Демпфер (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Андрей Антоневич Демпфер

Глава 1

I

Андрей задыхался…

Он понимал, что если перестанет сопротивляться, то умрет…

Существо, преследовавшее его с самого детства, в очередной раз ворвалось к нему в сознание на границе между сном и реальностью…

Когда сквозь дрему Андрей понял, что к нему прижимается не теплое тело его Леры, а обжигающе ледяное… нечто, было уже поздно. Он попытался повернуться с левого бока на правый и нанести удар первым, но ледяная тварь навалилась на него в тот момент, когда он перевернулся на спину, и вцепилась ему шершавыми, как наждачная бумага, руками в горло.

Он схватился своими руками в запястья существа и открыл глаза…

Как обычно, кроме тонких, похожих на переплетенные между собой корни деревьев, рук он ничего не рассмотрел. Черное расплывчатое марево приближалось к его лицу, проникая в тело холодной, парализующей дрожью. Собрав волю в кулак, Андрей, что есть мочи, напрягся и представил себе, как его внутренние силы концентрируются в яркий белый сгусток, разрывая атакующее существо на куски…

Когда Андрей уже подумал, что в этот раз проиграл, леденящая хватка существа ослабла, и он с истошным криком окончательно вернулся в сознание.

Черное марево растворилось под потолком…

Свет начинающегося летнего утра осветил комнату несмелыми бледными лучами.

В стену недовольно застучала его соседка — дворничиха Настенька. Андрей окончательно пришел в себя, но, лежа в холодном поту, свет включать не спешил — покупать новые лампочки не хотелось. Каждый раз после схватки с существом, когда он торопился вскочить и включить свет, те всегда взрывались с оглушительным треском.

Немного отдышавшись, Андрей протянул руку к прикроватной тумбочке и посмотрел время на своем мобильном. Электронное табло услужливо вывело информацию о том, что уже четыре утра.

— Странно, — подумал про себя Андрей, потому что обычно существо на него нападало с полуночи до двух.

Решив, что больше ему уснуть не получится, Андрей Викторович Климов включил с пульта телевизор и направился в ванную комнату, чтобы справить нужду. Сделав дело, он подошел к умывальнику и взглянул в зеркало.

На него смотрел тридцатилетний брюнет с голубыми глазами на правильном лице, на шее которого багровели четыре косые царапины.

— Вот, тварь, — выругался сквозь зубы Андрей и прислушался к звукам, царившим в его съемной однокомнатной квартире, но кроме храпа Настеньки за стеной, ничего не услышал.

Устало зевнув, Климов открыл на проветривание окно и нырнул под одеяло. Под трели просыпающихся птиц, шум колес редких автомобилей и невнятное бормотание диктора круглосуточного новостного канала, он углубился в воспоминания…

II

Первый раз он почувствовал ледяное дыхание существа в пять лет, когда он, еще со здоровым отцом, поехал в гости в деревню к его родителям. В тот день его дед Иосиф, очень радовавшийся приезду младшего сына и внука, целый день носил его на руках, а затем достал из шкафа свои медали и ордена, полученные им за участие в Великой Отечественной, и дал их ему поиграться.

Бабушку Марию он помнил плохо.

Единственное, что у него отложилось в памяти о ней это то, что она никогда не брала его на руки и всегда ругалась на отца за то, что он приезжал в гости без ее ведома. Уже повзрослев, после смерти родителей отца, Андрей от своих двоюродных братьев узнал, что его бабушку считали за колдунью, отчего жители деревни сторонились их дома и лишний раз старались на улице с ней не встречаться. Ее все боялись, потому что она была немного странная и иногда пропадала без вести на несколько дней. Затем, она, как ни в чем не бывало, появлялась обратно, и даже дед не знал, где она была все эти дни.

В ту ночь он проснулся из-за ощущения безотчетного страха…

Он попытался закричать, чтобы разбудить храпящего рядом отца, но крик застрял у него в горле. Из угла комнаты к нему метнулось темное пятно, и он почувствовал у себя на темечке грубую ледяную ладонь.

Ужас сковал его руки и ноги, дыхание стало замедляться…

Внезапно тень исчезла, а с ней и ощущение холода. В углу комнаты маленький Андрюша рассмотрел фигуру бабушки, которая что-то шептала и делала руками какие-то пассы…

Он уснул также резко, как и проснулся.

Через год отец заболел…

Все началось с внезапных приступов головной боли. Затем его тело периодически стали сводить судороги. После обследования в областной больнице отец впал в кому. В его теле сохранились только жевательно-глотательный рефлекс и способность избавляться от продуктов жизнедеятельности. Посовещавшись, эскулапы пришли к выводу, что, скорее всего, его отец стал жертвой энцефалитного клеща и, отмеряв ему, максимум три месяца жизни, отправили его в вегетативном состоянии умирать к родителям в деревню.

В памяти Андрея навсегда застряла картина, как его отец лежит на кровати с подстеленной под ним оранжевой клеенкой и пол-литровой стеклянной бутылкой от молока между ног для сбора мочи.

— Уходи, — сердито крикнула на него, вливавшая в рот отцу с поильника какую-то жижу, бабушка, когда он вошел в комнату, в которой тот лежал.

Через два года, неожиданно для всех, а особенно для врачей, считавших, что он уже давно съеден червями, отец пришел в себя и позвал свою маму. Оказалось, что за время нахождения в коме у него не только атрофировались мышцы, но и пропало зрение. Благодаря своим сестрам, которые, работая медсестрами, приносили ему с работы поддерживающие препараты и делали массаж, защищая его тело от полной атрофии и пролежней, отец через три месяца поднялся и смог пойти. Несмотря на то, что он напоминал скелет обтянутый кожей, его мозг остался не поврежденным и отец четко помнил все события вплоть до того момента, пока его не запихнули в какой-то большой экспериментальный аппарат для обследования.

Когда отец окреп, его перевезли в город в их квартиру, чтобы мама за ним ухаживала.

Именно в ту ночь существо пришло к Андрею во второй раз…

Он спал на животе и видел сон, в котором мог летать. Неожиданно он резко начал падать с очень большой высоты. Неприятно проснувшись, Андрей почувствовал у себя за спиной уже знакомый, леденящий душу холод. Он уткнулся лицом в подушку и попытался резко уснуть…

Замораживающее дыхание существа обдало его шею, а затем ледяная ладонь плавно опустилась ему на затылок, вдавив его голову в подушку до упора…

— Мама! Мама! — пытался кричать он, но звук, издаваемый его горлом, потухал в подушке и выходил наружу лишь невнятным мычанием.

Повинуясь врожденным инстинктам выживания, он резко дернулся в сторону и вывернулся из-под ледяной ладони.

— А…а…а… — наконец вырвался у него испуганный крик, и существо исчезло вместе с холодом.

Он потом долго не мог успокоиться и объяснить маме, что произошло. Когда же смог, она его уверила, что это просто кошмар. Отец, который тоже услышал его крики и пришел из своей комнаты, ничего не сказал. Он лишь вздохнул и побрел обратно по стене на ощупь.

Через три года отца почти полностью парализовало. К тому же ему вывели из мочевого пузыря наружу трубку, и теперь в обязанности Андрея входило не только его кормить, но и выливать скопившуюся в специальном пластиковом пакете мочу.

Вонь от мочи и гноящихся пролежней стояла в квартире неимоверная.

Андрей, у которого уже начинался переходный возраст, стал ненавидеть своего отца и периодически желал ему смерти. Глядя на своих сверстников, ходивших в модной одежде, он чувствовал себя гадким утенком, потому что пенсии отца и мизерной зарплаты матери — библиотечного работника, едва хватало на скудное пропитание и оплату коммунальных услуг.

В их провинциальном городке вовсю процветала мода на преступные группировки, поэтому среди молодежи было модно быть агрессивным. Чтобы выжить на улице, Андрей начал ходить в тренажерный зал. Заниматься боксом или другими боевыми искусствами смысла не было — лучшей боевой школой была улица. Правило было одно — бей или тебя побьют.

В ту ночь, когда умер отец, Андрей впервые попробовал алкоголь. Он шел, пошатываясь по заснеженной улице, и проклинал своего отца за то, что он стал инвалидом…

В тот момент, когда он умер, двери в его комнате сначала нараспашку распахнулись, а затем с чудовищной силой грохнули так, что треснул наличник. Стрелки на механических корабельных часах, подаренных когда-то одним морским офицером — его другом, остановились ровно в полночь. Сантиметровое в толщине стекло, закрывавшее циферблат, лопнуло и пошло мелкими трещинками.

С тех пор существо навещало его с завидным постоянством не менее одного раза в месяц, пока он не поступил в университет МВД и не уехал из дома.

Перед самым выпуском ему сообщили о том, что его мать умерла от сердечной недостаточности. Ее абсолютно поседевший труп нашли только через два дня, после того как она перестала выходить на работу.

III

Став лейтенантом полиции, Андрей не спешил возвращаться в родные пенаты и попросился работать в областной город, где со временем вырос с участкового уполномоченного захолустного участка до старшего оперуполномоченного областного управления уголовного розыска. Пустующую квартиру он попытался продать через риелторскую контору, но желающих стать счастливым обладателем трехкомнатной квартиры почему-то не нашлось. Одно время он сдавал квартиру в аренду, но каждый раз через две-три недели квартиранты в ужасе бежали оттуда, жалуясь на творившуюся в ней чертовщину.

Со временем Андрей стал забывать про существо и уже воспринимал его как игру своего воображения, но два года назад тварь вернулась…

В этот раз существо навалилось на него внезапно, не давая возможности вздохнуть и крикнуть. Тварь была сильна и агрессивна, как никогда. Ему уже казалось, что вот-вот он задохнется, как внезапно послышался резкий хлопок и тварь исчезла. Пытаясь выбраться в реальность, Андрей увидел, как мимо него на балкон прошла коренастая, покрытая с головы до ног густой коричневой шерстью, фигура. Андрей проводил ее взглядом и попытался крикнуть, но из горла, как обычно, не вышло ни звука. Однако волосатое создание обернулось и… Андрей обомлел…

Волосатое создание было с его лицом…

Окончательно вернувшись в реальность, он обнаружил, что балкон, который он точно закрывал, потому что на улице стояли лютые февральские морозы, был открыт нараспашку. Его шея и плечи украшали свежие глубокие до крови царапины.

К врачам идти смысла было нечего, потому что они бы вряд ли поверили, что царапины и синяки ему причиняет кто-то или что-то, а не он сам себе. Тем более тогда ему бы пришлось поставить на своей карьере жирный крест. Майор полиции — шизофреник государству точно был не нужен.

Тогда он решил обратиться в церковь…

На исповеди Андрей рассказал батюшке о преследовавшем его всю жизнь существе. Тот внимательно выслушал и потребовал у него, чтобы он ему рассказал еще и про все свои грехи. Андрей посмотрел в хитрые глаза батюшки и соврал, что грехи у него мелкие и не стоят потраченного батюшкой времени, тем более тот потребовал оплату не по факту проведения процедуры таинства, а повременную. Священнослужитель расстроился и уверил его, что за определенную сумму, равную месячной зарплате Андрея, осветит его жилище и изгонит бесов. Пять минут, что-то невнятно побормотав себе в ухоженную бороду и залив водой не только стены, но и пол с потолком, батюшка заявил, что он очистил от скверны и жилище и Андрея.

Однако в эту же ночь ледяная тварь вновь явилась к нему…

На следующий день батюшка его сочувствующе выслушал и только виновато развел руками. Также он разводил руками и через полгода, когда после нескольких дней затраченных на установление водителя, сбившего на пешеходном переходе среди белого дня старушку и ее годовалую внучку насмерть, Андрей с коллегами приехали проверять засветившийся на видеозаписи наружной камеры магазина огромный иностранный внедорожник. Батюшка долго отпирался, крестился и божился, призывал к себе в свидетели бога, пока у него в гараже в ходе обыска не нашли его видеорегистратор, который он из-за жадности не выкинул, а припрятал, пока все не уляжется.

С тех пор Андрей решил полагаться только на свои силы и периодически менял съемное жилье. Однако через три-четыре месяца существо опять врывалось к нему на стыке сна и реальности, пытаясь его задушить.

Теперь тварь не смущало даже присутствие с Андреем другого человека.

Карина — девушка с которой у него несколько раз был секс, после того как существо совершило очередное нападение на Андрея, бежала из его квартиры прямо посреди ночи в одних трусах, прихватив с собой только свой мобильный телефон, и с тех пор на связь с ним не выходила.

После этого Андрей в очередной раз сменил место жительства и уже в двадцатый раз выкинул в сеть объявление о продаже квартиры своей матери.

Три месяца, с тех пор как он переехал и встретил свою Леру, тварь его не беспокоила до сегодняшнего момента.

Нужно было что-то делать…

— Мяу…у…у…

— Что ты разлегся здесь, бегемотище волосатое? Чуть не обделалась от страха из-за тебя. Пошел вон, — закричала за стенкой Настенька на своего кота.

Андрей подскочил в кровати и уставился на часы.

Оказывается, он немного задремал и чуть не проспал на работу.

IV

Когда он выбегал на лестничную площадку, то столкнулся в дверях с Настенькой, не спеша тащившейся в сопровождении абсолютно черного кота Никиты подметать двор.

— Привет, красотка. Ты сегодня в огнях, — кинул он ей на ходу.

— Ой, да ладно, — расплылась в гнилозубой улыбке Настенька — бесформенная женщина с синюшным лицом на вид шестидесяти лет.

На самом деле ей было чуть больше сорока. Кроме кучи болезней и пагубного пристрастия к спиртному, она еще имела за плечами два высших образования.

Из-за того, что Настенька считала себя шибко умной, она вовремя не вышла замуж. После тридцати она спуталась с одним аферистом, который оформил на нее несколько кредитов, а затем скрылся в неизвестном направлении. Лишившись жилья, Настенька в отчаянии сошлась с одним, интеллигентного вида, алкоголиком, который, приобщив ее к спиртному, скоропостижно скончался от цирроза печени. Потеряв сожителя, она не потеряла интерес к спиртному и, в итоге, лишилась еще и престижной работы. С тех пор она была дворничихой и жила с котом Никитой, который очень не любил, когда к ней в гости приходили представители местного бомонда, именовавшие ее между собой Синей Вдовой.

— Андрюха, одолжи пару рублей до зарплаты, — взмолилась Настенька, пока кот Никита, которого он периодически подкармливал, терся о его колени.

— Ты мне еще старый долг не отдала.

— Он списался в счет компенсации морального вреда, — заявила дворничиха, облизывая потрескавшиеся губы.

— Чего это вдруг? — удивился Андрей.

— Потому что я из-за тебя не высыпаюсь, — пояснила Настенька. — То баба твоя орет по ночам, как будто у нее в первый раз любовь, то ты уже орать начал. Вы там, что? Теперь она тебя, что ли?

— Извини. Кошмар приснился. На тебе на пиво, — достал из кармана джинс пару железных денег Климов.

— Гипоталамус пивом не обманешь. Оно не спровоцирует выброс дофамина, а всего лишь лишний раз потревожит печень, — вспомнила о том, что у нее два высших образования дворничиха.

— Настя, больше нет, — отмахнулся от пивной феи Андрей и выбежал из подъезда.

До работы он домчался на своей «Ладе» за полчаса. Пробок и утырочных водителей на дороге почти не было.

После небольшого совещания с руководством, майор Климов плотно засел за бумаги. Документов, пока он находился в служебной командировке в одном небольшом городке районного подчинения, скопилось великое множество.

Всю прошлую неделю он вместе с местными сыщиками пытался выяснить, куда девался Ванька Чалый — престарелый барыга, который, по версии местного следствия, куда-то ушел и где-то умер. Их почему-то не смущало, что Ванька Чалый, будучи хромым, никуда из дома без своей тросточки, которая сиротливо осталась стоять в коридоре у него в квартире, не выходил.

Только через несколько дней напряженного кропотливого труда выяснилось, что Чалый ушел из дома в нескольких спортивных сумках, будучи распиленным по частям своим одним хорошим знакомым, остро нуждавшимся в деньгах.

Ковыряясь в бумагах, половину из которых составляли новые служебные инструкции, придуманные очень грамотными людьми ни разу не видевшими живого преступника, Андрей обратил внимание на поручение о проведении мероприятий по отработке версии о том, что Власова Карина, двадцати трех лет отроду, пропавшая без вести неделю назад, могла стать жертвой преступления.

Это была именно та Карина, сбежавшая из его квартиры, после того как ледяная тварь в очередной раз выследила его…

V

По телефону его коллеги из местного отдела пояснили, что Карина по месту жительства характеризовалась, как ветреная девушка, которая очень любила путешествовать. Поэтому по основной версии, она куда-то, никому не сообщив, уехала.

Можно было дать формальный ответ, но после разговора со следователем, сообщившим, ему, что ее мобильный телефон и документы остались дома, Климов решил сам выяснить более подробно все обстоятельства ее исчезновения.

Перед выездом Андрей забежал в туалет, чтобы справить нужду.

В соседней кабинке, судя по журчанию присущему полковой лошади, справляла свои дела Ирка из аналитического отдела, которая была до того ленивая, что не утруждала себя хождением на первый этаж в женский туалет, поэтому, не стесняясь, делала свои дела в мужском на третьем.

Решив обрадовать своего друга Слепнева Тимофея — начальника отдела по борьбе с киберпреступностью, Климов помыл руки и поспешил к нему в кабинет.

Тимофей был хорошим человеком, но очень добрым и интеллигентным. По доброте своей душевной, он подчиненных не наказывал, а делал им внушения в надежде на то, что у них проснется совесть. Однако она почему-то у них не просыпалась и вместо того чтобы выполнить поставленную задачу, они, частенько, показывали ему в спину фиги.

В воспитании единственного сына он тоже придерживался политики «только пряника» и следовал японской методике становления личности.

То ли методика подходила только под японцев, то ли она шла вразрез с методикой деда, считавшего, что: «Ремень по голой заднице — это лучший стимулятор», но в результате сын вырос неуправляемым. В итоге, когда Тимофей ему говорил, чтобы он слез с дерева, тот показывал ему политкорректную американскую фигуру с участием среднего пальца и лез еще выше.

Часть характера он вобрал от своей матери, державшей Слепнева под плотным каблуком, а часть унаследовал от отца. Будучи, по сути, добрым мальчиком, он носил домой по очереди, то одноногую ворону, то плешивого котенка, то бесхвостую собачонку, то старого вонючего ежа, а в тринадцать лет привел и поселил на балконе бомжа Женика. Правда, тот, в отличие от тварей безмолвных, квартировал только до вечера, пока не пришли с работы родители. К этому времени Женик выжрал в доме все запасы спиртного и на вопросы о том, кто он и как сюда попал, только безмолвствовал и смотрел на хозяев печальными глазами, как и его предшественники.

В восемнадцать, Слепнев младший привел в дом потрепанную деваху по имени Катенька и, не терпящим возражений голосом, заявил, что это его невеста и теперь она будет жить с ним в его комнате.

Катенька задержалась на две недели больше, чем Женик, до того времени, пока терпение Тимофея не лопнула и он не решил навести о своей невестке справки. Оказалось, что Катеньке совсем не восемнадцать, а уже тридцатка и ее разыскивают в соседней области.

После этого случая он выгнал из дома и Катеньку и свою жену, которая методично выносила ему мозг, а сына отправил в армию.

— Слушай, опять в туалете на Ирку нарвался, — вместо приветствия начал Андрей, заглянув к нему в кабинет.

— Может кофе? — спросил Тимофей.

— Какой кофе? И так в туалет хочется. Тем более времени нет. Поеду в люди, поработаю, — ответил Андрей и закрыл за собой дверь.

Спускаясь по лестнице, Климов злорадно усмехался, потому что знал, что интеллигентный до ужаса Слепнев, теперь целый день будет стесняться сходить в туалет, опасаясь потревожить там Ирку.

VI

Как обычно, служебной машины не оказалось на месте, потому что она ездила неизвестно где, по неизвестно каким вопросам, поэтому Андрей поехал к последнему адресу местонахождения Карины на своей.

Ее квартира располагалась на первом этаже шестнадцатиэтажного дома. На лавочке возле подъезда сидела добродушного вида старушка и подозрительно изучала личность Климова. Решив, ей в этом помочь, Андрей подошел к ней и показал свое удостоверение. После того, как старушка, подслеповато щурясь, сверила соответствие фотографии на удостоверении с его лицом и проверила наличие гербовой печати с водяными знаками, Климов спросил:

— Вы Власову Карину из четвертой квартиры знали?

— Эту проститутку все знали, — ошарашила Андрея старушка.

— Чего же она проститутка? Она же работала в строительной фирме.

— Днем работала, а ночью шалавила, — безапелляционно заявила бабулька.

— С чего вы так решили? — начинал сердиться Андрей.

— Днем она такая прилежная, здоровается со всеми, а вечером губы намажет, лицо размалюет и шалавить пошла, — зло прошипела вредная бабка.

— Да, что вы такое говорите, — вмешался усатый пожилой мужчина с балкона первого этажа, случайно подслушавший их разговор. — Нормальная она была девчонка. Работала, за квартиру съемную вовремя платила, с соседями хорошо общалась…

— Проститутка она, — взвилась старуха. — Я сама видела, как она три месяца назад в одних трусах к себе через балкон лезла. На улице апрель, а она голая по ночам разгуливает.

— Не слушайте ее, — запротестовал мужчина. — Хорошая она девочка. Только последнее время, что-то странное с ней происходить стало.

— О чем вы? — заинтересовался Андрей и, оставив вреднющую бабку в одиночестве, подошел ближе к балкону.

— Как-то изменилась она, — пояснил мужчина. — До этого она всегда жизнерадостная была, улыбчивая, а последнее время замкнулась. Постоянно задумчивая ходила… Я однажды ее в подъезде окликнул, так она так испугалась, бедняжка, что я уж думал, что у нее сердечко выскочит от страха.

— Еще что-нибудь вам показалось в ее поведении странным? — осторожно спросил Климов.

— Она сама по себе странная стала. Наверное, с какими-то сектантами спуталась, — ответил мужчина и закрыл балконную раму, дав понять, что разговор на этом окончен.

Андрей решил осмотреть ее квартиру еще раз, но до хозяина квартиры он не дозвонился. Поэтому пришлось довольствоваться материалами уголовного дела. Пролистав тоненькую папочку с допросами соседей и отца Карины, Климов еще раз внимательно перечитал протокол осмотра квартиры и изучил фотографии с места. Из протокола следовало, что порядок вещей в квартире не нарушен, следов борьбы нет, однако входная дверь была заперта изнутри. Только на балконе было открыто окно, через которое она, по версии следствия, и ушла из квартиры.

Решив на следующий день поговорить с ее подругой, которая была с ней в тот вечер, когда он познакомился с Кариной в баре, Андрей, не заезжая в управление, поехал домой.

По дороге он набрал Лерке и сообщил, что он за ней сейчас заедет.

Ему очень не хотелось оставаться этой ночью одному. Да и соскучился он по ней за время командировки изрядно…

VII

Они лежали в кровати после страстного секса и не могли отдышаться…

Его Лерка — стройная зеленоглазая блондинка с шикарными, не испорченными химией, волосами, доходившими ей до талии, до их встречи, не имела особого сексуального опыта, но быстро всему училась и теперь вовсю постаралась, чтобы порадовать своего мужчину.

— Домой поедешь или у меня останешься на ночь? — спросил Андрей.

Лера прижалась к нему плотнее и ответила:

— Отец опять пьяный, а мачеха мне весь мозг уже выела… Не хочу туда вообще возвращаться.

— Может, ко мне с вещами переедешь? — немного помедлив, осторожно поинтересовался Климов.

Она немного напряглась, но ничего не ответила.

— Так что? — спросил он и, приподняв ее голову, посмотрел ей в глаза.

В ее завораживающих зеленых глазах маленькими изумрудинками стояли слезы…

— Я… Я не знаю… Мне страшно… Ты такой взрослый… А я…

— Я не понял, — приподнялся на локтях Климов. — Я что? Для тебя уже старый пердун?

— Что ты, что ты, — зачастила Лера. — Я имела в виду, что ты уже самостоятельный, а моей зарплаты учителя математики только на прокладки и помаду хватает. Я не хочу висеть у тебя на шее и быть обузой.

— Ну что ты. Какая обуза? — поцеловал ее в изящный носик Андрей. — Это была твоя первая зарплата. Первая всегда самая маленькая. Моя первая вообще закончилась в тот же вечер, потому что мои коллеги уверяли меня, что традиции надо соблюдать. Это я уже потом понял, что алкоголики традицию могут сделать из чего угодно, лишь бы выпить на халяву. Тем более не важно, какая зарплата у тебя. Важно совсем другое.

— Что? — тихонечко спросила Лера.

— То… Что я люблю тебя…

— Я тебя люблю сильнее, — по-детски прошептала Валерия и впилась в его губы…

Теперь их секс был не менее страстным, но более чувственным и нежным…

Насладившись друг другом, они уснули почти одновременно.

VIII

Климов проснулся от нехорошего предчувствия…

Ощущение приближающейся беды неприятно саднило сердце.

Лерка лежала к нему спиной, плотно прижавшись к его животу попой, а он, лежа на правом боку, держал в левой руке ее грудь и пытался понять, что происходит…

Приятное тепло Лериной груди в ладони, резко контрастировало с леденящим душу холодом у него за спиной…

Осторожно, пытаясь не выдать себя, Климов убрал ладонь с груди Леры и приготовился к атаке…

Как только ледяные иголки поднялись по его телу от спины до затылка, Андрей резко откинул одеяло и вскочил на ноги…

Перед ним стояло высокое, черное существо, с молотообразной, резко контрастирующей с худым жилистым телом, лишенной каких-либо отверстий и не имевшей четких границ, головой. По всему его телу периодически пробегали бледные всполохи.

Как только Андрей вскочил, тварь вцепилась в его шею так сильно, что у него зазвенело в ушах. Он попытался нанести удар ногой или рукой, но чудовище имело такие длинные руки, что он попросту не мог до него дотянуться.

Это был точно не сон…

Это была суровая реальность.

За спиной у твари по часовой стрелке клубился черный туман, заворачиваясь в беспросветную воронку.

— Оставь его! — услышал у себя за спиной Андрей яростный окрик Леры.

В этот же момент в голову чудовища прилетела сначала подушка, потом Лерин мобильный телефон, тапок, а затем и сама Лера, которая голой фурией вцепилась ногтями в голову твари и попыталась ее укусить.

