Пепел кровавой войны (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Алекс Маршалл Пепел кровавой войны

Alex Marshall

Alex Marshall

A WAR IN CRIMSON EMBERS

Copyright © 2017 by Alex Marshall

All rights reserved

This edition published by arrangement with The Cooke Agency,

The Cooke Agency International and Synopsis Literary Agency.

Originally published in English by Orbit Books.


Перевод с английского Сергея Удалина


Серийное оформление Виктории Манацковой


Оформление обложки Владимира Гусакова


© С. Б. Удалин, перевод, 2019

© Издание на русском языке,

оформление.

ООО «Издательская Группа

„Азбука-Аттикус“», 2019

Издательство АЗБУКА®


Посвящается Шандре



Часть I

Путы смертных

Я тучи хотел разогнать,

Чтобы мирное время увидеть,

Но одряхлел быстрый конь,

Отточенный меч проржавел;

Качаю седой головой,

И не сдержать мне досады.

Пак Хё Гван (1781–1880), 

из «Книги корейской поэзии сиджо» 

под редакцией Кевина О’Рурка


Глава 1


Рожденная на гибнущей Звезде, где насилие и продажность вплелись в саму ткань мира, папесса И’Хома достигла совершеннолетия в самый мрачный период за всю историю. Вытерпев череду злодейств, став свидетельницей тягчайших грехов, в свои шестнадцать лет она готова была спасти людские души, пожертвовать всем, что было дорого для нее, — своим саном, империей, а если понадобится, то и жизнью. Когда ее праведный флот отплывал из пролива Скорби, в чугунном небе над вершинами полыхало зарево, исполняя еще одно пророчество из гимнов Цепи. В отсутствие Черной Папессы некому было сдерживать огонь, тлеющий в преисподней от Века Чудес, и Диадема запылала, как и было предсказано... Впрочем, И’Хома узнала об этом намного позже, ведь она была слишком занята, чтобы оглядываться назад.

Она не мигая всматривалась в туманный серый горизонт, за которым лежала земля — ее земля по праву рождения: Возрожденное королевство Джекс-Тот. Поднятое ее ритуалами со дна моря и теперь терпеливо дожидающееся прибытия своей Хранительницы.

Уже на самом пороге спасения у цепистских паломников возникла последняя трудность, но И’Хома устрашилась блокады пролива не больше, чем следующих за ее галеоном акул. Как стая морских бирюков, поднявшись из глубин, лакомится этими падальщицами, так и имперский флот мог бы расправиться с кораблями непорочных, если бы те решились на активные действия. Из-за встречного ветра обмен сигналами между галеоном И’Хомы и ближайшим кораблем-черепахой непорочных получился коротким, и цеписты, не поддавшись на уловки островитян, проскользнули мимо них без единого выстрела.

— Они не были готовы встретить такой сильный флот, — сказал кардинал Аудумбла, когда блокада осталась далеко позади.

— И такую сильную веру, — добавила кардинал Мессалина.

— Они вообще не были готовы к встрече с нами, — заключил кардинал Даймонд. — Судя по тому, как расставлены корабли, им приказано следить за теми, кто покидает Джекс-Тот, а не препятствовать тем, кто подплывает к нему.

— Их побуждения заботят меня ничуть не больше, чем копошение вшей на шкуре подыхающей обезьяны, — заявила И’Хома. — Каковы бы ни были причины их трусости, они добились лишь кратковременной отсрочки — волны крови скоро захлестнут берега Отеана, как и любого другого погрязшего в грехах уголка Звезды.

Кардинал Даймонд откашлялся.

— При всем надлежащем уважении к заверениям вашей всемилости, флот непорочных находится в непосредственной близости от берега, и мы должны учитывать возможность того, что они уже высадились и...

— Они не высадились, — сказала И’Хома, и на этом разговор оборвался.

Пока весь святой престол нервно хмурил брови, полагая, что непорочные могли вторгнуться в Возрожденное королевство задолго до прибытия имперских кораблей, их верховный пастырь не сомневалась, что чужеземные еретики не посмеют ступить на эти священные берега. И’Хоме самой Падшей Матерью предопределено первой войти в Сад Звезды, и ни один смертный, ни один демон не помешает ей выполнить свое предназначение. Она выпустит ангельскую стаю Всематери, чтобы очистить мир и посрамить Обманщика раз и навсегда, а потом воспарит над смертной плотью и будет вечно править здесь как воплощение Падшей Матери. И’Хома в гордой добродетели воссядет на свой пылающий трон, чтобы, словно маяк, затмевающий и солнце, и луну, созывать домой все праведные души, покинувшие Звезду.

О, с какой исступленной дрожью И’Хома в первый раз разглядывала в капитанскую подзорную трубу святую землю! Она была именно такой, какой виделась во Вратах Диадемы в День Становления, — роскошное зеленое царство словно изумруд на сверкающем синем шелке моря. Закусив губу, папесса смотрела на горы, за которыми скрывались построенные в незапамятные времена города Джекс-Тота, где скоро найдут пристанище беглецы из гибнущего мира. Где обитают ангелы, которым нужна смертная повелительница; где ждет армия, которой необходим полководец.

Когда капитан трясущимися руками снова подал трубу И’Хоме, она, взволнованная всеми этими мыслями, узрела нечто еще более грандиозное: ей открылся вид на древнюю гавань Алуна. И какой вид! Только Вороненая Цепь сохранила с Века Чудес карты Джекс-Тота, но, хотя эти реликвии точно направили цепистов к цели, никакие значки не могли передать все величие здешних мест. Зеленая листва пробивалась сквозь застывший водопад из камня цвета слоновой кости, что разбегался по всей кромке бухты веером причалов. И’Хома заметила, что сооружения сильно повреждены, но не полностью разрушены, и кивнула, признавая мудрость Падшей Матери. Сад Звезды вовсе не был нетронутым раем, где праздные могли собирать те же плоды, что и усердные, а местом, предназначенным для достойных душ, что готовы потрудиться ради его восстановления.

Ангелы в черных доспехах расселись на крышах и пристанях, четко выделяясь на фоне бледных камней города, который они охраняли пятьсот лет, ожидая прибытия Черной Папессы. И’Хома вернула подзорную трубу дрожавшему рядом с ней капитану. «Что ж, наверное, это правильно, когда бренное трепещет перед божественным, воздавая должное истинному могуществу», — подумала она, выпрямившись на своем тиковом троне на носу корабля. Но даже сейчас, когда мир смертных остался за спиной, а впереди сверкает в солнечных лучах бессмертное величие, та боль, что угнездилась в сердце И’Хомы еще со Дня Становления, продолжала крепнуть. Таким было ее последнее искушение — скорбь из-за стремительного помешательства дяди и нечестивые надежды, что вылуплялись, подобно личинкам, из этой скорби. И то, как страстно она желала, чтобы он излечился и чтобы разум вернулся к нему, шло вразрез с самым дорогим для нее — с верой в Падшую Матерь, способную помочь лишь тому, кто сам хочет помочь себе. Шанату был слишком далек от этого.

— Умоляю, умоляю, умоляю... — бормотал он, скорчившись на палубе у нее за спиной.

Но И’Хома не отрывала взгляда от приближавшейся гавани. Не хватало еще, чтобы охранники увидели слезы в ее глазах.

А некогда блистательный учитель снова и снова разбивал ее сердце своими безумными причитаниями:

— Я ошибся... Мы все ошиблись... Не ходи туда, вернись назад... Назад... Это очередная уловка Обманщика, еще одна ловушка... Они — не ангелы, а самые настоящие демоны, и они уничтожат Звезду! Джирелла, умоляю тебя, остановись, ты должна остановиться...

— Заткните ему рот! — бросила через плечо И’Хома.

То, что Шанату назвал ее мирским, а не папским именем — слишком вопиющее святотатство даже для приговоренного отступника, имеющего право на последнее слово. Как низко он пал! Все годы ее правления был рядом, помогая и воодушевляя. С тех пор как по условиям перемирия с королевой Индсорит Шанату был вынужден покинуть святой престол, его советы значили для И’Хомы больше, чем мнение всех остальных собратьев, вместе взятых. Кто мог понять всю тяжесть бремени понтифика лучше, чем ее предшественник? Он прослужил голосом Падшей Матери дольше, чем прожила И’Хома, и его отречение — не более чем стратегический ход... Спасительница продолжала говорить с дядей, тогда как И’Хома лишь изредка улавливала ее шепот, в ходе самых напряженных ритуалов, и целиком полагалась на дядю в истолковании воли Всематери.

Потом наступил День Становления, когда преданные слуги Падшей Матери заглянули в окно, открывшиеся во Вратах Диадемы, и узрели Сад Звезды и его ангельское воинство. Все те, чьи глаза были затуманены Обманщиком, отшатнулись и помрачились рассудком от этой картины благодатного совершенства. Это было настоящее испытание и для самой И’Хомы, но Падшая Матерь защитила ее и призвала к себе.

Жалость — это тяжкий грех, а милосердие и того хуже, но все же, когда пришла пора, она не смогла обречь Шанату на муки, доставшиеся другим ложным священнослужителям. «Конечно же, тот, кто сидел у ног самой Падшей Матери, еще может быть спасен, — убеждала она себя. — Конечно же, одного взгляда на Джекс-Тот хватит, чтобы вернуть разум верному слуге Всематери, посвятившему всю свою жизнь возрождению Сада Звезды».

Смертным свойственна подобная самоуверенность. Папесса И’Хома взглянула на бушприт с причудливой резьбой, и в тот момент, когда ее армада уже подплывала к прекрасной белой гавани Джекс-Тота, а собравшиеся на берегу черные ангелы трубно возвещали о ее прибытии, она отдала самый трудный приказ за все время ее папства:

— Распните моего дядю на мачте, но прежде отрежьте ему язык. Наши спасители не должны увидеть среди нас ни одного отступника.

Кок только эти слова слетели с потрескавшихся от соленого ветра губ И’Хомы, на душе у нее стало легче, и отказ от последней привязанности к обманчивому телесному миру немедленно вызвал отклик с берегов Джекс-Тота. Огромные существа цвета слоновой кости выплыли из бледно-голубой бухты, чтобы поприветствовать ее флот. Эти левиафаны тащили за собой листья размером с корабль цепистов, а гораздо меньшие крылатые создания такого же окраса слетели с мыса, окаймлявшего гавань. На глаза И’Хомы навернулись слезы при виде детей Падшей Матери, выросших из семени Обманщика чудовищами, но все же призванных сыграть не менее священную роль, чем сама Черная Папесса. Наконец-то Пастырша Заблудших вернулась домой. Она вручит ключи от Звезды небесным воинам, и те отправятся очищать мир от греха.

Позади И’Хомы раздался стук молотка и приглушенные крики, но уже ничто не могло нарушить торжественность момента.


Глава 2


За долгие годы София видела множество ночных кошмаров и пробивалась через них с боем не реже, чем наяву. Но все же ей никогда не приходилось переживать такого странного совпадения, не случалось очнуться от дурного сна на том же месте, где заканчивался его сюжет. Свернувшись калачиком на треклятом троне.

Она поерзала на слишком знакомом сиденье, укрыла шею холодным от талого снега меховым воротником и еще плотней зажмурила глаза, защищаясь от демонски яркого солнца, словно решившего прожечь дорогу в ее затуманенную голову. Так уж ей всегда везет. В прежние кровавые времена случалось радоваться темным тучам, вечно висевшим, словно свинцовый ореол, над Черными Каскадами, к которым София подбиралась, чтобы сжечь там все дотла.

Мордолиз зевнул с обычным поскуливанием, сообщая о наступлении утра, но она продолжала цепляться за сонную вялость, отчаянно пытаясь задержаться в ней подольше. Демон принялся шастать туда-сюда, и София представила, что его когти стучат по сосновым половицам ее старенькой кухни, а не по обсидиановым плитам тронного зала. По-настоящему счастлива она была только в эти минуты между сном и пробуждением. Вот бы и теперь поспать подольше в таких знакомых фантазиях, а когда проснется, Лейб нежно погладит ее по голове и потребует шепотом, чтобы она пообещала приготовить яблочные лепешки за то, что он не станет ее тревожить. А солнце к тому времени наполовину встанет над осинами...

Сон омрачился, как всегда. Она приготовила мужу его любимое лакомство, но тому не суждено было позавтракать им. Молодой монстр в образе рыцаря положил отрубленную голову Лейба на клетчатую скатерть, а сам попытался, как это мог бы сделать Лейб, дотянуться языком до тарелки, но сумел слизнуть лишь несколько крошек...

Нет. София отгородилась от этого видения, постаралась скрыться от обжигающего ужаса в холодной темной пустоте. Рассвет уже подкрался к оправе Диадемы, пока София клевала носом, и если она сумеет устроиться поудобней на созданном прирожденным истязателем троне, прежде чем совесть окончательно проснется и вонзит в нее зубы, то урвет еще несколько мгновений столь необходимого отдыха и... и...

И теперь уже поздно засыпать снова. Воспоминание о найденной в подземелье Индсорит мучило сильней, чем яркий солнечный свет или кошмар. Даже в полусонном состоянии София поняла, насколько глупой и безнадежной была ее последняя затея: принести умирающую королеву сюда, к самой вершине замка, и потратить всю ночь на попытки напоить ее соком и промыть раны, когда с самого начала было ясно, что Индсорит ушла слишком далеко и не сможет вернуться. Как бы жестоко ни обошлась Вороненая Цепь со своей конкуренткой в борьбе за власть над Багряной империей, именно София причинила ей последние страдания. Вряд ли Индсорит осознавала, что с ней происходит, но ее стоны и тяжелое дыхание были самым естественным ответом на эту худшую из провокаций.

И ради чего? Чтобы облегчить свою совесть, чтобы сказать, что сделала все возможное, когда намного гуманней было бы оставить Индсорит наедине с ее мучениями в камере, где София ее нашла. Но нет, она, как и всегда, внезапно загорелась надеждой все исправить. И даже не замечала, что делает только хуже, пока не стало слишком поздно. Индсорит просто еще одна жертва приступа оптимизма Софии, но, во имя всех демонов Изначальной Тьмы, она будет последней — сегодня Холодный Кобальт отбросит глупые надежды и станет... ну да, безнадежной.

— Ты сидишь на моем месте.

Солнце, настойчиво слепившее глаза, взяло передышку, и София рассмотрела стоявшую перед ней Индсорит. Обнаженная, если не считать повязок, молодая женщина пошатнулась, и София едва успела спрыгнуть с трона и подхватить ее. Кожа уже не была такой горячей, как вчера вечером, и на пепельное лицо вернулись живые краски, но совершенно непонятно, как Индсорит удалось сесть на кровати, не говоря уже о том, чтобы пересечь весь зал.

Она задрожала на руках у Софии и снова потеряла сознание. Мордолиз весело прыгал под ногами, пока София тащила багряную королеву обратно в спальню, восхищаясь стойкостью этой девочки. У кого другого хватило бы воли хотя бы мечтать о том, чтобы выжить с такими ранами?

Впрочем, София уже знала ответ, потому что сама бывала в похожем состоянии. Если страстно хочешь отомстить, можно выкарабкаться откуда угодно.

— София...

Это больше напоминало вздох, чем обращение. София обернула Индсорит камчатым одеялом. Нефритовые глаза королевы оставались полузакрытыми, но, по крайней мере, больше не закатывались.

— Ты... в самом деле пришла.

— Конечно пришла, — сказала София, и Мордолиз благоразумно удержался от протестующего фырканья.

Или он был слишком занят, любуясь охватившим Софию смущением. Она погладила Индсорит по плечу:

— Надеюсь, ты побудешь еще немного в сознании, пока я приготовлю мой знаменитый на всю Звезду бальзам?

Индсорит поморщилась, а София выдавила улыбку:

— Раз уж у тебя хватило сил, чтобы напугать меня до полусмерти, поднявшись с постели, значит, демоны тебя подери, сможешь и принять лекарство.

София собиралась безотлагательно провести разведку и узнать, что за адское действо так вовремя произошло в Диадеме. Трудно сказать, что ее больше тревожило — беспорядки на улицах или наглухо закрытый опустевший замок. Хортрэп уверял, что возвращение Джекс-Тота означает смертельную угрозу для всей Звезды, но не сказал, как именно это произойдет. Не является ли то, что творится сейчас в столице империи, началом конца? И нужно еще выяснить, почему до сих пор не прибыла Чи Хён с Кобальтовым отрядом. По плану они уже должны были пройти через Врата и захватить этот самый замок. София весьма сомневалась, что они тоже проспали.

Но все это подождет. София вовсе не собирается в одиночку спасать Звезду, зато может позаботиться об израненной женщине. Но сначала нужно позаботиться о себе: посидеть на королевском ночном горшке, найти в кухне для прислуги бобы калди, быстренько приготовить завтрак из фундука, фиников и всего прочего, что окажется под рукой, и забрать удобную накидку из шкуры морского бирюка, оставленную на багряном престоле. Именно в таком порядке.

Управившись с делами, она подняла забытую накидку с ручки огненно-хрустального трона и тут же скривила губы в усмешке, увидев, как Мордолиз справляет нужду под Ониксовой Кафедрой. Какая же все-таки нелепая образина! Неудивительно, что они так спелись.

К тому времени, когда она вернулась, разожгла огонь в камине и приготовила еще одну порцию отвара, Индсорит снова задремала. София села рядом на кровать, Индсорит пришла в себя, покорно подняла голову и хлебнула горячего напитка. Она посмотрела поверх чаши на свою спасительницу, и София не отвела взгляда. Две женщины не виделись больше двадцати лет. В их последнюю встречу Индсорит была почти ребенком, а теперь ей нет и сорока, но тяжесть короны преждевременно состарила ее. Равно как и то пока неизвестное время, что она провела в темнице. Все эти годы Индсорит оставалась для Софии прыщавой девчонкой с пустой головой на худеньких плечах, и вдруг оказалось, что она взрослая женщина и очень сильная при этом. Но ведь и Индсорит представляла себе Софию, какой та была в молодые годы, а не потрепанной пожилой вдовой с печальными глазами.

— Что происходит? — спросила Индсорит, откинувшись на подушки.

На потрескавшихся губах заиграли отсветы камина.

— Хотела спросить тебя о том же. — София поставила чашу на стол и погрозила пальцем Мордолизу, собравшемуся запрыгнуть к ней на кровать. — Сколько времени тебя там продержали? И куда все подевались?

Индсорит покачала головой так слабо, что длинные медные пряди даже не прошуршали по подушке. Ее взгляд упал на искореженную корону, которую София положила рядом с собой.

— Я не... Меня отравили. Потом был этот ритуал, но... — Индсорит прикрыла глаза, а когда снова посмотрела на Софию, той захотелось тайком ускользнуть из спальни. — Равнины Ведьмолова. Ты ведь была там вместе с кобальтовыми?

— До вчерашнего вечера, — ответила София.

Обессиленная Индсорит, похоже, не заметила ничего странного в ее словах, несмотря на разделявшее эти два места огромное расстояние.

— Пятнадцатый полк настиг вас. Тогда-то И’Хома и схватила меня... А потом — ритуал и Врата... Твари по ту сторону Врат... Они идут сюда... Идут...

— Кто идет?

Софию нелегко было испугать, она и не испугалась, но волосы на голове встали дыбом.

— Это конец... конец света наступил...

Индсорит снова затихла, веки ее задрожали, и, как бы ни жаждала София услышать что-то еще, она поняла: этой женщине отдых необходим больше, чем ее спасительнице — ответы. Она уже поднималась с кровати, когда Индсорит простонала, как будто слова причиняли ей боль:

— Не уходи!

— Я ненадолго. И Мордик останется охранять тебя, так что...

— Прошу тебя...

Индсорит еще сильней зажмурила ввалившиеся глаза, чтобы сдержать набухающие слезы. Крушение всей Звезды вот-вот с грохотом начнется прямо отсюда, из столицы, но багряная королева желает, чтобы София осталась нянчиться с ней?

— Конечно... ваше величество, — пробормотала София, снова усаживаясь рядом с дрожащей Индсорит.

Облегчение на покрытом синяками и коростой лице было настолько искренним, что у Софии защипало глаза. Уже так давно никто не полагался на ее заботу, что она замерла в растерянности с поднятой рукой. Эта рука оставалась тверда в самых опасных и отчаянных схватках, но сейчас она задрожала... и София сумела унять дрожь лишь после того, как, повинуясь внезапному порыву, нежно погладила несчастную женщину по голове.

Гримаса боли исчезла с лица Индсорит, дыхание успокоилось, и София неожиданно для себя затянула квелертакскую народную песню, которую вполголоса мурлыкала заболевшему Лейбу... Единственный раз, когда он добился, чтобы она пела тише, обычно же Софию совершенно не заботило, как звучит ее голос.

От этих воспоминаний мелодия едва не оборвалась, но София не поддалась тоске и не умолкла, а лишь крепче вцепилась в слова старинной песни. Она продолжала петь для королевы гибнущей империи, для женщины, что спала в могильной тишине замка Диадемы, а демон у ног отбивал хвостом ритм. Так они и ждали — либо конца света, либо Кобальтового отряда с Чи Хён во главе.

Глава 3


Возможно, это было самое прекрасное утро в жизни Доминго Хьортта. Внезапный переход через Врата Отеана, от кусающего за яйца мороза к благословенному теплу, подготовил начало великого дела, а пламенный букет озаренных рассветным солнцем облаков над золотыми крышами императорского дворца придавал картине не меньшую живописность, чем акварельные декорации в театре свояченицы Люпитеры. Однако у Доминго перехватило дыхание вовсе не из-за этого сочетания приятной погоды, впечатляющей архитектуры и достойной лучших гобеленов сцены восхода, а из-за армии, что выстроилась между храмом Пентаклей, откуда полковник только что выехал, и далекой городской стеной. Армии, о какой Доминго не осмеливался мечтать даже в самых головокружительных фантазиях.

Легионы стояли, выстроенные как по нитке, пообочь терракотовой дороги, что вела от храма прямо к дворцу, и полковник мог бы поклясться саблей своей покойной матери, что это впечатляющее зрелище. Он никогда не одобрял патину на доспехах непорочных, считая ее признаком разложения, — ленивые солдаты не заботятся о своей амуниции, а безвольные командиры не способны их заставить. Но сейчас, глядя на тронутые зеленью наплечники и нагрудники, он видел совсем другое — великолепную изумрудную броню, которая не поблекнет летом и не потрескается зимой.

А какой строй! Доминго гордился своим лучшим в Багряной империи полком и содержал его в образцовом порядке, но сейчас у него хватило мужества признаться в том, что его превзошли. С задка фургона, подпрыгивающего на ступеньках храма, он хорошо видел малахитовые фаланги непорочных и мог с уверенностью сказать, что не только передние шеренги в них идеально ровны, но и все остальные. Как минимум по пятнадцать тысяч солдат с обеих сторон дороги, и все они словно отлиты по одному образцу, в одной форме. И ни малейшего шевеления! Восхитительно.

На полпути между храмом и дворцом установлена платформа, к ней ведут длинные ступени, а на самом верху — разряженная курица, вероятно императрица Непорочных островов. Но Доминго едва удостоил ее взглядом и снова сосредоточил внимание на солдатах.

Оказавшись прямо перед этой женщиной, он вдруг ощутил неуместные, но явственные уколы совести за то, что убил ее сына перед началом кампании против нового Кобальтового отряда. Однако ни одна война не обходится без жертв, и, демоны его подери, это был мастерский ход — свалить на кобальтовых вину за убийство принца Бён Гу, пусть он и оказался излишним. Сыновья погибли у них обоих, и если Доминго смирился с этим, то почему бы императрице Рюки не поступить так же? И должно быть, она действительно подписала соглашение о перемирии с генералом Чи Хён.

Это еще одно отличие между благородством азгаротийцев и коварством непорочных. Какие бы чудища из Джекс-Тота ни угрожали родине Доминго, он скорее отрезал бы себе мошонку, чем пошел на мировую с женщиной, убившей его сына. Правда, он разоткровенничался с Софией, но с той лишь целью, чтобы внушить ей иллюзию безопасности. И при первой же возможности отплатит стократ и даже больше.

Телеги последними прошли сквозь Врата Языка Жаворонка, так что Доминго остановился в самом хвосте колонны кобальтовых, зажатой с обеих сторон рядами непорочных. Офицеры Кобальтового отряда тоже здесь, сбоку от огромного помоста, установленного прямо перед храмом. И значит, где бы ни вышла Чи Хён со своим никчемным папашей, младшие командиры окажутся позади нее. Разве это не любимая забава непорочных — мериться, у кого пиписька длиннее?

Ага, вот и знакомые лица, но не из самых приятных. Феннек стоял так близко, что Доминго мог бы доплюнуть до собранных в хвостик волос усбанского Негодяя, если бы во рту не пересохло еще в самом начале перехода. Рядом — та самая однорогая анафема, что помогла Марото натравить гигантских волков на лагерь имперцев в Кутумбанских горах... Одна из тех, по чьей вине искалеченный тварями Доминго продолжил поход, лежа в фургоне. На самом деле именно это нападение заставило полковника пойти на компромисс и разрешить брату Вану провести ритуал перед сражением у Языка Жаворонка. Доминго тут же забыл о неумехе Феннеке и решил, что, как только наберет достаточно слюны, плюнет в ведьморожденную.

Сев, он наконец понял, что смутно беспокоило его с того момента, как повозка запрыгала по ступеням храма. Полковник больше не чувствовал боли, поворачивая голову, или, как он тут же выяснил, распрямляя покалеченную спину, или растягивая в довольной улыбке шрам на щеке. Доминго медленно согнул заключенную в лубок руку. К запястью, еще пять минут назад казавшемуся таким же разбитым, как и сердце, хоть и не вернулась прежняя свобода движений, но оно совершенно определенно перестало болеть. Может быть, это Хортрэп наколдовал? Доминго не верил в чудеса, независимо от их источника, но по такому случаю готов был сделать исключение.

Увы, воодушевление длилось недолго: он попытался шевельнуть левой ногой и чуть не взвыл от боли, но так и не заставил проклятое бедро подчиниться. Нога оставалась дряблой и неподвижной, и внутри у Доминго все закипело от разочарования. Конечно, хорошо, что он теперь избавлен от мучений, но много ли в этом проку, если нельзя встать и вышибить кое-кому зубы?

Вероятно, пока он выяснял степень своего нежданного выздоровления, Чи Хён успела выйти из Врат. Доминго слышал голос генерала, но не видел ее. Оглядевшись по сторонам с задка фургона, он заметил, что двери храма, ведущие в пустоту Врат Отеана, все еще открыты. Но многоярусная сцена впереди оставалась вне видимости. Чи Хён стояла где-то рядом, у подножия этой громадины, а императрица наверняка хмуро смотрела с высоты, когда отвечала генералу кобальтовых. Доминго считал особым достоинством то, что не говорил на высоком непорочновском, так что этот разговор ничего для него не значил... пока полковник не уловил угрожающие интонации, понятные всем без исключения.

Доминго не видел говоривших и не мог толком расслышать слова, так что ему оставалось лишь догадываться, чем вызван гневный тон императрицы. Может быть, генерал Чи Хён недостаточно низко ей поклонилась? Как это похоже на проклятых непорочных: сначала воспользоваться темным колдовством, чтобы заключить союз против орды демонов из Затонувшего королевства, а потом поссориться из-за этикета. Доминго окликнул Феннека, собираясь спросить, не стоит ли подняться наверх, чтобы хорошенько отшлепать императрицу и научить ее хорошим манерам, но ему помешал донесшийся от платформы крик, за которым последовал протяжный свист десятков стрел, выпущенных одновременно.

Крик оборвался, как обычно бывает, когда стрелы попадают в цель.

— Нет! Нет!..

Феннек пошатнулся и ухватился за фургон. Вероятно, ему было видно, что происходит. В следующий миг удивление от того, какой оборот приняли переговоры, сменилось пугающей пустотой в груди полковника. Усбанский Негодяй рванулся к боковой стороне платформы, вытаскивая на бегу меч. Чем бы ни закончилась его атака, это все равно будет означать полную катастрофу.

— Нет!

Однорогая ведьморожденная бросилась следом, но двигалась намного быстрей, и в ее голой ладони меч оказался раньше, чем в кожаной перчатке Негодяя... и вернулся в ножны так стремительно, что Доминго усомнился бы, появлялся ли он вообще, если бы не видел, как анафема ударила его навершием по затылку Феннека.

Указ королевы Индсорит о доукомплектовании каждого имперского полка цепистскими ведьмами был главной причиной, по которой Доминго подал в отставку. Он предпочел уйти с военной службы, лишь бы только не связываться с анафемами. Но сейчас, увидев, насколько легко расправилась ведьморожденная с таким бывалым бойцом, как Феннек, поневоле признал, что эти создания способны приносить пользу. Усбанский Негодяй рухнул не пикнув, и это еще один плюс анафеме — оглушить противника рукоятью меча не так просто, как кажется, и мало кому это удается с первого раза. Ведьморожденная подхватила Феннека, не дав ему упасть на рыжую гравийную дорожку, и перебросила через плечо, хотя сама была намного ниже ростом.

У входа в храм поднялся переполох. Доминго успел заметить, как генерал Чи Хён проскользнула внутрь и помчалась прямо к Вратам. Это более чем неожиданно и...

Он вздрогнул, когда что-то тяжелое плюхнулось рядом с ним на устланное сеном дно фургона. Это оказался Феннек, с нависшей над ним седоволосой анафемой. Та набросилась на Доминго с быстротой акулы, охотящейся на мелководье, обнажив такие же острые, как у акулы, зубы.

— Доминго Хьортт, барон Кокспара и командир Пятнадцатого полка, — сказала она на багряноимперском, — дайте клятву подтвердить то, что сейчас услышите от меня, или умрете на месте. — Доминго не успел даже возмутиться, как анафема добавила: — Меня зовут Чхве, и я ваш телохранитель. Не приставленный кобальтовыми охранник, а имперский охранник, обязанный защищать и помогать. Генерал Чи Хён разрешила мне остаться с вами, учитывая ваши ранения. Я ваш телохранитель. Поклянитесь, что это так.

— Впервые слышу, — выдавил Доминго, в равной степени раздраженный как близостью клыкастой пасти, так и вполне человеческим запахом калди, исходящим из нее. — Что вообще тут тво...

— Я сгрызу до костей мясо с вашего лица, — прорычала красноглазая ведьморожденная. — Или подберусь к императрице Рюки и отомщу за друзей. Только вы можете решить, какой дорогой мне идти, Доминго Хьортт, барон Кокспара. Императрица захочет допросить пленного имперского полковника. Имперского полковника должен сопровождать телохранитель, это вопрос чести. Телохранитель всегда должен быть рядом с ним — поддерживать его и переводить все, что ему скажут. Имперский полковник будет настаивать на этом, или я сгрызу до костей мясо с лица имперского полковника. Ну же, поклянитесь.

— Я... — В пасти не хватало клыков, но оставшихся было вполне достаточно, и, не дожидаясь, когда ему откусят нос, полковник продолжил: — Я клянусь, демоны тебя подери, клянусь! Ты Чхве, мой телохранитель. Клянусь честью.

— Честью — это хорошо.

Чхве выпрямилась и напустила на себя вид полнейшего равнодушия. Доминго чувствовал, что понимает в происходящем не больше, чем лежащий рядом без сознания Феннек.

— Мы оба проиграли сегодня, Доминго Хьортт, барон Кокспара. Но вместе можем все исправить.

Кобальтовые вокруг заволновались, чего и следовало ожидать после бегства их генерала через Врата Отеана, но Доминго не мог следить за ними так же, как за внезапно заплакавшей ведьморожденной, что не сводила красных глаз с императрицы Непорочных островов. Доминго задумался, было ли его решение вступить в сговор с Черной Папессой, чтобы отомстить за смерть Эфрайна, таким же оправданным... и таким же обреченным? Чхве радуется этой сделке ничуть не больше, вынужденно признал он, но разве жажда мести не приводит порой к самым диковинным союзам?

Глава 4


Врата Отеана забрали Чи Хён, как уже случилось однажды, но на этот раз не отпустили ее в следующее мгновение. Во время первого прохождения она зажмурила глаза и не открывала до тех пор, пока Феннек не вывел ее через жуткий портал к теплому ранипутрийскому солнцу. Сейчас же Чи Хён вошла во Врата с открытыми глазами.

Здесь, в Изначальной Тьме, на самом деле не было темноты — одна лишь серость. Чи Хён словно плыла в густой пелене тумана, но вдруг почувствовала, как проходит сквозь холодную гладкую мембрану — будто невидимая завеса скользнула по лицу. Чи Хён встревожилась, не закроет ли эта завеса ей рот и нос, и стоило об этом подумать, именно так и случилось. Мембрана раздувалась и опадала при каждом вздохе... По крайней мере, Чи Хён так показалось, но удушья она не чувствовала, только поначалу совсем ничего не видела вокруг. Потом сквозь мглу начали проступать силуэты, неясные и мерцающие, и появилось отчетливое ощущение, что ее затягивает в водоворот, уводя по сужающейся спирали вниз, все быстрей и быстрей. Что-то продолжало тащить, щекотать и подталкивать, и, хотя глаза уже привыкли к темноте, она все же не могла ничего различить в движущемся тумане, сменившем бесформенную тьму. Мгновение назад ее как будто окружала стая серебристых угрей, плывущих в морской глубине, а в следующий миг она словно проскользнула в глотку какого-то огромного зверя, и хотя эти стремительные изменения делали происходящее похожим на сон, отчего-то оно казалось более реальным, чем все, что Чи Хён довелось испытать прежде. Мало того, в глубине души она испытывала удовлетворение оттого, что оказалась здесь; она словно пребывала в уютном сне, одновременно ощущая сладкий трепет пробуждения, когда мимолетное сменяется постоянным. Это было просветление, о котором грезили мудрецы, чтобы навсегда поселиться в радостном мгновении освобождения разума из плена плоти, и — подумать только! — это напоминало тот самый рай, обещанный проповедниками Цепи, место, где безгрешный дух спасется от бесконечных сомнений и тревог, отягощающих человека. Если бы она не была сейчас бесконечно далеко от привычных смертному ощущений, то наверняка заплакала бы от чувства приобщения к совершенству, от осознания того, что это умиротворение станет теперь для нее основой существования и ничто больше не сможет потревожить ее.

Но что-то все-таки потревожило, что-то мерзкое и острое из унылого мира чувств. Чи Хён попыталась отбросить отвратительную колючую кишку, свернувшуюся кольцами вокруг ее руки, но та лишь сжалась сильней, и боль разрушила абсолютное совершенство. Свободной рукой Чи Хён потянулась к отвратительной массе, но змееподобная серая полоска плоти хлестнула ее по груди. Твердый, как алмаз, клюв, хоть и не пробил кожу, распорол оболочку Изначальной Тьмы, окутавшую Чи Хён. Безмятежность мгновенно испарилась, сменившись яростью такой запредельной, что она забыла, где находится и что с ней произошло. Она увидела перед собой своего второго отца, что лежал на красной дорожке, весь утыканный стрелами. Увидела жестокую ухмылку императрицы, когда лживая старая карга признавалась в убийстве родных Чи Хён. Она подумала о сестрах, брошенных сюда же, окруженных непостижимыми для них силами, представила мольбы первого отца, постепенно угасавшие вместе с сознанием, пока он летел сквозь этот безмолвный мир к концу всего сущего. И дала волю гневу, излив его с диким криком в серую пустоту.

И точно так же освободилась сама. Это было совсем не похоже на прошлый раз, когда она выкарабкалась из Врат Зигнемы, цепляясь за внезапно покрывшуюся мехом руку Феннека, и оказалась в праздничном городе. Да, Чи Хён тогда пережила необычные ощущения, но они были вставлены в переплет реальности — вошла в один храм и вышла из другого, пройдя почти через всю Звезду. Теперь же...

Она словно побывала в непрозрачном мыльном пузыре, который внезапно лопнул. Ступни коснулись твердого грунта, но ее тут же развернуло вверх ногами. Голова продолжала кружиться с невероятной скоростью, в ушах ревел горный водопад, а левый глаз сдавило с такой силой, что он едва не лопнул. Она упала на милосердно мягкую землю, а бедная Мохнокрылка откатилась по снегу в сторону. Чи Хён не видела, куда делась маленькая совомышь, потому что стоило открыть распухший глаз, как яростный натиск ярких, но чуждых цветов едва не взорвал ей мозг. Свет был таким интенсивным, что ее стошнило, и она еще долго лежала содрогаясь, пока огненные блики под опущенными веками окончательно не погасли.

Подняв голову, она нерешительно приоткрыла правый глаз и увидела Мохнокрылку, сидевшую неподалеку на пологом склоне. Совомышь пискнула и захлопала бледными крыльями, поднимая фонтанчики серой пыли, словно пыталась сбросить с себя оцепенение. Чи Хён набралась смелости и попыталась разлепить веки пульсирующего болью левого глаза, но сразу поняла, что это была ошибка. Она снова зажмурилась и пролежала неподвижно до тех пор, пока обжигающе-яркий свет не исчез вместе с тошнотой. Но в голове еще шумело эхо Изначальной Тьмы, как будто Чи Хён приложила к уху морскую ракушку.

Только убедившись, что может шевельнуться так без риска расстаться с содержимым желудка, Чи Хён снова открыла правый глаз. Мохнокрылка уже летала над головой, обеспокоенная состоянием хозяйки. Чи Хён и сама не меньше демона была встревожена этой мигренью, или что там еще случилось с левым глазом, хотя и не вполне понимала причину волнения. Краски, которые наполняли ее, не просто отличались от всего, что доводилось видеть раньше. В них было нечто дурное, словно она стала свидетелем святотатства. По-прежнему крепко зажмурив поврежденный глаз, он села прямо на снег и даже не ощутила холода.

Положение было незавидным, но могло выйти еще хуже. Мохнокрылка опомнилась, опустилась на плечо Чи Хён и уткнулась носом в мокрый от слез подбородок. Путешествие через Врата явно пошло на пользу маленькому демону, а беспокойство, которое все еще испытывала хозяйка, должно было придать сил совомыши. Уцепившись за эту мысль, Чи Хён убеждала себя, что они по-прежнему вместе, вышли из Врат живыми и здоровыми и могут бороться дальше. Они отомстят подлой императрице за смерть обоих ее отцов, а также сестер и всех остальных, казненных в Отеане. Они найдут своих друзей. Они...

Пронзительный и близкий крик заглушил низкий гул, стоявший у нее в ушах. Чи Хён прижала ладонь к левому глазу, желая убедиться, что тот по-прежнему закрыт, и оглянулась, не решаясь встать: головокружение еще не утихло... Но уже в следующий момент оказалась на ногах. Она стояла слегка покачиваясь и раскрыв рот смотрела на бежавшую к ней по склону фигуру и на то, что простиралось позади.

Чи Хён была слишком занята, когда лежала на земле и беспокоилась за больной глаз, так что лишь мельком успела взглянуть на грязный снег, прежде чем весь белый мир завертелся вокруг нее, но по этой смутно знакомой картине она решила, что вернулась назад, на заснеженные равнины Ведьмолова, к Языку Жаворонка.

Но это было другое место.

Невысокие изрезанные горы тянулись до самого горизонта, но куда больше встревожил Чи Хён облаченный в доспехи воин, уже находившийся рядом с ней. По крайней мере, она решила, что это доспехи, а не шипастая раковина. И, учитывая, что человек держал обеими руками тяжелый клеймор, не могло возникнуть сомнений, что это воин. Очень большой воин. Она потянулась к эфесу меча и чуть было не открыла левый глаз, но вовремя вспомнила главную причину, по которой его стоило держать закрытым.

Ей очень пригодилась бы повязка или пластырь на глаз, но времени на их изготовление не было. Невесть откуда взявшийся враг снова заревел, его мощные ноги прокладывали путь через сугроб, и Чи Хён приняла низкую стойку, вытаскивая парные клинки. Она не рассчитывала испытать святую сталь в бою так скоро, но что и когда в последний раз случилось именно так, как ожидала Чи Хён?

Приспособиться к окружающим условиям и извлечь из них выгоду — одно из главных правил боя. Если Чхве и пропавшая телохранительница, милая кавалересса Сасамасо, когда-либо в чем-либо соглашались, то это именно в необходимости правильно использовать особенности местности. Проблема в том, что у местности вокруг Чи Хён особенностей не больше, чем у пространства за Вратами, — покрытый снегом гладкий склон... Впрочем, нет. Когда противник преодолел последнюю разделявшую их дюжину ярдов, Чи Хён наконец поняла, что это вовсе не снег. Это пепел.

Воин набросился на Чи Хён, не замедлив бега по глубокому, до лодыжек, слою пепла. Черные пластины доспехов тускло сверкали на фоне пасмурного неба и унылого пейзажа. Шипы по большей части были обломаны, вытянутое решетчатое забрало скрывало лицо. Единственной острой деталью его вооружения был огромный, в рост самой Чи Хён, клеймор. Он пугал даже сильней, чем неразборчивый рев, сменившийся молчанием, когда воин махнул мечом в сторону Чи Хён. Клинок шел слишком высоко, чтобы через него можно было перепрыгнуть, и слишком низко, чтобы пригнуться. А если бы Чи Хён попыталась блокировать удар, ее либо отшвырнуло бы назад, либо разрезало пополам, в зависимости от того, насколько крепкими окажутся клинки. Не атака, а само совершенство.

Во всяком случае, близко к тому. Чи Хён метнулась в сторону, и хотя пепел был не таким скользким, как снег, но все же его шелковая гладкость помешала супостату упереться каблуками и повернуться следом за ней. Тяжелый клеймор просвистел в пустоте, его хозяин на мгновение потерял равновесие, и Чи Хён бросилась на воина, не дожидаясь, когда он окажется к ней лицом.

В едком облаке пепла, поднятом тяжелыми прыжками воина, было бы непросто выбрать время и место для удара, даже будь оба глаза здоровы. А с накрепко закрытым левым защищаться и контратаковать оказалось еще сложнее. Но Чи Хён не однажды доводилось сражаться почти вслепую, с залитыми кровью глазами. К тому же ей помогла Мохнокрылка. Совомышь сорвалась с плеча хозяйки как раз в тот момент, когда той нужно было увернуться от удара, пролетела перед самым лицом противника и отвлекла его, а тем временем Чи Хён подскочила и, словно ножницами, зажала клинками ногу воина.

Хоть она и ударила точно в щель между броневыми пластинами на колене, ее правая рука онемела, а меч со звоном отскочил... Но тут раздался скрежет и хруст, и левое черное лезвие рассекло броню, прикрывающую голень противника.

Нога подогнулась, и воин упал, подняв столб серой пыли. Он снова заревел и попытался встать, но черный меч Чи Хён оборвал крик. Удар получился таким удачным, что ей самой захотелось завопить от восторга. Меч в ее руке требовал новой крови, но, как только голова врага слетела с плеч, эта жажда угасла, остались только опустошенность и усталость.

Чи Хён не успела отойти и пяти шагов от Врат, еще не избавилась от звона в ушах после пребывания за ними, а уже убила кого-то, к кому вовсе не испытывала ненависти, незнакомца, чья жизнь так и осталась для нее полной загадкой. Чи Хён вытерла клинки о накидку, вложила их в ножны, смахнула золу с опустившегося на ее вытянутую руку маленького слабого демона, потом подняла отрубленную голову, чтобы взглянуть в лицо неизвестному противнику. Голова застряла в железной решетке, и пришлось вытряхивать ее из тяжелого шлема, как орех из неудачно разбитой скорлупы.

— Дикорожденный! — ахнула Чи Хён, когда голова упала в залитый кровью пепел.

Но это было не столько утверждение, сколько мольба о том, чтобы все оказалось так просто. Ей приходилось видеть немало дикорожденных, но ни в ком из них не было так много от дикого зверя и так мало от человека. Покрытая густой шерстью голова с выступающим носом, острыми зубами и спутанной гривой вместо волос скорей подошла бы волку, чем человеку. Левый глаз Чи Хён сердито задрожал под веком, словно недовольный тем, что ему не дают взглянуть на такой необычный трофей.

Сквозь глухой гул в голове донеслись новые звуки, и сердце заскакало в груди. Еще дюжина фигур в черных доспехах спешила к Чи Хён по голому склону, кое-кто даже на четвереньках. Она выронила шлем их разведчика, а Мохнокрылка понюхала ее хауберк, питаясь страхом хозяйки.

— Извини, девочка, но тебе придется потерпеть до настоящего обеда, — сказала Чи Хён совомыши, когда шок слегка отпустил.

Она не собиралась дожидаться этих воинов и спрашивать у них дорогу. Что бы ни помогло ей без потерь пройти сквозь Врата Отеана — поддержка демона или слепая удача, — выбирать не приходится, поэтому она готова сыграть ва-банк и снова нырнуть во Врата, доставившие ее в это унылое, но опасное место. Не важно, куда занесет на этот раз, — хуже все равно не будет.

Только вот никаких Врат позади нее не оказалось. Чи Хён бродила вокруг того места, где они должны были находиться, отказываясь верить единственному здоровому глазу. Но видела лишь узкий выступ покрытого пеплом холма, а за ним — еще более крутой склон, спускающийся все ниже и ниже, в бурлящее серое море, в глухом гуле которого Чи Хён теперь различила крики тысяч воинов, столкнувшихся в яростной битве. По мелководью сражающихся армий ползали огромные темные глыбы с размытыми расстоянием очертаниями, но в целом напоминавшие королеву демонов, которую Хортрэп вызвал на поле боя возле Языка Жаворонка. Уж кто-кто, а Чи Хён навидалась чудес и диковин, и все же ее заворожили масштабы этого сражения и необычность участвовавших в нем армий.

Не задумываясь о последствиях, она моргнула и открыла левый глаз. Cнова нахлынули cлепящие краски и эфемерные фигуры, но, вероятно, сознание уже подготовилось к их появлению, и потому Чи Хён не потеряла ни равновесия, ни остатков своего завтрака. Лишь слегка пошатнулась, удивленно рассмеялась при виде причудливых мерцающих нитей, пронизывающих все вокруг, а затем испуганно охнула, поняв, насколько иначе выглядят далекие гиганты теперь, когда она смотрит на них обоими глазами.

Периферическим зрением Чи Хён уловила и другие изменения. Свернувшийся кольцом демон на ее плече больше не напоминал ни совомышь, ни какое-либо другое создание, обитающее на Звезде. Она снова закрыла левый глаз, и Мохнокрылка приняла прежний вид, а затем снова утратила его. Чи Хён вздрогнула, догадавшись, что произошло. Хортрэп предупреждал, что прохождение через Врата без его помощи может привести к некоторым, как он это назвал, улучшениям. Например, рука Феннека превратилась в когтистую лапу. Первая попытка привела лишь к тому, что волосы Чи Хён утратили цвет, но теперь с ее глазом произошли более существенные изменения. Хотя она пока и представить не могла, какие именно, и лишь с интересом следила за потоками света, что заполняли бесцветный прежде горизонт, освещая яростно сражавшиеся толпы непохожих на людей солдат, а заодно открывая взору то, что было скрыто за мутной завесой испарений.

Но тут Мохнокрылка постучала клювом по плечу Чи Хён, напоминая о том, что стоит уделить внимание воинам, приближающимся по покрытому пеплом склону. Снова прикрыв левый глаз, чтобы не отвлекаться на яркое зрелище, Чи Хён обернулась и увидела, что первый уже совсем рядом. Он скакал на четвереньках, и его вытянутую собачью морду не защищал шлем. С такой же легкостью, с какой Мохнокрылка ловила воздушные потоки, черный клинок впрыгнул в руку Чи Хён, и она разрубила череп чудищу, но без всякого удовольствия, просто потому, что должна была это сделать.

Монстр упал, но его место тут же занял следующий. Чи Хён сразила и его, а затем и еще одного, потому что они сами напрашивались и черный клинок делал свою работу. Их много, но ведь она принцесса Чи Хён Бонг с Хвабуна, последняя из своего рода. И она убьет любого, кто встанет на ее пути, и не важно, сколько окажется врагов и сколько на это потребуется времени. Она найдет дорогу в Отеан, чтобы отомстить императрице Рюки за смерть своих родных. Ничто и никто не остановит ее — ни расстояние, ни демоны, ни монстры, ни смертные. Когда Чи Хён сразит последнего звероподобного воина на этом проклятом склоне и отправится вместе с Мохнокрылкой на поиски дороги домой, она встретится с бесчисленными врагами и неописуемыми опасностями. Но пройдет два жестоких и страшных года, прежде чем она встретится с кем-то отдаленно похожим на человека.

Глава 5


– Ты действительно думаешь, что через неделю мы вернемся к нашему генералу?

Это звучало слишком приятно, чтобы оказаться правдой, но если не забывать, с кем говорит Мрачный и о ком идет разговор, так оно и должно выйти; он не мог не надеяться на лучшее. Сквозь дым костра, в который набросали кедровой коры, чтобы отогнать комаров, Мрачный увидел на лице Гын Джу такие же сомнения, что обуревали и его самого.

— Да, конечно, — ответил Хортрэп, попыхивая сучковатой черной трубкой и выпуская пахнущее геранью облако дыма к бородкам мха, свисающим с дубов и кипарисов.

По вечерам в болотистом лесу Призраков было настолько душно, что Мрачный удивлялся, как ведьмак может сидеть так близко к костру. По крайней мере, дым маскировал тошнотворно-приторный запах самого Хватальщика.

— Значит, ты все обмозговал? — спросил Мрачный, ничуть не обрадованный тем, что безудержное хвастовство колдуна сменилось молчанием.

— Не очень подробно, но я могу вообще не уделять этой задаче никакого внимания и все равно придумать лучше вас всех, — сказал Хортрэп, и этот ответ, по крайней мере, был в его манере. — Даже если предположить, что моя вероломная ученица приведет нас прямо к Марото, не представляю, каким образом мы сможем провести на Джекс-Тоте много времени. Либо найдем удобную возможность помешать вторжению, либо просто схватим нашего обожаемого варвара и проберемся к кобальтовым в Отеан, прежде чем аборигены нас обнаружат. Я никогда не задерживаюсь на одном месте, разве что ради собственного удовольствия, но для отдыха можно найти и более приятный уголок, чем Затонувшее королевство.

— А почему именно твоя ученица должна привести нас к дяде Мрачного? — сощурились в прорезях грязной маски прекрасные глаза Гын Джу. — У нас же остался чудной компас, который ты нам дал; почему бы не пойти, куда он укажет?

— Он был нужен, чтобы я отыскал вас, а не чтобы вы нашли Марото, — объяснил Хортрэп.

Будь на его месте кто-то другой, Мрачный посмотрел бы на Гын Джу с выражением «А что я тебе говорил?». Но в нынешнем положении он не хотел доставлять Хортрэпу такого удовольствия.

— Если бы он и в самом деле мог указать на этого горлопана, неужели я отдал бы его вам, мои веселые Бездельники, а не оставил себе?

— Но игла показывала в ту же сторону, что и волшебное бревно, — проговорил Мрачный и задался вопросом: что, если Хортрэп раньше был честен, а теперь решил заморочить им голову и запел другую песню?

— Потому что я настроил компас на Джекс-Тот, — заявил пожирающий демонов засранец, подтверждая тем самым, что с самого начала издевался над ними. — Вообще-то, я знал, где запропастился Марото, и, когда дорогая Пурна рассказала о вашем поисковом отряде, я позаботился о том, чтобы вы не пошли в неверном направлении.

— Ты просто обманул нас и послал искать ветра в поле! — возмутился Гын Джу.

— Зато у вас было настоящее приключение, — пожал плечами Хортрэп. — Доживите до моих лет, и поймете, что почти любые поиски оборачиваются погоней за призраками.

— Ты солгал Пурне, а значит, солгал всем нам! — Мрачный ухватился за копье с прахом человека, который не допустил бы подобной нелепости. — Ты сказал, что компас приведет нас к дяде Трусливому, но он просто указывал за пределы Звезды, куда нипочем не добраться.

— Он указывал туда, где твой дядя на самом деле ожидает нас, мой дорогой мальчик! — раздраженно поправил Хортрэп, ткнув в сторону Мрачного черенком пожелтевшей трубки. — И прежде чем ты еще сильней рассердишься из-за того, что подарок оказался недостаточно хорош, хочу напомнить, что только благодаря компасу я так быстро нашел вас обоих и спас еще от одной твоей очаровательной родственницы. И что же я слышу вместо слов благодарности?

Разгорячившийся было Мрачный мгновенно остыл, оглянувшись на точно так же успокоившегося Гын Джу и вспомнив, какой ужасной была эта ночь. И могла бы закончиться еще хуже, если бы Хортрэп не дал им компас, по которому следил за их перемещениями.

— Ну хорошо... А как насчет магического столба? По-твоему, он настоящий? Или тоже кусок дерьма?

— Ах да! — ухмыльнулся Хортрэп. — Как можно забыть о магическом столбе? Если бы только...

— Вперед, волшебное бревно! — воскликнул паша Дигглби, отвлекаясь от своей работы.

Он очищал от репейника белую шкуру выздоравливающей рогатой волчицы, что разлеглась в траве неподалеку от костра. Хортрэп бросил на Дига испепеляющий взгляд из тех, что вошли у него в привычку, после того как паша заставил колдуна сдаться.

— Так приговаривала Пурна, когда Мрачный и Гын Джу брали в руки столб, — объяснил Дигглби. — Вперед, волшебное бревно! Забавно, правда?

— В глубине души я смеюсь, — согласился Хортрэп. — Как раз хотел спросить: да неужто можно забыть о магическом столбе? Такое под силу разве что нашим рассеянным героям, оставившим его в болоте демонам. Я нашел его там, но не смог поднять, иначе в поисках Марото у нас было бы средство понадежнее, чем фокусы Неми Горькие Вздохи. Я не имел удовольствия встречаться с вашей Добытчицей, но любая ведьма, оказывающая необычные услуги и ни разу не попавшаяся мне на глаза, должна обладать немалыми способностями. Возможно, она дала вам амулет, который без хлопот привел бы прямо к Марото... если бы вы не потеряли его, оставив нас с одними лишь необоснованными притязаниями моей недоучившейся воспитанницы.

— Что бы ты ни думал о ее так называемых фокусах, Неми отыскала меня, пройдя половину Звезды, и привела с собой мою мать, — заметил Мрачный.

— Вероятно, с помощью Миркур, — добавил Дигглби, погладив дремлющую рогатую волчицу.

Перед тем как заключить соглашение с Неми, Хортрэп, видимо, наложил на Миркур какие-то злые чары, из-за которых ее морда лишилась шерсти, после чего огромный зверь выглядел еще страшнее. Для всех, кроме Дигглби. Чокнутый аристократ массировал туго перевязанную шею волчицы, и та шевельнула ухом размером с треуголку на голове Дига — словно заботливый паша был мухой, запутавшейся в ее шерсти.

— Не сомневаюсь, что с помощью ведьмы и волчицы мы быстро отыщем нашего друга и командира. И когда это случится, постарайтесь не забыть о принципе, истинность которого я доказал прошлой ночью: дипломатия бывает сильней кинжалов и темных искусств. Хорошо?

— Со всем должным уважением, господа, — сказал Гын Джу, используя непорочновское выражение, которое, как объяснила Мрачному Чи Хён, на самом деле означает прямо противоположное, — о поисках капитана Марото на Джекс-Тоте можно подумать позже. Сейчас мне хотелось бы узнать, как мы проделаем такой долгий путь за такое короткое время. Ты собираешься применить черное колдовство?

Хортрэп рассеянно содрал полоску кожи со щеки и бросил в чашечку своей трубки, где лоскут быстро скрючился на горячем пепле, как змея, укусившая ведьмака.

— Это не сложнее, чем вплести лютики в волосы на носу, держа руки над головой и распевая старую добрую усбанскую хоровую песню.

— Правда? — с надеждой спросил Дигглби.

Но Мрачный не поддался на уверения Хватальщика — на носу Хортрэпа волосы росли в изобилии, но слишком короткие, чтобы их можно было заплетать. Мрачный сожалел, что подошел к колдуну слишком близко и заметил эти волосы, но, как говорил его дед, сожаление — все, что остается рыбе, когда она уже на крючке.

— Нет, — ответил Хортрэп, растирая желтую, как воск, кожу по краям своего шрама, пока тот не исчез из виду, — вот точно так же паша накладывал на лицо грим мертвеца. — Наш непорочный друг еще раз доказал, что он настолько же проницателен, насколько и остроумен. Черное колдовство всегда оказывается самым простым и удобным способом передвижения.

— Да, я знал, что ты так скажешь, — заявил Мрачный, догадываясь, что Хортрэпов комплимент — двусмысленный; но в голове все еще стоял туман, не позволявший понять, в чем подвох. — Но о чем мы сейчас говорим? Рядом нет Врат, чтобы воспользоваться твоим коротким путем через Изначальную Тьму, однако у тебя, видимо, есть какой-то другой способ решить проблему. Может быть, ты умеешь летать и нас этому научишь?

— Умею ли я летать? — Хортрэп склонил голову набок и посмотрел на кремнеземца как на моржа, научившегося повторять человеческие слова. — Это очень личный вопрос, Мрачный, и он не относится к теме нашего разговора. Не говори глупости.

— Это не глупость, когда у тебя спрашивают о подробностях твоего плана, — возразил Гын Джу.

Он перевернул прутом жарящиеся на углях корни кудзу. Не такая уж и плохая пища... хотя, конечно, не такая уж и хорошая.

— Моего плана? — раздраженно переспросил Хортрэп. — Я получаю приказы от генерала Чи Хён Бонг, точно так же как и все остальные. Мне просто посчастливилось оказаться старшим офицером в этом элитном отряде. И если вам не нравится пища, которую приготовил повар, это не повод срывать зло на официанте, который принес тарелку.

— Вот это я и называю отговорками, — сказал Дигглби, в последний раз почесав шею Миркур. Он потратил целый час, но не очистил от репьев и половину ее шкуры. — Мы заранее знаем, что нам не понравятся твои бобы, старая бестия, так что накладывай их уже. Как мы собираемся перенестись из леса Призраков в Незатонувшее королевство чуть ли не за одно мгновенье?

— Я призову демонов и подчиню их древним ритуалам, и они проведут нас через Изначальную Тьму, — объяснил Хортрэп, и по злорадной усмешке на его изможденном лице Мрачный понял, что волшебник получил немалое удовольствие, заглянув в глаза Дигглби. — Само путешествие должно получиться быстрым, хотя и не таким простым, как если бы мы прошли через Врата. Львиную доли времени отнимут поиски жертвы, которую нам придется принести. Вы говорили, что до ближайшей деревни день пути?

Гын Джу шумно втянул воздух сквозь зубы, а Дигглби потрясенно отшатнулся, как будто получил удар или, хуже того, как будто кто-то плохо отозвался о его наряде. Но Мрачный был готов к чему-то подобному. В первую свою встречу с Хортрэпом он видел, как ведьмак пожирает живьем бедных демонов, а на следующее утро от них остались только масляные пятна на траве. И от этого гнусного зрелища волосы на макушке Мрачного встали дыбом, как при прохождении сквозь Врата. Несомненно, Хортрэп способен на то, что другим кажется невозможным, но при этом никак не обойтись без демонов.

Однако это вовсе не означало, что Мрачному идея пришлась по душе. Возникло непреодолимое желание оказаться как можно дальше от самодовольного колдуна, от его дурацкой, пышущей цветочным дымом трубки и разговоров об отвратительных для любого нормального человека обрядах. Мрачный нагнулся за своим копьем и встал с бревна, махнув Гын Джу, тоже решившему подняться, чтобы тот оставался на месте. Милый друг уже пошел на поправку, и Мрачный подумывал о том, чтобы позволить ему несложную работу. Яйца, которые давала ведьма, помогли им обоим, с той лишь разницей, что раны Мрачного быстро затягивались, а свою правую руку Гын Джу не вернет никогда.

— Пойду навещу маму. Может, она все-таки заговорит со мной.

— Помни мой совет: не трепли языком под рябиной, — сказал Хортрэп.

Мрачный никак не мог понять, то ли Хватальщик верит своим историям о призраках, то ли подтрунивает над простаком из Кремнеземья. В Мерзлых саваннах не осталось рябин. Но даже Пурна с благоговейным страхом смотрела на большое цветущее дерево, которое она называла «пеплом Врат», а угракарийка относилась к суевериям легкомысленней всех других его знакомых.

— Если рябина опасна, зачем ты велел привязать к ней мою маму? — спросил он недовольно.

— Кто говорил, что она опасна? — с невинным видом ответил Хортрэп. — Я только сказал, что это не совсем дерево, не настоящее. Это щупальце Изначальной Тьмы, которое тянулось к солнцу и проползло сквозь трещины в земле, но лунная магия предала его и превратила в дерево. Заключенные внутри его демоны безвредны, но они прислушиваются к речам человека, а тебе, конечно же, не хотелось бы, чтобы твои секреты стали известны демонам, пусть даже и связанным. Как думаешь, почему я решил перенести лагерь подальше от этого создания преисподней?

— Правда, что ли?

Мрачный почувствовал холодок, словно ворон взмахнул крыльями над его головой. Эта песня отличалась от всего того, что рассказывал Хортрэп о рябине, но в отличие от других, откровенно пугающих сказок она почему-то казалась правдивой.

Хортрэп сдерживался не дольше мгновения, а затем рассмеялся над невежеством Мрачного:

— Нет, конечно, это просто бабушкины сказки, предания Эмеритуса. — Его распухшее лицо снова приняло угрюмый вид. — Или правда? Кто знает, какие духи бродят сейчас вокруг, освобожденные... лунной магией?

Хватальщик от души посмеялся над Мрачным, и тот в ответ показал неприличный жест. После того как его дважды подняли на смех, он был не в том настроении, чтобы корчить страшные рожи.

— Ну хорошо, я передам от тебя привет маме и демонам рябины.

— И я могу пойти, могу помочь, — проговорил брат Рит, напомнив Мрачному, что его жизнь стала теперь несравнимо сложней.

Толстый монах сидел в стороне от костра, и это были первые его слова с тех пор, как Неми вывела спутника из повозки и передала под опеку Мрачного. Ведьма утверждала, что этот самотец принадлежал его матери, поэтому теперь Мрачный должен отвечать за монаха. Он уже готов был заспорить, но вдруг узнал мальчишку из своего прошлого. Неми тут же удалилась в свой дом на колесах, где давала Пурне урок музыки, а Мрачный при виде знакомого лица ощутил странную смесь радостного возбуждения и полной растерянности. Тогда они не перемолвились с пришлым мальчишкой и парой слов, ученик отца Турисы вовсе не собирался сходить с пути истинного и водить дружбу с деревенским анафемой, и все же встретиться с ним здесь было не просто неожиданно, а неожиданно приятно. Когда стало ясно, что от неловкого, но дружеского приветствия миссионер пришел в такой ужас, словно его бросили на растерзание слюнявому королю демонов, Мрачный поспешил успокоить брата Рита, мол, ты свободный человек, никто тебя не держит, можешь катиться на все четыре стороны.

Но монах не поблагодарил Мрачного и даже не сбежал от невольных похитителей. Он сидел сгорбившись и плакал, вместо слез роняя из сверкающих аметистовых глаз зернышки драгоценных камней. Только теперь Мрачный понял, что это не просто необычные очки, которые парень надел после ухода из деревни, согласно неведомым обычаям имперцев или цепистским ритуалам, а нечто еще более диковинное... Однако Мрачный кое-что знал о людях, которые смотрят на тебя нехорошо из-за твоих странных глаз, и потому сказал Риту: если не хочешь, можешь не уходить. Это наконец успокоило мальчишку, но после разговора у костра с Хортрэпом все началось по новой, и, похоже, монах нуждался в любом предлоге для отлучки не меньше, чем сам Мрачный.

А может быть, он действительно хотел помочь маме Мрачного, ведь они проделали вместе долгий путь, мама и монах, и это само по себе удивительно. Как его суровая ко всем и каждому мать нашла в себе терпение нянчиться с этим впечатлительным мальчишкой, недавно ослепшим и потому не способным ходить самостоятельно, не опираясь о чей-нибудь локоть?

— Нет, оставайтесь все здесь... Я хочу поговорить с ней наедине, — сказал Мрачный, в самом деле желая обойтись без свидетелей в тот момент, когда мама наконец-то удостоит его чем-то большим, чем молчание и сердитый взгляд. — Корни готовы? Хочу ее покормить.

— Если бешеная волчица откроет рот, чтобы поесть, пусть заодно попросит о милосердии, — заметил Гын Джу с вполне простительным ядом в голосе. — Она пыталась убить нас и отказалась что-либо объяснять, когда мы попросили ее об этом, а ты беспокоишься из-за того, что она голодна.

— Ладно... Никто не станет вести себя лучше с пустым желудком, — возразил Мрачный, чувствуя себя полным идиотом, продолжающим заботиться о матери даже после всего того, что она натворила.

— Думаешь, она набросилась на нас только потому, что пропустила ужин? — усмехнулся Гын Джу и обернулся к Риту. — Цепист, ты был с ней все время, пока она охотилась за нами. Тебе не показалось, что она при этом сильно голодала?

— Э-э-э... нет? — пробормотал монах.

Теперь, когда с ним заговорили, он выглядел более несчастным, чем прежде, когда никто не обращал на него внимания.

— Как будто ты мог видеть ее за едой, — усмехнулся Хортрэп. — Шучу, шучу!

— Шутка как раз в твоем духе, — заметил Дигглби и пересел поближе к монаху. — К вашему сведению, у парня есть имя, и, может быть, в его глазах больше сокровищ, чем у самого зажиточного горожанина, но с ушами-то ничего страшного не случилось. Так ведь, брат Рит?

— Э-э-э... нет?

— И раз уж об этом зашла речь, дорогой брат, где ты раздобыл эти замечательные глаза? — спросил Хортрэп. — Только не говори, что Неми сама вставила их тебе в глазницы!

— Вот. — Гын Джу проткнул веткой скрюченный корень кудзу и протянул Мрачному, пока брат Рит запинался и мямлил, расстроенный недружелюбным тоном Хортрэпа. — Только следи, чтобы она не откусила тебе пальцы, когда будешь ее кормить.

К горлу подступил ком, горячий клубень жег пальцы, однако Мрачный с покорным вздохом принял и совет, и пищу, а затем направился к темному дереву проведать свою маму. Он не знал, что еще можно сделать. Как всегда.

Кроме того...

Кроме того, он действительно не знал, что делать, драть твою мать! Мрачный не был силен в том, что Чи Хён называла математикой, но он точно знал, каков будет итог. Ему не нравился результат, и поэтому он колебался, мучился, пока не закружилась голова от всех этих «во-вторых», «в-третьих», «в-четвертых». Точно такая же слабость стоила Гын Джу руки и едва не обошлась самому Мрачному еще дороже, когда мама снова ворвалась в его жизнь с единственной целью эту жизнь отнять. И все же Мрачный не держал зла, он любил родительницу так сильно, что готов был умереть за нее, лишь бы не совершить еще более ужасную ошибку — не убить ее. Если бы Хортрэп не подоспел вовремя, Мрачный и Гын Джу были бы уже мертвы.

И ради чего? Ради чести клана Рогатого Волка? Глупейшая причина, даже если предположить, что эта честь в самом деле существует. Не было даже самой хреновой догадки насчет того, почему мама явилась по его душу, потому что каждый раз, когда Мрачный подходил к ней и пытался поговорить, она лишь ухмылялась, отплевывалась и сверлила его злобным взглядом, пока он не оставлял ее в покое.

До места, где привязали маму, идти было совсем недалеко — пока не закатилось солнце, Мрачный мог разглядеть, как она сидит в чаше из корней большой рябины, наблюдая за ним и его друзьями. Но он не спешил, пытаясь справиться с поднимающейся в душе озлобленностью, прежде чем снова заговорить с мамой. Обычно Мрачному удавалось успокоиться, думая о том, что своей неловкостью он может ухудшить и без того напряженное положение; сейчас же все эти размышления лишь распаляли его. Он крепко сжал копье, в наконечник которого переселился дед, и оперся на оружие, как на костыль. Это копье Чи Хён приказала изготовить в его отсутствие и послала Хортрэпа через половину Звезды, чтобы вручить подарок Мрачному. Хотя это означало, что она останется без одного из самых сильных капитанов, когда поведет Кобальтовый отряд через Врата у Языка Жаворонка к последней, возможно, битве в своей жизни.

Прошлой ночью Гын Джу со слезами на глазах рассказал Мрачному то, о чем не решался заговорить раньше: пока Мрачный лежал в отключке после встречи со своей родительницей, Хортрэп сообщил всем остальным, что Хвабун оказался первым островом, павшим под натиском армии Джекс-Тота. Погибла вся семья Чи Хён, а также слуги, друзья и простые жители. У принцессы нет больше дома, за который можно сражаться, однако она ответила императрице Рюки на просьбу о помощи в защите Непорочных островов. Их с Гын Джу возлюбленная бесстрашно выступила против армии демонов, подобные которым, как полагал Мрачный, встречаются только в безумных песнях его народа. Чи Хён готова пожертвовать собой ради всех смертных, в то время как сам Мрачный едва не лишился жизни ради... ради... Драть твою мать, ни ради чего, просто так!

Нет, даже еще хуже. Много людей каждый день умирают просто так, в этом нет никакой доблести, но и позора тоже нет... Но после всего, что испытал Мрачный, с какого хрена он должен умереть за клан Рогатого Волка? Он решил больше не терять времени, со всей силы швырнул в чащу поджаренный корень кудзу и перехватил копье так, как должен держать оружие воин, а не беспомощный старик. Луна еще не взошла, но он двигался в сторону от костра так, как учил дед. Глаза дикорожденного видели немного больше, чем обычные глаза, и когда он подходил к знакомому силуэту, то разглядел маму лучше, чем когда-либо прежде; не только ее бренную оболочку, привязанную за лодыжки и запястья к мощным корням рябины, но еще и истинную сущность этой женщины, которую прежде отказывался замечать. Да, она была его матерью, но прежде всего она была Рогатым Волком.

Мама следила за его приближением, оскалив зубы то ли в угрозе, то ли в холодном приветствии. Так же молча, как она сама напала на него и Гын Джу, Мрачный подошел к ней, сжимая обеими руками копье с наконечником, сделанным из праха ее отца. Мама не вздрогнула, когда сын направил на нее оружие, только глаза округлились, а слабая усмешка сделалась чуть шире. Но самое дерьмовое заключалось в том, что она обрадовалась. Она предпочла бы, чтобы сын пронзил копьем собственную мать, а не держал ее в плену или, что еще хуже, отпустил на свободу.

