Непрошеная любовь (fb2)




Ариэлла Одесская Непрошенная любовь

ПРЕДИСЛОВИЕ

Анастасия с сожалением дочитала последнюю страницу романа и отложила планшет, размышляя о прочитанном. Да, читать фэнтезийные романы о любви, конечно же, интересно: красивые отношения, яркие персонажи. Но она уж точно не влюбилась бы в вампира, как эта главная героиня из последнего романа, быррр… Подумаешь, все, как один, красавцы, зато гипнотизируют не хуже змей, а эти влюбленные и охмуренные дурочки еще и горло свое добровольно подставляют под клыки, чтобы эти паразиты кровь их пили. Как будто эти мужики-вампиры мало ее пьют в реальной жизни. Нет, ей такого кровопийцу не надо. Она бы никогда не влюбилась в вампирюгу.

С этими мыслями она встала с дивана и потянулась от души, разгоняя кровь по всему телу и разминая затекшие мышцы. Почувствовав себя гораздо лучше, она подхватила со столика бокал с остатками шампанского. Подошла к открытому окну, сделала последний глоток и грустно устремила свой взгляд в ночное звездное небо с таинственной луной. Вот и день рождения ее прошел за чтением романа. Завтра начнутся однообразные будни с нервотрепкой на работе и ожиданием конца рабочего дня. Затем ее ждет пустая квартира, ужин на скорую руку, домашняя суета. Ничего интересного, ну что за жизнь? Если бы не книги, раскрашивающие цветными фантазиями серый мир действительности, было бы совсем тошно и тоскливо.

Устремив свой мечтательный взор в черное небо, она восхищенно рассматривала сияющие звезды. Ее внимание привлекла яркая падающая звезда, а может и не звезда, хвост которой потянулся за нею следом ярким лучом. Не теряя времени даром, она в спешке тихо произнесла, нарушая тишину теплой, летней ночи.

— Вот бы попасть в другой мир, где есть магия и необычные расы. Пережить приключения и, самое главное, найти наконец-то свою любовь, — которая тщательно от нее прячется. — Такую, как в прочитанных романах, настоящую, на всю оставшуюся жизнь.

Проводив взглядом упавшую звезду, Анастасия отошла от окна и в потемках отправилась в свою спальню. Сбросив халат, в одной футболке и трусиках, она скользнула в свою просторную кровать, как всегда ощущая в этот момент свое одиночество. Сквозь прикрытые веки она ощутила яркий свет и в недоумении открыла глаза. Затем, не веря собственному зрению, подскочила в кровати, приняв сидячее положение, и в немом шоке уставилась на середину комнаты. Где стояла маленькая девчушка, излучающая яркий свет всем своим телом. Этого нереально красивого ребенка можно было бы принять за обычную девочку, если бы только не одно но!

Это был ребенок-котенок с ярко синими большими глазами. Среди ее золотистых кудрей были видны кошачьи ушки. Одето было это прелестное создание в кофточку-безрукавку и в темные штанишки, заправленные в невысокие ботинки, очень смахивающие на берцы. Но больше всего внимание привлекал ее игривый хвостик, он явно выдавал проказливую натуру ребенка.

— Оооо, ты галлюцинация?! Плод моего расшалившегося фэнтезийного воображения? — заворожено прошептала Настя, боясь спугнуть свою красивую фантазию. — Или же ты последствие выпитого шампанского, — продолжала она размышлять вслух, — нет, я не алкоголик и от такого количества выпитого уж точно «белочка» не приходит, — отмела она последнюю версию своего предположения.

— Меня зовут не Галлюцинация! — возмутился ребенок, хмуря бровки на своем кукольном личике, ее хвостик выразил недовольство, резко хлестнув, разгоняя воздух. — Меня называют моя радость! — подняла она глазки к потолку, вспоминая и перечисляя, как ее называют дома, — еще меня называют папина красавица! Мой Котенок! Наша любимка! Ну и мамина шкода! — шаркнула она ножкой и посмотрела с проказливой улыбкой на Настю. — Но ты меня можешь называть этой…. как ее?… с палочкой, которая, — в этот момент в ее ручке появилась из неоткуда эта самая палочка со светящийся звездочкой на конце, — во… добрая фея я! — вспомнила она. — У тебя же день рождения сегодня был, — малышка озадаченно нахмурила брови и произнесла, — только что-то праздником и не пахнет, а где шарики, и всякие праздничные украшения? А торт ты уже съела? — обвиняющим взглядом посмотрела она на опешившую именинницу, как на жадину обжору.

— Ну, я все же взрослая дама для шариков и украшений, да и торта у меня не было, — начала она, как школьница, оправдываться перед этой забавной малышкой, плодом своего повернутого воображения. Не говорить же ей, что у нее нет друзей, с кем бы ей хотелось отмечать этот безрадостный праздник, потом смутившись, почему-то добавила, — не люблю я тортов.

— О, как у тебя все тут запущенно! Ничего ты не понимаешь в этом сладком празднике жизни! — ткнула она в ее сторону своей палочкой. — Ладно, так уж и быть, я исполню твои желания даже без торта! — снисходительно пообещала девчушка, — хотя добрую фею обязательно надо