Баг реальности (демон-соблазнитель) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Ярослав Георгиевич Баг реальности (демон-соблазнитель)

Глава 1

Если бы раньше кто-нибудь попробовал сказать мне, к чему может привести небольшой игровой запой — рассмеялся бы в лицо. Ведь так не бывает, это сказка, бред, фантазии сумасшедшего. Даже сам, когда уже начал догадываться о происходящем — всё равно, долго не верил, перепроверял, искал другие объяснения… Но, в конце концов, настал момент, когда стало глупо отрицать очевидное. И теперь — с полной уверенностью могу заявить: да, у меня появились самые настоящие способности инкуба. Того самого, который демон — демон-соблазнитель.

Первым делом, вы, конечно, спросите — где же пруфы? И сразу, в догонку — как же я докатился до такой жизни. Это естественная реакция у всех: недоверие и пробивающееся сквозь него любопытство. По-поводу первого, могу продемонстрировать при личной встрече, любому — особенно, девушке. А вот второе, собственно, я и собирался описывать далее, так что, предлагаю набраться терпения и дослушать до конца.

Всё началось с того, что, расставшись с Наташей — нет, пожалуйста, не надо смеяться. Именно окончательно расставшись, так, что все мосты оказались сожжены, тумбочки с кактусами установлены в нужные места, пути к отступлению заминированы, а вещи забраны. Некоторый скепсис в отношении этого действа со стороны окружающих вполне понятен — ведь мы делали это долго и мучительно, начиная болезненный процесс несколько раз в течение полугода, время от времени откатывая назад, загружая старые сэйвы, так сказать, и делая вид, что ничего не произошло. Правда, хватало ненадолго — то накопившееся, что мешало жить вместе, вновь вставало непреодолимой стеной, мы ругались в хлам, едва не доходили в ссорах до битья посуды и прочих эталонных атрибутов счастливой семьи, и раз за разом снова разбегались.

Но тогда, дождливым сентябрьским днём, я, наконец, осознал, что эта страница жизни перевёрнута. Глупо ведь бежать за всё ускоряющимся поездом: нужно просто остановиться и подождать немного, когда подъедет следующий. Убедив себя, наконец, в том, что следует начинать всё по-новому — неожиданно понял, что внутри какая-то глухая и безграничная пустота. Ничего вообще не хотелось. Вернее — хотелось просто как-то расслабиться, отдохнуть, может, чуть прошвырнуться по девочкам, чтобы выбить из головы ту, которая слишком долго занимала в ней непозволительно много места.

И вот тут я совершил роковую ошибку. Вместо того, чтобы просто устроить рейд по барам и клубешникам, что, в общем, являлось самым напрашивающимся вариантом — я купил себе виртуальную капсулу. Решил, наконец, приобщиться немного к высокотехнологичным изобретениям. А то, учитывая бешеный ритм жизни, всё никак не позволял себе выделить времени поиграться — а индустрия-то там уже, как говорили, шагнула о-го-го как далеко, и посмотреть действительно хватало на что.

Взял отпуск на пару недель, чтоб уж ничего не отвлекало, заказал капсулу, выбрал игрушку, и даже придумал за кого поиграть. Учитывая сложившуюся ситуацию, то, что собирался лишь чуть развеяться, и, в связи с этим, качать крутого серьёзного перса желания не было — взял себе инкуба. За них почти никто не играет, так как в бою они слабенькие, зато — возможности по расположению к себе женщин, просто огромные. А именно этого мне и хотелось. Пусть жертвами предстояло стать не настоящим человеческим самкам из плоти и крови — технологии визуализации нынче добрались до таких высот, что и не отличишь.

Вот так все эти четырнадцать дней я и проигрался, сначала просто прикалываясь, а потом, на удивление, серьёзно втянувшись в процесс. И если вначале сидел в начальной локации, песочнице, не вылезая и опасаясь агрессии других игроков, окучивая местных НПС-девушек, то к концу уже совершенно осмелел и начал совершать рейды в другие места, чувствуя себя настоящим асом соблазнения. Тут, кстати, должен сказать — у класса инкубов, несмотря на их некоторую ущербность в боевом плане, имелся очень крутой бонус: они могут получать опыт, выполняя всякие мелкие квесты, типа — расположить к себе десять девушек, затащить в постель десять девушек, заставить что-то сделать десять девушек, и всё в том роде… Я даже почти не дрался ни с кем, буквально по пальцам пересчитать все схватки — и, несмотря на это, к концу выделенного на игру периода был уже двадцать седьмого уровня.

Думаю, не надо говорить, что лишь с немалым усилием смог заставить себя оторваться от всего этого и прийти-таки на работу. И первые звоночки начались уже тогда — просто, подхваченный водоворотом дел и забот, я не замечал их. Все эти проявления повышенного внимания со стороны женской половины нашего коллектива списывал на то, что они соскучились и рады меня видеть. Так было и на следующий день, и через день… Мне улыбались — не то, чтобы обычно такого не было, но тут как-то слишком много и часто. Томно смотрели, подмигивали, старались поймать, припереть к стенке, поговорить… Секретарша, бухгалтерия в полном составе, девочки из техподдержки, гендиректорша — от которой бежал, как чёрт от ладана… Даже Тётя Света в столовой, здоровенная матёрая тётка с татухой на ноге, советовала, что лучше всего взять, чтобы не рискнуть травануться — и при этом смотрела такими по-коровьи преданными глазами, что прямо оторопь брала. Помню, представил даже тогда, что же будет, если такая дама получит меня в полное своё распоряжение — и пришёл в ужас, должен сказать. Ну и, конечно, молчу про всех этих бабушек, что на проходной в будке сидят, сверкая в след своими металлическими зубами — то вообще разговор отдельный…

А потом, случился тот случай в метро. После него, конечно, задумался — но совершенно не о том. Размышлял о том, какие же нынче девки пошли, нравы, и так далее. Но подозрение, будто что-то идёт не так и чего-то не понимаю, появилось только много позже, когда подобное повторилось, а потом ещё и ещё. Ну и произошло тогда следующее…

Я стоял себе, никого не трогал. Скользил рассеянным взглядом по вагону, и, вполне естественно — задержал его на достаточно красивых женских ножках. Будто очнувшись ото сна, продолжил сканирование, уже вверх-вниз, оценивая всё в целом. Поймав недовольный взгляд рассматриваемой девушки, просто улыбнулся ей — ну а что, сама же знала, на что идёт, наряжаясь так. Должен сказать, никакого желания соблазнять кого-то не имелось в помине, да даже и говорить-то особо не хотелось, больно вымотан был.

Но девушка растянула свои губы, причём, должен заметить, весьма аппетитные, в очень многообещающей улыбке, подкреплённой таким взглядом, что у меня мгновенно пропала вся апатия. Внезапно, она сделала несколько шагов навстречу, встала напротив, и, всё так же улыбаясь, наклонилась к самому моему уху, проговорив — тихонько, но так, что я смог расслышать:

— Меня зовут Нина. Не проводите до дому?..

Я слегка оторопел от столь неприкрытого предложения. И в ответ просто отрицательно покачал головой. Потому что старомодно воспитан, и считаю, что женщина, которая вот так вот откровенно высказывает своё внимание — определённо гулящая, и потому не заслуживает внимания.

У неё едва ли не слёзы из глаз потекли — но подобным меня не проймёшь. Спасаясь от всего этого ужаса, я поскорее выскочил из очень кстати открывшихся дверей. Так и пошёл домой пешком, да ещё и на целую станцию дольше, чем мог бы — слегка взволнованный происшедшим и стараясь убедить себя, что всё сделал правильно. Ведь девочка-то была всё же весьма соблазнительная.

Ожидая зелёного света на одном из переходов, опять же, рассеянно оглядывал прохожих, попутно отметив весьма симпатичную молодую особь женского пола рядом. Правда, она была с парнем, но… Будто почувствовав мой взгляд, девушка обернулась и широко улыбнулась, подмигнув. Я так и остался стоять, ошарашенный — мол, куда мир катится, уже готовы прямо из-под мужика своего вылезти и на первого встречного кидаться…

И так продолжалось несколько дней. Я даже начал подозревать — а не устроил ли кто-нибудь розыгрыш? Но организовать такое количество людей было бы просто нереально — все эти случайные встречные-поперечные, прохожие, пассажиры, коллеги… И пусть даже этот довод так и не усыпил пробудившуюся паранойю, но хотя бы убедил не обращать на неё внимания. И в какой-то момент я всё же попробовал проанализировать все вводные, и — наконец, честно признался себе, что всё это уж больно похоже на то, что происходило в игре. Конкретнее, на Ауру Привлекательности, первую, простейшую из способностей инкуба. Но это казалось ещё большим бредом, чем всеобщий заговор, и я сразу отбросил эту идею, просто подивившись, насколько же забавные бывают совпадения. Но — позже мысль об этом стала возвращаться, всё чаще и чаще…

Вообще, хотите смейтесь, хотите нет — но всё это назойливое внимание со стороны прекрасного пола начало порядком напрягать. Из-за него даже чуть было не отошёл от своих принципов — начал ездить на работу на машине. Но, ненадолго хватило — после того, как очередная красавица, явно засмотревшись на меня, чуть не въехала в столб, решил больше так не рисковать.


Как сейчас помню тот момент, когда случилось всё же то, что должно было произойти рано или поздно — когда я, наконец, не выдержал и сломался. И переполнилась моя чаша терпения на студентке по имени Аня. Эта роковая красавица была как картинка глянцевого журнала — вся ухоженная, прилизанная, одетая с иголочки… Ну и, конечно же, такая же пустая внутри. Пожалуй, в другое время просто прошёл бы мимо — ну не выношу тупых, даже несмотря на хоть сколь угодно прекрасные физические данные. Просто даже не встаёт на подобных ей, и всё… Но тут сыграло два фактора: во-первых, чаша моего терпения к тому времени почти переполнилась, не хватало одной лишь последней капли. А во-вторых, девушка являлась обладательницей совершенно прекрасной задницы, до чего я вообще всегда был особенно слаб. И это помимо всего другого, что тоже присутствовало и смотрелось весьма ничего.

Повстречались мы с этим чудом в магазине. Я стоял в очереди на кассу, когда лёгкое дуновение сзади заставило оглянуться. И увидеть девушку, вставшую ко мне почти что вплотную. Чуть отступил назад, как бы намекая, что не желаю близкого знакомства — к тому времени уже немного привык ко всему этому ужасу, воспринимал как должное, и, конечно же, прекрасно понимал, что последует дальше. Но красавицу, невинно хлопающую длиннющими ресницами, моё поведение ничуть не смутило.

— Привет! — промурлыкала она, сверкая глазами и делая шаг навстречу, довольная, будто кошка, загнавшая в угол мышь.

Неожиданно, вместо всяких грубостей, что так и вертелись на языке, я пробормотал в ответ:

— Ну, привет…

И чуть улыбнулся.

— Меня зовут Аня. А тебя?

— Вася, — ляпнул первое попавшееся. Конечно же, не своё.

— Какое красивое имя…

— Здравствуйте! Пакет надо? — тем временем, от разглядывая отвлекла кассирша. Смотревшая как-то исподлобья — моя аура действовала всё-таки не на всех, а кое-кого даже «агрила».

— Нет… — ответил я, и, чуть подумав, вернулся назад. Обойдя Аню — как-раз, заодно скользнув ещё раз оценивающим взгляд по её шикарным бёдрам, обтянутым джинсами — взял пачку презервативов. Ведь с Наташкой-то мы ничем таким не пользовались, а тут, если всё-таки дойдёт до физической близости, могут и последствия быть…

Оплатив покупку, подождал девушку, наружу мы вышли уже вместе. Она о чём-то болтала, сначала ни о чём, но потом невзначай так намекнув, что была бы рада пригласить меня к себе домой. Когда поймал машину и уселся рядышком с нею на заднее сидение, никак не мог прекратить терзаться догадками — что же будет дальше, как далеко это всё зайдёт, когда выскочат из кустов незнакомцы со словами: «вас снимает скрытая камера». Правда, оставаться в неведении мне предстояло недолго — студентка Аня не стала откладывать в долгий ящик, тут же бросившись на меня, ничуть не стесняясь невзначай подглядывающего водителя.

Доехали мы весело — даже, пожалуй, очень. Вылезал, поднимался по лестнице и входил внутрь буквально с висящей на шее девушкой, её было не оторвать. Думаю, последующее в подробностях описывать не надо. Скажу только одно — она, судя по всему, просто сгорала от желания, неистово кидаясь на меня вновь и вновь, как мотылёк на огонь. И не оставалось ничего другого, кроме как ответить ей тем же — тем более, что девушка, как уже говорил выше, была чрезвычайно хороша собой, и себя особо-то уговаривать не пришлось.

Когда мы закончили, она, откинувшись, закурила прямо в постели. А я, оглядевшись, вдруг заметил мужские вещи в комнате.

— А это чьё?

— Парня моего, — махнула рукой Аня, явно намекая на то, чтобы не относился к этому сколько-нибудь серьёзно. Однако, благодушное настроение у меня мигом как рукой снесло — вскочив, стал быстро одеваться.

— Куда ты? Не уходи-и-и-и… — протянула девушка, соблазнительно выгибаясь и откидывая одеяло. Но я уже не смотрел на неё.

И когда сбегал вниз по лестнице, встретил какого-то парня, поднимающегося навстречу с букетом цветов. Очень надеюсь, что направлялся он не в ту квартиру за номером «159», откуда незадолго до этого выскочил сам…

После случая с Аней, окончательно убедившись и поверив, что происходящее не розыгрыш, и всё по-настоящему, я бесстыдно начал пользоваться внезапно попавшей в руки властью. Следующим объектом стала некая Вика, стоявшая на остановке в ожидании маршрутки, как раз у моего дома, и приглянувшаяся причёской и милым личиком. Девушка, тут же разулыбавшаяся, только я заговорил с нею, совершенно спокойно позволила себя обнять, отвести в квартиру, а там — неспешно раздеть и уложить в постель. Не только это, конечно же — мы сполна насладились друг другом, на зависть соседям скрипя кроватью. И оглашая пространство Викиными сладострастными стонами — девушка оказалась на удивление голосиста. Правда, потом выяснилось, что она из-за меня опоздает на работу, и это может привести к выговору и может ещё чему…

Поэтому, с тех пор я стал осторожнее. Сперва проводил небольшой допрос — не спешит ли куда моя очередная жертва, не ждёт ли её кто, не нарушу ли я её семейное счастье. Конечно, никого из них это ничуть не останавливало — но на то ведь мужику мозги и даны, чтобы пользоваться ими иногда, и направлять поведение неразумных самок в нужное русло… И следить, чтобы косяков не наделали.

Но, конечно, все эти проверки были только поверхностными. И есть у меня подозрение — не одного мужика мои выходки заставили обзавестись рогами. Но тут уж — се ля ви, лучше следить надо было. Я и так что мог делал. Да и некоторым поделом — а то смотришь иногда на некоторые парочки, и думаешь — как такая милая цыпа с таким уродищем мерзким водится…


После Ани и Вики была встреченная мною в переходе девушка по имени Анжелика — высокая стройная блондинка в красных сапогах. Про сапоги упоминаю в первую очередь потому, что за них и зацепился своим взором — это яркое пятно сразу привлекло внимание. И одного невзначай брошенного на незнакомку взгляда вполне хватило, чтобы тут же привлечь её внимание, а после непродолжительной беседы, начатой с дурацкого: «а мы не знакомы случайно?» — бросить в мои объятия.

После пары вопросов удалось всё же выбить из этой Анжелики, помимо имени, также и то, что она направлялась на какие-то курсы. Вставать между девушкой и образованием не хотелось, и мы просто договорились встретиться после занятий, в кафешке рядом с метро, где было удобно и мне, и ей.

Что удивительно, она не опоздала. Подошла, улыбаясь, как старому и хорошему знакомому. Мы чуть подкрепились, раз уж выпала такая оказия, затем — немного выпили. Конечно же, я попутно любовался, даже трогал, не встречая никакого сопротивления, и — несколько раз целовал. По ходу всего этого обнаружил, что девушка не в колготках, а в чулках, что неимоверно завело. После этого, не в силах откладывать дальше, попросил счёт и, оставив пару недопитых бокалов, потащил Анжелику в находящуюся поблизости гостиницу.

Женщина, зарегистрировавшая нас, смотрела на мою спутницу с нескрываемой завистью — явно, тоже сработала аура икуба, пробуждая в ней муки ревности. Невольно подумал, что будь эта тётенька помоложе или хотя бы следи за собой чуть получше — пригласил бы за компанию, но так — не судьба…

Пока поднимались в номер, уже в лифте, Анжелика в прямом смысле набросилась на меня. Прижалась всем телом, впилась губами, протиснула коленку между моих, начав медленно двигать ею вверх-вниз. Я не оставался в долгу — приподняв полы плаща и задрав юбку, сполна отдал должное ягодицам девушки, сжав их обеими руками… То, что лифт внезапно остановился, а двери открылись, впуская новых пассажиров, стало для нас почти полной неожиданностью. Однако, мы максимально быстро привели себя в порядок, приняв, конечно, насколько это было возможно, степенный и серьёзный вид. Вошедший мужчина смерил нас понимающим взглядом и ухмыльнулся, последовавшая за ним тётенька — всем своим видом выразила брезгливость и недовольство. Почувствовал себя против воли нашкодившим подростком, которого застукали старшие.

Однако, терпеть оставалось уже недолго. В номер мы ввалились, уже раздевая друг друга. Я, правда, запретил Анжелике стаскивать её судьбоносные сапоги, так же, как и юбку с чулками, и завалил девушку на гостиничную двуспальную тахту прямо так.

В общем, выяснилось, что нижнее бельё у неё тоже оказалось красным. Кроме того, мы так и остались на ночь в том номере — возвращаться домой смысла не видел. Так что, на работу пришёл жутко не выспавшийся, но довольный, как слон.

После Анжелики была Валя. Эта райская птичка попалась в мои сети в метро, где специально покатался недолго туда-сюда, высматривая, кого бы следующего соблазнить. Долго глаз не ложился — на меня-то смотрели с вожделением многие, но самому постоянно что-то не нравилось — то ноги кривые, то короткие, то толстая, то тощая наоборот, то задницы нету… Короче, уже даже думал ехать домой без приключений — и, уже когда садился в электричку, увидел её. Мы тут же встретились глазами — и уже не отрываясь смотрели друг на друга: аура сработала вполне. Я подошёл, наклонился к сидящей девушке и заговорил.

К тому времени, когда доехали до моей станции, Валя была полностью готова идти за мной куда угодно. Пропустив её на эскалаторе вперёд и не дав повернуться к себе, какое-то время разглядывал очередное доставшееся на халяву сокровище. Стройные, может, только чуть коротковатые ножки в серых колготках, лакированные туфли на небольших каблучках, кружевная юбка чёрного платьица, что сверху туго обтягивало талию и выпускало наружу стройные изящные ручки, рассыпавшиеся по спине волосы… Определённо, всё это стоило того, чтобы потратить какое-то время на поиски. К тому же, когда легонько провёл своей рукой по бедру девушки вверх, почувствовал, как она дрожит — явно, была очень чувствительной, а мне такое очень нравилось.

На этот раз особо мудрствовать не стал — просто позвал её к себе домой. Попутно решившись на эксперимент — заскочив в «24 часа» возле дома и купив кое-чего из еды. Опять, соседям пришлось завидовать нам — ведь для начала я позволил себе какое-то время просто гладить и ласкать Валино тело, уже очень быстро заставив её громко стонать и выгибаться дугой. И когда, пару часов спустя, я наконец, отвалился от неё — девушка осталась лежать ничком, совершенно без сил. И на мою просьбу пойти что-нибудь приготовить, просто промямлила что-то нечленораздельное.

Пятой в моей инкубовской копилке оказалась Лида, миниатюрная женщина за тридцать с очень необычными и красивыми чертами лица. Если до этого все были высокими или хотя бы ростом выше среднего, к тому же, все как на подбор молодые, то тут решил поэкспериментировать. Впечатления, правда, получились двоякие — когда не видел лица, можно было подумать, что это какая-то школьница, когда же она поворачивалась ко мне — сразу приходило понимание, что это взрослая, состоявшаяся женщина. Но, как бы там ни было, мы оба остались вполне довольны, и, кроме того, наконец успешно завершить своё эксперимент — мне приготовили поесть.

Девушки, начиная с шестой, уже почти не отложились в памяти — то ли, пресытился я, то ли — и впрямь, они оказались похуже. Ну и, конечно, я немного спешил и не привередничал уже так, как сначала — очень ждал десятой соблазнённой мною. Ведь на ней должен был закрыться квест, который автоматически выдавался всем инкубам в начале — если, конечно, мои способности как-то повторяли игровые.

Хоть я и был готов к чему-то подобному, но, тем не менее, чуть не свалился с милой шатенки Сашеньки, на которую до того с удобством взгромоздился: перед глазами появились, сменяя друг друга, две полупрозрачные таблички:


Поздравляем! Соблазнив десять девушек, вы выполнили квест — «Первая добыча инкуба»!


Опыт: +1000!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 2!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


— Ну что же ты? — недовольно просопела девушка, к которой я вдруг резко потерял интерес, отстранившись. Посмотрев на её обиженное личико, вздохнул и отложил самокопание на потом. А что делать, назвался груздем — изволь соответствовать…

Но когда, чуть спустя, всё же удалось вырваться из её неожиданно цепких и весьма жарких объятий, я быстренько ретировался на улицу, присел на скамеечку, и, скосившись на едва различимую на самой границе видимость пиктограмму восклицательного знака, привычным мысленным усилием активировал её.

Глава 2

Надо описывать мои чувства, когда, проснувшись как-то утром, подошёл к зеркалу — и увидел торчащие из головы рога? Думаю, что нет. Ведь понятно должно быть всякому, каково после такого может быть нормальному человеку, никогда не наблюдавшемуся у психиатра и почти не употреблявшему психотропных веществ. А если не понятно — попробуйте, поставьте себя на моё место, да представьте, как бы сами среагировали. Вот то-то же. И я, конечно же, немножко с такого поворота выпал в осадок, остатки сна как рукой сняло…

Мысли сразу начали в голове роиться, всякие, стрёмные. Первым делом — схватился за задницу, проверить, не образовалось ли там хвоста. К счастью, пока, вроде, даже не намечалось — во всяком случае, не нащупал. Но я не расслаблялся — долго рассматривал ноги, не намечаются ли там вырасти какие-нибудь копыта. С этим — тоже вроде пронесло. Дальше — проверять зрачки, не сделались ли вертикальными. И так дальше, по списку…

В итоге, пришёл к выводу, что из всех неприятностей появились только рога. Начал чесать затылок, как же эти новые свои органы замаскировать поудобнее. Перемерил кучу головных уборов — все шкафы перерыл. Выяснил, что лучше всего скрывает непотребство шапка-пидорка. но в ней ходить пока было жарко. Почти подходила ещё кепка, но та неудобная, торчало бы всё равно чуть-чуть.

Пошёл в забег по парикмахерским. В первой же охмурил тётеньку и попросил себе сделать на голове что-нибудь стояще-торчащее. Сделала. Но, когда покрутился перед зеркалом и оценив результат, решил — да и фиг ты с ними, рогами этими, что торчать будут. Хоть буду с нормальной головой! В конце концов, каких только чудищ лесных по улицам не ходит, я что, хуже их что ли? Пусть все думают, что это прикалываюсь я так. Типа, зубов вставных вампирских. Конечно, к этому всему ещё бы костюм шута шикарно пошёл, или клоуна…

Выйдя из парикмахерской, заново переподстриженный, и поколебавшись немного — а не предложить ли той самой тётеньке в передничке и сножницами проводить меня до туалета, или ещё куда в укромное место. Но решил — ну его. Хоть и намеревался выполнять все возможные квесты для получения новых уровней, и возможно ускориться во всём этом, но — не до такой же степени…

Ведь накануне я смог впервые активировать «игровой» интерфейс, откуда-то появившийся вдруг в моём мозгу — как-раз тогда, на Сашеньке, после закрытия квеста. С помощью нового инструмента, еле различимого и полупрозрачного, удалось распределить вожделенную единицу характеристик, конечно же — в так нужную мне теперь Выносливость, и очко способностей — в Мужскую Силу Инкуба, тоже весьма полезное вспомогательное умение. А то все эти любовные похождения утомили порядком, чувствовал себя выжатым, как лимон.

После изменения собственных параметров, устроил небольшой тест-драйв себя нового, охмурив какую-то очередную красотку и попробовав, насколько меня хватит. На удивление, оказалось — я и правда теперь мог гораздо дольше, или, иначе говоря — больше!

Конечно, испытания были не такими однобокими. Я ещё побегал, поотжимался, поприседал — и в ходе всех этих упражнений обнаруживал, что на самом деле разница со мной-старым оказывалась весьма заметна. Так что получалось — вместо того, чтобы ходить в зал, достаточно охмурить двадцать женщин — а именно столько нужно было для второго уровня квеста — и вложить следующую единичку, например, в силу. Или ловкость. Или телосложение…

Я прямо замечтался, какой из меня шварцниггер будет через пару-другую месяцев. А ещё понял, что срочно надо брать ещё отпуск — потому что со всеми этими треволнениями работать всё одно не получалось, совсем.

Ну и, конечно же, не обошлось без ложки дёгтя: мой «игровой» интерфейс, как выяснилось, работал не полностью. Например, я не мог посмотреть, какие у меня характеристики и умения сейчас, сколько нужно опыта для следующего уровня, какие квесты открыты, и так далее. И это порядком пугало — потому что походило на какой-то баг мироздания. А баги, когда они не где-то в игрушке, а касаются тебя лично — это очень тревожно. А то как переглючит эту «систему», и вырастет у меня хобот на лбу. Или смогу ходить только направо всегда. Или ещё чего… Только думать начинаешь — уже жуть пробирает.

Кроме того, когда я решил обязательно играть каждый день — ведь изначально-то всё после моего игрового запоя произошло, явно, связь какая-то должна быть — понял, что мне просто не войти в игру. Пробовал из дома, специально заходил в два вирт-клуба — везде одно и то же. В другие игрушки — на здоровье, а в ту, из-за которой всё произошло — ни в какую. Тоже, походило на какую-то мистику. И мне оставалось только читать всякую информацию из сети, чтобы хоть прикинуть, как развивать своего «персонажа» — в надежде, что в жизни всё окажется таким же.

А судя по информации об игре, мне должно было быть доступно несколько веток — демоническая, с умениями чисто демонов, там всякие адские пламени, клыки, когти и прочее; соблазнения — где у меня уже открыта была одна аура, и так действовавшая с самого начала; и, наконец, усиления себя как инкуба — Мужскую Силу взял именно оттуда.

Понятное дело, умения первого варианта развития — чисто боевые — мне были не нужны, да и не хотелось превращаться в чудовище. В конце концов, одно дело — убийство кого-то там в игре, где всё игрушечное и понарошку. А тут — статья, а в тюрьму не хотелось, будь я хоть трижды демон или сам дьявол. Поэтому, интересовали меня две оставшиеся ветви — соблазнение и усиление.

В первой из того, что мне было открыто и можно было взять сразу же, имелись: Улыбка Инкуба и Просьба Инкуба, которые потом при желании развивались до Соблазнения и Приказа. Во второй, кроме вариантов ещё больше прокачать потенцию, имелось Увеличение, сами догадайтесь чего, Демонический Язык, Неотразимость — якобы положительно влияющая на черты лица, располагая тем самым женщин, Смена Облика — когда внешность неуловимо менялась, делая более притягательным для конкретной выбранной особы, и всякое прочее в том роде.

Так что, с выбором я вообще не колебался ни секунды. Так как Увеличение и Язык мне были ни к чему, Неотразимость — могла плачевно сказаться, ведь вдруг я сменил бы облик навсегда, и перестал быть похожим на фото в паспорте — вдруг дяденьки-милиционеры остановят, попросят документики, а я такой с рогами и совсем не я. Палево, однако. Насчёт Смены Облика и прочего тоже были сомнения, и оставались Улыбка и Просьба. Первое умение — резко увеличивало мою притягательность в глазах женской особи, на которую было направлено, а второе — заставляло делать что-то против своей воли, и по поводу его имелись кое-какие мысли. В общем, сперва, даже перед Мужской Силой попробовал выбрать Улыбку, почему — объясню позже, и к своей радости выяснил, что она была мне и так доступна. Так что, в ближайших планах было прокачать её до Соблазнения.

Помню ещё, распределил когда все эти очки свои первые полученные, закрыл окошечко, вернулся к жизни нормальной — и понял, что не один больше, на скамейке рядышком кое-кто сидел. Медленно, смакуя момент, прошёлся взглядом снизу вверх — начиная с милых босоножек, вдоль красивых стройных ножек, положенных одна на другую, по коротенькой клетчатой юбочке, настолько открывавшей бёдра, что казалось — куда уж дальше, и так дальше, выше и выше… Вот только, когда увидел лицо — меня как током ударило. С нескрываемым желанием на меня смотрела, мать её, самая настоящая школьница.

Быстренько вскочив и поспешно ретировавшись со скамейки — мысли о статьях и тюремных решётках всё как-то не отпускали — понял, что вообще поступил очень глупо, усевшись прямо рядом с четырёхэтажным кирпичным зданием вполне определённого назначения. Стайка галдящих девчонок, что до этого наблюдали издалека, попробовали было увязаться — но я оказался неумолим, и к тому же быстр, как ветер. А удалившись от опасного места на безопасное расстояние и успокоившись — решил, что отныне надо ещё и паспорт у всех спрашивать. А то, мало ли что…

Ну и, думаю, не надо объяснять, что меня обуял азарт. Хотелось поскорее взять следующие уровни, тем более, что я знал, как. Помимо соблазнения двадцати, потом пятидесяти, потом ста, и так далее, девушек, имелось ещё некоторое количество квестов, которые вполне можно было закрыть — чем и занялся, не откладывая.


Неожиданно одной из главных статей расходов для меня стали резиновые изделия. Больше никого по ресторанам и гостиницам не водил — иначе в конец разорился бы. Что делать, на всех не напасёшься… Да и по времени всё-таки я был ограничен, и старался тратить на каждую «жертву» по возможности не больше получаса — с учётом самого процесса охоты.

Теперь почти не привередничал — исключал только самых толстых, самых тощих, и самых страшных. Да и то не всегда, иногда закрывал глаза и представлял что-нибудь более лицеприятное, а иногда и так шло.

Соседи, встречавшие меня по нескольку раз на лестнице с разными девушками, начали странно посматривать. Понятное дело, тут играло и то, что не все из тех, кого приглашал в свой будуар, были сдержанными и молчаливыми, многие орали только так — тем более, в моём обществе раскрепощались даже самые последние скромницы.

Я старался не сбавлять темпа, спать и есть по-минимуму, и ещё в конце первого дня получил очередное достижение.


Поздравляем! Заставив десять девушек производить действия против своей воли, вы выполнили квест — «Принуждение — 1»!


Получено умение Просьба Инкуба!


Для того, чтобы закрыть этот квест — пришлось попотеть. Тут уже недостаточно было просто брать и так уже готовых отдаться женщин, хотя этим, конечно, тоже не брезговал. Но, помимо этого, приходилось проявлять и кое-какую фантазию, использовать всю силу убеждения.

Задача была проста — выяснить, что очередная приведённая мною в гости счастливица наотрез отказывается делать, и попробовать уломать её это всё-таки совершить. Для того, чтобы облегчить себе задачу, пришлось обнести ближайший секс-шоп и зоомагазин, а также заглянуть в строительный.

Так что пришедшим ко мне женщинам, едва не стонущим от обуревающих их плотских желаний, предлагалось заработать себе удовольствие. Сперва предлагались всякие простые и напрашивающиеся варианты — вроде связывания, подвешивания, порки и так далее, дальше представляйте в меру своей испорченности и умножайте на десять — я порядком покопался в сети, выискивая всякие экзотические способы и извращения. Так же, обязательно предлагалось сфотографироваться в обнажённом виде, сняться в домашнем видео, и так далее. Однако, не всегда это срабатывало — некоторые мои посетительницы оказывались уже и без меня в конец испорченными. Тогда уже шла в ход тяжёлая артиллерия, в виде пауков, мышей и маленького ужика… Ну и после того, как удавалось установить, что из вышеперечисленного возмущает конкретную особь женского пола больше всего, применялисьвсе доступные методы убеждения, чтобы всё-таки заставить очередную несчастную переступить через себя и совершить что-то для неё «ужасное».

Разогнавшись и упорно работая с утра до вечера и с вечера до утра, на вторые сутки закрыл следующий квест, по соблазнению:


Поздравляем! Соблазнив десять девушек, вы выполнили квест — «Новая добыча инкуба»!


Опыт: +1500!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 3!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


Отрешённо хлопнув по заднице какую-то очередную «красавицу», третьего сорта, как я уже начал классифицировать мысленно своих жертв, я, не обращая внимания на её недовольное сопение, принялся распределять полученные баллы — опять единичка пошла в выносливость, а Улыбка Инкуба превратилась в Соблазнение, ознаменовав даже не количественный, а вполне себе качественный переход. Теперь я приобрёл с свой арсенал действительно тяжёлое оружие, и вновь вышел на охоту — опять более разборчиво, правда, на этот раз выискивая тех, кто не поддавался на ауру, и сопротивлялся ей. Для захода на следующий «количественный» квест по соблазнению полусотни жертв просто не было сил уже — и так уже к голым женским телам начал относиться гораздо спокойнее, и боялся, как бы такими темпами не превратиться в женоненавистника и гея. Ведь всего хорошо должно быть понемножку, иначе оно приедается, и начинает хотеться чего-то совсем другого…

Первой демонстративно игнорирующей меня особой оказалась читающая какую-то книжку в метро девица в очках, не страшненькая, но и не модельной внешности. Сначала долго демонстративно разглядывал, встав напротив, и без каких-то видимых результатов улыбался, потом — так же безуспешно попытался разговорить, и даже вышел следом на перрон. Но выбранная мною для соблазнения оказалась на удивление неприступной…

Тем не менее, я, не сдаваясь, поднялся с нею на эскалаторе, продолжая слать одно Соблазнение за другим и неся какую-то чушь, и даже пошёл дальше. Но девушка вдруг резко развернулась и подошла к наряду милиции.

— Он преследует меня! Наверное, маньяк!

— Что?..

— И не делайте вид, будто мы знакомы! Ехала, никого не трогала, и тут пристаёт… Точно маньяк, говорю вам! Сделайте что-нибудь!

— Документы, пожалуйста, — буквально придавил меня взглядом здоровенный дядька-мент, — Пройдём с нами…

Деваться было некуда. Попробовал я вякнуть пару раз — но взяли, так сказать, с поличным. И хоть, конечно, ничего повесить на меня не могли, но и отпустить просто так такого подозрительного типа тоже…

И тут история приняла неожиданный оборот. Девушка в форме, что тоже присутствовала в том наряде, который меня задержал, и пожирала меня всё это время очень голодным и многообещающим взглядом, попросила разрешения «поговорить» со мной сама.


А потом началась какая-то хрень. Я понял, что зря, конечно, поддался на это вежливое приглашение — но деваться было уже некуда… Документы отобрали, в клетку посадили, а спустя какое-то время та замечательная дама с холодными глазами, в сопровождении ещё какого-то тощего полицейского, собралась меня куда-то везти.

Тут, конечно, самое то было бы поднять шум и упереться рогом — мол, не имеете права, адвокаты и всё такое прочее. Но эта фурия подошла ко мне, наклонилась, и шёпотом сказала, чтобы не сопротивлялся, и что всё будет в шоколаде.

И подозрения подтвердились — в итоге, меня повезли не куда-нибудь, а к ней домой… И паспорт мне был возвращён только после нескольких оргазмов. Хотя, сказать по правде, мне даже понравилось — и я остался на какое-то время ещё, уже по своей инициативе. Только попросил девушку опять надеть форму — уж больно она ей шла…

Так бесславно закончилась моя первая попытка «честного» соблазнения. Решив отдохнуть и отоспаться, на очередной заход пошёл только на следующий день — но опять удача долго не поворачивалась лицом… К тому же, я вдруг обнаружил — правда, без особого удивления, что-то подобное уже давно подозревал — что в значительной степени устойчивость к моей ауре зависит от интеллектуального развития объекта, на которого она воздействует. Не всегда конечно, некоторые были и тупые, и непробиваемые, и обратные случаи имели место — но, тем не менее, статистика и даже исключения указывали на явную зависимость.

Повезло мне на довольно милой девушке, работавшей в небольшом ресторанчике, куда забежал перекусить. Я специально загонял её, заставляя приносить по одному блюду и время от времени заказывая ещё, не переставая флиртовать и слать Соблазнения, и, наконец, всё-таки выбил у неё телефон — видимо, просто, чтобы отстал. Но отступаться так просто не собирался, и остался сидеть, несмотря на недовольные взгляды персонала, до тех самых пор, пока не увидел свою жертву, уже в верхней одежде явно спешащую домой. Догнал и напросился провожать, что всё же удалось сделать, хоть и не сразу… И у нас всё получилось. Очень надеюсь, упрямица всё-таки не пожалела, что поддалась соблазну — так-то постарался её вознаградить по-полной, как-никак, первая из новой «десятки»…

Дело хоть и туго, но всё же сдвинулось с места. В перерывах между серьёзной «рыбалкой» перебивался мальками, попадавшими в мои сети — и чем дальше, тем больше начал использовать всевозможные подсобные помещения и укромные места. Во-первых, это сильно экономило время, а во-вторых — добавляло процессу, слегка поднадоевшему уже к тому времени, некоторую перчинку.


На закрытие квеста с неприступными ушло три дня — непотребно много, но тут уж ничего не поделаешь, всё шло как шло… Я взял ещё один уровень и прокачал свою первоначальную ауру, чтобы охмуряла сильнее. Кроме того, выносливость больше увеличивать не стал — и так её пока хватало — вместо неё, поднял Силу. С удовольствием отметил, поделав всяческие упражнения, что неведомыми мне способами тело и правда стало отныне способно на большее, чем раньше.

Ещё пара дней — и отметил прохождение полусотенного квеста. Опыта на получение очередного улучшения уже не хватало, но я знал, как добыть недостающие крохи.

Как сейчас помню возмущённые вопли — когда привёл домой Аню, а там уже была Лена, причём полураздетая и явно на кое-что настроенная. Да и Аня, сказать по правде, была одета весьма легкомысленно — я тогда как раз решил наведаться всё же в находившийся у дома стрип-бар, и утащил одну из понравившихся девушек сразу после представления.

Пришлось применить и Соблазнение, и Просьбу Инкуба, чтобы уговорить их поделить меня и не расцарапать при этом друг другу физиономии. И, сам не веря своему счастью, я впервые в своей жизни стал участником акта взаимной любви, в котором участвовало больше двоих человек.

Дальше — больше. Попросив к концу даже немного сдружившихся на почве общего несчастья девушек остаться и подождать меня немного, отправился за новым уловом… А потом ещё и ещё. В конце концов, мне даже самому стало страшно, во что превратилась моя квартира — куча голых и полуголых женщин, играющихся со всяческими игрушками и друг с другом, кто-то связанный, на ком-то верхом скачут, кто-то стонет, кто-то мычит, кто-то ругается, кому-то пушистый хвостик с пробочкой приспосабливают…

В итоге всей этой жуткой вакханалии, сначала закрылся ещё старый квест, на двадцать принуждений:


Поздравляем! Заставив двадцать девушек производить действия против своей воли, вы выполнили квест — «Принуждение — 2»!


Получено умение Приказ Инкуба!


И через какое-то время — уже новый:


Поздравляем! Устроив оргию с десятью девушками, вы выполнили квест — «Повелитель Оргий»!


Опыт: +2500!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 5!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


За такое дело я даже предложил всем выпить шампанского, сфотографироваться на память, а после выдворил всю эту шумную гомонящую толпу на улицу и закрылся, наслаждаясь очередными достижениями. Также, подумал, что на будущее лучше так и действовать — устраивать массовые оргии оказалось куда выгоднее, чем по-старинке, по одному. Вообще, с самого начала так и следовало начать действовать — но, если честно, как-то было сначала не то что боязно, но, видимо, какие-то моральные оковы мешали сразу ринуться в пучину разврата с головой… А постепенно, полегонечку, так ничего.

Правда, радость моя омрачилась звонком в дверь, который, когда я не пошёл сразу открывать, сменился барабанным стуком. Выяснилось — сосед снизу был очень недоволен тем, что его школьницы-дочки видят, как я вожу домой девиц нетяжёлого поведения. Короче, мы с ним порядком поругались, разве только до мордобоя не дошло. Через какое-то время подключился ещё народ с площадки, все наперебой принялись клеймить позором, осуждать за вопли и ахи, создание вертепа и так далее…

В конце концов, устал от этого галдежа, послал всех своих слишком шумных жильцов куда подальше и захлопнул дверь. Ломиться больше никто не стал — видимо, основной накал спал. Но настроение всё равно было испорчено, и, желая хоть как-то развеяться, я пошёл погулять — на этот раз, не с умыслом, а просто так.

Правда, сам того не желая, как-то опять оказался в метро. Захотелось погулять где-то на природе, чтобы деревья вокруг, да птички, а такого поблизости у дома, к сожалению, не было, только небольшие зелёные зоны, которые не в счёт. И вот тут-то и случилось событие, которое заставило очень сильно задуматься.

Когда двери открылись, я скользнул взглядом по встречной электричке, которая тоже стояла на станции — уже совершенно машинально оценивал «потенциал» и количество потенциальных жертв. Там всё было довольно-таки стандартно, ни к чему глаз особенно не цеплялся, пока… Пока я не увидел её. Меня будто окатило ушатом холодной воды — спиной ко мне стояла девушка, вроде не примечательная ничем, но у неё из головы торчаали маленькие аккуратные рожки. Такие же, как и у меня, и тоже не прикрытые ничем.

Словно почувствовав мой взгляд, она обернулась — и, как раз в этот момент, двери закрылись, а поезд тронулся. Я успел выскочить, поехал на следующем поезде в ту же сторону — в надежде, что, тоже заинтересовавшись мной, она выйдет на следующей станции. Однако, там никого не оказалось, и, ещё немного поездив туда-сюда, поехал дальше, куда и собирался. Правда, ожидаемого расслабления теперь не получилось — голову так и распирало от множества различных мыслей.

Глава 3

Эта неожиданная встреча в метро заставила очень крепко призадуматься. Ведь, хоть я и с самого начала не исключал, что могу быть не один такой особенный, но одно дело строить гипотезы относительно чего-то и надеяться, что они не подтвердятся, а совсем другое — увидеть неоспоримые доказательства.

Причин для беспокойства у меня было много. Для начала — хотя бы то, что если есть хотя бы двое, кто приобрёл чудесные способности, то таких может быть и десять, и пятьдесят, и сто. И вряд ли все они играли такими же невинными существами, как я. Относительно невинными, конечно…

Одно дело — соблазнить женщину, пусть даже замужнюю, или школьницу, или ещё что такое, из условно запретного, за что полагается а-та-та по попе и иногда статья. А совсем другое — это, например, выпить чью-то кровь. Хорошо, если не всю, и хорошо, если жертва жива останется. Ведь вампирам же тоже надо как-то качаться? И некромантам. Что им делать — ходить на кладбище, заставлять чьих-то бабушек-дедушек выкапываться? Или же наведываться в морг, пугать прозекторов и студентов шевелящимися трупами? Самым невинным — но и то, отдающим некоторым свинством и неуважением к другим — казалось тренироваться «на кошечках», в прямом смысле слова. Ведь век домашних животных недолог…

И это было только одним аспектом. Потому что вставал ещё вопрос — а что, если мы встретимся? Чем это закончится? А то. сначала я побежал за суккубой, забыв про всё на свете, с самыми бесхитростными и добрыми намерениями. Но могла же она взять и попробовать убить меня. Кто знает, как эти игроки-задроты реагировать на собратьев по несчастью будут? Вдруг, они по игре разбоем занимались? И тут те же рефлексы сработают. Или захочется на мне нажиться… Нет, конечно же, УК для всех один, и вряд ли до такой крайности дойдёт. Но всё же, я многого не знал, и реальность могла преподнести ещё не один сюрприз…

На вопрос, почему я решил, что девушка — суккуба, и что она вообще не просто какая-то нарядившаяся в рога корпс… тьфу, простите, косплеерша, так вроде правильно — вечно почему-то со словом «корпспэйнт» путаю — отвечу просто. Когда уже двери вагона закрывались, я увидел, что силуэт незнакомки чуть-чуть подсвечивается… Как в игре, точь-в-точь. И вариантов персонажей, где сочетался бы женский пол и небольшие конические наросты на голове, имелось всего три — бесовка, простая демоница и суккуба. Тут, конечно, мог бы быть любой из вариантов. Короче говоря — если бы не высоченный перекачанный блондин рядом с девушкой, я бы так и терзался вопросом — а кем же она из этих трёх может быть… Но так диапазон резко сужался.

В общем, весь в тяжёлых думах, я тут же набрал номер спортзала, куда раньше ходил — узнать, стоит ли на месте. Оказалось, стоит, никуда не делся — так что, быстренько метнувшись домой, за шортами и тапочками, отправился заниматься самосовершенствованием. Потому что было немножечко страшно, и потому что, даже несмотря на удобные единички от уровней, мгновенно делающие меня сильнее, быстрее, больше или выносливее, пользу от нормальных тренировок никто не отменял. Во всяком случае, мне не верилось, что организм настолько сросся с какими-то там виртуальными интерфейсами, что повлиять на его работу не получится.

Так в моих планах появилась вечерняя тренировка. И кое что ещё… Но началось всё вполне невинно. Сначала, обижал в ужасе дрожащую грушу градом ударов в исполнении внезапно ставших значительно сильнее, чем было раньше, рук — это даже несмотря на то, что давным-давно их ничем не нагружал занимался. Потом, вместе с хозяином зала вешал эту самую грушу, которую сорвал и уронил, обратно — ну, не выдержал богатырского напора кожаный плод… Далее, гремел, кидал, поднимал, сгибал, распрямлял… Чего только не делал.

И всё это время изо всех сил не обращал внимания на поглядывающих из соседнего помещения тёток-девок, скакавших с гантелями размером с мой палец и весом, наверное, с… Кхм, пожалуй промолчу, пусть каждый думает в меру своей испорченности. Не в том суть — а в том, что они все — или, во всяком случае, многие — навелись на меня, и так и пожирали своими голодными глазами… И, пусть даже я и хотел просто потренироваться, но жизнь повернулась так, что грех было не воспользоваться таким подарком.

Закончив последний подход, просто взял и зашёл к женщинам. Улыбнулся несколько раз. Чуть-чуть поговорил. Попросил закрыть дверь, сделать музыку погромче, а одной тётеньке постарше и пострашнее сделал внушение постоять на шухере — совесть не шевельнулась, ведь я ж её тем самым оберегал от бесчестья. Пусть даже сама она и мечтала об этом.

— Что тут происходит? — на одну из девушек явно моя «магия» не оказала влияния, и если она сначала просто не понимала, что происходит, и смотрела на всё чуть ошалевшими глазами — то даже не представляю, что у неё в мозгу за мысли появились после того, как ко мне выстроилась очередь, и я разложил на мате первую счастливицу, стянув с неё обтягивающие лосины…

— Так это… У нас тут спортивно-сексуальная секция. Похудение за две недели, поддержание в тонусе, внутренний массаж…

— Что за бред вы несёте? Я в какую-то секту попала? Выпустите, я пожалуюсь, в милицию позвоню…

Будто разъярённая фурия, строптивица бросилась к двери. Кстати, была она весьма ничего — во всяком случае, когда предварительно осмотрел весь этот нежданный «улов», данную представительницу спортивной молодёжи, одну из троих всего, отнёс к первому сорту. Было очень жаль, если такой прекрасный экземпляр улизнёт, да ещё и настучит… А то и правда, посчитают, что секту создал.

— Постойте, пожалуйста, выслушайте меня! — поспешно натянув шорты и спрятав в них предательски выпирающего друга, сделал два шага навстречу.

— Не подходите ко мне!..

— Да не бойтесь! Я вам плохого не сделаю…Сейчас, только…

Нас прервали — дверь открылась, и в неё заглянул хозяин зала, спрашивая, в чём дело. В ответ на сбивчивый рассказ девушки про групповуху, секту, сексуального маньяка-меня и прочие ужасы, мы — все остальные — единодушно заявили, что я просто помогал девушкам делать растяжку, а кое-кто просто употребляющая чего-то не того истеричка, если ей всякое мерещится и она так на это реагирует.

В конце этого всего мне даже жаль стало девочку — она стояла, с широко открытыми глазами, в которых блестели слёзы, и не понимала — как так получается, что все вокруг утверждают, будто того, что она видела, не было. Кажется, под конец она даже едва не стала сама верить во всё это…

Короче говоря, дядечку мы убедили, что всё в порядке — но продолжать забаву в том же духе уже не хотелось, да и чревато было — за нами теперь, пусть и в пол-глаза, но наблюдали. Пришлось договориться с моими новыми поклонницами отложить до следующего их занятия, и быстро бежать переодеваться — очень не хотелось упустить ту красавицу, которая сумела противостоять моим чарам.

Подстерёг я её за дверью — когда девушка выскочила наружу, быстрым шагом и явно немного не в себе после всего происшедшего — догнал её и пошёл рядом.

— Извините меня, пожалуйста. Очень нехорошо получилось, и мне стыдно за всё происшедшее…

— Отвали от меня, извращенец! Я буду кричать! — ответная реплика оказалась чуть громче, чем следовало, прохожие начали оборачиваться.

— Не надо так волноваться…

— Помогите! Это сексуальный маньяк!..

Двое мужчин, шедших перпендикулярно, вдруг резко сменили курс и направились к нам. Скрипнув зубами, активировал Приказ Инкуба.

— Обними меня. И говори, что это ты просто так кричала — чтобы дразнить меня.

Глаза спортсменки-комсомолки тут же подёрнулись пеленой, и огонёк разума из них пропал. Шагнув ко мне навстречу безвольной куклой, она обняла меня и улыбнулась подошедшим мордоворотам:

— Простите. Это я просто так кричала… Хотела своего молодого человека подразнить.

Я промолчал и невозмутимо пожал плечами — мол, чего хотите. Женщины, они существа странные, мало ли чего в голову придёт… Нам ответили нецензурной тирадой с кучей нелицеприятных эпитетов, но всё же оставили в покое.

— Стой. Иди сюда…

Моя возможность приказывать должна была длиться ещё некоторое время. Которое я решил просто использовать, чтобы показать девушке — которая, кстати, нравилась всё больше — от чего она отказывается. Так сказать, предоставить небольшой рекламный буклет.

Отпустив её через пару минут, сделал вид, что ухожу — а на самом деле, зайдя за угол, пробрался обратно кустами. Девушка стояла, всё так же с затуманенным взором — потом вдруг дёрнулась, начала испуганно оглядываться вокруг. Одновременно, доставая телефон из сумочки, набрала там что-то и стала кричать в трубку: «Алло! Милиция? Алло!..»…

Всё это очень не понравилось. Даже подумал — а не затащить ли её при помощи внушения к себе домой, и не зафиксировать ли при помощи имеющихся в изобилии верёвок и прочих принадлежностей… Но отбросил её. Всё ж таки, не зверь же я.

Короче, направился домой с некоторой тяжестью на душе и ощущением нависшей над головой гигантской филейной части. Поэтому, на всякий случай продумывал всяческие варианты алиби и способы воздействия на стражей порядка, случись им нагрянуть по мою душу. Большие надежды, правда, возлагал и на их известную безалаберность и нежелание решать всякие вопросы, которые, по их мнению, либо безнадёжны, либо не тоят внимания — тот, кто ходил в участок по собственной воле и пытался что-то выбить из обитающих там товарищей, должен знать, насколько велико их нежелание делать хоть что-то. Велика была вероятность, что кричащую какой-то бред про спортсмена-сексуального маньяка девушку не воспримут всерьёз… Хотя, надеяться всегда предпочитал на лучшее, а готовиться к худшему, и в зал тот решил больше не ходить, на всякий случай — лишних проблем не хотелось.


Наличие возможных конкурентов превращало то, что я раньше воспринимал как забаву, в серьёзную работу. Поэтому — пришлось запретить себе привередничать, и подойти к этому вопросу со всей серьёзностью…

Весь следующий день трудился на износ, во всех смыслах. Старался не пропустить ни одной юбки, при этом не забывая уделять внимания тем, кто не клевал сразу, и обязательно заставляя каждую сделать что-нибудь из того, что бы ей не хотелось. Тут фантазировать особо было некогда — и предлагался стандартный набор: занятие любовью в непривычном месте, фото-видеосъёмка, пара-другая игрушек — собственно, что умещалось в рюкзаке — ну и ещё кое-чего. Для упрощения и ускорения всего этого процесса пришлось опять задействовать машину — благо, задница у неё была хорошо тонирована, а спереди получилось приспособить плоскую коробку, поставленную на ребро, что дало хоть какую-то защиту от любопытных глаз.

Думаю, не надо говорить, что всё это в конце концов вымотало ужасно. Но на вечер были особенные планы… Дав себе чуть-чуть вздремнуть и восстановить силы, хорошенько перекусив, помучав себя бодрящим холодным душем и опрокинув рюмочку егеря — для затравки — стал готовиться к серьёзнейшему мероприятию, напевая себе под нос: «А я танцую диско, в штанах трясётся писка…». Мне предстояло пойти на дискотеку. Вернее, на много дискотек… Ведь где ещё искать готовых на всё человеческих самочек, как не по кабакам и клубам?


Начиналось всё хорошо. Если только не считать того, что чувствовал себя немного неуютно в центре внимания, да постоянно сдерживал джентльменские позывы угостить какую-нибудь очередную подошедшую девушку выпивкой…

В первом же клубе собрал вокруг себя настоящий цветник. Стараясь не упустить никого, улыбался и слал Соблазнения направо и налево. Даже те, кто не поддавался на чары, всё равно приходили посмотреть — с чего такой ажиотаж, почему другие так этим типом интересуются.

Должен заметить, меня даже немного проняло, несмотря на некоторое пресыщение подобным — от обилия мелькающих вокруг симпатичных мордашек и прочего. Все эти короткие юбки, кожаные и резиновые штаны, блестящие и полупрозрачные кофточки, облегающие платьица, разрезы, и прочее, и прочее… Уж не знаю, кто такие штуки и как придумывал, на что и почему они влияют, но ведь явно работает, заставляет хотеть то, что там внутри — даже, если без всей этой бутафории оно бы просто вяло болталось или провисало, вызывая лишь жалость и сочувствие.

Остальные мужики с удивлением смотрели на роящихся вокруг меня девочек-дамочек, не понимая, чего они нашли в «этом», как выразился один товарищ. А я, тем временем, кинул клич — идём в следующее место, и его, кто бы сомневался, радостно поддрежали. И там всё повторилось — постепенно почти вся женская аудитория переориентировалась на мою особу, игнорируя прочих. Довольный, как мама-утка с выводком цыплят, собрал всех и повёл уже в следующее место… Вот тут-то меня и настигла расплата.

— Эй, ты! Не много тебе на одного, а, гомик?

Кидаю взгляд назад, в сторону владельца грубого голоса, который окрикнул меня. Там — четыре здоровенных быка с бандитскими рожами, по крайней мере двое из них — ещё и с нерусскими, идут за нами, и смотрят очень недобро. Быстро просчитываю ситуацию, и принимаю решение — тикать со всех ног. Правда, прежде чем удаётся претворить этот план в действие, ситуация принимает неожиданный оборот…

Увлечённые мною за собой дамочки вдруг моментально развернулись в сторону агрессоров и, галдя и размахивая сумочками, бросились на них. Я чутка ошалел от такого, и просто молча взирал на происходящее, не понимая, что вообще происходит и что с этим всем дальше делать… Правда, остаться в стороне получилось недолго — когда один из моих недоброжелателей грубо схватил какую-то бросающуюся на него красавицу и оттолкнул в сторону, понял, что оставлять это так нельзя.

Сам проскользнув вперёд между своих неожиданных «защитниц» и крича им, чтобы отходили назад, не откладывая в долгий ящик, попробовал влепить ближайшему к себе быку. Тот чуть уклонился, так что я по нему только скользнул, и, опережая мой следующий удар, сам направил свой молотоподобный кулачище вперёд, так, что он очень удачно встретился с моей тушкой… Не для меня удачно, конечно же.

И началась потеха. «Вы слыхали, как поют скворцы?». Меня начали бить. Я, конечно, старался не остаться в долгу, но очень быстро оказался зажат со всех сторон, и вообще напоминал себе ту самую грушу, которую намедни сам дубасил. Несмотря на незавидное положение, внутри начала вскипать какая-то нехорошая злоба…

Чёрт знает, сколько это продолжалось — наверное, прошли какие-то секунды. Но вдруг вся эта бодяга прекратилась, и мне даже позволили встать. Шатаясь и сплёвывая зубы изо рта, я огляделся — кажется, одним глазом — и понял, что недавние противники на меня смотрят как-то с испугом и осторожно отходят назад. Напрягся — это что же такое случилось, если даже такие бандитские рожи забоялись? Что они там со мной сделали такого? Праведная злость начала переполнять, я оскалился, скрипнув оставшимися зубами. И увидел, как один из четвёрки с воплем «Шайтан!» разворачивается и даёт дёру, а за ним следом — и остальные трое.

— Что случилось? — поворачиваюсь к своим спутницам, не понимая, что вообще происходит.

— Ничего. Они испугались тебя, Наш Повелитель.

— Что? Как ты меня сейчас назвала?

— Наш Повелитель, — удивлённо хлопнув длинными, вероятно, не родными ресницами, уставилась на меня крашеная блондинка в джинсах и полупрозрачной кофточке, расшитой блёстками.

— Откуда ты это взяла? Кто тебе сказал так называть меня?

— Н… Н-не знаю. Само получилось, — непонимающе продолжала она на меня смотреть.

Оглядел остальных.

— Вы тоже считаете, что меня так надо называть?

Нестройный хор и волна кивков дала понять, что да. Схватился за голову — ну что тут будешь делать… И вдруг понял, что голова моя какая-то не такая. Да и руки тоже. Да и весь я теперь… Демон?!!

— А ничего, что я немножко выгляжу странно?

— Ты прекрасно выглядишь, Наш Повелитель.

Любить-копать. Что творится. Вот вроде вокруг меня двадцать первый век, цивилизация, машины туда-сюда, самолёты над головой, свет электрический. Современные девушки, которые — ну хочется верить, конечно — разумные, образованные, знают, что земля не плоская, а круглая, а так же что человек произошёл от обезьяны, или как-то так. И вот на тебе! «Наш Повелитель». Перед ними стоит существо, как из фильма ужасов, ведёт их куда-то — а они, как овечки за пастухом, не задумываясь идут следом… Мне как-то страшно стало вдруг. Очень. Вернее, холодом пробрало, понятное дело, уже когда понял, что превратился в настоящего демона — всё-таки это не просто рога на голове, это серьёзно. Но сейчас это чувство усилилось — кто я теперь такой, куда ввязываюсь, что за силы без моего ведома мною крутят? И что, если сейчас где-то другой такой же демон-соблазнитель ведёт за собой одурманенных красавиц, и не куда-нибудь, а к жертвенному алтарю? Я ведь варианты прокачки с рисованием пентограмм кровью и убиением невинных девиц отмёл сразу, даже в игре этим не занимался. Но не все же такие щепетильные… А если… Чёрт возьми, мысль о секте вновь пришла в голову. И не только. Пользуясь способностями инкуба, легко можно совратить с пути истинного кучу поддавшихся чарам, устроить настоящий публичный дом. Снимать и продавать видео… Дьявол, как жить-то со всем этим теперь, а?..

— Мы сгораем от желания, Наш Повелитель. Когда ты отведёшь нас в свои покои? — мои размышления были прерваны — на этот раз высказалась брюнетка с тонкими чертами лица, в красивом платье и с горящим сдерживаемым желанием взором. Вздохнул, пересчитал по головам — получалось сорок шесть, не хватало ещё четырёх для оргии.

— Мне нужно ещё четверо девушек… — нехотя ответил я. Было вообще желание послать всё это подальше, схватить эту черноволосую милашку за грудки, потрясти её хорошенько, и сказать — опомнись, глупая! Но мысль о конкурентах, о том, что нужно срочно набираться сил, готовиться к схватке с настоящим злом — заставила сдержаться.

— Вон идут две. Можно их позвать, — проследил в направлении взмаха её руки — по улице, и правда, шли две девушки, с некоторым беспокойством косящиеся на нас. И, видимо, пока не заметившие меня, или просто не поверившие своим глазам…

Несколько шагов навстречу — и я замечаю, как испуганно расширяются глаза одной, и как жадно впиваются в меня глаза другой. Явно, вторая тут же клюнула, а первая — нет.

— Простите, у нас тут вечеринка с карнавалом… И не хватает Королевы Тьмы и Золушки. Не хотите поучаствовать? Обещаем выпивку за свой счёт, костюмы тоже, и вообще у нас очень весело, — я улыбнулся. Против воли, раздвоенный язык вырвался изо рта и скользнул по губам, жадно их облизывая. Уставился на ту, которая уже моя: — Пошли с нами?

— Я готова! — ответила она и тут же шагнула вперёд. Её подруга, миловидная шатенка с зелёными глазами, на которую чары не сработали — осталась стоять, недоумённо и с некоторым беспокойством крутя головой.

— Не стоит бояться, красавица. Хочешь, тебе достанется роль Королевы? Ну ка, все на колени, приветствуйте свою новую Госпожу!

Все мои последовательницы, включая только что присоединившуюся, тут же опустились на колени и загудели на разные голоса всякое приветственно-восхваляющее.

— Всё, всё, вставайте… Поднесите, пожалуйста, Королеве Тьмы кубок!

Сзади булькнуло — кто-то наливал из прихваченной по пути в магазине бутылки вискаря в пластиковый стаканчик.

— Знаете… Я, пожалуй, откажусь. Варя, пойдём, а?

— Варя, скажи своей подруге, что из неё прекрасная Королева Тьмы. И что нам именно её и не хватало, определённо!

— Оль, ты будешь просто великолепно смотреться на троне и в платье. Не ломайся, давай, оторвёмся по полной! А?

— Но мы же уже домой собирались…

— Ну и что? Один раз живём! Пошли!

Вот так, или подобным образом, вливая в свои ряды всё новых и новых счастливиц, и заставляя случайных прохожих оборачиваться на странную процессию, а водителей — притормаживать, мы направились в сторону снятой мною на сутки квартиры. При этом, я гордо вышагивал спереди, позволяя даже себя фотографировать — а куда было деваться?


Квартира оказалась так себе, единственно, чем была хороша — находилась почти в центре и избавляла от необходимости объясняться с соседями. Когда пятьдесят три девушки ввалились туда, внутрь, и ровным слоем расположились по двум комнатам, небольшой кухне, ванной, тут же устроив очередь в туалет — сразу стало душно и шумно…

Попросил их освободить мне одну комнату и вести себя потише — проблем и привлекать внимания всё-таки не хотелось. А в внезапно опустевшее помещение позвал зеленоглазую шатеночку — ту самую, которая не поддалась на мои чары.

— Прошу в Тронный Зал, Королева Тьмы. Вас заждались…

С некоторым подозрением и как-то осторожно, опасливо, девушка зашла, немного косясь на меня — причём, я её прекрасно понимал, посмотрев в зеркало — сам прифигел. Смывшиеся с поля боя быки теперь не казались такими дурачками и трусами. Сам бы, увидев подобное, бежал без оглядки.

— Позвольте представиться. Принц Тьмы… Василий. Вы как будете, с колой или неразбавленный?

— Воздержусь, — спустя, наверное, минуту, девушка наконец разлепила губы и тихонько ответила.

— Можно нескромный вопрос?

Она отрицательно покачала головой, но я всё равно продолжил:

— Вам когда-нибудь доводилось видеть настоящего демона? И не простого, а инкуба?

Опять качает головой. Заметно, что напряжена и чувствует себя не в своей тарелке — видно, пожалела уже тысячу раз, что согласилась пойти за своей бесстрашной подругой.

— А вот и нет. Видели. По крайней мере, одного! — стукнул себя кулаком в грудь. — И сейчас имеете редкий шанс прикоснуться к неведомому… Но я не настаиваю, хотя, мог бы приказать.

— Приказать? — она приподняла бровь, и, кажется, её окончательно проняло — голос чуть-чуть дрожал. И тут же, добавила: — Прикоснуться к неведомому?..

— Ага, — одним движением я спустил штаны, которые и так после преображения держались еле-еле, присвистнув сам — изменение облика, оказалось, сказалось и на тех частях тела, которые до этого были не видны. — Прикоснуться…

— Можно мне уйти? — стараясь говорить спокойно, произнесла она, стараясь не косить глазами вниз.