Только с этим ни хрена не получится, потому что Мрачный никогда не выполнял желания других Рогатых Волков. Широкий, как лист, наконечник копья наполовину ушел в глинистую землю рядом с тем местом, где сидела мать, и, когда безумная гордость на ее лице сменилась отвращением, Мрачный наклонился так низко, что его длинные волосы упали бы на глаза мамы, если бы не наткнулись на ее косу.

— Выслушай меня, мама! — прорычал Мрачный. — Мне насрать, ответишь ты или будешь молчать и морщиться, только сначала выслушай.

Ее губы дернулись в усмешке, но Мрачный, даже не успев подумать, что делает, ударил ее лбом в лоб. Правда, несильно, но этот поступок, похоже, удивил ее не меньше, чем самого Мрачного. Покрытый коркой шрам, появившийся по ее вине, отозвался болью. Приблизив к матери перекошенное лицо, он проговорил:

— Выслушай меня, мама. Прямо сейчас. Потому что пришел конец гребаной песне.

— Конец песне! — Это были ее первые слова после поединка с ним, произнесенные сквозь зубы, явно передразнивая. — Каждый день я молилась, чтобы ты вырос из своих песен. Понимаешь? Каждый день. Молилась Падшей Матери, Черной Старухе, Среброокой и всем другим маскам, которые носит наша создательница... Все, чего я хотела, — это чтобы ты забыл песни и начал жить настоящим.

— Неправда! — От ее лицемерных слов ярость и возмущение Мрачного превратились в нечто острое, способное проткнуть всю ту чепуху, что внушали ему в клане. — Ты просто хотела, чтобы я поверил в ваши песни, в гимны цепистов, наставивших на истинный путь клан Рогатого Волка. Но знаешь, что я тебе скажу, мама? Эти песни — полное дерьмо. Они слишком утлые и слишком мерзкие, и я давно вырос, на хрен, из них.

— Жизнь — это не гребаная песня!

Он никогда прежде не слышал, чтобы голос матери ломался, но, вместо того чтобы вздрогнуть от боли, прозвучавшей в ее словах, почувствовал удовлетворение. Так истинный Рогатый Волк наслаждается мучениями врага.

— Дело в том, мама, что я тоже так считал. Правда. — Он наклонился и снова коснулся лбом ее головы, на этот раз мягче. — Я покинул дом и отправился странствовать по свету. Толковал с ведьмами, сражался с чудовищами. Вмешался в ссору между забытым богом и воином из легенды. Влюбился в принцессу и в ее ухажера. Но даже после всего этого я повторял себе, что был круглым дураком, когда искал силу и мудрость в ваших древних сагах. Я повторял себе, что был глупым ребенком. А сам все это время жил песней, в которую сам бы не поверил, если бы услышал ее, будучи мелким щенком на коленях у Мудроустого. И я... я хочу спеть ее тебе, мама, и на этот раз ты ее в самом деле выслушаешь. Потому что это песня о тебе и обо мне, и если мы должны убить друг друга из-за какой-то хрени, считающейся древним законом нашего клана, то в этой песне поется об опасности, угрожающей всему миру. О том, как Изначальная Тьма накрывает Звезду, прямо сейчас, драть-передрать, и если мы не справимся с ней, то погибнут все люди, везде, от Кремнеземья до Ранипутри. Так что, пожалуйста... разреши мне спеть эту песню для тебя.

Что-то в словах Мрачного застало ее врасплох и, более того, затронуло какую-то струну в душе, потому что она тяжело сглотнула и отклонилась назад, подальше от его головы, глядя туда, где Среброокая едва поднялась над деревьями леса Призраков. Возможно, помогла зоркость глаз или сыновняя чуткость, но он понял, что мать действительно хочет выслушать его, хочет узнать нечто такое, что можно противопоставить безумным законам Рогатых Волков, заставившим ее охотиться на собственного сына. Но затем лицо ее напряглось, и она, сощурившись, произнесла:

— Спой свою песню, Мрачный, но, если она не убедит меня, тебе снова придется драться со мной.

— Ты не дождешься этого дерьма! — Мрачный выпрямился, придя в бешенство от ее слов, которые не мог принять. — Я спою песню, мама, а потом уйду, на хрен. Отправлюсь за пределы Звезды, чтобы сражаться с древним злом, а ты либо пойдешь со мной, чтобы помочь, либо останешься привязанной к этому гребаному дереву.

Как обычно, она все поняла неправильно:

— Если снова сбежишь, как твой дядя, то даже не надейся найти нору, которая укроет тебя от моего гнева, сын.

— Что ж, если так и случится, то хрен с ним, мы будем драться! — Мрачный выдернул копье из земли и помахал наконечником перед ее лицом. — Этим копьем с прахом деда я отрежу тебе ноги и оставлю тебя еще раз, потому что ты ничем не заслужила смерти от моей руки, сумасшедшая драная дикарка!

Он замолчал, тяжело дыша и не отводя взгляда от матери, а она с едва заметной улыбкой посмотрела на него и кивнула. Никогда прежде она так на него не смотрела, и Мрачный понял, что она гордится им. Парень, ты говорил как настоящий Рогатый Волк, вот в чем самая жопа.

— Мой отец умер достойно? — спросила она, разглядывая копье, и Мрачный слишком хорошо знал мать, чтобы не расслышать тревожную интонацию в ее голосе, как бы она ни пыталась скрыть волнение от сына.

— Он сделал даже больше — он достойно жил, — ответил Мрачный, покрутив копье, чтобы его наконечник напитался лунным светом. — И он отправился в Медовый чертог Черной Старухи с куда большим количеством убитых за душой, чем имел бы, если бы умер в саваннах много лет назад, когда ты бросила нас.

Мать покачала головой:

— Ничего такого я не делала. Клан не заботится о тех, кто не может сам позаботиться о себе. Ты об этом знал, но решил остаться с дедом. Никто, кроме тебя, не...

— Ты бросила нас, — повторил Мрачный, но слова застревали у него в горле.

Демоны его дери! Даже оставив саванны, даже потеряв деда и уйдя из лагеря кобальтовых на поиски дяди, он продолжал оправдывать мать, направляя всю свою ярость против глупых обычаев клана.

— Ненавидишь брата за то, что он повернулся хвостом к соплеменникам, а как насчет тебя самой? Разве ты не сбежала от нас с дедом, когда нам больше всего нужна была твоя помощь?

— Ты прекрасно понимаешь разницу, даже если она не подходит для твоей песни, — ответила мать. — Твой дядя Трусливый предал все...

— И охренеть, как он был прав! И так же поступил твой сын и твой отец, и мы оба оказались болванами, не поняв, что сделали это по одной и той же причине. — Это было так очевидно, что Мрачный рассмеялся лающим смехом. — Знаешь, мама, что я делал в этом лесу, перед тем как ты нашла меня? Охотился на Марото, точно так же как ты охотилась на меня. Однажды мы с дедом поймали его, а потом он снова пропал, но Рогатые Волки не потерпят, чтобы кто-то убежал от расплаты, так ведь? У нас заложено в крови, что каждый должен драться и, возможно, умирать там, где мы ему скажем. Я настолько был увлечен мечтой всадить солнценож в лицо дяде, что даже не нашел времени подумать о том, что он заслуживает благодарности за показанный пример.

— Ты и так слишком часто следовал его примеру.

— Да, потому что искать оправдания для своих дурных поступков — это тоже позорно, — произнес Мрачный, уже перестав злиться на маму и лишь испытывая жалость к ее безумному упрямству. — Ты судила обо мне почти так же, как я судил о дяде, но теперь мне ясно: отказ от битвы — это тоже битва, причем более трудная. Насколько меньше горя и смерти было бы в этом мире, если бы мы каждый раз, когда были с кем-то не согласны, просто оставляли его в покое, вместо того чтобы набрасываться? Дядя ушел от Рогатых Волков вовсе не потому, что ему не было до нас никакого дела, просто он понял, что этот путь не для него.

— Но ты сказал, что вы с дедом поймали его и тут же упустили и вам снова пришлось отправиться на охоту за ним. — Мама пыталась говорить с ним так, как привыкла, но теперь у нее ничего не получалось — и больше никогда не получится. — Ради какой достойной цели он сбежал на этот раз, Мрачный? Ну же, объясни мне. Уверена, что Обманщик подскажет тебе много оправданий предательству твоего дяди.

— Он отправился в разведку на Джекс-Тот, — объяснил Мрачный, отбросив застарелые сомнения в том, что Хортрэп способен рассказать всю правду о его дяде. — И это именно то, о чем я тебе говорил: мы всегда думаем плохо об ушедшем, даже не зная причин, вместо того чтобы подождать, когда все прояснится, и тогда уже судить о нем. Я тоже думал, что он просто трус, спасающий свою жизнь, но потом узнал, что он сейчас рискует гораздо больше, чем любой из нас; один, во враждебной стране. И делает он это без всякой выгоды для себя. Если ты гребаный герой, твой долг — помочь остальным смертным одолеть монстров, которые скоро вторгнутся в наши земли.

— Трусливый — герой, — проговорила мать таким тоном, словно верила этому в той же мере, что и Мрачный... то есть гораздо меньше, чем ему самому хотелось бы. — Пока я привязана к этому дереву, тебе никто не помешает петь, но эта песня останется пустым звуком, если я сама не увижу, как мой братец делом подтвердит свою доблесть.

— В этом ты права, мама, — решил пойти на компромисс Мрачный. Да, он не был наивен и не надеялся переубедить ее сразу, но, может быть — всего лишь может быть, — этот разговор станет первым шагом к пониманию. — Один Блудливый знает, сколько я повидал такого, во что сам верю с трудом. И это еще одна причина, чтобы ты пошла с нами и разнообразия ради подняла свое копье против Изначальной Тьмы, а не таких же смертных, как и ты. Просто выслушай меня... А потом, я тебе обещаю, мы снова встретим дядю и решим, что с ним делать, когда у нас будет возможность судить по его делам и глядя ему в глаза.

Наступила долгая пауза. Они оценивающе смотрели друг на друга в не по сезону душной ночи, лунный серп расплескивал свет по кистям белых, как слоновая кость, цветов раскидистой рябины и сверкал на перечеркнутой шрамами щеке матери. Мрачный вспомнил предупреждение Хортрэпа о заключенных в дереве демонах, что охотятся за чужими секретами, но, даже если в рассказе Хватальщика и крылась какая-то доля правды, он все равно не жалел о том, что сказал матери. Пока та слушала его, все зло этого мира тоже могло подслушивать... и дрожать при виде такого героя, как Мрачный.

— Ну хорошо, спой мне свою песню, — сказала наконец мать теми же словами и с той же интонацией, что сотни раз повторяла, когда Мрачный был маленьким, прежде чем устало опуститься на его травяной матрас и послушать новую сагу, сочиненную им.

А ему оставалось только надеяться, что на этот раз она заснет позже, чем обычно. И если каким-то образом удастся убедить ее, а потом добраться до Джекс-Тота и найти Марото, пусть дядя для разнообразия докажет, что действительно сражался за правое дело, а не бесцельно таскал по дорогам свою старую вислую задницу.

Глава 6


Марото сковали руки. Но не обычной цепью, нет, это было бы слишком просто для его молчаливых похитителей. Вместо наручников его запястья обмотали толстой липкой паутиной. Такая же липкая петля из того же материала обвивала его шею и тянулась от затылка вверх, к бледной раздувшейся твари, которая и плела оковы. Она ползала по потолку тоннеля, следуя за пленником и охранниками, ведущими его вглубь пещер с тяжелым, спертым воздухом, в гротескное царство пульсирующих стен из живой плоти и сверкающих костяных выступов.

Поначалу Марото думал, что под черными доспехами с шипами прячутся люди или, может быть, дикорожденные. Пока дракон-кальмар нес его над верхушками деревьев, он даже тешил себя иллюзиями, что тотанцы окажутся добродушными и симпатичными, что они с радостью пригласят его на свою пирушку, как только выяснится, что Марото и Бань не шпионили за ними, а попали на Джекс-Тот совершенно случайно. Но он разочаровался в своих фантазиях, едва очутился в пещерном лабиринте, где земля и камень уступили мерцающей плоти стен и мягким, сочащимся какой-то жидкостью сталактитам. Ни одно существо, хоть отдаленно похожее на человека, не согласилось бы жить в таком кошмарном аду, и какие бы вечеринки ни намечались здесь, лучше держаться от них подальше.

Когда чудовище выпустило его из своих щупалец, он плюхнулся в бассейн с теплой слизью, кишащей невидимыми, к счастью, существами, которые быстро разъели сетеподобную паутину. Как только Марото освободился от разлагающихся пут, тотанцы, уже в большем количестве, вытащили его из вязкой жижи, и не успел он прийти в себя, как его руки и шею опутала свежая паутина, которую белая тварь вытаскивала из почти по-человечески ухмыляющейся пасти на своем мохнатом брюхе. Потом она вскарабкалась обратно к потолку живой пещеры и затянула петлю на шее Марото, и он решил: положение настолько хреновое, что не осталось времени для угрызений совести, сожалений и самоуничижения. Пока он не сбежит из этого кошмара — или не откусит себе язык, чтобы истечь кровью и умереть, если с побегом ничего не получится, — все его мысли будут посвящены выживанию.

И Могучий Марото покорно зашагал дальше, старясь сохранить холодный разум в этом адском пейзаже, напоминающем кишечник огромного животного, где воняло как в переполненном инсектариуме затрапезной ужальни. Этот приторный маслянистый запах, от которого слезились глаза, определенно принадлежал насекомым, а быть может, их близким родственникам. Что неудивительно, если не забывать о паукоподобной твари, с помощью которой его связали, и похожих на хитиновые панцири доспехах.

Теперь он сумел рассмотреть усеянные шипами шлемы тотанцев и заподозрил, что они не просто похожи на жучиные панцири, а действительно принадлежали какому-то ранее неизвестному виду гигантских насекомых. Они казались составными, но пластины были так плотно подогнаны друг к другу, что Марото не заметил цепей или ремней, соединяющих их, и даже прорезей для глаз в гладких остроконечных шлемах; при этом охранники двигались вдвое изящней, чем смог бы Марото, надев доспехи вдвое меньше весом. У них не было оружия — или, по крайней мере, его не было видно, — но, взглянув на острые когти перчаток, Марото решил не нервировать чужаков.

От облаченных в причудливый хитин воинов тоже воняло, как из норы уховерток. Прирученная паукоподобная тварь была размером с небольшую собаку, но на поводке оказался как раз Марото. Он допускал, что когда-нибудь увлечение жуками сведет его в могилу, но даже в самом диком опьянении их ядом не мог представить себе такой ужасный конец. Оказавшись в этом кошмарном кишечнике, он вдруг вспомнил слова Карлы Росси, старой подруги, сказанные в ту ночь, когда они перебрали мяса черной многоножки после спектакля, чье название, как и название города, в котором это случилось, он никогда и не пытался вспомнить.

«Ад не станет придумывать новые ужасы для таких, как мы, — сказала Карла, еле шевеля посиневшими губами и утирая слезы, что навернулись на глаза то ли от жалости к себе, то ли от плохо смытого грима, а может, от того и другого сразу. — Нет, если боги действительно жестоки, в чем мы с тобой ни хрена не сомневаемся, то ад — это всего лишь возвращение к тому, с чего все началось... Только теперь уже без возможности сбежать».

Марото решил тогда, что одуревшая от яда комедиантка говорит о своем поганом городишке на окраине империи, но, учитывая то, как повернулась его судьба, он задумался, не была ли Карла куда лучшей предсказательницей, чем актрисой. Как это ни назови — хоть иронией, хоть заслуженной карой, хоть чем-нибудь еще, — но есть что-то впечатляющее в том, как перебравшая Карла предсказала этот сногсшибательный трюк на полжизни вперед. И вот что обидно: стоило Марото наконец-то отказаться от жуков раз и навсегда, и он очутился здесь! Надо признать, он и прежде несколько раз думал, что завязал, но вскоре возвращался на знакомую муравьиную тропу; однако сейчас, глядя на этот кишащий насекомыми ад, Марото точно знал одно: если удастся убежать, он больше никогда не прикоснется к жукам, до самой смерти. Ни за что!

Неровный проход, что вел их в темноту, был темным, как запекшаяся кровь. Но когда босые ноги Марото ступали по покрытому пленкой полу, та вспыхивала в черноте и освещала стены шахты. Оглянувшись назад, он увидел мерцающие отпечатки своих ног на полу и более слабый след на потолке. Странно. Однако и это следует учесть — даже если каким-то образом удастся ускользнуть от обоих охранников и твари над головой, его легко отыщут по следам, куда бы он ни направился в лабиринте пещер. Чем дольше Марото смотрел на этот подземный ужас, чем больше поворотов делал постепенно сужающийся тоннель, тем яснее становилось, что отсюда можно выбраться лишь одним способом: если кто-то выведет тебя наружу.

— Э-э-э... хорошенькая у вас здесь берлога, — сказал Марото по-непорочновски, еще раз попытавшись привлечь внимание охранников. — Конечно, вы не говорили, что понимаете багряноимперский или любой другой язык, на котором я к вам обращался. Но ведь вы и не говорили, что не понимаете. Так почему бы вам просто не кивнуть или не подать другой знак? Наверное, вам запрещено разговаривать с пленными, но было бы приятно знать, что вы слышите мои слова, правда же?

Если они и слышали, то не подали виду и не повернули голову в его сторону. Их упорное молчание, поначалу просто неприятное, постепенно становилось угрожающим. Но вероятно, кто-то здесь все-таки понимает человеческую речь, иначе зачем было оставлять в живых потенциального врага? Впрочем, на самом деле не хотелось задумываться над этим вопросом.

А потом появился настоящий свет в конце тоннеля, ярко-желтый и радующий, как солнце, которого Марото не видел неизвестно сколько часов, с тех пор как угодил в утробу Джекс-Тота. Но радость оказалась преждевременной. Они остановились на выступе, за которым открывался огромный грот шириной в добрую милю. Высоко над головой светился веерный свод, какому позавидовал бы любой собор цепистов на Звезде, если бы только ребра свода не были на самом деле ребрами. Огромный, уходящий вниз зал выглядел даже отвратительней, чем все остальное. Фосфоресцирующая река пересекала и без того влажный пейзаж из живой плоти, из неприлично подмигивающих ям вырывался пар, над водой в центре пещеры вздымался неуклюжий зиккурат. А за ним, на покрытом полипами берегу светящегося озера, разлеглась рыхлая, как тесто, груда белого мяса, подергивающаяся и пускающая вверх черные гейзеры. И при виде ее у Марото возникло желание опуститься на колени.

Не хватало воображения, чтобы представить, что за темная жидкость бьет в этих фонтанах и откуда она могла там взяться. Он даже и близко не догадывался, что это за несусветная хрень, но чувствовал, что уже подошел к ней ближе, чем хотел бы. Когда он коснулся коленями мерзкого губчатого пола, петля из паутины сдавила шею, но сразу ослабла, не задушив. Неужто поэтому люди становятся на колени, когда молятся? Не от благоговения перед высшей силой, а потому, что бывают существа настолько огромные и ужасные, что единственный твой шанс на спасение — сделаться как можно меньше и надеяться, что тебя не заметят?

Липкая веревка с силой потянула вверх, заставляя подняться на ослабевшие ноги, и он закрыл глаза, едва не плача. Еще никогда Марото не испытывал такого животного ужаса. Конечно, он, Марото, готовился к худшему, когда решил пожертвовать собой ради спасения Бань, но что вообще за хрень здесь творится? Это его могила — тут сомневаться не приходится. Разве может смертный противостоять такому кошмару, если даже не в силах смотреть на него дольше чем мгновение?

Один из охранников подтолкнул, и Марото Свежеватель Демонов, Бесстрашный Варвар, жалобно заскулил.

Что-то тяжелое опустилось на плечо, толстая, как кнут, конечность обвилась вокруг туловища. Марото коротко вскрикнул, и его голос неприятно громко отразился от стен грота. Он попытался сбросить с себя шипящую паукоподобную тварь, но даже если бы сумел упереться в нее обмотанными паутиной руками, ничего бы не вышло — она сжимала лапами его шею с такой же силой, с какой охранники держали за плечи, подсказывая ему, как плохо может закончиться этот день... после столь многообещающего начала.

По крайней мере, он спас от подобной участи капитана Бань с ее сладкими ручками. Уцепившись за этот жалкий клочок облегчения, он уже не сопротивлялся, когда тварь принялась удобней устраиваться на его спине. Бань спасена, а вместе с ней Донг Вон и Ники Хюн.

Марото глотнул тошнотворного воздуха и приказал успокоиться своему гребаному сердцу. Возможно, как раз в эту минуту Дигглби обдолбался в своей роскошной палатке, и, пожалуй, Бань была права, когда пыталась подбодрить Марото. И в конце концов, Пурна действительно выжила в битве у Языка Жаворонка. Может быть, Чхве, Дин и Хассан тоже выбрались без потерь из всех передряг. Все они сейчас живы и здоровы, по другую сторону океана от того ада, в который опускается их старый друг.

Петля снова ослабла, двое охранников потащили Марото вперед и неожиданно отпустили, как только он встал босыми ногами на гладкую лестницу. Марото открыл глаза, но смотрел при этом вниз, на глянцевые с темными прожилками каменные ступени, прорубленные в отвесной скале, — ненадежную тропу, ведущую с возвышения на дно пещеры. Он должен был броситься с обрыва, избавить себя от всего того, что произойдет дальше, поскольку ничего хорошего с ним случиться уже не может. Легионы монстров, обитающие в недрах Джекс-Тота, хотят, чтобы он еще пожил, и это, скорее всего, означает, что он должен умереть ради спасения Звезды.

Он глубоко вдохнул, готовый прыгнуть со скалы и разбиться насмерть... но не совсем готовый. Колени едва не бились друг о дружку, и он сделал первый шаг по лестнице, вместо того чтобы шагнуть в пропасть. Вспомнил, как отец рассмеялся ему в лицо, сообщив, что клан решил дать ему имя Трусливый; вспомнил и полный презрения взгляд племянника, с которым много лет спустя встретился в лагере кобальтовых. Родичи не ошибались, оценивая его, — он был трусом, и как ни внушай себе, будто пойти навстречу тому, что ожидает внизу, — поступок более смелый, чем самоубийство, это не будет звучать убедительно. В конце своих приключений Марото остался наедине с собой, и такая компания не кажется ему подходящей.

Разумеется, одиночество — это все, чего он достоин, но жаль того простака, который не пожелал бы чего-то большего.

А если бы кто-нибудь один мог оказаться рядом в этом ужасном, непостижимом месте, чтобы держать его за руку, когда оба они встретят свой последний миг? Это все равно была бы она. Это всегда будет она. Только ли потому, что она единственная из всех его знакомых, кто смог бы усмехнуться даже здесь и спросить, чего еще, демоны его подери, Марото ожидал встретить в самом конце той жизни, какую они прожили? Небеса — не для них.

Но если честно, главная причина, по которой он хотел бы увидеть ее здесь, состоит в том, что если даже один из них и заслуживает всего этого дерьма, то ни хрена не он. Его бы вообще здесь не было, если бы не Холодная София.

Новый, более мощный толчок колючей рукавицей, и он сделал еще один неуверенный шаг вперед. Высота никогда не страшила его, но сейчас очень не хотелось поскользнуться, голова ужасно кружилась, и Марото был бы только рад, если бы чья-то крепкая рука поддержала его на стертых ступенях. Но охранники остались наверху, предоставив пленнику спуститься самостоятельно. Или почти самостоятельно, если учесть, что на спине у него повисла горячая и раздражающе мягкая паукообразная тварь.

Спускаясь, он снова ощутил знакомое жжение в голенях и едва не рассмеялся, подумав, что не так уж и много часов назад взбирался по склону живописной горы в сопровождении прелестной пиратки, а теперь, возможно, находится несколькими милями ниже того самого места.

Только вот хрен тут рассмеешься. Он остановился подождать, пока не уймется головокружение, и прислонился к вздрагивающей стене из плоти, но тварь на спине тут же натянула веревку, и стало совсем не до смеха. Всему есть предел, даже юмору висельника. Когда он добрался до нижнего края скользкой лестницы и наконец-то заставил себя поднять глаза, то сразу понял, что в ближайшее время не случится ничего забавного.

Кто-то двигался навстречу по волнам светящейся, колышущейся плоти. Существо выглядело почти по-человечески, что в нормальном состоянии успокоило бы Марото, но сейчас напугало еще сильней. Он верил, что всякое возможно в этом мире, где демоны вытворяют любые чудеса, где бродят и ревут самые разнообразные чудовища. Особенно теперь, когда он, в буквальном смысле пройдя по утробе давно забытого королевства, готов принять все, что откроется его взгляду... или почти все. Даже увидев это существо прямо перед собой, он не мог поверить глазам.

Мертвые не оживают — это одна из немногих бесспорных истин на всей Звезде. Никто и ничто не заставит их двигаться — ни демоны, ни колдуны, ни жуки, ни снадобья... Но, глядя на тварь, приближавшуюся по складкам плоти, оранжево мерцающей под его ногами, Марото понимал: хотя этому незнакомцу давным-давно полагалось быть мертвым, он таковым не был. Несмотря на яркое сияние похожих на анемоны вееров из плоти, худощавую фигуру окутывала тень; она же стелилась за ней мягким шлейфом. И когда существо приблизилось, Марото разглядел, что тень — это тысячи тараканов, ползающих по голому телу, настолько иссохшему, что трудно определить, кому оно принадлежало — мужчине или женщине, хоть по рождению, хоть по самоощущению. Полупрозрачная кожа туго обтягивала скелет, словно каннибальский барабан.

— Демоны меня подери! — всхлипнул Марото, когда облаченная в наряд из жуков мумия с яркими, не имеющими возраста глазами на бесцветном и безжизненном лице подошла на расстояние плевка.

Мумия наклонила к нему голову — так петух разглядывает червяка. Рой насекомых на ее теле замер, сложившись в подобие древнего непорочновского платья. Кроме хитиновых туфель, шаровар, рубашки и халата, ее украшали кольца из выцветших позвонков на левой руке и довольно-таки безвкусное ожерелье из желто-золотых и рубиново-красных камней в форме миниатюрных черепов.

— Я... э-э-э... пришел с миром? — пробормотал Марото, увидев, что существо пока не намерено ничего с ним делать, и вообще у человека остается надежда на лучшее, даже когда худшее подошло к тебе с прощальным слюнявым поцелуем.

Иссохшие губы растянулись в усмешке, обнажившей поразительно белые зубы. Дребезжа тяжелыми кольцами, существо поднесло руку к его лицу.

Нет уж, на хрен, так дело не пойдет! Раньше Марото просто набросился бы на монстра, протянувшего к нему грязные пальцы, но сейчас очень не хотелось прикасаться к этой твари, даже самозащиты ради... чтобы не спровоцировать тварь на что-нибудь еще. При виде этого демона Марото наполнился чистым, концентрированным страхом, и вместо того, чтобы атаковать или хотя бы оттолкнуть протянутую руку, он отскочил назад... и наткнулся на другой живой труп.

Этот монстр оказался мужчиной, о чем говорил распухший член, вздымавшийся, словно мачта, из роившихся вокруг паха насекомых. Вскрикнув от отвращения, Марото оттолкнул труп. Этот предок с запавшими глазами выставил напоказ свое раздутое брюхо и печеночного цвета складки на подбородке, отчего казался еще более отвратительным, чем его высохший сородич. Толстый мягкий язык высовывался между толстыми мягкими губами, и только голодный взгляд оставался твердым.

Мир Марото сжался, как сжимался только в самом дерьмовом дерьме; мгновения тянулись ужасно медленно, давая возможность подумать, что нужно сделать, вместо того чтобы просто действовать.

По крайней мере, так бывало с ним прежде, но теперь, как бы скор ни был Марото в мыслях и движениях, эти твари оказались гораздо быстрее. Появилась третья, словно материализовалась из воздуха, и ударила ногой, такой тонкой, что должна была разлететься на куски, но на деле оказалась прочной, как железный прут.

Кто-то другой на его месте рухнул бы на пол, и тяжело рухнул, но Марото перекувырнулся, вскочил на ноги и бросился бежать. Не стоит недооценивать важность своевременного кувырка после головокружительного полета. Мягкая на вид плоть на самом деле напоминала колючие кораллы. Паук за спиной затянул петлю, пытаясь задушить. Марото хлопнул себя по плечу, продавил оказавшийся на удивление мягким панцирь и разорвал тварь на липкие клочья, хотя в глазах уже потемнело от нехватки воздуха.

Страна Трусливых Мертвецов! Да простят Древние Смотрящие, но Марото никогда не доверял предупреждениям предков, не верил, что в старинных обычаях есть что-то еще, кроме суеверий. Но теперь, продвигаясь вперед на нетвердых ногах, он понимал — да, понимал, драть твою мать! — что в конце концов оказался там, от чего его пытались уберечь отец и сестра, и это вовсе не гребаный Медовый чертог Черной Старухи. Он мертвец, и он попал в ад. Уже не в первый раз он приходит к такому печальному заключению, но теперь это действительно похоже на правду.

Чудовище, вставшее перед ним из похожей на кустарник живой плоти, выглядело еще ужасней из-за знакомого облика. Это был более крупный родственник монстра, чьи яйца Марото и Бань украли, казалось, десятки лет назад, — огромный, покрытый черным панцирем ночной кошмар, нечто среднее между крабом и таракоброй, с почти человеческим лицом на брюхе, с острыми клыками и волосатыми руками вместо жвал. Тот монстр, которого Марото выманил на берег моря, мог сожрать человека в два прикуса, а этот, если захочет, легко проглотит варвара целиком.

И похоже, что именно так он и собирается поступить. Марото метнулся в сторону, но руки и ноги не слушались... Он растерзал тварь, что сидела на спине, но паутина продолжала душить, а пальцы никак не могли зацепиться за обжигающую шею петлю...

И вдруг огромный монстр убежал, словно испугавшись троицы, пробиравшейся сквозь вееры из живой плоти к задыхающемуся Марото. Длинные руки, ощупывающие все его тело, неприятно напоминали разорванную недавно паукообразную тварь. Раздувшийся монстр щипал и колол Марото, с толстых, словно сосиски, губ капала слюна. Затем иссохшаяся женщина схватилась пальцами за петлю и разорвала ее, дав жертве возможность снова вдохнуть зловонные испарения пещеры.

Осматривая Марото, они обменивались удовлетворенными взглядами, а из-за сочащихся кровью неровностей пейзажа появлялись все новые и новые сморщенные фигуры, и вот уже варвара окружает дюжина тварей. Спертый воздух начал потрескивать, когда они сгрудились, а Марото, задыхаясь, словно выброшенная на берег форель, по быстро меняющимся выражениям лиц понял, что эти существа каким-то неизвестным способом беззвучно общаются между собой. Они разумны. Да, он не мог даже предположить, какого свойства этот разум, и ничуть не сомневался в их демонских намерениях, но это были мыслящие существа, и, когда один невообразимо древний предок пожевал беззубым ртом бицепс Марото и одобрительно крякнул, варвар решил, что, по крайней мере, сумел их заинтересовать.

— Я помогу вам! — воскликнул он на непорочновском, надеясь, что всеобщий торговый язык добрался и до самых глубоких подземелий Затонувшего королевства Джекс-Тот. — Я вам пригожусь. Кем бы вы ни были и чего бы ни хотели, я буду служить вам. Только отпустите!

Толстый предок, осторожно ощупывавший ему голову, остановился, другие тоже. А затем они закричали. Прямо в лицо Марото. Пронзительные голоса звучали так грубо, что его горло завибрировало в унисон, хотя все остальное тело дрожало от страха. Первый, покрытый тараканами предок, стоявший в стороне от других, протянул руку с кольцами-позвонками и дотронулся до носа Марото... и того сразу захватили жуткие видения...

Пылающие миры.

Застывшая тьма между звездами, за гранью Врат.

Группа жрецов, проводящая ритуал связывания демонов, в каком некогда участвовал и Марото, но весь ужас заключался в том, что вместо животных они приносили в жертву самих себя.

Марширующие армии, горящие города. Рай для монстров.

Легионы тотанских солдат в черной броне, проходящие через Диадему, через острова и доминионы. Мерзлые саванны, тающие от отвратительных выделений огромных боевых чудовищ, снег, падающий на опустошенную Усбу из проделанных колдовством дыр в реальности. Армии Джекс-Тота, захватившие всю Звезду.

Целый мир, принесенный в жертву.

— Драть твою...

Марото подавился словами, и горячая тошнота поднялась к горлу из желудка, как только видение угасло, вернув его сознание в преисподнюю со стенами из живой плоти и дышащим потолком, в руки высших жрецов Джекс-Тота, исчезнувших вместе со всем прочим на полтысячелетия. Нет, он очутился вовсе не в Стране Трусливых Мертвецов и теперь должен считать, что все еще жив, пока не доказано обратное... Хотя, возможно, не придется долго ждать смерти, если не забывать об исчадиях ада, столпившихся вокруг своей распростертой на полу добычи.

Глаза смотрели на него из черных ям на бледных лицах, пальцы скользили по телу с ощутимой угрозой. Живой человек удивлял этих существ почти так же сильно, как Марото поразили сами мумии. Они больше не кричали все разом, и Марото высвободил руку из-под ощупывающих лап и протер слезящиеся глаза. Вместо слез тыльную сторону кисти покрыли полосы крови.

Монстр с кольцами на пальцах растолкал собратьев и снова закричал в лицо Марото. Тот отпрянул от пронзительного мертвенного скрежета, но вдруг уловил знакомое слово из древнего высокого непорочновского диалекта, затем еще одно, и, хотя трудно было что-то разобрать одним здоровым ухом, с некоторым усилием он сумел приспособиться к этим пронзительным звукам.

— ...Ты нам поможешь! Это правда! — кричало существо, извлекая из-под своего суетящегося одеяния грубый кинжал, изготовленный из черного завитого рога. — Ты будешь нашей первой жертвой!

Тонкие, твердые как сталь пальцы сжали Морото, но, пока вся свора увлеченно мяла его тело, раздутый монстр, похоже, оскорбился этим предложением почти в той же степени, что и жертва. Предок не кричал и вообще ничего не говорил, но по дрожанию обвислых щек и шевелению похожих на тухлые колбасы пальцев было ясно, что он недоволен. Волны энергии с треском проносились взад и вперед над Марото, и он понял, что двое монстров каким-то образом обмениваются сообщениями, пусть даже и без слов. Может быть, зрительными образами?

— Убейте меня, если вы должны это сделать, но убейте последним! — крикнул Марото на высоком непорочновском... или настолько близко к правильному диалекту, насколько это было ему по силам. — Вы хотите принести в жертву всю Звезду? Я помогу вам в этом! Убейте меня последним, и я сделаю все, что вы захотите!

Последние клочки гордости Марото слетели с его губ вместе с этими бесполезными словами. Но зато он испытал облегчение. Со дня встречи с Пурной он планировал умереть как герой, но с планами всегда так — они непременно найдут способ отыметь тебя без кокосового масла.

Но по крайней мере, его слова оказались услышаны. Двое монстров тотчас отпустили его и повалились с самыми отвратительными звуками, какие только можно вообразить. Звуки оказались скрежещущим смехом или чем-то близким к нему — этим высохшим мумиям нелегко было смеяться. Женщина, что сбила Марото с ног, всхлипнула и провела рукой по его шее. Ее тонкие волосы, кишащие пауками, нависли над лицом варвара. Несмотря на отвращение, он все же различил в ее слабых шипящих рыданиях несколько слов на высоком непорочновском. Острые когти слегка царапнули его подбородок.

— Ж-ж-жертва! Хорош-ш-шо! Первый с-с-станет пос-с-следним!

— Что он может? — прокричал тот, что с кинжалом.

И каким бы напряженным и ужасным ни казалось это обсуждение, Марото счел его благим признаком. Теперь они общаются понятным ему способом, и чем больше он понимает, тем больше шансов добиться их расположения.

— Он даст нам заглянуть внутрь и найти подтверждение?

— Даст! — провыл толстый предок и положил пухлые пальцы на шею Марото. — Открой свое сердце! Открой мозг!

— Эй, давайте не будем торопиться с... — начал Марото, пытаясь вырваться, но первое ужасное существо уже протянуло к нему руку с кольцами.

Это было лучше, чем кинжал, но не намного... На самом деле это было даже хуже. Холодные, словно вырезанные изо льда, пальцы коснулись вспотевшего лба и вдавились в плоть. Даже нестерпимую боль можно как-то вынести, но пальцы мягко прошли сквозь кожу и погрузились в череп почти безболезненно, отчего судорожно сжавшемуся Марото стало еще страшней. Ничего похожего он прежде не испытывал и даже не смог бы описать свои ощущения. Он стиснул зубы так крепко, что едва не раскрошил.

Но когда первый ужас приутих, снова нахлынули видения, только на этот раз они не исходили от украшенной кольцами руки тотанца, а рождались в мозгу самого Марото, растревоженном грубым вторжением. И лучше от этого не стало, ни хрена подобного, только хуже, поскольку кровавые картины теперь воспроизводили не пророчества одного из монстров, а собственную историю варвара — воспоминания об убийствах и, что еще паскудней, о том, как он помогал Софии занять багряный престол. Потом увидел, как они с друзьями связывали заклинаниями демонов в Эмеритусе, и в первый раз с того момента, как поток памяти захлестнул Марото, у него появилась возможность перевести дух, пусть даже и тотанец сделал то же самое.

Предок не позволил ему полностью выйти из транса, заминка вышла слишком короткой, но этого времени хватило, чтобы Марото сообразил: чужак в его голове не знает, что произойдет дальше, он точно такой же наблюдатель... И если никто не управляет повозкой, почему бы сообразительному варвару не взять поводья в свои руки? Он попытался это сделать, усиленно вызывая в памяти свою старую театральную труппу, великих мастеров искусства вживания в образ, — и у него получилось! Почувствовав облегчение, он сосредоточился на том случае, когда они с Двуглазым Жаком и Карлой подожгли театр своих конкурентов. Конечно же, воспоминания были ясными, как звезды на небе той ночью, когда все это произошло. Густой дым и вонь паленых париков, крики попавших в западню зрителей и смех товарищей... Краем сознания Марото уловил дрожь удовольствия тотанских наблюдателей, поселившихся в его больной голове.

«Нравится, да? — подумал Марото, обращаясь и к себе, и к гостям. — Вы искали подтверждений? Не знаю, что именно я должен подтвердить — свою полезность для вас или готовность продать Звезду таким подонкам, как вы, но вот вам старый прогнивший бочонок, полный этих подтверждений. Пейте до дна!»

И теперь, поняв, как все происходит, Марото постарался протащить просматривающих его голову древних монстров через свои самые отвратительные поступки. Счастливым воспоминаниям о Пурне и всей команде здесь не место, как и сладострастным мечтам о Чхве или Бань. Не станет он делиться и почти непрерывной жалостью к себе и пустыми обещаниями стать лучше. И вскормленное долгими годами пристрастие к жукам тоже нужно исключить из этой версии прошлого, и те редкие добрые дела, что он все-таки совершил. Нет, ему придется хорошо поработать, чтобы убедить бессмертных колдунов, или кто они там на самом деле, что Могучий Марото — ценное приобретение для войны против человечества.

Падение Хеммиса, битва за Ноттап и казни, что он проводил в Эйвинде...

Взятие Дикого Трона, куда он повел отряд самоубийц, чтобы заманить имперцев в ловушку кобальтовых.

Безумие в Виндхэнде, где Марото в первый раз увидел, как багряноимперские солдаты превращаются в берсеркеров и набрасываются друг на друга, поедая живьем каждого, до кого смогут дотянуться, даже самих себя. Наконец, битва у Языка Жаворонка, где история повторилась, и его эпический гнев и клятвы отомстить бывшим друзьям — сначала Софии, а затем и Хортрэпу. Этот кусок тотанцам уж точно понравился. Марото заново пережил свою былую ярость, возродил готовность сжечь весь мир, если это потребуется, ради мести за Пурну, чью смерть на поле боя можно было предотвратить. И поскольку ему больше нечего было предложить из каталога своих преступлений, он попробовал кое-что новое — чем вспоминать прошлые бесчинства, он вообразил, как облачается в шипастые черные доспехи и ведет легионы тотанцев против обитателей Звезды. Используя весь свой опыт, чтобы подсказать, где и как следует атаковать каждый Луч, наслаждаясь кровавой бойней и зная, что тоже попадет под меч, но самым последним из всех... И это будет его награда!

— Это твоя награда! — простонала ему в лицо пауковолосая женщина.

Марото вздрогнул, когда наблюдатель вытащил руку из его черепа. Каким-то образом варвар понял, что плоть и кровь чужих пальцев на самом деле не проникла в него, что он не умрет от страшной раны... Но было охренеть как похоже.

— Первый станет последним! Ты должен добровольно выложить все твои секреты, предложить свою податливую плоть, и тогда первый станет последним!

— Последним в очереди, по крайней мере, — пробормотал Марото, пока монстры поднимали его на ноги.

Он должен был почувствовать отвращение к себе, после того как согласился помогать этим тварям и продал всю Звезду, чтобы получить незначительную отсрочку. Но испытал лишь облегчение. Ему с самого начала суждено было сыграть эту роль, и он слишком практичен, чтобы отказаться. Пришло время встать на сторону зла.

— Но прежде чем я пообещаю служить вашему делу, нужно обсудить условия.

— Ус-с-словия? — прошипел тотанец с кольцами, оборачиваясь к Марото с ясно написанным на бледном лице гневом.

Остальные разразились безумным смехом. Раздутый монстр что-то скептически проблеял, и даже стонущая женщина отшатнулась.

— Да, — сказал Марото, чуть не поскользнувшись на сочившемся кровью свободном пространстве, что осталось на месте сломанных кустов.

Озлобленные и явно безумные древние жрецы Джекс-Тота окружили его. Он хотел выяснить, играют с ним эти твари или действительно принимают к себе.

— На острове осталось трое моих слуг. Я скажу, где они прячутся, а вы схватите и приведете ко мне. Это первое условие... И когда я получу своих людей, мы поговорим о том, что еще мне нужно и что мы можем предложить взамен.

Предки засмеялись громче, и некоторые из них покинули сцену, но Призрачнорукий, Раздутый и Пауковолосая, похоже, заспорили. После того как один из них проник в череп Марото и понаблюдал ужасные видения, приспособиться к способу общения предков было уже проще. Их мысли проносились мимо глухого уха варвара, тишайшим шепотом проникали в здоровое... а заодно щекотали нос. Раньше он ничего не замечал, кроме общего зловония, но сейчас, настроившись, уже не сомневался, что каждая из этих тварей испускает собственный, особый, но такой же отвратительный запах, как у остальных, и этот смрад словно бы отмечает ход разговора. Марото попытался уловить слабые волны мыслей и сопровождающую их вонь, надеясь как-нибудь научиться этому языку без слов. Но тут Пауковолосая выставила руку в его сторону, выкрикнула что-то непонятное и в ярости атаковала. Что ж, прощайте, блестящие планы... Вместо того чтобы уклониться от острых черных когтей, Марото шагнул навстречу и попытался одной рукой схватить каргу за запястье, а другой проломить сморщенную голову. Он должен уложить как можно больше тотанских мумий, прежде чем их приспешники одолеют его самого. Первоначальный ужас от их внешности и выносящих мозг способностей уже ослаб, и теперь Марото готов был поспорить, что предки не устоят под его мощными ударами. Он прикончит их голыми руками, одного за другим, пока...

Пауковолосая двигалась охренительно быстро, и у Марото закружилась бы голова, даже если бы она не ударила его слева в висок. Он отлетел и упал на рифы коралловой плоти, лопнувшие под ним, словно гигантские волдыри. Марото лежал в мокрых, теплых обломках, слишком ошеломленный, чтобы даже просто шевельнуться, и едва он сообразил, что должен что-нибудь предпринять, как она напала снова. Он пытался сопротивляться, но беспомощно, как ребенок. Руки, казавшиеся хрупкими веточками, пробивали его защиту. Он не мог отвлечься даже на крик, зато она продолжала завывать, даже когда оседлала свою добычу.

Пальцы с острыми когтями вцепились в его горло, глаза ухмыляющегося скелета сверкнули яростью, десятки серых пауков попадали с ее волос в его раскрытый рот. Перед глазами все поплыло, он задыхался, сознавая, что приходит конец, но все еще чувствовал, как мелкие твари кусали губы, язык и нёбо, словно кололи раскаленной добела булавкой. И тогда он собрался с силами в последней попытке защититься и отбросить слишком уж ловкую каргу, что сидела на его животе, прижав шишковатыми коленями его руки.

Но тело не слушалось. Все кончено. Или нет?

— Тебя зовут Свежевателем Демонов, — послышался чей-то царственный голос, когда женщина перестала его душить.

Ее руки все еще сжимали горло Марото, но уже мягко, без прежней ярости. Она провела по его содранной коже пальцами, а он жадно вдохнул удушливые пары этого живого болота. Когда зрение вернулось, Марото понял, что говорит сама Пауковолосая, и прилив облегчения из-за полученной отсрочки тут же сменился ужасом при виде изменений, что произошли с каргой, пусть те и не были слишком резкими. Дикие, налитые кровью, но все же человеческие глаза почернели до могильной тьмы. Быстрые и резкие движения сменились плавными, неторопливыми. Но больше всего пугал голос... Да, пронзительные крики тотанцев были отвратительны, но этот густой, глубокий тембр оказался во много раз страшней.

— Ты уже имел дело с подобными нам, смертный. Ты не только смотрел в Изначальную Тьму, но и отнимал наши способности.

Марото не знал, нужно ли вообще отвечать, а если нужно, какими словами, и потому лишь молча сглотнул. Это показалось ему правильным ответом, но кончилось тем, что в горло забрались пауки. Однако он был так напуган и заворожен, что едва почувствовал их.

— Отбрось свои хитрости, обезьянка, — сказала карга с глумливой усмешкой, а затем провела рукой по его оглохшему уху... и мгновенно излечила докучливую рану давней войны, так что теперь он превосходно слышал ее речь обоими ушами. — Служи честно или предавай, сражайся или убегай, будь первой жертвой или последней, это не имеет значения... Ты теперь наш, и очень-очень скоро мы отправим тебя домой. Даже спустя бесчисленные тысячелетия, после того как этот мир умрет, подобно всем прочим, мы все еще будем прижимать тебя к груди, и твоя награда будет такой же бесконечной, как наша любовь... Но сначала мы должны собрать урожай, и ты станешь свидетелем последних дней смертных на Звезде.

— Благодарю вас, — всхлипывал Марото, веря каждому слову демона. — Благодарю вас... Благодарю...

Глава 7


София заметила перемены, как только вышла наружу. В морозном воздухе все еще чувствовался привкус дыма, как в ночь ее появления, но теперь его можно было считать просто запахом города, не обязательно горящего. Мордолиз вывел ее по тайному ходу в переулок за несколько кварталов от фасада замка Диадемы. Выбравшись вслед на главную улицу, София поняла, что правильно поступила, воспользовавшись не самым приметным выходом.

В дальнем конце улицы не слишком большая толпа пыталась с помощью упряжки волов поднять решетку на одних из многочисленных ворот замка. Если бы София не знала, сколько тяжелых дверей, запечатанных каменной кладкой и колдовством, отделяет этих людей от внутренних помещений замка, она забеспокоилась бы за Индсорит, оставшуюся в одиночестве в огромном склепе своего дворца. Но Черная Папесса, покидая его, так старательно заперла за собой все входы, что пройдет не один год, прежде чем обычные люди, не обладающие силой и не имеющие в подчинении демона, смогут пробраться внутрь.

Мордолиз свернул в другой переулок, и София направилась в город следом за ним.

Та первая ночь прошла слишком беспокойно, и ей не удалось осмотреть Диадему после стольких лет отсутствия. Но теперь, когда волнения улеглись, появилась возможность прогуляться по притихшему городу, удивляясь тому, как мало он изменился. Высокие дома, стоявшие вплотную друг к другу, превращали улицы в ущелья. Выглядели постройки настолько обветшавшими, что только теснота мешала им обрушиться. Почти в каждом квартале дополнительные арки соединяли между собой здания по разные стороны улицы, чтобы предотвратить обвалы. Огонь уже поглотил многие дома, и весь город выгорел бы дотла, если бы не бесконечно моросящий дождь пополам с пеплом, из-за которого шкура Мордолиза стала такой же черной, как его душа. Если предположить, что она есть у демона.

Лабиринт улиц был совершенно пуст, но из-за ставней за Софией следило множество глаз, и сверху доносились разговоры высунувшихся в окна или прохлаждающихся на балконах жителей. Время от времени она слышала ругательства и угрозы, а однажды обломок камня размозжил бы ей голову, если бы Мордолиз взмахом хвоста не изменил его полет. Однако она так ни разу и не встретилась взглядом со своими поклонниками, вероятно юными. Только увидев собственное отражение в масляной луже посреди клаустрофобически мизерного двора, она поняла, что привлекает больше недружелюбного внимания, чем мог бы кто-либо другой в этих неблагополучных кварталах. Темный плащ с капюшоном напоминал сутану новообращенного, под закрывающим нос и рот шарфом могло прятаться лицо цепистской ведьмы, а на длинной ручке молота, который она несла на плече, чтобы отпугнуть грабителей, были выгравированы святые символы. София беспокоилась, как бы в ней не признали бывшую королеву, но на самом деле она выглядела как настоящая цепистка. Хорошая маскировка.

Оглянувшись назад со своей наглой ухмылкой, Мордолиз свернул в галерею, ведущую во внутренний двор. Широкий проход был завален битым камнем, гнилой древесиной и зловонными отбросами, и груды мусора почти достигали арочных перекрытий, однако между ними петляла узкая тропа. Едва София шагнула под крышу, прячась от дождя, со стороны ближайшего здания донесся резкий свист, и такая же трель ответила ему откуда-то сверху. Должно быть, Холодный Кобальт подошла к какому-то важному месту, раз уж здешние обитатели, вместо того чтобы просто сообщить о появлении чужака, пытаются его отпугнуть.

Она прошла за Мордолизом по галерее. Запах погашенного дождем костра сменился миазмами черной плесени, разросшейся по всей свалке. Все это напоминало катакомбы, только выглядело еще менее приятным, и София была бы рада не заходить глубже, но тут Мордолиз вывел ее к тайному проходу, правда замаскированному не так удачно, как тот, по которому они выбрались из замка. Даже если бы демон не остановился перед старинными часами, слишком надежно установленными на слишком тщательно сложенной груде мусора, она все равно заподозрила бы что-то по отпечатавшимся в грязи следам, ведущим к громоздкому часовому шкафу из грецкого ореха. София потянулась к ручке двери, но Мордолиз опередил ее, залаяв и оскалив зубы. Она сделала вид, будто бы собирается разбить эту штуку своим молотом.

— Не вздумай! — раздался крик из-за ржавого циферблата.

— Значит, сам откроешь? — спросила она, представляя, как пугающе должна выглядеть со стороны пожилая женщина, разговаривающая с часами. — Я ищу Бориса.

— Никакого Бориса здесь нет, — ответил невидимый лгун. — Только дюжина хорошо вооруженных головорезов, заплативших мне за то, чтобы никто их не побеспокоил, пока они пьют чай. А теперь проваливай, или на месте пристрелю.

— Брр, ты правда хочешь это услышать? — пробормотала София под нос, а Мордолиз радостно фыркнул, почуяв ее раздражение.

— Считаю до трех, мамаша, и если не уйдешь...

— София жива, — сказала она, смущенно оглянувшись на узкую тропинку.

Какой позор!

После долгой паузы из часов послышалось:

— Как ты сказала?

Прочистив горло и погрозив Мордолизу пальцем, София наклонилась и повторила фразу, которая, по заверениям Бориса, служила паролем повстанцам Диадемы:

— София жива.

Снова последовало долгое молчание, а затем сидевший в часах человек заговорил уже более узнаваемым голосом:

— Боюсь, я опять не расслышал. Скажи громко и внятно.

— София жива! — прорычала она. — А вот Борис вряд ли долго проживет, если будет и дальше надо мной издеваться.

— Давайте не будем больше так встречаться, ваше величество, — сказал невысокий человек с обмороженным лицом. Дверца массивных часов со скрипом открылась, и он поклонился Софии. — Если узнают, что ваш демон обожает запах моих следов, меня перестанут приглашать в гости.

— Уверена, тебе не терпится представить меня друзьям, — ответила София, а Мордолиз тем временем сунул нос в промежность Борису, чего тот терпеть не мог.

— У меня нет выбора, раз вы уже пришли, — заявил Борис, держа руки над головой Мордолиза с таким видом, будто не мог решить, что опасней — отпихнуть демона или почесать его за ухом.

София отметила, что Борис все еще носит безвкусную темно-рыжую накидку из шкуры гориллы и жилет из шерсти лемура, которые она нашла для него в лагере у Языка Жаворонка. А боевого топора, взятого по настоянию Софии в кузнице Улвера, при нем не было.

— Но если видеть во всем светлую сторону, то я стрясу уйму денег со всех, с кем спорил о том, что действительно видел Поверженную Королеву. Так что давайте зайдем внутрь, и я представлю вас тем, кто управляет Диадемой, с тех пор как цеписты сбежали, а корона погнулась.

София вошла вместе с Мордолизом и захлопнула дверцу часового шкафа. Под ложной кучей мусора скрывалась тесная каморка с маленьким столом и двумя стульями, освещенная чадящим светильником на рыбьем жире, — в проливе Скорби ловилась такая жирная рыба, что фитиль просто вставляли ей в рот, и получалась дешевая лампа, хоть дым от нее и щипал глаза.

— Впечатляющее местечко, Борис, — заметила София. — Может быть, оно и меньше твоей лагерной палатки, зато такое же вонючее.

— Хо-хо, — отозвался Борис и, пока Мордолиз принюхивался к запаху лампы, подошел к задней стенке и постучал по деревянному брусу. — Моя комната, увы, не так прекрасна, как эта прихожая. Я ожидал вашего визита и поэтому попросил у друзей разрешения впустить старую каргу и ее собаку, если те будут крутиться поблизости.

Сквозь появившуюся в стене щель потек свет, и открылась еще одна хорошо замаскированная дверь. Борис с Софией оказались на открытой веранде таверны, примыкающей к галерее, где и в самом деле пили чай с дюжину крепких ребят. Две женщины поднялись с лавки и, бросив на Софию хмурый взгляд, отправились вместо Бориса на пост у часов. Остальные не уделили вошедшим особого внимания, и Борис, стащив со стола бутылку пива, повел Софию через люк у дальней стены таверны в подземный лабиринт кладовых и коридоров, больше напоминавших шахты. Проходя мимо очередного охранника, он каждый раз произносил дурацкий пароль и кивал на спутницу, словно нарочно наступая ей на больную мозоль.

— Вот что я скажу тебе, Юб: София жива и я хочу получить свои пять крон прямо сейчас, спасибо и извини за беспокойство.

— София жива, Алака, и, значит, ты должен мне один таэль.

— Какое прекрасное утро, госпожа Пнатхвал. Вас не затруднит отдать мне три блестящих шестерика? Нет, не в долг, просто, видите ли, какое дело... София жива.

Ни один не заплатил ему, даже после того, как София с большой неохотой подтвердила недоверчивым охранникам, что это она и есть. Однако Борис не сильно расстроился:

— Все возвращается на круги своя, и, как только власть имущие признают вас, они забудут про свои обещания. Пусть думают, что это мошенничество продлится долго, но нам-то известно, как коротко ваше терпение.

— А ты быстро сообразил, как заработать на моем имени, — заметила София.

— Я не из тех, кто тратит время даром, — ответил Борис, развязывая свою рыжую накидку. — К тому же каждый, кто назовет меня лжецом, заслуживает того, чтобы его кошелек похудел на пару монет, ведь я столько пережил, провожая вас сюда. Ну и наконец, они сами придумали этот пароль, так что можно было ожидать, что они первые и поверят... Подождите минутку... София жива!

— Если это можно назвать жизнью, — проворчала София и отпила из бутылки глоток репного пива, когда они миновали последнего охранника и оказались в сыром каменном подвале с колодцем посередине. — Какая часть выигрыша достанется мне, когда соберешь все деньги?

— Такой же процент, какой вы посчитаете нужным выделить мне из королевских сокровищ за организацию этой встречи будущего Диадемы с ее прошлым.

— Послушай, Борис, ты опять меня недооцениваешь. Я не просто прошлое, а то прошлое, что будет вечно преследовать тебя.

Мордолиз приподнял уши, замахал хвостом и подошел к краю колодца, откуда во мглу скального основания города спускалась винтовая лестница. София тоже прислушалась и уловила отдаленный гул, как будто в глубине резвилась стая демонов.

— Что там у вас? Гладиаторская яма?

— Почти, — сказал Борис. — Там сейчас собрались все партии, считающие себя достойными управлять городом.

— Брр! — София предпочла бы политическим склокам встречу в открытом бою с десятью противниками. — Привести меня туда — все равно что бросить плитку торфа в костер. Я искала тебя, чтобы получить ответ, что за ад здесь творится, а вовсе не для того, чтобы поднять ставки тем, кто пытается склеить разбитую чашу. Проводи меня обратно в замок и по дороге расскажи обо всем, а тем, кто захочет управлять этой помойкой, передай мои наилучшие пожелания. Готова признать, что я дура, но все же не настолько, чтобы снова совать голову в ту же петлю.

— Никаких шансов, — возразил Борис и указал на лестницу. — Вы все равно пойдете туда, ваше величество, так что не стоит упираться.

— Извини, что ты сказал?

Софии казалось, что она слишком устала, чтобы всерьез разозлиться, но, когда этот сопляк начал распоряжаться, заскрежетала зубами, и не столько из-за его дерзости, сколько из-за собственной глупости. Недомерок не казался ей большой угрозой, и она даже не подумала об осторожности, когда он уводил ее все дальше по незнакомым местам, мимо десятков вооруженных охранников. Мордолиз наконец-то пришел в себя после таинственной отлучки, из которой он вернулся с покореженной Сердоликовой короной, однако таким ослабевшим София его еще не видела... Но от чьего бы имени ни говорил Борис, они должны были знать, кто она такая, и все же ее впустили вместе с Мордолизом прямо в святилище. По всей Звезде ходят легенды о ритуалах и реликвиях, якобы способных противостоять силе демонов, так, может быть, кто-то действительно нашел способ одолеть ее жуткого защитника? Неужели она по собственной воле прискакала прямо в ловушку?

— Вы моя сказочная удача, королева София, — усмехнулся Борис.

Она дернулась вперед, чтобы спихнуть коварного крысеныша, но Мордолиз неожиданно преградил ей дорогу — этому засранцу вдруг захотелось понюхать соблазнительно пахнущее пятно на грязном полу. Он задержал Софию всего на мгновение, но этого оказалось достаточно, чтобы Борис как ни в чем не бывало закончил свою речь:

— Или ваши обещания настолько пусты, что вы их забываете, едва они слетают с уст?

— О чем ты?

София понятия не имела, к чему клонит Борис, но держался он так уверенно, что она прикусила губу и решила услышать ответ.

— А как же та прекрасная песня, что вы спели мне в лагере кобальтовых?

Борис выглядел таким расстроенным, словно это действительно была какая-то чудесная песня и ему, демоны его подери, просто необходимо услышать ее снова, чтобы успокоиться. Проблема заключалась в том, что София так устала, что не могла вспомнить, какого хрена она ему пообещала. Догадавшись об этом по выражению ее лица, Борис подсказал:

— Когда вы вместе с демоном пришли к моей палатке, то посмотрели мне в глаза и сказали, что сожалеете и готовы меня выслушать.

Она так и сказала? Звучит не очень-то правдоподобно... Но еще трудней поверить, что он сам сочинил эту небылицу.

— Вы сказали, что готовы помочь нам восстановить Диадему, восстановить империю. — Жалкий свет надежды смотрелся совершенно неестественно на чумазом лице парня. — Все правильно вы сказали: сначала нужно сообща избавиться от Вороненой Цепи. Мы отправимся в Диадему, и ваши люди вместе с моими друзьями сокрушат церковь. Но поскольку цеписты сбежали и сами себя вычеркнули из песни, мы можем перейти к другим вашим обещаниям. Насчет того, чтобы все исправить.

Во имя всех шести демонов, которых она связала, это прозвучало знакомо. Хотя София с трудом представляла себе, как могла такое сказать. Дело не в необычности самих слов, а в тех чувствах, что в них заключены. Правда, она и любила сдабривать призывы к оружию преувеличенным оптимизмом... Пообещать, что наступит день, когда общий враг падет и можно будет заняться восстановлением прежней жизни. Неудивительно, что она не помнила свои ободряющие речи, это были пустые слова, сказанные лишь для того, чтобы сомневающийся еретик отправился вместе с ней в самоубийственный поход. Сколько лет прошло с тех пор, когда она искренне верила, что сумеет освободить угнетенных крестьян империи? Сколько десятилетий?

— Если твои друзья верят, что Цепь ушла навсегда, то они прекраснодушные мечтатели. — София тотчас почувствовала на языке горечь этих слов. — Куда бы ни отправились цеписты, они скоро вернутся, или их место займет кто-то другой, и станет еще хуже. Так всегда и бывает.

— Может быть, так было раньше, София, но это время прошло. — Борис с чувством превосходства посмотрел на бывшую королеву Багряной империи. — Город сейчас в наших руках, и, возможно, мы удержим его лишь несколько веков, а может, тысячи лет, но я могу гарантировать одно: мы будем управлять лучше, чем любой напяливший корону угнетатель из тех, что были до нас или придут после. Так что спуститесь и помогите нам или проваливайте на все четыре стороны и дожидайтесь шанса поднять молот Портолес, чтобы разбить чью-то голову, а не чьи-то цепи. Только, если уйдете, вам придется самой искать дорогу. У меня здесь слишком много дел.

София посмотрела на своего дьявола, а тот в ответ посмотрел на нее, и она снова спросила себя, не потому ли изгиб его губ кажется зловещей усмешкой, что именно это она и ожидала увидеть.

— Должно быть, ты слушал в свое время хорошие речи, Борис, — сказала она наконец, кивнув в сторону лестницы.

Не то чтобы у нее были более интересные планы на этот день, даже если она и боялась панически встречи с людьми, которые считали ее мученицей, тогда как на самом деле она предала их ради спокойной жизни в Кутумбане. Она заслуживает самого страшного наказания от этих людей, но при этом способна утешить себя тем, что уже потеряла куда больше, чем могут потерять они.

— Ну так идем, пока я не поумнела и не передумала.

Борис широко улыбнулся и поспешил вниз по лестнице, не переставая болтать:

— Хорошо, что вы пришли именно сейчас. Несколько дней назад здесь такое творилось! Они пытались справиться с волнениями еще до нашего прихода, если вы способны в такое поверить, а сам-то я не верю, памятуя о том, в каком состоянии мы застали город. Трудно представить, что все эти бесчинства были лишь заключительным аккордом, а самое худшее происходило две недели назад. Они говорят...

— Кто «они», Борис? — спросила София, когда шум голосов под лестницей превратился в рев. — Какие партии борются за контроль над городом?

— Ну, часть мест занимают мои друзья, это правда. Но еще там есть наши конкуренты из гильдии воров и из других банд. А также преданные империи солдаты, они попрятались, когда начались беспорядки. И благочестивые дикари, брошенные Цепью, и мятежные священники, избежавшие распятия, и сообщество городских нищих. А также аристократы и торговцы, которым удалось откупиться от беснующейся толпы, и...

— Я уже поняла, — сказала София, все острее чувствуя себя пленницей, пока они спускались мимо светильников с рыбьим жиром, установленных в нишах колодца. Она повысила голос до крика, чтобы Борис услышал сквозь долетавшую снизу какофонию. — Удивляюсь, как они не перебили друг друга!

— Еще не вечер! — прокричал в ответ Борис и, добравшись до конца лестницы, поприветствовал еще одного охранника: — София жива!

— Что это за место? — спросила София, разглядывая огромный зал, грубо высеченный в обсидиановом сердце горы.

От мерцающего моря фонарей, что держали тысячи рук, поднималось густое облако чада, но, судя по эху, так и не добиралось до высокого свода.

— Здесь хотели устроить гетто, — объяснил Борис. — По приказу короля Калдруута. Он решил очистить трущобы. Загнать сюда таких, как я. Но вы его остановили!

— Кто остановил?

У Софии звенело в ушах, и это было похоже на...

— Вы! Когда стали королевой! Вспомните!

Он скорее приказывал, чем просил, и, конечно же, из самых дальних закоулков памяти Софии тут же донесся ответ. Калдруут осуществил столько своих демонски глупых идей, что ей действительно пришлось со всей строгостью проследить за тем, чтобы все это прекратилось.

— Почему вы встречаетесь именно здесь? Это какой-то символ?

— Единственное помещение, где все могут поместиться.

— Ага. — София припомнила еще один свой указ, направленный против Калдруута и продажных политиканов, и сказала: — Я знаю более удобное место.

— Да?

Борис забеспокоился, как будто у него возникли подозрения, но не решился их высказать, опасаясь разрушить свою мечту.

— Получай ключи от замка, товарищ! — выкрикнула София, а Мордолиз одобрительно гавкнул.

Как отнесется Индсорит к наводнившей замок Диадемы толпе — вот уж вопрос так вопрос. Но София надеялась, что девочка одобрит ее решение. В конце концов, Индсорит была одной из двух самых умных монархов, когда-либо управлявших Багряной империей.

Глава 8


Эти необычные ангелы обладали своеобразной пугающей красотой, изяществом Падшей Матери, очевидном даже в изуродованных порочностью отца формах. Ни огромных летучих серафимов, ни оседлавших их молчаливых солдат не было в тех видениях, что открылись И’Хоме в День Становления, но эти существа в черной чешуе, вероятно, состояли в родстве со стаей херувимов, которых она узрела, когда Врата Диадемы превратились в мерцающее окно в рай. Но даже если бы она видела их во время ритуала или позже, в повторяющихся снах, зрелище не стало бы менее ошеломляющим. Разве может смертный подготовиться к облику божественного? Глядя в благоговейном страхе на серафима, несущего ее в Сад Звезды, И’Хома потрясенно думала о том, как описать его в словах или даже в мыслях; он просто явился ей во всем своем овеянном крыльями и щупальцами величии.

Когда он поднял И’Хому с носа корабля и унес по воздуху, она ощутила такой экстаз, какого ее сердце никогда прежде не знало, и, глядя сверху на свое новое королевство, поражалась, насколько все здесь знакомо и в то же время загадочно. Вместо мирских кораблей гавань Алуна заполнили огромные, поросшие ракушками левиафаны, что покачивались на воде возле белых каменных опор, а на спинах гигантов толпились воины в черной броне. Вскоре древний город остался позади, и, пока ангельская свита несла И’Хому вглубь страны, ее согревала уверенность в том, что она заново переживает видения, открывшиеся ей во Вратах Диадемы... в какой-то мере.

Вместо того чтобы отправиться прямо к ангельскому воинству Всематери, дожидающемуся, когда его пошлют очищать Звезду от греха, она улетела к далеким изумрудным горам, а затем опустилась во влажное устье пещеры. Неуверенность, возникшая было от такого несовпадения с пророчеством, мгновенно испарилась, когда она заметила столпившихся у стен ее нового святилища херувимов в эбеново-черных панцирях, с лицами цвета слоновой кости, точно таких же, как в прежних видениях. И’Хому опустили в бассейн, где незримые духи избавили ее от мирских одеяний; митра и скипетр тоже остались там, когда ее плоть отмыли от грязи и натерли пряными маслами. Это было волнующее ощущение. Наконец ее одарили рукавицами из паутины и церемониальным ярмом, сплетенным еще одним ангельским чадом Падшей Матери, и повели по сверкающим тоннелям к трону, откуда она будет управлять Садом Звезды. Прогулка оказалась более длительной, чем рассчитывала И’Хома, а крепко стянувшая шею петля мешала глубоко вдохнуть влажный воздух, но это были суждения смертного, и она отогнала их прочь... или, по крайней мере, попыталась. Она откровенно не ожидала, что в доме святости окажется такой сильный запах или что построен он будет из пульсирующей плоти. И’Хома привыкла не удивляться удивительному, поскольку сама являлась живым чудом, но, с каждым шагом углубляясь вместе с эскортом в потустороннее царство, ощущала растущее беспокойство.

И в этом, очевидно, заключался какой-то смысл. По наивности она предполагала, что последним ее испытанием станет прибытие в гавань, пока не увидела первого ангела. Падшая Матерь, представив Сад своей наследнице в столь кошмарном обличье, дала И’Хоме возможность еще раз подтвердить, что она достойна своего предназначения, и пройти с гордостью и уверенностью по этим диковинным коридорам. Она не должна бояться. Не должна. Все здесь принадлежит ей по праву рождения, и как только она воссядет на трон Всематери, то сразу увидит подлинную картину рая.

Ну конечно же! Вот в чем все дело! Глупо было думать, что глаза смертного способны узреть истинное величие небес, — грешник видит только грех, куда бы ни посмотрел, и, все еще находясь в плену плоти, она способна различить вокруг себя одну лишь плоть. Скверна Звезды все еще застит, подобно вуали, ее глаза, и необходимо избавиться от этой маски, но ритуал очищения, очевидно, еще далеко не закончен.

Пусть же испытания продолжаются!

И’Хома распрямила плечи и широко улыбнулась, хотя веревка херувимов все еще царапала смертную шею. Она родилась грешницей, как и всякий другой человек, но Падшая Матерь выбрала ее, чтобы возвысить над родом человеческим. Воплотившая в себе шесть священных добродетелей, она каждый день, с тех пор как научилась говорить, читала по шестьдесят шесть молитв. И вот теперь награда лежит перед ней.

Наконец эскорт в почтительном молчании доставил Черную Папессу в наос огромного собора. Ангельское дитя, соткавшее ярмо и рукавицы, спустилось с потолка и перебралось на обнаженную спину И’Хомы. Она постаралась восстановить дыхание, готовясь узреть новые чудеса, а маленький херувим обвил длинными лапами ее грудь и ребра.

Но это не был обычный собор. Вдали, за удивительным садом из мерцающих вееров, раскинулось пылающее озеро, посреди которого возвышался дворец из кости и плоти. Вершина зиккурата расплывалась в тумане испарений, что поднимались от дымящейся поверхности величественного зала, но И’Хома заранее знала из гимнов Цепи, что ее ожидает. Там было написано, что трон Всематери возвышается над огненным озером, и вот еще одно пророчество сбылось. Черная Папесса вернулась домой.