Уши у Андрея заложило от неприятного, резкого свиста в ушах…

Черное чудовище оторвало одну четырехпалую конечность от шеи Климова и, схватив Леру за волосы, отбросило ее к стенке за спиной у Андрея.

Лера звонко ударилась телом об стену и затихла.

— Тва…рь, — только и смог из себя выдавить Климов, чувствуя как его покидает сознание.

В это время из головы чудовища вытянулись три шипастых щупальца, которые медленно, но неотвратимо приближались к лицу Андрея.

Только он про себя решил, что так просто не сдастся и напоследок вцепится зубами в одно из щупалец, как, что-то произошло…

Сбоку от черной воронки воздух засветился, и пространство разорвала яркая зигзагообразная вспышка, застывшая в причудливом изгибе.

Тварь резко спрятала щупальца обратно в голову, отпустила шею Андрея и развернулась к светящемуся зигзагу, из которого появилась волосатая фигура, которая тут же вцепилась в голову чудовища, повалив его на пол.

Неприятный свист сменился на хрип волосатой твари, которую под себя подмяло молотоголовое чудище и принялось наносить короткие резкие удары жилистыми руками по всему его телу. Волосатая тварь выставила перед собой скрещенные широкие руки и, отразив очередной удар, умудрилась сбросить с себя противника. Теперь неприятный свист опять возобновился.

Андрей немного пришел в себя и подполз к неподвижно лежащей на животе Лере. Вся ее спина и ягодицы были похожи на сплошной синяк.

— Лера… Лера, — осипшим голосом позвал ее Андрей, вытянув вперед руку, чтобы приподнять ее голову.

В это время черная воронка и светящийся зигзаг немного сместились в сторону и на мгновение сблизились…

Неприятный для слуха хлопок огласил комнату и стена, разделявшая квартиру Андрея и дворничихи, исчезла…

Настенька сидела посреди комнаты в стареньком кресле в окружении батареи пустых бутылок и смотрела телевизор. У нее на коленях дремал Никита. Когда стена исчезла и она узрела, как перед ней борются в смертельной схватке два противных создания, а у противоположный стены лежат два абсолютно голых человека, она решила, что это начался другой фильм. Однако когда кот подскочил с ее колен и протяжно зашипел, Настенька поняла, что тут что-то не ладно.

Она схватила первую попавшуюся бутылку от водки и с силой метнула его в молотоголовую тварь, которая к этому времени опять подмяла под себя волосатую. Бутылка точно вошла в то место на голове чудовища, откуда у него до этого появлялись щупальца, и разбилась.

Молотоголовая тварь на мгновение отвлеклась от волосатой, чтобы определить источник агрессии, но этого было достаточно…

Волосатое создание высвободило из-под кривых ног черной твари свои руки и хлопнуло в ладоши. Красный луч вырвался из его сомкнутых ладоней, ударив той в голову.

Черная тварь отлетел в квартиру Настеньки, врезавшись в армаду пустых бутылок. Кот Никита кинулся от твари в обратную сторону, заскочив в квартиру Андрея.

Волосатое создание поднялось на ноги и кинулось к Климову. Он приготовился защищаться, но оно схватило его поперек туловища и закинуло себе на плечо. Андрей попытался сопротивляться и даже несколько раз ударил волосатую тварь по ногам, но та на это никак не отреагировала, а, прихрамывая, поспешила к светящемуся зигзагу.

Завидев это, черная тварь резко вскочила на ноги и с разрубленной пополам головой, в разрезе которой зияла перемешанная с серыми всполохами черная пустота, кинулась в квартиру Андрея обратно, однако было уже поздно. Волосатое создание с Климовым на плече шагнуло в светящийся разлом, а вслед за ними туда шмыгнул взъерошенный, как туалетный ершик, кот Никита, за которым зигзаг схлопнулся.

Страшная тварь, обе половинки головы которой, к этому времени почти срослись обратно, несколько раз покрутилась вокруг своей оси и прыгнула в черный туман, который тут же растворился легким маревом.

Стена между квартирами появилась обратно.

Настенька судорожно переворачивала пустые бутылки донышком вверх, чтобы найти хоть каплю спиртного, а Лера так и осталась лежать у стены…

Глава 2

I

Андрей и волосатое создание оказались внутри какой-то сферы, испускавшей нестерпимо яркий свет.

Перешагнув невидимую грань между комнатой Андрея и пространством сферы, создание тяжело вздохнуло и упало, подмяв под себя Климова. Он выбрался из-под обмякшего волосатого тела и перевернул его на спину.

Как он и ожидал, на него смотрело его же, только сильно постаревшее лицо.

— Кто ты? Что происходит? — закричал в лицо, утащившему его созданию, Климов.

Существо силилось что-то сказать, но из его широко открытого рта вылетали лишь хрипы. Только теперь Андрей обратил внимание, что его тело покрыто глубокими, зияющими темно-зелеными ранами, из которых толчками сочится такого же цвета жидкость.

— Кто ты? — еще раз спросил Андрей и схватил за плечи существо.

Лицо существа, оно же лицо Климова, заострилось и стало расплываться бесформенной массой. Существо с трудом подняло обе руки вверх, а затем их безвольно опустило и, схватив правую руку Андрея, что-то туда положило. Климов развернул свою ладонь и рассмотрел небольшую светящуюся полоску.

Неожиданно полоска сама по себе изогнулась и защелкнулась браслетом на его правой руке.

Андрей попытался снять с себя браслет, но светящаяся полоска плотно легла на его запястье, и он почувствовал, как она впилась в его кожу.

— Что это? — затряс за плечи безвольное, ставшее почти невесомым, тело создания Андрей.

К этому времени лицо существа окончательно расплылось в разные стороны, а его тело расползлось ворохом темно-коричневых волос в темно-зеленой луже.

Андрей обнаружил, что он весь в волосах и жидкости растворившегося существа.

— Мяу, — дал о себе знать кот Никита.

— И ты здесь? — удивился Климов, рассматривая как кот, брезгливо облизывает свою шерстку на груди, пытаясь избавиться от волос и вязкой зеленой жидкости растворившегося существа.

Пока Андрей, последовав примеру кота, руками счищал с себя остатки странного создания, свет в сфере постепенно угас и они погрузились в абсолютную темноту.

Через мгновение купол сферы пришел в движение и раскрылся двумя половинками, полностью скрывшись у них под ногами. В итоге Андрей и кот остались стоять на широкой металлической платформе посреди огромного, освещенного дневным светом, помещения.

— Приехали, — выдохнув, произнес Андрей, осмотревшись по сторонам.

Вокруг платформы стояло около пятидесяти вооруженных устрашающего вида пистолетами человекоподобных существ, облаченных в темно-синюю броню, которые, как только сфера раскрылась, все до одного одновременно навели на них свое оружие.

— Кра…сваал это…рган эли…ут Эриум, — донесся до Климова чей-то глухой сиплый голос.

В поисках владельца голоса Андрей завертел головой по сторонам и обнаружил на широком балконе высоко под потолком помещения странное существо…

Это было шестиногое, плотно сбитое создание с телом гусеницы, зашитое в броню цвета бирюзы, с открытым человекоподобным, только сильно вытянутым лицом. Оно стояло, подняв вверх свои четыре, вполне человеческие, руки и продолжало, что-то говорить.

— Ага, — махнул головой Андрей и поднял с пола, испуганно жавшегося к его ногам, Никиту.

Он прикрыл котом свое голое «хозяйство» и согласно закивал головой существу на балконе, просчитывая в это время в уме возможные варианты отхода.

Пробиваться абсолютно голым среди толпы явно профессиональных солдат, будучи вооруженным лишь одним котом, было полным безумием, поэтому Андрей мелкими шажками направился к примостившемуся на краю платформы какому-то светившемуся разными цветами радуги прибору, чтобы попробовать вернуть светящуюся сферу обратно.

Гусеницеобразное существо видимо разгадало замысел Климова и подняло одну из рук в предупреждающем жесте.

— Илан…прс т. орно…тре, — отрицательно закивало головой создание.

— Ну, конечно… Да…да, — улыбаясь, согласно кивал ей головой Андрей.

До светящегося прибора оставалось не более двух метров.

Когда он уже приготовился в прыжке достичь своей цели и что-нибудь там нажать, как из заветного прибора показался широкий раструб, из которого плевком вылетела темно-синяя жидкость, которая коконом обволокла его вместе с котом и обездвижила.

Андрей попытался вырваться, но кокон от этого стал только плотнее. Прижатый к нему кот протестующе замяукал, но он не оставил своих попыток вырваться, продолжавшихся до тех пор, пока его сознание не отключилось.

— Ры…лор. та…м шал. паа, — распорядилось шестиногое существо.

Кокон оторвался от платформы, приняв горизонтальное положение, и завис в воздухе.

Два солдата поднялись по ступеням на платформу и, слегка подталкивая паривший кокон руками, направились с ним к оборудованному металлическими ставнями выходу

II

Андрей очнулся от яркого мерцающего света в глазах. Он попытался защититься от неприятно пульсирующих лучей, направленных в его зрачки, но смежить веки не удалось. Устройства из двух пластин на каждом глазу, крепко удерживали его раскрытые до упора веки, давая возможность свету беспрепятственно воздействовать на его зрачки. Каждая вспышка света отдавалась пульсирующей болью у него внутри головы. Климов попытался закрыть глаза руками, но обнаружил, что тело его не слушается.

От противной ноющей боли Андрей не выдержал и закричал. Пучки направленного света сразу же стали менее агрессивны и частота их мерцания сократилась. В результате неприятные ощущения в голове остались, но такой боли как раньше уже не было.

Через несколько минут мерцание света полностью прекратилось и устройство, удерживавшее его веки, оставило его глаза в покое, но сфокусироваться на окружающей его обстановке, у Андрея не получилось.

— Теперь он нас понимает? — донесся до его слуха чей-то высокий тонкий голос.

— Синапсогенератор работал в штатном режиме. Сбоев в работе мозга данного гуманоида или недоразвитых нейронных цепей у него не обнаружено. Я бы даже сказал, что по возможности восприятия информации, этот образец весьма своеобразен, и я мог бы взять его в свой отдел, — громко пробасил кто-то в ответ.

— Уважаемый Сан-Гар, вы не могли бы так не орать? — услышал уже знакомый глухой сиплый голос Андрей.

— Извините меня Кано-Три, я слегка погорячился, но этот образец уникален, — чуть тише ответил владелец баса.

— Я не понял. Он способен воспринимать информацию или нет? — спросил тонкий голосок.

— Конечно. Он теперь понимает все языки и наречия, используемые не только в Конфедерации, но и в Альянсе и в Независимом Картеле, — ответил бас.

— Так чего же он молчит? — опять задал вопрос писклявый.

— Блокираторы еще действует. Сейчас все будет в порядке, — засуетился бас.

Андрей услышал несколько щелчков у себя над головой, и сразу же его зрение вернулось к нему обратно.

Он находился посреди небольшой, абсолютно белой, комнаты, заставленной диковинными предметами. Перед его лицом висела какая-то штуковина, смахивающая на бинокль, а сам он сидел в глубоком, немного жестковатом, похожим на стоматологическое, кресле. Андрей попробовал подняться, но его тело, за исключением головы, по-прежнему не слушалось.

Немного повернув голову в сторону, Климов наконец-то увидел обладателей голосов.

— Вы нас понимаете? — спросил тоненьким голосом высокий, под два с половиной метра, узкоплечий человекоподобный субъект с одним огромным, почти на все лицо, черным глазом, облаченный в белоснежную кандуру с высокой митрой на голове.

— М…мы…м… — только смог выдавить из себя Андрей не слушающимися его губами.

— Вы сожгли ему мозг? — спросил одноглазый у полуметрового лягушкообразного синего существа, одетого, в отличие от вопрошавшего, в элегантный строгий костюм черного цвета с зеленой рубашкой под пиджаком.

— Ну что вы, уважаемый Вилт-Три, несколько мгновений, и он будет в порядке, — пробасила «лягушка», широко раскрывая рот.

— Сан-Гар, у меня такое впечатление, что вы что-то упустили из виду, — заговорило все тоже, виденное им ранее, гусеницеобразное существо.

Пока Климов с интересом рассматривал бирюзовую броню «гусеницы», состоящую из маленьких, одинаковых по размеру сегментов, «лягушка» делала какие-то манипуляции у него за спиной.

Андрей почувствовал, что к нему возвращается контроль над телом.

Решив действовать, он вскочил с кресла и, схватив «лягушку» за руку, прижал ее коленом к полу.

Одноглазый от удивления еще шире раскрыл глаз, а вот «гусеница» среагировала моментально…

Она выставила вперед одну из рук, в которой непонятным образом оказался небольшой овальный предмет, и направила в его сторону.

Невидимая сила резким толчком отбросила Андрея к стене.

— Он неуправляемый, — забасила «лягушка», поправляя на себе пиджак.

— Действительно, весьма агрессивный субъект, — запищал одноглазый. — Предлагаю его ликвидировать.

— Мой лучший блюститель погиб, чтобы спасти его. К тому же он передал ему свой упарип, который вступил с ним в симбиоз.

— Кто вы такие? Где я? — спросил Андрей у существ, поднявшись с колен, и потирая рукой ушибленные ребра.

— Я хотела бы провести с ним собеседование один на один, — заговорила «гусеница».

— Не буду мешать, — сказала «лягушка» и, опустившись на руки, выпрыгнула в открывшийся в стене проем, упруго оттолкнувшись ногами от пола.

— Я считаю, что вам не стоит оставаться наедине с этим агрессивным индивидом, — высказал свое мнение одноглазый.

— Не переживайте, Вилт-Три, я думаю, мы найдем с ним общий язык, — просипела в ответ «гусеница».

Одноглазый хотел что-то возразить, но, посмотрев в лицо «гусеницы», развернулся и вышел прочь.

Как только он удалился, та сложила у себя на животе руки крест накрест и заговорила:

— Андрей Викторович, я думаю, что нам лучше избежать нежелательных эксцессов в нашем общении, поэтому наденьте на себя дезинфекционный костюм, висящий прямо у вас за спиной, и внимательно меня выслушайте.

Только сейчас Андрей вспомнил, что он абсолютно голый. Стыдливо прикрыв рукой свое хозяйство, Климов посмотрел в указанную «гусеницей» сторону и обнаружил, висящие на причудливого вида подставке, пепельного цвета штаны и футболку с длинным рукавом.

Натянув на себя, приятную на ощупь одежду, Андрей уселся обратно в кресло и с интересом уставился на шестиногое создание.

— Я готов вас выслушать…

III

— Забудьте все то, что вы знали до этого о существующем вокруг вас мире, — начала «гусеница». — Люди не одни во Вселенной. Она населена многочисленными формами жизни, находящимися на разной стадии эволюционной лестницы. Очень давно, разумные существа, находившиеся на высшей ступени развития, освоили космическое пространство и установили друг с другом контакт, наладив прочные экономические и научно-технические связи в рамках Межгалактического Содружества. Шло время. Разведывательные экспедиции сотрудничающих рас осваивали все новые и новые космические пространства в поисках разумных форм жизни и пригодных для существования территорий. Все, без исключения, найденные ими цивилизации, независимо от эволюционного развития, принимались в состав Межгалактического Содружества. Разбросанные друг от друга на огромных расстояниях миры получили возможность обмена современными технологиями и знаниями. Однако, пытаясь объединить все расы и цивилизации в одну взаимосвязанную структуру, первые члены Совета Содружества не учли того, что некоторые виды существ, находившиеся на низком уровне развития, получив современные технологии, так и не смогли усовершенствоваться на психоэмоциональном уровне и понять ценности развитых цивилизаций. В итоге, началась Первая Межгалактическая война, полностью опустошившая несколько обитаемых галактик и уничтожившая несколько цивилизаций — первооснователей Межгалактического Содружества. Сразу за Первой Межгалактической войной, началась Вторая.

— Кто победил? — бестактно прервал лекцию Андрей.

— Никто… Необходимость создания огромных космических флотов привела к тому, что ресурсы многих участвовавших в войне галактик были полностью исчерпаны. В результате, боевые действия сами по себе прекратились. Однако вскоре началась новая война за право владеть территориями богатыми высоколиквидными ресурсами необходимыми для существования выживших цивилизаций. Именно тогда сформировалась Конфедерация Высших Цивилизаций и Тройственный Альянс, распределившие между собой зоны влияния на освоенных территориях космического пространства…

— Это все очень интересно, но вы мне можете пояснить, где я сейчас нахожусь? Как я здесь оказался и кто вы?

«Гусеница» что-то нажала нижней левой рукой на противоположной от Андрея стене и комнату осветила проекция космической карты.

— Конфедерация и Альянс с целью расширения сфер влияния и обнаружения сырьевых придатков, продолжили исследование дальних территорий и обнаружили множество, ранее не известных нам низших цивилизаций, к одной из которых и принадлежите вы. Учитывая горький опыт ускоренной модернизации низших цивилизаций, развязавших Первую Межгалактическую войну, Конфедерация и Альянс заключили соглашение, исключающее агрессивное вмешательство в процесс становления и развития обнаруженных социумов.

«Гусеница» протянула руки в голограмму звездной карты и показала на огромное скопление звезд.

— Здесь находится галактика 347ПР3456В, в которой располагается Эриум — центральный орган управления Конфедерации Высших Цивилизаций, где именно сейчас мы и находимся.

Она сделала несколько манипуляций руками, уменьшив звездную карту в размерах, на которой засветились многочисленные зеленые точечки, разбросанные друг от друга на различные расстояния.

— Это галактики Конфедерации, а это, — показала она на, загоревшиеся на карте синие, не менее многочисленные, точки: — галактики Тройственного Альянса.

Звездная карта стала еще меньше и «гусеница» дотронулась ладонью до одной, едва видимой среди других скоплений, белесой полосочки, располагавшейся вдали от зеленых и синих точек.

— Это галактика 12НК34568Н, в которой и располагается единственная пригодная для жизни планета, заселенная человеческой расой. Учитывая огромное расстояние до вашей планеты, мы очень редко отправляли к вам разведывательные экспедиции, до тех пор, пока наши ученые не разработали способ преломления реальности и пространства, позволившего нам перемещаться в любую точку Вселенной без использования космических кораблей.

— Я правильно понял, что сфера, в которой я оказался и есть тот способ, про который вы говорите? — осторожно спросил Климов.

— Меня радует ваша проницательность и гибкость ума. Я все больше убеждаюсь, что Эо был прав по поводу ваших способностей.

— Кто?

— Это блюститель, который погиб, спасая вас от ортофага.

— От кого? — напрягся Андрей.

— Я не закончила, — строго просипела «гусеница». — Указанный способ преломления реальности и пространства позволил нам значительно снизить потребление ресурсов, однако главным минусом данного способа перемещения является то, что размеры портала весьма ограничены и без сложных защитных и весьма дорогих костюмов, через него могут проходить только определенные индивиды — носители уникального гена, который в некоторых случаях передается потомку обладателя.

— Я и есть этот носитель?

— Вы один из них.

— Мне интересно узнать, а кто же мне передал этот ген.

— Эриум, предоставь информацию из архива по демпферу 56739, — сказала куда-то в потолок «гусеница» и звездная карта сменилась изображением его покойной бабушки Марии.

— Демпфер 56739 была одним из лучших наших агентов. Она участвовала во многих нелегальных спецоперациях, способствовавших безопасности функционирования Конфедерации. Свою способность беспрепятственно перемещаться через пространственно-временной портал она передала своему младшему сыну, которого она пыталась всячески защитить от ортофагов. Именно поэтому, после того, как его ген активировался, она старалась с ним почти не контактировать, чтобы те не выследили его.

Теперь Климов понял, почему так горячо любившая его отца бабушка Мария, была так недовольна, когда тот появлялся дома без предупреждения.

— Произошло невероятное, — вернула из воспоминаний Андрея «гусеница». — Ген передался в следующее поколение и не только передался, но еще и мутировал.

— Вы про меня говорите?

— Да.

— Спасибо. Я очень рад. Мало того, что сегодня на меня и на мою девушку напала какая-то тварь, преследовавшая меня с самого детства, я оказался неизвестно где, так еще и выяснилось, что я мутант, — развел руками Климов.

— Я бы сказала, что вы уникальный индивид, способности которого нам еще не известны, — никак не отреагировала на юмор Андрея «гусеница».

— Ваш ген активизировался, в отличие от других носителей, еще в детстве. Именно поэтому ортофаги выследили вас, а затем и вашего отца. В результате одной из атак, мозг вашего отца был поврежден, однако он не умер, как остальные, подвергнувшиеся их атакам носители, но его ген деактивировался. К сожалению, ортофаги, не смотря на все старания демпфера 56739, выманивавшей вашего преследователя на себя, не оставили попыток вас уничтожить и после ее смерти, поэтому я приставила к вам блюстителя Эо, чтобы он защищал вас.

— То существо меня защищало, от этих? — поразился Андрей.

— Ортофаги, как и феакамы, к которым принадлежал блюститель Эо, происходят из одной ветви миметизирующих существ, существовавших в одной из малопригодных для жизни галактик, обнаруженных незадолго до начала Первой межгалактической войны. По своей природе они паразиты. Они существуют за счет других существ, питаясь энергией вырабатываемой живыми организмами в процессе своей жизнедеятельности. Все феакамы состоят на службе в Департаменте внутренней и внешней безопасности Конфедерации Высших Цивилизаций. Они используются для охраны отдельных индивидов, представляющих оперативный интерес для Конфедерации, от нападений со стороны Независимого Картеля.

— Это еще что?

— Относительно недавно, несколько тысячелетий назад, террористически настроенные расы из состава Конфедерации и Альянса, объединились и объявили, что отныне нейтральная территория, известная, как «Пояс смерти» приобретает статус Межгалактического независимого образования под названием «Независимый Картель».

— Я не понимаю, причем здесь я, моя девушка, Конфедерация, Альянс и какой-то Картель, — не выдержал Андрей.

— Если еще раз меня перебьете, я буду вынуждена вас обездвижить, чтобы вы смогли спокойно воспринимать информацию, — предупредила его гусеница и после того, как он виновато развел руками, продолжила.

— По началу, ни Конфедерация, ни Альянс не воспринимали, обитавшие на этой территории низшие расы, в серьез, но после того, как они, используя примкнувшим к ним ортофагов, стали вмешиваться в наши внутренние дела и похищать индивидов с подконтрольных нам территорий, был создан Демпферный Корпус, который в настоящее время возглавляю я. Мое имя — сюрвайер Кано-Три и тем, что вас не поглотил ортофаг, вы обязаны мне. И именно сейчас от меня зависит дальнейшая ваша судьба. Если…

Закончить она не успела.

Раздался оглушительный взрыв и все, что находилось в помещении заходило ходуном. Сразу же завопила неприятная для слуха сирена.

— Оставайтесь здесь. На нас напали, — выкрикнула Кано-Три и, быстро перебирая четырьмя ногами, как паук, скрылась за дверной панелью.

IV

Сидя в кресле, Андрей недоуменно прислушивался к доносившимся из-за стены звукам до тех пор, пока стены комнаты еще раз не затрясло от серии мощных взрывов.

— В гостях хорошо, но дома лучше, — подумал про себя Климов и кинулся к выходу.

Для себя он решил, что ему необходимо добраться до доставившей его сюда сферы и, пользуясь возникшей ситуацией, попытаться вернуться к себе домой. Однако дверная панель никак не отреагировала на его желание покинуть помещение и осталась на месте.

Климов подошел к двери поближе — ничего не изменилось. Тогда он со всей силы ударил по ней ногой. Затем с разгона корпусом, потом кинул в нее каким-то хитрым прибором в виде тумбочки, но желаемого результата так и не наступило.

В это время за дверями послышался тяжелый топот множества ног и звуки свистящих выстрелов. Темп выстрелов нарастал и теперь уже слился в один непрерываемый поток свиста, как неожиданно громко хлопнул взрыв и все резко прекратилось.

— Чисто, — донесся из стены чей-то грубый, похожий на рычание крупной собаки, голос.

— Источник сообщает, что нас пытается заблокировать отряд из пятидесяти тяжеловооруженных полигентронов, — послышался еще один, вполне нормальный, голос.

— Нужен отвлекающий маневр. Отправь отряд нексов на прорыв, а остальные пускай попытаются пройти через пятнадцатый уровень. И держи связь с источником, — прорычал, отдаляясь, первый голос и за дверью наступила тишина.

Как только звуки за стеной прекратились, Андрей возобновил свои попытки взломать дверь.

За несколько минут он перебил и переломал о неподатливую дверь все то, что было в комнате, в том числе и кресло в котором до этого сидел, однако ничего в положении двери не изменилось.

Климов уселся на пол и задумался.

Он попытался вспомнить, как из этой комнаты выходили до этого одноглазый, «лягушка» и Кано-Три…

Каждый из них, приближаясь к двери, не делал ничего. Она сама собой отходила перед ними в сторону, освобождая проход.

Тогда-то Андрей и вспомнил слова Кано-Три о том, что ему что-то передало волосатое существо, благодаря которому он оказался здесь.

Загоревшись надеждой, Климов приподнял край рукава, любезно предоставленной ему футболки, на правой руке и осмотрел слегка светящуюся полоску браслета. Затем он подошел к двери и, затаив дыхание, поднес браслет вплотную к двери.

Ничего не произошло…

Тогда он стал водить запястьем с браслетом из стороны в сторону, но желаемого эффекта он опять не достиг.

— Эриум, — вконец разозлившись, крикнул в потолок Климов: — открой двери.

— Ваш запрос отклонен, — неожиданно донесся приятный женский голос.

— Кто это? — удивился Андрей.

— Я, Эриум — энергетически-разумный индивид управления материей.

— Что?

— Не что, а кто, — ответил голос. — Я разумный индивид, осуществляющий управление межгалактической базой.

— Очень рад знакомству, но я хотел бы знать, что происходит? — снизил тон Климов и попытался улыбнуться прямо в стенку, из которой, как ему казалось, исходил голос.

— Ваш упарип значится в каталогах, однако ваш профиль в качестве блюстителя не активирован, в связи с чем, в получении информации вам отказано.

— Эриум, — решил попробовать схитрить Андрей, вспомнив туманные объяснения Кано-Три: — я глубоко законспирированный блюститель Эо.

— Я прекрасно знала погибшего Эо, — удивил Климова голос. — Вы не идентифицированы. Контакт прерван. Если вы не прекратите попытки покинуть помещение я буду вынуждена вас временно деактивировать.

— Ты, что? Женского рода? — еще больше изумился Андрея, считавший до этого, что разговаривает с какой-то хитроумной программой.

— Нет.