— Конечно. Но будете жалеть об этом всю жизнь. Да, кстати, можно на ты? Молчание знак согласия. Так вот… Оля, так же тебя зовут вроде, да? Ты можешь уйти сейчас, и величайшая тайна твоей жизни останется за бортом. А можешь — получить величайшее наслаждение, которое только доступно женщине…

— Я бы ушла, всё же… Вы же сказали, можно?

— Да, да, конечно, — стряхнул штаны и сделал несколько шагов навстречу, — сейчас открою, выпущу…

— Да я сама…

— Нет, как можно, самой-то.

Не дожидаясь, пока я подойду, шатенка выскочила в коридор и бегом кинулась к двери.

— Задержать её, Повелитель?

— Нет, пусть бежит… — с некоторой грустью, ответил я, — лучше раздевайся и иди сюда… Все идите сюда! Будем делать то, ради чего сюда пришли.

— Ура!

А немного погодя, утирая пот с лица своей чешуйчатой рукой, с удовлетворением прочитал сообщение:


Поздравляем! Устроив оргию с двадцатью девушками, вы выполнили квест — «Повелитель Оргий-2»!


Опыт: +3000!


Поздравляем! Устроив оргию с пятьюдесятью девушками, вы выполнили квест — «Повелитель Оргий-3»!


Опыт: +5000!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 6!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 7!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


А после этого всплыла ещё одна портянка, заставившая крепко задуматься…


Поздравляем! Лишив чести десять замужних женщин, вы выполнили квест — «Насаждающий Рога»!


Опыт: +2500!

Глава 4

Добираться бы мне до дома пешком — как правило, все проезжающие мимои водители игнорировали мою поднятую руку — если бы среди них не попадалось женщин. И на будущее решил — буду ездить только на машинах, где за рулём представительницы слабого пола. Тут было сразу несколько плюсов. Во-первых, отсутствие неудобных вопросов — ведь поддавшиеся на мои чары смотрели своими глазами преданно-преданно, и им даже в голову не приходило, что я могу что-то делать неправильно. Во-вторых — конечно же, меня возили бесплатно, а учитывая свой затянувшийся отпуск, старался экономить — запасы, они не бесконечные. Ну и, наконец, в-третьих — это был хоть и маленький, но всё же плюсик к моим достижениям.

Да, конечно же, я не отпустил эту милую припудренную дамочку в розовой кофточке и строгих брюках, а отблагодарил её — прямо там, в машине. Благо, предутренний час способствовал тому, что количество прохожих было очень мало — иногда мимо проходили зябко кутающиеся собачники, поднятые ни свет ни заря своими неугомонными питомцами, да спешили куда-то те, кому на работу очень рано.

Когда мы подъехали к моему дому, не объясняя ничего и не дожидаясь опустил спинку своего сиденья и поманил доставившую меня добрую женщину к себе пальцем. Который теперь был красноватого оттенка, и с огромным когтём… Ну да не будем о грустном.

Автовладелица в розовой кофточке упираться не стала, и с готовностью переползла со своего места и взгромоздилась на меня верхом, попутно расстёгивая одну за другой пуговички и спуская штаны. Я был уже порядком измотан, и потому предоставил ей полную свободу — шевелиться не хотелось совсем, кроме одной части тела, которая, будто стойкий оловянный солдатик, переносила все обрушивающиеся на неё тягости и невзгоды. В данный момент — в виде сверкающей девственной белизной женской попки…

Процесс был в самом разгаре, когда вдруг обнаружил, что рядом с машиной кто-то стоит и подсматривает в окно. Приподнявшись, оскалился и показал кулак — зрителя мигом как ветром сдуло. Всё-таки, в демонической внешности имеются и свои плюсы!

Ещё, когда, наконец, всё закончилось — запоздало подумал, что, позволив женщине самовольно распоряжаться собой, совершенно не предусмотрел вопрос предохранения. Уж не знаю, выпитый алкоголь тому виной, позднее (раннее) время, или просто усталость… Ну да ладно, если ей самой всё равно на это — в конце концов, не мои проблемы. Только бы какую бяку не подхватить, но, судя по ухоженному виду изнасиловавшей меня тётеньки и её дорогой машине — с этим, скорее всего, должно быть в порядке.

Выбравшись наконец на улицу, доковылял до своей парадной, поднялся наверх… И, идя от лифта к квартире, заметил странное шевеление снизу, на площадке между этажами. Глянул туда — и увидел сразу несколько штук смутно знакомых девушек. Те, тоже заметив меня, вскочили и кинулись навстречу.

— Повелитель! Мы так ждали тебя… Нам так хочется опять прикоснуться к твоей благости… — начала поднявшаяся первой то ли Ира, то ли Лиза, то ли Вера, симпатичная в общем-то девица, с длинными тёмно-русыми волосами, ещё и наряженная как на праздник. Вот только — глаза её фанатично горели…

Закрыл лицо руками — может, они все исчезнут. Хрен там, вот, стоят, как миленькие…

— Мы готовы делать что угодно для тебя, Повелитель! Только не прогоняй нас больше… Дай идти за тобой… — начала вторая, рыжая милашка со вздёрнутым носиком и веснушками по щекам, то ли Лиза, то ли Лида, то ли… Да какая разница, в конце концов?

— С чего Повелитель-то? Меня не так зовут, откуда вы это взяли?..

— Так ты сам и сказал так называть!

— Не было такого! Не говорил…

— Не говорил?.. — они так непонимающе захлопали своими ресницами, что даже у самого возникла мысль — а может, и правда сам так и сказал им? Встряхнулся, отгоняя наваждение.

— Нет, не говорил! Откуда взяли, ещё раз?

— Так ты же… Нет? Но мы помним… — они начали переглядываться друг с другом.

— Ладно, хрен уж с вами…

— Ты позволишь нам остаться с тобой?

— Позволю, позволю… — открыв дверь, пропустил красавиц внутрь. Усмехнулся себе — раньше за такую возможность удавил бы: целая компания готовых на всё женщин, не самого страшного вида, сама просится ко мне домой и жаждет телесной близости. А сейчас только о том и думал, как бы нейтрализовать их, и сделать так, чтобы не мешали…

— Так. Иди сюда. Как там тебя? Ира, Лиза, Вера?

— Алиса….

— Алиса, хорошо. Отправляешься в магазин, в квартале отсюда. Покупаешь мне самый большой и вкусный кусок мяса. И жаришь его. Поняла?

— Я не умею жарить мясо… И вегетарианка…

— Ничего, научишься. Подруги подскажут. Ты, как там тебя?

— Люда.

— Так. Тебе задание: вон швабра, вон совок, пылесос не надо включать — я спать хочу. Чтобы тут всё блестело. Ясно?

— Ясно, Повелитель…

— Замечательно. Следующая…

Так, раздав всем указания — что и как делать, я собирался уже с чувством выполненного долга завалиться к себе в мягкую уютную постель, которая так давно ждала меня — но в дверь раздался звонок. Выругался и подошёл, глянув в глазок. Там стоял сосед, студент Димка. Открыл.

— Ой… А хозяина можно?..

— Да это я. Просто костюм не снял ещё.

— А-а-а… Он такой… Классный, — судя по виду пацана — его проняло. Понимаю, сам теперь в зеркало боюсь смотреться.

— Угу. Чего хотел-то? Давай скорей, спать охота…

— Да… Так. Просто услышал шум, смотрю — к тебе куча тёл… девушек заходит. Которые весь день тут на лестнице торчали.

— Хмм… Ну, ладно. Зашли они, да. И?..

— Ну, и вчера заходили… И позавчера… И так далее. Поодиночке, группами…

— Было такое, верю. Сам водил, — не стал отрицать очевидное. — Так чего хотел-то, ещё раз спрашиваю?

— Ну… Эта… — Димка замялся. — Подумал, может научишь, как так делать… Чтобы девки сами за тобой бегали…

— Ах вот оно что… — протянул я, смерив взглядом окончательно засмущавшегося парня. — А знаешь что… Заходи. Я тебе лучше наглядно покажу. Эй, идите сюда, кто там есть! Новое задание. Света… А, прости, Люба. Будешь первая. Ведёте его в ту комнату, которая гостиная. И делаете всё, что попросит. Потом спрошу, как справились. Ясно? Если мой друг останется недоволен — накажу. Всё, выполнять. А я спать пошёл… Уж больно замотался.

Глянув вслед ошалевшему парню, которого облепили со всех сторон и увлекли за дверь мои красавицы, наконец дополз до кровати и вырубился. Уже когда засыпал, настигло сообщение:


Поздравляем! Вы выполнили квест — «Лишить девственности»!


Опыт: +7000!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 8!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 9!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


Какое-то время не мог понять, в чём же дело. Потом только сообразил — это всё из-за соседа моего, видать, ему в жизни не очень везло до этого…


На следующий день проснулся разбитым — всё-таки, ублажить полсотни и одну девку за раз, тут никакая Сила Инкуба не поможет… Еле-еле разлепил глаза, принял холодный душ, поражаясь странной тишине в квартире — моих новых сожительниц не слыхать было. Видать, соседушка умучал…

Умываясь, посмотрел мельком в зеркало, и вдруг остолбенел: я вновь выглядел совсем как человек. Если не считать рогов, которые чуть подросли… Что, в общем, даже не удивляло. А то, теперь едва не пол женского населения города были условно моими, и вряд ли они так уж хранили верность. И уклонялись от супружеского долга…

Да, как же так получилось, что я всё-таки ослабил бдительность? И что среди того огромного количество девушек, с кем я успел за последние недели, всё-таки оказались замужние? Какое-то время посокрушался по этому поводу, а потом решил — раз оно так получается, то значит так тому и быть. В конце концов, ведь честно старался. Сами виноваты, что так на меня бросались, и правду скрывали… Решил — вообще не буду больше задавать какие-то вопросы. Пусть будет как будет.

Цинично? Конечно. Мне даже чуть-чуть совестно было, несмотря на попытки убедить себя, что всё верно. Но только немножко. Ведь всё это было для высшей цели — усиления меня, чтобы я мог, если что, защитить этих же самых представительниц пола от остальных. Которые, например, не обременены нормами морали, и не гнушаются жертвоприношениями и прочем. Аж передёрнуло всего — хотелось верить, что ничего такого нету…

Повертевшись у зеркала, убедился, что вот он я — как раньше был. Из нового — только длиннющие когти, да кожа вроде чуть покраснела. Но — едва заметно, так что не страшно.

Прошёлся к себе в комнату, уселся перед письменным столом. Там лежала бумажка — за неимением возможности просмотреть свои характеристики, записывал то, что взял.


Уровень — 5(+4)

Выносливость +2

Сила +2

Ловкость +1


Аура Привлекательности — 2, Мужская Сила Инкуба, Приказ Инкуба, Соблазнение, (+4)


У меня имелось по четыре так и не распределённых способности и характеристики. И брать всякие охмурения и прочее больше не собирался — отныне надо было прокачивать себя именно как бойца. Поэтому, по два очка вложил в Телосложение, отвечающее за возможность переносить урон, и Силу — собственно, обратно — возможность наносить. Судя по игровой механике. В реальной же жизни я вдруг с удивлением увидел, как мои мышцы мгновенно надулись, а плечи стали шире. Похоже, теперь появлялись некоторые проблемы с тем, что носить…

Способностей взял четыре — Пламенную Плеть, Огненный Щит, Демонический Вой и Оковы Боли. Первое позволяло мне нанести один удар появляющимся из ниоткуда пылающим кнутом, в игре это всегда проходило на ура, как в реальности — неизвестно. Огненный Щит должен был обжигать каждого, кто посмел бы прикоснуться ко мне. Демонический Вой — просто пугал, а Оковы Боли лишали кого-то одного возможности двигаться некоторое время.

Это был некий боевой минимум, без которого соваться в драку с другими игроками можно было даже не пытаться. Очень жаль было, что много умений использовал на всякие средства воздействия на представительниц противоположного пола… Но, с другой стороны, это же и позволяло мне довольно быстро качаться.

Завершив с распределением честным и тяжким трудом полученных баллов, пошёл наконец посмотреть, что же там Димка-студент и мои жёны такие тихие.

Зайдя в комнату, чуть прифигел: соседушка сидел за моим ноутом и гонял в танчики. А вокруг были аккуратно разложены мои красавицы, все добротно и с умением связанные.

— Что за……. тут… происходит…?

Я, если честно, не сдержался. И пофигу, что этот мелкий ещё…

Парень испуганно вскочил, вылупив на меня свои краснючие глаза — видать, всю ночь не спал…

— Эта… Спасибо тебе, большое. Даже не знаю, как благодарить… А компьютер включенный был… А мне дома играться не дают… Вот, думал, минут пятнадцать погоняю… Да заигрался что-то…

— А по что девок-то мучаешь, а, злодей?.. Им же неудобно так лежать!

Мне ответило нестройное мычание — этот кадр ещё и кляпы им всем вставил…

— Так мешали… Приставали… Вот и сделал, чтобы поспокойней было. Они ещё к вам потом собирались пойти, подумал, чего мешать будут… Надо же после такого отойти, да отоспаться… А они лезть будут…

— После такого? Чего такого?

— Так вы не знаете? Весь интернет о вас только и твердит! Вот, гляньте!

Явно с неохотой, Димка закрыл свои «танки» и показал меня. Да… Помимо статьи в жеже, набравшей уже кучу комментариев и репостов — про какую-то секту и жуткие оргии одновременно с несколькими сотнями последовательниц, при наличии кровавых жертвоприношений и прочего, появилась куча фотографий меня в демоническом обличьи — где кто-то успел щёлкнуть из машины на телефон, где видеорегистратор постарался, где камера наблюдения…

В каких только ракурсах я только не был. Вот хватаю за задницу легкомысленно одетую брюнетку, у которой её кружевная юбка еле-еле срам прикрывает. Вот иду в обнимку с двумя блондинками. Вот целуюсь в засос… Вот уговариваю тех двух пойти с нами.

Да… Наворотил делов. Теперь, хоть на улицу не выходи. Посмотрел на соседа.

— И что ты обо всём этом думаешь? Не боишься, сам-то?

— Не-а, — тот помотал головой, — круто же! Ещё хочу. И посмотреть, как вы оргии эти самые устраиваете… Можно же, да?..

Устало закрыл глаза. Будь проклят тот день, когда предложил этому кадру зайти ко мне в квартиру…

— Марш учиться! Я-то, в отличие от некоторых, уже давно с этими делами развязался. Специальность получил. И работаю, деньги получаю. Могу теперь сколько угодно этих оргий устраивать. А некоторым — ещё кой-чего добиться надо сначала…

— Ну пожалуйста… И я могу билеты добыть, на праздник первокурсников! Там столько девок будет, м-м-м…

— Билеты?

— Да, да. Тебе не продадут, студенческий нужен… А я корешей попрошу, они свои дадут. Знаю одних, им это неинтересно.

— Дык тебе же самому неинтересно. Кто, при нескольких живых женщинах под боком, в танки гоняет?!.

— Ну, это… — парень чуть покраснел, — я ж сначала с ними, а потом уже только в танки… А вон Вася, тот бы точно даже не посмотрел на них… Он недавно такую там себе машину купил, закачаешься…

— Всё, цыц, не хочу больше слушать! Молодёжь пошла, эх…. Договорились, короче: добываешь билеты нам с тобой, и идём устраивать оргию. Только — чур, молчком. Ладно?

— Как могила! — глаза парня загорелись — причастность к тайне, которую надо хранить, явно грела ему душу. И жгла язык, так и требуя вырваться наружу — по глазам видно было.

— Ещё раз повтори, про себя. А потом — снова. Чтобы никто больше не знал! А то не будет тебе никаких оргий, ясно?..

— Ясно!

— И в танки не дам больше играть…

— А так дадите?.. — казалось, он сейчас вообще от восторга под землю провалится.

— Дадим, дадим… Всё, марш. На уроки, билеты добывать, и увидимся вечером. Когда там, начало-то?

— В пять.

— Ну, вот. Как раз, я успею дела всякие поделать… Давай только телефонами обменяемся, на всякий пожарный.


Для того, чтобы опробовать новоприобретённые способности, решил взять машину и выехать за город. Чтобы без палева. А своих верных жён оставил хлопотать по дому, назначив любимой женой Свету… Или Веру… Или Таню… Короче, без разницы.

Правда, как не хотел на какое-то время отдохнуть от любовных приключений — не получилось. Просто не смог не остановиться перед стопящей девушкой — весьма и весьма миловидной, в отличие от обычных представительниц этой гильдии, в шикарных обтягивающих штанах, которые как увидел — так и не смог оторваться. Хоть, как по мне, желающая покататься на шару и была всё же излишне худенькая, но, тем не менее, в допустимых границах.

Опустил стекло. Стопщица нагнулась, заглядывая — при этом, волосы её так мило свесились, затеняя лицо, что я залюбовался. Улыбнулся — просто, без задней мысли, и только уже после этого понял, что это должно активировать Соблазнение. Глаза девушки — очень красивые, кстати — тут же загорелись желанием, а лицо изменилось, приняв мечтательный, и, я бы сказал, слегка «сучий» вид. Умение отработало на ура.

Она сказал, куда везти — название не запомнил, потому, сказать не могу. Да и неважно.

— Куда угодно, красавица. Залэзай, покатаэмся! — пародируя известный акцент, великодушно пригласил её внутрь. — Мэня Вася зовут!

— Марина, — чуть зардевшись, ответила пассажирка, пристраиваясь на сидении и пристёгиваясь, — ой… Это рожки у вас? Такие милые…

— Да! И, если что, не только они у меня милые… — многозначительно ухмыльнулся я, и положил руку на её коленку, туго обтянутую какой-то тянущейся блестящей тканью — чёрт знает что такое. Хотя, на ощупь оказалось не так круто, как смотрелось — ну да то не проблема, штаны для того и созданы, чтобы их снимать…

— Ой…

— Да, ой. Попала ты, Марина… Сейчас, в кусты заедем, и будем творить разврат и бесчинства. И всё из-за этих штанов твоих. Не будь их — проехал бы мимо. Понимаешь, в чём прокололась, а, мать?

Да, бывает, меня прорывает, и несу всяческую чушь…

— Как волнительно… — в ответ, Марина лишь накрыла своими руками мою, потянув её вверх, просунула между ногами ногами, и сжала их — при этом, аж выгнулась вся. В общем, нефигово девку корчить начало, ещё до того, как мы даже что-то начали… Пришлось забить с идеей прятаться в кусты, и потратить какое-то время, играясь с её отзывчивым телом прямо на обочине, на виду у всех. Девушка оказалась ох как горяча… Да и меня понесло. И это нравилось всё больше и больше — пожалуй, из всего того огромного количества женщин, что прошли через меня в последнее время, с этой захотелось бы даже повторить, и может, не один раз…

— Повелитель, я не могу больше терпеть! — в какой-то момент она чуть не заорала срывающимся от возбуждения голосом. И меня как холодной водой окатило. Откуда они всё это берут? Что за махровое средневековье, и как, вообще, с этим бороться?..

Резко отстранился, сел на своё сиденье и дал по газам. Ну её нафиг, эту заёмную любовь. Мне в кои-то веки девушка действительно понравилась. Я бы с нею не прочь нормально пообщаться, быть может, даже чего получилось бы… Хотя какую мне, к чертям собачьим, семью, демону-то… А она, как безмозглая кукла, только и может: «Повелитель! Возьми меня скорее, Повелитель! Я на всё готова, Повелитель!»… Тьфу!

— Чем я раздосадовала тебя, мой Повелитель?.. Могу как-то загладить вину? — она смотрела на меня, чуть не плача, даже не пытаясь привести себя в порядок, застегнуть расстёгнутое, подтянуть спущенное, поправить сбившееся, и спрятать выглядывающее… В общем, в другой ситуации — очень волнующее зрелище, радующее глаз и рождающее желания… Но я лишь прорычал сквозь зубы:

— Пристегнись!

— Да, мой По..

— И не называй меня больше так!..

— Хорошо!

— И вообще молчи! Куда, говоришь, тебе надо было? Застегнись, оденься!

Быстро домчал её, куда просила. Высадил, не слушая причитаний и просьб смилостивиться. Тут же уехал, не оглядываясь… А потом, заехал в глухую чащобу, активировал Плеть — спустить как-то злобу… И чуть не устроил лесной пожар.

Эффект превзошёл все чаяния. После активации у меня в руке появилась длинная гибкая штука, извивающаяся, будто живая, потрескивающая, словно костёр из сосновых поленьев, и источающая явный жар — но такой, что всё же можно было терпеть. Когда я ударил — огненный кнут обвил какое-то дерево, по нему, будто повинуясь инерции, метнулось огненное утолщение, остановившись, лишь врезавшись в мишень и рассыпавшись снопом искр. И на дереве осталась тлеющая отметина — здоровенная прогоревшая дыра, и ещё опоясывающая линия вокруг ствола.

Подумалось, что применять такую способность несколько негуманно… И можно только в ответ, на агрессивные действия со стороны другого такого же «переигравшего», кто будет лупить в меня фаерболами, ледяными стрелами или какими-нибудь гниениями.

Аж передёрнуло, только представил. И засосало под ложечкой. Ведь, всё-таки, одно дело — когда в игре, когда знаешь, что можешь отключиться, выйти, и сто с твоим настоящим, драгоценным телом ничего не будет… А другое — это когда на самом деле. Ввязался конечно в ту ещё авантюру…

Попробовать Огненный Щит, Демонический Вой и Оковы Боли возможности не было — мучить птичек-зверушек не хотелось, и заставлять кого-то атаковать себя тоже. Да и кого заставишь — у нас леса такие нынче, что даже какого-нибудь зайца-кролика днём с огнём не на сыщешь, не говоря уже о волках и прочем. Плюс — они скорее всего убегут, сверкая лапами, не станут связываться со страшным двуногим хищником…

Так что я ещё чуть погулял по лесу, успокаиваясь и восстанавливая душевное равновесие, заехал домой, оставил машину — и поехал туда, где договорились с моим новым соратником и товарищем встретиться.

Приехал раньше, пришлось ждать. В процессе подцепил пару цыпочек, взял телефоны — на крайний случай, если с билетами ничего не выгорит, хоть кого-то сорганизовать.

Димка опоздал, но всё же приехал — мой нетерпеливый звонок сбросил и прислал СМС, что в метро, сейчас будет. Появившись из дверей, парень ещё издалека помахал в воздухе билетами — намекая, что с его стороны всё сделано, и теперь дело за мной. Перекинувшись парой фраз, мы направились к концертному залу, где, собственно, и должно было происходить всё действо.

Перед входом уже толпился народ, кто-то курил, кто-то пил, кто-то просто общался, сбившись в кучки. Тут и там сверкали оголённые ножки, ручки и животики — конечно же, девушек было много, хотя, и парней хватало.

Мы тоже встали в сторонке, я сканировал глазами окружающих — пока просто примерялся и оценивал, даже не улыбался никому. Многие уже начали на нас заглядываться — пассивка, конечно же, работала вовсю, как и всегда.

Пара девушек уже начали мяться, явно собираясь покинуть своих попутчиков и те группки, с которыми до этого общались — хороший знак, улов должен был быть приличным. Всё молоденькие студенточки в самом соку, многие — просто пальчики оближешь. Короче говоря, я предвкушал, уже забыв недавние гнусные мысли.

И, вероятно, тот вечер-ночь закончились бы ещё более круто, чем накануне. Просто готов был уже окунуться в это море женской ласки и хлюпающие глубины вожделения… Но жизнь, в виде двух идущих навстречу насупившихся молодых людей, меня очень неожиданно обломала.

Нет, не подумайте, просто двоих парней я бы не испугался. Ведь я теперь был самый настоящий демон, способный пугать, сковывать и жечь во всех смыслах. Но вокруг одного светилось белым — как обычно бывает в игре у паладинов. А вокруг второго — голубым, как у визардов-магиков.

Они решительно так подошли к нам, будто с места собираются бить морду. Но не стали.

— Поговорить бы. И без свидетелей.

— Да сейчас, не пойду никуда. Мы тут не просто так, а за делом. Говорите, что надо, здесь. Или катитесь, — всё-таки, я был довольно зол.

— Всё же, мы настаиваем.

— Да сколько угодно можете это делать.

— Ну, как хочешь. Предлагали по-хорошему…

Голубой, в смысле — тот, аура которого светилась этим светом, поднял руки. Что-то блеснуло, и у меня за спиной раздался хлопок. Инстинктивно повернулся, стараясь не упускать из виду этих мутных типов — и тут же белый метнулся ко мне, толкая назад.

Короче, меня просто-напросто впихнули в телепорт. В настоящий, мать его за ногу, работающий телепорт. Здесь, на Земле, не в игре какой-нибудь, а на самом деле… В другой раз попросил бы, чтоб меня ущипнули. Но в тот момент было чуть не до того.

Я вывалился на поляне, где-то посреди леса. Пока вставал, из мерцающей красивым фиолетовым цветом рамки выпрыгнул паладин, с ножом в руке — благо, хоть не с двуручником, как должен бы по легенде. Единственное, что смущало — белое свечение вокруг лезвия. Благословение Оружия, так опасное всякой нежити, порождениям тьмы и демонам, то есть мне.

Стараясь отскочить подальше, активировал Огненный Щит и Плеть. Но больше ничего не успел — визард, появившийся из портала, с ходу вдарил по мне молнией. Не знаю, совали ли вы в детстве пальцы в розетку, или в патрон вместо лампочки, или ещё куда… Короче, забудьте, ощущения и близко не те. Меня просто на фиг изжарило мощнейшим электрическим разрядом, и я умер почти мгновенно.

Глава 5

Открыл глаза. Потолок, моя квартира, лежу на полу. Вот значит как теперь будет моя смерть обыгрываться… Как игровой респаун, с точкой возрождения у себя дома. Да, всё смешалось в доме инкуба… И, чёрт возьми, мне это нравилось. Вот только интересно было — а если меня не игрок грохнет, а обычный человек? То же самое случится? А если заболею и умру? Или от старости?..

В общем, вопросов море, ответы — хрен получишь. Вернее, получить-то можно, но экспериментировать не хочется. Осмотрел себя — возродился я полностью одетый, с вещами, даже с телефоном в кармане. Разве только без пояса и носков… Видать, случайные предметы остались в качестве сомнительных «трофеев» моим убийцам. Ну да чтоб им пусто стало, ремня не жалко, а старых пользованных носков — и подавно. Пусть носят на здоровье. Хорошо, им ни паспорта, ни чего другого из ценного не досталось…

Позвонил Димке — кстати, имелось несколько непринятых от него — когда только успел? Вроде, не звонило у меня ничего. Видимо, пока сам был в отрубе, телефон работал. Или в момент телепортации с места «гибели»… Странно всё и непонятно, короче, а так же требует исследования.

Соседу сказал, что всё хорошо, и я дома. Тот не стал спрашивать, как за несколько минут удалось переместиться через пол-города… Видать, начал уже смекать, что нечисто кое-что.

На мою просьбу оставаться там и ждать отреагировал странно — в смысле, а надо оно нам, может ну на фиг, все эти дискотеки шумные, где стрёмные люди кидаются и простых граждан и демонов в порталы заталкивают. Я на это ответил — мол, не сцы, брат, прорвёмся. И ещё покажем им кузькину мать так и разэтак тапкой по столу.

Быстренько собрался, отыскав какой-то старый пояс заместо потерянного, надев новые носки, поменяв кроссовки на берцы и на всякий случай прихватив свой старый добрый ножик, всунув за голенище — конечно, не очень удобно, но пусть будет, так спокойней как-то. Ведь Плеть моя с откатом, повторно сразу не активируешь, а с голыми руками лезть на паладина с ножом — как-то не супер идея.

Вышел и поймал машину — конечно же, с женщиной за рулём. Правда, сидевшая на месте водителя пышечка меня очень сильно не привлекла, даже решил обойтись без очередного халявного плюсика к послужному списку. Она правда меня так пожирала глазами, что создавалось ощущение, будто это я сам пышка, и она сейчас набросится и съест, чтобы стать ещё больше и толще. Так что когда доехали — выскочил весьма поспешно, не отвечая на двусмысленные намёки и предложения.

Опять вызвонил соседа своего студентообразного — тот благоразумно удалился, чтобы не палиться лишний раз. Основное количество народу было уже внутри, сквозь толстые стены бухала музыка — «приезжай за мной скорей, увози меня скорей» и так далее. То, что надо, короче говоря.

Естественно, мне удалось подружиться с несколькими девочками, тоже ждавшими на входе, кто кого. Но я всё время внимательнейшим образом глядел по сторонам — так как прокачка прокачкой, а агрессивных визардов и паладинов второй раз подпустить близко и дать себя так глупо замочить не собирался.

И я оказался вознаграждён сполна за свою внимательность — заметил, как разворачивается машина, внутри которой что-то светилось. Как контуры фигуры, точь-в-точь, и ещё — красным, а не белым или голубым. Явно, кто-то, причём — родственного класса, увидев меня, посчитал за лучшее свалить и не попадаться на глаза… Но было поздно.

Я побежал следом — с недавних пор умел это очень даже неплохо — и буквально выскочил на дорогу перед набирающим скорость авто, заставив затормозить. Конечно, рисковал, но, учитывая возможность перерождения — не так сильно, как можно было бы подумать.

Маты водителя вознаградили меня за небольшой кросс и поистине джекичановский прыжок. А так же — открывшаяся дверь, и вставшее навстречу чудо с рожками — та самая суккуба, которую встретил тогда в метро.

Приподнял руки, демонстрируя добрые намерения, и сделал несколько шагов вокруг машины, навстречу

— Спокойно, я просто поговорить! Это можно?

Чуть поколебавшись, девушка кивнула:

— Да.

— И, желательно, не здесь… Минут сорок назад меня тут вынесли психованные паладин и визард.

Она приподняла брови и нахмурилась, из чего можно было заключить — до сих пор, видно, везло, и не попадалась агрессивно настроенным игрокам.

— Тогда поехали, отъедем… — пригласила меня садиться внутрь и кивнула водителю — всё тому же здоровенному быковатому парню, — Серёжа, давай нас куда-нибудь отсюда…

Мы ехали какое-то время молча. Суккуба смотрела перед собой, я в окно — собирался с мыслями. Наконец, повернувшись к ней, всё-таки начал:

— Нам бы поговорить без свидетелей.

— Серёжа — мой слуга. Он будет нем, как могила. Я могу его попросить забыть всё.

— Слуга? Ты взяла эту способность, и заставляешь живых людей становиться твоими игрушками?

Она потупилась, но потом подняла глаза с вызовом:

— А ты нет? Со своими оргиями, куда сгоняешь сотни несчастных девушек…

— Пятьдесят. Максимум, сколько пока у меня было разом — пятьдесят. Слухи малость преувеличивают.

— Какая разница? Пятьдесят… Подумать только… Маньяк сексуальный!

— Ну, есть немного. Но я же всё для дела. Кстати, коллега, практикуете ли вы жертвоприношения?

— Нет, конечно! Я похожа на маньячку? А… Вы? Вы практикуете?.. — внезапно, я почувствовал страх в её голосе.

— Тоже нет, — облегчённо улыбнулся — сразу отлегло. Очень опасался этого момента…

— Хорошо…

— Именно. Но вернёмся к делу: я, тем не менее, поговорил бы наедине.

— Исключено. А если ты попробуешь убить меня? Или ещё чего? Мне нужен телохранитель.

— Так пусть стоит рядом, но не слушает. Можем зайти, например, в кафешку какую-нибудь, а его за соседний столик. Как вариант?

— Ну… Можно, да.

— Сергей, сверни тут направо, там по дороге как-раз тихое местечко будет. Коллега, кстати, так и не узнал вашего имени — скажите ему!

— Серёжа, сделай, как он попросил… А зовут меня… Машей.

— А я Вася, — привычно уже соврал в ответ я.

Только после подтверждения приказа своей хозяйкой наш водитель повернул и, уже слушаясь моих советов, подвёз нас к небольшому тихому заведению. Зайдя и поднявшись на открытую террасу на втором этаже, мы устроились, как и договаривались — мы с Машей за одним столиком, а неотлучный телохранитель суккубы — через два в сторону, так, чтобы было не слышно, о чём мы говорим.

— Ну что же, можете говорить. Теперь, вроде, ничего не мешает…

Нам и правда ничего не мешало — кроме пожирающих глазами других посетителей заведения. На меня уже явно навелись несколько особей женског опола, на мою собеседницу — мужского, к тому же, одна из официанток, подходя, многозначительно и вполне определённо улыбнулась, намекая, что не прочь бы познакомиться поближе… Короче, сосредоточиться и представить себе, что мы одни, было довольно тяжело.

Оглядевшись вокруг, заставляя всех, кто исподтишка поглядывал на нас, быстро спрятать глаза, уставился на сидящую напротив Машу — наконец, появилась возможность в спокойной обстановке разглядеть её.

Девушка, которую угораздило стать суккубой, до этого явно была совершенно не примечательна ничем, типичная серая мышка. Не сказать, что некрасивая — нет, скорее — просто никакая. Низенького роста, с не отталкивающими, но и не поражающими воображение чертами лица, одетая очень просто — в свитер и чуть мешковатые брюки — она вела себя как-то скованно, создавалось ощущение, что ей вообще-то не очень привычно быть в подобной ситуации. Ну то есть, сидеть в кабаке наедине с мужчиной. Мне даже немного передалось это её состояние — появилось ощущение, будто я привёл в бар ребёнка, и пытаюсь приучить его к плохому. Хотя, какого ребёнка — способность брать себе слуг как суккубам, так и инкубам открывается далеко не сразу. И эта скромная малышка должна была уже переспать с количеством народу ненамного меньшим, чем все соблазнённые мною за это время девушки…

Пробежавшись глазами по этому чуду, явно засмущав её ещё больше — как только она умудрилась с такой стеснительностью уровни набивать? — я всё-таки начал:

— Смею предположить, что мы оба оказались в схожей ситуации. Объясню сначала, как было у самого: играл пару недель в запой, потом закончил — и постепенно начал замечать, что отношение ко мне женщин резко улучшилось, причём всех — и знакомых, и незнакомых…

— Да, да, у меня то же самое! Только наоборот. В смысле, ко мне мужики эти начали клеиться…

— Вот. Я не сразу сообразил, что к чему, но как понял — тут же начал пользоваться. Ибо кто откажется от халявной прокачки, когда, чтобы стать сильнее или здоровее, нужно всего-то переспать с десятком-другим женщин, которые теперь сами собой перед тобой раздеваются, ложатся рядами и ноги раздвигают, — на этой моей фразе девушка чуть скривилась — видать, не привыкла к таким фразам. Ну да это не мои проблемы — если она раньше воспитывалась в институте благородных девиц, где от одного упоминания полового акта все краснеют и падают в обморок, пора уже привыкать, что мир вокруг — немножко другой. Я продолжил, нарочито жёстко: — Не то, чтобы я тащился от роли племенного бычка, но трахать баб — это всяко лучше, чем мертвецов на кладбище выкапывать или что-нибудь такого рода.

Ненадолго зависнув, видимо, думая — стоит ли поднимать бучу, Маша, видимо, всё же решила не лезть в бочку, и ответила

— У меня так же всё… Сначала не понимала, чего это все так пристают… Ведь раньше если и подходили, то всё больше нерусские, которым всё равно кого… Ну, это самое. А тут вдруг и красавцы разные начали интересоваться, проводить предлагать… На машине подвезти… Ну и это, которое, то самое…

Глаза девушки подёрнулись мечтательной пеленой, и она явно унеслась в какие-то дали — воспоминаний, или фантазий, уж не знаю. Я постарался поскорее вернуть её на землю, в нескольких фразах объяснив все свои опасения по поводу других игроков, и описав ситуацию с паладином и визардом.

— Ой… Страшно мне чего-то стало теперь… Я-то думала, как хорошо, что всё так случилось… А если, и правда, всё так, как ты описываешь? Нероманты, вампиры, оборотни… И все будут стараться убить меня, как те двое…

— Вот именно. Поэтому — хватит витать в облаках, я предлагаю объединиться. Так как если не мы их, то они нас…

— Ну… А как это будет выглядеть? — с некоторым сомнением посмотрела она на меня.

— Не знаю как, решать надо. Для начала, думаю — полезно было бы, чтобы не совались никуда поодиночке. Если что — один другого прикрывает… Ну и так далее.

— Что… Значит, на свои оргии затащить пытаешься?

— Оргии? Нет. Охоту скорее. Хотя… Знаешь, а ведь вдвоём можно быстрей прокачиваться. Ты, кстати, можешь как с парнями, так и с девками… Я-то на это не пойду, но вот тебе ускорить прокачку — вполне можно было бы.

— Никогда!.. Чтобы я, да всякими извращениями…

— Ну, дело твоё. Хотя, отказаться от совершенно халявного уровня… Я бы не стал.

Маша явно призадумалась. На лице её так и читалась внутренняя борьба — явно было, что и хотелось, и стрёмно было.

— Значит, мне всякие извращения предлагаешь, а сам… Сам нет.

— Ну, знаешь ли, есть разница. Когда мальчик с мальчиком, и девочка с девочкой… Но что хотел скзать-то. Квесты на оргии — там же всё равно кто. Если я соберу сотню девок, а ты сотню парней, и соберём всех вместе — нам обоим засчитается в двойном размере..

— Хм…

— Вот именно. Правда, конечно, не хотелось бы всяких мужиков левых… Ну да что поделаешь. Придётся терпеть, ради дела.

— Остаётся только вопрос — как их всех собрать, и где… и где тоже собрать.

— И где устроить сеанс массового всеобщего траха, ага. Тут, честно говоря, даже не знаю, как бы лучше… Ни одна квартира столько народу не вместит. Но вдвоём у нас возможности удваиваются: ты можешь контролировать мужскую часть, я женскую. Предлагаю попробовать какое-нибудь заведение под себя целиком подмять… Или несколько съёмных коттеджей. В конце концов, ещё не холодно — всех можно даже по палаткам расселить, вопрос только с тем, как доставить, и где собрать в одном месте, чтобы оргия засчиталась.

— Не, не нравится. Давай и правда какое-нибудь заведение оккупируем… Сауну там, баню, они ж и так этим живут… И устроим супер-вечерину имени нас! Ну и… — она сильно покраснела. — А что, нам придётся это вместе делать?

— Друг с другом? Нет, не бойся, не обязательно. Но вот рядом, и так, что придётся видеть, что каждый делает — тут да, это придётся… И я сам парюсь, непривычно как-то — не думай, ты не одна такая. Та ещё радость, с кучей голых мужиков девок делить. Но что делать…

На том и порешили. Обменялись телефонами, выяснили, что живём достаточно далеко друг от друга, и решили, что устраивать супер-оргию прямо сейчас не будем — как-то и я замотался, и на мою новую сообщницу, видать, слишком много сразу всего свалилось. В итоге, всё закончилось тем, что меня любезно подкинули — и мы довольно тепло распрощались, договорившись подумать ещё над всеми насущными проблемами, прикинуть возможные цели, и начать активную деятельность на следующий день, едва ли не с утра.


Чем и занялись. Сперва, поездили по всяким клубам, и присмотрели один, весьма неплохой, как нам показалось. Вообще, как выяснилось, это довольно сложно — чтобы понравилось и мне, и моей новой напарнице. В какой-то момент даже пожалел, что всё это затеял, но потом сжал зубы и решил терпеть. Ведь после смерти у меня сняло немного опыта, и хоть уровень не откатился — но у меня уже был почти десятый. А так, предстояло вновь набивать его полностью, почти с нуля…

После того как мы совместными усилиями охмурили владельцев питейно-танцевального заведения — которые оказались мужиком и тёткой — и большинство обслуживающего персонала, договорились, чтобы нам зарезервировали вечер и ночь через пару дней. Именно тогда должно было произойти основное действо, и срок был выбран исходя из нашей с Машей оценки собственных сил. Именно столько, как мы считали, требовалось, чтобы найти и соблазнить нужное нам для оргии число девушек/мальчиков.

После этого посетили ещё несколько мест и оптовых складов, вытряся из владельцев всё, что нам могло потребоваться для грядущего грандиозного мероприятия, и отправились на охоту — каждый на свою. Всем, кто поддавался нашим аурам и Соблазнениям, назывались адрес и место. А тех из них, кто выглядел пособлазнительнее — я по крайней мере — предлагал пройти в полученный в бессрочное пользование вместе с водителем фургончик, удобно и комфортабельно обустроенный, насколько это было возможно сделать за имевшееся время. для совершения всяких непотребств. Конечно, спасибо за всё это Маше — сам я того толстого лысеющего мужика, что сидел за баранкой и стоически переносил все эти охи и ахи, доносящиеся из кузова, точно охмурить не смог бы…

Вообще, я уже предвкушал кучу уровней, и прикидывал, куда лучше распределить единицы, которые предстояло получить. Но жизнь распорядилась иначе. Это случилось на второй день, днём, когда я уже собирался свернуть охоту, сходить перекусить, помыться, и отправиться к нашему клубу.

Как раз быстро шёл по улице следом за двумя девушками, пытаясь понять, чья задница мне нравится больше. С одной стороны, в глаза сразу бросалась левая — очень туго обтянутая тёмно-синими джинсами, красивых правильных форм, да и остальное было выше всяких похвал. Молчу уж про довольно широкий просвет между ножками — всегда такие штуки заводили, да про блестящие начищенные сапожки. Даже мысль мелькнула — что я сам, как какая-то сорока или ворона, ведусь на всё блестящее… Да то я отвлекаюсь. Левая девушка казалась выше всяких похвал. Но правая — была гораздо выше, и, собственно, задняя оконечность у неё была явно массивнее. Из-за того, что, в отличие от её подруги, джинсы на высокой сидели гораздо свободней, не так выпячивая прелести своей владелицы — глаз просто соскальзывал с голубой ткани, так ни за что и не зацепившись, и сам собой уходил куда-нибудь в сторону, где было что-то интересней. Но если сделать над собой усилие и приглядеться — всё-таки становилось понятно, что за этими штанами из грубой ткани скрываются две половинки настоящего сокровища. И если бы эти две попки раздеть, и поставить рядом, ещё вопрос был — кто выиграет…

Так вот, я уже подошёл достаточно близко, чтобы начала действовать аура, и обе спешащие куда-то красавицы, или не красавицы — пока можно было оценить только фигуры, да и то сзади — оглянулись. Однако, пригласить их в мой супер-фургончик, с целью раздеть и сравнить, не получилось — так и не суждено было узнать, кто из них лучше. Потому что всё вокруг вдруг потемнело, замелькало… И я понял, что нахожусь уже совсем в другом месте. «Убили?..», — это была первая мысль. Потом различил сквозь полутьму, непривычную после яркого света улицы, горящие свечи вокруг, и начерченную на полу, где лежал, пентаграмму. Причём — чем-то красным, и очень знакомо пахнущим… Кровью.

Резко вскочил, оглядываясь, готовый к худшему. И увидел в испуге отпрянувшую от себя фигурку, вокруг которой мерцала буровато-красная аура. Глаза привыкали к темноте медленно, подробностей было не разглядеть, но я смог понять, что фигурка явно принадлежит особи женского пола. И контуры такого цвета в игре принадлежали демонолагам…

— Ну что такое… — услышал я бормотание. — Хотела цербера, а тут хрень какая-то призвалась… Где мне столько кошек на следующий призыв наловить?..

— С чего это я хрень?

— Ой! Ты говорящий?

— Говорящий, и ещё матерящийся! Причём громко! Какого, мать вашу так и разтак, тут происходит, где я, и как тут оказался?

— Ой, тише! Мама услышит…

И тут я понял. Передо мной стояла, блин, школьница. Глаза совсем уже привыкли, или, может, света от разгоревшихся свечей стало чуть больше, не знаю — но у меня получилось её разглядеть. Низенькая, толстенькая, страшненькая, с крашенными в чёрный цвет волосами и в готическом прикиде, со здоровенным перевёрнутым крестом на груди… Между двух, блин, арбузов.

Я хотел ещё громче матерно высказаться — чтобы родители этой малолетней сатанистки узнали, чем их любимое отродье занимается — но получилось лишь прошептать что-то еле-еле.

— Действует! — довольно взвизгнула эта маленькая хрюшка. И тут я понял — она же имела надо мной власть, как призвавшая… Вот только — игроки не призывают других игроков, только бездушных компьютерных персонажей — там бесов, церберов тех же… Явно что-то пошло не так.

— Что действует? Зачем ты меня призвала, а не чего-нибудь другое? Я ведь, между прочим, могу и в суд подать…

— Ой… Да не подашь! И я же говорю, цербера хотела… А вместо этого ты призвался. Ну ничего, тоже сойдёт…

— Сойдёт? Для чего сойдёт?

— Конечно же, наказать эту дерзкую шлюху Асю! Я хотела, чтобы её разорвала ночью какая-нибудь тварь. Но так даже лучше. Ты же инкуб, да? Вот, соблазнишь её, а я запишу на видео. Покажу всему классу… Вот веселуха будет!..

— Прошу заметить, что если она твоя одноклассница — то мне за это может грозить статья.

— Пфф… Не мои проблемы.

— Не твои? — я шагнул к ней, закипая — резко захотелось удавить это маленькое эгоистичное существо. И вот-вот схватил бы её, но…

— Стой! — резкий окрик заставил остановиться. Это как во сне — когда хочешь пошевелиться, знаешь, что надо это сделать — но не можешь. Я опять выругался, скрипнул зубами — но ничего поделать не мог.

А ещё, то, что эта девочка смогла меня призвать, могло значить только одно — её уровень больше моего. При том, что способов так же безобидно и быстро прокачаться у этого класса, насколько я знал, не было… И это очень напрягало. Страшно было представить, как и где эта затянутая в чёрное толстушка набирала свою силу.

— Да, тоже мне, повезло… Ну да ладно. Давай, сейчас видеокамеру возьму, и пойдём.

— Я не пойду никуда. Не собираюсь участвовать в твоих грязных делишках.

— Пойдёшь, как миленький… А сейчас зажмурься. Нечего смотреть, где я живу. А я тебя за ручку поведу… И заткнись, хватит сквернословить. Я, между прочим, маленькая ещё.

Глаза сами собой закрылись, а язык отнялся. Оставалось лишь послушно безвольно идти следом за школьницей-демонологом, взявшей мою руку своей потной рыхлой ладошкой.

— Ой, а ты сможешь воздействовать на продавщицу в магазине? Да сможешь же, наверняка… Сейчас, зайдём. Я хочу шоколадок. О! Ещё хочу посмотреть, как ты… Это делаешь. Ты ведь сможешь, да?

— …

— Конечно же… Раньше я хотела змею. Или паучка. А теперь даже не хочу. Гораздо лучше иметь ручного инкуба! Правда, здорово? Вот одноклассники обзавидуются… И как я хочу увидеть, как они будут ржать! И лица учителей! Когда увидят видео с этой мерзкой шлюшкой! Ох, не могу. Кстати, как звать тебя? Нет, мне неинтересно это. Будешь — Эдвард. Как вампир. Но только не вампир. Ведь здорово, правда? Всё, можешь открывать глаза. Мы пришли в магазин.

Мы вошли в какое-то полуподвальное помещение, где размещалось несколько стеллажей и прилавков. За кассой стояла уставшая женщина.

— Скажи ей, чтобы дала мне шоколадок! Вон тех. И вот этих…

Против воли, активировав Приказ Инкуба, я заставил продавщицу выполнить все распоряжения маленькой засранки. Та тут же принялась хрустеть и чавкать, разрывая одну обёртку за другой и заталкивая в себя их содержимое. Уловив мой взгляд, промычала:

— Мне не разрешают! Говорят, и так толстая. Но, конечно, это глупости. И теперь у меня будет столько конфет, сколько захочу…

Подумал про себя — так ты и есть толстая. Но сказать не получилось — стоял запрещающий блок.

— Ну так что ты стоишь-то! Покажи мне, как делаешь это. Если понравится, может разрешу себя тоже.

Меня аж передёрнуло от такой перспективы. Кстати, запрета корчить рожи и показывать жесты у меня пока не было — и я постарался изобразить как можно больше нелицеприятного до того, как девка спохватилась и расширила список ограничений моей свободы. Кроме того, она, явно обиженная, взвизгнула:

— Трахни её, наконец!

И… Ничего не оставалось, кроме как повиноваться. Против воли, активировав Соблазнение — воздействия ауры оказалось недостаточно — я разложил её, ставшую сразу послушной и податливой, прямо на прилавке.

— Я хочу, чтобы жёстко! Души её! Надавай пощёчин! Я в порнушке видела, так классно… Чёрт возьми, надо будет перед тем, как отправимся к Асе, набрать всяких штук в сэксшопе! Ей очень подойдёт пробка, которая с хвостиком… Эй, не филонь! Бвстрее, сильнее, жёстче! Чёрт возьми, да это заводит! Я сейчас сама на тебя залезу…

Это было ужасно… Мне хотелось убить эту маленькую сучку. Но поделать ничего не мог, приходилось выполнять всякие бредовые распоряжения… Вроде того, чтобы засунуть кое-куда огурец. Хорошо, что ей хоть не пришло в голову заставить делать это с самим собой.

А когда вдруг зашли покупатели — конечно же, этой дуре не пришло в голову сначала попросить закрыть дверь — те застали шикарную картину. Я, со спущенными штанами, передо мною бедная продавщица, на коленях, полураздетая, облитая сливками и кетчупом, с торчащим из задницы огурцом — бедненькая, хорошо, у меня хоть получилось выбрать не колючий — и как-раз в этот момент моё семя бурным потоком изливается на её лицо…

Фраза, которую я услышал от вошедшей бабульки, достойна занесения в анналы. Таких мощных матов в своей жизни слышал всего несколько…

— Ой, а ты можешь с нею тоже? — загорелась новой идеей моя мучительница. Я хотел заорать, но всё, что получилось — лишь закатить глаза.

— Нуу, неужели не хочешь? Тебе ведь хорошо для прокачки… Ладно, прикажи ей поцеловать продавщицу. Хочу это видеть! А я в инстаграм выложу, во народ налайкает…


К счастью, или наоборот, уж не знаю, но до призвавшей меня всё-таки дошло, что мы теряем время — ведь призыв ограничен по времени — а основная цель, наказать какую-то там Асю, остаётся всё так же не выполненной… И она потащила меня дальше, оставив старушку с продавщицей объясняться между собой без нашей помощи.

Но сначала это маленькое чудовище сначала потащило меня в магазин — на её взгляд, я слишком не эстетично выглядел. А потом, после того, как вместо нормальной одежды на меня напялили что-то гейски-подростковое — от чего, когда увидел себя в зеркале, захотелось надавать этому своему отражению по щщам — меня затащили в салон красоты, сделать причёску, маникюр и накрасить… Да, это я сейчас спокоен — тогда же во мне всё просто бурлило, и, что самое ужасное — не могло выплеснуться наружу…

И, конечно же, мы нигде ни за что не платили. Эта тварь принуждала меня к тому, чтобы Соблазнениями и Приказами заставлять продавщиц отдавать нам всё просто так.

Правда, один раз, я всё-таки смог разглядеть вывеску с номером дома, и, что важнее — с названием улицы. Вообще, судя по всему, я оказался где-то гораздо южнее. Но вот что за город, куда попал… Это требовалось как можно скорее выяснить. Чтобы заявиться сюда снова, и надрать задницу одной излишне дерзкой школьнице.

Однако, всё это были планы на будущее. Сейчас же — мы поднимались по лестнице к этой самой Асе, с целым мешком всевозможных приблуд из ограбленного нами сэкс-шопа…

Повинуясь приказу, позвонил в дверь. Когда спросили — кто, заорал во всю глотку:

— Открывай, невинная дева, я демон похоти и разврата! Пришёл трах… — договорить фразу мне не дала эта жирная накрашенная тварь, злобно зашипев — мол, не то просила. Ну а я что, я ничего, продолжал мычать и размахивать перед дверным глазком полуметровой чёрной дилдой.

— Что? Я не расслышала! Картошку продаёте? Нам не нужна! — девушка за дверью явно не поддалась на мою ауру, что обнадёживало — послышались удаляющиеся шаги. Что Улыбка, что Соблазнение, что Приказ работали только при визуальном контакте, и я надеялся, что через дверной глазок не считается. А ещё — очень хотелось, чтобы призвавшая меня оказалась достаточно тупа, а наша потенциальная жертва — достаточно сообразительна, чтобы я так и не попал внутрть… Но мечтам моим не суждено было исполниться. Отобрав у меня самотык, прекрасная дева-демонолог, встав на цыпочки, зашипела мне в самое ухо:

— Сейчас, когда скажу — звонишься. И потом повторяешь за мной. Ни слова и ни движения больше, если не скажу. Звони!

Деваться было некуда, начал звонить. Правда, как звонить — не было сказано, и я зажал кнопку, надеясь вывести эту неведомую Асю из себя и убедить её не походить больше к двери, а ещё лучше — вызвать милицию.

Однако, с той стороны всё таки послышалось, несколько раздражённое:

— Кто?

— Открой мне, Ася Семёнова, я влюблён в тебя, ты как прекрасный цветок… — зашипела мне на ухо толстуха. Пришлось повторять. Только — как говорить, она мне не сказала же. И я начал тонким писклявым голосом, постоянно переходящим в брутальный гроулинг:

— Открой мне, Ася Семё…

— Говори нормальным голосом! И тоном!

Закончил фразу уже обычно. На месте этой самой девочки за дверью — ни за что бы не отпирал после такого. Однако, послышался звук отпираемой двери.

— Когда она откроет, дай ей приказ — идти в спальню и раздеваться! — снова раздавшееся злобное шипение, совмещаемое с летящими изо рта слюнями, заставило скривиться. Но — вариантов у меня пока не было, оставалось только собрать остатки самообладания и стараться найти выход, придумать что-то в обход дурацким распоряжениям почувствовавшей власть девчонки.

Показавшаяся в дверном проёме мне очень понравилась. Стало понятно, почему толстая некрасивая девочка не любит её — их двоих сравнивать было нельзя, это даже не небо и земля, а ещё большая разница. Красивое и открытое, стройная, спортивная фигура, одежда пусть и домашняя, но сидящая хорошо и не заношенная, приятная улыбка на лице и озорные огоньки в глазах… В общем, если бы не понимание, что должно последовать за этим — я был бы рад знакомству с этим ангелом. Даже, быть может, хотел бы иметь такую дочку…

— Иди в комнату и раздевайся! — только увидев её, поспешно выпалил я. Девушка, не переставая улыбаться, развернулась и пошла прочь, на ходу скидывая с себя одежду. Оставив нас наедине с запертой на цепочку дверью… Очень надеялся, что с таким препятствием справиться у нас не выйдет.

— Открой дверь! — взвизг в самое ухо заставил начать шевелиться. Проклятое тело работало за меня, оставалось лишь смотреть, как руки стараются пролезть внутрь и стащить крючок. К величайшему сожалению — спустя секунд тридцать возни, это получилось.

— Иди внутрь! Стой, стой, куда!.. — за спиной послышался звук запираемой двери — пути назад не было. Всего будто окатило холодной водой — это что же сейчас будет…

— Иди за ней! Возьми её, ну давай же, скорее!

Пройдя в Асину спальню — типичную девочкину комнату, и стараясь не смотреть на неё, я послушно подошёл и взял девочку на руки. Та пискнула:

— Что происходит? Почему голая?

Конечно же, распоряжения использовать Соблазнение не было. К сожалению, проклятая девка-демонолог знала про способности икубов едва ли не больше моего, и заорала:

— Соблазнение на неё! Скорей!

Опять же, пришлось повиноваться — вернее, я-то не повиновался, оно само произошло… Чёртовы штучки, во всех смыслах. В который раз скрипнул зубами — ну какого-же хрена творится-то, а?..

Сразу же после применения умения, Ася перестала вырываться из моих рук, и, наоборот, прильнула всем телом.

— Давай, начинай! Я хочу, чтобы она ревела и орала!

А это мы можем, это легко. Сделав несколько шагов — вроде как к кровати — грубо оторвал от себя липнущую девчонку и кинул её на подушки. Что делать, приходилось играть, надеясь, что толстуха не заподозрит ничего… И, пройдя ещё немного, я вдруг прыгнул на стол, и с него — в окно, проламывая его своим весом. Уже в полёте настиг крик девочки — получалось, задание выполнил на ура…

Глава 6

Пока летел, успело мелькнуть несколько мыслей. Первая — про то, что хотел же всегда узнать, что чувствуют эти самоубийцы, прыгающие с высоток. Любопытство мучало — каково это, видеть, что навстречу летит асфальт, да и вообще, что они успевают рассмотреть за несколько секунд?.. Вот, узнал, короче. Вторая мысль — что вдруг не воскресну, а навсегда, совсем угроблюсь? Ведь кто сказал, что сработает этот грёбаный респаун? Кто давал гарантию, что он всегда будет? С чего на него надеюсь? Вообще, может, это работало, только когда другие «игроки» меня «убивали»? А сейчас — будет просто столкновение бренного тела одного не совсем ещё старого, вполне себе в расцвете сил мужика, с твёрдой поверхностью и на большой скорости? Следующая, третья мысль, проистекала из предыдущей и была немного подленькая и поганенькая. Про то, что, может, и не надо было сопротивляться, спасать честь глупой девчонки такой дорогой ценой, как собственная жизнь? В конце концов, не убудет же от неё, и не такое, бывает, случается! Ничего, живут все потом дальше, и жертвы, и виновники… Мир на этом не кончается.

Но это всё даже так толком и не сформулировал. Потому что героический полёт шмеля стремительно подходил к концу… Видя, что осталось совсем чуть-чуть, успел подумать только короткое: «Оп, прилетели!». И в самом конце, уже с хрустом врезавшись в землю, поняв, что, видимо, переломал руки-ноги, а голова, мотнувшаяся при ударе, как-то слишком неправильно лежит, и из неё, вроде, что-то вытекает — вот тогда уже в моём несчастном мозгу, отрубающемся и не желающем принимать и обрабатывать такую плачевную информацию, мелькнуло: «А вдруг не сдохну, вдруг навсегда инвалидом останусь?».

Потом не уверен, помню что-то после, или нет. Были ли на самом деле эти санитары, не было их, или это просто видения, продолжение последней мысли, которую гоняло воспалённое воображение. Может — вообще, ангелы с крыльями, пришли в рай забирать… Хрен знает. Даже не уверен, что думал всё это именно тогда, а не в первое мгновение после того, как сознание начало возвращаться.

Одно знаю наверняка — что бы ни происходило, я не сдох, а после того, как вновь стал себя осознавать, нормально соображал, и даже ничего не болело. Открыл глаза — голубое небо, птички-чирички, солнышко светит и ветерок холодит. Травинка щекочет. Осторожно приподнялся, ощупал себя, с особым вниманием — голову. Всё в порядке, весь в норме, если не считать рогов, и того, что чешуёй оброс. Полностью демонический облик принял, опять…

Встал, огляделся. Глухая, девственная чащоба, одни стволы направо и налево. Причём, лес какой-то южный, не родные сосенки-ёлочки, даже берёз не видно. Куда занесло, где это я оказался? Подошёл к одному из деревьев, подпрыгнул, отломал висящую не очень высоко ветку. Листья странные, длинные, острые, с чуть серебристым оттенком. Напомнили… Знаете, что они мне, так их и растак, напомнили? Дерево «найтшейд» из той самой игры, в которой гонял за инкуба, и после которой вся заваруха началась!..

Нехорошее подозрение зашевелилось внутри. Очень не хотелось верить в то, на что намекало окружающее. Быстренько взяв ноги в руки, лёгкой рысцой направился по азимуту, чтобы не сбиться — примерно на восток, так, чтобы солнце всё время справа светило. Надо было срочно разобраться, что на самом деле со мной случилось, куда занесло. Кстати, ни одежды, ни вещей, ни того же телефона, при себе не нашлось. Что тоже рождало кучу всевозможных стрёмных мыслей и гипотез, одна другой хуже…

Бежал недолго, вскоре оказался у дороги. Разбитая колея. Конечно же, ни асфальта никакого, ни просева, ничего сверху нету — просто продавленная колёсами земля. И следы копыт, много, вперемешку с валяющимися тут и там засохшими лепёшками… Отчаянно отказываясь принимать то, что со мной, видимо, произошло, вновь дал газу — благо, усталости совсем не чувствовалось — и припустил уже по этой дороге, стараясь не попадать босыми ногами в конский навоз…

Когда увидел торчащий из земли столб, и прибитую к нему табличку — всё внутри упало. Так как знал я её, и то место, про которое говорилось в корявой надписи, вырезанной в потемневшем дереве. «Лунная Купель». Я бывал в этой локации, населённой лесными эльфами. Само собой, преследуя вполне определённую цель узнать, каковы ихние дамы в постели… Причем, если бы не известное влияние на особей женского пола и способность управлять ими, и если бы не традиционный матриархат в общинах остроухих — точно бы живой отсюда не вышел.

Будто подтверждая мои слова, в землю перед ногами воткнулась стрела. Поднял руки — мол, сдаюсь — и начал медленно оглядываться, стараясь понять, откуда стреляли и кто это по мою душу.

Ждать долго не пришлось. Прямо на землю, сквозь листву, с одного из деревьев спрыгнула высокая стройная фигура в зелёном. Конечно же, светловолосая и с дурацкими торчащими вверх ушами. Натуральный эльф! Хотя, других тут почти что и не бывает.

— Стоять, Ональный Угнетатель Разбитых Сердец!

Выругался про себя. Как, откуда он узнал мой ник, если я сам его нигде не вижу? Тот самый ник, который с дуру дал себе сначала, когда регистрировался. Нет, не думайте обо мне совсем плохо. Напоминаю, на всякий случай — я ж для того всё затеял, что просто хотел поразвлечься. А это включало и давно любимый способ, который частенько практиковал в этих ваших интернетах, и который имеет своим корнем название живущего под мостами волшебного существа. И в связи с этим думал поиграть в ролевую игру — в смысле, не представить себя какой-то сказочной волшебной тварью, нет. Мысль была чуть глубже — я собирался отыгрывать школьника-беспредельщика. Мол, а что вы от меня хотели, маленький ещё, неразумный, со школоты взятки гладки… Ну и что, что в кактус нагадил, окно разбил, и голый верхом на Машке по улице скакал? Так не дорос же ещё до разумных поступков, вот повзрослею, мозгами обзаведусь, вот тогда да, тогда обращайтесь… А пока, уж простите, буду фигню творить. Правда, затея это не очень пошла, быстро осознал, насколько был неправ. И стал применять всякие возможности шифроваться и скрывать имя… Но сейчас ничего из этого, по всей видимости, не сработало.

— Да стою, стою я… Яйцами звеню от страха, — как можно спокойней ответил неписю. То, что непись — было ясно из того, насколько серьёзно произнёс моё имя. Игрок не упустил бы случая поглумиться, или, во всяком случае, сократил бы до одного-двух слов.

— Сейчас тебя доставят в наше селение! И представят пред очи нашей прнцессы Голодиэли!

— Да ведите, ведите. Видал я вашу принцессу, и очи её, и не только… Да и не только видал.

— Слушаться меня, идти следом, в стороны не отходить! За неповиновение буду стрелять без предупреждения!

— Угу… Пошли, остроухий гомик.

Приятной особенностью разговоров с неписями всегда было то, что они многое из нашей речи не понимают. А что не понимают — то пропускают мимо ушей, на которые можно навешать всякой лапши столько, что мама не горюй… Особенно, на такие замечательные острые уши. Поэтому я не отказал себе в удовольствии чуть-чуть позабавиться, а заодно убедиться окончательно, что это не игрок. Ведь никаких надписей, сообщений, даже имени его, которое должно бы было привычно светиться сверху, я не видел.

Вздохнув своим мыслям, послушно потопал следом за молчаливым конвоиром. Чтоб было не скучно, начал напевать под нос матерные частушки, да и вообще всё самое ужасное и непотребное, что только смог вспомнить — всё равно же, эльф не понимает, про что речь. Да и говорят же, что у них слух музыкальный развит. Чего бы не поиздеваться…

Через какое-то время, остроухий вдруг заговорил:

— А неплохо поешь, рогатое страшилище! Явно способности имеешь! Если принцесса решит не убивать тебя, чудище иноземное, могу порекомендовать нашему главному барду. Глядишь, научит чему дельному…

— Хм… Ну, хорошо. Договорились. Только, не знаю ещё, кто кого научит…

Конвоир на это ничего отвечать не стал, а я продолжил мурлыкать под нос любимый куплет про «мимо тёщиного дома я без шуток не хожу»… Закончить, правда, не успел. Мы таки добрались до цели — небольшой деревушки, носящей название «Лунная Купель», про которое табличка на дороге. Вернее, как деревушки… Это было не какое-то поселение в привычном нам, человеческом понимании — просто находящиеся рядом домики, сделанные прямо в деревьях. В дуплах, здоровенных таких, отгороженных от внешнего мира тонкими перегородками из прутьев и листвы. Любая земная белка сдохла бы от зависти, увидев такие — в каждое можно было бы безболезненно поместить слона, а то и не одного… Ну и, само собой, можете себе представить деревья, в которых всё это помещалось. То ещё зрелище.

— Жди здесь, принцесса позовёт!

