Луговые разбойники (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Фридрих Герштеккер Луговые разбойники

© ООО ТД «Издательство Мир книги», оформление, 2008

© ООО «РИЦ Литература», 2008

Часть I Под покровом рясы

Глава I Свидание конокрадов

Ясный теплый майский день сменил наконец весенние грозы. Благоухание высоченных сосен, кедров и дубов смешивалось с запахом длинных лиан, переплетавших их могучие стволы. Однако яркие солнечные лучи, золотившие вершины деревьев, не проникали в чащу леса, до того были густы их величавые кроны. Там в полумраке густого кустарника у подножия громадного кедра расположились несколько человек, видимо весьма довольных свежестью и укромностью выбранного местечка для отдыха.

– Право, лучшего места для того, чтобы поверять друг другу свои тайны, и не найти! – весело сказал один из них. – Нарочно такого прекрасного убежища не устроишь! Смотрите, с одной стороны нас прикрывает тянущееся вдоль реки болото, а с другой – терновник, сквозь который вряд ли кому-нибудь захочется продираться!

Восторгавшийся удобством привала был воистину Геркулес, с открытым, смелым лицом. В глазах его светились отвага и удаль. Синяя суконная блуза, облекавшая могучий стан, была изрядно поношена и в нескольких местах покрыта пятнами крови убитого и только что освежеванного оленя, шкура которого висела неподалеку на сучке дерева. Старая помятая касторовая[1] шляпа валялась у ног охотника, обутых в заплатанные кожаные башмаки и мокасины из буйволовой кожи.

Около него стоял, прислонившись к дереву, другой спутник, на вид гораздо более приличный и почище одетый. Бродячая жизнь не успела наложить на него своего отпечатка, да и его крайняя молодость – лет семнадцать-восемнадцать – явно свидетельствовала о том, что он еще недавно покинул родительский кров.

Третий собеседник принадлежал, по-видимому, к зажиточным фермерам Дальнего Запада. Опрятная одежда, вычищенные башмаки, новая шляпа и вежливое обращение смягчали впечатление, производимое его грубоватыми спутниками.

– Однако хотел бы я знать, куда это запропастился бездельник Рюш? Черт бы его побрал, – обещал прийти с восходом солнца, а мы его ждем здесь уже больше трех часов! – прервал молчание младший собеседник. – Будь он неладен, обманщик несчастный!

– Чего вы возмущаетесь: ведь от этого он раньше не придет! – заметил фермер. – А впрочем, – нетерпеливо добавил он, – мне тоже надоело ждать его. В десять часов я должен быть на проповеди, а для этого мне предстоит пройти добрых шесть миль!

– Как ловко умеете вы совмещать два совершенно несовместимых занятия – читать нравственные проповеди и заниматься конокрадством! – не без иронии заметил охотник. – Впрочем, воскресенье довольно плохой день для вашего второго занятия. Ну, да как бы там ни было, вы мне надоели своими нравоучениями, и я попрошу вас в нашем присутствии оставить их при себе. Нас ведь вы не обморочите своим напускным благочестием!

– Не горячитесь, молодой человек, – сказал невозмутимо фермер, – а посмотрите-ка лучше на вашу собаку. Мне кажется, она что-то почуяла.

Действительно, лежавшая невдалеке черная собака привстала, понюхала воздух, негромко полаяла и опять улеглась на прежнее место.

Охотник, следивший за движениями собаки, тотчас же поднялся.

– Она почуяла своего, раз не трогается с места. Это наверняка Рюш! А вот и он! Послушайте, Рюш, мы собрались сюда вовсе не затем, чтобы нас здесь даром кусали москиты да древесные клопы. Что помешало вам прийти в назначенное время?

Показавшийся из-за деревьев человек был зрелых лет. Костюм его, как и у фермера, был чист и опрятен. У пояса висели два кисета, с порохом и пулями, а через плечо – длинный карабин.

– Мое почтение, друзья! – приветствовал он ожидавших его приятелей. – Простите, что заставил вас ждать, но, право, я не мог раньше придти. По дороге мне попались Браун, старикашка Гарпер и индеец, а я вовсе не хотел, чтобы они знали, куда я направляюсь. Очень уж они проницательны. Что же касается проклятого краснокожего, то пора бы хорошим ружейным выстрелом избавить наши леса от этой твари. Да, вот что, Коттон, – добавил он, довольно сердито обращаясь к охотнику, – перестаньте, пожалуйста, называть меня Рюшем. Ведь если это имя услышат посторонние, то меня тотчас же вздернут. Я теперь Джонсон – и баста!

– Ну, мне кажется, – возразил охотник, – будь вы Рюш или Джонсон, все равно вам не миновать виселицы, так же как и нам. Однако к делу! За последние две недели мы не заработали ни пенса. Пора позаботиться о наших доходах, джентльмены!

С этими словами он вытащил флягу с виски и с наслаждением проглотил изрядную порцию живительной влаги. Затем охотник передал ее фермеру Роусону, который, однако, уклонился от угощения и передал флягу Джонсону. Тот с готовностью принял, потянул из нее и, в свою очередь, поднес молодому охотнику со словами:

– Полно, Уэстон, не притворяйтесь, что вас нещадно искусали москиты!

– К делу так к делу, джентльмены! Мы собрались сюда вовсе не для болтовни о пустяках, да и наше пребывание здесь не совсем безопасно, если, как говорит Джонсон, поблизости шляются индеец и его приятели, – напомнил фермер. – Из-за проклятого общества «Регуляторы» нам так и не удалось ничего сделать, а деньги мне необходимы. Странно было бы заниматься земледелием, когда есть возможность заниматься ремеслом более выгодным и приятным. Я благодаря незапятнанной репутации…

– Пусть черт оторвет вам язык! – возмутился Коттон. – Приберегите свое благочестие для миссис Робертс, а с нами не смейте так разговаривать!

– Благодаря устойчивой репутации, которой я пользуюсь среди местных жителей, – настойчиво продолжал Роусон, – я могу заходить во все окрестные фермы, а потому имею самые точные сведения о количестве лошадей у всех фермеров. Я полагал бы начать со Спринг-Крика по ту сторону Литл-Джен. У Гюсфильда можно будет стянуть лошадей восемь без особого труда, да к тому же очень недурных лошадей – прекрасных скакунов. С ними мы в два дня скроемся от преследования!

– Прекрасно, – сказал Джонсон, – но ведь, таким образом, мы очутимся миль на пятьдесят за Миссисипи!

– Это все же лучше, чем встреча с регуляторами!

– А что, если мы отложим наше предприятие до будущей недели? – спросил Джонсон. – За это время я успел бы съездить в Вашиту.

– Не могу я больше ждать! – нетерпеливо топнул ногой Роусон. – В первый понедельник июня у меня с торгов продадут ранчо, если не выплачу аренду в срок, а я этого не могу допустить! Ну, да не в том дело! Согласны вы или нет? При удаче предприятия каждый из нас в течение недели заработает не меньше трех сотен долларов!

– Ладно, я согласен! – отозвался Коттон.

– Скажи, Роусон, как ты думаешь действовать? – спросил Джонсон.

– Сейчас узнаешь! – ответил тот. – Двое из нас с ружьями и по, крайней мере, с тремя недоуздками[2] отправятся через Литл-Джен к мельнице в Спринг Крике. Недоуздки надо тщательно спрятать под одеждой, а необходимы они потому, что в прошлый раз мы изодрали рты лошадям веревками и тем обесценили товар, который, конечно, всем показался подозрительным. От мельницы до фермы Гюсфильда рукой подать. Добравшись до угла изгороди, нужно повернуть влево, по тропинке, ведущей в глубь леса. Затем она круто поворачивает и кончается у двора фермы, где находятся конюшни. У Гюсфильда двадцать семь лошадей, кроме жеребят и жеребцов. Их-то мы должны оставить в покое, потому что фермер тотчас же заметит исчезновение, и нам тогда несдобровать. Самым удобным моментом для угона кобыл будет тот, когда весь табун подойдет к изгороди. Советую в точности следовать сказанному мною, иначе на другой же день утром дюжина регуляторов, с карабинами и длинными, как сабли, ножами, нагонит нас. Надо постараться, чтобы не только не быть пойманными, но и оказаться вне всяких подозрений. Нужно также соблюдать крайнюю осторожность, чтобы на мельнице нас не заметил кто-нибудь из работников фермы, которые часто туда приходят. Те, на кого падет жребий идти за лошадьми, по мнению моему, должны перебраться на другой берег реки, там есть тропинка, проходящая неподалеку от Спринг Крика. Это тем более удобно, что почва там каменистая, и преследователи не отыщут наших следов.

– Ну а кто же должен туда отправиться? – осведомился Коттон, которому, очевидно, не особенно улыбалась перспектива столь близкого соседства с фермой, откуда вслед за грабителями должны были вскоре примчаться и грозные регуляторы.

– По-моему, – хитро попытался было отвертеться Роусон, – это решит жребий, так как в прошлый раз мы все четверо одинаково рисковали, вы с Уэстоном уводя лошадей, а мы с Джонсоном продавая их!

– Ну, нет! Риск был далеко не одинаковый, да, кроме того, вы, Роусон, прекрасно, по-видимому, знаете местность, где нам придется действовать, так вам и надо идти туда.

– Конечно, конечно! – подхватил Джонсон. – Тем более что мне не особенно хотелось бы встречаться с Гюсфильдом на его земле. Недавно он оскорбил меня, и я хотел бы с ним свести счеты, но мне будет противно сделать это у него же на ферме!

– В таком случае я согласен идти, – согласился припертый к стене фермер, – но предупреждаю, что дальше Мамаля я лошадей не поведу, то есть до песчаной мели, отделяющей воды Мамаля от Фурш Лафава. Там, у источника, мы встретимся, и двое других поведут лошадей на остров. Кто же отправится со мною и кто будет ожидать у Мамаля?

– Я предложил бы жребий следующего рода, – сказал Коттон. – Завтра поутру отправимся на охоту, каждый отдельно. Кто принесет сюда во вторник утром больше дичи, тот освобождается от рискованной поездки.

– Чудесно! – согласился Роусон. – Я, ради развлечения, тоже займусь охотой и посмотрю, кого судьба изберет мне в спутники!

– Итак, до завтра! – добавил Джонсон. – Я думаю подняться вверх по реке и рассчитываю исходить весь лес!

– Ну, так мы с вами встретимся там, – сказал Уэстон, – там у меня остались кое-какие вещи, которые теперь мне крайне необходимы.

– Я тоже отправлюсь туда, – прибавил Роусон, – хотя целый день охотиться не могу. Я обещал миссис Лоулин быть у нее и председательствовать во время проповеди. Теперь пора и расстаться!

– Подождите, Роусон, – перебил его Коттон, – нужно же сговориться о том, как избавиться от проклятых регуляторов, если они нападут на наш след и вздумают нас преследовать.

Роусон, уже отошедший на некоторое расстояние, подошел к охотнику.

– Да, кстати, – сказал он, – раз вы заговорили о делах опять, то я вспомнил одну вещь, которую совсем забыл передать вам. Судья из Пулосеки отдал приказ схватить вас, милейший Коттон, за какие-то прегрешения!

– Что за прегрешения? Что вы плетете? – как бы изумившись, осведомился Коттон.

– Право, не помню. Кажется, говорят о каком-то банковом билете в пятьдесят долларов, об обещании жениться и, наконец, о найденном трупе человека, пропавшего без вести три месяца назад.

– Проклятье! – зарычал Коттон. – Мне, очевидно, пора покинуть Арканзас. Хорошо, что вы меня предупредили: здешний воздух становится мне вредным. Немедленно же после окончания нашего предприятия доберусь до Миссисипи и удеру в Техас!

– А отчего бы вам не отправиться через прерию?

– Ну нет! Слуга покорный! С индейцами у меня не совсем дружеские отношения.

– А, так вот в чем дело! Правда, Коттон, что у вас на руке какое-то клеймо, имеющее кое-какую связь с черокезами?[3]

– Теперь не время рассказывать эту историю, Роусон, – нетерпеливо сказал охотник, – к тому же и вам не мешало бы быть поосторожнее!

– Ну, я-то могу быть спокоен: кто может подозревать волка под одеждой методиста-проповедника?!

– Вы жестоко ошибаетесь! Разве Гитзкот не назвал вас недавно лгуном и мошенником в рясе?

Роусон побледнел при напоминании о нанесенном ему оскорблении, но сдержался.

– Да, Коттон, этот человек опасен, для нас тем более, что его подозрения не ограничиваются только мною, он сказал что-то и об Аткинсе. Что же касается его оскорблений, то я как проповедник не мог отвечать на них тем же самым, и…

– Иначе Гитзкот хорошим ударом кулака между глаз на месте уложил бы вас! – невозмутимо заметил Коттон.

– Перестаньте, Коттон, – поддержал фермера Джонсон, – теперь вовсе не время ссориться, да и Роусон прав: в качестве проповедника он действительно должен был безропотно снести обиду и держать себя сообразно своей профессии!

– Даже когда крадет лошадей вместе с нами? – не унимался Коттон.

– Перестаньте же наконец! – гневно закричал Роусон. – Вы не должны забывать, что все мы, в случае поимки, будем немедленно судимы законом Линча и тотчас же повешены!

– Регуляторы не посмеют сделать этого! – воскликнул Коттон. – Правительство запретило всякого рода самосуды!..

– А скажите, пожалуйста, какое значение имеет это распоряжение у нас, в Арканзасе? – сказал, улыбаясь, Роусон. – Если регуляторов наберется человек тридцать, правительство не станет их преследовать, поняв, что они вынуждены были поступить так. Да и в самом деле, регуляторы, собственно говоря, правы: я на их месте поступил бы точно так же.

– Тем не менее их намерения в данное время расходятся с нашими, – продолжал Джонсон, – и мы должны выйти победителями из этой борьбы, хотя бы ценой смерти этих негодяев. Аткинс может успешно содействовать нам благодаря своему прекрасному положению, и я думаю, что нам удастся расстроить планы регуляторов, хотя, как говорят, они выбрали своим предводителем Гитзкота…

– Ого! Гитзкота выбрали предводителем отряда регуляторов? – с испугом воскликнул фермер. – Ну, значит, наша экспедиция станет для меня здесь последней. Право, не стоит так сильно рисковать головой из-за материальных выгод. По-моему, в таком случае нам лучше перенести наши операции в штат Миссури, где Уэстон, благодаря прекрасному знанию местности, сможет нами руководить, да и я сам довольно хорошо знаком с теми местами.

– Вы правы, – отозвался иронически Коттон, – и там вы успели приобрести расположение не только людей, но, кажется, и лошадей. По крайней мере, я слышал, что при вашем отъезде оттуда три или четыре кобылы поскакали за вами единственно из сердечной привязанности к вам!

При грубоватой шутке охотника и Роусон не смог удержаться от смеха, но тотчас же снова заговорил серьезным тоном:

– Друзья! Обстоятельства несколько меняют первоначальный план. Нам лучше не доставлять лошадей на остров, иначе, того и гляди, регуляторы пронюхают, в чем дело, а это весьма небезопасно не столько для нас, сколько для наших друзей, укрывающихся на острове. Лучше ждите нас у озера Госвела. Если нам удастся добраться до него, то я знаю прекрасное средство избежать преследования.

– Что же, однако, мы будем делать, если регуляторам удастся обнаружить наше убежище у Аткинса? – уныло спросил Коттон.

– Пока еще слишком рано опускать руки. Быть может, нам не нужно будет даже и заезжать к Аткинсу. Недаром я прожил в лесу столько лет, поверьте, что сумею отвести глаза преследователям. Не будь я Роусоном, если в назначенное время не явлюсь в условленное место!

– Хорошо сказано! – заметил Коттон. – Тем не менее я предлагаю вам, джентльмены, поклясться друг другу в верности и в том, что если кого-нибудь из нас поймают, то, несмотря ни на какие пытки, он не выдаст остальных.

При этих словах молодой Уэстон выхватил громадный нож и воскликнул:

– Жестокая смерть тому, кто предаст своих братьев! Пусть отсохнут у него руки и отнимется язык, пусть он навеки ослепнет!

– Ого, какая ужасная клятва, – сказал Джонсон, – тем не менее я принимаю ее!

– И я также! – присоединился Роусон. – Хотя общие интересы и опасности настолько связывают нас, что не предвидится особой надобности ни в каких клятвах. В противном же случае я немедленно удеру в Техас! Итак, прощайте, джентльмены, прощайте, Джонсон! Где мы завтра встретимся с вами?

– У источника Сеттерх-Крик, что у подножия горы!

Роусон тотчас же скрылся в чаще деревьев. Коттон уже собирался последовать его примеру, как Джонсон остановил его тревожным вопросом, верит ли он в искренность проповедника.

– Сказать по правде, – отвечал охотник, – я не особенно доверяю этому лицемерному проходимцу. Его манеры, жесты, натянутая улыбка не особенно-то говорят в его пользу. Да и случай с Гитзкотом мне кажется очень подозрительным. Скажи этот нахал то же самое другому, к примеру мне, я бы изорвал его в куски, а тот сам еще протягивает ему руку. Ну, да что за беда, ведь, действительно, из-за одной общности интересов и выгод он уже не станет нас предавать; это ему прямо-таки не выгодно. Да и не так-то легко поймать Коттона в лесу! Однако прощайте, Джонсон. Вы-то, во всяком случае, человек верный и на нас также можете положиться. Послезавтра мы опять встретимся здесь, и скоро у нас в кармане окажется несколько сотен долларов, тогда мы посмотрим, как поступать дальше. Знаете, дело наше совсем не так плохо: ведь хорошим банковым билетом можно заткнуть рот любому крикуну, который вздумает теперь повесить нас на первом дереве, а сам не прочь поделиться выгодами нашего дела. Идем, Уэстон, пора!

С этими словами собеседники разошлись. Коттон и Уэстон направились в одну сторону, вдоль берега реки, а Джонсон пошел по тропинке через лес на север. Через несколько мгновений и он исчез за холмом.

Недаром недавно бывшие здесь люди восхищались уединенностью выбранного ими места свидания: прошло не меньше четверти часа, как разошлись товарищи, а все было по-прежнему тихо, и мертвая тишина эта лишь изредка нарушалась треском ветвей от прыжков белок да криками птиц.

Вдруг без малейшего шума раздвинулся кустарник, и оттуда вышел краснокожий.

Индеец, осторожно высунув голову из раздвинутого им куста, долго прислушивался, озираясь по сторонам, и только после тщательного осмотра окружающей местности решился выйти на лужайку.

Это был высокий, статный малый, одетый в пеструю бумажную, местами изорванную шипами и колючками кустарника рубашку, подпоясанную широким кожаным поясом, за которым были заткнуты широкий нож и большой, очень острый томагавк. Ноги индейца были обуты в кожаные мокасины. На шее красовалось украшение в виде щита довольно примитивной, но изящной работы. Кроме этого амулета, у него не имелось никаких отличий и украшений, даже боковой мешок, висевший с правой стороны, не был разукрашен красной, синей и желтой бахромой, как это обыкновенно любят делать индейцы племен Северной Америки.

Голова индейца была не покрыта. Длинные черные, глянцевитые волосы свободными, тщательно причесанными прядями красиво ниспадали на плечи. В руках, красивых и ловких, отличавшихся изрядно развитой мускулатурой, он держал прекрасной работы американский карабин.

Некоторое время краснокожий продолжал внимательно изучать местность, главным образом следы, оставленные только что ушедшими, затем медленно выпрямился, закинул волосы за уши и скрылся в густой чаще по направлению, противоположному тому, откуда только что пришел.

Глава II Дядя и племянник. Охота на оленя

Утром того же дня, когда произошли описанные нами события, невдалеке от упомянутой рощи по дороге ехали два всадника. Судя по костюмам, оба они принадлежали к зажиточным фермерам. Первый из всадников, молодой, стройный человек, одетый по тогдашней американской моде в синий полотняный сюртук, такие же штаны и черный полосатый жилет, в изящные индейские мокасины вместо сапог, ехал на гнедой горячей лошади. Другой, толстяк лет сорока, все время смешил своего спутника остроумными замечаниями и шутками. Толстяк был одет в чрезвычайно тесный белый костюм и ярко начищенные сапоги. Вся его фигура, плотная и упитанная, и полное, приятное лицо, с маленькими, искрившимися весельем глазами, так и сияло самодовольством; он восхищался и прекрасной погодой, и своим спутником, словом, всем. Как у того, так и другого не было с собой никакого оружия, хотя ловкие движения их ясно свидетельствовали, что оба они люди, привыкшие к охоте и вообще ко всякого рода приключениям. Могучая фигура старшего всадника, хотя и несколько заплывшая жиром, позволяла предполагать в нем недюжинную физическую силу.

Толстяк продолжал, по-видимому, рассказ о чудачествах своего старшего брата, жившего в Цинциннати.

– У него, представьте себе, – говорил он, – уникальная мания скупать всякий старый, не нужный никому хлам, на который он тратит большие деньги. Мне жаловалась нынешней осенью его жена, когда я посетил их. Весь их дом буквально завален барахлом: старой мебелью, глиняной посудой и прочими предметами, из которых могла бы пригодиться, пожалуй, только десятая часть, да и то разве на топливо, вместо дров. А брат тем не менее продолжал ходить по лавкам и разыскивать все новую и новую рухлядь. Но раз вещь была куплена, брат ставил ее на место и с тех пор совершенно забывал о ее существовании. Тогда я и придумал одну штуку, чтобы утешить его несчастную жену и помочь ей сберечь денежку на черный день. Я нанял повозку и, когда брат был чем-то занят, отправил все его редкости обратно в лавки. Брат, возвратившись домой, и не вспомнил о своих сокровищах, а преспокойно уселся за пунш. На другой же день он отправился на Фром-стрит, где снова и приобрел весь тот хлам, что я продал накануне, да еще восхищался сделанным приобретением.

– Дядя, – улыбнулся молодой человек, – неужели вы думаете, что я поверю вашим россказням, тем более что знаю своего дядюшку из Цинциннати как весьма расчетливого и дельного человека?

– Ну, ну, как ты смеешь говорить такие вещи своему старому дяде? Хотя, положим, брат мой малый не промах, и на всей земле трудно найти более оборотливого человека. Ты послушай, что он раз учудил, будучи совсем молодым. Мы ехали с ним на лодке, направляясь поохотиться за дичиной, приходившей к водопою на берег реки. Жара стояла неимоверная, и солнце пекло немилосердно. Я стал было снимать куртку, да неосторожным движением столкнул в воду свою пороховницу, стоявшую на скамье. Мне стало страшно досадно, а тут еще, благодаря прозрачности воды, хотя глубина была не менее пятнадцати футов, проклятая пороховница видна была как на ладони. Брат, прекрасно плававший и нырявший, взялся достать ее. Раздевшись, он нырнул, но, достигнув дна, нарочно задел его ногами, вследствие чего замутил воду. Но вода быстро прояснилась, и я увидел довольно странную картину. Что бы ты думал, вытворял этот хитрец? Он, оказывается, преспокойно пересыпал под водою порох из моей пороховницы в свою, и, когда поднялся на поверхность, моя пороховница оказалась почти наполовину пуста!.. Чего ж ты хохочешь как сумасшедший? Смотри не свались с лошади! Неужели тебе может прийти в голову мысль, что твой старый дядя способен солгать? Бессовестный мальчишка!

– Полно, дядя, я охотно верю всему, рассказанному вами! Однако что это виднеется там, за поваленной сосной?

– Где? Что такое? А, вон там. Да это олень! Жаль, что с нами нет Ассовума, его меткий выстрел уложил бы красавца наповал. К нему можно подобраться шагов на пятьдесят.

– Ну, Ассовум-то, наверное, далеко, а чертовски жаль, что я сам не захватил с собою карабин, и из-за этого приходится пропустить такой славный выстрел!

– Славно бы тебя встретила миссис Робертс, если бы ты заявился к ней с ружьем в воскресенье. Она и индейцу-то не простила бы такого прегрешения!

Животное продолжало спокойно стоять на одном из соляных болот, тянущихся вдоль берегов Фурш Лафава. Не подозревая, по-видимому, об опасности, олень лизал почву, какое-то время оставаясь в одном положении и лишь по временам прерывая свое занятие легким пофыркиванием. Отмахнувшись хвостом от назойливых мух и комаров, животное продолжало наслаждаться соленым вкусом глинистой почвы.

– Билл! – не вытерпел Гарпер. – А ведь, ей-богу, индейцу удалось бы подкрасться к оленю шагов на пять. У него, кажется, нет ни малейшего чутья. Да и сам я, пожалуй, сумел бы справиться с ним, если б у меня снять с плеч десяток-другой годков.

– Если бы вы, дядюшка, ухитрились добраться вон до того орешника…

– Что за чушь! – перебил его Гарпер. – Неужели ты полагаешь, что я и в самом деле буду ломать свои старые ноги, да еще в воскресенье, бегая за глупым животным?

Однако Гарпер, вопреки только что произнесенным словам, слез с лошади, оставшейся стоять совершенно спокойно, и с величайшей осторожностью стал прокрадываться между кустарниками. Ветер дул с противоположной стороны, и поэтому олень не мог почуять приближавшегося врага. Тот, все более и более увлекаясь преследованием, прилагал все старания, чтобы остаться незамеченным. Олень еще раз приподнял голову, фыркнул и снова принялся лизать солончак.

Приостановившись на минуту, Гарпер лукаво взглянул на племянника. Вильям Браун, или, как его называл старший всадник, Билл, внимательно следил за всеми движениями своего родственника и оленя, принимая живейшее участие в разыгрывавшейся перед ним сцене.

С минуту Гарпер колебался. И беспечность животного его изумляла, да и жаль было начищенных сапог. Почва, растоптанная ногами зверей, приходивших напиться к протекавшему здесь ручью, была вязкая. Однако охотничья жилка взяла верх над осторожностью, и толстяк решился во что бы то ни стало поймать животное. Он сначала осторожно, а затем, войдя в азарт, уже напропалую ступал по грязи. Охотник, разгоряченный преследованием, чувствовал, что его сердце колотится в груди с такою силою, что, пожалуй, вспугнет животное.

Вдруг олень, почуяв наконец человека, поднял голову и будто остолбенел при виде белого существа, незаметно подкравшегося к нему так близко. Не дав ему опомниться, позабыв и про воскресенье, и про свой праздничный наряд, Гарпер бросился вперед и схватил оленя своими могучими руками. Страшно испуганное столь внезапным нападением, животное делало всевозможные усилия, чтобы освободиться, но железные руки охотника, точно клещи, сжимали ноги несчастного создания. В пылу борьбы олень стащил ничего не замечавшего Гарпера, увлеченного одною мыслью – поймать животное, в большую, глубокую лужу, где охотник стал отчаянно барахтаться, все еще не выпуская ног оленя.

Браун, приподнявшись на стременах, с увлечением наблюдал отчаянную борьбу человека и животного, готовый ежеминутно прийти на помощь дядюшке в случае надобности. Но Гарпер даже и закричать ничего не мог; если только он попробовал бы это сделать, грязь моментально залепила бы ему рот. Она и так уже густым слоем покрыла и его одежду, и лицо, совершенно залепив глаза.

Помощи Брауна, однако, не потребовалось. Неожиданно где-то рядом грянул выстрел, и олень, сделав последнее усилие, вырвался наконец из рук Гарпера и в конвульсиях рухнул на землю.

Ослепленный грязью, ничего не видящий Гарпер с гневом вскочил на ноги и крикнул в сторону, совершенно противоположную той, откуда раздался выстрел:

– Кто смел стрелять?

– Вауг! – раздалось удивленное восклицание индейца, вышедшего в это время из чащи и пораженного уморительным видом вывалявшегося в грязи почтенного фермера.

Узнав голос Ассовума, Гарпер несколько успокоился и закричал племяннику:

– Билл! Да иди же скорее сюда и отведи меня к ручью, надо хоть немножко отмыть эту проклятую грязь!

Браун подошел к дяде, протянул палку, за которую обеими руками тот ухватился, и таким образом оба они отправились к ручью. Едва Гарпер успел промыть глаза, как с новыми упреками набросился на краснокожего за то, что тот смел стрелять в его добычу.

– Но, дядя, – перебил его Браун, – вы все равно дольше минуты не продержали бы оленя в руках!

– Откуда ты это можешь знать? – возмутился почтенный фермер. – Да мой брат целую ночь держал одной рукой медведя за шиворот, когда…

– Дядя, дядя, мы опоздаем на проповедь, если вы начнете рассказывать мне похождения своего знаменитого брата.

Индеец тем временем спокойно прислонил свой карабин к дереву и принялся свежевать убитого оленя, не произнося ни слова. Когда же спор между белыми кончился, он так же невозмутимо сказал:

– Отец мой очень силен, но олень все-таки вырвался бы и убежал, не выстрели я в него. Не хочешь ли, отец мой, оленьего мяса?

– Отстань! Я люблю мясо только лично мною добытой дичины!

– Как же теперь с проповедью? – спросил Браун у дяди. – Ведь не можете же вы показаться туда в таком виде!

– Ну конечно, я зайду переодеться, хотя, признаться, мало дорожу болтовнею этого пройдохи Роусона. Отправляйся ты вперед, а я догоню тебя!

Браун помог дяде взвалить оленя на лошадь, оставив Ассовуму заднюю ногу. Гарпер с торжествующим видом уселся в седло, попрощался с племянником и убедительно просил его ничего не рассказывать на проповеди у Робертсов, пока он сам туда не приедет. Браун кивнул, тоже сел на лошадь и тронулся вслед за индейцем, уже далеко ушедшим вперед.

Глава III Ассовум и Роусон. Предстоящая свадьба

Оперенная Стрела, как звали индейцы Ассовума, сравнительно недавно вошел в близкие отношения с белыми. Раньше, когда весь округ Фурш Лафав изобиловал дичью до такой степени, что славился среди всех Соединенных Штатов, племя Ассовума кочевало в глуши лесов. Интенсивное истребление дичи охотниками заставило племя это несколько расселиться и подойти ближе к белым. Однако не одно это обстоятельство сблизило краснокожего с белыми. Была и другая причина. Однажды изрядно захмелевший верховный вождь пытался оскорбить жену Оперенной Стрелы. Та стала звать на помощь, явился Ассовум, и в результате кровавой стычки был убит оскорбитель-вождь. Тогда краснокожему с женой волей-неволей пришлось покинуть своих соплеменников и добывать средства к существованию охотой и кое-какими работами женщины. Пока Ассовум стрелял дичь для своего обихода и для продажи белым, его жена Алапага плела из тростника корзинки и матики из гибкой коры некоторых деревьев.

Индеец забирал изделия жены и носил на продажу к белым, вследствие чего у них завязались отношения с окрестными фермами. Роусон, не упускавший случая похвастаться своим рвением в делах веры и благочестием, сумел уговорить Алапагу принять христианство. Что же касается самого индейца, то он упорно отказывался креститься. Он решил умереть, как родился и жил, в вере предков, и все угрозы и увещания Роусона оставались тщетными, только, казалось, еще усиливая твердость краснокожего.

Отпустив жену на проповедь, Ассовум пошел немного проводить ее и, кстати, зайти за зверинами шкурами, оставленными им у Робертсов. По дороге как раз и произошла описанная в предыдущей главе сцена.

– Что-то будет рассказывать ваш дядя у фермеров! – сказал Ассовум догнавшему его Брауну. – Ведь он походил на болотную черепаху, валяясь в этой луже, только, пожалуй, та все-таки бывает почище.

– Так-то так, но поистине удивительно, как это он мог так долго удерживать оленя. Не происходи это у меня на глазах, я бы ни за что не поверил, если б он это стал мне рассказывать.

– У белого много силы, его руки сделаны точно из железа! – с похвалою отозвался о Гарпере индеец. – А все-таки приди Ассовум несколькими минутами позже, в болоте валялся бы один толстый человек, а оленя и след простыл!

