственной бурей.

Ира вскочила, заметалась по ванной.

— Мы вчера? Я… Ты… Мы делали это… анально? — наконец подобрала она слова для вопроса.

— Ну… да, — подтвердил Денис. — И в этом плане ты лишила меня невинности.

— Ох… — только и выдохнула девушка.

— И мне показалось, что я один был девственником по этой части, — предположил Дэн.

— Не показалось, — подтвердила Ира.

У нее действительно был подобный опыт. Она любила анальный секс, но только с двумя мужчинами дошла до такой точки доверия, чтобы позволить. И в трезвом уме Ира никак не была готова попробовать это с Денисом. А вот по пьяной лавке все получилось, и очень даже круто.

— Ты такая развратница, — хохотнул Дэн, вставая, обнимая ее.

Ирка шлепнула его рукой по голой груди, дернулась, чтобы отстраниться, но эта активность снова привела к приступу жуткой мигрени. Она хныкнула, безвольно уронив голову ему на плечо.

— Совсем плохо, да? — понимающе поинтересовался Денис.

— Угу, — промычала девушка, замерев, чтобы не спровоцировать новой вспышки боли или позыв к тошноте.

— Давай-ка залезай в ванну. Прохладный душ должен немного помочь, — предложил он, потянув вниз с плеча халат. — Заодно помою тебя, а то вся спермой пропахла.

— Нет, — снова отшатнулась Ира.

— Да брось, Ирк. Я уже видел тебя голой.

— Не припомню, чтобы мы включали свет, — цеплялась она за жалкие остатки надежды.

— Не включали, — подтвердил Дэн. — Но я проснулся час назад. В туалет хотелось, знаешь ли…

Ирина оцепенела от шока и ужаса, а Денис протянул руку, снова стягивая с нее халат. Девушка больше не сопротивлялась. Не было смысла.

— И этот час я провел, разглядывая тебя, — убивал он ее признаниями, — как видишь, я все еще здесь. Не сбежал в ужасе.

Дэн подхватил халат, положил на стиральную машинку, оглядел ее с ног до головы.

— Ты очень красивая, Ир, — проговорил он. — Ну, если не обращать внимание на зеленоватый оттенок лица.

Ирина нервно рассмеялась.

— Ты такой засранец, Бирюков.

— Да знаю. Придумай уже чего-нибудь новенького, а то становится скучно.

— Я бы рада, да башка раскалывается.

— Тогда залезай в ванну.

— Есть, шеф, — послушалась она, включила воду. Прохладную, как и советовал Денис.

— Надо почаще тебя поить. Такая милашка становишься. Ночью без тормозов, совершенно ненасытная, а утром сама покорность, — усмехался Дэн, пристраиваясь за ней под душем.

Его ладони легли на ее талию, скользнули к животу. Ирина инстинктивно напряглась, вздрогнула. Денис даже не думал принимать это за знак к отступлению, наоборот. Он склонил голову, мягко прикоснулся губами к изгибу шеи.

— Чего ты так боялась мне показать? Животик свой? — тихо проговорил он, гладя мягкую плоть ладонями, поднимаясь выше. — Или грудь?

— Дэн, чего ты хочешь? Мне обязательно нужно все сказать вслух? — рассердилась на него Ира.

Ее, конечно, немного успокоило, что он не брезгует увиденным, но и отрицать плачевное состояние собственной фигуры было бы лицемерием.

— Скажи. Иначе мне очень тяжело с тобой спорить.

— Грудь висит, живот торчит. И спорить тут не о чем, — резюмировала Ирина самокритично и поджала губы.

— Факты — вещь упрямая, да? — хохотнул Деня.

— Издевайся, давай.

Он мог бы сто тысяч раз сказать, что ему нравится трогать ее мягкий живот, что грудь у нее нормальная, большая, такая, как ему нравится, но знал — не поверит. Поэтому Денис пошел на хитрость.

— Знаешь, я однажды в Москве трахнулся с обалденной девкой. Она модель вроде. Такая вся из себя: молоденькая, хорошенькая, соска в общем, — начал он откровенничать. — Мне все мужики завидовали, когда я к себе повез ее.

— Ой, только не говори, что она оказалась тупой, и мой искрометный ум компенсирует все физические недостатки, — фыркнула Ирка.

— Дорогая, твой искрометный ум — заноза в моей заднице. Ты намного больше привлекаешь, когда помалкиваешь. Я вроде уже говорил?

Ирина закатила глаза.

— Говорил.

— И девочка та далеко не колотушка оказалась, очень даже умненькая, интересная. Только вот на животе у нее не было живота.

— Как так?

— А вот так. Там кубики были. Все шесть, четкий пресс. А до кучи еще и силиконовые сиськи. Такое ощущение, что совокуплялся со стиральной доской и резиновыми мячиками. Где ни тронь — везде какая-то синтетическая хрень. Не баба, а деревянный баобаб какой-то. С тех пор меня тошнит от идеальных фигур. Нет, они, конечно, отлично выглядят, но одними-то глазами потрахаться не выйдет. Это не секс, а онанизм какой-то получится, — вещал Деня, намыливая тело девушки цветочным гелем.

— Врешь ты все, — развернулась к нему лицом Ирина, закинула руки на шею.

— Смысл мне врать?

— Откуда я знаю. Ты же придурок, тебя не поймешь.

Денис усмехнулся, покачал головой.

— Я смотрю, ты даже в похмельном припадке продолжаешь нарываться, — проговорил он, наклоняясь к ее губам.

Ирина ответила на поцелуй, в котором не было ни напора, ни наглости, которую она обожала. Дэн легкими и мягкими касаниями ласкал ее губы, шепча:

— Расслабься. Я так хочу тебя, Ириш. Неужели этого мало, чтобы поверить мне?

И он потерся о ее живот невесть откуда взявшейся эрекцией. И ей бы очень хотелось и поверить, и проверить силу его желания, но тело ныло от ночных приключений, а голова продолжала гудеть.

— Дэн, я… — тихо запротестовала она, отстраняясь, — … у меня все ломит, и там болит.

— Черт, знаю, — согласился он, но отодвинуться не дал, — повернись.

— И там тоже болит, — подметила Ирина, хотя не посмела ослушаться, прижалась спиной к груди Дениса, откинув голову ему на плечо.

— Я не буду, — пообещал он. — Просто немножко… — Дэн потерся членом о ее попку, провел пальцем между ягодиц, — … так можно?

— Ммм, да…

— Ирк, у тебя потрясающая задница, — пробормотал Денис. — И грудь.

Он сжал ее груди в ладонях, продолжая ерзать пахом по ее ягодицам. Ирина выдохнула со стоном, опустила руку, нашла его эрекцию и стала осторожно поглаживать.

— Девочка моя, так хорошо, — бубнил он ей в плечо, чуть покусывая мягкую влажную кожу. — Не останавливайся.

Дэн продолжал бормотать какие-то возбуждающие пошлости, гладить ее грудь, бедра, живот, попу, чуть углубляясь, но не напирая сильно.

— Ир, я еще хочу. У тебя там так тесно, — тихим хриплым голосом говорил Денис. — Пообещай, что мы еще попробуем, только нормально — по трезвому.

— Хорошо, — согласилась Ирина, отчаянно ненавидя свою похмельную слабость, желая прямо сейчас дать Денису то, что он просил.

— Ох, милая, — простонал он, кончая ей в руку.

Ира испытала ментальный оргазм от этого факта. Ей было чрезвычайно важно, что Дэн хотел ее не только запретную и дерзкую, но и похмельную, домашнюю, голую, простую. Она почти поверила, что он хочет именно ее, а не что-то доказать самому себе, окружающим и миру.

— Ир, а Ленки ведь дома нет? — внезапно задал вопрос Денис.

Ира расхохоталась, но голова снова напомнила о себе болью. Она застонала, снова прижалась к Дене и лишь тихонько хихикала.

— Очень вовремя спросил. Пока гулял голышом по гостиной, тебя это не напрягало?

— Я как-то не думал. У меня было много дел.

— Каких?

— Спешил поглазеть на твои сиськи.

— Ты идиот.

— Ты опять повторяешься, становится скучно.

— Давай уже выйдем из ванной? — предложила Ирина, смывая с себя и с Дениса остатки мыльной пены.

— Вернемся в постель? — не удержался Денис. — Дай мне десять минут, и я готов.

Ирина бросила ему в лицо полотенце, чтобы заткнулся уже.

— Надо попробовать что-нибудь съесть, — не повелась она на соблазнительное предложение.

— Согласен.

— Ленка уехала до завтра с классом на экскурсию в соседний город. Но ты все равно надень штаны.

— Тебе таки не дает покоя мой обнаженный вид. Понимаю. Сложно устоять, когда такое счастье — вот оно, перед глазами, — не унимался Дениска.

— Бирюков, сделай милость, заткнись хоть на минуту. У меня и так башка раскалывается, — ворчала Ирина, изо всех сил пряча улыбку.

Дэн решил не доставать ее. Он заткнулся, надел трусы, нашел кухню, сел за стол, наблюдая, как Ирина сканирует содержимое холодильника. Она, конечно, ничего не готовила, зная, что дочери дома не будет, а сама собиралась поесть на работе. Пришлось доставать яйца, сооружать омлет. Но Денису хватило несколько раз увидеть, как она морщится от лишних движений, чтобы усадить горе-выпивоху на свое место. Он сам смешал молоко и яйца для омлета, вылил в сковороду, поставил на огонь вместе с чайником.

— Ловко, — похвалила его Ирина.

— Я один живу уже сто лет, — объяснил Дэн.

— Это тот момент, когда я должна начать тебя жалеть?

— Дождешься от тебя.

— Не сегодня — точно, — резюмировала девушка, — сегодня жалкая я, а ты говнюк, который пил вроде бы столько же, но выглядишь намного лучше.

— Ну, я и помоложе буду, — подмигнул Деня.

— Наглый пацан.

— Так точно.

Повисла неловкая пауза, и Денис мысленно отпинал себя за слишком уж скользкую шуточку на счет возраста. На фоне похмелья и стандартных Иркиных заскоков он вполне мог переборщить. А она могла психануть — легко. Но спустя долгую тихую паузу Ира спросила:

— Сколько тебе лет?

— Тридцать три, — просто ответил Денис.

— Хм, — только и произнесла она.

Дэн поставил на стол тарелки с омлетом и чашки с кофе, сел сам, пристально уставившись на Ирину.

— Хм — это, конечно, хорошо, но я ожидал более… эээ объемной реакции.

— Ладно, — кивнула девушка. — Не думала, что тебе больше тридцати.

— Я худой, потому и выгляжу моложе. И лицо у меня такое…

— Детское, — подсказала Ирина, хихикнув.

— Сучка, — фыркнул Денис.

— Что?

— Ешь, говорю, а то остынет.

Ирина послушалась. Омлет был вкусным, но с каждой новой вилкой ее все больше мутило. Она прихлебнула кофе, но это не помогло. Наоборот. Ира вскочила из-за стола и понеслась в туалет. Дэн снова последовал за ней.

— Господи, у тебя фетиш что ли? Любишь наблюдать, как женщин тошнит? — огрызнулась она, прополоскав рот.

— Топай-ка ты в постель, девочка, — пропустил стеб мимо ушей Денис.

Ира не могла с ним не согласиться. Ее снова штормило, кружилась голова, и организм буквально вопил: выключи меня. Она едва нашла в себе силы доползти до спальни. Прежде чем упасть на кровать, она собрала шмотки, которые валялись вокруг, только потом прилегла и не возражала, почувствовав рядом теплое тело Дениса. Девушка почти сразу уснула, уткнувшись попой ему в пах. Дэн тоже задремал.

Через пару часов отдыха Токарева чувствовала себя намного лучше. Тошноты не было, напротив, желудок отчаянно урчал, требуя еды. Пройдя в кухню, Ирина нашла там Дениса, который резал сосиски, помешивая спагетти в стоявшей на газу кастрюльке. Поддавшись порыву, она подошла и обняла его сзади за талию, усмехаясь:

— Смотрю, ты освоился, чувствуешь себя, как дома.

— Прости за бесцеремонность, но до одури хочется жрать, — покаялся он. — Тебе получше?

— Ага, и тоже голодная, как волк.

— Иди еще поваляйся, через пару минут принесу обед в постель.

— Ох, малыш, ты меня балуешь, — мурлыкнула Ира, потеревшись щекой о его плечо.

— Не привыкай, девочка. Это разовая акция, спровоцированная умопомрачительным сексом, — хохотнул он, послав ей хитрую улыбочку через плечо.

— Как жалко, а я думала, ты повар по призванию.

— По призванию я, скорее, любитель пожрать.

Денис закинул сосиски в сковородку, где уже кипел томатный соус, повернулся к Ире. Он рассмотрел ее лицо, сделав вывод:

— Намного лучше выглядишь.

А потом начал покрывать ее щеки мягкими легкими поцелуями. Дэн знал, что ему сегодня больше ничего не обломится, и, в общем, делать ему в Ирином доме было нечего, но ноги никуда не хотели уходить. Ему нравилось находиться в ее квартире, рядом с ней, и бороться с желанием задержаться ни капли не хотелось. И Ирина… Она была такая теплая, домашняя и уютная. С утра немного жалкая и помятая, но все равно очень милая. Денис решил, что останется, пока она не выгонит. До вечера уж точно.

Он немного увлекся поцелуями, спустился к шее, вернулся ушку, прикусил. Ирина замерла.

— Дэн, а где мои сережки?

— Эээ, — он отстранился, слегка нахмурился, напрягая память. — Ты их, кажется, сняла.

— Ох, — только и выдохнула Ирина, тоже вспомнив.

Денис аккуратно снял ее ноги со своих плеч, довольно ухмыляясь. Ирина лежала звездой на кровати. Девушку еще потряхивало от кунилингуса, который мастерски исполнил рот Дэна. Она не сразу поняла, что Бирюков, воспользовавшись ее мутным сознанием, уже расправился с пуговками на блузке и распахнул ее.

— Нет, — всхлипнула она, отчаянно пытаясь прикрыться, отстраниться.

— Ир, — выдохнул Денис, целуя ее пальцы, за которыми она пыталась спрятать свой живот, — перестань. Просто позволь мне.

Он долго и настойчиво целовал ее тело, пока Ирина не устала просить его прекратить. И снова его губы искали места, которые она не успела прикрыть. Его ласки и уговаривающий шёпот довели ее до состояния, когда стало плевать на все, кроме желания принадлежать ему, владеть им. Словно под гипнозом она сама помогала Денису расправиться с пуговицами на манжетах, избавить ее от блузки, лифчика.

Ирина хохотала, как сумасшедшая, чувствуя невероятное облегчение из-за своей наготы. Дэн тихонько посмеивался, любуясь ею, продолжая целовать, гладить, рассматривать мягкие изгибы, которые наконец предстали перед ним во всей красе. А Ире словно было мало. Она стащила с волос заколку, помотав головой, чтобы дать волю непослушным кудрям. А когда Денис куснул ее ухо и тихо ругнулся, скрипнув зубами о серьгу, Ира яростно выдернула их и бросила на пол.

— Завязываю бухать, — только и сказала Токарева, направляясь в спальню. Серьги нашлись на полу. Девушка подняла их, положила на тумбочку.

Она решила было забраться обратно в кровать, как и советовал Деня, но из прихожей зазвонил телефон. Ирина нашла его там в своей сумке.

— Да, Дим, — тихо ответила девушка.

— Привет, твоя машина все еще на стоянке у ДТ, — оповестил брат.

— Знаю. Я вчера выпила, забыл?

— Помню, — хмыкнул он, — думал, ты заедешь сегодня, заберешь.

— Неохота, Димк. Завтра.

— Хочешь, я пригоню?

— Ир, все готово. Ты куда провалилась? — крикнул Дэн.

Ирина замерла на мгновение, но быстро ответила:

— Нет, я завтра сама заберу. Поеду на такси. Спасибо, что побеспокоился.

— У тебя там мужик что ли? — встрепенулся Дима.

— Нет. Да… тебе-то что?

— Ир, ты в своем уме? Я думал, у тебя прошел период внезапного траха. Сняла что ли вчера кого-то?

— Отвали, это не твое дело.

— Если на свою жизнь плевать, хоть о дочери подумай.

— Я думаю, — процедила сквозь зубы она.

— А так и не скажешь.

— Знаешь, что, большой братец…

— Что?

— Я взрослая девочка, сама разберусь.

— Ну-ну, — только и щелкнул языком Дима.

Психанув, Ирина нажала отбой. Она прошла в спальню, где с тарелкой на коленях сидел на кровати Денис.

— Обязательно было орать на весь дом? Теперь мой братец в курсе, что я с кем-то трахалась по пьяни, — процедила она сквозь зубы.

— А братец в курсе, что тебе уже давно не нужно отчитываться перед ним? — приподнял бровь Денис.

— Нет. Ему не сообщили.

Ира пристроилась рядом, взяла тарелку. Раздувая ноздри от злости, она накручивала на вилку спагетти, изо всех сил игнорируя Дениса.

— С Митяем будут проблемы, да? — аккуратно поинтересовался Дэн, отставляя пустую тарелку.

— Не будет проблем, пока мы не спалимся.

— А тебе не приходило в голову, что рано или поздно все равно все узнают?

— Нет, — промямлила Ира с полным ртом еды, — потому что они не узнают. Тебе надоест раньше.

— Очень в этом сомневаюсь.

Ира повернула голову, послав Денису насмешливо скептический взгляд.

— Что?

— Полагаешь, все вот это, — она ткнула вилкой на постель, — начало серьезных, далеко идущих отношений?

Дэн взял небольшую паузу, а потом ответил:

— Откровенно говоря, я уже давно не заходил в отношениях дальше первого свидания, которое обязательно заканчивалось сексом.

— Звучит так, словно переспать дважды с одной женщиной — это для тебя вроде подвига, — хохотнула Ирка.

— Так и есть, — улыбнулся Дэн, но тут же посерьезнел. — Митька слышал меня, да?

— Слышал и, слава богу, не признал.

— Ир, не хочу показаться ранимой телкой, но немного обидны эти намеки. Ты так говоришь, словно трахаться со мной — это преступление.

— О боже, Бирюков, да при чем тут ты? Дима просто не желает видеть рядом со мной мужиков. Я накосячила в свое время и… Неважно, в общем.

Ира взяла тарелки, отнесла на кухню. Когда она вернулась, Дэн сидел на кровати, свесив ноги, и натягивал штаны. Он выглядел немного потерянным и определённо собирался уходить. Представив вечер в одиночестве, Ирина чуть не завыла. Не хотела она его отпускать. Не так быстро. Включив на максимум обаяние, она присела рядом, накрыла его руку своей.

— День, не уходи, — попросила она, целуя его в уголок губ.

Он сразу забыл о брюках. Что-то было в Ириной просьбе, чего раньше он от нее не чувствовал. Словно она нуждалась в нем. Не в сексе с ним, а именно в нем. Дэн позволил ей целовать себя, уговаривать, но его наигранной пассивности хватило ненадолго. Уже через минуту он повернул голову, встречая ее губы, целуя в ответ, обнимая. И конечно, инстинкты почти мгновенно включили зеленый свет, и Денис нырнул рукой в вырез халата. Ирина шумно выдохнула, но потом тихонько зашептала, словно оправдываясь:

— Я правда не смогу сейчас. Мне получше, конечно, но… побаливает. Да и голова еще не очень варит.

— Я и не собирался, — так же негромко ответил Денис. — Просто нравится к тебе прикасаться…

Ира сглотнула, чувствуя, что от таких признаний все ее стены готовы сложиться, как карточный домик. Не позволяя Денису видеть свое тело, она пыталась спастись от насмешек и пренебрежения, а теперь… Теперь все обернулось таким образом, что ей в пору было испугаться, закрыться. Уж слишком сильно ей нравилась его реакция, его слова, его прикосновения. И сил отстраниться, притормозить, а тем более прекратить все, у нее не было. И она наконец позволила себе просто расслабиться.

Они валялись в кровати, целуясь, болтая, прикасаясь друг к другу там, где хотелось. Ирина чувствовала себя все лучше и лучше, но так и не смогла избавиться от слабости. На ужин они заказали пиццу, которую опять же притащили в кровать.

— Это не мое дело, конечно, но все-таки, что у тебя там с братом и мужиками приключилось? — аккуратно подкатил Денис, пользуясь благостным настроением сытой подруги.

— Ну… он застукал моего первого.

— Отца Лены? — уточнил Деня. — В каком смысле застукал?

— Угу, отца. В прямом смысле. Я с Ленкой у мамы была, что-то забыла дома, Димка вызвался сгонять. Ну и… Картина маслом: диван и любовники. Набил ему морду, пинками выставил вместе с дамой, — проговорила Ира, чуть ухмыляясь, находя в этой ситуации через много лет тонкий юмор.

— А ты?

— А что я? Расстроилась…

— Это понятно.

— Ничего тебе не понятно, малыш, — хмыкнула Ирина. — Я расстроилась, что Димка его отправил ко всем чертям. Мне тогда казалось, что ребенку отец, а мне мужик нужен больше, чем достоинство и спокойствие. Я тогда Диме много дерьма наговорила. Да и он мне.

— Ого, — Денис едва прикрыл рот от изумления.

— Ну да. Он настоял, чтобы Ленкин батюшка валил на все четыре, ну а я настояла на том, чтобы он больше не лез в мою жизнь.

— И он не лезет?

— Ну… относительно. С ногами не лезет, но кто ж ему рот-то заткнет? Да ты и сам знаешь… Димка в выражениях редко стесняется. Прямой, как шпала.

— У вас это семейное, — не сдержался Денис, усмехаясь, нарываясь на хук по печени. — Ты давала ему повод, да?

— Постебаться над моими потугами создать новую семью? — приподняла бровь Ира, и Денис утвердительно кивнул. — Да, давала. День, давай закроем тему. Я много глупостей наделала, и… Как-нибудь в другой раз… Если захочешь.

— Хорошо, — согласился Бирюков, обнимая ее, но тут же поднял не менее опасную тему: — Ты ведь не собиралась больше со мной встречаться?

— Нет, — честно призналась Ира.

— Теперь, надеюсь, понимаешь, насколько это глупо?

— Не просто глупо, но и опасно.

— Точно, — Деня чмокнул ее в лоб. — Кажется, алкоголь убил все клетки в твоем мозгу, которые отвечали за идиотизм.

— Кажется, я сейчас тебя убью, — зарычала Ира.

Денису пришлось отстаивать свою жизнь, ловя Иркины нахальные кулачки, которыми она норовила ткнуть ему в ребра. Борьба перемешалась с поцелуями и смехом. Ирина капитулировала, задрав руки вверх, позволяя Денису в честь победы таращиться на вывалившуюся из халата грудь. Она сглотнула, понимая, что рядом с пацаном сама чувствует себя девчонкой. И это значило только одно — Ира влюблялась в него. Страх ознобом пробежал по позвоночнику, но вместе с ним ее окатило горячее восторженное предчувствие чего-то хорошего. Она уже давно не испытывала ничего подробного. Позитивные ощущения без труда подавили трусость, и Ирина улыбнулась.

— Я приеду завтра к тебе обедать, — поставил ее в известность Денис.

— С Костей? — уточнила девушка.

— К черту его. Хочу с тобой побыть. Забьешь мне вип?

— Никакого секса в випе, — тут же предупредила Ира.

— Ты меня слышишь вообще? Говорю же — пообедать приеду, — аж повысил голос Бирюков.

— Ладно-ладно, я поняла.

— А сексом обязательно займемся. У меня, вечером.

— Ты такой наглый, — закатила глаза Ирка.

— И самоуверенный, — добавил Дэн.

— И меня это заводит.

— А меня радует, что ты, наконец, это сама признаешь.

Ирина снова улыбнулась, поцеловала его.

— День, тебе пора. Поздно уже, — проговорила она, зевая.

— Еще немножко, — выпросил он.

— Ладно.

Ирина переоделась в сорочку, сходила почистить зубы, залезла под одеяло. Почти сразу ее начало выключать. Она только успела подумать, что с Денисом рядом ей засыпается намного лучше, как сознание затуманилось.

А Дэн лежал рядом, долго уговаривая себя встать и уйти. Он просто не мог оторвать глаз от расслабленного лица Ирины: смотрел на нее и улыбался.

— Еще пять минут и пойду, — уговаривал он себя шепотом. — Еще минуточку.

Глава 8. На одной волне

Часть 1.

— Дэн, твою, мать!!! — заорала Ирина, пихая Бирюкова ногой.

— Оу, — вякнул Дениска, сваливаясь от неожиданности с кровати. — Ир, ты чего?

— Я чего? — взвизгнула Токарева не своим голосом. — Это ты чего?!! Чего ты тут делаешь? Я же просила уйти еще ночью!

— Прости, я, кажется, вырубился, — пробормотал он с пола, рассеянно моргая и ероша руками волосы.

— Поднимай свой зад и выметайся ко всем чертям, — продолжала бушевать девушка, судорожно стягивая с себя майку для сна, запахивая халат.

— Не ори, — буркнул Дэн, натягивая брюки.

— Денис, ты не понимаешь что ли? Сейчас Лена должна вернуться, а ты здесь… Утром. Как я ей это объясню? Вот как?

Ира была на грани истерики. Ее голос дребезжал, и в нем слышались слезы отчаяния.

— Хей, девочка, расслабься, — Денис подошел, обнял ее. — Считай, меня уже нет.

И едва он это произнес, из прихожей послышался звук открывающегося замка и хлопок двери.

— Маааам, я дома, — крикнула Ленка.

— О, господи, — застонала Ирина, отталкивая руки Дэна.

Она зажмурилась изо всех сил, громко выдохнула, открыла глаза, направляясь к двери. Денис вполне понимал ее состояние и признавал, что сам виноват в сложившейся ситуации. Он подставил Ирину и должен был попытаться выправить положение. Схватив ее за руку, он легонько подтолкнул Иру к кровати и сказал:

— Посиди, успокойся немного, — попросил Дэн и прежде, чем она успела его остановить, вышел в гостиную.

— Денис? Привет, — удивленно вытаращилась на него Ленка, закинув шапку на полку.

— Здорово, мелочь. Как жизнь?

— Бьет ключом. А ты чего тут делаешь? Где маман?

— Маман твоя вчера приболела, и я заехал присмотреть за ней, а потом уснул. Я мудак, знаю, ничего не говори, — уверенно оттарабанил Дэн импровизацию с элементами правды.

Лена приподняла бровь.

— Заснул? — уточнила она насмешливо, стягивая угги.

— Угу, под телек выключился.

— В ее спальне?

— Я же говорю, ее выворачивало весь день, я присматривал.

— Так пристально смотрел, что сам устал и вырубился? — откровенно стебалась Ленка.

— Издеваешься?

— Есть немного.

— Решила добить стебом? Разве мало, что твоя матушка меня убьет?

— Не убьет. Ты слишком симпатичный, чтобы насмерть. Покалечит немного, но жить будешь, — предрекла Лена его судьбу.

— Ты меня прям успокоила, — фыркнул Дэн. — Смоюсь, пока не поздно, может и пронесет.

Он потянулся за пальто.

— Да брось. Шучу я. Пошли кофе попьем, раз уж я вас все равно застукала, — последние слова Лена произнесла нарочито громко, выманивая мать из укрытия.

— Ты такая нахалка, — пожурил девочку Денис, послушно убирая руку от вешалки и направляясь за маленькой хозяйкой в кухню.

— Говорят, вся в мать.

Дэн аж хрюкнул.

— Правду говорят.

Он присел за стол, наблюдая, как Лена управляется с кофеваркой. Через минуту к ним вышла Ирина, одетая в строгую белую блузку и юбку карандаш. Дениска постарался унять свое либидо, которое весьма буйно среагировало на рабоче-деловой вид Токаревой.

— Привет, тинэйджер. Как поездка? — проговорила Ира, целуя дочь в щеку.

— Нормально. Местами даже весело. Ты сама как? Я так и не поняла, по какому поводу Денис тут нарисовался. Простуда? — ядовито уточнила доченька.

— Отравление, — скривилась она.

— Я же сказал, ее выворачивало вчера весь день, — влез Бирюков с пикантным уточнением.

— Так мило, что ты об этом напомнил, — стрельнула в него глазами Ирка, но решила не заострять внимание, обратилась к Лене: — В школу не опоздай. И спасибо за кофе.

— Не опоздаю. И всегда пожалуйста.

