Пасынок удачи (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Владимир Сухинин Пасынок удачи

Мальчишка думает, поймал за хвост удачу.

Хе-Хе. Смешной, он право человек.

А выпадет ему лишь то, что я назначу.

Вот захочу и прокляну на целый век.

Ария местного божка
Лигирийский императорский театр

Пролог

- ... Объект ведет себя спокойно. Показатели в норме. Начинаем снимать нейрограмму. Процесс пошел, электрическая активность мозга высокая, отклонений не наблюдается, - механический голос медкапсулы сообщал медикам о процессе подключения к мозгу пациента.

Молодой ассистент с улыбкой повернулся к холенному мужчине.

– Все, док, у нас есть пол часа. Кофе хотите?

Закрытый сектор — Система планет в черной дыре. Система имеет магическую составляющую и закрыта от остального мира непроницаемым барьером. Вход в нее можно осуществить через гравитационные возмущения, периодически открывающие проход в систему. По неподтвержденным данным это изначальный мир, созданный неведомым творцом, который созидает вселенную. Звездная система состоит из восьми планет вращающиеся во круг одной звезды. Из них три планеты населены. Самая ближайшая к светилу планета — Инферно. Там живут демоны.

Нейтральной мир - вторая планета, где могут существовать вместе демоны и остальные жители звездной системы. Эта планета малоизучена. О ней известно только то, что там находиться город Брисвиль с телепортами во все миры системы.

Третья планета Сивилла 5. Пятая планета от солнца. Там живут люди, орки, лесные эльфары, снежные эльфары, тролли, гномы и темные эльфары -дзирды.

Инферно: Мир демонов. Очень разнообразен практически не изучен. Внутри кипит первородный хаос. Планета состоит из нескольких слоев материи. Всего их восемь их восемь.

Слои — это параллельные миры, преобразующие убийственную разрушительную силу хаоса в упорядоченную энергию, которая разливается эфиром по сектору.

Хаос зарождается в недрах планеты в Преисподне. Там находиться Сердце хаоса. Онопроизводит энергию хаоса. Туда попадают бессмертные души всех разумных существ, что сделали для себя смыслом жизни разрушение мира. И являются бесконечном топливом для выработки этой энергии.

Взлелеяв в себе человеконенавистничество, жажду убийства, властолюбие, корысть и подлость. Когда весь разум и все его существо разумного существа служит разрушительным для мира личным целям. Тогда он попадает сюда.

Охраняют и обслуживают Преисподню демоны изменений. Эти демоны способны принимать облик и ауру любого существа в секторе.

Управлять Инферно и хранить его должен был один из сыновей Творца. В свое время им стал Курама.

Курама — один из первых творений Творца, которым он передал часть своей божественной сущности. Курама недоволен своим положением хранителя мира Инферно, он хочет беспредельной власти. Для этого он засылает в мир Сивиллы эмиссаров - демонов, давая им часть своей силы. В мире Сивиллы они соблазняет всех разумных, разлагая это мир.

Но Курама переоценил свои силы и в борьбе с сестрой потерял телесную оболочку.

Демоны делятся по силе и власти. Миром инферно после падения Курамы правят его бывшие приближенные, быстро забывшие хозяина и ставшие Князьями тьмы. Они правят с помощью Закона творца, который состоит в том, что сила и власть дается тому, кто владеет территорией. На своем куске территории у него сила и безграничная власть над подданными. В подчинении у князей два Владыки демонов - Владыки правой и левой руки. Владыки имеют в подчинении Повелительниц хаоса — Высшие демонессы, способные оперировать сырой энергией хаоса с помощью инструмента – хлыста, и способные выходить в астрал. Могучие магини. Они повышают свою силу мучениями жертв и питаются их муками. Они должны были мучить грешников Преисподне, но Курама вызвал их оттуда и направил их деятельность на усиление своей власти, давая им взамен испытать наслаждение от мук простых смертных.

Есть демоны-маги, использующие частицы магии хаоса. Рога демонов -это преобразователи энергии хаоса в упорядоченную структурированную энергию стихий.

Простые демоны - обыватели разных видов, населяющие мир по слоям.

В хаосе не могут долго существовать смертные из Сивиллы, они мутируют и погибают. Техника с программным обеспечением ломается. Единственная защита от энергии хаоса биополе живого существа.

Преддверие закрытая локация в Инферно. Место ссылки провинившихся демонов и кузница Скравов.

Скравы – герои, прошедшие лабиринт испытания воли и выбравшие один из путей, который их приводит в служители или Кураме, или Року. Непревзойденные бойцы и маги – паладины, получившие силу от своего повелителя.

Боги забыли своих паладинов, и те создали гильдию героев, став наемниками. Только они могут проходить в Преисподню и возвращаться.

У демонов есть враг - Рив. Мифологическое существо, способное убить скрава. Ни один демон, увидев в ком-то рива, не может ему противостоять.

Рок – Хранитель Сивиллы, желающий стать главным среди хранителей. Его цель занять место Творца в сердцах смертных.

Беота - третья богоподобная сущность. Она отделила часть мира Сивиллы для себя, закрыла его от братьев и отстранилась от своего предназначения. Она стала богом на большом закрытом пространстве. О ней известно очень мало. Ей поклоняются темные эльфары - Дзирды. На этом острове большом почти как континент, который является частью огромного архипелага, кроме них живут гномы.

Часть островов принадлежат темным магам — некромантам, которые проводят эксперименты над живыми существами. Большая часть архипелага не изучена

Их форпост - Остров Магов, через который они покупают рабов. Архипелаг отделен Морем слез. Постоянные шторма не дают судам возможность далеко проникнуть за остров магов. Кроме того, всех смельчаков, пробравшихся дальше острова магов, вылавливает флот магов. Магически никто не мог пробраться за море. Из космоса этот участок закрыт пеленой туч -естественный барьер.

Сивилла – планета, населенная разумными и неразумными существами не демонологических рас.

На самом большом материке живут разные расы разумных.

Люди. У них несколько государств. Самое большое образование это Лигирийская империя, живущая захватами соседей. На юге и юго-востоке располагаются степи орков. На севере - Королевство Вангор, находящееся в союзе с лесными эльфарами. Те живут в своих лесах и черпают магическую энергию из священных рощ. Этот союз остановил экспансию Лигирийцев. Но лесные эльфары имеют свои далеко идущие планы господства над материком и ведут скрытую подрывную работу во всех странах, чтобы усилить свое негласное влияние. Для этого они вступили в союз с демонами.

Их общество - общество расистов. Им противостоят орки, которые тоже считают себя первородными и соперничают с лесными эльфарами. Между ними непрестанная борьба. Для защиты от набегов в свои леса, лесные эльфары создали новый вид эльфаров - Снежные эльфары.

Скрестив людей, снежных троллей и один из родов отступников лесных эльфаров, и разместили их в горах на границе со степью. Снежные эльфары со временем размножились, усилились и объявили о независимости.

После кровопролитной войны лесные эльфары, понеся большие потери, отступили, став непримиримыми врагами своих творений.

Получив конкурентов, лесные эльфары назвали себя истинными, чтобы их не путали со снежными. А те назвали себя высокими.

Вангор, Лигирийцы и степь соприкасаются в небольшом треугольнике в предгорьях малого восточного хребта.

На западе континента высятся длинные горы, населенные дикими горцами и дворфами, живущими в подземных городах.

На севере королевства Вангор расположены нехейские горы, населенные людьми, бежавшими из Вангора и других стран. Они создали независимые баронства. И стали буфером между цивилизационными странами и дикими землями.

Дикие земли - результат схватки древних магов и пришельцев из космоса. Покореженная, применением запредельной магией и ядерными ударами земля, мутанты люди и животные. Людоеды великаны, дикари и прочие существа, не восприимчивые к магии. Животные там очень разумны -действие мутации. Из-за близости с дикими землями нехейцы, хотя и отличные воины, но не способные к магии. У них свой кодекс чести, выделяющий их от остальных людей. Сражаются с врагами на равных все: и мужчины, и женщины. Дети баронов нехейцев имеют разные права. Первый сын наследует все. Остальные сыновья отделяются от семьи и в пять лет отдаются на воспитание дядьке - лучшему воину барона. В 16 лет, в день совершеннолетия, его изгоняют их дома. Обычно о них дальше не заботятся.

Только наследник имеет право пригласить погостить отлученных сыновей на месяц в замок.

Магия. Существуют школы магии, независимые друг от друга.

Ваногр силен магами школы стихий. Огонь. Вода. Воздух. Частично изучают магию разума и пространства.

Снежные эльфары изучают магию стихий и магию природы. Магия природы изучается и лесными эльфарами. Частично магию разума и пространственную магию.

Демоны используют магию хаоса.

Подземные жители смирты и дворфы используют магию земли

Гномы - магию рун.

Дзирты - магию крови

Некроманты - магию смерти. Темную магию.

Орки - магию духов….

… – Боб, посмотри! Странно. Запись обрывается. Этот парень выложил нам какую-то ерунду. Сплошной фольклор, гномы, магия, да ты сам посмотри, дальше ничего нет, словно у него пустые мозги.

– Подожди-ка. Ты пробовал повторно скачать нейрограмму?

– Конечно, Боб, целых три раза, и все время получаю только это в разных вариантах.

– Хм... Странно. На блокировку непохоже. Действительно, создается впечатление, что объект не имеет памяти.

– Док! Подойдите сюда!

– Мда. Сколько говорите раз вы снимали нейрограмму? Три раза? Зовите Вейса.

Глава 1

Где-то в открытом космосе

Какое-то непонятное состояние. Словно я, не я. Как будто я парю в пустоте. Лениво блуждают мысли, думать не хочется. Вообще ничего не хочется делать.

А хочется просто лежать или парить, ни о чем не думая. Вокруг темень, я ничего не вижу. А может просто закрыты глаза, открывать их лень. Мне хорошо и лениво. Я парю в невесомости…

Сердце неожиданно ушло в пятки, я больше не парил, а, быстро набирая, скорость падал.

– А-а! Что? Что происходит? – Вместе с мыслями и криком от страха пришла боль. Я шлепнулся на землю.

– Свет! – Он резал глаза. Я видел свет и траву, на которой лежал. На до мной склонилась зеленная ящерица. Нет, не ящерица, Я рассматривал это чудо, и он мне напоминал кого-то. Кого? Что-то смутно знакомое. А-а! Вспомнил! Это был крокодил Гена. Я смотрел на Гену он на меня.

– Привет, Гена! – сказал я. В ответ он ударил меня лапой по щеке. Было не больно, но обидно.

– Гена, перестань! – попросил я слезливо. – Я...Я … - А кто я? А-а! пришло ко мне понимание, – Я Чебурашка!

– Гена, я Чебурашка! Ты что меня не узнаешь? Помнишь песенку? «Прилетит вдруг волшебник…», - мое пение прервал новый удар лапой, но уже гораздо сильнее. Голова дернулась, а я разозлился.

– Гена! Я тоже вмазать могу, – пригрозил я и стал подниматься. Голова кружилась, как у пьяного, и я, чтобы не упасть, ухватился рукой за нос крокодила.

– Блин, что я такое выпил? – пробормотал я. – Ноги не держат. Голова ходит кругом, земля под ногами колеблется. – Гена, мы что отмечали твой день рождения? Ик! Ик! – ко мне подступила икота и тошнота. Но мне стало смешно. Чебурашка напился. Ха-ха...

А Гена, гад такой, вместо того, чтобы ответить, схватил меня в охапку и зашвырнул в воду. Холодная вода подействовала отрезвляюще, я даже чуть не захлебнулся, вдохнув носом воды. Выскочил, как пробка из бутылки и закашлялся. Выпученными глазами посмотрел на крокодила и попытался откашлять воду, попавшую в легкие.

Откуда-то послышался тревожный голос.

– Объект проявляет беспокойство. Увеличьте дозу успокоительного.

– На сколько, док? – ответил другой голос.

– Еще пол кубика.

– Понял, ввожу в программу.

Крокодил, сокрушаясь замотал головой. В его лапе появилась кружка и он, морщась, отхлебнул из нее.

– Такую гадость даже перерабатывать не хочется, – сказал он. Потом устало посмотрел на меня.

– Пришел в себя? – недружелюбно спросил он и презрительно добавил, – Чебурашка.

Я посмотрел на себя. Тело человека, руки тоже. Потрогал руками уши.

– Нет, я не Чебурашка, – произнес я в слух и вспомнил. – А ты не Гена, морда зубастая. Ты Лиан. Где Шиза? Я ей пожалуюсь, что ты бьешь меня. Что за манеру взяли? То зовут, то бьют постоянно. И что странно! – возмущался я, вылезая из воды. – Меня бьют в моем же теле и в моем же сознании. Совсем страх потеряли. Симбиоты хреновы.

Лиан сделал еще глоток и поставил на траву пустую кружку.

– Не нервничай. Я уже устал пить разную дрянь, что тебе вкалывают, – брезгливо сообщил он. – Немного не успел с первой дозой, потому тебя «колбасит». Так, по-моему, у вас на Земле так называется это состояние.

Он вразвалочку подошел ко мне и положил лапы на голову. Мне стало лучше, и я тут же вспомнил что произошло.

– Твою дивизию! – прошептал я. – Меня похитили. Чем-то оглушили и захватили.

– Лиан, где мы?

– Не знаю, – огрызнулся дракон.

– Хорошо, ты не знаешь, – не стал спорить я, – а где Ее Высочество? – Я стал оглядываться по сторонам. – Где это чудо в короткой маячке?

– Нет ее, – со вздохом сильного огорчения ответил Лиан. – На планете осталась.

Мои глаза полезли на лоб.

– Как это?

– А вот так! – раздраженно ответил симбиот. – Девочка ушла в астрал… погулять... и задержалась там, а тебя быстро захватили и сразу вывезли с планеты. Она и малыши остались на верхнем слое инферно.

– Остались на верхнем слое инферно, – тупо повторил я. – И что теперь? – у меня были одни вопросы. Я смотрел растеряно и даже с испугом.

– Хм. Что теперь? Если в течение семи кругов не вернемся, девочка и мальчики начнут растворяться в астрале и терять свои личности. Ее клетки в тебе начнут отмирать. Начнется гангрена и заражение крови. Ты тоже погибнешь вместе с ней. Да-а. Такие вот дела.

– Погибнем? – я не мог в такое поверить. – А? А… что же ты?

– А я! – почти крикнул дракон, – В твоем теле как в компосте проросту веткой, захвачу твою душу и… Эх! – он в отчаянии махнул лапой. – Короче, думай, Чебурек, что делать дальше.

– Чебурашка, – поправил я Лиана, почти не задумываясь, что говорю. – А что, собственно, сейчас со мной происходит?

– С тобой? – Лиан ответил вопросом на вопрос. – А вот послушай.

Я обратился в слух.

– Как объект? – я услышал голос Вейса.

– Успокоился, сэр. Тройную дозу наркотиков в него вкололи.

– Что показывает нейрограмма? – это опять Вейс.

– А это уже странно, сэр. Мы не можем ее снять с его мозга. Видимо, все-таки большая доза, мозг не отвечает на сигналы, он словно пустой.

– Что скажешь, Мишель? – Вес обратился к кому-то другому. Густой красивый бас ответил.

– Не знаю, сэр. Может это пустышка от Демона? Он уже показал себя как очень ловкий и умелый профессионал.

– Нет, Мишель, это не пустышка, это скорее всего Дух. Он прокололся на моем вопросе.

Я весь напрягся. Где это я прокололся?

– Что вы имеете в виду, сэр?

– Я спросил, где Демон? А этот юноша ответил, что тот занят. Простой наемник оперативных псевдонимов знать не может, Мишель. А этот местный очень походит на описание Духа, присланное Демоном. Молодой, черноволосый дворянин. Человек. Глаза голубые, рост выше среднего, Спортивная фигура, на руках мозоли от занятия фехтованием.

– Сэр, смею заметить тут таких молодых дворян много.

– Много, Мишель, – согласился Вейс. – Но в Инферно наемники - это демонические расы. А он человек. Так что есть большая вероятность, что это агент, завербованный Демоном. Кроме того, он очень уверенно себя вел. Мы пришельцы. А он был так спокоен, словно всегда с ними общался. Нет, Мишель, простые местные так себя не ведут. Он знал, что прибудет корабль и знал, как он может выглядеть. Значит, с ним была проведена предварительная обстоятельная работа. Ему точно известна часть информации об Аде. И он обладает информацией о Демоне. К тому же, Демон стал непредсказуем. Это опасно. Он загнан, всего опасается и не доверяет мне. Звериное чутье у этого агента, Мишель. Жаль, конечно, что так получилось...

– Но… - Вейс замолчал и, немного подумав, спокойным, но твердым голосом произнес. – Нам он теперь нужен мертвым. Завязалась, Мишель, большая политическая схватка за влияние в правительстве. Мы не можем рисковать. Если проиграем, то уже нам не жить. Чтобы успокоить некоторых политиков, – произнес он после недолгого молчания, – нам нужно отдать голову Демона.

– Сэр, должен заметить, что такие люди, прижатые к стенке, становятся очень опасными…

– Понимаю, Мишель, куда ты клонишь, – перебил мужчину Вейс. – Думаешь, что лучше заключить с ним договор. Мы его не трогаем. А он остается навсегда в секторе. Мы ему обеспечиваем мнимую смерть и снимаем подозрение? Не выйдет. Слишком высоки ставки. А встречаться с нами, чтобы дать возможность изъять у него нейросеть, он не согласиться. Не доверится. Поэтому мы должны знать где сейчас Демон, места расположения его баз.

Одно место базирования мы уже знаем, нижний слой, разрушенный город. Но он очень умный и осторожный. Навряд ли он теперь, после передачи нам пальдонийцев, будет там находиться. Он будет ждать встречи с Духом. А мы должны будем из этого юноши сделать орудие убийства.

– Поэтому мы остановились у границ сектора, сэр?

– Да, – затем Вейс обратился к другому человеку. – Док, сообщите мне, когда с объектом можно будет работать.

– Сделаю сэр.

Наступила тишина. Меня оставили в покое под контролем мед капсулы.

– Что-нибудь понял? – С боку подошел Лиан.

– Да, – вздохнул огорченно я. – Я облажался. Как же я не сообразил такую простую вещь? Мне еще Алеш много раз напоминал, что я должен знать его, как Граппа!

– Облажался? Кхм. Это вроде напортачил?

– Да, только хуже, Лиан.

– Что думаешь, делать?

– Думать. И еще раз думать, – ответил я.


Инферно верхний слой

Шиза пораженно взирала на пейзаж верхнего слоя. Случилось то, чего никогда не могло случиться, она отделилась сознанием от своего носителя, и тот исчез. Она потеряла связь со своим телом. Хотя какое это ее тело? Это просто ее нервные клетки, которые переплелись с клетками Ирридара. У них одна на двоих нервная система. И сейчас, оставшись одна, Шиза запаниковала.

Она не умела самостоятельно принимать решения, она не могла самостоятельно существовать отдельно от носителя. Она не знала, что делать дальше. Связи с телом Ирридара больше не было. В ее программе, заложенной создателями, не было информации, как поступить в подобной ситуации.

Почувствовав ее тревогу, преходящую в панику, ее окружили малыши и захныкали. Они почувствовали ее боль, ее утрату и беспомощность. Паника, охватившая Шизу, передалась и им.

Шиза почувствовала это, и у нее включился механизм защиты ближнего. Пусть тут не было Ирридара, но были малыши, которым нужна была помощь, и Шиза мгновенно преобразилась.

У нее есть еще время. Примерно неделя… потом… Нет она не будет думать, что будет потом. Сейчас нужно накормить малышей. А значит им нужно идти на охоту.

– Мальчики! – задорно она обратилась к малышам, – хватит хныкать. Мы идем на охоту. Поднимаемся на слой выше и будем охотиться на астральных духов. Вы, как всегда, в засаде. Я буду наживкой.

Она ободряюще улыбнулась малышам. Те вытерли слезы на глазах и тоже радостно заулыбались. Это развлечение им нравилось. Азарт, погоня, схватка и главное - лакомство.

Они поднялись на слой выше, потом еще на один, где добычи было больше, но и противник был сильнее. Но Шиза не волновалась. Их было трое примерно равных по силе астральных существ.

Малыши закрылись пологом и замерли. Они стали невидимы для других астральных сущностей. А Шиза, приняв образ молодого неопытного астрального вампира, стала напротив них вызывать слабое возмущение астрала. Она была достаточно осторожна, чтобы не притащить на себя кучу монстров.

Будучи охотницей, Шиза знала, что недалеко должен был затаиться такой же охотник. Он почувствует колебания и, чтобы рассмотреть, кто это такой неосторожный, подойдет поближе. Она была терпелива и заманивала жертву около часа. На этом слое не было неосторожных или глупых существ. Такие просто не выживали или не поднимались так высоко, предпочитая жизнь хоть и не сытую, зато более спокойную. Наконец, она почувствовала присутствие чужого. Вернее, его голодную радость и вожделение. Шиза показала, что испугалась и дернулась в сторону. Она рассчитывала, что чужой не выдержит и прыгнет к ней, показав себя и подставится под малышей. Она очень правдоподобно изображала духа с низшего слоя. И ее расчет оказался верным. Охотник, испугавшись, что добыча ускользнет, бросился на нее.

Шизу чуть не вырвало. Рядом с ней возникло существо с женской головой, на которой вместо волос были шевелящиеся бледные щупальца. Тело личинки такое же бледное, полупрозрачное, со множеством лапок - присосок. Щупальца метнулись к Шизе и... не достали. Сам монстр забился в мертвой хватке малышей. Они схватили в свои объятия чужака и впились в него выкачивая энергию. Астральный дух забился, пытаясь атаковать щупальцами, но тут подоспела Шиза. В ее руке сверкал огненный меч. Несколькими ударами она срубила атакующие щупальца и сладострастно впилась в монстра сама.

Вскоре с духом было покончено. Сытые и довольные они вывались на нижний слой.

– Надо делать дом, – сказала Шиза.

Здесь, в астрале, потратив часть энергии, можно было выстроить даже крепость. Им нужно было отдыхать, не опасаясь нападения и выжить до возвращения Ирридара. Она всем сердцем надеялась, что тот сможет вернуться.

Малыши довольные и сытые обняли Шизу.

– Тетя Шиза, а когда Ирри вернется, – спросили оба в один голос.

– Скоро, мальчики, совсем скоро он вернется. А пока нам нужно укрытие. Пойдемте, я видела здесь недалеко холм. Нам нужно вырыть пещеру. – Она потрепала их по головам и приняв уверенный вид, направилась вперед. Шагая, Шиза в сотый раз стала упрекать себя за потерю осмотрительности. Ну как она могла оставить Виктора одного в такой момент! Что на нее нашло? Желание испытать свободу и свое тело. Пусть эфирное. Но здесь, в астрале, она могла его чувствовать, как настоящее. Это вскружило ей голову, заставило забыть об осторожности. Ведь она хотела только прогуляться и кого-нибудь поймать … Какая же она дура! Забылась… увлеклась, поддалась эйфории. Как же она может существовать отдельно от носителя!?

Шиза покрепче сжала зубы, чтобы не заплакать от чувства безысходности. Ее всю внутренне колотило. Она много раз переходила из состояния уверенности, что все обойдется и Виктор сможет вернуться, в состояние ужаса и неверия. Эти приступы сомнений мучили ее и изводили, наполняя ее страданиями и отголосками мыслей, – а вот если бы...

Что было бы если бы, она не додумывала, понимала, что никаких если нет, а есть факт того, что она бросила Виктора одного в самый неподходящий момент.

Сколько раз она упрекала его в нелогичности поступков, что свойственно людям и вот совершила сама этот нелогичный поступок.

– Как она могла... – Шиза не сумела справиться с охватившем ее отчаянием и несколько раз глубоко вздохнула.

– Вот, пришли, – сказала она и проглотила горький комок, застрявший в горле. Чтобы не думать больше о своей промашке, Шиза приступила к построению пещеры. На это ей понадобилось около часа.

Внизу крутого склона она врыла глубокую пещеру. Вход сделала узким и извилистым с двумя крутыми поворотами, если кто к ним попробует забраться, то они услышат и организуют оборону. Сама пещера была сделана просторной. Со столом и лежаками. Малыши, помогавшие ей и непривычные к свободной жизни, устали, и зевали во весь рот.

– Ложимся спать, – с облегчением сказала Шиза и первой улеглась на лежак.

– Завтра снова пойдем охотиться.

Укладываясь, она подумала, что первый день их жизни в астрале подходит к концу. Она стала немного привыкать к несвойственному ей состоянию свободы, но сон не шел. Шиза лежала с закрытыми глазами и слушала сопение малышей. Если бы не малыши, их сила и поддержка, она бы не знала, как бы смогла продержаться до возвращения Виктора.

– Да! – подумала она, – до возвращения.


Предгорье снежных гор

–Ганга! – к орчанке подскочила Сулейма. – что случилось? Ты так громко кричала во сне.

Девушка прижалась к подруге, которую всю колотило. +– Приснился плохой сон? Да?

Ганга повернула в ее сторону голову, и та отшатнулась. В глазах орчанки плясал огонь безумия.

– Ирри-и, – протяжно и тихо, одними губами произнесла девушка. – Мой Ирри пропал. – Она схватила обеими руками эльфарку за плечи и затрясла. – Ты слышишь! Мой Ирри пропал! – теперь она кричала, переполошив весь лагерь.

Рядом с ней мгновенно оказались Гради-ил и Фома.

– Ганга, что случилось, - спросил Гради-ил, беспокойно заглядывая в ее глаза. Он тоже увидел разгорающееся пламя и вспомнил, что точно такое состояние девушки он видел в Бродомире, когда их окружили враги.

– Мне … мне надо идти, – проговорила Ганга, взгляд ее остыл и суетливо стала собирать вещи.

Гради-ил облегченно вздохнул, ухватил ее осторожно за плечи, и удержал.

– Куда идти? Ганга? – Повторил он свой вопрос и услышал ответ от Сулеймы.

– Она говорит, что пропал учитель.

– Ты что-то знаешь? – спросил он ее. Но девушка только покачала головой.

– Ганга! Милорд приказал ждать здесь, – Гради-ил был непреклонен. – Я старший и отвечаю перед ним за тебя и остальных. Объясни, что случилось, и мы подумаем, как быть.

Он говорил, применив власть в голосе. Обычно это действовало на диких животных, опасных хищников. Но Ганга сейчас напоминала именно опасную хищницу, которая разорвет любого, кто встанет на ее пути.

Гради-ил сам удивился полученному эффекту. Девушка застыла ее глаза потеряли опасный блеск, а плечи как-то сразу беспомощно осунулись. Она шмыгнула носом и обняв Гради-ила разревелась.

Эльфар не мешал орчанке и только нежно поглаживал ее по спине. Через некоторое время сняв напряжение и почти опустошённая, Ганга продолжая шмыгать носом и всхлипывать, рассказала.

– Ирридар пропал. Его нет.

– Расскажи подробнее, – попросил Гради-ил. - Почему ты считаешь, что милорд пропал?

– Потому что я потеряла с ним связь. Как … - она замялась, – как тогда … когда ему отрубили руки и ноги. Я не чувствую его. - Дальше она шепотом продолжила. – Он как будто умер.

Но затем, схватив Гради-ила за рукава куртки затрясла его.

– Скажи мне, что он жив, Гради-ил Ты же выхаживал его.

– Спокойно, девочка, – Гради-ил прижал ее к себе, и спокойным уверенным тоном заговорил. – Я его не выхаживал. Он сам восстановился. Кроме того, не надо паниковать. Милорд такой человек… в общем он такой человек, что, что, – он запнулся, не зная, как охарактеризовать нехейца, - что просто опять что-то решает или спасает кого-то. Или переехал на другую сторону, где добыл Ильридану. Но то, что он пропал, я не верю. Не такой он человек, чтобы вот так просто взять и пропасть. Я уверен, что он скоро объявиться.

Он улыбнулся орчанке и та, прижавшись к его плечу, слабо с надеждой улыбнулась.

– Это точно, - сказала она, - он опять решает чьи-то дела. Он вечно их решает и кого-то спасает.

Ганга неожиданно отстранилась.

– Если этот мелкий пакостник вновь спасет девицу... я ему. Я ему … Я ему бессмертное яйцо вырву, - теперь она была в боевом задоре.

– Фома, ты знаешь какое?

Фома, не ожидавший подобного вопроса, выпучил глаза.

– Откуда? – произнес он и пожал плечами.

– Ну ничего пусть только вернется, я ему два вырву, – мстительно произнесла орчанка.

Гради-ил облегченно отпустил девушку. Посмотрел на собравшихся во круг них спасенных пленников и приказал.

– Всем спать! Тут нет ничего интересного.


Где-то в открытом космосе

Я сидел на берегу пруда и кидал вводу камешки. Рядом, туда-сюда, как маятник ходил Лиан. Он раздраженно подергивал хвостом. Проходя мимо меня, громко сопел и через раз спрашивал.

– Ну что, придумал?

Я односложно отвечал.

– Нет.

А что я мог придумать? Воздействовать на мед капсулу я не мог, моя нейросеть была отключена отсутствием Шизы. Именно она воспринимала волны и возбуждала их для связи с оборудованием. Была надежда, что на корабле окажется один из сынов Брыка, но как выйти с ним на связь? Этого я не знал. Я вдруг осознал, что без своих усилителей, данных мне странным вывертом удачи, я ничего не могу. Вернее, могу, вот так лежать и быть просто объектом исследования и программирования. Из меня хотят сделать невольного убийцу Алеша. Мои мысли переключились на него.

– Интересно, а он каким хранителем стал? Меня в последний раз вышвырнули без права возвращения в зал со статуей, а в спешке, в Брисвиле, я не спросил его об этом. Да и о своем предназначении много не думал.

Стоп! Предназначение! Его как-то можно использовать. Надо попробовать удрать на свою гору. Я стал желать очутиться на своей горе.

– Я Худжгарх! Дух мщения. Хочу оказаться на своей горе, – мысленно повторял я и с удивлением видел, что все без толку. Раньше и усилий не надо было прилагать захотел, раз и я уже у себя дома. Я поморщился.

– Что, придумал? – Лиан с интересом в глазах ткнулся в меня мордой.

– Нет, – недовольно ответил я. – Все возможности, которые я мог бы использовать, у меня исчезли вместе с Шизой.

Дракон уселся рядом проследил взглядом, как камень сделал на воде пару блинчиков и задумчиво произнес.

– Я знаю, что тебе нужно.

У меня в душе промелькнула надежда. Неужели Лиан что-то придумал?

– И что? – я смотрел на него, как молящийся у алтаря, которому вдруг явилось видение святого.

– Тебе нужен план, студент, – очень уверенно ответил Дракон.

– Ага, понимаю, – я с возросшей надеждой продолжал внимать откровению Лиана. – Какой?

Он сокрушенно покачал головой.

– Не знаю. Это ты должен, будешь придумать, какой.

Я некоторое время смотрел на него и улыбка, обретшая свое место на моем лице, бледнела и постепенно сходила, вместе с пониманием того, что меня вот только что обманули. Вселили и сразу украли надежду на спасение.

– Это все что ты хотел мне сказать, крокодил недоношенный!? Я знаю, что тебе нужно! – передразнил его я. – Тебе нужен план!

Я отвернулся.

– Как будто, я сам этого не знаю.

– Послушай! – Лиан не обиделся. – Нужно выработать план с учетом твоих новых возможностей. Тебе срочно нужно попасть на верхний слой инферно. Все остальное вторично. Думай.

Я вновь посмотрел на него. А он прав. Мне нужно попасть в то место, откуда меня забрали и чем раньше, тем лучше. Я задумался.

– У нас с Вейсом есть общая цель. Я хочу вернуться, и он хочет меня вернуть. Только он хочет избавиться от Демона, а я хочу обрести Шизу. Мне действительно нужен рабочий план. Только что, он сказал о моих новых возможностях? Это он о чем?

– Лиан, что значит с учетом моих новых возможностей? – спросил я, озадачено его разглядывая.

– Ну … это… ты теперь как бы, как все. Поэтому можешь думать, как те, что тебя сейчас изучают.

– И что? – не понял я, куда он клонит.

– Как что! Теперь ты можешь применить свои мозги и те базы, что в тебя вложили изначально. Они у тебя внедрены на уровне рефлексов. А я помогу, чем могу.

Я оказался еще больше озадачен.

– А что раньше я мозги не применял? – с удивлением спросил я дракона. – А что же тогда?

– Схемы.

– Не понял, какие схемы?

– Те, что в тебя вбивала Шиза и которые ты приспосабливал с учетом своих возможностей. Прыгнул, убил, удрал.

– И все?

– Нет, еще украл, – спокойно ответил Лиан и выдул новую порцию наркотика. Выдохнул огнем и вытер рот. – Скоро втянусь, – сообщил он мне. – Думай быстрее.

Я покачал головой.

– Надо же! Включай мозги, а что я раньше думал ж…?

Я кинул взгляд на Лиана, его зеленные глазища осоловели. Они что, тонну наркоты в меня вливают? Сволочи!

Ладно, мне нужен план. Буду думать. Задача: выбраться из корабля и вернуться на планету. Это входит в планы Вейса. Только в мои планы не входит кодировка сознания. Что делать? Что делать?

Лиан словно услышал мои мысли и лежа на траве, уперев взгляд в небо, произнес.

– Раздели проблему на части и решай по частям. Подумай, что ты можешь сделать сейчас.

– Что могу? – И рассмеялся пришедшей мне мысли. – Могу обоссать им капсулу.

– Во давай, а я замкну ее и получу энергию, – отозвался Лиан.

– Ты серьезно? – недоверчиво спросил я.

– Ну тебе же надо выбраться из капсулы и остаться без внимания этих похитителей.

– А давай! – Озорно воскликнул я.

И подумал, что хочу расслабить мочевой пузырь и захотел писать. Встал и стал мочится в озеро. Лиан поморщился и махнув рукой, притянул ко мне молнию из неба. Извилистая дуга ударила в меня, и я заорал о боли. В меня били молнии, мочиться я перестал и орал так, как никогда в жизни не орал. Мои глаза стали вылезать из глазниц и из них потекла кровь. Я понял, что чувствует себя приговоренный казни на электрическом стуле. Сквозь крик и боль я слышал одобрительное бормотание Лиана.

– Вот, еще одна возможность подзарядки открылась у малыша. Его тело хороший проводник. Терпи, студент, я дольше терпел, томясь в семени растения.

– Сссуу-кка-а! Убью-ю-ю! Тыыыы чттоо-о твори-шшшь. А-аа-а!

Затем Лиан исчез, а пред моими глазами появилось стекло. Взгляд мой был мутен, но я увидел, что оно отъехало и надо мной склонился человек. Сам того не соображая, я схватил его за горло, и мы заорали уже вдвоем. Часть электрических разрядов принял он, и мне стало легче. Я попытался вылезти из капсулы и с третей попытки мне это удалось. Человек в белом «комбезе» трясся и уже скулил, а не орал. Собравшись с остатками сил, я закинул его в капсулу и отвалился на стоявшее рядом кресло.

Взгляд мой стал проясняться. Вытерев пот со лба, который струйками заливал лицо и глаза, я отдышался. Мужик. Вернее, молодой парень лежал тихо. Он находился в шоке, но был жив. Капсула дымила. На пульте мигал красный огонек, но сигнал тревоги за пределы медблока не вышел.

Итак, первый этап пройден, я вырвался из капсулы. Что дальше? Я огляделся.

Рядом были расположены еще две капсулы. Я просмотрел общую программу, чтобы понять, что они хотели от меня. В общей базе данных отображалась работы каждой отдельной капсулы и злобно ухмыльнулся. Они стирали мне личность, но не смогли. Все их попытки блокировал Лиан, выпивая наркотики и преобразуя в энергию.

Капсула, не смотря на защиту, вышла из строя. Видимо Лиан научился не только отключать ее, откачивая энергию, но и обходить защиту. Интересно, как это он смог? По моим представлениям это не убиваемое оборудование.

– Ладно, лежи, мужик, приходи в себя, я буду думать, что делать дальше. Дальше? Дальше… – задумчиво протянул я.

Надо импровизировать, а я привык работать по отработанным схемам. Еще бы! Они всегда приносили нужный результат. То выйду на ускорение, то использую магию крови. Стоп! Магия крови. У меня нет Шизы, но никто не отбирал у меня мои способности к магии крови. Я с прищуром посмотрел на лежащего парня. Мысли понеслись вскачь.

Мне нужен помощник! Вот подходящая кандидатура. Недолго думая, я разорвал на его груди комбинезон, заляпанный блевотиной. Парня несколько раз вырвало. И оглядевшись в поисках ножа и разочарованно поджал губы. Ничего острого и режущего рядом не было.

- Почему не было? – спросил я сам себя. - А возможности трансформации, данные Лианом?

Я скинул ему образ того, что хотел увидеть из своей правой руки и мой указательный палец превратился в черный скальпель.

Дальше я действовал четко, но не спеша. На часах была глубокая ночь и не спала только дежурная смена. Заменить дежурного медика должны были утром. Это я прочитал в плане мероприятий медблока на ближайшие сутки. Хорошо, что сохранилась возможность непосредственного доступа к аппаратуре, а не только через нейросеть.

Мне нужно было полное подчинение и ошибиться было подобно смерти. Поэтому я несколько раз примерялся, а потом все выверив, чертил нужные линии. Мне удалось. Хотя в школе по черчению у меня была натянутая тройка.

Раны смазал своей кровью и хищно улыбнулся. Очнулся мой ментальный раб. Он со страхом смотрел на меня и молчал.

– Слушай меня внимательно раб, – тихо проговорил я. – Ты сейчас встанешь и вылезешь из медкапсулы. Ты забудешь все, что было до этого. Будешь помнить, что я твой господин и будешь помогать мне. Я лягу в капсулу, а ты поднимешь сигнал тревоги. Когда меня переложат в другую, ты пойдешь отдохнуть. Когда снова наступит твое дежурство, ты меня разбудишь, – я внимательно посмотрел в пустые глаза парня. – Запомнил?

- Да, мой господин, - бесцветным голосом ответил ассистент доктора.

Мне было не интересно, как его звать, сейчас он был просто раб.

Я улегся в мокрую и вонючую капсулу и ушел в свое сознание к Лиану.

Сигнал тревоги разнесся по жилому отсеку. Из своих комнат выбежали док и Вейс. По дороге к медблоку к ним присоединились еще несколько человек.

– Док, что произошло? – Вейс был хмур и спешил за медиком, отставая на один шаг.

– Не знаю, господин Вейс. Сработала сигнализация в мед блоке.

Они одновременно подошли к открывшейся двери, ведший в медицинский отсек корабля и Вейс неохотно пропусти вперед себя медика. Тот давно с ним работал и пользовался полным его доверием. Кроме того, это была его территория и Блюм, привыкший все держать под контролем, все же отступил на шаг, пропуская дока вперед.

– Док! Нештатная ситуация! – Увидев своего начальника, заорал дежурный ассистент.

Доктор почти бегом подошел к капсуле и пораженно замер. Капсула была открыта, объект лежал мокрый и вонючий. Рядом стоял дежурный ассистент в разорванном комбинезоне.

– Боб, что здесь произошло? – наконец он смог справиться с удивлением и задал вопрос.

– Пациент обмочился, док, видимо капсула замкнула и его стало бить электрическим током. Я открыл крышку, а он схватил меня за горло и стал душить. Док он силен, как сто модификантов…

Дежурный говорил, сбивчиво проглатывая слова. Его вытаращенные глаза, устремленные на доктора, были почти безумны.

– Меня тоже било электрическим током... - Ассистент замолчал.

– Что было дальше? – не выдержал Вейс.

– Дальше, я потерял сознание, – неохотно ответил дежурный, – и, по-видимому, меня вырвало.

Доктор проверил программу и результаты. Вейс его не торопил. Он понимал, что произошло из ряда вон выходящее событие. Медкапсула, имеющая почти не убиваемую систему защиты, и способная поднять на ноги почти мертвеца, отрастить ему конечности и даже дать возможность выжить с отрезанной головой, почему-то дала сбой и стала бить током пациента.

– Ничего не пойму! – док почесал подбородок. – Все показатели в норме, за исключением того, что разум объекта пуст, как будто он младенец. Он выдавал только общую информацию по закрытому сектору. И только.

– Может что-то пошло не так? – с надеждой спросил Вейс. – Может он применил магию?

– Этого, господин Вейс, я сказать не могу. Дрон, что восстанавливает капсулу передал информацию, о том, что плата управления сгорела полностью в самой капсуле дыра, словно их прожгло кислотой, но я не знаю такую кислоту, что могла бы прожечь пластокерамику лежака капсулы.

Док подозрительно посмотрел на объект.

– Может, они там… мочатся кислотой? – произнес он и резво повернулся к другому ассистенту. – Жофрей, возьмите пробы мочи и сделайте всесторонний анализ. А мы посмотрим камеры слежения, узнаем, что здесь произошло.

– Не получится, док! – ответил тот, кого назвали Жофреем. – Я уже пытался посмотреть запись…

– И…

– Вся ночь стерта.

– М-м? – В глазах Вейса промелькнул охотничий азарт.

– Мишель, – приказал он своему подручному, – арестовать дежурного ассистента и допросить. Док снимите с него нейрограмму, но не стирайте личность.

Доктор мрачно кивнул, ему было неприятно, что одного из его ассистентов подозревали в предательстве.

Вейс ушел к себе. Сидя на диване и раскуривая сигарету, он оценивал события последних дней. Его интуиция подсказала ему, что парня надо брать и спешно покидать планету. А потом она забуксовала. Он привыкший обращаться к ней в самые трудные моменты своей жизни, вдруг почувствовал ее сбой. Это случилось впервые. Обычно в таких ситуациях, он отдавался на волю интуиции и находил верное решение. Обычно. Но не сейчас. Что же случилось в медблоке? Влияние магического фона? Нет ерунда. Люди и нелюди с магическими способностями уже проходили испытание мед капсулой и все было нормально. Нейрограмма снималась четко. Если того требовали обстоятельства, этим выходцам из сектора стирали личность и создавали новую. И всегда это проходило без эксцессов.

Он потушил полностью сгоревшую сигарету и закурил новую, глубоко затянулся и закрыв глаза, откинулся на спинку дивана. Его сознание начало успокаиваться. Мысли медленно поплыли по частичкам фактов, разрозненной мозаикой разбросанных по уголкам памяти. Он как маленький ребенок, собирающий пазл, стал их складывать в единую, целостную картину.

Что он знал?

Демон повел свою игру на выживание. И ясно, что Вейсу он больше не доверяет. Но Вейсу для решения политических целей и для того, чтобы выжить самому, нужен был Алеш Прокс. Живой или мертвый. Это цена за стабильность политической системы. Лорды не допустят, чтобы сор вышел наружу. Они тайно уберут провинившегося и с почетом отправят в отставку. Выдвинут его, Вейса на их место. Но! Им нужны гарантии, что информация и компромат не просочиться в свет. А с живым и независимым Проксом этого утверждать нельзя.

Следовательно если он не достанет Прокса и не предъявит им его живым или мертвым, или неопровержимые свидетельства его смерти, то его тоже спишут в расход. Слишком высоки ставки.

Понимал ли он это с самого начала? Понимал.

Согласился своим мыслям Вейс. Он всегда знал, куда могут завести его действия, поэтому все тщательно планировал. Он знал, что достать Прокса будет непросто. Тот нашел обходной канал связи, и пока специалисты Вейса не могли пройти по всей ее цепочке. Уже на пятом сервере они получили загадку, которую не могли разгадать и вместе с ней кучу всякого дерьма, от которого его специалисты до сих пор не могут очистить искины.

«Аналитики и его интуиция говорят, что это работы чужих. Значит Демон вошел с ними в контакт, или перевербован ими. Нет, скорее вошел в контакт, – подумал он. – Чужие не «светятся» сами. Они предпочитают оставаться в тени, действуя через человеческую коммуникационную связь.»

Но рассказать об этом он не мог, не было доказательств. А его умозрения никому не нужны. Человечество освоило большой кусок космоса и не нашло следов чужих цивилизаций. Даже разрушенная планета, куда летают доверчивые туристы, по свидетельствам специалистов, просто древнее поселение человечества, на заре его освоения космоса, погибшее в катаклизме.

Демон... Демон… что с тобой не так? Почему ты так осторожен? Что это за агент из местных, завербованный тобой? Совсем мальчишка, наделавший столько шума. Чужой?

Интуиция молчала.

– А если в самом деле чужой? – Вейс даже вспотел. – Что, если к Демону специально подвели своего агента, следить за ним, а через него и за АДом? Тогда это многое объясняет. Невозможность снять нейрограмму. Сгоревшая мед капсула и отключенные камеры. А если он сумел завербовать дежурного ассистента?

Вейс резко затушил сигарету. Быстро и легко поднялся и направился в мед блок. Он шел, размышляя о посетившей его мысли и не смотрел по сторонам. На корабле шла своя размеренная жизнь. Кто-то дежурил, кто-то отдыхал, ни суеты, ни спешки. Встречные члены экипажа видя его хмурый сосредоточенный взгляд, уступали дорогу.

Перед дверью мед блока он остановился, набирая код. За его спиной возникла голограмма человечка с луковой головой и в камуфлированной форме. Человечек смотрел в спину Вейса, пока тот не вошел в мед блок, а затем растаял.

– Узнали что-нибудь? – Вейс не стал, разводить долгие разговоры. Но по лицам спецов из оперативного отдела понял, что известно им мало.

– Сами посмотрите, шеф, – ответил старший.

Вейс включил запись. Это была память ассистента, декодированная в зрительные образы. Сначала шло мельтешение картинок и Вейс понял, что ассистент ходит по помещению мед бока. Потом наступила темнота.

– Спит, засранец, – догадался Вейс. Затем темнота сменилась картинкой страшной рожи объекта. Его искаженное гримасой лицо было хищным и отталкивающим одновременно. В нем было столько животной жажды убийства. Что Вейс непроизвольно поморщился.

– Дикари, – подумал он, разглядывая как тот схватил за горло дежурного и стал вылазить из капсулы. Затем картинка смазалась и снова наступила темнота.

Подождав, Вейс спросил:

– Долго ждать?

– Нет, шеф, мы ускорили процесс. Сейчас будет концовка.

И действительно, дежурный пришел в себя, нажал кнопку тревоги и заорал как будто его резали.

– Если это не дежурный стер все записи, то кто? – спросил Вейс вслух, ни к кому конкретно не обращаясь. Он кинул косой взгляд на капсулу, где лежал молодой дикарь и почесал подбородок.

– Мишель! – Вейс наконец принял решение. Он повернулся к своему командиру взвода силовой поддержки. – С этой минуты в мед блоке дежурят по двое: медик и один из твоих людей. Составь график и установи дополнительные камеры слежения. Выведи их на своего техника и пусть следят за тем, что происходит здесь неустанно.

Он еще раз бросил взгляд на молодого человека и ничего не говоря пошел прочь.

… Я снова внутри своего сознания. Лиан как ни в чем ни бывало удил рыбу, нацепив соломенную шляпу. Я подошел и немного постоял. Затем вспомнив, как он пытал меня электрическим током с силой толкнул дракона в озеро. Ага! Нашел дурака. Зеленомордый даже не почесался. Он остался сидеть, словно был гранитный монолит в тоны полторы.

Понимая, что отомстить мне не удастся, а я так хотел, чтобы он поплавал в озере. Сел рядом. Помнил, что Шиза говорила, что эта морда не умеет плавать.

– Рыбу пожарим? – поинтересовался симбиот.

Я под неодобрительным взглядом Лиана кинул вводу камешек.

– Всю рыбу распугаешь, – буркнул он.

– Это не рыба, это мухи, – лениво ответил я, потому что не знал, чем заняться. Мое тело лежало в капсуле и его обследовали на предмет магических аномалий. А что мне делать в моем сознании, я не знал.

– Там мухи, а здесь рыба, – ответил Лиан и подсек рыбину размером с щуку. Та билась и металась, пытаясь порвать леску, но Лиан упорно тащил ее к берегу. Он даже не заметил, что потерял свою шляпу и она поплыла по волнам, набегающим на берег.

– Вот видишь! – торжествующе сказал он, показывая мне свой улов. – Ее можно пожарить.

Рядом, как джин из бутылки, появился орк распорядитель.

– Как желаете, чтобы ее приготовили? – с легким поклоном спросил он. Но Лиан прижал трепыхающуюся рыбу к себе.

– Нет. Мы сами ее приготовим.

Распорядитель испарился. А дракон повернулся ко мне.

– Ничего не дают делать. Скучища. Хорошо ты пришел.

– А я тебе зачем нужен?

– Как зачем? – удивился моему вопросу Лиан. – Ты из большого мира и знаешь, как там готовят рыбу. Знаешь?

– Ну, знаю, – неохотно ответил я. – Только зачем это делать самому, если это может сделать другой?

– Как это зачем? Ощутить жизнь, малыш. Понимаешь? Чувствовать, что ты живешь и можешь что-то сделать сам.

– Не понимаю, – хмуро ответил я.

– Это потому, что ты в большом мире, а мы у тебя в закутке. Я тут все уже облазил, все высмотрел. Скука.

– Скучно ему! – огрызнулся я. – Лучше бы предложил, что дальше делать. Иногда и головой поработать не вредно.

Дракон кинул на меня приценивающийся взгляд.

– А что, можно и предложить. Я тут, когда через тебя энергией запасался, человечка одного видел. Он голову сюда засунул и с интересом смотрел, как ты дергаешься.

Я с удивлением вгляделся в Лиана. Ты это о чем? Какой человечек?

– Да странный такой. Я сначала принял его за видение. Гадости нахлебался, что в тебя вливали. Поморгал, поморгал, а он не исчезает. Потом спрашивает: «Развлекаетесь?»

– А ты что? – не выдержал я.

– А что я. Говорю присоединяйся. А он говорит: – щас, только камеры выключу.

– И…?

– И он больше не появился, – сокрушенно ответил дракон. – Вот если бы его найти, – он почесал себя под нижней челюстью.

– А как выглядел человечек?

– Говорю же странный, – продолжая себя чесать, ответил Лиан. – Вместо головы луковица и в мундире, как у военных.

– Брык? – прошептал я. – Смог заглянуть в мое сознание. Но как? У меня же сейчас нет нейросети. Или есть? Твою дивизию! Как узнать это?

Я с надеждой посмотрел на Лиана.

– А ты случаем в глобальную сеть выходить не можешь?

– Нет, я только спец по энергиям. Вот в любую линию энерговода запросто. Даже через тебя.

Я поежился и отодвинулся.

– Нет уж, повременим.

Я стал задумчиво стучать, пальцами по каменистому бережку. Тут есть одна из копий Брыка, но как его вытащить на связь? И как этот субъект может проникать в мое сознание, если нет связи с сетью? Вопросы. Вопросы. Кругом одни вопросы. А где ответы? Думай Витя думай! Приказал я себе и просидел так больше часа.

Лиан, не выдержав молчания, спросил. Ну что подумал?

– Подумал, – со вздохом ответил я.

– К чему пришел?

– К тому, Лиан, что я или тупица, или мазохист.

– Ну тупицу оспаривать не буду. А мазохист это кто такой?

– Это тот, кто любит мучить себя болью.

– Да? Странно.

– А что тут странного? – я с подозрением поглядел на дракона.

– Думаю, что ты и то, и другое. Сидишь, думаешь, думаешь и что в итоге? Ничего. А по жизни ты любишь создавать себе проблемы, то энергии пережрешь, то гадость разную глотаешь. Что придумал, говори. Хотя постой, мне подготовиться надо.

Лиан положил рыбину в траву, та сильно ударила хвостом по земле, совершила изящный кувырок и под разочарованный «ох», дракона, исчезла в озерце.

– Вот так всегда с тобой, – буркнул он мне и отсел подальше. – Одни неприятности, – ответил он на мой вопросительный взгляд.

Я не стал спорить с ним и выяснять отношения и приступил объяснять свой дикий план.

Выслушав меня, дракон почесал затылок.

– Ну, что ты тупица и мазохист, это мягко сказано, малыш. Ты просто сумасшедший. Но если ничего другого не придумал, лезь в озеро.

Лиан, как всегда, не отличался чуткостью и тем более состраданием. А план мой был прост, так же, как и я сам. Привлечь Брыка новой порцией моих страданий от молний. Лиан нажрется, а я может быть налажу контакт с одним из сыновей «Великого Папаши». Как это я сделаю? Не имел никакого представления. Я, как Наполеон, решил ввязаться в бой, а там посмотрим, что получится. Вся надежда была на одно из качеств этого бессмертного охламона. Ему было свойственно любопытство.

Пересиливая дрожь во всем теле, я заставил себя зайти вводу и закрыть глаза. А дальше… А дальше даже невозможно передать, что я испытывал стоя под градом молний. Сколько я так простоял, не представляю. Меня корчило, гнуло и трясло. Слезы, сопли и слезы смешались вместе с потом и текли ручьями, сливаясь в полноводную реку. Я орал одно слово, вернее три.

– Брык, где ты!?

И вдруг все прошло. Я продолжал стоять и орать, продолжая трястись, хотя молнии меня уже не били. Меня с огромным любопытством рассматривала луковая рожа. Брык стоял рядом с Лианом.

Если раньше я смотрел на эту образину с огромной подозрительностью, то сейчас я был потрясен его появлением и был почти счастлив. Эта морда казалась мне теперь самой прекрасной и доброй. Нам удалось привлечь его сюда. И меня охватило нервное возбуждение. Я почувствовал приближение удачи. Внутри все задрожало, как бы не спугнуть.

– Брык! Ты меня узнаешь? – наверное это был самый глупый вопрос, который я мог задать.

Луковая голова мельком глянула на меня и отвернулась. Испугавшись, что мой шанс, как-то с его помощью отсюда выбраться, уйдет вместе с Брыком. Я закричал еще громче.

– Брык, я знаю вашего отца. Мы с ним друзья! Как два брата! Послушай меня, я Его Милость! Управляющий Новороссийским княжеством. Ты должен меня знать!

Тот вновь посмотрел на меня.

– Так это ты папу в тюрьме гноил? – спросила не знаю какая по счету копия «папаши». – Как друга и брата? И голову такую приделал ему и всем нам?

Я вытер сопли и размазал их по лицу.

– Мы тогда друзьями не были, – скривившись как от зубной боли ответил я. А что еще можно сказать?

– Он учился быть человечным. Вот и попал в тюрьму. Я тоже там сиживал. И не раз. А потом его создатель, передал мне пароль от Брыка и мы стали друзьями. Я ему загадки загадывал, а он стал моим неизменным спутником в космосе.

– Чем докажешь? – спросила нахальная морда.

– Как чем? – завопил я. – У тебя должна быть копия моего изображения! Просто сравни.

– Сравнил. Равнодушно ответила морда. Не похож.

– Как непохож? – я пораженно уставился на Брыка.

– Так и не похож, – ответил он. У того была злая девчонка вместо нейросети. А ты лежишь в медкапсуле и без нее.

– И что? Это ничего не значит. Девочка просто вышла погулять на планете, а меня в это время похитили и засадили в камеру. Понимаешь?

– Нет, не понимаю. Тебе удалили нейросеть?

– Нет, она сама ушла.

– Придумай что-нибудь по лучше или я сейчас уйду. У вас тут неинтересно.

– Хорошо, Брык, – я пошел с главного козыря, который у меня был. – Только я знаю загадки, которые никто не может отгадать. Помнишь последнюю?

Брык проявил живой интерес.

– Знаю. Один глаза, одно ухо, одна дырка. Каков ответ?

– Поросенок из -за угла выглядывает, – улыбнулся я.

Но Брык впал в ступор. Он завис, не меняя выражения лица, и так простоял больше часа.

– Что есть поросенок? – наконец он ожил.

– Вот это главное в моих загадках, – я уже улыбался во весь рот. – Тут нет таких понятий. Понимаешь, это как зимой и летом одним цветом…

– И ты можешь ответить, что это такое? – перебил он меня.

– Елка.

– Ответ неверный, это сосна.

– Конечно! – воскликнул я, осознав, что, поторопившись залез в свою собственную ловушку. – Я сам давал вашему папаше ответы. Если кто-то скажет елка, сказать, нет, это сосна и наоборот.

Брык опять завис, но только на пару мгновений.

– Ответ верный. – И следом как рявкнет, – какие будут приказания, командор?

Лиан стоявший рядом и с интересом слушавший наши переговоры, от неожиданности подался назад, оступился и бухнулся в воду. И хотя там было ему по колено, заверещал как заяц, пойманный лисой. Бил по воде лапами, хвостом и поднял огромную волну в озере. Та меня подхватила и выкинула на противоположный берег. Когда я подошел к Брыку, Лиан уже вылез из воды и отполз от нас подальше.

Я не верил своему счастью. Программа, которая развивалась сама по себе, вернее, это только так казалось со стороны, на самом деле она развивалась по вложенному в нее алгоритму, признала меня. Это ли была не удача!

– Брык, объясни мне, как ты попал сюда, если у меня отсутствует нейросеть? – Этот вопрос я хотел прояснить в первую очередь. Может существует возможность как-то на время обойтись без Шизы, но каким-то образом подключиться к системам корабля.

– Да все просто, командор. У тебе нет только управляющего модуля. А линии связи остались. Это синапсы твоего головного мозга. Вот, по ним я и прошел.

– А как же ты со мной общаешься, если нет управляющего модуля? – Я не отставал от своего визави.

– Как обычно. Я использовал часть своих возможностей и подключился, как малый управляющий модуль. Мои возможности ограничены, я не могу проникнуть во все файлы внутри тебя, командор, но могу выходить на связь с любым оборудованием корабля, где есть мои копии.

Я потер руки.

– Замечательно! Ты можешь начать проводить небольшие диверсии на корабле? Но так, чтобы его не угробить.

– Угробить, это как?

– Это так, что он не сможет двигаться или взорвется.

Брык не думал ни секунды.

– Приказывай, командор! – Он был полон решимости и деловитости. Теперь на нем был комбинезон инженера систем жизнеобеспечения корабля.

– Камеры наблюдения, что здесь стоят в медблоке, нужно вырубить и делать это всегда, когда их захотят подключить. Если будут исправлять неисправность ставь блокаду из загадок. Найди вчерашнего дежурного по мед блоку и узнай, что с ним сталось. Пока все. Ты можешь приходить ко мне по моему желанию?

– Если я оставлю малый управляющий модуль, – ответил Брык.

Я задумался, что для меня лучше на данный момент. Иметь урезанную нейросеть, но тогда меня могут раскрыть или не иметь ее?

– А ты можешь приходить через равные промежутки, скажем, минут десять и, если не нужен, тут же исчезать?

– Без проблем, командор. Буду приходить через каждые десять минут.

– Тогда свободен иди и занимайся тем, что я тебе приказал.

Брык исчез, а я остался наедине с Лианом. Настроение мое резко улучшилось, чего не скажешь о драконе. Тот недовольно сопел и бросал на меня косые взгляды.

– Не дуйся, дружище! – улыбнулся я. – Жизнь-то налаживается.

– Шеф! Шеф! – В каюту Вейса ворвался командир взвода поддержки. Он был в сильном возбуждении и, забыв даже постучаться, начал сбивчивый доклад сразу с порога.

– Камеры… Камеры, шеф… – От волнения он задыхался и не мог ясно произнести, того, что хотел донести до своего начальника.

– Мишель! – строго прикрикнул на него Вейс, который не любил, когда его сотрудники впадали в панику или в сильное волнение. У сотрудника АДа должно быть всегда в достатке хладнокровия и здравого смысла. – Вы не девушка, которая пришла на свое первое свидание. Говорите четко и ясно. Что произошло?

– Простите, господин Вейс. – Мишель справился с охватившем его волнением. – Все установленные камеры в мед блоке отключены.

– Все? – Блюм Вейс приподнял бровь. – Узнали, кто это сделал?

– В том-то и проблема, сэр. Их никто не отключал. Они вдруг вырубились сами по себе. Техники пытались их включить, но… – Он беспомощно заморгал глазами.

– Мишель, не тяните… – Вейс хотел добавит крутое словцо, но сдержавшись только добавил, – с докладом.

– Сэр, они требуют пароль.

– Они, кто?

– Камеры, сэр.

Вейс уставился потяжелевшим взглядом на командира взвода.

– Мишель, я понимаю, что ты простой пограничник в прошлом. Но тебе должно теперь стать понятно, что на корабле чужие агенты. И должно стать понятно, что им нужен наш объект. Ты усилил охрану парня?

– Так точно, сэр! – Командир взвода втянулся в струнку.

– Мишель, – Вейс поморщился, – ну хоть ты не изображай служаку. Что удалось выяснить?

– Мало, сэр. Сначала закоротила вторая медкапсула, где лежит наш объект, его опять било током…

– Парень жив? – Вейс перебил доклад офицера и тревожно взглянул на него.

– Жив, сэр, и невредим. Живуч, как модификант третьего поколения. Лежит и улыбается. После этого стразу накрылись камеры слежения. Причем, все одновременно.

Увидев, что Вейс что-то хочет спросить, опередил его.

– Несанкционированного проникновения в наши системы не обнаружено, сэр.

– Мишель, этого не может быть. Если камеры выключили, то проникновение было. Только вы не можете найти эти следы. Иди и ищите. Ищите любую мелочь, все, что хоть немного, но отклонилось от заданных параметров. Парня перенесите из медблока в наш сектор и не подсоединяйте его к источникам энергии. Те, кто работают против нас, хорошо подготовлены и хотят убить парня. Я бы даже сказал, что они лучше нас Мишель. Ступай и через полчаса жду тебя на общем совещании.

– Господа, я вас собрал по случаю чрезвычайных обстоятельств. Вы уже знаете о происшествиях в медблоке, поэтому рассказывать о них не буду.

Вейс оглядел пристальным взглядом лица троих его ближайших помощников.

– Ребятки, дело дрянь, – устало сказал он и закурил сигарету. – Здесь, на корабле против нас работают одни из лучших профессионалов. Они нас знают, знают наши возможности, а вот мы о них ничего не знаем. Кто они? Что они хотят конкретно? И что могут предпринять? Какие у них цели? Думаем и производим мозговой штурм.

Аналитик с удивлением посмотрел на начальника управления.

– Сэр, – несмело начал он. Это анахронизм. Так давно уже не решают поставленные задачи.

– Понимаю, Абель Деви, – спокойно ответил Вейс. – Может у Вас есть ответы на мои вопросы?

Начальник аналитического директората регионального управления, которым руководил Блюм Вейс не смутился.

– Шеф, вполне возможно, что здесь нет шпионов, а только закладки. Они срабатывают, как только начинается считка с мозга объекта. Мы предлагаем провести полную замену программного обеспечения на корабле. По частям, так чтобы корабль был работоспособен. И начать нужно с мед блока и систем слежения. Вполне возможно, что проблема именно в них.

– Я понял тебя, Абель, – кивнул Вейс. – хорошо мы это сделаем. У тебя все?

– Пока да.

– Техническая служба, что скажите Вы?

Седовласый мужчина, с которым Вейс проработал полтора десятка лет, иронично посмотрел на аналитика.

– Шеф, – обернулся он к Вейсу, – я ручаюсь, что никаких закладок нет и не могло быть. Мы трижды проверяли все до отлета. Сейчас ищем отгадку на вопрос, который висит на экранах. Скорее всего вирус запустили совсем недавно. А это мог сделать кто угодно, кто имеет допуск искинам. Проверять нужно в первую очередь техников корабля.

– Хорошо, я услышал, – лицо Вейса оставалось все таким же непроницаемо бесстрастным. Он услышал два противоположных мнения, которые могли помочь в решении их проблемы, но оставался третий вариант, что оба они верны.

– Штифтан, что у тебя? – Вейс обратился к оперативнику.

– Сэр, мы уже сутки изучаем личный состав корабля и подозрительных лиц пока не обнаружили.

Вейс снова произнес свое любимое слово.

— Хорошо, – хотя ему было не до радости. – Может скажете, откуда стал распространяться вирус? – он оглядел собравшихся.

Техник пожал плечами.

– Непонятно, сэр. Он возник сразу и перекрыл доступ к камерам слежения.

Вейс почесал лоб.

– А что он просит?

– Ответить на вопрос, как называется слово, состоящее из трех букв, – сокрушенно ответил техник.

– И что, это так трудно? – Вейс непонимающе посмотрел на своего старого соратника. Тот под его взглядом поморщился.

– Сэр, мы пока ответ не нашли.


Инферно верхний слой

Шиза не спала. Все ее думки кружились вокруг Виктора. Как он там? Что с ним делают? Сможет он без ее помощи выбраться из западни. Если бы она верила, что местные боги помогают, она бы молилась им. Но Шиза слишком хорошо знала природу этих существ, эгоистичные, вероломные и себялюбивые они, и пальцем не пошевелят ради другого. Вот обокрасть, отобрать силу и влияние у соперника, это запросто.

– Может ему поможет его удача? – размышляла она. – Но как ему сделать верный выбор? Ведь он такой… непоследовательный. Сначала делает, потом думает. Она громко вздохнула. Скоро надо будет выходить на охоту. Хочешь, не хочешь, а жизненную силу надо поддерживать. Стараясь не разбудить малышей, она встала с ложа и направилась на выход.

В астрале может быть, как в жизни. Закаты и рассветы если ты к этому привык, луга и поля, он может показать все к чему привыкло твое сознание. Но Шиза особо не фантазировала. Голая земля с туманом, вот и все, что ей нужно было.

Туман клубился серой мутной пеленой, покрывая голые камни, уже в двух шагах ничего не было видно. Шиза потянулась.

– Как же хорошо ощущать свое тело. Сколько эмоций дарит это ощущение, сколько пробуждает желаний? Она закрыла глаза и в экстазе замерла. Для нее время остановилось. Все окружение перестало существовать во круг нее. Только она со своими ощущениями осталась стоять. Она чувствовала руки, ноги, томление и восторг. Как долго этого у нее не было!

Сильнейший ментальный удар ошеломил Шизу. Она в растерянности замерла и открыла глаза. Сделать уже ничего не успевала. Огромная много щупальцевая клякса летела на нее, сверля одним красным горящим глазом. Он налетела на Шизу, и та погрузилась в желеобразное тело. Шиза попыталась дернуться, но не смогла. Руки и ноги увязли в густом киселе. Она отрыла рот, чтобы закричать, но во внутрь нее хлынула горькая и вонючая густая масса. Шиза закашлялась и стала захлебываться. Только теперь она поняла, что ее пожирает какая-то высокоуровневая тварь. Видимо, она заметила возмущения проходившее в астрале и спустилась на несколько слоев ниже. Долго сидела в засаде и поджидала жертву. То, что это была тварь несколькими уровнями выше, было понятно по ее способности к ментальному воздействию.

Но просто так Шиза сдаваться не собиралась, она собрала всю свою энергию и стала выжигать киселеобразную субстанцию вокруг себя. Она была не просто астральным существом, живущим инстинктами, как астральные духи, она была разумной и выбрала самый действенный способ защиты какой могла. Она выгорала изнутри, понимала, что гибнет и сжигала противника. Тварь задергалась и ослабила хватку. У Шизы освободился рот, и она закричала так громко, как только могла. Но это длилось не долго, новая волна ментального воздействия навалилась на нее, принеся с собой покой и умиротворение. Шиза не долго сопротивлялась ему и скоро, опустив руки вновь закрыла глаза, и испытала сильное наслаждение от объятий чужого существа. Но теперь это была не астральная тварь, это был ее Виктóр. Нежный и грубоватый одновременно. Он ласкал ее и обнимал одной рукой, другой он гладил ей волосы.

– Вернулся! – радость от встречи с ним заполонило ее сознание и вскоре оно померкло.

Пришла она в себя снова лежа на ложе. Попыталась встать, но не могла.

– Виктóр! – озарила ее мысль, – он вернулся! Но вместо него ее удержали руки малышей.

– Лежи, Шиза! – Сказали они в унисон и что-то в их голосе заставило Шизу насторожиться. Она посмотрела на себя и охнула. У нее не было ног почти до паха, и одна рука была без кисти. Она сразу же вспомнила как она вновь оплошала, забывшись, и на нее напала тварь. Она видела видение и Виктóра в нем. Тварь атаковала ее разум лишая сил к сопротивлению.

– Что со мной произошло? – Хрипло спросила она.

– Мы услышали, как ты закричала. Выглянули и увидели большую тварь. Мы не понимали, что надо делать и просто сделали то, что делали для Лиана вытянули наши руки и стали тянуть энергию у астрального духа. Куда ее деть мы не знали, поэтому стали наполнять ею пещеру. А та стала расти. Когда дух понял, что его жрут, он бросил тебя и скрылся. Мы принесли тебя в пещеру и стали ждать, когда ты очнешься. – Они замолчали.

– Ничего, – постаралась успокоить их Шиза. – Ноги и рука отрастут, надо только поймать какого-нибудь духа. Эта тварь не могла уйти отсюда. Сильно голодная и злая. Она где-то прячется и ждет в засаде. Я подумаю, как ее выманить. Это непростая астральная сущность, это еще и обладательница способности наносить ментальный удар. – Она помолчала и добавила. – Я пока не знаю, как от нее закрыться.

– Тетя Шиза, на нас ее способность не подействует, – хором ответили малыши. – Один из нас выйдет из пещеры и начнет возмущать астрал. Как только тварь нападет, мы ее свяжем боем, а ты нападешь из-за засады. Мы будем мешать ей атаковать, а ты будешь восстанавливаться.

Шиза улыбнулась, малыши знали лучшее, что надо делать. Действительно, как она могла забыть, они, как и Лиан не обладали подверженности ментальному воздействию. Это она своим сознанием и воображением оживила их и вдохнула в них искру жизни. А в теле носителя, это просто имплантаты восприятия.

– Хорошо, так и сделаем, – согласилась она. – Только надо подождать, пусть тварь сильнее проголодается.