– Тем не менее его трудно убедить теперь в этом. Он готов утверждать, что способен продержать таким образом оленя хоть десять часов кряду.

– Да, толстый человек любит похвастать! – снисходительно согласился индеец.

Оба спутника затем молча продолжали свой путь. Вскоре слух их был поражен какими-то протяжными человеческими голосами. То методисты распевали свои гимны. Индеец, немного нахмурившись, сначала прислушивался к пению, а потом сказал:

– Слушай, как пронзительно раздается визгливый голос бледного человека! – так индеец называл Роусона.

– Ты, кажется, его недолюбливаешь, Ассовум? – спросил Браун, убежденный в этом и своими прежними догадками, и неприязнью, звучавшей обычно в голосе индейца при упоминании о проповеднике.

– Конечно! Да и за что мне его любить, если он нарушил мой покой?! Алапага до встречи с ним молилась одному со мною богу, Маниту, поклонялась Великому Духу, была мне послушна, и за это, когда она в первое время посевов тащила свои матчекота[4] по полям, засеянным нами, и звери убегали оттуда, и поле давало хороший урожай, и хищники не приближались к нашему жилищу. Бледнолицый же заставил Алапагу смеяться над Великим Духом, которому молится по-прежнему Ассовум, но который уже не дает прежней обильной охоты.

Индеец сердито сдвинул брови и погрузился в мрачное молчание. Браун, не желая отрывать краснокожего от его мыслей, тоже молча ехал по тропинке. Наконец, шедшая между маисовыми полями тропинка вывела путников к ферме Робертса, откуда еще продолжали слышаться звуки песнопений методистов.

Когда вновь прибывшие, привязав лошадь белого у плетня, вошли в дом, пение уже окончилось. Молящиеся стояли на коленях, посреди них высился Роусон, резким, неприятным голосом произносивший какую-то длинную речь, укоряя в ней молящихся за грехи и в то же время прося у Бога все-таки простить недостойных.

Браун, принадлежавший к другой секте, которая не признавала коленопреклонения даже при молитве, скромно сложив руки, остановился у двери.

Вскоре проповедь кончилась, молящиеся стали не спеша выходить, здороваясь с стоявшим у дверей Брауном, который, судя по всему, был знаком почти со всеми окрестными фермерами и пользовался их расположением.

– Как вы поздно пришли, мистер Браун! – с укоризной сказала, подходя к молодому человеку поздороваться, молодая Мэриан Робертс, дочь хозяев дома, уже шесть недель помолвленная с Роусоном.

– Так вы, значит, заметили мое отсутствие? – пытливо глядя в глаза девушке, спросил Браун. – О, если бы я знал это, то пришел бы гораздо раньше!

– Что вы, что вы! Неужели вы приходите слушать проповедь из-за чего-нибудь другого, а не для того, чтобы молиться?

– Но ведь я не методист[5].

– Что же из того? Все-таки все мы христиане!

– Однако ваш будущий муж, кажется, держится совсем иного мнения на этот счет, – ответил молодой человек, нарочно сделав на словах «будущий муж» ударение.

– Очень может быть, – сказала Мэриан, как бы не замечая умышленного ударения в словах собеседника. – Мистер Роусон сходится во взглядах с моей матерью, они очень строги в делах веры; мы же с отцом гораздо снисходительнее в этом отношении.

– Ну полно, полно, мисс, – перебил ее Браун, – я опоздал вовсе не из нежелания присутствовать на проповеди, а потому, что по дороге сюда с моим дядей случилось одно происшествие. Это-то и задержало нас.

– Разве с вашим дядей случилось что-нибудь неприятное или опасное? – с беспокойством осведомилась Мэриан.

– Ого, мисс Мэриан, мой дядя, по-видимому, пользуется у вас большим расположением! Непременно передам ему об этом, тем более что и он сам платит вам тоже искренней привязанностью. Рассказывать же о приключении его в лесу я не могу, потому что дядя просил меня помолчать, пока он сам не приедет и не расскажет о нем. Ведь вы знаете, как он любит рассказывать разные случаи из своей жизни.

– Ах, как это замечательно! – обрадовалась девушка. – Значит, сегодня мы услышим чрезвычайно интересное приключение на самой фантастической подоплеке!

– Что это за фантастическое приключение и с кем? – заинтересовался подошедший в это время Роусон.

– Дело идет об одном комичном случае с моим дядей и его геройском подвиге, – сказал Браун.

– А вы ручаетесь за правдивость рассказа мистера Гарпера? Вы сами были свидетелем этого приключения? – спросила Мэриан. – Вы ведь сами знаете, что ваш почтенный дядюшка рассказывает иногда просто невероятные…

– Мэриан! – строго остановил ее Роусон. – Не подобает молодой девушке говорить подобные вещи, да еще после службы!

Видя смущение хорошенькой Мэриан после столь строгого выговора, Браун счел нужным заступиться за нее.

– Вы слишком суровы, мистер Роусон; отчего бы иногда и не посмеяться над тем, что действительно смешно. Молодость имеет свои права, и ей многое прощается.

Проповедник уже собирался основательно возразить молодому человеку, но ему помешал приблизившийся к ним старик Робертс. Он взял руку Брауна, пожал ее и дружеским тоном попенял за то, что тот поздно приехал.

– А где же ваш почтенный родственник, мистер Гарпер? – спросил старик. – Тут ходят слухи, что с ним что-то случилось.

– Он сам расскажет об этом, когда приедет…

– Вот что, мистер Браун, – перебил его Роусон, – чтобы не забыть, приглашаю вас с дядей ко мне на свадьбу, которая состоится через месяц. Я очень бы желал, чтобы вы присутствовали на ней.

– К крайнему моему сожалению, вынужден отказаться от вашего приглашения! – холодно произнес Браун, опуская глаза. – Через месяц меня не будет в Арканзасе!

– Не может быть! Ведь ваш дядя недавно купил здесь землю, и я думал, что вы с ним и поселитесь у нас.

– Да, дядя так и думает устроиться, а я присоединяюсь к волонтерам, отправляющимся в Техас. Эта провинция решила отделиться от Мексики и потому просит у нас помощи[6].

– Бросьте вы эти глупости, Билл! – воскликнул Робертс. – Пускай себе головорезы дерутся в Техасе, а вы оставайтесь у нас. На свадьбе Мэриан соберется много хорошеньких девушек, выберите себе по вкусу, да и женитесь с богом. То-то славно заживем! Ваш дядя, думаю, тоже обрадовался бы такой перспективе. А вот, кстати, и он пожаловал!

Действительно, к группе разговаривавших приближался Гарпер, терзаемый одной мыслью: не успел ли уж его племянник разболтать про сегодняшнее приключение. Однако неподдельный интерес, с которым встретили его появление, и начавшая собираться вокруг него толпа явно свидетельствовали, что сути истории еще никто не знает, и племянник сдержал свое слово.

– Молодец, что не разболтал! – обратился он к Брауну. – А теперь, друзья мои, – сказал он остальным, – я расскажу вам преинтересную историю одного приключения, случившегося со мною сегодня утром. Свидетелем выставляю моего племянника. Билл, поди сюда!

Ввиду своего особенного положения, Роусон счел недостойным выслушивать какие-то вздорные приключения и через черный ход вышел на расчищенное под пашню поле. Не зная, куда девать выкорчеванные пни и сучья, Робертс счел за лучшее сжечь их на месте и разложил там большой костер, оказавшийся очень кстати Ассовуму.

Индеец, уложив на угли ногу убитого сегодня оленя, в этот момент игравшего немаловажную роль в рассказе Гарпера, прилег у костра в ожидании вкусного обеда, который приготовляла, примостившись тут же, Алапага.

Удобно раскинувшись на одеяле и медленно покуривая трубку, Ассовум предался грустным воспоминаниям о своем прошлом и об участи его собратьев.

Прежде, думал он, краснокожие были сильны, храбры и здоровы. Дичь в лесах не переводилась, и кругом был необозримый простор. Но вот пришли белые, и сразу жизнь индейцев стала ухудшаться. Пьянство, болезни вконец разрушили счастье целых племен, а в частности и его собственное. Теперь, как огонь истребляет могучий дуб, истребила его племя огненная вода. Она все больше и больше охватывала, как разрастающийся пожар, сердца и ум краснокожих и привела их на край гибели. Великий Дух отступился от своих сынов, и они остались одиноки… Такие мысли роились в голове Ассовума, когда к костру приблизился проповедник.

Алапага, издали завидев его, бросилась навстречу. Роусон приветствовал ее краткой молитвой. Жена краснокожего была, по мнению индейцев, красавицей, да и белые не могли отрицать ее миловидности. Прекрасные зубы и чудные черные глаза, горевшие живым огнем, придавали своеобразную прелесть ее личику.

Ассовум остался очень недоволен той поспешностью, с какой его жена бросилась навстречу методисту, и с укоризной закричал:

– Алапага, неужели христианское учение позволяет с пренебрежением относиться к мужу и повелителю?

Алапага вместе с Роусоном подошли к костру, и проповедник приветливо поздоровался с краснокожим. Тот молча кивнул головой, оставаясь в прежней позе.

Не желая упустить удобного случая, Роусон принялся рассказывать некоторые места из Священной истории, стараясь и голосом, и интонацией, и самим подбором эпизодов как можно сильнее подействовать на бесхитростную душу дикаря. Ассовум молча принялся за изжарившуюся уже оленью ногу, но по всему было видно, что индеец не пропускает мимо ушей ничего из сказанного методистом. Он пристально смотрел на проповедника, ни одним словом не прерывая его.

Такое внимательное отношение к его словам только подбодрило Роусона, увлекшегося уже своими рассказами и к правде начавшего даже прибавлять выдумки и преувеличения. Покончив с едою, краснокожий все с тем же вниманием продолжал слушать.

– Теперь речь бледнолицего человека, вероятно, окончилась? – спросил он, когда Роусон на минуту прекратил поток своего красноречия. – Теперь пусть он послушает, что ему расскажет краснокожий.

Ассовум встал с одеяла, подошел поближе к методисту и начал:

– Вначале Великий Дух сделал свет. Потом он сотворил индейцев и назначил землю для их обитания. Все индейцы были соединены тогда в одно племя. Однажды они послали наверх молодого юношу разузнать, что там делается. Там все было прекрасно, и молодой человек залюбовался окружающей его красотою. Вдруг мимо него промчался олень, пронзенный стрелою в бок. Юноша стал преследовать животное до того места, где оно наконец упало и околело. Вскоре пришел и человек, ранивший оленя. То был сам Великий Дух, научивший здесь юношу, как нужно стрелять животных и резать их на части. Потом Великий Дух, видя, что путник не умеет и огня развести, научил его и этому, а также тому, как нужно хорошо жарить на огне мясо животных… Великий Дух, – продолжал индеец, – сотворил также двух братьев духов: злого и доброго. Первый только и делал, что разрушал все добрые дела, которые делал второй. Добрый дух решил изгнать злого, но так как не хотел употреблять силы, то предложил ему бежать наперегонки. Кто перегонит, тот и останется победителем. Злой дух согласился и…

– Довольно! – с яростью закричал долго сдерживавшийся методист, вскакивая с пня, на котором сидел. – Я не хочу больше слушать твоих глупых россказней и выдумок! Несчастный дикарь! Довольно, говорю я, довольно лжи и суеверий! Опомнись, пока не поздно!

Роусон вознамерился было продолжить свои обличения, но индеец встретил его таким свирепым взглядом, что методист моментально смолк, присмирел и собирался улизнуть подобру-поздорову, если бы не заметил, что индеец хочет продолжать говорить. Не рискуя рассердить краснокожего, Роусон счел за лучшее дослушать того до конца.

– Я слушал тебя, бледнолицый, – строго, но хладнокровно начал Ассовум, – слушал внимательно твои рассказы, не перебивая, и верил тому, что ты рассказывал мне. Верил тому, что из камня потекла вода, что палка превратилась в змею, что рыба проглотила человека и опять выпустила, что пророк улетел на небо на огненном шаре, и многому другому. Когда бледнолицый рассказывал все это, Ассовум верил ему, отчего же он не хочет, в свою очередь, поверить тому, что говорит краснокожий? Почему он не поверил, да еще и назвал Ассовума лгуном? Нет, глаза белого обращены только в свою сторону, а больше он ничего не способен видеть!

Презрительно взглянув на растерявшегося Роусона, Ассовум, не дожидаясь ответа, пошел к дому, знаком велев Алапаге принести туда же его вещи и оленью ногу.

Тем временем Гарпер закончил свой рассказ, под конец покрытый дружеским хохотом всех присутствовавших, не исключая его самого. Затем посетители разбрелись по домам, так как близилось обеденное время. Гарпера же с племянником как редких гостей миссис Робертс не отпустила, пригласив на обед к себе.

Браун намекнул Робертсу, что для предстоящей экспедиции в Техас ему понадобится лошадь. Старик, владевший прекрасными лошадьми и славившийся среди окрестных фермеров как лучший знаток коней, воспользовался случаем похвастаться своей конюшней и потащил молодого человека смотреть его любимцев.

– Вот лошадь, которая подойдет вам как нельзя лучше, но только, хоть я и рад продать ее, мне жаль, что вы пускаетесь в такое опасное предприятие. По-моему, Техас – такая страна, где никто не сможет добиться успеха.

– Мне надоела сидячая жизнь, – ответил Браун, – а потому и тянет повидать свет. По окончании же войны я обязательно опять вернусь сюда!

– Ну, не так-то просто вернуться из Техаса! Там или умирают, или превращаются в авантюристов!

– Ваш дом скоро совсем опустеет, мистер Робертс, – как-то уныло сказал Браун, видимо, не слушая, что говорит ему старик. – Сын ваш уехал в Теннесси, и когда Мэриан…

– Да, да, через месяц и она покинет нас, хотя я лично недолюбливаю этого святошу. Правда, он кроток, но в его порядочности я сильно сомневаюсь. По крайней мере, он позволяет Гитзкоту говорить о нем такие вещи, за которые я немедленно бы всадил нож в шею. Тем не менее, когда он заплатит за землю и устроится как следует, Мэриан станет его женой. Да что с вами, Билл? О чем вы задумались?

– Так, ничего; немного голова болит!

– Смотрите! – воскликнул вдруг Робертс. – Кто-то едет сюда. Четверо всадников, и все вооруженные! И ружья и ножи, – вот так неожиданность для моей жены, не позволяющей носить в воскресенье оружие. Боже мой! Да это регуляторы! Гитзкот, Мулинс, Смит и Гейнце. Должно быть, у нас в округе опять не все спокойно!

Глава IV Регуляторы. Стычка

В описываемую нами пору такие отдаленные от главных правительственных центров штаты, как Арканзас, Миссури, Иллинойс, Кентукки, Теннесси и Миссисипи, служили ареною грабежей различных разбойничьих шаек, прямо-таки наводнивших эти места. Власти, несмотря на все предпринимаемые усилия, ничего не могли поделать с ними. Тогда-то стали образовываться отряды местных фермеров, желавших каким бы то ни было способом избавиться от непрошеных гостей.

Такие отряды присвоили себе название «Регуляторы» и стали в широких размерах применять закон Линча, дававший право совершать смертную казнь над виновными в разбоях и грабежах. Беспощадные, по-видимому, действия регуляторов, однако, имели свое оправдание. Обозленные постоянными кражами и грабежами местные жители считали себя даже обязанными прийти на помощь правительственным властям и избавить наконец свой край от возмутительного бандитизма.

Шерифы, судьи и прочие власти, невзирая на строгое запрещение применения местными жителями закона Линча, ничего не могли поделать. Да и как стали бы они преследовать неизвестных преступников, когда зачастую и самое преступление проходило бесследно, не достигнув их ушей?

Беда заключалась, однако, в том, что регуляторы не всегда бывали беспристрастны и карали только явных преступников. Иногда личная месть, оскорбленное самолюбие, увлечение заставляли регуляторов необдуманно лишать жизни совершенно неповинных граждан.

Однажды в Уайт-Коунти регуляторы захватили одного совершенно безвинного человека и, привязав его к дереву, стали бить плетьми, стараясь заставить его сознаться в преступлении, которого тот не совершал. Бедная жена этого фермера не вынесла тяжелой сцены наказания мужа и через несколько дней скончалась от горячки. Правда, впоследствии фермер доказал свою невиновность и в отместку убил предводителя регуляторов, но впечатление от их проступка едва ли могло изгладиться. Поговаривали, что и Гитзкот принадлежал тогда к тому печально известному отряду регуляторов и что именно указанная выше причина и послужила поводом к его изгнанию из Коунти.

Гитзкот славился как человек крайне надменный, задира, чрезвычайно дикого и свирепого нрава. Но люди, даже не желавшие с ним иметь никакого дела, вынуждены были все-таки признать его честность и храбрость. Остальные регуляторы, принадлежавшие к его отряду, были все больше из окрестных фермеров; все они носили карабины, ножи и кинжалы, сам же Гитзкот, как еж щетиной, был увешан всяким оружием.

Робертс окликнул подъезжавших всадников и осведомился, уж не с индейцами ли они собираются сражаться, если вооружились с ног до головы.

– Какие там индейцы! – ответил Гитзкот. – Конокрады опять появились в нашей местности и неподалеку от реки Арканзас увели четырех лошадей у Роулеса. Судя по следам, воры отправились на юго-восток, но, к несчастью, проклятый дождь смыл следы, и мы принуждены были разделиться на несколько отрядов, чтобы оцепить округу. Вот, направляемся к Вилькинсу, чтобы выработать дальнейший план. Не пожелает ли кто-нибудь из вас присоединиться к нам?

– Ну, уж только не я! – отозвался Робертс.

– Напрасно! Ведь у вас такой табун прекрасных лошадей, что не сегодня завтра и к вам могут пожаловать нежданные гости.

– Вот мы и подождем, пока это случится! Однако, джентльмены, прошу слезть с лошадей и закусить чем бог послал.

– С величайшем удовольствием! – отозвался Гитзкот, тотчас же спешиваясь. – Нам предстоит еще порядочный конец, а подкрепиться никогда не мешает!

Остальные регуляторы последовали примеру своего предводителя и тоже сошли с лошадей. Некоторые из них, знакомые с Брауном, подошли к нему поздороваться.

– А вы, молодой человек, отчего не хотите поддержать наше правое дело? – спросил его Гитзкот.

– Оттого, во-первых, что я совершенно незнаком с этой местностью и редко бываю здесь. Я постоянно в разъездах: сегодня здесь – завтра там. Во-вторых, скажу откровенно, я не уважаю вашего образа действий, иногда прямо-таки бесчеловечного.

– Ого, джентльмен, нужно пожить здесь подольше и тогда уже судить о наших действиях! – сердито пробормотал Гитзкот.

– Пожалуйста, господа, войдите в дом! – раздался с порога голос Робертса, как нельзя более кстати прервавший обострявшийся разговор Брауна с Гитзкотом. – Садитесь и принимайтесь за еду, будьте как дома!

Большинство фермеров чинно сидели за столом, не без уважения относясь к находившемуся здесь проповеднику, так как и сами были методистами. Только Гитзкот беспокойно ворочался на своем стуле, бросая в сторону Роусона довольно недружелюбные взгляды. Если бы не присутствие женщин за столом, регулятор наверное бы разразился потоком брани по адресу проповедника.

– А не найдется ли у вас глотка виски? – прервал молчание Гитзкот, утираясь рукавом куртки. – После того, чем угостила нас миссис Боувит, у меня все время свербит в горле.

– Мы вовсе не держим спиртных напитков! – возмутилась набожная хозяйка. – Да и миссис Боувит сделала бы лучше, если бы тоже не держала их.

– Вот-вот! И я тоже говорю! Чем держать какую-то дрянь, лучше вовсе ее не иметь, – отозвался Гитзкот, как бы не поняв, что хотела сказать хозяйка.

– Мистер Гитзкот, неужели вы не понимаете, что здесь лучше совсем не поднимать разговора о виски? Он, как видите, неприятен почтенной миссис Робертс! – вмешался Роусон.

– Мистер Роусон, неужели вы не понимаете, что вам лучше держать язык за зубами и не совать нос в чужие дела?! – иронически произнес регулятор.

– Господа! – заявил вошедший в это время Робертс, желая замять неприятный разговор. – Я велел задать корма вашим лошадям.

– Чрезвычайно благодарны за это! – отозвались регуляторы и стали подниматься из-за стола.

Затем все отправились на двор, где, усевшись на стволах спиленных деревьев и пнях, стали обсуждать различные планы, каким бы образом поймать конокрадов.

– Рано или поздно, но мы поймаем их, – заявил Гитзкот, – и тогда уж пусть они поберегутся! Я их повешу на ближайшем дереве! Ей-богу!

– По-моему, слишком жестоко наказывать смертью кражу! – заметил Браун.

– Жестоко, говорите вы? Да ведь с пропажей лошадей фермер теряет все. Я недавно продал трех лошадей за хорошие деньги, и вот они, у меня в кармане! А что бы я стал делать, если бы лошадей украли? Все пошло бы прахом. Нет, не будет пощады этим разбойникам! Я сам рискую жизнью в этой борьбе, и если выйду победителем, то пусть они берегутся! – Гитзкот возбужденно всадил нож в дерево, на котором сидел. – А, – прибавил он, завидя выходившего из дома проповедника, – вон опять появился наш почтенный джентльмен!

Роусон, как бы не слыша обращения Гитзкота, велел слуге негру приготовить ему лошадь.

Гитзкот, видя, что проповедник не желает обращать на него внимания, поднялся и громко сказал:

– Ну-с, господин святоша, я думаю, вы должны что-нибудь ответить на мое обращение, черт бы вас побрал!

Не успел никто и слова сказать, как Браун подлетел к Гитзкоту, схватил за шиворот и с такою силою перекинул его через древесный ствол, что, упав навзничь, тот расшибся в кровь. Остальные регуляторы мигом бросились между Брауном и упавшим предводителем. Тот вскочил на ноги, вытащил воткнутый в дерево нож и ринулся на обидчика. Билл, однако, не оробел и, вытащив из-за пояса пистолет, прицелился в противника.

Гитзкот, очевидно не ожидавший такого отпора, хотел схватиться за карабин, но товарищи не дали ему этого сделать.

– Не мешайте, черт вас подери! – зарычал разъяренный кентуккиец. – Я сейчас по-свойски разделаюсь с этим молокососом!

– Пускай попробует, – возразил Браун, тоже вытаскивая нож, – посмотрим, кто с кем разделается!

– Мистер Гарпер, вступитесь же, ради бога! – бледная, как полотно, закричала Мэриан. – Ведь Гитзкот способен убить кого угодно!

– Полно, дорогая мисс, – успокоительно ответил толстяк, – уйдите в дом, здесь не место молодой девушке.

– Но он убьет его! – горько плача, сказала девушка.

– Кого убьет? Вашего жениха? – несколько удивился Гарпер тому страстному вмешательству, с которым относилась Мэриан к разыгравшейся сцене. – Да ведь он совершенно в стороне. Это ссора между Биллом и Гитзкотом!

Девушка, не проронив больше ни слова и закрыв лицо руками, удалилась в дом в сопровождении Роусона, не спеша подошедшего к ней.

– Пустите меня! – ревел Гитзкот. – Я убью этого мерзавца, как собаку!

– В самом деле, отпустите его! – хладнокровно сказал Браун, бросая на землю пистолет. – С нас довольно и ножей!

Регуляторы расступились, и два противника, пожирая друг друга глазами, остановились один против другого. Руки их судорожно сжимали ножи. Каждый ждал нападения противника, Браун – спокойный и бесстрастный, Гитзкот – разъяренный, но озадаченный хладнокровием врага. Несколько мгновений длилось молчание, показавшее нерешительность соперников. Все затаили дыхание. Мэриан, точно приговоренная к смерти, скрестив руки, стояла на крыльце дома, с мучительной тревогой ожидая конца. Не понятное никому волнение молодой девушки было настолько сильно, что она дрожала всем телом.

Наконец, напряженное ожидание утомило зрителей, и они решили развести противников.

– Довольно, Гитзкот! – сказал Мулинс. – Нужно было драться, когда было время. Неделикатно заставлять хозяев этого гостеприимного дома переживать такие неприятные минуты.

– Это-то и удержало меня! – проворчал Гитзкот, давая товарищам увести себя. – Но этот молокосос пусть не подставляется под дуло моего карабина!

Хвастливые и неуместные слова регулятора вызвали неодобрительные замечания даже у его товарищей.

– Пускай болтает! – насмешливо сказал Браун. – Ведь это все, что ему остается делать!

Гарпер, в свою очередь, взял племянника за руку и потащил в дом.

– Пойдем, Билл, – уговаривал он его. – Ты с честью вышел из этого столкновения, чего же тебе больше? Нужно пощадить и бедных женщин, перепуганных этой ссорой. Ведь Мэриан даже упала в обморок.

– Мэриан дурно! – воскликнул Браун, бросаясь к дому. – Впрочем, что мне за дело, – вдруг опомнился он, – ведь с ней ее жених!

В это время регуляторы уже уехали, и Роусон также собирался уйти. Пока Гарпер сговаривался с Робертсом, чтобы идти помогать старику отыскивать пропавших свиней и, кстати, зайти к Баренсу, о котором он слышал как об очень разговорчивом и даже любившем приврать человеке, проповедник подошел к Брауну, поблагодарил его и призвал благословение Божие на него, чтобы защитить от мести злопамятного Гитзкота.

– О, я нисколько не боюсь его! – просто ответил молодой человек. – Моя сила и трусость противника гарантируют мне безопасность. Я сам не буду искать с ним ссоры, ну а он-то и подавно, поверьте, больше не решится связываться со мной!

Глава V Мэриан и Браун

После отъезда Роусона, отправившегося на проповедь на другую ферму, Мэриан, все еще не успокоившаяся от пережитых волнений, бледная и заплаканная, сидела у камина. Около нее стояла старушка-мать, утешавшая девушку, как могла.

Гарпер, Браун и Робертс сидели тут же, покуривая трубки и рассуждая о текущих событиях.

– Полно же, дочурка, – говорила миссис Робертс. – Чего ты волнуешься?! Все обошлось благополучно. Твой жених здоров и невредим. Он поехал теперь не той дорогой, что регуляторы, следовательно, никакая опасность ему не угрожает. Поди-ка лучше на воздух, право, это лучше всего успокоит тебя. Стыдись, такая взрослая девица, и вдруг плачет!.. Мистер Браун, – обратилась она к молодому человеку, видя, что грусть не покидает Мэриан и слезы медленно, одна за другой, падают на руки, – будьте добры, уговорите эту непослушную особу пройтись немного и сами проводите ее. Свежий воздух и прогулка лучшее средство от расстройства нервов.

– Конечно, мисс Мэриан, – с готовностью поднялся Билл, подходя к ней и предлагая руку, – пойдемте-ка, развлекитесь немного!

Мэриан наконец немного успокоилась и послушно отправилась за Брауном.

Солнце начинало закатываться. Длинные тени деревьев перечеркивали дорогу. Слышалось пение птиц. По сучьям гигантских пихт весело скакали белки, кидая вниз ореховую скорлупу, звонко ударявшуюся о землю. Вот на прогалине показалась олениха с детенышами и, вытянув голову, долго прислушивалась к обычному лесному шуму, затем осторожно двинулась дальше, все время оглядываясь, не грозит ли какая-нибудь опасность ее детенышам. Мэриан и Браун, шедшие по тропинке, не возбуждали чувства опасения у животных, которые точно чутьем угадывали, что эти двое им не враги. Кругом царила торжественная тишина векового девственного леса, нарушаемая лишь монотонным шелестом листьев гигантских дубов.

– Я, право, не знаю, как и благодарить вас, мистер Браун! – начала молодая девушка. – Вы с такою самоотверженностью защитили честь мистера Роусона, подвергая опасности самого себя, что…

– О, мисс Мэриан, опасность была вовсе не велика, – перебил девушку смущенный похвалою Браун, – человек, постоянно толкующий, что он всех и вся уничтожит и убьет, – как правило, трус! Он и Роусона-то задел, будучи уверен, что тот ему не ответит, как того и требовало его положение.

– Вы, кажется, все-таки сомневаетесь в мужестве мистера Роусона? – спросила Мэриан.

– О, нисколько! Он не мог ответить на оскорбление ударом ножа: ведь он проповедник!

– Как бы там ни было, я счастлива, что вы питаете такие искренние дружеские чувства к мистеру Роусону, – сказала девушка. – Скажите, когда вы с ним подружились?

– Какая у меня с ним дружба?! – изумился Браун. – Да я с ним и вижусь-то первый раз!

– И вы рисковали своей жизнью из-за незнакомого человека? – с удивлением смотря на собеседника, спросила Мэриан.

– Он – ваш жених, и этого для меня достаточно. Я видел, как вы побледнели при нанесенном ему оскорблении, и не мог сдержаться. Однако что с вами, мисс Робертс? Вам опять дурно? Присядьте вот на этот пень. Отдохните немного.

Мэриан машинально последовала за своим спутником и так же машинально опустилась на пень, к которому подвел ее молодой человек. Видимо, какая-то неотвязная мысль беспокоила ее.

– Скажите, Браун, правду мне говорил отец, рассказывая, что вы собираетесь покинуть нас и принять участие в войне за независимость Техаса? Что вас заставляет решиться на такой шаг?

– Многое, Мэриан! Я хочу развлечься, хочу отделаться от некоторых мучительных воспоминаний, и лучшее средство для этого – война. Впоследствии, если все благополучно кончится, я вернусь, и тогда, как предлагает мне ваш отец, займусь вместе с ним торговлей лошадьми.

– Стало быть, вы несчастливы, если бежите отсюда? Как жаль, что Арканзас вам не по душе, а я так люблю наш край!

– Ваша любовь к месту, где вы встретили любимого человека и нашли свое счастье, вполне понятна. В таком случае можно полюбить страну и худшую, чем Арканзас. Я же оказался здесь несчастлив!

– А кто же, по-вашему, счастлив здесь? – задумчиво спросила девушка.

– Несомненно, Роусон! – уверенно ответил Браун, даже чуть испугавшись своей уверенности.

– Нам, кажется, уже пора вернуться домой! – вдруг порывисто встала со своего места Мэриан. – Да и москиты перед заходом солнца становятся невыносимы.

Молодые люди повернули обратно и некоторое время шли молча, не обменявшись ни словом.

– Скажите, Билл, ведь вы живете со своим дядей? – спросила Мэриан, чтобы хоть как-нибудь нарушить тягостное для обоих молчание.

– Да, мисс Мэриан, мы живем вместе с ним, по-холостяцки, – скучная жизнь!.. Я слышал, что мистер Роусон собирается поселиться неподалеку? – спросил он в свою очередь. – На днях, как он при мне говорил вашему отцу, он получает большую сумму денег, и тогда…

– Тогда состоится наша свадьба, потому что отец иначе не соглашается выдать меня за Роусона. Он и вообще-то противник этого брака.

– Странно, – заметил Браун, – противиться счастью дочери…

– Он уверен, что я не буду счастлива.

– Что за пустяки! Любовь неразлучна со счастьем!

– Не знаю!

– Не знаете? Так, значит, вы не любите Роусона?

– Видите ли, в чем дело. Мама положительно очарована этим благочестивым и вежливым человеком и всеми силами старается связать мою судьбу с ним. Она уверена, что это самый подходящий жених для меня, потому что сватавшиеся за меня окрестные молодые фермеры все так необразованны и грубы! Ни один из них мне не нравится. Мое уважение принадлежит всецело мистеру Роусону, этому деликатному, умному человеку, с хорошими манерами и приличным поведением. Он, постоянно бывая в наших местах, познакомился с нами, часто стал заезжать к нам, понравился матушке и, наконец, поселился по соседству. Я и не подозревала, что он хочет жениться на мне, и была крайне изумлена его предложением. Отец, питающий к этому человеку какую-то непонятную неприязнь, сначала упорно не соглашался дать свое благословение на этот брак, что послужило поводом к неоднократным сценам между ним и матерью. Наконец, мама сумела убедить его, и вот – я невеста Роусона. Через месяц, когда он окончательно устроится, назначена свадьба, и я стану его женой.

