Империя двух миров (fb2)


Настройки текста:





Баррингтон Бейли





ИМПЕРИЯ ДВУХ МИРОВ








I





Нам не светило ярко солнце в тот день, когда мы мчались по серой каменистой равнине со скоростью в семьдесят миль в час, убегая из города Клиттманн. За спиной у нас, заполняя весь пейзаж, высились на фоне холодной каменистой равнины огромные серые каменные стены Клиттманна.

    Раньше я только один раз был снаружи, так что зрелище было мне в новость, и я, несмотря на то, что мы находились в роковом положении, все-таки нашел время рассмотреть город под этим новым, необычным углом.

    Снаружи Клиттманн почти не казался искусственным сооружением. Это была бесформенная громада, гора, изрезанная грубыми трещинами. Титаническая масса камня, которая поднялась из земли в результате какой-то природной катастрофы и образовала плиты, глыбы, вымоины и каньоны, похожие на пандусы осыпи и своды. Он весь состоял из грубых комьев, а по сторонам лежал осыпавшийся лавиной лишний строительный материал.

    Снаружи здесь все смотрелось нелепо. Внешняя часть стены для обитателей Клиттманна была несущественна, они о ней не думали. Нет ни окон, ни дверей, только единственный портал на уровне земли, который почти никогда не открывался. Город был замкнут внутри себя. Если что-то перестраивалось или пристраивалось, то работы велись с внутренней стороны, а о том, как это будет смотреться снаружи, никто не задумывался.

    Хоть город и не был симпатичным, вид его брал за душу. Мы не сомневались в том, что свой дом мы больше не увидим. К тому же мы едва унесли ноги.

    Я не сводил взгляд с круглого портала, расположенного у основания железобетонной громады, и вдруг из него пулей выскочил полицейский шлюп и погнался за нами.

    - Один у нас на хвосте! - сказал я Бекмату.

    Бекмат сидел за рулем. Он посмотрел в зеркало и хмыкнул.

    - Так я и думал. Мозгов у полицейских нет.

    Держитесь, сейчас мы их достанем.

    Он резко снизил скорость примерно до сорока.

    Вскоре полицейский шлюп уже мчался по серой каменистой равнине с такой же, как и мы, скоростью, двигаясь параллельно с нами, но на почтительном расстоянии. Я увидел, что из портала начали появляться другие шлюпы.

    Бекмат снова хмыкнул. «Он думает, что может с нами играть. Выгнать бандитов из города, и тут, снаружи, ему уже нечего бояться. Ладно, давай».

    Он резко развернул шлюп, отчего заскрипели колеса, и мы стали сближаться с полицейским судном.

    Свой шлюп мы построили специально для действий на улицах в самом низу Клиттманна, там, куда полиция не осмеливается и сунуться. Но строили мы его с расчетом на непредвиденные ситуации, так  что наш шлюп был крупнее и обладал большей огневой мощью. Шлюп имел в длину тридцать пять футов, наибольшая ширина составляла двенадцать футов, и вооружен он был пулеметами системы «Джейн» и пушками «Хаккер». Бекмат смеялся.

    Полицейская машина не успела свернуть, и мы начали бить по их броне из Хэккера. По нашей броне забарабанили пули. Но вот полицейское судно завиляло из стороны в сторону, перевернулось и превратилось в покореженную груду.

    Бек поехал по широкой дуге, сохраняя дистанцию прежней. Из-под обломков начали выползать израненные, окровавленные полицейские. Наши «Джейны» дали очередь свинца. Полицейские подергались и остались лежать неподвижно.

    - Как остальные придурки? - спросил Бек.

    Я и Рит уже смотрели назад в сторону Клиттманна. Остальные шлюпы двинулись было вперед, но, видя, что постигло их братьев, вспомнили об осторожности. Они остановились, затем направились к порталу.

    - Решили не соваться,- сказал я.

    - Так я и думал. Ладно, убираемся отсюда.

    Он прибавил газу, и мы помчались вперед. Постепенно и очень медленно Клиттманн, оставшийся позади, начал уменьшаться, и мы оказались в пустыне одни. Но прошло еще много времени, прежде чем он совсем скрылся из виду. До этого бурная деятельность не давала нам подумать о том, в каком ужасном положении мы оказались. Теперь же на шлюп опустилась тишина, которую нарушал только вой двигателей и скрип корпуса. Большие надувные шины беззвучно катились по безжизненным камням. Все мы уныло и со страхом смотрели на окружавшую нас со всех сторон местность, где не было никаких признаков жизни.

Вот нас и вышвырнули из Клиттманна за то, что мы попытались стать слишком крутыми. Но куда деваться теперь? У меня неприятно засосало под ложечкой; такое ощущение возникает, когда лифт за десять секунд доезжает с верхнего этажа до самого нижнего. Кто-то включил в шлюпе внутреннее освещение, отчего вид снаружи сделался еще более унылым.

    Все серое. Серая плоская равнина. Серое небо.

    Серый свет. На Киллиболе даже воздух серый. Серый и безжизненный. Ничто не растет. Ничто не движется. Единственная жизнь - это люди, единственная пища - та, что выращивается в цистернах в городах или в фургонах у горстки кочевых племен. Где же нам брать пищу в этом немилосердном мире?

    Когда портал скрылся из виду, мы остановились для ремонта. Шлюп потрепало во время городского боя, но он выдержал. Заодно мы избавились от трупов Брогатама и Флега, которые лежали в задней части главного салона и заливали кровью весь шлюп.

    - Бек,- сказал я,- мы потеряли двоих. Получается, что пищи у нас хватит на два с половиной месяца, и то, если только морить себя голодом.

    Осталось нас семеро: Бекмат, я, Грейл, Рит, Хассманн и еще два пассажира - Торчок-Тон, который как дурак в последний момент вскочил к нам на борт, и Хармен, алхимик, которого взял с собой Бек по известным только ему причинам и разместил в трюме с припасами.

    - Я думаю об этом, Клейн,- сказал Бек мрачно.- Я очень много об этом думаю.

    Мне было жаль Бека. Он наверняка чувствовал горечь, отчаяние от того, что видел, как рушатся все его мечты и честолюбивые планы. Но, черт, мы все находились в отчаянии.

    - Но, Бек,- не унимался я,- что мы будем делать? Снова проникнуть в Клиттманн мы не можем. Нам некуда деться.

    Пока продолжался ремонт, ребята истерично развеселились. У бандитов всегда, после того как они выберутся из опасной переделки, начинается братание, но сейчас, я думаю, это веселость от сознания безнадежности ситуации. Ребята хотели показать друг другу, что не бояться.

    Грейл открыл несколько консервных банок, что-бы отпраздновать наше удачное бегство в пустыню.

    Бекмат все это время молчал. Как только ремонт закончился, он снова повел шлюп, хотя солнце уже опустилось, и начало темнеть. Я с горечью вспоминал об удобствах, к которым привык в Клиттманне.

    Я уселся на соседнее с Беком сиденье.

    - Нам надо решать, пока еще есть запасы. Может, мы сможем добраться до какого-нибудь другого города и попытаемся проникнуть внутрь.

    - И какая перспектива будет у нас в другом городе… Или, хотя бы, какова вероятность того, что мы в него проникнем? - спросил Бек, ухмыляясь.- Не волнуйся, мы все устроим. У нас есть знаток герметической науки.

    Я недоумевал:

    - Что? Тот старый дурак, что сидит там? Зачем мы взяли его с собой? Мы не можем его кормить.

    Нам надо его вышвырнуть.

    - Я тебе выброшу.

    - Но, Бек,- сказал я, глядя на бескрайнюю пустыню, по которой мы неслись, словно пуля.- Куда же мы направляемся?

    Бек посмотрел на меня своим строгим взглядом.

    - На Землю.

    На Землю? Я помотал головой, так как ничего не понял. Если Бек не хочет говорить, то он вам  ничего и не скажет. Но я знал, что на Землю никак не попасть. С Киллибола никуда не деться. 

II





    Города на Киллиболе очень похожи на термитники, такие, как на Земле или на Луне. Внутри город так огромен, что представляет собой целый, совершенно замкнутый мир. Он весь однотонный.

    Там всюду серый цвет: холодный серого металла и серый потеплее - камня и бетона.

    Наш город Клиттманн - типичный пример. В одних его районах бурлит жизнь, в других - мертвая тишина. Куда бы вы ни пошли, вы все время оказываетесь среди лабиринта улиц, пандусов, переулков, шатких мостиков через провалы, опор и балочных ферм. В оживленных районах все слегка вибрирует, и в воздухе всегда висит пыль.

    Энергией обеспечивают ядерные реакторы, а пища происходит из протеиновых цистерн. Никому никогда не удавалось вырастить что-нибудь съедобное на совершенно безжизненном, мертвом грунте Киллибола. Благодаря долгой и сложной переработке можно разложить каменную породу Киллибола, а одну из частей использовать в производстве пищи, чтобы таким образом компенсировать потери, но основная часть материала поступает в цистерны в результате вторичной переработки канализационных стоков и кухонных отбросов.

    На Киллиболе нет ничего важнее цистерн. Жизнь каждого зависит от связи с какой-нибудь цистерной.

    Почти во всех городах согласно букве закона право гражданина на пищу является неотъемлемым, а высшей мерой наказания является изгнание из города, за пределами которого вы обречены на голодную смерть. Но на практике может случиться так, что вы потеряете связь с цистерной, и тогда вам придется добывать себе пропитание, роясь в отбросах, оказывая случайные услуги или встав на путь преступлений. Цистерны прикреплены ко всем существующим в городе организациям. У полиции свои цистерны, а у строителей - свои, то же самое у промышленников и у городского правительства. Так что все эти люди, если вы им не понравитесь, могут отсоединить вас, и ничего вы поделать не сможете, так как закон в Клиттманне много не церемонится.

    Даже если вы работаете на правительство, но вас увольняют, то сразу аннулируют вашу распределительную карточку.

    Таких людей в Клиттманне тысячи, и почти всех их можно найти в городском чреве - в пользующемся дурной репутацией, опасном районе, расположенном в самом низу. Полицейские наведываются туда редко, и хотя им и хотелось бы бывать там почаще, жестокая правда жизни создала что-то вроде границы между зонами влияния полиции и преступного мира.

    В общем, это немного вводит вас в суть дела.

    Каждый город на Киллиболе изолирован, поглощен самим собой. Из-за отсутствия ионосферы дальний радиоприем невозможен, а отправляющиеся иногда торговые караваны чаще всего становятся добычей банд кочевников, так что возможностей для странствий и путешествий немного. Но следует заметить, что в таких городах, как Клиттманн, из поколения в поколение происходит все одно и то же. Нет ни развития, ни упадка. Граждане со слепым инстинктом занимаются работой и следуют своим жизненным привычкам, в точности, как те термиты, о которых я говорил. И, естественно, ни полиция, ни правительство, да и практически никто не хочет знать ни о каких переменах.

Но, думаю, ничто не продолжается вечно. Даже среди постоянства этих огромных термитников в конце концов должен был появиться человек подобный Бекмату.

    Клиттманн стремится строиться вверх. Магнаты и правительственные шишки, которые строят себе шикарные апартаменты или затевают программы городского расширения, все работы производят на верхней внешней части термитника. Таков их инстинкт. Иногда их усилия заходят слишком далеко, новые наросты обрушиваются и осыпаются лавиной с внешней стороны стены, прихватывая с собой сотни рабочих. Попытки спасательных работ длятся недолго и проходят без энтузиазма; люди, смущаясь собственных ошибок, автоматически замуровывают секцию, которую постигло несчастье.

    Но вообще инженеры в Клиттманне работают хорошо. По мере того как громада растет вверх, опоры и бастионы внизу делаются все шире и массивнее, чтобы выдерживать нагрузку. Некоторые части Основания - огромного района, расползшегося в самом нутре города- представляют собой нагромождения лачуг, над которыми нависают массивные железобетонные арки.

    За изгибом Десятого северного бастиона скрывается Грязная улица. Названа она так потому, что постройки там выполнены из низкосортного бетона, который похож на грязь. В Клиттманне Грязная улица - это то же самое, что захолустный район хибар. Вообще-то район немного похож на первобытные деревни, которые позднее я видел на Луне.

    Он пыльный, дома скучены и кривы. От деревни он отличается только тем, что над ним нависает и, кажется, давит его держащий вес находящегося наверху Клиттманна бастион. Прожектора наверху дают тусклое желтоватое освещение.

    Как раз в том месте, где заканчивается бастион и Грязная улица выходит на длинной в милю металлическую эстакаду, заброшенную сейчас, находится заведение, известное в округе как «У Кламера». Проходите через дверь с занавеской, и внутри - столики и игровые автоматы с играми вроде рикошета и спинбола. К тому же иногда там можно достать дурь, так что там всегда много наркош.

    В то время «У Кламера» принадлежало Дараку Кламеру, мелкому жулику, который более или менее контролировал всю Грязную улицу. Когда я впервые увидел Бекмата, а было это в зале с игровыми автоматами на Грязной улице, я работал на Кламера. Можно даже сказать, что я ему принадлежал.

    Бек все это изменил.

    О налете я узнал только тогда, когда услышал, что в главном игральном зале крики и стрельба. Я находился в задней части здания вместе с одним человеком Кламера, как вдруг из главного зала к нам вбежал, весь перепуганный, еще один его парень.

    Я не стал задавать вопросов. «В машину»,- сказал я. Мы выбрались через черный ход, выходивший в боковой переулок, в конце которого и стояли наши машины.

    Налетчики уже поставили в переулке своего человека, чтобы он нас перехватил, но я думаю, он не ожидал, что мы появимся так скоро. Я выскочил с выстрелами. Пули, посланные в меня, попали в мягкий камень стены рядом с моей головой и обсыпали пылью, в то время как мои пули отбросили тело стрелявшего прямо к концу переулка.

    - Двигаем отсюда быстрее,- сказал Херш, когда мы запрыгнули в машину. Как я помню, он был  подвижным пареньком, который не любил безрассудно рисковать.

    - Нет,- ответил я.

    Мы выехали из переулка, и я заметил, что на другой стороне Грязной улицы стоят две машины больше нашей, которые на фоне массивного бастиона казались горбатыми жуками. В машинах сидели люди: не все налетчики ворвались в игральные залы. Я резко повернул машину, врезался во входные двери нашего заведения и перекрыл их корпусом машины. Затем я открыл дверь, и мы снова забежали в игральный зал.

    Там были четыре вооруженных налетчика. Они явно считали, что уже завладели заведением. Наши посетители, те, кто еще остался жив, толпой валили к черному ходу. Отлично, подумал я, теперь через черный ход тоже не войти.

    У меня был только пистолет большого калибра.

    У Херша был автомат, который он успел схватить, когда мы убегали - вообще-то, это был единственный автомат в банде Кламера. Херш накрыл градом пуль весь клуб, убивая без разбора и налетчиков, и клиентов. Стрельба продолжалась всего несколько секунд, но, казалось, что длится она вечность, и вокруг уже царит полная неразбериха. И вдруг я заметил, что стреляю только я один. Четверо налетчиков были мертвы. А также Херш и тот, другой парень - не могу сейчас вспомнить, как его звали.

    Клуб был пуст.

    Я быстро выглянул из главного входа и посмотрел на улицу сквозь окна машины. Двое чужих все еще находились на своих местах. Наша машина крепко застряла во входных дверях, и я решил, что быстро ее не уберут. Так что я перевернул стол и занял такую позицию, чтобы черный ход был под прицелом.

    Как раз тогда я начал подозревать, что, вероятно, сглупил. Я был загнан в угол и мог надеяться лишь на то, что явится вдруг с подмогой Кламер, а в том, что это произойдет, я, зная Кламера, очень сомневался. Мне было интересно, кто такие эти налетчики. Может, у них зуб на Кламера?

    В задней части помещения шевельнулась занавеска. Я выстрелил. Грузно упало чье-то тело, оттопырив ткань. Все тихо. Такое долгое ожидание треплет нервы. Я оглянулся и посмотрел на засевшую во входной двери машину. С той стороны мне почти не грозила опасность. Я находился в стороне от линии, если станут стрелять через дверь, а для того, чтобы войти внутрь, людям потребуется пробираться сквозь машину. Я ошибался. Я все еще смотрел назад, как вдруг раздался взрыв, и часть стены обрушилась внутрь.

    Я просто разинул рот. Все помещение заволокли клубы пыли. Когда пыль рассеялась, налетчики были уже внутри и держали меня под прицелом своих автоматов. И я оказался в дурацком положении.

    Они посмотрели на трупы на полу, и им это явно не понравилось. Один из вошедших повернулся ко мне с крайне неприятным выражением на лице.

    - Да только посмотри, что у нас тут.

    Я медленно встал, пистолет висел в расслабленной руке. Этот, с мерзкой рожей, подошел ко мне, нагнулся и отобрал пистолет. Положив его к себе в карман, он отошел и, злорадно улыбаясь, многозначительно направил свой автомат мне в живот.

    Как раз в этот момент вошел еще один человек, осторожно ступая по обломкам и стряхивая оседающую пыль со своих плеч. Он стал оглядываться, и все почтительно уступали ему дорогу.

    Наконец взгляд его обратился ко мне, и тогда я впервые встретился лицом к лицу с Бекматом. Он  был подвижным человеком, ростом чуть ниже среднего, в своих движениях аккуратный и осторожный.

    Одевался он так, что плечи казались квадратными, лицо его тоже было немного квадратным, а черные волосы зачесаны на сторону и плотно прилизаны. Он задумчиво смотрел на меня своими маленькими, почти черными глазами, которые, казалось, иногда как-то странно поблескивают, когда он смотрит на вас.

    - Это ты вел машину? - спросил он спокойным баритоном. Я кивнул.

    - Неплохо.- Он подошел к одному из трупов и перевернул его ногой.- Очень нехорошо вышло с Хетом. Он был хорошим работником.- Он поднял брови и снова посмотрел на меня.- Ты работаешь на Кламера?

    - Да.

    - Больше не работаешь. Кламер мертв. Теперь Грязная улица - часть моей территории.

    - Ну, ты размечтался,- бросил я.

    Странно, но он не счел это оскорблением.

    - Жаль, что нам пришлось испортить заведение,- сказал он.- Но оно ведь все равно многого не давало, ведь так?

    - Я прикончу этого придурка, босс? - с нетерпением спросила мерзкая рожа.

    - Что? Нет, мне нравится этот парень! Когда я сидел в машине и увидел, как он выскочил из-за угла, я подумал, вот, наконец, кто-то, кто соображает. Это ведь редкость.- Он ткнул в меня пальцем.- Как тебя зовут?

    - Клейн.

    - Но он нам стоил пятерых! - возразил другой.

    - Знаю. Берем его с собой.

    Не говоря больше ни слова, он направился по обломкам к выходу. Мы пошли следом, я - с дулом автомата у ребер.

    Мы направились к центру Основания, вначале по старой, заброшенной эстакаде, свернув затем на более новое и оживленное шоссе.

    В этой, более зажиточной, части Основания порядка было больше, чем там, откуда мы приехали.

    Наконец машины съехали по пандусу в гараж. Стальные шторы загудели и тихо закрылись за нами. Меня подтолкнули и вывели из машины. В другом конце гаража находились еще двери. Мы вошли в одну из них и оказались в помещении, которое при плохом освещении показалось мне спальней. У меня возникло ощущение, что я попался нехилой банде.

    - Я поговорю с новичком,- сказал Бекмат. Через несколько минут, к моему огромному изумлению, я остался с ним наедине. Помещение для этой части мира было удивительно опрятным. Бекмат зажег сигарету, предложил мне и сам тоже закурил. Я понюхал сигарету с подозрением, но она была обычной, а не той, с дурью, какие курят люди, потерявшие к себе уважение.

    - Хорошо,- сказал Бекмат.- Расскажи мне о себе.

    Ну, я рассказал. Когда-то я был слесарем-механиком. Но поругался с одним бюрократом, когда выполнял работу лично для него, и вдруг обнаружил, что я больше не могу по своей карточке получать пищу из цистерны слесарей-механиков. Помочь мне никто не хотел, так как тот государственный чиновник имел влияние на управление этой цистерны.

    Вначале я пытался выжить, выполняя частные заказы. Но узнал то, что узнали многие и до, и после меня: если начал падать - уже не остановишься. Я опускался все ниже по социальной лестнице, пока в конце концов не оказался в банде Кламера.

Бек внимательно слушал мой рассказ, глядел в пол и время от времени потягивая сигарету. Наконец он кивнул.

    - Теперь будешь работать на меня,- сказал он спокойным голосом.

    - А если я не люблю, чтобы за меня решали?

    - У тебя нет выбора. Сегодня я потерял пятерых.

    Ты мне очень много должен. Он вдруг усмехнулся.- Кроме того, ты теперь на пути вверх! Смотри, у меня, как и у тебя, нет цистерны, но это меня не особо беспокоит. Хочешь услышать мою историю?

    Без цистерны я с пятнадцати лет, как тебе такое?

    Да, в Основании я оказался в пятнадцать лет.

    - Как такое может случиться?

    - Там наверху на большой стройке случился пожар. Сильный пожар. Обвинили моего отца. Из-за пожара был большой скандал. Отца расстреляли.

    Семью его, конечно, никак наказать не могли, но мы все равно продуктов по карточкам больше не получали.

    - Твой отец был разработчиком проекта?

    - Нет, он был рабочим.

    - Почему же тогда обвинили его? - спросил я возмущенно.- Почему не обвинить того, кто включил в проект сгораемые материалы? - Запрет на использование в строительстве сгораемых материалов очень строг в Клиттманне, и нарушается он нечасто.

    Бекмат пожал плечами.

    - Я знаю Основание вдоль и поперек. И наверху я тоже бывал. Я знаю, как действуют все эти банды, которые хотят только разок урвать здесь; и знаю, как работают банды, которые хотят только разок урвать там. Да весь этот проклятый город только и хочет, что разок урвать.

    Он задумчиво выпустил дым.

    - Я видел, в чем ошибка их всех. В конце концов недавно мне удалось создать собственную банду. Я все делаю правильно. Мы развиваемся. Пока ты с нами, о пище можешь не беспокоиться. Скажи, что за помои ты ел у Кламера?

    Я скривил лицо. Бекмат рассмеялся.

    - Не очень вкусно? Могу себе представить. Протеин со вкусом бумаги, потерявший свежесть несколько месяцев назад. У нас ты будешь хорошо питаться. Мы уже почти взяли под контроль все нелегальные поставки в Основание. Смешно, но на черном рынке деликатесных продуктов больше, чем обычных. Конечно, это не все. Как только мы организовались, я начал забирать под себя то здесь, то там. Надо только в нужном месте и в нужное время применить силу. Мы расширяемся, все время растем. Нам уже принадлежит распределение дури в Основании.

    Дурь - это вызывающий привыкание наркотик, который можно колоть в руку или - что еще опаснее - курить. Где ее выращивают, для многих до сих пор тайна. Одни говорят, что где-то есть секретная цистерна, другие - что выращивает ее некая государственная структура. И даже если Бекмат знал - где, мне тогда его спрашивать не хотелось.

    Может, настроение у меня улучшилось просто от сигареты. И Бекмат стал мне чем-то нравиться.

    Он не был простым бандитом из Основания, это было ясно. Он уже начал как-то необычно воздействовать на меня, притягивать, очаровывать. Думаю, он - прирожденный руководитель.

    - Зачем ты все это мне рассказываешь? - спросил я.

    - Я же сказал, у тебя есть мозги. Я это вижу по тебе. Людей с мозгами здесь не хватает, а они мне нужны.

Он закурил вторую сигарету, затем обратил свой необычный искрящийся взгляд на меня.

    - Тебе лучше быть у меня в банде, Клейн, потому что очень скоро я собираюсь все Основание превратить в империю. 

III





    Бекмат вскоре сдержал обещание.

    Меньше чем через год он уже стал самым важным человеком в Основании. Почти все предприятия были взяты под контроль, то есть они ему платили за право существовать. Но несколько предприятий он оставил в покое. «Всегда нужно место для маневра»,- говорил он обычно.

    Я понял, что он имеет в виду, когда полиция начала интересоваться и послала к нам один из своих патрульных шлюпов. Обычно так не делают. Полицейские поддерживают правопорядок там, наверху, и им хватает хлопот, так что бандитское Основание они, как правило, оставляют кипятиться в собственном соку. Как и следовало ожидать, их вторжение вызвало беспорядки, и они ретировались в сильно поврежденной машине, но в чем-либо обвинить Бека не смогли. Он каким-то образом вовлек полицию в разборку с бандой Воклейта, одной из независимых, оставленных им в покое организаций.

    За этот год я быстро продвинулся у Бека и стал его заместителем. Не всем из его ближайшего окружения понравился мой быстрый рост, но многие сумели сообразить, что у нас с Беком складываются особые отношения, так что они смирились с такой ситуацией. Только Грейл, та самая мерзкая рожа, которая хотела всадить в меня пулю в заведении Кламера, возненавидел меня всей душой.

    Я уже заметил, что честолюбивым устремлениям Бекмата становилось тесно в пределах Основания.

    После полицейского рейда он велел мне разработать проект шлюпа и приступить к его постройке - шлюпа такого же, как у полиции, только больше и лучше.

    Бек явно думал, что однажды в будущем ему, может быть, придется встретиться с полицией на равных.

    Однажды я зашел к Беку в кабинет и увидел, что он курит и думает. «Садись Клейн,- сказал он.- Нужно кое-что с тобой обсудить».

    Он часто прибегал к моей помощи, чтобы отточить собственные мысли. Я взял сигарету из стоявшей на столе коробочки и закурил.

    - Ты знаешь,- начал он,- гангстеры ведь не только в Основании. Наверху гангстеры тоже есть.

    - Ты имеешь в виду некоторых из правительственных чиновников?

    Он махнул рукой.

    - И их в том числе, но не только. Там существуют личные интересы, личные империи, как и у нас тут. Только они орудуют, не проливая и капли пота. Потому что основы настоящей власти находятся наверху и принадлежат им.

    - Ты понимаешь, о чем я говорю, Клейн,- прибавил он, пристально посмотрев на меня своими черными глазами.- Я говорю о цистернах.

    - Естественно, если не поешь, много не наработаешь,- проговорил я негромко.

    - Правильно. Думал ли ты когда-нибудь, Клейн, вот над чем. Думал ли ты когда-нибудь над тем, почему в Клиттманне ничего не изменяется? Почему мы все делаем так, как делали и многие поколения до нас?

    Его вопрос озадачил меня. Я пожал плечами.

    - Вообще-то не думал. А разве все может быть иначе?

- Вот именно, иначе.- Некоторое время он смотрел на дымок, спокойно поднимающийся от кончика сигареты, которую он держал.- Знаешь, прошли столетия, а может быть, и тысяча лет с тех пор, как люди пришли с Земли и поселились на Киллиболе. Когда они пришли, был период расцвета науки и техники. Эпоха великих перемен.

    - Я об этом не знал.- Сказать по правде это просто не укладывалось у меня в голове.

    - Мало кто об этом знает. Но как только возникли города, ворота, соединяющие с Землей, были закрыты, что-то произошло. Все окаменело, даже наука и техника. И мы оказались в том состоянии, в каком и находимся сегодня - в застое. Систематического знания больше не существует, есть лишь передаваемые из поколения в поколения навыки. У меня есть теория, объясняющая, почему так произошло. Во-первых, самая главная потребность - это потребность в пище. Цистерны - вот та цитадель, которая не подпускает людей к каким-либо изменениям,- тем более что цистерны находятся в руках меньшинства, и все остальные находятся от этого меньшинства в зависимости. Ты не можешь о чем-либо думать, если, придумав, можешь лишиться протеина. Во-вторых, то обстоятельство, что Каллибол - безжизненная планета, заставляет каждый город замыкаться в себе, и это препятствует сообщению между ними. На Земле все было иначе. Там пища была повсюду, и города постоянно сообщались друг с другом. Все, должно быть, было полно деятельности. Может быть, действительно необходимо это сообщение между городами, чтобы было развитие.

    - Откуда ты все это знаешь, Бек?

    - Я читал книги.- Он взял со стола старинный потрепанный том.- В Основание приходит за дурью один парень. Зовут его Тон, Торчок-Тон. Он очень странный парень. Он знает место, где можно достать все эти старые книги, и приносит их мне, а в обмен получает дурь.

    Бек медленно встал и убрал книгу в шкаф.

    - Разве не прекрасно, Клейн, освободить людей от рабской зависимости от цистерн?

    - Это невозможно.

    - Да. Но, может быть, застой был бы преодолен, если бы у цистерн не стало хозяев. Предположим, Клиттманн управляется железной властью, по-настоящему сильным правителем или диктатором, как было на Земле много тысяч лет назад, и цистерны - доступны всем. Станут государственной собственностью, как и предполагалось, когда Клиттманн был основан. Может, мы даже сможем распространить свою власть и на некоторые другие города.

    - Ты об этом хотел со мной поговорить, босс? - Поскольку я едва понимал, что он говорит, мне тогда было не совсем ясно, какое это имеет отношение ко мне.

    Он покосился на меня, и я почувствовал, что он во мне разочарован.

    - Нет. Основание мы захватили, но на этом мы не остановимся. Те важные шишки наверху не так уж и важны без своих протеиновых цистерн. Клейн, нам нужна цистерна.

    От его слов у меня все мысли из головы вылетели. Только сейчас я понял, что теоретические выкладки Бека подошли к практическому выводу. Но это был такой важный шаг, что я просто не в силах был его осознать.

    - Бек… откуда нам ее взять? - изумился я.

    - Вот видишь? - ответил он, поморщившись.- Ты не можешь даже представить это. Ты думаешь о себе как о человеке без цистерны, как о бандите, живущем вне закона. Но что такое закон? Это вооруженные люди - то же, что и мы. Как только у нас будет то же, что и у них, мы сможем прибрать весь этот проклятый город.

    - Ну, ты размечтался.

    - Кто-то же должен мечтать. Теперь послушай, ты ведь хочешь узнать, как мы это сделаем. На самом деле не так все трудно, как кажется. Шлюп готов?

    - Готов.- Я действительно несколько дней назад опробовал новую машину.

    - Отлично, он нам понадобится. Есть парень по имени Слепой Бисси. У него есть цистерна, всего одна, и она спрятана в одном тихом уровне, сразу над нами. Благодаря цистерне у него несколько фабрик, он окружен своими людьми, ведет коммерческую деятельность и шикарно живет.

    Доводы Бека произвели на меня впечатление.

    - Черт, прямо как мы!

    - Правильно. Торчок-Тон знает, где цистерна.

    И она, кстати, совсем рядом с тем местом, где хранятся старые книги. И это еще одна причина, по которой я хочу туда отправиться. Вот что мы сделаем. Как-нибудь ночью мы поедем туда по заранее спланированному маршруту и захватим цистерну.- Произнося последние слова, он поднял брови.- Все просто.

    У меня шумело в голове от дерзости этого предприятия.

    - У нас ничего не выйдет!

    - Почему? Если мы увидим, что не можем удержать цистерну, тогда заберем всех специалистов и привезем их сюда, и еще возьмем с собой как можно больше органического материала из цистерны. Запомни, нужны только органический материал и знание технологии. В Основании мы цистерну оборудуем заново. Я же свяжусь со Слепым Бисси и предложу поделиться.

    - Это означает войну- сказал я, предчувствуя недоброе.- Нас втопчут в землю.

    - Так думаешь? А кто такой Бисси без цистерны? Она ему так нужна, что за нее он отдаст мне пятьдесят процентов. Боясь за цистерну, он даже попросит полицию не вмешиваться. Я тебе говорю, в сущности, он такой же бандит, как и мы. Так что организация Бисси станет для нас первым шагом на пути к настоящему влиянию. Как только мы окажемся наверху, то сразу начнем напирать на союзы рабочих, забирать все больше цистерн, заводить связи с членами правительства и даже с полицией.

    Пройдет время, и уже никто не сможет нас остановить.

    - У тебя уже все продумано,- признал я.

    Бек улыбнулся.

    - Я прочел много книг, Клейн. Некоторые из тех, кто жил много веков назад, кое-что соображали.

    Шлюп, ровно урча, мчался по блестящей железной эстакаде, лишь слегка шурша на поворотах. За нами ехали три автомобиля поменьше, в которых, так же как и в большой машине, сидели бандиты.

    Район был спокоен, почти мертвенно тих. Постройки по обеим сторонам широкого проспекта образовывали непрерывный фасад, уходивший вверх и смыкавшийся с крышей, которую было плохо видно из-за яркого света уличных фонарей. Бек тщательно разведал маршрут; мы знали, что в это время не будет полицейских патрулей, и рассчитывали, что все пройдет гладко.

    На каждой машине наверху закрепили по большой бочке. В четыре бочки, конечно, не влезет все  содержимое цистерны, но в них войдет большая его часть, а самое ценное здесь, на Киллиболе,- это органические вещества.

    Вел машину Бекмат. Рядом с ним сидел Торчок-Тон, иссохший, нервный тип, который перед отправлением вколол себе в руку дурь. Люди, попавшие в зависимость от дури, перестают быть собой, когда кончается запас. Их нервная система требует наркотика.

    Между водительским сидением и основным вооруженным отрядом сидели я и Рит, еще один из ближайшего окружения Бека. Рит был легкий, ловкий и подвижный. Бекмат был прав, что выбрал его. Рит всегда смотрел в оба, он один из всех помощников Бека иногда открыто критиковал решения своего босса, за что Бек его явно ценил.

    - Здесь помедленнее,- сказал Тон.- Тут справа незаметный въезд.

    Шлюп замедлил ход, и мы заметили арку, закрытую большим стальным листом. Хотя, как сказал Тон, въезд можно открыть только изнутри, такое препятствие надолго нас не задержит. Мы взяли с собой взрывные шашки, такие же, какие используют при вырезании сложных контуров из листового металла.

    Шашки закрепили менее чем за минуту. Короткий резкий удар - кусок стали со звоном упал на землю, образовалось отверстие, в которое может пролезть человек. Тон забрался внутрь, и вскоре дверь начала подниматься, уползая вверх.

    Наша колонна автомашин направилась в темноту по наклонной неровной поверхности. Тон велел нам остановиться. Мы вышли из машин и пошли пешком, освещая путь ручными фонариками.

    Я горел нетерпением. Я еще никогда не видел места, где делают еду, для меня оно было окружено  такой тайной, какой окружено чрево собственной матери. Неудивительно, что тем, кто заправляет цистернами, так легко удерживать эти цистерны и подчинять себе людей. Только такой человек, как Бекмат, мог преодолеть чувство благоговения и потребовать цистерну себе.

    Тон открыл какую-то дверь, и мы оказались там, куда шли. Все с удивлением посмотрели в нашу сторону, когда мы ввалились с автоматами и пистолетами.

    Смотреть особо было не на что. Мы попали в длинный зал, длиной футов в двадцать или тридцать. Одна стена была занята циферблатами приборов и переключателями. В дальних концах зала находились двери, ведущие к банкам культур.

    Мы отвели перепуганных специалистов в дальний конец помещения. Из любопытства я открыл одну из дверей и заглянул внутрь. Освещение было тусклым, а воздух сырым, пахло мускусом. Там находился ряд коротких коридоров. И все. Сама цистерна, как мне было известно, герметично закрыта.

    Я снова затворил дверь.

    - Что теперь? - тихим голосом спросил я у Бека.

    - Лучше и не пытаться удерживать помещение,- сказал он.- Мы сможем какое-то время его продержать, но что потом? Нам лучше торговаться, находясь на собственной территории.

    Он подозвал Тона.

    - Ты говорил, что сможем скачать питательную жидкость. Ты по-прежнему в этом уверен?