Эльф оставил меня у одного из домов-деревьев, и пошёл обратно. Бежать было бесполезно — наверняка же, за мной следили уже местные стражи, один неверный шаг — и вонзающаяся в тело стрела, а то и не одна, была гарантирована. Да я и не хотел — принцессу помнил ещё по временам, когда сюда по игре заходил…

Ждать долго не пришлось. Как-никак, игра, тут всё быстро должно быть. Иначе все разбегутся, и пойдут свои денежки во что-нибудь более динамичное вкладывать…

Циновка, служившая в «доме» принцессы Голодиэли дверью, отодвинулась, и сие чудо лесное явилось пред мои светлые очи. Описать вам её? Это запросто, почему-то именно то зрелище хорошо запомнилось, отпечатавшись в памяти, как скриншот с хорошим разрешением. Почему именно оно? Так потому что красиво!

Представьте себе высокую стройную девушку, в короткой — чтобы только едва-едва срам да задницу прикрыть — то ли ночной рубашке, то ли чём-то наподобие. Зелёного, конечно же, цвета, эльфы другие не очень жалуют. Снизу всё это вставлено в высокие кожаные сапожки, сверху — увенчано милой головкой со струящейся по плечам светлыми волосами. Два большущих, даже здоровенных — анимэ смотрели? — миндалевидных глаза, что несмотря на размер смотрятся вполне даже ничего. Само собой, и черты лица, и яркие губки, и острый, чуть торчащий вперёд подбородочек — всё это вместе складывается в весьма и весьма пристойную картину, если забыть про дурацкие уши.

— Ну и кто к нам тут пожаловал? Откуда ты, чужеземец, и что здесь потерял?..

— Чужеземец? А ты не помнишь меня, уважаемая Голодиэль? Несколько седьмиц назад я уже захаживал в ваши края…

— Нет, Ональный Угнетатель Разбитых Сердец, я вижу тебя впервые. — на полном серьёзе ответила принцесса, смотря на меня с таким торжественным выражением, что я не удержался и прыснул. Хотя — задуматься было над чем. Почему, как, из-за чего она не запомнила меня? Если имя то же? Что изменилось? Хотя, что изменилось, понятно. Тогда-то я играл, и гонял по этому виртмиру свою аватару. А сейчас — сам, собственной персоной влез… Узнать бы ещё, каким образом. И кому за такие шутки задницу надрать…

— Чего смешного в моих словах, демон? Не испытывай моё терпение, один жест — и тебя напичкают стрелами! — сверкнула глазами эльфийка.

— Нет-нет, прошу простить меня, уважаемая Голодиэль! Я просто не могу поверить, что снова нашёл вас, и радуюсь этому…

— Хм… Я не помню тебя, ещё раз повторяю.

— А я помню, о прекрасная принцесса. Как пели птички, шелестела листва, а я жарил тебя в твою прекрасную сочную жопень, а от твоих охов а ахов эти самые птички едва ли не падали с ветвей…

— А? Не понимаю, о чём ты. Что значит «жопень»? Как ты мог меня «жарить»?

— Не бери в голову, принцесса. На самом деле, я заблудился, и случайно нашёл на ваше благословенное поселение. А раз уж тут, и мои доблестные подвиги, совершённые в прошлое посещение, забыты — не против бы повторить.

— Что повторить, незнакомец?

Вместо ответа, просто активировал «Соблазнение». Не был уверен, получится ли — но всё отработало «на ура».

— Проходи, демон, — лицо принцессы вдруг изменилось, в глазах заплясали бесенята, а губы растянулись в предвкушающей улыбке. Она поманила меня внутрь. — Давай… Будем твою дальнейшую судьбу решать.

И мы принялись решать. При чём о-го-го как… Уж не знаю, то ли это особенности моего нового непонятного положения, то ли отходняк после «гибели», то ли ещё что — но я будто с цепи сорвался, и терзал принцессу разными способами на протяжении нескольких часов. Та, само собой, была не против, с готовностью позволяя себя ставить, класть, гнуть и переворачивать, как только мне заблагорассудится. Вообще, когда играл, ничего и близко похожего не было. Виртуальная реальность, она всё-таи не реальность, некоторых компонентов не хватало. Таких, например, как запахи. А многое было чуть-чуть другим, незначительно, но настолько, чтобы можно было понять — всё вокруг синтетическое…

А сейчас всё получалось будто действительно на самом деле, будто не я в игре, а игра во мне. И это, сказать по правде, невольно напрягало. Ведь если я каким-то образом в реальной жизни смог получить игровые способности, что само по себе бред полнейший — уже не такой фантастикой казалась возможность попасть в игровой мир. Но это последнее, чего я хотел от своей жизни.

Когда наконец мы закончили, и я, тяжело дыша, завалился рядом с всё ещё чуть-чуть подрагивающей Голодиэлью, все эти тяжкие и невесёлые мысли обрушились на меня настоящим водопадом.

— О чём ты задумался, странник, заявляющий, что мы были знакомы?

— А ты меня так и не вспомнила? Даже после этого?

— Н-нет…

— Странно. Ну да ладно…

— Так о чём кручинишься ты, Ональный Угнетатель Разбитых Сердец? Может, могу помочь?

— Помочь… Вряд ли. Хотя, я голый, без денег, и твои люди меня не любят. Если б мне хоть тряпочку какую, вокруг задницы намотать, чуть денег, и ещё попросить ваших стражей, чтобы не стреляли, как только увидят… Было бы неплохо.

— То есть, ты просишь дать тебе денег, одежду, и сделать другом эльфов «Лунной Купели»?

— Чего-нибудь такое, да. Но главное нужна одежда, деньги. Можно было бы еще мотоцикл… Но у тебя такого точно нет!

— Хорошо, да будет так!


Поздравляем! Вы выполнили квест — «Заслужить расположение принцессы Голодиэли»!


Опыт: +5000!


Получена награда: 100 золотых монет


Получено достижение: друг эльфов поселения «Лунная Купель»


Получена награда: эльфийская набедренная повязка для эротических игрищ


— Что?.. Какая ещё повязка?.. — не сдержавшись, закричал я. Ни к кому конкретно не обращаясь — это было типа как волк на луну воет.

На моих бёдрах появилось что-то невообразимое, полупрозрачное и с блёстками, такое, какое в здравом уме никогда на себя бы не напялил.

— Что это…? — это было адресовано уже принцессе.

— Я не знаю слова «…». Что оно означает?

— Оно означает……… и какого…….

— Э-э-э…

— «Э»! Ладно… Не бери в голову, о задница моей мечты. Можно поменять эту…, что ты выдала мне в награду, на что-нибудь более пристойное?

— Это подарок! — Голодиэль обиженно надула губки. — Нет бы, поблагодарил!

— Ну да, ну да, спасибо вам огромное… Спасибо этому дому, пойдём к другому. Всё, бывайте, принцесса, надеюсь, ещё свидимся…

Сорвав с себя блестючее убожество, быстренько выскочил наружу и пошёл прочь. И виной тому был вовсе не странный и бесполезный подарок. Просто, отчётливо понял — ну ни в какую не хочу я оставаться в этом дурацком мире, вообще. Хочу домой. А вместо того, чтобы искать путь туда, отвлекаюсь на всякую фигню, вроде соблазняющих своими прелестями развратных дев… Понятное дело, я и до этого не планировал задерживаться в этом мире, собирался так или иначе постараться выбраться из всей этой непонятной передряги, в которую влип. Ведь целый вагон с полуголыми эльфийками, не думая, променял бы на одну настоящую, живую русскую женщину. То же верно и про тутошние деревья, и солнце, которое хоть и греет, но не так совсем, как дома, и так далее…

Отойдя подальше от «Купели», решился на эксперимент. Собственно, самое первое, что приходило в голову — попытаться убиться. Ведь сюда как попал? Правильно, откинувшись в том мире, на Земле. Глядишь, получится сделать наоборот…

Выбрал дерево повыше, да такое, чтобы ветки были удобные. Забрался на самый верх — а они высокие, даже не знаю, бывают ли такие в нашей реальности. Почти у самой макушки нашёл ветку подлиннее, разбежался по ней — правда, красиво нырнуть с кончика рыбкой не получилось, оскользнулся раньше. Но, тем не менее, рухнул качественно, несмотря на листву и густые ветви, которые задерживали падение.

Умер, воскрес. Почти там же… Несколько раз ещё повторял попытки — прыгал, попробовал утопиться, ходил к эльфам и задирал стражников… Ничего не помогало, всё оказывалось бесполезно. Респаун работал так, как должен был.

В конце концов, раздосадованный, уселся на камень у всё той же дороги, что вела из «Купели» в большой мир, и стал думать, как же с этой бедой быть…

Из пучин самокопания меня вырвал чей-то голос.

— Что?.. — переспросил, потому что напрочь прослушал, что мне там говорили.

— А у вас не будет для меня квеста? — передо мною стояла девушка в бронебикини, со здоровенным топором выше себя ростом, и лучезарно улыбалась.

— Чего не будет?

— Ну, задания, в смысле. Не нужно ли вам помочь? Не ищете ли спутников? Нет ли где-нибудь родственников, кому нужно передать что-нибудь?

— Разве похоже, что у меня могут быть родственники?

— Ну, в Аду. Наверняка же есть! — девушка не смутилась и продолжала требовательно смотреть на меня.

— А с чего это вдруг ты, красавица, решила, что я квесты могу раздавать?

— Так восклицательный знак… Ну, я хотела сказать, чувствую, что могу помочь чем-то. Ональный… — тут она чуть замялась и мило покраснела, — Угнетатель Разбитых Сердец.

Глаза мои, боюсь, слишком выразительно округлились — судя по тому, как амазонка вдруг отпрянула, хватаясь за топор. Но на её реакцию было наплевать, беспокоил только один вопрос — какого хрена вообще происходит? Не хватало в завершение всех мытарств ещё и неписем в компьютерной игрушке заделаться!

— Не бойся, дева-воительница. Я не причиню зла, и вообще, я самый-самый мирный на свете демон — демон любви, — я попытался улыбнуться подоброжелательнее. Но, боюсь, опять не получилось. Моя собеседница сдала ещё больше назад, и выставила свой огроменный топор перед собой. Невольно подумал — небось, хорошо бы таким дрова рубить… Если поднять получится.

— Да не боись же, говорю! Не кусаюсь я. Что, говоришь, за знак восклицательный? Над головой у меня, жёлтенький такой?

— Д-да…

— А-а-а, ну так то известное дело. Его видят те, кто может у меня кое-что получить. Только — не у всех то получается! Но попробовать можно. Дрезнешь рискнуть?

— Конечно! — глаза красотки алчно загорелись. Ничего, сейчас мы тебе энтузиазма поубавим… Правда, сначала надо придумать, как. Я импровизировал на ходу.

— Ну-так всё просто. Давай, иди сюда. Иди, не бойся.

Подошла, осторожно так, мелкими шажками. Вообще, как я её понимал! Самого, когда играл, зачастую пробирало до нутра от всяческих игровых реалий. Один раз взбешённый зверь в лесу бросился, чуть кирпича не родил — ведь всё как настоящее же почти! Другой раз — вампир попробовал присосаться. Как сейчас помню — иду по улице, темно, и вдруг сверху такая хрень прыгает, рожа — упырь упырём, одним словом, и клыки здоровенные… Может, если бы не так неожиданно всё это происходило — не такой эффект бы получился, всё-таки, несмотря на полную детализацию, отличий от реальности много, всяких мелочей едва заметных, которые попробуй исправь, но которые упорно заставляют помнить, что вокруг — всё чуточку не совсем реальное…

А сейчас… Я, какой-то жуткий демон — свою физиономию в зеркале я тоже неплохо так запомнил — посреди леса, прошу подойти к себе её, быть может, даже ещё мелкую какую школьни… Стоп. Школьницу? Может, эта девушка-игрок, что стоит передо мной сейчас — несовершеннолетняя?

— Дева, а сколько тебе лет, скажи?..

— Двадца… Ой, не знаю. Я легенду свою плохо помню…

— Ничего, ничего. Всё в порядке. И перестань уже бояться, ничего я тебе не сделаю… Итак, ты точно хочешь попробовать?

— Конечно да!

— Тогда, протяни свою руку, и потрогай мой… Жезл любви. Ага, ты правильно туда посмотрела, это он и есть. Видишь, как зашевелился? Хороший знак, видимо, что-то должно получиться…

— А нельзя как-нибудь по-другому?..

— За «по-другому», это к другим нужно ходить, — я изобразил искреннее негодование. — Кажется, говорил, что я особенный демон… Чего бояться? Всего-то и нужно, что притронуться к одной милой безобидной штучке. Между прочим, он у меня ухоженный! Мытый и не воняет!

По поводу последнего, сказать по правде, я слукавил — в вирте вообще нет запахов, только звуки, визуальный ряд и тактильные ощущения.

— Ну хорошо… — суровая воительница, наконец, решилась, и осторожно притронулась кончиками пальцев, тут же отдёрнув их, будто от раскалённой кочерги.

— Нет, так не считается! Активация не проходит. Давай, лучше трогай…

Последовала новая попытка, более смелая.

— Ну как, пришло тебе что-нибудь? Нет? Да, плохо дело, не получается, значит ничего. Но ты погоди расстраиваться! Попробуй сначала поиграться с ним, может, так чего выйдет… Да не смотри на меня, как удав на кролика! Что я могу сделать, за просто так никому ничего не даётся, не мною правила писаны… — я вешал лапшу на миленькие ушки вёдрами, и сознавал, что если всё это раскроется — этот вот самый жуткий на свете огромный топор вполне может вместо дров располовинить мою буйную головушку. Но охотничий азарт не давал остановиться, да и было просто интересно — как далеко зайдёт это мило смущающееся женское существо ради неких призрачных перспектив получить с меня что-то.

Тем временем, девушка очень неумело пыталась гладить и теребить моего «маленького джо». Пришлось на ходу показывать и учить, как надо, объясняя словами и направляя милую изящную ладошку… А заодно — я невзначай так намекнул: мол, может быть, эффективнее получится если рот использовать…

Когда сказал это — девка так стрельнула в меня своими глазищами, что подумал — всё, доигрался, перегнул палку, сейчас расплачиваться за свою наглость придётся. Но, несмотря на это, в следующее мгновение гордая амазонка послушно опустилась передо мной на колени, и, всё так же неумело, но весьма старательно, продолжила трудиться. После короткого ликбеза — явно, в реале девушка не имела соответствующего опыта — и это даже начало доставлять мне удовольствие!

Когда всё закончилось, она вдруг вскочила, на секунду и застыла с отстранённым выражением. Сначала я не понял, но потом дошло — видимо, начала листать системные сообщения. Потом вгляд её прояснился, и девчонка прямо с места сорвалась прочь.

— Эй! Постой, ты куда!

Замерла и обернулась, с очень удивлённым видом — ну да, по идее, получила чего хотела от непися, теперь можно и забыть… Мне даже обидно как-то стало.

— А спасибо?

На милой мордашке отразилось ещё больше удивления, но, тем не менее, она всё же буркнула:

— Спасибо!

— Стой-стой! Да куда ты спешишь-то так! Что тебе дали-то хоть, скажи… Мне же интересно! Может, я ещё чем помочь смогу…

Наконец, успевшая уже вновь от меня отвернуться и удалиться на несколько шагов девчонка остановилась, заинтересовавшись. Сморщила лобик, будто думая о чём-то, а потом махнула рукой:

— А, да благословение инкуба. В течение часа урон огнём и хаосом пятьдесят единиц, защита от огня и хаоса пятьдесят процентов, повышенная репутация с фракцией инферно, повышенная репутация среди нпс мужского пола…

— О, неплохо, неплохо. И добавить нечего… Разве что — тебе там высветилось про акцию, «приведи подругу»? Нет? Так слушай же! За каждый приведённый ко мне персонаж женского пола, который согласится пройти ритуал, тебе будет ещё десять процентов от этого «благословения» начисляться… — опять лапша на уши, опять тыкаю пальцем в небо, но — кто знает, кто знает… Как бы там ни было, мою знакомую предложения явно заинтересовало, и она снова сорвалась на бег, удаляясь прочь смешной семенящей походкой.


Удивительно, но моя дурацкая затея сработала, во всех смыслах. Во-первых, ко мне тонким ручейком, грозящим перерасти в настоящий поток, устремились дамы, желающие заполучить благословение. А во-вторых — и первой моей амазонке, и остальным, действительно что-то там перепадало за доставку в мои порочные объятия новых жертв!

Сначала дева с топором привела двух своих подруг, что было ясно по тому, как они оживлённо болтали друг с другом. Конечно же, они, ни на секунду не стесняясь и не обращая внимания на то, что их могут подслушивать, встали напротив и принялись рассуждать о моих качествах как мужчины. Я подыграл, поигрывая бёдрами и водя стволом своего единственного оружия из стороны в сторону. Причём, старая знакомая явно очень сильно смущалась от происходящего, а две её соратницы не переставали подкалывать бедняжку, так, что даже стало немножко жалко её. Сделал вид, что не обратил внимания, но решил — сами напросились, так просто теперь не отделаетесь…

Стараясь выглядеть невозмутимым и серьёзным, я, командуя грозным голосом и подкрепляя свои распоряжения свирепым выражением физиономии, устроил этим двум небольшой марафон из самого жёсткого секса, на какой был способен — всё же, не зверь же я какой, некоторые вещи вызывают естественное отвращение. При этом, краем глаза наблюдал за реакцией стесняшки, и с удовлетворением отметил, что если сначала она смотрела с некоторым изумлением, ужасом и отвращением, то вскоре всё это сменилось злорадной улыбкой. Всё-таки, правильно всё сделал, поделом дерзким девицам…

В одном я прогадал: мерзавки ни разу не расстроились, и выглядели даже довольными. Одевшись и оправившись, как ни в чём ни бывало продолжили щебетать, обсуждая полученные бонусы, и удалились прочь, пообещав привести подруг.

И в следующий раз ко мне на поклон явилось уже около десяти штук народу за раз… И пошло-поехало. Трудился как не в себя аж до самого вечера, сколько женских тел через меня прошло — даже представить боюсь. В конце концов, просто дождался момента, когда никого рядом не было, и поспешно ретировался. С двумя новыми взятыми уровнями в багаже.

А самое главное — я теперь, наконец, смог открыть свои статы. Как-то вдруг, совершенно внезапно, эта штука взяла и вывалилась у меня перед глазами. И, честно, не понял даже — рад сам этому или нет…


Ональный Угнетатель Разбитых Сердец

Класс: Демон

Специализация: Инкуб

Уровень: 11

Выносливость: 5

Сила: 8

Ловкость: 4

Телосложение: 5

Интеллект: 8

Навыки: Аура Привлекательности — 2, Мужская Сила Инкуба, Приказ Инкуба, Соблазнение, Пламенная Плеть, Огненный Щит, Демонический Щит, Оковы Боли, Призыв Питомца — 2.


Последний навык — это уже то, что я взял в игровом мире. В голове плотно засело воспоминание о готке-школьнице, и о том, что она хотела призвать себе цербера. В конце концов, что я, хуже что ли?

Убедившись, что никто меня не преследует, не увязался следом, и можно не опасаться надоевших уже порядком девочек-игроков, которых под конец даже троллить уже надоело, я рискнул активировать новую способность. И… В который уже раз немного удивился, мягко говоря.

Передо мной прямо на земле вспыхнула огненная пентаграмма, всё ярче светясь, наливаясь светом, и в конце концов полыхнув метровыми языками пламени. Когда этот инфернальный костёр погас — передо мною оказалась облезлая шавка, не то болонка, не то что-то такого же типа, не шибко я в них разбираюсь… А ещё, это недоразумение, трясущееся мелким бесом, с плешивой розовой задницей, тут же принялось гавкать на меня — при этом, явно не в силах сдвинуться с места без моей команды.

Глава 7

Дальнейшие события и мою линию поведения определил один случай. Я добрался до небольшого поселения, обычной человеческой деревни, имея благую цель — переночевать не в каких-нибудь кустах, а с комфортом, как подобает уважающему себе демону, в мягкой кроватке и под тёплым одеялком. Да заодно подкрепиться не помешало бы на сон грядущий, живот не то что урчал, он орал в голос — долгие и утомительные физические упражнения на открытом воздухе дали о себе знать, к тому же и брюхо Миши — так назвал я призванное мною четвероногое недоразумение — явно было с моим солидарно, и изредка издавало весьма потешные звуки.

Сначала хотел было прибить эту агрессивную плешивую шавку, но рука так и не поднялась, несмотря на все её старания. Как-никак, живое существо. Да ещё и, по всей видимости, из того, нормального мира… Своеобразная весточка с Земли, и, быть может, единственный мой собрат по несчастью. Так что, это ушлёпище теперь всюду семенило рядом со мной, сочно и совершенно бессовестно обгавкивая всех встречных. Бессовестно, потому что помимо действующей по умолчанию Ауры Отвращения, распространяемой этим кабыздохом, имел место ещё Захлёбывающийся Лай, тут же агрящий тех, на кого он был направлен. А пассивки Плешивая Задница, Блохи, Испуганный Пердёж и Потеря Страха (красочное название последней абилки, на самом деле, подразумевало всего лишь внезапную непроизволную дефекацию), служили почти стопроцентно работающей защитой от всех — никто просто не хотел связываться с таким кадром, брезгуя. И, само собой, переключался на хозяина питомца, то есть меня.

Так что, пока добирался до деревушки, пришлось подраться несколько раз. К сожалению, не всегда это заканчивалось благополучно. Но, тем не менее, всё осталось позади, и мы с верным отважным псом зашли в таверну, самую обычную — полутёмное помещение, столы со скамьями, в углу, в камине, на вертеле крутят хорошенько прожарившегося уже, сочно шипящего поросёнка, стоят бочки с пивом или вином, шныряют туда-сюда девки с подносами… Короче, кто играл хоть раз во что-нибудь фэнтэзийно-средневековое, должен представлять такую штуку, они везде одинаковые.

Оказавшись внутри, я шмыгнул в дальний угол, скромно устроился за свободным столиком, и невзначай так улыбнулся одной из подавальщиц — посетителей-то было много, а ждать долго не хотелось. Девушка тут же сменила траекторию и подошла, такой походкой, чтобы мячики порядочного размера груди, стянутые платьем, подпрыгивали вверх-вниз. Думаю, если бы в реальном средневековье работающие в харчевнях девки так ходили — они не ходили бы вовсе. Ну, в смысле, недолго ходили бы… А куда дольше лежали.

Подавальщица очень мило улыбнулась и спросила, чего мы желаем. А мы желали много чего, в первую очередь — того самого жарящегося поросёнка, я как смотрел на него, так сразу слюной захлёбывался… Ну и, конечно же, чего-нибудь ещё размером поменьше для Миши, да чем бы запить всё это. Конечно же, заодно требовалась комната, чтобы там в тишине спокойствии переварить съеденное. И — насчёт последнего чуть поколебался, всё же, день насыщенный был — ещё хотелось эту самую подавальщицу под бок, чтобы сны получше снились.

Девка, не переставая улыбаться, выслушала всё, круто развернулась и ушла. Вернулась вскоре, уже со здоровенным мужиком в белом, то ли поваром, то ли ещё кем. Я уж грешным делом подумал — а не попросил ли лишнего чего? Но оказалось, нет, всё нормально, это он просто в качестве грубой силы, для перемещения хрен знает скольки килограммового куска свинины от камина до моего столика. Удовлетворённо проследил, как передо мною ставят это огромное блюдо с дымящимся вожделенным мясом на нём, как рядом уже подавальщица сама ставит кувшины, и еле дождавшись, когда они хотя бы чуть-чуть отойдут — набросился на всё это добро, сил уже никаких терпеть не было. Мясо было потрясающе вкусное, вино с пивом — тоже на высоте, я их ещё и чередовал — ну а что, игра же, тут и не такое можно. Миша наконец заткнулся и вовсю хрустел и чавкал под столом — перед ним поставили небольшой тазик со всякими объедками и мясными ошмётками. Наверное, пёс в жизни своей ничего подобного не ел, судя по его прискорбному внешнему виду…

Не знаю, сколько там времени прошло. От поросёнка остался один скелет да пятачок с хвостиком, кувшины мне подносили ещё несколько раз, барбос, раздувшийся до размеров шара, валялся под столом кверху пузом и тяжело дышал — он честно сражался за своё благополучие и старался уместить в себе всё, что ему давали, но под конец стал заметно сдавать… Правда, если честно, я тоже чувствовал себя не намного лучше. Но — этот эксперимент нужно было поставить обязательно, ведь в игре можно жрать почти бесконечно, а в реальности — только пока хватит размера желудка. Вот и хотелось очень понять, какой же я тут — настоящий или нет.

Судя по сожранному целиком пятачку — получалось, что нет. Хотя, в игре раньше вообще не чувствовал насыщения, а сейчас почувствовал себя как в том мультике, где: «Щас спою!». То есть — вообще поди разберись, как оно всё и почему получается. И не то, и не это, чем дальше — тем я больше запутывался. Все гипотезы и догадки тут же разбивались в дребесзги новой информацией, логики в происходящем я вообще не в силах был заметить. Если бы всё это не касалось моей собственной жизни, а происходило, например, с самого начала в игре — я бы сказал, что это похоже на баг. Вот только, началось-то всё ещё на матушке-земле, в реальности…

Обуреваемый думами, я с трудом встал из-за стола, пинком поднял Мишу, заставив того покатиться как мячик — зверь немного поменял форму, раздулся и стал наподобие шара. Плешивый недовольно осклабился и зарычал — но без энтузиазма. Шавке явно было туго, и в прямом и в переносном. Мелькнула мысль, что, похоже, я придумал, как его успокаивать… Не обращая больше внимания на этот маленький комок злобы, я пошёл к себе в комнату, для чего, конечно же, надо было подняться по лестнице на второй этаж. И вот тут, по дороге, мои немного осоловевшие от съеденного и выпитого глаза увидели кое-что, заставившее сбиться с шага.

Если точнее — не кое-что, а кое-кто. Вообще, меня всё чаще начали обуревать странные сомнения — а не меняюсь ли я часом, не получает ли демоническая суть инкуба власти над человеческим? Никогда столько внимания женскому полу не уделял… А теперь вот, каждая особь в юбке виделась неким фрагом, возможностью чуть-чуть апнуться, и всё, касающееся соблазнения, происходило уже на автомате. Встретил, затащил в постель, осчастливил, получил опыт — забыл. Моя жизнь превращалась в конвейер!

Тогда, на лестнице, увидев её, я мельком подумал — нет, устал, хватило за день уже. Всё, иду спать. Подумал — и… улыбнулся, сделав пару шагов навстречу. Вот такой вот я, безвольная тряпка и кобель. Хотя, наверное, сделать это всё же стоило. Потому что женщина, которая предстала передо мной, была всё же не самая обычная, и стоило хотя бы полюбопытствовать, кто она такая.

Моя скромная персона и неотразимая улыбка были замечены. Правда, я заслужил лишь беглый оценивающий взгляд, и это слегка задело — ведь объект моего интереса даже не являлась игроком. Об этом подробно рассказывалось в надписи над головой, буковки которой светились красным цветом, что говорило — если мне вдруг придёт в голову сражаться с этой безобидной на вид высокой стройной красавицей, то мне абсолютно ничего не светит. И дело тут было даже не столько в хорошо развитом, сильном и гибком теле, чьё совершенство было настолько туго и безжалостно стянуто чёрной кожей узких штанов, высоких сапожек и коротенькой тесной курточки, что, казалось, не оставалось ни одного изгиба, что был бы скрыт от моих глаз. Казалось, будто передо мною стоит нагая девушка, просто покрашенная в чёрный цвет с головы до пят. Прикрыть срам не помогал даже невзрачный серый плащ, легко спадавший с плеч, его хватало лишь на то, чтобы закрыть наверняка потрясающий вид на обтянутые блестящей кожей ягодицы смотрящим сзади. Также дело было не в том, что на широком поясе красотки висит что-то, похожее на боевой магический жезл, а на тонких изящных пальцах сверкают всевозможные перстни, наверняка дающие какие-то полезные бонусы. И не в статусе «Главный Сыщик Королевского Дома Урсральдии». Просто — у нас явно была настолько приличная разница в уровнях, что она могла растереть меня в порошок одним касанием пальца…

И, тем не менее, я подошёл ещё ближе и нагло встал рядом — даже невзирая на то, что особа в чёрном была полностью поглощена беседой с каким-то игроком, и не обращая внимания на двух подозрительных типов в сером, со свирепыми лицами. Их моё появление не обрадовало — один красноречиво откинул полу плаща и положил руку на эфес чего-то короткого, но явно убойного, второй — чуть скользнул в сторону, чтобы не мешаться своему товарищу, и — видимо, чтобы тот не оказался на линии огня, потому что в руках отошедшего уже сверкали не пойми откуда взявшиеся метательные ножи.

— Мальчики, спокойно, расслабьтесь, — ярко-красные сочные губки Главного Сыщика, которую, кстати, звали Диана, чуть приоткрылись, задорно сверкнув прячущимися за ними зубками. У неё оказался ещё и очень мелодичный, приятный голос.

— Госпожа Сыщица, это демон-инкуб. Он может представлять опасность!

— Я знаю, кто это! Неужели вы думаете, что на меня его чары подействует? Не смешите. Сейчас, договорю с этим юношей, и займусь этим рогатым нарушителем…

Тут у меня аж дыхание спёрло от такой наглости. Я, между прочим, поговорить подошёл, и, может, подбить на кой-какие действия. А меня уже в нарушители определили… Когда я ничего противозаконного и не делал-то!

Хотел было тут же начать возмущаться — но остановился, поймав взгляд одного из телохранителей. Ладно, фиг с ним. Здоровье дороже, пусть и виртуальное. Заставив себя успокоиться, хотя бы внешне, стал прислушиваться к разговору.

— …нет, с тех пор, как принц Жоржик сбежал из дворца, про него ничего не было слышно. Были какие-то слухи, что он влюбился в простолюдинку, но это ничем не подтверждено. За любую информацию о его местонахождении и судьбе Королевский Дом Урсральдии готов щедро заплатить! Так как, соглашаетесь ли вы помочь?..

— Да, конечно! Прямо сейчас, уважаемая госпожа сыщица, я готов идти служить во славу этой вашей Усеральдии…

Игрок, какой-то рога не очень высокого уровня, взял с места в карьер и побежал прочь, выполнять полученный квест. А красавица Диана, проводив его взглядом, медленно повернула свою милую головку в мою сторону.

— А вас попрошу проследовать ко мне в комнату, для беседы. Мальчики, вы снаружи, и не подслушивать!

Серый плащ взметнулся, продолжая движение резко крутанувшейся на месте сыщицы Королевства Урсер… сыр… в прочем, без разницы. Которая, даже не позаботившись убедиться, иду ли я следом, стала подниматься наверх, впечатывая острые каблучки в жалобно скрипящие доски ступеней. А её телохранители, или помощники, тут же направились в мою сторону. Вздохнул, послушно отправился туда, куда звали — с этими ребятами тоже было не тягаться…

Диана зашла к себе, я за нею. Дверь закрылась, отделяя, наконец, нас от этих назойливых типов, которые остались снаружи, а заодно и от Миши, который поджал хвост и выглядел на удивление смирным. А я, вновь пройдясь взглядом по всем достопримечательностям обтянутой в кожу фигурки, снизу вверх, внезапно встретился с её глазами…

— Ну давай, работай, демон. В твоих интересах удивить меня и доставить удовольствие! — плащ упал на пол, туда же следом полетел пояс с жезлом, не замеченная мною ранее сумка, а руки красавицы уже заскользили по одежде, на ощупь находя и открывая хитроумные застёжки.

— Стоп, чего это я должен работать?

— А чего нет? — глаза сыщицы невинно распахнулись. — Ты же инкуб! Только не говори, что подошёл узнать, как пройти в библиотеку…

Опять вздохнул — да, инициатива тут явно не в моих руках. Ладно, хочет, чтобы я удивил — будет ей удивление!

— Ну ладно, ладно… Удивлять и доставлять удовольствие — это нам несложно… — в конце концов, и правда, организм уже единственно известным образом реагировал на присутствие в одной комнате со мной красивой раздевающейся женщины, и противиться природе было глупо. Но и полностью идти на поводу у властной и явно привыкшей к повиновению особы не хотелось. — Но чтобы всё получилось — ты, госпожа сыщица, должна слушаться меня и выполнять всё, чего бы я не потребовал. Договорились? Хорошо, тогда давай руки сюда… Теперь ты — подозреваемая в изнасиловании принца… как его там… Жоржика. А я буду вести дознание, своими методами. Так, сюда, сюда… Подозреваемая! Встаньте на колени! Нам нужно провести следственный эксперимент! Как так не делается? Ещё как делается, и не только так, а ещё вот так и эдак… Можешь не отвечать, знаю, неудобно сейчас. И головой не кивай, да…

Диана на удивление легко приняла условия игры — сначала-то я думал, пошлёт меня с этой затеей, если не прирежет на месте. Но, тем не менее, она сразу втянулась и приняла роль бесправной и безвольной жертвы беспредела органов… правопорядка, конечно же. И когда, пару часов спустя, красотка всё же получила оправдательный приговор — она без сил растянулась прямо на полу и закрыла глаза, тяжело дыша и слегка подрагивая. Я, если честно, устал не меньше, и хотел было растянуться рядом — но отвлекло сообщение:


Поздравляем! Соблазнив высокопоставленную особу, вы выполнили квест — «Альфонс»!


Опыт: +35000!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 12!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 13!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 14!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


От созерцания таких приятных сердцу любого игрока циферок и буковок меня отвлёк хрипловатый голос сыщицы.

— Что ж, и правда, удивил ты меня, рогатый… Это так необычно — повиноваться… Мужчине.

— Понравилось?

— Странно как-то это всё… Непривычно…

— Ничего, привыкай, красавица… — коварно улыбнулся я, вкладывая одну единицу способностей в Путы Соблазнения, одну в Неодолимо Влечение, и одну — в Вечное Служение. Если раньше, на Земле, моральные скрепы не давали мне использовать подобные методы по отношению к живым людям — Диана являлась всего лишь компьютерным персонажем, и беспокоиться было не о чем.

— Что ты сказал?.. — моя будущая жертва мгновенно вскинулась, потянулась за валяющимся тут же, рядом, поясом с жезлом, но было уже поздно.

— Остановись! Сиди, где сидишь.

— Ах ты ж…

— Молчать! Говори, только когда я разрешу. Кто я для тебя теперь?

— Мой господин…

— Что ты должна делать в первую очередь?

— Слушаться тебя…

— Вот так-то лучше! Вот и слушай меня. Отныне ты не можешь причинить вреда мне своим действием или бездействием. Больше нету никого, кроме меня, кто может отдавать тебе приказания. Вся эта твоя Урсральдия, с королями и принцами Жоржиками, больше не авторитеты. Уяснила?

— Да…

— Прекрасно. Тогда, слушай дальше. Во-первых, скажи своим помощникам… Нет-нет, не сейчас, сначала дослушай меня! Сиди и молчи, пока не дам другого распоряжения. Так вот, скажи этим своим серым плащам, чтоб не смотрели на меня, словно Ленин на буржуазию. Я — секретный агент вашего королевства, настолько секретный, что не могу открываться никому, кроме тебя, ясно? Донесёшь это до них. Пусть слушаются меня, как тебя, и не задают лишних вопросов. В твоих интересах, чтобы подлог не раскрылся! Во-вторых, нам бы надо сходить куда-нибудь, поднять меня в уровнях… Это же можно сделать, да? Кивни, если так… Ага, замечательно. Ну и в-третьих, иди сюда…

Думали, я всё? Да, я тоже так думал. Но полная власть над надменной девицей, которая ещё недавно могла мне приказывать, вскружила мне голову и вновь распалила желание. Пусть даже эта девица компутерная. Хотя, какая разница, если различий от реальности почти незаметн. Легли спать мы ой как не скоро…

Глава 8

Весь следующий день поднимали меня в уровнях. Причём, ввиду того, что «официально» игроком не являлись ни я, ни мои спутники, создать команду для распределения опыта возможности не представилось. Из-за этого приходилось действовать следующим образом — Диана и её телохранители-помощники выманивали агрессивных мобов по одному-двум за пределы ареалов их обитания, снимали им основное количество хитов, так, чтобы существа оставались совсем еле-еле живыми — и после этого давали знак мне, чтобы добил их и незаслуженно получил все плюшки.

Подобным образом мне удалось набить аж десяток уровней. Полученные единички характеристик вкладывал в основном в выносливость, телосложение и силу, а способности ушли в основном на Вечное Служение, прокачанное до пятого уровня — что, соответственно, давало возможность подчинять пять особей женского пола. Ещё, я немного улучшил и боевые умения — Пламенную Плеть, Огненный и Демонический Щиты, и Оковы Боли. Правда, лафа быстро закончилась — к местечку, где мы занимались охотой, подвалили какие-то игроки. Безошибочно распознав во мне и Диане тех, кто может выдать им квесты, они тут же прилипли хуже банных листов и не отставали, мешаясь под ногами, пока мы, наконец, не обратили на них внимание…

Меня всё это порядком разозлило. Так что, в каком-то смысле, в том, что произошло дальше, они были виноваты сами.

— Если так уж хотите нам помочь — можете поучаствовать в секретном ритуале призыва демона Голозада! Только за последствия не ручаюсь. Конечно, то, что вы получите, превзойдёт все ваши чаяния, только готовы ли вы пойти на столь ответственный шаг, прикоснуться к сверхъестественному, и стать на время игрушками высших сил?

Эти дурачки — трое парней и две девчонки — оживлённо закивали головами. Видимо, им высветился какой-то там квест. Мне сие было неведомо, такими штуками напрямую не управлял, оно всё как-то само получалось. Но из тех девчонок, что приходили ко мне за благословениями, вроде недовольных не осталось — видимо, и этим что-то такое посулили, за что они были готовы на всё. Ну что же, сами напросились…

Для начала, под моим руководством, эти бездельники занялись сооружением всяческих приспособлений из нарубленных жердей и выпавших из какого-то убитого мною ящера верёвок. Вид и конфигурации этих конструкций придумывались прямо на ходу, а задачу они должны были выполнять одну-единственную… Когда подготовительные работы закончились — обратился к тимуровцам с речью:

— Итак, вы подготовили всё к ритуалу призыва страшного демона Голозада! Теперь нужно начать само действо. И после того, как оно начнётся — пути назад уже не будет, вы должны понимать это. Либо мы идём до конца — либо гибель и страшное проклятье, которое будет портить вам жизнь ещё много дней! Но награда превзойдёт все ожидания! Готовы ли вы пройти со мною этот тернистый путь, и получить кучу плюшек, бонусов и благословений?

— Да! — дурачки ответили почти хором, никто не желал отступаться и лишаться награды…

— Тогда — повторяйте за мной! Явись, демон Голозад!

— Явись, демон Голозад…

— Ты страшен, могуч и велик!

— Ты страшен, могуч и велик…

— Ты потрясаешь своими космическими мудями!

— Ты потрясаешь своими космическими мудями…

— И повергаешь врагов в ужас елдой!

— И повергаешь врагов в ужас елдой…

— Прими наши жертвы!

— Прими наши жертвы…

— Насади их на свой пылающий конец!

— Насади их на свой пылающий конец…

— Да будет аминь!

— Да будет аминь…

— Намаз, сотона и кошерная маца!

— Намаз, сотона и кошерная маца…

— Всё! Не, нет, больше не надо повторять. Теперь ритуал начат, и пути назад нет! Любой, кто откажется, окажется проклят и убит на месте. Но ничего страшного не будет, не бойтесь! Ты и ты, идите сюда, возьмите вот это и завяжите им глаза. Нет-нет, повторяю, бояться нечего, им даже понравится… Хорошо, так, да. А теперь — подведите эту туда, а эту — сюда. Правильно, абсолютно верно, одну к кресту, вторую — вон к этим двум столбикам. Ага, готово. Теперь — раздевайте!..

— А это точно нужно?

— Мы же договорились! Все участвуют в ритуале, и выполняют то, что я скажу. Иначе — за последствия ручаюсь… Готовы потерять всю свою экипировку, пару-другую уровней, и заполучить страшное пожижненное проклятие? Нет? То-то же! Давайте, давайте, работайте. Раздевайте девок… Конечно, полностью! А как, иначе-то? Да-да, и эти ниточки тоже, хотя они что есть, что нету… И привязывайте. Да не дрожите вы так — будто школьники перед прививкой! Ничего страшного не будет. Чего вы хотели, великий демон Голозад за просто так не вызывается… Ага, так… Ай умнички какие, всё правильно сделали! Ну наконец-то! А теперь, переходим к самому интересному…

Ритуал мы проводили в течение нескольких часов. С перерывами. После первой фазы, в которой основными объектами выступали обе девушки, хорошенько зафиксированные и потому на всё согласные, наступила вторая — когда я попросил свою ассистентку Диану зафиксировать и мужскую часть команды, а потом хорошенько выпороть… Ну, чтобы этим жизнь тоже мёдом не казалась.

Когда всё это наконец надоело, сделал торжественный вид, и призвал Мишу. Когда шавка вышла из кое-как начерченной на земле пентаграммы и с деловым видом задрала лапку на какой-то кустик, я опустился перед ним на колени, потребовав того же от остальных, и возопил:

— О Великий Голозад, ты явился! Прости своих нерадивых слуг и снизойди к ним своей милостью! Подари этим прекрасным и верным тебе юношам умение Огненных Чресел, а девушкам — Буйствующей Матки!

Миша посмотрел на меня, как на дурака. Обойдя вокруг и с деловым видом приблизившись к одной из представительниц своей паствы, он брезгливо понюхал у неё там, где обычно нюхают собаки друг у друга, видимо, решил, что такое ему неинтересно, и потрусил куда-то в сторону зарослей.

— Дамы и господа, квест выполнен! Все свободны, можете расходиться…

Проводив взглядом, как эти пятеро молча уходят — явно, у них было ощущение, что их где-то надули, но они не понимали где — я хотел было скомандовать продолжать охоту, но на горизонте появились уже следующая партия. То ли это мы попали на время, когда закончились уроки, то ли ещё что — но внезапно всё вокруг начало наполняться народом, и вскоре стало не протолкнуться от желающих получить себе редкий квест. Пришлось вновь организовывать конвейер по выдаче благословений — правда, теперь улучшенный, ведь у меня появились помощники.

Через какое-то время я придумал, как совмещать приятное с полезным — обязательным условием для разговора со мной поставил приманивание и частичную порчу какого-нибудь высокоуровневого моба. Так что, вскоре уютная полянка с криво накаляканной посередине пентаграммой и воткнутыми по периметру крестами превратилось в комбинацию бойни и публичного дома — рядом происходил забой монстров и массовые совокупления. В какой-то момент я даже сам ужаснулся тому, чему дал начало, наблюдая, как один из «серых» наяривает очередную амазонку на туше только что забитого вепря, второй привязывает свою жертву к импровизированному кресту, а Диана ходит вдоль шеренги спустивших штаны игроков мужского пола и хлещет их по задницам…

Но, деньги, вернее опыт, не пахнут. К вечеру удалось набить ещё шесть уровней. А потом явился тот самый рога, которому моя Диана давала задание найти бежавшего принца.

— Я нашёл принца! Где моя награда?

— Постойте, молодой человек. Какая награда? О чём вы? Не хотите сначала сказать, хотя бы где его нашли?

— Я брал задание у неё, вообще-то…

— Она подчиняется мне, так что — докладывайте.

— А, ну ладно… Он в весёлом доме Матушки Клотильды. Типа, влюбился в одну из девок, и теперь постоянно там вьётся вокруг…

Он ещё что-то там говорил, но я дальше не слушал. Уже после первых слов про весёлый дом в моём мозгу что-то щёлкнуло, и началась неконтролируемая реакция… И когда этот тип вывел меня из задумчивости:

— Вы вообще слушаете меня?.. — просто сказал Диане, чтобы та выдала ему, что обещала, и собиралась в дорогу. У меня родилась идея, и чтобы проверить её жизнеспособность на практике, требовалось навестить этот самый весёлый дом.


Матушка Клотильда встретила нас сама, когда мы оказались внутри опекаемого ею логова разврата — открыв самую что ни на есть обычную деревянную дверь, пусть и покрытую похабной резьбой и с шикарной литой ручкой в виде выгнувшейся женской фигурки. Хотя, не знай я о том, что это за место — вряд ли сам догадался бы. Скорее, подумал бы, что попал в особняк какого-нибудь богача. Изнутри всё выглядело как музей — повсюду статуи, пол изукрашен мозаичными рисунками, роспись на потолке… Пусть всё и изображало весьма откровенные сцены с участием представителей почти всех известных, и каких-то совершенно неведомых мне, рас — но это нормально для картин и статуй, а представители «современного искусства» ещё и не такое рисуют или изображают при помощи бомжей, вёдер, швабр и прочего…

Против ожидания, вокруг не сновали полуодетые — или полураздетые — красавицы. Напротив, имели место быть только несколько широкоплечих охранников-минотавров с квадратными мордами и маленькими, налитыми кровью глазками, и, конечно же, сама Матушка, будто случайно вышедшая из какой-то боковой двери. Её шикарный красочный наряд — на удивление, довольно целомудренный, представляющий собой пышное платье в пол, обнажавшее только руки и плечи, и кучу украшений — а так же очень красивое, какое-то благородное, что ли, лицо, совершенно не вязались с занимаемой ею должностью. Казалось, перед нами высокопоставленная и высокородная дама, едва ли не королева. Хотя, в игре-то можно нарисовать и напридумывать что угодно… Если уж не поскупились на позолоту и шикарную отделку самого что ни на есть обычного публичного дома — что, понятное дело, ничего не стоило разработчикам — то уж не намного сложнее поставить на ответственную должность такую своеобразную и породистую красавицу.

— Здравствуйте. Я Матушка Клотильда, владелица этого заведения. Чего вам будет угодно? Вы же не случайно к нам зашли, так ведь?

— Здравствуйте, здравствуйте, — не откладывая в долгий ящик, я активировал сразу и Улыбку и Соблазнение, — нам действительно кое-что от вас нужно…

Улыбка с лица женщины никуда не делась, но в её глазах промелькнуло что-то такое, что я понял — не сработало. Та ещё штучка оказалась!

— Так говорите же, чего именно желаете, — подчёркнуто холодно сказала она. — У нас можно найти практически всё, что господам и даме будет угодно.

— До нас дошли слухи, что где-то тут ошивается принц Жоржик. Вот его нам и угодно, интересна любая информация об этом товарище… — произнёс я, продолжая улыбаться. Одновременно — активировал Неодолимое Влечение.

— А ты не так прост, демон, — это мне почудилось, или голос Матушки потеплел, а улыбка стала чуть искреннее?.. — Пожалуй, была бы даже не прочь сама обслужить такого необычного гостя… А по-поводу принца Жоржика — к сожалению, он не входит в предоставляемые нами услуги.

Я закончил своё грязное дело активацией Вечного Служения, и привязыванием владелицы замечательного заведения к себе. Довольно улыбнулся, увидев удивлённо расширившиеся глаза, и продолжил, как ни в чём не бывало:

— Да нам он с такой стороны и не интересен, акститесь… Просто, перекинуться бы с ним парой словечек, и всё. В идеале — уговорить домой вернуться. А то он сидит тут, незнамо где, в школу не ходит, уроки не делает, а мама-папа волнуются…

— Если так — то без проблем. Буду рада, если вы его наконец заберёте — а то, совершенно не даёт нашей Малышке Лайте работать, и сам не платит…

— Ну вот, это как-раз и в наших интересах тоже. Так что — все будут довольны… И мне бы ещё с этой вашей Лайтой пообщаться. Просто принца не так-то просто уговорить будет…

— Хорошо, пройдёмте пока туда, в эту комнату. С кем бы вы хотели увидеться в первую очередь?

— Можно, для начала девушку пригласить?

— Да, конечно.

Матушка Клотильда, шелестя пышными юбками по полу, величественно удалилась куда-то вглубь своего заведения, оставив нас одних. Пока было нечем заняться, я разглядывал диковинные фрески, изображавшие всевозможные виды совокуплений. И в конце концов, пришёл к выводу — что, всё-таки, в обычных музеях такого как правило не показывают.

Когда дверь скрипнула, и в неё ввалилось нечто большое, толстое и чёрное — сначала подумал, что это уборщица. Только тут же раздавшийся низкий грудной голос, с заметным акцентом, заставил вздрогнуть и, осознав ошибку, посмотреть на зашедшую в комнату особу вновь.

— Добрый матушка говорить, масса хотеть видеть Малышка Лайта? Малышка Лайта прийти и слушать.

Жирная, совершенно безобразная негритянка, к тому же не первой свежести. И это — любовь жизни принца?.. У меня в голове это как-то не укладывалось.

— Нам тут сказали, что принц Жоржик проявляет к вам интерес…

— Интерес! Эта кобель прилипать и не отставать, Малышка Лайта не работать уже который неделя!.. Всё из-за принц!

Я остановил жестом подчинённых Дианы, дёрнувшихся было вперёд при подобной кощунственной речи, представляющей их принца не в самом приятном свете.

— Во избежание недоразумений, попросил бы не отзываться о принце Жоржике нелицеприятно… А то его подданные могут расценить это как оскорбление королевской семьи, и тогда я за них не ручаюсь.

— Ой, масса простить глупый неразумный Малышка Лайта! Принц Жоржик хороший мальчик, принц Жоржик славный мальчик, у принц Жоржик такой толстый докторский колбаса, что никто не делать так приятно Малышка Лайта!..

— Нам это необязательно знать!.. Можно попросить вас помолчать, и только отвечать на вопросы?

— Истинна так, Малышка Лайта слушать масса!

— Так вот. Принц Жоржик влюблён в вас и не даёт работать. Верно?

— Да, масса! Никак работать не давать! Постоянно тыкаться свой большой колбаса… Постоянно хотеть… И других гонять, говорить, моя Малышка Лайта! А Малышка Лайта надо работать, принц золото не иметь!..

— А не хотели бы вы покинуть это заведение?

— Покинуть? Конечно хотеть! Но Матушка Клотильда купить Малышка Лайта! Малышка Лайта никак не мочь уходить!

— Если бы принц Жоржик позвал вас жить к себе? Вы бы согласились?

— Принц Жоржик хороший мальчик! Такой крепкий колбаса… Да, Малышка Лайта хотеть жить с принц! Но Малышка Лайта надо работать!..

— Мы это решим… Хорошо, — каст Соблазнения прошёл успешно, и лёгшее ему вслед Вечное Служение полностью привязало Лайту ко мне. Теперь это смотрящая по коровьи преданными глазами толстушка была полностью в моей власти. — Ладно, спасибо, можете удалиться. И позовите, пожалуйста, сюда Матушку Клотильду.

Негритянка, смешно переваливаясь на своих коротеньких кривеньких ножках, и постоянно оглядываясь через плечо, удалилась. А я отозвал Диану в уголок, подальше от любопытных ушей мрачных типов в плащах.

— Слушай, скажи, если принц с собой притащит это… эту красавицу? Ничего страшного не будет, мирового скандала не случится?

— Ну, смотря в каком статусе он её приведёт с собой, — белозубая улыбка моей спутницы, ямочки на щеках, бесенята в глазах вдруг показались настолько естественными и не наигранными… Я невольно залюбовался, и поймал себя на мысли — вообще не верю, что вот эта девушка передо мной — не настоящая. Ну просто никак.

Тем временем, явно заметившая мой внимательный взгляд Диана продолжила, разулыбавшись ещё больше:

— В принципе, если я правильно поняла ваш план, Господин, — это слово она выделила голосом, хитро стрельнув в мою сторону взглядом, — принц Жоржик может взять негритянку с собой в качестве прислуги, или ещё лучше — рабыни, если выкупить права на владение ею. И тогда вообще никаких вопросов нигде не возникнет…

— Кто тут меня хотел?.. — резкий писклявый голос заставил резко обернуться. Увидев, что Диана и типы в плащах упали на одно колено и склонили головы — поспешил последовать их примеру, надеясь, что никто не заметил моей оплошности.

Шикнул:

— Диана! Говори.

Та легонько кивнула, давая понять, что слышала меня. Всё так же не поднимая взгляда и головы, она заговорила:

— Ваше Высочество!.. Ваши родители беспокоятся из-за долгого отсутствия их любимого сына, и послали нас разыскать Вас…

— Можете встать, вольно! И передайте, что никуда не пойду. Тут я нашёл свою любовь и ни за что её не оставлю. И передайте ещё, что не надо всех этих нравоучений, мол она мне не пара, и так далее. В конце концов, принц я или нет? Что хочу, то и делаю!

Скосив глаза и поняв, что остальные уже стоят на ногах — поспешил тоже вскочить, и, наконец, получил возможность рассмотреть принца, уставившись на него во все глаза. В принципе, стало понятно, почему его так привлекла «Малышка» — противоположности притягиваются. Жоржик был полным антиподом негритянки: высокий, тощий как жердь альбинос, с тонкой прыщавой кожей на физиономии и тонкими же чертами лица. Я еле сдержался, чтобы не прыснуть — настолько отчётливо представил этих двоих вместе… Но постарался, и заговорил, насколько это было возможно более серьёзным голосом:

— А если мы уговорим Лайту пойти с Вами, Ваше Высочество?

— Увы, невозможно. Я все деньги, что были у меня, потратил на игрушечного магоуправляемого голубя… А подачки от других не приму ни за что!

— Так ничего и не нужно будет. Мы просто уговорим Матушку Клотильду, чтобы она освободила Лайту…

— Правда? Так можно?.. Я тогда смогу взять её с собой, снова играть в голубя и лазить на шпиль дворца! — в глазах Жоржика загорелась надежда, и мысленно он, видимо, уже унёсся туда — в светлое безоблачное будущее. Правда, вдруг внезапно погрустнел. — А если Малышка Лайта не согласится со мной идти? Она же станет свободна…

— Мы её уже спросили, и она сказала, что согласна. Дело осталось за малым — получить Ваше согласие.

— Тогда я, конечно, согласен! Ур-р-ра!..

— Прекрасно. Останется уладить вопрос с Матушкой Клотильдой. И скажите, принц, а что Вы готовы дать за подобное успешное решение проблемы?

— Что значит — что готов дать?

— Ну, Ваше Высочество. Я оказываю Вам большую услугу, неужели Вы не хотите отблагодарить меня? Чтобы я и в будущем стремился помогать Вам?

— Отблагодарить? — казалось, принц едва ли не впервые слышит такое слово, и не на шутку задумался. Я начал бояться, что у него пойдёт дым из ушей…

После минутного, наверное, молчания, он всё же родил:

— Ну, я могу позволить залезть вместе со мной на шпиль дворца!

— А если я не хочу на этот шпиль? Мне бы что-нибудь более полезное…

— Ну… Могу подарить шубу с царского плеча…

— И шуба тоже не нужна. Можно что-нибудь попроще? Там, например, земли во владение… Или пост министра…

— Нет, такого не могу… Это только папенька решать уполномочен! Могу грамоту выписать, если только… Про то, что своим высоким словом даю право пользоваться любой помощью подданных Урсральдии. Так пойдёт?

— Да, да, то что надо! У вас найдётся перо и бумага? — оба типа в плащах сверлили меня взглядами и, казалось, вот-вот бросятся и разорвут голыми руками. Диана же, улыбнувшись, протянула письменные принадлежности.

Принц быстро черкнул что-то, и протянул в мою сторону подписанную бумагу.

— Ну что, где моя Малышка? Я уже могу идти домой?..

— Секунду, надо переговорить с Матушкой Клотильдой! Буквально чуть-чуть подождите, и всё будет.

— Как, я ещё и ждать должен? — лицо принца недовольно скривилось. — Как вы посмели тогда меня просить о какой-то благодарности, если ещё ничего не готово?..

Пришлось спешно убалтывать высокомерного хлыща и убеждать его, что всё идёт путём. Одновременно, мелкими шажками продвигаясь к выходу, и к спасению в лице владелицы Весёлого Дома… К которой, к счастью, мне удалось в конце концов дорваться, и одной фразой приказать освободить негритянку. После этого с огромнейшим трудом выбил возможность поговорить с Лайтой наедине — и очень поспешно дал ей простые предписания: любить, холить и лелеять, а так же напоминать, кто такой хороший всё это им двоим устроил.

Только когда принц со своей освобождённой от оков рабства возлюбленной, наконец, удалился — я смог вздохнуть хоть немного спокойнее. Правда, ненадолго:

— А мы разве не будем сопровождать принца? — один из типов в плаще решил проявить совершенно неуместную инициативу.

— Что, он сам не доберётся? Мы дело сделали, теперь пусть сам…

— Мне кажется, король давал чёткие распоряжения — найти и охранять, разве нет?

— Диана, скажи им…

— Приказы короля может отменять только он сам.

— Дьявол. Ладно, можете идти тогда с ним… А у нас с вашей начальницей ещё осталось незаконченное дельце. Государственной важности, конечно же.

Проводив взглядом две буквально источающие презрения спины — будто это не я недавно организовывал им активную половую жизнь, нет бы спасибо сказать — посмотрел на Диану:

— Слушай, а что будет, если выяснится, что ты под моим контролем?

— Меня убьют, — просто ответила красавица. И улыбнулась.

— А… Можно это как-то решить? Бумага, например?

— А ты читал её?

— Нет.

— Ну так глянь. И даже так — принц имеет меньше власти, чем король. Не может отменить его распоряжение. Единственной причиной, по которой отданные королём приказания могут не выполняться — смерть.

Я задумчиво поднял бумагу к глазам, и вчитался. Там было написано: «Предъявивший грамоту сию имеет право залезать на шпиль королевского дворца Урсральдии и есть конфеты из дворцового буфета. Принц Жоржик». И заковыристая подпись.

Глава 9

Следующие несколько дней для меня были наполнены заботами: старался ударными темпами войти в курс дел бизнеса Матушки Клотильды. Ведь эта шикарная улыбчивая женщина, привязанная ко мне Вечным Служением, теперь была обречена выполнять любые распоряжения и прихоти, но самое главное — естественным образом получалось, что всё, принадлежавшее ей, становилось и моим тоже.

Заведение Матушки располагалось в довольно приличного размера по средневековым, и уж тем более игровым, понятиям человеческом городке. Почти все официальные постройки и городская стена были выполнены из белого камня, а крыши делались из яркой, будто рисованной, синей черепицы. Эти два цвета преобладали повсюду, создавая некое ощущение праздничности и нарядности. Основными зданиями, в которых сосредотачивалась городская жизнь, были находящиеся в центре городской Магистрат, Библиотека, Казармы, возвышавшаяся на окраине башенка Гильдии Магов, Рынок, и раскиданные повсюду небольшие лавочки, забегаловки, постоялые дворы и прочее, в число которых и входила моя новая собственность. Кроме этого, имелись многочисленные жилые дома, которые, при желании, можно было даже купить.

Вообще — походив по улицам и посмотрев на всё творящееся вокруг, я пришёл к выводу, что жизнь местного населения моделируется вплоть до малейших деталей — они не забывали ходить домой поспать, позавтракать и пообедать, если случайно встречались по дороге куда-нибудь — частенько зацеплялись языками, даже давали задания друг другу. По рукам ходили настоящие монеты, а в казну платились налоги. Всё это было чрезвычайно интересно и удивительно, но меня, в первую очередь, интересовало всё, относящееся к весёлому дому Матушки.

Часть информации пришлось получать в ходе натурных экспериментов. На многие мои вопросы ни сама бывшая владелица заведения, ни её подчинённые не могли ответить, просто не понимая, чего же я от них хочу. Так, например, они не могли отличить НПС от игроков, и я долго не мог понять, кто же является нашими клиентами. Пришлось самому постоять на входе, изображая охранника — и только после этого получилось установить, что практически все посетители, за редкими исключениями — живые люди. Само собой, в основной массе — мужского пола, хотя встречались и дамы.

Так же, мне удалось выяснить, что деньги снимаются у клиентов автоматически, после «заключения контракта» — и на счёт заведения идёт лишь малая часть. Такое положение дел меня не устраивало, и я почти сразу попробовал ввести схему, обходящую грабительскую систему. Встав за стойку администратора, я стал сам изымать у заходящих поразвлечься звонкие монеты, часть из которых потом передавал «девочкам». Последние сначала упрямились и сопротивлялись, и понадобились долгие уговоры в исполнении Матушки Клотильды, чтобы сломать порочный круг глупых и нелепых предрассудков, что, мол, «так нельзя». Благодаря такому простому нововведению удалось, ничего практически не меняя, в разы поднять доход заведения.

Но мне этого было мало! Вдоволь наэкспериментировавшись и получив необходимые статистические данные, я, засучив рукава и изъяв все доступные на тот момент денежные средства, до которых только смог дотянуться, взялся за дело всерьёз.

Для начала, походив по окрестностям и потолковав с аборигенами, взял в аренду у какого-то круглого розовощёкого мужичка соседский трёхэтажный домик. Наняв нескольких гномов-каменщиков, поручил им заняться переоборудованием строения: требовалось пробить прямой проход из заведения Матушки Клотильды, вернее, теперь уже не совсем её, и провести некоторую перепланировку внутри, сделав много небольших комнат с хорошей звукоизоляцией.

Мужичок, сначала, когда увидел всё то, что я затеял, попробовал возбухать. Пришлось накинуть деньжат и пообещать на время аренды скидку на наши услуги. Убойными аргументами оказались жаркие уговоры наших работниц, специально подосланных к недовольному, при всём параде и с наказом с живого не слезать — в переносном смысле, конечно же.

Следующим пунктом стало значительное увеличение охраны. Не в последнюю очередь из-за тех мерзких типов в серых плащах и того, что они могли вернуться, уже с наказом укокошить либо доставить живыми королю Урсральдии ослушавшуюся приказов Диану или меня, сбившего её с пути истинного. Да и вообще не помешало бы подстраховаться от возможных неприятностей и вероятных конкурентов, беспредела игроков, которые, как известно, не особо парятся по поводу частной собственности живущих в компьютерах искусственно созданных существ, и так далее.

Оббив пороги во всех окрестных Гильдиях Наёмников и подобных заведениях, я навербовал себе маленькую армию из самых отборных бойцов — на оплату которой, если честно, ушло почти целое состояние по игровым меркам. Когда оценил сумму жалования, которое придётся регулярно платить, хотел было отказаться от затеи — но волевым усилием утопил в себе жабу, наступил на горло хомяку, скрутил баранком скрягу-дракона, затолкал поглубже в гнездо шкодливую сороку, любительницу тырить всё блестящее, и расстался едва ли не с последним, нажитым непосильным трудом.

Ну и после этого, наконец, приступил к последнему, что требовалось сделать для запуска космической ракеты моего нового бизнеса в космос — к рекламе. Хдожники и мастера по резьбе в поте лица выполняли заказы на большие плакаты, резные указатели для всех окрестных перекрёстков, и листовки, которые предполагалось раздавать игрокам.

На подготовку ушло меньше недели. И пришла, наконец, пора торжественного открытия перерождённого заведения Матушки Клотильды!

С раннего утра на всех углах, перекрёстках, рынках, у всех хоть сколько-нибудь значимых мест, словом — в каждой богами забытой окрестной щели, куда только неисповедимые пути рэндома и квестов могли привести игроков, всюду на разные голоса кричали нанятые мною глашатаи. «Такого вы еще не видели!.. Уникальное предложение!.. Только сегодня!.. Только в доме Матушки Клотильды!.. Спешите, время акции ограничено!..».

Заинтригованные необычной и не свойственной для этих спокойных обычно мест движухой, игроки шли по указателям, в сторону красочных плакатов, растянутых между деревьями или даже на специально вбитых в землю для такого дела шестах, туда, куда охотно показывал каждый второй встречный… И оказывались у входа в моё-наше заведение, в место, откуда просто так уйти уже было нельзя. По крайней мере не раньше полного удовлетвореня любопытства. Отовсюду слышались восхищённые вздохи и охи, всякие: «Да ладно!», «Неужели?», «Я это правда вижу?», и тому подобное. И основания для них были!

По сторонам от гостеприимно распахнутых резных дверей, тех самых, с резьбой непотребного содержания, появились прикрытые магическими щитами витрины, скрывающие танцующих и шлющих наружу воздушные поцелуи девиц. Всех — как минимум, симпатичных, и в различной степени полураздетых. Или вообще не одетых. Туда, внутрь, даже шесты установили — правда, то, что мои девочки на них делали, получалось на уровне какого-нибудь сельского кабачка, да и тому учить пришлось самому, на собственном примере. К счастью, свидетелей тому позору кроме них не было. Но, на безрыбье, как говорится… И, как минимум, девочки старались!

Всё это, само собой, происходило не в тишине, под музыку. Для создания праздничной атмосферы, а также ради обеспечения «витринных» танцовщиц ритмом и легализации их движений, играл целый оркестр. Состоял он из орков-барабанщиков, согласившихся играть за обещание бесплатного посещения нашего заведения, и… Не удивляйтесь, эльфиек. Остроухих арфисток и флейтисток услужливо пригнанала подчинённая мне с некоторых пор правительница Голодиэль.