— А кто ты?

— Я энергетически-разумный индивид управления материей. Мое предназначение…

Закончить умная программа не успела, потому что стены опять затряслись, а пол под ногами у Климова заходил ходуном. Видимо, что-то произошло серьезное, так как сразу же пропало освещение.

— Эриум, что происходит? — закричал в темноту Андрей.

— Внимание! Внимание! — не реагируя на его вопросы, совершено другим, более строгим и даже немного растерянным тоном, заговорила программа. — Совершено проникновение на уровень…

На какой уровень совершено проникновение Андрей так и не узнал, потому что программа замолчала, а стены, пол и потолок, засветились неприятным ярко-красным светом. Дверь, с которой он так безуспешно до этого боролся, сама по себе тихо щелкнула и отошла в сторону.

— Ну, наконец-то, — обрадовался Андрей и выскочил из комнаты в образовавшийся проем.

Осмотреться по сторонам он не успел, потому что как только он оказался в большом овальном коридоре, то сразу же обо что-то споткнулся и упал.

— Ну и нарубили, — присвистнул себе под нос Климов, рассмотрев, что весь пол коридора завален разрубленными на куски трупами.

В отблесках мигающего красного света, Андрей нагнулся и разворошил ближайшие к нему остатки тел и темно-синей брони…

На него смотрело вполне обычное человеческое лицо с низким широким лбом, слегка покатой абсолютно лысой головой и выступающим вперед волевым подбородком. Было только одно но…

Голова была в два раза больше человеческой, да и, судя, по другим, валявшимся рядом, оторванным частям тела, солдаты Эриума, были в несколько раз мощнее обычного человека.

Андрей поднял ближайший к нему шлем и вытряс оттуда огромную мертвую голову. Как только та с глухим стуком шлепнулась на пол, выяснилось, что сам по себе шлем, походивший на земной полицейский, очень легкий.

Поначалу он хотел одеть на себя остатки брони погибших солдат, чтобы в такой маскировке добраться до помещения со сферой, но они были для него очень велики, поэтому от этой идеи пришлось сразу отказаться.

А вот их пистолеты, в отличие от брони, оказались невероятно тяжелыми. Хоть они в его руках походили на автоматы, но Климов решил, что без оружия в данной ситуации он никак не обойдется. Тем более он не знал, кто атаковал Эриум и положил столько солдат.

Подслеповато щурясь от неприятно мерцавшего света, Андрей закинул себе на плечо пистолет и наугад поплелся вдоль по коридору. Аккуратно переступая через, нагроможденные друг на друга, тела, он тщательно прислушивался к звукам, доносившимся из глубины коридора. Это были свистящие звуки выстрелов, отрывочные резкие команды и, слегка леденящие слух, рыки каких-то явно недоброжелательных существ.

— Может развернуться в другую сторону? — сам себе под нос проговорил Андрей.

— Выход из медицинского сектора в сторону казарменных корпусов заблокирован, — неожиданно заговорил, но не так громко, как раньше, голос программы Эриума.

— Тьфу, ты. Дура! — дернулся от неожиданности Климов.

— Я не дура, — обиженно возразила программа. — Я энергетически-разумный…

— Я уже знаю, кто ты, — остановил Андрей, разобравшись, что голос программы доносится до его слуха из его браслета на руке. — Что происходит?

— На базу совершено нападение не идентифицированными объектами. Однако судя по тому, что нападавшие используют массивные отряды нексов, скорее всего, это представители Независимого Картеля, которые в настоящее время находятся на пятнадцатом, семнадцатом и двадцать втором уровнях, где идут бои с отрядами полигентронов.

— Мне как-то без разницы, где идут бои, — зашептал Андрей прямо в браслет. — Мне нужно добраться до устройства, доставившего меня сюда, чтобы вернуться домой.

— Вы следуете в правильном направлении, — деловито сообщила программа. — Через пятьдесят метров вам необходимо повернуть направо.

Браслет на руке у Климова ярко засветился и выхватил из красного мерцания около десяти метров впереди него.

— Спасибо, — слегка удивился Андрей, но времени на рассуждения у него не было. Надо было бежать, пока была возможность.

Освещая себе браслетом путь, Климов уверенно преодолел, прыгая с тела на тело, около тридцати метров, как вдруг, справа от него из зияющего темнотой проема, ему под ноги что-то кинулось. Андрей резко опустил вниз пистолет и попытался на нем что-нибудь нажать, чтобы выстрелить, но тот промолчал и в ответ выскользнул из рук на существо, бросившееся к нему под ноги.

— Мяу-у-у-у-у… — завопило придавленное пистолетом существо.

— Ку…рва, — закричал Климов, схватившись за ушибленные упавшим пистолетом пальцы на ноге.

Только теперь он вспомнил, что бегает по межгалактической базе босиком.

Осветив браслетом свои ноги, он обнаружил, что его голые ступни все в крови, а рядом испуганно на него таращится кот Никита.

— Ты откуда? — удивился Климов.

— Мяу, — только жалобно ответил кот.

— Извини, совсем про тебя забыл, — сказал коту Андрей и, подняв с пола пистолет, подхватил Никиту себе под левую руку.

— Сейчас направо, — официальным тоном сообщила Эриум.

Андрей последовал указанию и повернул в проем направо, сразу же уткнувшись в стенку. Он развернулся на сто восемьдесят градусов обратно, но оказалось, что выхода обратно уже нет.

— Эй, ты. Что происходит? — крикнул он в браслет, опустив пистолет на пол.

— Я доставляю вас к пункту назначения, — ответила программа.

Сообразив, что он находится в лифте, Климов, наконец-то, перевел дыхание и только теперь до него дошло, что тут что-то не так.

— Эриум, а с чего это ты вдруг, выдала мне столько информации и ведешь меня туда, куда мне надо? Я же ведь не идентифицирован.

— По приказу сюрвайеритета для отражения агрессии мобилизованы все ресурсы базы. Поэтому вас срочно идентифицировали, как стажера-демпфера и теперь вы обязаны выполнить свой долг.

— Какой долг? — изумился Андрей.

— Защитить Эриум любой ценой, — ответила программа.

— А ну стой! — крикнул Климов, но лифт остановился уже до того, как он успел открыть рот.

Стена отодвинулась в сторону…

Они оказались именно в том помещении с платформой посередине, куда их с котом доставила сфера. Сама платформа была закрыта темно-синим куполом, а вокруг нее шла перестрелка.

Уже знакомые массивные солдаты Конфедерации, стояли в несколько рядов вокруг платформы и, прячась за груды мертвых тел, отстреливались от наседавших на них со всех сторон… монстров.

Других слов для описания этих существ у Климова не нашлось…

Это были невероятно уродливые создания разных размеров и форм, походивших по своему строению на что-то среднее между смесью животных, птиц, змей и рыб одновременно. Какой-либо защиты вроде брони или чего-то вроде одежды на них не было. Оружия в их лапах, когтях, плавниках и даже руках, Андрей так же не обнаружил.

Они крушили солдат Конфедерации, используя особенности строения своих тел…

Один из монстров с крокодильей пастью выхватывал из плотных рядов защитников платформы невероятно длинным языком отдельных солдат по одному и бросал их в толпу своих соплеменников, рвавших их тут же на части. Еще какая-то зверюшка с мохнатой обезьяньей головой и змеевидным телом, возвышаясь над головами всех остальных собратьев по уродству, точными плевками посылала в солдат какую-то серую жидкость, от которой их броня моментально плавилась, как воск. Несколько десятков летающих уродцев бесплодно бились акульими зубастыми мордами в синий купол над платформой.

— Мама, — услышал знакомый густой бас слева от себя Андрей и отвлекся от созерцания творившей вокруг вакханалии.

В нескольких метрах от них мохнатое свиноподобное существо с маленькими короткими ногами и невероятно не пропорциональной головой, раззявив беззубую пасть, тащило к себе торчащими оттуда щупальцами, уже наглядно знакомую Андрею «лягушку».

Сан-Гар уже был без пиджака, в изодранной рубашке и в одной штанине. Будучи крепко схваченным тремя щупальцами одновременно поперек тела, он безуспешно пытался руками разорвать свои оковы, и ему оставалось только кричать.

— Эй, ты. Оставь его в покое, — крикнул Андрей монстру.

Свиномонстр удивленно заворочал головой по сторонам, пытаясь определить источник звука.

Узрев эту картину, Никита зашипел, как старый парогенератор, сжался в комок и приготовился к прыжку на кровожадную свинью. Та же, осмотрев тупыми глазками человека и кота, выплюнула Сан-Гара и моментально выстрелила щупальцами в их сторону.

Пока Андрей сообразил, что произошло, Никита уже полностью скрылся в пасти у монстра.

— Фу, — крикнул Климов свиномонстру. — Фу, говорю тебе. А ну, выплюнь.

Тот, лишь молча, смаковал Никиту на вкус.

Климов поднял двумя руками пистолет и попытался выстрелить, нажимая на оружии на все подряд не только выпуклости, но и «впуклости».

Так и не дождавшись выстрела, он кинул двумя руками бесполезным пистолетом в голову монстру.

Получив между глаз, свиномонстр недовольно забурчал и слегка приоткрыл пасть.

— Мя…у…у… — кричал оттуда, весь обслюнявленный Никита.

— Ну, держись, — выкрикнул Климов и бросился на монстра с выставленными вперед руками.

— Хлоп, — тихонько издал из себя браслет на его руке и выпустил в сторону обидчика кота тоненький красный лучик, изящно отделивший голову монстра от его тела.

Он кинулся к свиной голове и раздвинул ее пасть…

Оттуда живой, но слегка помятый вскочил кот и стремглав бросился обратно к лифту.

— Что же вас так много? — сплюнул себе под ноги Климов, осматривая толпу монстров. — Надеюсь, на всех хватит.

Он рубил на куски монстров лучом из браслета еще около минуты, пока в помещении не ворвались какие-то летающие эллипсовидные механизмы и не сожгли всех нападавших дотла…

V

— Я вам так благодарен, — гудел трубой Сан-Гар спустя пятнадцать минут после боя, обнимая правую ногу Андрея и шею кота одновременно. — Если бы не вы, то я бы погиб в пасти у этого некса. А я ведь так молод, у меня столько идей, которые я еще не успел реализовать. Утратив меня, Конфедерация бы не скоро оправилась и смогла бы найти нужного специалиста.

— Сан-Гар, проверьте Эриум и все переходные платформы, — строго сказала Кано-Три, появившись из соседнего лифта.

— И помните, что незаменимых специалистов не бывает.

— Да, да, конечно, сюрвайер Кано-Три, — зачастил «лягушка» и прыжками направился в сторону платформы, ловко лавируя между массивными механизмами, собиравших в себя манипуляторами мертвые тела солдат и монстров.

— Извините, что я не закончила нашу беседу, — остановилась возле Андрея Кано-Три.

— Однако я рада, что вы смогли пройти испытание боем и остались невредимым.

— Я тоже очень рад, — парировал Климов, взяв на руки Никиту.

— Поздравляю вас.

— С чем?

— Теперь вы состоите в штате Демпферного Корпуса в должности стажера-демпфера, — ответила гусеница.

— Кого?

— Пойдемте со мной, и я закончу наш экскурс в историю Конфедерации, — махнула одной из рук «гусеница» и направилась в лифт, из которого появилась до этого.

Платформа со сферой по-прежнему была под синим куполом, поэтому Андрей здраво решил, что попытается отсюда скрыться в следующий раз.

Через несколько минут он с котом на руках сидел в удобном мягком кресле в кабинете Кано-Три, располагавшемся прямо под потолком помещения, где он оказался после перехода из своего мира.

— Вы стали свидетелем беспрецедентной по наглости атаке на Эриум со стороны недружественного к нам Независимого Картеля, — заговорила Кано-Три, устроившись на прямоугольной тахте перед прозрачным столом.

— Кто эти монстры? — спросил Климов.

— Мы используем пространственно-временные порталы, чтобы беспрепятственно перемещаться на большие расстояния и, не вмешиваясь во внутренние развитие низших цивилизаций, пользоваться их ресурсами.

— Я так понимаю, моя планета тоже сырьевой придаток Конфедерации? — догадался Климов.

— Да. Мы берем на вашей планете воду, — невозмутимо подтвердила его догадку Кано-Три. — Эта плата за вашу безопасность.

— Какую безопасность? — возмутился Андрей.

— Если бы ваша планета не была бы под защитой Конфедерации, то вас бы использовал в качестве сырья Картель и кто знает, как бы вы выглядели сейчас, — поставила та в тупик Андрея.

— Не понимаю.

— Наша армия на восемьдесят процентов состоит из полигентронов — искусственно выращенных солдат, созданных путем набора и смешения определенных генов разных биологических видов, влияющих на их боевые качества. Такую же технологию использует и Альянс. Картель намного отстает от технологий конфедерации и Альянса, поэтому они не могут создавать аналогичные армии. Для этих целей они используют, похищенные у нас технологии по открытию пространственно-временных порталов, и несанкционированно проникают на наши территории, где изымают живые организмы. Затем, с помощью ортофагов, они преобразовывают их ДНК и создают нексов, которых вы уже имели честь сегодня лицезреть. Тех особей, которые не смогли адаптироваться под навязанную модификацию, они используют в качестве пищи для тех же нексов.

— То есть, вы хотите сказать, что все это время ортофаги пытались меня похитить? — изумился Андрей.

— Нет, они хотели вас уничтожить…

— Но, почему?

— Такие как вы представляете для них угрозу, потому что только носители необходимого гена могут противостоять их проникновению в свой организм, — ответила Кано-Три.

— Я примерно понимаю то, о чем вы говорите, но мне все-таки сложно сложить обрисованную вами картину воедино.

— Такие особи как вы, способные спокойно перемещаться через пространственно-временные порталы, имеют необъяснимую связь как с ортофагами, так и с феакамами. И те, и те являются по большей части эфемерными существами и в биологические формы они почти не миметизируют.

— Что делают? — бестактно переспросил Климов.

— По-другому можно сказать, что мимикрируют.

— От этого стало не легче, — сразу же дал знать Андрей.

— Вы меня начинаете разочаровывать, — поднялась с кушетки Кано-Три. — Эти термины обозначают то, что они могут принимать в обличье любую виденную ими форму жизни. Ваш блюститель Эо так долго за вами присматривал, что приобрел с вами внешнее сходство. Это произошло из-за того, что он все это время, пока был рядом с вами, питался вашими эмоциями. В результате часть его сознания проникла в ваше, а ваше наоборот смешалось с его. Ортофаги же слишком агрессивны. Их основная цель — не просто питаться эмоциями выслеженной ими жертвы, но и проникать внутрь ее тела, а затем подстраивать его под себя.

— Постойте… — вскочил с кресла Андрей. — То есть все это время, этот блюститель был рядом со мной?

— Почти всегда.

— Почему я никогда его не замечал?

— Потому что у нас для этого разработаны специальные технологии, защищавшие вашу психику от лишней эмоциональной перегрузки.

— Чего?

— Вы все скоро узнаете, — властным жестом руки остановила Кано-Три вскочившего Андрея. — Эо вас всегда оберегал, но у таких как вы есть одна особенность… Во время сна ваше сознание вливается в часть информационного потока Вселенной и тогда ортофаги могут проникнуть в вашу реальность вместе с вашим сознанием. У людей обычно это фаза наступает между сном и пробуждением. Феакамы же, наоборот, в этом промежутке теряют с вами связь и тогда вы остаетесь один на один с опасностью.

— Да, да, — тихим голосом произнес Андрей. — Это существо всегда являлось ко мне на границе между сном и реальностью.

— Этот ортофаг выследил вас еще в детстве. Именно он пытался захватить тело вашего отца, сделав того в итоге инвалидом, и именно он убил вашу мать, пытаясь тем самым выманить вас его к себе, — бесстрастно сообщила Кано-Три.

Андрей потемнел лицом…

Все это время он думал, что его с детства преследовал злой рок, а оказалось, что он являлся всего лишь заложником ситуации, возникшей, из-за кем-то, когда-то, развязанной межгалактической войной.

— Зачем вы все это мне рассказываете?

— Вы должны знать.

— После этого вы считаете, что я воспылаю жаждой мести и вступлю в ваши ряды? — заскрипел зубами Климов.

— Вы и так уже в наших рядах. Упарип, принадлежавший Эо, — универсальный преобразователь антагонистической реальности и пространства, вступил в симбиоз не только с вашим телом, но и вашим сознанием. Это он по вашему желанию рубил на куски нексов, там внизу, полчаса назад. Этот упарип собственность Конфедерации — соответственно теперь вы тоже наша собственность. Вернуться к обычной жизни вы уже не сможете, а если вернетесь, то вас, рано или поздно, ортофаги выследят и уничтожат. На Эриуме вы в безопасности и можете быть полностью уверенны, что тут ортофаги вас не достанут.

— Плевать. Я никогда ничьей собственностью не был, и быть не собираюсь, — презрительно кинул в лицо Кано-Три Андрей и вскочил на ноги, скинув с колен задремавшего Никиту.

— Дело не только в вас, — как бы ненароком кинула Кано-Три в спину, направлявшемуся к лифту, Андрею.

Он остановился и медленно повернул голову к главе Демпферного Корпуса.

— Что еще я не знаю?

— Дело в том, что проникая через сознание носителя уникального гена в его реальность, ортофаги в этот момент помечают всех, кто находится рядом с ним.

— Поясните, — потребовал Климов.

— В одно из нападений с вами присутствовала самка человека, которую, преследовавший вас ортофаг пометил, — еще более глухим голосом заговорила Кано-Три. — Так вот… Спустя некоторое время он ее выследил, но почему-то не убил, а изъял ее из вашего мира.

— Она жива? — догадавшись, что та имеет в виду неожиданно пропавшую без вести Карину, встрепенулся Андрей.

— Наши источники сообщают, что она находится в одном из инкубаторов Картеля и, скорее всего, она уже трансформировалась в некса.

— Надо ее найти и спасти.

— Мы не знаем, на каком именно объекте в «Поясе смерти» находится инкубатор, да и помочь мы ей уже не сможем, — остудила пыл Климова глава Демпферного Корпуса. — А вот помочь той девушке, которая была с вами во время перехода, вы еще можете успеть…

— Лера в опасности? — потеряв контроль над собой, выкрикнул Андрей.

— Она помечена. Оставаться на вашей планете ей уже смысла нет, потому что метку ортофага уничтожить невозможно, — повернув свое вытянутое лицо в противоположную сторону от Климова, через несколько секунд молчания заговорила Кано-Три. — Только на Эриуме она теперь будет в безопасности.

— Надо ее немедленно доставить сюда.

— Мы охраняем и изымаем только интересующие Конфедерацию объекты. Она интереса для нас не представляет, поэтому останется на вашей планете, но… Согласно устава Демпферного Корпуса — репродукты демпфера и те особи, которых он считает нужным иметь при себе во время службы в рядах защитников Конфедерации, подлежат защите со стороны Конфедерации и находятся на полном ее обеспечении.

— Я согласен, — не задумываясь, выпалил Андрей. — Изымайте ее срочно с моей планеты сюда.

— Вы еще всего лишь в должности стажера-демпфера, а это еще не демпфер. Вы пройдете, курс стажировки под началом опытного демпфера и только после испытательных экзаменов сюрвайеритет примет решение о вашем зачислении в Демпферный Корпус или… использовании в другом качестве.

— Но он же ее найдет! — закричал в ярости Климов так, что его услышали суетящиеся внизу возле платформы полигентроны и какие-то похожие на осьминогов существа.

— На время стажировки мы обеспечим ей защиту, но только от вас зависит, насколько быстро вы станете полноправным членом Конфедерации, — встала на ноги Кано-Три.

— А что? Есть еще и не полноправные члены в вашем обществе высших цивилизаций? — тихо спросил Андрей.

— Теперь вы стажер-демпфер 113113, — проигнорировав его вопрос, заговорила Кано-Три. — Я ваш непосредственный руководитель. Обращайтесь ко мне не иначе только как сюрвайер Кано-Три. Сейчас вас отведут в жилой корпус, где выдадут необходимое обмундирование, а затем вы познакомитесь со своим напарником, который будет обучать вас во время стажировки.

— А кота куда пристроить?

— Мы можем его использовать в военных целях, но по желанию вы можете его оставить у себя, однако его содержание за счет Конфедерации не предусмотрено, — ответила Кано-Три.

Кот понял, что говорят про него и на всякий случай, жалобно посмотрев в глаза Андрею, плотнее прижался к его ногам.

— Не бойся, Никита, будем живы — не помрем, — махнул рукой Климов и зашагал к лифту.

— Через метр поверните направо, — неожиданно заговорил его браслет.

— И так знаю, — буркнул он и скрылся в шахте лифта.

Как только дверь кабины лифта закрылась, сюрвайер Кано-Три принялась снимать с себя свою броню, бросая ее где попало. Сразу же в полу под ней раскрылась небольшая ниша, наполненная зеленоватой жидкостью, в которую та поспешила окунуться, как только полностью оголила свое белесое, покрытое слизью, овальное тело.

— Эриум, сообщи демпферу 78456 о том, что у него будет стажер, — сказала Кано-Три, перед тем как полностью погрузиться с головой под воду…

Глава 3

I

Через час, после того, как Эриум привела его в жилой сектор, представлявший собой огромную стену, сплошь утыканную дверями, очень напоминавшую по своему виду пчелиные соты, помывшись, Андрей переоделся в чистую одежду и лежал на небольшой, встроенной в белую стену, кровати, рассматривая белоснежный потолок своей комнатки, немногим большим отличавшейся по размерам с его последней съемной квартирой.

То, что это была последнее его жилье на родной планете, он не сомневался. Перспектива вернуться обратно на Землю и заниматься нудной, уже порядком поднадоевшей работой, его не прельщала. Невероятно интересные открывшиеся ему перспективы соприкасаться с представителями иных миров и цивилизаций, и не просто соприкасаться, а участвовать в их жизни, защищая интересы Конфедерации, его не пугали, а только радовали.

Страха не было. Было лишь чувство любопытства и радость от того, что ему удастся познать, что-то новое.

Пока он переваривал в уме произошедшие за сутки с ним события, Никита уже успел сожрать какую-то, похожую на холодец, субстанцию, которая неожиданно появилась у него на маленьком столике прямо из стены, и, громко храпя, спал, свернувшись калачиком под кроватью.

Несмотря на то, что последний раз он принимал пищу, еще находясь на Земле, есть ему нисколечко не хотелось. Он только попил из высокого, немного изогнутого стакана воды и теперь боролся со сном. Все-таки, пронесшаяся в моментальном вихре череда невероятных событий, изрядно подорвала его силы.

— Стажер-демпфер 113113, — неожиданно ожил его браслет на руке: — вам необходимо немедленно явиться к сюрвайеру Кано-Три.

От неожиданности Климов дернулся, как от удара током, и моментально вскочил на ноги, наступив коту на хвост. Тот в свою очередь истошно заорал и ударился головой об днище кровати.

— Ну, ты и овца, — выругался в адрес Эриум Климов.

— Я не овца, — протестующе возразила программа. — Я энергетически-разумный индивид управления материей, призванный…

— Я буду звать тебя Эрикой, — прервал программу Андрей.

— Я, Эриум, — возразила та.

— Это не имя, а твое название. А я тебя буду теперь звать по имени, которое, как мне кажется, тебе очень подходит.

— Меня так никто не называет. Я — Эриум, — произнесла программа, и Климову показалось, что у нее в голосе зазвучали удивленные нотки.

— А я буду, только, ты, пожалуйста, в следующий раз, как-то предупреждай о том, что хочешь мне что-то сказать, — попросил ее Андрей.

Эриум на это ничего не ответила.

— Куда идти? — наконец нарушил тишину Климов, после того как натянул на ноги приятные на ощупь ботинки с упругой подошвой, которые к его приходу уже стояли в отсеке.

Не дождавшись инструкций, он подошел к открывшейся горизонтально двери. Как только он наступил на нее обеими ногами, шестиугольник плавно спустил его с двадцатиметровой высоты на пол.

Еще час назад, когда он сюда пришел, здесь никого не было, а теперь по широкому коридору было такое движение, словно на оживленной улице крупного земного мегаполиса. Среди сновавших туда-сюда небольшими отрядами полигенторонов, мелькали человекоподобные, и не очень, существа.

Пока он рассматривал что-то медленно ползущее ему на встречу синее желеобразное, ему в ногу что-то ударилось.

— Что стал на пути, примитив, — выругался маленький человечек, уткнувшись невероятно большим носом ему в колено. — Соблюдай дистанцию.

— Извините, — виновато произнес Андрей, шагнув в сторону.

Человечек сердито дернул носом и быстро замельтешил кривыми ножками к стене. Только теперь Андрей рассмотрел, что это был у него не нос, а клюв. Как только обладатель клюва поравнялся со стеной, от пола отделился шестиугольник и быстро поднял его прямо под потолок жилого корпуса, где он юркнул в одну из открытых ячеек.

— Кто это был? — спросил он тихонько в свой браслет.

— Это представитель расы орнитов, один из сотрудников Сан-Гара, который в свою очередь руководит отделом проектирования систем технической поддержки, — ответила Эрика.

— Привет, — услышал у себя за спиной Климов приятный девчачий голосок.

Мимо него проходили две высокие длинноногие девушки в синих костюмах с упруго торчащими холмами грудей из-под маечек. Их золотистые роскошные волосы приятно гармонировали с милыми человеческими, только темно-красного цвета, личиками. Одна из них махала ему рукой, а вторая, плотно к ней прижавшись, что-то шушукала ей на ухо и хихикала.

— Привет, — улыбнулся в ответ Климов.

— Через пятнадцать метров лифт. Следуйте к пункту назначения, — холодным программным голосом дала о себе знать Эриум.

— Кто это? — спросил Андрей, зашагав в указанном направлении.

— Лара из службы связи, — недовольно ответила та.

— А вторая?

— Второй нет. Она из расы дентов.

Климов обернулся и посмотрел им вслед.

Оказалось, что девушки не прижимались к другу к другу, а являлись одним организмом с двумя ногами и двумя, расходившимися у талии, телами…

— К такому надо еще привыкнуть, — подумал про себя Андрей, шагнув в лифт.

II

В кабинете у Кано-Три находился невысокий, абсолютно лысый, плотно сбитый мужчина с отвисшим брюшком и короткими пухлыми ручками, одетый в помятый зеленый спортивный костюм, с разношенными коричневыми туфлями на босую ногу.

— Я не понимаю, почему именно я должен заниматься этой работой? — сердито выговаривал мужчина сюрваейру, активно жестикулируя руками, когда Андрей вышел из лифта.