    - Сможем, если заставим специалистов помочь.

    - Они нам помогут,- сказал Бек, бросив взгляд на перепуганных специалистов. Все они были в белых халатах и белых перчатках. Раньше я никогда не видел такого наряда.

 Под полом коридора находился клапан, при помощи которого из цистерны сливались органические вещества. Он блестел, явно регулярно использовался, когда сливали отходы и снова доливали питательный раствор, полученный из материалов, переработанных в соседнем помещении.

    Специалисты вначале поупирались, их пришлось порядком избить, прежде чем они согласились открыть клапан. Вещество, которое полилось, было густым, вязким и пахло так сильно, что мы поперхнулись. Мы начали наполнять бочки. Несмотря на запах, все мы радовались, как дети, так как делали то, что до нас еще никто не делал.

    - Ладно,- сказал Бек Тону, посмотрев, как идет работа.- Теперь отведи меня к этому старику.

    Тон направился к выходу.

    - Идем с нами, Клейн,- сказал мне Бек.- Я хочу, чтобы ты посмотрел.

    Мы в темноте прошли немного назад вверх по пандусу. Тон отыскал коридор поменьше, который отходил под прямым углом от главного, а потом сильно закручивался спиралью. Вскоре показалась массивная дверь, по краям которой пробивался свет.

    Тон забарабанил по ней кулаком.

    - Открывай, Хармен,- прокричал он своим писклявым голосом.- Это я - Тон.

    За дверью послышалось шарканье, и она отворилась. В проеме показался старик с косматыми волосами до плеч. Он был высоким, худым, но все еще энергичным и почти не сутулился. Его лицо производило сильное впечатление с первого же взгляда: нос костлявый и крючком, уголки губ опущены, взгляд напряженный и проницательный. Но в уголках глаз веселые морщинки, да и вообще он производил впечатление доброго человека, несмотря на странный вид.

    - Я привел друзей, они хотели с тобой познакомиться,- сказал Тон старику.

    Хармен недовольно смотрел на нас, когда мы входили к нему в помещение.

    - Я же просил никого не приводить сюда.

    - Никогда не надо доверять Торчку,- сказал ему Бек, улыбнувшись.

Еще до того, как дверь открылась, я услышал какое-то слабое гудение. Теперь оно сделалось громче, но стало прерывистым. В воздухе пахло электричеством и какими-то неизвестными веществами. Помещение было большим. Свет колыхался и исходил в основном от различных приборов, которые светились нерегулярными вспышками и отбрасывали всполохи на стены и потолок.

    Приборы эти занимали несколько столов. Все кругом было таинственно, невероятно. По спине у меня поползли мурашки.

    - Раньше Хармен был специалистом, обслуживающим цистерну,- тихо сообщил мне Бек.- Но все время интересовался кое-чем еще. Когда он ушел на пенсию, то оборудовал здесь помещение. Оно, как видишь, идеально ему подходит. Уютно, и никто не мешает. Только Тон знал о нем. Хармену было жаль Тона, и он помогал ему доставать дурь.

    - Он же алхимик,- прошептал я.- Какого черта мы здесь делаем?

    Об алхимиках я уже слышал, но ни одного, естественно, не встречал. Алхимики - это что-то, чем пугают детей. Считалось, что они обладают злыми колдовскими чарами и имеют плохую привычку пить кровь у живых младенцев. Я не знал, что они существуют и на самом деле, пусть даже и втайне. В городе были изданы указы, запрещающие «проведение несанкционированных или тайных экспериментов», да и народ боялся алхимиков.

- Алхимия - это единственная оставшаяся в мире наука,- тихо произнес Бек, стараясь меня успокоить.- Не верь тому, что говорят об алхимиках.

    Хармен не пьет кровь и не может завладеть твоей волей, превратить тебя в свою марионетку и управлять на расстоянии. По крайней мере, мне кажется, что не может,- Бек поглядел по сторонам.- Только посмотри на это! Могу поручиться, что этот парень разбирается в электронике лучше всех в городе.

    Некоторые из стоящих на столах приборов представляли собой разрядные трубки различных форм и размеров: одни сферические, другие в форме реторты с несколькими электродами в одной камере.

    То, что происходило в этих разрядных трубках, было таинственно, страшно, но красиво. Цвета - все вообразимые оттенки цветов. В разрядных трубках - или, может быть, колбах - находились различные вещества, на которые воздействовали электрические разряды. В одной реторте вещество плескалось о стенки и меняло свой цвет в определенной последовательности: черный, красный, белый, затем желтый с яркими островками зеленого, затем темно-фиолетовый. Действие было гипнотическим. Я тут же оторвал взгляд, вспомнив вдруг рассказы о том, как алхимик может похитить вашу волю и поместить ее в маленькую механическую куклу.

    - Что вам здесь нужно? - спросил алхимик своим скрипучим голосом.

    - Мы пришли посмотреть, что ты умеешь, старик. Что ты знаешь.- Я чувствовал, что Бек вдруг смутился в новом для себя окружении. Он вдруг ощутил себя невоспитанным бандитом.

    - Вы хотите обучиться герметической науке? - спросил Хармен удивленно и настороженно.

    - Все нормально,- весело сказал Тон.- Это не полицейский рейд.

    - Это правда,- произнес Бек.- Расскажи нам о своей науке.

    Во время их разговора я заметил ширму в углу помещения. Из-за нее то и дело доносился громкий гул. Я подошел и заглянул за ширму.

    Там находился большой сферический аквариум.

    Гул раздавался, вероятно, каждый раз, когда в аквариум подавался разряд высокого напряжения, так как аквариум кипел и светился таким ярким светом, какого я еще не видел. Я оказался тут же ослеплен и, моргая, отшатнулся назад. Хармен высокопарным языком давал Беку объяснения.

    - Алхимия, или герметическая наука,- говорил он,- вечна, она старше всех остальных наук и останется даже тогда, когда все остальные науки умрут. Развитие эзотерических знаний позволяет все больше совершенствовать алхимические процедуры, а забытые методы могут заново создаваться, и таким образом великая работа продвигается по пути к своему завершению.

    - Ив чем же заключается это завершение?

    Хармен немного нахмурился.

    - Тебе нужны все ответы сразу? Мой учитель сообщил мне это только после того, как я полностью овладел четырьмя самостоятельными экспериментальными дисциплинами.

    - Ну и что? А мне скажи сейчас.

    - Думаешь, что это тебе поможет? Цель работы - Тинктура, прима материя, гиле, первовещество. Она не является ни массой, ни энергией. Обладая Тинктурой можно покорить пространство и время.

    Это заявление Бек воспринял бесстрастно. На лице Хармена появилась ироничная ухмылка.

    Алхимик продолжил говорить своим монотонным голосом, но Бек явно перестал улавливать смысл слов, так как вскоре он перебил:

- Это правда, что Тон все эти книги достал у тебя?

    Алхимик кивнул.

    - Я собрал довольно большую библиотеку. Те книги по истории меня не интересуют, так что мне было не жаль с ними расстаться. Книги по точным наукам и технике я оставил себе. Применяемые сейчас в алхимии методы основываются на науке, развитой примерно восемьсот лет назад.

    Он показал Беку толстый старинный том, который вынул из шкафа. На обложке старинным видеошрифтом было написано название: Физика плазмы и тайная наука.

    - Но моя библиотека охватывает еще и примитивное состояние науки, начиная с Изумрудной таблицы, и в ней есть такие ценные работы, как Софический гидролит. Любой процесс я могу провести через шесть ступеней, от Головы ворона до Крови дракона. Но, увы, не до Тинктуры. Однако эти операции восходят к доатомному этапу развития алхимии. Более поздние работы, такие как Физика плазмы и тексты по делению вещества при помощи высокочастотных магнитных полей, намного расширили алхимические процедуры.

    Я догадался, что Хармену было настолько приятно говорить о своей работе, что ему не очень важно, что мы совсем не понимали его слов.

    - Ладно, Хармен, ты нас убедил. Как насчет того, чтобы убраться отсюда и продолжить свою работу у меня в банде. Я дам все, что тебе нужно,- все.

    Здесь тебе наверняка недостает оборудования.

    Хармен кивнул.

    - Недостает. Но какой тебе в этом смысл? Меня интересуют оригинальные исследования. В мире так давно не было ничего нового. Я хочу изменить такую ситуацию.

    Алхимик поджал губы.

    - Заключительная операция приготовления Тинктуры требует использования атомной печи. У меня ее нет. Можешь мне ее достать?

    Бек немного подумал.

    - С этим мы справимся. Главной трудностью, с какой мы столкнулись при постройке шлюпа, было раздобыть для него атомную силовую установку.

    Но мы сумели достать ее, так что, я думаю, сумеем достать и во второй раз.

    - Тогда я подумаю над твоим предложением.

    Приходите через несколько дней.

    - Извини, старик, решать надо сейчас.- Он обратился ко мне:

- Направляйся к цистерне, Клейн, и пришли сюда нескольких ребят помочь Хармену упаковать оборудование и книги. Думаю, что позже мы зайти не сможем.

    Хармен зарычал от возмущения, но ничего уже поделать не мог. Он почему-то понравился Беку.

    Его похищали точно так же, как и обслуживающих цистерну специалистов.

    Я вернулся в помещение под пультом управления. Туда, где сейчас проводились работы. Вонь была ужасной. Ребята наполнили бочки и сейчас заливали емкости, которые нашли здесь, на месте. У Бисси была небольшая цистерна, кормившая всего несколько тысяч человек, но ребятам пришлось закончить работу, выкачав не больше трети запаса органического раствора. Нам приходилось довольствоваться этим. Специалисты и так вопили из-за того, что есть риск загрязнить питательный раствор и погубить его.

    Я направил нескольких ребят к Беку. Через полчаса они вернулись, притащив груду хлама, книг и барахла, и снова пошли за следующей партией.

    Хлама оказалось столько, что многое пришлось оставить. Затем явился Хармен, в бешенстве. Я подумал, как хорошо, что я предусмотрел на шлюпе так много грузового пространства. Но нам все равно пришлось многое оставить валяться на полу.

    Отъехали мы нескоро. Снаружи на изогнутой полумесяцем улице все еще было пусто. Мы запихали Хармена и шестерых специалистов к нам в шлюп и направились назад в Основание.

    Главный специалист орал, что это безумие, преступное безумие с нашей стороны.

    - А нас то зачем вы забрали? - вопил он, хотя и сам наверняка мог догадаться.

    Бек, сидевший за рулем, сказал через плечо:

    - Успокойся. Все с тобой будет нормально. Устроишься у меня, будешь выращивать пищу, как и раньше. Относиться к тебе я буду лучше, чем Слепой Бисси.

    - Да ты идиот! - бушевал главный специалист.- Ты же не думаешь, что выращенный в цистерне протеин съедобен? Он сырой, тебя вырвет, как только ты его попробуешь. Его еще надо перерабатывать, чтобы получить знакомую тебе пищу.

    - Значит, переработаешь. Мы дадим тебе все, что нужно.

    Мы уже въезжали в Основание. Специалисты взирали через окна на грязь и хаос. Почти никто из них, вероятно, раньше здесь, внизу, не бывал. Человек не из Клиттманна может и не заметить разницы между этим и тем, более изысканным, районом, к которому привыкли специалисты, но если ты всю жизнь воспитывался в каком-то одном месте, то важны даже мелочи. Лица специалистов сделались кислыми.

    Мы проехали прямо в укрепленный гараж и заперли специалистов под охраной. После этого Бек направился в свой кабинет, взяв меня с собой.

    У Бека в кабинете имелся видеотелефон, один из немногих во всем Основании. Он быстро набрал номер. Послышалось гудение, это заработали устройства: одно передавало изображение лица Бека, другое создавало расплывчатое пятно света на приемном бумажном экране.

    Вначале на экране появилось лицо горничной.

    Бек напрямик сказал, что хочет поговорить с ее хозяином. Она, должно быть, что-то заподозрила по тону его голоса, так как отвернулась, сдвинула что-то на столе, и изображение исчезло.

    - Бисси слушает,- послышался шепот. К досаде Бека - а он очень гордился своим видеотелефоном - изображение не появилось.

    - Покажись, Бисси. Я хочу видеть, с кем разговариваю,- потребовал Бек.

    - Я же тебя не вижу. Зачем тебе на меня смотреть? Что надо?

    - Лучше давай покажи мне свое лицо,- сказал Бек.- Речь о твоей цистерне.

    Наступила пауза, затем экран прояснился, и на нем появилось низкого качества изображение сидящего в кресле толстого человека. Голова поднята, глаза - явно незрячи. Одной рукой он ласкал собаку-поводыря.

    - Ну, вот он я. Что там с цистерной?

    Резко, грубо Бек рассказал ему о том, что мы сделали. Лицо толстяка вытянулось и побледнело.

    Вначале он просто нам не поверил. Бек предложил ему самому навести справки. После того, как Бисси все проверил, он затрясся.

    - Вы, придурки! - прошептал он дрожащим голосом.- В этом городе есть законы. К вам сейчас заявится полиция и месиво из вас устроит.

    - Конечно, пусть,- весело произнес Бек.- Позвони в полицию. Но тогда можешь распрощаться с  питательным раствором. Если нам покажется, что к нам хочет заявиться полиция, мы сделаем так, что раствор уже нельзя будет использовать.

    У Бисси, правда, оставалось две трети общего запаса, но потеря даже одной трети ему была страшна. За многие поколения ничего подобного еще не случалось.

    - Что ты хочешь? - прошипел он.

    - Слушай,- сказал Бек,- и слушай внимательно. Мы хотим пятьдесят процентов…

    Бек все говорил, и слова его для слепца были словно удары. Когда Бек закрыл рот, Бисси был раздавлен.

    Бекмат наслаждался победой. Все шло в его пользу, и он это понимал. Это было время великих событий, и оно казалось ему счастливым, ведь он полагал, что это только начало.

    Бисси капитулировал. Вначале он хотел, чтобы питательный раствор вернули в цистерну, но Бек не согласился. Так что за счет больших затрат в Основании была оборудована небольшая цистерна.

    Она производила не съедобный продукт, а лишь сырой протеин, который поставляли наверх.

    Алхимика устроили очень хорошо. Из помещений, которые банда использовала под гаражи и квартиры, Бек выделил ему место под мастерскую, алхимик называл ее «лаборатория».

    Если ему что-нибудь требовалось, то он и Бек отправлялись наверх и каким-то образом это доставали. Атомной печью мы все еще занимались.

    Вскоре в его «лаборатории» все шипело, вспыхивало и гудело, и творилось многое, что мне просто не описать. Мне не нравилось туда ходить. Иногда там в воздухе чувствовались какие-то странные вибрации, которые шли прямо в мозг, отчего у меня кружилась голова и возникали странные ощущения. Но Бек, бывало, говорил с Харменом часами.

    Иногда Бек отправлялся наверх и виделся со Слепым Бисси. Бек планировал перебраться наверх, в мир крупных группировок, и он все прощупывал Бисси. Толстяк нас, конечно, ненавидел, но сдерживался: ласкал собаку, уставив незрячий взгляд в пространство.

    Мы совершали как раз один из таких визитов, как вдруг все наши планы рухнули. Я тогда еще подумал: интересно, почему это Бисси так доволен нашим визитом? Толстяк даже улыбался. И когда мы прощались, мне совсем не понравилось самодовольное выражение у него на лице.

    По пути назад Бек захотел остановиться и купить что-то. Теперь у него была покупательская карта, одна из тех, что выпускается большими картелями производителей, и он с огромным удовольствием ею пользовался. Так что мы остановили машину и пошли к распределительному пункту. Бек очень долго выбирал металлический пояс с чеканным рисунком. Когда мы вышли из пункта, мимо проносились полицейские шлюпы и направлялись в сторону Основания. Очень много шлюпов. Бек нахмурился, а у меня похолодело внутри.

    - Посмотрим, что происходит,- произнес Бек мрачно. Когда вереница машин проехала, мы направились к нашему дому, для безопасности поехав в объезд.

    В Клиттманне к шуму каждый привык с детства. Так как город представляет собой единое огромное замкнутое пространство, звук распространяется легко и на большие расстояния. Едва мы въехали в Основание, как услышали выстрелы и взрывы.

Испугало меня именно последнее. Взрывчатые вещества в Клиттманне используются со строгими ограничениями, и их никогда не применяют в бою.

    Слишком велика опасность повредить конструктивные элементы города. Вот почему в клубе Кламера то, что Бек применил гранату, стало для меня такой неожиданностью. Сейчас Бек многозначительно взглянул на меня. Мы проехали немного вперед, затем остановились, вышли из машины и направились к магазину, которым владел торговец по имени Клепп, всегда все знавший.

    - Что происходит? - резко спросил Бек.- Ты что-нибудь слышал?

    - Происходит что-то важное,- устало ответил Клепп.- Здесь полно полиции. И не только, здесь еще что-то вроде частного вооруженного ополчения.

    И не только…- он замолчал.

    - Ну, давай, говори! - Бек злобно сжал кулаки, глаза загорелись злобой.

    - Многие старые мелкие банды из Западной секции ожили и сформировали против тебя консорциум.

    Это бунт, Бек. На тебя идут со всех сторон.

    Бек выругался и вышел из магазина.

    Мы остановились снаружи.

    - Бисси знал об этом,- сказал Бек.- Он просто играл с нами. Посмотрим, что делается в гараже.

    По мере того как мы продвигались дальше, шум боя делался все громче. Приближались мы осторожно. Бой шел и в других районах Основания - люди в незнакомой форме, пришедшие сверху, неуверенно бродили и стреляли внутрь разных домов.

    - Могу поспорить, это - рабочие Бисси,- сказал Бек.- Им дали оружие и сказали, что они дерутся за свой паек. Все хорошо спланировано.

    Мы оставили машину примерно в полумиле от гаража и пошли пешком. Перед главным фасадом  стояли полицейские шлюпы. Штора была опущена - огромная железобетонная плита, которую мы установили, чтобы сдерживать нападение. Наши пулеметные точки молчали, а шлюпы обстреливали снарядами из Хаккеров преграду, стараясь пробить ее.

    - Они скоро прорвутся,- задумчиво произнес Бек.- Пошли, проберемся через заднюю дверь.

    Нам не потребовалось много времени, чтобы обойти вокруг и пробраться в наш комплекс через задний потайной вход. Внутри царило отчаяние. Из чего попало построили баррикады, чтобы отбиваться от полицейских, когда они прорвутся через штору. Половина бандитов уже тихо улизнула.

    Всем заправляли Грейл и Рит.

    - Мы тебя ждали,- сказал Грейл, когда Бек появился.- Что делать - драться или бежать?

    - Бежать,- сердито произнес Бек.- Куда бежать? Думаешь, в Клиттманне сможешь прятаться всю жизнь? После этого уже не будет Основания, где можно будет укрыться.

    Рит насмешливо посмотрел на Бека.

    - Ты это что, правда? Думал, что сможешь прибрать весь город.- Он покачал головой, грустно улыбаясь.

    - Заткнись! - крикнул Бек и ударил его по лицу.

    Рита это не смутило и не удивило. Бек набирал номер по видеотелефону, пытаясь соединиться с Бисси.

    Наконец линия соединилась, послышалось шипение, но на бумажном экране ничего не появилось. На этот раз Бисси решил не показываться.

    - Да? - проворчал он шепотом.

    - Что это значит, Бисси? - резким тоном спросил Бек.- Мы так не договаривались.

    Вместо ответа послышался сухой смех.

- Я испорчу твой органический раствор! - в гневе прокричал Бек.- Ты ни пинты не получишь!

    - Не рыпайся, козявка,- сказал по видеотелефону сухой хриплый голос.- Я что? Я - всего лишь маленький владелец цистерны. Но выше меня стоят очень большие ребята. Им не понравилось то, что ты сделал. Они, когда услышали, даже не позволили мне самому разобраться с этим делом. Они возместят мне украденный тобой питательный раствор.

    Так что наслаждайся, пока у тебя есть время.

    Связь оборвалась.

    Бек задумался.

    Я тоже. Шепот Бисси все еще звучал у меня в ушах. Это был очень болезненный урок, показавший, что у Клиттманна есть власть - власть, которую Бек недооценил.

    Глухой рокот взрывов делался все громче и резче.

    В гаражах слышались крики ужаса. Штора явно раскалывалась.

    - Я не заметил там нашего шлюпа,- сказал наконец Бек.- Ты его туда посылал?

    - Нет, не было смысла против такой армады,- ответил Рит.- Мы ведь ждали, что ты вернешься.

    - Ты поступил правильно. Он вооружен и полностью готов?

    - Да. Готов отправиться.

    - Погрузить дополнительные пищевые запасы.

    Все, что у нас есть.

    - Пищевые запасы? Зачем?

    - Делай, что говорю,- крикнул Бек.- До тебя что, еще не доходит? С сегодняшнего дня все наши поставки отрезаны.

    Рит отправился, чтобы обо всем распорядиться.

    Грейл все еще был тут, взволнованный, но твердый.

    - Садимся в шлюп и бежим,- сказал ему Бек.

    Только ввосьмером или вдевятером. Остальным скажи, чтобы незаметно уходили через заднюю дверь, пока еще можно.

    - Черт, зачем? - произнес Грейл, оскалясь.- Пусть эти придурки получат свое. Они отвлекут от нас огонь.

    Бек строго на него посмотрел. Затем обратился ко мне.

    - Алхимика берем с собой. Идем, поможешь его убедить.

    В лабораторию вела лестница, которая шла из того угла гаража, где стоял шлюп. Когда мы проходили мимо, Рит и еще несколько парней забрасывали в кладовые мешки с протеином. Я напоследок с восхищением посмотрел на длинный черный торпедообразный корпус шлюпа, и мы побежали вниз по лестнице.

    Хармен явно имел смутное представление о том, что происходило у него над головой. Обычно у него одновременно проводилось с полдюжины разных экспериментов, но на этот раз проводился только один.

    Алхимик сидел за столом и производил настройку на пульте. На середине стола находилась большая сферическая разрядная трубка, он, однако, называл их не разрядными трубками, а ретортами, из которой отходило штук шесть горлышек, и в каждом торчал электрод. Вообще-то, когда я посмотрел внимательнее, реторта оказалась совсем не сферической - она была составлена из нескольких полостей. Электроды с громким шипением выдавали быструю серию разрядов, и сфера вспыхивала. Внутри что-то клубилось и переливалось всеми цветами радуги.

    Некоторое время мы молча стояли, захваченные зрелищем. С каждой серией разрядов клубы газа в реторте принимали все более определенную форму.

    На несколько секунд они приняли четкую форму крохотного человеческого существа. Тело было ярко красным. Существо, одетое в пеструю одежду, смотрело на нас и призывно протягивало руки.

    Я вскрикнул. Крохотное существо снова растворилось в клубящихся бесформенных цветных разводах. Хармен повернулся к нам с улыбкой.

    - Боюсь, всего лишь фантом. Но это мой первый шаг к созданию андрогина. Существовал рецепт, сейчас утерянный, по которому можно было вырастить гомункулов из настоящей плоти и крови, именно такого размера. Но они требуют особой среды, и поэтому их нельзя выпускать из стеклянных колб.

    - Не говори это перед Клейном, он начнет волноваться,- предупредил его Бек.- У меня для тебя плохие новости Хармен.- Он вкратце описал ситуацию.

    - Этим всегда все кончается,- с сожалением произнес алхимик, поджимая губы.- Среди первых поселенцев, пришедших на Каллибол, было много американских и немецких бандитов. Только эта традиция и сохранилась за все века. Но все это бросить…- Он обвел рукой мастерскую.

    Бек вдруг заговорил настойчивым тоном, то и дело обеспокоенно косясь на меня.

    - Ты ведь помнишь, о чем мы говорили на днях? - сказал он Хармену.- Тебе известно… где то самое место?

    - Да? - Хармен поднял брови.

    - В общем, бери все нужные инструменты. И карты.

    - Ты собираешься?..

    - Нет,- поспешно ответил Бек.- Но необходимо иметь возможность выбора.

    Все это было для меня загадкой, но я не стал над этим думать. Я был поглощен тем, что происходило наверху. Хармен стал рыться вокруг и наваливать нам в руки приборы. Сам он понес только несколько книг и свитков.

    В гараже уже почти никого не осталось. Члены банды Бека сбежали, кроме тех, кому приказали отправиться в шлюпе. Мы забрались в шлюп и заняли свои места. Бек вллел Хармену спрятаться в грузовом отсеке.

    Выехали в главный гараж, туда, где штора гремела и сотрясалась под снарядами из «Хаккеров».

    До этого она держалась неплохо, но сейчас уже начинала разваливаться. Сквозь нее там и тут пробивался свет.

    - Ладно, подожди,- сказал Бек.- Будем надеяться, что она еще работает.

    Он вышел из шлюпа и направился к выключателю шторы. Как раз в этот момент у нас за спиной раздался крик. Из одной из дверей вышел, покачиваясь и прижимая к груди коробочку, Торчок-Тон.

    - Возьмите меня с собой! - в отчаянии закричал он.- Не бросайте меня тут!

    Бек пожал плечами и большим пальцем показал Тону, чтобы тот залезал в шлюп. После этого он нажал на выключатель. Тяжело взвыли моторы.

    Штора начала подниматься, и запыхавшийся Бек снова забрался на водительское сиденье. Шлюп ринулся вперед прямо на массу железобетона.

    Мы резко рванули с места. Штора с грохотом пошла вверх, затем застряла, оставив зазор, в который мы едва-едва смогли протиснуться. Не успели моргнуть и глазом, как уже оказались во дворе среди полицейских.

    Они, естественно, не ожидали нашего появления. О нашем шлюпе они ничего не знали, а он был лучше всех их машин. Мы пронеслись мимо, сея разрушение из наших крупнокалиберных «Хаккеров». И вот мы уже мчались по главному шоссе, направляясь к Южному пандусу и Кольцевой дороге Первого уровня.

    Как раз тогда мне стало интересно, какова же цель нашего пути, куда направляется Бек и что он собирается делать? Нашим единственным имуществом был этот шлюп.

    Мы на большой скорости сделали полный круг по Кольцевой дороге, то и дело сбивая своей массой в сторону другие машины, но полицейские повисли на хвосте.

    Шлюп встряхнуло взрывом. Бек резко свернул с Кольцевой дороги и помчался по узкой улице, где мы были не так уязвимы. На хвосте у нас висели три полицейских судна.

    Бек, надо сказать, водил машину превосходно.

    Но я даже не подозревал, что у полиции есть столько шлюпов, сколько они выставили против нас в тот день. Бек сворачивал в такие улицы, в которые, казалось, шлюп не войдет, и его расчет всегда был верен. Но и полицейские хитры. Они теснили нас туда, куда им было надо: к краю города. Теперь я понимаю, что Бек принял это с покорностью, ему некуда было деваться.

    От наших выстрелов внутреннее помещение шлюпа наполнялось дымом. Машина начала замедлять ход, двигатели заработали на холостом ходу. Я вдруг заметил, что мы находимся на краю большой пустой площадки пред огромным закрытым порталом диаметром в тридцать футов.

    Мы находились рядом с единственным выходом из Клиттманна.

    В нескольких сотнях футов от нас, держась на почтительном расстоянии, неровной линией выстроились четыре или пять полицейских машин. К моему удивлению, из одной машины вышел полицейский и приставил к губам громкоговоритель.

    До нас долетели его слова, тихие и искаженные.

    - Этому городу ты не нужен, Бекмат… Места тебе здесь нет…

    Шлюп остановился. Мы все посмотрели на Бекмата, не понимая, что же происходит, но тотчас отвели от него свой взгляд. Кое-что действительно происходило. Огромная створка портала медленно ползла вверх. Сквозь открывшийся круглый проем открылся пейзаж: мрак, бесцветность и холод.

    Впервые увидеть это - незабываемое событие для городского жителя Каллибола. Это подобно тому, как если бы землянин заглянул в огромную бездонную пропасть.

    - Ты знал,- с укором сказал я Беку.- Ты знал все это время.

    - Нет! - закричал Грейл.- Драться до конца! Погибнем в бою!

    Не думаю, что Бек слышал его или меня. Рядом разорвался снаряд. Бек повел шлюп вперед. Мы стали набирать скорость, неумолимо приближаясь к порталу. Интересно, подумал я, это полицейские оттеснили нас или их сюда заманил Бек? Мы промчались по небольшому подъему и проскочили сквозь огромный круглый проем. Вон. Во мрак. На холод.

    К голым безжизненным камням.

    Вот так нас изгнали из Клиттманна. 

IV





    Освещение снаружи всегда более тускло, чем то, что поддерживается в Клиттманне, но наши глаза быстро к нему привыкли. Однако в первый день мы не выключали в шлюпе свет. Солнце садилось.

    Сутки на Каллиболе длятся пятнадцать часов.

    Когда наступила темнота, Бекмат продолжил путь при свете фар. Что касается меня, то я улегся спать.

Когда проснулся, солнце уже снова встало, а Бекмат все не выпускал руль. Алхимик сидел на соседнем с ним кресле, разложив на передней панели карту, и справлялся по смешному маленькому прибору, в котором колебалась стрелка.

    Рит передал мне плитку протеина. Я откусил и стал наслаждаться фруктовым вкусом. Но плитка скоро кончилась, а я так и не наелся. Пока я жевал, оценивал компанию, в которой оказался.

    Не считая Хармена и Торчка-Тона, мы все четверо входили в ближайшее окружение Бекмата. Здесь был Грейл, вульгарный и грубый, у которого способность хватать первым, и самый большой кусок. Отношения с ним у меня сложились плохие. Тут находился Хассманн, здоровенный бык, не очень сообразительный, но надежный в делах, где не надо много думать. Он из тех, кто никогда не обсуждает приказы, а сразу приступает к исполнению.

    Самым умным из троих был Рит. Лучше всего я ладил с ним. Таких, как он, я называю здравомыслящими парнями.

    Все они были тверды, воспитаны в трущобах и бывали жестоки. Но они умели делать свое дело. Тем более что, пройдя школу у Бекмата, они обучились его особым формам руководства и способам организации. Одним словом, ребята толковые, они многое умели. В любой переделке я предпочел бы оказаться именно с ними. Если в этом беспощадном мире есть трещина, куда можно заползти, то эти ребята обязательно воспользуются такой возможностью. Только все дело в том, что я сомневался, есть ли трещина.

    Бек же был самым толковым из всех, толковее вообще любого. Из простых людей никто не мог обойти его в ловкости. Думаю, никто из нас не винил его за то, что в своем падении он увлек за собой и нас. У великих людей великие ошибки.

    Я проглотил остатки протеина.

    - Ладно,- услышал я слова Бека, обращенные к алхимику,- будем ехать, пока не наткнемся на реку.

    В этот момент он явно что-то заметил через окно, так как резко свернул и замедлил ход.

    Я посмотрел, и пульс мой участился. Девушка, и она шла одна. Увидев нас, она побежала. Бек поехал рядом с ней, а мы стали кричать и дразнить ее. Я слышал, как тяжело она дышит, пытаясь убежать.

    - Это кочевница! - сказал Бек с азартом.

    - Эй ты, крошка,- крикнул Грейл, открыв окно.- Давай, не ломайся.

    - Затаскивай ее, ребята.- Бек остановил шлюп.

    Пара парней выскочила и схватила ее. Они затащили ее в шлюп и прижали к внутренней обшивке корпуса.

    Девушка глядела на нас гневно, непокорно. Надето на нее было немного, только драный халат, который оставлял неприкрытыми ногу и одну грудь.

    Когда девушка двигалась, то видно было еще больше. У девушек из кочевых племен нет чувства стыда, как я слышал.

    - Да она хорошенькая,- сказал Бек, пожирая ее глазами.- Теперь слушай, крошка. Раз ты тут одна, да еще и пешком, значит, твое племя неподалеку. Может быть, за тем холмом, так?

    Девушка ничего не ответила.

    - Дай я отведу ее в корму,- предложил я.- Я выдолблю из нее ответ.

    Бек усмехнулся, немного нахмурясь.

    - Этим кочевницу не испугать. Всему свой срок, Клейн, для этого еще будет много времени.

    Девушка заговорила.

    - Да, за холмом. Прямо там.

    - Ну, если ты мне соврала…- Бек вытер губы, задумчиво глядя на невысокий холм на горизонте.- Значит, так, милая, сейчас мы отправляемся за холм, и ты мне покажешь, какие фургоны с протеином. Поняла? Тебе ничего не сделают. Если мы захватим один фургон,- пояснил он,- еда у нас никогда не кончится.

    Двигатели завыли, мы въехали на холм и остановились на вершине. Девушка указала рукой и хихикнула.

    - Вон там!

    Стойбище кочевников действительно находилось внизу. Но мы надолго не задержались. Стойбище было слишком велико. Среди пыли стояли огромные фургоны и тягачи. И кочевники заметили нас сразу, как только мы показались на холме. Раздался хлопок, и в нашу сторону со свистом полетел минометный снаряд.

    Бек налег на руль, и мы с ревом бешено помчались вниз с холма. Я потряс девушку за плечо.

    - Красавица, шутя так, ты очень рискуешь!

    - Ладно,- грустно сказал Бекмат,- от большого кочевого племени с протеиновыми цистернами другого ждать и не приходится. Разбой нам не подходит. Ладно, продолжим. У нас еще есть План А.

    Тогда я впервые услышал о Плане А, но в тот момент думал не только об угрозе голодной смерти.

    Я оттащил девушку в заднюю часть водительской кабины.

    - Как тебя зовут, теплый животик? - спросил я, ощупывая ее плечи.

    - Гельбор.

    - Ладно, Гельбор, своего племени ты больше не увидишь.

    Она была напугана и подавлена, но старалась этого не показывать.

    - Ну и что? - сказала она дерзко. Она пригнулась ко мне и нежно прижалась.

    - Может быть, мы умрем с голоду. Тогда и ты умрешь.- Сейчас я ласкал ее прикрытую грудь.

    Возможно, это происходило от необычности ситуации, но у меня начала кружиться голова, как никогда не кружилась ни от одной женщины.

    Бекмат обратился ко мне через плечо.

    - Не мечтай, Клейн. У нас не хватит на эту женщину продовольствия.

    Мы уже далеко отъехали от стойбища кочевников. Гельбор уныло глядела через окно на бесцветную равнину и удаляющиеся холмы.

    - Племя скоро снимается с места. Если вы меня ссадите, я уже не успею назад!

    - Много хочешь. Мы на ходу тебя вышвырнем.

    Когда грохнешься об землю на скорости в семьдесят миль в час, то, я думаю, шансов выжить немного.

    Гельбор обмякла в моих руках, услышав этот смертный приговор. Голова ее повисла.

    - Черт, какая тут разница? - возразил я.- Если умрем, так умрем. То, что она останется с нами, многого не изменит. Жалко уже выбрасывать, раз она тут.

    Бек помолчал немного. Наконец вздохнул и пожал плечами.

    - Твоя взяла. Не волнуйся, девочка. Во всяком случае, пока.

    Я провел ее в корму мимо моторных отсеков, мимо ящиков с боеприпасами в трюм с продовольствием.

    - Это я для тебя все уладил,- тихо сказал я.

    Что она пробормотала, я не разобрал.

    Я ее раздел, и это было действительно здорово, когда наши бедра стали тереться. Когда все было закончено, я поймал себя на том, что пристально смотрю ей в лицо. Я только теперь посмотрел на Гельбор, как на человека.

Бекмату, казалось, сон был не нужен. Он настаивал на том, чтобы вести шлюп самому и почти не выходил из-за руля ни днем, ни ночью. Он давал на время руль мне, Риту или Грейлу, но через четыре или пять часов снова брался за управление и иногда вел без перерыва по двадцать часов.