И’Хома помедлила лишь для того, чтобы херувим удобней устроился на ее спине, а затем спустилась по лестнице, растущей из стены огромного тронного зала. Хоть ей и не терпелось занять свое законное место, она заставила себя медленно и величаво пройти по этому истинному Саду Звезды. Игра света в живых райских кущах снова сделала И’Хому счастливым младенцем, восхищенным фигурками ангелов, подвешенными над колыбелью.

Выйдя из леса светящейся плоти, она перешла на другой берег озера по сплетенному из сухожилий мосту. Огромные херувимы сновали вдоль топких берегов, и еще более могучие ангелы вспенивали густую желтую воду, но И’Хома не сводила глаз с зиккурата. Он возвышался, словно остров, посреди священного озера, и, когда она взошла на нижнюю ступеньку у подножия башни, пылающая волна разбилась возле босых ног. Но не обожгла ее. Не могла обжечь.

И’Хома поднималась на зиккурат, смиренно глядя под ноги, пока не оказалась на самой вершине. Лишь когда теплые костяные ступени закончились, она подняла взгляд от окрашенных шафраном ног и узрела тронный зал Всематери. И ахнула от удивления. Вместо одного трона там стояло множество, полумесяцем выступая из верхней площадки зиккурата, словно зубцы короны.

Большая часть кресел оказалась занята.

Как бы ни потрясло И’Хому это несоответствие истинной природы рая ее ожиданиям, такое случилось далеко не в первый раз. Простой смертный почувствовал бы неуверенность, встретившись с диковинными древними созданиями, что расселись полукругом в этом святом месте, или даже испугался бы их зловещего вида.

Но И’Хома не была простым смертным. Она была величайшей из всех, кто когда-либо жил на Звезде. Она шагнула вперед, чтобы потребовать ответа у потустороннего синклита, ощущая при этом лишь злость на своего дядю, не сумевшего точно описать то, что ждет ее на Джекс-Тоте. Распятие было слишком мягким наказанием для ложного папы.

В полном молчании она насчитала тринадцать причудливых тронов из живой плоти, в каждом из которых, за исключением одного, бесстыдно расселись невероятные существа. Это напоминало гротескную пародию на святой престол, с той лишь разницей, что сидевшие выглядели еще более отвратительно, чем двенадцать кардиналов, которые постоянно лгали ей и заискивали перед ней.

От полумесяца занятых тронов в сердце рая И’Хому отделяла еще одна неожиданная преграда — Врата, растянувшиеся поперек верхней площадки зиккурата. Меньше любого из своих собратьев на Звезде, всего лишь дюжину ярдов в поперечнике, — но это, безусловно, были Врата. В отличие от огромных ям, с жадностью заглатывающих все и вся, через эту миниатюрную адскую пасть были переброшены узкие мостики из сверкающей белой кости.

— Я Черная Папесса И’Хома, Мать Полночи, Пастырша Заблудших, — объявила она, так и не дождавшись, что кто-нибудь из сидевших удостоит ее чем-то большим, нежели хмурый взгляд. — Я вернулась домой.

Необыкновенно толстый мужчина, обернувшийся в тогу из мерцающих белых блесток, вдруг разразился смехом и едва не вывалился из кресла. Остальные никак не отреагировали на грубость собрата, и его рев громким эхом отразился от прочерченной жилками крыши, испускающей бледно-зеленое сияние. И’Хома сжала кулаки, неуверенность и страх, которые она, пожалуй, все же ощутила при виде этой неожиданной картины, мгновенно покинули ее, и теперь в сердце разрастался гнев на этого мерзкого урода, что отважился смеяться над ней на исходе всех ее мытарств.

— Тихо! — выкрикнула И’Хома, но, к полному ее разочарованию, голос прозвучал тонко и слабо, так что раздутый мужчина засмеялся еще громче. Еще одно испытание. Она должна оставаться добродетельной, должна оставаться гордой и еще разгневанной. — Замолчите, вы, занявшие мой тронный зал, пока я не вышвырнула вас вон!

Несколько изможденных существ тоже начали давиться от смеха, но тут длинноволосая женщина в сверкающем платье цвета слоновой кости подняла тощую руку, и все успокоились. Затем она жестом подозвала И’Хому. Черная Папесса шагнула в сторону, собираясь обойти Врата, но забытый херувим сжал все восемь мохнатых лап на ее груди и заболевшем от отвращения животе, петля на горле затянулась и потащила И’Хому в другую сторону — к одному из мостов, перекинутых через Врата, мостов, изготовленных, вероятно, из очень толстого и длинного позвоночника.

Черная Папесса не задержалась больше ни на миг, отбросив все сомнения еще до того, как они успели оформиться. Костяные ребра под ее босыми ногами были острыми и влажными, но не скользкими, а липкими и достаточно широкими, чтобы девушка такого хрупкого сложения смогла без боязни пройти по ним. Она проделала уже половину пути, когда заметила узор, вычерченный пересекающимися мостами, — белую пентаграмму, охваченную черным кругом Врат, — и этот священный символ придал ей сил. Оглянувшись назад, она увидела, что пять древних существ поднялись с кресел и развернулись веером вокруг Врат, заняв позиции по углам пентаграммы. Ни одно из освободившихся мест не было тем сияющим троном, который мечтала занять И’Хома. Вместо божественного огня эти кресла, словно поганки, прорастающие сквозь возвышение из живой плоти, были украшены подмигивающими глазами. Сердце И’Хомы затрепетало от внезапной слабости, пока ее разум отчаянно пытался соединить с ее прежними представлениями это диковинное место и не менее странную церемонию, в которой ей пришлось участвовать.

Она должна сохранять веру. Когда папа Шанату вызвал ее в Диадему, она была всего лишь Джиреллой Мартигор, наивной девочкой, не знавшей ничего ни о божественном, ни об истинной природе мира, маленькой дурочкой, не представлявшей даже, что анафемы существуют на самом деле и что Звезда переживает духовный кризис. Испытания, которым она подверглась, чтобы отринуть от себя прежнее «я» и стать Черной Папессой, тоже представляли собой ошеломляющий, жуткий ритуал, и в какой-то момент она засомневалась, что сумеет это пережить... но сумела, потому что так пожелала Падшая Матерь, так желала и она сама. Падшая Матерь нарекла ее именем И’Хома...

— Домой, — прохрипела та женщина, что подозвала И’Хому, а теперь стояла у края моста; ее волосы и одежда играли белыми вспышками.

Может быть, это... она? Но если так, то почему, во имя святой веры, она говорит на высоком непорочновском, а не на багряноимперском?

— Да, ты вернулась домой... но кто ты такая? Что тебе нужно от нашего королевства?

— Я Черная Папесса, — ответила И’Хома и сделала еще шаг вперед. До этого она старательно смотрела на узкую дорожку под ногами, но теперь доверилась Всематери и сосредоточила все внимание на древней женщине. — Мне самой Падшей Матерью предназначено возродить Сад Звезды. Совершить паломничество сюда и занять трон, воцарившись на котором я прикажу ангельскому воину наказать отступников и призвать домой праведных.

— Ты призвала нас! — выкрикнуло иссушенное белое существо с красно-золотым воротником на шее, потрясая тощей рукой с толстыми кольцами на пальцах, а затем спрыгнуло с трона и встало за спиной у женщины в белом одеянии. — Ты совершила жертвоприношение! Ты вернула нас назад!

— Да, это сделала я, — проговорила И’Хома, с трудом сдерживая инстинктивное желание поклониться. Если кто-то и должен бить поклоны, то как раз эти ангельские слуги Падшей Матери, в благодарность за то, что она вернула их на Звезду. — И я же привела сюда преданных детей Вороненой Цепи, чтобы они получили обещанную награду.

Наступила тишина, небесные духи обменялись удивленными взглядами и жестами, а затем древняя женщина задала скрежещущим голосом настолько неожиданный вопрос, что И’Хома чуть не упала с моста.

— Что такое Вороненая Цепь?

— Это церковь, — не веря собственным ушам, произнесла И’Хома. — Ее церковь!

— Ч-ч-чья-я-я? — прошипело другое существо, из тех, что стояли вокруг Врат.

Оно было в тонкой серой мантии и потому напоминало непорочновского язычника.

— А кто создал вас самих? — резким тоном спросила И’Хома, решив разом покончить со всеми возможными испытаниями или загадками. Она вскинула голову еще выше и двинулась по мосту к беловолосой женщине и ее собрату в воротнике из драгоценных камней. — Кто вы такие — синклит архангелов, посланный, чтобы помочь мне править, или демоны, вознамерившиеся помешать? Если вы дети Всематери, то должны приветствовать меня с надлежащим почтением. А если вы слуги Обманщика, то готовьтесь к божественной каре.

Толстяк снова расхохотался, еще громче, и даже древняя женщина печально усмехнулась... Но тот, кто стоял у нее за спиной, не смеялся. Он прошел мимо женщины в белом одеянии к узкому мосту и преградил дорогу И’Хоме. Его древний костюм из черных бусин мерцал, как Врата под ногами. Он поднес к лицу унизанную кольцами левую руку, прошептал что-то, щелкнув драгоценностями, и вытянул правую, свободную от украшений, в сторону И’Хомы.

Она отшатнулась, так что нога соскользнула с липкого покрытия. И’Хома потеряла равновесие, но в тот миг, когда страх перед падением во Врата уже сокрушил ее волю, существо ухватило Черную Папессу за запястье. И откровение ворвалось в ее мозг.

Ассамблея вексов древнего Джекс-Тота. Жрецы стоят на вершине пирамиды из белого камня под открытым небом, по которому звезды плывут в водовороте, пока жрецы вершат свой ритуал. Один за другим они приносят себя в жертву Изначальной Тьме... чтобы воскреснуть. Бренные становятся вечными, смертные становятся богами. Возвышение тринадцати, что спасут Звезду от нее самой.

Предательство.

Жертвоприношение, такое могущественное, что волны от него прокатываются по всей Звезде, желтое солнце чернеет, ревущие ветры проносятся над Джекс-Тотом... а затем — пустота. Нет, не совсем пустота... Затонувшее королевство опускается в глубины моря Призраков, но каким-то образом проваливается еще глубже. В Изначальную Тьму.

Годы, проведенные без света.

Голод. Отчаяние. Затем соглашение.

И наконец, возвращение.

— Да, Джирелла, ты вернулась домой... так же, как и мы.

Ненавистное имя, полученное при рождении, вышвырнуло И’Хому обратно в действительность — с тех пор как она заняла Ониксовую Кафедру, единственным, кто осмеливался так ее называть, был дядя... пока она не приказала распять его.

Голос, произнесший сейчас это имя, был теплым, как глинтвейн, и приторным, как снежный мед. Он звучал совсем иначе, чем крики и скрежет, которым Ассамблея вексов встретила ее. Избавившись от кровавых пятен в глазах, И’Хома увидела того же жреца с кольцами, который обратился к ней немного раньше. Он держал ее за руки, не позволяя упасть с моста, над самым центром пентаграммы, над тотанскими Вратами. Что-то изменилось в его древних чертах, и, как только она поняла, что именно, ей отчаянно захотелось вырваться... но тогда она упала бы как раз туда, откуда он сам появился.

— Не отчаивайся, милое дитя. Каким-то причудливым образом твои предки сумели правильно передать всю суть нашей веры, так что мы не сердимся.

— Она... она ждет... за Изначальной Тьмой...

Каждый вздох обжигал легкие И’Хомы, ошеломляющие видения продолжали вспыхивать в ее голове, как толчки землетрясения.

— И мы должны призвать ее домой, точно так же как ты призвала нас, — сказал спаситель И’Хомы. — Но сначала нужно объявить о грядущем жертвоприношении, подготовиться к кровопролитию. Твой флот как нельзя лучше подходит для этой священной службы — ты должна приплыть обратно на Звезду и предупредить своих сородичей о нашем приходе. Ты должна посеять страх и ненависть, отчего плоть смертных станет еще слаще. Ты должна принести им последнюю истину, к чему сама всегда стремилась, а затем мы выполним нашу работу.

— Нет! — только и смогла выдавить И’Хома; ее сердце билось так часто, что могло разорваться. Это какой-то кошмар — или трюк Обманщика, лишившего ее награды. — Нет! Нет! Нет!

Существо нахмурилось, сморщив кожистую оболочку, которую носило уже пять столетий... пять столетий по счету Звезды, но гораздо, гораздо больше по времени Изначальной Тьмы, где оно ожидало возвращения домой.

— Ты вызвала нас, и теперь мы должны исполнить твое желание — очистить этот мир от скверны и принести Звезду в жертву.

— Нет... не нужно... — И’Хома наконец-то сумела выплюнуть слова. — Не нужно никого предупреждать, не нужно давать грешникам время для подготовки. Нападайте неожиданно, возьмите ту армию, что я привела с собой...

— Этот мир умер в тот миг, когда ты призвала нас. — Существо улыбнулось ей, и черные глаза сверкнули, как насекомые, что ползали по всему его худосочному телу, создавая видимость одежды. — Чем упорней будут сопротивляться твои сородичи, тем приятней они будут на вкус, и чем больше они узнают, тем упорней будут сражаться. Нам не нужен твой ничтожный флот, твои слабые солдаты — мы породили своих воинов и свои корабли. Ты должна отправиться назад и свидетельствовать о нашем появлении, этого достаточно.

— Позвольте мне остаться! — взмолилась И’Хома, чувствуя, как разбивается ее сердце. — Отошлите остальных, но позвольте остаться мне! Я Пастырша Заблудших, я Мать Полночи, и это мой дом! Я принесла жертву, чтобы призвать вас! Я пожертвовала всем, и за это мне обещали трон! Мне обещали вечность! Обещали!

— Мы ничего тебе не обещали, — возразило существо, хотя и без злобы.

— Это мое предназначение!

Подобраться так близко к божественному, и все лишь для того, чтобы тебя отвергли, изгнали... Нет, такого не могло случиться. Такого не должно случиться. В душе И’Хомы запели в унисон все шесть священных добродетелей, алчность и зависть звучали даже громче, чем гордость и гнев, страстно желая того, что ожидало ее, и она больше не была девочкой-подростком, выклянчивающей награду, — она вознеслась выше всех смертных, когда-либо живших на Звезде, и поэтому могла потребовать то, что ей полагалось по праву.

— Это я вызвала тебя, нечисть, и ты обязан дать то, за чем я пришла! Немедленно!

— Твое желание будет исполнено, — сказал древний демон Джекс-Тота и отпустил ее руку.

Она даже не успела понять, что только он и удерживал ее от падения с моста во Врата, лежавшие в самом сердце Сада Звезды.

Глава 9


Когда в барона Кокспара вцепились облаченные в белые перчатки руки отеанских стражников Самджок-о, он назвал свое имя, титул и звание полковника Багряной империи, а также объяснил, что попал в плен к презренным кобальтовым... вместе со своим телохранителем. Пошептавшись между собой, непорочные не предоставили ему возможности немедленно встретиться с императрицей или кем-то из ее приближенных. Тем не менее он получил уютную комнату в глубине Зимнего дворца и ротанговое кресло на колесах, на котором мог теперь передвигаться. Такие удобства были несомненным шагом вперед в сравнении с продуваемой ветром, изъеденной молью палаткой или занозистыми досками телеги.

Еще недавно Доминго посчитал бы нелепой саму идею делить комнату с ведьморожденной, пусть даже и анафемой. Но ему довелось лежать в одной телеге с братом Ваном и прижиматься к Хортрэпу Хватальщику, и теперь полковник почувствовал облегчение уже оттого, что не должен делить с капитаном Чхве еще и койку. Да и сами койки представляли собой жалкое зрелище. В отведенной пленникам золотой клетке установили нечто похожее на два столика для калди из шлифованного топаза. Впрочем, мнение Доминго о непорочновских кроватях тут же изменилось к лучшему, когда он обнаружил, что под них кладут горячие угли, чтобы каменные плиты сохраняли тепло даже по ночам. Чхве, похоже, считала здешнюю погоду не по сезону жаркой, но южная кровь Доминго демонски быстро начинала остывать после заката. И от этого сочетания тепла и твердой поверхности под искалеченным бедром Кокспарский Лев млел, как индюк, дремлющий на нагретом солнцем подоконнике.

Однако оказалось, этих удобств недостаточно, чтобы почувствовать себя комфортно. Например, проснувшись ночью, чтобы воспользоваться фарфоровым подкладным судном, и различив в лунном свете рогатый силуэт ведьморожденной, сидевшей в глубокой задумчивости по ту сторону тонкой бумажной ширмы, что перегораживала комнату, он уже не смог забыться снова. Слишком близко для комфорта, безусловно, слишком близко.

Дома, в Азгароте, было много выродков — чересчур много, как считали сами жители, — но хотя их и не притесняли так, как в менее просвещенных областях империи, где Цепь приобрела больше власти, это еще не означало, что барон готов был пригласить кого-то из ведьморожденных к себе домой. Вовсе нет. Добрые люди всегда с подозрением относились к этой породе, а то и просто избегали встречаться с нею, что вполне понятно, поскольку эти существа — настоящие чудовища. И даже если их признавали чисторожденными, это была всего лишь жалкая попытка оправдать выродков, как тонко намекнул Доминго Люпитере, когда они наконец оправились от скандала, в который свояченица их втянула. В ответ Люпитера высказала все, что думала о высших формах жизни, которые мог бы олицетворять собой Доминго, правда он уже не помнил, как именно она его назвала — то ли пустельгой, то ли выхухолью. Она, Люпитера, всегда любила хлесткие выражения и, проведя лучшие молодые годы по ту сторону сцены, несомненно, составила для себя богатый словарь.

Выдавив из непослушного мочевого пузыря слабую струйку в фарфоровую утку, Доминго подумал, что свояченица сказала бы про него теперь, когда он, рискуя жизнью, спас ведьморожденную, да притом еще и непорочную? Не то чтобы у него был большой выбор... Но тут вмешался внутренний голос, которому барон позволял брать слово только в ночные часы. Конечно же, у него был выбор. Он мог предложить анафеме пройти по длинному мосту с низкими перилами. И если бы хватило мужества признаться... Он всегда твердо верил, что смерть — это конец всех проблем, а не начало новых, и редко задумывался, посылая солдат на верную гибель. Разумеется, умереть с гордо поднятой головой куда лучше, чем заключить постыдную сделку с монстром...

Но когда пришло время, он сдался без колебаний, со всей быстротой, на какую способен человек; сдался, как только сообразил, что ведьморожденная способна выполнить свою угрозу. И теперь, в конце жизненного пути, барон Доминго Хьортт, Кокспарский Лев, бежал от достойной смерти, как испуганный мерин от Врат, несмотря на то что потерял все, ради чего стоило бы жить, причем потерял уже давно. Жену, наследника, полк, друзей, королеву, империю. Даже возможность стоять прямо, хотя все остальные раны чудесным образом исцелились. И сверх всего этого дерьма, вечно обвинявший в трусости тех, с кем приходилось иметь дело, Доминго поступил точно так же, как его малодушный сын: сохранил свою бесполезную жизнь, лишившись последних остатков чести и достоинства.

«Довольно, — сказал он себе, почувствовав, что топаз под его постелью стал нестерпимо горячим, несмотря на то что морской ветер с ревом бился в тонкую стену его комнаты, словно дикий зверь, пытающийся прорваться внутрь. — Это приказ, полковник».

Его сердце взбунтовалось против этой команды и перешло в наступление, но тут с другой стороны разделенной ширмой комнаты донесся стон мнимого телохранителя. После прохождения через Врата шея Доминго зажила, как и все остальное, но он так резко дернул головой, что чуть не растянул ее снова. Пронзительная боль мгновенно забылась, когда рогатый силуэт Чхве беззвучно повалился на койку. Неужели их хитрость раскрыта и невидимый убийца бесшумно зарезал ее во время ночной молитвы? Конечно, утративший достоинство Доминго все равно должен погибнуть, но не от руки...

Ведьморожденная простонала опять, скорчившись на постели, но это был вовсе не мучительный стон, и паника Доминго сменилась смущением, поскольку то, что он случайно подслушал, ужасно напоминало звуки плотского наслаждения. То ли она посчитала, что сосед по комнате спит, и решила доставить себе удовольствие, то ли сама задремала и предалась сладострастным грезам, но Доминго был уже не рад, что задумался над этим, и поспешил зарыться головой в подушку. Как случалось в юношеские годы, в военной академии в Леми, когда непроизвольная эрекция заставляла кого-нибудь из кадетов издавать похожие звуки. Сам он уже много лет назад избавился от давнего бича, но все равно с этим вопросом нужно разобраться, чтобы обеспечить себе немного комфорта, хотя совершивший недостойный поступок Доминго никакого комфорта и не заслуживает.

Оба они не заслуживают, раз уж на то пошло, и утром он первым делом переговорит с ведьморожденной об этом безобразии... Демоны ее подери, можно было просто закусить подушку, и если даже похотливые подростки в казарме академии смогли этому научиться, то взрослая женщина тем более сможет, хоть она и монстр.


— Я... Что вы сказали?

Ведьморожденная оттолкнула миску с кашей адзуки [1] так, словно Доминго туда плюнул.

— Вы прекрасно меня слышали, капитан, так стоит ли повторять?

Доминго добавил в кашу кокосовых сливок, размешал и посмотрел на идущий от миски пар. Ведьморожденная пересадила его в кресло и подвезла к окну, откуда можно было за завтраком любоваться морем. Соленый бриз бодрил не хуже, чем калди, вот только вместо калди им принесли густой пряный чай.

— Я даже не прошу вас прекратить это, просто проявите хоть немного уважения к соседу по комнате и не шумите так.

— Я даже не подозревала, — сказала Чхве скорее озадаченно, чем пристыженно. — В лагере у Языка Жаворонка у меня была отдельная палатка...

— Не подозревали, что шумите больше, чем кадет, в первый раз посетивший бордель, или что бумажная перегородка не заглушает вашу возню?

Доминго отправил в рот ложку каши. В лагере кобальтовых ему приходилось довольствоваться только жидкой пищей, поскольку нанесенные братом Ваном раны не позволяли есть что-то другое, и он поклялся, что больше не притронется к каше, если выживет и оправится от ран. Однако теперь, когда вместо грубых швов вокруг рта образовались аккуратные свежие шрамы, он вернулся к сладкой похлебке. Поначалу Доминго скептически относился к этой еде, слишком напоминающей пережаренные бобы — вязкое и зачастую прогорклое главное блюдо азгаротийского военного лагеря, — но на удивление быстро проникся симпатией к непорочновской кухне. Пусть завтрак и походил необъяснимым образом на ужин, в обоих случаях предлагался богатый выбор, и даже если поутру Доминго не получал свиной грудинки, салата и обжигающего супа, то всегда мог вернуться к тому или другому виду каши.

Растущая привязанность к иноземной пище была таким же неожиданным поворотом, как и решение Чхве продолжить обсуждение ее ночных песен. Но по крайней мере, он проветрил комнату, и, хотя никому не могло бы понравиться сообщение о том, что его ночные занятия слышны окружающим, Доминго решил, что любой оказавшийся в таком положении имеет право выяснить все до конца.

— Я что-нибудь говорила? — Кроваво-красные глаза смотрели в упор, словно перед переносицей висел паук и она настойчиво пыталась определить, какого именно вида. — Хоть что-нибудь? Повторите точно, что вы слышали?

— Что я слышал? — Доминго смутился, вспомнив невольное возбуждение прошлой ночи, и его щеки приобрели оттенок красного перца в кимчи [2]. — Да будет вам известно, капитан, я счел за лучшее не прислушиваться! Хоть это и было непросто, ведь вы так стонали...

— Сегодня ночью будете прислушиваться, — сказала она и, прежде чем челюсть Доминго упала в кашу, добавила с такой пренебрежительной гримасой, словно это он сам был извращенцем: — Нет... не к этому. Я просто буду спать, а вы послушаете, что я говорю во сне. Пообещайте, что утром повторите все мои слова. Если бы я сама могла это слышать...

Доминго отодвинул миску и вытер подбородок синей шелковой салфеткой. Он слишком зарос щетиной. Непорочные позволили ему и Чхве оставить при себе клинки, так что и бритву он получил бы без всяких проблем. Вопрос в том, сумеет ли он справиться с лезвием и не перерезать себе горло, если неверная стариковская рука даже простую ложку трясет так, что Доминго измазал кашей все лицо.

— Значит, послушаю, да? Я поклялся помогать вам... Да, я поклялся тем, чем поклялся, и больше об этом вспоминать не надо — по крайней мере, пока мы гостим у императрицы. Но я не клялся быть вашим дрессированным пуделем, и всю ночь сидеть у ваших ног с пером, и записывать все, что вы набормочете во сне.

— Не думаю, что собака смогла бы...

— Вы прекрасно поняли, что я имел в виду!

— Это очень важно, — заявила Чхве таким тоном, как будто выполнение ее просьбы решает все.

Изящная глазурованная чашка выглядела в ее огрубевших исцарапанных пальцах так же неуместно, как и в печеночного цвета ладони самого Доминго. Ведьморожденная явно преследует в этом деле какие-то свои интересы, или же он вообще ничего непонимает в людях.

— Ну что ж, раз это так важно, тогда...

Она не уловила сарказма, и Доминго пришлось объяснить доходчивей:

— Если это действительно важно, то стоило бы принять к сведению, что я не собираюсь проводить ночь в ожидании, не скажете ли вы что-нибудь во сне. И подумайте хорошенько о том, каким тоном обращаетесь ко мне, капитан Чхве, потому что полковник Хьортт не станет заниматься ерундой.

Дикорожденная рассеянно смотрела мимо Доминго, как будто его здесь вовсе не было. Продолжая глядеть в пустоту, она чуть приоткрыла рот, но не с целью что-то сказать или глотнуть чая, а просто провела языком по тыльной стороне клыков — через щербины на месте потерянных зубов Доминго это прекрасно видел. Может быть, она и в самом деле задумалась над его словами?

— Хорошо, — сказала она, переводя взгляд на него, и поставила чашку на место, так и не сделав глотка. — Вы будете первым, кому я доверю свою тайну, Доминго Хьортт. Поклянитесь, что сохраните ее.

— А кому я могу рассказать?

Доминго указал на розовые бумажные стены и расписанную узорами ширму. За неделю заточения они с Чхве не видели ни одного бойца из Кобальтового отряда. И ни одного непорочного, раз уж на то пошло, за исключением слуг, что приносили еду и каждый вечер провожали их по лабиринту пустых коридоров к большой купальне. В этих спускающихся лесенкой бассейнах с курящимися паром гротами и теплыми водопадами могла бы одновременно мыться половина полка, но, кроме Чхве, полковник никого там не встречал.

Было что-то тревожное в том, что они, находясь в крупнейшем городе Звезды, не видели ни одной живой души. Пусть даже и не в самом Отеане, а в одном из четырех дворцов, расположенных по углам столицы. Кажется, Доминго что-то слышал про обычай непорочновского двора кочевать между этими замками, так что императрица с придворными могла сейчас жить в какой-то другой резиденции, оставив Зимний дворец пустым, если не считать горстки важных пленных. Когда он спросил у Чхве, почему в длинном, разделенном ширмами коридоре нет стражников, она припомнила мрачную поговорку о том, что одна тихая гадюка стоит дюжины рычащих собак.

Решив, что риторический характер вопроса пролетел мимо ее рогатой головы и она опять ждет формального подтверждения, Доминго сказал:

— Я уже поклялся вам своей жизнью, капитан Чхве, так что можете продолжать. Я сохраню вашу тайну. Наши судьбы теперь крепко связаны, пусть даже это означает, что мы, вероятно, и умрем вместе.

Еще не договорив, он понял, что именно это или что-то похожее сказала ему София в лагере кобальтовых, и вздрогнул оттого, что непроизвольно повторил ее слова. Из всех призраков ее он меньше всего хотел держать в своих мыслях.

— Вы слышали когда-нибудь древние песни о том, что дикорожденные способны сливаться... э-э-э... входить в разум других смертных? — спросила Чхве, напомнив Доминго, что в последнее время его преследуют и более страшные призраки.

— Древние песни, как вы сами сказали, и ничего больше. — Изуродованная шрамом щека дернулась при воспоминании о беседе с братом Ваном, перед тем как монах попытался убить Доминго. — Ведьморожденные... то есть я хотел сказать... э-э-э... страннорожденные...

— Дикорожденные.

Она в первый раз поправила его, но, взглянув в ее лицо, Доминго осознал, что повторять не понадобится.

— Да, правильно... Вы, дикорожденные, распространяете о себе множество слухов, чтобы убедить других людей в своей полезности... и опасности тоже, — прибавил Доминго, вспомнив, каким оскверненным почувствовал себя, доверившись хитростям Вана. — Но правда заключается в том, что ваш народ просто хорошо понимает смертных за счет сочувствия, интуиции и тому подобного.

— Дикорожденные — такие же смертные, как и вы. — Чхве посмотрела на Доминго так, словно он сам был монстром с рогами на голове. — И мой народ, как вы выразились, вовсе не мой. Каждый из нас отличается от других, точно так же как и ваши люди не похожи друг на друга, даже те, кто родился в одно время, в одном месте, в одной и той же семье. Может быть, у меня иная кровь, чем у большинства моих родственников, но я прежде всего дочь Хвабуна, а уже потом все остальное.

От ее наставительного тона Доминго стало не по себе. Одно дело — читать свояченице лекции об очевидном вырождении и чуждости ведьморожденных, и совсем другое — обсуждать такие вопросы с одним из этих созданий.

— Ну хорошо, мы ведь сейчас говорим о совершенно определенных вещах, правильно? О том, что ваш народ на самом деле не может проникать в головы других людей, как вы пытаетесь меня убедить, и это просто шарлатанство, искусная игра на людском легковерии, своего рода лицедейство.

— Это вы так считаете, — возразила Чхве. — Хотя мне неизвестно, почему и как вы пришли к этому выводу. Возможно, этим вы только подтверждаете мою мысль: какие-либо общие черты дикорожденным приписывают те, кто видит нас со стороны. Но старые песни, о которых я говорю, не имеют никакого отношения к мошенникам, а только к сноходцам.

— Что?

Она обладала доводящей до бешенства способностью в каждую новую фразу закладывать еще больше бессмыслицы. Стоило ли удивляться, что обычно она молчала, словно меч в ножнах, как бы ни соскучился по разговорам Доминго, запертый вдвоем с этим молчаливым недоразумением.

— Может быть, выложите все сразу, капитан? Потому что я не имею пока никакого понятия, о чем вы говорите.

— Дух сноходца оставляет на время плоть и отправляется на поиски другого человека... и сливается с чужим разумом, так что оба видят один и тот же сон. — Взгляд Чхве снова стал отстраненным, а глаза казались почти такими же жуткими, как нарисованная ею картина. — Это искусство было хорошо известно в Век Чудес. Теперь оно утрачено, как и многое другое, но хранители рода на Непорочных островах веками трудились над тем, чтобы восстановить хотя бы его общие черты. Жир рыбы гарпии — один из способов освободить дух спящего, хотя считается, что есть другие пути и что многим дикорожденным не требуется для этого ничего большего, чем прислушаться к своему сердцу и отпустить на волю разум. Тогда можно влиться в сон другого человека, не только того, кто спит с вами на одной постели или в одном доме, но и того, кто находится на другом конце Звезды.

В голове Доминго пронеслись древние легенды о ночных наездницах, что норовили оседлать спящего человека и кататься на нем до самого рассвета. По какой-то непонятной причине их сменило видение, в котором его самого оседлала свояченица Люпитера, заставила надеть свой старый парик и помчалась куда-то, сидя на потной спине «скакуна». Он вздрогнул, отгоняя прочь эту ужасную картину, а ведьморожденная тем временем продолжала:

— Я никогда не пыталась этим заниматься, поскольку снохождение — опасное искусство. Сноходец может не пробудиться в минуту опасности, или, того хуже, его дух останется в Изначальной Тьме, навсегда отрезанный от мира смертных. Но затем пришло время, когда вопрос чести стал для меня важней риска, и я справилась с этой задачей, как прежде справлялась со многими другими. Мне так кажется.

— Вам кажется?

Доминго все еще не понимал, о чем речь, но в какой-то степени заинтересовался. Пусть даже это и звучит как некая непорочновская разновидность того вздора, что нес брат Ван, придумывая сверхъестественные объяснения обыденным явлениям. С другой стороны, все раны барона, кроме самого тяжелого увечья, исчезли после кратковременного воздействия так называемой Изначальной Тьмы, поэтому он не мог отрицать некие таинственные свойства этого пространства, находящегося за Вратами... Но нет, это просто чепуха!

— Простите старому азгаротийцу его скептицизм, капитан, но услышанное мной сейчас означает, что вы видели сон, в котором оставили свое тело. Нет, даже не так. Вы думаете, что видели сон, в котором оставили свое тело. Все остальное, уж простите за мой багряноимперский, — это какая-то языческая ахинея.

— Я прощаю вам и багряноимперский, и скептицизм, — ответила Чхве. — Возможно, вы правы в том, что касается моего личного опыта. Я пыталась добраться до него много ночей подряд и каждый раз была уверена, что получилось. Это было куда ярче, чем обычный сон, это было по-настоящему... Но после пробуждения все подробности ускользали, как бы я ни старалась их удержать, и при мне оставалось даже меньше чем сон, только смутное впечатление, словно силуэты, расплывающиеся в тумане.

— Простите, вы сказали, что пытались во сне добраться до него? — Теперь Доминго вспомнил уже не легенды о ночных наездницах, а сказки об инкубах, которые лучше подходили для той картины, что он наблюдал прошлой ночью. — Кто он? До кого вы пытаетесь добраться в этом вашем сноходчестве?

— Я...

И она снова отвела взгляд, внезапно решив, что ее чуть теплый чай на самом деле очень вкусен. Затем едва заметно улыбнулась, вероятно вспомнив о своем возлюбленном или, может быть, удивившись собственной робости, мешающей назвать имя избранника искалеченному старику, который уже знает куда более опасные ее тайны.

— Это Марото.

— О, капитан! — сказал Доминго с нескрываемым отвращением. — Из всех Негодяев, из всех вообще мужчин, демоны меня подери!

— Вы уже недооценили его однажды, — заметила Чхве все тем же раздражающе снисходительным тоном, каким говорила с ним о ведьморожденных. — Как и многие другие, на их беду.

— Тот трюк, что ваш отряд выкинул тогда в горах, не имеет никакого отношения к способностям самого Марото, и вы это прекрасно знаете! — Напоминание задело гордость Доминго, даже если и не задело его раны. — Просто глупое везение, и ничего больше. Если только вы, глядя мне в глаза, не поклянетесь своей честью, что каким-то образом рассчитали появление того драного рогатого волка, который сразил меня прежде, чем я успел сделать кое-что похуже с вашим Вонючим Марото.

— Нет, это и в самом деле было, как вы выразились, глупое везение, — согласилась Чхве. — И это вы сразили волка, но по еще более глупому везению он в смертельной агонии бросился на вас. Вы не посрамили тогда своей славы, Доминго Хьортт. Говоря о том, что вы недооценили Марото, я имела в виду ваши действия в битве у Вербного урочища, когда вы...

— Я знаю, что делал у Вербного урочища, — проворчал Доминго, не желая снова выслушивать ее сухие выводы. — Но от каких демонов это узнали вы? Неужели ваш отъевшийся кавалер все еще поет песни о том единственном случае, когда я двадцать четыре года назад попался в его неловкие руки?

— Нет, — ответила Чхве. — Я читала об этом задолго до того, как покинула Хвабун. Меня всегда интересовала военная история.

— Военная история! — вздохнул Доминго. — Значит, вот чем я стал? И вы говорите, что я... не посрамил своей славы?

Ему потребовалось время, чтобы справиться с раздражением, вызванным напоминанием еще об одной неудаче в борьбе с кобальтовыми, но в конце концов похвала опытного бойца сделала свое дело. Это было странное ощущение, несомненно связанное с бессонницей, помимо всех прочих бед, но Доминго вдруг гордо вскинул голову при мысли, что некий монстр с Непорочных островов знаком с его военной карьерой.

— Думаете, это просто случайность, что императрица Рюки дождалась вашего ухода в отставку и только после этого потребовала возращения Линкенштерна и пограничной стены? — Чхве снова наполнила его чашку, потом свою и, словно опасаясь, что он примет ее за шпиона императрицы, добавила: — Я не считаю это совпадением. Вы лучший из ныне живущих военачальников Багряной империи. И ваша провинция ближе всего к границе Непорочных островов. Любому непорочному, знакомому с военной историей, известно ваше имя.

— Да, мы проиграли лишь ту единственную войну, которая имела какое-то значение, правильно? — сказал он с мрачной усмешкой, впервые за долгое время не кривя душой.

По крайней мере, за то время, когда бодрствовал.

— Изучить только ходы победителя — это значит освоить только одну цепочку шагов, но, чтобы в совершенстве познать танец войны, нужно проследить за действиями обоих противников, — процитировала Чхве «Железный кулак» лорда Блика, словно знакомство с имперским рыцарским кодексом было самым обычным делом у непорочных.

Впрочем, как знать, возможно, здесь действительно так принято... Сам Доминго из множества азгаротийских книг, багряноимперских каталогов, усбанских свитков и ранипутрийских хроник, собранных в его библиотеке, удосужился прочитать лишь одну непорочновскую рукопись — перевод «Выгодных боевых позиций» Чи Юн Пака, написанных двести лет назад. Оглядываясь назад, можно сказать, что он все-таки узнал кое-что о тактике островитян, учитывая, что они не пропустили главный военный конфликт своего времени.

— Вы можете быть невысокого мнения о Марото, но я хочу сказать, что видела и его победы, и поражения. И хотя вы, возможно, побеждали чаще, он лучше учился на своих неудачах.

Доминго чуть было не отпустил ехидное замечание о том, как хорош был Марото в своих поражениях, но, посмотрев на серьезное лицо Чхве, которую никак нельзя было упрекнуть в неуважительности, сдержался и лишь пробормотал:

— Ладно, так что там насчет Марото?

— Я не рассказала своему генералу, что пыталась связаться с ним при помощи сноходчества, поскольку она и так была обременена заботами, а я даже не знала, смогу ли все сделать правильно. Лучше подождать, когда появятся результаты. Хоть я и уверена, как вы уже слышали, что мне это удалось, но не сохранила в памяти никаких подробностей. Только ощущение того, что я была с ним и мы разговаривали друг с другом... Но что именно мы делали и о чем говорили, я не помню. Поэтому я продолжаю попытки, ведь любое умение достигается упражнениями.

— И некоторые виды упражнений приносят больше пользы, чем остальные, — заметил Доминго.

Этот рассказ о ночных свиданиях напомнил полковнику, что в его собственных снах Консилия никогда не расставалась с ним, они по-прежнему были мужем и женой, и каждый раз, когда он просыпался, утро казалось таким светлым и радостным... пока Доминго не вспоминал, что она давно ушла и он остался один. Способна ли Чхве на самом деле провести колдовской ритуал астральной проекции или просто придумала хитрый способ оправдать свои сладостные мечтания? Как бы то ни было, ее нельзя обвинить в том, что она уделяет этому все свободное время.

— Я все еще не понимаю, чего вы рассчитываете добиться от моей вахты... Предположим даже, что вы говорите во сне, но это еще не доказательство.

— Это может быть доказательством, если я запомню, о чем говорила, — сказала Чхве. — У меня такое ощущение, что в сноходчестве я становлюсь умнее и больше понимаю, чем в обычных снах. Если я снова найду путь к Марото, то задам ему вопросы, на которые может ответить только он, и если я как следует сосредоточусь, то сумею повторить его слова достаточно громко, чтобы их было слышно.

— Все это напоминает ярмарочные фокусы, — проворчал Доминго. — Или еще хуже — приемчики шарлатанов, якобы умеющих говорить с умершими, а на самом деле вытягивающих у убитых горем родственников все деньги в обмен на обещание передать весточку с той стороны.

— Мертвые говорить не могут, а вот спящие часто так и делают, — решительно возразила Чхве. — Я пыталась получить нечто большее, чем разделенные с ним приятные сновидения. И теперь, возможно, мы нашли способ. Я хочу рассказать Марото о том, что случилось с генералом и с нашим отрядом, и узнать о его судьбе и местонахождении. Подозреваю, что при каждой встрече мы обменивались новостями, но, проснувшись, все забывали. Возможно, секрет в том, что нужно не тащить их всю дорогу к собственному телу, а произнести как можно громче, пока мы еще пребываем во сне. Может быть, именно поэтому древним оракулам требовался свидетель — чтобы ухватить мудрость, которую сами они не вспомнят, когда выйдут из забытья.

— Я был бы лжецом, если бы не сказал, что это кажется мне чепухой, — признался Доминго и взял с серебряного подноса толстую короткую сигару.

Непорочные проявили удивительную любезность, предоставив полковнику возможность курить после каждого приема пищи. И его ужасно бесило, что они предлагают пленным эндонские сигары, не уступающие по качеству тем, что хранились в его хьюмидоре [3] дома, в Кокспаре.

— Чепухой? — переспросила Чхве, когда Доминго отрезал ножницами кончик сигары и прикурил от свечи.

— Не придавайте значения. — Как только «древесная» сигара ровно затлела, он с удовлетворением пустил струйку дыма над резным подоконником в сторону Отеанского залива. — Вот что я вам скажу, Чхве... Я уважу вашу просьбу и сыграю роль благоговейного писца при вашем ночном оракуле в обмен на одну услугу. Согласны?

— Я не стану соглашаться неизвестно на что, — заявила Чхве. — Услугой можно назвать самые разные вещи, честные и не очень.

— Конечно, конечно, — согласился Доминго. — Но таково мое условие. У вас есть целый день, чтобы его обдумать, поскольку я точно так же думаю о ваших ночных похождениях. Только учтите, что я ужасно упрям. В обмен на услугу, и никак иначе.

— Тогда я согласна, — решилась Чхве с воодушевлением, какого Доминго не видел у нее с самого появления в Отеане. — Это очень важно.

— Видимо, да. — Доминго поставил чашку, беззаботно звякнувшую о блюдце, и коснулся кулаком ожидающего кулака Чхве. — Насчет себя я не сомневаюсь, но что, если вы забудете о своей миссии? Вдруг вы, вместо того чтобы расспросить спящую душу Марото, или как оно там происходит на самом деле, а потом передать его слова мне, станете... Ну хорошо, вдруг повторится то, что случилось нынче ночью?

— Тогда вы просто уйдете. — Чхве посмотрела на синее море за окном, наконец ощутив примерно такое же смущение, которое донимало Доминго с самого начала, так что теперь их роли поменялись. Затем она снова перевела на полковника властный, как всегда, взгляд. — А если моя попытка окажется успешной и я передам сведения — думаю, это не займет целую ночь, — то вы сможете в определенный момент удалиться. Я исполню вашу просьбу и постараюсь вести себя тихо, но, поскольку неизвестно, много ли еще ночей у меня осталось, я намерена получить все возможное удовольствие от каждой.

— Пусть будет так, — ответил Доминго, снова начиная раздражаться. — А как вы смотрите на то, чтобы поговорить о более приятных вещах? Например, о моих военных неудачах или о правах ведьмо... э-э-э... дикорожденных? Или еще о чем-нибудь?

— Это и будет та услуга, которая от меня требуется? — спросила Чхве с хитрой ухмылкой, выдающей чувство юмора куда лучшее, чем ведьморожденная проявляла до сих пор.

— За такую мелочь, как присутствие при вашем ночном свидании с одним из самых ненавистных моих врагов? — Доминго и сам невольно пришел в слегка игривое настроение. — Даже не близко к тому, капитан.

Так они и продолжали, пока не появились Стражи Самджок-о, чтобы узнать у пленного полковника, почему имперский флот, хоть и под знаменами Цепи, проскользнул сквозь оцепление непорочных в море Призраков, но вскоре отплыл обратно, а теперь просит убежища в Отеане, вместо того чтобы вернуться в Диадему.

Доминго и Чхве многозначительно переглянулись, когда она перевела вопрос, а затем барон откашлялся и заявил, что у него есть кое-какие предположения, но, будучи военачальником Багряной империи, он может поделиться сведениями только с самой императрицей.



* * *

Адзуки (вигна угловатая) — растения семейства бобовых, второе по популярности в Японии после сои. (Здесь и далее примеч. перев.)

Кимчи — соленая капуста по-корейски.

Хьюмидор — ящик для хранения сигар.

Глава 10


Первый год Чи Хён по ту сторону Изначальной Тьмы действительно оказался хуже второго. Не потому, что вначале она была в большей опасности, наоборот, условия становились все суровей, а монстры нападали все чаще и яростней, по мере того как она приближалась к черному солнцу, висевшему в тусклом небе над самым горизонтом, но не опускавшемуся за него. Или к тому, что она принимала за черное солнце. Сверкающий эбеновый диск был единственным отчетливо различимым объектом на пустом небосводе и, похоже, излучал одновременно и жар, и лиловое сияние.

Так что вовсе не по внешним причинам первый год изгнания стал для Чи Хён таким адски трудным, что она сама никогда бы в это не поверила. Изнуряюще ужасным он казался просто потому, что был первым.

Первый год не стал бы менее жутким, даже если бы она родилась в этом мире вечных сумерек и похожего на снег пепла, где самые страшные звери ходили на двух ногах, но хватало и тех, кто охотился за ней на четырех, пяти, шести и так далее. Некоторых из них Чи Хён потом пробовала съесть, но лишь немногое из проглоченного сумела не выблевать. Основную часть ее рациона составляли серые гусеницы, напоминающие корни, и похожие по вкусу на гусениц лишайники, которые она выковыривала из слишком мягкой земли или вытаскивала из-под каменных россыпей. Принцесса и сама толком не знала, что вызывало у нее такую слабость: добытая ею еда или темная, непрозрачная вода из озер, рек и родников, которая отдавала то медью, то уксусом, то чем-нибудь еще. Но на самом деле там не было ничего, кроме пепла, покрывшего все и вся в этом пустынном мире, от невысокого горного хребта, который Чи Хён пересекла первым делом, до изрезанной оврагами равнины с цепью пронизывающих облака вершин на дальнем ее краю.

И над всем этим нависало черное солнце. Оно никогда не садилось и не сдвигалось с места, а торчало на покрытом сетью облаков небе, словно прожженная в карте дыра. Забавнее всего, что размер солнца постепенно увеличивался, и из крохотной монетки оно превратилось в обеденную тарелку, пока Чи Хён двигалась на запад.

Или в ту сторону, которую она посчитала западом. Ей нужны были какие-то ориентиры и направления в этом путешествии, чтобы не сойти с ума. Однако оказалось, что отдаленный маяк не стоит на одном месте, и, когда Чи Хён просыпалась или когда солнце снова появлялось из-за складок местности, любой компас или карта звездного неба показали бы его смещение. Если бы дело происходило в мире, где есть компасы и карты, а также люди, с которыми можно договориться о сторонах света... Чи Хён просила Мохнокрылку показать верную дорогу, но маленькая совомышь все время летела к черному солнцу, и, возможно, демон ориентировался здесь ничуть не лучше, чем его хозяйка.

Мохнокрылка... Каждое утро Чи Хён просыпалась с мыслью о том, что должна отпустить демона в обмен на возвращение домой, но потом откладывала решение. Отчасти эти колебания объяснялись тем печальным фактом, что, кроме маленькой злодейки, у Чи Хён никого не осталось. Императрица отобрала у нее все: и семью, и армию, и если принцесса мечтала о мести, то не могла лишиться последнего своего преимущества. Разумеется, ей потребовалось бы гораздо больше, чем содействие одного связанного демона, чтобы справиться со всей военной мощью Непорочных островов, но для начала нужно было сохранить хотя бы Мохнокрылку. Вернувшись сейчас на Звезду в полном одиночестве, даже без демона, она была бы вынуждена навсегда отказаться от собственной клятвы уничтожить императрицу Рюки. Купить свою несчастную жизнь такой ценой означало пожертвовать не только собственной честью, но и честью всей погибшей семьи Бонг.

Как бы ни пыталась Чи Хён убедить себя, что это единственная причина ее нерешительности, были и другие, более темные и глубокие мотивы. Сильней, чем позорный отказ от мести, ее пугало то, что Мохнокрылке может не хватить сил, чтобы доставить ее на Звезду, и все закончится тем, что совомышь печально опустит крылья, признавая свое поражение. Чи Хён многое довелось пережить, но она сомневалась, что ее сердце выдержит такое крушение надежды сбежать из этого ужасного места. Ей становилось тошно при одной мысли об этом.

Тошно? Как будто ее не мутило все время. Даже когда многострадальный живот не пытался наказать ее за очередную попытку выжить, она все равно чувствовала слабость, с самого первого дня. Слишком жарко на горных перевалах с грязным снегом — самым настоящим, а не сугробами пепла, — и слишком холодно на берегу океана цвета слоновой кости, каким бы жгучим ни было черное солнце, отражавшееся от кремовых волн, что вздымались и опадали с тошнотворной неторопливостью — так колышется рисовый сироп, если качать банку. Целый год в походах и поединках; тошнота и слабость, хриплый кашель и бесконечная усталость стали так же привычны, как и редеющие седые волосы, отросшие настолько, что наползают на правый глаз.

Целый год она прикрывала левый глаз железной пластинкой. Или, точнее говоря, левые глаза. Чи Хён знала: в ней что-то изменилось при прохождении через Изначальную Тьму, но, только когда она рухнула, едва дыша, возле дымящегося трупа змеи и увидела свое потное лицо в луже серебристой крови чудовища, стало понятно, что произошло. Нерешительно сдвинув грубую повязку, все еще прикрывавшую левый глаз, чтобы избавиться от отвлекающего буйства неописуемых цветов и призрачных образов, Чи Хён вздрогнула, моргнула давно не используемым веком... и увидела в зеркале застывшей крови еще одну серую радужку и дополнительный зрачок — горизонтальную черную полосу, как у козьего или осьминожьего глаза. Отражение начало ужасно меняться, едва демонский глаз приспособился к свету после долгого пребывания в темноте, так что она зажмурилась и поспешно вернула на место изношенную повязку.

Но демонский глаз словно бы набрался новых сил, отражаясь в крови своего сородича, и теперь мог видеть даже сквозь грязную ткань повязки. И что сбивало с толку еще сильней — даже сквозь опущенное веко. Казалось, он жаждет увидеть больше и недоволен тем, что его пытаются закрыть. А временами казалось, он хочет предупредить о чем-то таком, что она могла упустить из виду, — например, о призрачных паразитах, роившихся вокруг свежего трупа. С другой стороны, появилось неприятное подозрение, что это вообще не ее глаз, что он принадлежит кому-то другому, кто пытается с ее помощью заглянуть в этот мир сквозь вечную слепую мглу.

Промаявшись много дней из-за невозможности избавиться от таинственных видений, она выяснила, что глаз не способен смотреть сквозь ржавую броню бродячего мутанта. Убив очередную визгливую бестию, она поместила фрагмент железной пластины в мешочек из сыромятной кожи, и эта самодельная повязка наконец-то надежно закрыла демонский глаз.

Оказалось, привычкой смотреть лишь одним зраком обзавестись легче, чем приспособиться сразу к трем глазам. А пуще всего Чи Хён бесило, что измененное Вратами зрение показывало ее демона в облике куда менее приятном, чем милая миниатюрная совомышь. Но все же приходилось порой сдвигать защиту, когда даже Мохнокрылка сомневалась, что дорога безопасна или вода пригодна, или когда саму Чи Хён настолько угнетала депрессия, что, не увидев хотя бы мельком, как волны цвета окрашивают монотонную пустыню, она не находила в себе сил сдвинуться с места. Глаз искушал ее, заставлял разгадывать видения. Но если смотреть им слишком долго, то мысли постепенно замедляются, воля куда-то утекает, ноги бесцельно несут вперед, пока Мохнокрылка не начинает отчаянно махать крыльями перед лицом хозяйки, чтобы вернуть ее к действительности. И Чи Хён вдруг понимала, что бредет в опасной близости от усыпанного костями входа в логово огромного зверя. В наказание за это глаз надолго прятали под железной пластиной.

Целый год этого дерьма! Целый год отсчитывать дни — и это притом, что ночей в стране изгнания не существует вовсе! Чи Хён очень немногое пронесла через Врата Отеана, потому что, отправляясь на встречу с императрицей, без разбора побросала вещи в заплечный мешок. Но у многих убитых ею тварей были при себе всевозможные приспособления, и в конце концов накопился набор ржавых примитивных инструментов. Каждый раз, очнувшись от беспокойного сна, она выцарапывала насечку на древке копья, отобранного у монстра, которого убила в первые минуты после прибытия. Наконечник копья давно сломался о панцирь отвратительной многоножки, но древко Чи Хён использовала как трость и, что еще важнее, как календарь.

Целый год она понемногу утверждалась во мнении, что когда-то здесь была великая цивилизация, от которой не осталось ничего, кроме оскверненных могил, и что каждый город превратился в кладбище, дочиста ограбленное всевозможными стервятниками, настолько же безумными, насколько и ужасными. Причудливой формы здания были выровнены и отшлифованы пыльным ветром, на месте окон и дверей остались только пустые каменные глазницы. Чи Хён не нашла ни одного человеческого скелета, не изуродованного до звериного вида. Она последний человек в этом покинутом мире. Или же первый; кто знает, кто знает...

Целый год она пела Мохнокрылке, пока совсем не охрипла. Считала собственные шаги, мрачные окаменевшие деревья и немногие сохранившиеся колонны просто для того, чтобы доказать себе: в этом мире существует какой-то порядок, пусть даже его зовут Чи Хён Бонг. Выцарапывала короткие сообщения на каждом приметном камне, если тот не рассыпался под ее инструментом. Сообщения были такие: «Чи Хён была здесь. Она пошла в сторону черного солнца».

Целый год она провела с пониманием того, что, даже если бы ее первый отец, сестры и родня в самом деле попали в эту негостеприимную страну, у них было бы еще меньше шансов уцелеть, чем у нее самой. Если кто и заметит ее сообщения, то это будут не люди, и остается надеяться лишь на то, что они не знают высокого непорочновского языка.

Неделю она брела по ненавистному берегу, где волны сонного моря омывали лишь кости мертвых тварей, хрустевшие у нее под ногами, и едва не умерла здесь от жажды, пока не наткнулась на текущую к океану реку с солоноватой, но все же пригодной для питья водой, и направилась берегом вглубь страны. Всю эту неделю Чи Хён думала о том, что ее семья наверняка погибла и что расправа императрицы Рюки оказалась куда более жестокой, чем обычная казнь. Потому что неизвестность хуже всего, и надежда, за которую продолжала цепляться Чи Хён, была не менее жестокой, так что Мохнокрылка сделалась толстой, как маленькая тыква, и черной, как мамба, еще до того, как они спустились с первой горной гряды.

Целый год Чи Хён гадала, где были в это время Мрачный и Гын Джу. Если, конечно, они вообще где-то были. Ненавидела себя за то, что не дорожила каждым мгновением, проведенным с ними, ведь наверняка она добилась бы много большего, если бы держала их при себе, и шли бы на хрен их поиски пропавшего Марото, шли бы на хрен ее попытки спасти мир. Ненавидела себя за то, что так и не простила Гын Джу, и ненавидела Гын Джу за то, что он сам ее вынудил прогнать его прочь... Пока наконец не простила его совсем, а ненавидела теперь только себя за то, что не сделала единственного по-настоящему важного дела. В сравнении с тем, как поступила императрица Рюки с людьми, доверившимися ее слову, измена Гын Джу, выдавшего план побега, была просто смехотворной мелочью. Если бы только Чи Хён могла сейчас смеяться.

Целый год она беспокоилась о Кобальтовом отряде, взятом в плен ничтожной мстительной императрицей, о Чхве, о Феннеке и даже о Хортрэпе. Гадала о том, не было ли решение кавалерессы Сингх сбежать вместе с детьми домой, в Ранипутрийские доминионы, накануне прохода Кобальтового отряда через Врата Языка Жаворонка, самым мудрым из всех принятых кем-либо в этой военной кампании. Вспоминала полковника Хьортта, хотя и нечасто. И однажды, в самый разгар путешествия, подумала даже о Софии, с тревогой ожидавшей в Диадеме подкрепления, которое никогда не придет, и после долгого перерыва Чи Хён все же расхохоталась, и смеялась так, что по ее покрытым пеплом щекам потекли мутные слезы, смеялась до тошноты. Впрочем, ее стошнило бы и без этого.

Целый год непрестанного кошмара, и тем не менее она выжила. Спасло ее то, что она отбросила все надежды встретиться с родными и близкими. Никто не мог уцелеть здесь, не имея при себе демона, который защищал бы от отравы в пище и воде, а возможно, и в воздухе. Только самой Мохнокрылке было известно, сколько она сделала для спасения хозяйки. Вот почему, когда наступал настоящий ужас, Чи Хён, какой бы изнуренной она ни была, каждый раз находила в себе новые силы. Лихорадка всегда прекращалась в нужное время, и принцесса поднималась на нетвердые ноги, вынимала из ножен измученный жаждой черный клинок и нападала на врагов... Но даже демон не мог полностью оградить ее от яда этой страны.

По крайней мере, они обе получали выгоду от сотрудничества, и, пока совомышь неустанно защищала хозяйку, та кормила ее своими нескончаемыми мучениями и самыми черными эмоциями из всех, что когда-либо бурлили в сердце смертного. Они подпитывали друг дружку в каком-то вампирском круговороте, напоминающем застежку на одном из свитков ее первого отца; там были изображены две змеи, кусающие одна другую за хвост. Отец говорил, что это символ вечности, но если это была вечность, то все свитки, над которыми она когда-то насмехалась, лишь слабо намекали на истинный ужас существования.

Однако надежда не оставила ее окончательно, а на второй год снова начала расти, потому что однажды, сдвинув защитную повязку и прищурив демонский глаз, Чи Хён рассмотрела, что на самом деле представляет собой черное солнце. Это были Врата, пропускающие толику света и тепла из мира смертных. Из мира Звезды. И по тому, как они медленно, но верно увеличивались в размере, Чи Хён поняла, что когда-нибудь, пусть даже через много лет, сумеет выкарабкаться из этого ада и отомстить не только императрице Рюки, но и всему Отеану.

Двадцать тысяч непорочновских солдат стояли рядом и ничего не делали, когда ее второго отца казнили за едва ли не единственное из преступлений, которых он никогда не совершал на своем полном разнообразного мошенничества веку. Ни один из дюжины дюжин лучников не проявил ни малейшего колебания, убивая его. А сколько бессердечных смертных тащили ее сестер, первого отца и всех домочадцев по ступеням храма Пентаклей, чтобы сбросить в эту кошмарную преисподнюю? Сколько их усердно трудились, разрушая ее дом, оскверняя Хвабун точно так же, как военные епископы Черного Папы уничтожали языческие святыни на окраинах Багряной империи, за что их потом осуждали все цивилизованные люди на Звезде?

Возможно, кто-то из приближенных императрицы и возражал против жестокого приговора, но, узнав теперь всю правду о черном сердце Рюки, Чи Хён не сомневалась, что несогласных заставили замолчать точно таким же способом. А это означало, что каждый из оставшихся в Отеане к моменту возвращения последней из семьи Бонг в той или иной степени, с мелкими различиями, не имеющими серьезного значения, будет признан причастным к злодейству. Даже если бы Чи Хён и убила принца Бён Гу, не могло быть никаких сомнений в полной невиновности остальных членов ее семьи, и каждый, кто продолжал служить императрице, способной на такую дикость, заслуживает того, что принесет ему Чи Хён.

Это были темные мысли, но они как нельзя лучше соответствовали обстановке и помогали идти дальше, даже когда она плакала от бессилия, вспоминая Мрачного и Гын Джу, а надежды на встречу с ними становились такими же хлипкими, как подошвы на ее износившихся сапогах. Но не возникло даже мысли стащить обувь с ног убитого противника, в котором под ромбическим узором чешуйчатых наростов можно было опознать женщину. Голова мертвого монстра казалась поднятой со дна моря еще до того, как Чи Хён разрубила врага на части черным клинком, взревевшим одновременно с ней, а шайка, услышав пение ее святой стали, убежала со всех ног. Вероятно, слухи об одинокой воительнице с зачарованным мечом, всевидящим оком и связанным демоном уже распространились среди здешнего племени, но если одних это отпугивало, то других, наоборот, лишь сильней возбуждало. В первый год Чи Хён только защищалась, но затем превратилась в безжалостную охотницу, нападавшую на всех, кого удавалось застать врасплох, и расправлявшуюся с врагами без всякого милосердия... А врагом для нее был всяк, кто ходил, ползал или летал в этих краях.

После двух лет непрерывных сражений Чи Хён сначала потеряла один из мечей, треснувший, когда она пронзила безымянного монстра, а затем сломала изрезанную отметками трость. Вовсе не потому, что ведение календаря стало для нее слишком угнетающим занятием, просто нужно было сделать лубок для поврежденной в схватке с рогатым чудовищем руки. Благодаря заботам Мохнокрылки кость в конце концов срослась, но отмечать дни Чи Хён все же перестала. Почему это вообще должно ее беспокоить? Она пробудет здесь, пока не найдет выход или пока не умрет. Все, конец песни.

А потом, проходя по развалинам некогда мощной стены, одной из тех, что располагались вдоль фьордов, образующих северное побережье перламутрового моря, Чи Хён попалась в ту самую ловушку, какую сама обожала устраивать другим.

Она шаталась от усталости после восхождения на высокий мыс, а Мохнокрылка, поддерживавшая силы и внимание хозяйки во время опасного подъема, дремала, устроившись на перевязи. Яростный шквал налетал с океана, высвистывая почти мелодичные трели. Ветер сдул с камня скользкий пепел, который сделал бы этот маршрут совершенно непроходимым, но непрерывные завывания вконец оглушили Чи Хён. Она решила уйти вглубь страны, продолжая путь на запад, но за прибрежными скалами тянулась стена еще одного разрушенного города, когда-то способного затмить своим величием любую столицу Звезды.

Утомленному правому глазу он казался лишь лабиринтом, раскинувшимся до самого горизонта. И если бы она вошла в это скопление обломков и осыпавшихся стен, то черное солнце скрылось бы за бесконечными милями развалин. Чи Хён уже не раз теряла из виду свою цель, иногда на целые недели, и не было ничего хуже, чем, поднявшись на очередную гряду, увидеть, что она сбилась с курса и солнце чернеет совсем не в той стороне, где его ожидали.

Приподняв повязку на демонском глазу, она увидела, что мертвый город охвачен бурной призрачной жизнью. Пастельного цвета потоки лились по извилистым улицам, отчетливые тени отделялись от стен и крыш и уплывали куда-то в разноцветном небе. Одним словом, ничего нового. В который уже раз принцесса задумалась, действительно ли эта страна так холодна и безрадостна, как выглядит, или же процветает в тепле и счастье обычной жизни, о которой Чи Хён могла лишь догадываться по случайным намекам, что удавалось уловить ее измененному глазу. Что, если это место, которое кажется всего лишь древними развалинами чужой страны, на самом деле оживленный город Звезды, но сама Чи Хён, словно обреченный на вечные скитания призрак, видит только тени, отбрасываемые живым миром?

Что ж, не лучше ли, вместо того чтобы мучиться глупыми вопросами, которые она уже тысячу раз себе задавала, просто вырвать заколдованный глаз и двинуться дальше?

Возвратив на место повязку, Чи Хён повернула от бескрайнего пустынного города к стене, идущей вдоль берега. Большие отрезки галереи, тянувшейся по верху стены, сохранились, но местами она обвалилась, и Чи Хён приходилось спускаться и пробираться через лабиринт обрушенной каменной кладки.

Именно в один из таких моментов ловушка и захлопнулась. Часть стены осыпалась в море с отвесных утесов, оставив участок свободного пространства, который Чи Хён, задержавшейся перевести дух возле отдельно стоявшей арки, требовалось как-то пересечь. Стена здесь поднималась на гребень, почти такой же отвесный со стороны города, как и со стороны моря, и тянулась в сторону, но проход наверху оставался достаточно широким, и Чи Хён, начиная от самого мыса, не встречала более крупных следов, чем следы горного кальмара. Однако она не продержалась бы в этой стране так долго, если бы не заботилась о своей безопасности.

Словно почувствовав ее сомнение, левый глаз запросился на волю, и она дала ему поблажку. Чи Хён могла позволить себе лишь один быстрый взгляд, зная, как сказывается демонское зрение на ее чувстве равновесия. Ее ноги отчаянно пытались найти опору на обманчиво ровной поверхности, даже после того, как повязка с металлической пластинкой возвращалась на место. Переждав предсказуемый рой красок, круживших вдоль узкого гребня между нею и далекими развалинами, Чи Хён сосредоточилась, высматривая маслянистые черные пятна. Эти пятна означали бы врагов, притаившихся в засаде, но все их хитрости были бесполезны против зоркого ведьмовского глаза... Однако сейчас, хотя над развалинами мерцали всевозможные оттенки красок и мелькали призрачные тени, зловещих черных сгустков нигде не было видно.

Чи Хён рывком вернула повязку на место и, как только к ногам вернулась устойчивость, двинулась вперед. Здесь, на открытом участке, вдали от заглушающих шум развалин, свист ветра превратился едва ли не в крик, и она хмуро всматривалась в пустое небо. Берег без птиц выглядел так же неестественно, как океан без воды. Хотя, возможно, он и был без воды, но Чи Хён не стала приглядываться к белесым волнам, бьющим в угрюмый берег.

Краем глаза она заметила впереди какую-то тень, мгновенно скрывшуюся за стеной. В этой унылой стране, с ее слабым черным солнцем, настоящую тень отбрасывали только изуродованные, со зловонной кровью тела чудищ. Чи Хён уже подошла к открытой площадке, и теперь она бросилась вперед со всей быстротой, какую только могла себе позволить. При первом же неловком шаге по неровной каменной поверхности она либо упала бы со скалы в море, либо скатилась бы по крутому склону далеко вниз, к городским развалинам. Дыхание стало прерывистым, в груди пекло от быстрого бега, ноги подгибались, ветер налетал с такой силой, что едва не сбрасывал ее. Держа грубый дротик в одной руке, Чи Хён другой придерживала Мохнокрылку, чтобы совомышь не ударилась ей в грудь, когда проснется.

Еще одна тень мелькнула на мгновение за россыпью обломков. Уже не в первый раз Чи Хён напрасно доверилась проклятому глазу, надеясь, что тот предупредит об опасности, но так и не решила, то ли она неправильно понимает причудливую картину, то ли глаз нарочно обманывает ее. К этому вопросу стоит вернуться, когда она перебьет всех вставших у нее на пути... Правда, за ближайшими каменными блоками разрушенной стены способна укрыться целая армия мутантов, и, если они все бросятся на Чи Хён, у нее не хватит сил, чтобы убежать тем же путем, которым она пришла. Лучше пробиваться вперед, пока чудища, сколько бы их там ни было, не разбегутся с воплями от ее черного клинка. Если бы они поменялись ролями, Чи Хён тоже устроила бы засаду на этом самом месте, но на узкой тропе или на мосту проще в одиночку отбиваться от превосходящих сил. Как всегда, у нее было преимущество в сообразительности перед четырьмя одетыми в броню, что вышли ей навстречу из-за камня.

Мохнокрылка наконец-то проснулась с отчаянным визгом, который Чи Хён едва расслышала за ревом ветра. Обессиленная совомышь взлетела с перевязи и захлопала крыльями перед лицом хозяйки. Чи Хён оценила предупреждение демона, но и сама уже прекрасно понимала, что это была не лучшая идея — пробежать последние десять метров до подножия стены.

Никто из четверки не спешил напасть, враги выжидали, когда она первая бросится на них, а сами разошлись на расстояние, позволяющее ее окружить. Они оказались смышленей большинства своих сородичей, а значит, и опасней. Хотя враги и не носили шлемы, да и броня казалась не такой мощной, как у других, клинки их выглядели острыми. Один из четверки потрясал огромным арбалетом.

Глаз Чи Хён слезился от ветра, но она заметила, что лица у них почти человеческие, более гладкие, чем у большинства других монстров, а в приоткрытых ртах не видно клыков. Чи Хён сосредоточила внимание на самом опасном противнике, на высокой женщине, вооруженной глефой. Та уперлась древком в землю перед собой и подняла вверх руку в перчатке как раз в тот момент, когда Чи Хён замахнулась дротиком, чтобы вонзить его прямо в рычащий рот женщины, а потом уже выхватить меч. Что бы они ни задумали, Чи Хён не поддалась на уловку, а то, что она принимала за вой ветра, оказалось ревом черного клинка, требующего напасть как можно скорей и убивать, убивать, убивать этих тварей, и она уже собралась метнуть дротик в растерянное лицо врага, но вдруг поскользнулась.

Один из монстров сделал ей подножку, Мохнокрылка не смогла защитить хозяйку, и все тут же набросились. Их было четверо, а Чи Хён совсем ослабела, но она заметила, что все они старые — старые и слабые, и она продолжала отбиваться, пинаясь и рыча. Попыталась ударить головой в зубы желтокожему мужчине, как только тот наклонился к ней, и укусить за руку старую каргу, прижимавшую что-то к ее рту. Нет, не ко рту, а ко лбу, что-то холодное и мокрое.

Рычание затихло, как только они произнесли какое-то хитрое заклинание. А Мохнокрылка кружила над головами нападавших — единственный маяк в пустом небе над пустым морем.

— Чи Хён... — повторяли они. — Генерал Чи Хён...

Она была так поражена, что не смогла ничего сказать, но прекратила сопротивляться; ее перевозбужденный мозг наконец-то распознал настоящих людей, а не монстров, и эти люди обращались к ней. Ее имя звучало чуждо в устах четверых стариков — трех женщин и одного мужчины, — но беспокойство на морщинистых лицах сменилось облегчением. Даже радостью. Старик заплакал. Руки, прижимавшие Чи Хён к земле, теперь помогли ей сесть. Это был сон, один из тех снов, каких она не позволяла себе уже так давно, что потеряла счет времени.

— Вы знаете меня, — с трудом проговорила она, глядя в счастливые лица вооруженных и облаченных в доспехи старцев. Они выглядели знакомо, но так, как это бывает в снах, где все смертные родня друг другу. — А я... Простите... я не...

Они на мгновение смутились и обменялись нервными смешками. Затем женщина с глефой, которую Чи Хён едва не убила, самая старшая среди них, отвесила церемонный поклон ранипутрийских рыцарей, хотя сама была, скорее всего, родом из Кремнеземья, и сказала:

— Кавалересса Сасамасо из народа Венценосного Орла, капитан личной охраны генерала Чи Хён Бонг, к вашим услугам.

