Три ПВ (fb2)


Настройки текста:



noslnosl Три ПВ

Предисловие

Кабинет главы специального подразделения ФСБ по работе с обладающими паранормальными силами.

(повествование от третьего лица)

За большим брифинг-столом сидели несколько человек, все они имели военную выправку и были одеты в почти одинаковые тёмные костюмы. Во главе стола восседал низкий худой мужчина с пшеничными жидкими волосами.

— Итак, товарищи офицеры, что вы мне расскажете по делу Петрова? — начал он.

— Товарищ полковник, разрешите, — подал голос крепкий черноволосый мужчина примерно сорока лет.

— Да, Михаил, начинайте.

— Академик Петров был заподозрен в работе на заграничные спецслужбы. Он был взят в разработку. По результатам расследования академика заподозрили в принятии препарата проекта «Сверхи», который он возглавлял. Внешне способность себя никак не проявляла, доказать что-то оказалось невозможно. Руководством Научно-исследовательского отдела ФСБ было принято решение отстранить Петрова от всех исследовательских проектов, но это было непросто, поскольку у академика имелись серьёзные связи и репутация.

Михаил взял небольшую паузу, чтобы смочить горло водой, которую налил в стакан из графина, стоящего на столе. Затем он продолжил:

— Вначале Петрова изолировали от работы над другими проектами, и всячески очерняли его репутацию. Тогдашнее руководство научно-исследовательского отдела, после удачного синтеза образцов сыворотки, в целях секретности сократило штат и оставило только ведущих ученых. Ими была напрочь уничтожена репутация остальных научных сотрудников, чтобы им никто не поверил, вздумай они кричать об этом, а так же чтобы изолировать их от научной работы и не позволить уйти технологиям зарубежным «друзьям». В результате этих действий академик Петров оказался в качестве одного из опальных научных руководителей, но его фамилия находится не на первом месте в списке.

Михаил вновь глотнул воды и продолжил доклад:

— Петров отправился на пенсию, но после его ухода у научников что-то пошло не так. Все попытки повторного синтеза сыворотки оказались провальными, а образцы были уже использованы на добровольцах. Из-за того, что вновь синтезировать сыворотку не получилось — провели расследование. Оказалось, что ампул с сывороткой могло быть синтезировано больше, либо рецептура совершенно иная. Вскоре в одном из журналов учета был обнаружен подлог. Путем подсчетов у аналитиков вышло, что было синтезировано на три ампулы больше. Подробный анализ поведения давал понять, что наиболее вероятным подозреваемым является академик Петров. Попытки вернуть к работе Петрова провалились, старик выжил из ума. Выдвигались предположения, что он начал отыгрывать образ, навязанный испорченной репутацией. В те годы у конторы были другие проблемы, о Петрове на время забыли.

— Спасибо, Миша, — сказал полковник.

На некоторое время в комнате повисла тишина, стоял лишь шорох страниц, присутствующие приступили к ознакомлению с лежащими перед ними в папках документами.

— Петрова надо брать в оборот, — оторвался от документов полковник. — Что скажут аналитики?

— Товарищ полковник, — поднялся и начал доклад тридцатилетний крепкий парень с русыми волосами. — По нашим прогнозам академик Петров получил способности как-то связанные с улучшением разума, поскольку он без проблем прошёл все проверки на полиграфе. Вероятно, обычный допрос ничего не даст, клиент будет играть выжившего из ума старика, и дурить полиграф. Пытки недопустимы из-за пожилого возраста, к тому же это известный академик с обширными знакомствами в научной среде. Если всплывёт, что мы пытаем учёных…

— Можешь не объяснять, — поморщился полковник. — Предлагаете использовать менталиста?

— Это будет оптимальным вариантом из-за возможности подтвердить правдивость ответов, — кивнул аналитик. — Но академик точно не переживёт допрос менталиста. Мы можем организовать всё так, что его смерть будет выглядеть как инсульт. На случай, если ничего не удастся выяснить, наши специалисты подготовили план операции.

— Так-так, любопытно, — постучал пальцами по столешнице полковник.

— У академика есть сын, — начал аналитик, — Александр Иванович Петров, тридцать пять лет, старшина одного из наших спецподразделений, из тех, что работают «на выезде». Наши парни по психологическому портрету академика смоделировали разные ситуации, в результате вышло, что с высокой вероятностью он оставит сыворотку для сына, поскольку слишком любит его. И этот препарат наверняка не будет поддельным. Есть высокая вероятность, что для сына на случай смерти оставлены подсказки о том, где искать препарат. Если менталисту ничего не удастся выяснить, то можно подстроить ранение старшины, он как раз сейчас воюет в Сирии…

Арка 1

Глава 1

Люди для государства, как расходный материал — винтики в большой системе. Сегодня действует один винтик, когда он вышел из строя, его заменяет другой. Когда мы молоды, то не задумываемся над этим, но стоит пошатнуться здоровью, к примеру, становишься инвалидом, и в полной мере ощущаешь отношения государства к отдельным людям.

После школы я не пошёл по стопам своего отца, который растил меня в одиночестве, поскольку мама умерла при родах. Папа был учёным, академиком. Он видел во мне продолжение себя и своего дела, в детстве давал непомерные нагрузки. Считай, детства у меня и не было, сплошная учёба, поездки на математические и физические олимпиады. К совершеннолетию я не выдержал и саботировал поступление в престижный вуз, специально завалил экзамены и с радостью отправился в армию. Не знаю, можно ли назвать везением тот факт, что я попал служить в войска специального назначения, нагрузки там нам давали серьёзные, много стреляли и занимались рукопашным боем, ещё больше бегали в полной выкладке. Зато не было дедовщины, а кормили вкусно и до отвала.

Естественно, отец был ужасно зол, я знал, что он мне подобный демарш не простит, поэтому по окончанию срочной службы остался в армии на контрактной службе. Времена были спокойными, но всё же нет-нет, но наша страна ввяжется в какой-нибудь военный конфликт или отправит военных в неспокойное место. Например, в Дагестане до сих пор для русских всё не так спокойно, как об этом говорится в новостях, иначе с чего бы там были расположены блок-посты? Постреливают, причём периодически. Считается, что бандиты, но неофициально мы боролись с террористами. В Абхазии служить было приятно, но и там было не всё так гладко, за просто так повышенный риск не засчитывают в послужной список. Особенно много пришлось помотаться по горячим точкам в последнее время: Донбасс, Сирия. Конечно, официально наших военных в Донбассе нет, но неофициально…

Ни для кого не секрет, что стаж за военную службу в условиях чрезвычайного положения такой, что каждый месяц работы будет учитываться ему за три месяца. В общей сложности за пятнадцать лет контрактником я набрал достаточную выслугу для выхода на пенсию (около двадцати трёх лет).

Сирия стала для меня камнем преткновения. Ранение в ногу превратило меня в хромого, которому приходится передвигаться с тростью. В итоге я оказался на гражданке, пенсионер тридцати пяти лет без кола и двора, без семьи, которую не довелось завести… Пришлось возвращаться к единственному близкому человеку, но… Не успел буквально на пару дней. Отец отправился на тот свет. Он был уже старым, но в душе теплилась надежда, что удастся с ним помириться. Одно в этой истории было хорошо, без жилья я не останусь, от отца в наследство досталась трёхкомнатная квартира в центре города «Сталинка», гараж, дача и автомобиль Москвич 2141. Конечно, машина тот ещё приз, от которого проще избавиться, чем платить налоги и занимать место в гараже, но во времена, когда отец работал в закрытом НИИ, ещё при Советском Союзе — это был шикарный автомобиль, который было непросто достать.

После похорон и суеты с попыткой вступить в наследство, что не так уж просто, я стал наводить порядок в квартире. Поскольку теперь никуда не спешил, разгребание хлама шло со скоростью улитки. Так что лишь через месяц удалось за шкафом обнаружить потайной сейф. Это был здоровенный стальной несгораемый шкаф, привет из СССР. Ключей, естественно, не нашлось, поэтому пришлось вскрывать его варварским способом при помощи болгарки. Хорошо, что отец перестраховался, внутри не лежали пачки бумаг, иначе они могли сгореть, зато обнаружилась стальная шкатулка. А вот в ней уже лежала бумага и штуковина, похожая на ставшие в последнее время модными смарт-часы непривычного дизайна из материала, похожего на нержавеющую сталь.

Как выяснилось, на листах бумаги оказалось адресованное мне письмо.

* * *

Здравствуй, Александр. Если ты читаешь это письмо, значит, я уже мёртв.

Сын, ты подумаешь, что я сошёл с ума, но поверь — это совершенно не так. Я пребываю в твёрдом уме и ясной памяти. Спустя года, я вижу, что совершил чудовищную ошибку в твоём воспитании, слишком сильно давил на тебя. Жаль, что мы не смогли увидеться и всё обсудить. Я ждал тебя, чтобы раскрыть свой самый большой секрет, но придётся передать его через бумагу.

Сын, я не тот, за кого себя выдавал на протяжении жизни. Более того, мне намного больше лет, чем по документам. Иван Семёнович Петров — это выдуманное имя, под которым мне пришлось прожить изрядный отрезок жизни. На самом деле меня зовут Сапеа Саннап и я гость из иного мира… Не спеши выкидывать письмо, дочитай до конца. Повторяю, я не сумасшедший.

Земные учёные в двадцатом веке выдвинули теорию о существовании параллельных миров. Они совершенно правы. В моём родном мире этот факт был доказан пятнадцать тысячелетий назад, но наука сконцентрировалась на экспансии обозримого космоса. На момент, когда я родился, люди заселили более трёхсот тысяч звёздных систем, встретили множество рас, отличных от людей. У нас существовали корабли, способные передвигаться быстрее скорости света. В нашем мире люди и другие расы где-то жили единым государством, где-то были разобщены, существовало множество стран, содружеств и прочих государственных образований от одной планеты до тысяч звёздных систем.

Тебе сложно в это поверить, но это действительно так. Мои соотечественники путешествовали по галактике так же просто, как земляне путешествуют по планете.

Мне повезло родиться на планете одного из центральных миров. Центральные и окраинные миры имели разный уровень технологий, примерно так же, как у землян русские, американцы и какие-нибудь аборигены-папуасы. Так что я получил хорошее образование и стал учёным. В возрасте семидесяти лет я прошёл через операцию по омоложению (в средних и центральных мирах обычная практика, там люди живут в среднем двести-триста лет), так что когда перешёл к работе над проектом по путешествию в параллельные миры, я выглядел молодым.

Проект как раз вышел на стадию испытаний, но он был секретным, поэтому послать на разведку новых миров наёмников было невозможно. У тебя, должно быть, возник вопрос — почему наёмники, а не военные? Ответ на него прост — нашему сектору по договору с конфедерацией, в которую он входил, запрещено держать свою армию. В итоге для исследования нового мира была собрана группа учёных, которые были наиболее молоды (физически). Я вошёл в одну из групп исследователей, всего нас в этой группе было десять человек.

Портал в параллельный мир открылся, как и было рассчитано, на обитаемую планету, пригодную для жизни людей, на Землю. К сожалению, мы попали в неблагоприятное время — был 1944 год, а мы как раз попали в центр военных действий. Оборудование для возвращения в наш мир было уничтожено мощной немецкой авиабомбой. Она попала в него случайно, но от этого не становится легче. Семеро моих коллег погибли во время бомбёжки и последовавшей за ней артиллерийской атаки.

Надежды на то, что нас спасут, не оставалось. По протоколу если от группы исследователей не поступил ответ — принято считать, что мир чрезвычайно опасен. Предполагалось, что мы откроем микропортал в родной мир и передадим данные, но не срослось. Так что на родине нашу группу сразу списали в расход. Никто не будет повторно рисковать людьми и подвергать риску родной мир, мало ли, что полезет из параллельной вселенной.

Не буду рассказывать обо всех перипетиях, с которыми мне пришлось столкнуться, вроде выживания, изучения русского языка и внедрения в местное общество. Скажу одно, наши с коллегами пути разошлись. Один из них пропал бесследно, а другой внезапно всплыл много лет спустя под именем Джордж Лукас. Поскольку он прошёл омоложение на двадцать лет позже меня (после этой процедуры ещё несколько десятилетий сохраняется эффект молодой внешности — человек выглядит примерно на двадцать три года), то ему проще было сделать документы на человека, родившегося в 1944 году. Он под видом фантастической саги описал старинные хроники нашего мира и снял по этому произведению фильм, который тебе должен быть известен как «Звёздные войны». Конечно, там он всё немного переиначил и дополнил фантазией, придумал некую Силу, сделал большой акцент на Джедаях и Ситхах.

На самом деле никакой Силы не существует — это эфемерный собирательный образ обширного количества сверхспособностей. Много тысяч лет назад в эпоху колонизации в нашем мире был изобретён препарат, после приёма которого у человека и, как показала практика, многих гуманоидных рас, пробуждаются сверхспособности. Это может быть абсолютно любая случайная сверхспособность: телекинез, мгновенная регенерация, телепатия, технокинез, телепортация, криокинез, целительство и многое другое. Но лишь одна из них может передаваться по наследству — эта способность была названа «Манипуляция Силой». Она даёт наибольшие возможности, позволяя использовать практически всё: телекинез, управление электричеством, целительство, предвиденье и многое другое, но на грубом уровне. Манипулирующий Силой никогда не превзойдёт в конкретной области одарённого человека, который обрёл склонность к какой-то из одной сил. В свою очередь обладатель единственной способности может в ней очень серьёзно прогрессировать, но для него закрыты иные грани сверхсил.

У одарённых есть градация. Кто-то сразу заполучает огромные силы, но не может прогрессировать, кто-то наоборот, получает слабую способность, но может её бесконечно развивать. Но абсолютное большинство одарённых имеют слабые способности, которые невозможно или сложно развить.

Со временем все забыли, как изготовлять препарат, в этом немалую роль сыграло то, что по галактике прокатилось множество войн. Потомки первых Манипулирующих Силой стали объединяться в ордена. Джедаи — это один из орденов, фактически, Джедаизм — это религия. Этот орден был жутко воинственным и стал самым многочисленным. Потом появился орден Ситхов, опять же, из-за беглых джедаев-еретиков. Не важно, об этом ты можешь узнать, если почитаешь книги Лукаса, он там исторические хроники более-менее подробно переписал.

Главное, что тебе стоит знать — в нашем секторе сумели восстановить изначальный препарат. Все граждане нашей планеты приобрели сверхсилы, именно поэтому нам запрещено было держать свою армию, но она нам не была нужна.

Казалось бы, как могли погибнуть семь человек со сверхспособностями в военном конфликте дикарей? Всё просто — работать учёными шли в основном люди со способностями, которые ускоряли или улучшали умственную деятельность. Я после приёма препарата (все граждане планеты принимали его на совершеннолетие в двадцать пять лет) обрёл заурядную слабенькую способность, которая улучшила деятельность мозга. В итоге из обывателя стал по интеллекту соответствовать лучшим представителям человечества, но не более того. В целом наш исследовательский отряд представлял собой сборище молодо выглядящих академиков, которым нет места на войне.

Я мечтал вернуться на родину. Всю свою жизнь посвятил разработке аппарата для путешествия в параллельные миры, что сделать с отсталыми земными технологиями, небольшим остатком принесённых с собой приборов и моими скудными познаниями в этой области было довольно проблематично.

Сын, наверняка ты уже обратил внимание, что в коробке с письмом лежат непонятные вещи. Металлический браслет, напоминающий часы — это мой коммуникатор. Он сломался ещё в девяносто восьмом году, так что я его храню исключительно как память. В коробочке, напоминающей портсигар, лежит одна доза препарата, пробуждающего сверхспособности. Я его собирался вручить тебе на совершеннолетие (в двадцать пять лет, как принято на моей родине), к сожалению, ты пропал и не появлялся. Ещё две дозы были предназначены твоим детям, моим внукам, которых я так и не увидел. Их я спрятал в тайнике. Ты тот тайник помнишь, поскольку играл рядом, когда я его делал.

Сын, поверь — это не шутка и не выдумка старика! Запомни, препарат я синтезировал, когда работал в закрытом НИИ уже после развала СССР. Всего было сделано тринадцать доз, десять из которых я передал руководству из ФСБ, а остальные три списал и спиз… Хм… Позаимствовал.

После этого меня с должности руководителя проекта подвинула дерзкая молодёжь, желающая присвоить себе лавры изобретения препарата. На пенсию я вышел не без злорадства, ведь в официальных отчётах была полная абракадабра, к реальному процессу синтеза препарата не имеющая отношения. После этого за мной наверняка продолжали наблюдать сотрудники ФСБ, так что будь осторожен, они могут продолжать следить уже за тобой. Вначале ко мне не раз приходили из спецслужб, чтобы заполучить формулу препарата, но я прекрасно играл роль выжившего из ума старика со склерозом.

И ещё. На старости лет я закончил изготовление прибора для перемещения в параллельные миры. На это ушли все мои сбережения, так что извини, кроме недвижимости и старенького Москвича тебе в наследство ничего не достанется. К сожалению, прибор на нынешнем уровне технологий, в особенности тех, что имеются в общем доступе, получился несовершенным. Он способен открывать порталы либо по известным координатам, например, в этот мир, либо по случайным координатам. Методом брутфорса найти мой родной мир невозможно, точнее, вероятность подобного близка к нулю. Координаты были заложены в уничтоженную взрывом аппаратуру и их знали двое из учёных, моих коллег-исследователей.

Я несколько раз воспользовался прибором, он работает, но я слишком стар, чтобы скакать по параллельным реальностям.

Земная медицина отвратительная! То, что у меня на родине вылечили бы за час, тут считается неизлечимой болезнью. Сын, я знаю, что вскоре умру, поэтому пишу это письмо. Не знаю, его найдёшь ты или это сделают спецслужбы, но всё же надеюсь, что письмо читает мой Сашенька.

Саша, прости старика, не держи на меня зла. Я был слишком сильно увлечён попытками вернуться домой и желал видеть в тебе своего помощника, представлял, как мы вместе создадим портал и окажемся в развитом цивилизованном обществе. Живи, как посчитаешь нужным.

Если хочешь, можешь воспользоваться ПВПВ (пульт в параллельные вселенные), не хочешь — уничтожь его. Земляне ещё не доросли до использования подобных технологий. Поверь умудрённому представителю иной цивилизации, чьи предки прошли через многое — использование ПВПВ закончится деградацией жителей Земли и уничтожением цивилизации или же полным уничтожением землян.

Прощай, сын.

* * *

М-да… Ну и письмо… Похоже, у отца на старости лет крыша поехала. Надо же придумать — оказался в мире в сорок четвёртом году в возрасте скольких — семидесяти или девяноста лет?! По документам он родился в тридцать шестом году. Всё же восемьдесят два года — тот возраст, когда пора бы появиться маразму, паранойе и прочим старческим болезням. Сто семьдесят два года прожил… Вот же фантазёр!

Интересно, что он за тайник имел в виду? Где бы я его мог видеть? В гараже? Нет, там вроде бы ничего такого. Разве что… Да, припоминаю, когда мне лет двенадцать было, папа на даче в погребе копал углубление, в котором сделал кирпичную кладку, а потом всё заложил досками.

Может съездить и посмотреть, на что старик потратил все накопления? Интересно, сколько у него было на счету? Хотя, не важно. Такая информация способна расстроить. Вдруг он миллион с пенсии накопил, а потом спустил? Вот узнаю я об этом, и что? Понятно же, что буду злиться.

А вообще, проведать дачу не помешает. Как раз май начался, можно отдохнуть на свежем воздухе, посмотреть состояние дома и участка. Если всё в порядке, то квартиру на лето можно сдать в аренду и пожить на даче. Или наоборот, дачу сдать в аренду. По-хорошему, квартиру надо продавать: большая, следовательно, коммунальные платежи высокие; в центре города, ещё и Сталинка, значит стоит дорого; можно продать и купить несколько квартир, одну сдавать, во второй жить. Но ещё пять месяцев до вступления в наследство продавать ничего нельзя, а деньги нужны. Пенсия военного неплохая, но когда почти половина от неё уходит на квартплату, а четверть на лекарства, чтобы восстановиться после ранения, то жить становится не на что.

Собирая вещи, не знаю зачем, но закинул часы и портсигар с ампулой в рюкзак. Идти до гаража было с одной стороны недалеко — одна остановка на общественном транспорте и спуститься в овраг. Но это просто для здорового человека, а мне с бадиком предстояло хромать полчаса и ещё преодолеть аттракцион под названием «спустись по крутому склону оврага». Конечно, тут была натоптана тропинка, ведь не у одного отца здесь расположен гараж, считай, в пойме бывшей реки Царица разместился гаражный кооператив для всех жителей центрального района… Его старых жителей. Но в последнее время сюда стали посматривать коммерсанты, так что вероятно, вскоре тут всё снесут к чертям. Эх… Хоть бы сделали это не раньше, чем успею продать эту висящую на волоске сноса недвижимость.

Москвич на удивление завёлся без проблем и какой-то там матери. Даже аккумулятор был не разряжен, ничто не текло, в баке был бензин, в бачках все жидкости. Поразительно, но он даже поехал плавно и без стуков и скрипов. Не представляю, что с ним отец делал ради такого результата.

Чёртова механическая коробка передач! Рана в левой ноге заболела от постоянных нажатий на сцепление, но на автобусе было бы не легче, пришлось бы на себе тащить объёмную поклажу.

На выезде из города меня остановили сотрудники ДПС. Когда полицейский подошёл к машине, я достал из кармана красную корочку. На самом деле это было пенсионное удостоверение военного, но поскольку держал его обложкой вниз, то невозможно этого понять. Из корочки достал водительское удостоверение и протянул его сотруднику полиции.

— Здравия желаю, — сказал ему.

— Здравия желаю, — покосился он на удостоверение. — Служишь?

— Все мы служим, — многозначительную фразу можно было трактовать двояко.

— Счастливого пути, — приложил руку к фуражке полицейский, возвращая мне права.

Об этой фишке поведал мне сослуживец. Раньше сотрудники правоохранительных органов любили размахивать корочкой, чтобы избежать штрафов во время остановки дорожной полицией, но времена изменились. Теперь за такое наказывают всех причастных, и тех, кто корочкой махал, и тех, кто их отпустил, поэтому размахивать документами никто не станет, но цеховая солидарность никуда не делась. И что придумали полицейские, сотрудники УФСИН и прочие? Они стали возить права в красной или синей корочке, чтобы в случае остановки дорожной полицией показать, что свои. Демонстративно достают права, сверкая задней обложкой… В таком случае у руководства никаких претензий не возникнет, а полицейский поймёт, что остановил своего, после чего с высокой вероятностью отпустит. Конечно, если не совершать серьёзных правонарушений, не вступать в конфликт, а говорить спокойно, по-военному здороваться и выглядеть опрятно. Вряд ли кто-то поверит, что патлатый и бородатый дядя в майке с покемонами — свой, ибо всё не по уставу. А у меня причёска — площадка, гладко выбритый подбородок и военная выправка, плюс красная корочка и уверенность в себе — Фулл Хаус на руках.

Дачный дом стоял на месте: небольшой, двухэтажный, четыре на шесть метров. В принципе, совершенно стандартный кирпичный домик без излишеств и со стальной входной дверью. Я давно тут не был, поэтому не мог сказать, не украли ли тут что-то, но дверь явно вскрывали. Не спалили бомжи, и ладно. Дверь точно поменяна, раньше тут была деревянная. Вдалеке видна деревянная кабинка душа и в нескольких метрах от неё такой же туалет, новенькие, крашенные в зелёный цвет. Раньше оба эти сооружения представляли собой кособокие постройки из некрашеных серых досок и стояли они в других местах. А в целом — это всё та же дача, которую помню с детства.

Зайдя на первый этаж домика, попал на кухню. Тут стоял старенький холодильник «ЗИЛ», плита с пропановым баллоном, стол, несколько стульев, старый буфет и раковина с рукомойником. На рукомойнике висело пыльное зеркало, в котором отражалась моё хмурое округлое лицо, пронзительный взгляд серых глаз словно смотрел в саму душу, в русых волосах обнаружилась паутина, которую я тут же смахнул.

В погребе после разбора стенки действительно обнаружился тайник, в котором лежала упакованная во много пакетов коробка. Внутри коробки обнаружился ещё один портсигар с парой ампул и прочный кейс. Внутри кейса на мягкой противоударной подложке лежал прибор, внешне напоминающий складной футуристичный пистолет. Поверх широкого дула был закреплён бронированный смартфон, рукоять была широкой, массивной и с откручивающейся пробкой, её можно было сложить и сделать прибор более компактным. Рядом лежало ещё несколько писем, одно из которых дублировало первое сообщение, тут же находилось несколько флешек в защитных прорезиненных кожухах.

* * *

Саша, надеюсь, это ты нашёл мой тайник. Если вдруг ты не добрался до моего первого письма, я его продублировал.

Пользуйся прибором с осторожностью, я использовал в качестве пульта управления смартфон для экстремалов и переделал операционную систему. В принципе — это самое слабое звено системы, остальные детали более надёжные и способны прослужить столетия, если обращаться с прибором аккуратно. На обеих флешках продублирована операционная система, которой можно прошить современные телефоны на андроиде, телефон можно заменить. В рукоять я сумел встроить водородную батарею от уцелевшего оборудования, в неё достаточно залить воды, желательно дистиллированной, но сойдёт и обычная вода, хотя в таком случае срок службы генератора с пяти сотен лет снижается до пятидесяти. Заряда должно хватить на три портальных перехода.

Извини, что не прикладываю к прибору схему для облегчения ремонта, не хочу дарить дикарям опасную технологию. Хотя, полагаю, землян могла бы заинтересовать сверхъёмкая батарея, работающая на воде и служащая столетиями. Но пожив долгие годы на этой планете, могу сказать и обратное, вряд ли олигархов-нефтяников порадуют подобные технологии. В любом случае, если прибор оказался в других руках, разгадать принципы его работы будет непросто. Смартфон же ты можешь заменить легко, достаточно перепрошить его и подключить его в стандартный порт зарядки и обмена информацией.

Саша, если собираешься использовать прибор по назначению, рекомендую купить про запас несколько современных телефонов, поскольку в будущем у них наверняка изменится операционная система, а в твоих способностях к программированию я сильно сомневаюсь.

* * *

Оба письма я без сомнений сжёг. В какой-то момент показалось, будто это всё действительно взаправду, но вскоре отогнал глупые мысли. Как можно верить словам старого человека, который утверждает, что за ним следит ФСБ, в ампулах супер-сыворотка, а он родом с другой планеты? Любой разумный человек, услышав нечто подобное, набрал бы номер скорой помощи, чтобы вызвать бригаду психиатрической лечебницы.

Отключив от «портального» прибора телефон, который показался единственной стоящей вещью, футуристичного вида поделка была уложена обратно в кейс, туда же отправилась коробочка с парой ампул, после чего я зашвырнул кейс в мусорный пакет. Затем достал спрятанные в погребе от воров садовые инструменты и стал приводить двор в порядок. В итоге набралась изрядная гора мешков набитых листвой, сломанными ветками и прочим мусором. Мешки были свалены на улице возле забора, так делают многие дачники, чтобы потом на обратном пути отнести мусор к контейнерам.

После ночёвки на даче я отправился обратно домой. Несколько мешков с мусором закинул в машину, с сожалением констатировал, что даже в большой багажник сорок первого Москвича их влезает всего три. Мусор был выкинут в контейнеры при выезде из посёлка. После недолгих размышлений, я решил не ездить туда и обратно, а выкинуть остальные мешки в другой раз, после чего сел в машину и выехал на трассу.

Дверь в квартиру оказалась открытой, оттуда доносился подозрительный шум, что сразу же насторожило. Перехватив трость, тихо приоткрыл входную дверь. Стоило двери отвориться, как я встретился с удивлёнными карими глазами. Ничего больше различить было невозможно, поскольку коридор перегородил высокий крепыш в чёрной спецназовской балаклаве и в форме цвета хаки без знаков отличия. Как бывший военный я тут же быстро определил во вторгшемся в жилище мужчине военнослужащего спецподразделения. На это указывала форма, которая имеется лишь у элитного спецназа, отсутствие знаков различия, широкий пояс с тактической кобурой, из которой торчала рукоять очень знакомого пистолета Гюрза, полное его название Самозарядный пистолет Сердюкова (СПС). Основными пользователями «Гюрзы» являются штурмовые спецподразделения правоохранительных органов: ФСБ, ФСО; в Вооружённых силах: спецназ ГРУ, ВДВ.

Вначале думал, что в мою квартиру проникли воры и готов был противостоять грабителям всеми силами, но увидев на плече военного чёрную нашивку с надписью «ФСБ», понял, что лучше не сопротивляться. Прекрасно представляю, как действуют коллеги, пусть и бывшие.

— Здравия желаю, — мой голос звучал миролюбиво, — позвольте узнать, что делают сотрудники ФСБ у меня в квартире?

Вместо ответа крепкий спецназовец ухватил меня за шиворот и затащил в коридор, я не сопротивлялся, даже наоборот, расслабился и поддавался. Так же молча меня провели в гостиную, где обнаружились ещё двое бойцов в такой же форме и масках. На поясах сзади у них висели подсумки и рации. Парни прервались и устремили на меня пристальные взоры.

Все вещи были разбросаны, тут явно проводился тщательный обыск, даже плинтуса и дверные наличники были оторваны, диван разобран, задняя крышка телевизора вскрыта, сейф ещё больше раскурочен.

Из спальни в зал зашёл средних лет невыразительной внешности мужчина с каштановыми волосами, зачёсанными набок. На нём был чёрный костюм, пиджак топорщился в районе левой стороны груди, что опытному человеку говорило о скрытом пистолете. Вошедший оглядел меня цепким взглядом и дал знак бойцу не удерживать человека силой.

— Товарищ командир, вот, говорит, хозяин квартиры, — голос бойца, который удерживал меня, из-за маски звучал приглушённо. — Не рыпайся, — встряхнув, он отпустил «добычу».

Аккуратно, не делая резких движений, я поправил одежду.

— Полагаю, даже если у вас нет ордера на обыск, вы его быстро нарисуете задним числом. Но всё же, хотелось бы знать, что забыли сотрудники конторы у меня дома?

— Александр Иванович Петров? — сухой тон мужчины в штатском пробирал до мурашек.

— Так точно. С кем имею честь?

— Здесь я задаю вопросы, — продолжил главный, кивая на рюкзак, который боец спецназа, стоящий позади, снял с моего плеча и тут же стал потрошить. — Есть подозрения, что Иван Семёнович во время своей работы в НИИ похитил образец биологического оружия. У нас есть ордер на обыск данной жилплощади. Александр Иванович, вы находили что-то подозрительное?

Деваться было некуда, я понимал, что сейчас спецназовец доберётся до ампулы. В голове бешено завертелись мысли. Биологическое оружие? Вполне может быть. А может оказаться, что отец не врал. К последней мысли я всё больше склонялся, но было невозможно скрыть что-то от профессионала, обыскивающего рюкзак. Вдруг в этой ампуле действительно сыворотка? Раз ФСБ решились на обыск, значит, отец был прав, за ним на самом деле следили. Если информация из письма подтвердилась в одном, следовательно, может оказаться правдой и в другом. Мне хотелось, очень сильно хотелось обрести суперспособности. Кто в детстве не мечтал стать таким же крутым, как супермен или человек-паук? Но пришлось признаться.

— Да, сегодня утром я нашёл и вскрыл потайной сейф. Внутри оказалась упаковка с какой-то ампулой и нерабочие часы. Признаться, я подумал, что отец на старости лет свихнулся и спрятал там какое-то лекарство, хотел его выкинуть на свалку, но забыл.

Взгляд чекиста был пронизывающим, от мужчины исходило чувство опасности, что заставляло насторожиться.

— Командир, — пробормотал спецназовец, демонстрируя открытый портсигар с ампулой.

— Там должно было быть три ампулы, — оторвавшись от портсигара, чекист пристально посмотрел на меня.

— Там вообще-то должна быть стенка, — я невозмутимо пожал плечами. — Удивительно было обнаружить сейф. Ампула была одна.

— Вот эти часы? — чекист выхватил из рук спецназовца и продемонстрировал футуристичный браслет.

— Они.

— Александр Иванович, вам придётся проехать с нами, — это явно было не приглашение, а констатация факта из уст чекиста.

Глава 2

Кабинет главы специального подразделения ФСБ по работе с обладающими паранормальными силами.

Время действия немногим ранее возвращения Александра Петрова домой.

(повествование от третьего лица)

За столом перед большим монитором сидел седовласый хмурый мужчина с военной выправкой, он водил мышкой по столу и что-то печатал на клавиатуре. Руководитель одного из самых непростых и спорных подразделений российской спецслужбы работал в поте лица, непростые подчинённые постоянно преподносили сюрпризы, а ещё приходилось доказывать руководству необходимость существования подразделения «сверхов», так что он сочинял очередное письмо наверх, чтобы избежать сокращения финансирования. Раздался стук в дверь.

— Войдите, — произнёс хозяин кабинета.

— Здравия желаю, — вошёл в комнату высокий крепкий мужчина сорока лет, он одёрнул полы серого пиджака и поправил короткую чёрную чёлку. — Сергей Иванович, разрешите?

— Заходи, Миша, присаживайся. Что-то произошло? — оторвался от монитора Сергей Иванович.

— Я к вам по поводу Петрова, — сел на стул для посетителей Михаил.

— Это кто? — нахмурился руководитель подразделения.

— Иван Семёнович Петров, академик наук, работал в закрытом научно-исследовательском подразделении, месяц назад помер, — сказал Михаил. — Ваш предшественник пустил его в разработку.

— Миша, напомни, что там вообще за дело? Ты же знаешь, что я недавно принял дела в этом отделе, — потёр подбородок Сергей Иванович.

— Один из разработчиков сыворотки, с помощью которой пробуждали сверхспособности у добровольцев проекта «Сверхи», — начал Михаил. — Именно из-за них было организовано наше подразделение.

— Что там по этому делу?

— Академик Петров был заподозрен в хищении сыворотки «Сверхов». Чтобы вернуть препарат, академик был допрошен телепатом. Считать информацию не вышло, а Петров погиб от кровоизлияния в мозг. Было организовано списание на гражданку его сына, а за его квартирой было установлено наблюдение с помощью технических средств.

— А с этим Петровым что не так?

— Недавно из Волгограда, именно там проживает Петров, пришёл отчёт от технического отдела, — продолжил Михаил. — В его квартире была обнаружена подозрительная активность, он долго пилил болгаркой металл. Специалисты предположили вскрытие тайника. Была проведена проверка. Мне утром лёг на стол отчёт.

— Думаешь, сыворотка могла остаться? — задумчиво протянул Сергей Иванович. — Вы что, его квартиру не обыскивали?

— Аналитики утверждают, что должно остаться три дозы препарата, но их так и не удалось найти. Волгоградским коллегам заявлено о биологическом оружии, — продолжил Михаил. — Квартиру академика несколько раз обыскивали ещё при жизни старика, если бы там был вмурован сейф или хорошо замаскированный тайник, его должны были найти. Всё же обыском занимались профессионалы. Оттого всё это выглядит подозрительно.

— Вышли Волгоградским коллегам запрос на полный и тщательный обыск жилища академика, — побарабанил пальцами по столу Сергей Иванович. — И знаешь, что, Миша? — задумался он. — Если тайник был, а для его вскрытия понадобилась болгарка, то должны остаться следы. Выясните, почему в прошлые разы ничего не было найдено. Для нас очень важно завладеть сывороткой, чтобы научники могли её воспроизвести. Нам нужны новые Сверхи. Руководство в последнее время часто заводит разговоры о том, чтобы прикрыть наш отдел, нам следует продемонстрировать им результат.

— Так точно. Что делать с Петровым?

— Если сыворотка не найдётся, то Петрова военным самолётом доставить к нам на базу, пусть с ним поработает Максим.

— Но… — нахмурился Михаил. — Сергей Иванович, вы же знаете, что способности Максима весьма грубые. Его клиенты не жильцы. По первоначальному варианту за Александром Ивановичем ведётся слежка, он находит препарат, его задерживают и изымают сыворотку…

— Нам важен результат, — твёрдо припечатал Сергей Иванович. — Если Петров будет сотрудничать добровольно — хорошо, но… Если он уже знает о сыворотке? Миша, нам не нужна огласка. Тебе напомнить, что Сверхи проходят под грифом «Особой Важности»?

— Но ведь есть заверенный план, разработанный аналитиками, — попытался возразить Михаил.

— Действуйте! — завершил диалог Сергей Иванович.

* * *

Александр Иванович Петров.

(повествование от первого лица)

Такое знакомое чувство полёта в военном самолёте. Мне не раз приходилось летать подобными рейсами, но ещё ни разу в качестве гражданского пассажира, зажатого между пары крепких парней в балаклавах. Обычно компания была примерно такая же, только я был одним из таких парней. Пятнадцать лет… Прошло два месяца со времени последнего полёта, и вот я снова на борту «чебурашки».

Чебурашка — народное прозвище Ан-72, до сих пор состоящего на вооружении ВКС России в качестве военно-транспортного самолёта.

Чем дальше, тем удивительней. Очень беспокоил тот факт, что вместо того, чтобы повезти в ближайший отдел ФСБ, меня транспортируют куда-то на самолёте, тем более на военном борту. Это просто невероятно! Подобное невозможно вообразить примерно так же, как если бы любого другого человека забрали из дома и увезли чёрт знает куда. Но богатый послужной опыт приучил стойко переносить трудности, поэтому я изображал воистину буддийское спокойствие.

Попытки вывести на диалог сопровождающих закончились ничем, они молчали, отчего казалось, будто они не люди, а биороботы.

Вскоре самолёт приземлился на военном аэродроме и меня повезли в тонированном фургоне в компании ещё нескольких присоединившихся спецназовцев. Через час мы оказались в какой-то закрытой военной части, таких мне довелось немало повидать, обычно в подобных местах располагаются центры подготовки спецназа, тайные лаборатории под патронажем спецслужб и тому подобные интересные заведения.

Примерно час я провёл в одиночной камере. Туда зашла пара молчаливых крепких парней в балаклавах и без знаков воинского различия, они отвели меня в кабинет, который не блистал изысками. Тут был лишь старый письменный стол и стальной стул, прикрученный к полу, на который меня с силой усадили. На втором стуле за столом сидел среднего роста сорокалетний мужчина с чёрными короткострижеными волосами и пронзительным взглядом карих глаз, на котором был такой же тёмный костюм, как и на чекисте в моей квартире. Конвоиры встали позади меня возле входной двери.

— Александр Иванович, — начал проникновенным тоном мужчина, — зовите меня Семён Семёнович. Вы знаете, почему находитесь тут?

— Нет.

— Зачем же вы врёте? — ухмыльнулся чекист. — Коллега из Волгограда доложил, что вы не хотите идти на сотрудничество, а ведь речь идёт о безопасности страны. Ваш отец похитил три ампулы смертельно опасного биологического оружия, по нашим сведениям, вы их обнаружили. Одна ампула была найдена у вас при обыске. Не усугубляйте своё положение, просто признаетесь, куда вы дели две ампулы?

— Не знаю, о чём вы. При наведении порядка мне удалось обнаружить потайной сейф, всё, что там лежало, ваш человек из Волгограда уже изъял. Я законопослушный гражданин, зачем бы стал скрывать что-то опасное?

— Зря вы, Александр Иванович, не хотите с нами сотрудничать, — чекист слегка прикрыл глаза и покачал головой. Он достал мобильный телефон и нажал на вызов. — Максим, подойдите, пожалуйста, ко мне в кабинет.

Через несколько секунд, проведённых в тягостной тишине, дверь открылась, в кабинет зашёл парень. На вид ему было лет тридцать. Высокий и худой, слегка сутулый, длинные до плеч жидкие каштановые волосы, серые глаза были слегка навыкате — это придавало ему слегка безумный и удивлённый вид. От него ощущалось опасность, хотя внешне парень выглядел раздолбаем и хиляком. Чёрный балахон с надписью «NIRVANA», рваные джинсы и кислотно-зелёные кеды — не та одежда, которой ожидаешь от человека, работающего на спецслужбы, тем удивительней было видеть подобного кадра.

— Звал, Семёныч? — хрипло вопросил он.

— Максим, надо выяснить у Александра Ивановича, где лежат две ампулы с опасным препаратом, — кивнул на меня чекист.

— Он может кони двинуть, — окинув меня скучающим взором, невозмутимо произнёс Максим.

Понятно, что эта фраза мне не понравилась и напугала.

— Неважно, главное — результат, — оскалился Семён Семёнович. — Или же вы, Александр Иванович, всё же поведаете мне интересующую информацию?

— Знаете анекдот про разведчика, которого пытали, а он не сознавался, потому что не знал никаких секретов?

— Конечно, — кивнул чекист, — но это не ваш случай. Максим, приступайте.

В тот же миг пара спецназовцев сорвалась со своих мест, они крепко схватили меня, прижали к стулу так, что пошевелиться не было ни единой возможности. Профессионалы знали своё дело на пять с плюсом, тщательно зафиксированной головой невозможно было двигать. Семён Семёнович отошёл в сторону, Максим обошёл стол и встал на освободившееся место. Он перегнулся через стол, положил ладони мне на виски и пристально посмотрел в глаза.

Казалось, меня затягивает в гипнотический омут карих глаз, голова закружилась, в висках прострелила резкая боль, комната завертелась, и я провалился в темноту. Из темноты вплыли обрывки текста письма.

В коробочке, напоминающей портсигар, лежит одна доза препарата, пробуждающего сверхспособности. Я его собирался вручить тебе на совершеннолетие…

Ещё две дозы были предназначены твоим детям, моим внукам, которых я так и не увидел. Их я спрятал в тайнике. Ты тот тайник помнишь, поскольку играл рядом, когда я его делал…

Затем перед глазами всплыла картина моей дачи. Она сменилась изображением того, как я спускаюсь в погреб и вскрываю тайник…

Вновь появилась допросная комната, Максим уже стоял, потирал свои виски и морщился. У меня всё плыло перед глазами, голова раскалывалась и кружилась, зрение двоилось, я был полностью дезориентирован, из носа текла кровь. Боль нарастала…

— Ампулы спрятаны в погребе на его даче, — хрипло сказал Максим.

— Спасибо, Максим, можете быть свободны, — кивнул Семён Семёнович. — Что же вы, Александр Иванович, сразу нам всё не рассказали?

— Бесполезно, — покачал головой Максим. — У него инсульт. Сами знаете, моя способность к чтению мыслей несовершенная. Вряд ли он вас сейчас понимает, если вскоре вашего арестанта не доставить медикам, то он помрёт…

Дальше я не слышал, поскольку потерял сознание.

* * *

В себя пришёл как-то рывком. Сразу не понял, что происходит и где я. Белый потолок и бежевые стены, запах хлорки, пружинная стальная койка, раковина в углу, а главное, стоящая рядом с кроватью вешалка, на которой висела капельница, воткнутая мне в вену… Всё это намекало на то, что я в больнице.

Непонятно, почему в больнице, а не в гробу? После того, как я увидел самого натурального телепата, более того, на себе ощутил его топорную работу, вряд ли ФСБ меня отпустит. По идее, меня должны были уже убрать. Не было ни малейшей надежды на то, что у конторских дёрнется рука или проснётся совесть. Но я живой и в больнице, а это может значить одно из двух.

Во-первых, меня хотят завербовать, но это вряд ли. После такого допроса и моего отказа сотрудничать — завербовать могут лишь в смертники. Никто не будет подобным заморачиваться, поскольку недавнего солдата придётся слишком сильно ломать, тратить много времени, сил и средств. Проще обработать обывателя, который сам рвётся в смертники.

Во-вторых, мне могли сохранить жизнь в качестве подстраховки на случай, если телепат ошибся и придётся допрашивать повторно. Поскольку это действительно так, то уже скоро меня опять потащат на допрос, после которого проживу в лучшем случае сутки, пока не найдут ампулы. В худшем случае меня могут грохнуть в любую секунду, как только найдут препарат. Очень надеюсь, что никому не придёт в голову досматривать мусорную кучу возле дачи.

Надо валить — это единственный шанс сохранить жизнь. Лучше всего свалить в другую страну или даже мир. Если сыворотка действительно действует, то и прибор отца может оказаться рабочим. Но мне понадобится компьютер и телефон, поскольку смартфон от портальной пушки остался у чекистов.

Но вначале надо придумать, как сбежать.

Мои размышления были прерваны медсестрой, вошедшей в палату. За дверью удалось разглядеть пару бугаёв в форме спецназовцев и при оружии. Один из них, впуская медсестру, внимательно пригляделся ко мне.

Медсестра вынула из вены иголку.

— Как вы себя чувствуете? — спросила она.

Я притворился парализованным. Не шевелился, не отвечал. Медсестра нахмурилась.

— Вы меня слышите? — спросила девушка. — Вас парализовало? Можете моргнуть?

В ответ я медленно моргнул левым глазом.

— Плохо, — вздохнула медсестра.

— Что с ним? — спросил приглушённым голосом охранник, внимательно следящий за происходящим через открытую дверь.

— Паралич после инсульта, но точный диагноз должен поставить доктор, — раздражённо ответила медсестра. — Сами не видите? Он даже говорить не может. Что можно делать с человеком, чтобы довести его до такого состояния?

— Хоть не сбежит, — с облегчением произнёс охранник.

Стоило медсестре удалиться, а двери закрыться, я перестал играть роль паралитика. Внимательно огляделся. Камер видеонаблюдения в палате нет — это хорошо, на окнах установлены решётки — плохо. Я хоть и могу двигаться, но последствия инсульта дают о себе знать, в глазах двоится, голова болит, в мышцах слабость. Сейчас с двумя бугаями не справлюсь. Был бы здоровым, то шансы имелись бы, но не сейчас. А бежать надо как можно быстрее, ведь шансы отъехать на тот свет благодаря яду или передозировке лекарственными препаратами гораздо выше вероятности погибнуть от последствий инсульта. В любом случае, остаётся лишь рисковать.

Как едва живой человек может обезвредить пару крепких и обученных парней, даже если он обучен тому же, что и они? На моей стороне фактор неожиданности, поскольку парни в охранении считают меня паралитиком. Решетку не выломать, оружия нет. Значит, необходимо оружие.

Единственное, что годилось на роль оружия — это стойка для капельницы, хотя в моём случае она больше пригодна для того, чтобы опираться вместо трости, ибо с трудом держусь на ногах.

Опираясь на эту конструкцию, я подошёл к двери и прислушался, поскольку в коридоре послышались мужские голоса, которые с наибольшей вероятностью принадлежали моим охранникам.

— Пойду куплю поесть.

— Давай, всё равно этот овощ никуда не денется, а мы не обедали.

— Я быстро.

Выждав немного времени, чтобы напарник удалился, я ударил стойкой об пол, отошёл вправо и прижался рядом с дверью, крепко сжав в руках вешалку. Дверь распахнулась, в проём заглянул спецназовец. Он насторожился, не увидев меня на кровати, резко потянул из кобуры пистолет, но я не зевал и обрушил на голову парня стойку, потом ещё и ещё раз, пока не вырубил его. Опыт не пропьёшь, даже в таком состоянии удалось вырубить крепкого охранника. Спецназовцы тоже люди, совершают ошибки и от удара по голове теряют сознание или как минимум их это дезориентирует. Это только в боевиках после такого «привета» герой даже не почешется и начнёт палить из пистолета.

Затащив тело парня в палату, я прикрыл дверь, забрал из ослабевшей руки пистолет, достал у него из заднего подсумка наручники и сковал пленнику руки за спиной. Быстрый обыск сделал меня обладателем тысячи рублей и корочки сержанта ФСБ на имя Степанова Дмитрия Алексеевича.

На мне была та же самая одежда, в которой ездил на дачу: старенькие армейские штаны и чёрная футболка, все пропахшие потом и мятые, а вот обуви поблизости не было. Так что пришлось в темпе разувать коллегу. Что обрадовало — его берцы оказались мне по ноге. Засунув пистолет сзади за ремень и прикрыв футболкой, я вышел из палаты и спокойно пошёл направо, поскольку напарник вырубленного охранника удалился налево. Ну как, спокойно… Шаркал, прихрамывал и старался не упасть, иногда приходилось держаться за стеночку. Ещё и пистолет доставлял определённые неудобства.

Лишь в фильмах гангстеры спокойно носят пистолет за ремнём брюк, в жизни же подобный способ переноски оружия крайне неудобный — штаны постоянно сползают, ствол холодит поясницу, мешает и всё время норовит уползти дальше.

Поплутав и несколько раз чуть не упав на пол, всё же сумел выйти из здания. Восьмиэтажное строение раскинулось на приличной территории в окружении парка, который был огорожен стальным решётчатым забором. В моём состоянии лезть через забор нереально, поэтому пришлось идти к проходной.

На удивление, охранник в чёрной форме даже не оторвал взгляда от смартфона, он увлечённо смотрел какой-то видеоролик пока я, прихрамывая, ковылял мимо.

Оказавшись на улице, понял, что удача стала ко мне менее благосклонна. Со стороны больничного комплекса по пешеходной дорожке мчался крепыш в зелёной форме, в руках у него был зажат пистолет. До него было метров сто, на бегу через кусты он вряд ли мог разглядеть меня, но долго это не продлится.

Возле проходной были припаркованы автомобили. В одном из них, белом Ситроене с тонированными окнами за рулём сидел средних лет мужчина. Я подошёл к машине, распахнул водительскую дверь и наставил на водителя пистолет.

— Оставь ключи и выйди из салона.

— Что за… — опешил водитель. — Парень, ты хоть понимаешь, на кого наставил оружие? Ты далеко не уедешь!

— БЫСТРО ВЫШЕЛ!

— Ладно-ладно, всё равно к вечеру машина вернётся ко мне.

Держа на весу руки, водитель, внешне оставаясь спокойным, покинул салон автомобиля, но как только распрямился, он кинулся на меня.

Бабах!

Оглушительный выстрел отбросил раненого в правое плечо мужчину, решившего изобразить из себя героя. Убивать его не хотелось, но к несчастью, я не в том состоянии, чтобы вступать в драку или терять время, поэтому пришлось ранить. Глупо лезть врукопашную на вооружённого человека.

Оттолкнув раненого мужчину от автомобиля, я залез на водительское сиденье, повернул ключ в замке зажигания, воткнул режим драйв коробки автомат и резко тронулся с места. Когда соскочил с бордюра, раздался противный срежет порога и стук отбойников амортизаторов.

Сзади раздались выстрелы. Я гнал, вдавив газ в пол. Раздался звонкий металлический звук и хлопок, пассажирское сиденье дёрнулось. Машинально отметил попадание в него пули со стороны задней двери. Что же, не повезло владельцу автомобиля, мало того, что по глупости оказался раненым, теперь ещё и машину серьёзно ремонтировать придётся.

Резко свернул направо и выскочил на встречную полосу, обгоняя медленно ползущие автомобили.

Закреплённый на стекле навигатор заботливо демонстрировал карту и моё местоположение. Далеко уезжать не стал, поскольку примерно представляю, что сейчас начнётся: погоня, рассылка ориентировок на меня и угнанный автомобиль полицейским, план перехват на всех постах.

Выехав на Волоколамское шоссе, я свернул на ближайшую развязку, проехал под автострадой и припарковался в безлюдной промзоне неподалёку от полуразобранного жёлтого асфальтоукладчика. Навигатор указывал, что я нахожусь на улице под названием первый Красногорский проезд.

На водительском сиденье Ситроена лежала чёрная кожаная сумка. Прежде чем покинуть салон автомобиля, обыскал её. В сумке обнаружился бумажник с кредитными картами, правами и семь тысяч триста рублей наличными. Тут же лежала красная корочка капитана ФСБ. Что же, вполне логично, кто ещё мог припарковаться возле госпиталя ФСБ…

Забрав деньги, я поковылял по проулку, слева расположились пара офисных зданий, справа в землю вросла стальная будка, подпирающая ржавый забор промбазы, вокруг будочки были припаркованы старенькие, видавшие виды иномарки. Обойдя по кругу промбазу, внутри которой через щели в заборе были видны трактора, строительная техника, самосвалы и асфальтовые катки, я неспешно вышел к станции «Стрешнево».

Когда в последний раз был в Москве, то подобной станции не было и в помине, так что пришлось расспрашивать аборигенов что это за ветка. В итоге удалось сориентироваться и сойти на станции «ЗИЛ». Там пересел на электричку до «Узуново».

Электрички в моей ситуации — самый оптимальный вариант. Документов нет, скоро объявят в розыск. Уехать на автобусе и поезде невозможно, улететь на самолёте тем более невероятно, куда-либо добираться автостопом опасно — на постах ДПС дорожные полицейские могут останавливать автомобили и проверять документы у всех пассажиров. А на электричках можно пересечь большую часть страны без документов, а при хорошем здоровье даже без денег. Но это не мой вариант, поскольку сейчас не в состоянии бегать от контролёров.

Казалось бы, понятно, что меня теперь будут ждать дома. Наверняка чекисты устроят засаду, но не хочу им отдавать то, что оставил мне отец. Долбанный телепат и так лишил меня остатков здоровья, превратил в развалину. Когда я посмотрел в окно, то отражение продемонстрировало седые волосы. Всё та же площадка, но белоснежная, лицо осунулось, если судить по нему, то я словно разом постарел лет на десять, а если ещё взять в расчёт седину, то и вовсе можно принять за старика.

Ведь, по сути, я ни в чём не виноват. Спокойно жил после того, как родина выкинула меня пинком под зад. Тут припёрлись чекисты, разгромили квартиру, без объяснений под конвоем отправили в столицу и сразу в камеру, словно какого-то преступника, навешали лапши про биологическое оружие, а на самом деле охотятся за сывороткой, пробуждающей сверхспособности. Телепаты, блин, им нужны, чтобы мысли у людей в головах читать, а то, что это убивает — пофиг. Сволочи! Хер вам, а не телепаты! Лучше себе вколю сыворотку и свалю в другой мир… Если портальная пушка* на самом деле работает и не подохну раньше, чем до неё доберусь…

На станции Узуново я сошёл с электрички. Первым делом купил полный пакет продуктов, доковылял до аптеки и приобрёл лекарства и трость. Выпить таблетки или сделать себе укол в мягкое место не сложно, а вот самому себе ставить капельницу в общественном привокзальном туалете — это довольно сомнительное удовольствие. Тем не менее, капельница помогла.

Сытый, обколотый и с тростью, я уже чувствовал себя человеком, больным, хромым, но всё же, уже мог продолжать путь.

Путешествие на электричках тяжёлое, утомительное и не быстрое. Надо уточнять маршрут, расписания, ждать электропоездов, трястись в полных и душных вагонах. Такой способ путешествий хорош для компаний молодёжи, когда есть здоровье и с кем выпить, поговорить, развлечь себя играми. Я же был совершенно один и предавался безрадостным думам. Сон урывками в неудобных позах, питание в привокзальных кафешках, старательные попытки избегать внимания патрулей сотрудников полиции и приём лекарств, чтобы не слечь парализованным. Несколько дней ушло на то, чтобы добраться до Волгограда.

Мне тридцать пять, а выгляжу на пятьдесят. Воняю как натуральный бомж и воспринимаюсь окружающими соответствующим образом. Почти все похищенные деньги были потрачены, осталось несколько сотен рублей.

С последней электрички сошёл в пригороде Волгограда, тут расположен крупный посёлок городского типа и отсюда до моей дачи идти около пяти километров пешком. Понятное дело, что появляться в таком виде пешком на даче, которая наверняка контролируется сотрудниками ФСБ — подобно самоубийству. Незаметно проникнуть невозможно, следовательно, остаётся лишь один вариант — резкий налёт и быстрый уход от погони.

Вечер был посвящён обходу территории посёлка. Приметив припаркованный у многоэтажного дома автомобиль, я стал ждать. Это была довольно свежая Нива, главное, что только что владелец на ней ездил, следовательно, она на ходу. Нужен был, во-первых, внедорожник, чтобы суметь скрыться от преследования по пересечённой местности, во-вторых, автомобиль должно быть просто угнать. У Нивы отсутствовала сигнализация — это стало ещё одним её достоинством.

Как вскрыть российский автомобиль, знает, пожалуй, каждый владелец подобного транспортного средства. Для этого не надо иметь кучу инструментов, достаточно знать пару трюков и устройство машины. Дождавшись наступления позднего вечера, когда сумерки сменились ночной темнотой, а во дворе прекратилась активность и он опустел, я спокойно подошёл к автомобилю, вскрыл его, открыл капот и замкнул стартер отвёрткой, купленной по дешёвке в ближайшем магазине. Мотор заурчал, я спокойно сел в салон и выехал со двора.

Добраться до дачного посёлка не составило труда. Припарковавшись на высоком холме, на котором расположена газонапорная подстанция, вышел из автомобиля, двигатель не глушил. Сейчас пригодился бы бинокль, но чего нет, того нет. Пришлось просто вглядываться вдаль. Отсюда открывался вид на мой дачный участок и несколько соседних. Через двор наблюдалась активность, вверх поднималась струйка дыма, похоже, соседи жарили шашлыки. В доме напротив горел свет и пару раз в окне мелькнул слабо различимый с такого расстояния человеческий силуэт. Когда я приезжал сюда в прошлый раз, там жила старушка. Если предположить, что вместо старушки там сейчас засели в засаде бойцы спецподразделения, то им понадобится время, чтобы выбраться из дома. Машин возле двора не было, в окружающих деревьях не наблюдалось подозрительной активности.

Бинокля сильно не хватало, но и в целом без него можно было сделать вывод — где бы ни засела засада, в лучшем случае бойцам понадобится не меньше двадцати-тридцати секунд, чтобы добраться до меня. Машина у них может располагаться на соседней улице, следовательно, у меня будет фора, а значит, можно попробовать рискнуть и сработать нахрапом, нагло, в стиле безбашенных камикадзе, которым нечего терять.

Стоит ли рисковать? Если подумать, о квартире, даче, гараже, в общем, обо всём имуществе можно смело забыть. Чекисты не позволят никак им воспользоваться. С пенсией и документами можно попрощаться, здоровье висит на волоске и требует срочного лечения, а я наверняка уже в федеральном розыске. Если сейчас не рискну, пока ещё хватает сил, уже завтра-послезавтра могу оказаться парализованным овощем, прикованным к койке, а что более вероятно, загнусь в какой-нибудь канаве и отправлюсь прямиком в социальную могилу.

Может стоило сдать чекистам ПВПВ и всю сыворотку? Отпустили бы они меня после этого? Если подумать, как обыватель, то можно было бы ответить — да, но… Я пятнадцать лет в спецназе отслужил, слово «секретность» знакомо не понаслышке. Где три ампулы, там федералы могут подумать и на целый склад. Сдал бы я всю информацию, всё равно оставался бы шанс, что меня допросит телепат. В итоге остался бы таким же инвалидом, но на свободе. А если бы до телепата не дошло, то у чекистов всё равно остались бы подозрения, что я владею ещё какой-то информацией, так что шанс выйти из их застенков стремился бы к нулю.

Печально, но факт — мне не оставили выбора. Точнее, выбор есть. Можно попробовать бежать заграницу, что в моём состоянии сложно. Можно просто сдохнуть под забором. Но я предпочту рискнуть и сыграю в русскую рулетку.

Отец писал о том, что сыворотка может дать случайную сверхспособность, особенно зацепила способность к мгновенной регенерации. При мысли о таком первым в голову приходит супергерой из комиксов — Росомаха. Он фактически бессмертный. Если сильно повезет, и я обрету нечто схожее — это будет джек-пот! Тогда все чекисты будут не страшны. Будучи здоровым и относительно не убиваемым, я положу всех и свалю в тёплые страны. Человеку, чьей профессией было убивать людей, мысли о возможных жертвах не кажутся чем-то неприемлемым. В девяностые многие бывшие коллеги шли в криминал, большинство из них сложили головы, но единицы пробились в большие люди. Могу устроиться наёмником в частную военную компанию, повоевать в Африке, а после свалить в США. Через некоторое время службы вполне реально получить Грин-карту и гражданство. А уж если ПВПВ действительно работает, как описывал отец — это вообще золотая жила.

А если не повезёт? Ведь в письме было сказано о любых сверхспособностях… Нет, лучше не думать о плохом. Любое усиление пойдёт на пользу, даже если мозги станут работать лучше — уже хорошо. Хотя неплохо бы заполучить что-то связанное с исцелением. Управлять Силой, то есть всех способностей понемногу, тоже неплохо — джедаи и ситхи в Звёздных войнах смотрелись круто, они вроде и лечить себя могли. Ещё что-то вроде телепатии было бы полезно, не то, что творил тот тип со мной, а, к примеру, внушение мыслей или отвод глаз.

Управление биологией — вообще было бы шикарно. Контролировать все биологические аспекты живых существ — это тоже путь к выздоровлению. Или замещение своих частей тела. Поменял больную ногу, и больше не испытываешь боли, ходишь, как обычный человек. Поменял внутренние органы — стал здоровее. Ещё есть классная способность — неуязвимость. Помню, в детстве, когда читал комиксы, завидовал персонажам со способностью быть невосприимчивым к одной или нескольким формам физического, умственного и духовного ущерба и влияния. Это казалось крутым, да что там, я бы обрадовался такому.

Хуже будет, если приобрету что-то бесполезное или даже вредное, например, начну излучать радиацию… Но отец о подобном не упоминал, вряд ли он оставил бы мне сыворотку, если бы она могла быть вредной.

Глава 3

Плохо, когда дурная голова ногам покоя не даёт. Хорошо, что она у меня включилась. Как вообще я мог подумать о том, чтобы лезть в самое пекло, словно у меня снова полно здоровья, а за плечами вооружённый отряд ветеранов-спецназовцев? Даже маршруты отхода продумал, но всё же план не выдерживает никакой критики: приехать, схватить пакет с мусором, в котором лежит сыворотка, и свалить по дачным дорогам, где можно проехать лишь на внедорожнике.

Имей я дело с бывшими крестьянами-террористами, у которых всё преимущество сосредоточено в одном районе, то план можно было бы назвать рисковым, но приемлемым. Но я же имею дело с ФСБ, правительственной спецслужбой на территории страны, где у неё полная власть. Поднимут полицию, вертолёты, нагонят солдат и всё… Думал, отсижусь на заброшенной даче, а потом выберусь в город и затеряюсь, да только один больной человек против сотен вооружённых солдат и полицейских не боец. Меня быстро найдут и схватят.

Поняв, что больная голова рождает дурные планы, я сел в машину и поехал обратно. Ниву припарковал на то же самое место, откуда угнал, единственное — не запер. Думаю, утром владелец опечалится, что машина вскрыта, но в то же время обрадуется, что на месте.

Деньги, мне нужны деньги, принять душ и отдохнуть. Душ можно заменить на искупаться, отдохнуть на поспать, а вот где достать деньги — это вопрос, который предстоит решить.

Как быстро заработать? В голову лезет лишь криминал: грабёж, снять колёса или магнитолу с автомобиля и продать их и тому подобные нечестные способы отъёма денег у населения. Но есть же законные способы заработка, не хотелось бы совсем уподобляться бандиту, пусть я и вне закона…

Стоп! Я же уже преступник, чего теряю? Есть же мошенники мирового масштаба — банкиры! Даже среди них есть такие финансовые организации, которые на фоне обычных банков выглядят откровенными грабителями с большой дороги, они дают кредиты под бешеные проценты всем. Единственный минус, у меня нет документов, но в принципе они не так уж и нужны, ведь кредит можно взять даже в интернете, паспортные данные и номер СНИЛС я помню, поскольку не так давно частенько приходилось их использовать для регистрации на сайте госуслуг и в качестве логина.

Придя к нужному решению, я отправился на остановку общественного транспорта. Через час прибыл в центр и засел в компьютерном клубе. Основная публика клуба составляли молодые парни школьного возраста, они с азартом резались в компьютерные игры. Я оплатил три часа работы, всего по сорок восемь рублей за час, после чего занял самый дальний компьютер.

Первым делом зарегистрировал анонимный электронный кошелёк, затем привязал к нему виртуальную кредитную карту. Единственный минус анонимного кошелька заключается в том, что с него можно вывести не больше десяти тысяч рублей в день наличными или до пятнадцати тысяч в день переводом, при этом месячный лимит на вывод средств сорок тысяч рублей, но это не стало серьёзным ограничением. Таким же образом к только что созданным электронным почтовым адресам было привязано ещё три кошелька. Хуже было то, что снять наличные без паспорта или хотя бы кредитной карты невозможно.

Затем я зарегистрировался на четырёх сайтах микрофинансовых организаций и в каждой получил кредит на максимально возможные пятнадцать тысяч рублей, тем самым пополнил все четыре электронных кошелька. Пофиг, что на мне теперь висят кредиты, по сравнению с вооруженным нападением, кражей оружия у сотрудника правоохранительных органов при исполнении, угоном и ранением сотрудника ФСБ — это сущие пустяки.

Теперь осталось вывести средства…

Оглянулся вокруг. Рядом с грустным видом сидел молодой парень, на вид ему было лет восемнадцать, судя по всему, студент. Он был худым, высоким, длинные волосы ниспадали на плечи, из-за чего его со спины можно было спутать с девушкой, рваные джинсы и футболка с надписью «Sex pistols» завершали образ неформала.

— Парень.

— Что? — настороженно спросил он.

— Заработать хочешь?

— Эм… — замялся он.

— Не криминал.

— Если только не криминал… — он всё ещё был настороженным. — А что делать надо?

— Тут такое дело, я из деревни Верхние Котлы, слышал о такой?

— Ну-у… Что-то такое слышал.

Судя по неуверенному ответу, пацан тоже впервые услышал о такой деревне, не уверен, существует ли она в действительности или я её только что выдумал.

— Ехал в город на заработки, в поезде мужик подсел, предложил водки выпить, — продолжил я с жалобным видом вдохновенно врать. — Похоже, он в водку какого-то снотворного подмешал. Проснулся я только в Волгограде, ни вещей, ни денег, ни документов. Всего сотня завалялась в заднем кармане, видать, туда он не додумался залезть, кошельком ограничился. Я жене написал, она мне на электронный кошелёк денег переведёт на первое время, пока документы не восстановлю, но сам понимаешь, без паспорта снять не могу. Я тебе предлагаю тысячу рублей за помощь. Переведу деньги на твою карточку, сейчас обналичим. Лёгкие деньги заработаешь и человеку поможешь.

— Странно это, — не до конца поверил пацан. — Не знаю…

— Тебя как зовут?

— Степан.

— А меня дядя Саша. Степан, посмотри на меня, я старый, больной человек, без денег и документов, на дворе ночь, спать негде. Тебя что-то смущает? Неужели я на какого-то бандита похож? Не думаешь же ты, что я мошенник? Мошенники деньги забирают, а я плачу. Или тебе тысяча лишняя?