    Мне было интересно, что будет делать Тон, когда у него закончится дурь. Запас находился у него в коробке, с которой он не сводил глаз, но навечно ведь его не хватит. Тон то и дело исчезал в корме, чтобы уколоться. Мы не обращали внимания, только Грей л иногда издевался над Тоном.

    Вскоре молчание Бека всем надоело. Нам хотелось ответов. Мы молчали до сих пор, вероятно, из-за того, что втайне боялись, что ответов нет, что у Бека нет никаких мыслей.

    Но жизнь в шлюпе была монотонна, и мы начали ссориться. Беку все чаще приходилось нас разнимать. В конце концов Рит заявил:

    - Слышишь, босс, мы хотим знать, куда направляемся.

    - Проголодался, что ли? - Бек сделал вид, что немного удивлен.

    - Еще бы нам не проголодаться,- стал жаловаться Хассманн.- От того, что мы едим, и собака сдохнет.

    Бек рассеянно кивнул, словно мысли его находились где-то вдалеке.

    - Значит, хотите еду. Ладно, тогда послушайте.

    Есть место, где еда растет прямо на земле всюду, куда ни кинь взгляд. Вы просто топчите еду ногами. И самого грунта не видно из-за того, что на нем растет.

    Еды, сколько хочешь. И имя этому месту - Земля.

    Грейл с горечью посмотрел на него.

    - Земля? Не надо над нами издеваться, босс, мы не идиоты.

    - Воздержусь от комментариев на этот счет.

    Просто привыкните к той мысли, что мы направляемся на Землю.

    - Но это невозможно,- на этот раз заговорил Тон.

    - Я знаю, о чем вы думаете,- ответил Бек.- Много столетий тому назад ворота, связывавшие с Землей, были разрушены, взорваны. А вещество рассеяно. Сообщение с Землей прекратилось, и с тех пор никто не проходил ни сюда, ни отсюда. Но кое-что вы не знаете. Там, в Клиттманне, я много беседовал с алхимиком. Он изучил все старые книги и еще многое и сообщил мне о воротах то, что не знает никто другой.

    Хармен всю похвалу принял бесстрастно. Ах ты, старая лысина, подумал я, значит, за всем этим стоишь ты. Ты заразил Бека своими фантастическими идеями.

    - Вы, может быть, знаете, а может, и нет,- продолжил Бек,- что ворота состояли из вещества, которое одновременно существовало и здесь, на Каллиболе, и на Земле. Мне, например, раньше было неизвестно, что эти ворота вообще созданы алхимиком. Правильно, Хармен? Продолжи, расскажи им.

    Алхимик угрюмо кивнул.

    - Все так, и прочесть об этом в старинных документах может всякий, кто умеет разбирать тайные символы. Вещество, из которого были сделаны ворота, получили из Тинктуры - первоматерии бытия, которая не подчиняется законам пространства и времени. Как иначе могли существовать такие ворота? Как эзотерическая наука могла создать то, что может существовать в двух местах одновременно? Тинктура неуничтожима, неделима, и, следовательно…- Он прервался.- Пусть вам скажет ваш начальник.

- В инструкциях для рабочих этого, конечно, не написано,- признал Рит, потирая подбородок.- Правду говоря, я никогда и не задумывался над тем, как действовали ворота. Все это было так давно, еще задолго до того, как я родился.

    - Хармен имеет в виду то,- продолжил Бек,- что, хотя вещество, из которого были сделаны ворота, ядерным взрывом разбросали на сотни или даже тысячи миль, оно не утратило своего единства. За столетия оно снова собралось вместе, как бы стягиваясь. И более того, оно сейчас там же, где и было раньше. По расчетам Хармена, сейчас ворота уже снова воссоздались.- Рит нахмурился.

    - Хочешь сказать, что все молекулы стянулись туда, где они были до взрыва?

    - Правильно,- начал было Бек, но алхимик его поправил:

    - Тинктура не имеет молекул. Вещество, состоящее из атомов и молекул,- это загрязненная форма первоначальной гиле, которая едина, проста и неделима, что трудно поддается пониманию. Человеку, привыкшему руководствоваться грубым чувственным восприятием, может показаться, что при определенных условиях ее можно разделить. И опять же, очень большая сила может утончить ее до такой степени, что может показаться, будто она исчезла, однако по истечении времени она снова примет такую же форму, какая была у нее в момент дистилляции. Гилические объекты можно заставить изменить свою форму только при помощи очень сложных алхимических процессов.

    - По вашему мнению, с воротами так все и произошло? - спросил я.

    - Хотя ворота и не из чистой гиле, сходство веществ очень близко, так что все сказанное относится и к воротам.

    - В общем, так,- заключил Бек,- если всех тонкостей не понимаете - не волнуйтесь. Самое главное то, что мы знаем, где находятся ворота. И нам надо добраться до них до того, как у нас кончися продовольствие.

    Грейл все это время чистил свой пистолет. Он в гневе отшвырнул его, что было редким для него проявлением недовольства.

    - Все это полный идиотизм! Знаешь, что я думаю, босс? Тебя водит за нос этот псих-алхимик!

    - Ну, я не знаю,- произнес Рит более спокойным, задумчивым тоном.- Звучит разумно. То есть все связно. Но если спросите меня, то все это очень неопределенно.

    - Конечно, очень неопределенно,- ответил Бек добродушно.- Это азартная игра. Может быть, мы до ворот так и не доберемся. А может быть, Хармен насчет ворот ошибается. Скоро узнаем.

    Грейл разозлился.

    - Нам следовало остаться в Клиттманне!

    - В Клиттманне ты был бы уже трупом. Ты думаешь, что у нас был выбор? Очнись. Мы - все, что осталось от организации. В Клиттманне мы были ядром, главной конторой, и полицейские не успокоились бы, пока нас всех не похватали. Мне эта ситуация не нравится так же, как и тебе.

    Тон фыркнул. По лицу ползло подленькое выражение, которое означало, что его организм нуждается в подзарядке. Я знал, о чем он думает. Есть ли на Земле какая-нибудь дурь. Может быть, он надеялся, что там она тоже растет прямо из земли. Бек снова повел шлюп. Я сел на соседнее с ним сиденье.

    - Как там будет на Земле, босс?

    - Кто его знает. Похоже, что Земля и Каллибол существуют в разных… временных системах.- Ему явно и самому это было малопонятно.- Иногда одна система ускоряется относительно другой, иногда замедляется. За столетия, прошедшие здесь на Каллиболе, на Земле прошел миллион или более лет. Никто не знает, что мы там найдем.

    Я посидел минуту, осмысливая сказанное.

    - Значит, это путешествие в одну сторону. Назад мы не вернемся, так как…

    Бек бросил на меня свирепый взгляд.

    - Клейн, мы вернемся назад! В этом не сомневайся! - Он вдруг усмехнулся.- Странно, правда?

    Подумай только. Если мы пробудем на Земле год и вернемся сюда, мы обнаружим, что на Каллиболе прошло только несколько секунд. На самом деле все гораздо проще. Хармен говорит, что сейчас временные системы двух планет синхронизированы. Он говорит, что обе планеты сейчас в апогее своих циклов. Так что если все пойдет нормально, а вероятность всего лишь один к одному, то мы сможем ходить между Землей и Темным миром, как захотим.

    - Темным миром?

    - В древних книгах так называют Каллибол.

    - Почему?

    - Не знаю. Здесь, конечно, не очень светло. Не так светло, как в городах.

    - Но ведь нельзя же сказать, что темно.

    - Нельзя.- Минуту он помолчал. Затем взглянул вверх. В небе светили звезды. В последние дни он часто на них смотрел.- Знаешь, Клейн… Земля - в другой галактике. На расстоянии в несколько миллиардов световых лет отсюда. Только подумай! Это же так далеко.

    На следующий день Бек остановил шлюп. Наши моторы гудели среди все той же мрачной бесцветной равнины. Недалеко от нас находился город.

    - Согласно карте, это Чомбрел,- сказал Бек.- Сейчас это мертвый город. Его цистерны заразились чумой.

    Он стал медленно объезжать город, внимательно разглядывая его. Бека что-то в нем заинтересовало.

    И действительно, город этот был не псхож на Клиттманн. Он был более рельефным. Стены его поднимались более прямо, но затем заканчивались рваной кромкой.

    - Чомбрел по архитектурному замыслу должен был представлять сухой древесный пень,- произнес наконец Бек.- Видишь, как на одной стороне стены выступают вверх, словно отломился кусок ствола?

    Я однажды видел рисунок дерева, но все это мало что для меня значило. Бек снова повел шлюп по намеченному курсу.

    - На этой безжизненной планете это очень символично…

    Не знаю, что бы он мог еще сказать, но как раз в этот момент я заметил то, что мне совсем не понравилось. Грейл припер Гельбор к задней переборке кабины. Сейчас она уже считала себя моей девушкой, а я считал ее своей. От страха она не могла сопротивляться, но все смотрела на меня с видом страдания и растерянности. Я бросился и оттащил от нее Грейла. Он спокойно посмотрел на меня, зловеще подняв руку.

    - Успокойся. Эта баба для всех.

    Бек оглянулся в нашу сторону, затем снова отвернулся вперед.

    - Что с тобой, Клейн? Это не очень-то деликатно.

    Мы с Гельбор обменялись взглядами.

    - Девушка - моя! - крикнул я.- Любой придурок, кто сунется к ней, будет иметь дело со мной.     Бекмат по-прежнему не соизволил повернуться к нам лицом, но он строго произнес:

    - Теперь послушайте, придурки. Еще одна неприятность из-за нашей милой кочевницы, и я сам вышвырну ее из шлюпа. Так что успокойтесь.

    Грейл криво ухмыльнулся.

    - И кому достанется девушка?

    - Клейн главнее тебя. Делай, как он говорит.

    Я почувствовал неловкость оттого, что Беку пришлось таким образом подтверждать мой авторитет, но, по крайней мере, у меня осталась Гельбор. Грейл злобно на меня посмотрел, а затем присоединился к Риту, Хассманну и Тону, которые играли в карты.

    Гельбор, косясь на них с опаской, села, прижавшись ко мне.

    - Не волнуйся,- тихо сказал я.- Они такие из-за того, что им в Клиттманне тяжело приходилось. Просто держись за меня.

    - Конечно. Я буду держаться за тебя,- ответила она негромко и немного поежилась.

    Я оставил ее и снова сел рядом с Беком.

    - Спасибо,- сказал я.

    - Не надо благодарить,- ответил он грубо. Голос его был резок и жесток, таким жестоким я его еще не слышал.

    Наконец мы добрались до широкой чистой реки, которую, согласно карте Хармен, мы должны форсировать. Вниз по течению плыли большие плиты камня, который был легче воды. Когда оказалось, что река слишком глубока, и в брод шлюпу ее не пересечь, Рит предложил привязать шлюп к одной из этих плит.

    Работа эта заняла некоторое время, но любой, выросший в Клиттманне, немного механик, а так  же электрик и строитель. Мы сумели поймать одну из плит и при помощи двигателя шлюпа подтащить к берегу. Труднее всего было прочно привязать к ней машину. Наконец мы отчалили и пошли вниз по течению.

    Нам надо было искать некий ориентир, так что Бек решил, что мы можем спускаться вниз по реке, пока его не увидим. По площади плита была больше шлюпа, и мы сидели на ней, а двое из компании в это время отталкивались шестами.

    Получилось так, что я оказался рядом с Беком, один и вне пределов слышимости других. Последнее время Бек говорил лишь о труднопонятных вещах. Он посмотрел на других и с ироничным видом не то хмыкнул, не то усмехнулся.

    - Бандиты,- сказал он.- Вот кто мы такие - бандиты. Помнишь, что говорил алхимик? Среди тех, кто поселился на Каллиболе, важное место занимали бандиты. Может быть, загнивание и застой начались от этого. Но знаешь что, Клейн? Ведь это мы - бандиты, и в Клиттманне мы самые ловкие.

    - Может, и так,- ответил я,- но нас выгнали.

    - Да, правильно. И знаешь, почему? Только мы несем Клиттманну перемену. Мы опасны. Нас надо уничтожить. Послушай меня, Клейн: мы можем стать зародышем чего-то нового в мире. Да, бандиты. А кто еще тут есть? В Клиттманне сейчас существует только эгоизм. Мы можем это изменить и создать государство, которое существовало бы ради самого себя и требовало преданности всех людей.

    Государство, которое завоевало бы другие города, создало империю, освободило бы в людях творческие способности и изменило весь мир.

    Думаю, Бек уже долго старался на меня воздействовать. И правда, с тех пор, как я с ним познакомился, я все больше попадал под влияние его личности и идей. Некоторые из них я не понимал, но он притягивал меня к себе, словно волшебством.

    Раньше, конечно, я ни с чем подобным не сталкивался.

    - В этом государстве, в этой империи,- говорил он мне,- надежда человечества. Это что-то, что делается не ради чьих-то личных интересов, а ради самого дела. Ты понимаешь меня, Клейн?

    - Зачем ты мне все это говоришь? - спросил я, проглатывая слюну.

    - Остальные ребята - хорошие ребята, умелые.

    Но это все. Вот разве что Рит… но Грейл и Хассманн? Да что с них взять? Они безмозглые придурки. Инструменты. А ты, Клейн, можешь соображать. Иногда это, может быть, трудно заметить… но я наблюдал за тобой. В конце концов идеи до тебя доходят. Так вот, Клейн, государство - прежде всего. Это будет развивающийся город, понимаешь?

    Я был увлечен тем, что он говорил. Мне казалось, что я впервые в жизни слышу что-то новое, чистое. Преданность, которая превыше всего личного. Вот о чем мне сейчас говорил Бек, и это казалось неопровержимо. Может быть, если вспомнить, в каком положении мы находились, то все это покажется смешным, но у Бека была способность заставлять даже в поражении видеть радость и надежду.

    - Прежде всего, понимаешь? - повторил Бек.- Даже прежде женщины.

    Гельбор сидела на краю нашего плота и болтала в воде ручкой. Я взглянул на нее и проглотил слюну. Как ни воодушевляли меня рисуемые Беком образы, одно я все-таки должен был признать.

    - Иногда прежде всего бывает женщина, Бек,- сказал я.

    И что же сделал Бекмат, когда это услышал?

    Он вынул пистолет и, пока я только соображал, что происходит, застрелил Гельбор. Я уже знал, как метко Бек стреляет. Пуля попала ей в голову. Даже не вскрикнув, девушка свалилась в воду и скрылась из виду.

    Когда я увидел, как она, словно кусок глины, падает с плота, все мои внутренности сжались в плотный комок. В то же время по телу прошло что-то неописуемо сладкое и болезненное. Я в гневе вскочил на ноги.

    - Ты придурок! Я тебя убью за это!

    - Государство прежде всего, Клейн,- голос Бека был несообразно с ситуацией мягок.- Надо быть последовательным.

    - Ладно,- с трудом проговорил я,- государство прежде всего.

    С этого момента я стал непоколебимо верен Беку. Я впервые в жизни узнал, что такое настоящая преданность. Если бы не эта преданность, я, думаю, никогда бы не смирился с тем, что не отомстил за смерть Гельбор.

    И все-таки вся ситуация была абсурдна. Вот мы - почти мертвецы, а Бек разглагольствует о государстве и империи. Во время нашего путешествия он со мной еще не раз говорил на эту тему, в подробностях излагая свои планы. Он установит между городами регулярное сообщение, сказал он, уничтожит банды кочевников и организует станции, на которых путники смогут пополнять свои пищевые запасы. Все это было прекрасно, не ясно было только, как нам все это сделать.

    Но как я уже говорил, теперь я просто влюбился в эту мечту, и вместо того, чтобы относиться к ней со скептицизмом или порицать, я принимал ее со всей серьезностью.

На второй день плавания по реке мы заметили тот ориентир, по которому мы должны выйти к воротам: колонну из нержавеющей стали высотой в тысячу футов. Она была обветрена и местами изъедена. Она явно простояла здесь долго, и также явно было то, что воздвигли ее уже после того, как ядерный взрыв уничтожил ворота. Жившие в те времена люди поставили ее зачем-то в качестве ориентира.

    За колонной находилась неглубокая долина длиной около двух миль, обрамленная двумя скругленными валами. Мы вытащили шлюп на сушу и проехали по долине до места, где валы соединялись. В месте соединения или, точнее, прямо перед ним в земле образовалась трещина, зияющий провал, довольно длинная. А прямо над трещиной находилось что-то, что не сразу и заметишь.

    Оно походило на огромное, прозрачное, очень чистое желе бледно-лилового цвета. По форме это был удлиненный овоид, большое яйцо.

    Бек взглянул на алхимика. Хармен кивнул.

    - Мои расчеты оказались верны. Это оно.

    Мы вышли из шлюпа, чтобы посмотреть вблизи.

    Когда мы трогали материал ворот, то возникало ощущение, словно опускаешь руку в очень неплотную жидкость. Может, неплотное масло. Вещество не препятствовало движению, но на ощупь было прохладным и скользким.

    Трещина имела глубину в несколько сотен футов. То, что она проходила именно тут, было, вероятно, случайностью. В том смысле, что она была побочным продуктом ядерного взрыва, произошедшего несколько столетий назад, так как кругом земля была значительно искорежена, и трещины поменьше расходились во всех направлениях.

    Мы вернулись в шлюп, чтобы посовещаться.

    - Откуда мы знаем, что они еще работают? - раздраженно бросил Грейл.

    - У тебя есть какой-нибудь прибор, чтобы проверить их? - спросил Бек Хармена.

    Алхимик помотал головой.

    - К сожалению, нет. Можно только испытать.

    Кстати, у ворот есть направление. Входить надо с определенного места. Если войти с этого конца яйца, прямо посередине долины, то попадешь на Землю.

    Если попытаешься войти под любым другим углом, то никуда не попадешь. А чтобы попасть с Земли на Каллибол, все надо сделать наоборот.

    Хассманн вздохнул.

    - А если они не работают, то грохнешься на дно пропасти. Здорово!

    - Ты играл и в более рискованные игры, Хассманн.- Бек устроился поудобней на водительском кресле и завел двигатели.

    - Ты же не хочешь нас всех вот так туда грохнуть! - возмутился Грейл. У него слегка выступил пот.- Надо вначале послать кого-то одного! Посмотреть, работают ли они! Посмотреть, что там с другой стороны…

    - А если не работают, что ты будешь делать тогда, Грейл? Сидеть здесь и умирать с голоду?

    Говоря это, Бек развернулся так, чтобы смотреть Грейлу прямо в глаза. Мы все молчали. Грейл рассмеялся. Бек отъехал назад, чтобы взять хороший разгон. И вот мы на полном ходу помчались прямо на ворота. Вот мерцающее большое яйцо уже прямо перед нами… и тут Грейл и Рит вдруг дали очередь из «Джейнов», стали орать и хохотать, что-бы выпустить нервное напряжение…

    Внезапно настала полная темнота. И тут же мы выехали на солнечный свет… и, черт! Мы все поняли, почему Каллибол называют Темным миром. С тех пор нам приходится на глазах носить фильтры. Солнце обожгло мне глаза, словно каленое железо. Миллионы красок пейзажа резанули по глазным яблокам, как ножи.

    Как светло! Как здесь светло!

V





    Вы когда-нибудь были в реакторном цехе, когда опускают экраны? Это то же самое. Свет! Сквозь окна шлюпа лил ослепительный свет. За долю секунды я получил впечатление об очень ярких цветах, а после этого больше ничего не видел, кроме ослепительного света. Я вскрикнул от резкой боли в глазах и зажал их руками.

    Все смешалось. На меня тяжело навалился Хассманн. Все кричали и сходили с ума, а Грейл и Рит все палили из пулеметов и орали во всю глотку.

    Я понял, что мы приземлились на другой стороне, так как шлюп тряхануло, и он покатился вперед, вздрагивая и покачиваясь. Вскоре он остановился. Я услышал, как ругается Бек, требуя тишины.

    - Броневые щитки! - кричал он.- Броневые щитки, вы, придурки!

    Его пронзительный голос заставил меня действовать. Я нашел рычаг, который опускал часть броневых щитков на окнах, а затем закрыл и амбразуры. Бек, спотыкаясь, ходил по шлюпу, хватался за всех, кто ему попадался, и дергал за рычаги. Он оттащил громко протестующих Грейла и Рита от пулеметов. Постепенно все утихло. Все щитки были опущены, и мы оказались в кромешной тьме.

    Бек включил внутреннее освещение. Мы сидели внутри своего стального кокона, глядели друг на друга, обливались потом и пытались снова обрести зрение.

    Что там снаружи? Куда мы попали? Грейл снова вскочил и бросился к одному из «Хаккеров», но Бек оттолкнул его назад.

    - Думаешь, боеприпасы у нас бесконечны?

    - Мы тут сидим вслепую и ничего не делаем! - почти прокричал Грейл.- Да там может быть что угодно. Нас могут уничтожить!

    - ЗАТКНИСЬ! - гаркнул Бек.

    Это было типично для Грейла - от страха впадать в истерику, но в данном случае он говорил за всех нас. Мы все боялись - боялись неизвестности, того, что может находиться за бронированными бортами шлюпа. Даже Бек был далеко не спокоен.

    - Ничего ведь еще не случилось,- сказал он.

    Бек строго посмотрел на каждого из нас по очереди.- Вы, олухи, перепугались, как трусливые девчонки.

    Настала долгая пауза.

    - В древности Каллибол называли Темным миром,- произнес наконец Бек.- Ведь так, Хармен?

    Может быть, называли из-за того, что на Земле так светло?

    Хармен сидел в углу на корточках, как всегда в стороне от общих дел.

    - Без сомнения,- ответил он звучным голосом.- Здесь, похоже, действительно свет так ярок, что для нас непереносим. За столетия наши глаза, видимо, адаптировались к мраку на Каллиболе.

    - Значит, мы слепы,- сказал Рит.

    - Нет,- Бек махнул рукой. Хармен встал и, бормоча, отправился в грузовой трюм. Он вернулся с темными очками, которые я уже видел у него на столе в мастерской.

    - Яркий свет - частое побочное явление при алхимических процессах,- сказал он.- Защищают вот эти фильтры.

Он стал надевать очки на свой морщинистый лоб.

    - Откройте окна и дайте взглянуть на мир наших предков,- властным тоном приказал он.

    - Дай сюда,- Бек подскочил и выхватил у него очки. Он быстро надел их на собственный лоб.

    - Лучше спрячьте свои глаза, ребята. Я собираюсь взглянуть, что там.

    Мы послушались. Я услышал, как открылся броневой щиток. Несколько секунд длилась тишина.

    Но вот Бек хмыкнул.

    - Подойди сюда, Клейн,- сказал он.

    Я на ощупь стал пробираться вперед и наткнулся на вытянутую руку Бека. Он передал мне очки.

    Я надел их, натянув на голову резинку, осторожно открыл глаза и посмотрел в окно.

    Вот оно. Все мои страхи, которые создало воображение, вроде того, что мы упали в печь, улетучились.

    Свет был так силен, что даже грел мне кожу. Мне это ощущение показалось приятным. Передо мной расстилался мирный пейзаж. Вместо плоской серой каменистой равнины, на которую я глядел уже дней двадцать, я увидел совсем другое. Хотя мы тоже находились на равнине, но чуть дальше она уже переходила в волнистые холмы и вся была покрыта зеленым ковром какой-то массы, которую я вначале принял за некое искусственное волокно. Но я сказал себе, что не может быть, чтобы это было искусственное волокно, и обрадовался, когда вдруг понял, что это за зеленая масса.

    Чуть поодаль я увидел большую группу стоящих вместе и слегка покачивающихся колоннообразных образований. Это наверняка деревья, решил я через некоторое время.

    Даже сквозь очки освещение казалось неестественно ярким и придавало виду фантастичность.

    Ярко-голубое небо над головой было усеяно облачками водяного пара.

    Я внимательно на все это посмотрел, затем закрыл броневой щиток, снял очки и повернулся к остальным. Бек сиял.

    - Бояться нечего,- сказал я.- Там ничего не движется. Мы одни.

    - Как там? - нетерпеливо спросил Хассманн.- Пища там есть?

    - Пища там есть,- гордо объявил Бек.- Все, как я и говорил. Органическое вещество растет под ногами.

    Грейл снова начал ворчать.

    - Все это прекрасно. Но как мы его будем собирать вслепую?

    Бек посмотрел на Хармена.

    - У тебя есть еще такие очки? Или можешь сделать такие же?

    - Думаю, что смогу,- сказал алхимик.- У нас, кажется, есть необходимые материалы.

    Я и Рит взялись помогать Хармену изготовить световые фильтры. Это заняло совсем немного времени. В трюме лежал лист темного, почти непрозрачного материала, из него мы нарезали полоски и вставили в оправы из пенистого пластика, приделав тесемки. Через час у нас был комплект для каждого, даже для Торчка-Тона.

    Бек начал открывать щитки, и все ребята изнывали от нетерпения.

    Они очень долго сидели и смотрели на пейзаж.

    Наконец Бек открыл большой люк шлюпа.

    - Давай, ребята, вы же не парализованные.

    Выйдете и походите по новому миру.

    Никому из нас выходить не хотелось. В шлюпе мы чувствовали себя в большей безопасности. Бек разозлился и начал хватать нас и выталкивать за дверь. Грей л, перед тем как пойти, прихватил с собой автомат. Мы спускались на землю, нас обдувал легкий ветерок, и мы очень неловко себя чувствовали в своих новых очках. Инстинктивно ища укрытия, мы стали спиной к шлюпу и начали озираться.

    - Как тут странно,- проговорил Рит.

    Большое яйцо слабо виднелось вдали, так как шлюп до остановки проехал еще мили две. Чтобы увидеть яйцо, мне пришлось сильно приглядеться: его здесь было намного труднее заметить, чем на Каллиболе, и оно казалось всего лишь клочком тумана. Если не знаешь, где искать, то вообще не найдешь. Зеленый ковер под ногами напоминал губку. В небе висело солнце, и хотя оно было намного меньше большого бледного солнца Каллибола, на него даже в очках нельзя было смотреть. В небе находилось еще одно тело: огромный желтый шар, покрытый какими-то темными пятнами. Еще одна планета, находящаяся на небольшом расстоянии от Земли.

    Торчок-Тон тоже все это заметил и сейчас стоял и с восторгом глядел вверх.

    - Красиво,- проговорил он.- Прямо как от дури.   

    Никто больше, за исключением, возможно, Хармена, не имел способности эстетически оценить этот пейзаж. Для них все это - факты, факты, как улицы и опоры Клиттманна. Честно говоря, когда я постоял дольше и посмотрел на странный, живой пейзаж, я затосковал по громаде из камня и железобетона, по оседающей пыли, по кабакам и притонам и постоянному гулу отрывистой клиттманнской речи. Но я понимал, что никто из нас не расчувствуется при этих воспоминаниях. Свою трагедию мы уже пережили в тот день, когда оказались за воротами Клиттманна.

    Я вздрогнул от того, что Грей л вдруг вскинул свой автомат и передернул затвор. Грейл стал стрелять и поливал очередью пустынный пейзаж, пока не кончилась обойма. Он повернулся к нам, сияя, с расслабленно отвисшей челюстью.

    - Полегчало? - ехидно спросил Бек.

    - Конечно. Обживаюсь. Хочу чувствовать, что могу всех здесь уложить.

    Бек поморщился и обратился к остальным.

    - Ну вот, ребята, получилось. Вот. Больше нет голых камней. Протеин просто ждет, чтобы его подняли. Пища.

    Мы тупо посмотрели на землю. Трудно было себе представить, что зеленый ковер состоял из органических веществ. Люди с Каллибола с почтением относятся к органическим веществам, так что мы не знали, куда поставить ноги. Хассманн попробовал первый (иногда это преимущество, когда человек не обременен слишком живым воображением). Он с недоуменным видом опустился на одно колено и набрал горсть зеленой массы, которая росла длинными тоненькими полосками. Позже Хармен нашел в одной книге, что в старину на Земле ее называли словом трава. Хассманн понюхал ее, помял пальцами, затем небольшую часть робко положил в рот. Он жевал ее с минуту, во время чего лицо его становилось все более кислым, и наконец выплюнул.

    - Не вкусно, босс. Идея хреновая.

    Бек сам сорвал немного травы, пощупал ее и попробовал на вкус. Он вопросительно посмотрел на Хармена. Алхимик помотал головой.

    - Я ничего не знаю о земной пище.

    Бек с сомнением поглядел в сторону деревьев.

    - Ладно,- сказал он через некоторое время,- может, ее надо еще поискать. Но еда здесь есть. Это всем известно.

Мы все были рады вернуться в шлюп. На всех членов банды вдруг нашло сомнение. Никому из нас не хотелось отходить далеко от ворот. Бек понял, что такие мысли он должен искоренить сразу.

    Он повел шлюп и заговорил с нами.

    - Планета Земля - велика, ребята. Нужно время, чтобы все здесь пронюхать. А пока смотрите по сторонам, но не рыпайтесь. Привыкайте к темным очкам, так как носить нам их придется долго. И не надо палить во что попало, так как это все боеприпасы, что у нас есть, а они нам, вероятно, понадобятся. Шлюп, ребята,- это наш козырь, так же, как и в Клиттманне. Так что без приказа не стрелять - слышишь, Грейл?

    Грей л хмыкнул.

    Но первым позабыл о его наставлении Хассманн.

    Не проехали мы и трех миль, как он выдал длинную паническую очередь из автомата, который все не выпускал из рук. Бек тут же остановился и сердито посмотрел на нас.

    - Что я вам только что говорил? - закричал он.

    Мы все посмотрели в окно. Там ничего не было.

    - На нас что-то такое летело, босс,- ответил Хассманн.- Бомба или ракета. Мне пришлось стрелять! Вон оно, смотри! - Он показал на валяющийся в траве объект, который он метко сбил.

    В конце концов пойти и обследовать объект решился Рит. Он принес его, чтобы мы все посмотрели: это было летающее животное. Рит показал на крылья с перьями. Из тех мест, куда попали автоматные пули, на землю капала кровь.

    - Эй, смотрите,- сказал Грейл. Над нами, расправив крылья, парила еще одна такая же птица.

    - Не понимаю,- недоуменно произнес Грейл.- Как она не падает?

    Ни летающих животных, ни летающих машин на Каллиболе не было.

    Бек, ничего не ответив, вернулся на водительское сиденье. После этого мы еще не раз видели птиц.

    Мы ехали, и Бек все время рисовал карту, помечая в качестве ориентиров окружающие холмы, чтобы всегда найти дорогу назад к воротам. Шлюп подпрыгивал на кочках, грузно карабкался на холмы и спускался с них, но сутки на Земле намного длиннее, чем на Каллиболе, так что за один оборот планеты вокруг своей оси мы проделали примерно сотню миль. Ночью мы могли обходиться без темных очков, но Бек настоял на том, чтобы ехать днем, так как нам надо акклиматизироваться. Он также настоял на том, чтобы на каждой остановке все выходили из шлюпа, хотя каждый из нас предпочел бы просидеть в нашем собственном искусственном мирке.

    Мы проезжали по лугам, мимо лесов, озер, рек.

    Мы долго спорили о том, могут ли животные быть пищей так же, как и растения. Пока что мы не нашли ничего, что хотя бы отдаленно могло считаться съедобным. Во время одой из остановок Хассманн вошел в лес и застрелил какое-то небольшое животное, после того, как услышал утверждения Хармена и Рита о том, что животная ткань содержит больше протеина, чем ткань растений. Вообще-то пища, к которой мы привыкли, всегда представляла собой бруски, отличающиеся только по вкусу и текстуре. Вот почему мы не могли сразу додуматься есть мясо.

    Хассманн содрал с животного шкурку и ножовкой отпилил кусок мяса. Он сидел в тени шлюпа, и кровь текла по его рукам и капала на землю.

    Хассманн понюхал красный, весь пропитанный кровью кусок мяса. У меня подступила рвота. Мы все замотали головами. Хассманн с отвращением отшвырнул подальше тушку животного и вытер руки о траву.

    - Словно ешь собственную же руку!

    Грейл доел свою протеиновую плитку. Пайки были урезаны: уже долгое время никто из нас не наедался досыта.

    Он встал и принялся беспокойно расхаживать.

    - Могу поспорить, на всей этой проклятой планете нечего жрать. Надо было остаться в Клиттманне и погибнуть в бою.

    Бек с любопытством на него посмотрел.

    - Никогда не видел человека так недовольного жизнью.

    - Чего хорошего быть живым и расхаживать, словно свихнутый алхимик? - Он постучал по своим темным очкам.- Когда мы найдем то, за чем пришли?

    - В его словах что-то есть, босс,- тихо вставил Рит.- Все это как-то нехорошо.

    - Вам все это кажется как-то нехорошо, потому что вы не видите дальше собственного дула.- Голос Бека был полон сарказма.- Вы хотите, что-бы вам дали все сразу. Конечно, я не знаю, когда и что мы найдем. Но я знаю, с чем бы мы ни встретились, мы должны быть готовы с этим справиться.

    Если мы не найдем еды, то найдем людей. А там, где люди, там могут быть методы, как ее получать, и тогда у нас будет еда. Вы снова увидите Клиттманн: мы проломим его стены, словно это куличики, и утопим боссов в их же цистернах.

    Красное лицо Грейла сделалось опасным.

    - Что ты нам гонишь, Бек? - бушевал он.- Нас всего пятеро! Мы одни. Нам конец, нас уничтожили! Как мы захватим Клиттманн, Бек? Как?

    - Хватит ныть, как ребенок. Заткнись.

    Грейл бросился в шлюп, чтобы заняться чисткой оружия, чем занимался всегда, когда был не в Духе.

    Все старались молчать. Даже Хармен загрустил.

    Позже Бек послал меня и Рита на холм оглядеть местность. Из достойного внимания мы увидели только поблескивающее вдалеке озеро. Я стоял на вершине холма под открытым голубым небом и пытался избавиться от ощущения, что я голый и беззащитный (даже сейчас, когда я стою под открытым небом, я чувствую себя голым), стараясь не думать о скученном Клиттманне, где кругом техника, все искусственное и знакомое.

    - Скажи мне,- произнес Рит сухим, деловым тоном, глядя вдаль,- тебе не кажется, что Бек начинает съезжать?

    - Это почему?

    - Ну, он говорит о возвращении в Клиттманн.

    О том, что мы захватим его, словно ничего не произошло. Грейл прав. Нас вышибли из игры. Слова Бека - просто бред.

    Я задумчиво посмотрел на узкое, с острыми чертами лицо Рита. Его верхние зубы выдавались вперед, отчего он казался хитрым - каким он и был. У него был также быстрый ум и холодная голова. Я не понимал, почему Бек дает ему ранг ниже Грейла.

    - Я хочу сказать,- спокойно продолжал Рит,- что я бы себя глупо чувствовал, если бы шел за парнем, у которого поехала голова.

    - Звучит разумно,- сказал я,- но, думаю, тебе незачем волноваться. Кажется, Бек заинтересовался Землей еще задолго до того, как нас выперли.

    Еще тогда, когда познакомился с Харменом. Он всегда считал, что здесь мы найдем что-нибудь полезное.

    Рит пожал плечами.

- Но давай признаем. Мы - бандиты. Мы здесь вне своей стихии. Бек говорит, словно мы тут найдем города, как на Каллиболе. Не найдем. Здесь все по-другому.

    - У Бека есть на этот счет своя теория,- произнес я доверительным тоном.- Он полагается на то, что здесь есть цивилизация. А там, где есть цивилизация, там должны быть бандиты. Как только мы свяжемся с ними, мы узнаем, как они действуют, какие у них методы. Затем мы включимся в игру.