Им было наказано во всём слушаться меня — чем я и воспользовался сполна, заставив всех нарядиться в несвойственную целомудренным обычно обитателям волшебных лесов одежду. Фасоны костюмов разнились, от верёвочных бикини до полупрозрачных пеньюаров, но объединяло их одно — крайняя открытость и приятность мужскому взгляду. Девушки тщетно пытались прикрывать свои слишком открытые для посторонних прелести, и это добавляло зрелищу ещё больше пикантности.

Тут же, рядом, доброжелательные и крайне довольные гномы-пивовары бесплатно разливали пенное. Правда, бесплатной была только первая кружка, потом уже требовалось платить, но тут, как и в любом деле, главное — начать. Хваткие бородачи сразу смекнули свою выгоду и легко решились на моё предложение, организовав оперативную и массовую доставку спиртного, для подогрева и раскрепощения всё прибывающей и прибывающей публики…

Которая, к слову сказать, глазела не только и не сколько на женские прелести. Причина удивлённых и восзищённых реплик была в том, что за витринами старались не кто-нибудь, а лучшие из лучших, и все — известные многим НПС! Среди них — уже знакомые вам Диана, Матушка Клотильда, и сама Голодиэль. И это далеко не всё. Ведь я, несмотря на занятость и дефицит времени, успел поднять ещё несколько уровней, увеличив количество слотов для подчинения до девяти. И пять оставшихся свободных использовал по полной.

Лишь действительно лучшие удостоились чести войти в мой личный гарем, или войско — уж не знаю, как всё это правильнее назвать. Ведь, по сути, каждая из моих девочек являлась как трепетной барышней, в любой момент и по малейшему знаку готовой прыгнуть в постель к любимому и единственному господину, покорная и на всё готовая, и, одновременно… хладнокровной, прокачанной, высокоуровневой машиной для убийства. Самая безобидная и невинная среди всех, Матушка Клотильда, имела аж пятисотый уровень, и пусть была заточена исключительно на всевозможные лечения и исцеления, но мало кто из игроков мог бы в этом потягаться с нею.

Диана отставала от Матушки по уровням, но зато все её умения были сплошь заточены на бой и нанесение максимального ущерба врагам. Девушка могла становиться невидимой сама и кастовать инвиз на кого-нибудь, имела целый арсенал различных ядов и отравлений, как магических, так и алхимических, кучу специальных абилок для накладывания параличей, слепоты, для раскрытия вражеских лазутчиков, и много чего ещё. К слову, жезл моей первой и, наверное, самой любимой подчинённой представлял из себя настоящий молниемёт, способный генерировать непрерывно бьющую по удалённым целям электрическую дугу, которая могла обнулить хиты угодившего под неё со страшной скоростью.

Золотоволосая владычица Голодиэль, которую я, получив власть над ней, бессовестно переименовал в Голозадиэль, специализировалась на стрельбе из лука и всевозможных эффектах, вроде горящих и наносящих дополнительный урон стрел, маскировки, и тому подобного. Настоящий лесной брат, вернее, сестра, мастерица партизанской войны и снайпер, способная прикончить врага мало того что до того, как тот доберётся до неё, так ещё и до того, как вообще сможет её заметить. Думаю, в этот день многие узнали мою старую знакомую с новой и неожиданной стороны — эльфийка самозабвенно исполняла танец живота, причём делала это в одном лишь поясе из блестящих монеток.

И на этих трёх девушках, хорошо известных многим, сюрпризы не заканчивались! Среди моих «новобранцев» тоже каждая была, как уникальный драгоценный камень. Открывала пятёрку девушка-дроу, Дриз, мастерица отравлений, смертельных ударов со спины и любительница выдавать квесты а-ля «вырезать всю деревню». И всё это при совершенно экзотическойой внешности, смотря на которую, невозможно было избавиться от чувства, что разглядываешь раскрашенный в паре мест яркими фломастерами негатив! Серая, почти чёрная кожа, белые волосы, фиолетовые глаза, хищное лицо, узкие бёдра, рельефная мускулатура… И всё тело в паутине тонких кожаных ремешков, причудливо оплетающих обнажённую кожу, и не только с декоративной целью! При помощи них, тут и там крепились всевозможные убойные инструменты, вроде отравленных кинжалов и метательных звёздочек.

Эта девушка была, безо всяких, очень хороша и обладала неким очарованием прирученной хищницы. Которую, если обладаешь стальными яйцами, с неким определённым риском можно попытаться покормить с рук. Сказать по правде, я даже сам поначалу слегка побаивался этой вечно бесстрастной и молчаливо смотрящей на всё красотки, и долго не мог поверить, что удалось приручить эту дикую волчицу, или, скорее, смертельно ядовитую змею. Но пара совместно проведённых ночей, когда неприступная и холодная с виду красавица сопела и извивалась подо мной, закатывая глаза, и царапала мою чешучатую спину бритвенно острыми ногтями, убедила меня в том, что всё в порядке: она такая же женщина из плоти и крови, как и все остальные.

Полным контрастом к чернокожей и беловолосой мастерице убийств и отравлений в моём «гареме» шла огненная магиня с говорящим именем — Вспышка. Эту вечно находящуюся в движении волну жаркой, готовой испепелять всё вокру — причём, во всех смыслах — энергии, в равной степени отличали как темперамент, так и внешний вид. Самая низкорослая и фигурситая из всех, с широкими плечами и ещё более широкими бёдрами, прекрасной налитой грудью красивой формы и тонкой талией, красноволосая, синеглазая, всегда пёстро одевающаяся, она, казалось, ни секунды не находится на месте, и ни на секунду не замолкает. Наверное, вы уже догадались, что своей голосистостью девушка отличалась не только при обычном общении…

Но выбрал я её не за красивые глаза, не за шикарную фигуру, и не за темперамент. Вспышка являлась ни кем иным, как дипломированным архимагом. И до тех пор, как я утащил её в своё логово разврата, занималсь в основном тем, что обучала магии огня немногих счастливчиков из игроков, тех, кто умудрился прокачать репутацию с ней до некоей минимальной величины (счастливчиков не потому, что подфартило научиться — а потому, что посчастливилось не стать горсткой пепла). Поэтому, подчинив себе эту «горячую штучку», я заполучил в свои цепкие лапы не только самоходный реактивный огнемёт, и сорок пять килограмм стройного женского тела, но ещё и возможность обучать магии гипотетических союзников. А приятным бонусом стали полтора десятка юных послушниц Огненной Гильдии, пусть не таких способных, как их предводительница, но лично преданных и готовых поддержать любое начинание своей предводительницы, во всех смыслах любое.

Следующей в мой цветник вошла девица с не менее говорящим именем, Ада. Нет, не суккуба, или какая другая демоница, и даже не демонопоклонница. И даже не программистка. Всего лишь обычная крестьянская дочь, судьба которой просто немного не задалась… Судя по легенде этого персонажа, её родное село походя сожгли и порушили люди какого-то герцога или барона, ехавшие то ли на войну, то ли обратно. И всё бы, может, для них и обошлось, но у единственной из выживших прорезались магические способности, и деревенская самоучка умудрилась каким-то образом пробудить целый погост, что много веков рос возле замка её главного обидчика.

Начиающая некромантка устроила в замке своих врагов и его окрестностях форменную резню, тела мёртвых рыцарей из числа убиенных душегубов сделала своей гвардией, а их души пленила в самодельном артефакте-посохе, не подарив покоя даже в посмертии. Но… возмездие настигло не всех, многие убежали. Поэтому, все квесты, которые девушка выдавала, сводились к одному: найти и доставить, мёртвым или живым. Последнее предпочтительнее, но, на худой конец, годилось и первое.

При всём при этом, Ада являлась достаточно миловидной и безобидной на вид. Тугие светло-русые косы, серые глаза, тонкие губы, нос с лёгкой горбинкой, черты лица и фигура чуть крупноватые, но именно что самую малость, так что это придавало облику некую индивидуальность и шарм. Нет, кто-то мог бы сказать, что повелительница мёртвых самая невзрачная на вид среди моей «коллекции»… Но я сказал бы, что он ничего не понимает, и посоветовал присмотреться получше…

Как вы думаете, кого ещё можно добавить в компанию к некромантке и дроу-убийце? Если учесть то, что на сородичей-суккубов моя власть не распространяется? Я вот подумал, подумал, и решил: никто так органично не впишется в наш дружный коллектив, как девушка-вампир. Ралена, бледная брюнетка с аристократическими чертами лица, любительница готичных платьев и тугих корсетов, она оказалась, наверное, единственной из моих девочек, физическая близость с кем мне не доставила удовольствия. Причина этого крылась в низкой температуре тела. Наверное, при жизни в южных широтах, или при отсутствии кондиционера в доме, такая женщина стала бы находкой. Но, к сожалению — а может быть, и к счастью, климат в игровом мире оказался вполне умеренным, несмотря на довольно-таки южные декорации, и по ночам хотелось женщины скорее тёплой, чем холодной. В любом случае, Ралена в своём неизменном корсете, но без платья, неплохо дополнила картинку на «витринах», да и в случае непредвиденных неприятностей могла преподнести не один сюрприз гипотетическим злоумышленникам.

Последней в свою пятёрку «новеньких», чтобы совсем уж не переходить на «тёмную сторону», я взял девушку-паладина, с неожиданно простым и говорящим именем — Света. Правда, увидь я её где-нибудь в таверне, ни за что не заподозрил бы в приверженности «светлой» фракции. Чёрные густые чёрные брови и волосы, тёмные глаза, немного грубоватое лицо, и, самое главное — прекрасный командный голос, возможно, чрезмерно низкий для женщины. Если Вспышка тараторила без умолку и была самой шумной представительницей моего «гарема», то Света стала, безусловно, самой громкой. Пусть свой рот она открывала реже, но если уж делала это… То делала с чувством, толком, и таким неиллюзорным удовольствием, что аж завидно становилось!

Когда шёл вербовать паладиншу, как-раз оказался свидетелем примечательного случая, полностью характеризующего мою подопечную. Она сидела в людной таверне, за столом, вдвоём с солидным кувшином вина, и прямо на моих глазах окликнула какого-то молоденького парнишку, скромно семенившего мимо к стойке. Тот, видимо, зашёл за какой-то снедью, или передать поручение, и явно чувствовал себя не в своей тарелке. От громового голоса Светы, казалось, зазвенели стёкла, а посетители невольно примолкли.

— Эй, мальчик! Да, да, ты! Иди-ка сюда!

Паренёк выглядел так, будто вот-вот обмочится от страха. На трясущихся и подгибающихся ногах он осторожно подошёл к вальяжно сидящей за столом паладинше и замер перед нею, вперив взгляд в пол и боясь поднять его выше, туда, где в том числе царила и её шикарная грудь.

Света же просто хлопнула рукой по столу, оставив на просаленных деревяшках блестящий золотой кругляш.

— Какой хорошенький! На, держи монетку!

И потянула со стола кувшин с вином, начав вливать его содержимое в себя прямо из горла. Всё, на этом инцидент был исчерпан — девочка просто подарила понравившимуся мальчику монетку. Но все окружающие ещё долго косились исподтишка и посматривали на дверь, думая, а не стоит ли улизнуть по добру, пока шумная посетительница не захотела осчастливить ещё кого-нибудь своим вниманием…

Такие вот необычные и неординарные дамы и представляли наше заведение замершим в восхищении зевакам, в прямом и переносном смысле являясь нашей витриной. Само собой, отдавать их первому встречному, и даже не первому, я не собирался. Но обуреваемый любопытством, этот самый «первый встречный», количество которого на улице перед нашим заведением всё росло и росло, заходил внутрь, узнать, какие же ещё сюрпризы таит в себе заведение Матушки Клотильды, если уж оно умудрилось собрать под свою вывеску столько знаменитых персонажей и заставить их танцевать на публику.

А наше заведение сюрпризы таило, и ещё как. Ведь, помимо обычного прейскуранта и весьма расширенного моими усилиями ассортимента работниц и услуг «весёлого дома», имелось особое предложение. Такое, которого действительно нигде больше в игровом мире я лично не видел.

— Только сегодня! Только у нас! Вас обслужат не НПС, а настоящие, живые девушки-игроки! Спешите, предложение ограничено!

В уголочке, скромно потупившись и сбившись в тесную кучку, стояла небольшая группа отважных, соблазнённых халявными инкубовскими благословениями, немалой денежной долей, а может и перспективой получения необычного опыта…

— Объявляется аукцион! Кто будет первым! Кто готов отдать больше! Смотрите, какие прекрасные неогранённые алмазы, которые так и ждут своего ювелира… Может, кто-то готов заплатить сразу за нескольких?..

Но этим всё не ограничилось… Наше заведение предоставляло теперь обширный спектр услуг, начиная с нового механизма выдачи всех квестов — только через меня и небольшой денежный взнос, продолжая приёмом в качестве платы пленённых мобов, ценных ингридиентов, предложением для дам поработать «волонтёрами», и тому подобного.

Все эти многочисленные запущенные мною механизмы отчуждения денежных средств у игроков закрутились с бешеной скоростью, и я еле успевал вертеться, чтобы успевать всё и везде. В первую очередь, конечно, собирать денежки…

Проблем избежать не удалось — кто-то пробовал систему на прочность, пытался проскочить «на халяву», обижал девочек или просто нарушал общественный порядок. Таких тут же множила на ноль охрана, которая появлялась будто из-под земли, и вскоре инциденты перестали повторяться — народ внял.

Под вечер программа расшиилась — добавилось «огненное шоу» в исполнении вспышки и её подопечных, феерверки, улицу разукрасили магическим огнями и фонарями. Само собой, ни о каком отдыхе речи быть не могло, для заведений типа нашего ночь — самое рабочее время.

Но это происходило уже без меня — основные организационные косяки были выявлены и сглажены, ответственные люди, вернее неписи, правильно обучены и проинструктированы, а я позволил себе наконец небольшой перерыв и пережил приступ самовосхваления, подсчитывая заработанные средства — а за первый же день отбилась почти четверть всего затраченного, и перечитывая сообщения логов:


Поздравляем! Вы создали клан под названием «Черти что»!


Разблокированы дополнительные возможности для управления!


Активация всего функционала возможна только при наличии Кланового Здания!


Поздравляем! Более 100 человек видело вас без одежды! Вы стали известным!


Получено достижение — «Самый известный эксгибиционист»!


Опыт: +10000!


Поздравляем! Более 100 человек скопировало ваш стиль!


Получено достижение — «Законодатель моды»!


Опыт: +10000!


Поздравляем! Более 500 человек завидуют вашей личной жизни!


Получено достижение — «Собака на сене»!


Опыт: +10000!


Поздравляем! Вы стали самым крупным деятелем индустрии половых развлечений!


Получено достижение — «Супер-сутенёр»!


Опыт: +10000!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 32!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 33!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 34!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 35!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень — 36!


+1 единица характеристик! +1 единица способностей!


Вот скажите, что может быть приятней, чем пожинать заслуженные плоды от честно и хорошо выполненной работы? К тому же, когда это только начало, и впереди маячит целая куча перспектив и возможностей! Начиная с массового клепания одноразовых телепортов к дверям нашего заведения, и распространения их в отдалённых локациях, и заканчивая дальнейшим расширением моей начавшей поднимать голову Империи Тьмы? Тем более, когда выпдает столько приятных и неожиданных бонусов, а в подвалах томиться куча пленённых артефактами, чарами или различными зельями высокоуровневых мобов, отданных в оплату наших услуг и предназначенных исключительно для того, чтобы прокачать меня? Пусть сама ситуация с попаданием в игру непонятно почему и непонятно как меня всё так же не радовала, но жизнь, в кои-то веки, показалась интересной и полной сочнейших перспектив!

Глава 10

Издревле обыватель глядит на своего более успешного собрата, на того, кто своими потом и кровью или потом и кровью предков сумел взгромоздиться на некую вершину, и видит лишь внешнюю сторону, лоск и богатство, то, что у самого обывателя отсутствует. И он слепо завидует, думает: тот, наверху, только тем и занимается, что упивается своей властью и вседозволенностью, точно так же, как он, обыватель, наслаждается теми немногими крохами с барского стола. Радуясь при этом, что их всё-таки чуть больше, чем, например, у соседа.

На самом деле, так и есть. Редко случается, чтобы кто-то отказался от власти и богатства по своей воле. Хотя все эти вещи скорее воспринимаются как должное, нечто естественное и неотчуждаемое от собственной персоны, редко кто упустит возможность прихвастнуть, выпячивая успешность, или снисходительно улыбнуться в ответ на чей-нибудь откровенно завистливый взгляд…

Но при всём при этом есть, однако, один крохотный нюанс, который обычно упускается из виду непричастными. Заключается он в том, что вершина, какой бы она ни была, всегда уже подножия, и если не соблюдать простейших правил — с неё элементарно сверзиться вниз. Причём, чем выше к небу, тем правил и ограничений больше. Так, например, в число их может входить: не залезать на шпиль королевского дворца, не воровать конфеты из королевского буфета… И, как выяснилось к величайшему для наследного принца Жоржика огорчению, не обманывать демонов-инкубов.

— Я же любил тебя! Как ты можешь так со мной поступать!.. Неблагодарная!.. — принц заходился в истошном крике, пытаясь воззвать к совести своей пышнотелой возлюбленной.

Но совесть Малышки Лайты молчала в ответ, в отличии от её хозяйки, которая нудным, тягучим голосом, каким поучают обычно неразумное дитё, методично приговаривала:

— Принца Жоржика, держи!.. Принца Жоржика, получи!.. Масса демона сказала, Малышка Лайта сделала! Принца Жоржика не надо было огорчать Масса Демона! Принца Жоржика плохо делать что огорчать Масса Демона!

Всё это перемежались сочными шлепками и жалостливыми всхлипами. А если ещё и видеть, что происходит… Сырой полутёмный подвал, освещённый трепещущим огнём единственного факела, голый принц, извивающийся в колодках, и жуткое порождение тьмы и ада, или, иначе говоря, доволная-предовольная толстая негритянка, с неиисякаемым азартом охаживающая своего ненаглядного плетью по заднице. А вокруг крутился ещё и Миша, сначала хотел его тоже натравить на пленённого недруга, чтобы всячески унижал его своим оскорбительным лаем и может кусал за что-нибудь, но потом подумал, что это слишком. Особенно слушать его невротический захлёбывающийся лай — вот уж точно, пытка, страшнее которой не придумаешь. Но отзывать плешивого кабыздоха уже не стал.

— Принца Жоржика на!.. Принца Жоржика будет знать, как огорчать Масса Демона!.. Малышка Лайта сейчас взять большой эбонитовый палочка!..

Признаться, в какой-то момент мне даже стало жалко тощего засранца! Невольно примерил себя на его место… Но холодный расчётливый разум старого прожжёного циника, конечно же, сдержал порыв трепетного демонического сердца. Я не злопамятный, нет-нет, не подумайте! Просто, всегда отдельную записную книжку для подобных дел веду… И если уж кто-то проштрафился, то будь уж добр, отвечай по полной.

Правда, я тут же вспомнил, зачем спустился в подвал, где уже который час продолжается экзекуция и перевоспитание Жоржика, и ещё раз испытал мимолётное угрызение совести. Ведь представ пред светлыми очами… Вернее, не очами, а сияющими в свете огня булками принца, я имел совершенно чёткую цель — проинформировать нашего пленника, что его светлейшие родители не ответили ничего на предложение выкупа, и, более того, попытались расправиться с отправленными мною переговорщиками. А что это значило? Значило это, что принца ждёт самый негативный для его и так уже слегка пострадавшей персоны сценарий…

Моё скромное покашливание, призванное остановить происходящую вакханалию, было проигнорировано, и пришлось гаркнуть во весь голос:

— А ну отставить эбонитовую палку! Устроили тут, млин, кружок юного физика. Перерыв!..

Негритянка послушно замерла и вытянулась по стойке «смирно», взяв на плечо здоровенный чёрный дрын, которым незадолго до этого примеривалась к своей несчастной жертве. Жоржик, который до этого не мог меня видеть из-за повязки на глазах, тут же принялся мямлить, упрашивать помиловать его и отпустить домой, обещая горы злата и водопады почестей. Время угроз и оскорблений, когда он даже пытался плеваться и высокомерно цедить сквозь зубы, уже давно прошло, и наш высокородный пленник кардинально поменял линию поведения, поняв, что наезжать на меня и моих помощниц себе дороже.

Как он оказался у нас? Да элементарно: много ли надо, когда у тебя под началом почти десяток высокоуровневых неписей, часть из которых ориентирована на действия в состоянии невидимости, и к тому же с немаленькой группой поддержки? Это не говоря о наличии лазутчиков во вражеском стане. Так что я просто связался с Малышкой Лайтой, уговорил её выманить принца из дворца. Там же, неподалёку, и был произведён акт изъятия, в тёмном неприметном закоулке, через который они прошли якобы срезать дорогу.

И вот, когда сиятельный принц оказался у нас и я хотя бы в первом приближении удовлетворил свою жажду справедливости, встал вопрос — что же, собственно, с ним дальше делать? Просто укокошить — бессмысленно, держать в застенках — накладно. А пленник-то не простой! И я решил рискнуть. Причём должен сказать предложение, направленное в королевский дворец, было не таким уж и невыполнимым. Но по хорошему они не захотели… И потому:

— Лайта! Давай его на поводок, поведём наружу.

— Меня освободят, да?!

— Нет! Твои папенька и маменька не стали с нами разговаривать, и потому — готовь свою многострадальную тощую задницу, принц. А может, и не только задницу. Пойдёшь с молотка! Нет-нет, ты не подумай, я не из этих… Самому такая перспектива не очень. Даже, представь, испытываю к тебе, засранцу, некое сочувствие. Но ты человек к политике причастный, так что — сам понимаешь. Деньги не пахнут, а мне их сейчас ой как много нужно, — и это святая правда, учитывая стоимость кланового здания, которым очень хотелось обзавестись.

Не слушая вопли принца, которого Малышка Лайта прихватила за шкирятник и, совершенно не напрягаясь, потащила за собой, я повёл всю эту компанию наверх, в главный зал. Туда, где уже собрались заинтересованные. Среди них, наверняка, немало кровников королевской семьи, которым теперь предстояло посоревноваться, кто готов больше заплатить за возможность расправиться с вражеским отпрыском.

Меня даже опять слегка кольнуло угрызением совести, но демон я в конце концов, или где? Тем более, что мир вокруг всё-таки не настоящий (ну, вроде как).

Оглядев собравшихся и отбросив последние сомнения, я начал прочувствованную речь:

— Дамы и господа! Люди и нелюди! Сегодня предлагаем вашему вниманию очень необычный… Товар! Вот он, небезызвестный принц Жоржик! Многие знают его. Сегодня к вашим услугам целый спектр услуг с его участием! Возможны варианты… Кхе-кхе… Пользования принцем на час, на ночь, на сутки… И, эта, — вот вообще от себя не ожидал, но начал сбиваться. Тьфу! Оскалился самым жутким демоническим оскалом, сжал свои страшные демонические кулаки, постарался посильнее разозлиться на себя и продолжил: — Короче, есть всякие бонусы и дополнительные предложения, там два по цене трёх, и тому подобное. Вот, подготовили прайс. Можете взять по скидке инвентарь. Там грузики на сосцы, эбонитовая палочка… Полешко, вернее. Или брёвнышко. И ке смотрите, что такое неказистое на вид! Им можно так эбануть, свинья с ног свалится!.. А если кому-то интересно и предложенная цена будет достаточной, в принципе, возможен и вариант передачи принца насовсем. Но нижняя цена торга — полмиллиона золотых!

Сказав последнее, улыбнулся — мол, понимаю, что вряд ли кто готов выложить такие бешеные бабки за жалкого принца. По окружившей нас толпе прошёл шепоток.

— Нет, если есть желающие, я и такой торг проведу. Поднимите руки, если интересует.

Руки поняли все…

— Мда. Ну ладно… Тогда, чего сиськи мять, начинаем же. Стартовая цена — пятьсот тысяч золотом. Кто предложит больше?-

И пошло-поехало. Оживлённый гомон, выкрикивания цифр, поднятые руки… И, конечно, моя охрана, бдительно глядящая по сторонам. Ведь подвоха можно было ожидать с любой стороны, вдруг кто захочет стащить принца забесплатно, и прыгнуть в какой телепорт.

В конце концов, сюрприза я таки дождался. С совершенно неожиданной стороны… Ко мне прибежал запыхавшийся огр из охраны, бесцеремонно расталкивая гостей, и в наступившей внезапно почти гробовой тишине прошептал на ухо, так, что услышал бы даже глухой от рождения:

— Там, у входа, король и королева Урсральдии!..

— Вот это поворот… Срочно в Гильдию Наёмников! Берите всех, кого только можно! Если не поздно ещё… Тащите из подвалов все свитки и эликсиры! Ставни-двери закрыть, никого не пускать, защитное поле врубить… Короче, чего говорю, сами же всё знаете, — и уже повернувшись к выжидающе замолкшим и с любопытством смотрящим на нас гостям: — прошу прощения, но нам бы надо поскорее сворачиваться… На чём мы там остановились? Семьсот тысяч? Если никто не готов дать больше…

Мои слова прервал грохот и прошедшая по стенам дрожь. Резко обернувшись я успел заметить, как дверь в зал падает внутрь, вместе с солидным куском стены. А из поднявшегося вверх облака пыли появиляются статный седобородый мужчина и красивая женщина средних лет, оба разодетые, как сбежавшие из музея экспонаты.

Само собой, тут же набежала охрана, минотавры-молотобойцы и огры-рукопашники встали между нами стеной, из ниш в стенах показались арбалетчики и огненные магички, а из боковых дверей тяжко шагая вышли скелеты-рыцари. Мои девочки тоже ощутинились во все стороны клинками, магическими посохами и жезлами, обступив нас с принцем и Малышкой тесным кружком.

— Стойте! Произошло… Недоразумение, — король, а это не мог быть кто-то иной, скривился, оглядевшись вокруг, и продолжил с явным усилием: — Мои подчинённые не доложили о происходящем, имело место самоуправство. Но всё уже решено, виновные наказаны… И королевский двор Урсральдии готов внести выкуп за нашего блудного наследника.

— Пятьсот тысяч?

— Пятьсот тысяч. Золотом.

— Но… Вы немного опоздали. У нас тут торг, и цена уже дошла до семисот…

— Торг?!! — усы и борода короля, казалось, живут своей собственной жизнью и вот-вот набросятся на меня. Королева успокаивающе притронулась рукой к локтю супруга, но смерила меня таким взглядом, что, казалось, во мне осталась зиять сквозная дыра. И внутри опять что-то всколыхнулось, захотелось сказать — да забирайте вы этого своего загулявшего принца и проваливайте… Но я сдержал мимолётный порыв. Не дождётесь! Я страшный, жуткий, конечно же кровожадный демон! Надо отыгрывать.

— Да, торг. Вон, тот дядечка с большими ушами, например, предлагает уже восемьсот…

— Никаких торгов!! Рогатая тварь! Назови свою цену, но не смей устраивать из всего этого балаган!

— Ну… Я бы согласилася отказаться от торга в обмен на клановый замок.

— Клановый замок?!!

— Ага. Да мне и какой-нибудь маленький сойдёт…

— Да… Эт… Я… — король покраснел и не мог выговорить ни слова. Но его опять успокоила супруга.

— Мы согласны, — красивый мелодичный голос королевы звучал так, будто она говорит какую-то обыденную и ничего не значащую вещь, навроде того, что погода хорошая. Но при этом промораживал пространство и время насквозь. — Где бы нам уединиться… Чтобы… Оговорить детали?

Она выразительным взглядом окинула всех присутствующих, намекая на то, что желательно бы продолжить без свидетелей. А я, посмотрев на сникшего и стушевавшегося правителя Урсральдии, полностью убедился в том, что правитель он только номинально, а настоящая власть в руках у его драгоценной жёнушки.

— Что ж, торг заокнчен. Мы завершили на сумме в восемьсот тысяч золотом и один клановый замок… Что-то мне подсказывает, врядли кто-то может предложить больше. Лайта, вот, можешь пока продать плётку, которой охаживали принца, и его колодки. Эбонитовую палочку никому не надо? Ну, как хотите…

Странные всё-таки эти люди. И нелюди тоже, само собой. Мне вот кажется, я был сама вежливость и обходительность. Чего же они все на меня с такой неприязнью коситься-то начали?..

А ещё, я старался не думать о том, что приобрёл себе высокопоставленных врагов. Целое, мать его, государство! Пусть и не настоящее. Хотя… Кажется, у меня в голове начал зарождаться шикарный план!

Глава 11

Если вы когда-нибудь становились владельцем собственного замка, должны меня понять! Я носился по этажам как угорелый. Взбирался на самый верх, в высокие строгие башни, карабкаясь по вкрученным в их каменные тела крутым лестницам, спускался вниз, в гулкие, утопающие в полутьме сырые подземелья, смахивая с лица паутину и уворачиваясь от капающих с потолка капель. За пару часов я обследовал, наверное, все ходы и закоулки своей внезапно приобретённой недвижимости, не исключая чуланов для хранения хозяйственного инвентаря и нужников. И всё никак не мог избавиться от ощущения лёгкого щенячьего восторга.

Это, мать его, куда круче, чем купить автомобиль или даже квартиру! Пусть даже всё вокруг и вроде бы как может быть «цифровое» да «ненастоящее». Но то дело десятое. Главное — что у меня теперь есть собственный замок! А для меня это не только полторы сотни, тысячи или сколько там на самом деле тонн серого, местами заросшего мхом камня. Это ещё и возможность основать свой клан, со всеми вытекающими!

Само собой, на задворках сознания тревожно мигал воображаемыми иконками целый список первоочередных и совсем уж первоочередных проблем, которые уже вчера хорошо бы было разрешить новоявленному кланлидеру и врагу пусть небольшого, но довольно злобного на меня королевства. Не думайте, я понимал, что уже совсем скоро эфйория спадёт, и реальность начнёт раз за разом бить вдребезги мои розовые детские восторги, елозя по их осколкам своей мерзкой чугунной задницей. Но всё это меркло по сравнению с теми ощущениями, которые я испытывал здесь и сейчас! Новые горизонты, возможности, ощущение власти и значимости, всё это захлёстывало меня и несло на волне позитива дальше, вперёд и вперёд!

Казалось бы, всего лишь вытянутый прямоугольник стен, на глаз где-то двадцать на тридцать, семь башен — четыре по углам, две по сторонам от ворот, и один донжон. Практически один только камень, зубцы и бойницы. Ни стёкол, ни каких-либо других рюшечек-красивостей, всё, что можно было свинтить, снять или разбить, было свинчено, снято или разбито еще до появления меня здесь. И никакого намёка на блага цивилизации, всюду минимализм и строгая утилитарность.

Строение не очень высокое, по меркам моей современности — сам донжон где-то метров пятнадцать, остальные башни и стены и того ниже. Но над окрестными холмами и колышущимся неподалёку лесным морем мой пустой и мёртвый пока что замок возвышается довольно заметно, тем более, что он построен на вершине холма. Захватить мою новую собственность сможет точно не каждый, тут без ядрёной магии и осадной техники не справиться. А если всё довести до ума, восстановить инфраструктуру, то вообще можно спокойно смотреть с высоты стен на копошащеся снизу армии врагов, без всяких опасений показывая им всем сверху неприличные жесты и посылая презрительные плевки… Ведь там, внутри, куча хозяйтсвенных построек, призванных помочь хозяевам замка пережить долгую осаду, да и вообще способных значительно облегчить жизнь: конюшня, кухня, амбар, кузня, арсенал, казармы, колодец, заклинательный покой. Всё пусть и в запущенном состоянии, но долго ли в порядок приводить!

Работы предстояло много, этого не отнять, и мозг уже вовсю занимали всякие мелочи. Такие, как разбитые ворота, вернее — одна четвертинка, висящая на единственной петле. И пусть заказать и поставить новые не такая проблема, было бы куда ставить, но я уже думал, к какому из гномьих кланов лучше обращаться, чтобы изготовили покачественнее. Воображение уже вовсю рисовало какие-нибудь ворота Мории, обязательно металлические и с красивыми рисунками.

Удручающее впечатление производил ров, частично пересохший, частично затянутый ряской и заросший камышом. Не так и сложно вычистить и напустить новой воды, но… Не думаю, что обитающие там уточки, оставляющие за собой следы чистой воды, которые постепенно вновь заполняются зелёными точками, будут рады, если я скажу, что хочу напустить в ров вместо воды разъедающей всё и вся алхимической кислоты. Надо будет таблички не забыть воткнуть, «уткам плавать нельзя!». Хотя, ведь не послушаются же, наверняка…

Раздолбанную колею, ведущую к воротам и считывающуюся, видимо, главной дорогой, неплохо бы вымостить, дополнить канавами по бокам для осушения луж… Хотя это, может, и излишне — наоборот, пусть лучше те, кто явится в гости, помучаются. Еще и вольчих ям понарыть. А вот повырубать понаросший всюду кустарник точно не помешает, чтобы лазутчики не шарились. И такого вот мелко-хозяйственного — просто вагон целый, делать не переделать! Эх, развернись-разойдись, волюшка моя хозяйская!..

И несмотря на все заботы, в глобальном плане замок оказался куда более крутым приобретением, чем я вообще мог надеяться изначально. И своим местонахождением — на самой окраине королевства Урсральдии, вдали от всех основных крепостей, так, что если королевские войска вздумают добраться до меня, им придётся либо пользовать дорогие портальные технологии, либо пилить из самой ближайшей точки через леса и болота как минимум пару суток, и это если налегке. Кроме того, по ту сторону от бывшей границы Урсральдии, а теперь — моих скромных владений, земли одного из злейших врагов королевства, барона Творожка. Некоторые предварительные договорённости о взаимопомощи с ним были достигнуты сразу же, как только я выяснил точное местоположение замка. Само собой, договорился я и ещё с некоторыми сильными мира сего, тоже заинтересованными в падении королевства…

Так что, по всем ощущениям, мне повезло несказанно. Не говоря о том, что статус кланового здания мог быть и у куда менее основательной постройки, не у замка. А клановая постройка, это… Наконец, усевшись на стене и свесив ноги наружу, я позволил себе перейти к сладкому, к тому, к чему так и тянулись руки всё это время.


Создание клана. Все условия выполнены!


Вы желаете создать свой клан? Да/Нет!


Да!


Вы действительно желаете создать свой клан? Да/Нет!


Да же!!!


Вы создаёте свой клан. Введите название клана…


Потаённые механизмы в голове сработали безотказно — только выскочило это сообщение, как все гениальные идеи для названия, которые поленился записать в моменты многочисленных озарений, куда-то улетучились. А создать свой клан свербело сильнее, чем у впервые увидевшего порнуху подростка. Поэтому, не мудрствуя особо, я просто использовал старую и бородатую как все гномы мира шутку:


Название клана: Орден Святого Лупа!


Поздравляем! Вы создали клан: Орден Святого Лупа!


Клановый лидер: Ональный Угнетатель Разбитых Сердец


Клановое здание: Замок Болотный


Количество участников в клане: 1


Теперь вы можете добавлять и исключать по своей воле участников в клан: Орден Святого Лупа!


Добавить участника: Диана…


Добавить участника: Матушка Клотильда…


Добавить участника: Голозадиэль…


Добавить участника: Дриз…


Добавить участника: Ада…


Добавить участника: Ралена…


Добавить участника: Света…


Добавить участника: Вспышка…


Сделано!


Количество участников в клане: 8!


Теперь вам доступны инструменты глобальной политики, такие, как объявление войны и заключение союзов!


Заключить союз с: барон Творожок…


Заключить союз с: князь Голубков…


Заключить союз с: принц Хиродас…


Заключить союз с: король Толстосумов…


Объявить войну: королевство Урсральдия…


Сделано!


Теперь вы можете генерировать глобальные ивенты!


Объявить глобальный ивент: Священный Херовый Поход во имя Святого Лупа!


Текст ивента: Испокон веков повелось, что во всём мире почитателей Святого Лупа принижают и не воспринимают всерьёз. Нет ни единой страны, ни единого государства, полностью принявших Лупову благодать. Пора изменить это положение вещей, порвать порочный круг, вернуть веру в Святого Лупа неразумным овцам, принести свет истинного знания заблудшим еретикам! Да возвысится вновь имя Лупово!


Теперь вы можете назначать задания участникам клана, устанавливать за них награды и штрафы!


Задание: Славить Лупа! Везде и всегда, где только можно!


Теперь вам доступны механизмы развития и улучшения кланового здания!


Начать строительство: Часовня Лупа!


Теперь вам доступно меню найма существ!


Открыть генератор существ…


Создать…


Создан шаблон существа: Лупадин!


Название: Лупадин

Специализация: Диверсии

Выносливость: 4

Сила: 2

Ловкость: 1

Телосложение: 2

Интеллект: 5

Навыки: Миссионер — 1, Молитва — 1, Славить Лупа — 2.

Особенности: Харизма, Привлекательность, Повышенная сексуальаня активность, Фанатичность, Верность делу Лупа.


Нанять существ: Лупадин


Доступное количество: 5


Нанять: 5!


Передо мной, прямо из воздуха, появились пять молодцев в сияющих доспехах. Внешне — один в один стандартные паладины, только вместо креста на груди древний герб Смоленска. В более поздней, отцензуренной версии он превратился в пушку с крыльями. Но, согласитесь, что за бред — пушка с крыльями? Зачем ей это? Нет уж, нам такого точно не надо. А вот древняя версия, вот там как надо всё нарисовано!

— Добро пожаловать в ряды нашего доблестного войска, херстиане! Слушай первое задание: идите вон туда, берите вон то, и тащите это то оттуда вот сюда… Во двор не выходить! И на девочек не смотреть, не про вашу душу!.. Не смотреть, я сказал!.. Пшли, окаянные!..

Всё это время меня сопровождали доносящийся со стороны двора заливистый лай Миши и свита из моих девочек, почти в полном составе. Кроме только Малышки Лайты, которая была отпущена, ибо потеряла теперь для меня хоть какую-то ценность, ведь принц Жоржик разлюбил её, о чём не преминул торжественно заявить, и Матушки Клотильды, которая осталась «на хозяйстве». Оставлять Матушку одну я не боялся — бургомистр городка, в котором находилось её, вернее, теперь уже наше с нею, заведение — обещал полную и всестороннюю защиту, правильно оценив причину резко возросшего притока «туристов».

К нам теперь прибывал самый разнообразный народ, даже из самых дальних краёв, и все исклчительно чтобы посетить замечательное заведение, слава о котором распространилась с удивившей даже меня самого скоростью. Побывав у нас, многие тут же и уходили, но некоторые на какое-то время оставались, и всё это, само собой, несло немалую пользу экономике городка, бывшего когда-то просто жалким захолустьем на задворках жизни. Резко попёрли вверх торговля, ремёсла, а НПС-ы не успевали выдавать задания по благоустройству округи, как они уже выполнялись.

Следствием этого стало, например, то, что в окрестностях города напрочь повывелись все хищные звери и разбойники. Правда, появились игроки-ПК, заняв освободившуюся нишу, но все караваны теперь снабжались серьёзной охраной, и убыток, как правило, несли только неудачливые одиночки. Также, теперь вовремя собирались все редкие ингридиенты из всех возможных, находились ушедшие козочки и заблудшие овечки, курьеры с письмами и широчайшим спектром предметов носились по ближайшим деревням и прочим населённым пунктам, возле каждого горожанина толкались локтями и роились потенциальные помощники, желающие хоть какой-нибудь работы…

Так что, посмотрев на происходящее, бургомистр выделил заведению Матушки Клотильды приличную внешнюю охрану, это не говоря об особом статусе заведения, которое получило покоровительство владевшего теми краями НПС-князя. Кроме этого, в ставший внезапно «золотым» город перебросили аж целый полк, для усиления местной стражи. И это не говоря о моей собственной, наёмной охране, которую я подбирал очень старательно и мимо которой редко кто смог бы пройти. Так что, если о чём и следовало беспокоиться — а беспокоиться следовало точно, ведь я нажил весьма могущественных врагов — так это о том, что у меня могут отжать новоприобретённый замок. Что, скорее всего, в ближайшем будущем и должно было произойти… И к чему срочно надо было начинать готовиться.

Мысли мои, совершив полный оборот вокруг наметившейся проблемы, вернулись к тому месту, с которого, собственно, всё и началось. Я ещё раз окинул заброшенный с виду замковый двор, заваленный всевозможным мусором и хламом. И остановил взгляд на единственном дереве, на одной из нижних веток которого стоял на дрожащих лапах, при этом не забывая гавкать без устали, Миша. Вы сейчас удивились, покрутили пальцем у виска и захотели сказать, что собаки не лазают по деревьям? Если честно, я так тоже думал. Ровно до тех пор, пока не увидел, как мой четвероногий подопечный карабкается на раскидистый бук со сноровкой дворового кота. Если честно, этот его подвиг я понимаю вполне — сам, увидев Пушка, немножко струхнул.

Пушок — здоровенный цербер, метра едва не полтора в холке, такой трёхголовый перекормленный пони. Только пони милый, добрый и безобидный, а Бобик — злобный, свирепый, и очень обидный. Последнее в том смысле, что без него тут уже бы вовсю кипели работы по восстановлению и приведению всего и вся в порядок, а так приходиллось всё откладывать и думать, что делать с этой высокоуровневой тварью, шедшей бесплатным бонусом к моему приобретению. Про который, само собой, никто не потрудился меня информировать. Хорошо хоть, когда входил в первый раз в замок, пустил нашего плешивого зверя вперёд. Всё равно не жалко. И как знал ведь, что где-то да будет подвох…


— Кончим его, и дело с концом, — проследив за моим взглядом и правильно оценив причину раздумий, хищно оскалила зубки Дриз.

— Ага! Вот чтобы я, да тёмную поддерживала… Запомните сегодняшний день, люди! Когда такое ещё будет! Но сейчас я полностью согласна. Давайте просто спустимся и размажем бесовскую тварь по двору! — поигрывая булавой, поддержала дроу Света.

И это, скажу вам, действительно тянуло на событие мирового масштаба. Впервые эти две воительницы в чём-то согласились! Хотя, конечно, тёмная эльфийка под «кончим» предполагала подкрасться со спины и ударить отравленным кинжалом, а чернявенькая паладинша наверняка собиралась спускаться по парадной лестнице, на виду у всего мира, ещё и крикнув что-нибудь из разряда «я вызываю тебя на бой!».

Оглядел остальных. Диана только молча кивнула, погладив свой жезл и встав в красивую позу, так, что обтягивающий костюмчик обтянул ещё больше, и, казалось, натурально стал второй кожей. Невольно сглотнул, подумав, что, похоже, любимая жена на сегодня у меня уже есть. Ведь казалось же, что все, не работают больше на меня такие штуки, пресытился! Ан нет же, оказалось, не тут-то было… Лишь с большим трудом получилось оторвать глаза от своей «первенькой». Надо вопрос решать! Хотя… Нет, нет, нет! Не здесь, и не сейчас! Совсем тут с этими бабами распустился.

Другие девушки, судя по всему, тоже поддерижвали идею завршить всё поскорее. Ада равнодушно смотрела вниз, поглаживая пальцем лезвие серпа, единственного своего оружия ближнего боя. Казалось, некромантка не замечает ничего вокруг, но стоило только посмотреть на неё, как тут же повела плечом и протянула печально:

— Жаль, не поднять будет… Такой бы зомби классный получился!..

Ралена встала рядом и тоже грустно вздохнула, сверкнув клыками:

— И не выпить…

Усмехнулся. Вот эти сразу поладили, несмотря на отсутствие внешнего сходства. Некромантка и вампирша, как же…

Перевёл взгляд на последнюю из моей «влеиколепной шестёрки», Голозадиэль. Эта всё время держалась в сторонке и всеми силами делала вид, что не с нами. С лица уже который день не сходило обиженное выражение — ну а кто бы радовался, если из милого и звучного «Голодиэль» его переименуют в сложное и плохо выговариваемое «Голозадиэль»? Но, само собой, проигнорировать мой немой вопрос эльфийка не смогла, и недовольно буркнула, зыркнув глазами:

— Да я его нашпигую стрелами так, что… Будет из собаки ёжик!

При этом вид у неё был такой… Такой… Такой, что я подумал, что, видимо, вторая любимая жена у меня на сегодня тоже есть. Да, будет сложно, но кто ж обещал лёгкую жизнь?

Но то потом. Когда с Пушком разберёся. Кто его, кстати, так назвал — в глаза бы шутнику посмотреть. Цербер не имел на своём мускулистом теле ни единой волосинки. Всё, что выделялось — это когти, клыки, налитые кровью глаза и острые уши.

Я вздохнул.

— Размазать, нашпиговать… Поднять, выпить… Ну и кровожадные же вы, дамочки! И не бережливые совсем.

— Чего это не бережливые? Чего нам сотонинскую тварь беречь? — ответила за всех Света, и остальные молча поддержали ей.

— А того не бережливые, что такого прекрасного охранника нам ещё поискать надо… Давайте сначала попробуем договориться!

Я открыл меню аукциона, встроенного в интерфейс управления замком, и после недолгих поисков нашёл подходящий лот. Выкупил его, и передо мной материализовались три кости внушительных размеров, каждая мне по пояс. Кости не кого-нибудь, а целого Василиска. Видимо, как алхимический ингридиент они были полностью бесполезны, на что косвенно указывала небольшая цена.

— Эй! Пушок! Фьюить! — я попробовал привлечь внимание монстра. Тот повернул в нашу сторону одну из голов и оскалился.

— На! — первая кость полетела вниз, ударилась о брусчатку, подскочила и после этого уже окончательно приземлилась рядом с цербером.

Тот наклонил одну из голов, настороженно принюхался. Сделал шаг навстречу и посмотрел уже двумя головами. Третья беспокойно крутнулась и обиженно заскулила, мол, я тоже хочу, но ей было уже не повернуться на нужный угол — мешала толстая шея.

Наконец, первая голова осторожно взяла кость зубами. Раздался смачный хруст, и одна кость превратилась в две. А я невольно сглотнул, представив, как эти стальные тиски с торчащими из них клыками делают то же самое с моими костями, не такими огромными и наверняка куда менее прочными…

— Пушок! Держи ещё! Хороший мальчик! — вниз полетела вторая кость, а за ней и третья. Звуки пиршества наполнили двор, гулко отражаясь от стен и поднимаясь к небесам. Не прошло и десяти секунд, как всё кончилось, а цербер поднял на меня все три головы, синхронно облизываясь и явно намкеая, что не прочь бы продолжить.

— Сейчас, сейчас… — я начал спешно скупать все кости и куски мяса, какие только мог найти, и швырять их этой трёхголовой мясорубке. Даже самые крупные куски исчезали в жадных пастях почти мгновенно! Пушок их заглатывал, зачастую даже не прожёвывая, целиком — если, конечно, пролезало в глотку. Если нет — кусок, зачастую тушка какого-нибудь животного, разрывался на две-три части, и цербер поочерёдно проглатывал их, подбрасывая в воздух, как какой-то пеликан.

Вскоре двор покрылся брызгами крови и осколками костей, приобретя вид какой-то жуткой бойни. А Пушок всё смотрел и смотрел на меня голодными глазами, будто и не съел половину дневной выручки заведения Матушки Клотильды.

Прикинув, что если так продолжать и дальше, останусь совсем без денег, я воздел руки к небесам и возопил:

— Сколько ж в тебя в лезает, сотонинское ты отродье!..

Вопрос был полностью риторический, крик души. Но…

— Так сколько дают, столько и влезает. У меня быстрый метаболизм! — неожиданный ответ заставил меня замолкнуть на полуслове и замереть. Я осторожно огляделся по сторонам, выискивая того смельчака, кто решился разыграть меня — но рядом стояли только мои девочки, а голос скорее был мужским. И донёсся ко мне снизу.

— Кто это? Кто это сказал? Это ты что ли, трёхголовый?

— Ну да, а кто же ещё?

Я ещё раз ошалело осмотрелся, оценив замерших паладинов Святого Лупа, которые прервали важнейший процесс по «перетаскиванию того сюда» и с любопытсвом смотрели на происходящее, и на своих девочек, которые все, как одна, стояли с совершенно независимым видом, будто так и надо, и говорящий цербер — это норма. Не, так не пойдёт. Я опять воздел руки вверх и прокричал:

— На наших глазах случилось настоящее чудо! С наим человечьим голосом заговорило чудище заморское! Не иначе, Святой Луп снизошёл к нам и подарли свою благодать! Восславим же его. За Святого Лупа!

— За Лупа! — послушно, хором прокричали девочки и лупадины. Со счёта списалась очередная сумма, за славление нашего «покровителя» полагалась награда, сам назначил. А что поделать, это только так и работает. Чтоб обратить кого-то в новую веру, надо либо убедить его в том, что новый бог работает лучше, либо в том, что это принесёт ему какую-то выгоду. Так, например, когда-то язычники-викинги часто обращались в христианство за деньги. Причём некоторые — по нескольку раз…

Повернувшись к церберу, который весьма скептически взирал на мои действия и явно хотел что-то сказать, но дипломатично промолчал, я ткнул в него пальцем и обличающе заявил:

— Ты собака. Ты не должен говорить! Но ты заговорил. Святой Луп доволен.

— А что ещё я не должен? Может, ещё скажешь, что я не должен читать книги?

— Книги?

— Ну да. Такие штуки, знаешь, переплетённые вместе страницы, с обложкой. Там, внутри, написано всякое. И ты, прежде чем скармливать мне содержимое пары мясных лавок, сначала спросил бы лучше, что мне реально нужно, не? А то поохотиться-то я и сам могу, — одна голова мотнулась в сторону всё ещё сидящего на дереве, вернее стоящего на трясущихся лапах Миши. — А вот почитать, уже давно нечего… Всю библиотеку по несколько раз перечитал.

— Э-э-э… Ну хорошо. А какие ты книги любишь?

— Так про собак, вестимо. Там, «Красный Фенрис, чёрное ухо», очень продолжения жду. «Белый цербер». И прочее. И-и-и… Была ещё такая книжка замечательная, с картинками. Девочек…

— Девочек? Так может, тебе сучку надо?

— Это само собой, не помешало бы. Да где их найдёшь-то сейчас…

— Я-а-сно… Короче, Пушок. Будешь сотрудничать? Если да, постараюсь тебе всё добыть.

— Так чего б и не посотрудничать. Прошлые вон, когда приходили, не спрашивали — «паралич» наложили, и всё. Ладно хоть убивать не стали. А ты, вон, уже и накормил, и поговорить сподобился даже. Так что, давай, бабский угодник, спускайся — будем договор заключать.

Я и спустился. В конце концов, если что и случится, для меня смерть тут не окончательна, перерожусь и буду как новенький. А союзника приобрести, дело наиважнейшее!

В итоге, мы договорились, что я снабжаю цербера книгами, кормлю его, и, по возможности, постараюсь найти ему девочку, взамен на что тот не трогает моих людей — если те не будут трогать его, и помогает обороняться от возможных врагов. Договор был подкреплён каплями крови, которые мы капнули в центр нацарапанной когтистой лапой Пушка пентаграммы.

Когда подошёл к церберу и начал чесать ему за ухом — стараясь угодить всем трём головам — сбоку послышался смачный шлепок. Посмотрел туда — это миша наконец сверзился с дерева и теперь лежал, изображая труп, смотря на нас широко открытыми глазами и трясясь мелким бесом.

— У тебя такой отважный питомец! — Пушок мотнул головой, и медленным шагом направился к горе-псу. Тот тут же перестал изображать из себя недвижимость и молнией метнулся прочь со двора. Цербер, разинув пасти и вывалив языки, казалось, смеётся во весь голос.

Тем временем, вниз наконец решились спуститься мои девочки. Особенно эффектно это сделала Дриз, тёмная эльфийка проигнорировала лестницы и просто сползла по отвесной стене. При этом, делала это так… Короче, глядя на её сильное гибкое тело, я понял, что будет у меня сегодня уже аж три любимые жены. Как бы только не сдохнуть!..

Но это всё потом. Сначала — дела. Чтобы поход во имя Святого Лупа увенчался успехом, а моё крохотное государство, которое я решил назвать Инкубское Государство, росло и развивалось, требовалось сделать ещё ой как много!

Глава 12

Что должно иметь каждое уважающее себя государство? Вы сейчас, конечно, скажете — оппозицию. Ведь обязательно кто-то должен громко и на разные голоса кричать о несостоятельности власти, разувать каждую проблему из мухи в дракона, кто-то должен объяснять всё плохое кознями и коварными происками царей, императоров и президентов — нужное подчеркнуть — и чуть те дадут слабину, занимать их место.

Ведь это очень важно, успокоить обывателя — мол, это там, наверху, накосячили. Все беды от них, какие могут быть сомнения. Но ты-то ни в чём не виноват! Расслабься, ничего не делай, вали все беды и несчастья на начальство. Оно должно думать и решать, у него голова большая. А на тебе никакой ответственности нет!

Повсюду коррупция — это из-за того что праительство недосмотрело, а не потому, что все предпочитают идти по «лёгкому» пути, давая и беря взятки. То, что спорт в заднице — конечно, тоже из-за правительства! А вовсе не потому, что количество этим самым спортом занимающихся, и количество тех, кто отдаёт детей в спортивные секции, сильно уступает числу тех, кто днями напролёт сидит перед мониторами или лежит в вирткапсулах, и просто пихает ребёнку в руки виртуальный шлем — лишь бы отстал наконец и не мешал родителю развлекаться. Даже то, что мусор повсюду — конечно же, тоже вопиющий показатель хреновости и некомпетентности правительства! И дело вовсе не в том, что многим лень дойти до урны, или позвонить куда надо и настучать, что, мол, там-то и там-то плохо убирают — что вы, конечно же, нет. Это у руля стоит неправильный человек и неправильно всё делает, а если его убрать из заменить правильным, сразу будет всем счастье и радость.

Такова грустаня правда жизни — каждому проще свалить ответственность на кого-то, чем признать свой косяк. Многим даже в голову не приходит, что они сами могут и должны что-то там делать. Гражданское общество, ети его! Но такие забавы современности, к счастью, не про меня. В своём маленьком государстве я сразу установил диктатуру, тоталитаризм, деспотию, абсолютную монархию, полное единовластие, цензуру, репрессии, и, конечно же, угнетение свобод граждан, а в особенности — гражданок… Ну вы поняли, короче.

Если бы кто-то шибко умный вздумал вылезти с лозунгами, мол, даёшь по лупадинке каждому жителю Инкубского Государства, я бы тут же заключил его в самый тёмный и глубокий подвал, или отдал в качестве сексуальной игрушки троллям. Последним, как выяснилось, совершенно всё равно, с кем и что делать — перед дуплом поставишь, будут дерево любить, и даже не заметят, что что-то не так. То ли зрение у бедолаг не очень, то ли с мозгом не позвело… Тут сказать не могу. Но не использовать такую прекрасную возможность было бы кощунством, и три нанятых мною здоровяка прекрасно подошли на роль средства устрашения и жуткой машины репрессий кровавого режима. Стоило только объявить во всеуслышание, что всех провинившихся будет ждать наказание троллями, число желающих попирать немногие законы моего прекрасного Инкубского Государства резко сократилось до нуля. Я даже раскрасил своим столпам и опорам кой-чего в чёрно-белую полоску и официально объявил их милицией и регулировщиками общественного порядка…

И вы уже, наверняка, догадались, к чему я клоню. Да, всё верно. Наличие оппозиции, это, безусловно, показатель цивилизованности и современности, но у каждого уважающего себя государства должна быть ещё и армия, а к ней в довесок силовые структуры для обеспечения порядка внутри. И если государство прогрессивное, демократическое и либеральное может без всего этого обойтись, скидывая эти функции на бандитов и частные армии, то такие тираны, как я, без поддержки точно никуда.

Тем более, когда с одной стороны подпирает смертельно обиженное на меня королевство Урсральдия, а с другой — барон Творожок и его коллеги. Причём, последние просто спят и видят, как бы оказать мне «поддержку», то есть отжать Замок и начать гадить конкурентам уже напрямую. До поры до времени установилось шаткое перемирие — король Урсральдии постоянно сыпал гневными лозунгами и нагнетал, подогревая народ на восстановление исторической справедливости, но в мою сторону двинуться не смел. Творожок и компания объявили, что расценят это как агрессию по отношению к суверенному Инкубскому Государству, и в таком случае окажут мне поддержку сразу, а им до меня идти гораздо ближе, и в отличие от урсральдийцев в основном не по болотам и лесам. С другой стороны, начать первыми они тоже опасались, с опаской поглядывая на коллег — тот, кто двинул бы сильную армию ко мне и открыл границы, рисковал получить незваных гостей уже у стен своего Замка.

Но — вечно сохраняться такое зыбкое равновесие конечно могло, при приложении некотоырх усилий, но такое было не в моих интересах. Все средства, которые я получал с нашей растущей и развивающейся империи похоти и разврата, которой в моё отсутствие вновь рулила Матушка Клотильда, как в былые времена единолично, все эти не такие уж и большие с точки зрения клана и госдарства деньги шли на наёмников и на призыв через Замковый интерфейс паладинов и паладинок Святого Лупа.

Лупадинов и лупадинок, а так же решивших присоединиться к забаве игроков, преимущественно инкубов и суккубиц, я уже начал небольшими партиями засылать на территорию Урсральдии. Там они вовсю вели активную и пассивную агитацию, в зависимости от предпочтений агитируемого. Или, иными словами, соблазняли всех подряд и вели пропаганду нового порядка, несли в серые заблудшие массы слово Лупово, попутно собирая разведданные и налаживая связи.

Главным успехом лазутчиков стало то, что мне удалось наладить контакты с тремя полезнейшими людьми. Первый из них — лидер одного из национальных меньшинств, которого удалось спровоцировать на организацию движения за отделение и освобождение их маленькой, но гордой и самобытной области от власти угнетателей и захватчиков. Второй — представитель гильдии сутенеров, или как назвать ещё владельцев публичных домов. Бедолаги с появлением мощной конкуренции в лице перерождённого и получившего едва ли не всемирную известность заведения Матушки Клотильды несли жуткие убытки, и взамен на обещание допустить их до кормушки были готовы на всё. Что же касается третьего, некоего герцога Анхуйского, то он, будучи главарём оппозиции королевства, вообще оказался шикарнейшим подарком. Через прямое его спонсирование я пробудил от спячки прекрасное и справедливое движение «Свободная Урсральдия». Что за свободу и от чего они хотели получить, если честно, я даже не интересовался. Для меня главным стало то, что оппозиционеры очень серьёзно и массово будоражат общество, снижают доверие к власти среди населения и отвлекают королевскую стражу, пока мои агенты проповедуют за Лупа. Как ни странно, мой лозунг «от каждого по возможностям, каждому по суккубице!» неожиданно хоршо зашёл населению. Видимо, агенты-засланки хорошо постарались…

Но этого было мало. В момент истины понадобится каждое… Копьё! И потому я спешно собирал под знамёна Лупа всех, кого только мог найти. И если сначала ещё выбирал и воротил нос от особо стрёмных кандидатов, то со временем…

Я вышагивал вдоль шеренги новобранцев, смотрел на этих… Уж даже не знаю, каким словом-то приличным назвать. И взывал ко всем богам — ну за что же мне такая напасть? Первым в строю стоял здоровенный негр в кожаных трусах и каких-то ремнях крест-накрест через голое тело. Внешним видом данный кадр больше походил на беглеца из городского зоопарка, из клетки под названием «обезьяноподобные обезьяны», или как там оно называется. Пухлые губы, расквашенные в полуусмешке, низкий лоб не обременённого интеллектом существа, жуткие, томные, буквально пронизывающие глаза сексуального маньяка и насильника… Когда этот новобранец номер раз смотрел на меня, казалось, в своих мыслях он уже раздел и растянул меня прямо тут, на плацу, и который час кряду вытворяет всякое непотребное. Он, конечно, говорил, что якобы по девочкам, но наблюдая такой похотливо-голодный взгляд, глодали сомнения…

— Рядовой Чёрный Властелин, оставить так смотреть на меня! Смотри… Нет, на девочек тоже не смотри! Вон, на Пушка смотри.

Пушок возлежал чуть в сторонке, в качестве молчаливого свидетельства мощи и непобедимости моего маленького, но уже имеющего зубы Инкубского Государства. Перед цербером лежало три книжки, причём, центральная голова предпочитала комедии и время от времени оглашала двор замка своим хохотом, левая оказалась подка на любовные романы, а правая оказалась больше по так называемой «серьёзной литературе», свысока поглядывала на товарок и даже нацепила для серьёзности очки. Страницы переворачивала специально приставленная лупадинка, в обязанности которой входило помимо этого чесание за ушами и кормление.

Цербер, заметив внимание к своей персоне, отвлёкся одной из голов от чтения и смерил негра взглядом. Вроде, проняло! Чёрный Пластилин, мне показалось, даже сбледнул чуток, и вот тут не поручусь наверняка, но, кажется, из его наглых порочных глаз всё-таки исчезли порочные мысли. Хорошо, хоть инфернальная псина не вызвала у него шевеления в кожаных трусах, а то я уже было думал что он как тролли, «всеядный». Тем то точно — мальчик, девочка, какая в попу разница? А также собачка, кошечка, лошадка, дерево, пещера в скале, мамонт…

— Так-то лучше! Помни, ты теперь воин Святого Лупа, а тот, кто насаждает слово Лупово, должен иметь правильный моральный облик! Всех гомиков, если узнаю, троллям отдам. Или Пушку.

— Прасти, насяльник, я не хотель! Не думаль даже!

— Вот и не думай, тебе не положено. Готов ли ты, Чёрный, блин, Властелин, нести в серые массы заблудших овец просветление и истинное слово великого Лупа?

— Готов-хотель, в клан вступаль, чтобы Святого Люпа насаждаль!

— Ну… Будем считать, что это да. Понимаешь, что тебе придётся делать?

— Понималь, понималь! Своё копьё большой чёрный доставаль…

— Нет-нет, не сейчас! Не надо сейчас!!! Да, так, правльно, пока не надо. Копьё доставаль надо, только когда тебя забросят к цели.

Да, вы правильно поняли — ждать, когда же маятники весов качнутся в какую-либо из сторон, и по мою душу нагрянут рати барона Творожка или Урсральдийского королевства, я не собирался. Лучшая защита — нападение, и первый удар будет за нами! Блицкриг и все дела, только вместо танков — такие вот чорные властелины, а вместо пушек… Ну вы поняли.

Что же до вышеупомянутого Чёрного Властелина, то он своими чёрными-пречёрными мозгами, конечно, не понимал, что на его глазах вершится история. Но при этом явно горел нешуточным энтузиазмом, и в части ближнесрочных целей вектора наших интересов совпадали вполне.

— Понял, да? — я всё-таки хотел лишний раз убедиться, что гроза джунглей и трепетных барышень, а возможно — и не только барышень, осознал, что если начнёт лезть на кого-то раньше времени, его ждут кары.

Выпучив белки глаз, рядовой Чэ Вэ вытянулся во фрунт и гаркнул на весь двор:

— Поняль! Копьё доставаль только когда цель увидаль!

— Во-о-от. А цель тебе покажут. Ладно, чудо ты черномазенькое, будем считать, что собеседование прошёл… Хотя в нормальной жизни я б такого на километр ни к какой работе бы не подпустил. Кто тут у нас следующий…

Следующим был маленький и пузатенький инкуб, смотревший куда-то в даль с мечтательной улыбкой. Пришлось помахать рукой перед его глазами, чтобы вернуть к действительности.

— Рядовой… Маркиз де Зад! О чём задумался?!

— Ой-ой, виноват, прости, внучок! Задумался-то о том, как бы прекрасно было резвой рыбкой нырнуть в стайку молоденьких урсральдиек, и наброситься на них, и любить их долго и страстно, всех сразу и поочереди…

— Всё, всё, я понял. Собеседование прошёл, «дедуля», в операции участвуешь. Следующий…

И такие кадры были — каждый второй. Я собирал под свои знамёна армию извращенцев… Очень редко кому отказывал и скрепя сердце, брал почти всех. Пути назад уже не было, вот-вот должен был пробить час, когда начнётся активная фаза великого противостояния Давида и Голиафа, в лице моего маленького, но отважного Инкубского Государства с одной стороны, и государственной машины Урсральдии с другой. Получится раскачать этого монстра, или нет, если честно, я даже сам не был уверен. Но точно не простил бы себе, если бы не попробовал!


Засланцы построились в колонну и маршем отправились… Прошу прощения, хотел сказать — сбились в неорганизованную кучу, над которой, как башня над танком, торчала голова Черного Властелина, и гурьбой ломанулись в сторону леса. Там их ждал вход на тайные лесные тропы, стационарный портал, поддерживаемый носительницей древних эльфячьих секретов Голозадиэлью, который позволял значительно сократить время на перемещение в Усрральдию и был, без всяких, одним из главных наших козырей.