Степан посмотрел на трость, на мой довольно жалкий вид, и задумался.

— А это точно не мошенническая схема? — с подозрением спросил он.

— Ей богу, Стёпа, успокойся, если не хочешь помочь, так и скажи, я попрошу кого-то другого.

— Нет-нет, — обежав взглядом игровой зал, Степан понял, что вокруг много конкурентов, жаждущих лёгких денег. — Я согласен. Сейчас пойдём?

— Номер карты скажи, можешь её даже не показывать. Ты же понимаешь, что мошенник обязательно постарался бы посмотреть на код СиВиТи с обратной стороны и прочие данные? А мне кроме твоей честности и номера для перевода ничего не надо.

— Да-а… — уже более оживлённо протянул Степан.

Парень достал карту и продиктовал цифры. Я тут же сделал четыре перевода, часть средств съела комиссия электронного кошелька, но это уже было не страшно. Затем мы со студентом прогулялись до ближайшего банкомата. Всю дорогу он был напряжённый. Лишь когда на руках у Степана оказалась заветная тысяча, а я убрал в карман пятьдесят шесть с половиной тысяч рублей, парень с облегчением вздохнул.

— Спасибо, выручил! — пожал я руку студенту. — Степан, ты сам видел, сто шестьдесят рублей ещё на счету оставил — это тебе на чай с мороженным за доброту.

— Пожалуйста, — счастливо улыбался парень. — Удачи вам с документами.

— Ага, счастливо.

В этот момент пистолет, который я продолжал носить сзади, неудачно перекосился и чуть не вывалился из-за ремня. Я поправил оружие. Увидев ствол, Степан перестал радоваться, он округлил глаза и замер, словно суслик.

— Не бойся — это пугач, — добродушная улыбка и мягкий тон не успокоили парня. — Слышал, что в большом городе много грабителей, вот и купил у соседа пукалку, выглядит как настоящий, а стреляет маленькими шариками.

— А-а-а, — протянул Степан. — Газовый что ли?

— Ну да! Их сейчас через интернет можно заказать с китайских сайтов, прикольная игрушка, но не более того. Пока, Степан. Ещё раз спасибо за помощь.

Развернувшись, я спокойно пошёл вверх по улице. Понятно же было, что пацан не побежит в полицию. У него сейчас в голове каша, он хочет поверить в то, что я простой человек и хожу с газовым пугачом, и в то же время сильно сомневается в этом из-за довольно сомнительной финансовой операции. Но учитывая то, что он принял в ней непосредственное участие и заработал на этом, остановит Степана от того, чтобы тут же бежать в полицию. Обычная психология. Стопроцентно уверен, что он сейчас рванёт к банкомату проверять оставшиеся деньги, а когда обнаружит их все, успокоится.

В центре должно быть полно гостиниц, одну точно помню. Пока шёл, крутил головой в поисках указателей, и не зря. Вскоре обнаружил бело-коричневое четырёхэтажное здание на котором крупными буквами было написано:

HOTEL MARTON

PALACE VOLGOGRAD

Но больше понравилось рядом стоящее кирпичное двухэтажное здание с надписью:

Villa Sancho

Отель Сауна

Две звезды на нём как бы намекали, что там будет дешевле, чем в первом отеле с тремя звёздами, хотя уверен, хозяин у этих заведений один и тот же.

— Доброй ночи, — поприветствовала меня милая полная блондинка, сидящая за стойкой регистрации. При моём приближении она поморщилась от неприятного запаха.

— Здравствуйте. Мне нужен недорогой номер.

— Есть одноместный и двухместный номер, соответственно, при одиночном размещении тысяча и полторы тысячи рублей, — протараторила она.

— Одноместный сойдёт.

— Нужны ваши документы.

— Пожалуйста, — протянул девушке корочку сотрудника ФСБ, принадлежащую спецназовцу из больницы.

Блондинка опешила, смотря на красную корочку, перевела взгляд на меня, больше напоминающего бомжа, чем Джеймса Бонда, потом на фотографию… У неё на языке застыл вопрос.

— Старая фотография, молодым я был симпатичней, не правда ли? А сейчас по работе приходится вот в таком виде по городу передвигаться, будь оно всё неладно…

— Это из-за футбольного чемпионата, который скоро состоится? — понимающе протянула девушка. — Маскируетесь?

— Приходится, — ухмыльнулся я.

Чёрт! Тут же ещё чемпионат на носу, скоро город наводнят полиция и спецслужбы, если их тут ещё нет. А я с пистолетом расхаживаю.

— Вообще-то паспорт нужен…

— Зайка, я только с дежурства, устал как чёрт в аду. Ну откуда с собой паспорт? Неужели такого удостоверения недостаточно?

— Вообще-то не положено, но… Вот, поднимайтесь на второй этаж, двадцать третий номер, — девушка вручила мне ключ и тут же забрала протянутую ей тысячу.

Меня не смутили небольшие размеры номера и минимум удобств, главное, были кровать, туалет и душ, большего и не надо. Наконец, впервые за несколько дней удалось принять душ — это было непередаваемо. Только сильно грязный и потный человек может по-настоящему оценить всю прелесть горячего душа, насладиться каждой секундой райского блаженства. Заодно постирал футболку, нижнее бельё и «благоухающие» носки, после чего принял лекарства и завалился спать прямо голышом на чистые хрустящие простыни одноместной кровати.

Проснулся ближе к полудню, принял душ и лекарства, после чего покинул гостиницу. Спустившись вниз по улице, позавтракал в кафе и отправился в крупный торговый центр, расположенный на противоположной стороне улицы.

Первым делом приобрёл бритвенные принадлежности и сбрил щетину в туалете торгового центра. Затем спустился в рыболовный магазин, расположенный в торце здания, купил рюкзак и недорогой рыболовный костюм — зелёные камуфляжные штаны и лёгкую куртку. Затем поднялся наверх в магазин, торгующий техникой, там приобрёл дешёвый сотовый телефон, недорогой смартфон на андроиде и самый простой ноутбук. На улице перешёл дорогу и в ларьке сотовой связи купил две сим-карты.

Считается, что купить сим-карту без паспорта невозможно. Быть может, где-то в параллельном мире это и так, но у нас в стране всё реально. У продавцов таких павильонов имеется план по продаже сим-карт, чтобы его выполнить, они готовы пойти на всё. За дополнительные сто рублей покупка регистрируется на паспортные данные гостей из стран СНГ.

После всех трат у меня от вполне приличной суммы на руках осталось всего тридцать шесть тысяч рублей. Зато пистолет теперь лежал на дне рюкзака, заваленный вещами. Там же покоился ноутбук.

Перейдя дорогу, я сел на веранде американского ресторана быстрого питания. Бесплатный вай-фай — это то, что надо.

Сайт бесплатных объявлений порадовал множеством предложений по вывозу мусора. Выбрав фирму, на фотографиях которой были люди в рабочих комбинезонах, я позвонил по указанному номеру.

— Алло, здравствуйте, меня зовут Мария. Чем могу помочь? — ответил приятный женский голос.

— Добрый день, меня зовут Сергей Сергеевич. Маша, скажите, вы вывозите мусор с дач?

— Да, конечно.

— Смотрите, я из дачного правления, у нас на нескольких улицах надо собрать мусор, который лежит возле дворов. — Сколько это будет стоить?

— Сергей Сергеевич, вам достаточно будет газели?

— Да. Полагаю, да. Но всё же, наверное, лучше самосвал.

— Смотрите, арендовать газель будет стоить четыреста рублей в час, а шеститонный самосвал шестьсот рублей в час, — поведала Мария. — Если нужен будет человек для погрузки мусора, то это ещё обойдётся в сто пятьдесят рублей в час либо от тысячи до полутора тысяч рублей за полный день. Ещё придётся оплатить двести пятьдесят рублей за ввоз каждой тонны твёрдых бытовых отходов на мусорный полигон.

— Не знаю, сколько процесс займёт времени и какое количество мусора соберётся. Давайте так, я сейчас подъеду к вам в офис, всё обговорим, внесу предоплату, на всякий случай нанимаю двух грузчиков, самосвал, а потом буду ждать вашу машину у мусорного полигона, куда всё будет вывозиться. Там заплачу оставшуюся сумму. Сегодня возможно организовать процесс?

— Вы хотите от фирмы заключить договор? — спросила Мария.

— Маш, у нас сейчас с печатью проблема, нужный человек в отпуске и забрал её домой, а мне за паспортом нужно будет через весь город ехать домой. Можно как-то договориться о подряде без документов? Плачу наличным, квитанций в принципе не требуется.

— М-м-м… — задумалась девушка на том конце телефонной трубки. — Да… Да, можно.

— А ещё, хотелось бы, чтобы ваши грузчики были в рабочих комбинезонах. У нас на дачах люди с подозрением относятся к незнакомцам. Не хотелось бы, чтобы с вашими рабочими произошёл конфуз. А то мало ли, сбор мусора примут за что-то вроде воровства. Если грузчик ещё жилетку со светоотражающими полосами наденет, будет вообще замечательно. Готов за это оплатить полный рабочий день, хотя там работы на час-два максимум.

— Сергей Сергеевич, не беспокойтесь, наши сотрудники будут одеты в рабочие комбинезоны и оранжевые жилетки, — заверила девушка. — Подъезжайте к нам в офис…

* * *

Не думал, что всё окажется настолько просто. Час ушёл на дорогу до офиса, ещё через два часа я был на полигоне в ожидании самосвала. Ждать пришлось ещё пару часов, но всё же он подъехал с полным кузовом мусора. В кабине сидел лишь водитель, худой и жилистый мужчина, сутулый, весь покрытый синими татуировками, он смолил сигарету.

— Здравствуйте, это вы Алексей?

— Добрый день, — хрипло ответил он. — Вы Сергей Сергеич?

— Именно.

— Короче, — хриплым голосом продолжил он, — пацаны домой поехали, за три часа мы управились. По деньгам вы ничего не должны, только сейчас взвешусь, оплатите в кассу за ввоз ТБО.

— Хорошо, Алексей, но я с вами поеду. Тут мне позвонили. Бабка старая, паникует, кричит, какую-то хрень выбросила в мусор, требует найти и вернуть.

— Чё блет, в мусоре из-за какой-то бабки будете копаться? — удивился Алексей.

— А куда деваться? Она же потом в правление придёт и будет мне мозги выносить. Проще найти её херню, чем общаться с этими больными на голову дачниками.

— Ну и работка у вас, неудачный день, — прохрипел Алексей. — Присаживайтесь, — кивнул он на пассажирское сиденье.

Я тут же забрался в салон. Водитель тронулся и направил машину к большим весам.

— Лёша, а что там? Как у вас всё прошло? — качнул я головой. — Проблем не было?

— Да какие-то мусора там чё-то тёрлись, — презрительно произнёс водитель.

— Что, прямо в форме?

— Да нет, блет, — покачал головой мужчина. — В гражданке все, но чё я, мусоров не узнаю? Один к нам подвалил, мутный такой, типа дачник, но я же вижу, что мусор. Всё выпрашивал, кто такие, чё тут делаем? Макс, ну это пацан, короче, который грузчик, ему залечил, что председатель нанял нашу фирму вывезти отходы, и он от нас отстал.

На свалке стояло непередаваемое амбре. Пришлось терпеть и копаться в куче сваленного из самосвала мусора. Всего за десять минут удалось найти нужный мешок и извлечь из него портсигар с парой ампул сыворотки и кейс с ПВПВ. Водитель, спасибо ему огромное, дождался меня и подвёз до города. В носу будто поселился запах свалки, от которого было невозможно избавиться, но душу радовало то, что в рюкзаке лежали с трудом добытые вещи. Казалось странным, что сотрудники ФСБ не обыскали мусор, но если посмотреть с точки зрения логики и человеческой психологии, то всё нормально. Они наверняка перерыли весь дачный участок. Мало кому придёт в голову досматривать мусор, который лежит возле участка.

Вот вроде только день начался, а уже снова наступает вечер. Надо было где-то ночевать, так что я решил поступить самым простым способом — сел на маршрутку и уехал в Краснослободск, большой посёлок, расположенный на противоположной стороне Волги. Там, в отличие от Волгограда, не было усиленных полицейских патрулей.

Сойдя на рынке, пробежался по магазинам и торговцам. Вскоре тащил тяжёлый пакет с едой, посудой и кипятильником. Не забыл приобрести и то, чего так не хватало в последние дни — нижнее бельё и носки.

Ещё одна маршрутка довезла меня до Бакалды. Приятное и тихое местечко, в котором расположено множество турбаз, дачи и коттеджи. Обойдя несколько турбаз, остановился на самой дешёвой. Оплатил два дня аренды домика по восемьсот рублей в сутки. Домик так себе, вагончик с парой кроватей и тумбочек, единственный плюс — в нём есть розетки, и больше ничего, даже холодильник отсутствует. Но это не страшно, я знал куда еду, поэтому накупил в основном консервов.

Поужинав, вскипятил в кружке чай при помощи восхитительного прибора под названием кипятильник, и достал из рюкзака одну из двух ампул, к ней присоединился одноразовый шприц. Стоило наполнить шприц, как меня одолели сомнения.

Стоит ли колоть себе неизвестный препарат? А что, если ничего не произойдёт или хуже — я превращусь в мутанта? А ведь могу и погибнуть… Хотя, я больше десяти лет под пулями ходил, уже не раз мог погибнуть, а сейчас и вовсе нечего терять.

Пережав вену жгутом, смазал водкой из маленькой бутылочки локтевой сгиб и вколол препарат. Было больно, но в целом ничего необычного не почувствовал. Огромные когти из рук не полезли, лазеры из глаз бить не стали, жала в заднице не появилось, слюна осталась не ядовитой, а если и стала, то я приобрёл к этому яду иммунитет, ведь пока ещё живой. Что-то вообще не чувствую никаких изменений.

Попробовал сдвинуть взглядом предметы — не вышло. Сходил до домика администрации и попытался прочесть мысли дородной дамы-администратора.

— Вам плохо? — спросила она.

— Простите, забыл, о чём хотел спросить… Ах да, тут поблизости есть магазин?

— Да, вам надо будет выйти на дорогу и метров через сто повернуть направо, там ещё метров через двести будет магазин.

— Спасибо.

Что же, стоит отметить, что и мыслей слышать не стал. А судя по тому, что болят голова и нога и до сих пор при ходьбе приходится пользоваться тростью, супер регенерации тоже не приобрёл. В зеркале отображается всё то же лицо с седыми волосами и ранними морщинами, с такой физиономией даже ту не первой свежести даму-администратора с необъятной фигурой сложно будет соблазнить. Зато радует, что хотя бы страшным мутантом не стал.

А может, препарат действует не сразу, а через какое-то время? Надо подождать, а пока пора выпить таблетки и сделать нормальный укол с лекарством, не хочу в какой-то момент проснуться и понять, что полностью парализован из-за недолеченного инсульта.

На следующий день ничего не изменилось. Никаких суперспособностей почувствовать не удалось, отчего я сильно расстроился. Выходит, что кругом сплошной обман. Я зря рисковал, сотрудники ФСБ зря бегают по всему Волгограду в поисках сыворотки и зря поломали мне жизнь. Всё зря…

Как теперь жить? Деньги тают день ото дня. Ещё недавно в кармане была приличная сумма, сегодня же приходится думать над тем, как сэкономить. Имея всего двадцать семь тысяч рублей, сложно выбраться заграницу, особенно если ты преступник в федеральном розыске, не имеешь связей и помимо прочего передвигаешься с палочкой со скоростью беговой улитки. Ещё из-за приближающегося футбольного чемпионата, будь он неладен, введены повышенные меры безопасности.

Может, хотя бы ПВПВ окажется рабочим, а не очередной посмертной шуткой отца.

Включив ноутбук, подключил к нему флешку и сотовый телефон. На флешке был текстовый файл и два исполняемых файла. Следуя инструкциям из текстового файла, запустил вначале первый файл, тут же загрузилась программа для прошивки телефонов на андроиде. Указал второй файл в качестве образа и перепрошил дешёвый смартфон.

После установки телефона в крепление на ПВПВ, включил его. Когда телефон загрузился, на экране появилось несколько ярлыков.

Выбор мира

Случайный портал

Портал домой

Настройки

В углу было два значка батарей: один был зелёным и заполнен на двадцать процентов — это батарея смартфона; второй имел синий цвет и показывал заряд на шестьдесят процентов. Причём зелёная батарея в настоящий момент заряжалась.

Если эта штука не работает, как заявлено, то хотя бы принесёт пользу как Пауэр банк*.

* * *

База подразделения ФСБ специального назначения по работе с паранормальными явлениями.

(повествование от третьего лица)

Во дворе перед зданием курил руководитель подразделения. Отворилась массивная деревянная дверь и оттуда вышел Михаил.

— Сергей Иванович, наконец, я вас нашёл, — сказал он.

— Что-то случилось? — стряхнул пепел полковник.

— Только что пришёл отчёт от технических специалистов, — начал рассказывать Михаил. — Были исследованы электронные приборы, изъятые у Александра Петрова: два телефона и странного вида часы.

— Что с ними не так?

— С одним телефоном всё в порядке, обычный и простой, одна из тех моделей, которые разрешено иметь служащим, связанным с секретностью. Второй смартфон оказался с обычной начинкой, но на нём установлена неизвестная операционная система, аналогов которой наши специалисты нигде не встречали. Из их отчёта следует, что смартфон был переделан в пульт управления для другого устройства, вот только надписи в меню… Вы должны сами это увидеть.

— Хорошо, посмотрю. Но ведь это не всё?

— Не всё, — нахмурился Михаил. — Самое удивительное — это часы, которые таковыми не являются. Со слов экспертов — это микрокомпьютер поразительной мощности на основе технологий, которые на нашей планете существуют лишь в фантазиях учёных! Только он не работает…

— Зелёные человечки? — полковник от удивления выронил сигаретный бычок.

— Рано делать выводы, но с высокой вероятностью академик Петров являлся гостем оттуда, — показал пальцем на небо Михаил.

— Эх! Рано его убрали… — с огорчением протянул Сергей Иванович. — Миша, землю носами ройте, но младшего Петрова мне достаньте. Ты хоть понимаешь, что это значит?

— Человечки оказались совсем не зелёными и давно среди нас, — тихо прошептал Михаил.

— А теперь, скажи, почему ваши хвалёные оперативники при обыске в первые разы не сумели обнаружить тайник?

— Товарищ полковник, тут всё ещё более странно. Специалисты обнаружили вмурованные в стены приборы, все схемы и чипы в них выгорели и оплавились. По докладу технических специалистов, эти приборы должны создавать какое-то излучение, вероятно, воздействующее на психику. Предположительно, оперативники во время обыска попадали под действие излучения и сознательно держались подальше от тайника.

— Ещё и неизвестное психотропное оружие… Что я начальству доложу? — распалился полковник. — Что подчинённые всё просрали?! Одни на дежурстве за булочками бегают, другие не могут найти краденые препараты и беглого полутрупа. Теперь ещё это…

— Товарищ полковник, возможно, зелёные человечки ни при чём. По прогнозам аналитиков это может быть привет заокеанских коллег. А смартфон с высокой долей вероятности переделан для дезинформации.

— Чем дальше в лес, тем толще партизаны, — полковник выглядел задумчивым. — Один хрен ничем не лучше.

— Вероятно, Александр Петров перепрятал сыворотку, а Максим не считал с его сознания этот момент. Обыск всей недвижимости Петрова ничего не дал. Думаю, засады на даче и в квартире бесполезны, вряд ли беглец туда вернётся.

— Делайте что угодно, но чтобы Петров был тут и давал показания! — припечатал руководитель. — Не мне вас учить, как работать, но засады даже не думай снимать, всё равно этим занимаются Волгоградские коллеги. Пошли в этот проклятый регион Ведьму.

— Товарищ полковник, есть вероятность, что Петров-младший уже принял сыворотку, — мягко начал Михаил. — Никто не возьмётся предположить, какие у него сейчас способности… Ведьма всего лишь сильный экстрасенс, владеющая психометрией, даже если мы пошлём с ней солдат, есть вероятность не только упустить Петрова, но и потерять ценного специалиста.

— Тогда пошли с Ведьмой в усиление Силача, — раздражённо сказал Полковник.

Глава 4

Страх перед неизвестностью не позволил мне нажать на одну из кнопок портальной пушки. Решено было проверить батарею, если она действительно работает на воде, то это станет подтверждением использования инопланетных технологий. Я слышал о том, что проводятся эксперименты по созданию водородных элементов питания, но пока это опытные установки, имеющие большой размер, но никак не компактные устройства.

Для этого собрал всё ценное, ведь оставлять что-то в домике, который можно открыть гвоздём, было бы опрометчиво.

Погрузив всё в рюкзак, отправился в дачный посёлок в поисках автомагазина. Таковой был обнаружен примерно в полукилометре от турбазы. Там купил литровую бутылку дистиллированной воды и пошёл в сторону Волги.

Встав в тени, скрытый тополями, достал из рюкзака ПВПВ и залил в рукоять воды. Экран смартфона засветился, синий заряд батареи пополз вверх, зелёный показывал стопроцентный заряд. Спустя половину минуты синий индикатор сравнялся с ним.

На просёлочной дороге, до которой было рукой подать, раздался шелест шин и звук мотора. В просвет между листвой был увиден и опознан автомобиль Тойота Камри. Машина внезапно затормозила, а моя чуйка, выработанная во время боевых операций, завыла дурным голосом.

Закинул ПВПВ в кейс, который затем положил в рюкзак, и попятился вглубь зарослей. Добраться до пистолета, лежащего на дне рюкзака, не представлялось возможным, на это понадобится какое-то время, которого у меня нет. Как назло под ноги лезли корни и ветки, ещё и нога жутко разболелась, пришлось использовать трость по назначению.

Машина осталась позади, раздались звуки хлопающих дверей, затем послышались звуки лосей, ломящихся напрямую через лес — хруст веток и шелест листвы. И тут меня придавило, словно на плечи обрушили невероятный груз. Глаза налились кровью, голова заболела, но хуже всего пришлось ноге — невероятная боль прострелила в колене, чтобы не упасть, пришлось всем весом навалиться на трость. Наверху затрещали ветви раскидистого тополя, одна из крупных веток сломалась и рухнула прямо на меня. Казалось, будто кто-то щёлкнул рубильником, отчего гравитация планеты на определённом участке леса стала выше. Ветка падала, а я не мог ничего поделать, сил едва хватало, чтобы устоять на ногах. В итоге она рухнула на меня.

Единственное, что успел сделать, вжать голову в плечи и прикрыть её правой рукой. Сильный удар по спине оправил меня навстречу с землёй, словно не ветка рухнула, а целое дерево, спина захрустела, резкая боль прошибла меня, заставляя выгибаться. Я выронил трость и рюкзак, заскрёб руками по земле и громко застонал от нестерпимой боли.

— Силач, ты перестарался, — констатировал приятный женский голос.

Я лежал и был не в силах приподнять голову. Вдруг всё прекратилось, тело стало ощущаться лёгким, как пушинка, только я больше не чувствовал ног и всего, что ниже пупка.

На фоне неба показалось двое, мужчина и девушка нависали надо мной. Девушке на вид можно было дать от тридцати до сорока пяти лет, среднего роста блондинка с короткими прямыми волосами, которые слегка прикрывали уши. У неё было одутловатое лицо, плоская грудь и пышная фигура. На девушке был надет серый брючный костюм, на широком поясе висела кобура с Грачом*.

Мужчине было примерно сорок лет, он был худым и низким, из-под овальных очков на меня взирали голубые глаза, а на худом остроскулом лице гуляла ехидная улыбка. Он поправил воротник белоснежной рубашки с коротким рукавом, я с удивлением не обнаружил у него никакого оружия. Тем не менее, не оставалось сомнений, что этот тип виноват в том, что гравитация взбесилась.

— Нам сказали взять его живым, про здоровье в приказе ничего не было, — ехидно произнёс он, кивая в мою сторону.

— Я отмечу твои действия в рапорте, — недовольно поморщилась блондинка, глядя на меня, скрюченного, с неестественно вывернутыми ногами, с кровью, текущей из носа и полопанными капиллярами в глазах.

— Плевать, — усмехнулся дохляк названный Силачом. — У руководства больше нет таких специалистов как я.

— Твари! — прохрипел я, в глазах плясали зайчики, мне стало плохо, а тут гравитация вновь усилилась. — Х-р-р… — вырвался болезненный хрип, и я заскрёб руками по земле.

— Силач, прекрати! — воскликнула блондинка.

Но было поздно, я почувствовал, как жизнь покидает потрёпанное сильными нагрузками и травмами тело, я умирал и жутко жалел, что не могу добраться до гадских мутантов, которые каким-то необъяснимым образом нашли меня и с наслаждением убивают.

— Идиот, он умирает… — было последнее, что я услышал из уст блондинки.

* * *

Странно… Очень странно… Я живой!

В руках бутылка с дистиллированной водой, причём полная, на рюкзаке лежит портальная пушка, а я в том же месте, откуда пытался убежать. Словно перенёсся на пару минут в прошлое. Но я же прекрасно помню, как только что помирал со сломанным позвоночником под невероятной силой тяжести. Как же так?!

Неужели сыворотка сработала, и я заполучил способность? А какая она и как работает? Я могу видеть будущее? В принципе, как вариант, но… Нет, не может быть. Слишком яркие были чувства, такое картинкой из будущего не подделать, я точно видел, что ПВПВ был полностью заряжен, сейчас же заряд батареи застыл на отметке пятьдесят девять процентов. Или же могу видеть ярко и красочно последние две минуты перед смертью, вроде предупреждения, что такие-то действия приведут к смерти…

Так, стоп! Не о том думаю, если всё было взаправду, то сейчас приедут супермены меня убивать. Надо срочно валить отсюда.

Пока рюкзак наполовину пустой, я достал из него пистолет, затем закинул воду и портальную пушку, после чего нацепил его на плечи и рванул вглубь зарослей. Нога болела, как и в прошлый раз, так что спринтера из меня не вышло, ещё и голова кружилась. Но я старался не терять темпа и активно ковылял между деревьев. В левой руке трость, в правой Гюрза.

Уже минут десять я шёл по лесу, как сзади послышался хруст веток.

— Он где-то впереди, — раздался вдалеке приглушённый женский голос.

— Не уйдёт, — ответил ей мужской баритон, в котором удалось опознать Силача. — Чёртова ветка!

Стало ясно, что не убегу, точно не в таком состоянии. Решил принять бой. В магазине осталось семнадцать патронов, даст бог, отобьюсь. Эх, жаль, не умею пользоваться новообретённой способностью. Силач явно умеет управлять гравитацией, так что он очень опасен. А от девушки неизвестно чего ожидать. Интересно, как они меня нашли? Может у блондинки какой-то дар поисковика?

Приметив насыпь с раскидистым кустом, я скинул рюкзак и залёг за зеленью. Только успел прицелиться, как в поле зрения из-за деревьев показались преследователи, те самые парень с девушкой, которых видел в прошлый раз.

Прицелившись, открыл огонь по парню. Первая пуля угодила ему в левое плечо. Хреново, в таком состоянии из меня аховый снайпер, запыхался и устал, хотя ещё несколько месяцев назад после такой непродолжительной прогулки чувствовал бы себя как новенький.

— А-а-а-а! — заорал он дурным голосом.

Дальше началась самая настоящая мистика, воздух перед парнем сгустился и превратился в подобие двухметровой линзы, все пять пуль остановились, не долетев метра до супермена, они смялись, словно при попадании в стальную бронепластину, их даже после этого продолжало плющить.

Девушка, услышав звуки выстрелов, скрылась за широким стволом тополя. Она открыла ответный огонь.

Поняв, что по Силачу стрелять бесполезно, я выждал момент, когда девушку высунется из-за дерева для очередного выстрела. В этот раз не промахнулся, моя пуля вошла ей прямо посередине лба.

— Падаль! — взвыл супермен.

Стало понятно, что зря дал ему время. На меня навалилась нереальная тяжесть, она в несколько раз превышала то, чем этот выкидыш инопланетных биотехнологий сотворил в прошлый раз. Я чувствовал, как моё тело расплющивает в лепёшку, внутренние органы разрывались, боль… Нереальная боль затопила всё естество, хотелось завыть, но уже было нечем… Дальше сознание погрузилось в манящую темноту…

* * *

Снова живой, стою с тростью, тяжело дышу, до того места, где в прошлый раз устроил засаду, идти ещё около минуты или чуть больше. Чёрт! На этот раз условия поменялись, но стабильность радует, вновь удалось увидеть свою смерть за пару минут до… Или всё же я умер и переместился в прошлое? С одной стороны хорошо, что живой, с другой стороны, меня совершенно не радует перспектива снова умирать. Значит, на этот раз надо стрелять точнее. Единственный шанс выжить — это убрать Силача с первого выстрела, неожиданно из засады, пока он не воспользовался своей способностью.

На этот раз решил не загонять себя, прошёл ещё метров пятьдесят до ближайшей траншеи, в которой проходила труба, ведущая к реке. Скинув рюкзак, залёг, сорвал несколько веток с молодых деревьев и накидал, чтобы меня не заметили.

— Да твою мать! — донёсся голос Силача. — Куда этот гад сбежал?

— Уже недалеко, — ответила девушка.

Парочка прорвалась через колючий кустарник и стала видна как на ладони, мужчина оцарапал руки и зашипел от боли.

— В жопу лес! — разозлился он и взмахнул правой рукой, словно джедай.

В результате этого действия случилось невероятное — впереди образовалась просека шириной три метра и длиной около двадцати метров. Жуткий хруст и треск сопровождал этот процесс, деревья крошились и превращались в сплющенные лепёшки, кустарник растекался лужицами, почва осела примерно на полтора метра и стала напоминать по виду странной структуры камень. Ещё немного, и он бы превратил в лепёшку меня.

— Идиот! — заорала на мужчину блондинка. — Как мы теперь туда спустимся?

И действительно, оба остались наверху, словно возле бортика большого бассейна.

— Сейчас ступеньки сделаю, и пойдём как белые люди по дороге из древесного кирпича, — ухмыльнулся Силач.

Бабах!

Оглушительный выстрел разорвал тишину, пуля поразила цель. Мне пришлось применить весь опыт, чтобы противники не почувствовали взгляда и не обнаружили наличия засады. Любой человек способен почувствовать, если на него кто-то смотрит, поэтому бойцов спецподразделения учат правильно смотреть на цель, чтобы не насторожить её. Опытные бойцы-ветераны, бывает, обладают некими способностями, которые можно назвать предчувствием. Они могут почувствовать опасность, даже если снайпер смотрит правильно, но и против них имеются свои приёмы, одним из которых мне пришлось воспользоваться. Вот только выматывает такое похлеще марш-броска.

Поразительно, но блондинка что-то почувствовала, она стала двигаться ещё до того, как я выстрелил. Первая выпущенная мною пуля поразила супермена в белой рубашке в туловище, вторая попала в голову, третья поразила сердце, а четвёртая ушла в молоко.

Пока я уничтожал самую опасную цель, девушка успела выхватить пистолет. Она закатила глаза, руки блондинки словно зажили своей жизнью. Она направила пистолет прямо на меня, это происходило так медленно, словно в замедленной съёмке. Не знаю — это время потекло медленно или ускорилось лишь для меня, но я не успевал физически навести оружие раньше, чем это сделает противница.

Пистолет девушки дёрнулся, медленно вылетела пуля и полетела прямо мне в голову, глаза блондинки представляли собой два белых бельма, как она вообще могла видеть, было не понятно. Я начал сдвигать голову в сторону, но казалось, будто воздух превратился в резиновое желе, сделать это было невероятно сложно. И всё же, по миллиметру, удалось сдвинуть голову и немного туловище. Вместо того, чтобы разнести череп, пуля впилась в левое плечо и я покатился по склону траншеи прямо на большого диаметра ржавую трубу.

Время вновь вернуло свой бег. Я рухнул на трубу и больно ударился, что-то хрустнуло, из лёгких выбило воздух. Пока ворочался, пытаясь перевернуться и направить пистолет на пригорок, понял, что за хруст — это сломалась моя правая нога, та, что оставалась здоровой. Голень была вывернута под углом девяносто градусов, из неё торчала кость. И тут на меня накатила жуткая боль… Снова, в который раз за последние несколько минут. Сколько же можно?

Пока я пытался подавить боль и удержать в руках Гюрзу, на пригорок выскочила блондинка, вид у неё был как у бешеной валькирии, даже не скажешь, что эта плотная девушка может выглядеть столь пугающее: волосы стоят дыбом, глаза навыкате и белые без зрачков, она прицелилась и начала стрелять, я начал стрелять в ответ. В итоге блондинку отбросило назад, я заметил, что напротив её сердца расплылось красное пятно, но… Грёбаная тьма вновь звала меня в свои объятья, поскольку три дырки в теле не прибавляют живучести…

* * *

Итак, у меня появились обоснованные сомнения, что вижу будущее, на это намекают воспоминания о том, как на мгновение ускорился. Если перемещает назад во времени за пару минут до смерти, то способность лишь относительно полезная. Даст бог, если её можно развить, а если нет? Вот так поймают меня спецслужбы и будут раз за разом убивать… Я же свихнусь!

Или всё же видел будущее за пару минут до смерти? Ускорение реакций под воздействием адреналина, довольно известная способность. За пятнадцать лет я подобное переживал трижды, но… Это не было настолько… Не знаю, как сказать. Быстро? Да, именно — быстро! В тех смертельно опасных ситуациях я видел всё как на замедленном воспроизведении, реагировал моментально, но всё же не мог различить, как летит пуля. Или же мой мозг дорисовал пулю? Если это было видение, то такое вполне могло быть.

К чёрту размышления, я снова в лесу почти там же, откуда стартовал в прошлый раз. На этот раз надо придумать что-то более действенное. Как оказалось, блондинка тоже весьма опасна, она каким-то образом может находить меня, а также очень метко и шустро стреляет. Хотя странно, в первый раз она подобных навыков стрельбы не демонстрировала, всё было на уровне обычного среднего полицейского. А в последнюю встречу прямо в ганфайтера перевоплотилась. Наверное, это как-то связано с её изменившейся внешностью, что-то вроде боевого транса.

Помню, лет десять назад вышел фильм «Пророк». Там как раз случай был точь-в-точь как у меня, герой фильма видел будущее на пару минут вперёд. Он зарабатывал, показывая фокусы в шоу предвидения и обыгрывая казино в азартных играх, используя свой дар. Причём, если верить фильму, герой видел будущее очень ярко, примерно так же, как происходит со мной.

Что делать? Как мне победить этих долбанных суперменов? Даже в лучшие времена это стало бы сложной задачей, а теперь и вовсе это что-то из разряда за гранью выполнимого. Даже если встреча происходит в видениях, боль от ранений и смерти вполне реально ощущается, ещё немного, и моя психика не выдержит подобных нагрузок.

В последний раз всё вышло более приемлемо, то есть я сумел победить обоих противников, как добиться такого же результата, и при этом не погибнуть?

А может и не стоит вступать в заведомо проигрышную схватку? Может попробовать воспользоваться ПВПВ? Вдруг эта штука действительно работает? Да, пожалуй, деваться некуда, надо попробовать.

Я не стал никуда идти, скинул рюкзак и достал из него кейс. Тут же из кейса был изъят прибор, чемоданчик отправился обратно в сумку. Отогнув рукоять, нажал на смартфоне на иконку «Выбор мира». Программа несколько секунд загружалась и выдала лишь один результат.

Земля 0.

Изначальный мир. Планета Земля. Цивилизация 1-го типа по шкале Кардашева. Уровень технологического развития 0,72.

Похоже — это о нашей планете. Если и был какой-то выбор миров, по которым отец успел попутешествовать, то он остался в меню на смартфоне, который сейчас на руках спецслужб.

Пришлось вернуться в основное меню и выбрать пункт «Случайный портал». В ответ на это на экране смартфона появилось сообщение.

Вы действительно хотите активировать портал в случайный параллельный мир?

Да / Нет

Конечно, да! Лучше неведомый мир, чем быть раздавленным гравитацией или получить непредусмотренные природой отверстия в теле.

В ответ на нажатие пункта «Да» из дула прибора вылетела синяя молния. Впереди в трёх метрах от меня появилось марево, воздух пошёл рябью, но вскоре это прекратилось. На месте марева возникло квадратное окно три на три метра — это словно был сверх чёткий экран, который демонстрировал почти такую же лесопосадку, но если присмотреться, то она слегка отличалась, ветки деревьев слегка отличались, пара деревьев росли немного в других местах, а в пяти метрах немного левее отсутствовал колючий раскидистый куст.

Работает! Мать его за ногу! Эта штука действительно работает. И дай бог, если это не голограмма.

Опираясь на трость, я поковылял к окну портала. Неудобно было держать в руках и трость и пистолет, но в другой руке была портальная пушка, я боялся её отпускать, хотя было понятно, что после срабатывания она никак не участвует в процессе.

Перекрестившись, я шагнул в окно и оказался в похожем лесочке. Обернувшись, увидел то место, откуда только что перешёл в, вероятно, другой мир. Это было удивительно. Единственное, что пугало, портал так и продолжал висеть.

Посмотрев на экран смартфона, закреплённого на ПВПВ, я нахмурился. На нём был надпись с обратным отчётом.

До закрытия портала

0:17 минуты

Надеюсь, у меня эти секунды есть. Очень не хочется, чтобы та парочка оказалась в этом мире вместе со мной. К сожалению, никаких кнопок для принудительного закрытия окна не оказалось, видимо, подобное невозможно в принципе или же не предусмотрено на устройстве, собранном отцом.

Секунды текли медленно, сердце быстро билось от волнения. Я мысленно умолял эту штуковину: «Скорее, закрывайся! Давай же!».

— Да твою мать! — донёсся голос Силача. — Куда этот гад сбежал?

— Не знаю, — ответила девушка. — Я его потеряла. Такое чувство, будто он погиб или каким-то образом сумел закрыться от моей способности.

— Так чего мы ползём, как черепахи? — возмутился мужчина. — Надо скорее спешить, он не мог далеко убежать. Где ты его почувствовала в последний раз?

— Впереди, ещё метров тридцать.

Я отошёл за край портала, чтобы не быть обнаруженным. Кинул взгляд на экран смартфона, там было написано:

До закрытия портала

0:10 минуты

Стоя сбоку от портала, я переложил ПВПВ в левую руку, а правой перехватил Гюрзу. Ствол пистолета направил в сторону портала и замер в томительном ожидании. Сердце быстро качало кровь, меня слегка колотило, голова кружилась. С той стороны доносился звук ломаемого кустарника, парочка, как и в прошлый раз, прорывалась через колючую растительность. Раздалось злое шипение мужчины и возглас:

— Проклятье! Ненавижу кусты!

— Смотри! — удивлённо воскликнула девушка.

— Что за чертовщина? — удивился мужчина. — Это что, его способность?

— Похоже на портал, знаешь, как в фантастике, — заметила девушка, её голос уже слышался близко.

До закрытия портала

0:02 минуты

— Скорее, за ним! — завопил парень.

Я с ужасом наблюдал, как в портале появилась левая рука того самого супермена, управляющего гравитацией. Это выглядело примерно так, словно он бежал, двигая вперёд и назад согнутыми в локтях верхними конечностями, и вытянутая левая рука раньше её обладателя пересекла портал. И тут время на смартфоне дошло до конечной точки отсчёта, портал пропал, и рука упала на землю. Предплечье было идеально срезано почти до локтя, оно лежало, вызывая подсознательный ужас, который удалось подавить усилием воли. Я за время службы повидал столько человеческих частей тела, что уже отвык бурно реагировать. Ну рука, ну отрезанная, чего её бояться? Страшен её владелец, а конечность — это просто кусок плоти и костей.

М-да… А «игрушка» оказалась с сюрпризом. Выходит, что пользоваться порталом стоит с осторожностью и ни в коем случае не стоит оставлять в окне перехода части тела, когда оно закрывается.

Другой вопрос, где я оказался? И ещё — если этот мир хотя бы чуточку похож на наш, то товарищ с пистолетом, которого найдут рядом с отрезанной человеческой конечностью, вызовет массу вопросов.

Чтобы не плодить сложности, быстро вырыл подобранной веткой ямку, в песчаном грунте делать это было довольно просто. Туда запихнул руку и присыпал песочком. Ногой присыпал кровь, которая успела вылиться из конечности. После чего поспешил выбраться из лесополосы. Направился в ту сторону, где предположительно должна располагаться грунтовая дорога.

Через некоторое время осознал, что до сих пор держу в руках пистолет и портальную пушку, что несколько мешает передвижениям. На экране смартфона синяя батарея демонстрировала заряд в двадцать девять процентов. Скинув рюкзак, достал из него дистиллированную воду и залил в рукоять прибора. Вскоре заряд дошёл до ста процентов. Пистолет отправился на дно рюкзака, я же полез в настройки смартфона.

Используя метод научного тыка, удалось выяснить, что ПВПВ имеет разные параметры для настройки. Например, можно задать сторону квадрата портального окна и время его работы. Чем больше и дольше, тем выше расход энергии. Максимум можно сделать портал размером десять на десять метров, который продержится девять секунд, но на него уйдёт полный заряд батареи. Портал пять на пять метров, полностью разрядив аккумулятор, проработает тридцать шесть секунд. Самое оптимальное — это портал по умолчанию, то есть три на три метра, работающий тридцать секунд, батареи хватает на три открытия, ещё десять процентов заряда остаётся в запасе, в такой портал можно загнать легковой автомобиль или спокойно зайдёт несколько человек. Если делать окно лишь под человека, то лучше всего вариант два с половиной на два с половиной метра, в таком варианте тридцатисекундный портал можно открыть четыре раза и даже останется небольшой запас энергии в аккумуляторе. Именно его я настроил и установил как «Свой режим портального окна 1».

В настройках был найден пункт, из которого стало понятно, что в смартфон автоматически сохраняются координаты мира, в который открывается случайный портал. Каждый такой файлик занимает около сотни мегабайт информации, то есть свободной памяти на установленном в качестве пульта дешёвом смартфоне хватит максимум на полсотни «точек сохранения». Но их вроде бы можно копировать на внешние носители, например, на ноутбук, флешку, внешний жёсткий диск. Даже можно переслать по интернету. Название файлам задаётся автоматически. Например, файл мира, в который я попал, назывался просто «Земля 1». Всё, больше никакой дополнительной информации не было. Предполагается, что дальше его надо редактировать вручную, то есть задать название, напечатать краткое описание.

Закончив возню с прибором, убрал его обратно в контейнер, погрузил вещи в рюкзак и продолжил путь. Было страшно в незнакомом мире расставаться с оружием, но в цивилизованном обществе оружие в руках принесёт больше проблем, чем пользы. Надеюсь, что это всё же не дикий мир и от хищников отбиваться не придётся.

Вскоре выяснилось, что мир совершенно не дикий. Возможно, он даже более цивилизованный, чем родной. Там, где должна быть однополосная грунтовка, была бетонная двухполосная дорога. Проковыляв немного по ней, я вышел к домикам. Местная архитектура отличалась от привычных строений Бакалды — низенькие дачные домики из дерева или кирпича, почти все с мансардами. Этакий советский стиль дачных домиков, когда на загородных участках запрещено было строить двухэтажные дома, а люди выкручивались, делая мансарды. Вокруг ни одного коттеджа, хотя в нашем мире ближе к Волге большинство домов были большими коттеджами в два-три этажа.

На обочине возле дороги валялась мятая газета и пустая бутылка из-под водки «Пшеничная», которая выглядела точь-в-точь, как советская, напоминая пивную бутылку, но из прозрачного стекла.

Расправив газету, на которой большими буквами было написано «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА» и в углу красовалась дата «17 мая 2018 года», я впал в ступор. От заголовков газеты глаза полезли на лоб.

Заповедник на Луне ждёт гостей

Седьмая лунная дала ток

Гравитон АТ-1000 вышел в серию!

Преступник наказан за исполнение антисоветских куплетов

Клонированный мамонт в московском зоопарке

Перерасход искусственных дождей

Новое сердце

Последнюю статью я перечитывал раз за разом, хотя и предыдущие оказали на меня эффект удара кувалдой по голове. Не было понятно, эта газета шуточная или же вполне реальная и обыденная.

Новое сердце

Горький, 15 мая. [наш корреспондент]

В клинике экстренной помощи Института восстановительной хирургии проведена интересная операция.

…Сияющий белизной зал, специальные бактерицидные источники света уничтожают возможность проникновения в операционную инфекций. У стола, где лежит больной, склонились врачи.

Лазерный скальпель, управляемый программой ЭВМ под руководством хирурга, рассекает кожу. Ассистент проворно накладывает зажимы. Хирург рассматривает изношенное сердце, едва справляющееся со своей работой.

— Будем заменять, — решает хирург.

Ассистент приносит морозильный сосуд, он открывается, а внутри новое сердце — на вид оно имеет поразительный белый цвет. Но вот хирург вводит в новый орган сыворотку на основе медицинских препаратов и крови пациента — орган начинает на глазах розоветь.

Через несколько минут операция закончена. Рана стянута и пациенту введён регенерационный препарат. Уже через неделю его выпишут домой.

— Когда-то на заводах Форда, — рассказывает хирург после операции, — висел такой плакат: «Не забывайте, что бог, создав человека, не создал к нему запасных частей». Но уже в пятидесятых годах советские учёные Демихов, Синицын и другие занялись проблемой пересадки сердца. Их работы натолкнули на мысль создать специальные институты по замене повреждённых органов человека — печени, почек, лёгких.

Проблема продления жизни человека — важнейшая в современной медицине. Не случайно с 2010 года подобные клиники по восстановительной хирургии стали открываться во всех крупных областных центрах по всему Советскому Союзу.

— Раньше была большая проблема с тем, где добыть нужные органы для пересадки, — продолжил рассказывать хирург. — Но эта проблема была не единственной, на самом деле их множество. Самое основное — приживить орган, не вызывая отторжения тканей. После того, как органы стали создаваться с помощью трёхмерной печати, трансплантология вышла на новый уровень, недостижимый ещё в конце двадцатого века. А изобретение препаратов, ускоряющих регенерацию и превращающих обезличенный орган в воспринимаемый организмом как родной, свело проблему приживления на нет.

В настоящее время в клиниках, расположенных в крупных городах нашей необъятной родины, ежедневно проводятся тысячи операций по пересадке больных органов. Не за горами тот день, когда органы будут заменять не с целью лечения, а для продления человеческих жизней.

Глава 5

Советский союз… серьёзно?! Заповедники на луне, термоядерные реакторы, продвинутая медицина и коммунизм… Да твою дивизию — разве такое бывает?

Тут мимо проехал автомобиль — это был полноприводный минивэн с обтекаемыми формами, отдалённо он напоминал иностранные модели вроде Митсубиси Делика: довольно короткий кузов для семиместной машины, плавные обводы, высокий дорожный просвет и большие колёса на шестнадцатидюймовых дисках. Но самым удивительным было то, что автомобиль был бесшумным, у него не было выхлопной трубы, а впереди красовалась серебристо-красная эмблема с надписью «АЗЛК».

После лицезрения продвинутого электромобиля сделанного в СССР, у меня отпали сомнения в реальности происходящего. После такого можно поверить и в термоядерные реакторы с садами на Луне.

Интересно, а может обычный человек с улицы прийти в больницу и получить медицинскую помощь? У меня ведь ни документов, ни денег. Придётся что-то придумывать. Единственное, что может сработать — имитировать потерю памяти. Только от рюкзака со всем содержимым лучше избавиться. Надо спрятать вещи, но так, чтобы потом их можно было найти, а главное, чтобы никто случайно не нашёл. Пистолет и техника из другого мира будут играть против меня.

Предположив, что человек в новом камуфляже может вызвать вопросы, я переоделся в старые брюки цвета хаки и мятую футболку. Перед надеванием на всякий случай оторвал ярлыки, а то маркировка «Сделано в России» в СССР может быть крайне подозрительной.

В рюкзаке лежали пакеты, в которые складывались продукты, их как раз хватило, чтобы в несколько слоёв укутать рюкзак. ПВПВ и ампула с сывороткой в защищённых кейсах, так что им ничего не будет. Единственное, что может пострадать, если вода всё же просочится в рюкзак — ноутбук и сотовый телефон. Но их хоть и жалко, но не особо.

Яму пришлось рыть руками неподалёку от приметного тополя. Песок копался легко, на месте захоронки воткнул ветку. Землю разровнял и присыпал ветками и листвой, теперь ничего не говорило о том, что тут может быть что-то закопано. Вряд ли кому-то придёт в голову копать в подобном месте в поисках клада. Я так в молодости закапывал вещи, когда ездил с друзьями на рыбалку, чтобы потом не тащить их вновь. Единственной проблемой было найти нужное место, приходилось копать по пять-семь ямок, прежде чем отыщешь спрятанное.

Вновь выйдя на дорогу, я поковылял в сторону, где предположительно расположено шоссе. Сзади зашуршали шины, со мной поравнялся и остановился автомобиль. Он выглядел как спортивный седан, похожий на Теслу. Серебристый кузов блестел на солнце, он был из некрашеной нержавеющей стали, как у Делориана. Переднее пассажирское окно опустилось, там сидела стройная девушка примерно тридцати лет с короткими пшеничными волосами. На ней был надет лёгкий сарафан белого цвета с синими цветочками. На месте водителя сидел парень примерно того же возраста, поджарый, среднего роста, с округлым добродушным лицом и темно-русыми волосами, которые были зачёсаны набок. Он был в голубой рубашке с короткими рукавами и в серых лёгких брюках.

— Дедушка, вас подвезти? — участливо спросила девушка.

Дожил… Уже почти ровесники меня принимают за старика. Из груди вырвался печальный выдох.

— Спасибо, не откажусь.

Задняя дверь поднялась вверх, прямо как у премиальной Теслы. Сочтя это за приглашение, я сел на заднее сиденье.

— Вам куда? — спросил парень.

— Ребята, мне бы как-то в больницу попасть, да вот не знаю, будут ли меня там лечить…

— Ой! А что с вами произошло? Вам плохо? — девушка проявила непритворное беспокойство. Молодые люди казались добродушными и не лишёнными сочувствия.

— Да вот, беда случилась. Несколько дней назад мне плохо стало, голова заболела. Очнулся, а тело немеет, голова болит, сил нет и многого не помню: кто я, где живу, кем работаю или работал. На берегу лежали удочки и вещи, а я даже не знаю, моё это или нет. Только имя помню и общие вещи. Бродил несколько суток по округе, кушал те продукты, что нашёл, вещи в реке простирнул. Ходил бродил меж деревьев, не знал куда идти…

— Ой, дедушка, вам надо срочно в больницу, — ахнула девушка.

— У моей бабушки похожий случай был, — нахмурился водитель. — Это инсульт. В вашем возрасте беречь себя надо, а тут ещё по области перерасход дождей, из-за этого их давно не было, вот и погода жаркая случилась.

— Лёша, отвезём мужчину в больницу? — спросила у водителя девушка.

— Конечно, — кивнул он.

— А как же… Без документов меня разве примут?

— Не беспокойтесь, вас обязательно вылечат, у нас же коммунистическая страна, а не загнивающий капиталистический запад! — уверенно заявила блондинка.

— Вы, наверное, военным были, — сказал Лёша.

— Ох, ребята, не знаю.

— Обувь у вас и штаны, прямо как у военного, — заметил Алексей.

— Возможно. А может, дал или подарил кто, чтобы на рыбалку ходить сподручней было.

— Как вас зовут? — спросила девушка.

— Александр.

— Александр, а где же ваши вещи? — спросила она.

— Тяжело было нести, я их где-то побросал, лишь еду до последнего нёс, пока всю не съел. Ребята, а что это за автомобиль? Он что, на электричестве работает?

— Ох! — развела руками девушка. — Видимо, вы многое забыли. Это же Волга. Бензиновые автомобили уже лет двадцать не делают, по крайней мере, у нас в стране. Это капиталисты до сих пор производят портящие природу машины.

— А кто сейчас у власти?

— В настоящий момент страной управляет Верховный председатель Слепаков Сергей Сергеевич, — ответил Лёша.

Машина выехала на четырёхполосное шоссе, идеально ровное асфальтовое покрытие внушало трепет и удивление. Как так? Неужели в Волгоградской области перестали воровать деньги? В моём мире тут разбитая двухполосная дорога, а не вот эта прелесть.

Дальше — больше. Уже через километр показался плакат.

Добро пожаловать в Царицын.

Краснослободский район

— Ребята, а что за Краснослободский район? Я вроде как помню, тут был посёлок Краснослободск.

— Это было очень давно… — протянула девушка.

— Посёлок Краснослободск присоединили к городу лет сорок назад, — пояснил Лёша, — сразу как мост через Волгу построили. Хороший мост, две секции по четыре полосы в каждую сторону.

Вот могут же люди! А у нас мост запланировали построить ещё в восьмидесятых, зашевелились в девяностых, а закончили строительство в десятых годах двадцать первого века, причём сделали лишь одну секцию из двух запланированных и на этом остановились. А потом мост на весь мир прославился как пляшущий, он подпрыгивал и шёл волнами, после чего ещё какое-то время его реконструировали.

Появились высотки. Девятиэтажные симпатичные дома, утеплённые специальными панелями, возле каждого балкона висело по компрессорно-конденсаторному агрегату от сплит-системы. Дворы широкие, с парковками на много машин, с детскими площадками, вдоль придомовых дорог растут деревья. Красота. В моём мире на этом месте стоят старые частные домики.

Дорога стала шире, она превратилась в шестиполосную. Над дорогой через определённые промежутки встречались надземные пешеходные переходы. Как правило, возле них были расположены футуристичные автобусные остановки, возле которых имелись электронное табло и карта, на которой отображались ближайшие автобусы и можно было отследить, когда приедет нужный.

Ребята высадили меня возле большой больницы, подвезли прямо к приёмному покою. В здание заходил с опаской. Полная медсестра в возрасте за сорок подняла на меня хмурый и усталый взгляд.

— Что у вас?

— Простите, девушка, тут такое дело… Я ничего не помню, плохо себя чувствую… Ребята, которые меня на машине до больницы подвезли, говорят — инсульт…

Дальше пересказал ту же сочинённую историю, что и подвозившим людям. Недовольство медсестры росло на глазах, тем не менее, она вызвала доктора. Вскоре явился крепкий мужчина примерно сорока пяти лет, в белом халате и с цепким взглядом, из-под белой шапочки выбивалась чёрная чёлка.

— Так-так, голубчик, — начал он. — Так как вас зовут?

— Александр.

— А отчество и фамилию помните? — он пощупал мне пульс. — Откройте рот.

Стоило открыть рот, как доктор внимательно осмотрел горло. Затем посветил карманным фонариком и осмотрел глаза.

— Нет, доктор, — тяжело вздохнул я.

— Алкоголь употребляли?

— Нет, — покачал я головой.

— Так сколько, говорите, вы по лесам скитались?

— Трое суток.

— У вас следы уколов на руке, — обратил он внимание на мои вены. — Употребляете наркотики?

— Нет-нет, ничего подобного. У меня в карманах нашлось немного денег, один раз вышел к посёлку и купил в аптеке лекарства — физраствор и какой-то препарат, состоящий из биологически активных олигопептидов. К сожалению, не могу припомнить название.

— Какие интересные познания, — протянул доктор, внимательно осматривая меня подозрительным взглядом. — И что же, вы сами себе ставили капельницу и кололи препараты?

— Да. Это было несколько неудобно, но я справился. После нескольких капельниц и уколов полегчало, я отлежался несколько дней в спальнике, потом понял, что снова заблудился, стал искать дорогу к людям.

— Что же вы сразу не поехали в больницу? — прищурился доктор.

— Не знаю, — в ответ я лишь пожал плечами. — Голова плохо работает, я то одно забываю, то другое.

— Довольно нетипичный случай инсульта. Закатайте штанины. — Врач стал осматривать мою левую ногу. — Хм… Интересно, похоже на пулевое ранение. Рана зашита будто бы недавно, словно в полевых условиях без использования современных регенерационных препаратов и хирургического оборудования. Пришлось повоевать?

— Простите, доктор, я не помню, — пришлось старательно изображать потеряшку, не понимающего, о чём идёт речь.

— Довольно странно, — продолжил врач. — Обычно военных отправляют сразу на лечение в госпиталь. Очень необычный случай. Пойдёмте со мной на третий этаж.

— Доктор, меня будут лечить?

Я был поражён до глубины души. Ни паспорта, ни полиса, пришёл фактически бомж с улицы… У нас бы оказали первую помощь и выперли бы пинком на улицу.

— Конечно, голубчик. Конечно. Сейчас у вас возьмут анализы, потом сделаем трёхмерное сканирование организма, подлатаем вас. Я свяжусь с компетентными органами, так что вполне возможно, что скоро ваша личность будет достоверно установлена… Если вы только не какой-нибудь старовер из глухой деревни.

— А ежели так?

— Тогда будет немного сложнее вписаться в общество, но вы, Александр, не беспокойтесь, милиция поможет. Сделают вам новые документы, устроитесь на работу, получите комнату в общежитии…

Меня разместили в палате, в которой стояло шесть кроватей и при входе на стене была закреплена раковина. В палате лежало двое стариков, с которыми сразу познакомился. Вскоре пришлось изрядно походить. Вначале анализы, потом обследование в приборе, напоминающем томограф. После этого пришла медсестра и сделала укол. Вслед за ней зашла врач — девушка примерно тридцати лет.

— Я Елена Васильевна, ваш лечащий врач. Как ваше самочувствие?

— Устал, голова кружится и нога болит. Доктор, что со мной?

— Во-первых, у вас прогрессирующие осложнения после инсульта с сильным кровоизлиянием в мозг, — покачала головой Елена Васильевна. — Зря вы так много напрягались, надо было сразу идти в больницу. Во-вторых, повреждён коленный сустав и кость. На завтра назначена операция по замене коленного сустава и восстановлению костной ткани. Принимайте все лекарства, ходите на уколы, через неделю будете как новенький. Ещё сканирование показало, что у вас восемь коренных зубов мёртвые, через день после операции придётся сходить к стоматологу.

— К стоматологу? Зачем?

— Конечно же, для восстановления зубов! — как будто это естественно, ответила доктор. — Вас будто коновалы лечили: пломбы, убитые нервы… Так делали зубы давно. Мне сложно представить, где сейчас так лечат, разве что врачи старой закалки где-то в далёкой глубинке.

Вскоре в палату вошёл милиционер, форма на нём была будто с картинки советского постового, четыре звезды с одним просветом явно указывали на звание капитана. Грузный мужчина пятидесяти лет, в каштановых волосах пробивались седые пряди. Он сразу же направился ко мне.

— Александр?

— Да, я. Здравия желаю.

— Добрый день, — кивнул он, странно на меня посмотрев. — Вы помните свою фамилию и отчество?

Я лишь покачал головой.

— Дату рождения?

Вновь покачал головой.

— Что же, придётся взять отпечатки пальцев. — Милиционер достал из наплечной тряпичной сумки электронный планшет и протянул его мне. — Положите правую руку на экран… Теперь левую. — Сняв отпечатки пальцев, она навёл планшет камерой на меня. — Посмотрите в объектив… Так-так… — Капитан с задумчивым видом потыкал пальцем в планшет. — Странно. Очень странно. Вы не числитесь в базах. Кто же вы, Александр?

— Простите, не знаю.

— Я пообщался с вашим лечащим врачом, она рассказала, что у вас присутствует недавно залеченное в полевых условиях огнестрельное ранение, — сурово посмотрел милиционер. — Вы же понимаете, что милиция этого не может оставить просто так? Вы появляетесь из ниоткуда, в базах не числитесь… Потеря памяти — это так удобно… Признавайтесь, кто вы?!

— Простите, товарищ капитан, не помню, — развёл я руками с потерянным видом.

— Может, вы преступник? — продолжил давить с суровым видом милиционер. — Или вражеский шпион?

— Даже если это так, я ничего не помню.

— Ваша обувь и штаны военного образца, — продолжил милиционер, рассмотрев под кроватью берцы. — Вы наёмник из капиталистической страны? С какой целью вас послали в СССР?

— Простите, товарищ капитан, ваши вопросы мне кажутся странными. Сомневаюсь, что это так.

— For what purpose are you on the territory of our country? — перешёл на английский мужчина.

Слушая его, я нахмурился, пытаясь вычленить, о чём идёт речь.

— Простите, я понял, о чём вы в принципе спрашиваете, но мой английский чуть выше уровня школяра. Зачем я на территории вашей страны что? Вот это вот, пурпосе, что означает?

— С какой целью, — слегка скис от моей реакции капитан. — Значит, о школе вы помните. Как звали учителей и одноклассников?

— Простите, капитан, людей я вовсе не могу припомнить. Учебную программу помню. А вот, к примеру, о современных технологиях нет. Марки машин не узнаю, улицы. Вот смотрю, вроде места знакомые, но где тут что, понять не могу, словно не был очень давно.

— Александр, если это ваше настоящее имя, лучше признайтесь честно, кто вы! — капитан говорил сурово. — Будет лучше, если вы скажете это мне, а не товарищам из КГБ.

— Простите, капитан, я обязательно расскажу, если вспомню. Вот пусть меня доктора подлатают, глядишь, память вернётся. Не дай бог вам самому или кому из родни с такой болезнью столкнуться, сами поймёте, что я не притворяюсь.

— Кончай дурку гнать! — воскликнул милиционер.

На крик в палату зашла врач.

— Прекратите кричать, — хмуро посмотрела на капитана Елена Васильевна. — Тут лежат пациенты с тяжёлыми осложнениями после инсульта, им необходим покой.

— Доктор, не мешайте мне работать, — огрызнулся капитан.

— Это вы не мешайте нам работать! — жёстко произнесла врач. — Что вы кричите?

— Да он всё дурака валяет, изображает потерю памяти, — кивнул в мою сторону милиционер.

— Да что вы говорите? — с сарказмом протянула Елена Васильевна. — А у нас что — теперь сотрудникам милиции диплом врача выдают? Чтобы вы знали, потеря памяти после инсульта — это не единичный случай. У пациента действительно проблемы, а вы пытаетесь их усугубить. Ваша задача помочь человеку найти родственников, дом, а если вы этого не можете сделать, хотя бы обязаны помочь восстановить или сделать новые документы. А вы пытаетесь моих пациентов загнать в гроб. Я буду на вас жаловаться!

Дальнейший допрос происходил в присутствии доктора, на этот раз капитан старался держаться в рамках приличия, голос не повышал, задавал одни и те же вопросы множество раз, но я как болванчик повторял: «Не помню; не знаю». В итоге несолоно хлебавши сотрудник правоохранительных органов покинул палату.

На следующий день была операция, после которой меня постоянно кололи и выдавали таблетки горстями, я безропотно принимал всё.

Прекрасным источником информации о мире стали мои соседи-старики, они прониклись ко мне сочувствием, поверив в амнезию. Но то, что деды поведали, поражало. Казалось, что я оказался в мире будущего, а не в две тысячи восемнадцатом году. Люди летают на Луну, где построено несколько научных городов. На Марсе строится исследовательская база и в скором будущем планируется постройка большого адронного коллайдера.

Удивительней была история этого мира. Революция в России произошла раньше и был образован СССР. Технологии тут развивались немного быстрее, из-за чего первая мировая война тут была намного масштабней, чем в нашем мире, она напоминала нашу вторую мировую войну. Немцы завоевали Европу и полезли на Россию. СССР сумел победить немцев и захватил всю Европу. В итоге сейчас все страны: Португалия, Испания, Италия, Франция, Германия и так далее — являются автономными советскими республиками, в которых вторым основным языком является русский.

В сороковые годы вспыхнула война у азиатов, японцы, корейцы и китайцы активно воевали. Японцы совершили глупость — когда они закрепились в Китае, решили полезть на СССР. К тому времени страна восстановилась и укрепилась, так что не только дала серьёзный отпор, но использовала ядерное оружие, которое удалось сделать благодаря перевербованым немецким учёным. В итоге территории страны приросли не только за счёт Курильских островов, но и части Китая.

Благодаря большим ресурсам, страна стала развиваться семимильными шагами. Плановая экономика на ранних этапах претерпела фиаско, была построена экономическая система, похожая на ту, что сейчас имеется в нашем современном Китае — тут смешаны социалистические принципы и элементы капитализма. Чисто капиталистическую систему, сохранившуюся в остальном мире, советские граждане не приемлют.

СССР много воюет, но далеко от дома. Многие африканские страны были завоёваны, наши войска твёрдой рукой навели там порядок и превратили где-то чуть ли не треть Африки в советские колонии.

Огромные ресурсы и высокое качество жизни привело к процветанию и высокой рождаемости, у граждан СССР считается нормальным заводить минимум двух, а оптимально трёх детей. Лишние рты едут на работу в колонии или другие республики. Но к концу двадцатого века актуальным стал вопрос перенаселения.

Вначале были попытки засмотреться на соседей, но к тому моменту ядерное оружие было не только у СССР, но и у США и ещё нескольких стран. Советское правительство понимало, что война с капиталистическими странами приведёт к уничтожению планеты, а завоёвывать аборигенов, потом усмирять их и вливать гигантские деньги в подтягивание их экономики, примерно настолько же затратное дело, как строительство баз-городов на других планетах. При этом научные базы на Луне и Марсе продвинут науку вперёд и в будущем позволят покорить космос, а возня с чернокожими папуасами станет пустой тратой ресурсов. В итоге космос приковал пристальное внимание.

При этом всё равно войны потихоньку идут. В африканских странах стравливаются группы лиц, в результате этих действий постепенно крупные государства разваливаются и превращаются в карликовые страны. И уже маленькие и ослабленные страны завоёвываются. В общем, империя кушает пирог по маленькому кусочку и переваривает его, и готовит следующий кусочек, пока переваривается предыдущий.

На фоне полученной информации ничего удивительного в том, что вместо милиционера ко мне на следующий день после операции заявилась пара сотрудников КГБ. Эти ребята допрашивали меня долго и тщательно, но я не сдавался, валил всё на потерю памяти. Хоть они ушли, но расслаблять булки я не спешил. Чуйка во весь голос вопила о том, что мой случай кому-то из конторы показался подозрительным и я теперь под колпаком.

На следующий день началась эпопея с зубами. Их мне повыдёргивали, запихнули в рот пластину, воткнули зубы-имплантаты и прописали ещё пачку лекарств. Так что в палату вернулся я в препоганом настроении — жевать не мог, челюсть болела. Хорошо хоть, что в больнице нормально кормят, а для больных после операции предусмотрено специальное меню с жидкими блюдами.

Отчасти подозрения о слежке со стороны КГБ подтвердились. Когда я вернулся в палату, старичков-соседей не оказалось на месте, вместо них две койки заняли парень лет двадцати пяти и мужчина примерно сорока лет.

