Защитник (СИ) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Защитник Ольга Герр


Землянке и теламону лучше не показываться вместе на людях. Не все готовы понять и принять такой союз. Несмотря на то, что они возникают все чаще, с обеих сторон хватает тех, кто выступает против смешивания рас. Но Майе было на это плевать. Как и ее спутнику.

Они выбрали гостиницу на отшибе. Почти без постояльцев. Пока Майя оплачивала номер, Протей ждал в машине, надвинув кепку на глаза. Здесь на окраине города территория людей. Будет лучше, если никто не опознает в нем теламона - того, кто пришел на Землю через портал между мирами.

Наконец девушка получила заветный ключ и вскоре они заперлись в номере.

—  Покажи руку, — попросил Протей, едва дверь закрылась.

Она послушно закатала рукав. Чуть повыше запястья под кожей голубым переливалась особый знак. Три дня назад Протей передал Майе часть своей теуи - живой татуировки под кожей теламона, сосредоточение всей его силы. Тем самым он заключил с девушкой союз. Теуи прижилась, а, значит, Протей не ошибся. Майя действительно его пара.

Он улыбнулся и погладил девушку по щеке:

—  Теперь все будет хорошо.

—  Уверен? — она смотрела с сомнением. — Твой отец не допустит брака с землянкой. Ты все-таки единственный наследник.

—  Против теуи даже ему нечего возразить. Она выбрала тебя. Осталась самая приятная часть, — Протей потянулся поцеловать девушку. — Закрепим наш союз взаимной эйфорией.

Они встречались уже полгода. Тайком, украдкой. Каждая минута вместе - сокровище. Таких минут накопилось на целых клад. Но дальше поцелуев они не заходили. Протей боялся подсадить Майю на эйфорию. К ней привыкают все после секса с теламоном. Причина в их силах - эмпатии и телепатии. Выброс ментальной энергии телепата по время оргазма вызывает у людей запредельную выработку эндорфинов. Состояние, которое в народе прозвали эйфорией и к которому привыкают. Партнер теламона вмиг превращается в наркомана.

Пейтинг и тот был для них под запретом. Для человека опасен сам оргазм теламона. Но сегодня все изменится. Теперь, когда Протей передал Майе свою теуи, эйфория будет совместной. Переспав, они закрепят свой союз. Отныне и навеки они будут вместе.

Протей осторожно потянул бретельки платья с плеч девушки. Он знал, что Майя невинна и собирался быть нежным и осторожным. Пусть ему и не терпелось сорваться с нее одежду. За эти полгода одновременно вместе и порознь он тысячи раз представлял, как именно это сделает.

Тонкая ткань легко соскользнула на пол к их ногам. Протей чуть отошел, полюбоваться девушкой издалека.

—  Моя, — выдохнул, не веря своему счастью.

Майя первой шагнула к нему, оплела шею руками и поцеловала в губы. Несмело и робко, как будто делала это впервые. А потом застонала, когда он притянул ее ближе, вынуждая приподнять на носочки. И вот уже поцелуй стал глубже и жарче, а языки сплетались в танце страсти.

Протей глотал стоны Майи, скользя ладонями по ее обнаженной спине. Добравшись до застежки бюстгальтера, расстегнул ее. Вскоре на пол упал еще один предмет ее гардероба. Остались только трусики. Уже влажные от желания.

Прервав поцелуй, Майя легонько оттолкнула Протея. Они зацепились взглядами и застыли, глядя друг на друга в полной тишине. У нее глаза немного пьяные: расширенные зрачки, затуманенный взор. Он тоже не совсем трезв. Захмелел от счастья и страсти.

— Моя очередь. — Майя принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. Одну за другой. Медленно, аккуратно. Как будто нарочно дразнила.

Ее грудь идеальной формы с острыми сосками так и манила к ней прикоснуться. Протей протянул руку, но девушка увернулась и продолжила пытку. А сама прятала улыбку в уголках губ.

—  Ах так! — не выдержав, он подхватил ее на руки. Майя взвизгнула, но не вырывалась.

Секунда и они на кровати. Майя лежит под ним. Смотрит так призывно, что Протей теряет контроль. Он сам быстро избавился от рубашки и от брюк с бельем. Последними стащил трусики с девушки. Теперь они полностью обнажены и прижаты друг к другу.