— Я готовился к заданию и уже был готов отправиться через портал, как вы мне сообщаете о том, что теперь я должен возиться с каким-то стажером.

— А вот и ваш подопечный, — заметив его появление, показала руками в сторону Климова Кано-Три.

— Здравствуйте, — поздоровался Андрей, обрадовавшись, что наконец-то встретил на Эриуме человека.

Нелепо смотревшийся на фоне одетой в броню Кано-Три мужчина, повернул голову в сторону Климова и лишь сердито хмыкнул.

— Познакомьтесь, — продолжила сюрвайер, обращаясь к толстячку, — это стажер-демпфер 113113, который поступает в ваше распоряжение.

— Очень приятно. Андрей, — представился Климов, шагнув вперед и вытянув правую руку.

Мужчина никак не отреагировал. Он лишь задрал голову к верху, тупо уставившись в потолок.

— Демпфер 78456, — подняла голос Кано-Три: — после того, как вы в его лице подготовите себе достойную смену, я буду ходатайствовать перед сюрвайеритетом о назначении вас на должность старшего консультанта в отдел оперативного обеспечения.

— Ну, только если, — буркнул толстяк и приблизился на шаг к Андрею.

Климов улыбнулся и опять протянул руку к нему на встречу, но тут его нижняя челюсть низко опустилась и он замер с вытаращенными глазами…

Брюхо толстяка разошлось в стороны на две половинки и…

Оттуда на пол вывалился полутораметровый коричневый слизняк…

Это был именно слизняк, только с двумя длинными руками и двумя черными шариками глаз на рожках.

— Крао, — сообщил слизняк, раскрыв узкую полоску рта, расположенную под глазами, и протянул ему обе руки.

Андрей застыл в нерешительности, переводя взгляд то со своего наставника на человеческое тело с распахнутым животом, внутри которого светились разноцветные огоньки, то обратно.

— Стажер-демпфер 113113, — нарушила неловкую паузу Кано-Три: — с этого момента вы начинаете курс обучения под руководством многоуважаемого Крао и я, надеюсь, что вскоре вы станете полноправным членом Конфедерации Высших Цивилизаций.

— Спасибо, — сглотнув слюну, произнес Андрей, протянув руку слизняку, слегка пригнувшись.

В это время двери лифта раскрылись, и в кабинет Кано-Три вихрем ворвался одноглазый дылда, виденный Андреем еще до атаки Картеля.

— Это предательство, — запищал одноглазый прямо в лицо Кано-Три: — среди нас находится агент Картеля. Такая хорошо спланированная акция не могла пройти без поддержки изнутри. Я назначаю служебное расследование и до тех пор, пока оно не будет закончено и мы не ликвидируем источник утечки информации, я запрещаю использование порталов для демпферных миссий.

— Во-первых, сюрвайер Вилт-Три, — остановила речь одноглазого глава Демпферного Корпуса: — такое решение может быть принято только с согласия большинства сюрвайеритета. Во-вторых, давайте обсудим создавшуюся ситуацию наедине, без участия моих подчиненных.

Одноглазый повернул голову и, похоже, что только сейчас с высоты собственного роста рассмотрел Климова и Крао.

— Стажер-демпфер 113113 познакомьтесь — это Вилт-Три, сюрвайер отдела внутренней безопасности Эриума.

— Андрей, — выпустив из свое руки трехпалую ладошку Крао, представился Климов и протянул руку вверх к одноглазому, привстав на носочки.

Вилт-Три молча отвернулся к прозрачной стене, за которой виднелась платформа.

Климов заметив, что его ладонь вся в слизи его наставника, виновато улыбнулся и, вытерев ее об штанину, протянул руку обратно.

— Давайте приступим к делу, — сделав вид, что не заметил протянутой руки, сердито запищал тоненьким голоском сюрвайер отдела внутренней безопасности Эриума.

— Крао, вы можете идти. Введите в курс дела стажера и будьте готовы после режима отдыха приступить к тренировкам, — сказала Кано-Три, усаживаясь за стол. — БМО пускай остается, я распоряжусь, чтобы его зарядили и подготовили к работе.

— Пошли, — дернул Андрея за штанину Крао и неожиданно быстро пополз к лифту, оставляя за собой на полу полоску слизи.

Дважды Климову повторять не пришлось, и он поспешил за своим наставником.

III

Когда они с Крао вернулись в комнату Андрея, кота на месте не оказалось. Осмотрев комнату в поисках путей, через которые мог выбраться Никита, Климов решил, что возможно его забрали без его ведома.

— Эрика, где мой кот? — громко задал вопрос в воздух Андрей.

— Я Эриум, — тут же отозвалась программа.

— Мне без разницы, — разозлился Климов: — где мой кот?

— Если вы имеете в виду биологическое бессознательное существо с вашей планеты, которое прибыло с вами, то не знаю, — ответила та.

— Так узнай.

— Стажер-демпфер 113113, я не обязана отслеживать биологические существа, не входящие в штат Эриума, за исключение субъектов, угрожающих безопасности Конфедерации.

Вывернувшись дугой, Крао взобрался на белоснежную кровать и зашептал:

— Стажер, с ней так не обращаются. Она разумный индивид со своим характером. Если ты с ней не наладишь общий язык, то тебе на этой базе придется трудновато.

Андрей на несколько секунд задумался.

— Эрика, девочка моя, прости меня за грубость. Я просто устал. Ты же умница. Помоги мне, пожалуйста, найти моего кота.

В воздухе повисла пауза.

— Незарегистрированное существо находится на третьем уровне в районе пищевых складов, — неожиданно ответила программа.

— Он в безопасности?

— Если учитывать то, что он не встретится с представителями расы орнитов, то да.

Андрей сразу же вспомнил маленького сердитого человечка с клювом, с которым он столкнулся в коридоре.

— О, эти ребята очень агрессивные, особенно в отношении тех, кто ниже их ростом, — встрял в разговор Крао, поудобнее устраиваясь на кровати.

— Эрика, помоги мне, пожалуйста, его вернуть, — попросил Климов.

— Что значит — девочка моя? — почему-то спросила та.

— Ну, на моей планете, — попытался подобрать нужные слова Андрей: — так называют представительниц противоположного пола, которые нравятся таким как я.

— Ожидайте, — прозвучал ответ.

— Эта программа очень своенравная, — зашептал слизняк, обильно смазывая слизью кровать Климова.

— Она выполняет приказы только сюрвайеров, а все остальные могут только ее просить. У нее несносный характер и лучше всего с ней дружить. Говорят, — еще тише понизил голос Крао, прикрывая рот рукой: — когда ее создавали, то использовали мозг представителя твоей расы, а еще говорят…

Крао неожиданно замолчал, словно, что-то вспомнил.

— Впрочем, неважно. Меньше знаешь, стажер — потом не так больно, — изрек он.

— Почему больно? — спросил Андрей, усаживаясь поближе к слизню.

Только Крао открыл рот и вытаращил глаза, как открылась входная дверь и в проеме появилась массивная фигура полигентрона, державшего за хвост, отчаянно орущего Никиту. Кот пытался вывернуться и цапнуть зубами своего обидчика за руку, пока его когти бесполезно царапали броневые пластины солдата в районе живота.

— Задание выполнено, — прогудел неестественным мертвым голосом полигентрон и разжал правую ладонь, освободив хвост кота.

Никита приземлился на лапы и сразу же резко оттолкнулся от пола, вцепившись в забрало шлема солдата. Полигентрон не спеша поднял руку и, легко оторвав от себя кота за шкирку, откинул его в сторону. Затем развернулся и вышел.

— Мя…у…ур, мя…я…я…ур, — что-то рассказывал Никита Андрею, жалуясь на своего обидчика.

Тут он заметил, что на кровати развалился Крао и от неожиданности зашипел, подняв трубой хвост.

— Ты, это, стажер, держи его от меня подальше, — занервничал слизняк. — Он, наверное, неадекватный.

— Да, он просто есть хочет, — засмеялся Климов, поглаживая кота, настороженно принюхивавшегося к Крао.

— Эриум, у нас режим приема пищи. Комплекс номер триста пятьдесят мне и стажеру-демпферу 113113.

— Стажеру-демпферу комплекс номер триста пятьдесят в рацион не подходит, — подала голос программа.

— Значит только мне, — заметно расстроился слизняк: — а ему номер двадцать три.

Из открывшейся в стене ниши появилось два подноса. Крао взял себе поднос, на котором лежало два тюбика, один красного, а второй синего цвета. На втором подносе, видимо предназначавшемуся Андрею, стоял стакан с водой, и отдельно на тарелке лежало несколько темно-синих рулетиков.

Попробовав на вкус один из них, Климов пришел к выводу, что это съедобно, а по вкусу напоминает земную крольчатину. Два рулетика он съел сам, а остальное отдал коту, который тут же все слопал.

Крао открыл тюбики и поочередно принялся выдавливать их содержимое себе в рот, неприятно причмокивая покрытыми мелкими волосками губами.

— Не плохо, — высказал мнение Андрея, прожевывая рулетики.

— Да, кардланские черви неплохие. Весьма питательные и приятные на вкус, — сообщил слизняк, расплывшись в улыбке.

Климов почувствовал легкий приступ тошноты, но все-таки сглотнул остатки червей, и, сделав вид, что ему совершенно безразлично, спросил:

— Крао, почему мне лучше всего меньше знать?

— Потому что, — причмокнув языком, похожим на детскую лопатку, после очередного глотка из тюбика, ответил Крао: — если ты попадешь в плен, то из тебя будет высасывать всю известную тебе информацию ортофаг, а это очень неприятно. Поверь мне. Мы — венги, имеем очень низкий болевой порог, но даже я, однажды, когда был захвачен Картелем во время специальной операции на твоей планете, еле выдержал эту боль и если бы не случайность, то твоим наставником был бы уже не я, а кто-то другой.

— А что произошло? — загорелся любопытством Андрей.

Крао многозначительно пошевелил глазами и заявил:

— У нас по распорядку уже наступил режим отдыха, поэтому я не обязан тебе что-либо объяснять. Мне за переработку не платят.

— Тут еще и платят? — удивился Климов.

— Конечно, — словно, это само собой, разумеется, ответил венг. — У каждого на этой базе есть свой личный счет, на котором хранится его жалование. Имея достаточный запас леев, ты можешь потом спокойно жить, как на планетах Конфедерации, так и Альянса.

— Кано-Три вам приказала, чтобы вы меня ввели в курс дела, — напомнил Андрей своему наставнику.

— Нет у меня сейчас на это время. Надо отдыхать, — тяжело кряхтя, спустился с кровати на пол слизняк. — Но если…

— Что если? — переспросил замолчавшего Крао, Климов.

— Если ты закажешь себе для меня комплекс номер триста пятьдесят, то возможно, я останусь и кое-что расскажу.

— А почему ты сам себе не можешь заказать еще?

— Потому что его можно заказать только один раз во время режима отдыха.

— Эрика, пожалуйста, для меня комплекс номер триста пятьдесят, — не задумываясь, попросил Эриум Климов.

— Этот комплекс не предназначен для представителей вашей расы, — сообщила программа.

— Я имею право заказать его себе один раз во время режима отдыха? — вкрадчиво спросил Андрей.

— Да, — ответила программа.

— Выполняй.

— Молодец, — обрадовался Крао, как только из ниши появился поднос с двумя тюбиками.

Венг схватил по тюбику в каждую руку и жадно присосался, вставив в рот два тюбика одновременно.

— Демпфер 78456, — тут же заговорила металлическим голосом Эриум: — вы нарушаете правила внутреннего распорядка. Я буду вынуждена сообщить об этом в отдел внутренней безопасности.

— Да хоть мой бабушке расскажи, правда, я ее никогда не знал, — засмеялся в ответ, резко изменившимся голосом Крао. — Я ничего не нарушал. Я заслуженный демпфер Конфедерации. Я имею право.

Он погрозил ручкой, опоясанной таким же браслетом как у Андрея, куда-то вверх и, громко икнув, свалился с кровати на пол, не подавая никаких признаков двигательной активности.

Комнату огласил свирепый храп.

— Что с ним? — спросил Андрей, испугавшись, что Крао стало плохо.

— Все, — ответила Эриум.

— Что, все?

— Демпфер 78456, как и все представители гирудотосов имеет предрасположенность к зависимости от сока Гралдона. В связи с этим, на базе введено ограничение на потребление продукта номер триста пятьдесят в большом количестве.

— Что за сок?

— Это внутристеблевая жидкость хищных растений с планеты Омникус в галактике 3498762. Планета Омникус заселена примитивными формами жизни, служащими одним из элементов в пищевой цепи этих растений, отдельные экземпляры которых достигают до трех метров в высоту и до десяти метров в длину. Сертификат на добычу сока Гралдона принадлежит Конфедерации, однако его добыча ведется нелегальными способами, как представителями Альянса, так и Картеля. В результате нелегального оборота Гралдона, Конфедерация несет огромные убытки, связанные с оборотом сока, относящегося к высоколиквидным продуктам, — выдала энциклопедические сведения программа.

— Это все хорошо, а что с ним случилось? — переспросил Климов.

— Его мозг отключен под воздействием высокотоксичных свободных радикалов сока. Во время воздействия радикалов его мозг испытывает эйфорию во много раз превышающее ощущение при процессе размножения. Для представителей вашей расы, это воздействие сравнимо с эффектом действия алкоголя, — пояснила Эриум.

— История повторяется. Еще один наставник — алкоголик, — буркнул себе под нос Андрей, вспомнив старшего участкового уполномоченного Долбина Ивана, который во время его первой стажировки, кроме того, что пить в рабочее время и после, больше ничему его не научил.

— Что же мне так везет?

Климов потрогал ногой обездвиженное тело своего наставника и, убедившись в том, что он находится в полной отключке, запихнул его под кровать.

— Эрика, я хочу отдохнуть, что для этого нужно сделать? — спросил он у программы, сняв с кровати насквозь пропитанное слизью верхнее одеяло с кровати.

— Вам необходимо принять горизонтальное положение и закрыть глаза, — то ли в шутку, то ли в серьез ответила программа и выключила в комнате свет.

Андрей лег на спину, вытянул на кровати ноги и сразу же заснул.

Никита брезгливо понюхал громко храпящего слизняка, лизнул того в левый глаз и запрыгнул на кровать, устроившись у Климова в ногах.

IV

— Внимание! Внимание! — громко орала Эриум. — Демпфер 78456 и стажер-демпфер 113113 немедленно явиться к сюрвайеру Кано-Три.

Андрей подскочил, как ужаленный, и наступил на выползавшего из-под кровати Крао.

— Немедленно явиться к сюрвайреу Кано-Три, — продолжала неприятно вещать программа.

— Мы слышим. Перестань орать, — крикнул венг и поспешил на выход.

— Крао, подожди меня, — остановил уже на выходе из комнаты слизняка Андрей, пытаясь выяснить, куда опять запропастился кот.

— Давай быстрее, походу предстоит какое-то задание. Становись на транспортер, — нервничал Крао, шевеля глазами.

Андрей запрыгнул на шестиугольник двери, и тот в мгновение ока доставил их к нужному лифту.

— Что нажимать? — спросил Климов у венга, осматривая светящуюся панель всего лишь с двумя кнопками, после того как прозрачная дверь лифта закрылась.

— Ничего. За тебя все сделает твой упарип, — ответил слизняк.

— Ничего не понял.

— У тебя на руке универсальный преобразователь антагонистической реальности и пространства. Он состоит в связи с Эриумом, поэтому тебе не надо делать лишних движений ни руками, ни ногами. Упарип считывает сигналы твоего мозга и отправляет их программе, которая сделает за тебя то, что тебе требуется. Помимо передатчика твоих синапсолитических импульсов, упарип является ключом к порталу при переходе в пространстве и делает много еще чего другого, о чем я тебе потом расскажу.

— Об этом мне нужно было рассказать еще до того, как ты выжрал две порции комплекса триста пятьдесят, — отпустил колкость в сторону венга Андрей.

— Слушай, — задрал голову к верху Крао: — всему свое время. Скоро ты все сам узнаешь. Тут нет ничего сложного…

Закончить он не успел, потому что дверь лифта открылась…

В кабинете у Кано-Три, помимо нее, находился Сан-Гар. Лягушкообразный начальник отдела проектирования систем технической поддержки, будучи одетым в белый костюм-тройку, с подобострастием взирал на сюрвайера и согласно кивал головой.

— Вы опаздываете, — сделала Кано-Три замечание человеку и венгу. — У нас мало времени на подготовку. Как вы себя чувствуете Крао?

— Прекрасно, — ответил, слегка смутившись, венг.

— Это очень хорошо, потому что сегодня вам предстоит выполнить очередную миссию по ликвидации лазутчиков Картеля.

— Я готов в любое время к любой миссии, — браво отрапортовал слизняк, вытянувшись вверх от пола на метр.

— Провести операцию по нейтрализации лазутчика предстоит на родной планете стажера-демпфера 113113 при большом скоплении аборигенов.

Кано-Три подошла ближе к столу, над которым засветилась проекция Земли.

— Наши источники сообщают, что последнее время участились факты похищения людей. К тому же Эриум зафиксировала несанкционированное открытие порталов по нашим координатам, информация о которых была похищена в ходе последней атаки Картеля. В результате проведенного расследования, нашими нелегалами было установлено, что кто-то ставит метки на жертвы, благодаря которым в дальнейшем ортофаги выходят на их след. Вам необходимо установить лазутчика и его нейтрализовать. Если вам удастся переправить его через портал на Эриум для допроса, то оплата за миссию будет в два раза больше.

— Я постараюсь, — сразу оживился венг.

— Вы должны постараться оба, — поправила его Кано-Три. — Стажер-демпфер 113113 отправляется вместе с вами.

— Но он еще не готов, — засуетился Крао, нервно потирая ладошки.

— У вас было время преподать ему основы управления упарипом, а самым лучшим учением является непосредственная практика в бою, — возразила на протест венга Кано-Три. — Тем более вы считаетесь лучшим специалистом по проведению демпферных операций в галактике 12НК34568Н.

— А вдруг, что-то пойдет не так? Он мне только мешать будет, — горячился венг. — Я привык один работать. Он своим поведением может меня выдать.

— Ему не надо использовать БМО. Тем более операция будет проходить на знакомой ему территории. Так что, уважаемый Крао, немедленно проследуйте за Сан-Гаром. Я жду от вас отчета о блестяще проведенной операции.

— Пойдемте. У меня уже все готово, — включился в разговор Сан-Гар, прыгая к лифту.

— Что стал? Пошли, — буркнул венг и пополз вслед за Сан-Гаром.

Через несколько минут они втроем оказались в большой лаборатории, вдоль стен которой, за прозрачными барьерами стояли тела различных форм жизни. Некоторые оригиналы Андрей уже увидел на Эриуме, но большинство из представленных образцов ему еще не встречались.

— Ваш БМО полностью заряжен, — басил во все горло Сан-Гар, показывая на обнаженное тело лысого толстяка с раскрытым в разные стороны на две половины животом.

— Что такое БМО? — едва поспевая за ползущим по полу венгом, спросил у него Андрей.

— Бионико-механический организм, создаваемый из ДНК реально существовавшего прототипа, — ответил тот.

— Почему существовавшего? — удивился Климов, рассматривая стоящую рядом с толстяком, человеческую оболочку молодой симпатичной девушки, соответствующую по всем анатомическим параметрам в мельчайших деталях с оригиналом.

— Потому что при проведении демпферных операций учитываются все аспекты, особенно на твоей планете. Мы используем ДНК людей, которых никто уже не будет искать. Обычно, они уже официально мертвы. Встреча БМО со своим прототипом не допустима. Это может привлечь лишнее внимание и вызвать небывалый резонанс, — пояснил Крао. — Любое несанкционированное вмешательство в развитие низших рас со стороны иных цивилизаций, находящихся на более высшей ступени развития и преследующих определенные цели, вызывает резонанс в эволюционном потоке, что может привести к началу неуправляемой цепочки событий, способных послужить катализатором для начала новой Межгалактической войны. Именно поэтому и создан Демпферный Корпус, чтобы ликвидировать источники резонанса в виде деструктивных элементов до начала необратимых последствий.

— Понял не до конца, но суть мне понятна, — выслушав краткую лекцию Крао, заговорил Андрей. — Единственное, что я так и не понял, что нам надо делать на моей планете.

— У нас есть определенный маршрут, по которому передвигается агент Картеля и метит человеческие особи, — важно выпятив грудь вперед, начал объяснять суть операции Сан-Гар, пока Крао, крутясь юлой, впихивался во внутрь живота своего БМО. — Вся информация о времени передвижения и маршруте находится в архиваторе БМО 00239848787492. Дайте мне, пожалуйста, вашу руку с упарипом, — попросил Сан-Гар, обращаясь к Климову.

— Что?

— Руку ему дай, — пропищал слабым женским голосом лысый толстяк, как только его живот закрылся.

Не дожидаясь активности с его стороны, Сан-Гар сам взял его руку и приставил к его браслету, выуженный из кармана пиджака, небольшой светящийся цилиндрик.

— Теперь вы сможете общаться в коротковолновом диапазоне в режиме «инкогнито», — заговорил Сан-Гар через несколько секунд.

— Что? — переспросил Андрей.

— Потом объясню, — ответил толстяк и вышел из стеклянной кабины. — Кто сегодня в гардеробной? — спросил он у начальника отдела проектирования систем технической поддержки.

— Беатрис, — ответил тот.

— Не везет — так с детства, — заворчал толстяк и, покачивая пузом, двинулся к лифту.

— Жду вас на стартовой платформе через пять минут, — пробасил Сан-Гар, юркнув в соседний лифт.

V

Беатрис оказалась сморщенной старой женщиной с темно-зеленой кожей, покрытой разномастными бородавками. В отличие от большинства персонала базы, щеголявшего в стандартных костюмах, как и у Андрея, гардеробщица была облачена в широкую синюю юбку и невероятно растянутый пуловер.

— Упарип в считывающее гнездо, — вместо приветствия проскрипела старуха.

— Беатрис, какая радость, — радостно развел жирные руки БМО Крао: — я думал, ты уже умерла и давно смердишь в другом месте.

— Опять, ты, противный слизняк. Я бы тебя уже давно отстранила от операций, — забубнела в ответ гардеробщица. — Кто это с тобой?

— Стажер-демпфер 113113, — ответил Крао.

— Это БМО или он в натурале? — близоруко вглядываясь из-за единственного стола, стоявшего посреди небольшой темной комнатки, спросила гардеробщица.

— Я человек, — гордо ответил за своего наставника Климов.

— Дурак ты, раз оказался здесь, тем более, вместе с этим слюнявым алкоголиком, — неожиданно сказала Беатрис. — Хоть и красавчик, но дурак…

— О чем это она? — тихонько спросил Андрей у Крао.

— Не обращай внимания на нее, — услышал у себя в голове голос Климов, хотя БМО Крао рот не раскрыл. — Она побывала в плену у Картеля и с тех пор у нее в голове немного не порядок, но работу она свою делает весьма неплохо. Надо радоваться, что сегодня она, а нее ее напарница Иии-на.

— Почему я тебя слышу у себя в голове? — вслух спросил Андрей.

— Потому что наши упарипы настроены на коротковолновый диапазон, чтобы никто чужой нас не слышал. Стой молча и смотри, — ответил Крао.

Толстяк протянул толстую руку с браслетом и вставил ее в небольшое квадратное отверстие в столе, за которым восседала гардеробщица…

Через несколько секунд стена за спиной Беатрис пришла в движение, и взору Андрея явился огромный коридор, где все свободное пространство занимала различная одежда и обмундирование.

Охапки вещей зашевелились, и откуда-то из глубины на двух металлических планках к столу гардеробщицы подлетело два пакета.

— Одевайтесь, — скомандовала старуха. — А ты, красавчик, свой костюм положишь в этот же пакет.

Пока Андрей переодевался в синие джинсы и тонкий серый свитер, гардеробщица с интересом разглядывала его голое тело и постоянно качала головой приговаривая:

— Жаль мальчика, совсем хороший… Что ты там прячешь? — прикрикнула на него Беатрис, когда он закрыл рукой свое болтающееся «хозяйство». — Думаешь, я не видела? Я такого за всю жизнь насмотрелась, что и другим еще хватит.

— Давай быстрее, — поторопил его Крао, превратившись в интеллигентного толстячка профессорского вида в мятом сером костюме тройке и таком же помятом плаще.

— Береги мальчика. Я надеюсь, что с ним не случится того, что было с остальными, — крикнула на прощание Беатрис, когда Крао тащил его за собой в лифт.

— А что было с остальными? — спросил Андрей у своего наставника, когда лифт их помчал к месту назначения.

— Потом расскажу, — небрежно ответил Крао. — Стой и молчи.

Лифт раскрылся и они оказались на платформе.

Кроме них вокруг никого не было.

— Внимание! Приготовиться! — донесся откуда-то голос Сан-Гара.

Неожиданно стало темно, а из основания платформы появились две светящиеся полусферы, плавно соединившиеся над их головами.

— Что…

Закончить Андрей не успел, потому что у него перед глазами все закружилось, а в голове возник неприятный шум…

Глава 4

I

Аглая Степановна очень любила деньги и именно поэтому ее не очень любили порядочные люди…

За прошедшие шестьдесят семь лет жизни, она ни дня не проработала на благо общества, однако за это время неплохо заработала для обеспечения сытой и приятной старости.

Всю жизнь она простояла на продуктовом рынке: летом она скупала и перепродавала овощи, ягоды и грибы, а зимой — иностранные фрукты. Со временем она расширила свой бизнес и перешла к нелегальному ростовщичеству, принесшему ей большие дивиденды. Отгрохав огромную домину и огородившись от соседей высоким сплошным забором, Аглая Степановна на вопросы представителей налоговой службы о происхождении у безработной такой роскоши, загадочно улыбалась и, запихивая им денежные купюры в карманы, скромно отвечала: «Друзья помогли».

На самом деле друзей у нее не было и быть не могло, потому что именно их деньги легли в основу ее капитала, после того как она взяла у них крупные суммы в долг, но почему-то забыла их вернуть…

Казалось бы, что жизнь у Аглаи Степановны удалась, но ее одиночество не мог скрасить огромный телевизор и немой от рождения, готовый на все ради нее, местный дурачок Костя-Имбицил, которого она подобрала как-то на рынке. Хотя она его и использовала в качестве «удовлетворителя» ее женских потребностей, но детей иметь она не могла еще с подросткового возраста с тех пор, как посидела на холодном камне, пока продавала ландыши возле трассы.