Последние слова девушка договорила таким унылым, печальным тоном, что сердце Брауна невольно дрогнуло. Он взглянул на свою спутницу, но та в это время отвернулась, и широкие поля шляпы скрыли ее личико от пытливых глаз молодого человека.

– Мистер Браун, – продолжала через несколько мгновений девушка, – я вам совершенно откровенно поведала немудреную историю моей жизни. Неужели подобное доверие не заслуживает такого же и с вашей стороны?

– Рассказ о моей жизни, пожалуй, гораздо неинтереснее вашего. Жизнь моя не оставила у меня никаких приятных воспоминаний. Еще мальчиком я переселился с отцом из штата Виргиния, моей родины, в Кентукки. Тогда эта страна была почти совсем необитаема, и мы оказались в числе первых белых пионеров. Постоянно приходилось нам выдерживать нападения краснокожих, тревоживших нас своими набегами. При одном из таких нападений отец мой, а вместе с ним и другие белые были убиты. Каким-то чудом уцелел только я один. Добравшись до ближайшего поселка, я поднял на ноги всех окрестных жителей, и мы справили кровавую тризну по убитым индейцами. У вас волосы бы поднялись дыбом от одного рассказа об этом избиении краснокожих, но, что делать, они, в свою очередь, совершали над белыми еще худшие вещи, и следовало отучить их от этого. Одинокий как перст, я решил поселиться у дяди в Фурш Лафаве, где он сам только что устроился. На первых же порах, проезжая верхом по незнакомому еще лесу, я как-то заблудился и выехал к одной ферме. Там я встретил прелестную девушку, сразу заполонившую мое сердце, ранее бившееся совершенно спокойно. Вот, подумал я, возможность и угодить дяде, все время пристававшему ко мне с уговорами о женитьбе, и самому насладиться счастьем, какое только возможно на земле. Недолго мне пришлось радоваться. Я тогда же узнал, что… эта девушка невеста другого! С тех пор жизнь окончательно опротивела мне. Я прожил еще несколько дней у дяди, затем уехал в Техас, снова вернулся и опять уеду все таким же несчастным, с разбитым сердцем… Вот моя жизнь, Мэриан. Не правда ли, мне нельзя позавидовать?

Мэриан ничего не ответила, но две горячие слезинки повисли на ее длинных черных ресницах. Браун, однако, не заметил этого, так как внимание его внезапно привлек шум в густых кустах, мимо которых пролегала тропинка. Он ясно расслышал там чьи-то мягкие шаги по сухой листве и только, почуяв опасность, остановился и схватился за оружие, как кустарники раздвинулись, и громадная пума, одним прыжком перескочив через кустарник, очутилась перед гулявшими. Глаза ее горели как уголья, а из разинутой пасти вырывалось сердитое рычание – выражение гнева на непрошеных гостей, потревоживших ее покой.

От испуга девушка лишилась сознания и как подкошенная упала на руки Брауна. Тот, подхватив ее левой рукой, правой вытащил из-за пояса пистолет, раз уже помогший при столкновении с Гитзкотом. Зверь, пораженный столь близким соседством людей, которых он едва ли мог ожидать так недалеко, казалось, находился в нерешительности: нападать или бежать?

Молодой человек, привыкший к внезапным опасностям и умевший смело смотреть в глаза смерти, к чему его с малолетства приучила скитальческая жизнь в прериях, встречи с дикими зверями и индейцами, конечно, и здесь не сплоховал. Хладнокровно прицелившись, он спустил курок пистолета, и только тяжесть тела девушки, которую он поддерживал левой рукой, несколько ухудшила верность прицела: пуля, миновав голову, засела в правом плече. Пума, ошеломленная и неожиданной встречей, и выстрелом, испустила пронзительный вой, и затем все стихло. Только широкая полоса крови показывала, что пуля пролетела мимо цели.

– Мисс Мэриан, успокойтесь! Зверь испугался выстрела и убежал, опасность прошла! – успокаивал Браун очнувшуюся от выстрела девушку, стараясь приподнять ее. – Полно, перестаньте, Мэриан, теперь уже нечего бояться.

Однако пережитые волнения были настолько сильны, что девушка не выдержала и, разрыдавшись, прильнула к груди давно любимого ею человека. Браун теперь только понял, какое счастье могло бы ожидать его, если бы он не опоздал. Любимая девушка отвечала ему тем же, но – увы! – она была невестой другого.

– Мэриан! – горестно воскликнул он. – Сегодня самый счастливый и в то же время самый несчастный день в моей жизни. Я любил и люблю вас безумно. Я отдал бы полжизни за счастье обладать вами. Теперь же, когда я знаю, что и вы любите меня, но не можете быть моей, мне вдвое тяжелее, чем раньше. Однако мы должны расстаться, я не хочу стоять на дороге вашего избранника. Я уеду в Техас и там, в тревогах лагерной жизни и громе битв, постараюсь забыть то, что для меня дороже жизни! Завтра же меня не будет в Арканзасе, но я чувствую, что забыть вас окажется свыше моих сил!

Мэриан, заслушавшись дорогого человека, инстинктивно склонила голову к нему на плечо, и молодые люди замерли в первом объятии. Несколько мгновений они стояли так, молча, наконец Браун усадил девушку на поваленный бурею ствол дерева и спросил:

– Мэриан, я прошу у вас откровенности: любите ли вы своего будущего мужа?

– Нет, не люблю! – твердо ответила та. – Матушка настолько симпатизирует ему, что уговорила меня пойти за него замуж. На меня же лично Роусон не произвел никакого впечатления. Правда, он очень деликатен, вежлив, набожен, и только полное отсутствие кого бы то ни было более интересного пробудило во мне чувство, которое казалось мне любовью, но с вашим приездом я поняла, что люблю только вас одного, Роусона же уважаю, и не больше! Однако довольно. Наше долгое отсутствие может показаться подозрительным и неприличным. Это свидание с вами должно быть последним, сжальтесь надо мной и не добивайтесь наших встреч, иначе я не выдержу тоски и страданий!

– Да, Мэриан, вы правы, нам нужно расстаться. Я провожу вас до дому, и больше мы с вами не увидимся. Дай бог, чтобы Роусон сумел сделать вас такой счастливой, как вы того заслуживаете! А обо мне лишь изредка вспоминайте, как о человеке, который вас любит больше всего на свете и скоро, быть может, прольет кровь за лучшую долю человека – свободу. Прощайте!

Молодые люди обнялись еще раз и обменялись своим первым и последним поцелуем. Наконец, Мэриан вырвалась из объятий огорченного Брауна и быстро направилась к дому. Молодой человек последовал за нею.

Гарпер и Робертс, слышавшие выстрел Брауна и встревоженные долгим отсутствием молодых людей, вышли из дома и попались им навстречу. Хозяин взял дочь за руку, а Гарпер и Браун шли за ними в некотором отдалении. Молодой человек тотчас же передал дяде свое решение завтра же отправиться в Техас.

– Что за глупая поспешность! – с беспокойством воскликнул Гарпер. – Да и как же я останусь один? Это даже неприлично. Нет, голубчик, как хочешь, а я лишу тебя наследства! – принужденно рассмеялся он, хотя деньги, дом и земли на самом деле принадлежали его племяннику.

– Дядя, я должен ехать! – серьезно сказал Браун.

– Но почему, объясни мне, пожалуйста!

Браун ничего не ответил, только отвернулся, чтобы скрыть выражение страдания на своем лице, молча пожав руку дяде.

– Завтра утром, – продолжал он, справившись наконец с своим волнением, – я уезжаю в Литл-Джен, откуда вернусь домой через неделю, чтобы окончательно приготовиться к поездке в Техас. Вы же пока переговорите с Робертсом относительно продажи его гнедого, да приготовьте несколько зарядов и малую толику съестного, вот и все!

– Да ну идите же скорее! – раздался в это время голос фермера. – Что вы там застряли и секретничаете, ужин давно готов!

– Так ты точно еще вернешься домой через неделю? – тихонько спросил Гарпер у племянника.

– Ну конечно, ведь мне необходима лошадь. А теперь прощайте пока, не говорите Робертсам, что я обещал вернуться! – с этими словами Браун быстро ушел.

– Да вы один, Гарпер! – обратился к нему старик хозяин, когда охотник вошел в комнату. – А где же Браун? Ужин остынет окончательно, и в этом будет виновата его медлительность. Чего он там копается?

– Кто его разберет, – печально ответил Гарпер, – он уже уехал!

– Как уехал? Когда? – встревожились хозяева. – Почему же он ничего не сказал нам?

– Мне он, по крайней мере, говорил, – вмешалась Мэриан, – что его ждет какое-то неотложное дело в Литл-Джен, и очень сожалел, что не может остаться с нами.

– Да-да, – вдруг заторопился Гарпер, – ему крайне необходимо ехать. Лучше будет, если я его провожу, потому что, вероятно, он не справится со своими делами раньше нескольких дней.

– Успеете еще, мистер Гарпер, – недовольным тоном сказала старушка, – дела вашего племянника далеко не убегут, если вы полчасика посидите и закусите с нами на дорогу.

– Нет уж, извините, лучше я завтра к вам заеду утречком, и мы с Робертсом, позавтракав у вас, отправимся вместе на охоту. Эй, послушай, – обратился он к негру слуге, – веди поскорее мою лошадь! Так решено, завтра утром я буду у вас и захвачу с собой, кстати, и Ассовума.

– Да, да, – отозвался фермер, – не забудьте взять и его с собой, он нам может быть очень полезным при отыскивании свиней, пропавших у меня.

– До свидания, мистер и миссис Робертс! – раздалось в это время со двора. То Браун, сидевший уже верхом, прощался с хозяевами. – Прощайте, мисс Мэриан!

– Войдите на минутку в дом, мистер Браун, – сказала ему жена фермера, – и если сами не хотите ничего съесть, то хоть подождите, пока ваш дядя выпьет чашку кофе, ведь у себя дома вы ничего горячего уже не приготовите.

– Пусть дядя пьет хоть пять чашек, мне пора. До свиданья!

– Погоди, Браун, я еду с тобой! – крикнул Гарпер, наскоро глотая свой кофе. – Прощайте, дорогие хозяева, до завтра!

Браун, не дожидаясь влезавшего на лошадь дядю, дал своему скакуну шпоры, и тот, взвившись сперва на дыбы, стрелою проскакал в ворота, мелькнув на мгновение мимо настежь раскрытых дверей дома.

– Уж поскакал! – с досадой сказал Гарпер, пришпоривая своего коня. – Вот неугомонный мальчишка! А я изволь теперь догонять его!

Хозяева молча стояли в дверях некоторое время, удивленные неожиданным отъездом гостей.

– Что за странные люди, и дядя и племянник! – сказала наконец миссис Робертс. – Неужели не лучше было остаться у нас переночевать, чем ночью скакать сломя голову, неизвестно зачем?

– Ну, ну, не ворчи, а лучше угости-ка меня свежим кофе, а то мой совсем остыл из-за их скоропалительного отъезда. А все-таки молодец Билл, как он ловко отделал Гитзкота, просто любо.

– А вы не думаете, папа, что Гитзкот станет мстить ему за это? – тревожно спросила Мэриан, втайне страдая от сознания грозившей Брауну опасности.

– Не думаю, – ответил фермер, – да и Браун не такой человек, чтобы бояться мести регулятора. Однако, – добавил он, позевывая, – прочтем-ка вечернюю молитву, да и на покой!

Долго и горячо молилась в тот вечер молодая девушка, и когда наконец заснула в своей комнате, усталая после пережитых волнений, увидела во сне своего любимого.

Глава VI Медвежья охота

Утро следующего дня было великолепно. Косые лучи солнца пока еще с трудом пробивались сквозь чащу деревьев. Население полей и лесов мало-помалу начинало пробуждаться, издавая тысячи разнообразных звуков, приветствующих пробуждение природы. Птички, покачиваясь на ветвях деревьев и паря́ в утреннем прозрачном, подернутом легкой дымкой, точно дрожащем воздухе, на разные голоса заливались в поднебесье. Петух, на дворе стоявшей в глуши леса фермы, громко призывал своих подруг задорным криком. От обильной росы каждый лист, каждая травинка переливались всеми цветами радуги; капли росы, точно драгоценные бриллианты, дрожали на чашечках цветов, благоухающих слегка пьянящим ароматом.

По большой дороге медленно ехали два всадника. То были знакомые уже нам Гарпер и Браун. Их охотничьи блузы, ботинки и мокасины из оленьей кожи свидетельствовали о том, что они собрались не на простую прогулку. К тому же у каждого из них за плечами висел карабин, а у пояса широкий охотничий нож. На обратном пути от Робертсов Браун не мог ничего скрыть от своего доброго дяди и подробно рассказал обо всем происшедшем. Теперь каждый из них был погружен в свои размышления, и они молча доехали до того места, где дорога поворачивала к горному хребту до реки Ципрес, а оттуда в Литл-Джен вела узкая тропинка. Здесь-то Браун и остановил свою лошадь, чтобы проститься с дядей.

– Прощай, мой милый! – сказал Гарпер, сжимая руку племянника. – Поезжай куда тебе нужно и непременно возвращайся к назначенному сроку. Поездка, возможно, несколько развлечет тебя. Быть может, со временем ты сумеешь забыть любимую девушку, хотя это и будет очень нелегко сделать. Ну да не унывай особенно: не с тобой одним случаются подобные вещи. Я тоже мог бы рассказать довольно печальную историю, да не хочу усиливать и без того грустное настроение. Пока ты будешь справляться со своими делами в Литл-Джене, я здесь приготовлю все необходимое тебе в дороге. За одеялом я пошлю одного человека в Литл-Рок, а сам займусь приготовлением пуль и зарядов. Оленьи шкуры для одежд тебе Алапага тоже успеет приготовить к возвращению. Ей, видишь ли, понадобились оленьи мозги, так я сегодня постараюсь убить парочку-другую животных для ее работы. Итак, все будет готово, прощай еще раз. Да сохранит тебя Господь от всяких напастей! Не забудь, если встретишься с регуляторами, а это весьма возможно, так как ты поедешь по той же дороге, что и они, постарайся не затевать с ними новой ссоры. Право, Гитзкот, да и все они, вместе взятые, не стоят того, чтобы ты из-за них рисковал своей жизнью!

– На этот счет вы можете быть спокойны, дядя, – уверенно ответил Браун. – Этот негодяй получил уже хороший урок, так что едва ли полезет ко мне еще раз, сам же я и не подумаю придираться к нему. Так до свиданья, милый дядя! Напомните еще раз Мэриан обо мне. Я же постараюсь, как мне подсказывает рассудок и совесть, забыть ее. Бог даст, в следующий раз мы свидимся с вами при лучших обстоятельствах и в более веселом настроении. Прощайте, дорогой мой!

Они расстались. Гарпер долго еще стоял на перекрестке двух дорог, глядя вслед племяннику, пока тот не скрылся за цепью холмов. Только тогда он медленно тронул своего коня. Лицо его было грустно: нелегко, очевидно, было ему примириться с мыслью о разлуке с племянником, решившим покинуть его, чтобы начать новую жизнь, полную трудов, лишений и опасностей.

На ферме Робертса, когда туда приехал Гарпер, все уже было в движении. Вскоре прибыли еще два охотника – фермер Куртис и его гость, торговец Гарфорд, встреченные радостными восклицаниями хозяина. Поднялась неимоверная сутолока. Собаки заливались лаем, охотники перекликались друг с другом, а на дворе суетилось пернатое население птичника, испуганное необычно ранним шумом.

Проголодавшиеся после утренней прогулки верхом охотники не заставили дважды приглашать себя к завтраку и отдали должное искусным рукам хозяйки, наготовившей лакомых кушаний. Блюдо за блюдом опустошали они, похваливая и еду, и погоду, и соседей, и хозяев.

После завтрака мужчины вооружились и отправились к лошадям, уже отвязанным и взнузданным; их держал у ворот негр-слуга.

Воспользовавшись удобным моментом, Гарпер отошел от товарищей и направился к Мэриан. Молодая девушка, видимо, поняла движение Гарпера и, в его лице своего дорогого Брауна, с жаром пожала протянутую стариком руку. Не находя слов утешения, Гарпер только и ограничился этим рукопожатием да ласковым взглядом.

В это время раздался звук рога: то Робертс созывал собак, готовясь к отъезду. Гарпер тоже вскочил на лошадь, и вся компания тронулась в путь.

Грусть, навеянная было на Гарпера видом молодой девушки, моментально испарилась, лишь только он очутился под сводом могучих деревьев. Он был страстный охотник, а где как не в Арканзасе разгуляться охотничьим страстям! Спутники Гарпера, пересекши горный хребет, разделявший реки Фурш Лафав и Ципрес, поехали вдоль берега последней, до ее истока, а затем, проехав немного вдоль Литл-Джен, спустились в долину, образуемую этой рекой.

– Желал бы я знать, куда это запропастился наш краснокожий? – спросил наконец Робертс. – Ведь, кажется, кто-то из вас говорил мне, что он хотел нас догнать у Литл-Дженн. Так чего же он не идет? Наши следы, я думаю, настолько ясны, что трудно бы не найти и не догнать нас. Эй, Куртис, смотрите, чего это Этти так завиляла хвостом? Вероятно, собака напала на чей-нибудь след!

С этими словами фермер слез с лошади, чтобы проверить свою догадку, и сразу же заметил отчетливый след медведя, шедший к реке. По-видимому, на том месте, где вертелась собака, зверь отдыхал, отчего Этти, несмотря на приказание хозяина, не хотела отойти отсюда.

– Ого, – сказал Куртис, также спешившийся и рассматривавший следы, – да зверь-то, оказывается, был большущий! Смотрите, до чего ясен на земле отпечаток его когтей. Ну, Робертс, жаль мне ваших заблудившихся свиней, если их заметил этот великан. Ба, да тут еще чьи-то следы! Тут, кажется, стоял индеец с кем-то. Неужели это был Ассовум? Однако где же собаки? – спросил он, поднимая голову. – Робертс, потрубите-ка им!

Тот затрубил, и через несколько мгновений послышался собачий лай. Первым выскочил из лесу Поппи Робертса, а затем и остальные. Какая-то молодая такса, почуяв новый след, бросилась в сторону, в лес, увлекая своим примером и остальных. Напрасно охотники то криком, то рогами старались вернуть их.

– А ну их к черту! – рассердился Робертс. – Проклятая такса; не будь ее, собаки наверняка не бросились бы по ложному следу!

– Да, – подхватил другой охотник, торговец из восточных штатов, – ну и собака же у вас, Куртис: ее нужно бы прямо застрелить за такую глупость!

– Провались этот рыжий дьявол! – раздраженно ругался Робертс. – Ведь этакая дрянь, в самом деле…

– Я бы охотно дал двадцать долларов, – перебил его несколько обиженный за собаку Куртис, – чтобы мистер Роусон послушал, как вы здесь ругаетесь!

– Какое мне дело до Роусона! Будь он здесь, это нисколько не мешало бы мне ругаться!

– Ну а что сказала бы ваша жена? – продолжал язвительно Куртис.

– Ей нечего делать в болотах Литл-Джена, – ответил Робертс, – так нечего о ней и говорить! Вот лучше скажите, что мы теперь должны делать: наши собаки вернутся не раньше, как часа через три, да и то совершенно измученные.

– Тише, тише, – вдруг произнес Гарпер, беря ружье на изготовку. – Я слышу какой-то шум, но только это не собаки!.. Слушайте!..

– Да это идет Ассовум, ей-богу, – сказал он, когда шум сделался яснее. – Трубите, Робертс, так индейцу легче найти нас.

На трубный призыв Робертса из-за холма раздался чей-то крик.

– Браво! Это голос Ассовума! Если собаки попались ему навстречу, то он приведет их обратно, так как они его хорошо знают.

Гарпер оказался прав. Через несколько минут к охотникам подошел Ассовум со всей стаей собак.

– Здорово, дружище! Где ты подобрал наших собак? – весело спросил Робертс.

– Огромный медведь, оставляющий на почве глубокие следы когтей, перешел через холмы. Он теперь направляется к реке, выворачивая большие камни, под которыми ищет червяков. У реки он и заляжет в густой чаще, где поменьше москитов, Ассовум хорошо знает, где найти зверя.

– Ну а как же вам удалось найти и привести обратно наших собак?

– О, индеец сразу замечает, когда собаки бегут по неверному следу. Когда Поппи бросился ко мне ласкаться, я удержал его за лапы. Тогда и остальная стая остановилась за главной ищейкой. Они все хорошо знают Ассовума! – с довольной улыбкой сказал краснокожий, ласково гладя скакавших вокруг него псов.

– Так покажем собакам настоящий след, – сказал Робертс, – и тогда…

– Тогда они опять повернут к холмам, – перебил его Ассовум. – Нет, лучше я сначала поведу собак, а затем, если заметим, что они взяли верный след, спустим их с привязи, и охота будет удачной.

Все согласились с доводами индейца, а Поппи, точно сознавая свою ошибку, виновато вилял хвостом и свободно позволял Ассовуму вести себя за ошейник до тех пор, пока индеец, пройдя шагов пятьсот, не пустил его. Собака, почуяв, наконец, медведя, разом повеселела и бросилась вперед. За нею понеслась и остальная стая.

– Теперь, друзья мои, на коней и вперед! – воскликнул Робертс, вскакивая на лошадь и пуская ее полным карьером.

Не сдерживаемые больше поводьями, лошади резво поскакали вперед, точно чувствуя, заодно с охотниками, всю прелесть подобной скачки за зверем. Охотники напропалую мчались через чащи и болота, через наваленные деревья, сквозь густой кустарник. Всем им, кроме Гарфорда, были нипочем встречавшиеся на пути препятствия. Торговец же, не привыкший к бешеной скачке степных мустангов, вскоре свалился с лошади, призывая товарищей на помощь. Однако ни один из них и не подумал остановиться: даже для лучшего друга, попавшего в беду, не остановится арканзасский охотник, если он гонится за зверем. Когда севший опять на лошадь Гарфорд и остальные охотники подскакали к тростникам, им пришлось спешиться и, прочищая дорогу, пробираться сквозь их чащу. Каждая минута была на счету, так как в глубине зарослей слышались лай собак и треск тростников, ломаемых грузным телом зверя.

Медведю, казалось, не было выхода. Он был застигнут собаками в своем логовище и яростно оборонялся от них. Опоздай медведь вскочить, собаки моментально загрызли бы его. Теперь же наиболее сильный из всех, Поппи, нападал с большой осторожностью, ограничиваясь хватанием зверя за задние ноги и стараясь не попадаться ему в лапы. Этти же, как более слабый, довольствовался только лаем да угрожающими прыжками. Однако, когда, припав к земле, медведь собирался дать тягу, Поппи так сильно вцепился ему зубами в зад, что животное невольно обернулось, чтобы наказать смельчака. Ловкая собака моментально отскочила, довольная уже тем, что задержала врага. Несмотря на все старания собак, им не удалось-таки надолго задержать медведя, и он пустился наутек, видимо заботясь уже только о спасении собственной шкуры.

Не смея близко подойти к разъяренному чудовищу, собаки преследовали его по пятам сквозь чащу. Наконец тростники кончились, и перед медведем оказалось открытое место, которое он волей-неволей должен был преодолеть. Тут-то и ожидали отрезавшие ему отступление охотники, определившие по лаю собак выбранное животным направление.

В тот момент, когда медведь, выскочив из тростника, повернул налево, к реке, Робертс выстрелил. Тотчас же раздался и другой выстрел: то стрелял Куртис и тоже попал. Однако пули не остановили зверя. Заревев от боли и бешенства, он припустил к реке.

Робертсу не хотелось упускать знатной добычи. Он, с ножом в руке, сделал громадный прыжок, выскочил из оврага и догнал медведя как раз у самой воды. В тот самый миг, когда охотник, очутившись рядом со зверем, всадил ему нож в бок по самую рукоятку, раздался третий выстрел. Робертс, не заметив результатов этого выстрела, в порыве охотничьей страсти хотел вытащить свой нож, чтобы еще раз ударить медведя, но тот, сраженный третьей пулей, уже валился в реку, увлекая и охотника, и двух собак, вцепившихся в него.

Все это произошло в течение каких-то десяти секунд, и никто не успел опомниться, как все четверо скрылись в мутных водах Литл-Джен. Однако едва охотники добрались до берега, как на поверхности реки появились и охотник, и медведь, и собаки. Робертс спокойно подталкивал тело мертвого зверя к берегу. Тут только он заметил, с какой высокой крутизны они свалились в реку.

– Послушайте, Робертс! – закричал ему сверху Гарпер. – Как же мы теперь вытащим на берег тушу?

– Подождите вытаскивать зверя, а сначала помогите-ка мне взобраться к вам! – весело отозвался торжествующий фермер.

– А хорош ли и жирен ли медведь? – спросил Гарпер.

– Великолепен! – отозвался Робертс. – А если не верите, так прыгайте сюда и сами посмотрите!

– Ну уж благодарю! Лучше я вам на слово поверю!

Пока они перекликались, Ассовум наскоро соорудил из лиан нечто вроде лестницы, и вскоре охотник выбрался на берег. Потом индеец поднял по очереди собак.

– Как же быть теперь с медведем? – спросил Гарпер. – Ведь в нем, по крайней мере, фунтов триста. Не на веревках же его тащить наверх!

– Конечно, это невозможно, – отозвался Ассовум. – Видите вон те два сваленных дерева? Помогите мне скатить их в воду, к ним я привяжу медведя и, как на плоту, спущусь вниз по реке мили на полторы к ферме Баренса. А вы верхом поезжайте туда же. У Баренса я думаю быть к заходу солнца.

– Ай да Ассовум! – обрадовался Робертс, насквозь промокший. – Ведь у Баренса от фермы к реке сделан спуск, и там нам нетрудно будет втащить медведя на берег.

– Постой-ка, приятель, – сказал Куртис, – когда приплывешь к Баренсу, не показывай сразу нашей добычи. Он хвастался, что у него постоянно много убитой им дичи, так пусть он сначала угостит нас ею!

Индеец кивнул в знак согласия и затем, с помощью белых сбросив деревья в реку, принялся вязать плот. Вскоре туша медведя лежала на плоту, возвышаясь над водою, и восседавший на ней краснокожий довольно быстро плыл по течению на своем оригинальном сооружении.

– Какая, однако, умная бестия, этот Ассовум, – сказал Гарпер. – В лесу он поистине незаменим. Пора все-таки и в путь, – продолжал он, – иначе мы прибудем позже индейца!

Вдруг Гарфорд схватил Робертса за руку.

– Смотрите! Вы ничего не видите? – спросил он торопливо. – Вон там, в чаще, какой-то рыжий зверь!

– Боже мой, да это олень! Стреляйте, пока собаки не почуяли его, а то будет поздно!

Гарфорд прицелился и выстрелил. Олень подпрыгнул и скрылся в чаще.

– Ура, я попал! – радостно закричал он, подъезжая к тому месту, где раньше стоял олень. – Смотрите, вот и кровь, собаки уже почуяли ее!

Собаки были, действительно, здесь, но вели себя как-то крайне странно, хотя часть их бросилась следом за оленем. Этти остался на месте, нюхая траву и не обращая внимания на других собак, а Поппи тоже сидел рядом, подняв нос и завывая каким-то особенным образом.

– Что за чудеса? – удивился подошедший Робертс. – Что сделалось с собаками? Право, можно подумать, что Поппи воет из-за того, что вы не попали в оленя! – сказал он, обращаясь к торговцу.

– Как не попал? – удивился тот. – Да ведь вот же и пятна крови!

– Совершенно верно: видите, здесь много кровавых пятен, но дело в том, что олень-то побежал в другую сторону, вон туда, к кипарисам!

– В таком случае, это кровь какого-нибудь другого животного. Вон и следы ведут к реке, – заметил Куртис.

– Как к реке? Да ведь убитый нами медведь бежал, по крайней мере, на милю выше по реке!

– Однако можно подумать, что здесь проходил и охотник, – сказал Куртис, вглядываясь в грунт. – Вот один отпечаток ноги человека, а вот и другой. Тут, очевидно, шли двое по кровавым следам.

– Конечно, так! – подтвердил Гарпер. – Рассмотрите повнимательнее следы: носки ног направлены к реке. Я полагаю, что они принадлежат Баренсу, убившему здесь какую-нибудь дичину, которой мы и полакомимся сегодня!

– Позвольте, но Баренс, кроме мокасин, не носит никакой другой обуви, – возразил Куртис, – а здесь отпечатки ног в башмаках с толстыми подошвами и сапог с каблуками, какие купил себе недавно Браун. А впрочем, может быть, у Баренса остановились какие-нибудь охотники, так это их следы.

– Если это так, – заметил Гарпер, – то мы всё разузнаем у самого Баренса.

В это время вой Поппи все усиливался. Собака так жалобно завывала, что привлекла к себе и остальных собак, которые, усевшись вокруг, составили довольно неприятный воющий хор.

– Нет, господа, – взволнованно сказал Робертс, – Поппи не ошибается: здесь убит не олень, а человек!

– Уверены ли вы в этом? – спросил Куртис.

– А вот сейчас осмотрим следы вплоть до реки, может, все и выясним.

Охотники согласились с мнением старого фермера и медленно двинулись к реке, тщательно рассматривая малейшие отметины на грунте.

– Вот где сложили ношу! – сказал Робертс, дойдя до смятых какой-то тяжестью тростников. – Отсюда, по-моему, она была сброшена в реку.

Куртис встал на колени, чтобы внимательнее изучить следы, как вдруг поднялся, сильно побледнев.

– Это был человек! – сказал он. – Вот тут отпечаток пуговицы, а здесь руки. Джентльмены, здесь совершено убийство! Так как теперь уже поздно и наши поиски вряд ли увенчаются успехом, я предлагаю отправиться на ночь к Баренсу, хорошенько заметив это место, а наутро продолжить расследование. Итак, в дорогу!

Изрядно утомленные, охотники без возражений сели на лошадей, переехали вброд Литл-Джен и поскакали к Баренсу, или старому болтуну, как его прозвали соседи.

Глава VII Арканзасские врали

Баренс, уже уведомленный подоспевшим чуть ранее Ассовумом о прибытии охотников, поджидал их, стоя на крылечке своего дома. Индеец сидел тут же, занятый просушиванием своих мокасин. Лет пять назад старик Баренс, внезапно появившийся в Арканзасе, поселился в северных местностях этого штата среди невылазных болот. Чем он занимался тогда, никто не знал, да и сам фермер, вскоре покинувший те места и перебравшийся ближе к Фурш Лафав, не любил распространяться об этом. Поговаривали порой о страсти Баренса к чужим лошадям, но вся последующая, вполне безукоризненная, жизнь, да и полная невозможность заниматься кражею коней там, где их практически не было, говорили за то, что распускаемые слухи – всего лишь наветы завистников мирной жизни фермера. Единственным недостатком Баренса было лишь одно его пристрастие, которое Робертс вежливо назвал «грешить против истины». Это, однако, не мешало Баренсу сохранять самые дружеские отношения с окрестными фермерами, снисходительно выслушивавшими невероятные рассказы об его охотничьих похождениях.

Для пропитания своего и семейства, состоявшего из жены, двух дочерей и сына, уехавшего, впрочем, по неизвестным причинам из Арканзаса года за два до описываемых событий, Баренс разводил скот, засевал небольшой участок земли маисом и держал несколько лошадей, находя, однако, что число их могло бы быть и побольше, но что атмосфера Арканзаса не слишком-то благоприятствует этому последнему занятию.

Дом Баренса ни в каком случае нельзя было назвать изящным. То была простая бревенчатая хижина, с крышей из грубых необструганных досок, покрытых дерном и камнями, да и вся жизнь, какую вел старик со своим семейством, мало чем отличалась от жизни обыкновенных, небогатых фермеров Арканзаса.