    Как просто. Нужно быть гением, как Бек, чтобы смотреть на вещи так просто.

    Рит даже фыркнул.

    - А что если мы не понравимся тем другим бандитам. Если они нас прикончат?

    - У Бека на это тоже свой взгляд,- сказал я с грустной улыбкой.- Надеюсь, что Бек не ошибается. Он рассчитывает на то, что мы окажемся хитрее них. На Земле жизнь намного легче, чем у нас. В Клиттманне мы с самого рождения боремся за выживание. Это закон эволюции - то, что мы лучше приспособлены к выживанию.

    - Ну, может быть,- вздохнул Рит.- Для меня это слишком теоретично. Я доверяю фактам, а не теориям.

    - Беку можешь доверять. Кто еще мог вытащить нас из такой передряги в Клиттманне?

    - Кто еще мог втянуть нас в ту передрягу?

    Клейн, мне интересно, что будет, если мы не найдем пищи. Сколько продержится вместе эта банда, если мы в ближайшее время не найдем, чем заняться? Если спросить меня, то я думаю, Бек пытается наугад вытянуть из колоды карту, которой вообще там нет.

    Он вздохнул и указал на простирающуюся вокруг степь.

    - Не понимаю, почему мы не можем это есть.

    - Может, это, как сырой протеин из цистерны,- предположил я.- Если это так, то вещество надо еще перерабатывать.

    - Но для этого нужны фабрики и квалифицированные специалисты. Если и на Земле такая жизнь, то мы во всем ошиблись.

    Несмотря на свою тайную клятву верности Беку, я ничего не мог придумать в его оправдание.

    Мы направились вниз с холма, чтобы доложить.

    Хассманн, Грейл и Бек играли в карты. Торчок-Тон угрюмо сидел поодаль. На шлюпе ему приходилось несладко: никто из бандитов, кроме Бека, не снисходил до того, чтобы его замечать, а Беку некогда было с ним возиться. Сейчас он сидел и прижимал к себе свою коробку, с которой никогда не расставался. Он пытался растянуть свои дозы, но запас таял с каждым днем, и положение его было безнадежно. В последнее время судороги у Тона сделались более заметны, отчего другие стали презирать его еще больше, хотя их собственное положение в Клиттманне держалось, в том числе, и на дури.

    Только Хармен относился к нему, как к человеку, но сейчас и алхимик сидел в одиночестве, по всей видимости, размышляя.

    Солнце начало заходить, и все по одному стали отправляться в шлюп спать, так что в конце концов я остался с Беком один. Я рассказал ему об опасениях Рита и поведал для ровного счета и о своих опасениях. Бек как раз заканчивал сигарету. Он бросил окурок.

    Бек сказал:

    - Когда стреляют, то бывает, что пуля попадает в цель, а бывает, что нет. Но независимо от того, попадает она или нет, она обладает одной и той же силой. По-другому она не может. Я - как та пуля.

- Значит, с этим все ясно,- сказал я мрачно.- Мы промахнулись.

    - Совсем нет. Я - пуля, на которой написано имя. Ты лее знаешь старую поговорку? Рано или поздно пуля попадет в человека с этим именем. Другими словами, у меня есть цель. Тебе, может быть, ситуация кажется безнадежной. Но только не мне, и не Хармену.

    - Хармену?

    Бек улыбнулся.

    - Тебе надо как-нибудь поговорить с Харменом, Клейн. У него интересная точка зрения. По его словам, все вокруг - это большой механизм, который должен поддерживать свою работу. А законы работы этого механизма те же самые, что и на Киллиболе, и на Земле, да и всюду во вселенной.

    - Ладно,- сказал я, пожав плечами,- и что?

    - Значит, если что-то работает в одном месте, то будет работать и в другом. Возьми, к примеру, рычаг: принцип рычага всюду тот же самый. Нужны груз, точка опоры и сила. Ребята, ты, Грейл, Рит и Хассманн - мой рычаг. Я - сила. Все вместе мы представляем собой механизм, рычаг, который там, в Клиттманне совершал для нас работу. Почему же он не может так же работать и здесь? Будет. Если найдем нужный метод. Нам нужен груз, чтобы перемещать, и точка опоры. И тогда у нас будет мощь.

    Я помотал головой.

    - Для меня это слишком абстрактно.

    Я решил сменить тему.

    - У тебя будут неприятности с Грейлом, Бек.

    Он начинает беситься.

    Бек усмехнулся.

    - Грейл - хороший человек. На него можно положиться. Без тебя он был бы моим первым заместителем. Тебе это кажется странным?

    - Да,- признался я.

    Он снова рассмеялся.

    - Согласен, Рит хитрее, но у него есть индивидуалистическая черта. От него можно всегда ждать того, что он поведет себя независимо. Грейл много бесится, но слова свои всегда держит.

    - Тебя не смущает то, что мы терпеть друг друга не можем?

    - Не смущает. Это не дает вам обоим расслабляться,- Бека явно забавляло то, что я обижен.- Ты еще не все знаешь об искусстве руководить, Клейн.

    Может, и не все. Но и о Беке я знал еще не все.

    На седьмой день мы наткнулись на деревню.  

VI





      Ароматы. Это первое, на что я сразу обратил внимание, когда мы остановились на вершине холма, за которым лежала деревня. Через окна шлюпа до нас долетал целый букет ароматов.

    У жителей Каллибола обоняние притуплено (я только потом узнал, какой резкий затхлый запах имеет Клиттманн), и мое обоняние пробуждалось постепенно. Мне запомнилось то мгновение, как момент откровения.

    Склон холма террасами спускался к группе домов со странными изогнутыми крышами. Дома образовывали улицы. Ароматы, которые нес ветерок, шли от стройных деревьев и гигантских воронкообразных цветов, росших на террасах и явно посаженных искусственно.

    Вверх по склону также доносилась и музыка. Она была задушевной и спокойной и заставляла думать о прекрасном. Совсем не то, что резкая, бешеная музыка Клиттманна.

 Бек подозвал жестом Хармена, чтобы тот сел рядом с ним.

    - Что скажешь?

    Мы посмотрели на расхаживающих по деревне людей.

    - Вид мирный,- сказал алхимик.- Вступим в дружественный контакт.

    Бек кивнул и осторожно повел шлюп вниз с холма. Шлюп грузно проходил террасу за террасой, и дома казались все больше.

    Когда мы находились примерно на полпути, что-то просвистело сквозь окно и несколько раз срикошетило внутри. Я прокричал приказ, и тотчас все броневые щитки были опушены так, что остались лишь амбразуры. По корпусу ударил град крохотных стрел.

    Рит смотрел в амбразуру.

    - На краю деревни - группа парней, и стреляют в нас из каких-то ружей.

    - Ладно,- тотчас произнес Бек,- давайте один из «Хаккеров». Всего несколько выстрелов.

    - А это разумно? - спросил я.- Мы ведь не знаем, что еще есть у этих людей.

    - Надо показать им, что мы тоже можем драться,- твердо произнес Бек.- Рит, к «Хаккеру».

    Рит исполнил приказ. Снаряды упали на стрелков и - коротким дождем - на деревню. От взрывов снарядов дома рушились, поднимая облака пыли, и все жители стали разбегаться и прятаться.

    Моторы взвыли, и мы помчались вниз, разметая колесами насаждения на террасах. Шлюп съехал с холма и бронированным носом протаранил дом, так что тот рухнул прямо на нас. Шлюп выбрался из-под руин и въехал на другую кучу обломков. Мы оказались на широкой улице, которая проходила через всю деревню.

    Мы медленно поползли по ней, словно большой черный слизняк.

    - Что теперь? - спросил я. Все мы держали пальцы на спусковых крючках, но никого не было видно.

    - А теперь их очередь,- объявил Бек.- Дайте автоматную очередь в воздух. Чтобы поняли.

    Здесь среди домов автоматы трещали просто оглушительно. После первой короткой очереди Бек приказал нам отставить стрельбу, и мы стали ждать в мертвой тишине.

    Жители деревни только через час начали что-то делать. В конце улицы показались две фигуры и неуверенно пошли в нашу сторону.

    - Вот сейчас мы и узнаем, кто из нас тут главный,- проговорил Бек.- Клейн, идем со мной. Остальные, прикрывайте нас, и хорошенько.

    Мы открыли люк, огляделись, вылезли и отправились к уже подошедшим тем двум деревенским жителям. Руку я держал на рукояти пистолета. Те, кто начинает стрелять, не разобравшись, мне никогда не нравились.

    Жители Земли были человеческими существами, но явно не такими, как мы. Кожа у них была зеленой, точнее, имела приятный бледно-зеленый оттенок. А глаза у них ярко-красные.

    Они были немного выше нас, но зато стройнее.

    Мускулатура у них была тоже немного другой. Лица с тонкими, менее выделяющимися чертами были менее дряблыми и имели более мягкие изгибы, чем наши. Эти люди производили впечатление хрупких и ранимых.

    Их пестрая свободного покроя одежда имела яркие цвета и развевалась при ходьбе. Они посмотрели на шлюп, потом на нас и заговорили плавным тоном.

- Красивый язык, да, Клейн? - уголком рта проговорил Бек.- Жаль, что ничего не понятно.- Он помотал перед ними головой.

    Местные жители внимательно послушали его слова и нахмурились. Один из них показал на Бека, затем на большую желтую планету в небе. На лице читался вопрос.

    - Ну, ничего себе? - удивленно сказал Бек.- Они думают, что мы с той большой планеты. Он снова помотал головой.

    Земляне были в замешательстве. Но Бек был доволен.

    - У нас, кажется, преимущество,- сказал он.- Давай-ка устроимся здесь и узнаем, что тут происходит. Один из этих домов вполне подойдет. Не знаю как тебе, а мне в шлюпе уже надоело.

    Бек выбрал дом и жестами дал понять жильцам, что хочет занять его. Они на удивление быстро согласились. Двери открылись, и из дома вышли несколько зеленых людей, каждый из которых глядел на нас, вытаращив глаза.

    Среди жильцов были и дети. Меня особо не волновало то, что мы могли убить кого-то из этих зеленых детей. У меня кружилась голова оттого, что мы выиграли первый раунд и могли брать, что угодно.

    Не стоит и говорить, что в первую очередь мы хотели земной протеин.

    Рит подогнал шлюп так, чтобы он прикрывал дверь занятого нами дома. Мы осмотрели дом внутри. Одного местного жителя Бек оставил (оказалось, что это вождь), а остальных отослал с приказом - если только они его правильно поняли - принести пищу.

    Должен признать, что в доме было очень неплохо. Эти люди со вкусом выбирали узоры и цвета.

    Дом имел пять комнат, две из них на втором этаже; стены выложены из разноцветного, пастельных тонов кирпича и задрапированы шторами. Некоторые стены были обиты бархатом.

    Окна выходили в сад, раскинувшийся с задней стороны дома. Мы закрыли окна шторами, чтобы нам можно было снять очки. Перед дверью мы тоже повесили множество штор, чтобы, входя и выходя, не впускать слишком много света. Пока мы ждали, когда принесут пищу, я рассматривал мебель, украшенную ручной резьбой и сделанную из какого-то приятного на ощупь темно-коричневого вещества.

    Роскошь, какую я раньше не мог даже себе представить. С непривычки сразу было даже и не сообразить, что это ведь и есть роскошь. Я уверен, что ни Грейл, ни Хассманн, ни Бек на нее даже не обратили внимания. Мне даже стало интересно, есть ли в Клиттманне такая обстановка у магнатов и членов совета, но долго об этом я думать не стал. Мои товарищи, как и я, с рождения приучены воспринимать только серые свинцовые тона.

    - Кто-то идет,- предупредил Грейл.

    Шторы зашевелились. Я вынул пистолет. Хотя все должно быть нормально, но снаружи на посту в шлюпе оставался Рит.

    В затемненную комнату вошли три женщины и робко остановились.

    Я сразу понял, что это женщины. Их тела имели выступы там, где положено. Да и лица их имели еще более ранимый вид, чем у мужчин, и были, как обычно у женщин, более оживленны, мягче и полнее.

    Женщины держали в руках миски. Вождь сказал что-то женщинам и указал им на стол. Они поставили для каждого из нас по миске. Вождь удалил женщин, сел, показал нам наши места и принялся есть.

От идущих от мисок запахов я чуть не потерял сознание. Я никогда раньше не чувствовал такого запаха: на Каллиболе пища никакого особого запаха не имеет. Эти запахи были так насыщенны, так густы, так сильны, что, казалось, сквозь ноздри проникают в самую душу.

    Мы сели перед мисками.

    - Эй,- прошептал Рит.- А что если они нас отравят? Вы же знаете, как это просто - изготовить отравленный протеин.

    - Не бойся,- ответил алхимик, держа миску в руках.- С природными тканями так не сделать.- Он втянул носом аромат.- Вот это настоящая алхимия!

    - Во всяком случае, он это ест,- заметил я, глядя на землянина.

    Мы посмотрели на него, чтобы уяснить, что нам делать. Пища была горячей и состояла из кусочков протеина, плавающих в густой жидкости. Рядом были дополнительно положены плоские куски какого-то пористого вещества, по текстуре немного напоминающего привычные для нас протеиновые бруски. Землянин вылавливал из миски твердые куски руками, а в жидкость макал пористые куски.

    Мы начали есть так же, и через несколько секунд были уже совершенно поглощены этим занятием. Местные жители могли бы прийти и поубивать нас всех прямо здесь, и мы бы не заметили.

    Ароматы, хотя и странные, были так густы, насыщение пищей так приятно, что я решил, что это занятие самое лучшее, какое я только пробовал.

    Лучше даже занятия сексом. Тот первый обед на Земле я буду помнить всю свою жизнь.

    Позднее я узнал, что я был прав. Почти всю земную еду действительно надо приготовлять. Но способ приготовления довольно прост. Еда, которую мы ели, состояла из растительного и животного вещества нагретого в воде с различными вкусовыми добавками, отчего в веществе происходили химические процессы, и его консистенция менялась.

    До этого сами бы мы никогда не додумались.

    Закончив есть, Бек отвалился назад и похлопал себя по животу.

    - Мы, если захотим, хоть сейчас можем вернуться на Каллибол,- сказал он, улыбаясь.- У нас уже есть, на чем делать новое дело. За такую еду люди мать родную продадут.

    Мы довольно долго прожили в деревне. Называлась она Хеша. Жизнь в ней была легкой и приятной. В конце концов, когда мы привыкли к своему окружению, нам даже начали нравиться их женщины.

    Бек, как всегда энергично, начал утверждаться в деревне. Наш штаб он превратил в маленькую крепость, сняв со шлюпа пару пулеметов и поставив их сзади и спереди дома. Затем он поставил шлюп на холм, откуда прекрасно просматривалась деревня.

    Оттуда была видна вся округа. Я бы с удовольствием и не заходил в шлюп, стало казаться, что там нестерпимо душно, но Бек составил расписание дежурств, согласно которому я и Рит сменяли Грейла и Хассманна, два дня проводя на дежурстве, а два - внизу в деревне. Это было не так уж плохо.

    Бек тем временем пытался все разузнать. Он заставил всех нас изучать местный язык, даже Грейла, который вначале вспылил:

    - Пусть эти придурки учат клиттманнский!

    Через несколько месяцев мы уже могли кое-как общаться. Бек и Хармен в этом языке стали просто специалистами.

Зеленые люди называли свою страну Реатт. Деревня Хеша лежала довольно далеко от основных населенных территорий, и со временем стало ясно, что никто не собирается прийти и освободить их от оккупации. Жителям, конечно, не очень нравилось наше присутствие, но они не так уж и сильно возражали против него, как можно было бы ожидать, потому что гораздо сильнее боялись другого врага, с которым нас вначале спутали. На Реатт совершали набеги с Мерамы, той планеты в небе. Хармен знал ее под другими именами: Луна, Мун и Селена. Она вращалась вокруг Земли на расстоянии примерно в восемьдесят тысяч миль, и народ, который там жил, обладал космическими кораблями, которые легко преодолевали это расстояние. Согласно книгам Хармена, Луна должна была быть намного дальше - на расстоянии более четверти миллиона миль. Она явно приблизилась к Земле, либо сама, либо ее кто-то приблизил. Мне стало интересно, как это путешествуют между мирами по космосу. Я когда-то слышал малопонятные рассказы о том, что во времена переселения на Каллибол на Земле также существовало сообщение с другими мирами при помощи огромных ракет, но на Каллиболе никто особо не интересовался космическими путешествиями. Уже хотя бы потому, что у нашего солнца других планет нет, кроме Каллибола, так что летать просто некуда.

    Жители Хеши с ужасом ждали того дня, когда к ним спустятся мерамиты. Мерамиты, как сообщили нам земляне, это жестокий холодный народ, не имеющий чувства прекрасного. Бекмат же, наоборот, обрадовался, когда услышал о вторжении.

    - Будет неразбериха,- сказал он мне.- Может, и себе отхватим территорию.

    Но никаких действий Бек не предпринимал, хотя если исходить из того, что мы видели, то мы бы неплохо показали себя в бою. Оружие землян не обладало такой мощью, как наше. Ружья, из которых нас тогда обстреляли, представляли собой длинные тонкие трубки, из которых выбрасывался дротик. Дальность полета дротика увеличивалась за счет маленького ракетного двигателя. Эти ружья могли убить, но по сравнению с нашим оружием это - игрушки.

    Должен признать, что расчет Бека оказался верен: земляне были мягче, менее резки, чем жители Каллибола. Но что собой представляют те люди с Мерамы, было еще неизвестно.

    Где-нибудь на Земле наверняка обитали и другие народы, другие разумные виды. Но они были далеко. Бек сказал, что мы останемся здесь.

    - Груз мы нашли,- говорил он мне все время.-Теперь надо найти точку опоры.

    В Клиттманне точка опоры означала две вещи:

    Защита (то есть прямое запугивание) и Нажим (что означало, что вы можете перекрывать поставку какого-нибудь крайне необходимого товара). Наш захват деревни относился к действиям первого рода, но нас было слишком мало, чтобы продолжить это в большем масштабе. Нужны действия второго рода или что-то новое.

    В то время мы, конечно, так ясно это все это еще не продумали. Идеи наши были смутны и не оформлены. На самом же деле оказалось, что Бек вдохновлялся двинуться дальше, попытаться сделать что-то большее, может, даже заключить союз с захватчиками с Луны. Как выяснилось, мы правильно сделали, что остались, так как точка опоры появилась из неожиданного, но вполне логичного источника.

    Я знал, что у Торчка-Тона дурь почти кончилась, и я ждал, что его начнет ломать, он начнет орать и биться в конвульсиях. В конце концов он на какое-то время исчез, и я решил, что он заполз куда-нибудь, чтобы сдохнуть. Мне, собственно, на это наплевать, я даже был рад избавиться от необходимости созерцать его ломку, так как уже видел, как ломало одного наркомана. Смотреть не очень приятно.

    Но вдруг Тон снова появился.

    - Привет, Тон,- сказал удивленно Бек.- Где был?

    - Жил у этих зеленых,- ответил Тон, просто так пожав плечами.- Бек, сделай одно одолжение.

    - Да? Какое? - Мы оба с любопытством смотрели на Тона. Сейчас он должен был уже умереть.

    А вместо этого выглядел даже лучше, чем прежде.

    Лицо его загорело от солнца, конечно. У нас у всех лица загорели. Он дергался, но не так сильно, как должен бы дергаться. Поправка: он вообще не должен был дергаться. Он должен был превратиться в труп. Я подумал: не дали ли ему что-то зеленые человечки?

    Действительно, дали. Они использовали какой-то наркотик, и Тон своим знаменитым чутьем о нем пронюхал. Это вещество снижало у Тона тягу к его наркотику и не давало наступать абстинентному синдрому.

    - Расскажи мне об этом веществе,- сказал Бек, усаживая Тона в кресло.- Как его принимать?

    - Оно в тампонах, как из пуха. Точнее, тампоны пропитаны этим веществом. Их подносят к носу и вдыхают.

    - И ты от этого получаешь кайф?

    - Они получают. Этот наркотик повышает их восприимчивость. Вот откуда у них артистизм. Такая утонченность. Он помогает им видеть вещи иначе. Но у меня,- он снова пожал плечами,-он только частично снимает боль.

    - Интересно. Как они его называют?

    - На их языке название означает «голубое пространство». Но на самом деле он не голубой, а розовый. Они так его называют из-за того, что он дает им ощущение голубого бесконечного пространства.

    Так они говорят.

    - Это вещество вызывает привыкание? - Бек свои вопросы неумолимо подводил все к одному.

    Тон кивнул.

    - И сколько людей здесь имеют к нему пристрастие?

    - Все его принимают. Все в Реатте.

    - Все? Целая страна?

    Тон снова кивнул.

    - Все, кому больше восемнадцати лет. Тем, кто младше - нельзя. Это не так уж вредно, если он у тебя есть постоянно.

    Бек откинулся на спинку кресла.

    - Черт побери.

    Тон начал беспокоиться.

    - Ты мне должен помочь, Бек.

    - Чего ради? - грубо спросил Бек.- Какого черта тебе еще надо? Наркоту ты себе нашел. Что тебе еще надо?

    - Но она недостаточно сильная! - Тон заламывал себе руки.- Она помогает, но недостаточно. Я к ней уже привыкаю! «Голубое пространство» делают, разбавляя более крепкое вещество, принимать которое не разрешают. Ты должен его достать!

    - Они, что, отказались дать тебе это вещество? - с удивлением спросил Бек, обеспокоенный тем, что авторитет его банды, оказывается, не безграничен.

    - У них его здесь нет. Его раз в год привозят из какого-то другого места. Уже разбавленным. Скажи им, Бек. Пусть достанут для меня.

- Из каких соображений должен я это делать?

    - Из жалости! Оно мне очень нужно. Вспомни, ведь я тебе помог, Бек. Я для тебя нашел Хармена.

    - Да, но в последнее время ты для меня что-нибудь сделал? - Бек презрительно улыбнулся.

    Ему было приятно заставлять Тона чувствовать неловкость.- Почему ты не пришел и не рассказал о наркоте раньше? Ты же знаешь, что наркотики - это мой профиль.

    - Я думал, ты знаешь… да и тебе все равно это бесполезно. Он у них бесплатный. Это у них вроде социальной службы.

    - Откуда его получают? Скажи, откуда его получают, и я, может быть, смогу для тебя что-нибудь сделать.

    Я понимал, что Бек всего лишь зондирует почву. Ему было все равно, получит что-нибудь Тон или нет.

    - Он весь из одного места. Из какой-то долины. В других местах он не растет.

    Наступило короткое молчание.

    - В других местах он не растет,- повторил Бек.

    - Ладно, Тон,- сказал он после еще одной паузы,- сделай так. Найди долину, где выращивают «голубое пространство». С тобой пойдет Клейн.

    Иначе ты никак не получишь нужное тебе вещество, так как никто его тебе сюда не привезет. Понял?

    Тон мялся.

    - Я не знаю, где она.

    - А зеленые человечки, они знают?

    - Может быть. Но не уверен.

    - Ладно, узнай. Чем раньше начнешь, тем лучше. И ни слова своим друзьям о том, что я тебя расспрашивал. Понял?

    Тон все прекрасно понял. Он уже не раз видел подобную операцию.

    Лучший способ найти источник - это найти того, кто в нем очень нуждается. У таких людей природный нюх. Они, как собаки-ищейки, они в своем отчаянии могут преодолеть все преграды. Надо перекрыть их обычный канал поставки и предложить им как единственную надежду тот новый источник. С Тоном, вероятно, такое уже проделывали.

    Когда Тон уплелся прочь и оставил нас в затемненной комнате одних, Бек рассмеялся.

    - Подумать только!

    Я потер подбородок.

    - Это просто поразительно.

    - Еще бы. Здесь все так же, как на Каллиболе.

    Могу поспорить, во всей проклятой вселенной кругом одно и то же. Люди попадаются в те же самые ловушки. Наркота. Дурь. «Голубое пространство».- Он хмыкнул.- Все те же старые приемы действуют все время.

    - В конце концов, это Земля. Мы отсюда произошли.

    - Да, но прошел миллион лет.

    - Они все еще люди,- заметил я.- Думаю, люди всегда будут такими, всегда будут иметь те же слабости.

    - Пожалуй. Будет здорово, если удастся. Что думаешь насчет предстоящего путешествия?

    - Волнуюсь. Придется возиться с Тоном. Что мне надо будет делать?

    - Просто разведай это место и возвращайся. Охраняется ли оно, и сможем ли мы, по твоему мнению, захватить его. Постарайся действовать, не выделяясь.

    Посмотрев на себя в зеркало, представив себя в больших темных очках (нам лучше заказать очки в местной мастерской), я задумался, как же мне это сделать. 

VII





  Из Хеши вела дорога, которая, извиваясь между невысокими холмами, уходила за горизонт. Мы отправились на реаттском автомобиле с легким двигателем, работавшем на чем-то вроде бензина. За собой мы везли целый прицеп с запасом топлива.

    С нами также был проводник из Хеши, который, как нам сказали, знает дорогу в Долину голубого пространства. Он сказал, что до нее пять дней пути. Я спросил, знает ли он, зачем мы туда направляемся. Он ответил «нет». Я сообщил, что мы едем ради моего друга, который очень плохо себя чувствует без наркотика, который достать можем только там. Проводник очень огорчился и сообщил, что противозаконно употреблять концентрированный наркотик.

    Пока мы ехали, я все думал о том, что это за общество, в котором каждый имеет пристрастие к наркотику. В Клиттманне конечно полно наркоманов, но там они - меньшинство. Дурь - это убийца, убивающий тело и губящий рассудок. Но, с другой стороны, действие «голубого пространства» относительно мягко. У тех, кто его употребляет, по всей видимости, возникает спокойное, фаталистическое мироощущение. Реаттцы просто обожествляли все прекрасное, и «голубое пространство» раскрывало им красоту вещей.

    Я даже подумал, что, может быть, как-нибудь и сам попробую это вещество. Несколько доз мне не повредят. Но я быстро опомнился. Сколько раз я слышал, как то же самое говорилось про дурь, а через несколько лет от человека оставалась жалкая развалина. Кроме того, хоть реаттцы милые и безобидные, Бек не остановится перед тем, чтобы при возможности нажать на них. Так что если учесть мое происхождение и окружение, то лучше не заражаться таким взглядом на вещи.

    Во время нашего путешествия произошел только один достойный упоминания случай. Мы ехали по ровной поросшей травой равнине, как вдруг я услышал над головой какой-то гул. Я посмотрел наверх и увидел, что по небу с востока на запад плавно летит какой-то объект.

    Вначале я решил, что это птица, но крылья у этого объекта были жесткими, и у него был длинный металлический корпус. Это могла быть только машина. Я взял автомат на изготовку, но машина не сделала никаких попыток атаковать, а просто полетела дальше и скрылась из виду. Наш проводник сказал, чтобы мы не беспокоились - это реаттский самолет. Я подумал, что, интересно, еще есть у этих зеленых человечков такого, что мы еще не видели.

    Перед самой долиной мы свернули с дороги, отчего проводник заволновался и захотел узнать, зачем.

    Я велел ему заткнуться и показывать дорогу.

    По бездорожью машина ехала плохо. Мы пошли пешком, затем стали взбираться на крутой склон, почти гору. Весь склон был усыпан щебнем, и ничего на нем не росло - что-то связано с особенностями почвы, решил я, из-за чего на ней ничего, кроме «голубого пространства», не растет. Я хотел оставить проводника и проделать остаток пути без него, но он мог сбежать и наделать нам неприятностей. Так что я заставил его лечь, и мы последние несколько ярдов преодолели по-пластунски.

    Склон резко заканчивался острой кромкой, которая шла полукругом влево и вправо. Вообще-то долина совсем не была долиной. Это был кратер от метеорита, упавшего несколько тысяч лет тому назад. Внутренний склон был так же крут, как и тот, по которому мы поднялись, но был менее длинным. В северной стене кратера находился пролом, который, как я ясно видел, использовался реаттцами как вход.

    Внутри кратер был превращен в сад, где выращивались небольшие деревца с неимоверно роскошными розово-красными цветами с большими лепестками. В Хеше не было деревьев даже отдаленно похожих на эти. Как только мы перегнулись через край кратера, в нос нам ударил такой аромат этих цветов, что мы чуть не взлетели в воздух. Это был приторно-сладкий запах, который, словно конвекционный поток, столбом поднимался вверх.

    Тон сделал вдох, а затем трепетный блаженный выдох. Его организм, изнывавший от томления, узнал свою панацею.

    Я несколько минут внимательно осматривал долину, особенно вход. Сюда вела довольно широкая дорога, которая затем, разветвляясь, расходилась по всему кратеру. Вдоль стен кратера располагались какие-то здания - вероятно, помещения для переработки наркоты.

    Здания, про которые я решил, что это казармы, располагались сразу у входа по обе стороны дороги.

    Казармы были небольшими, но я решил, что стоит посмотреть и на то, что тут у них с внешней стороны кратера. Велев Тону и проводнику из Хеши оставаться на месте, я направился в обход. Снаружи у входа стояли часовые - и все. Я успел увидеть, как из долины выезжало несколько фургонов, которые затем поехали по дороге, ведущей вокруг кратера на юг.

    Согласно тому, что мы слышали, долина была государственным центром производства и бесплатного распространения определенного вида продукта, чем должны были быть (но не были) протеиновые цистерны на Каллиболе. По мнению реаттцев, нет нужды в усиленной охране, на мой же хищный взгляд, долина была жирной приманкой, особенно в случае войны. Будь я главнокомандующим Реатта, я бы расположил здесь целую армию.

    Кратер был небольшой. Я решил, что диаметр его мили три. Бек будет доволен.

    Я прокрался назад к остальным.

    - Возвращаемся,- сказал я,- думаю, увидели достаточно.

    - Мы что, внутрь не пойдем? - жалобно спросил Тон.

    - Не будь дураком, Тон,- сказал я ему.

    - Но ты же знаешь, что я хочу. Бек обещал…

    - Ты должен подождать,- ответил я твердо.- Вначале надо доложить Беку. Свою наркоту получишь, когда захватим долину.

    Тон молча смотрел на дурманящие цветы. Лицо его было таким, словно он вот-вот расплачется.

    - Давай, пошли! - сказал я грубо.- Ты столько терпел, так что еще немного потерпишь.- Я повернулся, чтобы идти.

    Мы говорили по клиттманнски, но проводник внимательно следил за нашей беседой. Он неуверенно поднялся с сыпучей гальки.

    - Ты пришел втайне и прячешься. Ты здесь не ради своего друга. Ты замышляешь какой-то вред для Долины голубого пространства.

    - Замолкни! - Я строго посмотрел на обоих, незаметно нащупывая ремень, на котором у меня за спиной висел автомат.

    Проводник из Хеши попятился.

    - Давайте открыто войдем через ворота. Мне не надо прятаться. Я пойду и скажу, что вы здесь.

    Надо дать ему очко за храбрость. Он стал сбегать со склона. Я крикнул ему, чтобы он остановился, и потянулся за автоматом. Но Тон схватил меня за плечо.

    - Извини, Клейн. Сейчас я уйти не могу. Когда я тут, совсем рядом. Дай только…

    Не договорив, он перелез через кромку кратера.

    Я попытался ухватить Тона, но было уже поздно.

    Я выругался и перевел внимание на проводника, который сейчас уже во всю мчался по склону. Если он доберется до входа, у меня будут неприятности.

    Я хорошенько прицелился. Автомат дал громкую очередь. Проводник упал, отброшенный пулями еще на несколько ярдов, и больше не двигался.

    Я кинулся к кромке кратера, надеясь еще успеть остановить Тона. Солнечный свет ударил мне прямо в очки и ослепил меня. Но вот я увидел Тона. Он не бежал и не шел, а кубарем катился по внутреннему склону к тем цветам, которые, как он надеялся, дадут ему покой.

    Он уже находился далеко. Я дал вдогонку длинную автоматную очередь. Эхо зазвенело по всей долине. Тон исчез среди розово-красных цветов, и я не знал, попал я в него или нет.

    От мысли спуститься следом я тут же отказался.

    Множество людей там, в долине, уже наверняка слышали мои выстрелы. Людей здесь слишком много.

    Мне оставалось только вернуться в Хешу.

    Возвращаться назад одному было немного скучновато и страшновато. Я никогда не оставался на Земле один в семи днях пути от своих товарищей.

    Но я вернулся без происшествий и передал Беку информацию.

    - Значит, ты думаешь, что эта долина нараспашку? - спросил он, когда я закончил.

    - Похоже. Конечно, у них может быть какой-нибудь способ перекрывать вход, при помощи металлической двери или устроив каменный завал, но я ничего такого не видел. Считаю, что мы войдем  в долину так, что они не успеют ее перекрыть. Во всяком случае, шлюп сможет перебраться через стену кратера.

    - Хм. Как ты думаешь, Тон разболтает, если он все еще жив?

    - Трудно сказать. По своей воле - нет, так как знает, что мы рано или поздно там объявимся и сможем свести с ним счеты. Но если они не станут давать наркотик, он выложит все.

    Бек кивнул.

    - Такую возможность упускать нельзя. В любом случае надо действовать быстро. Дела уже пошли.

    - Да? - Я уже заметил, что в деревне все уже не как прежде. Атмосфера была более сдержанной, приглушенной.

    - Кто-то приходил в деревню и сообщил, что сюда идут мерамиты. Местные жители перепуганы.

    Они просят, чтобы мы воевали за них с мерамитами.- Бек усмехнулся.

    - И что будем делать? - спросил я.

    - Вначале двинемся на Долину голубого пространства, что бы у нас было с чем торговаться. Вообще-то стоило бы тебя послать на эту работу, но я хочу, чтобы ты остался при мне. Передай всю информацию Грейлу и другим,.и они там разберутся.

    - Здесь наверняка будет жарковато, босс. Мы почти ничего не знаем, что могут эти парни с Луны.

    - Сориентируемся на месте,- ответил он невозмутимо.

    Шлюп отбыл на следующий день. Без него я себя уже не чувствовал уверенно. Бек предоставил Хармену выбор: отправиться со шлюпом или остаться. Хармен решил остаться, и Бек придумал, как при вступлении в контакт нам использовать Хармена.

- Придется брать на понт,- объяснил он.- Им не нужно сразу встречаться с самым старшим. Вперед выпустим Хармена. Старая бандитская тактика. Думаешь, что встретился с главным, а потом вдруг оказывается, что он не главный, и сталкиваешься уже с тем, для кого предыдущий - грязь.

    Производит хорошее впечатление.

    Он грустно улыбнулся.

    - Кроме того, может быть, нам головы не оторвут.

    В конце улицы, противоположном тому, откуда пойдут мерамиты, мы построили бункер, и Бек расставил посты наблюдения. Бек сказал жителям деревни, что все за них сделает, но сказал так только затем, чтобы обеспечить себе их поддержку. Думаю, им было лучше оттого, что Бек ими командовал. Он велел им не сопротивляться, а сдаться, послав парламентеров с сообщением, что деревня находится в руках другой державы, не Реатта.

    Бек, однако, не учел манеру поведения мерамитов. Для них Хеша была маленькой деревней, отдаленным поселением народа, который они уже покорили, и к тому же они придерживались политики «опережающего наказания». Мы наблюдали с холма за тем, как, поднимая облако пыли, движется колонна мерамитов. Мерамиты ехали на круглых платформах с колесами, по двадцать человек на каждой. Колонна остановилась перед самой деревней, и мы увидели, что парламентеры передают сообщение. Мы увидели, что мерамиты убили парламентеров и неумолимо двинулись дальше.

    - В бункер,- отрывисто скомандовал Бек.- Это будет не так просто.