Жадно целуя и покусывая кожу девушки, Протей спускался все ниже. Развел ее ноги, провел языком по клитору, наслаждаясь ее протяжным стоном. Этот звук - мощнейший афродизиак для него. Заводит с пол- оборота. Хотя он и так на пределе своей выдержки. Рядом с Майей его контроль рассыпается в крошку.

Он продолжил ее ласкать: языком скользить по пульсирующему бугорку, пальцами осторожно проникать внутрь, расширяя и подготавливая девушку для себя. Майя выгибалась на кровати, комкая пальцами простынь. Его сладкая как мед, девочка.

Вскоре ее накрыл оргазм, заставляя кричать от наслаждения. Он был куда прекраснее, чем Протей себе представлял. Поднявшись, он заглянул в лицо Майи, любуясь каждой чертой: подрагивающими ресницами, губами, припухшими от его поцелуев, наконец, карими глазами с россыпью звезд. Никогда не думал, что чужое удовольствие может быть приятнее собственного. Сам едва не кончил, просто глядя на нее.

Протей вошел в Майю еще до того, как оргазм ее отпустил. Соединив воедино удовольствие и боль. Девушку подбросило, она вскрикнула и впилась в его плечи ногтями. Точно будут следы. И хорошо. Ведь это будут следы ЕЕ страсти. Пусть даже шрамы останутся. Он будет касаться их и вспоминать, как Майя впервые стала его.

Он подался бедрами назад, затем снова вперед, опять погружаясь в девушку. После еще и еще, постепенно наращивая темп. Сейчас ей немного больно, но взаимная эйфория это исправит. Унесет их обоих на небеса и выше.

—  Помнишь, чему я тебя учил? — прошептал он ей на ухо, не переставая двигаться.

—  Да! — хрипло выдохнула она.

—  Тогда будь готова.

Он нашел пальцами ее клитор. Растирал и поглаживал, одновременно убыстряя ритм. Протей вколачивался в Майю, наслаждаясь тем, какая она узкая и влажная, как крепко его сжимает. Он был близок. Вот уже, еще чуть- чуть.

Удовольствие пробежало по позвоночнику, выгибая его назад. Яркое, мощное. Протей ворвался в Майю до упора, дернулся, изливаясь в нее. Одновременно со спермой произошел выброс эйфории. Он накрыл Майю мгновенно. Прошел судорогой по ее телу, выбросил сознание за пределы тела. Но прежде чем отключиться от реальности, она успела перенаправить часть эйфории Протею.

Он едва не упал на нее от бешеного взрыва наслаждения. В последний момент подставил локти, чтобы не придавить девушку своим весом. Они бились в объятиях друг друга, кажется, целую вечность. А потом еще долго дрожали, приходя в себя.

Союз состоялся. Отныне и навеки они связаны друг с другом. Они - пара.


* * *

Самое сложное - сообщить отцу о своем решении. Нет, Протей не собирался отступать. Но его отец влиятельный теламон. Союз сына с землянкой - клеймо на роду. Он не просто будет против, он придет в ярости. Эту бурю придется пережить. Все равно отец ничего не изменит. Союз уже состоялся.

—  Нам необходимо поговорить, — заявил Протей, входя после приглашения в отцовский кабинет.

—  О твоей землянке. — хмыкнул теламон.

Протей вздрогнул. Глупо было надеяться, что отец не в курсе.

—  Раз ты все знаешь, так даже лучше. Я выбрал ее, и мы будем вместе.

—  Да неужели? А ты уверен, что она выбрала тебя?

—  Что ты хочешь сказать?

—   Землянам от нас нужны всего две вещи, сын, — заявил отец. — Эйфория и деньги. Ты дал ей первое. Я - второе.

—  О чем ты? — Протей все никак не мог понять, куда отец клонит. А точнее просто не хотел это понимать.

—   Час назад я лично встретился с твоей землянкой и предложил ей деньги, чтобы она бросила тебя. Сумма была приличная. Угадай, что она выбрала: тебя или деньги?

Протей молчал.

—   Верно, — ответил за него отец. — Деньги. Ведь ее здесь нет. Ей на тебя плевать, сын. Она получила от нас обоих все, что могла, и отправилась на поиски новой жертвы. Ты - лишь мимолетный факт ее биографии. Сколько еще таких будет...