Ирина ушла краситься в ванную, оставив Дэна наедине с дочерью. Ее немного смущало то, как легко Лена отнеслась к ночевке мужчины в их доме. Последний мамин хахаль лишил ее остатков толерантности к личной жизни родительницы, и Ира зареклась светиться дома с любовниками. Но то ли дочь повелась на объяснения Дениса, которого до этого знала, то ли он просто ей нравился. Факт оставался фактом, Лена не выставила шипы, как обычно. Ирина припомнила, что те пару раз, когда они пересекались у Димы, Дэн и Ленка достаточно много времени проводили вместе, даже наедине. Игра в снежки, просмотр киношек, болтовня о комиксах, совместное мытье посуды. Кажется, эти двое действительно наслаждались обществом друг друга. Ира вспомнила подарок, который Денис вручил Лене, и… решила подумать об этом позже. Но все же ей скорее нравился такой расклад, хотя и слегка настораживал. Она вполне допускала, что, когда Денису наскучит трахаться с ней, он сможет остаться в нормальных отношениях с ее дочерью. Ира вполне была готова к тому, что он ее оставит, но ей не хотелось травмировать при этом Ленку. И то, как все складывалось этим странным нервным утром, позволяло надеяться, что последнего не произойдет.

Выйдя из ванной, Ирина застала Лену и Дениса в разгар горячего спора. Дочь отчаянно доказывала что-то, а Бирюков закатывал глаза изо всех сил, прихлебывая ароматно пахнущий, свежесваренный кофе.

— Не понимаю, чего ты так зациклилась на Старке. Капитан Америка* ничем не хуже, — недоумевал Денис.

— О, да ладно. Роджерс слабак, — пренебрежительно фыркнула Ленка.

— Честное слово, ребенок, я понимаю, у тебя период влюбленности в мачо, но, согласись, Дауни — тот еще старпер, даже все гаджет-прибамбасы Железного Человека не спасают, а Эванс…

— … тупой качок, — закончила за него девчонка.

Ира даже не сделала попытку поддержать разговор, просто встала у окна, чуть улыбаясь, принимая от дочери чашку с дымящимся напитком.

— И ничего он не тупой.

— Но весьма ограниченный своими догматами, признай это.

— Он солдат.

— И это не мешает ему быть тупым качком.

— Полегче. Я, между прочим, в армии служил, — обиделся Деня.

— Оно и видно, — хихикнула Ленка.

— Полегче, — одернула дочь Ирина.

— О, да ладно, мам, мы же угораем.

— Не переходи границы.

— Он их первый перешел, когда начал втюхивать, что Стив полубог. Кстати о богах, скорее я признаю, что Тор на уровне со Старком, но Кэп по любому сосёт.

— Лена! — рявкнула Ирина.

— Сама рот с мылом помоешь или помочь? — очень серьезно, хоть и с приподнятой бровью предложил Денис.

Лена сжала зубы, отвернулась к холодильнику, пытаясь слить проблему минутой молчания. И ей это удалось. Ирина взглянула на часы и обратилась к никуда не спешащему, омерзительно расслабленному Денису, который сидел за столом, попивая кофе.

— А тебе разве на работу сегодня не надо?

— Надо. Но если Кос уже там, то уже надерет мне зад… Так что смысл торопиться?

— Обязательно выражаться? — рыкнула она на Деню.

— Мы вместе пойдем рты стирать, — хихикнула Ленка, кусая вчерашнюю пиццу.

— Похоже на то, — синхронно ответили Токарева и Бирюков, отчего все трое рассмеялись.

— Я вызываю такси, могу тебя забросить на работу, — предложила Ирина, отсмеявшись.

— Было бы шикарно. Пойду, носик попудрю, и считай готов.

Дэн допил кофе и отправился в ванную, которую так и не посетил с утра из-за всех треволнений. Он мысленно похвалил себя за вполне удачный разговор с Леной. И хотя Деня был полностью уверен, что девчонка не повелась на его отмазки, но она дала понять, что не будет заострять на этом внимание, истерить и впадать в панику, как это попыталась сделать ее мать. Вообще Дэну с Ленкой было легко. Намного легче, чем с Ириной. Если бы путь к сердцу Токаревой лежал через ее дочь, он бы давно там прописался.

«Стоп. А давно ли мне понадобилась регистрация и жилплощадь в ее сердце?» — подумал Денис, чистя зубы пальцем. Он сплюнул, помотал головой, прополоскал рот и решил пока не заморачиваться на этом вопросе. Хватало и того, что ребенок только что узнал о них, и это не вылилось в скандал, проблему и прочие сложности. Во всяком случае, пока.

— Мам, в пятницу после ледовой дискотеки заберешь меня? — услышал Дэн Ленкин голос из кухни.

— В пятницу не смогу, у меня опять смена на хостесс, буду до ночи в баре.

— Тогда мы с девочками возьмем такси.

Дэн помахал Ире из гостиной, сигналя, что он готов.

— Одевайся, такси уже у подъезда, — кивнула ему Ирина в сторону выхода.

Токарева прошла в прихожую, потянулась к сапожкам, присела на пуфик, чтобы обуться. Сам Дэн сунул ноги в ботинки, накинул пальто, подал Ирине шубку. Она чуть приподняла бровь, но послушно просунула руки в рукава, благодаря его за галантность полуулыбкой.

— Во сколько ваши покатушки закончатся? — спросила Ира.

— В десять.

— Нет. Я против, — резко ответила дочери девушка.

— Маааам, ну как так? Мы же договаривались, — заныла Ленка. — Девчонок отпустили.

— Каких девчонок?

— Светку и Наташу.

— Это бабушкина компания? — уточнила Ирина, имея в виду приятельниц-соседок, с которыми Лена иногда зависала.

— Ну да.

— Лен, они старше тебя.

— И что?

— И ничего. Тебе тринадцать, я не хочу, чтобы ты таскалась по ночам на такси.

— Маааааам! — снова протянула девочка.

— Может Дима встретит? — вслух предположила Ира, но сама же отмела этот вариант. — Нет, он же уедет… Я забыла.

— Давай, я их заберу. У меня вроде свободный вечер, — внезапно даже для самого себя предложил Дэн.

— Не выдумывай, — отбрила его Ира.

— А в чем проблема? — пожал он плечами.

— Да. В чем проблема? — поддакнула Ленка.

Пока Ирина глотала ртом воздух, пытаясь ответить им что-то вразумительное, Денис вытащил из кармана мобильный, попросил Лену:

— Диктуй номер свой.

Он вбил цифры, нажал вызов. Из гостиной донеслась стандартная айфоновская трель. Дэн кивнул сам себе, спрятал телефон, уточнил:

— Ледовый дворец в центре?

— Ага.

— Пятница, десять вечера?

— Ага.

— Я буду. Если что — на телефоне, окей?

— Окей, — заулыбалась Ленка от уха до уха.

Денис протянул открытую ладонь, и она звонко отвесила ему пять.

— Ты мужик, что надо, Дэн, — подмигнула наглая девица.

— Матери своей об этом расскажи, — хохотнул Дениска, подталкивая шокированную Ирину на выход.

Только в такси Токарева обрела дар речи.

— Дэн, ты чего творишь? Совсем из ума выжил? — накинулась она на него, сверкая глазами.

— А что такого? — недоумевал он.

— Что такого? Для тупых объяснить? По пунктам?

— Уж будь добра.

— Ты остался! На ночь!

— Ир, я же сказал, нечаянно так вышло. Да и Ленка вроде поверила…

— Поверила? — Ирина разразилась саркастическим смехом. — Да она стебалась над нами всю дорогу!

— Ну и ладно, подумаешь. Ты надо мной со дня знакомства стебешься, и ничего. Все живы.

— Денис, пожалуйста, — заскулила она. — Ну это же разные вещи. Она — ребенок, пойми. Мы не должны были посвящать ее во все… Вот в это вот.

Она обвела руками пространство вокруг них.

— Все вот это вот, — Дэн повторил ее жест, — называется отношения. Признай уже, что у нас, мать их, отношения. Это не просто трах, Ирк.

Она шикнула на него, мотнув головой на таксиста, который изо всех сил старался игнорировать разборки на заднем сиденье.

— Да похрен, — фыркнул Денис. — Когда ты позавчера орала песни в такси, тебя не волновало, кто что подумает. Откровенно говоря, я уже скучаю по пьяной оторве Ирке.

— Деееень, прекрати.

— И не подумаю. Ничего ужасного не случилось. Ленка знает, и все живы.

— Ты не думал, что она может Диме сболтнуть.

— Разберемся тогда и с ним.

— Денииииис, — снова протянула она, вложив в интонацию тонну пренебрежения.

— Хватит, Ир, — рыкнул он. — Ты задолбала на всех вешать ярлыки, честное слово. Дима у тебя — тиран, Ленка — дите неразумное, я — бестолковый пацан. Только мы все при этом люди. Нормальные, вполне адекватные люди. И с нами со всеми можно договориться. Проблема в том, что ты уперлась как баран в свои идиотские комплексы и ни черта за ними не видишь. Открой глаза уже.

Машина остановилась, и Дэн поспешно вылез, оставляя Ирину с открытым ртом в салоне такси. Он ворвался в свой кабинет, не здороваясь по дороге ни с кем из продавцов, и первым делом хорошенько пнул собственный стол. Свалившись на диван, Денис откинул голову на спинку и прикрыл глаза, стараясь успокоиться. Последний раз такая вспышка гнева настигла его, когда он вернулся из командировки домой и обнаружил пустые полки, которые обычно занимали Сашкины вещи. Тогда он хорошенько отбил большой палец на ноге о ножку кровати, которую пытался наказать за свои измены и профуканный брак. И если в тот момент Дэн прекрасно понимал, что поздно пить боржоми, когда отвалились почки, то сейчас… Сейчас он просто вспылил, и вполне мог позже сгладить.

Ткнув кнопку на чайнике, Бирюков бросил в чашку пакетик чая, залил кипятком, присел с напитком за стол. Он включил компьютер, открыл рабочие окна, проверил расписание и несколько документов, отхлебнул чая и только потом потянулся за мобильным.

Первым делом Дэн сохранил Ленкин номер, а потом нашел телефон ее матери и вызвал.

— Да, — нейтральным голосом отозвалась Ира.

— Прости, что наорал на тебя, — сразу повинился Денис.

— Ладно, — чуть мягче отозвалась она.

— Просто ты иногда меня выбешиваешь до одури. Я потерял контроль. Извини, хорошо?

— Хорошо, — снова согласилась она, но без лишнего энтузиазма.

— Наш обед в силе? Я приеду и поговорим спокойно, ладно?

— Ладно.

— Ир, не злись.

— …

— Я ведь пацан, мне можно иногда вспылить, — решил он воспользоваться ее же оружием. — Скажи уже что-нибудь более внятное, чем ладно или хорошо.

— Ну, конечно, — раздраженно хмыкнула она. — Не дохрена ли тебе можно, пацан? Сначала ты трахаешь меня в задницу, потом остаешься ночевать, хотя я просила уйти. Нас застает моя дочь, и ты вместо того, чтобы опять же тихо испариться, заговариваешь ей зубы, нагло остаешься на кофе, вы болтаете, словно старые друзья, а в конце ты еще и обещаешь встретить ее после дискотеки. И что мне еще на это сказать, кроме ладно или хорошо?

— Ну… — Дэн не мог сдержаться, — возможно, спасибо?

Он слышал, как на том конце провода она давится воздухом, а потом вскрикивает:

— Пацан! Пацан и есть! Наглый, бессовестный пацан!!!

— Узнаю мою девочку, — удовлетворенно хохотнул Деня. — И для справки, это скорее твоя задница трахала мой член. Так что первая претензия только к себе самой, моя дорогая любительница аналки.

Он беззвучно посмеивался, наслаждаясь очередным тихим бешенством с той стороны. В конце концов, Ирина сказала:

— Заказала вип на час дня, приезжай — убью тебя.

— Хорошо. Попроси, пусть к этому времени повар зажарит лосося, он у вас отменный. Хоть наемся перед смертью.

— Договорились, — рявкнула Ирина и отбила звонок.

Дэн отложил телефон, широко улыбаясь. Он откинулся в кресле, снова прикрыл глаза, но теперь не раздражение и не злость были тому причиной. Было приятно просто вспомнить то время, что он провел с Ирой. Он так скучал по ней, что теперь предпочел бережно законсервировать чувства, которые она ему дарила. Денис вспоминал, как они бессовестно надирались в випе текилой, ржали словно кони, а после того, как Ирина буквально упала на него, уже не могли отлепиться друг от друга. Он облизал губы, практически чувствуя на них вкус соли и лайма хмельных поцелуев на диване. И она не отказала, когда Дэн предложил слинять, даже настояла, чтобы таксист вез их к ней. А потом она подпевала Селине Гомес, которая звучала из радио, и Дениска снова хохотал и зацеловывал Ирку. Но едва они вошли в ее квартиру, ему стало не смешно. Он не мог вспомнить, у кого раньше снесло башню, но именно Ира отметила точку невозврата для Денискиных тормозов, когда попросила трахнуть ее рот. Не мог он отказать даме в такой просьбе и, как ни пытался, не мог нащупать свой воображаемый стоп-кран, пока не кончил ей в рот. Прекрасно понимая, что Ирку не особо волнует проблема вынужденного таймаута для его члена, Дэн утащил ее в спальню (слава господу, это была именно ее спальня, а не Ленкина), где ртом и руками оформил ей ответную любезность. За ее оргазмом последовали жгучие поцелуи и нетерпеливые ласки. Деня безумно хотел ее снова. Всю ее. Он желал видеть ее тело, ласкать ее: глазами, руками, ртом. Они боролись вместе за это его желание с Иркиными комплексами и победили. Дэн никогда еще не был так безумно счастлив видеть сиськи. Нет, он примерно представлял, что его ждет, но сам факт — я вижу их — сделал его немного психом. Окей, зачеркните немного. Он совершенно спятил. И это было даже хорошо, потому что у Ирки тоже основательно снесло крышу. Она больше не пыталась прикрыться, наоборот, выставляла себя напоказ, буквально требуя его внимания сразу ко всему. И Деня с удовольствием давал ей все. Сейчас он, конечно, понимал, что обязан своей выносливостью алкоголю и минету, который мастерски исполнила Ира у двери. В противном случае он, скорее всего, кончил бы почти сразу от таких сильных эмоций и ощущений, подарив ей всего пару оргазмов. А так он оказался способен держаться безумно долго. Ирина снова и снова звала его по имени, ругалась, поминала бога и черта, хохотала и рыдала одновременно, как помешанная, и, едва отсмаковав очередной пик блаженства, всхлипывая и задыхаясь, жадно требовала еще. Денис сбился со счета и практически исчерпал все воображение. Они делали это во всех возможных и невозможных позах. Стоя, лежа, сидя, сбоку. Он пристраивался к ней со всех сторон, проникал под разными углами. И каждый раз Ира кончала и просила начать заново. Трахая ее сзади, Дэн понимал, что это будет последний заход. Оргазм был уже очень близко. Сжимая Иркину попку, он случайно скользнул пальцем чуть глубже и слегка притормозил, чтобы извиниться. Но вместо негодования услышал лишь сладкий стон и очередное: еще. Он погладил ее между ягодиц, словно проверяя, правильно ли понял. «Да, День, пожалуйста, тут, еще», — бормотала Ирина, чуть вскрикивая. Денис замедлился, увлекшись исследованиями новой территории, поглаживая ее там, чуть проникая внутрь. Но когда он заменил пальцы членом, осторожно проникнув внутрь, то не на шутку перепугался. Ирина, кажется, не возражала против его вторжения, едва Денис погрузился полностью, она вся затряслась, задохнулась, из ее рта стали вырываться какие-то странные звуки, типа поскуливания. Дэн совершенно перепугался и начал выходить, когда она разрыдалась. Он вполне принимал слезы за знак высшего одобрения, когда трахал ее нормальным способом, но в анальном плане он был девственником и ни черта не знал правил на этой нехоженой тропе. Но Ирина отчаянно запротестовала, не желая отпускать его, и Денис медленно продолжил начатое. Он старался двигаться осторожно и неспешно, понимая, что алкоголь и оргазмическая эйфория не лучший коктейль для экспериментов с ее попкой, но Ира сама подавалась назад, задавая темп. Она на самом деле практически трахала его член. Денис поймал себя на мысли, что Токарева не впервые этим занимается. Но его мозг быстро отключился из-за неописуемо невероятных ощущений. Его члену было так тесно, так хорошо внутри. И движения Ирины быстро вели Дэна к концу. Он смутно помнил подробности, кроме того, что ему было обалдеть как круто, кажется, он даже отключился на мгновение. Но судя по довольному мурлыканью, не он один достиг разрядки. И каково же было его удивление, когда Ира тихо пискнула: «Все равно мало». Дэн слегка растерялся, но все же пошел сполоснуть своего героя и покурить, обещая вернуться и продолжить, хотя и сомневался, что будет в состоянии не только поднять член, но и тупо разлепить веки, которые буквально налились свинцом после оргазма. Вернувшись из ванной, Денис обнаружил, что Ирка в отключке. Он позволил себе тихо рассмеяться и свалился рядом, чтобы последовать ее примеру.

Только сейчас Денис понял, что не курил больше суток. Он, кажется, забыл сигареты в «ДТ», а утром его тоже слегка торкало похмельем. Да и уходить от Иры ему не хотелось даже ненадолго. Из воспоминаний его вырвал телефонный звонок, и Дэн неохотно вспомнил, что нужно работать.

* Лена и Денис обсуждают персонажей комиксов вселенной Марвел Железного Человека Тони Старка (в кино Роберт Дауни младший) и Капитана Америка Стива Роджерса (Крис Эванс)

Часть 2.

Ирина все утро не могла найти себе места. Едва она садилась за компьютер, как из головы вылетали мысли о работе, и она опять и опять думала о Денисе, Лене, странном утре. Все навалилось на нее в одночасье, слишком быстро их отношения стали набирать обороты.

Да, было глупо отрицать, что ее с Бирюковым связывает не только секс. Ира так старательно пыталась ограничить их общение, так отважно динамила его, полагая, что Денис соскочит и найдет себе новую партнершу для траха. Но в итоге все вышло диаметрально противоположным образом. Дэн не только с огромной радостью воспользовался ее хмельным бешенством матки, но и завис у Ирины на все воскресенье, а потом коварно остался до утра. И если тот странный похмельный выходной Ирина считала маленьким бонусом за безумную ночь, то утро понедельника просто выбило у нее почву из-под ног. Она никак не могла понять, зачем Денис проявляет столько инициативы и внимания к ней и ее дочери.

Когда утром Ирина услышала звук открывающейся двери, она мгновенно выдумала кучу отмазок и даже допускала мысль спрятать Дэна в шкафу. Ей совершенно не улыбалось, что Лена будет в курсе их… отношений. А вот пацану, кажется, даже в голову не пришло, что он затевает с подростком очень опасную игру, решив действовать в открытую. Конечно, Денис не знал, как непросто было Лене с последним маминым женихом, он, наверное, даже подумать не мог о подобном, поэтому и поступил… В общем, он поступил честно, почти. И умно. Ирине не хватило бы смелости повести себя так открыто и нагло, как сделал Деня. И за эту инициативу она одновременно была благодарна Бирюкову и хотела его прибить.

А после разборок в такси девушка вообще растерялась. Денис впервые разозлился на нее. Сильно. И повысил голос. Она и раньше доводила его до тихого бешенства, но та злость была своеобразной прелюдией к сексу. Те ссоры отдавали сладким мазохизмом, от которого оба кайфовали. Но по дороге на работу Дэн действительно рассвирепел, и… Надо сказать, он был прав. А еще он был безумно сексуальным в гневе. Глаза сверкали, желваки ходили ходуном, губы сжимались в тонкую линию.

Первым привычным чувством был страх. Ирина едва нашла в себе силы, чтобы не отшатнуться от него, но уже через мгновение она поняла, что этот мужчина никогда не обидит ее. Наоборот, Токарева сама регулярно его ранила. И в этот раз Дэн исчерпал чашу терпения. Ирине стало еще хуже, когда он позвонил и извинился за то, что наорал на нее. Он не просил прощения за сказанное, только за вспышку гнева. И в этом Денис снова вел себя как мужик. И Ирине это, какой кошмар, нравилось. А еще, какой ужас, ее это заводило даже больше, чем нахальная наглость пацана. И лишь об одном Ирка жалела: что в момент ссоры на Дене не было очков.

В таких растрепанных чувствах Ира и пребывала до самого обеда, пока не приехал Денис. Едва за ними закрылась дверь випа, он сгреб ее в объятиях и поцеловал. Если до этого она еще не решила, стоит ли вставить ему люлей или простить, то после такого приветствия разом забыла обо всех претензиях.

— Ты на меня не злишься, — с улыбкой констатировал Дэн, чмокнув ее в нос. — Это хорошо.

— Не злюсь, — согласилась Ира, — но стоило бы.

Они уселись за стол, на котором их уже ждали тарелки с рыбой.

— Я ведь правду сказал, Ир. А на нее глупо злиться, — серьезным голосом подметил Деня.

— Три дня назад я вообще не планировала с тобой пересекаться, а сегодня ты уже лучший друг моей дочери и, кажется, мой парень. Не считаешь, что такая правда слегка сбивает с толку и заставляет злиться при любом раскладе? — парировала она, чувствуя, что снова заводится.

— Хм, — чуть скривил губы Дэн, увлеченно разделывая лосося. — С Леной я давно подружился. И, откровенно говоря, мне плевать, чего ты там планировала. Мы вроде вчера сошлись на, что глупо было прятаться от меня. И я не твой парень.

Ира прикусила губу. Ее глупое сердце сжалось в комочек, словно Дэн своими красивыми пальцами выдрал его из груди, смял в кулаке и сунул обратно. Не успела она напустить на себя наплевательский вид, как Бирюков добавил:

— Я твой мужчина, Ир. Единственный и неповторимый.

Дэн подвигал бровями, отправляя в рот кусок рыбы. Токарева только глаза закатила. «Пацан», — мысленно фыркнула она, решив не озвучивать. Уж очень ей понравилось, как звучало из его уст: «Я твой мужчина». Грех было портить момент.

Некоторое время они молча уничтожали еду. Эти несколько минут Ирина пыталась осознать себя женщиной Дениса Бирюкова, но не смогла.

— Дэн, это полная херня, — воскликнула она, со звоном бросив вилку на тарелку.

— Иди ты, потрясный лосось. Я сроду ничего вкуснее не ел.

— Да я не про еду, тупица! — схватилась за волосы девушка. — А про нас с тобой. Что это за бред! Ты мой мужчина? Я твоя женщина? Не смеши меня!

— Ладно, — примирительно кивнул Денис, откладывая приборы. — Я ждал этой истерики. Давай, выскажись.

— Истерики? Ну ладно, окей, я истеричка. Но даже истеричкам не надо пудрить мозги. Ты — бывший муж моей подруги. А мой брат — ее нынешний муж. Мы не можем быть вместе, Дэн. Это ненормально. Это извращение какое-то. И ты моложе…

— На два года, Ир, — почти простонал Денис. — Гребаные два года.

— Но Сашка…

— Да что ты привязалась к Сашке? У нас обоих давно своя жизнь.

— Своя? Да что ты! Частенько жизнь у вас очень даже общая. Ты же при любом удобном случае тащишься к ним, ночуешь у них. Это чертовски странно, День, признай.

Бирюков чуть прикрыл глаза, потер двумя пальцами переносицу. Ему совершенно не хотелось рассказывать Ирине, как бестолково он прожил свою жизнь, как растерял старых друзей и не нашел новых. Дэн, конечно, мог сыграть на женской жалости, признавшись, что двоюродный брат, бывшая жена и ее новый муж — его самые близкие люди, но не стал. В последнее время Денис ездил к Токаревым, чтобы увидеться с Ирой. Именно на этом он решил заострить внимание.

— На минуту забудь обо всех, кроме нас, — попросил Бирюков. — Чем лично я не устраиваю? Что лично тебя останавливает?

Ира подняла на него глаза и через несколько секунд беспомощно выдохнула.

— Господи, Денис, да ты меня всем устраиваешь…

— Но?.. — мягко подсказал он.

— Лена узнала слишком рано.

— Я с Леной разберусь.

— Меня пугает ваш тандем, — честно призналась Ира.

— Ириш, — Денис подвинулся ближе, положил ладонь ей на шею, чуть массируя, — это же не повод снова прятаться в свою раковину.

Девушка расслабилась от его нежных прикосновений, и Дэн, прекрасно чувствуя это, притянул ее к себе.

— Я запуталась, День, — честно призналась Ира, положив голову ему на плечо.

— Давай будем распутывать тебя вместе. А то в одиночку у тебя ничего толком не выходит.

— Хорошо, — согласилась Ира. — Я боюсь, она Димке расскажет.

— Попроси не рассказывать, — пожал плечами Бирюков.

— Так она меня и послушает.

— А куда ей деваться? Если сдаст, вряд ли я встречу ее с дискотеки.

Ирина тихо засмеялась.

— Думаешь, все так просто?

— Ей тринадцать, Ирк.

— Она хитрозадая засранка.

— Это точно. Поэтому и не сдаст, — ухмыльнулся Денис, целуя ее в макушку. — Расслабься, Ир. Просто расслабься. Ты вечно что-то гоняешь, это вредно.

Он взял ее за подбородок, заставляя поднять голову, и приник к губам девушки своими. Ира выдохнула ему в рот, лизнула его нижнюю губу, заставляя Дэна тихо застонать и углубить поцелуй.

— Приедешь ко мне сегодня? — спросил он, отрываясь на секунду.

— Да… — автоматом согласилась она, но тут же скривилась, — нет, не могу.

— Почему? — нахмурился Дениска, отстраняясь.

— Надо с Леной поговорить. Да и соскучилась по этой мелкой засранке. Хочу побыть с ней дома.

— Конечно, — согласился Денис, понимающе улыбаясь и едва сдерживаясь, чтобы не напроситься в гости.

Ему захотелось побыть с ними обеими. Просто попить чаю, поужинать, поболтать, посмотреть что-то глупое по телеку. Дэн поймал себя на мысли, что ему нравилось проводить время с девочками Токаревыми, но сегодня он и правда был бы лишним.

— А завтра? Послезавтра? В четверг? — сразу предложил он несколько вариантов, чтобы Ире было сложнее отмазаться.

— В четверг у меня до ночи смена. Завтра и послезавтра — очень может быть.

— Хорошо, — кивнул Деня, не в силах перестать довольно скалиться и целовать ее.

— Значит мы теперь… — начала она по привычке вешать ярлыки.

— Шшш, — одернул ее Дэн. — Мы — не значит и не теперь. Мы — просто мы.

Ира покивала, соглашаясь без слов. Денис очень тонко прочувствовал все ее сомнения и очень правильно поступил, не позволив ей ограничить их отношения четкими рамками. Он определенно соглашался, что рано выставлять все напоказ, рассказывать родным и близким. Но при этом Денис не собирался возвращаться к старому формату — мы просто трахаемся. Ира была уверена, что у него никого нет, кроме нее. И ее это устраивало. Пока.

Их уютный обед прервал звонок Кости. Дэн коротко поговорил с братом и оперативно засобирался уходить. Ира нехотя согласилась, проводила его до двери и тоже вернулась к работе. Определение неопределенности их отношений за обедом благоприятно повлияло на каждого. Остаток дня оба трудились намного плодотворнее.

Вечером у Иры состоялся странный разговор с Леной. Девчонка не пожелала узнавать подробности про Дениса. Она просто сказала: «Мам, он самый приличный мужик из всех твоих… Не профукай». И на просьбу не говорить пока дядьке и остальным выдала: «Не парься. Я не люблю, когда Дима орет. Он если начнет, то сто лет не заткнется».

Ленка уточнила, все ли в силе у Дениса на счет пятницы, и Ирина подтвердила. Больше они Бирюкова не упоминали.

* * *

В пятницу в десять, как и было договорено, Дэн припарковался на стоянке у ледового дворца. Он специально занял место поближе к входу, чтобы не пропустить девчонок. Пялясь на подростков, выходящих из ярко освещенного холла, Денис вспоминал последние встречи с Ириной. Она приехала к нему и во вторник, и в среду. Ненадолго, всего на пару часов, но они не теряли время даром. Дениска не мог не заметить, что Ирка переменилась после их разговора за обедом. Она перестала дергаться, расслабилась и позволила себе получать удовольствие от близости. Конечно, в их молниеносном сексе, перемешанном с руганью, было свое очарование и перец, но сейчас Денис кайфовал от неспешных поцелуев и томных ласк. Ему нравилось медленно раздевать Иру, провожая глазами каждую деталь одежды, обжигая взглядом ее оголенную кожу. Отказавшись от экстрима, они занимались любовью в кровати, в миссионерской позе. И в этом тоже был свой экстрим. Уложить Ирину на постель, раздеть ее, целовать всю и долго, пока она не начинала умолять — это было покруче всего, что они вытворяли до этого. Во всяком случае, Дене так казалось.

Он усмехнулся, вспоминая, как Ирка ругалась во вторник, что у него в холодильнике одна горчица и лед, а ей безумно хочется есть после работы и секса. И в среду она, усвоив урок, притащила десяток контейнеров из бара с готовой едой. Дэн едва сдержался, чтобы не предложить ей руку и сердце, когда Ирка метнула на стол отбивные с запечённым картофелем. Чтобы не сотворить подобной глупости, пришлось бросить ее на стол и качественно отлюбить за проявленную заботу.