Чи Хён онемела и с разинутым ртом смотрела на старуху, пока черты изможденного лица не слились с полузабытым образом дорогой телохранительницы, погибшей в первой битве у Языка Жаворонка. Нет, не погибшей... проглоченной Вратами, внезапно открывшимися посреди поля боя, исчезнувшей вместе со многими другими, как, например...

— Граф Хассан из Кобальтового отряда, к вашим услугам, — сказал усбанец голосом более твердым, чем его дрожащие колени, и поклонился так низко, как только позволяла старческая спина.

— Герцогиня Дин из Кобальтового отряда, тоже к вашим услугам, — произнесла женщина, казавшаяся менее изнуренной, чем другие, но Чи Хён рассмотрела, что это только грим, а под ним такое же морщинистое лицо, как у всех остальных.

Взяв под руку третью женщину, единственную, кого Чи Хён совсем не узнавала, Дин продолжила:

— И позвольте представить вам Мелой Ши, некогда капитана Пятнадцатого имперского полка, а ныне бойца Кобальтового отряда.

— Очень, очень давно я в этой компании, — поспешила добавить азгаротийка с прекрасными волосами, отдавая Чи Хён салют кобальтовых. — Для меня большая честь познакомиться с вами, генерал. И служить правому делу.

— Я... не могу понять. — У Чи Хён закружилась голова, пока она переводила взгляд с одного спасителя на другого, слишком потрясенная, чтобы ощущать что-то еще, кроме смущения. — Простите, я не знаю, что случилось с вами, что случилось со мной, я...

— Единственная роскошь, какую мы здесь имеем, — это время, чтобы все обсудить, когда вернемся в лагерь, — заметила Сасамасо, легко поднимая Чи Хён на ноги, несмотря на свои преклонные годы. — Но и это может подождать, пока вы не отдохнете и не поедите.

— Но может быть, вы нам что-нибудь расскажете по дороге? — взволнованно спросила Ши.

— Нет, не расскажет, — возразила Сасамасо, с улыбкой глядя на Мохнокрылку, кружившую над ними в островке спокойствия и тишины, среди развалин, защищавших от яростного ветра. — Мы ждали так долго, что можем потерпеть еще немного.

— Вы ждали меня? — удалось выдавить Чи Хён.

Земля уплывала у нее из-под ног, пока Дин и Хассан подбирали ее ветхий мешок, ржавый дротик и все прочее, что она обронила в драке.

— О да... Возможно, вы удивитесь, генерал, но мы ждали вас очень-очень долго, — сказала морщинистая кавалересса и вместе со всем маленьким отрядом заковыляла в сторону мертвого города, считавшегося древним уже в те времена, когда Звезда была совсем молодой.

Глава 11


– Выше... выше... Вот здесь.

Неми прищелкнула языком, мягко направляя движения ученицы в вечной полутьме своей передвижной хижины, которую она называла вардо.

— Вот так, туда-сюда, но не торопись, не торопись — медленно и спокойно. Хорошая девочка.

Пурна упражнялась так долго, что у нее заболели пальцы, но при звуках голоса Неми ее грудь трепетала, словно василиск ведьмы пробрался в легкие и машет там крыльями. Она держала инструмент твердо, надавливала на него равномерно, как велела Неми, и вот откуда ни возьмись прозвучала первая дрожащая награда за старания. Она продолжала, улыбка расползлась по ее лицу, а торжествующий стон заполнил вардо. Как и во всех прочих играх, начиная с карточных и заканчивая любовными, главное — понять принцип, и дальше природа свое возьмет... Нужно только не зажиматься и не жалеть времени.

— Надо же, как быстро ты учишься, — сказала Неми и отпустила локоть Пурны, поймавшей правильный баланс и нужную силу нажима, чтобы извлечь звук из певчего меча.

Это была демонски трудная работа — зажать навершие меча сапогами, а потом большим и указательным пальцем левой руки надавить на лезвие, придав ему S-образный изгиб, а правой водить тетивой лука по тупой стороне клинка, чтобы он запел. Звук напоминал надрывный вой стаи похотливых котов, но Пурна по опыту знала, что эта странная музыка может быть и красивой, если отдаться ей полностью.

— Ты сказала, что играешь на других инструментах?

— В основном кастаньеты и барабаны, — ответила Пурна. — А еще неплохо играю на губах, с тех пор как познакомилась с теми аристократами, приятелями Дигглби, о которых я тебе рассказывала, но это действительно... Упс!

Она потеряла оптимальное положение так же быстро, как и нашла его, и музыка затихла, а левая рука слишком устала, чтобы удерживать согнутый клинок. Медленно отпустив его, чтобы лезвие не цапнуло за бедро, где уже хватало порезов, Пурна протянула лук Неми:

— В следующий раз я точно справлюсь.

— Ты меня уже достаточно впечатлила. — Ведьма засунула лук в меньшее отверстие тяжелых деревянных ножен, а в большее поместила певчий меч, который передала ей Пурна. — Когда я только начинала учиться, не удавалось удерживать его так долго, но за годы упражнений пальцы стали крепче. А твои, наверное, сильно саднят?

— Нет, нужно работать куда дольше, чтобы натереть мозоли, — заявила Пурна.

На самом деле пальцы уже отваливались, причем вместе с запястьями. Если бы она хотела, чтобы после уединения с молодой ведьмой ее руки сводило судорогой, то предпочла бы сыграть на других инструментах, но Пурна не стала уподобляться Марото и торопить события. Хотя, конечно, попытка не пытка, и если не флиртовать, то никогда не добьешься желаемого.

— Мой дядя говорил: если ты не займешь чем-нибудь руки, они доведут тебя до неприятностей, но я на собственном опыте убедилась, что неприятности начинаются именно тогда, когда все твои десять пальцев очень заняты.

— Недавно один из моих простодушных спутников обвинил меня в том, что я говорю загадками. Интересно, что сказали бы о тебе, Пурна Антимгран?

Неми отбросила прядь волос, наползавшую на очки. Ее кольца на пальцах и лице поблескивали в желтом свете лампы, освещавшей тесную комнату, где не было ничего, кроме походной кровати, книжных полок и угнездившегося в нише черно-белого василиска с колпаком на голове. Хотя урок музыки закончился, Неми по-прежнему сидела на подушках рядом с ученицей. И Пурна, уже не так сосредоточенная на игре, заметила, что бедро ведьмы касается ее бедра и только кружевное платье и кожаные варварские рейтузы разделяют их тела.

— Кто из спутников не способен понимать твои слова — плакса или злюка? — спросила Пурна. — Нет, дай я сама угадаю: это мать Мрачного, правильно? Я пыталась с ней пообщаться, объяснить, что сестра Марото — моя сестра, но ничего не вышло.

— Она не захотела с тобой говорить?

— Нет, поначалу она говорила очень охотно — по-кремнеземски. Но стоило показать, что я немного понимаю ее ругательства, и она сразу заткнулась.

— Со мной она вообще больше не говорит, — сказала Неми. — И вероятно, считает предательницей, потому что ее сковали моими кандалами. Но ведь она отказалась дать клятву, так что у меня не оставалось выбора.

— Так это были твои? — Пурна чуть сдвинулась, чтобы ее нога слегка потерлась о ногу Неми. — Интересно, зачем такой доброжелательной ведьме, как ты, нужны наручники?

— Сувенир из моей прошлой жизни фокусника, освобождающегося от цепей.

Неми положила руку с длинными пальцами на колено затаившей дыхание Пурны... но лишь для того, чтобы встать, опираясь на него. С момента начала урока силы постепенно покидали ведьму. Она наклонилась вперед, что-то высматривая на полках у дальней стены вардо. Спина, еще недавно такая прямая, заметно изогнулась, темно-рыжие волосы утратили блеск и теперь казались тусклыми, как увядший плющ, зацепившийся за край ее вышитого кружевами платья. Даже сгорбившись к вечеру, Неми Горькие Вздохи все еще была выше своей угракарийской гостьи, зато она сохранила аппетитную попку, так отвлекавшую Пурну с самой первой их встречи. И сейчас продолжавшую отвлекать, поскольку находилась столь близко, что можно укусить. Как всегда, наблюдая ее вечернюю слабость или вернувшуюся поутру, после завтрака одним из тех странных яиц, бодрость, Пурна сгорала от любопытства: чем, демоны ее подери, Неми заслужила такое проклятье? Она догадывалась, что тут замешан Хортрэп — кто еще, если не он? — но какая это должна быть захватывающая песня!

— А здесь уютно, — сказала Пурна, незаметно проводя рукой по теплому отпечатку, оставшемуся от Неми на кровати.

Это было жалкое удовольствие, достойное разве что Марото, но с тех пор, как они познакомились, Пурне так же не везло с девушками, как и ему. Может, это наказание за соучастие, а может, его неудачливость действительно заразна. Неми стояла на том же месте, у дальней стены вардо, продолжая выискивать что-то среди коробочек, баночек и книг, и ее ягодицы были одновременно так близко и так невообразимо далеко...

— Наверное, приятно полежать на этой кровати после того, как целый день провела на крыше.

— Да уж, — согласилась Неми и после короткой паузы добавила: — Можешь убедиться в этом сегодня ночью, если хочешь.

— Ох...

Во рту у Пурны пересохло, а ладони, наоборот, вспотели. «Не увлекайся», — приказала она себе. При всех своих зловещих атрибутах, чудовищных питомцах и деловых повадках Неми оставалась застенчивой школьницей, далеко не такой мудрой, какой хотела бы казаться. Пурна была готова начать охоту, но прекрасно понимала, что все не может быть так просто.

— Что-то вроде того, как заночевать у подруги? Я согласна.

— Нет, не вроде того, — чуть ли не раздраженным тоном сказала Неми, оглядываясь через плечо на Пурну. — Если только «заночевать» не означает «переспать».

— Э-э-э... если повезет, то означает.

Пурна задрожала еще отчаянней, чем прежде. Неужели это происходит на самом деле?

— Тогда почему ты до сих пор не засунула руку мне под платье? — спросила Неми, слегка покачав восхитительным задом. Значит, это все-таки происходит! — Завтра мы с раннего утра тронемся в путь, и ночь уже близка, а ты — еще нет.

Сердце Пурны растаяло, тепло разлилось по чреслам, и она потянулась к раю на земле. Ее пальцы больше не чувствовали усталости, когда она ухватилась за подол платья Неми и приподняла его, ловя ведьму на слове, но тут в голове пронеслась ужасная мысль.

— Неми, я надеюсь... надеюсь, ты не считаешь, что в долгу передо мной за спасение от Хортрэпа? Если да, то скажи об этом прямо сейчас, иначе мне будет не по себе, когда...

— Во-первых, не произноси этого имени в моем вардо, — перебила Неми, выпрямившись, насколько позволяла искривленная спина, повернулась к Пурне и выдернула из ее рук подол. Затем посмотрела на гостью и добавила: — Во-вторых, это паша Дигглби спас нас обеих, когда ты помешала мне отомстить за ужасы, с которыми не сравнится ни один демон Изначальной Тьмы. Так что нет, я не задолжала тебе ни свой язык, ни пальцы, ни какую-нибудь другую часть тела... Но если хочешь, можем поменяться на время, и надеюсь, тебе понравится.

— Видишь ли, эту задачку я уже проходила, — усмехнулась Пурна, положив руки на бедра высокой девушки, стоявшей перед ней, а затем потянула вверх подол ее платья и добавила: — Меняться языками — это мое любимое занятие.

Неми и так выглядела соблазнительно, но стала еще милей, когда закатила глаза и пробормотала:

— Нужно положить тебе что-нибудь в рот, пока ты не обрадовалась еще сильней.

— Охренеть как нужно, — выдохнула Пурна, поднимая платье Неми сначала до колен, а потом еще выше, пока над чулками не показалась смуглая кожа.

— Именно твой грубый язык я и имела в виду. — Неми легонько шлепнула ее по рукам, вырвалась и отошла к дальней стене вардо. — Если уж твой рот наполнен такой грязью, что же тогда со всем остальным?

— Что ты сказала про мой рот? — Пурна впервые задумалась о том, что ее длинный слюнявый язык мог вызвать у ведьмы отвращение, но это выглядело полной бессмыслицей. — Вот дерьмо, так это ты про ругательства? Брось, все ругаются.

— Нет, не все. — Неми открыла ящик под нишей с василиском и достала оттуда одно из черных с золотом яиц, которые она ела по утрам только в тех случаях, когда чувствовала себя еще более разбитой, чем вечером. — Мне это кажется ребячеством, и я не занимаюсь любовью с подростками.

Пурну рассмешило это «занимаюсь любовью» — а впрочем, звучит всяко лучше, чем «переспать». Впрочем, каждому свое, и Пурна с радостью отказалась бы от непристойных слов ради самих непристойностей... Хотя как можно быть непристойным, даже не ругаясь, — это большой вопрос. «Возможно, все дело в том, что Неми — ведьма, — решила Пурна и наконец-то расслабилась. — Она такая же чудачка, как самые отвязные аристократы, но это ведь страшный стереотип, правильно?» Кроме того, раз Неми уже разогрета — а сама Пурна сгорает от нетерпения, — они могут сколько угодно развлекаться болтовней, используя самые крепкие слова из арсенала цирюльников, но при этом не терять времени понапрасну.

— Кое-что из того, что мне нравится, выглядит довольно странно, — сказала Неми, ковыляя обратно к Пурне. Она облизала унизанные кольцами губы, ее большие красивые глаза за стеклами очков казались еще больше и красивей. — Но надеюсь, не ужасно. Только странно. Поэтому, если я тебе что-то предлагаю... я просто предлагаю.

— Девочка, я могу быть такой странной, как ты захочешь, и даже еще странней, — ответила Пурна, гадая, включает ли это чопорное ведьмино определение лишь куннилингус или уплывает в такие таинственные неизведанные воды, как покусывание ушей и трибадию. Что ж, пусть даже подразумеваются анальные ласки... Пурна постарается не упасть в обморок.

— Это... это возбуждает меня, — произнесла Неми, самым соблазнительным образом закусив губу.

Сдохни от зависти, мир! После долгого-предолгого перерыва Пурна наконец-то отведает что-то прекрасное!

— Открой рот.

Ах, этот тонкий оттенок властности! Пурна подчинилась, взволнованная тем, что кто-то может оценить подарок Принца — те изменения, что произвел у нее во рту демон Дига, когда спасал ее шкуру... И она найдет языку самое лучшее применение, какое только можно вообразить. Пурна высунула его во всю длину, то есть довольно-таки далеко, при этом изящно изогнув, чтобы показать во всей красе, и посмотрела на Неми с самым невинным выражением.

— Хорошая девочка, — похвалила Неми, и сердце снова взорвалось в груди у Пурны. — А теперь ни в коем случае не проглатывай.

— Мм... — Пурна втянула язык обратно. — А это не опасно?

— Нет, ни капельки. — Неми прижала к груди яйцо, которое только что протягивала Пурне; щеки ее запылали. — Но возможно, слишком странно? Да, слишком странно. Извини, я просто...

— Нет, продолжай, я доверяю тебе.

Пурна снова высунула язык, запрокинула голову и приготовилась к чему-то новому и, возможно, в самом деле отвратительному. Марото говорил ей, что нужно сохранять возбуждение, чтобы совсем не отчаяться, что лучше хоть какое-то внимание, чем никакого. Она беспечно отмахнулась от этих советов, решив, что с такой очаровательной девушкой опасность не грозит, даже если окажешься в самом жалком положении. А потом... В конце концов, ее наставника здесь нет и он не увидит яйцо на ее лице. Как бы сам он ни хотел этого, старый волчара.

Неми что-то прошептала, а потом с ловкостью повара раздавила яйцо в руке... и вылила содержимое в открытый рот Пурны. Теплая жидкость потекла именно туда, куда меньше всего хотелось, — к задней стенке горла, но Пурна сумела удержать ее во рту. Она была густая, но по вкусу не напоминала ни одно из яиц, которые пробовала в своей жизни угракарийка, а скорее устрицу, только что выловленную в Золотом Котле. Она щекотала язык и шипела, словно Пурна запила яйцо игристым вином. Как раз в тот момент, когда сердце испуганно подскочило, Неми поцеловала ее. И поцеловала крепко. Их губы приоткрылись, и обмен состоялся. Пурна едва не подавилась, ощущение от того, что жидкость соскальзывает в рот Неми, было таким возбуждающим, но она тут же представила, как все это возвращается обратно, и решила, что нет, спасибо. К счастью, Неми уже отстранилась и, проглатывая добычу, посмотрела в слезящиеся глаза Пурны. И это тоже было очень волнующе, Пурна еще больше завелась и повалила ведьму на постель.

Следующий поцелуй на вкус все еще напоминал диковинное лекарство Неми, но теперь, без яйца во рту, ощущение уже было совсем другим, и язык все еще приятно покалывало. В первый раз Пурна получила возможность опробовать свое приобретение, и, к ее полному разочарованию, все прошло не очень удачно: у Неми округлились глаза и она едва не задохнулась. Но когда Пурна попыталась мягко оборвать поцелуй, ведьма не позволила этого сделать, пососав кончик ее языка крайне соблазнительным образом.

Как бы странно ни пошло все дальше, это было гораздо лучше, чем упражнение с яйцом, а потом Неми извлекла Пурну из чисто декоративного предмета ее туалета — корсета, купленного в Змеином Кольце. Когда Марото пытался с ним управиться во время их фальшивого свидания в Пантеранских пустошах, он долго и безуспешно возился с застежками и запутался в лентах, зато Неми сразу же взялась за шнуровку на спине. Она быстро управилась с узлом, который, как уверял Дигглби, можно было только перекусить, а потом помогла Пурне избавиться от корсета, используя немало вульгарных слов при оценке наряда, который выбрала угракарийка для дружеского урока музыки.

Развязав шнуровку, Неми отпустила язык Пурны и принялась за переднюю часть корсета. Она расстегивала крючки и смотрела на Пурну таким закипающим взглядом, что оставалось только удивляться, как ее очки не запотели. Затем она с нарочитой медлительностью распахнула корсет, под которым у Пурны оставалась еще довольно простая и довольно несвежая ночная сорочка. В отличие от корсета, последний слой одежды Пурна могла бы снять и сама, но с благодарностью приняла помощь, как и Неми, когда освобождалась от сапог, шерстяных чулок, а затем и от рейтуз.

— Тебе не кажется, что ты слишком много на себя нацепила? — спросила Пурна, наконец растянувшись на кровати, которая на деле оказалась не такой уж и широкой.

Неми, все еще не снявшая платье и украшения, нетерпеливо согласилась, что ее гостья не должна чувствовать себя превзойденной, а затем встала на колени и стащила платье через голову. Теперь она выглядела еще свежей и привлекательней, к волосам вернулся прежний красновато-каштановый блеск, а с кожи исчез сероватый оттенок. Неми повернулась, чтобы сложить на полку целый фунт, если не два, своих металлических колец, и Пурна отметила, что ее спина снова стала прямой и гибкой. Прежде чем ведьма успела откатиться назад, угракарийка бросилась в атаку, положила руки на покрытые прелестным пушком лодыжки и принялась целовать нежную кожу, постепенно поднимаясь все выше и пуская слюни, словно дикая собака. И когда она достигла вожделенной цели, которую непристойные поэты откровенно недооценили бы, сравнив с какими угодно цветами или геологическими явлениями, к обоюдному восхищению выяснилось, что демонский язык Пурны, не слишком удобный во рту партнерши, очень хорошо подходит для других мест.

Той ночью она провела тщательный осмотр всех этих мест, а при необходимости даже двойную и тройную проверку и обнаружила там еще множество колец. И хотя у самой Неми язык был чисто человеческий, ее умения и аппетиты оказались поистине демонскими.

Ну хорошо, у Пурны было не так уж много опыта в чувственных делах, но все же достаточно, чтобы понять: Неми права, ведьма — странное существо. Не злое, совсем не злое. Просто странное.

Эта была самая чудесная ночь, какую только Пурна могла припомнить. На несколько блаженных часов она забыла, что ее разыскивают как преступницу, обманувшую собственную родню, что она потеряла друзей и собиралась отправиться в опасное до неприличия путешествие, чтобы спасти своего наставника, который, возможно, вовсе даже и не желает, чтобы его спасали.

Накрытый колпаком василиск разбудил их рано утром отвратительным шипением и визгом. Неми успокоила его, потом снова свернулась в объятиях миниатюрной подруги и мгновенно уснула. А Пурна еще долго лежала без сна в темном фургоне, вспоминая все те события, что хотела бы забыть, и крупные и мелкие. Внезапная страсть к Неми помогла ей на время отвлечься от проблем, но сейчас возникло ощущение, что за этот лучший в жизни секс придется заплатить с процентами.

Что, если ее узнали в Черной Моли или в Тао по портрету на объявлениях о розыске, которые дядя и тетя, очевидно, распространили повсюду, так что даже сейчас убийцы могут подкрадываться к спящему лагерю? Никому, кроме Дигглби, она не говорила правду о своем прошлом и о вознаграждении, обещанном за ее голову. Как ни крути, это мелкая ботва по сравнению с рассказом Хортрэпа о том, что орды монстров напали на Непорочные острова, и о том, что остальная часть Звезды ожидает своей очереди на гильотину. Но ведь это просто оправдание собственной трусости, разве не так? Пока остальные спали под открытым небом, где любой охотник за головами мог застать их врасплох, она пряталась в сторонке, за закрытой дверью, наслаждаясь своей долей странного, не предупредив друзей о возможной опасности. Неудивительно, что ей легче притворяться легкомысленным щеголем, чем стать настоящим героем, — роль эгоистичной засранки для нее более естественна.

Вот вам, драть-передрать, наглядный пример. Мрачному пришлось заковать в цепи свою кровожадную мамашу, и теперь он не знает, что с ней делать. Гын Джу потерял руку. И по словам Хортрэпа, весь Кобальтовый отряд сейчас в страшной опасности, потому что со дна океана всплыли бесчисленные полчища, мечтающие лишь о том, чтобы уничтожить Звезду... Но вместо того чтобы думать обо всем этом, Пурна вспотела от страха из-за своих фантазий об охотниках за головами, переживая только за собственную шкуру. Почему бы для разнообразия не побеспокоиться о ком-то еще? Иногда ей казалось, что у Марото она переняла лишь одну черту — его самовлюбленность.

Ну хорошо, это, может быть, и не к месту. Наверное, не стоит списывать привычку ее бывшего наставника обвинять себя во всех бедах на банальную самовлюбленность, это можно объяснить и чем-то другим, что никогда прежде не отравляло жизнь Пурне, — готовностью принять на себя ответственность за любую неудачу. Возможно, бессонница вызвана изменениями в лучшую, а не в худшую сторону и Пурна должна проявить к себе то снисхождение, с которым всегда относилась к Марото.

Где сейчас ее старый друг? Не грозит ли ему какая-нибудь страшная беда? Жив ли он вообще? Хортрэп признался, что отправил Марото в разведку на Джекс-Тот, и уверял, что они скоро встретятся, хотя она не сомневается, что колдун солгал и Марото так же потерян для нее, как герцогиня Дин, граф Хассан и все остальные друзья, погибшие за последнее время. Если бы Марото был здесь и мог поделиться с ней крупицей своей мудрости, он бы наверняка посоветовал не доверять ни единому слову Хортрэпа.

Неми облизала губы во сне и прижалась спиной к своей любовнице, а Пурна, ощутив тепло ее кожи, решила, что Марото мог дать и другой совет: зачем лежать без сна, думая о таком уроде, как Хортрэп, когда можно просто прислониться к его хорошенькой ученице? Возможно, эта близость окажется лишь случайной, но пусть даже и так; еще одна причина наслаждаться каждой минутой, пока все не закончилось. Если уж беспокойные мысли не дают Пурне уснуть, то лучше думать о том, как утешительно прижимается спина Неми к ее груди, а восхитительная попка — к животу...

Пурна вздохнула, но, в отличие от прозвища Неми, ее вздохи вовсе не были горькими. Она горячо надеялась, что будет еще не одна такая ночь, и не только ради фейерверка чувств, что зажгла Неми в груди своей любовницы. Теперь, когда Пурна наконец отцепила свой разум от бешено мчавшейся телеги сожалений и тревог, ее мысли сонно плавали вокруг обнаженной девушки, которую она обнимала. Неми не просто загадочная, она самая восхитительная из всех загадок. Какова ее песня? И сможет ли Пурна когда-нибудь выманить эту песню наружу, как извлекла музыку из певчего меча? Судя по колкостям, которыми обменялись Неми и Хортрэп той первой ночью, а также по некоторым позже оброненным словам, Неми инсценировала свою смерть, чтобы сбежать от учителя, но в целом связь ведьмы с колдуном казалась не менее таинственной, чем то проклятие, что каждый вечер искривляло ее спину, или рогатая волчица, что тащила ее вардо, или, чего уж скрывать от себя, все остальное в ней...

Жалок тот идиот, который не любит настоящих тайн, но пока достаточно и того, что завеса над этой тайной весьма интригующе приоткрылась. Пурна улыбнулась, вдохнула букет запахов застоявшегося дыма и острого пота, горьких трав и покрытых землей корней, исходивших от волос ее возлюбленной. Вскоре она задремала снова, прекрасно сознавая, что сон не может быть таким же сладким, как та бессонная ночь, что наколдовала ей ведьма посреди леса Призраков.

Глава 12


Каждому известно: если что-нибудь кажется слишком хорошим, чтобы случиться на самом деле, то оно, вероятно, и не случится. Но обратное утверждение редко подтверждалось обширным опытом Марото. Если все выглядело настолько ужасным, что просто не могло происходить на самом деле, это не исключало возможности того, что оно все-таки происходило. Более того, обычно выходило еще хуже, чем ожидалось поначалу... Поэтому Марото изрядно удивило то обстоятельство, что повседневная жизнь под властью Ассамблеи вексов была не такой уж и невыносимой.

Троица его непорочных друзей могла бы не согласиться с этим мнением, но такова уж пиратская благодарность — никакого чувства перспективы. Королевство Джекс-Тот не стало со временем менее зловещим или менее отвратительным, но быть гостями в этом огромном живом кошмаре гораздо предпочтительней, чем сидеть в обычной клетке. В какой-то момент даже перестаешь замечать затхлые запахи; что же касается пищи, то она со временем стала казаться почти съедобной. Почти.

Донг Вон и Ники Хюн, похоже, решили, что скорей уморят себя голодом, чем попробуют слизь и желе, что выделялись из стен их нового жилища, зато Бань последовала примеру Марото и брала все, что могла, от этого липкого помещения. Оба утверждали, что им доводилось есть и кое-что похуже, но поскольку сам Марото при этом кривил душой, то полагал, что и Бань говорит неправду. Вода тоже была, мягко выражаясь, не совсем приятной по вкусу, цвету и густоте, но даже привередливые непорочные слишком мучились от жажды, чтобы воротить нос от журчащих фонтанов плоти.

Троих пиратов привели к Марото почти сразу после их пленения. Древние жрецы проявили к новичкам весьма поверхностный интерес. Они были слишком заняты своими планами по уничтожению всего человечества, чтобы уделять внимание нескольким образцам обреченной расы, вот и отдали их на попечение Марото.

Его самого время от времени вызывали в башню, где размещался тронный зал Ассамблеи, чтобы помочь в выработке стратегии, и, к своему стыду, Марото оказывал им любое содействие, на какое только был способен. Он познакомил долго отсутствовавших на Звезде тотанцев с быстрыми течениями современной политики, рассказал все, что знал, о правительствах и армиях, начертил по памяти карты стран и планы дворцов вплоть до тех секретных ходов и удобных для засады мест, которыми пользовались сами кобальтовые четверть века назад. Более благородный пленник, наверное, попытался бы ввести врагов в смертельно опасное заблуждение, надеясь ослабить их силы, но только не Марото. Лишь дурак решился бы обманывать совет, способный в любой момент заглянуть ему в мозг, а в списке прозвищ из пяти букв, которыми награждали Марото, слово на букву «Д» не входило даже в пятерку самых популярных.

В первый раз, когда жрец в одеянии из тараканов засунул призрачную руку в череп Марото и покопался там, варвар еще пытался управлять воспоминаниями, которые иссохший колдун мог там увидеть, и на какой-то миг поверил, что хитрость удалась. Кто знает, возможно, так оно и было, но, если бы даже Марото и сумел провести бессмертных жрецов, он ничего не мог поделать с древними существами, что поселились в их телах. В день своего появления в этом аду Марото поклялся, что скорей покончит с собой, чем позволит прорваться хоть одному чувству, хоть одной мысли о людях, которые были дороги ему на Звезде. Ведь если Пурна и Диг, Мрачный и его дед, Дин и Хассан живы, они, конечно же, не захотят, чтобы эти монстры узнали об их существовании. Но стоило Ассамблее вексов надавить, как он предал своих друзей и родных, выложив все подробности, вплоть до резкого запаха изо рта его отца. Марото добровольно сообщал монстрам все, что их интересовало, а зачастую и намного больше, все сведения, которые, по его мнению, могли оказаться для них полезны. Он болтал языком, словно пьяный бард, пытающийся вернуть отданную в залог лютню. Он продал с потрохами и Багровую империю, и каждый из лучей Звезды в придачу; продал все и вся, чтобы доказать собственную ценность для иссохшего и, несомненно, безумного совета бессмертных жрецов, управлявших этим островом, какие бы падшие духи ни владели ими самими.

Какое-то время казалось, что так будет продолжаться и дальше, что Марото в самом деле купил у вождей Джекс-Тота отсрочку приговора для себя и друзей. Бань и Ники Хюн не упрекали его за сотрудничество с тюремщиками, тогда как Донг Вон вообще не сказал ни слова, но это могло не иметь ничего общего с осуждением, зато много общего с состоянием непрерывного шока, в котором все они научились жить. Ко всему этому невозможно привыкнуть, но, с другой стороны, зачем к такому привыкать? Лучше сосредоточиться на непосредственных задачах, переживая одну ужасную минуту за другой, пока наконец не заслужишь нескольких часов драгоценного сна. Поэтому постоянный труд стал для них благословением, он давал возможность занять разум чем-то одним, пока невероятное не начнет казаться почти обычным.

Человеческие пальцы были тоньше и проворней, чем когтистые перчатки молчаливых, облаченных в черную броню солдат, толпившихся вокруг, так что четверых иноземцев отправили работать в родильные водоемы для живых машин войны и в подземные доки, где содержали левиафанов, пока они не становились взрослыми. Смертные работники удаляли едкую плаценту из труднодостижимых мест на глазных пучках детенышей. Приходилось подолгу плавать вокруг новорожденных, выделявших жгучую, липкую слизь.

Это была самая трудная, но не единственная их обязанность. У Донг Вона хватало силы, чтобы поднимать броневые пластины, которыми покрывали огромные бока взрослых левиафанов, а Бань, Ники Хюн и Марото ловили паразитов в дыхательных отверстиях молодняка — отвратительная работа, требовалось забираться в жабры монстра величиной с фрегат и выдергивать оттуда колючих, похожих на саламандр тварей, которыми кишели теплые водоемы и затопленные гроты, предназначенные для разведения морских чудищ.

Марото вытащил особенно крупного и кусачего паразита и бросил его в корзину из костяных волокон, когда три члена Ассамблеи вексов появились в конце мощенной жилами дороги и окликнули пленника. Это был недобрый знак, ведь обычно они просто вызывали его к себе по окончании работы. Но по-настоящему он забеспокоился, лишь когда понял по их жестам, что Бань и Ники Хюн, очищавшие верхние жабры левиафана, тоже должны подойти. В первый раз вожди тотанцев пожелали, чтобы товарищи Марото тоже пришли на их совещание, а сами пираты были только рады, что не получали прежде такого приказа.

— Чего они хотят, Бесполезный? — спросила Бань, когда Марото позвал женщин и они все вместе побрели по сухому доку навстречу троим тотанцам.

— Наверное, просто пришли поблагодарить вас за усердную работу, — ответил Марото, стараясь сохранять беззаботный вид, хотя сердце тревожно забилось.

Это уже было маленькое чудо, что старая мышца выдержала каторжный труд на армию монстров, явившуюся из-за пределов пространства и времени.

— Ну и дерьмо, — мрачно проговорила Ники Хюн. — Если бы ты накормил нас какой-нибудь другой песней, я бы, может, и поверила, но все мы прекрасно знаем, что это не тот случай. Сомневаюсь, что ты вообще знаком с усердной работой.

— О нет, он работает очень усердно, только в нерабочее время, — сказала Бань, награждая Марото увесистым и, как хотелось верить, не последним шлепком по заднице. — Ты ведь говорил, что они побывали в твоей голове, Бесполезный, да и сам заглядывал в их головы и в какой-то степени познакомился с этими тварями. У тебя нет ощущения, что они хотят сделать с нами что-то плохое?

— Пусть только попробуют, — сжала кулаки Ники Хюн. — Если кто-нибудь из них полезет в мои мозги, я взболтаю его собственные.

Смелые слова для женщины, которая была парализована страхом, когда Марото пришел освобождать ее, Бань и Донг Вона из ямы, куда их посадили после поимки. Но даже самого Марото, при его богатом жизненном опыте, необычность всего окружающего приводила в замешательство. То, что Ники Хюн немного привыкла к обстановке и начала нести чушь, хороший признак... до тех пор, пока она не наговорит слишком много и не тому, кому следует. Марото искренне надеялся, что, когда они подойдут к Раздутому, Пауковолосой и еще одной женщине, которую он прежде не видел, непорочные предоставят ему право разговаривать с тотанцами, а точнее, лебезить перед ними.

— Здр-р-равствуй! — неестественно заверещал толстый жрец.

Из-за морщин и жировых складок он походил на голема, слепленного из огромной кучи масленых лепешек. Видимо, эти лепешки положили на землю и оставили без присмотра, если судить по полчищам муравьев, облепивших его тело, словно живая тога. Марото и перепуганные не меньше его спутники подошли к тотанцам, которые стояли на влажных мостках, проходивших над доком и под козырьком из живой плоти, и Раздутый повторил:

— Здр-р-равствуй и пр-р-рощай!

Такое начало не сулило ничего хорошего.

— Вы славно служили нам! — прокричала пауковолосая драная карга, выглядевшая особенно зловеще в своем наряде из паутины. — Настало время наградить вас за послушание!

Как и у всех остальных членов Ассамблеи вексов, голосовые связки Пауковолосой еще не полностью восстановились после вечности, проведенной в бездне, где бессмертные жрецы могли общаться только мысленно. Марото был почти уверен, что Джекс-Тот исчез всего лишь — всего лишь! — на пять веков, но один из жрецов мимоходом упомянул о томительных тысячелетиях изгнания; и хрен с ним, не спорить же с безумными монстрами. Как бы долго это ни длилось, они вернулись в мир смертных, слушающих ушами, и постарались компенсировать грубость связок громкостью, с которой выкрикивали каждое свое дурацкое слово.

— Мы отпус-с-скаем вас-с-с!

— Вы сказали, что убьете меня последним, — сказал Марото, не обращая внимания на Бань и Ники Хюн, которые изумленно приподняли брови, впервые услышав об этом условии его соглашения с Ассамблеей вексов. Конечно, он мог что-то упустить, рассказывая о своем торге, но чего они, собственно, еще ожидали? — Таков был уговор!

— Пр-р-равильно! — заявил Раздутый, тараща лишенные ресниц глаза на Марото, пока вереница муравьев забиралась старцу в ноздрю. — Поэтому вы долж-ж-жны уплыть! С флотом цепис-с-стов!

— Пр-р-равильно! Чтобы рас-с-спространить благую вес-с-сть! — провыла облаченная в паутину женщина и вместе с толстым жрецом затряслась в приступе зловещего смеха, сопровождавшего почти все разговоры Марото с безумной Ассамблеей.

Однако их спутница не рассмеялась, и Марото, присмотревшись к женщине в облачении из тараканов, поразился ее гладкой коже и черным волосам под горой насекомых, образовавших на ее голове нечто вроде высокого колпака. Марото точно не видел ее ни на одной встрече с советом, члены которого выглядели сообразно предполагаемым тысячелетиям изгнания. Эта новая жрица так ожесточенно скрипела зубами, что челюсть Марото задрожала в такт. Затем ее одеяние разошлось на животе, и она засунула правую руку с заостренными ногтями в свою молочно-белую плоть. Марото с отвращением смотрел, как ярко-красная кровь хлынула наружу... И хуже того, женщина сладостно застонала, погружая пальцы все глубже, а зрачки ее выпученных глаз то светлели, то чернели опять.

— Флот цепистов? — переспросила Бань, и ужас, который испытывал Марото при виде женщины, разрывающей свой живот, помер оттого, что бесстрашный капитан привлекла внимание древних безумцев. — Вы хотите сказать, что Вороненая Цепь прислала свои корабли на Джекс-Тот?

Услышав название церкви, женщина в одежде из тараканов уставилась изменчивыми глазами на Бань, из горла вырвалось клокочущее рычание, а затем она снова принялась яростно копаться в животе. От нее расходился затхлый грибной запах — как подозревал Марото, побочный продукт беззвучных разговоров между членами совета. Остальные жрецы-мертвецы тут же обернулись к Бань.

— Твои слуги не должны сами обращаться к Ассамблее вексов! — закричала Пауковолосая.

— Иначе их отберут у тебя! — взвыл Раздутый.

— Они больше не будут! Не будут! — проорал в ответ Марото, перенявший у монстров привычку во всю силу легких оглашать каждое слово. — Но вы сказали, что сюда приплыли корабли Цепи, да? И мы... мы можем просто сесть на них и уплыть домой? А когда?

— Сейчас!

Женщина в одежде из тараканов целиком засунула кисть руки себе в живот, и что бы она еще ни хотела сказать, это прозвучало неразборчиво даже по тотанским меркам — ликующий скрежет, от которого волосы на затылке у Марото встали дыбом, а горло сжалось от омерзения.

— Не-мед-лен-но! — завопил толстый мужчина. — Расскажите Звезде, что вы видели здесь!

— Расскажите Звезде, что ее ожидает! — вторила ему Пауковолосая.

Другая женщина просто завыла, затем выдернула пальцы из живота, запихнула себе в рот и принялась с причмокиванием обсасывать. Это было ужасно. Но наблюдать за тем, как окровавленная рана быстро затягивается, словно пленка на поверхности супа, после того как туда бросили кусок мяса, было почти так же тошно. Но не совсем так.

— Я только заберу еще одного слугу, который возится с плавающим зверем, и мы уйдем, — сказал Марото, все еще ожидавший какого-то подвоха.

Это просто самодовольная и жестокая игра кошки с мышью, так ведь? Когда столь злобные существа вдруг объявляют, что хотят тебя наградить и отпустить на свободу, следует ожидать, что земля разверзнется под твоими ногами, обнажив множество зубов, готовых растерзать жертву.

— Твой третий слуга уже подготовил транспорт, который доставит вас в гавань.

Жрец качнул подбородком в сторону взрослого левиафана, плавающего в нижней лагуне, и Марото понимающе кивнул. Значит, так оно и есть, самый жестокий вид казни, какой он только мог себе представить, — скормить пленников одному из тех монстров, которых они сами готовили к войне против Звезды. Примерно этого Марото и заслуживал.

— Пусть надежная дорога приведет вас к ее груди! — Женщина с тараканами скривила окровавленные губы в жуткую усмешку и нарисовала кровью у себя на лбу опрокинутый крест.

Ее глаза снова стали черными, она опустилась на четвереньки и умчалась прочь с нечеловеческой быстротой.

Пауковолосая рванулась следом за ней, и новая волна зловония наполнила воздух. Третий жрец уже собрался бежать вдогонку, но вдруг его глаза налились чернильным мраком, он обернулся и впился голодным взглядом в Марото и двоих непорочных. Голос был таким же холодный и сладким, как жало ледяной пчелы.

— Ее всемилость хотела составить вам компанию по дороге в гавань, чтобы попрощаться со своей паствой, но, очевидно, подготовка к возвышению занимает сейчас все ее мысли. Преображение может оказаться для смертной мучительным.

— Ее всемилость? — удивился Морото. Шестеренки в его голове крутились медленно, но все же крутились. — Вы хотите сказать, эта женщина — Черная Папесса?

В этом был определенный смысл: раз уж корабли цепистов стоят на якоре неподалеку от острова, с ними могла приплыть и папесса И’Хома.

— Нам все равно, кем она была, — сказало существо, живущее в теле жреца. — Ты сам мог стать тем, кем станет она, Свежеватель Демонов, если бы сделал правильный выбор, — первой жертвой Звезды и последней заполненной чашей. Последним членом Ассамблеи вексов.

— Ну да? Вы снова меня разыгрываете?

Марото проглотил комок, не желая больше смотреть в горящие черные глаза, но и не находя в себе сил отвести взгляд. Он не сомневался, что это существо видит сквозь его браваду отчаянно бьющееся сердце испуганной курицы... И существо ответило снисходительной улыбкой, еще более унизительной из-за своей искренности:

— Мы не похожи на вас, смертный. Это не розыгрыш и не ловушка. Вы можете быть свободны... до поры.

— Благодарю за милосердие, — услышал Марото собственный голос и склонился перед древним жрецом, в тучной плоти которого обитало нечто совсем уж доисторическое.

Он ощутил мимолетную вспышку раздражения, осознав, что ему позволяют уйти лишь потому, что не считают даже слабой угрозой, но недовольство угасло, когда он поклонился еще ниже. Это была смертельная агония его гордости; Марото подождал, пока гордость не затихнет навсегда.

— Я ваш слуга, как уже не раз говорил, и у меня даже в мыслях нет замышлять против вас...

— Идем! — прошипела Бань, схватила его за локоть и потащила прочь.

Жрец даже не задержался, чтобы подслушать, как оправдывается Марото, а повернулся спиной к смертным и вразвалочку пошел по помосту за своими собратьями.

— Ты хорошо отполировал им ногти, Полезный, и в самом деле добыл для нас шанс сбежать отсюда.

— Да, очень убедительно получилось, — сказала Ники Хюн, когда они спускались к докам, где плавал гигантский дракон-кальмар.

Тысячи работников суетились вокруг, вычищая костяные пластины, что покрывали растянувшиеся на сотни ярдов бока чудища. Когда эти твари вырастали, им устанавливали броню, и они уплывали в залитые водой пещеры, туда, где Марото ни разу не бывал.

— Заранее прошу прощения, если поездка на этой твари хоть немного похожа на то, чего я ожидаю, — проговорил Марото, с содроганием глядя, как двое тотанцев снимают небольшую хитиновую пластину и открывают сверкающее отверстие в боку левиафана.

— Сразу хочу предупредить, — заявила Ники Хюн, пока они на пристани пробирались сквозь толпу тотанцев, — кому-то из вас двоих придется объяснять Донг Вону, почему мы должны забраться в брюхо этого чудища. Я не собираюсь тянуть жребий.

— Поскольку мы уплываем с Джекс-Тота, это означает, что Полезный складывает с себя обязанности нашего командира, и ты будешь тянуть жребий, если я прикажу, Ники Хюн, — сказала Бань и приветливо помахала рукой тотанцу, с которым случайно столкнулась.

Он не ответил.

— Со всем должным уважением, капитан, — возразила Ники Хюн, увидев Донг Вона, полирующего костяную арку, из которой сочилась кровь, — мы пока еще никуда не уплыли.

Глава 13


В кипарисовом лесу гулял теплый ветер — болезненное дыхание умирающего мира. Лучшая шла медленно, но каждый шаг все равно отдавался болью в сломанных ребрах, которым было еще далеко до полного заживления. Однако она наотрез отказалась ехать в фургоне Неми и взять предложенное ею лекарство. Так она только предстала бы лицемеркой перед сыном, к тому же ведьма Горькие Вздохи один раз предала ее, и никогда больше Лучшая не станет доверять колдунам или принимать от них помощь.

Она знала, что вся пестрая компания постоянно следит за ней, как стадо настороженных сернобыков, заметивших вдалеке волка. Что ж, они и должны беспокоиться, пока Волк свободно шагает рядом, в рогатом шлеме, с копьем в руке и прабабушкиным солнценожом на бедре. Единственная причина, по которой эти безбожные язычники до сих пор дышат, — это клятва, вытянутая сыном в обмен на свободу. Лучшая поклялась Падшей Матерью отложить все раздоры до тех пор, пока Звезда не будет спасена от якобы угрожающих ей демонов.

Рогатая волчица тянула за собой дом на колесах, а Неми правила ею, сидя на козлах вместе с Пурной. Невысокая девушка единственная из всех могла рассчитывать на уважение Лучшей. Мрачный утверждал, что она в самом деле убила рогатого волка, чью шкуру носит вместо накидки, и, если верить песне сына, Пурна проделала это вместе с пропавшим братом Лучшей и тем странным мужчиной, что одет словно неупокоенный дух. Иноземец, в длинном парике, с бледным, как у призрака, лицом, занял место Лучшей в повозке рядом с вероломным братом Ритом, который переметнулся на другую сторону и теперь боится заговорить со своей спутницей.

Сын шел позади фургона, бесстыдно держа за руку непорочного, с которым целовался так, будто они уже поженились. Может, так оно и было, Мрачный ничего не спел о своих отношениях с чужеземным мальчишкой. Глядя на то, как ее израненный, ослабевший сын вышагивает рядом с одноруким любовником, Лучшая неохотно признала, что Гын Джу, насколько это вообще возможно для иноземцев, проявил смелость и ловкость, когда, рискуя жизнью и лишившись правой руки, защитил Мрачного от ее нападения. Но как только ей в голову пришла эта греховная мысль, она одернула себя, опознав уловку Обманщика, соблазняющего ее отказаться от праведного гнева. Кроме того, даже если непорочный и был великим воином до ее появления, теперь он без оружия и без руки, и Лучшая, когда сдержит свое обещание, легко разберется и с сыном, и с его искалеченным любовником.

Если война с демонами вообще случится. Об этой войне поет сын, и даже если сам он совершенно уверен в своих словах, все равно они мало что значат, поскольку голова Мрачного всегда была переполнена фантазиями. Если сын не предъявит обещанные магические хитрости и демонские ужасы, она будет считать, что выполнила клятву и теперь может исполнить приговор, вынесенный советом Рогатых Волков.

Посмотрев на бледные следы на своих запястьях, никогда прежде не знавших оков, Лучшая признала, что ее душа уже в опасности. Она поддалась искушению, потому что хотела поверить песням сына, хотела, чтобы оказался прав не совет племени, а ее мальчик. Как бы нелепо ни звучат его утверждения, если хоть одно из них подтвердится, значит на самом деле Мрачный сильней и мудрей, чем она могла допустить, и он вовсе не опозорил предков, а, наоборот, оказался достоин их славы. И если он действительно ведет всех на безжалостную битву с древним злом, то его душу не придется вызволять из Страны Трусливых Мертвецов, потому что она отправится прямо в Медовый чертог Черной Старухи. Возможно, он даже заслужит добродетельную смерть в бою и тем самым избавит мать от необходимости убить его собственными руками.

— Из них выйдет хорошая пара — ты должна гордиться.

Лучшая не доставила колдуну удовольствия признанием, что он опять подкрался незаметно. В первый раз ведьмак едва не прикончил ее, но сейчас она быстро успокоила задергавшееся было сердце, прекрасно понимая, что он пока не представляет угрозы. Не ответила она и на его назойливость, на своем опыте убедившись, что разговоры с колдунами ни к чему хорошему не приведут, а по словам бывшей союзницы, Неми Горькие Вздохи, этот Хортрэп Хватальщик был самым сильным среди них. Когда распухший бледный гигант появился из-за спины Лучшей, она заметила, что, кроме обычной плетеной сумки и дымящейся черной трубки, он несет на плече длинное белое бревно. На гладкой поверхности которого были тщательно вырезаны...

Лучшая зарычала, безошибочно определив знаки людей Шакала, и рванулась прочь от ненавистных символов и человека, который нес их на себе, но от резкого движения в ребрах так полыхнуло, словно она только что их сломала. Чтобы не упасть, она прислонилась спиной к стволу кипариса.

— Что случилось? — спросил Хортрэп, потирая лоб пожелтевшим черенком трубки. — Тебя нужно поддержать? У меня обе руки заняты, но мы можем попросить Гын Джу... Нет, подожди, с этим ничего не выйдет.

— Ты ищешь ссоры? — выплюнула она, забыв данное себе обещание не связываться с колдуном. — Какой же ты сильный и самоуверенный, раз подкрадываешься сзади и задираешь меня, когда я еще не оправилась от ран.

— Лучшая из клана Рогатых Волков, мать Мрачного, дочь Безжалостного и сестра Марото, я клянусь падшей болтуньей, которую ты так обожаешь, что и не думал задирать тебя, — добродушным тоном заявил Хортрэп, но волосы на затылке у Лучшей все равно встали дыбом, чего с ней не случалось с тех пор, как она, еще девчонкой, свалилась прямо на спину рогатому волку, за которым охотилась. Кивнув своей мерзкой головой на еще более мерзкую ношу, он продолжил: — Вижу, ты восхищена этим бревном. Я бы дал его тебе подержать, но оно выполняет очень важную работу, и боюсь, как бы эта штука не дернулась и не свалила тебя с ног... К тому же я не вправе ею распоряжаться: она не моя, а Мрачного. Я только нашел это бревно, после того как твой сын его потерял. Между прочим, я потратил на это уйму времени и могу объяснить почему. Когда плещешься в болоте так долго, как пришлось мне, все лужицы становятся похожи одна на другую, и стоит угодить...

— Эта вещь принадлежит Мрачному? — спросила Лучшая.

В той песне, что сын пропел ей вчера вечером, ничего не говорилось об амулете, доставшемся ему от злейшего врага клана Рогатых Волков.

— Я уверен, что они все участвовали, но да, именно ему ведьма из клана Шакала отдала это бревно, которое поможет отыскать твоего пропавшего брата. — Хортрэп зажал трубку зубами, снял ношу с плеча и держал ее теперь обеими руками. — Вот, просто ощути твердость тамаринда и...

— Отойди, — прошипела Лучшая. — Ты способен испугать кого угодно, только не меня. Я не боюсь стервятников, опускающихся до колдовства и подкрадывающихся сзади, вместо того чтобы подойти открыто. И можешь не опасаться меня сейчас, Хортрэп Хватальщик, но ты еще натерпишься страху, перед тем как я отправлю тебя в Страну Трусливых Мертвецов.

— Значит, не хочешь подержать волшебное бревно? — спросил Хортрэп, не вынимая изо рта трубки, а затем с безразличным видом снова закинул ношу на плечо и указал на удаляющихся в лес спутников. — Мы отстали, так что пошевели коленками, старушка... Но пока мы здесь одни, послушай, что я тебе скажу: если еще раз помешаешь моим планам, я забью тебя насмерть этим самым бревном.

— Не погоняй, я тебе не корова! — огрызнулась Лучшая.

— А я тебе не пастух. — Хортрэп вынул трубку изо рта. Капля слюны повисла на мундштуке, затем сорвалась и упала на роскошную одежду из выделанной кожи, пока он засовывал еще тлеющую трубку в карман. — И раз уж я пытаюсь что-то вбить в твою стоеросовую башку, — постучал он свободной рукой по торцу бревна, — то запомни: у меня большие планы на твоего сына. Не тронь его, и я не трону тебя. Хоть я и считаю, что это несправедливо, но никто почему-то не хочет, чтобы его схватил Хортрэп Хватальщик.

— Этот... этот мальчик — не мой сын, — сказала Лучшая. — Мой сын не стал бы полагаться на защиту колдуна.

— Не твой? Что ж, так даже проще. Я испытал бы угрызения совести, если бы забил насмерть мать Мрачного, но раз вы не родственники, то не придется проливать слезы.

Хортрэп ринулся на нее, держа бревно обеими руками, замахиваясь им, словно огромной булавой. Лучшая отпрыгнула, прячась за дерево, к которому только что прислонялась, и подняла копье... Или попыталась поднять, но от резкого движения ребра пронзила такая ужасная боль, что она застыла на месте. Однако Хортрэп, вместо того чтобы огреть ее бревном, развернулся и пошел прочь, посмеиваясь на ходу. Он мог запросто ее прикончить, но лишь припугнул забавы ради... а потом повернулся к ней спиной.

Лучшая была в такой ярости, что если бы могла вытащить солнценож, то ответила бы на оскорбление, но к тому моменту, когда боль прошла, она уже справилась с этим порывом. Лучшая из клана Рогатых Волков не станет уподобляться подлому ведьмаку, она дождется момента и убьет Хортрэпа, глядя ему в глаза. Она сделает это на виду у Мрачного, чтобы показать, как мало значит защита колдуна для настоящего хищника. А потом объяснит мальчику, что случается с теми, кто якшается с колдунами или, хуже того, с людьми Шакала. Лучшая исполнит клятву, потому что она верна своему слову. Но в ее клятве нет ничего такого, что помешает прирезать всех этих выродков, как только она освободится от обязательств. Лучшая понимала свои возможности, признавала, что не знает ответов на все вопросы; как и все смертные, она способна ошибаться в суждениях о добре и зле... Поэтому она и отправит их всех к той, кто вправе судить. Но вряд ли Падшая Матерь высокого мнения о Хортрэпе Хватальщике и его приятеле Мрачном.

Сначала Лучшая позволит им отыскать того, кто послужил причиной всех бед: ее брата. А потом каждый из этих еретиков предстанет перед судом Всематери, и Лучшая наконец-то заплатит за упокоение пламенем своего праведного гнева. Любой, кто окажется на ее пути, сгорит в этом огне. Любой, кто повернется к ней спиной, тоже сгорит. Вся драная Звезда сгорит, если это необходимо для ее же спасения.

Глава 14


Потрескивающий огонь отбрасывает на стены веселые тени. Возле камина дремлет пес. Сытные картофельные оладьи, яблочный мусс и кружка пьянящего охотничьего чая. Щекочущий ноздри дым необычной трубки и доносящийся из соседней печи аромат хлеба с корицей. За все годы, проведенные на багряном престоле, у Индсорит не было ни одного такого мирного вечера, ни в Змеиной башне, где прошла большая часть ее правления, ни в замке Диадемы, где она побывала с короткими визитами, ни в других домах и дворцах, где останавливался ее двор.

— Если бы я знала, что в моей кухне так уютно, то перебралась бы сюда много лет назад, — сказала она своей сиделке, вдыхая густой травяной запах и устраиваясь поудобней в плюшевом кресле, которое они притащили сюда через ползамка.

— Не думаю, что здесь было уютно, когда началось кровопролитие.

София выбила пепел из своей трубки из кукурузного початка, теплый взгляд голубых глаз скользнул по густым теням, окружавшим островок света в просторном и темном кухонном крыле замка. Не в первый раз Индсорит казалось, что ее преследуют призраки прежней жизни. Не в первый раз она призналась себе, что ей нравятся эти ощущения. И не в первый раз почувствовала вину за то, что с облегчением приняла отстранение от власти, не важно, насильственным оно было или нет.

— Я должна была найти время, чтобы зайти сюда и поблагодарить поваров, нарезчиков овощей и других кухонных работников, заботившихся о том, чтобы я всегда вкусно ела... — подумала Индсорит вслух.

Она приобрела эту привычку в долгом одиночном заключении, но сейчас вовсе не смущалась оттого, что кто-то оказался свидетелем ее сомнений и сожалений, а, наоборот, нашла в лице Софии идеальную слушательницу. Кто еще способен понять маленькие беды столь высокопоставленной особы, если не такая же королева?

— Хорошо, когда можно затеряться в толпе подданных, — согласилась София, лишь доказав этим, что присутствие обутой в тяжелые сапоги предшественницы может быть и несколько раздражающим.

Индсорит вовсе не думала, что София пытается ее унизить. После стольких лет почти всеобщего подобострастия поговорить с кем-то, кто не взвешивает каждое слово, опасаясь вызвать твое недовольство, все равно что глотнуть свежего воздуха, но тем не менее старшая собеседница время от времени срывалась на снисходительный тон.

— Надо полагать, Кобальтовая Королева не только ежедневно заходила на кухню, но и не пропускала свою очередь помешивать мясное рагу?

— Даже притом, что демон постоянно заботился о ней, Кобальтовая королева так боялась отравления, что распрощалась, на хрен, с идеей притащить свою задницу на дворцовую кухню. — София усмехнулась; как обычно, усмешка получилась одновременно естественной и вымученной, словно лицевые мышцы отвыкли улыбаться и каждый раз корчились от боли. — Я затащила старую походную кухню в покои для прислуги, прямо напротив королевских палат, и питалась только тем, что готовила на ней, как раньше в захваченных замках.

— Брр, опять эти отравления! — Индсорит глотнула чая, и все ее медленно заживающие раны вспыхнули болью при воспоминании о подсоленном вине, которым ее одурманила И’Хома. — Столько предосторожностей: и таинственная колдовская защита, и люди, которые пробовали и перепробовали по нескольку раз напитки и еду, но не бывало такого года, когда какой-нибудь яд не наносил мне больше вреда, чем семеро демонов. Если я продержалась так долго, это говорит лишь о том, как много людей прикрывали мне спину... У этих аристократов и полковников, при всей их желчности, хватило ума понять, что моя власть — куда лучший выбор, чем переворот цепистов и междоусобная война за багряный престол.

София посмотрела поверх кружки, и Индсорит, не желая доставить ей удовольствие от высказывания очевидной мысли, поспешила добавить:

— Или же Вороненая Цепь, имеющая везде приспешников, могла отравить меня в любой момент, но решила подождать с этим, ведь я год за годом невольно играла ей на руку.

— Возможно, но лично я сомневаюсь, — ответила София. — Уверена, тебя убили бы много лет назад, не будь это слишком сложной задачей. Не забывай, что ты почти одолела лучшую мечницу, какую только знала Звезда.

— Почти, — согласилась Индсорит, любуясь белым рубцом на подбородке Софии. Стареющая легенда заработала множество других шрамов, но этот был самым заметным. — Учитывая то, как ты стремилась проиграть в этой дуэли, я должна была оставить тебе куда более красивую метку.

— Если подозреваешь, что я щадила тебя, то оскорбляешь этим и мою честь, и свое искусство, — сказала София, выпятив подбородок. — Кроме того, мне нравилось мое лицо таким, каким оно было.

— Мм... — протянула Индсорит, с притворным вниманием разглядывая грубые черты собеседницы. — Нет, ты выглядишь сейчас намного лучше, можешь мне поверить.

Вероятно, дело было в том, что София не вызывала в ней прежней ненависти и отвращения, но сказано это было совершенно искренне.

— Да? Это как с хорошим сыром, когда потрескавшаяся корка скрывает гораздо более приятное содержимое. — Похоже, София сама усомнилась в правдивости этого неловкого сравнения. Она криво усмехнулась, и румянец разлился по щекам, разукрашенным шрамами. — Но я говорю совершенно серьезно: это был самый трудный поединок в моей жизни.

— Он мог быть еще более трудным, — заметила Индсорит. — Но я поняла это лишь после того, как твой любовник ворвался в замок с намерением размазать меня по всему тронному залу.

— Ко? — нахмурилась София. — Мой... О демоны ада, нет! Марото рассказывал, что дрался с тобой, после того как решил, что ты убила меня, но и тогда, и после он был для меня просто другом, и никем больше. И не самым надежным из друзей.

— Но он ведь узнал в конце концов, что ты не умерла? Вы потом встретились?

Индсорит вспомнила, каким отчаявшимся выглядел противник, когда она одолела его, сломленным, точь-в-точь как ее отец после смерти матери в трудовом лагере, и в груди что-то удовлетворенно замурлыкало. По крайней мере, у этой истории счастливый конец.

— Ну да, встретились, — пробормотала София, но по тому, как она уставилась в свою кружку, не было похоже, что эта история действительно закончилась хорошо. Возможно, так бывает со всеми историями, если проскочить мимо того места, где мудрому рассказчику следовало бы остановиться. — Так что же он сказал такого, что оставалось с тобой все эти годы?

— Дело не в том, что он сказал, а в том, как он дрался, — ответила Индсорит. — Он был слишком разгневан, почти так же, как и я, когда пришла за твоей головой. Я думала, что ярость сделает меня неудержимой, но, сражаясь с ним, поняла, что ярость делает человека всего лишь неосторожным. Если бы я раньше научилась сдерживать гнев, то могла бы победить тебя.

— Мм... — София обдумала ее слова и кивнула. — Во-первых, ярость необходима, чтобы твое сердце рвалось в битву. Иначе получится еще хуже, чем когда ты обмочишь штаны перед противником. Во-вторых, не будь ты разгневана, то могла бы, конечно, драться лучше, но, во имя всех забытых богов Эмеритуса, тебе ни за что не удалось бы победить меня. Извини, девочка, ты хороша, но я все равно лучше.

— Возможно, была когда-то, — не удержалась Индсорит, — но с тех пор прошло очень-очень много лет.

— Не так уж и много!

— Тогда я требую реванша, — заявила Индсорит, подавшись вперед в кресле, насколько позволяла больная спина, и вытянув вперед перебинтованную руку. — Как только поправлюсь настолько, что смогу удержать в руке Лунные Чары, мы снова сразимся.

— И какова же будет ставка на этот раз, ваше величество?

К чести Софии, она не задержалась с ответом и пожала сопернице руку.

— Единственная ставка, которая имеет значение для женщин, насладившихся всей роскошью, какая только существует в мире, и потерявших больше, чем другие люди мечтают заполучить.

— Послушай, ты очень красивая женщина, — сказала София, примирительно подняв руку. — Но я в принципе не признаю любовный интерес за достойный приз в любом состязании. К большому огорчению Марото, этот старый...

— Репутация, — перебила ее Индсорит, закатив глаза. Жизнь королевы одинока, но все же не настолько. — Я говорила о репутации.

— Конечно, конечно. — Еще одна болезненная улыбка. — Итак, раз ты считаешь, что у тебя есть шансы, значит у тебя нет прежней ненависти ко мне?

— Почему ты не сказала, что невиновна? — тихо спросила Индсорит, не сомневаясь, что знает ответ, но желая услышать его от Софии. — Когда я пришла за твоей головой и объявила, кто я такая и что мне нужно, какого хрена ты не сказала, что невиновна в случившемся с моими родными и близкими?

— Потому что была виновна, — сказала София, откинувшись в кресле и отхлебнув чая. — Ты была права, обвиняя меня в гибели Юниуса и во всем, что случилось позже.

— Но ты же не хотела, чтобы это произошло, — возразила Индсорит. — После того как я забрала у тебя корону, мне удалось найти отчеты о Карилемине и о других трудовых лагерях... Я знаю, ты вовсе не замышляла те гнусности. И положила им конец, как только узнала правду.

— Слишком поздно, чтобы спасти твою семью, — прошептала София, и хотя казалось, что Мордолиз спит, его хвост глухо застучал по камню. — Слишком поздно, чтобы спасти очень много семей.

— Ты считала, королева обязана знать, что творится от ее имени даже на другом конце Звезды, — сказала Индсорит, прекрасно понимая, что и сама считает так же.

— Какой же королевой была бы я, если бы в ответ на твой вызов стала обвинять кого-то еще? — спросила София.

— Хорошей королевой, — огрызнулась Индсорит. — Такой, какой я сама пыталась стать. Королевой, которая понимает, что она в ответе за своих подданных, но не раздавлена грузом этой ответственности, а потому не берет на себя больше вины, чем заслужила. Изображая мученицу, не поможешь ничем ни себе, ни подданным. Коря себя за бездействие, ты не сделала того, что могла бы сделать, и оставила после себя драную Звезду в cостоянии куда худшем, чем она была прежде.

— А если бы я это сказала, стала бы ты слушать? — устало вздохнула София. — Если бы я объяснила, чего хотела от моих солдат в Юниусе и каким далеким от желаемого получился результат? Если бы поведала о том, как поехала в Карилемин и попыталась все исправить еще до того, как ты бросилась на штурм замка? Неужели ты поверила бы мне и вернула меч в ножны?

— Не поверила бы даже через тысячу драных лет! — Индсорит подняла кружку, словно салютуя Софии. — Но дело совсем не в этом. Легко поступать правильно, когда ты убеждена, что это спасет положение. Но, даже зная, что уже ничем не поможешь, ты все равно должна была так поступить ради меня. Ты должна была сказать мне правду, даже если ничего больше предложить не могла. Тем более должна была.

— Я отдала тебе багряный престол и Сердоликовую корону, — по-твоему, я неправильно поступила?

София поднялась с такой легкостью и непринужденностью, что Индсорит позавидовала. Еще неизвестно, будет ли она сама, даже после того, как оправится от всех тяжких испытаний, в такой же хорошей форме, как эта женщина двадцатью годами старше ее. С другой стороны, у Софии есть демон, сохраняющий ее силы, как у ведьмы из сказочной книжки.

— Мы здесь одни, и очень похоже, что близится конец нашей цивилизации, так что не трать время на ерунду, — сказала Индсорит, не без удовольствия наблюдая за тем, как София наклоняется, чтобы достать из печи коричный хлеб. Нет ничего плохого в том, чтобы любоваться покроем скромного крестьянского платья... или фигурой той, кто это платье носит, раз уж ты все равно на нее смотришь. — Я быстро поняла, почему ты так легко уступила мне место. Быть королевой — это такая задница! Ты оказала дружескую услугу вовсе не мне, а себе самой.

— Если бы я победила, то забрала бы твою жизнь. — София похлопала голой ладонью по румяной плетенке и положила ее остывать на полку. — Так что, превратив тебя в королеву, а не в труп, я все-таки оказала тебе услугу, пусть даже по самым эгоистичным причинам... Ну да, я всегда была жуткой эгоисткой, так что не стоит принимать все на свой счет.

— Вот, значит, почему ты вернулась в самый черный для империи час и готова еще раз поднять народ на борьбу за общее благо? Потому что ты эгоистичная стерва?

Индсорит была не в восторге от намерения Софии превратить замок в форум, где будет собираться и шуметь простонародье, единое только в ненависти к Короне, но ее недовольство диктовалось лишь инстинктом самосохранения. Ей бы просто уйти отсюда на своих ногах, не дожидаясь, когда голову насадят на пику. София верила в подданных Индсорит гораздо больше, но ведь это не она пыталась управлять ими последние двадцать лет.

— Ага. Возможно, когда об этом будут петь песни, меня назовут героем, но я вернулась из чистого эгоизма. — София слизнула растопленный сахар с пальцев. — На этот путь меня толкнула месть, точно так же как привела и тебя в этот замок много лет назад. Раз уж эта грустная песня повторяется снова и снова, остается надеяться, что кто-нибудь выучит ее слова и помешает нам попасть в ту же ловушку, подстроенную судьбой.

— Жажда мести могла направить тебя сюда, но я ни за что не поверю, что тобой двигала только она.

Индсорит приподнялась в кресле, чтобы добавить в кружку крепкого «бессонного рома», который превратил ее скромный чай в чудесную амброзию.

— Значит, у нас есть еще что-то общее, — сказала София. — Захватив замок, вдруг понимаешь, что больше не хочется сжечь его дотла.

— Только фанатик станет жечь, а не строить, если предоставить ему выбор, — проговорила Индсорит, и рука, наливающая ром в кружку, дрогнула, хотя бутылка стала намного легче.

Разговоры с королевой-воительницей вернули Индсорит к воспоминаниям о том, как она еще совсем девчонкой стояла у парапета на крыше своего замка. К мерцающим огням на месте полей, которые леди Шелс приказала поджечь, чтобы урожай Юниуса не достался кобальтовым. Сколь же сильное впечатление произвела эта картина на испуганную девчонку... Именно в этом и заключался замысел, и он увенчался полным успехом, превратив Индсорит в догматичного двойника своей матери. Вплоть до того момента, когда она нашла в имперских архивах документы, не оставлявшие и тени сомнения в том, что леди Шелс сама была зачинщицей бойни, что все случившиеся после этого ужасы можно было предотвратить, если бы хозяйка Юниуса проявила хоть самую драную малость желания помириться с новой королевой.

Эта перемена произошла вовсе не в одночасье. Нет, Индсорит потратила годы, чтобы признать всю правду, постепенно вырастая из щедро удобренной матерью искаженной философии и становясь кем-то похожим на справедливого и милосердного правителя. Внимательное изучение неудавшихся реформ Софии тоже способствовало ее перерождению, и однажды дождливым летним вечером Индсорит поняла, что женщина, которую она обвиняла во всем творящемся на Звезде зле, повлияла на ее жизнь даже сильней, чем мать. Индсорит ни с кем не делилась этим прозрением, но сейчас, глядя, как София разламывает на косицы плетеный хлеб, она с трудом подавила желание озвучить свои мысли. Прошло много времени с тех пор, как Индсорит в последний раз пыталась произвести на кого-то благоприятное впечатление, но, с другой стороны, она давным-давно не встречала человека, которого бы так искренне уважала.

— Кстати, насчет сжигания; я, кажется, перестаралась с хлебом, — заметила София, поднося тарелку.

Теплые вязкие косицы выглядели прекрасно пропеченными.

— Даже не знаю, что меня больше в тебе раздражает — умение делать абсолютно все или эта притворная скромность.

Индсорит пододвинулась ближе и потянулась к плетенке.

— Я умею делать не абсолютно все, а почти все, — подмигнула София, а затем растянула косицу с помощью вилки и перевернула так, что стала видна подгоревшая нижняя часть. — Видишь? В этом хлебе вся я: на первый взгляд замечательно, а на самом деле — сплошное бедствие.

— Уверяю тебя, мне приходилось питаться и хуже, — заявила Индсорит, отщипывая кусочек от мягкого, исходящего паром хлеба, и, прежде чем София успела что-то сказать, добавила: — Я бы не рискнула даже приготовить тосты, не говоря уже о хлебе, или карри, или супе, или о чем-нибудь еще из того, что умеешь ты. Случайно, не работала на кухне, до того как устроила революцию?

— Я примеряла множество головных уборов, но поварского колпака среди них не было. — На мгновение лицо Софии осветила улыбка еще более мягкая, чем сладкий коричный хлеб, тающий во рту Индсорит. — Готовить научилась уже после того, как оставила тебе империю. Мой муж Лейб много всего умел, но в кухне управлялся еще хуже, чем я. В первый год нашей деревенской жизни мы поочередно мучили друг друга своей стряпней. В конце концов я так отчаянно соскучилась по пристойному виндалу [4] или барбекю, что упросила соседа, имевшего репутацию хорошего кулинара, взять надо мной опеку. Мораль этой истории в том, что сегодня ты можешь быть королевой, а завтра будешь унижаться перед ворчливым старым пердуном только ради того, чтобы научиться готовить карамельный лук.

— Порой мы находим учителей там, где не ожидаем, — промычала Индсорит с набитым вкуснятиной ртом.