Я в самом прямом смысле слова утер пот со лба. Вот кто бы мог подумать, что собеседование новобранцев на приём в личную армию может быть таким утомительным? Устало оглядел двор, привычно уже высматривая кого-нибдь женского пола. Пора было приступить к самой приятной из своих обязанностей, то есть к какой-нибудь из моих девочек. Надо же было поддерижвать свои благо… И опять прошу прощения, инкубославения. Да и в форме себя надо держать!

Но отдохнуть посредством смены рода деятельности мне было не суждено… Со стороны леса раздались крики. Не пришлось долго ждать, пока их причина прояснилась: из портала вывалилась целая орава наших, в сопровождении отважных воинов Урсральдии. В полном вооружении и в большом количестве. Лучше не придумаешь. Просто то, что доктор прописал! И не думал, что получится провернуть это дельце настолько быстро.

Щит и меч Урсральдии, доблестные высокоуровневые бойцы шли в обнимку с сукубицами, эльфийками, ведьмами, магичками… И выглядели предельно довольными. Винить их в этом было нельзя. Очень жаль было огорчать их, мне прямо даже стало стыдно за свой гнусный план. Идя на компромисс с совестью, я отдал распоряжение сильно не калечить и не убивать, сразу лечить, всех брать в плен, и как окажутся в нём — осчастливить обязательной сексуальной повинностью. Пусть поражение и горечь от обмана хоть немного сгладятся.

И да, вы, конечно же, уже догадались. Как ещё развязать войну в мире, где нет химического и ядерного оружия? Где нет возможности найти в отдельно взятой стране склады чего-нибудь зарпещённого и секретного, или организовать их, предоставляя всем неопровержимые доказательства творимых не демократичным правительством оной страны безобразий? Остаётся только ограниченный набор средств, только самые простые виды провокаций. Например, переодеть во вражескую форму своих людей и напасть на самого себя. Или сделать ещё лучше — заманить на свою территорию настоящих вражеских бойцов, и затеять с ними драку. Мол, это агрессия с их стороны.

Всё закончилось быстро и без проблем для нас. Прямо с «поля боя» я сделал магические «вызовы», известив всех заинтересованных и, что ещё важнее, предполагаемых нейтралов, да ещё и разослал всем неопровержимые улики. После чего, оставалось только ждать, когда всё это начнёт работать по заданному мной алгоритму. Я прямо представил, как в далёких краях начинают ворочаться тугие шестерёнки военных машин, как давно выжидавшие удобного момента и весомого повода хищники довольно ворчат, выползая из своих берлог… Да, бедную маленькую Урсральдию ждало великое потрясение, а меня — новый и необычный опыт. Никогда бы не подумал, что придётся когда-нибудь стравливать целые государства, пусть и виртуальные.

Глава 13

— О великий Ональный Угнетатель Разбитых Сердец, господин Болотного Замка! Военный совет светлейших предводителей Великого Лупого Похода в лице короля Толстосумова, принца Хиродаса, князя Голубкова, барона Творожка…

— Короче, гонец! — громовой голос Светы оборвал речеизлияние тщедушного мужичка в богато расшитом мундире. Тот замолк на полуслове, выпучив глаза, и так и остался стоять — видно, алгоритм сбился.

— Так чего надо-то? — паладинша нависла над гонцом, и, казалось, сейчас свернёт ему шею. Бедняга втянул голову в плечи и зажмурился.

А я не сдержался и ухмыльнулся. Даже если бы всю жизнь только тем и занимался, что искал и собеседовал, если бы перебрал всё население матушки Земли, а заодно и виртуальных миров, вряд ли смог бы найти кого-то, подходящего на роль секретаря лучше.

— Секретное совещание! Вызывают… Вашего господина, — гонец скромно потупился, стараясь не смотреть на меня, да и вообще по сторонам. И, если честно, его вполне можно было понять.

Я совершенно голый, возлежал на своём шикарном ложе, раскинув руки и даже не думая прикрываться или как-то проявлять интерес к посланнику сильных мира сего. Верхом на мне, с громкими охами и стонами, извивалась лейтенант Сашенька Серова, полуэльфийка с огроменной грудью и волосами до задницы, которые были сейчас намотаны на мою руку. И не из любви ко всяким там извращениям, что вы, вовсе нет. Просто, посредством такого простого механизма я регулировал частоту и амплитуду движений таза девушки.

Ещё, с десяток прелестниц разной степени одетости и разных рас крутились и ползали вокруг, создавая массовку и делая что-нибудь приятное либо Сашеньке, либо мне. Либо, на худой конец, если до нас не получалось добраться — друг другу. Одним словом, мечта любого командующего: все подчинённые при деле, никто не занимается не пойми чем.

Потянув лейтенанта Серову за волосы и приблизив к себе близко-близко, я сначала замедлил ритм её движений, а потом и вовсе заставил остановиться. Как ни печально, но совсем уж игнорировать вызов от Совета было нельзя.

— Сашенька, дорогая. У нас тут гонец, да не откуда-нибудь, а от цельного Совета! А ты чем занимаешься?.. А?.. — приподнявшись на локте, я погрозил замершей в интересной позе девушке пальцем, после чего демонстративно огляделся вокруг: — И вы тоже!.. Совсем от рук отбились! А ну-ка, хватит лясы точить! Стройся! Р-р-р-аком смир-р-рна! Выпороть всех!..

Сашенька и остальные послушно сползли с моего ложа и построились в сторонке, в позах пьющих оленят или ланей. К ним подошли стоявшие до того без дела дамочки в кожаных костюмчиках, представительницы моего «особого отдела», поигрывая инструментами производства — плётками и кнутиками.

— Гонец, не хотите присоединиться? Дайте ему плётку, а!

Мужичок совсем стушевался и даже покраснел, от протянутого ему средства наказания отказался, но, как я заметил, усиленно косил в сторону происходящей экзекуции. Явно же понравилось! Ещё бы нет, учитывая тот хор сладострастных охов и постанываний и то, как «наказуемые» вертели задницами.

Смотря на всё на это я вдруг понял, что хочу порадовать гонца кое-чем особенным.

— Ладно, не хотите, я тогда сейчас сам кое-что покажу. А ну-ка, давайте, селайте пианино!

Девочки засуетились, повскакивали с мест, к ним присоединились и некоторые из тех, в костюмах, после чего выжидающе замерли, всё так же показывая единство с природой и как недалеко мы ушли от наших животных предков — конечно же, в коленно-локтевой. Пара представительниц «особого отдела» поделились со мной шлёпалками, я взял их в обе руки, «по-македонски», и замер напротив выпяченных в свою сторону задниц.

— Так, а ну, не дерёгаться! Смир-р-рна р-р-раком! Я же волнуюсь, гость у нас! Налажать могу…

На самом деле, конечно, я не волнавался, а девчонки и так не двигались — но ничего страшного, лишинй раз навести порядок в хозяйстве никогда не помешает. Ну и, конечно, лажать я так и так бы стал, мне на ухо не то что медведь, цельный мамонт наступил.

— Чи-и-и-ижи-и-и-к… Пы-ы-ы-жи-и-к! — торжественно объявил я. После чего начал играть, шлепками по задницам заставляя выстроенных «по голосам» в нотном порядке девушек охать. Получилось на удивление неплохо, я даже сам от нас такого не ожидал. Сыграв эти несколько простых нот раза три подряд, я выстучал шикарное соло, навроде того, что обычно вставляют барабанщики-виртуозы в конец коронной композиции, и поклонился зрителям — то есть, в сторону Светы.

Та демонстративно похлопала пару раз.

— Прекрасно, вы просто превзошли себя. Это лучшее исполнение «Чижик-пыжика», которое я когда-либо слышала!.. — каждое слово паладинши сочилось таким сарказмом и насмешкой, что любой бы понял, какое это лучшее исполнение. Но, по крайней мере, внешне приличия были соблюдены. А гонец, кажется, уже не замечал ничего…

— Так что там, совещание, говорите? Передайте, что я сейчас приду!.. Да здравствует Великий Луповый Поход! Да здравствует Святой Луп! За Лупа!!!

На том гонец был выпровожен наружу. А я начал собираться, попутно предаваясь размышлениям и фантазиям строго гедонической направленности, с некоторой толикой самоиронии.

«Поход». Ведь это весьма суровое слово! Вызывает ассоциации с ограниченным рационом, натирающим плечи рюкзаком, затекающем за шиворот дождём, прокопчёной на дыму одеждой, сном на жёсткой земле и такими правильными вещами, как Взаимовыручка, Настоящая Дружба, и, конечно же, Суровый Походный Стёб. Всё это уже само по себе отпугнёт слабых душой, тех, кто предпочитает домашнее тепло и комфорт сомнительным авантюрам и приключениям. Но есть ведь куда более суровое слово — «Война», которое означает всё то же, что уже входит в «Поход», но сверх этого — ещё кучу неприятных и порою страшных вещей.

Так вот, теперь я со всеми основаниями мог заявить. Все те, кто осуждающе качает головой, вспоминая эти две сущности — просто не умеют их готовить! На улице лил проливной дождь и бушевал ураган. Стены шатра, из расшитой золотыми хрюшками и цветочками плотной ткани, хлопали и трепетали под напором разгулявшейся стихии, по кажущейся хлипкой крыше со всей силы дубасили крупные капли, но меня это не трогало ну вообще никак.

Специальные артефакты, висящие вдоль стен, исправно нагревали и сушили воздух, магические факелы приветливо трепетали бездымными огнями, гоняя по углам причудливые тени, а заколдованная ткань шатра в самом буквальном смысле отталкивала воду. Внутри всегда было тепло, светло и сухо, а наружу я выбирался только тогда, когда подпирало желание выйти до ветру, появлялась необходимость съездить на какую-нибудь охоту, прогулку, или прогуляться до штабного шатра, как сейчас.

У меня имелся походный трон, шикарная постель на десять персон, и пиршественный стол, который всегда ломился от доставляемых порталами изысканнейших яств. Самые красивые девушки мира прислуживали, танцевали, играли на музыкальных инструментах, пели… и, конечно же, грели, когда не справлялись артефакты. Хотя, вру, вся обеспечивающая комфорт магия работала безотказно. Просто я старался ответственно подходить к своим обязанностям, попросту — отрывался по-полной. Подозреваю, творящимся в моём шатре оргиям могли бы позавидовалть и Калигула, и все порнорежиссёры мира.

И постойте. Вы, наверное, зацепились за слово «обязанности»? Всё верно, никто не говорил, что я могу ничего не делать, почивать на лаврах и предаваться праздности. Великий Луповый Поход, как я называл наше предприятие, с ударением на первое «о», выродился в такой хаос и анархию, каких я не мог представить даже в самых буйных фантазиях. Князьки и царьки постоянно спорили и ругались, мерялись длинной… конечно же, титулов, и глубиной влияния, вызывали друг друга на поединки, плели козни, и иными способами делали всё возможное, лишь бы затормозить наше продвижение в глубь Урсральдии и не сделать то, ради чего мы все собрались. И это после того, как они не одну неделю не могли начать поход, в процессе таки лишив почти всего нажитого непосильным трудом, включая клановый Замок и несколько деревень, одного из соседей. По моим ощущениям, от полного и тотального поражения затею выручало лишь численное и качественное превосходство и то, что местные всё никак не вступали в бой, поспешно отступая и ограничиваясь только диверсиями и насыланием непогоды.

Формально, поход возглавлял я, как наиболее заитересованный и как официально пострадавшая сторона. Но, фактически, конечно, меня ни во что не ставили, и большинство вопросов решались посредством строящихся за моей спиной козней и сговоров. На этот счёт иллюзий у меня не было изначально, поэтому вместо того, чтобы расстраиваться по этому поводу, я играл и выигрывал на том поле, где имел полное и неоспоримое преимущество.

Моё войско, пусть самое маленькое по численности, было всегда сыто, одето, и укомплектовано самыми красивыми девчонками. Благодаря тому, что по окончании предприятия я обещал выдать награду самой голосистой, постоянные охи и ахи разносились едва ли не на километры вокруг, смущая умы окружающих, тех бедолаг, которые на самом деле вкушали все тяготы похода и честно тянули непосильную лямку.

Мои девочки, которых в Инкубском Государстве становилось всё больше, работали не покладая ног. Конечно, они не ограничивались только «своими», и поднимали приличные бабки на союзных солдатиках, раздевая бедняг буквально до нитки и попутно собирая все самые свежие слухи и сплетни, завязывая нужные знакомтсва, да и вообще всеми способами помогая делу Лупову. В единственно правильную веру обращалось всё больше и больше людей и нелюдей. Но… Самые красивые и темпераментные, конечно, сохранялись только для своих. А самые-самые из их числа не покидали пределов моего шатра, оставаясь предметом зависти даже для союзных царьков и военачальников.

И это всё в то время, когда бушевал призванный урсральдийскими колдунами шторм, эльфы-снайперы, взявшиеся у противника неизвестно откуда, в связке с магами огня, время от времени присылали из каких-нибудь зарослей стрелу-другую, пылающим росчерком останавливающую чьё-нибудь трепетное сердце, и это не говоря о поднятых кладбищах, попадавшихся по пути, и гуляющиъ жутких слухах о диверсантах, действующих на стороне врага, среди которых, вроде бы, были замечены дроу и вампиры!

Всё это нагнетало очень тревожную атмосферу, которая буквально пропитывала всё и вся, отравляя каждого. Каждого, кроме моих подчинённых, которые на общем фоне выделялись как сытые, ухоженные породистые псы на фоне бездомных шавок.

И пока я шёл к штабному шатру, в сопровождении своей прекрасной свиты, которая даже под дождём и при наличии ветра обходилась минимумом одежды — а что поделать, парадные мундиры!.. И не говорите мне, что я нагло спёр их с героини фильма «Зена, королева воинов» и из «Звёздных войн», да-да, из той серии, где принцессу посадили на цепь и продали гигантской пучеглазой жабе. Зато наряды строго функциональные и полностью выполняют возложенную на них задачу! Так вот, пока мы шествовали к шатру, среди встретившихся нам бойцов армий союзников не было ни одного, кто не провожал бы нас взглядом на всём протяжении пути!.. Жаль только, свиту пришлось оставить снаружи, когда мы всё же дошли до цели.

Удивительно — когда я, наконец, откинул полог и вошёл внутрь, окинув взглядом спесивые и высокомерные лица, принадлежавшие лучшим умам и влиятельнейшим людям этого мира, меня мариновать долго не стали. Опустили все положенные придворными протоколами фразы и приветсвтвия, и огорошили сразу, тем самым явно показывая всю серьёзность ситуации:

— Всё войско Урсральдии встало на нашем пути! Завтра будет решающая битва!


Гльава 14


Как они все ошибались! Нет, решающая битва, конечно, случилась, тут великие стратеги и полководцы угадали точно. Но… Скажем так, произошло всё немножечко раньше и чуточку не так, как они себе это представляли.

Я выходил из штабного шатра, полностью довольный собой. Детально изучив диспозицию и замучив «коллег» всевозможными глупыми и умными вопросами, я был теперь твёрдо уверен, что понимаю, что от нас ждут. Моему скромному воинству предстояло прикрывать далеко не самое ответственное направление, по сути, нас убрали подальше с доски, чтобы не меншались. Ну а что делать, если в полководчестве я человек новый и плохо обученный, а армия у меня процентов на восемьдесят состоит из прекрасных дев, которые воевать конечно обучены, но скорее в постели!

Так что, я совершенно спокойно воспринимал происходящее, и выходя на улицу, в бушующее там ненастье и ураган, пребывал в приподнятом состоянии духа. Но… Что-то заставило напрячься, царапнуло внимание. Сквозь завывания ветра я различил звуки, которых не должно было быть, и доносились они со стороны моего лагеря!

— Полундра! Шухер! Наших бьют! — лейтенант Серова, бегущая сквозь дождь в чём мать родила, являла собой прекрасное зрелище. Валькирия, несущаяся над бранным полем. Еле-еле удалось совладать с собой и таки перейти к конструктиву.

— Кого бьют? Кто бьёт? Что случилось?

— Урсральдийцы! Много-много! Наступают, нам не устоять!

— Много-много — это сколько? Сотня? Тысяча?

— Не знаю. Много-много тысяч…

Ругнувшись, я ломанулся обратно в шатёр, набирая в лёгкие воздуха для речи и делая страшные глаза — мол, шеф, всё пропало, гипс снимают, если срочно чего не сделаем, всем наступит беда и конец. Но, откинув полог, нос-к-носу столкнулся с бароном Творожком.

Окинув быстрым взглядом союзников, я понял, что все всё слышали и, на удивление, в кои-то веки восприняли серьёзно, вполне проникшись открывшейся перспективой. И не прошло и минуты, как всё вокруг изменилось до неузнаваемости. Горящие магические факелы, развевающиеся стяги, несущиеся во все стороны сломя голову адьютанты, рёв боевых рогов и горнов, грохот барабанов… Сонный лагерь превратился в растревоженный улей.

Но было поздно. Когда я подоспел к своим отважным бойцам, они уже бежали, побросав оружия. При этом показывали просто чудеса смекалки и героизма в вопросах спасения моего имущества от нападающих! Особенно хорош был рядовой Чёрный Властелин, успевший дослужиться до сержанта, который самоотверженно тащил на плече свёрнутую в тюк какую-то простыню, явно с полезными и нужными вещами внутри, больше себя раза в два. И в этой простыне я узнал… Скатерть со своего пиршественного стола.

— Чёрный Властелин, хвалю за находчивость! После боя подойдёшь за наградой! Но если хоть что-то пропадёт… Троллям отдам!

Чернокожий выпучил глаза на меня, будто увидел привидение, пролепетал что-то на нерусском и побежал дальше. Только успел с ним закончить — на меня налетела неразлучная троица, рядовые Сукер Пунч, Кукумбер и Жопордайз. Эти не растерялись ещё больше чем Властелин, и тащили на каждом плече по даме из моего личного гарема.

— Молодцы, рядовые! Спасаете самое дорогое! Я этого не забуду!..

Барон Творожок, стоявший неподалёку от меня и раздававший приказания, вдруг отверунлся от своих подчинённых и уставился на меня с таким видом, будто я мало того что отдаю какому-то дяде со стороны свою любимую игрушку, которой до того отказывался делиться с ним самим, то есть с бароном, так ещё и разрешил тому дяденьке справить нужду в нашу в песочницу, да ещё и помог растоптать наш, коллективными усилиями сделанный, куличик.

— Позвольте, но что вы делаете? Зачем поощряете своих людей, которые растаскивают ваше имущество? Их бы следовало казнить!..

— Кто и что растасикивает? Барон, разуйте глаза! Мои люди спасают имущество, перед лицом превосходящего врага! И готовят плацдарм для ваших доблестных войск, чтобы они разметали обнаглевшего неприятеля и вернули справедливость!..

Продолжить этот интереснейший разговор, к сожалению, не получилось. На нас наконец налетели урсральдийцы, которые буквально на плечах отступающих вломились в основной лагерь. Чистый первородный хаос низвергся на землю, расплескавшись по лагерю и застигнутым врасплох людям звоном мечей, блеском разгорающихся пожаров в глазах, предсмертными стонами и криками боли, порождая страх и неуверенность в сердцах

— Стоять! Стройся! Держим оборону! Сейчас подойдут подкрепления! — искушённый в многочисленных боях барон Творжок командовал, пытаясь собрать и организовать вокруг себя не подвергшихся панике бойцов, но…

— В атаку! — не согласился с ним я, и попёр вперёд, увлекая людей за собой.

— Нет!.. Не сметь!.. Стоять!..

— Надерём им задницы!.. Вперёд!..

Творожка никто не слушал, воины — все вперемешку, всех союзников — шли за мной. Ну а что вы хотели, после активации двух дорогущих свитков — обожания на меня и боевого безумия на всех вокруг. Очень не у многих был резист, а у кого и был — тех потащили за собой остальные.

И сошлись две силы, и мечи зазвенели о доспехи, и пролилась — пусть и виртуальная — но кровь. Превосходящие силы противника растоптали и смяли нас, и нескольких минут не прошло. И вот уже всё союзное воинство побежало, как недавно мои люди, а штабной шатёр оказался захвачен, а вместе с ним попали в плен барон Творожок, которого метко ранил эльфийский снайпер, по крайней мере, судя по стреле, и князь Голубков, словивший заклинание полного паралича. Принц Хиродас пал, король Толстосумов ушёл порталом, бросив свои войска, и я остался, по сути, самым главным с нашей стороны на всём поле боя.

— Сдаёмся! Воины, вы бились как львы, и мы показали этим урсральдийцам, чего стоим! Но дальше воевать смысла нет! Вы же видите, что ваши предводители либо пали, либо бежали, либо попали в плен? За что нам теперь сражаться, за что проливать кровь и портить снаряжение? Лучше сохраним себя для будущих побед!

Повинуясь моему примеру, бойцы стали один за другим складывать оружие. Больше не было подгоняющих, заставляющих слушаться командиров — всех извели либо эльфийские стрелы, либо подлые удары диверсантов-невидимок. Всё объединённое союзное войско вмиг потеряло верхушку, превратившись в бесформенную и неуправляемую массу. И я, со всё ещё действующим эффектом «обожания», имел всю полноту воздействия на простые солдатские сердца. И когда они увидели что тот единственный, кто вёл их в бой, складывает оружие, это оказалось последней соломинкой, надломившей хребет слону. Мы проиграли.

Меня грубо схватили и разоружили урсральдийские гвардейцы, тычками погнав в сторону моего же шатра, над которым теперь развевался флаг Урсральдии. Внутри уже всё привели в порядок, постелили вместо самотверженно спасённой Чёрным Властелином скатерти новую, поменяли погасшие светильники полевыми факелами и установили походный трон королевства — правда, не убрав моего, а оставив стоять рядом

На троне восседал король Урсральдии, по правую руку от него — королева, по левую — принц Жоржик. Меня бросили на колени перед ними.

— Ну что, гнусная нелюдь!.. Вот ты и попался наконец!.. Ваш дурацкий поход, и вся ваша затея, провалилась! Тебя ждут застенки и мучения! Чего ты улыбаешься, а, рогатая скотина?.. Не понял ещё, что произошло?.. Не проникся? — король брызгал слюной и просто упивался своей победой.

— Понял, понял. Можно мне сказать? Буквально пару слов…

— Что ты можешь сказать, животное? — кривая усмешка исказила породистое благородное лицо, делая его совсем мерзким и некрасивым.

— Совсем немножко. Проявите великодушие, после такой славной победы — разве откажете поверженному врагу в такой малости?

— Ну… Ладно, слушаю.

— У меня к вам, уважаемый король, вопрос личного плана.

— Личного?

— Да. Нет-нет, не в том смысле — не переживайте, я нормальный. Вопрос про другое. Не замечали ли вы что-то необычное в последнее время?

— Что я мог замечать? Хватит говорить загадками, чудовище!

— Ну, там, что лежать неудобно… Или что в дверной проём не войти, что-то сверху цепляется… Рога, я про них говорю!

— Что-о-о-о-о?!! Да как ты смеешь, червь?!

— Устал я от этих воплей. Королева, можете разъяснить своему супругу ситуацию?

Красивая спокойная женщина, поистине царственного облика и стати, молчала и сидела всё это время с отсутствующим видом, и перевела свой взгляд на короля только после моих слов, легонько усмехнувшись.

— Дорогой мужинёк. За подготовку заговора против свободной Урсральдии, ты приговариваешься… К казни. Взять его!..

Король, казалось, потерял дар речи, и застыл как рыбка в аквариуме, с дурацки открытым ртом, молча наблюдая за приближающимися к себе гвардейцами. И когда они были уже совсем близко, его таки прорвало.

— Что происходит? Что это за шутка? Это совершенно не смешно! Срочно отставить!..

Никто не обращал на эти крики и попытки сопротивление никакого внимания. Если бы король был внимательнее и присмотрелся к стаскивающи его с трона бойцам внимательнее, то за глухими забралами гвардейских шлемов разглядел бы неожиданно красивые и женственные лица, а под глухими панцирями и кирасами — слишком тонкие и стройные для воинов тела. Ралена, Дриз и Света, в сопровождении наиболее талантливых наших послушниц, прекрасно смотрелись в парадных доспехах.

Тем временем я встал, и, усмехнувшись в сторону побледневшего принца Жоржика, прошествовал к своему трону.

— Королева. Не желаете ли официально объявить кое-о-чём?

— Конечно, желаю. Как только мой бестолковый супруг покинет этот мир, я выйду замуж за владельца Болотного Замка, Наместника Лупова на земле, прекрасного Онального Угнетателя Разбитых Сердец. А Урсральдия войдёт в Инкубскую Империю и станет её основой.

— Но, мама…

— Молчать, принц! Тебя не спрашивали. В следующий раз будешь знать, как убегать со служанками. А ты пройди сюда, мой будущий муж, и воссядь на своё законное место!

Я грохнулся в своё кресло, именуемое походным троном — урсральдийское королевское казалось не таким удобным. Оглядел немногих придворных и военачальников, бывших свидетелями всего этого и по понятным причинам молчавших: мои девочки обступили их с обнажёнными мечами.

— Прошу, не переживайте вы так. Для Урсральдии всё складывается как нельзя лучше! Почти все её враги были собраны в одном месте и наголову разбиты. Сильнейшие бойцы и командиры взяты в плен или, как минимум, потеряли основные комплекты снаряжения, войска деморализованы и частично взяты в плен, а частично разбежались. И… Как у нас дела, моя королева?..

— Дела у нас не так хорошо, как мы надеялись, но и не так плохо. Два из четырёх дворцов, или как вы называете их — «клановых замка», взяты под контроль. Другие осаждены и долго не продержатся. Наши диверсанты и ваши миссионеры хорошо поработали, поддержка со стороны населения и простого народа есть… Если, как вы обещали, ещё и эльфы с нами, то… У нас больше нет врагов. Отныне Свободная Урсральдия — первое и самое великое государство этого мира!..

— В составе Инкубской Империи.

— В составе Империи, да…

— Слава Империи?

— Слава Империи!

— За Святого Лупа?

— За Лупа! Ура!..

Довольный, я обвёл взглядом своих новых подчинённых, скосил глазом на королеву, безусловно во всех смыслах приятную женщину. Даже и не думал, что всё получится. Как-то слишком просто это оказалось — стать властелином мира. Пусть даже и понарошечного… Наверное.

И когда острая сталь вошла в мою спину, я долгие мгновения не мог понять, что всё закончилось. Только когда перед лицом появилась довольная харя принца Жоржика, который каким-то образом обманул моих телохранителей и подобрался на расстояние удара.

Скользнул вглзядом дальше, оценивая происходящее, и оказался даже в каком-то смысле удовлетворённым. Раскрытый в немом вопле рот королевы — ясно, это явно не её рук дело, да и как бы она смогла плести козни против меня, будучи полностью мне подчинённой. Похоже, переживает не столько за меня, сколько за отпрыска, что кокнем сейчас гадёныша.

Хотя… Кажется, поздно. Мои девочки уже на пути к нам, а острая эльфиская стрела проклюнулась из груди принца, а волосы и кожа его начали трескатсья от живьём испепеляющей огненной магии. Придворные стояли, замерев, не зная, чего можно ждать от происходящего дальше.

А я сидел на своём троне, истекал кровью, и вдруг понял со всей ясностью: это всё. Я не возрожусь заново в этом мире, не появлюсь тут после «игрушечной» гибели. Не знаю, откуда пришло это знание, но я в нём не сомневался ни минуты. Не знал только — это окончательный конец, или будет что-то ещё.

Глава 15

Я снова существую! Резко открываю глаза и дёргаюсь, как от разряда тока. Тут же сажусь, заполошно оглядываясь… И меня переполняет ликование. Потому что я вижу обои на стенах и люстру, явно с электрическими лампочками внутри, а также окно, по другую сторону которого угадывается силуэт серой девятиэтажки напротив. Там, снаружи, шумят машины, а на тумбочке рядом с кроватью мерно тикает будильник. Я снова на Земле! Неужели удалось вырваться, неужели я вернулся? Кто бы знал, как я устал от всего этого, неестественного и ненастоящего! Но… Почему мне кажется, что что-то не так? В чём подвох?

Восторг проходит очень быстро, и его сменяет испуг. Я, мать его, очень сильно боюсь. Потому что мне знакома и комната, и вид из окна, и даже древние жёлтые занавески. И это совсем не то место, где я должен был оказаться. Это не моя квартира. Вернее, не совсем моя…

Опускаю глаза вниз, смотрю на свое тело. Тут всё в порядке, оно точно моё, сомнений быть не может. Ни чешуи, ни хвоста, ни копыт с когтями, я снова нормальный человек. Недостаёт только пары шрамов, нет мозолей на костяшках, да мышечная масса заметно меньше, чем должна бы быть.

Впрочем, чему я удивляюсь? Именно в этот момент начинает трястись, порождая собой волны мерзейшего дребезжания, механический будильник, и это становится последней каплей. Механический, блин, будильник! Да я же хрен знает сколько лет уже просыпаюсь исключительно по воле мобильника!

Не сразу вспоминаю, как затыкать адское чудовище, порождение чьего-то сумрачного инженерного гения. Наконец, угомонив это взбесившееся порождение бездны, я спускаю ноги на пол и обнаруживаю… тапки. Тоже, как ни странно, знакомые. Пару лет назад, выкидывая всякий хлам из чулана, отрыл их в какой-то пыльной коробке, и, подивившись, как они умудрились столько лет избегать помойки, отправил их туда. Без тени сожаления, к слову. Но эта пара, которую вижу сейчас — ещё относительно свежая, совсем не ношеная. Совсем не те истёртые до дыр огрызки.

Экипировав древние артефакты посредством вдевания в них ног, оглядываюсь ещё раз. У окна стол, рядом — яркий цветастый рюкзак, на столе свалены горой какие-то тетрадки и книжки. Подхожу и вглядываясь в то, что написано на обложке самой верхней. Написано: «История. Десятый класс».

По правилам кинематографа, тут бы нужен квакающий звук, смех за кадром, или дядька, говорящий «улыбайтесь, вас скрывает снятая камера». Но я в комнате один. И всё вокруг слишком реально для розыгрыша.

На негнущихся ногах, выползаю в коридор… И понимаю, что просто не могу сделать больше ни шага. С кухни долетают голоса, звук которых заставляет переворачиваться всё внутри.

Кулаки сжаты, зубы тоже, я изо всех сил пытаюсь себя сдерживать — но на глаза, против воли, всё равно наворачиваются слёзы. Причина проста. Эти голоса я в последний раз слышал… Много лет назад. И с тех пор они только в моей памяти.

Один — принадлежит бабуле. Совсем чуть-чуть, считанные месяцы, она не дотянула до сотни. До самого конца оставалась неподражаемым примером оптимизма и жизнелюбия, а её чувство юмора мы вспомнали ещё долго потом. Вспомнить хотя бы классический пример:

«А вы его покормили?»

«Да куда ж кормить-то ещё, посмотри, толстый какой!»

«Так от голода опух!»

Как говорится — если бабушка говорит, что налила борщ и можешь, мол, положить сметанку — не ведись, это ловушка. Сметану там класть уже некуда!

Или:

«А кто у нас президент сейчас?»

«Путин!»

«Как-как? Пукин? А кто губернатор?»

«Матвиенко!»

«Как-как? Насриенко?..»

«Матвиенко!!!»

«Как? Нахриенко?..»

Это вам не кепчук какой-нибудь! Всё серьёзно!..

Вот такая была моя бабуля. Сколько себя помню, когда приходил из школы — всегда, первым делом, заходил к ней. Просто так, на всякий случай, проверить. Убедившись же, что всё ли в порядке, я звал её на кухню, почаёвничать («А к чаю что-нибудь есть?», «На зубок?»), а когда перестала ходить — приносил ей прямо в постель, и сам садился рядом. Ритуал!..

Очень сложно оказалось потом привыкать к пустой квартире, в которую приходишь, а тебя никто не ждёт. Настолько, что я долгие годы предпочитал ночевать где угодно и с кем угодно, лишь бы не в одиночестве.

Но это — первый голос. Второй показался ещё более родным, хотя, казалось бы, куда дальше. Отец. Тот, благодаря кому я вырос таким, какой есть. Тот, кто понимал как никто на свете — пусть не всё и не всегда, но некоторые вещи — только он. Тот, кто выхаживал меня с температурой под сорок, помогал покупать первый костюм и показывал, как бриться. Тот, кто до сих пор приходит во снах, и когда это случается и ты понимаешь, что это снится — мысль, что вот-вот всё закончится и придётся просыпаться, причиняет почти физическую боль. Ведь всё это останется там, во сне — добрая улыбка, умные глаза, и самое главное — ощущение плеча, понимание того, что какая бы напасть ни случилось, что бы ни стряслось — ты не будешь один. Сколько раз мы выручали друг друга? Уже потом, во взрослой жизни? Сколько раз расхлёбывали на двоих те весёлые штуки, что подкидывала жизнь? Тушили баню, вытаскивали из канавы машину, ликвидировали последствия потопа от лопнувшей трубы… Рыдали, обнявшись, у могилы первой собаки…

Я рассадил кулак о стену, с трудом выдирая себя из паутины воспоминаний, а заодно — проверяя, не сон ли всё это. Хотя, и так же знаю наверняка, не сон. Не бывает таких реальных. Но что тогда происходит? Откуда настолько реалистичные глюки? Я уже на том свете? Если да — согласен хоть на ад. Как говорится, была бы компания. Но… Если это чья-то шутка, то шутка очень плохая. Найду и убью, долго и мучительно. Я же, как-никак, Тёмный Властелин теперь! Пусть и побыл им совсем недолго, и пусть происходило это в мире, реальность которого под вопросом. Впрочем, как и реальность того, что меня сейчас окружает.

Второй кулак в стену. И ещё раз. Ничего, стоит пока — да и чего ей будет, она же бетонная. Глубокий вдох, неглубокий выхдох, и во мне, о чудо, зарождается наконец здравая мысль. Со всем разберусь позже. Выясню всё, что можно выяснить, а что не можно — на то забью. Но есть вещь гораздо более важная. Сначала надо добраться до зеркала, и посмотреть правде в глаза. Себе то есть. Пусть я знаю уже всё, что там увижу, пусть давно это уже представил всё в красках и понял. Но одно дело понять разумом, а другое — увидеть своими глазами. Чтобы окончательно поверить в то, что свихнулся, жизненно необходима последняя гирька на чашу весов.

Медленно подхожу и встаю напротив отражающей поверхности. Опустив взгляд, не всё сразу. И почему так бешено колотится серцде?.. И чего я так боюсь?.. Наконец, решаюсь.

Из зазеркалья на меня смотрит подросток, с решительным лицом и покрасневшими, злыми глазами. Это я, без всяких сомнений. Просто молодой и не стриженый. Вот только…

Как выяснилось, это я поспешил, заявив, будто ко всему готов и всё знаю. До меня наконец доходит, что же вызывало беспокойство всё это время! Красный оттенок кожи. Привыкнув уже быть демоном, я даже не заметил и воспринял эту сущую мелочь как норму. Не чешуя — и то хорошо. Но сейчас мне было ясно совершенно точно — на здорового и нормального человеческого детёныша я похож чуть меньше, чем хотелось бы. Особенно учитывая, что из моей растрёпанной густой шевелюры ещё торчали не очень большие, но заметные рожки. За что, ч что со всем этим делать?..

Мироздание, или что-то ещё, будто услышало меня. Перед глазами всплыла надпись:


Внимание! Доступна новая способность — «Сокрытие личины».

Активировать?


Да!


Внимание! Изменение протокола реальности.

По новому протоколу, все активации способностей требуют Очков Изменения Реальности.

Получение опыта, уровней и развитие заблокировано.

Шкала опыта преобразована в шкалу Очков Изменения Реальности. Пополняйте её, выполняя квесты и получая достиженя.


Способность «Сокрытие личины» активирована, срок действия: двенадцать часов, ноль ноль минут.

Потрачено Очков Изменения Реальности: десять.

Доступно Очков Изменения Реальности: ноль.


И именно в этот момент открывается дверь, буквально сразу после того, как я принимаю человеческий облик. Я дёргаюсь, но это просто собака. Да-да, та самая, наша первая. Равнодушно проходит мимо, мол, а чего такого, каждый день так делаю.

Схватив полотенце, запираюсь в ванной, и долго, реально долго, стою под холодными струями душа. Выбравшись оттуда, загоняю себя упражнениями, так, чтобы выжечь всё дурное из головы и хотя бы попробовать забить это усталостью. Выходит не очень. Но деваться некуда. Наконец решившись, я выхожу на кухню.

— Доброе утро…

— Доброе! Уже много времени, не опоздаешь?

— Ничего страшного, — школа в пятнадцати минутах от дома, после часа-полутора езды на работу — ну совсем несерьёзно.

И мне кажется, я держусь. Сажусь, не поднимая взгляда и думая о чём угодно, только не о том, что — вернее, кто — сейчас передо мной. Сиськи Памелы Андерсон, помноженные на валовый продукт страны и устройство трансформаторного стабилизатора напряжения достаточно загружают мой процессор бесполезной работой. Стараюсь смотреть только в свою тарелку, и с трудом глотаю то, что в ней лежит.

— Случилось что? Чего мрачный такой?

— Сон плохой… — выпив залпом чай, кидаю посуду в раковину и выбигаю с кухни. В идеале, конечно, помыть бы — но сейчас не готов ещё и на такой подвиг.

Натянув одежду — неужели мне в этом убожестве ходить? Хватаю рюкзак, в который, не глядя, сгребаю всё подряд, и выбегаю наружу. Недолго замешкавшись лишь в прихожей, где долго не могу понять, которая обувь — моя.

Приходит твёрдое решение, что если наваждение про всё это вокруг со мной в центре не уйдёт в ближайшее время, надо пройтись по магазинам. В детстве-то мне было совершенно безразлично, в чём ходить — брал первую попавшуюся тряпку, зачастую даже не меряя, и на акт осквернения себя новой вещью соглашался только перед лицом превосходящих сил родителей и угроз введения санкций. Только потом, наблюдая за странным поведением потустороннего пола, который, как выяснилось, это дело очень любит, пришло понимание. Оказывается, может быть и иной подход, а потраченные при выборе часы окупаются сторицей! Хотя, конечно, таскаться по всем этим магазинам я так никогда и не полюбил, принимая как неизбежное зло…

Уже когда сбегал по лестнице, меня догонало осознание, что я без понятия, как себя вести и куда вообще себя девать в этой дурацкой школе. Не знаю ни на какой урок идти, ни где он будет, ни что там делать надо, вообще ничего. Можно было бы глянуть в дневнике, вроде он был в том ворохе, что сгрёб в рюкзак — но не в курсе был, какой день недели.

Старая автобусная остановка, из грязно-серого металла, исписанная какими-то каляками, встретила толпой народа. И мне сейчас с ними пихаться? Когда тут пешком два шага? Но — надо было думать раньше… Когда выходил, посмотрел часы на стене. До начала уроков оставалось совсем чуть-чуть.

Тяжко вздохнув, всё же решил остаться на остановке, хотя с каждой следующей минутой жалел об этом всё больше. Трансапорт всё не ехал и не ехал, и я грозил опоздать. Правда, это позволило мне сделать наконец то, что надо было уже давно — посмотреть характеристики:


Ональный Угнетатель Разбитых Сердец

Класс: демон

Специализация: инкуб

Уровень — ???

Выносливость???

Сила???

Ловкость???

Телосложение???

Интеллект???

Навыки: Аура Привлекательности — 4, Мужская Сила Инкуба — 5, Приказ Инкуба — 3, Соблазнение — 3, Пламенная Плеть — 5, Огненный Щит — 5, Демонический Щит — 6, Оковы Боли — 4, Адский Питомец — 2, Путы Соблазнения — 3, Неодолимое Влечение — 2, Вечное Служение — 9, Призыв Служительницы — 9, Сокрытие Личины — 1.


Параметры навыков:

Вечное служение: 9/9 (Привязанные объекты: Диана, Матушка Клотильда, Голозадиэль, Вспышка, Дриз, Ада, Ралена, Света, Королева А Не Дала)

Адский питомец: 2/2 (Привязанные объекты: Миша, Пушок)


Очки Изменения Реальности: 1

Полученные достижения: нет


Судя по написанному — все мои способности сохранились. И даже — как было бы хорошо, если бы это оказалось правдой! — сохранился и весь коллектив моих девочек, бесполезный Миша, и Пушок, которого я, путём несложного ритуала, тоже привязал к себе. Если всё это и правда будет работать в реальном мире — у меня огромное преимущество!

Когда, взвинченный до предела, я собрался уже идти пешком, увидел наконец чадащего соляркой и скрипящего рваной гармошкой жёлтого зверя, под названием «икарус». Помнится, на старой работе довелось видеть последний такой, стоял в одном из автобусных парков, ожидая распила. Не в переносном смысле, если что. А тут вот — самый настоящий, живой, и даже сам ездит!

Внутри оказалось тесновато, видимо, не я один опаздывал. И случилось так, что автобус дёрнулся, когда я не успел ещё удобно встать. Моя рука случайно задела монструозную грудь какой-то бабуськи, огромную и будто колыхнувшуюся мне навстречу. Не успел я ничего подумать, как перед глазами вывалилось:


Поздравляем! Впервые коснувшись женской груди, вы выполнили квест — «Трепетное мгновение»!


Получено Очков Изменения Реальности: одно.


Активирован квест: «Трогательные мгновения — 1»


Описание: Трогайте женщин за грудь, и получайте Очки!


Количество для первого уровня квеста: 10


Количество очков за выполнение: одно


Вниание! Изменение протокола реальности. Все достижения и результаты предыдущих квестов обнулены! Теперь вы круглый девственник и начинаете с чистого листа!


Вот он, мой первый квест! И то, что всё для меня теперь по-новой, открыавет шикарные возможности. Пусть за это «мгновение» я и получил всего одно очко, а мне надо минимум двадцать в день — на первое время должно получиться. Правда, «работать» придётся на износ, окаянные Очки мне действительно нужны в промышленных масштабах. И даже не того чтобы призывать церберов, некромантш и вампирш в своё детство. Вовсе нет. Главная проблема сейчас — рога и красная кожа, которые не хотелось бы, чтобы хоть кто-то увидел. Нет, конечно, можно забить, явить всему миру свою демоническую сущность и будь что будет. Пусть отдают на опыты, лечат, а родители хватаются за сердце, узрев, во что превратился их отпрыск. Но… Не хочется.

Даже при том, что реальность происходящего всё ещё под вопросом, и простая логика подсказывает, что я тут не насовсем — пока есть хотя бы минимальная вероятность, что всё это на самом деле, не хотелось бы портачить. Просто ради всех этих людей вокруг. А если даже это и глюки в моей голове… Даже если так — пусть это просто будет очень хороший, красивый, приятный сон. В котором я постараюсь сделать всё правильно, ничего не поломать, никого не расстроить. А раз так, значит… Буду хватать бабок за титьки столько, сколько понадобится!

Глава 16

Оставшиеся несколько остановок до школы всерьёз обдумывал, не задвинуть ли её с целью поездить туда-сюда на транспорте, неся тактильные радости бабусям, едущим закрывать квест «дешёвый рынок» с одного конца города на другой. Вспомнился даже крайне похабный и чуть грустноватый анекдот, про обсуждение предпочтительного возраста партнёрши. Да-да, это тот самый, звучащий примерно так: «Я люблю молоденьких, они такие свежие и невинные, с ними как в первый раз всё!», «Да ничего не понимаешь ты, дурень, я вот люблю тех, кто постарше, которые далеко не первый раз, всё знают и умеют!», «Да оба вы не понимаете ничего, самый цимес — восьмидесятилетние бабульки, которые не знают, будет ли у них ещё когда-нибудь, и отрываются, как в последний раз!..».

Не подумайте ничего, это просто анекдот, приведённый с целью разрядить обстановку. Таких подивигов я даже теоретически не мог допустить. Ну, максимум — полапать за сиськи, с целью быстро закрыть квест. И, если честно, будут ли бабуси счастливы от моих шаловливых рук, у меня появились величайшие сомнения. Та самая, «моя первая», бабка, как будто даже и не заметила ничего, и давным-давно придуманная гипотеза, что женщины грандиозных объёмов используют свои сильно выступающие вперёд части для прощупывания пространства, по примеру усиков у насекомых, затрещала по швам и развалилась. Скорее, эти здоровенные штуки спереди работают просто как буфера или предохранительные подушки, и теряют чувствительность за долгие годы эксплуатации.

Вот такие вот грязненькие и не всегда — а уж скорее, всегда не — приличные мысли роились в моей многострадальной головушке, слетевшись на мои скверно пахнущие перспективы, как стая голодных мух. Я ещё по пути успел в деталях представить заголовки газет, а-ля «Озабоченный школьник — гроза бабушек» или «Малолетний маньяк хватает за сиськи», а также сильно пожалеть, что попал в себя-десятиклассника, а не первоклассника. Ведь будь я мелким, насколько проще могло пройти хватание всех подряд одноклассниц за сиськи! Оно совершенно точно сошло бы за норму поведения. Но нет же, не повезло…

Когда автобус дополз до нужной остановки, я решил всё-таки оставить охоту за бабушками на самый крайний случай, как запасной вариант, и сходить в школу. И совру, если скажу, что не волновался. Я в прямом смысле чувствовал себя вором, который пробирается в чужую хату и начинает примерять одежду хозяев. Не самые приятные ощущения. Но не откладывать же это бесконечно?.. Если предположить, что вокруг меня всё на самом деле, и спустя время я исчезну, у того-меня могут возникнуть проблемы. А я, конечно, не хотел ничего такого. И, шаг за шагом, направился к новой локации, где, видимо, предстояло сразиться не с одним боссом.

Школа утром — нечто таинственное и пугающее. Вереницы школьников ползут к скрипящим и хлопающим дверям, с понуренными головами, запинаясь, таща в рюкзачках и портфелях непосильный груз знаний. Как безвольные зомби, которых притягивает к себе разумом-поработитель. Жадные челюсти дверных проёмов сжирают подходящих к себе мальчиков и девочек одного за другим, заглатывая в пищеводы крашеных казённой краской коридоров и лестниц, туда, где всё это перемалывают в однообразную послушную кашицу злобные уборщицы, строгие учительницы и на день наделённые полномочиями дежурные. Окна мерцают и мигают неисправными лампами дневного света, создавая ощущение будто там, в классах, безумные учёные заваривают учеников в каркасы экзоскелетов и неснимаемых панцирей из социальных условностей и норм поведения, превращая невинных и беззаботных детей в озабоченных своим будущим абитуриентов и граждан современного общества. И мне предстояло пройти через весь этот ужас, и не просто пройти, а выполнить свою миссию — набить минимум десять Очков в сутки! И вы, конечно, поняли, что очков не тех, которые на нос надеваются, а набить не в прямом смысле.

Спросив у какого-то прохожего день недели, я ринулся в омут с головой, готовый к любым неприятностям и проблемам. И столкнулся с ними уже буквально на входе — выяснилось, что я забыл чрезвычайно важный артефакт, ключ, позволяющий миновать стражей на первом этаже, имя которому — «сменка»!

Уже на входе вспомнил, что раньше, когда учился, специально приходил сильно раньше, когда ещё никто никого не караулил. Но сейчас времени оставалось впритык, а проблему решать требовалось срочно. Хорошо ещё хоть не забыл другой артефакт, «ученический проездной», сообразил сунуть его в карман перед выходом — хоть доехать получилось нормально!

Сев на жёсткую зелёную скамейку, втиснувшись между переобувающимися школьниками и школьницами, я, словно первобытный человек, отважно разрывающий пополам мамонта, вскрыл свой рюкзак и, покопавшись в его внутренностях, вытащил штуку под названием «дневник». Быстро вспомнив, как такой штукой пользоваться, очень порадовался сразу двум вещам: что в школе нет таких понятий, как «чётная» и «нечётная» неделя, и что в среду нет физкультуры. Про артефакт «форма» я, собираясь, даже не подумал.

Состав предметов на день включал биологию, геометрию с алгеброй, литературу, историю и русский. То, что начиналось всё с изучения тычинок, пестиков и мышек-дроздофилов оказалось самым радостным откртием за день. Удивительно, но спустя столько лет я вроде помнил даже, где кабинет и за какой партой сижу. Первое, потому что биологичка какое-то время была нашей классной, а второе — поскольку мы с другом Серёгой занимали стратегически удобную позицию, откуда прекрасно простреливался биологический попугай, отчаянно мечущийся по клетке.

Но — чтобы попасть в класс, сперва предстояло попасть вообще внутрь. Квест с дежурными можно было закрыть несколькими способами: прорваться силой, дождаться звонка и опоздать, попробовать договориться… Но я, в конце концов, просто вырвал из какой-то тетради несколько листов, вышел на крыльцо и хорошенько протёр подошвы, так, чтоб и комар носа не подточил. Число и месяц установить так и не получилось, но, судя по погоде, была то ли осень, то ли весна, не самое лучшее время для хождения в одной обуви — поработать пришлось на славу.

Приведя свои найковские кроссовки в более-менее пристойный вид и выкинув «каку», уверенно направился в сторону наделённых великими полномочиями осматривать подошвы, призывая все наработанные временем и практикой навыки проноса алкоголя и прочих запрещённых ништяков сквозь проходные режимных предприятий. Попутно оценил «стражей двери». И ведь рвался же кто-то на эту должность, специально, даже конкуренцию устраивали! Хотя, с другой стороны, чувствовать власть над другими, ради такого люди идут и не на такое. Так что, логично, что передо меня сейчас ждал не кто попало, а самые отъявленные хулиганы. Причём один из них, Ваня, спустя пять лет сядет за убийство в уличной драке, а второй, Юра, превратится в успешного бизнесмена.

Наверное, вспоминая своё детство, каждый думает: «А вот попади я туда, этому бы дал! И этому! А того бы так отметилил… Что я, тогда, дурак тогда этого не сделал!..». Я же просто молча встал перед этими двумя, думая, что это всего лишь подростки. Глупые, наивные, и, возможно, слегка заблудившиеся. А детей я не бью, в отличие от женщин. Да и тех-то в основном по заднице. Но — школа, это маленькая тюрьма, и порядки в ней во многом схожие.

— Сменку!

Я молча и спокойно показал подошву.

— Это не сменка.

— Ага.

— Чё?

— Не сменка, говорю. Но чистые же?

— И чё? Пошли, я тя щас отведу… — Ваня взял меня хозяйским движением за руку, но я даже не подумал двинуться, Юра смотрел на всё это и явно забавлялся.

— Иди себя отведи.

— Наглым стал?

— Угу.

— Ну ладно, проходи… — меня таки пропустили. — После уроков на каталаване! Я тя проучу.

Я только пожал плечами. Ну, флаг в руки.

Поднявшись на третий этаж, со второй попытки нашёл нужный кабинет. Внутри уже царил бардак и анархия, летали рюкзаки и пеналы, кто-то кричал, кто-то ржал. Биологичку я никогда не любил за излишне мягкий нрав и избирательное зрение — когда творилось что-то непотребное, она этого будто не замечала, давая классу полную волю. Ну и от этого страдал, в частности, несчастный попугай.

— Эй, кто сделал, дайте списать!

— Отдай! Моё!

— Играл в это?.. А смотрел то?

— А у меня будет жена-проститутка!.. — последняя фраза заставила дёрнуться и посмотреть на говорящего. Чернявенкьий паренёк с родинкой на щеке, смешливый и всегда гортовый на любые авантюры. Но у тебя не будет никакой жены, Колян. Поймаешь лося на капот, возвращаясь из Финки по «Скандинавии». Лося размажет в кровавую кашу, а его копыто попадёт тебе в голову. Кровоизлияние в мозг, мгновенная смерть. Но ты каким-то чудом успеешь затормозить, пассажиры останутся целы…

Сглотнув комок, я на ватных ногах пошёл к своему месту. Сказать ему? А что даст? Разве поверит мне? Уже на следующий день забудет. Да и что говорить… Не езди в Финляндию? Или — езди медленно? Или — бойся лосей? Как-то не того всё. И ведь не он один такой. Вон, Танюха. Обожравшись чего-то, выйдет в окно… И вот скажу я ей сейчас — не тяни в себя каку, или тяни только тогда, когда за тобой смотреть будут. И как, она послушается? Ага, конечно, тысячу раз.

Погружённый в эти горестные и упаднические мысли, я и словил чей-то пенал в физиономию. По правилам, я должен бы был кинуть его обратно, и без разницы, успел заметить, кто это был, или нет — подошёл бы кто угодно. Но я просто спросил, чей, и отдал хозяину. Да, тяжело придётся… Уже забыл давно, каково это, быть школьником.

Поздоровался с Серёгой, тот спросил, сделал ли я домашку. Что за глупый вопрос — конечно же нет. Я принципиально не делал её никогда, «списывая» на переменах. Причём списывал своеобразно, особенно всякую математику и тому подобное — перекатывал условия и приписывал к ним свои решения. Почему не взять учебник? Ну, во-первых он неудобный, с тетрадки лучше. А во-вторых это ж надо сначала в дневник лезть, искать, что записано. Столько лишних действий…

Очередной вошедший принёс, наконец, слух, что я махаюсь на катлаване с Иваном. По классу пошли перешёптывания — такое событие! Мне это было неприятно, но ничего поделать было нельзя.

Потом прозвучал звонок к началу урока. Училка начала что-то там рассказывать, иногда поворачиваясь к доске. Бардак при этом не кончился, просто частично переместился под парты и туда, где можно было творить безобразия, хотя бы частично соблюдая приличия. А я напялил очки, чтобы лучше видеть, и начал строить глаза и слать воздушные поцелуи всем подряд девчонкам. Остальным-то хорошо, они могут позволить себе отрываться или, если вдруг возникнет такое противоестественное желание, заниматься учёбой. А мне-то квесты закрывать надо!

Девчонки смотрели на меня круглыми глазами. Я, если честно, тоже. Не сказать, чтобы чувствовал себя старым извращенцем-педофилом, пятнадцать-шестнадцать лет это, как-никак, уже далеко не дети. Вон, в Древнем Риме и в двенадцать замуж выдавали. Но… Перспектива нравилась мне всё меньше и меньше, и идея с бабушками как наименьшим злом казалась всё лучше и лучше. Я просто вдруг понял, что не смогу заставить себя что-то делать с этими юными невинными созданиями.

Еле досидев до перемены и игнорируя всех желающих с собой заговорить, выяснил, где будут следующие уроки, и отправился на разведку. В голове созрел план, как «сделать дело» минимизировав для себя муки совести. Как-то вдруг, неожиданно, вспомнил свой выпускной и первую серьёзную влюблённость, девчонку из параллельного класса. В той жизни ничего не получилось — просто не понимал, с какого конца подходить к этой штуке под названием «женщина», за что её брать и на что нажимать, чтобы она завелась и начала работать. Да потом ещё и узнал, что работать она пошла в «Макдональдс», что стало последней каплей — ведь разве могла моя избранница быть по совместительству ещё и рабыней жуткого американского клоуна? Я всегда был жутким собственником! Но то по молодости, со временем-то я избавился от многих предрассудков, да и кое-какие навыки приобрёл.

Глава 17

Всю перемену я рыскал, шарился по этажам, заглядывал едва ли не в каждый класс, но нужный так и не нашёл. Пришлось возвращаться уже к самому началу следующего урока, геометрии, и влетать в кабинет буквально на полном ходу.

Уже внутри, оглядывая парты с одноклассниками и пытаясь понять, куда садиться, я вдруг понял, что та девочка, по имени Наташа, мне и не нужна. Жизнь-то подкинула настоящий подарок! Вернее, не жизнь, а наша математичка, совершенно бесполезное в своей сути существо. Про бесполезность — это я в своей «прошлой» жизни понял, оказавшись в стенах университета и поняв, что мои знания математки и геометрии стремятся к нулю. Нас не научили просто ничему.

Но… Что же такого хорошего эта милая, ленивая и совершенно не желающая работать женщина сделала? Да всё просто: она рассадила мальчиков и девочек попарно, естественно, против их воли и устоявшихся компаний. И сейчас меня на своём месте ждала девочка Даша, в любопытном взгляде которой читался явный интерес и, не поверите, желание. Желание, конечно же, не меня, а распросить по поводу «стрелки» с Ваней. Ведь такое событие! Жизнь школьника, как, собственно, и взрослого человека, бедна на яркие происшествия, и каждое из них воспринимается с искренним восторгом. Как сказали как-то жители одной деревни — у нас, мол, два события всего: свадьба да похороны. И хоть напрямую всё это на жизнь ученика старшей школы не отмасштабировать, но суть-то очень близка!

Не раздумывая и не тратя времени, я направился к «своей» парте, изучая глазами будущую жертву. Так-то девочка Даша ничего, хоть и не в моём вкусе. Ниже на полголовы, худая, с большой родинкой над губой и с крупными, тяжёлыми чертами лица — ещё немного, и можно было бы сказать «лошадиными». Но, тем не менее, грань допустимого пусть достигнута, но не пройдена, и физиономия моей соседки по парте не вызывает отторжения, довольно симпатична, и даже обременена признаками интеллекта. Уже садясь на стул, я подумал про себя: «решено!». Прости, девочка Даша, но, как говорится — ничего личного.

Физиономия жертвы, ещё не подозревающей об уготованной ей роли, выражала крайнюю степень удивления. Я ведь так и не сводил с неё глаз всё время, пока шёл от входной двери. На её счастье, в моих планах не было мучать Дарью неопределённостью. Как раз наоборот, один вопрос я собирался решить здесь и сейчас.

— Даша. Понимаешь, какое дело… — начал я проникновенным голосом.

— Да? — соседка смотрит на меня с явным интересом. Но, конечно, не понимает, к чему я веду.

Ничего, сейчас поймёт. В какое-то мгновение даже стало совестно… Но я поборол слабость и продолжил:

— После уроков у нас разговор с неким Иваном, ты должна его знать. А ведь я ещё такой молодой. Мне бы ещё жить и жить!..

Глаза девушки расширились, хотя, казалось бы, куда уж больше!

— Но самое ужасное… За свою короткую и бестолковую жизнь я так и не познал женщины!..

Не тратя времени и не откладыавя более, я наклонился к Даше, приобняв одной рукой, и сделал одновременно две вещи: смачно поцеловал её в губы и схватил за грудь. Опомнилась она, в смысле не грудь, а моя соседка по парте, далеко не сразу, вывернувшись из моих рук лишь после нескольких долгих томительных мгновений.

Самое забавное, мне было прекрасно видно, что она вовсе не прочь продолжить, и отстраняется сейчас просто потому, что того требуют приличия. В другой ситуации и в другом месте все эти вялые попытки освободиться были бы мною просто не замечены. Но… Одобрительный свист класса — «на Красной Площади сексом заниматься нельзя, советами замучают» — и стоящая в дверях учительница, взирающая на происходящее с подобающей ситуации суровостью и… не поверите, явным любопытством, подталкивали к тому, чтобы закруглиться.

Я выслушал долгую формальную нотацию и весь, с ног до головый, был покрыт позором и порицаниями. Всё это происходило под одобрительные перешёптывания одноклассников и мои собственные ехидные комментарии — не мог сдержаться, и подколол училку несколько раз. В продолжение наказания, меня вне очереди вызвали к доске, чтобы показал мастер-класс решения какого-то «особо сложного» домашнего задания — которое, само собой, не сделал и даже не имел понятия, что там должно быть.

Но мне было пофиг на это на всё. Я чувствовал полное удовлетворение. То, ради чего всё затевалось, я таки получил:


Поздравляем! Вы выполнили квест — «Первый поцелуй»!


Получено Очков Изменения Реальности: два.


Активирован квест: «За что любят флейтистов — 1»


Описание: Целуйте женщин, и получайте Очки!


Количество для первого уровня квеста: до 10


Помните, количество зависит от качества!


Количество очков за выполнение: два


Кроме того, наверняка засчиталось и частичное выполнение «трогательных мгновений». Ещё девять девичьих грудей — и получу заветное очко! Спите спокойно, бабушки. Сегодня молодое поколение принимает удар на себя…

Кроме того я нагло пользовался тем, что стою у доски, и сканировал класс, подолгу разглядывая всех подряд присутствующих в нём самок человеческого рода. Те смотрели в с удивлением и чаще всего смущались, но… В глазах некоторых была усмешка и неприкрытый вызов. Ещё аргумент в пользу того, что бабушек гроза миновала!

— Петров, хватит разглядывать Малькову. Ты пример будешь решать или нет? Сейчас как двойку поставлю…

— Так решил уже. Восемь будет!

— Ну… Ответ-то верный, конечно, но где решение?

— Так вот оно. Восемь.

— Восемь — это ответ! А решение — это как ты его получил, этот ответ… Что ты мне тут за клоунаду устраиваешь, а, Петров?

— Так, эта. В уме решил, вот и решение… Простой пример-то! — буду ещё расписывать им тут всё… Решил же! Уже за одно это спасибо должны сказать!

— Нет, это невозможно. Садись, тройка! Удивил ты меня сегодня, Петров. Неприятно удивил. Доиграешься, родителей вызовем…

Легкомысленно пожал плечами в ответ, совершенно не переживая по этому поводу. Ай баюс-баюс, как страшно-то! В семье все с чувством юмора, да и к учёбе относятся без фанатизма. Ну, получил пару-тройку-кол, с кем не бывает… А если про мои любовные похождения прознают, так только порадуются!

Вернувшись на место и сев с видом победителя, коим себя и чувствовал, подмигнул соседке по парте. Та продолжала смотреть на меня, как баран на новые ворота. Но прости, Даша, сейчас ты для меня пройденный этап… Не теряя времени, я обернулся назад: на следующей за нашей парте сидела девочка по имени Оля.

— Петров, не крутись!

Пришлось поворачиваться обратно, изображая прилежного ученика. Сзади донёсся шёпот:

— Не смей смотреть на меня так, извращенец! Циркулем получишь!

Отвечать не стал. Вместо этого сделал лучше: вырвал из тетради листок и быстро набросал на нём шедевр изобразительного искусства, небрежными штрихами, как истинный маэстро. Чтобы не возникло сомнений и двойственности толкований, ещё и действующие лица подписал, одно обозначив как «Оля», второе как «Я».

Дождавшись, когда зорко бдящая математичка отвлечётся и посмотрит в сторону, быстро переправил своё послание назад, попутно отметив совершенно ошалелый уже взгляд Дарьи. Похоже, я порвал все её шаблоны и вышел за все возможные рамки. А что делать? Да, произошла смена приоритетов. И не такое бывает! Если раньше я хотя бы пытался учиться, то сейчас мне это не нужно. Зачем, если я уже когда-то это проходил?

Вот на этой мысли я, сказать по правде, подзавис. Думая о бабушках и девочках, забыл одну вещь. Ведь мироздание или чей-то произвол дали мне прекрасную возможность освежить в памяти многие вещи, вспомнить, углубить знания, разобраться во всём том, что когда-то недопонял и на что забил! Сколько раз, уже во взрослой жизни, сетовал на прогуленные и недоученные когда-то уроки, на недостаточно глубокое понимание базовых предметов. Та же математика, физика, история. Вот только, это всё не имеет общего со школьной зубрёжкой, вообще ничего. По-хорошему, взять бы толковых книг по каждому предмету, и поработать с ними. А не решать одинаковые примеры, не учить наизусть формулы и даты.

Так вот, внезапно задумавшись о высоком и глобальном, я даже не обратил внимания на пришедший сзади ответ. Но то я! А математичка-то просекла…

— Петров, что это у тебя там?

— А? Не знаю, сзади кинули…

— Дай сюда!

Бумажка с художествами — теперь уже коллективными, я мельком глянул на нарисованное, вернее, дорисованное — отправилась на стол учительницы. Та изучала картинку какое-то время, после чего выдала сакраментальное:

— Ох, Петров… И не стыдно тебе, а? У тебя же интиллигентные родители!

— Мне сзади передали! — сказал чистую, хоть и не полную, правду.

— Это он, он нарисовал! — донеслось сзади возмущённое Ольги.

— Что я нарисовал? Гомосятскую оргию? У меня принцип, я такое не рисую!

— Зато другое рисуешь…

— Петров. И что с тобой случилось сегодня?..

— Да ничего такого. Просто, в меня демон вселился…

— Не богохульствуй!

— И в мыслях не было! Я даже слова такого не знаю! И вообще это всё она!

— Всё, хватит! К директору, оба…

Я опять пожал плечами. В конце концов, директриса — тоже женщина. Глядишь, удастся и её за что-то потрогать…

Не удалось. Математичка отвела нас под своим конвоем в директорский кабинет, там в красках расписала все наши злодеяния, и, конечно же, предъявила улику. Я попросил заметить, что там явно заметно различие стилей — мой шедевр, и какие-то жалкие каляки-маляки поверх, и даже цвет чернил разный. Вобщем, справедливость восторжествовало, досталось и Ольге тоже…

Когда вышли из кабинета, она вся просто кипела и буквально набросилась на меня с кулаками.

— Да ты!.. Да тебя!.. Да я!..

Надо ли говорить, что такой случай я упускать не стал?..