Дэн помотал головой и поправил джинсы в районе паха. Эрекция посетила немного не к месту. Он взглянул на часы, занервничал. Прошло уже двадцать минут, а девчонок так и не было. Денис, конечно, понимал, что им нужно сдать коньки и все такое, но все равно начал дергаться и набрал Ленку.

— Хей, мелочь. Я жду, ты где? — спросил он в трубку, услышав ее алло.

— Ой, мы идем уже, День, — немного нервно ответила она на выдохе.

— Синяя ауди, второй ряд от входа, — проинформировал Дэн, вылезая из машины.

Лена с подружками показалась минут через пять, и вышли они не из освещенных дверей, а откуда-то сбоку. Денис помахал им, сигналя.

— Ого, вот это тачка.

— Очередной твой секси-дядька, Ленк? — услышал Деня издалека голоса и ухмыльнулся.

— Типа того, — не без гордости, но с деланной небрежностью ответила Лена.

— Привет, тусовщицам, — громко поприветствовал их Дэн.

Девчонки захихикали, но поздоровались в ответ.

— Хай.

— Здрасти.

— Салют, Дэн, — бросила ему Лена, а потом очень неожиданно приобняла, встала на цыпочки и чмокнула в щеку.

Бирюков охренел, но виду не подал.

— Ну поехали, — только и сказал он, обходя машину, открывая пассажирскую дверь и откидывая сиденье, чтобы девчонки могли забраться на заднее.

Лена по-хозяйски проигнорировала заднее сиденье и уселась рядом с Дэном. Салон наполнился насыщенным запахом цветочных духов с легкой горчинкой. Денис узнал бы отголоски табака, даже если бы мелкие вылили на себя по флакону парфюма. Он чуть приподнял брови, заводя мотор, но промолчал.

— А он симпатичный, Ленок, — нагло заявила одна из девиц.

— Он занят, — резковато отбрила Токарева.

— Ну смотреть-то никто не запретит. Или ты против?

— Глаза не сломай.

Денис зыркнул в зеркало заднего вида, перехватывая взгляд Ленкиной подружки, провоцируя ее этим на смущённое хихиканье.

— Я вам не мешаю? — поинтересовался он с улыбкой, подмигивая в зеркало.

— Не обращай внимания. У Насти хроническое бешенство матки, — махнула рукой Лена.

Денису только и оставалось, что молча охреневать от прямолинейности нынешней молодежи. Нет, ему, конечно, льстило девичье внимание, но было как-то не по себе от всех этих хихиканий и неумелого флирта. Он облегченно выдохнул, когда девицы были доставлены по домам, и в машине они остались вдвоем с Леной.

— М-да, ну и подружки у тебя, — покачал Дэн головой, направляя машину к Ириному дому.

— С ними весело, — чуть улыбаясь, проговорила Лена. — Ты очень забавно смущаешься.

— Я не смущаюсь.

— Еще как смущаешься. Но не парься, тебе идет, — постебывала она его.

Денис, конечно, мог бы сказать, что она такая же стерва, как и ее мамочка, но почел за лучшее промолчать. Он знал, что, как и мамочка, Лена продолжит издеваться над ним, и из обмена пикировками он вряд ли выйдет красавчиком. Поэтому Бирюков просто рассмеялся, показал ей фак и сосредоточил все внимание на дороге. Ленку такой расклад вполне устроил, и она с довольной улыбкой победительницы тоже уставилась в окно на ночной город.

Припарковавшись возле дома, Дэн заглушил мотор.

— Провожу тебя до квартиры, — пояснил он, вылезая.

— Ой, Денис, не надо, — выставила шипы девчонка.

— Не обсуждается, — отрезал он, следуя за ней к подъезду.

— Ну тогда, может, зайдешь? Чаю попьем, поболтаем.

— Хм… ну… не знаю, — засомневался Деня.

— Пойдем, — уговаривала Лена. — Мамы все равно до ночи не будет. Одной скучно.

— Ладно, — кивнул он, уже входя в темную прихожую.

Ленка, как и обещала, напоила Дениса чаем, даже настрогала бутербродов, а потом малолетняя бестия совратила его… на просмотр «Мстителей» с комментариями и попкорном. Дэн не мог отказать. Он давненько собирался это сделать, но покупать диск не хотелось, а за комп он последнее время не попадал. А Лена как раз на днях приобрела лицензионное издание. После Денискиной трилогии ее слегка колбасило, хотелось еще. Вот она и разорилась.

Они устроились перед большим телеком в гостиной. Поедая кукурузу и обмениваясь впечатлениями, Дэн и Лена коротали время. Но где то на середине фильма он заметил, что девочка притихла. Денис подумал, что она просто устала, поэтому и стала отвечать односложно, но потом он начал ловить на себе ее пристальные взгляды. А когда их пальцы столкнулись в миске, Дэн улыбнулся ей, задержал взгляд, безмолвно поощряя высказаться.

— Тебе неловко со мной? — опять сразила она его своей прямотой.

— Нормально, — пожал плечами Бирюков.

Лена помолчала, но потом неопределенно добавила:

— Им обычно было неловко.

— Кому?

— Маминым приятелям. Они либо игнорировали меня, либо терпели, но дергались.

— Знаешь, детка, ты та еще штучка. Будь я немного поумней, наверное, тоже шарахался бы от тебя, — поддел ее Деня.

— Хочешь сказать, ты не умный?

— Я-то? А что, не видно?

— Видно, — хохотнула она. — Ты полный отморозок.

Она заулыбалась и снова вернула внимание к кино. Но теперь уже Денис не мог сосредоточиться на фильме. Он несколько раз открывал рот, но прикусывал язык. И все равно не сдержался, спросил:

— И много их было?

— Кого? — кажется, Лена уже забыла об их разговоре.

— Приятелей мамы.

— Эммм… Несколько, но жила она с двумя.

— Жила? Прямо вот тут? — Дэн не мог себе такого представить.

— Тут с последним, а с первым еще на старой квартире.

— Они тебе не очень нравились, да? — продолжал докапываться Денис, ненавидя себя.

— Они мне вообще не нравились. Только мое мнение, сам понимаешь, не спрашивали.

И снова он не очень понимал. Вернее, совсем не понимал. Денис очень смутно представлял Иру, игнорирующую мнение Лены. Даже за то недолгое время, что они были знакомы, он видел, что ее жизнь строится вокруг дочери. Ирина, конечно, дергалась из-за брата и загонялась сама по себе, но больше всего ее колбасило из-за Ленки. Именно она была для Токаревой самым важным человеком в жизни. Когда утром в понедельник они услышали звук ключей, у Иры от лица вся кровь отлила. А сейчас Лена ему рассказывала совсем не реальные вещи.

— Я отца слабо помню, — продолжала откровенничать девочка. — Только, как они орали друг на друга, и мама после этого все время плакала. Потом Дима орал на мать, что мне с таким папашей нельзя расти. Она орала на него. Психушка, да?

— Да уж, — поджал губы Деня, набивая рот попкорном и осторожно поглядывая на Лену.

— Остальных я тоже толком не помню. Она меня вроде знакомила с очередным дядей, но я быстро забывала, потому что они надолго не задерживались, частенько менялись. Один был ничего, но он забухал, а мама этого не выносит. Из-за деда… Да и Дима раньше… — она вдруг осеклась. — Дэн, я, наверное, не должна тебе это рассказывать.

— Наверное, нет, — не мог не согласиться он, — но кроме тебя мне это точно никто не расскажет.

— А тебе оно надо?

— Кажется — да.

— Зачем?

— Я и сам не знаю, Ленок. Просто такое ощущение, что ты рассказываешь про совершенно другого человека.

— Она и была другой, День. Хотя, нет, — сама себя поправила Лена, — она и сейчас такая, просто контролирует это. Она стала все и всех контролировать. И меня это бесит.

— Аналогично.

— И Дима тоже… Нет, я конечно рада, что он теперь не бухает и на Сашке женился, но когда он включает зануду — все, — она поднесла два пальца к горлу, — вилы.

Денис не выдержал и рассмеялся.

— Ты такая смешная, малявка.

— Не обзывайся, — Ленка пихнула его локтем в бок, но почти мгновенно посерьезнела и призналась: — Это я виновата, День.

— В чем?

— Во всем. Он… мамин последний хахаль. Я его специально доставала. Знала, что раздражаю его, но продолжала действовать на нервы и…

— Что? — Денис замер, боясь услышать самое страшное.

— Он ударил ее. Хотел меня, но мама… Я не знаю, как так вышло. Он замахнулся, а потом я только услышала, как она вскрикнула, — проговорила запинаясь Лена, терзая зубами нижнюю губу. — А потом я убежала, позвонила Диме.

В комнате повисло зловещее молчание. Денис отчаянно жалел, что раскрутил Лену на этот разговор, но она, казалось, собралась рассказать все до конца.

— После этого случая я не видела ни одного мужика рядом с мамой. Ты — первый. И это моя вина.

— Господи, ребенок, да в чем ты виновата? — вспылил Дэн, резко выходя из шока. — Что какой-то мудак не умеет контролировать свои гребаные руки? Не смеши меня, Лен. Что тебе еще оставалось?

— Я не должна была Диме говорить. Они сами должны были разобраться.

— Давно это было?

— Года три назад, может чуть больше.

Денис представил себе напуганную десятилетнюю девчонку, которая рванула прочь из дома.

— Я просто боялась, что он и с мамой что-нибудь сделает… И все из-за меня, — всхлипнула Лена.

— Хей, перестань, — он притянул девочку к себе, крепко обнимая. — Хватит. Ничего не говори больше. Это все в прошлом. Забудь.

— Нет, я должна была тебе рассказать, — упрямилась Лена, хлюпая носом. — Мы никогда об этом не говорим. Ни я, ни Дима, ни мама. Они все делают вид, что ничего не было, а сами…

— Они заботятся о тебе, Лен. Это нормально. Перестань плакать, успокаивайся, — уговаривал Денис, чуть покачивая ее. — Ирка мне голову снесет, если узнает, что я тебя до слез довел.

— Дурак, ты-то тут при чем? — хихикнула Лена, чуть отстраняясь, вытирая глаза кулачками.

— Да хоть бы и ни при чем. Думаешь, она будет разбираться?

— Нет, — заулыбалась Лена сквозь высыхающие слезы, последний раз шмыгнула и пошла в ванную умываться.

— Вот и я про тоже, — крикнул ей в спину Дэн.

Лена вернулась в комнату с отважной улыбкой. Она хотела что-то сказать, но ей помешал сладкий зевок.

— Поздно уже. Я, наверное, поеду, — сказал Денис, рассеянно почесывая затылок.

Он понимал, что оставлять ее в таком состоянии — не лучший вариант, но и оставаться дольше было как-то неудобно. Но Лена сама попросила:

— Дождись маму, пожалуйста. Я и правда лягу, глаза слипаются.

— Лен, это как-то…

— Я не люблю одна засыпать. Хотя бы дождись, пока я вырублюсь, ладно?

— Хорошо, — сдался он.

— Спасибо, День. За все, — тихо проговорила она, порывисто обняв его. — Спокойной ночи.

— Угу, спи крепко, — кивнул Бирюков и наконец вспомнил, что хотел сказать. — И если еще раз унюхаю табак, скажу матери.

— Предатель, — сощурилась на него девчонка, вздернула нос и скрылась в своей комнате, плотно прикрыв дверь.

Деня усмехнулся и пошел в кухню, где налил себе чай. Он сидел в тишине, листая на телефоне новости, чтобы не думать обо всем, что наговорила Лена. Но мысли все равно лезли в голову сквозь курс рубля и украинские разборки. Дэн сдался, отложил мобильный и полностью погрузился в мысли об Ирине. Теперь он намного лучше понимал, почему она так осторожна с ним. И Митяй — он определённо будет проблемой. Будь на Денискином месте другой мужик, ему, конечно, тоже пришлось бы не сахарно, но про него старший брат знает немало дерьма, и Дэну придется вдвойне тяжелей, если (или когда) Токарев все узнает.

«Нужно рассказать Ирке при удобном случае про трипак, — решил для себя Денис. — Если она узнает об этом от брата, будет совсем погано. Лучше сам».

Продолжая гонять в голове все эти мысли, Дэн услышал, как открывается дверь.

— Хей, привет, — шепнул он, подлетев в прихожую, чтобы встретить Иру.

— Привет, — удивленным голосом ответила она. — Ты чего тут делаешь?

Прежде чем ответить, Денис помог ей снять шубку и притянул к себе, целуя в шею сзади.

— Ленка просила дождаться, пока она уснет. А я как-то не сообразил, спит она уже или нет. Не ломиться же к ней в комнату. Вот решил тебя дождаться.

Ирина прильнула к нему, полностью расслабляясь и почти мурлыкая.

— Почему вы вообще домой поехали? — недоумевала она, поворачивая голову, чтобы открыть Дене больше кожи для поцелуев. — Она обычно у бабушки ночует, когда я допоздна на работе. И девчонки ее — соседки. Вы же их завозили, да?

— Угу, — буркнул Денис, понимая, что Лена специально не посвятила его в эти нюансы.

Видимо, девочка изначально хотела провести с ним этот вечер. Может она не планировала так откровенничать, но по любому присматривалась к нему, тестировала что ли. Дэн очень надеялся, что этот тест он прошел.

— Значит, мы могли сдать Ленку твоей матери и всю ночь заниматься сексом? — быстро перевел Денис тему, разворачивая Иру к себе лицом.

— Теоретически — да, могли, но мы же и так два дня подряд виделись, — чуть улыбнулась она, закинув руки ему на шею.

— Два раза по два часа — это несерьезно, Ирк.

— В понедельник могу приехать к тебе на всю ночь.

— Ммм… Так долго. А если пораньше? Может в воскресенье?

— У тебя завтра покер у Димы, а воскресенье, мы сами туда едем. Забыл что ли? — хихикнула Ирина ему в губы, поддразнивая.

— Забыл, — кивнул Денис, — ты же знаешь, я рядом с тобой вообще ничего не помню.

— Мозги мигрируют в сторону паха?

— Отвали. Значит ночью у Митьки? Встречаемся у меня на диване часа в два ночи?

— Нет. Даже не надейся. Я не приду.

— Свежо приданье… — хохотнул Бирюков.

— Вали домой, — игриво рыкнула на него Ирина.

Дэн примирительно улыбнулся, покивал и потянулся к ботинкам и пальто.

— Смс кинь, как доедешь.

Он было закатил глаза, но потом решил не выпендриваться, ценя ее заботу.

— Хорошо. Спокойной ночи, — Денис поцеловал ее и, уже выходя за дверь, услышал:

— День, спасибо… Ну … что встретил Ленку. И что побыл с ней.

— Не за что. Мне в радость, — обернулся он, посылая Ире теплый взгляд.

Выходя из подъезда, он поймал себя на мысли, что сказал Ирине чистую правду. Он не из вежливости проводил время с Леной. И не чтобы заработать очки в качестве маминого дружка. Это — тоже, но в меньшей степени. Денис действительно наслаждался компанией девочки, он привязался к ней. Слишком быстро мелкая нахалка опутала его своими сетями.

«Вся в мать», — подумал Деня и завел мотор.

Глава 9. Внезапно

Часть 1.

Ирина безуспешно пыталась разгрести завал на работе. Все ее мысли крутились далеко от накладных по алкоголю и новых контрактов с поставщиками. Она уже неделю не виделась с Дэном. Сначала собирала Ленку в лагерь, а потом он сам свалил в какую-то дебильную командировку на три дня.

Они встречались уже больше полугода, умудряясь скрывать свои отношения от всех, кроме Лены. Да и, в общем, вокруг хватало событий, чтобы оставаться в тени. Сашка и Дима ждали ребенка. Кажется, она забеременела сразу после свадьбы, а может и во время. Все разговоры теперь крутились вокруг ее стремительно растущего живота. Маринка водила Сашу по детским магазинам, делясь наукой о выборе кроватей, колясок, одежды. Ирина нарочно игнорировала этот вид шопинга, не желая провоцировать в себе зависть. Правда, ей было некуда деваться, когда девчонки уставшие, но счастливые заваливались в «ДТ» пообедать.

Ирина за это время практически перестала ждать подвоха от Дэна, но все же игнорировала любые его намеки на то, что пора уже выйти из тени. Она не могла себе представить, как скажет о них Диме или Сашке. Но при этом представить себя отдельно от Дениски уже не могла. Он не давил, но все же тяготился их шпионскими встречами. Да и сама Ирина понимала, что держать в секрете отношения, которые никак не заканчиваются, — глупо.

Дэн прекрасно ладил с Леной, даже пару раз ночевал у них, когда дочь была дома. Он был все так же хорош в постели, а еще в душе, у стены, на столе, стиральной машинке и других поверхностях, которые они частенько использовали для секса. А еще Бирюков в последнее время так смотрел на нее… очень странно смотрел. Нежно и одновременно напряженно, словно хотел что-то сказать, но не решался.

Ира полагала, что он был бы не против съехаться, но не решался поднять эту тему. Даже Лена перед отъездом сказала ей: «Мам, вы до пенсии собираетесь в гости друг к другу ходить? Бросайте фигней страдать. Дима поорет и заткнется. Скажи ему уже аккуратненько».

Самое поганое, что девчонка была права. Ира, конечно, не могла не порадоваться тому, как дочь оригинально дала добро на их более тесное сближение. И дело оставалось за малым — поговорить обо всем Деней. А перед этим, конечно, как следует его оттрахать. А до этого еще и постараться перестать дрожать от страха. Даже вполне серьезная длительная связь с Денисом не избавила ее от ряда комплексов. Ира все так же сжималась в комок при мысли, что Дэн младше ее и вполне может перегореть, наиграться, увлечься молоденькой. И все чаще она ловила себя на мысли, что вряд ли Деня готов в ближайшее время к браку и ребенку. Стоит ли говорить, что на фоне Сашкиной беременности ее желание родить второго чрезвычайно обострилось.

Иру раздирали противоречия. Она хотела ребенка, но не была уверена на этот счет в Денисе, однако и отпустить Дэна с миром Токарева уже была не в состоянии. Она влюбилась в него, сильно. И кажется, это произошло в тот самый момент, когда он очень серьезно сказал ей: «Я твой мужчина». Ира изо всех сил старалась, чтобы так оно и было. Чтобы он бы ее. И эти старания приносили им обоим море удовольствия. Хотя в данный момент мысли о Денисе и долгожданной встрече только мешали.

Ирине никак не удавалось сосредоточиться на работе, поэтому она и задерживалась. Дима уехал по делам в соседнюю область, а ей нужно было обязательно разгрести кипу документов до выходных. Насилу выкинув Бирюкова из головы, она углубилась в работу, и только его звонок вытащил ее из рутины.

— Хей, златовласка, как ты? — немного уставшим, но сладким, как мед, голосом пропел в трубку Дэн.

— Если не закончу через час, приезжай и застрели меня, чтобы больше не мучилась, — захныкала Ира в ответ.

— Эхм, ну ты же знаешь, у меня очень своеобразный пистолет. Им насмерть не выйдет.

— Деееень, ты такой пошлый, — захихикала она.

— Просто соскучился, — улыбнулся он, — а еще голодный. Ты скоро?

— Ой, Бирюков, мог бы сделать вид, что скучаешь по мне, а не по жрачке из «ДТ».

— Я вот в данный момент даже не знаю, какой вид голода меня беспокоит сильнее. Наверное, придется ехать к тебе, чтобы выяснить.

— У меня еще работы минимум на час.

— Ну и хорошо, значит, я успею поесть, — подытожил Дэн. — Попроси рыбку зажарить на гриле, скоро буду.

— Ладно, — кивнула Ира, не имея сил стереть с лица огромную улыбку, и положила трубку.

Она спустилась на кухню, чтобы лично передать повару просьбу Дэна, велев отнести заказ в ее кабинет. А потом она не удержалась и попросила девочку с хостесса отправить Дениса прямо к ней, объяснив тем, что у нее неполадки с компьютером, а Бирюков — скорая IT-помощь. Ирина никогда не позволяла себе таких вольностей на работе, но сегодня ей хотелось чего-то особенного. Пускай это будет вполне тривиальный ужин в ее офисе. И все равно вип был забронировал, а позволить Дене сидеть одному в зале в пятницу вечером ей совершенно не улыбалось.

Дэн приехал минут через сорок. Он постучал в дверь, просунул в щелку одну голову и спросил с нахальной улыбкой:

— IT-шника вызывали?

— Заходи, — буркнула Ира из-за компа, пытаясь сохранить серьезность. — Ужин на столе.

— Не-а, мой ужин на стуле, — нагло заулыбался Бирюков, подходя к ней, чтобы поцеловать.

— Нет, нет, нет, — Ирина нехотя отстранилась от его очень даже многообещающих поцелуев. — Ешь, а я пока закончу.

— Ммм, ладно.

Он нехотя обошел стол, устроился в кресле напротив, принялся за еду, но все равно периодически поглядывал на Иру. Деня послушно жевал, пока она просматривала бумаги, что-то сверяла на компьютере.

— Ну, а теперь ты можешь посмотреть мой компьютер, — хитро сверкнула глазами Токарева, когда Дэн запил соком последний кусок рыбы.

Она встала, поманила его к себе пальчиком.

— Так, так, ну давайте посмотрим, Ирина Петровна, что у вас стряслось? — подыграл он ее шалости, устраиваясь за компом.

Ирина же устроилась у него на коленях и наконец позволила своим губам как следует насладиться Денискиным ртом.

— Тормозит немного, — выдохнула Ира между поцелуями.

— Что? — не понял Деня.

— Комп немного тормозит. Надо бы разогнать… Кэш там почистить, да? — нашептывала она, прокладывая дорожку поцелуев по его скуле к уху.

— Да хрен бы с ним, поехали ко мне, включим ноут, там все будет летать со скоростью света, — нескладно поддерживал Денис затейливые аллегории.

— Нееет, хочу разогнать тут, на работе, — и она накрыла ладонью его пах.

— Опять небось лазила порно романчики читать, вот и нахватала вирусов, — хохотнул Дэн, но ему резко стало не до смеха. — Ир, ты чего задумала?

Она уже расстегнула его джинсы, освободила член от белья и гладила возбужденную плоть.

— Шшш, просто расслабься, — посоветовала она, куснув его за мочку, а потом соскользнула вниз, встала на колени и лизнула головку.

— Ирк, черт, — зашипел Бирюков не в силах сопротивляться, но продолжая нервничать. — А если войдет кто?

— Там внизу пятница, вечер, запарка — им некогда.

— А если Митька…

— Его нет в городе. Просто получай удовольствие, малыш.

И она вобрала его в рот почти до конца. Дэн запрокинул голову от удовольствия, стараясь сосредоточиться на движениях языка и потрясающих ощущениях от того, как Ирка втягивала щеки, посасывая его. Он тихо ругался, постанывая, запутывая пальцы в ее кудрях.

— Ириш, это охренительно, — рычал он, чувствуя, как горячий поток оргазма прожигает его тело. — Я сейчас кончу…

Она не отстранилась, лишь расслабила горло, чтобы проглотить все, что он ей давал. Дэн с трудом разлепил глаза и уже собирался рассыпаться в восторгах, комплиментах и ответной любезности, как резко открылась дверь кабинета. Дэн инстинктивно толкнулся ногами, подъезжая ближе к столу, загоняя под него Ирину.

— Ир, я забыл документы на машину. Капец какой-то. Весь день катаюсь с одними правами. Тормозни гаишники и жопа… — тараторил Дима, шаря на полках, даже не глядя в сторону стола.

— Эээ, здорОво, — прохрипел Денис, понимая, что Митяй все равно его увидит.

— Дэн? — обернулся Токарев. — Ты тут чего делаешь?

— Заехал поужинать, а Ира попросила комп глянуть. Говорит, глючит, — лепил горбатого Бирюков, очень надеясь, что приятель не заметит, как его лицо меняет цвет.

— Небось порнуху гоняла и нацепляла вирусов, — хохотнул Диман, продолжая обыскивать стеллаж.

Деня нервно ржакнул в ответ, дергая мышкой, на автомате открывая панель управления и диспетчер задач. Он впялился в монитор, понимая, что Ирина дышит через раз, даже не решается выпустить изо рта его член.

— Ирка сама-то где?

— В зал вроде пошла.

— Странно, не видел ее там. Может в столе? — Дима двинулся в сторону Дэна, и тот замер. — Нет, в столе и ящиков-то нет.

Бирюков выдохнул, Ирина — тоже. Но при этом она, видимо, как-то неровно вдохнула и в итоге закашлялась, выпуская Денискин причандал.

Все трое замерли, а потом Дима… расхохотался.

— Дэн, у тебя что, дама под столом? — угорал он. — Серьезно, Бирюков? Прешь кого-то из моих официанток? Ну ты мужик! Кто у тебя там? Светка на хостессе, Алена вроде в зале была. Настя что ли?

— Мить, отвали, а? — только и смог проскулить Денис.

— Я хренею с тебя, чувак. Ты крут. Нет, я, конечно, рад, что у тебя наконец появилась личная жизнь, но у нас тут, знаешь ли, разгар рабочего вечера. Нехорошо отвлекать в такое время, — никак не мог успокоиться Токарев. — Ладно, я выйду и вернусь минут через пять. Хватит, чтобы хм…закончить?

— Да, — буркнул Деня, прячась за монитором, чтобы не смотреть на него.

— Да не красней ты. Я в твоем возрасте и не такое вытворял, — улыбнулся Дима и вышел.

Едва он прикрыл дверь, Дэн вскочил со стула, запихивая трясущимися руками член в штаны. Ирина вылезла из-под стола, бледная, перепуганная до полусмерти.

— Черт, черт, черт, черт, — ругалась она шепотом, дергая себя за волосы.

— Тихо, тихо, успокойся, — уговаривал ее Денис, схватив за плечи.

— Что делать, День? Что нам теперь делать?

— Ничего. Просто иди в зал, веди себя естественно.

— А если он на кухне? Он же увидит меня. В зал только через кухню можно пройти.

— Ира, Ир, просто иди и все. Здесь тебе тоже нельзя оставаться.

— Да, да, — судорожно закивала она, — ты прав. Просто выйти в зал. Да. Это не сложно.

Ирина зажмурилась, выдохнула, чуть задержалась у зеркала, чтобы поправить волосы и одежду, поспешила уверенной походкой к выходу. Но едва она потянулась к ручке, как дверь распахнулась, и на пороге возник Дима. Хмурый, как туча, он шагнул в кабинет, и Ирина инстинктивно сделала три шага назад.

— И снова здравствуйте, — хмыкнул он, проходя мимо сестры к столику, где стоял графин с водой и стакан, налил. — Интересное дело. Все официантки в зале, повара в запарке, хостесс на месте. Я было подумал, что ты тут с Тамаркой развлекаешься, — Дима отхлебнул. — Она любительница острых ощущений… но сказали, что она уехала больше часа назад.

— Дим, — аккуратно обратилась к нему Ира, но Токарев проигнорировал.

— А вот мою сестрицу как раз больше часа никто не видел. Мило, Дэн.

Денис загреб пальцами волосы, но оправдываться или извиняться не спешил.

— Дим, не сходи с ума, — снова попробовала одернуть Ирина брата.

— Пфф, был бы повод, Ир. А тут херня-то какая… Моя сестрица отсасывает под столом бывшему мужу моей жены…

— Совершенно не обязательно констатировать этот факт вслух. Ты так только Ире делаешь больно, — не стерпел Деня.

— А ты ей, наверное, делаешь приятно, да, Дэн?

— Дим, прекрати, — взмолилась Ира, едва сдерживая слезы.

— Прекратить? Мне? — обернулся к ней Токарев, с силой хлопнув стаканом об стол, отчего Денис и Ирина вздрогнули. — Может это тебе стоит прекратить?!!

— Дима, — попросила она снова, чувствуя, как горячая слеза скатывается по щеке.

— Ты совсем рехнулась, Ирк? — повысил он голос. — Что ты вытворяешь? С кем ты опять связалась?

— И с кем же она связалась? — начал закипать и Деня, реагируя на пренебрежение в голосе Токарева.

— О, ну давай, День, обидься, — ерничал тот. — Полагаешь, мне мало того, что ты трахал мою жену? Решил и сестру оформить. Молодец, пацан.

— Я тебе не пацан, — процедил сквозь зубы Дэн, сжимая кулаки.

В такие игры Бирюков с удовольствием играл с Ирой, но с ее братом удовольствия от «пацана» он не получал.

— Да? А кто ты, Дэн? Серьезный мужик? Давно ты ее трахаешь?

— Давно, — мстительно подтвердил Денис.

— И опять, наверное, без гондона? — вернул ему любезность Дима.

— Что? — аж взвизгнула Ира. — Дим, заткнись, пожалуйста! Вот прямо сейчас закрой свой гребаный рот. Ты все границы переходишь.