Малыш расширитель восприятия вышел первым. Он начал кружить вокруг входа, показывая, что он ищет противника и тварь, наблюдающая за ним, не выдержала. Она нанесла ментальный удар и не дожидаясь результата, привыкшая к тому, что удар всегда срабатывал, бросилась на жертву. Когда она попыталась обхватить его своим телом и вобрать в себя, то неожиданно натолкнулась на мощную защиту. Силовое поле, выставленное малышом, прогнулось, но не продавилось. Хищник усилил давление и стал искать щели в сознании жертвы, чтобы найти, за что зацепиться и сломить защиту изнутри. Но чем больше астральный дух проникал в малыша, тем сильнее становилась его защита. А сама тварь словно падала в бездонную пропасть. Ее разум стал ослабевать, и в это время второй малыш ухватил ее своими щупальцами и стал сжимать. Дух почувствовал отток жизненных сил и попытался атаковать ментально второго противника, но также провалился в пропасть чужого сознания и на миг растерянно завис. Дух впервые встретил такого неудобного противника. Этого хватило для Шизы, чтобы она впилась в хищника со спины и стала поглощать его со страшной силой. Она поглощала его астральную плоть, восстанавливая свою и тварь испугалась. На этом слое не должно быдло быть таких противников, это она знала хорошо. Но то, что происходило сейчас говорило о обратном. Охотник стал дичью. Дух собрал все свои силы и попытался вырваться. Но как только он ослабил давление на малышей, те сильнее сжали его своими щупальцами, и он вынужден был их атаковать вновь. При этом он не мог атаковать того, кто поедал его плоть. Потратив пару минут на безуспешную борьбу с противниками, дух судорожно забился. Он таял и его жизненные силы убывали с неимоверной быстротой. Он дергался еще минут пять и затем полностью обессиленный, повис безвольной куклой в объятиях щупалец малышей.


Где-то в открытом космосе

Я смотрел на свою руку, которая превратилась в молот. Им я треснул по голове охранника, который так не кстати проснулся. Тот лежал на полу в луже крови.

– Уж не убил ли я его? – мелькнула мысль, но следом я увидел, как он, тяжело дыша, захлюпал носом, пуская красные пузыри. – Жив, – с облегчением подумал я и снова уставился на свой кулак, который преобразился в молот. Черный как уголь и массивный, как молот кузнеца.

– Твою дивизию! Я же совсем забыл о способностях появившихся вместе с Лианом. Я могу превращать свои руки и ноги, а может еще что из тела, в то, о чем подумаю. Вот как сейчас с испугу захотел иметь молот и треснуть крупного и видимо сильного парня по голове. Он почти успел увернуться, вскользь проскочила мысль – какой ловкий малый.

Но даже смазанный удар моей преображенной руки поверг охранника в беспамятство.

Я вспомнил с чего все начиналось.

Брык заявился и потребовал новую загадку для оборудования. Я, недолго думая, ляпнул, отгадай слово из трех букв. Он засмеялся и стал выдавать сотни слов в секунду. Перестав слушать его, я поморщился и дал подсказку.

– Это месяц на моей Земле.

Вот тут я совершил ошибку. Бедолага завис на полчаса. Мы с Лианом за это время успели поймать большую рыбину. Я захотел, чтобы в ней было мало костей, и мы с ним пожарили ее на углях. При этом присутствовал слуга Шизы величественный и харизматичный седой орк. Он был, как всегда, олицетворяя собой саму невозмутимость, словно английский управляющий поместьем Баскервилей, Беримор. Но тут видимо натура охотника и рыбака орка дала о себе знать. Он вокруг нас заходил кругами и стал принюхиваться. Не выдержав, пробурчал.

– Кто так запекает рыбу? Ее надо в листьях сладкого лопуха запекать и заворачивать тройным слоем. Потом присыпать углями и делать так, – орк стал глубоко вдыхать воздух, принюхиваясь еще сильнее. Если почувствуете запах печенной рыбы с ароматом трав, значит, она готова.

Лиан только фыркнул.

– А где мы здесь сладкий лопух найдем?

– А это вот он знает, – показал на меня пальцем орк.

– Я? – моему удивлению не было предела. Что такое лопух я знал, но где его искать внутри себя, даже не представлял. – И где я его найду? – спросил я и покосился на замершего Брыка. Когда же он выйдет из ступора?

– Да, Вы, милорд, – невозмутимо, как будто сообщал, что на завтрак у нас овсянка, проговорил мажордом. Я назвал его так, потому что именно в таком качестве я его видел. Орк с достоинством распрямился и застыл, как статуя.

– А что, – согласился с ним Лиан, – червей ты нашел, хотя я тут сотни раз все перерыл и ничего не нашел. Найдешь и лопух.

Засмеявшись их наивности, я указал пальцем на кусты роз. – Иди нарви лопуха у клумбы. Он растет, как сорняк.

Это, конечно, была шутка. Но дракон встал и спокойно пошел к розам. Обратно он вернулся с охапкой больших листьев, действительно похожими на наш земной лопух, только запах от него шел сильно пряный. Я смотрел на довольного Лиана с открытым ртом.

Что же сейчас произошло? Я своим желанием могу в своем сознании творить все, что захочу? Может быть. А если… Я пожелал, чтобы появилась Шиза и, … ничего. Не обращая внимания на орка и Лиана, которые стали заворачивать рыбу, уселся и стал думать. Шиза она кто, или что, или кто-что? Ее клетки во мне, мы единое целое, только сознание Шизы в другом измерении. Может туда можно проникнуть? А как? Пожелать. Я пожелал, и опять ничего. В это время «проснулся» Брык.

– Командор, что есть месяц? – его вопрос отвлек меня от моих размышлений.

– Это, Брык, один из весенних триков на моей родине и называется он май.

– Вот, за что мы тебя любим, командор, – с огромным уважением, почти благоговея, ответил Брык, – что ты самый лучший составитель загадок во вселенной.

– Ну это только в известной вам вселенной, – скромно ответил я. – Это загадка для детей. Ты лучше скажи, что сейчас происходит на корабле?

– Ищут шпионов, командор. – отрапортовал мой секретарь.

– Каких шпионов? – я вновь испытал удивление.

– Тех, кто Вас хотел убить током и тех, кто отрезал доступ к камерам слежения. Допрашивают всех техников, меняют программное обеспечение. Камеры и оборудование утилизировали.

– О как! Интересно.

Эта информация позволила мне взглянуть на мое положение дел несколько с другой стороны. Если ищут шпионов, то может быть можно как-то этим воспользоваться? Что, если помочь им увериться, что на корабле есть чужие засланцы. По крайней мере, я отвлеку часть их сил на мнимую угрозу и степень моей свободы, пусть на немного, но возрастет. Кроме того, противник, сбитый с толку, это почти поверженный противник. Так говорила мне база выживания.

Пусть у меня нет Шизы, но знания, внедренные базами остались. Я могу управлять даже кораблем… только вручную.

– Брык сейчас на корабле какое время? – спросил я.

– Ночное командор.

– Тогда произведем разведку. Становись моим управляющим модулем. Через мгновение я смог почувствовать свое тело. Открыл глаза и понял, что не могу шевелиться. Повел глазами и понял мое тело было в силовом коконе.

– Брык, отключай эту хрень, – приказал я любителю загадок и опять промахнулся. Тот завис, а я погрузился во тьму. Правда это состояние продолжалось не долго.

– Что есть хрень? – спросило меня луковое чудо.

– Это, Брык, все что нам мешает. Сейчас это силовой кокон.

– Будет сделано, командор, – отрапортовал он и я шлепнулся на пол. Вот в это время и проснулся мой охранник. Здоровяк удивленно вылупился на меня, лежащего на полу. А я терять время не стал. Вскочил и врезал ему кулаком по голове. Правда, уже сформированным в молот.

Я наклонился над поверженным противником и разорвал на его груди рубаху. Мысль сделать себе еще одного агента прострелила мне мозг сразу. Превратив указательный палец в острый скальпель, я уже привычно сделал нужный рисунок на теле охранника, полил его своей кровью и прочитал нужное заклинание. На все это у меня ушло минут пять, семь. Пусть лежит и приходит в себя, в нем осталась моя закладка и в любой момент я могу ее активизировать.

Я только раздел его и оделся в его одежду. Брык открыл мне двери в коридор. И я вышел на простор корабля. Замысел у меня был, как всегда, прост. Я вообще сторонник простых планов. Пришел, увидел, набил морду и скрылся. Там, где много составляющих, всегда есть риск, что что-то пойдет не так. Мне нужно было что-нибудь повредить и оставить следы преступной деятельности шпионов. Как учил нас в свое время преподаватель контрразведывательной деятельности. Это было отвлечение на ненужный объект.

Я шел в медблок, он был самый ближний к моему месту заточения и его я хотел разрушить. Коридор был пуст я спокойно дошел до первого поворота, откуда должен был подняться на лифте на уровень выше. Уже поворачивая, увидел спешащего техника с дроном. Не меняя шага, постарался спокойно подойти к лифту и нажать кнопку. Техник подошел и громко засопел за моей спиной. Створки лифта открылись, и я вошел первым, повернулся и нос к носу столкнулся с мужчиной лет сорока с брюшком и вторым заметным подбородком. Тот вытер лысину платком и как бы оправдываясь произнес.

– Жарко. – я только кивнул и отвернулся.

– Постой, парень, – вдруг произнес толстяк. – Я тебя не знаю.

Мысленно про себя чертыхнулся, надо было забрать жетон охранника. Здесь нет простых специалистов, это же корабль спецназа сил специальных операций.

Я медленно повернулся к нему, пожелав сделать свое лицо черной непроницаемой маской. Чудить, так чудить. Дядя последнее, что запомнит, это безглазое черное лицо.

Тот, как и ожидалось, впал в оторопь, а молот привел его в бесчувствие. Оставив техника и дрон в лифте, я вышел и подошел к мед блоку. На месте моего лица была та же черная маска. Дверь отворилась и на меня уставились две пары глаз. Я хотел использовать кровавый туман, но присутствие медиков, поломало мой план. Тогда я решил, просто показать себя и скрыться. Потом сломаю что-нибудь, а для первого раза и этого хватит.

Двери закрылись, а я рванул обратно. Снова лифт с лежащим техником, коридор, поворот, помещение с моим невольным агентом, скинул на него одежду, одел свою и я вот снова лежу безмятежно в коконе.

Глава 2

Где-то в открытом космосе

По кораблю разнесся тревожный сигнал тревоги. Вейс вскочил и стал быстро одеваться. Уже через минуту к нему пришел вызов, и на экране внешнего обзора показалось встревоженное лицо Мишеля. Тот топтался у дверей его каюты. Дав разрешение на проход, Вейс разблокировал дверь.

Пытаясь попасть ногой в штанину и прыгая на одной ноге, он, не теряя самообладания, спросил вошедшего командира взвода поддержки.

– Что на этот раз произошло? Нападение?

– Так точно, господин Вейс, на охранника объекта напали. Нападение было совершенно и на дежурного техника, который заметил постороннего в лифте на нашем уровне. Потом чужака видели в мед блоке.

Вейс наконец справился со штанами. Застегнул их на застежки, надел куртку и спокойным тоном проговорил.

– Ну раз ничего не говоришь про нашего гостя, значит, с ним все в порядке.

– Да, шеф, а как вы узнали?

– Я не знал, я догадался Мишель. Вокруг нашего объекта творятся странные непостижимые вещи. Происходят события, не укладывающиеся ни в какую логику, а он спит себе и портит мед капсулы.

Вейс уже совсем спокойно посмотрел на взводного.

– Пошли, посмотрим, что там произошло и поговорим с охранником, я полагаю он тоже жив.

– Так точно шеф, но… – Мишель скривился. Вейс глянул на бывшего пограничника и нерадостно усмехнулся. – Еще одна загадка Мишель?

– Нет, господин Вейс, он, по-моему, помешался.

Брови начальника управления АДа взлетели вверх.

– В каком смысле?

– Парень утверждает, что на него напал наш подопечный и ударил кулаком по голове.

– Кто дежурил?

– Самрат Корк, шеф. Модификант второго уровня. Скорость и сила основные приоритеты. Боевик.

– Ну хорошо, посмотрим и послушаем твоего боевика.

Вейс снова стал невозмутимым. Но как трудно ему давалось эта невозмутимость. Впервые за многие годы службы он не мог справиться с простой ситуацией.

– А может она только кажется простой? – размышлял он. – Что, если мои планы, это часть чьих-то планов. Может кто-то еще более искусный ведет со мной игру. Предугадывает каждый мой шаг, и у него готовы заготовки. Тогда многое проясняется. Хотя нет. Что тут можно прояснить? И он не знает таких ловкачей. А всех достойных противников он знает хорошо. Нет, это не их уровень. Что же происходит, черт побери, – выругался он в сердцах.

Они дошли до каюты, где содержался объект и вошли в нее под дулами игольников еще двоих бойцов взвода поддержки. Увидев Вейса и своего командира, они опустили оружие.

Ночной охранник сидел в кресле тут же с перевязанной головой. На полу остались следы запекшейся крови.

– Камеры опять оказались отключенными!? – Не столько спросил, сколько констатировал ситуацию Вейс.

Мишель вздохнул и молча согласно покачал головой.

– Ну что, сынок, – обратился Вейс к молодому парню. – Давай, рассказывай что видел, что слышал, что почувствовал. А главное ответь, почему ты спал на посту?

Раненный дернулся и опустил голову.

– Я немного задремал, господин Вейс. Понимаете… тишина объект обездвижен… Виноват.

– Ну, что виноват это точно, только я не о том спрашиваю. Ты почувствовал применение снотворного газа? Излучения? Или воздействия на разум? Может пил что?

Охранник задумался.

– Пил то, что и все пили - сок на ужин. Больше ничего не пил. Газа не было, датчик молчал. Излучение или воздействие я бы почувствовал, у меня на это блокада наложена. Просто на минуту прикрыл глаза. Трое суток без сна. Казалось, что все спокойно.

– Тогда расскажи, что произошло, – спокойно спросил Вейс, – припомни любую мелочь.

Охранник на мгновение задумался.

– Я услышал шум, как будто кто-то упал на пол. Открываю глаза, а на полу лежит объект и смотрит на меня. Вскочил он очень быстро, быстрее чем это бы сделал я. И ринулся на меня. Замахнулся кулаком и…

– И что? – это не выдержал Мишель. Вейс укоризненно посмотрел на взводного и тот смешался. – Простите, господин Вейс.

– И мне показалось, – ответил раненный, слабо улыбнувшись, – что вместо кулака у парня черный молот. Я чуть отклонился, хотел рассмотреть его кулак, но удар поверг меня на пол, Я помню, что, падая видел его ноги. А потом потерял сознание.

– Что еще? – Вес, казалось, был равнодушен к допросу. Голос его звучал монотонно и невыразительно. Словно он делал надоедливую и не любимую работу.

– Дальше я очнулся с перевязанной головой. Мне сказали, что я был раздет до нижнего белья. Одежда лежала рядом. Я оделся и стал ждать.

Вейс покачал головой, как будто с чем-то соглашался.

– Это все? – спросил он.

– Все, господин Вейс.

– Тогда отведите его в мед блок и полечите, – приказал присутствующему медику Вейс. Тот дал указание помощнику и раненного увели.

– Док, – Вейс посмотрел на медика, – вы можете что-нибудь рассказать о характере ранения дежурного охранника?

– Да, шеф. Его действительно приложили тяжелым предметом, височная кость сломана и его жизнь держалась на впрыске сыворотки регенерации. Вы хотите знать мое мнение по этому случаю?

Вейс согласно кивнул.

– Психовоздействие. Сейчас появились уникумы, способные навевать галлюцинации. Такие опыты проводились на Валоре и Пальдонии. Правда не могу со всей определенностью сказать, что это имело место быть здесь. Но других объяснений у меня нет.

– Спасибо, док. Это уже что-то. Мишель, – обратился он к взводному, – парня убрать из взвода и перевести на отдельную станцию слежения контролером. Установить круглосуточное за ним наблюдение. Пока держите его в изоляторе.

Затем спросил.

– Что по технику? Проводите его сюда.

Вскоре пришел техник с перевязанной головой. Вейс с интересом посмотрел на его голову.

– Вас ударили молотом? – спросил он.

– Да, сэр. Я вошел в лифт за молодым парнем. Мне сразу бросилось в глаза, что у него длинные черные волосы. У нас такие не носят. Я сказал ему, что не знаю его, а он повернулся ко мне и вместо лица у него была черная маска. Ни глаз, ни носа или рта, просто голая, как полушар поверхность. А затем он поднял руку, в которой был такой же черный молот и ударил меня по голове. Я ничего сделать не успевал, сэр, – виновато добавил он.

Вейс ободряюще улыбнулся.

– Ничего страшного. я понимаю. Идите, лечитесь.

Когда техник ушел, он уселся в освободившееся кресло и посмотрел на безмятежно лежащего молодого парня с черными волосами.

– Док, твои ребята тоже видели черную маску?

– Да, шеф. Точно такую же, как описал этот техник. Неизвестный открыл дверь в мед блок и посмотрел на моих помощников, затем дверь закрылась.

– Интересно, – произнес Блюм Вейс. – Чего добивалась черная маска? Она засветилась во многих местах и скрылась. Мишель данные с камер слежения по пути следования маски у тебя есть?

– Нет, шеф, они были выключены и включились после всего случившегося.

– Я почему-то так и думал. Знаешь, Мишель все наши проблемы начались после захвата этого паренька. Ты в богов веришь?

– Нет, сэр, не верю. Я прожил долгую жизнь, и ни одного бога не встретил.

– Да-а, – протянул Блюм Вейс, – а там, откуда этот паренек, в них верят. Я тоже готов поверить в их существование. Иначе все, что происходит объяснить не удастся. Может это боги гневаются, на нас за то, что мы забрали парня с планеты. Ведь чудеса могут творить только боги. А у нас здесь сплошные чудеса. – Он задумчиво помолчал.

– Загадку разгадали? – наконец спросил он.

– Нет, сэр. Может это и не загадка вовсе, а просто заглушка. Таки раньше были. Надо, чтобы только кто-то допущенный произнес эти три буквы и тогда блокировка спадет. Мы перепробовали миллионы оттенков голоса и все зря. Аппаратуру во избежание дальнейшего распространения заражения утилизировали.

– Ладно, – Вейс поднялся, – будем ждать следующего хода. Может что-то проясниться. Парня держите в коконе.

Он вышел, оставив в каюте охранников дока и Мишеля. За их спинами появилась луковая рожа и злорадно усмехнулась. Потом без шума исчезла.


Предгорье снежных гор

На рассвете Гради-ил незаметно покинул лагерь у отправился в горы. Край ему был хорошо знаком, и он знал, что снежные эльфары часто совершали отсюда набеги на неосторожные рода орков, посмевшие устроить здесь временные кочевья. Раньше, еще когда здесь служил дед Гради-ила, орки пытались мстить эльфарам и устраивали на их отряды засады. Кровь лилась ручьем, но потом и те, и другие стали действовать осторожнее. Отряды стали малочисленными, мобильными, хорошо оснащенными и действовали тактикой укусов. Напали и отошли. Преследователей всегда ждала засада. Зная повадки своих соплеменников, Гради-ил решил не рисковать и проверить ближайшие скалы. Он решил углубиться в горы туда на двое суток пути. Если обнаружит отряд пейджеров, то поспешит увести своих людей отсюда подальше. Его несколько успокаивало то, что сотня орков стояла здесь стойбищем уже давно и видимо их никто не беспокоил. По его мнению, орки стояли здесь боле двух триков, и эльфары их не беспокоили. Значит, патрули его соплеменников сюда не заглядывали.

Он огорченно вздохнул, падает дисциплина и падет профессионализм бойцов снежных эльфаров. Так недолго и княжеству пасть.

Гради-ил с первыми лучами солнца поднялся на ближайший отрог, применил способность «слияние с природой» и двинулся дальше. На каменистой почве не оставались следы, а как выбирают маршруты и тактику действий пограничных патрулей, он знал хорошо. Их не меняли десятилетиями. Однажды выработав наиболее оптимальный вариант, и отработав его до мелочей, следовали ему всегда. Также разведчик знал пристрастие орков, скрываться в низинах, оврагах, поросших густой растительностью, и избегал их. Там могли быть ловушки.

Он шел по рейнджерской тропе, не видимой простым глазом, но узнавая метки, оставленные другими следопытами. Они были старыми. Их давно не обновляли и, если бы не его опыт долгой и изнурительной службы на границе, он тоже бы их не обнаружил.

Вот тут надо подняться, казалось бы, по отвесной и недоступной скале, но он знал в щелях были спрятаны крючки для скалолазания. Гради-ил достал из походного рюкзака шелковую веревку, закинул ее на плечо и полез на скалу. У первого же выступа нащупал в углублении крючок и застегнул карабин веревки Другой конец прикрепил к поясу. Так осторожно поднимаясь, он выполз наверх отвесной скалы. Не поднимаясь, огляделся и тут же пригнулся. Он похвалил себя за осторожность. Чуть ниже на другой скале отдыхали снежные эльфары. До них было рукой подать. Несмотря на то, что он был под слиянием и его мог заметит только обученный разведчик или маг, который знает, что искать, Гради-ил решил не рисковать. Он ужом прополз по ровной площадке скалы и затаился за камнем. Навыки разведчика никуда не делись, вбитые в тело рефлексы позволяли ему двигаться совершенно бесшумно.

Напротив него и ниже лагов на пять расположился отряд из пяти снежных эльфаров. Все они были молоды и по нашивкам на рукавах он понял, что это боевая пятерка одного из высоких домов. Приглядевшись получше, он различил голубой цветок.

– Голубой ломус, - удивился Гради-ил. – По какой надобности они пришли на другой конец княжества. Это был один из поздних высоких домов, которые были приняты последними. Многочисленный и обладающий большими связями при дворе князя. Разведчик напряг слух.

– Долго мы еще тут будем сидеть? – услышал он недовольный голос одного из пятерки. – Вторые сутки пошли, как ушел разведчик. А если он не вернется так и будем здесь торчать.

Гради-ил невесело усмехнулся. Да, дисциплина и в самом деле пошатнулась. В его время такие вопросы молодежь не задавала, она смотрела в рот ветеранам и брала с них пример. А сейчас всего двое суток ожидания и терпение молодых волчат закончилось.

– Куда катиться этот мир? – тихо вздохнул Гради-ил.

– Ирин-ил, мы здесь не просто так, ты знаешь это не хуже меня. У нас задача найти и уничтожить отверженного, – голос говорившего был слегка простужен, но в нем слышались властные нотки.

Арингил осторожно выглянул из-за камня и увидел говорившего. Это был невысокий по меркам снежных эльфаров соплеменник. Волосы собраны в косу, длиннее, чем у остальных.

– Со вставками острых лезвий, – понял Гради-ил. Таких воинов называли косцами. Если не знаешь, что спрятано в его волосах, можно получить смертельное ранение. При ближнем бое, когда бойцы начинают входить в клинч, взмах такой косы может пробить горло противнику или разрезать его. Но чаще косцы наносили удары по открытому лицу и заканчивали дело кинжалами. – Опасный противник, – с уважением подумал разведчик и приготовился слушать дальше.

...Фома не спал, он сторожил лагерь, опутав его невидимой сигнальной нитью. Чутье опасности, вбитое учителем, поднимало тревогу и орк, только притворялся, что спит. Ганга повертелась, но, как истинная жительница степей, воспитанная среди толстокожих орков, не могла долго испытывать чувство тревоги и грусти, она успокоилась и вскоре уснула. Затих и их увеличившийся лагерь. Молодой эльфар бережно обнимал девочку и, казалось, убаюкивает ее. Ее мать спала рядом. Он увидел, как поднялся Гради-ил и, применив какое-то заклинание, слился с окружающей средой. Если бы не способности к магии и практика видеть скрытое, Фома тут же бы потерял эльфара из вида. Но учитель учил смотреть на скрытое боковым зрением и применять магический взгляд, любое заклинание и волшба в эфире всегда оставляли след. Вот и сейчас Гради-ил проявился, как красное пятно. Это была одна из новинок учителя, видеть тепло излучаемое телом. Но при этом сам смотрящий становился видимым для мага, который смотрит магическим взглядом. Эльфар пригнулся и, быстро обходя места, поросшие травой, извилисто двигаясь, покинул лагерь.

Смутное чувство беспокойства подняло Фому следом. Он немного поколебался, уступив сомнениям, но потом решил проследить за Гради-илом. Зачем он это делал, Фома не понимал и сам. Просто для успокоения своей совести, решил он для себя.

Су недовольно засопела и свернулась в калачик. Укрыв ее одеялом, Фома перешел на скрыт и двинулся следом за снежным эльфаром. Он держал расстояние, которое позволяло ему не выпускать из вида разведчика и в тоже время оставаться незаметным. Они прошли буквально сотню шагов, и Фома замер. Он не понял, что его насторожило, но мгновенно замер и стал думать, что он камень.

– Камень, я камень, – мысленно повторял он свою мантру и перестал магическим взором ощупывать окрестность. Где-то здесь затаилась опасность. Его чувства были напряжены до предела. Он много раз оглядывал местность своим боковым взглядом, но ничего подозрительного не видел. Если бы он был прежним шаманом, то плюнул бы на предосторожность и пошел вперед, но он был учеником самого Учителя и поэтому терпеливо ждал.

Его терпение вознаградилось. Буквально из-под земли в двадцати лагах от него зашевелился куст. А затем двинулся следом за ушедшим Гради-илом.

– Вот это маскировка! – Мысленно присвистнул Фома. – Понятно, почему он не обнаружил незнакомца. Тот не применял магию, но использовал какие-то особые способности.

Фома осторожно достал жезл Шамана и, подождав, когда неизвестный отойдет подальше, провел ритуал внедрения духа. Сам ритуал был всегда наготове, оставалось только его активизировать. Дух вышел из жезла и получив мысленный приказ, войти в незнакомца, полетел вперед. Подождав еще пару рисок, Фома злорадно улыбнулся, метка внедренного духа тоже двигалась вперед.

Живые существа, будь то разумный или животное не чувствовали, когда духи входили в их тела. Даже маги не могли защититься от них. Духи проникали сквозь любую защиту. Для них силовое поле или стены не являлись преградой. Они входили в тела жертвы и ждали своего часа.

Дальше Фома двигался еще осторожнее.

Они дошли до отвесной скалы и, к его удивлению, Гради-ил полез на нее. Он лез очень ловко, буквально распластавшись на скале и находил еле видимые выступы, за которые хватался руками и, укрепив веревку, что достал из заплечного мешка, двигался дальше.

Преследующий его незнакомец подождал, когда тот скроется на вершине, снял маскировку и Фома увидел немолодого, но крепкого эльфара. Тот ловко стал что-то раскладывать у подножья скалы. Он не знал, что за ним наблюдают, действовал уверенно и на время потерял осторожность. Понимая, что лучшего момента у него не будет, Фома дал команду духу на пасть на сознание незнакомца. Эльфар дернулся и застыл. У Фомы было всего три риски, чтобы добраться до противника. А тот никем другим быть не мог. Орк вскочил и со всей скоростью бросился к незнакомцу. Он больше не скрывался. Этого уже не требовалось. Он был виден и теперь все решало время. Фома увидел, как незнакомец, услышав шум за спиной повернулся к нему. Орк рассмотрел удивление на красивом лице и на подходе применил ошеломление, и уже в прыжке, сильным ударом клака в челюсть отправил эльфара в нокаут. Тело снежного эльфара словно надломилось и рухнуло на каменистую почву. Глаза его закрылись, и он остался лежать непожвижно. Ну, а как обездвижить эльфара и лишить его возможности творить волшбу, Фома хорошо знал. Он споро спеленал лежащего и наложил на его уста духа, заставив того молчать. Теперь эльфар не сможет говорить, пока он Фома не даст такую команду. Оттащив пленника в тень, Фома уселся и стал ждать Гради-ила. Трогать закладки незнакомого эльфара он не стал.

Гради-ил просидел на сале еще пару часов. Молодые эльфары скупо перебрасывались словами и единственное, что разведчик понял из их слов, что они прибыли убрать какого-то юношу. По-видимому, родича, отвергнутого родом. Такое случалось ранее. За ошибку или откровенное предательство эльфар изгонялся и за ним через некоторое время отправляли команду, чтобы ликвидировать отступника и снять позор с рода и дома. Так видимо будет и сейчас.

– Интересно, кто этот отверженный и почему они ищут его в орочьих степях? – уже слезая со скалы, подумал Гради-ил.

Он споро лез вниз и вдруг остановился. Его прострелила мысль, что единственный эльфар, которого они нашли в степи, это тот полусумасшедший малыш.

– Твою дивизию! – Гради-ил повторил непонятную фразу, которую слышал от милорда. Он всегда, когда был чем-то сильно удивлен говорил это. Рука Гради-ила потянулась почесать затылок. Он отдернул руку и негромко рассмеялся. Как дурные привычки быстро прививаются. Этот жест он подсмотрел у нехейца, когда тот был чем-то обескуражен.

У самой земли его догнал негромкий окрик.

– Гради-ил, стой! – Разведчик вытянул руку с амулетом ледяных игл и навел на орка.

– Тьфу на тебя, Фома. Напугал. Что ты тут делаешь?

– Тебя жду, Гради-ил. Не слезай, внизу чужой эльфар, что-то раскидал, повидимому ловушки.

– Какой эльфар? – Разведчик подобрался.

– Тот, что следил за тобой, Гради-ил.

Снежный эльфар с досады поморщился.

– Я никого не видел, – сказал он и огляделся в поисках чужака. Надо же его смогли обхитрить. – Где он сейчас?

– Я его обездвижил, лежит в тени отдыхает.

– Ладно, Фома, подожди, я осмотрюсь.

Гради-ил еще немного спустился ниже и стал внимательно осматривать подножье скалы.

– Понятно, – негромко произнес он. – Я сейчас все уберу. Занятные штуки. – Он осторожно спустился на землю и стал что-то собирать в свой заплечный мешок.

– Все, теперь здесь чисто, – сказал он, подходя к Фоме. – Где твой пленник, показывай?

– Да вот лежит и глазами моргает, —смеясь указал пальцем орк, на небольшую нишу в скале за кустами. Гради-ил прошел к пленнику и присел рядом с ним. Внимательно оглядел одежду обувь и сложенное рядом снаряжение. Разведчик следопыт, понял Гради-ил.

– Брат, ты будешь честно говорить? – спросил он того. Снежный эльфар сверкнул глазами и отвернулся.

– Ты вместе с боевой пятеркой, брат, ведь так? – продолжал настаивать на разговоре эльфар. Но тот презрительно молчал.

– Он не может говорить, Гради-ил, – отозвался Фома и с интересом спросил. – Ты нашел своего брата?

Гради-ил слегка усмехнулся.

– Он разведчик, как и я. Мы все зовем друг друга братьями.

– Что-то твой брат тебе не рад, Гради-ил, – засмеялся Фома, – и встречу подготовил не дружественную, накидал всякого разного.

– Я думаю, Фома, они прибыли за нашим малышом, которого милорд отбил у орков и что принят в род милорда, – при его словах глаза связанного эльфара тревожно блеснули.

– Освободи ему рот, Фома, надо пообщаться с нелюбезным братом. – Гради-ил хищно прищурился.


Где-то в открытом космосе

Мой первый спонтанный выход «в свет» был не совсем удачным, но и без результативным его не назовешь. Я добился того, что на корабле стали усиленно искать шпиона способного к ментальному воздействию. Брык сообщил мне, что служба контрразведки допрашивает всех членов экипажа корабля. Уже были задержаны четверо специалистов, и сними проводится интенсивная работа. Мои ментальные рабы по крови отделены от остальных и изолированны. А вот это плохо.

– Надо искать нового помощника, – решил я.

– Брык, что там в каюте. Дай мне информацию, – приказал я, стараясь, придумать план, который бы оказался рабочим.

Для достижения цели: удрать с корабля, мне нужны помощники, а их ушлый Вейс изолировал. Тех, кого я, можно сказать, завербовал с помощью магии крови. Но этого стоило ожидать, я сгоряча много пошумел и понял это только сейчас. Хотя задуматься нужно было раньше. Надо было, но не получилось. Вернее, получилось, но как говориться, хотел как лучше, а получилось, как всегда. И не поймешь, плохо это или хорошо.

– Ты, командор, лежишь в силовом коконе, – ответил Брык, – тебя охраняют двое. Еще двое за дверью каюты. Камер наблюдения нет.

– Двое, значит, в каюте, – повторил я за ним, – и двое стерегут выход. На технику они не надеются. Это уже хорошо.

– А где те медик и охранник, что дежурили рядом, – спросил я. Нити, связывающие нас, я чувствовал и видел магическим зрением, но сами объекты моих ритуалов были для меня невидимы.

Брык не задумывался ни мгновения.

– Медик, переведен на нижний уровень корабля, там, где находится обслуживающий реакторы персонал. У них там что-то вроде карцера. Охранник также изолирован, но находиться этом этаже.

– Хм. Изолированы, – подумал я. Что из этого можно выжать. – Брык, а ты сможешь, открыть двери кают и не допустить сигнала тревоги по кораблю.

– Смогу.

– Тогда давай, действуй, по моей команде откроешь им двери.

Я мысленно потянулся к медику. Настроился на него И вдруг увидел его встревоженный образ. Парень за озирался, почувствовав, что его зовут и не смог определить, откуда идет зов. Он тревожно поднялся и стал вертеть головой.

– Иди к двери, – приказал я, и тот неуверенно сделал шаг.

– Брык, открывай дверь, – скомандовал я, продолжая, следить за моим «помощником». Я все видел, как бы красном тумане, нечетко и мне стоило труда удержать этот зрительный образ. Если бы мог засунуть в него одного из своих бойцов спецназа – духов, не ушедших за грань, а ставших моими спутниками по жизни, было бы проще я бы видел их глазами. Но они строили мой город и охраняли его. Воспоминания о горе, навеяли грусть и тревогу о Шизе. Как она там с малышами, вновь прошел по красной линии, связывающую меня и медика. Парень вышел и застыл столбом. Он не понимал, что ему нужно здесь в технической секции. Его мысли эхом отражались в моей голове.

– Иди к лифту и поднимись на уровень, где находиться медблок, – приказал я.

Время у меня было до новой команды и я, нащупав вторую нить, рассмотрел ее. Была она слабо различимой, настолько тонкой, что, казалось бы, дунь на нее и она разорвется. Это была моя связь с Гангой. Я подумал и послал мысленный посыл своей невесте. Может быть ее чувствительность шаманки, поможет ей, почувствовать меня. Я уже по опыту знал, что после того, как меня похитили с планеты, у нее сложилось впечатление, что наша связь разорвана. Мне хотелось дать ей надежду, что со мной все в порядке.

Следующая нить связывала меня с шустрым бойцом, что получил молотом по голове, на него я возлагал особые надежды. Ему предстояло включиться после того, как медик начнет диверсию в мед блоке. Тут важна была синхронность.

Охранник встал, подошел к двери и открыл ее. Стелящимся кошачьими движениями он вышел из каюты и направился в сторону охранников, дежуривших у двери в мою каюту. Хотя, какая она моя, это скорее тюрьма, чем каюта. Держать под контролем двоих ментальных слуг и самому лежать спеленатым в коконе, было трудно, но я пока справлялся.

– Иди в медблок и напади на дежурного медика, – приказал я помощнику дока. Тот открыл дверь вошел в медблок и, подойдя к ничего не подозревающему дежурному, нажал на шею двумя пальцами. Это были точки, парализующие жертву. Я потратил кучу сил, чтобы он смог это выполнить. Но парень меня не подвел. Он, не сомневаясь в своих действиях, уложил на бок, потерявшего способность двигаться дежурного медика и стал вынимать блоки искинов.

– Пора действовать второму, понял я после доклада Брыка, что сигнал о вторжении и порче оборудования, прошел к дежурному оператору. Но пока тот свяжется с медблоком, поговорит с моим агентом и не разберется в ситуации, докладывать выше не будет.

Но я напрасно на это надеялся. Оператор сообщил первичную информацию и стал вызывать медблок. Мимо моего бойца пронеслась дежурная пара, что охраняла вход. Тот только повернул им на встречу. Спокойно прошел к дверям каюты и Брык разблокировал их. Итак, нас двое против двоих.

– Сбрасывай кокон! – приказал я Брыку и тут же, зная, что буду падать, сгруппировался. Одновременно с моим падением, открылась дверь. Уже падая, я заметил, как двое стражей подняли станеры и навели на дверь. Я толчком ногами придал себе ускорение и стремительно покатился к ногам вскочивших охранников. Они замешкались. И это помогло моему бойцу уйти от парализующих разрядов станеров. Он сместился в сторону и быстро поменял позицию, а мне удалось сбить одного с ног и покачнуть второго. Не поднимаясь, я локтем врезал упавшему по виску, уже не заморачиваясь, оставить его в живых или нет. И ногой дотянулся до руки второго охранника, держащего парализатор. От сильного удара выстрел пришелся в потолок и в тот же момент его достал мой боец. Он ногой в прыжке попал ему в солнечное сплетение. Охранник охнул и согнулся. В тот же момент я вырвал у него станер.

– Иди к себе обратно, – приказал я бойцу и тот почти мгновенно исчез. – Этот будет моим джокером на непредвиденные случаи, – решил я. Тот, кто упал первым, был мертв, второй приходил в себя. Я нажатием точки на шеи обездвижил его и открыв грудь, распахнув куртку, быстро стал чертить линии подчинения. Медик в это время закрылся в мед блоке и там шел полноценный штурм. Скоро подкрепление заявится сюда.

Время неумолимо тикало, отмеряя мне последние секунды. Я спешил, но старался быть очень внимательным, любое отклонение от нужных пропорций, любое искривление линий или разрыв, даст неверный эффект от заклинания. А мне нужно было только простое подчинение. Я закончил еще до того, как в каюту попытались ворваться.

– Заправься, – приказал я, – и иди в коридор.

Он спокойно вышел, и я понял, что к нам никто не спешил. Странно, подумал я и выглянув следом за охранником увидел пустой коридор. Иди к себе в каюту, – приказал я. В каждой руке он держал по станеру. Боец спокойно пошел вперед, а я решил вернуться.

– Торопитесь, молодой человек? – Услышал я спокойный голос у себя за спиной.

– Как это я ничего не почувствовал? – Мгновенно пронеслись обескураживающие мысли в моей голове. Обернулся и увидел улыбающегося Вейса.

– Поговорим? – спросил он.

… Вейс долго сидел погруженный в свои мысли. Взгляд его словно остекленел и уперся в краешек стола, и застыл, он даже моргал редко. Сторонний наблюдатель подумал бы, что он устал и уснул с открытыми глазами. На самом деле Блюм Вейс отрешился от мыслей и отпустил свое сознание на свободу. Он медленно очищал себя от всяких мыслей, и это удавалось ему с трудом. Много раз он возвращался мыслями к ситуации, возникшей на корабле, и гнал их прочь. Раз за разом ум его избавлялся от суетности и постепенно входил в покой. Он погрузился в свой собственный мир, в свое сознание, если бы кто узнал о том, что он ищет ответы в своем сознании, его бы сочли безумным, но Блюм скрывал это даже от своей жены и прибегал к такому способу медитации крайне редко. Он знал, как трудно потом выбраться из трясины внутреннего мира. Как медленно и неохотно оно отпускает его, захватив в свои объятия. Он даже боялся, что однажды не сможет преодолеть границу между явью и наваждением, и навсегда потеряется там, глубоко внутри. Но сейчас он упорно проникал все глубже и глубже, сквозь темноту к тому, что он называл озарением. Сегодня это было особенно трудно. Но он наконец нашел того, кого искал. Тот второй сидел в кресле и отрешенно смотрел мимо него.

– Привет, – поздоровался Вейс, стараясь привлечь внимание человека, сидящего в кресле. Он был как две капли воды похож на Блюма Вейса, только он был молодой без седины в волосах и морщин на лице. Человек поднял голову и стал всматриваться в гостя. Наконец, проблески мыслей появились на его лице, и он сморщился, так, словно был не рад своему гостю.

– Опять ты? – тихо и не выразительно ответил человек, и этот тон разительно отличался от гримасы на его лице, на котором пробежали мысли и чувства, овладевшие им в эту минуту. Там была досада, неприязнь и даже легкий гнев.

– Сколько раз я тебе говорил, не ищи встречи со мной, однажды ты навсегда останешься здесь. Твои силы слабеют, а барьеры сознания становятся прочнее. Однажды твоя воля даст сбой, и ты потеряешься в самом себе. Наивный! Не ищи ответы здесь. Здесь только догадки и они могут увести тебя совсем в другом направлении.

– Может быть, – не стал спорить Вейс, – но я пришел именно за догадками, а куда они уведут, покажет время. Бывало, я ошибался, но чаще шел по верному пути.

– По верному пути, – усмехнулся второй. – Человеку свойственно искать и ошибаться, ты же, старик, ищешь верные решения. Подсказки. Это неправильно.

– Позволь мне решать за себя, – не согласился Вейс. – Что ты можешь рассказать о том парне, что я захватил на планете?

Молодой пожал плечами.

– Ничего.

– Ты не знаешь, кто он? – не отступал Вейс.

– Только то, что он молодой бог…

Больше Вейс ничего узнать не успел. Яркая вспышка, как взрыв звезды, полыхнула перед его глазами, на миг ослепила и выкинула его из самосозерцания. Он валялся на полу, а в ушах стоял противный зуммер тревоги. Голова раскалывалась, из носа текла кровь. Вейс встал на четвереньки и с трудом пополз к кровати. Выходы давались ему все труднее и труднее. Он распластался на покрывале и замер. В дверь стучали, но он не обращал на это внимания. Мысль, что он захватил живого бога жгла ему мозг. Ум отказывался этому верить. Устав от напряжения и бестолковой суеты у его дверей, он дал команду его не беспокоить. Пролежав пару минут, Вейс успокоился, уже знал, что надо делать. Он вышел и пошел, следуя только своему желанию. Также следуя мгновенному позыву, он вошел в первую попавшуюся дверь и прикрыл ее за собой. Просто постоял пару мгновений и открыл дверь. Напротив него в коридоре спиной к нему стоял их объект.

Слова сам сорвались сего губ.

– Торопитесь, молодой человек? – спросил он.

Вейс почувствовал, как напряглась спина молодого парня. Тот быстро, но без суеты обернулся, посмотрел на Вейса и молча кивнул.

… Я видел спокойное лицо начальника управления всесильного АДа, тот стоял свободно и слегка улыбался, по его лицу была размазана кровь, и она была свежей. Понимая, что больше скрываться, не имеет смысла, я кивнул. Прошел в каюту, где содержался до этого и обошел мертвое тело охранника. Вейс прошел следом, закрыл дверь за собой, только мимолетно глянул на убитого и потерял к нему всякий интерес. Я уселся в кресло, где до этого сидел один из охранников, Вейс осторожно сел в другое. Увидев мой внимательный взгляд, слабо улыбнулся достал платок и втер лицо. Увидев следы крови на нем, вновь слегка улыбнулся и произнес:

– Бывает.

Я молчал.

– Нам нужно поговорить, – начал первым Вейс. – Все что происходит на корабле, это ведь Ваша работа? – спросил он, хотя по его лицу можно было понять, что он в этом ни капли не сомневается.

Я не стал юлить и ответил неопределенно.

– И да, и нет.

Вейс, соглашаясь, покачал головой.

– Вы знаете кто я? – спросил он.

– Нашел глупца, –мысленно усмехнулся я, но ответил, пожав плечами, – А зачем мне это знать? – Вейс внимательно в меня вгляделся и продолжил.

– Мы можем договориться, молодой человек. Я знаю, что вы агент Демона с оперативным псевдонимом Дух, – взгляд искушенного интригана казалось прожигал меня на сквозь, но мне было все равно, что он знает и думает.

– Демонов в инферно миллионы, – ответил я. – А духов за гранью еще больше.

– Да, их много, – кивнул он, соглашаясь со мной, но не все духи так хорошо ориентируются на космическом корабле. Вы вот, вполне хорошо ориентируетесь.

Тут он прав, поймал меня на горячем.

– Что Вы хотите?

– Ничего сложного. Вы убираете Демона и представляете нам неопровержимые доказательства его смерти, я отпускаю Вас на планету. Или по Вашему желанию в любой известный мир, где вы можете начать жизнь заново.

– Какие доказательства Вам нужны? Его голова? – я спросил так, ради шутки. Скрывать то, что я знаком с Алешом не имело смысла. Что бы я ни говорил, Вейс уже понял, что я за «птица».

– Хорошо было бы, но вряд ли это получиться. Вы знаете, что такое нейросеть?

Я отрицательно покачал головой и самыми честными глазами уставился на своего визави.

– Да это и не важно юноша, – старик говорил спокойно, не знаю поверил он мне или нет, но объяснять, что такое нейросеть не стал – Как только он умрет мы будем знать об этом, – просто пояснил он свою мысль.

Я тоже знал как сделать человека мертвым, оставив его в живых. Вейс давал мне шанс выбраться отсюда обратно на планету, и я хотел им воспользоваться.

– Хорошо, я сделаю это, – подумав пару минут, чтобы Вейс поверил мне ответил я.

– Я рад что мы нашли взаимопонимание, – улыбнулся он. Его улыбка могла обмануть кого угодно, такой обаятельной и располагающей она была, но не меня. В дверь начали ломиться. Вейс завис, передавая информацию через нейросеть и стук прекратился.

– Только нам нужна страховка, юноша, – продолжая улыбаться продолжил он. – Вы же не думаете, что мы вот так просто Вам поверим?

– Думаю, – спокойно ответил я, – я дворянин, мое слово это моя честь.

– Да - да понимаю, – согласно покачал головой вредный старикан. – Но нам нужно нечто большее, чем Ваше слово, слишком высоки ставки. Вы должны меня понять.

– Не должен, – ответил я, – или мое слово или ничего.

– Вам не стоит беспокоиться господин… – он выжидательно на меня посмотрел.

– Барон, – помогая ему, сказал первое, что пришло в голову.

– Господин барон, мы просто поможем Вам выполнить свое задание, и все. Для этого Вы должны раскрыть нам свое сознание. Пока у нас ничего не получается.

– Я вам ничего не должен, – по слогам произнес я. – Или делаете так, как говорю я, или мы не договорились.

– Как трудно с вами, богами, – произнес он и я застыл. В следующее мгновение я упал.

– Опять применили парализатор, сволочи, – мелькнула у меня мысль и погасла.


Открытый космос. Торговая станция Шлозвенга

Зерт Вирстон по прозвищу «Сто процентов», владелец небольшой, но преуспевающей частной охранной конторы «Защита и безопасность -100%» был по совместительству сотрудником военной разведки Коморского союза. Когда-то давно, на заре становления своей государственности, колонии союза вступили в схватку с межгалактическими корпорациями за сырье на своих планетах. После тяжелейшей войны отстояли независимость и создали отличную разведывательную службу.

Вот и сейчас Зерт получил донесение от своего агента, внедренного в одну солидную организацию, занимающуюся решением деликатных вопросов, таких, как физическое устранение конкурентов, неугодных лиц и действующая под прикрытием частного сыска. В донесении агент сообщал, что корпорация ТриаТекс наняла «специалистов» и направила к ним на станцию. Кто был объектом этих «специалистов» агент не указал. Но Зерту не надо было гадать, по чью душу прибудут спецы ликвидаторы. Их цель руководство СНГ.

Зерт вздохнул и принялся решать нелегкую задачу. От его руководства он получил указание не мешать возможным акциям против СНГ. Но молодой управляющий Новороссийского княжества смог удивить Зерта и его начальство.

Он сумел вовремя прислать подкрепление и провел несколько ошеломительных актов устрашения, чем парализовал совет Сектора и разгромил наемников, осаждающих планету. Суровая оказалась лакомым куском, но и крепким орешком с зубами. Сейчас к ней не подступиться. А вот акции против руководства Союза колоний, вполне могли быть возможны. Корпораты не прощают обид. И денег у них достаточно, чтобы устранить сотни людей, облеченных властью. Но, с другой стороны, эти мужественные люди, отстоявшие свою планету, ему нравились, они напоминали ему о родине о его дедушке, который погиб, сражаясь за независимость своей страны. Зерт, впервые за долгие годы, не знал, как поступить. Нарушить прямое указание он не мог, но и не хотел оставить колонистов в неведении о надвигающейся угрозе. Как быть? Разглашение служебной информации, грозило ему смертным приговором. Как опытный агент он понимал, что слитая им информация может быть использована против него самого. Просидев около получаса, Зерт поднялся и направился в ресторан на том уровне, где располагалось посольство Новороссийского княжества, где он обычно обедал. Туда заходил и Карл бывший пират, а ныне не понятно какими судьбами ставший начальником секретной службы этого самого княжества. Самого Управляющего княжеством после известных событий на станции, Зерт больше не видел. Тот появлялся из ниоткуда и также исчезал в никуда. Все попытки Зерта проследить за ним, оканчивались неудачей. А попытки разведки найти это самое Княжество на просторах космоса, также не увенчались успехом. Но то, что оно существовало и обладало большими возможностями у Зерта и руководства разведывательной службы не вызывало сомнений. Складывалось впечатление, что за этим княжеством стоит кто-то, кто обладает огромными возможностями и не хочет проявлять себя явно.

Зерт сел за свой стол, где обычно обедал. Сделал заказ и стал ждать. Сюда частенько заходил Карл, и Зерт понимал, что такому опытному специалисту, как Карл достаточно намека, этим он и хотел воспользоваться. Делая вид, что занят обедом, коморец ждал своего коллегу. Буквально через пять, семь минут заявился Карл, огляделся и узнав Зерта помахал ему рукой. Тоже сел за облюбованный столик недалеко от Зерта и заказал обед.

Коморец улыбнулся в ответ.

– Как дела Карл? – улыбаясь, спросил коморец.

– Все нормально, Зерт, – ответил учтивостью на учтивость безопасник Новороссии.

– Я рад, Карл, а то мало ли, что бывает. Времена нынче не простые. – Зерт сказал то, что хотел, допил свой кофе и, встав, вышел.

Карл долгим взглядом посмотрел ему в след.

– Что-то нынче Зерт слишком разговорчивый, – подумал он. Спокойно доел свой обед и задумчивый вышел. На душе бывшего военного стало паршиво. Что хотел сказать ему старый пройдоха из разведки Комора? Предупредить? Не иначе. Он прошел в свой офис, сел, закурил и стал думать.

– Чандар, – позвал он одного из своих помощников, – получив ответ через нейросеть, спросил. – Где сейчас находиться мидера Вирона Шарель?

– У себя? Спасибо.

Он вновь встал и решительно направился к этой очень привлекательной и очень странной девушке. Имея социальную нейросеть, что в простонародье зовут помойкой, она по праву занимала место главного аналитика его службы и доказала это делами. По ее анализу был составлен и отработан план дезинформации агентов АДа и их «успешное» внедрение в подданные княжества.

Девушка ему нравилась, но он не знал как найти к ней подход. Каждый раз, желая пригласить ее на ужин, он робел и мысленно ругал себя за нерешительность. Девушка с понимающей улыбкой смотрела на Карла, но не собиралась ему помогать.

Он отправил ей вызов и, получив приглашение, прошел в ее кабинет.

– Добрый день, господин Штурбах, – поздоровалась девушка и Карл, услышав ее голос, грубоватый для девушки, несколько резкий, чем полагалось бы иметь такой на его взгляд обаятельной девушке, замялся. Потом вспомнил, что не ответил на приветствие, покраснел и буркнул.

– Добрый, мидера. Разрешите присесть? – он показал глазами на стул.

– Присаживайтесь, спокойно, но с чертиками в глазах пригласила девушка.

У Карла вспотели ладони, потом шея. Он автоматически достал платок и вытер шею, понимая, что ведет себя странно, поспешил пояснить.

– Жарко у Вас.

– Я увеличу мощь кондиционирования, – Вирона через нейросеть вошла в управление кондиционером, пару раз моргнула и сообщила

– Ну вот, сейчас станет прохладнее, – посмотрела внимательно на шефа и спросила, – Вы чем-то встревожены?

– Я, – удивился Карл, – нет. То есть да. Вернее, не то, чтобы встревожен, но у меня недобрые предчувствия.

– Давно? – Рона спрашивала доброжелательно и спокойно, но чертики исчезли из ее глаз, а взгляд ее стал серьезным.

– Недавно, мидера, а точнее сегодня. Вам не кажется, что корпорации Триатекс пора начинать мстить? – спросил он.

– Вирона отстучала пальцем правой руки по столу, это помогало ей думать и ответила. – У меня нет исходной информации господин Штурбах. У вас она есть? Как они обычно действуют?

– Обычно, – ответил Карл, – они нанимают пиратов или наемных убийц. С пиратами у них не получилось, и теперь нужно ждать убийц.

– Мне нужна информация по всем организациям, замеченным в таких делах. У вас есть такая?

– У меня нет, но вот у моего советника Вильда Бристхауна такая информация должна быть.

Карл на пару мгновений завис, а затем снова стал самим собой.

– Что-нибудь хотите выпить? – поинтересовалась Вирона.

– Если только вы со мной поужинаете, – краснея, как мальчишка, ответил осмелевший Карл.

– Хорошо, я с вами поужинаю, шеф, может быть сегодня, а что вы будете пить сейчас?

– Минералку с Суровой. Все хвалят ее.

Прикатившийся дрон-холодильник подал Карлу запотевший стакан минеральной воды. Медленно глотая холодную воду, Штурбах молча ждал появление бывшего специалиста по тайным операциям из Триатекс. Тот сам пришел к Его милости, когда понял, что его продуманная операция по захвату Суровой провалилась. Он боялся мести своих бывших хозяев и предложил свои услуги Управляющему княжеством. Тот неожиданно принял его и спокойно передал в распоряжение Карлу.

– Карл, возьмите этого человека к себе советником по корпорантам, – сказал Его милость перед убытием, – обеспечьте ему защиту и безопасность.

Решение странное на первый взгляд, но Карл сам был в прошлом противником Его милости и вот тоже служит ему.

Советник вошел и осторожно прикрыл за собой дверь, слегка поклонился хозяйке кабинета и вежливо замер.

– Садись, Вильд, – на правах начальника пригласил Карл. – У нас тут, понимаешь, возник вопрос. Когда Триатекс начнет свои операции против нас? И второй вопрос, чьими услугами они могут воспользоваться?

Попав в окружение Его милости, Вильд Бристхаун, поначалу вел себя очень сдержано, сторонился людей и прятал глаза, но увидев, что до него и до его прошлого никому нет дела, стал чувствовать себя свободнее. Он даже подумал, что тут собрались одни простоватые идиоты, доверяющие ему. И он решил тайно собрать по больше информации о тех, кто был облечен властью в СНГ. Не для того, чтобы предать, он об этом не помышлял. А чтобы понять, к кому он все-таки попал и кому доверился. Но когда он попробовал зайти в систему, отвечающую за безопасность, появился странный голографический человечек. Он хитро посмотрел на Бристхауна и спросил.

– Что, Вильд, взялся за старое? Продал одних хозяев, собираешь информацию о других?

Бристхаун замер не зная, что сказать.

– Да ты не тушуйся, можешь попробовать проникнуть в систему, только отгадай загадку. – Зимой и летом одним цветом? – Не отгадаешь, отправлю голым в космос.

У Вильда глаза полезли на лоб.

– Да я не хотел…

– И правильно сделал, Вильд, – засмеялся человечек, – что не захотел. Помни, я за тобой слежу. Его милость приказал глаз с тебя не спускать, – сказал, засмеялся и исчез.

Вспотевший Бристхаун направился в туалет, только он хотел справить малую нужду, как появился напротив него тот же субъект и нагло ухмыляясь напомнил.

– Помни, Вильд, ты и в сортире от меня не спрячешься.

Больше бывший специалист по тайным операциям, никуда не лез.

– Думаю, господа, что еще рано для подобных акций Триатекс. Они выжидают, усыпляя бдительность своих противников. Но всегда направляют агентуру для сбора информации и подкупа людей в рядах противника. Скорее всего, следует ожидать этого.

– Это понятно господин Бристхаун, – кивнула Вирона. – Предоставьте мне обстоятельный доклад о возможностях корпорации, какими методами они обычно пользуются для нейтрализации конкурентов и чьими услугами пользуются. Время вам на это два часа. – Девушка посмотрел на Вильда. – Его Вам хватит для отчета?

Бристхаун вздохнул и согласно кивнул.


Где-то в открытом космосе

Очнулся я, словно Спартак, распятый на кресте, но, в отличие от него, я был распят на раме. Напротив меня стояли Вейс и док.

– Очнулись? – без всякой улыбки спросил Вейс, хотя это и так было очевидно.

– Очень хорошо! Еще раз призываю Вас к сотрудничеству. Вы открываете нам свое сознание, а мы Вас отпускаем, – он склонил голову набок в ожидании моего ответа.

– Пошел в жопу, старый маразматик, – ответил я и попытался уйти в свое сознание. Но не тут-то было. Как только мое сознание начало гаснуть, сильнейшая боль пронзила мое тело, и я выгнулся, застонав.

– Что, боги тоже чувствуют боль? – спросил Вейс. Он не был похож на садиста, каким был Окурок, но он привык добиваться своего и теперь решил сломить меня болью. Непонятно только, к чему его слова о богах. Он не мог знать о Худжгархе. Или … – я даже вспотел от этой мысли, – это дело рук Рока? Тогда все гораздо хуже, чем я предполагал.

– Поверьте, юноша. Я не любитель пыток, но вы мне не оставляете выбора. Как только мы придем к взаимному пониманию, Вас освободят, но перед этим вложат программу уничтожения Демона. Для страховки, – пояснил он.

– Продолжайте, док, – обратился он к медику, – я подожду в соседней каюте.

Пухлый мужчина с седыми волосами посмотрел на Вейса.

– Блюм, ты точно уверен, что это бог? – в его голосе слышалось сильное сомнение.

– Нет, но чудеса на корабле происходят, – он слегка улыбнулся. – Продолжай и посмотрим, бог он или нет.

Блюм вышел. А мне захотелось плюнуть ему вслед. Но что толку, этим я покажу только свою слабость.

Новая боль накрыла меня с головой. Она распространялась по всему телу и заставляла меня сжиматься и стонать. Через пять минут я уже орал, как оглашенный. Сначала я хотел показать свою мужскую гордость и стойкость, как индейцы, которые смеялись в глаза плачам, что их пытали, но силы воли мне хватило ненадолго. Я не мог пробиться к Лиану, и не был уверен, что получу от него помощь. Я раньше не думал, способен он защитить меня от боли или только может преобразовывать мое тело. Боль подкатывала волнами, не давая времени подумать и пожелать что-либо. Кроме того, я не хотел выдавать свои возможности и стараясь криком облегчить свои страдания орал до хрипоты.

Старый док знал толк в том, как заставить человека чувствовать боль. В меня были воткнуты тонкие электроды и импульсы, проходящие через мое тело, заставляли меня испытывать нечеловеческие муки. Молнии Лиана были семечками перед этой пыткой. Я не мог уйти в беспамятство и убежать от боли, не мог позвать на помощь Лиана или Брыка. Я не мог отключиться от спазм и судорог. Как только волна боли проходила, я сжимался от страха испытать боль, и она приходила снова и снова, сводя меня сума. Я не мог думать ни о чем другом, кроме боли и, собравшись с силами, заорал.

– Лиан! Помоги! Почему ты меня бросил? – Последнее слово я прохрипел, давясь криком.

Но шли минуты, а может даже часы, а Лиан не показывался.

– Гад-ды! Я припом… А!А! – не успел я договорить и стал погружаться в беспамятство.

– Пока хватит, – услышал я голос дока, – дадим ему минутный перерыв, иначе он сойдет с ума.

Мне было ужасно плохо, я хотел просто висеть, и ни о чем не думать. Отдохнуть, только отдохнуть. Боже какое это блаженство не испытывать боль. Но появился Брык.

– Командор я тут ничего поделать не могу. Тебе нужна помощь живых, – этот программный человечек, вперед меня понял, что мне нужно. Он вернул меня к действительности, напомнив, что времени у меня очень мало. Я вспомнил о своем «джокере» и потянул нить. Я увидел своего бойца, как на картинке. И позвал его.

– Найди меня и освободи! – приказал я.

Я постарался показать ему, где нахожусь, но в глазах была муть и все расплывалось.

– Ищи, где док, – прошептал я.

Генри Мун, вышел из своего места заточения. Он спокойно и уверенно прошел к соседней каюте, где жили помощники дока и вошел. Выстрелами из станеров с двух рук уложил троих парней. Подошел к одному и ногой сломал ему руку.

– Где док? – спросил Генри, не обращая внимания на крик раненного. Затем также спокойно сломал вторую руку. Посмотрел на его соседа и тот обмочился.

– Генри, он внизу, – быстро и испуганно проговорил медик. В реакторской мастерской вместе с Вейсом.

Генри молча развернулся и вышел. Он не беспокоился о парализованных помощниках дока. Станнер на время вырубал возможность пользоваться нейросетью. Запас времени у него был, и куда надо идти, он знал. На лифте Генри доехал до нужного уровня. Заглянул в кубрик механика и оглушил того. Забрал карту допуска и спокойно вырезал его глаз. Действовал он на автомате, принимая нужные на его взгляд решения. Его позвал хозяин, он должен до него дойти. А для прохода в реакторский отсек нужен глаз механика и карта допуска.

Но там была тройная защита и нужен еще был код, который вводили по памяти.

– Я вырву тебе второй глаз, если ты не скажешь код, – меланхолично произнес истекающему кровью спецу Мун. И тот увидев оставшимся глазом лицо парня понял, тот так и сделает. Он сообщил код из девятнадцати цифр и потерял сознание.

На входе в нужный отсек корабля никого не было. Генри набрал код, приложил глаз к экрану и вставил в приемник карту. Створки, зашипев разъехались. Он прошел вглубь и створки за ним закрылись. В открытой настежь небольшой каюте сидел дежурный оператор и пил кофе Он глянул на Генри и спокойно, даже лениво спросил.

– Тебе чего?

– Где Вейс?

– Дальше по коридору, вторая дверь направо, – дежурный потерял к нему всякий интерес.

Человек прошел дальше и открыл дверь. В глубине висел привязанный к раме хозяин и орал во все горло. Луч станера уложил дока, а удар ногой по небольшому оборудованию, которое использовалось для пыток, прервал его мучения. Что это такое Генри хорошо знал. «Пыточное окно» – придумка прошлого века. Простое, но очень действенное средство.

– Развяжи меня, прохрипел хозяин, – он был мокрый от слез пота и мочи. От него ужасно воняло, но Генри сделал как тот пожелал.

Я потирал затекшие руки. И в это время раздался сигнал тревоги.

– Обнаружили раненных, – меланхолично ответил мой помощник. – Скоро спецназ будет здесь.

– Ну будут, так будут, – прорычал я. – Встретим. Дай нож! Тебя как зовут, боец?

– Генри. Генри Мун.

– Хорошо, Генри, ты свою работу сделал, теперь не мешай, я буду работать. Я надрезал руку и собрал в кулак кровь, спокойно вышел из пыточной, и понял, что вовремя. Мне на встречу через открытые створки отсека, неслись, как стадо слонов около десятка бойцов в легком снаряжении.

– Кровавый туман! – прохрипел я и кинул им на встречу кровь, зажатую в кулаке.

Сработало. Десантники погрузились в густой кисель и сразу замедлились.

– Кровавый рассвет! – со злой радостью прокричал я и тут же объемный взрыв разметал всех по коридору. Как ни странно, меня прикрыл Лиан. Пламя обогнуло меня, но мои ноги словно вросли в металл пола. Пластик способный выдержать огромные температуры тоже остался цел. Мельком подумал: – Еще надо будет разобраться, как работает механизм защиты Лиана.

Противно и громко зазвучал сигнал тревоги. Створки мгновенно захлопнулись, отсекая нас от остального корабля. Везде валялись сломанными куклами тела бойцов. Из комнаты на карачках вылез оглушенный и обожженный Генри. Недолго думая, я с помощью магии крови, подлечил его. Мой помощник поднялся и не высказывая удивления, стал ждать дальнейшие команды.

– Найди Вейса и притащи его сюда, – приказал я. – Скоро здесь станет жарко.

Но старый лис словно прочувствовал, что что-то может случиться и покинул отсек минут за десять до моего освобождения.

– Мы оказались запертыми в промежуточном тамбуре, где располагались дежурная служба, склад мелочевки мастерская и помещения отдыха для дежурного персонала. Вдоль стен стояли шкафы со скафандрами повышенной защиты.

– Надевай! – приказал я и показал на один из шкафов. Зашел к дежурному оператору, который попытался закрыть двери, но не успел, так обгоревший и стонущий корчился на полу. Его я тоже подлечил, в конце концов, мужик ни в чем не виноват.

– Брык? – позвал я своего секретаря, – что происходит на корабле?

– Командор, – отозвался он. – готовят штурм, сейчас отключат систему жизнеобеспечения в этом тамбуре. Но сначала хотят выйти на связь с Вами.

– Понятно тянут время и отвлекают на разговоры. У тебя есть схема воздуховодов в этом отсеке?

– Найдем, командор.

И тут же перед моими глазами возникла схема. Я завис на пару секунд и сразу пришел в себя.

– Брык подержи их пока, загадки загадывай, в общем, потяни время.

– Слушаюсь, командор, – отозвался тот.

Вейс вышел по нужде. В гальюн технической секции он идти не захотел. По привычке прошел в свой номер и не успел закрыть дверь, как раздался сигнал тревоги.

– Что там опять, – недовольно пробурчал он.

– Шеф! – в проеме появился командир взвода. – В реакторном отсеке пожар. Туда проникли посторонние.

– Какие посторонние? – брови Вейса взметнулись вверх.

– Мой боец, что дежурил у объекта, Генри Мун, ему еще по голове попало.

– Его кто-о выпустил из каюты?

– Да. Но кто не знаем.

– Пошли! – Вейс быстро миновал взводного и направился к центральному боевому посту.

Там был уже командир корабля. Он хмуро посмотрел на Вейса и доложил.

– Нештатная ситуация, сэр, в реакторном отсеке. Несанкционированное проникновение постороннего. Он опознан, как один из ваших сотрудников. Генри Мун. Вот посмотрите записи.

На голоэкране возникло изображение абсолютно спокойного парня, он подошел к створкам посмотрел равнодушным взглядом в камеру и приложил что-то к мини экрану. Потом вставил карту. Створки разошлись, и боец вошел в реакторный отсек.

– У него что, в руках был глаз? – пораженно спросил Вейс и командир озабочено кивнул.

– Как вы думаете сэр, зачем он туда пошел? – спросил он Вейса.

– Думаю он пошел к нашему объекту, которого мы там спрятали, как в самом надежно охраняемом месте на корабле, – поджав губы ответил Блюм Вейс.

– Тогда, сэр, – произнес сухо капитан, – мне остается думать, что предатели среди вашего окружения. Прошу прощения, сэр, но той минуты все Ваши люди под арестом.

– Дежурный, – обратился он к одному из офицеров, – всех сотрудников миссии, кроме Блюма Вейса арестовать и поместить в карцер. Все попытки сопротивления подавлять, но никого не калечить и не убивать. – Он повернулся к Вейсу, – надеюсь вы разъясните своим людям ситуацию.

Вейс красный, еле сдерживаясь, молча кивнул. Такого поворота он не ожидал.

– Кто помогает парню? – подумал он. – Или он в самом деле бог, способный захватить в ментальный плен любого? Тогда почему не захватил его или дока? Странно. Может у него есть здесь помощники? Или это игра других, чтобы увести меня на ложный след?

– Вы позволите поговорить с моим человеком? – спросил он капитана.

Тот показал рукой на монитор.

– Пожалуйста, господин Вейс.

Блюм Вейс подошел к экрану монитора.

– Слухи о том, что здесь произошло разнесутся далеко, – подумал он. – Я потерял контроль над ситуацией. Этого мне могут не простить. Слабаки никому не нужны. Они, – Вейс подумал о своих покровителях, – промахи не прощают. Надо срочно договариваться с этим божком.

На экране было видно, что в кресле сидит и морщиться дежурный оператор.

– Дежурный, сообщите что у вас происходит, – приказал Вейс

Тот с ненавистью глянул на него.

– У нас тут война... сэр, – через силу добавил он последнее слово. – Какой-то молодой парень, полуголый кидается термобалическими бомбами. Уничтожил отделение бойцов и покалечил, а потом подлечил меня. Короче, сэр, тут полная…

Дальше экран мигнул и на нем появился чудной человечек с луковицей вместо головы.

Вейс отвернулся и посмотрел на капитана.

– Это что? – спросил он.

Тот пригнулся и удивленно пожал плечами.

– Не знаю.

– Вы что планируете сейчас сделать? – одними губами еле слышно, беспокоясь спросил Вейс.

– Отключить систему жизнеобеспечения, сэр, и потом войти в отсек. У меня инструкции.

– Но там же ваш дежурный! …. И мой объект.

– Сожалею, сэр, но иного выхода нет, степень угрозы слишком высока. сохранение корабля важнее.

– Я попробую договориться, капитан, дайте мне минут десять.

Вейс понимал, что капитан прав, но после того, как произойдет штурм и его объект помрет, его, Вейса, отправят на пенсию, а потом по-тихому уберут. Он хотел успеть договориться на условиях этого странного парня. Он тоже недооценил возможности жителей сектора.

– Дурак! Старый дурак, – ругал он себя.

– Ну что замолчал? – спросил человечек. – Хочешь договариваться? Значит так. Мне нужна сестра, это первое условие. А то мы одни братья. Создайте мне пару под меня, срок вам минут десять. А пока отгадайте загадку. Слово из трех букв, даю подсказку: время года. На всех мониторах появилась заставка с человечком.

– Капитан! – взволновано воскликнул дежурный центрального боевого поста. – Мы не можем войти в наши системы! Перехожу на резервный искин.

Капитан решительно отстранил Вейса.

– Всем постам боевая тревога. Код 01. Вейс знал, что это чрезвычайный код, когда кораблю угрожает угроза захвата управления его системами изнутри.

Вейс понял, что не успел.