К прибытию охотников каждый член семьи был занят кое-какими хозяйственными работами. Под навесом какой-то человек пилил дерево на поленья. Одна из дочерей доила корову за плетенной из ветвей изгородью, тогда как другая, – черноглазая красавица, – держала теленка, мешавшего доенью. Где-то хрюкали свиньи, блеяли овцы. У изгороди несколько орлов-стервятников, видимо почуявших запах падали, оглашали воздух пронзительными, неприятными криками.

Опытный глаз Робертса, только что показавшегося из-за поворота дороги, сразу подметил все эти подробности обычной картины сельской жизни.

– Ну, Баренс, вы должны простить меня! – закричал он хозяину. – Я, признаться, думал, что все ваши рассказы об удачных охотах – выдумка, но эти милые птички доказывают противное, и нам, значит, не придется ночевать на пустой желудок, как я предполагал раньше. А может быть, стервятники собираются клевать какую-нибудь павшую корову?

– Здравствуйте, дорогие гости, милости прошу! – приветствовал Баренс подъезжавших охотников. – Очень рад, что не забываете старика. А вам, Робертс, стыдно говорить такие вещи. У меня не найдется мяса? Да раньше мне доводилось добывать только собственным карабином по шестьсот-семьсот фунтов дичины в день! Вот Куртис может подтвердить это.

– Так-то так, – отозвался Куртис, – но не забывайте, что в том числе было и изрядное количество домашнего скота.

– Ах, полноте, милый друг, то были не домашние, а одичавшие буйволы и бараны! Ну, да все равно, об этом поговорим в другой раз. Слезайте же с лошадей, друзья мои, и входите в дом. Бетси, задай сейчас же овса лошадям, да присмотри, чтобы свиньи раньше не завладели кормом и не опрокинули ясли.

– Баренс, мне слышится запах какой-то падали. Вероятно, поблизости околело какое-нибудь животное? – спросил насмешливо Робертс, здороваясь с хозяином.

– Больно у вас чутье невероятное, старина! Никакой падали нет. Если же вы судите об этом по орлам, то ошибаетесь. Они часто прилетают сюда, когда почуют запах убитой мною дичи.

– Убитой вами? Так вы говорите, что это пахнет убитой вами дичью? Ассовум! – сердито окликнул индейца старик, видя, что тот втихомолочку усмехается. – Ты, вероятно, что-нибудь разболтал?

– Нет, мой белый брат. Это хозяин третьего дня заколол маленькую свинью, а глупые птицы хотят уже ее склевать.

– Уж не этой ли свиньей нас и будут сегодня угощать?! А где же олени? – спросил продолжавший иронизировать Робертс. – Ведь вы говорили, Баренс, что бьете их чуть не ежедневно.

– Я недавно ссадил себе ногу и вот уже два дня как не выхожу из дому! – ответил несколько сконфуженно хозяин.

– Очень жаль. Позвольте теперь представить вам моего соседа и друга, мистера Гарпера.

Представленные пожали друг другу руку.

– Мне ваше лицо кажется очень знакомым, мистер Гарпер, – сказал хозяин, – но никак не могу вспомнить, где я вас встречал. Убей бог, не помню!

– После вспомните, дружище, – перебил его Робертс. – Слушайте-ка лучше страшное известие. Завтра мы с вами отправимся к оврагу, где растут кипарисы. Там, по всей вероятности, недавно было совершено убийство.

– Убийство! Что вы говорите!

– Однако это так. Жаль только, что наступающая темнота вынудила нас прекратить розыски и направиться к вам. Завтра же с рассветом мы отправимся туда, и все окончательно выяснится.

– Но позвольте! Я сегодня утром проходил мимо того места и ничего не заметил.

– Как сегодня утром? – поддел его Куртис. – Да ведь вы уже два дня не выходили из дому из-за ссадины на ноге?

– Ну, значит, это было третьего дня! – отпарировал Баренс. – Ведь не мог же я для вашего удовольствия скакать на одной ноге так далеко! Ну, да что тут толковать, – все-таки постарался замять свой промах хозяин, – входите же, господа. Вечером спустится густой туман, и в такую погоду лучше сидеть и греться у камина.

– Подождите, Баренс, – остановил его Робертс, – с вашей протухшей свиньи сыт не будешь. Ассовум, нужно позаботиться и о гостях и о хозяине, сходи-ка за медведем, которого мы привезли хозяину в подарок.

Баренс был радостно изумлен при виде громадной медвежьей туши. Общими усилиями она была вытащена из реки и разложена перед домом, где ее освежевали и лучшие куски выбрали на ужин.

Робертс тем временем вошел в дом и здоровался с хозяйкой.

– Очень рад вас видеть, дорогая миссис Баренс! Давненько мы с вами не видались. Что это вы совсем позабыли нас? Жена с нетерпением ждет вас к себе!

– Я с удовольствием побывала бы у вас, да муж стал так тяжел на подъем, что никак его не уговоришь собраться куда-нибудь.

– Ну а как поживают ваши дочери? Привыкают понемногу к нашей жизни? Впрочем, они, вероятно, не особенно-то тоскуют по прежнему своему житью среди болот. Очень уж там неважная местность. Как-то я проезжал там, и признаюсь, сторона эта мне очень не понравилась. Я останавливался тогда у богатого фермера, у некого Стронга, накупившего много негров-невольников…

– Остановите его, пожалуйста! – закричал с порога Баренс. – Беда, если он теперь заведет свою машину. Бьюсь об заклад, что он сейчас заговорит о войне за независимость и пойдет, и пойдет…

– Ну, Баренс, с вами невозможно разговаривать!

– Ладно, ладно, не сердитесь. Спасибо вам за сюрприз, он пришелся очень кстати и порядочно пополнит мои опустевшие было кладовые. То-то славно мы проведем сегодня вечер за медвежьим жарким и виски! Люси, принеси-ка кружку, что стоит возле кровати, да осторожнее, не разбей. Цыц! – закричал он на лаявших на дворе собак.

– Этим вы их не угомоните, – сказал Куртис, – они страшно голодны, оттого и лают. Отдайте-ка им лучше вашу хваленую свинью.

– Как? Отдать собакам такое чудное мясо?

– Да, что вам, жалко его, что ли? Ведь вы же чуть не ежедневно добываете охотой очень много мяса. По крайней мере, вы сами так говорили.

– Оно так и было, пока у меня не заболела нога.

– Подите вы со своей ногой! Вот нашли отговорку. А что это, Гарпер, вы так мрачно задумались? Вероятно, кровавые пятна не дают вам покоя?

– Конечно! – со вздохом ответил тот. – Посудите сами, эта история кажется очень сложной и загадочной.

– Ну, если вам это кажется странным, – сказал Баренс, – то что бы вы заговорили, если бы вам пришлось пожить на берегах реки Каш?! Во время моего пребывания там не проходило дня, чтобы река не выбрасывала на берег ежедневно два-три трупа.

– Но ведь та местность почти необитаема!

– Что ж из этого? Трупы, тем или иным путем, попадали в реку, и никто не заботился о том, как они туда попадают.

– О, мой друг, перестаньте рассказывать такие ужасы перед едой, а приберегите их на вечер. Пока же пойдемте позаботимся о наших лошадях, а потом можно сесть и за ужин, – посоветовал Робертс.

Охотники согласились с ним и отправились на двор к лошадям. К их возвращению в хижине уже был накрыт стол, вокруг которого расселись мужчины на табуретках, бочонках и ящиках. Главным блюдом было, конечно, медвежье жаркое с маисовым хлебом; вареные тыквы, мед и молоко дополняли ужин. Бутылка виски во время еды несколько раз обходила стол, постепенно пустея. Гости ели молча, с жадностью утоляя аппетит, сильно разыгравшийся после такой охоты и прогулки на свежем воздухе. Только стук ножей о тарелки нарушал царившую в хижине тишину.

Когда голод был окончательно утолен, мужчины встали из-за стола, уступив место женщинам, которые, заранее отложив себе порции мяса и хлеба, стали есть на тех же тарелках.

Миссис Баренс, несмотря на то, что ей было уже сорок лет, сохранила еще следы былой красоты, которая и теперь бросалась в глаза. Только грязное ситцевое платье да растрепанные волосы несколько портили впечатление от ее гибкой и стройной фигуры.

Обе ее дочери, одетые поопрятнее, тоже были очень красивы, хотя явную неряшливость они, вероятно, унаследовали от матери.

Заметив, что женщины, кончив ужинать, уже убирали последнюю посуду со стола, Баренс отодвинул его в сторону, расчистив место у камина, около которого и расположились его гости.

– Теперь, друзья мои, – сказал он, – не пора ли заняться самым приятным трудом на свете – приготовлением кулиса?[7]

Такое предложение было встречено гостями одобрительным гулом.

– Но у нас нет масла! – заметила хозяйка. – Разве ты забыл?

– Зачем же нам масло, когда есть медвежье сало; оно еще лучше смешивается с виски! Что за великолепная страна Арканзас! Не правда ли, друзья мои?

– Ну, положим, – счел долгом вмешаться Гарпер, развеселившийся при виде приготовления его любимого напитка. – По-моему, Миссури нисколько не хуже Арканзаса. Я жил там.

– Миссури! – изумился хозяин. – Да ведь это просто пустыня в сравнении с нашим штатом! А долго ли вы живете у нас, мистер Гарпер?

– Около шести недель.

– Ну, так вы не успели приглядеться к нашим краям. Стоит только хоть немного потрудится на земле, и она даст сказочный урожай пшеницы – не менее ста бушелей с акра![8] Даже при совершенном запустении земля наша очень плодородна.

Гарпер даже глаза вытаращил от изумления; Куртис же и Робертс, знакомые уже с хозяином и его страстью приврать, только переглядывались между собою, ожидая, что будет дальше.

– У нашей земли есть еще то преимущество, – продолжал хозяин, – что раньше июня не приходится начинать посевов, до того здесь все так скоро растет. Горох и тыква растут со скоростью поезда, особенно тыквы. У меня вот недавно выросла тыква, которую едва обхватили десять человек, взявшись за руки и став вокруг нее.

– О, какая великолепная страна! – воскликнул Гарпер. – У вас, значит, здесь все в больших размерах. Я слышал, по крайней мере, что у вас особенно велики комары и древесные вши.

– Конечно, конечно! – подхватил Баренс, довольный даже и такой похвалой своей стране. – У нас комаров так много, что они прилипают друг к другу и целыми хлопьями валятся на землю; древесные вши, я сам видел, приподнимаются на задних лапах, чтобы слушать звон колокольчика на шее у коровы. Что же касается мух, то в жаркое время года они ходят на водопой к реке, как дикие животные. А что у нас за реки! – окончательно закусил удила Баренс. – Боже мой, что за реки! При впадении в море они вздымают волны, которые по величине поспорят с горами.

– Ага, это когда они впадают в море! Понимаю, понимаю! – заметил Гарпер.

– Ну да, конечно! А то куда ж они деваются? – с досадою спросил Баренс. – Не могут же они пропасть в песке! Куда впадает Литл-Джен?

– В Арканзас.

– А Арканзас?

– В Миссисипи.

– Прекрасно, а Миссисипи?

– В Мексиканский залив.

– Так разве я не прав был, говоря, что наши реки впадают в море? Ну, как же вы хотите сравнивать Арканзас с Миссури! А кто из вас бывал в центре нашего штата?

– Да все мы! – ответил Робертс.

– Тогда вы знаете, до чего камениста там почва. Там мне приходилось поднимать, одну за другой, овец за задние ноги, чтобы они могли достать траву из расщелин камней. Волки до того отощали на этих скалах, что прислонялись к древесным стволам, когда хотели выть. Понимаете теперь разницу между Арканзасом и Миссури? А знаете ли, к каким мерам мне приходилось прибегать зимою, когда вышел весь корм для скота? Ну-ка, отгадайте!

– Да почем мы знаем? – сказал Куртис. – Вероятно, пускали в леса.

– О нет! Там скотина все равно ничего бы не нашла. Вода тогда замерзала, как мрамор, а деревья и кустарники были совершенно лишены даже коры. Средство, изобретенное мною, было куда оригинальнее. Слушайте же внимательнее! Вы помните Тома, что отправился в Техас? Помните, Куртис, этого беднягу? Ну, так вы должны знать, что он был такого громадного роста, что ему приходилось становиться на колени всякий раз, когда он хотел почесать себе голову. Он был оптиком в Филадельфии и говорил мне, что у него в чемодане остался порядочный запас всяких инструментов. Тогда я попросил его сделать несколько пар очков с зелеными стеклами, а потом взял да и надел их своим коровам и баранам. Придумав такую хитрость, я подбросил скоту стружек вместо корму, а эти славные животные благодаря очкам в самом деле приняли их за траву, с жадностью набросились на них и даже разжирели от такого корма.

– Вот это загнул! – воскликнул Гарпер.

– Да, да, – продолжал Баренс, не давая тому сказать и слова, – у нас в Арканзасе гораздо лучше. Тут, по крайней мере, есть за чем поохотиться.

– Позвольте, однако, прервать вас на минутку, дорогой мистер Баренс! – вмешался Гарпер. – Миссурийские охоты не хуже. Я думаю даже, что подобных им нет на всем свете.

– Ерунда! – возразил Баренс. – Если здесь в окрестностях попадется медведь со слоем жира в пять дюймов, так его считают худым. А олени-то!

– Их ловят руками за ноги! – заметил Робертс.

Баренс с изумлением взглянул на говорившего, а Гарпер самодовольно ухмыльнулся при этом замечании.

– Ну, уж вы, кажется, заврались, дружище! – сказал хозяин. – Однако вот и вода закипела. Бетси, принеси-ка нам пунша, знаешь, моего любимого! Согласитесь, Робертс, – прибавил он, обращаясь к своему собеседнику, – что никто в мире не может перещеголять меня на охоте. Мелкую дичь, например, я и стрелять-то не буду, потому что у меня есть особый способ бить ее.

– Так что ж из этого? – сказал Гарпер. – И у нас кроликов дети ловят силками!

– Так то силками! – презрительно сказал Баренс. – Мне же и вовсе не нужны подобные снасти. Надо вам пожить в Арканзасе, чтобы поучиться всяким охотничьим хитростям. Как только наступит зима и выпадет снег, я отправляюсь в лес, находящийся отсюда…

– В двух шагах! – вмешался Куртис.

– Да, – невозмутимо продолжал рассказчик, – и кладу на опушке куски свеклы, посыпав их нюхательным табаком.

– И кролики едят нюхательный табак? – спросил изумленный купец.

– Едят табак? Да бог с вами! Они его нюхают, начинают чихать и чихают до того, что у них лопаются носы.

– Эта история о чихающих кроликах напомнила мне один охотничий эпизод, случившийся лично со мною! – подхватил Гарпер. – По соседству с моим домом притаился ястреб и таскал у меня каждый день по курице, а я никак не мог подстеречь его и подстрелить. Наконец, на четвертый день я заметил его сидящим в кустарнике, схватил свой карабин и отправился. Однако хитрая птица так спряталась в орешнике, что видна была только одна голова, смотревшая прямо на меня. Я обошел вокруг, а ястреб все время не сводил с меня глаз, не выпуская из виду. Так мне пришлось три раза обойти кругом, не сделав ни одного выстрела, как вдруг я слышу, что ястреб упал. Оказалось, что он, наблюдая за мной, свернул себе шею, чтобы не потерять меня из виду.

– Что ж тут удивительного? – заметил Баренс, всерьез принимая рассказ Гарпера. – Да в молодости я бегал не хуже дроф и ловил их на лету, если, конечно, они не поднимались очень высоко.

– Что касается искусства бегать, – сказал Гарпер, – то едва ли кто-нибудь в этом отношении сравнится с моим братом. Мне бы хотелось, чтобы вы узнали, как он охотится на куропаток.

– Надеюсь, он не ловит их на лету? – с усмешкой спросил Баренс.

– Конечно нет, но ему обычно удается после каждого прыжка вырвать перья у них из хвоста.

– А вот и кулис! – воскликнул Робертс, завидев входившую с напитком миссис Баренс. – Какая вы искусница, миссис Бетси! – прибавил он, пробуя кулис. – Право, медвежье сало придает ему мягкость, не уменьшая крепости. Клянусь, я не рискну испортить его прибавкой хотя бы капли воды.

Мужчины стали пробовать напиток, принесенный Бетси, и похваливали его. Разговор на некоторое время прервался.

– Знаете, господа, – сказал Куртис, на минуту отрываясь от стакана, – я хотел бы послушать, что сказали бы миссис Робертс и Роусон, когда увидели бы нашего приятеля Робертса, с такой жадностью поглощающего пунш на медвежьем жиру!

– Роусон может убираться… куда ему угодно, – возразил тот, выпивая третий стакан кулиса и уже начиная чувствовать его действие. – Клянусь, что отныне я не позволю ему вмешиваться в мои дела. Я предоставил ему свою жену и дочь, пусть он делает с ними, что хочет, или, вернее, что они хотят, чтоб он с ними делал.

– Мне кажется, что они это делают уже и без вашего согласия! – возразил Куртис.

– Да, и это мне не особенно нравится. Ханжа Роусон с его вечно постной рожей мне не особенно по душе.

– Однако он, по-видимому, влюблен в вашу дочь и…

– И через месяц их свадьба. Впрочем, мне все равно! – сказал Робертс.

– Послушайте, джентльмены, – сказал неугомонный Баренс, – в былое время я страстно влюбился в одну женщину из Сент-Луиса. Как-то мне пришлось по торговым делам отправиться к рекам Миссури и Йелоустон. Каждые три дня я получал от нее по нежному посланию, которых мне, однако, из-за нехватки времени не удавалось читать. И представьте себе, с какой пылкой страстью были написаны эти письма! Когда я открыл сумку, где они лежали, там оказался лишь пепел, и больше ничего!

– Вот это анекдот! – расхохотались все присутствующие. – Браво, Баренс!

– Перестаньте шуметь, джентльмены! – вмешался любитель охоты, торговец. – Теперь уже поздно, пора бы и на боковую. Ведь завтра придется рано вставать, а я чертовски умаялся за день.

– Да, – сказал Робертс, вставая со стула и подходя к окну. – Звезды уже ярко сияют на небе. По-моему, уже половина одиннадцатого.

– Еще минутку, господа! – воскликнул Гарпер. – Уж если зашла речь о любви, то я расскажу вам об одной истории с моим отцом, который в молодости был большой дока по этой части. Лет восемнадцати он отколол такую штуку: посватался разом за трех сестер, и не зная, как выпутаться из беды, попросту сбежал. И вот однажды в Филадельфии зашел он к одному квакеру, оказавшемуся, к несчастью, братом этих девушек. Квакер[9] сразу узнал отца, но не подал вида, а пригласил обедать. После обеда, сославшись на спешные дела, хозяин ушел, намереваясь захватить полицейского и арестовать гостя. Угадайте теперь, что он нашел дома, когда вернулся с констеблем?

– Да ничего особенного, по-моему, – ответил Баренс. – Вероятно, ваш брат снова сбежал.

– Сбежать-то сбежал, да не один, а с женой квакера!

– Удивляюсь, до чего может завраться человек! – сказал Баренс на ухо Куртису.

– Теперь, господа, можно и на покой. Где у вас спальня, Баренс?

– Спальня? Ну, это довольно затруднительный вопрос! Вот здесь у меня стоят три кровати. На одной спят мои дочери, на другой – я с женой, а на третью, по-моему, должны лечь те, кто постарше, – Робертс и Гарпер. Куртис и Гарфорд расположатся на полу на шкурах. Ассовум тоже, вероятно, последует вашему примеру.

Краснокожий, весь вечер молчавший, очевидно не находя никакого удовольствия в фантастических рассказах Гарпера и Баренса, большими глотками пил виски. Когда все стали собираться спать, он завернулся в одеяло и пошел было к разостланным на полу шкурам, но у камина как-то подозрительно споткнулся и чуть не упал.

– Эге, любезный, – заметил шутливо Гарпер, – никак виски ударило тебе в голову?

– Никогда не следует обременять ни себя, ни своего желудка лишней ношей, – сказал индеец, растягиваясь на своем импровизированном ложе, – но добрый глоток виски никогда не лишний!

С этими поучительными словами краснокожий повернулся на бок и тотчас же захрапел.

– Вам все равно, с какой стороны спать? – спросил Гарпер у Робертса, раздеваясь.

– Нет! – машинально отвечал фермер.

– Так ложитесь под кровать! – рассмеялся Гарпер, укладываясь на постель.

Робертс счел за лучшее последовать примеру своего приятеля, уже храпевшего вовсю, и растянулся рядом с ним. Несколько минут спустя в хижине Баренса раздавался только могучий храп усталых охотников да треск догоравших в камине поленьев.

Ночь прошла совершенно спокойно, за исключением только того, что выведенный из терпения возней пробравшихся в хижину со двора собак Куртис вскочил с постели, ругаясь на чем свет стоит, и выгнал их наружу.

Глава VIII Кровавые следы. Труп

Едва бродившие на дворе фермы Баренса петухи успели возвестить наступление утра, а на небе погасли звезды, как Бетси уже поднялась, стала прибирать хижину и печь маисовые лепешки. Немного погодя она разбудила дочерей и велела им толочь в ступке жареный кофе.

– Я сто раз уже говорила твоему отцу, – сказала она дочери, – чтобы он привез мне из Литл-Джена кофемолку, но он все забывает, думая только о своих охотничьих снастях; вот теперь и возись со ступкой. Небось виски не забыл привезти!

– Перестань ворчать, моя милая! – отозвался с кровати уже проснувшийся Баренс, услыхав женины слова. – Будет сердиться.

– Тебе хорошо толковать! Разве я не права?

– Конечно, не права. Посмотри-ка там, налево вон от того ящика. Это что там за штука?

– Боже мой, да это кофемолка! – всплеснула руками обрадованная миссис Баренс. – Что ж ты раньше-то ничего не сказал, а заставил нас толочь кофе в ступке?

– Разве я видел, что вы там делаете?

– Эй, послушайте, Робертс! – закричал в это время Гарпер. – Оставьте мне хоть кусочек одеяла! Право, бессовестно стаскивать его совсем!

– Уделите мне хоть половину-то постели! – спросонок пробубнил тот.

– Половину? – спросил Гарпер. – Да с величайшим удовольствием. Только отдайте другую половину мне, а то вы захватили целых три четверти!

– Ну, друзья, будет спорить, пора вставать! – сказал Баренс, подходя к камину и беря бутылку с виски. – Выпьем-ка лучше нектара, услаждающего нашу жизнь. Самое лучшее средство для желудка – выпить виски натощак!

Это предложение сразу подействовало на лежавших охотников, и они поднялись с постели, исключая, однако, Гарфорда, продолжавшего храпеть во всю мочь. Лежавший рядом с ним, долго тряс его за плечо, но потом плюнул и заявил, что этот проклятый янки такой длинный, что его всего сразу все равно не разбудить.

Когда взошедшее солнце осветило вершины деревьев, Баренс с гостями уже восседали за столом, наслаждаясь вкусным завтраком, а его дочери, задав корму лошадям, выпускали из хлевов на двор свиней и домашнюю птицу.

– Знаете, Баренс, – сказал наконец Робертс, – поиски наших пропавших свиней придется отложить, так как срочно придется заняться делом, гораздо более важным, чем наши поросята, а между тем мне не хотелось бы, чтобы миссис Баренс стала упрекать вас за нерадивость.

– Свиней можно отыскать и позже, тем более что я надеюсь найти все стадо, за исключением, конечно, съеденных медведями, милях в двух отсюда, у низовьев реки. Недавно я встретил там стадо свиней с вашим клеймом, и, кстати, Куртис, видел одну свинью вашего отца, с черным пятном на левом боку.

– А, так, значит, старая свинья жива?

– Жива, она бежала окруженная девятью маленькими славными поросятками, вертевшимися у нее под ногами.

– Вот так штука! – обрадовался Куртис. – Только, чур, Баренс, не говорите об этом ничего отцу. Вчера я сказал дома, что свинья издохла. Теперь я ее сторгую у отца, раз она считается пропавшей, и за тридцать долларов приобрету свинью с поросятами.

– Удачная мысль! – смеясь, заметил Гарпер. – Вы, Куртис, ловкий, однако, парень: норовите надуть даже и отца родного.

– Как надуть? – возразил Гарфорд. – Честная торговая сделка не может быть названа надувательством. Отец Куртиса может продать свинью и за глаза.

– Ну, конечно, для янки все является честной торговой сделкой, что и говорить! – сказал Баренс. – Однако солнце поднялось уже довольно высоко, пора нам, пожалуй, и отправляться. Если там действительно совершено убийство, то надо попытаться изловить и убийцу, хотя вряд ли он нас дожидается. Вчера утром я проходил мимо тех мест и встретился там с мистером Брауном.

– Билл? – воскликнул Гарпер. – Да не может быть! За каким чертом ему понадобилось ехать той дорогой?

– Разве он не говорил вам, куда отправился?

– Говорил. Вероятно, возвращаясь из Фурш Лафава, он сбился с пути. Идемте же, идемте! Сюда мы вернемся не ранее полудня.

Охотники распрощались с любезными хозяйками и отправились к реке. При переправе через нее Ассовум взобрался на лошадь позади Гарпера, не желая мочить ног и отставать от белых. Переправившись через реку, охотники рысью поехали к тому месту, где вчера видели кровавые следы.

– Стойте! – закричал Ассовум, соскакивая с лошади Гарпера. – Вот вчерашнее место, не ходите по нему, чтобы не затоптать следов!

Охотники безоговорочно приняли совет краснокожего, тотчас же слезли с лошадей и привязали их поодаль к деревьям.

Индеец пошел первым и остановился у первого найденного следа. Он внимательно разглядывал землю, не пропуская ни одного листика, ни одной травки. Затем он медленно тронулся вперед, продолжая внимательно изучать следы. Вдруг он остановился, еще раз присмотрелся к земле и знаком подозвал охотников, тесным кружком обступивших его. Несомненно было, что Ассовум нашел место, где было совершено убийство. Около ствола упавшей сосны, опутанного разросшимся вокруг него кустарником, виднелись следы лошадиных копыт. По всей вероятности, всадник был поражен пулей, но не убит, а лошадь отпрянула сторону.

– Я думаю, что пуля попала в лошадь, а иначе всадник был бы выброшен из седла! – заметил Робертс.

Краснокожий, не говоря ни слова, указал на ствол другого дерева, росшего в двух шагах от поваленного. Футах в десяти от земли на нем были ясно видны кровавые пятна.

– Боже мой! – с ужасом воскликнул Гарпер. – Этот всадник ударился головой о дерево и упал вот сюда!

В этом месте земля была истоптана следами человеческих ног. Видимо, убитый мужественно и долго защищался от убийц. С некоторых ветвей были сорваны листья: раненый, по всей вероятности, хватался за них руками, стараясь удержаться на ногах. Здесь-то он и упал, так как тут больше всего пролилось крови: все окружающие кусты и трава были ею забрызганы.

Судя по отпечаткам, труп лежал здесь некоторое время. Охотники молча рассматривали следы убийства.

– Смотрите, – сказал индеец, опять подзывая к себе белых, – два человека несли труп по направлению к реке.

– Да, мы это знаем из вчерашнего осмотра!

– Вот здесь они остановились, – сказал краснокожий. – Ага, вот и оружие! – радостно воскликнул он, поднимая что-то с земли.

То был небольшой окровавленный нож, не то перочинный, не то охотничий.

– Не этим же негодяи убили свою жертву! – возразил Робертс. – Но, во всяком случае, дай-ка нож сюда, быть может, я узнаю, чей он.

Гарпер также подошел посмотреть находку Ассовума, но ни тот ни другой не могли сказать, кому он принадлежал. Нож был совсем новый и не носил на себе никаких пометок, сам же по себе он не представлял для охотников никакой ценности.

– Тем не менее я оставляю нож у себя, – сказал Гарпер. – Мало ли что может случиться! Авось он нам поможет найти убийц. Однако прежде нужно стереть с него кровь! – сказал он, чистя лезвие о землю.

– А это что такое? – спросил Ассовум, указывая на свежевзрытую землю недалеко от сосны, под которой было совершено убийство.

– Не тут ли зарыт труп? – высказал предположение Гарфорд.

– Ну вот глупости-то! – сказал подошедший Куртис. – В такую яму и собаки-то не положишь, не только человека! Правда, землю здесь рыли, но чтобы таскать куда-то. Зачем она им могла понадобиться?

Краснокожий, все продолжавший рассматривать землю, поднялся и сказал:

– Тело утопленника обычно вскоре всплывает, и тогда его нетрудно найти где-нибудь в тростниках у берега реки, если же его набить землей, то он навсегда останется на дне.

– А, теперь я догадываюсь, что негодяи делали этим ножом! – с ужасом воскликнул Гарпер. – Они им разрезали живот убитого. Это ужасно! Друзья, неужели мы так и не узнаем, кто был этот несчастный?

– По всей вероятности, нет, – отвечал Робертс, – потому что это знает только вода, скрывающая теперь его, а впрочем… Ассовум, что это ты делаешь? Что ты надумал?

– Я плету веревку, чтобы нырнуть в реку, – скромно отвечал краснокожий, содрав с дерева кору и сплетая из ее волокон веревку.

– И ты рассчитываешь таким способом найти труп? – удивился Робертс.

– Да, – хладнокровно отвечал индеец, продолжая свою работу. – Если труп на дне, я достану его.

С этими словами он разделся и уже собирался броситься в воду, как был остановлен торговцем, все время внимательно следившим за ним.

– Постой, – сказал Гарфорд. – Обвязывать труп веревкою и затем тащить его будет трудно. Возьми-ка лучше вот это! – и он подал индейцу большой рыболовный крючок.

– Прекрасно! – кивнул Ассовум, тотчас же привязывая поданный ему крючок к веревке.

Индеец осмотрел еще раз берег, отыскивая место, где, по его мнению, был сброшен в воду труп, и, видимо оставшись доволен осмотром, бросился в воду.

Несколько мгновений охотники молча стояли на берегу, глядя на расходившиеся по воде круги; поднимавшиеся в одном месте пузырьки показывали, что Ассовум деятельно роется в тине. Еще через пару минут на поверхности показалась черная голова индейца. Он вынырнул, отдышался и поплыл к берегу, причем не выпускал из рук веревки.

Охотники с напряженным вниманием смотрели на подплывающего индейца.

– Ну, что? – не утерпел Робертс. – Нашел что-нибудь?

– Я его нашел было на дне, но тут меня стало относить течением. Принесите-ка мне камень, – сказал Ассовум, в совершенном изнеможении опускаясь на траву, – я страшно устал, и мне надо собраться с силами!

– Разве ты опять намерен отправиться на поиски утопленника? – удивленно спросил Гарпер, пораженный мужеством краснокожего.

Пока Гарфорд бегал за камнями, в изобилии валявшимися на берегу, индеец отдохнул. Вскоре торговец вернулся с громадным булыжником и передал его Куртису, крепко обвязавшему булыжник веревкой.

– Ну-с, все готово, дружище! – сказал он, передавая веревку с камнем индейцу. – Берите это в левую руку и спускайтесь на дно. Когда вам понадобится подняться, выпустите только камень из рук – и все дела.

Но Ассовуму не нужно было ничего объяснять. Он молча поднялся, передал один конец веревки Куртису, а другой, с крючком, осторожно взял в руки, спустился к реке и нырнул. На этот раз он гораздо дольше не всплывал на поверхность, так как благодаря камню мог тщательнее исследовать дно. Наконец, веревка натянулась, на воде показались пузырьки, а вскоре и голова Ассовума. Его лицо было бледно, как у мертвеца, глаза выпучились, будто хотели выскочить из орбит. По всему было видно, что индеец нашел на дне реки что-то страшное. Он с усилием переводил дыхание, медленно подплывая к берегу.