Поздравляем! Соблазнив агрессивную и настроенную против вас женщину, вы выполнили квест — «Укротитель тигров — 1»!


Получено Очков Изменения Реальности: пять.


Активирован квест: «Укротитель тигров — 2»


Описание: Соблазняйте женщин, агрессивных и расположенных против вас!


Количество для первого уровня квеста: 5


Не забывайте, количество зависит от качества!


Количество очков за выполнение: пять


А ведь живём! Восемь очков из десяти минимально необходимых мне в эти сутки. И день ещё только начался!

Возвращение в класс произошло ещё до перемены. Я гордо нёс дневник, в котором стршаной красной ручкой, словно чьей-то кровью, были написаны всякие страшные слова. У Ольги был такой же дневник, но, в отличие от меня, она пребывала явно в растерянных чувствах, а под взглядами одноклассников ещё и застеснялась, мило покраснев.

Я попытался сесть не за свою парту, а к Лене, которая сидела одна и явно скучала, но моё благое намерение оказалось жёстко пресечено. Опять под всеобщий смех — кажется, я неплохо развлёк народ. Ну а то, это не пеналы друг у друга тырить… Кстати, какая тварь мой упёрла?!!

Быстрое расследование и допрос свидетелей — то есть, Даши — установило виновного. Тяжко вздохнув, я вновь взял в руки перо, то есть ручку, и нарушил свой принцип. Да-да, это я про то, что не рисую гомосятские оргии.

Рисунок, вместе с сочинённым тут же, на ходу, стишком, отправился по партам, вызывая сдавленные смешки и хрюканье. Я с любопытством следил за учительницей, в любой момент ожидая, что она обнаружит очередное непотребство и пойдёт разбираться На сей раз пронесло. А жаль! Могла бы узнать много нового для себя…

Когда раздался звонок, я, не тратя времени и пока не успели окружить всякие интересующиеся и любопытные, буквально пробкой вылетел из класса и направился в сторону библиотеки. Идея о том, что можно не тратить время на всякую чушь и подтянуть-таки свои знания по базовым предметам, не давала покоя.

И… Есть у жизни смешное правило. Когда тебе что-то нужно — будешь биться, искать, но ни за что не получишь. А когда уже махнёшь рукой, решив для себя, что и не очень-то хотелось — вот тут оно и настигнет, и делай с ним после этого, что хочешь. К чему я? Да к тому, что в коридоре нос к носу столкнулся с той самой девочкой из параллельного класса, Наташей, которую безуспешно искал всю предыдущую перемену.

Глава 18

То, как я резко затормозил и вылупился на свою давным-давно позабытую первую любовь, не осталось незамеченным. Наталья тоже сначала замедлила шаг, а потом и вовсе встала, взирая на меня с недоумением в глазах. И это казалось уже привычным и едва ли не самым главным атрибутом новой жизни — каждый второй теперь смотрел на меня так, будто я тиранозавр на реактивной тяге, который вещает голосом Ленина об электрификации страны и раздаёт листовки с предложением вступить в секту проповедующую обязательное сексуальное рабство.

Повисла пауза, вероятно неловкая, в течение которой я сканировал свою неудавшуюся а далёком-предалёком прошлом пассию взглядом, буквально сантиметр за сантиметром. Я просто пытался понять. Короткие кривые ножки — и это мне когда-то казалось красивым? Низкая грудь, да ещё и формы «уши спаниеля» — и я запал на это когда-то? Задница… А у неё что, есть задница? Эта тощая и костлявая табуретка? Лицо… Ну, ладно, лицо допустим пойдёт. Под пиво если только…

Да ладно, ладно, шучу я! Нормальное у неё лицо. Даже, можно сказать, симпатичное. Просто — ничего особенного, и, в отличие от той же Даши, не испорчено интеллектом ну вообще ни на грамм. И это я молчу ещё про то, что ни за что не узнал бы эту девочку, если бы не нашёл её страничку хрен знает сколько лет назад, когда любопытно вдруг стало вспомнить и узнать, а что с нею стало-то вообще?..

Я криво усмехнулся, так и не говоря ничего. А что тут скажешь? Результаты очной ставки не очень, и по её итогам выходит что единственное, чем я остался удовлетворён в Наталье — это глаза. Вот они-то, видимо, и пленили меня тогда. Голубые, почти синие, яркие-яркие… Красотища!

— В чём дело? Мы знакомы? Ты что-то хотел? — Наталья наконец не выдержала и подала голос. Я понял, что вот он, второй её «козырь», приятный и мелодичный. Может, и не в глазах дело, а купился тогда на него.

Но, по нынешним моим понятиям, этого всё равно недостаточно. Я вдруг с кристальной ясностью понял, что не чувстую к этой девчонке ничего, ну просто вообще. Видимо, то, что было в прошлом — в прошлом и должно оставаться, приятным воспоминанием, и не более. Время течёт, мы меняемся. В идеале — растём и развиваемся, расширяем горизонты, углубляем познания себя и окружающего, начинаем иначе смотреть на одни и те же вещи и учимся отделять основное от несущественного.

То, что удовлетворяло вчера, сегодня кажется недостаточным, а то, что неприемлимо сегодня, со временем может перейти в разряд нормы. В этом нет противоречия. Некоторые вещи приходят с опытом, некоторые — зависят от привычек, которые медленно, но всё же меняются. Перечитывая понравившуюся когда-то книгу, идя на концерт группы, на котором когда-то удалось славно угореть, пересматривая любимый в детстве фильм, отправляясь в приглянувшееся однажды место, мы рискуем найти лишь разочарование и обманутые надежды. Что уж говорить о бывших женщинах…

Наверное, виной тому наша изменчивость и то, что память — штука ненадёжная и нелинейная. Успехи и решённые задачи забываются влёт, а то, что не получилось, остаётся тяжким грузом надолго, иногда навсегда. Подкреплённое сильными эмоциями запоминается лучше, а многие вещи спустя годы приобретают ностальгический ореол, хотя в сам момент переживания кажутся отнюдь не самыми приятными…

Хотите пример? Держите. Что лучше всего запоминается из лодочного похода? У каждого, конечно, будет своё, но для меня это — гроза или ливень во время перехода, когда вода снизу и вода сверху, когда она затекает за шиворот и ручейками просачивается под задницу, когда приходится выбирать — либо ты гребёшь из последних сил и хоть как-то согреваешься, либо отдыхаешь на корме, но стучишь зубами от холода.

И таких примеров накидать можно ещё уйму. Многие с теплом вспоминают армию, хотя, казалось бы — ограничение свободы и постоянные стрессовые ситуации, и это после детской-то «вольницы»! Многие тоскуют по «этой стерве» или «этому мудаку», игнорируя хороших девочек и мальчиков. Всякие Маяковские и Есенины сходили с ума отнюдь не по «простым» и «удобным» дамочкам, и, уверен, это не случайно — «хорошие» партнёрши просто не могут раскачать на эмоции и не дают необходимого пика чувств, такого, к которому, однажды достигнув его, тянет вновь и вновь, как мотыля на огонь. Вот и тащились эти бедные поэты прошлого к этим своим Лилям и Брикам раз за разом, как наркоманы, в надежде пережить вновь кайф былого, который, если хорошо разобраться, и не кайф-то и был!

Короче, к чему я это всё? А к тому, что посмотрев ещё раз на Наталью, просто прошёл мимо неё дальше, в библиотеку, так и не став даже ничего говорить. Для меня она — давно пройденный этап, возвращаться к которому смысла нет никакого. А оставшиеся единицы поцелуев и касаний до женских грудей смогу набить и своими силами.

Посещение библиотеки оказалось неожиданно сильным переживанием. Потому что она одновременно разочаровала и дала неслабый заряд ностальгии. Первое — потому что привычка решать все проблемы кнопкой «поиск» и правильно составленным запросом в аналоговом мире оказалась не совсем рабочей. Вернее, запросы-то составлять требовалось всё равно, но не компьютеру, а библиотекарше, весьма упитанной даме, медленно плавающей между стеллажей, словно кит среди айсбергов. Второе — ещё проще. Скажите, вы когда в последний раз были в библиотеке? Где запах книг, где шелест страниц, где в формулярах записаны данные читавших до этого — и ты пытаешься понять, кто был тот человек, лет пятнадцать назад бравший эту книгу?.. Стоит ли говорить, что я в итоге опоздал на урок?

Следующей была геометрия, в том же классе и с той же препо… учительницей. Я завалился сильно после звонка, буркнул «извините можно зайти?» и, стараясь быть тише травы и ниже тоже травы, направился к своему месту, неся перед собой солидную стопку набранных книг. Но — не прокатило. Я опять почему-то вызвал всеобщее веселье и ступор у математички.

— Стой! Это что такое?

— Книжки.

— Урок уже несколько минут, как начался! Петров, какие книжки?!

— Так разные… «Камасутра», прочее…

Это оказалось попадание ниже ватерлинии. Учительница разинула рот, как выброшенная на берег рыба, не зная что ответить. Воспользовавшись этим, я всё-таки прошёл на своё место, положив книги на угол парты. Дарья тут же придвинула их к себе и начала перебирать.

— «Теория относительности»… «Основы электротехники»… «Термодинамика»… — вслух озвучивала она, и с каждым следующим названием становилась всё скучнее. Переложив последнюю книжку, протянула обиженно: — А где камасутра-то?

— Да пошутил я. Чего её читать, и так всё знаю…

Хохот класса и гневный крик учтельницы слились воедино, и я опять отправился к директрисе. А жаль, геометрия — это же почти интересно…

Оказавшись вновь пред светлые очи самого высшего начальства, совершенно честно признался, что сидеть на уроках и зубрить всякую фигню мне скучно, куда интересней приставать к девочкам. А если уж грызть какой гранит науки, то не ту фигню чем нас пытаются пичкать, а что-нибудь интересное. В какой-то момент начало казаться, что директриса тоже хочет отправить меня куда-то, но — шах и мат! Ты директорша, и отправлять меня тебе больше некуда. Разбирайся сама.

В дневнике появилась ещё одна кроваво-красная надпись призывающая родителей срочно прийти в школу, и я радостно вернулся на урок. Там пришлось тут же, даже не садясь на место, отправиться к доске и рисовать катеты, гипотенузы и посередине них биссектрисы, но это я с грехом пополам вспомнил и отстрелялся быстро.

Перед литературой вокруг меня собралась куча любопытствующих. Я на полном серьёзе повторил сказанное уже ранее, что в меня вселился демон и что я теперь сам не свой, и сразу же, пользуясь всеобщим вниманием, внёс рацпредожение. Мол, чем всякой фигнёй заниматься — а не сыграть ли нам в бутылочку?..

Как уже говорил, тащить одноклассниц в постель и творить с ними все те безобразия, которые вытворял последнее время с человеками женского пола, совесть мне не позволяла. Но от поцелуя-то никому не убудет!

Народ идею принял не сразу, но под моим напором всё же сдался, и вскоре мы уже стояли солидным таким кружком и крутили пластиковую бутылку от кока-колы. Девочек, к сожалению, на эксперимент решилось только четверо, поэтому в основном вся игра свелась к обмену щелбанами между парнями. Но, тем не менее, до звонка я успел хотя бы по разу поцеловаться с каждой, и старался делать это не «на отлюбись» — уж больно запала в душу та строчка в описании про то, что реальное количество поцелуев до закрытия квеста зависит от их качества.

Когда начался урок и все начали заходить в класс, я намеренно пропустил всех вперёд и юркнул внутрь последним, буквально перед учительницей. И не зря! Девочка Лена, как и на предыдущих занятиях, сидела одна. Прости, Серёга, но сидеть тебе сегодня одному. Даже стало немного совестно, но ничего, я же это временно…

Не прокатило. Учительница, видимо, была уже в курсе моих похождений, и потребовала пересесть на место. Ленка, до того глядевшая на меня с неподдельным ужасом, вздохнула с облегчением, но я успел шепнуть ей на ушко: «айл би бек», заставив вздрогнуть и покрыться мурашками.

Серёга, к счастью, не обиделся, спросил здоров ли я, и предложил даже свою помощь, в виде заветной видеокассеты с порнухой. Ах, если бы мои проблемы можно было сейчас так просто решить!

Пока шёл урок, я даже не думал вникать в то, кто там что нам пытался показать, кто что в своё произведение вложил, и сколько раз это сделал. Чувствуя себя победителем — всего-то четыре поцелуя до получения недостающих для проделния маскировки очков — я задумался о совсем ином аспекте своего существования «в прошлом».

Уже несколько раз ловил себя на том, что мне не нравится моя одежда, обувь, вещи. «Мне не нравится эта команда, мне не нравится этот корабль! Мне вообще всё не нравится!». Да и более глобальные потребности помигивали алертами. Так, квартира требовала ремонта, и даже несмотря на то, что был дома я совсем недолго, выскочив почти сразу, успел понять, как много в быту можно и желательно поменять в лучшую сторону. Оставалось вопросом, была ли у нас в это время, и если да — то какая и в каком состоянии, машина. И, наконец, у нас не было компа — а как такое вообще возможно на рубеже тысячелетий?!

Пока я «школьинк», у меня офигенный козырь в рукаве — куча свободного времени. Уверен, если бы захотел, легко освоил бы всю школьную программу в сжатые сроки, и мог бы не переживать насчёт экзаменов, контрольных и прочего. Тут сомнений нет, спасибо учёбе в университете, когда за три дня прокачивал едва ли не с нуля знание семестрового курса и сдавал его на «отлично», вызывая зависть зубривших всё это время отличников. Так что, со временем проблемы нет. А сокрыта эта самая проблема в отстутвии другого ресурса, имя которому — «деньги».

Как заработать школьнику? Пойти грузчиком? Сдавать бутылки? Петь в каком-нибудь переходе-электричке? Последнее не такой уж и бред — используя способности инкуба, легко можно было бы манипулировать проходящими мимо дамочками, заставляя их расставаться с непосильно нажитым. Но… Это всё, как забивание гвоздей микроскопом. Я же могу куда больше. Жаль тратить свои силы там, где они окажутся малоэффективными!

Что же делать? Пойти устроиться на какую-нибудь толковую работу? Учитывая, что в той, уже такой далёкой жизни, я работал программистом, это не так уж и невозможно. Вполне допускаю, что меня всё же согласятся отсобеседовать и даже убедятся, что в профессиональном плане я намного превосхожу обычного школьника, а может и остальных сотрудников. Вероятно, даже предложат относительно пристойные деньги и соголасятся с тем, что по пол дня я буду пропадать в школе. Но это будет значить, что я теряю второй свой важный ресурс — время. А надо же ещё как-то набивать те десять, даже двадцать очков в сутки, для поддержания маскировки! Да и другие способности могут понадобиться, следовательно, нужен запас. Когда всем этим заниматься? Одноклассницы скоро кончатся, как и параллельноклассницы, младшеклассницы, и с ними старшеклассницы — всего один год старше нас. Придётся от количественного развития переходить к качественному, а на такое я, как уже говорил, не готов!

Что же делать? Куда максимально эффективно применить все свои таланты? Создать свой «вконтакте» или «пэйсбук»? Кстати, а последний уже есть, или тоже нету? Написать свой браузер, навроде мозиллы? «Придумать» биткоины?

И вдруг меня осенило. Вспомнились слова научного руководителя про то, как один его знакомец разбогател в девяностые. Как думаете, чего в интеренете больше всего, за чем в сеть лезут едва ли не девяносто процентов пользователей? Чтобы узнать что-то из области науки, найти информацию по работе, полистать википедию? Как бы не так! Правильный ответ обозначается одним-единственным словом: порносайты.

Глава 19

Чем дольше думал, тем больше идея нравилась. В моих руках все козыри! Я точно смогу нарисовать сайт не хуже, чем это делали на рубеже тысячелетий, не говоря о том, чтобы подготовить и запустить сервера и настроить там всё. Не настолько хорошо знаком с историей вычислительной техники и всего сопутствующего, но что-то подсказывает, что наверняка тут всё ещё древнее-предревнее, ламповое, и достаточно простое! Процессоры до сих пор делают быстрее за счёт повышения тактовой частоты, пользователи с упоением гоняют виндовс девяносто восемь, а кое-кто — и девяносто пять, эти ваши убунты, вероятно, ещё даже не появились, зато вовсю цветут всяческие почившие в бозе «рэдхат линуксы» и прочие герои прошлого. Аж руки зачесались, так захотелось покопаться во всём этом поскорей, а может, даже и внести свою посильную лепту!

Но это не главное, далеко нет. Куда круче то, что у меня в наличии целая команда на всё готовых и послушных моделей, каждая из которых даст фору всем девочкам с обложек журналов и порноактрисам этого мира, вместе взятым. Готов поспорить, что настоящих дроу и вампирш тут вообще никто никогда не фотогрфировал! И вопрос, конечно, придумали ли уже этот самый, который со страшным названием, когда девочки с сиськами фотографируются в костюмах анимешных героев. Но даже если придумали — мои красавицы имеют все шансы стать лучшими. А главный плюс — они для меня совсем бесплатные! Даже костюмы уже есть. А если моей великолепной восьмёрки вдруг окажется недостаточно — всегда остаётся возможность подключать дамочек «со стороны», остальные-то мои инкубские способности никуда не делись. Скорее всего, если дойдёт до настоящей порнухи — а начать я всё же планировал с «лёгкого» — так делать и буду. Класть своих девочек под кого попало, да и вообще под кого угодно, точно в планах не. Я ж тот ещё собственник! Но с другой стороны и сам светиться в фильмах определённого направления не хотел бы тоже, не та репутация. Но вот если актрисы со стороны, то тут вопросов нет, с этими уже можно делать всё, что душе угодно! Хоть негров для определённых сцен покупать. Шучу, коненчо.

Что вы там говорите? Угрызения совести? Не, не слышал. Я же не накркотики детям продавать собрался, иа средства нужны для вполне определённых целей. Я даже сам не заметил, как стал мыслить уже не категориями «новая одежда», «ремонт» и «новая машина», а куда более глобально. Финансирование науки, развитие промышленности, благотворительные фонды — и в довесок, конечно же, парочка-другая своих контор, занимающихся перспективными разработками. Я не питал иллюзий, что это будет просто — но если заняться, осуществимо-то точно! Моё знание будущего, хотя бы самое смутное, оно ни разу не панацея от всех проблем, и даже с ним придётся ещё как попотеть, но оно позволит прикладывать усилия и вкладывать средства на тех направлениях, которые на самом деле перспективны и «выстрелят» в обозримом будущем, позволит принимать решения, которые в этом самом будущем апробированы и доказали свою эффективность.

Так что, куда девать деньги, я представлял хорошо. А то, откуда будут получены первые средства… Ну не всё ли равно, если они пойдут на благое дело? Я даже в какой-то момент почувствовал себя порно-робингудом, отбирающим деньги у богатеньких дрочеров, с целью раздавать страждущим. Схема, конечно, много сложнее — но всё, хоть сколь угодно навороченное, всегда сводится простому, «идеальному» случаю, и ряду усложнений. Для меня идея сводилась к получению максимально «быстрых» денег, с последующим их использованием там, где это действительно нужно. Нужно, само собой, с моей точки зрения. Но это не вилла и не яхта! Вернее, не только. И ничего нового я этим не придумывал, похожие примеры видел не раз, когда некие люди, неплохо зарабатывав на чём-то «простом» и эффективном в данный момент — туризме, торговле — потом вкладывалсь в создание менее прибыльных контор, зато занимающихся полезной, созидательной деятельностью, вроде промышленных производств, фирм по разработке чего-то, и тому подобного. Кто-то делал это просто как дань инженерному образованию или предпочтениям, чтобы «поиграться», кто-то — готовил запасную площадку, понимая, что вечно наживаться на одном и том же невозможно.

Так что стратегическая перспектива для меня была ясна, и вектор будущего развития я представлял хорошо. Но, как говорится, половина любого дела — это его начать, и чтобы начать, мне требовались некоторые, хотя бы минимальные, средства. А то, мечтая о создании и запуске своего сайта, я даже не имел ещё собственного компьютера и возможности выхода в интернет! Ещё и окаянные Очки, их для всех этих дел требовалось явно больше двадцати в сутки… Так что, получалось, что следует как можно скорее перейти к решению задач тактических, оценить вообще возможность реализации задуманного! На этой торжественной ноте меня и застал звонок. Пришло время очередной перемены, а после неё и следующего урока — истории.

Идти туда не хотел. Вовсе не из-за нелюбви к предмету, как раз наоборот — в школьной программе История была одним из моих безусловных фаворитов, а учительницу я на самом деле уважал, в отличие от многих. Вот в ней, собственно, и была проблема… Я просто знал, что через несколько лет она умрёт от рака. И сейчас идти к ней в класс сейчас казалось чем-то сродни эксгумации чужой могилы. Разумом я понимал, что тут, в этой реальности, в этом сне, или в этом времени, всё не так, всё пока хорошо. Но со своим похоронным настроением и нежеланием трогать то, что трогать не надо, ничего поделать не мог…

Отправился гулять по этажам, больше бесцельно и пытаясь погрузиться в себя. Это получалось не очень, носящиеся туда-сюда и орущие дети постоянно вырывали из раздумий. Из-за ора и гама, который стоял всюду вокруг, начала болеть голова, и я уже думал, не выйти ли на улицу «покурить», когда вдруг у женского туалета мне явилось очередное прекрасное видение, тоже, как и «моя» Наташа, из параллельного класса.

Байкерша. Сколько всего в этом слове! Сколько воспоминаний и ассоциаций! Здоровенная, отвязная бабища, вечно щеголяющая в кожаных штанах и футболке с «Арией». Чем-то она отдалённо походила на мою паладишну Свету, конечно, с поправкой на то, что Света стройная, красивая и совсем не толстая. Но, тем не менее, пройти мимо такого артефакта прошлого я не мог!

— Эй, «Ария»!

— Чо?

— На плечо! Хошь страшную тайну?

— Какую?

— Как я тебе скажу, какую, не рассказав её? Говорю же, страшную!

— Ну!

— Гну! — и я напел ту убожественную рекламу «ментоса», родом из девяностых, которая «свежесть жизня вместе с ментос». — Знаешь, кто это пел?

— Кто?

— Вот этот чувак, — ткнул пальцем в футболку, как раз там, где нарисован вокалист этой самой Арии. Конечно же, ткнул ему в лицо, и, конечно же, под лицом была грудь байкерши.

— Эй, руки!

— Да я чего, я ничего. Показал просто. Как тебя зовут-то?

— Света.

— Ого. И ты Света!

— Что значит «и ты»?

— То, что везёт мне на вас. Хочешь, поцелую?

— Чо?!!

Не дожидаясь отрицательного ответа, быстро чмокнул кожаное чудовище в губы, и тут же дал дёру, смахнув сообщение о закрытии поцелуйного квеста — ну наконец-то! Что характерно, лишь в последний момент удалось увернуться от тянущихся ко мне рук, и я был очень рад этому. Проверять, что байкерша хотела этими руками сделать — притянуть меня к себе для продолжения, или озвездюлить — не имелось ну совсем никакого желания.

Убегая от преследующего вопля, я на всём ходу налетел на математичку. Сделал это с особым цинизмом — когда понял, кто передо мной, даже не стал тормозить, а наоборот прибавил ходу. Будто случайно задев рукой её грудь и на ходу крикнув что-то извиняющееся, пронёсся мимо. Уже заворачивая на лестницу, подумал, что находить пробелмы на ровном месте — то, что умею лучше всего. Если и эту выходку спустят с рук… Удивлюсь сильно. И это, когда надо бы сидеть тихо и сосредоточиться на захвате мирового господства!.. Ну или, хотя бы, маленького местного!

На историю я пришёл к самому началу. Подходя к классу, взял себя в руки и почти успокоился. Смотреть на ещё живую любимую учительницу оказалось тяжело, даже тяжелее, чем я ожидал. Сев, отвернулся к окну, чтобы никто не заметил слёзы на глазах. К счастью, со слабостью удалось справиться довольно быстро, и я избежал ненужных вопросов.

До конца урока примерял в голове одну идею за другой, как можно помочь или предотвратить неизбежное, или, если не получится, хотя бы максимально облегчить всё это. К сожалению, информации у меня было до неприличного мало, я даже не в курсе был, лечится ли она уже и знает ли вообще про свой недуг.

Всё, что надумал, сводилось к анонимному подбрасыванию денег или к проплачиванию какого-нибудь хорошего доктора. Но все эти варианты казались слишком сырыми и пока не нравилсь. Успокаивало только то, что время пока, вроде, ещё есть.

Если же закрыть глаза на все эти мысли и подавленное настроение, сам урок доставил немалое удовольствие — как и всегда, впрочем. Разбирали первую мировую, и пусть нового я не узнал, но освежил знания в памяти и буквально получил некий импульс, переносящий в прошлое, во времена, отстоящие от нынешних вроде бы и не так уж сильно — на какую-то сотню лет — но которые отличались настолько разительно, что некоторые вещи сейчас просто невозможно представить, как реальность. Тогда были другие люди, другая реальность, попросту — другое время… Всё тогдашнее кажется таким наивным, простым, не развитым, будто цивилизация тогда была ещё только ребёнком. И кстати ни разу не уверен, что с тех пор она заметно повзрослела. Максимум, из четырёхлетнего превратилась в шестилетнего, или что-то такого рода. Но даже до подросткового возраста, этому миру ещё расти и расти!

Когда история закончилась, ко всему прочему я понял, что хочу есть. А также, что прокосячился, не взяв с собой ничего. Привычка всегда обедать на работе в столовой, это хорошо, но когда есть на это деньги (у меня, как ни странно, было — но как-то мало), и когда столовая что-то из себя представляет. Наша же школьная… «Питался» я в ней один-единственный раз, и после этого на весь день оказался буквально прикован незримыми и очень сильными узами к одному, всегда помогающему в беде, молчаливому, готовму хоть сутками напролёт слушать любые мои душевные излияния другу. Фаянсовому, фарфоровому, или из чего он там…

Надо ли говорить, что потом я очень долго избегал того адского места, где вышедшие из преисподней демоны в белых фартуках награждают своих жертв дурно пахнущими недугами, размахивая проклятыми поварёжками и гремя осквернёнными тарелками. Только годы спустя получилось частично смириться с тем, что эти сотонинские отродья могут нести и добро, хоть и очень ограниченно, в виде вполне съедобных и достаточно безопасных булочек.

Туда я и направился, прикидывая в уме, хватит ли финансов — тогдашние цены были для меня пока непонятны. К несчастью, или к счастью, проверить этого не удалось — булки закончилсь. И я хотел уже было покинуть поскорее эту обитель скверны, когда понял, что кто-то положил мне руку на плечо. Обернувшись, с неподдельным ужасом увидел перед собой байкершу Свету, а рядом с нею — девочку Наташу. Смотрели они на меня крайне недобро…

Я, конечно же, не растерялся. Застанив байкершу парализующим на секунду заклинанием, которое звучало как «Ария говно!», скинув с себя её руку и нырнув мимо так и не понявшей ничего Натальи, я в очередной раз со всех ног понёсся прочь. Думая о том, какая же странная выходит учёба в школе — скорее физкультура, чем что-бы то ни было ещё!

Следующий урок был русский, и он крайне неприятно удивил. Я неожиданно для себя выяснил, что не знаю его совершенно! Сложноподчинённые многочлены нагло шевелили этими своими членами, волнистыми прилагательными, полосатыми сказуемыми, кидались в меня междуметиями, ни разу не элементарными частицами, и — не подумайте ничего плохого — союзами… Мне ничего не оставалось, кроме как забить на всю эту мутотень и продолжить думать о судьбах мира, а заодно — о предстоящем «махаче» с Иваном.

Вопросы первого заработка висели всё так же. Самым простым и естественным для меня сейчас способом получения начального капитала, кроме собирания бутылок и хождения по электричкам-преходам, виделось соблазнение каких-нибудь богатеньких тётенек. Нужно было придумать где их найти, как максимально эффективно использовать, и, не в последнюю очередь — что делать с угрызениями совести. Но обдумывал я также и вариант призвать кого-нибудь из своих девочек с целью грабануть, например, банк, или чего попроще. Непонятным было, насколько мои подопечные смогут использовать свои способности. Если смогут — то в моих руках оказывалась настоящая уберплюшка!

Но то всё предстояло сделать позже, и сосредотачиваться на этом было всё сложнее. В ближайшей перспективе мне предстоял спарринг с Иваном, и хотя всё и должно было произойти «по-детски», я ощущал, как кровь начинает-таки бежать быстрее в предвкушении. Пусть придётся драться со школьником — но я же и сам якобы школьник! Ни разу не атлет и не брюс ли, а все те рефлексы из взрослой жизни — сохранились ли они вообще? Вопросов висело много, и получить на них ответы можно было только одним способом — попробовав. Что уже вот-вот и предстояло сделать.

Звонок, последний для меня в этот день, наконец прозвенел. Нам торжественно продиктовали очередную домашку, которую надо было записать в дневник — не поверите, я не сразу вспомнил, как это делается! Молчу ещё про то, что так много писать в течение такого короткого промежутка времени, оказалось жутоко непривычным и утомительным. Это вам не в ноутбук тексты вбивать…

Выходя из класса, с некоторым удивлением отметил, что меня провожают взглядами почти все одноклассники. Видимо, тоже думали о предстоящем. Для них-то это развлечение!

Серёга, добрая душа, даже положил руку на плечо и приободрил, сказав глубокомыслено:

— Не сцы, всё будет хорошо!

Когдя подошёл к месту стрелки, Ваня уже был там, вместе с дружками-товарищами. Не став тратить время на болтовню и всякие «ритуалы», я просто скинул рюкзак, куртку, попросив Серёгу присмотреть, и пошёл навстречу. Ваня попробовал кричать что-то унизительно-оскорбительное, но я только пожал плечами, и он замолк.

Всё началось и закончилось до неприличия быстро. Обменявшись несколькими ударами, мы вошли в клинч и оба упали на землю. Я подмял соперника под себя и уже было праздновал победу, но гадёныш извернулся и укусил меня за бок, там, где задралась футболка. Это оказалось весьма болезненным, я невольно вскрикнул и чуть ослабил хватку. Ване этого хватило, чтобы вывернуться из-под меня, и ситуация в корне изменилась — теперь уже я оказался под ним, и скинуть его не получалось никак. Да и бить друг друга мы тоже не могли. Поэтому всё вышло весьма странно: вроде как я внизу, но сдаваться и не собирался, и чуть только противник ослаблял хватку — начинал выбираться, грозя переломить ход поединка.

Конец всему положила какая-то училка, решившая посмотреть — что это за толпа молодёжи оживлённо галдит неподалёку от школы. К слову, то, что при появлении «высших сил» я был снизу и вроде как выглядел пострадавшей стороной, играло на руку. Но когда Ивана уже стаскивали с меня, всё равно успел таки извернуться и поставить ему напоследок фингал под глазом.

Поднявшись на ноги и отряхнувшись, я с любопытством осмотрелся вокруг. Присутствовал почти весь класс, даже самые зашуганные девчонки-скромницы. Последнее вообще не удивительно — люди-то, как ни крути, одинаковые, и женщины — они те же животные, что и мужчины, просто чуть по-другому. Если мужик хочет доминировать и всех вокруг, то женщина хочет того мужика, который доминирует и который всех вокруг. А те особы, которые «не такие» и «ждут трамвая»… Просто осознают, что мечты не всегда совпадают с реальностью, и сами себя ограничивают, бьют по рукам. Дайте им мужика, и увидите, как всё поменяется! А сейчас как раз была возможность дать волю «животному», посмотреть на самцов «в деле». Неужели кто-то откажется от такого? Даже жена, которая оттаскивает лезущего в драку мужа, где-то в глубине души она наверняка хочет, чтобы благоверный пошёл и навешал там всем, но только так, чтобы ничего ему и ей за это не было.

И не говорите, что всё сложнее. Так и есть — но именно школа, она практически как зоопарк, с запертой в тесных клетках кучкой животных, не умеющих ещё толком управлять собой и окружающим миром, зачастую не имеющих критического и хоть сколько-нибудь адекватного мышленя, с бурлящими гормонами, зашкаливающими эмоциями, правом сильного и практически всеми атрибутами дикого мира. Именно в школе мы ближе всего к природе и к тому, из чего когда-то появились, именно там животное начало выпирает сильнее всего. Если не считать яслей и детского сада, но то совсем другой разговор…

Тем временем, многие зрители начали подходить и «выражать почтение». Что я чувствовал по поводу всего этого, да и по итогам драки вообще? Если честно, ничего. Взбодрился, размялся, разогнал кровь — не более того. Ну, не выполнил челлендж каждого уважающего себя попаданца в детство — не навешал люлей главному хулигану. И что с того? Если бы занимался спортом и единоборствами всерьёз, и ничего не получилось бы, тогда да, было бы обидно. А так я, считай, любитель. И то, почти уломал! Так что — расстроенным я не был точно.

Но и не радовался, что всё так хорошо, что девочки так смотрят на меня, а парни явно уважают теперь сильно-сильно. Это, коненчо, могло быть приятно той обезьяне внутри, но она уже старая, опытная, и знает, что всё это — фигня и ничего не значит. Ей нужен другой банан, больше размером, иначе никакого удовлетворения. Наши с нею планы куда более глобальны, и по сравнению с ними эта драчка — ну просто ни о чём…

Поэтому, быстренько распрощавшись со всеми и отвязавшись ото всех «хвостов», я постарался как можно скорее слинять в сторону дома, благославляя всех демонов и богов за то, что превратился в школьника. Ведь что это значит? Да это значит, ещё целых пол дня впереди, а не жалкие пара часов перед сном, когда приползаешь с работы и не можешь ничего другого, кроме как изображать из себя очень-очень уставший овощи! За то время, которое у меня оставлалось, можно было ещё столько всего успеть — и я не собирался тратить его зря.

Глава 20

Когда я открыл входную дверь, понял: с претворением всех грандиозных планов в жизнь придётся повременить. В прихожей меня атаковала собака, встав передними лапами на плечи и начав вылизывать в лицо. И то, с каким прекрасно читающимся намёком она смотрела на лестницу за моей спиной, указывало без всяких: придётся гулять. С одной стороны это было плохо, ведь я был настроился не тратить ни минуты зря, поскорее выбраться туда, где будет побольше доступных женщин, и не давать ни одной из них прохода, по-стахановски открывая и закрывая квесты. Но с другой… Когда в последний раз я делал это? Когда ходил спокойно по пустырю возле родительского дома, ещё не застроенному и без стоянок на десятки машин, когда общался с собачникамии, наблюдая как молодая, здоровая и полная энергии псина в своё удовольствие резвится с сородичами?.. Наверное, это стоит таки часа-двух жизни, и пусть всё остальное подождёт!

Пока наперегонки сбегали вниз по лестнице, внезапно наткнулся на интереснейшую мысль: а ведь, получается, сейчас я представлял собой такую штуковину, которой так не хватало в жизни мне самому! Не раз, размышляя, не завести ли собаку, бросал эту затею, просто осознавая: с моим режимом гулять получится только очень рано и очень поздно, а это — ну совсем не дело. Но ведь у этой проблемы решение-то есть, пусть и совершенно неожиданное! Всё просто, заводишь и выращиваешь детёныша — и вот есть тот, кого можно отправлять гулять днём, да ещё и сидеть с бабушкой, ходить в магазин и выполнять кучу всяких полезнейших дел. Со всех сторон один только профит! Понятно, конечно, сил на начальном этапе придётся затратить несоизмеримо, и это своеобразное «лекарство» может оказаться хуже этой своеобразной «болезни», если можно так сказать. Да и сама идея завести ребёнка только для того, чтобы завести собаку — звучит бредово. Но более глобально-то, всё так и есть: ты инвестируешь своё время, которое, если всё получится как надо, потом возвращается с процентами. Если не инвестировать — как ни крутись, что ни делай, а больше его станет только на пенсии. И то, если доживёшь. И будет ли на этой самой пенсии тебе ещё что-то нужно — большой вопрос…

Я с ноги распахнул совершенно двественную дверь парадной, ещё не познавшую ни домофона, ни даже кодового замка. Мы вылетели наружу, устремившись к ближайшим кустам, и мои философские размышления об устройстве жизни пополнились новыми вводными. Эти вводные шли по тратуару мимо, и у них были довольно симпатичные мордашки.

— Ой, какая собачка! А можно погладить?..

Какие вопросы. Конечно, можно! Даже нужно. На ловца, как говорится… И нет, если что, подумал я не про эти совершенно неожиданные дивиденты от инвистиций в прогулку, вовсе нет — это, всё же, скорее случайное совпаение. А мысль была про то, что получается какой-то замкнутый круг: девочки клюют на собачек, чтоб собачек завести — нужна подмога и поддеркжа в лице детишек, но чтоб завести детишек — нужны девочки. Наверное, поэтому люди и зводят кошечек, что гемора как-то меньше…

Но это если с глобальной перспективы. А мне всего-то и надо было — титьку потрогать, да поцеловать, если получится. Потому я хорошенько сел девочкам на уши, начав шпарить подряд всё и обо всём, что только есть на свете, начиная с описания происхождения ссадин и разбитой губы, и заканчивая мировой политикой и смыслом жизни. Главное, лишь бы не вздумали идти дальше, по своим делам. В какой-то момент, чтоб уж наверняка, даже применил оружие массового поражения — дал девчонкам поводок и разрешил «поводить» собачку. Правда, когда они удовлетворили свою врождённую тягу к манипулированию, тут же отцепил псину и пустил в «свободное плавание», но при этом продолжал вешать на уши развесистую лапшу, так что обе эти мои внезапные… Шатенистая, в юбке, «Меня зовут Марина!», и блондинистая в джинсах, «А я Валя!» — обе они не заподозрили ничего, и действительно были преисполнены собственной важности, ведь такое дело ответственное доверили!

После получасовой прогулки, после множества моих «ложных» заходов и историй, которые заставляли девчонок краснеть, но их глаза — зажигаться явным интересом, я решился наконец перейти к активным действиям. Состроив загадочную и значительную мину, вопросил этих то ли старшеклассниц, то ли младшекурсниц — это я настолько плотно поливал их потоком слов из своей глотки, что они даже не успели вставить ничего про себя:

— Можно погладить-то?

— Что?

— Погладить, говорю, можно?

— Это ж твоя собака! Гладь, сколько хочешь.

— Так не собаку гладить…

Вспомнилась детская сказка, где были как раз собака с глазами, как блюдца, вторая с глазами, как тарелки… И, наверное, ещё какая-то. Возможно с глазами, как летающие тарелки. Но не суть, суть в том, что две пары таких блюдец, или тарелок, уставились на меня, пытаясь понять — не ослышались ли они, правда ли поняли правильно то, что я им сказал?

На моей физиономии, наверняка, читались все пороки мира, а во взгляде голод всех его самцов. Но я одновременно старался выглядеть как можно более благожелательно и располагающе, сиял всеми своими тридцатью двумя и не предпринимал никаких активных действий — ведь в охоте на самку человека главное, это раньше времени не спугнуть.

Первой опомнилась блондинистая:

— Слушай, а не обнаглел ли ты часом?

— Никак нет. И, кстати, будьте справедливы! Я вам погладить дал? Дал. Теперь и вы мне дайте. Ну погладить, в смысле..

— Ну во-о-обще… — это, наконец, пришла в себя ещё и шатенистая.

— А что вообще? Посмотрите внимательнее. Готов поспорить, такого, как я, у вас ещё не было, и вряд ли скоро будет! Я ещё не в самом расцвете сил, но уже вполне себе красавец мужчина. Так почему бы не попробовать то, вокруг чего вращается вся наша жизнь, о чём пишут статуи и играют картины? А? Давайте, соглашайтесь. И поторопитесь, предложение ограничено! Один раз живём! — последнее, видимо, не для всех верно — но объяснять этого, само собой, не стал.

Колебания и борба соблазна и здавомыслия просто читались в их глазах, и если Валя была склонна согласиться, то Марина — наоборот. И это, конечно, никуда не годилось, я хотел погнаться за двумя зайцами и притащить на ужин их же обоих.

— Ладно, вижу, Марина не хочет. Пошли, Валя, расскажешь ей потом, чего потеряла, — я взял её ладошку в свою и потянул девушку за собой, преодолев лёгкое сопротивление. Я так делал, когда собака заигрывалась и не хотела слушаться — просто уходил, и ей ничего не оставалось, кроме как пойти за мной следом. Сейчас нечто подобное должно было произойти с Мариной.

Через несколько шагов она и правда нас догнала и пошла рядом с независимым видом, поглядывая на подружку с осуждением — я уже обнял Валю за талию, и прижимал к себе всё ближе и ближе, преодолевая осторожное и неуверенное сопротивление.

Зайдя в подьъезд, мы поднялись почти на самый верх и остановились между этажами.

— И? Что мы встали?

— Всё, дальше поезд не идёт. Или вы чего хотели? Чтобы я домой вас?.. Там моя бабушка, а я школьник!

— Школьник?

— Хренольник! Хватит трепаться, девочки. Если вы не целовались в подъезде — вы прожили жизнь зря! Валя, иди сюда… — к счастью, рука её снова была в моей, и не выпустив её я вместе с тем не выпустил и инициативы. Девчонки, видимо, всё же оказались студентками, и в их глазах я внезапно оказался мелюзгой, схлопотав здоровенный минус к репутации. Но объяснять, как они ошибаются, само собой, не стал. Куда важнее слов дела, и при выборе — делать или говорить, всегда выбирал первое. По возможности, само собой…

Валя всё так же формально ломалась, но быстро «разогрелась». Ещё бы, с моим-то опытом… Мне уже казалось, что я вообще видел и пробовал всех женщин мира, а которых ещё нет, все обязательно похожи на кого-то из предыдущих. В конце концов, может, это и имело под собой рациональную основу — как ни крути, а люди-то одинаковые, и вся индивидуальность — вариации базовых параметров и величина отклонения от нормы.

Марина с величайшим осуждением смотрела на то, как я гладил, мял в разных местах и целовал её подружку. Когда Валя издала неприлично громкий стон — и с чего это, казалось бы, я решил, наконец, обратить внимание и на вторую девушку.

Не отпуская из рук первую, сделал полшага к Марине. А та сделал шаг от меня. Потом ещё. Она упёрлась спиной в стену, а я быстро сократил разделявшее нас расстояние и припёр бедняжку к ней.

— Не смей делать со мной всё это! Закричу! — в голосе прорезались истеричные нотки, и это мне очень не понравилось. — Я тут только ради подруги! Чтобы ты не сделал с ней ничего!

— Валя. Ну вот что она, а? Нормально же общались…

— Забей! Иди сюда… — Вале явно было не до подружки, и она куда больше хотела продолжить прерванное. Приоткрытый рот, дрожащие губы и подёрнутые поволокой глаза очень хорошо характеризовали её состояние. Вот так всегда — когда нужно, фиг тебе, а не помощь!

Продолжив работать над «блондинистой» одной рукой, я повернулся в сторону шатенистой, и призвал всё своё красноречие и дар убеждения. Говорил тихим, успокаивающим голосом, как с собакой, и смотрел прямо в глаза. Заметив, как сомнения из них уходят всё дальше, сменяясь растерянностью, прижал её к стене и поцеловал в губы, сначала осторожно, только чуть-чуть коснувшись, но постепенно усиливая напор и подключив к делу язык и свободную руку.

Сколько мы так стояли, не знаю. Одна моя рука уже давно была в джинсах Вали, вторая — под юбкой Марины. Обе девушки крепко прижимались ко мне, и экспресс-урок не прошёл даром — целовались обе уже гораздо лучше, чем в самом начале. Прервал нас звук отпираемого замка на моём этаже.

Девушкам пришлось спешно приводить себя в порядок, я же просто отодвинулся чуть в сторону и взял собаку, которая всё это время лежала рядом и смотрела на нас скучающим взглядом. После этого мы приобрели вид вполен обычных школьников или около того, зависающих в подъезде. Ведь кому придёт в голову подозревать в непотребствах парня с двумя сразу девочками!

Мимо нас спустился ухмыляющийся сосед, взгляд которого надолго задержался на обоих моих подружках. Когда дверь снизу хлопнула, они отмерли и полезли ко мне снова — но я строго сказал:

— Всё, хорошего понемногу. Мне пора, а то не обедал ещё даже!

Не давая Вале с Мариной сказать и слова, направил их вслед за соседом, а сам быстро поднялся к себе и закрыл дверь. На всякий случай посмотрел в окно, убедившись, что они уходят, после чего и правда пообедал, покормил бабушку, и, сказав что пойду погулять и вернусь поздно, выбежал наконец на улицу. Про домашнее задание нагло соврал, что всё уже сделал.

Времени было уже почти семь вечера — и куда только время ушло? Хотя, известно куда. За Марину частично засчитался «Укротитель тигров-2», ещё четверо таких, «несговорчивых» — и получу очередные Очки Изменения. Кроме того, за обоих я получил полный набор, и «Трогательных мгновений», которые пошли уже на новый, третий, круг, требующий пятьдесят касаний женской груди, и закрыл «флейтиста», и получил ещё несколько новых квестов с похабными названиями, вроде «хороший водопроводчик — в ваших руках текут», «жопошник» и «задиратель юбок». Неожиданно, количество Очков у меня перевалило за второй десяток, и, в принципе, можно было бы на этом успокоиться. Но я прекрасно понимал, что чем дальше, тем сложнее будет их получать, поэтому, взяв хороший старт, надо будет максимально использовать полученные преимущества.

Вот-вот с работы должен был прийти отец, и я не хотел тратить времени на разговоры и прочее, и так уже выбивался из графика. Поэтому, быстро сбежав по лестнице, почти бегом направился к остановке. Для быстрого прогресса мне требовались женщины, а где их искать, если не в центре?

Глава 21

И даже не столько в центре, сколько возле находящихся там кабаков и клубов, думал я, выходя из метро на станции Невский Проспект. Конечно же, рассчитывая прогуляться по Думской, самому известному злачному месту города на Неве. Никогда её не любил — куда больше приятных по духу заведений в районе Лиговского и Рубинштейна, но сейчас-то я шёл не гулять и получать удовольствие, а работать! Пусть и весьма своеобразно.

Разочарованию моему не было предела, когда я прошёлся по местам боевой славы и не нашёл ни пятен на асфальте, то ли от пролитого алкоголя, то ли от отмытой блевотины, ни толп подвыпившей молодёжи, ни доброжелательных лиц амбалов-вышибал, так и жаждущих проявить гостеприимство и заключить в свои тёплые нежные объятия. К слову, тот единственный раз, когда меня в прямом смысле выкидывали откуда-то охранники, был именно на благословенной всеми богами пьянства и алкоголя Думской. Хотя, если рассматривать ещё и случаи, когда было не в прямом, отличился ещё «Мишка» на Фонтанке, куда мы ходили пить горячие коктейли с егерем, смотреть на смешных бородатых хипстеров, пьющих сидр, и на танцующих девочек.

Как же прискорбно жить без телефона, со всеми этими приложениями, картами и интернетом, или хотя бы без домашнего компа! Я себя ощутил слепым котёнком, который тыкается наугад во всё подряд и не может понять даже, что это передо мной. Всего две минуты в гугле обеспечили бы меня достаточным знанием насчёт того, какие бары и клубы уже существуют, какие ещё не закрыты, а какие ещё только появятся в будущем. К слову, ведь ещё не прошло время попискивающих телефонных модемов и компьютерных клубов, а максимальный трафик измеряется байтами с приставкой «мега», а отнюдь не «гига»! Что называется, попал, так попал. Когда что-то происходит постепенно, не замечаешь этот процесс, как происходит с растущими детьми или с движением солнца по небу. Десятилетями флэшки становятся толще, интернет быстрее, процессоры обрастают количеством бесполезных ядер — но это происходит незаметно. Но стоит резко лишиться всего того, что постепенно появлялось и входило в жизнь — и ощущаешь себя, как в каменном веке…

Но всё это было печально и неудобно, но не столь критично. Облом с барами меня весьма опечалил, но ни в коем разе не остановил. Концентрация женщин в центре всё так же выше, чем где бы то ни было, тем более к вечеру, и шансы «обработать» их должным образом оставались довольно высокими. Молчу уж про находящийся поблизости пединститут Герцена, в котором девок по определению всегда было заметно больше, чем мужиков. Но первоначальный «план А» с хождением по барам, да-да, именно с буквой «р» в середине, заменялся на запасной «план Б», когда то же самое с буквой «б» и без участия питейных заведений, то есть, исключая промежуточное и по сути-то своей лишнее звено.

В пункте обмена я превратил в рубли тщательно лелеемую в предыдущей жизни заначку — ажно целых два бакса, и присовокупил к этому все остальные свои невеликие сбережения, которые безжалостно изъял из домашней копилки. К слову, за зелёные бумажки с американским президентом мне дали каких-то жалких шестьдесят рублей, я и забыл, что в те стародавние времена курс был ещё не такой крутой. Правда, когда я посмотрел на цены, успокоился — они тоже выглядели неприлично низкими и несерьёзными. По крайней мрее, хватило на то, чтобы приобрести сим-карту, пока без телефона, и, шиканув «на все», набрать охапку тюльпанов. После этого, будучи во всеоружии, я вышел на тропу войны.

Первым делом двинул к выходу из университета, поймав первых же выходящих из него студенток. Чувствовал себя при этом как рыбак, который расставляет сеть перед идущей на нерест рыбой…

— Девушки, постойте! Позвольте подарить вам по цветку…

Шаг замедлили, но смотрят с подозрением. Трое. Одна высокая, русоволосая, с короткой стрижкой, в свитере, джинсах и кроссовках. Вторая — брюнетка среднего роста, фигуристая, в целомудренной юбке до колен и лёгкой куртке. А третья вообще очень смахивает на кореянку — да ею, скорее всего, и является.

К слову, ещё нет и повсеместной плэеризации, когда каждый первый с наушниками в ушах, и фиг до кого докричишься, если понадобится. Нет, уже начали попадаться люди с… Вы вдумайтесь, с дисковыми, не флэшечными! MP3-плеерами, с вынесенными на проводке пультиками, каждый из которых выглядит как самостоятельный плеер более позднего времени. Но такие не у всех, и роскошь…

— Нет-нет, не бойтесь, это ничего не стоит! Всё совершенно бесплатно! — раздаю цветы, пока не опомнились. — Ну разве что…

Подозрение во взглядах вспыхивает с новой силой. Ага, так вот для чего странный парень до нас докопался! Вот сейчас-то всё и выяснится, всё и раскроется! К халяве никто не привык, все подвоха ждут…

— Ну разве что… Дадите потрогать вашу грудь! Нет-нет, это не обязательно, цветы я вам и так подарил! Но если согласитесь, буду очень благодарен. Не пугайтесь, всё будет произведено осторожно и профессионально! Понимаете, поспорил с друзьями, что сделаю это с сотней самых красивых девушек города. ю Так что, вам ничего не стоит, а мне поможет сильно… Нет, никаких скрытых камер, никто не подсматривает! Мы верим друг другу на слово. Они знают, что я не обману…

С нервными смешками, переглядываясь и смущённо улыбаясь, девушки позволили мне осуществить задуманное.

— А можно поцелуй ещё? Никогда себе не прощу, если не попробую сделать это… Да, иди сюда! Как тебя зовут, Оля?.. И ты тоже… Как говоришь, Настя? А ты Женя? Телефон дам, конечно. Сейчас правда работает, сломался… Но до конца недели постараюсь починить, так что звоните! Не за что!.. Всем спасибо, до новых встреч!

И пошло-поехало. Не со всеми получалось, кое-кто в гневе кидал подаренный цветок в меня обратно, но я брал количеством, следуя мудрости, приписываемой незабвенному порутчику Ржевскому. Той самой, когда он якобы объясняет свой секрет успеха: «при встрече, сразу спрашиваю — разрешите вам впердолить?», на что слушатели отвечают: «но ведь так можно и по лицу получить!». Ржевский соглашается, но говорит, что «можно-то и впердолить!».

С переменным успехом пополняя свои квестовые списки, я постепенно перемещался в сторону Невского проспекта. Там, отойдя в сторонку, я немного постоял, впитывая атмосферу времени. Всё было вроде и такое же, но слегка другое. Рекламы незнакомых, забытых за временем продуктов и фирм, поток машин гораздо меньше привычного, как в выходные сейчас, да и состоящий всё больше из автопрома. Иномарки хоть и едут, но их гораздо меньше, чем сейчас. Вроде бы и слегка, но другая одежда, другая мода, другие предпочтения…

Там, на Невском, лафа для меня чуть было не закончилась. Как выяснилось, я неосмотрительно забыл про один из важнейших атрибутов цивилизованной жизни…

— А что это мы тут делаем? Цветами барыжим? — два здоровенных откормленных мента. На «м» ещё зовутся, официально, не на «п»! Я как-то вдруг вспомнил, что с благословенных и овеянных легендами девяностых и даже нулевых милиция, а потом и полиция, сильно поменялась в лучшую сторону. Не так, чтоб в ангелов превратились, но тогда, в моём детстве, они были по большей части теми ещё отморозками. Другие, судя по всему, просто не выживали…

— Ничем не барыжим. У меня денег нет, вообще! Бесплатно цветы дарю!

— Бесплатно?!

— Да вы посмотрите! Говорю же, нету денег! — я даже руки поднял, чтоб им было легче обыскивать. Думал, наивный, что постесняются — ага, конечно. Обшмонали с головы до ног, разве что в задницу не заглянули.

Всеми силами стараясь изобразить оскорблённую невинность, я продолжил увещевать стражей закона:

— Да нет у меня ничего, ну что вы не верите! Я не продаю! Цветы на все свои сбережения купил, и ещё два доллара. Мои, собственные. Я их просто дарю, и прошу за это девушек, чтобы дали грудь потрогать. С друзьями поспорил… Разве это запрещается?

Дяденьки милицейские сначала остолбенели, смотря на меня широко раскрытыми глазами, потом попросили повторить, а потом — начали дико и долго хохотать. Но, в конце концов, всё же отпустили меня, даже не отобрав цветов и даже согласившись, что подсматривать за мной нехорошо и что они если и будут это делать, то издалека.

Мысленно утерев пот со лба, я продолжил свою «рыбалку», вылавливая в потоке прохожих всех без разбору, от юных наивных девчонок до взрослых и видавших виды дамочек «за сорок». К слову, последние оказались гораздо более сговорчивыми — видимо, при виде моей прыщавой физиономии в них просыпался ещё и материнский инстинкт. Жаль, что попадались они не так часто…

Когда цветы закончились, я запрыгнул в автобус и прокатился до Московского вокзала, с целью уже оттуда, на другом автобусе или трамвае, добраться до родного Купчина. Вот на этом-то пути, когда пересек Обводный канал, я и обрёл неожиданно то, чего не смог найти чуть раньше на Думской. Клуб «Метро», то место, куда пускали даже школьников и про которое всегда рассказывали всякие небылицы. Например, что когда заходишь туда, с потолка начинают сами собой сыпаться колёса. В такие сказки, само собой, я всегда верил, но это для меня сейчас было делом десятым. Клубешник с кучей народу, а главное — поддатых и готовых на всё дам, вот то, что мне нужно!

Поэтому я, не раздумывая и не колеблясь, выпрыгнул на следующей остановке и скорым шагом направлся к заветному месту. Правда там, на входе, меня ждало сильнейшее разочарование — он оказался платным. Да и время поджимало, по-хорошему, уже бы собираться домой. Но соблазн срубить по-лёгкому «Очков» был слишком велик, и в какой-то момент я даже всерьёз обдумывал, не прикинуться ли панком. Спросите, почему панком? А кто ещё вечно трясёт своими ирокезом перед самым концертом, собирая деньги на вход? Причём, занятие это повсеместное, наблюдал таких и в Питере, и в Москве, и в Новгороде, и в Минске…

Но панк из меня не вышел. Очень скоро я сообразил, что внутрь-то мне и не надо — достаточно простовертеться у входа. И к тому времени как я решил что пора сворачиваться, уже, если честно, сбился со счёта, но точно набил под сорок «Трогательных мгновений» и всего прочего.

По возвращении домой меня ждала не очень приятная неожиданность… Я забыл ещё одну вещь — что существом являюсь ещё подневольным, и на самостоятельную жизнь не благословлён. Пришлось выслушивать качественный нагоняй за то, что шлялся не пойми где допоздна, заставляя всех волноваться. К слову, если по молодости всё это воспринимал в штыки, то сейчас, будучи по факту взрослым человеком, предков понимал и полностью поддерживал. Сам много лет спустя буду точно так же выговаривать загулявшим и не отвечающим на телефоны родителям. А что, волнуюсь же!

Искренне повинившись, я сказал, что понял проблему, теперь обязательно куплю себе мобильный телефон и буду всегда на связи. Да, к слову, мобильники в этом времени ещё с кнопками, без цветных дисплеев, без энгрибёрдов и даже без интернета…

Глава 22

На следующее утро чудо-будильник разбудил меня аж на полчаса раньше. Хотелось успеть всё, в том числе зарядку — надо же себя хоть в какую-то форму приводить, а то ну как Иван какой опять докопается! Кроме этого, в утреннюю программу входил холодный душ, и если в прошлый раз этого никто не заметил, то на этот раз меня поймали с поличным.

Думаю, не надо говорить, что своей помывкой я изрядно удивил своих — ведь раньше-то такой привычки за мной не водилось. Что логично, приобрёл я её только в Германии, дюжину лет спустя, где было очень душно спать и где просыпался вечно весь в поту. Пришлось приспосабливаться, при этом душ я выбрал осознанно холодный, дабы не простыть — ведь попасть распаренным на какой-нибудь сквозняк, вернейший способ подхватить простуду, что раньше со мной вечно и случалось.

Позавтракав, я как мог быстро собрался и вылетел из дома. Общаясь с родственниками всё ещё было трудно и не хотелось. Ничего не мог поделать, чувствовал себя самозванцем, чужаком и обманщиком.

Оказавшись на улице, я немного прогулялся пешком, просто чтобы восстановить душевное равновесие, поудмать и настроиться на деловой лад. И, в конце концов, пошёл не в сторону школы, а в противоположную — в поликлинику.

Сидеть весь день на уроках не хотелось, совершенно. Я уже своё, как бы это двусмысленно ни звучало, отсидел. Я бы мог и просто прогулять — но раз уж имеется возможность получить официальную отмазу, в виде разрешающей не посещать учебное заведение бумажки, чего бы не воспользоваться?

Сперва хотел потратить ради такого важного дела Приказ Инкуба, или, если докторша будет молодой и красивой — Соблазнение. Но подумав немного, сообразил, что могу элементарно сэкономить и обойтись без траты заветных Очков, употребив их куда-нибудь в более нужное место.

Поликлиника встретила специфическим больничным запахом, кучей народа и отсутствием ремонта. Просочившись мимо тётенек с колясками и пришедших большими группами на медосмотр млашеклассниками, я отыскал кабинет терапевта, спросил кто последний — это оказалась пухлая мамаша с угрюмым и испуганного вида пацаном, и пристроился на скамеечку.

Ждать, судя по всему, предстояло прилично — несмотря на раннее время, очередь собралась изрядная. Чтобы хоть как-то с пользой занять время, я встал и начал ходить туда-сюда, разглядывая плакаты на стенах, посматривая в окно… И потихоньку подбираясь к симпатичной девушке с книжкой на коленях. Она была всецело погружена в чтение, провожая глазами строчку за строчкой и иногда хлопая красивыми длинными ресницами, и у меня всё это вызвало ощущение бесконечного умиления. Я уже и не вспомню, когда в последний раз видел девчонку с бумажной печатной продукцией в руках, и чтобы это был не журнал и не какая-нибудь газета «Метро».

Встав рядом, я аккуратно взглянул на пожелтевшие страницы. Оказалось, книжка — про графа Монте-Кристо. Про себя усмехнулся, сам-то эту книжку прочитал ещё в младших классах, а сидящая передо мной была на невооружённый взгляд в том возрасте, когда уже готовятся к поступлению в институт, если уже не поступили, или вовсю пашут в «Макдональдсе». Однако, несмотря на долю скептицизма и снисходительности, я всё же порадовался. Могло быть и хуже! Не женский роман и не женский же детектив известной писательницы, уже хорошо.

— Классная книжка. В детстве очень любил, — сказал я, присев рядом на корточки, и только потом опомнился. Какое детство, старый дурак, у тебя сейчас-то что?..

Симпатичная любительница французской классики медленно подняла на меня глаза и улыбнулась.

— Да, я в детстве её тоже люблю.

— Нет, что ты, какое детство! Раньше в таком возрасте все уже по замужам давно сидели, по второму-третьему детёнку заводили!

Девушка заметно поскучнела и попробовала вернуться взглядом в книжку. Тьфу ты, вот вечно так — ляпну чего, а потом расхлёбывать! Но тот не ошибается, кто ничего не делает, а промахнувшись первый раз, можно попробовать взять своё вторым выстрелом. Поэтому убежать от меня к сокровищам и интригам я своей жертве, конечно, не дал.

— У меня, кстати, хорошая библиотека дома! Да и вообще, любил всегда дело это, почитать. Можем обменяться опытом и впечатлениями… — торопливо, но обстоятельно я начал вываливать на вежливо улыбающуюся и в основном молчащую собеседницу поток информации, в основном впечатлений от прочитанного и размышлений насчёт того, что читать стоит, а что на мой взгляд так себе, и почему.

Неожиданно, в наш разговор, если точнее — в мой монолог, вклинился тот парнишка, который с мамашей, и ещё одна из «мам». И я так увлёкся, что через какое-то время, если честно, даже забыл уже про то, что собирался поприставать к одной симпатичной девочке с неприличными предложениями, или для начала хотя бы приличными.

И всё закончилось тем, что она, убрав книгу в рюкзак, ушла в свой кабинет, к ЛОРу, так и не обработанная мною. Одновременно, в моей очереди на зов мигнувшей лампочки сорвались та мамаша с пареньком, что передо мной, и дело видимо шло к тому, что когда я выйду — моя несостоявшаяся жертва, скорее всего, уже уйдёт.

Это зело опечалило. Даже молоденькая медсестричка, обнаруженная мною в следующей локации, «кабинет терапевта» в комплекте с исполинских размеров и минимум центнерного веса боссом, не смогла вернуть доброе расположение духа. Я угрюмо уселся на место для посетителей и молча уставился на этого самого босса, тётеньку в белом халате.

— На что жалуемся?

Я вздохнул, будто собираясь с духом, чтобы признаться в самом важном секрете своей жизни, наклонился к докторше и начал доверительным тоном, тихонько, так чтоб «никто не услышал».

— Да вот… Понимаете, в чём дело — подрался я вчера!.. И… В общем, голова у меня с тех пор кружится, и тошнит немного. Подумал, само пройдёт. И утром сегодня тоже. А вот до школы дошёл, и что-то так замутло, чуть не упал!.. И, знаете, чего-то страшно мне вдруг стало, вдруг серьёзное чего? Вдруг я, эта… Умираю? И вместо школы я пришёл к вам сюда. Так, на всякий случай… Это же ничего страшного, да? — актёр из меня, конечно, никакой, но я попробовал изобразить всё потребное беспокойство и затаённую надежду.

— Само, думал, пройдёт… — докторша таки клюнула на заброшенный мною крючок. Как инженер звереет от слова «дырка», которая, всем известно, только в заднице, а всё остальное отверстие, как моряк взрывается от слова «плавает» — ведь плавает известно что, а остальное ходит, так редкий доктор пройдёт мимо красной тряпки слов «думал, оно само пройдёт». А мне только того и надо было — пусть гневится и бушует, но не думает о том, что я могу оказаться симулянтом. — Рентген тебе делать надо! Сотрясение, и может быть опухоль.

— Рентген?! — я попробовал показать весь ужас мира перед этой страшной штукой, в которой живёт убийственное гамма-излучение и которая печатает жуткие картинки черепов, костей, и прочей человечьей требухи. — А может, не надо? Давайте, я лучше в школу схожу…

— Да, рентген. Вон, Аня отведёт. Анечка, дорогуша, проведёшь мальчика без очереди?.. А то, какой то он впечатлительный у нас, как бы не потерялся по дороге…

С трудом скрыв довольную улыбку, а внешне весь понурившись и расстроившись, я медленно-медленно встал, будто на расстрел, и еле перставляя ноги поплёлся вон из кабинета. Там, пристроившись в кильватер к медсестричке Ане, начал внимательно рассматривать её начиная ровно с того места, где заканчивался коротенький белый халатик, и дальше вниз. Стройные ножки с красивыми, спортивными икрами являли собой весьма волнующее зрелище.

От созерцания этой прелести меня отвлекло деликатное покашливание. Я бы не отнёс его на свой счёт, но голос… Голос показался знакомым. Остановившись и с трудом отведя взгляд от Аниных ножек, я посмотрел в сторону покашливания.

Около стены, держа в руке закрытую книгу с просунутым между страницами пальцем, стояла давешняя любительница почитать. Её ехидная улыбка и насмешливый взгляд не оставляли сомнений в том, что она видела и правильно интерпретировала мой обращённый на нижнюю половину конвоирующей меня медсестрички взгляд. Наверняка, она хотела как-то подколоть меня.