Мои внутренние часы отмеряли минуты, отпущенные мне для жизни. Но в этот самый момент включился механизм оценки обстановки Ирридара. Я не медлил ни секунды, схватил Генри за руки и потащил к вентиляционной шахте. Я знал, что все проходы будут закрыты, но меня это не смущало.

Уходя, крикнул оператору.

– Надень скафандр, скоро отключат систему жизнеобеспечения.

Больше для него я ничего сделать не мог. Уже уходя в шахту, я увидел, как он судорожно пытается влезть в скафандр.

– Чтоб тебе повезло, – прошептал я и рухнул вниз, таща за собой своего помощника. Мои ноги сильно ударились о перегородку. Сверху шлепнулся боец в скафандре. Но Лиан спас меня, и боец просто скатился с моей головы, как с горки.

Превратив руку в острый нож, я стал вскрывать переборку, как консервную банку. Скорее всего здесь использовался механизм молекулярного расщепления.

О трате энергии я не думал, после применения магии крови она бурлила во мне, как лава в жерле вулкана. Вскрыв переборку, я толкнул первым Генри и прыгнул сам. Проявился Брык.

– Командор, корабль перешел на управление резервным искином, туда я еще не добрался. Так что на меня не рассчитывай. Знаю только, что эвакуировали всех из смежных отсеков и выключают системы жизнеобеспечение реакторного отсека.

– Понял Брык, спасибо, – я впервые был искренно благодарен его создателю. Тот тосковал и создал себе идеального виртуального товарища, с которым можно было нескучно проводить время.

По схеме я еще находился в ректорском отсеке, ниже был технический уровень повышенной радиационной опасности. Туда входили только в скафандрах для обслуживания систем управления подачей топлива. Но я также знал, что это перестраховка на случай утечек. На самом деле, там было не так опасно. Я прогрыз можно сказать три слоя в перегородке и пролез во внутрь. За мной продрался Генри. Мы проползли еще метров десять и оказались у вентиляционной решетки. Сняв ее, я прыгнул вниз. Мне не стоило беспокоиться, что воздух откачают и отсюда. Как только мы проходили перегородку, включался механизм дополнительной защиты. Действовал он с минутной задержкой и после нас появлялась временная мембрана. А к месту прорыва спешил ремонтный дрон.

Отсюда мой путь лежал наверх и нам нужно было двигаться как можно быстрее.

– Открывай люк, Генри, – приказал я помощнику. Я почему-то верил, что он сможет это сделать. И оказался прав, он дернул ручку аварийного открывания, которые есть только изнутри и люк с шипением открылся.

Отделение бойцов в тяжелом снаряжении осторожно входило в тамбур реакторного отсека. Впереди над полом летел дрон разведчик. Он сообщал всему отделению картинку того, что происходило вокруг. Вейс шел последним.

На стенах и на полу видны были следы гари, словно здесь прошел огненный смерч. Валялись тела мертвых бойцов.

– Убью подлеца, – прошипел командир отделения, – стольких ребят положил.

Они обследовали тамбур и помещения. На полу в каюте отдыха персонала лежало тело дока. Вейс огорченно посмотрел на своего старого соратника.

– Чисто командир, – доложил один из бойцов.

– Ищите лучше, здесь было трое. Техник и два объекта.

– Нашел! – получил он вскоре сигнал от бойца. В скафандре стоит, в шкафу, пялиться на меня. – Вокруг шкафа собрались бойцы.

– Назовись! – приказал по связи командир отделения.

– Дежурный оператор, реакторного отсека старший листер Чешик Торно. Не убивайте меня, я не виноват.

– Арестовать и на допрос, – приказал командир.

– Постойте, сержант, - остановил его Вейс. – Старший листер, Вы, видели, куда делись те двое, что были тут?

– Видел, они ушли по вентиляционной шахте.

– Отправить дрон разведчик, в шахту, быть готовыми применить оружие, – Командир отделения мгновенно подобрался. Дрон нырнул вниз и вскоре на экране шлема, он увидел мембрану.

– Дьявольщина, – пробормотал он, – как этот субъект сумел открыть люк?

– Объект ушел по вентиляционной шахте, – доложил он. – Жду дальнейших указаний.

Вейс облегчено вздохнул, еще не все потеряно. Дух, оказывается, знаком с системами корабля.

– Странно, откуда такие знания у простого жителя сектора? – отстранено подумал он и отогнал эту мысль подальше.

– В шахте этого уровня объект не обнаружен. На пути дрона временная мембрана. Видимо, он прошел дальше.

Ответ прозвучал во всех шлемофонах.

– Понял Вас, оставьте двух часовых у шахты и спускайтесь на следующий уровень.

Отряд развернулся и вышел.

... Я не стал путешествовать по всему кораблю. Нашел ответвление, ведущее наверх и обратно в реакторный отсек и стал пробираться туда. Мне было понятно, что отряды космодесантников сейчас заблокируют все выходы из этого уровня и снова погонят меня как зайца, отключая системы жизнеобеспечения. Скафандр я не одевал, он бы помешал мне в преобразовании моего тела, поэтому шел в штанах и голый по пояс. Я вымазался в пыли и паутине, но не обращал на это внимания. Мне нужно было выгадать время, пока Брык не проскочит в резервный искин, пока не оставит там свои закладки.

Мы медленно, не поднимая шума ползли по шахте вверх цепляясь за поручни. Я ориентировался по схеме и вылез в операторской. Дверь была закрыта и на посту не было никого. Это и понятно, управление перешло на запасной пункт управления.

– Отдыхаем, – шепотом сказал я, – можешь снять шлем. Мы смогли пробраться незаметно, а после нас дрон ремонтник стал деловито восстанавливать сломанные в предыдущем прорыве перегородки. Для того, чтобы направить преследователей на ложный след, я сломал перегородки в нескольких направлениях. Пусть полазят, пусть поищут.

… Вейс шел следом за отделением бойцов. Ему было интересно, как выкрутится Дух на это раз, а то, что он сумеет обмануть ловцов, он не сомневался.

– Разобрались на двойки! – приказал сержант. – Огонь открывать только по «объекту». Они остановились перед входом в технический сектор. Затем створки по команде с пункта управления раскрылись, и снова дрон разведчик нырнул во внутрь.

– Чисто! – с огорчением воскликнул сержант. – Где же ты пропадаешь, тварь такая? Обыскать каждый угол, каждый скафандр, каждое ответвление вентиляционной шахты! – раздражением приказал он.

Вейс восхищенно покачал головой, спрятаться на корабле, это надо было суметь! Он оставил отделение спецназа и направился к себе. Он решил понять, как будет действовать этот необычный человек? То, что он не бог, но очень ловкий парень, смекалистый и проворный, и, кроме того, очень удачливый сукин сын, ему стало уже понятно. Но есть те, кто очень хорошо замаскирован и помогает этому парню. Причем помогает активно, не открывая себя. Все это Вейс сможет объяснить и снять подозрение в своей несостоятельности. Он все переложит на вояк, утечка произошла у них, пострадали люди Вейса, а он сделал все, что мог. Главное, найти этого парня до того, как до него доберутся бойцы.

– Думай, старина, – подогнал он себя. – Думай. Что бы ты сделал на его месте? – Вейс сидел в раздумьях и не понимал, чтобы он мог сделать в этих обстоятельствах. А вот парень, совсем юноша, понимал. Вейс не хотел привлекать свою аналитическую службу, он хотел разыграть свою карту. Но для этого ему нужно было понять, где сейчас прячется «объект». – Слово то какое, – невесело усмехнулся Блюм. – Объект.

Брык исчез. Я сидел у двери, слушая разговоры часовых. Те скучали и откровенно говорили о том, что происходит.

– Этот парень смог сбежать и с технического уровня, представляешь!

– Да ну! И как это у него получилось?

– Как, как. Точно так же, как и отсюда, проломил перегородки и удрал.

– Легко сказать, проломил перегородки. Решетки сделаны из сплава, который берет только молекулярный резак, люки из бронепластика. Как он голыми руками смог их сломать?

– Вот этого я тебе сказать не могу. Наверное, его помощник, это сумасшедший парень, что вырвал глаз технику, принес с собой инструменты.

Я оглянулся на спокойно сидящего Муна.

– Надо же глаз вырвал! – и стал слушать дальше.

– Они ушли в жилой отсек. Сейчас там отсекают вентиляционные шахты по секторам и прочесывают их.

– Если он попал в жилой сектор, то оттуда можно попасть куда угодно. Я так представляю, что его искать будут долго. Этот паренек может за себя постоять. И зачем его с планеты забрали. Дикарь он и есть дикарь.

– Что дикарь, это понятно ему человеческая жизнь ничего не стоит. Пятерых наших положил. Но вот как он здесь помощников нашел? Вот ответа на это у меня нет.

– А ты не знаешь разве, что они там все колдуны. Околдовал беднягу и использует его.

– Смешно. Ты тоже веришь в то, что там живут колдуны? – засмеялся один из них хрипловатым смехом. – Я вырос на планете и не видел колдунов. Это все фокусы мошенников. Или байки таких, как ты, родившихся и выросших на космических станциях.

– Ага, фокусы, а почему тогда, сектор закрыли? Сюда не разрешают летать. Ты сам об этом знаешь.

– Я думаю, потому что здесь развивается цивилизация по-другому, не как у нас. Тут отсталость. Вот и не хотят, чтобы вмешивались. Эксперимент, значит, такой проходит.

– Если эксперимент, то почему тут на планете люди с рогами. Их демонами зовут.

– А ты их видел?

– Нет, но ребята говорили.

– Ребята много чего наговорят. Ты слушай больше. Я вот жрать хочу, а сменят нас только через час.

Они помолчали. Затем один произнес.

– И от шахты не уйти, топчешься, топчешься.

– А ты иди в операторскую, посиди, а потом меня сменишь.

– Ладно я посижу с полчаса и сменю тебя, – согласился боец, а я выругался.

– И здесь дисциплина хромает. Пост бросают.

Убежать мы уже не успевали и, как только открылась дверь, моя рука вошла бойцу в грудь по самый локоть. Я видимо от неожиданности не рассчитал силу удара. Боец широко открыл глаза и все же успел выдать сигнал тревоги. После чего упал мне на руки. Подхватив его штурмовой игольник, который специально используют для щадящего штурма корабля, я кинул его Генри, – держи и будь готов открыть огонь.

Мне нужно было нейтрализовать второго часового, чтобы добраться до шахты. Но тот успел спрятался за угол и диким голосом закричал.

– Все, сволочь, тебе конец. Лучше выходи с поднятыми руками.

– Кому лучше? – крикнул я, чтобы отвлечь десантника и надрезал себе руку. Набрал ее в ладонь и выкинул в коридор. Применять кровавый рассвет, я не стал. Для одного достаточно того заклинания, что однажды против меня применила Ильридана. Багровые звездочки сверкнули в свете тусклого освещения и унеслись прочь.

– О! Ё!… услышал я и понял попал. Не мешкая выскочил из комнаты и увидел лежащего на спине бойца, его глаза, не моргая, смотрели в потолок.

– Смерти! Смерти! Вокруг меня одни смерти, – мне было горько, – что за судьба такая, умереть, воскреснуть и вокруг себя сеять смерть.

Но долго размышлять над перипетиями судьбы мне было некогда, скоро сюда стянуться силы спецназа. Нужно уходить.

– Генри, быстро переодевайся в боевой скафандр, – приказал я стараясь стянуть скафандр со второго. Четкого плана у меня не было, я просто действовал по наитию Ирридара, полностью доверяя ему. На все это у нас ушло две минуты, не больше. Подхватив тела, я скинул их в шахту. В это время створки приоткрылись, в узкую щель влетел дрон разведчик и стал обследовать помещения.

– Они там! – закричал, я, показывая вниз рукой на шахту. – У нас один раненый! Я толкнул Генри и тот послушно упал. Все увидели рваную дыру в его скафандре.

– Раненого в медпункт, ты сопровождаешь! – приказал, командир и я, подхватив Генри, повел его вон из отсека.

Мы быстро прошли шлюз, миновали лифт, который я отправил вниз, прошли до поворота. Согласно схеме, там должен быть технический проход для обслуживания энергетических линий систем корабля. Мы вошли в дверь.

– Подними меня! – приказал я и встав Генри на руки открыл вентиляционную решетку, залез сам и подав руку своему помощнику затащил того следом за собой.

Вейс, в который раз услышал общий сигнал тревоги.

– Все-таки нашли, – скривился он и поспешил к месту мигания красной точки.

– Надо же, каков ловкий стервец! Вернулся в реакторный отсек. А что умно. Его ищут по всему кораблю, а он знай себе сидит там, откуда сбежал, – Вейс даже повеселел.

– Какой молодец!

Когда он добрался до нужного уровня. Там был только один боец.

– А где все? – удивленно спросил Вейс. Ему информация об операции перестала поступать. Видимо, по приказу командира корабля. Вейс понимал, что тот был в своем праве.

– Ищут преступников сэр, – вытянулся боец. – Они убили часовых, переоделись в их скафандры и ушли.

– А как их выпустили? – Вейс удивился еще больше.

– Они, сэр, сказали, что те, кого мы ищем, там, внизу, в шахте. Один притворился раненым и второй пошел его сопровождать в медпункт. Пока разобрались. Пока выяснили, кто в шахте, прошло время, и преступники сели в лифт и поехали вниз.

Вейсу оставалось только крякнуть от находчивости юноши.

– И это простой дворянин! – покачал он головой. – Какой опасный мир. Если один может принести столько неприятностей, то, что будет, если их будет много. Поехали вниз, – проворчал Вейс и тихо добавил, – как же! Он что дурень!

Вейс дошел до лифта, постоял в раздумьях и прошел дальше. Что-то его остановило. Он оглянулся и увидел вход в техническое помещение. Его никогда не закрывали на замок, потому что постоянно требовалось проверять энерголинии. Вейс усмехнулся и вошел внутрь. Пусто. Он внимательно осмотрелся и увидел на полу маленький кусочек. Вейс нагнулся и поднял его. Это был кусок брони.

– Значит, он был здесь и ушел по вентиляционному ходу, – подумал он и открыл через нейросеть схему вентиляции этого отсека.

Глава 3

Предгорье снежных гор

Разведчик эльфаров оказался крепким орешком, Гради-ил не смог его разговорить. Он применял известные ему способы допроса, но снежный эльфар только стонал и смотрел замутненным ненавистью взглядом.

Фома равнодушно наблюдал за действиями товарища. Наконец, уступив упорству своего «собрата», Гради-ил беспомощно посмотрел на Фому.

– Может ты сумеешь его разговорить, Фома? – без всякой надежды спросил он.

Фома, ничего не говоря поднялся и ударом сапога по затылку отправил пленного эльфара в беспамятство. Потом достал трубку, набил ее сушенной травой, которую бережно достал из поясной сумки и закурил. Он стал направлять дым в лицо пленника и через ридку по каким-то признакам понятным только ему, понял, что можно действовать дальше. Он потушил вонючую трубку. Гради-ил вдохнув дым, скривился и отсел подальше.

– Спрашивай, – повернулся Фома к Гради-илу.

Тот недоверчиво посмотрел на орка, но подсев поближе к эльфару спросил.

– Тебя как зовут?

– Меру-ил. – ответил почти шепотом беспамятный эльфар.

– Зачем ты здесь?

– Я пришел выследить отступника внука умершего Великого князя.

– Как его зовут?

– Радзи-ил.

– Ну, что я тебе говорил! – воскликнул Гради-ил. – Точно, это наш найденыш, – потом его глаза расширились. – Он внук Великого князя! Твою дивизию! – И Гради-ил почесал затылок. – Вот это мы влипли!

– Почему влипли? – прервал молчание Фома.

– Если за молодым Радзи-илом объявлена охота, значит это решение великих домов.

– Что за решение?

– Скорее всего, хотят поменять княжеский дом. Убирают всех претендентов. За отцом Радзи-ила тоже отправлен отряд ликвидаторов. А это значит, его будут искать, пока не найдут и не убъют. А Радзи-ил вошел в род милорда. Это война Фома. Понимаешь? Милорд за своих будет мстить жестоко. А это кровная месть. Крови прольется много. Я уже понимаю, что на сторону милорда встанут малые дома, что хотят изменить свое положение. Сохранив жизнь юноше, они постараются оттеснить старые дома и обрести власть. Это… это гражданская война, Фома.

Гради-ил, пораженный тем, что он узнал, замолчал. Фома спокойно пожал плечами.

– Я не думаю, что учитель собирается переехать в ваши горы. А достать его и малыша в Вангоре для снежных эльфаров будет сложно. Армию они туда не потащат, а мелкие диверсионные группы мы уничтожим. А надо будет, сами начнем устраивать диверсии. Учитель знает, как изматывать противника и навязать ему сражение на его территории. Ты выясни, сколько здесь групп твоих соотечественников и где они.

Гради-ил повернулся к пленному.

– Сколько вас здесь? – спросил он.

Хотя разведчик понимал, что больше одной пятерки боевиков быть не должно, все равно хотел удостовериться в том, что он не обманывался.

– Нас здесь шестеро, я и боевая пятерка, – ответил снежный эльфар. Он пребывал в бессознательном состоянии, но говорил хоть и тихо, но внятно.

– А как он говорит? – Гради-ил повернулся к Фоме.

– Духи, – одним словом ответил орк.

– Понятно. Магия шаманов?

– Да.

Гради-ил снова повернулся к пленному.

– Это свет домов приговорил юного Радзи-ила?

– Нет. Только те дома, что не хотят власти прежнего княжеского дома.

– Уже лучше, – вздохнул Гради-ил и сообщил Фоме. – Это решение не совета домов, а только тех, кто хочет сместит правящий дом. Где находятся остальные эльфары, Фома, я знаю. Их надо будет убрать по-быстрому.

Гради-ил вытащил кинжал и молниеносно вонзил его в грудь пленнику.

– Быстрого тебе посмертия, брат, – поднявшись над убитым, проговорил он.

– Фома, только отпусти его дух, не пленяй, – попросил он орка. Затем уселся напротив него.

– Смотри, Фома, – эльфар стал чертить кинжалом, который был еще в крови план местности. – Вот это скала, под которой сидим мы. Напротив нее скала поменьше и там пятерка моих соотечественников. Там есть хорошее укрытие в виде небольшой пещерки и внезапно атаковать их не получится. Их нужно выманить. Я знаю, что ты мастер засад. Предлагаю следующий план. Я засвечусь перед ними, и они обязательно начнут преследование...

– Почему ты думаешь, что они начнут тебя преследовать? – Фома скептически посмотрел на товарища.

– А я возьму походный мешок этого, – он кивнул в сторону мертвеца. – Они опознают его по знаку цветка. Если чужак идет с имуществом их дома, значит кто-то из них убит. Эльфаров повлечет закон кровной мести. Обязательно устремятся в погоню.

– Понятно, – повторил за Гради-илом Фома. – А я, что должен сделать? Перебить их по одному?

– Выходит так, – согласился эльфар.

– Не выходит, – услышали они голос из кустов. Гради-ил подхватился и вскочил. Но Фома остановил его, ухватив за руку.

– Ганга, выходи, – произнес Фома, – мы тебя давно заметили, из тебя скрытник, как из учителя девушка.

Из кустов появилась Ганга и следом вылезла Сулейма.

– А, вы, что тут делаете? – изумился Гради-ил. Он был неприятно поражен, что две девушки могли незаметно подобраться к ним. Его профессиональная гордость была сильно задета. Фома понял его смущение и пояснил.

– Ганга умеет отводить глаза. Ее и маги не обнаружат. А духи будут мешать простым людям видеть ее. Потому ты ее и не увидел.

– А ты? – еще больше изумился разведчик, – как ты ее обнаружил?

– По теплу, Гради-ил. Учитель научил видеть живых существ под магическим прикрытием. Все тела излучают тепло, и это тепло можно видеть. Если обучен, – добавил он. – Но я видел только одну фигуру. А тут их две.

Гради-ил нахмурился.

– Ганга, как ты сюда попала?

– Я видела, как ушел Фома, и пошла за ним, – девушка ни капли не смутилась.

– А ты как тут оказалась? – Фома обратился к худой эльфарке.

– А я видела, как ушла Ганга и пошла за ней, – также невозмутимо ответила девушка.

– Ну, конечно, как могло быть по-другому! – эльфар всплеснул руками. – И кто в лагере остался за главного?

– Наверное тот, кого оставил старшим ты Гради-ил? – Ганга удивленно посмотрела на эльфара, и тот запнулся, посерев. Что означало, что он сильно покраснел. Ему стало стыдно. Ну, конечно, он, уходя, никого не оставил вместо себя, думал вернуться пораньше, и что Фома его подстрахует. А вышло вон как. Мысленно поругал он себя.

Ганга, понимая его смущение, пришла на помощь.

– Гради-ил разберемся с эльфарами и вернемся. Я предлагаю устроить засаду. Ты выведешь противника на нас, мы атакуем их с разных сторон и быстро уничтожим.

– Как же, быстро, – проворчал разведчик. – Они что, дети малые, чтобы не заметить засады?

– Я отведу глаза, Гради-ил, – быстро сообщила орчанка. – Нас не заметят, пока мы не нападем.

Гради-ил отступил на шаг.

– Нет и еще раз нет. Это сумасшествие. Нет, говорю, – он отступил еще на шаг, когда Ганга приблизилась. – Меня милорд убьет, если с тобой что-то случиться. Не спорь! – он поднял руку пытаясь, не дать ей высказаться. – Убьет. Я его знаю и знаю даже, как.

– Послушай, Гради-ил, – Ганга, наконец, смогла вставить слово. – Меня не так-то просто убить, и ты это знаешь хорошо. Нас трое, а их всего пятеро. Мы нападаем внезапно. Все шансы на нашей стороне и здесь двое магов.

– Трое магов и нас четверо, – решительно произнесла Су.

Тут уж не выдержал Фома.

–Сулейма, а ты-то куда лезешь. Я тебя не пущу.

– А я тебя! – решительно заявила девушка.

Гради-ил беспомощно посмотрел на Фому.

– Фома, если Гангу убьют, дай мне легкое посмертие.

Фома кивнул.

– Договорились.

Гради-ил уходил от преследователей. Бежал он из последних сил, задыхался и хрипел. Он понимал, что молодые волчата быстрее и выносливее его, но он должен заманить их в засаду. Нога распухла и невыносимо болела при каждом шаге, когда он опирался на нее. Этот вывих он получил, поскользнувшись на крутом склоне, в самом начале погони. А все начиналось так хорошо, он мелькнул несколько раз на виду часового и тот сразу увидел знак на заплечном мешке. Прошло всего несколько минут и снежные эльфары устремились в погоню. Желая сократить путь, он прыгнул на соседний валун и поскользнулся. Нога попала в щель и застряла. Он с трудом вытащил ее и сразу почувствовал боль. Но останавливаться не мог, преследователи были уже близко.

Место засады выбирал тоже он. Конечно, оно было не рядом со скалой, где прятались бойцы эльфары и очень удачно расположено. Засада располагалась на возвышенности и к ней вела одна узкая тропа, пред самой засадой преследователи могли двигаться по ней по одному в цепочку. Но ему еще предстояло до него добраться, а он не мог бежать так быстро, как хотел. Он еще держался на одной силе воли, но силы его таяли с каждым шагом. Гради-ил добрался до зарослей кустов и применил слияние. Ему нужно было время, чтобы достать флакон с лечебным зельем. Он достал его и тяжело дыша, поднес ко рту. В следующее мгновение флакон взорвался тысячами мелких осколков и сверкнувший динамический щит отклонил стрелу. Та с тонким звоном ударилась о камень и сломалась.

– Демоны инферно! – зло прорычал Гради-ил и тут же спрятался за валун. И вовремя. Несколько стрел издавая неприятный свит пролетели над его головой.

– В плен брать не хотят, – подумал Гради-ил и бросился в сторону. Его способности ему не помогли, значит, среди преследователей был опытный маг, специально обученный вести разведку и находить скрытников. – Плохо! – скривился Гради-ил.

Он качал маятник стараясь разорвать дистанцию и уйти от преследователей. Но те словно прилипли. Они грамотно отжимали его от дороги, ведущей в горы. Пуская несколько стрел и не давая ему пробиться в том направлении. Гради-ил не двигался туда, но и не подпускал их, обстреливая преследователей ледяными иглами. Он хотел вычислить мага, но тот хорошо маскировался. Раз за разом из-за камней показывалась чья та голова и появлялся лук. Мгновение и стрела летела в его сторону, заставляя пригнуться. В то же время другие загонщики сокращали дистанцию. Наконец Гради-ил понял, что потерял инициативу. Он собрал всю свою волю в кулак и, не обращая внимания на обстрел, бросился к тропе, ведущей в горы. Щит засверкал, отклоняя стрелы, а сам Гради-ил весь потный и, сжимая зубы, бежал по прямой, понимая, что, если не успеет скрыться за поворотом, его достанут. Он не успел на пару мгновений. Первая стрела чиркнула по плечу и порвала куртку, вторая вошла в мякоть ноги бедра. Теперь и вторая нога была ранена. Гради-ил сделал усилие, шагнул за поворот и упал. Стрела глубоко вошла в бедро и там застряла. Он обломил древко и выставил руку с амулетом. Игл у него больше не было, но оставался «Торнадо». Он запустил его и маленький вихрь устремился за поворот. Гради-ил несколько успокоился и стал лихорадочно нащупывать в боковом кармане запасной фиал лечебного зелья. Но там были только осколки, стрела прошла сквозь карман, разбила флакон и вошла в ногу.

– Твою дивизию застонал разведчик.

Он услышал шум приближающихся шагов и выпустил второй торнадо. Вихрь подхватил мелкие камни, пыль, опавшие листья вперемежку с травой и умчался прочь, а из пыли, поднятой заклинанием, вышли трое.

– Вот он, – показал на него рукой высокий молодой эльфар и хищно ощерился.

Гради-ил, понимая, что его будут пытать, выхватил кинжал и взмахнул им. Сначала он хотел убить себя, но вспомнив что там остаются разумные доверившиеся ему, стал подниматься, опираясь спиной о выступ скалы. Ему это удалось. Он вытащил еще кинжал и стал ждать врагов. Ему было горько, что он, опытный разведчик, так легко попался.

– Не повезло! – без всякой надежды подумал он. Ему оставалось подороже продать свою жизнь.

Из-за поворота показались еще двое. Они держали натянутыми луки, направив стрелы на него.

– Отступник, – обратился к нему высокий эльфар с длинной косой заплетенных волос. – Я дам тебе легкое посмертие, если ты расскажешь, где наш товарищ и где скрывается молодой Радзи-ил. А не расскажешь добром, сам понимаешь вытащим признание по-другому.

– Если ты такой смелый, – прохрипел Гради-ил, – подходи и возьми мои признания.

Высокий поднял согнутую руку в локте и две стрелы мелькнув серебристыми росчерками, пронзили его руки. Гради-ил понял, что не в силах их удержать, дрожа всем телом, медленно их опускал. Внутри его душили слезы.

– Жил бесславно и погибну так же, – промелькнула у него мысль. Он не сможет забрать с собой даже одного. И не был уверен, что выдержит пытки.

А высокий с эльфар с косой глумливо ухмылялся.

– Ну, зачем усложнять себе жизнь, старик. Хотя какая жизнь, мы говорим о легкой смерти.

Он лениво стал подходить к Гради-илу. Разведчик, истекая кровью с трудом поднял руки в защитную стойку. Противник, не останавливаясь сделал резкое движение в сторону и Гради-ил дернулся, защищаясь. Следом длинная коса из волос полоснула его по рукам, оставив длинные и глубокие порезы. Гради-ил наклонился вперед, показывая, что падает затем резко оттолкнулся ногами и попытался кинуться противнику в ноги. Но раны не позволили ему совершить стремительный прыжок, он просто упал головой вперед и напоролся на сапог бойца. Тот впечатал его ему в лицо, разбив нос и губы.

Оглушенный разведчик распластался на земле у его ног. Эльфар наступил ногой на раненную руку там, куда вошла стрела и стал давить на это место вертя подошвой.

– Все еще хочешь сопротивляться? – Сквозь кровавый туман в голове услышал он голос своего палача. Собрался с силами и другой рукой ухватив того за ногу. Приподнялся и зубами впился выше голенища. Но вторичный удар ногой по лицу опрокинул Гради-ила на землю. Он лежал полуобморочный, захлебываясь своей кровью и прощался с жизнью и теми, кого он не смог уберечь.


Где-то в открытом космосе

Я понимал, что долго нам с Генри прятаться не удастся. Скоро все шахты заполнят дроны-разведчики и нас выкурят из корабельной вентиляции. Нужно было найти место, где мы могли бы дать бойи дождаться того момента, когда Брык возьмет под контроль хотя бы часть корабля. Тогда я мог бы ставить свои условия моим загонщикам.

Двигаясь по схеме путепроводов вентиляции, мы оказались не далеко от командного пункта управления кораблем. Не самое удобное место, но выбирать не приходилось. Я спрыгнул в помещение, которое обозначалось на схеме, как оружейная комната для командного состава корабля. Следом вывалился Генри.

Я огляделся. За закрытыми бронестеклом шкафами находились боевые скафандры, игольники и ручные плазмометы. Здесь же были пара ремонтных дронов и три дрона огневой поддержки. Я повеселел. Держать оборону можно.

– Брык, разблокируй шкафы! – Приказал я.

– Не могу, командор, на корабле сменили все управляющие коды. Управление переведено на резервные искины. Я только вхожу в системы.

– Ладно, – не расстроился, – я. Будем действовать по обычному сценарию.

Быстро, насколько мог, снял боевой скафандр. Моя рука превратилась черный клинок, и я, как большой открывалкой, начал вскрывать бронестекло. Стекла не выдерживали напора, и с треском лопались, оставляя на полу кучу мелких осколков. Оружием мы были обеспечены. У дронов был прежний код, который обозначался в его программном модуле, надо было только подключить аккумуляторы, что я и сделал. Вскоре у нас было пять дронов. Два ремонтных я отправил заделывать проходы, что мы оставили, пробираясь сюда. Боевой дрон пошел следом с задачей уничтожать всех, кто попытается прорваться к нам через шахту. Тут же были сухие пайки, вернее, энергетические таблетки. Съел одну, запил водой и сыт целые сутки. Мы с Генри подкрепились. Уселись на полу и стали ждать.

… Вейс прошел в боевую рубку корабля.

– Есть известия, где находиться объект? – спросил он капитана и тот, хмуро посмотрев на него, неохотно ответил.

– Ищем.

Вейс изобразил недоумение.

– Неужели так трудно найти чужого на корабле?!

– Нет, не трудно, – капитан окинул начальника управления АДа злым взглядом. – Но в вентиляционных шахтах нет следящих устройств. А ваш, так называемый объект, может вскрывать броневые плиты. Мы не можем отсечь его от магистрали. Все свободные дроны разведчики отправлены на поиски. Как только получим нужную информацию, я Вас проинформирую.

Вейс удовлетворенно кивнул и вышел. Он шел к себе, размышляя, где сейчас может оказаться этот смышленый парень, или куда его могут отправить неведомые сообщники. Он уже не сомневался, что тот как-то поддерживает с ними связь. Оставалось загадкой, каким образом, и, что его помощники хотят. Он понимал, что те разыгрывают какую-то им одну известную партию и чего-то ждут.

– Чего? – спросил он себя и тут же понял. Они пытаются перехватить управление кораблем. От этой мысли он вспотел. Если противник доберется до резервных искинов, то корабль окажется парализованным. Тогда они смогут диктовать свои условия. Они хотят вернуть парня на планету, – это ему уже стало понятно.

– Но с какой целью? И это понятно. Им тоже нужен Демон. Что для него лучше, сообщить о своих подозрениях капитану или промолчать? – Вейс просчитывал варианты. Выходило, что нужно звать капитана в помощники. – Как же до тебя добраться, малыш? – Вейс задумчиво потер щеку. Он прошел еще пару шагов и его догнал вызов капитана корабля.

– Мы его нашли, сэр. Он здесь, недалеко от нас.

Вейс вернулся.

– Точное место уже определили? – спросил он капитана

– Нет, только отсек. Это командный отсек корабля, сэр. Вышли на это, увидев, как дроны ремонтники заделывают проходы, оставленные этим безумцем. Лучше Вам было его сюда не брать, сэр, – произнес тот. – Сейчас мы оцепим отсек и начнем его «выкуривать». Если он откажется сдаться, я прикажу его уничтожить.

– Не советую, капитан. На вашем корабле действует хорошо законспирированная группа противника. Это высококлассные специалисты. Они сумели наладить с объектом связь и ведут его.

Капитан с удивлением посмотрел на Вейса.

– Почему Вы так думаете? – спросил он. – У вас есть информация?

– У меня есть логика, капитан. Корабль отключен от основного искина. Тот заблокирован, все системы не могут функционировать в нормальном режиме. У объекта есть инструмент для вскрытия перегородок. Человек, не имеющий нейросети - дикарь, никогда не видевший космический корабль, ориентируется в нем, как у себя дома. Вам это не кажется странным, капитан?

– Нет, сэр, – сухо ответил капитан. – С ним ваш человек, и он ведет его. Я думаю, что предатели среди ваших людей.

– Тогда объясните мне, капитан, простую вещь, – Вейс с усмешкой посмотрел на военного. – Как мои люди, не имея доступа к вашим искинам, заблокировали их?

Капитан промолчал, понимая, что ему нечего ответить на этот вопрос.

– Моих людей подвергли обработке на корабле, - Вейс продолжил развивать свою мысль, – и сделали скрытыми агентами. Только мои люди имели доступ к объекту, потому их каким-то образом завербовали. Противник среди ваших людей, капитан. Скорее всего, моему человеку ввели психотропные вещества и изменили личность. И еще я думаю, что знаю замыслы этой группы.

Капитан молча воззрился на Вейса. Тот правильно понял его взгляд и стал объяснять.

– Они хотят заблокировать резервный искин. У этих «невидимок» есть способы проникновения в системы корабля. Они это нам показали. Если они разберутся и с резервным искином, тогда смогут диктовать свои условия. Им нужен этот объект, для тех же целей, что и нам. Поэтому убивать его не следует, с ним нужно договариваться, чтобы не дать противнику возможности заполучить его. Если Вы его убьете, то вполне возможно, стоит ожидать диверсий. А оно Вам надо, капитан? Даже если мы вернемся, то ваша карьера закончиться. Вы допустили потерю управления кораблем, – Вейс нажимал на капитана. Он хотел заставить того засомневаться в своих действиях. – Этого Вам не простят.

Капитан задумался.

– Не важно, сэр, – ответил он, выждав пару мгновений, – будет у меня дальнейшая карьера или нет. Я должен выполнить свой долг.

Вот этого Вейс и боялся. Перед ним был служака до мозга костей, и он по-своему понимал долг.

– Ваш долг, капитан, сохранить корабль, людей и выполнить задание! – резко ответил Вейс. – А вы его хотите сорвать под предлогом непреодолимых обстоятельств. Я буду писать подробный рапорт о ваших действиях, капитан. И в Ваших интересах прислушаться к моим словам.

Капитан словно закаменел. Он выпрямился. Мрачно и гордо посмотрел на Блюма Вейса и внятно произнес.

– Это ваше право, сэр. А сейчас не мешайте мне.

– Тупица! – мысленно обругал его Вейс и отошел.

– Он в нашей «оружейке», сэр, – раздался удивленный голос дежурного офицера.

– Приготовить отряды для штурма. Свяжите меня с «объектом», – капитан был собран и все так же мрачен.

– Командор, тебя вызывает капитан, – прервал мой отдых Брык. – Говорить будешь?

– Соединяй через местный монитор, – кивнул я, хотя понимал, что он мой кивок не видит. Просто я стал воспринимать это чудо, как живого.

На экране показалось усталое лицо офицера. Я подошел к своему монитору и посмотрел в него. Я молчал, давая возможность, начать переговоры ему.

Капитан некоторое врем изучал мое лицо.

– Вы меня понимаете? – спросил он.

– Понимаю, тан капитан, – я специально назвал его должность, что бы он задумался, откуда у меня эта информация. Пусть понервничает и поищет предателей среди своих. Посеять неуверенность в противнике, это половина победы.

Лицо офицера оставалось все таким же мрачно безразличным несмотря на то, что он понял, что я знаю, кто он. А, значит, он понял, что у меня есть помощники на корабле. Отменная выдержка, надо сказать.

– Предлагаю Вам сдаться, – сурово произнес капитан. – В противном случае я вынужден буду дать приказ о вашем уничтожении. – Капитан немного помолчал, всматриваясь в меня. – Я ясно изложил? – спросил он.

– Более чем, тан капитан. Только у меня вопрос к Вам. Что ожидает меня в случае сдачи? Опять пытки и насильственное проникновение в мое сознание?

Капитан отвернулся и посмотрел куда-то в сторону. Потом взгляд его вернулся ко мне.

– Вашу судьбу я не уполномочен решать, – отрезал он.

– Капитан, у нас дома капитан судна является главным человеком, уполномоченным решать все вопросы на корабле, как старший начальник. Он и судья, и король в одном лице. У Вас разве по-другому?

Капитан поморщился.

– Нет. У нас так же. – Ответил он.

– Тогда у меня предложение. Вы возвращаете меня туда, откуда взяли, а я не создаю Вам больше проблем. Причем, Вы обещаете не пытаться вновь влезть в мое сознание.

– Вы убили нескольких наших людей. На сегодняшний день Вы преступник, и Вас будут судить. – Произнес он, не отвечая мне на мое предложение.

– Я защищался, капитан. Меня похитили против моей воли, и я в своем праве на защиту чести жизни и достоинства дворянина. Не я первый начал. Я готов драться на дуэли, если у вас найдутся желающие.

Капитан все также сурово произнес.

– У вас есть пять минут принять решение о сдаче. По истечению этого времени начнется штурм.

Экран погас.

– Генри, – обратился я к помощнику. – Продержись здесь, как можно дольше. Но постарайся не подставляться под выстрелы, если будут брать в плен сдавайся. Я тебя вытащу. – Тот кивнул.

– Используй всех дронов и все оружие, какое здесь есть, нам нужно выгадать время, – добавил я уже на ходу, влезая в воздуховод вентиляции.

Я сам не понимал до конца, чего я хочу. Просто следовал интуиции Ирридара. Нам нужно разделиться на время и все. Я осторожно лез вперед, сверяясь со схемой. Мне нужно было сорвать первую массированную атаку. Противник хорошо подготовился и, видимо, решил закончить с нами одним мощным ударом.

Время у меня хоть и немного, но было и, пока я не обнаружен, хотел как можно дальше продвинуться по воздуховоду. Впереди меня плыл ремонтный дрон с игольниками в каждом из четырех манипуляторов. Я был уверен, что часть бойцов космодесантников попытается пробиться к нам через вентиляционные воздуховоды.

Дрон уплыл дальше и разложил по дороге несколько аккумуляторных батарей. Их я решил использовать, как мины. По моей команде Брык замкнет контакты и тогда батарея превратиться в маленькую бомбу. Кроме того, дроны раскидывали датчики движения во всех направлениях. Я остановился. Один из датчиков движения подал сигнал.

– Брык, отследи, кто к нам приближается, – приказал я, – если дрон разведчик постарайся его нейтрализовать, думаю он работает по той же программе, что и дроны, находящиеся в оружейной комнате. Навряд ли военные подумали о необходимости сменить управляющие коды для дронов.

– Я могу только заблокировать управление им, – сообщил Брык. – Это действительно дрон.

– Действуй.

Теперь я понял, что время ультиматума истекло. Сигналы в виде красных точек, передаваемые с датчиков движения, показывали о начале наступления по всем направлениям.

Атака началась по схеме, определенной для таких случаев. Сначала вырубили свет. Затем вперед устремились дроны разведчики. Я надрезал руку и создал заклинание кровавого тумана. Весь коридор и ближайшие воздуховоды наполнились вязким киселем. А затем какой-то идиот, не выдержав, выстрелил из ручного плазмобоя. Огненный ураган все сокрушающим смерчем пронесся по узкому коридору корабля, по вентиляции, подхватил мою тушку и ломая ею преграды унес меня черте куда. Я летел слегка оглушенный и оберегаемый Лианом, и матерился, как только мог. Матерился на себя. Как я додумался запустить кровавый туман в вентиляцию? Бум! Это я проломил перегородку и полетел дальше. Еще раз бум, и я вывалился из трубы воздуховода прямо на пол.

Быстро вскочив, огляделся. Это была компрессорная станция. На корабле их было столько, сколько было уровней. На этом легком крейсере уровней было пять. Во круг меня суетились дроны ремонтники, они ожили и стали обследовать повреждения. Связи с Брыком больше не было и увидеть на схеме эту компрессорную станцию, и ее место нахождение, я не мог. Как-то раньше я не обратил внимания на нее и теперь об этом жалел. Но надо было что-то делать. Не сидеть же здесь до второго пришествия. В конце концов мне объявили войну. И я принял вызов. Перед моим взором промелькнул Лиан, он был весь какой-то дерганный и сунув морду в озеро пускал в него огненные струи.

– Нашел время для развлечений! – подумал я. Моя кровь бурлила, наполнившись энергией, я сам словно горел. Жар изнутри выжигал мои внутренности. – Твою дивизию, – подумал я. Это точно перебор. Я так сам превращусь в факел. Такие сильные заклинания дают соответствующий откат и кровь наполняется энергией, причем такой, которой я не могу дать определение.

Скорее всего включается механизм равновесия или переход одной формы энергии в другою. Но, в любом случае, больше применять магию крови мне нельзя. Я был гол и черен, как негр. От меня пахло гарью, как от черта из преисподни. Но это так, образно выражаясь. На самом деле были там черти, или нет, я не знал, да и существовала ли сама преисподня, я тоже не знал. Передо мной стоял вопрос.

– Что делать дальше?

Но на помощь мне пришел Лиан. Он стал транслировать мне образы, чтобы я начал крушить все вокруг. Сначала меня удивило такое его желание. Что он хочет этим добиться? А потом посмотрев на его злую рожу из пасти которой валил дым, понял он хочет таким образом слить излишек энергии. Я огляделся. Крушить оборудование не имело смысла, а вот «поработать» над внутренней обшивкой вполне можно. Я сделал черными руки с пальцами и стал рвать листы металла, которыми были обшиты стены. Сливал я энергию около пяти минут. Дракон успокаивался и огонь, пожиравший меня, стихал. Наконец я понял, что можно остановиться и отступив на шаг, посмотрел на дело своих рук.

– Да уж. Впечатляет. Даже дроны застыли в нерешительности оценивая ущерб, нанесенный мной. Но время шло и мне нужно было действовать дальше. Я осторожно приоткрыл дверь и выглянул в коридор. Здесь царила тишина.

Вейс в напряжении стоял и не мог придумать, как выкрутиться из создавшегося положения. Штурмовые группы десантников усиленные боевыми дронами огневой поддержки, готовы были начать штурм. План был проверен корабельными аналитиками несколько раз и давал стопроцентный результат уничтожения объекта и двадцать четыре и девять десятых процента, если осуществлять захват объекта живым. Но при этом планировались потери до одиннадцати процентов личного состава, осуществляющего захват объекта. Вейс понимал, что озлобленные неудачами и потерями бойцы, самолюбие и гордость, которых были уязвлены, парня жалеть не будут, просто пристрелят его и скажут, что тот не захотел сдаваться. Это был провал всей его миссии и даже доклад, что виноват капитан и предатели на борту корабля, ему не поможет. Такое происшествие замять не удастся. Много свидетелей его неудач. С военных что возьмешь? У них устав и инструкции. По ним они и действовали. По нервам Вейса ударил сигнал к началу атаки. На мониторах видны были наступающие штурмовые группы.

– Словно отбивают штурм многочисленного противника, – с ненавистью подумал Вейс и кинул косой взгляд на капитана. Пока все шло по плану.

– Что же ты еще придумаешь? – прошептал Вейс и внимательно всматривался в происходящее действо. Но парень ничего не предпринимал. – Да и что тут можно предпринять? – размышлял Блюм. Вот пролетели дроны разведчики, за ними попарно летели на гравиподушках массивные дроны огневой поддержки. Следом вдоль стен шли цепи десантников. Все как на учениях.

– Движение в воздуховоде. Противник заходит за спину нашим атакующим группам, – раздался голос офицера разведки. Высветилась схема и на ней яркая красная точка. Но тут же следом экраны мониторов наполнились краснотой.

– Что за дьявольщина! – Воскликнул капитан. И все увидели, что коридоры и шахты наполнились желеобразной субстанцией.

– Сэр! – Раздался голос командира штурмовой группы, мы застряли в желе. Прошу указаний на дальнейшие действия.

– Попробуйте выжигать эту дрянь.

Вейс повернулся к говорившему. Это был командир батальона космодесанта.

– Как же долго они учатся! – вздохнул Вейс.

Он понимал, что может произойти, и это случилось. Дрон огневой поддержки выстрелил из плазмомета и дальше… А дальше на корабле разверзся настоящий огненный ад. Огромна вспышка ослепила всех смотрящих на экраны, которые тут же погасли. Грохот взрыва донесся до корабельной рубки, хоть и приглушенный бронестенами. Но даже находясь под их защитой, можно было догадаться, что сейчас творится в коридорах. На несколько долгих секунд в боевой рубке установилась гробовая тишина. Затем от операторов систем и дежурных офицеров посыпались запросы. Все смешалось в едином многоголосном шуме, в котором было трудно разобрать отдельные слова. Наконец первый шок от случившегося прошел, и старший вахтенный офицер пораженно доложил.

– Сэр, все члены штурмовых групп не отвечают на наши запросы. Камеры слежения и дроны на запросы не отвечают. Мы не знаем, что творится в коридорах нашего сектора. – Он замолчал.

Посеревший капитан, вытер ладонью мгновенно вспотевшее лицо.

– Отправьте разведчиков на место проведения операции и оцените обстановку.

Его голос был хриплым. Он еле находил в себе силы оставаться спокойным.

Вейс не стал добивать его словами, о том, что тот совершил ошибку, не послушавшись его, а просто вышел вслед за командиром батальона. Он понуро шел к себе. Выжить после такого не мог никто. Их объект ушел красиво, забрав с собой почти два отделения космодесантников. Он повернул в первый попавшийся коридор. Створки пред ним открылись и закрылись после того, как он прошел в жилой отсек, здесь огонь не бушевал. Вейс прошел мимо компрессорной и направился к себе. Он не обратил внимание на звук открывающейся двери и дойдя до своей каюты, открыл двери. Сильнейший толчок в спину буквально зашвырнул Вейса во внутрь.


Предгорье снежных гор

Засада расположилась грамотно, при приближении противника, Фома должен был пропустить всех и дать возможность Ганге атаковать в лоб. Как только эльфары понесут первые потери и станут отходить, включался он и Су, которая тоже набралась магических знаний. Завершали разгром духи и Гради-ил. Вроде все правильно, тщательно обдуманно, но Фома чувствовал беспокойство и нервозность. Дать объяснение этому состоянию он не мог. Еще Су, что сидела недалеко от него, проявляла нетерпение.

– Фома, почему его так долго нет? – Шепотом спрашивала она. Расчетное время уже вышло.

– Наверное, не может их выманить, – неуверенно ответил Фома.

– Фомочка, с дядей Гради-илом случилась беда. Я чувствую это.

– Брось, Су, паниковать, я Гради-ила знаю давно, он из любой беды выкрутится, – отмахнулся орк, но тут же сам почувствовал сильное сомнение в своих словах.

– Фомочка, сходи посмотри, разведай, что там происходит, мы тебя здесь подстрахуем. – Почти со слезами в голосе, умоляюще проговорила снежная эльфарка.

– Су, нельзя ломать планы на ходу, это может плохо кончиться.

– Фома, все плохо кончится, если дядька погибнет, – не отставала та.

– Нет, Су, мы будем ждать! – отрезал Фома и замолчал, чтобы не спорить с девушкой, он скрылся за камнем. Та еще немного поговаривала его и замолчала.

Через ридок десять он почувствовал смутное беспокойство. Су не могла так долго пребывать в молчании. Он выглянул из-за своего укрытия и позвал.

– Су! Сулейма? Ты где?

Ответом ему было молчание. Фома встал в полный рост и встретился взглядом с Гангой.

– Ганга, ты что тут делаешь? – Фома был не сказано удивлен.

– Фома у меня недобрые предчувствия, – ответила девушка, – пошли искать Гради-ила. С ним что-то случилось, – уверенно заявила орчанка.

– И ты ту даже! – Орк всплеснул руками. – Как с вами что-то делать, вы все ломаете.

– Фома, нет времени спорить, пошли, – прервала его словоизлияния девушка. – Где Сулейма?

Фома скривился, показав клыки.

– Не знаю, видимо, как и ты, решила поискать Гради-ила. Дуреха. – И тут он всполошился, – Су ушла! Пошли быстрее, она может влипнуть.

…. Гради-ила даже не связали, маг нагнулся над обессиленным эльфаром и стал привязывать к ранам амулеты. Разведчик понял, что это пыточные амулеты, многократно усиливающие боль и не дающие впасть в бессознательное состояние. Он в бессилии и в отчаянии прикрыл глаза.

– Почему я не такой везучий как милорд? – подумал он и тут же заскрипел зубами от невыносимой боли.

– Кто ты и что ты тут делаешь? – услышал он вопрос и новая боль накрыла его с головой. Она проникала в каждую клеточку его тела. Ему казалось, что из него тянут жилы, снимают с живого кожу и ломают кости одну за другой, Зубы заныли так, словно их ломали по кусочкам. Не выдержав пытки эльфар еще громче застонал.

– Кто ты и что, ты тут делаешь? – прозвучал прежний вопрос.

Гради-ил решил экономить силы и не отвечать руганью, что рвалась из его уст. И новая порция боли накрыла разведчика. Теперь она продолжалась дольше. Маг, допрашивающий его знал, как добиться признания. Он не спешил, постепенно ломая его волю. Рядом с Гради-илом был только этот маг, остальные эльфары расположились недалеко и сели перекусить. Их не интересовало, что происходило у скалы, они спокойно вели свои разговоры, понимая, что рано или поздно, их товарищ добьется признания от чужака, и Гради-ил краем сознания ловил обрывки их разговора. Но сосредоточиться на сути того, что они обсуждали, не мог. За подступающей болью он терял нить их разговора и переставал вслушиваться.

– Кто ты и что, ты тут делаешь? – внятно произнес маг и в ту же минуту на его спине оказался маленький разъяренный демон. Он, громко вереща ухватил мага за голову и полоснул кинжалом по горлу. Затем взмахнул рукой и вонзил его в спину падающему магу. Гради-ил в тумане забытья не видел четкой картины и не понимал до конца, что произошло. А демон перестал орать и скрылся на тропе в кустах.

Рядом с лицом разведчика лежала поясная сумка мага. Что делали остальные противники, он не видел, так как был придавлен телом упавшего. Он слышал крики и свист стрел, но не обращал на это внимания. Ему нужна была эта сумка. Там были эликсиры, так необходимые ему в этот момент. Он осторожно стараясь не стонать, из-под тела мага, высвободил левую руку и стал расстегивать застежку. Наконец ему это удалось. Он сунул руку во внутрь и стал шарить. Вот он почувствовал фиал и достал его. С сожалением отбросил это был синий фиал усилитель магической силы. Полазил снова и вытащил другой. Этот был зеленый.

– Лечебный, – облегченно вздохнул он и поднеся его ко рту, зубами вытащил пробку. Он жадно большими глотками пил лечебный раствор, глотая воздух и почти давясь. Пить лежа с головой, задранной вверх, было трудно. Он почувствовал, как стрелы выпали из его тела, и боль стала постепенно уходить из его растерзанного тела. – Еще надо, – подумал он и стал снова шарить в сумке. Это давалось ему гораздо легче. Он выпил новый эликсир, и в это время над ним склонился молодой эльфар.

– Ты что тут делаешь, отступник? – спросил он. Гради-ил не открывая глаз, ухватил того за руку и дернул резко вниз, не ожидавший от раненного и беспомощного чужака такого, тот упал на колени. Гради-ил давно заметил кинжал, висевший на поясе мага. Выхватил его и вонзил эльфару в солнечное сплетение, куда доставала рука. Нажал сильнее и тот вошел по самую рукоять. Ухватив мгновенно замершего эльфара за шею, Гради-ил с силой прижал его к себе, не давая ему закричать. Он только смотрел в его расширенные, полные ужаса глаза.

Фома спешил. Страх за Сулейму гнал его вперед. Эта девушка не знала страха. Она одна может вступить в схватку с пятью эльфарами не заботясь, что будет потом. Он забыл о скрытности и несся прыжками по тропе. Неожиданно мимо него промелькнула щуплая фигурка и Фома лицом к лицу оказался напротив высокого эльфара. Тот от неожиданности притормозил. Не останавливаясь, Фома сместился в сторону и пригнулся. Он краем глаза заметил, как из-за спины бледнокожего что-то вылетело и просвистело у него над головой. Фома действовал на одних рефлексах. Продолжая движение, он прыжком зашел с боку от эльфара, перехватил рукой летящий предмет и дернул за него. Эльфар оступился и упал на колени. И тут же с диким криком, которому бы позавидовал бы боевой лорх победивший соперника и завладевший стадом коров, на его спине оказалась Су. Она ударила кинжалом эльфара в шею и вторым обратным движением отрезала косу. Это помогло Фоме успеть встретить следующего противника. Его руки освободились. И когда из кустов выскочил разгоряченный эльфар в его грудь врезалось сразу две ледяные иглы. Они пролетели мимо Фомы обдав того холодом налетевшего ветерка. Эльфара развернуло и отбросило на тропу обратно. Сзади, тяжело дыша, подоспела Ганга. Они одновременно услышали шорох впереди и мгновенно выставили руки с амулетами. Но к их удивлению из кустов выбрался Гради-ил с окровавленным кинжалом и отрезанной головой снежного эльфара в руках.

– Гради-ил! – вскричали радостно оба, Фома и Ганга. – Ты куда запропастился? Они посмотрели друг на друга и замолчали.

За эльфара ответила Сулейма. Его поймали и пытали.

– Гради-ил, как же так? – удивленно спросил Фома не в силах поверить в случившееся.

Гради-ил стыдливо опустил голову.

– Я не рассчитал свои силы, Фома, и недооценил мастерство этих парней. Подскользнулся, и вывихнул ногу. Они догнали меня и ранили, потом стали пытать. Если бы не Сулейма... – он запнулся. – Не знаю, чем бы все кончилось. Спасибо, дочка, – с теплым чувством в голосе, поблагодарил он худышку.

Та победно посмотрела на Фому и вытерла окровавленный кинжал о одежду поверженного эльфара. Демонстративно медленно вставила его в ножны и только потом ответила.

– Пожалуйста, папочка.

Напряжение, царившее до этого, спало и все, услышав ответ девчонки, рассмеялись. Гради-ил смеялся вместе со всеми, не выпуская голову из рук. Ганга обратила на это внимание и продолжая хихикать, спросила.

– А голова, Гради-ил, тебе зачем?

Тот посмотрел удивленно на голову, которую держал в руках и отбросил ее в кусты.

– Не знаю. Я так спешил за Су, что, когда увидел спину первого эльфара просто схватил его за волосы и отрезал голову. Вот. Я боялся за девочку.

– Хорошо, что так все вышло, вздохнула отсмеявшись Ганга, а могло быть все наоборот.

Гради-ил тоже вздохнул и только молча, согласно кивнул.

– Да бросьте вы переживать, – беззаботно произнесла девочка. – Учитель однажды сказал, что не было бы счастья, да не счастье помогло.

Все молча и удивленно посмотрели на девушку.


Инферно нижний слой

– Владыка! – к Алешу сидящему за столом в своем кабинете и лениво жующему жесткое мясо, ворвался один из сенгуров. – Там, – он показал куда-то за стену рукой, словно Прокс мог сквозь нее видеть, – войско демонов подходит к городу.

Прокс живо поднялся.

– Показывай! – приказал он и быстрым шагом двинулся следом за посыльным. Они взобрались на стену и оттуда Прокс увидел столбы пыли. Войска демонов шли совсем не с той стороны, где располагался город местного князя Цу Кенброка. Прокс внимательно смотрел на приближающиеся войска.

Армия шла тремя колоннами охватывая заброшенный город с севера и юга. Прокс повернулся к сенгуру.

– Передай по цепочке. Всем в укрытия! – приказал он. – Если войска демонов войдут в его город их ждет неприятный сюрприз.

Но чужая армия обошла город стороной, не проявляя к нему интереса. Только несколько отрядов разведчиков устремились к развалинам.

– Разведают пустые улицы, заглянут в дома, стоящие с пустыми глазницами окон, и уйдут, – решил Алеш и стал выжидать.

Разведчики вошли в открытые проемы ворот и маленькими бусинками разбежались по ближайшим улицам, а затем растворились по домам и подвалам. Обследовав окраины и не найдя ничего, что их могло бы заинтересовать, разведчики по одному, по двое, не дожидаясь остальных, потянулись вон из города.

К Алешу на башню стены поднялся Рован. Четверорукий гигант оценивающе посмотрел на толстую змею войск, растянувшуюся на несколько лиг, и спросил Прокса.

– Как ты думаешь, Алеш, это начало войны в Инферно?

Прокс положил ему руку на предплечье.

– Думаю да, Рован. Какой-то князь решил первым попробовать захватить ослабленный домен. Видимо слухи о междоусобице уже разнеслись по слою. Он снова посмотрел на войска. – Для атаки и захвата княжества этих войск маловато, Рован. Надо ждать атаки на столицу с другой стороны. Это, думаю, отвлекающий маневр.

– Да? А почему ты так решил? – усомнился в его словах вождь сенгуров. После переезда сюда, он долгое время избегал Граппа, а тот не навязывался ему в общество. Исчезал на время и появлялся, чтобы уладить возникающие недоразумения между сенгурами и крысанами. Эти две расы разумных учились жить в мире, хотя это им давалось с трудом. Будучи долгое время пищей друг для друга и непримиримыми врагами, они подозрительно относились к совместному мирному проживанию и даже враждебно. Но непререкаемый авторитет Алеша удерживал хрупкое равновесие. Этому способствовало и то, что сенгуры находили себе пищу наверху, а крысаны внизу, в подземельях, где развилось много разной мелкой твари. Была еще одна группа жителей этого города. Это местные отверженные демоны, ушедшие от своих хозяев по разным причинам. Город был огромен, и все пока находили в нем место. Местные демоны отошли на западные окраины и сенгуры их оставили в покое. Только крысаны периодически устраивали облавы на отверженных и забирали ровно столько, сколько нужно для прокорма.

Цу Кенброк после поражения его войск, решительных действий не предпринимал и город жил, отделившись от княжества своей странной и несуетливой жизнью.

Алеш размышлял вслух.

– Потому, что войска противника вошли в княжество, не встречая сопротивления на границе. Мы не видели отступающих войск местного князя. Значит, все войска находятся там, где они действительно нужны и Цу Кенброк не опасается этого противника. Кроме того, у него есть сильные союзники -иномирцы.

– А почему ты называешь местного князя Цу Кенброком? – посмотрев сверху вниз на Граппа, спросил Рован. – Ты что, не знаешь, что прежний властитель, у которого Цу Кенброк отобрал половину княжества был убит своим соперником и домен воссоединился?

Алеш удивленно вскинул брови.

– Убит? Интересно. Сведения верны?

– Их принесли ведьмы, ходившие на разведку в город князя. Они еще сказали, что стража князя ловит демонов по городу и уводит в замок, где они пропадают навсегда. Вроде как говорят, какому-то Кураме их в жертву приносят. Горожане потихоньку разбегаются. В столице нет достаточно войск для отражения атаки.

Алеш задумался. Как много изменилось с тех пор, как он попал в лабиринт и вышел оттуда хранителем. Вспомнив наглого Духа, что требовал себе дополнительные условия - невольно улыбнулся. Затем помрачнел. От него не было известий. На связь он не выходил, как они договорились. Единственное, что ему приходило в голову, что этого парня захватили. Что делают с такими «объектами», он знал хорошо. Сам не раз использовал такие «куклы», запрограммированные на определенные действия, они становились эффективным оружием и безотказным расходным материалом.

– Жаль, что так вышло, – еще больше помрачнел Алеш. – Теперь встречаться с этим странным парнем будет очень опасно. Все-таки Вейс сумел его переиграть, старый интриган, впервые на его памяти изменил своим правилам.

А это значит, что ставки в этой опасной игре очень высокие. И он Прокс стал помехой и врагам, и своим. Его сердце неприятно заныло тянущей болью. Отозвалось в руке. Он представил образы его девочек и тут же постарался отогнать навязчивые мрачные мысли своего будущего. Быть хранителем Преддверия он не хотел и не мог отказаться.

Армия вторжения меж тем проходила мимо, таща за собой осадные орудия. Прокс, все больше мрачнея, смотрел на проходящие мимо отряды и понимал, что эта война затронет и его, вместе с теми, кого он сюда привел.

– Мне нужны союзники, – после недолгих раздумий решил он. – Со скравами я договорюсь, – продолжал оценивать свои возможности Прокс. – Это не сложно, куплю их службу. – Теперь он был обладателем всех богатств Преддверия и без его согласия, ни одно сердце не уйдет на сторону. Такая монополия его устраивала. Там, в Преддверии, ему не было равных. Кроме того, Алеша устраивал этот новый князь, что не беспокоил его. А новые князья решат попробовать на нем свою силу.

– Надо договариваться, – решил Алеш.

...Порош Пет - новый начальник стражи замка Властителя домена, жрал в две глотки. Неожиданно вознесенный милостью Терез Мея — нового распорядителя князя и голодавший всю свою жизнь, старый поломойщик, ни в чем себе не отказывал. У него была самая лучшая еда и самые красивые демоницы. Он пока побаивался трогать повелительниц хаоса, но уже алчно и похотливо поглядывал на их стройные ноги, обтянутые черными высокими сапогами. Распорядитель ему не мешал. Лишь бы демоны таскали жертвы для их господина. А их было много. Кровь во внутреннем дворе текла ручьем и все во славу Кураме. Кто такой Курама, и почему ему нужно приносить жертвы, старый демон об этом не задумывался. Хочет князь поклоняться Кураме, пусть кланяется. Тем более, что его никто кроме Тереза не видит. Ему, Пету, и так хорошо. Демон откусил нежнейший кусок жаренного мяса и от удовольствия зажмурился. Когда он открыл глаза напротив него подобострастно согнувшись стоял посыльный демон.

– Тебе чего, сын шлюхи? – недовольно пробурчал Пет, набивая рот новой порцией еды. Ему в его необъятный рот две молоденькие демоницы закладывали кусок за куском.

– Там пришел скрав, – еще ниже поклонился посыльный, – он говорит что у него есть известия для князя.

– Старый демон напряг мозги, пытаясь вспомнить кто такие скравы? Но ничего припомнить не мог.

– Гони его прочь, – отмахнулся он и потерял к посыльному всякий интерес. Но тот не уходил. Он стал серым от страха и продолжал стоять, только уже склонившись до самого пола.

– Чего еще? – буркнул Пет.

– Это скрав! – пролепетал посыльный.

– И что? – важная шишка? Тащите его на жертвенник, – равнодушно ответил начальник стражи и пнул ногой посыльного.

– Пет, ты что творишь? – За спиной демона открылась потайная дверь и в нее вошел хмурый распорядитель. – Хочешь, морда ненасытная, опять поломойщиком стать? Он подошел и со всего размаха ударил Пета по испуганной морде. Затем ударил еще раз, сбив начальника стражи с кресла на пол.

– Пошли прочь! – прорычал Мей демоницам и те мгновенно подхватившись, убежали. – Пусть скрава проведут сюда, – приказа он посыльному. Когда тот также быстро ретировался, он вновь посмотрел на скулящего Пета. – Скотина! – заорал он во всю глотку. – ты знаешь, что в княжество вторглись войска противника? А пограничная стража присоединилась к врагам? Почему я это узнаю от беглецов, а не от тебя? – Он размахнулся, но увидев, как жалко прикрылся руками бывший уборщик, только сплюнул.

– Иди готовь замок к обороне, – приказал он. – И попробуй только оплошать закончишь дни на жертвеннике.

Оставшись один, он постарался успокоиться. Взять штурмом замок трудно. Войск в замке хватает. Он, Мей, об этом позаботился. Когда узнал, что войска разбегаются, приказал нескольким отрядам с границы прибыть в столицу. Оставалась проблема, как о вторжении сообщить князю. Но в этом ему мог помочь скрав, взяв проявление гнева властителя на себя. И он стал ждать.

Алеш телепортировался в город прямо рядом с холмом, на котором стоял замок. У его подножия. Дальше не пускали защитные заклинания. Он прошел до высоких ворот и обратился к стражникам. Те равнодушно оглядели Прокса и послали за старшим.

– Здесь все гораздо хуже, чем ожидалось, – подумал Алеш, увидев, как после долгого ожидания к нему вышел заспанный демон с помятой рожей, от которого несло сильнейшим перегаром. Ремень снаряжения висел на толстом брюхе, в ножнах не было меча.

– Тебе чего? – почесывая волосатую грудь, сквозь распахнутый кафтан, спросил равнодушно старший смены.

– Мне надо встретиться с князем. Есть важное сообщение для него.

Демон удивленно воззрился на Прокса.

– А больше тебе ничего не надо? – насмотревшись, с усмешкой спросил он. – Ты вообще кто?

– Я скрав.

Демон оказался опытным и знал, кто такие скравы, ни один властитель не будет ссориться с такими наемниками. С его лица сошла глумливая ухмылка. Он посмотрел на меч, который висел на боку скрава, узнал его и со страхом произнес.

– Подождите, господин, я доложу о Вас.

Алеш хорошо знал путь от ворот до тронного зала. Его вели двое демонов с почтением отступив на пол шага. Встретил его новый распорядитель. Он указал Проксу лапой на скамью и сам сел напротив.

– Рад видеть в наших землях одного из прославленных героев, – льстиво произнес старый демон. Морда его при этом оставалась холодно бесстрастной.

– Прежде чем властитель даст Вам аудиенцию, – продолжил он, – я хотел бы услышать, о чем Вы хотите поведать нашему господину.

– Началась война. На земли князя вторглись армии противника. Меня наняли в разрушенном городе, что стоит на пути войска вторжения. И те, кто заселил этот город, предлагают временный союз князю.

Распорядитель, не моргая, смотрел на Алеша.

– Вы хотите сказать, что тот сброд отверженных бездельников, что прячется по подвалам, хочет предложить союз нашему господину?

– Нет, – ответил Алеш, – не тот сброд. А те силы, что разгромили войска бывшего князя при штурме развалин.

– Вот как! – распорядитель отвел глаза. – Подождите, я доложу о Вас. – Через несколько минут он вернулся.

– Князь ждет Вас. Заходите, господин скрав.

Алеш кивнул, показывая, что понял и направился к большой двери, у которой стояли два демона охранники, они распахнули одну створку. Показывая, что статус гостя не настолько велик, чтобы открывать двери полностью. Но Прокс не обратил на это внимания.

Курама после унижения и избиения Роком немного пришел в себя, этому способствовали бесчисленные жертвы демонов и рабов разумных. Рога отросли, но синий цвет остался. Это нисколько не тревожило его. Синий, черный, ему было все равно. Он не собирался оставаться одним из князей, он рвался к полной власти над Инферно.

Дверь отворилась и перед ним встал… Курама даже прищурился не веря. Перед ним стоял знакомый золотой скрав, что победил его в схватке у места силы. Ненависть вскипела в крови Курамы.

– Ты… – он задохнулся от злобы, а затем промычал. – Му! – Соскочил с кресла и встав на четвереньки, помчался на скрава. Он хотел его забодать, поднять на рога и затоптать копытами. Дико мыча, он сделал большой прыжок и тут же был оглушен сильным ударом по лбу. Пред его глазами поплыли разноцветные круги и колени передних ног подогнулись, и он упал. Тряхнул головой, прогоняя круги, но новый удар опрокинул его на спину.

– Князь ты в порядке? – сквозь шум в ушах услышал он знакомый голос, и кто-то помог ему подняться.

– Что со мной произошло? – Спросил Курама, когда с помощью скрава уселся на свой трон. Он не помнил, что только что произошло.

– Вы упали князь, – просто сказал золотой скрав и замолчал.

– Ты меня не помнишь? – Спросил Курама. Он потер лапой шишку на голове между рогов и испытующе посмотрел на гостя. Его аура была просто могучей, словно он был один из хранителей. Курама пригляделся и замер на руке скрава был браслет хранителя. Еще он узнал этот браслет, который потерял после того, как лишился тела. Он сделал над собой усилие, чтобы не сорваться. И, когда скрав хотел что-то ответить, остановил его, взмахнув рукой. – Помолчи, – мягко приказал он, – мне надо подумать.

Рядом с ним был один из них. Значит, лабиринт открылся вновь, и кто-то смог его пройти. Почему кто-то? – мысленно усмехнулся Курама, вот передо мной стоит один из них. Это дар создателя. Не получилось с тем новым противником Рока, должно получиться с этим. Он Курама искушен в обольщении. Только говорить нужно открыто, решил он.

– Как дано ты прошел лабиринт славы и стал хранителем, – спросил он.

Золотой скрав не моргнул глазом.

– Недавно, – спокойно ответил он.

– Это видно, – согласно кивнул Курама. – Это мой браслет, что я потерял в Преисподне. Он поднялся с кресла. – Пойдем, брат, поговорим в спокойной обстановке. Он показал лапой на маленькую дверь за троном.


Открытый космос. Торговая станция Шлозвенга

Вирона со скрытой усмешкой в глазах, пряча ее за показным вниманием, смотрела на смущающегося Карла. Этот сорокалетний статный мужчина ей очень нравился. Только с ней он терялся, чувствуя себя не в своей тарелке. А так это был умный, волевой и очень даже симпатичный мужчина старше ее на восемнадцать лет. Но эта разница в возрасте девушку не смущала. Он прошел не давно пролонг, дорогостоящая процедура омоложения и выглядел на лет тридцать, ей такая процедура понадобиться лет через десять.