— Границы?! Не говори мне о границах, Ир. Тебе мало что ли было всех этих отморозков? Перешла на пацанов сопливых? О Ленке подумай. Если она узнает…

— Она знает, — не сдержалась и Ирина.

— Супер, — Дима аж захлопал в ладоши, — тебя прошлые косяки вообще ничему не научили? Опять тащишь ребенка в свою бурную личную жизнь! Капец, я хренею в этом зоопарке.

Ирина сглотнула и сжала зубы, концентрируясь на злости, чтобы не разреветься от беспомощности.

— Хватит, Мить, — рявкнул Денис, пересекая кабинет, вставая между братом и сестрой. — Это не твое гребаное дело. Мы взрослые люди, сами разберемся, без твоей помощи.

— Ну конечно. Ты уже разок разобрался, — фыркнул Дима. — Знаешь, почему они с Сашкой развелись, Ир?

— Миттен, — Денис пронзил его взглядом, — не смей.

— Хм, ну видимо, не знаешь, раз парень так реагирует…

— Я знаю, что он ей изменял, — пролепетала Ира, выглядывая из-за спины Дениса.

— Ну это, наверное, все знают. Только вот этот красавчик даже не парился по части презервативов, пока не схватил себе на конец долбаный трипер. Нормально, да? А потом еще позвонил и предложил своей жене провериться. Это, конечно, было смело. Мог смолчать, но Дэн у нас герой.

— Господи, Токарев, можно подумать, ты прям святой, — беспомощно перевел стрелки Денис.

— Не святой, Дэн. Вот ни хрена ни разу не святой, но даже в бессознательном состоянии я всегда помнил про гондоны. И я не желаю, чтобы ты совал свой сраный член в мою сестру или приближался к ее дочери. Ты понял меня?

— Это не тебе решать, — смело заявила Ира.

Она вышла из-за спины Дениса, встала рядом с ним, надменно вздернув нос.

— Как трогательно, я сейчас расплачусь, — продолжал гнуть свое Дима. — Может у вас любовь, ребята? Все серьезно, да?

— И это снова не твое дело, Мит, — стараясь унять мандраж и сохранять хотя бы видимое спокойствие, проговорил Бирюков.

— Это его дело, — вдруг совершенно внезапно не согласилась с ним Ирина. — Он застукал нас на работе, значит, мне придется объясниться.

— Ир…

— Езжай домой, День. Нам нужно поговорить вдвоем.

— Нихрена подобного.

— Пожалуйста, уезжай…

Ирина подняла глаза, чуть коснулась его ладони кончиками пальцев.

— Не хочу, — упрямился Дэн.

— Надо. Я позвоню.

Денис взглянул на нее, потом на Митяя, качнулся на пятках и, кивнув сам себе, вышел из кабинета. Едва за ним закрылась дверь, Ирина обернулась к брату:

— Ну давай, не сдерживай себя, — предложила она.

Следующие полтора часа они орали друг на друга без остановки. В итоге Дима хлопнул дверью так, что штукатурка посыпалась, и умчался, словно дракон с его джипа ожил и преследовал его, грозя сожрать.

А Ирина долго стояла у окна, глядя в чернильную ночь, трясясь от сдерживаемых рыданий. Понимая, что свихнется, если продолжит пялиться в одну точку, она последовала примеру брата, тоже села в машину и поехала, куда глаза глядят. Она колесила по ночному городу, сосредотачиваясь на дороге и ярком неоне вывесок. Ира не знала, что делать, куда ехать и как теперь общаться с Димой. Но она ни о чем не жалела. Когда поток слез иссяк, и в голове зашумело от нежелания думать, вспоминать, машина сама привезла ее к дому Дениса. Он открыл домофон, не спрашивая. Она поднялась по ступенькам, пренебрегая лифтом.

— Я чуть с ума не сошел, Ир. Почему трубку не брала? — не глядя в глаза, уставшим голосом проговорил Дэн, встречая ее в прихожей.

— Выключила звук, прости, — с той же интонацией ответила Ирина.

Она приложила ладонь к его щеке, и Денис на автомате прижался к ней губами. Ира сделала шаг вперед, сокращая между ними расстояние, уютно устраиваясь в кольце любимых рук. Она провела носом по его шее, целуя, чуть покусывая. Дэн не смог сдержать стона, обнял крепче.

— Я боялся, что ты не приедешь, — признался он, едва дыша от волнения.

— Я тоже. Но у меня нет сил тебя бросить, малыш.

— Я рад.

— Не отпускай меня, День.

— Обещаю.

Их поцелуи и шепот были пропитаны сладким отчаянием возбуждения. Ирина не могла оторваться от него, не могла даже двинуться с места. Она прижалась к стене, умоляя его не останавливаться, ласкать ее, целовать, трогать. Ей было необходимо раствориться в нем, забыться, отдаться целиком.

Дэн прекрасно понимал разницу между их обычным трахом у стены и тем, что происходило сейчас. Он чувствовал ее потребность, желал впитать в себя всю сочившуюся из нее боль. Они нуждались друг в друге прямо сейчас, в этот самый момент. Это был эмоциональный акт, духовный, а не праздник ругани и страсти, как раньше.

Избавив девушку от одежды и подхватив под попку, Денис двигался мощными выпадами, толкаясь в нее, прижимая к стене. Ирина обвила его руками и ногами, крепко вцепившись, громко вскрикивала, сжимая его внутри изо всех сил. Эмоциональное перевозбуждение смешалось с физическим, и она кончила буквально через пару минут, обмякнув.

Наверное, девушка просто сползла бы по стене, рухнув на пол, если бы Денис не подхватил ее на руки. Он отнес Иру в спальню, уложил на постель, пристально рассматривая ее лицо. Припухшие глаза и разводы от туши явно свидетельствовали, что она плакала. И Дэн даже не знал, кого должен винить в этом. Себя, Митьку или даже саму Ирину. Да и не хотел он искать виноватых и правых. Он просто хотел Иру. А она, видимо, хотела его, потому что, открыв глаза, девушка притянула его за шею к себе, заставляя целовать ее и продолжить начатое в прихожей.

Они занимались любовью молча, без слов. Лишь стоны и вздохи нарушали тишину в комнате. Ирина улыбалась ему, целовала и прикасалась везде, где только могла дотянуться. А потом она сама проявила инициативу, уложив Дэна на спину. Очень редко ему удавалось уговорить ее быть сверху. Ирина предпочитала отдавать инициативу ему. А еще Денис предполагал, что она до сих пор стеснялась выставлять себя напоказ. Он любил смотреть, как девушка двигается на нем, объезжая, но Ира почти всегда накрывала его своим телом, толком не давая полюбоваться ею.

Но сегодня этого не было. Она двигала бедрами, выдерживая неспешный, дразнящий темп, поглаживая себя ладонями, поднимая руки к волосам. Дэн практически скулил от этого зрелища вкупе с ощущениями. А когда Ира взяла его палец, облизала и положила на клитор, он едва не кончил. Благо дополнительная стимуляция стала и для нее отличным ускорением. Она прикрыла глаза, чуть запрокинула голову, продолжая трогать себя, щипать за соски и дергать за волосы. Стоны становились все громче, а движения резче. Дэн напрягся изо всех сил, чтобы кончить на секунду позже ее. Ира упала сверху, чуть дрожа и постанывая от остаточных спазмов оргазма. Денис дернулся и толкнулся вперед, сжимая ее задницу, кончая так сильно, что казалось, глаза полопаются. Он расслабился и поднял руки, чтобы обнять, но Ирина уже выскользнула из кровати, оставляя его одного.

Даже дурак бы понял, что это был прощальный секс. Она определенно собиралась его бросить. Но Денис не был дураком, он был мужиком, который держит слово. Поэтому Бирюков отодрал свое расслабленное оргазмом тело от кровати и проследовал за Ирой в ванную, намереваясь сдержать обещание: не опускать ее.

Часть 2.

— Ты как? — осторожно спросил Денис, наблюдая за Ириной, которая уже в сотый раз умывала лицо водой.

— Нормально, — ответила она, снова подставляя ладони под струю.

Дэн подошел к раковине и закрыл краны.

— Ирин, — шепнул он, разворачивая ее к себе лицом и обнимая, — чего он тебе наговорил?

— Много всего, — сглотнула она. — И самое поганое, почти во всем он прав.

— Ну понеслось, — Дэн закатил глаза.

Ирина отстранилась, подняла глаза на Дениса:

— Нам, наверное, нужно закончить все, пока не поздно, — проговорила она, почти теряя сознание от собственных противоречивых чувств.

Бирюков только ехидно усмехнулся, чуть качая головой.

— А уже поздно, Ирк, — развёл он руками. — Дима может хоть кипятком ссать, я не собираюсь от тебя отказываться.

— Ох, День, ну неужели ты не видишь очевидного? Такой упрямый всегда… — устало пробормотала Ира, зачесывая растрепанные волосы мокрой рукой.

— Да не в упрямстве дело, златовласка. И это ты не видишь очевидного, — Дэн приподнял ее лицо, чтобы глаза встретились, и добавил: — Я ведь люблю тебя, глупая.

— А? — только и распахнула рот Токарева.

— Я люблю тебя, Ир, — повторил Денис, чуть улыбаясь.

Повисла пауза, а потом она в сотый раз сглотнула комок и спросила, едва выдавливая из горла звуки и запинаясь:

— У т-тебя есть чего в-выпить?

Дэн не выдержал и рассмеялся. Уж слишком забавно выглядела Ирка. Голая, с мокрым лицом и волосами, открытым ртом и широко распахнутыми глазами, совершенно растерянная и не знающая, что сказать.

— Всю жизнь мечтал услышать такое в ответ на признание в любви. Ирк, ты нечто, — угорал он.

— Я … мне… ты… — совсем растерялась она от его смеха. — День, прости, пожалуйста, но я…

Он тут же перестал ржать, услышав отчаяние и слезы в ее голосе, мягко приложил палец к Ириным губам, не давая ей продолжить. Уж больно ее паника походила на то, что происходило с Сашей, когда он признался, что любит ее, и предложил пожениться.

— Не надо извиняться, хорошо? Пойдем посмотрим, что у меня имеется из бухла.

И он увлек ее на кухню, приобнимая за плечи, позволив ей накинуть его халат, усадил девушку за стол и полез в шкафчик, где хранил выпивку. Там нашлась бутылка шампанского и коньяк. Решив, что веселые пузырьки не очень подходят для ночной беседы и пережитой ими нервотрепки, Дэн отдал предпочтение крепкому алкоголю. Он плеснул понемногу в стаканы, откопал и раскрыл столетнюю шоколадку.

Не дожидаясь его, Ирина одним глотком осушила стакан, чуть поморщившись. Денис присел рядом, тоже приложился.

— Ты правда меня любишь? — наконец произнесла она.

— Правда, — просто кивнул Дэн. — И я надеюсь, ты сейчас не собираешься ответить мне взаимностью, чтобы не обидеть.

Ирина потупилась.

— Видимо собиралась, — приподнял он бровь. — Не надо, Ир. У меня уже был такой опыт, и ни к чему хорошему это не привело.

— Саша? — уточнила Токарева, хотя было и так вполне ясно.

— Угу, — подтвердил Денис. — Давай ты сама решишь, когда будешь готова мне это сказать… или не будешь.

— Спасибо, — улыбнулась ему Ира. — Я так часто это говорила, но теперь… Я не хочу торопиться. Пожалуйста, не обижайся.

— Я не обижаюсь, Ириш.

— Ты мне очень дорог, малыш.

— Это хорошо.

Дэн потянул ее за руку, усаживая себе на колени. Он нуждался в этой близости, даже небольшое пространство между ними заставляло его нервничать. Бирюков уткнулся носом в изгиб ее шеи, успокаивая себя родным запахом Ириной кожи. Он знал, что ему придется взять на себя большую часть ответственности за их отношения. При всей своей видимой независимости и кажущейся цельности Ира была совершенно растеряна. И именно Дэн должен был взять ее крепко за руку и вести за собой в светлое совместное будущее.

— До чего вы там с Миттеном договорились? — осторожно спросил он.

— Ни до чего, — снова чуть напряглась Ирина. — Он кратко пересказал всю мою жизнь, полагая, что это самый весомый аргумент.

— И ведь почти сработало. Ты опять собралась меня кинуть. А я почти отвык от твоих дезертирских замашек, — мурлыкал Денис, рисуя носом на ее ключице восьмерку.

— Ты умышленно не рассказывал мне про Сашу, про причину развода? — не повелась Ирина на его несерьезные ерничанья.

Денис замер.

— Я хотел, но… — выдохнул он, морщась, — …не смог. Хотя должен был. Не от брата ты должна была узнать. Но я чертовски боялся, что тебе будет противно.

Ирина тихо засмеялась, поглаживая его по волосам, прижимая губы ко лбу.

— Глупый мальчишка. А я думала, мне одной страшно.

— Тебя это напрягает? Только честно.

— Сто лет прошло, День. У меня тоже есть прошлое. Какой смысл загоняться из-за этого теперь? — пожала плечами Ира.

— Ну… это противно и брезгливо. Наверное, — предположил Денис.

— Значит мы с тобой два сапога пара.

— В каком смысле? — Дэн аж отстранился, чтобы взглянуть на нее.

— Я тоже лечилась. Муженек наградил. Только в отличие от тебя он мне ничего не сказал. Димка не в курсе. Он его убил бы наверное, — выдала Ира, чуть кривя губы в невеселой усмешке.

— Ирииииш, — простонал Денис, крепче прижимая ее к себе. — Откровенно говоря, я бы Митьке помог. Мне, наверное, стоит сказать спасибо Лениному батюшке и за то, что ты сто лет прятала от меня свои красивые сиськи?

— Нет, это тому, кто был до тебя. Он все время говорил, что я слишком толстая и сиськи у меня отвисшие, — выдала Ира, налив еще коньяка и снова опрокидывая в себя янтарную жидкость.

— Мудило, — буркнул Дэн, отодвигая в сторону халат, чтобы освободить самую классную грудь, которую он когда-либо видел, трогал, целовал.

Ира согласилась с ним тихим стоном, которым одновременно поощряла рот Бирюкова, ласкающий ее сосок. Она чувствовала тепло от коньяка, перемешанное с заново разгорающейся потребностью. Алкоголь и ласки почти погасили ее мандраж, но при этом она невольно сравнила того мужчину с Денисом. Он при каждом удобном случае отправлял ее в спортзал, упрекал за каждую съеденную после шести крошку, намекал на пластику груди, которую она вполне могла себе позволить. Ему с трудом удавалось терпеть присутствие Лены, которая отвечала взаимностью. И когда Ира попыталась намекнуть на желание родить, тот только скорчил брезгливую рожу, бросив: «Тогда тебя вообще разнесет».

А Денис был полной его противоположностью. В нем было все, что Ирина желала видеть в отце своего ребенка, своем муже, своем мужчине. Поддавшись внезапному порыву, она выпалила:

— Дэн, я хочу от тебя ребенка.

Бирюков так и замер. В его животе зародилось что-то огромное и горячее, понеслось вверх по позвоночнику, а потом взорвало мозг. Он постарался не подать виду, лизнул ее грудь, чуть отстранился и, приподняв бровь, уточнил:

— Прямо сейчас? Я думаю, сначала нужно перестать пить таблетки, Ирин.

— То есть ты не против?

— Это немного внезапно, но я скорее за.

Если Дениса все же слегка ранило, что Ира не ответила ему взаимностью на любовь, то сейчас она сделала намного больше. Желание иметь от него ребенка значило для него так много. Она действительно хотела быть с ним, хотела ребенка с ним, хотела семью с ним. Дэн обнял ладонями ее лицо, теряясь в нежности, которая лилась из ее глаз, млея от мягкой счастливой улыбки своей любимой женщины. Он хотел ее сейчас, как никогда раньше.

— Пойдем в спальню, златовласка, — проговорил он, легонько касаясь ее губ своими. — Ты нужна мне. Я взорвусь, если не займусь с тобой любовью прямо сейчас.

Ирина застонала, поднимаясь с его колен, уводя за руку в комнату. Проходя мимо шкафа с большим зеркалом, Денис остановил ее. Он развернул Иру так, чтобы она стояла лицом к своему отражению, а он был сзади. Его ладони скользнули по плечам девушки, избавляя ее от халата, оставляя обнаженной.

— Смотри, какая ты у меня красивая, девочка, — мурлыкал он ей в ухо, водя ладонями по мягким женственным изгибам ее тела.

Ирина саркастически хмыкнула.

— Будешь спорить, я тебя отшлепаю, — игриво пригрозил Денис, щипнув ее за попу.

— Тогда мне лучше заткнуться, да?

— Пожалуй.

— Хотя порка — это пикантно.

— Тогда можно просто попросить.

И Дэн припечатал ладонь к ее заднице со звонким шлепком, но потом добавил:

— Только не сегодня ладно?

— Ладно, — согласилась Ира, прикрывая глаза, растворяясь его ласках и поцелуях.

Они долго и медленно занимались любовью. Без криков и ругани, без поддразниваний и двусмысленностей. Отдавались целиком, без остатка, а потом долго лежали, молча глядя друг на друга. Утро постепенно наполняло комнату тусклым светом, но сон никак не желал закрыть глаза ни Ире, ни Денису.

— Не уезжай домой, останься у меня на выходные, — попросил он.

— Хорошо, — уже привычно кивнула она, даже не удивляясь отсутствию сил и желания спорить с ним, а потом как-то внезапно для самой себя проговорила: — Я люблю тебя, День.

Дэн убрал с ее щеки непослушную кудряшку, спросил:

— А как же твои слова про ошибки? И мы вроде решили не торопиться?

— Да черт с ним со всем, — махнула рукой Ира.

— Вот и молодец, — похвалил Дэн, крепко обнимая ее. — Моя красивая смелая девочка.

Ирина прикрыла глаза, улыбаясь ему в грудь. Она уже задремывала, когда Дэн неожиданно признался:

— Знаешь, я люблю еще одну девушку.

Ирина вздрогнула.

— Давай завтра вместе к ней съездим?

— Дэн, ты прикалываешься надо мной? — отшатнулась она.

— Нет, я скучаю по ней, хотя она редкая стерва. Очень на тебя похожа. Только помоложе.

Ира попыталась встать, но он прижал ее к матрасу и навис сверху, посмеиваясь.

— Серьезно, Ир, поехали завтра к Ленке в лагерь. Нам нужно отвлечься…

— Козел! — она саданула его кулаком в плечо, не в силах злиться, когда он так откровенно издевался. — Ты просто наглый, бессовестный пацан.

— За это ты меня и любишь.

— Да, — выдохнула Ира, обнимая его крепко-крепко, — и за то, что ты любишь мою Ленку.

— Это просто праздник какой-то, — улыбался Денис, зевая.

Ирина пристроила голову ему на плечо, чувствуя, как тяжелеют веки, а на сердце становится, напротив, очень легко.

— А еще у тебя потрясающий толстый член, — шепнула она.

— Я так и знал, что ты со мной ради секса, — лениво протянул Денис, проваливаясь в глубокий спокойный сон.

Утро настало ближе к обеду. Ехать к Лене уже не было смысла, и они просто провалялись весь день в постели, болтая и занимаясь любовью. Они не вспоминали о Диме и вечере пятницы, словно заключили безмолвное соглашение. Их суббота была идеальной. Теперь был повод открыть шампанское и лениво заказать еду на дом.

Однако в воскресенье утром, едва Ира села в машину к Денису, ее снова накрыло приступом страха. Она, конечно, видела, на какой тачке гоняет ее пацан, но впервые сидела в ней рядом с ним. Ей самой в данный момент было весело и удобно в этой лихой ауди, но вот в совместное будущее с Денисом, которое она уже напредставляла себе, спорт-купе вписывалась так себе.

— Шустрая машинка, наверное кучу бабла стоит, — словно между прочим, заметила Ира.

— Год кредит платил, — кивнул Дэн, а потом, изображая приятеля Шурика, проговорил с кавказским акцентом: — Но машина — зверь, слушается.

Ирина улыбнулась, но ничего не смогла с собой поделать, продолжила донимать и Дениса, и себя.

— Год платил кредит, а квартиру снимаешь. Не лучше ли было вложиться в недвижимость?

— Так, конечно, лучше. И умнее, — согласился Деня. — Но я, наверное, жопой чувствовал, что мне подвернется дамочка с просторной трешкой, к которой я перееду.

Он нагло подмигнул, угорая над Иркиными распахнутыми глазами и безмолвно открывающимся и закрывающимся ртом.

— И даже ничего не говори. Сам знаю, я наглый пацан, — а потом вдруг разом посерьезнел. — Детское кресло в купе — не лучшая идея, да?

— Не лучшая, — кивнула Ира.

— Пожалуй, продам ее тогда, куплю что-нибудь более практичное. Типа твоего внедорожника, — рассуждал вслух Бирюков, обгоняя фуру.

— Не надо, День, — остановила его девушка, положив руку ему на плечо. — Я не хочу, чтобы ты избавлялся от всего, что тебе дорого, ради меня.

— Дорого? Это всего лишь машина, Ир, кусок железа. Она, конечно, не дешёвая, но ты мне определенно дороже. Ты и твое спокойствие.

— Меня не беспокоит твой гоночный кусок железа.

— Врешь, — усмехнулся Дэн. — Мы больше полугода вместе, Ир. Тебя беспокоит все. Тебе нужны гарантии. Не стоит этого стыдиться, я все понимаю.

— Гарантии? — нахмурилась она. — Какие еще гарантии мне нужны?

— Ну все твои заскоки по поводу возраста, — начал перечислять Денис. — Ты ведь уверена, что я рано или поздно найду кого-нибудь моложе. И насчет ребенка… загоняешься, что возраст поджимает и нужно торопиться. Разве я не прав?

— Прав, — только и выдохнула она.

— Ну вот.

Повисла неловкая пауза. Деня сосредоточился на дороге, а Ира уставилась в окно на мелькающий вдоль обочины лес. Она вдруг увидела себя глазами Дениса: отчаявшаяся женщина, которая во всем видит подвох, которая торопится так сильно, что упускает самое главное.

— Не нужны мне никакие гарантии, — выпалила она, тряхнув копной белокурых кудрей. — Ты мой, и ты меня любишь. Это лучшая гарантия. И к черту все остальное.

Едва она договорила, как Дэн резко крутнул руль, тормозя и съезжая на обочину. Ирина аж схватилась за ручку под потолком и вскрикнула от неожиданности. А через секунду она тихо смеялась, прикрыв глаза, чувствуя на лице пылкие касания губ Дениса.

— Девочка моя, — шептал он между поцелуями, — смелая моя девочка. Как же я тебя люблю, родная. Ты даже представить не можешь, как я счастлив слышать от тебя такое.

— И я тебя люблю, малыш, — всхлипнула Ира от переизбытка чувств. — Я так счастлива с тобой. Мне ничего больше не надо, правда. Мне нравится твоя машина и твоя квартира, не надо все это менять ради меня. Я не хочу торопить тебя с ребенком…

— Торопить? — переспросил Дэн, чуть отстранившись. — Ир, мне тридцать три. Я купил эту тачку в тридцать, потому что из всей роскоши мог позволить себе только ее, понимаешь? Мне не нужно было свое жилье, фирма оплачивала квартиру. У меня не было семьи или хотя бы постоянной подруги. А теперь у меня есть ты и Лена. Я половину жизни прожил один. Надоело. Я хочу тебя, хочу, чтобы ты родила мне ребенка. И плевать на машину, слышишь?

Ирина слышала. Она целовала его все крепче, смеялась громче. А Денис очень увлекся признаниями и ласками, которые становились все интимнее. Он уже готов был предложить проехать немного в сторону и притормозить там, где потише, но ему не дал это сделать звонок Иркиного мобильного.

— Мам, ну ты где? Опять меня динамишь? Мы скоро уходим в лес на костер до самого вечера, — недовольно наехала Лена.

Она говорила так громко, что даже Денис услышал.

— Прости, пожалуйста. Мы сейчас будем, Ленчик, — чуть задыхаясь, оправдывалась Ира.

— Ты с Денисом? Класс. Давайте быстрее, меня тут никто ждать не будет, — деловито поторопила их девочка и повесила трубку.

Ухмыляясь, Дэн поправил на Ирине майку, пристегнул ее и чмокнул в нос. Он завел мотор, косясь краем глаза на чуть смущенную, но безумно милую и счастливую Иру.

Лена встретила их у ворот, загорелая и улыбчивая. Она обняла маму, а потом и Дениса, который последнее время перестал смущаться от таких проявлений эмоций, скорее наслаждался ими.

Разложив прямо на капоте машины привезенные вкусные вредности, они болтали, греясь в лучах комфортного послеобеденного солнца. Ленка без умолку трещала о лагере, новых друзьях, бесконечных купаниях, походах и дискотеках. Ира с Денисом улыбались, слушая ее трескотню, пока девочка не выговорилась.

— А тебе идет загар, малявка, — поддразнил ее Денис, прихлебывая колу из банки. — Наверное, всех парней местных с ума свела.

— Деня, — сердито зыркнула на него Ирина, — ей тринадцать лет. Какие парни?

— Обычно девочкам в этом возрасте нравятся те, что постарше, — подмигнул он Лене, дергая ее за хвостик.

— Все-то ты знаешь, — пробубнила Лена, уставившись на свои кеды, а потом быстро перевела тему: — Ну а вы там как? Вроде тоже не скучаете. Если оба живы, значит нормально живется вместе?

— Что? — не понял Дэн. — В каком смысле, живется вместе?

— Да ладно, мам, ты так и тянешь? — деловито скрестила руки на груди девчонка, качая головой.

— Лен, мы сами все решим, хорошо? — чуть повысив тон, одернула ее мать.

— Сами вы решите, ага. Лет через сто пятьдесят, — пробормотала она себе под нос.

— Лена!

— Ладно, ладно, я молчу. Давайте уже валите отсюда. Мне пора переодеваться, — отправила она их, прихватывая пакет с шоколадками, фруктами и газировкой, целуя каждого в щеку.

Едва Ленкины пятки засверкали, Дэн повернулся к Ире.

— Что это за история еще? Без меня меня женили? — поинтересовался он с усмешкой.

Ира открыла было рот, но оправдаться ей не дал Денискин мобильный. Бирюков достал телефон и сдвинул брови, увидев, кто звонит.

— Это Саша, — поставил он Иру в известность, прежде чем снять трубку и сказать: — Алло.

— И как это понимать, Бирюков? Куда ты, мать твою, пропал, засранец? — сразу наехала на него бывшая женушка.

— Полегче, тяжеловес, — засмеялся Денис, понимая, что это наигранная злость в честь дважды пропущенного покера, — некоторые в этом мире еще и работают. Только ты в декрете дурака валяешь.

— Мне в декрет только через неделю, между прочим, — обиделась Саша. — Серьезно, День, почему не приехал вчера? И на той неделе — тоже. Мы с Костиком на тебя злимся, имей в виду.

— Поимею, так и быть. Ты бы напомнила Костику, что это из-за него я застрял в командировке на той неделе. Ему было лениво самому ехать, вот и пришлось мне.

— Кажется, он затем тебя держит, чтобы ты мотался, когда ему лениво.

— Зришь в корень.

— А на этой неделе какой у тебя отмаз?

— Эммм, — Денис взглянул на Иру, которая устраивалась рядом с ним в машине. — Личные причины.

— Просто трахнулся или что-то серьезное? — без купюр поинтересовалась Сашка.

Дэн аж закашлялся.

— Нестерова, не борзей!

— Токарева, — поправила она его.

— Черт, прости, я все время забываю.

— Да ладно. Так когда ты ее привезешь с нами знакомиться? Я ведь из вежливости уточняю, всем уже давно понятно, что ты завел кого-то, — не отлипала настырная беременяшка. — Нам с Маринкой и Иркой не терпится.

— Ну ладно Маринка, но вот от мадам Иры Петровны Токаревой я такого не ожидал. Ты передай, пусть она своим мужиком занимается. У нее ведь есть мужик, да?

— Да вроде есть кто-то. Но ты мне зубы не заговаривай, Дэн. Говори конкретно, когда мы увидим твою даму сердца?

— Так, дай подумать… Сегодня у нас что? Воскресенье? Никогда, — продолжал злить ее Деня, наслаждаясь одновременно и Сашкиной настырностью, и тем, как Ира давилась со смеху, зажимая рот ладонью.

— Учти, Бирюков, я тебя в покое не оставлю, — пригрозила ему бывшая жена.

— Я даже мечтать о покое не смею.

— Ты, кстати, не в курсе, что с Димкой? — неожиданно перевела она тему.

— А что с ним? — тут же напрягся Денис.

— Да странный он какой-то, хмурый. Вернулся в пятницу бешеный, говорит документы на машину посеял.

— Ну так может оттого и злится? — осторожно предположил он.