    По деревне был открыт огонь, от которого тут и там начались пожары. Мерамитские солдаты были вооружены длинными, похожими на копья шестами, из которых выбрасывались струйки расплавленного металла. Можно было разглядеть, как они вылетают из конца шеста и тянутся, словно луч света. Солдаты стреляли не метко, но при данных обстоятельствах меткость и не нужна.

    Мы сквозь клубы дыма бросились к бункеру. Он занимал удобную позицию в конце главной улицы, и его дополнительно защищали кирпичные здания.

    Его надземная часть была из двух ступеней, и на каждой этих ступеней мы установили по пулемету системы «Джейн». При таком расположении простреливалась вся улица впереди и вся территория вокруг, и пулеметы прикрывали друг друга от атак с любой стороны.

    Бек дал автоматы в руки Хармену и двум местным жителям, которых мы обучили обращаться с оружием. Сами мы устроились за пулеметами и принялись смотреть сквозь амбразуры.

    - Идут! - крикнул Бек.- Дадим им!

    На противоположном конце широкой улицы показались платформы мерамитов. Мы увидели большие серые фигуры - мерамиты были намного больше реаттцев - которые надменно направляли свои мечущие расплавленный свинец копья то туда, то сюда, предаваясь бесцельному разрушению, что, как мы узнали позднее, было для них типично.

    Мы дали им подойти поближе, и только тогда открыли огонь. Мерамиты никак не могли сообразить, что такое на них обрушилось. Хотя их стреляющие расплавленным свинцом шесты и несли смерть, они никак не могли сравниться с парой хороших «Джейнов», самыми мощными из всех когда-либо созданных пулеметов. Вдоль улицы полетел почти сплошным потоком град свинца, а звук очереди, отраженный от стен домов, гремел, как тысяча клепальных молотков. К обычным пулям мы добавили еще разрывных и со смещенным центром тяжести. На пулеметах «Джейн» пули можно сочетать по-разному, скажем, одна разрывная и одна со смещенным центром тяжести на десять обычных. Если в вас попадет пуля со смещенным центром тяжести, то превратит вас в месиво.

    Наша очередь длилась всего несколько секунд.

    Надо было беречь боеприпасы. Но подходившие мерамиты были уничтожены, их платформы стояли, накренившись.

    - Будут знать, с кем имеют дело,- сказал с улыбкой Бек.

    Мерамиты трижды пытались послать солдат вдоль улицы, но результат был тот же. Мы уже начали думать, что мерамиты не очень сообразительны или не очень искушены в военном деле. К этому моменту вся деревня уже весело пылала. Слышны были крики и шипение струй расплавленного свинца. Мне стало интересно, так они поступают с каждой деревней или это только из-за нас.

    Несколько раз они пытались подобраться с флангов, но получили тот же отпор. Мы были хорошо укреплены, и к нам они не могли подступиться, пока у нас были боеприпасы, а их у нас хватало.

    Однако сейчас, насколько я знал, все происходило не совсем так, как Бек планировал. Рано или поздно боеприпасы ведь кончатся.

    Я посмотрел на него.

    - Все еще надеешься на контакт?

    - Конечно.

    - И можешь сказать, как это произойдет?

    Бек окинул взглядом улицу.

    - Подожди немного. Скоро они задумаются.

    На этот раз он оказался прав. На другом конце улицы что-то показалось. Высокий и широкоплечий мерамит размахивал флажком.

   Мы не стали стрелять, и он странной походкой, подпрыгивая, направился в нашу сторону. Флажок он нес на длинном шесте, и на флажке был изображен висящий вниз головой человек, подвешенный за ноги.

    - Это знак перемирия,- сказал нам один из местных жителей.- Они хотят поговорить.

    - Хорошо,- проговорил Бек. Он отошел от пулемета и взял у местного жителя автомат.- Иди и скажи ему, что представитель Великого Клиттман- на желает разговаривать с равным себе, если такой у них найдется.

    - Эй, Бек,- сказал я по-клиттманнски.- Ты же помнишь, что они сделали с теми, кого мы послали в прошлый раз.

    - Конечно, но сейчас другое дело. Давай, пошел.

    Местного жителя он подогнал хорошим толчком.

    Бедняга трясся от страха, но все же вышел наружу и смело пошел навстречу мерамиту с флажком.

    Вместе они смотрелись странно. Реаттцы в среднем были выше нас, но пришельцы с Луны были еще выше. В среднем рост их составлял от семи до восьми футов. Но вид у них был костлявый, хилый.

    Я даже удивился тому, что они вообще могут стоять вертикально. Позднее я узнал, что давалось им это действительно с трудом.

    Кожа их имела синевато-серый цвет, и такого же цвета была их военная форма. Их широкую грудь крест-накрест пересекали черние ремни портупеи, от чего внешность их делалась еще более зловещей и грозной. Парламентер не убил нашего местного жителя, как я ожидал, а стал слушать, и зеленый человечек, глядя снизу вверх, как ребенок на взрослого, передал ему наши слова. Мерамит кивнул, развернулся и ушел.

Через несколько минут парламентер вернулся с еще одним мерамитом, который надменно вышагивал впереди, хладнокровно переступая через тела своих убитых солдат. В отличие от парламентера, на нем был шлем с какими-то знаками, разобрать которые издали я не мог. Он остановился в нескольких ярдах от нашего передового «Джейна», расставил ноги, а большие пальцы рук засунул за ремень.

    Местный житель тем временем радостный вернулся назад в бункер.

    - Твоя очередь, Хармен,- сказал Бек довольным голосом.- Иди и прикинься важным. Скажи им, что мы представляем власти Клиттманна, другого, мира. Скажи, что у нас нет вражды к народу Мерамы, почему мы и не препятствовали захвату Реатта. Скажи, что такого же уважения мы ожидаем и от них. Затем скажи, что если он - простой офицер, то должен говорить с тобой на улице, а если он - лицо высокопоставленное и является вождем своего народа, то может войти в бункер и поговорить со мной. Дай понять, что я не буду заключать соглашений с мелкой сошкой.- Длинноволосый алхимик долго и задумчиво на него смотрел. Я подумал, что он и одним своим видом произведет на мерамитов сильное впечатление.

    Но алхимика уже слишком многое заставляли делать против его воли. Его втянули во множество дел, в которые он не хотел бы втягиваться, а теперь Бек еще заставлял вести вместо себя разговоры. Алхимику это не очень нравилось.

    - Я что, твой посыльный? - сказал он.- Твой мальчик на побегушках?

    - У тебя нет выбора,- заявил Бек.- Иди и делай, что я сказал.- Он помолчал.- А может быть, и есть выбор. Посмотри, может, сможешь устроить частную сделку с мерамитами, может, они дадут тебе большую лабораторию. Только помни, Хармен, я тоже обещал тебе большую лабораторию. Очень большую. Ты же знаешь, что мы задумали - так что служи моей цели.

    Все это Бек произнес ровным, спокойным голосом. Он явно намекал на какие-то личные беседы с алхимиком. Алхимик нехотя вылез из бункера.

    Я следил за тем, как он разговаривает с мерамитом. Мерамит был явно поражен внешностью алхимика. Темные очки, вероятно, убедили его, что мы действительно какие-то новые пришельцы. Наконец Хармен указал на бункер, задавая вопрос громким грубым голосом. Мерамит тоже заговорил громче, и по его губам скользнула презрительная улыбка. После краткого препирательства он пошел за Харменом к бункеру.

    Бек показал мне жестом, чтобы я оставался у «Джейна», так что получилось так, что я сижу над головой Бека, в то время как сам он сидит в мягком кресле в нише бункера. Чтобы войти, мерамиту пришлось согнуться чуть ли не вдвое. Когда он проходил мимо меня, я услышал какие-то смешные щелчки, но когда он прошел, я его уже не видел. Я продолжал наблюдение, слушая разговор у себя за спиной.

    Мерамит говорил по-реаттски, но резким, высокомерным тоном и голосом, который был необычно высок для человека таких размеров. У всех мерамитов, как я узнал впоследствии, такие же высокие детские голоса.

    - Я - командующий экспедиционными войсками,- сказал он.- Я пришел говорить с вашим командиром.

    Послышался скрип, это местные жители подтащили скамейку, чтобы мерамит сел.

    - Меня зовут Бекмат,- с подчеркнутой медлительностью проговорил Бек.- Садись.

    Вейли Мерамит сел.

    - Ты утверждаешь, что представляешь другую державу. Не земную?

    - Нет.

    - И не с Мерамы?

    - Нет.

    - Значит, с Марса? С Венеры? Я не слышал о том, чтобы кто-либо прибыл из тех миров.

    - Мы не оттуда. Наш мир ты не увидишь на небе. Но, хватит об этом. Моя претензия к тебе состоит в том, что ты разрушил эту деревню, которую я захватил.

    - Когда к нам в первый раз пришел твой парламентер,- ответил мерамит,- мы приняли его слова за ложь, за отчаянную попытку обмана, и поэтому наказание наше было более строгим, чем обычно. У нас есть причины не разорять страну полностью, но мы должны ее покорить. Однако теперь, когда мы увидели действие вашего оружия, а также то, что вид у вас не реаттский… здесь темно, однако вы защищаете глаза. Вероятно, свет вам неприятен?

    - Вы бы хотели иметь оружие? - спросил Бек, не обращая внимания на последний вопрос.

    - И у нас оно будет. Обязательно будет.

    Ответ мерамита прозвучал неожиданно. Я услышал судорожный вдох. Я обернулся и увидел, что мерамит сидит напротив меня, поджав колени, а его огромное плоское лицо искажается улыбкой. Это была самодовольная улыбка победителя. Бек, Хармен и два местных жителя согнулись вперед и упали на пол.

    Тотчас какой-то резкий запах ударил мне в нос и стал драть горло. Конечности начало покалывать.

    Я попытался пошевелиться и не смог. Мерамит выпустил в бункере какой-то газ, для него самого безвредный.

    Теряя сознание, я только успел подумать, что нас обхитрили. Мерамиту тоже были известны кое-какие методы. Нас облапошили.

VIII





  Высокие голоса. Неясный шум. Со всех сторон звуки щелчков.

    Я открыл глаза и обнаружил, что связан и лежу на земле. Я с трудом сел. Бекмат и Хармен уже очнулись и сидели рядом со связанными за спиной руками. Хармен, как он часто делал, склонил голову и ушел в себя. Бек поморщился, увидев, что я пришел в сознание.

    - Думаю, удержать Хешу было труднее, чем взять,- сказал он.

    Голова моя быстро прояснилась. Мы находились на одном из больших лугов за пределами Хеши.

    Кругом стояли транспортные платформы мерамитов. Всюду странной походкой, подпрыгивая, расхаживали серые тощие солдаты, обслуживали механизмы, каких я раньше не видел, или просто стояли.

    Каждый раз, когда они шли, раздавались щелчки. Только сейчас я заметил, что у всех у них на ногах прикреплены какие-то шины из металлических прутков. Когда мерамиты ходили, эти устройства работали, как поршни. Это меня озадачило, но тогда я не стал над этим думать.

    До нас долетел дым от горящей деревни. Я закашлялся, но вдруг увидел, что над нами стоит мерамитский офицер, который и усыпил нас газом.

    Я посмотрел на его плоское серое лицо: тонкие губы, большие, тяжелые челюсти, широкие скулы, необычно тусклый взгляд серых глаз, в котором не прочесть настроение или эмоцию, словно он вообще не принадлежит разумному существу.

Алхимик вдруг поднял голову.

    - Вот что значит у вас флаг перемирия,- сказал он с укором.

    Губы мерамита выразили презрение.

    - Хитрость - это оружие. Мы могли бы и не прибегать к ней. Мы бы могли подогнать более тяжелую технику и выбить вас. Но мы хотели получить ваше оружие неповрежденным.

    Он помолчал, затем продолжил:

    - Мы обыскали деревню в поисках вам подобных, но никого не нашли. Однако жители деревни упираться долго не стали. Они говорят, что у вас есть еще силы, которые отбыли несколько дней назад. Куда они направились?

    - Они еще о себе заявят,- сказал Бек. Голос его звучал словно издалека и не принадлежал ему.

    Я впервые почувствовал, что теряю уверенность в Беке. Он казался таким маленьким и жалким рядом с огромным мерамитом. Мерамит выслушал его ответ, посмотрел так, словно ничего не понял, затем оглянулся. Проследив за его взглядом, я увидел, что вдали что-то приближается, низко паря над землей. Это был большой цилиндр серебряного и медного цветов, заканчивающийся с обоих концов усеченным конусом.

    - Вас доставят в наш главный лагерь на центральной равнине Реатта,- сказал нам мерамит.- Там ваши ответы станут более вразумительными.

    Может быть, встретитесь с высокопоставленными лицами, как вы и хотели. Мне вас жаль. Мераме пленные нужны лишь для одного.

    Цилиндр сел на траву.

    - Вот ваш транспорт. Теперь посмотрим, чем вы сможете быть полезны для ротроксов.

    Нас схватили холодные руки и отнесли в цилиндр. Мы уселись на металлическую палубу и прислонились к изогнутому борту, а огромные солдаты нас охраняли. Послышался тихий гул, и машина поднялась в воздух.

    - Ну и что теперь будем делать? - грубо спросил я у Бека.

    Он беспокойно поерзал.

    - Все зависит от того, успели ли ребята добраться в Долину голубого пространства. Если мерамиты добрались туда раньше…- Он пожал плечами.

    Летели мы довольно долго. Где-то на середине пути наши конвоиры открыли в палубе люк и принялись с интересом смотреть сквозь него и улыбаться. Один конвоир посмотрел на нас и сказал что-то своим товарищам на странном языке. Его слова им понравились. Он подошел ко мне и подтащил меня к люку, чтобы я тоже мог посмотреть.

    Мы неторопливо летели над плоской равниной. По ней извивалась бесконечная колонна несчастных реаттцев, скованных вместе цепями. Многие из них были мертвы или без сознания, но товарищи их все равно волокли все дальше. Колонну конвоировали мерамиты на круглых платформах поменьше транспортных. До нас донеслись крики, визг и резкие удары плетей. Я увидел обращенные к нам и смотрящие на нас зеленые лица. По обеим сторонам от меня конвоиры тоненькими голосами жестоко хихикали.

    Затем они выдумали новое развлечение. Один схватил меня за ноги, а другой - под мышки и стали раскачивать меня над открытым люком. Меня обдувал ветер. Время от времени они делали вид, что отпускают меня. Я зажмурился. Я сомневался в том, что пара придурков из рядовых осмелится убить доверенного им пленного, но все-таки о манерах поведения мерамитов я же ничего не ведал.

    Мне стало страшно. Я почувствовал, как меня сильно качнули, затем почувствовал, что падаю, и грохнулся снова на палубу. Конвоиры хихикали.

    - Не волнуйся, Клейн,- негромко проговорил Бек.- Настанет и наш черед.

    Жители Реатта не строили городов. Их поселения лежали разбросано, цивилизация имела сельский характер. Но у них, конечно, имелись центры с большей концентрацией населения. Они и были у них вместо городов. Мы полетели над таким главным центром и через открытый люк могли кое-как разглядеть его. Он напоминал парк, простирающийся во все стороны до горизонта. Там были широкие аллеи, сады и рощи. Строений было мало, они стояли далеко друг от друга и представляли собой, в основном, высокие стройные зеленые башни.

    Вид был бы действительно прекрасен, если бы мерамиты не решили устроить здесь свой главный лагерь. По парку расползся лабиринт непрерывных низких, похожих на крытые переходы зданий, которые извивались между башнями, и все это очень походило на систему туннелей, построенных над землей. Цвет этих туннелей был серый, как и все у мерамитов.

    Я начал понимать, что у нас, жителей Каллибола, больше общего с мерамитами, чем с народом Реатта. Как и мы, они не любили открытых пространств. Они были горожанами, жестокими, хитрыми и практичными. Во всяком случае, намного злее нас. Я надеялся, что это значит, что они глуповаты, и, следовательно, Бек не упустит возможности воспользоваться этой чертой.

    Цилиндр начал снижаться и сел. Нас выволокли, затащили на круглую платформу, и мы въехали в  комплекс коридоров. Эти коридоры напоминали мне бесконечные казармы. Освещались они странным беловатым светом, совсем не похожим на дневное освещение. Встречавшиеся по пути мерамиты в военной форме смотрели на нас с недоумением.

    По тому, под каким наклоном в местах пересечений отходили некоторые коридоры, я заключил, что мерамиты также вовсю копали и под землю.

    Наверное, они тоже прятались от солнца.

    Нас швырнули в темное помещение, и мы полежали там некоторое время. Я спросил у Бека, есть ли у него какие-нибудь идеи. Он сказал, чтобы я не волновался, ждал его указаний, а если останусь один, чтобы я ничего не говорил, даже если они перейдут к грубостям. Я спросил у Хармена, есть ли идеи у него. Алхимик лишь хмыкнул.

    Дверь открылась, и Бека уволокли. Через некоторое время дверь снова открылась.

    - Кто тут Клейн? - спросил огромный солдат голосом мальчика.

    - Я,- ответил я, и меня тут же подняли на ноги и перерезали связывавшие их веревки.

    - Еще увидимся,- сказал я Хармену,- надеюсь.

    Меня провели по наклонно идущему вниз коридору в большое, довольно дорого обставленное помещение. Бек находился там, он был без защитных очков и от яркого света зажмурил глаза. Куртка и рубашка были с него сорваны. Из бока текла кровь, из того места, куда палач приложил свой инструмент. Палач стоял в стороне и все еще держал окровавленные щипцы.

    Но в этой сцене палач играл лишь второстепенную роль. Бек сидел лицом к мерамиту, имевшему размеры больше средних, возвышавшемуся за столом, на котором лежали какие-то непонятные предметы. Я тут же понял, что этот мерамит - большая шишка. За его спиной по стойке смирно стояли еще двое, которые, судя по их отличительным знакам, тоже имели высокий ранг.

    Бек кривился, превозмогая боль. Он с закрытыми глазами повернулся ко мне.

    - Это ты, Клейн? - спросил он, говоря по-клиттманнски. -Хочу, чтобы ты познакомился с вождем Инмитрином, командующим силами вторжения и одним из главных вождей там, на Мераме. Я настоял на том, чтобы ты присутствовал и был в курсе событий.- К мерамиту он обратился по-реаттски - Теперь можем говорить. Но вначале мои защитные очки.

    Вождь Инмитрин кивнул. Палач подошел и вложил Беку в руки очки. Бек надел их себе на глаза и медленно огляделся. Палач тем временем принялся накладывать на раны, которые сам же нанес, что-то вроде пластыря. Кровотечение остановилось.

    Инмитрин посмотрел на меня.

    - Твой вождь переносит боль и не отвечает на наши вопросы. Мы, ротроксы, уважаем людей, которые переносят боль. Тебя, однако, мы еще не испытали.

    - Они так знакомятся, Клейн,- сказал мне Бек мрачно.- Что-то вроде рукопожатия. Не думаю, что они на тебе станут отрываться.

    На мгновение я вспомнил Клиттманн. Я подумал о маленькой комнатке за гаражами, в которой мы обмотали одного парня проводами и включили ток. Это один из способов получать информацию.

    Бандиты вроде нас не чураются пыток.

    Когда я сравнил ту сцену с тем, что видел перед глазами, то понял, что есть различие. В Клиттманне мы были по-мужски прямы, пытка была лишь техническим приемом. А в манере этих огромных неуклюжих мерамитов было что-то противоестественное, женоподобное. У меня создалось впечатление, что все они фетишисты и прочие извращенцы.

    - Вы здесь для того, чтобы беседовать со мной,- сделал резкое замечание Инмитрин,- а не для того, чтобы переговариваться друг с другом. Ты говорил о выгоде нашей встречи, говори. Скажи, откуда вы прибыли.

    - У меня также много вопросов к вам,- дерзко ответил Бек.- Полагаю, у вас есть причины для вторжения в Реатт. Давай о них и поговорим.

    Инмитрин пожал плечами, словно это детский вопрос, ответ на который и так известен.

    - Разве это не очевидно? Племя ротроксов завоевало все страны и народы Мерамы, а теперь намерено присоединить к своей империи и Землю.

    Мы получим рабов, много богатств, те виды природных ресурсов, которых нет на Мераме. Скоро многие народы Земли почувствуют сапог ротроксов.

    - И вы решили, что Реатт станет идеальным плацдармом, так?

    Мерамит слегка нахмурился.

    - Реаттцы не очень искусны в военном деле… но ты ошибаешься, если считаешь, что они слабы.

    Ты нашел, что они слабы? Вероятно, против твоего оружия. Но в захолустной деревне ты не мог встретить реаттских воинов, авиацию и пехоту. Их-то мы и давили с таким удовольствием. К тому же война еще не закончена. За пределами границ Реатта собираются силы. Предстоит великая битва.

    Однако ничто не может противостоять мощи ротроксов.

    - Во всех битвах вы, конечно, победите,- сказал Бек, усмехнувшись, несмотря на боль,- но что потом? Если вам от империи нет пользы, нет смысла и создавать ее, ведь так?

Мерамит встал и с хрустом подошел к Беку.

    - Ты говоришь дерзко, но со знанием дела,- он на какой-то миг грозно склонился над Беком, словно вот-вот раздавит его своей огромной рукой.

    Мерамит задумчиво отошел.

    - Все так, как ты и говоришь. Реаттцев поражает какая-то болезнь, как только их берут в плен.

    Дух их ломается. Работать их не заставить. Они просто ложатся и умирают, как бы мы их ни били.

    - И вы действительно не знаете, почему это происходит? - спросил Бек с явной иронией.

    Инмитрин пожал плечами.

    - Дух их ломается.

    Бек усмехнулся.

    - Я так и знал! - обратясь ко мне, он сказал по-клиттманнски:

    - Эти люди немного туповаты. Они ничего должным образом не обследуют. Они даже не знают о «голубом пространстве».

    Обратясь снова к Инмитрину, он продолжал:

    - Я могу сделать из реаттцев полезных вам рабов. Я могу помочь вам победить в генеральном сражении. Реаттцы мобилизуют все свои силы, так как это их последняя попытка. Кто знает, может, вы и проиграете… без нашей помощи.

    - Как вы всего этого добьетесь? - спросил с подозрением мерамит.- Новым оружием? Новыми пытками для реаттских рабов?

    - Действовать будем тоньше. Реаттцы зависят от одного наркотика, который они постоянно принимают. Если они не могут его достать, то просто перестают быть собой. Захватывая какую-либо территорию, вы отрезаете ее от поставок наркотика.

    Вы уже видели, что тогда получается.

    Инмитрин строго посмотрел на своих офицеров, затем снова на Бека.

    - Ты говоришь правду? Или мне снова прибегнуть к пыткам?

    - Я говорю правду,- твердо заявил Бек. Он повысил голос.- Почему вы сами до сих пор об этом не знаете? Вы разве не интересовались, почему реаттцы вдруг заболевают?

    - Наша задача - завоевывать, а не интересоваться здоровьем рабов,- произнес Инмитрин, жеманно выражая презрение.- Если твое объяснение истинно, то мы назначим надсмотрщиков из реаттцев, чтобы они занялись этим вопросом. Члены племени ротроксов не марают рук подобными делами. Да и вообще, как только мы утвердим на Земле свою империю, мало кто из нас захочет проводить здесь время.- Он снова вернулся к столу и сел, лицо его сделалось унылым. Из-за особенностей черт почти нечеловеческих лиц мерамитов казалось, что он вот-вот расплачется.- Воздух здесь слишком плотный, все предметы очень тяжелые, а все очертания размыты, и все расплывчато. Вы, пришедшие из другого мира, вероятно, тоже видите, как Земля неприятна.

    Бек кивнул.

    - Рад, что в этом мы уже согласились. Вероятно, в других вопросах мы тоже сможем найти согласие. Я могу поставить вашим рабам и покоренному населению необходимый им наркотик, сделав условием получения наркотика сотрудничество и хорошее поведение. Наркоман сделает что угодно, что-бы получить… в общем, кажется, вы не знакомы с этим аспектом человеческих отношений. Я могу отрезать поставку от войск, которые вам сопротивляются, сведя их боеготовность почти к нулю. Этот наркотик, хотя вы этого еще не поняли,- средство, при помощи которого можно полностью покорить весь Реатт.

Бейли Бек помолчал, давая командующему время подумать. Наконец отчетливо и громко Бек произнес:

    - И этим средством обладаем мы, а не вы.

    - За такую дерзость ты должен умереть,- холодно сказал мерамит.- Все, что люди племени ротроксов хотят, они берут. Ты говоришь, что этот наркотик принадлежит тебе? Мы его у тебя отберем.

    Если надо, мы будем сами его производить, при помощи реаттских специалистов.

    - Боюсь, что нет.- Бек медленно и внятно рассказал о Долине голубого пространства, единственном источнике реаттской наркоты. Закончил он тем, что обратился ко мне:

- Клейн, скажи, какой приказ дан нашим ребятам, которые сидят в долине.

    - Все уничтожить и сжечь сады, если кто-нибудь попытается проникнуть в долину. Сделать это просто: долина не очень большая. Там должны появиться либо я, либо Бек, иначе «голубого пространства» больше не будет.

    - Тебе следует иметь в виду, что ребята у меня очень способные и всегда исполняют приказы,- вставил Бек.

    Инмитрин оглянулся и посмотрел на своих офицеров, словно прося совета. Один из них пошевелился.

    - То, что ты говоришь - смешно. Мы просто организуем выращивание этих деревьев в другом месте.

    - В другом месте они расти не будут,- объяснил я.- Долина образовалась в результате удара метеорита. В метеорите, должно быть, содержались особые минеральные вещества, благодаря которым деревья синтезируют наркотик, и это особый вид деревьев, который там и развился. В других местах они расти не будут. Думаю, если вы все-таки сумеете взять у наших ребят долину, то сможете там  найти какие-нибудь выжившие семена и сможете вырастить из них новый урожай, но на это уйдут годы.

    Большие метеориты падали иногда и на Каллибол. Всем известен тот случай, когда метеорит разрушил город Чингак и разбросал на мили вокруг радиоактивную пыль.

    - Можете сами проверить эти факты, расспросив реаттцев, что вам уже давно следовало сделать,- добавил Бек.- Ладно, ситуация ясна. Теперь обговорим условия.

    - Ты ведешь себя дерзко.

    - Я так не считаю,- сказал Бек, улыбаясь.- Мы здесь для того, чтобы помочь вам, а не навредить. У нас общие интересы. Да мы уже вам помогли. Вы узнали о наркотике «голубое пространство» и о том, почему ваши рабы не в состоянии работать.

    Вы даже можете узнать, где находится долина.

    - Ладно. Каковы же ваши интересы? - Инмитрин подался вперед. Я видел, что, несмотря на то, что он снисходительно отвечает на вопросы Бека, несмотря на просчеты и оплошности, типичные для этого народа, Инмитрин был тверд, расчетлив и беспощаден.- Но ты ведь еще не ответил на наши вопросы. Где ваша планета? Планируете ли вы тоже вторжение на Землю? Что вам здесь надо?

    - Наша планета так далеко, что на небе ее не видно,- ответил Бек.- Она в другой галактике, если вы знаете, что такое галактики. Есть особый способ попасть туда, и известен он только нам. Что касается остальных вопросов, то ответить на них я могу тоже абсолютно откровенно. И тогда вы поймете, почему можете мне доверять. Мы здесь не для того, чтобы завоевывать Землю - как раз наоборот.

    С моей планеты больше сюда никто не явится. Здесь только мы, кого вы захватили, и другие мои люди с еще более мощным оружием, какого вы еще не видели, в Долине голубого пространства. Мы изгнаны из своего мира. Мы хотим обосноваться здесь и, создав сильную армию, вернуться на свою планету и уничтожить своих врагов. Так что мы можем предложить вам не только средство с легкостью управлять Реаттом, но и целый новый мир, который вы сможете завоевать с нашей помощью. За это мы хотим, чтобы нам дали почетное положение в вашей империи.

    Казалось, что Инмитрин сейчас плюнет.

    - Люди других племен не пользуются почетом у ротроксов. Надо будет вступить в племя, принеся клятву верности.

    - Я согласен. Я дам клятву верности. Мы станем членами племени ротроксов.

    Инмитрин задумчиво на нас посмотрел. 

IX





     Через несколько недель я стоял с Бекматом, Инмитрином и тремя его высокопоставленными офицерами и через открытый борт их летающего цилиндра смотрел вниз на поле боя.

    Равнину с левого от нас края окаймляли пологие холмы, а справа - целый ряд оврагов. Все утро на эту равнину подходила пехота реаттцев и все ближе подбиралась к стоящим с краю поля колоннам ротроксов.

    Инмитрин посмотрел на все прибывавших реаттцев.

    - Их много, и они хорошо вооружены,- сказал он своим холодным, резким голосом.- Не может быть так, что твой план не удался?

    - Узнаем, когда начнется бой,- сердито ответил Бек.

    Мы пролетали на высоте примерно в пятьдесят футов над округлым холмом. Над полем парило еще несколько цилиндров, отбрасывая тени на зеленых реаттцев. У нас за спиной в цилиндре находилось переговорное оборудование ротроксов: овальные экраны бледно-голубого цвета, словно ледяные зеркала, установленные над серыми металлическими корпусами.

    Телевизионная система очень меня удивила, когда я впервые увидел ее в действии. Там, в Клиттманне, у нас были видеотелефоны, но изображение на них, если сравнивать изображение на приборах ротроксов, было мутным и расплывчатым. Ротроксы могли передавать и цветное изображение, но все цвета получались не те. Больше всего меня удивило то, что они умели передавать электромагнитные колебания без помощи проводов. На Каллиболе идея беспроволочной передачи звука или изображения не считалась практичной, у нас ведь не было ионосферы, как на Земле. А ротроксы использовали телевидение даже для связи со своим Советом вождей там, на Мераме.

    Смешно, подумал я, что ротроксы, опережая нас в одном, так сильно отстают в другом. Полагаю, при различных условиях жизни техника развивается по-разному.

    Я взял оптическую трубу, чтобы посмотреть на лица реаттцев. Вопреки нашим ожиданиям, реаттцы не казались очень уж растерянными. Я знал, что Бек обеспокоен. От исхода этой битвы зависит многое.

    Я стал вспоминать события последних недель.

    Сделка Бека принесла хорошие плоды. Ротроксы позволили ему послать меня с телевизионной камерой в Долину голубого пространства, я прибыл туда и обнаружил, что Грейл, Рит и Хассманн прочно  держат ее в своих руках. Торчок-Тон тоже был там - мои пули его не задели,- но он находился в полусознательном состоянии. От вещества, которое он теперь принимал, Тон пребывал в постоянном трансе.

    Лицо его теперь всегда имело мечтательно-таинственное выражение.

    Бек сразу проявил свой талант организатора. Он составил план распределения «голубого пространства» среди подвластного ротроксам населения и прислал мне подробную инструкцию, в которой говорилось, что и сколько давать каждому приходящему за товаром распространителю. Используя и реаттцев, и мерамитов, он уже создавал целую сеть по распространению наркотика. Бек сразу начал прибирать себе все больше власти.

    Он производил на ротроксов сильное впечатление. Их всегда восхищал успех, независимо от метода. У Бека был талант общаться с ними, и они принимали его предложения. В результате все мы (за исключением Тона и Хармена) принесли клятву верности, смешав нашу кровь с кровью самого Инмитрина. Церемония была довольно сумбурной, и рана у меня на руке еще не зажила. Но теперь мы принадлежали к племени ротроксов.

    Инмитрин попытался забрать Долину голубого пространства в руки ротроксов. Бек твердо воспротивился этой идее, и мерамиты, поняв, что мы все же опасаемся полностью им доверять, не стали настаивать. И сейчас Рит и Хассманн находились все еще там, чтобы никто не провернул за нашей спиной ничего.

    Бек сразу прекратил поставки наркотика армии, которая собиралась у границы. То, что армия тотчас не попыталась окружить долину и взять ее,- еще один пример неумения реаттцев. Но уже стало ясно, что у них имеются запасы наркоты. Возможно, недостаточно для полного счастья, но запаса хватало, чтобы не валиться с ног. Бек практически обещал захватчикам победу, и если они ее не получат, отношение их к нам изменится. Они могут даже нас поубивать. Но с другой стороны, если они победят, то станут относиться к нам, как к братьям.

    Стараясь подорвать моральный дух противника, Бек подослал к ним агентов, чтобы распространить слух о том, что им дадут «голубое пространство», если они побросают оружие, сдадутся или просто проиграют бой.

    Инмитрин тоже смотрел в оптическую трубу, но разглядывал не землю, а небо.

    - Браг наступает,- объявил он.- Бой начинается.

    Он отошел в глубь цилиндра и заговорил на резком языке ротроксов по телевизионному переговорному устройству. В небе, довольно высоко, показалась эскадрилья истребителей реаттцев. Они были похожи на самолеты, которые я уже видел, но были меньше и перемещались быстрее. Одновременно от войска внизу донесся мощный крик, и пехота двинулась вперед.

    Примерно полдюжины летающих цилиндров, которые все это время безобидно парили над армией, начали сбрасывать взрывчатое вещество и бомбы с газом. Газы - их не стали использовать интенсивно из опасения, что они могут достичь нашей стороны - почти тут же уносились дувшим над равниной резким ветром и большого вреда не причиняли.

    Бомбы с взрывчатым веществом разрывались красным дымным пламенем и поражали каждый раз человек по двадцать.

    Меня немного удивило то, как вяло проводится бомбардировка. Почему ротроксы не послали на реаттцев сотни напичканных бомбами летающих цилиндров и не уничтожили армию с воздуха? Но когда я посмотрел, какое наземное вооружение используют обе стороны, я понял, что все они страдают косностью мышления. В сознании и мерамитов, и реаттцев война - это прежде всего ближний бой. Ни мечущие огонь копья ротроксов, ни стреляющие дротиками ружья реаттцев не обладали точностью на дальней дистанции, да и их убойная сила была мала. Сражающиеся подкрадывались друг к другу на близкое расстояние или палили друг в друга в упор и, если ничего не получалось, быстро хватались за ножи. Такой стиль ведения боя мало учитывал возможности оружия, которое мы привезли с собой с Каллибола.

    Удивительно скоро истребители были уже рядом с нами. Они могли очень ловко маневрировать в воздухе. В передней части фюзеляжа, прямо под кабиной, у них находились пусковые установки ракет.

    Ротроксы явно с уважением относились к этим истребителям. Их собственные истребители были менее маневренны, и они были подняты в воздух в самом начале вторжения на Землю. Благодаря численному превосходству истребителям ротроксов фактически удалось уничтожить воздушные силы реаттцев, но большой ценой. Сейчас мы видели то, что осталось от авиации обороняющейся стороны, и ротроксы решили не выставлять против них свои летающие машины.

    Взамен Бек предложил наши услуги. Сейчас он подал мне сигнал. Я взобрался по трапу. Одновременно борт цилиндра закрылся, как глазное веко, оставив лишь узкую горизонтальную щель вдоль всего корпуса. Я забрался на небольшую платформу, установленную на цилиндре. На ней находилась снятая со шлюпа пушка системы «Хаккер» с броневым щитом и полным боекомплектом.

    Я устроился перед пушкой и хорошенько огляделся. Истребители атаковали цилиндры и сбивали их, как кегли. У других цилиндров, кроме нашего, не было никаких средств защиты. Я увидел, как в один из них попали ракеты, как он опрокинулся и разбился о землю.

    Я быстро развернул «Хакер». В мою сторону несся истребитель и уже нацеливал на меня свои ракеты. С «Хаккером» я обращаюсь неплохо. Я прицелился и нажал на гашетку. Орудие загрохотало.