— Привет, — добродушно произнёс русоволосый парень с худым лицом. — Ты, наверное, наш сосед по палате? Я Валера.

— Угу. Саша.

— Добрый день, — кивнул мужчина постарше с короткими светлыми волосами, — меня зовут Вячеслав. Рад знакомству.

Глупо… Мужик — ладно, но класть в палату, в которой проходят реабилитацию инсультники, молодого парня… Нет, конечно, в жизни разное случается, но чтобы всё вместе совпало… Не верю! Видимо, аналитики операцию не прорабатывали или это не контора.

— Саша, как тут вообще? — спросил Вячеслав.

— Извините, больно говорить. Зубы, — продемонстрировал я фиксирующие пластины.

Это нечто… Парочка чекистов (теперь у меня не оставалось сомнений, разве что молодой похож на неопытного стажёра), постоянно пытались со мной трепаться и как бы между делом желали выяснить что-либо о моём прошлом. Два дня, пока у меня во рту были пластины, отговаривался, что больно говорить, пожимал плечами или односложно отвечал, что почти ничего не помню.

На третий день пребывания в палате парочки чекистов и на шестой, как я оказался в больнице, у меня сняли скобы. Зубами уже можно было есть, нога не особо болела, я большую часть времени ходил с тростью скорее по привычке, уже мог обойтись без неё. Местная медицина восхищала. Но проблемой стало то, что больше от чекистов односложно отговориться было нельзя.

— Ты как? — спросил Вячеслав.

— Спасибо, что живой… Всё болит, но хотя бы уже жевать могу.

— Сань, тут жена мне новое бельё привезла, — продолжил он. — Носки, трусы, футболка — всё новое… Я видел, как ты мучаешься, стирая свои вещи. Если не брезгуешь, возьми. — Он положил на мою кровать свёрток с вещами.

— Спасибо, Слава, это действительно нужные вещи.

Несмотря на то, что я мило улыбался, бесило, что меня хотели купить трусами и носками. Хотя бесспорно — вещи очень нужные, свои-то оставил в рюкзаке.

— Пожалуйста, — спокойно произнёс Вячеслав.

— Слушай, как думаешь, получится куда-то устроиться на работу с моей дырявой памятью?

— Почему нет? Дворники всегда нужны. А если ты что-то умеешь, то можно и лучше работу найти. Есть же у тебя какие-то навыки?

— Не уверен, но думаю, что я сумел бы управлять автомобилем. Только правила дорожного движения надо будет изучить, а то я их забыл.

— Сейчас водители не нужны, — покачал головой Вячеслав. — Раньше в них была большая потребность. А сейчас весь транспорт переходит на систему автоматического управления. Ещё лет десять-пятнадцать, и профессия водителя уйдёт в небытие. В колониях постоянно требуются рабочие разных специальностей, там и льготы на получение жилья, повышенная ставка по заработной плате.

— А можно подробнее? Допустим, такой старик вроде меня, который сам не знает, что умеет, чего может добиться у папуасов?

— Там профессий много. Всегда требуются люди, например, курьеры, секретари, помощники, — начал просвещать Вячеслав. — А можно и вовсе небольшим начальником стать. К примеру, набирается в какую-то фирму неквалифицированный персонал из аборигенов: дворники, сборщики фруктов и так далее. Над ними нужен начальник. Обычно на такие должности нанимают наших людей без особых навыков. Поработаешь лет десять, получишь свою квартиру… Тебе сколько лет?

— Не знаю. Врачи записали в бумагах пятьдесят лет, но недавно в зеркало на лицо посмотрел, выгляжу намного моложе.

— Это из-за регенерационных препаратов, — пояснил Вячеслав, и я не стал его разубеждать. — Седина говорит за тебя. Тебе сейчас пятьдесят лет, поработаешь ещё лет двадцать-двадцать пять, выйдешь на пенсию.

— И что, я на пенсии останусь жить среди папуасов?

— А что плохого? Тепло, жильё есть, инфраструктура в колониях не хуже нашей.

— Слав, как жить дальше? Вот завтра-послезавтра меня выпишут из больницы. Денег нет, документов нет, ничего не помню. Куда идти, что делать? Не бродягой же становиться.

— Получишь у медиков справку, с ней пойдёшь в ближайшее отделение милиции, тебя проверят на полиграфе, получишь у них справку, а потом есть два варианта. В первом случае приходишь на вербовочный пункт набора добровольцев для работы в колониях. Тебя поселят в общежитие, дадут пластиковую карточку на трёхразовое питание в ближайшей столовой, сделают документы, а через неделю уже отправишься куда-нибудь в Африку. Во втором варианте можешь попытаться обратиться в паспортный стол, но тогда у тебя не будет ни питания, ни жилья, и выдача документов может растянуться на пару месяцев, за которые ты даже не сумеешь устроиться на работу. А кушать всё равно будешь хотеть. Если же будешь заниматься попрошайничеством или по помойкам побираться, тебя задержит милиция и вышлет в колонии без права возврата. А там ссыльным на нормальную работу устроиться проблематично. А если воровать будешь, то в тюрьму отправишься.

Звучит довольно привлекательно. Понятно, что раз у местных подобное отношение к бездомным, если их высылают не за сто первый километр, а в далёкие колонии, то и крайне подозрительного типа вроде меня вряд ли оставят в стране. А вот отправить гражданина в колонию, чтобы работал на безопасной должности подальше от секретов, даже если я какой-нибудь шпион — это вполне разумно. Я всё равно собирался в Африку в своём мире, правда, подумывал устроиться наёмником-инструктором, чтобы обучать чернокожих правильно держать автоматы. С моей хромотой иные варианты были перечёркнуты. А тут почти полностью вылечили, лишь седина и едва заметные шрамы остались. Тут технологии и медицина развиты лучше, чем на родине. Почему бы не поработать маленьким начальником в саду у папуасов? Тем более по документам меня оформят на пятнадцать лет старше, так что на пенсию выйду раньше. Хоть в чём-то пригодились седина и потрёпанный внешний вид.

Только разум всё время цепляется за слово «полиграф». Конечно, есть способы обмануть детектор лжи, нас даже им обучали, но тут надо знать примерные вопросы и особым образом себя настроить, произвести самовнушение. Я же не знаю, какие будут вопросы. В армии на особых заданиях нас заставляли прорабатывать легенду, которую составляли аналитики. А как быть сейчас? Я нормальную легенду не состряпаю, поскольку не обучен такому, ко всем вопросам вряд ли смогу подготовиться…

К обеду молодой сосед по палате пропал, вроде как выписался. А вечером ко мне подошёл Вячеслав.

— Саша, сегодня меня выписывают. Я заметил, что у тебя нет нормальной одежды, а в военных штанах и обуви ты будешь привлекать повышенное внимание постовых. — Он выложил мне на кровать пакет. — Вот, тут одежда и обувь, я из них вырос, а тебе будет как раз.

— Спасибо, Вячеслав.

Внутри пакета оказались пара летних туфлей, голубая рубашка с длинными рукавами и с крупными пуговицами, а также льняной летний костюм: светлые брюки и пиджак. К штанам прилагался ремень с крупной бляхой.

Паранойя подсказывала — тут явно что-то нечисто. Вещи выглядели как новые, но мне презентовали их как подержанные. С одной стороны хотелось верить в человеческую доброту, в то, что я ошибся, а соседи по палате вовсе не сотрудники КГБ, а обычные больные. Ведь бывает так, люди дарят что-то, а чтобы не обидеть гордость человека, говорят, что вещь ему уже не нужна, что она старая. Бывало, и сам так несколько раз поступал. Но с другой стороны — я в другом мире, мутные и внешне здоровые парни лежали в одной со мной палате, постоянно пытались выведать информацию о прошлом, а теперь один из них подгоняет одежду.

Глава 6

Поразительная медицина! Я не перестаю ею восхищаться. Уже на следующий день нога почти не болела. Меня выписали из больницы и выдали несколько справок.

Переодевшись, отправился в ближайшее отделение милиции, адрес подсказала лечащий врач. С тростью пока не расставался, оделся с иголочки в подаренную одежду, а свои вещи нёс в пакете.

Со вчерашнего вечера я готовился к допросу с использованием детектора лжи, внушал себе веру в изначально обманные утверждения о различных нюансах, вроде потери памяти. В принципе, я знал список стандартных вопросов при тестировании с полиграфом, их всего около трёх десятков. К ответу на них я был полностью готов. К сожалению, всё предусмотреть было невозможно.

В отделении милиции пришлось объяснять цель своего визита, предъявить справку. Через некоторое время меня отправили к кабинету на первом этаже. За столом перед большим плоским монитором сидел милиционер в звании старшего лейтенанта. Молодой парень, ему было примерно чуть больше двадцати пяти лет, среднего роста. Каштановые волосы были подстрижены под расчёску, форма сидела на нём идеально. В кабинете стояла восхитительная прохлада, которую создавала система климат-контроля. Удобное кресло, качественная мебель и хороший ремонт говорили о том, что местная милиция хорошо финансируется. Парень оглядел меня внимательным взглядом карих глаз.

— Вы по какому вопросу?

— Добрый день. Я потерял память в результате болезни. К сожалению, ваш сотрудник, капитан, который приходил ко мне в больницу, не сумел установить мою личность. В больнице выдали справку и сказали, что надо обратиться к вам. Вот, — протянул я справку.

— Хм… — почесал переносицу парень. — Присаживайтесь.

Удобное стальное кресло с мягкой сидушкой и спинкой приняло меня в свои объятья. Парень поставил на стол прибор, навёл на меня миниатюрную видеокамеру и нацепил на указательный палец левой руки датчик, а на голову тканевый обруч с датчиками.

— Ваше имя? — начал он.

— Александр.

Тут всё было стандартно, к этому вопросу я был подготовлен.

— В комнате, в которой вы находитесь, есть окно?

— Да.

— Вам нравится употреблять в пищу фекалии?

— Нет.

— Вы проживали на территории советского союза?

— Да.

— У вас есть связи в криминальном мире?

— Нет.

— Вы участвовали в незаконном распространении наркотических веществ?

— Нет.

— Вы состоите в секте?

— Нет.

— У вас были попытки суицида?

— Нет.

— Вы участвовали в незаконном обороте оружия?

— Нет.

— У вас есть судимость?

— Нет.

Пока что вопросы были стандартными, такие же задают почти при любом допросе с использованием детектора лжи в нашем мире. К этим вопросам я как раз был готов стопроцентно, полностью верил в то, что говорю правду, даже когда врал насчёт оружия. Было дело, приторговывал оружием на сторону, как и любой из моих бывших коллег. Накроешь группу террористов, стволы же не будешь сдавать? Лучше их продать сирийским военным и ополченцам, пусть и дёшево, но на сигареты, вкусняшки и девушек низкой социальной ответственности хватало. А уж о краже пистолета вообще молчу, законным оборотом оружия тут и не пахнет.

— Вы пытались подделать документы на территории СССР?

— Нет.

Когда бы успел? Только подумывал об этом, но понял, что без связей и денег бесполезная затея. Особенно, когда подозреваешь, что находишься под колпаком КГБ. Хотя создаётся видимость, будто от меня отстали, но мягким местом чую, что пока ещё не стоит расслаблять булки.

— Вы пробовали хотя бы раз наркотические вещества?

— Нет.

Соврал, причём наглым образом. Конечно же, я пробовал наркотики. Промедол колол себе во время ранения. Несколько раз курил гашиш вместе с сослуживцами. Во время хирургических операций меня усыпляли с помощью наркотиков. Но к подобному вопросу был готов, верил, что не вру, а говорю истинную правду. Тем более, вопрос был поставлен таким образом, будто я сам пробовал. Милиционер же не спросил, кололи ли мне наркотики врачи и сослуживцы, можно было себя заставить думать именно в таком ключе, игнорирую марихуану…

— У вас есть причина бояться тестирования?

— Нет.

Обычно за этими вопросами следуют дополнительные на выявления употребления (хранения и распространения) наркотиков. Казалось бы, мир другой, а всё точно так же, как у нас. Милиционер продолжил:

— Вы употребляете наркотики?

— Нет.

— Вы употребляли наркотики последние пять лет?

— Нет.

— Вы участвовали в незаконном распространении наркотиков?

— Нет.

— В вашем окружении есть люди, распространяющие наркотические вещества?

— Нет.

— У вас есть причина бояться тестирования?

— Нет.

— В процессе тестирования вы соврали хотя бы на один вопрос?

— Нет.

— Вы когда-либо убивали животное?

— Да.

Посмотрев на экран, старший лейтенант что-то напечатал на клавиатуре. Вместо мыши, которой не было, он пользовался подобием тачпада, который был встроен в клавиатуру.

— Вам нравится, когда вас унижают?

— Нет.

— Вы всегда правы?

— Нет.

— Вы любите свою мать?

— Нет.

На этом моменте милиционер застопорился. Он с удивлением посмотрел на меня и отошёл от стандартной процедуры допроса, когда требуется задать вопрос, на которой необходимо ответить да или нет.

— Почему вы не любите свою мать?

— Кажется, я её не знал. Вероятно, я сирота. Извините, товарищ лейтенант, с провалами в памяти сложно жить.

— Вам нравится унижать других? — продолжил офицер, что-то напечатав.

— Нет.

— Вы любите оружие?

— Да.

Тут скользкий момент. К такому вопросу я не был готов. Ко многим вопросам про оружие подготовился, но такого не ожидал. Да, оружие я люблю больше, чем родную мать, которой никогда не знал. А оружие не раз и не два спасало жизнь мне и товарищам. Как можно не любить вещи, которые сопровождали тебя на протяжении большей части жизни? Да тут соврать даже после подготовки было бы проблематично.

— Хотели бы вы участвовать в боевых действиях?

Вот очередной вопрос с подвохом. Как ни отвечу — совру. Скажу да — это будет неправдой. Скажу нет — тоже будет ложью. Ведь ещё недавно хотел отправиться работать наёмником, а желание ещё не до конца испарилось, но при этом воевать я не люблю и не хочу.

— Нет.

Милиционер нахмурился. Видимо, прибор всё же отобразил мою неподготовленность к ответу.

— Вам нравятся спецоперации?

— Нет.

На этот раз я был искренним, как младенец, который ещё не умеет врать. Кому вообще нравится его работа? А моей работой было участие в спецоперациях. Конечно, есть люди, которым нравится их работа, например, творческие люди или которые зарабатывают большие деньги, занимаются любимым делом. Но большинство людей искренне ненавидят свою работу.

— Вы когда-либо хранили военную тайну?

Ох, дружище, да ты жжёшь напалпом! На мне столько подписок о военных тайнах, что ими на протяжении года в сортире можно подтираться. Но к этому вопросу нас готовили десятки раз перед каждой особой операцией, когда надо было изображать из себя кого угодно, но только не служащего российской армии. Так что я отвечал именно так, как был обучен, искренне уверенный в том, что говорю правду.

— Нет.

— Употребляли ли вы спиртное?

— Да.

— Как давно вы употребляли спиртное в последний раз?

— Две недели назад.

— Часто ли вы употребляете алкоголь?

— Нет.

— Управляли ли вы транспортным средством в нетрезвом виде?

— Не помню.

Ездил, и не раз. Но это было не на основных дорогах и на военных внедорожниках, но не объяснять же это офицеру, я вроде как с амнезией — тут помню, там не помню. Очередной вопрос, к которому я не был готов. Всё предусмотреть невозможно.

— Вы совершали кражи?

— Не помню.

Кражи… Чёрт подери, да за последние пару недель я столько всего украл, что перечислять замучаюсь. А сколько раз воровал что-то по службе: угон военной техники противника; трофейное оружие, сигареты и шоколадки… Бывало такое — убьёшь террориста, а его карманы набиты конфетами, словно не человек, а праздничная пиньята. Бандиты предпочитают ходить налегке, а шоколад — наиболее калорийный, лёгкий и компактный продукт, который можно легко и везде достать. Да мало ли что бывает на войне? Отвечу нет — сразу совру. Скажу да — вцепятся клещами, начнут раскручивать по полной программе. В принципе, мой ответ всё равно плохой, но тут можно валить на амнезию.

— Пробовали ли вы энергетики?

— Да.

— Играли ли вы на деньги в азартные игры после восемнадцати лет?

— Да.

— Вы состоите на службе какого-либо государства?

— Нет.

— Вы имитируете потерю памяти?

— Нет.

К подобным вопросам я готовился последние сутки, так что врал правильно, то есть в полной уверенности в своей правоте. Обмануть полиграф очень сложно, для этого необходима соответствующая подготовка и не раз пройти через похожие допросы. Благо, что у меня такая подготовка имеется.

— Вы относитесь к кражам положительно?

— Нет.

Тут главное было убедить себя в том, что я действительно отношусь к кражам отрицательно — это было просто. Достаточно было представить, что крадут у меня, так что ответ был искренним. Вот воровать у других — это уже другой вопрос. Любой из моих коллег не видит ничего зазорного, чтобы позаимствовать что-то, если это необходимо для выживания или выполнения задания. Подобные психологические барьеры ломаются ещё на первых годах службы в спецподразделениях.

— За последние десять лет вы совершали кражи?

— Извините, товарищ старший лейтенант, с амнезией невозможно ответить на вопрос, если не знаешь ответа. За время пребывания на территории СССР, насколько помню, я не совершал никаких преступлений.

— Вы говорите правду?

— Да.

Милиционер достал из стола планшет, такой же, какой был у капитана. Он вышел из-за стола, снял у меня отпечатки пальцев и сфотографировал глаза. После чего надел обратно датчик на палец и повторно меня прогнал по схожим вопросам ещё два раза. На что получал заготовленную «правдивую» реакцию. Но он явно оказался не удовлетворён, словно барышня коротким коитусом. Хмурился, смотрел в монитор, водил пальцем по тачпаду. Потом он достал из кармана сотовый телефон и позвонил.

— Товарищ майор, у меня сейчас на тестировании товарищ Александр, который безымянный с амнезией… Да, сейчас переправлю отчёт.

Он положил трубку и пристально посмотрел на меня.

— Товарищ Александр, какие ваши дальнейшие планы?

— Пока лежал в клинике, мне рекомендовали отправиться добровольцем в колонии. К сожалению, я даже не представляю, что это и чего ожидать, но склоняюсь к этому предложению. Подскажите, пожалуйста, куда можно будет обратиться?

— Погодите, вначале придётся закончить все учётные процедуры.

Такой ответ мне не понравился. Возникли подозрения, что меня отсюда не хотят выпускать. Вроде бы нет ничего такого, к чему можно придраться, разве что несколько мутных ответов и шаткая легенда. Но и опровергнуть легенду будет сложно, если только я не признаюсь. А признаюсь лишь под сывороткой правды или если телепат будет читать мысли. Вряд ли на меня будут переводить пентотал натрия (сыворотку правды). Интересно, у местных есть штатные телепаты, как у наших спецслужб? Если в этом мире жил кто-то вроде моего отца, то такое вполне возможно. Не хотелось бы повторно лишиться здоровья, которое только что было восстановлено.

Что-то в последнее время не везёт с правоохранительными органами. Даже если я ни в чём не виноват, всегда можно что-то придумать и заставить подписать любые бумаги.

Вскоре в кабинет зашёл пожилой мужчина примерно пятидесяти лет. Это был высокого роста черноволосый майор. Он внимательно смерил меня взглядом карих глаз и встал сбоку, чтобы видеть старшего лейтенанта и меня.

— Товарищ старший лейтенант, что скажете? — начал он.

— Есть некоторые смутные моменты, — пожал он плечами. — Я выделил их в отчёте. В целом товарищ Александр отвечал правдиво. Если верить показаниям медиков, то можно списать всё на потерю памяти, но как-то слишком удачно товарищ потерял память…

— Проверка по базе лиц? — вопросительно посмотрел на подчинённого майор.

— Проведена капитаном Никифоровым, — покачал головой старший лейтенант. — Ничего не дала. Товарищ Александр до появления в Царицыне в поле зрения камер видеонаблюдения не попадал.

— Вы жили в лесу? — спросил у меня майор.

— Да.

— Вы совершали преступления? — продолжил он.

— Нет.

Майор посмотрел на подчинённого, тот в ответ одарил стол микроскопическим кивком.

— Откуда у вас пулевое ранение? — спросил майор.

— Не могу знать.

Отчасти я не соврал, поскольку в момент ответа думал о том, что ничего не знаю о том, кто меня ранил. Всё происходило, когда мы совершали обход территории, меня подстрелил снайпер, которого бойцы из нашего отряда так и не смогли найти.

— Вы родились на территории СССР? — продолжил главный.

— Да.

И это действительно так. В восьмидесятые, когда я родился, СССР всё ещё существовал. Вот только эта страна уже развалилась и находилась в параллельном мире.

— Вы старовер? — спросил на этот раз молодой милиционер.

— Не могу знать.

— Вы охотник? — продолжил он.

— Не могу знать… — нахмурил я лоб, словно стараясь вспомнить.

Майор с лейтенантом переглянулись.

— Что же, можно допустить, что вы, Александр, выросли в глуши, отчего не имеете никаких документов. Вероятно, вы получили огнестрельное ранение на охоте, после чего сокрыли данный факт от властей, чтобы прикрыть товарища, — наигранно произнёс майор. — Затем вы каким-то образом пересекли приличную часть страны, не попав в поле зрение камер видеонаблюдения… Но зачем вы приехали в Царицын?

— Не знаю.

— А я скажу — зачем! — ухмыльнулся майор. — Вы решили получить нормальную медицинскую помощь, поскольку в вашей глуши остались лишь врачи, практикующие в частном порядке на дому, о чём они не спешат сообщать властям. Но обращаться в больницу у себя в глуши вы сочли неприемлемым. Видимо, вас там могли опознать. А чтобы отвести подозрения от тех, кто вас ранил и незаконным образом лечил, вы решили имитировать амнезию. И у вас бы всё вышло, но в милиции не дураки служат. Итак, признавайтесь, ваше полное имя, фамилия, отчество и дата рождения?

— Простите, товарищ майор, ваши доводы звучат логично, но у меня действительно был инсульт и проблемы с головой.

— Что же вы, товарищ, не хотите сотрудничать? — едва заметно качнул головой майор. — Ничего, посидите в камере пятнадцать суток, а там может память прояснится.

— Извиняюсь, а за что пятнадцать суток? У вас лишь косвенные и невнятные подозрения непонятно на что. Я перед законом советского союза кристально чист, даже не хулиганил, не ругался и на тротуар не плевал. Всего-то ничего не знаю о мире, в котором живу, и не имею документов. Разве это преступление?

— Как же вы можете утверждать, что не совершали никаких преступлений, если потеряли память? — ехидно спросил майор.

— Из того, что помню, могу утверждать точно. А того, чего не помню, тут уж извините, но нет никаких доказательств, ориентировок и хоть чего-то, указывающего на какие-то противоправные действия. Вы готовы задержать человека только из-за того, что у него была некая травма, но… Если мы с вами читали одно и то же медицинское заключение, в нём сказано про ранение похожее на пулевое. Но не написано, что оно именно пулевое. Я далёк от медицины, память не блещет идеальностью, тем не менее, прекрасно понимаю, что можно получить идентичные ранения иным образом. Ни один эксперт не даст стопроцентную вероятность подтверждения пулевого ранения, если при этом пуля не будет извлечена из раны.

— Всё-то вы продумали, — ухмыльнулся майор. — Наверное, считали себя самым умным? Что мы ни о чём не догадаемся? Товарищ Александр, лучше признайтесь, не усугубляйте своё положение. Назовите своё полное имя и дату рождения. Где вы раньше проживали? Скажите, кто вас ранил и кто лечил? Это в ваших интересах!

— В моих интересах спокойно и без нервотрёпки получить справку и уехать в жаркую Африку гонять диких бибизян, чтобы они активней собирали бананы.

— Если вы не будете с нами сотрудничать, то поедете в Африку прямиком из обезьянника в роли человека второго сорта, и тогда вас будут гонять собирать бананы, — с угрозой выдал майор.

— Ваша угроза звучит пугающе, верите вы или нет, меня подобные перспективы не радуют. Но к величайшему сожалению, невозможно сказать того, чего не знаешь. Я на самом деле понятия не имею, кто нанёс мне травму. Кто лечил… аналогично…

И ведь действительно не помню, кто проводил операцию, поскольку к тому моменту, как меня довезли до военно-полевого госпиталя, уже был без сознания.

— Жаль, что вы не хотите идти на контакт, — сказал майор. — Лейтенант, вызовите дежурного.

Молодой милиционер потянулся рукой под стол и, похоже, нажал там на кнопку. Вскоре дверь распахнулась и в кабинет заглянула пара крепких милиционеров. Младший офицер снял с меня датчики, майор едва заметно обозначил кивок в мою сторону и произнёс:

— В обезьянник его.

Рядовые милиционеры отобрали у меня трость и пакет с вещами. Пока один мне завернул руки за спину, второй общался с майором. Закончив выяснять мою подноготную, милиционеры повели меня в сторону камер. Перед тем, как запихнуть за решётку, меня тщательно обыскали, отняли ремень и шнурки. Вскоре я оказался в камере, в которой находилось двое бомжей в грязных потрёпанных вещах, от них исходило жуткое, тошнотворное амбре. Тут стояли две двухъярусные кровати. Один из заключённых, пожилой мужчина примерно пятидесяти лет с короткими седыми волосами и одутловатым лицом, лежал на первом ярусе левых нар, второй, лет сорока, с большой и неопрятной бородой чёрного цвета сидел на правых нарах. От него исходил более неприятный запах, к аромату свалки примешивались нотки сивухи, опухшие щёки и мешки под глазами не прибавляли его внешности привлекательности.

— Это… — повернулся сидевший бомж к милиционеру. — Этого товарища… Что с ним случилось? Зачем его к нам?

— Он просто не хочет признаваться, кто его подстрелил, — ответил милиционер.

— Странные дела… — протянул бомж.

Дверь камеры закрылась, а я задумался над тем, насколько глупой была идея пойти в местную милицию. Обрадовался перспективам, которые расписал непонятный тип, то ли из КГБ, то ли просто обычный человек. Жить в новом мире, спокойно работать, получить квартиру — всего-то и надо, что руководить папуасами… Размечтался! Следить за неграми мне не привыкать, одно время натаскивал в далёких странах аборигенов в качестве военного советника, там явно сложностей побольше, чем руководить рабочими. В итоге мечта рассыпалась о скалы реальности. Я ничего не скажу больше озвученной легенды, милиционеры мне не поверят, в итоге отправят вместе с бомжами в Африку. А там… Кто его знает, каково там живётся ссыльным? А мой рюкзак останется тут, добраться до него, чтобы свалить в другой мир, окажется непосильной задачей.

Что же делать? Бежать? В принципе, это реально, сейчас я здоров, до тайника добираться недалеко, а милиционеры не похожи на профессиональных боевиков. Возможно, придётся уходить с шумом и немного пострелять, но это не пугает. Хотя словить шальную пулю в недавно залеченный организм будет неприятно.

Или стоит подождать? Вдруг отпустят на свободу… Хм… Сомнительно.

— Эй, — обратился ко мне сидящий на шконке бомж. — Тебя как звать?

— Александр. — Сел я рядом, хотя запах от индивидуума был жуткий, но в ногах правды нет.

— О! — обрадованно протянул он. — Значит, мы тёзки! Я тоже Санёк. А чего тебя сюда?

— Инсульт был, память потерял, после больницы хотел документы восстановить. Товарищи из органов решили, что я вру.

— Я тебя научу, как быть, — начал Саша.

— Спасибо, не стоит.

— Да ты чего? Не думай, я опытный. Тебе же мент сказал, всего-то и надо, что рассказать, кто ранил. Расскажешь, и тебя отпустят. Кстати, из чего стреляли?

— Извините, но я действительно потерял память.

— Это ты зря, — покачал головой Саша. — Мы тут свои, менты далеко, так что мог бы не прикидываться. А то ведь тебя запросто вышлют вместе с нами в зарубежную колонию. Нет бумажки — ты букашка. Человек второго сорта. Вот признался бы следователю, тогда бы тебя отпустили, а так только зря время теряешь.

— Извините, Саша. Мне предстоит провести тут пятнадцать суток, хотелось бы провести их в тишине и спокойствии. Я буду на верхней шконке, прошу вас не шуметь.

Ох… Тяжело находиться в душной и вонючей камере. Особенно если сосед явный подсадной. Этот Саша всё заливал мне в уши слезливую историю собственного заключения по ошибке, пытался вывести на откровенность. Пришлось терпеть и меньше трепаться языком, но признаюсь, автомата сильно не хватало. А лучше ещё несколько наступательных гранат. К вечеру я готов был придушить этого бомжа и к чёртовой матери разнести всё отделение.

А уж каких ужасов нагнал сокамерник по поводу ссылки. Мол, вышлют меня далеко в Африку в недавно завоёванное карликовое государство, где заставят с утра до ночи за пайку поднимать инфраструктуру: строить дома и дороги. Почти что тюремный режим с проживанием в бараке, кругом обозлённые чернокожие аборигены, которых всячески притесняют, а срывают они свою злость на ссыльных. Из-за этого многие ссыльные долго не живут. И сбежать оттуда некуда, кругом пустыня и злые бедуины.

Насчёт последнего не соглашусь. Если кругом пустыня и бедуины, то можно договориться или силой раздобыть оружие с транспортом и чувствовать себя если не комфортно, то хотя бы выжить и перебраться в другую страну. Но назад в СССР к моим вещам дорога будет отрезана. С ПВПВ, который теперь точно доказано — работает, я могу путешествовать по разным мирам, чтобы в итоге устроиться с комфортом, а не бегать с автоматом наперевес по африканским пустыням.

Одно дело — добровольно работать, взять с собой вещи, другое — отправиться насильно в качестве бесплатной рабочей силы. Понятно, что второй вариант мне не нравился. А чем больше времени проходило, тем больше приходило понимание, что выпускать меня никто не намерен.

Может, Саша и преувеличивал, нагнетал атмосферу, чтобы напугать, но чувствовалось, что суть передал верно. По логике было понятно, раз на улицах чисто и нет бездомных, а все вокруг говорят, что их высылают далеко и навсегда, то значит, так оно и есть. Казалось бы, эти люди летают на Луну, как наши туристы в Турцию, пересаживают внутренние органы и за неделю полностью излечивают инсультников, а социальные проблемы как были, так и остались.

Удивительно, как меня вообще вылечили, а не сразу отправили строить коммунизм? Или же властям не нужны больные рабочие? А может, подумали, что я мог оказаться родственником какой-нибудь шишки? Вот и проверили вначале, концов не нашли. Заподозрили шпиона, и ещё раз проверили, после чего поверили в амнезию… Или не поверили? Зачем одежду дарили? Мог Вячеслав быть из КГБ, но при этом совестливым человеком? В принципе, мир не без чудес, всякое может быть. Телепаты же существуют, путешествие в параллельные миры, как оказалось, тоже реальны.

Итак, что делать? Бежать или не бежать, вот в чём вопрос? Если не бежать, а плыть по течению, то окажусь в самом низу социальной лестницы без всяких перспектив. Побег — это риск. Но в случае удачи мне будет открыто множество дорог. Неплохо было бы прихватить местных лекарств, препарат для ускорения регенерации — это нечто волшебное, словно Панацелин из фантастических рассказов. Такое лекарство всегда может пригодиться.

Эх… Вот что за люди служат в органах? Зачем было всё усложнять и загонять меня в строгие рамки, выход из которых приходится пробивать силой… Всё и так было сложно. Хорошим это не закончится, поскольку, когда берут что-то сложное и добавляют к этому ещё что-то более сложное, то выходит ненадёжная конструкция. Это всё равно, что в конце забега специальной олимпиады, на которой будут бежать умственно отсталые, устроить тест по математике.

Я не сторонник насилия, но по-другому действовать не умею. Вот досталась бы какая-нибудь суперсила вроде телепатического внушения или волшебство как у Гарри Поттера, было бы намного проще. А то моя способность какая-то малополезная — видеть последние две минуты до смерти… Ерунда какая-то. Нет, польза есть, всё же от смерти несколько раз спасся, но всё могло быть лучше.

Интересно, а я могу увидеть будущее по своей воле? Всё равно в камере делать нечего, не общаться же со стукачом. Попробую потренироваться.

Глава 7

Первые сутки, проведённые в медитациях, ничего не дали. Я пробовал вызвать видение будущего, но словно упёрся в стену. Тем не менее, не отчаивался. Опыт подсказывал, что ничего не даётся легко и сразу.

Вечером меня отконвоировали к оперуполномоченному. Им был тот самый старший лейтенант. На этот раз обошлось без полиграфа.

— Ну что, Александр, вы готовы сотрудничать со следствием?

— Конечно. Всегда готов.

— Вот видите, уже вспомнили пионерское детство, — улыбнулся милиционер. — Итак, ваше имя, фамилия и отчество?

— Простите, товарищ лейтенант, предполагалось, что в этом помещении лишь я страдаю провалами в памяти. Я помню лишь имя. К сожалению, вы не врачи, а пребывание в камере предварительного заключения не курорт, так что память ко мне не вернулась.

— А говорили, что будете сотрудничать, — покачал головой молодой представитель власти. — Что же, печально. Зря вы не одумались. В таком случае разговор у нас будет коротким.

Парень нажал под столом кнопку и в помещение зашли крепкие милиционеры, уже другие, не те, которые были вчера. Видимо, другая смена. Я вновь оказался в камере. Единственная радость, что тут кормили. По закону заключённых положено кормить, но подобное правило не всегда соблюдается, особенно если кого-то конкретного надо «прессовать». Ещё радует, что не пытали.

Ещё сутки в камере пришлось терпеть попытки вонючего бомжа залезть мне в душу. Медитации помогли отрешиться, Саша, видя мою отрешённость и молчаливость, отстал.

Погружаясь в отрешённую созерцательность, я старался вспомнить ощущения, которые испытывал во время смертей. Кажется, даже удалось что-то нащупать.

На следующий день после обеда меня вновь повели к оперуполномоченному, но всё повторилось практически точь-в-точь как вчера.

Третьи, четвёртые и пятые сутки были зеркальным отражением предыдущих дней. В камере стояла удушающая духота и жуткая вонь от бомжей, самое ужасное, что я уже привык к этим запахам и сам пах не лучше. Время тянулось крайне медленно, серые бетонные стены достали и вызывали ненависть.

На шестой день случился прорыв. Я пытался в полной мере прочувствовать ощущения во время схватки со сверхлюдьми в родном мире и…

В камеру принесли обед. Саша то ли специально, то ли нечаянно зацепил мою миску с баландой, и она перевернулась на пол. Я жутко разозлился и хотел прибить гада, но ещё больше хотел есть. И тут случилось то же самое, что и во время «смертей», тьма поглотила меня, а открыв глаза, обнаружил, что сижу на шконке в позе лотоса. Через некоторое время принесли баланду, и стало понятно, что получилось. Я, мать его, снова использовал способность! Только на этот раз предвидел не свою смерть, а перевернутую миску баланды. Это прорыв!

Когда бомж рванул за похлёбкой и потянулся с явной целью опрокинуть миску. Стало понятно, что в первый раз была не случайность, а явная провокация на драку. Я схватил его за локоть и больно сжал, после чего ткнул пальцем в болевую точку на спине, отчего он вытянулся в струну и боялся двинуться. Наклонившись над ухом, прошептал:

— Только попробуй сделать это, до утра не доживёшь. Ты меня понял?

Сглотнув вязкую слюну, Саша кивнул.

— Вот и славно.

Дальше всё было спокойно. Но бомж кидал на меня злые взгляды. Я понял, что ничего хорошего ожидать не стоит. Странностей добавил тот факт, что сегодня меня не вызывали к оперуполномоченному. И действительно, ожидания оправдались. Ночью я лишь делал вид, что сплю. В камере начались шевеления. Мелькнул блеск, а я резко перевернулся на бок и перехватил руку.

В руке, принадлежащей Саше, была зажата острая спица. Я вывернул кисть, обладатель оной застонал сквозь зубы. Затем я плавным движением бесшумно соскочил на пол и завёл руку бомжа за спину, левой рукой сложил пальцы щепотью и нанёс удар в смертельную точку, ещё двумя похожими ударами по особым точкам парализовал работу лёгких. После этого не должно остаться синяков, а причиной смерти судмедэксперт обнаружит остановку сердца и лёгких. Но пока бомж дёргался из последних сил, ещё был шанс его откачать. Я продолжил его удерживать в захвате, зажав рот. Он едва слышно стонал, но воздуха, чтобы закричать не хватало.

В итоге я уложил мужчину на его нары в естественную позу и забрал спицу. Второй заключённый делал вид, что спит. Он лежал с закрытыми глазами. Хотя я ещё в первый день из болтовни подсадного выяснил, что второй сокамерник глухой, поэтому он сидел молча и ни с кем не общался. Вполне возможно, что он ничего не слышал. Я споро спрятал спицу в щель между досками нар под матрацем мертвеца, после чего отправился спать. Этой ночью можно было спокойно выспаться.

Было непонятно, нападение сокамерника — это его личная инициатива, вроде мести за угрозу или же это приказ от ментов? Если второе, то пора отсюда делать ноги. Видимо, что-то у них пошло не так. А что могло произойти? Допустим, КГБ до сих пор считают меня шпионом или их сотрудник решил проверить мою судьбу. Позвонил в этот отдел, а ему говорят, мол, товарищ, мы колем вашего мутного парня, маринуем в КПЗ, подослали стукача. Их за инициативу пожурили, а милиционеры решили поступить просто — избавиться от источника проблем, вроде как драка в камере со смертельным исходом, извините. Но столь пристальное внимание КГБ — это как бы не хуже, чем отправка вторым сортом в Африку.

Подумав, я оторвал одну из пуговиц от рубашки и сломал её пополам. Внутри оказалась электроника и маленькая батарея. Теперь не оставалось сомнений, что костюмчик достался не просто так, он напичкан следящей аппаратурой.

Решено — пора бежать. В родном мире за пару недель должно было всё успокоиться, меня вряд ли ищут так же активно. Хотя та блондинка, похоже, обладала какой-то экстрасенсорной способностью, с помощью которой умудрилась меня найти. Как бы сразу после возвращения не повстречаться с очередной командой суперменов. С другой стороны, вряд ли они прибудут сразу, так что у меня будет время на разведку новых миров.

Утро началось весело. Досмотровая команда обнаружила у нас в камере жмура. Меня и сокамерника жёстко шмонали и допрашивали. Я пожимал плечами и отговаривался, что спал. Немой делал круглые глаза и показывал на уши. Поскольку ран на покойнике не обнаружили, нас оставили в покое.

Немой поглядывал на меня с опаской, он же видел вчерашнюю сцену. Уверен, он замечательно умеет читать по губам. Я сказал, что тип не доживёт до утра, в итоге так и произошло. Вот оно утро, вот он жмур. Муки совести? Не слышал о таких. Когда некто пытается меня убить, он автоматически попадает из категории людей в категорию врагов. А врагов не щадят, только если нет приказа брать живыми или не нужен язык для допроса.

О том, чтобы использовать спицу для побега, я даже не думал, поскольку при выходе из камеры заключённых обыскивают, а бежать сразу после этого будет бесполезно, поскольку дальше начинаются решётки, которые открывает дежурный, сидящий за ними. Если я нападу на конвоиров, всё равно дальше этой решётки не уйду, а попытка побега всего одна, дальше я буду уже не ссыльным человеком второго сорта, а уголовником, у которого наказание и содержание намного строже.

Почти сразу после завтрака меня повели к оперуполномоченому. Он морщил нос от амбре, что исходило от моей одежды, пропитавшейся запахами от бродяг.

— Ну что, товарищ, вы хорошо подумали?

— Лучше всех.

— К вам вернулась память? — с сарказмом спросил старлей.

— Вы, верно, издеваетесь? — покачал я головой, играя до последнего. — Думаете, вместо того, чтобы помочь сделать документы, просто посадите невиновного и больного человека за решётку, а он из-за этого выздоровеет?

— Поразительное упорство, — покачал головой старлей. — Что же, вы сами выбрали это. Сегодня после обеда вы отправитесь в зарубежные колонии поднимать народное хозяйство. Там для таких как вы справки не нужны.

— Замечательно. Хотя бы ваши поганые рожи больше не увижу.

Рука лейтенанта потянулась под стол и вскоре в помещение зашла знакомая парочка конвоиров. Я вёл себя расслабленно и спокойно.

— Лицом к стене, руки за спину! — грубо воскликнул один из них.

Вместо этого я мобилизовал все силы. Резкий удар в гортань прервал речь милиционера, вместо этого раздались хрипы. Он потянулся к горлу.

Миндальничать не было времени, силы были неравны. Очень тяжело сражаться в рукопашную так, чтобы не покалечить и при этом вырубить человека, поэтому я бил наверняка. Правительство РФ потратило большие деньги на нашу подготовку, нас учили максимально эффективно выводить из строя противников, чтобы с одного удара если не убить, то покалечить.

Вообще солдаты очень редко вступают в рукопашную схватку с противником. Для этого надо потерять автомат, пролюбить пистолет, сломать нож, где-то посеять сапёрную лопату и ремень, не найти под ногами палки или камня и встретить ещё одного такого же дурака. И лишь тогда дойдёт до рукопашной.

Время словно замедлилось, второй дежурный двигался словно в киселе, лейтенант очень медленно потянулся под стол к кнопке. Я нанёс сокрушительный удар левым кулаком в печень второго дежурного, правой рукой сорвал с его чёрного галстука металлический значок в виде пятиконечной красной звезды и словно сюрикэн запустил его в старлея.

Время для меня было ускоренным, как это бывает в состоянии сатори* или кэнсё. Звёздочка-значок не самый лучший метательный снаряд, но любая вещь, запущенная с огромной скоростью, становится смертельно опасным оружием. Звезда вошла точно в левый глаз старшего лейтенанта. Из-за малого размера, острых граней и высокой скорости она проникла в мозг противника, голову милиционера откинуло назад, но устойчивое и массивное кресло не позволило ему опрокинуться назад.

Всё произошло так быстро, что никто из дежурных не успел отреагировать, они ещё не отошли от нападения, а я продолжал действовать… жёстко, даже жестоко, без капли сомнений в неправильности поступков, в общем, как учили на службе у государства. Выверенные удары по особым точкам парализовали обоих милиционеров. Когда можно не убивать, я стараюсь поступать именно так. Со старлеем не было вариантов, он бы вызвал подмогу, а вырубить его не представлялось возможным. Толстые стены и двери, предназначенные для того, чтобы отсекать вопли задержанных, сыграли с милиционерами дурную шутку — нашу возню никто не услышал.

Как итог неожиданного нападения — один труп и два бессознательных тела, одному из которых предстоит долгое лечение. У нас он бы рисковал остаться вечно хрипящим инвалидом, а в этом мире медицина настолько хорошо развита, что уже через неделю он сможет болтать без умолку.

Дальше я запер дверь на ключ и стал действовать в темпе вальса. Первым делом заковал руки милиционеров в наручники, а их галстуки использовал в качестве кляпов. Забрал у них пистолеты и запасные магазины с патронами. Затем приступил к самому неприятному — раздеванию покойника, поскольку его форма мне лучше всего подходила по размеру. Действовать пришлось очень быстро и аккуратно. Рана, нанесённая лейтенанту, не способствовала вытеканию крови, так что его одежда не пострадала. Вскоре я переоделся в форму лейтенанта советской милиции. От пары пистолетов дежурных забрал только магазины с патронами.

Местные пистолеты были незнакомой модели, они напоминали наши Грачи, магазин был так же на восемнадцать патронов, которые были такого же калибра, но всё же отличия имелись.

Покинув кабинет, я запер его снаружи. Надвинув фуражку на лоб, я решительно зашагал в сторону выхода походкой целеустремлённого человека, который куда-то спешит по важному делу. Идти пришлось быстро, потому что тело продолжало источать амбре, ещё меня выдавала щетина, которая по уставу не положена. Когда идёшь быстро, то запах не сразу доносится до носов других людей.

Дежурный за бронированным окошком, к которому я постарался повернуться боком, нахмурился в попытках узнать незнакомого милиционера, но не стал ничего предпринимать, наверное, подумав, что раз в форме и иду целеустремлённо, значит, имею право тут находиться. Удалось без проблем подойти к выходу и покинуть районное отделение.

Возле входа был припаркован белый автомобиль с синими полосками на бортах с надписью «МИЛИЦИЯ». Машина отдалённо напоминала УАЗ, но скорее была похожа на Мерседес Гелендваген. Рядом с ней возле пассажирской передней двери стоял и курил молодой сержант, ему было лет двадцать, фуражка лежала на переднем сиденье, над короткими светлыми волосами рассеивался сигаретный дым.

Я решительно направился к сержанту, ещё издалека, чтобы не дать учуять вони, командирским тоном гаркнул:

— Сержант, почему без головного убора? Немедленно надеть, у нас проверка!

— Так точно, — резко вытянулся сержант, отбрасывая в сторону бычок.

Было заметно, что парень недавно отслужил в армии, поскольку на командный тон офицера реагирует оперативно. Парень тут же распахнул переднюю дверь и полез за фуражкой. В этот момент я скользящим бесшумным шагом приблизился к нему и резким ударом ребром ладони по шее вырубил его. Тут же подхватил оседающего парня и затащил на пассажирское сиденье. Пристегнул ремнём, чтобы он не завалился, закрыл дверь и обошёл автомобиль.

Повезло, что в этот момент на улице не было свидетелей. Всё произошло так быстро, что даже если кто-то что-то видел, то вряд ли успел понять, что происходит. Со стороны могло показаться, что одному милиционеру стало плохо, а другой помог ему сесть в машину.

Привычная коробка переключения передач отсутствовала, на её месте была большая и круглая крутящаяся кнопка, как в премиальных иномарках, на которой имелись метки: «Вперёд», «Назад», «Стоянка». Замка зажигания не было, но красная кнопка «СТАРТ» намекала, что нажать надо на неё. Всего было две педали, не трудно догадаться, что одна газ, другая тормоз. Управление автомобилем оказалось очень простым — жми на газ и рули, очень удобно, меньше отвлекаешься от дороги.

Машина неспешно выехала со двора на дорогу общественного пользования и покатила в сторону выезда из города. Минуты через две сержант зашевелился. Пришлось левой коленкой придержать руль и, пережав несколько точек, вырубить парня минут на двадцать-тридцать. Было бы глупостью оставлять его лежать на улице возле участка, парня сразу бы нашли и по тревоге подняли бы всех, кого можно. После такого уйти от облавы стало бы в сотню раз сложнее.

Стоило мне выехать за городскую черту, как сзади показались такие же милицейские автомобили, две машины неслись на большой скорости с мигалками и сиренами, причём явно за мной. Как так быстро правоохранители узнали о побеге, было непонятно. Я пошарил глазами по панели и обнаружил еле заметный видеоглазок в зеркале заднего вида. Видимо, с него ведётся трансляция на дежурный пульт, кто-то обратил внимание на бессознательного милиционера или как я его вырубал, а может ещё и запись посмотрел…

Вот поэтому мне будущее и цивилизованные города не нравятся. Всюду натыканы видеокамеры, любой шаг фиксируется. Спустить газы нельзя, чтобы на ютубе не оказаться. А уж если захочешь сбежать из тюрьмы в мире будущего, придётся постараться.

Вдавив педаль газа в пол, помчал ещё быстрее.

— Остановите машину и прижмитесь к обочине! — слышался позади громкий голос из динамиков преследователей. — Остановитесь, или мы будем стрелять.

Стрелять — это плохо. Я не могу одновременно рулить и отстреливаться. Но у меня же внедорожник…

Резко нажал на тормоза, машина с визгом шин стала тормозить. Преследователи не успели сбавить скорость, первая машина вырулила на встречную полосу, вторая вот-вот должна была врезаться в мой транспорт. Я резко нажал на газ ещё до полной остановки, выкрутил руль вправо и съехал на поле поросшее травами. Первый автомобиль промчался мимо и остановился примерно в сотне метров, теперь он медленно разворачивался, перекрыв всю дорогу. Вторая машина с визгом шин скользила по дороге в попытке остановиться, казалось, она проскользит буквально в паре сантиметрах…

Бабах!

Нет, не в сантиметрах. Звук удара, кузов сильно тряхнуло, скрежет металла. У моего внедорожника заднее стекло растрескалось, а дверь багажника слегка вмяло в салон и перекосило. У преследователей было разбито правое крыло, помята передняя дверь и на ней снесло зеркало, но главное — сработали подушки безопасности, которые временно зажали в салоне четверых полицейских. Они не могли ни выбраться, ни стрелять, ни преследовать меня.

Но любоваться милиционерами, попавшими в ловушку систем безопасности, не было времени, я уже на скорости под сотню километров в час мчался по полю, внедорожник подпрыгивал на ухабах, собирал на днище траву. За мной по полю гнался второй милицейский внедорожник, но он отстал метров на сто, расстояние потихоньку росло, поскольку я машину совершенно не жалел.

Бах!

Нет — это был не выстрел. Это от особо серьёзного ухаба сработала подушка безопасности на руле моего автомобиля. Я успел отклонить голову назад и продолжал гнать вслепую. Машину колбасило и кидало на ухабах, амортизаторы постоянно пробивало с жутким грохотом. Прижав левой коленкой руль, достал правой рукой из кобуры пистолет и выстрелил в надутую как большой воздушный шар белую подушку безопасности. Она тут же сдулась со смешным свистом. В лобовом стекле появилась дырка от пули, от которой в стороны паутинкой разошлась сеточка трещин.

Поле быстро закончилось, я вырулил на узкую грунтовую дорогу. Сзади раздались выстрелы, пока мимо. В этот раз меня снова накрыло состояние сатори. Мелькающие с огромной скоростью деревья стали проноситься гораздо медленнее, я успевал управлять автомобилем, поддерживая большую скорость, а вот преследователи подобным похвастать не могли, они сбавили скорость.

Дорога петляла, мне даже в таком состоянии с трудом удалось справляться с управлением. В зеркале заднего вида заметил, как выскочивший из-за поворота милицейский внедорожник занесло, он вылетел с дороги и врезался в дерево, капот машины смяло.

Я продолжал нестись на полной скорости, с грунтовки влетел в дачный массив, пошла бетонная дорога. С трудом удалось разъехаться со встречным футуристичным Москвичом, водитель которого от страха выпучил глаза.

Милиционер от тряски очнулся, он перевёл на меня мутный взгляд и тут же получил удар кулаком, потом ещё и ещё, пока вновь не потерял сознания. Зря он так, потом лечиться придётся дольше. Сидел бы себе, имитировал потерю сознания.

Вскоре я достиг места, в котором выбрался на дорогу в этом мире. Забрав у сержанта пистолет и патроны, заковал его руки в наручники и выкинул ключи от них в густую траву, после чего со всех ног рванул в заросли деревьев. В дополнение забрал автомобильную аптечку.

На этот раз я был полон сил и здоров, нога совершенно не болела, поэтому бежал как на марш-броске, быстро и размеренно. В лесу я ориентируюсь хорошо, достаточно один раз побывать в месте, и спокойно найду обратную дорогу. Путь до схрона занял всего пару минут.

Вдалеке послышались сирены, похоже, что первый автомобиль нагнал меня. С учётом того, что тут много дорог, вероятно, в милицейских машинах установлены маяки, чтобы отслеживать их местоположение.

Веточка, которую воткнул над тайником, оказалась на месте. Тут же раскидал листву, распихал по карманам все лекарства из аптечки и использовал пластиковую коробку для копания. Так было намного легче, чем рыть песок голыми руками.

Рюкзак вскоре удалось откопать. Оттуда споро был извлечен ПВПВ, заряд энергии был практически полным, синий индикатор застыл на отметке девяносто девять процентов, зелёная зарядка смартфона показывала стопроцентный заряд. Но если так пойдёт дальше, то батарея скоро прикажет долго жить, ведь ей нужен цикл заряд-разряд, а постоянный заряд вреден, но и отключать телефон от гнезда лишний раз я не решился, ведь таким образом можно повредить провод, который я не знаю, как перепаять. Надо будет в скором времени закупить про запас сотовых телефонов и сделать резервные копии координат миров и операционных систем.

Переложил лекарства из карманов в боковое отделение рюкзака, который на удивление не намок. Вероятно, сказалось то, что местные перерасходовали лимит дождей, отчего за всё время моего нахождения в этом мире осадков не было.

Направив портальную пушку на свободное пространство, я запустил программу активации портала в случайный мир. В результате этих действий в двух с половиной метрах от меня появилось окно, ведущее в густые заросли кустарника. Оно было именно такого размера, как я и настроил, то есть с шириной сторон равной двум с половиной метрам. Подняв рюкзак, я вздохнул полной грудью воздух и пересёк черту, отделяющую один мир от другого. Таймер отсчитывал секунды до закрытия окна перехода, преследователи так и не появились в поле зрения, но секунд за семь до конца отсчёта, до меня с той стороны донеслись мужские голоса.

— Видео с камеры машины показало, что он скрылся где-то в этой стороне. Может, подождём кинологов?

— Продолжаем искать.

Три секунды до конца отчёта, я стою в стороне от окна перехода.

— Командир, смотрите! — удивлённый возглас.

— Что за…

Всё, портал закрылся. Что-то мне не везёт на преследования. Обычный человек бывает, что за всю жизнь не сталкивается с сотрудниками правоохранительных органов, а тут что ни день, то приключение.

Интересно, что это за мир? В любом случае неплохо было бы помыться и переодеться, а то, воняющий, как бомж товарищ, в синей форме советского милиционера, привлекает слишком много внимания.

Через три минуты я вышел из лесополосы и спустился по крутому склону на безлюдный берег реки Волги, она и в этом мире была такой же, как на родине. Странно, но вокруг не было видно ни единой души.

Погода тёплая и солнечная, жара градусов под сорок, берег видно далеко. Обычно в нашем мире, если посмотришь направо, вдали должны быть видны купающиеся люди, а глядя налево, можно разглядеть рыбаков. А ведь тут явно цивилизация, вдали видны высоковольтные вышки и провода. На той стороне реки можно разглядеть причал острова Сарпинский, а если поглядеть направо, видна бетонная набережная и дома. При этом на реке не видать ни одного катера, парохода или баржи, хотя в это время года они тут должны курсировать в больших количествах.

Отсутствие людской активности было до крайности подозрительным, но тело так чесалось, что выяснение природы данного явления решил оставить на потом. Сейчас же скинул одежду на корягу и стал купаться в тёплой речной воде. Оттирал кожу песком до красноты, волосы облепил глинистой грязью, после чего раз за разом нырял, чтобы тщательно отмыть их.

Один пистолет лежал неподалёку от места купания на всякий случай. Странность этого мира настораживала, отчего не хотелось расставаться с оружием.

Несмотря на то, что милицейскую форму носил недолго, она вся провоняла, а нижнее бельё и вовсе можно было сразу выбрасывать. Я порадовался запасливости. В рюкзаке оказалось всё необходимое: носки, трусы, майка, камуфляжный рыболовный костюм. Единственное, чего не было — это обуви. Который раз мне пришлось надевать чужие ботинки. От милицейской формы оставил лишь ремень, наручники, крепление для них и кобуру — они отправились в рюкзак.

Бриться, глядя в отражение на экране маленького телефона — это целый квест, но всё же лучше, чем глядеть в отражение на воде. Вскоре я почувствовал себя достаточно комфортно, не хватало лишь чего-нибудь съестного, чтобы жизнь заиграла новыми красками.

Хорошо, что купил достаточно вместительный рюкзак, туда вместились все пожитки, ещё осталось свободное место. Два из трёх пистолетов и запасные магазины к ним, за исключением одного, переложил в отдельное отделение. Лекарства, среди которых были в основном бинты, вата, жгут, обезболивающий препарат, нитроглицерин и несколько шприц-тюбиков регенерина. Всё это переложил в небольшой кармашек. Один пистолет и магазин к нему положил в боковой кармашек рюкзака, его не было заметно, но добраться до оружия можно будет довольно просто.

Провонявшие вещи оставил на берегу, развесив на ветках дерева.

Некоторое время уделил редактированию координат предыдущего мира. Теперь это была не «Земля 1». Вот что вышло в итоге:

СССР-техно

Планета Земля. Цивилизация 1 типа по шкале Кардашева. Уровень технологического развития 0,74. Мир продвинутого коммунизма. СССР завоевал треть мира, обживает Луну и строит колонию на Марсе, используются термоядерные реакторы. Тотальный контроль над гражданами, высылка неугодных в только что завоёванные иностранные колонии в качестве людей второго сорта (подобие заключения в трудовые лагеря). Высокоразвитые медицина и технологии.

Внимание — нахожусь в розыске у правоохранителей СССР!

П.С.: Попробовать раздобыть местные лекарства, в особенности регенерационные препараты.

Выбравшись обратно на грунтовую дорогу, я пошёл в сторону, где в обоих знакомых мирах расположен посёлок. Деревья шуршали листвой, птички чирикали, букашки летали и прыгали. Вроде бы милая пасторальная картина, но я не мог расслабиться и находился в постоянном напряжении. Напрягало отсутствие шумов двигателей, звуков, издаваемых людьми и человеческой деятельностью, вокруг не было свежего мусора, а это в середине июня, то есть в самый разгар лета, когда народ то должен толпами отдыхать на Бакалде. Что уж говорить, если в высокоразвитом обществе мира СССР-техно, где мусор перерабатывается, а граждан серьёзно наказывают за выбрасывание отходов вне установленных мест, всё равно на обочине валялся свежий мусор — я имею в виду свежую газету, которую нашёл почти сразу, как оказался в мире. Тут же газеты, пакеты и прочий хлам валялся, но было видно, что отходы лежат давно, с прошлого года минимум.

Вскоре показался посёлок, строения были очень похожи на те, что были в родном мире. Возле второго от угла дома стояла Деу Нексия, у неё были сняты колёса, открыты двери и снято заднее сиденье. Заглянув внутрь, обнаружил, что вскрыт лючок бензобака, рядом лежал бензонасос, а в баке было пусто.

Странные вещи творятся в этом мире: у припаркованных автомобилей сливают бензин и воруют колёса, отсутствие людей, дома стоят явно заброшенные, это заметно по дворам, которые вместо привычных ухоженных огородов могут похвастать лишь высокой травой и бурьяном. Прямо какой-то апокалипсис, как его любят описывать в фантастике.

Если я прав, то тут вряд ли окажется полиция, так что лучше сразу вооружиться.

Следуя доводам разума, достал из рюкзака кобуру, пистолет и запасной магазин. Вскоре на привычном месте справа на поясе висел ствол с маркировкой «Сделано в СССР».

Через двадцать метров встретился старенький автомобиль Жигули пятой модели, у него тоже не было колёс, капот был открыт и распотрошён, там оказалось снято всё вплоть до двигателя. Бензобак, как и ожидалось, оказался пуст.

Краем глаза заметил движение в конце улицы, тут же рванул ствол из кобуры и спрятался за кузовом пятёрки. Выглянув, обнаружил, что метрах в ста стоят три человека. Вид у них был откровенно жалким: худые, грязные и измождённые, сгорбленные плечи и бледная кожа, одежда была вся изодранная и грязная. Складывалось ощущение, словно люди долго голодали, чем-то болели и долго бродяжничали.

Болезнь? Если это какой-то вирус, то надо срочно валить из этого мира. Не хочется подхватить неизлечимую болезнь после того, как только что поправил здоровье. По всем признакам этот мир опасен.

Пока я размышлял, троица двинулась по улице в мою сторону, они медленно брели, шаркая ногами, водили головами по сторонам. Понимая, что близко подпускать к себе никого из аборигенов нельзя, чтобы не подхватить заразу, я встал и направил оружие в сторону троицы.

— Стоять, не двигаться!

Громкий крик и направленное оружие вместо желаемого результата возымели обратный эффект. Бродяги оживились, обратили на меня пристальное внимание и сорвались на бег. Они быстро приближались.

— Стоять, я сказал! — громкий возглас и пистолет напугают любого здравомыслящего человека, эти же бледнолицые бомжи, казалось, лишены всякого разума. — Вы что, мать вашу, бессмертные что ли или не знаете, что такое пистолет?

Мои крики были будто обращены в пустоту, странные люди продолжали сокращать расстояние, при этом они издавали горловые рычащие звуки, словно дикие звери. До них оставалось уже около пятидесяти метров. Откровенно говоря, я не люблю убивать без крайней нужды, хотя давно пускаю в ход оружие без моральных терзаний.

— Что же, я предупреждал.

Пять выстрелов прозвучали очень быстро один за другим. Стоит отметить, для пистолета довольно тихих выстрелов, если сравнивать с известными образцами оружия за исключения специальных дозвуковых боеприпасов. Все три противника были поражены примерно на расстоянии тридцати пяти-сорока метров. С такого расстояния можно было более подробно рассмотреть нападающих, а иначе невозможно было расценить попытку быстро добежать до меня. Седые волосы зашевелились на затылке и встали дыбом от осознания увиденного. Эти люди, если их можно так назвать, выглядели как типичные зомби из фильмов ужасов, да и вели себя соответственно. Тупые, прущие дуром на добычу зомби!

Куда, мать его, я попал? Надо срочно валить, но вначале стоит выбраться ближе к Волге, не хочу появляться в другом мире в посёлке на глазах у свидетелей…

Глава 8

Стоило мне дойти до выхода из посёлка, как вдали показалась большая толпа таких же бледных людей в рванине. Они стекались с разных проулков и ковыляли в мою сторону. Зомби! Твою дивизию — это была целая толпа зомби, примерно пятнадцать особей. Некоторые из них заметили меня и ускорились. Стоило побежать одним, как другие ускорились вслед за ними.

— Да ёб вашу медь! У меня столько патронов в магазине нет. Откуда вас столько?

Толпа зомби, бегущая позади, прибавила прыти. Я побежал по грунтовой дороге. Расстояние между мной и зомби оставалось примерно одинаковым — около ста пятидесяти метров. Я добавил скорости в попытке оторваться от преследователей, это помогло, расстояние потихоньку начало увеличиваться, но твари явно не были намерены упускать добычу.

Бежать с полным и нелёгким рюкзаком было непросто, я уже пару месяцев как не давал мышцам подобной нагрузки, да и не молодой уже для марш-бросков. Вдоль дороги мелькали деревья, я начал сдавать. Если бы бег был размеренным, то мог бы бежать долго, но спринтеры не зря не бегают на большие расстояния. Человек устроен так, что либо бежит быстро и недалеко, либо медленно и долго.

Дорога стала забирать влево, последние зомби потеряли меня из виду. Вскоре дорога сильнее забрала влево, в итоге на некоторое время я пропал из поля зрения всех зомби. Бежать больше не было сил. Времени, чтобы достать и активировать портал я выиграл недостаточно, поэтому принял решение отстреливаться.

Впереди прямо на крутом обрыве метрах в сорока от реки рос тополь с неохватным стволом. Его ствол разделялся на две части примерно на уровне груди, словно гигантская рогатка, диаметр каждого из пары стволов был не меньше полуметра, а основание способно скрыть нескольких человек. Если ещё взять в расчёт тот факт, что до дороги метров двадцать и зомби будут выбегать из-за поворота, то это идеальная позиция для стрелка.

Я тут же забежал за дерево, скинул рюкзак. Внутри раздался жалобный треск пластмассы — бедный ноутбук, он явно не предназначен для забегов от зомби в постапокалиптическом мире. Меня мама рожала, а папа воспитывал явно не с мыслью, что за сыном будет охотиться толпа зомби-каннибалов.

Быстро из бокового кармашка рюкзака был извлечён второй запасной магазин. В момент, когда я разогнулся и смахнул пот, заливающий глаза, из-за поворота выбежал первый зомби. Он был высоким и бородатым, изо рта стекала слюна, глаза навыкате.

— Гр-р-р!

Бабах! Бабах!

Первая пуля попала в туловище, вторая разнесла голову монстра, как спелый арбуз. Мощный пистолет. А главное — боеприпасы у советских милиционеров великолепные, я бы даже сказал, головосшибательные! Не думал, что скажу нечто подобное после пребывания в советском КПЗ, но как же меня радует, что в мире СССР живёт не общество гуманистов, в котором милиционеры стреляют в преступников резиновыми пулями. А уж восемнадцать патронов в магазине — это вообще великолепно. Правда у меня на настоящий момент осталось всего десять, но с чем-то вроде Макарова и такого счастья не дождался бы, тем более пришлось бы подпускать зомби ближе… А вот и ещё двое…

Пистолет задёргался, эхо выстрелов разносилось далеко над водой. Ещё два бледных тела рухнули поражённые моим великолепием.

Дальше они пошли табуном, выскакивали по двое и по трое. Я в полной мере оценил правильность своего манёвра отступления, который позволил растянуть тварей в цепочку, а также готов был молиться на советских оружейников. Не покривлю душой, если скажу, что влюбился в этот пистолет — он само совершенство. Словно сам бог спустился с небес и сделал его, а патроны ему помогали делать ангелы.

Вот и третий магазин, несмотря на относительную тишину выстрелов, я немного оглох, в ушах стоял шум. А зомби всё пёрли и пёрли — их тут уже лежало больше пятнадцати-восемнадцати. Две-три пули на каждого… Всего в магазине осталось три патрона. Я обливался холодным потом, понимая, что не успею добраться до запасных магазинов. Уже успел пожалеть, что ожидая попасть в цивилизацию, убрал большую часть патронов и запасные стволы.

Вот из-за поворота вынырнул ещё один зомби — это была чумазая девушка неопределённого возраста, она была настолько худой, что напоминала типичную анорексичку. Сваленные волосы, напоминающие паклю, закрывали её лицо, делая похожей на героиню фильма ужасов, которая выползала из телевизора. Она едва передвигала ноги, скорость передвижения была очень небольшой, но в целеустремлённости дамочке явно не откажешь. Целился я словно в тире.

Бабах!

Из затылка зомби-девушки вылетел фонтан мозгов вперемешку с костями, её откинуло, и наступила благодатная тишина.

Получив передышку, я полез в кармашек за патронами. Перезарядив магазин, стал с ужасом ожидать ещё врагов, но прошло около половины минуты, а новые зомби так и не появились. Поняв, что всё закончилось, я скорее полез за ПВПВ. Кейс отправился обратно в сумку, портальную пушку взял в левую руку, в правой держал пистолет. Открыл портал по случайным координатам, не отходя от дерева.

На той стороне в тени на подстилке загорала девушка в купальнике. Она с удивлением повернула голову, взмахнула копной светлых волос и большими, ясными и голубыми глазами уставилась на меня. Я же не стал тянуть время и быстро забежал в другой мир. Обратив внимание на пистолет, девушка резко вскочила на ноги и оглушительно завизжала.