— Может и так. Ну ладно, с ним я разберусь, и с тобой тоже. Чтобы на следующей неделе притащил свой зад к нам, понял? — поставила ему ультиматум Саша.

— Посмотрим, Санек. Может быть. Мне бежать пора. Береги себя, маманя.

— Ты — тоже. Пока.

Денис отложил телефон, повернулся к Ирине.

— Он не сказал Саше, — оповестил ее Дэн.

— Я так и поняла. Даже не знаю, хорошо это или плохо.

— Они узнают все равно.

— Рано или поздно, — кивнула Ира, теряя хорошее настроение.

Дениса такое положение дел не устроило, и он решил перевести тему.

— Скажи-ка мне на милость, давно ли вы перемываете мне кости?

— Давненько, — хихикнула Ирка. — Знаешь, Саша еще ничего, но с Мариной я иногда просто с ума схожу. У нее навязчивая идея женить тебя.

— Не рассказывай, она меня достала.

— Меня, кстати, — тоже, — покивала Ира. — Я только и спасаюсь от допросов тем, что перевожу тему на тебя.

— Ну спасибо, дорогая. Кстати, что там за история с нашим совместным проживанием? Я так ничего и не понял.

— Ну, — Ирина потупилась, явно смущаясь, — Лена, между прочим, предложила нам съехаться, пока она будет в лагере. Типа попробовать, притереться.

— Отличная идея, между прочим. Ты мне собиралась об этом сказать или как?

— Собиралась. В пятницу. Но сам понимаешь…

— Понимаю, — Денис накрыл ее колено рукой, погладил. — В пятницу и так слишком много всего случилось.

— Поехали домой, — тихо проговорила Ирина, накрывая его руку своей, целуя в щеку.

— Поехали, — улыбнулся Дэн и завел мотор.

Не обсуждая больше ни Диму, ни Сашу, ни всю неразбериху, что сейчас творилась, они заехали к Бирюкову, чтобы забрать кое-что из вещей. Оба знали, что Дима не отстанет так просто, но сейчас это было не важно. На фоне признаний в любви, решения жить вместе и завести ребенка негодующий старший брат уже не казался такой глобальной проблемой.

Глава 10. Кругом одни психи

Часть 1.

Денис улыбался, руля в понедельник к главному офису на Ленина. На его губах еще чувствовался вкус кофе и поцелуя Ирины. Первая официальная ночевка в ее доме прошла прекрасно, а утро выдалось просто волшебным. Ира и раньше, бывало, оставалась у него на ночь, балуя на утро после бурной ночи свежесваренным кофе, омлетом с гренками и своим присутствием. Но в этот раз Дэн чувствовал что-то совсем иное. Не только бодрость и сытость, но и тепло, уют. Словно это первое совместное утро стало залогом их будущего.

Идя в свой кабинет через торговый зал, Дэн щедро дарил улыбки продавцам, которые отвечали ему взаимностью. Но он тут же напрягся, обнаружив в своем кресле за своим столом своего брата. Костя чуть хмурился, просматривая что-то на экране компьютера.

— Это откуда к нам такого красивого дяденьку принесло? — вместо здрасти поприветствовал его родственник.

— Доброе утро, — бодро поздоровался Денис, готовясь к неминуемой трепке. — Ты рано сегодня.

— А ты вот припозднился, — зыркнув на часы, мстительно подметил Костя. — И я уверен, нет смысла интересоваться, по какой причине. Все равно чего-нибудь набрехаешь.

Денис качнулся на пятках, почесал затылок и решился. Была не была.

— Кос, тут такое дело… Я вроде как переехал, не рассчитал дорогу.

Дэн врал, конечно. От Иркиного дома было даже ближе, чем от его старого места обитания, но надо же было как-то начать разговор.

— Дааа? — протянул Костя. — Как интересно. И чего это ты решил сменить квартиру?

— Ну я встречаюсь кое с кем уже достаточно давно. И мы решили съехаться.

— Какая прелесть, — не мог унять сарказм Бирюков-старший. — А я уж подумал, что ты просто кусок говна, который динамит брата и друзей. Ну поздравляю, мужик. Отмаз рабочий придумал.

— Я серьезно.

Костя наконец оторвал взгляд от монитора, уставился на Дэна.

— Да ладно? — он недоверчиво приподнял бровь.

— Ага.

— Прям переехал?

— Ну да.

— Значит, вы давно встречаетесь?

— Больше полугода.

— Охереть.

— Сам немного в шоке.

Костик вышел из-за стола, сгреб Дэна в суровые мужские объятия.

— Ну поздравляю тебя, братан, — он похлопал братца по спине, посмеиваясь. — А я все ржал над Маринкой и Сашкой, думал, девки совсем головой поехали. У них пунктик — женить тебя.

— Да я в курсе, мне Санек звонила вчера, ругалась.

— Правильно ругалась, между прочим. Как хоть зовут твою даму сердца?

— Ирина, — улыбнулся Денис и уточнил. — Ирина Токарева.

Костя замер на секунду со вздернутыми до самой макушки бровями, а потом рассмеялся:

— Совпадение, однако. Однофамилица и теска?

— Нет никакого совпадения, Кос. Я люблю сестру Митяя.

После этого уточнения одной секунды было для Костика явно недостаточно. Он молча полез в карман за сигаретой, направляясь к окну.

— Такие новости надо перекурить, — признался Кос, выдыхая дым в окно.

— Понимаю, я поначалу сам перекуривал каждые полчаса, — покивал Дэн.

— И видать так обкурился, что совсем бросил, — начал связывать факты Бирюков-старший.

— Ирка как-то траванулась, и я с ней просидел весь день. Сигарет не было, а уходить от нее не хотелось, — продолжал откровенничать Денис. — А потом вроде и не тянуло. Да и для Ленки это не самый лучший пример…

Костя повернул к нему голову, забыв затянуться.

— Во дела. Я и не заметил, как ты вырос, малыш.

— Ой, завали, мудило, — Дениска пихнул его в плечо кулаком.

— Полгода говоришь? А знакомы вы сколько?

— Да примерно столько же.

— О-хо-хо, День… Митяй, конечно, охренеет.

— Да он — уже, — Дениска в очередной раз потеребил волосы на затылке.

— Как? — Костик аж выронил сигарету изо рта.

— Ну вот так. Он нас с Иркой в пятницу застукал в «ДТ».

— Орал?

— Не то слово.

— Шок или протест?

— Все вместе.

— Сочувствую, братан. Митяй — хороший мужик, но если что-то не по его, он бывает… ээ… невыносимым и очень громким.

— Это я уже понял. Но знаешь, Кость, я даже ему немного благодарен. Дерьмово все вышло, но зато мы с Иркой наконец нормально поговорили, решили вместе жить и вообще… Правда мы так толком и не решили, как сказать всем.

— Да ладно мы, — махнул рукой Кос, — Ленке-то вы как скажете? Она же в лагере сейчас?

Денис только хмыкнул.

— А Ленка знает. Она первая и подняла тему моего переезда.

— Да иди ты на фиг, — заорал на него Костя. — Кажется, я начинаю понимать Маринку. Паршиво обо всем узнавать последним.

— Блин, Кость, не начинай, а?

— Ленка знает, Митька знает. Спасибо, что сделал меня третьим. Мой тебе совет сегодня же приехать и рассказать все моей жене, или я сделаю это сам.

— Коооос, — заныл Деня. — Я не могу, мне надо с Ирой посоветоваться. Она меня и за этот разговор может разнести.

— О, господи, мужик, ты такой каблук, — рассмеялся старший брат, сменяя гнев на милость.

Дэн открыл было рот, чтобы начать объяснять про их сложные отношения и то, как болезненно Ирина все воспринимает, но решил даже не начинать оправдываться. Все равно гондон Костя все вывернет наизнанку и обстебет по полной. Поэтому он просто скривил лицо, бросив:

— Весь в тебя, мудак, — и решив сменить тему, добавил: — Марина посмотрела документы, которые я привез?

— Да, там и правда все мутно, пошли вместе еще глянем, — поддержал его рабочий настрой Костя.

Они переселились от окна обратно к столу, где занялись насущными делами магазинов. Лишь ближе к обеду их прервала Надя, старший продавец, которая, постучав, заглянула в кабинет.

— Денис Владимирович, вас там спрашивает Дмитрий Токарев, говорит по личному делу.

— Пусть Дмитрий Петрович пройдет, — кивнул девушке Денис, чувствуя, как напрягаются челюсти и сжимаются зубы.

Дэн, конечно, понимал, что Миттен не остановится на выносе мозгов одной Ире, но все же не был готов так скоро с ним встретиться. Самое паршивое, он совершенно не знал, чего ждать от злобного старшего братца Ирины, и даже был рад, что Костя оказался в офисе. Хотя вряд ли Токарев будет стесняться в его присутствии. Но все же поддержка брата Дениса успокаивала. Немного.

Дмитрий Петрович вошел в кабинет, прикрыл за собой дверь, встал, скрестив руки на груди. Дэн всегда поражался этой его манере вести себя так, словно он король гребаного мира. Вот и сейчас Митька, как товарищ Саахов из «Кавказской пленницы», ничего не сделал, только вошел, а уже заставил его нервничать. Раньше эта непрошибаемая Токаревская самоуверенность вызывала у Дэна даже некое подобие восхищения, но вот сейчас жутко взбесила.

— Какими судьбами, Мить? — невозмутимо встал с диванчика Костик, протягивая другу руку.

Токарев принял рукопожатие Бирюкова-старшего, но не спешил отпускать. Он задержал пронзительный взгляд на Косте, прищурившись, спросил:

— Ты знал?

— О чем? — попытался нейтрально ответить вопросом на вопрос Кос.

— Я только что рассказал. Не знал он, Митяй. Никто не знал, — поспешил отмазать брата Денис, чтобы тому не досталось на орехи за компанию.

— Понятно, — кивнул Дима, наконец отпуская Костю с миром.

— Я так понимаю, у вас тут намечается мужской разговор. Мне откланяться? — посмеивался Костик, потирая ладонь.

— Можешь остаться. В конце концов, ты тут босс, — милостиво позволил Токарев.

— Ну спасибо. Останусь, пожалуй. Мне дюже интересно.

Костя присел на подоконник, открыл окно, закурил. Денис скосился на брата, беспомощно выдыхая:

— Тебе только попкорна не хватает.

— Можно просто кофе.

Дэн закатил глаза, но встал из-за стола, ткнул в чайник, чтобы вскипел и, взглянув на Диму, проговорил:

— Итак…

— Какие у тебя намерения по отношению к моей сестре? — с очень серьезным видом без лишних преамбул выпалил Миттен.

Бирюковы синхронно хмыкнули. И если Дэн проглотил смешок, то Костик заржал в голос, давясь дымом и кашляя.

— Нихера смешного, Бирюков, — рявкнул на него Дима.

— Не, дружище, это охренеть какая ржака. Ирка так-то уже совершеннолетняя. Или тебе не сообщили? — угорал он.

— Я бы посмотрел, как бы ты реагировал, если бы он твою сестру трахал, — зарычал Токарев, явно не разделяя веселье друга.

— Ну знаешь ли, даже если бы у меня была сестра, то это был бы гребаный инцест, — продолжал усикиваться Костик.

— Два брата — мудака-акробата, — злобно буркнул Токарев, подходя к окну и отвешивая Косу подзатыльник. — Делись сигаретой.

— И мне уж тогда подкурите, — примазался Деня, разливая по чашкам кофе и подкатывая столик на колесиках к окну.

— Если тебе от этого будет легче, признаюсь, когда этот мудак-акробат объявил, что женится на Сашке, я был резко против, — выдал Костя.

— Спасибо, мне полегчало, — прижал руку к сердцу Диман, затягиваясь.

Он все так же хмурился, но в голосе слышалась улыбка. Правда, Токарев быстро взял себя в руки.

— Я все еще жду ответа на свой вопрос, — скосив глаза на Дэна, проговорил он.

— Мить, я понимаю, ты вроде глава семьи и все такое… Но это же абсурд. Неужели не ясно? Люблю я ее, так что серьезнее не бывает, — закатил глаза Деня, пытаясь увести беседу от торжественно-враждебного настроения, которого с такой самоотверженностью старался придерживаться Иркин братец.

— Сашку ты вроде тоже любил, — скептично задрал бровь Миттен.

— Не поверишь, я ее и сейчас люблю, — хмыкнул Дэн, но тут же задрал руки, сдаваясь, реагируя на сжатые кулаки Токарева. — Тихо-тихо, в платоническом смысле, как друга. Я извращенец, конечно, но не до такой степени, чтобы одновременно и одинаково любить и твою сестру, и твою жену… которая до кучи еще и моя бывшая жена.

Дима выдохнул, а Костя захлебнулся глотком кофе, начал отчаянно кашлять и ржать.

— Мужики, я не по этой части, но руки так и тянутся записать, чтобы потом цитировать, — икал он, утирая слезы.

— Костян, — рыкнул на него Миттен. — Я рад, что тебе весело, но, твою мать…

— Ладно, ладно, я постараюсь держать себя в руках.

— Дэн, я за пятницу извиняться перед тобой не собираюсь, — очень серьезно продолжил Токарев. — То, что вы вытворяли…

— Давай без подробностей, — прервал его Деня.

— Окей.

— Мне-то твои извинения нахер не уперлись, но ты Ирку размазал, Мить. Она потом полночи каталась по городу и рыдала. Хорошо, что никакого бухого чудика на дороге не встретила. Сам знаешь, как это бывает. Он гнал, она не заметила…

Дима кивнул, задерживая на Денисе внимательный взгляд.

— Давно ли ты стал таким… сознательным? — поинтересовался он.

— Вырос пацан наш, — не без гордости снова влез со своими замечаниями Костя, но тут же шлепнул себя по губам ладонью. — Молчу-молчу…

— Ладно, Дэн, с Иркой я сам разберусь. Честно сказать, все выходные меня совесть жрала за эту ругань. Жалею, что не сдержался. Но и ты меня пойми…

— Я понимаю… отчасти, — кивнул Денис.

— А я понимаю, что промывка мозгов никому из вас не помогла. Правильно? — уточнил Дима, явно намекая на их расставание.

— Помогла, Мить. Еще как, — хохотнул Деня. — Мы поговорили и решили вместе жить. Я переехал к Ире.

Токарев спрыгнул с подоконника, снова сжал кулаки и пронзил Дэна убивающим взглядом.

— Что?

— Такие дела, — только и развел руками Бирюков-младший.

— А Ленка?..

— Благословила, — тут же подхватил Дэн.

— Господи, да вы все с ума посходили, — Дима схватился за голову и начал метаться по офису. — Я смирился, что вы, два идиота, сошлись на почве отсутствия мозгов и личной жизни, думал натрахаетесь и разбежитесь…

— Мы полгода вместе, Мить… И, откровенно говоря, я натрахался еще до знакомства с Иркой.

— ПОЛГОДА?!!

— Даже больше. Сашка на каком месяце?

— На седьмом.

— Ну вот… Плюс еще пару недель, ага, семь месяцев и есть.

— Кошмар, это нелепость какая-то, — бормотал Токарев, вытаскивая у Костика из пачки еще одну сигарету.

Он молча выкурил ее, таращась невидящим взглядом в окно. Дэн буквально физически чувствовал, как Миттен одновременно пытается смириться с новостями и найти еще какую-нибудь причину, из-за которой им с Ирой нельзя быть вместе. И нашел.

— Дэн, она ребенка хочет.

— Я знаю.

— Знаешь?

— Да.

— И?

— Что и? Желаешь держать свечку во время зачатия, контролируя стерильность процесса? — не сдержал яда Денис.

— Нет, спасибо, — фыркнул Дима. — Мне хватило и…

— Давай без подробностей, — снова не дал ему закончить Деня. — Мы с Иркой сами разберемся. Но раз уж тебя так волнует эта тема… Я не против ребенка и не хочу затягивать с этим делом.

Дима прихлебнул кофе, потер глаза, спросил:

— Я никак не могу понять, ты так уверен в себе, потому что полный придурок или потому что шибко умный?

— Я в Ирке уверен, и в чувствах своих — тоже, — пожал плечами Дениска.

— Хорош уже, — не выдержал-таки Костя. — Заканчивай песочить его, Мит. Пацан втрескался по уши, неужели не видишь? Ну косякнул он с Саньком тогда. Сто лет прошло. Она и сама уже забыла, а ты все бесишься. Уймись, дружище. Сам ведь по молодости кого только не трахал. Уж я-то знаю. Ту же Сашку ты поимел, когда Денька в армии был, и она его типа ждала. Так что вы квиты.

— Надо было соглашаться, когда ты грозился свалить, — покачал головой Митяй, раздраженно щелкнув языком.

— В конце концов, я тут босс, — напомнил Кос, нагло ухмыляясь.

— Ты спал с Сашкой, пока я в армии был? — вытаращился на него Деня.

Костя открыл было рот, чтобы поведать о нюансах, которые знал, но тут уже Миттен выбросил ладонь в останавливающем жесте:

— Давай без подробностей, Кос.

В этот момент зазвонил Токаревский мобильный, и он отошел в сторонку, чтобы поговорить. Бирюковы обменялись взглядами. Костин был вполне оптимистичный, но вот Дениска не торопился радоваться. Он чувствовал, что у Митяя есть еще что-то на уме.

— Ладно, братцы-тунеядцы, кофе под дымок — это круто, конечно, но кое-кто в этом городе еще должен работать. Дэн, на тебя я повлиять не могу, да и на Ирку, кажется, — тоже…

— Да уж, как ты на них повлияешь? — никак не мог заткнуться Костян. — Ирку, конечно, формально можешь уволить, но это было бы свинством, учитывая, что она вытащила салун из ануса, когда ты свалил…

— Спасибо за уточнение, Константин, — процедил сквозь зубы Дима.

— Обращайся, — ничто не могло помешать Бирюкову-старшему получать удовольствие от происходящего.

— Короче, Денис! Хлопать в ладоши от радости и благословлять вас я не имею желания… — Токарев сделал паузу и добавил: — …пока. Но раз уж Ленка не против, то я умываю руки.

— Почему мне кажется, что сейчас будет но? — подозрительно взглянул на него исподлобья Деня.

— Не будет но. Будет просьба. Я прошу не говорить Саше, пока она не родит.

— Да брось, Митяй. Сашка уже дуреет от скуки на твоей фазенде: с работой почти развязалась, передала дела, на машине ты ей ездить запретил. Ее встряхнут такие новости, — вступился за подругу Костик, которому доставалось нытья за всех, кто прогуливал покер.

— Встряхнут, — согласился Дима. — Ты был бы счастлив, если бы Маринку на седьмом месяце трясло таким макаром?

— Ты не сравнивай…

— А ты не начинай, Кос, — заорал Токарев. — Я не желаю рисковать здоровьем своей жены и своего ребенка. Ты мне дашь гарантию, что Сашка не перепсихует и не загремит в роддом из-за их интрижки? Прям вот сто процентов дашь?

— Не дам, — вмиг посерьезнел Костя. — Ты прав, Мить. Извини, глупость сморозил.

Денис не часто видел такого Костю. Да и Митьку. Мужики вдруг отбросили привычные стебные интонации и выглядели очень серьезно, даже сурово. Шутки кончились. Дэн сам, конечно, только в теории проходил все нюансы беременности на примере Марины и Саши. И, видимо, на практике будущие и настоящие отцы заканчивают все шутки там, где начинается риск для здоровья их детей и жен.

— Проехали, — тут же смягчился и Токарев, хлопнув Коса по плечу, и повернулся к Дэну. — Могу я на тебя рассчитывать?

— Да, — просто кивнул Денис, протягивая ему руку.

Выдержав секундную паузу, Дима принял рукопожатие, крепко стиснув ладонь младшего Бирюкова.

— Надеюсь, мы друг друга поняли, Дэн, — добавил он, сверля пронзительным взглядом из-под сдвинутых бровей.

Дениска только коротко кивнул. Он прекрасно понимал, что если что-то пойдет не так, как желает Токарев, ему придется худо. Морду начистит — как минимум. А если что-то случится с Сашей, то, наверняка, закопает где-нибудь в лесу на окружной дороге за городом.

У Димы снова зазвонил телефон, и он, махнув на прощанье рукой, удалился. Следом за ним уехал и Костик, оставив Дениса наедине с работой и мыслями. Он пребывал в какой-то растерянности. С одной стороны Дима отключил идиота и стал общаться вполне адекватно без нервов и разбрызгивания слюны в разные стороны. Но при этом Денису стало намного сложнее послать его ко всем чертям. Ему так хотелось рассказать именно Саше. Он был уверен, что она будет рада больше всех. Но…

Дэн ехал на встречу с партнером, когда в его голову закралась очередная мысль: возможно, они поторопились съехаться? Если Саша нагрянет к Ире, а там он? Если он снимет трубку городского телефона? Если Лена вдруг ляпнет. Она, конечно, отлично их покрывала все это время, но вдруг…

Понимая, что башка сейчас взорвется, он крутанул руль и поехал к Ирке в бар. Денис отменил встречу, решив, что толку от него сейчас все равно ноль.

— Хей, привет. Ты чего тут делаешь? — удивилась Ирина, которая стояла у стойки хостесса.

— Я… поговорить надо, — запнулся Денис, отчаянно желая стиснуть ее в объятиях и расцеловать. — Вип свободный?

— Да, пойдем, — кивнула она и, обернувшись к администратору, попросила: — Том, если что, у меня встреча.

Тамара кивнула, чуть ухмыльнувшись.

Однако войдя в закрытую кабинку, Дениска растерял все, что имел сказать и сделать. Он присел на диван, снял очки, потер глаза. Ирина нахмурилась, чувствуя, что любимый приехал к ней в разгар рабочего дня не с самыми лучшими новостями. И, скорее всего, виной этому ее старший братец. Она ткнула в планшет, заказывая два кофе, опустилась на диван рядом с Денисом, легонько поглаживая его по плечу.

— День, случилось что-то? На тебе лица нет, — аккуратно начала она.

Дэн не ответил, только притянул ее к себе, крепко обнимая. Он наконец понял, что именно так давило ему на психику после разговора с Токаревым.

— Малыш, сейчас кофе принесут, и Димка должен вот-вот приехать, — мягко отстранилась Ира, не позволяя ему увлечься объятьями и поцелуями.

Дэн разочарованно выдохнул, откинувшись на спинку. Ирина быстро чмокнула его в щеку, вызывая на лице Дениса легкую улыбку. У нее тоже были новости и тоже про Диму, и… кажется, более позитивные.

— Знаешь, я нашла Димкину страховку на машину. Он брал на днях мой внедорожник и оставил документы там.

— Ммм, — только и прогудел Дениска, потому что дверь открылась, и официантка принесла кофе.

Они молчали, пока девушка ставила на стол чашки. Едва проводив ее улыбками и благодарностями, Денис снова притянул к себе Иру, бормоча:

— И даже не рыпайся. Митька и так в курсе, а твои подчиненные слишком тактичны, чтобы врываться. Ты нужна мне, Ир. Не хочу тебя отпускать, посиди со мной, пожалуйста.

Он закинул ее ноги себе на колени, дернул за ремешки босоножек, избавляя девушку от обуви.

— Господи, да что с тобой? — уже всерьез переполошилась Ирка. — Ты меня пугаешь.

— Я так устал прятаться ото всех, златовласка. Надоел этот детский сад.

— Прятаться? День, ты не путай прятаться и тискаться на людях, особенно у меня в баре. Я тут работаю вообще-то, и твои детские обиды… — завелась она.

— Тихо, тихо, тигрица. Я ни на что не обижался. Это нормально, что мы прикидываемся приличными людьми. Все в порядке, Ир, — поспешил объяснить Денис.

— В чем же тогда твоя проблема?

— Эээ, — он рассеянно наглаживал ее коленку, тщетно пытаясь подобрать правильные слова для эмоций, которые сам не очень понимал. — Знаешь, бывает такое, что вроде все сделал правильно, но в итоге все равно чувствуешь себя мудаком…

— Добро пожаловать в мою жизнь, — усмехнулась Ира.

— Малыш, я серьезно… Твой братец приезжал с утра пораньше.

Девушка тут же напряглась. Сама-то она поговорила по телефону с Димой очень даже мирно, почти мило. Ей показалось, что он перебесился и готов к цивилизованному диалогу.

— Меня не отпускает ощущение, что он меня кинул по-крупному. Это знаешь, как в покере, когда берешь один крупный банк, но потом с тебя добирают несколько раз. Вроде по мелочи, но в итоге и стек похудел, и репутация за столом ни туда, ни сюда.

— Не корми меня вашей гэмблерской теорией, объясни нормально. Димка приезжал? Орал? До чего вы договорились? — потребовала внятных объяснений Ира.

— Приезжал, не орал, договорились, — коротко отчитался Дэн. — Он вроде бы не против нас, но и не за. Признал, что помешать нам не может, да и не особо хочет. Надеется, что мы натрахаемся и разбежимся. А… еще я Костику все рассказал. Ты не против?

— Не против. Вообще-то я даже удивлена, что ты ему раньше не рассказывал. Вы братья все-таки…

— Двоюродные, — уточнил Деня.

— Ну все равно, я не понимаю, что с тобой? Чего грустный, как Чебурашка?

— Митяй попросил не говорить Саше, пока она не родит. Не хочет ее нервировать, — наконец выдал он. — Мне так паршиво, Ирк. Я уже думал, что сейчас все будет по-нормальному, как у людей, а опять придется делать вид, что ты просто раздражающая сестра моего приятеля. Понимаю, это до ужаса эгоистично, и я должен думать о Сашкином здоровье, о ее ребенке, но…

— Бирюков, да ты в своем уме?!! — почти закричала на него Ира, всплеснув руками.

— А? — Денис опешил, разинув рот.

— Что за гребаный бред? Почему мы не должны говорить Саше?

— Ну… она же беременна.

— И что теперь? — продолжала засыпать его вопросами Ирина.

— Ну, ей нервничать нельзя…

— Дэн, вы же лет пять назад развелись?

— Ну да…

— И она жена моего брата.

Дэн кивнул.

— И ребёнка она ждет от него. Не от тебя же?

— Ир!

— Тогда какого же черта ей нервничать, скажи мне на милость, а?

Денис взял паузу на обдумывание, но, так ничего и не придумав, просто развел руками:

— Я не знаю. Просто она беременна…

— Вот именно, День, — продолжала негодовать Токарева. — Она беременна, а не смертельно больна. Ничего катастрофического мы не скрываем. Никто не умер и не воскрес. С чего вы мужики взяли, что ей нельзя говорить?

— Митяй переживает, говорит срок такой опасный, и Костя тоже его поддержал, — вяло отбивался от ее наезда Денис, будучи полным профаном в вопросах, касающихся беременных женщин.

— Блеск, — фыркнула Ира. — Костик, конечно, знатный паникер. Он Маринку почти каждый день пытался возить в роддом, но у них и беременность была тяжелая, и близнецы сами по себе не легкая история…

— Но, Ириш, а если и у Сашки буду осложнения? Неужели ты себе простишь? — продолжал давить Деня, не желая сдаваться.

— Не будет у нее никаких осложнений. Осложнения будут у тебя, если моя дражайшая золовка узнает все последней, хотя… — Ирка хихикнула, — учитывая, как грамотно тебя обработал Диман, Саша, наверное, никогда не узнает.

— Это как?

— А вот так. Сейчас она беременна, ее нельзя волновать. Потом она будет кормить, и тем более вредно нервничать, может пропасть молоко. А когда они решат закончить с лактацией, где-то через годик, Димка сделает ей еще ребенка… И все начнется сначала. Сашка — девка молодая и, кажется, хочет троих. Подождем, да?

— Блин, — Дэн уронил голову Ирке на плечо. — И чего делать-то?

— Давай я ей скажу.

— Нет, Ир, я не могу так. Я вроде как слово дал.

— Боже, День, что за мужские заморочки?

— Ну я вроде как старший лейтенант запаса, слово офицера, знаешь ли…

— Ооо, не продолжай, я тебя умоляю.

— Чего ты ржешь? Это все очень серьезно, — оскорбился Бирюков.

— Да, я вижу. Мой братец обдурил тебя, как пацана, — продолжала посмеиваться Ирина. — Но… у меня есть идея. Давай-ка расскажем для начала Марине. Сто процентов, она меня поддержит, а там может и Митьку уломаем все вместе.

— Отличная идея, — согласился Деня, — Меня, кстати, Кос обязал рассказать Марине сегодня же, или он сам все выложит.

— Вот и чудненько.

— Ты уверена, что она нас поддержит?

— Конечно. По сравнению с Маринкиной беременностью, у Сашки просто санаторий. У нее самое яркое впечатление — это как Димка колол ей витамины в задницу. Наши новости — наоборот — ее немного расшевелят.

Деня облегченно выдохнул. Уткнувшись Ирине в шею, он притянул девушку поближе к себе.

— Хорошо, что я к тебе приехал, а то уже начал думать, что мы поторопились съехаться.