— Так и есть, — согласилась София, глядя то ли на огонь, то ли на дремлющего рядом с камином демона. — Со временем я приобрела у бродячего торговца пару кулинарных книг и немного выдохшихся приправ, но ни один рецепт из тех, что я там вычитала, не мог сравниться со стряпней того старикашки. Казалось бы, что может быть проще, чем медальоны из оленины с грибами или яблочные лепешки, — но в его исполнении... О боги, как расцветало лицо Лейба, когда он возвращался домой и вдыхал запах этих лепешек!

Никогда прежде София не улыбалась при Индсорит так же широко — и при этом выглядела чуть ли не плачущей. Эта боль была знакома, и она появилась вновь, стоило Индсорит вспомнить чумазые ангельские лица, увиденные незадолго до того, как ее братьев постигла жестокая участь в трудовом лагере. Никакие палачи Вороненой Цепи не могли бы терзать ее сильней, чем эти воспоминания. Как бы ни истязали Индсорит, она сводила на нет все усилия мучителей, прячась от них в собственном прошлом, и находила там оправдание этим мукам, едва ли не с облегчением принимая запоздалую расплату за то, что не сумела спасти свою семью... и свою империю.

— Понимаю, сестра Портолес все тебе выложила, иначе тебя здесь не было бы, но тем не менее я должна рассказать сама, — начала Индсорит, почувствовав, что время наконец пришло. Не так уж много она могла сообщить, но эта малость лежала на сердце тяжким камнем. — Мне очень жаль, что все так случилось с твоим мужем и твоей деревней. Не могу сказать с уверенностью, кто приказал сэру Хьортту сделать это, но подозреваю его отца, бывшего командира того же полка. Из всей старой гвардии я в последнюю очередь обвинила бы Доминго Хьортта в сговоре с Цепью, но И’Хома, издеваясь надо мной во время допроса, заявила, будто он перешел на сторону церкви. Якобы в битве у Языка Жаворонка барон помог осуществить некий ритуал, который призвал Джекс-Тот. Мне известно, что он был твоим заклятым врагом еще до того, как ты захватила трон, и, возможно, Цепь в уплату за помощь указала место, где ты скрывалась, и он послал за тобой сына. Но правда такова, что я все еще не знаю, как это произошло и почему... Жизнью своей клянусь, София, я даже не догадывалась, что ты еще жива спустя столько лет.

Старшая из собеседниц вздохнула и покрутила кусок хлеба на тарелке.

— Да, я и раньше допускала, что ты здесь ни при чем, но рада слышать, что так и есть на самом деле. Что касается Портолес... Она сделала все от нее зависящее, чтобы добраться до меня, но ты должна знать: сначала я просто не захотела выслушать ее, а потом было уже поздно. А что касается виновника, то я уверена, что это не Доминго. Он непременно ткнул бы меня носом в дерьмо, когда мы встретились в лагере. Кроме того, это не в его стиле — посылать за мной своего щенка, вместо того чтобы справиться самому. Поэтому Вороненая Цепь остается главным подозреваемым. Должно быть, это она выкурила меня из убежища, чтобы натравить на империю... Хотя мог и Хортрэп, и кто-нибудь из моих лучших друзей, понимая, что только такая трагедия способна вернуть меня и вынудить согласиться на их хитрые планы. Или кто-нибудь из тысячи врагов, которых я нажила на моем долгом дерьмовом веку. А может, просто демон честолюбия нашептал в ухо зеленому полковничьему сыну: хочешь сравняться славой с отцом, изволь в самом начале службы проявить силу и решительность. Возможно, гибель Лейба и жителей Курска — просто дурацкая случайность... Возможно. Но не знать и понимать, что никогда не узнаешь... Эта драная заноза разрывает мое сердце... Я заслужила эти сомнения, весь этот хаос... Но Лейб не заслужил... никто из них... Все они просто любили меня, а я не смогла их спасти. Я, хренова королева София, не спасла крохотную деревушку — всех перебили, а я даже никогда не узнаю кто и почему... Драть-передрать!..

София наконец-то подняла глаза на Индсорит, и в гаснущем свете позабытого камина показалось, что маска безжалостной королевы-воительницы из песен, которую она много лет носила не снимая, сползла с ее лица, открывая взгляду обычную смертную. Мерцающие ручейки потекли из холодных глубин ее голубых глаз по каналам шрамов и морщин, и горло Индсорит вдруг сжалось от сочувствия. Хвост Мордолиза стучал по камню в такт с биением сердца Индсорит, и она подалась вперед, бередя заживающие раны, разрывая свежие швы, и протянула руки через заставленный угощениями стол. Это было небезопасно, все равно что попытаться погладить рычащего бездомного пса, но в то же время она чувствовала пьянящую уверенность, что это свирепое с виду существо не причинит ей вреда. София отшатнулась и посмотрела на нее так, будто не понимала, что происходит, а потом взяла ее протянутые руки в свои. Пальцы Софии дрожали, и Индсорит крепко сжала их.

— В первый раз я по-настоящему влюбилась, когда мне было семнадцать, — тихо проговорила Индсорит. Наверное, так чувствует себя цепист на исповеди, испуганный и одновременно счастливый оттого, что можно наконец поведать свои тайны. — Он был мелким дворянином при моем дворе. Сильный, честный, добрый. Ты долго пробыла королевой, должна понимать, как редко встречаются эти качества среди тех, кто достиг высокого положения. Но Крепакс... он был особенным. Можешь считать меня наивной, но я и сейчас, спустя все эти годы, верю, что нас свела вместе любовь, истинная любовь, а вовсе не его честолюбие. — Индсорит улыбнулась, словно вспоминая его улыбку. — Мы пробыли вместе меньше года, а потом его убили, и, несмотря на все усилия, я так и не выяснила, кто стоял за этой расправой — цеписты или кто-то из моих министров. Я отчаялась узнать правду и опустила руки... Ну хорошо, я попыталась разобраться, понимая, что все бесполезно, но, конечно же, не смогла. И никогда не смогу. Ты понимаешь почему.

Теперь уже София сжала руки Индсорит и с сочувствием посмотрела на нее.

— Во второй раз было еще хуже, — продолжала исповедоваться Индсорит, ощутив странную силу, что исходила от демона Софии, приподнявшего ухо, словно прислушиваясь к ее рассказу. — Разумеется, я поклялась себе больше не влюбляться, но потом в мою Грозную гвардию вступила Симоне из Гейла... Наверняка тебе случалось прогуливаться по мосту Граалей и ты помнишь великолепные статуи, поддерживающие восточную арку? Она была такой же сильной и прекрасной, как эти титаны из Века Чудес, и даже лучше. Но у нее тоже не было шансов...

Мордолиз повернул голову в сторону Индсорит, но она прикрыла глаза, чтобы не проронить слезу. Вкус крови возлюбленной наполнил ее рот.

— Ее убийцу тоже не удалось отыскать? — Голос Софии все еще оставался хриплым от горя.

— Я вижу убийцу в каждом зеркале, — ответила Индсорит, решив, что не расскажет Софии о том, как едва не позволила Симоне убить себя, когда сердце разрывалось от боли и не было сил защищаться. Сегодня — не расскажет. — Наверное, под пытками она бы призналась, кто ее подослал, но ведь я пообещала себе не делать ничего похожего... ни с кем, и в особенности с ней. Она умерла быстро. На моих руках, но быстро. И знаешь, что хуже всего, София? Так, что хуже некуда? Даже сейчас я вынуждена признать, что любила ее больше, чем Крепакса, больше, чем любого из тех, что были потом, пока я не дала зарок не влюбляться ни в кого и никогда, ради своей безопасности и их тоже. Я люблю этот жестокий призрак и верю, что одолела ее лишь потому, что она так захотела. Верю, что она любила меня так же, как и я ее. Это глупо, да?

— Любить — это всегда глупо, — ответила София. — Но есть и худшие виды глупости.

— Например, заставить меня открыть мой маленький надежный замок для разъяренной черни, каким-то образом выжившей во время переворота цепистов?

— Да, вроде этого, — согласилась София, и Индсорит даже с закрытыми глазами определила по голосу, что маска вернулась на прежнее место. Нет, даже не маска — шлем в виде головы рычащего демонского пса. — Однако не стоит беспокоиться, их приглашают к себе домой сразу две свергнутые королевы.

— Домой, — повторила Индсорит и даже сейчас, в теплой уютной кухне, вздрогнула при воспоминании о том, что показала ей И’Хома за Вратами Диадемы после жуткого шествия по горящей столице.

Черная Папесса много раз называла Джекс-Тот своим домом, и, хотя Индсорит была тогда одурманена ядом и жуками, она почти не сомневалась, что легендарная страна вернулась и что она населена ужасными демонами, которые с тех пор преследовали Индсорит в ночных кошмарах.

Вот почему она не смогла послать в задницу Софию, с ее идеей пригласить в замок уцелевших оборванцев, шумно спорящих о том, кто будет управлять развалинами Диадемы; это больше не имело никакого значения. Все очень просто, любой ребенок, любящий страшные сказки, может сказать, что пятьсот лет назад Джекс-Тот лежал в море Призраков, как раз на том месте, где теперь объявился. Вот почему заявления цепистов о том, что они отплывают в обетованную землю, было таким абсурдным. Если кто и вернулся домой, то одни лишь демоны, изгнанные в Изначальную Тьму, и теперь лишь вопрос времени, когда они доберутся до Звезды.

Взглянув на дружелюбного остроухого пса, который постоянно находился рядом с тех пор, как София спасла ее, Индсорит напомнила себе, что некоторые из них уже здесь.



* * *

Виндалу — индийская смесь из обжаренных острых специй, а также любое блюдо, приготовленное с ней.

Глава 15


Уже приближался закат, а они не нашли больше ни одной бродячей кошки. Дигглби утверждал, что таковых в природе не существует, поскольку это понятие предполагает, что сначала кошки были ручными, и что кошки в любом случае не подойдут, ведь они не падальщики. Хортрэп возражал: позволив диким животным жить у себя в доме, человек многих хищников превратил в падальщиков. Относительно того, кого можно считать одичавшим, чудаковатый колдун заявил, что хозяева, не сумевшие удержать своего питомца дома, не вправе жаловаться, если тот в конце концов очутится в кастрюле или с ним случится что похуже. С точки зрения Мрачного, предстоящий ночной ритуал как раз и был таким «похуже».

— Там, в переулке, была покалеченная шавка, — сказала Пурна, когда они во второй раз дошли до окраины Черной Моли, прочесывая наполовину опустевшую деревню посреди леса Призраков. — Да, я пообещала Дигу, что не будет никаких собак, но этот старый кобель едва волочит ноги, причем даже не четыре, а только три.

— Да уж... — Мрачный не нашел что еще сказать и взглянул на раскисшую дорогу, уходившую в сумеречный лес.

— Избавить животное от страданий — доброе дело, — заявил Гын Джу, но он мог позволить себе подобный оптимизм, поскольку уже поймал крысу вместо какой-нибудь обессилевшей от болезни кошки.

Многие животные в этой деревне казались больными, но из-за этого охота выглядела жалким занятием: разве настоящий охотник позарится на добычу, не способную убежать или постоять за себя? Гын Джу никогда не наблюдал подобного недуга у диких животных, и это заставляло предположить, что причиной стала близость к людям.

— Да ну, на хрен, я просто поймаю ту собаку. — Пурна засунула руки в отделанные сутажом карманы камзола и снова повернула к центру деревни. — И вообще я кошатница, так что Диг может пойти или на компромисс, или в задницу, на его выбор.

— Э-э-э... да, — сказал Мрачный рассеянно, потому что как раз в этот момент заметил краем глаза котенка, выглядывающего из разбитого окна пустой лачуги, которую лес уже начал с жадностью пожирать, затягивая паутиной кудзу.

Никто не сказал этого вслух, но все согласились, что будут охотиться только на взрослых животных. Недавно пойманного индюка уже отнесли в заброшенную церковь, которую Хортрэп посчитал идеально подходящей для своих целей, и теперь Мрачный нес мешок с крысой, так что мог держать непорочного за руку.

— Никогда не думал, что буду заниматься такими делами. Не нравится мне это.

— С этим-то я могу справиться, — отозвался Гын Джу. — Меня больше тревожит то, что случится потом. Не уверен, что это лучше, чем просто пройти через Врата. Мне кажется, что еще хуже.

— Да, именно об этом я и говорил, — согласился Мрачный. — Плохо убивать животных, если тебе не нужна ни еда, ни одежда, но то, что нам предстоит сделать, мне нравится еще меньше.

— Связать демонов или отправиться с их помощью в Джекс-Тот? — решила уточнить Пурна.

— И то и другое, — хором ответили Мрачный и Гын Джу, еще крепче схватившись за руки.

— Это как раз самая забавная часть дела, — сказала Пурна, и, насколько Мрачный успел изучить характер тапаи в совместном походе, это было не пустое бахвальство. Она и в самом деле такая чокнутая. — Мне не нравится поганое настроение Дига, и я уверена, что дальше будет только хуже. После той дурацкой ночи он стал совсем ребенком.

— Как думаешь, если отдам ему крысу, он повеселеет? — спросил Гын Джу.

Они двинулись дальше через деревню, к переулку позади лавки, в которой утром закупили провизию. Пустынные улицы освещались одними лишь светляками.

— Он возражает не только против жертвоприношения, но и вообще против связывания демонов, — продолжала Пурна. — Но если бы его самого не сопровождал связанный демон, меня сейчас не было бы в живых, так что я действительно не могу по достоинству оценить моральные устои, которые он вдруг недавно приобрел. Возможно, все дело в том, что раньше у него был свой демон, но это уже в прошлом. Стоило мне выбросить мою старомодность на помойку, как он тут же подобрал ее и отряхнул от пыли... Знаете, что случилось, когда я рассказала ему, что угракарийцы едят мясо лишь на одной особой церемонии? Он сделался вегетарианцем!

— Раньше я смотрел на таких людей свысока, но, когда познакомился с ранипутрийской кухней, решил, что разнообразные... — начал было Гын Джу, но Пурна перебила его:

— Ты уже предельно ясно объяснил, как тебе понравились чатни [5] и ачар! [6] И я не смотрю ни на кого свысока... Брр, не в этом дело. — Тряся длинным черным языком, Пурна указала на кобальтовую шапочку, которую Чи Хён подарила Мрачному. — Могу я взять ее на минутку? Дело в том, Гын Джу, что Диг волен поступать, как ему вздумается, но отворачиваться от нас только из-за того, что он больше не хочет связывать демонов, — это слишком жидкий соус, чтобы разбавлять его водой.

— Не думаю, что паша откажется участвовать в ритуале и отправиться с нами в поход, если только не чувствует, что должен так поступить. — Мрачный зажал в зубах мешок с крысой, пытаясь свободной рукой развязать узел на своей шапке.

— Согласен.

Гын Джу выпустил ладонь Мрачного и с улыбкой, как бы говорящей, что он ценит этот жест, но его последняя рука не отвалится, если варвар перестанет держать ее, потянулся к сумке... Однако, едва Мрачный справился с узлом и махнул шапкой в сторону Пурны, непорочный затолкал крысу обратно в мешок и снова схватился за руку друга, еще крепче, чем прежде. Возможно, он лучше Мрачного скрывал свое волнение, но перспектива отправиться в Изначальную Тьму явно пугала храброго поэта еще больше, чем ритуал связывания демонов.

— Что ж, иногда приходится делать трудный выбор, — заключила Пурна, перебрасывая ремешки шапки через плечо, и Мрачный не понял, зачем утепляться, когда она и так вспотела в накидке из шкуры рогатого волка. — Может, он думает, что кому-то из нас это нравится? Может, он думает, что я не предпочла отправиться в развеселое путешествие в Диадему вместе с ним, Неми и монахом? В жопу поиски Марото! В жопу спасение мира!

— Ох!.. — Брови Гын Джу под маской поползли вверх, и он понимающе кивнул Мрачному. — Значит, ты не только расстроена тем, что наши с Дигглби пути расходятся, пускай лишь на время, но и немного огорчена, что в ближайшем будущем не сможешь брать уроки музыки?

— Конечно огорчена, но в хорошем смысле, — ответила Пурна, причмокнув губами и щелкнув сыромятным ремешком накидки. — А по поводу уроков музыки я должна сказать вам, мальчики: думаю, я просто гений. Обычно я не рассказываю о том, как упражняюсь с певчим мечом, но если уж...

— Не стоит, не стоит.

Гын Джу выглядел слегка смущенным оттого, что добродушная попытка поставить друзей в неловкое положение едва не раскрыла больше подробностей, чем ему самому бы хотелось. К счастью для его стыдливости, они как раз вышли на городскую площадь со зловещим деревянным идолом и виселицей, и Пурна отвлеклась на доску объявлений, увешанную плакатами о розыске преступников.

— А почему Неми не хочет отправиться с нами? — спросил Мрачный, когда Пурна внезапно развернулась и быстрым шагом пошла прочь от площади. — Даже моя мама согласилась, когда я объяснил, что другого способа найти дядю нет и ей придется либо пойти с нами, либо отказаться от этой затеи. А ведь она, как все цеписты, ужасно суеверна во всем, что касается сделок с демонами и тому подобного. Может быть, твоя ведьма больше, чем мы, знает о Хортрэпе и о его планах?

— Готова поклясться, что она много знает о Хватальщике, но я еще не все из нее вытянула. Единственное, что могу рассказать, если хотите...

— Не хотим!

— Нет, в самом деле, у нее есть какие-то причины? — настаивал Мрачный, по большей части потому, что все когда-либо слышанные им песни о ведьмах, демонах и Изначальной Тьме подсказывали: нужно найти какое-то оправдание, чтобы отказаться от этого плана, даже если он выглядит единственно возможным. — Ты сказала, что она отправляется в Диадему?

— Она не пойдет с нами, потому что не связывает демонов. Никогда, ни при каких обстоятельствах.

Пурна стащила с головы шапочку Мрачного, словно только сейчас заметила, что даже зимними сумерками в Черной Моли жарко, как в пекле. Они повернули за угол обветшалой лавки, единственной во всей деревне, — с освещенными окнами, если не считать на удивление шумной таверны через улицу.

— Не все ведьмы одинаковые, Мрачный. Не все.

— А разве ее яйца — это не яйца демона? — спросил Гын Джу.

— Они... Я... — По какой-то причине упоминание загадочных яиц заставило Пурну со слабой улыбкой остановиться посреди переулка. Она тряхнула головой, случайно сбросив и шапочку Мрачного. — Она не такая, как Хортрэп, понятно? Неми терпеть не может его методы колдовства, ей даже пришлось инсценировать собственную смерть, чтобы освободиться от него. И насколько я могу судить, сама не будучи ведьмой, ее колдовство — другое. Оно не имеет ничего общего с вызовом демонов и тем более с поеданием их. Неми решила направить свое вардо в Диадему, потому что там находятся ближайшие Врата, через которые она попадет в Отеан, к генералу Чи Хён, где к тому времени должны оказаться и мы.

— Если бы монстры Джекс-Тота уже не напали на острова, я бы сказал, что мы все должны пройти через Врата, — проговорил Мрачный. — Но мы опоздали к драке.

— Не знаю, — возразил Гын Джу. — Раз уж в наше время все так легкомысленно относятся к прохождению сквозь Врата... Что ж, может, это и не лучший вариант, но и не худший.

— Расскажи об этом своей крысе. — Пурна глубоко вдохнула и направилась в переулок. — Ладно, чем раньше вернемся назад с жертвами, тем быстрее сможем напиться в этой дерьмовой таверне.

— Тебе нужна помощь? — спросил Мрачный.

— Нет, это мое дело, — ответила она. — Если я собираюсь пройти через все это, то, по крайней мере, должна принести пса сама.

— Она собирается напиться перед вызовом демонов? — В голосе Гын Джу прозвучало неодобрение.

— У тебя хватит духу сделать это трезвым? — спросил Мрачный. — Сомневаюсь. Не хотелось бы хвалить Хортрэпа, но у него крепкий саам, и он щедро делится своими запасами. Всем известно, что немного подымить перед тем, как связаться с силами Изначальной Тьмы, — это значит проявить должное уважение к ним.

— Всем известно, да? — Гын Джу снова высвободил руку из крепкой хватки Мрачного и забрал мешок с крысой. — По крайней мере, я могу нести ее. Шапку, которую попросила у тебя Пурна, подарила Чи Хён, да?

— Да. — Увидев, как Пурна возвращается назад, прячась в тени домов, с чем-то большим, завернутым в синюю шерсть, он вздохнул с облегчением. — Похоже, все в порядке.

— Я бы взялся выстирать ее для тебя, но у меня рука занята. — Гын Джу приподнял мешок с крысой.

Мрачный хотел бы хладнокровно принять слова друга, отшутиться или, по крайней мере, не придать им значения, но это было так отвратительно, что он скривился, как от боли. Гын Джу в ответ лишь рассмеялся, и этот непривычный смех по такому жуткому поводу, в таком жутком месте, где они втроем готовились к такому жуткому действу, прозвучал еще диковинней, чем все разговоры о том, чем предстояло заняться нынешним вечером.

— Эй, какого хрена вы здесь делаете? — прозвучало с верхнего этажа соседнего с лавкой дома. В комнате было темно, и они не разглядели даже силуэта, только черный прямоугольник окна на сером фоне стены. — Я видел, как вы шастали по деревне и повсюду совали нос. Вот, значит, кто таскает чужое добро, словно вам принадлежит все вокруг, надо только протянуть руку!

— Мы не воры! — запротестовал Мрачный, но, видимо, слишком громко, судя по тому, как зашипела на него Пурна.

— Говорят, вы крадете кошек! Наших кошек! Зачем вы пришли сюда? За моим несчастным псом?

— Так это ваш пес, господин? — спросила Пурна.

— Да, демоны тебя подери, мой! Верните его туда, где...

— Пес умер! — В голосе Пурны слышалось нешуточное раздражение. — От голода, насколько я могу судить. Или от побоев. Я заберу беднягу и похороню в лесу. Попробуй еще что-нибудь вякнуть, я вернусь и сожгу, на хрен, дом. Вместе с тобой.

Наступила тишина, а потом ставни с шумом затворились.

— Если бы я знала наверняка, что он не врет и не мучается сейчас от боли в заднице, то обязательно подпалила бы эту помойку, — заявила Пурна и направилась к развалинам церкви, где ждали остальные.

Больной пес тихонько подвывал у нее на руках и обессиленно вилял хвостом. Мрачный вместе с Гын Джу двинулся следом, и камень у него на сердце был куда тяжелей, чем мешок с крысой в руке.

Черная Моль была отвратительной умирающей деревней посреди болотистого, полного опасностей леса. Ее населяли по большей части грубые охотники, неряшливые звероловы и совсем уж грязные углежоги. В ее защиту можно сказать лишь одно: здешний люд предпочитал свои обычаи учению Вороненой Цепи.

Большой идол, что торчал на площади рядом с виселицей и доской объявлений, не напоминал ни Падшую Матерь, ни кого-либо еще из скучных святых. Этот парень имел восемь разных лиц, и каждая из пяти вытянутых рук держала ворох окровавленных шкур, над которыми жужжали мухи, а под тремя ногами лежали свежие болотные цветы и овощи. Церковь же цепистов стояла за околицей деревни, на небольшом холме среди зарослей ежевики и полуобвалившихся могильных камней. Дверей у этого небольшого строения не было вовсе, и, пока Мрачный в сумерках поднимался по склону, прорывавшийся изнутри свет напоминал ему о горящем черепе, который держала в руках королева Прекрасноликая, когда шла сквозь Ведьмин лес. Эта достойнейшая из предков Мрачного тоже повстречалась в лесу со злобными тварями, но одолела их, так что и у сегодняшней песни может быть столь же счастливый конец.

Но стоило войти в поросший мхом дверной проем и увидеть приготовления, как бодрое настроение Мрачного мгновенно испарилось. В дальнем конце единственной комнаты красным песком был выложен круг, а в нем — пентаграмма. В ее центре на уродливом птичьем черепе стояла тонкая свеча, а по углам рассадили животных. Они выглядели очень несчастными, когда их поймали, но сейчас успокоились и завороженно смотрели на зеленое пламя свечи. Черную кошку Мрачный принес самой первой, а потом поймал для Хортрэпа еще одну, полосатую. Барсука добыла мать Мрачного. Сначала она пришла с худосочным опоссумом, но Хортрэп заявил, что больше не станет иметь дело с этими животными. Когда над его суеверностью начали смеяться, он пожал плечами и объяснил, что так следует из описания ритуала.

— Наши охотники вернулись, — сказал Хортрэп, не поднимая головы и продолжая рыться в объемистом мешке. — Добродетельная мать Мрачного снова ушла, и, как только она вернется, мы начнем наш кошачий цирк.

— А куда делись остальные? — спросил Гын Джу, обращаясь к Хортрэпу, но разглядывая необыкновенную картину в глубине церкви. — Что-то я нигде не заметил ни волчицы, ни повозки.

— Они же еще не уехали? Нет? — В голосе Пурны слышалось отчаяние, ее лицо раскраснелось в долгом пути с псом на руках. — Куда мне его положить? Я хочу перехватить их, пока не поздно!

— Они уже далеко, — усмехнулся чему-то своему Хортрэп и достал из мешка бронзовую пирамидку, а потом, взглянув на расстроенную Пурну, продолжил: — В таверне. Они думали, что встретятся с вами по дороге. Я так понимаю, вы еще даже не начинали своих долгих рыданий по поводу кратковременной разлуки?

— Мама с ними? — спросил Мрачный.

В его воображении сцена с сидящими за одним столом матерью и Дигглби с адской скоростью разворачивалась то в жуткую драку, то в мирную беседу, но в обоих случаях он должен быть рядом.

— С ними. Положите куда-нибудь собаку и... Пошел вон!

Дружелюбный тон Хортрэпа сменился рычанием. Мрачный проследил за взглядом колдуна и увидел Гын Джу, шагающего прямо по кромке песчаного круга. Непорочный покачнулся, и Хортрэп ткнул его пальцем в грудь:

— Я велел тебе смотреть на свечу? Нет? Ну так и не смотри!

— Я... что? — сонным голосом спросил Гын Джу, протер глаза и неуклюже шагнул в сторону разъяренного Хватальщика. — Ты не говорил, что нельзя.

— Ты не говорил, что нельзя! — передразнил Хортрэп. — Послушайте, детки, до конца этой ночи вы не должны делать ничего, кроме того, что я прикажу.

— Я отправляюсь в таверну выпить на посошок с Дигом и Неми, — объявила Пурна, опуская на пол пса, завернутого в накидку Мрачного.

У того не хватило духу попросить свою одежду назад.

— Хорошо, хорошо, но о чем я вам сейчас говорил? — спросил Хортрэп. — Точно не помню. Может, о том, что нам предстоит очень рискованное дело? Или о том, чтобы вы напились в стельку с моей неудавшейся ученицей и вашим трусливым товарищем?

— Мы встретимся с пашой в конце пути, — сказал Гын Джу, выходя вслед за Пурной. — И это не обсуждается.

— А-а, ну тогда извини-и-ите! — Лицо Хортрэпа, потянувшегося к мешку Гын Джу, перекосилось. — Твоя маленькая приятельница укусила меня. Не желаете поспорить, кто кого в итоге заразит?

— Мы ненадолго, — пообещал Мрачный, остановившись на пороге. — Принести тебе что-нибудь из деревни?

— Принеси... — Хортрэп вытащил извивающуюся крысу из мешка и осмотрел в свете свечи; грызун не упустил возможности вонзить зубы в его огромную лапу. — Принеси мне другого героя. А если не получится, то хотя бы сэндвич.

— Заметано.

И Мрачный поспешил по склону холма вдогонку за Пурной и Гын Джу.

Далекие улицы Черной Моли тонули во тьме, как и окружающий лес. Однако, если вспомнить, дома было точно так же — никто не тратит драгоценную ворвань на освещение хижины, а тлеющий в очаге торф не дает столько света, чтобы было видно снаружи. Мама права, он превратился в иноземца, переняв чужие привычки, от самых обычных — например, не гасить лампу до полуночи — до совсем уже странных, вроде доставки еды из таверны пожирателю демонов.

Он посмотрел на свое копье и прошептал:

— Прости, дедушка, что я связался с ним. Знаю, ты бы не одобрил.

Копье ничего не ответило, как бы Мрачный этого ни хотел... Глупая мысль, так случалось только в сагах, когда старый воин превращался в оружие. Но ведь еще до того, как Хортрэп объяснил, что Чи Хён приказала выковать наконечник из святой стали, оставшейся после изготовления ее клинка, Мрачный почувствовал присутствие старика в этом копье. Разве это глупо?

Но уж безусловно глупо то, что скоро случится. Только мама немного оттаяла, как все снова пошло через задницу после долгого возвращения в Черную Моль. И теперь, этой самой ночью, Мрачный собирается вызвать демона и подчинить своей воле. Дед был бы ужасно разочарован. Но еще большей неожиданностью, чем отказ Дигглби участвовать в ритуале, стало спокойное согласие матери... Хотя, возможно, она увидела в этом определенную смелость, которую ее слабохарактерный сын все-таки перенял у Рогатых Волков, и потому сама уже не может отступить. Вот к чему в нынешние времена приводит обращение в веру цепистов — несгибаемая гордость заставляет тебя принимать участие даже в заведомо дурных ритуалах.

Но что сделает мама, когда увидит своего брата? Теперь уже без всяких «если», поскольку Хортрэп нашел магический столб, прибившийся к берегу болота. Сам Мрачный в конце концов изменил мнение о дяде — по крайней мере, решил не обвинять его, не выслушав объяснений. Но хотя мама и пообещала отложить разборки с Марото и Мрачным до того времени, когда армии Джекс-Тота будут разбиты, что, если и после этого она не сменит гнев на милость и снова захочет выпустить сыну кишки?

Тогда придется убить бешеную Волчицу. Нежданная, пугающая мысль. От нее сразу заболели раны, а сердце болело еще сильней, когда он смотрел на искривленную фигуру Гын Джу, шагающего вместе с Пурной по тропе, что вела от церкви к дороге. Убить Волчицу...

Впрочем, глупо ставить фургон впереди другой волчицы — сначала нужно призвать демонов, пройти сквозь Изначальную Тьму прямо в Затонувшее королевство, спасти Марото, если он попал в плен, как опасался Хортрэп, и встретиться в Отеане с Чи Хён еще до того, как начнется настоящая война с Джекс-Тотом. Нет смысла волноваться из-за неприятностей, которых еще нет, когда сидишь возле своего сгоревшего дома. Парень из Кремнеземья, собравшийся срезать путь через Изначальную Тьму... где обитает Безликая Госпожа, если Мрачный верно догадался о месте ее проживания, хотя в Эмеритусе она не сообщила свой адрес, чтобы не пугать жалкого смертного. И без того тяжело было отделаться от ощущения, будто она наблюдает за ним прямо сейчас, под ясным ночным небом. Что же будет, когда Мрачный осмелится пройти по ее владениям?

Есть только один способ узнать. Дед затупил свой острый язык, пытаясь вбить урок в голову Мрачного, но потом была встреча с Чи Хён и все остальное, что заставило его придерживаться этого правила. Иногда, демоны тебя подери, нужно просто сделать то, что ты должен, а не тешить себя надеждами, способными довести до могилы. В этот раз он не станет откладывать решение снова, и снова, и снова, как вышло с противостоянием Безликой Госпожи и Софии, как выходило еще много раз в его жизни, а сразу возьмет волка за рога. Где-то на другом краю Звезды Чи Хён ждет его, верит, что он придет и приведет с собой Гын Джу... и ни боги, ни демоны, ни монстры, ни смертные не остановят его.

Но сначала будет теплый зимний вечер в деревенской таверне, в самой глуши Багряной империи, где никто, похоже, понятия не имеет о том, что мир в шаге от гибели. После всего, что с ними случилось, они имеют право напоследок посидеть в тишине. Ведь скоро станет очень-очень шумно.


Друзья и впрямь оказались в таверне, хотя Неми, должно быть, оставила рогатую волчицу где-то в лесу, чтобы не привлекать внимания. В смысле, еще большего внимания. По такому случаю Дигглби вырядился даже причудливей, чем обычно, что само по себе уже о многом говорит. Блестящий тюрбан отражал во все стороны свет камина, а черно-белая дашики [7] хорошо сочеталась с мертвецким гримом. Появиться в таком виде в любой деревенской таверне империи означало дать местным обитателям богатую пищу для разговоров на недели вперед. И это еще не считая девушки с лицом, унизанным кольцами, и с эффектной оперенной тростью в руке. Да и монах с драгоценными камнями вместо глаз диковато смотрелся в деревне, по неизвестной причине вернувшейся к поклонению языческому богу, чей идол красовался на площади. А в довершение всего — суровая физиономия крупной кремнеземки, с косами, выбивающимися из-под шлема с рогами... Вряд ли многие здесь знали, что такие косы и шлем бывают только у вышедшего на охоту Рогатого Волка, не заботящегося о том, откуда взялось мясо на обед, лишь бы оно было свежим.

— Компашка — как в дурном сне, — сказала Пурна, когда они остановились на крыльце и по очереди заглянули через отверстие в промасленной бумаге, которой было затянуто окно.

По какой-то причине она не решалась войти, возможно сожалея о тех словах, что сгоряча сказала паше, или о тех, что не сказала Неми. Однако несколько затяжек биди, выпрошенного этим вечером у Хортрэпа Мрачным, вернули ей бодрое настроение.

— Поправьте меня, если когда-нибудь слышали о подобном: охотница из Кремнеземья, монах, имперский аристократ и ведьма решили посидеть в таверне.

— Все может стать еще глупее, — сделав затяжку, добавил Гын Джу хриплым от дыма голосом, — когда к ним присоединятся дикорожденный жеребец, тапаи из Угракара и франтоватый поэт с Непорочных островов.

— Жеребец? — попытался понять Мрачный сквозь туман в голове. — Я что, похож на лошадь?

— Нет-нет, ты похож... — начал Гын Джу, но Пурна его перебила, что, кажется, вошло у нее в привычку.

— Мальчики, никакая я не тапаи, — тяжело вздохнула она. — Вы мои друзья, и я не хочу больше врать вам. Я родилась в семье торговцев, вовсе не знатного рода. Во имя гор моей родины, надеюсь, что теперь мне станет легче.

— Я думал, все давно это знают, — сказал Гын Джу. — Как известно, есть только тридцать шесть тапаи, стало быть шутка заключалась в том... Подожди, ты в самом деле рассчитывала нас обмануть? Неужели кто-то может на такое клюнуть?

— Э-э-э... — протянул Мрачный, затушив биди, потому что никому больше не хотелось курить, и засунув окурок в петлю на почти опустевшей перевязи. — Я поверил, но, по правде говоря, я ни разу не слышал о тапаи, пока мы с дедом не повстречали тебя, Пурна. Но ты всегда казалась мне благородной, и это гораздо важней, кем бы ни были твои родители. Если вспомнить Чи Хён, то мне сразу понравилась ее идея не обращать внимания на... всякие различия. Никаких благородных кровей и все такое прочее.

— Принцессе легко так говорить, особенно если люди все равно ей подчиняются. — Пурна заметила, как напрягся Гын Джу, и поспешила добавить: — Я просто так сказала, а совсем не для того, чтобы обидеть нашего храброго генерала.

— Вот и сказала бы это мысленно, — проворчал Мрачный. Разговор о Чи Хён напомнил ему, что, пока они болтают на крыльце всякую чепуху, его возлюбленная сражается на Непорочных островах с полчищами монстров. И возлюбленная Гын Джу. Во всяком случае, кого-то из них двоих. — Мы выпьем по стаканчику и вернемся.

— Твоя тыква совсем прокисла, если ты думаешь, что я выйду из таверны раньше, чем трактирщик, — заявила Пурна, шагнув к двери.

Вместо того чтобы успокоиться, Мрачный только сделался раздражительным от саама, а его сердце забилось еще чаще.

— Я хотел сказать, что мы еще успеем вместе с пашой отпраздновать победу, когда соберемся в Отеане. А пока каждый выпитый стакан будет означать, что Чи Хён, Марото и весь Кобальтовый отряд еще на час останутся в опасности и без нашей поддержки.

— Очень мило с твоей стороны подумать, что мне на один стакан потребуется час. — И Пурна исчезла за дверью.

— Эй, с тобой все в порядке? — спросил Гын Джу, положив руку на плечо Мрачному.

Только теперь кремнеземец понял, в каком напряжении пребывал и как крепко сжимал копье, рискуя сломать древко. Словно по волшебству это легкое прикосновение прогнало все беспокойство и вернуло хорошее настроение.

— Да, теперь все в порядке, — ответил Мрачный и лукаво добавил: — Но было бы еще лучше, если бы ты позволил мне еще раз заглянуть под маску, полюбоваться, какой у меня симпатичный друг.

— Как опытный страж добродетели, должен сказать, что нужно немного больше, чем пара приятных слов, чтобы смутить меня, — игриво ответил Гын Джу, и пальцы затанцевали по ладони Мрачного. — Как насчет угостить меня выпивкой?

— Вот гадство, — вздохнул Мрачный. — Я бы с радостью, только все время забываю про деньги.

— Тогда я сам закажу, и будем считать, что ты мне должен, — сказал Гын Джу, а затем приподнялся на цыпочки и поцеловал Мрачного сквозь маску.

Сетка, отделявшая его от губ Гын Джу, лишь сильней воспламенила Мрачного, помнившего, как сладки они на самом деле, но тут непорочный кивнул на дверь:

— Пошли?

— Это стоит дороже, хоть и ненамного, — заметил кремнеземец.

— Мрачный из Мерзлых саванн, это была непристойная шутка?

— Возможно, — ухмыльнулся в ответ Мрачный. — А возможно, и нет, я уже целую вечность не получал удовольствия.

— Не такая уж и глупая идея, если подумать, — согласился Гын Джу. — Но нам пора, и прошу тебя, ничего такого на глазах у твоей матери.

— Ну разумеется.

Демоны подери этого Гын Джу! Парень хорошо умеет не только разжигать огонь, но и быстро гасить.

В таверне «Свиное ухо» было куда оживленней, чем во время первой остановки в Черной Моли, когда здесь сидела лишь горстка стариков. На этот раз посетителей оказалось больше сотни, все дубовые столы были заняты, так же как и барная стойка, и места возле потрескивающего камина. Висел густой дым тубака и саама, аж глаза щипало, и, пока Мрачный продирался сквозь толпу, он не мог не чувствовать неприятный запах посетителей. Конечно, не у каждого есть время и деньги, чтобы сходить в баню, но кое-кто вонял так, словно долго валялся в отбросах, а потом выстирал одежду в кошачьей моче. Уже не обращая внимания на дым, Мрачный воротил нос и фыркал всю дорогу, пока не добрался до друзей.

— Кто последний пришел, тот платит за всех! — чуть ли не прокричала Пурна, чтобы ее услышали в общем шуме.

Хоть сама она появилась лишь несколькими минутами раньше, но уже ухитрилась раздобыть табурет и стакан с выпивкой, набить трубку и усадить Неми себе на колени. Ведьма, казавшаяся рядом с ней еще выше ростом, дымила своей трубкой с длинным черенком. Мрачный поднял пустые руки, но Дигглби перебросил ему мешочек, оказавшийся таким тяжелым, что больно ударил по ладони.

— Оказывается, он все время был здесь! — показал щеголь на свой тюрбан. — Купи ящик хорошего вина, чтобы не страдать от жажды в дороге!

— Тебе помочь? — спросил Гын Джу, видимо не очень расположенный оставаться без Мрачного в этой компании.

Неми и Пурна смотрели друг на дружку и не обращали никакого внимания на окружающих, а Дигглби беспечно болтал с каменноглазым монахом и каменнолицей матерью Мрачного.

— Похоже, там, у стойки, тесновато, — проговорил Мрачный прямо в ухо Гын Джу. — Я сам справлюсь.

Нежное ухо непорочного так и напрашивалось, чтобы его покусать. Одурманенный саамом, Мрачный чуть было не решился на это, но, вспомнив о сидевшей рядом матери, передумал — скорее чтобы не смущать самого Гын Джу, нежели из-за того, что могла подумать Лучшая.

— Может, пока подержишь мое копье?

Мрачный не расслышал, что ответил Гын Джу, но по тому, как непорочный подмигнул карим глазом, уловил общий смысл и с улыбкой передал другу оружие. А сам отправился на великий подвиг, какой вряд ли оказался бы по плечу даже Дерзкой Поступи, — получить заказ в переполненной иноземцами пивной, в дым обкурившись саамом. И такова уж была всегдашняя удача Мрачного, что между ним и барной стойкой как раз стояла шайка головорезов с такими грубыми, словно вырезанными топором, лицами, каких он еще не видывал. Да в придачу эти люди были вооружены до зубов.

— Пропустите, пропустите! — проревел самый здоровый как раз в тот момент, когда Мрачный подошел ближе.

Это был ранипутриец с татуировками в виде глаз по всему лицу и заплетенной в косу бородой, такой длинной, что петлей обхватывала шею. И тут случилось удивительное — вся толпа отхлынула, а татуированный усмехнулся и обернулся к своим приятелям, и Мрачный сумел проскользнуть между ними и кучкой охотников, стоявших у другого края стойки.

Мрачный оперся локтями на прилавок из полированного черного дерева. Мешочек Дигглби он сжимал в кулаке, никому не показывая, но, когда мимо проходила усталая трактирщица, демонстративно позвенел монетами. Этого приема, которому паша научил его еще в Тао, оказалось достаточно, чтобы привлечь внимание женщины. Однако, вместо того чтобы принять заказ, она предупреждающе подняла палец и умчалась куда-то, вернувшись лишь через несколько минут.

— Чего тебе? — спросила трактирщица, глядя на Мрачного покрасневшими глазами; ее шея под короткострижеными волосами блестела от пота.

— Ящик хорошего вина, пожалуйста, — сказал он на багряноимперском.

Во всяком случае, надеялся, что именно так и сказал.

— Ящик? — растерянно повторила трактирщица. — Нет.

Вот дерьмо! Мрачный был уверен, что назвал правильное слово.

— Э-э-э... много бутылок. В коробке. Это дорого, но я заплачу. Пожалуйста.

Должно быть, трактирщица сжалилась над ним, выражение смягчилось, и она произнесла еще несколько слов, а потом спросила, знает ли он непорочновский.

— Конечно! — ответил он, радуясь, что не нужно больше говорить на его хромоногом багряноимперском. — Ящик лучшего вашего вина... э-э-э... если можно. И не беспокойтесь, я заплачу.

— Ох, дорогой ты мой, ничего не выйдет, — сказала трактирщица. — Видишь, сколько здесь нынче народу?

— Э-э-э... да.

— Вот поэтому я и не могу продавать больше одной бутылки каждому. Иначе очень скоро мой погреб опустеет, и что, по-твоему, я скажу, когда сюда заявится весь Эйвиндский полк? Или надеяться, что они поймут, почему в единственной на всю деревню таверне нет вина, и найдут себе другое развлечение?

— Весь... как вы сказали?

Возможно, Мрачный все-таки не очень хорошо понимал непорочновский язык, но она, кажется, произнесла...

— Эйвиндский полк, — повторила трактирщица и обвела рукой переполненную таверну. — Эти крысы еще не так ужасно себя ведут, но подожди, пока здесь не соберется вся стая. Они движутся на юг, так что, если сможешь, отправляйся на север. Это самый мерзкий полк в империи. Должна сказать, в этом нет ничего удивительного после той трепки, что Холодный Кобальт когда-то ему задала. Уцелевшие решили, что честь, война по правилам и все прочее — пустые звуки, лучше придерживаться драной золотой середины. Эти поганые псы разрушили нашу церковь то ли восемь, то ли девять лет назад. У священника не хватило вина для причастия, чтобы поделиться со всеми страждущими, и его прикончили. Теперь понимаешь, почему я не продам тебе целый ящик?

— Э-э-э... да. — Мрачный уже очень жалел, что обкурился биди. — Но почему же они не в красных мундирах?

— Это разведчики, — сказала трактирщица. — А разведчики не должны привлекать внимание. Понимаешь ли, ты первый за весь вечер, от кого я услышала слово «пожалуйста», поэтому и решила предупредить, если еще не знаешь. А теперь давай покончим с твоим делом, и я пойду молиться, чтобы эти засранцы не разнесли в щепки мою таверну.

— Да, да, конечно, — ошеломленно пробормотал Мрачный. — Тогда я возьму одну бутылку. Спасибо.

Завершив сделку, Мрачный повернулся и обнаружил, что зажат со всех сторон дурнопахнущими телами. Теперь он различал под лоснящимися шапками и меховой одеждой имперские атрибуты — декоративный офицерский кинжал, щегольскую черненую цепочку, отвратительные татуировки с надписями на багряноимперском на потных шеях. Он решил быть очень осторожным, чтобы никого не разозлить, случайно толкнув по дороге. Тут крупный ранипутриец выручил его по второй раз, направившись за новой выпивкой и пробив брешь в толпе... Но Мрачный рано обрадовался. Стоило ему устремиться в брешь, как та закрылась, и он едва не столкнулся грудь в грудь с ранипутрийцем.

— Одна бутылка на весь стол? — проворчал Мрачный, пока они, неловко пританцовывая, расходились в разные стороны. — Даже одной Пурне этого не хватит. Ну, на этот раз ей придется поделиться.

Мрачный разминулся с ранипутрийцем и пошел дальше мимо людей, которые, как он теперь знал, были врагами.

Он начал понемногу заводиться, но нужно было удержать себя в руках и вывести отсюда, на хрен, всю компанию, пока в ней не опознали кобальтовых.

Стол уже был виден, как и проход к нему, но, едва Мрачный прибавил шагу, какой-то коротышка, еще ниже ростом, чем Пурна, пятясь задом, перегородил ему дорогу. Мрачный едва не сбил парня с ног, но, хвала предкам, успел ухватить за плечо, прежде чем тот упал. Увидев на лице парня извиняющуюся улыбку, он уже решил, что обойдется без скандала... но тут лицо коротышки исказилось от ужаса. Он выкатил глаза и пронзительно завизжал, едва не переходя на свист. Мрачный даже не успел понять, в чем дело, не успел опознать труса, а тот уже выхватил ржавый зазубренный нож и всадил его прямо в живот кремнеземца.

Поначалу Мрачного не так обожгла боль, как нахлынувшие воспоминания. Вся таверна вдруг затихла, только коротышка продолжал визжать, проворачивая нож. Теперь Мрачный взревел даже громче нападавшего, но, какой бы страшной ни была рана, еще ужасней было то, что он узнал парня. Тот самый драный мальчишка с лучком-дохлячком. Коротышка из Кобальтового отряда, случайно убивший дедушку, а потом сбежавший с плато над лагерем, не дожидаясь возвращения Мрачного. И вот теперь, добавив тяжкую рану к не менее тяжкому оскорблению, парень, похоже, убил и его самого.



* * *

Чатни — индийский острый фруктовый или овощной соус.

6 Ачар — индийская приправа, разновидность пикулей.

Дашики — африканская свободная рубашка ярких расцветок с V-образным вырезом.

Глава 16


– С тем же успехом можно было умереть, — сказала Бань, продолжавшая хандрить даже через неделю после отплытия с Джекс-Тота.

— Чудесные слова для тех, кто сбежал от куда худшей участи, — ответил Марото. — И к тому же из места куда худшего, чем сам ад.

— Это и есть ад.

— Ну хорошо, это тоже далеко от совершенства, но мы на много лиг ближе к небесам, чем раньше. — Марото обвел рукой панораму, открывающуюся с их «вороньего гнезда». — Когда тотанцы поймали вас, вы первым делом заявили, что надеетесь лишь оказаться в одной клетке со мной, прежде чем нам отрубят головы, а теперь у вас есть кое-что получше — клетка с прекрасным видом и ваш ретивый первый помощник, всегда готовый отвлечь вас от печали.

— Первый помощник теперь Ники Хюн, — поправила его Бань. — Раз уж ни Кэрриг, ни кто-то другой из старой команды так и не объявились.

— А кто второй помощник?

— Донг Вон.

— Значит, вам нужен новый боцман.

— Мне нужен корабль, для которого был бы нужен боцман, — вздохнула Бань.

— Да? А это, по-вашему, что такое? — Марото постучал по топу мачты, поднимавшемуся из середины маленькой площадки.

— Я же сказала: это ад.

Бань наконец-то привстала, чтобы посмотреть за леер, вместо того чтобы опираться об него спиной. Похоже, ее не восхитила ни залитая солнцем береговая линия с золотистой черепицей стен и огромными пагодами, ни имперские и непорочновские корабли вокруг. Она лишь перегнулась через перила и сплюнула, но ее снаряд просто шлепнулся на далекую палубу.

— Самая большая и красивая лохань, на которую я когда-либо поднималась, и она принадлежит мне вот уже... Сколько, час?

— Больше, — сказал Марото, разделяя разочарование капитана и ничуть ему не удивляясь.

Поначалу казалось, что святой престол готов признать авторитет четверых смертных, вернувшихся к кораблям цепистов вместо папессы, но этот фарс продлился лишь до того момента, когда флот покинул тотанскую гавань. Помня о том ужасе, с которым моряки и кардиналы смотрели на Марото и его спутников, извергнутых из пышущего паром чрева живого корабля, подплывшего прямо к имперской каракке, можно считать большим благословением, что их не сожгли живьем как святотатцев... Но когда это капитан Бань ценила благословения, хоть большие, хоть маленькие? Если бы не блестящее, весьма убедительное представление Марото, выдавшего их за невинных жертв кораблекрушения, которых заставили сыграть роль посланцев безбожного Джекс-Тота, престол мог и не ограничиться простым сожжением. Позднее Марото убедился, что кардиналы Вороненой Цепи плохо знакомы с капитанами кобальтовых, пусть даже и отставными, иначе его друзей казнили бы за компанию с ним самим.

Трудно поверить, что старая вражда не забылась, когда миру угрожает клика бессмертных жрецов с армией монстров, но, может быть, с началом войны все изменится. Если так, то у Звезды есть шанс выжить. После встречи с Ассамблеей вексов Марото легко отбросил прежние обиды. Не то чтобы забыл о том, как София отказалась отпустить Мордолиза и спасти Пурну, или о том, как Хортрэп забросил его на Джекс-Тот, ведь действительно нельзя простить то, что нельзя прощать... Но после того как сам Марото ради собственного спасения просрал всю Звезду, те чужие прегрешения не просто кажутся менее страшными — они превратились чуть ли не в опережающее возмездие.

Или в обычное возмездие, как в случае с Холодным Кобальтом, учитывая, что безрассудное желание Марото снова увидеть Софию, вероятно, привело к гибели ее мужа, а также других людей. Конечно, он не замышлял подобных ужасов, просто, одурев от наркотиков, произнес опрометчивые слова перед своей крысой-демоном, но ведь это так похоже на Марото, не правда ли? Он не собирался отпускать Крохобора и не желал смерти возлюбленному Софии, точно так же как не хотел вступать в сговор с Ассамблеей вексов, но что случилось, то случилось... как всегда.

А когда София не смогла с помощью магии остановить кровотечение у Пурны, Марото немедленно обвинил ее в убийстве и поклялся жестоко отомстить при первой возможности... как всегда. Если глупо и эгоистично поступает кто-то другой — это ведь совсем другое дело, правда, Трусливый? Возможно, захоти София сильно-пресильно, ей бы удалось спасти Пурну, но, если бы Марото должным образом защищал свою протеже, она бы вообще не получила рану. Ее кровь вовсе не на руках Софии, а на его руках. Так же, как и кровь мужа Софии, и других жителей деревни, и... ну да, правильно — и всех остальных обитателей драной Звезды, если не забывать, какую силу готова натравить на них Ассамблея вексов.

Можно подумать, это самое худшее — знать, что обрек свою расу на уничтожение только ради того, чтобы купить себе еще дешевой еды, дрянного пойла и потных женщин, перед тем как опустится занавес? Но еще горше этой глобальной вины позорное малодушие, с каким он уклонился от откровенного разговора с Софией, когда еще оставалась такая возможность. Он должен был, глядя ей прямо в глаза, признаться, как все, по его мнению, произошло... Фактически он сам и убил ее близких, но мог бы, по крайней мере, рассказать ей правду. А он лишь сидел на заднице, наблюдая, как София уходит в темноту, и убеждал себя, что необходимо время, чтобы все это переварить; вот он выспится, а утром сделает все как надо.

Он каждый раз убеждал себя, что все сделает как надо, но утром. Соплеменники прозвали его Трусливым, потому что в клане Рогатых Волков знают, каков он на самом деле, а не каким старается себя показать. Возможно, он больше никогда не увидит Софию, оставив ее без важнейшего подарка из всех, что мог бы предложить, — примирения с самым тяжелым горем в ее жизни.

Если только Хортрэп ей еще не рассказал. Перед тем как Марото занесло на Джекс-Тот, он проговорился колдуну. Что, если тот, вернувшись в лагерь, все выложил Софии?

Это было бы жестоко, но в глубине души он надеялся, что Хортрэп действительно выдал его тайну. София имеет право узнать, кто виноват в ее утрате, и не важно от кого. Ей не нужна была любовь Марото, но, возможно, приняв на себя ее ненависть, он поможет справиться с горем. Многие люди отравлены ненавистью, но Марото на своем опыте убедился, что она, по крайней мере, заставляет вставать с постели по утрам.

Взять, к примеру, Хортрэпа. Старого засранца Хортрэпа. Марото никогда не сомневался, что этот колдун — самое отвратительное дерьмо, когда-либо вываливавшееся из задницы Изначальной Тьмы, но, драть его мать, с друзьями так поступать нельзя! По милости колдуна Марото очутился на Джекс-Тоте, в объятиях покрытых тараканами жрецов из Ассамблеи вексов, и вся эта хрень в конце концов стала для него звоночком. Теперь, зная голую правду о Хватальщике, он уже сомневается, есть ли на Звезде монстр пострашнее, и никто в большей степени не заслужил медленной, мучительной смерти от руки Марото, чем...

Но каждый раз, когда он распалял себя мечтой о смерти злобного подонка, вспоминалось вдруг, как они с Хортрэпом сиживали вместе в десятках крепостей, в сотнях таверн, делились выпивкой и куревом, песнями и шутками. О том, как в катакомбах Обеля Марото свалился в водоем, кишащий лягушками-гоблинами, и тут бы ему и кирдык, если бы Хватальщик не нырнул и не спас. О том, что никто, кроме Хортрэпа, не смеялся, когда Марото пародировал других Негодяев, в особенности Феннека, хотя он и сам понимал, что получается не слишком удачно.

Ух, какая же это нелегкая работа — ненавидеть старых друзей, даже если они этого заслуживают. Лучше смотреть вперед, чем оглядываться назад, и заботиться о своей новой шайке куда важней, чем взвинчивать себя обидой на призраков прошлого. Марото попытался отыскать с высоты «вороньего гнезда» Ники Хюн или Донг Вона среди фигур, снующих по палубе. Сделать это было бы проще, если бы им оставили их лохмотья, но едва цеписты отремонтировали судно, которое Бань заранее окрестила «Императрицей воров», как Марото и его команду заставили переодеться. Балахоны кающихся грешников хуже продувались ветром, чем рубашки моряков, и кожа от них зудела больше, чем от сплетенных из водорослей жилетов, но, по крайней мере, Марото всегда хорошо смотрелся в черном, а еще этот наряд придавал правдоподобия ночной игре в плохого монаха — и в совсем плохую монахиню, которую придумала капитан Бань. Зная, как она любит поправлять его, Марото показал на берег и спросил:

— Это Зимний дворец, да? Красивые башенки.

— Что? — Бань наконец-то перевела взгляд с грустной картины внизу на отеанский берег. — Нет, не Зимний, а Осенний. Видишь клены в верхнем саду?

Марото прищурился, вглядываясь в скалистый берег и сад перед величественным дворцом, заслонившим весь горизонт, но с такого расстояния невозможно было хотя бы рассмотреть силуэты деревьев, не говоря уже о том, чтобы определить их породу.

— Нет, капитан, не вижу.

— Я тоже, — сказала она. — Но мы заходим с запада, олух, и поэтому не обязательно видеть эти несчастные клены, чтобы понять, что это Осенний дворец. Отеан располагается огромным ромбом с замком в каждом углу. Этот проклятый город куда крупней, чем выглядит на иноземных картах, так что мы сейчас плывем в другую сторону от Зимнего дворца.

— Не так уж и далеко, — произнес Марото, продолжая осматривать берег. — При попутном ветре...

— Возможно, мы будем на месте к полудню, — продолжила Бань. — Идиоты-цеписты вели нас не в ту бухту, пока их не остановил непорочный конвой. И теперь попутный ветер будет хлестать нам в нос весь обратный путь по Отеанскому заливу.

— Тогда у нас есть чем убить время, — намекнул Марото, выставляя бедро, и поморщился, когда колючий, как наждак, балахон царапнул кожу.

— Время не умирает, только становится старым и раздражительным, как и кое-кто еще.

Бань взяла мех с водой и галеты, до боли родные после долгих недель в Затонувшем королевстве с его отвратительной пищей. С другой стороны, иногда пленники не знали, что едят и пьют, а чувствительность порой притуплялась, и тогда тотанское питание было на вкус даже лучше трюмной воды или рассадника червей.

— Уверен, что у тебя еще что-то осталось с прошлой ночи, тигр?

— Позвольте смиренному послушнику напомнить своей исповеднице, что вчера ему не было даровано отпущение грехов. — Марото отщипнул от галеты, едва не сломав ноготь.

— Я говорю не о себе, а о твоем суккубе, — объяснила Бань. — Вчера ночью это случилось опять.

— Ох!

Теперь, когда она завела этот разговор, он вспомнил, что опять видел во сне Чхве. Встречи с дикорожденной красоткой всегда были сладостными, но подробности каждый раз ускользали из памяти. Он давно уже не испытывал никакого смущения перед Бань, как и она перед ним, ведь они столько увидели, сделали и испытали вместе на Джекс-Тоте, но все равно было забавно, что она лишь сообщала по утрам о его ночных стонах и вздохах. Прежде он спал тихо, и, возможно, это еще один признак того, что он стареет и мозг начинает пошаливать. С другой стороны, если яркие, но не оставляющие следов в памяти видения действительно связаны с разрушающим действием возраста, то все могло быть и намного хуже.

— Капитан, давайте отвлечемся от безобидных духов тумана и эфира и поговорим о более земном. Как мне известно, вы называете свою команду дармоедами, но ваш боцман всегда готов заплатить за кормежку потом и кровью... не говоря уже о прочих жидкостях.

— Боцман моей кормы, — проворчала Бань, и крошки галет упали с ее обветренных губ, пока она смотрела на далекую панораму столицы ее родины. — Считай за счастье, если я оставлю тебя юнгой, и чтобы больше ни пота, ни крови, пока я не поужинаю сама. По крайней мере, мы сможем получить достойную еду в Зимнем дворце. Если только нам разрешат последний ужин, когда опознают во мне пропавшую королеву пиратов.

— И все-таки странно...

Марото обернулся к косяку галеонов и каракк, а также непорочновских кораблей-черепах, что сопровождали цепистов всю дорогу от моря Призраков. Определенно, приближался конец света, и только неисправимый педант не удержался бы от напоминания, что сам же Марото этому и поспособствовал.

— Трудно поверить, но мы стали свидетелями того, как флот Багряной империи впервые вошел в Отеанский залив.

— Их паруса черны, как панталоны боевого монаха, — заметила Бань. — Империя уже не такая красная, как прежде.

— Все империи станут красными с адской быстротой, если мы не сможем объединить Звезду для защиты от Джекс-Тота. — Сказав это, Марото вздрогнул, несмотря на жаркое утро. Оставалось лишь надеяться, что этого жара хватит, чтобы затвердели его сырые планы спасения от того самого врага, которому он совсем недавно предал свой мир. — И меня радует, что кардиналы, после того как Ассамблея вексов лишила рассудка их папессу и объявила войну Звезде, приняли разумное решение и направились прямо сюда, чтобы заключить союз.

— Если ты искренне считаешь, что святой престол способен принять разумное решение, значит еще не очнулся от сладких снов, — возразила Бань. — Думаешь, стоит нам рассказать о грозящей всей Звезде опасности, как они тут же перестанут быть эгоистичными, злобными засранцами и протянут руку соседям-язычникам? Думаешь, эти негодяи могут так просто измениться?

— Я не говорил, что это просто, но если бы я не верил, что люди способны меняться, то сдался бы уже много лет назад.

Холодная рябь позора пробежала по спине Марото, как только лицемерные слова сорвались с его губ. Много лет он пытался стать лучшим из варваров, но, когда тотанцы влезли ему в душу, не просто вернулся к прежнему бесчестью, но каким-то образом ухитрился погрузиться на самое дно своей отвратительной жизни. Если он и изменился за эти унизительные десятилетия, то только к худшему...

Вот только не слишком ли мелодраматично это выглядит? Разумеется, он все испортил, сдавшись Ассамблее вексов, не стоит приукрашивать положение, но начнем с того, как он попал к ним в лапы? Пожертвовал собой, будучи обнаружен на гребне холма, чтобы Бань могла убежать от крылатого тотанского патруля. Марото ни о чем таком и не думал, а просто бросился навстречу опасности, защищая друга... Точно так же было, когда огромный яйцекладущий монстр напал на лагерь. И когда рогатый волк погнался за его отрядом в Кутумбане, и когда хитрожопые телохранители попытались обдурить путешественников-аристократов в Пантеранских пустошах. Так бывало много-много раз, и, хотя одуревшего от наркотиков Марото долгие годы вообще не заботило, будет он жить или умрет, в конце концов ему снова удалось увидеть какой-то смысл в жизни.

По глупости своей Марото решил, что его взгляды начали меняться, когда пошли слухи о том, что София жива. Но, оглядываясь назад, можно сказать, что была еще одна причина: знакомство с Пурной, Дигом и другими. В особенности с Пурной. Она поздно вошла в его песню, но с удивительной легкостью поменяла тональность. Если бы Марото еще и посчастливилось погибнуть в одной из многих попыток спасти ее сумасшедшую задницу, он ушел бы из жизни именно таким героем, каким Пурна его считала. Но он дождался момента, когда угодил на Джекс-Тот, и испортил свой итог самым чудовищным образом.

Однако он все еще жив — не важно, заслуженно или нет. И может быть — всего лишь может быть, — это означает, что жалкая капитуляция перед Ассамблеей вексов не была его последним шансом. Возможно, Марото все-таки станет таким, каким его видели друзья, каким он сам отчаянно хотел стать. В конце концов, когда перед ним были зрители, он играл не так уж и плохо, рискуя ради друзей задницей направо и налево, и, только оставшись наедине со своими сомнениями — или со сборищем жутких бессмертных колдунов, — оказался сбит с толку старым демоном своей низменной натуры.

И теперь, когда он так обосрался в постели, не остается ничего другого, кроме как выстирать белье, и лучше не дожидаться, когда кто-нибудь учует запашок. Дома, в Кремнеземье, после такого конфуза пришлось бы сжечь заодно и соломенные циновки, а затем сплести новые. Эта деталь делает смысл обычного речевого оборота более зловещим, но время не самое подходящее для того, чтобы увязнуть в формулировках. Сейчас нужны правильные поступки, а не напрасные слова.

— Допустим, все кардиналы святого престола остались мерзавцами, но это еще не значит, что они не могут поступить правильно, хотя бы ради собственной выгоды, — сказал Марото, стараясь сохранить солнечный оптимизм под натиском душевного шторма Бань. — Чтобы протянуть руку непорочным или кому-то еще, цепистам не понадобятся благородные жертвы, у них попросту нет другой возможности выжить. И они должны это понимать — иначе зачем было плыть в Отеан, вместо того чтобы вернуться в Диадему? Вы же сами подметили, что цеписты, похоже, завладели всем самотским флотом, пусть даже и не подняв имперского флага, так зачем же они направились сюда, а не домой, если не ради объединения?

— Возможно, эти пустоголовые не захотели вернуться домой просто потому, что не оставили там никаких резервов и теперь вынуждены искать безопасную гавань, — возразила Бань. — Или непорочновские корабли, патрулирующие море Призраков, не оставили им другого выхода, кроме как нанести визит в Отеан. Так что выбрось из головы мысль о том, что все мы теперь в одной лодке. Я ни на мгновение не допускаю, что Звезда хотя бы попытается объединиться в борьбе против Джекс-Тота. Скорее уж начнется соревнование, кому первому удастся продать остальных, и кое-кто из самых разумных людей уже попытался осуществить этот план, хотя и с обескураживающим результатом.

— Не напоминайте мне об этом, — взмолился Марото, едва не умирая всякий раз, когда разговор возвращался к тому, как быстро он согласился продать Звезду ради спасения собственной шкуры.

Чем дальше они отплывали от Джекс-Тота, тем острее ощущал он свою вину. Когда представится очередная возможность сыграть роль мученика, он не упустит ее так глупо.

Один из его любимых самообманов. Марото сердито замотал головой и продолжил:

— Я считаю себя хорошим парнем... Ну ладно, пусть не совсем хорошим, но стараюсь им быть... Возможно, я сделал в своей жизни много плохого, но хочу стать лучше. И каждый раз оказывается, что я обосрался. Каждый раз получается так, что хуже не придумаешь. Потому встает вопрос: а что, если я просто эгоистичный кусок дерьма, как все обо мне и говорят?

— Я не вправе задавать такой вопрос, — опершись на леер, ответила Бань своим настоящим голосом, лишенным обычной бравады. Тем голосом, которого Марото никогда не слышал и даже не хотел услышать. — О себе — может быть, но только не о тебе. В этом-то все и дело. Ты не так уж и плох, Полезный. И если понял, что у тебя осталась единственная роль — работа на тотанцев, то я не вижу, чтобы весь этот флот безумных имперцев думал как-то иначе. Они сделали бы то же самое, что и ты, только постарались бы продать Звезду в два раза быстрей.

— Послушайте, вы все еще думаете как пират, когда нужно думать как повстанец. — Марото почесал грудь под балахоном. — Главное в любом представлении — это изменить свое сознание, вжиться в роль, сделать...

— Я предпочитаю сама переживать приключения, а не слушать рассказы о них, — заявила Бань, осушив свой мех до последней капли.

Нет, не свой, а его мех. Теперь Марото различил коричневое пятно на нем. А значит, ему вскоре придется спускаться, хотя он предусмотрительно сделал глоток-другой перед тем, как Бань поднялась к нему.

— Если бы тотанцы чуть сильней увлеклись твоим представлением в роли главного врага человечества, они могли бы позаботиться о том, чтобы весь флот оказался под нашим нечестивым командованием, прежде чем сердечно попрощаться с нами.

— Они и так добились своего.

Марото задумался о своей последней роли — человек, продавший Звезду. Его давняя чокнутая подруга Карла был права: ад — это когда ты всю свою проклятую жизнь пытаешься сыграть более достойную роль, но в конце концов возвращаешься к тому, с чего начинал.

— Знаете, почему эти монстры поверили, что я заклятый враг всего человечества? Потому что так оно и есть. По крайней мере, именно таким я себя и чувствовал тогда, в животе у чудовища... Вживание в роль или просто подавление личности — как хотите, так и называйте.

— Послушай, в этот раз не нужно будет терять себя. — Бань положила последний кусочек галеты в ловушку для чаек, которую сама смастерила, но пока не поймала ни одной. — Здесь хватает цепистов, чтобы разнести весть о конце света. У меня для тебя есть другая роль.

— Еще хуже, чем грешный послушник? — спросил немного приободренный Марото, когда знакомая похотливая улыбка оживила ее веснушчатое лицо. — Скотоподобный епископ?

— Бунтарь в монашеском обличье, — объяснила Бань. — Корабли непорочных наверняка перехватили бы нас, попытайся мы прорваться раньше. Но теперь, когда они остались позади, мы начнем сеять семена инакомыслия. Даже если все, кто плывет на этих кораблях, были искренне верующими, когда покидали Диадему, теперь, насмотревшись на так называемых ангелов, они должны усомниться. Некоторые начнут искать нового мессию, который покажет им путь к спасению.

— Так кто из нас торопится с выводами? — спросил Марото.

Для святого престола возвращение на Джекс-Тот было одним из главных пророчеств, и, увидев своими глазами это чудо, цеписты скорее укрепятся в вере, чем усомнятся в ней. Конечно, им потребуется немало усилий, чтобы сложить воедино все скользкие подробности, но святоши и раньше только тем и занимались, что подгоняли факты под свою веру, так что у них в этом деле богатый опыт.

— В каких случаях нужно торопиться? — спросила Бань.

— Когда надеваешь штаны или когда снимаешь, капитан, — послушно повторил Марото и тоже плотоядно усмехнулся.

Сбежав с Джекс-Тота, он решил, что должен честно сыграть свою последнюю роль и искупить вину, помогая объединить Звезду в борьбе с чужеземными врагами. Но теперь, когда появилось время, чтобы заглянуть вперед, не стоило забывать, что непорочные ни разу не встали на сторону кобальтовых в войне с Багряной империей, а Вороненая Цепь всегда оставалась шайкой мерзких говнюков. И те и другие плевать хотели на всех прочих, и на тот случай, если надежды на их поддержку не оправдаются, разумный человек должен иметь наготове запасной план, для которого потребуется быстроходный корабль, чтобы уплыть как можно дальше от моря Призраков.

— А сейчас мы должны действовать с холодной головой. Постараемся получить аудиенцию у святого престола и императрицы и убедить их, что нужно объединиться, правильно? — сказал Марото.

Совсем было поникшая лучшая сторона его натуры оттеснила в сторону эгоистичные соображения. Драть-передрать, он обязан попробовать. Марото и сам понимал, что это демон вины снова проснулся в душе, силясь проглотить его целиком, как прежде пытались другие монстры. Но что толку размышлять о том, кто может тебя съесть, или о том, кого можешь съесть ты?

— Значит, хочешь добраться до ушей самых влиятельных людей в этой части Звезды? — спросила Бань. — Но ты так старался представить нас святому престолу как обыкновенных моряков, потерпевших кораблекрушение, что теперь они вряд ли проявят к нам интерес. Чтобы внедриться, нужно было убедить их в том, что мы глупы и безопасны, но «внедриться» не значит «получить приглашение к столу переговоров».

— Не значит, — согласился Марото и ухватился потными ладонями за леер, разглядывая пугающий и прекрасный город, словно заполнивший собой весь остров. — Но когда начнем действовать, мне придется сыграть мою самую честолюбивую роль.

— И кто бы это мог быть? — Бань смотрела, прикрывая рукой глаза от сияния, которое вот-вот должно было окружить голову Марото, принявшего героическую позу.