– Веревка натянулась! – закричал Куртис, державший конец ее. – Несомненно, Ассовум нашел труп!

Пока индеец, выбравшись на берег, отдыхал, охотники общими усилиями тащили веревку. Наконец на поверхности воды показалось тело, зацепленное крючком за одежду. Индеец, не медля ни минуты, схватил его за плечи и вытащил на берег. Все бросились к ничком лежащему трупу и с замиранием сердца смотрели, пока индеец переворачивал его на спину. Едва он успел это сделать, как у всех четверых вырвался общий крик изумления:

– Гитзкот!

Несколько минут прошли в совершенном молчании. Охотники, пораженные страшным зрелищем, не трогались с места. Труп несчастного предводителя регуляторов представлял действительно жуткую картину. Живот был распорот и набит землею и камнями. На лбу зияла большая черная рана, а небольшое отверстие в груди показывало, где засела пуля.

Первым оправившись от изумления, Робертс склонился к мертвецу, осмотрел рану повнимательнее и спросил Гарпера:

– Какого калибра винтовка Брауна? – Вопрос этот он задал несколько нерешительным тоном, как бы колеблясь произнести имя племянника при дяде.

– Шестнадцатого! – ответил Гарпер не задумываясь.

– Посмотрите, – сказал Куртис, тоже наклоняясь к трупу и, видимо, поняв подозрение Робертса. – Рана нанесена пулей шестнадцатого калибра.

– Что ж из того! Уж не предполагаете ли вы, что мой племянник виновен в этом преступлении? – возмущенно произнес Гарпер, обращаясь к окружающим.

– Виновен ли в этом преступлении Браун? – переспросил Куртис. – Конечно нет! Ни один судья во всем Арканзасе не посмеет обвинить его в убийстве. Все ведь прекрасно слышали, как Гитзкот грозился при первом удобном случае убить Брауна. Что ж мудреного, что ваш племянник позаботился отправить на тот свет его самого? Будь я на его месте, я сделал бы то же самое. Жаль только, что погиб совершенно здоровый молодой парень, который бы мог быть полезен и себе и другим. А впрочем, не тем будь помянут покойник, он был известный негодяй, которому доставляло величайшее наслаждение ссориться, драться и грозить всем, кто ему придется не по нраву. С подобными личностям одна расправа – пуля в лоб, и баста! Только одного я понять не могу, зачем понадобилось убийце распарывать Гитзкоту живот, набивать землей и бросать в воду? Не проще ли было бы оставить его на съедение хищным птицам? Смотрите, ведь орлы так и кружатся над нами, и если мы не приберем куда-нибудь труп, они мигом разделаются с ним. Как вы думаете, друзья, что нам делать с телом?

– По-моему, – отозвался Робертс, – уносить отсюда труп или вообще трогать его не следует. Пусть он останется там, где его вытащили, как улика. Завалим его ветвями и камнями, а сами отправимся заявить о нашей находке в город. Судья отправит тогда на место преступления констебля, который уж и приберет труп. Ба, Гарфорд! – закричал вдруг фермер, увидя, что торговец внимательно осматривает складки кожаной блузы, которая была надета на Гитзкоте. – Что вы там делаете?

– У этого человека, – серьезно произнес Гарфорд, покончив со своими поисками и поднимаясь с колен, – в кармане блузы находились четыреста семьдесят долларов. Я сам это видел вчера. Выпасть деньги не могли, так как карман наглухо застегивается. Смотрите, он выворочен, и денег как не бывало!

– Так вы осмеливаетесь подозревать, что мой племянник вор? – бешено закричал Гарпер, выхватывая из-за пояса нож и бросаясь на обидчика. – Посмейте еще раз повторить ваше гнусное обвинение!

Вполне допускавший возможность убийства Гитзкота племянником, Гарпер не мог позволить заподозрить его дорогого Вильяма в воровстве.

– Постойте, – вмешался Робертс, удерживая рассвирепевшего Гарпера за руку. – Никто и не обвиняет вашего племянника в воровстве. Многое позволяет нам думать, что Браун – виновник смерти Гитзкота, но нет ни одного повода приписать ему второе преступление. К тому же, все мы воочию убедились, что здесь орудовали два человека.

– Так кто же этот второй?

– Этого мы не знаем. Мы нашли только следы двух человек, один из них был в сапогах, другой в башмаках. Весьма вероятно, что Браун отомстил Гитзкоту, убив его, а другой, воспользовавшись удобным случаем, обобрал труп.

– При Брауне этот другой не посмел бы сделать подобной вещи. Племянник не допустил бы этого! – возразил Гарпер.

– Несомненно, – подтвердил Робертс, – он бы не допустил ничего подобного, если бы увидел, что хотят обобрать труп. Однако, как бы то там ни было, в кармане у Гитзкота, я знаю, находилась порядочная сумма денег, подозревать же племянника Гарпера в воровстве, повторяю еще раз, невозможно. Стало быть, ее взял тот, кто помогал ему в деле мщения. Кто он? Никто из нас сказать этого сейчас не может.

– О, как все это ужасно! – воскликнул Гарпер, отходя в сторону и садясь рядом с Ассовумом, расположившимся у подножия раскидистого дерева.

Индеец, за все это время не проронивший ни слова, сидел, мрачно задумавшись, опустив голову на скрещенные руки.

– Что ж, господа, – сказал Куртис, – торчать тут, по соседству с трупом, едва ли кому-нибудь приятно. Возьмемся-ка за дело, да и домой!

С этими словами он стал собирать на земле ветви, чтобы завалить ими труп убитого.

– Вы правы, Куртис, – сказал Робертс, также принимаясь забрасывать мертвеца громадными сучьями, упавшими с стоявшего неподалеку гиганта дерева. – Еще несколько таких ветвей, и хищным птицам не подобраться к трупу; ну а волки бродят только по ночам.

Работа Робертса и Куртиса скоро была завершена. Завалив труп ветвями, они подошли к Гарперу, Ассовуму и Гарфорду, остававшимся молчаливыми и безучастными свидетелями их печальной работы. Видя, что все уже кончено, охотники направились к лошадям. Гарпер молча поплелся сзади. Он как-то осунулся, и лицо его побледнело. Правда, никто не посмел бы укорить его или его племянника в убийстве, но ведь могло возникнуть подозрение, не убил ли Браун Гитзкота внезапно из засады. Эта-то мысль и беспокоила справедливого охотника, и он, понуря голову, машинально шел за своими товарищами. Так же машинально уселся он на лошадь, предоставив ей полную свободу идти, куда хочет. Гарпер даже не заметил, что Ассовум, сидевший с ним рядом под деревом, не шелохнулся и не пошел вместе с белыми.

Пока охотники садились на лошадей и один за другим скрывались за деревьями, Ассовум неподвижно сидел под деревом, устремив глаза в землю, но как только замолк топот копыт лошадей белых, индеец снова поднялся и снова начал внимательно исследовать место кровавой сцены. Вытащив свой нож, он измерил им и отметил на рукоятке томагавка длину и ширину найденных следов. Наконец, убедившись, что он сделал все, что только возможно, осмотрев все до мельчайших подробностей и все запомнив, краснокожий перекинул за спину винтовку, бросил последний взгляд на труп регулятора, прикрытый ветвями, и углубился в чащу леса по направлению, совершенно противоположному тому, куда направились его белые друзья.

Глава IX Второе свидание бандитов. Досада Роусона. Мэриан

В то самое утро, когда охотники, случайно натолкнувшись на следы загадочного убийства, вытащили из реки тело Гитзкота, в глубине леса, где происходило описанное в первой главе свидание четырех подозрительных личностей, мы находим опять тех же, собравшихся вместе, бандитов.

Первыми прибыли Коттон и Уэстон, а вскоре к ним присоединились и Роусон с Джонсоном. Ранее прибывшие приветствовали последних громкими, радостными восклицаниями.

– Замолчите! – закричал взбешенный этим Роусон. – Вы не на большой дороге! Нужно позаботиться о том, чтобы нас никто не услыхал!

– Вот тебе на! – беспечно отозвался Уэстон. – Да что ж тут странного, если кто-нибудь, услыхав нас, и увидел бы собравшихся здесь четырех джентльменов?

– Вам-то это, может быть, и все равно, – возразил Роусон, – но моя будущая теща – женщина очень благочестивая, и ей едва ли было бы приятно узнать, что ее зять имеет какие бы то ни было сношения с такими типами, как вы, приятели!

– Так это, значит, правда, что говорят о вашем безрассудном намерении жениться на дочери Робертса? – осведомился Коттон. – Я, право, не мог поверить этим слухам.

– Не вижу ничего безрассудного в моем намерении, милейший Коттон. Задуманное нами предприятие будет последним в моей жизни, а затем я сделаюсь честным человеком!

– Давно бы пора вам стать таковым! – засмеялся конокрад. – Только, я думаю, это немножко поздно. Мне, ей-богу, от души жаль вашу будущую супругу, бедную молодую девушку.

– Коттон! – прикрикнул методист. – Я вам запрещаю отзываться так о моей невесте. Да и вообще я впредь не потерплю подобных шуток, предупреждаю вас!

– Ну, будет вам ругаться, – вмешался Джонсон, – мы собрались сюда вовсе не за этим, а для решения серьезных вопросов. Коттон, расскажите-ка лучше, что вам удалось убить на охоте?

– Четырех оленей и одну лисицу.

– Ну что ж, совсем неплохо. А вы, Уэстон?

– Двух оленей и несколько дроф.

– Ого, значит, я проиграл, хотя мог бы в свое оправдание сослаться на несчастье, случившееся со мной вчера. Когда я взбирался на утес, у меня под ногами обрушился камень, и мне пришлось скатиться с изрядной высоты, ссадив при этом довольно сильно руку. Вследствие этого я и не мог охотиться.

– Никудышная отговорка! За минуту до скачки поздно жокею говорить, что его лошадь захромала: все равно никто не поверит.

– Однако, дружище…

– Ладно, ладно, нам дела нет до ваших отговорок!

– Пусть будет по-вашему! А позвольте узнать, где вы оставили шкуры убитых вами оленей? – спросил Джонсон, сильно раздосадованный своей неудачей.

– Они висят в хижине Коттона. Если не верите, можете отправиться туда и посмотреть. Хотя…

– Хорошо, хорошо, я верю вам на слово. Я пошутил. Итак, Роусону и мне выпала самая опасная часть предприятия. Что делать! Наша задача – взбудоражить все окрестности. Лишь бы удалось выиграть двадцать четыре часа, а тогда уж ни один дьявол не сыщет лошадей. План Роусона безупречен. Главное, не забудьте назначенного места свидания. Уж если нам приходится рисковать головами, то и вы должны быть аккуратны и оказаться на месте в условленное время. Не забудьте ничего, Уэстон, да оставляйте как можно меньше следов!

– А где же мне ждать вас? – спросил Коттон. – Я не хочу долго сидеть сложа руки. Вот разве что отправиться к Аткинсу и там провести несколько свободных часов.

– К чему, когда вы можете заняться в это время охотой? Кругом полно дичи, и вам нечего опасаться умереть с голода! – заметил Джонсон.

– А регуляторы?

– Пусть они катятся к черту! Следов наших им ни в коем случае не найти, да и поздно будет. Несмотря на всю их ловкость, они ничего не в состоянии с нами сделать. Я уверен, что после нашего отъезда тут поднимется такая суматоха, что просто прелесть!

– Если мой план удастся, – сказал Роусон, – регуляторы действительно будут не в состоянии повредить нам. Главное, они не найдут наших настоящих следов. А ведь вы прекрасно знаете, что стоит одной собаке броситься по неверному следу, как и вся остальная свора, ничего не разбирая, сломя голову бросится за нею. То-то я посмеюсь от души над всеми этими регуляторами, а особенно над проклятым Гитзкотом.

– Прекрасно! Каждый из нас постарается возможно лучше исполнить возложенное на него поручение. А когда же мы расстанемся?

– Да хоть сейчас! – воскликнул Джонсон. – Чем скорее мы совершим задуманное нами, тем лучше. А то непоседа Гитзкот снова соберет своих головорезов и не даст местному населению успокоиться. Если же ему удастся заручиться полным содействием всех окрестных фермеров, наше дело проиграно.

– Что касается лично меня, то я до отъезда непременно должен побывать у Робертсов, и отправлюсь к ним немедля, – сказал Роусон. – Тем более что мне это по пути. Тем временем вы, Джонсон, отправитесь прямиком через лес к истоку Ципреса. Сойдемся у того места, где растет бук с красными листьями.

– Значит, мы начинаем работу?

– Конечно! – отвечал Роусон. – Вы непременно должны первым прибыть к назначенному месту, а возвращаться нам никому не придется.

– Будем надеяться, что все сойдет благополучно, – прибавил Коттон. – А теперь прощайте, товарищи, я принимаюсь за дело!

– А когда вы, Роусон, рассчитываете попасть к назначенному месту свидания? – спросил Уэстон. – А то, знаете ли, мне не хотелось бы долго торчать на одном месте с несколькими лошадьми.

– Раньше пятницы мне ни в каком случае туда не попасть, – сказал Роусон, – да и то только в случае, если ничто вам не помешает. Вы же, как выходит по моим расчетам, попадете туда в четверг вечером и тоже только при самых благоприятных условиях. Следовательно, я полагаю, нам удастся встретиться только в субботу или, в лучшем случае, в пятницу вечером. А теперь пора. Прощайте, друзья мои! До скорого свидания!

– Прощайте! – отозвались Коттон с Уэстоном, исчезая в кустах.

Роусон проводил глазами скрывшихся в чаще сообщников и обратился к Джонсону:

– Знаете, Джонсон, я последний раз участвую в предприятии заодно с Коттоном, – сказал он. – Островитяне передавали мне, что не хотят с ним вести дел. По их словам, он только и делает, что пьянствует да ссорится со всеми. А кроме того, не умеет язык держать за зубами.

– Да и этот мальчишка Уэстон кажется мне ненадежным, – подхватил Джонсон. – Я убежден, что в первый же раз, как попадется, он выдаст нас. Он не внушает мне ни малейшего доверия.

– Будем, однако, надеяться, что он не попадется, – сказал Роусон. – Кто знает, что сделал бы каждый из нас, попав в руки регуляторов?! Своя рубашка ближе к телу. Весьма соблазнительно даже твердому человеку спасать собственную шкуру, пожертвовав чужою. Мы-то с вами доверяем друг другу, но думаю, что кое-кто не питает к нам подобного доверия, а потому…

– Чем меньше мы будем говорить об этом, тем лучше! – проговорил наставительно Джонсон, опуская глаза и внимательно рассматривая ствол своего ружья. – Где мы найдем лошадей?

– В Фельуэле. Уэстон прекрасно знает это место и приведет их прямо туда.

– Тогда сделаем следующим образом. Вы отправитесь по большой дороге, а я проберусь лесом. Я думаю, что будет гораздо лучше, если нас не увидят вместе.

– До свиданья, желаю вам всего лучшего!

– Прощайте, друг мой, желаю вам того же!

Расставшись таким дружеским образом со своим собеседником, Роусон направился к дереву, у которого была привязана его лошадь, отвязал ее и, вскочив в седло, мелкой рысцой направился к большой дороге. Выехав на нее, он опустил поводья, предоставив животному, вскоре сменившему рысь на галоп, свободно мчать себя к жилищу своей будущей жены. Едва перед ним среди деревьев мелькнула крыша фермы Робертсов, методист сдержал лошадь и медленно подъехал к дому. Проповедник был приветливо встречен обеими женщинами, но не собирался у них оставаться надолго, сказав, что его ждут неотложные дела, которые сулят ему порядочные выгоды.

– Дорогая Мэриан, – сказал он, ласково беря за руку молодую девушку, которая при этом почему-то сильно побледнела, – скоро у нас будет свой уютный уголок, в котором мы славно заживем. Да и мне пора бросить ту бродячую жизнь, которую я вел до сих пор. Объезжая окрестные фермы верхом, я часто рискую своим здоровьем и, кроме того, даже своей доброй репутацией, так как иногда, за неимением ничего более подходящего, мне приходится ночевать у людей, знакомство с которыми может сильно скомпрометировать меня.

– А отчего вы в таких случаях, подобно другим фермерам Арканзаса, не останавливаетесь на ночлег под открытым небом? – спросила Мэриан. – Неужели вы боитесь?

– Не боюсь, милое дитя, но не хочу рисковать своим здоровьем. Во-первых, я уже не так молод, чтобы безнаказанно подвергаться действию ночных туманов и росы, во-вторых, мне вообще советовали избегать беспокойства и неудобств. Теперь мне все-таки приходится покинуть ваш гостеприимный кров. Прощай, дитя мое, но прежде давай помолимся вместе Богу, чтобы он помог нашим начинаниям и благословил наши намерения.

С этими словами пастор вынул маленький, в черном переплете молитвенник, который постоянно носил с собою, и громким, внятным голосом стал читать молитвы.

Обе женщины при первых же словах опустились на колени, но мысли Мэриан, напрасно старавшейся сосредоточить их на произносимых ее женихом словах, были далеко. Бедная девушка своей бесхитростной душой лучше самых искусных молитв ханжи-методиста умела беседовать с Творцом, к которому теперь летели ее пламенные мольбы. Глаза ее наполнились слезами; думы, одна другой печальнее, проносились в голове.

– Возьми лошадей, да оботри их хорошенько соломой! – раздался вдруг со двора зычный голос хозяина, отдававший приказания негру-слуге. – Через полчаса они должны быть опять готовы в путь, мы снова поедем. Гарпер, войдите в дом, отдохнем немного, – продолжал он, – сегодня у нас дел по горло, так что некогда заниматься китайскими церемониями… А это что? – спросил он, услыхав голос Роусона. – Никак опять Роусон у меня в доме жужжит, как надоедливая муха! Вот ханжа-то! Когда только он начнет заниматься более серьезным делом, чем дурачить глупых женщин? Мне теперь нужно бы отдохнуть, а этот занудливый святоша способен отравить мне всякий отдых своим бормотаньем. Том! Принеси-ка лучше нам из дому два стула на двор, да поживее! – закричал он негру, уже снимавшему седла с лошадей.

Роусон, тотчас узнав по голосу, что вернулся хозяин, поспешил закончить молитву, и когда в комнату вошел за стульями негр, он пробормотал «аминь» и поднялся с колен, поспешно пряча в карман молитвенник и тем давая понять своим слушательницам, что церемония окончена.

Тогда Робертс и Гарпер вошли в дом.

– Здравствуйте, миссис и мисс Робертс! – сказал Гарпер, подходя к женщинам, бледный как полотно. Осунувшееся лицо и глубоко ввалившиеся глаза свидетельствовали о пережитых им волнениях. Вдруг он не выдержал и почти без чувств свалился на стул.

– Боже! Мистер Гарпер, что с вами? – бросилась к нему Мэриан.

– Ничего, ничего, не беспокойтесь! Это сейчас пройдет, дайте только, пожалуйста, стакан воды.

Мэриан подбежала к кадке с водой, зачерпнула из нее тыквенной бутылкой и подала гостю.

– Неподалеку от нас недавно совершено убийство, – сказал Робертс, присаживаясь на стул к камину. – Убит командир регуляторов Гитзкот!

– Гитзкот убит? – переспросила миссис Робертс. – Да не может быть! Откуда ты это знаешь?

– Я своими глазами видел его труп, – отвечал фермер, – очевидно, его убил Браун… Но что это значит? Мэриан, что за глупость падать в обморок при известии об убийстве малознакомого человека! Разве ты впервые слышишь об убийстве?

При последних словах Робертса Гарпер, превозмогая слабость, быстро подошел к нему и прошептал на ухо:

– Не говорите ничего об украденных у Гитзкота деньгах. Быть может, нам удастся найти в скором времени и настоящего их похитителя!

– Ладно, не скажу, – также шепотом ответил Робертс. – Тем более что вашего племянника ни в коем случае нельзя подозревать в подобном преступлении.

Роусон, все время стоявший в стороне и как будто отдавшийся каким-то размышлениям, бросил подозрительный взгляд в сторону шептавшихся и произнес:

– Печально, весьма печально, говорю я, слышать, что приличный молодой человек опозорил себя сразу двумя преступлениями: убийством и воровством.

– Воровством? – вздрогнул Гарпер как от укуса ядовитой змеи. – Откуда вы это знаете?

– Конечно, воровством. Помните, тогда Гитзкот сам говорил нам при Брауне, что с ним находится порядочная сумма денег. Я не думаю, чтобы убийца, бросив труп убитого, оставил при нем и деньги.

При этих словах Роусона Мэриан вопросительно взглянула на отца, как бы ожидая, что тот немедленно опровергнет подобное недостойное обвинение, но фермер молча сидел у камина, уставившись на огонь.

– Я нахожу смерть этого нечестивца Гитзкота тем более ужасной, – продолжал Роусон, – что он умер без покаяния. Какую, значит, страшную ответственность взял на свою душу его убийца, совершая это преступление! А где произошло убийство, мистер Робертс?

– Проходя по берегу Литл-Джен, мы наткнулись на кровавые следы. Ассовум нырнул в воду и вытащил оттуда труп.

Роусон немного помолчал, как бы размышляя о чем-то. Потом он поднял голову и спросил Робертса, на каком основании тот подозревает в убийстве Брауна.

– Во-первых, в день убийства Брауна видели в тех местах, где оно было совершено, – отвечал печальным тоном фермер, – хотя не нужно упускать из виду, что убийца Гитзкота был не один: мы нашли там отпечатки следов двух человек. Во-вторых, накануне предводитель регуляторов поссорился с Брауном и грозился его убить. Весьма вероятно, что молодой человек предпочел предупредить своего врага.

– Это возмутительно! Гнусно! – вскричал Роусон. – Я сам отправлюсь на место преступления. Быть может, еще не поздно поймать убийцу!

– Мистер Роусон, не забывайте, что вы менее других должны быть строги к этому храброму молодому человеку, обвиняемому в преступлении. Он поссорился с Гитзкотом, защищая вас от его оскорблений! – смело глядя в глаза своему жениху, сказала Мэриан.

– Мэриан! – накинулась на нее миссис Робертс, возмущенная смелостью молодой девушки, дерзнувшей упрекать почтенного проповедника. – Как ты смеешь так разговаривать с мистером Роусоном? Кто тебе дал право…

– Оставьте, миссис Робертс! – смиренно сказал опомнившийся методист. – Мисс Мэриан говорит так вовсе не из дерзости. Господь видит, что сердце ее чисто от всякой злобы и неприязни даже к этому молодому человеку, решившемуся на преступление.

– Ловить моего племянника бессмысленно! – серьезно вмешался Гарпер. – Во-первых, это не возвратит жизнь умершему, а во-вторых, судья должен будет признать Брауна невиновным, так как мы все подтвердим, что Гитзкот еще раньше грозил убить его. К тому же Вильям вернется сюда на будущей неделе и тогда будет сам защищаться от выдвигаемых против него обвинений.

– Так он еще вернется сюда? – сухо спросил Роусон.

– О, слава богу, значит, он невинен! – радостно воскликнула Мэриан.

– Послушайте, мисс Мэриан, мне кажется, что вы принимаете в этом молодом человеке слишком большое и горячее участие и сильно сомневаетесь в его виновности? – подозрительно сказал Роусон, пытливо глядя в глаза молодой девушки.

– Что ж в том дурного? Я с одинаковой горячностью готова защищать всякого невиновного! – ответила Мэриан, краснея, однако, от мысли, что она слишком уж энергично вступилась за Брауна, как если бы он для нее был не совершенно посторонним человеком.

– Это прекрасно, дитя мое! – ласково сказал Роусон. – Бог не оставит вас за такое великодушие. О, как бы я хотел, чтобы вы навсегда сохранили такую непоколебимую веру в людскую честность! Не дай бог, чтобы вам когда-нибудь пришлось извериться в людях!

После таких наставительных слов Роусон подошел к миссис Робертс, пошептался с ней о чем-то, поцеловал свою невесту и вышел вслед за Робертсом и Гарпером, которые уже садились на лошадей.

Методист, в свою очередь, вскочил на лошадь – маленького пони и медленно поехал по дороге между, засеянными маисом полями, которая вскоре превращалась в тропинку и шла по направлению к северо-западу от реки Арканзас.

Едва женщины остались одни, Мэриан бросилась к матери:

– Матушка, милая матушка! Я не могу любить этого человека, в моем сердце нет той привязанности к нему, какую нужно иметь к мужу и в какой, однако, мне придется клясться перед алтарем!

– Что за ребяческие глупости! – вскричала изумленная и недовольная фермерша, хватая свою дочь за руку. – Молись сейчас же! Ничто так не помогает избавиться от искушений, как молитва. Ты прекрасно знаешь, что я и твой отец обещали мистеру Роусону отдать тебя ему в жены, а кроме того, ты знаешь, что он очень любит тебя. Выходя замуж за такого благочестивого человека, ты многое приобретаешь. Мистер Роусон сказал мне, что, по всей вероятности, ему удастся уладить свои дела гораздо скорее, чем он предполагал. Поэтому он рассчитывает сыграть свадьбу раньше назначенного срока, недели через две. Исполняй свои обязанности, как ты делала и до сих пор, и будешь также счастлива.

Однако эти слова мало порадовали Мэриан, и она, заливаясь горькими слезами, бросилась в объятия матери.

Глава X Выборы в Птивиле

В Птивиле должны были состояться выборы городского шерифа и его помощника. Первую должность явились оспаривать три претендента, а вторую – два. Первым кандидатом в шерифы выступил некий Коулер, богатый местный землевладелец, страстно желавший попасть на эту почетную должность. Для этого он даже неоднократно угощал своих избирателей. Его неизменными спутниками были бутылка виски и жевательный табак. Всякий раз, как этому фермеру удавалось завербовать себе нового избирателя, он неуклонно прикладывался к горлышку бутылки, а затем, отрезав порцию табаку, с наслаждением отправлял ее за щеку, не преминув угостить и избирателя.

Вторым кандидатом был давно уже поселившийся в Арканзасе немец, имевший в городе небольшой магазинчик.

Третьим и наиболее опасным для первых двух конкурентом был Ватель, тоже местный житель, слывший непробудным пьяницей. Он уже однажды избирался, но его непомерная страсть к бутылочке лишила его возможности прошлый раз быть избранным на столь почетную должность вторично. Граждане Птивиля говорили: «Ну напейся два-три раза в неделю, – это ничего; дрыхнуть же без задних ног ежедневно без просыпа – просто неприлично». Но теперь прошел слух, что Ватель начал разбавлять вино водой и уж не хлещет его напропалую. Пример такой трогательной воздержанности пленил горожан, и многие избиратели говорили, что подадут голос за него. К тому же Ватель был очень веселый человек, не обижавшийся на шутки, но при отправлении своих почетных обязанностей умевший надеть маску величия и серьезности.

Выборы должны были начаться вскоре после полудня. У маленькой избушки, или, вернее, барака, перед столом, на котором разложили бумагу, перья и чернила, толпились уже окрестные фермеры и охотники. Внутри избушка была обставлена кроватью, приткнутой к стене, столом да двумя-тремя стульями.

По стенам висели несколько ружей, пороховых мешков с пулями и дробью. Несколько пионеров, проживавших целый год среди лесов, лежали на полу, кто завернувшись в шкуры, кто просто на куче стружек. Они разговаривали о своих домашних делах, расчистке земель, охоте, находках золота в горах Фурш Лафава и о многом другом.

Характернее иных, находившихся в хижине, была группа мужчин, прислонившихся к постели, стоявшей у стены. На этом прямо-таки первобытном ложе, с ногами, свешивающимися на пол, лежал очень высокий худой мужчина, одетый в светло-серое пальто из мохнатой материи. Сукно на спине этой одежды цветом своим совершенно отличалось от цвета на рукавах и воротнике. Голова была прикрыта широкой суконной шляпой, в нескольких местах продранной, вероятно, для того, чтобы поддерживать вентиляцию. Башмаки столь странно одетого джентльмена прочностью своей напоминали шляпу, только дыры их имели несколько иное назначение: не вентиляцию, а возможность мозолям не тереться о кожу. Что касается его панталон, обвязанных ремешками под коленями, то они состояли из такого множества различных кусков и заплат, что их можно было принять за какую-то фантастическую пестро разрисованную географическую карту. Робин, так звали заплатанного человека, как он сам говорил, являлся американцем по происхождению. На нем была старая охотничья сумка, а за поясом, несколько дополняя непрезентабельный костюм, торчал большой нож с деревянной ручкой.

Несмотря на то что этот бедняк был весь обмотан самой невозможной одеждой и, кроме того, лежал на страшно жесткой постели, он, по-видимому, находился в самом благодушном настроении и с наслаждением перебирал струны скрипки, держа ее в руках. Звуки, извлекаемые им из этого инструмента, были так резки и дики, что собаки, лежавшие возле хижины, с беспокойством вскакивали с своих пригретых солнцем мест, чтобы посмотреть, кому это понадобилось нарушать их спокойствие.

Присутствующие в хижине рисковали оглохнуть или сойти с ума от дикой музыки, однако относились к ней гораздо хладнокровнее, вернее, совершенно не обращали на нее внимания, разговаривали между собой, шутили, смеялись, продолжая третировать музыканта, несмотря на все его старания обратить на себя внимание такой чудной игрой на не менее чудном инструменте.

Однако, как и всегда, из общего правила нашлось исключение. Один из находившихся в хижине, растянувшись на полу во весь рост на звериных шкурах, видимо, с наслаждением насвистывал довольно верно, хотя и в другой тональности, мотив, который играл верзила на скрипке. Скрипач невозмутимо, по меньшей мере в пятьдесят первый раз начал ту же песенку сначала. Тогда даже самый терпеливый поклонник его таланта почувствовал, вероятно, скуку. Дав виртуозу легкий толчок ногой в локоть, дабы обратить на себя его внимание, он громко закричал:

– Послушайте, дружище, вот уже целых полчаса я вынужден насвистывать одну и ту же песню, неужели вы, черт вас подери, не знаете ничего другого? Хотя, признаться, и я всему предпочитаю «Янки Дудл»!

Окончив свое увещевание, любитель «Янки Дудла» снова улегся на полу, начав опять чуть не с остервенением, гораздо громче прежнего насвистывать тот же мотив.

– Не узнали ли, господа, чего-нибудь нового об убийстве Гитзкота? – спросил фермер, живший неподалеку от Фурш Лафава. – Я, по крайней мере, не слыхал никаких подробностей.

– Да и я ничего не слыхал, – ответил тот, к кому он обратился. – Наши товарищи, разыскав тело и прикрыв его ветвями, отправились по следам, чтобы разыскать, если возможно, или, по крайней мере, узнать, кто был соучастником убийства. К несчастью, полил проливной дождь, уничтоживший следы и лишивший наших друзей возможности что-либо установить.

– Как бы там ни было, все это, несомненно, дело рук Брауна.

– В этом нельзя даже и сомневаться, – вмешался подоспевший к беседовавшим местный судья. – Все доказывает вину этого молодого человека. Не может быть, чтобы он забыл или простил смертельные угрозы, сделанные ему Гитзкотом. Но меня занимает вопрос, кто помог ему совершить убийство? Ведь оскорбленным был один Браун, а больше, кажется, никто не мог пожаловаться на грубость регулятора.

– Вот кому я поистине удивляюсь, так это индейцу, вытащившему труп Гитзкота! Давайте мне какую угодно сумму, а я не стану нырять за мертвецом!

– Да, краснокожий – молодец! Не будь его, мы так и не узнали бы, кто стал жертвой убийства. Разве мы могли бы подозревать, что кому-то понадобится убивать Гитзкота?