— Ты бы вернулся к себе из-за Сашки? — чуть напрягаясь, уточнила Ира.

— Не знаю… не хотелось бы. Но вдруг она бы приехала к тебе?

— Обычно я к ним езжу. И без звонка они ко мне не заявляются.

— Наверное, это хорошо?

Они немного посидели молча. Денис увлекся Иркиной шеей, легонько пощипывая мягкую кожу губами, а она все решалась, говорить или нет.

— Дэн, а я ведь тебя к Сашке ревновала, — таки выпалила Токарева.

— Что? — аж оторвался от ее шеи он.

— Я вас видела как-то ночью. Вы обнимались.

— Угу. И что? Это повод для ревности?

— Не знаю. Мне показалось, ты был такой… нежный с ней, трепетный.

Денис облизал внезапно пересохшие губы и решил ответить честно:

— Ирк, у меня к Саше очень трепетные чувства и нежные тоже. Я никогда себе не прощу той жопы, в которую ее загнал. Она, конечно, сама не очень сопротивлялась, но… Меня это не извиняет. Да и вообще, ты же знаешь Сашку, она коза, но классная.

— Да, — тихо согласилась Ирина, опустив голову.

— Эй, — Денис взял ее за подбородок, заставляя посмотреть себе в глаза. — Ириш, я любил Сашу, это глупо отрицать. И сейчас люблю. Но по сравнению с тем, что я чувствую к тебе, это… Это совершенно разные чувства. Я маму еще люблю и Ленку твою. Понимаешь?

— Понимаю, — улыбнулась Ира, погладив его по щеке, волосам, притягивая к себе за шею, чтобы поцеловать.

Денис с удовольствием поддался ее напору, накрывая сладкие пухлые губы своим ртом. Его ладонь привычным движением скользнула вверх по ее ноге, чуть задирая юбку, чтобы погладить бархатную кожу бедра. С этими поцелуями они прогоняли страхи и неуверенность. И оба чувствовали поддержку друг от друга, искали ее друг в друге. Ира помогла ему найти решение с Сашей, а он наконец сказал вслух то, что так давно ей хотелось услышать.

— Я люблю тебя, златовласка, — зашептал Деня ей в губы.

— И я тебя, — откликнулась Ирина, игриво потираясь своим носом о его.

В этот момент они чувствовали себя словно в пузыре, который ограждает их от мира, держит в атмосфере с воздухом, который пропитан любовь, пониманием, теплом.

— Ой, простите… ой, — лопнул их пузырь от звонких вскриков Саши.

Ира с Денисом и сообразить ничего не успели, а она уже развернулась и очень резво для таких объемов живота побежала на выход.

Ирина соскочила с Денискиных колен, схватившись за голову. Она было метнулась к двери, но споткнулась о свои босоножки.

— Дэн, ну чего ты сидишь, рот открыл? Догоняй! Я пока обуюсь, Сашка уже родит, — рявкнула Ира на Бирюкова, который застыл памятником самому себе.

— Ты же не думаешь, что я за ней побегу, потому что?.. — аккуратно начал уточнять Деня.

— Потому что любишь ее? Блин, ну неееет. Нас Дима прибьет, если она сейчас хотя бы ноготь сломает, улепетывая. Пошевеливайся уже! — ругалась она, прыгая на одной ноге, тщетно пытаясь влезть в туфли, которые словно отказывались возвращаться на ноги.

Денис кивнул, вскочил с дивана и поспешил догонять Сашку.

Часть 2.

Саша кривовато усмехнулась, заглушив мотор возле «ДТ». Ей все больше и больше нравилось воплощение в жизнь плана «Побег из курятника». Аромат свободы дурманил ошалевший от кислородного перенасыщения мозг. Конечно, ее коварное бегство отдавало легким привкусом идиотизма, типа того, когда она курила у мамы в форточку. Вроде и не хочется быть застуканной, но выразить протест просто необходимо. И если она дымила в родном доме, бунтуя против матери, то сейчас ее провоцировал на глупости собственный муж.

Последнее время Саша часто ловила себя на том, что она вышла замуж за мужское подобие собственной мамочки. То, отчего она слиняла, едва окончив школу, догнало ее в браке. Контроль, занудство, узость мышления. Нет, Сашка ни разу не жалела, что вышла за Диму. Она любила его, обожала, сходила с ума по нему, но… Но иногда он просто убивал ее своей привычкой держать под контролем все. Раньше она принимала это за повышенное внимание, любовь, чуткость, но едва они узнали о беременности, Димины командирские замашки приняли просто катастрофический размах.

Самое паршивое, что во многом он оказывался прав, и Сашке было сложно спорить. Да, конечно, свежий воздух полезен беременным, на дорогах много чудиков, ездить опасно, в журнале и без главного редактора все справлялись благодаря Геллеру и заместителю, которого сама Саша прекрасно обучила всем премудростям, но… Но проснувшись в понедельник утром, проводив мужа и досмотрев очередной сериал, ее накрыло. Саша прогулялась к холодильнику, навалила себе на тарелку еды и отправилась обратно в кинотеатр, мучаясь мыслями, как же скоротать день, когда увидела себя в отражении большого зеркала. Огромный живот, волосы собраны в небрежный хвост, Димкина майка и уставшее от бесконечного отдыха лицо с пустыми глазами. Гормональный фон взорвал ее беременный мозг острым приступом психоза.

Не помня себя от возмущения, Саша едва ли не бегом, насколько позволяли габариты, рванула вверх по лестнице в спальню.

— Иди в жопу, Дим, я переезжаю обратно в город, — громко оповестила она стены.

Приняв душ, накрасившись и одевшись, Саша взяла ключи от машины. Она решилась на бунт против спокойствия. И гори оно все… Первым делом девушка набрала Марину. Однако та не могла поддержать подругу в ее дезертирстве. Бирюкова сама никак не могла вырваться из плена материнства. Решив в первый раз оставить близнецов у Костиных родителей на ночь, Марина застряла у свекров. Решить-то она решила, но вот решиться и уехать оттуда без пацанов у нее никак не хватало смелости.

— Никогда не буду такой сумасшедшей мамашкой, — продолжала ругаться сама с собой Саша, заводя мотор.

Наслаждаясь маленьким восстанием, она аккуратно ехала в сторону города, улыбаясь дороге и солнцу. Девушка мысленно репетировала грядущие разборки с мужем. Она апеллировала к тому, что беременность, это не приговор и не смертельная болезнь, что ей нужно проводить последние пузатые месяцы, таскаясь по магазинам и болтая с подругами за стаканом фреша, скупая все детские шмотки и девайсы для новорожденных, гуляя в парках, а не по периметру вокруг елки у них во дворе. Да и в случае чего, намного проще добраться до врачей, будучи в городе, а не в гребаной глуши.

Чтобы быть последовательной в своих деяниях, Саша прошвырнулась по торговому центру, нахватала распашонок, бодиков и ползунков, не забыла и себя порадовать парочкой шмоток в магазине для беременных, посидела в кафе. Довольная, сама себе приятная, она смело направила Жука в сторону «ДТ» — сдаваться Диме, а заодно увидеться с Иринкой, по которой жутко соскучилась. И конечно, девушка решила заявиться туда без звонка, сюрпризом, чтобы уж совсем обкончаться от собственной внезапности.

Выкарабкавшись из машины с грацией бегемота, она прихватила пару пакетиков с детскими шмотками, чтобы похвастаться Ирке, и, едва ли не пританцовывая, направилась в бар.

— Тамарчик, привет, — ослепила Сашка администратора сияющей улыбкой в лучших традициях медного таза.

Обычно она сухо общалась с этой дамой, помятуя, что та неровно дышала к Димке и даже имела с ним секс в былые времена, но сегодня ничто не могло помешать Саше любить всех, кто попадется под руку. Она была беременная и свободная, неприлично счастливая.

— Привет, Саш, — вежливо улыбнулась в ответ Тамара, оповещая: — Димы нет, но скоро должен прибыть. Хочешь чего-нибудь?

— Не-а. Я в офисе подожду его. Ирка на месте, да?

— У Ирины… встреча в випе, — чуть запнувшись, проговорила Тома, — я скажу, что ты пришла.

— Да не парься. Я сама, — махнула рукой Сашка, решив быть няшечкой.

И не дав Тамаре шанса возразить, она, помахивая пакетиками с покупками, танцующей походкой утки направилась к випу, чтобы чмокнуть Ирку в щечку, обозначив свое появление. Едва Саша открыла дверь, ее словно ледяной водой окатило. Она увидела, что Ирка сидит, закинув босые ноги на диван, позволяя мужской руке гладить ее бедро, а через секунду до нее дошло, что этот мужик — Денис. И они целуются… тискаются. Черт подери, нежничают так трогательно. От шока Саша так опешила, что не нашла ничего умнее, как взвизгнуть:

— Ой, простите… ой, — и рванула со всех ног в обратную сторону.

Стараясь не навернуться, она доскакала до кухни и направилась в сторону офиса. Однако уже у двери Саша притормозила и поняла, что меньше всего ей сейчас хочется оставаться в баре. Вся ее бунтарская бравада летела в тартарары, настроение было испоганено напрочь, ее трясло от шока и какой-то неописуемой, нелогичной злости. Поэтому она поспешила через кухню к черному ходу, который использовали, чтобы быстро попасть на задний двор, где стояли мусорные контейнеры. Чуть сбавив скорость, но все еще не придя в себя, Саша обогнула здание и вышла на парковку, торопясь к своему Жуку. Девушка взялась за ручку двери, но не спешила открывать. Она потрясла головой, стараясь вернуть на место мозги.

«Ира и Денис. Денис и Ира, — вертелись в ее голове имена. — Эти двое вместе. Причем давно».

Саша уперлась лбом в пыльную крышу машины. Прикрыв глаза, она пыталась понять, что чувствует. Ей припомнился тот вечер в «ДТ», когда они с Димкой позвали друзей отпраздновать свадьбу. Денис так смотрел на Иру, пока они танцевали. Саше не показалось, хотя Диман настаивал, что ее глючит. Нет, определённо уже тогда эти двое имели отношения или связь, но имели.

В тот вечер Сашка предпочла не заострять на этом внимание, а теперь… Теперь спектр эмоций пестрел многообразием: от глупой радости за Ирку до глупой ревности к Денису. Дыша и стараясь успокоиться, девушка так и стояла у машины, пока ее локтя не коснулась сильная мужская ладонь. Она подумала, что это Дэн и оперативно стерла с лица все терзания, решив обернуться к нему с растерянной улыбкой. Это было бы кстати. Однако пока Саша собиралась с мыслями, до нее донесся голос:

— Санечек… — и ни разу не Денис.

— Женя? — не веря своим глазам, обалдела Сашка, резко повернувшись к нему лицом.

Кажется, Женя тоже не поверил тому, что видит. Он вздрогнул и уставился на ее живот.

— Что ты тут делаешь?

— Ты беременна? — еле слышно прошептал Сергеев.

— Заметил, да? — не сдержала ехидства девушка.

— Ты беременна… — повторил он чуть громче, продолжая пялиться ей в пупок.

— Ты откуда тут взялся?

— Ты беременна! — гаркнул Женя, наконец взглянув Саше в глаза, и, схватив ее за плечи, встряхнул, словно куклу. — Ты с ума сошла? Как ты могла, принцесса?

— Сергеев, ты сам-то как думаешь? Есть только один способ залететь, — дернулась Сашка, цедя слова сквозь зубы. — Жить надоело что ли? Пусти меня!

Но Женя словно не слышал ее. Он уставился на Сашу невидящим взглядом. Чем сильнее она пыталась освободиться, тем крепче он стискивал ее в своей хватке.

— Санечек, мы же хотели ребенка… Ты и я. Ты не помнишь? У тебя была задержка — пара дней, мы собирались расписаться. Как ты могла?

— Жень, пожалуйста, это сто лет назад было. Я замужем. Я вышла за Диму, — начала уже по-настоящему бояться Саша.

— Это же несерьезно, Сань. Вы разбежитесь, это ясно, как божий день. Ты меня ждала все это время. Десять лет, Саш! Что нам какой-то Дима? Нахер его! По кой черт ты залетела? — уже орал Сергеев.

Сашка почувствовала, как ее снова затрясло. Только если, увидев Деню с Иркой, она просто обалдела, то сейчас ее колотило от страха. Горло сжалось, но Саша настроилась кричать. Она выглянула из-за плеча Сергеева и с ужасом осознала, что парковка пуста. Придется орать. Она открыла было рот, но не смогла ни звука выдавить, только прохрипела:

— Жень, пусти меня, пусти, пожалуйста. Больно…

— Тебе больно? — гаркнул он, снова встряхнув ее. — А мне, думаешь, нет?

Саша зажмурилась, сглотнув ком, чувствуя, как по щекам потекли горячие слезы, а еще через минуту она и вовсе онемела от страха, ощутив, как ребенок сильно пнул ее. Такого она никогда раньше не чувствовала.

— Женя, — проскулила она, не имея сил прекратить жмуриться. — Не надо…

А потом Сашка услышала хлопок и почувствовала, как тиски на ее предплечьях разжались. Ей показалось, что на миг она потеряла сознание, но тут же заставила себя очухаться. Открыв глаза, девушка увидела, что Женя встает с асфальта, стирая тыльной стороной руки кровь с рассечённой губы, а Денис, закрывая ее собой, трясет кулаком и шипит:

— Что за херня здесь происходит?

— Ты кто такой? — рыкнул Женя, сплевывая слюну с кровью.

— Не поверишь, бывший муж, — хохотнул Дэн. — А ты походу, покойник, если не в курсе, что беременных девочек обижать нельзя.

— Мы разговаривали.

— Ага, у нее на пару недель после этого разговора на руках синяки останутся.

— День, я… — подала было голос Саша, но тут же сморщилась от странной, незнакомой боли внизу живота.

— Саш, иди в бар, — велел Деня, видя, что Сергеев наступает на него.

Она и шагу не могла сделать, так и стояла опершись на машину, стараясь выровнять дыханье, но все равно не могла перестать всхлипывать. Дэн обернулся к ней, понимая, что что-то не так.

— Никуда она не пойдет. Мы не закончили, — процедил сквозь зубы Женя.

Воспользовавшись тем, что Денис отвлекся на Сашу, Сергеев размахнулся, возвращая ему левый апперкот. Бирюков пошатнулся, но не упал.

— Придётся мне за нее закончить, видимо, — поморщился Деня, молниеносно отвечая на удар своим.

Саша зажала рот рукой, сползая по машине на землю. Она только и могла, что звать Дэна и Женю по именам, прося их прекратить. Разумеется, девушка не видела, как из бара выбежала Ирина и тут же снова скрылась, а через пару секунду возвращалась в компании охранника «ДТ» Мишки. С его помощью Дэн наконец смог скрутить Сергеева, а секьюрити даже заковал его в наручники и уволок внутрь.

— Саш, Сашуль, что с тобой? — склонилась над ней Ирина. — Болит? Схватки? Я скорую вызываю.

— Нет, нет, погоди, — запротестовала Сашка, которой как ни странно полегчало, едва она опустилась на землю. — Не надо скорую, вроде отпустило.

— Твою мать! — взорвался Деня. — Вызывай скорую, Ирк, не слушай ее.

— Нет, нет. Правда, не надо, не хочу в больничку. Просто надо прилечь, — артачилась она.

— Точно? Уверена? Сможешь дойти до бара? — уточняла Ира, помогая ей подняться.

— Может Дениске вызвать? — нервно хихикнула Сашка, вставая. — У него вон все лицо разбито.

Бирюков только отрицательно помотал головой в ответ на Ирин беспокойный взгляд, а потом добавил:

— Лучше Костику позвоните. Мы с Мишаней вряд ли Митяя удержим, когда он этого мудака пойдет убивать, — и Дэн кивнул на внедорожник с драконом на крыле, который въехал на парковку.

— Блин, ну вовремя, — заныла Сашка, заметив машину мужа и его самого, уже летевшего к ним со скоростью ветра.

— Да уж, — поддакнула Ира.

— Какого черта тут происходит? — сразу начал орать Токарев. — Саш, я же просил не ездить на машине. Ты же обещала!

— Не ори! — вступился Деня за бывшую жену. — Не видишь, она и так еле живая?

— А Ирка с Деней целовались в випе, прикинь! — хихикнула Сашка, пытаясь разрядить обстановку.

Словно запрограммированный робот, Дима молча повернулся к Денису и, со всей силы замахнувшись, врезал ему. На этот раз Бирюков не удержался, осел кулем на землю.

— Я же просил тебя, кусок несвежего говна, не говорить моей жене! Она, мать твою, беременна!!! Это из-за ваших сосалок в випе она в таком состоянии? — вопил Токарев на всю парковку.

— Дима! — в унисон взвизгнули Ира и Саша, одновременно бросившись к Денису.

— Да ладно, девчонки. Мне уже пофиг, я лицо практически не чувствую. Вот если б в живот… — хорохорился Деня, поднимаясь.

Саша доверила своего бывшего его нынешней и развернулась к Диме, саданув его пакетом, который так и держала в руке.

— Ты вообще обалдел что ли? — завопила она на Токарева. — Не видишь, ему и так досталось? Из-за меня между прочим!

— Что? — вытаращился на нее Дима.

— И ты знал, да? Знал, что они?.. — удар.

— Саш.

— Все знал, да? — удар.

— Сашуль, ну не бей.

— И не сказал мне! — удар, удар, удар. — Ой.

Сашка скривилась, схватившись за одной рукой живот, а второй за мужа.

— Хей, девочка, что такое? Тебе больно? — Дима тут же прихватил ее за талию, не давая упасть.

— Не трогай меня, — злобно рыкнула Сашка, сверкнув на него глазами, но не спеша сопротивляться.

— Где больно? Скорую? — паниковал папаша, подхватывая жену на руки и утаскивая в бар.

За ними медленно шли Ира с Денисом, который откровенно наслаждался ее заботой и публичными проявлениями нежности. Девушка позволила себя обнять и тихо причитала:

— Тебе больно? Очень? Я убью этого козла. Обоих козлов. Если Сашка, конечно, оставит мне Диму…

— Сомневаюсь, — хохотнул Дэн, облизывая распухшую губу. — И позвони Косте. Было бы забавно посмотреть, как Митяй ушатает Сергеева, но вам тут ни к чему бои без правил и море крови.

Ирина послушно достала мобильник из кармана, набрала Бирюкова-старшего.

— Кос, приезжай в «ДТ». Срочно, — прогавкала она в трубку и нажала отбой.

Денис не выдержал и засмеялся:

— Спорим, он будет здесь через пять минут? У тебя такой крутой голос, когда командуешь.

— Господи, День, что ты за человек? Лишь бы поржать, — пожурила его Ира.

Они вошли в бар, где Тамара уже приготовила аптечку. Дэн удалился в туалет, чтобы промыть раны. Ирина увязалась за ним, продолжая охать и грозить убить Сергеева и Токарева. Обработав рассеченные бровь и губу Бирюкова, они направились к випу, в котором вовсю шли разборки. Ирина порадовалась, что в послеобеденное время у них почти не было посетителей.

— Да все нормально со мной, — рычала Саша с дивана, на который ее уложил муж. — Отвали.

— Сань, ну как нормально? Ты же идти не могла, — причитал Диман, сидя с ней рядом, поглаживая живот.

— Я могла идти, не надо было меня тащить. Лучше бы Денису помог.

— Денису есть кому помочь.

— Почему ты мне не сказал, что они встречаются?

— Потому что не хотел тебя волновать.

— С хера ли мне об этом волноваться?

— Сашуль, пожалуйста, не кричи. Малыш так сильно пинается.

— Ты мне не рассказывай, как он пинается! Эта ирландская чечетка отдается прямо в…

Дэн кашлянул, привлекая внимание, не желая дослушивать пикантные подробности.

— Явился герой, — буркнул Митяй, зыркая на них из-под сдвинутых бровей.

— Твой сарказм, Дим, неуместен, — огрызнулась Ирина, отпихивая брата и присаживаясь рядом с Сашей. — Сашуль, может, хоть до врача доедем? Я переживаю.

— Да все нормально, Ир. Чайку бы хлебнуть. У меня не болит ничего, только уж больно разбушевался этот мелкий Токарев, — тут же подобрела девушка и тепло улыбнулась золовке.

— Это он с папаней солидарен, наверное, — не сдержался Дениска.

Дима не разделил его веселья, вскочил с дивана, сверкая глазами и явно намереваясь как минимум поорать. Девушки уже приготовились снова встать на защиту Дениса, но не пришлось, потому что в вип ввалился Костя.

— Всем привет. По какому поводу собрание? Опять разборки? Супер-Костя уже тут, — хохотнул он, но тут же присвистнул, оценив разукрашенный вид двоюродного братца. — Ого, я смотрю, вы без меня начали веселиться. Какой ты, Дениска, нарядный. Твоих рук дело, Митяй?

— И его — тоже, — яростно выплюнула Саша, не давая мужу и рта раскрыть.

— Я, кстати, так и не понял, кто меня опередил? — наконец начал задавать правильные вопросы Дима. — Кто его так?

Токарев обернулся к девушкам, полагая, что кто-то из них приложился к нанесению перманентного макияжа на лицо Дениса. Саша только тихо всхлипнула и прикрыла глаза, явно не готовая еще спокойно говорить об инциденте на парковке. Ей на помощь пришла Ира.

— Это Сергеев, Дим. Он Сашку прижал на парковке, а Денис вступился, — просветила она брата.

Дима замер, прищурился и несколько секунд ждал, пока жена откроет глаза. Встретив ее влажный от слез взгляд, он дождался от Саши короткого кивка, подтверждающего слова Ирины, а еще через мгновение спросил:

— Где он?

— В кабинете. Его Мишаня скрутил и… — ответил Денис.

Но закончить не успел, потому что Дима попер на выход с крейсерской скоростью и такой же молчаливой решимостью.

— Костян, держи его, — только и гаркнул Бирюков брату, не имея сил, остановить Диму.

Да и Костя не без труда преградил Токареву путь. Не зря Дима посещал тренажерный зал. Там он не только медитировал на йоге, но и тягал железки, наращивая неслабый мышечный корсет. Ослепленный яростью, он едва не протаранил Коса, который был выше и выглядел очень даже внушительно. Лишь вдвоем Бирюковым удалось скрутить его.

— Какого дьявола! — негодовал Дима, дергаясь изо всех сил в крепких объятиях друзей. — Я убью его нахрен. Пустите.

Он не орал, но и без этого его голос звучал как-то зловеще и страшно. А налитые кровью глаза говорили о том, что не стоит сейчас давать волю Токаревским демонам.

— Дим, пожалуйста, — тихо заскулила Саша, обретя наконец дар речи, — не надо, пожалуйста…

— Что он сделал? Ударил тебя? — тихо спросил Дима, больше не пытаясь стряхнуть с себя Бирюковых.

— Нет, нет… просто… напугал немного. Пожалуйста, малыш, успокойся, — тараторила Саша, чуть запинаясь.

Токарев повернул голову, приподняв брови, и уставился на Дэна, безмолвно уточняя, так ли все было.

— Не бил он ее, Мить. Но мужик явно был в неадеквате. Примерно, как ты сейчас. Давай-ка мы с Костей поговорим с ним, а ты немного успокоишься. Да и Сашку успокоишь. Смотри, ее снова трясет всю, — проговорил Дэн, от души надеясь, что Токарева не придется ковать в браслеты.

— Без меня никто с ним говорить не будет, — сказал, как отрезал Дима. — Дайте нам пять минут.

— Без глупостей? — уточнил Кос на всякий случай.

Дима так на него посмотрел, что тот тут же отпустил.

— Мы у бара будем, — сказала Ирина, тоже поднимаясь с дивана и уводя Бирюковых из випа.

Закрывая дверь, краем глаза она увидела, как брат усаживает жену на колени, крепко обнимая, поглаживая по голове. Она знала, что эти двое сейчас будут друг для друга лучшим антидепрессантом. Саша успокоит Диму, а он ее. Теперь Ира очень хорошо понимала эту взаимосвязь эмоций, ведь недавно то же самое она чувствовала с Денисом, когда в этом же випе они вместе искали пути решения своих проблем. Вместе.

— Толь, налей мальчикам по пятьдесят, — распорядилась Ира, едва они подошли к бару.

— Ириш, я за рулем, — чуть скривился Деня, хотя ему не повредило бы сейчас принять немного коньяка.

— И я, — так же уныло сопротивлялся Костя.

— Оставите машины на заднем дворе, отвезу я вас по домам, — улыбнулась она, видя, что мужикам нужно немного накатить. Особенно Дене.

— Ну Дениску-то тебе далеко везти не придется, — ржакнул Кос, благодарно кивая бармену, который тактично удалился протирать дальний угол стойки. — Чего у вас тут творится вообще?

— Сашка нас с Иркой застукала в випе, — признался Дэн, пригубив янтарной жидкости из бокала. — Полетела, как беременная комета, ничего не сказав. Я пока сообразил, где ее искать, она уже о чем-то толковала с этим своим Женей.

— Чего это за разговоры у них были? — повел бровью Кос, хмурясь.

— Понятия не имею, но он тряс ее, как куклу. Козел. Вцепился в девку, словно клещ. Она аж побледнела и разревелась, — продолжал Деня. — Пришлось врезать. Может, надо поговорить было сначала, но у меня с армейки инстинкты сработали.

— Все правильно сделал, — кивнул Костя. — Не о чем тут разговаривать. А Митяй-то откуда взялся?

— Приехал, — хмыкнул Дениска. — Недоразумение вышло. Думал, Сашка из-за меня в полуобмороке. Ну в смысле, из-за нас.

Он обернулся к Ирине, и та улыбнулась ему, немного грустно, но очень тепло. Она положила голову Дэну на плечо, тихо проговорив:

— Кругом одни психи.

— Это точно, — поддержал ее Костя, усмехаясь и опрокидывая остатки коньяка в рот. — Одним психом будет больше, когда Маринка поймет, что последней узнала про ваши шуры-муры.

Деня простонал, а Ирка захихикала. Но веселье тут же закончилось, не начавшись, потому что из випа вышел Митька.

— Толик, — позвал он бармена и выразительно уставился на Костин пустой бокал. — Ир, побудь с Сашей, пожалуйста.

Проглотив коньяк за раз, Дима кивнул Бирюковым, приглашая их первыми пройти к офису, где Мишаня караулил Сергеева.

Часть 3.

Дима усадил Сашку себе на колени, наслаждаясь теплом, которое разлилось по телу, едва жена оказалась в его объятьях.

— Что ты вытворяешь, девочка? Я уже отвык от твоих выходок, — мягко пожурил он ее, потираясь щекой о волосы девушки.

— Я-то тут при чем? — тихо всхлипнула Саша, крепче прижимаясь к нему.

— Сидела бы дома, как обещала, и все было бы нормально.

— Дома тошно, Димк. Я в городе привыкла жить, по девочкам соскучилась…

— Тебе меня мало? Обязательно еще и девочки нужны?

— Тебя — мало, — с вызовом ответила Сашка. — Ты все время на работе. Мне скууучно.

— Ну… — невесело хохотнул Токарев. — Теперь нам всем весело, ага?

— Дииим, — капризно протянула жена. — Ну не передергивай.

— Ты хоть понимаешь, как я перепугался?

— Не сильнее меня.

— Не факт.

— Диииим…

— Ну что, Дим? Я сто лет Дима и уже слишком стар, чтобы разруливать последствия твоих приключений.

— Но ты очень хорошо сохранился, поэтому я забываю, что тебя нельзя нервировать, — хихикала девушка в ответ, усыпляя Токаревское беспокойство легкими поцелуями в шею. — Да и какие приключения? Я вообще тихая, как мышка.

— Угу, тихая мышка всю жизнь чудит.

— Мы с тобой два сапога пара.

— Не передергивай.

— Не ругайся на меня, лучше поцелуй, — и Саша подставила мужу губы, чтобы окончательно успокоиться.

Дима с удовольствием принял ее предложение, но, как всегда, увлекся. Когда Сашка игриво куснула его за нижнюю губу, он вымученно застонал и отстранился.

— Малыш, сейчас не место и не время, а я уже… — он указал глазами на свой пах, который сладко заныл от нежных поцелуев и ерзаний ее попки.

— Я постараюсь держать себя в руках… Просто ты так давно не кричал при мне. Я уже забыла, какой ты горячий в гневе… Денисика жалко, конечно. Чего ты на него взъелся?

— Он спит с моей сестрой, — упрямо поджал губы Дима, чувствуя, как у него мгновенно все упало.

— А ты с его женой.

— С бывшей женой.

— Думаешь, он от этого в восторге был?

— Не знаю… Думаю, ему пофиг.

— Думаю, тебе тоже должно быть пофиг. Они взрослые люди.

— Угу, взрослые они… Знала бы ты, Саш, что эти взрослые люди тут вытворяли… Блин, я даже вспоминать не хочу.