Животные, которые почему-то терпеть ее не могли, тоже никак не помогали ей избавиться от неприятного чувства одиночества. Тогда она оформила опекунство над девочкой — сиротой из местного детского дома.

Оказалось, что опекунство весьма выгодная вещь — девочка была не только ее бесплатной работницей, но и приносила неплохие деньги, выделяемые государством на ее содержание. Собрав необходимые документы и солидно потратившись на взятки бездушным, алчным до наживы чинушам, отвечавшим за безопасное и счастливое будущее детей-сирот, Аглая Степановна оформила в своем доме детский дом семейного типа и вырвала у государства безвозмездную субсидию на расширение своей жилплощади.

Теперь на рынке торговали приемные дети, а она официально открыла небольшой ювелирный магазинчик, под прикрытием которого действовал нелегальный ломбард по скупке краденого.

Сегодня она решила отдохнуть на природе и на подаренном местными чиновниками небольшом автобусе выехала с подопечными в лес. Пока она, лежа на гамаке, смотрела в безоблачное небо и мечтала о том, что ей было бы неплохо получить, какую-нибудь государственную награду за неоценимый вклад в воспитание молодежи, Костя-Имбицил отгонял от нее мошкару, а десять мальчиков и тринадцать девочек в возрасте от пяти до десяти лет, собирали ягоды и грибы, которые им предстояло сегодня вечером продать на рынке.

— Костя, почему меня комары кусают? — недовольно прикрикнула на своего безмолвного помощника Аглая Степановна, когда тот отошел от нее на несколько метров к центру небольшой полянки и принялся делать руками непонятные пассы.

Тот, продолжая делать свое бессмысленное занятие, никак на нее не отреагировал. Детей по близости не оказалось и только она открыла рот, чтобы крикнуть кого-то из них, чтобы отгоняли от нее мошкару вместо Кости, как, вдруг, воздух на поляне задрожал и резко разошелся в зигзагообразном разломе…

Оттуда появились невысокий плотный, абсолютно лысый толстячок в сером плаще и статный молодой брюнет до тридцати, в синих джинсах, сером свитере и черных кроссовках.

— Агент-нелегал 38458300, — неожиданно заговорил, не открывая рта, немой Костя-Имбицил.

— Демпфер 78456, — ответил толстячок. — Это стажер-демпфер 113113.

— Привет, Крао. Очень рад, — донесся откуда-то изнутри Кости голос и он заключил в свои объятия толстяка, сгребя того в охапку, словно ребенка.

— Я тоже рад тебя видеть, Кос-Гар. Сколько у нас времени? — спросил толстяк, когда двухметровый широкоплечий детина с лицом, не отягощенным интеллектом, опустил его на землю.

— Мало, — не меняя угрюмой гримасы, ответил Костя. — Агент Картеля передвигается поездом по одному и тому же маршруту. Вот вам билеты, документы и деньги. Информацию о маршруте мой упарип уже передал тебе. Уходить будете через мой резервный портал, координаты которого уже тебя.

Пока Костя-Имбицил выуживал из карманов своих широких штанин деньги и документы, брюнет, осторожно осматриваясь по сторонам, подошел к Аглае Степановне и спросил:

— Вы кто?

— Помогите! — заорала, наконец-то, оправившись от первого шока расплывчатая, как масляный блин, старуха с платиновыми зубами во рту и попыталась вытолкнуть свою тушу из гамака.

— Совсем забыл про нее, — досадливо кинулся к своей хозяйке Костя и, выскочившей из указательного пальца тоненькой иголочкой, тыкнул ей за ухо.

Аглая хрюкнула и обмякла, захрапев громче, чем двигатель их автобуса.

— Уходите и передайте сюрвайеритету, что я уже устал и хочу в отставку, — шепнул Костя, поднимая вверх руки, когда на поляну из-за деревьев выскочили несколько мальчиков и девочек в изрядно поношенной одежде с пластиковыми ведрами в руках.

— Был рад тебя видеть, друг, — крикнул толстяк и потянул за собой брюнета в лес.

Костя-имбицил махнул головой и приоткрыл рот, вытянув губы.

— С…и…в…и…с… — вырвался наружу его протяжный свист, заставивший детей застыть на месте.

Спустя полминуты двое мужчин уверенным шагом удалялись от поляны в стороны ближайшей железнодорожной станции, а в гамаке храпела беззаботным сном Аглая Степановна. Костя отгонял от нее мошкару, а дети, как ни в чем не бывало, хвастались своими трофеями.

Только одна угловатая девочка-подросток стояла на месте с открытым ртом и восхищено смотрела на Костю.

Танечка была глухая…

II

Через двадцать минут Андрей и Крао стояли на перроне железнодорожной станции со звучным названием «Победа» под местами дырявым навесом, пытаясь укрыться от внезапно начавшегося дождя и ожидали прибытия дизель-поезда сообщением Барановичи-Ганцевичи.

До начала ливня Климов изучил все объявления в станционном здании, где кроме замученной безделием кассирши, восседавшей с отсутствующим видом за замызганным стеклом кассы, и расхлябанного мужичка с лицом профессионального алкоголика, никого не было. Путем нехитрых вычислений Андрей установил, что они находятся на территории Белоруссии, а с момента его транспортировки на Эриум прошло уже две недели, хотя, как ему казалось, что на станции он провел не более двух суток.

Под навесом кроме них никого не было, поэтому между собой они разговаривали как обычные люди.

— Крао, что делать-то дальше? — спросил Андрей.

— Тебе ничего делать не надо, — ответил сердито толстяк. — Тебе нужно только наблюдать и учиться.

— Чему учиться?

— Как необходимо выявлять агентов Картеля.

— Если я правильно понял, то мы это будем делать в поезде?

— Не мы, а я. И если ты такой понятливый, то не задавай лишних вопросов, — бубнел БМО Крао, стирая розовым платочком у себя с лысины капли дождя.

— Кто этот человек, который нас встречал? Или это был вовсе не человек? — продолжил расспросы Андрей.

— Это наш агент-нелегал Кос-Гар, который уже длительное время работает на твоей планете. Он легенда… И он единственный в Конфедерации агент, дослужившийся до звания «гар», — ответил Крао.

— До чего?

— Приставка к имени «гар» означает тоже, что у вас полковник.

— А приставка «три»?

— Маршал, — немного завистливым тоном ответил Крао.

— А ты, в каком звании?

— Ты про меня расспрашиваешь или про Кос-Гара? — обиделся Крао и его БМО даже немного надул губы.

— И чем он же он занимается?

— Тем же, чем и все агенты-нелегалы, внедренные к низшим цивилизациям — контролируют ситуацию и выявляют агентов Альянса и Независимого Картеля, — пояснил толстяк.

— Я думал, что Конфедерация и Альянс союзники, — удивился Климов.

— Ну да, — согласился наставник: — только каждый подсматривает друг за другом, чтобы никто не выходил за рамки «Зондрунского соглашения».

— Что за оно?

— Неважно, — услышал у себя в голове голос Андрей. — Молчи, нас подслушивают.

Андрей удивленно осмотрелся по сторонам, но никого не увидел.

— Не вертись, возможно, это и есть агент Картеля, — потребовал через упарип Крао.

В это время дождь пошел еще сильнее и яростно замолотил огромными каплями в пластиковую крышу навеса. Сквозь шум низвергающейся потоками с неба воды, Андрей услышал у себя за спиной матерную ругань и обернулся на звук.

Из кустов обожженной солнцем малины, опираясь правой рукой на костыль, выбрался приземистый, облаченный в армейскую плащ-палатку, старик с небольшой седой бородой. В левой руке он держал большое пластиковое ведро из-под краски полное боровиков.

Дедок подозрительно их осмотрел и, кряхтя, поднялся по ступенькам на перрон.

— Добрый день, — поздоровался Андрей.

Дед ничего не ответил. Он отвернулся и вытащил из резинового сапога мобильный телефон.

— С местными в разговоры не вступать, — зло шипел через упарип Крао, пока его БМО добродушно улыбался и приветливо качал головой.

— Галя, алло, говори громче, — орал сквозь шум дождя дед, прислонив через капюшон плащ-палатки трубку телефона к уху. — Ничего не слышу… Картошку почисти на ужин… Грибы везу… Что? Какая диета? У меня из-за твоей диеты газеты уже заканчиваются. Не с чем в сортир сходить… Я сказал картошку… Дура.

Дед спрятал телефон в сапог и уставился в ту сторону, откуда должен был появиться поезд.

Климов решил воспользоваться моментом и попытаться связаться с Лерой…

— Извините, разрешите воспользоваться вашим телефоном, — вежливо обратился он к деду.

— Я сказал никаких контактов с местными! — закричал через упарип Крао. — Немедленно отойди от него.

— Купи себе телефон и пользуйся, — ответил дед. — Может ты ворюга, какой или аферист. Сейчас позвонишь в Мозамбик, а мне потом пенсии не хватит, чтобы за тебя рассчитаться. А у меня баба молодая. До денег охочая.

— Я заплачу, — засуетился Костя, достав несколько купюр переданных им Кос-Гаром.

Он понятия не имел о стоимости белорусских денег, поэтому достал все.

— Сколько дашь? — расплылся в улыбке дед, обнажив неожиданно крепкие, слегка покрытые желтизной зубы.

— А сколько хотите? — в свою очередь спросил Андрей.

— С учетом непрерывно растущей инфляции… давай половину, — назвал свою цену дед.

— Мужчина, а вас не вырвет случайно? — вступил в диалог Крао.

— Ты, морда рыбья, не лезь не в свое дело. Может ты вообще шпион вражеский, — ощерился дед. — Нормальные люди в костюмах и плащах по лесам не шастают.

— Я ученый, — начал оправдываться Крао. — Я ботаник.

— Знаем мы таких ботаников. Такие как ты к нам и завезли жуков короладских. Показывай документы!

— Половину, так половину, — решил разрядить обстановку Андрей и протянул деду деньги.

— Куда звонить будешь? — поинтересовался старик, пряча купюры в ширинку.

— Я только зайду в социальные сети к своей девушке на страницу, — ответил Климов.

— В сети, так в сети. На, мне не жалко, — доставая из сапога телефон, сказал старик и протянул его Андрею.

Климов взял телефон в руку и внимательно его осмотрел, пытаясь понять, как им пользоваться. Гаджет оказался с маленьким экраном и множеством клавиш. Андрей понажимал наугад на несколько клавиш, но на табло каждый раз выскакивала телефонная книга, в которой было только три записи: «Галочка», «старая курва» и «участковый».

— У-у-у-у-у, — надрывно загудел приближающийся поезд, выпуская сизый дым. Это был старый венгерский дизель-поезд, которые до этого Андрей видел только в советских фильмах.

— А, как в сеть выходить? — спросил он у деда.

— Никак, — ответил тот. — Это же телефон, а не компьютер. Будешь звонить или нет?

— Зачем же вы деньги взяли, если знали, что я с него в сеть не выйду?

— Может у меня бизнес такой, — ответил дед, забирая телефон. — Ты просил попользоваться — я тебе его дал, а как ты его пользовать будешь — это уже твои вопросы.

— Приготовься, — услышал Андрей у себя в голове голос Крао, как только напротив них остановился один из вагонов поезда в середине состава и, противно скрипя, открыл двери.

— Удачи, — кинул на прощанье хитрый дед, направляясь в сторону первого вагона.

Климов в расстроенных чувствах взялся за поручни руками и плечом подтолкнул в заднюю точку, замешкавшийся на ступеньках, БМО Крао.

Дверь закрылась. Поезд судорожно несколько раз дернулся и, медленно набирая скорость, пополз по рельсам к следующему остановочному пункту.

III

В тамбуре стоял маленький цыганенок и дымил папиросой.

— Дяденьки, дайте денег. Кушать хочется, — принялся канючить тот, профессионально оценив внешний вид новых пассажиров.

— Артур, пошел вон отсюда. Сколько раз тебе говорила, кури в туалете, — накинулась на цыганенка проходившая в соседний вагон контролерша — молодая безгрудая девчонка с широким тазом.

— Там кто-то наложил кучу при входе, дышать нечем. Мишка уже вляпался. Поэтому я с ним разделился, а то от него воняет, — пояснил причину своего наглого поведения Артур.

— Вот, гады! — кинула в сердцах контролерша и, подтянув повыше мешковатую форменную юбку, обратилась уже к Крао и Андрею:

— Граждане, ваши билеты.

— Мы купили на станции, — ответил, вместо открывшего было рот Крао, Климов и предъявил два квиточка.

Контролерша внимательно осмотрела подмокшие билеты и щелкнула на каждом щипцами, изорвав схожие по консистенции с туалетной бумагой квитки пополам.

— Проходите в вагон, — вернув Андрею обрывки билетов, сказала та и пошла дальше в переход между вагонами.

Цыганенок кинул окурок на ступеньки и поспешил за ней.

Как только дверь в переходе за ними закрылась, Крао повернулся к Андрею и его БМО перестал улыбаться.

— Если ты не перестанешь игнорировать мои приказы, то это твоя последняя операция, — вплотную прижавшись к Андрею, медленно произнес Крао. — Если тебя не возьмут в демпферы, то в лучшем случае ты останешься на Эриуме в качестве подсобного рабочего, но тогда тебе не разрешат вытащить свою самку, чтобы обеспечить ей защиту от ортофагов.

— Ты знаешь про Леру? — удивился Андрей.

— Да, я знаю, почему ты согласился сотрудничать с Демпферным Корпусом.

— И ты, знаешь, где она?

— Нет, — ответил Крао. — Но я знаю того кто знает. Поэтому слушай меня, если хочешь помочь своей самке.

— Что нужно делать?

— Сейчас мы пойдем по вагонам. Мой БМО будет сканировать все человеческие организмы. Как только я обнаружу вражеского агента, то дам тебе знать через упарип. Попытаемся его вывести незаметно, но если он окажет активное сопротивление, то придется его ликвидировать, — деловито пояснил Крао.

— При всех? — вытаращил глаза Климов.

— Ничего страшного. Никто потом ничего не вспомнит?

— Это почему?

— Помнишь звук, который издавал в лесу Кос-Гар?

— Да.

— Так вот… Это корректировщик — специальный широкоформатный звуковой спектр, который стирает из памяти человеческих особей последние события. Чем дольше идет сигнал, тем больше стираемый промежуток времени, однако действовать стоит осторожно, не оставляя после себя материальных следов.

— Почему мне такой не выдали? — спросил Андрей.

— Потому что ты еще стажер, — ехидно ответил венг. — Все, пошли.

С трудом раздвинув створки двери, они вошли в вагон.

Тут не оказалось не души. Сквозь дырявое, как сито крышу вагона внутрь салона щедро лился дождь.

Шагая по щиколотку в воде, они вышли в тамбур и встретили там пьяного мужичка со станции, который мочился прямо на ступеньки.

— А что? — спросил мужичок, пьяно таращась на них. — В туалет не зайти, а у меня слабый мочевой пузырь.

Они прошли еще два дырявых вагона и только в хвостовом встретили еще двоих пассажиров.

Это были два местных представителя правоохранительных органов в звании старшего сержанта и старшины. Они сидели в единственном в вагоне месте, где с крыши не капала вода, закинув ноги на сидения, чтобы волны, гулявшие по полу с каждой металлической судорогой локомотива, не замочили им берцы.

— Эй, мужик. Ты чего уставился? — спросил старшина у Крао, вынув указательный палец из носа.

— Я их просканировал. Это не они. Уходим, — пронеслось в голове у Андрея.

— Жирдяй, а ну стой! Куда собрался? — поднялся с места старший сержант, доставая из держателя резиновую палку.

— Я, я ничего. Я никуда, — залепетал толстяк, поднимая вверх руки.

— Предъявите документы, — скомандовал старшина.

— Командир, все в порядке, — подал голос Андрей, протягивая ему паспорта.

— Что в карманах? — спросил старший сержант, пока старшина пристально изучал их документы.

— Ничего, — ответил Андрей, а Крао засуетился и выгреб из кармана плаща несколько смятых купюр.

— Документы в порядке, — резюмировал старшина, протягивая паспорта Климову: — а рожи у вас все-таки подозрительные и говор у тебя, мужик, не нашенский.

— Я в России долго на заработках был. Только спустя десять лет вернулся дядьку проведать, — махнул рукой на Крао Андрей.

— А чего он у тебя такой нарядный? — спросил старший сержант, беря купюры из руки Крао.

— Так, это… Ученый он у меня. Интеллигент. Насекомых изучает.

— Ха…ха…ха… К цыганенку и его напарнику Мишке не подходите близко, а то вшей, потом изучать будете долго и упорно, — заржал старший сержант, возвращая только половину купюр обратно Крао.

— Чего вы по поезду шастаете? — спросил старшина.

— Туалет искали, — ответил Климов, понимая, что с этими служителями местной Фемиды ему лучше не вступать в конфликт.

С такими как они, он неоднократно встречался по службе. К ленивым, жадным до чужих денег и одновременно тупым блюстителям правопорядка, он ничего кроме презрения не испытывал.

— Один туалет никогда не работал, а второй временно закрыт из-за одного любителя халявной черники, — заржал старшина, поглядывая на своего напарника.

— Не вздумайте в тамбуре нагадить, — зло предупредил их старший сержант.

— Через два вагона, какой-то мужик, как раз это и делает, — желая избавиться от наглых правоохранителей, сообщил Андрей.

Через тридцать секунд старший сержант и старшина с упоением били пьянчугу в тамбуре резиновыми палками и тыкали его лицом в его же лужу, а Андрей и Крао проследовали в противоположную часть поезда, где в первом вагоне обнаружили всех пассажиров поезда урывавшихся в единственном во всем поезде сухом месте.

— Он где-то здесь. Система безопасности сообщила, что агент Картеля среди людей и это некс. Будь внимателен, — сообщил ему через упарип Крао…

IV

Вагон был битком набит людьми.

Все сиденья были заняты, и даже в проходе стояли люди. В основном тут были пенсионеры с ведрами и корзинками, возвращавшиеся с дачных участков в город. Лишь четыре широких сиденья занимали подростки, горланившие на весь вагон под гитару, какую-то лишенную смысла песню.

При входе, на двойном сиденье, предназначенном для инвалидов, сидела все та же кондукторша и уже знакомый им хитрый дед. В противоположной стороне вагона на таком же сиденье сидел цыганенок Артур и, видимо, его напарник Мишка — светловолосый славянский мальчик лет десяти с давно не мытым лицом.

— Ну, что? — мысленно спросил через упарип Андрей у Крао. — Просканировал?

Интеллигентный толстяк в плаще несколько раз крутанул головой из стороны в сторону и Климов услышал ответ:

— Пока что нет. Тут слишком много людей. Они мне мешают, как следует всех проверить. Нужно пройти ближе к центру.

Толстяк и молодой мужчина направились было подальше от входа, но тут неприятный хрипяще-ржавый голос машиниста возвестил:

— «Реутово». Будьте внимательны и осторожны.

Дырявый поезд, неприятно визжа тормозами, остановился и распахнул двери, впустив в себя новых пассажиров.

Салон единственного сухого вагона моментально наполнился людьми, видимо, из числа постоянных его пассажиров, прекрасно знавших о том, в каком вагоне следует ездить во время дождя.

Андрея и Крао понесло людским поток к середине вагона и если раньше они могли свободно стоять в проходе, то теперь их прижало друг к другу, как сардин в банке.

— Успел? — чуть слышно, спросил Андрей.

— Ничего… Не успел. Из тех, кого я успел просканировать, некса среди них нет. Я ничего не понимаю… Мой БМО показывает, что наш объект находится здесь, но я его не вижу, — произнес через упарип Крао.

— Как он должен выглядеть? — продолжил неслышимый для других диалог Андрей.

— Некс, если он не человекоподобное существо, может использовать БМО, но если он был человеком и уже имеет модифицированное ДНК, то он будет выглядеть, как обычный абориген, пока ты его не спровоцируешь себя проявить.

— Каким образом?

— Раскрыться самим, активировав наши упарипы в боевой режим. Тогда его исходная программа, установленная при трансформации, сработает на уничтожение противника, и он невольно покажет свое лицо.

— Так в чем проблема?

— Слишком много людей, — ответил Крао: — если мы раскроемся, то могут быть лишние жертвы. Тогда придется импровизировать и имитировать схождение поезда с рельс, чтобы замаскировать причину человеческих жертв.

— Но, ведь тогда могут погибнуть остальные пассажиры, — изумился вслух Климов.

— Тсс…с…с, — зашипел БМО Крао, смешно надув щеки.

Одна из старушек, до этого обсуждавшая со своей соседкой по сиденью бомжа Петьку, сожравшего прямо в теплице ее помидоры нового элитного сорта, напряглась и, хищно повернув голову в их сторону, «навострила уши».

— Что ты орешь? — зло зашипел через упарип венг. — Ты привлек к себе ненужное внимание. Стой и внимательно смотри в окно. Не мешай работать профессионалу. В нашей работе без жертв не обойтись. Любая мелкая ошибка может спровоцировать череду событий Вселенского масштаба. Поэтому лучше отделаться малой кровью, чем потом утонуть в ее потоке.

— Это неправильно, — неслышно запротестовал Андрей.

— Не тебе решать. Не мешай работать.

— Что-то долго ты работаешь — профессионал, — ехидно произнес Климов.

В это время в вагоне началась толкотня и по салону понеслись недовольные голоса.

— Пирожки… Кому горячие пирожки? — кричала на весь вагон дородная женщина неопределенного возраста, расталкивая животом и грудью, теснящихся людей, волоча за собой по ногам пассажиров небольшую тележку с огромной полосатой сумкой.

— Алка, ты дура, что ли? — закричал здоровенный мужик лет сорока пяти с детским розовым румянцем на лице. — Людей полный вагон, а ты тут свою тележку пхнешь.

— Молчи, алкаш проклятый, все знают, что твоя Лидка не сама повесилась, а ты ее жизни лишил, — зло кинула торговка пирожками розовощекому, продолжая пропихиваться в глубь вагона.

— Ах, ты, паскуда бесстыдная, — взвилась со своего места сухонькая старушка, прислушивавшаяся до этого к разговору Андрея и Крао: — мало того, что гнилое мясо в свои пирожки запихиваешь, так еще и людей обижаешь, морда наглая.

— Молчи, старая проститутка, — огрызнулась Алка: — все давно уже знают, чего ты за Борьку заступаешься, потаскуха пенсионная. Я то, тележку пихаю… а он в тебя пихает.

— Ах, ты тварюга! — громовым голосом закричала старушка и перешла в наступление в сторону нагло улыбающейся Алки.

— Женщина, контролируйте, пожалуйста, передвижение вашего организма в пространстве. Вы здесь не одни, — подал голос мужчина в дешевых очочках с лицом вечного студента, после того как Алка проехала тележкой по его худосочным ногам.

— Галина Аркадьевна, бейте ее! — закричал в азарте, покрасневший от стыда, Борька. — Вот кто слухи разносит.

Невидимой волной агрессия заполонила вагон. Почти все пассажиры принялись громко обсуждать интимную жизнь Галины Аркадьевны и качество пирожков наглой Алки. В итоге, пока престарелая женщина пробивалась сквозь тела дачников в погоне за бессовестной продавщицей протухших пирожков, энергетические запасы в ее теле стали заканчиваться и она заметно выдохлась. Поэтому остатки злобы она вылила на мужчину в очках:

— А, ты тут, что место в вагоне занимаешь? Ради корзинки малины мог и на велосипеде на дачу съездить, а не воздух тут в вагоне зазаря переводить.

— Андропова, на этих интеллигентов нету, — включился в свару хитрый дед.

— Извините, я не подумал, — принялся оправдываться, сразу же поникший интеллигент.

— Подайте, люди добрые. Кушать хочется, — послышался голос цыганенка Артура, продиравшегося сквозь вагон с протянутой рукой.

— На, вместо хлебушка, — заржал один из молодых парней из веселой компании, вложив ему в руку пустую баночку от пива.

— Дяденька, дай денежку, — жалостливо протянул, проходивший мимо Крао, светловолосый напарник цыганенка.

Крао в это время отвернулся и упорно таращился на компанию молодых людей с гитарой.

— Чего вылупился, мужик? — взбычился один из них, заметив к себе пристальное внимание. — В морду хочешь?

— Нет. Извините. Я так… Уснул нечаянно, — стал оправдываться толстяк в плаще.

В это время Андрей мучительно соображал о том, что ему показалось странным в облике Мишки-попрошайки. Сосредоточиться мешала толкотня и, то затухавшая, то разгоравшаяся словесная перепалка между пассажирами вагона, разделившихся на два лагеря: одни были на стороне Галины Аркадьевны и Борьки, а вторы на стороне Алки.

Наконец он нащупал обрывок сверлившей ему мозг тревожной мысли и понял, что оказалось не так…

В отличие от цыганенка Артура, у которого волосы шевелились от скопления вшей, у Мишки волосы были чистые и неестественно прямо уложены, словно тот еще совсем недавно пользовался услугами дорогого специалиста.

— Крао, — обратился Андрей к своему наставнику через упарип: — на БМО могут обитать паразиты?

— Какие именно? — спросил тот.

— Например, вши?

— Земные паразиты не могут, а вот если бы мы…

— Я знаю, кто агент Картеля, — прервал его Климов.

— Что? — удивленно спросил вслух толстяк.

— Светловолосый мальчишка-попрошайка.

— Таких БМО не… — осекся на полуслове Крао, просканировав тело мальчишки.

— Он? — спросил вслух Андрей.

— Действительно, необычный экземпляр. Иди за мной. Вытолкнем его в тамбур и там я его обезврежу. Ты смотри, чтобы цыганенок за ним не пошел, — через упарип ответил венг.

— Он тоже агент? — удивился Климов.

— Нет… Просто не нужный свидетель.

V

— Осторожно! По ногам прешь, — закричал угрюмый мужик в поношенной дерматиновой куртке, после того как толстяк в плаще двинулся вслед за попрошайками.

— Тихо, а то руки и ноги переломаю, — зашипел на него тот в ответ.

— Что? — зарычал, было, мужик, но тут же осекся, получив едва видимый удар рукой БМО в район солнечного сплетения.

Угрюмый удивленно выпучил глаза, но произнести ничего не смог.

— Извини, дядя. На работе мы, — шепнул ему на ухо, протискивающийся за толстяком молодой мужчина.

— Малой, денег хочешь? — заговорил толстяк с Мишкой и достал из кармана несколько купюр.

— Хочу, — вместо Мишки, ответил Артур.