– Не соверши своего геройского поступка Ассовум, – сказал судья, – я был бы в состоянии заподозрить его в сообществе с Брауном, так как они закадычные друзья, их и водой не разольешь. Теперь же ясно, что Ассовум ни при чем в этом деле. Если бы он был соучастником в деле убийства, то, конечно, не стал бы нырять и вытаскивать труп. Таким образом ведь он оказал бы медвежью услугу своему другу, вытаскивая тело Гитзкота и тем прямо обличая его и себя.

– А вы не знаете, выбрали ли регуляторы себе другого командира?

– Они хотели собраться для этого еще на прошлой неделе у фермера Бурта, но отложили собрание еще на несколько дней, так как поговаривают, что найдены какие-то новые доказательства.

– Теперь с достоверностью утверждают, что будто убийцы ограбили несчастного Гитзкота.

– Мне действительно рассказывали, – подтвердил Кук, как звали человека, лежавшего у постели, – что у Гитзкота была при себе изрядная сумма денег.

– Я сам видел и знаю, что он носил свои деньги всегда при себе в красном сафьяновом бумажнике, который прятал в карман своей охотничьей кожаной блузы. Этого бумажника на теле не нашли, следовательно, его украли убийцы.

– Я поклянусь, джентльмены чем угодно, – возразил судья, – что Браун не являлся участником грабежа и не мог участвовать в подобном воровском деле, так как он честный и вполне порядочный малый. Удивляюсь только, зачем это ему, такому храброму и ловкому человеку, понадобился помощник, чтобы отделаться от этого хвастуна Гитзкота?

– Теперь, джентльмены, – сказал, помолчав, судья, – пора перейти к нашим текущим делам. Два часа уже пробило. Начнем с выборов секретаря. Я подаю голос за Кука. Согласны, господа? Так по рукам. Кук, ведь вы умеете писать?

– Да, конечно, имя-то свое подписать сумею, но дело в том, что я не записан кандидатом, – следовательно, о выборе меня и речи быть не может.

– В таком случае я предлагаю Гукера, Смита или Мура… Что? Вы отказываетесь? Неужели, черт вас подери, ни один из вас не умеет писать?

– Вон у входа немец Геккер, он страсть какой ученый! – сказал Робин, указывая кончиком своего смычка на дверь.

– Геккер, подите сюда! – закричал судья. – Располагаете ли вы свободным часом, чтобы составить список избирателей?

– О, конечно! Даже двумя или тремя, если вам это требуется. Мне только к сумеркам необходимо освободиться, чтобы быть у соленых болот, на склоне горы. Мне достаточно уйти отсюда в пять часов, чтобы вовремя прийти на место.

– Так ставьте свое оружие в угол и принимайтесь за дело. Ваша винтовка заряжена, Геккер?

– Конечно! Неужели вы думаете, что я стал бы таскать на плече ненужную пустую камышовку?

– Я этого не думаю, но осторожность в обращении с заряженным огнестрельным оружием не бывает излишней.

Геккер, молодой блондин, подобно большинству своих соотечественников, с открытой румяной физиономией, жил на средства, доставляемые ему охотой. Вынув из-за пояса широкий нож, мешавший ему усесться поудобнее, он положил его на стол возле себя.

– Теперь, господа, – обратился он к окружающим, – нельзя ли уговорить Робина и Кука прекратить их дьявольский концерт? Он, как видите, даже собак выводит из себя.

– Думаю, что это нам едва ли удастся, – рассмеялся Смит, – они убеждены, что оба прекрасные музыканты и доставляют нам несравненное удовольствие своей чудной игрой. А, вот и Вельс! Зачем только он притащился сюда в день выборов? Мне всегда казалось, что они его нисколько не интересуют.

– Всем известно, что он предпочитает им более практичное занятие – убивать волков, – возразил судья. – Мы должны быть вам за это очень благодарны, Вельс, тем более что эти проклятые звери приносят нашей стране немало вреда.

– Доброго здоровья всей почтенной компании! – приветствовал находившихся в хижине охотников вошедший Вельс, подходя к столу и бросая на него волчьи головы. – Здравствуйте, господин судья! Вот плоды моей недавней охоты! Пожалуйте-ка мне за это обычную награду.

Вновь прибывший, несмотря на некоторую худощавость, казался прекрасно сложенным мужчиной. С виду он скорее походил на одного из диких сынов прерий, чем на белого охотника, да и многие из знавших его уверяли, что в его жилах течет больше индейской крови, чем крови белого. Одеждою он также скорее походил на краснокожих обитателей прерий. Подобно им, Вельс ходил всегда с непокрытой головою, а его густые вьющиеся волосы красиво рассыпались по плечам. По Арканзасу среди его знакомых фермеров и охотников ходило немало самых разноречивых слухов об образе его теперешней жизни, а еще больше фантастичного рассказывали о его прежней жизни в Техасе. Теперь он жил на собственной ферме, стоявшей среди прекрасно обработанных им самим и его двумя сыновьями полей. Сыновья Вельса, несмотря на молодость, немало помогали отцу по хозяйству.

Однако земледелием Вельс занимался только летом во время жатв и посевов, а весь остальной досуг посвящал охоте, главным образом на волков. Несмотря на кажущуюся грубость внешности и манер, он пользовался всеобщим уважением и любовью за свой мирный и веселый нрав и безграничную любезность и гостеприимство, с какими он встречал всякого, кому случалось посетить его ферму.

– Послушайте, дорогой Вельс, – сказал Геккер, старательно вытирая рукавом с бумаги кровавые брызги от брошенных охотником на стол волчьих голов. – Вы сделали бы мне громадное одолжение, если бы отправили трофеи вашей охоты прямо под стол, а то они окончательно перепачкают мне бумагу!

– Ну, ну, не сердитесь, дружище! – добродушно отозвался охотник, отодвигая головы. – Ваша бумага еще годится для писания, она запачкана только в одном углу. Итак, господин судья, мне причитается получить с вас в виде премии за убитых волков по три доллара за штуку. Здесь три головы, – следовательно, трижды три – девять!

– Совершенно верно. За три головы по три доллара за каждую – всего девять долларов. Недурной гешефт. Однако прежде вы должны присягнуть, что эти животные были убиты лично вами и непременно в нашем округе.

– Ну, такой клятвы я вам дать не могу, потому что этих бестий убил не собственноручно, а они, попавшись в расставленные мною капканы, были загрызены моими собаками.

– Все равно! – возразил судья. – Вы только подтвердите, что и ловушки были ваши, и собаки тоже ваши, а до остального мне дела нет: не все ли равно, ружьем, собакой или капканом вы истребляете опасных для наших окрестностей зверей.

– А, в таком случае, клянусь, и пусть меня повесят, если я лгу!

– Вот, Робин, – услыхав клятву Вельса, вскричал Кук, толкая ногой скрипача, – теперь самое время сыграть «Янки Дудл»!

– Такая клятва не соответствует требуемой правилами, дорогой Вельс, – сказал судья, – мы-то вам верим, но нужно соблюсти известные формальности. Мой секретарь расскажет вам, как это нужно сделать, а теперь нам пора перейти к более важным делам, для которых мы и собрались сегодня сюда. Геккер, приступайте к исполнению своих обязанностей. Теперь, джентльмены, кого вы желаете выбрать в члены комитета?.. Так, Смита и Гова! Прекрасно. Садитесь, господа, и приступим.

– Какое сегодня число? – осведомился Геккер.

– Двадцать седьмое!

– А какой день?

– Да неужели же вы не знаете, Геккер? Как не стыдно. Сегодня пятница!

– Не нахожу ничего удивительного – не знать, какой нынче день. Живя среди лесов легко и сбиться со счета. Мне, например, казалось, что сегодня воскресенье! – сказал Геккер.

Вслед за ним один из находившихся здесь фермеров подошел к столу, и Геккер занес его имя в список.

– Здравствуйте, Гэсло, – обратился он к подошедшему. – Господа, я полагаю, вам не нужно требовать от этого господина каких-либо удостоверений в верности его показаний, ведь мы все его прекрасно знаем.

– Ну конечно! – отозвалось несколько голосов.

– За кого вы желаете подать свой голос? Кто, по-вашему, достоин занять почетную должность шерифа нашего округа?

– Ватель!

– А должность его помощника?

– Гопер!

– Робин! – закричал наконец выведенный из терпения невозможной какофонией судья. – Ради бога, прекратите вы вашу игру, она положительно мешает нам заниматься делом! Вы нам просто уши раздираете такой визготней.

– А это все оттого, что у меня нет под рукой канифоли, – спокойно отозвался скрипач, ни на секунду не прерывая своего пиликанья. – Смит, будьте добры, загляните-ка под стол. Там лежит кожаный мешок, в котором должен найтись хоть маленький кусочек канифоли.

– Нет, уж лучше вы вовсе прекратите игру и спрячьте под стол поближе к канифоли и скрипку!

– Черт знает что такое! – возмутился Робин. – Затыкайте уши, если они такие нежные и не могут переносить моей музыки! – С этими словами недовольный своими неблагодарными слушателями Робин вышел из помещения.

Подача голосов пошла затем опять обычным порядком.

– Ваше имя? – спросил Геккер у подошедшего к столу вслед за Гэсло фермера, чтобы подать свой голос.

– Катлин.

– Сколько времени живете вы в нашем штате?

– Семь месяцев.

– А в нашем округе?

– Восемь недель.

– Так как вы почти никому не известны, то должны принять присягу в верности ваших сведений. Согласны?

– Конечно!

– Секретарь! – сказал судья. – Примите его присягу тотчас же.

Секретарь судьи быстро пробормотал установленную форму присяги и поднес фермеру, назвавшему себя Катлином, Библию, чтобы тот в подтверждение своих слов поцеловал ее. Затем вся эта процедура закончилась словами принявшего присягу: «Да поможет мне Бог!»

– Это ему дьявольски необходимо! – сострил Кук, зевая и потягиваясь на кровати.

Таким образом выборы продолжались еще два часа. Наконец, все пришедшие избиратели подали свои голоса. Оба секретаря уже собирались закончить список и закрепить его своими подписями, как несколько голосов, находившихся в это время на дворе, закричали, чтобы они подождали, так как приехал еще старый Баренс.

– Как я рад, что поспел как раз вовремя, господа! – радостно воскликнул он, входя в хижину. – Все-таки один лишний голос в пользу Вателя не помешает. Правда, он иногда перехватывает лишнее, но это не особенно большой недостаток, если пить с умом. Ватель скоро справляется с хмелем, и тогда он именно такой человек, какой нам нужен. Пишите, Геккер, что я подаю голос за Вателя.

– Готово, дружище! Хорошо, что вы поторопились, а то мне сейчас нужно уже отправляться. Иначе я не успею попасть к назначенному часу в одно место.

– Это что еще за место?

– Мне нужно отправиться в ближайшее соленое болото, не хотите ли составить мне компанию?

– Ну уж это дудки! Вы сегодня никуда не пойдете, а останетесь вместе с нами. Мы будем пить, есть, веселиться, а завтра все отправимся по делам. Сегодняшний день должен быть отпразднован надлежащим образом, а то не стоит стольким почтенным людям тащиться за несколько миль только для того, чтобы записать свое имя на бумаге. Ведь мы спрыснем наши выборы, ребята, не так ли?

– Что дело, то дело, Баренс! – весело отозвался Кук, подходя к столу. – Уж таков у нас обычай, чтобы изрядно промочить горло на выборах. Я принес с собой две оленьи шкуры и променяю их на вино. Вот вам и начало! А какова у вас охота, Баренс? Убили сегодня что-нибудь?

– К сожалению – ничего, но зато я был свидетелем такой охоты, что, право, про нее следует послушать. Погодите же, Геккер, вы всегда успеете отправиться на свои соленые болота. Торопиться вам некуда, все равно вы сегодня ничего не убьете!

– Ну, ну, рассказывайте, в чем дело!

– О, это было что-то невероятное. Слушайте. С час тому назад я ехал из Фурш Лафава. Недалеко от больших утесов, которые всем вам, друзья мои, прекрасно известны, я заметил громадного орла, который, распустив крылья, большими кругами парил над водой. Я как вкопанный остановился, готовясь тотчас же спустить курок, лишь только он приблизится ко мне на расстояние выстрела. Вы, конечно, знаете, что нет более удобной цели, как парящий в воздухе орел. В тот момент, когда я совершенно спокойно выжидал, орел как камень ринулся в реку и почти тотчас же поднялся, унося в клюве большого угря.

– Только и всего? Да что ж тут удивительного? Мне не однажды приходилось наблюдать подобную охоту орлов за рыбой!

– Э, почтенный джентльмен, хладнокровно наблюдавший охоту орла за рыбой, будьте потерпеливее. Дайте мне время сначала рассказать по порядку все как было, а затем уже беритесь решать вопрос о том, удивительна моя история или нет. Совершенно с вами согласен, что в такой охоте нет ничего необычного и что всякий охотник, хоть немного постранствовавший по обширным полям, рекам и скалам нашей благодатной родины, мог наблюдать подобное зрелище, но дело вовсе не в том. Слушайте. Орел, поднимаясь все выше и выше, продолжал держать в клюве угря, которого наконец и проглотил. Теперь, подумал я, орел утолил голод, и ему больше незачем спускаться на землю, и следовательно, нечего и мне торчать здесь с наведенным ружьем. После этого решения я опустил курки, взбросил ружье на плечо и собрался было идти далее, как вдруг увидел, – клянусь, что все рассказываемое мною чистейшая правда, – что угорь стал выползать из глотки орла. Орел сначала не обратил было внимания на это обстоятельство, но когда заметил, что его добыча целиком выскользнула из клюва, бросился в погоню и, – да не будьте так недоверчивы к старому Баренсу, видавшему на своем веку вещи и поудивительнее, – настигнув ее в воздухе, проглотил снова, прежде чем хитрый угорь успел коснуться поверхности воды.

– Баренс, Баренс, – укоризненно произнес судья, – если у вас хватает духа рассказывать нам подобные небывальщины…

– Да вы, быть может, думаете, что дело тем и кончилось? Как бы не так! – продолжал старик, не смущаясь перерывом своего рассказа. – Орел и угорь вовсе не собирались уступать друг другу. Едва птица успела вторично проглотить рыбу, как последняя опять стала вылезать у нее из глотки и…

– Да чем же это все кончилось? – нетерпеливо перебил неутомимого рассказчика Геккер.

– Чем кончилось? Неужели вы думаете, что у меня только и дела было, что смотреть за состязанием хитрости и изобретательности птицы и рыбы? Почем я знаю, кто из них перехитрил другого? Я оставил их воевать между собою, а сам отправился своей дорогой.

– Теперь и я, пожалуй, могу идти своей дорогой? – спросил Геккер, улыбаясь.

– Конечно, раз у вас возникло такое непреодолимое желание покинуть нашу компанию. Перестаньте лучше подсмеиваться над почтенным человеком и отправляйтесь скорее восвояси. А вы, друзья мои, отправьтесь за виски. Вы знаете, что я терпеть не могу толкаться в лавке, где его продают. Это занятие наводит на меня ужасную тоску. Геккер, подождите хоть минутку и хватите добрый стакан этого чудного напитка, что будет лучшим предохранительным средством против возможности заполучить лихорадку, охотясь в болотах. Мне лично скоро вовсе придется отказаться от этого прелестного занятия, так как я больше не могу охотиться при дневном свете на оленей. Что же касается ночной охоты, то я также не люблю проводить ночь в лесу в ожидании зверя. В таких случаях приходится следить с головней в руках, а жар ее слишком недостаточен, чтобы согреть меня. Кроме того, я боюсь задремать во время столь продолжительного ожидания, и, пожалуй, выроню смоляной факел как раз в ту минуту, когда появится олень. Судите сами, что будет за картина, когда олень с удивлением уставится на меня и услышит храп когда-то неутомимого охотника, спящего среди соленых болот! Впрочем, вы не думайте, что я собираюсь вас уговаривать. Всякий волен поступать как ему вздумается. Тем более что я вовсе не обязан ухаживать за вами, когда вы заболеете от вашей безрассудности. Но прежде дайте мне рассказать о том, что случилось со мною, когда я жил еще в Техасе.

– Ладно, рассказывайте, только постарайтесь покороче, – согласился Геккер, перекладывая винтовку с одного плеча на другое. – У меня и так осталось немного времени.

– Хорошо! Поверьте, у меня вовсе нет желания помешать вам как следует промокнуть под надвигающимся ливнем. Если вы мне не верите, то посмотрите над собою и вокруг, какие собираются на небе тучи. Ну да все равно. Я начинаю. Слушайте! Однажды ночью, – нужно вам заметить, что в те времена я был таким же сумасбродом, как и наш милейший Геккер сейчас, и постоянно проводил время с ружьем в руках, под открытым небом, – я вышел из дому и остановился на берегу небольшого соляного озерца. Дичи, должен я вам сказать, водилось там великое множество. Я засел в засаде, давая себе слово не уходить, не настреляв изрядного количества добычи. Всю ночь напролет, до зари, просидел я, скорчившись за сосновым пнем в наскоро построенном шалаше, как вдруг неподалеку услышал неимоверный рев, будто сотня пум собиралась броситься на меня. Точно десятки ружей стреляли зараз. Словом, я был совершенно оглушен и просто не знал куда деваться. Долго я не мог понять, в чем дело, как вдруг заметил, что с соседнего хлопкового поля на берег несется несметная стая диких гусей. Никогда в жизни я еще не видал и, наверное, уже не увижу подобного количества пернатых. Они летели прямо на сосну и, достигнув места, где стоял мой шалаш, стали спускаться на землю. Теперь угадайте-ка, что было дальше?

– Черт возьми! Угадать довольно легко: гуси посидели и улетели, а вам не удалось убить ни одного! – со смехом сказал судья, чтобы подзадорить Баренса.

– Вовсе нет! Гусей были тысячи. Когда они опустились на землю, то такой массой навалились на мой шалаш, что разрушили его совершенно, загасили зажженный мною огонь и чуть не задавили меня самого. Не имея возможности схватить ружье, я вытащил из-за пояса нож и стал наносить им удары направо и налево. Птицы сообразили, что попали в довольно скверное положение, но было уже поздно. Я успел переколоть всех, находившихся поблизости, раньше, чем они успели опомниться и криком предупредить товарищей о грозящей опасности. Когда наконец остальная стая поднялась на воздух, вокруг меня валялся на земле пятьдесят один гусь и пятьдесят восемь голов!

– Это каким же образом? Ведь получается, что оказалось на семь голов больше, чем тел. Куда же девались тела птиц от семи лишних голов?

– Я отыскал их чуть позже. Представьте себе, стая была так велика и летела так плотно, что на своих крыльях живые гуси на довольно порядочное расстояние, шагов за сто, отнесли мертвых в сторону. Теперь, Геккер, история кончена, и вы можете топать на свое соленое болото!

– А вы мастер рассказывать небылицы, Баренс, – сказал судья, – право, виртуоз!

– Небылицы? Да какого же черта вы всегда слушаете их с разинутыми от удивления ртами, если знаете, что я рассказываю неправду?! Нет, ей-богу, не стоит больше вам ничего рассказывать. Так где наше виски?

– Его только что принесли и как раз вовремя. Оно поможет нам проглотить рассказанную вами историю, Баренс! – сказал Куртис. – Теперь я, в свою очередь, расскажу, что случилось со мной прошлой ночью. Предупреждаю, что это будет чистейшая правда! Чего вы ухмыляетесь, Баренс?

– Да знаете ли, я никогда не начинаю рассказов с такими предисловиями и никогда заранее не стараюсь уверять слушателей, что мой рассказ чистейшая правда. Делать так – значит наверняка возбуждать ненужные сомнения у своих слушателей. Возьмите себе это за правило, Куртис! – наставительно сказал тот.

– О, вам-то это действительно ни к чему, – с улыбкой сказал судья, – потому что все ваши истории, с предисловием ли они или без, имеют одну и ту же оценку у слушателей. Рассказывайте, Куртис, не смущайтесь. Да не забудьте оставить немного виски, чтобы промочить горло во время рассказа.

– Вчера вечером, – начал Куртис, – я шел по берегу Литл-Джена, отыскивая свиней, которые, по словам Баренса, бродили в этих местах, тех самых свиней, при поисках которых мы наткнулись на труп Гитзкота. Несколько раз, бродя по лесу, я встречал кабаньи норы, но ни разу не видел их обитателей. Наконец, когда совершенно стемнело, я заметил, что в чаще деревьев что-то шевелится, и, представьте мою радость, увидал там старую свинью с десятью поросятами. Одиннадцатого, вероятно, съели хищники. Как только я заметил, что свинья носит метку своего хозяина – отверстие на правом ухе и рассеченное левое, – я высыпал перед ней из захваченного предварительно мешка маис и постарался отыскать на ночь удобное местечко, так как знал, что теперь, в такую темень, ничего нельзя больше предпринять. Признаться, я не очень-то люблю болота возле Литл-Джена. Они и сыры и неудобны, не говоря уже о тучах всяких жужжащих, и кусающихся, и жалящих насекомых, висящих над болотом. После долгих тщетных поисков местечка посуше я нашел наконец таковое. Там я развел костерок и улегся на землю. Собак со мной не было, поскольку я боялся испугать свиней и не собирался охотиться. Усталость была так велика, что я почти тотчас же заснул. Сколько времени я спал, не знаю, так как чаща была настолько густа, что невозможно было разглядеть звезд. Вдруг я проснулся от какого-то странного предчувствия. Мне казалось, что кто-то приближается к тому месту, где я лежал. Я тотчас же приподнялся и насторожился, потом, тихонько зарядив ружье, навел ствол в сторону, откуда мне послышался шум, и стал ждать. Все было тихо; я решил, что все это мне пригрезилось во сне, и опять улегся на землю. Признаюсь, я чувствовал себя неважно. Неужели, думал я, мне придется иметь дело с пумой? Это ведь вполне могло случиться, а в такую темень да без собак трудно было что-нибудь поделать с хищным зверем. Несколько мгновений я колебался, потом как будто опять услышал неясный шум. Сдернув платок, которым прикрыл лицо от комаров, я почувствовал, что около меня стоит какое-то живое существо, теплое дыхание которого я ясно ощущал на лице. Сквозь легкий ночной полумрак, окутывавший меня, я различал какой-то темный силуэт, склонившийся надо мной. К моему великому удивлению и страху, наклонившееся надо мною существо оставалось неподвижным. Я прислушивался, теперь несколько успокоенный тем, что это не могла быть пантера, так как в противном случае я был бы уже мертв. В то же время я терялся в догадках, что это было за существо. К несчастью, мне нельзя было даже вытащить нож, заткнутый у меня за поясом, чтобы защищаться от врага, сражаясь с ним, как подобает порядочному охотнику, грудь с грудью. Итак, я неподвижно, как труп, лежал без движения на земле, пристально вглядываясь в наклонившуюся ко мне черную фигуру, глаза которой так и светились в темноте. Вы знаете, я не из трусливого десятка, но, признаюсь, в эту минуту дрожал как лист, до такой степени был напуган, и любое животное могло бы безнаказанно напасть на меня.

– Да говорите же скорей, что это было! – одновременно раздалось несколько голосов.

– Что было? – продолжал Куртис. – Я увидел над своей головой сияние звезд, и вдруг дыхание подозрительного существа перестало согревать мне лицо. Через минуту мой таинственный посетитель удалился, и только легкий треск ломавшихся под его ногами сухих ветвей указывал, что он мне не приснился. Я облегченно вздохнул, как чудом избежавший смертельной опасности человек.

– А костер? – спросил кто-то.

– Он едва тлел. Вероятно, оттого, что я выбрал все-таки недостаточно сухое место.

– Что же вы сделали? – полюбопытствовал судья.

– Подробностей приключения я припомнить не могу. Знаю только, что я или собирался вытащить нож и положить его возле себя, или держать в руке наготове, потом хотел прислониться к дереву и стоять таким образом до конца ночи, но странно, что ничего этого я не сделал, а преспокойно лег на землю и заснул. Когда я открыл глаза, был уже день.

– Весьма странно, – заметил судья. – Что это за животное посетило вас?

– Вы находите это странным? – вмешался возмущенный Баренс. – Да если бы я стал вам рассказывать такой случай, вы, наверное, не дослушав и половины, расхохотались бы мне в лицо и назвали лгуном, а тут человек сочиняет такие фантастические рассказы, а вы находите это только странным!

– Я начал отыскивать следы, – продолжал Куртис, не смущенный репликой Баренса, – но долго не мог ничего найти; земля была суха и покрыта такой уймой листьев, что положительно нельзя было различить никаких следов. Наконец, после долгих поисков невдалеке от места моего ночлега, я увидел берлогу старого медведя и убедился, что именно он так напугал меня ночью.

– О, это нисколько не удивительно, это даже входит в привычку у медведей, – сказал Смит. – Несколько лет тому назад у меня жил ручной медведь. Так он по ночам часто вставал, подходил к моей постели и смотрел на меня в упор, когда я спал. Не правда ли, какая странная повадка?

– Ваш рассказ, дорогой Куртис, – сказал судья, – напомнил мне о вашем обещании добыть мне медвежонка. Жене давно хочется иметь его. Теперь весна, – пожалуй, лучшее время для выполнения вашего обещания.

– Ну, я начинаю опасаться, что не сдержу своего обещания, потому что теперь эти маленькие негодники бегают быстрее лошади. Вот уже с месяц я мотаюсь по округе, рассчитывая поймать его для вас. Я успел побывать даже в горах, заглядывал во все пещеры, но так-таки не нашел ничего. Я бы и сам не прочь завести одного медвежонка у себя на дворе. Право, эти маленькие животные бывают порой так забавны.

– Вот глупости, – опять вмешался Баренс, – эти проклятые медвежата скоро становятся поистине невыносимыми. В первый же год они начинают бедокурить, бьют посуду, переворачивают кастрюли, сдергивают со стола скатерти и все, что на них находится, кусают свиней, обижают собак и обдирают деревья. Я, признаться, терпеть не могу этих беспокойных животных; есть много других, гораздо более безопасных и интересных. Во время моего пребывания в Северной Каролине я держал у себя ручную селедку, которая везде следовала за мною, куда бы я ни пошел. Она ходила за мной по пятам по всему дому.

– Погодите, Баренс, помолчите хотя бы минутку, дайте опомниться! – воскликнул судья. – Ваша фантазия не знает никакого удержу. Селедка, ходящая по суше! Да как же она могла жить?

– Как? – возмутился охотник. – Как она могла жить, спрашиваете вы? Да очень просто! Вы ведь сами прекрасно знаете, что любое животное может приучиться жить где только придется. Ну вот и эта селедка так же привыкла. Ее поймали очень молодой на песчаной отмели, и с тех пор она не видала соленой воды. Нужно было только раз в день подержать ее немного в мокром песке. У меня теперь живет дома поросенок, – продолжал Баренс, не давая возможности слушателям что-нибудь возразить ему, – который – вот поистине удивительная штука – покрыт пятнами, как молодая лань, а хвостик его до того завернут кверху, что несчастное животное вот уже три недели, как не может коснуться земли задними ногами.

– Да здравствует старый Баренс! – воскликнул Куртис.

– Несколько дней тому назад я чуть-чуть не раздобыл вам медвежонка, господин судья, – сказал Кук, придвигаясь к столу. – Истлей, принесите-ка, пожалуйста, сосновых сучьев или хоть стружек. Здесь так стало темно, что я даже не вижу, осталось ли виски в моем стакане или нет.

– Каким же образом медвежонок увернулся от вас? – спросил судья.

– Я ехал в Ливисбург и уже в семи-восьми милях от цели своего путешествия, при переезде через поляну, заметил в высохшем русле ручья медведицу и медвежонка, искавших себе пищу. Со мной, правда, было ружье, но, к несчастью, неисправное, так как я и направлялся в город именно затем, чтобы отдать его в починку. Остановив лошадь, я не знал, на что решиться. Что мне было делать? Возвращаться домой за другим ружьем? Но я успел отъехать от дому уже очень далеко. Забежать к знакомому за ружьем? Но ближайшая ферма находилась милях в четырех от этого места. Пока я скакал бы туда за оружием да возвращался обратно, медведица с маленьким тем временем, несомненно, ушла бы в чащу, где ее ни за что потом нельзя было бы не найти. Я решил сделать так. Прислонил ружье к дереву, рассчитывая позабавиться испугом зверя в ту минуту, когда он заметит меня, затем, не слезая с лошади, пробрался сквозь кустарник, который, по счастью, оказался не слишком густ, потом поехал напролом вперед, и так как толстый слой листьев заглушал шаги, а животные были увлечены поисками пищи, то не замечали моего приближения до того момента, когда, подойдя к медведям шагов на десять, мой пони заржал, почуяв зверей. Медведица тотчас же пустилась наутек. Я поскакал вслед за нею, а в тот момент, когда она остановилась, мой пони, легко перескочив через сосновый пень, чуть не коснулся ее своей мордой. Старая шельма в ужасе пустилась бежать без оглядки. Мой охотничий клич до того испугал ее, что она мчалась от меня, как паровоз на всех парах.

– А что же сталось с медвежонком? – спросил судья.

– Погодите. Сейчас расскажу и о нем. Я подумал, что раз матерая медведица так позорно покинула своего детеныша, то мне уже нетрудно будет завладеть им, так как он еще был очень молод, – дело, надо вам сказать, происходило в начале марта. Я тотчас же и повернул назад, потому что и пони мой чувствовал себя не особенно приятно на такой опасной охоте, и возвратился на то место, где оставил медвежонка. Бедный малыш уселся спокойно за дерево и продолжал рыть землю, отыскивая червяков. Завидев меня, он спрятался было за ствол, но испугался и попытался спастись бегством. Разумеется, лошадь моя скакала быстрее маленького животного, и я скоро настиг его. Тогда проклятый медвежонок запрятался между корнями гигантской сосны и жалобно завыл. Только что собрался я спешиться и овладеть так легко доставшейся добычей, как услыхал позади страшный рев; повернув голову, я заметил, что мать вовсе и не думала бросать своего детеныша на произвол судьбы, а лезла прямо на меня. Ее лапы были подняты, а пасть с огромными зубами была оскалена, точно медведица собиралась проглотить меня. Тут уж следовало подумать о спасении собственной шкуры, а не о поимке медвежонка. Сделав поворот налево, я поскакал в чащу, преследуемый по пятам разъяренной медведицей. Бороться с ней было бы бессмысленно, у меня был с собой только нож, следовательно, ни о чем другом, кроме самого постыдного бегства, думать не приходилось. К счастью еще, медведица не долго преследовала меня и вскоре возвратилась к своему детенышу.

– Такой случай, как с вами, может случиться со всяким, кто рискнет ездить по здешним местам без оружия, или если и с таковым, но незаряженным, – сказал Смит. – Вот однажды со мной… Но что это такое? Никак ружейный выстрел?

– Да, выстрел. Наверное, Геккеру посчастливилось напасть на дичь, в чем нет ничего невероятного: никто уже давно не охотился на соляных болотах. Ну, вот нашему соседу и выпала сегодня удача.

– Так я говорил, – сказал Смит, продолжая прерванный рассказ, – что со мной произошел случай, подобный вашему, в одном фруктовом саду; вы хорошо знаете это место, Кук…

– Эй! Выйдите-ка сюда кто-нибудь! – раздался зычный голос перед дверьми хижины.

При этом возгласе собаки принялись отчаянно лаять.

– Нас зовет кто-то из соседей! – сказал судья, вставая из-за стола.

– Эй, кто-нибудь! – снова раздался тот же голос, заглушивший даже лай собак.

– Кто тут? Что нужно? – спросил громко судья.

– Давайте скорее огня!

– Да кто тут?

– Гарфильд с друзьями. Нет ли у вас сосновых факелов или нескольких фунтов смолы, чтобы сделать их?

– Смоляных факелов у нас в избытке, а вот смолы нет ни фунта! – отвечал Истлей. – Слезайте-ка пока с лошадей, да входите сюда. Цыц! – прикрикнул он на собак.

– Гарфильд, какой дьявол носит вас по полям в такую ночь? – воскликнул судья, вместе с Куком подошедший к дверям, чтобы встретить прибывших. – Кто это с вами?