— Вот и забудь.

— Полагаешь, это так просто?

— Тогда смирись.

— А это еще сложнее.

— Дим, — Саша взяла его лицо в ладони, заставляя посмотреть ей в глаза. — Дэн вступился за меня, понимаешь? Он меня собой закрывал, пока Женя замахивался…

— Блеск, теперь я еще и в долгу у чувака, который прет мою сестру. Отлично!

— Не будь таким засранцем. От человека, который перетрахал кучу чужих сестер, вообще половину женщин всей планеты, это, мягко говоря, смешно слышать.

— Ненавижу, когда ты права, — выдохнул Токарев. — Ладно, разберемся с Деней позже. Сейчас надо с Сергеевым потолковать.

Саша тут же напряглась.

— Пообещай, что не будешь его бить, Дим. Пожалуйста…

— Чего ты так за него волнуешься?

— Не знаю… Он… жалкий какой-то. Может, я сама виновата?

Дима только отрицательно покачал головой, проводя пальцами по покрасневшим отпечаткам на ее плече.

— Он мудак. И это точно не твоя вина.

— Дим!

— Расслабься, Саш. Вряд ли Бирюковы позволят мне даже приблизиться к нему.

— О, — она скруглила губы и вздернула брови, принимая этот аргумент.

Дима аккуратно ссадил ее на диван, ткнул в планшет и поднялся.

— Ирка принесет тебе чайку. Пожалуйста, сиди тут и постарайся не волновать моего ребенка.

Он поцеловал жену в лоб, погладил живот и вышел из випа. Через пару минут появилась Ирина. Она несла на подносе чайник, чашки и два куска чизкейка. Сашка застонала от предвкушения.

— Тортик, — облизнулась она, подвигаясь, чтобы Ира могла присесть рядом.

Токарева улыбнулась ей ласково, но немного натянуто. Саша не спешила начать допрос. Она увлеченно ковыряла вилкой десерт, постанывая от удовольствия. Прикончив чашку чая и половину куска, она наконец выпалила:

— Значит вы с Дениской?..

— Мы с Дениской, ага, — покивала Ира, игнорируя то, как подруга подвигала бровями.

— И давно?

— Давно.

— И как оно?

— Нормально.

— Ирка!!!

— Чего? — невинно вытаращилась на нее Токарева.

— Дима велел мне не нервничать, а ты меня дико бесишь.

— С чего это?

— А с того это! Я клещами должна тянуть каждое слово? Давай, детка, мне нужны все подробности, грязные и непристойные, — оскалилась Сашка в лучших традициях дьяволенка. — Когда вы первый раз перепихнулись?

Ира застонала, уронила голову на руки, но все же пробубнила в ладони:

— В день знакомства.

— Ооо, ну ты и шлюшка, Токарева, — захихикала Сашка. — А и не скажешь, вся такая неприступная и дерзкая. Как Деня только не зассал подкатить?

— Помнишь, я тебе скидывала ссылку на «Прекрасного засранца»?

Сашка кивнула.

— Ну еще бы. У Димки была тяжелая ночь тогда.

— Ой, Саш, ну он же мой брат. Фу.

— Да ладно, подумаешь. Так чего с «Засранцем»?

— Дэн застукал, когда я ее читала. На самой горячей сцене вначале. Поэтому и не зассал. И дебил бы догадался, что я читаю такое, будучи отчаянно недотраханной дурой.

Сашка расхохоталась. Она смеялась долго и от души, но потом резко остановилась.

— Погоди, ты сказала, это было в день знакомства?

— Ну да.

— Но вы же познакомились у нас.

— У вас, — кивнула Ира.

— Ооо, какой кошмар, не рассказывай, где вы это делали. Я не желаю это знать.

Теперь настал черед Ирины посмеиваться и двигать бровями. Она взялась за чашку, чтобы не выглядеть уж слишком довольной, но тут же захлебнулась, услышав от Саши:

— У него обалденный член, да?

— Сань!

— Да не красней. Я же знаю. Не очень длинный, но толстый такой. И он умеет с ним обращаться.

— Ну… да, — сдалась Ирина.

Саша поймала ее смущенный взгляд, взяла Ирку за руку и спросила:

— Это ведь не просто так, да? Любишь его?

— Люблю, — снова подтвердила Токарева и, уж чтобы быть до конца честной, договорила: — Мы съехались, Сашк. И кажется, все серьезней некуда. Он даже не против ребенка.

— Уууу, — Сашка не удержалась и стиснула Иру в объятиях, насколько позволял ее огромный живот. — Я так рада, Ирк. За вас обоих. Правда-правда. Это такие классные новости.

— Чего ж ты удирала, как подстреленная? — засмеялась Ирина.

— Не знаю, — хохотала в ответ Сашка. — Неудобно как-то было. Помешала. Ну и… он все-таки немножко мой бывший, понимаешь?

Ира чуть напряглась, но Саша тут же поспешила объяснить.

— Не в том плане, что мой мужик, а вообще… наверное, это примерно те же чувства, что и Дима испытывает, но больше шок, чем отторжение.

— Хочешь сказать, Дэн тебе как брат?

— Ну… не брат, но… Не знаю, Ир. Он мне больше приятель. И разозлилась я, потому что узнала внезапно.

— Прости, Саш. Мы хотели тебе сказать, но…

— Но мой муженек имел по этому поводу свое мнение.

— Ну да.

— Ладно. Он за это получит. Умник какой. Еще и драться на Деньку полез…

Ира только выдохнула в знак солидарности, но решила не заострять внимание, сменила тему.

— Чего от тебя Сергеев-то хотел? Я как увидела, что он с Денисом сцепился, чуть сама не родила.

— Я и сама не поняла. Его словно перемкнуло, когда он мой живот увидел, — прикусила губу Сашка, вспоминая безумие в глазах Жени, — нес какую-то чушь, что мы с Димой все равно разбежимся, и он хотел со мной ребенка. Дурдом какой-то. Он часто здесь бывал?

— В последнее время не видела.

Саша хлебнула чай, пожевала губу, а потом выдала:

— Ир, мне нужно с ним поговорить.

— Да ты рехнулась! Пусть мужики разбираются сами. У тебя и так вон синяки на руках проступают уже.

— Нет, мне правда надо. Такое чувство, что я тогда ему что-то не то сказала… раз он никак не успокоится.

— Когда тогда?

— Ну… когда уехала от него к Диме. Давно. Года полтора назад.

— Ты с ним встречалась?

— Угу, — кивнула Саша, поднимаясь с диванчика. — Херней страдала пару недель. Надо было сразу дотумкать, что это глупая затея, но я ж безмозглая была совершенно.

— Сань, не сходи с ума, — пыталась образумить ее Ира, но и кидаться преграждать дорогу не спешила.

— Я должна с ним поговорить. Сама. Мужиков он не будет слушать.

И она почесала в сторону офиса с той же непрошибаемой решимостью, что и Дима. Ирка только глаза закатила, в очередной раз убеждаясь, что брат нашел себе пару под стать. Она знала, что если Сашке что-то чкнет в голову, то ее не остановишь, поэтому просто последовала за подругой.

По-хозяйски открыв дверь, беременная мадам вплыла в кабинет. Там уже не было Миши, только Бирюковы, Дима и Женя, которого освободили от наручников и, по всей видимости, воспитывали по полной. Сергеев стоял у окна, сложив руки на груди, но при этом смотрел на мужчин с вызовом. Дима сидел за столом, куда его, скорее всего, отправили Кос и Деня.

— Саша, — рявкнул Токарев, — я вроде просил тебя оставаться в випе. А тебя, — он стрельнул глазами в Ирку, поднимаясь с кресла, — присмотреть за ней.

— Надо было привязать ее к стулу? — приподняла бровь сестрица.

Дима фыркнул.

— Я хочу поговорить с Женей, — выдала Саша, всем своим решительным видом сигналя, что она никуда не уйдет, пока не получит своего.

— Вы вроде уже поговорили, — аккуратно напомнил Денис. — И не очень удачно.

— Вынужден согласиться с пацаном, — поддержал его Токарев.

— Да не трону я ее, — решил влезть Женя. — Дайте нам две минуты.

— Дать я тебе могу только по печени, — рявкнул Дима.

И лишь Костя, как всегда, поддержал Сашку:

— Ну, мы-то вроде закончили. Я думаю, ты все понял, мужик? — приподнял бровь старший Бирюков в сторону Сергеева.

Тот только коротко кивнул. Кос развернулся и отправился на выход.

— Саш, на два слова, — тоже кивнул в сторону двери Дима, подхватывая жену за талию, уводя из кабинета. За ними вышли и Деня с Ирой, спеша обратно в зал, чтобы не становиться свидетелями разборок.

— Ты чего задумала? — вскинулся Токарев, едва они вышли в коридор.

— Я просто хочу поговорить с ним, объяснить. Дим, у меня такое ощущение, что я ему оставила тогда надежду. Мне его жалко даже.

— Жалко? Саш, ты в своем уме? Тебя десять минут назад всю трясло от него.

— Ну а теперь не трясет. Я хочу ему помочь, поговорить.

— Помочь? Да ладно! Как? Может, я его пристрою на работу, а? И в гости позовем на покер. Жаль у меня нет еще одной сестры, а то бы всех твоих бывших сдали в добрые руки, — кипел Дима.

— Прекрати, — процедила сквозь зубы Саша. — Я поговорю с ним, хочешь ты этого или нет. Наедине.

— Через мой труп! Я тебя с ним вдвоем не оставлю.

Саша мысленно улыбнулась. Она достаточно хорошо изучила Димкины заскоки, чтобы манипулировать им. Вот и сейчас, сместив акценты, она добилась своего. Разумеется, ни за какие коврижки девушка не собиралась оставаться один на один с Женей, но Диме, конечно, об этом знать было не нужно. Ему достаточно компромисса в виде разговора при нем.

— Без глупостей, Сергеев, — сразу предупредил его Токарев, едва они вернулись в кабинет.

— Да хорош, Дим. Ну сколько раз мне еще надо сказать, что я сожалею? Сам себе готов руки оторвать, — и обращаясь к Сашке почти проскулил. — Санечек, прости меня, ради бога. Не знаю, что на меня нашло.

Дима закатил глаза, а Санечек только покивала. Она долго собиралась с мыслями и наконец заговорила:

— Жень, давай на чистоту. Зачем ты сюда пришел? Неужели непонятно было?

— Я не думал, что у вас все серьезно.

— Чувак, мы поженились. Куда уж серьезней? — не сдержался Дима.

— За этого… Дениса она тоже вышла — и ничего, — парировал Женя.

Токарев сжал зубы.

— Жень, у тебя что-то случилось? — вкрадчивым голосом поинтересовалась Саша.

Теперь настала его очередь взять паузу и опустить глаза.

— Я с девушкой расстался, — признался Женя в конце концов.

Дима аж хрюкнул.

— И это повод нестись сломя голову в мой бар и трясти как собачонку мою жену?

Женя проигнорировал его риторический вопрос, он смотрел в упор на Сашу, словно впитывал ее лицо в свою память.

— Знаешь, я уже привык, что как только с очередной подружкой не клеится, я снова тебя вспоминаю. Это как наркотик, Сашк, как навязчивая идея. Полгода прошло, а у меня опять ничего не получилось… и я подумал…

— Что вдруг и у меня ничего не получилось тоже? — закончила за него Саша.

— Да, — подтвердил Сергеев, — но ты беременна…

— И это как-то совсем не вписывалось в твои радужные мечты о вашем воссоединении, да? — догадался Дима.

Токарев вдруг понял, что зря он препятствовал этому разговору. Ревность и тревога ослепили его, но теперь стало ясно как божий день, что Сергеев сейчас сам лично вычеркнет себя из их жизни.

Женя кивнул. А через мгновение отмерла Саша, которая выглядела пугающе спокойной.

— Ты хоть понимаешь, как это омерзительно? Думаешь, я всю жизнь буду мотаться от одного мужика к другому? Думаешь, я пять лет никого к себе не подпускала, чтобы через полгода разбежаться с мужем? Жень, очнись, я люблю его. Он меня любит. Я же сказала тебе тогда на парковке. Неужели ты не понял?

— Прости, Саш. Я не хотел понимать. Ты какими-то общими фразами вещала. Я думал, ты с ним мне назло. Как с тем… с Денисом.

Девушка прикрыла глаза, отчаянно жалея, что рассказала Жене, что вышла за Дениса не от большой любви, а чтобы не чувствовать себя одинокой и брошенной, как тогда на вокзале. Она тяжело выдохнула, изо всех сил сдерживая слезы. Дима словно почувствовал, что ей нехорошо, подкатил кресло, усадил жену, положив ей на плечо руку в покровительственном жесте.

— Жень, уезжай отсюда, пожалуйста, — тихо проговорила Саша, найдя в себе силы посмотреть на него. — Ты зря приехал в этот город. Ничего нельзя вернуть. Да и новое ты тут рядом не построишь. Уезжай. Я очень тебя прошу.

Сергеев немного постоял, глядя то на Сашу, то на ее живот, который она на автомате начала поглаживать, то на Димины пальцы, которые также на автомате массировали ее плечики.

— Хорошо, — только и сказал Женя. — Ты как всегда права, принцесса.

Он печально улыбнулся и, качнувшись на пятках, быстро вышел из кабинета.

— Надеюсь, мы его больше не увидим, — проговорил Дима, присев на корточки, задирая тунику, чтобы покрыть поцелуями Сашкин живот.

— И я, — кивнула девушка, проводя рукой по коротким завиткам волос у него на макушке, а потом добавила: — Я люблю тебя, Димка.

— И я вас люблю, малыши, — улыбнулся он в ответ. — Давай-ка сейчас поедем домой, схватим по дороге пиццу, посмотрим какое-нибудь кино, а потом я буду тихоооонечко заниматься с тобой любовью.

Сашка засмеялась.

— Хорошая попытка, Токарев, но — нет.

— Почему это?

— Потому что сейчас мы пойдем к ребятам, ты извинишься перед Денисом, дождемся Маринку, которая не в курсе последних событий…

— Сааааш, ну мы же застрянем здесь до ночи. Как потом ехать домой?

— А нам домой недалеко. Мы переехали в город, — с наигранной невинностью просветила его жена. — Я разве не говорила тебе?

— Нет, как-то не успела, — буркнул Дима.

— Ну вот — говорю. Так что успеем и тихооонечко… — она потянула его на себя, чтобы поцеловать, но тут же притормозила, уловив запах алкоголя. — Ты выпил что ли?

— Махнул немного. Нервы ни к черту были.

— Ну вот, — хихикнула Сашка, — теперь еще везти пьяного мужа домой.

Димка закатил глаза, но сказать ничего не успел, потому что в дверь постучали. Он успел только вернуть назад тунику.

— Хей, народ, Ирка зовет всех в гости. Вы едете? — спросил Костик, заглянув внутрь.

— Нет, — огрызнулся Токарев.

— Да, — синхронно с ним сказала Токарева.

— Какая солидарность, — заржал Кос. — У вас все в порядке? Я видел, что наш агрессор удалился в неизвестном направлении.

— Все нормально, Кость. Надеюсь, мы его больше не увидим.

— Было бы прекрасно, — в один голос согласились Кос и Дима, чем вызвали Сашкин смех.

Часть 4.

— Прекрати таращиться на них, — буркнул Токарев, разминая Сашкину ступню пальцами.

— Не могу, они такие милые, — хихикнула девушка, подмигивая Денису, лицо которого Ирка в сто пятый раз осматривала на предмет повреждений.

Саша удобно устроилась на большом диване в Ирининой гостиной, закинув ноги на колени мужу, который сидел в кресле напротив, балуя ее массажем. Дима нарочно игнорировал сестру и Дениса, которые хлопотали по части чая в кухонной зоне у него за спиной, но при этом его бесили Сашкины взгляды в ту сторону и улыбочка умиления, что играла на губах жены.

— Поздравляю вас, товарищи, — зашел в гостиную Костя. — Марина таки оставила детей моим родителям и скоро будет здесь.

— Это я тебя поздравляю, братан, — подвигал бровями Дэн, чуть морщась от боли. — Первая ночь дома без пацанов.

— Ага, мне сегодня по любому повезет. А вот вам не очень, — заржал Бирюков-старший.

— В смысле? — выразил всеобщее недоумение Дима.

— Этим двоим, — он указал на Иру и Дениса, — за то, что скрывались полгода, а тебе — потому что пытался их заставить и дальше прятаться.

— А мне? — возмутилась Саша.

— А ты должна была узнать последняя по Токаревскому плану, а в итоге крайней осталась Маринка, — объяснил Кос, добавляя, — ну и просто за компанию.

Сашка фыркнула.

— Тогда надо перекусить перед разборками, — предложила она, легонько пнув мужа. — Димк, закажи пару пицц что ли?

Токарев кивнул и полез в карман за мобильником.

— Саньке — две пиццы, а вы, ребят, будете чего-нибудь? — хохотнул он, нарываясь на пинок побольнее.

— Три закажи, — улыбнулся Деня. — И я бы накатил винца, если честно.

Он аккуратно взглянул на Ирину, которая только пожала плечами.

— Ты знаешь, где что лежит, — проговорила она. — Я тоже не прочь выпить.

— А… — заикнулся было Костик.

— А пиво в холодильнике, братан, — прочитал его мысли Дэн.

— Пацан уже чувствует себя как дома, — не выдержал Дима, чем заработал очередной пинок от жены.

— Он и есть — дома, — процедила сквозь зубы Ира, злобно щурясь на брата.

— Дим, может уже прекратишь? — поддержала ее Саша. — Между прочим, если ты не передумал извиняться, то сейчас самое подходящее время.

Токарев с минуту пыхтел и сопел, явно терзаемый противоречивыми чувствами к Денису. Саша лишь разочарованно выдохнула, сестра по виду не особо ждала от него каких-то слов, Костик нейтрально повел плечами. А Бирюков-младший как ни в чем ни бывало протянул ему бокал, словно не было того удара на парковке. Дэн вел себя совершенно нейтрально, не претендуя на извинения, объяснения, благодарность и все в этом духе. И Диме стало не по себе, даже немного стыдно. Он глотнул вина, потер переносицу. Никто уже не ждал от него извинений. Ирина завела с Сашкой разговор о последнем УЗИ, а Кос уточнял у брата нюансы по работе.

— Дэн, — громко позвал его Дима, привлекая всеобщее внимание. — Я… кхм, действительно должен извиниться.

— Ничего ты мне не должен, Мит, — только и махнул рукой Деня, посмеиваясь. — Я тоже из тех, кто сначала бьет, а потом думает. Если Ирка меня не бросит, такого красивого, то я без претензий.

— Ну что ты такое говоришь? — всплеснула руками Ирина, неожиданно стискивая Дэна в объятиях.

Тот аж вздрогнул, совершенно не привыкший к таким нежностям. Денис, сжал ее плечи, чуть потершись щекой о волосы девушки.

— Ну брось, Ириш. Подумаешь, немного подрался. Даже синяков нет. Всего-то — губа припухла да на брови болячка.

— Я так за тебя испугалась.

— И я, — поддакнула Сашка. — Больше, конечно, за себя и ребенка, но и за тебя тоже.

— Да перестаньте, девчонки, — продолжал отбиваться Дэн, явно смущаясь.

— Они правы, — снова влез Митяй, про которого все забыли.

И опять четыре пары глаз уставились на него.

— Ты молодец, День. Я даже представить не в состоянии, чем бы все кончилось, не вмешайся ты, — развел руками Токарев, тоже немного морщась от пристальных взглядов. — Мало того, что я перед тобой виноват, так еще и в долгу. И понятия не имею, как рассчитываться.

— Хм, а у меня вот есть идеи по этому поводу, — быстренько нашлась Саша.

— И у меня, — поддержала ее Ира.

— Даже я могу предложить парочку, — хохотнул Кос.

Дима только сжал кулаки и зубы, ненавидя их солидарность и свои решения, которые дали возможность сестре, жене и лучшему другу осудить его. И только Денис не торопился реагировать на его слова. Он хлебнул вина, аккуратно отстранил Ирину и кивнул в сторону лоджии.

— Пошли покурим.

Девочки переглянулись. Костик хмыкнул и двинул к балкону, доставая из кармана пачку.

— Да, почему бы и нет, — как всегда ворчал он, пропуская Дэна и Митьку вперед, — пойдемте все покурим мои сигареты.

— Ничего личного, братан, но нам приватно надо потолковать, — осадил его Дима, вытащив из пачки две сигареты и зажигалку.

У Кости даже слов не нашлось сказать на такую наглость. Он только стоял на порожке, глядя, как Митяй закрывает перед его носом дверь, а девочки покатываются со смеху от его рыбьей реакции.

А Дима встал рядом с Денисом у открытого окна лоджии, протянул ему сигарету, но ни тот, ни другой не спешили прикуривать.

— Я бросил уж давно, — признался Деня.

— И я, — кивнул Митяй.

Они молча изучали двор, пока Денис не сказал:

— Ну хорош уже, Мит. Давай, выскажись. Тут нет ни Сашки, ни Ирки, ни даже Костика. Можешь не сдерживаться.

Токарев выдохнул, повернул голову и выпалил как на духу:

— Я не доверяю тебе, Дэн. Хоть пристрели, а мне не нравится то, что ты с Иркой играешь в любовь.

— А может я и не в любовь играю? — перевел стрелки Бирюков. — Может, потрахаемся и разбежимся?

— Я в пятницу сам остановился на этой версии, но сегодня вижу, что у вас все серьезно.

— С чего бы это?

— Да брось. У меня была такая же тупая умильная морда, когда я смотрел на Сашку.

— У тебя она и сейчас такая, — не сдержался Денис.

— Не спорю, — хмыкнул Дима. — Поэтому я неплохо разбираюсь в тупых мордах. И ты, пацан, втрескался в мою сестрицу по самые помидоры.

— Звучит, как диагноз.

— А так и есть.

— И почему-то мне кажется, что тебя моя любовь нихрена не утешает, — приподнял бровь Деня.

— Сашку ты тоже любил, и тебе не мешало это ходить налево, — прибил его Дима аргументами.

— Не мешало.

— Так где же гарантии, что с Иркой будет иначе?

— А их нет, — развел руками Денис.

Токарев аж рассмеялся.

— А есть гарантии, что ты не свалишь от Сашки куда-нибудь в Боро-Боро? Ведь кинул однажды мать и сестру. Есть гарантии, что ты не уйдешь в запой? С тобой такое бывало. Или что тебя не потянет на доступных девиц, которых ты раньше трахал пачками? — задавал вопросы Дениска, заставляя Диму подавиться смехом.

Не сразу, но Токарев ответил:

— Я слишком дорого заплатил за все, что сейчас имею, чтобы возвращаться обратно.

— Вот и я, Митяй. Вот и я, — покивал Дениска. — И я не настолько глуп, чтобы давать тебе какие-то гарантии. Или даже самой Ирке. Всякое может случиться. Но сейчас я знаю, что люблю твою сестру, хочу жить с ней, хочу, чтобы она родила мне ребенка.

— А жениться не хочешь?

Деня моргнул и вытаращился на Миттена.

— Не знаю. Я как-то не думал об этом. Да и Ира не говорила, что хочет.

Дима фыркнул.

— Она тебе сроду не скажет. Но, поверь, она хочет, — он хлопнул Дэна по плечу, советуя: — Ты женись на ней. Так и с ребенком будет проще все документы выправлять и вообще… Мне спокойней.

— Ты мне таким макаром благословение что ли даешь? — не верил своим ушам Бирюков.

— Как будто оно вам нужно, — усмехнулся Токарев, — считай — это дружеский совет.

Денис не нашелся, что сказать. Миттен прикурил сигарету, и он последовал его примеру. Легкие непривычно обожгло терпким дымом, и они оба закашляли, смеясь. На сердце у Бирюкова немного полегчало, но только пока Дима не заговорил снова:

— Почему ты не пришел ко мне раньше, Дэн? Мы же, черт подери, друзья! — вспылил Дима. — Мог ведь сто тысяч раз сказать: «Митяй, такие дела, я влюбился в твою сестрицу, принимаю соболезнования».

— Хочешь сказать, ты не психнул бы? — аккуратно уточнил Дэн, стараясь не подать виду, что шокирован оттого, что Токарев считает его другом.

— Обязательно бы психанул, — заверил его Дима, — но мы бы разобрались с этим вдвоем, не приплетая баб и братьев.

— Не мог я, — опустил голову Денис. — Я сам ни черта не понимал. Это же Ирка. Как будто ты ее не знаешь? Она до победного делала вид, что ей по барабану. Сначала просто выпендривалась, потом из-за Ленки меня держала на расстоянии. А уж когда Лена узнала, стало попроще, но… Но все равно она не хотела, чтобы ты знал.

— Понятно, — кивнул Токарев. — Похоже, ты такой же гребаный подкаблучник, как и твой братец.

— Ты и сам недалеко ушел.

— Недалеко, — кивнул Митяй, чуть улыбаясь.

— Мит, — позвал Деня, наконец решившись.

— А?

— Ты на самом деле считаешь меня своим другом?

Токарев посмотрел на Дениса так, словно у того выросла вторая голова.

— Ну… да.

— Это немного странно, да? — сморщился Бирюков. — Из-за Сашки я имею в виду.

Миттен поморщился и, чуть усмехнувшись, ответил:

— Знаешь, День, не будь я таким мудаком, то вы с Сашей могли и не пожениться. А не будь мудаком ты, то мог не жениться я. Так что давай не будем мерить наши отношения с точки зрения нормальности. Думаешь, я позволил бы тебе оставаться в моем доме на все выходные, если б ты не был мне другом? С сестрой я, конечно, зря тебя познакомил, но что поделать… Зато ты надрал зад Сергееву.

Денис заржал:

— Меня не отпускает ощущение, что ты мне завидуешь по этому поводу.

— Есть немного, — подтвердил Токарев. — Но я благодарен тебе, День. Правда. Сашка и ребенок — самое дорогое, что у меня есть. Они сейчас такие уязвимые, а меня не было рядом…

— Хорош, братан. За это не нужно благодарить, — хлопнул его по плечу Денис.

— Но если вы с Иркой разбежитесь, не жди от меня чудес понимания, — тут же предупредил Дима, чтобы Дэн не расслаблялся.

Бирюков снова засмеялся, кивая на выход.

— Я таких чудес ни от кого с фамилией Токарев и не жду. И от твоей жены в том числе. Она мне первая скальп отдерет, если что. Надеюсь, что не придется проверять. Пойдем, нас наверное уже потеряли.

Дима не мог не согласиться с Денисом. Саша с Ирой были очень похожи в этом плане. Они частенько бывали категоричны в суждениях и радикальны в поступках. Особенно, когда дело касалось мужчин, которые косячили.

Выйдя с балкона, Дима и Дэн обнаружили Маринку, которая стояла посреди гостиной руки в боки и ожидала их возвращения.

— Ну и что же у вас за новости, которые требуют присутствия всех? — потребовала она объяснений.

Чтобы не смущать Дениса пуще прежнего, Ира подошла к любимому, обняла его за пояс и осторожно начала:

— Мы с Денисом…

— …трахаетесь, — внезапно закончила за нее Марина, фыркнув. — Тоже мне новость.

Лица всех присутствующих вытянулись огурцом.

— Ты знала? — даже Костя обалдел.

— Конечно, — хихикнула Марина. — Спустилась как-то водички попить, а из кинотеатра такие порносаунтреки играли… ммм.

Дима застонал, чуть прикрывая глаза, понимая, что речь идет о сексе в его доме, в его любимой гостиной.

А потом Ирка, как Джеймс Бонд, кралась наверх и в душ, — продолжала Бирюкова. — И на кухне они регулярно тискались. А уж какими взглядами обменивались… Странно, что вы никто не замечали. Хотя Димка с Сашкой дальше ее живота ничего не видят.

И она махнула рукой на Токаревых.

— Да и Митька по-любому разорался бы, если б узнал.

— Он и разорался, — вдруг хмыкнула Ира, осознавая весь комизм деспотии своего брата.

— Вот поэтому и молчала. Сашка ему сказала бы, сто процентов. Она в этом плане, как Костик, все благоверному выбалтывает.

Саша только обиженно задрала нос и засопела, но не спорила.

— А мне почему не сказала? — буркнул Кос.

— Я думала, ты знаешь и мужественно хранишь все в секрете по просьбе Дениса, — только и развела руками его жена.

Бирюков-старший повернулся к брату:

— Вот именно так и было бы, если бы ты мне сказал.

Дэн только глаза закатил и заржал:

— Не факт, Кос. Ой, не факт. Но обещаю, когда Ирка забеременеет, я тебе первому скажу.

— Только если она скажет первому — мне, — поставил условие Дима.

— Нет, мне придется по-любому первому сказать Денису, — возразила Ира, тоже смеясь.

— Как ни крути, а я похоже опять узнаю все последняя, — продолжала дуть губы Сашка, игнорируя всеобщее веселье.