— Тот, кто поставил на колени Багряную империю, а потом вернулся, чтобы бросить вызов королеве Индсорит. Тот, кто сто раз обманывал смерть и вел смертных вместе с монстрами в бой при таких мизерных шансах, что даже паша Дигглби не осмелился бы принять пари. Тот, кто первым попал в плен к армии Джекс-Тота и первым встретился с ее вождями, а потом был отпущен. Тот...

— Это не роль, — сказала Бань, облизнув губы, как делал Марото, когда горячился. — Ты говоришь о себе.

— Драть-передрать, вы совершенно правы, капитан, — ответил Марото с такой широкой улыбкой, что ее свет могли увидеть Пурна и Чхве, Дигглби и София, Мрачный и его дед и даже старая развалина Хортрэп, по какую бы сторону Изначальной Тьмы они сейчас ни находились. — Я готов признать, что лучше знаю, как разрушить мир, а не как спасти его, но тем и хороша сцена, что ветчина там развешена на многих крючках, и узнаешь, какой из них вкусней, пока все не перепробуешь.

Глава 17


Имперский Медовый чертог мало отличался от тех, что бывают в саваннах, если не учитывать того, что на родине Мрачного он у каждого клана свой, а здесь, в Черной Моли, в него как будто набилась вся Багряная империя. В душном, прокуренном чертоге скопилось больше людей, чем набралось бы заслуживших имя охотников во всем клане Рогатых Волков. Но все же следовало отдать должное чужестранцам: многие из них, со сталью на поясе и шкурами на плечах, казались хладнокровными убийцами. Они не прятали свое оружие, и Лучшая еще сильней разозлилась на парня, которого звали Дигглби. Это он затащил ее сюда, причем настоял, чтобы она оставила копье в церкви, чтобы не нарушать, как он выразился, общественный договор... И тут она увидела, что ее сын явился со своим копьем.

Ее раздражение росло вместе с окружавшим шумом, и, когда Мрачный снова куда-то ушел, не сказав матери ни слова, Лучшая решила, что с нее хватит. Крепкое пойло приглушило боль от ран, но при этом заострило колючки, что царапали ее смущенный дух. Идея вызвать демонов и пройти сквозь Изначальную Тьму определенно будет стоить Лучшей потери души, если не самой жизни, и предпочтительно потратить оставшееся у нее время, блуждая под звездами, а не сидя на заднице в этом адском чертоге. Когда прогуливаешься под открытым небом, молитвы получаются естественней.

— Я ухожу, брат Рит, — сказала она монаху, приблизив губы к его уху.

Монах вздрогнул, услышав ее голос, как делал всегда, даже до того, как ослеп.

— Я должна исполнить приказ ядопрорицательницы и отца Турисы. Они поручили свершить правосудие над моими родственниками, но, чтобы узнать, каким должно быть это правосудие, мне придется отправиться на Джекс-Тот, к самому порогу Медового чертога Черной Старухи, и проверить правдивость слов моего сына. Либо вместо него говорит Обманщик, и тогда Мрачного следует убить, либо он говорит правду, и тогда, участвуя в его войне, я буду служить Падшей Матери. Но Неми Горькие Вздохи сказала, что ты решил не ходить с нами, а попросил отвезти тебя в Диадему... Так или нет?

— Может... может быть, у Падшей Матери на меня другие планы? — пропищал монах. — В конце концов, все исполняется, и отец Туриса велел мне отправиться в Священный город...

— Я же сказала, что приведу тебя туда, когда спасем Звезду от гибели, — напомнила Лучшая, на самом деле и не надеявшаяся, что разбудит в нем мужество и убедит участвовать в походе, но, как истинная цепистка, обязанная предоставить ему такую возможность. — Думаю, отец Туриса предпочел бы, чтобы ты боролся против Изначальной Тьмы, а не сбежал вместе с ведьмой.

— Что бы ты ни думала, охотница Лучшая, я уверен, что он не одобрил бы вызов демонов, даже ради благой цели, — чуть ли не наставительно изрек брат Рит. — Падшая Матерь зовет меня в Диадему, и я обязан откликнуться на зов.

Прежде он не говорил с Лучшей подобным тоном, и хотя она стремилась пробудить в нем вовсе не такую храбрость, это все же был достойный ответ. С другой стороны, раз уж имперский ржаногонь пробудил в Лучшей непривычную сентиментальность, он мог точно так же вселить и отвагу в душу монаха. Она согласно кивнула, но вспомнила, что собеседник ее не видит, и сказала:

— Если вернешься в клан раньше, чем я, или если я не вернусь совсем...

Увидев на его лице скептическое выражение, Лучшая умолкла. Она прекрасно понимала, что это должно означать. Так же выглядел Мрачный, когда она выслушала его песню и объявила, что если Звезду действительно окружили полчища монстров, то, разогнав их, сын сможет вернуться в клан. У Мрачного было в этот момент лицо человека, который никогда в жизни близко не подойдет ни к Мерзлым саваннам, ни к кому-либо из Рогатых Волков.

— Ну, тогда удачной охоты тебе, брат Рит, — сказала она, потому что этого иноземного мальчишку, в отличие от ее собственного сына, несомненно, направляла рука Падшей Матери, и, стало быть, Лучшая не имела права в чем-то его упрекать. — И пусть надежная дорога приведет тебя к его груди.

— Пускай небес надежный свод всегда покой твой бережет, — машинально ответил монах и кивнул, показав макушку с тонзурой. — И... удачной тебе охоты, Лучшая из клана Рогатых Волков.

Подобные слова из уст монаха, даже такого, имели не меньше веса, чем благословение.

Лучшая коротко попрощалась с Неми Горькие Вздохи и в самом разгаре долгого и совершенно ей ненужного прощания с чудаком Дигглби увидела поверх его сверкающего тюрбана, что Мрачный возвращается к столу. Словно напоровшись на ее взгляд, он неуклюже столкнулся с каким-то коротышкой, и тот у всех на глазах кинулся в драку. Похоже, Мрачный не ожидал, что может запросто получить удар в живот от человека вдвое ниже его ростом. И вместо того чтобы предпринять хоть что-нибудь, Мрачный только пялился на забияку, который вдруг истошно завопил, словно это он подвергся нападению. Окружающих, как бы сурово они ни выглядели, эти крики привели в замешательство, и никто не придумал ничего умней, чем опасливо попятиться. Никто, кроме Лучшей; она отреагировала мгновенно. Непорочный, которому она недавно отхватила руку, стоял рядом, держа копье Мрачного, и еще до того, как он заметил, что случилось с его возлюбленным, Лучшая отобрала у него оружие. Она бросилась вперед, нацелив копье в спину щуплого человечка, напавшего на Мрачного, но в этот момент ее простодушный сын наконец попытался защититься, как должен был поступить с самого начала. Он пнул коротышку коленом в грудь с такой силой, что тот отлетел назад, прямо на копье Лучшей, не добежавшей до места драки какую-то дюжину шагов. Оружие едва не вырвалось из ее рук, когда наконечник прошел сквозь ребра негодяя. Однако тот весил слишком мало, и Лучшая, приняв низкую стойку, сумела удержать древко. Насаженный на копье, словно на вертел, коротышка задергал ногами в воздухе, но Лучшая не отпускала его, пока не убедилась, что он больше не представляет опасности.

— Нет! — вскричал Мрачный и двинулся к матери, шатаясь и держась окровавленной рукой за живот. — Нет, мама! Нет!

Да, это так похоже на Мрачного — единственный раз за всю жизнь мать вступилась за него, а он еще и недоволен. Ох, как он плакал в свои пять лет из-за побоев Бычьей Погибели и Вихляя Криворукого. Он сдерживал слезы, пока эти двое издевались над ним, но потом, когда Лучшая вытаскивала каменные крошки из ссадин на его лице, рыдал не переставая и то и дело спрашивал, почему она стояла в стороне и спокойно смотрела на происходящее. Через год, когда Мрачный превратил Криворукого в Однорукого, Лучшая решила, что он теперь умеет постоять за себя, но, видимо, ошиблась... Что ж, по крайней мере, он вырос настолько, что больше не ждет от нее помощи.

— Отпусти его, отпусти! — потребовал Мрачный.

И она, заметив, что негодяй выронил нож, подчинилась, опустила обмякшее тело на пол, лицом вниз, и выдернула копье. Наконечник был идеально приспособлен, чтобы проскальзывать сквозь ребра без помех. Она улыбнулась, глядя, как кровь хлещет из раны. Ее отец, заключенный в этом копье, поработал на славу.

— Дра-а-ать!

Словно ополоумев, Мрачный отнял руку со своей раны, перевернул низкорослого мужчину на спину и приложил ладонь к дыре в его груди. Нет, не мужчину, а мальчишку — Лучшая поняла это, увидев, как пузырится на губах красная пена и глаза закатываются вглубь маленького черепа.

Толпа рассерженно загудела, а Мрачный опять заревел, уже совсем без причины, — сам он был чуть ли не вдвое моложе этого мальчишки, когда отправился на войну и впервые пролил кровь врага в настоящем бою, а не в кабацкой драке.

— Помогите кто-нибудь! — завывал Мрачный. — Неми! Неми, помоги ему!

— Что за хрень вы тут устроили? — спросила у Лучшей крупная женщина в кольчуге, как будто охотница была в чем-то виновата.

Оскорбленная этим вмешательством, Лучшая, не удостоив ее ответом, вытерла копье так резко, что брызги крови упали на дощатый пол рядом с сапогами женщины.

— Я же отпустил тебя! — вопил Мрачный прямо в лицо мертвому мальчишке. — Отпустил! Я пришел сюда не за тобой! Не за тобой! Я отпустил тебя!

Неужели ее сын настолько плохой охотник, что даже не может определить, когда жизнь покидает раненого?

— Ты ловко обращаешься с копьем, кремнеземка, когда имеешь дело с детьми, а если противник окажется чуть покрупней? — сказала женщина в кольчуге, шагнув вперед и положив руку на навершие меча.

Лучшая усмехнулась в ответ на этот глупый вопрос. Чем крупнее дичь, тем проще в нее попасть.

— Мы все видели, что это была случайность, и к тому же мальчишка напал первым, — заявил смуглокожий чужеземец с татуированным лицом, вставая между двумя женщинами и протягивая раскрытые ладони в сторону каждой из них.

— Ничего из этого дерьма мы не видели, ранипутриец, кроме того, что двое дикарей набросились на десятилетнего, — встрял в разговор седой мужчина, стоявший за спиной у женщины в кольчуге.

Он уже держал в руке топор, и еще несколько увенчанных шлемами голов в толпе одобрительно кивнули.

— Я пришел... не за тобой.

Рука Мрачного соскользнула с раны мальчишки. Стоя на коленях, он поднес липкую от крови ладонь к лицу, словно в первый раз увидел ее.

— Посмотрите на это и попробуйте только сказать, будто бы малый не сам напросился.

Татуированный мужчина указал на живот Мрачного, и, похоже, его слова немного рассеяли напряженность. Из-под разрезанной рубахи Мрачного сочилась кровь, и Лучшая вдруг поняла, что рана намного серьезней, чем ей поначалу показалось. Она уже хотела опуститься на колени и помочь сыну, но тут его друзья пробились сквозь толпу и облепили Мрачного. Гын Джу бессвязно кричал, Пурна ругалась, Неми что-то бормотала под нос, а Дигглби сокрушенно всплескивал руками. Вся таверна собралась вокруг них, и рассерженных голосов становилось все больше — Лучшая заметно продвинулась в изучении багряноимперского языка с тех пор, как взвалила на свои плечи заботу о брате Рите, и ей очень не понравилось то, что удалось разобрать в этих выкриках.

— Кто знает этого мальчика?

— Что случилось?

— Это убийство?

— Кто прикончил мальчишку?

Татуированный иноземец, тот самый, что вмешался в ссору, старался сохранять невозмутимость, но в голосе отчетливо прозвучало беспокойство.

— Уносите своего друга отсюда, и побыстрей.

— Его нельзя перемещать, — запротестовала Неми, разгибаясь после быстрого осмотра раны. Ее руки теперь были в крови, как и у Мрачного. Тот все еще стоял на коленях — казалось, вот-вот потеряет сознание. Губы шевелились в беззвучной молитве, остекленевшие глаза смотрели в пустоту. Дигглби и Пурна положили его на пол, а Гын Джу зажал рукой рану. Его серая маска была в красных пятнышках.

— Можно или нельзя, но здесь слишком опасно, — прошипел иноземец, и его голос был едва различим в сердитом гомоне толпы. — Мои ребята помогут отнести его куда угодно, лишь бы подальше отсюда.

— Я сбегаю за вардо, — сказала Ними, кивнув незнакомцу. — Лучше везти его в фургоне, а не нести на руках. Вытащите его на улицу, но не дальше. Если не закрыть рану, он умрет.

— Поторопись! — крикнул Гын Джу петлявшей в толпе ведьме, как будто в понукании была необходимость.

— Что случилось? — спросила Пурна, поднимая взгляд от пепельного лица сына Лучшей. — Что за хрень здесь произошла?

Лучшая в ответ лишь покачала головой, сомневаясь, что правильно во всем разобралась. Копье в ее руке задрожало, как рамка лозоходца. Может, так и было на самом деле, только почуяло копье отнюдь не воду... Лучшая опустила взгляд и поняла, что это дрожит не оружие, а ее рука. Пурна задала очень важный вопрос — что случилось? Мрачный от одного удара ножом потерял больше крови, чем ей самой удалось выпустить из него за весь недавний поединок, и тонкие струйки все еще текут между пальцами Гын Джу. Вся таверна гудит, словно растревоженный улей ледяных пчел. Сын Лучшей может умереть прямо здесь из-за какой-то непонятной стычки.

— Так ему, на хрен, и надо. Нечего было задирать мальчишку, — послышался голос из толпы.

— Вот, значит, как все было?

— Я видела! Он набросился на мальчишку, тот в ответ замахнулся ножом, а в это время вторая засранка ударила в спину.

Кажется, это сказала та самая женщина, что первой раскрыла рот, а теперь затерялась в толпе.

— И это сигнал для нас, — заявила Пурна, подхватывая Мрачного под мощное плечо. — Давай вынесем его отсюда как можно осторожней.

Лучшая очнулась от оцепенения и подошла к Мрачному с другой стороны.

Сын вырос таким большим, что тащить его вдвоем было нелегко. Но тут сквозь толпу, злобившуюся все сильней, протиснулся все тот же отзывчивый иноземец и позвал, обернувшись:

— Эй, леопарды мои, все сюда! Тут для вас работка!

В одно мгновение рук, которых прежде не хватало, сделалось слишком много, но, когда Мрачного наконец подняли, толпа и не подумала пропустить.

— Неужели дадим им уйти просто так?

— Мальчишка этого не заслужил!

— Разве он не был одним из нас?

— Был!

По этим возгласам Лучшая поняла, что озлобленность толпы сменилось жаждой мести.

— Положите убийцу на пол! — скомандовал какой-то мужчина, вскочивший на соседний стол и теперь покачивающийся то ли от выпитого, то ли от выкуренного. — Я Кроссто, командир эйвиндских разведчиков, и я требую правосудия... ради этого мальчишки.

— И ты имеешь на это право, — ответил ему татуированный иноземец и подал своим подчиненным знак положить Мрачного. — К сожалению.

— Они будут сожалеть еще сильней! — прорычала Лучшая, и на сердце у нее стало легко, словно она была сорванным ветром листком, плывущим над саванной.

Даже рогатый волк не вырвется, если его окружит сотня бывалых охотников. Падшая Матерь призвала ее к себе вместе с сыном. И теперь Лучшая должна лишь проявить доблесть, чтобы их обоих перенесли отсюда прямо в Медовый чертог Черной Старухи. Посмотрев на говорливую женщину в кольчуге, уже выхватившую свой меч, Лучшая решила, что справится с ней без особых хлопот, и замахнулась копьем своего сына, копьем своего отца, чтобы...

— Где, драть-передрать, мой сэндвич?!

Лучшая не могла видеть дверь таверны за спинами противников, но голос узнала сразу.

Все еще стоявший на столе командир разведчиков оглянулся на дверь:

— Вали отсюда, старый пердун, пока тебя не вздернули вместе с этими варварами. И с твоим драным сэндвичем.

В толпе рассмеялись, а командир повернулся к Лучшей и ее окруженным спутникам... но тут его коротко остриженные волосы вспыхнули, и ослепительно-яркий столб огня рванулся к потолку, опалив стропила. Лицо почернело от жара, а затем взорвался череп.

Лучшая растерянно заморгала, не в силах поверить глазам, хотя на толпу уже сыпался волосяной пепел, осколки кости и ошметки мозга. Обезглавленное тело упало со стола.

Колдовство. Безумное, непостижимое колдовство.

И паника. Вполне объяснимая всеобщая паника. Воспользовавшись ею, друзья Мрачного вместе с отзывчивыми иноземцами оттащили его обмякшее тело к двери, где стоял хмурый Хортрэп. Его губы были влажными от крови, к ним прилипли клочки шерсти. Лучшая хорошо знала это выражение хищника, лишь раздразнившего скудным завтраком свой аппетит. Толпа попятилась к дальней стене таверны, языки пламени облизывали стропила.

И только после того, как небольшой отряд перенес Мрачного через несколько кварталов в том направлении, откуда должна была появиться повозка Неми, Лучшая спохватилась и потрусила назад к горящей таверне, чтобы забрать брата Рита.

Глава 18


В Высшем Доме Цепи горели тысячи свечей, и тихий голос кардинала с помощью искусно устроенной эхо-камеры долетал с Ониксовой Кафедры до обитых бархатом скамеек самого последнего ряда. Эти сиденья оказались в новинку даже для тех зрителей, кто прежде посещал проповеди, ведь таких допускали только в Низший Дом, где приходилось преклонять колени на голом обсидиановом полу. Тот огромный собор вмещал в десять раз больше людей, чем это сравнительно небольшое сооружение, да и Средний Дом тоже был сейчас заполнен до отказа.

Кардинал вещал прямо в открытый рот вырезанного из камня ангела, шесть сверкающих крыльев которого и составляли кафедру. Проходя по трубам, голос цеписта усиливался и достигал ушей каждого из бесчисленных слушателей. Однако даже эти три крупнейших на Звезде Дома Цепи не могли вместить всех жителей Диадемы, пожелавших присутствовать на первом заседании вновь образованного парламента. Но так уж всегда бывает при создании правительства, и населению придется узнавать новости обычным способом: из слухов или распространяемых в толпе брошюр.

Позади кардинала, за алтарем, теснились на скамейках другие ораторы; круглое окно из дымчатого стекла нависало над ними, словно тусклое солнце. София уже переговорила с большинством парламентариев и была теперь счастлива, что ни ей самой, ни Индсорит не нужно сидеть рядом с ними у всех на глазах. Обе они должны ждать среди зрителей, когда их позовут.

Но не на одной из этих неудобных скамеек. София нашла компромиссное решение. В исповедальнях, тянувшихся вдоль всего нефа, она выломала решетку, разделявшую соседние кабинки, чтобы можно было видеть друг друга. София испытала огромное удовольствие, когда шарахнула святым молотом боевой монахини по закрытому решеткой образу Падшей Матери, а потом бросила его Мордолизу, словно лакомую косточку. Вряд ли это будет полезно для зубов, но, с другой стороны, он же демон, и, возможно, зубы станут только острее.

Индсорит и вовсе побаивалась появляться на собрании. Сомневалась, что одного дружественного жеста — открытия замка Диадемы для всех жителей города — достаточно, чтобы расположить к себе тех самых бунтарей, которых слуги Короны истязали от ее имени; но София в конце концов убедила ее. Подпольная организация Бориса была лишь одной из многих партий, претендующих на места в правительстве Диадемы, и, кроме них, оставалось еще множество верноподданных, которых воодушевит известие, что багряной королеве удалось пережить покушение И’Хомы. Если Индсорит и София публично проявят уважение к новому правительству, это успокоит некоторые партии, разочарованные тем, что Поверженная Королева и ее еще менее популярная преемница удивительным образом остались живы.

Пригласив бывших правителей принять участие в учредительном собрании, будущие парламентарии сделали не просто умный, но и крайне необходимый ход. Это верно, что Вороненая Цепь, свергнув королевскую власть, а затем сама стремительно покинув город, оставила после себя пустоту в столице Самота, однако нельзя сбрасывать со счетов и двадцать две провинции Багряной империи, в каждой из которых есть полки, сохранившие верность правительнице, будь она полноправной или чисто номинальной. Если королева — или даже две — признает законность свежеиспеченного правительства, это спасет империю от гражданской войны и положит начало долгому процессу освобождения Звезды от тирании.

По крайней мере, так было задумано. София весьма скептически относилась к перспективам новой власти, даже не учитывая те осложнения, что могли возникнуть, если бы запоздавшая Чи Хён все-таки протащила свою задницу и весь Кобальтовый отряд через Врата Диадемы. Хотя такое с каждым днем казалось все менее вероятным. София искренне надеялась, что с девочкой ничего страшного не случилось и Чи Хён всего лишь внезапно поменяла планы. Но даже если так, почему Хортрэп не появился здесь и не предупредил? Каждый раз, когда София думала об этом, в ее воображении возникала одна и та же картина: старый колдун открывает Врата у Языка Жаворонка, обещая безопасно провести Кобальтовый отряд в Диадему, но Изначальная Тьма проглатывает их всех без отрыжки. Мысль о том, что ведьмак мог переоценить свои силы и невольно обречь на гибель отряд, вовсе не казалась неправдоподобной... как и более мрачный сценарий, при котором Хортрэп просто одурачил Чи Хён и принес в жертву целую армию ради какого-нибудь гнусного ритуала, требующего, чтобы тысячи людей добровольно вошли во Врата. Горькая правда заключалась в том, что София доверяла Хватальщику ничуть не больше, чем много лет назад, когда они впервые связали своих демонов. По правде говоря, узнав Хортрэпа ближе, она стала доверять ему еще меньше.

В любом случае обеспокоенность этими мрачными возможностями только отвлекала ее от насущных проблем. И, судя по тому, как разворачивались события, появление генерала Чи Хён с ее фальшивыми кобальтовыми могло показаться новому парламенту Диадемы подарком судьбы в сравнении с другими желающими испортить инаугурационный бал. Что будут делать эти дилетанты, если Черная Папесса приведет имперский флот обратно в пролив Скорби? Или если возрождение Джекс-Тота вызовет непредсказуемый хаос, как опасалась Индсорит? Или еще проще — если какой-нибудь предприимчивый аристократ из соседней провинции, объединившись с имперским полковником, нападет на Диадему, чтобы занять престол?

Пусть даже во впечатляющие, по всеобщему признанию, ворота Диадемы никто не постучится в ближайшие десять лет, все равно сомнительно, что эти люди смогут мирно управлять городом больше ста дней, пока новый виток борьбы за власть не приведет к еще большим беспорядкам. Она шла на это сборище в оптимистичном настроении, но после многочасовых заунывных речей и противоречивых идей относительно будущего Диадемы уже не была уверена, что сможет сотрудничать с новым правительством.

Однако Мордолиз задремал у ее ног, а если ему сделалось скучно, это хороший признак, правда?

— Мне не нравятся эти речи о мучениках, — проворчала Индсорит из соседней исповедальни. — Особенно когда их произносит служитель Вороненой Цепи.

— Ничего, он уже заканчивает, — ответила София, глядя, как кардинал воздевает перевязанные руки к небу, подчеркивая свой посыл о необходимости новой, более мягкой интерпретации гимнов Цепи. — И к тому же его действительно распяли, так что я могу понять, почему он завис на идее мученичества.

— Если он так стремился стать мучеником, то пусть бы и дальше висел, — сказала Индсорит, и София едва не позабыла про все то дерьмо, что творилось вокруг.

Не то чтобы шутка вышла смешной, просто было очень приятно видеть, что Индсорит окончательно выздоровела, швы затянулись и снова проявляется ее характер. Индсорит выжила, и выжила она благодаря тому, что София в кои-то хреновы веки поступила правильно, отправилась в Диадему, вместо того чтобы порвать с кобальтовыми, как поначалу задумала. Год назад в занесенной снегом ледяной пещере посреди Кутумбанских гор она мечтала о том, как будет истязать Индсорит в наказание за убийство Лейба и других жителей деревни, а теперь они вместе дурачатся, сидя в церкви, как девчушки, которых родители силком затащили на мессу.

Подняв израненные руки, Индсорит произнесла:

— Во всяком случае, И’Хома последовательна в своем безумии. Меня она терпеть не могла, но протыкать гвоздями своих же приспешников...

— Говорят, даже кое-кто из святого престола кончил тем же, что и множество простых верующих. Один мятежник рассказывал, что это было похоже на вопящий от боли лес, и, хотя дикорожденные вскоре сняли распятых, многие успели истечь кровью.

Эти разговоры о казненных кардиналах, епископах и жрицах разбудили Мордолиза. Он поднял голову и окинул взглядом переполненный Дом Цепи.

— Удивительно, что дикорожденных не распяли вместе со всеми, — заметила Индсорит.

— Думаю, И’Хома собиралась уничтожить анафем прямо в их монастырях, — предположила София. — Как там они называются, Норы? Но видимо, кто-то из тех, кому поручили передать отравленные кадила, не выполнил приказ и предупредил дикорожденных, так что они успели разбежаться.

— Стоит только заговорить о Вороненой Цепи, как сами мы начинаем казаться разумными правительницами.

— Не торопись с выводами, — ответила София, изо всех сил стараясь не улыбаться, и тут же поразилась: когда в последний раз ей доводилось сдерживать улыбку, а не вымучивать ее?

С той хмельной ночи в кухне замка, когда София неожиданно разоткровенничалась с Индсорит, она ощущала все большую легкость в общении с женщиной, от которой меньше всего ожидала дружеского участия. Объясняй это хоть схожим личным опытом и вытекающим отсюда сходством мировоззрений, хоть просто природным родством душ, но связь между ними все крепла. Возможно, сыграло роль и то, что Индсорит была довольно миловидна. Но София встречала много очень красивых людей, которые вызывали у нее лишь отвращение, так что этой причине не следовало придавать особую важность.

— Полагаю, ты не получила религиозного воспитания? — спросила София заскучавшую подругу.

Индсорит тряхнула рыжими волосами, сделала глоток из серебряной фляги и протянула ее Софии.

— Демоны тебя подери, нет, конечно. Моя мать ненавидела цепистов даже сильней, чем твоих кобальтовых. Ну хорошо, может, и не сильней, но близко к тому.

— Что ж, о вкусах не спорят.

София не взяла фляжку, зная, что там всего лишь холодный калди, и не желая еще больше раздражать горло, ведь она и так почти непрерывно курит кукурузную трубку. Возможно, из-за малого объема чашечки София старалась набить ее поплотней, как всегда выходило с этими кукурузинами. Во имя шести демонов, которых она связала, нужно отыскать подходящий корень вереска и вырезать приличную трубку.

— Теперь моя очередь угадывать, — сказала Индсорит. — Я вижу тебя девушкой из набожной семьи, поющей в церковном хоре... откуда прямая дорога в женский монастырь.

— Теплее, теплее, — усмехнулась София.

— Но грехопадение с усбанским миссионером лишило тебя всего.

— Тьфу ты! — София невольно представила себе Феннека. — Хочу, чтобы ты знала: у меня нет привычки к таким...

— Тсс! — зашипел подросток с ближайшей скамьи, бросив сердитый взгляд на открытую дверь в исповедальню.

София сделала страшные глаза, но Индсорит уже успела извиниться перед парнишкой.

Вот потому-то из этой девочки и вышла более достойная королева. София терпеть не могла всей этой хрени. Допустим, кардинал на Ониксовой Кафедре действительно многое перенес и встал на правую сторону, когда И’Хома объявила о своих безумных планах. Допустим, его версия учения Цепи не так глупа и жестока, как старый канон, — он похож на добрых верующих, которые, по словам Лейба, жили по соседству, но ни разу не попытались затащить его и жену в осиновую рощу к замшелому алтарю. Однако, как ни старалась София прислушиваться к словам святоши, все равно не могла переварить его проповедь. А это была именно проповедь. Человеколюбивая, особенно если сравнивать с теми, что звучали в этом Доме Цепи до ее падения, но все же основанная на неизбежном утверждении, что Падшая Матерь следит за всеми деяниями смертных и каждому воздаст по делам его.

— ...Поэтому вера в Падшую Матерь сама по себе не является мерилом добра в наших душах, — говорил пострадавший кардинал. — Обманщик без устали ищет возможности обратить наши священные добродетели против нас самих, искушает нас самыми сладостными плодами. Отвергните его. Блаженны гордые, ибо они будут владеть Звездой. Несомненно, эти слова знакомы даже неверующим, но их смысл часто извращают. Это не оправдание тирании и не обращение к низости, наоборот, — это призыв быть такими же сильными и решительными, как наша создательница, и взять власть в свои руки ради спасения мира, не дожидаясь вмешательства Всематери. Мы должны жить так, будто этот бренный мир — единственное, что у нас есть, и пусть нам достанет гордости верить, что мы способны спасти его. Мы должны явить правосудие тем, кто в нем нуждается, а не сидеть сложа руки, полагаясь только на посмертное беспристрастное взвешивание и позволяя преступникам остаться безнаказанными. Не ждите помощи от Падшей Матери, поступайте сами так, как поступала бы она. Спасибо, друзья мои.

Вот так, даже без обычного «пускай небес надежный свод всегда покой ваш бережет» в заключение. София пожалела, что недостаточно внимательно слушала кардинала, прошаркавшего к скамейке и занявшего место рядом с уродливой матерью настоятельницей, выступавшей прежде него от имени «исправленных анафем», как назвала она своих дикорожденных братьев и сестер. Использование этого термина едва не спровоцировало драку. Циклопического вида женщина, представительница немногочисленной и до сих пор нелегально проживавшей в Диадеме группы неизмененных дикорожденных, вскочила на свои копыта и потребовала извинений. Теперь они сидели по разные стороны алтаря и старались не смотреть друг на друга. Сколько еще так называемых цепистских ведьм, брошенных своей папессой, сохранят верность Цепи, пусть даже в ее усовершенствованном виде, к которому призывает кардинал, и сколько отвергнут церковное воспитание, объединившись с теми, кто стремится уничтожить Вороненую Цепь под любой из ее личин? София надеялась, что со временем все одурманенные церковью дикорожденные придут в себя и отбросят эту Цепь, сковавшую их души, вместе со священными текстами, сочиненными и истолкованными теми, кто видел в анафемах существа низшего сорта.

— Благодарю вас, кардинал Обедир, — сказала Элувейти, пожилая матрона, которую остальные представители единогласно избрали председателем этого собрания.

Это был единственный пункт, в котором они пришли к согласию.

Она оперлась ладонями на верхние крылья кафедры. София подумала было, что ее обманули колеблющееся пламя светильников и тусклые солнечные лучи, с трудом пробивавшиеся сквозь матовые окна верхнего яруса, но, прищурившись, поняла, что у женщины нет ни единого пальца на обеих руках.

— Мы слышали сегодня много выступлений и сердитых споров. Так и должно быть; если в начале нового грандиозного дела не было никаких разногласий, значит кому-то попросту заткнули рот. Мы хотим изменить Диадему и тем самым изменить весь наш мир. Это не должно быть легко. Мы хотим угодить многим, а не единицам, хотим услышать даже слабый шепот угнетенных и сказать от имени тех, у кого вовсе нет голоса. Это не должно быть легко.

Какой бы немощной ни выглядела эта старуха, ее голос был сильным и жарким, даже властным. Она была прирожденным лидером и воодушевляла не только словами, но и тоном. София задумалась о том, не так ли бывало с ней самой в прежние времена, когда она обращалась к народу на деревенской площади, взобравшись на воз с сеном. Должно быть, крестьяне что-то чувствовали в голосе Софии, если так дружно вставали под ее знамена.

— Сколько среди нас тех, кто мечтал освободиться от королевской власти и от Цепи? Сколько тех, кто молился об этом запрещенным богам или незабытым предкам — любому, кто мог прислушаться к нашим мольбам? Сколько тех, кто был уверен, что знает, какой должна стать Диадема, когда придет избавление?

При этих словах над морем горожан, заполнивших церковные скамьи, пронеслись смущенные смешки.

— А сколько среди нас тех, что никогда не заглядывал так далеко вперед, кто думал, что достаточно просто обрести свободу? Должна сказать вам, друзья мои, что я тоже мечтала об этом дне, молилась о его наступлении, и хотя не знаю точно, что нужно сделать для процветания нашего города, но твердо уверена в одном: нам не будет легко. Мы сбросили ярмо с наших шей, но как вспахать поле? Мы сорвали с петель двери темниц, и тюремщики разбежались, но куда нам теперь идти, как выжить, если у нас нет ничего, кроме нас самих? Я не знаю, что делать, и это не может быть легко... но так лучше. Да, так лучше всего!

Зал одобрительно заревел, ноги в тяжелых сапогах, мягких туфлях и просто в обмотках застучали по полу. София невольно подалась вперед, чтобы лучше слышать.

— Мы собрались сегодня не только для того, чтобы сказать, что думаем сами, но и выслушать других, — продолжала председатель, в своем домотканом коричневом балахоне похожая на нищенствующего монаха десяти истинных богов Трве. — Отсюда мы унесем больше вопросов, чем ответов, касающихся нашего будущего, и повторяю еще раз: так и должно быть. Остерегайтесь тех, кто предлагает легкие решения для трудных дел! Мы говорили о правах, привилегиях и собственности и о том, нужны ли вообще права, привилегии и собственность. Мы услышали, почему нам необходимы тысячи новых законов и милиция, следящая за их выполнением, и услышали, почему необходим всего один закон — закон взаимного уважения для всех жителей нашего города.

Мы услышали, почему те, кто присягал на верность Цепи или королеве, должны быть изгнаны, если не хуже, и почему необходимо создать новую церковь и новое королевство. Еще мы услышали, что избирательное право — это первый шаг к тому, чтобы определить, каким должен быть наш первый шаг, но при этом услышали и десятки разных мнений о том, что означает это избирательное право. Десятки разных мнений о том, как нам управлять городом, как защититься от взяточничества и всего прочего. И, желая оставаться честной перед вами, мои друзья, мои соседи, я не раз повторяла в ходе этого учредительного собрания для всех заинтересованных жителей Диадемы: это не должно быть легко. Но так лучше. Так лучше всего. Мы должны неторопливо, тщательно и уважительно рассмотреть все вопросы по очереди, и хотя это не должно быть легко, но все-таки будет легче того, через что нам довелось пройти, чтобы дожить до этого счастливого дня. Мы свободные люди!

Половина собравшихся в Доме Цепи вскочила на ноги, затопала и закричала, но Элувейти усадила их на место взмахом беспалой руки:

— Свобода заключает в себе очень много разных возможностей, друзья мои! Да, мы свободны... мы вольны построить великолепный, сверкающий город, в котором все будут равны, но вольны и ввергнуть себя в трясину конкуренции, споров и бездействия. Нам многое предстоит решить. И теперь, когда мы услышали так много различных и противоречивых мнений, что студент, изучающий право, с трудом усвоил бы их даже за дюжину лекций, давайте сделаем перерыв, чтобы обдумать услышанное, а потом продолжим обсуждение, пока не придем к какому-то решению.

Раздавшиеся в ответ одобрительные крики, аплодисменты и топот звучали, возможно, чуть тише, чем в прошлый раз, но, по крайней мере, все приободрились после долгого, напряженного дня. Элувейти позволила собравшимся пошуметь еще немного, а затем заставила замолчать, прокашлялась и сказала:

— А перед объявлением перерыва я должна сделать два сообщения.

— Начинается, — проворчала София и, оглянувшись на Индсорит, поняла, что та нервничает не меньше ее самой.

При первой встрече Элувейти держалась вежливо, но без благоговейного страха перед Поверженной Королевой, именем которой она начала борьбу за власть в Диадеме больше двадцати лет назад, восприняв новость о том, что София инсценировала свою гибель, без особого удивления или волнения. Как и большинство ее собеседников. Они поговорили немного о том о сем, а потом пожилая предводительница мятежа объяснила, как София и Индсорит будут публично введены в новое правительство.

— Во-первых, к нам любезно согласилась присоединиться Индсорит из Юниуса, — объявила Элувейти, умышленно не упоминая никаких титулов.

Стиснув зубы от напряжения, Индсорит вышла из исповедальни и с нарочитой неторопливостью зашагала по боковому проходу. Светское собрание в Доме Цепи отреагировало на ее появление так, словно с неба спустился ангел... или демон поднялся из Изначальной Тьмы. София поморщилась, когда публика зашипела на ее новую подругу, но Индсорит была большой девочкой и даже не вздрогнула. Она поднялась к Ониксовой Кафедре по украшенной фестонами лестнице и стала рядом с председателем. Элувейти обратилась к залу:

— Индсорит из Юниуса пришла к нам не как деспот, а как обычный житель Диадемы. Я правильно говорю?

Что ответила Индсорит, София не расслышала, затем пожилая женщина прошептала что-то ей на ухо и уступила место на кафедре. Индсорит была не таким хорошим оратором, как Элувейти, но она говорила искренне, и голос ее дрожал от неподдельных эмоций:

— Да, правильно. Я посвятила жизнь служению моему народу, моему городу, моей империи, но не всегда добивалась успеха. Иногда... иногда я ужасно подводила вас. Я смиренно и чистосердечно прошу прощения за тот вред, что причинила вам, и рада возможности исправить ошибки. Надеюсь, быть гражданином у меня получится лучше, чем быть королевой.

Проклятье, все получилось и короче, и намного естественней, чем ожидала София. Теперь эта девочка нравилась ей еще больше, но, судя по новой волне шиканья, Индсорит еще не завоевала сердца публики. Вид этих людей, никогда не сидевших на багряном престоле, но скороспело судящих о ее правлении, опалил Софии задницу так, словно под скамьей стояла покаянная свеча.

— Благодарю вас, Индсорит из Юниуса, — с нажимом проговорила Элувейти, и ее зычный голос заставил недовольных замолчать. — Я должна сделать еще одно объявление, но для многих из вас оно не станет полной неожиданностью, потому что я повторяла эти слова долгие годы. Это была молитва безбожника, боевой клич всех, кто верил в наше дело, и теперь я рада сообщить, что в Диадему вернулась одна из ее великих дочерей. София жива!

В тот момент, когда Индсорит открыла дверь исповедальни, чтобы занять место возле алтаря, кое-кто из слушавших уже повернул любопытное лицо к Софии, гадая, что за старуха сидит так близко к бывшей королеве. Теперь взгляды всех присутствующих устремились на нее, и она, глубоко вздохнув, поднялась с места, хотя предпочла бы просто закрыть дверь и отсидеться в кабинке, пока последний участник собрания не покинет Дом Цепи. Ее демон тоже встал, жалобно подвывая, и посмотрел на хозяйку с ленивым любопытством, вероятно удивляясь, как и сама София, почему она так испугана предстоящей встречей с народом, которым когда-то правила... правила из рук вон плохо, а потом и вовсе покинула его.

Ее не встретили свистом, как Индсорит, или она просто не расслышала этого за гулкими ударами собственного сердца и тяжелым стуком сапог по полированному мраморному полу. Шагая по проходу, она безуспешно пыталась подражать королевской осанке Индсорит, гордо подняв голову и держа спину прямо, но то и дело сутулясь. Краем глаза она заметила, что жители Диадемы, ряд за рядом, встают со скамей. Она цинично предполагала, что на собрание в Высшем Доме Цепи будут допущены только близкие друзья лидеров различных фракций, но встретила здесь чумазые лица, сальные волосы, протертые на локтях рубахи людей низкого происхождения. Маленький мальчик, сидевший с краю скамейки, с таким интересом смотрел на вернувшуюся Холодный Кобальт, что Мордолиз подбежал и выхватил булочку из его слабой руки. Кто-то в густом лесу лиц зарыдал, другие улыбались так широко, что София могла различить бледные десны. Она не увидела Бориса, хотя тот пообещал быть здесь, но, возможно, он получил право на более удобное место за то, что привел двух королев вместо одной.

— София жива! — повторила Элувейти, когда София поднялась к кафедре и стала по левую руку от предводительницы восстания, а Мордолиз лег на пол возле ног хозяйки. — И она вернулась к нам в тот час, когда мы больше всего в ней нуждались. Наша дорогая героиня, которая в ходе восстания кобальтовых превратилась во всесильного генерала...

Что за ерунда? София ни в кого не превращалась в ходе восстания. София сама и была восстанием, эпохой... Но она постаралась не скрипеть зубами, понимая, что есть множество других мест, по которым можно пнуть гораздо больней, чем по ее уязвленному самолюбию.

— Наш дорогой генерал, — продолжала пожилая женщина, — которая победила злого короля Калдруута и сама стала багряной королевой.

Вот это уже больше похоже на правду.

— Наша дорогая королева, которая пала в замке Диадемы от меча Индсорит из Юниуса, и даже ее имя было запрещено произносить в последующие темные дни и годы. — Элувейти посмотрела на обеих женщин, стоявших рядом с ней, и те внезапно ощутили беспокойство. — Наша дорогая мученица, которая поклялась, что будет последним деспотом Диадемы, которая поклялась, что сделает всех смертных свободными или погибнет в борьбе за это. И, как мы все думали, действительно погибла. А потом вернулась в тот час, когда мы в ней нуждались, как я уже говорила, или, может быть, на несколько минут позже...

Какого хрена?..

— И все это время она была неразлейвода с Индсорит из Юниуса, настоящей последней королевой Самота, тираном нашей эпохи и сообщницей Софии, — продолжала Элувейти, не обращая ни малейшего внимания на двух разъяренных королев, которых прилюдно поносила. — Я беседовала с Холодной Софией и выслушала ее песню...

— Я сама могу спеть свою песню, бабуля! — рявкнула София.

Мордолиз тоже поднялся и зарычал на Элувейти. Однако по ухмылке старухи София догадалась, что лишь подыграла той мелодии, которую ловко исполняла женщина, даром что у нее не было пальцев на руках. София поглядела на представителей, сидевших возле алтаря, и не увидела ни одного дружественного лица, потом обернулась к забитому до отказа Дому Цепи, где сидели тысячи людей, которые надеялись и верили в нее, несмотря ни на что. Тысячи людей, которых она подвела, теперь поняли, кем она была с самого начала.

— Продолжай, продолжай, — сказала Элувейти и отошла в сторону, указывая на Ониксовую Кафедру. — Расскажи им то, что говорила мне. О том, как добровольно отдала трон Индсорит. О том, как инсценировала свою смерть. О том... как ты это назвала? Уединенной жизнью в деревне?

София побледнела и на время лишилась дара речи. Вместо нее зарычал Мордолиз.

— Конечно, я могла ошибиться в каких-то деталях, — самодовольно проговорила матрона, наклонившись к кафедре, чтобы ее голос усилился, проходя через трубы и отражаясь от сводчатого потолка. — Ты сказала, что сама можешь спеть свою песню. Что ж, сейчас самое время — вся Диадема слушает тебя!

София напрягла всю свою волю, чтобы не заехать в челюсть старой карге, и краем глаза заметила, что Индсорит оперлась о кафедру, чтобы устоять на ногах. Девочка уже далеко ушла от порога смерти, но любое волнение быстро лишало ее сил, а худшего потрясения, чем то, что она сейчас испытывает, трудно даже представить. Ее внезапная слабость лишь подчеркнула сомнительное положение, в котором оказались две бывшие королевы, по собственной беспечности забравшись в самую гущу революции. Чего София ожидала от этих людей — что они устроят для нее триумфальное шествие? Мятеж, который Элувейти возглавляла с того времени, когда София покинула город, основывался на утверждении, что Поверженная Королева приняла мученическую смерть за их общее дело, и это означало, что мертвая София им нужней, чем живая. Живые люди имеют привычку думать самостоятельно, чем только усложняют призывы, и, поскольку София не может больше оставаться мученицей, она, очевидно, должна стать козлом отпущения, так же как и Индсорит... И сейчас она должна сделать все возможное, чтобы эти люди не поступили так, как обычно поступают крестьяне с жертвенными козлами. София не особенно беспокоилась за себя; раз уж Мордолиз сумел защитить ее и от вражеских армий, и от королевы демонов, то должен уберечь и от дерзких простолюдинов. Но Индсорит выглядит не очень крепкой. И как бы ни хотелось выбить зубы Элувейти, это не спасет положения...

Но она вовсе не собиралась молча выслушивать оскорбления, уповая на то, что это только слова, и ничего больше.

— Спокойно, малыш, — сказала она демону, и тот немедленно приглушил рычание, хотя по-прежнему скалил зубы на Элувейти.

Иронически улыбнувшись Индсорит, София подошла к Ониксовой Кафедре и обратилась к жителям Диадемы в первый раз с тех пор, как сбежала от них:

— Да, это я, София. И все, что наговорила обо мне эта старая морщинистая задница, чистая правда.

Удивительно, как не погасли разом все свечи, когда собравшиеся в Доме Цепи дружно выдохнули.

— Конечно, это не вся правда, а только тот вариант, который больше всего устраивает лично ее и ту революцию, что вы устроили, но пусть будет так. Я это заслужила. — Картинно нахмурясь, она пожала плечами и продолжила: — Да, вот такой я кусок дерьма. Я пыталась спасти мир. Ничего не вышло. Пыталась быть доброй королевой. Тоже не получилось. Становилось ли всем от моих стараний только хуже? Несомненно. Но знаете, когда я поступила правильно? Когда свалила, на хрен, отсюда при первой же возможности.

Все уставились на нее, одни — с раскрытым ртом, другие — покраснев так, что едва не лопались, как лопается гнойник, если надавить. Никто пока не произнес ни слова, но было ясно, что долго так продолжаться не может. Она потеряла этих людей, и очень быстро. Жаль, потому что признать свои ошибки после всех этих драных лет оказалось совсем не трудным делом — теперь, когда все уже позади. Драть-передрать, это даже приятно. В первый же день, проведенный в Доме Цепи, она пришла к выводу, что признание облегчило ей душу.

— Однако я должна сказать вам еще кое-что, — объявила она, и в этот момент поднялся недовольный шум. Но у них были только ладони и покрытые пеплом легкие, а она пользовалась мощной усилительной системой, проходившей по недрам замка Диадемы и устроенной так, что ее голос ясно прозвучал по всему Дому Цепи. — Элувейти во многом права. В той части, что касается меня. Но в одном она ошибается. Я не появилась ни в последнюю минуту, чтобы спасти положение, ни несколькими минутами позже. Я вообще появилась здесь не ради вас. Я пришла сюда, чтобы сокрушить Цепь, вот и все, но пришла слишком поздно. Так что я еще большая старая манда, чем вы обо мне думаете.

Она остановилась, чтобы перевести дух, и в этот момент крики и свист зазвучали даже громче, чем те, которыми была встречена Индсорит. Так, на хрен, и должно было произойти. Так чернь и должна почитать свою королеву.

— И последнее, что я хочу вам сказать, потому что вы, точно так же как и я, устали от всего этого прекраснодушного блеяния. Элувейти раскусила меня, вне всякого сомнения, но она ошиблась в том, что касается Индсорит. Она ошиблась. Индсорит старалась изо всех своих драных сил. И когда Черная Папесса предложила ей выбор: или умереть ради людей, или остаться жить ради себя, она выбрала смерть. Легко проклинать ее за все большое дерьмо, что случилось, пока она была королевой. И за маленькое дерьмо тоже. Легко проклинать Индсорит за все, что пошло не так при ее правлении... Но большая часть из этого случилась не по ее вине. Или, может быть, меньшая часть, но уж точно не всё.

Кто-то ущипнул Софию за предплечье, и, пока крики и улюлюканье разносились по залу, она обернулась к Индсорит, что с округлившимися глазами стояла рядом, вцепившись в ее руку и качая головой. София выдернула руку и чуть ли не прокричала с кафедры, потому что это должны были услышать все, чтобы узнать правду вместо домыслов:

— Да, она кое в чем облажалась! Так бывает, и вы скоро это поймете, когда сами попытаетесь управлять городом. Людей истязали? Верно, но и ее тоже. Люди умирали? Спросите своих родных, что они об этом думают... Ах да, вы не можете. Но знаете, что я вам скажу? Индсорит заботилась о своем народе, и, когда в Диадеме началось это мрачное дерьмо, она не спряталась от вас, как это сделала я, а боролась до конца. До конца.

— Ни хрена себе! — выдохнула Индсорит, уставившись с разинутым ртом на Софию, пока эхо от выступления Холодного Кобальта затихало, уступая место раздраженному лаю. Непривычно тревожный вой Мордолиза добавил в этот хор нежелательную ноту. — Ни хрена себе хрена, София! Что это было?

— Не благодари меня, пока не выберемся из церкви, — сказала София, поскольку, несмотря на всю искренность и пылкость, не сумела покорить толпу.

В свое время Марото научил ее одному выражению из своего актерского прошлого на тот случай, когда выходишь на сцену и делаешь все возможное и невозможное, но в зале царит тишина, если не хуже. Он называл это «в театре тихо и темно, как ночью в заднице». Не очень удачное выражение, так ведь и актер из него вышел неважный.

— Хорошо хотя бы то, что мы с тобой покончили с местными политическими играми... ради чего-то более важного и разумного.

— Мы должны принять решение, — объявила Элувейти, напомнив Софии, что та слишком увлеклась происходящим перед ней и забыла о творившемся у нее за спиной.

— Да? Вы решаете, хотите ли снова сделать меня королевой?

Она обернулась, чтобы посмотреть, как воспринял новый парламент ее речь, но все эти люди перешли в одну из капелл или куда-то еще, а вместо них на почтительном расстоянии от Софии стояла дюжина охранников в легкой броне... Нацелив большие арбалеты на нее и на Индсорит. За спиной у головорезов она увидела Элувейти, выглядевшую ужасно довольной для женщины, чью шею Холодный Кобальт едва не испытала на прочность. София слегка пнула Мордолиза, возмущенная тем, что сукин сын не предупредил об опасности... и в животе у нее все сжалось, когда сапог наткнулся на мягкое и податливое. Пес дрожал, лежа на земле, выпучив глаза и высунув язык; черная пена пузырилась в пасти. София была так поглощена попытками докричаться до Индсорит сквозь грохочущую ярость толпы, что не заметила, как он упал и даже перестал дышать.

— Мордик!

— Как я уже сказала, мы должны обсудить вопрос... — заявила Элувейти, и голос прозвучал приглушенно, словно доносился по трубам из Низшего Дома Цепи.

Индсорит метнулась к Софии, а та опустилась на колени, обхватила пса и попыталась определить, бьется ли сердце в его груди. Но ничего не услышала.

— ...и хотя это далось нам нелегко, мы решили казнить вас обеих вместо одной.

Глава 19


Именно поэтому Пурна и старалась реже курить саам — он либо напрочь сносил крышу, либо превращал ее в параноика, а ни то ни другое не подходило для дружеской пирушки, как и для драки в таверне, чем такие вечеринки частенько заканчивались. Что, демоны их всех подери, вообще произошло? Всего час назад она нервничала оттого, что придется вместе с Мрачным вызывать демонов, а теперь, похоже, он вскоре сам узнает, какие твари прячутся по ту сторону Изначальной Тьмы. А может, и не он один, если не удастся ускользнуть от безумной толпы.

Эффектно взорвав голову вожаку, Хортрэп заставил посетителей разбежаться кто куда, но, судя по поднявшимся вокруг горящего дома крикам, эти ребята сейчас в ярости да к тому же в подпитии и вполне могут погнаться за Пурной и ее друзьями. Правда, у беглецов неплохая фора и они уже почти выбрались из деревни — и то и другое очень хорошо, но через Черную Моль и лес Призраков проходит только одна дорога, так что отыскать их будет не так уж и трудно.

— Вы хотя бы можете объяснить, во что вляпались? — кипятился Хортрэп, обращаясь то ли к бесчувственному телу Мрачного, то ли к незнакомым ранипутрийцам, помогавшим нести раненого, то ли ко всем сразу. — Уму непостижимо! Я только что спас ваши шкуры, и как же вы этим воспользовались? Почему из всех таверн на Звезде выбрали ту, что забита имперскими разведчиками, да вдобавок эйвиндскими? После того, что мы под предводительством Софии с ними сделали, трудно найти полк, ненавидящий кобальтовых сильнее, а вы наверняка не удержались от соблазна заявить о своих симпатиях.

— Мы вообще не знали, что это имперцы! — огрызнулся Гын Джу. — Здесь нет нашей вины.

— Вы сказали, что мальчишка первым его ударил. Из-за чего? — спросил Диг у группы, что несла Мрачного.

Двое дикорожденных мужчин держали варвара за руки, а две женщины обычной внешности — за ноги. Их командир с татуировкой на лице, обрамленном масленой бородой, шел сбоку, так же как и Гын Джу, зажимающий ладонью рану Мрачного.

— Они случайно столкнулись, — объяснил командир. — А дальше все происходило с быстротой поноса. Парнишка перепугался до дрожи в печенке и выхватил нож. Может, просто жуков перебрал, кто знает.

— Лучшая, а ты, часом, не видела... — начала Пурна, но, обнаружив, что странной женщины рядом нет, оглянулась и увидела, как та несется во всю прыть в обратном направлении. — Что она задумала?

— Пытается отвлечь погоню? — предположил ранипутриец.

— Да, пусть и ненамеренно, — ответил Хортрэп. — Это больше, чем я мог ожидать от старушки, особенно после того, как она отказалась принять помощь от меня или Неми.

— Так и знал, что эта сумасшедшая захочет проткнуть кого-нибудь копьем! — простонал Диг. — Я едва не охрип, убеждая ее оставить оружие в церкви, ведь нет ничего менее нужного, чем кровавая драка в таверне. Должен уточнить: это не та палка для протыкания людей, которую я просил не брать с собой, а какое-то другое копье.

— Слишком тонкое различие, чтобы сказать наверняка, — хмыкнул Хортрэп и повернул свою неприветливую физиономию к сердобольному ранипутрийцу. — Кстати, а кто эти хреновы прохвосты и почему, демоны их подери, они так радостно согласились рискнуть своей шкурой ради моих негодных учеников?

— Случайные свидетели, не испытывающие особой любви к имперским солдатам, — заявил старший. — Ваш здоровенный приятель угостил нас выпивкой перед тем, как его пырнули ножом, вот я и решил заступиться, когда вся таверна собиралась наброситься на парня... Хотя, признаться, я не ожидал, что все так быстро завертится.

— Мы даже не заметили, как это началось, и вы заслужили щедрую награду за помощь. — Диг потряс кошельком, который успел забрать у Мрачного.

— Праведные дела не требуют награды, — сказала та из женщин, что выглядела покрепче, сущая медведица с косами, прикрывающими половину спины. — Мы рады, что встретили вас... Это что еще за хрень?

Огромный белый силуэт двигался навстречу, и женщина, выпустив ногу Мрачного, потянулась за своим мечом-плетью. Остальные положили тело варвара на землю, а тем временем гигантская рогатая волчица подошла ближе и повернулась так, что стала видна повозка, которую она влекла. Неми соскочила с сиденья на крыше вардо. Должно быть, ведьма подкрепила силы яйцом — настолько быстро она двигалась. А заговорила еще быстрее, когда открыла дверь фургона и жестом попросила занести раненого:

— Положите его на кровать, я его сейчас же осмотрю, но нам нельзя оставаться здесь. Дигглби, ты сможешь править Миркур? Иначе она побежит слишком быстро; ни к чему, чтобы меня раскачивало, пока я занимаюсь с Зитатрис и готовлю лекарство.

— Я могу, — заявила Пурна, хотя весь ее опыт в управлении повозкой заключался в том, что она забрала поводья у Марото, чтобы тот наложил ей повязку.

— Ты поедешь с нами? — с надеждой спросила Неми, пока чужаки заносили Мрачного в вардо.

— Нет, не поедет, — сказал Хортрэп тоном, каким тетушка Пурны, демоны ее подери, от имени племянницы отклоняла приглашение погоняться на яках.

— Я сама себе хозяйка, старый пень! — рявкнула Пурна.

— Мы собирались нынче вызвать нечистую силу, — напомнил Хватальщик, и его алебастровая кожа почти засветилась в темноте, опустившейся на околицу деревни. — И благодаря твоему «выпить на посошок» у нас осталось очень мало времени, потому что вон тот огонек в конце улицы очень похож на горящую таверну. Я по опыту знаю, как вид горящей таверны действует на томимых жаждой солдат, — они превращаются в разъяренную толпу. Я уже кое-что подправил, потому что Мрачный теперь не сможет в этом участвовать, а если еще откажешься ты или Гын Джу, у нас не хватит сил, чтобы вызвать демонов и довести ритуал до конца. И это означает, что Могучий Марото посреди Джекс-Тота останется без помощи, и все лишь потому, что ты затеяла увеселительную прогулку в Отеан.

— Я должен остаться с ним, — словно в трансе, проговорил Гын Джу, вылезая из фургона. — Я обещал Чи Хён, что мы вернемся вместе.

— А я ей обещал, что мы отправимся в самое сердце Джекс-Тота и найдем пропавшего Марото. — В мелодичном голосе Хортрэпа проскользнули напряженные нотки. — Неми, объясни Гын Джу, что он ничем не поможет Мрачному.

— Это правда... Я остановила кровотечение, но, пока не осмотрю рану, не могу даже сказать, удастся ли вообще спасти его. — Многозначительно посмотрев на Пурну поверх очков, она добавила: — Но все, кто пришел сюда, должны отправиться с нами. А где брат Рит?

— Помяни монаха... — пробормотал Диг, заметив размытую тень в темноте.

Несмотря на рану, Лучшая бежала изо всех сил. Она держала копье Мрачного обеими руками, а на закорках у нее сидел слепой монах. Не останавливаясь и не говоря ни слова, она устремилась к открытой двери вардо. Незнакомцы, помогавшие тащить Мрачного, расступились, Лучшая сгрузила шатающегося цеписта на верхнюю ступеньку лестницы, прошептала ему что-то и сунула в руки черное копье. Огни в конце улицы горели теперь еще более грозно — если и не заметили солдаты Эйвиндского полка, в какую сторону сбежала их добыча, Лучшая наверняка подсказала правильный ответ.

— Что ж, тогда нам пора, — сказала Неми.

— Давно пора, — поправил Хортрэп. — Я пойду в церковь, подправлю там кое-что. Надеюсь, вы двое примирите свою безудержную страсть с необходимостью спасти этот гребаный мир?

— Дело не в этом! — возмутился Гын Джу.

— Говори за себя! — осадила его Пурна и подмигнула Неми.

И сквозь все возбуждение, сквозь дурман саама, тубака и хмеля вдруг пришла кристальной ясности мысль: едва встретив эту милую девушку и воспылав к ней так, что даже игра с яйцом показалась прекрасной, Пурна должна расстаться с ней. Но Пурна все равно ее потеряет, если погибнет Звезда, так что лучше побороться за долгое будущее, чем выжимать последние капли удовольствия из короткого.

— Драть-передрать! Ну хорошо, Хортрэп, мы идем с тобой.

— Идем?

Гын Джу побледнел, как шкура Миркур, а Лучшая подошла ближе.

— Да, идем, — повторила Пурна, надеясь, что выглядит гораздо уверенней, чем звучит ее голос. — Неми и Диг позаботятся о нем, Гын Джу, и мы встретимся в Отеане — после того, как поможем Кобальтовому отряду, островам и всей Звезде отразить нападение монстров c Джекс-Тота. Это нужно сделать, приятель, и мне будет спокойнее, если ты пойдешь с нами.

Она понимала, что произнесла хорошую воодушевляющую речь, хоть и чувствовала легкий привкус вины за столь эгоистичное объяснение. Вызывать демонов, а потом отправляться в Затонувшее королевство — малоприятно само по себе, но в компании с Хортрэпом и Лучшей — так стремно, что и словами не передать. По несчастному лицу Гын Джу Пурна поняла, что убедила, и обернулась к Хортрэпу:

— А теперь оставь нас ненадолго. Ты получишь своих демонов, и мы придем в церковь, как только попрощаемся.

— Не задерживайтесь, — проворчал он и помчался прочь.

Пурна отметила, что Неми была права: не считая того особого случая, когда ведьмак обратился к своей ученице, он делал вид, будто ее вовсе не существует. Впрочем, убегая, Хортрэп бросил Дигглби:

— Скоро увидимся, паша.

— Только если ты увидишь меня первым, — остроумно ответил Диг и, едва огромная фигура Хватальщика растворилась в темноте, добавил: — Я очень-очень надеюсь, что всегда буду замечать его первым. Страшный человек.

— Не сомневаюсь, так и будет, — кивнула Пурна, изо всех сил стараясь сдержать слезы.

Хоть ее и взбесил отказ Дигглби отправиться на Джекс-Тот, если ради этого придется связывать демонов, сейчас она чуть не разрыдалась. Они прикрывали друг другу спину с самого начала этой дурацкой баллады.

— Держи фасон, паша.

— Я бы и тебе этого пожелал, да не тот у тебя гардероб, — отшутился Диг, но тут тонкая струйка прогрызла канавку в его мертвецком гриме, и он обвил Пурну руками. — Пусть надежная дорога приведет тебя к ее груди, тапаи.

— Будем надеяться, — сказала Пурна и посмотрела на Неми. — К ее груди тоже, если повезет.

— Это не обычная молитва Исхода, но сгодится на крайний случай. — Дигглби разомкнул объятия, помахал Гын Джу и обнял Пурну еще крепче. — Найди Марото как можно быстрей, девочка, и передай ему при встрече пару крепких слов от меня. Убежать на Джекс-Тот и не позвать нас с собой!

— Ты скажешь ему все это сам в Отеане, — ответила Пурна, стараясь поверить в счастливую встречу на защищенных от врага островах, где Бездельники Марото снова соберутся все вместе. Ну хорошо, соберутся те, кто останется в живых. И она поспешила к Неми, которая уже заканчивала прощаться с Лучшей.

— ...И если мой сын выживет, передай ему, что трудно было огорчить меня еще сильней, но он это сделал, позволив мальчишке пырнуть себя ножом. — Лучшая не обернулась, когда Пурна подошла, но сказала: — А теперь я оставлю тебя и буду дожидаться нашего отбытия в церкви. Удачной охоты, Неми Горькие Вздохи.

— Удачной охоты, Лучшая из клана Рогатых Волков, — учтиво ответила Неми, и суровая варварша ушла вслед за Хортрэпом. — И тебе удачной охоты, Пурна.

— Спасибо, Неми, но у меня такое ощущение, будто я иду не в ту сторону, где меня ждет добыча.

Пурна посмотрела на остроносые башмаки ведьмы, наслаждаясь невесомой дрожью, которую Неми вызывала в ее сердце.

— Если ты меня считаешь добычей, то не стоит волноваться. — Высокая девушка положила руки на плечи Пурне и посмотрела в ее залитое лунным светом лицо. — Мы долго провозились, и нет времени говорить и целоваться, поэтому выбирай что-нибудь одно.

Пурна усмехнулась и выбрала очевидный ответ... И все еще отвечала, совершенно растворившись в партнерше, когда Гын Джу показался из вардо, куда заглянул в последний раз проведать Мрачного. Прервав поцелуй, Неми сказала:

— До встречи в Отеане, Пурна.

— До встречи в Отеане, Неми.

Гын Джу приобнял Пурну за плечи, и они вместе смотрели, как Неми забирается в вардо и захлопывает дверь. Диг сверху помахал им рукой, присвистнул, и Миркур побежала по дороге, увозя друзей в сторону Диадемы. Пурна и Гын Джу проводили их взглядом, а затем медленно двинулись в сторону церкви... но тут их окликнули незнакомцы, что помогли нести Мрачного, а теперь стояли в тени у лесной тропинки.

— Не желаете выпить с нами? — спросил старший. — Таверна сгорела, но мы кое-что припасли во флягах.

— Простите, друзья, но мы спешим...

Искренние сожаления умерли на губах Пурны, когда мощные фигуры незнакомцев рассыпались веером, перегородив пустынную дорогу.

— Вот дерьмо!

— Готов признать, что наше вино не слишком хорошее, но не до такой же степени. — Вожак тряхнул фляжкой, а затем шагнул ближе, и его зубы сверкнули, как рога Миркур в лучах луны. — Не стоит делать этот жестокий вечер еще более жестоким, Пурна. Мы доставим твою самодовольную мордашку обратно в Харапок, тут и говорить не о чем... Весь вопрос — в каком виде?

— Ты знаешь этих людей? — удивился Гын Джу, положив ладонь на навершие сломанного меча.

Он все еще носил оба обломка в ножнах, но этот жест был таким же бесполезным, как и попытка Пурны достать разряженный пистолет. Но она все равно за него схватилась — а что оставалось делать?

— Я знаю их породу, — огрызнулась Пурна. Драть-передрать, единственный раз саам не превратил ее в параноика, и тут же случилось дерьмо. — Охотники за головами, нанятые моими родственниками. Я пыталась тебя предупредить на крыльце таверны, что может произойти нечто подобное.

— Награда будет больше, если доставим тебя живой, — продолжал главарь, и лунный свет заиграл на лезвиях мечей двоих из его отряда и на стволах в руках еще у двоих. — Но я сомневаюсь, что это получится, так что остаются два варианта.

— Один из которых подразумевает, что мы разойдемся, не причинив вреда друг другу? — предположил Гын Джу, либо обладавший лучшим чувством юмора, чем казалось Пурне, либо же слишком наивный, чтобы осознавать серьезность ситуации.

— Так было бы лучше. — Охотник за головами достал из кармана длинного ранипутрийского сюртука коробочку и опустил ее вместе с флягой на землю. — По пути в Угракар твоя голова сгниет, и будет трудно опознать. Поэтому мы сделаем посмертную маску и представим ее заказчику вместе с твоими останками. — Он ткнул двумя пальцами в сторону Пурны и добавил: — Бах — и ты покойница!

Никто из стоявших на околице ему не ответил, но в центре Черной Моли огни разгорались все ярче, а крики звучали все громче.

— Ну хорошо, — сказала Пурна, решив — нет, рискнув надеяться, что у нее есть шанс. — Это сильный аргумент, но не обижайтесь, что он мне кажется слишком уж сильным. Почему вы рисковали своими головами ради моей?

— Потому что у меня золотое сердце и я терпеть не могу ненужного кровопролития, — объяснил главарь.

— И потому что вы отдадите нам все монеты из ваших кошельков, — добавила женщина, что покрупней.

Ее кольчуга сверкнула, словно чешуя, когда она переложила меч на плечо.

— Я думал, это понятно и без слов, Саор, но, полагаю, не будет вреда, если мы все растолкуем подробно.

— Не то чтобы я возражал, — сказал Гын Джу, — но разве не надежней сделать так, чтобы голова, за которую вам заплатят, не была соединена с телом? Получить вознаграждение трудней, когда объект охоты все еще бродит по Звезде как живое доказательство обмана.

— Обычно так и бывает. — Главарь отошел от оставленных на дороге фляги и коробочки и ткнул большим пальцем в плечо дикорожденной с собачьими ушами, которая нацелила на Пурну аркебузу. — Но Оранжевая Пазу достаточно наслушалась от меня, чтобы понимать: есть лучший выход. Раз уж вы собираетесь призвать каких-то демонов и отправиться в драное Затонувшее королевство, нам не стоит беспокоиться насчет того, что вы в ближайшее время объявитесь в Харапоке... И если Пурна смешает эту быстрозастывающую глину и сделает маску, думаю, Хортрэп Хватальщик не обидится на нас за то, что мы немного испачкали его ученицу.

Пурна задумалась, но ненадолго — если мстительные дядя и тетя будут считать, что она умерла, это пойдет лишь на пользу ее здоровью. Она взяла коробочку и флягу и сказала:

— Не забудьте сообщить им, что я прокляла их перед смертью.

— Им нельзя доверять, — предупредил Гын Джу, пока она, усевшись на корточки, открывала коробочку и разводила бесцветную глину водой из фляги. — Вдруг глина отравлена?

— Конечно, это куда надежней, чем просто пристрелить нас, да? — хмыкнула Пурна, но ей и в самом деле пришлось собрать всю волю, чтобы нанести маску на лицо.

Судя по тому, что в коробочке лежали две тростинки, которые нужно было вставить в рот, чтобы получить возможность дышать, она решила, что охотники за головами не в первый раз предлагают такую сделку. Вероятно, они собирают немало динаров, сначала получая деньги у жертвы в обмен на продолжение жизни, а потом и у нанимателей.

Пурна нанесла глину на лицо, следуя инструкциям главаря, и хотя не могла теперь говорить, зато прекрасно слышала, как Гын Джу обсуждал с охотниками за головами необычно теплую погоду. Крики, доносившиеся из Черной Моли, стали громче, запах дыма проникал через тростинку в нос. Пурна надеялась, что огонь не перекинулся с таверны на другие дома; нечаянно спалить всю деревню — это дурной тон, более подходящий бандитам, чем героям. С другой стороны, не стоит забывать, кем были ее учителя.

Быстрозастывающая краска застыла... ну да, быстро. С помощью ранипутрийца Пурна сняла маску с лица, ничего не повредив. Главарь охотников осторожно положил ее в коробочку, которую спрятал в карман длинного сюртука. Гын Джу с большой неохотой расстался с кошельком, где, по правде сказать, было больше крошек, чем монет, а затем, обменявшись заверениями, что следующая встреча может оказаться не столь бескровной и так далее, они разошлись в разные стороны. Провожая взглядом охотников за головами, уходящих в темноту за придорожными деревьями, Пурна помахала им рукой, главарь ответил тем же.

— Пожалуй, это самое дурацкое везение в моей жизни, — проговорила Пурна, когда они с Гын Джу свернули на тропу, ведущую сквозь заросли ежевики к церкви. — Я бы даже сказала, все получилось слишком легко, хотя и не верю в такие случайности.

— Думаю, они испытывают похожие чувства, — предположил Гын Джу. — Ведь они не могли знать о том, что ты забыла зарядить пистолет, прежде чем отправилась в таверну.

— Или о том, что твои ножны пусты, как твоя голова! Возможно, мне и в самом деле не хватило времени почистить и зарядить моего приятеля, но я хотя бы позаботилась о том, чтобы купить порох и пули, когда была такая возможность.

— Даже сломанный пополам, мой четырехтигриный меч лучше всего того, что могли предложить торговцы в Черной Моли.

— Сноб.

— Верно. А ты самозванка.

— Верно, — вздохнула Пурна. — Пожалуй, мы должны сказать спасибо нашим слабостям — будь у нас оружие, мы затеяли бы ненужную драку, вместо того чтобы договориться. Это урок для нас обоих. Все могло закончиться куда хуже.

— Только не для меня, — возразил Гын Джу. — Я остался без единой монеты и по-прежнему вынужден терпеть твою компанию.