Мишка ничего не ответил…

Он резко вытянул тщедушную руку и, схватив толстяка за кисть, легко его оторвал от земли и швырнул через весь вагон.

Толстяк, сбив в полете несколько старушек, угрюмого мужика, Алку и мужчину в очках, благополучно шмякнулся о двери вагона и затих.

Не ожидавший такого поворота событий Андрей выставил вперед руку с упарипом и попытался активировать луч, с помощью которого он рубил нексов на Эриуме, но у него ничего не вышло.

— Э, мужик, не обижай малого, — подал голос один из компании молодежи.

— Я представитель Демпферного Корпуса. Немедленно сдавайтесь, — сам не зная почему, решил так остановить медленно приближающееся к нему создание в образе Мишки, Климов.

Неожиданно быстро Мишка прыгнул в сторону Андрея и, схватив его поперек туловища, отправил его вдогонку за Крао.

В этот раз пострадала только Алка, которая, по своей дурости, поднялась с пола и устремилась в сторону наглого пацаненка, чтобы отодрать его за уши.

— Скоро Картель накажет всех тех, кто стоял у него на пути, — тонким голосом заговорил Мишка, двигаясь в сторону пытавшегося подняться на ноги БМО Крао и приходившего в себя после полета Андрея.

Голова БМО от удара развернулась на сто восемьдесят градусов и когда Крао поднялся с пола, и руками вернул ее в нужное положение, вагон заполнился людским криком ужаса, при этом громче всех кричал Борька.

Толстяк вскинул руку и из нее в сторону Мишки вырвался узкий луч…

Мальчишка ловко увернулся, подпрыгнув в воздухе и зависнув на крыше вагона вверх головой. После чего, быстро перебирая руками и ногами, побежал, как паук, разбивая плафоны ламп, в сторону Крао.

Он успел сделать еще выстрел в потолок, прежде чем мальчик прыгнул на него и свалил в прыжке на пол. Андрей схватил сзади за шею мальчишку, методично наносившему удары по БМО, и попытался его оттащить, но тот лишь протянул руку себе за спину и опять его отшвырнул в другой конец вагона, словно котенка.

— Ах, ты, чудище поганое! — крикнул, подобравшийся к Мишке сзади, хитрый дед и со всей силы ударил его по голове костылем.

Голова мальчишки неестественно быстро затряслась в разные стороны, и он вскочил с толстяка. Мишка протянул руки в сторону деда, но тут же получил еще один удар костылем по голове. Руки Мишки безжизненно повисли, после чего он упал на колени. Его живот неожиданно раскрылся, и оттуда вывалилось, что-то розовое. Эта субстанция стала трансформироваться и вытягиваться в длину, превращаясь в огромного червя, пока яркий узкий луч не разнес его на ошметки.

— Надо заметать следы, — сказал Крао, опуская руку с упарипом.

— Это, что было такое? — подал голос дед, пока все остальные испуганно таращились на тело Мишки.

— Я тебе не дам поезд пускать под откос, — сразу же заявил Андрей, поднимаясь с пола.

— Вы кто такие? — продолжил расспросы дед.

— Вытащи эту оболочку из вагона, — не обращая внимания на старика, распорядился Крао.

— Я не дам тебе это сделать, — поднял руку с упарипом Андрей.

— Время идет. Скоро будет станция. Тогда придется еще больше людей положить.

— Мужики, вы кто? — подал голос Борис.

— Не вздумай, — сделал шаг в сторону Крао Андрей.

— Хорошо. Вытащи оболочку из вагона. Я что-нибудь придумаю, — согласился Крао и вытянул губы трубочкой.

— С…и…в…и…с…с… — понесся по вагону звук свиста.

Через несколько минут, после того, как Крао закончил работать с корректировщиком и объяснил пассажирам, что во время дождя в вагон ударила молния и, пробив потолок, сожгла двери, они в переходе между вагонами с помощью упарипов трансформировали БМО агента Картеля в кучку пепла, который спустили под колеса состава.

Еще через полчаса они благополучно сошли с поезда и, прибыв в нужную точку, указанную Кос-Гаром, открыли портал и вернулись на Эриум.

Ночью Семен Трифонович Красницкий, чудом выживший после удара молнии в поезд, пока его молодая жена Галина, ублажала в соседней квартире дальнобойщика Лешку, беспокойно крутился во сне. Тьма в комнате заходила зыбью и из мрака показалась молотоголовая голова с белым переливающимся шрамом посередине. Тварь приблизилась к старику и выпустила из головы три щупальца…

В это же время, сидя у себя в комнате заводского общежития, человек с лицом профессионального алкоголика, которого били в поезде правоохранители, разговаривал со стеной:

— Все идет по плану. Мы привлекли их внимание. Объект идентифицирован… Это он… Жду дальнейших указаний. Да, Ментор…

— Опять нажрался до белой горячки, — бубнела его соседка по блоку бабушка Таня, не подозревая о том, насколько опасен и кто на самом деле ее сосед Дмитрий.

Глава 5

I

Как только сфера раскрылась, их окружили полигентроны.

— Что происходит? — спросил обескураженный таким приемом Андрей.

— Все нормально, — спокойно ответил Крао: — обычная проверка с целью удостовериться, что ты не притащил с собой, что-нибудь лишнее.

— И что же я мог притащить с собой лишнего? — пока полигентроны просвечивали его какой-то спиралевидной лампой, язвительно поинтересовался Климов.

— В данном случае ты притащил на себе вшей и, возможно, инфекционное заболевание, носителем которого является торговка пирожками. Хотя, ее заболевание передается только половым путем, но как говорится у меня на планете: «Прежде чем съесть кардланского червя — убедись, что он не слим».

— Что это такое?

— Слимы, — внезапно зазвучал из его браслета голос Эриум: — агрессивные паразиты, выращенные путем преобразования генотипоскопических цепочек на планетах «Пояса смерти», использовавшиеся Межгалактическим образованием «Независимый Картель», для совершения терактов через продовольственную индустрию Конфедерации Высших Цивилизаций и Тройственного Альянса. В результате внедрения в торговые сети пищевой продукции слимов под видом кардланских червей, Конфедерации и Альянсу был нанесен значительный ущерб, о размерах которого вам знать не положено, в связи с отсутствием необходимого уровня доступа к служебной информации.

— Здравствуй, Эрика, — поздоровался с умной программой Климов: — я тоже рад тебя видеть.

— И я, — неожиданно ответила та, но сразу же перешла на официальный тон: — дезинфекция стажера-демпфера 113113 в штатном режиме, БМО 00239848787492 поврежден на тридцать процентов.

Через несколько минут, после того как его отдельно от Крао, проводили в небольшой бокс, где Эрика приказала раздеться и положить всю одежду в небольшой ящик, которая моментально сгорела, Андрей стоял в клубящемся из потолка пару под взглядом все той же гардеробщицы Беатрис.

— Красавчик, — восхищалась им старая гардеробщица, пока он спешно облачался в новый служебный костюм и приятно пружинящие ботинки.

— Спасибо, — крикнул на прощанье Климов и поспешил в кабину лифта, который через мгновение доставил его в кабинет Кано-Три.

Там уже находился Крао во всей своей естественной красе и с важным видом, что-то ей рассказывал.

— Да, это весьма не стандартная ситуация, — рассуждала начальница Андрея. — Если верить записи вашего БМО, то это совершенно новая модификация не только вражеских бионико-механических организмов, но и нексов, получивших способности к моментальной трансформации.

— Ситуация чуть не вышла из под контроля, — крутил глазами на рожках венг: — но я выровнял баланс, почти не оставив никаких следов.

— Стажер-демпфер 113113, — обратилась к нему Кано-Три: — что вы можете пояснить после вашей первой операции?

— Ничего, — тупо ответил Андрей, привыкший по привычке со своей старой службы в полиции, не вдаваться подробности перед руководством и не высказывать свою точку мнения — умные люди там были ни к чему.

— Я прекрасно знаю, как прошла операция, — обернулась к Крао директор Демпферного Корпуса.

— Наши аналитики просчитали, что если бы не вмешательство аборигена, проходившего до этого службу в специальном подразделении своей административной единицы, то прогноз благополучного исхода операции был бы сомнительным. К тому же резонанс получился весьма громким и нам, чтобы отвлечь внимание пришлось совершить ряд действий в сфере экономики, что вызвало еще больше общественный резонанс.

У Андрея отвисла челюсть.

— Но, мы же выполнили операцию, — взвился с кресла слизняк.

— Да, — подтвердила Кано-Три: — но не чисто. Поэтому оплата пройдет по минимальной ставке операции высшего уровня сложности.

— Как же так? — попробовал возмутиться Крао, но директор его грубо оборвала:

— Демпфер 78456, вы свободны. После режима отдыха вы приступаете к усиленному обучению стажера-демпфера 113113.

— Служу безопасности Высших цивилизаций, — неожиданно вытянулся во весь рост Крао и, не дождавшись какой-либо реакции со стороны Кано-Три, пополз к выходу.

— Извините, — подал голос Андрей: — но я хотел бы забрать свою девушку со своей планеты.

— Пока вы не полномочный демпфер, в этой привилегии вам отказано, — глухо забасила директор, отвернувшись лицом в сторону платформы:

— К тому же вашего гонорара не достаточно, для содержания еще одной биологической единицы на Эриуме.

— Но… Вы же… Мне же… — зашелся от возмущения Климов.

— Тут же время идет по-другому. Может ее уже похитили ортофаги… Я про нее ничего не знаю.

— С ней все в порядке, — отрезала Кано-Три. — Вы свободны… Занимайтесь обучением и сюрвайеритет в ближайшее время рассмотрит вашу кандидатуру на включения в ряды Демпферного Корпуса.

— Как бы поздно уже не было, — тихо произнес Андрей, но Крао, испуганно шикая, уже толкал его руками в колено в сторону выхода.

Как только человек и венг скрылись в кабине лифта, Кано-Три заговорила с программой:

— Эриум, доложи мне о том, что известно об объектах, контактировавшим со стажером-демпфером 113113 перед его изъятием?

— На данный момент о них мы никакой информацией не располагаем, — ответила та. — Наши агенты-нелегалы, действовавшие в районе его изъятия, уничтожены, а официальные источники информацией не располагают…

II

— Я жизнью рисковал, а она соизволила произвести оплату по минимальной ставке, — сам себе ругался Крао, пока они ехали в лифте. — И это после всего того, что между нами было.

— А, что между вами, было? — заинтересовался Андрей.

— Если ты не заметил, то Кано-Три из ветви герудотосов, из которой происходят и венги, — тыкая себе в лицо рукой, принялся пояснять Крао.

— Это сейчас я старый и некрасивый, потрепанный службой в Демпферном Корпусе, а когда-то я был молод и красив. С ней я познакомился, когда она пришла стажером в аналитический отдел.

Крао закатил глаза и глубоко вздохнул.

— Когда я начал считать, что Кано готова к тому, чтобы создать совместное потомство, она резко ушла на повышение. Уже потом выяснилось, что я был ей нужен только для получения необходимого жизненного опыта в сфере демпферных операций.

— Между вами что-то было? — удивлено протянул Климов.

— Не твое дело, — огрызнулся венг.

Пока Андрей попытался представить Крао молодым и красивым, рядом с огромной по сравнению с ним шестиногой и четырехрукой Кано-Три, двери лифта раскрылись, явив им соты жилого сектора.

— Эриум, нам необходимо в сектор релаксации, — скомандовал Крао в свой упарип.

— Стажеру-демпферу 113113 необходим отдых, — заботливо сообщила программа.

— Ты со мной или что? — спросил венг у человека, задрав голову к верху.

— Мне кота нужно покормить, — замялся Андрей.

— На твоей планете мы потратили около восьми часов во временном эквиваленте твоей солнечной системы, значит на Эриуме за это время прошло не больше пятнадцати минут. За такой короткий промежуток времени проголодаться могут только орниты и ничего, я думаю, с котом не произошло, если, конечно, его не сожрал тот орнит — твой сосед.

— Что? — вытаращил глаза Климов.

— Шутка, — засмеялся венг: — пошли со мной, я угощаю.

— Ну, ладно, — согласился Андрей, тем более ему хотелось как можно больше узнать о месте, в которое его так неожиданно забросила судьба.

Двери лифта закрылись и через несколько секунд они оказались в просторной полутемной зале, наполненной, в основном, полигентронами. Помещение очень походило на обычный земной солидный ресторан со столиками и барной стойкой посередине зала. Единственное, что здесь резко бросалось в глаза — это присутствие не совсем привычных форм жизни, которых обслуживали осьминогоподобные синие существа.

— Это мой любимый уровень в секторе релаксации, — пояснил Крао.

— Сначала подкрепимся, а потом можно отправиться на грязевые процедуры или к самкам, чтобы снять напряжение.

— Я не хочу к твоим самкам, — запротестовал Андрей, представив себя вместе, с кем-то похожим на Крао.

— Не нервничай, — засмеялся венг. — Там есть самки всех рас. Эриум слишком большая станция, на которой проживает и работает огромное количество живых существ.

— Так это станция?

— А ты, что думал, что это планета? — удивился Крао и, убедившись, что тот так и считал, пояснил:

— Центральный орган Конфедерации располагается на Эриуме — постоянно перемещающейся станции в космическом пространстве. Это необходимо для того, чтобы нас было сложнее отследить и атаковать. Каждый раз, когда на станции запускают порталы для пространственно-временных переходов, она перемещается в другое место.

— Зачем?

— Во-первых, после открытия порталов, остается весьма заметное излучение, по которому нас можно отследить. Во-вторых, если бы сюрвайриетет располагался на стационарной планете, то на ней давно бы уже действовали вражеские диверсионные группы не только Картеля, но и Альянса. Высоколиквидные ресурсы ограничены, а наличие их является основным фактором существования в современной Вселенной…

— Что желаете? — спросил синий осьминожек с усталым единственным глазом, подползший к их столику, за который успел уже усесться Крао.

— Мне комплекс номер двадцать три и триста пятьдесят, а ему… не знаю, — заявил венг.

Осьминожек вопросительно уставился на Андрея.

— А, что есть?

— Номер вашей галактики? — в свою очередь спросил тот.

— 12НК34568Н, — неожиданно произнес упарип Андрея.

— Ознакомьтесь, — оживился официант.

Браслет на руке Климова вывел светящееся табло с перечнем имевшихся в ресторане блюд…

Оказалось, что меню присутствуют не только овощи и фрукты с его планеты, но и рыбные, и мясные блюда. Пока Андрей думал, что ему заказать — отбивную из свинины или отварную курятину, венг съел почти всех кардланских червей и высосал порцию Гралдона. В итоге, Климов выбрал рыбу и стакан воды. Крао же опять заказал себе комплекс триста пятьдесят.

— Ты же говорил, что комплекс триста пятьдесят можно заказывать только один раз? — спросил удивленный Андрей у венга.

— Ну, да, — ответил тот: — только это касается, когда ты питаешься за счет Конфедерации, а тут плати — и будет все, что хочешь.

Пока Андрей уплетал рыбу и наблюдал, как, сидя за барной стойкой, ему призывно улыбается двухтелая девушка из расы дентов, с которой он до этого повстречался в жилом секторе, заметно захмелевший Крао завел разговор:

— Слушай, стажер, я думаю, будет справедливо, что после нашей первой совместной операции, ты заплатишь за меня, а не я за тебя.

— Ну, ладно, — согласился Андрей, наблюдая за тем как Лара, как бы невзначай оголила немного грудь на одном и на другом теле.

— Ты слышал? — спросил Крао у осьминожка, которых, как Климов уже успел узнать, называли дленгами.

Когда тот согласно заморгал единственным глазом, Крао выдавил в себя остатки Гралдона и кинулся к барной стойке, возле которой в такт приятной негромкой музыке, крутилась в завораживающем танце, похожая на змею особь.

— Я, надеюсь, вы знаете, что на Эриуме вторая порция комплекса триста пятьдесят, как и все другие стимуляторы нервной системы, идет к оплате по тройному тарифу? — спросил осьминожек.

— Вот, гад, — в сердцах плюнул Андрей, наблюдая за тем, как слизняк увивается за змеей в танце.

— Пожалуйста, рассчитайтесь, — попросил дленг.

— Э…э…э… — только и смог ответить Климов, понятия, не имея может ли он это сделать.

— Просто дай ему дотронуться считывателем до твоего упарипа, — услышал у себя Андрей за спиной приятный женский голос.

Он обернулся…

Это была Лара.

Обе его златокудрые головы призывно улыбались стройным рядом красивых зубов, а груди волнительно вздымались на каждой половине тела в такт друг другу.

— Благодарю за то, что нас посетили, — произнес официант, дотронувшись, в это время, небольшим цилиндриком до браслета Андрея.

— Чего ты так напряжен? — спросила одна из голов Лары, обняв его руками за шею.

— Пойдем ко мне. Я помогу тебе расслабиться, — сказала другая часть тела Лары, трогая одной из рук через штаны его между ног.

— Извините… Ой, извини… Это… Я устал… Наверное… Может в следующий раз? — сконфуженно забормотал Андрей, выбираясь из-за стола.

— Я подожду, — сказала левая часть Лары, а вторая погрозила ему указательным пальцем.

— Женщину нельзя заставлять долго ждать.

Климов опрометью кинулся к ближайшему лифту.

— Домой, — сказал он в упарип, как только дверь за ним закрылась.

Когда транспортер доставил его в жилой отсек, и он вошел вовнутрь, его ждало новое потрясение…

На кровати, свесив ноги, сидел его клювоносый сосед и лизал себе правую руку.

— Не понял, — произнес Андрей.

— Мяу, — ответил орнит.

— Ты, что? Сожрал моего кота? — теряя контроль над собой, закричал Климов.

— Мяу, — еще раз ответил орнит и расплылся в разные стороны, а затем также неожиданно собрался комком и трансформировался в кота Никиту.

— Ты кто? — тупо спросил Андрей.

— Мяу, — только и смог ответить Никита, терясь о его ноги.

Климов нагнулся и поднял кота за шкирку. Всматриваясь в его болотно-зеленые глаза, он пытался определить, что за существо сначала превратилось в орнита, а потом в его кота…

III

— Это не вероятно, — возбужденно потирал руками Сан-Гар, изучая показания на панели огромного кокона, в который, после долгих уговоров, с разрешения Андрея, поместили Никиту.

После того, как кот в его руках несколько раз перевоплотился то в орнита, то в Крао, Андрей решил об этом никому не говорить, пока, как следует, не выспится, но когда он под кроватью нашел мертвое тело орнита с перегрызенным горлом, то пришлось об этом сообщить Эрике.

С разрешения сюрвайера внутренней безопасности Вилт-Три, в ходе просмотра видеоинформации с носителей систем безопасности Эриума было установлено, что носоклювый сосед Климова с момента их появления, постоянно наблюдал за передвижениями кота. Как только Андрей перешел через пространственно-временной портал, его сосед по имени Си, пробрался к нему в отсек и попытался сожрать Никиту. Однако массивный кот с легкостью перегрыз агрессору горло и, затащив его тельце под кровать, начал через каждые две минуты в него перевоплощаться, пока не появился Андрей.

— Я не знаю, как это объяснить. С таким я еще не встречался, — радостно волновался, подпрыгивая на месте, одетый в этот раз в костюм приятного болотного цвета, начальник отдела проектирования систем технической поддержки.

— Объясните, что с моим котом? — попросил Андрей, доставая из раскрывшегося кокона Никиту.

— Не знаю как, но, похоже, что во время пространственно-временного перехода, когда ваш блюститель Эо скончался, то эфемерная составляющая часть его организма трансцендентировалась в биологическую оболочку этого организма, передав ему тем самым способности к мимикрии, — ответил Сан-Гар.

— Еще раз, пожалуйста.

— Это значит, — заговорила, неожиданно появившаяся за спиной Андрея в лаборатории Кано-Три: — что вашему животному, стажер-демпфер 113113, теперь присущи такие же способности изменять свою внешность, как феакамам и ортофагам. Если окажется, что его интеллектуальные способности возросли, то эта особь будет привлечена к созданию совершенно нового оружия в борьбе с Картелем.

— Каким это интересно образом он будет задействован? — подозрительно прищурился Климов.

— Его надо изучить. Это нонсенс, — вмешался в разговор Сан-Гар, внимательно осматривая, сидящую напротив него на кушетке, свою копию.

Клон «лягушки» в это время облизывал свою лапу и по старой кошачьей привычке мыл ей лицо.

— Поразительное сходство… Даже в костюме, — восхищался оригинал. — Это поразительно.

— Сан-Гар, что с интеллектуальным уровнем у особи? — спросила руководитель Демпферного Корпуса.

— Пока трудно сказать. Мне кажется, что особь осознает происходящие процессы и способна к рациональному мышлению, однако мне необходимы контрольные объекты из вида этой особи, чтобы закончить свои исследования.

— То есть, вы предлагаете организовать специальную операцию по доставке сюда сородича этого объекта? — удивилась сюрвайер.

— Я не знаю, — занервничал тот: — может, есть какая-то возможность транспортировать образец с грузом ресурсов?

— Это не особь, — перебил их Климов: — это Никита — мой кот, а значит я за него в ответе. Он находится на моем содержании, и я никому не позволю ставить над ним опыты.

— Никто не говорит, ни о каких опытах, — забасил Сан-Гар.

— Нужно провести всего лишь несколько процедур с использованием синапсогенератора, с помощью которого мы активировали и ваши возможности нервной системы и головного мозга, позволив вам адекватно воспринимать окружающую обстановку и понимать речевые диалекты почти всех разумных существ в обитаемой части Вселенной.

— Я не согласен, — твердо сказал Андрей.

— Согласны вы или нет, стажер-демпфер 113113, сейчас не имеет никакого значения, — строго подняла голос сюрвайер: — вам предстоит пройти в ближайшее время много обучающих занятий, а потом, чтобы быть зачисленным в ряды Демпферного Корпуса на всех правах, пройти обязательные тесты. Что касается содержания вашей особи, то с этого момента она переходит на содержание Конфедерации, пока не будет определен ее окончательный интеллектуальный уровень и пределы способностей к перевоплощению. До этого времени особь будет проживать, как и прежде, с вами.

— Я готов приступить к занятиям прямо сейчас, только бы поскорее уже как-то определиться на Эриуме, — заскрипев зубами и сжав нервно кулаки, разозлился Андрей.

— На моей планете осталась моя девушка. Я не знаю, что с ней. Поэтому я готов на все, чтобы она была в безопасности. И если даже, вдруг, я не смогу стать полноправным демпфером, то я вернусь на свою планету, и буду защищать ее там.

— Это верная смерть, — спокойно констатировала Кано-Три.

— Ортофогам невозможно противостоять в земных условиях. Рано или поздно вы уснете и окажетесь перед ними полностью беззащитны. Ортофаг, преследовавший вас с детства, никогда не остановится, пока не достигнет помеченной цели или не погибнет сам.

— Тогда я убью его.

— Если ваш блюститель Эо, не смог сделать этого, то и вам это на вашем, пока что, уровне сделать не удастся.

— Вы думаете, что я не вижу того, что вам плевать на мои чувства? Я прекрасно понимаю, что вы используете меня в каких-то своих целях.

— Вы можете считать, как угодно. Если вы не желаете состоять в наших рядах, я могу прямо сейчас приказать, чтобы вас вышвырнули в открытый космос. Но на ваше спасение от ортофагов затрачено слишком много энергии и ресурсов. Отработайте долги и будете вольны делать, что угодно. А сейчас, вам необходимо отдохнуть, — закончила полемику сюрвайер и сделала едва заметный жест рукой в сторону Сан-Гара.

Браслет Андрея слегка засветился и он, почувствовав страшную усталость, упал в рядом стоящую кушетку, заснув крепким сном.

IV

Следующие двое суток Андрей провел на учебных полигонах вместе с Крао, который учил его пользоваться упарипом не только при ведении боевых действий, но и для других целей.

Помимо того, что он являлся ключом к открытию пространственно-временного портала в обе стороны, считывал его мысли, использовался как оружие, средство связи и виртуальный кошелек, тот мог активировать невидимую защиту вокруг носителя в случае возникновения внештатной ситуации.

Крао, после того как Андрей узнал, что оплатив его трапезу в секторе релаксации, он потратил половину своего первого жалованья, и ему все высказал в лицо, был сама «любезность». Он без умолку молотил языком, рассказывая ему об основах демпферной службы и приводя в пример истории из жизни.

Кот по-прежнему жил в отсеке вместе с Андреем. Единственное, что от него требовалось — это приносить после занятий Никиту в лабораторию к Сан-Гару, где тот, постоянно им, восхищаясь, делал какие-то замеры, поднося к голове кота на несколько минут блестящую палочку. Взамен кот получил усиленное питание в виде, каких-то консервантов и жидкости, по цвету и запаху, немного напоминающему земное молоко.

После второго сеанса обследования у Сан-Гара, кот отведав консервантов, ни с того ни с сего, перевоплотился в Андрея…

Когда Климов увидел своего двойника, вылизывавшего на карачках из глубокой тарелки местное молоко, то подпрыгнул на кровати, как ошпаренный. Благо его упарип в это время был не активен и вездесущая программа Эриума это перевоплощения не видела. Избавляться от ее внимания, его научил Крао, желая загладить свою вину. Оказалось, что члены Демпферного Корпуса, в отличие от остальных служащих и гражданских лиц на Эриуме, имеют много привилегий, одной из которой является возможность отдать приказ программе оставить себя без контроля до особого распоряжения, либо если не поступит приказ руководства.

Экспериментируя у себя в отсеке с котом, Андрей выяснил, что Никита может перевоплощаться в любое виденное им существо. Все зависело от размеров прототипа. Чем больше был оригинал и сложнее строение его организма, тем меньше времени кот мог находиться в его образе. Если в его образе Никита мог продержаться около тридцати секунд, то в образе Кано-Три он воплощался не больше чем на десять.

На третьи станционные сутки занятия с ним проводил лично Сан-Гар, обучая работе внутри бионико-механического организма.

Забравшись абсолютно нагим в оболочку двухметрового широкоплечего слака — горилоподобного существа с развитой мускулатурой и тройным рядом мелких острых зубов во рту, зашитого в броневой костюм той же модификации, что и полигентроны, Андрей почувствовал легкое жжение по всему телу от, присосавшихся к нему, датчиков. Но, как только тело слака полностью регенерировалось в цельную оболочку, неприятные ощущения пропали…

Теперь он видел глазами БМО и даже чувствовал на себе физическое воздействие извне. Конечно, сила механических ударов по оболочке гасилась в несколько раз, достигая его тела, но все равно это было весьма ощутимо. Когда же полигентрон по приказу Сан-Гара выстрелил в него из своего оружия, Климов, пролетев несколько метров назад, ударился о стену и чуть не задохнулся от боли.

