Любовь всей жизни [СИ] (fb2)




Олег Аникиенко ЛЮБОВЬ ВСЕЙ ЖИЗНИ

Он остановился как вкопанный посреди продуктового супермаркета. Она выбирала овощи. Неожиданно вспомнилось, как она вкусно готовила овощное рагу. Казалось, даже любимый вкус появился во рту. Она вообще замечательно готовила.

— Пойдем, Игорек, ты, почему остановился? — дернули его за руку.

— Сейчас приду, — ответил он, чтобы выиграть время, и выдернул руку.

— Я пока оплачу покупки, — последовал ответ.

Не обратил на слова никакого внимания, стоя в оцепенении на месте. В его мыслях была только она, его жена.

Он узнал ее сразу. С первого взгляда. Они давно не виделись, морщины мелкой сеточкой покрыли ее лицо, но не узнать ее он не мог. Конечно, как не узнать любовь всей жизни! Эти чистые и ласковые зеленые глаза, своим блеском придающие ему силы в любых сложных ситуациях.

Ведь он любил ее еще со школьных лет, причем любовь была взаимной. Все были против их брака: ведь он из простой семьи, а она из семьи ученых, причем из некогда дворянского рода.

Они преодолели это вместе и всем родным и знакомым доказали, что являются идеальной парой.

Свадьбу праздновали, когда учились в институте. Он всегда называл ее ласково — Ириска, а когда злился или шутил — Ирпална, как и ее ученики. Жена работала учительницей русского языка и литературы в средней школе, ученики обожали ее за умение учить, ненавязчиво прививая любовь к родному языку, а через него патриотизм и любовь к родине. Их общей родине.

Ирина родила ему сына и трех замечательных дочерей. Все, что он делал в жизни, делал ради нее и их семьи, а теперь она притворяется, что не узнает его…

Рядом с ней молодой мужчина, может, поэтому она и не хочет его замечать?

Он подошел и встал за ее спиной, скрестив руки на груди. Это была его любимая поза, выражающая укор и недовольство. Обычно этой позы хватало, чтоб жена одумалась, стала шелковой и изменила поведение. Он никогда в жизни не повышал на нее голос, а тем более не обзывал. Хотя и она не давала повода.

Парень окинул его мимолетным взглядом и отвернулся. Было в нем что-то знакомое, но не получалось вспомнить, что именно.

Ирина повернулась и едва не натолкнулась на него. Окинув с высоты своего роста доброжелательным взглядом, она прошла дальше. Он никогда раньше не замечал, что она такая высокая.

У нее было удивительно доброе и чуткое сердце. Он помнил, как влюбился, увидев ее плачущей над котенком, которому ребята постарше привязали к хвосту консервную банку. Котенок бежал, пока не зацепился за куст, возле которого его, полуживого и обессиленного, Ириска и подобрала. Вспомнилось, как, схватив палку, разогнал хулиганов по двору. Ведь слабых обижать нельзя, его так отец учил, а хулиганов, видно, не учили, и поэтому пришлось преподать им урок таким способом.

Потом они котенка вместе выкармливали, и он вырос огромным котищем с важной кличкой Мамлюк. Это был их первый воспитанник. Сколько им тогда было? Лет по двенадцать?

— Ирпална, может, соизволишь все же обратить на меня внимание и поздороваться хотя бы! — с укором в голосе произнес он.

Она замерла в неожиданности, а потом, резко повернувшись, с непониманием посмотрела в его глаза.

Жена смотрела на него, как на постороннего человека! От этого ему стало больно и страшно. Похоже, она действительно его забыла и теперь не узнает. А прошло ведь не так много времени, как они не виделись.

Он-то четко помнил выпускной вечер, на котором они предпочли не пить с одноклассниками, а пойти вдвоем в парк, где, сидя на лавочке, поклялись любить друг друга вечно. Несмотря на время, расстояние и даже смерть. Она не сдержала слово.

Вот и верь после этого женщинам.

Ирина, вероятно, решив, что ей показалось, пошла дальше вдоль торгового ряда.

Нет! Он не может позволить, чтобы она его проигнорировала и так просто ушла. Ведь эта встреча была основным смыслом его жизни.

— Ириска, ты что, обиделась и не хочешь разговаривать? — проглотив ком, подступивший к горлу, спросил он. — Или ты меня правда забыла и не узнаешь? Посмотри мне в глаза и скажи, что ты не хочешь общаться, иначе я не поверю.

Женщина повернулась к нему. Ее глаза были полны слез, а морщинистые губы подрагивали.

Как он любил целовать эти губы, сколько ласковых слов в свой адрес и признаний в любви он из них слышал!

— Ты не хочешь разговаривать со мной, потому что с тобой этот молодой человек? — поделился он мучавшим его вопросом.

— Это мой сын, — дрожащим голосом пояснила его супруга.

— Саша? — с удивлением спросил он.

— Да… — подтвердила Ирина.

— Вот вырос! — восхитился он. — Настоящим мужчиной стал, я даже не узнал. Теперь понял: он на моего деда Бориса стал похож,