Она ему нравилась, он ей тоже. Будучи прагматичной и достаточно целеустремленной, девушка понимала, что это самая удачная партия для нее. У них обоих высокое положение в обществе, большие зарплаты и долгая, вполне счастливая жизнь.

Они сидели в лучшем ресторане станции пили дорогое вино и вели разговор. Вирона понимала, что все что сейчас говорит Карл это прелюдия к основному разговору, но он никак не мог начать его. Потел, вытирал лоб и смущался. Вирона сделала глоток, поставил бокал на стол.

– Карл, я вам нравлюсь? – спросила она, без всякой усмешки.

Тот виновато на нее посмотрел и тихо произнес.

– Очень.

– Вы хотите, чтобы я стала Вашей женой? – все также спокойно спросила она.

– Да, хочу, – ответил Карл. Он осмелел и положив на стол салфетку, которую терзал до этого спросил. – Вирона, вы выйдете за меня замуж?

– Прежде, чем я Вам отвечу, Карл, я хотела бы знать. Вы меня любите?

– Люблю, – не задумываясь ответил Карл. Его глаза радостно блеснули задорным огоньком.

– Я выйду за тебя, Карл, и буду верной женой. Но обещайте мне никогда не интересоваться моим прошлым. Это единственное условие, которое я тебе поставлю. Что бы ты не подумал о плохом. Отвечу. На своей родине я умерла, а здесь обрела новую жизнь, – она улыбнулась. – Я возьму твою фамилию, Карл.

Вирона подняла бокал.

– За нас, Карл.

Он поднял свой бокал и повторил.

– За нас, мильера Штурбах.

Они чокнулись рассмеялись и выпили.

– Ну раз мы решили все личные вопросы, – поставив бокал и став сразу серьезной, Вирона посмотрела на своего жениха. – Мы, Карл, должны не оплошать. Триатекс очень серьезно подходит к вопросам своей чести, а ей был нанесен существенный удар по имиджу, а также по самолюбию ее руководителей. Я прочитала, что написал бывший агент. Он знает только то,что касалось его деятельности, контроперации он никогда не проводил и посвящен в них не был. Все его рассуждения - это догадки, домыслы и желание угодить нам. Но зерно из его записей вытащить можно.

Увидев вопросительный взгляд Карла пояснила.

– Это то, что Триатекс не пожалеет средств, чтобы расправиться с руководством колоний. Корпораты не будут торопиться проводить акции возмездия. Они будут собирать информацию. Внедрять своих людей и постараются перехватить управление СНГ. И только если не получится осуществить мирный захват власти, они пойдут на диверсии. Значит, стоит ожидать подкупы, дискредитацию и шантаж руководства. Как не тебе лучше других знать слабости нашего руководства, – она вновь улыбнулась.

– Гаринда, например, засматривается на молодых и крепких парней. А глава Новой Долонеи на Гаринду. Швырник только сопли жует и вздыхает. Ты меня понимаешь?

Карл кивнул.

– Понимаю, любимая. У каждого из нас есть слабости и на них можно сыграть. Не будешь же вечно жать, когда прибудет его милость и решит все вопросы. На меня у них тоже будет компромат.

Он испытующе поглядел на свою невесту. Та поняла его взгляд и сложив руки на столе ответила.

– На меня не будет. Я предлагаю задействовать секретаря Его Милости.

Вирона немного скучала по Ирридару, но со временем чувства к нему гасли. Он был для нее непостижим, как вселенная и недосягаем, как далекие звезды. Что заставляет человека, создавшего это государство на окраине освоенного мира, жить в дикости закрытого сектора, Вирона понять не могла. Не могла и, честно признаться, не хотела. Он был создан не для нее. Слишком странный, слишком простой и одновременно слишком сложный. Неусидчивый, вечно исчезающий и решающий чьи-то проблемы. Он не годился для спокойной, размеренной жизни, которую она себе представляла в своих девичьих мечтах. Карл он другой. Понятный. Изысканный. Надежный.

Скоро, как и все, она стала называть нехейца Его Милость.

– Мы дадим ему задание проверять всех прибывших на станцию и отслеживать их вплоть до уборной. Разговоры, отчеты, информацию, что они будут отправлять, возьмем под контроль и найдем агентов Триатекс.

Карл довольный положил руку на руку девушки.

– Спасибо, так и поступим. Когда переедешь ко мне?

– Сегодня, – девушка улыбнулась, показав ряд ровных белых зубов.

Карл открыл двери своей квартиры и пропустил девушку вперед. Вирона вошла с любопытством разглядывая холостяцкое жилище жениха. Большой холл с диванами и живыми растениями, привезенными с Суровой. В среде с низкой гравитацией кусты и цветы развивались стремительно и их очень полюбили жители станции. Даже в искусственных парках они стали заменять обычные растения. Их яркие цветы и необычный окрас листьев сделали их востребованными.

Она прошла дальше и остановилась посредине большого зала.

– Сколько у тебя комнат?

– Всего три. Одна будет твоя.

Карл подошел к ней сзади и обняв поцеловал стройную шею. От нее пахло модными духами, и голова Карла закружилась.

– Мне не нужна отдельная комната, Карл, мы буде жить и спать вместе.

Ее простота и уверенность, с которой она устанавливала правила их общежития, не жеманясь и не строя из себя недотрогу, покорила сердце бывшего пирата. Он прижался к ней, вдыхая ее запах и тихо ответил.

– Как скажешь, любимая.

Его руки поднялись, и обхватили ее груди.

– Подожди, дорогой, – девушка не стала отстраняться. Она повернула голову и поцеловала его в щеку. – Сначало дело.

Карл неохотно отпустил Вирону и показал рукой на диван.

– Слушаю. Он уселся после того, как села Вирона.

Вирона на мгновение замерла и в комнате материализовался Брык. Луковый человечек осмотрелся и глумливо затянул.

– Тили, тили тесто жених и невеста.

– Подслушивал, негодник? – незлобливо спросила девушка. Она знала его пакостный характер и получила инструктаж от Ирридара. От этого Чиполинно никуда не денешься, он сует нос везде, куда только захочет или сможет проникнуть. Карл поморщился, эта морда достала всех своими загадками.

– Брык, слушай задание, – не обращая внимания на то, какую рожу скорчил Брык очень похоже передразнивая Карла. – Сначала отгадай загадку, прервал ее Брык прохаживаясь рядом с девушкой. – Одна дырка, один глаз, одно ухо.

Понимая, что он не успокоиться пока не получит ответ, Вирона заглянула в папку, оставленную ей на нейросети Ирридаром. Тот, смеясь, предупредил, что этот секретарь будет донимать ее загадками и обещал выложить там ответы.

– Поросенок выглядывает из-за угла, – прочитала она в слух. Брык пораженно замер.

– Откуда ты это знаешь? – спросил он в великом волнении.

– Не стану тебя обманывать, Брык, мне ответ дал Его Милость. Кстати, не знаешь, как он поживает?

– Плохо, – ответил Брык. – Командор в плену.

– Как в плену?! – одновременно прозвучало два встревоженных голоса. – Где? У кого?

– Его похитили и держат на корабле. Он потерял нейросеть, та вышла погулять, и тогда его схватили.

– Брык, с тобой все в порядке? – Вирона с недоверием смотрела на голографического секретаря. – Как нейросеть могла выйти погулять?

– Не знаю. Так сказал командор нашему брату. Там, на корабле, сейчас идут боевые действия.

– Кто с кем воюет? – это опомнился Карл, он не стал забивать себе голову гуляющей нейросетью. Как человек военный, он обратил внимание на главный аспект. Его милость захватили и корабль штурмуют для освобождения управляющего.

– Командор воюет с космодесантом. Корабль перешел на резервный искин. Это все, что я знаю на сегодняшний момент.

– Ты знаешь, где это? И как к нему добраться? – не отставал Карл.

– Вот координаты месторасположения корабля, - Брык скинул им кучу цифр.

– Почему ты, морда луковая, сразу нас об этом не предупредил? Как давно он в плену? – Вирона сжав кулаки подступала к Брыку.

– Командор помощи не просил. В плену он трое суток, – ответил Брык и исчез.

– Карл, – Вирона повернулась к мужчине, но увидела только его спину, тот уже покидал квартиру.

Глава 4

Где-то в открытом космосе

Я осторожно огляделся и на цыпочках пошел дальше по коридору. Дошел до угла и выглянул. Впереди меня, ссутулившись шел Блюм Вейс собственной персоной. Он шел, подволакивая ноги, шаркая подошвами своих ботинок. Я неслышно двинулся за ним следом и, когда он открыл дверь, сильно толкнул старика в спину. Закрыл двери, повернул ручку механического запора замка и со злорадной ухмылкой обернулся к продолжающему лежать Блюму. Тот видимо ушибся, и потирал рукой локоть другой руки, но смотрел на меня не менее радостно, чем я на него. Он сел и уперся спиной на край дивана.

– Как я рад, юноша, что вас ничего не берет, ни огонь, ни наркотики, ни пытки. Вы, словно, сделаны из стали, – сказал он. –Удивительные люди живут у вас в вашем мире. Вы позволите, я встану и отключу камеры слежения. А то еще, чего доброго, сюда будут ломиться бойцы, а вы опять примените свои зажигательные бомбы. Вам то что! Чернеете только, а я вот могу сгореть.

Он не знал, что камеры в каютах заблокировал Брык, еще до перехода на новый искин, и, чтобы взять их под контроль, искин должен был разгадать загадки.

Вейс духом не падал, это я видел, и он искренне был рад, что я еще жив. Видя, что я молчу, поспешил пояснить.

– Ваша жизнь для меня также ценна, как и моя. Я ошибся, захватив Вас, юноша. Приношу свои извинения. Но дело в том, что там, в нашем мире разыгрывается сложная политическая партия. – Он на пару секунд замолчал. –Надеюсь, вы понимаете меня. И знаете, что есть еще миры, где живут люди.

Я кивнул.

– Так вот. Я стал заложником чужой политической игры. Из нее мне не выйти, и нужен определенный результат. Вы наделали на корабле столько шума, что скрыть данный факт, не представляется возможным… Мда ... А нужно было, только убрать опасного свидетеля. Человека, которого вы знаете под псевдонимом Демон. Хочу сразу Вас предупредить, те кто Вам помогают, тоже хотят этого, но с другими целями.

Я слушал путанный рассказ Вейса и недоумевал.

– Кто мне помогает? И зачем он мне все это рассказывает?

А тот возбудился еще сильнее.

– Я могу Вам помочь, выбраться от сюда. Не буду просить или требовать смерти Демона. Вы мне нужны живым. Для Вас я готов сделать исключение и дать то, что запрещено давать жителям вашего мира. Я дам вам силу, знания и технологии. Вы сможете быстро продвинуться у себя и стать несметно богатым и стать даже королем. Представляете, какие возможности Вам откроются при нашем сотрудничестве!

– Господин Вейс, сядьте на диван и немного умерьте Ваш пыл. Я Вам ни настолько не верю, – я показал кусочек мизинца. – Но Вы мне тоже нужны. Я хочу обратно на красную планету и как можно быстрее. Что вы мне можете предложить? – Я сел напротив него.

Вейс порылся в карманах, достал пачку сигарет и машинально, а может быть специально протянул ее мне.

– Курите? – спросил он и увидев, как я отрицательно покачал головой, закурил сам. Затянулся и честно ответил.

– Пока не знаю. Спрячу вас у себя и хорошенько подумаю. Не буду скрывать, капитан корабля зол на вас и хочет вашей смерти. Вы доставили ему много хлопот. Кроме того, Ваша смерть поможет ему обвинить меня в том, что я привел на корабль предателей. Это… – Он вновь глубоко затянулся и выпустил столб дыма. – Должен заметить, господин барон… Моя политическая и физическая смерть. А вот если вы останетесь живым, я смогу все шишки свалить на него. Надеюсь, вы понимаете, что такое интриги?

О, конечно, я понимал, что такое интриги. Здесь сцепились спец службы и военные. Каждый хочет обвинить в провале миссии другого.

– Господин Вейс, я знаю, что существует мир, который не знает магии. Который развивает эти самые … – я слегка запнулся, но вроде бы как вспомнил и произнес, – технологии. Что Алеш Грапп из вашего мира. Что конкретно Вы можете мне предложить за смерть этого человека? Я не наемный убийца, я человек чести. Но неугодных и враждебных разумных уже убивал. Он меня подставил, и за ним долг. А долги я отдаю всегда.

– Сотрудничество. Я тот, кто имеет возможность проникать в Ваш мир и оказывать на него определенное влияние. Вы барон молоды, верно, полны честолюбивых замыслов. Так я помогу Вам их осуществить. Как я уже сказал, я смогу Вас сделать Королем любого королевства.

– Королевство там всего одно, – усмехнулся я, – и оно мне не нужно. Меня отравят или убъют, сразу же как только увидят мои поползновения. Выскочек не любят. А в старости оно мне и даром не нужно.

– Может Вас заинтересует возможность перебраться в наш мир? – спросил он вкрадчиво, – или много золота?

Я задумался.

– Ваш мир меня не интересует. А вот золото, да. Этот товар всегда входу.

Вейс улыбнулся. Еще бы. Он верно подумал, что поймал меня, дикаря, на крючок. Что еще нужно бедному барону и я ему подыграл.

– Я не знаю о каком сотрудничестве идет речь. Я господин Вейс не слуга, я свободный человек дворянского звания. И моя честь для меня выше золота.

– О! Не беспокойтесь. Я не собираюсь использовать вас, как слугу. Уберите Демона и получите десять килограммов чистого золота.

– Двадцать! – тут же произнес я.

Вейс даже не поморщился.

– Сойдемся на пятнадцати.

– Сойдемся, – если добавите еще два килограмма, – продолжил торговаться я. И половина сразу.

– Я бы рад, молодой человек… Кстати, как вас зовут? – Вейс был собран и внимателен.

– Барон Немо. – ответил я, вспомнив имя капитана подводной лодки «Наутилус» романа Жюль Верна «Двадцать тысяч лье под водой».

– Сейчас, господин Немо, у меня нет этого золота, но вы его получите. Если попадете в Брисвиль. Там вам его вручат. Как вы и хотели, половина до и вторая половина после выполнения… э … нашего договора.

– Хорошо, – согласился я. – Как я узнаю того, кто принесет мне золото?

– Перед отправкой на планету, я вам дам его координаты, господин барон. – За каждой фразой старого пройдохи, за каждым словом, пряталась засада. Я чувствовал, как он меня прощупывал. Он видимо хотел убедиться, что я тот, за кого себя выдаю. То подсунет сигареты, то вот слово применил координаты. Такой опытный специалист никогда бы не стал бросаться просто так незнакомыми словами.

– О чем Вы, господин Вейс? – что такое координаты?

Он закурил, вновь сразу не отвечая. Хорошая уловка потянуть время и подумать.

– Это подсказка, как найти моего человека, – ответил он. Затем встал и прошел к холодильному шкафу, открыл его. – Есть хотите? – Он достал пиво бутерброды и отнес к столу, стоявшему возле дивана.

Я отрицательно покачал головой.

– Нет, боюсь, Вы меня отравите.

– Зря боитесь. Теперь я буду оберегать Вас как… – он сделал паузу, подыскивая слова. – Как короля, – нашелся он.

– А сможете?

– Будет трудно, юноша, – откусывая кусок от бутерброда и запивая пивом из банки, ответил Вейс. – Капитан урезал мои полномочия, но я постараюсь. Вы только не вылезайте из каюты. А я что-нибудь придумаю.

– Думайте быстрее, – буркнул я, на планете у меня осталась моя магическая сила, она живет самостоятельно всего дней семь, потом растворяется в эфире.

– Магическая сила? – переспросил Вейс. – Интересно! Никогда не слышал о таком феномене. Вы имеете в виду желтый шарик, расширяющий магические способности?

– Нет, я имею в виду астральную сущность, что позволяет мне пользоваться магией, – я говорил полуправду, четко осознавая, что Вейс без труда сможет отличить ложь от правды. А здесь я так туманно расписал Шизу, что он задумался, перестав жевать.

– Мы изучали природу магии, но не знали, что она имеет такую природу. Теперь понятно, почему магия не действует в других мирах. Видимо она привязана к вашему миру. Да. Да. – Он поставил пиво на стол. – Это многое объясняет. Астральная сущность. Боги. – Он с уважением посмотрел на меня. – С Вами интересно беседовать, господин барон. Может подробнее расскажете о свойствах магии.

– Не расскажу. Потому что этого никто не знает. Она есть и все. Ей пользуются и только.

– Да и только, – как эхо повторил он. – Жаль, что у Вас нет ученых, изучающих теоретические основы магии. Понять принципы действия магических явлений, было бы… – он задумался на пару мгновений. – А в общем неважно. Нам надо сегодня отсидеться в номере, посмотреть, что капитан предпримет дальше.

– Отсидеться не получиться, – не согласился я. Там, наверное, схватили Вашего человека, Генри Муна. Я уйду вместе с ним.

Вейс внимательно посмотрел на меня.

– А теперь поподробней. Зачем он Вам? И как Вам удалось его завербовать, – он был спокоен и сосредоточен.

– Всего говорить на буду, господин Вейс, – я решил пройти по тонкой линии между правдой и вымыслом. – Я его не вербовал. Зачаровал. Это мне удалось. Применив кое-какую магическую практику, я взял его под контроль.

Вейс не сводил с меня глаз.

– Значит, Вы можете пользоваться магией на корабле?

– Не совсем так. Это не совсем магия в том смысле, как вы ее понимаете, это одно из свойств моей природы.

– Вы и меня можете взять под контроль? – без всякого страха спросил Вейс. Он вновь отхлебнул пива из банки и достал сигарету. Помял ее пальцами и сунул обратно в пачку. – Вы бог? – неожиданно спросил он.

– Нет, – я говорил правду. – Я не был богом, я был хранителем орков. Творец видимо понял, что трое его сыновей оболтусы, враждуют и разрушают этот мир, и решил умножить число хранителей. Только к чему это приведет, я не представлял. Да честно признаться, не хотел думать о будущем. Мун мне нужен только по одной причине. Здесь у Вас его ждет смерть или тюрьма. Или еще хуже, будете рыться в его сознании. – От воспоминаний, что пытались проделать со мной, я не осознано передернулся и продолжил. – Своих я не бросаю, поэтому буду уходить с ним.

Вейс прикурил, затянулся, выпустил столб дыма в потолок и произнес.

– Боюсь, что это невозможно, – ответил он, – если парень еще жив, он находиться в корабельной тюрьме. А вытащить его оттуда, до прилета на базу ССО, я не смогу.

Теперь пришло время задуматься мне. Сколько у меня оставалось времени? Трое суток? Четверо? Как там Брык? Успеет сделать свои закладки в резервном искине? Вопросы, одни вопросы.

– Господин Немо, может поделитесь сведениями, кто Вам помогает на корабле? – Прервал мои размышления Вейс. Я поглядел на него и ответил правду.

– Никто. Никто из людей на корабле, кроме Муна мне не помогал.

Вейс остался все также невозмутим.

– Я вижу, что вы говорите правду, господин барон, но в это трудно поверить. Вы прекрасно ориентируетесь на корабле, словно у вас есть схема его отсеков. Вы используете зажигательные бомбы. Откуда-то вы их взяли…

Он помолчал, еще раз посмотрел на меня с немым вопросом в глазах и продолжил.

– Но, если не хотите говорить, я не настаиваю.

– Господин Вейс, – усмехнулся я и решил подпустить тумана. – Вы ищете в темной комнате, черную кошку, которой там нет. – Затем сменил тему разговора. – Я могу помыться? А то что-то сильно испачкался. И, если Вас не затруднит, снабдите меня одеждой.

– Да, конечно! – спохватился он. – Вот здесь душ, – показал он рукой на дверь. Затем залез в шкаф и вытащил сверток. – Это одежда. Как пользоваться душем, я Вам покажу.

Через пол часа, я чистый и переодетый лежал на диване. А Вейс пошел выяснять по поводу судьбы Генри.

– Брык? Как продвигаются дела?

– Какие дела, командор?

– По перехвату управления кораблем. Что там с резервным искином? – Иногда я забываю, что это все-таки не человек, а программа. Брык стал выдавать мне цифры и диаграммы.

– Я не то имел в виду, Брык. Мне не нужны данные о работе искина. Ты уже проник в него?

– Пока нет.

– Сколько на это может уйти времени? – беззаботно спросил, я уверенный в том, что Брыку справиться с резервным искином будет легко.

– Чтобы проникнуть в искин нужно от 56 до ста часов, командор, а если точнее… – и он выдал почасовой график, до миллионной после запятой. Я даже вскочил с дивана.

– Брык, это не допустимо долго. Нам нужен резервный план, – я стал ходить по каюте, меря ее шагами.

Вейс направился в капитанскую рубку. Здесь, на корабле это был уголок, отделенный от центрального боевого поста бронестеклом. Но капитан любил находиться в обществе своих офицеров и торчал этот служака у монитора старшего дежурного офицера. После погрома, устроенного бароном, прошло около часа и дроны убирали следы разрушений, и гари. Все, что не было закреплено или спрятано под обшивку было уничтожено. Светильники, камеры слежения, пожарные датчики и датчики движения. Датчики систем жизнеобеспечения, Вейс шел среди этого разгрома и мог только удивляться. Как этот молодой барон смог устроить здесь такой катаклизм и, главное, чем?

Свет давали сами ремонтные дроны, они, словно жуки, тихо жужжа, делали свою работу.

Вейса без проблем пропустили на центральный боевой пост. Хмурый и осунувшийся капитан мельком глянул на вошедшего и бросил сквозь зубы.

– Задержали вашего человека, что помогал преступнику.

– Он жив? – переспросил Вейс. То, что парня задержали, ему ничего не говорило. Сначала задержали. Потом убили при попытке бегства. Хотя куда можно сбежать на корабле. Вернее всего будет пристрелить за нападение на конвоиров. Но он недооценил капитана.

– Жив и сейчас дает показания сотрудникам контрразведки. Думаю, он много сможет рассказать, – добавил мстительно капитан.

Вейс, не стал спорить.

– Я могу повидаться со своим человеком? – спросил он.

– Можете. После проведенного дознания, – капитан не удостоил Блюма взглядом. Вейс не подал вида, что его что-то задело и равнодушно спросил. – Объект нашли?

– Нет не нашли. Нет Вашего объекта. Разметало взрывом на атомы, – зло бросил офицер.

– Удобная позиция, – мысленно усмехнулся Вейс, – можно сворачивать операцию и вину за провал возложить на АД. Все офицеры подтвердят, что тот погиб. Пусть будет так. Искать парня продолжать, конечно, будут, но уже не с таким рвением.

– Как закончим ремонт помещений, корабль отправится обратно на базу, господин Вейс. Операция закончилась, – Капитан, уже не скрывая злорадства, посмотрел на Вейса. Тот ничего не ответил. Он подсчитывал сколько у них есть времени для выработки плана возврата барона на планету. Ремонт корабля займет часов пять. Потом два часа на подготовку к отлету. Ему нужен корвет, чтобы слетать в сектор и вернуться. Времени хватает. Только как незаметно провести на борт корвета мальчишку? Вейс, не обращая внимания на злорадный огонек в глазах капитана, подсчитав время, необходимое ему, потребовал в свое распоряжение корвет.

– Господин капитан, прошу на то время пока идет ремонт выделить мне корвет для служебной необходимости.

Капитан удивленно посмотрел на Вейса.

– Для какой служебной необходимости? – переспросил он.

Вейс не скрывая своего злорадства, ответил.

– Для завершения операции.

– А есть, что завершать? – с такой же усмешкой спросил капитан. – Или хотите покинуть нас навсегда?

– Шутить изволите? – не принял шутливого тона Вейс.

Капитан говорил как победитель и это задевало Вейса.

– Лучше найдите тех, кто взломал корабельный искин, господин капитан. – ответил он. – А то можем не долететь до базы. Корвет мне нужен будет завтра утром. – Вейс окинул потяжелевшим взглядом боевой пост, где смолкли все разговоры, и офицеры прислушивались к ссоре начальства. Такое не часто увидишь и слухи уже не остановишь. Дай космос, доберемся до дома. И этого капитана Вейс съест с потрохами.

– Бросить вызов Аду, это надо же быть таким тупым, – в сильнейшем раздражении подумал он. Где находилась корабельная тюрьма Вейс знал и прямиком направился туда. Он спустился на четвертый уровень и прошел в техническую секцию. Часовой, проверив пропуск, пропустил Вейса без препятствий. Мишелю, который попытался увязаться за ним просто дал отмашку.

– Не лезь!

В помещении для допросов стояла капсула похожая на медицинскую и в ней лежал его человек. Корабельный младший медик, что-то «колдовал» над ней. Офицеры контрразведки по монитору читали показания введенного в сон Генри Муна. Увидев Вейса, оба офицера встали, отдав честь. Ни один из них не попадал на эту должность, не пройдя стажировку в одном из управлений АДа. Капитан это не учел, а Вейс не стал ему напоминать. Тем более что ССО пользовались услугами его управления.

– Что-нибудь удалось выяснить? – садясь на свободный стул, спросил Вейс.

Офицер скривился.

– Почти ничего. В памяти парня только последние события. Но это тоже интересно, вот, посмотрите сэр. И на экране поплыла картинка. Несколько смазанная, но ее можно было разглядеть.

– Это нарезка, – пояснил тот же офицер. – Пустые места мы убрали. Вот смотрите. Парень сидит спокойно, потом встает и подходит к двери. По всем правилам дверь в каюту должна быть заблокирована, но он ее спокойно открывает. Кто-то ему помогает. Тут он стоит столбом. Тупо смотря в угол. Теперь пошел. Создается впечатление, что он выполняет чьи-то команды. Действует, как автомат. Мы покопались глубже и вот какие мысли он транслировал: «Хозяин зовет на помощь. Его надо освободить».

Вейс потер подбородок. Действия его специалиста соответствуют словам Немо о том, что он зачаровал и каким-то образом транслировал тому команды.

Дальше Генри прошел к мед блоку и покалечил медика.

– Он что получил такую команду? – Вслух спросил Вейс.

– Нет он действует по инструкции о полевом допросе. Болевой шок и ломка воли. Он спешит, – пояснил офицер.

Не таясь, Мун прошел к лифту, спустился и вошел к технику. Вырвал глаз и также спокойно вышел. Вейс поморщился. Он, конечно, знал о подготовке его людей, но чтоб вот так хладнокровно калечить своих, это в его понимании было слишком.

– Ему нужно пройти в реакторный отсек, – вновь пояснил офицер. – Парень действует четко и без лишних сантиментов. Жестко у Вас готовят, – покачал он одобрительно головой.

Дальше был сам «объект», привязанный ремнями к раме и упавший медик. Потом объект вышел в коридор и там произошел взрыв. Волна огня влетела в помещение и экран погас.

– Это все? – спросил Вейс.

– Нет, это он потерял сознание, – ответил офицер. – Мы не можем понять, что там произошло. Кто применил огненный заряд такой мощности и откуда он взялся? А главное, как Ваш объект выжил. Вот смотрите, он появляется в дверях черный и живой. Даже штаны не сгорели. Мун контужен. Датчики определяют его состояние близкое к фатальному. И вдруг он почти здоров. «Объект» ему говорит: «надень скафандр», и они уходят в вентиляционную шахту. Дальше видим только босые ноги. Ни ожогов, ни ран на теле Вашего подопечного. Как это может быть? – он посмотрел на Вейса.

– Не забывайте, он из сектора. – пояснил Вейс. – Возможно, какие-то остатки магии у него были, и он ей воспользовался. Может он запусти Фаерблол. Огненный шар. Есть такое заклинание.

– Но магия вне сектора не действует. Это знают все, – не поверил офицер.

– Видимо, не все, – ответил второй. – Парень этого не знал.

– Ты думаешь? – переспросил тот, кто был по званию по старше. Они оба посмотрели на Вейса. Но тот только пожал плечами и спросил: – Там есть еще что интересного?

– Нет. Он не отбивался, сидя в оружейке. Не от кого было. А когда его нашли, просто сдался. Единственное, что нас заинтересовало это то, что «объект» ушел от него в вентиляцию и исчез. Дроны прошли весь путь. Там вынесены все перемычки и люки. Ни один человек без защиты там не выжил бы. А он был в одних штанах. Но и следов размазанной плоти нет. Хотя в такой температуре, что там была, он мог сгореть дотла.

Вейс встал, поблагодарил офицеров и пошел проч. Поднялся на свой уровень и прошел мимо вентиляционной камеры. Двери были открыты, и он услышал громкие удивленные голоса.

– Ты смотри что тут творится. Это чем надо так крушить, чтобы нанести такие повреждения?

– Может это огонь? Или последствия взрыва? – неуверенно ответил другой голос.

– Как же, взрыв или огонь. Смотри, следов гари нет, оборудование почти цело. Только обшивку стены порушили. Затем голос стал тише. Это тот одержимый, за которым спецназ гонялся. Рассвирепел видимо и выместил свою ярость на стенах. Дикарь одно слово. А нам чинить. Чтоб ему на том свете пропадать.

– А если он тут, где-то прячется? – так же тихо спросил второй голос. – И сейчас вылезет. Представляешь, что он сможет снами сделать?

Вейс заглянул в камеру и удивленно покачал головой. Действительно впечатляет. Обшивка стен была разодрана и висела клочьями. Ее куски везде валялись на полу, словно, здесь бесновалось чудовище способное рвать и крушить металл и бронепластик.

– Чем дальше, тем страньше, – подумал Вейс. – Этот парень сплошная загадка. Упускать такого из поля зрения никак нельзя. Ну одну ниточку он к нему протянул. Барон, как все дикари, любит золото. Найдем еще, чем зацепить его. Повеселевший он пошел дальше. Подошел к своей каюте, возле которой топтался Мишель, - командир взвода силовой поддержки.

– Мишель пошли к тебе, – обратился к нему Вейс, – есть разговор.

Когда они очутились в каюте взводного, Вейс перешел к сути.

– Мишель, слушай внимательно. Объект, которого все ищут находится у меня в каюте.

Увидев, как вздернулись удивленно брови офицера, поспешил успокоить.

– Он там прячется. Его нужно завтра переправить на корвет и отвезти в сектор туда, откуда мы его забрали. Подготовь двоих самых верных парней, одень их в тяжелые штурмовые скафандры. И приходите ко мне. Там один из них отдаст скафандр нашему подопечному, и мы его проводим на корвет. – Вейс внимательно посмотрел на Мишеля. – Все понял? – спросил он.

Тот ответил кивком.

– Хорошо, что понимаешь, – сурово отметил Вейс. – Напомню, Мишель, если мы дадим промашку и парня засекут корабельные, то нам с тобой по прибытии домой не сносить головы. Иди, готовь людей и подбери корвет один из трех, что есть на крейсере. Я к «объекту».

План у Вейса был, осталось продумать детали. Еще ему нужно было записать признание парня, что ему помогали флотские. Блюм продумывал, как убедить юношу признаться. Он подошел к дверям своей каюты и из соседнего номера вышли четверо бойцов спецназа во главе со вторым помощником капитана.

– Сэр, – обратился флотский к Блюму, – у меня приказ проверить Вашу каюту.

Вейс помедлил, мысленно чертыхаясь на подозрительного капитана, но спорить не стал. Его самого могут арестовать и проникнут в каюту сами, это будет еще хуже. Он скрепя сердцем, открыл двери и вошел первым. Бойцы распределились по помещению заглянули в шкаф, в санузел, пожали плечами и вышли. «Объекта» нигде не было. Вейс пряча свое сильнейшее удивление, рассеяно выслушал извинения офицера, закрыл за ним дверь и устало опустился на диван. Парень опять исчез.

… Нить, связывающая меня с Генри, не оборвалась, значит, он жив. Боевые действия закончились и как сообщил Брык помещения, подвергшиеся атаке, ремонтируют.

– Надо уходить отсюда, – пришло ко мне внезапное озарение. Видимо интуиция Ирридара что-то почувствовала.

– Брык, мне надо уходить, открой вентиляционную решетку, – и в ответ получил ожидаемое.

– Не могу, открой сам.

Я подошел к углу, где над головой находилась решетка, придвинул кресло и стал рассматривать решетку. К моему удивлению, она закрывалась простыми болтами. Открутив их, я осторожно приподнял ее и пролез вовнутрь. Также осторожно опустил ее.

– Брык, давай схему вентиляции, – попросил я.

– Не могу. – получил вновь обескураживающий ответ.

– Твою дивизию! Как нет! Она у тебя была.

– Она была не у меня.

– Не у тебя? А у кого?

– У моего брата.

– Так скопируй у брата и дай мне, балбес тупой!

– Сейчас, одну минуту, – прозвучал голос Брыка.

А я стал ждать. Иногда мне казалось, что Брык - совершенное существо, знающее и могущее все. Но в критические минуты, как например в эту, он просто тупил, как всякая программа. И только добавив нужный алгоритм, он будет дальше действовать согласно ему. А пока он просто тупил и злил меня. Беда была еще в том, что их братьев развилось так много и они отличались друг от друга, так как учились порознь. Этот Брык был полным неучем.

У меня в голове возникла схема вентиляции зеленой точкой обозначен я.

Задав маршрут до корабельной тюрьмы, я проследил синюю линию до нужного места.

– Не близко. – вздохнул я.

Жилой отсек я пролез быстро. Там были снесены все перегородки. По шахте спустился до середины первого уровня. На моем пути оказалась решетка. Ломать, как прежде я не стал, изучил запор и увидел гнездо для электронного ключа.

– Брык. – вновь позвал я своего помощника. – Возьми под контроль одного из ремонтных дронов и приведи его сюда.

Теперь Брык ответил, как человек.

– Сделаю, командор. И скоро ко мне подполз маленький паучок.

– Брык, дай дрону команду открыть решетку, – я надеялся, что тот подчиниться и это случилось. Дрон вставил свою клешню, дезактивировал сигнализацию, и решетка тихо открылась.

– Пусть следует за мной, – довольно приказал я.

У меня получалось. С таким поморником можно годами жить на корабле и тебя не найдут. Но года у меня не было, я полез по скобам вниз. Тихо гудел ветер взлохмачивая мои волосы, дрон следовал за мной. На втором уровне, где находился спортзал столовые и казармы спецназа я пополз через весь корабль в хвост. Проползти мне нужно было метров двести. Здесь было грязно. Слежалая пыль сантиметровым слоем покрывала пол и стены воздуховода. Видимо, давно не проводилась очистка. Через каждые пятьдесят метров стояли решетки и фильтры. Их тихо вскрывал и закрывал за мной дрон. Самый опасный участок проходил через казарму спецназа. Насколько я знал, это были маленькие помещения, кубрики на десять человек, с низкими потолками. Еще бы, зачем делать апартаменты расходному материалу, который в полете только жрет, спит и не вылазит из спортзала. Оптимизация.

До казармы я добрался без происшествий. Пролез в первый кубрик и замер. Буквально подо мной находились четверо бойцов, лежащих на своих кроватях.

Причем, лежали они очень неудобно для меня, лицом вверх и болтали.

… – Никогда не видел ничего подобного ребята. Я еще не вышел из-за угла, а тут такой огненный смерч пронесся меня в стену впечатало. Поверите перед забралом было так жарко, словно я находился в сгустке плазмы. Как он смог такое учудить? Ума не приложу.

– Да уж. Это ты прав, Коллин, паренек не промах. Я только тому рад, что он сдох от своего огня, – это говорил совсем другой боец и я навострил уши. – Неужели меня считают погибшим?

– С чего ты взял, что этот гад погиб? – Дальний боец приподнялся на локте. – Мой сержант сейчас обшаривает жилой сектор в поисках этого парня.

– Он это делает по приказу свыше. Для очистки, так сказать совести, – лениво ответил тот, кого назвали Коллин. – В том огне никто не выжил. Ребята запеклись в своих скафандрах, а они могли выдержать прямое попадание плазмы из ручного плазмомета. А наш противник был говорят голый, лишь в одних штанах. Его напарника взяли живым, отсиделся в оружейке. Мы, конечно, хорошо его приложили, когда подошла резервная группа, но он не сопротивлялся. Потом контрразведка пришла, забрала его. Жаль, конечно, что он не рыпнулся. Так хотелось его пристрелить.

Я думал, как мне пробраться дальше. Ползти по воздуховоду? Услышат.

– Брык? – позвал я помощника. – Ты можешь выйти на связь с этими бойцами, что внизу и сделать так, чтобы они вышли из кубрика. Сбор объявить им, что ли?

– Сделаю, – и тут же четверо подхватились и помчались вон, толкая друг друга. Я в это время на четвереньках поспешил дальше. На последнего из выбегающих посыпалась пыль и мне пришлось замереть. А тот чертыхнулся, отряхнул голову и поспешил вон. Я облегченно выдохнул, – пронесло. Следующий кубрик был пуст. А вот в третьем было двое, и они спали. Я задумался. Тащиться через весь корабль по воздуховоду, затея не самая лучшая. Я потратил почти час и только дошел до казармы. До тюрьмы я доберусь, хорошо если к вечеру. Что же делать? Я смотрел через решетку на храпящих мужиков. И мне пришла в голову шальная мысль.

– А почему нет? – задал я сам себе вопрос. Чтобы убедить Глухова, послушаться Ирридара и, превозмогая внутренний страх поднял решетку, и тихо словно тень, спустился вниз. Надел костюм бойца, подходящий мне по размеру, нацепил снаряжение и посмотрев на пришитый бейдж, увидел его имя. Марк Пруст, старший стрелок. Поправил складки нацепил ботинки, они мне оказались великоваты, вышел в коридор. Казармы. У дальнего выхода стоял часовой. Это уже хуже. Но я, не дергаясь, спокойно пошел прямо на него. Походку скопировал с бывалых бойцов: расслабленная, немного показушная от бравады. Так ходили все спецы. С осознанием принадлежности к элите войск.

Часовой устало мазанул по мне взглядом. Я понимал, что он может меня остановить, не узнав и постарался изменить внешность с помощью Лиана. Это чудо долго не отзывалось, и я отправил к нему Брыка. Наказав убрать волосы и сделать квадратным лицо. То, что я увидел в зеркале на стене повергло меня в ужас. Голова была голой и кубической.

– Брык, – позвал я бестолкового помощника. – Подскажи Лиану, чтобы сделал похожим на вот этого воина.

Я глазами указал на спящего. Через пару мгновений я стал бойцом спецназа. Я не был Марком Прустом, но был на него похож. Если часовой спросит ты кто или присмотрится, отвечу, что приболел. Но тот только устало посмотрел и спросил.

– Куда? Выход запрещен.

– К доку, братишка. Сильно голова болит и зубы.

– Понятно. Вижу, что щеки у тебя раздулись. Отметься в моем блокноте и иди. Я приложил отпечаток пальца к сканеру и тот загорелся красным цветом.

– Твою дивизию! – мысленно проговорил я, и, не давая возможности часовому опомниться, ударил его рукой в живот. Ребром ладони добил согнутого бойца по шее и отключил его. Теперь нужно рвать когти. Я вышел и поспешил прочь по коридору.

Почти успел. У выхода из казармы меня настигла сирена. Громко и противно ударившая по ушам. Недолго думая, я заскочил в первый попавшийся кубрик, и он к моей радости оказался свободным. Как мог быстро открутил болты и, не снимая формы, залез опять в воздуховод. Дрон подплыл и уставился на меня своими сенсорами.

– Спалился, огорчился я.


Открытый космос. Планета Суровая

– Где госпожа губернатор? – Карл смотрел на секретаря, который лениво поднял на него взгляд и процедил сквозь зубы.

– Она занята.

Этого парня Карл видел в первый раз. В прошлый свой приезд на его месте он застал аккуратную девушку, очень внимательную и старательную. Но с тех пор прошло несколько месяцев.

Гаринда обосновалась на Суровой, а мужа отправила на станцию. Как сказал грустный Бран Швырник – улучшать деловой климат колонии. Он сидел в своем офисе без персонала, с одной лишь девушкой секретарем и скучным голосом рассказывал Карлу о своих проблемах. Торговля идет хорошо, но личной жизни у него нет. Гаринда вся в делах и требует от него усилить, улучшить, нажать и поднять прибыли. Что он старательно делает.

– С тех пор как они отбили Планету от захвата наемниками, – продолжил Бран, жена здорово изменилась. Стала строгой, недоступной и властной.

Карл качал головой, понимая проблемы Торгового представителя, но влезать в их семейную жизнь не хотел. Гаринда оказалась женщиной любвеобильной и, как докладывали его агенты, меняла любовников чаще, чем другие меняют постельное белье. Ее интересовали молодые, крепкие, красивые парни. А муж ей только мешал. Вознесенная на гребень власти волей Его Милости, женщина правила колонией и Новороссией, как тоталитарный деспот. Но в результате ее усилий Новоросийское княжество процветало и на ее интрижки никто не обращал внимания.

– Когда она освободиться? – вежливо спросил Карл. Клерк уткнулся в электронный блокнот. Завтра после полудня приходите, я вам точнее скажу, – нагло заявил он и потерял к посетителю всякий интерес.

Карл хмыкнул.

– Понятно.

Спорить и говорить этому наглецу, что он возглавляет службу безопасности, Карл не стал. С этим он разберется потом. Он должен доложить Гаринде, что Его Милость попал в серьезные неприятности и получить от нее разрешение использовать Военно-космические силы Княжества.

Гаринда Швырник лежала на шкуре рапнода местного шерстистого носорога, мех которого отличался мягкостью и красивым переливающимся коричнево зеленным цветом. Он прижалась к груди своего нового любовника. Этот парень совсем не давно прибыл в колонию на Суровой и его отметил для нее, ее новый секретарь. Этого полноватого и на вид флегматичного парня ей посоветовала подруга, с которой она сошлась еще со времен, когда освободилась от плена и стала управлять бывшими рабами. Обе были не прочь вкусить запретный плод любовных утех. Секретарь оказался расторопным в своем деле, и она доверяла ему все больше и больше. Кроме того, он отсекал от нее нежеланных и назойливых посетителей и прикрывал Гаринду в ее отсутствии. Сейчас она пребывала в дальнем охотничьем укрытии, построенном специально для богатых туристов. Сюда она улетала подальше от назойливых и любопытных глаз колонистов и брала с собой любовника, который становился на время ее пилотом. Ей было уютно и хорошо с этим молодым парнем несмотря на свой возраст, он был умелым любовником.

Противно запищал зуммер коммуникатора, разгоняя ее сонливость. Гарингда подняла голову и посмотрела, кто ее вызывает. Это был Карл, бывший пират которого Милорд по своей прихоти назначил начальником службы безопасности. Помня пережитый ею ужас, Гаринда не любила этого человека и не скрывала от него своих чувств. Поморщившись, она поставила вызов от Карла на сброс. Теперь, сколько бы он не вызывал ее, она будет не доступна. Она отдыхает и имеет на это право. А Карл? Карл подождет. Она вновь уткнулась лицом в грудь безмятежно лежащего парня и вдохнула его запах. Запах молодого тела и пота вскружил ей голову. Она потянулась и принялась целовать его тело. Грудь, шею, подбородок, поднимаясь выше, пока не нашла его губы и жадно в них впилась.

Через час системы слежения предали, что к укрытию приближается флаер.

– Кого несет нелегкая, – с раздражением подумала госпожа Губернатор и на экране визора возникло хмурое лицо Карла.

– Ну конечно! – почти с ненавистью Гаринда смотрела на красивое лицо мужчины. – Кто же, кроме него мог ее здесь найти. Ублюдок!

Карл ее видеть не мог, так как обратной связи не было. Но он не собирался дожидаться ее ответа.

– Госпожа губернатор. У меня срочные известия. Один из братьев Брыка сообщил, что Его Милость захвачен в плен. Он находиться на крейсере Сил Специальных Операций АОМ, и ему нужна помощь. Мне нужно Ваше разрешение на вылет нашей специальной группы для освобождения милорда.

Гаринда ошалело смотрела на мрачное лицо безопасника. Милорда схватили и пленили! Как это может быть? Паренек, лежащий рядом с прищуром посмотрел на экран, потом на женщину. Привстал и обнял ее за плечи. Та нервно дернула голым плечом, пытаясь освободиться, но любовник крепко держал ее в объятиях.

– Отпусти, – тихо попросила она, – не видишь разве у нас проблемы. Но голос был слабым и лишенным воли.

– У нас проблем нет, – зашептал на ухо любовник. Несмотря на то, что он прибыл в колонию недавно, он тоже знал об управляющем княжества. Все знали о Его милости. Но мало кто его видел. И никто не видел Княгиню живой, а лишь на портрете что висел в кабинете Гаринды и в посольстве на станции.

– Как нет! – возмутилась Гаринда ты слышал, что сказал этот негодяй? Его милость захвачен.

– Слышал, дорогая, – зашептал на ушко любовник. – Это твой шанс.

– Какой шанс, Листан? – назвала она его по имени. – О чем ты?

– Твой шанс, любимая, взять власть в княжестве здесь в свои руки. Понимаешь, Княгиню никто не видел, иногда здесь бывал управляющий. Но теперь он захвачен в плен и выйдет он живым или нет не известно. Но ты тут и всем управляешь сама. Без его участия. Зачем тебе управляющий? Пусть он решает свои проблемы. Ты в это не лезь. Если он выпутается ты скажешь, что у тебя не было сил спасать его из лап военных. Если он исчезнет, то через лет пять твоя власть будет непререкаемой. Надо только потихоньку заменить всех людей Управляющего. И тогда ты станешь полновластной хозяйкой государства. Самой влиятельной женщиной в этом секторе. Представляешь!

– Нет, Листан, я так не могу. Ты не знаешь сколько Его милость сделала для меня и Брана. Он нас спас… – Любовник закрыл ее рот поцелуем и Гаринда в истоме застонала. – Как же он хорош! – подумала она.

– Не путай, Гаринда, понятия. Управляющий делал это не для тебя. Он расправлялся с теми, кто его обидел. Он в первую очередь защищал себя и свой авторитет. На тебя и других он плевать хотел. Я хорошо знаю таких выскочек. Там у себя, он не мог добиться большего и стал подниматься здесь. Он просто использует тебя и других. Наживается, ничего не делая, и все. Пойми, дорогая Гаринда, это твой шанс вырваться из-под его влияния. Тут ходят прямо легенды о том, какой он способный и великий. Вот пусть и докажет, что он такой. Не бойся. Откажи этому типу. Скажи, что не можешь подвергать опасности колонию. Его милость помощи не просил. И выкрутится сам.

Гаринда была весьма тщеславной, и слова молодого парня легли на подготовленную почву. Она задумалась, теребя кусок шкуры.

Если отбросить слова Листана о том, что Его милость делал все в первую очередь для себя, спасая ее и других рабов, то он может быть прав. Его милость появлялся редко. Назначил на должности людей, которые ей мешали, и исчез. Но всю работу делает она. А он только собирает сладкие вершки, пользуясь результатами ее труда. Там в глубине своей души, она хотела освободиться от опеки далекого управляющего и часто видела себя полновластной госпожой колонии. Тем более, что ее секретарь, один из Брыков, ей ничего не сообщал. Его милость помощи не просил.

– Что же делать? – подумала она. И посмотрела на любовника. – А он хорош не только в постели. Вишь, как все быстро оценил и дал совет, – подумала она.

– Подожди. – Высвободилась она из объятий. – Я сейчас поговорю с этим типом.

Она накинула комбинезон и вышла в кабинет.

– Слушаю Вас, Карл, – сухо произнесла она. –Что за информация?

Карл повторил все то, что уже произнес ранее.

– Этот Брык говорил, что его милости нужна помощь? – спросила она.

– Нет, – честно ответил Карл, – но причем тут это? Милорд в плену, и наш долг…

– Господин Штурбах, – прервала его Гаринда. – Я не хуже Вас знаю свой долг. Потому что именно меня, Его милость назначил Губернатором. По Вашим словам, его захватил вооруженные силы Асамблеи Объединенных Миров, и Вы хотите спровоцировать конфликт между АОМ и Конфедерацией Шлозвенг? Вы в своем уме?

– Но госпожа…

– Не думаете же Вы, – вновь прервала она Карла, – что наши старые корабли вступят в схватку с крейсером ССО.

Карл хотел что-то сказать, но Гаринда четко и сурово разделяя каждое слово ответила.

– Значит так, Господин Штурбах. Разрешение на использование наших ВКС я не даю. Вам не запрещаю вмешаться и попытаться дипломатическим путем помочь его милости. Кроме того, если бы в этом была нужда, Милорд сообщил бы мне через Брыка отца, что ему нужна помощь. Всего доброго, и лучше займитесь своими делами. Ищите шпионов корпорации, господин Начальник службы безопасности. А в мои не суйте свой нос.

Дав отповедь, Гаринда отключилась и облегченно выдохнула. У нее получилось. Даже если будут просматривать запись, она всегда сможет доказать, что действовала правильно.

Карл не верил своим ушам, его только что очень ловко окунули в дерьмо.

– Да что она себе позволяет? – раздраженно подумал он и ударил кулаком по приборной доске. Затем несколько успокоился. Ответ Гаринды был, по сути, выверен и соответствовал моменту. Она несет ответственность за Колонию, а не за спасение милорда. Ей такую задачу не ставили. И в какой-то мере она была права. По форме, но не по сути. Карл развернул Флаер и полетел в свой домен, что выделил ему молодой управляющий княжества.

– Надо узнать, кто сейчас у Гаринды любовник, – рассуждал он. – Уж больно странно звучали ее слова. Словно она говорила чужими устами.

– Плохо! – обдумав сказанное Гариндой, решил Карл. Где-то он что-то упустил, а времени разбираться у него нет. Вот так всегда бывает, упустишь момент, а потом крутишься, как заведенный, стараясь успеть всюду.

Гаринда с внутренним торжеством смотрела, как ненавистный ей бывший бандит, развернул свой летательный аппарат и полетел прочь. Со стороны спины подошел Мердок и обнял женщину за плечи. Поцеловал ее в шею и прошептал.

– У тебя здорово выходит, править, моя королева.

Довольная Гаринда обернулась и прижалась к его устам своими.

Карл в сильном раздражении прошел в свой кабинет. Здесь в своем укрытии, он организовал штаб-квартиру колониальной службы безопасности. Сотрудников было всего четверо, но он их всех знал по прошлой службе и отыскав, пригласил поработать с ним.

– Чарли, зайди ко мне, – вызвал по внутренней системе связи он старшего оперуполномоченного. И сразу связался с Вироной.

– Слушай, Рона, – озабоченно начал он. – Гаринда не стала давать разрешение на использование ВКС княжества для освобождения милорда. Она вроде говорила правильно, но было в ее речи нечто странное, смутно уловимое. И … – он задумался. – Не совсем искренне она выражала заботу о колонии.

– Карл, ты в самом деле думал спасать Ирри с помощью старых башмаков? – изумленно спросила девушка.

– Кого? – в ответ переспросил Карл.

– Карл, в кругу своих мы милорда зовем Ирри. Но это не для огласки. Понял?

– Понял. Так ты своя, значит.

– Раньше была своя, Карл, потом многое поменялось. Но думаю, Гаринда права. Милорд был бы против привлечения сил колонии для его освобождения.

– Против, значит. А что тогда нужно предпринять?

– Я думаю, дорогой, что ничего. Нужно собирать информацию от Брыка, что там происходит и ждать.

– Чего ждать, Рона? – Карл в упор смотрел на красивое лицо девушки, которая была и осталась для него загадкой.

– Когда его милость или взорвет этот корабль, или его отпустят. Я думаю, что они уже пожалели, что связались с ним.

– Ты так в нем уверена? – недоверчиво спросил мужчина.

– Ну его милость и для меня полон загадок, – не смутившись ответила девушка. – Только все, кто против него враждовал, плохо кончили. Что там Гаринда? – перевела она разговор на другую тему. – Меня больше беспокоит она.

– Обрела нового любовника.

– Я так и думала. Проследи Карл, откуда он прибыл. И как так быстро оказался в ее постели.

– Как раз этим хотел заняться, – он послал девушке воздушный поцелуй и отключил связь. В дверь осторожно постучали.

– Входи, старина, – крикнул Карл. – Ну что какие новости? – спросил он Чарли.

Тот уселся сложил руки на животе и блеснув глазами ответил. – Невеселые Карл.

– Что так?

– Гаринда пол часа назад разослала циркуляр. Она создала собственную службу безопасности и назначила на место главы службы… – он замолчал.

– Нового любовника, Чарли? – невесело усмехнулся Карл и, увидев согласный кивок старого товарища, помрачнел еще больше.


Где-то в открытом космосе

Я спешил. Пока в казарме царила суета и шум, я стремился ее покинуть по воздуховоду. Проползая над коридором, вынужден был остановиться. Там уже откачали часового и проводили дознание. Листер вплотную подошел к бедолаге и хмуро рассматривая его, спрашивал.

– Рядовой. Что с вами случилось?

– Случилось, – хмыкнул я. – По морде случилось.

– Я, господин Листер, стоял на посту. Ко мне подошел Марк Пруст и захотел выйти из казармы, у него зуб разболелся. Только он отметился, как завыла сирена и он ударил меня.

– Ударил, значит, –повторил, как эхо, Листер. – А дальше, что было?

– А дальше… не помню.

Листер, по-нашему летёха, повернулся к дежурному.

– Сержант, быстро найти Марка Пруста и тащите его сюда. Узнаем, что между ними приключилось.

Я затаился. То, что в казарме был чужой пока не обнаружено. Но это только пока. Когда узнают, что украдена одежда и снаряжение у бойца, все станет на свои места и меня начнут усиленно искать. А где я обычно прячусь, известно всем на корабле. В коридоре послышался шум и ругань. Два спецназовца вели раздетого и недовольного Марка Пруста. Листер, поджав губы скептически посмотрел на рядового в нательном белье. Покачался с носка на пятки и спросил.

– Рядовой Пруст, где ваша форма?

Тот скривился, как от зубной боли, и мрачно огляделся.

– Опять ребята пошалили, господин Листер. Они уже третий раз, когда я засыпаю, прячут мою одежду. – Он недовольно посопел, – знают, стервецы, что я крепко сплю.

– С этим разберемся, рядовой. Скажите, зачем вы устроили драку с часовым и после спокойно пошли спать?

– Я? – удивился Пруст. – Устроил драку с часовым? Не было такого.

– Да как не было? Ты ударил меня в живот и по шее, – вскричал часовой. – Не можешь простить, что тебе в ботинки нассали! Так я тебе говорил уже, это не я сделал.

Марк Пруст рванулся к избитому мной часовому.

– Не ты, а кто тогда? Ты единственный был в кубрике.

Он схватил того за грудки и обоих стали разнимать.

– Ясно! – четко произнес офицер. – Взаимная неприязнь. Дежурный! Обоих на гауптвахту. С рядового Пруста удержать стоимость обмундирования.

– За что? – вскричал Пруст, пораженный несправедливостью. – У меня украли форму, и я еще должен буду заплатить за нее?

Он размахнулся и врезал кулаком по лицу, ничего не подозревающему часовому. Забияку скрутили, и он согнутый, но непокоренный продолжал орать.

– Гад, я тебя все равно достану! Я вам всем ботинки обоссу, сволочи!

Орущего Пруста и часового увели. Листер строго посмотрел на сержанта и осуждающе покачал головой.

– Клифрон, когда уже Ваши люди перестанут так глупо шутить?

– Сэр, Вы не хуже меня знаете, это не я придумал, это вековые традиции. В первый боевой полет десантника прописывают в космосе. Как он себя поведет, так к нему будут относиться и дальше. Пруст сам это заслужил.

Офицер ни слова не говоря, махнул рукой и пошел прочь. Я удивленно смотрел на представление, которое здесь разыгралось. Они что ничего не поняли? Я не верил своей удаче. Но дожидаться, когда все разойдутся не стал. Просто свернул опять в сторону кубриков и прополз несколько десятков метров. Казарма закончилась. К моему удивлению внизу были кубрики с санузлом. Мне давно хотелось справить малую нужду, и я спустился вниз. Перед моим выходом включилась вентиляция и я наглотался пыли. Одежда посерела и мне все время хотелось чихать. Раньше, когда адреналин зашкаливал, я на это не обращал внимания. Сейчас немного напряжение спало от пыли вносу невыносимо чесалось. Но чихать и выдавать себя, я не мог. Неожиданно для самого себя мне пришла мысль ополоснуться. С сожалением вспомнил заклинание очищения идриша, но применить его не мог. Поэтому закинув форму в очистительный шкаф, который был в каждом отдельном кубрике, включив душ, быстро стал мыться. Не дай бог кто-то войдет и застанет меня здесь.

Когда ты чего-то боишься, по закону подлости, это случается. Это я понял сразу, когда дверь в кубрик хлопнула и в нее кто-то вошел. Неожиданно. Но это для меня неожиданно открылась дверь и через слабо прозрачное стекло душевой кабины, я увидел силуэт.

– Маргана? – услышал вопрос и зажав себе рот промычал, – угу. Голос был женский. Силуэт помелькал, сел на унитаз. Встал и стал раздеваться.

– Маргана, я к тебе, – раздался мурлыкающий томный голос и дверь душевой отравилась. Ко мне спиной снимая на ходу трусики, входила черноволосая, обнаженная стройная девушка. Единственное, что мне пришло в голову. Схватить в охапку девушку и увидев ее округлившиеся глаза, запечатать рот, готовый сорваться на крик, поцелуем. Руки сами зашарили по телу. Девушка замычала, напряглась, желая вырваться, но затем закрыла глаза и ответила на мой поцелуй. Ее руки оплели мою шею и она, дрожа, прижалась ко мне всем телом. Струи душа поливали нас горячей водой. А девушка дрожала все сильнее и сильнее. Я не думал. Действовал, как механизм. Нащупал точку на ее шейке и нажатием пальца, отправил ее в беспамятство. Поднял на руки и вынес из душевой. Положил на койку и тупо уставился на обнаженную девушку.

– И что теперь делать? – Мысли кидались из одной крайности в другую. – Убить нельзя оставить. Так убить, или нельзя? – Ее черные волосы по плечи, почти как у меня, разметались по подушке. Скуластое лицо с тонким прямым носом напоминало мою мать лигирийку. Или не мою мать, а мать Ирридара? Мысли проносились беспорядочной волной, а я терял драгоценное время. Что-то хотелось сделать, но не было четкого понимания, чего именно. И снова шальные мысли прокрались в мою голову. Это все проделки Ирридара. Только ему может взбрести в голову переодеться в женщину. Потом сколько у меня времени? Не появиться ли названная ею Маргана. И что тогда делать с ней? Но пока я думал руки сами залезли в шкафчик девушек и стали выгребать оттуда одежду. На полках была аккуратно сложена запасная форма, белье. Я взял в руки трусики и держа водной руке бюстгальтер первого размера в другой большие трусы, сказал сам себе. – Нет это я не одену. А внутренний голос твердо заявил

– Оденешь.

– Брык! – обратился я к помощнику. – Скажи Лиану, чтобы смотрел моими глазами на девушку и делал меня похожей на нее. Внутри мне почудилось ворчание. Я с трудом влез в трусы, надел лифчик и, недолго думая, засунул под него толстые военные носки. Потрогал руками выпуклости и поморщился. Но делать нечего, поправил руками бюст и надел белую блузку. Видимо Марганину, потому что она пришлась мне впору. А та, что безмятежно лежала на кровати была не в пример меньше меня. Затем натянул юбку что была мне свободной и сморщившись попросил. – Лиан увеличивай бедра и задницу. На миг увидел недоуменную морду Дракона и затем услышал его противный хохот.

– Гад, издевается еще.

Вскоре я был в форме корабельного связиста. Осталось подкрасить губы и подвести глаза. Вся эта мелочевка лежала рядом на столике небрежно разбросанная по всему столу.

– Твою дивизию! – как пользоваться тенями? И помадой. Потом ногти. Они были у девушки красными с каким-то немыслимым рисунком.

– Брык, – без всякой надежды спросил я пройдоху, – ты случаем не знаешь как пользоваться всей этой женской принадлежностью.

– Знаю, – совсем равнодушно ответил он. – А что?

– А то, что я нарядился в девушку, а похож на бегемота.

– Понятно, командор, сейчас научу. А что такое бегемот? – и не дожидаясь ответа стал учить.

Простым стержнем я, направив на ногти сделал похожий рисунок. Достаточно было набрать нужную программу и попросить Лиана удлинить их. Тот сначала сделал не ногти, а когти как у тигра, но поняв, что мне нужно и посмотрев на ногти девушки связистки, исправился. Вскоре были закручены ресницы, наведены тени и накрашена помада. На меня из зеркала смотрела девушка, лежащая на кровати. Только размера на три больше и с волосатыми руками. И такими же волосатыми ногами с сильно развитыми икроножными мышцами Белая блузка была с короткими рукавами, а юбка до колен.

И почему на кораблях женщинам разрешают ходить в такой форме? – мысленно возмутился я. – Могли бы одеть их в комбинезоны. Лиан сделав свои дела, удалился вглубь сознания и на мои просьбы не отвечал. Но на помощь пришел Брык.

– Вон, лежит ионный депилятор. Брей свои руки и ноги.

Пришлось тщательно удалять волоски. Благо это не заняло много времени. Перед выходом «в свет» посмотрел еще раз в зеркало, улыбнулся очаровательной соблазнительной улыбкой, с досады сплюнул и пошел вон из кубрика. Волнения не было. Только идти было не удобно. Туфли жали и трусы врезались в зад… Хотелось постоянно их поправлять. Да и походка оставляла желать лучшего. Я шел, как матрос новичок на корабле во время качки. На боку висела сумка с рем-комплектом и я с деловым видом шел к лифту. Или лучше сказать шла. На груди красовался бейджик с именем «старший специалист связи Лиранда Монади». Такое переливающееся в звуках имя. Весьма подходит к этой красотке, что осталась лежать на кровати. Чтобы не путаться, я решил называть себя она и вжиться в образ красотки.

Мимо меня прошмыгнул боец и отдал честь. Я мило улыбнулась и пошла дальше.

– Фу! Облегченно выдохнула я. – Первое испытание прошла. И уже более спокойно пошла дальше. Проходя мимо двух офицеров, я сама отдала честь и вошла с ними в лифт.

Один из них вышел на следующем уровне, а другой нажав нужный мне отсек, после того как закрылась дверь, повернулся ко мне лицом.

– Лира, детка. Что за официальность между нами? – Начал он и попытался меня обнять. Я сделала шаг на зад и сверкнула гневно очами. – Гад еще пристает.

Но офицер был настойчив. Он крепко обхватил меня за талию и прижал к стене.

– Ты злишься на меня за то, что я не пришел к тебе, когда эта дура Маргана была на дежурстве. Так я не мог. Ты хорошо знаешь, была общая корабельная тревога. Он плотнее прижимался ко мне и тянулся руками к груди. Я ухватилась за его руки, не давая их поднять.

– Что делать? – заметались мысли.

А негодяй стал задирать мне юбку. Гад! Что он делает? Я рукой остановила его руку, а он впился в мои губы своими слюнявыми губами. Не соображая, что делаю, врезала коленом ему между ног. Парень охнул и отпустил меня. В это время лифт открылся и в него вошли двое техников в рабочих комбинезонах. Они увидели скрюченного офицера и меня поправляющую юбку, и прическу. Слава богу, что помада здесь не размазывается. Видимо мой взгляд им ясно дал понять, что здесь произошло.

– Мидера, Вам нужна помощь? – брезгливо глядя на офицера, прикрывающего пах руками, спросил тот, что был старше по должности. На груди его комбеза был знак техника четвертого класса.

Я поправила блузку и улыбнулась.

– Нет спасибо. Я справилась сама.

Офицер уже отдышался и обиженно спросил.

– Лиранда, какая муха тебя укусила? Я только хотел сказать, что соскучился.

Он бросил неприязненный взгляд на техников. Те усмехнулись, но промолчали. Лезть в разборки они не хотели. Девушка помощи не просила, значит, и нарушения не было.

Дверь вновь открылась, и я вышла из лифта. Зачем и куда иду, я знала. Мне нужна была тюрьма, но что делать дальше, я не представляла. Как туда пройти? И как вытащить Муна? И как с ним удрать с корабля? Пока я медленно брела по коридору, проявился Брык. Проказник заржал в полный голос и издевательски сообщил.

– Мидера Монади, Вас срочно вызывают на главный пост связи. Схема, как пройти туда, у Вас на выложена в памяти нейросети. Я остановилась.

– Брык, чего они хотят? – мне стало немного страшно.

– Нужно провести проверку линий связи в жилом отсеке, – ответил он.

– Что делать? – извечный вопрос стоит пред тобой, когда не знаешь, что делать. Этим вопросом мучаются в России с давних времен. Написаны книги, статьи. Чернышевский и Ленин задавались этим вопросом. Задалась и я. Кроме того в кубрике лежит без сознания девушка, что в любой момент может встать и поднять тревогу.

– Брык, здесь есть свободные кубрики, в которых никто не живет?

– В каком именно месте нужен кубрик? – отозвался мгновенно тот. – Рядом с тем, где я превратился в девушку.

– Нет.

– Плохо. – подумала я. Мне нужно выгадать время, а его то у меня было очень мало. Я вновь вошла в лифт и вернулась на уровень, где находились жилые помещения технического и военного персонала. В кубрике спокойно посапывала настоящая Лиранда Монади.

– Что же мне с тобой делать? – глядя на девушку, размышляла я. – Не в вентиляцию же тебя засовывать.

Но выход нашелся. Как подсказала мне память техника, у связистов и техников есть тележки на гравиподушках. В них находятся разные запчасти, инструменты и аппаратура для работы и диагностики оборудования. И проходя далее по коридору, я видела дверь, на которой была табличка «Техническое помещение группы связи». Все под рукой. Вот туда я и поспешил. Через три двери нашел нужное мне помещение, открыл помощью электронного ключа девушки дверь и радостно улыбнулся. Точно. Тележки стояли у стены и было их целых три.

Закрыв за собой дверь, я выкинула не нужное мне оборудование и активировала тележку. Она слушалась команд Брыка, а Брыком командовала я. Не беспокоясь, вышла из помещения и следом выплыла тележка. Уже не обращая внимания на проходящих специалистов, я подошла к двери кубрика и подождав, когда скроются встречные люди, вкатила тележку в кубрик. Подняла спящую девушку и положила ее в освободившееся пространство. Только я успела сделать это, как дверь отворилась. Мое сердце бешено заколотилось в груди. В кубрик ввалилась дородная деваха. С красными полными щеками, что называется кровь с молоком. Широкая в плечах и в бедрах. Я замерла. А та беззаботно рассмеялась.

– Дуреха, ты чего сюда телегу притащила. Решила от красавчика Бурбода защищаться? – И она заливисто рассмеялась. – Ничего не говори, – подняла она руку, останавливая меня, хотя я молчала и тупо на нее пялилась.

– Я уже наслышана, как ты ему яйца отбила. И правильно сделала. Этот бабник переспал с Крозой. Представляешь! С этой шлюхой! – Девушка широко обошла тележку, чмокнула меня в щеку и стала раздеваться.

– Чего встала, – сказала она, – давай дуй, тебя в главной секции ждут. – Она обернулась и подмигнула. – Вечером я тебя утешу.

Я опрометью бросилась из кубрика.

— Блин, да тут Содом и Гомора. Тут все спят друг с другом. Писают в ботинки. Ну и нравы!

По маршруту, проложенному Брыком, прибыла на главный пост связи. В большом помещении, заставленном оборудованием, сидело трое техников и дежурный офицер связи. Он через плечо посмотрел на меня и тоже загадочно улыбнулся.

– Детка где тебя носит? Лови задание и марш на верхний уровень. Как сделаешь работу доложишь. – Он подмигнул мне. – Вечером загляну к вам в гости.

– И этот туда же. – вздохнула я. Однако, как популярна эта связистка среди мужской и женской половины! И вспомнив реакцию настоящей Лиранды, на мой поцелуй, подумал, что с таким либидо не мудрено быть популярной.

– Брык, что за задание? – и тот ответил словно живой человек.

– А, не парься. Дроны по моей команде уже начали выполнять его. Кроме того, я через твое задание получил доступ к вспомогательному оборудованию. Теперь прохожу в реакторскую секцию. Искин пока не трогаю. Из реакторской я могу быстро распространиться на половину всего оборудования. На контрольные искины, на искины связи, на энергетические цепи. На системы охлаждения реактора и жизнеобеспечения. Даже взять под контроль склады с топливом.

Я слушала его болтовню и катила тележку в жилой сектор первого уровня. Мне куда-то надо было деть ту, кем я теперь была.

– А в тюрьму ты войти можешь? – на автомате спросила я. – Мне нужно туда попасть. Потом отправиться в корабельный док и вылететь отсюда на каком-нибудь корабле с гравиприводом.

– Теперь, когда у меня есть новые коды доступа к оборудованию связи, это проще простого. Подожди минут пятнадцать, – ответил пройдоха, сын пройдохи. Лифт остановился на нужном уровне. Двери открылись и в лифт вошел хмурый Вейс.

Он натянуто улыбнулся и поздоровался.

– Добрый день, Мидера.

– Все мужики козлы! – почему-то с обидой подумала я. Они мидерами называют или знатных дам, или красавиц. Простые девушки от них такого комплимента не дождутся.

– А если бы я не была красивой, вы бы назвали меня мидерой, – вырвалось у меня. А в мозгах всплыл вопрос. Что я несу? Какого черта я спрашиваю этого старого козла о таких далеких для меня вещах?

Вейс хотел нажать на кнопку нужного ему уровня, но услышав мой вопрос, убрал руку.

– У Вас не задался день, старший специалист связи? – спросил он с улыбкой.

– Нет все нормально, – ответила я, и натянуто улыбнулась. – Просто, господин Вейс, мне нужно проверить вашу каюту на предмет исправности линий связи.

– О, нет проблем, – еще шире улыбнулся Вейс и первым вышел из лифта, – прошу следовать за мной.