— Вы пытаетесь меня убить? — спросил Андрей у своего мучителя, выбираясь из БМО слака.

— Нет, — ответил тот: — я пытаюсь, чтобы вы поняли, что, находясь в БМО, вы уязвимы. Вы мне нравитесь. Именно поэтому я стараюсь, чтобы вы овладели как можно больше практичными навыками, которые в скором времени вам понадобятся.

— Мне предстоит работа в этой оболочке? — насторожился Андрей.

— Я… Нет… Я ничего не знаю, — замялся Сан-Гар, виновато пряча глаза.

— Разрабатываю операции не я… Я только отвечаю за оборудование… Разновидностей БМО очень много. Этого всего лишь самый оптимальный для обучения образец.

— Сан-Гар, вы мне тоже нравитесь, — остановил его Климов: — поэтому скажите мне правду.

— Я не знаю ничего, — забасил Сан-Гар.

— Мне приказано вас адаптировать к этому БМО.

— Почему?

— Это… Это наиболее часто используемые оболочки для работы представителей вашей расы, — наконец выдавил из себя тот.

— Где они используются?

— Я не могу разглашать служебную информацию. На сегодня занятия окончены. Завтра последняя тренировка с оружием и вам предстоит пройти тестовое задание, — вернув себе, как обычно, важный вид, заговорил Сан-Гар.

— Вам необходимо расслабиться… Отдохнуть… Сходите в сектор релаксации, отдохните, снимите напряжение… Там есть очень хорошие самки вашего вида, — оживился он.

— Могу порекомендовать одну очень импозантную самку человека…

— Э…э…э… Нет. Спасибо. Я как-нибудь сам разберусь, — представив, как «лягушка» обнимает женщину, поспешил Андрей к лифту.

То ли он сам сказал, то ли упарип прочитал его мысли, но лифт доставил его в сектор релаксации.

— Пойду, хоть на людей посмотрю, — подумал про себя Климов: — а то кроме гардеробщицы Беатрис за это время никого со своей планеты и не встречал.

V

Увидеть тех, кто работает в сфере интимных услуг на Эриуме, ему не довелось.

При входе в почти пустой ресторан его перехватила Лара, которая в этот раз была в обтягивающем сплошном белом костюме, подчеркивающем стройность ее ног и налитую упругость груди обоих частей тела.

— Привет, — улыбнулась левая часть тела дентки.

— Куда спешишь? — заулыбалась тут же вторая ее часть.

— Здравствуйте, — остановился в нерешительности Андрей.

Лара удивленно обернулась двумя корпусами сразу в пол оборота и посмотрела себе за спину, затем одна из них захохотала, а вторая заговорила:

— Глупый, хороший мальчик. Ты, просто еще не привык ко мне. Я на самом деле один единый индивид, почти ничем не отличающийся от твоей земной женщины, которую ты хочешь вернуть.

Климов напрягся…

— Откуда вы… Ты… знаешь об этом?

— Я много чего знаю, — загадочно произнесла левая половинка Лары.

— Заблокируй контакт с Эриумом и угости меня виски… Мне так нравится ваш земной алкоголь… Тогда, может быть, я тебе еще кое-что расскажу, — призывно улыбнулась правая половинка и, грациозно виляя бедрами, дентка направилась в дальний угол зала, присев на широкий диван с небольшим изящным столиком.

— Эрика, не тревожить меня. У меня режим отдыха, — произнес в упарип Андрей и последовал за Ларой.

За соседним столиком громко шелестели крыльями, какие-то похожие на кузнечиков существа и как только Андрей уселся на диван напротив Лары, та что-то нажала под сиденьем, после чего они вместе со столиком переместились на несколько метров дальше от них, ближе к проходу на следующий ярус сектора релаксации.

— Что тебе известно? — накинулся на дентку с расспросами Климов, как только столик остановился.

— Что желаете? — безразличным голосом спросил, внезапно выползший из темноты, дленг-официант.

— Виски, — ответила левая часть Лары.

— В оригинале, — тут же добавила правая сторона.

— Кто оплатит? — тут же поинтересовался официант.

Две части Лары одновременно показали четырьмя руками в сторону Андрея.

Осьминожка приложил к его браслету уже знакомый ему цилиндрик и уполз в сторону барной стойки. Через несколько секунд по центру стола открылась ниша, из которой появилась литровая емкость в виде термоса и три барных стакана.

Дентка, нажимая на небольшую выемку сверху термоса, по очереди наполнила стаканы до половины темно-коричневой жидкостью.

— Лара, я хочу знать, что тебе известно о моей женщине, — не шелохнувшись с места, после того как та подтолкнула к нему стакан, потребовал Андрей.

Левая часть Лары выпила виски залпом и на мгновение зажмурилась, а правая лишь понюхала содержимое стакана.

— Выпей. Ты очень напряжен, — бархатным голосом протянула правая Лара и всем телом придвинулась вплотную к Климову, томно заглянув к нему в глаза сразу двумя лицами.

Только теперь Климов рассмотрел, что у левой части Лары зрачки ярко-желтые, а у правой красные.

В полумраке они светились пугающими огоньками, отчего он безотчетно схватил стакан и сделал один большой глоток…

Напиток действительно походил по вкусу на земное виски, причем хорошего качества. Андрей был не знаток, но несколько раз ему доводилось пробовать и суррогаты, и оригиналы этого напитка.

Приятное тепло сразу же разлилось внутри живота и плавно поднялось в голову.

— Ты такой хорошенький, — заговорила желтоглазая после того, как Лара подлила в стаканы.

— Мне так тебя жалко, — вступила красноглазая.

— О чем вы… Ты? — поправился Климов.

— Ты еще не понял? — искренне удивилась красноглазая.

— Что я должен был понять?

— Ты — мясо, — слегка заплетающимся языком пояснила желтоглазая.

— Ты обратил внимание, что на Эриуме почти никого нет из твоего вида? — сразу же начала красноглазая Лара.

— Я тут недавно…

— Из твоих, тут никто долго не задерживается, потому что твой вид используют в основном для работы среди слаков, — не дала ему закончить красноглазая.

У Юры сразу перед глазами возник горилоподобный БМО, обращаться с которым его совсем недавно учил Сан-Гар.

— В звездной системе слаков, — продолжила правая часть Лары: — идет междоусобная война. Люди подобные тебе, как нельзя лучше подходят для проведения диверсионных операций на их территориях, чтобы направлять движение конфликта в нужное для Конфедерации русло.

— Скоро тебя отправят для прохождения тестов в их звездную систему, — зашептала ему на ухо, дохнув приятным перегаром, желтоглазая и если ты вернешься, то отправишься туда обратно… А затем еще раз… И еще раз… Тебе будут обещать, что твою женщину скоро тебе помогут спасти, но…

— Однажды, ты не вернешься, — положив ему одну из рук на плечи, грустно сказала правая Лара.

— Никто больше трех операций среди слаков не продержался, — сообщила желтоглазая. — Кроме одного человека, но он потом сбежал от Конфедерации.

— Зачем вы все это мне рассказываете? — отглотнув из стакана, настороженно спросил Андрей.

— Ты мне нравишься, — сказали обе головы Лары одновременно.

— Я могу тебе помочь сбежать отсюда и вернуться на родную планету, — вкрадчиво произнесла красноглазая. — Ты и сам прекрасно понимаешь, что тебя используют. И также понимаешь, что, скорее всего, ее уже захватили ортофаги, но я видела информационные сводки с твоей планеты, где говорилось, что она жива и находится на лечении в больнице, располагающейся недалеко от района твоего изъятия.

— Почему ты мне хочешь помочь?

— Потому что мне от тебя, кое-что надо, — вкрадчиво улыбнулась желтоглазая и положила ему руку на правое колено.

— Я могу заплатить, — предложил Андрей.

— Ха, ха, ха…а…ха, — засмеялись обе части Лары. — У тебя нет столько леив, чтобы я смогла пойти против Конфедерации.

— Тогда, что? — растерялся Климов.

— Мне нужна твоя ласка, — прошептала ему в ухо желтоглазая, обняв двумя руками за шею, а красноглазая одной рукой раздвинула ему ноги, засунув вторую ему в штаны, и сжала его член.

— Если ты дашь мне то, что я хочу, — продолжала шептать желтоглазая, облизывая его ухо: — я дам тебе ключ с координатами, который откроет тебе портал в нужном месте и отключит твой упарип. Без него они не смогут тебя отследить.

— Ты хочешь со мной секса? — борясь с желанием и отвращением одновременно, осторожно спросил Андрей.

— Люби меня, как свою женщину, — зашептала ему в другое ухо правая половина Лары: — и я помогу вернуть тебе ее и свободу сегодня же… Решайся… Если нет, то я тебе этого больше не предложу.

Андрей задумался…

С одной стороны он прекрасно понимал, что Лара, скорее всего, говорит правду и он нужен Конфедерации для конкретных целей, но с другой стороны его настораживало, то, что можно вот так легко скрыться отсюда, всего лишь переспав с представительницей другой расы.

Словно услышав его сомнения, Лара прошептала:

— Другого случая не будет.

— Я согласен, — откинул сомнения Андрей и дотронулся до набухшей груди правой части Лары рукой.

На ощупь та оказалась упругой и горячей.

— Иди за мной…

Андрей допил свой виски и поспешил за призывно виляющей бедрами денткой к лифту.

Глава 6

I

Как только транспортер доставил их к отсеку Лары, та накинулась на него голодной волчицей. Она буквально вытряхнула его из штанов и вместе с ним упала на широкую постель. Пока одна часть Лары неистово целовала его в губы, вторая ласкала его ниже пояса. Андрей закрыл глаза и попытался представить, что это не двухтелая представительница иной расы, а его ласкают две девушки одновременно.

То ли сработала его фантазия, то ли Лара искусно старалась над его членом, но он возбудился…

На несколько секунд двухтелая женщина отпустила его из объятий, освобождаясь от своей одежды. Из любопытства Климов приоткрыл один глаз, чтобы ее рассмотреть…

Ниже пояса она была обычной земной женщиной с голым лобком и раздвинутыми от желания половыми губами влагалища, а вот от пояса она уже расходилась двумя телами. Пока правая часть дентки распускала у себя на голове золотистые волосы, которые в люминесцентном свечении отсека засветились огнем под цвет ее кожи, левая часть Лары, с закрытыми от истомы глазами, одной рукой ласкала свою грудь, а второй влагалище.

Если бы не двойное тело, то можно было бы сказать, что Лара очень красива, но, не привыкший к таким зрелищам Климов, передумал и попытался подняться с кровати.

— Куда, — зашипела правая Лара и прыгнула на него, прижав своим телом к кровати.

Она навалилась ему на лицо своей грудью и прижала его руки к постели. Андрей попытался вырваться, но оказалось, что дентка невероятно сильна…

— Перестань, я передумал! — крикнул он, но в это время левая Лара, схватив его член обеими руками, ввела себе во влагалище, плотно обхватив его словно тисками.

Теперь Андрей при всем своем желании не смог бы никак выбраться из нее…

Пока правая половина дентки удерживала его руки, левая немного приподнялась над ним и, схватив его обеими руками за ягодицы, резко стала приподнимать его вверх, стараясь вводить его член в себя почти до упора…

Ее ритмичные движения становились все быстрее и быстрее. У Климова промелькнула мысль, что его насилуют, но сопротивляться он уже не мог…

Волна наслаждения от чресел полностью сковала его волю, и он отдался на милость Лары. Почувствовав, что он уже не сопротивляется, правая часть Лары оторвала его руки от постели и прижала к своей груди.

— Еще, еще, глубже! — кричала она в два голоса одновременно.

Климов подключился к ее ритму и, напрягшись до изнеможения, сделал несколько резких толчков вглубь ее лона…

От наступившего оргазма его выгнуло дугой, словно в приступе эпилепсии…

Лара сжала влагалище еще сильнее и положила его вторую руку на грудь левой половины. От этого та несколько раз судорожно дернулась и… сразу обмякла…

Пока левая часть Лары находилась в эйфории, правая пыталась продолжить соитие, но Климов был опустошен настолько, что больше физически ничего сделать не мог.

Наконец Лара расслабила мышцы лона и отпустила его, улегшись рядом на кровать…

Пока Андрей приходил в себя и размышлял о том, является ли секс с инопланетянкой ради спасения жизни Леры изменой, Лара поднялась с кровати и, накинув на себя просторный халат, заговорила:

— Если хочешь вернуться домой, то прямо сейчас тебе надо бежать к третьей платформе.

— Сейчас?

— Если опоздаешь, то будет поздно. Этот предмет откроет тебе портал и доставит в нужное место. Нужные тебе координаты в нем уже заложены. Как только откроется портал, сними упарип и брось его подальше от платформы, — засуетилась Лара и вставила в его браслет небольшой ромбик темно-красного цвета.

— Я думал, что надо как следует подготовиться, — растерялся Андрей.

— Ты сделал то, что я хотела, теперь я выполняю свою часть уговора. Сейчас там нет охраны, поэтому беги туда и открой портал. Другого шанса у тебя не будет, — широко открыв глаза, громко шептала правая половины Лары.

— Откуда ты знаешь, что там нет охраны? — заподозрил неладное Климов.

— Знаю, — ответила левая часть тела дентки.

— Почему ты мне помогаешь? — не двинувшись с места, спросил Андрей.

— Я, как и ты, из низшей цивилизации…

— Объясни, — потребовал он.

— Беги! — в два голоса закричали обе части тела Лары так, что у Андрея не осталось никаких сомнений.

— А где третья платформа?

— Беги, — перешла на истеричный визг дентка.

Выбравшись на транспортер из отсека Лары, Андрей к своему немалому удивлению обнаружил, что там его дожидается кот.

— Откуда ты здесь? — спросил он.

— Мяу, — как обычно ответил Никита и запрыгнул ему на руки, потому что транспортер понес их вниз.

У большей части персонала Эриума в это время был режим отдыха, поэтому движения по центральному проходу между секторами почти не было.

Стараясь не вызвать ни у кого подозрения Климов не побежал, а пошел быстрым шагом. Впрочем, внимания на него все равно никто не обращал. Каждый из встречавшихся ему на встречу сотрудников Эриума, спешил по своим делам.

Андрей зашел в одну из кабин лифта и с облегчением вздохнул, когда двери закрылись, и он почувствовал, что начал движение.

Пока он добирался до лифта, за ним с самого верхнего яруса наблюдала высокая фигура в сплошном балахоне стального цвета. Как только за Климовым закрылась дверь, фигура опустилась на транспортере к отсеку Лары и юркнула внутрь.

При появлении обладателя балахона, лежавшая до этого с раздвинутыми ногами обнаженная Лара, подхватилась и хотела встать.

— Лежи, — сказала фигура тонким свистящим шепотом.

— Любимый, я все сделала, как ты велел, — жалко улыбалась дентка.

Без слов «балахон» приблизился к ней и из-под него показались две жилистые руки. Одна из них прижала ее раздваивающуюся талию к постели, а вторая вставила ей во влагалище небольшой продолговатый предмет.

Дентка протестующе несколько раз дернулась, но как только вторая рука с предметом ушла в нее еще глубже, перестала сопротивляться.

Через несколько секунд балахон достал предмет и поднес поближе к капюшону, пристально его рассматривая.

— Ты — бесполезное создание! — яростно зашипел балахон. — Почему ты мне не сказала, что утратила репродуктивную функцию? Его семя потрачено впустую.

— Я боялась, что ты меня разлюбишь, — заплакали обе части Лары.

— Лучше бы я тебя скормил нексам, — продолжал шипеть балахон, вытянувшись во весь рост до потолка отсека.

— Я не знала, — рыдала дентка. — Я все делала ради тебя, потому что люблю тебя… Ты меня разлюбил?

— Конечно, нет, — тихим спокойным шепотом ответил балахон, гладя Лару по двум головам одновременно.

Она улыбнулась и взглянула под балахон.

— Любимый не… — успела крикнуть правая голова Лары, прежде, чем жилистые руки повернули ее вслед за левой на триста шестьдесят градусов вокруг своей оси…

II

Когда двери лифта раскрылись, сердца Андрея замерло от расстройства…

Посреди огромного ангара покоилась необычной формы платформа. В ее основании высилась высокая арка, светившаяся неприятным фиолетовым светом. Вокруг платформы полукругом стояли вооруженные тяжелыми орудиями в полной боевой амуниции двадцать полигентронов.

Пока Климов раздумывал, что ему делать дальше, темно-красный ромбик, вставленный в его упарип Ларой, принялся излучать яркий свет.

Никита недовольно заурчал и сжался в комок.

Решив, что это оказалась злая шутка похотливой дентки, Климов уже хотел войти в лифт обратно, как вдруг три мощных взрыва сотрясли все перекрытия станции.

Освещение в ангаре замигало, но не погасло. Андрей услышал, как в шлемах полигентронов зазвучали команды их командиров. Половина бойцов сразу же выбежала из ангара через массивный шлюз, а остальные рассредоточились вокруг платформы.

Из-за шлюза донеслись звуки яростной стрельбы и частые хлопки взрывов…

Видимо, получив команду, оставшиеся полигентроны, прикрывая друг друга со спины, выбежали из ангара вслед за своими коллегами.

Теперь путь к платформе был свободен.

Полагаясь на свою интуицию и удачу, Андрей кинулся на платформу и остановился в метре от арки.

Ничего не произошло.

Климов вытянул руку с упарипом и поднес ее ближе…

Через несколько секунд раздался низкий гул. Внутри арки пространство резко разорвало нестерпимой для глаз синевой…

Как и говорила Лара, Андрей снял свой упарип и отшвырнул его далеко в сторону.

Страх сразу же сковал его тело, а противоречивые мысли о рациональности его действий отбили охоту рисковать, но желание вернуться домой, чтобы спасти свою Леру от неминуемой гибели, победило.

Климов закрыл глаза и с зажмурившимся котом на руках сделал шаг в синеву…

— Не делай этого. Это… — донесся до его слуха чей-то голос, но было поздно…

Его с силой куда-то выкинуло.

Он пробежал по инерции несколько шагов в темноте, выронил кота и, споткнувшись, упал.

Климов сразу вскочил на ноги и осмотрелся по сторонам…

Он стоял в темной комнате с потрепанными временем стенами посреди груд битого кирпича, стеклянных бутылок и обгоревших досок. На полу валялась множество использованных одноразовых шприцов и презервативов. Откуда-то сбоку сочился едва видимый жидкий свет.

— Ш…ш…ш… — свирепо зашипел кот на огромную кучу тряпья и отбежал от нее подальше.

— Где же это я? — борясь с приступом тошноты, сам у себя вслух спросил Климов.

— В жопе, — из ниоткуда он услышал скрипучий глухой голос.

Не ожидавший такого ответа Андрей, поднял с пола кусок доски с торчащим из нее ржавым гвоздем и спросил:

— Кто ты?

В это время куча тряпья зашевелилась, и оттуда показалось что-то бесформенное и волосатое.

— Пошел вон отсюда. Занято здесь, — закричало оно. — Я тебе сейчас черепушку то проломлю, сейчас я тебе устрою рейдерский захват… Гражданин майор… Это вы?

Андрей опешил…

Он присмотрелся поближе к куче тряпья и засмеялся…

Это был давно ему знакомый по службе в полиции бомж Женик, которого он частенько наблюдал в разных отстойниках участков своего города.

— Я, — радостно ответил Климов.

— Говорил я Челентано: «Не надо эту незамерзайку пить». И вот… Нате… Белочка приехала… Пошла вон, — крикнул Женик в сторону Андрея и зарылся в тряпье обратно.

— Женик, — Андрей подошел ближе к куче и присел на корточки: — это я, Климов.

— Умер ты, — услышал он ответ.

— Да нет. Живой я. Женик, ты чего? Посмотри внимательно.

Бомж осторожно вывернулся из тряпья и пальцем потрогал Климова за руку. Затем осмелел и ощупал его ладонью.

— Подожди, сейчас попью, — заворчал Женик: — а то в глазах рябит.

Он протянул руку в сторону батареи пластиковых бутылок и из первой попавшейся отглотнул, однако сразу с шумом выплюнул все на пол.

— Надеюсь это моя моча, а не Челентано, — прибавив емкое матерное слово, выругался Женик и отыскал бутылку с водой.

Напившись, бомж сосредоточил взгляд на лице Климова и его борода разошлась в беззубой улыбке:

— Точно ты. Деньги есть?

— Вообще нет.

— Ты что? С дурки сбежал? — спросил Женик.

— С чего ты взял? — удивился Андрей.

— Костюмчик на тебе какой-то казенный, хотя педали знатные.

— Это я из-за границы только что вернулся.

— А…а…а… — протянул бомж, — а говорили, что тебе хана.

— Кто говорил?

— Пацаны наши рассказывали в халявной столовке, что от мусоров узнали о том, что ты на системе сидел и потиху порошком барыжил. Как-то с девахой своей, какой-то новой «химии» прикупил. «Закинулись» вы с ней и тебе башню сорвало. В чем был, убежал из дома куда-то и где-то умер.

— Вранье это все? — не удивившись о выдвинутых версиях его пропажи своими коллегами, заверил Андрей бомжа.

— Ну не знаю… Пацаны врать не будут.

— А что пацаны про мою девушку говорят? — с надеждой в голосе спросил Климов.

— Говорят, она совсем мозгами плохая стала и с тех пор в дурке лежит.

— Как? — закричал Андрей.

— Так, — спокойно ответил бомж. — Недавно Белоснежку оттуда выпустили, так она рассказывала, что видела ее. Совсем она плохая. Кричит по ночам. Ей уколов настреляют, так она вроде днем спокойная, а как ночь — опять орет.

— Я понял. Спасибо, Женик. Ни кому не говори, что меня видел.

— Ты же знаешь, я «могила», — обиделся бомж. — Тут, кстати, мужик крутился, странный, недели две назад. Все про тебя спрашивал. Денег давал. Говорил: «Что когда я тебя увижу, что бы сразу позвонил»… Даже телефон мобильный подогнал, чтобы с чего было набрать…

— Как так? — остановился, направлявшийся было к выходу Андрей.

— А вот так, — ответил Женик. — Деньги то я брал. Ты же знаешь, что я никогда не отказываюсь. Ты то, все равно мертвый был.

— Покажи ка мне этот телефон, — попросил Климов.

— Пропил я его уже давненько, да и мужик тот уже с неделю больше не показывается.

— Женик, падла, живой? — неожиданно донесся с улицы чей-то алкоголический голос.

— Живой, — заорал во все горло тот в ответ. — Челентано, заходи.

— Спасибо, Женик, — поблагодарил Андрей бомжа: — мне пора. Не говори ни кому про меня. Потом рассчитаемся.

Он подхватил с пола кота, который в это время зачем-то перевоплотился в Сан-Гара, и выбежал через запасной выход здания, давно заброшенной пожарной части, сиротливо ютившейся на окраине города.

— Ты чего? — спросил, когда вошел в комнату, где сидел Женик с открытым ртом, ободранный худой мужик в изъеденной молью шляпе с обвисшими широкими полями, из-за которой он и получил свою кличку.

— Знакомый один заходил с «дырявой крышей». Из дурки отпустили. Прикинь, он с собой какую-то жабу здоровенную на руках таскает.

— Так, он сожрать ее хочет, — сразу же пришел к выводу Челентано.

— У французов это деликатес.

— Этот жрать жаб не будет, — возразил Женик.

— А кто такой? Я знаю? — заинтересовался Челентано.

— Пузырь поставишь, скажу…

III

Стоял приятный августовский вечер. На улице было и не тепло и не холодно. Уже смеркалось, но фонари еще не горели и если бы кто-то из припозднившихся прохожих повнимательней присмотрелся к бегущему по аллее вдоль набережной мужчине, то обратил бы внимание, что он не совсем обычно одет. Его, казалось бы, светлый спортивный костюм поглощал вокруг себя все остатки света уползающего за горизонт солнца, отчего его фигура сливалась с окружающим пространством создавая эффект почти полной невидимости. В пяти метрах за ним, по пятам не сбавляя темпа, распушив хвост трубой, бежал огромный черный кот.

В надежде на то, что его вещи еще остались в съемной квартире, Климов бежал окольными путями к бывшему месту жительства.

Через пятнадцать минут Андрей оказался у обшарпанного пятиэтажного кирпичного дома с живописной трещиной, проходившей через всю боковую стену от крыши до подвала. Старенький домофон надрывно пищал, потому что входная дверь была приоткрыта. Причиной тому оказалась нога Алешки Удотова по кличке «Водолаз», у которого, видимо, по пути из ближайшей забегаловки закончились калории, и он обессиленный упал в дверях.

Перепрыгнув через Алешку и его лужу, Андрей поднялся на лестничную площадку и с замиранием сердца подошел к металлической двери. Он несколько раз позвонил в звонок, но дверь ему никто не открыл. Тогда он позвонил в дверь к дворничихе Настеньке.

— Мяу…у…у — подал голоса Никита, подозрительно обнюхивая коврик возле двери.

Замок несколько раз щелкнул, и дверь открылась нараспашку, явив взору Климова физиономию импозантного мужчины, по глазам которого легко читалось, что у него иссушенный алкоголем мозг и весьма распухшая печень.

Осмотрев счастливого владельца маленького мозга с большой печенью, Андрей обнаружил, что тот в его шортах, домашних тапочках и служебной черной майке с логотипом Министерства внутренних дел.

С трудом разомкнув синеватые губы, покрытые спекшейся пеной, мужчина спросил:

— Ты кто?

— Позови Настеньку, — голосом, не терпящим возражений. Потребовал Климов. Решив, что перед ним новый сожитель дворничихи.

— Нет тут такой, пошел вон, — ответил новый хозяин его вещей и попытался закрыть дверь.

Ударом ноги Климов вернул ее в исходное положение, одновременно с этим отправив грубого мужчину в полет до туалета, где тот благополучно приземлился, звонко ударившись почти пустой головой о стену.

Оказавшись в квартире Настеньки, он обнаружил, что все его вещи и техника почему-то перекочевали сюда.

— Ты кто такой? — спросил Андрей, подняв с пола за сальные волосы грубияна.

— Борис, — испугано ответил тот, прикрывая лицо руками.

— Что ты тут делаешь?

— Живу.

— Давно?

— Уже месяц.

— Где Настенька?

— Я не знаю, кто это, — поднял голос Борис.