В целом мир был похож на мой родной. Тут росли аналогичные деревья, была грунтовая дорога, Волга текла по своему руслу. Песчаный пляж радовал взор, на нём было много отдыхающих в плавках и купальниках, им вдруг стало интересно посмотреть наверх. Визг блондинки привлёк внимание всех окружающих. Увидев то, что стало причиной криков, то есть меня — парня в камуфляже и с пистолетом в руках, все вдруг как-то разом теряли интерес к происходящему. Народ стал хватать в охапку детей и животных, после чего в правую сторону по пляжу потянулась вереница людей. Кто-то в панике бежал, бросив все вещи, кто-то подхватил зонтик, вещи и подстилку, и передвигался степенно. Но факт — моё появление подняло целую волну паники. Причём всё это происходило очень быстро, на таймере ещё оставалось двадцать секунд до закрытия портала.

Блондинка продолжала визжать на одной ноте, замерев на месте, если бы немногим раньше меня не оглушило выстрелами, то сейчас с этим бы справилась аборигенка этого мира.

Рядом были припаркованы автомобили, причём исключительно иномарки немецкого производства: БМВ, Мерседес, Ауди, Опель. Удивительные дела творятся в этом мире, у нас сюда в основном на жигулях и недорогих иномарках приезжают, а не на последних моделях баварского автопрома.

— Нихт! Нихт! — вдруг сменила визг на громкие возгласы блондинка, даже не думая убегать, она подняла вверх руки. — Ах, Готт! Нихт шиссен!

Немецкий язык? С чего бы это? И чего эта дура кричит: «Нет, нет. Боже, не стреляйте»? Я что, похож на маньяка?

В портальном окне появилось движение. Блин, отвлёкся на визгливую блондинку, когда надо было следить за другим. В том мире по дороге бежало пять зомби, а экран смартфона на ПВПВ демонстрировал ещё целых восемнадцать секунд. Эти твари пёрли дуром прямо на портал. И чего им бежать ко мне, если на земле лежит целая гора мяса? Неужели у зомби цеховая солидарность, вроде того, что все зомби едят людей, но не едят друг друга?

Прицелившись, я начал стрельбу. В первого зомби пришлось всадить целых три патрона, первые два его не остановили.

После начала стрельбы блондинка заткнулась и заглянула в портальное окно. Увидев зомби и гору трупов, она впала в ступор, но лучше бы она так и стояла молча. Через секунду она вновь завизжала, но уже в иной тональности, ещё громче и визгливей. Похоже, что её крик стал приманкой для зомби, они стали ещё более целеустремлёнными и прибавили в беге.

Бах! Бабах!

Второго ходячего мертвеца снесло и откинуло назад.

Я продолжил методично отстреливать тварей, словно в тире или в компьютерной игре. Последний монстр рухнул метрах в десяти от портала. Блондинка продолжала визжать. И как ей это не надоедает?

Глянул на смартфон, ещё одиннадцать секунд, а показалось, будто прошла целая вечность.

— Заткнись! — рявкнул я.

Визг тут же прекратился. Но блондинка не могла долго держать рот закрытой, её хватило всего на секунду.

— Зомбис-с! — тыкнула она пальцем в портальное окно.

— Да-да, зомби, — устало покивал я. — Ну и что теперь, истерить?

— ЗОМБИС! — заорала она, ещё больше округлив глаза и усердно тыкая в сторону портала.

Повернув голову, обнаружил ещё троицу зомби, бегущих в нашу сторону.

— Да ёб вашу медь! Вы когда-нибудь закончитесь?

Снова пришлось стрелять. Стоило убить последнего зомби, как портальное окно закрылось.

— В звезду такие приключения! — устало произнёс я. — Надо настроить портал на десятисекундную задержку.

— Фердаммтэ шайсэ*! — воскликнула девушка.

(*Verdammte Scheisse! — Ёб твою мать!)

— Согласен… Фрау, вы на немецком принципиально разговариваете или иностранка?

— Вер бист ту? Вохер камен зи**? — всё ещё не отойдя от шока воскликнула девушка.

(**Wer bist du? Woher kamen sie? — Кто вы? Откуда?)

Прислушавшись к крикам людей, которые продолжали паниковать и бежать с пляжа, вдруг понял, что все они до единого говорят на немецком.

— Да нет… Да не может быть! Неужели в этом мире фашисты завоевали наших? Фрау, скажите, вы же туристы, да? Фрау туристен?

— Нихт! — замотала головой блондинка. — Нихт… Их вуне ин де штадт, — указала она пальцем на противоположный берег Волги. — Руссишь фёр айне лайне цайт нихт. Зэхьцихь яр***.

(***Ich wohne in der Stadt — Я живу в городе

Russisch f"ur eine lange Zeit nicht. Sechzig Jahre — Русских давно нет. Шестьдесят лет.)

— Как русских нет? Значит, завоевали и по плану всех чик-чика бум… — опешил я. — Не может быть… Ага… Примерно так же, как и существование зомби и экстрасенсов… Всего доброго, фрау. Извините, что напугал.

Перезарядив пистолет, убрал его в кобуру. Направил портальную пушку вперёд и активировал переход по случайным координатам. Девушка с удивлением смотрела на картину выжженного леса, словно в том мире случился пожар, точнее, это больше было похоже на взрыв термобарического снаряда.

— Да, пожалуй, такой мир не подойдёт.

Дождавшись, когда портал закроется, открыл следующий. На этот раз был обычный мир, похожий на этот или мой родной. Подхватив рюкзак и здоровенный сэндвич, лежащий на подстилке, я шагнул в портал.

— Майн сэндвич****! — возмущённо закричала мне вслед блондинка.

(**** Mein Sanwich — Мой сэндвич)

— Это за взятие Сталинграда! — обернувшись, я обезоруживающе улыбнулся возмущённой девушке из другого мира.

* * *

Портал вскоре закрылся. Всё та же самая река Волга, такой же лесочек и песочек, возле дороги припаркованы российские автомобили. Люди купались и загорали на пляже, под деревом в тени лежал лысый мужчина с большим пузом, он с выражением крайнего удивления смотрел на меня.

— Откуда ты взялся? — воскликнул он.

— Наконец! Русская речь, ни одного фашиста и ни одного зомби вокруг… Это Россия?

— Да, парень, Россия, — обеспокоенно протянул мужчина, с опаской покосившись на кобуру с пистолетом. — Ты это, только спокойней…

Я откусил от сэндвича большой кусок. Сочная говядина с плавленым сыром, помидорами и салатом доставили непередаваемое наслаждение после советской баланды. Спокойно поедая продукт, я вглядывался вдаль. На противоположном берегу реки виднелись вышки высоковольтных проводов, вдали плыл теплоход, ещё дальше можно было различить набережную.

— А какой год? — доев, спросил я слегка нервничающего отдыхающего.

— Две тысячи восемнадцатый, — медленно и преувеличенно спокойно ответил он, словно обращаясь к сумасшедшему.

— Замечательно. А президент сейчас кто?

— Э-э-э… — протянул мужчина. — Так это, Грудинин.

— О как! И что, цены на бензин не росли, пенсионный возраст не поднимали, налоги не повышали?

— Да кто же станет такой ерундой заниматься? — удивился толстяк. — Как было всё, так и осталось.

— А как всё было?

— Да это… — протянул отдыхающий. — Подоходный налог пятнадцать процентов, налог на добавленную стоимость десять процентов, бензин по пятнадцать рублей за литр, а доллар стоит двадцать пять рублей.

— Вы меня удивляете.

— Это вы меня удивляете, словно с другой планеты, — тихо, почти шёпотом выдал мужчина.

— В принципе так и есть, я из параллельного мира. У нас НДС с восемнадцати до двадцати трёх процентов подняли, пенсионный возраст увеличился до семидесяти лет для мужчин и до шестидесяти пяти для женщин, бензин по шестьдесят-шестьдесят пять рублей за литр, а доллар по семьдесят рублей.

Я решил, раз нахожусь в этом мире проездом, могу говорить правду. Всё равно в любой момент могу отправиться в другой мир, так что, какая разница, если о моём иномировом происхождении и секретах узнает один из аборигенов? Ещё свою роль сыграла усталость и пребывание в постоянном напряжении, хотелось выговориться. Бывает, что где-то, например, в поезде, человек делится с незнакомым попутчиком своими проблемами, поскольку знает, что видит его в первый и последний раз, понимает, что о его проблемах не станет известно заинтересованным людям. Так и я воспринимал нового знакомого как попутчика и решил использовать его уши, чтобы сбросить груз психологических проблем.

— Да ты гонишь! — не поверил абориген. — Скажи ещё, что у вас в мире в России гражданским разрешили ношение оружия.

— Вы же сами видели, как я появился из портала, — пожал я плечами. — Пистолеты у нас в мире гражданским иметь запрещено, но я только что попал в мир, в котором почти сразу подвергся нападениям зомби, там без оружия никак. Извините, если напугал. Я не сумасшедший. Понимаю, что в подобный бред поверить невозможно, но я вскоре покину ваш мир.

— А чего там на немецком кричали? — спросил мужчина.

— Бредовый мир, — покачал я головой. — Там немцы завоевали Россию и истребили русских. Некая фрау, которой не повезло лицезреть моё появление, возмущалась, что я у неё бутерброд спёр. А я уже несколько миров ничего не жрал, а тут такое расстройство — вокруг одни фашисты, кричат, паникуют, ещё и зомби в портал лезут…

— Зомби — это да, зомби — хреново, — покачал головой отдыхающий, поднявшись на ноги. — И что, давно так путешествуешь?

— Недавно.

Достав из рюкзака бутылку с дистиллированной водой, залил её в рукоять портальной пушки. Пошла реакция, батарея стала заряжаться.

— Отец у меня был учёным. Он собрал прибор, открывающий порталы в другие миры, я решил немного попутешествовать. Уже много интересного встретил. Ваш и мой родной мир сильно похожи друг на друга. Например, в одном мире СССР завоевал всю Европу и часть Африки, а в настоящее время покоряет космос: построили города на Луне и строят колонию на Марсе.

— Охренеть!

— Согласен. Сам был в шоке.

— Ты это, парень, может быть, есть хочешь? У меня огурцы, помидоры, яйца.

— Спасибо, не откажусь. Вы ещё раз извините, что напугал. Без оружия просто невозможно в других мирах путешествовать, мало ли, на какие неприятности нарвёшься. Меня Александр зовут.

— О, как! — обрадовался абориген. — Так мы тёзки! Я тоже Саша. Только это, Санёк, у нас ношение оружия запрещено за исключением охотничьего, так что ты свой пистолетик лучше бы спрятал, пока доброхоты не вызвали полицию.

— Благодарю за совет, так и сделаю.

Снял пояс вместе со всем навешенным на нём и убрал всё в рюкзак, в том числе и ПВПВ.

— Саша, простите, но вы не выглядите сильно удивлёнными. Я бы на вашем месте вряд ли поверил в подобный рассказ из уст незнакомца.

— Тёзка, я двадцать лет на военных кораблях офицером ходил, всякой странной ерунды видел столько, что не счесть, — ответил мужчина. — Бывало, что НЛО над кораблём зависало, а нам потом люди со строгими лицами говорили: «Какое НЛО? Вы либо были пьяны, либо это странное погодное явление. Забудьте, товарищ офицер».

— Приятно встретить коллегу-военного, правда, я пятнадцать лет по суше бегал в звании старшины, до офицера не дорос.

— Где служил? — вежливо спросил Саша, разрезая и посыпая солью огурец.

— Спецназ. Спасибо, — поблагодарил я собеседника, принимая из его рук хлеб с огурцом.

— Что же тебе, тёзка, дома не сиделось?

— Замечательно сиделось, — захрустел я огурцом, — только на пенсию вышел, думал, отдохну, а тут пришлось отца хоронить. Нашёл у него в тайнике прибор, а дальше началось что-то совершенно безумное. Те люди, на которых ещё недавно работал, вдруг открыли на меня загонную охоту, словно на дикого зверя. Патронов не жалели.

— Это кто же такие? — нахмурился Саша.

— Кто-кто… Спецслужбы с моей родины. Видимо, им очень нужны были разработки отца. Я даже стал задумываться, насколько случайно совпали смерть отца и моё списание в запас, после которых всё закрутилось.

— Спецслужбы… — поджал губы Саша. — Эти могут. Не завидую тебе. Тезка, а ты не думал с помощью своего прибора денег заработать?

— Не было времени думать, — покачал я головой. — Интересно послушать размышления на эту тему.

— Ты ведь, выходит, в любой момент можешь этот мир покинуть, — протянул Саша. — Наверняка золото и у вас в мире в большой цене. Может, не получится ограбить банк, но, к примеру, ломбард или ювелирный магазин… Быстро вломиться, собрать ценности и отбыть в другой мир. Полиция будет несколько минут добираться до ломбарда, а твой след уже простынет.

— Предпочитаю менее радикальные способы заработка, но идея здравая.

— Да это я так, на прикидку. И что, все миры опасные?

— Отчего же все? Нет, в целом, полагаю, в том же мире победившего фашизма или в вашем, всё нормально. Если грамотно провести инфильтрацию, то можно обустроиться. Но попадаются и беспокойные миры, откуда приходится уносить ноги.

— А как твоё устройство работает?

— Принципов не знаю, — пожал я плечами.

— Странный день. На рыбалку поехал, рыбы не поймал. Думал, хотя бы на обратном пути позагорать и искупаться, а тут ты, — задумался Саша. — Тёзка, я так понимаю, что тебе некуда идти? Поехали ко мне на дачу, хоть отдохнёшь по-человечески, расскажешь о своих приключениях.

— Как-то неудобно.

— Неудобно гадить с борта крейсера, а ты, я вижу, устал. Всякому живому организму нужен отдых.

— Если вас не обременит.

— Что ты всё на вы, — слегка возмутился Саша. — Брось это дело, мы же оба военные. Поехали.

— Поехали, — кивнул я.

Мы погрузились в старенькую Ниву и поехали в сторону города. Всю дорогу Саша болтал ни о чём, травил анекдоты и истории из жизни. После пересечения моста, который, как и в родном мире был построен лишь в варианте с одним пролётом, мы свернули направо. Через полчаса езды почти на выезде из города Саша припарковался возле продуктового магазина, где накупил еды и водки, после чего мы продолжили путь.

Показались небольшие дачные домики и большие коттеджи. Саша свернул в один из дачных массивов и вскоре мы сидели за столом на первом этаже домика, который был очень похож на тот, что достался мне в наследство от отца.

— Ну, за знакомство! — Саша поднял стакан водки наполненный наполовину.

— За знакомство.

Стаканы со звоном столкнулись, мы опрокинули в себя горький напиток и закусили.

— Эх, завидую я тебе, — протянул Саша. — Путешествуешь по мирам… Наверное, много видел?

— Не особо много. За время службы удалось исколесить полмира и повидать многое, хотя признаюсь, параллельные миры способны удивить любого бывалого человека.

Глаза стали неудержимо слипаться, меня потянуло в сон. Странно, всего со ста граммов водки такого эффекта не должно наблюдаться. Конечно, сегодняшний день был очень насыщенным: погоня на машинах, забег от толпы зомби… Но всё же странно, ещё пару месяцев назад меня после подобного небольшое количество водки не срубило бы. А уж после приёма регенерационных препаратов я и вовсе себя чувствую двадцатилетним и полным сил, словно вновь вернул молодость.

— Слушай анекдот, — продолжил Саша. — Одна Британская семейная пара никак не могла завести детей. Всё перепробовали: таблетки пили, диеты соблюдали, лунные циклы высчитывали — не помогает. Знакомый им говорит: «Знаю одного сибирского знахаря в отдалённой деревне, он такие вещи лечит». Дал им адресок, они прилетели в Россию, нашли этого знахаря, рассказывают ему о своей проблеме. Он их слушал, слушал, а потом говорит: «Мужики, вы совсем охренели, что ли?!».

Анекдот был забавным, но меня всё сильнее клонило в сон, я чуть не свалился с табурета, с трудом удержал равновесие, схватившись за столешницу.

— Ого, приятель, как тебя со ста граммов развезло! — с притворным удивлением произнёс Саша.

Если бы не притворство, с каким хозяин дачи говорил, я бы вряд ли подумал плохо, но теперь подозрения окрепли.

— Ты чем меня опоил? — мой голос был тихим, голова кружилась, в сознании удалось остаться лишь благодаря неимоверным усилиям.

— Клофелин с водкой даёт потрясающий результат, дружочек, — ухмыльнулся Саша, — проспишься, и тогда мы с тобой поговорим на другом языке. Ты, мне, товарищ пришелец, всё про свой прибор расскажешь.

Вот же дурак! Расслабился, поверил в человеческую доброту, выдал свои тайны первому встречному… Похоже, что с головой у меня намечаются какие-то нелады. Раньше я бы ни за что не стал делиться с первым встречным секретами. Почему я вообще начал болтать? Что послужило причиной? Хм… Может быть, во всём виноваты смерти из предвидения? Ведь во время пережитых смертей я испытал весь спектр неприятных ощущений, подобное оставит свой след на психике любого человека, даже будь он самым психически здоровым.

Надо было сразу сообразить, что этот парень слишком подозрительный. Он с лёгкостью поверил в мою историю, сразу же предложил использовать ПВПВ для грабежей, после тут же добродушно предложил накормить и предоставить крышу над головой. Теперь понятно, для чего ему нужно было приглашать странного незнакомца вроде меня — ему нужна портальная пушка. Клофелин с алкоголем — это классический способ вырубить клиента, используемый жрицами любви.

Как бы хотелось, чтобы это оказалось видением из будущего…

Злость и обида на собственную преступную глупость затопили сознание, из последних сил я сконцентрировался, как это делал в КПЗ, и тьма поглотила меня…

* * *

Через мгновение я уже сидел за столом, сна ни в одном глазу, стаканов на столе ещё нет, Саша возится на кухне, гремит посудой и разливает по стаканам водку… На кухне, но не за столом. И почему в прошлый раз мне не показалось это странным? Разлить водку, после чего тащить её на стол — это же как-то не по-русски.

— Сейчас колбаски подрежу, — подорвался хозяин дачи обратно.

На небольшое мгновение он был повёрнут ко мне спиной, в это время я быстро и почти беззвучно поменял стаканы местами. Когда Саша вернулся к столу с тарелкой, на которой лежали разрезанный огурец, помидор и куски колбасы, я уже сидел с невинным видом и держал в руке безопасный стакан с водкой.

— Ну, за знакомство! — Саша поднял налитый по половину стакан водки.

— За знакомство.

Всё повторилось в точности, как в видении. Стаканы со звоном столкнулись, мы опрокинули в себя горький напиток и закусили. Только на этот раз не Саша, а я сидел спокойно и внимательно наблюдал. Мужчина покачнулся, его глаза стали слипаться. Он с ужасом покосился на пустой стакан в своих руках, со страхом поглядел на меня.

— Что-то мне плохо, — тихо сказал он. — Наверное, водка палёная.

— Водка с клофелином здоровья не прибавляет, давление падает очень быстро, оно становится запредельно низким, происходит спазм сосудов, отчего имеется высокая вероятность умереть. А ты, дружочек, похоже, с дозировкой расщедрился. Что, тёзка, прибор мой захотел? Сам возжелал по другим мирам побегать и денег срубить?

— Как ты догадался? — тихо выдал он, сползая на пол.

— С трудом. Спи, тёзка…

Обойдя стол, я нагнулся и пощупал пульс у хозяина дачи. Сердце еле билось, если так пойдёт дальше, то вскоре мужчина отъедет прямым экспрессом на тот свет. И что теперь делать? Откачивать его? Ага, свидетеля моего появления в этом мире, который только что меня чуть не убил. Да и с лекарствами туго, к тому же они мне могут ещё понадобиться, а вызывать скорую помощь не в моих интересах.

Мужчина сам виноват, фактически совершил самоубийство. Вот не лил бы клофелин в водку от всей широты души, просто уснул бы. На его месте должен был быть я, так что жалости этот человек не заслужил.

Находиться в этом месте опасно, любой сыщик обвинит меня в смерти аборигена. А что? Мутный тип без документов, втёрся в доверие к хозяину дачи, стал с ним распивать спиртные напитки и отравил, чтобы ограбить. Типичный клофелинщик. Не для того я сбегал из одного КПЗ, чтобы вскоре оказаться в другом.

Первым делом провёл тщательный обыск. В результате удалось обнаружить кошелёк, в котором лежало семнадцать тысяч рублей и водительское удостоверение на имя Руслана Рашидовича Умарова.

Вот тебе и Саша… Судя по документам, никакой он не тёзка, а врал мне с самого начала, чтобы вызвать доверие. Представиться как тёзка — классический приём мошенников, позволяет расположить к себе собеседника. А по внешности не скажешь, что Руслан имеет кавказские корни. На русском языке он говорил отлично, внешность славянская. Может, он гены матери унаследовал? Вряд ли отец Руслана с именем Рашид Умаров был славянином.

Пока я размышлял над дальнейшими действиями, Руслан перестал дышать. Какую же он дозу клофелина вбухал в стакан? Впрочем, не важно. Надо выиграть время.

Тело неудачливого отравителя трогать не стал, а вот следы своего пребывания удалил. Посуду помыл, оставил на столе всё в таком виде, словно хозяин дачи решил поужинать в одиночестве. В чистый стакан налил водки и поводил им по пальцам Умарова, чтобы на нём остались его отпечатки пальцев. Забрал остатки клофелина и упаковку от использованного препарата. Стёр отпечатки пальцев со всех поверхностей, которых мог касаться, после чего тщательно проверил каждый сантиметр пола на наличие ниток с моих вещей, волос и тому подобных следов.

Из кошелька забрал пятнадцать тысяч, остальные деньги оставил, чтобы не вызывать у следователей подозрений в ограблении. Вор-клофелинщик вынес бы всё ценное и забрал бы все деньги, так что это должно запутать следствие, а в идеале даст оперативникам возможность констатировать смерть в результате несчастного случая или оформить как самоубийство. Но в таком случае машину нельзя угонять.

Единственная проблема может заключаться в том, что меня могли видеть соседи, но тут уже ничего не поделаешь. В принципе, когда мы сюда приехали, то вокруг никого не было заметно, так что лучше всего дождаться ночи и выбираться с дачи в темноте. Уличного освещения тут нет, если даже кто-то меня заметит, то не сумеет опознать.

Не стал терять зря время. Первым делом заполнил описание к посещённым мирам. Затем настроил задержку работы портального окна всего на десять секунд — этого вполне достаточно, чтобы пройти в другой мир и дабы следом не прорвались преследователи. Конечно, для проезда на машине не пойдёт, но и размер квадрата со сторонами два с половиной метра предназначен для пешеходов, а не для транспорта. Размер окна вначале хотел уменьшить, но подумал, что это опасно. Мало ли что случится. К примеру, придётся быстро убегать и запрыгивать в портал. Что если во время этого забега задеть края портала? Не знаю, что будет, но проверять не горю желанием. Один уже проверил, что будет, если руку оставить в закрывающемся окне…

Расстелил газеты, чтобы повторно не делать уборку, после чего стал приводить в порядок оружие. Первой проблемой стало отсутствие оружейного масла. На полке удалось найти масло для швейных машинок. Не бог весть какая замена, но лучше так, чем совсем не чистить оружие. В качестве ёршика использовал обычную палочку и ветошь. Вскоре пистолет был приведён к идеальному состоянию. Затем провёл инвентаризацию патронов и понял, что их как всегда мало — не хватит для ещё одного визита в мир зомбиапокалипсиса.

Чтобы иметь быстрый доступ к патронам, переложил запасные магазины в боковые кармашки рюкзака.

Осмотр ноутбука показал, что ему пришёл конец. Экран был разбит, пластик сзади треснул. Он включался, но половины изображения было не разобрать, к тому же всё было настолько блеклым, что пришлось напрягать глаза. Вся матрица под замену, хотя в моём случае проще купить новый ноутбук. Но оставлять его в домике не стал, чтобы не добавлять улик местным оперативникам. Собрал газеты, масло и ветошь, их я собирался забрать с собой, во-первых, последние пригодятся для чистки оружия, во-вторых, улики, от которых надо избавиться.

Дождавшись наступления темноты, я покинул территорию дачи. Из соседнего двора доносилась громкая музыка, распространялись ароматы дыма и шашлыка. Под светом в беседке сидели люди, доносились пьяные возгласы, им точно было не до меня. Тем более, сидя на свету, невозможно рассмотреть человека, идущего в темноте. Через два дома в домике горел свет, мелькали тени за закрытыми занавесками, тут точно людям было не до меня, да и опять же в темноте из освещённой комнаты ничего не увидят. Дальнейший путь прошёл в полной тишине, нарушаемой тихими шагами по пыльной грунтовой дороге.

Глава 9

Вскоре я вышел к асфальтовой дороге и неспешно двинулся в сторону города. По пути выкинул грязные газеты и тряпки, которыми делал уборку. Через несколько минут заметил справа банер:

Гостевой дом Колизей (Баня, Сауна, Номера)

Гостевой дом представлял собой коттедж, расположенный в огороженном металлическим забором дворе. Открыв калитку, я спокойно прошёл к дому. Внутри меня встретила заспанного вида среднего возраста блондинка в светлом платье.

— Здравствуйте, — сказала она хриплым голосом, — кхе-кхе…

Женщина выглядела болезненной, у неё были красные щёки и её слегка пошатывало.

— Добрый вечер. У вас есть свободные номера?

— Да, — кивнула женщина, — за двенадцать часов полторы тысячи, за сутки две пятьсот.

— На двенадцать часов вполне устроит. Покушать у вас что-то можно заказать?

— Чай, кофе, шашлык, чипсы, сухарики, орешки.

— Чашку кофе и шашлык.

— С вас две тысячи сто рублей. Кхе-кхе-кхе, — закашлялась женщина.

— Вам плохо?

— Да, что-то простыла…

Цена за гостиничный номер оказалась довольно приличной, пришлось расстаться с озвученной суммой. Зато тут никто даже не думал спрашивать у меня документы. Подумаешь, пришёл ночью человек и захотел снять номер — за ваши деньги любой каприз.

— Проходите на второй этаж, комната двадцать два, — женщина вручила мне ключи, — заказ вам принесут минут через двадцать.

Номер довольно неплохой, с большой кроватью и плоским телевизором, санузел оборудован угловой ванной-джакузи. Я сразу же отправился в ванную. Искупался, заодно постирал грязные вещи и развесил их на просушку. Покушав шашлыка и выпив кофе, почти сразу уснул.

Утром я проснулся разбитый, сил не было, тело горело от повышенной температуры, все простыни были мокрыми от пота, голова гудела, горло болело, тело ломило. Из-за слабости с трудом нашёл силы, чтобы встать с кровати.

За ночь одежда просохла, поскольку на улице стояла жаркая погода, а вещи были вывешены на подоконник. С трудом нашёл сил, чтобы облачиться.

Странная болезнь, у меня ещё никогда не было такого, чтобы настолько быстро проявились симптомы простуды. Обычно всё происходит по нарастающей, вначале идёт лёгкое недомогание, а тут сразу, будто второй день болезни. Неужели где-то подхватил вирус? Новые миры — новые болезни. Интересно, где умудрился заразиться — тут или в одном из предыдущих миров? Не дай бог, если это привет из мира зомби-апокалипсиса. А может местная болезнь? Вчерашняя женщина с рецепшена выглядела плохо, кашляла, могла и меня заразить. Что для местных простая простуда, для иномирянина может оказаться серьёзной болезнью.

Что теперь делать? По идее нужно купить местных лекарств. Наверное, стоит выяснить, где расположена ближайшая аптека.

Собрав рюкзак, я спустился на первый этаж. За стойкой никого не было. В надежде обнаружить кого-то из персонала, я заглянул за стойку, после чего замер в ступоре. На полу лежала вчерашняя женщина, рядом с ней валялся опрокинутый набок стул. Она была бледной и не подавала признаков жизни. Я приблизился к ней и хотел пощупать пульс, но этого не понадобилось. Достаточно было прикоснуться к коже, чтобы понять, что она мертва — кожа была холодной.

Похоже, что всё же местный вирус. Неужели именно он убил женщину? Если так, и я подхватил столь опасную заразу, надо срочно решать проблему с лечением. Но для начала неплохо было бы смочить горло и подкрепиться. И ещё надо сообщить местным обитателям о трупе, а то нехорошо его вот так бросать.

Обойдя весь дом, я был шокирован. В одной из спален, расположенной на первом этаже, обнаружился труп мужчины. Вероятно, именно он вчера готовил мне мясо. Больше в коттедже не было ни единого живого существа.

Что делать? Вызывать стражей порядка в моей ситуации нельзя, находиться в одном доме с парой трупов тоже не лучшая идея. Но мне нужны деньги на лекарства и кушать хочется…

В итоге я нашёл ключи, запер калитку и входную дверь в дом, после чего стал обыскивать помещение. В ящике стойки рецепшена удалось обнаружить деньги на сумму десять тысяч семьсот рублей, их тут же забрал себе. В комнате с телом мужчины нашёл ещё семнадцать тысяч рублей и небольшой запас лекарств. Тут же принял жаропонижающее средство, поскольку температура была очень высокой, из-за неё меня качало, как моряка на корабле во время шторма.

В одном из помещений обнаружилась кухня и некоторый запас продуктов, который тут же был подвергнут разграблению. Пока ел, включил телевизор и попал на новостной канал. Солидный диктор на экране вещал приятным баритоном:

— Министерство здравоохранение ввело чрезвычайное положение в связи с эпидемией обезьяньего гриппа. Министерство рекомендовало людям без серьёзных причин не покидать жилищ, не появляться в местах большого скопления людей и использовать средства индивидуальной медицинской защиты. Посмотрим интервью с доктором Воронцовым, главным врачом госпиталя вирусных болезней.

На экране появился пожилой седой мужчина с усталым взглядом, на нём был белый медицинский халат.

— Обезьяний грипп был завезён в нашу страну из Африки футбольными болельщиками. Там эпидемия бушует уже несколько месяцев. На настоящий момент серьёзно превышен эпидемиологический порог, многие крупные города охвачены этим вирусом. Болезнь передаётся воздушно-капельным путём. При первых признаках болезни стоит сразу обращаться в медицинское учреждение. Инкубационный период составляет всего шесть часов, затем идёт резкое ухудшение здоровья. Признаки болезни: повышенная температура, слабость, сухость во рту, боли в горле, возможен кашель. К сожалению, на настоящий момент ещё нет эффективных средств борьбы с этим вирусом. Этот вид гриппа был признан самой опасной болезнью с момента эпидемии бубонной чумы. Смертность достигает девяносто процентов. Поэтому мы настоятельно рекомендуем не появляться в общественных местах и всячески избегать контактов с людьми, а также в обязательном порядке использовать медицинские маски.

«Хороший» мир… «Удачно» я на него наткнулся… Надо же было, чтобы всё так повернулось. Сбежал от суперменов, вылечился, сбежал от зомби, и всё это ради того, чтобы заразиться особо опасным гриппом… Весело, блин!

Выходит, с одной стороны в местную аптеку нет смысла идти, раз эффективных лекарств нет. Но если посмотреть на это с другой стороны, всё равно имеет смысл посетить аптеку. Существуют препараты, которые помогают облегчить последствия и перенести многие болезни, снять сильные симптомы. Например, даже при отсутствии специализированных лекарств, полезными будут физраствор, витамины и что-то для повышения иммунитета.

Хоть мозги из-за болезни работали с большим трудом, но удалось вспомнить о лекарствах из автомобильной аптечки. Я тут же полез в боковой кармашек рюкзака и вынул оттуда всё. Милицейская аптечка мира развитого коммунизма оказалась довольно обширной, тут было несколько доз регенерирующего препарата, успокоительное, жаропонижающее, сердечное лекарство, обезболивающее и другие препараты в основном для обработки травм.

Я тут же вколол себе шприц-тюбик с регенерирующим препаратом. Насколько понял суть его действия — помимо усиления регенерации он повышает общую сопротивляемость организма.

С улицы раздался грохот, кто-то колотил ногами по забору. Я вышел из дома и направился к калитке.

— Открывайте! — раздался из-за забора раскатистый мужской бас.

— Заведение закрыто в связи с эпидемией.

— У нас оплачено! — возмутился обладатель баса.

— Сколько?

— Три тысячи.

Я отсчитал три тысячи рублей и просунул через забор.

— Приносим свои извинения, у нас весь персонал заболел. Вы же не хотите заразиться?

— Нет-нет, — поспешно пробасил мужчина, выхватывая деньги из щели.

Вскоре раздался топот ног и звук заведённого мотора, машина с посетителями уехала.

Я вернулся обратно в дом. На компьютере, который стоял за стойкой рецепшена, открыл текстовый редактор и набрал крупным шрифтом сообщение:

Заведение закрыто в связи с эпидемией.

Приносим искренние извинения.

Администрация

Текст распечатал на стоящем тут же принтере. Из ящика стола достал скотч и ножницы, после чего сходил и приклеил бумагу на калитку. Затем снова её запер и вернулся в дом. Каждый шаг давался с трудом, я весь горел и сильно потел.

На кухне удалось обнаружить большие чёрные полиэтиленовые мешки для мусора. В эти мешки в пять слоёв с головы и ног упаковал тела владельцев гостевого дома и тщательно обмотал стыки скотчем. Когда упаковывал женщину, постоянно названивали городской и сотовый телефоны. Я их тут же отключил.

Упакованные тела спустил в подвал в одно из помещений, в котором располагалась сауна. Включил на полную мощность сплит-систему. Плотно упакованные тела в относительной прохладе завоняют нескоро, так что несколько суток у меня точно есть.

Можно было бы не заниматься подобными извращениями, но подумал, что в таком состоянии возвращаться в один из миров, значит — принести туда серьёзный вирус и подвергнуть риску местное население. Конечно, неплохо было бы наведаться в мир победившего коммунизма, чтобы там разжиться лекарствами, но боюсь, что раньше, чем успею это сделать, попаду в тюрьму и погибну, при этом стану причиной тысяч смертей. Так что лучше переждать в этом мире. Шанс на выживание есть, пусть и небольшой. Но ведь где-то надо пережить болезнь. Гостиница с мёртвыми владельцами и запасом продовольствия наилучшим образом подходит на роль временной базы.

Кое-как собрался с силами, взял ключи от машины и вышел на улицу. Возле двора была припаркована бежевая Деу Нексия, на нажатие кнопки брелка она отреагировала открытием дверных замков. Я сел в машину и поехал в ближайший поселок. Ехать было недалеко, всего через шестьсот метров справа показался большой супермаркет, на котором имелась вывеска в виде красного креста. Я тут же свернул к магазину, припарковался и пошёл туда.

В магазине перед аптекой выстроилась большая очередь. Люди скупали противовирусные препараты. Наконец, дошла моя очередь.

— Чего желаете? — приглушённо спросила девушка-аптекарь. У неё были видны лишь глаза, поскольку на голове имелся чепчик, халат был плотно запахнут, а лицо прикрывала медицинская маска.

— Самые лучшие витамины, средство для повышения иммунитета, самое эффективное жаропонижающее, десяток шприцов, столько же капельниц и физраствора, противовирусные препараты, ещё таблетки для снятия болей в горле, фурацилин…

Я долго выбирал лучшие и самые эффективные лекарства, проконсультировался с фармацевтом. Очередь за мной начала роптать, но было плевать, поскольку хотелось выжить. Ругань уж как-нибудь переживу, а вот местную болезнь… В итоге количество лекарств и шприцов выросло, девушка предложила мне самые дорогие импортные препараты, объяснив, что они действуют более эффективно. Аптеку покидал с несколькими полными пакетами медикаментов и с похудевшим на семнадцать тысяч рублей карманом. Чего не жалко, так местных денег, которые достались посредством мародёрства.

Вскоре вернулся на базу и разместился в спальне, в которой до этого провёл ночь. Дальше начал закидываться таблетками: поливитамины, препараты для повышения иммунитета, очередная порция жаропонижающего. Затем вколол несколько витаминов и поставил в вену капельницу. После физраствора стало немного легче. Фурацилин развёл в воде и стал им полоскать горло и промывать нос. Он убивает микробы, поэтому помогает при болях в горле эффективней, чем сосательные таблетки, которые лишь на время приглушают боль, а не борются с источником заразы.

Купленный в аптеке градусник напугал температурой в сорок один градус, от лихорадки меня колотило, начались галлюцинации. С трудом дополз до подвала, зашёл в большое банное помещение и забрался в большую джакузи с холодной водой. Этот манёвр позволил немного сбить температуру. Выбраться из джакузи было тяжело.

На кухне набрал еды, взял бутылку водки и наполненный водой электрический чайник, со всем этим добром отправился в номер. Дальше только и делал, что лежал, много пил, постоянно обтирался водкой. Несколько раз терял сознание. Когда приходил в себя, принимал лекарства, ставил капельницу, колол препараты, обтирался, ел и пил.

В бреду прошли день и ночь. Утром вколол себе вторую дозу регенерирующего препарата. Вторые сутки стали повторением первых. Организм усиленно боролся с заразой, из-за чего постоянно лихорадило, температура тела всё время была предельно высокой.

Единственным развлечением оказался просмотр телевизора, который я не выключал. По телевизору в новостях постоянно говорили о растущем уровне заболевших гриппом, о высокой смертности среди населения. Закрывались предприятия и магазины, большей части населения запретили ходить на работу, был введён комендантский час. Улицы городов опустели. На данный момент в Волгограде погибло уже сто тысяч человек, а ведь это десятая часть населения города. Правительственные службы не справлялись со своими задачами: больницы и морги переполненные, специальные службы не успевают убирать тела, многие врачи и полицейские заболели.

Похоже, большинство смертей происходит из-за того, что температура достигает предела, за которым белки начинают сворачиваться. Именно поэтому требуется пребывание пациента в больнице. Обычно люди обращаются в больницу лишь на второй день после того, как заболели, иногда и того позже. А этот вирус имеет небольшой инкубационный период и взрывное действие, человек превращается в развалину за считанные часы.

Вначале кажется, будто подхватил обычную простуду, а уже через несколько часов не можешь найти сил, чтобы дойти до соседней комнаты. Старики умирают почти сразу. В больницах огромные очереди, которые здоровому человеку отстоять сложно, а больные обезьяним гриппом умирают прямо в них. В аптеках и больницах уже на второй день эпидемии наблюдается острая нехватка лекарств. Шансы выжить есть только у тех, кто как я активно борется с вирусом на всех фронтах, а для этого необходимо иметь изрядный запас медицинских препаратов и хотя бы минимальные познания в медицине. Понятно, что телу не будет пользы от ударных доз лекарств, но лучше выжить и получить некоторые осложнения, чем отправиться на тот свет.

На третий день я вколол последнюю дозу регенерирующего препарата из параллельного мира. Весь день прошёл как в бреду и был повторением предыдущих дней.

По телевизору новости были всё хуже, погибла пятая часть жителей Волгограда, примерно такая же смертность наблюдалась во всех мегаполисах, в которых проходит Мундиаль (чемпионат мира по футболу). В других городах ситуация немногим лучше, но и эпидемия в самом разгаре и уносит десятки тысяч жизней.

На следующий день я пошёл на поправку. Сразу чувствовалась разница: температура не поднималась выше тридцати восьми градусов, тело ломало в меньшей степени, слабость потихоньку отступала, появился аппетит.

Проблема появилась оттуда, откуда и ожидалось — из подвала потянуло запахом разложения. Противная, впивающаяся в ноздри вонь, потихоньку распространялась по дому. На втором этаже пока ещё можно было находиться, но явно ненадолго.

Пришлось думать, как быть: бросать дом и перебираться куда-то в другое место либо избавляться от трупов: сжечь, закопать.

Дом мне нравится, как база — идеальный вариант. До полного выздоровления хочется пожить в комфортных условиях, а не бегать по городу в поисках жилья. Вообще в городе сейчас делать нечего, там проблема такая же, как у меня, только более обострённая — куча трупов, которые надо куда-то девать.

Подумав, решил похоронить бедолаг-владельцев гостиницы. Это было до жути противно, в подвале вонь достигла апогея, несмотря на все предпринятые меры. Копать яму не пришлось, я воспользовался уже готовой. В углу двора находилась большая компостная яма, именно в неё я на садовой тачке перевёз тела, которые сверху прикидал землёй.

Затем открыл в подвале форточки для проветривания, дверь закрыл и заклеил щели скотчем. После этого проветрил весь первый этаж, попарился в соседнем помещении. Баня оказала чудодейственный эффект, после неё я почувствовал себя обновлённым. Постиранная в нормальной стиральной машинке одежда добавила хорошего настроения.

Ещё пару дней держалась повышенная температура тела, но уже на третий день я ощущал себя заново рождённым. Проснувшись рано утром, я был счастлив. Ничего не болело, температура была в пределах нормы, организм был полон сил и требовал повышенного питания. К сожалению, запасы продуктов подошли к концу, я доел всё, что было запасено у хозяев гостиницы в холодильнике. В кухонных столах остались лишь крупы.

Новости по телевизору были пугающими, за время моей болезни вымерла треть населения Волгограда. Вся Европа оказалась охвачена эпидемией обезьяньего гриппа, к ней присоединилась Азия, Северная и Южная Америки, вирус дошёл даже до Австралии.

Было страшно отправляться в другой мир. Я боялся не за себя, а за тех людей, которые проживают в параллельных Землях. В этом мире эпидемия уже унесла жизни около двухсот пятидесяти миллионов человек, с каждым днём эта цифра стремительно растёт.

В голову приходило несколько решений. Первое — остаться жить в этом мире. Я уже переболел обезьяним гриппом, так что с высокой вероятностью имею иммунитет к этой болезни. Второе — отправиться в другой мир, а тут уже есть множество вариантов. Но путешествовать можно лишь в случае, если я не являюсь разносчиком заразы. В этом можно убедиться лишь после консультации со специалистом. А где можно найти доктора для консультации?

Перебор вариантов продолжался недолго. В голову пришло единственное заведение, где могут дать точный ответ — Волгоградский научно-исследовательский противочумный институт. Именно там проходят исследования новых болезней, выявление вирусов в крови и разработка вакцин. Единственная проблема заключается в том, что в настоящий момент это заведения должно быть нагружено работой сверх меры.

Хм… Этот мир очень похожий на мой. Конечно, есть существенные отличия, но если допустить, что и там и тут жили одни и те же люди, то возникает закономерный вопрос — могут ли тут существовать двойники людей моего родного мира? Если допустить, что на этой планете проживают многие двойники, и они выбрали аналогичную профессию, то…

В юности ещё до того, как уйти в армию, я на протяжении пары лет встречался с девушкой — Ольгой Сафроновой. Она поступила в медицинскую академию на кафедру микробиологии. Ольга была очень умной девушкой, при том, что она натуральная блондинка. Конечно, я бы не сказал, что у неё с головой полный порядок, там водились не тараканы, а целый выводок чернобыльских мутантов. Тем не менее, это не отменяет того факта, что Ольга очень умная и талантливая, по крайней мере, была в молодости.

Когда я уходил в армию, естественно, мы расстались. Уже в армии до меня от общих знакомых дошли слухи, что Ольга меня не дождалась, завела интрижку на стороне. Это помимо отношения ко мне со стороны отца стало одним из кирпичиков, который склонил меня к контрактной службе вместо возвращения домой. Но всё же, Ольга была моей первой любовью. Как известно — первая любовь запоминается на всю жизнь и является самой яркой. Иногда (очень редко, в основном, когда напивался) я следил за судьбой девушки, которую когда-то любил. В современном мире сделать это довольно просто, ведь многие люди заводят странички в социальных сетях. Есть исключения — люди, которые не пользуются соцсетями.

К сожалению, Ольга как раз относится к этой категории людей: ни странички вконтакте, ни на фейсбуке, в общем, она не размещала в интернете о себе вообще никакой информации. Но её подруги подобной паранойей не страдали, так что из фотографий и комментариев под ними удалось выяснить, что Ольга после академии пошла работать в лабораторию как раз нужного мне НИИ, после чего из лаборанта стала там научным сотрудником. Не могу точно сказать, чем она занималась, вроде проводила какие-то опыты на мышах. Но с учётом её профессии и места работы уверен, как раз она мне могла бы помочь… Конечно, при условии, что в этом мире существует Ольга Сафронова, она получила соответствующее образование и работает в том самом НИИ.

Единственное, что я до сих помню — это городской номер телефона её родителей и их адрес. Можно попробовать потянуть за эту ниточку, если не выйдет, буду искать другие пути выхода из ситуации.

После очередного обыска гостиницы удалось обнаружить шкатулку с драгоценностями. Тут не было особых ценностей, всего несколько комплектов серёжек, парочка золотых цепочек и несколько колец. В целом на родине в ломбарде за всё дали бы не больше десяти тысяч рублей, но хоть какая-то добыча. Нормальная еда закончилась, зато оставался приличный запас алкоголя: виски, водка, коньяк, пиво. Всё это я перегрузил в багажник Нексии. Вдобавок забрал пару ноутбуков и смартфонов, а также документы на машину, паспорт и водительское удостоверение хозяина гостиницы.

При остановке сотрудниками дорожной полиции бумаги мне не очень помогут. С учётом происхождения моего отца, моего двойника в этом мире не должно существовать, следовательно, у меня нет никаких документов, я не зарегистрирован ни в каких базах — человек невидимка, который есть, но о нём никто не знает. Но со страховкой и свидетельством о регистрации транспортного средства можно, во-первых, потянуть время и как-то выкрутиться из ситуации. Во-вторых, с паспортом и правами можно сдать машину перекупщикам (скорее, скупщикам краденого транспорта) или на разборку, что не сильно отличается от предыдущего варианта.

Последнее вообще легко и просто: пригоняешь машину на любую разборку, пишешь договор купли-продажи от имени владельца, говоришь, что он попросил тебя заняться продажей, поскольку сам приболел. Понятное дело, что покупатель поймёт, что ты угонщик, или как минимум заподозрит это, но всё равно купит машину, поскольку риск минимальный, от полиции он всегда может отбрехаться и такая сделка сулит солидную прибыль. Продавцу таким способом не удастся выручить большую сумму, но мне пригодятся хоть какие-то деньги.

С одного из смартфонов я набрал по памяти номер городского телефона.

— Алло, — ответ прозвучал настороженным и приятным женским голосом.

— Добрый день. Светлана?

— Да, а кто говорит?

— Меня зовут Александр. Я давний знакомый вашей дочери, Ольги. Мы с ней давно не общались. Так вышло, что потерялись все контакты, кроме вашего городского телефона. Если не сложно, могли бы вы дать номер её сотового телефона?

— Не знаю… — Светлана, мать Ольги, замялась. — Ольга о вас ничего не говорила.

Повезло! Двойник бывшей девушки существует в этом мире. Ещё больше повезло, что совпали адрес проживания и номер телефона, а также имена и место учёбы.

— В последний раз мы с ней виделись во времена её учёбы в медицинской академии. Она же сейчас занимается микробиологией?

— Верно, — согласилась Светлана.

— Вы не подумайте ничего плохого, мне нужно связаться с Ольгой по работе. В последнее время в связи с эпидемией вы сами видите, что творится в мире.

— Ужас! Это какой-то кошмар… — экспрессивно воскликнула Светлана. — В магазинах нет продуктов, дочка просила нас с мужем не выходить из дома, наверное, только поэтому мы не заразились. А вы от Ольги что-то хотели?

— Вы правы, хотел. Нужно провести анализ крови одного знакомого, но сейчас опасно и бессмысленно делать всё официальными путями. Поэтому подумал, что неплохо было бы сделать всё через знакомых, заодно дать хорошему человеку заработать. Вы же понимаете, что в сложные времена доверять можно лишь близким людям? А деньги или что-то более существенное лишними не станут. Мы уже не те дети, которыми были пятнадцать лет назад, чтобы помогать знакомым бесплатно, думаю, сумеем договориться.

— Хорошо, записывайте…

Заполучив номер телефона девушки, я тут же распрощался с её мамой и совершил второй звонок. Ответили не сразу, пришлось набирать номер повторно.

— Слушаю, — сухо прозвучал знакомый голос, который невероятно сильно напоминал речь девушки из другого мира.

— Добрый день, Ольга. Полагаю, ты меня уже не помнишь. Меня зовут Александр, мы когда-то давно, во времена твоей учёбы в медицинской академии, были шапочно знакомы через одну из твоих подруг, Анну.

— Аня… — протянула Ольга, вспоминая, о ком идёт речь. — Фомина?

— Нет. Ковальчик. Я тот самый неуловимый Саша, которого Анна не дождалась из армии…

Поскольку мы с Ольгой встречались довольно долго, я знал всех её подруг на тот момент времени. Была среди них одна девушка, имя и фамилию которой только что озвучил. Эта Аня встречалась с молодым человеком, с которым мы были тёзками. Вообще редкая девушка в возрасте семнадцати-восемнадцати лет сумеет дождаться своего парня из армии, особенно актуально это было в то время, когда солдатам срочной службы приходилось отдавать долг родине на протяжении двух лет. С тёзкой случилась такая же история, что и со мной, но немногим раньше. Раз в этом мире есть Ольга Сафронова, следовательно, может быть и её подруга Анна Ковальчик. Ольга из моего мира этого Сашу видела лишь мельком, вряд ли она помнит, как он выглядит.

— Ах, вон аж кто… — удивлённо протянула собеседница. — Откуда у тебя мой номер?

— У меня оставался твой старый номер городского телефона. Позвонил твоей матери, узнал номер сотового.

— Очень интересно, — настороженно протянула девушка. — И для чего нужна была такая схема?

— Ольга, ситуация довольно сложная и щекотливая, чтобы обсуждать её по телефону. Насколько помню, ты училась на факультете микробиологии, была очень умной и увлечённой девушкой, подавала большие надежды. Я буду прав, если предположу, что сейчас ты являешься как минимум кандидатом в доктора наук, как максимум доктором наук в области микробиологии?

— Недавно защитила докторскую… И всё же интересно услышать, зачем я вдруг понадобилась?

— Ольга, поведаю предысторию вкратце. Я долгие годы служил в спецподразделении вооружённых сил, а недавно вышел в запас. До этого довелось участвовать в испытании секретных экспериментальных медицинских препаратов. Что они делают, по телефону не могу рассказать. Когда началась эпидемия, я среди прочих заразился обезьяньим гриппом, но выжил, и всего за шесть дней полностью выздоровел. Чёрт его знает, какой коктейль у меня сейчас в крови. Я хочу выяснить, насколько мой организм опасен для окружающих и что вообще со мной произошло до этого?

— Саша, зачем тебе это? — удивлённо спросила Ольга. — Выжил — радуйся. У нас сейчас на работе жуткий аврал, идёт разработка вакцины, проверка крови тысяч людей, у меня нет времени даже присесть. Половина лаборантов заболели, приходится самой заниматься анализами, — в её голосе слышалась вселенская усталость.

— Ольга, я всё понимаю. Тебе сейчас приходится нелегко. Но и ты пойми, что это не праздный интерес. То, что я официально вышел в запас — ещё ничего не значит. Меня могут вновь принять на службу и послать в командировку в другую страну. Пошлют куда-нибудь к племени Тумба-Юмба, докуда вирус не дошёл, чихну на аборигенов, а они все вымрут. К тому же интересно узнать, что со мной сотворили эскулапы. Естественно, я не прошу тебя заниматься делом бесплатно, готов щедро проспонсировать исследования.

— Насколько щедро? — заинтересовалась девушка.

— В пределах разумного. Пока располагаю небольшой суммой в районе двадцати тысяч рублей, но если этого будет мало, могу продать автомобиль. Хочешь, подарю тебе ноутбук и смартфон? У меня они имеются в двух экземплярах.

— Не надо идти на такие жертвы, — фыркнула Ольга. — Если всё настолько серьёзно, я готова помочь. О цене договоримся. Ты когда можешь встретиться?

— В любой момент.

— Тогда подъезжай ко мне домой, у меня как раз сегодня выходной. Записывай адрес…

Глава 10

Город меня пугал, он словно вымер. Машин было мало, часто звучали сирены специальных служб, людей на тротуарах было немного, все они ходили в медицинских масках и шарахались друг от друга, как от чумных. Основной трафик был направлен в сторону выезда из города. Было похоже на то, что люди старались покинуть город, то ли выезжали на дачи, то ли вообще желали поселиться где-то с палаткой.

Ехать на машине было недалеко, ни одного дорожного полицейского не встретилось. Всего через полчаса я оказался в Краснооктябрьском районе на улице Титова возле пятиэтажной хрущовки. Припарковался неподалёку от гаражей, стоящих во дворе.

Подумалось, что могу заразить девушку. Этого хотелось избежать, поэтому достал автомобильную аптечку, после чего из широкого бинта и ваты смастерил самодельную маску на лицо.

Домофон в подъезде оказался нерабочим. Поднявшись на третий этаж, я нажал на дверной звонок. В квартире послышалось шарканье тапочек, вскоре входная дверь распахнулась. Мне предстала Ольга, почти такая же, какой я её помнил, только повзрослевшая. На вид ей можно было дать не больше тридцати лет, хотя на самом деле мы с ней ровесники. Сто шестьдесят пять сантиметров ростом, грудь третьего размера, пшеничные прямые распущенные волосы спадали до середины спины. Фигура была слегка полноватой, но оно и понятно, ведь девушке давно не восемнадцать лет. Она внимательно разглядывала меня голубыми глазами, уголки губ без следов помады слегка изгибались в намёке на улыбку. В целом она выглядела уставшей и несколько болезненной.

— Саша? — спросила Ольга.

— Да, Саша. Привет, Ольга. Я тебя сразу узнал.

— Ты чего этот ужас на лицо натянул, если переболел?

— В дороге подумал, что я-то переболел, но… В общем, опасаюсь тебя заразить.

— Можешь не бояться, я уже переболела. Проходи.

Квартира оказалась небольшой: маленькая кухня, зал, небольшая спальня и миниатюрная прихожая. Холодильник стоял прямо в зале, чтобы не захламлять и так небольшое помещения для приготовления и приёма пищи.

Под пристальным взглядом блондинки я стянул с лица импровизированную маску и разулся.

— Странно, по идее мы должны быть ровесниками, но ты седой… — протянула хозяйка жилплощади.

— Не повезло, — пожал я плечами. — Последствия плена…

— Ты воевал?

— Родина дала в руки автомат и сказала: «Надо», — солдат ответил: «Так точно».

— Проходи на кухню. Будешь чай?

Ольга проводила меня в озвученное помещение, в котором из мебели был лишь стол и пара стульев. Она заняла стул в углу, я сел с торца стола. Девушка из большого заварного чайника разлила по чашкам зелёный чай, который распространял одуряющий аромат.

— Рассказывай! — твёрдо произнесла она.

— Что именно? Всё или…

Сам не знал, насколько стоит откровенничать и как подать информацию. С одной стороны Ольга из моего мира в юности показала себя как честная девушка со склонностью к авантюрам, она никогда не раскрывала ничьих секретов, не сплетничала, что большая редкость для девушек. С другой стороны она меня бросила. Но я девушку не виню, ведь сложно ждать человека целых два года, если с ним лишь эпизодически встречался. Мы не были мужем и женой, не жили вместе под одной крышей…

— Всё рассказывай, — настойчивым тоном сказала Ольга.

— Всё… Прежде чем поведать всё, я должен дать тебе возможность дать обратный ход. Во-первых, это информация под грифом «Совершенно Секретно». Во-вторых, она звучит настолько же фантастично, как байки телепередач по каналу Рен-ТВ. Ты попросту не поверишь. В-третьих, это долгая история.

— Ты уже приехал ко мне, так что давай обойдёмся без соплей, — отмахнулась Ольга. — Говори.

— Возможно, я где-то повторюсь. Слушай. В юности я выбрал карьеру в армии. После срочной службы, когда выяснил, что меня бросила девушка, остался служить по контракту и попал в войска специального назначения. О самой службе говорить не буду, скажу лишь, что пришлось немало повоевать. Однажды, совсем недавно, меня привлекли… Хм… Скажем так, к секретному проекту. На одиннадцати людях испытали секретную сыворотку, которая должна пробуждать сверхспособности.

— Хух… — недоверчиво усмехнулась Ольга. — И какие же сверхспособности?

— Я знаю лишь о нескольких людях. Один из них умеет управлять гравитацией, а вторая… В ней я не очень уверен, но кажется, она умеет находить людей и ускорять восприятие. По крайней мере, при внешности пышки с раздачи столовой она стреляла из пистолета, как заправский ганфайтер, при этом почти умудрялась уворачиваться от пуль. Третий умеет читать мысли, но при этом у его клиента происходит инсульт. У четвёртого просто повысился интеллект, он из обычного человека превратился в гения.

— А какой способностью обладаешь ты? — недоверчиво спросила Ольга.

— Могу предвидеть свою смерть за минуту до того, как погибну. Это несколько раз спасало мне жизнь.

На всякий случай я немного исказил информацию, а то мало ли, как всё повернётся.

— Как-то не впечатляет, — усмехнулась девушка. — Ты специально назвал такую способность, которую невозможно проверить?

— Если бы… — из моей груди вырвался печальный вздох. — Думаешь, я знаю, как это всё работает? Мне известно лишь о том, что после препарата у испытателей появлялись совершенно разные способности.

— Ладно, — покачала головой Ольга, встряхнув копну волос, отчего они разлетелись по плечам. — Допустим, я поверю, что ты не сумасшедший, а говоришь правду. От меня-то что надо?

— Это не всё. Помимо прочего на мне испытывали препарат, который ускоряет регенерацию. Кодовое название «регенерин». С помощью него я за неделю восстановился после плена: у меня был инсульт и после пулевого ранения прооперировали левое колено. Всего за неделю я полностью восстановился, остался лишь маленький шрам.

Закатав штанину, продемонстрировал девушке шрам.

— Операция была проведена меньше трёх недель назад.

— Врёшь! — не поверила Ольга. — Этому шраму уже несколько лет.

— Зачем мне врать?

— Не знаю. Может, сам ответишь, зачем ты мне вешаешь на уши лапшу?

— Говорил же, что всё звучит бредово, — оставалось лишь пожать плечами. — Я ушёл в отставку по выслуге лет, но попутно прихватил с собой три дозы регенерина. А когда заболел гриппом, в течение трёх дней колол себе этот препарат, то есть сколько было, столько и использовал. Полагаю, я выжил лишь благодаря этому лекарству.

— Что же делает этот чудо-препарат? — недоверие из голоса Ольги не уходило.

— Вроде бы ускоряет регенерацию и укрепляет организм. Ольга, ты же понимаешь, что я солдат, а не медик? До секретов такого рода, как действие особых препаратов, меня не допускали. Но ты посмотри на моё лицо. Если не брать во внимание седых волос, я выгляжу не на свои тридцать пять лет, как это было совсем недавно, а примерно на двадцать пять, может даже двадцать семь.

— Хм… — Ольга стала внимательно разглядывать моё лицо. — Возможно… А может, у тебя просто хорошая генетика и ты заливаешь.

— Мне нет смысла врать. Понимаешь, я боюсь того, что со мной произошло. Не знаю, к каким последствиям это может привести. За последнее время мой организм испытал на себе такой богатый арсенал неизвестных препаратов, плюс переболел опасным вирусом, что непонятно, как это на нём отразилось.

— Итак, мы пришли к вопросу, что именно тебе от меня надо?

— Надо исследовать мою кровь. Хочу узнать, во-первых, буду ли я опасен для окружающих, которые не переболели обезьяньим гриппом. Во-вторых, насколько сильно повлияли на меня неизвестные препараты, а главное, чем это аукнется в будущем.

— Насчёт первого вопроса я тебе могу ответить сразу. Вирус гриппа, в том числе обезьяний, выделяется в окружающую среду в течение пяти-десяти дней пока человек болеет. Самыми опасными для окружающих являются первые сутки. К этому можно добавить ещё пару суток после выздоровления, на протяжении которых переболевший человек может являться опасным для окружающих. Так что вскоре ты уже не сумеешь никого заразить.

— Спасибо, хоть в одном ты меня успокоила.

— Насчёт анализа крови… Я могу его провести. Полноценное исследование займёт от дня до нескольких недель, возможно, придётся несколько раз сдавать кровь. Я готова заняться этим за… — Ольга задумалась. — Сколько ты готов заплатить?

— Двадцать тысяч наличными, если деньги нужны сейчас, могу добавить бартером. Есть несколько ящиков пива, десять бутылок водки, несколько бутылок виски и коньяка. Ещё имеется ноутбук и смартфон.

— Вижу, тебя совсем прижало, — покачала она головой, при этом слегка прикрыв глаза. — Двадцати тысяч будет достаточно. Хотя от пива я не откажусь.

— Замечательно. Как всё организуем?

— Завтра у меня смена. Приедешь в противочумной институт… — Ольга зависла, что-то обдумывая. — Нет, тебя не пустят. Сейчас это режимный объект. Сделаем иначе. Сумеешь завтра приехать ко мне домой к шести утра?

Я кивнул.

— Хорошо, — продолжила девушка. — Утром дома я возьму у тебя анализ крови, положу в сумку-холодильник и поеду на работу. Потом позвоню, договоримся о встрече. Ты с утра заплатишь мне половину суммы в качестве предоплаты, а вторую часть передашь при получении результатов исследований.

— Договорились. Спустишься со мной за пивом? В одиночку есть риск разбить оба ящика по пути сюда.

— С удовольствием, — улыбнулась Ольга.

Два ящика пива перекочевали в квартиру девушки.

— Поставь в гостиной, — кивнула Ольга в угол большой комнаты, куда я сгрузил ящик с алкоголем. — А ты сейчас чем занимаешься?

— Пенсионер, — краешки моих губ изогнулись в лёгкую улыбку.

— Везёт кому-то, — тяжело вздохнула собеседница.

— Не сказал бы, — усмехнулся я. — В моей профессии большой риск не дожить до ранней пенсии.

— Медики в нынешнее время рискуют не меньше, — парировала девушка.

— Ольга, а ты не замужем?

— А ты где-то видишь моего мужа? — с сарказмом ответила Сафронова.

— Мало ли, вдруг он на работе, — пожал я плечами.

— К чему такие вопросы? — прищурилась девушка и продолжила насмешливым тоном: — Или хочешь меня соблазнить?

— А что, так можно было? — усмехнулся я.

За годы в армии я забыл, как соблазнять девушек, тем более не глупых малолеток, а целых докторов наук. Был у нас в роте один сослуживец-бабник по имени Стас, он не мог пропустить ни одной юбки. Его таланту клеить девушек завидовали все сослуживцы, я в их числе.

Однажды нас отправили на обмен опытом с зарубежными коллегами в Восточную Европу. Как водится, опытом обмениваться лучше всего в баре. Из бара мы перебрались на дом к одному из наших зарубежных коллег и в разгар гулянки закончился алкоголь. Стас взял ключи от машины уже в дупель пьяного местного офицера и пьяным поехал за рулём автомобиля в магазин. Во время поездки его остановили местные полицейские, обе оказались девушками. Всё закончилось тем, что он уломал обеих сотрудниц правоохранительных органов на тройничок, а после секса вернулся с водкой обратно на квартиру. Вот как таким талантом не восхищаться? К сожалению, я подобными навыками не обладаю, скорее, наоборот, при общении со слабым полом становлюсь косноязычным, из головы вылетают все шутки и мысли.

Несмотря на всё старое чувство первой влюблённости всколыхнулось где-то глубоко в душе. Пусть это была вовсе не та Ольга, которую я знал. Пусть она меня в первый раз видит и выглядит уже не так молодо. Но я хотел вновь почувствовать вкус её губ и близость её тела, как это было в горячей юности.

Как-то так всё повернулось, что слово за слово, и мы уже вновь сидим на кухне и пьём пиво, делимся друг с другом забавными историями из жизни…

* * *

Резко открыв глаза, не сразу понял, где нахожусь и что происходит. Со стола, который стоял рядом с кроватью, из сотового телефона доносился жёсткий гитарный проигрыш. Рядом со мной из-под простыни выбралась голова Ольги со взъерошенными и спутанными пшеничными волосами, её лицо было помятым с отпечатком от подушки на всю левую сторону, глаза прищуренные, а веки припухшие. Она протянула руку к столу, вслепую нащупала сотовый и отключила жуткие звуки.

Ольга перевела на меня сонный взгляд, её глаза тут же округлились от удивления, а брови поползли вверх. Она двумя пальчиками правой руки ухватила за край простыни и приподняла её, после чего посмотрела на голого меня, затем на голую себя. После этого девушка подняла на меня взгляд и сонным и ещё слегка пьяным голосом спросила:

— Мы что, трахались?

— Без сомнений.

— А нам понравилось?

— Наверняка понравилось… Но я этого не помню так же, как и ты.

Ольга с трудом сумела встать с кровати. Она словно зомби медленно пошла в сторону гостиной, но замерла в дверном проёме. Взгляд девушки был направлен примерно в сторону прихожей.

— Пых-пых-пых… — протянула она хриплым голосом. — Вредно в нашем возрасте употреблять ящик пива на двоих… а потом догоняться водкой!

— Ох, ё! — схватился за голову, которая заболела от похмелья. — То-то голова так болит.

Мы по очереди приняли душ, первой туда пошла Ольга, затем я. Когда я покинул совместный санузел, девушка уже сидела на кухне одетая в джинсы и светлую рубашку, она с хмурым видом пила чай. Я оделся, зашёл на кухню и налил себе чая. Ольга подняла на меня опухшее лицо.

— И как я теперь поведу машину? — спросила она.

— Да брось, — легкомысленно ответил я, — сейчас сотрудникам ДПС вряд ли есть дело до нетрезвых водителей. Во-первых, у них других проблем хватает. Во-вторых, наверняка в строю осталась лишь часть от наличного состава. В-третьих, тебе до работы ехать недалеко — выскочить на первую продольную и проехать пару минут по прямой. На том отрезке пути патрульные в лучшие времена стояли очень редко, а уж сейчас и подавно никого не будет.

— Давай я возьму у тебя кровь на анализы, — тяжело поднялась Ольга и направилась к шкафчику, из которого достала пакет с лекарствами и стала из него доставать шприц, вату, спирт, жгут и большую пробирку.

— А ты в таком состоянии сможешь у меня взять кровь? — в моём голосе слышалось неприкрытое сомнение.

— Но ты же не сомневаешься, что я в таком состоянии смогу управлять автомобилем, — с сарказмом заметила девушка, — откуда тогда сомнения в моих профессиональных навыках?

— Доверяю тебе самое дорогое, себя, — закатал я рукав куртки.

Девушка профессионально набрала из вены приличное количество моей крови.

— Ольга, утоли любопытство, ты всегда хранишь в домашней аптечке пробирку для взятия проб крови?

— Конечно, — с сарказмом ответила девушка, поморщившись от головной боли. — Вдруг ко мне заявится старый знакомый, который срочно захочет сделать анализ крови…

— Я серьёзно.

— У меня дома чего только нет. Несколько раз по запарке уносила с работы пробирки. Не относить же их обратно?