— Это тебе расплата за то, что зажала нам свадьбу, толстуха, — не могла не припомнить ей Марина.

Не успела толстуха открыть рота, как ее муж выпалил:

— Ты не толстая, ты беременная, — тут же посерьезнел Дима, произнося эти слова, как мантру, и злобно зыркая на Марину, — я же просил не называть ее так.

— Ага, а я мечтала нажраться салатов на вашей свадьбе, так что терпите.

Их разборки перебил звонок домофона. Прибывшая еда сама собой настроила компанию на позитивный лад. Все устроились на диванах и креслах в гостиной, потягивая вино и бурно обсуждая события дня. Марине рассказали про инцидент с Женей. Девочки особенно расписывали доблесть Дениса и горячность Димы, отчего оба, и Токарев, и Бирюков, были не в восторге. Когда тема дня себя исчерпала, снова стало актуально последнее Сашкино УЗИ, тайные встречи Дениса и Ирины и Маринина тяжесть расставания с детьми на целые сутки.

Уверив жену, что все будет в порядке, Кос вышел покурить. За ним увязался и Митяй. Их не было достаточно долго. Саша уже начала зевать, нетерпеливо поглядывая в сторону лоджии. Мужчины вернулись оба довольные и гордые, что сразу насторожило их жен.

— Чего это вы лыбитесь? — поинтересовалась Саша.

— Того и гляди рожи треснут, — кивнула Марина.

— Мы вас двоих отправляем в отпуск, — ткнул пальцем Дима в Иру и Дениса.

— Пора тебе отдохнуть, братец, — поддакнул Кос.

— Чтобы десять дней я тебя не видел, — поставил ультиматум сестре Токарев. — Желательно даже, чтобы в городе не встречал. Валите греть кости. В Европе сейчас классно. Ты ж хотела в Италию, Ир?

— Д-да, — запнувшись, подтвердила девушка, не выходя из шока. Последний отпуск у нее был — декретный.

Денис тоже не смог среагировать адекватно, вообще не находил слов, только открывал и закрывал рот. А вот Саша, напротив, среагировала очень быстро. Она подошла к мужу, дернула его за борта рубашки, заставляя нагнуться и поцеловать ее. Поцелуй был долгий и даже немного неприличный.

— Ты у меня такой молодец, — похвалила она Диму, утыкаясь лицом ему в шею, почти мурлыча.

— Митяю сегодня не светит выспаться, — как всегда не сдержался Костик.

— Тебе, между прочим, тоже, — осадила его Марина. — Так что поехали домой.

— А им что, можно сексом заниматься? — вдруг отмер Дениска, кивнув на Токаревых. Он хотел сказать это шепотом, но не рассчитал и услышали все.

— Ты еще такой пацан, Дэн, — засмеялся Димка, уводя жену в прихожую.

— Этой стерве все можно, — снова заворчала Марина, — и замуж тайком, и трахаться на седьмом месяце.

— Завидуй молча, Бирюкова, — показала ей язык Саша, стараясь попасть ногой в сандалику.

— Нет, они серьезно до сих пор?.. — так и не могу уняться Денис, громко шепча в ухо Ирине: — У нее же живот. Разве так можно?

— Ир, мы к Лене сгоняем с Сашкой, не переживай. Отдыхайте спокойно. На связи, если что, — подытожил Дима, стараясь игнорировать Денискино недоумении.

Он сдержанно поцеловал сестру в щеку. Ира прихватила его за руку, не давая брату отстраниться сразу, обняла.

— Спасибо, Дим.

— Не за что.

Лед обиды дал трещину, тая между братом и сестрой.

Дэн тоже расцеловал девочек, пожал руки мужчинам. Когда дверь за гостями закрылась, он выдержал паузу в пару секунд, а потом подхватил Ирку на руки, кружа по гостиной.

— Это двойная галлюцинация, или твой брат реально отправил нас в отпуск? — поинтересовался Денис, бросая Иру на кровать и нависая сверху.

— Мне показалось, что твой брат тоже в этом участвовал, — посмеивалась она, расстегивая пуговки его рубашки.

— Значит, пусть оба и расхлебывают последствия наших глюков, — сделал вывод Дэн, млея от осторожных поцелуев Иры, которыми она покрывала его побитую физиономию. — Куда ты хочешь?

— Мне все равно. Главное — с тобой.

Деня застонал, от удовольствия, которым обогрел его этот ответ.

— И между прочим, — подмигнула ему Ирина снизу, — секс во время беременности может быть очень даже интересным. Гормоны палят во все стороны, женщина становится почти одержимой… Иногда.

— Я даже представить себе этого пока не могу, — честно признался Бирюков. — Это немного странно и дико. Кажется…

— Хм, — Ирина толкнула его в грудь, заставляя перевернуться, и уселась сверху. — Ты и правда еще пацан. Но если что, всегда можно спастись минетом.

И она нырнула вниз, чтобы наглядно обрисовать все положительные грани спасения.

— Черт, Ир, я готов каждый день быть битым ради такого спасения, — признался Денис, чуть задыхаясь через несколько минут. — Или что для этого нужно? Забеременеть? Я немного запутался.

— Не дури, пацан, — засмеялась Ира, облизывая губы, — для этого тебе просто нужно быть со мной.

— Люблю тебя, — прогудел Денис ей в губы.

— Люблю тебя, — эхом отозвалась Ира.

Они долго и увлеченно занимались любовью, радуясь, что все разрешилось, что впереди десять дней, которые будут принадлежать только им, и будущее. Сначала втроем, а потом, возможно, и с прибавлением.

Уже ближе к утру они сидели у ноутбука, гугля горящие путевки, но потом просто решили сесть в машину и поехать, куда глаза глядят. Возможно, это глупо. Но Денису и Ирине не привыкать. Они так и не смогли искоренить привычку делать глупости. И слава богу, ведь тогда эти двое вряд ли были бы вместе.

Эпилог

— Костя, — Марина бесцеремонно пнула ногой мужа, который уже с минуту игнорировал вибрирующий на прикроватной тумбочке мобильник.

— Солнце, опять?.. Я спать хочу, давай утром, пожалуйста, заведи будильник на час пораньше. Правда, мне нужно восстановиться. Я уже не мальчик, Мариш, — забормотал Бирюков, не желая просыпаться даже ради удовлетворения своей жены, обезумевшей от гормонов и вседозволенности второй беременности.

Марина тихо засмеялась, но, услышав Костин сладкий храп, пнула его опять.

— У тебя мобильник разрывается, старикан. Это Дениска, — растормошила она мужа, вложив ему в руку все еще жужжащий телефон.

— Два гребаных часа ночи, Дэн. Какого хера тебе надо? — заныл Костик, еле ворочая языком.

— Вообще-то уже шесть утра, братан, — поправил его Денис.

— Ты полагаешь, что это в корне меняет дело?

— Ира рожает. Я только что отвез ее на скорой. На работу сегодня не приду, — коротко отчитался младший брат, пряча за сухим изложением фактов волнение. — Полагаю, это дело меняет?

— Оу… — Кос сел в кровати, потирая лицо. — Меняет, конечно. А Ирка все-таки поддалась? Ты с ней рожаешь?

Костя знал, что Денис очень хотел быть рядом с женой, если не на родах, то хотя бы во время схваток. Но Ира категорически ему в этом отказывала. Раз сто за последний месяц — точно.

— Нет, — почти рявкнул в трубку Деня. — Она меня выгнала.

— Ты что, пытался пробиться в роддом с боем? — тихо засмеялся Костя, уловив в тусклых утренних сумерках улыбку на губах Марины, которая во всю грела уши.

— Типа того, но местные бабы — просто кошмар. Говорят, если жена не хочет, то вали домой, — продолжал жаловаться Деня. — Кос, ну куда я повалю? Ей же больно!

— Слушай, мелкий, бабы дело говорят. Нечего Ирку парить, она у тебя и так не без заскоков. Поехал бы лучше на работу, отвлекся.

— Какая работа, Кос? Ты в уме? — опять зарычал Деня.

— Ну а у тебя какие планы?

— Буду ждать.

— На лавке под окнами?

— Угу.

— Ты в курсе, что это не пяти минут дело?

— Завали. Просто дай отгул и спи дальше.

— Считай, договорились, — хмыкнул Костя и тут же услышал гудки.

Он немного посидел, соображая, а потом набрал другой номер.

— Иринка рожает? — уточнила Марина ради приличия.

— Угу, — кивнул Кос, слыша, что пошли гудки.

— Деня в истерике?

— Угу.

— Митьке звонишь?

— Зачем ты спрашиваешь, сама же все знаешь, — усмехнулся Костик, ложась обратно, чтобы обнять жену. — Алло, Митяй, утро доброе.

— Господи, Кос! Завтра красный снег с говном пойдет, — вместо приветствия выдал Дима, офигевая от такого раннего звонка.

— Возможно, — заржал Бирюков, чуть не мурлыкая от еле ощутимых поцелуев, которые оставляла на его шее Марина. — Но это завтра, а сегодня у тебя родится племянница.

— Ууу, — только и протянул Дима. — Отличные новости. Ирку таки увезли на скорой? Говорил я ей, чтобы сама шла сдаваться — нет. До чего упертая коза. Денис что ли звонил? Как она там?

— Да вроде все нормально. Она его выставила на улицу, не взяла с собой.

— И правильно. Нечего ему там делать.

Костик расхохотался, чтобы не застонать, потому что от шеи Марина переключилась на его грудь.

— А чего ж ты тогда с Сашкой поперся?

— Я — другое дело. Мне можно. Даже нужно. У меня психика устойчивая.

Услышав это, захихикала и Маринка.

— Передай женушке, что я слышу, как она ржёт, — решил обидеться Митяй.

— Передам, — изо всех сил крепился Костян, чтобы сохранять подобие серьезности. — Но я волнуюсь, Мить…

— Да брось. Нормально Ирка родит. Даже я почти не волнуюсь.

— Да с Иркой-то я уверен, что все нормально будет. И с пупсом — тоже. Дениска меня пугает. Совсем плох пацан наш.

— Психует? — уточнил Дима.

— Угу. Сказал, на работу не пойдет, будет под окнами караулить. Ты б заехал к нему, Мить. Все равно же по дороге.

— Вообще-то он твой брат, — для порядку решил поломаться Дима.

— Двоюродный, — напомнил ему Костик, — а по закону, Дэн тебе даже больше брат, чем мне. Он же муж твоей родной сестры.

Марина закатила глаза, буркнув:

— Идиоты, — и провела ладонью по Костиному торсу в сторону паха, считая и потягивая волоски, которые встречала по дороге.

— Ладно, заскочу к нему, — сдался Миттен. — На лавке, говоришь, сидит?

— Так точно, — кивнул Костик. — Кофейку ему зацепи и пожрать, сам ведь даже до магазина не дойдет — сто процентов.

— Не учи, — буркнул Митяй и отбил звонок.

Костик бросил телефон обратно на тумбочку, повернулся к жене, но не успел и рта раскрыть, как она заглушила все его слова поцелуем.

— Ты ведь уже проснулся? — уточнила Марина ради приличия, улыбаясь между поцелуями.

— Угу.

— И твой «не мальчик», кажется, восстановился? — снова поинтересовалась она, поглаживая очевидный ответ на свой вопрос.

— Угу.

— И потом ты встанешь и тоже поедешь к Дениске?

— Зачем ты спрашиваешь, сама же все знаешь, — чуть раздражаясь, проворчал Костя.

— Знаю, — выдохнула Марина. — А ты знаешь, как я хочу тебя? Так сильно, Кос.

Бирюков гортанно застонал, потрогав ее истекающую плоть.

Он так часто терял голову последнее время. Даже в медовый месяц, даже на Байкале у них такого не было. Костя постоянно забывал, что его жена на седьмом месяце, и он должен быть осторожен. После всех испытаний, которые им послала первая беременность, вторая была просто сказкой. И у Марины, и у малыша все показатели были в норме. Близнецы наконец стали спокойно спать всю ночь в отдельной комнате, и лишь изредка прибегали к родителям, преимущественно в выходные. Поэтому Костя и Марина не теряли времени, зная, что скоро снова будут бессонные ночи, кормления, памперсы и прочие прелести первого года жизни.

Марина легонько оттолкнула мужа, встала на четвереньки, заманчиво покачивая попкой.

— Нееет, солнце, неееет, — захныкал Костя, ненавидя себя за то, что собирается ей отказать.

— Ну Кооость, — скулила Марина, чувствуя, как сильные руки аккуратно укладывают ее на бок, и Кос пристраивается к ней ложечкой. — Я хочу сзади, пожааалуйста. Поставь меня обратно.

— Не уговаривай, Мариш. Сегодня Иркина очередь рожать, а не твоя. Больше никаких сзади. Ты же знаешь, я разум теряю в этой позиции.

— Знаю, поэтому и люблю так… — выдохнула Марина, чувствуя, как он наполняет ее.

— Так ведь тоже хорошо… — Костик сжал ее грудь, куснул за ухо, начал медленно двигаться.

— Да, — окончательно смирилась с достигнутым компромиссом Марина.

Пока Бирюковы желали друг другу доброго утра, Дима Токарев ехал на своем потрепанном внедорожнике с драконом на крыле в сторону роддома. Прихлебывая кофе, захваченный по дороге в круглосуточном МакАвто, он прикидывал, стоит ли отменять тренировку, которая значилась у него в восемь утра. Поразмыслив, Дима решил действовать по обстоятельствам. То есть, сначала оценить состояние родственничка, а потом уже делать выводы. Стеб по поводу Денискиных припадков был для Токарева любимым развлечением в последнее время. Но хоть они с Костей и издевались над младшим братом, оба знали меру. Сами были в его шкуре и понимали, что в ней не очень-то комфортно. Постоянное беспокойство за жену и ребенка — это то, что ни Дима, ни Костя не умели контролировать. Особенно Дима.

После истории на парковке с Женей Сергеевым (которого, к слову сказать, никто больше ни разу не видел) Токарев стал как-то спокойнее относиться к Денису, но при этом совершенно измучил своей опекой Сашу. Единственное, что иногда спасало Диму от смерти — это их совместные занятия йогой. Токарев знал в этом толк и подсадил беременную жену, которой сам же, разумеется, и запретил заниматься чем-то еще. Он лично подбирал оптимальные упражнения, штудировал мед литературу, углубляясь в тонкости изменений организма во время ожидания ребенка.

Обычно они занимались в отдельном зале, подальше от посторонних глаз, но все же иногда к ним заглядывали, их видели. Пошли разговоры, а потом стали поступать просьбы от знакомых взять к Диме в группу жену/сестру/приятельницу. Дима сначала отшучивался, а потом ему стало не до смеха. Управляющий клуба предложил ему ставку. Токарев отказался. Правда все-таки иногда занимался еще с двумя беременными девочками, у которых пропадала купленная на год вперед карта. Но одна была Сашиной хорошей знакомой по работе, а вторая женой его приятеля по тренажерному залу.

Разумеется, вся эта деятельность свернулась, когда у них родилась дочь. В тот день Дима натерпелся страху. Даже то мгновение, когда он осознал, что мог умереть, меркло по сравнению с тем, когда врач констатировала, что раскрытие не прогрессирует и нужно готовить операционную для экстренного кесарева. Токарев понял, что готов сам умирать много раз, лишь бы с его девочками все было хорошо. Это были самые долгие полчаса в его жизни. А потом даже строгие роддомовские правила не могли заставить его оторваться от Саши и маленькой Аси.

По всей видимости Анастасия Дмитриевна Токарева с молоком матери впитала навык манипуляции папой. Стоило ребенку пискнуть, Дима хватал ее на руки, качал и баюкал. Стоило ей открыть ротик, папаня совал пустышку. Стоило ей пукнуть, Токарев уже менял подгузник. Что до безумия злило Сашу. Она не собиралась приучать ребенка к рукам и соске. Ну а суть подгузников сама по себе сводилась к тому, что туда надо хоть пару раз пописать.

Однако сил бороться со свихнувшимся мужем у молодой мамы не было. Колики плавно перетекли в первые зубы, а зубы в смену режима. В свои восемь месяцев днем Ася спала пару раз, минут по сорок, а ночью минимум три раза просыпалась, чтобы приложится к груди. Подъем в шесть утра, домашние дела, две обязательные прогулки, и уже к восьми вечера Саша превращалась в овощ, который отдавал супружеский долг на автопилоте, доблестно дотягивая до полуночи, когда Ася наконец засыпала чуть крепче. Однажды Сашка вырубилась в разгаре предварительных ласк, и Дима решил взять дело в свои руки. Во все смыслах. Оставив жену в покое, он подрочил, а утром, едва Аська пискнула, забрал ее из кроватки и унес на кухню. Там они вместе сварили кашу и кофе, позавтракали, поиграли. В восемь утра к ним прибежала шокированная Саша, которая совершенно не понимала, что происходит. Дима лишь кивнул на кофеварку, пожелал девочкам хорошего дня и укатил. Он даже успел заехать перед работой в тренажерку, которой последнее время пренебрегал.

Дополнительные два часа сна, которые он дарил Саше утром, обеспечили ему стабильный секс после Аськинова отбоя. Не каждый день. Потому что теперь и он периодически вырубался вместе с ребенком. Но три-четыре раза в неделю вполне устраивали молодых родителей. Да и Дима откровенно наслаждался новым утренним ритуалом. Он варил кашу и кофе, кормил Аську, ел сам, оставлял порцию Сашке, которая провожала его с улыбкой на лице и дочкой на руках. Она теперь успевала причесаться, умыться, хлебнуть кофе, прийти в хорошее расположение духа, которое заряжало всю их маленькую семью позитивом. И Диман ехал в клуб, где тягал железки и иногда занимался с будущими мамочками.

Через пару месяцев Асин режим снова сменился. Она стала лишь раз просыпаться ночью, а потом дрыхла аж до девяти утра. И вроде бы всем от этого должно было резко захорошеть, но вот беда… Дима уже сам просыпался в шесть и хлопал глазами, пялясь в потолок, безрезультатно ожидая, что сейчас Аська захнычет. Сначала он пытался заставить себя уснуть. Через три дня плюнул и стал вставать, как привык. Он шел на кухню, варил кашу на всех, кофе себе и Сашке, завтракал и ехал в тренажерку заниматься йогой. Теперь он проводил в зале больше времени, что отлично отразилось на его внешнем виде. И управляющий снова предложил ему работу, но уже инструктора тренажёрного зала. Токарев не нашел аргументов для отказа. Он прошел обучение прямо на базе клуба, получил какие-то номинальные корки и приступил к работе.

Диме всегда нравилось что-то новое, нравилось общаться с людьми, нравилось тусоваться в фитнес клубе — поэтому совмещение всех этих факторов сделало его еще счастливее. Единственное, что его напрягало — это бабы. Как только по городу расползлись новости о его новом увлечении, телки толпой хлынули записываться на тренировки именно к Токареву. И Диме пришлось поставить условие — только мужчины. Саша хихикала, если до нее доходили слухи, что кто-то клеится к Димке в клубе. Она прекрасно знала, что это не просто не нравится ее мужу, но и вообще бесит.

Именно поэтому Костя и позвонил Митяю в шесть утра. Он был уверен, что Токарев не спит и готов заскочить к Дениске.

Дима скривился, матеря под нос предприимчивого друга, который (он был готов поспорить на деньги) сейчас трахался со своей озабоченой женой. Но ответственность перед сестрой, да и сочувствие Дениске не позволяли Токареву послать всех в задницу. Он понял, что не зря приехал, когда увидел сгорбленного Бирюкова на лавочке у роддома. Деня что-то печатал в мобильнике и выглядел, мягко говоря, помятым.

— Не смсь, пальцы сотрешь. Вряд ли она с телефоном там. Позвонит, когда родит. Расслабься, — отдал команды Дима, дойдя до лавки.

Денис поднял на него серое хмурое лицо, но ничего не сказал. Однако его взгляд послал Митяя туда, где у негра очень темно.

— Пей, — снова скомандовал Токарев, вложив в Денискину ладонь теплый стакан кофе.

Дэн снова промолчал, но отхлебнул.

— Давно приехали? — спросил Дима через минуту напряженного молчания.

— В пять утра, — прохрипел Денис.

— Воды отошли?

— Нет, просто схватки. Это плохо, да?

— День, не накручивайся. Все в порядке будет, — похлопал его по плечу Дима.

Бирюков зыркнул на него, но снова оставил без комментариев.

Так они просидели час. Дима был готов застрелиться или пристрелить Дениса. Без разницы. А еще он очень сильно просил господа, чтобы Ирина благополучно и желательно поскорее родила.

— У тебя сигарет нету? — вдруг отмер Дениска.

— Нет, — чуть не завыл с досады Токарев.

Мог бы и догадаться, заехать. Магазины еще закрыты, а тащиться в круглосуточный… Лучше уж сгонять. Дима открыл было рот, чтобы озвучить свое намерение, но его перебил телефон. Звонил Костик, обещал подъехать. Токарев этому был чрезвычайно рад. Бирюков-старший всегда умел разрядить обстановку. Дима мог с чистой совестью передать Дениса брату, но… Взглянув на унылого пацана, он только набрал номер клуба, чтобы попросить отменить его сегодняшние тренировки. Как ни крути, а Деня был ему не только родственником, но и другом. Бросить его в таком состоянии Дима не смог.

— Ну как вы тут, девочки мои? — присел рядом с ними на лавочку Костик.

Его светящаяся рожа подтверждала Димины догадки по части утреннего секса, но он решил не озвучивать свои злобно-завистливые мысли по этому поводу. Денис тоже игнорировал брата, только взглянул на часы и бесцветным голосом произнес:

— Уже девять утра. Это ведь ненормально.

— Сашка девять часов в предродовой лежала, — решил поделиться полезной информацией Дима.

— Но у нее же были первые роды, — заспорил Денис.

— Пфф, — фыркнул Токарев. — У Ирки первые тоже не год назад были. Пятнадцать лет прошло, День. Ты это учитывай тоже.

— Я все равно волнуюсь.

— Да мы заметили, — хохотнул Кос.

На него зыркнули убивающим взглядом и Денис, и Дима.

— Давай-ка лучше покурим твои сигареты, Костян, — решил сгладить напряжение Токарев.

Теперь настала очередь Костика фыркать.

— Здрасти, приехали. Я уже месяц как бросил. Очухались.

— Никакого толку от тебя, — буркнул Дениска, снова доставая мобильник.

— Зря наговариваешь, брат. Я хоть и бросил, но заскочил за дымком. Знаю же, что вы, дармоеды, курите в тяжелые моменты жизни.

Он достал пачку, выдал всем по штуке, прикурил.

— А ты где был, когда Маринка рожала? — вдруг спросил Дима.

— Да, — поддержал его интерес Деня. — Где?

— Не поверите, — захихикал Кос. — Спал. Дома.

— Счастливый говнюк, — ухмыльнулся Дениска, оживая.

— Не говори, — поддакнул ему Миттен.

— Я знаю, — посмеивался Костик. — Маринка же в роддоме была. Ночью все и случилось. Стремительные. За три часа их родила, пока я названивал, как сумасшедший. Плановое кесарево не входило в планы моих парней.

— Насколько я знаю, вы их вообще не особо планировали, — уточнил Деня. — Да и третьего — тоже.

— Ну да, — пожал плечами старший брат, — наша стратегия — внезапность.

— Кстати, о внезапности, — решил поделиться новостями Митяй, которого начало отпускать сочувственное напряжение, — знаете, кто ко мне в тренажёрку теперь ходит? Сашка Геллер.

— Геллер? Это Сашкин однокашник что ли? С которым она журнал открыла? — уточнил Деня.

— Он самый.

— И что тут внезапного? — скривился Кос.

— Ну он сроду спортом не занимался, а тут…

— Ты тоже полжизни бухал, а тут… — продолжал стебаться Бирюков-старший.

— Со мной-то все давно ясно, — не повелся Дима на провокацию. — Только вот Сашка не от хорошей жизни решил подкачаться. Развелся он, вот и пришел тягать железо, чтобы мозги отключить.

— Как развелся? — тут же опешил Кос. — У него же двое детей.

— Это не помешало его жене трахаться с его лучшим другом… Вернее, бывшим другом… Теперь уже.

— Во дела, — покачал головой Денис. — Что за бабы пошли? Он же нормальный чувак, веселый. Я его еще с Сашкиного универа помню. Они вечно всей группой на его хате тусовались.

Дима слегка поморщился от воспоминаний Дениса столетней давности, когда Саша еще была его подружкой.

— Блин, Мит, — снова встрял Костик. — Он же реально всю душу в семью вкладывал. Ладно мы, засранцы старые, одумались после тридцатки, а ты и вовсе к сорока… Но Геллер-то! Он же изначально правильный мужик. Женился в двадцать пять, детей наделал, свой бизнес по дороге поднял…

— Я тебе больше скажу, — добавил Токарев. — Он жене своей ресторан открыл, чтобы она после декрета не мыкалась на дядю работать.

— Ох, вот же сука, — не сдержался Дэн.

— Угу, — кивнул Митяй, — а дружок его в этом ресторане админом был.

— И чего теперь? — поинтересовался Кос.

— Ничего, — развел руками Дима. — Жмет от груди, на баб даже смотреть не может, на покер просится. Раньше — хрен зазовешь, а теперь — сам хочет. По детям скучает, но жить с ней не может — тошнит.

Спустя пару минут и еще по сигаретке Костик философски выдал:

— Такое ощущение, мужики, что мы последних приличных девчонок разобрали.

Денис хмыкнул и кивнул.

— Не могу не согласиться, — тоже улыбнулся Митяй.

Они снова немного помолчали, переваривая этот факт. И снова тишину нарушил звонок телефона. Денис аж подпрыгнул, потому что играло из его кармана.

— Ир! — аж взвизгнул он. — Ну как вы?

— Все хорошо. Какого черта ты торчишь под окном? Я же велела ехать домой.

— Ирррра, — зарычал на нее Денис.

— Девочка, три пятьсот сорок, пятьдесят два сантиметра, девять по Апгар. Ты прям ювелир: идеальный вес, идеальный размер, — хихикнула она. — Можешь подняться ко мне. Вещи-то взял?

— Взял! Конечно, взял, — заорал Дэн, теряя рассудок от счастья.

— Я вас вижу. Димку с Костиком поцелуй от меня.

— Надо больно мне целовать этих уродов, — отмахнулся Дэн и погнал к входу в платную палату, теряя тапки.

— Неблагодарный говнюк, — крикнул Дима ему в спину.

— Угу, — кивнул Кос, — мы его на помойке нашли, очистили от очисток… А он нас уродами обзывает.

Они смеясь пошли к парковке. Дима набрал Ирину, чтобы лично убедиться, что с ней и ребенком все хорошо. Костик сразу отзвонился Марине. А Дениска ворвался в палату, расцеловывая жену, словно та вернулась с войны.

— Ты курил что ли? — сморщила нос Ирина, едва он отпустил ее.

— Костик с Димкой дымили, — Денискины глаза забегали.

— Ну да, только Костик месяц как бросил. Маринка не выносит запах дыма.

— Ир, ты знаешь, как я волновался?

Она не сдержалась и рассмеялась, но потом ойкнула.

— Не смеши, пацан, а то моя матка упадет на пол.

Деня тут же скруглил в ужасе глаза, и Ира поспешила его успокоить.

— Это шутка, малыш, расслабься.

Он попытался последовать ее совету, но тут же спросил:

— Скоро ребенка привезут?

— Через час, наверное.

— Нет сил ждать так долго.

— Дождешься, — улыбнулась Ира. — Мы ее так долго ждали, подождем еще часик.

Денис вздохнул и помог Ире устроиться на кровати, чтобы та могла хоть немного подремать. Они действительно долго ждали. Почти год Ирина не могла забеременеть. И если для Дениса этот год был самым длинным из всех, то он мог только догадываться, каковы были все те года, что ждала Ира. Она ведь так давно хотела ребенка, хотела мужчину, хотела любви.

Жена спала, когда медсестра прикатила кювет со спящим младенцем. Денис стоял и смотрел на сморщенное личико, которое выглядывало из тонны пеленок, завязанных вокруг его дочери причудливым образом.

— Прав Костик, — прошептал Деня, — наши девочки — лучшие.


Оглавление

  • Глава 1. Кудрявая нахалка
  • Глава 2. Наглый пацан
  • Глава 3. Проверка на вшивость
  • Глава 4. Предновогоднее желание
  • Глава 5. Хорошими делами прославиться нельзя
  • Глава 6. Терпение и труд
  • Глава 7. И снова о вреде алкоголя
  • Глава 8. На одной волне
  •   Часть 1.
  •   Часть 2.
  • Глава 9. Внезапно
  •   Часть 1.
  •   Часть 2.
  • Глава 10. Кругом одни психи
  •   Часть 1.
  •   Часть 2.
  •   Часть 3.
  •   Часть 4.
  • Эпилог