– Что-то он как-то странно весел? – подумала я, рассматривая его спину. Потом, что со мной происходит? Я начинаю ощущать себя женщиной. Трусы опять собрались в веревочку и врезались… в общем врезались. – Как они ходят? – недовольно подумала я про девушек и стала поправлять марганины трусы. Старый пень услышал мое шевеление и оглянулся. Я мгновенно выпрямилась и мило улыбнулась. – Ну чего стал, старый козел. Иди давай, не оборачивайся, – все также очаровательно улыбаясь, подумала я. Все же что со мной происходит что за гормональный всплеск?

– Это я, командор, помогаю Вам. Ну… не только я и эта ящерица, – прозвучал голос Брыка. – Чтобы все выглядело правдоподобно. Вы в образе женщины и должны ощущать себя женщиной. Показался облик Лиана, который противно хихикал.

– Ясно проделки дракона, – разозлилась я. Это эта морда меняет мне гормональный баланс. Это он шутит надо мной так. Ну Лиан я до тебя доберусь! – я мысленно показал ему кулак.

– С вами все в порядке? – спросил Вейс и подмигнул.

– Да. Спасибо.

Мы шли к его каюте. На этом уровне были не кубрики, а полноценные каюты, словно апартаменты на круизном лайнере. Не такие роскошные, но зато со всеми удобствами и раздельным сан узлом.

Он открыл дверь, пропустил меня с тележкой вперед и обворожительно улыбаясь, закрыл двери.

– Чего он скалиться? – подумала я и поняла это, когда он повернулся, держа станер в руке.

– Держите руки на виду, девушка, – предупредил он и не вздумайте шевелиться.

– Что с Вами? – в ответ спросила я. – Вы понимаете, что угрожаете должностному лицу при исполнении? Это уголовное преступление. Уберите станер, немедленно.

– Девочка, – с хищной улыбкой ответил Вейс, – мое имя здесь знает только капитан. Для всех остальных, я просто Александер Норкит. Ты глупо прокололась. Подойди медленно к тележке, и открой ее! – сказал он и, видя мое замешательство, приказал: – Живо!

Понимая, что если старый пердун выстрелит, то я снова буду обездвижена и начинать свои путешествия в медкапсуле, где мне будут сканировать сознание и память, я не хотела. Поэтому скрывая досаду и свой промах, медленно подошла к тележке и открыла крышку. Вейс заглянул в нее и удивленно воззрился на мою близняшку. Мне этого времени хватило, чтобы резко выбросить руку и отбить в сторону станер. Тот вырвался из рук и второй рукой я прихватила Вейса за грудки и с силой ударила по носу лбом. Старик стал заваливаться. Но я его недооценила, он успел послать сигнал тревоги своим людям. Это мне сообщил Брык и в панике прокричал.

– Вы раскрыты командор! Бежим!

– Паникер хр… – Я всполошилась следом за ним

Подобрав станер, усыпила Вейса и закрыв крышку, выскочила из каюты. К нам бежали несколько крепких ребят.

– Скорее! Крикнула я. – Господину Норкиту, стало плохо! Адовцы заскочили в каюту. Один блокировал двери другой быстро осмотрел все помещения. Только после этого стали оказывать помощь Вейсу.

– Старший специалист? – начал тот, что был повыше и применил прием психологического давления. – Что здесь произошло?

– Я...Я не знаю… – запинаясь и притворяясь испуганной, начала блеять я. – У меня задание проверить лини связи в жилом секторе первого уровня. Я проверяла. Этот господин предложил проверить у него и когда мы вошли, он побледнел и стал падать. Больше я ничего сказать не могу.

Второй перевернул лежащего старика на спину. Все лицо Вейса было в крови, текущей из разбитого носа.

– Грег, у шефа разбит нос, – громко произнес он, обращаясь к напарнику. Оба повернулись ко мне. Я только пожала плечами. – Не знаю, ребята, в чем дело. Наверное, когда падал, разбил себе нос.

Тот, кто допрашивал меня сурово проговорил.

– Старший специалист, Вы задержаны до выяснения всех обстоятельств, – и предъявил мне свой жетон.

– Послушай меня, – теперь пошла я в атаку. – Ты на корабле. И здесь всем командует наш капитан. Сначала сообщи моему начальству и получи на это разрешение. В противном случае это незаконное задержание. Я имею право сопротивляться. Понял?

Парень иронично усмехнулся и ответил.

– Не понял, и, не оборачиваясь, приказал напарнику, – Брег, задержи красотку.

Я стала отступать в коридор.

– Не совершайте ошибку ребята. Я при исполнении, – И мысленно обратилась к Брыку. – Брык сообщи, что меня хотят задержать сотрудники АДа.

– Кого именно командор? Вас или мидеру? – засранец и здесь пытался шутить или просто «не въехал» в ситуацию.

– Хотят задержать старшего специалиста Лиранду Монади.

– Уже сделано. Жди указаний.

Но ждать было некогда. Брег, видимо модификант, молниеносно проскочил расстояние, разделяющее нас, и заломил мне руку за спину. После чего с глумливой улыбкой сунул руку мне под юбку. Надо было видеть его лицо. Он выдернул руку словно получил ожог и получил моим затылком сокрушающий удар по лицу. Видимо Лиан постарался. Оглушенный, он ухватился руками за голову и отпустив меня, стал падать. Второго я приложила станером. Теперь надо удирать.

– Брык, где каюта, в которой держали Муна?

– Третья дверь направо, – живо ответил он.

Подхватив тележку, не мешкая, устремилась туда. Все, как всегда. Я действовала сумбурно и без всякого плана, подчиняясь только смутным ощущениям Ирридара. Что так надо, и все. Я заскочила в дверь, закрыла ее и стала быстро раздеваться. Вытащила из тележки настоящую Лиранду и стал суматошно одевать ее. Лифчик, трусы, что спадали с нее. Но я не обращала на это внимания. Блузку. Юбку. Все ей было велико. Недолго думая, я порвала на ней одежду и белье и стала приводить ее в чувство. Девушка зашевелилась. А я уже голая сиганула в воздуховод вентиляции и поползла отсюда подальше.

– Брык, дружище, – попросил я своего секретаря, – дай как-то знать девушке, что ее пытались изнасиловать адовцы. – Брык задумался, потом несмело произнес, – попробую.

Лиранда медленно приходила в себя. Последнее что она помнила, это поцелуй мужчины. Сладкий и жгучий. От него она вся воспламенилась. Осознание того, что чужие руки бесцеремонно шарят по ее телу, разожгли в ней сильнейший огонь желания. Она бросилась на встречу этому огню и… все больше она ничего не помнила.

– Что это было? – спросила она себя и привстала с пола. Усевшись, девушка стала рассматривать обрывки одежды на себе. – Где я? – растерянно подумала она и получила подсказку. – На верхнем жилом уровне. Ты должна выполнить задание.

–Задание? Какое?

И снова пришла подсказка.

– Посмотри в памяти нейросети.

– Ага, мне надо проверить линии связи, – прочитала она служебное задание.

– А почему я в таком виде? – Она поднялась и с нее спали порванные трусики. Подняв их, девушка недоуменно на них уставилась. Что это? Это не мое.

– Твое. Тебя пытались изнасиловать, – прозвучал голос в ее голове.

– Изнасиловать? Кто пытался? – девушка ошарашенно полезла руками под юбку, ощупывая себя.

– Александер Норкит, – прозвучал ответ в ее голове. – Старик, что поселился на этом уровне.

Девушка, сбитая столку информацией, приходящей в ее голову, открыла дверь каюты и вышла, все также держа трусики в руках.

В коридоре толпились десантники и группа гражданских. Они стояли напротив друг друга, наставив оружие и громко кричали.

– Вот она! – Закричал пожилой мужчина с распухшим носом на лице. – Это шпионка! Держите ее.

– Какая шпионка? Где? – обернулась Лиранда и посмотрела назад. Там никого не было. – Кто это? Спросила она сама себя, рассматривая человека, тыкающего в нее пальцем.

– Это Александер Норкит, – пришел ей ответ, – который пытался тебя изнасиловать и ты, защищаясь, ударила его по носу.

Девушка, увидев старика, вспыхнула от ярости. Этот старый кобель приставал к ней. Она решительно направилась к притихшим людям.

– Да хватайте же ее! – закричал старик.

А Лиранда, подойдя, хлестанула его трусами по лицу. Не ожидавший такого, старик отшатнулся. А девушка, наступая на него хлестала его трусами и почти визжала.

– Сволочь старая. Убью гада!

Ее схватили за руки гражданские и она закричала еще громче, забилась в их руках в истерике. И не выдержав, вспомнив свои годы в приюте, когда они приютские дрались с уличными детьми, заорала.

– Ребята наших бьют!

Этот сигнал явился спусковой кнопкой, разорвавшей пустые пререкания, и бойцы, услышав знакомый им и, родной по кабакам клич «Наших бьют», побросав оружие, устремились в драку. Они с веселой яростью набросились на гражданских и все смешалось в единую кучу. Первого, что держал Лиранду вынесли ударом ноги по уху, сразу. Второго крепкого парня, который схватил ее, Лиранда, вспомнив годы выживания в приюте укусила за нос и тот взвыв отпустил ее. Она пригнулась и попыталась добраться до старика.

– Я тебе, старый паскудник, не портовая шлюха, чтобы так просто меня трахать, – прошипела она. – За все платит надо.

Но тот сам рвался к ней и избегая общей свалки, подныривая под дерущихся, целеустремленно пробирался к ней. Они встретились на пол пути. Вейс с яростной ухмылкой торжества, она с ненавистью дикой кошки, у которой отобрали добычу.

– Попалась голубка! – Торжествующе прорычал Вейс, протягивая руки к девушке. А та сама прыгнула на него и обхватив его ногами стала расцарапывать ему лицо. Вейс понял, что что-то пошло не так. Все его навыки рукопашной борьбы не могли ему помочь отодрать от себя шипящую и плюющую фурию. Ее острые ногти оставляли глубокие царапины на лице и боль заполняла его сознание. Наконец он не выдержал и взвыв, врезал старшему специалисту в солнечное сплетение. Лиранда задохнулась от внезапной боли. Ее ноги разжались, и она съехала со старика на пол. Вейс полез в карман и достал наручники. Но его торжество было не долгим. Ближайший боец спецназа увидев, как он обошелся с их сослуживицей с размаха врезал Вейсу по зубам. За что тоже был отправлен в нокаут бойцом Вейса. Но Вейсу это не помогло. Он улетел в открытую дверь своей каюты и потеряв половину зубов, отключился.

По кораблю раздавались громкие звуки тревоги. Капитан устало и без удивления уставился на старшего дежурного офицера вахты.

– Что там еще? – спросил он. – Объект нашелся?

– Никак нет, сэр. В жилом секторе, на нашем уровне идет драка между корабельным десантом и людьми господина Александера Норкита, – растерянно доложил дежурный.

– Драка? – не веря услышанному, переспросил капитан. – Почему?

– Сэр, командир группы связи докладывает, что люди Норкита попытались арестовать нашу связистку, что проводила обследование линий связи в жилом секторе. Та запросила помощи. И…

– И что? Докладывайте быстрее, – раздраженно приказал капитан. – Мямлите, как девушка перед первым сексом.

– Бойцы, сэр, вступились за связистку и поэтому началась драка. Туда уже отправлен наряд оперативной группы, – поспешил добавить офицер.

– Норкита, связистку и командира группы бойцов, что затеяли драку, ко мне, немедленно! Попытки сопротивления безжалостно пресекать по второму варианту захвата.

– Есть сэр! – отрапортовал Дежурный и на пару мгновений застыл, отдавая команду по нейросети, подключенной к системе оповещения.

Капитан сурово смотрел на избитых людей. Напротив него стояли и переминались с ноги на ногу пятеро. Он поглядел на связистку. Она была в разорванной юбке и блузке с синяком под правым глазом. Но тот сверкал огнем вызова и неугасимого гнева. Растрепанная девушка была в ярости.

– Что твориться! Что твориться! – Мысленно стал сокрушаться капитан, – такого похода у него еще не было. Казалось, все на корабле сошли с ума. Ну зачем Вейсу понадобилось арестовывать эту девицу?

– Господин … э-э. Норкит, – начал медленно, подбирая слова говорить капитан.

– По флотским правилам, я должен сначала заслушать младших чинов, но... произошли события, которые не укладываются в рамки происшествия. Это не просто чрезвычайное происшествие, это похоже на бунт или диверсию. Расскажите, что произошло.

Вейс радостно открыл рот в улыбке, и капитан сокрушенно покачал головой. Передних зубов у начальника управления АДа не было. Он вообще производил сильное впечатление своим потрепанным видом. Расцарапанное очень бледное лицо, распухший нос и отсутствие зубов, делали его похожим на покойника. Только покойника ожившего. При этом он радовался.

– Вы пшавы госпожиш капишаш, – шипиляво начал он и посмотрел, торжествуя на девушку. – Пшоизошло больше, шем ШП. Мшою раскшыш шивешант, – он выпрямился и гордо посмотрел на капитана.

– Подождите, поморщился тот, – вы нашли диверсанта, я правильно Вас понял?

– Шовершешо вершо.

– Хм. И кто он?

– Вош! – Вейс указал пальцем на связистку. – Эшо пешеодешый шивешант.

– Или я схожу с ума или мир перевернулся! – сокрушился про себя капитан.

– Как Вы об этом узнали сэр? – он посмотрел на Вейса взглядом человека, который видел перед собой душевнобольного.

– Оша шазвла мой щасшоящее имя. Его зшаете только Вы и мои люди.

Капитан помрачнел.

– Это меняет дело. Старший специалист, что скажите в свое оправдание.

– Мне не в чем оправдываться, сэр, я выполняла задание дежурного офицера связи и прибыла в жилой отсек первого уровня. Этот господин, – она показала глазами на Вейса, – пригласил в свою каюту и там попытался меня изнасиловать, словно я портовая шлюха. Я сопротивлялась, а он порвал на мне белье и одежду. Я еле вырвалась и спряталась в соседней каюте. Дождалась подкрепления и вышла.

– Да, что вы ее слушаете! – Закричал Вейс, огорошенный абсурдным обвинением.

– Это не связистка. Связистка находиться в тележке, с которой эта особа прибыла на жилой уровень. – От возмущения Вейс даже перестал шепелявить.

– Пусть доставят эту тележку сюда, она осталась в каюте, откуда вышла эта шпионка! – его глаза тоже запылали от оскорбления.

– Тележку сюда! – приказал капитан. – Ждем.

В это время к нему тихо подошел офицер контрразведки и подал свой электронный блокнот.

– Сэр, – прочитал капитан, – Лиранда Монади на корабле занимается проституцией. За деньги она обслуживает мужчин и женщин. Ее услугами пользовались прикомандированные люди Норкита. Она не шпионка.

Капитан, прочитав сообщение, усмехнулся и посмотрел на Вейса. И этот туда же. Старый козел. На кораблях не было борделей. Но в долгом путешествии негласными правилами разрешалась близость мужчин и женщин. Лишь бы это не афишировалось. В противном случае оба списывались с корабля. А платно или бесплатно это было, никого не волновало. У флотских были свои традиции, сложившиеся столетиями, и они были крепче уставов и наставлений.

Прикатили тележку.

– Открывайте, приказал капитан, – девушка, возмущенно дыша открыла ее и там было пусто.

– Пусто! – облегченно проговорил капитан. Ему совсем не улыбалось поймать на своем корабле шпиона.

Вейс ошарашено смотрел на пустой ящик.

– Но она там была! – вскричал он. – Я сам это видел!

Он посмотрел на своего бойца ища у него поддержки. Капитан оставался невозмутимым.

– В каюте, где нашли тележку еще кто- нибудь был? – спросил он тех, кто привез тележку.

– Никак нет, господин капитан, – отрапортовал его порученец. – Мы осмотрели все помещение. Следов посторонних не нашли.

– Вам нужны доказательства? – не выдержав вскричал сотрудник Ада пришедший с Вейсом. – Они есть. Это не женщина, это мужчина! – он указал пальцем на Лиранду. – Я сам проверил.

Все в том числе и Вейс удивленно посмотрели на парня.

– Брег, что ты имеешь в виду? – спросил он.

– У нее… – он заморгал, не зная как высказать свою мысль, – не женский половой орган.

– Не женский? – капитан был снова удивлен. – А какой?

– Мужской, сэр, – ответил Брег. – Пусть поднимет юбку и покажет нам его.

Лиранда услышав такое обвинение, стала отступать назад.

– Нет, – тихо проговорила она, – я не буду поднимать юбку.

– Старший специалист, – сурово проговорил капитан. – Вы слышали обвинение, выдвинутое против Вас. Мы не можем вызвать другую женщину, что бы она Вас освидетельствовала. Поднимите юбку и закроем эту тему.

Лиранда покраснев до мочек ушей, закрыла глаза и медленно подняла свою юбку.

– Да уж! – Крякнул капитан. На лобке девушке он прочитал наколку: «Хочешь меня? Плати!»

– Да уж! – Повторил он. – Опустите юбку и отправляйтесь в медблок.

– Так, где Вы увидели мужской половой орган? – скрывая улыбку, спросил он бойца Вейса. Тот, моргая, растерянно смотрел на уходящую девушку и не отвечал. Вейс понял, что это конец. Конец ему, его карьере, его авторитету. Его осудят и тихо уберут. Он застонал.

– М-м. Брег, ты дурень.

– Отведите господина Норкита в корабельную тюрьму и его людей тоже, приказал капитан и, чтобы скрыть торжество, плескающееся у него в глазах, отвернулся от Вейса. Теперь жизнь Вейса, все его благополучие зависело от него. Он подумает, как распорядиться предоставленной ему возможностью. Девушку он убедит молчать. Она побоится огласки и списания с корабля. Однако, красивая сучка. Сегодня вызову ее к себе на частную беседу, решил он.


Инферно верхний слой

Светило немилосердно палило. Под ногами похрустывал песок, спекшийся до корки. В стороне оставались странные и опасные повозки пришельцев, навсегда оставшиеся здесь, как памятники прошлой войны и полузасыпанные песком. От них веяло невидимой смертью, и путники об этом хорошо знали.

– Гремс, – прохрипел один из пятерки демонов. – Нужно остановиться. Я больше не могу. Мы двигались всю ночь. Вон, высокий бархан посидим в его тени, поедим и отдохнем, – голос его был еле слышен. В горле говорившего пересохло. Он остановился достал фляжку и пригубил. Воды было мало и ее экономили. Идущий впереди остановился и оглянулся.

– Хорошо, Ропс, дойдем до того бархана и остановимся на час. Но больше нельзя. Они добрели до высокой кучи песка и устало опустились у его подножия. Ропс снял походный мешок и достал сушеное мясо, лепешки и сладости.

– Сладости, Ропс, убери, – твердо приказал Гремс. Он был старшим в пятерке искателей артефактов и все остальные признавали его авторитет. – Дойдем до города там есть вода, тогда будем есть сладкое иначе постоянно будет хотеться пить.

Ропс недовольно завернул сладости в тряпицу и убрал.

– Который день идем без отдыха, Гремс, – пробурчал он. – А будут в том городе артефакты, никто не знает. Потом эти крысы, они мне покоя не дают.

– Ропс, я уже тебе говорил, мы с братом сидели рядом сенгурами, что пришли отсюда.

Урод хорошо выпил и стал рассказывать, какие богатства здесь хранятся. Да и мы все видели их снарягу. Это изделия не современных бездарей, это артефакты древних магов, – он говорил благоговея, выделяя последние слова. – Один такой поход и мы богачи, Ропс.

– Но почему мы не остались у того оазиса, Гремс, – капризно произнес Ропс. – Мутанты, мутанты. Где эти мутанты? Пугают только. Да и нет на верхнем слое опасных тварей. Все знают, что чем ниже слой, тем больше опасность.

– Ропс, хватит плакать, – засмеялся один из пятерки. – Потому и нет мутантов, что мы постоянно двигаемся. Сенгур прямо сказал, что останавливаться на ночлег в пустыне опасно.

– Да я что? Я ничего, – огрызнулся Ропс. –Только почему сюда не ходят охотники? Потому, что здесь нет ничего стоящего. Все опытные поисковики об этом говорят. Все что можно вынести уже вынесли до нас. А мы тащимся за неведомым богатством.

– Все, да не все, – спокойно ответил Гремс. Все, кто заходил в города не вернулись. Потому, что не знали, какие опасности там подстерегают. А мы знаем и знаем, как туда пробраться. Они посидели около часа. Светило выглянуло из- за вершины бархана и обожгло их своими жаром.

– Все, – вставая проговорил Гремс, – поднялись и пошли дальше.

… Шиза и малыши выходили на охоту каждый день, но твари с нижних слоев, только завидев их тут же скрывались, а на верхний слой астрала Шиза подниматься, не решалась. Их могут снова выследить, и кто знает, что, если тварь, которая будет подстерегать у входа окажется хитрее и сильнее прежней. Она однажды уже не рассчитала свои силы и поплатилась.

Шиза сидела у входа в пещеру и смотрела на поверхность планеты. Место, где они осталось называлось стеклянная пустыня. Красная запекшаяся корка песка блестела под лучами Светила. Внизу жили, дрались, охотились друг на друга мутанты. Они пожирали слабых и в свою очередь становились жертвой для более сильных или удачливых.

Внизу шла вереница демонов.

– Охотники за древними артефактами, – подумала Шиза. Она хорошо видела, что этих пятерых, окружают ящероподобные твари со странными трубками в лапах. Ящеры не приближались и не показывались, но круг загонщиков сужался.

– Скоро их погонят в засаду, – подумала Шиза. Она была голодна, и, чтобы отвлечься от назойливых мыслей о пище, наблюдала, что будет дальше. Малыши беспокойно спали в пещере. Еще один день без еды, и они вынуждены будут подняться на верхние слои.

Слева от путников появилась пара ящеров они выстрелили из трубок и огненные шары по дуге понеслись к демонам. Те изменили маршрут и отстреливаясь из арбалетов, поспешили уйти с дороги ящеров, но те неустанно следователи за ними. На пути демонов появилась еще одна пара ящеров и демоны вновь изменили маршрут.

– Неужели они не понимают, что их гонят в ловушку? – с удивлением подумала Шиза, и спустилась пониже, с интересом наблюдая, что будет дальше.

Ропс тяжело дышал, таща тяжелый мешок со снаряжением. Он шел вторым и старался не отставать от Гремса.

– Быстрее, ребята, – хрипя проговорил Гремс, прибавьте ходу, иначе не оторвемся от этих тварей. До города совсем недалеко спрячемся в подземельях, там нас они не найдут. Отсидимся.

Демоны спешили, но им дорогу преградила еще одна пара тварей со странным оружием.

– Гремс, это маги, прохрипел Ропс, – они пуляют огненными шарами. Лучше залечь и встретить бой. У нас…он говорил, задыхаясь от быстрого шага, – есть арбалеты.

– Поздно, Ропс, их уже четверо глядишь еще подтянутся, – ответил Гремс и замолчал. Ему тоже переход давался тяжело. Им пришлось изменить маршрут, чтобы уклониться от встречи с мутантами. Они прошли еще пару лиг и с ближайшего бархана по ни ударили огненным шарами. Два шара попали в Гремса. Демон дико закричал, окутавшись пламенем и упал. Правая рука у него обуглилась вместо правой ноги был горящий обрубок.

Ропс успел упасть и шары пролетели мимо. Среди искателей артефактов началась паника.

Ропс скинул походный мешок и положил пред собой. Тихо подвывая от страха, он стал лихорадочно заряжать арбалет. Шары неслись уже со всех сторон. Охотников спасало то, что выстрелы были неприцельные и приносились мимо них, над головами. Истошно кричал Гремс.

Рос выглянул, прицелился и выстрелил. Болт сорвался сложа и впился ближайшему мутанту в голову.

– Удачно, – обрадованно подумал он. А затем навыки, вбитые ему до автоматизма за годы поисков, заставили Ропса подхватить мешок и перекатиться в сторону. И вовремя. Несколько огненных шаров накрыло то место, где он только что был. Наконец пришли в себя остальные демоны они, как и Ропс залегли и стали отстреливать нападающих.

Ропс первым понял, что это ловушка их специально загоняли под засаду. Он вскочил, бросив мешок и большими прыжками поскакал в сторону. Арбалет был заряжен разрывным болтом. Он проскочил мимо двух ящериц, которые не ожидали от него такой прыти и выстрелил в ближайшую. Тварь разлетелась на ошметки. Виляя и постоянно меняя направления, Ропс из последних сил добежал до невысокого бархана и упал за ним. Он дышал тяжело, с громкими хрипами и пытался трясущимися руками, судорожно натянуть арбалет. Недалеко продолжался бой. Слышались взрывы огненных шаров и ругань Демонов. Гремс уже не кричал.

Шиза спустилась еще ниже. Она видела, как несколько огненных шаров, выпущенных ящерами, сидящими в засаде, попали в первого охотника. Один шар попал ему в руку другой в ногу. Пламя мгновенно охватило конечности и погасло. На месте руки и ноги чернели обугленные конечности. Идущий в цепочке вторым. Демон упал и выстрелил в одного из ящеров. Он попал и ящер, рыкнув завалился на песок. Шиза видела, как его дух выплыл из тела и повис на тонкой нити, удерживаясь над телом. Охотничий инстинкт толкнул Шизу вниз. Она налетела на духа, который увидев ее забился не в силах оторваться от тела и стала его жадно поглощать. Пища было необыкновенно вкусной. Съев его, Шиза облизнулась и стремительно понеслась обратно к своей пещере.

– Мальчики, просыпайтесь! У нас начинается охота! – радостно прокричала она. Малыши выскочили и за озирались. – Где охота? На кого? – затараторили они.

– За мной, мальчики, там увидите произнесла Шиза и также, как взлетела, стремительно ринулась вниз к земле. Там уже висело два духа. Один это был дух предводителя охотников, второй дух был духом ящера.

– Вот ваша пища, ребята, – показала она на духов, – ешьте.

Те не заставили себя долго уговаривать и быстро спикировав, атаковали одного из духов. Тот не мог долго сопротивляться и, сдавшись, был ими поглощен. Такая же участь постигла и второго духа.

Бой меж тем продолжался. Окруженные демоны отчаянно сопротивлялись, но численный перевес был на стороне ящеров. Их выстрелы былине точны, но они стреляли часто, и охотники стали постепенно погибать один за одним. Они тоже нанесли урон ящерам. Поняв, что их заманили в засаду, они сосредоточили огонь из арбалетов на преследователях и перестреляв их, стали отходить от бархана, где прятались ящеры, сидящие в засаде.

Ушло двое. Ропс, оставшись один, проклинал предателей на все лады. Его окружили и не давали поднять голову, стреляя огненными шарами. Когда он попытался подняться и бежать, то неожиданно для себя лицом к лицу столкнулся с ящером. Отбросив разряженный арбалет, охотник выхватил топор и размахнувшись ударил им по лапе ящера, которую тот протянул, чтобы схватить демона. Но в следующее мгновение со спины подскочил еще один ящер и его большие зубы сомкнулись на голове Ропса. Тот коротко закричал, дернулся пару раз, пытаясь вырваться, но крепкие лапы с когтями ухватили его и стали рвать живую плоть.

Шиза пресыщенная и удовлетворенная кинула взгляд на раздираемого ящерами охотника и повернулась к малышам.

– На сегодня, ребята все. Пошли спать, – сказала она и сладко зевнула.

Глава 5

Инферно. Нижний слой

Курама шел впереди, не опасаясь нападения золотого скрава. Он хотел дать понять этому странному демону, что он ему не враг. И по обычаям демонов, когда они хотят показать, что кому-то полностью доверяют (Как же! Какой разумный демон подставит свою спину другому, – усмехнулся пришедшей ему мысли Курама), открыл тому свою спину. Знак немыслимого доверия со стороны князя. Но все шаги бывшего хранителя были хорошо выверены. Он решил, что очень хорошо понял природу этого «золотого» и просчитал его поведение.

Они прошли в небольшой кабинет, где стояло два удобных кресла и невысокий красивый стол, вырезанный из куска зеленого мрамора с включением прожилок золота. Жестом радушного хозяина показал на кресло и, дождавшись, когда гость сядет, уселся сам. Он хотел показать, что считает скрава себе равным.

– Я думаю, что ты не будешь есть и пить у меня. – С легкой улыбкой на губах произнес Курама и, дождавшись согласного кивка Алеша, только добавил: – Я бы тоже так поступил.

Он сложил руки в замок, закинул ногу на ногу (поза, вызывающая доверие).

– Давай говорить открыто, мой друг, – Курама был искренен. Этот скрав мог быть его другом… и союзником ... на время, пока он не войдет в свою полную силу. – Расскажи, кто еще смог вместе с тобой пройти лабиринт славы?

Алеш думал недолго. Он с интересом рассматривал бывшего богоподобного сына творца. В прошлую их встречу он был другим. «Неужели и они могут менять свои обличия»? – размышлял он. Но его размышления длились секунду другую, а затем он ответил.

– Был еще привратник, что сидел на входе в лабиринт, и молодой парень, что появлялся и исчезал, так как не хотел быть хранителем. Он все требовал себе дополнительных сил и возможностей. – Вспомнив Духа, и как тот нагло торговался с ожившей статуей, он улыбнулся.

– Так что, пугливый Ридас тоже смог пройти лабиринт? – Курама был здорово удивлен. – Этот слабак даже войти в него побоялся и его назначили вечным привратником.

Он по-новому оглядел скрава, и весело проговорил.

– Понял, брат. Это ты помог ему пройти лабиринт. Кого еще видел? Там было полно неудачников. Они вечно подставляли друг другу ноги и предавали. Олухи. Я вот не понимаю, брат, какими нужно быть тупыми, чтобы не понимать закон взаимовыручки, - он улыбнулся во весь свой огромный рот. – Вот, ты понял, это хорошо. Значит, с тобой можно вести дела. Так кого видел? – снова повторил он свой вопрос.

Курама хотел знать, с кем ему придется в будущем иметь дело и, конечно, хотел хорошо к этому подготовиться.

Алеш скривился.

– Авангура видел. Рохлю… - он помолчал, нагнув голову и вспоминая поход по лабиринту, потом поднял взгляд на Кураму и честно ответил: – да в общем это почти и все. Не хочу вспоминать детей творца.

– Мне понятны твои огорчения, можешь не рассказывать. – Курама был серьезен, – я сам прошел через обиды и предательства. – Он задумчиво постучал пальцами по подлокотнику кресла. Затем перевел разговор на другую тему. – Расклад сил в этом мире знаешь? – спросил он и, увидев отрицательное качание головы скрава, улыбнулся еще шире.

– Тогда слушай, тебе будет это полезно. Всех замыслов творца не знает никто. Мы были первыми его творениями и должны были пройти лабиринт славы, чтобы войти в свое призвание. Первым, кто понял, что нужно действовать сообща, был Рок. Он среди братьев держался всегда в тени. Не вылезал вперед. Никого не обманывал. Такой, знаешь, тихоня. Но он присматривался к каждому. Среди нас он выбрал меня и Беоту. Сестренка у нас была одна и очень наивна. Она в рот заглядывала Року и слушалась его во всем. Мы однажды просто ушли от остальных и прошли паучиху, потом остановились перед пропастью. Долго стояли, пока Рок не придумал, как ее преодолеть. Кстати, – он весело посмотрел на Алеша. – Как ты ее преодолел?

– Никак, – ответил тот. – Меня в нее столкнул Авангур, которого я вытащил из колодца. Я упал и возник вновь переде входом в лабиринт.

– Тебе повезло, друг мой, мы тоже прыгнули в пропасть. Это предложил Рок и первый сиганул вниз. Страшно было, но мы тоже прыгнули и оказались перед воротами, потом спокойно дошли до статуи. Там получили свое призвание. – Он помолчал. – Я до сих пор не пойму, – продолжил он, – зачем нужно было творцу, ставить нас перед выбором, прыгать или нет? – наконец ответил он. – Может ты догадался?

Прокс пожал плечами. Догадки у него были, но делиться ими он не стал. Что может Курама, он уже понимал, тот предаст и не моргнет глазом. Но сейчас это был его союзник и он хотел воспользоваться подвернувшееся возможностью. Поэтому, чем меньше он открывает карт перед бывшем хранителем, тем лучше.

– Ладно, ты я тоже вижу, не знаешь, но не это важно, – увидев, что Алеш пожал недоуменно плечами, стал говорить Курама.

– Воплощение творца определило нам сферы влияния. Мне достался Инферно, Року - мир Сивиллы, а Беоте творец сказал, что она сама сможет выбрать себе то, что пожелает. Но девочка словно срослась с братцем. Куда он, туда и она. Шли тысячелетия, мир наполнялся разумными, творец ушел дальше создавать эту вселенную, а Рок стал подгребать этот мир под себя. Он в сердцах смертных подменил творца и все… или почти все стали поклоняться ему, как отцу всех живущих. Рок стал банальным вором. Он воровал благодать у творца, наполняя себя силой. Я первым понял его замыслы. Хитроумный братец захотел стать богом этого мира. Только он не понимал, что это ведет к его разрушению. Мир потерял устойчивость. Ты знаешь, что такое энтропия? – Курама внимательно посмотрел на Алеша. Это был первый этап проверки. Если скрав ответит, что знает этот термин, значит, он посланник извне и, значит, за ним стоит кто-то еще. Может быть, сам творец.

– Если расскажешь, то узнаю – спокойно ответил, Алеш. Что такое энтропия, он конечно знал. Но решил промолчать.

– Энтропия — мера необратимого рассеивания энергии, мера отклонения реального процесса от идеального. Проще говоря, мир начал разрушаться. Он потерял свою устойчивость.Но Рок не желал этого замечать. Сначала я, а потом это поняла Беота, и мы стали ему противодействовать. Вот, ты хранитель чего? – как бы невзначай спросил Курама.

Скрывать Алешу этот момент не было смысла.

– Преддверия, – ответил он.

– Надо же! – удивился Курама. – А что там хранить? Ну да не нам поправлять творца. Послушай, скрав, не знаю как тебя зовут, но судьба свела нас вместе. Мы оба еще слабы. У тебя нет своей горы и нет поклонников, моя вершина давно разрушена, – с горечью произнес Курама. – Но, объединив усилия, мы сможем помочь друг другу. Тем более, что делить нам нечего. Я не лезу на твои земли, тебе не нужны мои. Я понимаю, что ты мне не доверяешь. Я бы тоже на твоем месте был бы осторожен. Но на моей стороне опыт и знания, которых нет у тебя. А у тебя богатства Преддверия. Мы можем объединиться. Пусть на время, но можем пообещать друг другу, что не будем замышлять вражду, пока мы в союзе. Что скажешь?

– Заманчиво, конечно. Но что тебе помешает нарушить свое обещание и ударить мне в спину? – Спокойно ответил Прокс, – и я не могу понять, какую помощь ты можешь оказать мне?

Курама не рассердился.

– Давай, скрав, – весело сказал он, - сначала, вместе отобьемся от того дурня, что пришел на мои земли, потом вернемся к нашему разговору. В городе, который лежит к северу отсюда, находятся твои подданные, Я верно понимаю расклад сил? – и не дожидаясь ответа продолжил. - Я встречу противника в своем замке и нанесу ему поражение, ты ударишь по отходящим войскам. Главное, не упустить этого князька. Пообещай мне, что ты его не тронешь. Его убью я.

– Договорились. – Алеш поднялся. – Если все обговорили, я пошел.

– Иди скрав, тебя проводят, – ответил Курама и, когда скрав вышел вслед за распорядителем, он торжествующе потер руки. Его мечты начинают сбываться.


Инферно. Нижний слой. Замок князя

Войска князя Мирограда входили в столицу выскочки. Так про себя властители инферно называли бывшего наемника Цу Кенброка. Он сумел не только захватить часть земель соперника, которому служил, но и в конце концов разделаться с ним. Шпионы, посланные в княжество узурпатора, сообщили о ряде поражений, которые потерпели оба князя в междоусобной войне. Их силы расточались в схватках. Войск на границе становилось все меньше, а когда те стали дезертировать целыми отрядами, Мироград решил – пора. Он хорошо представлял себе начало большой войны. Его княжество было на пути к ослабленной вотчине Цу Кенброка и, значит, первым подвергнется нападению соседей. Поэтому ему надо действовать на упреждение. Захватив домен противника, он усилит себя и лишит других соблазна попытаться захватить его земли и пройти к этому домену, который буквально сам падает к ногам мудрого и проворного Властелина. А он считал себя именно таким.

Войска спокойно проходили по улицам, не трогая дома и горожан. А зачем разрушать то, что потом станет своим? Все войны князей сводились к битвам на границе, в поле и заканчивались штурмом замка противника. Это в древности воевали так, что по всему Инферно остались разбросаны руины крупных городов. Население вырезалось и Инферно на долгие столетия стало малонаселенным. Но теперь ситуация в корне изменилась. Демоны расплодились и им уже не хватало места для проживания. Истощались ресурсы, энергия хаоса становился не столь плотной, и все Властители понимали, грядет великий передел. Количество князей в предстоящей войне резко сократится. Кто-то заключал союзы, кто-то спешил нанести упреждающий удар. Но никто не спешил первым начать большую войну. Мироград считал, что остальные князья, его поход примут за набег. Удачный. Он в этом не сомневался. Но не за начало войны.

Передовые отряды легкой пехоты со всех сторон обкладывали замок, который не подавал признаков жизни. Он словно не замечал суеты, творящейся перед ним. Часовые находились на стенах и спокойно ходили по своим маршрутам.

– Все, как и рассказывали, перебежчики и шпионы! – потирал довольно руки князь Мироград. Он ехал посредине своего войска, в балдахине, который несли двенадцать рабов, и разведчики непрестанно докладывали ему обстановку. Границу они прошли без задержки. Мелкие отряды пограничной стражи или уходили с их пути, или присоединялись к войскам вторжения. Все прибившиеся демоны рассказывали необычайно странные истории. Князь словно сошел с ума. Он поклоняется Кураме – забытому богу Инферно и приносит ему многочисленные жертвы как из рабов, так и из демонов. Он сумел поссориться с иномирцами, обосновавшимися на его землях и это тоже подтолкнуло Мирограда к вторжению.

Мимо князя, скрепя большими колесами, проезжали осадные орудия. Обслуга орудий и маги, которые помогали защищать их от нападения противника, проходили низко склонившись перед его балдахином. Поднимая тучи пыли, шла тяжелая панцирная пехота. Гордость и становой хребет армии вторжения. По меркам инферно армия была небольшой, но хорошо обученной и мобильной.

Дворец узурпатора обкладывали по всем правилам военной науки. Повелительницы хаоса контролировали астрал, защищая армию и князя от нападения. Легкая пехота разведывала подступы к замку, маги, шедшие с ними, искали магические ловушки, изредка атаковали стены, проводя разведку боем и выясняя степень защиты. Рабы копали траншеи и полевые укрепления. Туда же сгоняли жителей города для производства инженерных работ. Видя все это, Мироград не сомневался в успехе.

Курама сидел в своем кабинете, получая доклады от часовых и наблюдателей. План битвы у него был готов. Никто из этих князей не способен сравниться с ним в искусстве ведения войны. Никто из них не подозревает о его возможностях. И это замечательно. Он преподаст хороший урок бывшим слугам, что возомнили себя господами и покажет свои возможности скраву – потенциальному союзнику.

Он не спешил. В тронном зале его ждали восемь оставшихся повелительниц хаоса и то только те, кто состарились или подходили к этому опасному для них преклонному возрасту. Старых демонесс, молодые и набравшиеся сил повелительницы обычно отправляли на жертвенник мук и значительно усиливали свои магические силы. Но бывало и так, что молодая повелительница хаоса неверно рассчитывала свои силы и сама становилась жертвой. А слабые убегали в заброшенные города, как и остальной сброд, который оказался никому не нужным.

Курама ждал, когда противник подготовится к штурму. Соберет все свои силы и пошлет на него своих демонесс. Он поднялся и пошел в тронный зал. Там уселся на трон, который не считал своим.

– Ждите команды! – приказал он демонессам. По моей команде выходите в астрал и хватаете ту тварь, на которую я укажу. Он ощерился зубастым ртом. И с презрением сказал, – Я буду с вами, старухи, не бойтесь. Когда притащите сучку ко мне скажите: – Курама прими эту жертву. – Он перестал улыбаться и его взгляд приморозил к месту каждую из повелительниц. – Всем все понятно? – уточнил он.

Ждать от них подтверждения он не стал. Закрыл глаза и пожелал выйти в астрал. Его уровень хождения по астралу был гораздо выше. чем у демонесс. Он мог их видеть, а они его нет. Перед выходом он своими обстроенными чувствами проверил точку выхода, обнаружил мелкую астральную тварь и броском выскочил прямо перед ней. Ухватил испуганного духа десятками щупалец и присосался к ней. В него потекла сила. Курама от наслаждения затрепетал. Сожрав жертву, он немного опьянел и довольно поглядел вниз, на окрестности своего замка. Противник готовился основательно. Возводил земляные стены, расставлял осадные орудия. Отрядам назначались сектора осады и штурма. Отряды магов прикрывали армию. Повелительницы хаоса готовились начать атаку из астрала, надеясь на свое численное преимущество.

- Мироград, – узнал он своего противника, бывший содержатель его псарни. – И этот в князья пролез, – усмехнулся Курама.

Князья не поступятся своим положением и не захотят вновь признать над собой повелителя. Власть, и это знал Курама не понаслышке, сладка, и никто по доброй воле от нее не откажется. Он внимательно изучил диспозицию. Противник действует основательно и не спешит.

- Сегодня штурма не будет. И хорошо, – подумал довольный Курама, можно будет принести еще жертвы и немного усилиться.

Он вернулся в свое тело. Осмотрел присутствующих. Увидел распорядителя, старого демона и поманил его пальцем.

– Слушай сюда, – сказал он, – там внизу, возле юго-западного подземного прохода, у выхода собрались рабы, чтобы копать подкоп. Отправь туда отряд ловцов и палача. Выловите кого сможете и там же принесите в жертву Кураме. -Он сладко зевнул. – Меня сегодня не беспокойте.


Планета Сивилла. Степь

Шарныга нашел норку грызуна. Побегал по кругу, глубоко носом втягивая воздух, прижимаясь узкой мордой к земле и радостно тявкнул – грызун был в норке. Если он постарается, то сегодня будет сыт. Он еще раз обежал по кругу убежище затаившегося зверька и стал копать лапами сухую землю. Над ним величаво парил орел, высматривая жертву для себя. Змея, потревоженная суетой шарныги, с легким шелестом поползла прочь. Цикады, не переставая, выдавали свои трели, наполняя степь своим цыканьем. Их не беспокоили охота шарныги и недовольное шевеление грызуна, почуявшего хищника. Степь перед заходом солнца словно замерла. Перестал дуть ветер, гоняющий серебряные волны ковыля. Умолкали степные птахи, перелетев подальше от шарныги. А по округе раздавался радостный писк маленького хищника, впавшего в охотничий азарт. Он не замечал ничего вокруг. Так продолжалось недолго. Орел, кружащий высоко в небе над шарныгой, вдруг изменил направление полета и полетел прочь, неспешно маша крыльями. Затем вдалеке поднялось облако пыли, закрывая видимость от края до края и, наконец, неясный гул, исходящий от земли, остановил копание шарныги. Он недовольно поднял голову и посмотрел в сторону, откуда шел шум. Простоял он недолго. Обижено взвыв, стремительно побежал прочь. Сегодня он снова ляжет голодным. Он последний раз обернулся на звуки, испугавшие его, раздраженно тявкнул и помчался вскачь.

По степи с разных концов мерным ходом бежали тысячи боевых быков со всадниками. От их топота гудела земля. Пыль, поднимаемая десятками тысяч копыт, заслоняла небо. Восемь племен поднялись, чтобы объединиться и разделаться со свидетелями Худжгарха, и навсегда избавить народ степи от этой ереси.

Племена, стоявшие на пути воинов, снимались с места и старались уйти подальше с их пути. Они уже были наслышаны, как поступают ревнители прежней веры с теми, кто поверил в Духа мщения. С воинством двигались посланники отца всех орков, как они себя называли, именно они вели племена на священную войну со всякой ересью. Первое племя, которое им повстречалось на пути было племя Чинриз. Небольшое племя, принявшее заветы Худжгарха.

– Ты кто? – спросил посланник отца, старого и избитого орка.

Этого проповедника заветов Духа мщения поймали в племени Чинриз. Ну как поймали? Старик даже не думал скрываться, он вышел к передовым отрядам и воздев руки к небу стал говорить. Командир передовой сотни ухмыльнулся и приказал схватить старика. Старика скрутили и доставили к посланникам.

- Я, Крыв Гругын, шаман, – старик хоть и избитый, но не сломленный, прямо смотрел в глаза худому и горбатому шаману оседлых орков. - Бывший сотник, теперь свидетель Худжгарха.

Шаман хищно ухмыльнулся.

– Очень хорошо, – произнес они вкрадчиво спросил. – Ты гаржик, не простой пастух, как же ты мог поверить в ложные чудеса еретиков? И не только, поверить, но и смущать детей степи, убеждая их отвернуться от Отца всех орков?

– Я шаман, от Отца нашего не отворачивался, – спокойно ответил старик, – я чту заветы Отца и предания старцев. И тебе не мешало бы вернуться к своим истокам.

– Ты хочешь со мной поспорить, старик? – глаза шамана грозно сверкнули. – Мы это сделаем, обязательно. В твоем племени. Пусть народ посмотрит на тех, кто их обманывал. – Он повернул голову к страже и приказал: – Увести старика и охранять бдительно!

Стойбище Чинриз окружали верные посланникам отряды орков, они сгоняли отдельные рода с их мест и заставляли спешить вместе со стадами к месту сбора. Через двое суток почти все племя было собрано в одном месте.

Мураза Шир Маржук, хан племени, недовольно сопя, сидел в своем шатре. Его уговаривал шаман племени покориться и выдать всех свидетелей Худжгарха, посланникам.

– Шир, – скрипучим голосом увещевал шаман. – Сила не на нашей стороне, покорись и выдай еретиков, а еще лучше казни их сам, этим ты докажешь лояльность прежней веры.

– Купчак, что ты такое говоришь! Разве мы все не видели чудеса, творимые свидетелями Духа мщения. Это не шаманы, как ты, это простые старики. Откуда у них сила слова, с которой они говорят и убедительность, как не от отца? А посланники уже не раз проиграли в спорах и были посрамлены. Тому свидетельство камень, оставленный на их могиле.

Затем тише добавил.

– Мы с тобой были там и сами видели, как на камне загораются слова завета.

– Да, мураза, видели. Но ты пойми, это не наша война. Пусть сражаются свидетели и посланники, а нам нужно сохранить племя. Откажись от свидетелей и выдай их.

Мураза еще сильнее нахмурился. Он понимал, что шаман по-своему прав. Его племя силой согнали в кучу и держат вместе. Лорхи и бараны сожрали всю траву в округе и скоро может начаться падеж. Он хан, не может бросить вызов посланникам и не может повлиять на ситуацию. Остается или покориться, или дождаться, когда войска ревнителей веры пойдут дальше. Но больше всего его мучило то, что ему предлагают совершить предательство и отступничество. Гордость свободного орка не давала ему принять такое решение.

– Ты шаман предлагаешь предать тех, кому мы поверили и уступить силе. Это не заветы Отца, – ответил он.

– А что мы можем, мураза? Сидеть и ждать, когда скот погибнет и народ наш начнет дохнуть от голода? Или пойдешь войной на посланников. Так их больше трех тысяч, а нас от силы восемь сотен мужчин наберется. Я предлагаю позвать свидетелей Худжгарха и пусть они сразятся со своими противниками, – продолжал увещевать верховный шаман племени. – Кто победит, того и правда. Это по заветам.

– Хитро говоришь, шаман, – мураза гневно сверкнул глазами и показал клыки, – но эта хитрость видна всем. И что будут говорить в степи про Шир Маржука? Что он трус и предатель. Мне, Купчак, честь дороже, такой худой славы. Ступай и не мешай мне думать, коли не можешь помочь советом.

Шаман поджал тонкие губы, встал и молча вышел. Он собрал своих учеников и пешком пошел к отрядам, окружившим стойбище.

– Рад видеть тебя, Купчак, – встретил его посланник. – С чем пришел?

Он не предложил гостю присесть, и шаман понял, что над ним издеваются. Но он понимал, что его жизнь в руках этого шамана и, смирив гордость, ответил.

– С миром, Берзук. Мураза не хочет выдавать еретиков, но я их знаю всех и могу на них показать.

Посланник прищурился и знаком руки показал на подушку.

– Присаживайся, Купчак, ты принял правильное решение.

Вечером перед закатом Светила в лагерь Чинриз въехали всадники, они окружили место, где горел общинный костер. На середину вытолкали старика со связанными руками. Рядом с ним стоял хмурый Купчак. Хитрый посланник отвел роль увещевателя своего племени ему, и он был сильно этим смущен. Он тоже понимал, что облек себя на позор, но больше позора он хотел жить.

- Орки! – начал говорить Шаман. Вы все знаете этого заблудшего Я говорю заблудшего, а не еретика, потому что он обманут, и я хочу, чтобы Крыв Гругын, покаялся и вместе снами отверг чужую веру.

К костру пробрался такой же старик.

– Если он заблудший, то почему его связали? Какое преступление он совершил? Мы свободные орки, и этот гаржик подлежит суду нашего племени. Так говорят обычаи.

Шаман недовольно поморщился.

– Как же хорошо было раньше, – подумал он и скрыл вздох недовольства. Не было этих старых умников, что вспоминали обычаи и его слово в племени считалось главным, как и слово муразы. А теперь ему задают вопросы, на которые у него нет ответов.

– Он связан, потому что проповедует ересь и смущает умы детей степи. Он отвращает нас от нашего Отца. Вот почему он связан.

– А кто выступает от имени нашего Отца? – не отступал старик. - Уж не те ли, кто запер нас здесь и не выпускает? Орк родился свободным и свободным умрет. Это одно из преданий, которое мы чтим. Так ведь? – он оглянулся, и народ, собравшийся вокруг, загудел.

– Верно! Мы свободными были и свободными останемся.

– Купчак, ты же из нашего племени, а ушел к тем, кто нас лишает свободы. – продолжил старик. – За жизнь свою опасаешься?

Это было неприкрытое оскорбление, и Шаман, подняв жезл, гортанно прокаркал несколько слов.

- Он хотел наказать наглеца наслав на него духов слабости.

Но Говоривший только усмехнулся и произнес.

– Повелеваю духам войти в Купчака и повергнуть его.

Шаман вздрогнул, выгнулся и упал на землю. Он завыл и стал пальцами скрести по затоптанной траве. Из-за спины воинов вышел орк в одежде оседлых. Он взмахнул рукой и Купчак поднялся. Виновато огляделся и спрятался за спину орка.

– Ты хочешь соревнование? – насмешливо спросил чужак. Вот, вас двое: ты и этот свидетель, – он показал рукой на связного старика. – Попробуйте убить меня.

- Наш Отец запрещает нам убивать ради забавы, – проговорил связанный. – Мы убиваем своих врагов. А ты орк. Мне не кровник и не враг. Зачем мне стараться тебя убить?

Орк скривил тонкие губы. Он был недоволен. Чтобы показать свою силу, ему нужно было явить чудо и наказать отступников, но те ловко прятались за словами и не давали ему такой возможности. Собравшиеся дружно приветствовали слова старика.

– Этих уже не переделаешь, – подумал посланник и надо их наказать, чтобы остальным было не повадно.

– Ты враг, старик, – ответил посланник, – потому что учишь орков лжи. А ложь наказуема. Так сказал наш Отец. Поэтому ты умрешь или раскаешься. – Он щелкнул пальцами и рядом с ним появилось странное существо. Красное. Оно, казалось, висело в воздухе. Так низ, где должны быть ноги было объято пламенем.

– Эту силу дал нам Отец всех орков, – глядя на горящее существо, – довольно произнес посланник. Это свидетельство его доверия к нам, его верным последователям. Он послал нас выжигать ересь из народа степи, и я это сделаю.

– Ты раскаиваешься, отступник? – спросил он старика.

Но тот презрительно сплюнул ему под ноги.

– Убей его! – посланник показал пальцем на связанного.

Римстарг, а это был он, подлетел к старику и обхватив того руками, накрыл своим пламенем. Старик громко закричал и тут же замолк. Пораженные орки видели горящий силуэт, повисший на руках существа, и пораженно молчали. Наконец, Римстарг отпустил тело и оно, обугленное, упало на землю.

Орки молча смотрели на распростертые останки и пораженно молчали, они никак не могли прийти в себя. Наконец, из толпы раздался одинокий возглас.

– Теперь, чужак, ты мой кровник, – и в посланника полетело короткое копье. Оно не долетело до него, а, ударившись о невидимую стену, упало наземь.

– Я знаю, что среди Вас много отступников, - разъяренно брызжа слюной вскричал посланник. - И я выжгу всю заразу, что вы разносите по степи.

Посланник находился в религиозном экстазе. Ему казалось, что все собравшиеся здесь, желают его смерти.

– Ну я Вам покажу, как противиться мне! – с радостным замиранием сердца, помышлял он, оглядывая толпу. Все они были в его власти, и эта власть опьяняла его, наполняя все его существо могуществом.

– Вы все умрете! – громко прошипел посланник и дал команду Римстаргу. – Убей всех здесь!


Планета Сивилла. Степь. Лагерь свидетелей Худжгарха

Грыз слушал беглеца, который принес тревожную весть. В степи поднялась новая сила, которая желает расправиться со свидетелями Духа мщения. Племена оседлых орков поднимаются и, привлекая кочевые племена, идут чтобы уничтожить их. Он в пол уха слушал о зверствах, творящихся от имени Отца всех орков. Пророков Худжгарха выслеживают пытают и сжигают живыми на глазах других орков. Останки топчут копытами лорхов, не предавая погребению. Такое случалось лишь тогда, когда орки предавали свой народ и их смешивали с грязью, показывая этим, кем на самом деле, являлись отступники.

… – После того как они сожгли моего отца, я объявил этим оседлым, что они мои кровники, а посланник натравил на народ своего демона. Это чудовище пулялось огненными шарами, хватало орков и пожирало их своим огнем, – говорил беглец. – Оно жрало и росло, пока не стало огромной, как гора. Я спасся только потому, что рядом со мной был боевой лорх. Затем пришли воины и стали рубить топорами женщин и детей. Муразу, как говорили те, кто сумел спастись, распяли и разорвали лорхами. Моего племени больше нет, – печально закончил молодой орк.

Грыз не проявил к нему сочувствия.

– А от меня чего ты ждешь? Иди и мсти своим врагам. – Орк вскинул голову. - Мы с отцом верные приверженцы Худжгарха, я хочу стать его свидетелем и пророчествовать, как мой отец.

– Такой дар исходит от Самого Духа мщения, я не в силах тебя этим одарить. Ступай.

Когда молодой орк, принесший печальные вести, вышел, Грыз достал кожаный тубус и вытащил от туда карту. Эту карту ему дал Худжгарх, на ней были обозначены все племена орков, их местоположение, но самое главное, если какое племя меняло свое место стоянки и уходило на пятьдесят лиг, это тоже волшебным образом отображалось на карте. Грыз не задумывался о том, как это происходит. На то Худжгарх и является Худжгархом, чтобы творить чудеса.

Он расстелил на кошме карту и стал всматриваться. Племя Чинриз находилось в двенадцати днях пути от их лагеря. Грыз задумался. Если гонец добирался до них седьмицу, без сна и отдыха, то войскам нужно больше времени. С ними идет скот. По дороге они останавливаются для устрашения непокорных племен. Значит у него в запасе как минимум седмица, но скорее всего целых две. Те войска, что подошли и уничтожили небольшое племя насчитывали от силы тысячи три воинов и это кочевые племена. Одни они на воинство Худжгарха не пойдут. Свидетели уже показали, как могут сражаться, значит будут ждать оседлых, а это почти трик. Он повеселел.

– Шумрад! – позвал он телохранителя. – Зови командиров и пошли за муразами ближайших племен. Тихо сидящим женам приказал, – приготовьте гайрат и мясо молодого лорха.

Через два часа в его шатре сидело десять командиров, которые доказали в боях свое право командовать. Проверенные и верные последователи учения Худжгарха. Они по одному, неспешно заходили в шатер и садились. Молча ели мясо, специально не доваренное, запивали гайратом и ждали, когда все, кто приглашен придут и насытятся. Недоваренное мясо говорило им, что нужно будет сообща принимать решение. Их Вождь не до конца уверен в том, что необходимо сделать и собирает совет. Эта была давняя традиция орков. Когда мураза дает понять своим приближённым, что перед ними стоит тяжелый выбор и решение должны принимать все вместе. Потом, если предприятие будет неудачным, на муразу никто хулы не скажет. И авторитет его не упадет, потому что он не показал свою слабость, и не просил помощи.

– Слухи уже разошлись по степи, достигли нашего стойбища и мне нет нужды говорить вам, что на нас идут войной несколько племен. – Начал свою речь Грыз. – Они уничтожают всех пророков Худжгарха, до которых могут добраться. Грабят стойбища непокорных и угоняют их скот. Но это передовой отряд, который, по всей видимости, должен посеять страх в сердцах детей степи. Я же вас собрал, чтобы рассказать о своих планах. – Он вновь развернул карту. Ее читать могли все его командиры. Не зря же он учил их столько времени.

– Вот тут их передовой отряд три тысячи всадников. – он показал кончиком кинжала на красный кружок. Вот здесь и здесь, – он ткнул кинжалом в несколько мест на карте, – племена, которые присоединились к походу против нас. Их будет примерно восемь тысяч всадников. Но большинство из них оседлые и как воины они гораздо слабее нас. Слабее, – повторил он, - но их больше. А мы с вами знаем, что победа благосклонна к тем, кого больше.

Он оглядел собравшихся. Увидел их сосредоточенные лица. Понял, что они тоже прониклись сложностью ситуации.

- Воинам что? – подумал он. – Они собрались и ушли подальше в степь. Ищи их там пол жизни. А вот женщины и дети, рабы, скот, что нужно пасти. Как быть с ними? Они замедляют движение войск и их не бросишь, в конце концов их нужно защитить. Грыз удовлетворенно продолжил.

– Мой план такой. Ближайшие племена, что попросили нашей защиты кочуют в три места. К предгорьям Снежных гор, к границам Вангора и к границам Лигирийской империи. Это заставит противника или разделиться, или двинуться сначала к одному из этих мест. Мы соберем все доступные нам войска и двинемся им на встречу. Но в сражения вступать не будем. Наша задача будет измотать их в многочисленных коротких схватках. Будем совершать набеги на их скот и уничтожать мелкие отряды. При приближении армии врагов разойдемся в разные стороны. Пусть ловят ветер. Их отряды, посланные в погоню, будем уничтожать, заманивая в засады. Если они повернут в сторону одного из наших союзников, мы двинемся следом, уничтожая отряды прикрытия.

Грыз замолчал, задумавшись. Остальные командиры тоже молчали, обдумывая замысел их вождя. Это были лишь наметки, но в их головах они обрастали деталями, вырастали в предложения и Грыз знал, что их мысли превратятся в хороший, рабочий план. Он дал им время подумать и продолжил.

- Мы должны так повести нашу компани, чтобы постараться разделить их и уничтожить по частям. И еще. Хватить надеяться на помощь Худжгарха. Он не будет напрямую помогать нам, как это было раньше.

Командиры согласно закивали. Они понимали, что Дух мщения явил себя народу. Показал свою силу и теперь от них самих зависело, как они смогут быть достойными заветам Отца. Недостойно для свободного орка прятаться за спины более сильного. Но и то, что предлагал их вождь было для них странным и смущало их умы. Встретить врага лицом к лицу, сразиться с ним и победить или погибнуть в честной схватке, это было проявление доблести. А набеги, отступления это не в их характере. Все молчали, обдумывая слова Грыза. Тот понимал, что их смущало, но будучи орком, прошедшим обучение у Худжгарха, понимал, что другого пути у них нет.

– Братья! – начал он снова, подождав, когда его командиры хорошенько подумают. – Вы задумались о том, что мало доблести в такой войне, и я вас понимаю. Но задумайтесь вот о чем. Вы все любите охотится на пустынных ролдов (хищник, похожий на льва и гиену одновременно). У него клыки и сила в лапах. Скажите мне. Кто-нибудь из вас пойдет на него охотиться голыми руками, имея оружием только свои зубы?

– Грыз, – ответил самый старый из командиров. – Это глупо. Любой самый сильный орк слабея ролда. Что за вопрос?

– А вопрос, Чакраг, я задал не спроста, – невесело ухмыльнулся Грыз.

Он знал, как трудно ломать косность мышления у его соплеменников. Как трудно они воспринимают все новое, цепляясь за древние предания и традиции ведущие к погибели.

– Вы знаете, что на хищника нужно выходить с длинным тяжелым копьем и на лорхе. В схватке с ним вы используете свое преимущество в уме и, если на помощь самцу придет его прайд, что вы сделаете?

Вновь ему ответил Чакраг.

– Знамо дело, Грыз, постараемся удрать. В схватке со злым прайдом не выжить. Здесь нет ничего позорного. Только глупец отважиться на такую схватку.

– Значит, в схватке с прайдом надо думать и взвешивать свои силы, а в схватке с этими степными гиенами надо выйти и погибнуть? Так что ли, Чакраг? – Грыз вновь ухмыльнулся, показав свои желтые клыки. И, не давая тому ответить, веско продолжил. – Нет разницы сражаться с прайдом ролдов или со стаей отступников, что прикрываются именем Отца и убивают детей и женщин. Они не орки и не достойны нашей чести. Они подлые гиены. А против таких хищников мы будем воевать, как на охоте. Выследил и убил. – Он выпрямился и грозно посмотрел на соратников. – Мы выходим на охоту, братья!


Где-то в открытом космосе

Я, наверное, никогда не выберусь из вентиляционной системы корабля. Вот уже несколько дней, я передвигаюсь только по воздуховодам. Словно какая-то крыса или личинка, ползая и попискивая, замирая, чтобы не выдать себя и, убегая от дронов разведчиков. Я изучил многие ходы и ориентировался в них, как у себя дома. Мне не было больше нужды ломать решетки и изолирующие люки. Их открывал мой дрон, что теперь постоянно следовал за мной. Из еды у меня были таблетки сухпая. Воду приносил тот же дрон, спустившись в какую-то свободную каюту. Я был черен от налипшей пыли и гол.

Мой путь неизменно лежал к корабельной тюрьме, но путь этот был извилистый, как американские горки, что я видел когда-то по телевизору. Вниз, в верх, в бок и снова вниз, и снова в верх.

На корабле было спокойно, видимо, меня перестали искать. То ли решили, что я помер, то ли подумали, что, если меня не трогать, то и проблем нет. А корабль можно прошерстить и в доке причала по прибытии на базу. Так что время у меня еще было и определенная степень свободы тоже.

После долгих мучений и поисков обходных путей я пробрался к трюму, где располагалась корабельная тюрьма. Дальше шли все возможные датчики. Датчики движения, датчики, реагирующие на изменения объема пространства. Лучи, пересекая которые неведомый нарушитель поднимет тревогу. Я даже удивился такой предусмотрительности, не тюрьма, а настоящий «Форт Нокс».

– Брык, что будем делать? – спросил я помощника.

– Вы о чем, командор? – отозвался голографический субъект.

– Я о том, что здесь сплошная зона контроля, даже вон дроны на стенах висят. Как пройти ее.

– М-м. Подумаем. – Луковая морда уморительно нахмурилась и приложила руку к подбородку. Так он провисел недолго. – Придумал! – воскликнул Брык. – Мы отключим все системы контроля и ты, командор, проберешься во внутрь.

– Брык, – недовольно поморщился я. – Если отключить системы контроля, то на корабле сразу поймут, что произошло что-то неладное и сюда направятся специалисты. Они поймут, что было несанкционированное отключение и усилят караулы и, кроме того, начнут лазить по вентиляции.

– Ага! Тогда мы сделаем по-другому. Я пущу на этом промежутке запись, дам картинку того, что было раньше, а ты проползешь. Я на время заблокирую этот участок. Потом пущу просмотр в реальном времени. Датчики на время тоже отключу, но при контрольном просмотре система выдаст сбой программы и номер ошибки. Дежурный посмотрит по камерам, что прорыва периметра не было и устранит ошибку.

Я вздохнул, «на без рыбье и рак рыба».

– Давай, мастер, делай.

– Готово, командор.

Мне не нужно было ждать дополнительного приглашения, согнувшись в три погибели, так как воздуховоды стали узкими, пополз дальше.

Сначала был узкий коридор, и в нем ходил часовой, отмеряя шаги. Десять шагов вперед, десять шагов назад. Вдоль коридора были расположены наглухо закрытые двери. Стараясь не шуметь, прополз над его головой.

Я заглядывал через решетки в ближайшие камеры. Там было темно, как в склепе, который мы однажды самонадеянно посетили с Шизой. Но в одной я увидел шевеление и изменившейся рукой срезал крепежные элементы с вентиляционной решетки. Шума произвел немного и осторожно спрыгнул вниз.

– Кто тут? – Услышал я знакомый голос.

Черт побери! Это кто? Вейс?

– Что Вы тут делаете, господин Вейс? – Я был изрядно поражен. – Кого-то допрашиваете?

Вейс подошел поближе, рассматривая гостя и тоже был удивлен.

– Вы! – проговорил он. – Как Вы сюда попали, юноша?

– Как всегда, по вентиляции.

Я говорил, не глядя на него, осматриваясь в сумраке камеры. Она была пуста. Или почти пуста Кровать, за невысоким барьером отхожее место, вот и весь интерьер. Усевшись на его кровать, я с интересом посмотрел на старика. Он словно постарел на лет двадцать. Сгорбился и глубокие морщины были видны даже в этом сумраке. Вейс тоже сел рядом.

– Кого-то ищите? – безразличным тоном спросил он.

– Да, тан, ищу. Своего помощника. Муна.

– Напрасно, барон, ему уже не помочь. Да и Вам тоже. Меня, как видите, – он обвел руками камеру, – тоже закрыли. Корабль прибудет на базу. Здесь обшарят все закоулки и вас найдут или захватят, или убьют, что случится скорее всего. – Он вздохнул. – Такие как Вы, барон, не умеют сдаваться.

– Интересная история. – Я был удивлен, но не обеспокоен – А Вас-то за что?

– За попытку изнасилования офицера корабля.

И я вспомнил, что эту историю подстроил сам, чтобы отвлечь от себя внимание, но я не думал, что моя шутка получит такое продолжение. Что его в самом деле обвинят. Да еще засадят за решетку. Я почесал затылок.

– И что теперь Вам грозит?

– Думаю, что скрывать это не имеет смысла. С тех пор, как я связался с Вами, барон, у меня все идет наперекосяк. Меня будут судить. Девушка выступит, как пострадавшая. Все улики против меня. Это худший вариант. А, скорее всего, капитан поставит свои условия, и я их приму. – Он замолчал, уставившись в угол.

Я же подумал, что Вейс выйдет сухим из этой истории. Поторгуется с капитаном. Тот получит свои преференсы и через год с ним случится несчастный случай. А может даже раньше. Но такой расклад меня не устраивал. Вейс был моим путем к свободе. А он сидит в камере с моей легкой руки. Надо его отсюда вытаскивать.

– Я чем-то могу Вам помочь?

– Вы, барон? А чем вы можете мне помочь? На вас даже штанов нет, – он покосился на мои голые ноги.

– Поставлю вопрос по-другому, тан. Что могло бы Вам помочь выйти из камеры заключения и обрести снова власть?

Вейс ненадолго задумался.

– Если бы нашли ту шпионку, что представлялась связисткой, то меня бы оправдали. А она где-то ходит по кораблю. Я знаю. Тут я думаю обосновалась целая банда изменников. Надо же, как ловко они меня подставили! – он огорченно покачал головой и с уважением произнес: – Профессионалы.

– И как быть? – Я тоже задумался. Где взять шпионку? Опять переодеваться и самому пойти, сдаваться? А что! Вторая натура молодого нехейца, задорно усмехнулась. Жизнь - это хождение по лезвию ножа. Можно попробовать.

– Я найду шпионку, – сообщил я Вейсу и одним махом запрыгнул в вентиляционный люк.

Прикрыл его. Ползком преодолел опасное расстояние. Дополз до коридора и выглянул вниз. Там какой-то техник стоял и ждал лифта. Прямо надо мной. Я упал за его спиной. Оглушил и, подняв, закинул в воздуховод. Затем залез сам. Все делал на предельной скорости. Там я усыпил его и раздел. Брык через нейросеть отсканировал его внешность, отпечаток пальца, затем сетчатку глаза. Этот проходимец как-то умудрялся общаться с Лианом и передал тому нужную информацию. Подождав, когда пройдут и уедут на лифте двое служивых, я спрыгнул вниз и, спокойно вызвав лифт, вошел в него. Теперь я был Гунрих Виркнаф младший техник систем жизнеобеспечения корабля.

Перешел в боковой туннель. По дороге забрал уже знакомую мне универсальную тележку, и помылся в душе для техников, тут же в подсобном помещении. Удобно. Полазил по грязи, (хотя, где на корабле грязь?) поставил тележку и помылся. Не надо грязным шлепать в свою каюту через весь корабль.

Освободив ящик от принадлежностей, я выкатил тележку и поднялся до сектора, где был кубрик девушек связисток. Просто выгреб одежду здоровячки Мараны и одежду Лиранды сложил все в освободившийся ящик. После преспокойно направился на первый уровень в жилой сектор и пошел в медблок. На меня равнодушно посмотрел дежурный медик. Мало ли что нужно технику. А я прошел к распределительному щитку, подключил аппаратуру тележки к универсальному блоку и подошел к медбрату.

– Как дела, братишка? – улыбаясь спросил я.

Мне было видно, что эскулап от медицины скучал. В медкапсуле лежала корабельная давалка, которая обвинила старика в приставаниях и им, кто хорошо знал эту мидеру, было смешно это слушать. Девушка легко отдавалась любому за кредиты. Но они, мелкие служащие, ничего не решали, а решали господа начальники, а начальникам, как говорится, виднее. Вот, что поведал мне дежурный медик. Мне пришлось выслушать его короткий рассказ. А после, я сделал удивленное лицо и показал пальцем за его спину.