— Она дворничиха… Здесь жила, — зарычал Андрей, слегка тряхнув мужика за волосы.

— А…а…а… — просиял тот беззубой улыбкой: — так она в дурку жить переехала… Навсегда… Теперь я дворник.

— Давно ее забрали?

— Говорят, что месяца два ее уже нет. Сначала ее в наркологию забрали, а потом оттуда в дурку перевели.

— Чьи это вещи, — показал рукой Андрей на свой телевизор, холодильник и стиральную машину.

— Мои, — не моргнув глазом ответил Борис, однако получив удар рукой в живот, быстро залепетал:

— Это мне следователь оставил на ответственное хранение вещи из соседней квартиры, пока их хозяин не найдется.

— Сиди молча, — приказал Андрей и, толкнув его в кресло, закрыл входную дверь.

Порывшись в своем комоде, он вытащил оттуда джинсы и свитер, которые ему еще совсем недавно покупала Лера. Там же он обнаружил свои трусы и носки, правда, уже обезображенные выделениями тела их нового хозяина. Скинув с себя служебный костюм Конфедерации, Климов натянул на голое тело джинсы и свитер, побрезговав одеть не только нижнее белье, но и подванивавшие, заношенные до дыр носки. Он хотел переобуться в свою обувь, но ничего не нашел, поэтому натянул на ноги обратно ботинки с Эриума. Затем он достал из кресла Бориса и бросил его на диван. Выкрутив переднюю правую ножку кресла, Андрей извлек из ее полости свернутую в плотную рульку пачку крупных банкнот. Завидев деньги в руках Климова, Борис от расстройства застонал и непроизвольно громко выпустил газы.

— Расстроился? — задыхаясь от запаха содержимого кишечника Бориса, участливо спросил у него Климов.

— Да, — честно ответил тот.

— Бывает, — покачал головой Андрей и сделал шаг в строну холодильника.

Сразу после того, как он совершил переход через портал, его не оставляло чувство голода. Климов открыл свой, когда-то бывший приятного серебристого цвета холодильник, превратившийся в засаленный ящик коричневого цвета, и… пожалел.

Тяжелый смрад ударил не только по обонянию, но и по глазам. На полках ничего не было, а белоснежные стенки камеры покрылись темно-бурой плесенью, расползшейся из пустой трехлитровой банки, и грозившейся вот-вот эволюционировать и уйти.

— Если кому-то скажешь, что меня видел, — сдерживая приступ тошноты, погрозил он указательным пальцем Борису: — я вернусь и для начала заставлю тебя съесть содержимое холодильника, а затем разломаю череп так аккуратно, чтобы ты остался живой, но до конца жизни мог только под себя ходить.

В ответ Борис закивал головой так энергично, что прикусил себе язык двумя единственными зубами.

— Пока, — кинул на прощание Климов и, прихватив с собой костюм Конфедерации, закрыл за собой входные двери. Кот, который так и не вошел в квартиру, брезгливо вытер лапы о входной коврик и побежал за ним.

— Напугал, — задиристо крикнул ему вслед Борис и подошел к холодильнику.

Он открыл дверцу и, заглянув в заплесневевшую банку, запустил в нее руку.

— Еще посмотрим, кто кого, — бурчал он, глотая трансформировавшийся до кашеобразного состояния, последний огурец из банки.

IV

Закопав под раскидистым дубом казенный костюм, Андрей уже на протяжении около получаса пристально наблюдал из кустов за входом в психиатрическую лечебницу, сиротливо ютившейся на окраине города.

Давно обветшавшее двухэтажное кирпичное здание с зарешеченными пластиковыми окнами сиротливо подмигивало единственным огоньком в комнате дежурного, расположенной справа от центрального входа. Металлическая дверь лечебницы периодически открывалась через каждые десять минут, выпуская на улицу курить, двух, одинаковых с лица, санитаров по именам Коля и Вова. По их разговорам Климов понял, что они братья и кроме них и сторожа из персонала, никого нет.

В очередной раз, когда они вывались на улицу, Андрей, пользуясь кромешной темнотой, подобрался поближе к входу и прислушался к их разговору.

— Может еще бутылку взять? — глубоко затягиваясь сигаретой, спросил Коля.

— Не надо. У меня сегодня еще свидание? — пьяно ответил Вова.

— Ага, ты уже с прошлого пришел с рожей поцарапанной, — захихикал Коля.

— Да, эта Лерка оказалась дикой штучкой, — щербато улыбнувшись, согласился Вова. — Я бы ее легко нагнул, но на меня накинулась та бабища с синей рожей. Еле отбился.

— Смотри, чтобы сегодня они тебя не нагнули, — заржал Коля.

— Не нагнут, — зло, сверкнув глазами в темноте, ощерился санитар: — я транкливизатор приготовил и ей, и ее подруге синерожей. Поможешь вколоть?

— Я то, помогу, — согласился Коля: — только боюсь немного, что мамка узнает.

— Ну и что?

— Она сказала, что если к ней подойдем, то она нам головы пооткручивает.

— Она так сто раз говорила, но не открутила же, — выпустив струю дыма, привел свой довод Коля.

— Ей какой-то мужик денег дал, чтобы она эту деваху в двухместную палату перевела и перестала психотропы давать.

— И что с того? — почесывая у себя между ног, спросил Коля.

Первым желанием Андрея было их убить на месте голыми руками, однако оценив свои шансы против двух здоровенных, выше его на две головы, плотно сбитых дуболомов и, прикинув в уме, что когда он появится из темноты, его успеют заметить, он решил попробовать отвлечь чем-нибудь их внимание, чтобы затем воспользоваться эффектом внезапности.

Пока он лихорадочно шарил в темноте в поисках какого-нибудь камня, чтобы бросить им в окно и заманить братьев в темноту, как откуда ни возьмись, возле них из появилась еще одна фигура в таком же замызганном медицинском халате.

— Ты кто? — только и смог спросить Вова, недоуменно переводя взгляд с Коли на третьего близнеца.

— Не понял, — удивился Вова и внимательно посмотрел на Колю, а затем на своего двойника.

— Мяу, — произнес третий брат и трансформировался в кота.

Пока Коля и Вова, поочередно протирая кулаками глаза, таращились на Никиту, Андрей нащупал на увядшем газоне увесистый булыжник и молча кинулся на санитаров…

Первым на себя принял удар Вова.

Получив с размаха по затылку камнем, он удивленно хрюкнул и завалился на бок. Коля, перед тем как его зубы раскрошились под воздействием инородного предмета, получил удар между ног такой силы, что его семенные канатики разорвало на волокна. Вереща от боли, он мельтешил ногами по земле, давясь осколками своих зубов.

Четким ударом в затылок, Андрей на время избавил его от боли.

Заскочив внутрь помещения, Климов наткнулся на сухонького испуганного старичка в спортивном костюме времен развитого социализма, пытавшегося вытащить из держателя на поясе резиновую палку.

— Сидеть! — рявкнул Андрей.

Старичок дернулся и покорно уселся перед столом, на котором среди кусков сала с хлебом и луком стояла пустая бутылка от водки.

— Все лекарства внутри, а код доступа к дверям я не знаю. Не положено мне. Коля и Вова знают, — затараторил тот.

— Тихо, дядя, — приложил к губам палец Климов. — Я тебя не обижу. Мне не надо лекарства. Я хочу человека одного забрать.

— Ты не наркоман? — немного успокоившись, спросил сторож.

— Чего ты так решил? — в свою очередь спросил Андрей, пытаясь войти в систему безопасности, стуча по заплеванной лузгой от семечек клавиатуре, надрывно гудящего процессором, компьютера.

— Так, эти паскудники, пользуясь тем, что мамаша их здесь главврач, препаратами казенными по ночам приторговывали. Я решил, что ты наркоман, который решил не платить.

— Нет. Мне нужно человека забрать. И если ты мне поможешь, то я тебя еще и отблагодарю, — сказал Андрей, вытащив из кармана свои деньги.

Он отсчитал от общей массы ровно половину и протянул купюры сторожу.

— Не надо мне твоих денег, сынок, — открестился старичок: — только пользоваться этим телевизором я не умею. Знаю, что для того чтобы войти во внутрь, надо ввести пароль, а его ты можешь найти на шее у Вовы.

Андрей выскочил на крыльцо и, схватив беспамятную тушу Вовы, затащил ее в коридор. Резко рванув на нем рубашку и халат, Климов обнаружил на нем шнурок с пластиковой карточкой, на которой с другой стороны маркером был написан пятизначный код, состоящий из пяти единиц.

— Осторожно! — успел крикнуть сторож, но было уже поздно…

Андрей почувствовал, как его что-то укололо. Он резко отскочил в сторону и развернулся.

— Ха… ха… кха… кху…а… — харкая кровью, смеялся Коля, стоя согнувшись со шприцом в руках.

Получив кулаком в нос, он сделал по инерции несколько шагов и, чуть не свернув с офисного столика компьютер, упал на стол с закуской.

Пока сторож закрывал входные двери, Климов ввел пароль доступа и зашел в систему. Пытаясь разобраться в панели управления, он поочередно щелкал по иконкам различных функций, пока над одной из них не высветилась надпись «Эвакуация».

Он навел на нее курсор и щелкнул мышкой.

Что-то загудело и металлическая решетка, отделявшая коридор лечебницы от комнаты дежурного и приемного покоя, звонко лязгнув, открылась нараспашку.

Длинный коридор осветился ярким светом.

— Ой, беда, — схватился за голову сторож.

— Что случилось?

— Ты все двери открыл сразу, как при пожаре, — застонал тот: — теперь все больные разбегутся, как тараканы в разные стороны.

— Ничего страшного, дядя, — успокоил его Андрей. — Тебе же лучше. Скажешь, что эти вдвоем напились и по пьяной лавочке выпустили всех больных на улицу. А затем, что-то не поделили и стали драться.

— Я по инструкции должен нажать тревожную кнопку, — сообщил сторож.

— Дай мне пару минут. Я заберу свою девушку и уйду отсюда, а ты сразу нажмешь кнопку, — чувствуя, что у него начинает кружиться голова, попросил Климов.

— Ну, конечно, — заверил его тот.

— Где двухместные палаты? — спросил Андрей, шагнув в коридор за решеткой.

— Она только одна. На втором этаже в конце правого крыла, — ответил сторож, провожая взглядом здоровенного черного кота, шмыгнувшего вслед за нежданным гостем.

V

В лечебнице начался хаос.

Мужчины и женщины в больничных серых пижамах и тапках, с одинаковыми отсутствующими глазами бродили по коридору первого этажа, не обращая на происходящее вокруг никакого внимания.

На втором было веселее…

Дикий смех и чудаковатые крики носились по коридору из одного крыла в другое.

Поднявшись по лестнице, Андрей столкнулся с абсолютно голым мужчиной, который бежал по коридору, подпрыгивая, как заяц и что невнятно вереща. За ним бежала пожилая женщина в смирительной рубашке и пыталась его укусить, пока не упала, споткнувшись о бородатого мужичка, хлебавшего, как животное, языком из большой кастрюли, видимо, заранее приготовленный чай больным на завтрак.

— Лера, — что есть силы, закричал Андрей, ощущая, что он начинает терять связь с реальностью, над головами пациентов лечебницы, высыпавшихся горохом на коридор из своих палат.

— Ой, котик, — закричала во весь голос рыжеволосая растрепанная женщина средних лет и попыталась взять на руки Никиту, но тот испуганно драпанул в толпу больных.

— Андрей! — услышал он любимый голос.

— Лера!

Продираясь сквозь ряды серых халатов, к нему спешила его сильно исхудавшая Лера. Климов бросился к ней на встречу и, грубо оттолкнув пухлого дурачка, расставившего свои руки навстречу Лере, заключил в ее объятия…

Она целовала его везде, куда могла достать губами, а он обильно оросил ее лицо мужскими слезами счастья.

— Я знала, что ты за мной придешь, — тоже плакала она и смеялась.

— Нам надо уходить отсюда, — разомкнув объятия, потащил ее за руку Андрей в сторону лестницы.

— Я без нее не уйду, — сказала Лера и показала рукой в сторону.

Держась рукой за стенку, мимо них, с абсолютно бессмысленными глазами, пуская ниточки слюней, прошла Настенька. К ней подбежал Никита и, жалобно мяукнув, потерся о ее ноги. Она посмотрела на кота, на секунду остановилась, но, видимо, так и не вспомнив, кто это, побрела по стене дальше.

— Котик, постой, не убегай, — закричала рыжеволосая женщина, вынырнувшая из-за двери с надписью «пищеблок», и кинулась к Никите.

Кот зашипел и трансформировался в Кано-Три.

Завидев гусеницеобразное существо, рыжеволосая истерично закричала и бросилась вон.

Паника охватила всех…

Радостные крики и смех, сменились на припадочный вой и истеричный плач.

— У нас мало времени. Она будет обузой, — запротестовал Андрей.

— Если бы не она, меня бы уже несколько раз изнасиловали санитары. Поэтому ее сегодня специально обколола медсестра лекарствами, чтобы они могли добраться до меня, — отчаянно жестикулируя руками, заговорила Лера.

— Если бы не она я бы действительно сошла с ума. Она защищала меня не только от них, но и от того создания, которое пыталось убить тебя в ту ночь, когда ты пропал.

— Хорошо. Бежим, — согласился Климов и схватил за опухшую руку Настеньку.

Та, словно овечка на привязи, послушно побрела за ним.

— Быстрее, быстрее, — торопил Андрей Настеньку, пока та при помощи Леры спускалась по ступенькам.

На первом этаже никого не было.

Когда они уже почти подошли в решетке в конце коридора, внезапно погас свет.

В полной темноте они добрались до комнаты дежурного и тут, в свете вынырнувшей из-за завесы туч луны, Андрей обнаружил, что на полу помимо мертвых Коли и Вовы, лежит без головы тело сторожа.

— Подождите меня здесь, — предчувствуя недоброе, шепнул он Лере на ухо и вручил ей в руку запястье Настеньки.

Прислушавшись к шуршанию деревьев, раскинувшегося вокруг лечебницы сквера, Климов вдохнул поглубже и, пригнувшись, выскочил на крыльцо.

В пяти метрах от крыльца стоял элегантно одетый мужчина на вид около сорока пяти лет, который платком что-то брезгливо счищал с левого рукава своего кашемирового пальто.

— Несговорчивый оказался старик, — произнес мужчина.

— Кто вы? — спросил Андрей, всматриваясь в его лицо, которое ему показалось смутно знакомым.

— Я тот, кто поможет тебе.

— Я вас уже видел, — поразился случившейся метаморфозе с тем самым расхлябанным мужичком, которого били правоохранители в поезде, когда они с Крао искали агента Картеля.

— Видимо, я уже теряю сноровку, — деловито произнес мужчина, пряча платок себе в карман пальто.

— Я мастер перевоплощений и поэтому неприятно удивлен тем, что ты меня узнал. Хотя, как ты уже догадался, ты — особенный.

— Я уже про это где-то слышал. Зачем вы убили старика?

— Я зачищал следы, чтобы Конфедерация не смогла до тебя дотянуться. Ведь, ты не просто носитель уникального гена, позволяющего свободно перемещаться во времени и пространстве, но ты еще можешь его и передавать своему потомству, а значит, представляешь угрозу не только для Конфедерации, но и для Альянса.

— Какая от меня может быть им угроза?

— Ты можешь создать армию, которая разрушит гегемонию цивилизаций, поделивших всех живых существ на низших и высших. Ты уникален тем, что можешь не только перемещаться через портал сам, но и проводить тех, кто лишен этой возможности.

— Вы шпион Картеля?

— Это звание для меня унизительно… Меня называют Ревизором, — ответил мужчина.

— Я ищу таких как ты и помогаю им спастись.

— Не уверен, что вы говорите правду, — сказал Андрей и пошарил глазами вокруг в поисках какого-нибудь предмета, который он мог бы использовать в качестве оружия.

Темнота за спиной Ревизора заходила волнами и воплотилась в ортофага с белой полоской на голове.

От леденящего холода все волосы на теле Андрея встали дыбом. За стенкой тихо заплакала Лера, а Настенька истерично заорала.

— Узнал старого знакомого? — вкрадчиво улыбнулся мужчина. — Если бы я не хотел тебя спасти, он бы тебя уничтожил еще в детстве… Я на твоей стороне… Я думал о твоем благополучии… Именно поэтому я сделал так, чтобы твоя самка не пострадала и не лишилась ума в этом лечебном заведении.

В это время послышался шум двигателя и из-за деревьев вынырнул грузовой автомобиль. Громко лязгая бортами, грузовик осветил фарами Ревизора с Андреем и стремительно направился в их сторону.

— Разберись, — приказал ортофагу Ревизор и тот моментально растворился в темноте.

Сразу же грузовик несколько раз вильнул в сторону, но скорости не сбавил, неумолимо сокращая расстояние до крыльца.

— Бежим! — крикнул Климов и вытащил из коридора Леру, а за ней и Настеньку.

Ревизор вытянул руку в сторону машины, но та уже подцепила его бампером…

Андрей успел оттолкнуть женщин в сторону и нырнул вслед за ними, чудом не попав под колеса…

Сокрушительный удар разнес крыльцо вдребезги.

Бампер грузовика впечатал в стену Ревизора, а из кабины остановившегося грузовика, отбиваясь от щупалец ортофага, вывалился… Костя-Имбицил.

— Беги в лес… В сторону дороги… Там открыт портал! — успел крикнуть Кос-Гар, прежде чем ортофаг ударом жилистой руки не снес ему нижнюю часть челюсти.

Долго не размышляя, Климов схватил Леру с Настенькой и побежал в указанном направлении.

Бежали, а вернее быстро шли, потому что Настенька, да и сам Андрей быстро переставлять ноги не могли. Климов из последних сил пытался удержать в себе уплывающее сознание. Транквилизатор, вколотый ему санитаром Колей почти полностью парализовал его нервную систему.

Он упал на колени.

— Пойдем, пойдем, — плакала Лера, пытаясь поднять его, пока безучастная ко всему Настенька улыбалась луне.

— Беги, — прошептал Андрей, будучи не в силах подняться.

В это время холодный воздух над их головами пришел в движение и в пятнадцати метрах от них разошелся в светящемся зигзаге.

— Что разлегся? — громко крикнул вывалившийся оттуда лысый толстяк, споткнувшись о гнилой пенек возле портала.

— Крао, помоги, — из последних сил попросил Андрей.

— Где Кос-Гар? — спросил Крао, закидывая на себя беспомощного Климова.

Словно в ответ на его вопрос, со стороны лечебницы раздался глухой хлопок, и яркий столб света на мгновение ударил в небо.

— Прощай, друг, — произнес толстяк и уставился на Настеньку. — Это кто?

— Она с нами, — прошептал Андрей.

— У меня только один кокон — для твоей женщины. Я не смогу забрать еще одного человека. Ее разорвет в портале, — кричал на ходу толстяк, неся на себе Климова, пока Лера бежала за ним след в след, волоча за руку Настеньку.

— Ревизор сказал, что я могу провести через портал, — прошептал Андрей и потерял сознание.

— Что? Ревизор? — остановился возле портала толстяк. — Я хочу на пенсию…

Крао достал из кармана синий квадратик и приложил его к голове Леры. Квадрат расползся синей вязкой жидкостью и полностью укутал ее с ног до головы. Когда мелкие волны на коконе успокоились, он втолкнул его в светящийся зигзаг. Затем толстяк снял с плеча бесчувственное тело Андрея и, прижав его к Настеньке, приподнял от земли и шагнул в портал.

Между его ног черной стрелой в свет нырнул и Никита.

Через мгновение на месте закрывшегося портала крутился юлой ортофаг с белой полоской на уродливой голове и яростно шипел.

— Возвращайся. У меня еще есть не законченные дела, — сказал ортофагу, появившийся из темноты в разорванном на клочки пальто Ревизор, и как ни в чем не бывало, направился обратно к зданию лечебницы.

В эту ночь сгорела не только психиатрическая больница со всеми ее пациентами, но и старое заброшенное здание пожарной части вместе с его жильцами — бомжами Жеником и Челентано, сообщивших Ревизору о появлении Климова.

Ревизор не оставлял свидетелей…

Сгорела в эту ночь и старая обшарпанная малосемейка вместе с половиной ее жильцов.

Конфедерация тоже не оставляла после себя следов…

VI

Приятное тепло медленно отпускало его тело, возвращая его в реальность.

— Он в порядке? — донесся до Андрея сиплый голос Кано-Три.

— Да, — пробасил Сан-Гар: — я вывел из организма психотроп и восстановил все поврежденные нейроные цепи.

— Послушайте, я категорически против того, чтобы на Эриуме присутствовали совершенно бесполезные в плане безопасности человеческие особи, — завопил кто-то тонким голосом возле его уха.

Андрей открыл глаза и обнаружил, что находится в лаборатории Сан-Гара, лежа на кушетке, а над ним возвышается, закованный в броню с головы до ног, долговязый Вилт-Три. Он часто моргал единственным глазом и всматривался в его лицо.

— Чего уставился? — спросил у него Андрей и резко поднялся с кушетки, явив присутствующим свое обнаженное тело.

Высокий гуманоид от неожиданности дернулся и поспешил на выход.

— Я сообщу сюрвайеритету о ваших независимых расследованиях и об их последствиях для Эриума, — сварливо бросил через плечо Вилт-Три и слегка пригнувшись, выскользнул из лаборатории, эффектно махнув на прощанье белым плащом.

— Где моя Лера? — угрожающим тоном спросил Климов.

— Она в безопасности вместе с этой шикарной женщиной, — успокоил его Сан-Гар.

— С кем? — не понял Андрей.

Сан-Гар активировал панель на стене, и она вывела изображение медицинского отсека, где в специальной капсуле находилась его абсолютно голая Лера, а рядом в таком же виде, только с обвисшими телесами, Настенька.

— Она прекрасна, — умилился Сан-Гар, всматриваясь в изображение, который почему-то был не в костюме как обычно, а в темно-красных броневых пластинах.

— Спасибо, я знаю, — горделиво ответил Андрей.

— Я, вообще-то, не про вашу женщину, — пояснил Сан-Гар.

Пока Андрей недоуменно переводил взгляд с Настеньки на Леру и обратно, заговорила Кано-Три.

— Стажер-демпфер 113113, самовольно покинув Эриум, вы совершили преступление и по законам Конфедерации должны быть ликвидированы.

— Спасение любимого человека — это не преступление, — ответил Климов, присев обратно на кушетку от неожиданного заявления сюрвайера.

— Однако, — продолжила та: — учитывая то, что вы являлись участником оперативной комбинации по изобличению вражеского агента на Эриуме, все обвинения с вас снимаются.

— Не понял, — насторожился Андрей.

— Изымая вас с вашей планеты, мы прекрасно знали, почему Картель за вами охотится. Именно поэтому мы отправили вас с Крао на задание еще до того, как вы прошли курс обучения. Мы хотели выманить на вас нелегальных агентов Картеля. Однако, как оказалось, этот план не сработал. И вас никто во время миссии не попытался перехватить. Кроме того мы никак не ожидали, что вражеский агент войдет с вами в контакт на Эриуме.

— Я не понял, — прищурился Климов. — Я что? Был наживкой?

— Я ничего не знал, — опустил глаза в пол Сан-Гар.

— Можно сказать и так, — ответила Кано-Три и, не обращая внимания на возмущенную физиономию Андрея, продолжила: — мы предполагали, что вас попытаются похитить или завербовать на вашей родной планете во время очередной миссии, но не предполагали, что враг будет действовать так нагло и стремительно.

— Вы про что? — не понимая о чем та говорит, спросил Андрей.

— После того, как мы отразили вражеский удар, при котором они использовали нового, неизвестного нам невероятно сильного некса, мы обнаружили, что кто-то прошел через старый портал, сигнатуры которого были настроены на получение груза, но никак не на живой организм.

В это время на панели появилось изображение боя в ангаре, из которого Андрей транспортировался на Землю.

— Мы обнаружили, что ваш упарип заблокирован, впрочем, как и половина файлов памяти Эриума, из-за чего мы не смогли проконтролировать ваши последние контакты. И именно поэтому нам не удалось отследить точку назначения. Однако нам и так было ясно, куда вы направились. Благо, что к этому времени в этом секторе находился уже Кос-Гар, которого мы перебросили туда с целью получения информации о местонахождении вашего интереса. Он нам передал координаты, и мы смогли во время открыть портал для вашей эвакуации. Единственным минусом в этой блестящей операции стала смерть Кос-Гара, но теперь мы сможем узнать, кто вражеский агент на Эриуме.

— И кто? — задумчиво спросил Андрей, пристально всматриваясь в запись боя некса и полигентронов.

— Тот, кто помог вам покинуть Эриум, — наставительным тоном произнесла Кано-Три. — Назовите имя.

— Это Лара, дентка из службы связи, — не отрывая глаз от записи боя, ответил Климов.

— Эриум, арестовать ее и доставить к сюрвайеру Вилт-Три, — распорядилась Кано-Три.

— Эрика, покажи мне, пожалуйста, поближе момент боя с нексом, — попросил Андрей у программы.

Когда появилось изображение вновь, Климов уже не обращал внимания на происходящее вокруг, когда Кано-Три сообщили, что Лара найдена у себя в отсеке мертвой. Он сидел с раскрытыми от ужаса глазами и наблюдал, как в ангар ворвалась обнаженная стройная человеческая женщина, из спины которой вырвался ворох тонких, невероятно длинных гибких иголок, прошивавших, словно бумагу, арглановую броню полигентронов.

Искрошив ими несколько отрядов бойцов в капусту, она, вся в крови, отступила и спокойно скрылась в зияющей вакуумом дыре, образовавшейся в ходе обстрела в одном из перекрытий ангара, только после того, как по ней открыли огонь из тяжелого вооружения эллипсовидные дроны.

Он смотрел и не верил своим глазам…

Это была… Карина…


Продолжение следует…


В оформлении обложки использована фотография с https://pixabay.com/ по лицензии CC0.


Оглавление

  • Глава 1
  •   I
  •   II
  •   III
  •   IV
  •   V
  •   VI
  •   VII
  •   VIII
  • Глава 2
  •   I
  •   II
  •   III
  •   IV
  •   V
  • Глава 3
  •   I
  •   II
  •   III
  •   IV
  •   V
  • Глава 4
  •   I
  •   II
  •   III
  •   IV
  •   V
  • Глава 5
  •   I
  •   II
  •   III
  •   IV
  •   V
  • Глава 6
  •   I
  •   II
  •   III
  •   IV
  •   V
  •   VI