Протей вспомнил, как жарко Майя отдавалась ему в гостиничном номере. Такое невозможно сыграть. Она была честна. Ведь так?

Она приняла его теуи, обменялась с ним эйфорией. Теперь он навеки прикован к ней. Он просто не сможет быть с другой женщиной, да и не захочет. За что она так с ним? Чем он заслужил? Протей был добр к Майе, он любил ее. Она стала центром его вселенной. А он, получается, ничего для нее не значил?

Нет, это все очередная ложь отца. Он просто хочет их рассорить.

—  Вижу, что ты мне не веришь, — догадался тот. — Можешь лично убедиться. Сходи, проведай свою подружку.

—  Так и сделаю, — кивнул Протей. — Не сомневайся.


* * *

После ночи в гостинице Протей довез Майю до ее квартиры, а сам уехал. Они договорились на время расстаться, пока он не утрясет дела с отцом.

Майя поднялась к себе. Разделась, заглянула в гостиную, да так и застыла на пороге комнаты. В кресле сидел теламон. Не кто-нибудь, а отец Протея. Она видела его на фотографиях, но не ожидала, что личная встреча состоится так скоро, да еще у нее дома.

При взгляде в холодные глаза теламона Майю охватил липкий страх. Как он вошел в квартиру? Почему решил, что ему позволено врываться в чужие дома? И что с Протеем?

—    Я слышал, вы с моим сыном неплохо развлекаетесь, — произнес он.

—    Мы не развлекаемся. — тряхнула она головой.

—  Ах ну да, у вас чувства. — мужчина скривился как от зубной боли. — Такая блажь. Теламоны в возврате Протея склонны к бунту против устоев. Ты ничего для него не значишь, землянка. Ты лишь способ позлить меня.

Мужчина подняла с кресла, в котором до этого вальяжно сидел. Шагнул к Майе. Она дернулась назад, но напоролась на стену и остановилась. Шестое чувство кричало - сейчас произойдет что-то непоправимое, беги! Но от ужаса Майю парализовало. Есть два типа людей: одни бегут, когда им страшно, другие замирают. Увы, она была из числа вторых.

Теламон надвигался как грозовое облако. Когда он схватил ее за запястье, Майя ойкнула. Хорошо на ней кофта с длинным рукавом, и теуи, подаренная Протеем, надежно спрятана. Что-то подсказывало: о ней лучше не говорить. Не то теламон оторвет ей руку, лишь бы забрать теуи сына.

— Слушай меня внимательно, — процедил мужчина. — Отныне ты не подойдешь к Протею ближе, чем на пятьдесят шагов. Ты никогда больше не скажешь ему ни слова. А еще ты будешь молчать о нашей встрече.

Майя кивала на каждое его слова, еще не понимая, что именно с ней делает теламон.

—  Я не стану внушать тебе забыть Протея, — заявил мужчина. — Помни и страдай. Это будет тебе наказанием за наглость, землянка.

Он отпустил ее руку, достал из нагрудного кармана платок и вытер ладонь. Как будто вляпался в грязь. После этого теламон ушел. Больше Майя его не видела, а вот Протея встретила на следующий день.

Она возвращалась с работы, когда увидела его стоящим у подъезда и поджидающим ее. Он заметил ее и пошел навстречу. У него был растерянный вид. Наверное, отец и ему наговорил гадости. Протей хотел все обсудить, услышать правду. Вот только Майя не могла. Что-то как будто щелкнуло в ней, и она услышала: ты не подойдешь к моему сыну ближе, чем на пятьдесят шагов; ты никогда больше не скажешь ему ни слова.

При помощи телепатии теламон внушил Майей, что делать. Она не могла это побороть, а потому, развернувшись спиной к Протею, кинулась прочь. В то время, как ей самой хотелось бежать ему навстречу. Вот такое противоречие: тело делает одно, а сердце желает другое.

Она неслась, не разбирая дороги, даже выбежала на проезжую часть, где ее лишь чудом не сбила машина. Позади слышался крик Протея. Читай книги на Книгочей.нет. Поддержи сайт - подпишись на страничку в VK. Он звал ее, просил остановиться и поговорить с ним. Но Майя не могла, просто не могла. Землянка не способна противиться внушению теламона.