Вскоре Ольга собралась, я вместе с ней покинул квартиру. Во время спуска по лестнице девушка сказала:

— Я заканчиваю работать в шесть вечера, так что подъезжай ко мне к семи.

— Хорошо.

Мы дошли до гаража, возле которого я припарковался. Как раз именно этот гараж отперла Ольга. Она закинула в салон белой Лады Калины сумку-холодильник, выгнала машину. Закрывая ворота, девушка поглядывала на меня.

— Тебя подвезти? — спросила она.

— Спасибо, доберусь своим ходом, — кивнул я на Дэу. — Можно положить к тебе в гараж вещи? Хочу машину продать. Вечером мы всё равно встретимся, тогда всё заберу.

— Клади, — невозмутимо сказала Ольга. — Гараж от этого не лопнет.

Я перенёс в гараж рюкзак, алкоголь и технику. При себе оставил лишь барсетку с чужими документами и деньги. Расставаться на время с ПВПВ было страшно, но вряд ли кто-то украдёт мой рюкзак, а таскаться с ним по городу не вижу смысла. Во-первых, это неудобно. Во-вторых, человек с баулом может вызвать подозрения, к тому же у меня там три пистолета, которые даже по нынешним беспокойным временам носить не безопасно, особенно если передвигаешься на краденой машине.

— Чуть не забыл! — хлопнул я себя по лбу. Отсчитав десять тысяч рублей, я протянул их девушке. — Вот, как и договаривались.

— Деньги я люблю, — с улыбкой приняла наличность девушка и заперла ворота. — До вечера.

Проводив взглядом удаляющуюся Ладу, я забрался в угнанный автомобиль и полез в смартфон. Быстрый поиск в интернете выдал несколько адресов авторазборок. Их не то, что много, карта аж пестрела от синих точек. Выбор пал на ближайшие шесть разборок. Сайт был лишь у одной, у остальных в качестве контакта имелся лишь телефон.

Минут пятнадцать ушло на то, чтобы обзвонить все места. Ответили лишь по трём из шести телефонам, а выкупить машину согласились в двух местах, причём цену назвали примерно одинаковую.

На листе бумаги, найденном в бардачке, написал доверенность на вымышленные паспортные данные. Филькина грамота, но в принципе сойдёт.

Прикинул в уме маршрут и отправился к ближайшей авторазборке. Доехал до места назначения всего за десять минут, и то из-за того, что пришлось много петлять по частному сектору. Конечной точкой маршрута оказался частный дом с большим двором. Мне навстречу вышел щуплый черноволосый мужчина в рабочем комбинезоне.

— Здравствуйте, это вы звонили по поводу продажи Дэу? — спросил он.

— Добрый день, — кивнул я. — Да, это я. Меня зовут Максим.

Решено было представиться вымышленным именем, которое вписал в доверенность.

— Меня зовут Рашид, — представился мужчина и начал внимательно осматривать автомобиль. — Что с машиной? С первого взгляда она в отличном состоянии… Краденная?

— Это машина брата, — начал я на ходу придумывать ложь. — Он сегодня погиб из-за болезни. Наши родители умерли немногим раньше, я единственный близкий родственник и наследник, но не хочу ждать полгода до вступления в наследство. Хочу поскорее покинуть страну, улететь туда, куда обезьяний грипп не дошёл. У меня на руках все документы, в том числе паспорт брата, его права, ПТС, СТС, страховка. Предлагаю поступить, как это делают перекупы — оформим договор от имени брата, будто он продал автомобиль до того, как умер. Никаких претензий и проблем вам ждать не придётся.

— Точно? — поджал губы и нахмурился Рашид.

— Абсолютно.

— Покажите документы.

Я достал барсетку и протянул Рашиду все документы. Он внимательно их изучил и долго думал.

— А ваш брат точно умер? А то может вы машину угнали, а завтра ко мне нагрянет полиция.

— Да что вы такое говорите? — притворно протянул я. — Какая полиция? Всё будет честь по чести, у вас останется на руках договор купли-продажи и ПТС. Вы честный покупатель…

Рашид ломался очень артистично, но с моей точки зрения всё выглядело так, как если бы проститутка строила из себя девственницу-недотрогу и тем самым набивала цену.

— Тридцать тысяч, — назвал цену Рашид.

— Договорились.

Цена смешная, поскольку такая машина, тем более свежего года и с небольшим пробегом, даже в битом виде стоит в районе пятидесяти тысяч рублей. Но такой краденный автомобиль, а Рашид прекрасно понимал, что история о брате откровенное враньё, стоит как раз около тридцати тысяч.

— Но вы оставите документы на машину, — добавил покупатель. — То есть помимо ПТС и СТС оставите страховку.

— Рашид, с полным комплектом документов этот автомобиль стоит уже другие деньги. У меня просто нет времени, но если постараться, то с большим дисконтом эта машина уйдёт за сто тысяч. С фотографией паспорта и страховкой отдам за пятьдесят тысяч.

— Тридцать пять.

— Сорок. Это недорого.

— Тридцать пять, больше она не стоит, — покачал головой Рашид. Он твёрдо стоял на своём.

— Хорошо, договорились.

Из частного сектора я выходил с пополнившимся кошельком. Единственное, что у меня осталось из документов — это паспорт на имя Сергея Иванова, сорокалетнего мужчину с внешностью, которая кардинально отличалась от моей.

Пешком до основной магистрали отсюда было идти довольно далеко. По сторонам от пыльной грунтовой дороги располагались старые частные дома, которые больше ожидаешь встретить в деревне, а не в мегаполисе. Вскоре грунтовка сменилась асфальтовой дорогой, которая вся была испещрена трещинами и колдобинами. Что удивительно, по пути мне не встретилось ни одного человека.

Насчёт отсутствия на улице людей я поспешил сделать вывод. Справа обнаружилась пара молодых парней. Им можно было дать не больше двадцати лет, крепкие и худые, они были одеты почти одинаково: спортивные шорты, футболки и сланцы, отличались лишь цвета одежды. Под высоким деревом, расположенным возле кирпичной электрической подстанции, был припаркован серебристый корейский пикап с плавными обводами. Эти парни открыли дверь пикапа и суетились возле него.

Когда я подошёл ближе, то удалось разглядеть подробнее. В салоне головой на руле лежал молодой мужчина в костюме, а парни шарили у него по карманам. Один из них, черноволосый в синих шортах нервно обернулся и пристально посмотрел на меня.

Я бы прошёл мимо и не стал вступать в диалог с местной гопотой, которая промышляет мародёрством, но кое-что заставило остановиться и вступить в диалог. Труп владельца автомобиля, который, по всей видимости, собирался поехать в больницу, но умер прямо в машине… Когда парни откинули его голову назад, удалось разглядеть, что мужчина внешне отдалённо похож на меня.

— Чё смотришь? — резко сказал он. — Вали отсюда.

— А что вы делаете? — спокойным тоном спросил я.

— Ты чё, не понял? — оторвался от своего занятия второй юноша в чёрных шортах. — Глухой что ли? Иди куда шёл!

— Молодые люди, это труп?

По резко набычившимся фигурам и настороженным взглядам стало понятно, что я угадал.

— Ребята, определённо, вы обчищаете его карманы…

Лысый парень в синих шортах полез в карман и достал оттуда нож-бабочку, который тут же разложил и с угрожающим видом выставил в мою сторону.

— Слышь, мужик, — начал он с угрозой в голосе, — хочешь, чтобы тебя порезали?

— Ребята, я не имею ничего против вашего занятия. Вам же нужны лишь деньги? Предлагаю прийти к договорённости. Мы сейчас отнесём тело мужчины за подстанцию, чтобы оно никому не мозолило глаза, вы заберёте деньги.

— Тебе это зачем? — резко спросил юноша в чёрных шортах.

— Я заберу машину.

— Вот ещё! — возмущённо сказал лысый. — Самый умный, что ли? Мы сами заберём машину.

— Зачем она вам? Такой дорогой автомобиль в настоящее время будет невозможно продать. Подумайте сами — погибло много людей, машины попросту некому покупать, на рынке появится много транспорта по бросовым ценам, причём абсолютно легального. Никому не нужен угнанный автомобиль. Максимум, что вы сумеете продать — недорогой ходовой авто на запчасти по копеечной цене.

— А тебе, дядя, зачем такая машина? — поигрывая ножом, спросил лысый.

— Лень идти пешком. Покатаюсь по делам пока не закончится топливо, а потом брошу где-нибудь во дворах. Я же не претендую на наличность, потому что прекрасно понимаю, что вы подошли первыми. Нам нечего делить, сейчас спокойно всё сделаем, и все останутся довольными.

— Слышь, дядя, иди на хрен! — резко сказал лысый.

— Зачем грубите? Я же с вами спокойно разговариваю. Так дела не делаются. Давайте так — вы водить умеете?

— А чё? — спросил черноволосый юноша.

— Если вам машина так сильно нужна, забирайте, но подвезите меня до птичьего рынка. Реально пешком идти совсем лень.

— Ха! — усмехнулся лысый. — Ха-ха! Да ты вообще охренел!

— Да-да, — покивал я. — Жизнь такая суровая. Так что, договорились? Давайте от тела поскорее избавимся, за подстанцией вообще ничего не видно.

— Хрен с тобой, давай, — согласился лысый, пряча нож в карман шортов. — Давай, бери его за плечи.

Парни вытянули труп из салона автомобиля. Они схватили его за ноги, я подхватил за подмышки и мы понесли тело в сторону подстанции. Вблизи удалось разглядеть лицо мертвеца, при удаче и если не будут сильно докапываться, его документы могут сойти для проверки стражами порядка. Мои седые волосы будут привлекать внимание, на этом можно сделать акцент, рассказать байку о болезни, из-за которой стал непохож на себя в прошлом.

Не знаю как в этом мире, но на родине управление машиной по чужим правам, которые при этом являются оригинальными, не образует состава преступления, предусмотренного по статье за подделку документов. Конечно, обнаружение подобной подделки доставит неприятности, но в целом можно будет отвертеться.

Про угон в ближайшее время никто не узнает, поскольку владелец автомобиля мёртв. Если бы у хозяина пикапа были поблизости супруга или иные родственники, то наверняка его бы уже нашли. Максимум мне грозит штраф за вождение без водительского удостоверения. Ещё всплывёт отсутствие у меня документов, но на этот счёт уже продумана легенда: я родом из тайги, жил в деревне староверов, никаких документов не имею, поэтому друг дал мне своё водительское удостоверение и машину. Тут не мир СССР, где бродяг без бумаг высылают в зарубежные колонии, полицейские откатают пальчики, пробьют по базам, после чего вынуждены будут отпустить на свободу с кучей штрафов на непонятно кого.

Под конец пути я бросил тело и схватился за поясницу, артистично изображая, словно потянул спинные мышцы.

— Ох, ребята, спину прихватило, — хрипло выдал я. — Кто-нибудь, подмените меня, тут недалеко осталось, буквально до угла донести.

— Хэ! Хэ-хе! — выдал лысый противный гундосый смех. — Что же ты, дядя, с больной спиной такими делами занимаешься?

— Ох… — простонал я. — Да кто же знал, что он такой тяжёлый?

Стоило парням занести тело за подстанцию, я начал активно действовать. До этого старался держаться ближе к лысому, он бросил труп на землю. В этот момент я нанёс ему точный и выверенный удар по шее, который тут же вырубил парня. Не успел лысый упасть, как я уже плавным подшагом сблизился с черноволосым мародёром, сжал пальцы в щепоть и нанёс несколько ударов по болевым точкам, после чего вырубил его ударом ладони по шее.

— Вот до чего доводит жадность, — спокойно прокомментировал я, глядя на три тушки, живописно развалившиеся на земле. Их скрывал от глаз прохожих густой кустарник и кирпичное строение.

Быстрый обыск показал, что лозунг грабь награбленное был придуман не зря. В карманах гопников удалось обнаружить около десяти тысяч рублей. У бывшего владельца пикапа нашёл и позаимствовал документы на машину, водительское удостоверение и кредитные карты, которые отчего-то мародёры не стали брать.

Дальнейший путь продолжил за рулём пикапа. Дизель радовал слух приятным и негромким тарахтением, кондиционер обдувал прохладными потоками воздуха, из динамиков доносилась мелодия местной радиостанции.

Глава 11

Спасибо Ольге — она меня обрадовала. Теперь уверен, что могу спокойно путешествовать в другие миры без риска заразить население. Для надёжности стоит в этом мире побыть хотя бы недельку, чтобы наверняка обезопасить параллельные вселенные. Осталось дождаться результатов лабораторных исследований, но отчего-то уверен, что ничего нестандартного в моей крови девушка не найдёт. И всё же, после приёма сыворотки на подсознательном уровне есть некий страх, что она меня превратила в мутанта или могла иметь какие-то побочные эффекты. Исследование крови необходимо как минимум для собственного успокоения.

Дальше всё шло как по маслу. Я спокойно объехал ближайшие рыболовные магазины и военторги. В этом районе их оказалась масса. В одном магазине не стал закупаться, поскольку везде были разные цены. С моей активной жизнью необходимо очень много всего, чтобы автономное проживание в новом мире было комфортным.

Когда на руках имеется сорок пять тысяч рублей (та сумма, которую могу потратить, ещё десять тысяч отложено для оплаты услуг медика) — думаешь, что это довольно приличная сумма. Но после похода по магазинам приходит понимание, что это смешные деньги, которых с трудом хватит на самый минимум недорогого шмурдяка*.

В итоге были приобретены спальный мешок, палатка, пенка, газовая плитка и баллоны к ней, небольшой котелок и чайник, кружка, ложка, нож, миска и многие иные мелочи, с которыми жить на природе намного проще. А ещё это всё надо в чём-то нести, не таскать же каждую вещь по одной. Следовательно, нужен огромный рюкзак, а цена на такие вещи сопоставима со стоимостью половины барахла. Конечно, можно купить недорогое подобие мешка, но я хотел большой, качественный туристический рюкзак вместимостью больше ста литров, чтобы суметь унести всё на себе. Мой рюкзак, оставшийся в гараже Ольги, раза в два меньше будет.

В итоге шопинга я потратил в ноль все средства, хотя изначально надеялся ещё прикупить сухой паёк в расчёте хотя бы на пару недель. Цена на одни и те же сухие пайки сильно колебалась от пятисот до тысячи рублей. На рынке можно было купить просроченные пайки по триста пятьдесят рублей, но я не из тех, кто готов за полторы сотни рискнуть здоровьем или остаться без ужина в результате пропавшей консервы.

До вечера оставалось ещё много времени, за которое надо было придумать, где и как решить проблему с нехваткой финансов. Идти снова заниматься мародёрством? В принципе, как вариант, но удача не может вечно быть повернутой ко мне лицом, есть высокий риск попасть под каток правосудия.

По радио, которое я слушал во время поездок на машине от одного магазина к другому, мусолили тему прокатившейся волны мародёрства, из-за чего военные и полиция получили разрешение пресекать подобные происшествия с помощью оружия. Проще говоря, теперь правоохранительные органы могут смело застрелить любого человека, за это им ничего не будет. Так что лучше не провоцировать, я и так катаюсь на угнанном пикапе. Пока везёт, но это оттого, что стараюсь ездить по дворам и второстепенным дорогам, где шанс встретить дорожную полицию очень низкий.

По дорогам частенько проезжали военные автомобили, они заезжали в жилые кварталы. Из кузова грузовика россыпью выбегали солдаты в костюмах химзащиты. Жара стояла под сорок градусов, бедные парни обтекали в этой одежде. Солдаты разбредались в поисках трупов, и ведь находили. Найденные тела загружались в кузов второго армейского грузовика. Подобную картину я за сегодняшний день наблюдал уже в третий раз.

Деньги, деньги, дребеденьги… Их всегда мало, даже если их много — вот такой казус. Хорошо ещё, что во всей этой кутерьме они ещё в ходу, а не началась анархия, при которой патроны и тушёнка ценятся намного дороже цветной бумаги.

Где человек с гибкими моральными принципами может быстро заполучить большую сумму? Мародёрство отбросил, значит, остаются грабёж и воровство. В мире существует множество людей, сделать которых немного беднее совершенно не зазорно для совести. Я имею в виду представителей криминала, которые сколотили своё состояние преступным путём. Только другой преступник пожалеет человека, который заработал, например, на торговле наркотиками.

Эх… Были бы со мной хотя бы двое сослуживцев, с которыми мы прошли огонь, воду и медные трубы, то всё стало бы намного проще. Три бойца спецназа — это уже сила, способная совершать серьёзные операции. А если бы мы собрались отделением, то можно было бы попытаться свергнуть власть в карликовом государстве.

Правильно говорят — один в поле не воин. Один человек, даже если он обучен воевать, из себя ничего не представляет. В одиночку я могу лишь выживать. Но даже так моих сил будет достаточно для разовой акции по экспроприации нечестно нажитого имущества. Осталось лишь найти тех, кого можно ограбить.

Найти в мегаполисе главарей преступных группировок не так уж и просто. Конечно, будь я сотрудником правоохранительных органов, который с этой самой преступностью борется, наверняка знал бы всех авторитетов и где они живут. Единственное, что приходит на ум — это цыгане.

В Волгограде во времена моей юности существовали районы, в которых селились цыгане. Они никогда не работали, но строили здоровые коттеджи и ездили на дорогих автомобилях, при этом всем было известно, что там торгуют наркотиками.

Конечно, наркотиками торгуют не все цыгане, большая часть занимается мошенничеством. Раньше мошенники действовали на улицах, в современном мире подобное встречается гораздо реже, поскольку преступники семимильными шагами осваивают технику. Сейчас большая часть мошенников перебралась в интернет. Схем отъёма денег у населения существует невероятное количество: рассылка сообщений на телефон с просьбой перевести денег от имени родственников; звонки от имени детей родителями с просьбой срочно выручить из неприятностей посредством дачи взятки; поддельная продажа вещи на сайте объявлений с взиманием предоплаты и многое другое.

Не знаю, есть ли цыгане, которые работают и ведут честный образ жизни, мне таких за тридцать пять лет встречать не приходилось.

В общем, мне пришло в голову ограбить наркоторговцев. Какие-то наличные деньги у них наверняка имеются, к тому же у цыган всегда есть золото, они его обожают. Не думаю, что получится разжиться миллионами, но я не состояние зарабатываю. Единственная проблема — оружие оставил в гараже. Без пистолета грабить будет проблематично. С другой стороны, пистолет создаёт много шума, стрельба привлечёт ненужное внимание. Обойдусь другим оружием.

Следующей точкой назначения стал оружейный магазин, в котором половина товара была предназначена для любителей страйкбола, а вторая для охотников. При взгляде на витрину у меня разбегались глаза, хотелось всего и много. Но мне из оружия ничего не светило, даже боеприпасы купить не могу. В итоге пришлось потратить всю заначку, которую откладывал на оплату Ольге. Купил оружейное масло, средство для воронения и средство для очистки и обезжиривания оружия. Тут же приобрёл поясную кобуру скрытого ношения и тактические перчатки. Деньги таяли на глазах, а хотелось скупить половину магазина. Последними покупками стали несколько метательных ножей и дешёвый муляж гранаты для страйкбола. Внешне она выглядит как настоящая, но сделана из пластика, а внутрь помещается большая петарда, которая зажигается черкашом при выдёргивании чеки.

Поездка через большую часть города вышла впечатляющей. Всюду встречались военные грузовики, солдаты в костюмах химзащиты, то тут, то там встречались тела людей. Это выглядело жутко.

Чтобы добраться до местности, носящей в народе название Цыганский посёлок, пришлось проехать мимо Самарского разъезда. Раньше тут часто стояли сотрудники ГАИ, а также постоянно была пробка, но сегодня дорожной полиции не встретилось, а дорога была пустынной, лишь изредка проезжали одинокие автомобили.

Я стал на низкой скорости ездить по проселочным дорогам. Цыганский посёлок большой, он охватывает примерно пятнадцать-шестнадцать параллельных улиц, на каждой из которых десятки домов. По всей видимости, тут живут не только цыгане, но и обычные люди. Во время поездки примечал самые большие дома.

Бароны предпочитают строиться с размахом, чтобы поселить в доме всю большую семью, плюс размер дома является показателем престижа. Обычный человек подумает — зачем мне дом на пятьсот-тысячу квадратных метров? Как его убирать, сколько денег уйдёт на отопление? Цыгане же, живущие в таких домах, о подобных мелочах не задумываются. Не знаю, как сейчас и в этом мире, но в моей юности они делали незаконные врезки в коммуникации: газ, вода, электричество — всё это они получали бесплатно. Только большой отряд полиции при поддержке спецподразделения способен что-то противопоставить целому табору, поэтому власти попросту закрывали на это глаза, пока дело не примет серьёзный оборот. К примеру, был случай, когда сотрудников газовой службы, которые хотели отрезать незаконный газопровод, табор закидал камнями. Лишь после этого вмешалась милиция.

Цыганский посёлок представляет собой большое скопление частных домов. Большинство из них — маленькие одноэтажные домики, построенные ещё во времена СССР, среди них встречаются дома побольше с облагороженной территорией и гаражом — небольшие коттеджи. Но есть несколько строений, которые выделяются на общем фоне величественными дворцами — огромные коттеджи из кирпича. Не надо иметь много ума, чтобы понять, кто именно проживает в этих хоромах — цыганские бароны. Полагаю, если спросить любого местного жителя, даже того, кто не живёт в самом посёлке, он подтвердит эту информацию.

Больше всего внимание привлекли два коттеджа. Один трёхэтажный дом был построен из красного кирпича с балкончиками и шпилями, его окружала ажурная ограда. Архитектурное строение выглядело грозным и в то же время воздушным, тут явно постарался хороший дизайнер. Перед домом на вымощенной мозаикой площадке был припаркован премиальный седан Фольксваген. Из-за красоты у меня возникло сомнение в том, что тут живут цыгане, а не какой-нибудь добропорядочный бизнесмен. Тем более рядом и напротив возвышались другие двухэтажные коттеджи, не столь вычурные, но добротные.

Зато дом на параллельной улице не вызывал сомнений в том, кто его хозяева. Это был нереально большой четырёхуровневый коттедж из белого кирпича. В длину он был около двадцати метров и столько же в ширину. Размеры дома удалось прикинуть потому, что он был угловым. Получается, что внутренняя площадь этого строения около полутора тысяч квадратных метров. Я даже не могу представить, зачем кому-то может понадобиться такая площадь. С одной стороны к дому прилегал гараж, с другой расположена калитка и ворота для автомобиля. Табличка на заборе предупреждала об очень злой собаке, а лай, доносящийся оттуда, подтверждал, что предупреждению стоит верить.

Сразу за задней частью забора, который огораживал двор с коттеджем, расположен заброшенный земельный участок, что несколько удивительно. О том, что он заброшен, можно было судить по рухнувшему и гнилому деревянному забору и по тому, что участок густо зарос травой почти в человеческий рост. Деревья и кустарники, которые никто не пилил уже лет пять, разрослись так сильно, словно приглашали меня скрыться в листве. Уверен, в этих густых зарослях во время игр прячется вся местная детвора. В самом дворе, который уже не был скрыт забором, расположился старый кирпичный одноэтажный домик. Это строение выглядело давно заброшенным, у него прогнила крыша, в рамах были выбиты окна, а некоторые кирпичи вывалились из кладки, отчего образовались зияющие темнотой провалы.

Странное дело. Чтобы в городе оказался заброшенный дом, я такое вижу впервые, по крайней мере, в месте, где не идут боевые действия.

Я проехал дальше и обогнул заброшенный дом. Вся прилегающая к нему территория оказалась заросшая густой травой и кустарником, но спереди уцелел забор, рядом с которым стоял ржавый металлический гараж.

Что-то тут явно не чисто. Возможно, тут когда-то жили старики, а когда они умерли, то наследники не смогли продать дом. Если учесть, что в соседнем коттедже живёт целая орава цыган, а сбрасывать цену сильно ниже рыночной наследники не хотят, то подобное вполне возможно.

По траве, которая поднималась по пояс среднего роста человеку, я подъехал к гаражу. Когда открывал водительскую дверь, раздался противный скрежет. Ветки сухого абрикосового дерева поцарапали её. Наверное, раньше дерево обрезали, чтобы можно было подъехать к гаражу, сейчас же этим никто не занимается.

Справа похожий домик выглядел ухоженным, перед ним территория была убрана, но вид портил старый грузовой автомобиль ГАЗ 51, у него отсутствовал кузов, рама была ржавой, голубая краска на кабине облупилась, а колёса вросли в землю.

На этой улице посёлок заканчивался и начинался пустырь, который был густо заросший камышом, деревьями и травой. Вдали за пустырём виднелась девятиэтажная многоквартирная высотка.

Пока я оглядывался, в соседнем доме раздался стальной грохот запора, после которого открылась калитка. Из двора показалась голова старика, на вид ему было можно дать лет восемьдесят-девяносто, он подслеповато щурился, глядя в мою сторону. Дедок с кряхтением вышел на улицу, на нём был надет чёрный спортивный костюм и белая кепка. Опираясь правой рукой на костыль, он прикрыл калитку, после чего дребезжащим старческим голосом спросил у меня:

— Это… А вы чегось суды приехали?

— Добрый день, отец.

С широкой улыбкой на лице я приблизился к старику, по пути соображая, как лучше врать.

— Хорошая погода сегодня. Мне как раз надо было с кем-то обсудить этот дом. Я собирался его покупать, но на картинке в объявлении он явно выглядел лучше. Вы же наверняка тут давно живёте, знаете, что тут и как?

— Так Людка, дочка почивших Ивановых, этот дом уже лет пять продаёт, да продать не может, — тут же оживился дедок.

— Отчего так?

— Дык, — почесал он подбородок свободной от костыля рукой, — там с документами какая-то проблема, нет их. Старики никаких бумаг не оформляли, а дочка уже который год бегает по инстанциям. К тому же у нас тут… — он наклонился и перешёл на заговорщицкий шёпот: — цыгане повсюду живут. А в соседнем доме вообще их барон с целым табором. От них никакого житья нет. Цыганята постоянно по дворам лазают, воруют, всё, что плохо лежит. А что хорошо лежит, к примеру, в сарае под замком, всё равно воруют, но перед этим разломают всё. А могут и на улице до прохожих докопаться. Нас-то, стариков, не трогают, а вот молодёжь страдает. Ты бы это, милок, не покупал этот дом, от цыган настрадаешься.

— А что, правда в том доме живёт цыганский барон? — кивнул я на возвышающийся коттедж, который отсюда был прекрасно виден.

— А то! Они тут наркотиками торгуют, — шёпотом поведал старик.

— Как же так? — притворно воскликнул я, при этом мысленно потирая лапки. — Куда милиция смотрит?

— Куда угодно она смотрит, но только не туда, — недовольно пробурчал старик, было видно, что ему в радость с кем-нибудь пообщаться. — Барон ментам платит взятки! Думаешь, они сами торгуют наркотой? Нет, барон своим продаёт, а те уже наркоманам. Это ещё хорошо, что у нас тут хотя бы наркоманы не ходят, а вот соседка, живущая через улицу, жаловалась, что у них постоянно наркоманы табунами ходют…

— Интересно… Откуда же вы тогда знаете, что там торгуют наркотиками? Они что, на всю улицу об этом кричат?

— А вот представь себе, так и происходит! — ехидно продребезжал старик. — Бывает тихо-тихо, а в один день машины так и едут одна за другой. Я с магазина возвращался, сам видел, как пузан-барон пакет с белым порошком другому цыгану передал и большую пачку денег за это взял.

— Нехорошо это, — покачал я головой. — Наркотиками торговать — последнее дело. Отец, а много там цыган живёт?

— А кто же их знает? — пожал плечами старик. — Человек десять точно… Только это, тихо у них сегодня. Обычно с самого утра шум и гам такой стоит, что я даже жалею, что не оглох, как моя супруга.

— Может они того… — я запрокинул голову и вывалил язык, изображая покойника. — Грипп подхватили и померли все.

— Может, и померли… — старик задумался. — Да как узнаешь?

— Но не дело так оставлять. Цыгане они там или нет, но вонять будут, дай боже. Вам же потом это всё нюхать.

— Так может это, — вновь потёр подбородок старик, — милицию вызвать? Пусть они проверяют.

— Ну-у, отец, ты скажешь ещё — милицию… Милиция, знаешь ли, сейчас занята сверх меры. Солдатики в городе мертвецов собирают, милиционеры мародёров ловят. Сейчас знаешь, сколько на улицах бандитов? И в столь сложной обстановке отвлекать милиционеров на вызов, который может оказаться ложным…

— А что же тогда делать? Они же, если померли, действительно вонять будут.

— Думаю, надо к ним постучать, а если никто не откроет, то в дом забраться и посмотреть, есть ли кто в живых. Отец, ты же обезьяньим гриппом не болел?

— Бог миловал.

— Тогда тебе близко к тому месту находиться нельзя, а то заболеешь. В твоём возрасте это стопроцентный приговор.

— Ох, да как же ты к ним полезешь? — вдруг опомнился старик. — У них же там собака… Здоровенная!

— Хм… Собака — это проблема. Может, они живые, чего сразу о плохом… Пойду, попробую постучать.

— Иди, я тут обожду.

Я действительно обошёл и направился к калитке. Разговор со стариком навеял на меня радостное предвкушение. Если барон вместе с семьёй действительно двинул кони — это идеальный шанс обнести их жилище до приезда стражей порядка. А если живы… Что же, действовать нахрапом мне приходилось не раз. Можно будет действовать по ситуации, например, вырубить хозяина и пробраться в дом, а там вырубить всех и обыскать жилище.

На громкий стук в металлические ворота никто не реагировал. Лишь пёс ярился и лаял всё громче, он бросался на ворота, отчего те грохотали сильнее, чем от моего стука.

Неужели мне повезло? Рано судить, но по идее на такой шум кто-то из хозяев должен был явиться.

Стараясь скрыть улыбку, я вернулся к старику.

— Ну что? — обеспокоенно спросил он.

— Тишина. Лишь псина брешет. Надо в дом лезть. Отец, у тебя снотворное есть? А то кинули бы собаке с едой какой-нибудь. Если хозяева отъехали на тот свет, то вряд ли псину кормили, она сейчас что угодно сожрёт. Жалко её убивать, а если не усыпить, то придётся. Всё же животное ни в чём не виновато.

— Дык… — старик почесал в затылке. — Снотворные есть, но… — он замялся.

— Не надо. Я прекрасно понимаю, что лекарства стоят дорого, а в нынешнее неспокойное время их купить будет сложно, а вам они нужны. Придётся пса иначе обезвреживать. Может у вас хотя бы ломик или монтировка найдутся?

— Лом есть, — кивнул дед. — А что, нельзя пса как-то иначе обезвредить?

— В принципе можно. У вас найдётся полая трубка или труба?

— Есть старые водопроводные трубы. А зачем?

— Сделаю ловчую петлю, чтобы поймать собаку.

Старик провёл меня к себе во двор и показал кучу хлама, среди которого я отложил одну трубу подходящей длины. Он же снабдил меня ручным слесарным инструментом. Из машины я достал прочный капроновый шнур, который был среди сегодняшних покупок. С помощью верёвки и трубы было сооружено нехитрое приспособление, которое используется для ловли бродячих животных. В идеале используются металлические петли, чтобы их нельзя было разорвать или прокусить, но мне инструмент нужен для разовой акции, так что сойдёт.

Взяв трубу с петлёй, я прошёл в заброшенный дом и залез на забор. Старик потихоньку хромал за мной по улице вдоль кустарника, который заменяет заброшенному дому забор. Деду было очень интересно, я не возражал и не боялся свидетеля, поскольку считаю, что в этом мире мне осталось недолго гостить.

Внизу бесновался крупный ротвейлер, он кидался на забор, пытался добраться до меня. Двор цыганского барона по сравнению с размерами дома казался смехотворным, тут было всего около полутора соток. В углу имелся вольер, дверь в который сейчас была нараспашку. Перед воротами стоял кроссовер БМВ Х5, судя по шильдику, он был дизельным.

Я подтянул к себе трубу и настроил петлю. Забор был довольно широким, аж в полтора кирпича, так что сидеть на нём оказалось удобно. Когда в очередной раз пёс прыгнул, я накинул ему на шею петлю и затянул её. Когда собака приземлилась, я упёр в неё трубу и навалился всем телом, пёс заскулил и гневно зарычал, он оказался прижат к земле.

Самым сложным оказалось спрыгнуть вниз, чтобы не отпустить собаку, но у меня этот акробатический трюк получился. Дальше дело техники и физической выносливости, затащить в вольер сопротивляющегося ротвейлера было непросто, но я справился. Теперь собаку от меня отделяла прочная сетка-рабица, она лаяла, рычала и кидалась на неё, но это уже мелочи.

Калитка оказалась заперта на обычную защёлку, мне достаточно было отодвинуть её, чтобы выйти на улицу, а там уже с нетерпением ожидал старик.

— Ну как? Получилось? — спросил он.

— Запер собаку в вольере.

— Как же теперь в дом попасть? — дед с любопытством заглянул во двор.

Мне тоже был интересен ответ на заданный вопрос. Входная дверь выглядела очень солидно, она была стальной, массивной и на вид прочной. Такую сложно сломать без специального электроинструмента. Замок тоже заковыристый, его без ключа откроет только опытный домушник. У меня есть навык медвежатника, но на базовом уровне. Могу наручники скрепкой открыть, простенький замок вскрыть, но на что-то серьёзное опыта недостаточно.

На окнах первого этажа по кругу были установлены решётки, но вот на втором этаже решёток уже не было. Более того, во двор выходила большая застеклённая лоджия, в которую можно попасть прямо с забора.

— Отец, не беспокойся. Сейчас через окно пролезу. Ты во двор пока зайди, последи за собакой, а то боюсь, что она вырваться может.

— Ох, сынок, я уже старый, вдруг пёс вырвется? — запричитал дед. — Я ничего не сумею поделать. Я туточки тихонько на улице постою.

— Как скажешь.

Первым делом я огляделся по сторонам. Кроме нас с дедом на улице никого не было. Наверное, всё из-за вируса и той вакханалии, что происходит вокруг. К тому же место удобное, угол улицы, рядом пустырь, нет ни одного окна, которое выходило бы на эту часть дома.

Прикрыв калитку, я залез на забор и подтянул к себе трубу с петлёй. Петля уже была не нужна, а вот труба… Без всяких сантиментов я торцом врезал в окно, раздался звук битого стекла, разлетелись осколки. Вытащив остатки осколков, просунул внутрь руку и открыл задвижку. Дальше было проще. Труба полетела вниз, а я пролез в открытые ставни на лоджию.

Комната, в которой я оказался после лоджии, оказалась большой спальней. На двуспальной кровати лежал полный черноволосый мужчина примерно сорока пяти лет, рядом с ним лежала худая и некрасивая женщина примерно тех же годов, в помещении стоял спёртый и неприятный запах немытых тел, лекарств и чего-то, что сложно описать. Такой запах обычно бывает в помещении, в котором долгое время находится тяжелобольной человек. Мужчина метался в бреду, а женщина лежала неподвижно. Я потрогал вначале первого, потом вторую. Кожа мужчины была очень горячей, а женщина уже остывала.

Пузан распахнул глаза и уставился на меня.

— Ты кто? — еле слышно прошептал он.

— Ваш сосед. Вас долго не было слышно, мы решили проверить, всё ли в порядке. Вам нужна скорая.

— Дети… — прохрипел он. — Посмотри, что с ними. Вызови скорую помощь.

— Обязательно. Где находятся дети?

— Их спальни на этом и третьем этаже.

— Хорошо. Не беспокойтесь.

Скорую? Ну-ну… Сейчас вызывать медиков бесполезно, они не справляются с вызовами, потому что, во-первых, больных слишком много, во-вторых, медики находятся в зоне риска, сами первыми заразились. От Ольги я узнал, что две трети медперсонала отправились в мир иной, это при том, что им оказывали медицинскую помощь в первую очередь. Ведь люди прекрасно понимают, что без здоровых врачей некому будет лечить.

Вызвать можно лишь труповозку, и то, приедет она нескоро. К тому же я пришёл сюда не для помощи наркоторговцам, а за деньгами, которые были заработаны очень грязным способом.

На улице оставался дед. До поры до времени он не мешал, но теперь он явно себя накручивает, поэтому надо его успокоить. Для этого я вышел на балкон.

— Ну что там? — тут же задрал голову старик.

— Отец, тут всё плохо, — покачал я головой. — Хозяин дома живой, но у него сильный жар. Его супруга «всё». Он попросил меня проверить его детей, но сам видишь, дом большой, я долго тут буду ходить-бродить.

— Ох! — не притворно обеспокоился дед. — Как же так? Ты же теперь тоже заразишься.

— Не переживай, я гриппом уже переболел. А вот тебе, отец, тут находиться опасно. У меня супруга медик, она говорит, что вирус разносится далеко, как бы тебе бациллы не подхватить. Иди, наверное, домой. Я тут сам с хозяином дома управлюсь. Какой-никакой, а человек.

— Ну да, — покивал старик. — Пожалуй, пойду, а то моя старуха заждалась. Тебе помощь нужна? Может скорую вызвать?

— Я сам позвоню, все нужные службы вызову. Зачем диспетчера лишний раз дёргать?

Поняв, что дед успокоился и испугался, и ни в какие органы звонить не собирается, я с удовлетворением прошёл через спальню. На наркобарона не обратил никакого внимания, а вот он на меня поглядывал с подозрением, но не мог набраться сил, даже чтобы сползти с кровати.

По логике, если спальни расположены на втором и третьем этаже, то кабинет должен быть либо на первом, либо на цокольном уровне. Понятно, что на детей преступника, которые в будущем должны были бы сменить отца на поприще торговли наркотой, я проверять даже не думал. Просто принял информацию к сведению и спустился по лестнице.

Дом обставлен вроде бы дорого, но до жути безвкусно — всюду лепнина и краска под позолоту, от которой рябит в глазах, ковры, большие люстры и прочая безвкусица. Даже кожаные кресла покрашены в золотой, такого же цвета шторы, паркет и вся мебель. Жуть какая-то. Как можно жить в доме, где так много жёлтого цвета?

Расчёт оказался верным, кабинет удалось найти довольно быстро. Никаких сейфов, как ожидалось изначально, тут не было. Быстрый обыск заставил мои глаза увеличиться в размерах. Деньги просто лежали в ящиках стола. Много наличных денег. Тут были в основном пачки с рублями, но имелось и несколько пачек с долларами и евро.

На кухне, которая была оформлена в столь же вырвиглазном стиле, что и остальной дом, нашёл пакеты для мусора. Вернувшись в кабинет, стал набивать один из пакетов деньгами. В целом сумма в рублях оказалась не столь внушительной, как ожидалось от такого объёма, поскольку тут были в основном пачки по пятьсот и тысяче рублей — примерно семьсот тысяч. Ещё по десять тысяч долларов и евро. Учитывая курс, эти две пачки с лихвой перекрывали сумму в рублях.

На банкнотах я не остановился и продолжил обыск. Сделал это не зря. Удалось обнаружить несколько золотых перстней и толстых цепочек. Учитывая, что в параллельных вселенных деньги из другого мира не в ходу, а золото везде в цене, решил задержаться. Изначально не хотел видеть тела детей — сразу было понятно, что они мертвы, иначе в доме были бы хоть какие-то звуки. Но золото мёртвым не нужно, а мне, наоборот, может пригодиться.

В одном из кухонных шкафов нашлась банка, в которой был большой пакет с белым порошком — это явно была не мука и не соль, очень похоже на героин. Наркотики мне ни к чему. Стоят они дорого, место занимают мало, но на моей совести и так слишком много грехов, я не собираюсь её очернять торговлей белой смертью.

Пришлось обойти весь дом, что заняло много времени. Как и ожидалось, увиденная картина не обрадовала. Самым циничным поступком стал обыск спальни, в которой лежал наркобарон. Он видел, как я выгребаю золото, тихо материл меня, но ничего не мог поделать.

— Эй, шакал, — прохрипел он в кои-то веки не мат, — мои дети живы?

— А сам не понял? Кроме тебя все обитатели этого дома ушли за грань. Наркоту я трогать не стал, а деньги забрал, так что если до кухни доползёшь, можешь напоследок обширяться своей дрянью.

— Тварь! — со злостью прохрипел наркобарон.

— Какой есть, — усмехнулся я. — Во время войны мы таких, как ты, зачищали без зазрения совести, сегодня даже руки марать не пришлось, мироздание справилось само.

Улов был богатый, всё собранное золото тянуло примерно на половину килограмма.

Когда я подошёл к входной двери, взгляд прикипел к запорам…

— Не может быть! Как так-то?!

От непомерного удивления у меня вытянулось лицо. Протянув руку, я надавил на дверную ручку, после чего массивная бронированная дверь с лёгкостью открылась. Она была не заперта!

Взгляд упал на автомобиль. А ведь пикап тоже дизельный… На бензоколонках нет топлива, а там где есть, стоят длинные очереди и бензин отпускают только по десять литров в одни руки или правительственному транспорту: скорой помощи, пожарным, полиции, спасателям, прокуратуре и так далее. Топливо стало дефицитным товаром.

Пакет с деньгами и золотом был отложен в сторону и я отправился на поиски ёмкостей. Вскоре на цокольном этаже были обнаружены две больших пластиковых канистры, в них-то и было решено перелить топливо.

Сливать дизтопливо с иномарки непросто, особенно, если не знаешь как. Я в этом деле знаток, нам не раз приходилось совершать подобные действия во время спецопераций. Есть несколько способов, но я пошёл по простому пути: нашёл тонкий шланг, просунул его в горловину бака, а дальше дело физики и сильной дыхалки. Это же БМВ, тут топливо слить легче, чем на многих машинах, только шланг нужен длинный и тонкий, и сосать придётся долго, как блондинке на такую машину…

Можно было бы заморочиться с включением безонасоса, перекачиванием топлива из одной половины бака в другую, или же с помощью инструмента добраться до лючка бензонасоса и оттуда качать. Но какой смысл, если нашёл нужной длины шланг?

Нагруженным, как гужевой ослик, к пикапу было возвращаться палевно. В соседнем доме дёрнулась занавеска, значит, тот старик видел, как я шёл с канистрами и зажатым подмышкой чёрным пакетом. Ну и хрен с ним. Всё равно менты сюда сразу не приедут, следовательно, даже если дед запомнил номера пикапа, в розыск меня и машину объявят нескоро, а с третьей продольной я быстро выскочу к Краснооктябрьскому району и затеряюсь во дворах, даже успею в магазин заскочить за сухпайками и понравившимся шмурдяком.

Глава 12

Чем плох пикап в городской местности — нельзя ничего оставить в багажнике, разворуют всё моментом. А сейчас такие времена, что если в салоне что-то увидят, то тоже могут украсть. К тому же машина засвечена.

Все сиденья были завалены горой вещей, багажник тоже был заполнен под завязку. Я только что сделал очень хорошую выручку охотничьему магазину. Одних сухих пайков набрал на три месяца автономной жизни.

Машину удалось спрятать, я загнал её за гаражи, с другой стороны она была прикрыта раскидистым деревом. С дворовой дороги её незаметно, так что если там проедет патрульный автомобиль, то вряд ли обнаружит. А вот прохожие, пересекающие двор, увидят запросто. Поэтому я далеко от машины не уходил, сидел рядом на лавочке и попивал чай.

Долго ждать не пришлось, поскольку мотался по городу весь день. Вскоре к своему гаражу подъехала Ольга, она сразу заметила меня.

— Давно ждёшь?

— Привет. Не очень. Слушай, Ольга, есть дело на миллион. Можно я машину в твой гараж загоню, чтобы не разворовали?

— А мою машину, значит, не жалко? — с сарказмом ответила она.

— Пойдём.

Поманив девушку пальцем, я завёл её за гараж и показал на пикап.

— Сама видишь, в кузове полно вещей, за ночь им сделают ноги. А твоя машина не привлекает внимания.

— Утром ты был на другой.

— День был утомительным. Я решил покинуть страну. Хочу отправиться в путешествие, поэтому продал машину и квартиру, купил шмурдяк, а сейчас езжу на этом чуде техники.

— Странные дела, — взлохматила Ольга волосы. — Чего это ты так резко подорвался?

— Сейчас не очень заметно, но после того, как приличная часть населения вымерла, обязательно начнётся кризис. Инфляция обесценит деньги, работы не будет, уровень преступности будет расти. В общем, жить станет сложно.

— Ладно, загоняй свою телегу в гараж. Но если с моей ласточкой что-то произойдёт, ты за это ответишь!

— Не вопрос. Выплачу тебе её полную стоимость.

— Какое громкое заявление, — усмехнулась блондинка. — Сделаю вид, что поверила в него.

Тут же загнал пикап в гараж, покидал в него вещи, которые оставил в помещении утром, с собой взял лишь основной рюкзак, в который запихал деньги и золото.

— И куда ты собрался? — с ехидством вопросила Ольга.

— Намеревался к тебе напроситься переночевать, а то непорядок — мы вроде занимались сексом, а воспоминаний об этом не осталось.

— Действительно непорядок, — с сарказмом ответила собеседница. — А кто сказал, что я этого хочу?

— Если не хочешь, так и скажи, найду гостиницу или палатку где-нибудь поставлю.

— Вот ещё! — возмутилась Ольга. — Шуток не понимаешь? Я ещё ни одного гостя на улицу не выгоняла. Пойдём.

Вскоре мы оказались в квартире девушки.

— Кстати, что с анализами?

— Всё у тебя в порядке, — устало ответила Ольга. — Я проверила твою кровь на все основные болезни, ты здоров как бык и не заразен.

— А что насчёт мутаций?

— Для этого надо делать анализ ДНК, а это не так просто. Точнее, в настоящее время сделать анализ ДНК легко — это рутинная процедура. Вот лет пятьдесят назад такой анализ казался фантастическим. Но просто — это когда процедура отработана, например, установление отцовства или установление личности преступника. В твоём же случае непонятно, что именно искать. Ты хоть представляешь, насколько сложно расшифровать ДНК?

— Не представляю.

— Вот если бы у меня были образцы твоих тканей до приёма неизвестных препаратов и после, тогда можно было бы найти отличия и попытаться их расшифровать, — продолжила Ольга. — Но даже в таком случае процедура расшифровки заняла бы очень много времени и потянула бы на вторую диссертацию.

— Ольга, извини. Теперь понятно, что заниматься чем-то подобным бессмысленно. Вот, — я протянул ей десять тысяч рублей, — как и договаривались.

— Если бы мне так платили за каждую рутинную процедуру, я бы купалась в золоте, — прокомментировала девушка, с радостью принимая оплату. Она протянула мне несколько листов бумаге.

— Я в этом ничего не понимаю, — протянул я, разглядывая бумаги.

— Тут твои анализы. Ещё я сделала общий анализ крови и проверила иммунные реакции. Удивлена, но у тебя отличный иммунитет для того, кто только что пережил обезьяний грипп. А теперь поговорим серьёзно — ты в курсе, что мы не предохранялись? Чем ты думал? А если я залечу?

— Хороший вопрос, но я к нему не готов. За постинором* сбегать?

— Я уже сбегала, — недовольно поведала Ольга. — Козёл! Откуда ты только свалился на мою голову?

— Зато чертовски обаятельный.

— Это ты-то? — усмехнулась Ольга. — Наглый тип. Мы знакомы всего второй день, а ты меня уже споил, соблазнил, занял гараж и напросился на ночёвку.

— Это ещё что… Был у меня один сослуживец, он в командировках за гостиницу вообще никогда не платил, всегда находил девушку, у которой можно заночевать. Я на его фоне честный однолюб.

— Ой, только не надо мне вешать на уши макаронные изделия, я уже давно не девочка, верящая в принцев и любовь с первого взгляда.

— Зато я умею готовить.

— И что мне с того? — пожала плечами девушка. — Всё равно скоро свалишь в неизвестность. Хотя… — она задумалась. — Вот сейчас докажешь, насколько хорошо готовишь, а то у меня сил нет. Где кухня — знаешь, а я в душ.

— Так точно, товарищ Сафронова, — отдал я честь. — Будет исполнено.

Пока Ольга принимала душ, я из её небольшого разнообразия продовольствия сообразил простой и вкусный ужин. После девушки сам заскочил в санузел, быстро ополоснулся и сменил бельё.

— Оль, можно вещи постирать?

— Не называй меня так! — возмущённо ответила девушка. — Я Ольга, а не какая-то там Оль.

— Куриные яйца по-прежнему запрещается называть яичками?

— Конечно! Яички — это совершенно иное, мне как медику претит, когда яйца так называют.

Об этой особенности Ольги из моего мира я знал, как и о некоторых других. Например, нелюбовь к платьям. У неё не было ни одного платья, лишь брюки и джинсы. Это было обусловлено психологической травмой, полученной в детстве. Ольгу в возрасте двенадцати лет во время игры в прятки на заброшенной стройке чуть не изнасиловал бомж, с тех пор её гардероб претерпел кардинальные изменения. У местной Сафроновой, похоже, такая же проблема, ведь её гардероб аналогичный. Кажется, что миры разные, но встречаешь девушку, а она такая же, как и отражение в другом мире много лет назад.

Странно устроена человеческая психика, для девушки уже прошло больше двадцати лет с момента инцидента, а привычка не носить платья так и осталась. В юности она тоже не любила, когда её имя сокращают. Как по мне — глупость, но раз есть у человека помешаность на чём-то, легче смириться, чем что-то изменить.

— Так что насчёт стирки?

— Пользуйся машинкой, пока я добрая, — с иронией ответила хозяйка квартиры.

Закинув одежду в стиральную машинку, переоделся в чистые вещи и присоединился к девушке, которая с удовольствием уплетала ужин.

— Так куда ты собрался ехать? — спросила она.

— Пока не знаю. Поеду наобум, а там, может быть повезёт.

— Зачем такие крайности? — с искренним недоумением спросила Ольга.

— Ты не поверила в мой рассказ — это сразу было очевидно. Уверен, ты до сих пор в него не веришь, но ты хорошая, добрая и отзывчивая девушка. Я тебе очень благодарен за помощь и поддержку. Но когда рассказывал о сверхспособностях — это была правда. К сожалению, я совершенно не умею управлять своими новыми возможностями. В общем, я собирался научиться этому, а для этого хочу забраться подальше от людей, например, куда-нибудь в лес, где хорошая рыбалка.

— Ради выезда на рыбалку продавать квартиру? — вздёрнула брови девушка. — Ты действительно псих!

— Люди разные. Меня всю жизнь мотало от казармы к казарме, от одного общежития к другому, так что просто не привык привязываться к одному месту. Подумаешь, квартира — одну продал, другую купил.

— Ты говоришь, как миллионер.

— Я не миллионер, но на жильё денег заработать способен.

— Интересно, как?

— Можно устроиться наёмником в частную военную компанию или пойти служить в зарубежную армию, там платят хорошие деньги.

— Военные… Не понимаю я вас.

— Ольга, ты слышала о Джордже Лукасе?

— О ком?

— Сценарист, продюсер и режиссёр фильма «Звёздные войны».

— Впервые слышу. Это что-то новое?

— Да.

— Интересный фильм?

— Очень, рекомендую посмотреть.

Получается, что в этом мире Джорджа Лукаса не существует. В родном мире вряд ли найдётся взрослый человек, который не слышал о Лукасе и его фильме. Следовательно, тут никогда не было моего отца. Ещё одно подтверждение того, что отец выходец из иного мира.

— Ты действительно неплохо готовишь, — заметила Ольга.

— Рад, что понравилось. Можно у тебя пожить несколько дней? У меня остались дела, которые надо завершить.

— Гараж, как понимаю, ты тоже собираешься занимать? — недовольно спросила девушка.

— Если ты не будешь против. Готов компенсировать неудобства.

— За ночь со мной в одной постели тоже собираешься платить? — ехидно вопросила Ольга.

— Бог с тобой! — отмахнулся я. — Ольга, ты же не девушка низкой социальной ответственности — платить тебе за секс как минимум оскорбительно.

— Как же тогда собираешься компенсировать неудобства?

— Могу готовить еду, починить что-то и готов оказать любую посильную помощь. Если тебе что-то нужно, говори.

— Мне нужен бензин, — поморщилась девушка. — Его нигде нет, а общественным транспортом я уже лет пятнадцать не пользуюсь, привыкла передвигаться на машине.

— Хорошо, будет бензин. Тебе когда он нужен?

— Желательно уже завтра рано утром. Мне с утра на второе дежурство выходить. Работать некому, нас заставляют пахать без выходных. Только где ты за ночь найдёшь топливо?

— Это мои проблемы. Канистра есть?

— В гараже лежит… — Ольга смерила меня задумчивым взором. — Ты что, собираешься сливать бензин с других машин? Даже не думай, сейчас за мародёрство на месте расстреливают.

— Знаю. Не беспокойся, постараюсь обойтись без криминала. Твоя ласточка восьмидесятый бензин переварит?

— Едва ли, — покачала головой девушка.

Значит, к военным грузовикам нет смысла идти. Их обычно восьмидесятым заправляют. А вот легковые автомобили как вариант. В тех частях, где мне довелось бывать, в легковушки девяносто второй бензин уже довольно давно стали лить.

— Дашь канистру?

— Пошли.

Мы спокойно дошли до гаража. Ольга нырнула вглубь строения, раздалось громыхание, вскоре она протиснулась мимо пикапа с пустой двадцатилитровой канистрой, которую вручила мне. У девушки был обеспокоенный вид.

— Может не стоит? — спросила она.

— Не беспокойся. Подожди тут, я скоро вернусь.

С пустой канистрой я направился в сторону главной автомагистрали. Ночь была обманчиво тихой, а улицы пустынные. До дороги было идти сравнительно недалеко. Стоило выйти на дорогу и осмотреться, как вдали почти сразу обнаружил стоящий у обочины военный УАЗ. К нему-то я и направился. Рядом с бобиком стояло двое солдат, они курили и заметили меня издалека. Когда до парней оставалось метров десять, один из них вскинул автомат Калашникова, который до этого мирно висел на плече.

— Стой, стрелять буду! — нервно воскликнул молодой парень.

— Здравие желаю. Не стреляй, боец, я по делу. Ребят, я уже переболел и анализы сделал, доктор говорит, что я на сто процентов не заразный. У меня даже бумага с анализами есть.

— Бумага? — недоверчиво протянул второй солдатик, который по примеру товарища тоже привёл автомат в боевое положение. — Покажи.

— Она в кармане, я сейчас медленно её достану, вы главное, нервы держите в узде.

Потихоньку я извлёк из кармана бумаги, которые недавно передала Ольга, аккуратно развернул их и подошёл к парням ближе, нас теперь разделяло не больше трёх метров.

— Вот. У меня знакомая в лаборатории работает, она только сегодня мою кровь на все возможные и невозможные болезни проверила. Я чист, как слеза младенца, при этом не могу быть заразным, поскольку уже переболел.

Парни щурились, хотя дорога освещалась фонарями, но даже в идеальном освещении прочитать с трёх метров текст представляется невозможным, не то что в разгоняемой лампочками темноте.

— Тут анализы на всё: грипп, холера, сифилис, туберкулёз. Всё замечательно и великолепно.

Для наглядности я полистал страницы, но солдат в большей степени успокоил мой уверенный тон и поведение.

— Чего надо? Ты разве не слышал о комендантском часе? — первый солдатик говорил несколько резковато.

— Простите ребята, нарушаю. Я сам военный в отставке, семнадцать лет старшиной служил, а после ранения на гражданку списали. Мне позарез нужен бензин. Парни, заплачу. Хорошо заплачу. Тройной ценник заправки.

— Не положено, — неуверенно ответил первый солдатик.

Вблизи я разглядел погоны, говоривший оказался в звании младшего сержанта, видимо, из-за солидарности его голос потеплел. Он повесил автомат обратно на плечо. Его напарник в звании рядового повторил действия товарища, больше мне оружием никто не угрожал.

— Понимаю, что не положено. Вас кто-то из офицеров обязан контролировать. Но он не может это делать постоянно, наверняка имеется график объезда постов.

— Ну-у… — протянул младший сержант, переглянувшись с напарником-рядовым. — Вообще-то вы правы, обход недавно был, ещё где-то полчаса лейтенант тут не появится.

— Ну вот, видите, — хитро улыбнулся я. — Хотя бы десять литров. Это же старый УАЗ, — кивнул я на машину, картинно подмигнув, — у него всегда может что-то сломаться, отчего повысится расход бензина. Пусть будет не тройная цена, а… Плачу две тысячи за половину канистры, чтобы всё было честно — по тысяче на брата.

— Хм… Надо посоветоваться, — протянул младший сержант.

Солдатики стали шёпотом переговариваться друг с другом, но продолжалось это не долго.

— Три тысячи, — нагло заявил рядовой.

— Эх… — я тяжело вздохнул. — Дорого, но ладно. Три, так три.

То, с какой сноровкой рядовой сливал бензин из машины, показало большой опыт. У ребят даже свой шланг имелся, и не абы какой, а предназначенный для слива топлива. Расставаться с тремя тысячами было не жалко. Оставив довольных солдатиков, я поспешил скрыться с дороги и держался ближе к домам, чтобы не мозолить никому глаза. Обратно к гаражу вернулся примерно через полчаса, как его покинул. Ольга уже вся извелась. Увидев меня, она оживилась.

— Ты чего так долго? — нервно спросила она.

— Ну, извини, не в супермаркет ходил. Тут чтобы купить бензин пришлось проявить сноровку. Предотвращая вопросы, сразу говорю — я его действительно купил, но за такие деньги, что лучше бы украл. Тут примерно половина канистры, на несколько дней должно хватить.

— Десяти литров, если постараться, мне на неделю хватит, — Ольга с радостью выхватила у меня канистру. — Спасибо, Саша, не знаю, что я без тебя делала бы. Я тебе что-то должна?

— Сделаешь расслабляющий массаж, и мы в расчёте, — ухмыльнулся я.

— Так дёшево мне бензин ещё не доставался, — ухмыльнулась девушка, запирая гараж. — Пойдём домой, любитель массажа, проверим, правда ли нам вчера всё понравилось…

* * *

Пробуждение после бурной ночи было приятным. Ольга оставила мне дубликат ключей от квартиры и гаража. Впервые за долгое время не надо было куда-то бежать, прятаться и что-то делать. У меня, наконец, появилось время обдумать ситуацию со всех сторон.

Надо как-то жить дальше, а вот как и где — это один из вопросов… Но ответ можно будет найти позже, сейчас же встал другой вопрос — что делать?

В первую очередь стоит развить свой дар. Он уже показал свою неоспоримую пользу. Если я научусь видеть недалёкое будущее по заказу — это будет хорошо. Во-вторых, стоит вернуть былую форму.

С загрузкой машины барахлом я связался не просто так. В голове засела мысль, что стоит уединиться где-то в глуши, чтобы спокойно со всем разобраться. Но для этого нужно выбраться в эту самую глушь. В принципе, сойдёт любой нормальный мир, даже тут можно уехать куда в лес, но точно не на краденном автомобиле, без документов. Ещё не стоит исключать, что меня могли объявить в розыск за ограбление наркобарона, и уже сейчас мои фотороботы разосланы на все посты.

Стоит обустроить базу, на которую я всегда смогу отступить и где можно будет хранить барахло. Для этого лучше всего подойдёт параллельный мир, в котором нет людей. Наверняка во множестве вариантов вселенных найдётся такой мир, следовательно, я могу его обнаружить. Так что в первую очередь стоит найти дикий мир и построить базу, но для этого понадобится много всего.

Во-первых, мне необходимо оружие. Вряд ли дикий мир встретит меня хлебом и солью. Цивилизованные миры, как показала практика, тоже встречают не пряниками, а есть ещё постапокалиптические миры, например, зомби меня напугали до жути.

Во-вторых, нужны лекарства, причём не те, которые продаются в местных аптеках, хотя они тоже пригодятся. Лучше всего подойдут медикаменты из мира победившего социализма. Тот же регенерин можно использовать в качестве стероидов, с ним восстановление физической формы займёт считанные дни вместо месяцев. А уж в случае травмы лучшего средства сложно придумать.

В-третьих, надо позаботиться о технике. Мне нужны смартфоны и ноутбуки производства родного мира. Не уверен, что местная техника подойдёт под ту операционную систему, которую создал отец. Стоит всегда иметь под рукой резервные копии координат посещённых миров и запасные телефоны для починки ПВПВ. Без резервной базы, расположенной в безопасном месте, нормального хранения информации невозможно добиться. В развитых мирах всегда остаётся риск быть ограбленным. Значит, нужно много техники, например, сервера, жёсткие диски, генераторы электроэнергии.

Для строительства базы, хотя бы захудалого сруба, нужны инструменты. С ручной пилой я буду долго строить, значит, стоит озаботиться приобретением бензинового или электрического инструмента. Во втором варианте понадобится что-то вроде солнечной или ветряной электростанции, чтобы заряжать батареи. В первом варианте нужно запасти много топлива. Оба варианта осуществимы, но опять же понадобятся деньги, той наличности, что есть у меня, на столь масштабные покупки недостаточно. Или же придётся воровать, к примеру, угнать бензовоз и загнать его сразу в портал прямо к базе.

В общем, надо начинать искать дикий мир. Когда обустроюсь, приведу в порядок тело и мозги, буду решать, как жить дальше.

Примерный план действий есть, осталось его воплотить в жизнь. Заперев квартиру, я отправился в гараж. Там прикрыл ворота и перетряхнул рюкзак. При себе оставил один пистолет и большую часть боеприпасов, два других пистолета со снаряженными магазинами спрятал в вещах. Лишняя одежда и вещи отправились туда же. В рюкзаке осталось лишь самое необходимое: ПВПВ, остатки дистиллированной воды, запасные носки и нижнее бельё, небольшой запас медикаментов, бинокль, охотничий нож, сухой паёк и маленький квадрокоптер.

Для перехода в другой мир пришлось тщательно подбирать место. В крупном городе сложно найти такое, но в целом возможно. Спустившись по улице Титова до второй продольной, я наблюдал такую же апокалиптическую картину, как и вчера: пустынные улицы, армейские грузовики, солдаты, трупы и минимум пешеходов. Все гражданские старались защититься от вируса, носили медицинские маски, а солдатики парились в костюмах химзащиты.

Автобусы ходили очень редко, на остановке скопилось много людей, в основном это были старики-дачники, которых легко было опознать по рюкзакам, сумкам с колёсами и вёдрам. Чтобы на меня не косились, пришлось надеть марлевую маску, хотя иного смысла я в ней не видел — дважды заразиться одним и тем же вирусом сложно, для этого мой иммунитет должен рухнуть в пропасть.

Далеко уезжать не стал, вышел в соседнем районе на остановке «Школа № 12». В Волгограде очень известное место, правда, слава у него сомнительная. Ходят слухи, будто местные школьницы низкой социальной ответственности, они подрабатывают, не уходя далеко от учебного заведения, стоят прямо у дороги. Сегодня на противоположной стороне возле школы было пусто, наверное, карантин разогнал по домам всех школьников, включая девочек, зарабатывающих на айфон.

Но я сюда приехал не за продажной любовью несовершеннолетних девушек, поэтому было всё равно — отсутствуют или присутствуют на рабочем месте жрицы любви.

Направо к Волге проложена асфальтовая дорога. По правую руку какая-то промзона огорожена стальным забором, впереди вдалеке видно старое многоэтажное офисное здание, в его сторону я и пошёл. Через несколько десятков метров слева показалась автостоянка, её ворота были распахнуты, а сторожа не было видно. Машин на стоянке стояло довольно много, все они выглядели целыми, при этом патрульных поблизости не было ни слышно, ни видно. Тут либо мало кто знает об этой стоянке, что вполне возможно, ведь с дороги её не видно, либо ещё никто не успел сообразить пошарить в этом месте, либо же у всех машин уже давно слили горючее.

После пересечения железнодорожных путей, я дошёл до офисного здания. Справа от него расположилась очередная промзона, на баннере было написано «Принимаем цветной лом», при этом ворота оказались заперты. С обеих сторон дороги было припарковано много автомобилей, хотя по слою пыли на машинах становилось понятно, что транспорт стоит тут уже с неделю.

Ещё через пару сотен метров показалась развилка — налево уходила асфальтовая дорога, а прямо грунтовая с остатками кусков асфальта, именно по ней я продолжил путь. Слева и справа от дороги оказались густые заросли деревьев, кустов и травы, чем дальше — тем гуще. Всего через сотню метров я понял, что хватит, теперь моё появление в новом мире вряд ли кто-то заметит.

Забравшись за деревья, достал портальную пушку и перешёл по случайным координатам. Первый блин оказался комом, я оказался в точно таком же месте, откуда пришёл, даже свалка строительного мусора, которая виделась неподалёку, была похожей. Людей вокруг не было видно, но вдалеке слышался шум автомобильного мотора.

Решив не задерживаться, я активировал портал ещё раз. Вновь оказался в похожем месте, только строительного мусора не было и в помине, а в просвет деревьев была видна идеально ровная асфальтовая дорога.

Да ну нафиг! Если тут даже в такой заднице Волгограда всё настолько цивильно, то мне в таком обществе ловить нечего. В памяти ещё свежи воспоминания об идеальном мире победившего социализма, где оказалось всё не так уж идеально для пришельца из параллельного мира.

Я продолжил переходить из одного мира в другой, картинка менялась незначительно. Портальную пушку пришлось несколько раз заряжать, хотя с минимальным размером портального окна два на два метра и с десятисекундной задержкой, энергии потреблялось немного, портал можно было открыть двадцать два раза. Где-то за час я посетил больше пятидесяти миров.

В одном из миров, который был похож на тот, с которого я начал путь, у смартфона закончилась память. Пришлось удалять точки сохранения координат мельком посещённых миров. Оставил лишь одно сохранение того мира, в котором была ровная дорога. Возможно, когда-нибудь удастся посетить этот мир, чтобы полюбоваться на невозможное — ровные и целые Волгоградские дороги.

Семьдесят седьмой мир резко контрастировал на фоне всех посещённых планет. Тут не было ни единого следа цивилизации, зато имелся густой лес с буреломом, вокруг разносилось птичье пенье, шорохи и шум ветра в кронах вековых деревьев. Вот оно, то место, которое упорно искал, к тому же цифра счастливая. Осталось лишь проверить, действительно ли этот мир дикий.

Глава 13

В первую очередь я достал обычный телефон и проверил связь. Сотовый не видел сигналов вышки, но это ещё ни о чём не говорит. Затем пометил место прибытия — для этого сложил из хвороста и поваленных брёвен большую кучу, заодно очистил солидное пространство от древесного мусора. Затем пошёл в сторону реки.

Пробираться через дикий лес оказалось непросто, пришлось огибать завалы, поэтому путь занял много времени. Не доходя до реки, я вышел на небольшую поляну. Пока шёл по лесу, несколько раз видел змей, один раз вдалеке пробежала лиса, а вблизи пробежал ёж.