— Там, куда мы идем, деньги не понадобятся, — сказала Пурна, слишком утомленная и подавленная событиями ужасного вечера, чтобы тревожиться еще и о предстоящем путешествии через Изначальную Тьму. — И вот что: раз уж тебе не по нраву клинки, что здесь продаются, нужно было хотя бы склеить свой, пока мы не ушли из деревни. Тогда бы ты мог перерезать торговцев масками, а не полагаться на мое искусство переговорщика.

— Клинок нельзя склеить.

— Ну, тогда спаять. Перековать. Или еще как-нибудь починить.

— Так не делается, — возразил Гын Джу. — Мой четырехтигриный клинок сломан, как и мое сердце. И его нельзя восстановить, подобно тому как Неми не смогла приделать мне руку.

— Я стараюсь ценить изящные искусства, Гын Джу, правда стараюсь, но хватит уже поэзии, — сказала Пурна, когда они подошли к светящемуся в темноте дверному проему церкви. — Понимаю, что ты разбираешься в стилистике как свинья в апельсинах, но валить в одну кучу сердце, меч и потерянную руку... М-да, неудивительно, что ты так раскис. Не волнуйся за Мрачного. С ним Неми, однажды она уже спасла его, спасет и теперь.

— Ты уверена? — Гын Джу остановился и оглянулся туда, где за колючими кустами и надгробными камнями яростно пылала Черная Моль.

От деревни ничего не осталось, как и от головы того эйвиндского офицера.

— Думаю, мы оба куда охотней поехали бы в вардо с нашими друзьями и тогда бы уже знали наверняка, но желания лучше прятать подальше от демонов. Так что давай устроим маленькую преисподнюю для тех, кто прячется в темноте между нами и счастливой встречей в Отеане.

Двое невольных друзей отвернулись от зарева в ночном небе и вошли в разрушенную церковь на вершине поросшего лесом холма. И не вышли оттуда.

Глава 20


Доминго не мог поверить в свою удачу. Когда чиновники пришли допросить его о приближающемся имперском флоте, он заявил, что будет говорить только с императрицей Рюки, но при этом не рассчитывал, что ему и самом деле предоставят аудиенцию, по крайней мере тотчас же. Рюки — самый влиятельный человек на Непорочных островах, а то и вообще среди всех ныне живущих, учитывая состояние Багряной империи. Как только слуги помогут Доминго побриться и вымыться, он будет вынужден явиться на встречу с ней... и привести с собой убийцу. Оставалось надеяться, что Чхве атакует, как только они войдут, чем спасет Доминго от неловкого признания в том, что он не имеет никаких сведений об имперском флоте, плывущем под черными цепистскими парусами.

После того как он принял ванну и его подбородок стал таким же гладким, как задница, молчаливые слуги помогли ему надеть чистое непорочновское платье. Еще недавно такое оскорбление барон счел бы непростительным и попросил бы передать императрице, что она должна вернуть ему мундир или встретиться с ним голышом, но к чему настаивать на соблюдении протокола, если ты даже не в состоянии держаться на ногах? Что за горький дар преподнесла Доминго Изначальная Тьма, излечив его раны за короткое время между входом в одни Врата и выходом из других, но при этом срастив сломанное бедро так, что едва ли он когда-нибудь научится ходить!

Невозмутимые слуги помогли ему продеть негнущуюся ногу в широкую штанину, затем облачили в похожий на тунику жакет и накидку, такие же белые, как и у его помощников. Следовало отдать должное этим непорочным, они умели передать сообщение, не говоря ни слова, — когда иноземный полковник потребовал встречи с императрицей, к нему отнеслись с должным уважением, но получить аудиенцию он мог лишь при условии, что оденется как добропорядочный верноподданный. Во все белое, поскольку Отеан до сих пор носил траур по погибшему принцу Бён Гу.

Доминго не подали его кавалерийскую саблю, усадив в ротанговое кресло на колесах, и у него комок подступил к горлу. Когда Хортрэп неожиданно вернул ему заветный клинок перед открытием Врат Языка Жаворонка, полковник утешал себя фантазиями, что умрет с оружием в руках, как подобает настоящему азгаротийскому офицеру. Теперь же непорочные отказали ему в этой эфемерной чести, хоть и позволили взять с собой нечто куда более опасное. Его кресло толкала перед собой Чхве, тоже в чистой и выглаженной одежде; ее широкополая соломенная шляпа была белоснежной, как фарфор, а лицо — таким же твердым. Даже в их уединенной комнате Чхве отказывалась обсуждать, как собирается сразить императрицу; тем более не собирались они говорить об этом сейчас, в окружении слуг.

Катясь по лабиринту коридоров с облицованными деревом стенами и закрытых террас, Доминго пытался смириться с судьбой, что привела его сюда. Крайне мало шансов, что его пощадят после нападения Чхве на императрицу, независимо от того, насколько успешным оно окажется. Но хоть Доминго и ждал неминуемой и даже бесчестной смерти с тех самых пор, как у Языка Жаворонка вскрылся обман брата Вана, он в крайнем волнении вцепился свежепостриженными ногтями в подлокотники кресла. Возможно, потому, что не знал, как Чхве намерена выполнить свою задачу. Какой старый солдат, вступая на территорию врага, не будет встревожен, не зная планов своей вооруженной свиты? Или все дело в том, что Чхве вывезла барона на просторную лужайку, огороженную каменной стеной, где выстроились в идеально ровную линию солдаты в изумрудной броне, и Доминго почувствовал себя не столько активным участником этой драмы отмщения и славы, сколько беспомощной жертвой.

Впрочем, все это может быть только репетицией. Они въехали в тень огромных ворот с тройной крышей у дальнего края дворика, слуги ловко просунули длинные шесты под кресло, чтобы нести Доминго по лестнице, и он решил, что роли поменялись, как часто случается на войне и в драмах Люпитеры. В положении пешки, избавленной от необходимости принимать решения, есть несомненная свобода, какую ни один стратег не способен даже вообразить, и теперь Доминго может насладиться ею.

И все же, пока его поднимали по широкой лестнице к трону Самджок-о, Доминго невольно задумался, не появилась ли у него возможность нанести пусть и незначительный, но свой личный удар Вороненой Цепи, которая, вероятно, просила разрешения войти в Отеанскую бухту. Не могут ли его слова повлиять на то, какой прием окажет императрица святошам? Он должен принять быстрое и мудрое решение еще до того, как Чхве отомстит правительнице Непорочных островов за казнь генерала Чи Хён и всей ее семьи. Или — что еще лучше, чем окончательная победа над церковью ценой собственной головы, — он сумеет отстраниться от покушения. В самом деле, какая польза миру оттого, что Доминго погибнет вместе с Чхве? Не говоря уже о том, что, по мнению знаменитого мудреца Хортрэпа Хватальщика, Доминго уготована некая роль в этой великой трагедии, которую смертные называют жизнью. А раз так, не обязан ли он задержаться на Звезде как можно дольше?

Императрица — бесчестное, коварное и определенно опасное существо, но Доминго уже причинил ей самую сильную боль, какую только один родитель способен причинить другому. Пережить собственного ребенка — судьба более ужасная, чем сама смерть, поэтому, если позволить Чхве убить императрицу, это будет означать лишь конец ее мучений, едва ли подходящий для высокой драмы или идеальной справедливости...

Не стоит, конечно, говорить об этом Чхве, вряд ли она придет в восторг, узнав, что ее генерал вместе со всеми родственниками погибла лишь потому, что Доминго оклеветал Чи Хён, переложив на нее вину за собственное преступление, которым он еще и гордится в определенной степени.

Такой разговор только добавил бы ненужного напряжения в их и без того неловкое сосуществование.

Однако сейчас, когда они поднялись на открытую верхнюю площадку лестницы, на головокружительную высоту, в освещенном свечами зале, Доминго слегка пожалел, что не поделился этими сведениями раньше. Да, Чхве — анафема, но благородная анафема, как ни сложно поверить в возможность подобного оксюморона. Трудно отрицать, что она проявила большую верность присяге, чем сам Доминго. Жирная прыщавая задница голой правды состоит в том, что он ничего не сказал Чхве из страха перед тем, что она может с ним сделать. И это лишь доказывает, что даже теперь, когда барона уже ничто не привязывает к жизни, он все еще пытается продлить свое жалкое бытие. Вот почему Доминго Хьортт пережил и своего сына, и солдат и офицеров своего полка, и многих правителей и в итоге оказался здесь. Первый офицер Багряной империи, встретившийся с императрицей Непорочных островов... Он просто трусливый засранец.

На вершине лестницы кресло поставили, и Чхве закатила Доминго в тронный зал, обрамленный величественными нефритовыми колоннами. Сзади доносился запах моря. Целая орда придворных, облаченных в куда более изящные одежды, чем Доминго, сидела на коленях на выложенном плиткой полу, их ряды тянулись от золотистых ширм, составлявших дальнюю стену зала, до его середины, где оставался проход, ведущий к императрице. Из сотен облаченных в белое придворных лишь дюжина вельмож в золотых масках, сидевших ближе других к ее изяществу, носили желтые одеяния и шляпы из конского волоса, а за ними на бронзовой статуе рыбы гарпии угнездился ягнятник.

Когда слуги попятились, а Чхве и Доминго, наоборот, приблизились, он понял, что платформа, на которой императрица возвышалась над кобальтовыми, выходившими из Врат храма Пентаклей, была увенчана тем же самым троном Самджок-о, только теперь он был выдвинут лишь на четыре ступени, а не на дюжину. Позади императрицы виднелась высокая белая ширма с огромным изображением трехногого ворона над улыбающимися ликами языческих богов, покрытыми сусальным золотом, а за ними расстилалась панорама Непорочных островов.

Удивительно, но в ногах у императрицы сидел живой единорог. Никогда не видевший этого зверя Доминго не знал, чего ожидать, когда Чхве сообщила ему, что бессмертное животное осчастливило своей дружбой королевскую семью Отеана. Он решил, что это однорогий козел, вероятно имеющий важное значение для суеверных чужеземцев. Но это был и не козел, и не разновидность лошади, каким единорог изображался в азгаротийских бестиариях. Гротескное чудовище больше напоминало льва, покрытого перламутровой чешуей, с выступающей острой костью на конце морды. Доминго не испытывал желания задержать на нем взгляд дольше чем на секунду, тем более что зверь, казалось, смотрел прямо на него.

Лишь чуточку менее пугающе, чем монстр у подножия трона из золота и красного дерева, выглядела императрица Рюки. Обычные непорочновские одеяния настолько мешковаты, что их можно скатывать, как походную постель, но наряд правительницы мог бы служить палаткой — многочисленные юбки и блузки, надетые одна поверх другой. Рукава были такими свободными, что казалось, будто она набросила на плечи широкое одеяло, а поверх всех этих рулонов ткани висел огромный амулет, украшенный кисточками. Вместо короны она носила длинный перламутровый парик, косы которого разметались во все стороны и свились кольцами, подобно запутавшемуся в сетях осьминогу. Под нарядом можно было разглядеть только лицо, отнюдь не симпатичное и носящее определенное сходство с физиономией ее сына.

Чхве прокатила кресло мимо людей в масках и желтых одеждах, мимо ужасного ягнятника, затем уперлась в преграду из подушек в десяти шагах от нижней ступеньки трона и заблокировала колеса. Доминго не мог толком разглядеть ее лицо, поскольку она уселась на колени чуть позади и сбоку от него, но то, что полковник заметил краем глаза, не обещало, что он уйдет отсюда живым, — Чхве выглядела не грозной, а скорее удовлетворенной. Один из придворных в белой одежде, сопровождавших их по дороге к трону, выкрикнул что-то на непорочновском, и императрица чуть наклонила голову.

— Вас представили, во-первых, как барона Кокспара, во-вторых, как гостя Отеана и, в-третьих, как полковника Багряной империи, — перевела Чхве, опустив взгляд на плиточный пол перед своей подушкой.

— Хорошо, ответь каким-нибудь вежливым приветствием, которое она ожидает от меня, — сказал он, почти не разжимая губ.

— Обращайтесь прямо ко мне, барон Хьортт, — произнесла императрица на высоком азгаротийском. — Возможно, в вашей провинции допустимо, чтобы слуги говорили от имени своих хозяев, но в Отеане так не принято. Кроме того, наше близкое соседство не требует посредников.

— Вы оказываете честь мне и моей стране, так бегло говоря на нашем языке, еще раз доказывая, что души наших народов неразрывно связаны.

Доминго поклонился так низко, как только мог, не рискуя вывалиться из кресла. В его родной провинции императрицу Рюки ненавидели едва ли не сильней, чем всех прочих злодеев со времен Кобальтовой Софии... а после недавних событий, возможно, сильней. Вторжение непорочновской армии и захват вольного города Линкенштерн — это только последнее из множества организованных Рюки нападений на империю и верные ей провинции, но столь откровенная наглость пробудила небывалый гнев в сердцах азгаротийцев. Между тем в Отеане все, от императрицы до дикорожденных солдат, похоже, бойко говорят на азгаротийском или хотя бы на багряноимперском...

— Я сожалею, что не приехал сюда раньше, ваше изящество, но безмерно рад, что мы наконец-то встретились.

Пока Доминго говорил, единорог поднялся на ноги, зевнул зубастой пастью и спустился на одну ступеньку лестницы перед троном. Затем снова сел и уставился на полковника. С такого близкого расстояния было хорошо видно, что зубы его так же остры, как и рог.

— Должна сказать, барон Хьортт, что я не терплю обмана, даже в форме лести, — ответила императрица. — Мне известно, что ложь и вероломство настолько укоренились в вас, имперцах, что вы порой используете их, даже сами того не желая. Я великодушно приняла это во внимание и приказала моему демону не нападать на вас, пока вы не солжете трижды. Это была первая ложь, но я уверена, что каждый воспитанный человек в состоянии обойтись без второй и только враги Отеана не погнушались бы третьей.

— О, я понял вас, ваше изящество, — произнес Доминго и едва не рассыпался в извинениях, но сумел сдержаться — это тоже могли посчитать ложью, поскольку на самом деле он лишь пожалел, что выставил себя на посмешище, обратившись к правительнице Непорочных островов с бесполезной лестью... А ведь у нее есть чувствительный ко лжи демон с огромной пастью, обращенной сейчас прямо на него и на Чхве.

— Прекрасно, — сказала императрица. — В таком случае вы можете подтвердить полезность вашей провинции для Отеана, поскольку у меня есть несколько вопросов, на которые, возможно, вы способны ответить.

— Надеюсь, мои ответы удовлетворят вас, — проговорил Доминго, не сводя глаз с так называемого единорога.

— Как показали допросы многих кобальтовых офицеров, они считают, что это вы командовали Пятнадцатым полком в битве у Языка Жаворонка. Они считают, что вы вступили в сговор с Вороненой Цепью и принесли в жертву тысячи солдат, открыв новые Врата прямо на поле боя. Они также считают, что этот ритуал вызвал бурю в море Призраков и возвращение Джекс-Тота. — Императрица передвинулась чуть вперед на троне. — Ответьте мне, барон Хьортт, правда ли это?

— Я... думаю, что правда, — сказал Доминго и поспешно добавил: — Не считая предположения о том, что Затонувшее королевство вернулось. В остальном я уверен и считаю, что именно для этого Цепь задумала ритуал. Но единственную весть о возвращении Джекс-Тота мы получили от вас, ваше изящество, когда вы написали командующему Кобальтовым отрядом о монстрах, осаждающих острова.

— Джекс-Тот в самом деле вернулся, — подтвердила императрица с такой беспечностью, словно речь шла о сезонных миграциях скворцов. — Но существование монстров еще нужно доказать. Эта досадная, но необходимая для возвращения хвабунской предательницы ложь основана на сотнях пророчеств, известных не только на островах, но и по всей Звезде. Многие верят, что поднявшееся из глубин Затонувшее королевство принесет в мир гибельное зло, так что мы просто обратили к своей пользе эти страхи. А теперь имперский флот из Диадемы, поднявший черные цепистские флаги, просит убежища в Отеане под тем же самым предлогом, который мы использовали против Кобальтового отряда, — якобы армия демонов задумала напасть на Звезду и все смертные должны сплотиться, чтобы противостоять бедствию.

Доминго выжидающе молчал, императрица тоже, и, поскольку никакого определенного вопроса не последовало, он осведомился:

— Они действительно нападут?

— Именно это я и хочу выяснить, — произнесла императрица раздраженно, словно Доминго мешал ей. — Мне известно, что имперский флот прошел мимо наших кораблей к Джекс-Тоту, а на обратном пути признал свою вину и попросил свободного прохода в Отеан. И теперь я хочу знать, правдивы ли утверждения цепистов, или Багряная империя просто хитрит, чтобы подобраться к Отеану. Это часть вашего плана против меня?

— Моего плана? Нет у меня никакого плана!

Как только эти слова слетели с губ Доминго, он понял, что допустил ошибку. Монстр у подножия лестницы снова поднялся на ноги, блестя бледной чешуей, прошел по плиточному полу и уселся перед креслом. Сказанного не воротишь, но Доминго решил, что еще сможет перехитрить императрицу и ее демона.

— Я хотел сказать, что не был осведомлен о планах Вороненой Цепи. Я слишком поздно понял, чего она добивалась в битве у Языка Жаворонка, а потом застрял у кобальтовых и с тех пор знал о замыслах цепистов еще меньше. До меня доходили слухи о том, что багряная королева пала и Черная Папесса захватила власть в Диадеме, — и то, что имперский флот плывет под черными парусами, подтверждает это, не так ли? Если кто-то действительно пытается обмануть вас и ваш народ, то это, вероятно, Вороненая Цепь... Раз уж у вас есть этот проклятый демон, то почему бы вам не отозвать его от меня и не натравить на кого-нибудь, кто знает больше?

Императрица молча посмотрела на Доминго и на своего монстра, а затем фыркнула:

— Я не вижу смысла в том, чтобы позволить хотя бы одному чужаку ступить на землю Отеана, будь то имперец, или цепист, или тот и другой сразу. — Императрица раздулась в своем гнезде из белых одежд, словно распустивший перья какаду. — Если цеписты лгут, то мы попадем в ловушку, подпустив их к нашим берегам. Если же говорят правду, то мы, пойдя им навстречу, навлечем на себя гнев той неизвестной силы, которую они настроили против себя на Джекс-Тоте. Это духовный закон, истина, которой мы верны с Века Чудес: не призывай то, что ты не в силах усмирить, и не становись на дороге у мстительных демонов. А посему я отказываю имперцам в убежище; прогоните их немедленно, пока те, кто их преследует, не пришли к нам.

Одна из придворных, сидевшая рядом со свитой в желтых одеждах, встала и удалилась, ее приглушенные шаги затихли в глубине зала.

— Я понимаю, что императрица Непорочных островов может осуществить любую глупую идею, что прокрадется к ней под парик, но не кажется ли вам, что это необдуманный шаг? — Доминго настолько возмутили абсурдные рассуждения Рюки, что он начисто забыл об этикете. — А что, если на Джекс-Тоте действительно есть армия демонов, или кто они там, и она не придерживается просвещенных взглядов и думает не только о том, чтобы отомстить призвавшей ее Цепи? Что, если демоны поведут себя так, как утверждается в упомянутых вами легендах, и начнут войну против всех? Даже если эти существа погонятся только за имперским флотом, ваши острова лежат как раз между Джекс-Тотом и Звездой, так что у вас не останется выбора!

— Не стоило ожидать, что азгаротиец сможет постичь наши традиции, — заявила императрица с таким же самодовольным видом, какой был у демона, сидевшего в тревожной близости к промежности Доминго. — Вороненая Цепь неправильно воспринимает Изначальную Тьму и ее тайны, но вы, невежественные чужаки, вовсе их отрицаете. Кроме жизни, есть и другие способы существования. Непорочные острова должны, как и прежде, оставаться в стороне от чужих интриг и над ними. Только чистота защитит нас, и пусть нападет любая армия недостойных, будь то смертные или духи, они будут повержены, причем повержены праведным образом.

— Что ж, это определенно напоминает чепуху, которую разносит повсюду Цепь. — Даже демон, что дышал прямо в его хозяйство, не мог остановить Доминго, услышавшего, как религиозный бред вмешивается в государственную политику. — Чистота и праведность вместо здравого смысла! Даже ваш монстр понимает, что я говорю правду, иначе это было бы третье нарушение, не так ли? Если не хотите слушать меня, послушайте хотя бы его!

Свита в желтой одежде оставалась под своими масками такой же неподвижной и безмолвной, как статуя, на которой сидела жуткая птица, но по рядам сидящих на коленях придворных прокатился ропот. Властители сотен островов, все они с почтением относились к трону Самджок-о. Но были ли они согласны с разумными доводами Доминго или просто возмущены тем, как он разговаривает с императрицей? Он так и не выяснил это, потому что с морщинистых губ Рюки, не показавшей и тени недовольства поступком гостя, слетел вопрос, который он меньше всего хотел бы услышать. Ну хорошо, один из таких вопросов.

— Что ж, барон Хьортт, поскольку ваше появление, очевидно, не связано с замыслами Вороненой Цепи, как вы сами намереваетесь уничтожить меня?

Значит, ничего не поделаешь. Монстр вздернул чешуйчатую морду и обнажил в прощальном оскале полный набор острых зубов. Теперь Доминго должен отвлечь его ложью, спровоцировать на атаку, а потом схватить за шею и удерживать как можно дольше, чтобы Чхве успела подбежать к императрице по ступеням. Он погибнет, помогая этой женщине свершить месть куда более праведную, чем все, о чем разглагольствовала императрица Рюки... Однако, взглянув поверх головы демона на самодовольную физиономию императрицы и увидев призрачное лицо ее сына, Доминго решил, что может управиться еще лучше.

— Готов признать, что не планировал этого, пока меня не привезли сюда, но сейчас мне в голову пришло другое решение, — растягивая слова, начал он и посмотрел императрице прямо в глаза. — Это я убил вашего сына Бён Гу — не по чьему-то приказу, а по собственной воле. Полагаю, я должен был рассказать кое-кому об этом раньше, ваше изящество, но уж таковы дурные манеры азгаротийцев.

Императрица и все ее придворные онемели, зато из горла Чхве вырвалось низкое рычание. Дикорожденная сидела на подушке, сжав кулаки, и ее щербатый оскал обращен был не к трону Самджок-о, а к Доминго. Тот смиренно пожал плечами.

— Нет, — твердо заявила императрица.

На мгновение барон ошеломил ее ужасным признанием, но сейчас понял, что она не поверила.

— Моего четвертого сына, принца Бён Гу, убила изменница Чи Хён Бонг с Хвабуна. Они были помолвлены. Она прислала мне его...

— Его голову в ящике, завернутую в кобальтовое знамя, правильно? — подсказал Доминго, наслаждаясь тем, как медленно мертвеет лицо императрицы. Должно быть, то же самое испытывал брат Ван, когда наконец-то получил возможность рассказать о своем плане в том проклятом фургоне. — Я хотел, чтобы Отеан именно так и подумал, после того как поймал заморыша, прятавшегося вместе с телохранителями к югу от стены, которую вы возвели вокруг Линкенштерна. Он рассказал мне все, что знал, и, хочу добавить, рассказал охотно, а потом я убил его, стоявшего на коленях. Это случилось задолго до того, как мы догнали генерала Чи Хён. Я подумал, что заполучу свежий приток непорочновских сил для совместного нападения на кобальтовых, если появится такая необходимость. В отличие от вашего просвещенного народа, который скорее предпочел бы проиграть войну, чем объединиться с недостойной, как вы выразились, армией, мы, азгаротийцы, смотрим на такие вещи с практической стороны.

— Это был приказ Чи Хён, — заявила императрица с верхней ступени своего дурацкого павильона, поднимаясь на нетвердые ноги. — Чи Хён Бонг приказала вам это сделать.

— Вы затащили ее в Отеан, даже не догадываясь, что убийство принца — дело моих рук, — продолжал Доминго, упиваясь унижением императрицы перед всем ее двором.

Неподвижные до сего момента люди в желтых одеждах и масках зашептались между собой, и даже их птица негодующе взъерошила перья. А Доминго заговорил громче, чтобы его услышал даже самый незначительный из придворных в самом дальнем ряду:

— Никто об этом не знал — ни Чи Хён, ни присутствующая здесь Чхве, ни кто-либо другой из Кобальтового отряда. А вы, ваше изящество, погубили Чи Хён, ее семью и верноподданных жителей целого острова лишь потому, что не пожелали дождаться, когда обвиняемая, уже пребывая у вас в руках, ответит на вопросы в присутствии вашего демона. Если бы вы потратили немного времени на расследование, вместо того чтобы устраивать спектакль перед Вратами, то быстро выяснили бы, что она ни в чем не виновата. Вся ее семья не виновата. Никто не виноват, кроме меня. Разве не так, мерзкая уродина?

Понимая, что надолго здесь не задержится, Доминго протянул руку к единорогу и погладил его чешуйчатую голову. Тот поначалу удивился не меньше, чем императрица — признанию, но быстро проникся симпатией к Доминго. Его довольное урчание почти заглушило тяжелые шаги за спиной, и полковник улыбнулся, услышав звон брони в тронном зале, где императрица привыкла чувствовать себя неуязвимой, а теперь была потрясена самым сокрушительным ударом — осознанием того, что ее высокомерие и сумасбродство обрекли на смерть тех, кто полностью ей доверял, тех, кого она поклялась защищать.

— Мне очень жаль, что я не рассказал тебе раньше, — обратился Доминго ко все еще сидевшей на коленях Чхве, когда одетые в броню охранники окружили их, а потом в последний раз погладил урчавшего демона. — Но я не мог признаться, что сожалею о сделанном, особенно после того, как обрел здесь, в Отеане, настоящего друга.

Доминго Хьортт все еще упивался своей последней победой, когда его кресло прокатили по терракотовой дорожке навстречу невольному воссоединению с Вратами, скрытыми в храме Пентаклей.

Глава 21


В первый раз после побега через Врата Отеана Чи Хён выспалась по-настоящему. Она уже сомневалась, помнит ли ее тело, как спать не урывками, пробуждаясь от каждого звука, но это было просто превосходно. На всех лучах Звезды Изначальную Тьму часто называли источником снов или страной, куда отправляются спящие... Но похоже, эти люди провели не так уж много времени по другую сторону Врат, иначе они ни за что бы не поверили в такую нелепость. Одна мысль впилась в голову Чи Хён с мучительной ясностью: это место было слишком реальным. Все, что казалось чуждым и неправильным в тамошних ландшафтах и в их обитателях, было неправильно только для нее, это она была чужаком, а сам мир оставался таким же холодным и обыденным, как и тот, который ей пришлось покинуть.

Поэтому, когда Чи Хён наконец выскользнула из глубокого забытья в нежный сон, не имеющий ничего общего ни с пыльными серыми пустынями, ни с ослепительно-яркими картинами, что переполняли ее демонский глаз, она испытала наслаждение, о котором, казалось, давным-давно позабыла. Когда Чи Хён очнулась, герцогиня Дин и граф Хассан, ожидавшие ее пробуждения в пустом полуразрушенном храме, спросили, не снились ли ей кошмары, потому что она плакала во сне. Чи Хён покачала головой и сказала, что это были слезы облегчения, поскольку ее сон сохранил краски утраченного мира.

— Не все земли за пределами Звезды так же унылы, как эта, — произнесла Дин, с тоской глядя сквозь трещину в древней каменной крыше на неизменно серое небо.

— И ваш завтрак это подтверждает. — Сасамасо подала Чи Хён помятую медную миску с яркими, как драгоценные камни, зернами, залитыми чем-то прозрачным и вязким, и с оловянной ложкой, воткнутой в эту гущу. — Съешьте, сколько сможете, генерал. Пища восстановит силы.

Две пожилые женщины уселись на большую глыбу светлого мрамора, а Чи Хён медленно приподнялась на локте над своей бугристой постелью. Она лежала на сосновых лапах, и пряный запах хвои дразнил ноздри. Он напомнил о старике Безжалостном, как тот лежал на своих погребальных носилках в лагере у Языка Жаворонка.

Сердце забилось быстрей при мысли, что она проснулась без оружия под рукой, но затем Чи Хён увидела свое снаряжение, сваленное в углу пыльной комнаты, и торчавшие из кучи эфесы мечей. Она прижала ладонь к лесной постели, почувствовала, как прогибаются ветки, как колются иглы, и к горлу подступил комок; ох и давно же она в последний раз видела незасохшее дерево и вдыхала аромат свежей зелени.

— Сколько вы уже здесь? — спросила кавалересса Сасамасо, углядев нечто знакомое в выражении лица молодого генерала.

— Два... два года, — ответила Чи Хён и теперь уже на самом деле разревелась, но не от жалости к себе, а из-за двух женщин, которые были так добры к ней. Эти женщины провели здесь десятки лет, но все равно заботятся о ней так, будто она пострадала больше всех. — Всего два года.

— Всего! — Граф Хассан прошмыгнул под одеялом, заграждающим вход в комнату, неся в трясущихся руках бронзовый чайный сервиз. — Неудивительно, что вы так ужасно выглядите.

— Хассан! — одернула его Дин.

— Это правда. — Он поставил поднос с исходящим паром напитком на другую глыбу — их в помещении хватало. — И разве я не достаточно учтиво выразился?

— Ты вообще не должен был ничего говорить. — Дин взяла у Сасамасо миску, которую Чи Хён уронила на пол, и снова поднесла генералу. — Съешьте еще немного. Даже вообразить не могу, как вы здесь жили, но сомневаюсь, что благополучно.

— А мне и не нужно ничего воображать, — сказала Сасамасо. — Если помнишь, это я определила, что за запах исходит от ее сумок. Наш генерал питалась так же плохо, как и спала, и это просто подвиг. Удивляюсь, как она не отравилась, хоть и под защитой демона.

— Мохнокрылка! — вскрикнула Чи Хён и резко села, чуть было не выбив миску с едой из рук Дин.

Но тут же заметила, как совомышь шевельнулась под одеялом, а потом вскарабкалась по свежей рубашке, в которую переодели хозяйку. Мохнокрылка устроилась на ее груди и пощелкала клювом, словно пробуя на вкус давно забытое ощущение спокойствия и уюта. Взглянув на изможденные, но счастливые лица тех, кого она считала погибшими в сражении у Языка Жаворонка, Чи Хён спросила:

— Но как вы сами выжили без помощи демонов? И как... как долго вы здесь находитесь? И почему так долго?

— Эта страна — лишь одна из многих, генерал, и некоторые страны выглядят чуть ли не гостеприимно, — ответил Хассан, разливая горячий чай по металлическим чашечкам.

— Я как раз об этом и рассказывала, когда вмешался граф, — проворчала Дин. — Мы оказались в другом месте, гостеприимном, а в эти мерзкие края пришли только ради вас.

— Что же касается вашего появления перед нами в столь свежем виде, то у нас нет никаких объяснений, хотя это не идет вразрез с нашим опытом, — проговорила Сасамасо, принимая от Хассана чашку для генерала, которая все еще была занята едой.

Зерна оказались такими кислыми, а сироп — таким сладким, что у Чи Хён едва зубы не свело, но язык наслаждался как никогда прежде.

— С момента нашей последней встречи, генерал, мы прожили больше половины жизни и навидались таких чудес и кошмаров, что ваша неувядающая молодость кажется нам теперь второстепенным вопросом.

— Возможно, все немного проще, — сказала Дин. — Мелой считает, это может означать...

— Что бы там ни думала Ши, сейчас об этом говорить не стоит, — перебил ее Хассан и подул на чай. — Разве наша задача не в том, чтобы объяснить генералу постепенно, без лишних волнений, не обрушивая на нее все сразу?

— Эти два года я боролась за выживание с самыми жуткими тварями, каких только можно себе представить, и даже с такими, которых представить нельзя, — проговорила Чи Хён, набив полный рот божественным завтраком. — Не беспокойтесь насчет детских рукавичек, я давно уже не ребенок, и со мной не нужно нянчиться. Я даже не надеялась понять, что происходит по эту сторону Врат, так что можно считать, мы уже продвинулись далеко вперед.

Все трое принялись переглядываться, словно не могли решить, с чего начать, и тогда Чи Хён взяла инициативу в свои руки. Она дочиста облизала ложку и обменяла пустую миску на чашку с чаем, что держала в руке Сасамасо.

— Давайте с самого начала. С битвы у Языка Жаворонка. Что случилось потом, как вы оказались здесь?

— У нас нет на это времени, — заявил Хассан, и остальные согласно закивали. — Это очень-очень долгая история, и вам лучше, чем кому-либо еще, известно, насколько опасны эти места. Пока мы не окажемся в более спокойной обстановке, лучше сосредоточиться на неотложных вопросах.

— У меня есть только один неотложный вопрос: все происходит на самом деле или в каком-нибудь драном аду, специально созданном для самых тупых грешников, не способных даже понять, что они уже умерли? — Чи Хён вдохнула аромат чая. Сначала она решила, что он слабый и недостаточно чистый, а потом от травяных ароматов восхитительно закружилась голова. — Но ведь это не так, да? Мы все еще живы?

— Да, мы все еще живы, — подтвердила Дин. — То есть те из нас, кто уцелел во время перехода и не умер после. Не все, кто пришел сюда после событий у Языка Жаворонка, остались с нами.

— Всего несколько сот солдат, не больше, — уточнила Сасамасо, пряча грязную миску и ложку в висевший на ее плече мешок. — Некоторые обзавелись здесь семьями, выросло новое поколение, а теперь и внуки появились... Но мало кто достиг совершеннолетия. Большинство наших солдат — новобранцы, которых мы нашли на этой стороне.

— Постойте, постойте! Несколько сот солдат? — Чи Хён пролила чай себе на руки, но это была приятная боль по сравнению с тем, что ей приходилось испытывать прежде, и Мохнокрылка вздрогнула от непривычного ощущения. — Новое поколение? Новобранцы?

— Он велел объяснить постепенно и без волнений! — фыркнул Хассан. — Как будто наш генерал хоть раз что-то сделала без волнений и постепенно.

— Значит, вас больше чем четверо. — В груди у Чи Хён растеклось тепло. После всего пережитого известие, что столкновение с Пятнадцатым полком в то злополучное утро не обрекло ее пропавших солдат на неминуемую гибель, превратило эту преисподнюю почти что в рай. — Врата открылись, вы упали в них и оказались где-то еще, в месте, похожем на это, и там встретились с другими выжившими кобальтовыми и имперцами, вроде нашей подруги Ши. А потом нашли каких-то других людей. Я правильно поняла в общих чертах?

— Я войду? — донесся из-за прикрывавшего вход одеяла голос азгаротийского капитана. — Простите, вы меня звали?

— Если хочешь подслушать, прихвати свой слуховой рожок, — улыбнулась ей Дин. — Генерал как раз пыталась разобраться в общих чертах.

— Общие черты могут принять любую форму, какую она захочет, — заметила Сасамасо. — Ты же слышала, наш генерал не нуждается в детских варежках, ей нужны латные рукавицы, чтобы держать поводья. Она готова.

— Но она не может даже стоять на ногах, — запротестовал Хассан.

— Мой опыт подсказывает: это не обязательно для того, чтобы отдавать приказания, — возразила Ши.

— Ну хорошо, хорошо, убедили, — сказала Чи Хён, снова ложась на удобную постель, и закрыла правый глаз, в то время как левый настойчиво требовал освобождения. К счастью, когда друзья почистили ее и переодели в свежую рубашку, они не сняли с глаза защитную повязку. — Дайте мне еще немного времени. Совсем чуть-чуть.

— Сколько угодно, генерал!

— Но как можно меньше.

— Ши!

— До кобальтовых далеко, и она в нелучшей форме, ты сама понимаешь!

— Кобальтовые... — выдохнула Чи Хён с закрытыми глазами и погладила Мохнокрылку, прислушиваясь к убаюкивающей перебранке капитанов. Она совсем обессилела, нужно немного вздремнуть, пока есть возможность... Но через мгновение она резко села и открыла правый глаз. — Кобальтовые! Они в плену у императрицы Рюки. Я сбежала от нее через Врата Отеана, но, похоже, только я одна.

— Пришло время послушать ее песню, — сказала Ши и склонилась к постели Чи Хён. — Сколько солдат Пятнадцатого полка уцелело в битве у Языка Жаворонка? Я знаю, что большая часть провалилась вместе с нами, но...

— Не сейчас, Ши! Разве не видишь, в каком она состоянии? — осадил ее Хассан, и Чи Хён вынуждена была признаться себе, что состояние у нее и в самом деле неважное.

Недавнее ликование сменилось паникой, когтями вцепившейся в сердце. У Чи Хён зубы стучали в такт клюву Мохнокрылки, когда она оглядывала этих говорящих призраков, или порождений ее бредового сна, или кого-то еще в том же роде. Она в аду, и ее окружают духи — это единственное объяснение происходящему.

— Ши говорила не о ваших кобальтовых, генерал... то есть не о тех кобальтовых, — объяснила Сасамасо. — Она говорила о наших кобальтовых. О тех, кто прошел с нами сквозь Врата, и о имперских солдатах, что объединились с нами, а еще о тех, кого мы приняли к себе здесь. Приблизительно три тысячи человек, и все они ждут возвращения своего генерала.

— Было предсказано, что вы пройдете здесь, и мы вызвались встретить вас, — сказала Дин, имевшая сейчас лишь отдаленное сходство с прежней сумасбродной особой. — И теперь, когда вы пришли, мы должны вернуться, чтобы он увиделся с вами, а все остальные убедились в его правоте.

— Подождите, а как вы узнали, где меня ждать? — От всех этих голосов, мечущихся по тесной комнате, сердце Чи Хён после долгого одиночества и тишины забилось вдвое чаще. — С чего вообще вы взяли, что должны встретить меня? Кто все это предсказал, кто должен увидеться со мной?

— Оракул, — ответила Ши. — Он предсказал, что вы придете, и раз это случилось, значит все остальное тоже может быть правдой.

— Оракулы, предсказания... — Чи Хён невольно посочувствовала человеку, который внушил этим отчаявшимся старикам, будто от нее можно получить какую-то помощь, а не новые проблемы. — Ну хорошо, граф Хассан, я теперь в порядке и в полном спокойствии — рассказывайте, в чем заключалось это предсказание. Что я проведу вас через новые Врата, а потом?

— А потом вы доставите нас на Звезду, — ответила Сасамасо, и по разгоряченному лицу кремнеземки Чи Хён поняла, что та не просто верила в предсказание, а много лет ждала, когда оно свершится. Такие лица бывают у набожных цепистов или приверженцев других религий. — Мы возродили Кобальтовый отряд и подготовились к вашему появлению. Мы обучили солдат, добыли оружие и теперь ждем приказа.

— Когда Звезду накроет тень Изначальной Тьмы, вы проведете нас домой, — сказал Хассан. — Чтобы защитить нашу страну.

— Но сначала оружие, — прошептала Дин. — Сначала вы должны добыть оружие, которым спасете Звезду.

Чи Хён пыталась сдержать ухмылку, потом пыталась сдержать смех, но ничего не вышло, и в конце концов она рассмеялась прямо в лицо старым безумцам. Либо они совсем потеряли рассудок, либо это она сошла с ума. Чи Хён Бонг, избранная спасительницей Звезды! Когда-то она сама в это верила, но на самом деле оставалась избалованной соплячкой, и последние два года раскрыли ей глаза на то, какой наивной она была. Она смеялась и смеялась, а четверо старых чудаков смотрели на нее с очень серьезным видом и говорили о ней так, как будто ее здесь не было, пока кто-то из них не произнес имя, от которого голова Чи Хён зазвенела, словно колокол от удара молотом.

— Что вы сказали?

Ее истерический смех замер так внезапно, что они продолжали говорить о ней, пока она не повторила дрогнувшим голосом:

— Что вы сказали?

— Ты все-таки это сделала! — зарычал Хассан на Ши, которая и произнесла имя.

— Он велел объяснить вам все без волнений, — принялась оправдываться Ши, вскинув морщинистые руки. — Это было бы для вас потрясением, если бы вы услышали, что он здесь, а он не хотел беспокоить вас, поэтому мы не должны были говорить...

— Этот оракул, предсказавший мое появление... — начала Чи Хён, а Мохнокрылка подняла голову и затаила дыхание, как и ее хозяйка.

— Ваш отец, король Джун Хван, — закончила фразу Дин, с бесконечной жалостью глядя в глаза Чи Хён. — Мне больно говорить об этом, генерал, но его тоже сбросили в Изначальную Тьму.

— Как и ваших сестер, — добавила Сасамасо, хмуро покосившись на Ши. — Мы не хотели волновать вас еще сильнее, но раз вы уже услышали, то теперь бессмысленно отрицать.

— Да, но ведь они остались живы, — заметила Ши. — То есть, конечно, никто не пожелал бы, чтобы его родных бросили во Врата, но все могло кончиться еще хуже.

Чи Хён не стала спорить. Преодолев слабые попытки удержать ее в постели, она нетвердой походкой направилась к своей амуниции и подняла пояс с мечами. Она уже потратила слишком много времени и не хотела опоздать к исполнению своего собственного предсказания... или к встрече с родственниками. Кое-что остается неизменным по обе стороны Изначальной Тьмы.

Глава 22


Воссоединение с Создательницей на Джекс-Тоте шло не так быстро, как ожидала И’Хома. Вместо того чтобы принять в себя божественную сущность Падшей Матери, она сама очутилась внутри вечной плоти Всематери, бродя по пустым коридорам ее кишечника и молясь у алтарей ее органов. В священных гимнах Цепи очень многое излагалось неверно, и единственное, в чем они не ошиблись, так это в том, что Черная Папесса действительно должна была принести себя в жертву во имя всего мира и, ощутив на себе божественное дыхание, обрести мудрость большую, нежели та, что доступна любому ученому, силу, превосходящую силу любого смертного, и вечную жизнь. Теперь И’Хома проводила день за днем в живом храме Падшей Матери вместе с ангелом, спасшим ее от Изначальной Тьмы и поселившимся в ее теле — словно в груди выросло второе сердце. И второй мозг в голове, ярко пылающий вопросами. И вторая душа, запертая под дрожащей кожей, беспокойно ползающая по костям.

Не стоит доверять ангелу, убеждали И’Хому древние жрецы Джекс-Тота. Научись управлять им, или он сведет с ума, будет постоянно хвататься за штурвал твоего разума, безостановочно давить, чтобы обеспечить себе контроль над телом, которое вы теперь делите.

Как будто они сами что-то в этом понимали. В ходе дискуссий о том, как сломить своих ангелов, каждый из Ассамблеи вексов время от времени начинал говорить чужим голосом и потакать желаниям, идущим вразрез с его собственной волей. По сути, все они были безумцами, почти потерявшими связь с реальностью. К примеру, утверждали, будто их земля была помещена в рай за гранью Изначальной Тьмы на бесчисленные тысячелетия, хотя любая необразованная деревенщина на Звезде знает, что Джекс-Тот исчез всего лишь пятьсот лет назад.

Как бы дерзко ни намекали поначалу эти язычники, что И’Хома неверно понимает Священное писание, теперь она все знала лучше их. Даже после пяти веков проживания в одном теле они все еще враждовали со своими божественными половинками, тогда как И’Хома после недолгого, хотя и нелегкого привыкания быстро заключила мир со своим небесным спутником. «Все исполняется». Как бы ни ошибалась Вороненая Цепь в отдельных деталях, высшая истина священных книг совершенно непостижимым для тотанцев способом подготовила И’Хому к ее личному Дню Становления и дала ей возможность полностью принять трансформацию, поскольку и в самом деле все исполняется. В отличие от своих благодетелей, она думала лишь о том, как полюбить эту частичку Падшей Матери, растворившуюся в ее душе, даже если ей так и не удастся понять эту сущность, в то время как остальные члены Ассамблеи вексов пытались использовать и контролировать тех, кто по своей природе был выше предела их познаний. Она предполагала, что они именно потому и повредились разумом, что оказались недостойны, — только самый чистый сосуд может вместить такую мощь и не треснуть при этом.

Несмотря на чувство превосходства над остальными, она все же привязалась к Шерденну, старшему жрецу, который и принес ее в жертву Падшей Матери. Сбросив И’Хому в тотанские Врата, он превратил ее из окна, через которое можно увидеть божественное, в живую дверь, ведущую к высшей силе. Она была обязана древнему жрецу не просто своей обновленной жизнью, но еще и спасением души, тем ангелом, что поселился в ней. Хотя Шерденн и другие тотанцы несовершенны, они все же избраны Падшей Матерью, точно так же как и сама И’Хома, и вместе им предстоит преобразить Звезду согласно предначертанию Создательницы. Все исполняется, и, когда настанет время, И’Хома сместит Шерденна и остальных, заняв свое законное место единственной жрицы Падшей Матери.

Пока же они должны вместе служить Всематери. Они будут тем ключом, который откроет замок двери...

«Приди и воззри».

И’Хома заморгала, дыхание сбилось с ритма пульсирующих стен комнаты, и она очнулась от мечтаний, чтобы откликнуться на призыв Шерденна. Ассамблея вексов не нуждалась в несовершенном способе общения, при котором слова требовалось произносить вслух, а направляла их прямо в мозг, и даже огромные расстояния не были помехой. Каждая беззвучная связь сопровождалась сложным запахом, который их солдаты распознавали лучше, чем любые слова или что-нибудь еще, и сейчас глаза И’Хомы заслезились от маслянистой тараканьей вони, так что она поспешила ответить наставнику простым подтверждением. Краем сознания она уловила движение того, кто постепенно становился почти неотделимой частью ее самой. Совсем скоро, когда из этого сочетания «он и она» исчезнет «и», они превратятся в одно совершенное дитя Падшей Матери. А пока она стремится приблизиться к божественному, тогда как мысли ангельского существа все сильнее напоминают мысли смертных... или, по крайней мере, становятся все более понятными.

«Одежда».

Она сомневалась, что ей в ближайшее время понадобится броня, но все же уступила желанию ангела и позволила ему вызвать свой рой, пахнущий мускусом. Колючие насекомые рассыпались по обнаженной коже, их серые лапки проскользнули во все покрасневшие углубления в мягкой плоти и равномерно прикрыли ее. Королевская броня была в большей степени декоративной, чем у тех легионов, что находились под командованием И’Хомы, но разительно отличалась от суетной одежды, которая покрывала ее до воскрешения. Матка пробежалась по шее, ее лапки крепко обхватили лицо, образовав некое подобие маски. Черная Папесса улыбнулась, чувствуя успокаивающую теплую тяжесть на макушке; черные иглы распустились роскошной живой короной вокруг головы, и она шагнула в сверкающее отверстие, открывшееся в стене.

Эти покрытые слизью проходы, пугавшие, когда она только появилась на Джекс-Тоте, теперь не беспокоили ее; пол смещался, помогая устоять на ногах, когда стены раскачивались из стороны в сторону. Почти так же она чувствовала себя в Изначальной Тьме под мощным, но бережным давлением.

Шерденна не оказалось в его комнате, и она пошла по тропе, следуя карте, появившейся в голове. Ее ноздри шевелились, вдыхая застарелый сверхъестественный запах. Сладковатый привкус подсказал И’Хоме, что вместе с наставником идет Ларген, а значит, затевается нечто серьезное — жрица в паучьем облачении в последнее время держалась особняком.

Все глубже погружались они в плоть своего гигантского носителя, и наконец колеблющаяся завеса паутины открылась перед И’Хомой, впуская ее к собратьям. Шерденна привычно покрывали в несколько слоев блестящие, точно драгоценные камни, паразиты. Кружево паутины с бисером яичек на Ларген выглядело еще более изящным, чем обычно. Но ни И’Хома, ни ее ангел не уделили им особого внимания, привлеченные тем, что открывалось за спинами этой парочки. Внешняя стена узкой комнаты раздулась, и сквозь прозрачную оболочку можно было разглядеть, что левиафан наконец-то вынырнул на поверхность, а на горизонте появилась их цель.

«Война началась», — послышался в голове И’Хомы шепот Шерденна. Подойдя к нему, Черная Папесса посмотрела на голубое море, из которого, словно Затонувшее королевство, поднимались другие левиафаны, и на беззащитный берег вдали.

Пока в нее не вселилось божественное, И’Хома боялась, что ее отошлют с Джекс-Тота. Изгнание с материального воплощения Падшей Матери казалось ей не чем иным, как проклятием... Но теперь она сознавала свое великое предназначение. И’Хома приплыла на Джекс-Тот, потому что считала его Садом Звезды, — но он таковым не был. Попыткам Ассамблеи вексов превратить свою родину в рай помешали завистливые враги. Ритуал был прерван, чудо осквернено, а истинно верующие отправлены в изгнание. И’Хома возродила Джекс-Тот и приплыла к его берегам не только для того, чтобы владеть средоточием силы, — она должна исполнить свое предназначение. Падшей Матери понадобилась любимая дочь, призванная взрастить самое святое из ее семян, пережившее темную эпоху, и вернуть обратно в мир, разбить истинный Сад Звезды и проследить за тем, чтобы он пустил прочные корни.

Праведные не прячутся на небесах. Праведные носят небеса в себе, даже если на время низвергаются в ад. И’Хома не оставила Падшую Матерь на Джекс-Тоте, а привезла с собой на Звезду.

Ликование ангела было так заразительно, что, когда возник вопрос, кто поведет солдат на Звезду, И’Хома с радостью вызвалась это сделать. Они прибыли на место, привезя в утробе левиафана как ангельских солдат, так и уродливых исчадий Обманщика, которых держали в неволе на голодном пайке, чтобы натравить на закореневший в пороках мир, предназначенный для последнего жертвоприношения...

И вот теперь ожидание окончилось.

Часть II

Свобода ада

Не дьявол искушает нас. Это мы его искушаем, маня возможностью проявить свои умения.

Джордж Элиот. Феликс Холт, радикал (1866)

Глава 1


Потребовалось семь разновидностей жуков, трое цирюльников и двенадцать часов их упорного труда, чтобы спасти жизнь Софии. А еще помощь самого раскормленного охранника в этой части замка, чтобы выдернуть наконечник стрелы, застрявший в лопатке Поверженной Королевы. Дубовое древко треснуло раньше, чем поддалась сталь или кость, и мускулистому добровольцу пришлось выкручивать наконечник клещами, поскольку ни один из лекарей не сумел его расшатать. Этот кусок стали вместе с другими реликвиями позднее поместят в монумент, воздвигнутый в память о бесчисленных жертвах Софии; пятеро арбалетчиков, которых она сокрушила своим молотом в Высшем Доме Цепи, прежде чем совсем ослабела от ран, стали последними мучениками революции.

По крайней мере, так всем рассказывали. Но Борис подозревал, что настоящие стрелы уже попали на черный рынок как бесценные реликвии для истинных коллекционеров или как мощные компоненты для снадобий ведьмаков и алхимиков. Все остальное, чего она касалась, — или то, что касалось ее, — вероятно, тоже давно пропало, как полагал Борис, даже при всех своих связях не получивший разрешения посетить королевскую резиденцию в замке Диадемы, где София оставила свои вещи, уходя на роковое первое заседание нового совета.

Но да, он знал, куда подевался молот, — им решили воспользоваться на время публичной казни, когда с обеих бывших королев живьем сдерут кожу.

— Свежевать с помощью молота? — переспросила София у Бориса и у троих тяжеловооруженных охранников, что всегда сопровождали его при посещении камеры, в которой она лежала, прикованная длинной цепью к койке. — Довольно оригинально и жестоко. Подходящая метафора для вашей черезжопной революции.

— О нет, идея заключалась в том, чтобы раздробить вам ступни кувалдой сестры Портолес, но вас прикуют стоя, так что вы будете вынуждены на них опираться, и тогда уже начнется сдирание шкуры, — пояснил Борис, откинувшись на спинку принесенного с собой стула. — Для свежевания используют бесценный меч Индсорит, чтобы разрезать вас обеих на части вашим же собственным оружием.

— Утонченно, — сказала София, не поднимая глаз от верескового корня, из которого она вырезала трубку.

Деревяшку она зажала в тиски, укрепленные на раме кровати, так что та тряслась от каждого движения. Колени Софии были усыпаны всевозможными инструментами и стружкой. Она слегка удивилась, когда тюремщики исполнили ее последнюю просьбу, притом что требовались острые предметы, но Борис лишь ухмыльнулся, передавая ей набор для резьбы, — словно революция все еще опасалась ее. Охранники непрерывно наблюдали за Софией, а инструменты подбирали с особой тщательностью, и для того, чтобы как следует пырнуть одного из этих мерзавцев, пришлось бы приложить намного больше усилий, чем он заслуживал. Учитывая то, как старательно обустраивали последние часы жизни Холодного Кобальта, никто, вероятно, не возражал бы, если бы она покончила с собой, тем самым лишь подтвердив свою трусость.

— Когда доделаю ее, сможешь принести морскую смесь? Некоторые рекомендуют для раскурки просто крепкий тубак или красный верджин, но я всегда предпочитала кусок пирога и глоток рома... Или это такая разновидность пытки — разрешить мне вырезать трубку, но отказать в тубаке?

— Сомневаюсь, что вы успеете доделать, — сказал Борис. — У корня вереска очень крепкая древесина. И раз уж у вас хватает сил с ним работать, значит вы уже готовы ответить за свои преступления.

— Ох...

У Софии задрожали руки, и она отложила рашпиль. Да, это все объясняет.

— Не отвлекайтесь на меня, — продолжал Борис, засунув очередной кусок жареного цыпленка в покрытый язвами рот. Как обычно, он съел больше половины маленькой птицы, оставив ей на тарелке жирные кости. — Я всего лишь глаза наших вождей, а не мозги и не рот — то, что я считаю вас достаточно крепкой для сдирания кожи, еще не означает, что совет со мной согласится. Возможно, они захотят, чтобы вы им станцевали, перед тем как взойдете на эшафот.

— Такие крошечные мозги — и такой длинный язык. — Несмотря на туман в голове, слова слетели с ее губ так же легко, как стружка из-под резца.

— Если бы вы хоть раз попробовали мой язык, то испытывали бы ко мне больше уважения. — Борис слизнул кусочек пупырчатой кожицы с пальцев и повернулся к охранникам, столпившимся в камере. Узилище было таким тесным и сырым, что София невольно задумалась, не из этого ли подземелья она недавно освободила Индсорит. — Знаете, эта старуха в лагере кобальтовых зазывала меня в бордель. Теперь понимаете, кто она такая? От мыслей о крови, пожарах и демонах Изначальной Тьмы становится похотливой, как коза по весне.

Охранники были слишком дисциплинированны, чтобы поддержать чепуху, что нес коротышка, но их, похоже, удивило и смутило такое обращение с узницей, еще совсем недавно являвшейся символом сопротивления. София подняла голову и оценивающе посмотрела на Бориса. Длина цепи не позволит дотянуться до него, но если швырнуть напильник, то при определенном везении можно выбить глаз.

— Да, я такая старая задница — хотела, чтобы ты слегка расслабился, прежде чем отправишься в рискованное путешествие, — сказала она, решив подождать с радикальными действиями до того момента, когда у нее захотят отобрать инструменты. — Стоит ли удивляться, что ты так не любишь меня, Еретик. Что бы я ни делала, все причиняет тебе боль.

— Я же просил не называть меня так, — напомнил он, проглотив кусок куриной ножки.

— Правильно, я совсем забыла, что только твоя подружка, боевая монахиня, имела право называть тебя ласковым именем.

Услышав ее ответ, драный хорек положил кость обратно на тарелку и собрался уходить.

— Всегда рад вас видеть, ваше величество, — с издевкой поклонился Борис и смахнул куриные кости с тарелки на ее заскорузлую постель. — Наслаждайся ужином, и посмотрим, что у тебя будет на завтрак — может быть, перебитые пятки?

— Я вся как на иголках, — ответила она, и это была чистая правда: не считая кое-как зашитых болезненных и зудящих отверстий в груди и в спине, в бедре и в предплечье, все остальное тело почти непрерывно покалывало.

— Да, чуть было не забыл... — сказал он, когда охранник, оставшийся снаружи, отпер решетчатую дверь камеры. — Индсорит умоляла передать тебе весточку.

— Мм?

София попыталась сохранить непроницаемое лицо, но рука, протянувшаяся к тому, что осталось от еды, дрожала сильнее обычного. В первое посещение Бориса она сдуру спросила, что случилось с Индсорит и с Мордолизом, но, когда стало ясно, что он хочет лишь покуражиться над ней, София решила больше не доставлять засранцу такого удовольствия.

— Да, и это было что-то очень важное, так что, если в следующий раз будешь поприветливей с единственным другом, я, может, и вспомню, что она просила сказать.

Он шагнул в коридор, послал ей воздушный поцелуй и ушел.

Вот поэтому и не стоит помогать незнакомцам. София сгрызла все кусочки мяса и костного мозга с объедков, рассыпанных по ее грязной простыне, пытаясь вспомнить, как долго здесь находится. Пытаясь вспомнить, с чего она вообще решила, что Борису можно доверять, и почему осталась в Диадеме помочь с наведением порядка, вместо того чтобы сбежать вместе с Индсорит, как только откроются ворота замка. Пытаясь вспомнить, как зовут эту глупую дочку Канг Хо, генерала Вертится Что-То На Языке, которая все никак не появляется с Кобальтовым отрядом, чтобы освободить Диадему. Пытаясь вспомнить сотни других вещей, а потом бросив это занятие и сосредоточившись на том, чтобы собрать все крошки плоти с хрупких костей. Надо поддерживать силы, пока враги не придут, чтобы расправиться с ней. Она не в состоянии им помешать, но, возможно, успеет вырезать прекрасную вересковую трубку. И демоны ее подери, если в свой последний миг она не будет дымить драной кукурузиной.

Глава 2


Демоны и Изначальная Тьма. Любой разумный смертный любой ценой избегает и того и другого. Даже если у вас нет суеверных причин, элементарный здравый смысл удерживает от всяких связей с этими, очевидно опасными, силами, понять которые вы не в состоянии. С другой стороны, раз уж Пурна теперь официально мертва, чего ей бояться?

— Прежде чем мы начнем, я хочу убедиться, что все понимают, что именно сейчас произойдет, — объявил Хортрэп, поднимаясь на скрипучую кафедру разрушенной церкви и оглядывая свою немногочисленную паству. — С того момента, когда я начну ритуал призвания, стены между мирами будут все истончаться и в конце концов исчезнут, и не советую отвлекать меня в этот момент всякими глупостями.

— Все, что мы должны делать, — это держать жертв и повторять слова, но ни в коем случае не вступать в круг, — сказал Гын Джу, глядя на крысу у себя под ногами.

Крыса сидела, будто загипнотизированная, возле полосы красного песка, отмечающей внешнюю границу символа, и смотрела на свечу, установленную на огромном птичьем черепе в центре пентаграммы. Тонкая красная свеча, догорев до середины, почернела. По другую сторону от крысы располагался барсук Лучшей; сама охотница вышла по естественной надобности. А перед основанием пентаграммы стоял на трех ногах пес, которого принесла Пурна.

— Где твоя кошка? — спросила она Хортрэпа, кивнув на остальных животных. — Мрачный выбыл из игры, и я понимаю, почему ты отпустил его жертву, но разве твоя не понадобится?

— Четыре — очень зловещее число, — ответил Хортрэп с таким видом, будто все обязаны понимать, что он имеет в виду. — Демоны и так достаточно опасны, чтобы не умничать о том, скольких из них нужно вызвать на этот раз. Нет, обстоятельства вынудили меня произвести кое-какие изменения, но с тем же самым конечным результатом — мы пригласим четырех демонов, свяжем их со смертной плотью, и, как только завершится ритуал, вы передадите мне право собственности на них. С помощью демонов я расчищу дорогу на Джекс-Тот, и это будет удачный сеанс дурной магии.

— Передать право собственности? — переспросила Пурна, сочтя, что связать демона в обмен на магическое путешествие на Джекс-Тот — единственная приятная деталь во всем замысле. — Это так же просто, как продать породистого яка с подтвержденной родословной?

— Меньше бумаг, но в целом — да, похоже, — подтвердил Хортрэп, перебрасывая с руки на руку глиняную бутылочку. — Точно так же Чи Хён получила отцовскую совомышь — Канг Хо освободил демона от своей власти при условии, что тот будет преданно служить его дочери. Как ни странно, демоны мало отличаются от прочих созданий и подчиняются своим естественным законам. Понять эти законы и научиться их использовать — большой шаг к приручению любого существа.

— О-хо-хо, — вздохнула Пурна и посмотрела на неподвижно стоявшего рядом с пентаграммой старого пса.

Она постоянно спорила со своим наставником о натуре демонов, и, хотя мнение Хортрэпа больше совпало с предубеждениями Пурны против этих существ, чем с благоговейным почтением Марото, ее едва не стошнило от небрежного тона Хватальщика. Конечно, ей было не по душе делать из умирающего пса приманку для духов Изначальной Тьмы, но как насчет самого несчастного демона, клюнувшего на наживку и оказавшегося в лапах колдуна, который съест его живьем, если не сделает что похуже для достижения своих непонятных целей? Может быть, это просто лезут наружу ее угракарские корни, но иногда начинает казаться, что бесконечное страдание и жестокость — удел каждого живого существа.

— А нельзя ли нам с помощью демонов отправиться сначала в Отеан? — спросил Гын Джу. — Просто сообщить генералу новости и сказать, что мы идем на Джекс-Тот.

— Если бы мы имели в распоряжении настоящие Врата, это было бы выполнимо. — Хортрэп закатал рукава мантии и принялся обмазывать себя черным жиром из бутылочки, которую держал под мышкой. — Однако таковых у нас нет. И как бы это ни выглядело со стороны, призыв демонов и их связывание для безопасного прохода через Изначальную Тьму — вовсе не легкая работа. Это трудно, это опасно, и подобные вещи не делаются только ради того, чтобы томящийся от любви мальчик смог увидеться со своей томящейся от любви девочкой.

Прежний Гын Джу наверняка повелся бы, но долгое общение с Пурной и Дигом, по-видимому, научило его не реагировать на подначки.

— Вы задумали путешествие на Джекс-Тот уже давно, но необходимость залечить наши раны задержала вас. Поэтому было бы благоразумно убедиться в том, что в Отеане ничего не изменилось.

— Позволь мне самому позаботиться об Отеане. — Хортрэп наклонился и приподнял полу мантии, чтобы нанести мазь на свои слоновьи колени. — Один из моих маленьких дружков приглядывает за ним, и, если армии Джекс-Тота продвинутся по островам так далеко на юг, я узнаю об этом первым. Сам же я не спешу там оказаться из-за небольшой ссоры с двором Спящих Жрецов. Может, императрица и пообещала амнистию Чи Хён и всем, кто придет с ней под кобальтовым знаменем, но, даже если бы я доверял правительнице Непорочных островов так же, как наш генерал, все равно не стал бы проверять, насколько строго ее ручные колдуны подчиняются приказам хозяйки.

Пурна заметила, как выпучил глаза Гын Джу, услышав это загадочное название, и поинтересовалась:

— Что еще за Двор Спящих Жрецов?

— О них запрещено даже упоминать, — ответил непорочный.

— Да, возможно, с этого запрета и начались наши разногласия, но теперь все зашло слишком далеко. — Хортрэп поставил бутылочку и провел обмазанными жиром пальцами по лбу Гын Джу. — Подойди сюда, Лучшая. Пришло время тебе, подобно твоим предкам, протянуть руки в бездну за наградой.

— Солдаты приближаются, — предупредила тупоголовая сестра Марото, отходя от двери. — Я насчитала по крайней мере пятьдесят факелов на дороге из деревни.

— Может, они не увидят церковь с дороги? — предположила Пурна, стараясь не поддаваться угнетающей атмосфере ночи.

— Если только охотники за головами не решили, что будет безопасней избавиться от тебя, — вставил Гын Джу. — У них теперь есть твоя маска, и они могли намекнуть ребятам из таверны, где тебя искать, чтобы ты уже точно не вернулась.

— Если ты решила продать свое лицо, то я мог бы предложить более достойную цену. — Хортрэп обошел пентаграмму и навис над Пурной, подняв липкие черные руки. Он нарисовал треугольник у нее на лбу, поставил две жирные точки на щеках и поцокал языком. — Нет-нет, не говори ничего, я и так по выражению твоего лица понял, что ты уже отдала свое имущество за бесценок. И не кому-нибудь, а охотникам за головами, которые сами вне закона. Если бы ты подошла ко мне со своими проблемами раньше, моя беглая похитительница ковров, мы бы давно уже все уладили.

— Подожди... Стало быть, ты тоже все обо мне знаешь? — спросила Пурна, морщась от гнилостного запаха мази.

— Не так уж много найдется того, о чем я не знаю, — ответил Хортрэп, оборачиваясь к Лучшей. — Например, как такая занятая девушка находит время, чтобы настолько туго заплести косы. Ни один волосок не выбивается.

— Зато у тебя могут выбиться зубы, если будешь и дальше меня доставать, — раздраженно ответила охотница. В своем рогатом шлеме Лучшая почти сравнялась ростом с Хватальщиком, но если она казалась крепким дубом, то он — небольшой горой. — Я говорю, что к нам направляется целый отряд, чтобы помешать твоему проклятому ритуалу, а ты болтаешь про какое-то... прихорашивание.

— Не знаю, с чего ты решила, что нам хватит времени для призыва демонов, если его нет даже на то, чтобы вежливо говорить друг с другом, — фыркнул Хортрэп. Он закончил разрисовывать лицо Лучшей и убрал бутылочку в мешок. — К счастью, я уверен, что времени достаточно и на то, и на другое. Я быстро справлюсь с ритуалом, но чем раньше мы начнем, тем лучше. Никому не пойдет на пользу, если эйвиндцы захотят свести давние счеты и проткнуть мне язык именно в тот момент, когда я буду запечатывать окно в Изначальную Тьму. Представляете, что может случиться?

— Пожалуй, нет, — сказал Гын Джу, с беспокойством поглядывая на дверной проем.

— Я тоже, — ответила Лучшая и потянулась к висевшему на поясе солнценожу, глядя на барсука у себя под ногами с таким видом, будто он нанес ей глубокое оскорбление. — Я сейчас должна принести в жертву эту тварь или ты сначала скажешь свои колдовские враки?

— Да, сначала колдовские враки, — подтвердил Хортрэп и вернулся к дальнему углу пентаграммы; если бы это была карта Звезды, то он стоял бы на севере, Лучшая — на востоке, Гын Джу — на западе, а Пурна — на юге. — Но кровь проливать не потребуется. Сама передача мне этих падальщиков и будет означать жертву. Один из секретов Изначальной Тьмы, который многие упускают: демонам не нужна смерть, им нужна жизнь, только жизнь.

— Марото не рассказывал, что происходило в прошлый раз, но, по его словам, это было худшее, что он когда-либо совершал, — с трудом проглотив слюну, произнесла Пурна.

Кожу под мазью отчаянно жгло. Прошла уже вечность с того момента, когда она покурила, но саам оказался крепче, чем обычно. Или, возможно, всему виной был спертый воздух в церкви или запах жженого сахара от черной свечи, что стояла на огромном птичьем черепе в центре пентаграммы...

— Марото так и сказал? — Хортрэп недоверчиво сложил губы уточкой, а затем пожал плечами. — Что ж, это действительно оч-чень плохо... Я тогда был совсем молодым Хватальщиком и потому не знал, как мало нужно для того, чтобы привлечь голодного демона, к тому же допустил ошибку в самом важном — в способе принесения жертвы. Должен сказать, это было совсем другое время, мы все учились по ходу дела. Не говорите никому, что я вам в этом признался, но меня до сих пор удивляет, как мы выжили в Эмеритусе! Как бы то ни было, но в этом мире я мог бы принести нам всем... Ладно, не стоит на этом останавливаться, особенно сейчас. По сравнению с тем, что было тогда, этот маленький сеанс будет для вас прогулкой по парку или по снегу, если Лучшей так больше нравится. Вам даже не понадобится снимать одежду.

— Мой брат добровольно согласился вызывать демонов вместе с ведьмаком, — процедила женщина в рогатом шлеме.

— Такое может случиться даже с лучшим из нас, — заметила Пурна.

— Не знаю, смогу ли я это сделать, — вздохнул Гын Джу.

— Поздно! — злорадно заявил Хортрэп и с пронзительным криком швырнул в центр пентаграммы маленький предмет, который до этого сжимал в кулаке.

Вместо того чтобы упасть, бронзовая пирамидка поплыла в едком дыме медленно и неуклюже, как брошенная в фонтан монета. Затем и вовсе повисла в воздухе, точно над свечой, зеленое пламя которой поднималось все выше и выше, бледнея с каждым толчком... И не только пламя постепенно теряло цвет, но и черный воск свечи становился серым.

— На колени, на колени! Держите своих жертв, но ни в коем случае не заступайте за черту!

— А?

Пурна затрясла головой, встревоженная тем, что погрузилась в транс, наблюдая за парящей в воздухе пирамидкой, но больше тем, что вышла из него в самый разгар отвратительного ритуала, ни хрена не представляя, что делать дальше. Она рассчитывала, что сразу во всем разберется и будет действовать не задумываясь... Но прошло уже немало времени с начала ритуала, и она очнулась в самый грандиозный, самый пьянящий момент, как будто и в самом деле опьянев.

— На колени, Пурна, на колени!

В воздухе медленно плыл дрожащий голос Хортрэпа... или голоса, потому что слова как будто раскалывались надвое, огибая углы пентаграммы, и каждая половина влетала в свое ухо.

— Держи пса!

Пурна моргнула и отшатнулась от внезапно обрисовавшейся под ней бездны. Череп и свеча оставались на месте, как и песчаный валик, очерчивающий границу символа, но от этого картина еще сильней сбивала с толку, поскольку все остальное исчезло. То, что раньше было грязным полом церкви, превратилось в темное ничто, в бездонную пропасть... А впрочем, нет. Это была лужа черного масла, и морда пса, которого Пурна принесла в это нечестивое место, уже прорвала гладкую поверхность, а из его пасти вылетел вой, не похожий ни на один из тех, что ей доводилось слышать в битвах со смертными и монстрами.

— Держи его, Пурна! — чуть ли не восторженно заорал Хортрэп, а сама она не смела оторвать взгляд от своей жертвы, то появлявшейся на поверхности, то погружавшейся снова.