    Истребитель превратился в облако огня, и в стороны полетели его обломки. Я заулыбался и стал, разворачивая «Хаккер», осматривать небо. Платформа подо мной была твердой, как скала, даже не покачнулась от взрыва. Настроение мое улучшилось.

    Большинство цилиндров уже падало. Я подстроил прицел и ударил по самолету, который на расстоянии полутора миль от меня как раз выходил из пикирования после атаки. В цель попало лишь несколько снарядов, но у истребителя отвалилось крыло, и он, кувыркаясь, полетел вниз.

    Эти истребители были маневренны, но очень непрочны. От одного попадания они разлетались вдребезги. Только после того, как я сбил еще один истребитель с довольно большого расстояния, противник понял, откуда исходит опасность. И вот два истребителя развернулись носом ко мне и начали быстро приближаться. Над головой просвистела ракета и взорвалась недалеко от меня. Через мгновение подлетел пославший ее истребитель, весь в огне и уже разваливающийся на части от моих выстрелов. На цилиндр плеснуло горящее топливо. Несколько секунд я не мог сориентироваться и ничего не видел.

    Вдруг я заметил, что на меня с ревом летит второй истребитель, и я тут же попытался навести на него свой «Хаккер». Но не успел я нажать на гашетку, как самолет разлетелся на куски.

    Я посмотрел на землю. Это стрелял ротрокс из «Хаккера», находящегося в шлюпе, который только что появился из укрытия в правой части поля боя. Я с удивлением вдруг понял, что, вероятно, жизнью обязан одному из этих серых чудовищ.

    Оставался только один истребитель, да и тот во всю рвал когти. Я решил вернуться внутрь цилиндра, из-за корпуса цилиндра мне была плохо видна земля, а я хотел посмотреть, что там происходит.

    Теперь, когда воздушная атака миновала, борт снова был открыт. Я спустился в цилиндр, кивнул Беку и посмотрел через борт.

    Шлюп присоединился к бою в самый нужный момент. Реаттская пехота уже вплотную подошла к колоннам мерамитов, выстроенным диагональю, и фронт быстро превратился в кровавое месиво, ограниченное с одного фланга линией холмов. С тыла к незащищенным резервным силам реаттцев и ворвался шлюп.

    За рулем сидел Грейл. Орудия обслуживали предварительно обученные нами ротроксы, для размещения которых нам пришлось демонтировать часть оборудования.

    По моим подсчетам с каждой стороны было задействовано примерно по десять тысяч бойцов. Вооружение шлюпа имело просто опустошительное воздействие на толпы реаттцев. «Джейны» и «Хаккеры», а также ручные автоматы, стрелявшие из амбразур, косили реаттцев сотнями. Грейл вел шлюп, ни на что не глядя, давя горы трупов и стараясь поглубже забраться в толпу.

    Ответить реаттцам было нечем. Они толкали друг друга и толпой разбегались от грозной машины. Некоторые, более сообразительные, находящиеся подальше от линии фронта, начали готовить более тяжелое вооружение, стреляющее разрывными зарядами, но мы действие этого оружия уже проверяли и знали, что много вреда оно не принесет. Взрывчатое вещество, используемое как на Земле, так и на Мераме, обладало малой мощностью. Броня шлюпа выдерживала такие взрывы.

    Рядами реаттцев овладел страх, затем началась паника. Появление незнакомого и, по всей видимости, непобедимого оружия сломало их и без того уже пошатнувшийся моральный дух. По команде офицеров ротроксы перешли в наступление, и их огненные копья стали выплескивать каскады расплавленного металла на ряды зеленых людей. Длинные стройные шеренги выставленных вперед копий мерно, неумолимо шли вперед. Реаттцев уже оттеснили к склонам холмов. Казалось, что они вот-вот сломаются, но каким-то образом, каким-то чудом, они остановились и начали перестраиваться, несмотря на творимую шлюпом мясорубку. Нашим артиллеристам было приказано вести огонь, пока есть боеприпасы, и это означало, что, кроме нескольких ящиков, припасенных в Долине «голубого пространства», у нас вообще ничего не останется.

    На вершине холма вдруг появился новый отряд ротроксов. Но это были не воины, а механики. Они установили несколько громкоговорителей и направили их в сторону линии фронта. Раздался громкий голос, голос реаттца, найденного Беком предателя.


«ЛЮДИ РЕАТТА! БОЙ ПРОИГРАН! СЛОЖИТЕ ОРУЖИЕ! ВСЕМ ТЕМ, КТО СДАСТСЯ, БУДЕТ ВЫДАНО «ГОЛУБОЕ ПРОСТРАНСТВО», И ВСЕХ ИХ С МИРОМ ОТПУСТЯТ ПО ДОМАМ!»


    Слова эти повторялись все снова и снова. Вначале на них не обращали внимания, затем некоторые послушались. Вскоре искушение уже распространялось, как пожар. Как Бек и рассчитывал, тысячам реаттцев был крайне необходим наркотик.

    Они были готовы воевать, надеясь на победу, но сейчас, когда надежда улетучивалась, воля их ослабла. Солдаты начали бросать оружие и, покачиваясь, взбираться на холм. Я обернулся и увидел, как зловеще улыбается Инмитрин.

    - Разложение началось! - проговорил он тоненьким голоском.- Думаю, битву мы выиграли, брат Бекмат.

    Мы с Беком переглянулись. Несмотря на то, что мы породнились с их племенем, до этого момента Инмитрин не употреблял слова «брат». Теперь мы поняли, что нас по-настоящему приняли к себе.

    Шлюп внизу затих, боеприпасы закончились.

    Три тысячи реаттцев взяли в плен, еще несколько тысяч бежало. Ротроксы отвели пленных в огромный загон. Командный цилиндр, из которого Инмитрин руководил битвой, опустился на холм перед загоном. Загон окружало плотное кольцо солдат ротроксов.

    - Ты действительно собираешься дать им «голубое пространство» и отпустить по домам? - спросил я.

    Инмитрин взглянул на меня, подняв брови.

    - Это самые непокорные из всего Реатта. Пока они живы, от них нужно ждать одних неприятностей. Обещание, данное врагу, не есть обещание.

    Через открытый борт цилиндра он отдал приказ одному из офицеров. Кольцо солдат открыло огонь по пленным из своих мечущих огонь копий. Безоружные пленные заметались из стороны в сторону, стали кричать, стонать. Массовое убийство шло вовсю, и все сильнее пахло горелым мясом.

    Я вопросительно посмотрел на Бека. Он пожал плечами. Так что больше я не стал думать над этой проблемой.

    В глубине души я понимал, что мы уничтожаем красивую, утонченную культуру во имя злой и отталкивающей. Но воспитание и опыт прекрасно научили меня, что красота и утонченность не важны.

    Важны сила и действенность. 

X





    - Не впадай в заблуждение насчет ротроксов, Клейн. Они просто обладающие техникой дикари - и все. У них племенной строй, как у кочевников на Каллиболе, и они не городские жители, как мы.

    Я постоянно выражал свою озабоченность тем, с какой скоростью Бек влезал в новую администрацию Реатта. Я считал, что ротроксам не понравится то, что он берет дела в свои руки и успешно их выполняет.

    - По-моему, они похожи на горожан,- ответил я.

    - Ну да. Только потому, что они соблюдают дисциплину и любят всеми командовать. Эти крытые лабиринты, которые они строят, впечатляют, но, в сущности, это то же самое, что земляные норы, какие роют животные. Они ни за что не сообразят, как управлять крупным городом вроде Клиттманна, им не понять даже того, как организовать фабрику. Поверь мне, Клейн, в Основании они были бы швалью, людьми третьего сорта.

    Секретарь-реаттец положил перед Беком еще один свиток. Он был испещрен беглым местным письмом, которое Бек еще не одолел. Секретарь зачитывал ему документ вслух, а сам он следил, как мог, по тексту. Наконец Бек кивнул и поставил на документ свою печать.

    - Вообще-то идея у них есть,- продолжил он,- но нет опыта. Понимаешь. На Мераме у них естественное племенное подчинение. Каждый молодой ротрокс приучен соблюдать племенной порядок и на первое место ставить свой народ. Они воюют с другими племенами, но других конфликтов почти нет. Нет внутреннего напряжения. Следовательно, они не отточили друг на друге свой ум, как сделали это мы.- Он усмехнулся.- На Грязной улице Инмитрин не протянул бы и пяти минут. Даже здесь, в Реатте, ротроксы все время путались. Поверь мне, им повезло, что мы подвернулись, и они это понимают.

    Может быть, Бек и прав, подумал я. Империя в понимании ротроксов - это покорное население и огромная дань в форме сырья, товаров и рабов. Но, подавив волю реаттцев, они уже не знали, как обеспечить выполнение приказов. И Бек тут же занял эту пустующую нишу.

    Секретарь-реаттец вышел. Секретарю тоже было нелегко читать документ, так как свет в кабинете у Бека был таким, чтобы мы, клиттманнцы, могли обходиться без темных очков.

    Я как раз только что вернулся после того, как ездил организовывать небольшую фабрику в пятидесяти милях от того места. Это была первая из задуманных Беком. Эта фабрика должна будет выпускать всего лишь боеприпасы для наших «Хаккеров»,

    «Джейнов» и ручных автоматов. Через несколько недель шлюп снова будет в полной боеготовности.

    Фабричное производство для реаттцев было в новость. Сами они все производили единично, кустарно. Но я был доволен, так как неплохо поработал с имеющимся материалом. Все пойдет как по маслу, как только наладим производство станков. Бек пообещал, что у ротроксов будут собственные «Джейны» и «Хаккеры».

    Хармен все еще оставался там и проверял качество продукции. Услуги его были неоценимы, в технике он разбирался лучше всех. Я, например, даже точно не знал, что там за состав в патронах и снарядах. Старый алхимик, конечно, не был заинтересован в наших делах, но Беку каким-то образом всегда удавалось уговорить его помогать нам.

    Если не считать Хармена, Бек и я были одни.

    Грейл, Рит и Хассманн отвели шлюп в Долину голубого пространства. Их присутствие там, как заметил Бек, еще некоторое время наш козырь.

    - Не знаю, почему,- сказал я,- но мне как-то неловко отдавать приказы этим огромным мерами- там. На их месте я был бы недоволен.

    Бек пожал плечами.

    - Они это видят иначе. Официально я здесь еще не начальник. Главный - Инмитрин, а мы всего лишь часть его штата. Я же тебе говорил, ротроксы приучены подчиняться, к тому же я действую от имени Инмитрина, а не от нашего. Позднее, когда станем действовать независимо, тогда могут появиться неприятности. Но мы с ними справимся.

    Бек склонился над своими записями.

    - Сейчас наша главная задача - дать реаттцам ощущение некоторой стабильности. Теперь, когда они снова начинают получать «голубое пространство», они могут вдруг сделаться непокорными, тогда Инмитрин снова приступит к их подавлению. Это нам во вред.

    - Инмитрин потребовал сразу миллион рабов.

    Мы сумеем убедить его снизить число?

    - Он не поймет. Его начальникам на Мераме не терпится, чтобы ротроксы стали народом-воином, и им не пришлось бы больше работать. Мы наберем миллион, взяв из дальних регионов целые общины.

    Тогда это будет заметно. Мы всегда можем пустить слух, что каждый, кого пошлют на Мераму, отработав там определенный срок, вернется на Землю.

- Кто в это поверит? - сказал я.

    - Не торопись, может быть, со временем мы так и устроим. Ротроксов волнует лишь результат.

    Они хотят, чтобы успех был наглядным, и мы все делаем для этого.

    - Никогда бы не подумал, что ты когда-нибудь будешь сглаживать острые углы,- сказал я с улыбкой.

    Бек ухмыльнулся.

    - Я многому научился из тех старых книг, которые Тон приносил от Хармена. В них это называлось искусством управлять государством, то есть искусством манипулировать обществом. Знаешь что, Клейн? Кажется, мне здесь нравится. Здесь есть простор для маневра. В Клиттманне было, как в барокамере!- он засмеялся.- Это подводит меня к другому вопросу, который я хочу тебе поручить.

    Бек помолчал.

    - Я узнал кое-что интересное. У реаттцев, кажется, был национальный лидер по имени Дальго, которого убили во время первой волны вторжения ротроксов. Жена его еще жива и живет тут прямо у нас под носом. Для реаттцев она, по-видимому, все еще что-то вроде символа. Она может оказывать большое влияние.

    - А почему ротроксы ее еще не убили? - спросил я.

    Бек нахмурился.

    - Ты ожидал, что убьют? Как бы то ни было, сходи к ней, Клейн. Может быть, она нам будет как-нибудь полезна.

    Госпожа Палрамара жила в одной из зеленых башен, которые в большом количестве расположились на главной равнине Реатта. Реаттцы это место называли словом, которое означало просто «Парк».

    Теперь крытые переходы ротроксов уже переросли Парк, насыпной лабиринт растопырил щупальца, охватил красивые сады и оплел их, словно чудовище.

    Ротроксы предпочитали строить крытый коридор вместо открытой дороги. Мой шофер-ротрокс повез меня в моем личном автомобиле по лабиринту коридоров. Мы выехали через боковые ворота, и скоро подъехали к той самой башне, высокой и стройной, высотой футов в сто, стоящей на мягкой траве.

    Я велел шоферу подождать и пошел к овальной двери, ведущей в башню. Внутри ее окутывала зеленая тень. Я вошел в дверь и почувствовал, что пол вдруг начал подниматься. Вокруг чередовались то свет, то тень, и то и другое зеленые. Лифт вскоре остановился и дверь открылась - Входи, пожалуйста,- раздался спокойный мелодичный голос.- Мне сказали, что ты придешь.

    Я медленно вошел в помещение, расположенное в самой верхней части зеленой башни. Такого красивого помещения я еще не видел. Оно не было большим, но казалось просторными и свободным.

    Все контуры были сглажены, окна широки и изящны. Стены были светло-зелеными. Мебель и украшения - зелеными более темного оттенка и отсвечивали розовато-лиловым, который сочетался с цветом глаз стоящей там женщины.

    Помещение видел я лишь мимоходом. Взгляд мой был тут же прикован к госпоже Палрамаре.

    Все реаттские женщины грациозны, но она кроме грации обладала чем-то еще. У нее не было склонности к худобе, в отличие от большинства ее соотечественниц. Ее зеленое тело было полным, округлым и мягким. Лицо - нежное и доброе, взгляд - удивительно чист, зрачки - расширены от больших доз «голубого пространства». Вам сразу становилось понятно, что она сдержанна, уверена в себе. Вид ее был грустным, но не подавленным. Ее розовато-лиловое платье подчеркивало каждый изгиб тела и акцентировало любое движение.

    - Ты ведь один из тех, что пришли из неизвестного мира? - спросила она спокойно.- Вы слуги ротроксов?

    Я оторвал от нее взгляд, чтобы оглядеть помещение. Учитывая ее положение, я не мог исключать возможности покушения, тем более, что она - женщина. Я уже встречал женщин, которые нападали на мужчин. Я подошел к окну и стал разглядывать эту странную смесь архитектурных стилей реаттцев и ротроксов.

    - Свет слишком ярок для тебя? - спросила она.- Я слышала о вашей чувствительности. Попытаюсь быть более гостеприимной…

    Она подошла к столу и что-то там сделала.

    Оконные стекла вдруг замерцали и приобрели цвет сепии. В помещении сделалось лишь немного темнее, но качество освещения каким-то образом изменилось. Я попробовал приподнять очки и обнаружил, что могу смотреть, не испытывая ни малейшего неудобства.

    - Так лучше? - спросила она.- Для меня та- кого освещения тоже достаточно. Все дело в выборе нужной частоты.

    Я улыбнулся ей и положил очки в карман.

    - Ловкий фокус.

    - Просто еще одно средство сделать жизнь приятной.- Она перешла в другой конец помещения, словно затем, чтобы лучше меня рассмотреть, прислонилась спиной к стене, а ладони положила на небольшой проходивший вдоль стены горизонтальный уступ.

    - Для твоего народа это много значит, да? - сказал я.- Создавать красивое окружение. Делать жизнь красивой.

    - Лучше, чем завоевывать и покорять. К сожалению, одни качества развиваются в ущерб другим.

    Мы не сумели защитить себя от ротроксов. Что ты от меня хочешь?

    - Буду откровенен, госпожа Палрамара. Реатт завоеван, и тебе придется это признать. Но мы могли бы облегчить положение твоего народа. Ротроксы мне и самому не очень нравятся, но у нас есть причины с ними сотрудничать. И мы не хотим разрушать ваш образ жизни без необходимости. Мы слышали, что в Реатте ты пользуешься уважением. Может быть, ты могла бы нам помочь. Мы могли бы назначить тебя на какую-нибудь официальную должность. Это снова дало бы людям ощущение безопасности. А ты, в свою очередь, помогала бы нам проводить наши программы.

    - Думаешь, ротроксы это позволят? - произнесла она резко.

    - Думаю, да. Они приняли все наши предложения.

    - Ты не понял. Женщины не занимают официальных должностей ни в Реатте, ни на Мераме. Мое влияние, если оно вообще существует, другого рода. Я не могу занять место своего мужа… тем более, когда он жив.

    Я от удивления поднял брови.

    - Разве твоего мужа не убили в самом начале войны?

    Она пронзила меня своим ясным взглядом. Затем отвернулась и стала смотреть в широкие окна.

    Мне сделалось интересно, всегда ли она так накачана «голубым пространством», как сейчас. Этот наркотик даже трагедию превращал в поэтическое переживание. Я решил, что таким образом ей легче переносить то, что с ней случилось.

    Она заговорила низким, бесстрастным голосом.

    - Они пришли в начале лета. Для нас это стало летней войной. С неба, сверкая на солнце, спускались цилиндры из алюминия и меди. Что мне было делать? Ты явно не понимаешь роли женщины в нашем мире. Я осталась здесь, в этом помещении, стала изо дня в день переставлять украшения, что-бы создавать приятное разнообразие, как того требует обычай. А в окно я видела, как самолет моего мужа врезался в землю.

    - И он не погиб?

    - Многие посчитали, что он погиб, но он остался жив, хотя и оказался ранен. Ротроксы выволокли его из-под обломков и забрали на Мераму, где и держат в плену. Раз в тридцать дней они показывают мне его по телевизору, хотя он об этом не знает.- Она указала на находящийся в углу круглый экран.- Иногда они пытают его у меня на глазах.

    - И ты смотришь? - удивился я.

    - А что мне делать? Если я не стану смотреть, они все равно будут его пытать. По традиции ротроксам нельзя проявлять милосердия к побежденным. Если хочешь мне помочь, то пусть они отпустят моего мужа.

    Я молча помотал головой.

    - Не думаю, что смогу это устроить. Он ведь народный вождь.

    - Конечно, не можешь.- Она посмотрела на меня тусклым, кротким взглядом.- Видишь, как я беспомощна. Надеюсь, вы действительно облегчите положение Реатта, но помочь вам я не могу.

    Тут мне явно нечего было делать. Мне не хотелось уходить, но я никак не мог придумать предлог остаться. Я неохотно повернулся, чтобы уйти.

   В дверях она меня остановила.

    - Тем не менее, твои… планы меня заинтересовали. Если захочешь сообщить какие-нибудь новости или задать вопросы - добро пожаловать.

    Что-то дрогнуло во мне, когда я услышал приглашение. Я кивнул и ушел.

    Я никак не мог выбросить из головы эту реаттскую женщину. В Клиттманне все знакомые мне женщины были грубы и скандальны. Госпожа Палрамара была не такой. Она обладала качествами, каких я раньше не встречал в женщинах.

    И я действительно снова пришел. Затем начал посещать ее регулярно. Мы говорили часами без перерыва. Я ей все рассказал о Клиттманне и о том, как мы оказались на Земле. Но о Бекмате я много не говорил: инструмент неохотно говорит о направляющей его руке.

    Она, в свою очередь, рассказывала о своей жизни до того, как пришли ротроксы. В рассказе все выглядело действительно хорошо: легкая, приятная жизнь, где все возможности находят свое проявление, жизнь без нагрузок и нервного напряжения, совсем не так, как в Клиттманне. Думаю, у них бы я не ужился - я уже укоренился в своих привычках и не мог бы сделаться мягким,- но все равно время, проведенное в той красивой зеленой комнате, оказывалось лучшей частью дня.

    Я очень долго к ней не притрагивался. Я, естественно, не робкий. Никто бы меня не остановил, да и ей некому было пожаловаться. Просто это было совершенно новым ощущением - находиться рядом с такой женщиной, как оне. Но зачастую ее сознание почти полностью выкл очалось от «голубого пространства», и случай мне представился.

Она начала принимать наркотик все чаще и чаще. Я понимал, что она уже намного превысила норму - большинство принимало его лишь от случая к случаю. Однажды вечером она отключилась прямо на полуслове. Я поднял ее с пола. Я стоял там, держал ее на руках, и кровь моя закипала. Я по лесенке отнес ее в расположенную под главным помещением спальню.

    Я знал, что с ней все будет в порядке. «Голубое пространство» никому особого вреда не приносит. Я положил ее на диван. Палрамара пошевелилась, открыла свои большие глаза и посмотрела на меня сонным взглядом. Я понял, что она даже не поймет, кто я такой, что может даже спутать меня со своим мужем. Некоторое время я боролся с искушением и наконец поддался своему стремлению. Я опустился на нее и погрузился в мягкое, теплое ложе блаженства.

    Когда я рассказал Беку о том, что народный вождь все еще жив, он недоверчиво покачал головой и сказал:

    - Эти придурки мстить определенно умеют.

    Позднее он спросил меня, куда это я все хожу по вечерам, я ему и рассказал.

    Бек потер свой подбородок.

    - А муженек на Мераме, да? Знаешь что, Клейн, что если мне попросить Инмитрина всадить в него ради тебя пулю?

    Я понял, как далеко зашли мои чувства к Парламаре тогда, когда вдруг заметил, что начал надеяться, что придет наконец известие о смерти этого бедного придурка Дальго.

    - Неплохая мысль,- тотчас сказал я. Но голос мой прозвучал неуверенно.

    - Конечно, он прикончит его как-нибудь помедленнее. У них такая традиция.- Бек многозначительно почесал свой бок там, куда впивались щипцы палача.

    Я долго молчал.

    - Брось, Бек,- сказал я, наконец.- Будь добр, оставь все, как есть.

    - Конечно, Клейн. Все, как ты пожелаешь.

    Больше Бек об этом не заговаривал. Мы были заняты созданием новых организаций, штат которых состоял в основном из реаттцев, а мерамиты присутствовали лишь символически - эти серые великаны вообще мало что делали. Мы взяли Рита из Долины голубого пространства, чтобы он обучил реаттских механиков делать клиттманнское оружие. У нас уже работал экспериментальный цех. Теперь мы были готовы расширить производство, запустив настоящую фабрику.

    Бек был убежден, что как только оружие начнет сходить с конвейеров и поступать к ротроксам, мы добьемся их полного доверия. Все их подозрения относительно наших целей окажутся рассеяны; и более того, мы вместе сможем назначить примерную дату вторжения на Каллибол, а вторжение и было главной целью Бека.

    Бек все чаще оставался у себя в кабинете, а выполнять всю тяжелую подготовительную работу взвалил на меня. Я приобрел огромный опыт. Бек, как всегда, быстро схватывал технические новшества и уже создавал телевизионную сеть, благодаря которой мог следить практически за всем в Реатте. Куда бы я ни направлялся, телевизионное изображение Бека было рядом, стоило связаться.

    Организация фабрики - дело трудное. Наблюдать за всеми работами Бек посылал меня вместе с Ритом и Харменом. Территория должна будет охраняться воинами ротроксов, чтобы продукция не попала не в те руки, но вся фабрика управлялась реаттскими инженерами - представителями новой элиты, создание которой задумал Бек. Фабрика находилась милях в пятидесяти от Парка. Я провел на ней примерно четыре недели, налаживал производство и добивался необходимой дисциплины. Под конец этого срока реаттцы начали понимать, что от них требуется, но я был вымотан.

    Когда я вернулся в Парк, Бека у себя не было.

    Я сразу направился в башню Палрамары, страстно желая отдохнуть в своем самом любимом месте на этой планете. Лифт плавно, словно через толщу воды, поднял меня сквозь зеленые тени. Я вошел в помещение с большими окнами.

    Бек был здесь, сидел на диване под одним из окон. Он был по пояс голым. Рубашка и ботинки валялись в другом конце комнаты. Палрамара тоже была тут. Она заметила, что я вошел, но не посмотрела на меня, а просто отвернулась и стала глядеть в окно.

    Ситуация читалась ясно. Никаких речей было не нужно.

    - Сколько ты уже здесь? - спросил я прямо.

    - Да пару недель, то прихожу, то ухожу. С тех пор, как решил взглянуть на эту бабу.- Бек почесал свою волосатую грудь.- Я выяснил, почему ротроксы ее не прикончили, Клейн. У них, похоже, есть одна традиция: победитель пользуется женой побежденного вождя. Мило, да? Инмитрину на земных женщин наплевать, так что он оставил ее в покое.

    - Да, но ты почему здесь? - резко спросил я.

    - Как же, я выполняю теперь работу Инмитрина. Ты отлично поработал на фабрике, Клейн. Когда с конвейера сошла первая партия «Хаккеров», Инмитрин взял ее с собой на Мераму, чтобы показать  Совету племени. Ему на Земле не очень нравилось, так что он убедил Совет назначить вместо него комендантом меня. Так что на меня распространяется требование традиции. Я должен выполнять свою обязанность теперь, раз уж я практически член Совета ротроксов.

    - Ну да,- презрительно усмехнулся я.- Ты ведь всегда уважал традиции.

    Бек неприятно улыбнулся.

    - Ей не так уж и плохо. Взгляни на это иначе: с ней мог бы быть Инмитрин.- Он непринужденно отхлебнул из бокала.- Ладно, Клейн. Поговорим утром. Приходи ко мне в кабинет пораньше. У нас много работы.

    В голове у меня шумело. Пистолет так и хотел прыгнуть из кобуры в руку. Если бы это был кто-нибудь другой, Грейл или даже Рит, я бы застрелил его, не раздумывая. Но сейчас я был парализован.

    Я стоял и злобно смотрел. Наконец, не говоря ни слова, удалился.

    Я явился рано утром, как Бек и просил. Когда я вошел, он мне кивнул. Телеэкраны, выставленные вдоль одной стены, все светились и показывали в основном безлюдные картины различных частей Реатта и цехов фабрики - мы еще не ввели ночную смену.

    - Клейн,- сказал Бек.- Думаю, нам надо организовать школу для юных реаттцев…

    - Хватит,- перебил я.- Найди себе другого козла отпущения. Я ухожу.

    Бек недовольно на меня посмотрел.

    - Уходишь, Клейн? И куда уходишь?

    - Сам об этом позабочусь. Просто пришел сказать. Грейл в любом случае больше тебе подойдет.

    - В общем, может быть, и да. Во всяком случае, он бы не потерял головы из-за бабы.

Я посмотрел ему прямо в глаза. Я понимал, он чувствует, как я его ненавижу.

    - Ты ведь специально так поступил, да? - произнес я с укором.

    - Что ты хочешь? Девушек? Бери, сколько хочешь. Я тебе их кучу приведу. Здесь, в Реатте, ты можешь брать все, что захочешь, при условии, что это тебя не станет отвлекать. Ты очень важен для меня, и я не допущу, чтобы что-то тебя у меня отнимало. Мне нужна вся твоя энергия, а это значит, что никто не должен влиять на твое мнение или расхолаживать тебя.

    - Это кто тут расхолаживается? - дерзко бросил я.

    Бек фыркнул.

    - Тот Клейн, которого я знал в Клиттманне, без колебаний бы согласился на то, чтобы Дальго прикончили. Я тогда сразу понял, что кроме нашего Великого замысла у тебя в голове еще что-то.

    - Замысла?

    - Ты понимаешь, что я имею в виду. В Реатте мы лишь готовим плацдарм для настоящей операции. Меня не интересует ни Реатт, ни ротроксы. У них нет нужных качеств, они - хлипкие придурки, мелюзга. Каллибол - вот тот мир, который мы преобразим. Он как бомба, которая ждет, чтобы ее взорвали. Мы высвободим всю энергию, зажатую в тех городах. Мы создадим общество, империю, в которой все станет возможно…

    Его искрящийся взгляд встретился с моим, угрюмым, нашел там ненависть и победил ее. Бек явно знал, что эти его планы действовали на меня неотразимо. Это была идея труда во имя чего-то большего, чем я сам, во имя того, что меня переживет и будет вечным. Он также знал, что я - единственный в банде, кто понимает эту идею.

    - Так надо, Клейн,- сказал он.- Такова судьба. И если хочешь ей следовать, то должен принадлежать мне, а не той женщине в башне. Наше дело слишком серьезно. Я не хочу, чтобы были какие-то препятствия из-за эмоций. Ты можешь иметь баб, но им тебя иметь нельзя. Развлекайся, но чувства твои должны быть сосредоточены в одном направлении.

    - Тебе обязательно надо было сделать все именно так? - спросил я все еще угрюмо.

    - А почему бы и нет? Все способы одинаково хороши. Только не говори, что сейчас раскиснешь.- Он внимательно на меня посмотрел.- Просто смешно, есть ребята, которые не боятся ни пуль, ни гранат, ни полиции, но которые ничего не могут поделать, когда оказываются в такой вот ситуации.

    Только не говори мне, что ты один из тех мягкотелых. Надеюсь, что я хорошо тебя знаю.

    - Я справлюсь.

    - Я так и думал.- Бек немного помолчал. Затем вдруг наклонил голову на бок и лукаво на меня посмотрел.- Знаешь, как я поступлю, Клейн? Можешь забрать назад ту женщину. Давай забирай.

    Только в моем деле уже участвовать не будешь, как сам только что говорил. Ты уйдешь. Доживешь свою жизнь здесь, в Реатте, и никто тебя не тронет. Я все сделаю сам. Теперь меня все равно уже ничто не остановит.

    Я глубок вздохнул.

    - Ты же меня знаешь.

    - Думаю, что да.

    Бек посмотрел на меня таким взглядом, который вполне можно было назвать сочувственным. Я вспомнил о Гельбор, о той девушке на плоту вместе с нами. Я подумал, прекратит ли когда-нибудь Бек требовать того, чтобы я подчинял все свои чувства ему.

После этого я больше не пытался видеться с Палрамарой. Бек же посещал ее регулярно. 

XI





   Не успел я проснуться, как вдруг послышался негромкий сигнал. На монохромном экране, яркость которого для глаз клиттманнцев была уменьшена, появилось лицо Бека.

    Бек был хмур.

    - Можешь сюда приехать? Есть срочное дело.

    - Сейчас приеду,- сказал я, и изображение погасло.

    Я стал быстро одеваться, размышляя о том, что же произошло. Уже больше полугода я видел Бека только по телевизору.

    Дело наше шло уже года четыре. Все проходило гладко, если не считать мелких задоринок то там, то здесь. Производственные линии уже выдавали оружие, самолеты и модифицированные варианты шлюпов. Примерно пятьдесят процентов того, что мы делали, шло на Мераму вместе с массой других товаров и сырья.

    Реатт по-прежнему был оккупирован войсками ротроксов, но все было тихо, и с каждым годом солдат становилось все меньше. Из реаттских юношей, никогда не пробовавших «голубое пространство», Бек набрал элитарную организацию, обучил их владению оружием и внушил им идеологию, которую сам состряпал. Они презирали образ жизни своих родителей и на Бека смотрели почти как на бога.

    Все это Бек проделал без малейшего сопротивления Совета ротроксов. Он даже убедил Совет отложить завоевание других континентов и народов Земли до тех пор, пока не будут созданы достаточные запасы вооружения.

    Все в Реатте действовало, как хорошо смазанная машина, благодаря умелому планированию Бека, которому немного помогали я и другие ребята. Это ничуть не меняло того, что мы - новые хозяева страны,- по сути, оставались бандитами и думали и действовали как бандиты.

    Населению страны мы, должно быть, казались далекими, странными фигурами. Как только дела наладились, мы стали затворниками, поселившимися в зеленых башнях. Грейл и Хассманн жили в одной башне, все же остальные велели построить себе по отдельной башне, без окон и совершенно отрезанной от окружающего мира, и в них каждый жил согласно своим склонностям. Рит оформил интерьер своего жилища сам и увешал все стены изображениями голых каллибольских баб, которых ему из фантазии нарисовал один местный художник. Каждый день он имел новую реаттскую женщину. Дом Торчка-Тона был просто берлогой, где тот находился в постоянно затуманенном состоянии. Хармен, кроме личного жилища, устроил еще алхимическую лабораторию, где работали примерно двадцать реаттских ассистентов. Сейчас, как я слышал, он работал над ядерным реактором.

    Я специально построил свою башню без особой роскоши. В отличие от других, которым нечем было заняться, у меня было много работы. Мне Бек поручил проведение программы вооружения и обучение Реаттской лиги, как называлась молодежная организация. Бек теперь не покидал своего кабинета и каждый день связывался со мной при помощи телевизионной связи, чтобы советоваться и давать инструкции.

    Одевшись и взяв оружие, я посмотрел сквозь тканевую шторку, как там снаружи. Помещение тотчас наполнилось зеленым светом. Я заключил, что сейчас полдень, сел в лифт и надел темные очки, чтобы ехать к башне Бека.

    Лифт сразу доставил меня к нему в кабинет. Бек сидел в глубоком мягком кресле и держал в руке бокал с хвурой, местным опьяняющим напитком. В Клиттманне он много курил, но так как здесь сигарет было не достать, то пил хвуру.

    Бека окружали телевизионные экраны, стопки документов и письменных отчетов.

    - Привет, Клейн,- сказал он.- Кажется, кто-то пытается сделать переворот. Иди сюда и посмотри.

    Работало несколько экранов. Только подойдя поближе, я увидел тот, на который смотрел Бек. На экране, склонившись над чем-то, стояли несколько ротроксов. Когда один из них подвинулся, я увидел, что склоняются они над Торчком-Тоном. Он лежал на диване с отсутствующим выражением на лице. Слышались нечеткие, неразборчивые голоса ротроксов. Я напряг слух, но ничего не разобрал.

    - Они пытаются выведать у Тона, где находятся ворота, ведущие на Каллибол,- пояснил Бек.

    - Он им сказал?

    - Нет, но только потому, что так накачался, что не понимает, что происходит. Когда ему понадобится еще один укол, он начнет приходить в себя и тогда все выложит.

    - Зачем они хотят это узнать? Инмитрин что, пытается нас обойти?

    Бек покачал головой.

    - Не думаю. Я уже давно слышу тихий ропот.

    На Мераме всегда существовала небольшая фракция, которой не нравилось наше влияние и то, что мы возродили страну реаттцев вместо того, чтобы полностью ее уничтожить. Это явно люди из той фракции. Идея их, очевидно, заключается в том, чтобы захватить ворота, сделать за ворота пробную  вылазку, и если им там понравится, обеспечить себе поддержку для организации вторжения одних только ротроксов. А нас они захотят оттеснить.

    Я молча глядел на экран. Один из ротроксов тряс Тона.

    - Это разве не попахивает неповиновением? Разве им это сойдет с рук? Что подумает Совет?

    Бек поерзал в кресле.

    - У ротроксов есть странная черта. Я заметил, что какая-нибудь идея или противоречие может висеть в воздухе годами, и ничего не будет происходить. Совет может на что-нибудь наложить вето. Но если кто-нибудь по собственной инициативе предпримет действия, противоречащие запрету, и они начнут приносить плоды, Совет заинтересуется. Так что я не хочу, чтобы эти фанатики совались в наши дела. А в особенности я не хочу, чтобы они совались на Кал л ибо л.