Остановившись на поляне, очистил от мусора небольшую площадку и притоптал траву. Затем достал из рюкзака квадрокоптер* и запустил его в небеса. С небольшого пульта, на котором имеется плоский экран, я наблюдал за окружающим с камеры беспилотного аппарата. Батарея дрона рассчитана на двадцать минут полёта, а пульт при идеальных условиях позволяет управлять им на расстоянии до четырёх километров.

С высоты птичьего полёта открывался вид на девственную природу. Лес с высоты выглядел небольшим, деревья росли лишь по берегам реки, а вдали открывался вид на степь. В пределах разрешения камеры не удалось заметить ни одного искусственного сооружения. Погоняв дрон по окрестностям, обнаружил несколько удобных полянок, на которых можно будет развернуть строительство временного лагеря. Места были не идеальными, поскольку далеко от воды, так что придётся постараться, чтобы найти нечто более приемлемое.

Если хорошо подумать, то наши предки были не дураками, они обладали обширными знаниями о мире. Не зря же город Царицын был заложен именно в устье реки Царица на берегу Волги. Наверняка по всем параметрам в древности именно там было самое удобное место. Если это параллельный мир, то тут ландшафт должен иметь сходство с другими мирами. Следовательно, следующий переход лучше было бы сделать в районе Царицы. Но во всех мирах там расположен центр города, так что воспользоваться там порталом было бы безумием. Значит, проще спуститься вниз по реке. Или нет? Может, найдётся где-то в центре уединённое место, откуда можно незаметно проехать даже на машине? Надо осмотреться на местности, но для этого нужна лодка.

Вдруг изображение с камер дрона стало резко скакать, она показывала небо вместо земли, но ведь дрон не может лететь под углом в девяносто градусов. Я вскинул голову к небу и обнаружил безрадостную картину: большой коричневый орёл с белым хвостовым оперением подхватил квадрокоптер и на большой скорости удалялся с ним вдаль.

— Йоханный карась! Ты куда понёс мой дрон? — возмущённо завопил я. — Штука баксов псу под хвост… Да чтоб тебе мамонт под хвост детородный орган запрессовал!

Орлы… Не люблю орлов! Откуда такая птица вообще взялась в этом регионе? За всю жизнь ни разу не слышал, чтобы в Волгоградской области водились орлы. Не скажу, что я большой знаток птиц, наверняка если порыться в энциклопедиях, то выяснится, что в Волгоградской области водятся не только орлы, но и многие другие птицы, но живого орла не в зоопарке, а в дикой природе, я видел впервые.

Ладно, хрен с этим дроном, новый куплю. Надо придумать, где обосноваться. Если рассуждать логически, не обязательно строить дом в центре города. У предков могли быть иные причины строиться именно там, ведь изначально там была заложена крепость. Значит, это было выгодно со стратегической точки зрения. Мне в первую очередь важно иметь легкодоступный источник чистой воды. Во вторую очередь желательно суметь максимально близко подъехать к будущему дому на машине из параллельного мира.

Для решения задачи я открыл портал и вернулся в мир обезьяньего гриппа. Я оказался на каком-то пустыре, с которого не было видно дороги. Тут же достал местный смартфон и подключился к интернету. Долго искать не пришлось, почти сразу по запросу загрузил карту, на которой обозначены многие ключи и родники Волгоградской области, в дополнение сохранил файл с исторической справкой.

Через несколько минут удалось выяснить, что большая часть родников осталась на своём месте ещё с древних времён.

Ергенинский источник был очень привлекательным с точки зрения вкусовых качеств воды. Но от него целых два с половиной километра до реки, если идти по прямой, что в местном ландшафте нереально.

Шенбруннские родники в прошлом считались одними из лучших в Волгограде, их три штуки. У этих источников большой выход вкусной и чистой воды, во время войны это было одно из немногих мест, где местные жители могли набрать воду. Оттуда до реки почти три километра, но перед рекой должен быть затон (в этом мире он точно есть), а вот до него всего полтора километра. Так что пока этот источник лидирует.

Наиболее близкий к центру родник расположен в русле реки Царица, что в диком мире может оказаться неудобным. Но если даже он нормальный, то напрямую до Волги больше двух километров.

Самым близким к Волге является «Спартановский» родник, который находится в устье реки Мокрая Мечётка, слева от впадения реки в Волгу, в основании волжского склона практически на уровне меженного уровня** воды Волги. Кстати, к моему местоположению он ближе всего, а ещё в цивилизованном мире там должен быть пустырь с накатанной дорогой, так что оттуда будет проще незаметно загнать в параллельный мир автомобиль.

Всегда можно вырыть колодец, но с ним много мороки. Одному человеку проще поселиться рядом с родником, чем долго и упорно копать колодец, чего я делать не умею. Не в смысле копать, уж этому солдат учат в первую очередь, а именно рыть колодцы.

Поездка на автобусе до Спартановки к устью реки Мечётка вышла успешной. Родник действительно удалось найти, но в параллельном мире всё оказалось куда грустнее. Русло Волги немного не совпадает с руслом в цивилизованном мире, а Мечётка более полноводная, хотя это всё ещё ручей, по которому на лодке плыть будет невозможно. По прикидкам во время весеннего паводка этот родник будет полностью затоплен.

Перекусив блюдами из индивидуального рациона питания, я отправился обратно к цивилизации и поехал в Красноармейский район — это на другом конце большого города, который протянулся вдоль Волги на шестьдесят километров.

Шенбруннский родник мне понравился, он находится на возвышенности, а неподалёку от него раскинулся частный сектор. Самые ближайшие к роднику дома были шикарными коттеджами, но чуть подальше почти в трёхстах метрах стоит небольшой и неказистый домик с маленьким двором.

Поговорив с местными, стало известно, что тут неподалёку есть ещё несколько родников, тех самых, Шенбруннских, но у них другие названия: Безымянный и Немецкий.

Безымянный родник мне понравился, хотя выход воды у него небольшой. Но зато рядом с ним построено много домов, причём это обычные частные строения без пафоса, следовательно, во-первых, с высокой вероятностью тут можно будет строить в другом мире, во-вторых, можно купить или арендовать один из домов, а из его двора уже можно спокойно проезжать в портал.

Не отходя далеко, я сразу же стал искать в интернете предложения о продаже домов, расположенных поблизости. Предложения были, причём довольно много, цены не сильно кусались, но если смотреть объективно, за те дома-развалюхи больше просить должно быть стыдно. От ближайшего дома до родника по прямой было четыреста восемьдесят метров, но он стоит миллион шестьсот тысяч — это больше всех моих денег в иностранной валюте, если перевести на рубли. Второй дом расположен на сотню метров дальше, зато стоит миллион сто. Мне в принципе всё равно, какой из них брать, ведь главное — место для портального перехода, а в новом мире можно будет проложить просеку и накатать грунтовую дорогу до нужного места.

Я тут же созвонился с продавцом и пошёл в сторону дома. Одноэтажное строение, наполовину из дерева с более поздней кирпичной пристройкой, выглядело неказисто, зато широкие ворота, в которые можно загнать грузовик, внушали трепет в сердце и заставляли думать, что я сделал правильный выбор.

На стук по воротам к калитке вскоре пришла осунувшуюся женщина примерно пятидесяти лет, она была полной, щекастой и с ранней сединой в коротких каштановых волосах.

— Здравствуйте, я звонил вам по поводу покупки дома.

— Саша? — усталым голосом спросила женщина, внимательно оглядывая меня.

— Он самый.

— Меня зовут Екатерина Васильевна, проходите, смотрите.

Двор оказался большим, вдалеке расположена летняя кухня, имеется небольшой кирпичный сарай.

— Вроде всё добротно, хотя дом очень старый. Почему продаёте?

— У нас тут всё есть: водопровод, электричество, газ, — затараторила Екатерина. — Правда, топим с помощью АГВ. В этом году газовщики заставили поставить счётчик. Мы в мае немного подтапливали, а когда увидели счёт, обалдели. Нет, летом хорошо, вообще копейки платим, но АГВ много газа жрёт. Но если вы поставите нормальный котёл, то всё будет замечательно, дом хоть и старый, но прочный и тёплый. Мы двенадцать лет назад строили пристройку, тогда же сделали ремонт.

— Простите, но всё же, почему продаёте? С документами всё в порядке?

— Документы в порядке, — покивала Екатерина. — Мы сделали всё: технический паспорт, оформили в собственность дом и землю. Да тут горе случилось. Проклятая болезнь… У меня сразу умерли муж, дочка, зять и его родители. Мне пришлось всех хоронить, в кредиты влезла. Похороны — это так дорого, просто жуть. А тут ещё двое детей от дочки на моём попечении осталось. Мы в квартиру к дочке переезжаем, а чтобы с долгами расплатиться продаю этот дом.

— Я его покупаю. Только прямо сейчас могу лишь внести предоплату. Хочу дом оформить на невесту, а она в больнице работает, выходных вообще нет, весь персонал… Сами понимаете — врачи первыми с болезнью сталкиваются лицом к лицу.

— А вы уже болели? — с опаской спросила Екатерина.

— Да, оба переболели. Бог миловал.

— Хорошо-хорошо, я согласна. А сколько вы можете дать предоплату?

— Давайте сначала по цене договоримся.

— Цена остаётся прежней, — покачала головой Екатерина. — Миллион сто, меньше не могу, и так скинула четыреста тысяч, чтобы быстрее продать, риэлтор мой дом в полтора миллиона оценил.

— Без проблем. Но я деньги в рублях не держу, всё в долларах и в евро. Вы не будете против, если расплачусь этими валютами?

— Нет, так даже лучше. По телевизору говорят, что курс рубля падает. Вон, за неделю доллар и евро подорожали в два раза, и всё ещё растут. Только договор мы будем оформлять в риэлтерской фирме, чтобы проверить деньги.

— Тогда я вам оставлю в задаток тысячу долларов, а вы напишите расписку о получении денег. Я договорюсь с невестой, когда она сможет вырваться с работы, и позвоню вам.

Как только за женщиной закрылась калитка, я огляделся по сторонам. Улица была пуста, но это ещё ничего не значит. Я прошёл до поворота на другую улицу и встал на углу дома. Прикинул, что отсюда меня никто не сумеет увидеть из окон соседних домов, прохожих по-прежнему не было. Достав портальную пушку, запустил программу и перешёл в дикий мир.

М-да… А тут местность разительно отличалась. Густо растущие деревья, кругом поваленные старые деревья, густой подлесок. Похоже на то, что мне придётся долго прорубать просеку до родника.

Расстояние до покупаемого дома было замерено, направления я ещё не потерял, поэтому чётко прошагал к нужному месту.

Обтесав ножом толстые ветки сухостоя, вбил их в землю примерно огораживая область двора покупаемого дома, которая предназначена для парковки автомобилей. Во дворе поместится либо большой грузовик, либо две легковушки, даже пара газелей, что для меня весьма удобно. Достал из рюкзака верёвку и натянул её между колышков, затем продлил эту территорию вперёд на пятнадцать метров, ведь портал будет открываться впереди транспорта, следовательно, ему надо будет проехать дальше.

Пока я мог лишь очистить отмеченную территорию от поваленных веток, на что и потратил несколько часов времени. Деревья спилю позже, когда раздобуду бензопилу и оформлю документы на дом.

Пройдя обратно по своим следам, я переместился обратно в мир гриппа порталом на углу дома, от которого начал путешествие. На этот раз не повезло, я практически нос к носу столкнулся с черноволосым молодым парнем в рабочем комбинезоне. У него была смуглая кожа и большие удивлённые глаза, которые прикипели к портальному окну. Окно быстро закрылось, а парень продолжал смотреть в ту сторону, потом он перевёл на меня ошарашенный взор.

— Тебе показалось.

— Шайтан! — со страхом прошептал он.

— Парень, забудь. Ты ничего не видел, — покачал я головой.

— Та-а… — со страхом в глазах кивнул парень. — Та… Ничего не видел. Можно моя пойти?

— Иди-иди, — добродушно улыбнулся я, забавный акцент молодого человека и его реакция подняли мне настроение.

Развернувшись в обратную сторону, он поспешил быстрым шагом оказаться как можно дальше отсюда. Я тоже пошёл, но спокойно и в другую сторону, мой путь лежал обратно в Краснооктябрьский район. Гастарбайтер из бывшей республики меня ни капли не беспокоил. Ну, расскажет он своим знакомым и родственникам о странной встрече с человеком, который появился из странного окна, за которым был виден лес, и что с того? Его рассказ ничего не изменит и ни на что не повлияет.

* * *

К приезду Ольги я успел принять душ и приготовить ужин из продуктов, которые приобрёл в ближайшем супермаркете. Девушка выглядела уставшей, она сразу же заползла на кухню и рухнула на стул.

— Привет, — кивнула она, — чую вкусный запах.

— Кушай, — я тут же поставил перед ней тарелку с картофельным пюре и котлетами, затем водрузил большую миску салата и стал накладывать еду себе. — Как прошёл день?

— Кошмарно! — принюхалась Ольга, поддевая вилкой котлету. — Это какой-то ад. Сегодня анализов было больше, чем вчера. Конца и края этой эпидемии нет. Если так пойдёт дальше, половина города вымрет.

— Плохо. Ольга, мне нужна твоя помощь.

— Опять? — одарила она меня усталым взором. — Что на этот раз?

— Когда у тебя выходной?

— Боюсь — никогда… — тяжело вздохнула девушка. — Завтра опять на дежурство.

— Можешь взять отгул?

— А кто тогда будет работать?

— Кто-то же есть у вас в лаборатории?

— У меня в отделении работает всего пара лаборанток, а положено по штату пять человек. Представь себе, как мы зашиваемся. Сразу говори, что надо сделать?

— Ольга, со мной произошла неприятность — потерял все документы. Их восстановление займёт примерно полгода.

— Почему так долго? Обычно всё решается в течение месяца.

— Я же военный, а в военкомате всё через одно место. Там потеряли моё личное дело, теперь будут его восстанавливать, а это долгий процесс. Пока разошлют запросы во все части, в которых служил, пока от них придёт ответ. Я не хочу тебя напрягать. По опыту знаю, что гостей в доме можно терпеть максимум месяц, потом это становится слишком обременительным.

— Ближе к телу, — пробурчала Ольга с набитым ртом. — М-м-м… Вкусные котлеты!

— Если короче, то я нашёл недорогой дом и внёс за него задаток. Суть такая: покупаю дом, оформляем его на тебя, я там некоторое время поживу, потом дом останется тебе в качестве подарка за хлопоты. От тебя требуется завтра-послезавтра взять отгул или хотя бы отпросится с работы на три часа. Быстро съездим в риэлтерскую контору и оформим договор купли-продажи.

— Ты охренел? — округлила глаза Ольга. — Ради полугода покупать дом… Ты что, сын Рокфеллера? Не проще взять жильё в аренду.

— Ольга, не факт, что за полгода получится управиться. Может быть, процесс растянется на год. За аренду я заплачу чуть меньшую сумму, чем стоит та халупа, которую приглядел.

— Тогда зачем мне нужна, как ты говоришь, халупа? — недовольно пробурчала девушка.

— Пять соток земли, газ, вода, электричество, всё это в черте города. Продавец — женщина, которой надо срочно расплатиться с долгами, поэтому она скинула цену дома на треть. Ты потом сумеешь выручить за эту недвижимость хорошие деньги или сможешь использовать в качестве дачи.

— Всё равно не понимаю, зачем тебе дарить мне дом?

— Ольга, всякий труд должен оплачиваться. Ты меня серьёзно выручаешь. Может быть, я не сын Рокфеллера и красивой девушке виллу в Испании подарить не могу, но всё же с деньгами у меня всё в порядке, так что могу себе позволить отблагодарить хорошего человека хотя бы так. Прошу, не стоит отказываться от этого предложения, оно принесёт пользу нам обоим, а отказ меня оскорбит. Считается, что нельзя отказываться от подарков, какими бы они ни были.

— Хм… — Ольга задумалась и стала выстукивать пальцами по столешнице. — Всё равно — это глупо.

— Ольга, я понимаю, что в очередной раз тебя напрягаю, но уже внёс приличный задаток, который не могу вернуть назад. У меня нет документов, чтобы оформить дом на себя. После того, как меня многие годы мотало по миру, в Волгограде больше не осталось знакомых, а те, что есть, я им не стал бы дарить даже коробок спичек — не самые приятные люди. Ты единственная моя надежда. Очень прошу, пожалуйста, надо просто приехать в риэлтерскую фирму и оформить на себя дом. Когда я из него съеду, можешь делать с ним что хочешь: продать, сжечь, вызвать Сатану. Я же не прошу у тебя чего-то сверхъестественного, не выманиваю деньги, наоборот, ты только выиграешь от этой ситуации.

— Ладно, — вздохнула девушка. — Завтра уеду с обеда. Желательно управиться за пару часов.

— Во сколько тебя ждать?

— Освобожусь где-то в час.

— Отлично! Спасибо. Огромное спасибо!

Не знаю, кем я был в глазах Ольги, иногда мне казалось, что она считает, будто я нахожусь в федеральном розыске. Но как умная женщина она не задавала лишних вопросов по этому поводу. Моя легенда шита белыми нитками: веду себя подозрительно; с точки зрения нормального человека правда из моих уст звучит как бред сумасшедшего; а рассказ о недавней операции и волшебных лекарствах для медика звучит сказочно.

Если бы ко мне кто-то обратился с просьбой оформить на себя дом, рассказывал сказки о потере документах и о суперспособностях, при этом демонстрировал наличие денег, я бы заподозрил в этом человеке сумасшедшего бандита. Но Ольга согласилась на явную аферу и помощь подозрительному типу.

В молодости её двойник из моего мира своих знакомых не выдала бы ментам даже под пытками, она ненавидит стражей порядка по одной ей известной причине. Сейчас же… Не знаю, но думаю, она с тех пор не сильно изменилась. К тому же оформленный на неё дом должен стать некой зацепкой, которая позволит девушке считать себя соучастницей непонятно чего, но по её мнению, вероятно, чего-то незаконного.

Дальше дело техники. Осталось договориться с Екатериной и созвониться с риэлтерской фирмой, чтобы назначить время оформления сделки.

Следующий день был очень суетным, но по его итогам выбранный дом перешёл в собственность Ольги. Она отправилась на работу, а я перегнал пикап из её гаража в почти свой двор. Затем вечером вернулся назад, чтобы отдать ключи от квартиры, а в итоге задержался у Ольги до утра.

* * *

Бывает так — ограбишь наркобарона, думаешь, что разбогател, а уже через пару дней обнаруживаешь, что на руках осталось всего тысяча шестьсот долларов и горсть золотых украшений. Без документов доллары разменять проблематично, так что их даже потратить сложно.

Все мои проекты требуют больших финансовых вложений, которые надо думать как добывать. Но сперва следует хотя бы основным заняться. Что остаётся человеку с иностранной валютой и без документов? Как минимум покупка из рук в руки. Интернет на краденом смартфоне ещё работал, так что с поиском пилы проблем не было. Найдя подходящий вариант, я набрал номер продавца.

— Алло, доброе утро. Вы ещё продаёте бензопилу?

— Добрый день, — ответил хриплый мужской голос, — да, продаю.

— Скажите, насколько она целая и что идёт в комплекте?

— Смотрите, это профессиональная почти новая пила. Я сам строитель, мы строили человеку дачу, а он умер. Естественно, нам ничего не заплатили, поэтому в качестве оплаты забрали инструменты. Отдаю за треть её реальной стоимости, в комплекте две цепи и бачок для бензина.

— Четырнадцать тысяч, как и написано на сайте?

— Да.

— Я её однозначно покупаю, но проблема в том, что у меня машина сломалась. Вы можете привезти пилу ко мне домой? Я живу в самом начале Красноармейского района.

— Не знаю, — с сомнением протянул мужчина.

— Вы знаете, четырнадцать тысяч — это довольно большие деньги. С нынешней смертностью населения вы покупателя будете искать месяцами, потому что некому делать покупки. Сколько вы на бензин потратите, рублей триста?

— Сейчас бензин дорогой и достать его проблематично, — заметил продавец.

— А у вас только пила или есть ещё что-то на продажу? Просто если исходить из того, что брали оплату инструментами…

— Вообще-то есть ещё ящик со столярным инструментом: ручные рубанки, ножовка, пара топоров и молотков.

— Может быть, их тоже хотите продать? Я за всё заплачу триста долларов. Сейчас доллары больше ценятся, чем рубли. По-моему, вполне адекватная цена с доставкой, даже с учётом сложности добычи бензина.

— Триста долларов… — задумчиво протянул абонент. — А куда ехать? Я просто сам в Кировском живу.

— Посёлок Сакко и Ванцетти.

— А-а-а! Да это не очень далеко. Всё, договорились, я скоро подъеду. Называйте адрес…

Эта пила была большой, она хорошо подойдёт для валки леса, но для обрезания сучков и ветвей я бы предпочёл пилу поменьше. Поэтому нашёл таковую и купил у другого продавца, с которым аналогичным образом договорился о доставке.

Таким же образом я купил слегка подержанный мопед, который обошёлся в те же самые триста долларов. Мопед — штука для путешественника по мирам очень нужная: проедет везде, а где не проедет, можно вытолкать; бензина жрёт мало; нигде его регистрировать не надо; документов не требует. Точнее, в одних мирах водительское удостоверение на мопед необходимо, в других нет. Но повсеместно дорожные полицейские предпочитают водителей мопедов не замечать, потому что штрафы для них маленькие, а возни много. К мопеду в комплекте мне продали шлем, так что для ДПС я стал неуловимым Джо, который есть, но нафиг никому не нужен.

Кировский и Красноармейский районы Волгограда такие, что в них можно запросто найти множество укромных мест, в которых хоть портал в параллельный мир открывай, хоть гекатомбу из девственниц делай — никто не заметит. А на мопеде в эти места запросто можно заехать, достаточно свернуть вбок с асфальтовой дороги.

С бензином и маслом для пилы проблема решена была просто: прямо на мопеде смотался в параллельный мир, продал в ближайший ломбард золотую цепочку, заправил канистру топлива, примотал её верёвкой сзади на багажник и назад. На заправке никаких очередей и ограничений, что очень удобно.

Уже после обеда я отправился в дикий мир и превратился в лесоруба. Пила шумела очень громко, своими звуками она распугала всех зверей и птиц. Я оценил профессиональный и мощный инструмент на пять с плюсом.

Из меня плохой лесоруб, поскольку ничем подобным никогда не занимался. Но любую работу можно освоить, достаточно соблюдать технику безопасности и пользоваться мозгами по назначению. Существует большой риск покалечиться, если начать работу недостаточно аккуратно. Скорость вращения цепи бензопилы составляет семьдесят километров в час. Если учесть, что у пилы две стороны, то каждую секунду лесоруб очень близко контактирует с более чем тысячей жадных стальных зубов.

Дерево валится с помощью двух подрезов. Сначала делается первый подрез на четверть диаметра ствола со стороны падения. Это необходимо для того, чтобы дерево упало в нужном направлении. После этого делается валочный подпил с другой стороны ствола. Надо пилить внутрь по направлению к первому подпилу, но остановиться за несколько сантиметров до него. Часть, которая останется нераспиленной, будет придерживать ствол, и благодаря ей дерево упадет спокойно.

Многие получают травмы при обрезании сучков. Здесь главное правило заключается в том, чтобы стоять с одной стороны дерева, а спиливать сучки с другой стороны, пила при этом должна находиться на стволе. Уж что-что, а технику безопасности я изучил от и до. Тут нет хирургов и супертехнологий мира победившего социализма, новую руку или ногу мне никто не пришьёт.

Сначала было трудно валить деревья даже среднего размера в нужном направлении, а когда дул ветер, в результат вмешивался беспощадный фактор неопределенности. Даже если первый надрез идеален и все остальное сделано правильно, ничто не остановит большое дерево, если порыв ветра отклонит его в неправильном направлении. Так один ствол у меня завалился не туда, куда рассчитывал, пришлось долго ползать по нему, тягать ветки с помощью верёвок и рычагов. Ещё я понял, что очень сильно нужна лебёдка, а лучше несколько штук, потому что вручную одному тягать огромные брёвна, даже распиленные по шесть метров — просто нереально.

Результатом первого дня работы стала куча поваленных деревьев и гора веток, которые вместо того, чтобы освободить площадку для въезда автомобиля, её полностью захламили.

Большой проблемой является то, что цепь быстро тупится. В конце вечера я жутко устал и валился с ног, а надо было ещё заточить две цепи, чтобы завтра продолжить работу.

С утра пришло осознание, что в одиночку я просеку не потяну или потрачу на это столько времени, что проще бегать за водой в параллельный мир. Ещё же придётся выкорчёвывать пни, тягать брёвна, удалять с них кору, а потом ещё строить дом. Надо нанять людей, но им же надо чем-то платить. Нужны деньги и ценные металлы, ведь не буду же нанимать рабочих в этом мире.

Наркобаронов искать не выход из ситуации. Где их столько найти? Значит. Нужно место, где много денег и ценностей. На ум приходит только банк. Уж кого не жалко ограбить, так это банкиров. Они годами обворовывают население высокими процентными ставками, так отчего я должен их жалеть? Но нужны деньги этого мира, следовательно, банк тоже надо выбирать местный. Но как его ограбить?

Допустим, я могу переместиться прямо внутрь здания из дикого мира и так же оттуда уйти, но это же банк. Там наверняка есть сигнализация, охрана. К тому же я не знаю, где хранилище, но наверняка оно в подвале. Пока найду, уже приедет полиция, а если не успею найти? В любом случае придётся искать хранилище, потом на этом месте в параллельном мире копать яму…

Нет, вот так нахрапом обворовывать банк нельзя, слишком высокие риски. Если бы у меня был план здания, но его невозможно раздобыть. Сговориться с кем-то из персонала банка? В принципе как вариант, но тоже слишком много нюансов.

Глава 14

Хм… Может вначале ограничиться деньгами и ограбить отделение банка попроще, в котором хранится небольшая сумма денег? Так сказать, попробовать свои силы.

Идея показалась здравой. Я тут же проверил в интернете отделения дополнительных офисов банков с высокими процентными ставками, несколько из них находятся неподалёку, другие на конце города, я выбрал средний вариант. Оседлал мопед и прокатился до выбранного отделения банка, даже зашёл внутрь и огляделся.

Самым удивительным было то, что банк располагается на первом этаже жилого дома. По всей видимости, тут когда-то был продуктовый магазин, даже окна витрины остались прежними, входная дверь тоже была стеклянной с довольно простым замком. В зале стояло много терминалов для оплаты, к которым выстроилась очередь. Люди пихали в терминалы деньги. Этот поток не иссякал, только и слышался хруст купюр и стрекот механизмов, считающих банкноты.

Чтобы не вызывать подозрений, я подсел к свободному специалисту. Симпатичная девушка примерно двадцати лет, крашенная под блондинку, она исподлобья посмотрела на меня серыми глазами и поправила медицинскую маску. Мой внешний вид человека в дешёвом камуфляже явно не вызывал ассоциаций с перспективным клиентом.

— Добрый день, меня зовут Светлана. Чем могу помочь?

— Добрый день, — отзеркалил я, так же поправляя маску на лице. Тут вообще были все в масках, так что человек с голым лицом на улице сильно выделялся бы. — Светлана, я подумываю приобрести бытовую технику, хотелось бы уточнить у вас условия кредитования: какие процентные ставки и сроки.

— Процентная ставка зависит от многих факторов, для более точной информации мне нужны ваши данные.

— Точной информации не надо, вы в целом опишите ситуацию.

— Ставка по потребительскому кредиту от сорока до шестидесяти процентов годовых, максимальная сумма до трёхсот тысяч рублей сроком до тридцати месяцев.

— Ого! Светлана, это же грабёж! И что, все эти люди, — я кивнул на очередь, — брали кредиты под такие проценты?

— У нас есть льготные программы кредитования, — недовольным тоном поведала девушка.

Краем глаза отметил, как в кассу зашла симпатичная черноволосая девушка. Она использовала для этого магнитный ключ. Вообще касса оказалась огороженным закутком с металлической дверью и бронированным стеклом, внутри места немного, но всё же если хорошо всё рассчитать, портал открыть можно. Место специалиста, которую я выбрал, находится как раз напротив кассы, и когда кассир быстро юркнула в маленькую комнатушку, удалось разглядеть, что никакого сейфа там нет.

В принципе, вся логика этого дополнительного офиса стала понятной. В течение дня толпы людей приносят деньги, которые скармливают терминалам и изредка кассиру, которая решает сесть на рабочее место по непонятной логике: хочу — работаю, не хочу — не работаю. Скорее всего, вечером со всех терминалов вынимают кассеты с деньгами и запирают их в кассе. А утром или днём эти деньги увозят инкассаторы. Скорее всего, утром. Время работы банковского отделения до восьми вечера, инкассаторам в это время не до того, они заняты изъятием выручки в магазинах, многие из которых закрываются в это время. Охранник тут не ночует, это сразу заметно по тому, как он периодически кидает взгляд на часы, явно ждёт, когда закончится смена. Если бы он тут был на сутках, то вёл бы себя иначе.

Кстати, если приглядеться в кассу через окошко, что я и сделал, сразу видна лежащая на виду пачка пятитысячных банкнот. Явная приманка или как их называют? Муляж? Да, наверное, муляж с датчиком — сдвинешь пачку с места, тут же сработает сигнализация. Плюс наверняка там встроен жучок, чтобы отследить вора.

По всему помещению установлены камеры видеонаблюдения, но охранник в форме ЧОП. Был бы он в милицейской форме, то это бы означало, что банк находится под охраной вневедомственной охраны полиции, те очень быстро приезжают на вызовы, а насчёт группы быстрого реагирования частного охранного предприятия не уверен. Вряд ли у них много машин для своевременного реагирования.

— Вам сделать запрос? Мне нужен ваш паспорт, — вывела меня из задумчивости Светлана.

— Нет, спасибо. У вас слишком высокие процентные ставки. Всего доброго, здоровья вам.

Поднявшись, направился на выход, провожаемый скучным взором. Похоже, что я не первый и не последний, кто Свете так отвечает, она даже не кивнула мне на прощание. Её можно понять, ведь я, по сути, для девушки никто, так, очередной лох, сорвавшийся с крючка.

Тем временем народ прибывал, мне даже пришлось прижаться к стенке, чтобы пропустить очередную группу людей, желающих расстаться с наличными.

* * *

— Ах ты, гравитация, бессердечная сука! — громко завопил я, упав с трёхметровой высоты на землю.

Чтобы я ещё раз перемещался в параллельный мир из подъезда второго этажа… Хорошо ещё, что упал на мягкий дёрн и рефлекторно успел сгруппироваться.

А всё началось с моего неуёмного желания проверить, насколько реально открыть портал в кассу. Я запомнил ориентиры банка, прикинул по окнам дома, где и что располагается, после чего объехал на мопеде дом и припарковался с обратной стороны. Высчитать нужный подъезд и проникнуть в него не составило труда, а дальше… Надо было сразу с первого этажа переходить.

Когда поднялся и сумел оглядеться вокруг, обнаружил лес, правда, в этой местности он был редким, деревья росли подальше друг от друга, чем на месте моего дома. Кто бы сомневался, всё-таки дикий мир.

Где-то два часа я ползал по округе и верёвкой высчитывал расстояние. После долгих измерений я вроде бы нашёл примерное место, в котором находится касса. Проверить это решил ночью, а пока побежал обратно в цивилизованный мир.

Функция портальной пушки, которая позволяет настраивать размер окна, оказалась очень полезной. Зря я ею раньше не пользовался, мог бы избежать лишней беготни. Достаточно было настроить портал размером десять на десять сантиметров с задержкой в пять секунд. С помощью него можно было осмотреться и выбрать место прибытия. Таким образом, я спокойно вышел перед лестничной площадкой в том же подъезде, из которого стартовал. К счастью, на мопед за время моего отсутствия никто не покусился.

Идти на дело в засвеченной перед видеокамерами одежде было глупо, а кроме камуфляжа разных расцветок у меня ничего не было. Местных рублей оставалось немного, поэтому пришлось заехать в секонд-хенд. Тут удалось подобрать неплохой спортивный костюм и кеды. Закинув всё в рюкзак, вернулся домой.

Дома перекусил, взял с собой недоеденный сухой паёк и на автобусе отправился обратно. Через тот же подъезд переправился в дикий мир, после чего принялся ждать, периодически хрустя галетами с вкусняшками из индивидуального рациона питания. Когда часы на смартфоне показали девять часов вечера, я переоделся в спортивный костюм и достал портальную пушку. На руки надел хлопковые рабочие перчатки, а на лицо лыжную маску, она была у меня среди прочих вещей в шмурдяке. Теперь опознать меня по изображению с камер будет почти невозможно: другая одежда и обувь, маска и перчатки.

Проверенная методика маленьких порталов показала себя выше ожидаемого, всего с третьего раза портал открылся прямо внутри помещения кассы. Отметив место на земле веточкой, я отошёл ровно на два метра назад, изменил настройки в портале, сделав окно размером два на два метра и работой на протяжении минуты, затем активировал программу.

Портал открылся прямо у крайней стены кассы, я тут же спокойно прошёл в него и без суеты стал забрасывать сложенные на столе металлические кейсы с деньгами в дикий мир. Ящик, в котором лежат деньги, принимаемые в течении дня кассиром, оказался вмонтирован в массивный стол, он в свою очередь оказался прикручен к полу. Ящик был заперт на замок, а никакого инструмента я с собой не захватил. Пришлось мысленно плюнуть на него и свалить обратно в портал, после чего ещё долго ждать, когда он закроется. Казалось, он не закроется никогда. Вроде бы даже сигнализация не сработала, а там чёрт его знает.

Ночевать в лесу в мои планы не входило, но и добираться своим ходом через весь город будет глупостью, ведь уже наступил комендантский час. После некоторых размышлений я всё же решил заночевать в лесу, для чего стал готовить лагерь, пока ещё хоть что-то видно в вечерних сумерках.

За час до наступления темноты успел соорудить нехитрое укрытие. Толстая жердина была положена на рогатину, прижатую к стволу дерева. На неё с одной стороны сучками вверх уложены тонкие жердины, которые сверху накрыл дёрном. На землю накидал веток с листвой, хотя больше подошёл бы лапник, но тут хвойных растений нет. Напротив укрытия соорудил нодью из трёх брёвен и ещё пару бревен заготовил на ночь. Костёр отпугнёт зверей. В такую тёплую погоду можно смело спать без него под открытым небом, но я не хочу ночью проснуться от того, что меня кто-то ест. Из-за тепла не стал делать отражающий тепло экран, он нужен в холодное время года, к тому же уже стемнело.

Под треск костра я принялся подручными средствами взламывать ящики с деньгами. Замок на них оказался простым, даже с моими невеликими навыками медвежатника вскрыл все коробки за час. По итогам операции я стал богаче на два миллиона семьсот тридцать две тысячи рублей.

Как же сладко засыпать головой на рюкзаке, набитом деньгами. Костёр потрескивал, букашки стрекотали, ветки шуршали, а я с блаженной улыбкой на лице проваливался в страну Морфея…

* * *

Так сладко мне давно не спалось. Проснулся рано на рассвете и полез в остатки сухого пайка. И что тут у меня осталось? Рис с курицей. М-да… Я это блюдо ещё со службы в армии не люблю. Шпик… О да! Самое гениальное изобретение российской армии… Более гадкого блюда придумать сложно. Шпик всегда пересолен и противный на вкус. Лучше бы клали нормальное сало или не клали это блюдо вовсе. Не припомню ни одного солдата, которому бы нравилось это блюдо из индивидуального рациона питания. Единственное, на что годится шпик — пожарить на нём картошку. Галеты все я схрумкал вчера, вот их люблю, особенно с сыром и паштетом, с овощной икрой и яблочным повидлом они тоже идут на ура.

Помню, однажды в Сирии мы у террористов добыли американские MRE, так у них называются сухие пайки. Вкусные, заразы! Там очень много вкусняшек и разнообразные блюда с насыщенным вкусом, у нас же пайки хорошие и сытные, но вкус однообразный, а уж постоянно встречающийся безвкусный и влажный рис с курицей…

Так, что тут ещё? Мясо с зелёным горошком… М-да, тоже так себе блюдо. Самое вкусное в российском пайке — тушёнка. М-м-м… Да, армейская тушёнка самая лучшая.

Когда рассвело, я стал тушить костёр по-пионерски. Веселое журчание стало рождать ассоциации и меня вдруг осенило. Какого чёрта я решил прокладывать дорогу в лесу? Ведь ключ бьёт наверху, затем идёт небольшой уклон. Оттуда запросто можно проложить трубопровод. Допустим, он будет не совсем прямым, то есть понадобится не пятьсот, а шестьсот метров, но уложить трубы на землю я и сам смогу. Надо только попробовать найти трубы из нержавейки.

Значит, мне останется лишь освободить небольшой участок для парковки транспорта и для строительства дома, а с этим я справлюсь, всё же не пятисотметровую просеку прорубать.

Просто так терять время было неприятно, поэтому я потихоньку пошёл по лесу в сторону, в которой расположен дом. Когда часы показали восемь утра, с помощью микро порталов нашёл безлюдное место и перешёл обратно в цивилизованный мир. Чуйка не подвела, портал вывел в местность неподалёку от дома, идти пешком оставалось ещё минут пятнадцать.

Хорошо когда есть деньги, только если они краденные, в современном мире крупные покупки могут вывести на вора следователей. Но есть вариант, при котором отследить преступника будет сложно, почти невозможно — покупки из рук в руки.

Мир, в котором произошла эпидемия, это нечто невообразимое. Много людей погибло, но у большинства из них остались родственники, которым по наследству перешло имущество. Допустим, был человек при жизни заядлым рыбаком, у него имелось много снастей, лодка, мотор, а его наследнику весь этот хлам не нужен и он не представляет его реальной стоимости. Например, коробка с наживками может стоит в районе тридцати тысяч, но для непонимающего человека это просто ёмкость с маленькими рыбками, которые в его понимании ничего не стоят. Если к этому добавить то, что сразу погибло много людей, предложение на рынке зашкаливает, а спроса нет, в итоге цена на вещи сильно падает.

Добравшись до дома я занялся тем, что стал на сайте бесплатных объявлений искать нужные мне вещи и покупать их. За большей частью вещей надо было ехать самому, поэтому искал ближайших продавцов. Но когда покупаешь что-то дорогое, можно уговорить продавца привезти это к себе домой.

К вечеру у меня был автомобильный прицеп, лодка с мотором, строительная тачка, гора инструментов: столярного, слесарного, электрического и бензинового. А ещё удалось купить трактор с ковшом и отвалом. Хорошо, когда не надо думать о регистрации трактора, можешь спокойно пригнать его и поставить возле дома. Такой трактор с наработкой в тысячу часов ещё пару недель тому назад стоил около трёх миллионов рублей, мне же удалось его приобрести за миллион. Единственный минус был в том, что у него был почти пустой бак горючего.

Вообще место рядом с домом было всё заставлено. По соседству с трактором стоял дом на колёсах (прицеп-дача). Мне стоило немало усилий сбить на него цену и уговорить продавца пригнать его ко мне. Не буду же я постоянно ездить без водительского удостоверения на краденом автомобиле, есть немалый риск нарваться на патрульных.

Самым важным я считаю приобретение дизельного генератора с инвертором, к нему можно подключать электроинструмент.

Последним моим приобретением стал бензовоз на базе автомобиля ГАЗ 53. Машина обошлась в сущие копейки, всего-то сто тысяч рублей. Газон хоть и старенький, выпуска начала восьмидесятых годов, но в полностью исправном техническом состоянии и с целой бочкой. Мне от него требуется один раз заправиться и въехать в портал, поэтому серьёзных требований к автомобилю не предъявлял. Единственным минусом было то, что его пришлось забирать самостоятельно. Поскольку уезжал от продавца в темноте, уже когда наступил комендантский час, а документов у меня так и не появилось, пришлось ехать по частному сектору, избегая основных магистралей. Петлял, как заяц, убегающий от волка, скорость не превышала тридцати-двадцати километров в час, но всё же добрался до дома без проблем.

Перед двором уже не было места, пришлось загонять ГАЗ к соседскому двору. Поскольку я этих соседей ни разу не видел за время проживания тут, сделал вывод, что они отправились на тот свет. Следовательно, некому возражать и ругаться, и тем более, подглядывать через забор, как неведомым образом пропадает техника в портале.

Следующий день начался с активного мыслительного процесса. Почему на заправках нет бензина? Это не оттого, что его перестали производить. В интернете на этот счёт однозначный ответ — многие рабочие заправочных станций заболели и не вернулись на работу. С продавцами ситуация решаемая, а вот водители топливозаправочных автомобилей товар штучный. Для этого надо иметь категорию водительского удостоверения, которая позволяет управлять машиной с полуприцепом и допуск к управлению опасным транспортным средством. То есть просто некому везти топливо с базы к заправкам. А на базе топливо можно заправить, но для этого нужен специальный транспорт, который у меня теперь есть. Единственная проблема состоит в том, чтобы доехать туда, не попавшись патрульным.

Поиск в интернете показал, что ближайшая нефтебаза, на которой заправляются грузовики, расположена недалеко. Причём не абы какая, а солидной нефтеперерабатывающей фирмы с высоким качеством топлива. Единственное узкое место заключается в том, что придётся в одном месте выехать на основную дорожную магистраль как раз перед стационарным постом ДПС. Хотя…

Я долго разглядывал карту и в итоге нашёл одну дорогу через жилые дворы, чтобы проехать так, чтобы вообще не выезжать на основные дороги. В итоге ехал медленно и аккуратно, жалкие шестнадцать километров преодолевал целый час, но доехал до нефтебазы.

Как и ожидалось, заправиться удалось без проблем, четыре тысячи литров дизельного топлива ухнули в бак моментом и сожрали денег в несколько раз больше, чем стоил бензовоз. Обратно до дома доехал той же дорогой, не повстречав на пути ни одного патрульного.

Но ведь одним дизельным топливом сыт не будешь нужно иметь в запасе и бензин. Поэтому за вторую половину дня я провернул аналогичный фокус: купил ещё один старый бензовоз, который был почти полной копией первого, заправил его под завязку девяносто пятым бензином и окольными путями пригнал к соседскому дому.

Деньги — вот уж странный предмет… Всякая вещь — или есть, или нет. А деньги (я никак не пойму, в чем секрет!)… Они — если есть, то их сразу нет! Ещё пару дней назад я спал на подушке из пачек денег, а сегодня вечером осталось всего несколько тысяч рублей и тысяча долларов. Если так пойдёт дальше, то мне придётся грабить банки, как ходить на работу — сутки через двое…

* * *

Приученный к чуткому сну, я проснулся ночью от едва слышимого шума с улицы. Схватив пистолет, я прямо в трусах выскочил во двор и стал красться к калитке. С улицы раздавался едва различимый звук отодвигаемой металлической задвижки, он исходил как раз с той стороны, где припаркованы бензовозы.

— Серёга, что там? — еле различил громкий шёпот.

— Бля, Макс, да тут полная цистерна горючки.

— Охренеть! Надо сливать. Это же целое состояние.

— Сливать? Надо бензовозы угонять. Прикинь, какой навар.

Как можно тише я стал отпирать калитку.

— Тихо, — прозвучал в ночи шёпот. — Походу шухер!

Поняв, что меня услышали, я резко распахнул калитку и выскочил на улицу. На бензовозе стоял мужик в синих джинсах и футболке, он был небритый, с густой копной чёрных волос. Он открыл люк и глядел в него. Стоило мне выскочить на улицу, как мужик перевёл на меня испуганный взор. Рядом с бензовозом на земле стоял второй мужик, лысый и в спортивном костюме, на вид ему было лет сорок, он со страхом смотрел в мою сторону.

Не вступая в переговоры с ворами, я прицелился и выстрелил. Выстрел в тихой ночи прозвучал оглушающе громко. Небритый мужчина рухнул с бензовоза с аккуратной дыркой в голове. Стрелять по второму я боялся, поскольку в случае промаха мог повредить бочку с горючим.

— Не стреляй! — громко завопил стоящий на земле мужчина.

— Руки в гору, три шага направо! — приказным тоном гаркнул я.

— Не стреляй, — слезливым тоном выдал он, поднимая руки вверх.

— Бегом в сторону, я сказал! — громко рявкнул я.

Мужчина тут же попятился в сторону. Его лицо показалось знакомым. Точно! Этот тип приезжал ко мне. Я у него за копейки приобрёл большой баул с рыболовными снастями: спиннинги, удилища, катушки, приманки. Он ещё тогда обратил пристальное внимание на бензовоз.

Стоило мужчине оказаться за бензовозом. Я выстрелил два раза подряд, оба раз попал в туловище и несостоявшийся вор рухнул на землю. Оставлять в живых воришек я не собирался, ведь они могли вернуться или навести на меня своих подельников. Какие хитромудрые… Я, понимаешь, задницу рву, чтобы раздобыть горючку, а они решили прийти на всё готовое и спереть нажитое нечестным путём. Не на того нарвались.

Убийство двух человек ничего не всколыхнуло у меня в душе. Я давно являюсь профессиональным убийцей на службе у государства. По сути, кто такие военные? Это люди, которые убивают за деньги и им за это по закону ничего не будет. Конечно, есть много факторов, убивать можно только тех, на кого показало командование, но от этого суть не меняется.

Пришлось сбегать в дом за портальной пушкой. Активировав случайные координаты с работой портального окна на протяжении пары минут, я быстро перетащил тела в параллельный мир. О том, что тут что-то произошло, говорили лишь следы крови, оставшиеся на земле. Но и от них я довольно быстро избавился — сбегал за лопатой, заправил портальную пушку, снова открыл портал и перекидал в него окровавленную землю.

Соседи наверняка услышали выстрелы, но они боялись выглядывать в окна. Правоохранительные органы приучили русских людей к тому, что быть свидетелем опасно и вредно. Начнут постоянно гонять повестками, трепать нервы долгими расспросами, а это никому не надо. Обывателям проще затаиться у себя в доме и ничего не видеть, чтобы в последующем честно ответить на вопросы следователей: «Ничего не видел. Что-то бухнуло, но чёрт его знает что. То ли стреляли, то ли дети петарды взрывали».

Закрыв крышку бензовоза, я спокойно отправился домой и уснул. Примерно через час вновь проснулся, тёмную улицу ярко осветили красно-синие всполохи мигалки патрульного автомобиля. В окно было видно, как полицейские ходят по домам и стучат в окна. Сонные люди выходили, недолго общались, после чего полицейские шли дальше. Вскоре очередь дошла до меня, раздался громкий стук в окно. К этому моменту я спрятал оружие.

С сонным видом в трусах я пошёл открывать калитку. На улице с усталым видом стоял молодой полицейский в звании рядового. Светлая шевелюра на непокрытой голове вызвала у меня раздражение, хотелось рявкнуть на парня: «Почему без шапки», но я сдержался. Недовольное выражение моего лица можно было списать на то, что был разбужен среди ночи.

— Здравия желаю, полиция, рядовой Синицын, — лениво поднёс ладонь к голове полицейский.

— К пустой голове руку не прикладывают, — вырвалось у меня на автомате придирчивым тоном старого сержанта. — Здравия желаю, старшина Петров… В отставке.

От моего тона рядовой резко подобрался, но, расслышав последнее слово, расслабился и недовольно поморщился.

— Таким же тоном говорил наш сержант в армии, — передёрнул плечами юноша. — Товарищ Петров, скажите, вы слышали и видели что-нибудь подозрительное примерно час назад?

— Слышал. Кто-то петарды среди ночи вздумал взрывать. Я из-за этих взрывов вскочил с постели.

— Точно петарды?

— Товарищ полицейский, я семнадцать лет в армии сержантом отслужил, уж поверьте, взрыв петарды от выстрела любого оружия отличить сумею.

— Нам на пульт поступил сигнал о том, что у вас на улице стреляют, — оправдывающимся тоном поведал парень.

— А чего вы хотите от гражданских? Для них что петарда, что выстрел из пушки — один хрен.

— Извините за беспокойство, всего доброго.

— Удачной службы, — кивнул я.

Полицейский удалился к напарнику.

— Семён, ложный вызов, — донеслось от него.

— Что так? — спросил напарник.

— Тут бывший военный живёт, — кивнул он на мой дом. — Он говорит, что это петарды были.

— У меня никто ничего не видел, половина народа слышала два хлопка и какие-то неразборчивые крики с улицы. Похоже, что дети баловались.

— Поехали отсюда, — завершил диалог рядовой.

* * *

Утром во время приготовления завтрака я включил старенький телевизор. Хозяйка дома по договорённости оставила в доме мебель, холодильник и этот самый телевизор. На канале шли новости. Диктор вещал:

— Эпидемия обезьяньего гриппа продолжает бушевать. Медики заявили о разработке вакцины, вскоре она начнёт поступать во все медицинские учреждения. К другим новостям. Курс рубля продолжает резкое падение. Со вчерашнего дня он упал на триста процентов. Посмотрим интервью нашего корреспондента. Вам слово, Максим.

Кадр сменился, вместо стола диктора на экране показался вид на один из сетевых супермаркетов, на фоне которого стоял молодой парень в сером костюме. За его спиной стояла огромная очередь людей в медицинских масках.

— Здравствуйте, уважаемые телезрители. В связи с резким падением курса рубля и бушующей эпидемией, многие магазины закрылись. Полки супермаркетов опустели. Я нахожусь возле одного из супермаркетов. Тут собралась большая очередь людей. Население активно скупает соль, крупы и консервы, несмотря на резко увеличившуюся стоимость продовольствия.

Кадр вновь сменился и продемонстрировал телестудию. В разговор вступил диктор:

— Максим, судя по собравшейся очереди, этот магазин продолжает работать.

Вновь сменился кадр, журналист на фоне очереди продолжил вещать:

— Да, Сергей, некоторые магазины продолжают работать, но их ассортимент крайне скудный. Люди выражают негодование резким увеличением цен.

Вовремя я потратил деньги. Сегодня я на них сумел бы купить лишь жилой трейлер.

— Спасибо, Максим, — прервал корреспондента ведущий. — Сейчас мы покажем интервью с пресс-секретарём министерства финансов.

Кадр вновь сменился. На фоне стены здания стояла девушка-блондинка в строгом брючном костюме серого цвета. Рядом с ней стояла девушка-журналист, брюнетка в чёрном платье, она держала в руках микрофон и начала говорить:

— Скажите, как вы можете прокомментировать падение курса рубля, и стоит ли ожидать продолжения инфляции?

— Резкое сокращение населения не могло не сказаться на всех сферах, в том числе и экономике страны, — начала пресс-секретарь. — В настоящий момент эпидемия унесла жизни пятнадцати процентов населения страны. Предприятия простаивают из-за нехватки персонала, нарушена логистика подвоза товаров. Число смертей продолжает расти. В некоторых городах смертность достигла тридцати процентов от численности населения, что серьёзно ухудшает ситуацию. На этом фоне рост инфляции — меньшая из бед. По прогнозам аналитиков, инфляция продолжит свой рост, но мы постараемся сделать всё возможное, чтобы удержать её на приемлемом уровне и будем вводить финансовые регуляторы…

Пресс-секретарь продолжала словоизвержение, но мне было понятно, что власти уже ничего не контролируют. Рубль отпустили в свободное плавание, и он теперь не стоит ничего. Повторяется ситуации начала девяностых годов, когда в один день на тысячу рублей можно было купить подержанный автомобиль, а на следующий день килограмм ветчины. Скоро дойдёт до введения продуктовых карточек.

Ещё вчера я удивлялся — в Волгограде вымерла треть жителей, а народ толпится в банке, массово выплачивает кредиты. Откуда столько должников? Или тех, кто взял кредит, вирус не берёт? Наверное, люди, которые платили по кредиту, пожалели об этом, теперь думают, что лучше бы купили тушёнки.

— К финансовым новостям, — продолжил вещать диктор. — Сразу пять страховых компаний объявили о банкротстве. Резкая смертность населения привела к не выплатам по кредитам. Страховым компаниям приходится выплачивать банкам страховые выплаты. Банкиры обсуждают возможное банкротство и закрытие банков. В связи с резким скачком инфляции проценты по кредитам не покрывают доходность банковских учреждений, все они терпят высокие убытки.

Ну вот… И что теперь делать? Грабить следующий банк и быстро тратить деньги, пока они не успели обесцениться? Народ, тот, что поумнее, пока приостановит выплату кредитов. Одни будут надеяться на то, что банк разорится и закроется, после чего кредит не нужно будет возвращать. Другие будут надеяться на то, что инфляция сделает такой скачок, что погасить ипотеку можно будет с одной зарплаты. Третьи, которых большинство, не смогут платить по кредитам потому, что у них нет денег. Когда цены растут так быстро, то вполне логично, что людям не будет хватать на самое основное вроде продовольствия, тут уже не до жиру.

Глава 15

Хотел позвонить Ольге, чтобы узнать, как у неё дела, но не сумел. Выяснилось, что тарифы сотовых операторов резко выросли соответственно инфляции. Радует, что хотя бы с коммуникациями пока всё в полном порядке: вода исправно льётся из крана, газ и электричество поступают в полном объёме, телефон и интернет работают… если заплатить за них. Пришлось ехать на мопеде до ближайшего терминала оплаты и закидывать деньги на номер краденого телефона. Лишь после этого удалось совершить звонок.

— Ольга, привет.

— Саша, здорова! — радостно ответила она. — Как у тебя дела?

— Неплохо. У тебя всё хорошо?

— Не очень, — слегка растеряла энтузиазм собеседница. — Бензин кончается. На работе про индексацию зарплаты молчат, а работать за двадцать тысяч в месяц в нынешних реалиях, всё равно, что пахать бесплатно, ведь цены выросли в четыре раза. Я написала заявление на увольнение и послала начальство на три буквы, когда меня хотели заставить отработать две недели. В итоге эти гады зажали мою трудовую книжку. Сейчас не знаю, что делать. Только что пыталась купить продукты, магазины или закрыты, или в них очереди и пустые полки.

— Я только что в новостях видел об этом репортаж. Насчёт первой проблемы могу помочь, у меня есть девяносто пятый бензин в любых количествах. Приезжай в гости с канистрой, заправлю твою ласточку и дам топлива с собой. С продуктами тоже могу помочь, если ты готова питаться сухими пайками.

— Ух! — радостно с придыханием протянула Ольга. — Саша, ты мой спаситель! В холодильнике шаром покати, я готова съесть что угодно. Если сейчас приеду, ты не будешь против?

— Приезжай, жду.

Пока Ольга была в пути, я думал. Мыслей было много, ещё ни одного из запланированных действий не удалось осуществить, даже не знаю, за что хвататься в первую очередь. Наверное, вначале стоит обезопасить тылы, то есть изготовить местные документы. Сейчас, когда дела в стране приняли скверный оборот, незаконные действия осуществлять будет проще. Власти не успевают оперативно реагировать, а кушать хочется всем.

К примеру, все бюджетники остались на прежних окладах, естественно, что этих денег им не будет хватать на жизнь. То есть чиновники с радостью будут брать взятки. До США эпидемия пока ещё не дошла в масштабах других стран, там стараются бороться с болезнью более радикальными методами — города и посёлки, в которых замечен вирус обезьяньего гриппа, подвергаются полному карантину и блокаде. Оттого пока ещё курс доллара невероятно высокий. Думаю, что за тысячу баксов можно купить настоящий паспорт.

Вскоре приехала Ольга. Она выглядела усталой, но это вполне естественно для человека, который с утра успел пройти через скандал на работе.

— Привет, — натянуто улыбнулась девушка, с любопытством осматривая окружающий транспорт. — Это всё твоё? — кивнула она трактор с бензовозами.

— Моё. Успел по бросовым ценам приобрести бывшую в употреблению технику, пока курс рубля оставался приемлемым. В правом бензовозе девяносто пятый, в левом дизельное топливо.

— Ты словно к апокалипсису готовишься, — насмешливость в голосе девушки была наигранной и вымученной.

— Разве я не прав? Всё, что происходит вокруг, как раз напоминает судный день. К такому стоит быть готовым.

Первым делом с помощью канистры мы заправили машину девушки. Когда бак был заполнен под завязку, девушка наполнила канистру и убрала её в багажник. После чего я проводил её в дом и угостил остатками роскоши — блюдами из магазинных продуктов.

— Не буду спрашивать, откуда у тебя всё это…

Ольга кинула красноречивый взгляд на гору вещей, сложенных в большой комнате, именно на неё открывался вид с кухни. Там было всё то добро, которое я приобретал последние дни: шмурдяк из охотничьего магазина, инструменты и многое другое. Комната была битком набита вещами и превратилась в подобие склада.

— Однажды меня покусал пьяный прапорщик, с тех пор я заразился хомячью болезнью, которой страдают все заведующие складами.

— Прапорщики, они такие, — покивала Ольга, поняв, что я шучу.

— Ещё какие. Был у нас случай. Сослуживец поехал с прапором получать топливо. На обратном пути видят следующую картину: мощный орел раздирает пойманного зайца, готовится к обеду. Прапор, увидев эту картину, останавливает машину, выходит, идёт по направлению к орлу и отбирает у него зайца. Кидает зайца в багажник и спокойно едет дальше. Нет, я знал, что прапорщики способны спереть всё, но такое…

Ольга рассмеялась, представив эту картину, после чего спросила:

— Так что, я действительно могу набрать у тебя продуктов?

— Конечно, — кивнул я. — Выбирай любой из ящиков с индивидуальными рационами питания, там двенадцать коробок. Почти две недели протянешь на подножном корме, а там посмотрим, может быть, у меня получится раздобыть что-нибудь ещё.

— Слушай… — протянула девушка, смотря на меня щенячьими глазами, — я тут подумала…

— Да-да? — ответил я вопросительным взором.

— Ну-у… Я заметила, что ты чувствуешь себя очень даже неплохо во время всей этой суеты. Мне некуда сейчас деваться. С одной стороны, много лет потратила на работу в медицинской сфере и врачи сейчас нужны, как никто другой. С другой стороны нас будто держат за скотину, которая должна пахать, при этом жить на подножном корме и быть благодарной, что не пустили на шашлык. Вряд ли сейчас получится куда-то устроиться на работу…

— Ольга, не ходи вокруг да около.

— Мне нужна работа. Тебе нужна помощница? Я много чего умею делать.

— Хм… Сильно нужна работа?

— Очень!

— Даже если деятельность окажется не совсем законной?

— Плевать! Даже если придётся заниматься откровенным криминалом. Я хочу жить, а не выживать за чужой счёт. У меня ещё родители-пенсионеры, их надо как-то содержать. Сейчас с пенсиями такая же чехарда, как и с зарплатами, они с голоду помрут.

— Погоди, я должен подумать.

Девушка замолкла и с утроенной скоростью набросилась на еду, от волнения у неё пробудился зверский аппетит. Периодически она кидала на меня опасливые взгляды, словно боялась, что я её прогоню.

Да уж… Ситуация неоднозначная. Я никак не ожидал от Ольги такой просьбы. Человек — существо социальное, без общения мало кто выдержит. Я на долгое время могу обойтись без человеческого общества, но чтобы не сойти с ума, всё равно нуждаюсь в общении. Помощник мне бы не помешал, но… В качестве напарника предпочтительней всего представляется человек с моей или аналогичной подготовкой, то есть опытный военный, который не будет заниматься самобичеваниями и разводить сопли на голом месте. А тут девушка со специализацией в медицине.

Медик… Хм… Это серьёзный плюс, свой врач мне пригодится. Но если привлекать её к делам, то в каком виде? Что можно поручить девушке? Стоять на стрёме? Так мне с портальной пушкой этого не надо. К тому же насколько глубоко стоит посвящать её в тайны?

Любовь прошла, к тому же я любил совершенно другую девушку из параллельного мира, было это давно. К нынешней Ольге я испытываю лишь симпатию и сексуальную тягу. Будь я молодым, то без сомнений доверился бы девушке, а сейчас опасаюсь.

Когда я только появился в этом мире, мой разум был словно взболтан в миксере. Стоит только вспомнить о том, что доверил самый большой секрет первому встречному, сразу же хочется побиться головой о стену. Такое поведение непростительно даже сопливому школьнику, не то, что матёрому спецназовцу, которого учили держать язык за зубами. Я уже жалею о том, что рассказал Ольге часть своих тайн. Пусть она в них не поверила, но всё равно это было глупо.

А может, всё не так уж и плохо? Рано или поздно мне понадобятся помощники. Один в поле не воин, значит, нужно собирать под своей рукой преданных людей. Обеспечить лояльность девушки легче всего выйдет в нынешние суровые времена. Что ни говори, некоторые люди умеют помнить добро. Если я сейчас не просто кину девушке подачку, а посажу на полное довольствие, поделюсь прибылью и приоткрою свои тайны, она в будущем будет более преданной. Если же её замазать в качестве соучастницы преступлений, то ей некуда будет деваться. Если у мухи одна лапка завязла в липкой ленте, она попадёт в ловушку полностью и останется там навечно…

— Ольга, я подумал над твоей просьбой и готов пойти навстречу.

— Спасибо! — обрадовалась девушка. — Что надо будет делать?

— Пока будешь моей помощницей — выполнять простые поручения, а там посмотрим, как пойдёт. Насчёт оплаты не беспокойся, не обижу. Итак, у меня для тебя есть первое поручение — хорошо подумай и припомни, среди твоих знакомых есть сотрудники паспортного стола?

— Паспортный стол? — задумчиво нахмурилась девушка, накручивая на указательный палец правой руки белокурый локон. — Да, есть. Наташа, моя бывшая одноклассница работает в паспортном столе Дзержинского районе. А тебе зачем?

— Нужно купить паспорт.

— Даже так, — удивлённо округлила глаза Ольга. — Не восстановить, а купить?

— Именно так.

— Я подозревала, что ты с законом не считаешься… А можно спросить?

— Конечно.

— Тебя что, ищет полиция?

— Сложный вопрос. Скажем так, полиция о моём существовании даже не подозревает. Для них я родом издалека, не являюсь гражданином этой страны и никаких документов не имею.

— Так, стоп, погоди! — вскинула вперёд ладони Ольга, прекратив издеваться над волосами. — Как это родом издалека? А как же наше знакомство и твоя служба в армии?

— Я знал, что ты об этом спросишь, — теплая улыбка выползла на моё лицо. — Ольга, жизнь не такая простая, какой кажется. Есть люди, которые не числятся ни в каких базах данных. Вот вроде бы родился человек, жил, с кем-то дружил, а потом попал в войска специального назначения, подвергся неким экспериментам и пропал для всего мира. У него нет документов, имущества, счетов, даже медицинской карты, он не числится ни в одной базе данных…

— Это как-то связано со спецслужбами? — собеседница перешла на таинственный шёпот.

— Угадала. В том, что я оказался в подобном положении, большую роль сыграли спецслужбы. По их мнению, я должен был умереть или как минимум оказаться прикованным к больничной кровати. Но меня такое положение не устроило, поэтому мы сейчас сидим с тобой за этим столом, спокойно общаемся…

— Значит, тебя могут искать спецслужбы?

— Ольга, пока я не существую ни для кого — ни для полиции, ни для спецслужб. Я человек-никто. В этом мире обо мне известно лишь тебе. Не беспокойся на этот счёт.

— В этом мире? — Ольга вновь принялась наматывать локон на палец.

— Ольга, определись, ты хочешь узнать все секреты в мире или хорошо жить? Пойми и прими для себя такую вещь, как секретность. Ни одна организация не допускает любого сотрудника до всех своих тайн. Каждый сотрудник знает ровно столько, сколько ему необходимо для качественного выполнения своей работы.

— Всё понятно, больше не буду задавать лишних вопросов. Так мне связаться с Наташей?

— Обязательно. Но не обсуждай серьёзных дел по телефону. Пригласи одноклассницу куда-нибудь для беседы, пообщайся, прощупай почву: какая у неё должность, насколько она нуждается в деньгах, может ли она сделать документы. Если Наташа будет готова сделать мне настоящий паспорт, договорись о цене. В настоящий момент у меня есть тысяча долларов.

— Я сейчас же с ней созвонюсь, — Ольга тут же взяла трубку телефона и стала в ней искать нужный номер. Она нажала вызов и поднесла трубку к уху. — Алло, Наташ, привет. Это Ольга Сафронова.

— Лучше всех. Как у тебя дела?

— Соболезную. У меня родители в порядке, дай бог, чтобы так и было. Слушай, Наташ, ты же до сих пор работаешь в паспортном столе?

— Ух ты! Начальник отдела — это круто. Натусик, солнце моё, у меня к тебе есть важное дело. Как ты смотришь на то, чтобы встретиться сегодня?

— Да, в обед могу. Что за кафе?

— Ага, найду. В навигатор забью, там все кафешки указаны. К часу буду там. Пока, моя хорошая, скоро увидимся.

Ольга сбросила звонок и положила смартфон на стол.

— Я так понимаю, что тебе удалось договориться насчёт встречи?

— Да, — кивнула девушка, отчего её волосы взметнулись и рассыпались по плечам. — Встречаемся с Наташей в час дня в кафешке возле её работы.

— В таком случае к этому времени надо успеть сделать мои фотографии на паспорт. Вдруг твоя знакомая сразу согласится на предложение.

— М-м-м… — протянула Ольга. — А что мне ей говорить по поводу тебя?

— Скажи, что у тебя есть хороший знакомый с деньгами, который нелегально эмигрировал из бывшей республики. Сбежал из Казахстана, поскольку там эпидемия бушевала ещё сильнее, чем в России.

Пройдясь до рюкзака, я достал тонкую пачку долларов и протянул её Ольге.

— Тут тысяча баксов. Если Наташа согласится, договаривайся с ней о цене и сроках. Оставишь предоплату. По идее паспорт не должен стоить дороже пяти тысяч долларов. Если сговоритесь на сумму больше этой, ничего страшного. Ольга, запомни — по телефону никаких упоминаний незаконной деятельности.

— Хорошо, — серьёзно кивнула блондинка, пряча в карман валюту.

— Поедем на твоей машине, надо найти работающее фотоателье. Наверняка это будет непросто.

— Как скажешь, босс.

На улице начался ливень, хотя ничто не предвещало дождя. Ещё полчаса назад небо было чистым, а сейчас его затянуло свинцовыми тучами.

— Ну и погодка, — передёрнула плечами девушка, забираясь в машину. — Только что было тепло, не думала, что пойдёт дождь.

— Действительно неожиданно.

Как и ожидалось, найти работающее фотоателье оказалось сложно. Для этого мы объехали половину города. Дождь лил как из ведра, ливневая канализация не справлялась с напором стихии, а на многих дорогах она вовсе отсутствовала, отчего образовались глубокие ручьи. Чтобы двигатель не заглох, девушка ехала со скоростью черепахи. Пока сделал фотографию, я промок до нитки. Из-за медленной скорости движения не оставалось времени, чтобы вернуться домой, поэтому я поехал на встречу вместе с девушкой.