Пурна упала на колени у самой границы пентаграммы. Там, в Изначальной Тьме, что-то завертелось, и она, не думая о собственной безопасности, погрузила руки в холодное, лишенное света пространство, отчаянно пытаясь спасти бедное животное от участи, на которую сама же его обрекла. Она была вполне современной женщиной, не верящей в добро, зло и прочие сказочные глупости, бесконечно далекой от условностей морали... но то, что сейчас происходило, было плохо. Плохо, плохо, плохо. Это было зло, причем зло, совершаемое ею самой, и она, выкрикивая сквозь рыдания непонятные слова, водила руками в пустоте, содержавшей в себе все и ничто... и вдруг почувствовала под пальцами собачью шкуру.

— Вытаскивай его, вытаскивай!

Пурна утопила пальцы во влажной шерсти и ощутила под ней теплую кожу. Пес был еще жив, и она потянула изо всех сил. Изначальная Тьма пыталась вырвать жертву у нее из рук, но Пурна не сдавалась. Она совершила ошибку, но исправит ее, исправит, вытащит пса и даст ему возможность умереть чистой смертью, под светом звезд, вдохнув на прощание воздух того мира, в котором он был рожден...

Пурна повалилась на пятую точку, когда наконец вытащила его, пятно со зловонием точно такого же жира, как тот, которым ее намазал Хортрэп. Она прижимала пса к груди, радуясь, что клубок шерсти и костей извивается в ее руках, щелкает зубами и рычит, норовя укусить, и прекратила безумное пение лишь для того, чтобы поцеловать его в маленькую морду. Вопли Хортрэпа набирали громкость, отвлекая от теплого языка, вылизывающего ее щеки, а затем раздался сильный хлопок, словно с крыши церкви свалился сугроб, подтаявший за теплый солнечный день. Свет исчез из мира, а вместе с ним и тепло, и существо, скорчившееся на руках у Пурны, сделалось таким же холодным, как Изначальная Тьма; язык превратился в кусок мертвой мокрой кожи, и Пурна отбросила ношу, поскольку это была теперь какая-то неведомая хрень, а не тот трехногий пес, которого она подобрала в переулке.

— Пурна... — прорычал голос в сводящей с ума темноте; ее собственное имя зазвенело в ушах. — Пурна, драть твою мать, чего я просил не делать ни в коем случае?

Где-то вдалеке сверкнула молния, за ней еще одна. Затем Хортрэп в третий раз чиркнул спичкой, она разгорелась в его дрожащей руке и зажгла факел, осветивший церковь. Пурна даже не сразу поняла, что это Хватальщик держит факел. Обычно он всегда создавал много шума, хвастаясь тем, что может разжечь трубку или костер одним щелчком пальцев.

Глаза Хватальщика пылали гневом почти так же ярко, как факел. Ведьмак возвышался над остатками пентаграммы, птичий череп разлетелся на тысячу осколков. То, что Пурна поначалу приняла за огарок свечи, оказалось расплавленной в каплю бронзовой пирамидкой. Хортрэп пнул ее. Щурясь в темноте, Пурна разглядела слева от себя Гын Джу, все еще стоявшего на коленях и державшего что-то в руке. Лучшая пятилась к стене, глядя с тревогой, которая в других обстоятельствах показалась бы смешной, на маленького черного барсука, что сидел у ее ног. Пурна набралась духу, чтобы посмотреть на своего демона, убеждая себя, что все не может быть настолько плохо, как она подумала... Но ее ожидало нечто куда более странное. Когда она отшатнулась вместе с демоном, ее правый сапог опустился на землю рядом с границей пентаграммы, а вот левый пропахал песчаный валик насквозь, и Пурна запоздало отдернула ногу от разрушенного барьера.

— Что?.. Ох!

Пурна собиралась спросить, что такого страшного могло произойти из-за ее неуклюжести, но, проследив за взглядом Хортрэпа, увидела в свете факела дымящийся кусок плоти над дверным проемом церкви.

Нет, он сам и был дверным проемом. Шевелящаяся масса покрылась пузырями, каждый из которых лопался, превращаясь в длинные белые лепестки причудливого цветка, пока вся дверь не стала похожа на шипящую, капающую жиром клумбу.

— Э-э-э... это я?..

— Да, это сделала ты, и я не знаю, что это за хрень. — Хортрэп совсем не весело рассмеялся. — Но я не дал ей убежать, так что ты теперь должна мне еще одну услугу, Пурна. Ты и весь этот драный мир. Как будто твоя задница может для чего-нибудь пригодиться.

— Пусть он отойдет, — сказала Лучшая спокойным, но непривычно напряженным голосом. — Как его прогнать?

— А не хочешь ли сначала дать ему имя? — спросил Хортрэп, вытирая грязный, блестящий от пота лоб все еще слегка дымящейся рукой. — Это не обязательно, но обычно...

— Нет! — воскликнула Лучшая, а барсук у нее под ногами фыркнул и с несчастным видом посмотрел на отказавшуюся от него хозяйку. — Какие колдовские враки я должна наговорить, чтобы отпустить его и расплатиться по всем долгам?

— Бедный зверек, вероятно, догадывается, что ты бы кормила его лучше, чем я. — Напряженный ритуал окончился, к Хортрэпу вернулось хорошее настроение, и он мог снова сосредоточиться на том, чтобы пугать всех и каждого. — Ты должна всего лишь сказать, что освобождаешь его, при условии, что он будет служить мне так же, как должен был служить тебе. И пожалуйста, называй себя полным именем.

— Я освобождаю тебя, при условии, что ты будешь служить Хортрэпу Хватальщику так же, как должен был служить мне, Лучшей из клана Рогатых Волков, — повторила охотница.

Она и так была встревожена, а тут и вовсе душа ушла в пятки, когда барсук зашипел на нее и оскалил зубы... но затем повернулся и вперевалочку затрусил к Хортрэпу. Казалось, он раздосадован тем, что его передали колдуну, ничуть не меньше, чем Пурна.

— Да, ты все сделала превосходно.

Хортрэп воткнул факел в щель между досками кафедры и подобрал барсука. Зверь выглядел в его руках мелким, как хомяк. Колдун достал мешок и затолкнул туда послушного демона. Тот на прощание грозно зарычал на Лучшую и скрылся в мешке.

— Давай, Гын Джу, твоя очередь.

— Мне очень жаль, — шепнул непорочный крысе и, повторив то же самое условие, что и Лучшая, опустил демона в открытый мешок Хортрэпа.

— Да, нам всем очень жаль, — сказал Хватальщик и обернулся к Пурне. — И ты тоже, Скользкие Пальцы, и ты тоже... Если эйвиндцы прежде не знали, где мы прячемся, то теперь уже наверняка знают, и как бы ни было забавно напомнить им о прошлой встрече с Кобальтовым отрядом, но мы не можем терять время.

— Что «и ты»? — не поняла Пурна, наконец-то поднявшись с пола и оглядев темную церковь. — Ты же сказал, что он мертв.

— Кто мертв?

— Мой демон, — ответила Пурна, оглядываясь на сад плоти, выросший над дверью церкви.

— Это не твой демон, — объяснил Хортрэп. — Я же сказал: не знаю, что это за хрень. Твой демон выскочил наружу, когда я поджаривал это не пойми что. Так всегда бывает, когда используешь собак. Демоны, которых удается на них приманить, оказываются намного умнее, то есть ведут себя намного хуже. Так что позови его и передай мне; надо как можно скорей убраться отсюда.

— Как я...

Но пока Пурна обдумывала свой вопрос, у нее появилась идея, и она, повинуясь странному импульсу, свистнула. Демоны ее подери, с таким толстым и длинным языком свистеть непросто, но она заново выучилась этому искусству за долгое путешествие по лесу Призраков.

Конечно же, получилось. Демон примчался назад на трех лапах, и мертвые цветы осыпали его шерсть, словно конфетти. Нет, на четырех коротких лапах, а не на трех длинных. С белоснежной шерстью, ничуть не похожей на прежнюю, каштановую. Это был...

— Чтоб я стал дядей Марото! — ахнул Хортрэп. — Никогда не слышал ни о чем подобном.

Пес выглядел очень дружелюбным, но Пурна поневоле воспринимала его иначе, чем прежде. В Пустошах она бы просто схватила маленького сукина сына и зарычала ему в морду, но сейчас уже не могла притворяться, будто он именно тот, кем кажется. Принц был не просто спаниелем, и Пурна, заметив, что на задней лапе недостает клочка шерсти, а из пасти свисает совершенно человеческий язык, решила, что он не был и просто демоном.

— Это далеко не редкость, когда они тем или иным образом деформируют плоть для собственного удобства, но чтобы полностью сменить породу! — Хортрэп покачал головой и поднес к Пурне раскрытый мешок. — Что ж, я вовсе не собаконенавистник, и там, куда мы идем, комнатные любимцы теряются так же легко, как и обыкновенные шавки. Скорее передавай его мне, Пурна, и...

— Этого демона ты не ухватишь, Хватальщик. — сказала Пурна, обнимая Принца и глядя прямо в глаза колдуну. Совершенно удивительное ощущение, когда маленькая собака облизывает тебя твоим собственным языком. — Даже если вы втроем пойдете дальше, а я отправлюсь в Отеан. Хрен я отдам его кому-нибудь, кроме Дигглби. Или оставлю у себя, — добавила она, еще сильней сжимая в объятиях демона, спасшего ей жизнь.

— Ох... — вздохнул Хортрэп, делая вид, будто все понимает, хотя вряд ли понял и половину. Но к облегчению Пурны, он не стал упорствовать и, обернувшись к поврежденной пентаграмме, сказал: — Что ж, два — это лучше, чем ни одного, и я не завидую твоей сентиментальности. Помоги мне все здесь поправить, и Марото получит самое большое потрясение в своей жизни... Ну хорошо, одно из самых больших, но я горжусь тем, что присутствовал почти при каждом.

Вместо того чтобы сразу использовать крысу или барсука, Хортрэп убрал мешок с демонами в свою корзину и занялся исправлением поврежденного символа на полу. Пока он выравнивал песочную линию, Гын Джу неуверенно подошел к Пурне, такой же бледный, как, вероятно, и она сама. Лучшая сделала несколько шагов к двери, но остановилась, по-видимому опасаясь пройти под цветущим ужасом.

— Они уже рядом! — выкрикнула Рогатая Волчица, снова ставшая собой, как только речь зашла о чем-то объяснимом, вроде разъяренной толпы, намеревающейся убить их всех. — Факелы затмевают свет Среброокой. Должно быть, враги поднимаются по тропе.

— Собираем вещички, собираем, — сказал Хортрэп, вскакивая на ноги и стряхивая песок с рук. Он побросал всякую мелочь в свою объемистую корзину, закинул ее на спину и поднял магический столб. — Быстрее подойдите к краю круга! На этот раз мы шагнем внутрь, но не раньше, чем я вам скажу, — дверь уже приоткрылась после нашего первого приключения, и я не хочу, чтобы кто-нибудь провалился в нее, пока я не убедился, что мы попадем именно туда, куда нужно.

— Ты уже освободил демонов? Все готово? — спросила Лучшая, взвалив на плечо свой мешок и осторожно подойдя к изменившемуся символу на полу.

Или это сам пол изменился, а пентаграмма осталась прежней? Трудно сказать, потому что от одного взгляда на нее у Пурны начинали слезиться глаза.

— Никого не нужно освобождать, — ответил Хортрэп. — Я могу отправить вас одним мановением руки или двумя-тремя словами.

— Но ты сказал, что мы должны освободить наших демонов, чтобы они провели нас, куда мы захотим, — возразил Гын Джу. — В этом и заключается весь смысл... того, что ты заставил нас сделать.

— Я не заставлял вас ничего делать, — заявил Хортрэп и встал у границы символа. Свет его факела отбрасывал причудливые тени. — Я только сказал, что если вы свяжете демонов, то сможете потом освободить их в обмен на безопасный проход через Изначальную Тьму без помощи Врат. Вы так и сделали. Однако я не собираюсь терять хороших демонов ради простейшего фокуса, особенно сейчас, когда граница стала такой тонкой. Ну-ка, возьмитесь за руки, шагните вперед и...

— Зачем же мы тогда их вызывали? — нахмурилась Лучшая.

— Чтобы ослабить мембрану между мирами и таким образом облегчить нам проход к цели, — с растущим раздражением объяснил Хортрэп. — Когда они прорываются сюда... возникает, выражаясь простыми словами, остаточная податливость реальности, которую мы обратим себе на пользу.

— То есть тебе на пользу, — уточнила Пурна, еще крепче прижимая к груди Принца, когда все детали замысла встали на свои места и открыли ей правду, как надлежащее сочетание компонентов открывает демонам дорогу из Изначальной Тьмы. — Никто не обязан был передавать тебе своего демона, я права? Даже если бы они оставили демонов себе, ты все равно смог бы провести нас сквозь это слабое место, или как ты его называешь?

— Ох уж эти угракарийцы и их сверхъестественная интуиция! — восхитился Хортрэп. — Из тебя вышла бы куда лучшая ученица, чем из твоей подружки... Не подумай, что это предложение. Я пришел к выводу, что от учеников больше неприятностей, чем пользы. Даешь им, даешь...

— Ты обманул нас, чтобы сделать соучастниками твоих преступлений, — сказала Лучшая.

— Я не нанимался объяснять каждому все подробности, которые влетают в одно ухо и тут же вылетают из другого, — ответил Хортрэп. — Я просто назвал цену, за которую могу переправить вас, куда захотите, и вы эту цену приняли. Никакого обмана, никаких преступлений.

— Ты монстр и колдун, — заявил Гын Джу, тоже понемногу закипая. — И, как уже отметила Лучшая, прячешься за своими колдовскими враками, вместо того чтобы говорить прямо и честно. Почему мы передали тебе вызванных демонов, если этого не требовалось?

— Потому что эти маленькие говнюки научились узнавать меня! — взорвался Хортрэп, но вспышка гнева быстро сменилась мрачной задумчивостью. Он хмуро посмотрел на расколотый череп, на капли серого воска и расплавленный кусок металла в центре пентаграммы. — Я съел столько демонов, что стал, вероятно, слишком известен, и теперь все трудней выманить их... Это нелегкое дело — заниматься нечистым колдовством без помощи нечистой силы, но, похоже, на этот раз все получилось, так что надежда остается. Когда мы найдем Марото, понадобится еще один переход, и я, конечно, не откажу вам в любезности, если вы в свою очередь поможете пополнить мои запасы...

Принц гавкнул, затем прозвенели тетивы арбалетов, с полдюжины болтов помчались к Пурне... и продолжили полет. Они должны были поразить Хортрэпа, но, пролетая над пентаграммой, попали в плен к той самой вязкой медлительности, что в ходе первого ритуала заставила повиснуть в воздухе бронзовую пирамидку. Они задрожали, а Хортрэп поднес к лицу руку, прикрыл ею губы и прошептал что-то такое, от чего у Пурны закололо в ушах, а волосы встали дыбом. Болты замерли, а затем упали... И падали все глубже, ведь не было пола, чтобы остановить их полет.

— Это сигнал для нас! — Хортрэп взял Лучшую под локоть и прыгнул через границу пентаграммы, сжимая под мышкой колдовской столб.

Когда Лучшая падала в бездну, Пурна ухватилась за рог ее шлема, а Принц повернул морду туда, где эйвиндцы уже врывались в церковь. Когда же Изначальная Тьма затянула Пурну, та почувствовала, как Гын Джу ухватился за нее свободной рукой... то есть единственной рукой, а ведь если бы Хортрэп не отобрал у него обманом демона, непорочный мог бы пожелать, чтобы у него снова стало две руки. Это было последнее, о чем Пурна подумала перед тем, как врезалась в скользкую, теплую, колеблющуюся реку...

Скала. Вершина скалы. Ветер ударил Пурне в лицо, и она непременно упала бы, если бы не держалась за рог на шлеме Лучшей, которая продолжала двигаться вперед. Затем появился Гын Джу, и его добавочный вес повалил всех троих на землю. Хорошо еще, что не ниже. Обрыв мелькнул всего в двух-трех ярдах от Пурны, спасибо за это решительной поступи Лучшей. Никто не пытался сразу же встать. Каменистая почва поплыла перед глазами, но затем рядом с Пурной появились маслянисто блестящие ноги Хортрэпа, в которых отражалось заходящее солнце.

— Нужно еще поработать над приземлением, — проворчал он, — но с местом мы не ошиблись. Теперь посмотрим, где бродит Могучий Марото... Кто из вас будет паинькой и возьмется за другой конец этой зачарованной коряги?

Возможно, дело было в Принце, облизывающем Пурну ее бывшим языком, но она справилась с трепетом перед Изначальной Тьмой раньше остальных. Какова бы ни была причина, угракарийка поднялась на ноги и отряхнулась еще до того, как Лучшая и Гын Джу успели хотя бы сесть. Была не самая приятная часть вечера, но Пурна прекрасно помнила, что в Черной Моли стояла глубокая ночь; здесь же солнце еще только опускалось к далекому горизонту. Какая-то магия или они плыли в Изначальной Тьме почти сутки?

Наконец-то заинтересовавшись тем, что ее окружало, Пурна посмотрела на мерцающие джунгли, готовые разойтись перед ней, словно отхлынувшая зеленая волна. А по другую сторону горного уступа скалы спускались к самому океану, такому же пустому и огромному, как и все моря, которые ей доводилось видеть. От этой картины перехватывало дыхание, если даже не знать, что стоишь на берегу Джекс-Тота, хренова Затонувшего королевства, откуда ведут свой род все угракарийцы, хотя никто из них не ступал на эту землю вот уже пятьсот лет.

— Отложи осмотр достопримечательностей, Пурна, и возьмись за другой конец, чтобы определить, в каком направлении нам идти, — сказал Хортрэп, тыча ее в бедро колдовским бревном. — За недолгое время, пока я искал в этих местах моего приятеля Негодяя, выяснилось, что лучше иметь какое-никакое укрытие над головой, особенно в темноте. А солнце уже почти село. Здешнее небо не такое пустое, как кажется. В нем водятся...

— Кто в нем водится? — спросил Гын Джу, но Хортрэп был не в состоянии ответить, так же как и Пурна.

Она послушно обвила рукой тамариндовое бревно, сохранившее магические свойства, в подтверждение чего ощутимо дернулось, приковав к себе внимание Пурны. Но вместо того чтобы потянуть к скалам и уходящим вдаль джунглям, огромная деревянная стрелка компаса давила в сторону моря, да так сильно, что едва не вырвалась. Встревоженный Гын Джу, не заметив зловещего предзнаменования, поднялся на ноги и снова спросил:

— Так кто водится в небе, Хортрэп?

— Демоны, — прошептала Лучшая, глядя вверх широко раскрытыми глазами, сверкающими, как закатное солнце.

— Может, оно испортилось? — предположила Пурна и встряхнула бревно, как будто это могло привести его в порядок. — Может, с ним что-то случилось, пока мы были в Изначальной Тьме?

— Драть!

Под мантией Хортрэпа что-то щелкнуло и задымилось. Он уронил свой конец бревна, пошарил под полой, извлек жирного светящегося таракана и отбросил. Принц погнался за тараканом, но тот оказался проворней и скрылся в ближайшей трещине. Хортрэп пососал палец и повторил, словно сомневаясь, что его правильно поняли:

— Драть-драть-передрать!

— Драть! — взвизгнула и Пурна, выпуская свой конец столба, когда над ее головой пронеслась какая-то тень.

Краем глаза она заметила, что тамариндовое бревно покатилось вниз по склону драной скалы, но это было не самое большое огорчение.

— Вот ведь хрень какая! — сказал Хортрэп.

— Что... за... хрень? — пролепетал Гын Джу.

— Долгая история с дурацким концом. — Хортрэп хмуро посмотрел в сторону моря. — Сигнал тревоги, включающийся только при чрезвычайных обстоятельствах. Меч, который я вручил одному моему приятелю, сейчас находится вблизи такого мощного колдовства, какое столетиями не появлялось в этом мире. Этот приятель — в Отеане, и объяснить происходящее можно лишь вторжением с того самого берега, на который мы только что свалились... Спрашиваешь, что это за хрень?

Да, именно такой вопрос задал Гын Джу, но отвечать ему уже не было смысла. Все помчались в джунгли, как кролики, увидевшие тень ястреба. Все, кроме Хортрэпа, который поначалу пытался сохранить хладнокровие. Пурна, оглянувшись на бегу, заметила, как он подобрал полы своего плаща и бросился к опушке леса, спасаясь от огромной белой твари, пикирующей с кроваво-красных небес. И ему почти удалось, но тут летающий монстр выбросил толстые языки, которые мгновенно обвили жертву, и унес добычу прочь. Можно было бы подумать, Хватальщик никогда и не ступал на землю Затонувшего королевства... если бы не трое перепуганных смертных и один маленький демон, что спрятались под пологом дивных гигантских растений.

А потом наступила кромешная темнота.

Глава 3


– Ну как, приятно снова почувствовать себя Могучим Марото, а не просто Полезным? — спросил Донг Вон, спускаясь по сходням на украшенную статуями пристань Дарниелла, азгаротийского портового города. — Дай-ка угадаю: тебе это вспоминалось немного иначе?

— Нет, обычно все именно так и происходило, — ответил Марото, стараясь не споткнуться о цепь и не упасть в море. — Откровенно говоря, я всю жизнь только и делал, что гремел этими проклятущими кандалами.

— Кроме тех случаев, когда разнообразия ради помогал простым людям? — уточнила Ники Хюн, шедшая первой в цепочке пленников.

В отличие от некоторых других пиратов, она спокойно отнеслась к очередному ухудшению их положения. Возможно, просто хотела упрекнуть бывшего капитана в неверном выборе помощника или была счастлива уже оттого, что умрет не на Джекс-Тоте, — невелика разница, пока она поддерживает Марото.

— Наверное, ты наслушалась песен о старых Негодяях. — Ноги Марото сделались ватными, едва он ступил на крепкую каменную пристань. — Дело в том, что я всегда пытался помочь людям, но часто выходило, что от таких попыток больше выгоды было мне самому. И раз уж об этом зашла речь, добавлю: когда я старался для тех, кто неудачливей меня, то обычно обжигал пальцы... Надеюсь, ты понимаешь, что я хорошо усвоил этот урок.

— Да уж, драть твою мать, усвоил, — проворчала идущая следом Бань.

Настроение у нее оставалось черным, как натертая благовониями броня охранников и сутаны цепистов, заполнивших всю пристань... А с пленников сутаны стащили еще в Отеане, когда Марото объявил святому престолу, кто он такой. Он искренне верил, что преемники Черной Папессы, выслушав его песню, решат взять знаменитого Негодяя с собой на аудиенцию к императрице Непорочных островов, чтобы иметь информацию из первых рук, заключая союз против куда более страшной угрозы. Однако непорочные не разрешили никому из имперцев ступить на берег, флот отправился на юг, а трех пиратов схватили и подвергли такому же гнусному обращению, как и Марото.

— Какое мерзкое место для смерти!

Они повернули к высокой стене с заостренными зубцами.

— Есть и похуже города для нашего брата мученика, — возразил Марото. — Вам не нравится перспектива усесться на кол здесь, потому что вы не видели, как обращаются с разбойниками в Леми или Кокспаре. Азгарот никогда не стоял высоко в моем списке мест, где можно поселиться, отойдя от дел.

— Говорят, эта отсталая провинция хороша лишь тем, что не пускает к себе цепистов, — произнес Донг Вон нарочито громко, чтобы сопровождающие в черных сутанах могли расслышать его. — Всем известно, что азгаротийцы скорее согласятся порвать с империей, чем склониться перед папой.

— Даже собака способна понять божественное слово, если произнести его достаточно властно, — заявил кардинал в черной сутане, ярко-красной шапочке и с такого же цвета лицом, который, вероятно, был золотым рупором своих собратьев по святому престолу. — Но некоторые собаки, даже услышав приказ, не желают повиноваться, пока их не усмирят. Каким благословенным подарком станет плеть для этих невинных существ!

Когда этот кардинал Дай Что-То Там переправил Марото со спутниками на флагманский галеон, они встревожились, но все же не так, как теперь, когда он вел их на золоченой цепи к городской стене. Вдоль бухты тянулась широкая набережная, но, даже если бы целый флот встал на якорь возле города, никто не смог бы войти внутрь, пока закрыты древние ворота.

— Интересно, далеко ли идти по берегу, чтобы увидеть край непорочновской стены? — спросила Ники Хюн.

— Намного дальше, чем нам нужно, — ответил один из закованных в броню сопровождающих, что держался между первой пленницей и кардиналом.

— Она тянется вдоль всей бухты до Горького залива, и это должно быть величайшее чудо с Века Чудес, — продолжала Ники Хюн. — Настоящее волшебство, раз уж вы, имперцы, не заметили, как мы построили прямо под вашим носом огромную стену между вами и Линкенштерном.

— Вероятно, имела место взятка, и уж точно не обошлось без упрямого невежества, — добавила Бань, наконец-то решившая посмеяться над своими тюремщиками. — Кокспар и Леми стойко противились экспансии непорочных, но Мелечеш находился по другую сторону бухты, поэтому у Дарниелла был, что называется, более прогрессивный взгляд на северных соседей. Не удивлюсь, если волокита, ожидающая торговцев в Линкенштерне, — это своего рода плата за быстрый проезд. Здесь каждый день ходят баржи между Дарниеллом и Мелечешем, и никаких задержек.

— Времена таких мелких грехов прошли. Каждый ответит за свои проступки и получит что заслужил. — Кардинал указал на заостренные шипы, что венчали укрепления гавани, и обернулся с самой отвратительной усмешкой, какие только бывают на физиономиях у этих фанатичных придурков. — Когда вы сами окажетесь на этой стене, сможете сколько угодно молиться и пялиться на ограду, которую ваши соплеменники построили, чтобы не платить Цепи десятину.

— Если надеешься, что хоть один крупный торговец из Линкенштерна заплатит Цепи чем-нибудь, кроме засохшего дерьма, то ты еще больший дурак, чем Дурнючий Марото! — выкрикнула Бань и тут же получила девятихвостой плетью по и так уже исполосованной спине.

Должно быть, охранники считали ее совсем обезумевшей, если продолжали истязать женщину, которая носит пыточные орудия, как другие — карманный нож. Но Марото знал ее лучше. После всего того, что они вытворяли на Джекс-Тоте, а потом и на корабле, он не сомневался, что капитану Бань и самой требуется нечто покрепче, чем ореховый прут, которым она его охаживала.

— Кардинал, вы сказали, что мы перешли от мелких грехов к крупным ставкам, и тут я с вами согласен. — Марото полагал, что за время плавания примирился с судьбой, но, увидев насаженные на шипы человеческие тела, решил, что не будет ничего плохого, если он попытается облегчить свою участь. — Джекс-Тот поднялся из глубин и замышляет недоброе, и теперь нет смысла вспоминать старые распри. Конечно, я кобальтовый, а вы цепист, но это было важно лишь до тех пор, пока Ассамблея вексов не объявила войну Звезде. Мы все должны объединиться, смертные против монстров, разве не так?

— Устами анафемы благовещают святые, — ответил кардинал, когда море черных одежд расступилось, оставив их на опустевшей части набережной перед городскими воротами. — Старые обиды действительно нужно отбросить, и ты, гнусный пособник гибели мира, должен помочь нам в преодолении прежних разногласий.

— Пособник... гибели мира? — переспросил Марото, немного уязвленный.

Кардинал попал в самую точку.

— Ты забыл сказать «гнусный», — подсказала Бань. — Гнусный пособник гибели мира и никудышный любовник.

— Не лжесвидетельствуйте перед кардиналом, капитан, — сказал Марото, готовый признать прошлые грехи, но не способный пожертвовать этим поводом для гордости просто потому, что Бань все еще в дурном настроении. — Мы оба знаем, что я демонски хорош и сверху, и снизу, и в середине.

— Заткните им грязные рты! — приказал кардинал.

Охранники воспользовались для этого плетеным ремнем Марото, и он обернулся к Бань, чтобы напомнить ей, как лихо смотрится с кляпом во рту. Кляп и в самом деле подходил ему лучше, чем ей. Казалось, пиратка готова в любой момент прокусить кожу или прожечь ее пылающим взглядом. Марото так же взглядом попытался успокоить Бань, а она, вероятно, сжалилась над ним и, когда приказали встать на колени, подчинилась, не вынуждая охранников доставлять ей новые неприятности.

Марото постарался пристроить колени поудобней, и не на булыжниках мостовой, а на собственных лохмотьях, поскольку не сомневался, что проведет здесь целый день. Независимо от того, как давно имперский флот обменялся сообщениями с имперским же городом, Донг Вон прав: сотрудничество Азгарота с Вороненой Цепью — дело не привычное ни для флотских, ни для городских. Мрак и преисподняя! Даже если бы эти две силы находились в дружеских отношениях, местным властям пришлось бы готовить пышный ритуал по случаю прибытия в город такой огромной армии. Прибавьте к этому привычку цепистов растягивать любой простейший вопрос в бесконечный спектакль, и будет большой удачей, если их впустят в Дарниелл раньше чем через неделю.

Святой престол, вероятно, привез удобные кресла прямо из Диадемы, и в то время, как остальная часть благословенной армии преклонила колени на омытых морской водой камнях, кардиналы устроили себе насест на открытой площадке между пленниками и городской стеной. Тот кардинал, что держал их цепь, поднял руку в черной перчатке, и над толпой цепистов зазвучал многоголосый церковный гимн. Либо в первые ряды поставили самых лучших певцов, либо это был еще один дар Падшей Матери, наделившей всех своих любимых детей золотыми голосами.

Марото скосил глаза на стофутовые ворота. То, что он поначалу принял за неровные белые камни, оказалось тысячами человеческих черепов. Зрелище ничуть не лучше, чем ожидание собственной казни. Когда он был молодым варваром, считал, что одержимость смертью — признак старости; после того как твой песок высыпается почти без остатка, ты теряешь способность сосредоточиваться на жизни. Ему совсем не нравилось думать, что он уподобился жалким старцам, которые всегда раздражали его, но что делать, если повсюду видишь лишь мрачные напоминания о смерти? Как не обращать на них внимания?

И другой интересный вопрос: воодушевленный перспективой искупить свою вину и объединить Звезду для борьбы с вторжением монстров, о чем он на самом деле думал? Конечно, под ударом тотанцев все погибнут, но они и так погибли бы рано или поздно; зачем же оттягивать неизбежную смерть чужеземцев, если это лишь приведет его самого к гибели, да еще и кратчайшей дорогой?

Он получил то, что заслужил. До того увлекся идеей вернуться на сцену и сыграть героя для призрака Пурны и всех тех, кто был ему дорог, но, вероятно, теперь уже мертв, что бессмысленно пожертвовал собственной жизнью. Если бы Марото не предал всю эту поганую Звезду, чтобы спасти свою шкуру, можно было бы подумать, будто ему осточертело жить, вот он и бросается в разные авантюры. И как всегда, лишь после того, как честолюбивые планы обратились в пепел, ему пришло в голову, что нужно было для разнообразия просто вспомнить прошлое.

Это и терзало Марото с такой силой — не страх перед грозящей опасностью, а злость на себя, идущая от понимания того, что, даже если бы удалось обмануть судьбу и спастись, он тотчас вляпался бы еще в какое-нибудь приключение, требующее смелого сердца и пустой головы. Под пение цепистов Марото задумался о том, не превратился ли он в самоубийцу с манией величия. Забавно, что такие перемены остаются незамеченными; вы стареете, жалуетесь на усталость и одышку, постоянные боли и размягчение костей, но упускаете из виду, что ваши мозги тоже протухли.

Вот только, будь это правдой, он бы погиб, сражаясь, на Джекс-Тоте, а не согласился сотрудничать с врагами всего людского рода. Будь это правдой, он остался бы со своим раненым отцом и шестилетним племянником на поле боя в Кремнеземье, а не бросил их. Бился бы насмерть с королевой Индсорит, а не принял от нее пощаду, когда она обезоружила его. Наверное, он прожил бы совсем иную жизнь, если бы его беззаветный героизм не засыпал каждый раз, когда дела становились совсем плохи... И он мог умереть сотней разных смертей, если бы смело держался за свои убеждения в каждом из многих, очень многих случаев, когда был взвешен и найден легким. Любая, даже самая кровавая судьба была бы предпочтительней той, что ожидала его теперь, и в мыслях он заново переживал все свои ошибки, как не раз делал прежде.

После невообразимого количества хвалебных песен за стеной Дарниелла раздался колокольный звон, и увенчанные шипами, украшенные черепами ворота наконец-то со скрипом отворились. Из города вышла процессия в элегантных азгаротийских пурпурных мантиях и багряных парадных мундирах. Это могли быть либо солдаты-отставники, либо чиновники в церемониальной форме, поскольку Марото подслушал в трюме галеона, что весь Пятнадцатый полк пал в битве у Языка Жаворонка. Вероятно, этим и объясняется идущий следом легион плакальщиц, в черных кружевах от каблуков до шляп. Их кошачий концерт продолжался, пока городская делегация приветствовала святой престол.

Даже с обоими здоровыми ушами Марото не смог разобрать все, что говорили те и другие, однако услышал несколько ключевых фраз, позволяющих угадать планы Вороненой Цепи:

«Багряная королева и Черная Папесса пали жертвами собственного честолюбия».

Что означает: почему имперцы и цеписты и дальше должны враждовать?

«Диадема обречена».

Что означает: поэтому мы, ясен пень, не собираемся туда возвращаться.

«Джекс-Тот объявил войну всей Звезде, но непорочные отказались объединиться в борьбе за общее для всех разумных людей дело».

Что означает: вы ведь не собираетесь поступить так же?

«Вороненая Цепь рисковала всем, отправившись сюда, чтобы предупредить Азгарот об опасности».

Что означает: нас прогнали из Отеана, но Дарниелльская бухта — самая защищенная гавань в империи, так что, будьте добры, впустите нас!

«Кровь у всех имперцев разных вероисповеданий одинакового багряного цвета».

Что означает: мы можем прекратить религиозные споры и вспомнить о старом добром патриотизме, если он способен помочь нам.

«Мы привели на ваш суд Негодяя Марото...»

Что означает: ничто в Азгароте не может сравниться в популярности с публичными казнями.

«...одного из гнусных пособников гибели мира, который вместе со всем Кобальтовым отрядом призвал Джекс-Тот из преисподней».

Что означает: эй, подождите секун...

«Принеся в жертву доблестный Пятнадцатый полк в битве у Языка Жаворонка, они тайно продали наш мир демонам Изначальной Тьмы».

Что означает: да что это вообще за хрень?

Проблема в том, что сердце Марото от всей этой чепухи забилось так громко, что он не расслышал, как именно цепистские идиоты собираются сделать из него козла отпущения. Но несколько членов святого престола и дарниелльской делегации, словно уловив его мысленные возражения, обернулись к нему. Передняя плакальщица, морщинистая дама в облаке черных кружев и в шляпе, изображающей напольные часы, по форме больше похожие на гроб, что-то прошипела. Марото не разобрал слов, зато различил выражение лица под вуалью из черного жемчуга и увидел направленный на него в обвиняющем жесте костлявый палец — и очень сомневался в том, что старуха предложила простить Негодяя.

— Несомненно, — сказал тот кардинал, что держал цепь с пленниками, и теперь, когда остальные плакальщицы умолкли, каждый слог больно ударял по ушам Марото, — святой престол приветствует ваше желание немедленно казнить этого военного преступника, а потому счастлив принять ваше приглашение и выступить свидетелем на азгаротийском суде. Пусть смерть одного из тех, кто пытался разорвать Багряную империю на куски, станет первым шагом к сплочению.

Все зааплодировали, как цеписты, так и азгаротийцы, и сам Марото тоже хлопнул в ладоши. Кардинал, конечно, лживый засранец, но, надо отдать должное, спектакль он устроил отменный. Вдобавок он предложил отчаявшемуся Негодяю то, чего сам Марото никак не мог добиться: честное мученичество. Разумеется, когда Марото посадят на кол, у него убудет энтузиазма, но сейчас он с облегчением подумал, что решение раскрыть свою личность святому престолу все-таки поможет объединить смертных в борьбе против Джекс-Тота. Жаль, что этому облегчению не суждено продлиться долго.

Глава 4


Они спустились в преисподнюю — генерал и ее преданные капитаны, принцесса и ее верные слуги, Избранная и ее старые друзья. Они шли по землям, никогда прежде не открывавшихся глазам смертных, невообразимым для здравого ума, с невозможными ландшафтами, способными одинаково сбить с толку и степенного картографа, и восторженного живописца. Как и должно быть в легендах о спустившихся в катакомбы Изначальной Тьмы, в конце многотрудного путешествия их ожидала встреча с призраками, но Чи Хён понимала, что достичь загробного мира — это только половина дела, самое главное — вернуться в мир живых.

Обстановка была ей знакома по многим сонетам Гын Джу, посвященным трагической судьбе влюбленных, а если не забывать рассказы Мрачного о Медовом чертоге Черной Старухи, то и для него песни Чи Хён прозвучали бы привычно. В своем безумном походе по отравленной земле она отчаянно цеплялась за воспоминания об этих двоих и за мечты о том, чем они могли бы вместе заняться, но все глубже и глубже сползала в серый туман, притупляющий разум. Как и многое другое, эти мысли постепенно стали бременем, а не утешением, еще одной гирей, отягощавшей и сердце, и ноги.

Однако с каждым шагом постаревшего кобальтового эскорта, уводившего Чи Хён все дальше от тошнотворного пепла унылых пустынь, она чувствовала... да, она чувствовала. И дурное и хорошее. Порой просыпалась у бивачного костра от собственного крика, а потом грела руки над углями, наслаждаясь не столько теплом, сколько мыслями о нем. Два года она не разжигала огня — все дрова, которые находила, оказывались либо окаменевшими, либо сгнившими, рассыпающимися под пальцами, — а здесь, в подземных лесах, путники редко обходились без костра. Пока она не снимала повязку с правого глаза, в этом царстве вечной ночи было не больше цветов, чем наверху, в мире незаходящего черного солнца. Но все же здесь чувствовалась жизнь, а где есть жизнь, там есть и надежда.

В тех случаях, когда принцесса все-таки позволяла демонскому глазу осмотреть новую местность, надежда слабела. Как будто Чи Хён заглядывала под завесу, которую не должен приподнимать никто из смертных. И приходилось вести постоянную борьбу с искушением сдвинуть повязку.

Они шли день за днем в мерцающем сиянии лишайников, покрывавших минеральные, растительные и даже животные детали ландшафта, и отдыхали возле журчащих ручейков под негасимыми созвездиями светящихся червей, усыпавших своды бесчисленных пещер. Чи Хён спела спутникам свою песню, а они ей — свои, а в промежутках они молча размышляли, внемля пронзительным крикам существ, которые не были ни зверями, ни птицами, ни насекомыми, а кем-то совершенно иным. Лишь иногда на смертных отваживались напасть, но ни один противник не оказался настолько силен, чтобы его не удалось отогнать или уничтожить. Обличье у хищников, что охотились в дремучих лесах, было самым разнообразным, но никто из них даже отдаленно не напоминал человека.

Они пересекали бурлящие болота, по липким стенам пещер обходили водовороты из жидкой грязи и крались сквозь превосходно сохранившиеся ледяные дворцы. Они шли через разлагающиеся грибные города, в которых когда-то обитали великаны, останавливались на ночлег у огромных могильных плит, пробуждались от малейшего шума. Они шествовали по территориям света и территориям тьмы, по вымершим, если не хуже того, мирам и по мирам, изобилующим жизнью, которая не должна существовать. Еще необычней всех этих обширных областей были клочки Изначальной Тьмы, через которые они путешествовали из одного удивительного мира в другой. Эта были Врата, но настолько малые, что трудно было бы заметить, если бы проводники не направляли Чи Хён в нужную расщелину или к приметному дуплистому дереву, и переход случался так быстро, что она не успевала даже почувствовать изучающее прикосновение Изначальной Тьмы, не говоря уже о том, чтобы приобрести какие-то новые «улучшения».

Слушая песни друзей, она познакомилась и с их дикими теориями об истинной, как они считали, природе этих загадочных стран, лежащих за пределами Звезды. Поскольку без малого за полвека исследователи поневоле получили больше вопросов, чем ответов. Герцогиня Дин полагала, что каждое такое место — островок в Изначальной Тьме, обособленный, уникальный и не связанный с другими. Кавалересса Сасамасо считала, что все это — от центра Звезды до самых отдаленных земель — единый мир, разделенный колеблющимися завесами Изначальной Тьмы. Граф Хассан полагал, что рассматривать этот вопрос можно лишь с позиций классической софистики. Ши же допускала, что они попали в цепистский ад, а Звезда — единственный истинный мир, оставшийся наверху и где-то в стороне. А когда они наконец ступили за водопады черной нефти, ревущие на скалах цвета слоновой кости, и оказались в постоянном лагере Кобальтового отряда, на развалинах еще одного безымянного города, Чи Хён выяснила, что у ее первого отца есть собственные версии.


— Послушай, отец, я... я...

Чи Хён взволнованно потерла обрубками пальцев левой руки о большой палец правой, пытаясь увязать вид этого сморщенного древнего старика на занавешенной сеткой кровати с образом крепкого красивого мужчины, каким родитель остался в ее памяти. Внешность Сасамасо, да и остальных тоже, по меньшей мере потрясла ее, но, драть-передрать, то, что Чи Хён видела сейчас, было настолько неправильно, что она расплакалась, не успев даже поздороваться.

Он махнул рукой, такой слабой и тонкой, что она почти просвечивала насквозь. Снаружи эта полуразрушенная башня казалась пустым холодным склепом, но внутри было чистое помещение с ширмами и теплой каменной кроватью, на которой полулежал отец. Если бы не слабый запах высохших на солнце водорослей, можно было бы подумать, что она вернулась на Хвабун.

— Я знаю, дочь, знаю. Подойди ко мне.

Когда старики вели Чи Хён по лагерю, она была слишком взволнована, чтобы подумать о том, что скажет своим родным. Радостное облегчение, сохранявшееся всю дорогу, теперь ушло, оставив место лишь испугу и стыду. Она не знала, как повела бы себя, даже если бы ее девчоночьи планы увенчались успехом. А самый худший вред, причиненный отцу, заключался бы лишь в ущербе для его гордости — оттого, что Чи Хён, изображая принцессу разбойников, предъявила права на Линкенштерн. Но все вышло иначе: вся ее семья была изгнана и потратила целую жизнь на то, чтобы уцелеть в этой негостеприимной стране. Чи Хён была уверена, что предстоит крайне неприятный разговор.

Только ничего такого не произошло. Замешкавшись на мгновение в дверях, она метнулась к кровати и села на корточки, сжав руку отца настолько крепко, насколько могла, не опасаясь сломать ему пальцы. Отец едва заметно улыбнулся, и хотя он лишился почти всех зубов и волос, а знакомые черты лица были искажены временем, эта улыбка осталась неизменной и запавшие глаза сохранили прежнюю остроту.

— От тебя всегда было одно беспокойство, — сказал он, сжимая в ответ ее кисть, но так слабо, что она едва ощутила, а затем нахмурился, глядя на ее укороченные пальцы. — В этом отношении ты пошла в другого отца.

— Мне очень жаль, — проговорила Чи Хён, как только сообразила, что первым делом нужно сообщить родителю о гибели его супруга. — Канг Хо...

— Я знаю, — тихо ответил он. — Видел это во сне, как и твое появление здесь.

— Это я виновата, — сказала она, с трудом проталкивая слова сквозь сжавшиеся от горя губы. Край ночной рубашки отца потемнел от ее слез. — Во всем. Я заставила каждого из вас сделать выбор. Я разъединила вас.

— Ты виновата во многом, дочь, но только не в моем охлаждении к супругу, — возразил он сухим тоном, ясно давая понять, что дальше этот вопрос обсуждаться не будет.

А Чи Хён отчаянно хотелось плакать оттого, что этот незнакомый лысый старик, лишенный даже парика, все-таки ее первый отец, король Джун Хван.

— Прости меня, отец, — сказала она. — За все.

— Раскаяние ничего не изменит, — заявил он. — Тебе не искупить грехи, просто сказав «прости», и Звезду этим не спасешь. Ты можешь этого добиться только поступками. И чистота устремлений не так важна, как результат... Но я знаю твое сердце, Чи Хён, как и сердце Канг Хо, и потому не удивился, увидев в ваших делах больше чести и любви к родине, чем у самой императрицы.

— Это из-за меня его убили, а тебя и всех остальных изгнали. А где Юнджин и Хёри? Они... они...

— Ты отыщешь сестер. — Дрожащая рука отца вытерла краем одеяла слезы на ее щеке. — Это я тоже видел во сне. Они плывут по тому же потоку, который унесет и тебя. Вы втроем найдете затерянную цитадель Короля Ада, заберете оттуда оружие, способное выиграть любую войну, а потом ты откроешь нам дорогу домой и спасешь Звезду.

— Сасамасо и остальные предупредили меня насчет пророчества, — шмыгнула носом Чи Хён. — Но ни слова не сказали о Короле Ада, а это, похоже, слишком важная деталь, чтобы ее упустить из виду... Не считая того, что вы заперты здесь и ждете меня, чтобы вернуться, а также всей этой ерунды про таинственное оружие. А Джекс-Тот действительно угрожает Звезде? Это ведь не может быть правдой, да?

— Думаешь, дочь провидца — единственная, кто может исполнить пророчество? — улыбнулся отец. — Нет, конечно. Мы тоже не теряли времени даром и пытались отыскать путь домой... но я имею право толковать свои видения так, как считаю нужным. У тебя лучше получается вести за собой, чем идти следом, а отчаявшейся армии изгнанников нужна путеводная звезда. Если бы видение о твоем приходе оказалось ложным, как некоторые другие, мне пришлось бы пересмотреть мое пророчество.

Услышав о том, что она не единственная Избранная, Чи Хён вздохнула с облегчением.

— Я... не хочу переубеждать тебя, отец, но, если некоторые из твоих видений оказались ложными, откуда ты знаешь, что мы найдем оружие Короля Ада и что оно вообще существует? И все прочее — о том, что Звезде грозит опасность и что мы отыщем путь назад? Откуда ты знаешь, что все это правда?

— Я этого не знаю, — ответил он. — Но ты скоро поймешь, что нам здесь предоставили единственную роскошь — избыток времени, позволяющий выяснить все, что нас интересует. Я уверен, по крайней мере одно мое видение — о возвращении Джекс-Тота и о грозящей нам опасности — истинно.

— Я тоже так думала, но все это оказалось лишь уловкой — императрице нужно было заманить нас домой, — возразила Чи Хён. — Рюки признала, что Затонувшее королевство поднялось со дна моря, но непохоже, чтобы оно представляло опасность.

— Она ошибалась. Двор Спящих Жрецов давно подозревал, что Вороненая Цепь задумала возвратить Джекс-Тот. Мы много спорили о том, возможно ли это и что будет, если они добьются успеха. Со дня изгнания Затонувшего королевства из нашего мира написано так много свитков... Мы пришли к согласию лишь в одном: что тем самым будет провозглашено начало новой эпохи, в которой Изначальная Тьма и Звезда окажутся неразрывно связаны, потусторонний мир и мир смертных станут единым целым. Но когда это произойдет, начнется война, какой Звезда еще не знала.

Отец пошевелился на ложе, и внутри у Чи Хён все сжалось, потому что скрытая под одеялом нижняя часть его тела казалась чересчур длинной. Как бы ни огорчал ее демонский глаз, с отцом произошли куда более печальные перемены. Но сейчас не самый подходящий момент, чтобы спросить, когда они случились: при вынужденном прохождении через Врата Отеана или позже.

— Как и многие другие, я полагал, что это будет война между праведными и неправедными, что вернувшееся Небесное королевство Джекс-Тота принесет с собой просветление, которое смертные либо примут, либо отвергнут. Мы считали, что эту страну населяют высшие существа и непорочные вместе с угракарийцами должны стать их союзниками. В конце концов, в наших венах течет древняя кровь, и самое лучшее, что мы можем сделать, — это придерживаться традиций.

Услышав о сохранении тотанских традиций, Чи Хён невольно вспомнила тщательно продуманные ритуалы, которые ее отец проводил на протяжении многих лет, тайные церемонии, за которыми она с сестрами частенько подглядывала.

— В нашем сообществе кое-кто осторожен и предупреждал, что Джекс-Тот может оказаться гнездом жестоких богов, жаждущих только кровавой расправы, — продолжал отец. — Они наводнят кровью наши океаны и принесут Звезду в жертву, чтобы призвать еще большее зло. С каждым десятилетием, проведенным в изгнании, мои видения становились все ярче, и они подтвердили, что должно случиться самое худшее. Я был не прав, как и большинство членов двора. Должно быть, они убедили императрицу Рюки, что возвращение Джекс-Тота не представляет для нас угрозы, и эта ошибка обернется гибелью не только Непорочных островов, но и всего мира.

— Нет, этого не случится, — заявила Чи Хён, глядя, как Мохнокрылка устраивается в складках одеяла, прикрывающего нижнюю часть тела отца. — Императрица уже виновна в гибели одного ни в чем не повинного острова. Я не позволю ей погубить своим невежеством и другие. Я отправлюсь на поиски сестер, найду этого твоего Короля Ада и его абсолютное оружие, а потом поведу на врага армию, какой Звезда еще никогда не видела.

— Это будут долгие и опасные поиски, — пообещал отец тем же театральным голосом, каким когда-то рассказывал маленькой дочке сказки перед сном.

— Все будет хорошо, — ответила она, снова сжав его руку. После долгих лет, проведенных в бесконечном кошмаре, первый отец спас Чи Хён не только от физической гибели, но и от мучительных сомнений в своих силах. — По эту сторону Изначальной Тьмы время течет очень медленно, так что я успею исполнить пророчество и вернусь на Звезду, чтобы спасти мир. Но это не значит, что нужно тянуть с началом. Особенно если из-за моего опоздания мир может остаться без помощи.

— Не сомневаюсь, что ты вовремя приведешь наш Кобальтовый отряд, — сказал отец. — Моя дочь не может опоздать к началу танца, а дочь Канг Хо — к началу драки.

— Из нас троих только я получаю от тебя упреки в том, что я его дочь. — Усиленные чувством утраты, воспоминания о тех давних ссорах на Хвабуне стали такими же горько-сладкими, как и все остальное. — Но я давно не видела Юнджин и Хёри, а они, должно быть, немного изменились за это время?

— Не так сильно, как некоторые, — ответил Джун Хван, изогнувшись нижней частью тела, отчего одеяло колыхнулось и Мохнокрылка взлетела с громким щебетом. Под мокрой тканью обрисовались широкие кольца, а запах разлагающихся водорослей стал еще сильней. — Не стоит на это смотреть, Чи Хён. Помнишь рыбу гарпию, которую мы с тобой поймали в приливной заводи? Ну так вот... изменения, что я получил, проходя по здешним землям, можно объяснить иронией судьбы. Но в отличие от твоих, они были достаточно милосердны, и к тому же из-за них я полюбил плавать.

— Ты видел во сне и мой глаз?

Как только о нем зашла речь, глаз яростно зачесался, но, стоило ей потянуться к повязке, отец в первый раз с момента встречи сделал резкое движение и перехватил ее руку:

— Не делай этого! У тебя хватило мудрости, чтобы прикрыть его, но, хотя он и понадобится во многих испытаниях, прошу не смотреть им на меня.

— Конечно, отец, конечно, — сказала Чи Хён, снова укладывая его. — Понимаю, с ним будут трудности, но неужели он так ужасен?

— Еще хуже, — проворчал он, глядя на железную пластинку, словно мог видеть сквозь нее, точно так же как ее демонский глаз мог видеть сквозь стены и плоть. — Не могу сказать, что это означает, — нужно посмотреть на него, чтобы раскрыть его секрет. Но тогда и он посмотрит на меня, а я чувствую, это было бы роковой ошибкой. Он очень силен и опасен, Чи Хён, и это самое тяжелое бремя, которое ты когда-либо носила... Но ты должна его носить. Это я тоже видел во сне.

— Брр, — поморщилась Чи Хён. — Нужно вырастить еще одно глазное яблоко, чтобы получился полный набор?

— Полный набор? — удивился отец кремнеземельскому выражению.

— Не обращай внимания, — ответила она, пытаясь отвлечься от яростной боли в демонском глазу. — Значит, ты в конце концов полюбил плавать? Мы с папочкой ни разу не заставили тебя хотя бы ноги намочить, но, думаю, ты уже понял, как это приятно.

— Ты даже представить себе не можешь насколько, — сказал он, и укрытая одеялом нижняя половина его тела снова дернулась. — Возможно, теперь, когда главное мое пророчество исполнилось, я смогу сделать то, о чем так долго мечтал, — переселиться в одну из бухт, которыми богато здешнее побережье.

— Дай мне немного времени, отец, и я отвезу тебя домой, к ласковым водам Отеанского залива, — пообещала Чи Хён, после чего поднялась на затекшие ноги и свистнула Мохнокрылке, готовясь отправиться на поиски сначала сестер, затем — оружия Короля Ада, которое способно победить в любой войне, и наконец — Врат, что привели бы ее обратно на Звезду. В таком порядке, как сказала бы героиня ее детства и головная боль взрослой жизни.

Но прежде чем пуститься в путь, она должна задать еще один вопрос, хотя и понимает, что оба предпочли бы обойтись без него.

— Э-э-э... раз уж твои сны рассказали тебе о многом из того, что случилось со мной на Звезде, то и о Гын Джу ты знаешь?

— Я знал о Гын Джу уже давно, — с хитрой усмешкой ответил Джун Хван. — Хотя и не так давно, как другой твой отец. Когда-то он пытался убедить меня, что вас необходимо разлучить, пока между вами не возникло нечто большее, но я тогда ничего не понимал. В конце концов, страж добродетели и его принцесса должны быть друзьями, и я слишком самонадеянно рассчитывал, что обычай будет прочно удерживать вас в надлежащих ролях. Памятуя о том, что сам увлекся Негодяем, стоявшим неизмеримо ниже меня, я должен был внимательней прислушиваться к его мнению.

— Ох... — Чи Хён залилась румянцем при мысли о том, что ее отцы обсуждали подобные вопросы. — Что ж, я рада, что ты этого не сделал. То есть не разлучил нас. Гын Джу... Хорошо, раз уж ты понимаешь, что он значит для меня, мы не будем сейчас говорить об этом. Но не можешь ли сказать, с ним все в порядке? Ты видел его во сне? А Чхве и Феннека, и остальных моих кобальтовых, и... и...

Чи Хён еще не успела решить, как узнать у истово блюдущего традиции отца, не видел ли он в своих пророческих снах ее иноземного возлюбленного, но по хмурому выражению лица Джун Хвана уже поняла, что он в курсе, о ком у нее не хватает дерзости спросить.

— Твоего дикорожденного кремнеземца? — тихо проговорил он, стараясь скрыть разочарование. — Да, его я тоже видел. Он... Насчет него я не уверен. Все остальные...

— Единственное, в чем ты должен быть уверен, — что я люблю его. — Эти слова сорвались с губ Чи Хён раньше, чем она успела одуматься. — Я знаю, он еще меньше отвечает традициям, чем Гын Джу, но Мрачный — один из самых великих героев, каких я встречала в жизни. Если дашь ему возможность проявить себя, то сам убедишься в этом.

— Ты не поняла...

Всю жизнь огорчая своего консервативного отца, Чи Хён еще никогда не видела его таким смущенным, и она едва не перебила его опять, но тут он снова заговорил:

— Я имел в виду вовсе не его достоинства. Я не уверен в его судьбе.

Внутри у Чи Хён что-то оборвалось, но она попыталась взять себя в руки под мрачным, зловещим взглядом отца.

— А разве можно быть уверенным в чьей-то судьбе? Например, многие считали меня погибшей, и тем не менее я здесь!

— Это верно, — согласился отец, но не успела Чи Хён насладиться недолгим отдыхом от своих страхов, как он продолжил: — Однако верно и другое: некоторые судьбы просто обречены на то, чтобы быть темней прочих. Когда я в последний раз видел Гын Джу, он перенес тяжелую потерю, но оставался тверд даже перед лицом смертельной опасности. И хотя твоя кобальтовая армия была пленена в Отеане, императрица не казнила больше ни одного офицера.

— А Мрачный? — На самом деле Чи Хён не так уж и хотела услышать о его судьбе, как не хотела услышать об ужасной потере, которую перенес Гын Джу, которого она сама же прогнала; но ей нужно было узнать. — Ты сказал, что не уверен, но в чем именно?

— Я видел, как его тяжело ранили, и с тех пор он мне больше не снился, — ответил отец и вслед за первым ударом послал в ее сердце второй: — Если даже он оправится от раны, боюсь, долго ему не протянуть. Он был отмечен богиней, Чи Хён, но отказался выполнять ее приказы. Смелое, очень смелое решение — или очень глупое, но, какой бы ни была причина, итог будет один, если он не перестанет упрямиться. Печальна судьба того, кто противится желаниям богов, и дни его сочтены.

Глава 5


Ее называли в народе Драгоценностью Самота. Считалось, что это самый величественный город в Багряной империи, а может быть, и на всей Звезде. Но сейчас, когда вардо наконец добралось до цели, низкие облака над городом были измазаны клубами дыма, и, глядя с высокого перевала на оправу Диадемы, Мрачный видел, что ужасное пророчество вот-вот сбудется.

Безликая Госпожа незримо следовала за ним всю окольную дорогу, от леса Призраков до Черных Каскадов, и даже успокаивающая тяжесть дедова копья не могла отогнать ее. Не то чтобы Мрачный все еще боялся ее гнева, он скорее опасался, что она окажется права. Образы полой, густозаселенной горы, заливаемой жидким огнем, занимали все мысли Мрачного с того момента, когда он очнулся в фургоне Неми и узнал, куда направляется.

Но по крайней мере, размышления о городе, сгорающем заживо, отвлекали от жесточайших судорог в животе, куда пырнул его мальчишка, и от почти столь же мучительных теологических споров между Дигглби и братом Ритом. Он просил у Неми разрешения ехать наверху вместе с ней, но ведьма велела как можно дольше не подниматься с коротковатой кровати, поскольку, несмотря на все ее искусство, необходимы были время и полная неподвижность, чтобы затянулась рана.

Когда до города оставалось не больше дюжины миль, Неми свернула с дороги в густые заросли небесных сосен, покрывших склоны горы. Едва они забрались достаточно далеко, чтобы укрыться в тени мокрых деревьев, ведьма выгнала всех из вардо. Даже Мрачному было понятно, что рогатую волчицу нельзя привести в город, и он помог Неми распрячь Миркур. По словам ведьмы, ее чудовищная спутница устроит где-нибудь поблизости логово и будет охранять фургон, пока Неми не вернется за ней. Никто не спросил, что будет делать хищница, если хозяйка не придет. Как и сам Мрачный, Неми держала свое мнение при себе, но, судя по унылому настроению, она была не в восторге от перспективы пройти через Врата и сразиться с демонами Изначальной Тьмы.

Как только они двинулись дальше пешком, Мрачный понял, что даже не представлял, насколько серьезно ранен, — теснота койки раздражала его, но сейчас при каждом шаге он будто получал новый удар ножом в живот. При кашле или невольном смехе его бросало в холодный пот. А хуже всей прочей хрени — сидеть с поджатыми ногами; он уже боялся собственного тела и самых обычных движений, даже притом, что Неми продолжала кормить его острыми на вкус яйцами, чтобы облегчить боль.

Прежде встречные путники при виде рогатой волчицы, тащившей за собой дом на колесах, с громкими воплями бросались в придорожные кусты, но теперь, когда Неми и остальные и сами шли пешком, другие путники издавали более связные звуки, как правило столь же малоприятные. Зажиточные путешественники приносили из Диадемы страшные новости: весь город поглощен анархией.

Другие делали невинные глаза и говорили не о хаосе, а о возвращении порядка. Эти нищенствующие монахи отправились в путь не для того, чтобы сбежать из столицы, а чтобы разнести по Звезде добрые вести. Диадема спасена, и теперь все люди самых разных верований могут принять участие в революции.

Из множества прочих слухов Мрачного особенно заинтересовало то, что София попыталась вернуть себе Сердоликовую корону, но была застрелена прямо в Доме Цепи, на глазах у тысяч свидетелей. А раз она умерла, то и обязательства перед Безликой Госпожой, вероятно, потеряли силу. Однако в прошлый раз все тоже были уверены, что София повержена, но это ничуть не помешало ей вернуться.

Он встречался с Софией всего несколько раз, но успел понять, что эта женщина обманывала смерть чаще, чем Блудливый жульничал при игре в кости, и Мрачный не сможет поручиться, что ее песня спета, пока сам не отправится в Медовый чертог Черной Старухи и не встретит там Софию.

Дигглби и брат Рит были не столько обеспокоены слухами о гибели одной из ключевых фигур в Кобальтовом отряде, сколько расстроены известиями о том, что Вороненая Цепь силой захватила столицу и тут же покинула ее. Хотя Дигглби всю дорогу мучил Рита рассказами о продажности цепистов, монах отказывался поверить, будто бы Черная Папесса совершила хоть половину из того, что приписывает ей молва. Когда целый ряд сообщений подтвердил, что почти вся Вороненая Цепь погрузилась на корабли имперского флота и уплыла из пролива Скорби, брат Рит не смог сдержать аметистовых слез... которые Дигглби тщательно собирал для него в платок, приговаривая, что Падшая Матерь никого больше не удостоила таким благословением, что даже огорчения приносят ему прибыль.

Паша беспокоился из-за бегства цепистов скорее не по религиозным, а по финансовым соображениям. Его дядя был одним из кардиналов святого престола, так что Дигглби намеревался перед путешествием через Врата Диадемы разыскать его и занять денег. Когда Мрачный спросил, за каким хреном паше понадобились деньги, если им предстоит погрузиться в Изначальную Тьму и в самом лучшем случае появиться в Отеане, чтобы сражаться в битве, которая может стоить жизни каждому из них, Дигглби посмотрел на него как на полного идиота.

— С такими понятиями ты никогда не станешь богачом, — заявил он, прикуривая заплетенную в косичку сигару от призрачного фиолетового пламени, вокруг которого они сгрудились, спасаясь от пронизывающего холода горной ночи.

Чем ближе они подходили к стенам Диадемы, тем чаще попадались эти неугасимые маяки, вырезанные из камня трубы с танцующими газовыми огоньками, что высились по обочинам дороги. Здесь, у подножия огромных городских ворот, горели тысячи природных фонарей, поднимаясь, словно огненный лес, над широким плато, где путники вынуждены были дожидаться рассвета, когда их впустят в город. Проходя по испещренному огнями полю, Мрачный чувствовал себя так, будто отыскал тайную звездную тропу Среброокой.

— Если я занимаю деньги, то не задумываюсь о том, подходящее нынче для этого время или нет, — продолжал Дигглби. — К тому же мне позарез нужны новые наряды. Чтобы блистать, нужно блестеть, и мы не можем появиться в Малых Небесах в этих обносках!

— В Малых Небесах? — переспросил брат Рит, втянуть которого в разговор могло только упоминание рая или ада.

— Так в народе называют Отеан, — объяснил Мрачный, чье сердце забилось быстрей при мысли о завтрашнем путешествии.

Откровенно говоря, одержимость Безликой Госпожой и ее зловещими предзнаменованиями отчасти объяснялась тем, что отвлекала его от незатихающей тревоги за Чи Хён и Гын Джу. И все же он постоянно помнил об этих двоих, боялся, что с кем-то из них может случиться несчастье. Или сразу с обоими. Желание поскорей увидеться с ними почти заглушало страх перед завтрашним проходом через Врата.

— Мы отправимся прямо к Вратам, — объявила Неми, передавая Мрачному общий мешок с едой.

У него забурлило в животе, и так раздраженном долгим переходом; от боли выступили слезы на глазах. Похоже, проклятый желудок уже решил отказаться и от кислых овощей, и от древесных грибов, но Мрачный понимал, что голод не смягчит боли. И попытался проглотить пищу.

— Только без меня, — поспешно уточнил брат Рит, словно опасаясь, что о нем забыли.

— Да, и было бы очень скверно просто сказать нашему другу «до свидания», едва войдя в город, — добавил Дигглби. — Мы должны убедиться, что он благополучно добрался до... Куда тебе нужно, Рит?

— Э-э-э... даже и не знаю, — ответил монах. — Отец Туриса велел рассказать о необычной погоде в Кремнеземье святому престолу, но если... если они и в самом деле уплыли...

— Выше голову, — подбодрил его Дигглби, забрав мешок с едой у Мрачного. — Ты же слышал, что сказал этот усбанский торговец пряностями: Цепь осталась в городе и она стала лучше. Может быть, не такая вороненая, как раньше. Они сотрудничают с... Как же он это назвал?

— Народная Стая, — подсказал Мрачный.

Будучи невысокого мнения о своем клане, он сразу же с недоверием отнесся к людям, называющим себя словом, которое лучше подошло бы волкам.

— Точно! — кивнул Дигглби, жуя белый стебель, и продолжил говорить с набитым ртом: — Произошел небольшой раскол, давно предсказанный в моей книге, и теперь смертные действительно станут едины. Лучше сразу рассказать новости Народной Стае — мы должны это сделать, должны привлечь Диадему к борьбе с Джекс-Тотом.

— Думаю, я должен просто поговорить с кем-то из церкви, — заупрямился брат Рит.

— Нам нужно отправиться прямо к Вратам, — сказала Неми. — В любой стране, при любой вере жрецов всегда тянет к ним.

Мрачный подумал о людях Шакала, приносивших человеческие жертвы кремнеземельским Вратам, потом вспомнил о Добытчице из Тао, при одной мысли о которой у него по спине пробежали мурашки.

Начался дождь.

— Послушай, Неми, понимаю, ты спешишь на вечеринку, но как же без модного наряда? Позволь подобрать его для тебя. — Дигглби передал ведьме мешок с овощами. — Пока мы еле ползем к нашим друзьям, чтобы вместе бороться за правое дело, Диадема, похоже, опередила нас и добилась того, что кобальтовые собирались сделать в первую очередь. Это значит, мы теперь одна команда, а если мы одна команда, это значит, что они помогут нам сражаться с монстрами Джекс-Тота. Что важней для победы — чтобы мы втроем появились в Отеане к завтраку или чтобы мы позавтракали с Народной Стаей, а к ужину привели с собой целую армию?

— А что, неплохая идея, — заметил Мрачный.

— Иногда лучше, чтобы хорошие идеи оставались просто идеями. — Неми сняла с листа слизняка и просунула его под одеяло, накрывающее клетку с василиском. — Мы будем выглядеть в этом городе как подозрительные бродяги, а подозрительных бродяг местные власти обычно задерживают. Стоит ли искать встречи с этой Народной Стаей, чтобы потом оказаться за решеткой?

— Было бы хорошо, если бы ты научилась доверять своим друзьям-смертным, — сказал Дигглби. — В самом худшем случае они откажутся нам помочь, но едва ли посадят в тюрьму за то, что мы говорим правду.

— Если мы добудем здесь армию, ты сможешь привести ее куда надо, — добавил Мрачный, которому план Дигглби с каждой минутой казался все разумней. — Как Хортрэп провел Кобальтовый отряд через Врата у Языка Жаворонка, так же и ты доставишь солдат из Диадемы в Малые Небеса.

— Нет, не смогу, — ответила Неми, разыскивая новых жучков для своего чудища. — Я никогда не пользовалась Вратами для путешествий, и даже переправить вас троих в Отеан — довольно трудная задача для первого раза... А впрочем, если Диадема и в самом деле даст нам солдат, мы можем пройти первыми, найти в Отеане Хортрэпа и послать его назад, чтобы расчистил дорогу для нашего пополнения...

Похоже, Неми заинтересовала эта идея, но Мрачного поразило другое.

— Подожди! Говоришь, ты никогда не проходила через Врата?

— Если я правильно расслышал, ты сказала «довольно трудная задача», — добавил Дигглби и снова зажег все три конца своей нелепой сигары, не желавшей раскуриваться под холодным моросящим дождем. — Довольно трудная — не значит невыполнимая.

— Думаешь, благополучно пройти сквозь Изначальную Тьму — это легко? — спросила ведьма. — А я так не считаю. Но я не взялась бы провести вас, если бы не была уверена в своих силах. Жизнь дорога мне ничуть не меньше, чем вам, но я все-таки поведу. Если действительно хотите спасти Звезду, вам лучше поторопиться.

— Но сначала мы должны встретиться с Народной Стаей и предупредить ее об опасности, грозящей всему миру, — настаивал Дигглби. — Разве трудно двум таким героям сопротивления, как Мрачный и я, пробудить энтузиазм у простого народа?

— Я не герой, — возразил Мрачный, стараясь не покраснеть и не показать, как польщен в глубине души.

— Для этих простолюдинов — станешь героем, поверь мне, — обнадежил его Дигглби. — Как только мы скажем, что играли важную роль в Кобальтовом отряде, борясь за освобождение Звезды от власти королевы и цепистов, они слетятся к нам как мухи на дерьмо.

Припомнив слухи о том, что недавно произошло в том же самом городе с Софией, Мрачный усомнился, действительно ли это лакомая косточка, но не стал спорить, так как дождь усилился и за его шумом ничего не было слышно. И это к лучшему, потому что он наговорился вдосталь и хотел теперь побыть наедине со своими мыслями... Правда, в мыслях этих он редко оставался один.

Прежде путники были вынуждены держаться в стороне от главных дорог, чтобы Миркур не привлекла внимание имперских солдат, и понадобилась не одна неделя, чтобы добраться сюда из леса Призраков. И почти каждый час почти каждого дня Мрачный представлял себе все то, что могло случиться с дорогими для него людьми, пока он валяется в тряском фургоне. Теперь, когда они прибыли на место, время тревожных видений закончилось, и он позволил себе роскошь подумать о не столь ужасных вещах.

С рассветом он войдет в город, считающийся одним из чудес Звезды, — город, который Мрачный по приказу забытой богини должен был спасти от колдовства погибшей женщины. А потом он соберет армию и поведет ее вслед за ведьмой через Врата. Но мечтал он сейчас лишь о том, чтобы поскорей оказаться рядом с Чи Хён и Гын Джу, а уж втроем они смогли бы согреть друг друга даже в такую тоскливую ночь. Не самая печальная песня, и, когда живот сводит такая жуткая судорога, что ты едва не сгибаешься пополам, и тебе еще долго предстоит терпеть все это эпическое дерьмо, Мрачный решил насладиться сентиментальными любовными песенками, которые он прежде считал безнадежно тупыми.

Глава 6


Императрица Рюки устроила целое представление, чтобы встретить у Врат Отеана предполагаемую убийцу своего сына, но не стала разводить церемоний, чтобы бросить в Изначальную Тьму настоящего палача принца. Это было совершенно обыденное действо, лишь один отряд гвардейцев Самджок-о сопроводил Доминго и Чхве к хра