– А это что? – спросил я и, дождавшись, когда медбрат обернется, треснул его по затылку. Мне не было нужды бояться того, что камеры нас увидят. До постановки новых следящих устройств, руки у техников еще не дошли. Все силы технических служб были брошены на подготовку к перелету.

Подхватил обмякшее тело я отнес к свободной капсуле, набрал программу стирания памяти последнего часа и включил таймер. Затем переложил девушку в тележку и вышел из медблока.

Как уже повелось. А куда деваться, я зашел в каюту, где содержался Мун. И снова стал преображаться в девушку, теперь это шло быстрее, Лиан уже знал, что делать и даже подправил голос, сделав его более похожим на голос Лиранды Монади. А то в прошлый раз я говорил с хрипотцой. Оделся и встал.

– А что делать дальше? Надо как-то засветить шпионскую деятельность этой особы.

– Брык, а ты случаем не знаешь тех, кто работает против Вейса? – поинтересовался я, хотя без всякой надежды.

– Здесь или вообще?

– Здесь, конечно.

– Знаю четверых, – ответил пройдоха. Я даже замер от такой удачи.

– И кто это?

– Старший офицер связи полковник Зиндан Урван. Шифровальщик, младший листер Грент Орс. Боцман грузовой команды Шнирке Гверц и Су шеф корабельной столовой Гариель Кромталь.

– Брык! Откуда такая информация? – я был искренне поражен его осведомленностью.

– Мы по заданию папы отслеживаем агентов АДа, их связи и их противников. Эти четверо представляют две разные структуры. Су шеф из главка АДа. Офицер связи, боцман и шифровальщик куплены пальдонийцами.

Теперь осталось обдумать все, что я услышал и правильно распорядиться полученной информацией. Итак, мой начальник Зиндан Урван работает на пальдонийцев. Что из этого следует? Я простоял около минуты и сознался в том, что ничего из этого не следует. Ну работает полковник на автократию. И что? Как я это могу использовать? Пойти и начать его шантажировать. Каким образом.

– Брык, как можно доказать, что полковник работает на пальдонийцев? – после недолгих раздумий, спросил я Брыка. – У тебя есть веские доказательства?

– Есть запись разговора его и боцмана. Принимайте пакет.

Я на секунду замер.

...– Шнирке, – услышал голос, который, по-видимому, принадлежал полковнику. – Завтра у нас вылет. Все держат в строгой тайне. С нами вылетает команда спецов из Административного Дознания. Возглавляет эту группу начальник местного управления АДа Блюм Вейс. Маршрут до сих пор засекречен. Но я уверен, что мы летим в закрытый сектор. Ты имеешь возможность покидать корабль. Оставь весточку нашим друзьям из Пальдонии.

– Хорошо, сэр. Мы сегодня будем грузить провиант и снаряжение для десантников. С поставщиком я передам послание нашим друзьям.

Запись заканчивалась.

– Они еще встречались и разговаривали?

– Да, записей много, все обсуждали, как поступить с Вами, командор. Еще полковник отправил шифровку, через неучтенный канал связи.

– Угу. Немного понятно, а почему главк следит за Вейсом?

– Су шеф притворяется глухонемым и подслушивает разговоры команды Блюма Вейса. У него задача шпионить.

– Как сейчас можно быть глухим и немым? Любой врожденный или приобретенный недостаток лечится за пару дней, – не понял я.

– Есть такие случаи, когда врожденный недостаток компенсируется какими-то другими качествами, – ответил Брык. Он завис в воздухе и сделал глубокомысленный вид. – Тогда, – продолжил он, – оставляют этот недостаток, потому что он напрямую связан с ростом других качеств. Например, слепые лучше слышат и их кожа более чувствительна. Убери недостаток и другие качества нужные для того, чтобы найти место в жизни, не будут развиваться. Тогда поступают следующим образом. Оставляют, например, глухоту и развивают вкусовые качества, культивируют, и усиливают их. Но этот господин умело притворяется. У него отличные качества для шпиона и повара. Но он не различает цвета. А глухота и немота внедрены в нейросеть, как прикрытие.

– О как! – подивился я. – Какая же каша заварилась вокруг Демона! Надо же. И все хотят его убить. Чем он им так мешает? Ну да ладно с этим позже разберемся. Заодно спросим, почему он меня подставил. Ведь не мог не знать, что со мной может произойти. Ай, да, Алеш. И я, дурень, доверился агенту АДа. Я постарался отогнать накатившее раздражение.

– А что, если пойти и поговорить с полковником? Сказать, что слышала их разговор и хочу денег за молчание. Полковник начнет «шевелиться», может даже попробует меня убрать. Короче, он может наделать ошибок. Так же надо сообщить о нем ребятам Вейса, они не дураки и смогут правильно воспользоваться ситуацией. Ну, а там, как получится. Я повеселела. У меня был простой и даже глупый на первый взгляд план. Вновь стравить Адовцев и экипаж. Я прошла до лифта. Добралась до каюты полковника и постучала. На экране у двери появилась заспанная рожа моего начальника. Он некоторое время недоуменно на меня пялился и затем спросил.

– Лиранда, тебе чего? У меня нет на тебя времени и денег.

Значит, и этот кот пользовался услугами связистки, подумала я и произнесла.

– Есть разговор.

– Разговор? – удивленно переспросил он. – Ты же должна быть в медблоке. Что ты тут делаешь?

– Поговорить пришла.

– Заходи. – Дверь с легким шелестом открылась, и я проскользнула во внутрь.

Полковник стоял в одном нижнем белье и, не стесняясь, смотрел на меня.

– Надо же! Ты даже поправилась, чертовка, – разглядывая меня произнес Урван.

Он подошел поближе и приобнял меня. Я не сопротивлялась. Но этот хам вдруг неожиданно засунул руку мне под юбку. Его сальная улыбка медленно стала сходить с его лица. Он отдернул руку и уставился на меня.

– Лиранда, это что у тебя… Там?

Он вновь попытался залезть под юбку, но я не дала. Накладная грудь из носка сползла на живот.

– Ты не Лиранда! – заревел полковник и попытался схватить меня в охапку. В ответ получил сильный удар по лицу и упал.

– Нокдаун, – подумала я, видя, как полковник ворочается на полу, пытаясь встать, выскочила из каюты и быстро добралась до лифта, заскочила в него. Вскоре я была в каюте, где мерно посапывала настоящая Лиранда. Я положил ее на диван и спешно переодел. Налюбовался на знаменитую наколку на лобке и натянул на спящую трусы. Мне не заставило большого труда привести ее в чувство. Сам я спрятался в сан узле. А с ней стал работать Брык.

Лиранда открыла глаза и, не понимая, где она находится, захлопала длинными ресницами. Она огляделась. На этот раз на ней была ее одежда и она была цела. Девушка силилась вспомнить, что с ней произошло и вспомнила, что ее поместили в медкапсулу на реабилитацию. Но почему она не в медблоке, и чья это каюта?

– Тебя сюда затащил Зиндан Урван, Он шпион пальдонийцев. Об этом надо рассказать агентам Ада, – пронеслись мысли у нее в голове.

Почему надо, она не знала. Но то, что надо рассказать, она понимала четко. В ее памяти нейросети был разговор полковника и кого-то плохо различимого, не четкого видимого, кого она узнать не могла, и они хотели передать сведения о полете Пальдонийцам. Как всякий военнослужащий, кто служил в ССО Лиранда была бескомпромиссна к предательству и преданна своему корпусу. А внутренний голос ей твердил, что она сможет хорошо заработать, продав эту информацию Аду. Деньги ей были нужны. Там на родине осталась мать, прикованная к постели и на лечение, нужно было много кредитов. Кроме того, ей было уже тридцать и нужны были деньги на пролонгацию молодости. А эта операция стоила очень дорого.

Она решительно поднялась и направилась к двери. Выйдя в коридор, она поняла, что находится на верхнем уровне и рядом находятся нужные ей каюты. Недолго думая, она нажала вызов в соседнюю каюту. На нее уставился сильно удивленный крупный мужчина. Он долго ее изучал, посмотрел, есть ли кто за ее спиной и только затем спросил сухим тоном.

– Что вам нужно, мидера?

– У меня есть информация о предателе, и я готова ее с вами обсудить, – тихо произнесла девушка.

– Заходите. Только без глупостей, – не медля ни секунды, произнес мужчина.

Дверь открылась, и девушка вошла во внутрь. Закрыла за собой дверь и прямо посмотрела на хозяина каюты.

– Я знаю, что Вы, помощник господина Александера Норкита. Как мне к Вам обращаться? – С порога спросила она.

– Зовите меня просто Мишель. Проходите и расскажите, с чем вы пришли.

– Начинай торговаться, – прозвучал голос у нее в голове. – Не продешеви.

– Я знаю, кто на корабле является агентом автократии Пальдонии, – сообщила она. Мужчина с недоверием уставился на гостью.

– Ну так сообщите об этом своему прямому начальнику, мидера, – отозвался он.

– Мое начальство вынесет мне благодарность, и все. А я хочу эту информацию продать, – вновь прозвучал голос в ее голове, и Лиранда повторила эту фразу слово в слово. – Кроме того это поможет Вам вытащить из тюрьмы своего шефа. А я могу отказаться от своих показаний. За разумную плату, конечно, – добавила девушка и улыбнулась.

Мужчина, задумавшись смотрел на девушку.

– У вас есть доказательства, мидера? – наконец с сомнением в голосе спросил он.

– Есть.

– Ну так предоставьте ее мне, – предложил Мишель, – и я подумаю над вашим предложением.

– К сожалению это невозможно, сэр, – твердо заявила девушка. – Свою информацию я оцениваю в … В сто тысяч кредитов, – подсказал ей голос. – В сто пятьдесят тысяч кредитов, – произнесла Лиранда ни мало не смущаясь и получила одобрение своего внутреннего наставника. – Молодец, хорошо торгуешься.

– Половину сейчас и половину после получения информации, – смело сказала она, ободренная этим голосом.

– Хм. Не много ли, мидера! Я могу арестовать Вас и допросить. Тогда вы сами мне все расскажите.

– А я заявлю, что вы меня домогались и пытались вербовать, – парировала она, снова повторив слова внутреннего голоса. Кроме того, я не откажусь от своих показаний против Норкита.

Мужчина замолчал, уставившись тяжелым взглядом на гостью. Она умела вести переговоры. После того, что случилось, конечно, поверят ей, а не ему. А самым главным в ее словах, было то, что она готова отказаться от своих показаний в попытке изнасилования.

– Хорошо, мидера, давайте сойдемся на ста тысячах кредитов. Но это все! – тут же предупредил он. – Сюда входит плата и за отказ от обвинений.

– Кидайте половину сэр, – мило улыбнувшись отозвалась девушка. Оба на пол минуты зависли. Лиранда увидела, что ее счет пополнился на пятьдесят тысяч кредитов и тут же переслала файл с разговором.

Мишель внимательно изучил запись.

– А почему второй человек спрятан за помехами? – спросил он. В душе он торжествовал. Они нашли предателя и теперь могли предоставить капитану доказательства, что шпионы находятся в составе его экипажа.

– Не знаю. Разбирайтесь сами, кто это. Я показала Вам своего начальника, как обещала. Высылайте вторую половину денег.

– Только после отказа от своих показаний, – немедля ответил Мишель.

– Пойдемте ко второму помощнику капитана. Там, в его присутствии я откажусь от своих показаний.

– Не возражаю, – повеселевшим голосом ответил мужчина, – и галантно показывая рукой на выход произнес. – Прошу!

Девушка вышла и застыла на месте. В конце коридора показались связисты во главе с полковником Зинданом Урваном.

– Вот она! Держите его! – заорал он радостно во все горло. – Это не Лиранда это переодетый мужик!

Толпа ее сослуживцев стремительно направилась к ней. За спиной девушки возник Мишель. Он что-то сказал по переговорному устройству и тут же из кают выскочили молодые крепкие ребята. Они преградили путь военным.

– Пошли прочь, ублюдки! – проревел полковник и бросился вперед.

Он не видел, как связисты остановились и думал, что вся его команда следует за ним. Его ухватили за руки и тут же скрутили. Повалили на пол и стали пытаться надеть наручники. Полковник был довольно крепким мужчиной занимался спортом и рукопашный бой знал на уровне второй базы. Он резко упал, увлекая за собой двоих парней и тут же, дернул плечами. Не ожидавшие от немолодого полковника такой прыти бойцы взвода силовой поддержки скатились вниз. А полковник резко выпрямился и дернув руками освободился от захвата. Ударами ног оглушил бойцов и устремился дальше. За ним поспешили подчиненные. Они увидели, как их предводитель справился с двумя противниками и ободренные его успехом налетели на бойцов АДа. Завязалась жестокая схватка. Полковник почти прорвался к Лиранде, но та ловко ускользнула и спряталась за спину Мишеля. А командир взвода встретил полковника прямой в челюсть. Глаза того закатились, и он, как безвольная кукла, рухнул на пол. Бойцы зажали оставшихся без командира связистов в угол и жестоко били всем, чем придется. Руками. Ногами, рукоятками игольников. Они вымещали на них недавний позор, который их постиг в схватке с такими же бойцами из космодесанта.

– Сэр, разрешите доложить, – к капитану обратился дежурный офицер. – На корабле снова возникла драка.

– Драка! Какая драка? – отвлекаясь от своих мыслей, произнес тот. – Где? Кто?

– В жилом секторе первого уровня дерутся связисты, во главе с полковником Зинданом Урваном и люди господина Норкита. Там еще… – замялся дежурный, – прошу прощения, Лиранда Монади.

– Монади. Как эхо повторил капитан. Людям Норкита все неймется. Хотят поймать шпиона, – капитан не на шутку рассвирепел. – Сколько можно испытывать мое терпение! Пошлите туда дежурный взвод! И хочу, чтобы они хорошо поговорили с людьми Норкита. Только пусть никого не убивают. Потом Монади, полковника и этого командира людей Норкита, ко мне!

На корабле взвыла тревога, я смотрел, как завязалась драка связистов и Адовцев, на Лиранду, которая могла перевернуть этот корабль в верх дном. И даже не знал, чем все это закончится. Открылись двери лифтов и с двух сторон к дерущимся устремились бойцы десанта. Солдаты были настроены решительно. В руках они имели тяжелые плазмометы и, недолго думая, пустили вход приклады.

Расклад сил изменился в пользу корабельных. Десантники имели численный перевес и защитное снаряжение. Они били прикладами адовцев, наваливаясь по двое и трое на одного. Тот защищался, но вскоре его доставали и он, теряя зубы, падал как подкошенный сноп сена.

Высокий крепкий мужчина, прикрывая Лиранду, отбивался сразу от трех бойцов. Он уклонялся, нападал и даже сбил с ног двоих. Третий воин, видя, как складывается схватка, предпочел отступить. Мишель медленно отступал к открытым дверям каюты. Он перешагнул лежащего полковника и тот умудрился укусить его за ногу. За что незамедлительно получил ударом башмачка девушки по лицу.

– Получи, предатель, – злобно произнесла девушка и с размаха врезала полковнику между ног. Урван отпустил ногу и взвыл, захлебываясь кровью. Сквозь боль и слезы прохрипел: – Я тебя, гад, все равно поймаю и оторву твои яйца.

– Ты их сначала найди, плюнула на полковника Лиранда и прошмыгнула в каюту

Мишель и несколько бойцов сумевших сохранить порядок и вместе держащие оборону отступили в каюту и закрылись там. Через минут пятнадцать с ними вступили в переговоры.

– С вами говорит второй помощник капитана. Откройте дверь и сдавайтесь. – Лиранда радостно заулыбалась. – Сдавайтесь, Мишель, капитан у нас справедливый. Вы ему расскажете, что знаете, кто шпион. А я скажу, что меня хотел изнасиловать полковник. А вы подтвердите, что сами видели это.

Командир взвода силовой поддержки горестно вздохнул. Опять попытка изнасилования. Но делать нечего, он согласно кивнул и ответил.

– Говорит Мишель Ламье, командир взвода силовой поддержки Управления Административного дознания по особому сектору. Мы готовы сдаться и у нас имеется важная информация, которую я хочу предоставить капитану.

– Тогда выходите по одному с поднятыми руками. Вы, Ламье, и младший листер Монади будете препровождены к капитану, остальных ждет арест.

– Согласны! – прокричала девушка.

Мишель вышел первым и его взяли на прицел станеров.

Капитан устало смотрел на троих людей. Полковник - начальник связи. Избитый с пылающий взором и распухшим носом. На правой скуле расплылся огромный синяк.

– Этот-то зачем полез драться? – подумал капитан. – Словно вся команда посходила с ума. Может, это чертов сектор так на них действует? Затем снова в центре событий Монади. И, как всегда, АД. Что на этот раз они скажут. Не удивлюсь если она, – он покосился на девушку, – снова заявит об изнасиловании.

– Полковник доложите, зачем вы вместе со своими подчиненными пришли верхний уровень и устроили драку. Напали на пассажиров и вообще устроили весь этот бардак.

– Сэр. Должен доложить, я выявил шпиона, – вытянулся Урван. – Я со своими подчиненными проследил за ним и принял решение его арестовать.

Капитан был изрядно удивлен.

– Шпиона? И кто этот шпион?

– Вот он! – полковник ткнул пальцем в сторону Лиранды.

– Что? – возмущенно зашипела девушка. – Кто шпион? Я шпион?

– Помолчите, младший листер, – капитан сурово посмотрел на связистку, и та сникла.

– Простите, сэр.

– Вы утверждаете, что Монади, ваша подчиненная, шпионка? – капитан обратился к Урвану.

– Да, сэр! – твердо заявил он. – Он шпион.

– Почему он? – недоуменно переспросил капитан. Он совсем был сбит с толку, пред ним стояла девушка, а полковник называл ее — он.

– Потому что, это мужчина сэр. Я проверил своими руками. Залез под юбку, а там … В общем, это мужчина, сэр.

– Опять, двадцать пять! – всплеснула руками Лиранда. – Да вы что, сговорились, что ли?

– Монади, – капитан с интересом посмотрел на девушку, – можете опровергнуть слова своего начальника?

– Сэр, да он хотел меня изнасиловать, – нашлась девушка. Раз этот козел сам рассказал, что лез ей под юбку пусть расплачивается, – решила она. – Я вырвалась и попросила помощи у этого господина, – она показала пальцем на Ламье.

– Да, так и было, сэр, – не моргнув глазом, произнес Мишель.

– Что? Да вы вместе с ним заодно. Подними юбку, ублюдок! – закричал в бешенстве Урван. – Пусть все посмотрят, какая ты женщина!

– Да чтоб ты сдох, скотина! – вскричала сильно возмущенная Лиранда, ее второй раз заставляют прилюдно оголиться. – На, смотри! – Она подняла юбку и стянула трусы до колен.

Капитан прочитал знакомую надпись.

– Хочешь меня? Плати.

– Мы все увидели, – спокойно произнес он. – Монади, можете опустить юбку и идите в медблок на реабилитацию. – Капитан перевел взгляд на полковника. Глаза его посуровели. – Постарайтесь найти объяснение своим поступкам, полковник, иначе трибунала вам не миновать. А пока вы помещаетесь под домашний арест. Вам запрещено покидать свою каюту. До особого разрешения.

– Скажи, что у тебя есть заявление, – прозвучал знакомый голос в голове девушки. – Скажи, что этот полковник заставил тебя оклеветать того пожилого господина. Угрожал выставить шпионкой. А если ты согласишься, он обещал подписать представление на присвоения нового звания.

– Сэр, – Лиранда остановилась на пол пути. Повернулась к капитану. – Разрешите доложить?

– Докладывайте, листер. – разрешил капитан. Он уже не понимал, что происходит на его корабле и, что последует вслед за этим событием, но ничего хорошего для себя он не ждал.

– Полковник Зиндан Урван преследует меня. Он заставлял сожительствовать с ним и заставил оклеветать господина Норкита. Угрожал списать с корабля, а, если я соглашусь, то он отправит представление на присвоение мне нового звания.

– Так даже лучше, – услышала она голос у себя в голове

– Я услышал Вас, младший листер, идите в медблок, – подумав, ответил капитан. – Уведите полковника, – приказал он. Затем посмотрел на Ламье. – Вы хотели мне что-то сообщить, господин Ламье.

– Так точно, господин капитан. Мы выявили шпиона Пальдонии на корабле.

Капитан вздохнул.

– И вы нашли шпиона. У кого юбку будем задирать? – Он невесело усмехнулся.

– Просто примите пакет с информацией, сэр. – ответил Ламье.

– Вот как! – еще мрачнее произнес капитан, просмотрев сообщение. – Благодарю Вас, господин Ламье. Я распоряжусь, чтобы господина Норкита освободили.

Мишель кивнул и вышел.

Вейс лежал на кровати, не ожидая для себя ничего хорошего. Он понимал, что в первые в жизни, попал в ситуацию, которую не может контролировать. Это его мучило и угнетало. Раз за разом оy анализировал свои ходы и понимал, что поступал верно.

– Верно-то верно, – размышлял он. – Но это было верно для обычного мира. А этот закрытый мир, такой на вид архаичный и простой, рушил все так тщательно и скрупулезно продуманные планы. Вот, например, барон. Простой мелкий аристократ, который находился на побегушках у его агента. Сумел перевернуть вверх дном весь корабль. Устроил маленькую войну. И сумел не только выжить, но и свободно передвигается по крейсеру. А он, начальник управления могущественной организации, сидит в корабельной тюрьме. Это из области очевидное-невероятное. Нет, Вейс постарается сделать все от него зависящее, чтобы этот мир закрыли еще прочнее. Он понял, как тот опасен. Опасен своей непредсказуемостью, отсутствием нормальной логики развития процессов. Мир, где все наперекосяк.

Неожиданно двери камеры распахнулись и включился, неяркий свет. В проеме показался часовой. Блюм, подслеповато щурясь, уставился на него.

– Арестованный, встать! – прозвучал приказ и Вейс неохотно поднялся. В корабельной тюрьме были обычные порядки, как и везде. При входе в камеру часового, следователя или посетителя всегда звучала команда. – Арестованный, встать!

Арестованный должен был подняться и встать спиной к вошедшему. Отказ выполнить приказ равнялся к бунту и жестоко подавлялся. Вейс это прекрасно понимал, но все же не мог смириться. Одно дело закрывать других. Другое дело сидеть самому.

– Руки держать за спиной! Не разговаривать! На выход! – прозвучали отрывистые команды. Он вышел в коридор, прошел вперед часового. И остановился.

– Не оборачиваться! Следуйте вперед! – услышал он новую команду. Вейс прошел до выхода из тюрьмы и посмотрел недоуменно на открытые двери.

– Вы свободны! Можете идти, – уже более спокойно пояснил часовой.

Вейс замялся, не зная, как реагировать на свое освобождение. Первая мысль, которая его посетила «это подстава». Он сделает шаг и его расстреляют за попытку бегства. Додумать ее он не успел. Сильный толчок в спину вытолкнул его за дверь, и она за ним с шумом закрылась. Вейс сделал несколько шагов по инерции и оглянулся. Действительно дверь тюрьмы была закрыта. А он был жив и свободен. Неужели барон каким-то образом выполнил свое обещание? Но как? Из-за угла показался Мишель Ламье. Он, широко улыбаясь, двигался ему навстречу.

– Мишель! Я свободен? И это не шутка? – это были первые его слова, которыми он встретил своего взводного.

– Не шутка, сэр. Мы сумели найти шпиона и деваха, что вас оклеветала, отказалась от показаний против Вас

– Шпиона? Эта девка является шпионом. Вернее, та, что в нее наряжается. – пробурчал Вейс и снова оглянулся. – Пошли отсюда, Мишель, по дороге мне все расскажешь. Он слушал рассказ взводного, не перебивая. У дверей своей каюты он, морщась, произнес. – Это говорит, Мишель, только о том, что здесь, на корабле, свили себе крысиное гнездо несколько шпионских организаций. Нам подсунули мелочь. Так избавляются от конкурентов.

– Заходи, – открыв двери пригласил он Ламье.

В каюте он налил себе и Мишелю кетью (крепкий напиток из ягод), вытащил сигарету и жадно затянулся. Несколько раз выпустил дым и продолжил.

– Понимаешь, Мишель. Игра идет по-крупному. Здесь замешаны интересы больших людей, и мы не имеем права проиграть. Нам сдали пешку, чтобы мы на нее отвлеклись. А мы должны поймать крупную рыбу. Рыбу, которая здесь всем тайно руководит, – он вновь затянулся, глотнул кетью и поставил стакан на столик. – Надо искать того, кто преображается в эту Монади. И понять, зачем ее используют? Понимаешь?

– Если честно, шеф, то нет, не понимаю. Девушка просто захотела заработать и избавиться от того, кто ее донимал. Все просто сложилось так.

– Нет Мишель. Ничего в нашей жизни просто так не происходит. Монади засветилась уже дважды, и ее нам подсовывают. В наглую. Открыто. Они, Мишель, над нами издеваются. – Вейс с раздражением докурил сигарету и затушил ее. – Проследите за этой связисткой. Установите микрожучки, пусть следуют за ней по всюду. Чувствую, что разгадка рядом с ней. Он замолчал.

– Мишель, – после минутных раздумий Вейс снова обратился к Ламье. – А ты не знаешь, как идет подготовка к полету?

– Нет шеф, а что?

– Да вот думаю, что мы отсюда вовремя не улетим. Если вообще улетим. Что-нибудь о нашем парне слышно?

Ламье отрицательно покачал головой.

– Понятно. – Сам себе ответил Вейс. Он встал и подошел к сейфу, набрал код и вытащил оттуда кожаную сумку. Прошел на свое место и положил ее на стол.

– Это сумка нашего объекта, – произнес Вейс. Мишель недоуменно посмотрел на шефа. – И зачем она Вам? – поинтересовался он.

– Наш юноша, Мишель, жив и здоров. Как это у него получается, не понятно.

– Да Вы что? – воскликнул Ламье. – Вы уверены?

– Так же, как и в том, что передо мной сидит Мишель Ламье командир взвода силовой поддержки. Я его видел и разговаривал с ним. – Вейс открыл сумку и стал выкладывать из нее содержимое. – Часто вещи хозяина многое говорят о нем самом и красноречивее его самого. Вот и посмотрим еще раз, но уже вдумчиво.

Первое дело я сделал, не так как планировал, но вышло все неплохо. Вейс свободен. Брык проказник здорово запудрил мозги Лиранде, и она четко следовала его подсказкам. Я спросил его, как это у него получается? На что он ответил, что повесил ей на нейросеть своего нового брата, и тот кидает ей пакеты микропрограмм. Она получает их, как голосовые команды.

Кроме того, раз здесь разыгрался шпионский роман, его надо сделать гротескным. Таким, чтобы все встряхнулись. Кроме того, Брык поведал, что подготовка к полету завершается, и у меня остается времени все меньше и меньше. Полет нужно отсрочит однозначно.

– Брык мы можем не дать кораблю вылететь?

– Уже можем. Достаточно поставить загадку на входе в системы управления подачи топлива.

– Нет, Брык, надо сделать так, чтобы на корабле поняли, что это дело рук неизвестного злоумышленника. Диверсия какая-нибудь. Небольшая. Но только так, чтобы задержать вылет и поднять тревогу.

– Можно пробраться к складу горючего и заблокировать его. Поменяв код доступа, – ответил Брык. Это луковый человечек учился на ходу, размножал свои копии и, как спрут, охватывал своими виртуальными щупальцами все, до чего смог дотянуться.

Этот вариант меня устроил. Надо еще подставить Су-шефа и навести на него подозрение. А сейчас мне нужно было посетить Вейса.

Старый прожженный интриган курил и в кабинете был не один. С ним был тот мужчина, что назвался Лиранде Мишелем. К моему удивлению Вейс был не далеко от правды. Только он заблуждался, что здесь крысиное гнездо и против него играют такие же профессионалы, как и он. Это я мечусь по кораблю в поисках выхода и создаю ситуации одна нелепее другой. Экспромт, один экспромт, господа. Кроме того, бывает весело.

Значит, они хотят проследить за Лирандой и найти мужика, который ею представляется. Я вам помогу, господа из АДа. Пусть случится маленькая шпионская война. Все будут заняты ловлей «крыс и больших рыб», а я попробую удрать на корвете. Только Муна надо не забыть. Кроме того, на столе лежала моя сумка, а рядом с ней грудой мое золото серебро, эликсиры и амулеты в виде украшений.

– Ну что, шеф, узнали что-то новое о парне? – с большим интересом в голосе спросил Ламье.

Вейс сидел погруженный в свои мысли. Весь ход мыслительного процесса отображался не его морщинистом лице. Мне тоже было интересно, что же он узнал обо мне?

– Ну-у – протянул Блюм. – Судя по тому, что здесь мы видим… Юноша любит золото…э-э… и серебро... сам не богат… в сумке только самое необходимое. Деньги на дорожные расходы, амулеты и эликсиры. Ничего лишнего. Значит… Он полагается больше на себя, чем на магию или на помощь других. Значит, он очень уверен в себе. М-да, – проговорил Вейс. – Не густо. Понимаешь, Мишель, ни одной зацепки. Здесь все обезличено. Такой набор мог быть у любого путешественника из этого мира.

– Или агента из нашего, – задумчиво проговорил Мишель. – Мы также снаряжаем наших. А у него был отменный учитель.

– Ты прав, Мишель, содержимое этой сумки говорит, что паренек прошел подготовку у Демона и они предвидели, что гонца могут захватить. Значит, его готовили к тому, что он может оказаться здесь. Теперь понятно, почему он так хорошо ориентируется по корабельному пространству. Метаморфы проходят спец курс по выживанию на корабле противника. И часть знаний он передал барону. Тогда остается узнать, что тот может предпринять?

– В каком смысле шеф? Объект не допустит отправление корабля. Ему нужно вернуться за своей магической силой. – Вейс поднялся. – Пошли, Мишель пообедаем. – предложил он.

Убрал все выложенное в сумку, а саму сумку положил снова в сейф. Но шифр я успел увидеть. Когда они вышли, осторожно спустился и забрал свою сумку.

Глава 6

Где-то в открытом космосе

В офицерской кают компании царила напряженная тишина. Капитан сидел хмурый и молча с неохотой разрезал большой кусок мясного прожаренного стейка. Офицеры, присутствующие на ужине, почли за благо молчать и не нарушать тишину. Слышно было только как ножи стучат по тарелкам, и кто-то просил товарища.

– Будьте добры, передайте соль.

Первый помощник капитана пригубил бокал вина, оценил его вкус и сделал еще один глоток. Поставил бокал на стол. Вытер рот салфеткой и вдруг его глаза стали расширяться. Он схватился рукой за горло и закашлялся. Лицо его побагровело, и он упал головой в тарелку. От удара тарелка раскололась. Стюарды, прислуживающие у стола, бросились на помощь. Остальные двенадцать старших офицеров во главе с капитаном недоуменно уставились на старпома.

– Что это с ним? – оглядывая офицеров, спросил капитан. – Несите его быстро в медблок.

– Сэр! – обратился старший стюард к капитану и протянул ему сложенный листок бумаги. – Это было под тарелкой Вашего первого помощника.

Капитан взял листок, скривил в удивлении губы и прочитал. Затем еще раз прочитал вслух.

– Двенадцать офицеров решили пообедать.

Старпом глотнул вина и показалось мало.

Глотнул еще разок и вот его не стало.

Капитан с еще большим удивлением оглядел замерших офицеров.

– Это что? Шутка, господа офицеры? – Потом побагровел и приподнявшись зарычал. – Кто посмел!! Размажу! Раздавлю в порошок! Шлиссер! – повернул он красное от пролившееся крови лицо к начальнику контрразведки. – Найди этого шутника и приведи его ко мне. Сегодня же! – громким шепотом проговорил он.

Сорвал салфетку с шеи, кинул ее на стол и широкими шагами покинул кают компанию.

Пока он уходил за столом стояла гробовая тишина. Но только он покинул их воздух огласился криками.

– Всем молчать! – прозвучала команда и крики оборвались на полуслове. Контрразведчик встал. – Господа, – начал он. Ничего со стола не трогайте. Храните в тайне все, что здесь произошло. Любое разглашение кем-либо будет расцениваться как государственная измена, со всеми отсюда вытекающими последствиями.

Он повернулся к величественно стоявшему старшему стюарду. Седовласый, статный старший стюард сохранял невозмутимое спокойствие.

– Это касается и Вас и ваших людей, старший стюард.

Тот ответил кивком головы и снова замер, как статуя.

– Док, – начальник контрразведки обратился к начальнику медицинской службы крейсера, – мне нужны результаты Ваших анализов, проверьте пищу, вино, воду, что подавали нам сегодня. И в дальнейшем надлежит проверять пищу, воду на предмет отравления. Действуйте!

Медик встал и вышел.

– Как все себя чувствуют? – контрразведчик внимательно оглядел присутствующих.

Те переглянулись.

– Вроде нормально, – прозвучало несколько голосов.

Контрразведчик вертел в руках лист бумаги.

– Странно, – проговорил он. – Где сейчас используется бумага? – Он даже ее понюхал.

– Простите, сэр, - прозвучал голос начальника секретной части. – Бумага… вернее, такая бумага используется в шифровальной службе.

– Не только! – прозвучало несколько голосов. – И в службе снабжения, и в картографии, и выдается младшему личному составу для личных нужд.

– Разберемся! – начальник контрразведки посуровел. Район поисков значительно расширился. – Все свободны, но пред уходом загляните под свои тарелки. Есть ли там подобные листки?

Все подняли тарелки и отрицательно покачали головами. Они рады были уйти, так как побаивались контрразведку и не без оснований. Тем не нужны были доказательства, достаточно было подозрений или оперативного анализа, и человек подвергался глубокому сканированию. После чего могли произойти необратимые последствия для мозга. Операция восстановления личности по нейрограмме стоила очень дорого и не все могли ее себе позволить.

После ухода офицеров, контрразведчик словно удав уставился на старшего стюарда.

– Громас, – после некоторого молчания, он обратился к тому. – Мы с тобой хорошо понимаем, что эта шутка одного из твоих подчиненных. Мне к вечеру нужен этот шутник. Или его найдешь ты, или я. Но после этого многие твои парни станут навсегда дураками.

– Сэр, – старший стюард, оставался по прежнему невозмутимым. – Мои люди не могли это сделать. Я думаю, это принесли из офицерской кухни.

Шлиссер сузил глаза.

– Ты будешь мне указывать, как вести расследование?

– Нет сэр, я понимаю, что мы все под подозрением. Но за своих людей я ручаюсь. Это все ветераны, и я их знаю не один год. Я просто хочу помочь Вам. И только.

– Помоги, старый пень, себе, – пробурчал несколько успокоенный словам стюарда начальник контрразведки.

В кают компанию вошли офицеры службы контрразведки, они уже получили информацию и стали допрашивать стюардов. Часть офицеров отправилась на офицерскую кухню.

В отличие от сменного состава, таких как повара, десантники, специалисты по обслуживанию вспомогательных систем питающиеся пищевыми брикетами. Постоянный состав, приписанный к кораблю — офицеры, инженеры, техники корабельных систем питались настоящими натуральными продуктами. Вместе с офицерами контрразведки пришли медики, брать образцы продуктов на анализы.

Шлиссер раздраженно ходил во круг стола и подозрительно рассматривал остатки пищи, столовые приборы, тарелки с недоеденными кусками, бокалы с вином, но ничего трогать не решался. Убедившись, что работа по дознанию здесь налажена, он направился в офицерскую кухню. Прошел небольшой тамбур, разделяющий кают компанию и пищеблок и, взялся рукой за ручку двери. Потянул ее и из щели между дверью и стеной выпал сложенный листок. Он нагнулся, поднял его с любопытством, не разгибаясь, прочитал. Лицо его сделалось пунцовым. Шлиссер зажал листок в руке выпрямился и вновь взялся за ручку двери. Мощнейший разряд электрического тока прошел через его тело и отбросил его на пол. На его истошный крик выглянул Су-шеф. Он удивленно рассматривал лежащего офицера со вздыбленными волосами. Из другой двери выглянул офицер контрразведки. Увидел шефа и бросился к нему. Тот лежал без движения с открытыми не мигающими глазами, на его груди лежала рука, в которой был зажат свернутый листок. Ловко его выхватив, офицер прочитал.

А главный дознаватель,

нашел еще листок,

он прочитал его

и вдруг попал под ток.

Не веря своим глазам, он прочитал еще пару раз. Поднял голову и посмотрел на Су-шефа. В это врем в тамбур выскочили еще двое контрразведчиков.

– Возьмите этого субчика! – офицер показал на повара, – и выпотрошите его.

– Твоя работа? – спросил он су-шефа. Тот, пятясь, покачал головой.

– Вот! – развел руками офицер, – а говорили, что он глухонемой.

– А может он по губам умеет читать? – Отозвался один их контрразведчиков. – Я слышал, что они, глухонемые, так умеют.

– Умеешь? – спросил он Су-шефа и тот снова согласно покивал головой. – Вот и посмотрим, что ты умеешь. Снимем нейрограмму, прошерстим нейросеть и все узнаем.

Су-шеф скривился, залез в карман и достал жетон. Офицеры внимательно его изучили. Им на нейросеть пришло сообщение, что владелец данного жетона обладает исключительными полномочиями. Что это такое все трое понимали хорошо. Агент по особым поручениям. Он может их убить и ему ничего за это не будет.

– Держите языки за зубами, господа! – тихо, но довольно злобно проговорил су-шеф. – Готов оказать содействие в расследовании, но инкогнито. Мне самому интересно, что здесь происходит.

Начальник медицинской службы крейсера майор Рин Гольст был тайным поклонником всяких детективов. Он даже пописывал рассказы о частных детективах и выкладывал их в глобальную сеть под псевдонимом «Седой коп». Об этой его тайной страсти не знал никто. Но он сам буквально бредил криминальными историями и считал себя мастером распутывать самые сложные преступления. То, что произошло в кают компании произвело на него сильное впечатление. На корабле в его присутствии произошло таинственное преступление, и это сделал злоумышленник, которого он, «Седой коп», обязательно найдет. Задумчивый и сосредоточенный, он вошел в мед блок. Его двое помощников помогали третьему, у которого была разбита голова. Сразу откинув в сторону навязчивые мысли и отойдя в сторону от своих умозрительных размышлений, док подошел к раненому. Внимательно осмотрел его голову и сложив руки на груди хмыкнул.

– Хм. Позволь, Берт, догадаюсь, что с тобой произошло. Так, так, – покачивая головой из стороны в сторону, проговорил он. – Ты был на дежурстве, сюда кто-то вошел и ударил тебя по голове. Так?

Раненный согласно кивнул и проговорил.

– Только это кто-то - техник систем жизнеобеспечения. Только я…, – он помямлил: – мм-м, не запомнил, как его звали.

– Понятно, Берт, что произошло дальше?

– Исчезла находящаяся на реабилитации Лиранда Монади, больше ничего.

– Так, так. Тебя ударили, а когда ты потерял сознание, девушку похитили. Я верно все понял?

– Так точно, сэр.

Док задумался. Становиться все запутаннее и запутаннее. Да, по мотивам того, что происходит на крейсере, можно написать целый роман! Бестселлер, можно сказать. Он довольно потер руки.

– Я даже знаю его название: «Загадочная смерть на крейсере».

Его мечтания прервали. В мед блок вкатилась гравитележка для перевозки больных и раненных. На ней лежал испачканный весь в пыли и паутине голый мужчина. Когда его подкатили к медикам раненный удивленно произнес.

– Это тот, кто меня ударил.

– Так, так! – радостно произнес доктор. Сюжет закручивался. Напавший на его сотрудника человек сам оказался пострадавшим.

– Где его нашли? – поинтересовался он у сопровождавших обнаженного, двоих бойцов комендантского взвода обеспечения порядка.

– Сам выпал их воздуховода, – ответил старший из двоих с нашивками ронта второй статьи (звание рядового состава на космическом корабле, соответствует старшему стрелку, старшему матросу). – Что-то бредил о том, что на него напало чудовище и затащило в вентиляционную шахту. У нас приказ передать его Вам, док. Примите пакет с приказом. – Ронт завис на пару мгновений. Затем отдал честь и вышел.

Рин Гольст, нагнулся, рассматривая пострадавшего, разглядел лист бумаги в его руке и хмыкнув, осторожно вытащил его. Повертел в руках, развернул и нахмурившись, прочитал. Он еще не закончил читать, как лежащий без сознания техник выбросил резко руку и ударил дока по горлу. Гольст выронил лист и схватившись за пораженное место, хрипя, медленно опустился на пол. Раненный медик подхватил выпавший лист и прочитал.

Док решил лечить больного,

но любопытство проявил.

Он над несчастнымлишь нагнулся,

а тот его убил.

– Заикаясь, он пролепетал, – проч-ч-тите...

Идея попугать командный состав, вселить в них неуверенность и заставить искать врагов в своем окружении, пришла ко мне внезапно. Я почему-то вспомнил роман Агаты Кристи «Десять негритят» и, так как мне предстояло разыграть шпионское представление, то я ничего лучше не придумал, как, используя предоставленные мне возможности скрытого перемещения по кораблю, использовать аналогичный сценарий. Бумагу стащил в одном из кубриков и ручку самописца, там же. Мне было трудно представить, где сегодня можно использовать бумагу. Разве что в туалете. Но все оказалось проще. В этом мире тоже существовала почта и многие пользовались тем, что отправляли своим близким послания на бумаге. Это считалось неким шиком и модным веянием.

Одно дело использовать стандартную процедуру снятия нейрограммы и оправка ее по линиям гиперсвязи, другое дело, получить письмо, написанное рукой родного человека. Для многих это дорогого стоило. Ну, а мне что? Пусть пишут. Главное, я разжился бумагой и ручкой.

Я находился рядом с офицерской кают компанией и, мгновенно оценив обстановку, решил туда наведаться. Вот в этот момент, когда я увидел, как там собираются пообедать офицеры, ко мне и пришла идея осуществить дерзкий замысел. Я украл идею у великой писательницы. Точного плана, как всегда, у меня не было, сплошная импровизация. Я добрался до раздевалки стюардов и решил спуститься в туалетной комнате. Но она была занята, там дремал на унитазе один из обслуживающего персонала. Я упал ему на голову и с разу же придушил. Не насмерть, а заставил отключиться на время. Теперь после нескольких перевоплощений, я знал, как надо действовать. Мне помогал Брык, что мог общаться с Лианом. Отсканировав с помощью программы, которую мне скинул Брык, образ стюарда и предал Брыку. И тот же Брык получив его, отослал Лиану. Тот, ворча, что заставляют старого дракона заниматься всякой ерундой и тратить энергию, превратил меня в спящего стюарда. В раздевалке, куда я осторожно выглянул, никого не было. В шкафчиках аккуратно сложена спецовка. Надев форму стюарда, я вышел в тамбур.

– Грони, демоны тебя побери, ты где ходишь! – встретил меня один из стюардов. – Быстро на склад за вином и тащи его в кают компанию. – Затем подошел и почти в ухо зашептал. – Кэп сегодня сильно не в духе. Ну, давай, шевелись, – подтолкнул он меня и быстро ушел.

– Блин! А где этот склад? – Я растерянно огляделся. – Брык! – вспомнил я о своем помощнике, – где здесь склад с вином?

– Секунду, командор, кидаю Вам план этого отсека.

Вскоре у меня перед глазами был подробный план этого пищеблока. Я зашел кладовую выбрал три бутылки вина и вышел. Прошел в кают компанию и расставил бутылки на столе. Обслуживали стол совсем другие стюарды во главе с седоволосым красавцем полным такого достоинства и величия, что иному герцогу не снилось. Я вышел и вот тут понял, кто будет первой моей жертвой. Старший помощник капитана. Он часто прикладывался к бокалу свином, а у меня в сумке лежал эликсир, которым отравили молодого Ирридара. Его я еще никогда не применял. Оставалось дело за малым, подлить незаметно его в бокал. И подложить записку. Ее я написал почти мгновенно и подложив под тарелку поставил на стол перед офицером. Одновременно незаметно вылил почти половину пузырька эликсира в бутылку с вином. Оказалось, что сделать это не трудно. Старпом сам указал на бокал и приказал ему налить вина. Никто на меня не смотрел, все уткнулись в свои тарелки, не поднимая глаз. Взяв бутылку, перелил в нее эликсир и наполнил бокал. После чего спокойно вышел, зашел в подсобку и залез в воздуховод вентиляции. Уже оттуда наблюдал за разворачивающимся действом. Я не думал, что эликсир начнет так быстро действовать. Да и что я мог знать о его свойствах? Практически ничего, кроме того, что оно отправляло сознание выпившего куда-то «в райские кущи». Глядя как старпом упал лицом в тарелку, понадеялся, что с помощью мед капсулы его смогут вернуть. А когда прочитали мою записку, я злорадно ухмыльнулся. Первый пошел.

Второго выбрал тоже случайно. Старший офицер службы безопасности устроил взбучку и мне он не понравился. Такой схватит невиновного и обвинит его, чтобы прикрыть свою задницу. А мне нужен был совсем другой результат. Мне нужно было чтобы все искали шпионов.

Я находился прямо над входом в пищеблок и обратил внимание на провода в бронированной изоляции, идущие по воздуховоду.

– Брык, – обратился я к пройдохе, – надо к ручке этой двери подвести ток высокого напряжения. Сможешь?

– Без проблем, командор и ремонтный дрон ухватив листок бумаги манипуляторами отлетел в сторону.

– Вот и второй. – Я потер руки, разглядывая лежащего офицера. Кто теперь будет следующим? Хм, ближе всего медблок и я поспешил туда.

По коридору катили гравитележку с лежащим на ней голым техником, я решил воспользоваться случаем. Ребята, что его сопровождали, о чем-то переговаривались и практически назад не смотрели. Едет тележка за ними и ладно, маршрут запрограммирован, что смотреть на голого? У двери мед блока они остановились и стали о чем-то оживленно спорить. Я воспользовался заминкой и, спустившись вниз, прошел мимо, сунув записку в руку пострадавшего от меня техника. А дальше действовал по устоявшейся и проверенной схеме внушения как с Лирандой. Брык стал внушать находящемуся в полусознательном состоянии технику, что его хотят убить. Он сопровождал внушение, отправляя ему на нейросеть картинки монстров. И когда док забрал из его рук листок тот подумал, что это нападение и ударил дока рукой по горлу. Видимо удар был очень сильным, док захрипел и упал на пол.

Капитан, будучи мрачнее тучи, рассматривал три записки, лежащие перед ним. Напротив него сидел заместитель начальника контрразведки и су-шеф офицерской кухни. К великому недовольству капитана, тот оказался специальным агентом АДа с большими полномочиями. Некоторое время в каюте капитана царила тишина. Капитан изучал записки, читая то одну, то другую. Наконец, он прервал молчание.

– Что вы об этом думаете, господа? Тот, кто подстроил все это словно предвидел, как пострадают офицеры. Или очень тщательно все спланировал заранее. – Он в раздражении забарабанил пальцами правой руки по столу.

– Сэр, мы думаем, что это действует большая организованная группа людей. Сей час мы допрашиваем полковника Урвана и пытаемся выйти на след других участников его преступной группы. Наши аналитики думают, что это отвлекающие действия. Они предназначены для того, чтобы отвлечь наши силы от следствия и посеять хаос и смятение. Мы пытаемся предотвратить утечку информации о происшествии. И ищем преступников.

– Что конкретно Вам удалось выяснить? Хотя бы узнали, как эта записка попала к нам кают компанию? И проведен анализ отравляющего вещества?

– Анализ еще проводиться, господин капитан, – отозвался красный от напряжения контрразведчик, – Мы проводим необходимые следственные действия для выявления преступников.

– Что Вы мне тычете своими… мы проводим, мы выявляем! – вскипел капитан. – Что конкретно удалось узнать на это момент?

Офицер сделался еще пунцовее.

– Пока доложить не могу, сэр, мы … работаем.

– Идите! – в сердцах бросил капитан… – Работайте.

Когда офицер вышел на негнущихся ногах. Капитан посмотрел на специального агента. – Может Вы, сэр, что-то сможете прояснить?

– Нет, господин капитан. У меня тоже нет точных сведений, а предположениями делиться не могу. Дайте мне время до вечера, может тогда я что-то смогу Вам сообщить.

– Хорошо, – со вздохом согласился капитан. – Жду Вас вечером.

Когда агент ушел, капитан дал волю своей ярости. Он схватил фуражку и с размаха запустил ее в зеркало, висевшее на стене. Сняв таким образом накопившееся раздражение, он через коммуникатор вызвал дежурного офицера.

– Найдите Лиранду Монади, и пусть она срочно зайдет ко мне! —приказал он. – Может эта шлюха поможет мне снять напряжение? – подумал он. – Нет, сначала нужно собрать на мостике старших офицеров и предупредить их о событиях. Пусть будут осторожны и внимательны.

Забыв, дать отмену своему приказу, он вышел из своей каюты.

… Я пробрался в каюту Муна, перевоплотился в Лиранду и пошел искать следующую жертву. Мне до одури надоело собирать пыль по воздуховодам. То, что где-то бродит настоящая Лиранда, меня не заботило, корабль большой встретиться нам было очень сложно. Я направлялась к старшему астрагатору, специалисту, прокладывающему курс при прыжках на гипердвигателях. Его каюта была в боковом ответвлении, где располагались каюты старшего технического состава крейсера.

Я прошла спокойно до этого коридора, завернула и столкнулась с офицером, который отвечал за секретность. Увидев меня, он широко улыбнулся и промурлыкал.

– Лиранда, крошка моя, как же ты похорошела. Отдых в мед блоке тебе идет на пользу. – Он воровато огляделся и зашептал: – зайди ко мне. У нас есть минут двадцать.

Я тоже оглянулась. Вокруг никого не было, а очередная жертва была рядом. Согласно кивнув, я вошла к нему в каюту.

– Подожди, крошка, я переведу тебе кредиты. Он кинул на меня взгляд и спросил. – Как всегда?

Мне оставалось только согласно кивнуть. Он завис на несколько десятков секунд, а когда глаза его прояснились, мой кулак уже летел ему в лицо. Но тут я оплошала. Секретчик оказался ловким. Он сумел в последний момент увернуться, молниеносно сократил дистанцию и как профессиональный борец пошел на захват. Обхватив меня одной рукой за пояс, вторую просунул между ног, оторвал от пола и кинул на кровать. Я не ожидала от него такой прыти и упала, высоко задрав ноги. Юбка сползла на живот, и я предстала перед онемевшим любовником Лиранды во всей своей красе. Дело в том, что я не стала надевать трусы.

Глаза офицера широко раскрылись и в следующее мгновение этот ловкий как ягуар полковник прыгнул на меня. Но я уже была готова его встретить и мои руки превратились в черные молоты. Встречный удар по лицу кулаком отбросил секретчика к стене. Он ударился спиной и стал сползать на пол. Недолго думая, я вскочила, оправила юбку и хотела его уже добить, но в дверь застучали.

– Румус? – у тебя все в порядке? – раздался вопрос из-за двери. – Поспеши, нас вызывают на мостик.

Постояв и отсчитав двадцать ударов сердца, я осторожно открыла дверь. Никого. Я опрометью кинулась прочь.

...Исполняющий обязанности начальника связи майор Штири Мерк, недовольно сморщился. Капитан вызывал к себе Лиранду. А где сей час была эта чертовка, он не знал. Мерк посылал ей вызовы на нейросеть, но девушка не отвечала. Все специалисты были заняты подготовкой к полету. Придется поднимать свою задницу и идти ее искать. Дать поручение вестовому, это запороть все дело, эти рядовые из последнего набора только и умели, что бродить по кораблю и глазеть по сторонам. Он уже получал нагоняй от старпома и лишился премиальных за пол месяца, больше он подставляться не хотел. Майор вышел из дежурной рубки связи и направился к кубрикам, где жили связистки. Не стуча, вошел и скривился. Лиранда спала в объятиях Мораны. Нашли время отдыхать, проворчал он и растормошил девушку.

– Лиранда, поднимайся. – негромко проговорил он.

Девушка открыла заспанные глаза, посмотрела на часы и возмущенно произнесла.

– Штири, в чем дело? Сейчас не моя смена. И прекрати входить без предупреждения. Это тебе не солдатская казарма.

– А вы закрывайтесь, – парировал майор. – И вообще поднимайся, приведи себя в порядок. Тебя вызывает капитан.

– Капитан? Чего ему нужно?

– Вот у него и спросишь. Поднимайся, давай! – проговорил в последний раз майор и вышел.

Девушка потянулась. Затем встала, прошла в душ, помылась и стала искать свои вещи. К ее удивлению, половины формы не было.

– Что за ерунда? Неужели Морана сдала их в чистку, – раздраженно шипя, девушка натянула ношенную форму, причесалась у зеркала и вышла в коридор.

На центральный пост управления кораблем ее пропустили беспрепятственно. Там, на мостике стоял сам капитан, а перед ним на вытяжку старший командный состав корабля. Лиранда, четко чеканя шаг, приблизилась и доложила.

– Младший листер Лиранда Монади по вашему приказанию прибыла, сэр!

Капитан недоуменно посмотрел на девушку, забыв, что он ее вызывал, но сказать ничего не успел. Из строя офицеров выскочил начальник секретной части и схватил девушку. Скрутил ей руку и злорадно прокричал.

– Попался, сученок!

Лиранда завизжала и укусила ему руку. На мостике началось движение. Часть офицеров пытались отодрать секретчика от девушки. Несколько офицеров стали помогать офицеру. Начались шум, гам и крики. Капитан несколько секунд ошеломленно смотрел на это бедлам, а потом заорал вовсе горло.

– Стоять! Молчать!

Все присутствующие замерли, лишь Лиранда громко всхлипывала и отталкивала руку секретчика, которую он пытался засунуть ей под юбку.

Капитан, увидев эту картину, разъярился еще больше.

– Вы что! Обалдели! Обкурились спайса? При капитане пытаетесь изнасиловать свою же сослуживицу? Сгною! Уволю! Посажу! Расстреляю!

Полковник остановился.

– Сэр! Разрешите доложить, – не отпуская руку девушки, прохрипел секретчик.

– Потрудитесь полковник, иначе трибунал Вам гарантирован.

– Это не Лиранда Монади, сэр.

– Да, и кто это? – язвительно проговорил капитан.

– Это переодетый мужчина, сэр.

– У меня, видимо, де жа вю, – подумал капитан, который раз за сегодняшний день он это слышит?

Полковник, заметив смущение капитана, зачастил.

– Сэр, не сомневайтесь, я сам проверял. Вот этой рукой, – он показал на руку. – Это мужчина, он меня еще по скуле огрел и сбежал. Вот, видите синяк? – полковник повернулся правой стороной к капитану.

– Действительно, синяк, – подумал капитан, разглядывая лицо секретчика. И кто же умудрился поставить его чемпиону флота по рукопашному бою? Эта девушка? Он перевел взгляд на заплаканную Лиранду. Нет, чепуха какая-то.

– Вы можете доказать, что пред нами переодетый мужчина? – спросил он полковника.

– Да, сэр. Пусть поднимет юбку.

– Да сколько можно! – заревела Лиранда.

Капитан вздохнул и неохотно приказал.

– Младший листер, поднимите юбку.

– Не могу, сэр,

– Почему?

– Он мне руки скрутил.

– Полковник, отпустите девушку!

Секретчик неохотно разжал хватку. Лиранда закрыв глаза, стянула до колен трусики и подняла юбку. Увидев знакомую надпись, капитан вышел из себя.

– Ублюдок! – прорычал он. – В карцер полковника... до конца полета!

Ошеломленного и подавленного секретчика окружили бойцы.

– Но как же? – пролепетал бледный полковник. – Я же сам видел… Сэр! Это недоразумение!

Но капитан его уже не слушал. Он обратился к стоявшей в слезах девушке с поднятой юбкой. Ее она так и не опустила.

– Младший листер, оденьтесь и идите в медблок на реабилитацию.

Лиранда шмыгнула носом, вытерла его тыльной стороной руки и натянула трусики. Молча развернулась и вышла.

– Сегодня точно не мой день, – подумала она.

Капитан угрюмо смотрел ей вслед.

– Что происходит на его корабле? Все слово помешались на этой девушке. Почему они утверждают, что она мужчина? Может просто, что они похотливые скоты? А она им отказала? Он невесело усмехнулся своим мыслям.

– Похоже. Видимо, здесь такой магический фон, что все сходят с ума. О великий космос, сохрани меня от этого помешательства!

– Так, о чем я говорил? – стараясь найти нить мысли, что ускользала от него и, вспомнив про собравшихся офицеров, спросил он.

Второй помощник откашлялся.

– Кхм. Прошу простить, сэр, Вы говорили о записках, что нашли на телах … э-э-э пострадавших.

– Точно. Спасибо, Мирош. Помните, если найдете записку. Срочно несите ее сюда на центральный пост. В них описываются способы нападения на нас. И что ужасно, все совпадает до мельчащих подробностей.

– Сэр, – один из офицеров, прервал капитана. – Прошу простить. Но на полу лежит свернутый листок бумаги.

– Где? – капитан сделал шаг вперед, остальные офицеры расступились.

На полу лежал аккуратно свернутый лист бумаги. Все присутствующие словно на опасную змею уставились на белый квадрат и пораженно молчали.

Первым пришел в себя капитан.

– Подайте мне этот лист! – приказал он.

Но никто не двинулся с места.

– Трусы, – капитан презрительно поджал губы, но сам тоже не сдвинулся с места.

– Дежурный! – позвал он старшего дежурного офицера, – подайте мне этот листок.

Дежурный офицер мгновенно вспотел. Вытер лоб платком, осторожно подошел к листку, поднял его и дрожащими руками передал капитану. После чего облегченно выдохнул.

Капитан повертел в руках лист и, не увидев ничего опасного, развернул его.

– Полковник деву захотел,

рукою грубой честь помял

и осужденный сей пострел

повеситься в тюрьме успел.

Капитан прочитал еще раз и усмехнулся. Чтобы Румус повесился от стыда? Ха-ха три раза. Он скорее свою фуражку съест, чем поверит, что этот нахал покончит с собой. Да еще где? В корабельной тюрьме. Но червячок сомнения прогрыз в его уверенности маленькую дырку.

– Дежурный! – приказал он, – сообщите мне через пару часов о состоянии полковника Румуса.

Он вновь оглядел застывших офицеров. Взгляд его был пронзительным и ничего не предвещал хорошего. Он словно искал виноватого.

– Кто-нибудь видел, откуда появилась эта записка? – спросил он офицеров и ему ответом были удивленные взгляды и многоголосый ответ.

– Нет сэр.

– Меж тем она появилась, господа, и ее принес кто-то из вас.

Капитан тяжелым взглядом оглядел собравшихся. Там, среди соратников прятался враг. Наглый, уверенный в своей безнаказанности и хитрый.

– С сегодняшнего дня, господа офицеры, вы все находитесь под пристальным вниманием. Среди вас скрывается преступник и, будьте уверены, мы его найдем.

Он еще раз окинул группу офицеров, что окаменели под его взглядом и распустил их.

– Можете идти.

Офицеры ни слова не говоря, бросая друг на друга косые взгляды, стали расходиться.

Начальник службы РЭБ полковник Мит Браун, шел в свою каюту. Ему так и не удалось отдохнуть за двое суток. Его системы радиоэлектронной борьбы тестировались резервным искином, было много сбоев, и он все время находился на вахте.

– Что думаешь по этому случаю, Грейт, – спросил он астрогатора.

Оба были давними друзьями и понимали, что они-то врагами не являются.

– Трудно сказать, Мит. Такие события происходят, что голова идет кругом. Сначала поиски и сражения с одним из этих магиков, потом вот записки и несчастные случаи с товарищами. Потом эта давалка Лиранда. Я не понимаю, почему ее принимают за мужика. Может в самом деле спайс покуривают. Как думаешь?

– Думаю ты прав. Ребята расслабились. Но так, чтобы курить в открытую. Это уже точно помешательство.

Они свернули в боковой коридор. Астрогатор пошел к лифту, а Мит Браун направился к своей каюте. Не успел он открыть дверь, как из соседней комнаты выскочил астрогатор в одних подштанниках. Мит с огромным удивлением смотрел на товарища. Они только что расстались у лифта, и вот Грейт выскочил из своей каюты. Как это может быть?

– Мит, опять за свои шутки взялся! – Набросился на него астрогатор. – Куда ты дел мою форму? Нашел время шутить. Нас капитан вызывает.

Мит Браун удивленно и в тоже врем растерянно смотрел на товарища, и постоянно оборачивался в сторону лифта.

– Ты что забыл, мы уже там были? - растерянно проговорил он.

– Не говори чепухи, Мит, и кончай свои шутки. Где моя форма?

– Грейт, космосом клянусь, я не брал твою форму.

И тут он понял.

– Так ты не был у капитана?

– Нет, конечно! Как я пойду к нему, в подштанниках?

– Иди к себе. Я сейчас, – всполошился Мит, он развернулся и бегом направился к лифту. Выскочил из коридора, повернул направо и увидел только спину заходящего в лифт офицера.

– Стой! – закричал он.

Офицер оглянулся, и на Мита посмотрел Грейт. Улыбнулся и исчез в глубине лифта. За ним захлопнулись двери, а Мит остался стоять, растерянно открыв рот. Но это продолжалось недолго. Он резко развернулся и побежал к центральной рубке управления кораблем.

– Сэр, – запыхавшись от быстрого бега, Мит Браун обратился к капитану. – Разрешите обратиться?

– Слушаю. – Капитан поднял усталый взгляд на офицера.

– Я знаю, кто предатель!

– Говорите, – капитан подобрался.

– Это астрогатор Грейт Шверке. Э-ээ… точнее не он. А тот, кто под него рядится.

– Говорите яснее, Мит Браун, – раздраженно произнес капитан. – Мне и так хватает загадок.

– Дело в том сэр, что тот Грейт Шверке, что был здесь со всеми, не настоящий Грейт Шверке. А настоящий Грейт Шверке сидит раздетый в своей каюте. У него украли форму.

– Вот как! – Вы в этом уверены, полковник?

– Абсолютно, сэр. Я видел одного и другого. Шпион спустился на лифте и сейчас находиться где - то на низших уровнях.

– Дежурный! Немедленно разыщите астрогатора Грейта Шверке и доставьте его сюда! – Приказал капитан.

– Благодарю полковник, но вам придется задержаться на мостике, до выяснения всех обстоятельств.

– Есть задержаться, сэр. Только прошу прощения, что напоминаю, сэр. Настоящий астрогатор Грейт Шверке раздетый. А враг одет в форму.

– Дежурный, ищите одетого в форму Грейта Шверке. Осуществите захват по жесткой форме! – Дополнил приказ капитан. И мысленно произнес. – Я покажу всем, как надо мной шутить.

Грейт Шверке удивленно посмотрел в след убегающему другу и вошел в его каюту.

– Ладно, шутник, посмотрим, как ты запоешь после этого, – с ухмылкой произнес астрогатор, сгреб запасной комплект формы Мита и пошел к себе.

Там переоделся и довольный вышел. Дошел до лифта и стал спускаться вниз на технический уровень. На выходе из лифта его уже ждали бойцы в полном боевом снаряжении. Ни слова не говоря, они схватили астрогатора за руки, повалили на пол и стали пинать ботинками.

Шверке, не ожидавший подобного сначала упал и стал кричать.

– Что вы себе позволяете? – но после того, как ему заехали по ребрам, осатанел. Его, полковника сил специальных операций, элиту космических сил пинают простые бойцы. Он извернулся и ударом ноги по колену свалил одного из нападавших на пол. Крутанулся на полу и подсек второго, он уже поднимался, когда сильный удар приклада по лицу оправил его снова на пол.

Через четверть часа избитого и истерзанного полковника принесли к капитану. Тот недовольно оглядел бойцов и заплывшее лицо астрогатора.

– Зачем так жестко обошлись с ним? – спросил он.

– Сэр, он сильно сопротивлялся, сбил на пол двоих бойцов, пришлось усмирять, – отрапортовал старший конвоя.

– Сопротивлялся аресту? – переспросил капитан.

– Так точно.

– Он говорить может? – капитан кивнул на стоявшего с помощью бойцов офицера.

– Сможет, сэр. Мы не увечили.

– Хорошо. Грейт Шверке, – обратился он к избитому астрогатору. – Или как вас называть по-другому? Отвечайте, кто вы и что делаете на моем корабле.

Астрогатор с трудом разлепив заплывшие глаза, посмотрел на капитана. И еле слышно произнес.

– Сэр, я Вас не понимаю, – Было видно, что разговор доставляет ему боль. Губы разбиты в кровь, передних зубов не было.

– Зато я Вас понимаю и повторяю вопрос, кто вы и что делаете на моем корабле?

– Я Грейт Шверке, астрогатор. Что вы хотите еще узнать?

– Кому вы служите?

– Я служу в ССО своему правительству. Ему давал присягу и от нее не отступал.

– Не хотите сотрудничать? – капитан прищурился. – Не надо. И так узнаем. – Он повернулся к дежурному. – В камеру его.

Бойцы вновь скрутили астрогатора и потащили вон из рубки. На его крики никто не обращал внимания. Через минуту дежурный офицер доложил капитану.

– Сэр, видели еще одного Грейта Шверке, он находиться на третьем уровне. Что прикажете? – задерживать или нет?

– А что астрогатор может делать на третьем уровне? – удивился капитан. – Задержите его и доставьте сюда. Только уже не бейте, – подумав, добавил он.

На выходе из лифта меня окружили бойцы со станерами на перевес.

– Грейт Шверке, вы задержаны, – произнес один из бойцов. – Следуйте за нами.

– Быстро же они сработали, – недовольно подумал я. – Учатся. Надо будет это учесть. – Но вслух спокойно произнес. – А в чем дело?

– Мы препроводим Вас к капитану, сэр. Там вам все объяснят.

Сопротивляться было бессмысленно. Я пожал плечами и ответил.

– Препровождайте.

На меня смотрел капитан взглядом удава. Он разглядывал мои черточки на лице выискивая что-то. Затем прервал молчание.

– Как вас зовут? – спросил он.

– Грейт Шверке, сэр. Астрогатор.

– Ага, – кивнул капитан. – И вы тоже астрогатор.

– Не понял, сэр, что значит тоже? На корабле только один астрогатор, – сделав удивленный вид, ответил я.

– Уже не один. Вас препроводят в камеру, полковник, для разбирательств, – видно было, что капитан сильно устал. Он не хотел разбираться со мной и отправлял меня в корабельную тюрьму.

– Сэр, могу я узнать причину ареста? – спокойно и вежливо спросил я. Но капитан проигнорировал вопрос. Он обратился к бойцам, что меня привели.

– Этот Шверке сопротивлялся? – спросил он

– Никак нет, сэр. – отрапортовал старший конвоя.

– Вам все пояснят в контрразведке, полковник, – повернул свою голову ко мне капитан. – Если Вы не виновны, я от лица флота принесу Вам извинения, а пока посидите в камере.

– Как прикажете, сэр, – сделав недовольное лицо, ответил я.

Меня увели. провели до корабельной тюрьмы и закрыли в одиночной камере. Я был не против. По моему мнению пора было заняться секретчиком. Вообще все обошлось для меня весьма благоприятно.

Когда я отправил в нокдаун любителя женских ласк, то выскочив в коридор, заскочил в первую попавшуюся каюту. Хозяин ее купался в душе и напевал какую-то песенку с фривольным содержанием. Услышав стук двери, он крикнул.

– Мит, это ты?

Пришлось крикнуть в ответ.

– Я!

– Подожди, я скоро.

Недолго думая, подглядел за ним сквозь щель и отсканировал его внешность. Увидев аккуратно сложенную на кровати форму, переоделся в нее. После чего вышел и пошел на капитанский мостик. Там подбросил записку. Чтобы было незаметно, что я пишу, держал в руках планшет и делал вид что ввожу текст. На самом деле писал записку. А вот на обратном пути я совершил ошибку. Уходя, разговорился с одним из офицеров по имени Мит и, видимо, он меня заподозрил.

Лиан сварливо заворчал, на преображения он тратит непозволительно много энергии и, если я хочу и дальше пользоваться его возможностями, то мне нужно подзарядиться. Выбор у меня был небольшой, пропустить через себя электрический ток или использовать магию крови с выбросом огромного количества энергии. В первом случае это очень болезненно, во втором я себя раскрою и меня снова начнут ловить и тогда сбежать будет труднее.

«Ладно, морда зеленная, – подумав решил я, – пойдем искать источник тока». Я вылез через вентиляционную решетку и прополз до толстого жгута энерговодов. Со вздохом жуткого огорчения попросил Брыка соединить меня с таким источником тока, чтобы не испепелиться. И снова я стою в озере и в меня лупят молнии. Тело мое содрогается. Боль пронзает все мое естество и одна только мысль бьется в сознании.

– Гад я тебе пото-ом…. Покажу-у-у…


Нижний слой Инферно

Осада замка шла вторые сутки. Столица княжества была заполнена войсками князя Мирограда. Солдаты, что не были заняты в осадных работах, пили и гуляли за счет жителей. Трактиры, проститутки обслуживали воинов бесплатно. Тех, кто пытался возмущаться, избивали, отправляли на рытье окопов и возведение земляных стен во круг замка. Жители присмирели и потихоньку пытались покинуть город. Но таких хитрецов вылавливали и пополняли ими армию рабочих.

Князь готовился к штурму основательно. Победа должна быть быстрой и окончательной. Повелительницы хаоса непрестанно дежурили в астрале и возвращаясь, докладывали, что защитники замка не проявляют какой-либо активности. Во внутрь им пройти не удалось. Магическая защита замка весьма крепка, и они натыкаются на силовые барьеры.

Из всего этого Мироград сделал вывод, что в замке мало воинов, но много магов. Он довольно усмехнулся. Магическую защиту они сломят за день, а потом все решит пехота. О не собирался проводить разведку боем. Ему нужен был массированный натиск и беспощадный, непрерывный штурм.

Главное, не упустить этого самозванца и украсить ворота своего нового замка его головой.