    - Почему? Они там просто найдут безжизненный мир.

    - Вот это и плохо. Они могут убедить Совет в том, что я им говорил неправду. Ротроксы от похода на Кал л ибо л ждут богатой добычи.

    Меня все подмывало задать один вопрос.

    - У тебя устроено наблюдение за всеми нашими башнями?

    - Строго между нами - нет. Только за башнями Тона и Хармена. Я решил, что это будет разумно.

    - Похоже, ты оказался прав. Что будешь с этим делать?

    - Возьми отделение, и чтобы никто там не остался в живых.

    - Не слишком круто? - спросил я.- Ротрок- сам может не понравиться.

    - Я улажу. Они не очень переживают, когда гибнет их молодежь. Я представлю все так, словно  они ворвались, начали стрелять, а телохранители Тона его защищали. Это может дать понять той фракции, что мы не так беззащитны против посягательств, как им показалось.

    - Хорошо.

    Когда я уже повернулся, чтобы уходить, Бек добавил:

    - Кстати, когда я сказал «чтобы никто не остался в живых», я именно это и имел в виду. Это относится и к Тону.

    Я остановился.

    - Это обязательно? - спросил я.- Он ведь один из нас.

    - Он - слабое звено в цепи, и я хочу его удалить. Ни с кем другим поступить так они бы не решились. Помнится, однажды ты промахнулся в Тона. Теперь есть возможность это исправить.

    Башня Тона находилась на расстоянии примерно двухсот миль. Я быстро собрал хорошо вооруженное отделение из десяти молодых реаттцев, и мы на близлежащем аэродроме реквизировали скоростной самолет. С полным грузом он давал больше четырехсот миль в час, так что вскоре мы были на месте.

    Бек сказал, что насчитал в башне пять ротроксов, но их вполне могло оказаться и больше. К тому же они могли слышать шум двигателя, когда мы приближались. Укрывшись в роще, я принялся осматривать башню и думать о том, как все же хорошо рассчитан этот тип строений для обороны от нападения.

    Сколько ни смотри на башню, сделать можно только одно, а именно - войти в нее через дверь на первом этаже. Уже настал вечер, солнце зашло за горизонт, и я мог обойтись без темных очков. От деревьев, травы и цветов вдоль земли струился прохладный свежий аромат. Отделение знало свое дело.

    Я дал команду, и мои солдаты, одетые в обтягивающие комбинезоны, ловко преодолели открытое пространство.

    Мы подобрались к основанию башни и обнаружили, что лифт в полном порядке и пуст. Троих я оставил снаружи, а остальные отправились в лифте наверх. Я понимал, что в эти несколько секунд мы крайне уязвимы, поэтому остановил лифт, не доезжая двух этажей до жилых комнат Тона.

    Мы пошли по темным, тихим, пустым помещениям. Тон выстроил себе массивную башню, размеры которой намного превышали его потребности.

    Что у него за башня, он, вероятно, даже и сам не знал. Я повел солдат вверх по лестнице, и мы вышли на жилой этаж, который был освещен и обставлен.

    Первая же комната, через которую мы проходили, хотя в ней никого и не было, ясно говорила об увлечении Тона. Мебель имела скругленные очертания, и ее было немного. Всю комнату окрасили в голубые тона (цвета земного неба), а поверхность стен занимали гигантские телеэкраны, по которым ползали различных оттенков голубые разводы, от которых начинала кружиться голова.

    Из соседней комнаты доносились резкие высокие голоса ротроксов. Я дал реаттцам знак передвигаться тихо. Мы подкрались к широкой двери с резными, ручной работы наличниками. Я вышиб дверь ногой, и мы ворвались. Сцена была примерно той же, что я видел на телеэкране в башне Бека. Вокруг лежащего на спине Тона стояли ротроксы, переговаривались между собой и ждали, когда Тон придет в себя и окажется в их власти.

Мы без предупреждения открыли автоматный огонь. Ротроксы успели оглянуться, потянуться за оружием, но тут же оказались отброшены назад ударом града свинца и начали падать на мебель.

    Грохот автоматных очередей длился лишь несколько секунд. Я стал проверять тела, чтобы точно убедиться, что все мертвы, и увидел, что Тона пули не затронули. Я решил, что следующую часть работы мне лучше сделать наедине.

    - Отправляйтесь вниз и ждите меня у основания башни,- приказал я. Солдаты ушли. Я внимательно посмотрел на Тона. Глаза его были закрыты.

    Вдруг я опомнился. В комнате было четыре трупа ротроксов. Бек говорил, что ротроксов пять. Еще один наверняка прячется где-то в башне.

    В противоположном конце комнаты находилась еще одна дверь. Я подкрался к ней, приоткрыл ее и скользнул туда. За ней была еще одна голубая комната. Я стоял секунды две, оценивал комнату взглядом, как вдруг справа от меня открылась еще одна дверь и вошел ротрокс.

    Мы увидели друг друга одновременно. В руке он держал короткую саблю, какие обычно носят ротроксы. Огнестрельного оружия у него, по-видимому, не было. Я навел автомат и нажал на спусковой крючок.

    И автомат заклинило.

    Я выругался про себя. Автомат был реаттской сборки, несмотря на все наши усилия, реаттская продукция еще не могла сравниться с нашей. Я тут же подумал о пистолете у меня в кобуре и об оружии убитых ротроксов, которые лежали в другой комнате, но не было времени добраться ни до того, ни до другого. Ротрокс моментально бросился на меня с саблей, и у меня оставалась лишь доля секунды, чтобы спасти свою жизнь.

    Когда он бросился на меня, руки и ноги его защелкали. Четыре года назад я совсем не сразу узнал, что это за устройства из стержней на руках и ногах у ротроксов. Мерама в шесть раз меньше Земли или Каллибола, и сила притяжения на ней во столько же раз меньше. Серебристые стержни и поршни - это механические мышцы, без которых ротроксы на Земле почти не могли стоять.

    Я метнулся в сторону, едва увернувшись от удара саблей. Как только серое с оскаленным ртом лицо ротрокса промелькнуло мимо меня, я взял свой автомат за ствол, с размаху ударил прикладом его по ноге и разбил шарнир в районе щиколотки. Послышался звон. Нога ротрокса подкосилась, и он грузно упал на пол. Он стал барахтаться на полу, пытаясь встать при помощи рук и другой, еще действующей ноги. Воспользовавшись временем, я вынул пистолет и выстрелил ему в голову.

    Я послушал, нет ли в здании других звуков, затем вернулся туда, где на диване лежал Тон. Сейчас он открыл глаза. Он взглянул на меня своими расширенными зрачками.

    - Им нужна была информация,- произнес он тихим вялым голосом.- Я молчал. Я уже давно очнулся.

    Я все еще держал в руке пистолет. Когда Тон увидел, куда он направлен, то понял, что сейчас должно произойти.

    - Я представляю угрозу, да? - сказал он, пытаясь сесть.- Я себя не контролирую.

    - Мы должны заботиться о своей безопасности,- произнес я твердо.

    - Конечно.- Он смотрел неподвижным стеклянным взглядом прямо мне в лицо.

    Застрели меня, Клейн. Давай. И я стану свободен, буду вечно парить в голубом пространстве.      Я прицелился. Вдруг лицо Тона искривилось в усмешке.

    - Бекматовская шестерка!

    Выстрел прозвучал неожиданно громко. Пуля проделала аккуратное отверстие в лице и вырвала кусок из затылка. Тон дернулся. Он умер, даже не успев почувствовать выстрела. Я быстро прошел по остальным помещениям, убедился, что там никого нет, и спустился к отделению. Я все думал, расслышал ли Бек, наблюдая за происходящим по телевизору, последние слова Тона.

XII





   Планета Земля вращается, освещенная ярким светом. От его яркости атмосфера ее светится. На этой планете страна Реатт - словно один огромный переливающийся самоцвет, словно огромная чаша, полная зеленой травы и дурманящих ароматов, идущих от раскидистых деревьев.

    Иногда я выглядываю из своей башни и смотрю на небо, расцвеченное яркими красками утренней или вечерней зари. Хотя все это мне чуждо, я вижу, что это красиво.

    Прошло девять лет с тех пор, как мы пришли сквозь ворота с Каллибола. Девять лет, в течение которых мы, хозяева Реатта, сидим, затаившись в своих глухих башнях, редко видим друг друга и редко показываемся местным жителям. Реатт слушается наших команд, потому что мы его таким устроили. Миллионы реаттцев работают на Мераме в цехах ротроксов или как домашние рабы. Здесь, на Земле, они трудятся на заводах, медленно, но уверенно выпускающих вооружение, которого хватит на целую армию. Мышцами и нервами нового порядка в Реатте стала военизированная элита, которая никогда не знала «голубого пространства».

    Мы обучали ее лично. У ее представителей есть твердость, даже жестокость, и они благоговеют перед людьми с Каллибола, благодаря которым и произошли все эти изменения.

    Ротроксы все еще оставались в Реатте, они вышагивали со своей обычной надменностью, иногда вооруженные своим традиционным мечущим расплавленный металл копьем, но чаще - с автоматами и пистолетами, которые мы им дали. Реаттская элита ротроксов уважала, но ими не восхищалась.

    Мое лицо было самым известным в Реатте. Вся организация была делом моих рук, так что иногда я показывался на людях. Но в последнее время я, как и остальные, сделался неразговорчив и замкнулся в своем искусственном мире.

    Бекмат уже годами не выходил из своей башни.

    Сам я в последний раз видел его живьем, когда убивал Тона; но он существовал, преследовал, как тень, давал по телевизору инструкции.

    Так что это было из ряда вон выходящим событием, когда Бек вдруг всех нас созвал вместе. Когда я вошел в его жилище, Рит, Грейл и Хассманн уже сидели и ждали меня. Бек сидел в том же кресле, в каком я видел его пять лет назад, все так же окруженный мерцающими телеэкранами.

    Из нас Бек постарел сильнее всех. Его бледное лицо стало немного одутловатым, а глаза сделались усталыми. Все остальные были просто на десять лет старшие, но по-прежнему бодры и в хорошей форме. Хотя Бек был единственным, кто не набрал вес от большого количества калорийной пищи.

    Не тратя времени, Бек сразу приступил к делу.

    - Вы, ребята, думаю, не поверили тогда, когда мы бежали и оказались за пределами города, что однажды мы вернемся и рассчитаемся с теми придурками,- сказал он,- но вот этот день настал. Время идти на Клиттманн.

    Рит пожал плечами.

    - Мне и здесь хорошо. Но как скажешь, босс.

    Грей л оскалил зубы. За время, прожитое в Реатте, лицо его сделалось еще более смуглым.

    - Давно пора. Мы и так засиделись в этой пропаленной солнцем дыре с зелеными мордами.

    - Вот именно,- одобрил его слова Бек.- Думаете, нам тут живется неплохо?

    Действительно неплохо. Но это не та планета.

    Подождите, кода мы закончим дела на Каллиболе.

    Клиттманн - это только начало, мы пройдемся по всей планете. Я каждому из вас дам по городу. По десять городов. Никто не знает, сколько их там, на Киллиболе.

    - Как ротроксы, Бек? - пробасил Хассманн.- Что с ними?

    Бек фыркнул, отмахнувшись.

    - Они думают, что это будет частью их империи, как Реатт. Но не беспокойтесь, долго на них работать я не собираюсь. Города Каллибола - это мир, в котором они ничего не смыслят. Более того, в нашем распоряжении окажется гигантская промышленность и обученное население. То, что мы делали тут, покажется игрушками.

    Грей л довольно усмехнулся.

    - Хочешь сказать, мы выпихнем этих придурков из игры? Я - за!

    - Именно. Мы им еще немного подыграем, но потом быстро выпихнем их с Каллибола, а после этого выпихнем их из Реатта на Мераму. Пусть забирают свою Мераму, она мне не нужна.

    Рит поморщился.

    - На что нам этот Реатт? Пускай забирают и его. Мы можем охранять ворота, и они никогда через них не пройдут. Мы можем даже снова их разрушить.

    - Нам на некоторое время еще понадобится Реатт,- сказал Бек, не дав пояснения.

    Я решил, что он нужен Беку из-за того, что в кампании будут участвовать реаттские войска. Он не захочет отказаться от всей проделанной тут нами работы. Кроме того, пройдет, по крайней мере, несколько месяцев, прежде чем мы достаточно укрепимся в Клиттманне, чтобы пойти против своих кровных братьев - ротроксов.

    Я молчал все это время, так как уже знал мнение Бека на этот счет. Теперь он обратился ко мне.

    - Надо разобраться с ротроксами, Клейн. Я хочу, чтобы ты отправился на Мераму и поговорил с Советом.

    У меня по спине забегали мурашки при мысли о том, что надо будет предстать перед этими холодными, жестокими людьми на их собственной территории.

    - Что я им скажу?

    - Формально это просьба от меня дать приказ начать кампанию и предоставить свои собственные войска. Я дам тебе магнитофонную запись своей речи. К тому же нам надо обеспечить себе тыл. Я не хочу, чтобы здесь что-нибудь случилось, пока мы рассчитываемся с Клиттманном. Так что сделай вид, что у нас с ними полное согласие, и прикинься послушным слугой.

    Хассманн, Грейл и Рит - все улыбались.

    Грейл хлопнул в ладоши.

    - Девять лет не имел настоящей женщины!

    Отправился я в одном из цилиндров, которые регулярно падали с неба и снова поднимались на Мераму. Я впервые поднимался в космос, первый из всех нас.

    Цилиндры перемещались, каким-то образом взаимодействуя с магнитным полем Земли, и во время движения издавали громкое гудение, которое отдавалось гулким эхом внутри их пустого пространства. Они могли летать только между Землей и Мерамой. В более далеком межпланетном пространстве они были бесполезны.

    Мне бы хотелось посмотреть на открытый космос, но иллюминаторов не было. Перелет длился около суток, после чего резкий толчок сказал мне, что мы на Мераме.

    Экипаж из ротроксов с удовольствием снял с себя устройства из стержней. Теперь ротроксы находились в своей стихии.

    Часть борта открылась и образовала пандус.

    Внутрь залетел холодный разреженный воздух Мерамы. Солнце висело над горизонтом и казалось маленьким и горячим. Пейзаж был серым и мрачным, почва - как свинец. Местами рос чахлый низкорослый кустарник жалкого вида, а на юге резко возвышались горы.

    Когда-то, согласно Хармену, на Мераме не было ни жизни, ни воздуха. Обитаема она сейчас лишь благодаря человеку, который либо случайно, либо умышленно занес сюда некоторые виды организмов, выживших и постепенно адаптировавшихся к местным условиям, как и сами мерамиты. Благодаря растениям и бактериям возникла атмосфера и с течением времени образовалась стойкая экосистема.

    Ни жители Земли, ни жители Мерамы об этом не знали. Все это произошло миллион лет назад, еще до начала истории их народов.

    Секретарь-реаттец, которого я взял с собой для помощи при переводе, оглядел пейзаж. На его лице я прочел отвращение. Для него, человека культурного, этот мрачный пейзаж был просто адом. И это впечатление усиливалось еще и тем, что он уже отслужил здесь срок в качестве раба.

    А мне даже понравилось. Все здесь напоминало Каллибол, разве что свет слишком ярок. Единственным признаком человеческого присутствия были какие-то напоминающие хижины постройки, расположенные в полумили от нас.

    Сопровождавшие нас ротроксы сошли с пандуса и повели нас за собой. Они уже не вышагивали, подпрыгивая, как на Земле. Их высокие, долговязые тела с широкой грудью были действительно адаптированы к жизни при слабой гравитации, так что теперь ротроксы шли прямо и уверенно.

    Мой реаттец уже проинструктировал меня, как мне ходить: тело немного наклонить вперед, делать небольшие скользящие шажки и всегда думать, куда поставить ногу в следующий раз. Уже через несколько ярдов я усвоил эту манеру движения, так что мог продолжить смотреть по сторонам.

    Еще одна деталь на Мераме делала эту планету похожей на Каллибол. По всей округе были разбросаны бугорчатые монолиты из грубого, похожего на бетон вещества, которые очень походили на уменьшенные модели городов Каллибола.

    Но это были постройки насекомых, термитов.

    Такие же термитники я видел и на Земле, но там они редко достигали высоты более семи футов. Термиты Мерамы развились до размеров в три-четыре дюйма, а их постройки имели размер от пятидесяти до ста футов.

    Мы пересекли тень от термитника и добрались до зданий ротроксов. Они оказались намного больше, чем показалось вначале, походили на казармы и образовывали кольцо вокруг одной части большого кратера, противоположный край которого исчезал в темноте. Кромка кратера была срыта вровень с окружающей поверхностью, а дно, находившееся примерно в сотне футов ниже нас, терялось в тени, и там мерцали фиолетовые огни.

    Мы вошли в одно из зданий, такое же, как и крытые переходы строений на Земле, из которого сквозь открытые боковые двери я мог заглянуть в кратер. Сопровождавшие нас ротроксы поговорили о чем-то с пожилым соотечественником, который носил кроме формы племени еще и широкий длинный халат, после чего удалились. Пожилой ротрокс посмотрел на меня, не обратив внимания на реаттца, и холодно улыбнулся.

    - Добро пожаловать на Мераму, кровный брат. Совет ротроксов знает о твоем прибытии и сейчас примет тебя. Ты готов?

    Я и Бек знали язык ротроксов, но не очень хорошо. Я едва понял его слова. Переводчик-реаттец, не получив от меня команды, молчал. Я кивнул.

    Пожилой ротрокс провел нас через дверь, и мы вышли на нависающую над краем кратера платформу. Платформа оказалась лифтом. Мы начали спускаться сквозь мрак вдоль, гладкой стены со множеством входов. Похоже, весь кратер был испещрен туннелями.

    У одного из входов платформа остановилась. Мы молча прошли по коридору. Он освещался яркими электрическими лампами, которые давали жуткий зеленоватый свет, отчего казалось, что кожу ротроксов покрывает какая-то плесень. Наконец ротрокс провел нас вниз по винтовой лестнице, и мы очутились в круглом помещении, которое было роскошнее, чем все, виденные нами прежде.

    Члены Совета ротроксов сидели, вытянув ноги вперед на низких диванах. Присутствовало восемь  членов, включая и того, который привел нас сюда и теперь занял свое место среди остальных. Члены Совета сидели полукругом. За их спинами с пустыми лицами стояли, ожидая приказаний, рабы-реаттцы.

    На лицо все ротроксы казались мне одинаковыми, но я узнал Инмитрина по дуэльному шраму, идущему по левой щеке от самого лба. Инмитрин кивнул мне, встал и представил по порядку всех членов Совета.

    В языке ротроксов мало гласных. Их там две: краткое и и краткое о, и вместе они редко встречаются в одном слове. Вот имена правителей Мерамы:

    Обло, Минцинитрикс, Тиникимни, Коблоротовро, Оксотоблов, Виллитринимин и Ожтоблоро. Ну и конечно, Инмитрин. Речь ротроксов представляет собой цепочку почти неотличимых друг от друга слогов, поэтому научиться говорить на этом языке очень трудно.

    Инмитрин сел. Я волновался оттого, что все они на меня смотрят, но решил не тратить времени.

    Через переводчика я сказал:

    - У меня послание к вам, кровные братья, от вашего слуги коменданта Реатта.

    Я поставил магнитофон на стол - сделанный под рост ротроксов и доходивший мне до груди - и щелкнул выключателем. Зазвучал баритон Бекмата, говорящего по-ротроксски нарочито спокойным тоном.

    - Послание от коменданта территории Реатт Верховному Совету правителей всей Мерамы и территорий Земли,- начал Бек.- Могу сейчас доложить своим кровным братьям, что подготовка к завоеванию Каллибола близится к завершению. Могу обещать своим кровным братьям, что если они отдадут соответствующий приказ, то вторжение, которое имеет все шансы на успех, может начаться практически сразу. Я очень надеюсь, что воины ротроксов охотно присоединятся к нам в этом великом предприятии.

    Запись закончилась. Один из ротроксов - имени его я не запомнил - взял лежавший рядом с ним на диване автомат клиттманнского образца.

    - Наш брат говорит об успехе. Но разве народы Каллибола не обладают таким же оружием? Не могут они выставить миллионы солдат?

    - Люди Каллибола живут в больших замкнутых городах, которые не воюют друг с другом,- объяснил я.- Они не ожидают нападения и не держат армий. Будут бои, но одного, может быть, двух легионов ротроксов, а так же обученных реаттских солдат, верных теперь Империи ротроксов, будет достаточно, чтобы обеспечить победу.

    Воцарилось ледяное молчание, и я начал подумывать: что-то тут не так. Но вдруг атмосфера резко разрядилась. Инмитрин подал знак своему зеленому слуге, тот подбежал, из бутылки налил какой-то мутной жидкости в кубок и подал его мне. Я отхлебнул напиток. Вкус у него был крепкий и земляной.

    - Передай Бекмату, что мы очень довольны нашими кровными братьями, белыми людьми с Киллибола,- произнес пожилой ротрокс, которого, наверное, звали Обло.- Мы переправим на Землю два легиона для посылки на ту новую планету. Скоро в Империи ротроксов будет три мира, и все существа вокруг будут трепетать в страхе, заслышав наше имя.

    Я почувствовал облегчение. О наших долгосрочных планах они не подозревали. Они нам подыграют, хотя, честно говоря, я бы предпочел, чтобы вокруг Клиттманна буйствовали не два, а один легион ротроксов. Со всеми этими хладнокровными воинами может оказаться трудно управиться, подумал я.

    Они все выпили свои кубки, и им налили еще.

    Предвкушая будущую кампанию, члены Совета испытывали радостное чувство товарищества. Инмитрин пообещал, что сам будет командовать двумя легионами ротроксов.

    - Будет очень приятно снова воевать плечом к плечу с Бекматом,- пропищал он торжественным и немного пьяным голосом.

    - Скажи-ка мне,- продолжил он, выпивая еще своего напитка,- что Бекмат сделает со своими врагами, когда они окажутся в его власти?

    Я пожал плечами.

    - Может быть, убьет, если они будут сопротивляться.

    - Убьет? Это очень скромное удовольствие.- Инмитрин вскочил на ноги. Разве он не станет растягивать мучение, дразнить их и злорадствовать? В чем же радость завоевания, если не видишь страданий врага? Просто умереть - разве это мучение?

    Идем со мной, брат, и, может быть, Бекмату будет интересно узнать, как с побежденными поступаем мы.

    Он остановился у двери и взглянул на моего секретаря-реаттца.

    - Оставь своего переводчика. Если надо, я сам буду говорить по-реаттски.

    Секретарь, который становился все более робок, по мере того как члены Совета делались все более веселыми, был рад присоединиться к стоявшим в дальнем конце помещения соотечественникам.

    Инмитрин повел меня по бесконечным коридорам и ведущим вниз каменным винтовым лестницам. Воздух становился все более сырым, свет - более тусклым. Я почувствовал, что мы приближаемся к подземной тюрьме.

    - Тюремщик, пропусти нас. Пусть гость посмотрит на наших заключенных.

    В конце коридора, по стенам которого от сырости текла вода, у огромной металлической двери по стойке смирно стояли два ротрокса. Скрипнули замки, зазвенели цепи, и дверь отворилась. Слух уловил тихую какофонию вздохов, стонов, бормотания и лязга. Чувствовалось, что тюрьма плотно забита.

    Коридор, по которому мы шагали, пересекался другими коридорами. Мы медленно шли и заглядывали в каждую камеру.

    Зрелище было довольно жутким. Камеры в основном занимали мелкие вожди и знать покоренных племен Мерамы. Ротроксы с большой изобретательностью создавали невыносимые условия, в которых их жертвам нужно будет провести остаток жизни. Люди - в том числе и женщины - ползали в дерьме, в экскрементах. Один стоял по шею в воде; другой - в какой-то грязи, которая едко воняла и была нестерпимо горячей. Люди висели на крюках, к ним были подсоединены сложные устройства, которые медленно и планомерно кромсали внутренние органы. Заключенные смотрели на нас взглядом, который от долгих мучений уже давно сделался пуст.

    - Передай Бекмату, что мы устроим у себя любого заключенного, какого он нам ни пришлет,- радостно пропищал Инмитрин.- Мы можем устроить специальную телевизионную трансляцию, что-бы Бекмат мог смотреть на его страдания. Вот заключенный, который будет тебе особенно интересен - Дальго, бывший вождь Реатта. Нам уже давно надоело его пытать. Мы решили, что больше всего мучений причиним ему, если просто оставим его сидеть в кромешной тьме и думать о том, как унижен его народ.

    Он распахнул железную дверь, щелкнул выключателем, и темную камеру залил свет. Человек, сидевший в ней за небольшим столом, поднял взгляд, щурясь от света.

    Вот он, значит, Дальго. Он широк в плечах для реаттца, и лицо его не такое изнеженное, как у других, это лицо воина. Время, проведенное здесь, в тюрьме ротроксов, избороздило лицо морщинами, но плечи оставались по-прежнему прямы, а осанка гордой. Он молчал. Я глядел на него и пытался представить себе, что это значит, провести здесь десять лет.

    - Я бы хотел поговорить с ним,- сказал я вдруг.

    Инмитрин улыбнулся.

    - Хочешь напомнить ему о его положении? Правильно! Он на тебя не бросится. Он уже знает, во что это ему обойдется. Я подожду в коридоре.

    Инмитрин вышел и затворил, но не запер за собой дверь.

    - Кто здесь? - спросил глухим голосом Дальго.- Свет режет глаза.

    - Меня зовут Клейн,- сказал я ему.

    - Клейн? - Казалось, он роется в голове, пытаясь вспомнить имя.- Ах да, помощник Бекмата, марионетки ротроксов, который правит моей страной. Меня держат в курсе событий, как видишь.

    Мне было интересно, не прослушивается ли наш разговор. Я поколебался, затем спросил:

    - Ротроксы не предлагали тебе сделку? Может быть, ты мог бы оказаться им полезен. Может, они отпустят тебя, если принесешь им клятву верности, как сделал я.

    Дальго едва заметно улыбнулся. Он отвернулся от света.

- Я даю им все, что они хотят: доставляю удовольствие своим страданием. Больше мне им нечего дать. Я знаю, что мою страну никогда не освободить от их ига, и только поэтому они и сохраняют мне жизнь. Если у меня появится надежда, то у них будет причина убить меня.

    Он устало провел руками по глазам.

    - Вероятно, ты служишь им, так как у тебя нет другого выбора. Я - их заключенный, так как у меня тоже нет другого выбора. О сотрудничестве не может быть и речи. Они всего лишь грязное пятно в мироздании, но, к сожалению, нет силы, которая могла бы изгнать их.

    Мне стало жаль его. Ему пришлось нелегко.

    - Твоя жена все еще в Реатте,- сказал я, немного помолчав.

    Он вздохнул.

    - С ней все в порядке?

    - Да.

    - Наверное, считает, что я мертв.

    - Нет,- ответил я.- Она знает, что ты жив. Ротроксы об этом позаботились.

    Лицо его сделалось твердым.

    - Ты можешь к ней сходить?

    - Думаю, смогу.

    - Если действительно желаешь мне добра, скажи ей, что я мертв.

    Мне нечего больше было ему сказать, так что я ушел, оставив дверь открытой. В коридоре Инмитрин поздравил меня, жеманно, как все ротроксы, выражая радость.

    - Признаюсь, я слушал вашу беседу через скрытый микрофон,- пропищал он.

    - Я все больше восхищаюсь твоим умом. Твои замечания были очень хитроумны. В следующие дни его душевное страдание будет все усиливаться, оттого что он начнет заново переживать прошлое.- Он звонко хихикнул.- Но идем, в твою честь мы устроили праздник.

    Он вывел меня из тюрьмы, мы прошли по лабиринту ходов, пронизывавших скальный грунт Мерамы, и вышли к одному из лифтов, которые постоянно двигались то вверх, то вниз вдоль внутренней стены кратера.

    Мы спустились на самый низ. Сюда не доходил солнечный свет, хотя наверху были видны горизонтальные лучи. Сквозь них ярко просвечивали звезды, похожие на рассыпанные драгоценные камни.

    Дно кратера обволакивал некий светящийся мрак, и откуда-то издали доносился приглушенный барабанный бой. На этот звук мы и пошли по упругому дерну.

    Прошли мы, наверное, больше мили. По дну кратера было разбросано множество зданий и огороженных территорий. Этот район явно служил ротроксам для отдыха. На одной из множества площадок я увидел прекрасный пример тошнотворных развлечений ротроксов.

    На участке земли шириной примерно ярдов в пятьдесят, окруженном поникшими деревьями, стояли вросшие в землю человек двадцать или больше реаттцев. Именно вросшие. Было ясно, что они никак не могут сойти со своего места. Кто-то стонал и раскачивался вперед-назад, кто-то громко выл и протягивал в мольбе руки к небесам.

    Инмитрин ухмыльнулся, увидев мое удивление.

    - Это Сад Тиникимни с людьми-растениями. Я как-то однажды пошутил при Тиникимни, сказав, что раз на Земле растения зеленые, то и реаттцам следует быть растениями. Тиникимни это показалось забавным, и он создал симпатичный садик, засаженный людьми. Им на подошвы ног привита композитная животно-растительная плацента, которая пускает корни глубоко в почву. Она получает из почвы питательные вещества, которые затем передает в кровь. Эта кровь через ноги дает людям-растениям достаточное питание. Хорошая идея, правда?

    К тому же получилось так, что процесс передачи крови от плаценты причиняет боль, что к отчаянию прибавляет еще и физическое страдание.

    По мнению Инмитрина все это должно было меня восхитить.

    Через несколько минут мы вышли на большую огороженную площадь, где рекой тек любимый ротроксами темный напиток, и воины под барабаны исполняли бешеные танцы племени. Впервые, после того как мы встретились с ротроксами, я начал размышлять над тем, во что же мы влипли, связавшись с ними, и стоило ли все это делать. Я почувствовал, что мне становится дурно.

    Но на что я жалуюсь? - сказал я себе. Бандит живет одним способом, а именно: ищет, кого бы запугать, кому пригрозить и у кого в конце концов урвать кусок. Прорвавшись на Землю, мы тут же стали, как торпеда, рыскать в поисках цели, как паразиты в поисках хозяина, или вирус, который ищет здоровую генетическую систему, чтобы захватить ее и переделать. Мы нашли такого хозяина, и он работал на нас, как Бек и хотел. Мы отыскали рычаг, который дал нам огромную силу. Мы делали то же самое, что делали и всегда, в меньшем масштабе, в Клиттманне.

    Так чем же я недоволен?  

XIII





   Сразу после того, как я вернулся на Землю и доложил обо всем Беку, я пошел к Палрамаре.

    Я давно здесь не был. Лифт поднял меня наверх, и я оказался в когда-то таком знакомом мне верхнем помещении, где ждала меня сейчас Палрамара.

    Реаттские женщины мало меняются с возрастом. Палрамара была почти все той же.

    - Ты хотел со мной встретиться,- сказала она, садясь и спокойно глядя на меня.

    До этого момента я еще не решил, передать ли полностью слова Дальго. Сейчас я решил, что она заслуживает того, чтобы ей не лгали. Одновременно я почувствовал, что если захочу, смогу быть жестоким. У меня было желание причинить ей боль за то, что произошло. Но мне пришлось признать, что в том не было ее вины, она являлась невольницей, военной добычей.

    - Я был на Мераме,- сказал я ей.- Я видел твоего мужа. Он просил кое-что тебе сообщить.

    Глаза ее расширились.

    - Да?

    Я колебался.

    - Может, мне не следует этого говорить. Он просил меня сказать тебе, что он мертв. Просил так сказать ради тебя.

    - Да,- медленно проговорила она.- Это на него похоже. Мне его уже давно не показывали. С ним?..

    - С ним все в порядке,- сказал я быстро.- Тюрьма ротроксов - не самое приятное место, но сейчас они оставили его в покое.

    Мне хотелось спросить, ходит ли к ней по-прежнему Бек, но я не смог произнести этот вопрос.

    Она поднялась, подошла к окну и стала неподвижно смотреть в него. Вдруг она обернулась и с мольбой посмотрела на меня.

    - Ты не сможешь ему помочь? Не сможет Бекмат ему помочь? Он ведь в хороших отношениях с ротроксами. Они могут отпустить Дальго, если он попросит.

    Вообще-то, подумал я, я бы и сам мог хитростью заставить Инмитрина послать Дальго назад в Реатт вместе со мной. Я бы мог сказать, что он мне нужен. Но я также понимал, что с Бекматом такой номер не пройдет.

    - Извини,- сказал я.- Даже если бы ротроксы и согласились, а они на это ни за что не пойдут, ты ни за что не уговоришь Бекмата. Ты ведь пыталась, да?

    Она опустила плечи.

    - Да, пыталась, но недолго.

    Она стояла и смотрела на меня искоса своим ясным взглядом.

    - Как я ненавижу его! Я не понимаю тебя, Клейн.

    Ты же сильный человек. Ты прирожденный руководитель. Но с Бекматом ты слаб. Почему ты бегаешь за ним, как собачка? Почему не станешь против него? Я не поверю в то, что ты его боишься.

    - Здесь нет тайны,- сказал я.- У нас общие убеждения. Поэтому я и следую за ним.

    - Он злой, как ротроксы.

    Я помотал головой.

    - Он не злой,- сказал я твердо.- Он - гений. Без него Реатту было бы намного хуже.

    - Плевать ему на Реатт.

    Бессмысленно, сказал я себе, пытаться объяснять ей, что Бекмат действует не ради себя, а во имя высшего идеала. Также не признался я и в своем беспокойстве и сомнениях, которые уже начали, помимо воли, закрадываться ко мне в душу.

    Еще до моего путешествия на Мераму мы начали организовывать базовый лагерь на той стороне ворот.

    Почти все наше основное оборудование уже размещалось там: сухопутные шлюпы для уличных боев в Клиттманне, большие фургоны для доставки продовольствия, топлива и боеприпасов, а также самолеты, переоборудованные так, чтобы могли нести тяжелые бомбы для разрушения городских стен.

    Бек предусматривал большую роль для авиации на новом Каллиболе. Он сообразил, что самолеты могут обеспечить быстрое транспортное сообщение, которого недоставало Темному миру (если воспользоваться его древним названием). Городской изоляционизм, как назвал это явление Бек, вскоре закончится.

    Два легиона ротроксов не заставили себя долго ждать. Мы сразу провели их через ворота, чтобы они акклиматизировались. В их дела мы абсолютно не вмешивались, но наши войска из реаттцев были построены по иному принципу, они состояли из мелких подразделений, на клиттманнский, на бандитский манер. Реаттцы уже знали, чего ожидать, когда окажутся в городе.

    Я все свое время проводил на той стороне, вел подготовку к большому наступлению. Через несколько дней ко мне присоединились Бек и остальные. Все они рвались в дело.

    Сцена была ярко освещена. Все заливали светом мощные прожектора - и ротроксы, и реаттцы плохо видели при нашем освещении. В лагере мы вынуждены были все время носить очки, словно на Земле.

    Ротроксы, надменные, как всегда, пожелали идти в авангарде. Я выдал им карты, и они отправились на своих транспортерах, мы же тронулись следом через несколько часов.

    Мы переправились через реку по наведенному нами мосту и двинулись по безжизненной равнине.       Впереди колонной шли сухопутные шлюпы, следом - фургоны и наши транспортеры. Командный шлюп, в котором сидели я, Бек, Грейл, Рит и Хассманн, был тем самым, на котором мы прибыли на Землю. Он единственный из всех имел атомную энергетическую установку и был больше остальных.