Протей сдался первым и отстал, но Майя еще бежала какое-то время. Потом остановилась где-то посреди незнакомого двора и заплакала навзрыд. До черных кругов перед глазами и судорожных всхлипов.

Ту ночь она провела на улице. Шаталась по дворам, пугая бездомных кошек. Лишь под утро вернулась домой. Уставшая и опустошенная. Протей, конечно, уже ушел. И больше не приходил. Ее бегство сказало ему все. Он наверняка решил, что не нужен Майе.

Лучше бы его отец лишил ее памяти, но этот садист поступил иначе. Будь он проклят! И все же кое-что даже он не смог у нее отобрать.

Когда она узнала о беременности, мысли об аборте не возникло. Ведь это был Его ребенок. Она любила малыша с первой секунды и сделала все, чтобы его обезопасить.

Рожала где-то в глухой деревне, где о теуи лишь слышали, но никогда не видели. Теламоны в подобные места не наведываются. Первые годы там и жила, пока малыш не подрос и не начал понимать, что свою особенность ему следует скрывать.

Только после этого они вернулись в город. Но и там все было не гладко. Найти работу и так трудно, а если не с кем оставить ребенка, вовсе нереально. Сложно растить сына землянином, когда у него на груди переливается теуи - знак принадлежности к теламонам. Майя не могла отдать его в садик. Там бы обязательно заметили и начали задавать вопросы, а то и вовсе отобрали у нее ребенка. Никто бы не поверил, что его родила землянка.

И все же Майя как-то выкручивалась. Брала заказы на дом. Она неплохо шила и заработанных денег им в целом хватало. Она умела экономить.

Единственное, в чем не могла себе отказать - в посещении одного кафе. Туда они с сыном наведывались каждое утро, брали что-то дешевое. В худшие месяцы одну чашку чая на двоих. Но не приходить она не могла. Когда-то именно здесь они с Протеем познакомились.

В тот день лил дождь. И Майя, и Протей забыли зонты и забежали в кафе, прячась от ливня. Их повседневные маршруты пролегали далеко от этого места. Лишь по случайности они оба оказались в одном месте в одно время. Майя была уверена, что это судьба свела их вместе. Ошиблась.

В этом же кафе она рассказала про Протея сыну. Всю их историю, без утайки. Она никогда ему не лгала. Пусть знает свое происхождение.

А вот мужчин у нее не было. Первая любовь оказалась невероятно живучей. А, может, дело было в теуи Протея, которая до сих пор переливалась у нее под кожей. Майя даже смотреть на других не могла, а от их прикосновений ее вовсе воротило.

Одна радость была в ее жизни - Петр. Сыну исполнилось четыре года. Он рос умным и послушным мальчиком, а еще талантливым. Некому было научить его обращаться с силами теламонов. Он все постигал сам. Эмпатия давалась ему легко. Он без труда улавливал эмоции других. Но с телепатией - внушением и иллюзиями - дела обстояли хуже. Не было рядом отца, чтобы научить его.


***

— Уже пять лет прошло! — возмущался отец. — За этот срок можно найти себе пару. Не верю, что твоя теуи настолько привередлива. Ты, в конце концов, не сын командора.

Протей молча слушал претензии отца. Тот ждал от него внуков, но время шло, а подходящей теламонки все не находилось. И это после того, как отец чуть ли не каждый месяц устраивал ему смотрины невест. Протей всегда послушно приходил на них, но теуи отказывалась ото всех предложенных девушек. Она и не могла согласиться. Ведь у Протея уже есть пара. Вот только он ей не нужен.

Он так и не сказал отцу, что уже заключил союз и другой пары у него никогда не будет. Стыдился своей глупости и доверчивости. Землянка провела его как лоха. А еще не хотел огорчать. Ведь это означало, что внуков отцу не видать. Родить от теламона способна только та, с которой он обменяется теуи. Причем повторно это сделать невозможно. У Протея была всего одна попытка, и он ее использовал.

С тех пор, как Майя сбежала от него, косвенно подтвердив слова отца, Протей не искал с ней встреч. Кажется, она вскоре уехала из города. Он не интересовался, что стало с ней после, надеясь забыть предательницу. Вот только получалось так себе.

Отец говорил что-то еще, Протей кивал, но не слушал. С тех пор, как в его жизни не стало Майи, ему на все было плевать. На детей уж точно. Он хотел их лишь от одной женщины. Но, так как это невозможно, был согласен обойтись без них.