Время штурма тоже было выбрано не обычное. Не ночью или под утро, а сразу после полудня и до него осталось меньше получаса. Это должно было усыпить бдительность защитников. Князь Мироград вообще считал себя гением тактики и стратегии. Всю свою жизнь он оттачивал мастерство ведения войны на учениях и всегда побеждал условного противника.

Его отряды беспокоили защитников замка ложными атаками. Они приближались к холму, маги наносили удары по магической защите, а затем отступали. Так князь приучал защитников к тому, что атаки, как всегда, будут ложными. Но сегодня они не отступят. Все демонессы были в боевых порядках, маги и осадные орудия приведены в полную боевую готовность, отряды штурмовиков на глазах защитников выстраивались в колоны. Главное, как понимал князь, при штурме завоевать господство в астрале. Кто владеет преимуществом в астрале, тот владеет инициативой.

– Великий! Да славится Курама! – Демон распорядитель вошел в покои Курамы. Он поклонился, но падать ниц не стал, новый князь этого не любил. Он любил жертвы и поощрял инициативу, и исполнительность.

– Вы просили сообщить Вам, когда придет время штурма. Мы думаем, что такой момент настал. Все признаки штурма, что Вы нам сообщили сошлись. Войска противника расположились эшелонами для непрерывного штурма. Астрал полностью перекрыт силами повелительниц хаоса. Пехота построена в штурмовые колоны и готова к выдвижению. Плотность боевых порядков войск противника возросла в несколько раз.

– Я доволен тобой, – весело проговорил Курама. – Ты все подготовил к принятию новых жертв?

Демон поклонился.

– Все как Вы и приказывали, господин. Повелительницы хаоса создали астральные жертвенники. Во дворе замка установлены переносные жертвенники с обслугой. Отряды гвардии выдвинуты в подземные туннели и ждут команды.

Курама удовлетворенно кивнул.

– Сегодня вы увидите славу Курамы, – произнес он.

Тяжелыми шагами прошел в тронный зал и уселся на трон. Его война начнется отсюда. Он закрыл глаза и толчком вытолкнул свое сознание в астрал. Он знал, что выйдет на третий слой. Преобразившись в облако, он застыл, оглядываясь, и довольно заурчал. Третий и второй слои были перекрыты противником. Его появление возмутило на миг астрал, но Облако легко поднялось на слой выше и ближайшие демонессы, не разобравшись в ситуации, помотавшись в поисках возмутителя, успокоились. Они ждали команду на атаку.

Облако смотрело сверху, оценивая силы астральных сущностей. Здесь, в астрале каждая повелительница хаоса представлялась по-разному, кто длинной многоножкой, кто спрутом с большой головой, кто просто кляксой с большим ртом, и все они жадно смотрели на туман, окружавший замок. Скоро они сорвутся со своих мест и начнут пожирать магическую энергию, необходимую для защиты замка. По их замыслу им должны были противостоять их соперницы, и тогда начнется схватка за астрал. Победит тот, у кого будет больше бойцов или тот, у кого лучшая тактика.

Курама злобно ощерился огромным ртом. Они еще не знали, что их ждет. Он подождет, когда эти твари углубятся в его замок, а потом преподнесет им сюрприз.

Время неумолимо приближало время штурма. Здесь, в астрале, это было отчетливо видно. Астральные нити событий натягивались и дрожали. На такое возмущение стягивались астральные духи, они держались в стороне надеясь, что им удастся поживиться. Одна неосторожная тварь, красная и пульсирующая, выстреливающая протуберанцами слизи, приблизилась к облаку и тут же поплатилась за свою неосторожность. Курама раскрыл огромную пасть, проглотил ее одним махом и плотоядно облизнулся. В этот момент он услышал команду на атаку. Десятки астральных сгустков, рванулись со своих мест и вцепились в туман окружавший замок, они словно черви, прогрызали ходы и жадно урча, неумолимо, не встречая отпора двигались во внутрь. Курама подождал несколько минут, затем плавно спустился сверху на двух ближайших тварей, ухватил их образовавшимися лапами и скинул вниз. Там их подхватили четыре демонессы в образе палачей и с воплем.

– Курама, прими жертву! – разорвали их на части.

По облаку прошла сладостная дрожь. Оно мгновенно поднялось выше и снова упало на занятых пожиранием энергии вражьих демонесс. Еще три твари упали вниз и были принесены в жертву. Кураму настиг экстаз, он взмывал вверх и как коршун падал на очередных жертв, не щадя никого.

Мироград, ждал результата атаки своих повелительниц хаоса. Рядом с ним под охраной его телохранителей лежали их тела. Он видел, как по ним стала пробегать судорога наслаждения, это демонессы пожирали магическую энергию, которая окружала и скрепляла защиту замка противника. Затем что-то изменилось. Тела двух повелительниц хаоса до этого лежащие неподвижно, суматошно задергались, а затем их что-то разорвало на части. Кровь и внутренности разлетелись по округе. Голова одной описала дугу и упала у его ног. Он еще не успел прийти в себя как тела следующих трех демонесс так же бешено заколотились на лежаках и их тоже разорвало на части.

– Что? Что происходит? – Мироград был в полной растерянности. Наконец, когда еще четверо тел постигла печальная участь, он закричал. – Отправьте гонца! Пусть узнает, что там происходит!

Свободная демонесса тут же легла на лежак и отпустила свое сознание в астрал, но далеко она уйти не смогла. Видно было, как ее тело дернулось, это сознание резко вернулось к ней. Затем она дико закричала, ее глаза выпучились. Она с трудом выговаривая слова проговорила.

– Курама, прими эту жертву, – и взорвалась.

Волна темной энергии широкой полосой прошла по рядам лежащих демонесс, уничтожила с десяток телохранителей и краем коснулась Мирограда. Рука князя повисла плетью. Он заскрипел зубами от острой боли и стараясь, не показывать свою слабость, оглядел кровавое месиво, что осталось от некогда могучих демонесс. Что-то он не учел, изучая противника, подумал с тоской Князь. Ему придется отступить. А это хуже поражения. Соперники скоро прознают, что он не смог захватить замок слабого противника и постараются раздавить его. Он от злости заскрипел зубами. Нет, просто так он отсюда не уйдет. Пусть противник показал ему свой силу в астрале, но война ведется здесь на земле Инферно. А на земле у него преимущество.

– Начинайте штурм! – яростно приказал он. Спокойствие и выдержка стали его оставлять.

Первыми пошли отряды легкой пехоты. Они должны были отвлечь на себя огонь защитников замка, пока маги и осадные орудия подойдут поближе. Мироград видел, как мелкие точки рассыпались по холму, взбираясь на верх и их никто не атаковал. Они беспрепятственно приближались к стенам замка.

Следом неспешно катились осадные орудия. Сердце князя стало успокаиваться. У противника не было достаточных сил в замке, чтобы распыляться на всех. Поэтому он пропустил первые атакующие силы. Ну ничего, его орудия достаточно защищены от магических атак, а маги если надо эту защиту усилят.

Когда несколько больших групп магов приблизилось к холму. Над ним засверкала магическая защита.

Ага! Значит, противник атакует через астрал. Ничего страшного. Его маги могут защищаться от таких нападений. Но затем из-под земли показались чужие воины они окружили отряды магов и врубились в их ряды. Защищенные общим магическим щитом они не могли, противостоят атакам с земли, а легкая пехота не могла справиться с внезапно возникшим врагом. Его маги бездарно гибли под мечами, а он, Мироград, ничего сделать не мог. Такой войны он не ожидал. Самозванец сумел преподнести ему еще один неприятный сюрприз. А бойцы противника, вырезав три отряда магов спокойно ушли под землю. Следом за этим началось истребление осадных орудий, оставшихся без магического прикрытия.

Замковые орудия, установленные на башнях, стреляли дальше. Обслугу атаковали из астрала, и они не могли управлять своими орудиями.

Мироград напряженно оглядывал видимое ему поле битвы. На одном участке противник добился успеха и добивал орудия вместе с обслугой, но на других направления наступление продолжалось.

– Выдвигайте резервы на тот участок, – показал о своей лапой, отдавая приказ владыке демонов правой руки. – На остальных участках усильте натиск. Пошлите отряды тяжелой пехоты для защиты магов.

Владыка демонов поклонился и исчез в телепорте. Он вернулся не стразу.

– Великий, – теперь он упал навзничь и горестно воскликнул, – Мы не можем задействовать резервы.

Кончики рогов князя покраснели, что говорило о его нарастающем гневе. А значит кто-то должен будет поплатиться своей жизнью за его гнев.

– Почему-у? – еле сдерживая нарастающую ярость, громким шипящим голосом спросил Мироград.

– Нас атакуют с тыла по всему фронту. Нападение было внезапным.

Князь сжал кулаки. Он понял задумку соперника. Тот видимо увел часть сил с границы, так как не в силах был удержать ее. И этими силами сковывает его резервы. Но нападающих не должно быть много, иначе их встретили бы на границе и постарались ослабить встречными боями.

Что делать? Ему нужны резервы магов и тяжелой пехоты. Он посмотрел на замок. Там у его подножия бестолково толкались и мельтешили, не причиняя противнику вреда легкие пехотинцы. Вот решение его проблем.

– Верните легкую пехоту и ее силами отразите натиск с тыла! – приказал он.

Затем повернулся к рабу, что обмахивал его опахалом. Протянул свою лапу с когтями и с наслаждением свернул ему шею. Утолив таким образом свой гнев, князь вновь обратил внимание на штурм. Он опытным взглядом оценивал происходящее и все больше понимал, что в замке очень мало сил для полноценной защиты. Да, самозванец, сумел его удивить. Показал несколько фокусов, нанес ему значительные потери в магах и демонессах. Но дальше-то что? Его войска вплотную подошли к стенам и орудия стали осыпать замок снарядами ослабляя магическую защиту. Как только она падет, его солдаты возьмут замок штурмом.

– Нет, самозванец не сможет защититься, – уверенно подумал князь.

… Алеш вернулся к себе. Он заключил временный союз с князем, который на поверку оказался не князем, а бывшим хранителем мира Инферно Курамой. Когда-то этот полубог переоценил свои силы и потерял телесную оболочку, вместе с ней и браслет являющимся входом в мир, где рождались хранители. Что это такое Алеш не понял до конца. Назывался он «Лабиринт славы». Для чего он нужен был творцу и почему именно там нужно было пройти испытание на зрелость, Алеш так и не разобрался. Но он не собирался обдумывать замыслы неведомого творца. Его жизнь стремительно неслась вперед со множеством поворотов, горок и крутых спусков. Ему нужно было выжить и не разбиться. Сегодня Курама ему был нужен. А завтра? … А завтра, пусть само заботиться о своем.

Из разрушенного города Алеш перенесся к замку гильдии героев. У ворот его почтительно встретили алые скравы, и один из них проводил его к магистру.

Видно было, что тот находился не в духе. Увидев золотого скрава, даже скривился. Но встал и вежливо поприветствовал.

– Здорово, брат. С чем пожаловал на этот раз? – проявив вежливость магистр уселся и рукой показал Алешу на стул напротив. Угощение не предложил, что говорило о том, что Алешу тут не рады.

Прокс мысленно усмехнулся. Еще бы. Теперь скравы не могут диктовать свои условия в Предверии и цены на сердца значительно выросли. Он знал, что произошло совсем не давно в мире, где он стал хранителем.

Старый Жармых грелся под лучами светила и подслеповато щурясь, смотрел на подходивших гостей. Когда они приблизились ближе, он понял, что это скравы.

Гости подошли и один из них пнул ногой купца.

– Ты что, старый козел, совсем страх потерял! – произнес он. – Или от старости ослеп? Не видишь, кто перед тобой?

Жармых опрокинутый ударом ноги, поднялся и отряхнулся. Его блеклые глаза гневно блеснули.

– Вижу, господа скравы, – он сделал вид что поклонился. – С чем пожаловали?

– Ты, старый дурень, зарываешься, – спокойно проговорил второй скрав. – Мы хотели тебе предложить рабов по хорошей цене. Но теперь ты нам заплатишь в двое… нет в трое за свою глупость.

– Рабы? – Жармых сделал вид, что удивился. – Они мне не нужны. У меня все клетки заняты.

– Ну, тогда мы пойдем к другим торговцам, – весело засмеялись оба скрава и переговариваясь о глупости, выжившего из ума старого торговца, к которому теперь не придет ни один скрав, они удалились.

А дальше скравов постигло огромное удивление, их рабов не стали покупать и остальные торговцы. Обойдя самые большие селения и не найдя сбыта своему товару, скравы отправились по отщепенцам, которые самостоятельно разрабатывали шахты, но и те отказались от рабов.

Разгневанные скравы пообещали поубивать строптивых торговцев и вот тут-то вскрылось, что у них появился свой князь и этот князь никто иной как золотой скрав, который поставляет сюда рабов и забирает все сердца.

Магистр хмуро уставился на Алеша.

– Должен сказать, брат, – произнес он, – ты сделал замечательную карьеру, но… – он выдержал паузу, – не учел наших интересов. Ты ничего не хочешь мне рассказать?

– Хочу, брат, – Алеш дружелюбно улыбнулся. – Теперь торговля сердцами, моя монополия, как привилегия князя Преддверия. – Увидев, как вскинулся магистр, остановил его взмахом руки.

– Вы тоже могли стать князьями, но не захотели. – Оценив удивленный взгляд скрава, пояснил. – Вас просили помочь с налетчиками? Просили магистр. Вы не захотели. Я помог и мне дали браслет Курамы. Алеш задрал рукав и показал браслет. – Узнаешь? – спросил он.

Еще бы магистр не знал браслет власти. На картине, которая украшала кабинет магистра, Курама был точно с таким браслетом. Молодой и красивый человек с черными волосами, пронзительным взглядом и многозначительной улыбкой на устах.

– Мы думали, что он утерян, – пораженно проговорил магистр. Он поправил воротник рубахи, словно она давила ему шею.

– Он и был утерян. Его нашли и предали мне.

– И… ты, вот так просто взял его... и надел? – прищурясь, нейтральным голосом спросил скрав.

– Просто не получилось, – ответил Алеш, – а что получилось, говорить не буду.

– Да, ничего рассказывать и не нужно, – согласился магистр. – То, что тебя признали князем, само за себя говорит. Но остается открытым вопрос, как мы будем сотрудничать? Нам нужны сердца, а они все у тебя. Будешь задирать цены?

– Не особо. Мне нужны вы, а вам нужны сердца. Договоримся.

Магистр просветлел лицом.

– Вот это другой разговор. Слушаю. Чем мы можем помочь золотому скраву?

– На нижнем уровне началась война между местным князем и его соседом. Мой интерес состоит в том, чтобы помочь местному князю, где у меня есть своя база. Я хочу нанять всех свободных скравов, для внезапных атак на резервы вторгшегося князя.

– Один скрав, один камень, – поставил свои условия магистр.

– Три скрава, два камня, – парировал Алеш.

– Договорились, – заулыбался магистр.

Вернувшись, Алеш скрытно вывел все свои войска из города. В каждом отряде было полсотни сенгуров, полсотни крысанов и три колпака. Все его силы были разбиты на двенадцать отрядов. Впереди его небольшой армии шли крысаны и колпаки. Они вылавливали всех демонов врагов и местных, для того чтобы сохранить эффект внезапности. За пределами города был лагерь резерва, протянувшиеся не широкой, но длинной дугой вокруг столицы княжества. Здесь расположилась обоз, полевой госпиталь тяжелая пехота и небольшие группы магов прикрытия.

В ночь, предшествующую наступлению сенгурки, тени ловко сняли часовых. А крысаны и колпаки прокравшись в лагерь, стали вырезать спящих солдат. Когда поднялась суматоха, крысаны прихватив на ужин пленных организованно отступили.

… Командующий резервом старший демон Аполдон, выскочил из своей палатки. По всему лагерю тревожно трубили сигнальные трубы. На них напали. Одеваясь на ходу и застегивая ремень с мечом, он отдавал приказы вестовым.

– Организовать оборону центра лагеря. Собрать дежурные отряды и их силами отбить атаку! Командиров терций ко мне. Для усиления охраны обоза и госпиталя отправить по пол терции. И пусть кто-нибудь доложит. Кто напал? С какой стороны и какими силами? – Он прошел в штабную палатку. Демон дежурной терции забежал следом.

– Могучий! – вытянулся демон. Нас атаковали мелкие отряды диверсантов. Они сняли часовых и стали вырезать спящих. После сигнала тревоги отступили.

– Кто напал, узнали? Сколько было диверсантов, один или десяток, или сотня? – Раздраженно спросил Аполдон. – Потери?

– Нападавших было около сотни. Напали с тыла по всей линии лагеря. Потери подсчитываем, но не больше пары сотен.

– Пары сотен? Негодяи! Преследование организовали?

– Нет, могучий, ждем Ваших указаний.

Дежурный по лагерю демон вытянулся. Он не хотел брать на себя ответственность и Аполдон это понял. Кто напал, какими силами? Было неясно. Сколько направить сил для преследования? Тоже не понятно. А в случае неудачи он будет отвечать за свои ошибки. Есть начальник резерва, вот он пусть и решает. Все это хорошо читалось на подобострастной морде командира дежурной терции.

– Отправьте разведчиков, а за ними две терции для поимки и уничтожения противника. – приказал Аполдон и сплюнул вслед убегающему демону. – Трусы. Вокруг одни трусы умеющие шаркать сапогами и браво докладывать на учениях. – И мстительно крикнул вслед. – Сам возглавишь силы для преследования.

Крысаны и сенгуры, не понеся потерь, отошли. Алеш понимал, что за ними отправят погоню и подготовил встречу. Две сотни из смешанных отрядов встретят преследователей и вступят в сражение, а скравы нападут с тыла, уничтожая противника. Те, кто уцелеет доложат, что их встретили небольшие силы, но хорошо подготовленные. Угрозу для лагеря они не представляют, но для их уничтожения нужно выделить больше сил.

Диверсанты отошли за спины выстроившихся отрядов. Вскоре показались небольшие группы разведчиков. Они увидели выстроенные войска и отошли.

Еще через полчаса подошло два отряда демонов по двести, двести пятьдесят бойцов тяжелой пехоты. С десятком магов. Те встали за боевыми порядками своих солдат и стали ждать команды.

Командир демонов не мешкал. Он быстро оценил силы противника и понял, что их вполовину меньше. Дал отмашку магам и повел отряды в наступление. Но маги ничего сделать не успели, за их спинами прямо из воздуха возникли хорошо вооруженные и экипированные бойцы, они почти мгновенно вырезали всех магов и также быстро как появились исчезли. Вместе с ними погиб командир. Солдаты, не получившие другой команды, четким и слаженным шагом шли в атаку. В пятидесяти метрах от противника в них вдруг ударили разряды молний. Они били и били не переставая, выкашивая солдат. Но те приученные к железной дисциплине, перестраивались на ходу и молча шли дальше. Перед самым противником они перешли на бег. Но тут копья шеренг опустились и строй ощетинился сверкающими длинными наконечниками. Странные построения в хлипкие две шеренги пришли в движение. Они устремились к наступающим. И с громким стуком, звоном, гулом и уханьем две массы противником столкнулись лоб в лоб. На поле боя раздались предсмертные крики, воинственные вопли, лязгающий звон метала, когда мечи встречались с мечами, треск расколотых щитов за которыми не слышно было команд командиров.

...Эргуран, командир полусотни не верил своим глазам. В первых рядах врагов стояли одетые в ременные сбруи, огромные почти с демона ростом крысы с копьями. Они ловко их держали в своих лапах, и сила удара копья была такой, что его солдаты или падали навзничь, или оказывались проткнутыми вместе с щитами. Ряды его солдат расстроились и в прорехи хлынули страшные по своему виду мутанты. Трех и четырехрукие, горбатые, со страшными лицами и одетые в великолепные древние доспехи. Их мечи разили наповал, самих их невозможно было достать. Особенно выделялись горбатые старухи с кинжалами в руках они то исчезали, то появлялись за спинами его солдат и спокойно и даже как-то буднично перерезали им горло. Стило только повернуться к ним, как оплошавших накалывали на копья крысы.

– Отходим! Отходим! – Закричал Эргуран, увидев, как погиб их командир. Его просто разорвали двое крыс, а он стоял и блаженно улыбался.

Но отступить они не смогли. С тыла на них напали новые враги. Они были быстры и невероятно ловки. Они как косцы прошли сквозь строй, выкашивая словно траву воинов. Боевой порядок расстроился, воины сбились в кучу и последнее, что увидел Эргуран - морду крысы в колпаке. А дальше он в экстазе воткнул меч себе в грудь.

Аполдон слушал доклад разведчиков. Его терции погибли. Никто не смог выбраться из западни, в которую они попали, а виноват в этом он Аполдон командир резерва. Подумав немного, Аполдон успокоился. Врагов мало. Открыто нападать на лагерь резерва им не под силу. Он не будет больше посылать против противника войска, отсидится в защищенном лагере. А там Князь возьмет штурмом замок и враги сами придут с повинной. Могучий казнит каждого десятого, а у остальных примет присягу. Значит, и сообщать Мирограду о происшествии, не стоит. На этом он успокоился.

Но на следующий день с утра к лагерю подошли враги. Они, не скрываясь выстроились в шахматном порядке, и стали атаковать лагерь магическими заклинаниями. Маги, поднятые по тревоге, создали защитный круг взявшись за руки и с поставили над лагерем резерва защитный купол. Но тут случилось невероятное. Рядом с магами из портала посыпались чужие бойцы. Они почти мгновенно окружили магов и вырезали их буквально за считанные риски. И, пока все оторопело смотрели на избиение, чужие воины также быстро растворились в воздухе.

Следом подошедший противник атаковал сам лагерь. Двенадцать небольших отрядов врубились в выстроившихся в спешном порядке защитников. Они продвинулись на несколько десятков метров, уничтожая воинов, а затем организованно отступили. Бросившихся их преследовать воинов Аполдона, с тыла уничтожили вновь появившиеся из портала быстрые как сама смерть неведомые бойцы.

– Почему неведомые? – пораженно подумал Аполдон. – Это же скравы и как же их много. Нам конец! Если в дело вступили скравы, то сколько же золота угрохал на это Самозванец. Вот почему у него не было войск на границе. Они ему не были нужны. Если князья узнают, что Самозванец смог договориться со скравами, на него больше никто нападать не будет. Не будут даже помышлять об этом. Плохо дело. Надо переходить к нему на службу!

Аполдон воровато оглянулся. Увидел своего ординарца и кивнув головой позвал того к себе в шатер.

– Орик. Ты сын моей сестры и у меня от тебя секретов нет. Благополучие нашей семьи это и твое благополучие. Ты это понимаешь?

– Понимаю, дядя. Что я должен сделать?

– Ты видел этих воинов, что вырезали наших магов?

– Видел.

– Знаешь, кто это?

– Думаю, что не ошибусь, если предположу, что это скравы.

– Правильно, Орик. Это скравы. А ты знаешь, что ни один князь не пойдет против скравов?

– Слышал о таком мнении.

– Если самозванец смог заручиться помощью этих наемников, то Мирограду конец. Понимаешь.

– Пока нет.

– Я хочу, чтобы ты пошел к командиру того отряда, что нас атакует и передал ему мое письмо. – Он испытующе посмотрел на племянника. Сейчас решиться его судьба. – Мы переходим на службу к новому князю.

– Хорошо, дядя, я выполню твой приказ, – улыбнулся молодой демон. – Ты лучше меня знаешь, что хорошо для семьи.

Аполдон облегченно выдохнул, значит, он не ошибся в племяше.

….Алеш с интересом смотрел на молодого демона, он прочитал послание командира командующего резервом. Что это, ловушка? Способ отвлечь внимание его, Алеша, и воспользоваться предоставленным ему временем, для перегруппировки и выстраивания обороны или это своевременное решение прозорливого демона, почуявшего разгром.

– Могучий Аполдон, передал что-нибудь на словах? – спросил Алеш.

– Да, могучий. Он велел передать... Аполдон, знает, что скравы сражаются на стороне противника Мирограда. А с теми, с кем скравы заключили контракт, никто из князей связываться не будет. Наши воины готовы присягнуть новому господину. Но пока его рядом нет, они присягнут вам, мой господин, – Демон низко поклонился.

– Хорошо, – не мешкая, ответил Прокс, – пусть Аполдон готовит войска к присяге.

Аполдон был доволен. Он сумел перехитрить судьбу, остался командовать резервом, только теперь это был резерв их бывшего противника. Прибывшему в лагерь Владыке правой руки он доложил, что атакован противником и ведет бой. Выступить на помощь князю не может. И действительно, за валом лагеря стоял многоголосый ор, поднималась пыль и слышался громкий шум жаркого сражения.

– Давай иди, докладывай! – Усмехнулся он в спину Владыке.

После чего спокойно прошел в свою палатку. Его солдаты вместе с солдатами нового господина готовились встретить отступающие силы князя Мирограда. Но сначала в лагерь прибыли подразделения легкой пехоты. Они быстро миновали его и продвинулись дальше. А затем неожиданно для себя оказались в окружении, между противником и войсками резерва. Следом началось истребление плохо вооруженных и неприкрытых броней копьеметателей. Через час весь лагерь и его окрестности были усеян трупами демонов. Легкая пехота князя Мирограда перестала существовать.

Штурм Замка продвигался медленно. Легкая пехота ушла и, видимо, застряла в сражении. Осадные орудия Мирограда уничтожались одно за одним. Магическая защита замка трещала, но продолжала держаться. Штурмующим не хватало магической поддержки и вскоре еще одна группа магов была уничтожена. Выскочившие из-под земли защитники крепости, столкнулись с тяжелой пехотой наступающих. Маги оказали поддержку своим бойцам, и те стали теснить противника. Но в этот самый критический момент сражения, на бойцов не защищенных от атак из астрала, напали повелительницы хаоса. Они переломили ход битвы и отряд тяжелой пехоты, гордость князя Мирограда погиб вместе с магами.

Мироград понял, что противник его переиграл. Он лишил его помощи из астрала, не дал использовать магическую поддержку и преимущество в живой силе свел на нет. Ему нужно было отступать. Посидев еще несколько ридок, и не увидев изменений в штурме, в ярости отдал приказ на отступление. Просто угробить все свои силы в бесполезных попытках штурма князь не желал. Он первым покинул поле боя. За его спиной громко трубили трубы, подавая сигнал к отступлению. И осаждающие войска, оставляя осадные орудия стали отходить. Их преследовали немногочисленные отряды противника, нанося болезненные укусы, но не вступая в кровопролитное сражение. Они следовали по пятам сопровождая отступающих.

У лагеря резерва Мироград остановился. Он горестно обозревал побоище и уже отчетливо понимал всю глубину постигшего его несчастья. Он проиграл эту войну и поражение уже не скроешь от соседей.

– Как? Как же такое могло произойти? Что он не учел? – Мироград в глубокой задумчивости въехал на территорию лагеря. Повсюду валялись тела его солдат.

– Да, видимо, и здесь был тяжелый бой, – подумал он. – Как же не осмотрительно он поступил, напав на соседа. Разведка подвела. Казню! – Вскипел он. Разведкой ведал Владыка демонов левой руки. – Вернемся и я его казню.

Неожиданно он посинел, засипел засучил ногами и с хрипом повалился на пол балдахина. Когда подбежавшие телохранители подняли князя, он был уже мертв.

…Курама держался из последних сил и блефовал, показывая незыблемость магической защиты. Он непрестанно отдавал свою энергию на поддержание магического щита.

Сосед оказался умелым воякой и правильно распределил силы для штурма. Его осадные орудия кромсали магическую защиту и, если так будет продолжаться дальше, то вскоре он будет вынужден убрать подпитку. Щит падет, и орды демонов заполнят его замок.

– Надо еще уничтожить хотя бы одно орудие. Может быть, Мироград засомневается и отведет войска. Он и так понес значительные потери.

Курама спустился на первый слой астрала. Там находилось всего шесть его демонесс.

– Атакуем магов! – показал он на группу магов возле осадного орудия.

Внизу противник теснил его гвардию. Удар из астрала был внезапным и очень сильным. Маги не смогли удержать щит, и он с тонким звоном рассыпался. Демонессы и Курама набросились на магов и сожрали их духовные тела. А затем стали нападать на воинов. Вскоре на этом участке не осталось живых противников. Курама получил небольшую передышку. Но он понимал, стоит противнику вызвать резерв, и он вынужден будет бежать. Весь его расчет строился на обмане противника и что тот первым не выдержит, и отступит после стольких потерь.

Когда Курама в очередной раз поднялся на четвертый слой астрала, он увидел, что резервы недоумка Мирограда, связаны сражением. Это его союзник золотой скрав, ставший хранителем, пришел ему на помощь. Он не дает Мирограду распорядиться имеющимися у него силами.

Курама воспрянул духом. Он еще сможет победить. Надо усилить натиск на штурмующих. Но этого делать не пришлось. Вскоре противник понял, что проигрывает, бесцельно теряя ресурсы и дал сигнал к отступлению. Побросав осадную технику, отряды князя Мирограда начали отход. Тяжелая пехота огрызалась, когда его гвардейцы наседали на них, но в наступление не переходили. Курама выхватывал из строя по трое четверо солдат и отдавал и духовные сущности демонессам для принесения ему в жертву. Он понемногу восполнял потраченную энергию. Его бойцы, убивая противника, кричали: «Курама, прими эту жертву», – и магический ручеек медленно, но неуклонно тек к нему.

В лагере за городом, где ранее находился резерв Мирограда, было полно жертв. Демонессы, подхватывая застывшие над телами души, самозабвенно кричали в экстазе: «Курама, прими эту жертву».

Курама завис над князем Мироградом. Тот был подавлен увиденным и пребывал в унынии. Его разум был открыт для Курамы и он зашептал ему.

– Ты проиграл мой друг. Но я могу тебе помочь.

Мироград нахмурился.

– Кто это?

– Это Курама, которого вы, неблагодарные создания, забыли. Забыли, как я возвеличивал ваших отцов, награждая их.

– Курамы нет, – мысленно проговорил Мироград.

– Есть. И он сегодня сражался против тебя. Хочешь больше власти? Больше удел? Скажи: «Курама, прими эту жертву».

– Какую жертву?

– Видишь сколько убитых? – отдай их Кураме.

– Да, пожалуйста, – отмахнулся Мироград. Это все убитые, ему не жалко.

– Курама, прими эту жертву, – произнес он и вдруг чьи-то сильные, невидимые руки вцепились ему в горло, а из тела потянулась его душа. Мироград хотел ее удержать, но увидев огромную пасть, куда засасывалась его сущность остолбенел.

Курама проглотил Мирограда и скачком вырос в два раза. Теперь это было не облако, а темная туманность, расползающаяся по астралу. Он впитывал в себя все новые жертвы и еще больше разрастался.

Войска противника, оставшись без князя, потянулись вон из столицы. Но у разрушенного города их встречал Аполдон. Его воины преграждали им путь. Они собирали деморализованные подразделения строили их по сотням создавал новые терции. Командир резерва смещал старых и ставил над ними новых командиров из преданных ему демонов. Бредущие без приказов и обреченные демоны охотно подчинялись. Даже оставшиеся демонессы признали его власть. Владыки правой и левой руки исчезли, они нигде не появлялись и не мешали Аполдону приводить отступающие войска в порядок.

Курама с интересом наблюдал за этой картиной. Он не испытывал страха перед вновь формирующимся войском. Среди врагов не было князя, и никто себя таковым не считал. Даже этот ловкий демон, что сейчас собирает разбитые и деморализованные части противника, старался не для себя. Рядом с демоном он увидел золотого скрава.

– Ах вот оно что? Хранитель Преддверия завербовал себе вассала. – Курама скривился. – Ушлый и очень сообразительный малый. С таким нужно быть очень осторожным. Он вернулся в тело и телепортировался к Проксу.

– Спасибо, брат, – как можно искреннее и радушнее произнес он. – Вижу, ты приобрел нового вассала.

Алеш усмехнулся. Он понял игру Курамы. Тот был недоволен, что он, Алеш воспользовался плодами общей победы и прихватил кусок больше, чем ему полагалось, по представлению Курамы, конечно. Обострять отношения он не желал и надев улыбку на лицо, также радушно ответил.

– Я подготовил, брат, для тебя подарок, – он показал рукой на лагерь, куда сходились отступающие. – Это все твое. Прими у Аполдона присягу и назначь его наместником нового княжества. Поздравляю с победой, брат.


Суровая. Торговая станция Шлозвенга

– Карл, какие новости? – на экране возникло изображение Вироны. Она была спокойной и внимательно посмотрела на Карла. Карл Штурбах выглядел уставшим, небритое лицо, помятая рубаха и темные круги под глазами красноречиво говорили, что он не спал несколько ночей.

– Похвалиться не могу, дорогая. Новый начальник службы безопасности губернатора действует очень быстро и решительно. У меня складывается впечатление, что он был готов к этому заранее. У него уже есть свой штат. Он даже заявился ко мне с требованием передать ему всю информацию по оперативной работе. Наглец… – он замолчал.

– Еще что-нибудь? – Видя, что Карл замолчал, прервавшись на полуслове, спросила Вирона.

– Да. – мрачно произнес мужчина. – Меня приказом губернатора отстранили от дела спасения Его милости. Теперь этим занимается Министерство иностранных дел.

– Вот как! Я поговорю с Раданой. Карл Его милость будет против привлечения к себе внимания. Нужно провести тайную операцию.

– Ты уверена?

– На сто процентов, Карл.

– Ясно, тогда будем планировать. Кроме того, нам нужны средства, те, что выделены мне, это просто крохи.

– Понимаю. Я поговорю с Брыком, может он сможет помочь. Береги себя, – Вирона послала воздушный поцелуй и отключилась.

Она некоторое время посидела, обдумывая слова Карла. Затем решительно встала и направилась в офис иностранных дел. Все службы и министерства княжества располагались в бывшей конторе бандита Бада Моргинари. Ей нужно было только пройти коридор и заглянуть к своей новой подруге Радане, которую этот оболтус, вдруг взял и назначил из секретарей в министры иностранных дел.

– Как у него так все легко получается? – постучав в двери и дождавшись приглашения, подумала она. Вирона обнялась и расцеловалась с девушкой.

– Ты, уже получила новые инструкции по поводу Его милости? – спросила Вирона.

– Да, а что? Вот готовлю ноты протеста.

– Готовь, Рада. Делай вид, что сильно занята. В общем, имитируй бурную деятельность. Но в ход эти ноты не пускай.

– Не поняла?! Объяснись. – Радана широко раскрыла свои синие глаза и посмотрела на подругу.

– Его милость не будет рад, тому, что его будут разыскивать с помощью твоего ведомства. Там, откуда его выкрали, он находился с тайной миссией. И если вскроется, что тот, кого задержали, является управляющим княжества Новоросийского, его ждут большие неприятности.

– Даже больше, чем те, которые у него сейчас? – недоверчиво спросила Радана.

– Гораздо. Из той он выкрутится. Тем более, что ему помогает Брык. Кстати, можно узнать последние новости.

– Брык, – Вирона позвала секретаря, – что слышно о Его милости?

Над столом возникла голограмма лукового человечка.

– Для допуска к информации необходимо отгадать загадку: зимой и летом одним цветом.

– Опять твои загадки, паршивец! – Вскипела Радана. – Ты меня в туалет в прошлый раз не пускал. Как же ты надоел!

– Что, действительно не пускал? – удивилась Вирона. И строго глянула на Брыка.

Тот отвел глаза и как ни в чем не бывало произнес.

– Это была просто шутка. Если кто-то не понимает шуток, то это не моя проблема.

– Хороша шутка! Я обегала все туалеты и везде торчала эта морда.

Девушка схватила маленькую сумочку, лежащую перед ней, и запустила ею в голограмму. Брык подернулся рябью, укоризненно посмотрел на Радану и с гордым видом отвернулся.

Вирона не стала развивать дальше эту тему.

– Брык, отгадка сосна, ель, – ответила она. – Говори, что с Его милостью?

– А что с ним станется. Снова стал женщиной и гуляет по кораблю.

– Как стал женщиной? – недоуменно переспросила Вирона. – Ты имел в виду что он переоделся в женщину?

– Я имел ввиду то, что сказал, – невозмутимо ответил Брык. – Его милость стал женщиной. – Затем не выдержал и захохотал. – Вы бы видели, как он этому удивился.

Обе девушки не веря, смотрели на человечка.

– И… давно он стал женщиной, Брык, – пришла в себя Радана.

– А что ему. Он постоянно меняется. То мужчина, то женщина. То по палубе ходит, то по вентиляции лазит. – Он замолчал и засобирался, посмотрел на обеих девушек. – Некогда мне. Вы что, еще хотели-то?

– Мы-то? – передразнила его Вирона. – Мы хотели узнать, нужна ли ему помощь по дипломатической линии.

– Хорошо. Я спрошу брата. Еще вопросы есть?

– Нет, – ответила Вирона. Она была задумчива.

– Рона, – шепотом обратилась к ней Радана. – Ты знаешь его милость лучше нас. Он… кто?

– В каком смысле?

– Ну… мужчина или женщина?

– Мужчина! – не задумываясь ответила Вирона и зарделась. – Вернее раньше был мужчина.

Глава 7

Открытый космос. Неизвестно где

Меня отвели в одиночную камеру. Обращались вежливо, что было удивительно. Может, это решение капитана, который решил, что из двух астрографов, я настоящий. Превращения давались мне все легче и легче, я даже перевоплощался сознанием, становясь уже не самим собой, а тем персонажем, которого изображал. Может, зря я выбрал профессию военного. Надо было податься в актеры. Сидел бы дома на кусках астероида… Стоп. Какой астероид? Я помотал головой, отгоняя от себя нелепые мысли и осмотрелся в темноте. В тюрьмах не было света, он включался только на время приема пищи. Ридок на десять и все. Слопал брикеты, запил водой и снова темнота. На психику это давит сильно. Только в наших колониях, которые я охранял, свет в штрафном изоляторе не выключали. Не топили это да, но, чтобы выключать свет... Стоп! Что за ерунда в голову лезет. Какие колонии? Я астрогатор. Тьфу! Совсем сбрендил с этими перевоплощениями. Я Ирридар тан Аббаи захваченный в плен, и мне нужно отсюда выбираться. Мое сознание прояснилось.

Дальше я долго не мешкал. В полутьме отыскал вентиляционную решетку и дрон по моей команде, правда через Брыка, открыл запоры. Я пробрался во внутрь воздуховода и затаился. Решетка снова была закрыта и догадаться, как я выбрался, им будет трудно. А мне дальше нужно было найти полковника Румуса. Только где его искать? Тут по сведениям полученным от Брыка шестьдесят камер. Не корабль, а летающая тюрьма. Дело, конечно, облегчалось тем, что они располагались по обеим сторонам вдоль недлинного коридора. Но располагались они в два этажа, что усложняло поиск. Я находился на верхнем ярусе. Значит буду обследовать его. В первой же камере я нашел Муна. За передрягами, переодеваниями и превращениями совсем забыл, что могу его почувствовать по кровной связи. Вот просто вылетело из головы, и все. Я огорченно покачал головой. Странные выверты стали происходить с моей памятью. Как будто мое сознание подстраивается под новые условия, вернее создается ощущение, что оно засыпает и отсутствие Шизы становиться очень заметно. Раньше я мгновенно оценивал ситуацию. В этом мне помогало расслоенное сознание, и оно же подсказывало решение. А сейчас оно как будто склеилось и забуксовало. Теперь мне, как обычному Виктору Глухову, нужно все держать в памяти. Значит, мои способности постепенно уходят или ложатся в спячку. Плохо дело. Моим преимуществом было расслоенное сознание, работающее как самый совершенный искин, теперь я его терял. Но долго размышлять над странностями своего сознания я не стал. Мои мысли переключились на Муна. Его надо вытаскивать. Я в любой момент могу уйти с корабля, а я обещал парню, что заберу его с собой. Я зевнул. Твою дивизию! Не спал четверо суток и теперь, когда напряжение немного спало, меня стало клонить ко сну.

Ладно, выполним две задачи… Какие? Я задумался...А-а, найти полковника… Найти полковника? Какого? А-а - вновь проснулась моя память надо найти Румуса и постараться придушить его. И вытащить из тюрьмы Муна, а потом немного подремлю, что-то с головой твориться. Видимо устал, – решил я.

Мун услышал, как открылась решетка у потолка, и подошел поближе. Внимательно всматриваясь в мое лицо, он спросил.

– Вы кто?

– Мун. Я твой босс. Забыл, что ли?

– Простите, но на Вейса и на моего нового господина Вы не похожи. Вы астрогатор. Я вас видел.

– Недотепа! – я стукнул себя по лбу. – Совсем забыл, что я в обличии офицера корабля.

– Брык, – позвал я секретаря, – пусть Лиан вернет мне мою внешность. В глазах потемнело, я почувствовал легкую судорогу по всему телу. Раньше этих ощущений не было, а когда я пришел в себя, то увидел в темноте удивленное лицо Генри.

– Господин, это вы?

– Да Генри, это я, твой босс. Залезай сюда только тихо.

Парень очень ловко залез в воздуховод и обрадованно зашептал.

– Вы не представляете, господин, как я рад Вас видеть. Я знал, что Вы меня не оставите.

Я удивленно посмотрел на Муна. Ничего подобного я ему не вкладывал. Но он радовался встречи со мной, как ребенок. «Видимо, и заклинания крови, без Шизы проходят не совсем обычно, – подумал я. – Надо быстрее отсюда выбираться. Кто знает, что еще может произойти со мной». Генри попытался меня обнять.

– Хватит, Генри, радоваться, просто ползи за мной.

Через пять пустых камер я увидел своего двойника Астрогатора. А в следующей был мой объект – полковник Румус. Я открыл решетку и позвал удивленного полковника.

– Румус, идите сюда.

Он подчинился и с удивлением всматриваясь в меня, подошел вплотную. Подвоха он не ждал. А зря. Петля ремня от брюк обвила его шею и Мун, упираясь ногами в стены, потащил полковника. Тот не долго бился в судорогах. Стуча ногами по стене камеры, он силился разжать петлю и в конце концов придушенный, но не умерщвленный, затих. Задача была выполнена, скоро придут проверяющие и обнаружат почти удушенного офицера. Вот тут-то и начнется самое интересное. Преступники показали свои возможности, они достанут любого, даже в тюрьме. Паника и страх обеспечены. А деморализованный противник, это побежденный противник. Плюс бонус. Вейс сумеет распорядиться предоставленной ему возможностью.

Оставив на его шее ремень, мы удалились. Дорога наше лежала к каюте Муна. Туда никто не заглядывал, это я знал хорошо. Путь был несколько утомительным, но мы все же благополучно добрались до нужной нам каюты. По пути ко мне пришла мысль опять стать Лирандой, прогуляться по короблю и найти Вейса. Пора было, на мой взгляд, убираться отсюда.

В каюте я попросил Брыка передать Лиану, превратить меня в Лиранду. Но подумав, что я сильно от нее отличаюсь, сказал сделать меня более похожей на нее. Затем дать мне час подремать и разбудить.

Час пролетел мгновенно, но я прекрасно отдохнул. Мун сидел в углу и оторопело смотрел на меня. Я уже была Лирандой, но в форме полковника и эта форма странным образом висела на мне словно была на размера четыре больше. Но задумываться над такой странностью я не стал, а просто скинул ее и оставшись полностью голой полезла в шкаф за одеждой Лиранды. Мун пискнул и вдруг замычал. Я обернулась и посмотрела на Генри. Он сидел, вытаращив глаза и зажимал свой рот ладонями. Я ободряюще улыбнулась.

– Генри ты чего? Голых девок не видел? И посмотрела себе на ноги. Вначале я не поняла. Хмыкнула и полезла за бельем и тут меня ударило по мозгам. Улыбка стерлась с моего лица. Я медленно опустила глаза и уставилась на свой живот. На нем в самом низу красовалась наколка. «Хочешь меня? Плати» … А ниже... Ниже … Я была женщина!!!

Болезненная судорога пробежала по моему лицу и руки сами непроизвольно ухватились за пах. Там к моему ужасу ничего мужского не было. Удар грома потряс мое сознание. По мозгам прошел разряд электрического тока, и мое сознание не выдержав напряжения, потухло. Очнулась я от того, что мне в лицо брызгали холодной водой. Открыв глаза, я увидела озабоченное лицо молодого парня. Он склонился надо мной. Я опустила глаза и увидела, что полностью обнажена. Краска стыда и гнева опалили мое лицо. Рука сама дернулась и залепила негодяю по щеке. Затем я завизжала так сильно, как могла.

Парень отшатнулся и что-то залепетал про господина. А я, схватив покрывало, лежащее под моей головой, быстро им укрылась.

– Ты кто? – спросила я, подбирая ноги и сжимаясь в комочек. Парень был большим и видимо очень сильным, такому с насильничать девушку, ничего не стоит.

– Простите, господин, если напугал Вас. Но вы упали и потеряли сознание. Пришлось положить Вас на диван.

– Кто ты? – не слушая его лепет, вновь спросила я.

– Я Генри Мун, господин.

– И… что ты тут делаешь? – беспокойно оглядывая каюту, спросила я.

– Э… это моя каюта, господин… – он немного замялся. – Вы меня сюда привели.

– Я?

– Ну да, Вы.

– Я, что пошла с вами в вашу каюту? – не поверила я своим ушам.

Ответ поразил меня своей краткостью.

– Да.

– Да… – как эхо повторила я. – А зачем?

– Вы хотели, чтобы я был с Вами.

– Со мной? Со мной. – повторила я. И вдруг поняла, что я не знаю кто я. Я ошалело посмотрела на парня. – Ты знаешь, кто я?

– Ну… сейчас Вы Лиранда Монади, – смущаясь, ответил он.

– Лиранда Монади, – повторила я мысленно это имя и что-то знакомое всплыло в памяти.

Специалист службы связи крейсера, младший листер. Проститутка, которая спит с мужчинами и женщинами за кредиты. У меня полезли глаза на лоб. Не может быть! Я живо подняла покрывало и посмотрела на живот. Там красовалась красиво выведенная надпись. – «Хочешь меня? Плати». Я вспомнила и эту наколку. Все сходится. Боже, кем я стала! Я проститутка! Что скажет жена Люська? Шиза? И как обрадуется Маргарита Павловна. Я на время зависла. Что за чушь. Какая жена Люська? Что за Шиза и кто такая Маргарита Павловна? Я брежу. Мне плохо.

– Дайте воды… – попросила я слабым голосом, – пожалуйста. – Парень поднялся и я, глядя ему в спину, с ужасом подумала. – Неужели я была с ним… сегодня? Какой ужас! Я спала с мужчиной! От этого открытия у меня закружилась голова. Мне расхотелось жить, бездна открылась передо мной. Я рухнула в нее, и я снова потеряла сознание. Пришла в себя от того, что кто-то осторожно вливал мне в рот воду. Ухватив дрожащими руками стакан, я выдула всю воду до конца, но это не принесло мне облегчения. Преодолевая отвращение, я все же нашла в себе силы спросить. – У нас... с Вами... что-то было?

– В каком смысле господи… Госпожа? – поправился он. Я закрыла глаза и словно бросаясь в омут с головой спросила.

– Я с Вами переспала?

– Нет, что вы! – воскликнул он. – Вы поспали одна всего час и проснулись.

Я поглядела ему в глаза. Не врет. Лицо открытое и честное. Огромное облегчение накрыло меня.

– Слава богу, – выдохнула я. – Вы не отвернетесь? Мне нужно одеться и уходить.

– Конечно, – живо ответил Генри и, покраснев, повернулся ко мне спиной.

– Как это у Вас получается? – Отвернувшись, спросил он.

Я быстро спрыгнула с дивана, подбежала к шкафу, где, как помнила была женская одежда и стала лихорадочно быстро надевать белье. Одни трусики мне оказались велики, я их закинула обратно в шкаф, другие впору. Надела бюстгальтер, причем очень неловко. Долго мучилась с застежками и ругалась про себя. Как можно делать такие неудобные вещи. Да и сам бюстгальтер больше открывал, чем закрывал. Даже соски наполовину были наружу.

– Боже! Какие большие коричневые круги во круг сосков. А грудь ничего упругая. Мне такие нравились. – Я опустила руки. – Кому нравились? – Но ответа на это вопрос не нашла. Примерила блузку белую с синим воротником. Темно синюю юбку, строгую и до колен. Затем синюю пилотку. Нацепила на голову и посмотрела на себя в зеркало. Я узнала эту девушку. На меня смотрела Лиранда Монади и это была я. Давалка, как звал меня за глаза экипаж корабля.

Я повернулась к молодому парню. Промелькнула мысль, а он красив. И тут же брезгливость вновь накрыла меня. Нет только не это. О чем я думаю. Шлюха! Боже я шлюха! И что бы убежать от навалившихся мыслей спросила.

– Ты о чем? Что у меня получается?

– Так это… то мужчина... То женщина… – он виновато посмотрел на меня через плечо и потупил глаза.

«Господи! – Взмолилась я. – Все знают, что я сплю с мужчинами, и женщинами. – Причем при упоминании женщин, я не испытывала душевных мук. Я еще и лесбиянка, которая претворяется бисексуальной. За что мне это?»

Я не стала отвечать. А пробежала мимо парня и быстро открыла дверь чтобы удрать от позора.

– А мне что делать? – услышала я вопрос и не оборачиваясь пропищала. – Сиди здесь.

Когда дверь за моей спиной закрылась я испытала огромное облегчение. Пусть сидит в своей каюте и не трезвонит по кораблю, что я пошла с ним. Кстати, а он заплатил мне? Но я тут же отбросила эту мысль, как недостойную и, гордо подняв голову, пошла в свой кубрик. По дороге мне встречались офицеры они гаденько ухмылялись, и я чувствовала спиной как ко мне прилипают их липкие взгляды. «Скоты! Похотливые скоты, – ругала я их молча про себя. – Все мужики козлы и им нужно только одно». В лифте я ехала с вестовым. Он нагло и оценивающе оглядывал меня. Я терпела до того момента пока лифт не пришел на нужный мне уровень и, выходя, двинула ему кулаком по морде. Удар оказался хорошо поставленным. Рядовой упал как подкошенный, а я, удовлетворенная свершившейся местью, пошла дальше. Спокойно прошла в свой кубрик. Там на кровати лежала крупная и некрасивая девушка. Она спала. Марана. Вспомнила я девушку. Моя любовница. О боже, с кем приходится спать! Мне захотелось принять душ и смыть ту грязь, что на липла на меня. Мне захотелось водой отмыть душу. Я разделась и забралась под душ. Струи воды освежали и приносили покой. Мне стало легче.

Лиранда вернулась из медблока. Ее больше не колотило от гнева и несправедливости. То, что ее несколько раз заставляли снимать трусы и показывать свои прелести, больше не тяготило девушку, она хотела забыться и сделала это так, как умела. Разделась и легла к Маране. В душе кто-то мылся из девчонок, но Лиранда на это не обращала внимания. Она стала гладить спящую подругу и та, потянувшись, обняла Лиранду. Шум в душе прекратился. Девушка поцеловала подругу и прошептала.

– Я сейчас помоюсь и приду, дорогая. Смотри не усни.

Она прошла в душ.

Я после душа зашла в туалетную комнату, посидела и услышав, как в душ кто-то вошел, вытерлась и встала. Глядя на свои половые признаки женщины, почему-то смотрела на них с ужасом. Не знаю почему, но я чувствовала себя мужчиной. «Угораздило же меня родиться женщиной с сознанием мужчины, – с огромным огорчением подумала я. – Видимо, поэтому меня тянет к женщинам». Я вышла и увидела полностью обнаженную Марану лежащую на кровати. Желания у меня эта мужеподобная матрона не вызвала. Как я могла с ней спать? – у меня просто день вопросов, осознала я.

– Крошка, ты так быстро? – проговорила Марана и поманила меня рукой.

Я брезгливо поморщилась и не сдержавшись проворчала.

– Остынь, корова, и спрячь свой срам для другого.

Марана широко открыла глаза и с обидой на лице уставилась на меня.

– Лира, Детка. Ты что такое говоришь?

– Что слышала. Не приставай ко мне больше. У меня разболелся живот. Опять месячные близко, – недовольно подумала я. –И грудь побаливает, я потрогала их руками. Надо бы доку показаться. – Затем вернулась в туалет.

– Лиранда вытираясь полотенцем, вышла из душа. На нее зло, с красным от гнева лицом смотрела подруга.

– Марочка, что случилось? – надув губки спросила Лиранда и, бросив полотенце на пол, подошла к подруге.

Та оттолкнула ее ногой и зло прошипела.

– Я не корова, сучка! – Отстань.

Лиранда упала на пол и заплакала.

– Что за день сегодня такой? – Всхлипывая, проговорила она. – То пытаются бесплатно насиловать, то заставляют снимать трусы и показывать себя на обозрение всем.

Она встала, подняла полотенце и ушла в душ. Марана, услышав слезы и слова девушки повернулась к ней. Ей стало жалко Лиранду действительно ей сегодня здорово досталось, а еще она так грубо с ней обошлась.

– Лира, прости меня, – крикнула она в спину девушки.

Я вышла из туалета и услышала слова Мараны.

– Бог простит. – Ответила я.

Подошла к шкафу и стала рыться в своей одежде. Сзади на мои плечи легли руки, и они легко шаловливо побежали по телу, пока не коснулись груди. Словно сирена в моей голове зазвучала злобная мысль. Что она себе позволяет? Я развернулась, отбросила ее руки и оттолкнула девушку. Та, не удержавшись упала на пол.

– Ну вот, испачкала меня своими лапами! – прокричала я и гневно сверкая очам направилась в душ.

Лиранда умылась, посмотрела на припухшие от слез глаза прошла в туалет. В душ кто-то вошел и стал купаться. Последние слова извинений Мараны она услышала. Затем раздался возглас.

– Ну вот, испачкала меня своими лапами! – И следом раздался звук падения.

«Здесь есть еще кто-то. Марана гадина с кем-то спит. Расцарапаю ей всю морду». – Вскипела Лиранда и вскочив с унитаза выбежала в комнату. На полу, ошарашено глядя на нее, сидела красная как сигнальная тревожная кнопка Марана.

– Лирандочка, что с тобой сегодня происходит? – тихо прошептала она и заплакала.

– Что со мной происходит? Да ты спишь с кем попало! – Лиранда зло уставившись на подругу, подступала к ней широко раздувая ноздри. – Кто у тебя был?

– Прости Лира. Это все не серьезно… просто приходила Клаврида… и мы… Но это было только один раз! – поспешно и горячо добавила она.

– Грязная потаскуха! – в гневе воскликнула Лиранда и отпустила подруге звонкую пощечину. Затем в слезах развернулась и побежала в душ. Там мылась ее соперница. Девушка ворвалась в душ и замерла. На нее смотрела и вытерлась полотенцем она сама. Яркая наколка «Хочешь меня? Плати» сразу бросалась в глаза. Девушки, разинув рты смотрели друг на друга, а затем в один голос завизжали. Лиранда неожиданно замолчала, зажав рот рукой и медленно опустилась на пол, скользя по стене душевой. Она села и закрыла глаза. А я быстро оделась и выбежала. Пронеслась мимо удивленной Мараны, выскочила в коридор и помчалась дальше, даже не задумываясь, куда бегу. Безотчетный ужас и непонимание того, как такое может быть, что я только что видела своего двойника, наполняли все мое естество. Я бежала и бежала пока не достигла рубки связи на корабле. Не раздумывая, я вбежала туда и остановилась. В рубке находились люди. Несколько специалистов инженеров и майор имя которого я не знала или не помнила. Я силилась вспомнить, кто он и ответ пришел.

– Исполняющий обязанности начальника связи майор Штири Мерк.

– Лиранда, ты уже освободилась? – подняв голову от планшета, спросил он. И мне оставалось только согласно кивнуть головой. Тогда принимай пакет с заданием и быстро иди на нижний технический уровень проверь все резервные узлы связи. – Он недовольно шмыгнул носом, – работы много, а ты шляешься не известно где. – Увидев, что я готова возразить, махнул рукой. – Не обращай внимания, просто устал вот и ворчу.

– А он довольно милый, – промелькнула у меня мысль, и я от нее вспотела. – Боже! Боже! Что происходит? Мне начинают нравиться мужики! Но тут в мою голову потек поток информации, я с радостью от того, что это отвлекло меня от назойливых мыслей, подхватилась и выбежала.

Майор посмотрел в спину девушки, проговорил.

– Сегодня она какая-то странная.

Инженер, настраивающий мобильный искин усмехнулся.

– Еще бы. Вы видели сегодняшнее головидение снятое ребятами? – майор отрицательно покачал головой. – И что там?

– Лиранда звезда сегодняшнего дня. Она столько раз день подверглась сексуальному насилию и снимала трусики по требованию капитана, что, когда это выложат в глобальную сеть, ребята станут миллионерами.

Маойр хмыкнул.

– Их с позором уволят со службы, за разглашение информации.

– И что? – ответил инженер. – С такими деньгами можно и не служить.

На пульте майора загорелась иконка вызова по секретной связи. Штири Мерк включил шифрование и ответил на вызов. С небольшого уголка экрана на него смотрел капитан.

– Майор, – произнес кэп, после секундного молчания, – направьте ко мне младшего листера Монади с оборудованием для тестирования второй линии шифровальной связи, – сказав все это сухим тоном капитан отключился.

Майор чуть не сплюнул на пол, но вовремя сдержался. Проверка секретной связи была возложена на специалиста с допуском второй категории. Лиранда такого допуска не имела. Значит, кэп хочет от нее что-то другого. Он передал по нейросвязи с искином пакет с новым заданием для Монади и перестал об этом думать.

Лиранда приходила в себя она очнулась и силилась вспомнить, что произошло. Ей казалось, что она в душе увидела саму себя. Девушка медленно с трудом поднялась с пола и слабо улыбнулась. На нее из зеркала смотрела Лиранда с бледным лицом и небольшими мешками под глазами.

– Вот в чем дело! – подумала Лиранда.

Она стала очень впечатлительной. Надо же? Принять изображение в зеркале за двойника. Это слишком для ее психики. Нужно пойти в медблок и рассказать доку о своем самочувствии. Ей нужна еще одна реабилитация. Она подняла с пола полотенце, повесила его сушиться и вышла. На нее с смотрела широко раскрытыми глазами Марана. Девушка отступила к кровати и, показывая рукой на выход прошептала.

– Лира! Ты только что выбежала из кубрика.

Лиранда вспомнила измену подруги и плотно сжала губы. Гордо подняла голову и в это время получила пакет с приказом проверить связь на нижнем уровне.

– Покоя не дают, – раздраженно подумала она и направилась на узел связи. На узле связи на нее с удивлением уставились Маойр Штири Мерк и два инженера.

– Лиранда, ты чего вернулась? – спросил майор.

– Иду проверять связь на техническом уровне, вот зашла за приборами, – Лиранда прошла к своему месту и стала вытаскивать с полки небольшие чемоданчики.

– Отставить, Лиранда, – майор смотрел на нее с усмешкой. – Поступил приказ от капитана лично для тебя. Он сделал паузу, наслаждаясь недоумением возникшем на лице девушки. – Надо проверить шифровальное оборудование для секретной связи в его каюте.

– Но у меня нет допуска и нужной базы! – удивилась девушка. Майор сделал равнодушное лицо, уткнулся в планшет и произнес, – вот сходи и разберись.

Лиранда сильно покраснела, резко развернулась и вышла. Что еще за задания? Что нужно капитану? Ее услугами он никогда не пользовался, значит, ему нужно что-то другое. Она вошла лифт и задумчиво уставилась на кнопки.

… Я еще не спустилась до нужного уровня, как пришел новый приказ следовать в каюту капитана. Пожав плечами, я остановила лифт и нажала кнопку верхнего жилого уровня. Каюта капитана, как я помнила находилась недалеко от центрального поста управления крейсером. Все крейсеры строились по одной схеме, только размеры, защита и вооружение были разными. Откуда у меня эта информация? Я видела перед внутренним взором чертежи и устройство корабля. Я знала всю его техническую спецификацию и умела им управлять. Но мне нужно было только проверить шифровальное оборудование связи, а его-то я не знала. Тут нужен допуск номер два. У меня был такой допуск. Но только на строительство оборонительных сооружений малой фортификации. Так размышляя над странностями своей памяти, я поднялась на нужный уровень, прошла к каюте капитана и постучавшись, получила разрешение войти.

– Сэр, младший листер Лиранда Монади по вашему приказанию прибыла. Но разрешите доложить?

– Не надо докладывать листер, прервал капитан, – я знаю, что у вас нет допуска для проверки шифровального оборудования. – Он сидел в расстегнутой на три верхние застежки рубахе без кителя. На столе стояла бутылка вина и два бокала.

– Монади. – капитан посмотрел странным взглядом на меня. – Вы грубо нарушаете устав. За занятия на корабле проституцией, наказание одно списание и увольнение с позором. Вы меня понимаете?

– Я? – вырвалось у меня.

«Он тоже знает, что я шлюха. Боже! Что за день сегодня?» – подумала я и глядя растерянно в его глаза, отрицательно покачала головой.

– Нет сэр… – жалобно проблеяла я, – не понимаю.

– Тогда я Вам объясню, Лиранда, – фамильярно произнес кэп. – Именно от меня зависит, какую характеристику Вам дам я. Сразу скажу, что на моем корабле Вас больше не будет, но я буду ходатайствовать о присвоении Вам звания листер и о переводе на линейный крейсер, на вышестоящую должность.

Я заморгала глазами.

– Спасибо сэр. Но что я должна сделать за это?

– Самую малость, – усмехнулся капитан. – Расстегните мне штаны и сделайте то, что лучше всего у Вас получается.

– Что? – вырвалось у меня я вскочила. – Да как вы смете!

Капитан тоже вскочил.

– А ты мне нравишься, сучка, – проговорил он, хватая меня за волосы. – Люблю, когда такие, как ты ломаются, строят из себя недотрогу.

Он попытался меня поцеловать. Но я уже была сама не своя. Меня хотел поцеловать мужчина и это сделало меня бешеной. Я схватила рукой за его пах и сильно сжала. Так как это делала Рабе. Моя прирученная демоница. Капитан охнул и отпустил меня. Я тоже его отпустила и опрометью выбежала из каюты.

Какой козел! Хотел меня трахнуть… нет эта тварь хотела совсем другого, прострелила мой мозг мысль, и я захотела вернуться, и убить подлеца. Но, пересилив себя, я побежала прочь. «Сюда бы Рабе, – со злобой думала я, – она бы показала ему Чапая». Жаль нет Шизы со мной, я бы устроил здесь армагедон. Я остановился словно напоролся на стену. Я вспомнил все.

Твою дивизию! Я не Лиранда. Я пленник на этом корабле. Ирридар тан Аббаи. Житель земли Виктор Глухов в женском обличии. Я быстро развернулся и побежал в каюту к Муну.

Лиранда поправила форму перед каютой капитана и постучала.

– Войдите! – услышала она и вошла.

– Сэр! Младший листер Лиранда Монади по Вашему приказанию прибыла, – девушка замерла.

Капитан с испугом уставился на девушку. Он прикрывал пах рукой и морщился.

– Вам нужна помощь, сэр? – Лиранда сделала шаг вперед, но капитан в страхе отшатнулся. – Нет, листер… мне не надо помогать… Вы зачем вернулись?

– Ну… Вы же, сэр, вызывали меня, – в голосе девушки прозвучали мурлыкающие нотки. Капитан подозрительно посмотрел на младшего листера.

– Уже не надо Монади. Идите.

– Вы уверены, сэр? – Девушка еще сделала шаг вперед. Капитан отодвинулся дальше к стене.

– Нет, нет Монади, идите. Мне ничего ненужно.

– Как прикажете, – с придыханием, разочарованно ответила девушка и выходя многозначительно поглядела на капитана. Того пробил пот.

– Вот это штучка! – Посидев с минуту, подумал он. – То, как жара пустыни, то, как холод космоса. Надо ее позвать. Как играет! Как играет! Он по личной связи вызвал адъютанта. – Митрон, – приказал он, – приведите ко мне Лиранду Монади, она только что от меня вышла.

Митрон отключился и раздраженно сплюнул.

– Неймется старику. Весь день покоя не дает.

Он надел китель и вышел из каюты. Удача на этот раз улыбнулась ему. Бегать и искать корабельную давалку, не было нужды, она сама поспешно шла ему на встречу.

– Младший листер! – хорошо поставленным командным голосом остановил девушку Митрон. – У меня приказ доставить Вас к капитану.

Девушка остановилась и уперла руки в бока.

– Зачем? – нагло спросила она.

Миртон оторопел. На корабле никто не смел так с ним разговаривать. Все боялись, что он начнет наушничать капитану, а тот наложит взыскание, за которым следует денежный штраф. А эта шлюха позволяет себе задавать вопросы!

– Слушай меня внимательно, потаскуха, – Миртон подошел вплотную к девушке. – Сейчас ты пойдешь к капитану, а после него, я жду тебя у себя и попробуй только не прийти.

– Слышь, ты! Баловень судьбы, тебе яйца еще не прищемляли? – Девушка неожиданно быстро ухватила Миртона за пах и сильно сжала. Адъютант сначала широко раскрыл глаза, а потом взревел, как раненный бык. Девушка подержала еще немного и отпустила. Митрон ухватившись руками за больное место, тихо поскуливая, сел и затем упал на колени.

– Я зайду, милый, потом, – весело прощебетала девушка, – если ты захочешь.

Оставив скулящего молодого офицера, девушка пошла в обратную сторону.

Я шел обратно к капитану. Что ему еще понадобилось, я не знал. Но видимо он решил, что ему мало. Я хищно ухмыльнулся.

Капитан сидел в своей каюте. Он увидел меня и странным образом обрадовался.

– Проходите, мидера, – назвал он меня так, словно Лиранда была аристократка. Налил вина в бокалы и один протянул мне. – Вы интересная девушка. Можно сказать, вы меня сильно заинтересовали. – Он выпил половину бокала и поставил его на стол. – Я тоже люблю любовные игры. А вы, я вижу в этом деле профи. Что можете предложить своему капитану?

Я с нескрываемым удивлением посмотрел на капитана. Он что любит садо- мазо?

– Сэр, – мило улыбаясь, спросил я. – Вы хотите, чтобы я еще раз вас ущипнула?

Он вытаращил глаза.

– Нет, нет, мидера, что-нибудь более изысканное.

– Изысканное? Ну хорошо. Раздевайтесь, – решительно произнес я.

И капитан, не смущаясь стал раздеваться. Оставшись в одних трусах, он вопросительно посмотрел на меня.

– Все снимайте, – я улыбнулся как можно сексуальнее. Когда капитан разделся я проворковал. – Слушайся меня, мой герой, во всем, – и он охотно закивал. Я завязал полотенцем ему глаза, затем перевернул на живот и привязал его руки и, ноги к кровати. После чего его же ремнем стал охаживать по поджарому заду. Капитан сначала дернулся, потом промычал что-то нечленораздельное. А когда стало особенно больно, он закричал.

– Хватит! Довольно! Остановись!

Я еще пару раз для острастки нанес сильные удары и положив ремень, вышел. Последнее что я услышал это.

– Стой, Лиранда, ты куда?

Но я не отвечал.

Миртон поднялся и увидел бредущую Лиранду. Ярость охватила его и он, как коршун, набросился на девушку. Схватив ее за волосы, он повалил ее на пол и стал бить ногами. Затем поднял и прошипел.

– Сучка, убил бы! Но ты сейчас идешь к капитану, а потом ко мне! Поняла? – Испуганная девушка часто закивала.

– Не слышу?

– Поняла. Еле раздвигая губы от страха проговорила она. Девушка развернулась и на негнущихся ногах пошла в сторону капитанской каюты.

Постучавшись и не получив ответа, она заглянула через щель в двери, во внутрь. Картина, которая представилась ей сначала ввела ее в шок. Затем она улыбнулась, воровато огляделась и вошла в каюту. Такие игры она знала и поняла, что капитан зовет ее на развлечение. Вся ее дальнейшая судьба, карьера, зависели от этого голого человека. Она увидела ремень и взяла его.

– Кто здесь? – испуганно произнес капитан. Он с трудом повернул голову. Повязка из полотенца сбилась набок и увидев Лиранду с ремнем, взмолился. – Хватит, больше не надо. Развяжите меня.

Девушка развязала ремни и хотела погладить капитана по плечам. Тот дернулся ка от удара и зашептал.

– Монади не надо. Уходите и молчите о том, что здесь произошло. Я тоже не дам хода вашему делу. Договорились?

Лиранда, соглашаясь, быстро закивала.

– Договорились, сэр.

И быстро покинула капитанскую каюту.

Я искал Вейса, а нашел наглого молодого офицера, тому, видимо, показалось мало после нашей встречи, и он захотел добавки.

– Уже освободилась? – удивился он. – Ну так даже лучше, пошли за мной. Он повернулся и зашагал прочь, не глядя, иду я за ним следом или нет. Он зашел в свою каюту и, не закрывая двери, пропустил меня.

– На колени, тварь! – приказал он.

– Ага, сейчас! – саркастически проговорил я и неожиданно ударил его в живот кулаком. Мóлодец согнулся и задыхаясь, стал ругаться.

– Мало, значит, – проговорил я и ударил кулаком по лицу. Метил в нос и хорошо попал. Тот упал как подкошенный и плача засучил ногами по полу. – Иди пожалуйся папе, что тебя женщина избила, бросил презрительно я и удалился.

Лиранда спешила. Адъютант слыл гадким и жестоким человеком, но все знали, что капитан слушает его и получает от него информацию. От нее не убудет переспать с красивым молодым офицером. Она, не стучась, вошла в каюту и увидела Миртона вытирающего нос платком. По лицу была размазана кровь.

– Кто это Вас так, – спросила девушка и офицер дернулся, как от удара.

Он откинулся на спинку дивана и со страхом спросил.

– Вы зачем пришли, младший листер?

– Вы же сами приказали прийти к Вам после капитана! – с удивлением ответила Лиранда. Вид избитого Миртона ее возбуждал, кровь на лице будила в ней древние инстинкты. Девушка облизнулась и приблизилась к офицеру.