    Во время привалов мы разбивали лагерь и спали в палатках.

    Ужинали мы обычно вместе со старшими офицерами Реаттской лиги, главным среди них был Хеерлау. На второй день похода за ужином вспыхнула ссора. На этот раз Рит, Грейл и Хассманн предпочли есть отдельно, так как никогда особо не сближались с реаттцами. Бек и я сидели с Хеерлау и половиной дюжины других офицеров.

    В этот день мы натолкнулись на дело рук шедших впереди нас легионов ротроксов. Ротроксы повстречали племя кочевников. Фургоны и протеиновые цистерны были разбиты и обломки разбросаны.

    Повсюду валялись трупы. Ротроксы явно никого не оставили в живых.

    - Это и есть та цивилизация, которую мы несем на Каллибол? - возмущено произнес один из реаттцев.- Я с самого детства только и слышал о том, что наш труд даст человечеству новую энергию и свободу. Это они и есть?

    Заявление было серьезным. Все офицеры были молоды, принадлежали к новому поколению, выращенному нами. Как он и сказал, его воспитывали с детства. Вообще-то от них скрывалось настоящее положение Реатта, или, точнее, оно преподносилось им в сглаженном виде. Это было время их испытания, их первое соприкосновение с неприглядной действительностью.

    - От ротроксов всегда следует ожидать жестокости,- ответил Хеерлау, глядя на Бека.

    Хеерлау был человеком, который никогда не сомневался в правильности нашей линии, что бы ни происходило. Он был ближе всего к нам и обладал той же твердостью, какая воспитывается в самом Клиттманне.

    - Мы должны сотрудничать с ними ради дела,- продолжил он.- Цель оправдывает средства.

    Другой офицер перебил его, бросив свой столовый нож на стол.

    - А я говорю, это возмутительно. За это следует наказывать!

    - Не говори глупости,- сказал ему Хеерлау.- Разве ротроксы могли поступить иначе? А что было бы, если бы те люди, которых они встретили, предупредили бы город о готовящемся нападении?

    Во время этого спора я сидел молча. Вдруг неожиданно для себя заговорил.

    - Ты прав,- сказал я.- Это отвратительно. Если мы будем вести себя так, то лучше бы мы не отправлялись в поход. Ротроксы - чудовища, и просто трудно представить, что произойдет, когда они ворвутся в Клиттманн.

    Бек гневно на меня посмотрел. Последовало напряженное молчание, во время которого реаттцы продолжали с натянутыми лицами есть. Вскоре мы все разошлись по своим палаткам.

    Когда мы вошли в свою палатку, Бек предупредил меня.

    - Мне не нужно никакого недовольства в наших рядах, Клейн,- сказал он, опускаясь в удобное кресло и наливая нам по кубку хвуры.- Думаю, твое высказывание неуместно.

    - Может быть.- Я принял кубок. Но в словах того парня был смысл. Наши реаттцы еще недостаточно закалены. Мы убедили их в том, что создание империи - достойное дело. А сегодня они видят это бесчинство. Честно говоря, без ротроксов было бы лучше.

    Бек презрительно фыркнул.

    - Помню время, когда ты и глазом бы не моргнул. Как бы то ни было, своим положением мы обязаны ротроксам. Когда время придет, я с ними разберусь. Хеерлау сказал верно: цель оправдывает средства.

    Я выпил кубок и потянулся за бутылкой.

    - Ты не видел того, что видел я на Мераме.

    Мы пили еще некоторое время. Бек сделался задумчив. Он странно посмотрел на меня и сказал:

    - Думаю, тебе лучше на несколько дней съездить в Реатт, Клейн.

    Я не донес кубок до рта.

    - Зачем? - с удивлением спросил я.

    - Там придурки разинули свои пасти. Я еще дома - в смысле в Реатте - кое-что заметил. Вполне может быть, что усиливается движение за независимость. Сейчас, когда нас там нет, чтобы его пресечь, ему самое время выйти на поверхность.

    - Но мы же скоро подойдем к Клиттманну! Я не хочу пропустить этот момент.

    - Ты это никак не пропустишь. Просто пройдись по Парку и посмотри, все ли тихо. Если все нормально, то лети к Клиттманну. Если нет - то знаешь, что делать.

    Я чувствовал разочарование, но Бек был тверд.

    Пришлось ехать.

    Я прибыл в Парк и скоро начал подозревать, что Бек дал мне ложную наколку. Тут все было, как обычно. Система поставок к воротам действовала превосходно. Все организации Реаттской лиги с нетерпением ждали вестей о первых победах.

    Бек велел мне оставаться, по крайней мере, дня два, может быть, три. Я стал болтаться здесь, чувствуя себя уныло и не зная, чем заняться. Все мои мысли были с теми колоннами войск, которые там, на расстоянии миллионов световых лет, шли с ярко горящими прожекторами.

    Я вдруг вспомнил о Хармене, старом алхимике.

    Он с Беком был в некотором роде близок. Многие свои идеи Бек взял от Хармена. Может, стоит поговорить с Харменом, подумал я.

    Его лаборатория находилась довольно далеко от Парка, так что я полетел туда на небольшом самолете, за штурвал которого сел сам. Хармена я застал в просторном кабинете. В небольшом книжном шкафу стояли его драгоценные книги, которые ему много лет назад удалось вывезти из Клиттманна.

    Входя, я обратил внимание на то, что здание полно ассистентов в малиновых халатах, или подмастерьев, как он их называл. Ради них Хармен ярко освещал помещения, а сам все время ходил в темных очках. Во всем остальном он оставался все тем же психом-алхимиком, какого я знал и раньше. Волосы его спадали до плеч, а из-под очков торчал загнутый книзу нос, и все это придавало ему сходство с каким-то хищным зверем.

    Я сказал Хармену, что скоро он, если захочет, сможет перебраться в Клиттманн. Ответ его был неопределен. Переезжать будет трудно, сказал он.

    Некоторые элементы оборудования очень тяжелые, да и условия в Клиттманне первое время будут нестабильны.

    Я встал и принялся расхаживать по помещению.

    Что-то меня ело, но я никак не мог определить, что.

    - Это немыслимо! - воскликнул я вдруг.- Когда нас выперли из Клиттманна, можно было поклясться, что у нас нет никаких шансов. А Бек провел нас через ворота сюда, на Землю - с твоей помощью, конечно. Но даже тогда можно было подумать, что у нас нет никаких шансов, разве что останемся в живых. Мы прыгали наобум. А теперь вот мы возвращаемся в Клиттманн с целой армией.

    Через несколько дней город будет наш. Это просто немыслимо.

    Хармен кивнул. Он, кажется, понял, что я собираюсь сказать.

    - Бекмат - человек судьбы. Поэтому все так и произошло. Человек не такой, как он, там, в пустыне, и закончил бы. И никакой возможности ему бы не представилось. А человек подобный Бекмату попадает в вихрь событий, и каждое он может использовать в свою пользу. Вселенная ни в чем ему не отказывает.

    Я неподвижно глядел на Хармена.

    - Да ты псих…- Я помотал головой.- Все это философствование - просто чушь. Просто бред.

    Алхимик снисходительно улыбнулся.

    - Разве? Но именно так вселенная и работает.

    Я это знаю. Я уже близок к тому, чтобы приготовить Тинктуру.

    Я махнул рукой.

    - Чушь,- повторил я.

    - А ворота тоже чушь?

    Здесь он меня поймал. И я тут же вспомнил того страшного маленького гомункула, который появился в реторте под гаражом в Клиттманне. Хармен уже доказал, что знает, о чем говорит. Если все это чушь, то это чушь, которая работает.

    - Вижу, что ты смущен,- сказал Хармен доверительным тоном.- Честолюбивые устремления Бекмата меня интересуют лишь в той степени, в какой они помогают или препятствуют моей работе. Но я вижу, какую форму они принимают. Еще когда мы ехали по пустыне на Каллиболе, я понял, что впереди будет что-то такое, что даст Бекмату возможность подняться к власти. Я не знал, как это случится, знал только, что произойдет.

    - Но откуда ты мог знать? - спросил я, уже заинтригованный.- У тебя что, было предчувствие?

    Видение?

    Хармен помотал головой, опять улыбнувшись.

    - Я просто изучал закономерности событий. Все не так, как нам кажется, иногда следствие притягивает к себе причину.

    Хармен помолчал.

    - Дело всей моей жизни - это приготовление Тинктуры. Тинктура, первичная Гиле,- это основа существования, и все остальные элементы и формы есть либо результат ее загрязнения, либо поверхностные явления. Следовательно, она и есть цель всего алхимического труда. Она неделима, тонка и неуловима, и она не подвластна законам пространства и времени. Древние тексты говорят, что человек, который ею обладает, сможет знать все и перемещаться куда угодно во времени и пространстве.

    Я вспомнил, что и несколько лет назад он делал такие же утверждения. Тогда я не понимал, что он имеет в виду. Теперь я, кажется, понимал его лучше.

    - Ты говоришь о видениях,- продолжал он.- Могу показать тебе видения. Иди за мной.

    Он встал и повел меня из кабинета в находящиеся рядом лаборатории. Подмастерья в малиновых халатах расступались перед нами. Мы прошли через одну лабораторию, набитую электронными лампами, ретортами и еще невесть чем. Кое-что светилось и гудело. Но вот в самом дальнем конце перед нами распахнулись большие деревянные двери. Мы вошли, и двери затворились.

    Камера, в которой мы оказались, походила на длинный коридор, и в нем царила мертвая тишина.

    В камере было пусто, если не считать торчащие в дальнем конце из стен, пола и потолка какие-то похожие на электроды устройства.

    - Главная задача алхимии - это приготовление Тинктуры,- стал объяснять Хармен,- но есть и другая, родственная, второстепенная цель: искусственное сотворение живых существ. Этот аппарат уже приблизился и к той, и к другой цели.

    Хармен подошел к пульту управления, с громким щелчком включил рубильник, затем подстроил кое-какие приборы. В камере загудело.

    - Не пугайся ничего, что увидишь,- предупредил он меня.- Теоретически Тинктура повсюду, она - в основе всего. Все формы существ происходят из нее. Чтобы получить Тинктуру, надо просто заставить ее проявиться.

    Я начал чувствовать, что между электродами создается огромное напряжение. Мышцы мои напружились. Я невольно попятился к двери.

    - Спокойно,- тихо сказал Хармен.- Ничего с тобой не случится.

    Вдруг раздался щелчок, словно от гигантского электрического разряда. В пространстве между электродами забушевали краски. Но вот электрическая дуга вдруг сгустилась и образовала высокую фигуру - человека, одетого в очень странный пестрый наряд!

    Эта была снова та фигура из реторты, но на этот раз существо имело полный размер и казалось несомненно реальным! Темное, почти черное лицо подчеркивали алого цвета рубаха и белки глаз. Существо нас заметило и двинулось к нам.

    Мне показалось, что оно ринулось на меня, выросло - но вдруг исчезло, и на его месте между электродами возникла другая фигура, на этот раз женщина, одетая в более простую зеленую одежду.

    - Не обращай на них внимания,- сказал негромко Хармен.- Это случайные существа, спонтанно произведенные стрессовым полем из первичной Тинктуры.

    Женщина исчезла, а на ее месте возникла уже третья фигура. Существа стали сменять друг друга все чаще и вдруг вообще перестали появляться.

    Гул в камере, по мере того, как Хармен на пульте все прибавлял мощности, перерастал в вой.

    - Приближаемся к порогу,- сказал Хармен, на этот раз громче.- Теперь, Клейн - смотри!

    Как только он это произнес, меня словно начало втягивать в какую-то воронку. Я перестал чувствовать, что у меня вокруг. Мне вдруг показалось, что все вокруг черно, и я окружен звездами и галактиками. Я был настолько ошеломлен, что никак не реагировал на происходящее, просто плыл по течению. Но вдруг впечатление того, что я в открытом космосе, исчезло, и вот я уже смотрю на поверхность Каллибола. По безжизненной равнине с грохотом продвигается армия, отбрасывая вперед поток света.

    Я одновременно увидел не только эту сцену, а весь Каллибол: всю эту мертвую серую планету с ее десятками похожих на термитники городов, и ни один из них не подозревал, что к ним подступает.

    Затем сюда начали примешиваться образы Земли и Мерамы. Но вот картина передо мной расширилась настолько, что включила в себя множество непонятных драм, происходящих на бесчисленных планетах во всей вселенной; эпопея Бека была лишь одной из них. Я начал понимать, о чем алхимик пытался сказать мне. Не всегда можно отделить причину от следствия. Когда тот алхимик древности  создал ворота между Землей и Кал л ибо лом, он создал не только физический мост, он соединил эти две планеты и в других отношениях. Бекмат, как показалось мне тогда, уже с рождения был предназначен изменить тот мир, в котором жил. Его так же верно влекло к тем средствам, которые изменят мир, как и в пустынных районах Земли некоторых животных какое-то необъяснимое инстинктивное чувство ведет к водопою.

    В ушах гудело. Лихорадочные видения прошли.

    Я стоял в камере Хармена, и вой устройства стихал. Тяжело переводя дыхание, я стер с лица пленку пота.

    - Это правда? - проговорил я.- Или галлюцинация?

    Хармен пожал плечами.

    - То и другое может не так сильно отличаться.

    Я предпочитаю говорить, что это правда.

    Хармен открыл большие деревянные двери. Я, покачиваясь, но с облегчением вышел из камеры.

    Не могу сказать, чтобы мне понравилось то, что он мне показал.

    - Это и есть Тинктура, о которой ты говоришь?

    - Нет,- ответил он, нахмурясь,- то, что ты видел, близко к Тинктуре, но только форма его очень тонка и нестойка. Это эфемерное, частичное проявление Тинктуры, вызванное сильным стрессом. Как и загрязненная Тинктура ворот, оно обладает некоторыми ее свойствами, вроде картины отдаленных событий или взгляд на действие материи во всех ее формах. Пытаться ухватить это проявление - то же самое, что хватать руками воздух. Полностью же проявленная Тинктура - твердая на ощупь, она поддается обработке, из нее можно изготовлять предметы.

    Все еще тяжело дыша, я внимательно оглядывал лабораторию, в которой все булькало.

    - Да, это наверняка будет что-то,- сказал я.- Рассчитываешь получить такое вещество?

    - Думаю, что я близок к тому. Элекроразрядный метод, который я только что применил, не способен пересечь последний порог, но мы проводим и другие, более традиционные процедуры.- Хармен с усталым видом провел пятерней по нечесаным волосам.- Честно говоря, нет надежных сведений о том, что кто-либо из людей когда-то достигал конечной цели, разве что знаменитый Гермес Трисмегист, ставший подобным богу. Но никто не сомневается в том, что цель достижима. И я ближе к результату, чем жившие в течение многих столетий до меня.

    Мы прошли мимо его учеников, и он отвел меня назад в свой кабинет.

    - По совести говоря, я должен еще кое о чем тебя предупредить. У тебя теперь есть призрак.

    - Кто? - - Помнишь то существо, которое промелькнуло, когда поле нарастало? Ты находился в контакте, пусть не тесном, со слабым полем Тинктуры. Я из опыта узнал, что неустойчивые существа очень легко отпадают от такого поля. Теперь существует твой призрачный двойник, который будет показываться в моменты сильного стресса, а также некоторое время после твоей смерти.

    - Я, кажется, тебя об этом не просил! - в гневе воскликнул я. Мне припомнились сразу все страшные истории про алхимиков, какие я только слышал. Теперь я был готов в них поверить.

    Но Хармен оставался невозмутим.

    - Он никак тебе не повредит. Скорее всего, ты даже никогда не почувствуешь, что он у тебя есть.

    Я заговорил об этом только затем, чтобы предупредить, что у Бекмата тоже есть призрак.

    - У Бека?

    - Ну да. Он ведь все время очень интересуется моей работой. Он тоже принял участие в том же опыте, что и ты сейчас. Опыт очень сильно обнадежил Бека.

    Покажется странным, но эти видения, неважно, галлюцинация это или нет, тоже меня обнадежили.

    Кое-какие идеи оформились более четко. Я яснее увидел, что стоило делать, а что - нет.

    Я полетел назад в Парк и решил сразу же вернуться к Беку. Отдав приказ подготовить самолет, чтобы он доставил меня к воротам, я пошел в свою башню, чтобы привести себя в порядок и переодеться.

    Я вышел из лифта и замер. Предо мной стоял Грейл. В руках он держал пистолет. С ним вместе были два реаттца из Реаттской лиги.

    Грейл улыбнулся своей противной улыбкой.

    - Привет, Клейн. А я тебя жду.

    - Какого черта ты тут делаешь? - спросил я, похолодев.- Ты же должен быть на Каллиболе.

    - Это меня тоже расстраивает,- признал он, подняв брови.- Я хотел быть там, когда начнется веселье. Но не волнуйся. Еще будет много радости, когда я наконец доберусь до старого дорогого Клиттманна.

    - Бек знает, что ты здесь? - спросил я, прикидывая расстояние между нами.

    Грейл хихикнул. Выражение лица сделалось слащавым.

    - Бек сам меня сюда прислал. Он считает, что ты становишься мягким. Он хочет, чтобы тебя там не было, пока все не закончится.

    Значит, наколка действительно была ложной. Бек увидел, что я сомневаюсь. Может, он решил, что я все испорчу.

    - И послал он именно тебя, Грейл, да? - Старая вражда вспыхнула с новой силой.

    - А кого еще. Я двенадцать лет ждал, пока Бек не одумается насчет тебя. Как приятно, когда роли меняются.- Он вдруг крикнул реаттцам: - Ладно, придурки, сам здесь разберусь. Пошли вон! - Затем, вспомнив, что они не понимают по-клиттманнски, повторил свои указания на ломаном реаттском.

    Они вышли, а я стал пятиться вдоль стены.

    Грейл - это сжатая пружина, застоявшаяся без дела машина убийства. Он опасен.

    Оставшись со мной наедине, он заулыбался еще шире.

    - Знаешь что, Клейн? Бек хочет, чтобы я продержал тебя тут несколько дней. Чтобы ты не давал неугодных ему приказов реаттцам, которых ты столько лет выращивал. Только зачем я буду так делать?

    Бек поймет, если узнает, что ты стал возражать.

    Мне, может, даже придется убить тебя для самообороны. И тогда я снова вернусь к армии.

    Едва ли следовало ожидать, что Грейл упустит такую прекрасную возможность избавиться от меня. Он поднял пистолет, глаза его загорелись, а белые зубы оскалились. Лежащий на спусковом крючке палец начал напрягаться.

    Сейчас я находился у шторки, закрывавшей отверстие, которое я велел проделать в стене своей жилой комнаты, такой не было ни у кого из остальных бандитов. Я рванул шторку и шагнул в сторону.

    Грейл вскрикнул, так как солнце ослепило его незащищенные глаза. Его пуля ударила в стену рядом со мной. Он снова выстрелил, вслепую. Я тоже ничего не видел, но ослеплен не был. Я заранее закрыл глаза. Мой пистолет был уже у меня в руке, и я быстро одну за другой выпустил все пятнадцать пуль, после чего на ощупь закрыл шторку.

    Не все мои пули попали в цель, но на черной куртке Грейла красных пятен хватало. Он был мертв, как того и заслуживал.

    Из оружейного ящика я взял автомат и прихватил запасной магазин. Как только я вышел из башни, двое реаттцев вдруг обнаружили, что автомат смотрит им в ребра.

    Они в ужасе попятились. Они, скорее всего, слышали выстрелы, и их привело в большое замешательство то, что белые начальники вдруг между собой передрались.

    - Какие вам даны приказы? - гаркнул я.

    Один из реаттцев помотал головой.

    - Нам ничего особенного не приказывали. Мы должны были обеспечить охрану. В чем дело, нам не объяснили.

    - Я вам объясню. Человек, который был наверху - убит. Он хотел свести со мной личные счеты, но я его опередил. Он кем-то для вас являлся?

    Они помотали головами. Грейл им был почти незнаком. Я - начальник, к которому они привыкли.

    - Ладно,- коротко сказал я.- Возвращаемся в штаб.

    Через несколько часов я уже прилетел к воротам. Картины, которые показал мне Хармен, словно яркий сон, перекрывали все, и я решил, что оставшуюся часть операции проведу рядом с Беком, хочет он этого или нет. 

XIV





    В базовом лагере не было ни самолетов, ни летчиков, которые знали бы курс. Все они находились под Клиттманном. Инженеры прокладывали наземную линию, так что вскоре будет телевизионная связь уже и между Реаттом и армией Бека, но я не хотел сообщать того, что возвращаюсь, чтобы у Бека не возникло новых идей задержать меня. Я поехал на одном из фургонов со снабжением.

    Добирались мы двенадцать дней. На главное сражение я уже опоздал.

    На равнине перед Клиттманном стояли наши фургоны и несколько самолетов, а шлюпы и солдаты уже находились внутри города. На огромную серую громаду Клиттманйа страшно было смотреть. Его подвергли мощной бомбардировке, с одной стороны стена была разрушена, массы бетона осыпались, так что стала видна вся сложная послойная структура города.

    Я пробрался в город, прихватив с собой какого-то реаттского офицера, и направился искать Бека. Внутри разрушения были просто невероятными. Производились мощные взрывы, и с преступной халатностью не принималось в расчет расположение поддерживающих весь город конструктивных элементов.

    Запыленные улицы патрулировали черные шлюпы.

    Обычный фоновый шум деятельности отсутствовал, и среди тишины слышалась стрельба.

    Почти весь Клиттманн уже находился в наших руках. Многие из лифтов прекратили работу, и мы в шлюпе направились наверх по пандусам, туда, где на верхних этажах Бек оборудовал свой штаб.

    По сравнению с Основанием, где я столько лет прожил до того, как покинуть Клиттманн, верхние этажи, по которым мы сейчас ехали, считались шикарными. Но, проведя десять лет на Земле, я уже не мог заметить различий между тем и этим. Сейчас мне все здесь казалось грязным, однообразным и тесным. Тут только железобетон и затхлый холодный воздух.

    Кругом валялись горы трупов. Вначале я подумал, что виной тому ротроксы; но немного не доезжая штаба Бека, мы пересекли большую площадь, и тут я увидел, что Бек отомстил сполна и жестоко.

    Я приказал водителю остановить шлюп и вышел, чтобы посмотреть поближе. На площади горой лежали испещренные пулями трупы со связанными руками. По тому, что одежда на них хорошая, я заключил, что это представители высших классов, возможно, члены правительства и владельцы цистерн.

    Трупы свисали также, подвешенные за шею, с лонжеронов. Я подозревал, что здесь все, кого Бек в прошлом считал своими врагами. Вот вяло покачивается, выпучив глаза, Слепой Бисси, такой же незрячий, как и при жизни.

    Бек убил даже собаку Бисси.

    Я устало вернулся в шлюп и дал водителю знак ехать дальше.

    Когда я вошел к Беку, он сидел в довольно тесном неопрятном кабинете, и соседний стол был завален бумагами. Бек задумчиво курил. Как в старые времена.

    Если он и был удивлен, увидев меня, то не показал и вида. Он почти не пошевелился.

    - Привет, Клейн. Не ожидал тебя так скоро.

    - Да уж думаю,- холодно ответил я.

    Я внимательно посмотрел на него, словно вижу в первый раз: ростом намного ниже меня, коренастое, подвижное тело, квадратные плечи и темная традиционная клиттманнская одежда; квадратное лицо и прилизанные черные волосы. За десять лет возникло только одно отличие: вырос второй подбородок.

    Бек посмотрел на меня.

    - Что случилось с Грейлом?

    - Он мертв. Пытался убить меня, Бек. Надо было тебе послать кого-нибудь другого. Или ты все так и задумал?

    Он пристально и строго посмотрел на меня.

    - Что значит - мертв? Кто дал тебе право убирать Грейла?

    - Я же тебе сказал,- спокойно ответил я,- он хотел меня убить и сказать, чтобы я защищался.

    Бек выслушал мой рассказ про то, как я перехитрил Грейла при помощи трюка со шторкой. Наконец Бек засмеялся.

    - Ладно, похоже, кого-то из вас я просто должен был потерять. Честно говоря, я рад, что потерял не тебя. Хочешь закурить?

    Я взял предложенную сигарету.

    - Похоже, ты уже всем тут завладел,- сказал я, затягиваясь.

    - Да. Приятно было разделаться с придурками, которые заправляли этим городом.

    Мне стало интересно, что же стало со всей той философией, о которой Бек говорил раньше. Сейчас им, явно, двигала только месть. Мне было неприятно видеть, как он злорадствует.

    - Да,- произнес я,- я видел их по дороге. И что теперь, Бек?

    - С этого момента дела пойдут быстро. Очень быстро. Мне нужна будет твоя помощь, Клейн. Сейчас Клиттманн - наш. У нас очень мало времени, чтобы все здесь обустроить. Потому что до конца года нашим уже будет почти весь Каллибол.

    Я от удивления задержал дым в легких.

    - Но как? - Ведь невозможно за такой короткий срок завоевать все города планеты, один за другим брать их осадой.

    Лицо Бека сделалось лукавым.

    - Техника, Клейн, техника. Она всегда побеждает грубую силу.

    - Не понимаю, как какая-нибудь техника может сделать то, о чем ты говоришь.

    - Цистерновая чума.

    Я не поверил своим ушам. Я молча глядел на него в недоумении и страхе. Внутри у меня похолодело, словно там лед.

    Цистерна и чума, вместе - это самые ужасные на Каллиболе слова. Не один город зачах и вымер, был уничтожен голодом, от которого нет спасения.

    Никто не приближается к безлюдным руинам такого города даже спустя столетия. А Бек сидел как ни в чем не бывало и говорил об этом.

    - Там, в Реатте, у меня проводилось несколько программ, о которых я тебе ничего не говорил,- сообщил он.- Хотя, может, какие-нибудь косвенные упоминания ты и слышал. В общем, пока ты создавал Лигу, я заставил нескольких реаттских ученых работать на меня.- Бек сделал паузу, чтобы прикурить еще одну сигарету.- Просто смешно. Они в этом очень сообразительны. Но никогда не использовали такого оружия против ротроксов. Думаю, боялись, что действие может распространиться и на них. В общем, они вывели особый штамм цистерновой чумы, эта болезнь уничтожает питательный раствор, но не трогает ни протеин, ни животные организмы. Я уверен, что защиты против этой чумы нет.

    - Значит, через год ни одна цистерна работать не будет?

    Бек кивнул, опять посмотрев на меня своим сверкающим взглядом.

    - Это превосходно. Вирус. Я уже разослал агентов в десяток городов. Они перекрасили кожу, что-бы не очень выделяться. У них приказ проникнуть в города - в одиночку это нетрудно - и выпустить вирус. Оказавшись в воздухе, он скоро попадет и в цистерны, нет фильтров, которые бы его задержали. Понимаешь, что это значит, Клейн?

    - Конечно.- В горле у меня пересохло.- Это значит, что ты станешь единственным хозяином.

    Он внимательно за мной следил.

    - Правильно. За несколько лет я накопил в Реатте огромные запасы продовольствия. На Каллиболе не будет пищи, кроме той, что станет поступать с Земли через ворота, которые контролируем мы.

    Все, кто захочет есть, придут к нам. И все будет делаться так, как скажем мы, и никак иначе.

    Но хватит ли у Бека пищи, чтобы накормить именно всех? Я в этом сомневался. Даже если предположить, что он не сумеет заразить все города сразу, голодное население составит десятки, возможно, сотни миллионов. Предположим, он оборудует на Земле цистерны, чтобы производить протеин быстрее, чем это может дать выращивание продуктов на почве; но, похоже, сейчас сильнее всего его волнует не забота о каждом, кого он лишает пропитания.

    - Нет,- тихо проговорил я.

    Взгляд его черных глаз как-то непонятно изменился.

    - Что значит нет, Клейн?

    Я бросил недокуренную сигарету. В груди было какое-то чувство, которое рвалось наружу.

    - Это не то новое государство, которое мы хотели создать, Бек. Ты говорил об освобождении народа от рабства цистерн. О том, чтобы сломать застой. А сейчас мы загоняем города в такие тиски, какие владельцам цистерн и не снились. Как ты это соотносишь со всем тем, что говорил, Бек?

    Его правая рука, лежащая на столе, нервно пошевелилась.

    - Не будь придурком. Чтобы чего-то достичь, надо быть железным человеком, властелином.

    Бек соображал всегда быстрее меня. Так что я понимал, что мне придется все это быстро кончать.

- Не могу тебе этого позволить, Бек,- сказал я.- Извини. Я не ради этого был с тобой столько времени.

    Бек гневно на меня посмотрел.

    - Ты, сволочь! Ты станешь меня учить, как управлять моей бандой?

    Не сводя с меня своих блестящих глаз, он поднялся и вдруг резко бросился к кобуре, которая висела на вешалке на стене. Но мой-то пистолет уже в руке. Я выстрелил. Тяжелая пуля попала ему в грудь и сбила в сторону. Бек упал лицом вниз и больше не шевелился.

    Я стоял, глупо держа в руке пистолет, а в ушах все еще звенел шум выстрела. Я чувствовал себя сломленным, подавленным, словно сын, убивший отца, или собака, загрызшая своего хозяина. Мне тогда впервые, сколько я себя помнил, хотелось заплакать.

    Я бы этого так и не понял, если бы не то, что произошло со мной в лаборатории Хармена. Те видения расширили мое сознание и заставили посмотреть на все под другим углом. Теперь я ясно понимал, что Беком двигал не альтруистический идеал, а его сугубо личные амбиции. Хотя сами по себе идеи, которые он мне привил, были верны, для него они являлись всего лишь средством прославить себя.

    Может быть, одно время он и верил в эти идеи; может быть, он и сам до конца считал, что по-прежнему верит в них. Но под конец он уже зашел слишком далеко, и заявлениям его верить стало нельзя. Если бы он остался жив, то на Каллиболе установилась бы жестокая тирания.

    - Привет, Клейн.

    Знакомый ровный баритон прервал мои мысли.

    Боковая дверь приоткрывалась. За ней показался Бекмат - тот самый Бекмат, которого я только что застрелил и который сейчас лежит на полу!

    В голове промелькнуло предупреждение Хармена.

    Призрак!

    Бекмат вошел в кабинет и ногой перевернул свой труп лицом кверху. Затем он посмотрел на меня, как обычно, лукаво улыбаясь.

    - Кажется, на этот раз я тебя недооценил, Клейн.

    А может, это одна из тех подсознательных ошибок, о которых говорит Хармен?

    - Бек…- попытался сказать я, но издал лишь хрип.

    - Не волнуйся из-за этого. Думаю, я действительно разошелся. Теперь сможешь все сделать посвоему. Строго следи за ребятами, Клейн. События держи в своей власти.

    Вдруг мне показалось, что он начал наступать на меня, стал расширяться, заполнять все мое поле зрения, и улыбка становилась все более и более странной.

    Он исчез.

    Я стоял и трясся, как мне показалось, целую вечность. Но вот я услышал за дверью шаги бегущих ног. В кабинет с автоматом ворвался Рит. Он посмотрел на меня, затем на труп Бека.

    Я остановил его, подняв пистолет, и постарался овладеть собой.

    - Мне пришлось это сделать, Рит. Он начал заходить слишком далеко.

    - Ты имеешь в виду чуму?

    Я кивнул. Он с трепетным ужасом посмотрел на труп, затем медленно отвел от меня свой автомат.

    - Да, это не очень хорошо,- сказал он, вздохнув.- Но агенты уже в пути. Что нам теперь делать?

    Я расслабленно опустил руку с пистолетом. Я даже не мог найти в себе силы вернуть его в кобуру.

    - Исправим,- сказал я.- Будем действовать согласно первоначальному плану Бека, тому, который он создал много лет назад, и будем изменять его в зависимости от обстоятельств…

    Теперь, когда существует сообщение с Землей, мы можем навсегда уничтожить тиранию владельцев цистерн, подумал я. Мы сможем ввезти любое количество свежего питательного раствора. Мы можем импортировать миллионы тонн почвы для выращивания природной пищи. Вначале из-за вмешательства Бека некоторое число людей может погибнуть, но со временем ситуация нормализуется.

    Между городами возникнет быстрое воздушное сообщение. Возникнет торговля с Реаттом и остальной Землей. Это будет империя из двух планет, где человек не станет бояться голодной смерти. А что касается ротроксов, то с ними разберемся.

    Рит покачал головой с досады.

    - А Бек обещал мне дюжину городов.

    - Ты их получишь,- сказал я ему.- Необходимо будет проводить большую организационную работу. Но это не будут города, населенные рабами.

    Послышались шаги. В кабинет вошел Хеерлау с одним из своих соотечественников. Взгляд его упал вначале на Бека и тонкий ручеек крови, текущий по полу, затем на пистолет, все еще висящий в моей руке. Хеерлау некоторое время стоял, не шелохнувшись.

    - Ты правильно сделал, что убил его,- произнес Хеерлау наконец.- Несмотря на свой гений, он был человеком крови и насилия. Но ты-то разве лучше?

    - Надеюсь, что лучше,- ответил я устало.- И вы на это надейтесь, так как теперь без меня пропадете.

    Это была правда. Реатт, ротроксы, а теперь и Клиттманн - все были соединены сложной противоречивой системой из отношений вражды и взаимной поддержки,- системой, которая, если кто-то не будет ее координировать, рухнет, и тогда начнется кровавая бойня. Бек был тем человеком, который осуществлял координацию, и я - единственный, кто может занять его место. От меня потребуется вся энергия и все мое умение, чтобы разобраться в этой путанице.

    Ведь я прошел самую лучшую школу.

    Оставалось еще одно дело.

    Цистерны Клиттманна, естественно, оказались первыми поражены чумой. Как только провели наземную телевизионную линию, я позвонил в Реатт и приказал разыскать продовольственные запасы, о которых говорил Бек. И после того, как я их нашел, позволил себе позвонить Палрамаре.

    На экране появилось ее лицо. У земных телевизоров никогда не получались истинные цвета, и ее лицо вышло розоватым, а не зеленым. Коротко - если только можно об этом рассказать коротко - я сообщил ей обо всем случившемся, в том числе и о том, что Бек мертв.

    Она восприняла эту весть без видимых проявлений чувств.

    - И что теперь? - спросила она.

    Что она имела в виду, политику или нас?

    Нас. Это та самая проблема, с которой я борюсь с тех пор, как убил Бека, если только не занят неотложными делами.

    Я понимал, что если захочу Палрамару, то снова могу ее получить. И я ее хотел. Теперь, когда Бек не мешает, мы снова могли бы быть вместе. Нас все еще тянуло друг к другу, и это еще поработает в нашу пользу.

    Но я также понимал, что если очень постараюсь, то смогу освободить Дальго с Мерамы. Выбор был за мной.

    На меня смотрели ее расширенные зрачки. Я проглотил слюну.

    - Я сделаю все, что смогу, чтобы освободили твоего мужа,- быстро проговорил я. Выражение ее лица не изменилось.

    - До свидания, Палрамара.

    Я резко прервал связь.

    Я всегда был одинок. Могу снова быть одиноким - это не трудно.

    В тысячный раз я подумал, перестал ли существовать призрак Бекмата тогда, когда он исчез, или его увлекло в какую-то другую часть вселенной. Надеюсь, что он уничтожился, так как мне неприятно думать о том, что он бродит где-то потерянный и тоже одинокий.


Оглавление

  • Баррингтон Бейли ИМПЕРИЯ ДВУХ МИРОВ
  •   I
  •   II
  •   III
  •   IV
  •   V
  •   VI
  •   VII
  •   VIII
  •   IX
  •   X
  •   XI
  •   XII
  •   XIII
  •   XIV