Припарковав автомобиль возле кафе, в котором должна состояться встреча, Ольга взяла мои фотографии и отправилась внутрь заведения. Я вручил ей денег на оплату счёта, выгреб почти всю наличность.

— Ты пойдёшь со мной?

— Не вижу смысла. Одной тебе будет проще уговорить знакомую, моё присутствие может помешать переговорам.

— Если что, на какое имя оформлять документы?

— На любое. Ольга, не мне тебя учить. Смотри, как обстоят дела. Сейчас погибло много людей. Твоя знакомая может оформить новый паспорт как восстановление документов на одного из погибших. В паспортном столе есть доступ к подобной информации. Имея доступ к картотеке, девушка может подменить моей фотографией фото в одной из анкет. Есть и другие варианты, Наташа лучше разбирается в этом, пусть она решает, как сделать более правдоподобно.

— Ладно, я пойду…

Ольга с неохотой покинула салон автомобиля и поспешила к входу в кафе, стараясь как можно меньше мокнуть под струями дождя.

Ждать возвращения девушки пришлось довольно долго, она вышла из кафе вместе с черноволосой девушкой, которая ёжилась под старым зонтом. Девушка попрощалась с Ольгой и направилась направо, а блондинка поспешила к своей машине. Оказавшись на водительском месте, она отряхнула волосы от влаги и недовольно фыркнула.

— Как всё прошло?

— Отлично, но Наташа запросила пять тысяч долларов. Она сказала, что паспорт будет готов уже завтра к обеду, она передаст его мне в этом же кафе в час дня.

— Дорогое удовольствие.

— Наташа сказала, что ей придётся поделиться с начальницей паспортного стола и ещё с кем-то в налоговой, но зато документ будет настоящим и тебе сразу сделают ИНН, у них есть какие-то подвязки в налоговой. Ещё за тысячу баксов она готова сделать загранпаспорт и может порекомендовать нас своим знакомым в ГИБДД, которые за пятьсот долларов сделают водительское удостоверение.

— Похоже, что твоя одноклассница занимается подобным не первый раз.

— Сама в шоке. Она так спокойно восприняла моё предложение.

— Поехали ко мне домой.

— У тебя есть четыре тысячи долларов? — заводя двигатель, спросила Ольга.

— Пока нет, но завтра деньги будут. Не бери в голову подобные мелочи.

Ольга замолчала и погрузилась в свои мысли. Не знаю, за кого она меня принимала и о чём думала, но не паниковала и вела себя так, словно каждый день покупает документы какому-то малознакомому, мутному типу.

— Проклятый дождь! — вырвалось у неё. — Он когда-нибудь прекратится? Уже все дороги превратились в реки, как бы не заглохнуть.

— Не спеши, нам сегодня предстоит много ездить.

— Интересно, где можно достать четыре тысячи баксов за вечер? — усмехнулась Ольга. — Я бы тоже хотела обладать подобными талантами…

— Поверь мне, тебе вряд ли понравилась бы подготовка, через которую прошёл я, чтобы научиться подобным «талантам». Это не женское дело. Твоя задача заключается в том, чтобы вечером отвезти меня до места, которое покажу, а завтра утром встретить на том же месте. Ольга, задавай мне меньше вопросов, в таком случае, не дай бог, если произойдёт нечто неприятное, ты всегда сумеешь правдиво ответить, что подрабатывала частным извозом. Компренде?

— Всё понятно, босс, — саркастично ответила девушка. — Я обычный таксист, вожу клиента, куда попросят, ни о чём не знаю, ничего не подозреваю.

— Правильный ответ. Из тебя получится идеальный личный помощник.

Дома я стал тщательно собираться. В маленький рюкзак положил новую коробку с сухим пайком, спортивный костюм, кеды, маску и кое-какое оборудование. Освободил большой рюкзак и взял с собой прочные чёрные мешки для мусора. На рюкзаке закрепил пенку, одноместную палатку, спальный мешок, армейскую плащ-палатку, складную лопату и топор. Девушка хмурилась, наблюдая за моими приготовлениями.

— Ты что, собираешься в поход? — спросила она.

— Да. Придётся переночевать в лесу. Надеюсь, там не будет дождя.

— Вряд ли. Дождь сейчас льёт по всей области.

— Не важно. Я готов, поехали.

— Ты начальник. Как скажешь, так и будет, — пожала плечами блондинка.

— Хм… Ольга, если бы я не знал, что ты медик, подумал бы, что ты служила в армии. Ведёшь себя намного адекватнее, чем многие знакомые девушки.

— И много у тебя было знакомых девушек?

— Прилично.

— Куда едем?

— К Царицынскому пассажу, дальше видно будет.

Закинув в багажник вещи, я забрался на пассажирское сиденье. Машина поехала по залитым водой улицам в сторону центра города. Ольга включила радио. Ведущий приятным баритоном зачитывал новости:

— В России продолжается рост инфляции. За день цены на продукты выросли ещё на тридцать процентов от утренних ценников. Люди обеспокоены, поскольку средней зарплаты рабочего хватит на то, чтобы один раз закупить продукты в супермаркете. Правительство обсуждает возможность коррекции заработных плат бюджетникам с учётом инфляции. Перейдём к хорошим новостям — сегодня в одну из московских клиник поступила первая партия вакцины от обезьяньего гриппа размером в тысячу доз. Первыми в очереди на вакцинацию идёт медицинский персонал, поскольку врачи находятся в группе риска заболеть среди первых. Специалисты обещают ускорить темпы производства вакцины, в скором времени прививка будет доступна всем гражданам…

— Может зря я уволилась? — задумчиво протянула Ольга. — Могла бы раздобыть вакцину для родителей.

— Не переживай, ты правильно поступила. Какой смысл в том, что ты бы работала бесплатно, гробила своё здоровье? У тебя остались на старой работе знакомые, держи с ними связь, купишь вакцину у них, как только она появится.

— Если у меня будут деньги на такую покупку, — девушка кинула на меня красноречивый взгляд.

— Не беспокойся, деньги будут.

— Царицынский пассаж, — кивнула направо Ольга. — Куда дальше?

— Пока езжай прямо. Не спеши.

В центре города сложно найти безлюдное место для перехода в параллельный мир. Эта местность была выбрана не просто так, ведь неподалёку располагается центральное отделение Сбербанка, в котором наверняка имеется большое хранилище для денег и ценных металлов.

Мы как раз миновали Сбербанк. Изначально я нацеливался на его ограбление, но потом переключился на цель попроще. Сейчас сумел оценить большое строение и кое-что понял. Здание стоит на высоком фундаменте. Первый этаж по сути таковым не является, к нему ведут ступени. То есть по логике именно в цокольном этаже должно располагаться банковское хранилище, а вот в каком именно месте, об этом сложно судить. Но главное, что цокольный этаж находится выше уровня земли, то есть имеется вероятность сориентироваться при помощи микро порталов.

Размеры здания примерно семьдесят на пятьдесят метров, так что хранилище будет найти непросто. Да и само строение из дикого мира надо как-то обнаружить. Поэтому, как только мы миновали банк, я стал не только искать глазами незаметную улочку, но и отмерял расстояние и направление до нужного дома.

Вдоль железной дороги, которая расположена по левой стороне, всё было застроено офисными строениями и магазинчиками или перегорожено стальными заборами. Прямо напротив здания банка располагается станция электрички. Слева всё застроено жилыми многоэтажками. Ни одного укромного места.

— Далеко ещё? — спросила Ольга, которой надоело плестись на медленной скорости.

— Развернись на светофоре и сверни на обочину, — показал я на забор, которым завершилась вереница строений.

Ольга на светофоре развернула автомобиль и повернула к маленьким похожим на бараки двухэтажными домам. Мимо них была натоптана тропинка в сторону железной дороги, она вела к надземному переходу на ту сторону железнодорожных путей. Тут было безлюдно, за домами виднелся небольшой пустырь, густо поросший деревьями, который можно было хорошо разглядеть лишь вблизи — идеальное место, чтобы молодёжи пить пиво без опаски попасть на глаза полиции, грабить прохожих или переправиться в параллельный мир. Помню, в детстве мы с приятелем пару раз пользовались этим путём, он всегда в этом месте был напряжён и рассказывал, что тут часто тусуются мелкие грабители.

— Всё, я выйду тут. Завтра приезжай сюда к восьми утра, как раз уже не будет действовать комендантский час.

— Может пока тебя подождать? — с лёгким волнением в голосе спросила Ольга.

— Не надо. Езжай домой, отдохни.

Проводив взглядом удаляющийся автомобиль, я под струями дождя поспешил в сторону железной дороги. Свернул за раскидистое дерево, достал портальную пушку и совершил переход в дикий мир.

Достав компас, я сориентировался. Если не ошибаюсь, то мне надо будет примерно триста пятьдесят метров пройти по прямой. Недалеко даже по меркам леса. Деревья создают меньше препятствий, чем дома и заборы, которые понастроили люди. Но прежде чем куда-то идти, я занялся оборудованием лагеря.

Этот мир порадовал отсутствием дождя, но земля и листва были влажными, что говорило о недавно прошедших осадках.

Поскольку никуда не спешил, делал всё основательно. Площадка была расчищена от мусора. Выкопал небольшую ямку для костра. Сделал из брёвнышек лавку, стол и полочки между парой близстоящих деревьев.

Палатку даже не стал распаковывать. Зачем? Вокруг полно строительного материала, а времени до наступления сумерек ещё очень много и его надо чем-то занять, чтобы успокоить нервы.

Между пары стволов при помощи рогатин была закреплена мощная жердина. На неё с одной стороны были уложены длинные, но более тонкие жердины. Далее на них в несколько слоёв были уложены срезанные ветки с листвой, которые образовали плотное покрытие. Такой навес на протяжении нескольких дней способен защитить от непогоды, по качеству и удобству он выше моего предыдущего укрытия, но тогда у меня не было топора, а без него в лесу приходится тяжелее. Чтобы ветки с листвой не разлетелись, придавил их жердинами. Для полной основательности на случай сильной грозы окопал навес по кругу. Теперь меня точно не затопит, навес настолько большой, что под него не зальёт даже косой дождь, теперь ещё вся вода будет стекать в канавы, а не под укрытие.

Чтобы в лесу спалось хорошо и не застудить спину, есть небольшой секрет: следует соорудить кровать. Времени и сил на это уходит немного. Два коротких брёвнышка кладутся под навес на расстоянии примерно чуть меньше человеческого роста. Их можно закрепить колышками, чтобы никуда не укатились и даже стесать верх, но это уже для эстетов. Затем сверху укладываются длинные ровные жердины, у которых в обязательном порядке стесываются сучки. Жердины надо подбирать одинаковой толщины. Их тоже можно закрепить колышками по бокам, но у нас никто так не делал. В итоге получается отличная кровать. Если на неё кинуть лапника, то спать будет одно удовольствие. У меня лапника под рукой не было, зато есть пенка и спальный мешок.

Последним подготовил костёр и дрова для него, часть из которых разместил под навесом на случай дождя.

Пока ещё было светло, пошёл искать место расположения банка. Для этого переоделся, повесил влажный камуфляж на просушку возле костра, взял большой рюкзак, пакеты и необходимое оборудование, и выдвинулся, ориентируясь по компасу. Микро портал показал, что глазомер не подвёл, я вышел к парковке возле Сбербанка в десяти метрах левее здания. Это было ожидаемо, ведь при ходьбе правая нога делает чуть больший шаг, чем левая, отчего путники зачастую кружат по лесу.

По времени банк уже закончил работу, начало темнеть, но я решил выждать ещё немного времени. Портативный таганок из сухого пайка отработал на ура, я без проблем на горючей таблетке разогрел и съел банку тушёнки, заполировал это дело галетами с сыром и офицерским шоколадом.

Сытый, уже в полной темноте, приступил к поискам хранилища. Для этого визуально разделил территорию, занимаемую зданием банка, на квадраты пять на пять метров, после чего принялся на короткое время открывать маленький портал в центре каждого квадрата. Внутри было темно, но прибор ночного видения оказался незаменимым помощником, не зря я его купил и взял с собой. Изначально ожидал чего-то подобного, ведь понятно, что никто не будет включать свет в подвале.

Первым обнаружилось помещение с ячейками хранения, но оно меня не интересовало, поскольку вскрытие ячеек занимает много времени и требует специального инструмента, а камеры видеонаблюдения тут установлены не для красоты, так что времени на ограбление будет мало.

Вскоре удалось обнаружить основное хранилище, прибор ночного видения был плохим помощником, но позволил определить очертания больших кучек чего-то похожего на пачки денег и стопки слитков. Уверен, внутри имеются не только камеры видеонаблюдения, но ещё датчики движения и объёма, следовательно, как только я окажусь в хранилище, останется совсем немного времени на разграбление.

Заправив водой ПВПВ, установил настройки окна размером два с половиной на два с половиной метра, портал продержится сто сорок секунд. В темноте боялся не вписаться в портальное окно, поэтому сделал его шире, чем в прошлый раз. Надев маску, нацепил на голову обруч с парой мощных налобных фонарей, закреплённых по бокам. Прибор ночного видения остался лежать на траве.

Завёл будильник на срабатывание через сто тридцать пять секунд, тут же открыл портал, включил свет и рванул в хранилище. Чуть не обомлел от картины, которая предстала на свету, тут лежали большие стопки денег, рядом с ними на специальных столиках расположились слитки золота и серебра.

Времени было мало, я заработал, не жалея живота. Стал хватать золотые слитки и тут же кидать их в портал. Слитки выглядели маленькими, а на деле оказались очень тяжёлыми, навскидку я определил вес каждого около двенадцати килограммов. В голове отсчитывал секунды и с максимально возможной скоростью отправлял золото в другой мир. Отсчитав примерно шестьдесят секунд, переключился со слитков на деньги.

Рубли проигнорировал, отправил в рюкзак всего несколько пачек пятитысячных банкнот. Больше привлекали доллары, которые сейчас в мире проживания ценятся намного выше. Они лежали с противоположного края большого металлического стола. В объёмное нутро рюкзака одна за другой отправлялись толстые пачки стодолларовых банкнот.

Тишину хранилища нарушил резкий сигнал сработавшего будильника, я прекратил грабёж и со всех ног рванул в сторону портального окна. В него влетел буквально на последних секундах.

Стоило мне оказаться в лесу, как почти сразу портал закрылся за моей спиной. Я взмок от напряжения. Сто сорок секунд показались вечностью, спортивный костюм можно было отжимать.

Сперва снял с головы обруч с фонарями, затем стянул тряпичную маску и обтёр ею лицо от пота. Было обидно, что не удалось унести из хранилища всё, там лежала невероятная сумма денег и много золота. Мелькнула даже мысль, что ради увеличения барыша можно было бы взять на дело Ольгу, но я тут же её отринул. Глупости! Гражданская девушка больше мешалась бы и могла бы запороть всю операцию. Лучше синица в руках, чем журавль в небе.

Собирать в темном лесу золото — то ещё удовольствие, фонарики не сильно спасали ситуацию. Всего удалось похитить сорок семь слитков. Места они занимали немного, но в целом оказались неподъёмными, как минимум полтонны, а то и больше. Максимум мне удалось поднять четыре слитка, но спина от такого подвига захрустела, пришлось положить их обратно на землю.

Прихватив все вещи и пару слитков, я побрёл в сторону лагеря.

В лагере с наслаждением скинул мокрые вещи и переоделся в сухой камуфляж. Обувь тоже не забыл сменить. Идти в темноте за оставшимися слитками золота не хотелось, было одно желание — упасть и не вставать до утра. Единственное что сумел заставить себя сделать перед сном — подложить дрова в костёр и положить рядом с собой пистолет. Второй раз за последние дни удалось убедиться, что на мешке с деньгами в лесном укрытии спится очень сладко…

Глава 16

Среди ночи я проснулся от подозрительного шума. Рука сама нащупала пистолет. Я резко соскочил с кровати и наставил оружие в лесную темноту. На грани видимости мелькнула юркая маленькая тень. Мозг сопоставил факты и выдал вердикт: «Лиса». Этот вывод меня успокоил, а вот потухший костёр вызвал раздражение. Пришлось его разжигать заново, чтобы всякие лесные звери не бегали возле лагеря.

Второй раз я проснулся рано, было ещё темно. Экран телефона показывал четыре утра. Пока завтракал, забрезжил рассвет, и я приступил к переноске золота к лагерю. За раз таскал по два слитка, чтобы они не били по спине, заворачивал их в пенку. Расстояние туда-обратно примерно семьсот метров.

По нормативам спецподразделений для кратковременного отдыха на маршруте, уточнения своего местонахождения и направления движения, в зависимости от нагрузки, каждые полтора-два часа назначаются десятиминутные привалы. Первый привал устраивается через тридцать минут после начала движения, для подгонки снаряжения, одежды и обуви. За время моих походов удалось натоптать удобную тропу, пистолет приятно оттягивал пояс, я с ним старался не расставаться, ведь в незнакомом лесу оружие всегда следует держать при себе.

В сторону золота идти легко, а обратно приходится возвращаться с грузом в четверть центнера. Чтобы не скучать, в голове продолжал прокручивать нормативы. При передвижении в лесу необходимо козырек головного убора натянуть на брови. Чтобы защититься от клещей, нужно надеть капюшон или бандану, которая будет свисать с головного убора до воротника, куртка заправляется в брюки и плотно подпоясывается, брюки заправляются в носки. На привалах надо осматривать открытые участки тела.

Средняя скорость движения по равнине с твердым грунтом: без груза — четыре-пять километров в час, с грузом — три-четыре километра в час. Скорость передвижения уменьшается при движении по песку, целине с густым покровом травы или кочковатому лугу на двадцать-двадцать пять процентов, с учётом леса скорость ещё немного снижается. В среднем я шёл со скоростью три километра в час, поэтому к назначенному Ольге времени успел сделать всего десять ходок, то есть принёс к лагерю лишь двадцать слитков.

У меня в запасе оставалось немного времени. Два десятка слитков золота были аккуратно уложены на импровизированную кровать, остальное золото осталось на месте банковского хранилища. С собой я собирался забрать лишь пару слитков, поскольку общий вес вещей получался серьёзным.

Быстро собрал лагерь, закрепил вещи на маленьком рюкзаке, надел его на спину. Большой рюкзак с деньгами лежал рядом. Заправив остатками дистиллированной воды портальную пушку, я активировал программу. Подхватив тяжёлый рюкзак, перешёл в цивилизованный мир. На углу дома виднелась задняя часть Ольгиной Лады. Подхватив груз, я двинулся в её сторону.

— Привет, — заметила меня взволнованная девушка. — Как успехи.

Ольга открыла багажник, я тут же забросил туда вещи.

— Привет, — хрипло произнёс я, стараясь отдышаться.

— Саша, ты выглядишь так, словно всю ночь вагоны разгружал.

— Ничего не даётся просто так.

Мы забрались в автомобиль, непогода прекратилась, о прошедшем ливне говорили лишь лужи, грязь и мокрое окружение. Ольга поморщилась, когда я бухнул грязные ботинки на салонный коврик.

— Куда едем? — спросила она.

— Едем домой. Сейчас выезжай на Пархоменко и поворачивай налево, потом выскакивай на вторую продольную.

— Зачем? — недоумённо вопросила Ольга. — Если направо повернём, быстрее приедем.

— Ольга, не спорь.

Блондинка молча тронулась. На светофоре она покосилась направо, вдали был виден сбербанк, возле которого стояло несколько патрульных автомобилей.

— Когда сюда ехала, менты возле банка так и стояли, — с подозрением покосилась на меня девушка.

— Работа у них такая — преступников ловить, — спокойно ответил я, прикрывая ладонью широкий зевок.

— Не знаешь, что там произошло? — продолжила расспрашивать Ольга, поворачивая налево.

— Кто их знает? — неубедительно соврал я.

— А ты чем занимался?

— В лес на охоту ходил.

— И как добыча? — не поверила девушка.

— Трофейные экземпляры, хоть в чучело набивай и на видное место в зале выставляй. Голодными мы точно не останемся.

— Что, реально зверя какого-то подстрелил? — удивилась девушка.

— Ольга, у нас в части был забавный случай, — попытался я сменить тему. — Не совсем в части… Офицер решил припахать солдат срочной службы сделать у себя дома ремонт. Он привёз двоих парней к себе домой и поспешил вернуться в часть. Дома у него жена встречает ребят, она их кормит, поит и показывает фронт работ.

— И что?

— Дел там было немного. Парни постелили линолеум, все хорошо, только бугорок в уголке какой-то топорщится слегка. Естественно, им перестилать его жутко не хотелось. Один из солдатиков на бугорок надавил, вроде поменьше стал. Он подумал: «Работает». Взял молоток, хозяйка как раз в другую комнату ушла, он постучал по бугорку через фанерку. Бугорок практически исчез. Солдаты подумали: «Отлично! Не надо ничего переделывать». Обрадовались, тут же прибили плинтуса, все совсем замечательно стало. Хозяйка посмотрела, одобрила, а потом спросила расстроенным голосом: «Ребята, а вы не видели хомячка? Он у меня из клетки сбежал…».

Ольга рассмеялась.

— У нас несколько раз лабораторные мыши и крысы сбегали, так что похожих случаев не пересчитать. А уж когда я лаборанткой по подвалам лазила и ловила диких крыс, чтобы взять у них пробы — это вообще мрак.

— Ольга, для тебя на сегодня есть ряд заданий.

— Внимательно слушаю.

— Одними сухими пайками питаться грустно. Как только отвезёшь меня домой, поедешь дальше на выезд из города. Там неподалёку от поста ДПС начинаются фермерские хозяйства, в которых разводят овец. Купишь овечку или барашка, попросишь фермера его разделать на части. На обратном пути заедешь на рынок Красноармейского района, он расположен за проспектом Столетова. В навигаторе должен найтись точный адрес. Там купи продуктов, сколько посчитаешь нужным для себя, меня и своих родителей. Бери всё: крупы, макароны, растительное масло, сухое молоко, яйца, фрукты и овощи. Когда в магазинах очереди, рынки должны продолжать работать, может там будет толпа народа, но это же не станет препятствием?

— Нет, — покачала головой девушка, не отвлекаясь от управления автомобилем. — Только деньги нужны.

— Конечно. Не знаю, какие сейчас цены, поэтому держи.

Из кармана извлёк заранее приготовленные две толстых пачки денег. Одна была пятитысячными рублями, то есть ровно полмиллиона. Вторая пачка была в виде стодолларовых банкнот, в целом десять тысяч. Ольга с недоверием покосилась на деньги.

— Положи в бардачок, — сказала она.

— Тут на всё, в том числе на оплату документов, — закинул я обе пачки в бардачок. — Мои фотографии у тебя остались, ведь не зря заказывал их с запасом. Закажешь у подруги загранпаспорт и возьмёшь контакты гаишника. У него закажешь мне водительское удостоверение. Справишься?

— Справлюсь.

— Себе заберёшь тысячу долларов за работу, остальное оставишь на дальнейшие расходы.

— А вот это приятная новость! — обрадовалась Ольга. — Теперь вижу, что охота удалась. Вечно вы мужики, говорите, что идёте на рыбалку, а рыбу на обратном пути покупаете в магазине. Но в первый раз вижу, когда дают деньги и просят купить «рыбу»…

— Я мог со всем этим справиться сам, но так действительно будет легче. Возможно, мне придётся уехать по делам. На всякий случай оставлю тебе дубликат ключей от дома. Когда привезёшь продукты, оставишь мне в холодильнике треть тушки барашка, остальное забирай себе, угостишь родных. Продукты распредели аналогичным образом. Не стесняйся, покупай с запасом. Сейчас не угадаешь, когда экономическая ситуация станет стабильной.

— На этот счёт можешь не волноваться, уж себя я не обделю, — усмехнулась девушка.

— Жалеешь, что связалась со мной?

— Ни капельки, — прозвучал честный ответ. — Если бы не ты, я бы сейчас сосала, не факт, что это был бы детородный орган. Скорее всего — это была бы лапа…

— Никто не ожидал подобия чумы в двадцать первом веке. Все ждали падения метеорита или зомбиапокалипсиса, а случился банальный, но смертоносный грипп.

— Ты недооцениваешь грипп. В России от обычных вариантов гриппа погибает до тысячи человек в год, иногда больше. Обычный грипп не так страшен, как его осложнения. Смерть от гриппа может произойти в том случае, если человек начал лечение не сразу или стал применять неправильные методики, препараты. Но обычно люди перестают пить медикаменты и выполнять рекомендации терапевта, почувствовав, что основные симптомы недуга отступили.

— Почему же обезьяний грипп настолько опасный?

— Он выведен искусственным путём, — уверенно заявила Ольга. — Я уже много лет занимаюсь микробиологией, поэтому могу утверждать об этом с уверенностью. Обычные мутации не могли привести к подобной смертоносности. Если учесть, что меньше всего от эпидемий пострадала Америка, то можешь делать выводы.

— Понятно. Считаешь, что это подарок заокеанских коллег?

— Слухи о том, что американцы испытывают на африканцах новые болезни, недалеки от истины. Наш вирусолог ездил в Африку для изучения разновидности одной из болезней, эпидемии которой разбушевались на этом континенте. Он сделал вывод о неестественных мутациях вируса. На основе его исследований была разработана вакцина. И что ты думаешь?

— Думаю, вакцина была выпущена маленькой партией и хранится где-то на случай вакцинации редких туристов и военных, которые отправляются в командировку на африканский континент.

— Угадал, — удивилась Ольга.

— Не угадал, а знал. Меня пару раз отправляли в командировку в Африку. Перед отправлением нужно было сделать кучу прививок, которые в нашем госпитале пришлось выписывать по спецзаказу… Если вирус был запущен американцами, они попросту не позволят ввозить вакцины от него какой-то другой стране, поскольку всё делается для того, чтобы заработали их фармакологические компании.

— Именно так и произошло. Наши собирались поставлять вакцины по недорогой цене, но им запретили это делать. Зато американская компания вскоре заключила с правительствами африканских стран, в которых бушевала эпидемия, договор на поставку вакцин по цене в три раза выше наших.

* * *

После душа, развалившись на диване с чашечкой кофе, я принялся за одно из наиприятнейших занятий — пересчёт своих денег. Наверное, я не слишком активно работал руками, но в рюкзаке оказалось сто двадцать три пачки по десять тысяч долларов в каждой и четыре пачки по полмиллиона рублей. Солидное состояние даже в нынешние неспокойные времена, но общий его вес составляет больше двадцати пяти килограммов и объём деньги занимают большой.

Два слитка золота блестели жёлтыми боками и манили. И как его реализовать? Если с цепочками, серёжками и колечками всё предельно понятно, в ломбарде любого мира их купят по цене золотого лома, то со слитками всё сложней. Во-первых, это чистое золото, цена которого разительно отличается от лома низкой пробы. Во-вторых, один слиток по деньгам потянет примерно на четыреста тысяч баксов. За такие большие деньги любого захотят убить, тем более человека с улицы.

С другой стороны, доллары и рубли ценятся лишь в этом мире, на родине у них немного другой дизайн, там они превратятся в крашеную бумагу, а золото останется драгоценным металлом почти в любом из миров.

В принципе, можно найти каналы для реализации слитков, особенно если продавать их с небольшим дисконтом. Хорошо, что сейчас над этим не надо голову ломать, но есть другие проблемы, требующие моего скорейшего вмешательства.

Бензовозы мозолят глаза ворам, из-за них можно заполучить неприятности. К тому же с их оформлением имеются некоторые сложности. Когда я покупал технику, у меня не было документов, поэтому просил в договоре оставить место для указания данных покупателя. Естественно, меня посчитали за перекупщика, я никого не стал разубеждать. После того, как продавцы видели деньги, они плевали на то, что я «перекупщик». Владелец первого бензовоза меня предупредил, что через десять дней пойдёт в ГИБДД и снимет машину с учёта, но мне на это плевать.

Итак, деньги есть, но пора бы уже приступить к расчистке территории в диком мире. Для этого я переправился туда и с помощью лебёдки стал оттаскивать спиленные стволы. Сразу топором снимал кору. Потом в ход пошла бензопила, затем оттаскивал стволы, и так по кругу. К вечеру падал без сил, но расчистил пятачок, на который сумеет заехать трактор.

По возвращению в холодильнике меня ждала свежая баранина и другие скоропортящиеся продукты, на кухне возле стола лежали пакеты с разным продовольствием.

На столе лежал новенький паспорт гражданина Российской Федерации. Как всегда, фотография на паспорт оказалась неудачной, я на ней выглядел каким-то замученным. По новому документу мне тридцать пять лет, а зовут теперь Александр Александрович Иванов. Ну что же, неплохо, к новому имени привыкать не придётся. Теперь общаться с властями будет проще. А после получения водительского удостоверения смогу спокойно ездить на машине, не выстраивая маршрут по буеракам.

Резкий звонок телефона вывел меня из созерцательного состояния.

— У аппарата, — рублено ответил я.

— Саша, это Ольга, — раздался знакомый голос. — Я не могла до тебя дозвониться. Мне приезжать завтра?

— Обязательно. Приезжай к девяти утра, у меня для тебя будет ряд заданий. Всё в порядке?

— Да, всё в полном порядке, — ответила девушка. — Твои поручения выполнены в полном объёме. Завтра расскажу подробнее.

Положив трубку телефона, я вновь задумался о водопроводе. Поначалу идея проложить трубу показалась шикарной, но сейчас так уже не думаю. Сейчас лето, тепло и всё прекрасно, но что будет зимой? Наверняка труба замёрзнет и лопнет. Прокладывать её под землёй бессмысленно. Неужели придётся рыть колодец?

В принципе тут должен быть хороший водоносный пласт и колодец не придётся глубоко рыть, но я в них ничего не соображаю. Тут нужен профессионал.

Утром приехала Ольга. Она выглядела непривычно напряжённой и с опаской косилась на меня.

— Доброе утро, — сказала она.

— Привет. Ты чего как перетянутая струна? Что-то случилось?

— Нет-нет, всё нормально, — соврала девушка.

— Точно? — прищурился я.

Хм… А ведь я ей дал ключи от дома и оставил тут мешок с деньгами и золотом. Плюс в нескольких местах спрятано по пистолету. Женское любопытство, оно такое, толкает девушек совершать глупости, вызнавать секреты.

— Ольга, ты что, в большой рюкзак заглядывала?

— Я не хотела… — побледнела девушка.

— Ну и чего дёргаешься? Денег никогда не видела? Вон, по телевизору показывали, как у полковника полиции нашли в квартире восемь миллиардов рублей наличными, и ничего, жил же как-то человек.

— Я подумала… — замялась девушка. — Такие де-еньги…

— Думала, я с тобой что-то сделаю?

Не в силах говорить, Ольга побледнела ещё сильнее и смогла лишь кивнуть.

— Глупо. Ты же не собираешься на каждом углу кричать о том, что у меня дома куча баксов?

Ольга помотала в сторону головой.

— А что тогда? Получаешь хорошие деньги за несложную работу. Чего переживать-то? Я разве демонстрировал какие-то ненормальные наклонности вроде тяги к садизму? Младенцев на завтрак тоже не ем… Кстати, плов будешь? Я как раз закончил готовить.

— Да, спасибо, — стала потихоньку отходить девушка.

— Ольга, ты зря себя накрутила. Сейчас тяжёлые времена, люди крутятся, кто как умеет.

— Да-а… — протянула девушка. — Наверное, ты прав. Я себе таких глупостей придумала… А фантазия у меня богатая…

— Не знаю, что ты себе придумала, но во время зарабатывания денег ни один хомячок не пострадал. Не скажу, что миллион долларов можно заработать законными путями, но кто безгрешен?

— Извини, я всё понимаю. Это было глупо и больше не повторится.

— Ольга, не стоит себя зря накручивать. Для понимания опишу ситуацию. Я сейчас занят тем, что в лесу строю дом, можно сказать — дачу. Там глухомань — ни электричества, ни газа, ни воды. Так вот, твоей задачей будет заказывать разные вещи по спискам, которые я буду составлять: строительные материалы, солнечная электростанция, инструменты, мебель, техника и так далее. В общем, не особо сложно, возможно придётся ездить по строительным магазинам и договариваться о доставке. Справишься?

— Без проблем, — оживилась Ольга.

— Что с остальными документами?

— Я заплатила за всё, но загранпаспорт будет только через десять дней, а водительское удостоверение обещали вручить уже завтра.

— После завтрака купишь на сайте объявлений УАЗ-самосвал, им можно управлять с правами категории «В». Не факт, что в магазинах сейчас работает доставка, возможно, тебе придётся самой всё возить.

— И тяжести таскать? — ужаснулась Ольга.

— Зачем? На строительной базе попросишь грузчиков загрузить машину, если что, заплатишь им. Я вечером отгоню машину к даче. Сегодня купи двадцать мешков цемента, много новых строительных мешков и рулон плотного полиэтилена для парников. Гружёную машину загонишь во двор за пикапом.

— Хорошо.

— Завтра закажи два самосвала щебня и найми мужиков, чтобы они этот щебень загрузили в мешки. Проконтролируй, чтобы мешки завязали. Особо не напрягайся, мне всё не к спеху. Ольга, работаешь примерно до обеда, чтобы не уставать. Денег на покупки я тебе оставлю.

— Завтра щебень, я запишу, — Ольга достала телефон и стала делать памятки.

— Послезавтра купи песок в мешках — двести штук по пятьдесят килограммов. На следующий день закажешь арматуру и вязальную проволоку. Ещё нужен газосварочный аппарат и много всего. Завтра накидаю список работ на неделю вперёд. Сама тяжести не таскай, нанимай рабочих. Я буду вечером оставлять пустой самосвал, ты будешь нанимать рабочих, чтобы они его загружали.

— Может быть, проще нанять разнорабочих на пару недель?

— Ольга, ты девушка не глупая, делай, как считаешь нужным. За рабочими следи в оба глаза, они всегда стараются филонить.

Отправив девушку за стройматериалами, я на тракторе заехал в портал. Высокие пеньки для такой техники не были помехой. Именно их я принялся выкорчёвывать при помощи ковша. Вручную я бы возился с одним пеньком целый день, а на тракторе выкорчевал все пни и свалил их в большую кучу на углу участка. Ещё и разровнял площадку отвалом и укатал её колёсами. В итоге к вечеру получился ровный пятачок пять на десять метров.

Припарковав трактор в уголке расчищенного участка, я отправился порталом домой. Во дворе стоял старенький УАЗ-самосвал, в кузове у него были мешки с цементом и рулон полиэтилена. Машину тут же загнал в портал и стал разгружать. Вскоре в уголке участка возвышалась горка цемента, накрытая плёнкой от дождя. УАЗ снова перегнал на законное место.

Целую неделю я трудился от рассвета и до заката. За это время на приличной площади вырубил все деревья, выкорчевал корни, разровнял участок. С помощью трактора работы шли быстро. Вырыл фундамент под дом и баню. Выкопал две ямы: одну под туалет, вторую под душ.

По вечерам перевозил стройматериалы, которые за день рабочие загружали в кузов маленького самосвала. На участке уже возвышались горы песка и щебня, которые были для удобства расфасованы в мешки. Лежали уже готовые квадраты под арматуру, поскольку Ольга по моей просьбе наняла сварщиков и те по чертежам сварили их. Мне оставалось лишь с помощью лебёдки и какой-то там матери выгрузить эти тяжёлые конструкции из кузова в яму под фундамент.

Бензовозы и пикап с трейлером переехали в дикий мир, чтобы больше никого не соблазнять на кражу. Проблему с водой решил просто: был приобретён грузовик-водовоз. За ночь бочка наполнялась водой, рано утром я перегонял его в параллельный мир. Этой воды хватало на несколько дней работы.

На вторую неделю я принялся за заливку фундамента — очень тяжёлая работа, от которой к вечеру валился с ног. Даже двух фундаментов: один шесть на шесть метров под дом, второй три на шесть метров под баню. Удалось автоматизировать все процессы, которые было возможно. Дизельный генератор громко распугивал лесную живность, электрическая бетономешалка замешивала раствор. За несколько дней было залито два фундамента, теперь надо было на пару недель оставить затвердевать бетон.

Заказать готовую туалетную и душевую кабинку оказалось проще простого, перевезти их в параллельный мир чуть сложнее, а вот установить над ямами оказалось самым муторным и сложным, но я уже приспособился облегчать усилия при помощи лебёдок.

Мешок с деньгами, чтобы никого не соблазнять, переселился в трейлер, я доставал пачки банкнот по необходимости.

Тем временем мир не стоял на месте. Вакцину стали в больших объёмах завозить в больницы, эпидемия резко пошла на спад. Но к этому времени вымерла четверть жителей Волгограда и пятая часть населения России.

Инфляция не желала утихать, каждый день цены становились выше. Буханка хлеба в магазине теперь стоит тысячу рублей. Власти, наконец, стали проводить индексацию зарплат бюджетников, работодатели повышали зарплаты рабочим, но за инфляцией всё равно не поспевали. Доллары, которыми расплачивалась Ольга, были в большой цене, поэтому ей с лёгкостью удалось привлечь рабочих.

* * *

Утром Ольга забежала до того, как я отправился на стройку. Я тут же вручил девушке большую чашку кофе и усадил за стол.

— Саша, у меня закончились списки с поручениями, — начала она.

— Ольга, из выделенных на закупки денег берёшь себе десять тысяч долларов — это твоя премия за хорошо выполненную работу. А чем заняться, сейчас придумаем.

— Спасибо, — засияла девушка. — Точно десять тысяч?

— Точно, — кивком подтвердил я. — Чего я не вижу, так это солнечной электростанции. Ещё понадобятся бетонные кольца для колодца.

— Я поищу электростанцию, но это сложно. Много фирм закрылось, потому что их владельцы умерли.

— Ещё займись закупкой продовольствия длительного хранения. Ещё мне нужна хорошая коптильня, мангал, сушилка для овощей. С мебелью вопрос не решён. Короче, дел полно, но… Ольга, ты пока недельку отдохни, а потом приезжай отдохнувшая и полная сил. А то ты уже которую неделю без выходных трудишься, вижу, что устала.

— Отдыхать меня не надо уговаривать…

— Что в городе происходит?

— Страшно. Уровень преступности растёт, на улицах появилось много мародёров и грабителей. Всюду полицейские и военные патрули. Я пока сюда доехала, меня пять раз менты тормозили. А вчера вечером ко мне подошёл наркоман и предложил купить пистолет.

— Обычно наркоман с пистолетом зарабатывает иначе…

— Да это мой одноклассник. Он на наркоту недавно подсел, когда у него вся семья не пережила болезни. Может, тебе нужен пистолет?

— Какой?

— Я в них не очень хорошо разбираюсь, вроде бы пистолет Макарова.

— Нет, такой не нужен. Нужны автоматы, ружья, патроны к ним и пистолетам, гранаты, мины. Всё нужно, но Макаров — это хлам. А откуда у наркомана пистолет?

— Да хрен его знает, — пожала плечами Ольга, со спокойствием восприняв мои пожелания. — Мне попробовать договориться с военными о покупке оружия?

— Нет, Ольга, не стоит. Слишком высокий риск попасть в разработку правоохранительных органов.

Разговор меня вернул к мысли о необходимости раздобыть оружие, медикаменты и технику родного мира на случай выхода из строя смартфона в ПВПВ. Как раз пока застывает фундамент, можно этим всем заняться.

Глава 17

В Волгоград родного мира я шёл, как на войну. Оделся обычно и неприметно: джинсы, рубашка-поло, кроссовки, туристический рюкзак, в котором лежит коробка с ПВПВ и заряженный пистолет с парой запасных магазинов.

По прибытии в мир действовал быстро и решительно. Вначале обошёл пару ломбардов и продал золотые украшения. Затем забежал в магазин электроники и на все деньги приобрёл несколько смартфонов, флешек, пару недорогих ноутбуков и два внешних жёстких диска. Сразу же после этого переправился обратно в мир гриппа. Если местные суперы меня заметили, то среагировать не успели, поскольку уложился в пару часов.

Смартфоны перепрошил, на флешки скопировал операционную систему, написанную отцом. На внешние жёсткие диски сделал копию файлов с координатами посещённых миров.

Остаток дня посвятил подготовке к путешествию в мир победившего социализма. Поскольку там повсюду установлены видеокамеры, а я в розыске, то в первую очередь нужна маскировка. Проблематично было найти работающий магазин, в котором можно купить театральный грим, поэтому я поступил проще. Сразу на мопеде отправился в театр. Переговоры с администратором, простимулированные стодолларовой купюрой, прошли по высшему классу.

Во время эпидемии и всеобщей нищеты театры перестали пользоваться популярностью. Людям не до просвещения, когда желудок требует еды. Сотрудники театра тоже хотят кушать. Так что о покупке театрального реквизита удалось договориться довольно быстро, причём уже не с администратором, а с руководителем театра. Оттуда я увёз полный рюкзак реквизита.

С гримом в рюкзаке я на самолёте полетел в Москву. В продвинутом мире можно достать много интересных вещей, грабить магазины слишком сложно, проще один раз разжиться местными деньгами. Следить всё время в одном и том же городе показалось неправильным.

В столице арендовал на несколько суток квартиру и замаскировался. Седые волосы, моя основная отличительная черта, были перекрашены в русый цвет. Жидкий латекс добавил морщин. Накладные нос, усы и борода изменили черты лица до неузнаваемости. Я стал выглядеть как солидный мужчина сорока пяти лет. Купленный в ближайшем магазине костюм, туфли и светлая рубашка — усилили образ. Костюм — неустаревающая классика, в нём я буду одинаково хорошо выглядеть почти в любом из цивилизованных миров.

Переход в мир победившего социализма прошёл без сучка и задоринки. Место было выбрано идеально, ни камер видеонаблюдения, ни строений, ни людей поблизости не наблюдалось.

Расспрашивая прохожих, я добрался до главного отделения Сбербанка. Здание занимало большую площадь, чем строение в Волгограде, но так же, как и ограбленное отделение, у него цокольный этаж находился на уровне первого.

Дальше действовал по проверенной схеме. Переход в дикий мир из уединённого места, поиск банка при помощи микро порталов, возврат в съёмную квартиру, переодевание и возвращение на исходную точку. Ночью ограбил хранилище, но на этот раз не жадничал, прихватил лишь десяток пачек рублей.

На следующий день вернулся в Волгоград в мире гриппа, отдохнул и загримировался. На этот раз перекрасил волосы в чёрный цвет и добавил седины, подобрал такого же оттенка густые усы, поместил в рот специальные силиконовые вставки, чтобы скулы казались шире, и добавил морщин. С пачкой в десять тысяч рублей отправился в мир победившего социализма.

Спокойно прогуливался по улицам в поисках магазинов. Прохожие не обращали внимания на пожилого человека в тёмных брюках и светлой рубашке (на вид мне можно было дать примерно пятьдесят пять лет). Первой на пути попалась аптека, за прилавком стояла полная дама в белом халате.

— Добрый день, — сказала она.

— Здравствуйте, барышня. Я бы хотел приобрести регенерин.

— Сколько вам?

— Всё, что у вас есть на складе.

— Зачем же вам так много? — удивилась фармацевт.

— Супруге вожжа под хвост попала. То ли кто-то из соседок что-то сказал, то ли сама придумала, будто скоро настанет конец света. Говорит: «Паша, как мы будем жить без лекарств? Иди в аптеку и купи самое полезное в больших количествах. И главное — побольше регенерина». Баба-дура, но мне проще её мозговых тараканов удовлетворить, чем терпеть этот мозговынос.

— Ох! — развела руками фармацевт. — Не повезло-то вам как! Проще скорую вызвать…

— Что вы… Конечно, у меня не самая лучшая супруга, но лучше такая, чем если её заберут «туда»…

— Понимаю. Значит, будете покупать?

— Буду… — печальный вздох дался с трудом.

Если так пойдёт, то скоро настолько отточу актёрское мастерство, что можно будет номинироваться на Оскара.

— Что-то ещё?

— Конечно, милая барышня. Конечно… Только знаете, я в таблетках совсем не разбираюсь, а список дома забыл. Что вы можете посоветовать, чтобы запасти лекарства?

— Самое необходимое: сердечные, витамины, искусственная кожа в виде спрея для закрывания порезов, противовирусные…

— Вот-вот, — покивал я, — давайте всего и много. Что-то для повышения иммунитета имеется?

— Конечно, огромное разнообразие. Рекомендую отечественное средство «Иммунал про плюс», его принимают во время эпидемий для улучшения иммунной системы. Есть в виде уколов, в такой форме в основном используют туристы, которые едут в страны с высоким уровнем вирусной угрозы.

— Замечательно. Давайте его и… У вас есть лекарство от рака?

— Есть только средство для профилактики рака. Раз в полгода надо делать укол, тогда раком никогда не заболеете. А сам рак таблетками не лечится, его оперируют с помощью нанороботов. Кстати, у нас в продаже появился «Нестарин» — средство для замедления старения.

— Что, неужели на самом деле есть такое лекарство? — искренне удивился я.

— Вы что, новостей не смотрите? — возмущённо фыркнула фармацевт. — Его изобрели ещё десять лет назад. У нас его раскупают, как горячие пирожки у вокзала. Вот, — она продемонстрировала коробку, — шестьдесят таблеток на месячный курс. Надо пропить шесть курсов месяц через месяц. Правда, цена очень высокая — пятьсот тридцать рублей сорок две копейки за упаковку.

— И насколько хорошо «Нестарин» помогает?

— Очень хорошо! Поверьте, оно того стоит. Старение замедляется в два раза. Вот вам сейчас примерно шестьдесят лет, а после приёма полного курса сумеете прожить лет до ста!

— А что, курс лечения не надо повторять? Только один год пропить таблетки, и всё?

— К сожалению, лекарство помогает только один раз. Лучше всего его принимать в двадцать пять лет, раньше противопоказано. Но и в вашем возрасте, почему бы не заполучить дополнительные лет двадцать жизни?

— Ох, барышня, милая, вы правы. Дайте мне этих таблеточек на два курса, а то, что же получается, я один буду страдать? Нет уж, супруга пусть составит компанию!

— У вас есть деньги на двенадцать упаковок? — вытаращила на меня большие глаза фармацевт.

— Ох, пока есть… Долго копил, откладывал, как оказалась — не зря. Вот теперь кубышка пригодилась!

В аптеке я провёл довольно много времени, её покидал с четырьмя полными пакетами лучших лекарств. Пришлось переместиться домой, чтобы отнести покупки и поправить грим. Лицо жутко чесалось.

Второй поход в мир победившего социализма был направлен на покупку иных предметов. Магазин «Спорттовары» с радостью принял меня в свою нутро. Всюду был разложен спортивный инвентарь, стояли разные модели велосипедов. Я стал ходить вокруг них и зачитывать характеристики. Одна из моделей была великолепной: чёрная косая рама, широкий внедорожный протектор на колёсах диаметром двадцать девять дюймов, электромотор мощностью киловатт с батареей, которая рассчитана на тысячу километров пути.

— Нравится? — спросил подкравшийся ко мне молодой парень в серых брюках и светлой рубашке с коротким рукавом.

— Красавец!

— Это точно, — улыбнулся молодой человек. — Велосипед «Турист», последняя модель Горьковского завода. Лучший велосипед для туризма по версии журнала «Советский спорт». Мощный электромотор, надёжная и ёмкая батарея, кевларовые шины, сверхпрочные титановые диски, лёгкая и прочная алюминиевая рама, сто миллиметровая амортизационная вилка и двадцать семь скоростей.

— Насколько надёжная батарея? Я её вообще не вижу…

— Батарея создана по новейшим технологиям, она размещена в раме, — парень отщёлкнул вверху рамы резиновую заглушку, под ней оказалась маленькая розетка. — Десять тысяч циклов перезарядки, срок службы пятьдесят лет. На этом велосипеде ещё ваши внуки будут ездить.

— А электромотор столько пробегает?

— Не беспокойтесь, он рассчитан на ресурс в миллион километров.

— Ого! Не думаю, что на велосипеде столько проедут.

— Сделано на века! Батарею можно заменить, в будущем наверняка появятся варианты более ёмкие, которые надо будет заряжать раз в год.

— Хочу купить пару таких велосипедов, а к ним запасных дисков, шин, камер и шестерни.

— Ха-ха! — развеселился продавец. — У нас в магазине этот красавец в единственном экземпляре, а шестерни вам ни к чему, они рассчитаны на срок службы в двадцать лет активной эксплуатации.

— Тогда велосипед, шины и камеры.

— Другой разговор. Сейчас оформим. Что-то ещё хотите присмотреть?

— А что есть? Я обожаю походы в лес, может, имеется что-то продвинутое с освещением и готовкой пищи?

— Папаша, у нас всё есть! — уверенно заявил юноша. — Пойдёмте, покажу.

Мы прошли через весь магазин, парень достал фонари, которые внешне не отличались от тех, которыми пользуюсь я.

— Фонарь для освещения лагеря со встроенным аккумулятором — может светить круглыми сутками на протяжении месяца. С налобным и ручным фонарями такая же история.

— Во времена моей молодости всё было иначе.

— Наверное, пользовались ещё теми фонариками, которые от батареек работают? — усмехнулся парень.

— Ага.

— Ха-ха-ха! Папаша, вот вы древний! Пойдёмте, покажу электрическую плитку и портативную солнечную станцию для зарядки техники.

Парень продемонстрировал мне маленькую, размером с маленький кнопочный сотовый телефон, железную штуковину, у которой с одной стороны магнитная поверхность, с другой дисплей.

— Это плитка? — не поверил я.

— Грелка-улитка прикрепляется к любой металлической кухонной посудине: кастрюле, чайнику, — стал пояснять продавец. — Она позволяет нагревать содержимое за счет магнитной индукции. Заряда аккумулятора хватает на пятьдесят часов работы.

Из Спорттоваров я выползал с огромным походным рюкзаком, велосипед катил рядом с собой. Рюкзак был под завязку забит походной электроникой с ёмкими аккумуляторами. Особо радовали портативные зарядные станции с раскладными солнечными батареями, которые имели более высокий коэффициент полезного действия, чем аналогичные приборы в родном мире.

Сразу по возвращению домой принял первую таблетку из омолаживающего курса…

* * *

На следующий день я ещё несколько раз посетил мир продвинутого социализма. Грим доставлял неудобства, но ради безопасности пришлось терпеть. В ближайшей аптеке удалось закупить лекарства для продления жизни, укрепления иммунной системы и регенерации.

В универмаге набрал консервов. Местная тушёнка, предназначенная для туристов, оказалась очень высокого качества: семилетний срок хранения, встроенный в банку автоматический разогрев, высокое содержание мяса (девяносто семь — девяносто восемь процентов).

Сложнее оказалось перевезти в дикий мир холодильник-трансформер. В это чудо техники я влюбился с первого взгляда. Холодильник с биополимерным гелем — настоящая техника будущего. Весь холодильник представляет собой объем, заполненный гелем, в который и помещается продукт. Гель обволакивает продукты и подбирает для них необходимую температуру. Практически каждый предмет хранится в индивидуальном контейнере, но в целом все они находятся на виду, легкодоступны, сохраняют цвет и аромат, а за счёт отсутствия доступа воздуха продукты хранятся дольше. А еще холодильник может изменять формы, очень экономен за счет отсутствия внутренних перегородок и моторов. Даже самый энергосберегающий из современных холодильников не потребляет настолько мало электроэнергии.

Тот, кто ни разу не перевозил холодильник на велосипеде, не поймёт всей сложности, через которую мне пришлось пройти.

Шикарной покупкой стало средство для стирки — машинка с корзиной для белья и креплением на стену. Её размеры очень компактные: квадрат с закруглёнными краями со сторонами по сорок сантиметров и шириной тридцать сантиметров. Эта конструкция предназначена для жилых трейлеров, она помещается в ёмкость с водой и работает за счёт аккумулятора, не требует стирального порошка, поскольку для очистки используются какие-то высокотехнологичные поля, а вода необходима лишь для ополаскивания, поэтому её требуется совсем немного.

Второй купленный холодильник был небольшим и тоже из серии техники для жилых трейлеров. Размерами он чуть больше стиральной машинки, крепится снаружи помещения на магнитах на стенку или подвешивается за проушины. Он использует разницу температур окружающей и внутренней среды для выполнения своих функций, а днем подзаряжается от солнечных батарей.

Походная микроволновка будущего ввела меня в очередной экстаз. Она выглядит как глубокая миска с плотной крышкой. Внутрь помещаются тарелка с едой. Микроволновка вначале распознает, какой именно продукт в нее поместили, а потом уже подбирает в точности подходящий режим и готовит блюдо в соответствии с технологией. Продавец обещал, что заряда аккумулятора хватит на пару недель активного использования.

Круче всего оказался пищевой комбайн, а по сути 3D-принтер для печати еды. Он словно воплощён из рассказов писателей-фантастов. Это устройство занимается 3D-воссозданием блюд из различных ингредиентов по определенному рецепту-алгоритму, заложенному в память. Если бы такой прибор существовал в мире будущего капитализма, то наверняка его функционал был бы серьёзно урезан: пищевые брикеты покупай отдельно, дополнительные блюда загружай за дополнительную плату и так далее. Но это же социализм, мать его!

В памяти устройства с завода заложены тысячи разных блюд. В этот принтер можно загрузить любые продовольственные продукты, он их разлагает на составляющие, которые помещаются в специальные хранилища, после чего может напечатать блюдо, на которое хватает ингредиентов. Закидал картошки, молока, масла и соли, нажал кнопку, подождал несколько минут — на выходе получаешь картофельное пюре. Охренительная штука! У неё два минуса: большой размер и высокое энергопотребление, но я всё равно купил этот комбайн. Большой размер в основном обусловлен специальными контейнерами, сам прибор выглядит как мультиварка, к которой сверху накрутили конусообразную трубку высотой сорок сантиметров, она заканчивается сенсорным дисплеем.

Я не сумел устоять перед покупкой роботов-уборщиков, размером с теннисный мяч. Продавец утверждал, что они незаметно и качественно уберут квартиру в отсутствие хозяев. А во время зарядки на базовой станции самоочистятся от грязи и пыли. Единственное, что надо будет делать — опустошать контейнер зарядной станции.

Последний раз я вернулся в этот мир уже ближе к вечеру, магазины должны были закрыться, поэтому я спешил, гоня электровелосипед на всей доступной скорости в сторону магазина сельскохозяйственной техники. Мне нужен был сельскохозяйственный антигравитационный дрон. Когда я узнал у продавца бытовой техники об этой технологии, был в полном восторге.

Внешне дроны напоминают квадрокоптеры, но летают за счёт антигравитационных двигателей, обладают более ёмкими батареями и высокой надёжностью. Они повсеместно используется в армии и кинопроизводстве, но функционал сельскохозяйственных дронов не сильно отличается. Их главная задача — делать инфракрасные снимки, которые позволяют фермерам определить, где семена прорастают успешно, а где начинаются проблемы. Некоторые дроны могут уничтожать вредных насекомых, плесень и прочие неприятные для урожая вещи.

Не доехал. Сзади раздалась полицейская сирена. Обернувшись, я обнаружил милицейский внедорожник, который целенаправленно гнался за мной. Из громкоговорителя разнеслась громкая речь милиционера:

— Гражданин, немедленно остановитесь, прижмитесь к обочине и поднимите руки вверх.

Неужели спалился? Обычного велосипедиста милиционеры не стали бы заставлять поднять вверх руки, да и ехал я не так быстро, электронный спидометр на руле показывал всего сорок пять километров в час.

Хм… Похоже, спалился. Местная техника вызывала восторг и кружила голову. Из-за этого я совершал большие траты, но не учёл, что кругом камеры видеонаблюдения, а у милиции наверняка имеются продвинутые программы для контроля населения и поисков преступников. Наверное, программы проверили крупные траты и людей, которые их совершали, ведь случилось небывалое — ограбление центрального хранилища Сбербанка. Моей загримированной рожи в базах данных не обнаружилось. Или хуже того — с помощью программы сумели сопоставить физиономию с настоящей. В итоге выяснилось, что я преступник, которого разыскивают за убийство милиционеров…

Размышления заняли мгновение, дальше я действовал быстро. Приподнял руль и заскочил на бордюр, после чего понёсся наперерез по газону, пешеходной дорожке, опять по газону и заехал в арку жилого дома. Милиционеры на машине не могли совершить такого манёвра, им пришлось ехать до поворота. Стрелять по мне они тоже не могли, поскольку по пешеходной дорожке шло много людей… Хоть какая-то польза от велосипеда и часа-пик.

Не было смысла кататься по району в попытках сбросить хвост. Наверняка кругом видеокамеры, меня найдут. К тому же не знаю местности. Надо валить в дикий мир, пока милиционеры не доехали. И хрен с ним, что местные увидят портал, просто буду знать, что в этот мир лучше больше не лезть. Хотя жалко, но человеческая глупость неистребима.

А глупость ли? Я надеялся как можно быстрее накупить вещей, поскольку понимал, что местные стражи порядка с их технологиями меня рано или поздно вычислят. Просто крупные траты ускорили процесс.

Заехав в арку, я достал портальную пушку и активировал её, после чего поспешил скрыться в диком мире.

Тридцать секунд текли очень медленно, но на перенастройку портала ушло бы больше времени. Отойдя за угол рамки, я положил на траву велосипед и скинул рюкзак. Быстро расстегнул молнию и выхватил пистолет.

На той стороне портала раздался визг шин и хлопки дверей.

— Бля! Что за чертовщина? — удивлённо воскликнул басовитый голос.

— Лес! Серёга, тут прямо в стене дома лес, — ещё более удивлённо причитал баритон. — Что за херня? Новые технологии?

— Скорее, за ним! — закричал обладатель баса.

Тут же из портала выскочил крупный милиционер, он держал в руках пистолет, такой же, как у меня. Но у меня было преимущество, поскольку милиционер стоял ко мне спиной, а я уже навёл на него ствол.

Бах!

Громкий хлопок выстрела разнёсся по лесу. Мозги стража порядка забрызгали ствол векового дуба, напротив которого он стоял, а тело тут же рухнуло на траву.

— СЕРЁГА! НЕ-Е-Е-Т!!! — дико завопил обладатель баритона. — Сука, ты за это ответишь! Дежурный, код ноль, требую подкрепления, — его голос отдалился, милиционер явно укрылся за автомобилем. — У меня тут полная хрень, какой-то портал. Преследуемый убил напарника, он вооружён огнестрельным оружием. Повторяю, код ноль!

Портал закрылся, и в лесу наступила тишина. Можно было расслышать, как бьётся моё сердце…

Печально, но я снова остался без дрона… Зато привалило два магазина патронов и ещё один ствол. Только что делать с трупом? Оставлять нельзя, животные сожрут, а закапывать без лопаты долго…

Забрав пистолет и запасной магазин, я ухватил тело за ноги и оттащил его на двадцать метров правее, после чего перенастроил портальную пушку. Портал открылся в чью-то квартиру в том же мире, откуда я только что сбежал, я тут же закинул в него труп, после чего портальное окно почти сразу закрылось, в последнюю секунду на той стороне раздался оглушительный женский визг.

Глава 18

Вечером я сидел на кухне в прекрасном настроении и пил чай. В дверном замке раздался шорох, после этого входная дверь со скрипом открылась.

— Я пришла, — разнёсся по дому звонкий голос Ольги.

— Проходи на кухню.

С недовольным выражением лица на кухню зашла Ольга. Она была одета как обычно в джинсы и голубую рубашку с закатанными рукавами.

— Саша, ты же говорил, что у меня неделя выходных, — с лёгким раздражением сказала она.

— Извини, появилась необходимость в твоей помощи.

— Странная помощь, — недовольно поджала губы девушка. — Как ты и просил, я спёрла из супермаркета большую тележку, она со сложенным задним сиденьем еле поместилась в багажник. Зачем тебе это?

— Так надо, Ольга. Чай будешь?

— Буду, — бесцеремонно девушка села на свободный стул. — И всё же — зачем?

— Поеду за покупками, — многозначительно улыбнулся я. — Комендантский час отменили, теперь можно ездить на машине по городу ночью. Разве не прелесть?

— Ненавижу ездить ночью с тех пор, как таксовала, — пробурчала Ольга. — Нормальные люди ночью спят.

После кофе мы сели в автомобиль Ольги и поехали в центр города.

— Так куда едем?

— Знаешь магазин «Охота и рыбалка» на улице Советской?

— Знаю. Но я недавно проезжала по Советской, он не работает.

— Ничего страшного, ты просто езжай туда.

Когда мы приехали в центр, я испытал невероятный восторг. Плевать, что магазин оказался закрыт, похоже, что навсегда. Он расположен именно в том месте, где его аналог из родного мира. Однажды я заходил туда в родном мире — всё как люблю: первый этаж многоквартирного дома; ружья хранятся с нарушением правил прямо в торговом зале, разложенные вдоль стеночек и на витринах. Единственное, что сделано по правилам, отдел с оружием закрывается на ночь на замок, его отгораживает от остальной части магазина ажурная металлическая решётка, но сам зал… О! Это сказка! Он большой…

— Ты чего лыбишься, словно по голове огрели? — с подозрением спросила Ольга.

— Милая, ты любишь шопинг, как люблю его я?

— Саша, ты свихнулся? Я никогда не любила шопинг. Хотя откуда тебе об этом знать…

— Жаль… Тогда тебя не приглашаю. Знаешь где-нибудь поблизости укромное место?

— Пф-ф… Любой двор, — пробурчала Ольга, не разделяя моего энтузиазма. — Например, этот, — она показала на здание, в котором располагается магазин. — Там типография, в которой я делала свой диплом, можно припарковаться. Тихо, спокойно, бабки на лавках не сидят.

— Как думаешь, тут есть камеры видеонаблюдения?

— Во дворе вряд ли, — покачала головой девушка. — Там старые подъездные двери с древними домофонами, камер не замечала. У меня есть на смартфоне приложение, которое показывает, где в городе установлены камеры видеонаблюдения. Хочешь, посмотрю?

— Посмотри.

— Нет, — сказала Ольга через несколько минут, откладывая смартфон, — во дворе камер нет, а на улице есть как раз у входа в рыболовный магазин.

— Замечательно. Высади меня возле арки.

Арка была узкой и с колоннами, машина чуть больше легковой тут проедет с трудом.

— Как скажешь.

В тёмной арке я вытащил из багажника тележку из супермаркета. В связи с эпидемией офисы и магазины были закрыты, вокруг не было видно ни одного человека, не слышно машин. Город словно вымер полностью, а не на сорок процентов.

— Ольга, жду тебя слева от арки во внутреннем углу этого дома ровно через час. Не опаздывай.

Угол дома был очень удобным, он образовывал кармашек с нулевым обзором. Даже если по этому двору ездят патрульные, они не заметят того, кто будет стоять в довольно широкой нише. Только если припарковать машину перед подъездом, человек будет на виду. Из окон квартир нишу тоже не видно, поскольку на неё выходят окна подъезда. Единственный, кто меня может заметить, курильщик, выбравшийся в подъезд и смотрящий вниз, но им обычно плевать на происходящее во дворе.

— Может быть, лучше будет тебя подождать? — спросила девушка.

— Нет-нет, — покачал я головой. — Лучше найди работающее кафе и попей кофе за мой счёт. Ни к чему заниматься самоистязанием.

— Как скажешь, босс, — улыбнулась девушка. — За твой счёт я всегда готова набить пузо. Кажется, поблизости был замечательный грузинский ресторан. Надеюсь, он работает…

Стоило машине скрыться, я достал из рюкзака ПВПВ и небольшую кувалду. Кувалду положил в тележку, направил портальную пушку на противоположную стену и прямо в арке перешёл в дикий мир, при этом перед собой катил тележку. Мир как обычно встретил меня нетронутой природой и сладким ароматом свежего лесного воздуха.

Я насвистывал навязчивый мотив и катил тележку по лесу. Потом стал напевать песенку себе под нос.

Мы раз-бо-бо-бобойники,

Разбойники, разбойники.

Пиф-паф и вы покойники,

Покойники, покойники…

(Из мультфильма «Бременские музыканты»)

Через определённое количество шагов я вскинул портальную пушку, внёс коррективы в настройки и активировал микро-портал. Сориентировавшись, прошёл ещё несколько метров, развернулся на сто восемьдесят градусов, перенастроил портал, надел на лоб обод с фонариками, активировал программу и с улыбкой на устах прошёл вперёд, спокойно катя тележку.

Со стороны это должно было выглядеть так, словно я из ниоткуда шагнул в дверной проём, который перегораживала решётка. Лишь если камера установлена впереди, зритель увидит за моей спиной ночную темноту и очертания деревьев.

Портал вскоре закрылся, а я с улыбкой на устах в ярком свете фонарей осматривал окружающую красоту: карабины и вертикальные двустволки в огромном количестве и ассортименте вертикально стояли вдоль стен за низенькими тумбами витрин, в которых под стеклом лежали патроны; помповые ружья и нарезные карабины блестели в прозрачных витринных шкафах; рядом в соседней витрине лежали дорогие бинокли и приборы ночного видения.

— Здравствуй, родной мир. Как я рад тебя видеть!

Взяв в руки кувалду, я по-молодецки размахнулся и нанёс удар по витрине с помповыми ружьями. Громкий звон разнёсся по помещению, завопила сигнализация. Но она сработала ещё раньше, как я только оказался в магазине, на пульт дежурного поступило сообщение. Это всего лишь шумовое сопровождение для отпугивания воров, непонятно зачем установленное.

Выбрав парочку Ремингтонов, положил их в тележку.

— Хм… Что купить следующим? Может вот эти замечательные нарезные карабины Сайга?

Молодецкий замах кувалдой, звон осыпающегося стекла и шум сигнализации — что может быть приятней? Разве что две нарезных Сайги и пара Хеклер энд Кох в тележке.

— Оп-пачки! Старинные двустволочки! Красота, коллекционные…

Дзинь! Бах! — осыпалось стекло очередной витрины.

— Ух ты, да тут ещё и патроны в коробках к ним! Берём все, а двустволки только две, все в тележку не войдут, — с печалью констатировал я, с беспечным видом продолжив прогулку по магазину.

На пути справа попалась стойка, к которой были прислонены сабли, казачьи шашки, а на стене над ними висели кинжалы из дамасской стали. Кинжалы тут же закинул в тележку, туда же отправил пару шашек и саблю.

Дзинь! — на этот раз со звоном разлетелась витрина с оптическими приборами. Выбрав пару лучших биноклей и три ПНВ, положил их в корзину.

Бдыщь! Бац! Дзинь! — это лишь с третьего раза под ударами кувалды разбилась витрина тумбы, под которой лежало много патронов. Тут же заветные коробки одна за другой полетели в тележку, из которой торчали стволы ружей.