– Соседи из Спринг Крика, – отвечал фермер.

Всадники спешились и вошли в хижину.

– Здравствуйте, джентльмены. Не знает ли кто-нибудь из вас брода через Фурш Лафав и не укажет ли нам его?

– А зачем он вам понадобился? Преследуете вы кого-нибудь, что ли?

– Да! В ночь со среды на четверг какие-то мерзавцы увели у меня шесть лошадей. К счастью, я еще до рассвета заметил пропажу. Лошади, испугавшись чужих людей, метнулись к дому, что они всегда делают при нападении хищников. Разбуженный этим шумом, я вышел на двор и заметил пропажу, но было так темно, что броситься тотчас в погоню за похитителями не представлялось возможным. Зато едва рассвело, я собрал соседей и мы организовали погоню. Сначала следы ясно виднелись на дороге, но вскоре разделились: трех лошадей погнали вправо, а остальных – влево. Ну да мы тоже стреляные воробьи, понимаем, что к чему. Нас было пятеро, тогда мы разделились и объехали горную цепь к северу от Литл-Джен. Дорога там ужасная, и нужно удивляться, как это наши лошади не переломали себе ног. У поворота одного из притоков Литл-Джен конокрады соединились и направились в лес. Там мы нашли место их привала. Где они раздобыли корм для лошадей, один дьявол знает, вероятно, тоже украли. Чтобы окончательно не измучить лошадей, мы тоже остановились на отдых, а затем продолжили преследование, но ехали не особенно скоро, не желая потерять следы, которые разбойники всячески старались запутать. Так мы ехали и ночью, освещая дорогу факелами, пока не добрались сюда и не увидели, что лошади переведены через реку. Будьте же любезны, покажите брод, иначе мы рискуем заблудиться.

– Да, да, не теряйте времени! – воскликнул Кук. – Я уверен, что завтра пойдет дождь; солнце садилось сегодня в тучи.

– Вот это-то и заставляет меня спешить – ответил Гарфильд. – Теперь, благодаря вам, у нас достаточно факелов, и если разбойники продолжают ехать по большой дороге, мы к рассвету непременно догоним их.

– А вы уверены что они все еще едут по большой дороге? – спросил Кук. – Слишком уж, по-моему, это для них рискованно. Чтобы избежать преследования, им, пожалуй, было бы сподручнее переправиться через Арканзас. Весьма вероятно, что у них выработан определенный план.

– Благодарю вас за совет и приму его к сведению. На другом берегу Фурш Лафава я повнимательнее рассмотрю следы.

– Жаль, что с вами нет Ассовума, – заметил судья. – Он порядочный парень, большой мастер разгадывать следы. Он был бы вам, безусловно, полезен.

– Вблизи соляных болот мы видели какого-то человека, плохо говорившего по-английски, – ответил Гарфильд, – это не он?

– Нет, это немец Геккер. Скажите, пожалуйста, далеко отсюда проходят следы конокрадов?

– О нет, всего шагах в четырехстах. Немец сказал, что видел наших воров, когда устраивался на отдых и разводил костер. Он не мог, конечно, различить их лиц, но один из конокрадов показался ему знакомым. Их было только двое с шестью лошадьми. Не правда ли, эти проклятые разбойники превосходно управляются с лошадьми!

– А каким образом вы отыскали Геккера?

– Да просто: мы заметили среди леса разведенный огонь и направились к нему. Не желая, однако, своим присутствием пугать дичь, мы предпочли, поговорив с ним немного, тотчас же удалиться и не мешать его охоте.

– Желал бы я знать, что это за негодяи украли ваших лошадей! – сказал судьи. – Я ничуть бы не удивился, если бы узнал, что всем этим делом заправляет Коттон. Мною недавно был получен приказ арестовать его, но мошенник, последнее время вертевшийся поблизости, будто пронюхал об этом, куда-то запропастился и больше не показывается.

– Да, тюрьма ждет не дождется этого негодяя! – воскликнул Смит. – Все равно, рано или поздно, но ее не минует.

– Тюрьма, говорите вы? Как бы не так! – возмутился хозяин украденных лошадей. – Неужели вы думаете, что я не расправлюсь с ним по-свойски, если он попадется мне в руки с поличным? Видите вот это? – спросил он, показывая судье веревку из тонких кожаных ремешков. – Не будь я Гарфильд, если я не повешу его при случае на первом же дереве. Надо проучить этих разбойников и отбить навсегда у них охоту красть наших лошадей!

– Не лучше ли прибегнуть в таком случае к закону? – спросил судья, неодобрительно покачивая головою при последних словах рассерженного беззастенчивой кражей фермера.

– Закон!.. Закон хорош там, где он действует! В городах, а не в наших лесах! Не можем же мы пользоваться законом, написанным людьми, совершенно не знающими условий нашей жизни и не могущими оказать нам надлежащей защиты! Что бы сказали, например, граждане Нью-Йорка, если бы их заставили руководствоваться правилами, пригодными для нашей местности? Там большинство статей, крайне необходимых для нас, оказались бы совершенно излишними для них. Пока же мы сами должны защищать свою честь и имущество, не ожидая поддержки правительства, мы вправе творить суд и расправу тоже по нашему усмотрению. Если меня лишат этого права, то мне придется выселиться отсюда и отправиться далее на запад. А теперь скажите, кто укажет нам дорогу и брод?

Куртис, Смит, Кук и еще несколько фермеров и охотников выразили свое согласие сопутствовать Гарфильду. Выбор пал на Куртиса, как на самого опытного старожила, прекрасно знающего округу вдоль и поперек. Вскоре он вывел преследователей на дорогу, ведущую к броду через реку. Не проехав и сотни шагов, Гарфильд увидал конские следы. По его уверению, то были следы его лошадей. Не было основания не верить ему, так как кто же лучше мог определить это, как не сам хозяин?

Небо все более и более заволакивалось тучами. Пошел мелкий, но частый дождь. Хотя он насквозь промочил одежду преследователей, но за такой короткий срок не мог смыть лошадиных следов.

Глава XI Ассовум и Алапага

В полдень того же дня, когда происходили выборы шерифа в Птивиле, по лесу вдоль берега реки шел вместе с женой Ассовум, завернувшись в одеяло и неся на плече ружье. По обычаю краснокожих, индианка несла хозяйственные принадлежности, употребляемые неприхотливыми сынами прерий. Вместе с ними она тащила еще свое одеяло и две высушенных оленьих шкуры. Нагруженная такой тяжелой ношей, Алапага еле поспевала за мужем, молча, не обращая на жену внимания, шагавшим вдоль берега реки и, видимо, старательно изучавшим его. Индеец как будто искал какой-то предмет, которого никак не мог найти.

Пройдя вверх по реке столько, сколько ему показалось достаточным, краснокожий вернулся назад, продолжая так же внимательно и все так же, однако, безуспешно разыскивать что-то.

– Мне думается, это и есть то самое дерево, к которому была привязана лодка! – сказал наконец он Алапаге, указывая на опрокинутый бурею громадный ствол старого дуба, иссохшие ветви которого, точно руки сказочного существа, протягивались к поверхности воды.

– Ассовум может удостовериться в этом, если посмотрит сюда, – ответила Алапага, подводя мужа к корням дерева, которое было опутано кусками лыка.

– Лодки нет, – сказал Ассовум, – значит, нам придется переправляться вплавь, если мы хотим устроить привал на том берегу.

Индианка, не вымолвив ни слова, сложила свою ношу на землю, сбросила в воду две толстых ветки, валявшиеся тут же, и устроила из них примитивный плот для поклажи; вошла вместе с мужем в воду и поплыла, толкая перед собой импровизированный плот. Несколько минут спустя краснокожие оказались на другом берегу.

– Куда теперь думает пойти Алапага? – спросил Ассовум, обращаясь к жене.

– Ферма Бариля всего в полумиле отсюда. Стоит только перейти большую дорогу. Завтра в этом доме мистер Роусон собирается читать проповедь. Отчего Ассовум так упорно отказывается послушать божественные слова бледного человека? Проповедник говорит так складно, речь его сладка, как мед, и сердце его незлобиво и чисто, как ясное весеннее небо.

– Алапага, ты лучше сделаешь, если… Тише!

В кустах в это время произошло легкое движение, и из них внезапно показался рослый олень, с красивыми развесистыми рогами, смотревший только вперед, очевидно не подозревая грозившей опасности. Едва заслышав шорох, Ассовум сразу догадался, в чем дело, и вскинул ружье. Раздался выстрел, и олень, пораженный пулей индейца, сделав последний скачок, повалился на землю.

– Вот это прекрасно! – обрадовался краснокожий, снова поспешно заряжая ружье. – У Гарпера теперь недостаток дичи, а сам он слишком нездоров, чтобы охотиться. Алапага отнесет дичины нашему белому другу.

– Разве Ассовум уже забыл, что Алапаге нужно отправиться на проповедь Роусона? – спросила индианка, опечаленная перспективой пропустить богослужение.

– Прежде, – начал Ассовум, печально потупив взор, – Алапага во всем повиновалась Ассовуму; тогда она ни на что больше не обращала внимания. Когда-то было счастливое время, и Алапага, не зная бога белых, молилась Маниту, плела священный вампум[10], умела умилостивить Маниту, и охота ее мужа была всегда счастливой. Теперь то счастливое время миновало. Алапаги больше нет, а есть женщина-христианка, по имени Мери. А она еще носит те самые мокасины, в которых покинула свое племя, чтобы следовать за мужем в изгнание; ее кожу прикрывают те самые одежды, которые сорвал Ассовум с плеч вождя племени сиу, чтобы прикрыть ими обнаженное тело жены; у нее надето еще на шее ожерелье из хвостов священных змей, и треск их чешуи должен бы напоминать ей ту землю, где ее родители дали ей жизнь. Но увы! Ее уши закрыты, она ничего больше не слышит. Ее сердце не бьется как прежде, это все происходит от того, что она ныне ничего не чувствует.

– Ассовум, не сердись на меня, – с мягким трепетом возразила Алапага. – Не забудь, что жизнь очень коротка и что самое счастливое, самое радостное будущее ожидает меня. Ты ведь не знаешь, мой дорогой супруг, до какой степени прекрасно и величественно небо, по рассказам бледного человека. Неужели ты захочешь лишить меня этой прекрасной жизни, которая ожидает меня? Ведь моя вера в эту святую блаженную жизнь нисколько не препятствует мне оказывать должный почет тебе, моему супругу и повелителю, зачем же ты хочешь лишить меня ее?

– Я, конечно, не стану мешать, – печально сказал Ассовум. – Пусть Алапага поклоняется богу белых, если ей это более приятно!

– А разве ты окончательно отказываешься послушать того бледного человека? Ведь его устами говорит сам Бог!

Ассовум хотел было что-то возразить на это, но раздумал и лишь сказал:

– Алапага должна не только молиться, но и есть. Недалеко отсюда, на берегу реки, стоит заброшенная хижина. Мы снесем туда оленя, и Алапага приготовит его нам на ужин. Там изгнанник вождь укроется с ней от дождя, ветра и ночных туманов, и утром Алапага будет недалеко от фермы, где бледнолицый проповедник обещал говорить ей о боге белых.

– А что намерен делать Ассовум?

– Ассовум обещал больному другу отыскать его племянника и сдержит свое слово. Белые распускают теперь оскорбительные слухи про своего брата и делают это потому, что не слышат шума его шагов около себя. Обвиняемый в гнусных преступлениях теперь далеко отсюда. Лишь только он возвратится, его клеветники должны будут замолчать и даже не осмелятся смотреть ему в глаза!

– Но ведь этот человек виноват!

– О, я знаю, кто отравил этим ядом твою душу! Проповедник наговорил Алапаге глупостей, и она верит ему.

– Благочестивый Роусон действительно уверял Алапагу, что белый человек убил и ограбил своего белого собрата.

– Бледнолицый нечестивец лжет! – с гневом воскликнул Ассовум, причем глаза его метнули молнию, лицо искривилось от злобы и кровь прилила к вискам. – Говорю тебе еще раз, что бледный человек врет, и сам прекрасно знает это.

– Ассовум ненавидит бледного проповедника за то, что он отвратил Алапагу от веры ее отцов и склонил к вере белых, но он не должен напрасно позорить человека только за то, что тот думает иначе.

– Пусть будет так! – сдержал себя Ассовум, решив прекратить нежелательный ему разговор. – Теперь пора, однако, подумать о пище и ночлеге. Уже поздно. Нужно поскорее перенести оленью тушу в заброшенную хижину. До наступления ночи вождь должен оказаться далеко от этих мест.

Сказав это, краснокожий принялся за разделку оленьей туши на части для более удобной переноски ее. Оставив голову и шею на съеденье волкам и коршунам, остальную часть Ассовум продел на палку и поднял за один конец, положив его себе на плечо. Алапага взялась за другой, и супруги молча двинулись вперед, не обменявшись более ни словом. Четверть часа спустя они достигли назначенного места.

Глава XII Уэстон и Коттон

Незатейливое строение, к которому подошли Ассовум с женой, было построено каким-то переселенцем, остановившимся здесь на некоторое время. Затем ему пришлось покинуть это жилище из опасения, что его хижину затопит первым же наводнением, которые так часты в этой местности. Стены хижины и потолок, подпертый толстым центральным столбом, были довольно прочны. Печь, хотя и без трубы, была также в порядке. Недостаток же дымоотводной трубы восполнялся обилием щелей и отверстий в стенах, так что свободно разгуливавший по помещению сквозной ветер мог прекрасно выдувать через них дым, скоплявшийся в помещении.

Ассовум, прибыв к хижине, поторопился перенести убитого оленя внутрь ее. Поправив сорванную ветром с петель дверь и еще раз внимательно осмотрев всю хижину, вождь сказал жене:

– Помещение еще очень хорошо. Пусть Алапага ждет здесь возвращения мужа! Когда она вернется с проповеди, то пусть снесет моему белому больному другу оленины. Ассовум вернется, вероятно, раньше, чем начнут петь птицы.

Краснокожий, сделав это распоряжение, не промолвил более ни слова, также молча направился к лесу и исчез в чаще деревьев. Проводив мужа, Алапага тотчас же принялась за работу. Срубив несколько гибких ветвей своим острым, красивым томагавком, висевшим у нее на кушаке, она развесила на них куски оленины; потом индианка набрала в лесу сухих листьев и сучьев и развела огонь. Когда он достаточно прогорел и образовались угли, Алапага, нарезав мясо на тонкие ломти, стала их жарить.

Между тем погода становилась все хуже и хуже. Пошел мелкий дождь, задул довольно сильный ветер. Усевшись перед огнем и наблюдая за жарившимся на углях мясом, Алапага запела священный псалом, которому научилась у своих белых друзей, не предполагая, что ее может кто-либо услышать.

Однако окрестности оказались вовсе не так безлюдны, как полагала Алапага. Пока индианка занималась своими хозяйственными делами, невдалеке от хижины вышел из лесу на дорогу молодой человек, внимательно осматриваясь по сторонам. Он все время старался идти по колеям дороги, видимо, заботясь, чтобы не оставить на сырой земле следов. Временами он отходил от обочины дороги к лесу и шел там по опавшим листьям, внимательно рассматривая, не оставляет ли за собой слишком заметных следов. Становилось холодно. Прозябший незнакомец потирал руки, хлопал себя по бедрам, но не мог согреться. В то же время он тревожно поглядывал в одну сторону, точно поджидая оттуда кого-то. Нетерпение его возрастало.

Наконец к нему подошел давно ожидаемый спутник, плотно закутанный в плащ. Старая шляпа с широкими полями была надвинута на самые глаза. Подойдя к ожидавшему его юноше, он дружески хлопнул его по плечу.

– Послушайте, Уэстон, – сказал он, – вам, по-видимому, чертовски холодно. Но почему вы не запаслись плащом, как я? Ведь я говорил вам, что плащ необходим в дороге. Вот не послушались, теперь и мерзнете. Вы ничего не слыхали?

– Нет! – сердито отвечал тот. – Они, пожалуй, и сегодня не придут. Скверно же мне придется без одеяла и огня; провести ночь под открытым небом! Этак можно и издохнуть!

– А что сказал бы на это шериф, теряющий с вашей смертью двадцать долларов награды за поимку? – насмешливо спросил Коттон. – Полно, дружище, не унывайте! Теперь нам уже недолго осталось ждать. Роусон знает эту местность как свои пять пальцев, да и Джонсон – парень не промах. Они выпутаются из любой передряги. Насколько мне помнится, Роусон хотел завтра утром читать проповедь на одной из ближайших ферм, а раз он это действительно хотел, то поставит на своем и будет там к назначенному времени, иначе подобное опоздание может возбудить нежелательные для него толки. Я, собственно говоря, терпеть не могу этого пройдохи методиста, но следует ему отдать справедливость, он прекрасно умеет обделывать свои делишки.

– Знаете, убийство Гитзкота сильно взволновало местное население. В нем подозревают Брауна, но поговаривают и о вас, дружище!

– Обо мне? Да я-то тут при чем? Ведь мне даже ни разу не приходилось встречаться с Брауном! Кажется, теперь все преступления, совершающиеся в штате, приписывают мне. Много чести!

– Не надо злиться, дорогой мой, – успокоительно сказал Уэстон. – Вас вовсе и не думают обвинять в убийстве, говорят только о краже.

– Да при чем же тут кража?

– Говорят, будто у убитого Гитзкота была с собой изрядная сумма – долларов четыреста, – вырученная за только что проданных лошадей. Так вот этих-то денег и не нашли при убитом.

– Это действительно паршиво, черт побери! Убить самого свирепого регулятора и подцепить вдобавок кругленькую сумму – вот что я называю одним выстрелом убить двух зайцев. Молодчина, Браун! Только объясните мне, пожалуйста, с чего это ему вздумалось убивать Гитзкота, ведь, кажется, они никогда не были врагами?

– Разное говорят. Одни, например, утверждают, что Гитзкот и Браун ухаживали за одной и той же женщиной, а потому и терпеть не могли друг друга. Впрочем, нам-то что за дело до них?! Нам важен случай, благодаря которому мы избавились от Гитзкота. А кто это сделал и зачем – не все ли нам равно?

– Так-то так. Теперь, знаете ли, пора подумать о том, как бы вывернуться из лап Гарфильда. Он шутить не любит, и если нападет на наш след, то нам несдобровать. Мне кажется, по крайней мере, я бы сумел поймать всякого, догнав его по следам.

– Ну, это мы бы еще посмотрели! – насмешливо воскликнул Уэстон. – В данном же случае нам нечего бояться. Роусон, говорю вам, сумеет выпутаться. Они намерены идти по большой дороге.

– Как? По большой дороге? – с удивлением переспросил своего товарища Коттон.

– Ну да! Дорога существует для всех. Пусть на ней и останутся их следы. А затем они спустятся к реке и останутся там.

– Что за чушь вы несете, Уэстон! Как они могут остаться в реке?

– Ну да, они поплывут вниз по реке, куда вздумают, например, до назначенного Роусоном места.

– Но ведь лошади со всадниками далеко уплыть не смогут, как вам отлично известно!

– Им и не придется так далеко плыть. Я успел стащить у Госвила челнок, – вон он спрятан в тростнике, а дальше стоит еще другой челнок, угнанный мною у другого фермера. Оба владельца решат, конечно, что их челноки унесло течением в Арканзас, и не подумают справляться об их участи. Затем уже будете показывать дорогу вы, как более знакомый с тамошними местами и островом, на котором, по вашим рассказам, сбудут наших лошадок. За это время Джонсон постарается каким-то образом обратить на себя внимание преследователей и навести их на ложный след. Если ему повезет, наше дело выгорит. К тому же, как я сильно рассчитываю, завтра должен пойти дождь. Мы поведем нашу добычу в лес, и если нам удастся добраться до Миссисипи, то мы от души посмеемся над преследователями. Джонсон уверяет, что там мы запросто сможем найти людей, которые охотно помогут нам, поскольку местные фермеры не слишком охотно решаются связываться с нашим братом.

– Великолепно! Только куда же денутся наши преследователи, ведь не хотите же вы меня уверить, что они способны допустить наше бесследное исчезновение?!

– А знаете, дружище, тут нам добрую услугу окажет ваша лошадь.

– Как моя лошадь?

– Да, ваша и Джонсона. Как только мы с вами уедем на украденных лошадях, этих двух лошадей Джонсон поведет вверх по реке, большой дорогой к Гот Спрингу. Эта предосторожность окажется излишней только в том случае, если погоня выберется на эту большую дорогу слишком поздно и если все это время будет идти дождь. Если же, как мы предполагаем, фермеры гонятся за нами по пятам, то, конечно, собьются с истинного пути и поскачут за Джонсоном. Пускай себе они догонят его, у него не найдут своих лошадей, да и он едва ли станет им указывать, каким образом можно поймать нас. Если же они не успеют догнать Джонсона, что, конечно, будет самое лучшее, то он раньше нас приедет к острову, объявит о прибытии лошадей и продаст их там.

– Вы говорите глупости Уэстон! Как же продать мою лошадь?

– Ну так что же? – рассмеялся его спутник. – Деньги, вырученные от продажи вашей лошади, вы и получите!

– Получить-то получу, но не больше половины настоящей ее стоимости!

– Я полагаю, – сказал Уэстон, не обращая внимания на последние слова Коттона, – что при сложившихся обстоятельствах вам ни в каком случае нельзя оставаться в здешних местах, и посоветовал бы вам немедленно покинуть их.

– Но я не вижу связи между необходимостью моего отъезда и продажей моей лошади.

– В таком случае, или я в вас ошибаюсь, или вы почему-то не хотите покидать здешних мест.

– Пожалуй, вы правы, – громко ответил Коттон, – знаете ли…

– Не кричите! Ведь нас может подслушать кто-нибудь из врагов! Еще днем я слышал здесь выстрелы.

– Знаете ли, Уэстон, – невозмутимо продолжал Коттон, – я наконец подыскал себе лошадь, которой во что бы то ни стало я должен завладеть.

– Ого! А кто же этот человек, обладающий таким прекрасным конем?

– Робертс! У него в конюшне стоит жеребец, равного которому нет в здешних краях!

– Вы, кажется, с ума сошли, Коттон! Правда, вы, да еще на великолепной лошади, представили бы очень живописную фигуру, что и говорить, но выкрасть такую лошадь – значит поднять на ноги всю округу, даже наиболее спокойных фермеров.

– Во всяком случае, мне это должно удасться. План у меня превосходный, – возразил Коттон. – Да и Роусон по-приятельски поможет мне. Он ведь такой ловкий. Поверьте, он очаровал всех женщин штата и, должно быть, теперь посмеивается над их уважением к себе, скача по лесу с ворованными лошадьми. Что бы сказали они, если бы увидали его за таким занятием? Представляете его положение?

– Ну, мне мало дела до его положения! – отозвался Уэстон. – Скажите-ка лучше, что это за остров, о котором так часто упоминаете вы и Роусон? Правда ли, что это настоящий остров? Где он находится?

– На этот вопрос подробно я не могу вам ответить, – таинственно произнес Коттон, – так как связан клятвой о неразглашении тайны. В противном случае мне угрожает масса неприятностей. Сообщу вам только, что остров этот расположен на Миссисипи и его обитатели – наши друзья. Впрочем, большего я и не могу сказать, я и сам-то бывал на нем только до известной ограды. Вот и все!

– Островов на Миссисипи много. Мне ничего не объясняет то, что там живут наши друзья. Назовите-ка лучше номер острова. Ведь там каждому острову присвоен номер!

– Я это и без вас прекрасно знаю! – насмешливо отвечал Коттон. – Но теперь ничего вам больше сказать не могу. Подождите до нашего прибытия туда, тогда и узнаете. Что за любопытство такое, точно у женщины… Помолчите-ка немного! Слышите?

– Это крик птицы, – отвечал Уэстон, – я думаю, что Роусон подает условный сигнал. Вот я ему сейчас отвечу, тогда и узнаем. Ведь опасности пока не предвидится – кругом все совершенно спокойно. – С этими словами молодой человек издал крик, искусно подражая птице, которая только что прокричала.

В тот же момент невдалеке послышался ответный крик, и несколько минут спустя из-за деревьев показались Роусон и Джонсон. Заметив поджидавших их товарищей, они радостно замахали им своими шляпами, как бы давая понять, что часть предприятия, возложенная на них, выполнена удачно.

Глава XIII Неожиданная встреча

– Браво! – воскликнул Уэстон при виде пригнанных его товарищами лошадей, спускавшихся к реке. – Браво! – громко повторил он еще раз, не обращая внимания на предостережения своего спутника. – Честь вам и хвала, друзья мои! Что за великолепные лошади – один восторг!

– Перестаньте глупить! – осадил его Роусон, недовольный таким шумным проявлением восторга. – Погодите торжествовать, а выполните лучше свою часть предприятия так же удачно. Тогда можете хоть горло надорвать от радости! Где ваши лошади?

– Здесь, неподалеку, – отвечал, несколько успокоившись, Уэстон.

– Так отправляйтесь за ними сейчас же, да постарайтесь, заводя их в воду, не оставить на грязи слишком много заметных следов!

– Что вы меня учите? – недовольно произнес тот. – Слава богу, я не идиот какой-нибудь!

Затем Уэстон быстро направился к лошадям и через несколько минуть уже двигался с ними по самой середине реки, где глубина воды не превышала трех футов.

– А где же лодки? Теперь, по-моему, лошадей спокойно можно пустить покормиться травой. Погоня, которая, несомненно, скачет по нашим следам, непременно подумает, что мы здесь переправились через реку.

Уэстон с Коттоном снова исчезли на несколько минут, а затем подплыли к берегу уже на лодках.

– Довольно! – крикнул Джонсон сидевшим в лодках. – Ближе подъезжать не надо, а то днища могут оставить след. Роусон, ведите наших лошадей в воду. Двух из них мы поместим у большой лодки, а двух – у маленькой… Теперь до свиданья! Я только пересяду на собственную лошадь, к ней я больше привык.

– Смотрите, Джонсон, скачите хорошенько, – наставительно сказал ему Роусон. – Не забудьте, что эти лошади долго отдыхали, и вы можете гнать их вовсю. На то у вас и кнут и шпоры. Каждая лишняя миля – лишний шанс в удаче дела.

– Э, – беззаботно отозвался конокрад, – проклятым регуляторам придется лететь за мной на всех парах. Да и что они выиграют, догнав меня? Ведь эти лошади принадлежат не им! К тому же я нарочно недавно распустил слух, что поведу в южные штаты нескольких лошадей на продажу.

– Пора, джентльмены, каждому выполнить возложенную на него задачу, – сказал Роусон, – кто может знать, как скоро прискачут сюда наши преследователи. А если они нас застукают, то, поверьте, повесят без лишних церемоний!

– Вы захватили с собой что-нибудь из съестного? – спросил Коттон Джонсона.

– О, пока я обойдусь и без пищи! – отозвался тот. – А когда нужно будет дать роздых лошадям, позабочусь и о себе.

– Но вы не должны останавливаться сегодня ночью. В наши расчеты вовсе не входит, чтобы регуляторы догнали вас так скоро!

– Об этом не беспокойтесь, я остановлюсь, во всяком случае, не раньше завтрашнего полудня; до того времени и лошади могут обойтись без корма.

Затем Джонсон, пришпорив лошадь, скрылся почти моментально из глаз своих спутников.

– Пока все обошлось благополучно, – заметил методист. – Теперь, Коттон, ваша очередь. Чтобы не подвергаться опасности быть замеченным первым прохожим, нам нужно убраться, по крайней мере, на милю отсюда. Мы надежно привяжем лошадей к лодкам на отмели. А здесь, того и гляди, попадешь в лапы регуляторов.

Предложение предусмотрительного товарища с полным одобрением было принято его спутниками, которые немедленно принялись приводить его в исполнение, так что через несколько минут обе лодки с привязанными к ним кое-как лошадьми поплыли вниз по реке. Теперь не было никакой опасности быть замеченными кем-либо случайно, проходящим или проезжающим по берегу.

– Только теперь я начинаю чувствовать себя совершенно спокойно, – бормотал Роусон, помогая товарищам управляться с лодками. – Благодаря ночной темноте и нашей хитрой уловке нам нетрудно будет провести скачущих за нами регуляторов. Я представляю себе теперь эту разъяренную толпу обозленных фермеров, изо всех сил погоняющих своих лошадей, чтобы скорее догнать и поймать нас. Не так-то это легко, друзья мои! Роусон знает, как надо обделывать свои делишки. Воображаю себе постную рожу Джонсона, когда регуляторы нагонят его. То-то он будет уверять их в своем страшном сожалении, что послужил причиной их досадной ошибки и тем дал возможность скрыться «проклятым конокрадам»!

– Вот и мель! – сказал Коттон, прерывая бормотанье своего спутника. – Теперь лошади уже свободно ступают по дну. Давайте хорошенько привязывать их, а то вскоре река станет глубже, а затем начнутся извилины, так что лошадям все время придется плыть за лодками. Я достаточно ознакомился с теми препятствиями, которые она представляет, когда поднимался вверх… Здесь где-то поблизости, – продолжал он, когда лодки окончательно остановились на мели, – должна находиться заброшенная хижина. Я припоминаю, что останавливался именно в ней как раз в то время, когда нам с Джонсоном пришлось скрываться от местных властей и удирать к ирокезам. Да, именно здесь! Вот и дуб, поваленный бурею как раз в ту ночь, которую мы провели в этой хижине. Он упал в другую сторону, а то насмерть придавил бы нас обоих.

– Вот была бы невосполнимая потеря для Арканзаса, который в одну ночь рисковал лишиться двух самых лучших, самых благородных и полезных своих граждан!

– Перестаньте подтрунивать! Что это вы делаете?

– Я сталкиваю лодки, – ответил Роусон, – мы устроимся следующим образом: справа и слева привяжем по две лошади, а двух остальных привяжем сзади. Боковые лошади не могут нам помешать, так как грести не придется: течение здесь достаточно быстрое, обойдемся без весел. Один из вас будет править рулем, а двое других присматривать, чтобы не случилось чего-нибудь с лошадьми. Приблизительно в полночь мы достигнем того места, где я расстанусь с вами, и вы отправитесь дальше уже вдвоем. Не бойтесь ничего, а только по возможности избегайте проезжих дорог и скачите полным галопом. Предполагать, что ваши преследователи настигнут вас, нет оснований, так как вы опередите их, по крайней мере, часов на двенадцать. Да и едва ли они сумеют найти ваш след. Заботьтесь, главным образом, об одном: не сбиться с дороги. Коттон, хорошо ли вы, в самом деле, знакомы с ней?

– Ну вот еще! Да я по ней столько раз ездил, а один раз даже удрал от пятерых преследователей, гнавшихся за мной по пятам. Только бы нам добраться до болот Миссисипи, а уж там ищи ветра в поле! Верите ли, Роусон, есть одно местечко, где стоит только повалить дерево через тропинку, чтобы задать погоне работы на целый день. Со мной раз сыграли такую штуку, так что я знаю об этом по собственному опыту.

– Чтобы рубить деревья, нужно иметь топор. А откуда вы его там возьмете?

– На то существует моя предусмотрительность! На всякий случай около того места, о котором я вам говорил, я несколько месяцев тому назад спрятал в дупле дерева большой, хороший топор, точно предвидя, что он может мне понадобиться.

– И прекрасно сделали: он действительно может пригодиться! – похвалил его Роусон. – Теперь, кажется, все готово. Вы, Уэстон, ведь знаете, где нужно будет высадиться. Впрочем, это место трудно не узнать: оно покрыто крупной галькой, что придает ему в моих глазах большие преимущества, так как там совершенно не останется никаких следов. В сотне шагов от него под поваленной ветром сосной Аткинс обещался припрятать кое-что из съестного.

– А почему вы сами не проводите нас до того места?

