В поисках единственной (fb2)




Валентина Кострова В поисках единственной

1 часть Все только в жизни начинается

Солнце вставало, отбрасывая тени вперед. Москва даже в такой час не спала. Но утренняя прохлада заставляла передергивать плечами. По набережной, вдоль Москвы-реки, шли молча. Я шел впереди, внезапно запрыгнул на скамейку и повернулся к двоим: Наташе и Борису.

— Дорогие мои друзья! Мы с вами прошли великий путь от совместной песочницы до получения диплома! — с широкой улыбкой провозгласил, приподнимая полупустую бутылку шампанского и стаканчик.

— Ну, про песочницу ты загнул! — решил поправить Борис, щурясь сквозь очки.

— Борис, хоть не умничай сейчас! — в шутливом возмущении сдвинул брови. — Мы теперь свободны! — повернулся в сторону реки. — И через несколько лет о нас будут говорить, не только этот город, но и многие другие!

— И каким образом ты это планируешь сделать, учитывая, что у тебя в кармане красный диплом, куча амбиций и ни гроша?! — подала голос Наташа, приподняв тонкую бровь.

— Это ты, верно, подметила, моя подружка! Именно мои амбиции и будут движущим фактором нашего восхождения на Олимп! — спрыгнул, подошел к друзьям, разлил остатки шампанского и выкинул бутылку в мусорку.

— Дим, — Борис неуверенно посмотрел на меня, кидая таинственные взгляды на подругу, та его мимикой подталкивала к разговору. — Понимаешь, мы тут подумали с Наташей…

— Решили пожениться? — перебил, переводя с парочки веселые глаза.

— Дурак! — Наташа ударила по плечу, я расхохотался.

— Нет, давай вот здесь и сейчас решим, что каждый пойдет своей дорогой! Типа в самостоятельное плаванье. — Борис, застыв в ожидании, ждал реакции. На миг посерьезнел, покрутил стаканчик. — Понимаешь, ты всегда был тепловозом, тянул нас за собой, не интересуясь мнением…Хотя ничего плохого не случилось.

— Я понял вас. Каждый идет своей дорогой, — улыбнулся, Наташа с Борисом удивленно переглянулись, не ожидая такой спокойной реакции, — Набьете шишки, потом прибежите к папочке! — мы рассмеялись, протянули стаканчики, чокнулись.

— При условии, что ты самый младший из нас! — Наташа отпила, и хитро улыбнулась. — А у меня новость!

— Так, я смотрю, у нас прям утро признаний и откровений, — достал сигарету из брюк и закурил.

— Я выхожу замуж! — девушка протянула нам изумленным руку, на пальце поблескивало скромное золотое колечко. Борис порывисто обнял Наташу, я не спешил, выпуская дым.

— Ты хочешь сказать за Виталика? — взгляд сразу потяжелел. Наташа предупреждающе приподняла указательный палец.

— Ни слова! Я его люблю, мы поженимся, даже не смотря на твое негативное к нему отношение. Понял?

— Правда, Дим, порадовался бы просто, — Борис с укором смотрел на меня. — Ты в курсе, что у вас взаимная «любовь»?

— Если он что-то сделает не так, я его убью, — затушил сигарету, подошел к девушке и обнял, — Ты слышишь меня?

— Все будет хорошо! — Наташа обняла за талию. Борис обнял сверху. Так и стояли, улыбаясь друг другу, бросая смеющиеся взгляды. А солнце уже сменило свое положение, предвещая довольно жаркий день.

Провел ладонью по гладко выбритому подбородку, взлохматил шевелюру, подмигнул своему отражению и вышел из ванны. Из кухни доносились аппетитные запахи. Мать хлопотала возле плиты. На столе уже стояла кружка кофе и горячие блинчики.

— Мам, опять ты с утра меня закармливаешь, — недовольно пробурчал, садясь на стул возле окна. Рука, несмотря на протест, потянулась к блинам с вареньем. Ладно, хоть сахара в чашке нет. — У меня от такого питания все кубики пресса пропадут!

— Кому сдались твои кубики, а завтракать надо плотно, не зря есть пословица.

— Я в курсе, не надо мне каждый раз ее цитировать, как только появляюсь на кухне. А кубики нравятся девочкам, — запихав блин в рот, приподнял футболку, дабы убедиться, что они еще на месте. Хлопнула входная дверь. Через минуту появилось довольное жизнью лицо брата.

— О, как вовремя! Прям чувствовал, что надо заскочить, — он бесцеремонно забрал у меня кружку. Я даже рот не успел открыть для возмущения, мать вернула мне кофе, ему поставила чашку чая.

— Как прошла смена? — перед братом появилась тарелка уже с омлетом. В отличие от меня, Олег любил поесть, его рельефный пресс интересовал в последнюю очередь.

— Относительно спокойно, бытовые ранения да плановые операции, — его зеленые глаза усмехались, глядя на меня. — Рассказать подробности?

— Давай без них, — с отвращением передернул плечами. Олег издевательски улыбнулся, зная мое омерзение к медицине.

— А ты наше великовозрастное дитя, когда планируешь потрудиться на благо общества? Мам, надо было его в мед тоже запихнуть, хоть был