Отец в последний год начал сдавать. Возраст. Старый теламон чувствовал, что его время на исходе, поэтому так хотел внуков. Желал лично убедиться, что его род не прервется. Протей - его единственный ребенок.

Ему даже было жаль отца. Того ждет горькое разочарование. На смертном одре он будет знать, что его род погибнет вслед за ним.

После разговора с отцом Протей отправился по делам. У него была назначена встреча с партнером по бизнесу. Тот сломал ногу и не мог приехать в офис. Но им требовалось срочно обсудить кое-что важное, желательно при личной встрече, и Протей решил навестить партнера дома.

Выйдя из такси, он направился к высотке, но взгляд сам собой зацепился за знакомую вывеску. Кто бы подумал, что оно находится здесь... Он и забыл адрес.

Давненько он здесь не бывал. Когда-то именно в этом кафе они познакомились с Майе. Увидел ее всего раз и пропал. Воспоминания нахлынули горько-сладкой волной. Они одновременно причиняли страдания и оживляли мертвую душу. Только думая о Майе. Протей оживал. Без этих воспоминаний он был просто куском камня - холодным и бездушным.

Он остановился напротив витрины, заглянул в кафе. Столики стояли также. Вон за тем они сидели с Майей.

Протей вздрогнул. Это какое-то наваждение. Он уже не просто думает о ней. Его воображение так разыгралось, что он увидел ее. Не такой, какой она была прежде, когда он ее знал, а повзрослевшей. Немного усталой, но все еще прекрасной.

В груди резко заболело. Словно кто-то выстрелил ему прямо в сердце. Вскрылись и закровоточили старые раны, которые он все эти годы так остервенело латал. Он прижал ладони к стеклу, приблизил лицо, практически впечатываясь носом в витрину. Нет, зрение не подвело. Это, в самом деле, Она.

Напротив нее сидел мальчишка лет четырех. С каштановыми как у Майи волосами и голубыми глазами. Именно эти глаза заставили Протея войти в кафе. У самой Майи радужка коричневая. Конечно, она могла встретить мужчину с голубыми глазами и родить от него сына. Но он слишком хорошо знал этот оттенок. Видел его каждое утро в зеркале.

Когда он вошел, звякнул колокольчик, оповещая о новом посетителе. Кафе в это утреннее время пустовало. Только Майя с ребенком и девушка за стойкой. Все трое обернулись к нему.

Майя узнала его мгновенно. Вскочила так резко, что опрокинула стул. Ее лицо исказила мука. Можно подумать, находиться с ним в одном помещении ей в тягость.

Протей применил эмпатию и считал ее эмоции - радость и страх. Странная смесь. Она словно хочет, чтобы он подошел и одновременно умоляет этого не делать.

Их столик был самым дальним от двери. Шагов пятьдесят, не меньше. Протей сделал шаг к нему, но Майя тут же попятилась, повторяя его движения. Она затравленно оглядывалась. Казалось, еще немного и побежит как тогда, в их последнюю встречу. Удерживало ее только то, что Протей стоит на пути к двери.

А вот мальчик напротив не боялся. Он с интересом разглядывал Протея. Затем встал и направился к нему.

—  Петр, стой! — Майя попыталась удержать ребенка, но ее рука поймала воздух.

Подойдя, мальчик запрокинул голову и посмотрел на Протея снизу вверх. Серьезный, задумчивый взгляд. Нетипичный для четырехлетнего ребенка. Похоже, внутренне он старше своих лет. Умный и смелый. Настоящий защитник для мамы.

—  Теуи подсказывает, что я тебя знаю. — заметил ребенок. — Но я точно вижу тебя впервые.

—  У тебя есть теуи? — удивился Протей.

—  Да. — кивнул мальчик, — досталась от отца. Он - теламон, как и ты.

—    Петр, вернись, нам пора уходить, — паниковала Майя. Она упрямо не обращалась к Протею. Видела его, узнавала, но говорила исключительно с мальчиком.

Ребенок как будто ее не слышал.

—  Ты и есть мой отец? — внезапно спросил он.

—  Я не знаю, — ответил Протей честно.