Мозг мой тут же оценил ситуацию, просчитал наиболее вероятные исходы, и зажглась лампочка алерта. Терять почти налаженный контакт не хотелось. Всё это произошло во мне буквально за какие-то мгновения, и, чтобы спасти положение, я срочно взял инициативу в свои руки. Не давая так и оставшейся безымянной незнакомке вставить и слова, я обратился к замершей на полушаге и полуобернувшейся ко мне с немым вопросом Ане:

— Анечка, дорогуша, буквально пару секунд. Я обещал девочке показать свою библиотеку, но мы не успели обменятья контактами… Буквально пару секунд, и я снова весь ваш!

Я достал записную книжку и ручку — жутко неудобно, должен сказать, но иначе пока никак. В ответ на мой вопросительный взгляд, лишённый хоть каких-либо сомнений и даже малейшего намёка на наличие внутри меня такой штуки, как «совесть», девушка сначала назвала своё имя, а оказалась она Натальей, а потом и продиктовала два телефона, домашний и мобильный. Второй сначала не хотела говорить. Может, решила, что раз я не достаю сотовый, занчит у меня его нет, и давать мне свой не нужно. Я не стал объяснять, что это временно, просто попросил этот номер тоже.

С серьёзным видом спрятав артефакты былой эпохи в карман, я посмотрел на медсестру, которая со странным выражением наблюдала за мной, попрощался с Наташей, пообщеав позвонить в обозримом будущем, и послушно последовал за развернувшейся и уверенно направившейся в сторону кабинета с рентгеном медсестрички Ани.

Перед кабинетом и правда обнаружилась очередь. Я привычно уже вычленил из всей этой массы двух более-менее товарного вида девушек и даже успел подмигнуть одной, прежде чем мы нагло вошли внутрь.

Оказавшись внутри я, никого не спрашивая, тут же начал раздеваться, и прежде чем заведующая допотопной аппаратурой тётенька и Аня успели что-то сказать, я был перед ними уже в чём мать родила.

— Куда ложиться, что показывать?.. И давайте скорей, я всей этой вашей радиации боюсь, жуть просто! Не хочу, чтоб щупальцы из жопы выросли…

Находящиеся в кабинете работники медицины потеряли на какието мгновения дар речи. А я ещё и начал специально рассматривать Анины ножки, да и всё что выше заодно, ощутив легкое шевеление снизу.

Тётка-рентгенолог, или как это там называется, наконец отмерла:

— Срочно оденься, засранец! Что за бордель тут устроил, а? Что ему?

— Рентген головы надо…

— Головы? И для этого он раздевается?

— Головы? Так меня тошнит же, зачем головы?..

Что я услышал в ответ, надо было записывать. Поставив очередную мысленную зарубку на прикладе: медиков выведено из себя за день — две штуки, я сдался под напором и таки начал одеваться. Как раз в этотм момент дверь открылась, внутрь заглянула одна из тех девочек, из очереди.

Я повернулся в её сторону и помахал рукой, в которой держал трусы. Ошалевший взгляд упёрся в меня, и эта немая картина длилась какие-то мгновения, в течение которых я старался не заржать и не запороть окончательно выбранную самим собой роль.

— Что там у тебя? Не смотри на этого дурачка, девочка, ему по голове дали. Видимо, совсем мозги отшибло…

Девушка в двери взяла себя в руки и, подойдя к докторше, начала что-то ей тихим голосом говорить. Я же, легонько насвистывая, продолжил одеваться. И вдруг поймал на себе Анин взгляд.

— Ничего у тебя нигде не кружится. И сотрясения нет. Ты просто школу прогулять хочешь, да?

— Нет, конечно же нет! Я, наоборот, очень-очень хочу в школу! Не хочу дома сидеть… Ой, что-то опять закружилась! — я картино рухнул на койку и взялся руками за голову. Правда в этот раз, боюсь, переиграл.

— Давай этого симулянта сюда, Анечка. Сейчас мы ему всё отрентгеним…

Они устроили меня, как надо… И моё благодушное задорное настроение вдруг мгновенно сняло. А вдруг на снимке будут видны рога, и ещё что-нибудь? Что тогда буду делать?

Обуреваемый плохими предчувствиями, я кинулся смотреть на чёрно-серый квадратик, игнорируя недовольный взгляды и ворчание. Когда посмотрел на снимок, успокоился — выглядело всё, вроде как, прилично и без явных аномалий.

После этого Аня повела меня обратно, в кабинет терапевта. И, поднимаясь вслед за нею по лестнице, я, наконец, не выдержал.

— Анечка, дорогуша. Скажи, а до скольки ты работаешь?

Девушка сбилась с шага, и медленно повернулась, вперив в меня взгляд больших серых глаз.

— Зачем тебе?

— Ну, думал, может телефончиками обменяемся…

— Покажешь мне… Бибиотеку?

— Нет. Кое-что другое покажу!

Аня мило покраснела, но не обиделась и только фыркнула.

— Нет-нет, ты не поняла. Это я уже показал. Кое-что другое покажу…

— Кое-что другое?

— Ага. Настоящий секс. Такой, какого у тебя ещё никогда точно не было! Но можно просто в кафе каком-нибудь посидеть…

Лицо её надо было видеть. Открыв рот, будто собираясь что-то сказать — она будто передумала, махнула рукой и пошла прочь. Деваться было некуда, пришлось идти следом, понурившись и утешая себя тем, что хоть с Натальей выгорело.

Для меня всё закончилось минут через пять, и, к слову, не так и просто. Я вышел из стен поликлиники с официальной бумагой, позволяющей прогуливать школу, с трудом выбитым обещанием не заявлять в милицию, тощей тетрадкой, в которую понаписали всякого умного и которую теперь надо было всегда с собой носить на приёмы, и… вложенной туда между страниц квадратной бумажкой с телефоном, возле которого было подписано: Аня.

Довольно потирая руки, я, мигом забыв про «кружащуюся голову и тошноту», пробежался за троллейбусом и запрыгнул в уже закрывающиеся двери, без сожалений растолкал при этом каких-то копуш, застрявших у выхода, и, удобно устроившись в уголке, принялся с особым цинизмом раздражать всех своей довольной улыбкой. А когда освободилось место рядом с экзотического вида, красивой и ухоженной черноволосой женщиной, которая со скучающим видом смотрела в окно, я тут же юркнул туда и начал светить своей улыбкой уже не бродкастом, а вполне себе адресно.

Она, само собой, моего внимания не заметила — или подумала, что это я мимо неё тоже в окно смотрю. Что ж, не проблема!

— Классная погода, да?

Женщина обернулась, но не посмотреть на меня — а убедиться, что я обращаюсь к кому-то другому. Поняв, что я смотрю на неё и говорю явно с ней, удивлённо приподняла красиво изогнутую бровь, смотря на меня, как на удивительное насекомое.

— Да скучно же ехать! А так, хоть поговорим.

— Поговорим? — она, помолчав чуть, всё-таки решилась ответить. Голос мне понравился, и мелькнувший в глазах огонёк — тоже.

— Ага. Именно так. Будем создавать при помощи рта и всего что там глубже колебания воздуха, и одновременно воспринимать их и превращать в понятную обоим информации при помощи того, что находится выше рта — то есть, мозга.

Женщина умехнулась, сверкнув ровными белыми зубами.

— Шикарная улыбка. Да и вообще вы очень красивая женщина, — сказал я чистую правду.

— Ничего себе. Тебе сколько лет-то? Если бы не твой возраст, я бы подумала, что ты меня сейчас клеишь.

— Возраст это не то, на сколько выглядишь, а то, на сколько себя чувствуешь! — говоря это, даже палец вверх поднял, для убедительности. — А я чувствую себя на много, ох как намного! Я стар! Я супер-стар! Хотя… Говорят, первые сорок лет в жизни мальчика самые проблемные.

Весёлый смех стал достойной наградой за вовремя всплывшие в памяти бородатые шутки.

— Кстати, вы похожи на татарку. Они бывают очень красивыми!

— Мой отец из крымских татар.

— Вот, как знал, как знал! Глаз-алмаз! А ещё я умею на руке гадать! Хотите, погадаю вам? Как, кстати, зовут? Таня?.. Прекрасно. Давайте сюда ладошку… Так… О, что я вижу! Какой ужас… Он о вас даже не думает. Представьте себе, какой негодник, а? Но рядом с линией жизни проходит ещё одна. Линия возможности! Однажды, рядом с вами в троллейбусе сядет прекрасный принц, с виду похожий на школьника. Вы не будете воспринимать его всерьёз, и, скорее всего, не послушаете его советов. Но, если всё-таки решитесь… Он подарит неземное наслаждение, и поможет разобраться во всём. Вот, больше ничего не вижу…

Татьяна хохотала уже не сдерживаясь, во весь голос, и на нас даже начали оборачиваться люди. Но мне пришлось состроить обиженное выражение на лице.

— Ну вот, так и знал! Всерьёз не воспринимает. Но, если вдруг решитесь… — я достал записную книжку, на чистом листке написал свой телефон — вернее, пока просто телефон своей симки. — То вот номер прекрасного принца.

Вырвав листок, я сложил и протянул его, проследив, как красивые пальцы с маникюром осторожно берут его, будто терзаясь — то ли спрятать куда-то, то ли скомкать и выкинуть.

— Ладно, не буду больше красть ваше время. Тем более, остановка как раз моя.

Пока она не успела опомниться, быстро наклонился и чмокнул прямо в губы, после чего вихрем вылетел наружу, расталкивая уже начавших залезать внутрь пассажиров. С улицы послал ошалевшей Татьяне воздушный поцелуй, и быстрым шагом направился к метро. Путь мой опять лежал в центр. И, если честно, я испытывал сильнейшее волнение. Вскоре должен был наступить момент истины — получится быстро получить в своё распоряжение какие-то финансы, или нет. Но даже не это главное. Тот способ обогащения, который я задумал, мягко говоря был не очень этичным. И даже, наверное, не совсем законным.

Спускаясь вниз по эскалатору, улыбался всем тем, кто поднимался навстречу. Моя улыбка отражалась от человеческих лиц всем спектром эмоций — от удивления и негодования, мол, как посмел на меня смотреть, и не сидорок ли ты часом — до ответных улыбок. Первое чаще работало для мужчин, второе — для женщин.

В вестибюле глаза разбегались, красавицы всех мастей и видов спешили по своим делам. Можно было бы неплохо разойтись… Но специально тратить время на это сейчас было жалко. Я просто выбрал местечко на платформе с наибольшей концентрацией своего основного ресурса, и пока поезд не подъехал, улыбался и пытался ловить взгляды по очереди всех стоящих поблизости красавиц. К сожалению, все они воротили носы, и я забил на попытки их расшевелить.

Без приключений доехав до Невского, я поднялся наверх, остановился у выхода из метро и задумался. Что лучше: банк или ювелирный?

Глава 23

Решил остановиться на ювелирном. Люди, которые идут покупать себе блестящие безделушки, совершенно точно имеют на это лишние деньги, без которых вполне смогут прожить. Что не скажешь про банк — туда может привести и реальная нужда. Конечно, в обоих случаях возможны исключения, но стопроцентные гарантии даёт только морг, да и то не всегда.

Погуляв полчасика туда-сюда, я присмотрел внутри Гостиного Двора самый пафосный ювелирный из тех что нашёл, по крайней мере на неопытный взгляд человека, не покупавшего такой лабуды ни разу. Рядом, будто по заказу, располагался отдел со всякой красивой посудой, шкатулками и прочей дребеденью, а главное — с игрушечными солдатиками. Лучше и не придумаешь! Подросток, который крутится вокруг прилавка с петровскими гренадёрами, славянскими витязями и американскими морпехами, мало у кого вызовет подозрения.

Выбрав цель, я перешёл к активной фазе плана. Надел маску и перчатки, достал пистолет… Конечно же, нет. Всего лишь переодел куртку, натянул на свою большую и умную голову, надвинув на самые глаза, кепку с надписью «Sax», и нацепил старые, стрёмно выглядящие очки с огромными квадратными стёклами.

После этого оставалось только ждать. Однако чем дальше, тем лучше я начал понимать, что затея моя не такая уж проста в исполнении. Большинство проходящего мимо ювелирного народа просто глазели на красивые безделушки, и не думая покупать ничего, а те, кто всё-таки останавливался, не вызывал впечатления имеющих достаток людей, и отбирать у них непосильно нажитое у меня бы просто рука не поднялась.

Помогла решиться чистая случайность. Когда уже думал, что ничего не получится и пора сворачиваться, рядом столкнулись интересы какой-то сухонькой старушки и дородной тётки, которую при первом взгляде принял за цыганку — столько на неё было напялено всяких бус, перстней и прочего. Причём, столкнулись в прямом смысле, эти двое буквально налетели друг на друга. Я прекрасно видел, что старушка не виновата, но толстуха взвилась разъярённым корушном, матерящимся человечьим голосом, и заставила несчастную бабульку буквально вжать голову в плечи.

Я подошёл к ним, и активировал Приказ Инкуба. Вот он, момент истины! Сейчас станет ясно, владею ли я своими способностями, и если да — то насколько.


Способность «Приказ Инкуба» активирована, срок действия: пятнадцать минут.

Потрачено Очков Изменения Реальности: пять.

Доступно Очков Изменения Реальности: двенадцать.


— Извинитесь перед бабушкой! — строго обратился я к толстой тётке.

— Ну, эта, извините. Виновата была, исправлюсь.

— Искренне!

— А, ну простите, да. Просто, это, понимаете… Ну люблю я унижать людей. А таких вот, как вы, которые не как все, не люблю. Вот всяких, которые считают, что они, ну это, как будто выше… Но да, я искренне-искренне раскаиваюсь, простите-извините меня!

— Всё, хватит. Пошли за мной, будешь отрабатывать!

Эта самоходная куча потащилась за мной, грузно переваливаясь с ноги на ногу. Почему-то представилось, что это гигантский мерзкий слизень, после которого остаётся липкий и вонючий след…

Не откладывая в долгий ящик, я начал допрос:

— Ты провинилась перед мирозданием и должна искупить свою вину, женщина! Сколько денег сможешь пожертвовать ты на правое дело помощи голодающим детям Африки?

— Ну, сто рублей могу…

— Сто? Не-е-е, эдак мы каши не сварим… Ладно, давай так. Сколько денег у тебя есть, которые на самом деле не нужны и без которых ты могла бы спокойно прожить?

— Ну, это, не знаю.

— Примерно. Предположим, тебе предложили сделать выгодный вклад. Сколько бы ты могла вложить?

— Ну… Пятьсот тысяч…

— А если бы собрала все сбережения, тогда сколько?

— Миллиона четыре…

— Хорошо. Сколько денег у тебя сейчас с собой?

— Ну, эта… Да тыщ пять.

— А где остальное?

— Так, в банке…

— Каком?

— Так, в сбербанке…

— Сейчас же идём в ближайшее отделение, и ты снимешь пятьсот тысяч. Давай, быстрее! — десяти минут могло не хватить, и стоило пошевеливаться. Благо, отделение банка имелось неподалёку, и я, нещадно подгоняя, заставил эту тяжело дышащую и сильно потеющую толстуху добежать туда минут за пять.

В итоге, чудо — но мы успели! Успели получить деньги и передать их мне, успели написать расписку, с подписью, что дарим мне пятьсот тысяч безвозмездно и не имеем притензий, а заодно пару чистосердечных признаний в ряде противозаконных действий. Мы — это в смысле толстуха под моим руководством. Напоследок, я ещё и дал ей несколько приказов — забыть про меня, не обращаться в милицию и идти прямо, не сворачивая, в сторону от метро. Сам быстро заскочил в какой-то магазинчик, снял кепку и очки, поменял куртку, и пошёл следом, на приличном отдалении.

Спустя полминуты, когда вышло время действия Приказа, толстуха замедлила шаг, а потом и вовсе остановилась, начав заполошно оглядываться. Потом развернулась в сторону банка, прошла часть дороги до него, опять остановилась. И вдруг начала неистово креститься…

Последив ещё немного за жертвой справедливости, снизошедшей на землю в моём лице, я с облегчением увидел, как она проходит мимо стоящих на улице милиционеров, и не думая приставать к ним со всякими глупостями и даже явно специально обходя их по широкой дуге. Я не был уверен, что так будет и впредь, и всё-таки очень волновался — не хотелось получить неприятности с законом на ровном месте. Но усилием воли заставил себя больше не думать обо всём этом. В конце концов, зацепок не так и много, в городе ещё не натыканы камеры на каждом углу, а у меня есть расписка, орудие для шантажа, и на самый худой конец всегда будет возможность приказать тётке забрать заявление или если нельзя свидетельствовать в пользу меня. В то же, что приказ забыть меня сработает, если честно, не верил ну вообще ни капли. Но попробовать как минимум стоило.

Получив свободные финансы, я, не откладывая в долгий ящик, начал их тратить. Первым делом купил телефон, ту самую неубиваемую нокию, и воткнул в него симку. Всё-таки, номер мой уже много у кого, и на него вполне могли звонить. А пропустить свидание с какой-нибудь симпатичной студенткой из-за долгих гудков в трубке — что может быть бестолковее?..

После этого я прошёлся, очень бегло, по магазинам с одеждой и обувью. Выбрал себе кое-чего поприличнее, затолкал в рюкзак, и вдруг понял, что не знаю, как залегендировать все эти покупки перед родственниками. Носить с собой, и переодеваться тайком?.. Бред же, полный…

Недолго поломав голову над этим, придумал как выкрутиться. Решение получалось не самое красивое и этичное, но оно позволяло спастись от ненужных вопросов. Сходив в пнукт обмена, я заполучил хрустящую свежую бумажку в сто долларов. Кинул на землю, потоптался сверху, снова поднял. Всё, теперь я «нашёл» эти деньги. Дома похвастаюсь и либо подарю своим, попросив какой-нибудь мелочи для похода в магазин, либо оставлю себе.

Конечно, такое тянет только на разовую акцию… Но там можно будет и что-нибудь ещё придумать. А время поджимало, уже вот-вот пора было «возвращаться из школы», обедать и гулять с собакой, а ещё — обязательно созвониться с одноклассниками, сообщить им о своей болезни. Сунув основные сбережения в какой-то учебник, я засунул несколько сотенных рублёвых банкнот и одну долларовую в карман и побежал ловить такси.

До дома доелетел с ветерком. Благо, доблестным офисным хомячкам ещё предстояло пахать и пахать до их самой главной за день забавы, часа пик, когда можно с ликующими воплями бежать по своим машинкам, радостно вставать в общегородскую пробку, бибикать и поджимать друг друга, ездить дворами и отравлять воздух выхлопами работающих на холостых оборотах двигателей. Хотя, улицы в эти годы кажутся до неприличия пустыми. Ещё не стало правилом иметь в семье по две тачки, у домов полно мест для парковки, не заставлены и обочины, а трассы способны вместить в разы больше транспорта, чем там есть на самом деле…

Когда мы с собакой вышли на пустырь, нас, вернее — меня, ждал небольшой сюрприз. В области видимости очень быстро появились два знакомых персонажа, Валя и Марина. Будто караулили меня. Хотя, почему «будто»?

— Ну здравствуйте, красавицы!

— Негодяй! — с места в карьер начала Марина. — Ты вчера обманом заставил нас… Делать нехорошие вещи! Мы будем жаловаться!..

Я пожал плечами.

— Ну, жалуйтесь. К кому пойдёте? К маме, к папе? Или в ментуру сразу?

Девчонки замолкли, видно слегка удивившись моему спокойствию и впервые задумавшись о перспективах.

— Вообще-то, напомню: вчера вам обоим понравилось. Но если вдруг решили, что вчера нарвится, а сегодня нет… Флаг в руки. Давайте, идите, рассказывайте всем, как и что я там с вами делал. Если вдруг забудете или постесняетесь, зовите меня, в подробностях всё опишу, я-то помню прекрасно. И знаете, что? Мне ничего не будет, а вас все станут считать… Думаю, объяснять не надо — сами понимаете.

Покрасневшая Валя, потупив взгляд, начала осторожно:

— Вообще-то, это всё Марина… Я не хотела…

— О, прекрасно! Давайте, валите ещё вину друг на друга. Подошли обе, а сейчас вдруг, это всё она. Не хочу слушать, фу, противно!

Отвернувшись от них, быстро пошёл прочь, домой. По пути позвонил Серёге, сообщил про свою «болезнь», спросил для галочки про домашнее задание. И ведь я на самом деле засел за «уроки». Если честно, после всех приключений заставить себя сидеть за книжками оказалось не так уж и просто, так и тянуло позвонить Ане, Наташе или какой-нибудь из пойманных на улице девочек, среди которых встречались экземпляры очень даже ничего. Но потупив где-то с час, я всё же вошёл в рабочий режим, и к вечеру сделал «программу минимум» по всем предметам, заодно слегка освежив в памяти такую вещь, как матанализ.

За ужином засветил баксы, вызвав всеобщий восторг и ликование. Попробовал внести их в «семейную» казну, но мне предложили оставить себе, как честную добычу. Ничего, способ улучшить семейный бюджет ещё найдется…

Телефон показывать не стал, наоборот спрятал. Как оказалось, совершенно правильно сделал: родители торжественно преподнесли мне ещё один, что меня нешуточно расстрогало. Когда в последний раз мне кто-то что-то покупал? Хоть какую-то мелочь голимую? И не вспомнишь ведь…

Собираясь уходить к себе после ужина ужина я окончательно добил всех, сообщив, что буду копить на компьютер и учиться на программиста. После всего этого с чувством выполненного долга вернулся к учебникам. Но, заниматься предстояло не только учёбой…

Перед сном ждал сюрприз — когда я осторожно заглянул в телефон, который, с отключённым звуком, притаился на дне рюкзака, там обнаружилост смс с незнакомого номера.

«Ну что, принц, как дела? Много кому погадал ещё?»

Остаток вечера и первая половина ночи оказались скрашены ещё и лёгким «флиртом по переписке». Татьяна жгла напалмом и временами я еле сдерживался, чтобы не заржать в голос от её реплик. Вряд ли она думала что-то там серьёзное в мою сторону, но, судя по всему, ей требовался кто-то для разрядки и «отдыха душой».

Не надеясь особо ни на что, пригласил её днём погулять. На резонный вопрос — а как же школа, честно признался, что изучаю университетский курс матанализа, в перерывах соблазняю симпатичных девушек и женщин, пытаюсь заработать на собственный бизнес, и школа с таким графиком ну никуда не вписывается, так что я в любом случае туда не пойду. На этом мы распрощались, часа в три ночи. Татьяна обещала подумать над моим предложением…

Глава 24

Пятница. Что будет в выходные, я не мог даже представить. Поэтому, последний «рабочий» день предполагалось потратить на пополнение запаса «Очков» для хотя бы минимального поддержания маскировки в течении нескольких дней. А значит — загулу быть! Трепещите девочки, трепещите мамаши девочек, трепещите их бабушки. Я иду за вами за всеми!..

Хотя, конечно, это для красного словца просто сказал. Планы куда скромнее. Для начала, обработал всех тех, чьи телефоны у меня были. Составил список, кого можно вытащить, и примерный график. И первой в этом графике была Татьяна, которая утром, как ни в чём ни бывало, вдруг написала: «Где и во сколько?».

Видимо, решилась. Может, общение со мной посредством переписки положительно повлияло — а когда не видишь собеседника воочию, не видишь и его недостатков, среди которых может быть возраст.

Местом встречи я назначил выход из метро Владимирская, из желания расширить ареал обитания — а то получалось, всё в одном месте охочусь, куда такое годится? По времени условились на полдень, раньше Татьяна не могла или не хотела.

У меня оставалось два или полтора часа, к ним в довесок хорошее настроение. Я постарался использовать это всё по-максимуму, приставая просто ко всем подряд на своём пути. На голове у меня появился склеенный в качестве шутки «магический» колпак, в руке — волшебная палочка. Не та, о которой вы подумали, а самая настоящая — ну, то есть сделанная из палки, которой закрывают занавески, картонной звёздочки и блёстков.

— Девушка, девушка, постойте!.. Вы верите в магию? Я настоящий потомственный маг!.. Могу помочь увеличить грудь!.. Как это не надо?.. Всем надо, а вам не надо?.. Ну тогда волшебный поцелуй! И будет у вас после него семь лет хорошего секса, а если с язычком — тогда все десеть! Ну, если не поцелуете… Будет семь лет плохого! Вот, визитка моя, обращайтесь. Помогу снять стресс, завести ребёнка, снять фригидность… — и уже в полный голос: — Увеличиваю грудь! Бесплатно! За одно касание! Подходим, не стесняемся!.. Женскую, мужчина, вас не касается! Вам в спортзал бы лучше… Увеличиваю грудь! Увеличиваю грудь!

В основном, конечно, смотря на меня все просто ржали. Особенно парни. Тем не менее, статистика выполнения квестов потихоньку поднабиралась — хотя я и осознавал яснее ясного, что уже пришла пора открывать новые. В этом смысле я надеялся на Татьяну и медсестричку Аню, которая на мой прямой вопрос ответила, что, мол, свободна вечером…

Таня опоздала совсем чуть-чуть. Джинсы, клетчкатая рубашка, короткая кожаная курточка, волосы распущены, а на лице — почти ноль косметики. Вроде бы и просто, но смотрится миленько и по-домашнему, а что ещё надо?

Она подошла ко мне упругой походкой, широко и задорно улыбаясь. Хотела чмокнуть в щёку, но я в последний момент извернулся и превратил всё в смачный французский поцелуй, ещё и зафиксировав за шею и талию руками, так, чтобы не смогла оторваться раньше времени.

— Ну ты и…

— Да, я тоже рад вас видеть, Татьяна! Пошли же, принцу не терпится погулять татарскую княжну по самому красивому городу мира… — я сделал приглашающий жест, и улыбнулся.

— Н-да. Ты очень… Странный.

— Конечно. И это ты ещё не знаешь всего про меня. Но ничего, скоро узнаешь!

— Правда? И что же я узнаю?

— Всё самое сокровенное.

— Сколько денег у тебя в копилке и какая девочка тебе больше всех нравится в классе?

— Денег почти пятьсот тыщ, а девочки нравятся все. Как говорил один древний философ — не бывает некрасивых, бывает мало алкоголя! Но тебя это не должно волновать, дорогая, потому что сейчас мне нравишься конкретно ты, и я трезв, как стёклышко.

Опять весёлый смех, вновь блестящие искренним весельем тёмные глаза… Заглянув в них, я увидел своё отражение в зрачках. Тоже смеющееся.

Выйдя из метро, мы пошли медленно, прогуливающимся шагом, обмениваясь шутками и больше глядя друг на друга, чем по сторонам. Подловив момент, я взял ладонь Татьяны в свою, и крепко — как и подозревал, она попробовала высвободить её.

— Что ты делаешь. Увидят!

— Ну и что? Пусть смотрят. Будешь моей мамой. Или старшей сестричкой, — чтоб сомнений не осталось, остановил её прямо на ходу и притянул к себе, поцеловав.

Сначала она сопротивлялась, мычала, крутила головй и всячески изображала недовольство. Но вырваться из моих рук оказалось не так-то просто, и уже совсем скоро черноволосая красавица отдалась процессу вся, то ли смирившись, то ли признавшись себе в том, что нравится.

Это продолжалось долго, и чем больше времени проходило, тем больше мы распалялись, забыв про всё на свете, наплевав на прохожих и мир вокруг. Кто-то, проходя мимо, свистел и хлопал, кто-то бурчал, мол, распоясались, а раньше такого не было. Нам было плевать.

Когда, наконец, мы прервались ненадолго, чтобы перевести дух, я отстранился и заглянул в подёрнутые поволокой глаза Татьяны. Они не выражали ничего, кроме сдерживаемого желания:

— Знаешь, дорогая, что-то я не хочу больше гулять. Давай снимем номер в какой-нибудь гостинице…

— Не надо номер. Поехали ко мне…

— Далеко?

— Среднеохтинский.

— Поехали, — не откладывая, я вышел к дороге и поднял руку. Поймав первого же частника и согласившись без торга на названную цену, мы загрузились внутрь и оккупировали заднее сиденье, продолжив на нём то, что пришлось прервать на улице.

— Вы ещё сношаться тут начните… — буркнул водитель, выруливая на дорогу.

— А что, можно? Неудобно же! — на мой ответ он ничего не ответил. И хоть Татьяна стала ощутимо скованнее, я быстренько разогрел её снова, ничего не говоря, но действиями призывая игнорировать этого угрюмого типа.

Долетели быстро — видимо, водителю хотелось поскорее от нас избавиться. У Татьяны была небольшая, аккуратная и чистая квартирка, по которой я прошёлся туда-сюда, громко нахваливая, но на самом деле высматривая мужчкую обувь, одежду, бритвы, мужские шампуни и прочие следы любовников или даже постоянных сожителей. Просто так, на всякий случай.

Следов не нашёл, но зато нашёл Татьяну, лежащую на большой полутораспальной кровати с раскинутыми в стороны руками и таким голодным взглядом, который совершенно невозможно было двойственно интерпретировать. Подойдя к постели, я аккуратно сел на краешек и начал водить кончиками пальцев по лежащей ближе всего ко мне ноге. Когда коснулся внутренней стороны бедра Татьяны, она тихонько застонала. И это сработало, как спусковой крючок — быстро стянув друг с друга одежду, мы набросились друг на друга. А потом ещё. И ещё…


Поздравляем! Лишившись девственности, вы выполнили квест — «Первый раз»!


Получено Очков Изменения Реальности: пятьдесят.


Поздравляем! Переспав с женщиной, вы выполнили квест — «Путь самца»!


Получено Очков Изменения Реальности: десять.


Активирован квест: «Путь самца — 2»


Описание: Будьте самцом, спите с самками!


Количество для первого уровня квеста: 5


Количество очков за выполнение: десять


Поздравляем! Переспав с женщиной, старше себя больше, чем на двадцать лет, вы закрыли квест — «Любитель мамочек»!


Получено Очков Изменения Реальности: двадцать.


Активирован квест: «Любитель мамочек — 2»


Описание: Спите с женщинами, которые сильно старше вас по возрасту!


Количество для первого уровня квеста: 5


Количество очков за выполнение: двадцать


Поздравляем! Переспав с женщиной несколько раз подряд, вы закрыли квест — «Многозарядник»!


Получено Очков Изменения Реальности: пять.


Поздравляем! Заставив женщину получить множественные оргазмы, вы закрыли квест: «Оргазмотрон»!


Получено Очков Изменения Реальности: пять.


Доступно Очков Изменения Реальности: сто четыре.


Мы лежали рядом, тяжело дыша, потные и уставшие. Татьяна говорила что-то… Но я её, сказать по правде, совершенно не слушал. И вовсе не потому, что мой взгляд был будто бы прикован к её смотрящей почти вертикально вверх красивой грудяи, похожей на нацеленные в неборакетные установки. Вовсе нет! Я читал все эти логи, и никак не мог убрать дурацкую улыбку с лица. Это же, чёрт возьми, просто праздник какой-то! Почти сотня «Очков», на пять дней нормальной жизни! Или возможность поэкспериментировать с остальными моими умениями.

Татьяна замолкла, наклонилась к тумбочке и закурила прямо в постели. Внезапно наступившая тишина заставила посмотреть ей в глаза. Приподнял бровь — мол, что?

— Ты меня не слушаешь.

— Я? Как не слушаю? Слушаю!

— Правда?

— Конечно. Но… Только не сейчас. Извини, задумался.

— Понятно. Получил своё, и теперь я тебе неинтересна?

— Типа того, — чуть не скзаал я — но, на самом деле, произнс противоположное: — Конечно же, нет!

На самом деле, всё было сложнее. Как женщина, Татьяна вызывала безусловный интерес. Но даже несмотря на это я ясно видел, что у нас нет будущего, никакого, а тратить время на разовую интрижку больше необходимого не хотелось, слишком много дел ещё требовали этого невозобновимого ресурса. Причём, дел куда более важных, чем флирт с женщиной — пусть красивой и интересной, но, всё же, одной из многих.

— Я говорила про то, что всё… Очень необычно. И ты тоже. Необычный.

Молча пожал плечами. Ясен красен — взрослый мужик в теле пацана, да ещё и демон-инкуб. Сам всё это обычным я бы точно не назвал.

— Тебе уже это говорили, да?

— Нет. Просто, ты не сказала ничего нового. Сам прекрасно знаю.

— Хорошо. Тогда — лови новое. Я из милиции, из отдела, который занимается несовершеннолетними…

— Ого! Вот это поворот. У нас такая ролевая игра могла получиться! А ты молчала…

— Тебя это совсем не беспокоит?

— А чего беспокоиться-то? Мне лично не о чем, я ничего такого не совершал.

— Ах, вот ты как…

— Это не намёк, если что, и вообще не касается нас с тобой.

— Ну смотри…

— Так а чего мне смотреть? Это ты смотри. Нашла тоже, работу… Мне кажется, ты достойна большего. И способна на найти себе куда лучшее применение. Задумайся, женщина, пока не поздно!

Татьяна ничего не ответила. Да и не надо было — я увидел в её глазах поселившееся сомнение и напряжённую работу мысли. Хоть что-то хорошее сделал. Вдруг и правда решиться поменять свою жизнь? Я буду только рад.

— Дорогая. Мне пора домой…

— Конечно. Давай, иди, уроки-то небось не сделаны…

— А вот и нет. Я, конечно, не стал решать всё подряд из учебников, времени жалко — всё равно, там одинаковое всё, мартышкина работа. Но что уже задали, то сделал.

— Вундеркинд, типа?

— Нет. Всего лишь непризнанный гений и будущий владыка мира. Но сейчас меня ждут дома, погулять с собакой и покормить бабушку. А! Совсем забыл, тебе не надо грудь увеличить?

— Что?!!

— Ясно, нет, так нет. Да шучу я, шучу. И так всё хорошо!

Быстро одевшись, я встал, застыв в ожидании. Татьяна всё так же лежала, положив под голову руку, дразня розовыми сосками и манящими изгибами тела.

— Провожать не будешь? Нет? Ну ладно, потопал я тогда, прощай, — послав воздушный поцелуй, я вышел, захлопнув за собой входную дверь. Было немного грустно, но я быстро прогнал из мыслей меланхолию. В программе на день оставалась медсестричка Аня, и, если получится, ещё парочка сговорчивых студенток пединститута.

Но… Насколько хоршо всё началось, настолько худо пошло дальше. Пятница стала для меня днём восстания динамо-машин. Студентки, которые вроде бы как были не против, начали динамить и сливаться все, одна за другой. В итоге, из всего списка осталась только медсестричка Аня.

Мы встретились в задрипанной кафешке на районе. Место, куда ни в жизнь не пошёл бы при других обстоятельствах, но приходилось экономить время. И она, и я жили примерно рядом, и местечко выглядело как максимально близкое к дому для обоих.

Ждать её пришлось минут сорок, коротая время над кружкой чая. Когда это чудо, наконец, явилось и начало растерянно озираться, видимо, не замечая меня, помахал её рукой:

— Аня! Сюда, сюда иди!

В отличие от Татьяны, которая для встерчи со мной оделась подчёркнуто просто, Аня подошла к вопросу основательно. Мини-юбка и туфли на каблуках, кофточка с глубоким вырезом, сложная причёска, ярко накрашенные губы и тонны косметики на лице. Неужели, она всерьёз восприняла меня?..

Девушка подошла и встала перед столиком, взяв свою сумочку обеими руками и глядя на меня с непонятным выражением на лице.

— Да присаживайся ты, чего встала! Разглядел уже, ноги твои… Карсиво!

Она всё-таки села, но на самый краешек стула и так подчёркнуто прямо, будто на светском приёме у королевы. При этом, всё так же не отрывала взгляда от меня. Я, наоборот, сидел развалившись, разве что ноги на стол не положил, и разглядывал её, выжидая. Наконец, Аня не выдержала:

— Это всё неправильно!

— Что это всё? Что я ничего не заказал? Так я ж не знаю, что ты любишь…

— Нет! Не это неправильно!

— Не это? А что?

— Всё, — она всё-таки села нормально, поставила рядом сумочку, и заозиралась в поисках официанта.

— Мальчик! — позвал я копошащегося на другом конце зала типа, лет на десять старше меня нынешнего. Тот дёрнулся, посмотрев на меня, но всё же подошёл. — Дама хочет сделать заказ.

Аня попросила кофе с мороженным. И когда «мальчик» удалился, опять уставилась на меня, своими крашенными-перекрашенными глазами.

— Я не должна была приходить!

— Но пришла.

— Это всё из-за тебя! Ты не должен был меня звать!

— Почему? Ты не хочешь узнать, что такое настоящий секс?

— Я не хочу сидеть в кафе… Со школьником.

— Да, запущенный случай… Ладно, ты не переживай, и тебя вылечим, — встав и взяв свой стул, я поставил его рядом с Аней, и сел на него, обняв медсестричку рукой за плечи. Девушка вся сжалась и попробовала отстраниться, но держал я её крепко.

Когда официант, наконец, подошёл к нам, «запущенный случай» уже позволял незаметно гладить себя под столом и целовать в шейку. Когда мы наконец покидали замечательное заведение, расплатившись — даже сама начала проявлять инициативу.

По её словам, дома у неё никого не было, и мы направились в сторону серой неприметной девятиэтажки. В лифте я нажал на «стоп», и ехали мы чуть дольше, чем было было необходимо.

Но дома нас ждал сюрприз — незапланированно пришедший с работы папаша. Здоровенный кабан, в растянутой майке и трениках, с пропитой красной рожей и перегаром изо рта. Уж не знаю, как он там работал, но есть подозрение — очень хорошо.

— Это чё, Аня?

— Это… Мальчик.

— Вижу, не девочка! Потрахаться привела? Думала, никого дома нет, можно кого попало водить, да? Ах ты…

Я буквально вытянул девушку за руку прочь из квартиры, и захлопнул за собой дверь. Она открылась нам вслед, выпустив сплошной поток ругательств, но мы уже спускались по лестинце, не дожидаясь лифта.

Двумя этажами ниже Аня встала, и я повернулся к ней.

— Что?

— Надо вернуться… Нехорошо… Ругаться будет!

— Не сейчас. Пойдём, пойдём, — я буквально выволок её на улицу за собой.

Если честно, все желания, какие были, у меня отбило напрочь, да и после Татьяны мог позволить себе немного расслабиться. Поэтому, всё оставшееся время мы потратили на изучение авито прошлого века — расклеенных повсюду объявлений, и сделали даже несколько звонков, договорились посмотреть пару-другую сдающихся квартир. На осторожные вяки Анны по поводу отсутствия денег, я, порывшись в рюкзаке, вручил ей полсотни.

— Снимешь двушку или трёшку, на своё имя. Одна комната твоя. Смотри, выбирай поприличнее, и не спусти денги на что-нибудь левое! Я теперь знаю, где ты живёшь!

На том и расстались. Если честно, я пожалел, что сказал последние фразы — уж больно испуганный вид приобрела моя несостоявшаяся любовница. На самом-то деле, если бы она даже и спустит все эти деньги, не жалко — добуду ещё…

Но ложился спать я всё равно довольным. Грех жаловаться, когда количество Очков перевалило за сотню. Да и вообще, грех жаловаться демону. Кроме того, на субботу удалось отпроситься из дома, сказав, что поеду в Павловск, гулять в парке с собакой. Двадцать минут в электричке, и неизвестно сколько часов среди деревьев, дворцов и статуй — всё это могло легко затянуться на весь день! К слову, я и на самом деле собирался съездить погулять в парк, не самое худшее место для знакомств с человеческими самками. Но сейчас для меня это было не главным. Куда важнее было попробовать призвать какую-нибудь из моих девочек и посмотреть, что же они в этой реальности могут. Куча умений и способностей — невидимость, атакующие и контролирующие заклинания, лечения и исцеления! Голова трещала от всех возможностей, которые могло дать использование моего гарема.

Глава 25

Утром я собрался, наверное, минут за тридцать. Всё ещё не хотелось обманывать родственников и выдавать себя за того, кем не являюсь. Правда, когда сбегал по лестнице, твёрдо для себя решил — хотя бы часть воскресенья надо посвятить семье!

До Павловска практически от моего дома можно было доехать на электричке, и мы с собакой сразу направились туда, не теряя времени. Интернета чтобы посмотреть расписание не было, да и не уверен, что придумали уже сайты, куда эти расписания выкладывают, поэтому шли на удачу.

По пути я слегка погрузился в себя, продумывая грандиозные планы по захвату мира, и едва не пропустил мимо ушей:

— Вот ты где, с-ка!

Голос принадлежал хулигану-Ивану. И откуда только тут взялся мой спарринг-партнёр по недавней драчке у школы? Тяжело вздохнув, я обернулся. За мной спешили несколько человек, из которых знакомым был только мой заклятый друг. Судя по физиономии, он хотел продолжить наш разговор. Ещё раз вздохнув, я активировал домашнюю «заготовку». Чего-то подобного, конечно, следовало ожидать, и я придумал, как казалось, идеальный вариант решения проблемы, а заодно способ использовать кое-что, вернее кое-кого, кто доселе был для меня совершенно бесполезным. Плешивый пёс Миша, мерзкая и бесполезная тварь! Натравить его на Ваню, и, считай, проблема решена.

— Ваня, сзади! — крикнул я, и кастуя призыв.


Способность «Призыв адского питомца» активирована, срок действия: тридцать минут.

Потрачено Очков Изменения Реальности: 5.

Доступно Очков Изменения Реальности: 89.


Правда, что-то пошло не так. Очень сильно не так… В огненной вспышке, с грохотом и искрами, позади спешащих ко мне ребят появилась не крохотная безродная болонка… А трёхголовый цербер Пушок!

Я даже выругаться не успел. Пришлось уворачиваться от бегущих мимо, сломя голову, корешей Ивана и его самого, изо всех сил держать вырывающуюся и до смерти перепугавшуюся собаку… И спешно искать, как отозвать зверя. Тот же с интересом крутил головами по сторонам, принюхивался, и своим лёгким рыком заставил заорать сигнализацию у стоящей рядом машины. Наконец, я нашёл вожделенное:


Отозвать адского питомца?

Да!


И смог перевести дух. Пушок исчез, как и не было. А меня буквально трясло, причём непонятно от чего — то ли от волнения, то ли от злости на себя. Так глупо попалиться! Как я мог ошибиться? Ведь вызывал именно Мишу, не Пушка!

Бедная собака продолжала скулить и всё так же безуспешно пыталась вывернуться из ошейника и убежать, рука уже отваливалась держать её. Прохожих вроде не было, любопытных лиц в окнах тоже… Конечно, сейчас ещё не настала эпоха, когда каждое хоть сколь-нибудь значимое событие снимают на камеру смартфонов сразу несколько человек. Ещё и аппаратов-то таких нет наверное, или они очень дорогие… Но — всё равно, плохо, очень плохо!

Постояв ещё немного и поняв, что не могу придумать, как выкрутиться из ситуации, всё же пошёл дальше. Косяк произошёл, сделать ничего не могу — так смысл переживать? Надо продолжать делать хотя бы то, что можно, посыпание головы пеплом никогда ни к чему путному не приводит. А сделать я точно ничего не могу, ведь не искать же и не убивать каждого свидетеля? На такое точно никогда не пойду, тем более, что это вызовет ещё больше вопросов и ненужного интереса со стороны всяких разных дяденек и тётенек, в основном в погонах.

Да не так всё и плохо. Откуда Ваня и дружки знают, что я вызвал цербера, что связан с ним? Конечно, не знают. А если даже и захотят рассказать кому-то про всё это… Ну кто поверит россказням ребятни, которая расскажет, что увидела явившегося с громом и молниями трёхголового адского пса?

Мы добрались до станции, на которой, кстати, в помине не было ещё никаких там турникетов и автоматов по продаже билетов! Даже электронных табло с информацией о времени и прибывающих поездах, и тех не завезли. Буквально прошлый век! Голая платформа, заходи — не хочу. А в телах электричек живут паразиты-корнтролёры, которые ползают по длинным кишкам из вагонов вперёд-назад и берут по пять рублей себе в карман, а не печатают билеты прямо на ходу, как сейчас, при помощи всякой разной сотонинской техники. Это я молчу ещё про отсутствие приложений для телефонов, которые позволяют покупать билеты удалённо. Да тут ещё вообще приложений, хоть каких-то, в помине нет!

Ждать пришлось недолго, и подъехавшая электричка порадовала свежим ярко-зелёным цветом, а не тем угрюмым, серо-красным, в который спустя какое-то время их всех перекрасят. Нас с собакой ждало минут пятнадцать-двадцать под стук колёс, в тепле и комфорте, в течение которых можно было спокойно посидеть, смотря в окошко на Пулковские высоты, Паровозный музей и прочие местные достопримечательности.

Раньше бы так и сделал — сидел бы и глазел на проплывающие снаружи пейзажи. Но ощущение ограниченности времени и жажда деятельности заставили сделать над собой лёгкое усилие и отказаться от этого не такого уж и большого комфорта в пользу возможности слегка «заработать», и в прямом смысле, и в смысле Очков Изменения.

Я решил попробовать использовать сразу два козыря: своё природное обаяние, возможно, подкреплённое сейчас аурой инкуба, и внешний вид собаки. По поводу последней, нужно кое-что пояснить. Псинка моя принадлежала к породе «русская псовая борзая». Если не знаете, что это — представьте себе колли, которую расплющило с двух сторон и которая стала раза в полтора выше и длиннее, но при этом приобрела толщину достаточную, чтобы помещаться между шкафом и стенкой. Всё это сделано, во-первых, для того, чтобы развивать скорость до девяносто кэмэ в час, а во-вторых для того, чтобы сердобольные бабуськи вздыхали вслед: «негодяи хозяева, довели бедную собачку, совсем не кормят!». И говорить, что так и должно быть, бесполезно…

Вот этим я и попробовал воспользоваться. Снял шапку, сделал жалобный вид, и пошёл по вагонам, причём обращаясь только к женской аудитории, и особенно задерживаясь у наиболее молодых её представительниц.

Так, остановившись у около симпатичной девушки, которая провожала нас с собакой странным взглядом, я улыбнулся и спросил:

— Нравится собачка? Хочешь погладить?

Ответа не получил, девочка продолжала смотреть на нас очень странно. Я пожал плечами и подвинул собаку поближе. Видя, что она всё так же не решается, взял её руку в свою, положил псине на холку и помог сделать пару движений. Перед глазами мелькнуло:


Поздравляем! Заставив девушку производить действия против своей воли, вы выполнили квест — «Принуждение»!


Получено Очков Изменения Реальности: 5.


Активирован квест: «Принуждение — 1»


Описание: Заставляйте женщин делать то, что им не хочется!


Количество для первого уровня квеста: 10


Количество очков за выполнение: 5


Мысленно хлопнул себя по лбу. Так вот оно в чём дело-то! Я уж как-то и забыл, что кто-то может бояться зверюги сильно больше полуметра в холке, с зубастой пастью и добрыми глазами. После всяких разных сказочных чудовищ, после всех этих церберов и прочего, подобные мысли даже и в голову не приходили!

В итоге, по итогам своего «похода по вагонам», я набрал почти две сотни рублей мелочью, и, самое главное, несколько телефонов, и частичных выполнений разных квестов. Вполне довольный собой, вышел на нужной станции и углубился в парк…


Способность «Призыв служительницы» активирована, срок действия: 30 минут.

Потрачено Очков Изменения Реальности: 10.

Доступно Очков Изменения Реальности: 84.


Доступно автоматическое продление срока действия!

Стоимость — 2 Очка Изменения Реальности за 30 минут!


Осень, холодный ветер, жёлтые листья повсюду, самый глухой уголок, где нет посторонних и свидетелей явления мне чуда неземного. Или, иначе говоря — длинноногой эльфийки, которая предстала пред моим взором как известный кот из сказки, практически в одних сапогах, если не считать этой её коротенькой зелёной туники, едва прикрывающей срам, и под тканью которой прекрасно виднелись торчащие соски — ведь откуда эльфам знать, что такое нижнее бельё!

— Где это я? Почему так холодно? — бедняжка, только появившись, тут же обянла себя руками и мелко-мелко задрожала. Её одежда, или, вернее, её почти полное отсутствие, явно не соответствовали погоде.

Я выругался грязно и неодобающе своему возрасту. Вот об этом-то я и не подумал! Все мои красавицы одеты по-летнему, привыкли к вечно тёплому мягкому климату, и не готовы к настолько суровому испытанию, как питерская осень. А я и сам привык их видеть вечно в одном и том же, даже и думать забыл, что у них какая-то там одежда есть.

— Извини, забыл, что вы такие теплолюбивые. На, держи, — пришлось отдать девушке свою куртку. Сам-то переживу, а вот что делать с простуженной эльфийкой? Отвести в поликлинику и сказать, что ухи у неё, это просто врождённое, а документы все потеряла?

Голозадиэль неуклюже влезла в куртку, и застыла, не застёгиваясь. Должен сказать, зрелище было ещё то. Пришлось помогать — ведь откуда эльфийской принцессе знать, что такое «молния»?

В процессе погладил её грудь, поцеловал в губы и сделал всё то, что обычно шло в зачёт квестов. Без самого главного, правда — на это было жалко времени сейчас, хотелось много всего успеть проверить.

— Стоять, отставить!

Собака моя, отметившая появление эльфийки совершенно спокойно, подошла с целью её понюхать. Но Голозадиэль видимо расценила это как акт агрессии, и в руках у неё материализовался лук — появился из инвентаря.

— Это мой пет! Тебя не тронет. Твоя задача, если что, охранять меня и его. Ясно?

— Да, мой господин!

— Ну вот и прекрасно. Ты же можешь использовать свои способности?

— Конечно, мой господин!

— Ты проверяла, вот сейчас прямо?

— Нет, мой господин…

— Хватит «господинкать»! Отныне зовёшь меня «Петров»! Попробуй какое-нибудь умение сейчас. Можешь… Активировать лесные тропы?

— Да, мой Петров…

— Просто Петров!

— Да, Просто Петров! Только я не чувствую никаких маяков…

— Маяков? А они нужны?

— Конечно нужны, иначе тропа откроется в случайное место!

— Совсем случайное? А можно попробовать хоть примерно нацелить — например, куда-нибудь, где тепло?

— Да, мой господин «просто Петров»!

Я хлопнул себя рукой по лбу и просто отвернулся, не в силах видеть это чудовище в человечьем — ну почти человечьем — облике. А оно, вернее она, тем временем и правда открыла тропу!

Подозвав собаку, я последовал за эльфийкой, смотря, как пространство вокруг размывается. Случайные свидетели, если они вдруг были в парке, увидели бы, скорее всего, как мы шагаем куда-то прямо в воздухе… И исчезаем.

Практически тут же в лицо ударил жуткий жар и сырость, в уши — многочисленные громкие вопли, скрипы, какие-то уханья и скрежетания. Я проморгался, не веря своим глазам. Вокруг нас были пальмы и лианы, и с одной из них, свесившись на одной руке, за нами с любопытством наблюдала обезьяна.

Спина вмиг вспотела, а кожу облепили какие-то мелкие кровососущие насекомые.

— Куда ты нас завела! Давай назад! Ты можешь вернуть нас назад?

Убедительности моему голосу добавила ярко-зелёная тропическая змейка, быстро прошуршавшая куда-то по своим делам между моих ботинков.

— А может, не надо назад? Там холодно…

— Ну давай куда-нибудь, на полдороги. Если обещаешь потом вренуть нас туда, откуда пришли. Обещаешь?

— Да, мой господин «Просто Петров»!

— Не говори «Просто», глупая женщина! А то заставлю прямо сейчас вернуться туда, откуда начали! Лучше вообще ничего не говори! Просто «да»!

— Да!

И мы сбежали из тропиков куда-то в лиственный лес, тоже осенний, но — куда более тёплый, чем тот, откуда мы стартовали.

— Слушай. Почему мы так быстро по этим тропам перемещаемся? Ведь раньше, ещё в… — замешкался, не зная, говорить ли эльфийке, что она уже не в своём родном мире, и в конце концов решил всё же пожалеть её психику. — Короче, раньше путешествия по «тропам» занимали гораздо больше времени!

— Да… Я сама не понимаю, да. — не сразу сообразил, что это она заменила на «да» свой «господин», а когда понял — одобряюще улыбнулся. Молодец девочка, учится! — Дело в том, что я не чувствую маяков, и тругих троп. Там, где троп меньше — они и прокладываются всегда быстрее, и работают тоже. А здесь… Здесь их вообще нет.

Вот так вот! И пока мы вышли на какую-то тропинку и шли на отдалённый шум автострады, я не мог отделаться от навязчивых мыслей. Кто-то, посмотрев со стороны, наверняка решил бы, что это я просто пялюсь на задницу идущей впереди эльфийки. Зрелище, и правда, на пятёрочку с плюсом: тонкая материя туники натягивалась при каждом движении, позволяя оценить идеальные линии бёдер и дорисовать воображением то, что нельзя было разглядеть сквозь неё. Хотя, и прикрывала она чисто символически — казалось, наклонись, и увидишь всё, уж при отсутствии нижнего белья-то точно. Но — думаля я и правда не об этом.

У меня есть почти мгновенный телепорт в любую точку мира! Да это же… Это… Нет, я, конечно, не пойду курьером к наркоторговцам, хотя если бы не имел принципов, бабок поднять на этом можно было бы изрядно. Растрачивать себя на контрабанду и мгновенную доставку грузов — как минимум опасно. Но это такая возможность… Можно, как минимум, мотануться в ту же Америку, где покупается всё, что стреляет. Затариться там, и распихать всё запрещённое девочкам, и отозвать их — и всё, никто и не узнает никогда. Чем не вариант? Или устроить даже какую-нибудь легальную торговлю. Есть куча предметов и продуктов, которые стоят в одном месте копейки, а в другом — целую кучу денег!

Пока я прикидывал возможности и пытался придумать, как их лучше и наиболее безопасно использовать, мы вышли в цивилизацию. Частный сектор какого-то города, трамвайные пути, и, о счастье — остановка, а на ней газетный ларёк. Подойдя к нему, я с интересом вчитался в названия газет.

«2000», «День», «Сегодня»… Часть названий на украинском языке… «Вечерний Киев»! Вот оно, что может дать ответ на вопрос — куда же нас занесло. Неужели в Киев? На всякий случай, спросил у продавщицы, как добраться до какой-нибудь остановки, откдуа ходят автобусы до Борисполя. Та подробно объяснила, совершенно не выказав удивления, и полностью подтвердила мои подозрения.

Расчувствовавшись, я даже обнял и расцеловал свою эльфийку. Это ж надо было так удачно попасть! Один из самых красивых городов мира, ещё не переживший всех этих майданов и революций. Конечно, сейчас тут царит лютое беззаконие, если в России девяностые почти закончились, тот тут всё цветёт ещё в полный рост. И тем не менее, вряд ли что-то будет угрожать подросткуу с собакой, в компании эльфийской принцессы. Пусть последняя и шарахается от пролетающих мимо автомобилей — ведь откуда им, остроухим, знать, что такое двигатель внутреннего сгорания и средство передвижения типа «автомобиль»!

Мы шли вперёд, за многие километры от дома, и я уже, сказать по правде, не столько думал об открывшихся перспективах, сколько во все глаза смотрел по сторонам. Внезапное расширение «ареала» моего обитания оказалось как нельзя кстати, ведь не салом единым и горилкой богаты эти южные края, вовсе нет. Самое главное сокровище здесь — красивые девушки! Однако, это было, скорее, приятным бонусом, хотя и важным. Для начала хотелось кое-что сделать с моей прекрасной спутницей, уж больно она бросалась в глаза в этом своём эфемерном одеянии.

Глава 26

Прогулкой по городу я остался доволен вполне. Все попавшиеся навстречу существа женского пола были обработаны, сначала языком — в смысле, я с ними говорил — а потом руками и губами, уже в том смысле, что благосклонно позволяли себя целовать и трогать за грудь. Возможно, позволили бы и большее, но у меня всё-таки была другая цель.

Первым, что я на самом деле искал и нашёл в Киеве, был пункт обмена валюты. В его недрах часть моих честно заработанных рублей таинственным образом превратилась в гривны, и дала возможность быстро и без проблем покупать всё, что понадобится. Меняя деньги, решил для себя, что к следующей вылазке надо будет обязательно обзавестись баксами. А то появлюсь где-нибудь в джунглях Амазонки или Африки, и будет на что покупать у местных попуасов стеклянные бусы и автоматы калашникова…

Следующей точкой нашего маршрута стал ларёк с цветами, откуда я вынес увесистый аргумент для разговоров с местными красавицами. Дальше — дело техники. Ловя всех встречных своим цепким взглядом и мотивируя на общение посредством цветов и комплиментов, я быстро закрыл аж два квеста — по поцелуям и по сиськам, получив три Очка Изменения Реальности. Оба квеста стали 4го уровня, и для следующей отсечки требовалось уже по сотне касаний до женских губ и персей. Но радовался я недолго — за прошедшее время с меня списалось четыре Очка, и по факту я ушёл хоть и в небольшой, но минус. Эльфийка уже почти час находилась в призванном состоянии, и я не видел смысла отзывать её, учитывая, что без неё домой всё равно не вернуться, а повторный призыв сожрал бы сразу целую десятку Очков. Уж лучше пусть побудет рядом со мной это время!

— Да. А почему яблоки рогатые? — голос Голозадиэли вывела меня из задумчивости, и заставил с удивлением посмотреть на неё. По-моему, это первый раз вообще, когда она обратилась ко мне сама, по собственной инициативе. Но…

— Что за «рогатые яблоки»?

— Так вот, — сапожок эльфийки указал на лежащие на асфальте ровным слоем каштаны. Я рассмеялся.

— Это же каштаны.

— Каш… Что?

— Каштаны. У вас что, такие не растут?

— В наших лесах? Нет… Там не бывает рогатых яблок. Может, где-нибудь в инферно…

— Да нет, в них ничего адского. Это самые обычные плоды, с самых обычных деревьев. Вот, — показал на ветку с каштанами, — они, конечно, не как яблоки, в смысле вкуса, но в остальном — ничем не отличаются. Да что там, кто-то их даже ест… Только не сырыми! И не здесь! — опередил я эльфийку, уже было потянувшую руку с поднятым с земли каштаном ко рту. — Если хочешь поесть, давай отведу тебя куда-нибудь и покормлю нормально. Хорошо?

— Не отказалась бы, да. Я голодна, — согласилась эльфийка. И тут же добавила, странно потупив взор: — Да…

— Что да? Да хватит уже дакать! Не говори вообще ничего, когда ко мне обращаешься, ладно? Просто спрашивай. Что ты там хотела?

— Эти трупики цветов… Ты приносишь их в жертву местным женщинам, чтобы они позволяли целовать себя и трогать свою грудь?

— Ну, моя сила Инкуба тем выше, чем больше женщин я осчастливлю. Ты должна бы знать уже, столько вместе…

— Понимаю, да. Но трупики цветов…

— Тебя они так беспокоят? Хочешь, отдам — можешь похоронить их, как там у вас принято.

— Можно? — она протянула руки ко мне, а в больших миндалевидных глазах загорелся неподдельный интерес. И чего она так разволновалась?

— Да, да, бери! — вручил эльфийке всю охапку, и пошёл было дальше… Но замер на полушаге, увидев, что она творит. — Зачем ты это делаешь? Они же…

Договорить не успел тоже, и молча продолжил наблюдать, как эльфийка втыкает цветы прямо в газон, и те тут же расцветают, наливаясь жизнью и красками, вытягиваются ввысь, раскидывают в стороны листья и буоны… Не прошло и минуты, как на месте самого обычного городского газона с пожухлой и местами вытоптанной травой появилась прекрасная яркая клумба.

Я беспокойно заозирался, в очередной раз пытаясь понять — видел кто нас, или нет. Прохожих, вроде, не заметил. А если кто подсматривал из окон… Что ж, сделать с этим уже ничего нельзя.

— Пошли отсюда, скорее! — схватив довольно рассматривающую своё творение эльфийку, я потащил её за собой, успокоившись и позволив себе замедлить шаг только через несколько кварталов. Уже там сказал: — В следующий раз, когда захочешь использовать свои способности, любые… Говори, ладно?

Убедившись, что никто нас не преследует и успокоившись, я огляделся. Мы оказались у входа в метро, обросшего кучей ларьков, лотков и торгующих прямо на улице людей. Но, самое главное, я увидел какой-то то ли ресторан, то ли кафе, а рядом — магазин женской одежды.

— Так, пошли зайдём! Ты же у нас перекусить хотела, — проблемой была, конечно собака — не факт, что нас пустят туда с нею. Но хотя бы попробовать договориться стоило. — Потом зайдём за одеждой тебе. В том, в чём ты сейчас, ходить тут нежелательно.

На входе в заведение стояла, глядя на нас, симпатичная официантка. Я сразу оценил по достоинству и большие карие глаза, и улыбчивое лицо с тонкими, чисто южными чертами лица, и длинные, собранные хвост, волосы цвета вороного крыла. А также шикарный бюст, жестоко стянутый белой блузкой, так, что легко было представить, будто этой футболки и нет вовсе, мини-юбку и то, что ниже неё — не какие-нибудь пошлые колготки, изобретение врагов человечества, нет! Благородные чулки! Само собой, ноги в них были также на уровне.

Надо ли говорить, что если изначально моё желание было просто переговорить насчёт того, чтобы пропустить нас внутрь с собакой, то после всестороннего и детального изучения выжидающе застывшей прелестной девы оно разрослось и дополнилось до чего-то гораздо большего? Я даже решил для себя, что если ничего не выйдет — буду использовать инкубский арсенал. Уж не знаю почему, но вдруг захотелось именно эту девочку, и именно сейчас. Даже несмотря на все мои предыдущие похождения и «победы», даже несмотря на ту пресыщенность женским телом, которая, казалось бы, должна была мной уже сполна овладеть! Если честно, меня это немало обрадовало — да я же, оказывает, всё ещё способен на какие-то чувства, могу воспринимать женщин не просто как очередные единички, средства на пути к достижению собственных целей, а как предметы вожделения! Живём, однако!..

— О прелестная южная царевна, выслушай нас! Мы усталые путники из далёких краёв, ищем место, где бы отдохнуть с дороги и подкрепиться. Дозволено ли будет посетить ваше заведение, наверняка самое лучшее в округе, в компании нашей верной собаки? Она имеет краткий нрав и обещает вести себя тихо, лежать рядом, никого не трогать, и даже не лаять!

Когда хоршее настроение — часто начинаю нести какую-то пургу, и ничего с этим поделать не могу. Но сейчас, кажется, это оказалось только кстати. Официантка с готовностью улыбнулась, сверкнув белоснежными зубами… И тут же сделала грустное лицо:

— Я бы с радостью вас впустила, да и посетителей сейчас мало. Но начальство будет против… — о, этот южный акцент! Я не мог наслушаться — вроде и те же слова, но насколько по-другому звучат! А какой милый бархатистый голосок! Столько воспоминаний сразу! Эх, было время…

— А мы никому не скажем! — глаза мои буквально впились в ярко-красные сочные губы, в ожидании, что они начнут шевелиться. Невольно поймал себя на том, что уже представляю, как они раскрываются, но вовсе не для того, чтобы говорить, о нет!..

— Боюсь, они могут заглянуть в зал в любой момент… — девушка стрельнула глазами в сторону одной из дверей, похожей именно на ту, из которой должно появляться высокое начальство.

— И что же они сделают, если увидят нас?

— Оштрафуют меня…

— Сколько?

— До ста гривен могут!

Я достал кошелёк и извлёк из него две сотни, протянув официантке.

— Вот, это сразу, за беспокойство.

Какое-то время она колебалась, даже кинула через плечо ещё один обеспокоенный взгляд, будто чтобы убедиться, что дверь всё так же закрыта — но потом вдруг решилась, быстрым незаметным движением взяла купюры, и, задорно цокая каблучками, призывно покачивая бёдрами и будто всей спиной излучая внимание и интерес, повела нашу скромную кампанию к столику в углу. В конце этого восхитительного и наполненного предвкушением чего-то прекрасного и волнительного пути она выдала нам два меню, и застыла рядом.

Эльфийка с удивлением уставилась на картонную книжечку, не понимая, что это такое, я же даже не стал туда заглядывать.

— Прелестная южная царевна, а скажи, как же тебя зовут?

— Инга.

— Инга! Не посоветуешь ли нам что-нибудь такое, что приготовится быстро и что не надо будет долго ждать? Мне бы что понажористее, а даме — без мяса.

— Борщ, жульены — грибной и куриный, салат греческий, вареники. Пойдёт?

— Идеально. И попить бы что ещё, чай там, лимонад…

— Хорошо… — Инга вдруг как-то замолкла, а взгляд её остановился. Я проследил за ним и увидел, что Голозадиэль скинула куртку, справившись-таки с молнией — молодец, научилась! — и теперь буквально пронзала пространство своими задорно торчащими сосками, прекрасно различимыми под тонкой тканью.