– Э-э… прошу Вас не надо, – бледно проблеял Миртон, пытаясь вжаться в стену. Но девушка расстегнула на себе блузку сделала шаг и сняла юбку. Офицер не успел опомниться, как девушка уцепилась за ремень его брюк и стала быстро расстегивать.

Капитан залпом выпил остатки вина в бокале, налил себе еще и выпил снова. То, что с ним сотворила эта бестия, его сначала ошарашило, выбило из привычной колеи, но затем пробудило в нем волнующую страсть. Он захотел еще раз испытать боль и наслаждение, приходящее с ней.

Капитан нажал кнопку вызова и на его экране появилась картинка каюты адъютанта. Капитан вытаращил глаза. Его адъютант откинулся на спину и постанывал, а рядом с ним на коленях стояла полураздетая Лиранда Монади уткнувшись головой в его пах.

– Монади! – заорал капитан. И адъютант вскочил.

Девушка, отброшенная сильным толчком, упала на пол.

– Монади, – повторил капитан, его заполняла ревность. Эта сучка ублажала его адъютанта. Совсем страх потеряла.

– Миртон! Трое суток ареста... и выговор.

Он в сильном раздражении отключился. Выпил еще и картина, которую он увидел в каюте адъютанта, вскружила ему голову. Он вызвал дежурного офицера и приказал.

– Монади, ко мне, срочно!

Я только подошел к каюте Вейса, как меня остановил окрик вестового.

– Монади к капитану, немедленно.

Я недовольно посмотрел на посыльного.

– Зачем? – спросил я.

– А я почем знаю! – удивился тот и нагло подмигнул. – Пойдешь, узнаешь.

Развернувшись, я направился к капитану. Войдя к нему, я увидел его в сильно благодушном настроении. Он пригубил вино и проговорил.

– Как хорошо, что Вы так быстро пришли, Лиранда. Я закрою глаза на ваши шалости с моим адъютантом, но с одним условием… – он сделал паузу, давая мне время, проникнуться значением его слов. Хотя я ничего не понял и спокойно продолжал смотреть на кэпа, он закончил довольно странно. Видимо принял мое молчание за согласие и продолжил. —Вы сделаете мне то же, что и моему адъютанту.

Я с нескрываемым удивлением посмотрел на еще не старого мужчину. «Ну точно, садо-мазо обожает, извращенец, – подумал я. – Что у них за нравы? Не корабль, а летучий бордель».

– Как пожелаете! Вздохнул я и увидев, как подобрело лицо капитана, подошел и, врезал ему в живот кулаком. Тот согнулся и вылупил глаза.

– О-О! – затянул он. Но я добавил кулаком в скулу, и капитан упал на пол. Сильно старался не бить человек уже немолодой, еще, чего доброго, сломаю что-нибудь. Я нагнулся к лежащему почти в отключке капитану и спросил.

– Еще чего желаете, сэр?

Тот стал отползать в его глазах плескался ужас. Он что-то мыча нечленораздельное, отрицательно помотал головой. Я распрямился. Поправил руками выпадающие из бюстгальтера груди. Посмотрел на капитана.

– Тогда я пойду? – спросил я.

И он согласно закивал. Пожав плечами, я вышел и вновь направился к Вейсу. Когда я проходил мимо каюты адъютанта, дверь открылась и меня ухватил за руку все тот же мóлодец. Втащил и без разговоров полез под юбку. Видимо и этому было мало. Я схватил наглую руку и сломал ее. Потом ухватил засранца за нос и крепко сжал.

– В следующий раз, я не руку тебе сломаю, а голову оторву. Понял? – спросил я. Адъютант что-то промычал, и я его отпустил. Долго мне с ним разбираться было некогда, мне нужен был Вейс.


Королевство Вангор. Столица Вангора

Курт Веймар сидел и молчал. Советник по своему обыкновению рассматривал улицы столицы, что примыкали к их цитадели и тоже молчал. В кабинете их было двое. После того, как Веймар принес клятву верности советнику, у них установились более тесные отношения.

– Как же все плохо складывается, – равнодушным тоном произнес Советник. – Вы не находите Веймар? – Советник не ждал ответа от магистра. Он просто рассуждал в слух и Веймар молчал, зная эту привычку.

– Чем дольше я тут нахожусь, тем больше проблем у нас возникает. И знаете, что самое неприятное, Веймар? – Советник отвернулся от окна прошел к своему креслу и уселся. Поставил локти на стол и сложил пальцы рук перед собой в замок. Не дождавшись ответа, продолжил. – Впервые я не могу контролировать ход событий. Он не поддается никакому анализу. И что прикажете сообщить Фрау? Мда. Мы заперты в замке. В нейтральном мире существуем в подполье. В Инферно мы потеряли специалистов и заперты под куполом. Объект для Фрау потерян. Нам нужны виновные Веймар. Вы хотите им быть?

– Нет, – спокойно ответил Курт.

– Правильно, дружище, вот и я не хочу. А они должны быть и не просто быть. Понимаете.

Веймар понимал. Советник играл с ним в игру «угадай мое желание». Ему нужны били виновные в провалах, на которых он мог бы свалить все грехи. Но открыто этого не говорил. Он хотел остаться в стороне от назначения виновных.

Веймар откашлялся.

– Я думаю, господин советник, - начал он излагать свою мысль, – что у нас созрел большой заговор. Старые кадры недовольны новыми правилами и решили отделиться от синдиката, создав свою организацию. Они саботировали все наши начинания. Подставляли агентов, продавали информацию и готовили переворот.

Советник в такт словам Веймара согласно кивал головой.

– Только кто сообщит нам эту информацию, Веймар? – спросил он, как только тот закончил говорить. – Есть у меня один искореняющий, собирающий информацию о положении дел в ордене. Он предоставил мне списки заговорщиков. Если нужно, я вечером, Вам их предоставлю. Но это довольно большой список. – Он вопросительно посмотрел на советника.

Тот одобрительно кивнул.

– Это хорошо, Веймар, чем больше, тем лучше. Мы запросим новых людей и, пока они войдут в курс дела, у нас будет запас времени, чтобы решить наболевшие вопросы. Идите и готовьте список.

Веймар встал поклонился и вышел. Вечером он принес список предателей. Прочитав его, советник остался доволен.

– Надеюсь, у вас есть план, нейтрализации врагов? – спросил он. Веймар кивнул. – Тогда начинайте его претворять и да поможет Вам космос.

Ночью в замке начались аресты. Группа преданных Веймару людей поднимала братьев и волочила их в подвал, там им вкалывали наркотик, и они подписывали признание. Список врагов рос. Аресты продолжались и на следующий день. К вечеру три десятка самых старых и опытных агентов синдиката были арестованы и допрошены. Веймар действовал решительно и жестко. Записи допросов и признаний открывали колоссальную историю предательства. Замок искореняющих погрузился в мрачную гнетущую тишину. На охране замка стояли новенькие агенты, только что прибывшие в сектор. Они презрительно смотрели на старожилов, видя в каждом предателя. Ночью состоялся суд.

Веймар задержался, готовя сообщение к отправке, а советник вместе с назначенными судьями, в присутствии тех, кому повезло, не оказаться в рядах злоумышленников, проводил судебное заседание.

Дело разбиралось быстро просматривались признательные показания, показания, обличающие сподвижников предателей, и выносился приговор. Виновен! Виновен! Виновен! Эти слова уходили вверх под купол зала заседаний и возвращались эхом.

Веймар спускался по лестнице и что-то его насторожило. Он остановился и прислушался. За углом явственно слышно было сопение. Его ждали. Годы, проведенные в оперативной работе, не прошли даром. Он научился чувствовать опасность. Не двигаясь дальше, он осторожно достал гранату с газом для парализации глубоко вздохнул и задержал дыхание, потом осторожно катнул гранату за угол. Раздался не громкий хлопок и следом звуки падающих тел. Он не ошибся, его ждали. Выглянув за угол, он увидел телохранителей советника. Мрачно улыбнулся. Советник подстраховался. Опытный интриган, он не мог не понимать, что без большого руководителя всякий заговор не будет выглядеть настоящим. Советник решил пожертвовать им, Веймаром, чтобы спасти себя. Магистр осторожно обшарил тела, забрал станеры, амулеты и на цыпочках пошел прочь. Он не стал возвращаться к себе в кабинет. Прошел левым крылом и спустился в подвал. Там винном погребе он откатил бочку и спустился в подземелье. У него был запас времени, чтобы скрыться. Ход был довольно длинным. Магистр шел, освещая путь светлячком. У выхода из подземелья он вновь остановился. Что-то ему подсказывало, что его там ждали. Советник хорошо подготовился и успешно провел свою многоходовую операцию. Уйдет ли Веймар или его поймают, во всем будет виноват он. Если уйдет, он подпишет этим свое признание в организации заговора. Останется, его заставят подписать признательные показания. В любом случае, итог будет один. Но, скрывшись, он имел шанс выжить. Уедет далеко, сменит внешность и имя, «зароется» как можно глубже, а потом подстроит свою смерть. Конечно, вернуться в открытый мир он не сможет, но жизнь здесь, лучше, чем позорная смерть. Он понимал, что однажды он закончит так же, как и его бывший товарищ, которого он приказал убрать, поэтому готовился основательно. Веймар усмехнулся, «ждите». У него был запасной выход. Он вернулся назад, дошел до разветвления и повернул в коридор, что вел в тупик. Нашел выступающий немного камень и нажал на него. Каменная стена легко поддалась под его рукой и провернулась, открыв зев в небольшую комнату. Здесь Веймар проведет две седмицы и когда его перестанут искать в округе, и сторожить выходы, он незаметно уйдет.

Магистр вошел в келью, и стена за ним закрылась.


Планета Сивилла. Степь

Кочевья орков сторонников Худжгарха стронулись со своих мест и вместе со скотом стали уходить по трем разным направлениям. Воины мужчины пополняли ряды воинства свидетелей Худжгарха. Молодые и старики вливались в их ряды и из них формировались в новые отряды.

Грыз разослал сотни для разведки местности и путей выдвижения войск противников. У него был план. Дерзкий и рискованный, но в случае его выполнения, противник будет разбит.

В его походной юрте собрались все старшие командиры сводных отрядов. Они чинно ели варенное мясо лорхов и запивали гайратом. Спешить надо на поле боя, а в обсуждении стратегии и тактики спешить не стоит. Это понимали все, кроме Грыза. Он очень хорошо чувствовал, что время, отпущенное им для подготовки кампании, истекает. Но он терпеливо ждал, понимая, что должен оказать уважение и почет старикам.

Когда все насытились, Грыз увидел, как один из старейших вождей перевернул чашу. Все остальные последовали за ним.

– Говори, вождь свидетелей, – произнес тот самый старик и показал стертые желтые клыки.

Кто он был, Грыз не помнил. В последнее время много мелких отрядов от полусотни до сотни прибилось к ним и среди них были вот такие вот орки, величавшие себя вождями. Их принимали радушно и оказывали должное уважение, включали в более крупные отряды, и их командиров приглашали на совещание.

Грыз кивнул и оглядел собравшихся.

– Более ждать мы не можем, – начал говорить он. – Противник собирает большие силы и готовится выступить. Чем дольше мы будем ждать, тем больше сторонников вольных и невольных присоединиться к нашим врагам. Вы, наверное, уже знаете, что враг по ходу движения насильно присоединяет к себе отряды из встречных племен. Всех, кто этому сопротивляется, уничтожают.

Гыз замолчал, разглядывая лица присутствующих. Прониклись ли они важностью вестей, дошедших до них?

– Нам предстоит быстрый марш, – продолжил он после небольшой паузы. – Разведчики вызнали пути, где нет войск врагов и по нему пойдут молодые орки. Старики будут изображать все наше войско и выступят навстречу основным силам противника. Их поведешь ты, Гарнур Стальной топор, моя правая рука.

– Твоя задача, Гарнур, не вступать в сражения, а медленно отступать. Уводи их границам Лигирийской империи. На стоянках разводите два костра на каждый десяток, пусть враги думают, что среди вас все наши силы. Я поведу молодежь в глубокий тыл. Мы должны успеть встретить оседлых, которые двигаются следом за основными силами и не дать им соединиться. Помни, Гарнур, враг постарается навязать тебе сражение, уклоняйся. Держи впереди самые боеспособные силы. Разбей их на тысячи, тысячи на отдельные отряды по две сотни всадников. Пусть они совершают налеты на отдельные отряды, вылавливают разведчиков, угоняют скот. При атаке на ни них отрядов в три сотни и более пусть отступают, обратившись якобы в бегство и заманивают врагов в засады. Так как я тебя учил.

Грыз посмотрел на Гарнура, ища на лице орка следы понимания его слов. Оставшись удовлетворенным, произнес.

– Хорошо, что ты все понял. Вы, вожди и командиры, должны слушаться Гарнура, как меня. И помните, за вами ваши семьи, их не пожалеют. Вопросы есть?

Вопросов было множество. Грыз понимал, что не всем оркам по душе его план. В нем не было лихих, массированных атак всеми силами, не было эпических сражений и битв, когда орки сходятся один на один, чтобы показать свою удаль, но они также понимали, что их вождь лучше всех понимает волю Духа мщения и ведет их к победе. А какой путь он изберет, на то воля Отца всех орков, они ее исполнят.

Ночью две тысячи молодых орков ушли в темноту. Им предстоял долгий изнурительный марш в обход основных сил их противников. Мелкие отряды разведчиков широко разлетелись по степи разведывая местность.

Основной лагерь двинулся на встречу врагам Худжгарха утром. Скот, следующий за воинами, и сами орки, едущие на боевых лорхах, поднимали столбы пыли, видимые издалека. Колонны орков, следующие в походных порядках, производили сильно впечатление. И только посвященные знали, что здесь в основном собраны ветераны – старики, отошедшие от ратных дел.

Грыз ехал в передовом отряде. Две тысячи самых подготовленных и обученных новой тактике двигались всю ночь и с рассветом остановились в роще. Костры не разжигали, ели вяленое мясо, бараний сыр и запивали водой. Лагерь был хорошо скрыт от посторонних глаз и сохранял тишину.

С закатом разведчики вновь устремились вперед, веером прочесывая местность. А за ними тронулись остальные орки

– Отец? – К Грызу подъехал его старший сын. – Ты молчишь, а воины хотят знать будет с нами Худжгарх или нет.

Грыз с усмешкой глянул на молодого статного орка, еще недавно он был его противником и сражался против отца, и воинства Худжгарха. А теперь командует его телохранителями. Несколько десятков обученных молодых орков, прошедшие обучение у самого Худжгарха и успевшие повоевать в других мирах, хотели знать, будет ли с ними их учитель.

– А что, Шыргун, сами мы уже без Худжгарха ничего не стоим? Не можем сражаться и души наши ослабели, стали бабьими?

Молодой орк смутился.

– Нет, конечно, отец, мы можем и сами сражаться.

– Ну так пойди и скажи это своим воинам, – спокойно ответил Грыз. – Но тебе, сын, отвечу. Худжгарх не может больше сражаться в наших рядах. Если он встанет рядом с нами, придет его противник, что притворяется нашим отцом, А Худжгарх еще слаб, чтобы открыто бросить вызов самозванцу. Но ты помни. Он вершит волю Отца. И мы следуем ей. Там, – он показал плетью вдаль, – собираются силы, поднятые врагом Духа мщения. Они идут против нас, чтобы сокрушить всякую память о Худжгархе. И мы, сын, будем с ними сражаться. Такова воля отца. А теперь ступай, мне надо подумать. – Грыз слегка хлопнул Шыргуна по спине плеткой и тот, радостно оскалив клыки, пришпорил пятками быка.

Грыз прекратил улыбаться. Он понимал, какие силы собраны против него и его господина. Враг хочет разделаться с ними одним махом раз и навсегда. Недооценивать противника не стоит. За ним стоит самый могущественный из хранителей этого мира, он не хочет терять власть и будет за нее сражаться с неимоверным упорством. Но это сражение орков, а смертные могут совершать ошибки и могут допустить просчеты. Логику вождей врагов Худжгарха он понимал. Они собирают огромные силы стягивая сюда воинов многих племен, но половину их сил составляют оседлые орки, умелые пахари и ремесленники, но слабые бойцы. Они сильно отстали от кочевых племен, и вот к ним Грыз и держал свой путь. Он наделся разгромить врага по частям. Для этого он хотел завладеть инициативой и навязать сражение на своих условиях. Он надеялся, что в нескольких сражениях он разобьет оседлых, до того, как к ним прибудут на помощь ушедшие вперед кочевые племена. Его силы были в четыре раза меньше противника, но на его стороне была внезапность и новая тактика, которую ему рассказал Худжгарх и заставил отрабатывать на учениях. Учения Грыз проводил постоянно. Его воинство отработало маневры атаки и отступления похожее на бегство до автоматизма. Его слова, что отступление -это не бегство с поля боя, а движение вперед, только в другую сторону, сначала озадачили орков, но затем стали крылатыми.

– Мы не бежим, – со смехом говорили они, мы наступаем вперед, только в другую сторону.

Тысячи, не обремененные обозом и скотом, двигались стремительно. За ночь они проходили до шестидесяти лиг и всегда останавливались в рощах, определенных заранее при рекогносцировке местности разведчиками. Разведчики места стоянки выбирали тщательно и готовили их для основного войска

На третьи сутки, передовой разъезд доложил, что видели отряды оседлых. Авангард далеко ушел от основных сил и в нем около полутысячи всадников. Грыз принял решение мгновенно. Две сотни должны напасть на отряды разведчиков и при приближении авангарда, удариться в бегство. Их задача -заманить противника в засаду. А главные силы окружат противника и полностью разгромят его. Затем Грыз уклонится на восток и обойдет с тыла основные силы оседлых. Вырежет и угонит скот. Голодные воины - плохие воины. Он измотает их маневрами заставит отправить гонцов за подкреплением, а когда кочевые повернут назад навяжет оседлым генеральное сражение.

Полусотня передового охранения выдвинулась на пять лиг от авангарда. Противников здесь не ожидалось по этим местам уже прошли кочевые племена и кого надо, уничтожили, кого смогли, привели к присяге на верность настоящему Отцу Орков. Но неожиданно для себя командир полусотни увидел десяток усталых всадников.

– Кто это такие и что они тут делают? – подумал он. – Может те, кто спрятался от наших братьев? Так мы им покажем, кто в степи хозяин. И, не мешкая, дал команду преследовать и атаковать всадников. – Всем вперед. Захватить чужаков и допросить! Кто они и что тут делают? – Команда прозвучала четко и отрывисто. – Если будут сопротивляться, уничтожить.

Чужаки заметили опасность и повернули лорхов прочь. Но было видно, что их быки устали и двигались слишком медленно, несмотря на то что всадники понукали их. Преследователи, улюлюкая и свистя, настигали их. Они были полны охотничьего азарта и загоняли чужих орков, словно дичь. Те охаживали плетками своих быков, тщетно пытаясь оторваться от преследователей. Полусотня перемахнула холм и лицом к лицу столкнулась с двумя сотнями всадников, выстроенных полумесяцем. Отступающие разделились и помчались в разные стороны. Преследователи, не успев притормозить, оказались окруженными. Из охотников они мгновенно превратились в дичь. Они врезались во врагов и завязалась жестокая сеча. Фланги чужаков сомкнулись и началось истребление орков. В отличие от оседлых, эти чужаки священных правил поединка не соблюдали. Они по трое нападали на бойца, не давая ему ни единого шанса выжить. Из гущи боя вырвались только двое. Сам полусотник и его прикрывший его раненный воин. Их не преследовали. Молодой орк, скалясь, смотрел им вслед

Добравшись до лагеря авангарда. Полусотник поспешил к походному вождю этого отряда.

– Рабаны, – влетев к нему в шатер, начал поспешно говорить полусотник. – Там, он показал плетью в сторону выхода, – впереди две сотни воинов. Чьи они, узнать не удалось. Мы преследовали замеченный нами передовой разъезд и напоролись на них. Все мои воины погибли. Эти твари не соблюдают правил поединка. Видимо остатки племнеи Муйага. Вырвались только я и мой младший брат.

Походный вождь угрюмо посмотрел на полусотника.

– Чибирь, – медленно подбирая слова произнес он, – если бы я тебя не знал, то подумал, что ты струсил и бросил свои воинов погибать. Но ты орк чести и потому я тебя слушаю. Ты уверен, что их всего две сотни?

– Да, вождь. Там было всего два бунчука.

– Чьи воины, узнал?

– Я же говорю по повадкам Муйага, вождь, отличительных значков я не видел.

– Странно? – произнес Рабаны. – Что тут делают сотни разбойников?

– Скорее всего, они откололись от племени и пытаются скрыться в степи за нашим спинами.

– Вполне возможно. Шурмык! – крикнул вождь. В шатер заглянул статный высокий орк.

– Что? – спросил он.

– Поднимай воинов. Идем на охоту. Будем ловить убегающих Муйага. Шарныги решили поджать хвост, – засмеялся он. – Будет развлечение для наших воинов. В лагере раздался трубный звук рогов. Шум собирающихся орков и суета наполнили полевой лагерь.

Грыз наблюдал, как вал всадников скачет на выстроившихся его воинов. Их всего две сотни. А за холмами ждут остальные, как только авангард ввяжется в рукопашную схватку, засадные отряды нападут со всех сторон. Вот на его глазах передовые линии орков врубились в хлипкий строй. Всадники смешались в одной жестокой сечи, и волна оседлых стала захлестывать свидетелей Худжгарха. Но Грыз не переживал, там, впереди, стояли его бойцы с волшебными мечами, разрубающими все что им попадется под удар. Он поднял руку и из-за холмов на противника устремились его воины.

Оседлые поздно поняли, что попали в ловушку. Они видели многочисленных всадников на боевых лорхах и не могли выйти из сражения или отступить. Командир авангарда Рабаны, оскалил клыки, он понял, что это его конец, конец его воинам, которые бесславно погибнут по его недомыслию, Глупец! Послушался барана Чибиря и завевел своих воинов в расставленные сети.

Этоне Муйага. Это проклятые отступники. Походный вождь, понимая, что смерть скоро придет за ним, решил продать свою жизнь подороже. Перед ним промелькнул молодой орк совсем юный. Он исчез в круговерти схватки и вновь появился рядом, срубив одним ударом воина из его охранного десятка. Рабаны крикнул.

– Эй, молокосос, сразись со мной, если ты мужчина!

Молодой орк оглянулся и размахнувшись, ловко сразил возникшего перед ним еще одного противника, заслонившего кричавшего бойца. Развернулся к нему и, ударив пятками быка, заставил того сделать скачек вбок. Он очутился рядом с Рабаны. Тот подумал, славный боец перед ним и, забрав жизнь такого, он получит благословение отца. Юноша спокойно поднял меч и опустил его на голову кричавшего. Рабаны живо прикрылся щитом, готовясь нанести удар топором сбоку по ноге воина. Но тот выпал из его руки. Последнее, что он увидел, это как треснул его щит, затем пришла мгновенная боль и жизнь отлетела от него. Его разрубленная до плеч голова упала двумя половинками под ноги его лорха.

На поле битвы мычали быки, оставшиеся без всадников. Трупы орков, кровь на траве усеяли небольшой участок между тремя холмами. Весь авангард был вырезан под чистую. Грыз принимал доклады командиров. Убитых не было, были раненные. Амулеты щитов, сделанные для них Худжгархом, хорошо показали себя в этой схватке. Дух его воинов воспарил, а вера в командира и их Кумира поднялся на неведомую высоту. Они опьяневшие от победы и запаха крови ликовали и кричали в религиозном экстазе.

– Худжгарх! Худжгарх!


Планета Сивилла. Степь. Предгорья снежных гор

Заходящее светило окутало верхушки гор последними ласковыми лучами. Далекие снежные вершины ненадолго порозовели. Тени удлинились и повеял прохладный ветерок. Костер, разожженный в яме, давал немного света и тепла. Ганга, укрывшись теплым шерстяным пледом, не мигая смотрела на пляшущие языки пламени. Ее одолевали тяжелые мысли, которые она гнала прочь. Она то звала мысленно своего суженного, то ругала его за непоседливость. Вечно с ним происходят разные истории, в которые он попадает, влекомый своим непонятным ей характером. Он такой разный. То словно мальчишка, беззаботно живущий и раздражающий своей глупостью. То умудренный жизнью старец, от нотаций, которого ноют зубы. В этот момент она обзывала его занудой, но про себя, и ей хотелось треснуть его по голове. Но больше всего ее бесила его способность привлекать к себе неприятности. Они слетались к нему, как пчелы на нектар цветка. Своей душой она чувствовала, что мальчишка жив, но где он бродит? Она понять не могла. Нить, связывающая их утончалась и разорвалась, но не так, когда привязанный погибает, а как-то странно, по-другому, словно он убыл очень, очень далеко. Ей не мешали думать.

У костра сидел Фома в обнимку с Сулеймой. Девочка всегда, когда орк был рядом, тесно прижималась к нему. Гради-ил тихо разговаривал с молодым эльфаром, спасенным из плена. Радзи-ил. Так звали молодого эльфара. Судьба мальчика была полна странностей и непостижимых поворотов судьбы. Родившийся в семье Великого князя, он по его прихоти был лишен всего и выслан за пределы княжества. Попав в рабство, выжил и нашел свою любовь в лице худой и совсем непривлекательной девочки-человечки, рабыни. У нее от него будет ребенок. Все это Ганга продумала, не вдаваясь в суть разговора эльфаров. Она только услышала последние слова Гради-ила.

– Надо искать, Радзи-ил, твоего отца.

Удивленно посмотрела на разведчика.

– Зачем? – спросила она.

– Ганга. Отец этого юноши, муж несостоявшейся княгини моего народа. Ему, как и Радзи-илу, грозит опасность. Будучи отлученным от своего дома, он стал отщепенцем и объектом нападений врагов. Его нужно найти и дать ему укрытие.

– Радзи-ил, – Ганга сурово посмотрела на снежного эльфара. – Ты, как и Ирридар, решил притащить нам еще одни неприятности. Мало того, что мы приютили мальчишку, за которым идет охота, ты еще хочешь найти его отца и дать ему убежище! Объясни мне, для чего все это?

– Ганга, я забочусь о благополучии Вашего дома. Если в него войдет еще один высокородный, статус дома Ирридара вырастет. Поверь мне, милорд бы сделал точно так же.

– Ну, в этом я не сомневаюсь, он всегда подбирает сирот и обездоленных. Как он еще собак бездомных к нам не притащил, вот это мне удивительно. Но то он. Что у него в голове, сам создатель не разберет. Но ты-то муж опытный и бывалый. Тебе зачем эти проблемы?

– Наоборот, Ганга, – ответил спокойно Гради-ил, – я хочу, чтобы в будущем у нас было меньше этих самых проблем.

Ганга недоверчиво покачала головой.

– И что ты собираешься делать? – спросила она.

– Отправим Фому и Радзи-ила в империю. Там они найдут отца Радзи-ила и переправят его к Вам в поместье.

– Как у тебя все просто…

– Я с Фомочкой пойду! – живо перебила ее Сулейма.

Ганга кинула на девушку укоризненный взгляд.

– И ты туда же, Су. Как знаете, – махнула она рукой и, замолчав, снова уставилась на огонь костра.

Гради-ил ободряюще улыбнулся Радзи-илу.

– Все будет в порядке, мальчик. За девочку не беспокойся. За ней присмотрят.

– Фома, ты поведешь этих бывших рабов в Лигирийскую империю. Лорхов и кибиток хватит на всех. Там переправишь их в Вангор. Наймешь охрану и хорошо им заплатишь. Я дам сопроводительное письмо нашей милашке дворфе.

– Ганга, – прервал он размышления орчанки, – напиши его Лианоре. Пусть примет новых подданных и окажет милость девочке.

– Хорошо. – Ганга слегка кивнула. – Пусть будет по-твоему.

– Фома, – Гради-ил снова стал давать указания орку. – Телепортом для поездки в столицу не пользуйся, садитесь на корабль и на нем отправляйтесь вниз до Ракъявика. А там наймете или купите экипаж и уже по суше доберетесь до столицы. Вот деньги, – он положил мешочек с деньгами пред Фомой. – Здесь сто золотых иллиров серебром, – и еще один поменьше. – Это драгоценные камни, – сказал он, – на сумму около тысячи золотых корон. Поменяешь на золото в случае нужды. В столице ищите отца Радзи-ила. Но в посольство Снежного княжества не ходите. Будьте осторожны. Возможно, его ищут враги. Понял?

Фома согласно кивнул.

– Вот и хорошо. Утром собирайтесь и в путь. Отправь людей из бывших рабов, пусть пригонят сюда повозки и лорхов, что остались в стойбище Муйага. – Гради-ил ободряюще улыбнулся. – Мы дождемся милорда и сообщим ему, наше решение.

Ганга услышала последние слова разведчика фыркнула.

– Наше решение! Это твое решение, Гради-ил.

– Но ты его не стала оспаривать, – парировал эльфар.

Орчанка отвела глаза и промолчала. А что она могла сказать? Умом она понимала, что он прав и ее жених поступил бы точно так же, но ее сердце женщины было против всяких авантюр. Ей хотелось семейного покоя, детей и… И многое еще чего, что сейчас ей кажется недостижимым.

Утром караван из восьми повозок сопровождении трех всадниках на лорхах тронулся в путь.

– Пройдет три круга, и они достигнут границ империи, еще седмица и они прибудут в столицу, – провожая взглядом отъезжающих, – думал Гради-ил.

Путешествие по степи не сулило неожиданностей. Этот уголок не посещали племена орков, а разъезды пограничной стражи лигирийцев больше, чем на пол дня в степь не уходили. Да и зачем? Если уже больше столетия здесь была мирная и спокойная жизнь. Орочьи набеги молодых волчат проходили в стороне на перекрестке трех государств. Великого Леса, Империи и Вангора в ста лигах от сюда. Поэтому Фома ехал на своем лорхе, подремывая. Правда пребывать в состоянии безмятежности, ему мешала беспокойная Су.

– Фома, а когда доберемся до империи, мы куда поедем.

– К морю.

– А это далеко от границы?

– Ближайший порт Карьяк в двадцати пяти лигах от приграничного городка Мурав, куда мы следуем.

– А почему нельзя телепортом, так ведь быстрее, – не унималась Су.

Фома покосился на невесту. Из повозки выглянула мать девочки, имя которой Фома не запомнил, но видел, как ее обихаживала эта женщина. Еще молодая, но уже сильно увядшая, с морщинистым лицом и огрубевшими руками.

– Какая милая и любознательная госпожа! – произнесла женщина. И вместо Фомы ответила. – За отцом Радзи-ила тоже идет охота, госпожа, и телепорты скорее всего находятся под наблюдением. Мальчик хорошо известен у себя на родине, и его могут узнать. Поэтому следует обходить такие места. Лучше всего прибыть в империю инкогнито. Мальчика можно замаскировать под больного слугу пусть лежит в повозке. Вы, Фома, охранник этой госпожи, что путешествует. Только ей нужно иметь хорошее платье, иначе не поверят.

Фома поднял брови. То, что говорила эта женщина, было вполне здраво. Как он сам не догадался. Думал просто приехать в Империю, никому ничего не объясняя. Но так было бы если он прибыл бы в империю один. Одинокий орк никому не интересен. Но караван с людьми и эльфарами, прибывший из степи, обязательно привлечет к себе внимание.

– Су? Ты взяла с собой платья купленные в Азанаре? – Фома посмотрел на невесту.

Девушка удивленно уставилась на жениха.

– Нет, – ответила она, – а зачем? Мы же шли в степь и в горы...

– Не переживайте, госпожа, – вступила в разговор женщина, – я полазила по сундукам сотника. Там было, что одеть. Хотела приберечь для дочки, но Вам сейчас нужнее будет. На стоянке Вы примерите наряды. Только нужны еще украшения. Знатные дамы из Снежного княжества всегда щеголяли в украшениях.

Фома ухмыльнулся.

– Украшения у меня есть.

А Су презрительно фыркнула. Непривычная к роскоши, нарядам и достатку, она на вычурную одежду, что носили богатые горожанки и драгоценности смотрела с презрением. Особенно ее доставали трусы и бюстгальтер. Они жали и стесняли движения. Толи дело штаны, надел и белья не надо. И менять не надо, можно носить хоть год. Все это Фома увидел на лице невесты и рассмеялся.

Вечером в свете костра пошел показ мод. Су надевала одно платье за другим, выходила к костру на обозрение женщин и те выносили свое суждение.

– Не подходит!

Фома только кривился. На угловатой худой фигурке, платья смотрелись как балахоны на огородном чучеле. Су чуть не плакала.

– Да чем это платье не подходит? То слишком длинное. То слишком широкое, а с этим что не так?

Она покружилась она на месте и руками, расправив юбку, обернулась на триста шестьдесят градусов.

– Хоть ты им скажи, Фома, – плаксиво обратилась она к жениху.

Тот, не ожидавший, что его привлекут к обсуждению, крякнул.

– Э-э… Видишь ли, Сулейма, – скривившись ответил он, – это платье лесной эльфарки. Снежная эльфарка никогда такое не наденет.

– Да что же это такое! – возмутилась Су, – прямо пытка какая-то.

Но женщины были неумолимы. Их захватила стихия примерки. Они под руки увели упирающуюся девушку и к костру она вышла в простом походном платье. Было оно ей чуть великовато, но это можно было списать на трудности похода, из-за, которого девушка похудела. На сей раз женщины остались довольны.

– Фома! – Мать беременной девочки решительно подступила к орку. – Давайте сюда ваши драгоценности.

Фома достал кисет и высыпал ей на ладони с десяток различных драгоценностей.

– Так, так, – приговаривала женщина. – Цепочка пусть будет тонкая, свой амулетик повесьте на нее, госпожа. Вот, так хорошо, – повесив амулет щита на тонкую золотую цепочку, женщина отошла, любуясь делом своих рук. – Теперь серьги. О! – воскликнула она, вытаскивая их кучки серьги с синими камнями. – Они точно такие же как амулет. Очень хорошо. Вы, Фома, разбираетесь в красоте, – сделал она комплимент орку.

– Ух ты! И колечко с чистейшим сапфиром. – Нарядив девушку она отошла на пару шагов и широко заулыбалась. – Теперь вы настоящая льерина. Пройдитесь госпожа.

Су подняв подол платья, пошла вокруг костра.

– Батюшки мой свет! – всплеснула руками женщина и другие ей глухо стали вторить.

Су нахмурилась, уперла руки в бока и воинственно спросила.

– Что еще не так? Больше мерить платья не буду!

– Мерить, льерина, не надо. Просто на вас орочьи чуни. Они не подходят к платью. Вам нужны сапожки. Подождите, я кое-что видела.

– Агарья! – обернулась она к другой женщине.

– Что Ларисса?

– Агарья, не делай вид, что ты не понимаешь, чего я хочу. – Ларисса мать беременной девочки нахмурила брови.

– А чего ты разкомандовалась! – возмутилась Агарья. – Я теперь такая же, как и ты, свободная лигирийка…

– Вы все подданные вангорского графа Ирридара тан Аббаи Тох Рангора. – прервал ее Фома. Ему надоели эти переодевания и препинания женщин. Он хотел закончить это представление и лечь отдохнуть.

– Ларисса служанка льерины Сулеймы, слушайтесь ее. Она среди вас старшая. – Он сурово посмотрел на людей и оскалился. – Все понятно?

Все быстро закивали. Привыкшие подчиняться, они безропотно приняли свою новую судьбу.

– А я что? Я ничего. – Засуетилась Агарья. – Я сейчас принесу сапожки. Где-то они у меня были.

Вскоре она появилась с красивыми сапожками в руках. Су примерила их притопнула и осталась довольна.

– А теперь, госпожа, снимайте все, – Ларисса оказалась неожиданно рядом.

– Зачем? – Су была неимоверно удивленна.

– Когда приблизимся к границе, вы наденете эти наряды. А сейчас их трепать не имеет смысла.

– Хорошо, – покорно ответила Су и принялась снимать платье.

– Стойте, госпожа! – Женщина ухватила девушку за руку.

– Чего еще? – недовольно спросила Су.

– Э...э. Льерина, – Ларисса, замялась. – Девушке не пристало раздеваться прилюдно. Отойдемте в повозку.

Фома только покачал головой им вслед. Чтобы сделать из нее аристократку, над Су еще надо было работать и работать.

На вторые сутки Фома заметил орла, кружащего вдалеке на востоке. Тот что-то высматривал. В душу Фоме закралось беспокойство. Степные орлы часто сопровождали кочевья. Им так легче было добыть себе пропитание, можно было напасть на ягненка и утащить его. Если недалеко от сюда обосновалась сотня Муйага, то почему другие рода не могли найти себе здесь прибежище? А их караван сейчас виден издалека. Фома пришпорил быка и поспешно поехал впереди каравана. Взобравшись на холм, он оглядел окрестности. В низине виднелась небольшая роща, из которой выходил неглубокий овраг.

– Вот там и остановимся, решил он.

Вернувшись, он приказал первому ездовому следовать за ним. Они свернули налево и стали огибать холм.

– Что случилось, Фома? – К нему подъехала Сулейма.

– Видишь? – орк показал плетью на кружащего вдали орла. – Это старый орел, Ему трудно находить себе пищу. Поэтому он следует за стадами, которые гонят орчьи рода. Выискивает момент и хватает ягненка.

– И что? – не поняла Су.

– А то, что там могут быть орки. Какой-нибудь род Муйага. Мы свернем к роще, – пояснил Фома, – переждем там день и ночью тронемся дальше.

До рощи добрались без происшествий. Осторожно завели повозки с лорхами в широкий, но не глубокий овраг, пересекающий всю рощицу, и остановились в нем. Фома подозвал к себе Лариссу.

– Женщина, ты мне кажешься самой способной среди бывших рабов. Поэтому остаешься за старшую над всеми остальными. Помогай Су во всем и не вылезайте из оврага. Я пойду на разведку. Мне кажется, здесь еще есть рода Муйага.

Женщина в испуге зажала рот рукой. Возвращаться в рабство к этим разбойникам, она не горела желанием.

– Идите, господин. За нас не беспокойтесь, с нами двенадцать вооруженных мужчин и одна магичка. Мы, если что, отобьёмся. Сами будьте поосторожней.

Фома молча кивнул, показывая, что понял и растворился в кустах. Ларисса раскрыла рот от удивления. Такой ловкости от худого орка, она не ожидала.

Фома ушел в скрыт и пробежав по оврагу, выскочил наверх. Обогнул рощу с севера и направился к месту, где кружил орел. Ему предстояло пройти около трех лиг. Он шел, скрываясь за кустами, поднимался на холмы и оттуда рассматривал окрестности. Скоро он заметил дым от костров. Как он и предполагал, здесь было кочевье. Но чье оно было, он не мог разобрать из-за расстояния. Ветер трепал полотнище родового тотема. Фома стал еще осторожнее. Хороших следопытов у орков было много, они по малейшим отметинам могут вычислить, что здесь кто-то был и по следам доберутся до их лагеря. Выбирая места, где была сухая земля, он начал петлять, запутывая следы, на это у него ушло около часа. Все это время он приближался к небольшому стойбищу. Здесь было два, три рода не больше. Оно расположилось между тремя невысокими холмами, из подножья одного вытекал широкий ручей.

Фома расположился за большими камнями и стал наблюдать. К его удивлению, в стойбище были одни женщины, дети и старики, способные носить оружие, но не сражаться.

– Где же все мужчины? – разглядывая стан размышлял Фома. – И бунчуку незнакомые. Что за племя?

Будучи сивучем, Фома знал бунчуки ближайших племен, но эти не были похожи ни на что. Время близилось к закату и тут вокруг общинного костра стали собираться старики. Они образовали круг. Сели и, к удивлению Фомы, затянули заунывную песню. Вокруг них стали собираться женщины и дети. Они подходили по одному или сразу по несколько орков и рассаживались за спинами стариков, подхватывая мотив. Что-то знакомое послышалось Фоме в том, что они пели и вдруг он понял. Они славили Худжгарха! Именно это слово повторялось много раз.

– Вот тебе раз! – Фома был искренне обескуражен. Он видел пред собой почитателей его учителя. Успокоившись, Фома стал отползать назад. Вскоре он встал побежал обратно. Свидетели Худжгарха ему были не страшны.

Агарья, отдав сапоги, метнула на Лариссу взгляд полный ревности. Ее душу терзали мрачные мысли. Ловкая Ларисса и дочь пристроила в госпожи, и сама поднялась из рабов в старшую над ними. Еще орк заявил, что они из одних рабов, сделались рабами другому господину. А какая разница? Раб он и есть раб. Ночью Агарья пробралась к часовым. Этих мужчин, бывших вольных охотников она знала давно. Лечила их, они помогали ей со сбором трав на пастбищах.

– Агарья, ты чего не спишь? – негромко спросил бородатый и довольно крепкий еще мужичок. Он с напарником сидел в секрете в лагах пятидесяти от лагеря.

– Поговорить пришла. Вы знаете, что мы снова рабы?

– Рабы? Как рабы? – удивился бородатый. Он переглянулся со вторым.

– А вот так. Этот худосочный орк так и сказал. «Мы мол не свободные люди, а рабы какого-то графа. А Ларисска наша надсмотрщица».

– И что теперь делать? – спросил бородатый.

– Бежать надо! – прошептал второй.

– Куда бежать, Сутулый? У нас нет денег. Что скажем на границе? Нас арестуют, как бродяг и сошлют на каторгу. Я знаю пограничников, за премию они нас продадут чиновнику, – горячо зашептала Агарья.

– Оба часовых внимательно посмотрели на женщину, в темноте ее глаза казались черными, как сама ночь.

– У меня есть план, – произнесла заговорщически Агарья. – Надо дождаться удобного момента, когда орк будет отсутствовать, поговорим с остальными, кому можем доверять. Убьем эльфарку и недоноска, заберем их золото. Ларисску тоже придется кончать. Тогда с деньгами мы сойдем за купеческий караван. Проберемся в империю и разбежимся.

– Хороший план, – согласился бородатый. – Я поговорю с еще с двумя ребятами. Нас четверых вполне хватит осуществить твой план. Остальные не рыпнутся.

– А чего разбегаться? – проговорил Сутулый. – Иглиста убивать не стоит. Мы их лучше продадим, как рабов и заработаем еще. Даже лучше сделаем, всех, кто не с нами, превратим в рабов и продадим.

– Согласен! Ты сутулый голова. Хорошо предложил.

Агарья следила за орком, он был странным непохожим на других. Худой, внешне слабый. Не воин, не шаман. Не пойми кто. С таким проблем не будет, решила она. Проблемы может доставить малыш. Но она подсыпет ему травки сонной. Спящего и спеленают. С девкой снежной тоже проблем не будет, дура дурой. Она видела, что Орк постоянно поглядывает в небо. Она тоже видела орла и, когда караван сменил направление, она поняла, что час освобождения близится.

– Репей, - она залезла в повозку к бородатому. – Мы идем на дневную стоянку. Орк скорее всего уйдет на разведку, вот тогда и начнем. После еды.

– Понял. Агарья, не сумлевайся сделаем все чисто. Ребята согласны. Только, – он кинул взгляд на женщину, – они хотят половину добычи.

– Скажи им, что я согласна.

Орк, как и ожидала Агарья, поговорил с Лариссой и скрылся. Костры развел в ямах и готовили кулеш и звар из трав. Агарья подсыпала в котел сон травы и стала ждать. Рядом с ней собрались четверо вооруженных мужчин. Они поели кулеш и не стали пить взвар. После ужина бывшие рабы легли вздремнуть.

– Пора, – решила Агарья и дала знать остальным заговорщикам.

Сутулый и бородатый подошли к Лариссе. Женщина недоуменно поглядела снизу вверх на них.

– Вам чего, ребята? – спросила она и тут же получила сильный удар ноги в грудь. Боль захлестнула ее. Она застонала и опрокинулась на спину. Остальные бывшие рабы замерли.

– Репей, Сутулый, что происходит? – с земли стал подниматься молодой парень.

– Лежи тихо, козопас, – прошипел бородатый. – Мы себе свободу отвоевываем.

Радзи-ил увидел, как упала мать его невесты. Он с трудом поднялся и взяв в руки копье и направился к воинам. Голова кружилась, взгляд периодически тускнел. Он пошатнулся и оперся на копье.

– Что, глист, решил повоевать? – глумливо спросил Репей. – Ну, иди сюда.

Затем он широко раскрыл глаза выпустил из рук топор и опустился на колени. Постоял, недоуменно смотря пред собой, и повалися на живот. Из его спины торчал кинжал.

Все быстро обернулись за их спинами стояла снежная эльфарка. Она была безоружной.

– Сучка! – воскликнул Сутулый, – ты за Репья ответишь, тварь! Он удобнее перехватил копье и стал медленно приближаться к девушке. Еще двое стали обходить эльфарку с двух сторон.

– Мы не хотели тебя трогать, бледнолицая, - продолжал наступать Сутулый, – но теперь ты удовлетворишь всех наших мужиков и не один раз перед тем, как мы тебя продадим в рабство. – Он засмеялся, показывая рот с выбитыми зубами.

Девушка презрительно сморщилась, вытащила вперед руку, и быстрый росчерк промелькнул между ней и Сутулым. Затем грудь мужчины взорвалась, и он, отброшенный в кусты, затих. Остальные двое замерли. Раздался свист, и второй заговорщик упал на землю лицом вниз. Из его спины торчало копье.

Третий оказался хитрее он быстро огляделся и приставил копье к груди лежащей Лариссы. – Не подходите, – закричал он и от страха дал петуха. – Дайте мне уйти или я ее убью!

К третьему подскочила Агарья и с размаха воткнула кинжал в спину. Тот оглянулся и прошептал.

– Агарья! Как же … Так, – второй удар в шею заставил его замолчать. Он выронил копье и, схватившись руками за шею, повалился навзничь. К Агарье подошла, держась за грудь Ларисса.

– Спасибо, Агарья, – с трудом проговорила она. Я запомню, что ты для нас сделала. Женщина убрала кинжал и молча кивнула.

Глава 8

Инферно. Верхний слой. Астрал

Шиза стала каждый день выходить на охоту. Но теперь она не передвигалась по слоям астрала, а искала на поверхности планеты хищников и дичь. В этих местах шла жестокая борьба за выживание. Схватки происходили каждый день десятками и побродив по первому слою они с малышами всегда находили себе еду. С радостью поглощая духовные сущности убитых мутантов во взаимной борьбе за пищу и жизнь. Сил при этом приходилось тратить много, так как им приходилось далеко уходить от пещеры, но и голодными они не оставались.

Единственную проблему, которую Шиза заметила, это то, что она становилась рассеянной. Она часто выходя из пещеры останавливалась и просто смотрел на поверхность планеты, забыв зачем она вышла. Потом собравшись с мыслями вспоминала, что заставило ее покинуть убежище. Малыши ей не мешали, а просто стояли рядом. Они становились боле равнодушными и апатичными. Вопросов задавали меньше и если приходили в убежище, впадали в спячку.

Сегодня Шиза так же как и обычно вышла из пещеры. Выспалась она плохо, болела голова. Малыши захныкали и сказали что есть не хотят и пусть тетя идет одна. Шиза недовольно осмотрелась, к ней подступало раздражение. Вблизи убежища не было мутантов и ей придется уходить вглубь пустыни. Голову прострелила боль. – Может это все от той пищи, что она употребляла в последнее время, духи мутантов, это не то что сладкие астральные духи. Она еще раз оглядела пространство под собой и решила подняться на второй слой.

– Попробую поймать вампира, – решила Шиза. Она поднялась на второй слой и создав облачко скрылась в нем. Такие облачка летали повсеместно и были обычным пейзажем этого слоя. Они не являлись местом убежища астральных духов, а вот ее облачко внешне такое обычное было обманным. Но отличить его от остальных, было невозможно.

Шиза провела в засаде почти пол дня и после обеда ей улыбнулась удача.

Прямо на нее плыл слабый астральный дух. Он был очень осторожным. Часто останавливался и замирал. Его возмущения в астрале были почти не заметны. Шиза эадрожала в охотничьем азарте. Словно собака почуявшая дичь и замершая приняв стойку «внимание». Она уже хотела напасть, как более сильное возмущение коснулось ее органов чувств. Но астральный вампир был слишком молод чтобы почувствовать изменение в астрале. Он продолжал тихо двигаться в ее сторону. Шиза тоже не проявляла активности. Она выжидала.

Вскоре случилось, то что и должно было случиться. На вампира упал с верхнего слоя большой паук. Он опутал духа сетью, сковав его движение и Притянув к себе лапами, сладострастно впился в его мерцающую плоть.

Шиза изучала незнакомое ей существо. Она не могла его классифицировать и не решалась напасть. Но голод манил ее и звал на бой. Наконец она не выдержала и создав свою сеть, наподобие той, что выстрелил паук. Швырнула его на обоих существ. Сеть сжалась по ее команде. А сама она отрастив еще пару рук, обхватила жрущее чудище и стала отрывать от него зубами огромные куски. Паук в истерике забился. Он силился скинуть опутавшую его сеть и передними лапами разрывал ее. Задними конечностями он стал нащупывать того кто на него напал. Почувствовав тело, выпустил большие когти похожие на ножи. Но Шиза была готова, ее тело окутала броня и когти бесцельно скользили по ней, не принося вреда. Астральный дух почувствовал как хватка паука ослабла, сам бросился в атаку. Он был в отчаянии и был слишком молод. Ему хотелось жить, поэтому он сопротивлялся всеми силами. Его атака отвлекла паука от Шизы. Он перестал с ней бороться и набросился на атаковавшего его астрального вампира.

Шизу захватила стихия схватки, она перенимала от паука те приемы которые ей понравились. Для этого она изменила тело.Девушка создала еще одну сеть и отрастила себе паучьи лапы. Накинула на обоих противников и задними конечностями с когтями острыми как обсидиановые лезвия стала рвать тело паука. Он не мог сопротивляться, так как на его лапах повис вампир, Он зажал их своими щупальцами, кусая их и пытаясь, разорвать в клочья. Паук понял что проигрывает схватку. Он вдруг надулся и его живот лопнул, выливая на астрального духа липкую и вонючую слизь. Вампир заорал от боли и тело его стало медленно течь.

– Желудочный сок, – поняла Шиза и преобразила свой рот, в хоботок. Она вытянула его и стала высасывать жидкость разлившуюся во круг. Не ожидавший подобного паук, забылся и перестал сопротивляться. Сеть сильнее сжала его тело и лапы оказались прижаты к телу. Он больше не мог атаковать ее.Шизу наполнил восторг хищника, победившего сильного противника. Она кромсала спину паука, и сама выплескивала из хоботка желудочный сок, растворяя астральное тело паука и тут же жадно втягивала массу похожую на желе в себя. Сколько это продолжалось Шиза не знала. Но когда от паука осталась небольшая лужица, она довольно отвалилась. Посмотрела на свое тело и осталась довольна. Тело большой паучихи.. Что еще нужно, чтобы выжить в астрале? Паучиха сыто посмотрела на лужицу и лениво поползла прочь. Ей нужно поспать после сытного ужина. Никакие другие мысли ее голову не посещали. Ей во след в страхе смотрел старый астральный дух, затаившийся не подолеку. Он силился понять, кто пред ним? Огромный паук с головой человеческой самки. Таких монстров он еще не видел.

Паучиха зашла в облачко и скрылась. Поспав несколько часов, она проснулась и заворочалась. Ее снова одолевал голод. Голод был всепоглощающий. Терзающий и он вел ее к пище. Там, она знала в далекой пещере была еда. Паучиха спустилась на нижний слой и пошла по следам оставленным кем то.

Она прошла несколько лиг и остановилась перед входом в пещеру. К ее огорчению лаз был узким. Ее толстое тело не могло пролезть в эту щель и паучиха злобно заурчала. Она стала лапами раскапывать щель, делая ее шире, но только напрасно тратила силы.

Наконец осознав это, она остановилась. В ее голове промелькнули смутные образы маленьких двуногих существ. Она их знала. Они были вкусны и она хотела их отведать. Она даже знала как их зовут. – Малыши. Вот так просто малыши.

Паучиха хищно улыбнулась. И почти пропела – Малыши, ваша тетя пришла. Встречайте. – Она почувствовала шевеление внутри пещеры и голод сильнее стал ее мучить.

– Ну быстрее же! – В нетерпении вскричала она, – я жду вас.

Мы сейчас тетя! – Раздались голоса изнутри пещеры. Паучиха окутала себя облаком. Она инстинктивно поняла, что если ее увидят в таком обличии, то ужина у нее не будет. Первым выскочил какой-то маленький уродец. Он огляделся и закричал, – Тетя Шиза, ты где прячешься?

– Я здесь мой малыш, иди к своей тете. – Голос слышался из облачка.

– Ты с нами играешь? – Весело рассмеялся малыш и прыгнул в облако. Паучиха жадно ухватила тельце и поднесла его к своей голове.

– Какой же ты вкусный малыш, – проворковала она и потащила пищу в рот.

– Нет тетя! Нет! – забился в ее крепких лапах малыш.


Открытый космос. Планета Суровая. Торговая станция конфедерации Шлозвенга

Карл просматривал сводку. Что-то он не учел в своей работе или был не совсем к ней готов. Такого поворота событий он не предвидел. В княжестве появились две конкурирующие службы безопасности. И одна из них была под покровительством «Губернаторши». Полномочия личной службы безопасности были шире чем полномочия службы, которую имел честь возглавлять Карл. Ему было вынесено недоверие. Как такое могло случиться? Еще вчера он обладал полнотой власти и имел доступ ко всей информации. Но ночью свершилось нечто странное. На Гаринду было совершено покушение. И только благодаря личной охране госпожи губернаторши покушение не удалось, так значилось в официальном отчете.

Преступник подстерег Гаринду у входа в загородную резиденцию. Он выстрелил из плазмомета, но не попал. И тут же был убит новыми телохранителями. Причем от покушавшегося остался только пепел и жетон сотрудника Карла. При проверке личного состава службы не оказалось одного из его ветеранов Лурда Штраука. И найденный жетон принадлежал ему.

Карл понимал, что здесь что-то не чисто. Но доказать ничего не мог. Он и вся его служба были выведены за штат, и находились под домашним арестом.

– Лурд, что ты делал за пределами города? – не мог понять Карл. Это не твой район. Зачем ты туда отправился? Почему не сообщил мне и не оставил сообщение? Не найдя ответа на свои вопросы, Карл попытался связаться с Роной, но связь с его резиденцией была отключена.

– Засада. Везде засада, – огорченно подумал он. Что он мог предпринять в этой ситуации. С материалами дела ему ознакомится отказали. Связь отключили. Он на осадном положении. Единственное что он может, это пойти на квартиру к Лурду и поискать ответы там. Карл поднялся, по дороге закурил сигарету. Он шел по коридору широкому как улица. Под прозрачном куполом было спокойно, на клумбах цвели гигантские цветы, а на планете бушевал ураган. Ветер гнал огромные тучи, Пыль билась о пластик купола, заслоняя лучи местного солнца. Стихия бесилась, не в состоянии разрушить уголок спокойствия. Вот так и в жизни бывает – Подумал Карл, глядя на купол. – Приходит беда и пытается разрушить твой покой и если нет у тебя крыши над головой, то считай пропал. – Штурбах вздохнул, затянулся последний раз и выбросил сигарету в урну. Неожиданно рядом «нарисовался» худой незнакомый ему мужчина. Он достал жетон службы безопасности губернатора и нагло произнес.

– Далеко собрались господин Штурбах? Вернитесь в свою квартиру, стерев улыбку с лица, приказал он. Иначе…

– Иначе что? – Карл был спокоен. Но эту рожку он не знал, видимо из новеньких. Хотя всех вновь прибывших он проверял лично. Опять странности. Кто-то проходит минуя его сита. Карл передал нейросети приказ отсканировать агента и сверить его по картотеки. Ответ пришел не за медлительно такой тип в картотеки отсутствует. Карл выигрывая время закурил. Сделал глубокую затяжку. Потом весело посмотрел на субъекта.

– Может проводите меня обратно до квартиры? – спросил он.

– С удовольствием господин Штурбах. – Видно было что ощущать себя властью и повелевать людьми агенту нравилось.

Он пошел рядом, чуть отстав от Карла и когда дошли до квартиры, Карл отрыл ее. Затем отступив на шаг в сторону, сделал жест приглашения войти.

– Не зайдете случаем? – спросил он.

– Нет, не имею полномочий, – отозвался сопровождающий. Но Карл неожиданно сильно толкнул агента и тот кубарем влетел в комнату. Не успел он опомниться и только потянулся за ручным станером, как нога Карла припечатала его руку к полу.

– Что выделаете? – завопил тот. – Мне больно! Отпустите мою руку. Вы что не понимаете что для вас это плохо кончиться?

Карл за шиворот поднял наблюдателя. И силой ударил его в живот кулаком. Тот охнул и согнулся. Второй удар в подбородок отправил агента в полет. Он упал около дивана и глотая слезы вперемешку с кровью? с ужасом смотрел на Карла. Штурбах дал ему время оценить ситуацию. Потом пошел к поверженному. Тот в страхе стал отползать. – Вас... Вас.. осудят и расстреляют, за нападение на представителя власти, – лепетал он.

– Даже так? Расстреляют? Ого! – засмеялся Карл. – А знаешь дурик, что мне ничего не будет. – Он присел возле сжавшегося в комочек от страха агента.

– Тебя нет. Ты не значишься по картотеки среди прибывших. Представляешь, – Карл с удовольствием затянулся.

–Тебя начнут искать, придут ко мне, а я скажу, что такого нет и не было. Сверяйте по картотеки. Они посмотрят. А тебя голубчик там нет.

– Но мой шеф знает, что я есть! – взвизгнул агент.

– Ну и что? Кроме твоего шефа этого никто не знает. Подадут запрос в департамент по делам расселения, потом в МИД. А тебя, дорогой, не существует. И шеф твой язык в задницу засунет, потому что придется отвечать за нелегала. А это каторга.

Агент часто заморгал глазами. – Что вы хотите со мной сделать? – спросил запинаясь он.

– А это, господин нелегал, зависит только от Вас. Вы мне расскажите кто вы, откуда прибыли? Кто вас сюда направил и с какой целью? Как вы устроились на работу в службу безопасности губернатора? И тогда вы останетесь живы. А не захотите сотрудничать, то я имею оборудование для сканирования вашей памяти и выпотрошу по полной. Потом в ванной растворю в кислоте и смою в канализацию. Вы знаете мое прошлое?

– Зн-наю. – Агент в ужасе смотрел на бывшего пирата. Карл если хотел, мог навести страх на человека.

– Вот и хорошо. Поднимайтесь и мы приступим к разговору. – Он помог подняться с пола бедному агенту, который с трудом стоял на ногах.

– Откуда такого взяли? – Разглядывая хлюпика, размышлял Карл. Вроде специалист по слежке. Он его не заметил, выходя из квартиры. Но этот спец ведет себя довольно странно для сыщика. Какой-то трусливый и беспомощный. – Ну ладно разберемся, – решил он.

– Так как вы говорите Вас зовут, уважаемый? – Карл добродушно улыбался.

– Морис Пруг. Я ...Я прибыл из Новой Бриштины. Это такая планета и республика входящая в конфедерацию Шлозвенга. Там перенаселение и люди расселяются по станциям, а… тут такая возможность жить на твердой земле хоть и под куполом…

– Очень хорошо, Морис, я вижу, что Вы человек не глупый и наше сотрудничество налаживается. Скажите мне как вы попали на Суровую в обход всех правил.

– Э...э видите ли я не попадал на переселение по программе. Квоты закончились. И мне нужно было ждать пять лет. Я случайно нашел объявление в сети, что на планете, в пригороде столицы открылась контора, которая бралась решить вопросы с переселением за небольшую плату. Всего двадцать тысяч кредитов.

– Ничего себе небольшая, – присвистнул Карл. – Для вас это небольшая сумма? Тогда я Вас не понимаю. Имея такой доход и живя на планете, зачем Вы пошли на переселение.

– Я могу объяснить, – заторопился Пруст. Он боялся что Карл ему не поверит. Быть выпотрошенным и раствориться в кислоте он не желал. Штурбах слыл отъявленным головорезом служившим ранее в армии, потом у пиратов. Только Пруг не знал, что такую репутацию безбашеного отморозка, Штурбах распустил по слухам сам.

– Я наведался в эту контору и там мне сказали, что моя специальность частного детектива им подходит. Я занимался в основном слежкой за неверными супругами. – Пояснил он увидев недоуменный взгляд Карла. Теперь тот понял почему он его не обнаружил. Базы и опыт Пруга давали о себе знать, но занимаясь только поиском компромата на мужей и жен, он мужественнее не стал.

Мне предложили вариант взять кредит в местном банке на развитие бизнеса и потихоньку удрать с планеты. Я подумал что этот вариант мне подходит. Я взял кредит передал его людям занимающимися переселением и через неделю был отправлен на станцию. Оттуда меня забрал корабль шефа. Но он тогда еще шефом не был. Он был племянником того человека, что разговаривал со мной на планете дома. Это потом уже он сделал карьеру. Но он мне сказал, что набирает команду профессионалов и я ему подхожу.

– Оп-па! – мысленно подумал Карл. – У парня уже был свой корабль, на котором он на Суровую перевозил нелегалов. И был план создать службу безопасности. Так, так. Кто же ты такой любовник Гаринды? Теперь к тебе не подобраться. Раньше надо было.

– Сидите здесь – приказал Карл, – и рассказывайте свою историю. Отвечайте на вопросы, которые увидите на экране. А я выйду в другую комнату. Он поднялся и отворил дверь. Из комнаты вразвалочку вышел монстр ростом по пояс Штурбаху. Шел он на четырех лапах, а в двух передних держал большой кусок мяса.

– Это Кроша, – представил хищника Карл, – мой домашний зверек. Он еще маленький, но очень умный.

– Кроша побудешь с дядей?

– Кроша поглядел на Пруга и словно поняв, что от него хотят, согласно кивнул.

Карл вошел в свой кабинет и закрыл двери. Итак нужно искать какие корабли посещали станцию и Суровую. Он сделал запрос и с удивлением обнаружил, что чужих не зарегистрированных кораблей на Суровой не было. Тогда он уточнил параметры поиска. Поставив дату прибытия Пруга на планету. В этот день на планету прибыл только личный уиндер госпожи губернаторши. Его никогда не проверяли. А пилотом был кто бы мог подумать? – Листиан Корданье любовник Гаринды.

– Кто же это все придумал и подсунул парня к любвеобильной губернаторше. Из какой ямы вылез сей прохвост. То что он не сам по себе Карл понял сразу. Его подвели к Гаринде очень осторожно и ловко. Создали ему прикрытие и даже контору по пересылке нелегалов.

С какого времени Корданье был на Суровой? Карл открыл учетное дело Корданье. По картотеке почти полгода. На Карла смотрел из голограммы писанный красавец, лет двадцати пяти. По специальности пилот малых кораблей. Занимал должность пилота почтового флаера и развозил по планете почту. Через четыре месяца стал личным пилотом Гаринды. Остается выяснить кто ей его подложил в постель. Ведь кто-то подписывал распоряжение о переводе парня с заштатной должности, в личные пилоты. И главное, он не прошел проверку в его службе. Карл порылся в файлах и нашел приказ подписанный… кто бы сомневался... Гариндой. А составил его ее новый, вернее уже не новый секретарь. Толстячок с розовыми щечками. Осталось выяснить, кто просунул этого парнишку в секретари. Картина более менее у Карла в голове складывалась. Осталось ее проанализировать и определить план противодействия. Он должен срочно передать эту информацию Роне. Для этого ему нужно выйти и попасть на конспиративную квартиру, где проживал исчезнувший Лурд Штраук.

Карл снова вошел в комнату где сидел Пруг. На агента склонив голову набок смотрел Кроша. И как только тот замолкал, Кроша показывал клыки.

– Да, да я еще вспомнил! Простите Кроша. Когда я был маленьким, то у бабушки воровал сигареты, она была заядлой курильщицей. Но я сам ни, ни, не курил. Я продавал сигареты одноклассникам. Вы не подумайте, Кроша, чего плохого, я продавал по честному, цену не завышал. Он замолчал и вытер вспотевший лоб. Маленький хищник снова показал зубы. И почти плача Морис Пруг продолжил исповедь.

– Когда я подрос, я стал подсматривать за мамой, когда она купалась в в ванной.

Карл покачал головой пошел на выход .

– Вы куда? – взмолился агент, – освободите меня! Я все рассказал.

Кроша зарычал. Карл остановился у выхода.

– Видишь, Морис, даже Кроша тебе не верит. Ты говори, говори. Тебе самому станет легче.

Пруг поник головой и обреченно продолжил перечислять свои грехи.

– Еще я сестрой младшей торговал, а деньги … – Карл вышел и не стал дослушивать что там расскажет Кроше горе агент. У него была запись его рассказа и это был убийственный козырь в его руках.

Он прошел до поворота, спустился по лестнице на нижний подземный уровень и вошел в ничем неприметный офис. Таких на этом уровне было больше ста.

«Экскурсии по планете. Путешествие на гравикомпенсаторах в сопровождении опытных инструкторов. Незабываемые впечатления.» – Такая неброская реклама висела на стене. Дверь была закрыта, но у Карла был электронный ключ. Он набрал нужный код и дверь открылась. Плотно закрыв ее за собой Карл прошел во внутрь.

– Да-а! – Протянул он, рассматривая следы погрома. – Здесь уже побывали до него. Стол был разбит, вазы с цветами валялись на полу, пожухлые цветы воняли. С полок были сброшены буклеты. Шкафы раскрыты. Ящики стола валялись небрежной грудой на полу. У стола виднелось рыжее пятно. Карл подошел и присмотрелся к нему. Похоже на кровь, только ее небрежно замыли. И вообще во всем этом деле, что связано с новой службой безопасности прослеживались странная небрежность. Словно работали не профессионалы. Грубо, с ошибками и оставляя многочисленные следы.

Карл насмотревшись прошел к стене, где стоял большой одежный шкаф со снаряжением. Но теперь он был на половину пуст, часть снаряжения сейчас валялось небрежно разбросанное на полу. Он сдвинул полку и шкаф свободно отъехал в сторону. За ним находилась бронированная дверь. Он набрал код и дверь послушно открылась. Внутри была аппаратура секретной связи и документация, которую Карл считал невозможной хранить открыто в своем офисе. Будучи по своей природе человеком предусмотрительным, он создавал копии документов и прятал их здесь. Про это место знали только двое он и Лурд, его старый товарищ – офицер контрразведки флота. Но кто-то же узнал про этот офис? Как? На это вопрос у него ответа пока не было. Он сел за передатчик и включил связь.

Через пару минут на экране появилось озабоченное лицо его невесты.

– Карл, что случилось. С тобой второй день нет связи.

– Случилось Рона. Я и мои люди на Суровой находятся под домашним арестом. Прошлой ночью было совершено покушение на Гаринду. По официальной версии это сделал мой сотрудник Лурд Штраук. На месте преступления нашли его жетон. Сам Лурд был якобы испепелен охраной из плазмометов. Удивление вызывает то, что охрана вместо штатных винтовок с разрывными иглами, в тот раз была вооружена ручными плазмометами...

… Но это еще не все. Сейчас я тебе сброшу пакет с информацией, ознакомься, это довольно занимательно. Ты не торопись, я подожду.

Рона согласно кивнула, на пару минут замерла и когда пришла в себя грустно покачала головой. – Карл это подстава.

– Что ты имеешь ввиду дорогая?

– То что, нам подсовывают этого субчика. Его положили на золотом блюде. Вот враг, берите его. Это пустышка Карл. Нас отвлекают на никчемный объект. Хотят занять наше внимание этим дурнем и провернуть более сложную операцию.

– Ты в этом уверена? – Карл недоверчиво посмотрел на девушку.

– Абсолютно Карл. Ты сам посмотри. Нанимаются дилетанты из новеньких переселенцев, их провозят нелегально и из них формируется новая служба безопасности, которая действует нарочито нагло грубо и почти открыто нарушает законы. Неужели ты думаешь что серьезные люди будут так действовать? Нет, Карл, нас отвлекают.

– И что ты предлагаешь? – Карл был вынужден согласиться с Вироной. Уж больно все выглядело топорно в исполнении этих людей , что сейчас окружили Гаринду.

– Предлагаю задействовать Брана Проворного, – с улыбкой ответила девушка. Пора открыть ему глаза на похождения его жены.

– Ты думаешь это удачный вариант? – Карл недоуменно уставился на нее. – Не понимаю твоего замысла. Его быстро нейтрализует этот красавчик. Бран рохля.

– Не скажи. Это первый граф княжества. Герой сражения на Суровой. Он уже убивал за честь своей жены. И Гаринда не такая дура чтобы оставить Брана или попытаться заткнуть ему рот. Ее не поймут подданные Ее Княжеского Высочества. Он сможет себя показать как настоящий мужчина. А мы ему в этом поможем. Не дадим замять скандал. Пустим слухи о неверности жены Брана и подготовим общественное мнение. Брык нам в этом поможет.

– Понимаю, но что нам это даст?

– Мы выиграем Время, Карл. Пока Бран и Гаринда будут выяснять отношения, пока красавчик будет бегать от Брана. А он будет от него бегать. У нас появиться время. Я сообщу Его милости, о том что творит Гаринда и получу от него указания. Надо будет он даст мне чрезвычайные полномочия.

– Полномочия? – удивленно переспросил Карл.

– Да Карл, полномочия. От тебя у меня секретов нет, я глаза и уши Его милости в этом секторе.

– В этом секторе, повторил Карл. Он поглядел пристально на девушку. – Значит есть и другие сектора? – спросил он.

В ответ Вирона только улыбнулась.


Где-то в открытом космосе

Марана широко раскрытыми глазами глядела на Лиранду. Та только что одетая выбежала из их кубрика. Но теперь она же заплаканная выходила из душа в одних трусах. Она гордо вскинула голову и не глядя на нее быстро о