Если Майя действительно родила от него, зачем ей скрывать этот факт? Ради денег? Но это же глупость! Напротив с наследником она могла получить намного больше. Такая прожженная аферистка, какой ее считает отец, должна была это понимать. Тут что-то не сходилось.

—  Она не может к тебе подойти, — доверительно сказал мальчик. — И заговорить с тобой. Ей так внушили. Но мне она смогла рассказать.

Майя громко всхлипнула. Протей перевел на нее взгляд и по лицу понял: это правда. Он и представить не мог, что отец опустится до подобного! Ради сохранения репутации сломает жизнь единственному сыну. Поставит под угрозу вымирания целый род. Будь он сейчас здесь, Протей собственными руками сломал бы ему шею.

—    Ты в состоянии помочь своей маме, Петр, — сказал он охрипшим от эмоций голосом. — Сними с нее внушение.

—  Я не умею, — признался мальчик. — Никто меня не учил.

Тогда Протей опустился на корточки и объяснил сыну (да-да, сыну, в том, что мальчик - его, он теперь не сомневался), что и как делать.

Ребенок вернулся к Майе и протянул ей ладошку:

—  Дай руку, мама, я попробую.

Она переплела свои пальцы с пальцами сына. Смотрела при этом на Протея. Столько любви и тоски было в этом взгляде, что он с трудом уговаривал себя не двигаться. Не делать шаг ей навстречу, подождать, пока внушение спадет.

Процесс занял минут двадцать, которые Протею показались вечностью. Петру было сложно, он ошибался, но не сдавался. Пробовал снова и снова, а Протей подсказывал. И вдруг Майя сорвалась с места и бросилась к нему. Они встретились посреди зала, стиснули друг друга в объятиях. Майя рыдала, а он гладил ее по голове и шептал что-то успокаивающее.

—  Я не знал, не знал. — повторял Протей. — Но теперь все будет хорошо. Я никому не позволю нас разлучить.

—  Но твой отец...

—  Пусть идет к тхэнку!

—  Пусть, — согласилась она.

К ним подошел Петр, и он подхватил мальчика на руки. Теперь они обнялись уже втроем. У Протея было ощущение, будто он держит в руках целый мир. Женщину, любовь к которой только укрепилась за время разлуки. И сына - его гордость. Сильного теламона, сумевшего снять чужое внушение с первого раза.

—  Клянусь, что теперь все будет хорошо. Мы начнем все сначала, если только ты простишь меня за глупость, Майя. Обещаю, я сумею защитить вас от всего, — произнес Протей.

— Уже простила, — заверила она. — Спасибо, что нашел нас. Я верила, что ты сможешь. С тех пор, как вернулась в город, каждый день ходила в это кафе.

—  Надеюсь, из меня получится хороший отец..., — сказал Протей. — Не такой как мой.

—  Самый лучший! Ведь ты совсем на него не похож.

Протей улыбнулся. Он словно очнулся от долгой спячки. Отряхнулся, пришел в себя, впервые увидел мир вокруг. Наконец-то ожил.

Легко им точно не будет. Пять лет разлуки... Им с Майей столько всего надо наверстать! Пять лет - это тысяча восемьсот двадцать пять счастливых дней. И столько же горячих ночей.

А с сыном вовсе предстоит знакомиться с нуля. Но главное - они теперь вместе. Они есть друг у друга. Все прочее им по плечу.

В тот же день забрав Майю с сыном из их съемного жилья, Протей переселил их в новую квартиру - в их новый, совместный дом. А затем они закрепили свои отношения официально. Свадьба была скромной. Они бы вовсе никого не приглашали, хватило бы их троих и регистратора, но были нужны свидетели.

Отец узнал о его решении постфактум. От других. Он, конечно, разозлился, но не так сильно, как Протей ожидал. Внук-теламон примирил его с наличием Майи. Вот только на все просьбы увидеть его Протей отвечал отказом. Быть может, позже, но точно не сейчас. Из-за отца они трое пять лет прожили в аду. К тому же Майя боялась этой встречи как огня. А она снова беременна. Протей не хотел рисковать ребенком.

Врачи говорят: будет девочка. Его дочь. Такая же красивая как мама, сильная как отец и смышленая как ее старший брат.

*************************************************************************************************

Дорогие читатели, этот рассказ предновогодний подарок для вас.

Рассказ написан по миру атлантов.