Да, зрелище ещё то, подумал я, пройдясь по всему этому великолепию вниз и вверх. То, что эльфийка без нижнего белья, заметил бы даже слепой. И касалось это не только верхней части…

— Моя спутница состоит в движении за свободу сисек. Никаких лифчиков, никакого угнетения самого нежного и прекрасного! Загорать — только без всего! Если хотите, Инга, можем куда-нибудь выбраться вместе. Мы даже дадим вам членский билет…

Официантка продолжала пожирать глазами ничего не понимающую эльфийку. Неужели?..

— Инга!

— Да? — южная красавица встрепенулась, будто сбрасывая наваждение.

— Слушайте, а вы, случаем, не предпочитаете девушек?

— Я… — то, как наша официантка зарделась и потупила взгляд, сразу расставило все палочки над мягкими знаками.

— Всё, всё, простите за нескромные вопросы. Не смеем больше отрывать от работы!

Инга непонимающе погялдела на меня, будто силясь сообразить, а потом медленно повернулась, и пошла прочь, имея вид при этом всё ещё слегка растерянный… Я проследил траекторию движения её сочной попки и стройных ножек от нашего столика до кухни и перевёл взгляд на эльфийку, всё так же полностью погружённую в изучение меню, которое её почему-то очень заинтересовало. Конечно, наша официантка слегка расстроила своими нетрадиционными наклонностями, но где наша не пропадала! Только смерть остановит воина! Не получается проскочить нахрапом — зайдём с тылу.

— Дорогая, — обратился я к своей спутнице, которая наконец оторвала взгляд своих большущих глаз от изображений стейков и посмотрела на меня, мило хлопая своими длинными ресничками. — Тебе партийное задание! Когда эта девушка снова подойдёт к нам, постарайся обратить на себя её внимание. Ты ей понравилась, и я хочу это использовать.

К слову, у «игровых» эльфов нравы довольно свободные, недаром же их мальчики так похожи на девочек, а девочки на мальчиков, и когда на селения лесного народа нападают орки, у тех порой случаются оказии. Поэтому, идея соблазнить официантку не вызвала у моей подопечной неприятия, и я был абсолютно спокоен. Убедившись, что ушастая всё правильно поняла, приготовился наблюдать за развитием событий. Ждать пришлось недолго, и развитие это превзошло все мои ожидания!

Когда Инга подошла к нам с подносом, пряча взгляд, и начала расставлять блюда, Голозадиэль просто привстала и впилась в её губы своими, легонько приобняв. И это по её мнению «обратить на себя внимание»! Внимание она и правда привлекла, всех тех немногих посетителей в зале. Инга, то ли от неожиданности, то ли ещё от чего, выронила поднос, и радостный звон возвестил о потере вожделенных жульенов… Ну хоть борщ с варениками остались.

Я сидел и ел с невозмутимым видом, будто всё так и должно быть. Инга поспешно скрылась, вскоре появившись с совком и метлой. Делала вид, что на нас не смотрит — но нет-нет, да и кидала взгляды на эльфийку — которая, к слову, полностью ушла в поглощение пищи, напрочь позабыв про своё задание. Порции нам достались внушительные, как и положено в этих краях, но я даже заметить не успел, как всё это исчезло где-то в недрах эльфийского организма. Причём туда оказалось заметено до кучи и то, что лежало на моей тарелке…

Мой вопрошающий взгляд встретился с невинным хлопаньем ресниц, и пришлось подзывать Ингу, прося повторить… Всё.

— Слушай… Эля. — наблюдая, как остроухая уплетает очередную порцию, обратился к ней. — Можно, буду так тебя звать? Уж больно имя у тебя длинное… Нет-нет, не надо так волноваться! Сиди-сиди, прожуй сначала, не стоит пытаться одновременно кричать. Помню я, сам тебя так и назвал, конечно помню. Но поверь, Голодиэль тоже было не фонтан. А Эля… Ну прямо вот в самый раз. И звучит, и язык не сломаешь. Так что, не возражаешь?

Моя спутница активно закивала головой — мол да, да, да и ещё раз да! Всё что угодно, кроме того, как ты звал меня до этого!

— Вот и замечательно. Эля, скажи мне… А что с тобой было после того, как этот вонючка принц убил меня?

— Что со мной было?

— Ну да. Ты же осталась там?..

— Так ничего и не было… Я сразу тут оказалась, как ты меня призвал.

— Сразу? И ты ничего не помнишь между тем моментом, как меня убили, и как ты появилась здесь?

— Ничего…

Вот так, голод эльфийки натолкнул наконец на мысль расспросить о том, о чём надо было, по хорошему, узнать с самого начала. Но, видимо, это я слишком привык уже к смене декораций, смирился с тем, что неведомая сила закидывает постоянно не пойми куда, а я не понимаю, как и зачем. Или слишком ушёл в обдумывание будущего, забыв про прошлое…

Тем временем, бедняжка Инга вновь подошла к нам, с очередным подносом. Оказавшись рядом с Элей, готов поспорить — специально, она вновь подверглась атаке со стороны эльфийки. Я не стал препятствовать, хотя ясно видел, к чему идёт дело. Аплодисменты и одобрительный свист с соседних столиков дали понять, что не я один ждал представления.

А когда на столе осталась только пустая посуда, в внутри поселилось сытое умиротворение, пришла пора заключающей стадии операции «Инга». Коротко объяснив Эле, что от неё требуется, я взял её за руку и повёл в стотрону двери с надписью «WC». По пути эльфийка стрельнула в сторону Инги таким взглядом, который заставил бы возбудиться статую. И официантка, недолго поколебавшись, направилась за нами следом.

Всё складывалось просто идеально! Ну кроме разве что множества взглядов, следивших за нами. Оглядевшись и широко улыбнувшись посетителям, я шутливо поклонился и под очередные дружные аплодисменты скрылся за дверью.

— Что я делаю, что я делаю… — только успела сказать Инга, заходя следом. Не давая ей одуматься, мы с Элей затянули девушку в пустую кабинку, и эльфийка тут же впилась в губы нашей жертвы поцелуем, не давая погрузиться в рефлексии.

Я пристроился сбоку, обнимая обоих:

— Меня не забудьте, э!

И пошло-поехало. Комнатка с ватерклозетом — место для любовных игрищ, сразу скажу, не идеальное. Но могло быть и хуже — хотя бы, мы поместились все втроём, и не обязательно в вертикальном положении! Последнее в сложившейся ситуации было особенно важным.

Должен признать, поначалу у нас всё получалось несколько странно, девушкам было хорошо и без меня, а мерзавка Инга ещё и постоянно пыталась избавиться от моего повышенного внимания к своей персоне, в основном — к тому, что ниже пояса. Но Эля ответственно не давала ей выворачиваться из своих нежных объятий, затыкая рот страстными поцелуями, и вскоре я одержал стратегическую победу — стянул с официантки трусики. Одетые правильно, поверх чулок и подвязок. Как готовилась!

А дальше она поплыла, прекратив какие-то попытки сопротивления, ибо старый конь, то есть я, борозды не испортит. Почти уверен, что мы на пару с эльфийкой подарили Инге самое незабываемое впечатление в её жизни, особенно в конце, когда я приступил, наконец, к самому главному, а Эля присела на корточки и помогала нам язычком. И когда спустя минут птянадцать мы выходили, запыхавшиеся, но довольные, снова под дружные апплодисменты — бедняжка шла, держась за нас, ноги держали её не очень.

А перед моими глазами мелькали надписи сообщений, сменяя одна другую:


Поздравляем! Переспав с женщиной так, что более десяти человек знали об этом, вы выполнили квест — «Скрытый эксгибиционист»!


Получено Очков Изменения Реальности: 10.


Поздравляем! Устроив оргию с двумя женщинами, вы выполнили квест — «Повелитель Оргий»!


Получено Очков Изменения Реальности: 50.


Вот тут, если честно, не понял. Какая оргия?! Всегда считал, что с двумя девочками — это никакая не оргия, а вполне себе норма! Конечно, если они друг с другом не дерутся и здоровья хватает.


Активирован квест: «Повелитель оргий — 1»


Описание: Совершите оргию не менее чем с десятью женщинами!


Количество очков за выполнение: 50


А вот это уже понятно, это уже по-нашему!


Поздравляем! Завладев трусиками женщины, с которой имели близость, вы выполнили скрытый квест — «Фетишист»!


Количество очков за выполнение: 50


Что? Какие трусы? Хотя да, я ж в процессе и правда сунул полупрозрачные кружева, бывшие когда-то на заднице Инги, к себе в карман. Кто бы мог подумать!


Активирован квест: «Фетишист — 1»


Описание: Соберите трусики десяти женщин, с которыми у вас будет близость!


Количество очков за выполнение: 50


Доступно Очков Изменения Реальности: 188.


Мне теперь всех своих партнёрш грабить?! И выставку дома делать? Хотя, почему бы нет. Нельзя игнорировать квест, обещающий за своё выполнение аж пятьдесят Очков! Перечитав описание я твёрдо решил, что теперь ни одна женщина не уйдёт от меня в своих трусах!..

А тем временем, в зале заведения нас подждала неприятность… Она стояла, уперев руки в бока, с гневно раздувающимися ноздрями, и буквально испепеляла нас взглядом. Было в ней под сто килограмм живого веса, и ещё раза в два больше, наверное — злости и раздражения.

— Это що это ты себе позволяешь, а, Инга?! — от громового противного голоса, казалось, зазвенела посуда.

Официантка сначала замерла, будто испугавшись, но потом, словно кидаясь в омут с головой, показала в сторону говорящей кучи мяса и злости жест из вытянутого вверх среднего пальца.

— Шо-о-о-о?! Уво-о-олена!

— А и пускай! Мне тут никогда не нравилось! — с этими словами девушка ушла в какую-то подсобку, хлопнув дверью. Видимо, переодеваться, или собирать вещи.

— А вы расплачивайтесь и валите! — стокилограммовый ужас обратил своё внимание на нас, лишившись своей главной жертвы. Я пожал плечами, потянул за поводок бедную собаку, которая всё это время ответственно ждала нерадивого хозяина-бабника, оставил на столе пару банкнот, и мы вышли наружу. Следующей целью стал магазин одежды.

Уже на улице нас догнала Инга.

— Подождите, подождите, я с вами!

И дальше мы шли за ручку, все втроём, как примерная шведская семья. Заодно, по пути до магазина я успел выведать кое-что у довольно легко отнёсшейся к лишению работы бывшей уже официантки, и сделал ей одно предложение, на которое она с радостью согласилось.

Магазин с одеждой разочаровал не очень-то большим выбором, но мы с Ингой всё-таки нашли для Эли пару плюс-минус подходящих по размеру джинс, шорты, легкомысленную яркую юбочку и несколько кофт и футболок. Я было подумал сначала призвать ещё кого-нибудь из своих девочек, чтобы тоже приодеть, но решил до поры повременить. Дроу и вампирша всё равно не сойдут за нормальных, во что не наряжай, Света в доспехах тоже, а остальные и так пусть с натяжкой, но сошли бы за участниц каких-нибудь костюмированных балов, готов или ролевиков-реконструкторов. Причём, лучше всех в наш мир вписывалась Диана, в своих обтягивающих кожаных штанишках и куртке. Чисто байкерша, натянуть на неё ещё бандану с черепами, очки… И бороду. По поводу последнего шутка, конечно.

Думая о глобальном и великом, я протянул Эле весь ворох набранной одежды, с предложением померять. И еле удержал эльфийку в последний момент, когда она начала раздеваться прямо посереди магазина. Пришлось, под непонимающим взглядом Инги, терпеливо объяснять, что для примерки есть специальные комнтаки и даже проводить туда.

— Так движение за свободу сисек, только и норовит их всем показать! — пожал плечами, поясняя ситуацию. Кажется, не очень убедительно.

А потом жужжание в кармане заставило встрепенуться. Извлечённая из кармана нокия мигала надписью: «Отец», и когда я это увидел, меня, если честно, перекрыло. Столько лет с тех пор, как в последний раз мне звонил этот абонент… И сколько раз вспоминал последний наш телефонный разговор, по сути ставший и последним разом, когда вообще нормально говорили.

Я стоял так какое-то время, застыв как статуя. А потом нажал кнопку отбоя. Отвечу сейчас — придётся объяснять, за что сняли столько денег. Роуминг, так его, и другая страна. Не пошёл бы отец ещё разбираться, с него станется. Если выяснится, что звонок был в Киев — боюсь, как бы не появились проблемы. Лучше скажу, что не мог ответить. Да и вообще телефон лучше отключать — а то, вдруг кто ещё заинтересуются, как это так получается, что вот сейчас он в России, сейчас — где-то в дебенях у какой-нибудь Амазонке, а после — на территории соседней республики?

Лёгкое настроение и душевный подъём мигом ушли, сменившись кучей тяжких мыслей. О будущем, о прошлом, о настоящим — которое то ли прошлое, то ли настоящее, то ли будущее. Одно было ясно точно — пришла пора закругляться и возвращаться домой. А то я как-то и не заметил, что «нагулял» больее шести часов.

Глава 27

Двигаясь в сторону дома, я чувствовал все эти сгущающиеся над головой тучи буквально всеми фибрами, чакрами, и, главное, самым основным органом предвидиния, который находится в нижней оконечности туловища. Нет-нет, другим, на который садятся!

Это тоже было давным-давно забытое ощущение и ситуация, что-то из детства. Когда после хорошо проведённого дня, вечером, обязательно ждут разнос и уныние. То не сделал, это не так, тут всё плохо, там вообще беда… И непонятно, почему оно всё именно таким образом получается — не то, и правда закономерность, не то — просто запоминаются именно такие случаи.

Всё это пусть и пришло из далекого прошлого, но в текущей ситуации всплыло сразу, как будто и нет всех тех прожитых лет. Так что, шагая по знакомой улице к знакомому дому, я уже неплохо так себя накрутил и был готов, как казалось, ко всему.

Но нет же! Жизнь внесла свои коррективы. В спокойную городскую симфонию из звуков далёкой автострады, шелеста не до конца опавшей листвы, шагов спешащих домой пешеходов и пения припозднившихся птичек, ворвался безобразный и нарушающий всю гармонию звук автомобильного гудка.

Сначала у меня и мысли не возникло, что сигналят именно мне, никому не известному подростку без каких-то знакомых автовладельцев. Однако, когда после очередного гудка знакомый голос прокричал моё имя, пришлось останавливаться, чтобы встретить неприятности лицом к лицу…

Они шли ко мне уверенной походкой и красивыми формами Татьяны, оставив позади открытую дверь служебной «десятки». К слову, и та форма, которая одежда, ей очень даже шла, да и в целом эта женщина выглядела на все сто. Но сровое лицо и то, как она с силой впечатывала каблучки в асфальт, это всё намекало на не самый благоприятный сценарий дальнейшего общения…

— И что ты со мной сделал?! — она начала с места в карьер, даже не подумав здороваться или как-то ещё объясняться, и даже, казалось, остановившись только в последний момент, едва не сбив меня с ног. — Что это было? Какие-то феромоны? Гипноз? Что?!

Удивлённое выражение на моей невинной физиономии, видимо, было достаточно красноречивым. Она таки соизволила снизойти да кое-каких разъяснений:

— Что, считал, что я так это спущу тебе с рук? Затащил в постель, как… Как последнюю наивную простушку! И я вот уже второй день не могу думать ни о чём, кроме как о тебе! Что ты сделал со мной, маленький засранец?!. А?.. Признавайся!..

— Так это… трахнул тебя?

Женщина так и замерла, хватая ртом воздух. А я улыбался и смотрел ей в глаза. Нет, прекрасно осознавал, что куда там мне до знаменитого кота. Но всё же, на демона-искусителя я тоже сейчас был мало похож… Ну, надеюсь.

Татьяна ещё какое-то время продолжала буравить меня взглядом, но потом как-то вдруг поникла и опустила голову.

— Всегда считала, что я — здравомыслящая женщина. Всегда была уверена, что это всё не про меня. И вот… Запала на сопляка!.. Что теперь прикажешь мне делать, а?.. Вот что?!

Пришлось подходить, обнимать, и говорить всякую бесполезную утешительную фигню. И пусть я улыбался, но внутри чувствовал себя ой как неуютно. Мерзкая пустота и вымораживающий холод. Как его там? Мы в ответе за тех, кого напоили? Нет, путаю. За тех, кого соблазнили. Но… Это же смешно! Я, старшеклассник, коварный соблазнитель взрослых тёток! Да это курам на смех! Не смешно, да?..

Чуть отстранившись, я заглянул в большие грустные глаза. То, что внутри них, было готово пролиться наружу слёзами почти так же, как нависшие над нами тучи. Нет на свете зрелища прекраснее, чем женское лицо, когда смотришь на него вблизи. И Татьяна мне очень нравилась. Но как ей будет лучше? Прогнать сейчас, чтобы она ушла, как побитая случайным прохожим дворняга, в свою конуру, зализывать душевные раны? Или дать ей то, чего так жаждет? Прекрасно понимая, что это лишь временная отсрочка?

— Если хочешь, увидимся. Напишу потом. Но сейчас… Мне надо идти. Дома ждут, ругаются уже. Пока…

Сжав на прощание прохладную ладошку, я решительно повернулся и пошёл прочь. Собака, семенящая рядом, с осуждением заглянула в глаза. Мол — ну сколько можно, хозяин?.. Что ты за кобель-то такой?..

Я не оборачивался, но донёсшиеся со спины резкий хлопок двери, чахотночный смех стартера и грозный рёв газующего двигателя возвестили о том, что Татьяна таки справилась с собой и не собирается меня преследовать или сторожить. То, что это уезжает именно она, я догадался без всякого труда: машин возле дома больше не было, вообще ни одной — и так-то их в этом времени не много, а тут все, видимо, ещё и на выходные разъехались.

Спокойно дойдя до подъезда, я было расслабился, решив, что всё самое страшное позади. Но не тут то было! На лестнице меня поджидали две старые знакомицы, Валя и Марина…

— Ну наконец-то! Мы тебя заждались! — не успел я отойти от изумления, как эти фурии кинулись навстречу. Обе во всеоружии: в наличии боевая раскраска, как на школьную дискотеку, Валя в мини-юбке, блестящей обтягивающей кофточке и сапожках, Марина — в коротком зелёном платьице, не таком откровенном, как наряд моей Эли — но тоже вполне способном возбудить мраморную статую.

Я оказался зажат меж двух зол, и удостоился очередного укоризненного взгляда со стороны собаки. Девушки буквально вцепились в меня руками и ногами, как пиявки. Пришлось задержаться, пытаясь объяснять лезущим с поцелуями и не желающим ничего знать красоткам, что в данный момент спешу и не готов проводить с ними время… Но если хотят, созвонимся в обозримом будущем, и сделаем всё, о чём они мечтают, в лучшем виде. Пришлось оставлять телефон. Моего обещания, что позвоню, оказалось недостаточно — как чуяли, паршивки!

Прорваться без потерь не удалось, судя по ощущениям на шее обе засранки «пометили» меня, оставив засосы. Но вот уже я, наконец, пробился в свою квартиру и ввалился внутрь, поскорее захлопнув дверь — а то, мало ли, кто ещё решится явиться по мою душу. Казалось бы, можно вздохнуть спокойно! Но не тут-то было. Дома ждал самый неприятный сюрприз из всех. Не вяжущий лыка родитель…

Нескольких минут хватило, чтобы понять, насколько эта мне ситуация не нравится. Тоже забыл уже за давностью лет, как оно было-то, весело… Но жизнь напомнила. И я понял, что не прощу себе, если не попытаюсь что-то сделать.

Раньше все эти штуки воспринимал как неизбежное зло и относился к ним философски. В том смысле, что отец человек взрослый и сам знает, как ему будет лучше, а как нет. Собственно, и по-человечески все эти «праздники» понял, пусть и спустя много-много лет.

Ведь сам по себе алкоголь вещь полезная и действительно нужная, если в меру и вовремя. Это самая лучшая «смазка», позволяющая входить в незнакомые компании и притираться к людям, которых видишь впервые в жизни. Как-то был на «прогрессивной», безалкогольной свадьбе, и имел сомнительное счастье сравнить на живом примере. Нет, не случайно на мероприятиях, где вречаются видящие друг друга в первый раз люди, положено накатить!

Без алкоголя никак и там, где напряжение и нервы. Недаром ведь ввели те самые наркомовские сто грамм. Опять же, в тяжёлый период жизни попробовал не пить вообще, почти с год — но когда, наконец, позволил себе разок выбраться и побарагозить с друзьями, если честно, испытал величайшее облегчение. Самое смешное, когда после всего этого пришёл домой, Наташка, да-да, та самая, про которую рассказывал в начале — с которой долго-долго расставался и наконец расстался, так вот, она спросила прямо — мол, а не хочешь почаще так делать? Тебе на пользу идёт!

Так что, тем, кто вводит сухие законы и тому подобное, я готов приводить кучу аргументов против. Но… Всё хорошо именно в меру. Когда весь смысл жизни превращается в поиск повода и возможности… Это странно. А у нас едва не девяносто процентов страны живут именно так, от пьянки к пьянке. А когда бухущая вусмерть мамаша «забирает» из школы сына, который терпеливо ждёт, пока она своими зигзагами его нагонит — это вообще страшно. Страшно, когда по пьяни режут и стреляют друг друга, сбивают пешеходов, сгорают в своих домах. Таких примеров, к сожалению, уйма.

Да, можно, презрительно выпятив губу, свысока взирать на всех этих не совладавших с собой, и поддающихся раз за разом влекущему соблазну. Осуждать легко. Но кто из нас не имеет слабостей? Кто уверен на все сто, что нет такой ситуации, которая сломает?

В теории-то всё хорошо и красиво — человек не должен терять контроль в любых условиях. Он должен плеваться судьбе в лицо и в гестаповских застенках, и лишившись возможности заниматься делом жизни, а с этим и последних средств к существованию. Но можно понемногу закалять организм, медленно наращивать нагрузки. А можно сразу полезть в ледяную прорубь, тут же умерев от остановившегося сердца, или поднять запредельный вес — и надорваться.

Со многими так и случилось, когда из тепличного и человеколюбивого советского «райского сада», где милиция защищала, медики лечили, а государство давало работу и не позволяло обижать, наш народ вдруг резко, без подготовки, рухнул в адский котёл капитализма. Туда, где закон джунглей, где каждый сам за себя, где неудачников просто сжирают. Повышенная смертность принявших на себя всё самое «интересное» поколений говорит за себя…

Я считаю, что некоторым просто не повезло. Как моему отцу. Спасибо, блин, девяностые! Травма, полученная в армии. Бандюки, отжавшие бизнес. Ограбление на улице, разбитая голова, больница. И вот итог — инвалидность, нормальной работы нет, а от алкоголя крышу сносит только так. Не пили с контужеными? Попробуйте! Некоторые после такого за решётку попадают, начав, например, дяденек милицейских бить…

Запершись у себя, я поймал себя на размышлениях о том, как бы осчастливить всех людей хотя бы нашей страны. Нет, это не дело — с таким надорвусь точно, да и плана нет. А вот одного отдельно взятого персонажа вполне можно попробовать перевоспитать, вернув на путь истинный. Анализ вех доступных мне на тот момент возможностей выдал очень интересный вариант. Я вспомнил про способности королевы Урсральдии, близко с которыми разобраться возможности не имел, но одно узнал точно. Она же мастер магии иллюзий!

Призыв сразу двух девочек из гарема, королевы А Не Далы и Дианы, сожрал двадцать Очков. А что делать, дело важнейшее и не терпит отлагательств!

Объяснял, что можно, что нельзя, и что от девочек требуется, долго — учёл опыт общения с Элей, для которой нормой было раздеться посереди магазина или полезть целоваться к официантке на виду у всех.

Когда, вроде, обговорил всё — дал добро на старт операции. Диана скастовала на себя и на королеву инвиз. Королева скастовала на меня «наложение иллюзии». Тот единственный образ, который королеве удалось объяснить, и который она представляла, как выглядит. Как бы там ни было, результатом я оказался доволен, специально потащив нас всех троих к зеркалу и убедившись, что в нём видно только… Огромную, человеческого роста, пушистую белую белку.

После этого, напевая себе под нос: «вижу белку на плече — бе-е-е-елу-у-у-ю-у-у-у!!!», я пошёл на кухню, где перед полупустой бутылкой кемарил виновник всего нашего представления. Одновременно Диана, следуя моим инструкциям, невидимым движением невидимой руки разбила жилище зелёного змия, где и оставалось-то уже чуть, и тем самым заставила родителя вздрогнуть и проснуться. Он поднял взгляд, увидел меня. Какое-от время соображал… А потом начал истово креститься.

Я демонстративно погрозил мохнатой лапкой, почесал над хвостом, и так же молча торжественно покинул кухню. Можно было считать, что дело сделано. Диана осталась дежурить, с распоряжением без жалости уничтожать всё спиртосодержащее, а я, чтобы отогнать тягостные мысли, воспользовался случаем и потащил королеву в свою постель. В конце концов, у нас же с ней так ничего и не было, а это же непорядок! Отдельную пикантность добавляло заклинание невидимости, которое всё никак не хотело спадать. Должен заметить, ощущения незабываемые — когда лежишь, вроде бы один-одинёшинек, а тебе приятно. Как будто сам воздух ласкает!

Глава 28

Почти всё воскресенье провёл с семьёй, занимаясь домашними делами и осторожно расспрашивая обо всём подряд, с целью вникнуть в текущее положение вещей и насущные проблемы. Из «волшебного» позволил себе совсем немного, всего несколько «шалостей».. Первой из них стало утреннее посещение церкви в сопровождении Королевы. Надо было чтобы она посмотрела, как выглядят священники. Вы спросите, зачем?..

Вечером, по счастливому стечению обстоятельств — именно в тот момент, когда я ушёл «погулять с друзьями», в дверь позвонил самый настоящий батюшка, с солидным брюшком и огромной бородищей. Когда отец спросил «кто?», батюшка неожиданным для своей комплекции тонким голоском проблеял:

— Скорая правлославная помощь! Прибыл по вызову, освятить квартиру. У вас, говорят, сила нечистая завелась…

После этого дверь была тут же отперта, а священник препровождён внутрь. Откуда я про это узнал? Вестимо, потому что сам и был им.

А всё представление имело железный обоснуй: отец поутру рассказал про белку и про барабашку, который, как считалось, и так у нас всегда жил, но тут вдруг активизировался и принялся бить все рюмки и бутылки с алкоголем подряд, как не в себя. А я, вернувшись с утренней прогулки, сказал, что был в церкви и якобы там договорился, чтобы нас посетил профессиональный охотник за привидениями, с литром-другим святой воды и оружием ближнего боя — распятием.

Правда, честно признаюсь — Штирлиц никогда не был так близок к провалу. Когда заходил домой, собака, сначала посмотрев на меня с подозрением и даже гавкнув пару раз, понюхала, признала и полезла обниматься. Нечто подобное было, когда надевал маску волка и пугал её. Но, к счастью, никто ничего не заподозрил, псине грозно сказали «на место!», а мы прошествовали на кухню.

Зачем затеял весь этот маскарад? Хотел ковать железо, пока горячо, то есть воздействовать на блудного отца всеми возможными способами, чтоб уж наверняка. Если после ночного пришествия «белочки» в моём лице у него появились некоторые сомнения, то разговор с батюшкой должен был ещё больше усугубить их и задать верный вектор на будущее. Ведь, бывает, нашу жизнь решает цепочка случайностей. Тут поговорил с кем-то, там подсмотрел что-то, после этого, как результат — в голову пришла идея, попробовал реализовать, попал в жилу, или просто оказался в нужное время и в нужном месте — и вот, ты на коне. Или всё то же самое, но по результатам ты — в глубокой заднице… А ведь лучше же, когда не просто случайности управляют жизнью, а продуманный план, не так ли?

Воздействие батюшкой было выбрано потому, что мой почтенный родитель с какого-то момента слегка двинулся на религии. Как и почему это произошло, не отследил — но вот он был нормальный, а вот — будто перемкнуло что-то, и началось всё это развешивание икон по машинам, хождение по церквам, и тому подобное. Лечить здравым смыслом оказалось бесполезно, и я забил, а раз уж представилась возможность использовать всё это во благо — не преминул воспользоваться ею. Цель оправдывает средства, как говорили знающие люди.

Разговор вышел сложный, но, как мне кажется, я сделал всё правильно. Сначала намекал на все те вещи, которые батя и сам прекрасно знал и понимал, заставляя внимательно слушать и оживлённо кивать головой, едва ли не на каждый озвученный тезис. Когда слышишь то, что хочешь, это всегда пускает глубокие ростки в душу.

Конечно, не все вещи, о которых я говорил, были приятными — иначе смысл в разговоре. «Ноу пэйн, ноу гэйн», как говорят ещё одни знающие. Парочка историй из жизни — уже из моей, будущей — стали примерами того, как не надо делать и жить, и к чему всё может привести. Несколько жёстких фраз в конце были призваны вернуть благодарного слушателя с небес на землю. Главным было дать понимание, что нельзя безвольно сидеть на задней точке, позволяя порокам сжирать себя изнутри. Я надеялся что этот мотивационный пинок, некий заряд энергии, разжигающий желание менять жизнь и окружающий мир по-своему, придаст некое ускорение в направлении светлого будущего.

Обычно, такого мало — проникнувшись какой-то мыслью и решившись, уже на следующий день большинство тонет в болоте бытовухи, напрочь позабыв все свои мечты и планы. По мановению руки ничего не делается, а делается лишь долгими часами и днями тяжкого труда, зачастую — не просто когда не видно света в конце тоннеля, а когда не видно даже и самого этого тоннеля. Но не дать слабому огоньку потухнуть, это была уже моя забота.

После представления позволил себе маленькую радость. Уйдя из дома священником, я вернулся туда уже обычным мальчиком, отозвав Королеву. И пришёл домой я не просто так, а с двумя пакетами, набитыми комплектующими для компьютера. По легенде, это друг избавлялся от старья, и подарил мне всё это богатство за ненадобностью. На легенду работали бэушный и сильно потрёпанный системник и слегка покоцанный монитор. По факту же, кроме вышеупомянутых деталей, всё было новенькое и самое лучшее из того, что только получилось отыскать. Вооружившись отвёрткой, я заперся в комнате и с упоением принялся собирать чудо-агрегат, не забыв, конечно же, протянуть телефонный провод к модему. А что вы думали, тут килобитный интернет — ещё реальность! Установка и настройка операционок, проведение интернета плотно заняли меня надолго, но пока всё ставилось, качалось или компилировалось, успел сделать ещё кое-чего по мелочи.

Для начала, призвал Диану, заставил войти в инвиз и приставил к игрушечной рулетке, тренироваться направлять движение шарика в полёте. Просто, родилась ещё одна идея по поводу быстрого обогащения. Помимо этого, прикупил ещё пару колод карт, но понял, что быстро научить игре в покер не смогу, в этом смысле рулетка казалась более простым и быстрым способом слегка пощипать казиношников.

В процессе оубчения несколько раз доставал, со всеми предосторожностями — чтоб не светить перед домашними, дорогущий и громоздкий по сравнению с аналогами из будущего цифровой аппарат, фотографируя происходящее и даже снимая на видео. С удовлетворением убедился: через объектив камеры не удаётся увидеть мою подопечную, собственно так же, как если смотреть просто через глаза. То есть, колдовство даёт действительно полную, настоящую невидимость, это не какой-то там гипноз или самовнушение. Если, конечно, это внушение не работает и на электронику тоже… Но даже если так, то без разницы, главное — результат.

Кроме Дианы, я призвал Королеву, посадил её перед монитором и запустил слайд-шоу со специально подобранными фотографиями. Попросил скастовать на меня пару иллюзий, сфотографировался и убедился, что и в этом случае можно надеяться на полную маскировку. С одной фотографии на меня смотрел, улыбаясь, Владимир Владимирович, а с другой — Буш-младший.

За всеми этими забавами нас чуть не застукала бабуля, которая позвала к телефону, да-да, к городскому. По её словам, некая Наташа, твердящая про какую-то библиотеку, названивала мне ещё с утра… И вот, наконец, дозвонилась. Откуда только узнала номер, окаянная?! Неужто, в больничке рассказали? Напрягло это, если честно, немало. Проблема, если кто-то начнёт звонить домой и рассказывть о моих похождениях… Да даже и просто намёков хватит.

Пришлось идти, говорить, договариваться «сделать это» как-нибудь на неделе, когда буду свободен. Потом какое-то время ещё пришлось потратить на «разбор корреспонденции» — телефон вибрировал без перерыва, со мной, как по команде, одновременно захотели пообщаться и Валя с Мариной, и Таня, и некоторые из тех девочек, чьи контакты брал и кому пытался писать до этого. Пришло сообщение даже от Ани, о том, что она сняла трёхкомнатную квартиру неподалёку.

Ложился спать весьма довольный собой, отправив смс-ку «спокойной ночи» едва ли не двум десяткам адресатов. И поскорее, пока все они не начали отвечать, вырубил сотонинский агрегат — а то выспаться точно не светило бы. И так будильник стоял на четыре ночи, в это время планировал провернуть одно грязное дельце.

А уже с понедельника в мире начали происходить разные и, казалось бы, совсем не связанные между собой события…


Проснувшиеся утром жильцы обнаружили шикарные клумбы всюду вокруг дома. Многочисленные цветы росли, будто на улице и не шло к зиме, радуя глаз по-весеннему яркими красками, и заставляя всех задавать одни и те же вопросы: «как?», «откуда?», «кто?». Те же, кому требовалось для каких-нибудь нужд посетить окрестные цветочные ларьки, с удивлением замирали перед пустыми полками. Продавщицы разводили руками, и все рассказывали одну и ту же историю — мол, ночью приходила странная кампания из двух поразительной красоты девушек и мужчины, похожего на Иисуса Христа, и скупили вообще всё, что только было, включая свадебные букеты и кактусы. Те заведения, которые были ночью закрыты, оказались взломаны и обнесены — правда, странные грабители оставили денег.

Около остановки появились ларьки, с названиями «Товары из Украины» и «Тропические фрукты и овощи». К слову, первый вскоре поменял название на «Товары со всего мира». Там и правда продавались всякие редкие экзотичные штуки, которых нигде больше не найти, и по вполне демократичным ценам. И хоть девяностые вроде как уже почти прошли, резкие ребята попробовали «наскочить» и постричь бабла с лохов. Не получилось — почти сразу подъехала группа ментов, и у рэкетиров возникло стойкое подозрение что красивая девушка в форме, приехавшая с ними, имела какие-то связи с владельцами ларьков.

В соседнем доме, говорят, милиция попыталась накрыть какой-то странный притон. Жильцы настучали — мол, в квартиру постоянно заходят девушки, а изнутри беспрерывно доносятся громкие охи и стоны. Когда дяденек милиционеров запустили внутрь, они обнаружили нескольких сидящих на полу гостинной и играющих в настольные игры девушек. Тщательный обыск не выявил ничего противозакнного — ни наркотиков, ни даже положенных для «малин» больших кроватей, хотя следы от ножек были. Они будто исчезли вникуда, растворившись в воздухе. Но доказать ничего было нельзя, и пришлось оставлять всё как есть. К слову, уже на следующий день пришла бригада строителей, и, изрядно пошумев, сделала нормальную звукоизоляцию. Да и в квартире теперь всегда играла музыка, из-за которой не всегда было слышно, что же там на самом деле происходит…

Работники казино шёпотом рассказывали друг другу странные вещи. Кто-то бы посмеялся и сказал, что всё это слухи — уж больно истории казались похожими одна на другую, разнясь лишь деталями. Так, одни рассказывали, что в казино пришёл священник под ручку с полуголой дамой и всё выиграл, другие — что на самом деле это был Брюсс Уиллис, а его спутница являлась самой что ни на есть настоящей Милой Йовович. Но в одном все рассказчики соглашались — где бы это ни случилось, в каком бы казино ни произошло, всё заканчивалось срубанием большого количества бабок и быстрым исчезновением успешного игрока, и хоть что-то с этим поделать владельцы заведений не могли! Хотя, при их доходах, скорее всего, это были сущие гроши.

Но и это ещё ладно. Куда неправдоподобнее казались слухи о том, что якобы случилось с некими бандюками, вроде бы теми же самыми, которые неудачно попробовали подмять под себя ларёк. Когда они решили ночью поприставать к одиноко идущей девушке, напал самый настоящий «хищник», как из кино со старичком Шварцем. Бедолаги еле унесли ноги, а один даже обмочился от страха. Никто, конечно, в такое не верил — но история была слишком хороша, чтобы не передавать её из уст в уста.

К слову, такие якобы появления «хищников» произошли много где по миру, в самых разных местах и при разных обстоятельствах. Объединяло их одно — всегда страдали «плохие» парни, и даже появилось движение в поддержку неизвестных, скрывающихся под жуткими масками.

На просторах интернета появился новый сайт, с пикантными фото и видео очень красивых девушек. Среди них были как всякие «волшебные» красотки в разных экзотических нарядах, вроде вампирши и эльфийки-дроу, так и двойники почти всех знаменитостей и популярных актрис. Первые фото и видео казались сделанными довольно кустарно, но со временем качество контента начало заметно расти: или владельцы проекта наняли новых фотографов, или нормально обучили своих.

Сайт не то чтобы стал популярным вот прямо так сразу, но реклама мелькала повсюду, и мышки пользователей мировой сети нет-нет, да и тянулись кликнуть баннеры с шикарными полностью или полуобнажёными девицами… А что, самый безотказный способ заинтересовать, лучше на свете так до сих пор ничего и не придумали!

Ещё говорили про какой-то таинственный благотворительный фонт по борьбе с раком и сердечно-сосудистыми, который оплатил и предложил совершенно безвозмездно полные обследования всем учителям района. И про появление новой секты, «Свидетелей Святого Лупа». По слухам, квартир там ни на кого не переписывали, но вот по части сексуального угнетения всё цвело в полный рост…

Что же касается лично моей жизни, то выделить стоит лишь три эпизода. Первый — когда отец застукал меня с Дианой рядом с домом. Пришлось врать, что она репетитор, и занимается со мной информатикой. Второй — когда Матушка Клотильда, которая была назначена ответственной по ларькам и находилась в призванном состоянии едва ли не половину времени, вдруг, потупившись, заявила, что влюбилась в одного из постоянных покупателей, какого-то очкастого дядечку подозрительно интеллигентного вида, на поверку оказавшегося доцентом и кандидатом наук, и просит — вы только подумайте! — моего официального дозволения на легализацию отношений. Что делать… Пришлось давать добро, просто рука не поднималась отказать. Хотя, чем это грозило в будущем, не мог и представить. Третий эпизод — когда у нас получилось всё же встретиться с Натальей.

Я выкроил ради неё вечерок между решением вопросов по расширению торговли — занимался этим, само собой, под чужой личиной и с поддельными документами — и попыткой проанализировть, к кому из властьимущих женского пола стоит подкатить, или чьих жён президентов, депутатов или министров можно обработать. Само собой, это были пока только планы, вернее их черновые наброски, но соваться в такие дела без подготовки вариант далеко не самый хороший.

К слову, к тому моменту, как я собрался наконец осчастливить Наталью своим драгоценным обществом, она уже, видимо, слегка охладела ко мне, и девушку пришлось буквально уговаривать и «разводить» на встречу по новой. Это подогрело некоторый интерес — хоть какое-то отличие от того конвейера, который приходилось ежедневно обрабатывать ради получения заветных Очков.

Встретиться условились у памятника неподалёку. Как назло, начал накрапывать дождь, а я слегка опаздывал. Поэтому, когда мой «джип широкий» подкатил к месту, Наталья, почему-то не взявшая с собой зонт — будто не знала, в каком городе живёт! — была уже слегка мокренькая, и я удивился, как она ещё не ушла, не дождавшись. Про джип — собственно, а долго ли, когда есть деньги, вернее — когда их много?

Вообще, сначала я не хотел «палиться». Но, посмотрев через тонированные стёкла на любительницу литературы, самоотверженно стоящую, нахохлившись, под обстрелом тяжелых капель, просто пожалел её. Открыл дверь, подбежал к ней и позвал за собой, вскользь отметив целомудренную юбку, заканчивавшуюся чуть выше колен, под которой, однако, вполне себе угадывались красивые стройные ножки. Всё остальное пыталась скрыть бесформенная куртка-дутик, слишком тёплая для стоящих погод и, видимо, уже слегка промокшая. Мой намётанный глаз тем не менее оценил и размер груди, и предполагаемую ширину талии. Определённая часть организма уже предвкушала славное завершение дня.

Наталья не сразу решилась садиться в машину. Неуверенно огляделась по сторонам, будто ища поддержки у как всегда равнодушных прохожих. Пришлось легонечко приобнять за талию и пропихнуть внутрь, чтобы избавить от лишних терзаний.

После забрался внутрь сам, естественно, на водительское. Хотел сначала научить на личного водителя кого-нибудь из своих девочек, но когда Эля разбила первую машину, бросил это неблагодарное дело. Права мои были честно куплены, пришлось поощрить коррупцию. Но в этом плане совесть моя была чиста — водить я умел, а контакты тех людей, что «решали проблему», срисовал. Дома у меня постепенно росла в толщине папочка с названием «компромат». В будущем планировал всё это использовать, но только после получения хоть каких-то рычагов давления на все эти суды и прочее, чтоб уж точно не отмазался никто.

Врубил печку на полную и повернулся к вжавшейся в кресло девчонке.

— Мне кажется, гулять погода не очень. Покатаемся?

— Откуда у тебя такая машина?

— Так, дали покататься.

— А права-то есть? Может не надо никуда ездить, а?

— Да не очкуй так, подруга! Даже если гайцы остановят, вопрос решим!

С этими словами я газанул с места, заставив Наталью ойкнуть. К слову, вовсе не из желания покрасоваться. Просто очень это, знаете ли, здорово — снова чувствовать скорость после жизни в мире, где все ездят только на лошадях и тому подобном. Да и попросту приятно вести хороший автомобиль.

— Куда поедем?

— Н-не з-знаю…

Девчонка смотрела вперёд широко открытыми глазами и вцепилась обоими руками в горизонтальную ручку перед пассажирским сиденьем — почему-то той, которая сверху, у потолка, в этих джипах не ставят.

— Тогда айда за город. Терперь не могу по городу толкаться…

И мы двинули в сторону Московского шоссе. Попутно я попробовал положить руку Наталье на колено, но та скинула её и прянула в сторону, вжавшись в дверь.

— Эй, ты чего?

— Не трогай меня!

— Как не трогай? Так ты для того именно ко мне сюда и села, нет разве?

— Нет! Не для этого! Твои чары не работают на меня!

— Мои чары?..

— Да! Я всё про тебя знаю!

Тут, если честно, я слегка прифигел. Резко два по тормозам и свернув на обочину, включил аварийку, повернувшись к так удивившей меня пассажирке.

— Рассказывай.

— Я тебя боюсь!

— Правильно боишься. Я самый настоящий демон, что явился на землю нести людям воздаяние и справедливость — так, как это понимаю сам.

— Не шути надо мной! Я знаю, кто ты!

— Да? И кто же я?

— Ты похабник, бабник и гнусный совратитель!

— Да?

— Да! Я живу в доме напротив! Я ещё давно тебя приметила, как с собакой гулял. Красивая! А тут… Ты то девок в подъезд ведёшь, и потом видно в окошечко, как вы сосётесь. То медсестра эта, как она на тебя смотрела… То ментовка, самая настоящая, в форме, обниматься лезет! А недавно подруга сказала, что видела тебя на Невском! Ты всех подряд лапал за грудь и целовал, давая за это цветочек! Вот!

— Ага… «У тебя там не закрытый, а открытый перелом!»… — я откинулся назад, наконец расслабившись. В конце концов, то, что девчонка видела меня много с кем и знала кое-что — ничего страшного. А то уж боялся, что она и правда что-то видела.

— Опять шутишь, да?

— Конечно. Чувство юмора, оно знаешь, очень полезно для организма. Но скажи… Если ты всё про меня такое страшное-ужасное знаешь, зачем тогда ты сейчас здесь?

— Здесь — затем, что ты меня сюда затащил. Мы, вообще, должны были по улице гулять.

— Ну хорошо. Зачем тогда искала встречи со мной?

— Хотела сказать, что твои чары не работают на меня! Мне всё равно. Вот!

— «Три дня я гналась за вами, чтобы сказать, как вы мне безразличны»?

— Хватит уже говорить цитатами! Думаешь, кажешься из-за этого умнее?

— Вовсе нет. Просто, эти слова идеально подходят к ситуации.

— Нет, не подходят… — мы встретились глазами, Наталья смотрела на меня, как кролик на удава. К концу своей фразы она уже, казалось, сама не была уверена в словах.

Я попытался помочь ей разобраться в себе, нагнувшись и попробовав поцеловать, но девушка опять прянула прочь.

— Нет! Нет, нет, и ещё раз нет! Я не отдам свою девичью честь бабнику!

— Да? А кому отдашь?

— Достойному человеку!

— А чести у нас решаются через поцелуй разве?

— Н… нет…

— Ну так и в чём проблема? Это ж всего лишь касание одних губ к другим, не более, — я всё-таки изловил её и чмокнул в плотно сжатые губы. — Нет, так — это удар титаника об арктические льды. Кто ж так делает? Нужно больше тепла…

Следующая попытка оказалась более удачной, а вскоре Наталья и правда оттаяла, начав отвечать и даже легонько постанывать. Я невольно залюбовался её милым личиком, внезапно поняв для себя, что всё происходящее, как и сама девушка, мне очень нравится. И не сразу заметил две мокрые дорожки, появившиеся на гладких щеках.

— Что это такое?

— Ничего…

— Как ничего? — я провёл пальцами, убирая влагу. — Это твоё «ничего», на самом деле, очень похоже на слёзы. А они тоже из-за «ничего» не появляются. В чём дело? Тебе больно?

— Нет… Мне хорошо…

— Так что же тогда?

— Ну, как что…

— Да, что! Скажи уже, не томи. Я не съем тебя.

— Тебе это не нужно знать…

— Сам решу, нужно или не нужно. Говори.

— Ну, ладно… Всё просто. Я же понимаю, что я для тебя — никто. Воспользуешься мной, возьмёшь, что нужно, и пойдёшь дальше. Как было со всеми теми, другими. А я… Я ничего не могу с собой поделать. Меня всё равно тянет к тебе.

От того взгляда, которым она на меня смотрела, мне стало сильно не по себе. Так собака смотрит на хозяина, который привязывает её в лесу к дереву, чтобы навсегда оставить.

— Я ведь тебя давно приметила… Ещё до той встречи в поликлинике!..

Я молчал. А Наталье было и не нужно уже, чтобы я что-то отвечал. Она всё говорила, говорила и говорила…

— Знаешь, это, конечно, глупо. Я понимаю. Но я не раз представляла, как ты целуешь меня, как трогаешь своими руками… И вот сейчас, когда это наконец случилось — я чувствую себя самой счастливой… и самой несчастной на свете! Да! Одновременно! И знаешь, если честно. Даже эти мгновения, даже это вот непонятное, что у нас с тобой сейчас — я готова ради них страдать. Даже этот твой взгляд, ты как-будто в душу смотришь. Словно тебе на самом деле много, много лет… Так отец на меня смотрел… Раньше. Пока в другую семью не ушёл. Да, наверное, ты чем-то похож на него. Слегка. Наверное, поэтому я и ждала всегда у окна, когда выйдешь… И представляла всё это…

— И давно… У тебя такое?

— Какая разница? И, знаешь… Да пошло оно всё к чёрту! Иди сюда! И будь, что будет! — с этими словами она буквально набросилась на меня, вцепившись обоими руками и впившись губами. Еле получилось успокоить.

— Что, нет? Тебе это всё не нужно, да? Ты сейчас смеёшься надо мной, над этой моей слабостью?..

Совсем психанув, девчонка хотела было уже вылезти из машины и убежать — но я крепко сжал её, и, отодвинув своё сиденье, буквально перетащил к себе на колени.

— Сиди спокойно. И послушай меня. Ладно?

Наталья отрицательно замотала головой, и опять попробовала вырваться. Но от моих нежных объятий так просто не избавиться. И я, для начала помолчав немного, начал говорить. И зачем-то рассказал её всё, просто всё — от самого начала, и до конца.

— Вот так вот. Ты сейчас сидишь на коленях у взрослого дядьки, ещё и демона. Который имеет к тому же кое-какие планы… Кстати, если захочешь кому-то рассказать — тебе никто не поверит.

— Да я и сама не особо-то верю…

— И тем не менее. Теперь ты знаешь всю правду. И, надеюсь, понимаешь — что я совсем не то, что нужно тебе и о чём ты мечтаешь…

Договорить она не дала, крепко обняв меня, буквально вцепившись. Это было красноречивее любого ответа. И что с нею с такой было делать?..

Грохот и лязг отвлекли меня от всех этих дум. Я успел только увидеть вылетевшую на встречку газель, врезавшуюся попутно в какую-то легковушку, которая неслась прямо на нас. Не знаю, как успел скинуть Наталью со своих коленей и спихнуть на соседнее сиденье. Кажется, делал это тогда, когда сминаемое мощнейшим ударом железо уже калечило мою плоть.

Глава 29

— Доброе утро!

Что? Где? Кого? Лежу с бешено бьющимся сердцем и полной дезориентацией в пространстве. Опять пришёл в себя не пойми где — это не комната родительского дома. Видимо, «отпуск в детстве» подошёл к концу, как кружка выпитого пива. Если вы понимаете, о чём я…

Попробовал сесть, и сделал два крайне неприятных открытия. Первое, что перейти в частично вертикальное положение получилось только очень медленно, и даже при этом голова начала кружиться, в ушах зазвенело, а перед глазами начало темнеть. Будто я еле живой, после долгой-долгой болезни.

Второе — пред моим ясным взором и без всех этих спецэффектов с кружащимися звёздочками стоял какой-то туман, и видел я окружающее ну очень не очень. Попробовал протереть глаза кулаками, не помогло.

И тут настигло ещё одно, третье открытие. Кожа рук — рассмотреть получалось плохо, понял наощупь — оказалась морщинистая, как старое высушенное яблоко. То же и с лицом. И да, никого живого рядом. Хотя — может, это я не вижу просто?..

Грустно вздохнув, попытался принять беспощадную действительность как данность. В конце концов, логично. Если сначала закинуло в детство — ничего удивительного, что следующей остановкой стала старость.

Больше интересно — будет ли что-то после? Путешествие в загробный мир, квест с проходом мимо апёстола — чтобы помнил ещё, какого. Да даже если и вспомню, ведь не пропустит! Или, вдруг повезёт — погибну с оружием в руках — с клюкой, например, и попаду в Вальгалу. С гуриями, полями вечной охоты и колесом перерождения.

Или это последняя остановка, и мне тут так и доживать? А та неведомая сила, что всё затеяла, просто меня поколбасила, показала конфетку — а потом убрала?

Словно не давая мне погрязнуть в пучине этих не самых весёлых размышлений, перед глазами появилась надпись. Она оказалась единственным, что я ясно видел:


Соболезнуем! Начался очередной день вашей жизни!


— 1 единица любой характеристики


Какую характеристику вы желаете уменьшить: Выносливость, Сила, Ловкость, Телосложение, Интеллект?


Если выбор не будет сделан в течение 30 секунд, — 2 единицы будет вычтено из Интеллекта. Значит, он вам не так уж и нужен!


30…


29…


28…


27…


Мать-мать-мать! Всполошившись, кинулся скорее выбирать что в себе калечить, почти сразу решившись пожертвовать ловкостью. Хрен с нею, пусть буду попадать струёй мимо горшка или промахиваться… скажем так, вдевая ноги в тапочки. Или меч в ножны. Это не страшно. Я же заслуженный алко-паладин, многие вечера своей жизни посвятил борьбе с самым злобным злом на свете — алкоголем! Передвигаться и действовать в условиях нарушенной координации — фи, легко. А вот перспективы не иметь сил, чтобы хотя бы встать с постели, или смертельно устать в процессе этого вставания, или выжить из ума, или поломать ставшие хрупкими кости, просто неудачно упав на пол — вот это действительно страшно!

Хорошо ещё, не предлагают на выбор цирроз печени, слепоту, рак третьей степени, маразм, альцгеймера или импотенцию. Даже постучал по бортику кровати, хотя и не суеверный. Бортик, к величайшему расстройству, оказался ни разу не деревянным. Пришлось стучать повторно — на этот раз по голове, чтобы уж наверняка.

Ладно. Не надо печалиться — вся жесть впереди! Пора идти навстречу приключениям, если они в таком возрасте ещё возможноы В прошлый раз с бабуськами не срослось, а теперь, похоже, именно ими заняться и придётся.

Я самоотверженно наклонился, чтобы найти тапки, или в чём я тут, в своей старости, хожу — и опять выругался. Теперь вслух. Пора, блин, привыкать: резких движений — не делать!

И это ещё ладно. Приятный женский голосок в ухе проворковал, заставив вскинуться:

— Вы применили нецензурную лексику в своей речи. Напоминаю, что если сделаете так в общественном месте — вас оштрафуют! Рекомендую держать себя в руках.

— Что ты? Где ты?

— Это вы мне?

— Нет, блин, сам с собой разговариваю! Конечно, тебе!

— Вы задали странный вопрос. Рекомендую сходить на приём к врачу. В вашем возрасте нужно беречь здоровье, особенно душевное.

— Я те схожу к врачу! Отвечай, когда старшие спрашивают! Кто ты такое?

— Я — индивидуальный помощник-биокомпьютер, модель RJ0C-18735.

— Хорошо, хоть с этим определились. Где ты находишься?

— И снова, странный вопрос. Я встроена в мочку вашего уха. Меня внедрили, когда вы два года шестьдесят три дня назад ложились на обследование. Тогда вы отказались от подключения полноценного экзокортекса, и пришлось устанавливать меня, устаревшую модель.

— Зачем ты мне нужна?

— Как, зачем? Я призвана оказывать престарелым всестороннюю помощь в повседневной жизни и обеспечиваю контроль здоровья. Если ваши параметры жизнедеятельности выходят за допустимые приделы, вызываю, по необходимости, дрона-медика или полноценную бригаду. К слову, вы уже два раза были близки к тому, чтобы я это сделала.

— Что ж ты не предупредила-то меня, сотонинская техника?

— Не могу не отметить, что я не имею никакого отношения к каким-то ритуалам и культам, и являюсь скорее биологическим, чем техническим объектом. Предупреждение не предусмотрено.

— Ладно… А за что вы мне единицы от характеристик-то отнимаете?

— Что? Какие единицы? Я бы рекомендовала всё же показаться к психиатру, в вашем возрасте…

— Заткнись, чудовище! Не пойду я ни к какому психиатру. Про единицы и характеристики просто пошутил.

— Вынуждена отметить, что это была глупая и не смешная шутка.

— А я вообще мастер таких вещей. Ты не знаешь, куда я положил свои очки?

— Если вы про прибор подключения к дополненной реальности — они лежат на тумбочке, слева.

— О, спасибо! — я и правда нашарил рукой что-то, похожее на очки, и надел их себе на нос. Всё вокруг тут же преобразилось и обрело краски, будто включился свет. Или, если точнее — цвет. За окнами, где была какая-то мутная серая хмарь, внезапно появились совершенно фантастические пейзажи: за одним — далёкие горы, за другим повис Юпитер в натуральную величину, как луна, только раз в сотню больше. Стены комнаты покрылись чем-то вроде плюща, с разноцветными яркими бутонами по всей площади. Прямо в воздухе повисли полупрозрачные трёхмерные конструкции, в одной из которых момжно было узнать интерактивную карту какого-то совершенно незнакомого города, с движущимися по автобанам крохотными машинками и летающими туда-сюда дронами.

Но я все эти прелести и красоты отметил вскользь, уставившись в одну-единственную точку прямо напротив. У стены стояла трёхмерная голограмма, с изображением сухонькой старушки в военном кителе, с кучей орденов на груди, и с необычайно живыми, яркими и добрыми глазами. Эту женщину я узнал сразу, несмотря на глубокие следы, оставленные безжалостным временем на лице. Кажется, прошли считанные минуты с тех пор, как пытался спасти её от летящий на нас «газели».

Голограмма была потрясающего качества, казалось, передо мной живой человек. Но у неё был серьёзный, очень не понравившийся мне недостаток. Закрашенный чёрным уголок. И две даты снизу. Вторая — две тысячи семьдесят четвёртый год. Грустно. И интересно, сколько времени с тех пор прошло?

— Слушай, штуковина в ухе!

— Это вы мне?

— Да, да, тебе! К кому ещё я могу обращаться, тут никого больше нет!

— Как к кому? К своим воображаемым друзьям…

— Что ты сейчас сказала?

— Вы же сами говорили, что мне не хватает чувства юмора. Вот я и пытаюсь шутить. Не переживайте, на самом деле я слежу за вашим душевным состоянием. Если что, дроны скорой психиатрической помощи…

— Хватит, хватит про этих дронов уже! Понял всё, я под колпаком, большой брат — который, скорее, маленькая сестра — следит, бдит, и чуть что, тут же стучит. Скажи мне лучше, сколько времени сейчас?

— Десять часов двадцать пять минут семь секунд.

— Десять утра?

— Да.

— А число?

— Тринадцатое вересня две тысячи восемьдесят первого года.

— Тридцатое чего?

— Вересня.

— Прекрасно. Слушай, а не знаешь случаем, я на сегодня ничего не планировал?

— Конечно, во мне хранится полный календарь всех мероприятий.

— И-и-и… Что там?

— На сегодня — торжественная церемония передачи прав на собственность детскому дому, посещение кладбища, и затем — Двораца Эвтаназии. Больше никаких событий в календаре нет.

— Мать! А… Отменить, перенести нельзя?

— Все документы подписаны. Сегодня, ровно в полдень, владение квартирой и всеми движимыми активами перейдёт распорядителям детского дома.

— С какой это стати?..

— Как, с какой? Вы же сами об этом распорядились…

— Да? И почему я это сделал?

— Может, потому, что после Четвёртой Мировой…

— Что?! Что ты сказала сейчас?..

— Сказала, что после Четвёртой Мировой войны имеется большой дефицит как жилплощади в не заражённых радиацией регионах, так и пищевых ресурсов. И, с другой стороны, есть множество сирот и детских домов, которые еле сводят концы с концами. Вы, не далее как неделю назад, сами об этом заявили, решив отказаться от всех привилегий Героя Войны.

— Я? Сам?

— Налицо раздвоение личности. Дроны-психиатры уже вылетают…

— Нет-нет, не надо дронов! Я в своём уме, просто только сейчас осознал всё.

— Если экспертиза подтвердит вашу умственную неполноценность, все решения будут аннулированы.

— Прекрасно! И что тогда будет?

— Вас поместят в специальную капсулу, с доступом к безопасной виртуальной реальности, обеспечат уходом и будут раз в сутки доставать, чтобы сделать массаж и обмывания…

— А что тогда будет с моей квартирой и этими, как их там, подвижимыми активами?

— Будут заморожены, а после вашей смерти перейдут государству.

— Государству?

— Да. У вас нет наследников.

— Почему?..

— Как, почему? В ходе Вашингтонского наступления ваша супруга была тяжело ранена, и лишилась возможности иметь детей. После Третьей Мировой войны вы усыновили сирот в числе пяти штук, но все они погибли во время Четвёртой.

— Тьфу ты… Да что ж это такое-то, а?!

— Напоминаю, торжественная церемония начнётся в одиннадцать сорок пять. К этому времени желательно находиться в детском доме номер двести тринадцать тысяч восемьсот двенадцать и быть парадно одетым.

— Да щас ещё, парадно… Херн им в лоб, а не парадно!..

— Вы употребляете слова, близкие по звучанию к нецензурным! Вынуждена опять предупредить, и ещё напомнить, что вы всегда очень трепетно относились к своей парадной форме. Я опять начинаю подозревать…

— Нет, нет, не надо никаких дронов! Напомни только, где он, этот мой несчастный парадный костюм.

— Ваша парадная форма. Она находится в шкафу, и, вообще-то, вам достаточно распорядиться об одевании дрону-дворецкому.

— Да? И как это сделать?

— Что значит, как сделать? Вы же сами назначали голосовые команды!

— Слушай, мне кажется, ты неправильно работаешь. Я должен тебя проверить.

— Сбоев не обнаружено! — в голосе, тем не менее, появились сомневающиеся нотки. Это же надо, до чего дошёл прогресс — уже даже эмоциями синтезированных голосов упралвяют!

— И всё же, я проверю. Что я говорю дворецкому, чтобы он одел меня?

— Обычно вы кричите: «Эй, ниггер! Белый бвана желает одеться!»

— Что, так и кричу?

— Именно так.

Делать нечего — пришлось повторять кодовую фразу. Из-за угла тут же выехал блестящий чёрным металлом вертикальный цилиндр метров полутора в высоту, с кучей манипуляторов по периметру, и каким-то футуристическим комбенизоном в руках. Я боялся, что возникнут проблемы — но, против ожиданий, облачиться «в парадное» получилось быстро и без проблем. А на моей груди, на магнитной планке, появился целый иконостас наград, каждая из которых имела голографическое анимированное «отражение», по сути небольшой ролик. Вот падающий подбитый дрон, вот — чадащий танк, от которого, кажется, ощутимо веет жаром. А вот крохотные рабочие, строящие под обстрелом мост…

Я не стал ничего спрашивать, опасаясь все тех же санитаров со смирительными рубашками, как бы они тут не выглядели. И, на самом деле, всё это было безразлично сейчас. Меня будто обухом по голове огрело. А что, если всё, что сейчас происходит — правда? И у меня на самом деле старческий маразм, или слабоумие, или что там? «Глюки», пусть красочные и правдоподобные — но ни разу не реальные? И все эти приключения я воображал, будучи на самом деле глубоким стариком, тоскующим по молодости?

Погружённый в такие невесёлые думы, я позволил себя обуть, вывести из дома — мы просто вышли на балкон, и подлетевший гексакоптер подцепился мне где-то сзади за плечи и понёс прямо по воздуху. На мои вопли, мол, хулиганы среди бела дня с балкона похищают голос в ухе сообщил, якобы я всегда предпочтиал именно такой способ передвижения, и если бы не эти мои привычки, мы бы добрались до места более традиционно — на робокаре и лифтах.

Детский дом оказался в середине небоскрёба, и штуковина с пропеллерами подняла меня туда своими силами, оставив на «парковочной площадке» — широком балконе. Там всё было украшено виртуальными шариками и бумажными плакатами, а мне навстречу вышла усталая женщина, в окржуении десятков трёх детей.

— Здравствуйте, Василий Лаврентьевич! То, что вы делаете, так много значит для нас! — мне показалось, или на её глазах навернулись слёзы?

Дети облепили меня со всех сторон, галдя на разные голоса. Потом меня отвели внутрь — и выяснилось, что они все ютятся в крохотной комнате, с трёхэтажными кроватями в несколько рядов…

Всё вокруг выглядело запущенным, помещение давно не ремонтировали — но, зато, у каждого были очки дополненной реальности. Я стал свидетелем короткого представления, когда мелочь разного калибра и года выпуска читала стихи и пела песенки, разве что на табуретку не становились.

Потом меня проводили на посадочную площадку, и, тепло попрощавшись, подцепили к очередному гексакоптеру. Самое смешное, эти час-полчаса, проведённые среди малышей, полностью изменили моё отношение к происходящеу. Помахав рукой им вслед, понял — уже не жалко ничего.

Потом было кладбище — высоченная стена с вмурованными в неё урнами. Я с трудом, только с помощью подсказок голоса из уха, нашёл нужное место, и оставил купленную у входа розочку. Всегда было грустно видеть забытые, заросшие могилы — воображение всегда дорисовывало то, что за кадром, то есть немощных старушек, которые уже не могут посетить своих давно почивших супругов, или забивших на всё и забывших предков легкомысленных потомков. Судя по всему, скоро одной такой должно будет стать больше.

Во Дворце меня встретил мерзкий чинуша, который преувеличенно торжественном голосом начал читать речь… Не дослушав, послал его в жопу, попросив просто сделать всё поскорее. И вот, спустя пару минут, меня положили на ложе в садике с поющими птичками, и вкололи в вену какую-то муть. Отрубился я почти сразу.


А потом был сон, видение — не знаю что. Мухи, бьющиеся о стекло, не понимая, что перед ними преграда, и лежащие на подоконнике высушенные трупики тех насекомых, которые так и не нашли пути наружу. А рядом — открытая дверь.

Только подумал, что не так представлял посмертие, если оно есть — как пришло понимание. Мы — те же мухи, которые не видят и не могут видеть, что мешаются неким высшим силам, залетают в их комнаты, пачкают их обои, жужжат над их ушами. Нас бы можно было легко и быстро истребить, повесив липкую ленту, или размахивая бьющей электрическими разрядами испепеляющей «ракеткой». Но… Они не хотят этого. А хотят, чтобы у блаждающих в темноте овец появился пастырь, причём из своих. Пастырь, который будет показывать правильный путь, и которому будут подвластны время, пространство, миры и судьбы. И я теперь — он. Я — Бог Реальности.


КОНЕЦ


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29