Я перелез через стеллаж и кувалдой разбил хлипкий замок на дверце. Внутри оказалось много коробок с патронами.

— Обожаю распродажи со стопроцентными скидками! — раздался на весь магазин мой радостный голос, перекрывающий визг сигнализации.

Перекидав все патроны в тележку, я взял со стены вертикальную двустволку и за ремень повесил её на плечо. Два гладкоствольных карабина Сайга закинул в тележку, туда же отправилось пара ремней-патронташей, карабины Вепрь и Тигр по типу винтовки СВД.

Ещё удар, ещё и ещё. Три дверцы шкафчиков оказались вскрытыми. С полок выгребались все коробки с патронами и перекочёвывали в тележку. Затем туда полетели коробки с разной дробью и большие банки с порохом. Тележка уже была наполнена по самый верх, но несколько оптических прицелов поместились.

На следующей стойке висело пневматическое оружие, на которое я покосился с изрядным скепсисом. А вот стеллаж, в котором под стеклом лежали настоящие пистолеты, вызвал обильное слюноотделение.

Дзинь! — с жалобным звоном разлетелось прочное стекло, дури в удар я вложил прилично.

В руку лёг МР-353 — этот пистолет является копией пистолета Ярыгина, но у него в стволе две вварные преграды (зубы) конусовидной формы, не позволяющие выстрелить твёрдым предметом (боевой пулей). Возиться со стачиванием зубьев не хотелось, поэтому отбросил каку, которая стреляет резиновыми пулями. Тут все пистолеты оказались травматическими, что меня несколько расстроило.

Через витрину магазина было прекрасно видно, как улицу осветила мигающая сине-красная люстра полицейского автомобиля, который на большой скорости подъехал к входу в магазин.

— Время распродажи закончилось… — прокомментировал я, перепрыгивая через стеллаж витрины.

Из полицейской Лады четырнадцатой модели выскочило три стража порядка в бронежилетах, касках и с автоматами, они бежали к входной двери.

Я снял с пояса портальную пушку и направил её вперёд.

— Пора домой!

Фраза совпала с активацией портала, который появился в паре метров от меня. Спокойно закатив в портальное окно полную тележку, я слышал звуки открывающейся стальной двери и топот ног. На этот раз настройки были выверены отлично, поэтому портал закрылся всего через три секунды, я лишь успел услышать удивлённый мужской возглас:

— Тут никого нет!

Дикий мир меня встретил ночными шорохами и кромешной темнотой, которую рассекали лишь лучи моих налобных фонарей. Медленно и осторожно я покатил тележку по проторенному следу. В пути старался не растерять «покупки».

Когда добрался до точки прибытия в этот мир, полез в рюкзак и с грустью вспомнил об оставленной в магазине кувалде, а ведь она сегодня сыграла важную роль дисконтной карты…

Плотные мешки для мусора показали свою многогранность и зарекомендовали себя на высшем уровне. В них можно запаковать что угодно, начиная от мусора и трупа, заканчивая патронами и ружьями. Вторым незаменимым помощником солдата является скотч, им можно связать человека, заклеить щели в окнах, закрепить плакат политпросвещения или увязать несколько вязанок ружей, упакованных в чёрный полиэтилен.

Напевая под нос навязчивую песню, я аккуратно расфасовал все приобретения, после чего уложил мешки обратно в тележку. На этот раз «покупки» заняли меньше места.

Отлично развеялся… Я не сошёл с ума, хотя со стороны так может показаться. Моё поведение в магазине было показательным, таким образом я хотел передать большой и пламенный привет тем мразям, которые сделали меня седым, почти превратили в инвалида и загоняли, словно дичь. Ничто не забыто, а я не привык прощать обидчиков и давать им расслабляться. Наверняка информация об ограблении оружейного магазина с моим участием дойдёт до кого надо. Пусть обломятся и поймут, чего лишились, ведь портальная пушка есть лишь у меня, а я вне досягаемости даже суперменов на службе родного государства.

Приветы заклятым друзьям в маске и перчатках не передают, именно поэтому пришлось позировать перед камерами видеонаблюдения лицом во всей красе, оставить отпечатки пальцев (на кувалде и травматическом пистолете) и вести себя крайне вызывающе. Я продемонстрировал невероятные возможности, но теперь аналитики ФСБ будут гадать: прибор в моих руках позволяет создавать порталы; или я сам делаю это, а прибором, который выглядит, словно подделка, созданная руками художника-экспрессиониста, маскирую свои способности. Причём они вряд ли поймут, куда ведут порталы: в тот же мир или в другой, или на другую планету…

Наверняка за время моего отсутствия всё успокоилось, а это непорядок. Чего это гады будут спокойно работать в штатном режиме? Пусть пошевелятся, напрягут специалистов, потратят выделенные на отдел средства на бессмысленные поиски.

* * *

Кабинет главы специального подразделения ФСБ по работе с обладающими паранормальными силами. Земля 0.

(повествование от третьего лица)

За столом перед большим монитором сидел седовласый хмурый мужчина с военной выправкой, он брал из высокой стопки документы, внимательно читал их и подписывал. Раздался стук в дверь.

— Войдите, — произнёс он.

— Здравия желаю, — в кабинет зашёл помощник руководителя подразделения «сверхов», Михаил. — Сергей Иванович, разрешите?

— Миша, что на этот раз? — отложил в сторону недочитанный документ Сергей Иванович.

— Всплыл Петров.

— В прямом смысле? — вопросительно вздёрнул брови руководитель.

— К сожалению, нет, — вздохнул Михаил. — Было бы намного проще, если бы действительно всплыл его труп.

— Да уж… Этот гад вывел из строя Силача, одного из самых сильных сверхов. Вот как он это сделал?

— Сергей Иванович, вам же предоставляли отчёт… — осторожно произнёс Михаил.

— Да читал я, — махнул рукой руководитель. — Ни черта непонятно. Ну, вколол Петров себе сыворотку, а что за способность он обрёл? Что за «открытие порталов»? Куда ведут эти порталы? Как часто он их может открывать?

— Сергей Иванович, по поводу Петрова есть сводка от аналитиков.

— Итак, где он всплыл? — спросил руководитель.

— В Волгограде. Ограбил оружейный магазин. До нас информация дошла спустя несколько часов, поскольку Петров в федеральном розыске. Он засветился на камерах видеонаблюдения.

— Он что, к войне готовится?

— Судя по тому, какое количество оружия и боеприпасов он прихватил — да, — кивнул Михаил. — Но более интересен способ, которым он попал в магазин…

— Ну-ну? — сплёл пальцы рук Сергей Иванович.

— Он появился, словно из ниоткуда… Вышел из темного провала, катя перед собой тележку из супермаркета. Ходил по магазину с таким видом, словно попал на новогоднюю распродажу, разбивал витрины кувалдой и складывал оружие с боеприпасами в тележку. Когда приехали полицейские, он направил вперёд себя какое-то устройство и в паре метров впереди появился тёмный квадрат с пляшущими тенями… К сожалению, камеры работали в чёрно-белом режиме, поэтому точно сказать нельзя, но эксперты вроде бы увидели там деревья. Теперь нет сомнений в том, что Петров умеет открывать порталы.

— А что с устройством?

— Устройство фальшивка. Эксперты сказали, что это обычный дешёвый смартфон, закреплённый на детской игрушке с кучей трубок. Наверное, Петров хотел, чтобы мы поверили в то, что он создаёт порталы не своей силой, а с помощью неизвестного устройства.

— И чего он этим пытался добиться?

— Аналитики пришли к выводу, что муляж был сделан для дезинформации. В таком случае сам Петров выглядит менее ценным, чем устройство, которое будут искать. Есть ещё предположения, что муляж нужен на тот случай, если запись ограбления попадет не в те руки.

— В смысле, не те руки? — нахмурился Сергей Иванович.

— Ограбление слишком дерзкое и показательное, словно нас специально провоцируют и демонстрируют возможности. Складывается такое чувство, что Петров не знает через кого пройдет эта запись, но те кому надо все равно увидят то, что хотят увидеть, а именно сверха со способностью к открытию порталов. Зато если кто-то кроме нас попытается захватить Петрова, в первую очередь будут искать устройство, а его самого, скорее всего, запрут где-нибудь, откуда он с легкостью удерет.

— Итак, подытожим, — поколотил пальцами по столешнице Сергей Иванович, — у нас есть опытный боец спецназа, который обладает способностью открывать порталы. Причём, судя по тому, как он оказался в магазине, он может открыть их куда угодно. У него целый арсенал оружия и возможно наличие ещё одной ампулы сыворотки. Я ничего не упустил?

— Ещё он зол на нас, — добавил Михаил. — Лишён имущества, пенсии, находится в розыске и подвергается гонениям. Загнанная крыса со сверхспособностями… А ещё аналитики отметили, что Петров двигается слишком свободно для человека с ранением коленной чашечки и недавним инсультом.

— Это залёт, Миша, — сурово произнёс Сергей Иванович. — Он что, где-то получил врачебную помощь?

— Коленную чашечку современной медициной восстановить невозможно. Можно поставить протез, но после этого у человека всё равно будет ограничена подвижность…

— Значит, несколько способностей… — протянул Сергей Иванович. — Надо поймать и обезвредить Петрова раньше, чем он наворотит дел, иначе у нас полетят звёзды с погонов быстрее, чем скажем "кря".

— Ну-у… Петров уже который раз мелькает в Волгограде. Полагаю, стоит туда на постоянное дежурство направить двойку боевиков-сверхов и Ведьму, чтобы она могла обнаружить очередное появление Петрова. А одна двойка сверхов должна дежурить на базе на случай, если объект захочет напасть на нас.

— Ведьма уже один раз облажалась. Думаешь, справится?

— Она свою задачу выполнила — нашла Петрова, — заметил Михаил. — Это Силач облажался, зачем-то полез в поле действия чужих способностей, вот и остался без руки.

— Пошли им в усиление отделение боевиков.

— Мы не можем постоянно держать под оружием людей, наш отдел и так превысил бюджет, оплату долгосрочных командировочных большому количеству людей не потянем.

— Миша, тогда договоритесь с Волгоградскими коллегами, чтобы по обнаружению Петрова быстро поднять на ноги отряд быстрого реагирования. Мне вас что, учить надо? И ещё установите плотный контроль за его сослуживцами, вдруг он попытается выйти с ними на связь. Подключите другие отделы.

— Так точно! Разрешите идти?

— Иди, Миша, — тяжело вздохнул Сергей Иванович.

* * *

Александр Иванович Петров. Дикий мир.

(повествование от первого лица)

Я дождался назначенного времени и перешёл из дикого мира в примеченный закуток дома. Машина Ольги уже стояла припаркованная рядом с подъездом, поэтому сразу покатил к ней тележку. Девушка заметила меня, вышла из салона и открыла багажник.

— Саша, я не заметила, откуда ты появился, — удивлённо произнесла она.

— Хорошо. Значит, ещё не растерял навыков, — одарил я девушку широкой улыбкой, начав загружать свёртки с оружием в багажник.

Ольга подхватила один из свёртков с ружьями и стала укладывать его в машину.

— Ох! Тут что, оружие? — округлила она глаза. — Ты где всё это достал?

— На сезонной распродаже.

— Ты что, ограбил оружейный магазин? — испуганно прошептала девушка.

— Ольга, в этом магазине ничего не было ещё в момент, когда мы сюда приехали. Он давно закрыт, а полицейские позаботились, чтобы оружие не попало в руки мародёров. Если бы я его грабил, то, во-первых, ничего не нашёл бы, во-вторых, тут уже была бы полиция, потому что такие заведения оборудованы сигнализацией. Не задавай глупых вопросов.

— Зачем тебе всё это?

— Для охоты. В лесах бегает много мяса, а на полках магазинов пусто.

Довольно быстро мы загрузили всё в машину, даже умудрились запихнуть туда тележку, которая мне очень понравилась.

— Домой.

— Хорошо, — кивнула Ольга, поворачивая ключ зажигания.

— Ольга, как думаешь, реально нанять строителей, которые будут держать язык за зубами?

— Смотря, какая стоит задача.

— Задача построить дом в укромном месте в лесу с проживанием на месте строительства. При этом местоположение дома надо сохранить в секрете. Следовательно, доставка на место стройки будет осуществляться с соблюдением всех возможных предосторожностей: строителей усыпят, переправят на место работ, выдадут продовольствие, строительные материалы, предоставят для проживания трейлер.

— Тот самый трейлер, который стоял возле твоего дома и пропал? — спросила Ольга.

— Тот самый. Там может вольготно жить четыре человека или шесть, но потеснившись.

— В принципе, строительная бригада из четырёх человек — это как раз нормально. Но найти тех, кто согласится на подобное, и не будет трепать языком… Хм… Думаю, реально.

— Поделись соображениями.

— Если хорошо заплатить в иностранной валюте, то многие согласятся. Но можно найти немых. Конечно, это не отменяет того, что они будут обсуждать подобное происшествие в кругу знакомых — таких же немых, ещё остаётся интернет. Но маловероятно, что они побегут рассказывать о подобном всем подряд.

— Так, Ольга, для тебя задание. Находишь бригаду опытных строителей, которые могут поставить пару срубов. Исходные данные ты слышала. Договаривайся по оплате. Купишь ещё один водовоз, на этот раз с большой бочкой, чтобы запаса воды хватило надолго. Дополнительно закупи питьевую бутилированную воду.

— Мне уже завтра начинать?

— Нет, — покачал я головой. — Отдохни ещё денька три. На поиски рабочих у тебя десять дней, думаю, за неделю справишься.

— Постараюсь. Только как мне объяснить секретность?

— Ольга, просто скажи, что ты занимаешься строительством секретной дачи по заказу ФСБ. Для достоверности напечатай бланки о неразглашении и заставь рабочих их подписать. Говори, что правительство готово очень хорошо заплатить, но при условии соблюдения строгой секретности.

— Может сработать. Значит, не обязательно искать немых?

— Не обязательно. Хотя твоя идея мне показалась интересной.

— Что-то ещё?

— Да. Купи хорошую печь для бани и дровяную печь длительного горения. Выбери лучшие модели. К ним приобрети всё необходимое вроде труб, стальных листов для экранов. В общем, проконсультируйся со специалистами. Но это не первостепенная задача, печи понадобятся, когда будут строители. Ещё нужно несколько поддонов печного кирпича. А вот это уже задача первостепенной важности.

— Угу, я запомнила.

* * *

Эх… Надо было сразу нанимать строителей, а не самому напрягаться. Ну да ладно. Осталось решить проблему с транспортировкой золота.

В место, с которого осуществлялся переход для ограбления Сбербанка, я пригнал УАЗ. Достал из кузова электровелосипед и перешёл в дикий мир.

На велосипеде возить золото оказалось намного легче. Упаковав его в пакеты по два слитка, перевозил в портал за раз четыре слитка на багажнике велосипеда, после чего загружал в кузов маленького грузовичка. Пришлось совершить много портальных переходов. Даже ни разу не попался на глаза прохожих, которых было очень мало. Пару раз мимо проходили люди, но я перед открытием нормального портального окна открывал микро-портал и осматривался.

Дома пришлось тяжело, разгружая машину. Всё золото спрятал в доме, туда же перенёс из дикого мира мешок с деньгами, поскольку не хотел, чтобы его нашли строители. После этого их бы пришлось пустить в расход, а лишних смертей хотелось избежать.

На следующий день я вколол себе дозу регенерина, перешёл в дикий мир, прихватив с собой пару нарезных карабинов, и приступил к усиленным тренировкам. Физические упражнения сменялись медитациями с попыткой активировать сверхспособности. Я раз за разом старался увидеть будущее, как это делал, пока сидел в КПЗ.

Десять дней подряд я колол себе по дозе регенирина и продолжал самосовершенствоваться. Физические кондиции росли на глазах, у меня был невероятный аппетит — за день съедал двойную-тройную порцию продовольствия.

Со сверхъестественными способностями всё оказалось сложнее. Единственное, чего несколько раз удалось добиться — ускорение восприятия. Окружающее пространство замедлялось, а на самом деле я ускорялся. В эти моменты я двигался невероятно быстро, но такое состояние мог поддерживать максимум пару минут, после чего сильно уставал и приходилось долго отдыхать и много есть.

К десятому дню я себя ощущал, словно после полугода усиленных тренировок. Удалось полностью восстановить физическую форму на её пике, который был достигнут в возрасте двадцати пяти лет. Настолько сильным и выносливым я не чувствовал себя очень давно. После этого решено было завязать с иномировым допингом. Неизвестно, какие будут последствия, но вроде бы в инструкции к регенерину о побочных действиях ничего серьёзного не указано.

Приём нестарина я продолжал по указанной в инструкции схеме: одна таблетка утром, одна вечером. Никакого эффекта от препарата не ощущалась, но радовало, что хотя бы нет побочных реакций: ни сыпи, ни покраснений, ни несварения. Кроме постоянной боли в мышцах. А боль — прекрасный показатель роста мышечной массы.

Глава 19

К моменту, когда была нанята бригада рабочих, я переправил в дикий мир почти всё необходимое оборудование: печи для дома и бани, кирпичи для строительства печки для барбекю, бетонные кольца для колодца, КАМАЗ-водовоз с полной бочкой воды. ГАЗ-водовоз был заправлен водой под завязку. О питьевой воде тоже позаботился — перевёз сто девятнадцатилитровых бутылей. По идее этого должно хватить для обеспечения нужд строителей, ведь большой расход воды шёл лишь на заливку фундамента. Тринадцать тысяч литров воды хватит на помывку и строительство.

Для питания было привезено десять сорокалитровых баллонов пропана и двухкомфорочная газовая плитка, а также запас продовольствия, которого хватит четверым взрослым мужчинам на месяц активной жизни.

К обеду подъехала бригада строителей — мужчины от двадцати пяти до сорока трёх лет. Они пришли с большими баулами, в которых они привезли с собой вещи.

Первый парень по имени Никита выглядел развязным крепышом с короткими чёрными волосами и узким разрезом карих глаз. Он напоминал казаха.

Вторым был низкого роста сорокадвухлетний мужчина по имени Виктор. У него светлые жидкие волосы окружали большую залысину на лбу. Хмурый взгляд серых глаз образовывал морщинки над надбровьями.

Третий оказался крепким приземистым мужчиной с пивным животом по имени Дмитрий. Круглолицый, русоволосый славянин с улыбкой на лице и ясным взглядом голубых глаз. Судя по анкете ему сорок три года, но я бы с трудом дал ему тридцать пять.

Четвёртый мужчина по имени Юрий щеголял лысой головой, по бокам был виден короткий чёрный ёжик растительности в несколько миллиметров, а по центру лысина была капитальная, там волосы уже выпали. Болотного цвета глаза с радостью смотрели на окружающий мир, широкая улыбка на вытянутом лице заряжала окружающих оптимизмом. По документам ему сорок три года, но если бы не лысина, то реальный возраст вряд ли кто-то угадал бы.

Ещё был пятый человек — это была сорокалетняя женщина, худая и высокая, почти под сто девяносто сантиметров. Она привезла рабочих на стареньком Жигули седьмой модели.

Ольга в этот момент была в доме, она готовила шприцы и сильнодействующее снотворное. Во двор из дикого мира я заранее пригнал пикап.

— Здравствуйте, — поприветствовал меня Юрий. — Это вы наш работодатель?

— Добрый день. Да. Меня зовут Александр, можно Саша.

Остальные лишь что-то неразборчиво пробурчали и одарили меня кивками. Мужчины выглядели слегка настороженными.

— Я бригадир, Юра, — протянул мне ладонь мужчина.

— Рад знакомству, — пожал я протянутую руку.

— Нам ваша помощница говорила что-то о секретности, но мы до конца не поняли, как всё будет происходить, — продолжил Юра.

— От вас требуется построить сруб шесть на шесть метров, баню три на шесть, сложить во дворе печь для барбекю. Если ещё сумеете вырыть колодец, будет вообще замечательно. За всё отдельная оплата по тройному рыночному тарифу в долларах США. Единственные условия: соблюдение полной секретности и автономное проживание на объекте до его сдачи.

— Там есть, где жить? — продолжил с подозрением расспрашивать Юра, остальные внимательно слушали.

— Там есть всё: трейлер, дворовой душ и туалет, газовая плита и баллоны с пропаном, запасы воды и еды. Даже ружьё на случай, если повстречаются дикие звери. Уже залиты фундаменты под дом и баню, заготовлены брёвна, стройматериалы и инструменты. Брёвна уже окорили, но рубанком не обрабатывали.

— То есть, это где-то в лесу?

— В лесу.

— Мы бы хотели получить предоплату в размере половины суммы. Моя супруга возьмёт деньги, — кивнул Юра на высокую женщину.

— Хорошо.

— За колодец, печку и беседку придётся доплатить десять тысяч долларов, о них договора не было.

— Вы умеете рыть колодцы?

— Да, уже несколько раз приходилось их делать, — кивнул Юра. — Виктор даже умеет искать водоносную жилу с помощью лозы.

— По деньгам согласен, в том числе, на предоплату. Но после предоплаты вы не сможете отказаться от исполнения оговоренных работ, мне руководство не позволит привлекать к секретному проекту несколько бригад.

— Зато будем уверены, что если с нами что-то произойдёт, то наши семьи не останутся голодными, — тихо прокомментировал Дмитрий.

— Резонно. На этот счёт не беспокойтесь, если сами по глупости голову не проломите во время стройки, все вернётесь домой с деньгами, живые и здоровые. Время кровавой гэбни давно прошло, никто не убивает строителей секретных объектов. Ведь если человек дурак и начинает выбалтывать то, за что подписался в документах о неразглашении, то просто поедет в места не столь отдалённые, а там уже будет десять лет бесплатно валить лес. Вы же внимательно читали документы?

— Да, внимательно, — кивнул Юра.

— При этом привезли с собой человека, который документов не подписывал… Ну да ладно, это простительно, я прекрасно понимаю ваше беспокойство.

Достав из кармана четыре пачки долларов, я отсчитал от одной из них половину купюр и отправил их обратно в карман. Остальное вручил женщине.

— Тридцать пять тысяч, ровно половина от оговорённой цены с учётом недавно озвученной суммы.

Увидев деньги, мужики оживились и повеселели. После недолгого общения и прощаний, женщина поспешила сесть в машину и уехала.

— Что дальше? — спросил Никита, самый молодой строитель.

— Грузите в кузов пикапа вещи. Сейчас моя помощница вколет вам снотворное. Не беспокойтесь, она профессиональный медик. После укола садитесь в машину и занимаете наиболее комфортную позу. Как только все уснут, я отвезу вас к месту строительства.

— А это не опасно? — испугано спросил Никита.

— Опасность отсутствует, процедура много раз опробована. Мужики, не вы первые, не вы последние. Секретные стройки постоянно идут по всей стране. Считайте, что вы вытянули счастливый лотерейный билет. Где ещё в настоящее тяжёлое время вы найдёте того, кто нуждается в строительстве и готов серьёзно переплачивать? Уж небольшие неудобства можно потерпеть.

— Мы рады, но всё равно страшно, — сказал Дмитрий.

Из дома вышла Ольга, на ней был медицинский халат, в руках она держала коробочку. Подойдя к машине, она положила коробку на водительское сиденье, открыла её и достала иголку.

— Подходим по одному, — намачивая ватку спиртом, приказным тоном сказала она.

Мужики потянулись. Они получали свой укол, рассаживали в салоне автомобиля и ждали.

— От меня сегодня ещё что-то требуется? — спросила Ольга.

— Нет. Езжай домой, отдохни пару дней.

Ольга уехала. Я дождался, когда все уснут, активировал портал и проехал в него. Ещё пару часов пришлось ждать, пока снотворное ослабит своё действие. Затем намочил ватку нашатырным спиртом и при помощи её разбудил рабочих. Сонные, они стали покидать салон автомобиля и с удивлением осматривали местность. По краям участка был расставлен разнообразный транспорт.

— В том газоне бензин, — показал я. — В том дизельное топливо. В двух других бочках вода. Питьевая вода стоит за трейлером. Баллоны с пропаном за мешками с цементом накрыты тентом от солнца. Туалет и душевая в дальнем конце участка. Инструменты и дизельный генератор накрыты плёнкой. В мешках песок и щебень.

Мужчины стали осматриваться вокруг, потихоньку они приходили в себя, но были ещё квёлыми. Оглядев фронт работ, минут через двадцать все собрались возле меня.

— В принципе, нас всё устраивает, — начал Юра. — Где еда?

— Продукты разложены по шкафчикам в трейлере и в его багажном отделении, и раскиданы по кабинам грузовиков. Они не заперты, это сделано для защиты от диких животных. Мыльно-рыльные и туалетная бумага в кузове УАЗ-а. Видите, на трейлере висят две фиговины?

— Да, — кивнул Никита, с интересом рассматривая футуристичные предметы.

— Справа мини-холодильник — работает на солнечной энергии. Слева стиральная машинка. Загружаете туда вещи, закрываете, кладёте её в ёмкость с водой, нажимаете кнопку, через полчаса забираете чистые вещи. Стирального порошка не надо.

— Какой-то космос… — удивлённо протянул Виктор.

— А как сюда доставили всю эту технику? Как мы вообще сюда приехали? — стал расспрашивать Дима. — Тут ведь ни дороги, ни тропинки.

— Вертолётом, — не моргнув и глазом, соврал я.

— Что, мы тоже летели на вертолёте? — испуганно вопросил Никита.

— Лично вас телепортировал! — насмешливо произнёс я. — Не надо лишних вопросов, а то после ответов на них вас заставят дать такие подписки, что станете невыездными лет на двадцать.

— Ладно, понял, — пошёл на попятную Никита.

— Юра, что скажете по срокам?

— Тут нам работы от трёх недель до месяца, может дольше, — ответил он.

— Если управитесь за три недели, вас ожидает дополнительная премия в размере десяти тысяч долларов. Каждый день размер премии будет уменьшаться на тысячу. Если всё построите за тридцать дней, считайте, получите плюсом всего тысячу.

— Постараемся, — оглядев обрадованно подобравшихся мужчин, сказал бригадир.

— Я вас буду навещать раз в день, если появятся какие-то пожелания, высказывайте, постараюсь их осуществить.

— Тут сигареты можно купить? А то я только блок с собой взял, — сказал Никита.

— Конечно, — усмехнулся я. — Когда медведя встретишь, спроси у него, он наверняка с собой носит пиво и сигареты.

— То есть, нет? — погрустнел Никита.

— Тут что, медведи водятся? — с опаской спросил Виктор.

— Ещё волки, лисы, орлы и много другой живности. Лес же. Но вам нечего бояться. Пойдёмте, покажу.

Пока я шёл в сторону водительской двери трейлера, рабочие гуськом шли за мной по пятам. Открыв дверь, я достал гладкоствольный карабин и продемонстрировал пачку патронов.

— Пользоваться умеете?

— Я охотой увлекаюсь, — ответил за всех Дмитрий. — Сайга… Хороший аппарат.

— Пользуйтесь по нужде, не бойтесь подстрелить зверя, тут у вас лицензии никто не спросит. Но не стоит устраивать охоту в ущерб строительству. Карабин всегда держите под рукой.

— Понятно. Ружьё — это хорошо, — сказал Юра. — Ну что, мы начнём?

— Поле деятельности я показал, дальше действуйте на своё усмотрение. Но учтите, что качество выполненных работ я буду контролировать беспристрастно. Всё же работаете на солидную контору, а не на шабашку.

— Это понятно, — кивнул Юра. — Будем стараться.

Неудобно, когда приходится скрывать наличие ПВПВ. Пришлось идти пешком до родника, оттуда перемещаться и идти обратно к дому.

* * *

Строительство уже неделю идёт полным ходом. Я каждый день навещаю рабочих, приношу им то дождевики, то сигареты, то сладости. Иногда приходится возить в небольших количествах дополнительные стройматериалы и инструменты. Портал приходится создавать у родника, оттуда уже добираюсь на электровелосипеде, обратно таким же образом.

Осталось раздобыть лишь элементы для снабжения дома электричеством. И тут уже есть варианты. Самый простой — купить всё в этом мире и переправить в дикий. Но после мира продвинутого социализма невооруженным взглядом видно несовершенство современных технологий. А в СССР возвращаться опасно, хотя хочется использовать именно их технологии. Раз хочется, значит надо придумать способ достать нужные вещи.

Итак, у меня есть несколько вариантов. В первом случае нужно лучше замаскироваться и всё купить. Во втором украсть. Но солнечные батареи и оборудование даже для домашней электростанции — это не золотые слитки, вес может и тот же, но хрупкость и размеры другие. Склады наверняка хорошо охраняются. Так что я больше склоняюсь к первому варианту. Но в Царицыне мне светиться нельзя, там все милиционеры стоят на ушах: несколько случаев убийства представителей правопорядка одним и тем же человеком в разное время, непонятное исчезновение преступника, который использовал неизвестные технологии. Понятно, что меня там будут ждать.

В принципе, для скромной жизни мне хватило бы и туристических зарядных станций, но хочется жить хорошо. Да даже если достану аккумуляторы производства СССР, уже можно будет наплевать на солнечные батареи и поставить местные.

Поняв, что думать и сомневаться можно до бесконечности, я решил действовать. В тот же день Ольга по моей просьбе купила новенькую грузовую Газель. Сейчас в автомагазинах затишье, народ вымер, машин на складах много, производства встали, так что дилеры шли на любые уступки. Во-первых, сулили большие скидки. Во-вторых, из-за инфляции они с большой охотой принимали доллары. В-третьих, всячески помогали с постановкой автомобиля на учёт. Приходишь с деньгами в автосалон — через три часа выезжаешь на машине с номерами.

Следующим утром на Газели я поехал в Ростов-на-Дону. Это ближайший крупный к Волгограду город, поэтому выбор был очевидным. С собой взял набор для грима, ворох одежды, немного долларов и советские рубли, которых у меня осталось большое количество.

До Ростова-на-Дону доехал за семь часов. Довольно быстро удалось арендовать на пару суток дом с местом для машины на окраине частного сектора. Тут было много укромных мест, откуда можно незамеченным не только переместиться порталом, но и целую машину перегнать в другой мир.

На разведку пошёл в тот же день после тщательной предварительной подготовки. На то, чтобы замаскироваться, мне пришлось убить много сил, зато узнать меня не сможет ни человек, ни программа распознавания лиц. Милиционеры СССР ищут кого? Мужика.

Теперь я выгляжу как неприметная старушка из деревенской глубинки: длинные седые и неопрятные волосы торчат из-под косынки; благодаря цветным линзам мои глаза стали зелёными; множество морщин испещрили лицо; большой и горбатый нос с бородавкой вызывает лёгкое отвращение и желание отвернуться и больше никогда не видеть этого лица; специальная капа с накладными зубами изменила форму скул и позволила демонстрировать окружающим большие и кривые зубы. Одежда — это вообще отдельная история: бесформенное цветастое платье скрывает мою мускулистую фигуру и ноги, накладной живот полнит, галоши на ногах сразу дают понять, что я из деревни, клюка и лёгкая горбатость завершают образ.

Если меня в таком виде просчитает местная система контроля населения — я больше в этот мир ни ногой. Это будет слишком круто. В любом цивилизованном мире ни один страж порядка не обратил бы внимания на бабку-колхозницу, приехавшую в город. Она никому не нужна, а заподозрить в таком человеке преступника может лишь самый отпетый параноик.

Кейс с портальной пушкой был помещён в большую потёртую сумку, с виду самодельную, сверху он был прикрыт тряпкой и присыпан мелким и грязным картофелем, который я ещё смочил водой. Милиционеры тоже люди, с большой вероятностью, увидев в сумке у бабули грязный картофель, они побрезгуют лезть дальше. Во-первых, чтобы не испачкаться. Во-вторых, логика подсказывает, что человек не будет класть под картофель то, что надо держать в чистоте, например, пистолет.

Вот вроде мир продвинутого социализма, а частный сектор почти такой же, разница лишь в материалах домов и в машинах, которые припаркованы возле дворов. Но и в этом мире в месте перехода оказался весьма удобный пустырь.

Я спокойно поковылял в сторону многоэтажек, там по идее должен ходить общественный транспорт. Вскоре выяснилось, что решение было верным. Пока меня никто ловить не намеревался, что прибавило уверенности в выбранной тактике. Неудобство доставляла затёкшая от неестественного положения спина. Если бы не клюка короче необходимой длины, я бы мог забыться и распрямиться. Пришлось терпеть.

На остановке на лавочке сидело две старушки, в целом их внешний вид не особо отличался от того, что можно увидеть в родном мире, по сравнению с моим образом они были завзятыми модницами. Изменив голос, я решил обратиться к информаторам.

— Ох, погодка сегодня, — продребезжал я писклявым голоском. На мужской не был похож, и то хлеб, но получилось несколько противно.

— Ага, жара, — согласилась полная бабулька. — У меня сегодня давление скакало.

— У меня тоже, — радостным тоном подключилась худенькая старушка маленького роста. — Я сразу таблетку выпила, и думала, вызывать врача или нет?

— А я с деревни весь день в автобусе тряслась. Жуть, как кости болят. Внук дом строит, занят делом. Говорит, бабуль, съезди в город, узнай, где продаются эти… Штуки, которые из солнца электричество делают.

— А чего он сам в информационной сети не посмотрит? — возмущённо вопросила полная бабуля.

— Дык, у него эта штука электронная сломалась, которой он сетью пользуется, а солнечное электричество им уже скоро на дом ставить надо. Сам-то он занят стройкой, не досуг в город за новой штукой ездить, а мне чего? Сложно внуку помочь? Не сложно!

— Это правильно, молодёжи надо помогать, — покивала маленькая старушка. — А ты, наверное, и не знаешь, где магазин?

— Не знаю, — с печалью сознался я.

— Так тебе надо в этот, магазин электрики, там всё есть. Я видела большой магазин на улице Доватора. Тебе надо проехать на автобусе…

Долго ещё бабки трепались ни о чём и пытались меня втянуть в диалог, а я морщился от спазмов мышц из-за скрюченной спины, что сплетницы списывали на старческие боли в спине. Выяснив, куда надо выдвигаться, я отправился на автобусах в путешествие по городу. На улице Доватора действительно обнаружился нужный магазин, я даже попал туда сразу по окончании обеденного перерыва.

Магазин был пустой, ни одного посетителя. На стендах были выставлены образцы. Ко мне тут же поспешил продавец, молодой парень в джинсах и синей футболке, на которой висел бейджик с именем Игорь.

— Бабуля, вам помочь?

— Милок, — изменённый голос был противен самому, так что неудивительно, что от него парень поморщился, — у меня внук в деревне строит дом. Он послал меня купить штуку, чтобы от солнца электричеством дом снабжать.

— Вы попали по адресу, — дружелюбно сказал юноша. — На сколько киловатт?

— Ась?!

— Я говорю, какой мощности нужна установка! — повысил голос парень, почти перейдя на крик, подумав, что я «глухая».

— Ой… Ну, чтобы техника работала. Холодильник, там, стиральная машина, роботы-уборщики и прочая.

— На это будет достаточно базовой модели на шесть киловатт. Вам как, подороже или подешевле?

— А что лучше?

— Дешёвая модификация представляет собой три твёрдые панели размером метр на два метра, они ещё из старых запасов. Там ещё в комплекте идёт старый аккумулятор на тысячу ампер часов. Для дачи хватит с головой. Они идут с большой скидкой — всего сто двадцать семь рублей за комплект, включая инвертор и провода.

— А новый?

— Новый стоит намного дороже. Солнечная панель идёт в виде гибкой наноткани на основе графена: сверхпрочная, лёгкая и компактная — в развёрнутом виде метр на три метра, в свёрнутом состоянии помещается в небольшой кейс. Инвертор новой модели более компактный. Аккумулятор тоже последней модификации на сто тысяч ампер часов со сроком службы пятьдесят лет. Цена за комплект девятьсот десять рублей.

— И что, такая штука выдаёт шесть киловатт?

— Зависит от того, насколько солнечная погода, в пике при ярком солнце может выдавать до шести киловатт, а в пасмурную погоду в несколько раз меньше. Можно взять усиленный комплект, в котором идут две солнце улавливающих ленты, тогда мощность повысится в два раза.

— Да, милок, вот такую штуку надо.

— Бабуль, но это дорого — тысяча триста восемьдесят рублей!

— Милок, не беспокойся, внук мне дал денег.

— Что же, ваше право. Оплачивайте в кассу.

Заплатив большую по местным меркам сумму в кассу, я вернулся к пареньку. Он уже стоял с относительно небольшой картонной коробкой (где-то пятьдесят на пятьдесят сантиметров в длину и высоту и около двадцати пяти в ширину). В похожих коробках в родном мире продают системные блоки для компьютеров, никак не ожидаешь, что в ней может уместиться солнечная электростанция на двенадцать киловатт.

— А тут точно всё? Какая-то маленькая коробочка.

Парень усмехнулся, но постарался спокойным тоном объяснить:

— Бабуль, так она и не должна быть большой. Современные технологии позволяют делать всё компактным. Вы не беспокойтесь, в коробке есть всё для подключения: две солнцеулавливающих ленты, инвертор, провода, аккумулятор.

— А как же их крепить, если они тканевые?

— Бабуль, всё учтено. В комплекте идёт инструкция и специальный состав в баллончике — его наносят на обратную сторону ткани, после ткань приклеивают на солнечную сторону крыши.

— А как же грязь? Или ежели крышу починить придётся…

— Во-первых, ткань очень прочная. Даже если пожелаете — не сумеете её повредить, только специальным инструментом, — устало продолжил продавец. — Даже если у вас в деревне крыша из древнего шифера, то такая солнечная панель её лишь укрепит и заклеит щели от гвоздей. Во-вторых, поверхность обработана специальным составом, который отталкивает грязь. Чтобы загрязнить её поверхность — придётся сильно и целенаправленно стараться.

— Спасибо, милок. Не держи зла, я старая дура, уже ничего не соображаю.

— Всего доброго, — поморщился от моих причитаний парень, он хотел как можно скорее избавиться от навязчивого покупателя.

Я не стал затягивать. Раз эта штука работает, то компактность ей даже в плюс. Плохо, что она фактически одноразовая — наклеил на крышу и забыл. Выходит, на другое место её получится перенести только вместе с крышей. Зато нести удобно. А я целую газель пригнал, думал, придётся грузить как раз те самые большие панели, уже продумывал разные варианты доставки груза на пустырь…

Коробка весила немного, но мне приходилось отыгрывать роль старушки, из-за чего спина всё больше и больше болела. Пока вышел из магазина, думал хоть на этот раз дойти до Сельхозтехники и купить дронов, но пока дополз до автобусной остановки, понял, что не судьба. Туда я дойду, только если прекращу играть роль и выпрямлюсь. Попадать в поле зрение милиции не хотелось, поэтому поплёлся обратно в район прибытия. Дорога показалась очень долгой.

В съёмном доме мира обезьяньего гриппа я оказался уже в четыре часа вечера. Неплохо, если учитывать, что всего двенадцать часов назад выехал из Волгограда. Возвращаться в СССР в образе старушки у меня не было никаких сил, второй раз гнуть спину я в ближайшее время не смогу, а другую маскировку использовать не хочу, чтобы не проколоться. Но возвращаться в Волгоград с пустым кузовом глупо, зря что ли машину покупал и гонял? Знал бы, что всё поместится в маленький коробок, поехал бы на поезде или автобусе.

Интересно, чем славится Ростов-на-Дону? Что такое вкусное или полезное тут можно купить оптом, чтобы потом наслаждаться? С этими вопросами я полез в интернет.

Город оказался не такой уж и бесполезный. Тут много складов и производителей вино-водочной продукции, причём большинство делает вино из местного винограда. При мыслях о вине я представил, как холодными зимними вечерами развалился в кресле у печи и попиваю его…

Немного отлежавшись, я поехал на вино-водочный завод. Там мне так понравилось, что уезжал с полным кузовом различной алкогольной продукции. Ночь переночевал в арендованном доме, а рано утром поехал обратно в Волгоград. Уже к полудню одинокая Газель стояла во дворе. Алкоголь я не планировал никуда девать, хотел его оставить себе на будущее, но из-за рабочих не могу загнать машину в параллельный мир.

А чего я вообще суечусь? Чего от жизни хочу? Ещё недавно всё было понятно — я отставной солдат, получаю пенсию и могу спокойно жить в своё удовольствие. Потом началась беготня со спецслужбами. Но теперь-то у меня есть деньги, документы и неограниченная свобода. Могу путешествовать по миру, пусть не родному, но такому похожему. Если этого мало, есть множество неизведанных миров…

Вначале я хотел отомстить спецслужбам родного мира и выяснить всю подноготную. Есть подозрения, что с отцом всё было не так уж и гладко. А может моё ранение тоже не случайное? Но стоит ли сейчас лезть в эту клоаку? Зачем мне вообще сдался родной мир? У меня там не осталось родных и близких, только друзья-сослуживцы, но без них как-нибудь проживу. Если советская фармацевт не врала и нестарин действует, то у меня впереди долгая жизнь. Стоит ли её разменивать на мелочи вроде мести?

А ведь ещё есть непонятные сверхспособности, полученные благодаря сыворотке отца. С ними тоже следует разобраться. Уже кое-что стало получаться, но ведь если это одна из тех способностей, которая может развиваться, то грех будет оставить всё как есть.

Да ну-у… Нет, с всепрощением — это полный бред! Что я, мальчик для битья? Какие-то мрази будут втаптывать мою жизнь в фекалии, а я буду терпеть и прощать? Не на того нарвались. Меня большую часть жизни учили уничтожать врагов, а тот, кто решил растоптать мою жизнь ради пары ампул бурды — враги, которым нет пощады. Я не смогу спокойно спать, пока они будут хорошо жить, жрать от пуза и наслаждаться своей властью. Идти против системы сложно и бессмысленно, но мне вся система не нужна. Нужно узнать о конкретных личностях, которые решили, что Александра Петрова нужно пустить в расход, и за это им воздать по заслугам. Действие рождает противодействие. Вы хотели его? Значит, получите в полной мере!

Глава 20

Ружья и карабины — это замечательно. Люблю оружие, но с охотничьими пукалками против обученных солдат и суперменов не воюют. Стволы я брал в основном с целью использовать их в диком мире, всё же там действительно водятся опасные звери, от которых надо иметь защиту, плюс охота позволит добыть свежего мяса. Конечно, с количеством стволов я пожадничал, ими можно целую охотничью артель вооружить. Но оружие лишним не бывает, а патронов всегда мало.

Против суперменов надо иметь более существенные средства воздействия. Проще всего было бы ограбить один из военных складов. Там с сигнализациями всегда был напряг. Лучшая и практически единственная сигнализация в армии — это люди. Если некто сумеет, минуя все запоры, попасть на склад, при этом не будет шуметь, он имеет высокие шансы уйти с прибытком и не вызвать тревоги.

На военном складе можно добыть привычное вооружение, что плюс. С другой стороны, советское оружие мне понравилось больше. Если у них милиционеры ходят с пистолетам, как у нас в спецподразделениях, то чем тогда вооружены солдаты? Стоит добавить к этому известный факт о том, что СССР постоянно и успешно воюет, можно сделать вывод — с оружием у них должно быть всё хорошо.

Но тут встаёт множество проблем. С нашими армейскими складами я знаком, немало их повидал за время службы. А что со складами СССР? Я не знаю месторасположения, не имею понятия об охранных системах. По идее, они должны быть на довольно высоком уровне, раз уж за обычными гражданами ведётся тотальная слежка. И стоит ли овчинка выделки? Насколько лучше будет автомат «Сделано в СССР», чем «Сделано в России»?

Интересно получается. Есть продвинутые миры, покоряющие Марс. Есть миры вроде моего. А ведь есть такая вселенная, из которой родом мой отец. Там наверняка технологии ещё круче. Может попытаться найти такой мир? А если найду, что дальше? В СССР мне быстро хвост прищемили, а уж в далёкой галактике могут сходу заковать в кандалы, отнять портальную пушку и отправить выращивать пшеницу на аграрную планету или добывать уран.

Немного отдохнув после утомительной поездки, я оседлал велосипед и поехал проведать строителей. Когда выезжал на велосипеде к лагерю, все четверо мужиков сидели в беседке на лавках и курили. На столе, сооружённом из распущенных брёвен, стояли грязные тарелки.

— Здорова, мужики. Как у вас дела?

— Александр, здравствуйте, — кивнул мне Юра.

— Приветствую вас, — сказал Никита.

Дмитрий кивнул, а Виктор пробурчал что-то неразборчивое и скривился, словно от боли.

— Да вот, у нас тут ЧП, — Юра кивнул в сторону Виктора, — Витя ногу подвернул, теперь нормально работать не сможет.

— Давайте посмотрим, что с ногой. Где болит?

Прислонив велосипед к столбу беседки, я подошёл к Виктору и положил на землю рюкзак. Мужчина закатал штанину и показал на распухшую лодыжку.

— Понятно.

Я полез в рюкзак за лекарствами, которые вожу там постоянно. Достал оттуда шприц-тюбик регенерина, обезболивающее, обычный одноразовый шприц и эластичный бинт.

— Не бойся, боец, завтра будешь скакать, как горный козлик.

— Это что? — Виктор с подозрением покосился на оголённую иглу шприц-тюбика.

Остальные рабочие с интересом наблюдали за моими манипуляциями, выпуская густые клубы сигаретного дыма.

— Это военный препарат против отеков, предназначенный для спецназа. В аптеках такой препарат не продают. Сейчас будет немного больно, Витя, потерпи немного.

В первую очередь пощупал ногу. Виктор скривился от боли и зашипел. Убедился, что это действительно вывих, а не перелом. Затем достал спиртовую салфетку, протёр кожу, обколол парня обезболивающим. Пришлось подождать, когда препарат подействует. Вправил вывих на место, после чего стал обкалывать припухлость регенерином. Когда лекарства осталась половина тюбика, вколол остатки в вену на руке. Виктор мужественно терпел неудобства. Убрав негодный шприц-тюбик, плотно зафиксировал лодыжку эластичным бинтом.

— До утра ногу постарайся не напрягать. Бинт снимешь перед сном. Завтра утром, если нога будет болеть, сам перемотаешь её бинтом и не напрягай. Но вообще препарат должен подействовать очень быстро, так что с утра уже ничего не должно болеть.

— Спасибо, — сказал Виктор.

— Никогда не слышал о таком препарате, который за ночь снимает отёк, — заметил Дмитрий.

— И не услышите, поскольку на полках аптек препарат вряд ли появится. Это лекарство стоит очень дорого и обладает серьёзными побочными эффектами, которые при однократном применении не страшны.

— А я сразу понял, что вы не простой человек, — сказал Юра. — Сразу заметно, как вы ходите — плавно, словно хищник. Когда на велосипеде приезжаете, вас слышно издалека, а когда пешком приходили, ни одна веточка не хрустнула, словно парите над землёй. Мы же когда идём по лесу, шум такой, как от стада мамонтов.

— И где такому учат? — с любопытством спросил Никита. — Я в танковых войсках служил…

— Где я проходил службу — военная тайна. Но я пришёл по другому поводу. Меня несколько дней не будет. У вас есть всё необходимое?

— Пока всё, — ответил Юра. — Разве что курева только на неделю осталось.

— Дня через три-четыре я вернусь, привезу сигарет. В это время постарайтесь обойтись без травм. И ещё я заметил, что ружьё вы не держите под рукой. Очень опрометчивый поступок. Пока поблизости я видел лишь лис, но ведь на объедки может и медведь заглянуть. Будьте осторожнее.

* * *

В Москву полетел ранним утром. Пользоваться обычным самолётом не стал. В прошлый раз на досмотре пограничники докопались до портальной пушки, пришлось долго им вешать лапшу, что это детская игрушка. А ведь могли отобрать или не пустить на борт. Ехать на поезде долго. Но я нашёл выход — аренда частного самолёта. В таком случае досмотра удаётся избежать, поскольку небольшие самолёты стартуют с частного аэродрома, где нет никакой таможни.

В интернете было полно предложений о заказе частного самолёта, владельцы летательных аппаратов в результате эпидемии и кризиса лишились клиентуры, поэтому были согласны на всё. С контролем полётов тоже были проблемы, поскольку государственные структуры испытывают недостаток в персонале.

К аэродрому я приехал на Газели. Возле въезда меня с нетерпением встречал сорокалетний худой мужчина в обычной одежде: джинсы и синяя рубашка. Он был среднего роста, с аккуратной модельной стрижкой русых волос.

— Здравствуйте, — улыбнулся он. — Меня зовут Константин. Вы Александр?

— Доброе утро. Саша, — протянул я руку, которую мужчина тут же пожал.

— Я пилот. Решил вас встретить, как только увидел машину. Вы на грузовике — надо будет что-то перевозить?

— Костя… Ведь можно вас так звать?

— Можно на ты, — кивнул пилот.

— Отлично. Костя, пока надо доставить в столицу меня. Там видно будет. У вас как с заказами?

— Негусто, — печальным тоном ответил мужчина.

— Можете подождать меня двое суток в столице? Потом я вам оплачу обратный полёт в Волгоград.

— Да, без проблем, хоть неделю готов ждать, — кивнул он. — Цена такая же — тысяча четыреста долларов в один конец до Москвы, плюс по двадцать баксов за каждый час простоя. Деньги за время ожидания вперёд.

— Договорились.

Я протянул мужчине оплату за полёт в один конец и тысячу долларов сверху за пару суток ожидания, он тут же убрал деньги в карман. Мы направились в сторону самолётов, среди которых были в основном маленькие легкомоторные аппараты, которые до столицы не долетят. Константин подошёл к более крупному самолёту-амфибии, у которого было два винтовых мотора, а крыло расположено сверху. Нос самолёта напоминал своими формами лодку, салон рассчитан на перевозку четырёх людей, включая пилота.

— Что за аппарат? Он до Москвы долетит?

— Многоцелевой самолет-амфибия Л-42 «Чайка», — начал пояснять пилот. — Крейсерская скорость двести километров в час, дальность полёта до тысячи шестисот километров. Может садиться не только на аэродромы, но и на водоёмы.

— Неплохо. Сколько груза можно взять на борт?

— Максимум шестьсот килограммов, но с учётом нашего веса больше двух-трёх центнеров не рекомендую.

— Учту.

Полёт показался довольно долгим, но на самом деле занял всего четыре с половиной часа. Это примерно в два с половиной раза больше, чем полёт обычным рейсовым самолётом. Но если учесть время регистрации и ожидания, возможную задержку рейса и прочие нюансы, то выходит даже быстрее.

До самой Москвы мы немного не долетели, Константин приземлился на небольшом частном аэродроме в двадцати пяти километрах от столицы.

— Я сейчас оплачу за два дня стоянки самолёта, — начал пилот, — запиши мой номер телефона и позвони часа за три до вылета.

— Хорошо, Костя. Диктуй…

Рядом с аэродромом расположен посёлок Верхнее Мячково. Отсюда добраться до столицы можно разными путями, но в город мне не было смысла ехать, разве что за транспортом. Не хотелось терять время, а поблизости невозможно было арендовать автомобиль. Можно нанять такси, но по цене это получится примерно то же самое, что и покупка, плюс не нужный свидетель моих поездок. В итоге остановился на рассмотрении варианта покупки машины.

Интернет работал замечательно, пока кризис и мор на нём никак не отразились. Поставил в смартфоне фильтры на покупку транспорта по цене и месту, ограничив область шаговой доступностью. Удалось найти единственное предложение — это был «каблучок», то есть автомобиль с грузовой будкой на базе ВАЗ 2107. Машину отдавали всего за тысячу долларов. Я тут же созвонился с владельцем и уговорил его привезти колымагу к въезду на аэродром.

Вскоре, расставшись со штукой баксов, я уехал на «каблучке» в сторону Московской области. Память меня пока ещё редко подводила, а уж путь к военной части я всегда запоминал, даже если побывал там единожды. Бойцы, которые доставляли меня после обыска в квартире, сделали глупость — они позволили мне запомнить дорогу до места назначения. Так что сейчас я ехал к тому месту, где в родном мире расположена закрытая военная часть, на территории которой базируется подразделение ФСБ, в котором служат супермены.

В конечной точке маршрута меня ожидал сюрприз. Я ждал контрольно-пропускного пункта на подъездной дороге, шлагбаума или хотя бы патрульного солдата, но реальность оказалась намного благосклоннее. Серый бетонный забор с грязевыми потёками был покрыт похабными надписями, на ржавых воротах облупилась краска, они были изрисованы граффити, грунтовая дорога возле части поросла травой и даже молодыми деревьями.

Отогнав машину под прикрытие высоких деревьев, которые росли в десяти метрах от забора, огораживающего военную часть, я уверенной походкой направился к воротам. Перелезть через них оказалось просто, лишь громкий металлический грохот извещал округу о противоправных действиях, но вокруг на несколько сотен метров простирается лес, так что никто не должен меня услышать.

Плац вызывал ассоциации полной заброшенности, местами сквозь асфальт прорывалась трава. Сама часть небольшая, она полностью повторяет ту, в которую меня привозили, за тем исключением, что в моём мире территория и строения находятся в образцовом порядке. В ангаре для техники оказались распахнуты ворота, они были ржавыми и держались на честном слове, внутри была пугающая темнота. Казарма оказалась наполовину разрушенной, большей части кирпичей не было на месте, наверное, растащили местные жители. Крыша держалась на соплях, в ней зияли большие дыры. Наиболее целым строением оказалось административно-командное здание, к которому сбоку был пристроен склад, в нём по идее должно было храниться оружие, вещи и продовольствие. Окна строения были заколочены гнилыми досками, между которых имелись широкие щели. Возле центрального входа висела табличка с изображением российского триколора с надписью:

Оборонное могущество поддерживается на таком уровне, который позволяет надёжно защитить мирный труд, мирную жизнь людей

Сама же дверь была приветливо распахнута, словно приглашала меня войти внутрь. Внутри здания валялись горы мусора, бычки, пустые бутылки из-под пива, водки и портвейна. Следуя по коридору, по которому вели меня к кабинету сотрудника ФСБ на допрос, наткнулся на старый плакат с выцветшей краской:

Военная служба в рядах Вооружённых сил Российской Армии почётная обязанность российских граждан

В самом конце помещения была большая комната, обычно именно тут располагается кабинет руководства. Я готов укусить себя за локоть, если начальник подразделения ФСБ, в котором меня пытались превратить в сухофрукт, не заседает именно в этом помещении в параллельном мире. Возможно, он сидит там сейчас. Как же хочется воспользоваться порталом, затащить его сюда и выбить всю важную информацию, но пока не стоит пороть горячку. Оружия я не брал, чтобы не нарываться на проблемы с местными стражами порядка, а лезть с пустыми руками в место базирования врага — надо быть полными идиотом.

Зато теперь план начинает обретать очертания. Очень удачно, что в этом мире часть так и осталась заброшенной. Похоже на то, что на родине из-за сыворотки, произведённой отцом, было создано спецподразделение ФСБ, которое негде было размещать. Эта часть была расформирована, территория осталась невостребованной, в итоге её отдали суперменам. А тут моего отца не было, территория части никому не была нужна, вот и осталась она не у дел.

Местность разведана, можно заняться подготовкой. Следующей точкой маршрута стал магазин, специализирующийся на военном обмундировании. На этот раз я был одет очень обычно: в джинсы и футболку, чтобы не привлекать к себе внимания, а с собой взял лишь самый минимум в рюкзаке.

В Москве из-за высокой концентрации людей эпидемия унесла жизни почти половины населения — это был страшный удар. Но по улицам ходят толпы народа, на дорогах много машин, большинство магазинов продолжают работать, нет дефицита ни в товарах, ни в топливе. Магазин, к которому меня привёл навигатор смартфона, работал в штатном режиме. Девушка-продавец в милом сиреневом платье, с медицинской маской на лице, сразу же обратилась ко мне приятным голосом:

— Добрый день, чем могу вам помочь?

— Добрый день, — кивнул я. — Секундочку, я должен осмотреться.

Тщательно отбирая вещи, я собирал комплект, который точь-в-точь был похож на форму спецназовцев ФСБ, тех самых, которые меня сопровождали и охраняли.

— Вот такой костюм пятидесятого размера, — продемонстрировал продавцу отобранный комплект, который оказался на пару размеров больше.

— Что-то ещё?

— Обязательно…

Магазин я покинул лишь спустя час. Второй точкой маршрута стала парикмахерская, где в очередной раз за месяц перекрасил волосы из чёрных с сединой в просто чёрные. Мастер привела мою причёску к уставной форме, а то за последнее время оброс.

Мотаться по городу пришлось много. После парикмахерской я поехал на склад-магазин компании, которая занимается продажей оборудования для складов. Там приобрёл маленькую рохлю. Это складская гидравлическая тележка с парой узких вил длиною восемьсот миллиметров. Она способна перевозить груз весом до двух тонн. Есть модели с более длинными вилами и грузоподъёмностью в три тонны, но мне нужна была самая компактная рохля.

Затем поел в кафе, нашёл и арендовал на сутки квартиру и тут же завалился спать.

Будильник сработал ровно в девять часов вечера. Умывшись и приведя себя в порядок, я перекусил остатками еды из кафе и направился к автомобилю. Мой путь лежал в сторону одной из войсковых частей. Стоит отметить, что в Москве и Московской области воинских частей много, у меня был богатый выбор, куда ехать. Но выбор оружия в обычных частях небогатый: автоматы Калашникова, пистолеты Макарова, наступательные и оборонительные гранаты и тому подобное. Всё это неплохо, но я больше привык работать с другим оружием. Поэтому ехал к знакомой части, в которой базируется спецназ.

Грабить по одной и той же схеме интересно и волнительно в первый раз, во второй раз мандраж намного меньше. Но вскоре это превращается в рутину. Изрядные дозы адреналина продолжают гулять по крови, но уже знаешь, как лучше действовать.

Пробраться на склад через дикий мир с использованием микро-порталов — оказалось несложно. Сложнее оказалось протащить рохлю, создавая как можно меньше шума. А дальше оставалось бесшумно передвигаться по складу. Но эта бесшумность была достигнута лишь благодаря тщательной подготовке: колёса рохли пришлось дополнительно прорезинить, чтобы не грохотали; всё, что может скрипеть — было обильно смазано.

Прибор ночного видения ограничивал обзор, но фонариками тут пользоваться нельзя, поэтому пришлось идти на компромисс. Склад оказался очень приличных размеров и забит разным барахлом и ящиками, из-за чего пришлось потратить много времени на поиски упаковок с нужными маркировками.

Целый ящик оружия мне много, но его вскрытие создаст много шума, поэтому пришлось совершать «оптовые закупки». Сложности начались на этапе переноса нужных ящиков на рохлю, во-первых, тяжело, во-вторых, нельзя шуметь.

Почти час я бродил по складу. В итоге в портал с трудом закатил рохлю, доверху наполненную ящиками с автоматами, пистолетами, гранатами, взрывчаткой и взрывателями, патронами… И в диком мире я застрял. Тележка попросту не могла в гружёном виде передвигаться по мягкому лесному грунту. Пришлось перенести самый яростный бой, в котором моими противниками встали внутренняя жаба, хомяк и зародыш прапорщика. Победила лень. Стоило представить, что придётся тащить всё на горбу, как подумал: «Да ну, нафиг».

Ящики были вскрыты, оружие перекочевало из одного в другой. Четыре из них, забитые под завязку, отправились на землю. В пятом остались по паре экземпляров каждого вида трофейного вооружения. А вот с взрывчаткой, гранатами и патронами я расставаться категорически не желал. Что делать? Потащил ящики на рохле по одному, так она хоть как-то ехала, и хоть не на руках несу.

Всю ночь я пахал как проклятый, ползал по лесу и матерился. Но к утру кузов пирожка был забит ящиками с оружием. Какой-то мужик прошёл через пустырь, на котором я припарковался. Он кинул взгляд на меня, всего вымазанного в грязи, увидел рохлю и потерял весь интерес. Если человек грузит какие-то ящики в багажник коммерческого автомобиля при помощи специальной тележки — это окружающим кажется нормальным, даже если это происходит под утро. Мало ли, вдруг у человека свой бизнес. Так что маскировка у меня что надо.

Припарковав на свободном месте машину перед пятиэтажкой, в которой я снял жильё, отправился спать.

Разбудил меня скрежещущий шум ключей в замочной скважине. Я резко подорвался. За окном уже солнце давно взошло, был день. Я схватил табурет и прижался спиной к стене, готовясь встречать незваных гостей.

— Вы ещё тут? — раздался прокуренный женский голос, который тут же был опознан, как принадлежащий хозяйке квартиры.

— Да. Я в трусах.

— Ваше время кончилось.

— Хорошо. Сейчас оденусь и соберусь.

— Я пока посижу на кухне.

Отдав женщине ключи от квартиры, я отправился к машине. Первым делом позавтракал в кафе, затем заехал в строительный магазин, где приобрёл ножницы по металлу, чёрный полиэтилен, упаковочную плёнку с пузырьками, складную лестницу и верёвку. Без багажника на крыше было сложно примотать лестницу к будке, но я справился.

* * *

Дикий мир.

(повествование от третьего лица)

Четверо мужчин в рабочих комбинезонах сидели на лавках в деревянной беседке. Накрапывал дождь. Они пили чай и курили. Самый молодой из них по имени Никита смотрел на экран смартфона и возмущённо произнёс:

— Блин! Уже который день связи нет. Не думал, что на планете остались места, где связь не ловит. Интересно, куда нас завезли?

— Недалеко, — произнёс круглолицый Дмитрий. — Я засекал по телефону, прошло всего два часа с момента начала поездки. Даже если нас везли на вертолёте, то это максимум шестьсот километров от города.

— Как думаете, кому вообще надо в глуши и в строгой секретности строить дом? — потирая лысину и растрёпывая немногочисленные жидкие волосы, спросил Виктор.

— Да что тут думать, — ответил Юрий, — всё же и так понятно. Наверняка какой-нибудь высокопоставленный генерал решил построить себе убежище. Эпидемия же. Наверняка решил подстраховаться.

— Интересно, почему же тогда на строительство не послали солдат? — спросил Никита.

— Наверняка это частная инициатива генерала, — произнёс Юра. — Сами подумайте — все солдаты заняты патрулированием и устранением последствий эпидемии. Отвлекать их сейчас нельзя, вот и наняли нас. Меня больше беспокоит, как всё это сумели доставить.

Мужчина обвёл рукой участок земли, заставленный транспортом и строительными материалами.

— Да уж… — протянул Виктор. — Это сколько бабла надо было спустить, чтобы сюда всё это вертолётом доставить?

— Нисколько, — усмехнулся Дмитрий.

— В смысле? — Виктор вопросительно посмотрел на Диму.

— В прямом, — ответил Дмитрий. — Я имею в виду, что генералу достаточно было приказать, а своих денег он на это не тратил.

— Мне вот что любопытно, — отложил смартфон Никита. — Если убежище строит генерал и у него полно денег, то почему дом такой маленький? Как-то несерьёзно строить сруб шесть на шесть метров, обычно богатые люди заказывают двухэтажные хоромы на несколько сотен квадратов.

— Никитка, не смеши мои носки, — насмешливо обратился к парню Дмитрий. — Сам подумай — если это убежище на самый крайний случай, то зачем ему быть большим?

— Кстати, я может не большой знаток звёзд, но уверен, что мы находимся на той же параллели, на которой и были, — заметил Юра. — Удивительно, что у нас где-то неподалёку сохранились настолько живописные и дикие уголки природы. Вы заметили, что вокруг нет мусора? На этом участке его полно, а уходишь немного вглубь леса, а там ни бычков, ни пакетов.

— Действительно, — кивнул Виктор. — Я сразу обратил на это внимание.

— Меня больше беспокоит другой вопрос — нас отсюда вообще выпустят? — нахмурился Никита.

— Дурень! — безобидно произнёс Дмитрий. — Если бы не хотели выпускать, то предоплаты бы не дали. К тому же нам оставили ружьё. Вот так вот просто вручили…

— И что? — насупился Никита.

— Что-что… — пробурчал Дима. — Ты хоть понимаешь, сколько бумаг надо оформить на получение оружия? Я бы никому не оставил своё ружьё, мало ли, что человек с ним сделает. Вдруг убьёт кого-то, а менты придут ко мне. А тут нам запросто оставляют Сайгу с патронами. Понятно же, что о нас заботятся и не желают смерти.

— Согласен, — серьёзно произнёс Юрий. — Взять хотя бы то, как Вите лекарство вкололи. Он реально на следующий день был здоров, как бык. Я как-то раз подвернул ногу, после этого хромал пару недель, ещё месяц она периодически болела.

— Я вообще обалдел, — сказал Виктор. — Никогда не слышал о таком лекарстве.

— Никто не слышал, — сказал Дмитрий. — Интересно, а кто этот Саша?

— Наверняка какая-нибудь шишка при генерале, — предположил Никита.

— То, что шишка — это понятно, — согласился Юра. — Обычным военным секретные препараты не выдают. Вы видели, как он двигается? Спецура, причём явно необычная. Наверняка какой-нибудь элитный отряд. Говорю вам, раз генерал может таких людей использовать в качестве порученцев, вертолётами в глушь доставлять водовозы и трактора, то наш основной заказчик — птица очень высокого полёта. Либо глава ГРУ, либо ФСБ.

— Этот дождь когда-нибудь прекратится? — с тоской посмотрел Никита за пределы беседки, где дождь стал лить с новой силой.

— Вряд ли он сегодня перестанет лить, — покачал головой Виктор. — Целый день просрали… Если так пойдёт — не видать нам премии.

— Мужики, а может нас как в фантастике в параллельный мир забросили? — вдруг с жаром в глазах предположил Никита.

— Ха-ха-ха! — рассмеялся Дима.

Остальные товарищи заулыбались.

— Да я серьёзно, — продолжил Никита. — Смотрите, как всё складывается: телефоны сеть не ловят, сигналов от спутников нет, широта такая же, техника попала сюда без дорог, нас усыпили. Прикиньте, если наши спецслужбы научились путешествовать в иные миры, а нас наняли построить там убежище?

Трое мужчин разразились громогласным смехом. Они долго смеялись, кидая насмешливые взгляды на скисшего Никиту.

— Ну, Никитка, — покачал головой Виктор. — Тебе не строителем надо было идти работать, а юмористом в Комеди Клаб.

— Ох, рассмешил! — вытирая слёзы, простонал Юра.

— Витя, прав, — выдал Дмитрий, — тебе, Никита, надо на шоу к Петросяну идти.

— Да понял, что глупость сморозил, — недовольно пробурчал Никита, — чего начинаете…

— Ох, Никитка… — улыбнулся Юра. — Понятно же, что нас в заповедник привезли.

— А может какой-нибудь охотничий заказник для элитной публики, — добавил Дмитрий. — Отсюда кажущаяс