– Это будет неудобно, и может, пожалуй, навести наших неприятелей на следы, – отвечал Роусон. – Если же я расстанусь у того места, про которое говорил, то мне стоит только обогнуть цепь холмов, чтобы попасть как раз к той ферме, на которой завтра я обещался читать проповедь. Не следует пренебрегать никакими предосторожностями, так как с преследующими нас фермерами может оказаться и этот проклятый краснокожий, а вы знаете, что с ним шутки плохи. Его не обманешь каким-нибудь незамысловатым маневром, как белых… Жаль, Коттон, что вы не захватили чего-нибудь пожевать. Я зверски проголодался. Еще проходя по лесу, я как будто почуял запах жарящегося на углях мяса, вот до чего разыгрался мой аппетит; иначе, чем бы можно объяснить присутствие такого запаха в лесу, где поблизости нет ни одной живой души? Я дорого бы дал теперь за добрый кусочек мясца. Право, друзья мои, очень легкомысленно пускаться в путь совершенно без запасов. Вы, Коттон, очевидно, прямо голову потеряли, рассчитывая предстоящие выгоды!

– Вот жалость-то, – сказал Коттон, – я в тростниках, где были привязаны мои лошади, забыл узелок, в котором были завязаны маисовый хлеб и оленина. Теперь, пожалуй, слишком поздно возвращаться за провизией.

– Черт возьми! Ваша рассеянность выходит из границ! Так, может быть, хоть на обратном пути мне удастся найти ваш узелок?

– Да вы его, пожалуй, не найдете. Я его так ловко спрятал. Однако дело сделано и его не воротишь. Пора в путь!

– Подождите, пока Коттон кончит плести длинную веревку, иначе, если первая лопнет, могут выйти большие неприятности. В темноте ведь и не исправишь.

– В таком случае, Роусон, расскажите нам, как вам удалось похитить лошадей? – спросил Коттон, усердно сплетавший веревку. – Теперь самое время послушать ваш рассказ, потому что в пути болтать будет уже некогда, а позже, быть может, нам и свидеться-то больше не доведется.

– О, это очень простая история! – ответил весело Роусон, запихивая за щеку изрядную порцию табака. – Не встретив никого по дороге, к закату солнца мы прибыли к Спринг Крику. Мы осторожно пробрались мимо мельницы и подкрались к изгороди, за которой всегда ходили кобылы, но на сей раз их не оказалось. Следовало хорошенько осмотреться, и мы влезли на дерево. Это оказалось как нельзя кстати: едва мы на него взобрались, как сам Гарфильд… Вы что-то сказали, Коттон?

– Нет, это вам послышалось!

– Должно быть, так… итак, я говорю, что мимо прошел сам Гарфильд, возвращавшийся с охоты. Ищейки чуть было не почуяли нас, они даже подняли кверху носы, но все обошлось благополучно. Вскоре наступила ночь, но не особенно темная, так что мы прекрасно могли выбирать из всего табуна лошадей, которые нам больше понравятся. Затем мы осторожно подкрались к ним, взнуздали, уселись верхом и сломя голову поскакали в лес. Право, я думал, что переломаю себе все кости, до того это была бешеная скачка. Чтобы сбить наших преследователей, мы несколько раз разъезжались, потом снова съезжались, скакали извилистой дорогой, делали петли, словом, позаботились запутать следы.

– Вам, должно быть, не легко было справляться с этими лошадьми? – спросил Коттон.

– Да, нам порядочно-таки пришлось повозиться с ними сначала! – сказал Роусон. – Но затем они присмирели.

– Вот, я думаю, взбесился Гарфильд! – радостно воскликнул Коттон. – Такой массовой кражи лошадей еще ни у кого не было!

– И вдобавок главой всего предприятия был благочестивый отец Роусон! – подхватил Уэстон.

– Кстати, Роусон, о чем вы думаете читать завтра проповедь? Я бы многим рискнул, чтобы послушать ваши завтрашние слезоточивые речи!

– Черт меня дернул назначить проповедь на завтра! – сердито воскликнул Роусон. – Отложить ее нельзя, а я чувствую, что не в состоянии завтра сохранить личину благочестия, я все время буду думать и тревожиться насчет…

– Украденных лошадей?

– Ну конечно! А тут изволь говорить своим слушателям разные поучения!

– Вернее, своим слушательницам, которых вы приводите в трепет своим благочестием! – насмешливо сказал Уэстон.

– Да, у Роусона вкус недурной! – согласился Коттон. – Завтра прелестная Алапага тоже придет восхищаться мудростью своего крестного отца.

– Однако, друзья мои, пора в путь. Мне становится очень холодно, да и лошади, пожалуй, могут захворать, стоя так долго без движения в холодной воде.

– Все готово! – отозвался Коттон, закидывая веревку на лошадь. – Идемте!.. Впрочем, нет… посмотрите… что это такое? В лесу свет! Откуда он там взялся?

– Где? – испуганно спросил Роусон.

– Там, вон, правее, вероятно, в покинутой хижине!

– Ба, да в лесу что-то шевелится! – воскликнул Уэстон, своими зоркими глазами увидевший какое-то существо, притаившееся в кустах.

– Черт возьми! – воскликнул Коттон. – Нас выследили!

Негодяй, в сопровождении Роусона, ринулся на берег. Минуту спустя оба они достигли леса, где притаилась жена Ассовума, следившая за всеми их движениями и слышавшая весь их разговор.

– Алапага! – с нескрываемым волнением воскликнул Роусон, очутившись лицом к лицу с ней.

– Индианка! – прибавил пораженный ужасом и остолбеневший Коттон.

– Ты одна здесь? – поспешно спросил прерывающимся от волнения голосом методист. – Ты одна? А где Ассовум?

Алапага, пораженная слышанным, не могла произнести ни слова. Так этот человек, проносилось у нее в голове, отвративший ее от веры отцов, почти лишивший любви и уважения мужа, человек, которого она уважала больше всех, перед которым она благоговела, оказался самым гнусным, самым презренным вором и грабителем! И такому человеку она вверила свое чистое сердце и свои лучшие мечты!

Алапага не вынесла потрясения: крупные слезы градом полились у нее из глаз.

– Лошади беспокойно топчутся, – сказал наконец Коттон. – Какого черта вам нужно от этой индианки?

– Оставьте меня с нею наедине! – прошипел Роусон, и дьявольская улыбка промелькнула у него на губах.

– С удовольствием! – отозвался Коттон. – Только не задерживайтесь долго.

– Отправляйтесь по реке до ее изгиба, там я вас встречу. Она делает, благодаря этой излучине, три мили крюку. По суше я раньше вас приду к концу изгиба. Идите скорее и помогите Уэстону справиться с лошадьми.

– А что вы собираетесь сделать с женщиной?

– Что это вас так беспокоит ее судьба? – пробормотал Роусон. – Если она расскажет, что слышала сегодня, меня повесят, так же как и…

– Делайте с ней что хотите! – догадался Коттон. – Только поторопитесь!

– Отправляйтесь, я догоню вас!

– Смотрите, вы будете отвечать, если благодаря ее языку мы влипнем!

– Уезжайте и оставьте меня одного! – нетерпеливо закричал Роусон.

Коттон повиновался и стал спускаться с крутого берега к реке, а через несколько секунд послышался плеск воды: лодки и лошади тронулись вперед, постепенно исчезая в ночном мраке.

Глава XIV Бегство

– Где твой муж? – тихо спросил методист, наклоняясь к индианке.

Та ничего не отвечала, все еще как громом пораженная своим неожиданным открытием.

– Где Ассовум? – настойчиво переспросил Роусон, хватая ее за руку.

Точно от укуса ядовитой змеи, вздрогнула Алапага и отпрыгнула назад. Она не могла больше сдерживаться и закричала, вне себя от негодования:

– Не смей прикасаться ко мне! Ты – жалкий лжец, а не служитель великого Бога. Сам сатана забрался в твое сердце и говорит твоими устами. От твоего нечестивого дыхания вянут цветы и птицы прекращают свое пение. Оставь же меня, сатана!

– Скажешь ты, где Ассовум? – со злостью прошипел Роусон. – Мне некогда ждать! Говори!

– О, зачем здесь нет его! – с тоской воскликнула индианка. – Он сумел бы наказать тебя по заслугам! Пусть Великий Дух приведет его сейчас же, тогда Ассовум отомстит за такое обращение со своей женой. Берегись встречи с ним! Только едва ли ты ее избегнешь! Как только он возвратится…

– А когда он хотел вернуться? – спросил Роусон, хватаясь за револьвер.

– Он вернется очень скоро! – радостно воскликнула индианка. – Беда тебе, если ты встретишь его!

– Где он теперь?

– Ага, презренный трус, дрожишь! Ты боишься этой встречи!

– Где он в настоящее время, говори! – проговорил Роусон, все еще опасаясь близкого соседства с индейцем.

– Мой муж пошел за своим молодым белым другом, убившим оскорбившего тебя человека! – с презрением отвечала неосторожная Алапага. – Что, опять задрожал, несчастный лжец!

– Ага! – радостно воскликнул Роусон, сверкнув глазами. – Значит, Ассовум отправился за своим другом! Значит, ты в моих руках!

– Прочь! – закричала Алапага, отпрянув от проповедника. – Не подходи!

– Ну, не так сердито! Теперь даже краснокожий не может помешать мне. Я позабочусь о том, чтобы ты нас не выдала.

– Бог моего народа, Маниту, поможет мне отделаться от тебя! – воскликнула Алапага, вырываясь из его рук и выхватывая томагавк. – Я убью подлого человека!

С этими словами индианка бросилась на Роусона. Тот, изумленный такой переменой в своей кроткой ученице, с ужасом отпрянул назад, но все-таки не избежал бы смерти, если бы нога индианки не скользнула, попав на кучу сырых листьев. Падая на землю, Алапага попала прямо в руки своего врага…

– Что там так долго возится Роусон? – нетерпеливо спрашивал между тем Коттон у своего спутника. – Ведь если он будет так громко ругаться с индианкой, то его услышат охотники, которых теперь, думаю, немало в лесу!

– Он должен скоро вернуться, – ответил Уэстон, утомленный трудной работой, – грести и тащить лошадей, проявлявших сильное беспокойство в холодной воде.

Оба стали внимательно прислушиваться. Вдруг среди ночной тиши резко раздался крик индианки.

– О, черт бы побрал этого Роусона! – разразился Коттон. – Если Алапаге удастся удрать от него, то через несколько часов за нами ринется в погоню весь округ!

– Но все-таки я не думаю, что он решится прикончить ее, – сказал Уэстон, несколько встревоженный наступившей после крика тишиной. – Мистер Коттон, как вы думаете, неужели он отважится на убийство?

– Перестаньте молоть чушь! – сердито сказал Коттон. – Неужели вам хочется самому сунуть голову в петлю, приготовленную регуляторами?! Роусон прекрасно знает, что ему следует делать. Однако довольно распускать слюни из-за убийства какой-то индианки! Вон наконец место, куда хотел прийти Роусон.

Через минуту раздался условный сигнал, и к лодке подошел по воде сам Роусон.

– Вот вам и ужин! – сказал он, бросая в лодку кусок жареной оленины.

– Что вы сделали с индианкой? – с тревогой спросил Уэстон.

– Не беспокойтесь, она теперь в надежном месте, а до остального вам нет никакого дела! Давайте сюда поводья лошадей, а сами держитесь за руль. Течение здесь быстрое, и надо быть готовым ко всему. Нет ли только у вас какой-нибудь тряпицы? – спросил Роусон, передавая опять поводья Уэстону.

– Что это у вас с плечом? – спросил Коттон, увидя кровь на рубашке Роусона.

– О, это пустяки, – хладнокровно отвечал тот. – Индианка ткнула меня своим томагавком, я вырвался и… ну, да остальное уже несущественно.

В это время лодки приближались к тому месту реки, где к ней вплотную подходили отроги гор, сплошь покрытые густыми лесами из сосен, елей, лиственниц и орешника.

– Сейчас мы приедем к месту, где я должен покинуть вас. Осторожнее! Не забрызгайте меня водой! Прощайте, друзья мои, не забудьте место, где вам самим нужно высадиться!

Роусон выскочил из лодки и скрылся в лесу, а Коттон и Уэстон продолжали свое путешествие, затрудненное сильным в этом месте течением реки и постоянными водоворотами. Только благодаря опытности и уменью Коттона удалось удачно справиться с лодками и лошадьми. Наконец, они достигли указанного Роусоном места.

– Ну, теперь лошади могут топать ногами сколько угодно. Скоро им придется проскакать изрядное расстояние. Подержите-ка, Уэстон, поводья, я только опрокину одну лодку и спрячу в кустах, а другую пущу вниз по течению!.. Теперь в путь! – сказал Коттон, выходя на берег. – Нам следует поторопиться!

– А вы не собьетесь с дороги?

– Нам бы только выбраться из густых зарослей тростника повыше в горы, а там-то пойдет уже ровная дорога, по которой я неоднократно ездил. Ну, садитесь-ка верхом, да и в путь!

Уэстон набросил на спину одной из лошадей бизонью шкуру, подтянул ее подпругой, сел верхом и последовал за товарищем, ведя, как и тот, двух лошадей в поводу. Какое-то время слышался только треск ломаемого лошадьми тростника. Наконец затих и этот треск, и водворилась полная тишина.

Через час после того, как четверо конокрадов расстались у реки, причем Джонсон поскакал дальше, а другие поплыли в лодках, к тому же месту подскакал Гарфильд с товарищами, освещая дорогу смоляными факелами.

– Они проезжали здесь! – воскликнул Гарфильд. – Вот их следы! Эти наглецы отважились ехать по большой дороге. Чудесно! Скоро мы догоним их и заставим дорого заплатить за причиненное беспокойство.

– Не думаю, – вмешался Кук, – чтобы они стали поджидать нас. Ясность самих следов указывает на то, что разбойники скакали во весь опор. Нам нужно гнать что есть мочи, если мы хотим догнать их.

– Я согласен загнать своих лошадей, лишь бы схватить проклятых конокрадов и повесить их немедля!

– Конечно, надо раз и навсегда избавить наш округ от этих подлых разбойников!

– Нет ли на реке где-нибудь поблизости опасных мест? – спросил Гарфильд, подъезжая к реке.

– Не беспокойтесь, – отвечал Куртис. – Реку я здесь знаю, как землю собственной фермы. Поезжайте следом за мной.

Он поехал вперед и скоро спустился к самой воде. Всадники, один за другим, длинной цепью тянулись за ним.

– Есть ли тут следы? – спросил Гарфильд.

– Совершенно ясные, – ответил Куртис. – Но бандиты и не могли выбрать другого места для переправы. На том берегу мы тоже найдем следы.

Выбравшись на другой берег, Куртис предложил спутникам бросить факелы, теперь, по его мнению, уже больше не нужные, из опасения, чтобы конокрады не заметили преследователей по свету. Все последовали этому совету. Гарфильд, осветив еще раз дорогу и заметив на ней ясные отпечатки лошадиных копыт, бросил и свой факел со словами:

– Теперь я не думаю, чтобы мы могли сбиться с пути: потерять столь четкие следы невозможно!

– Конечно, – отозвался Куртис. – Теперь рассветает рано, и более твердого грунта, на котором не так заметны следы, мы достигнем тогда, когда будет уже совершенно светло.

– Вперед! – закричал Гарфильд, дав шпоры лошади. – Первому, кто заметит бандитов, обещаю в награду бочонок виски.

Громкое «ура!» встретило это предложение, и всадники с удвоенной энергией понеслись по следам Джонсона.

Глава XV Покинутая хижина

Под вечер того же дня, в который произошли столь знаменательные события, через реку Арканзас переезжал большой паром, с двумя гребцами гигантами неграми, направляясь из Питсбурга на другой, южный берег реки. На пароме, кроме гребцов, находился только один белый человек с лошадью. Расплатившись с неграми, он пустил свою лошадь на берег, предоставив ей полную свободу, которой она тотчас же и воспользовалась, принявшись щипать свежую, сочную траву, росшую на берегу.

– А что, масса, – спросил белого всадника один из негров-перевозчиков, родом с берегов Конго, имевший, благодаря сильно выдавшимся скулам, толстым губам и приплюснутому носу, довольно свирепый вид, – ведь здесь нет поблизости никакого жилья. Где же вы остановитесь?

С этими словами он стал тщательно укладывать в свой кожаный кошель плату за перевоз.

– На семь миль в окружности, – продолжал он, – нет ни одного домика, где бы вы могли провести ночь. А ведь скоро, пожалуй, и дождь соберется.

– Я это прекрасно знаю, – отвечал всадник. – Но ведь недалеко отсюда должна находиться хижина, в которой жил фермер, переселившийся из Иллинойса. Разве он там уже не живет?

– О, масса, эта хижина давно пустует! – отвечал негр. – Его жена и двое детей померли, а сам он уехал оттуда.

– Но хижина-то, значит, стоит по-прежнему?

– Так-то так, но, масса…

– Что ж, крыша обрушилась, что ли?

– Нет, масса, и крыша цела, но только… там, говорят, происходят дела… которые…

– Дела? Что вы этим хотите сказать? Какие дела?

– Говорят, что жена фермера, похороненная в саду… говорят, она…

– Говорят, что она приходит в дом? Так, что ли? – спросил незнакомец.

– Да, да! – боязливо зашептали оба негра, многозначительно покачивая головами, причем взоры их выражали самый непритворный страх.

– Что за дураки рассказывают подобные небылицы? – изумился всадник, готовясь сесть на лошадь. – Ведь до сих пор, кажется, никто не видал этого привидения!

Негры отрицательно замотали головами, давая тем понять, что были свидетели появления ужасной женщины. Старший из них даже сообщил предположение окрестных жителей, что фермер, должно быть, сам убил свою жену, а затем и обоих детей, чтобы те не могли рассказать об убийстве. Потом, говорил негр, фермер уехал на пароходе, продав землю одному из жителей Питсбурга. После извлечения из могилы оказалось, что труп женщины сплошь покрыт ранами, а на другой день пропали трупы детей…

Рассказав столько ужасных вещей, негр испугался темноты и надвигавшегося с берега тумана, в котором ему, вероятно, померещилась убитая женщина; без оглядки он вскочил обратно на паром и, не дожидаясь ответа путешественника, с помощью товарища живо погнал паром обратно.

Браун, а это был он, некоторое время смотрел вслед удалявшемуся парому, скоро исчезнувшему в тумане, сел на лошадь и направился к скалистому подъему, ведущему от берега реки к гористой части Арканзаса.

Достигнув конца подъема, Браун замедлил ход лошади, давая ей возможность передохнуть. Перед молодым человеком открывался довольно печальный вид: вся равнина была усеяна сплошным слоем песка и только в одном месте зеленел небольшой участок зелени, остаток поля, некогда возделываемого ирокезами – прежними обитателями этих мест, которые вынуждены были уступить свои владения белым пришельцам с востока.

Возле поля виднелась неказистая хижина, о которой наговорил так много страшного негр-перевозчик. Браун поехал прямо к этому жилищу, так как наступила темнота.

Хижина, к которой он приблизился, ничем не отличалась от многих подобных же построек, столь часто встречающихся в Северной Америке. Это был скорее временно построенный барак или сарай. Забор, окружавший сад, частью сгнил, частью был сожжен. Рядом с хижиной стояло другое полуразвалившееся здание, вероятно, кухня или кладовая. Все ясно говорило, что жилище давно покинуто.

Картина печального запустения неприятно подействовала на Брауна, и он уже подумывал, не провести ли ночь на свежем воздухе под открытым небом. Вдруг налетел порыв западного ветра, обдавший путника туманом, холодным и пронизывающим до костей, как зимний дождь. Колебаться не приходилось. Браун скрепя сердце спешился и стал устраивать для своего верного скакуна навес, затем вытащил торбу с маисом и, всыпав в валявшееся на дворе корыто, подставил лошади.

Позаботившись о лошади, Браун вошел в хижину и был приятно изумлен, найдя в камине оставленные кем-то недавно побывавшим здесь горячие еще угли и золу. Живо собрав охапку хвороста, он кинул его в камин, и скоро в нем запылал приятный огонек.

Браун сходил за своим плащом и седлом, которые и разложил перед камином, намереваясь здесь устроить себе постель на ночь. Поужинав куском дичи и маисовой лепешкой, молодой человек с наслаждением растянулся на своем жестком ложе, как будто это была самая мягкая и покойная кровать.

Греясь перед ярко пылавшим огнем камина и наслаждаясь ощущением покоя после долгой езды, Браун предался невеселым размышлениям, в которых главное место занимала, конечно, Мэриан. Мало-помалу грезы стали расплываться, мысли туманились, и он заснул, шепча имя любимой девушки.

Браун проснулся около полуночи от порывов холодного ветра, врывавшегося в каминную трубу, так как огонь уже погас. Он перенес постель в противоположный угол, собираясь проспать еще несколько часов. Но едва он успел улечься в темноте, как снаружи раздались чьи-то голоса. Браун не верил, конечно, рассказам негров, но все-таки приготовился к всевозможным случайностям, зарядив ружье и вынув нож. Затаив дыхание, он минуту-другую прислушивался, но все было тихо.

Вдруг дверь в хижину распахнулась, и кто-то произнес:

– Черт бы побрал эту проклятую развалюху, я никак не мог найти ее в темноте! Что за убийственная, однако, погода! Вот самое подходящее время для наших предприятий.

– Да, – отозвался другой голос, – благодаря этому дождю наши следы окончательно исчезнут.

– Тем не менее этот чертов дождь промочил меня до нитки. Не развести ли огонь?

– Это будет трудно сделать за неимением сухого хвороста и топора. Днем, уходя отсюда, я оставил под золою горячие угли, а теперь они так же сыры, как и земля. Однако нам нельзя долго оставаться здесь, я должен к утру быть на своей ферме.

– А вы не думаете, что было бы лучше привести наших лошадей сюда? – спросил опять тот же голос.

– Нет, мне бы не хотелось оставлять здесь лошадиных следов!

Браун, несмотря на подозрительные слова о дожде, как о благоприятной погоде для каких-то «предприятий», хотел выйти из своего убежища, но последние слова заставили его изменить решение. У него зародилось подозрение, не конокрады ли это, против которых выступили регуляторы.

Это предположение не замедлило подтвердиться дальнейшим разговором незнакомцев. Браун приготовил нож, так как знал, что если бандиты обнаружат его, ни в каком случае не станут церемониться.

– Когда вы собираетесь вернуться? – спросил тем временем один из незнакомцев другого.

– А право, не могу сказать точно. Вероятно, недели через три! Я отправляюсь довольно далеко.

– Не забудьте сделать то, о чем я вас просил, когда будете у маленького ручейка, протекающего около моего дома. Если регуляторы найдут около моей фермы следы, они будут производить тщательный обыск, а это крайне неприятно будет и вам и мне.

– А мне-то почему?

– Ну, если они что-нибудь найдут, тогда прощай наши лошади, а следовательно, и ваши барыши, да заодно, пожалуй, и наши головы!

– А, ну то-то, я было подумал о чем-то другом. Полно, не бойтесь! Все предосторожности будут, конечно, соблюдены. Когда я отведу в нужное место лошадей, вернусь, и тогда мы сочтемся. Хотя вы должны оказать полное доверие незнакомцу, который придет к вам от меня за лошадьми, однако денег ему не давайте, я лучше после сам их получу.

– Хорошо. А что, этот человек знает дорогу, по которой ему придется идти к моему дому?

– Конечно. Он же мне и указал ее!

– Но как же я узнаю, что это именно тот человек, которого вы ко мне прислали?

– Когда он подойдет к вам, то спросит: «Далеко отсюда до Фурш Лафава?», а вы ему отвечайте: «Очень близко, мой дом стоит на берегу реки». Затем он спросит: «Хороши ли окрестные пастбища?» Наконец, когда он попросит у вас дать стакан воды, вы можете больше не сомневаться, что это и есть тот самый человек.

– Вот и прекрасно! Лишние предосторожности не помешают. Ведь у меня могут в это время быть не только соседи, но и моя воспитанница, которая не должна ничего знать. О наших тайнах знает лишь моя жена, да и то я нахожу это опасным. Итак, прощайте, дружище, спокойной ночи. Мне пора. Как это вы рискуете оставаться в доме, про который рассказывают…

– О, это детские сказки, не больше!..

– Но что с вами? Чего вы насторожились?

– Мне послышался топот лошади.

– Этого не может быть! Наши лошади привязаны дальше чем за четверть мили отсюда. Ну, теперь, кажется, дождь перестал, идем!

В хижине опять воцарилась мертвая тишина. Браун, лежа на своей постели, ломал голову над вопросом, что это были за люди и какие они обсуждали дела. Наконец он решил получше воспользоваться оставшимся временем, накрылся с головой одеялом и заснул. Ему опять приснилась Мэриан. Она, казалось, избегала объятий своего жениха, а тот прилагал все усилия, чтобы поймать ее. Наконец он схватил молодую девушку, которая, придя от этого в ужас, кричала о помощи среди темной ночи и бури.

Браун, полуочнувшийся от этого страшного сна, сбросил с себя одеяло и встал. Он все еще недоумевал, действительно ли он слышал крик, или это ему приснилось.

Начинало рассветать.

Браун вышел из хижины, оседлал лошадь и немедленно тронулся в путь.

Первые признаки утра, бодрящий предрассветный ветерок и быстрота езды вернули всаднику прежнее приятное расположение духа.

Вдруг из-за поворота тропинки Браун лицом к лицу столкнулся с каким-то человеком.

– Ассовум! – воскликнул он, узнав в этом человеке своего друга краснокожего. – Как я рад тебя видеть! Куда идешь?

– Я уже пришел! – ответил индеец, пожимая руку Брауну.

– Так, значит, ты шел мне навстречу? Что же случилось?

– О! Очень много! Разве брат мой ничего не слыхал?

– Нет, нет, говори скорее!

– Неужели ты не знаешь ничего?

– Клянусь тебе, ничего! – весело воскликнул Браун. – Ведь я находился по ту сторону Арканзаса, откуда же мне знать, что здесь случилось?

– Но ведь это случилось до твоего отъезда!

– А, так ты говоришь о моей ссоре с Гитзкотом?

– Гитзкот убит! – строго произнес Ассовум, пристально глядя в глаза Брауну.

– Неужели? – искренне удивился тот. – Это ужасно!

– Еще ужаснее то, – подхватил индеец, – что виновником убийства считают моего белого друга. Конечно, никто не думает обвинять тебя за это, находя, что ты был вправе убить регулятора после его угроз…

– Ассовум! – решительно возразил молодой человек. – Ассовум, клянусь честью, я не виновен в этом! С тех пор как я расстался с Гитзкотом у Робертсов, я больше его не встречал! Неужели и ты считаешь меня убийцей?

Индеец только улыбнулся на эти слова возмущенного молодого человека.

– Ассовум, – сказал он, – не имел бы своим другом убийцу и грабителя!

– Что? Так, значит, меня еще и в грабеже обвиняют?

– Да, некоторые злые люди говорят так. Но Гарпер и Робертс не допускают и мысли об этом.

– Дай бог, чтобы все разъяснилось! – воскликнул Браун.

– Я сейчас осмотрю твою ногу, – сказал индеец, вытаскивая томагавк.

– Это зачем? – удивился Браун. – А, ты измерил следы убийцы?

– Да, – ответил краснокожий, прикладывая рукоятку томагавка к подошве сапога Брауна. – Так и есть! – радостно воскликнул он. – Твоя подошва на три четверти дюйма длиннее!

– Но не забудь, Ассовум, – сказал Браун, – что во время отъезда на мне были мокасины, а не эти сапоги. Там, на месте убийства, значит, были только следы сапог?

– Да, да, – отвечал Ассовум; лоб его наморщился от раздумья, и он некоторое время молча стоял около своего белого друга, что-то соображая.

– Ну ладно, – сказал он. – Теперь тебе пора возвращаться домой. Твой дядя от пережитого волнения захворал. Брату моему нужно поскорее оправдаться от возводимого на него обвинения.

– Так идем скорее, дорогой Ассовум! – отозвался Браун.

Индеец молча кивнул и пошел обратно по той же дороге, откуда шел навстречу молодому человеку. Брауну чуть не рысью пришлось ехать, чтобы не отстать от быстро шагавшего Ассовума, который на ходу рассказал своему спутнику все подробности находки и убийства Гитзкота.

Краснокожий сообщил еще, что утром того же дня встретил какого-то всадника на высокой лошади, но не мог разглядеть его лица, скрытого под полями сомбреро.

– Вероятно, это был один из тех людей, – сказал Браун, – разговор которых я слышал в хижине.

По дороге путники завернули на ферму Сингера, чтобы захватить у него лодку, так как река сильно вздулась и бурлила, и вброд через нее переправиться было бы затруднительно. Фермер с готовностью предложил им свою лодку, обещая на следующий день прислать лошадь Брауна со своим сыном прямо на ферму Гарпера, куда направились молодой человек с индейцем.

– Будьте поосторожнее, – предупреждал фермер, – река сегодня очень неспокойна, а моя ореховая скорлупка легко может перевернуться.

– О, вам на этот счет нечего беспокоиться: я сам недурной пловец, а Ассовум лучше всех здесь в окрестностях умеет управляться с лодкой.

– Ну хорошо, а лошадь вашу я завтра пришлю к мистеру Гарперу. Вас также зовут Гарпером?

– Нет, я – Браун.

– Браун? – удивился фермер. – Надеюсь, не тот Браун, который, как говорят…

– Про которого рассказывают, что он убийца Гитзкота, хотите вы сказать? – спросил Браун. – Да, это я! Но это говорили за время моего отсутствия. Теперь я возвратился, и сумею доказать свою невиновность.

– О, я из без того готов вам поверить, видя ваше открытое и честное лицо! – отозвался фермер.

– Ассовум, нам пора! – сказал Браун, прощаясь с фермером.

– Я готов! – отозвался стоявший у дверей индеец.

Путники дошли до берега и уселись в лодку. Ассовум сел за руль, а Браун на весла. Вскоре легкая лодка, управляемая ловкой рукой краснокожего, скрылась за поворотом реки. К концу дня путники достигли более широкого и безопасного места реки, благополучно миновав все опасные места. Браун бросил весла, а Ассовум продолжал править. Начало темнеть.

Вдруг Ассовум заметил на берегу реки какой-то огонь, мелькавший между кустами.

– Странно, – сказал Браун, также заметивший этот огонь. – Кто это мог его развести здесь? Нет ли тут поблизости какого-нибудь дома?

– Есть, – отозвался индеец, – заброшенная хижина, в которой Алапага должна была заночевать. В ней мы и остановимся.

Через минуту лодка была привязана к ветвям нависшей над водой ивы, и оба путника выскочили на берег.

Глава XVI Проповедь. Страшная весть

К заходу солнца на ферму Мулинса, сравнительно недавно поселившегося в этих местах, стали собираться с разных сторон всадники. То были фермеры-методисты, прибывшие с женами и дочерьми на проповедь, которую хотел прочесть здесь мистер Роусон. Женщины, собравшись в кружок на дворе перед домом, болтали, поджидая приезда обожаемого пастора.

– Странно, что такой аккуратный человек, как мистер Роусон, сегодня запоздал! – сказала одна из женщин.

– Он, вероятно, приедет вместе с Робертсами. Нет ничего удивительного, что он считает необходимым сопровождать свою невесту! – ответила миссис Мулинс.

– Так, значит, эта свадьба решена? – спросил кто-то.

– Да, мне об этом говорила сама миссис Робертс.

– Я думаю, что мистер Роусон сегодня не может поспеть сюда вовремя, – вмешался какой-то фермер. – Проповедник поехал по своим делам в Арканзас.

В это время подъехали Робертсы. Дамы бросились к ним навстречу, и среди расспросов, взаимного разглядывания туалетов и разговоров не заметили, как прибыл и сам Роусон.

Проповедник был очень бледен, и вымученная улыбка, которую он старался изобразить на своем лице, не могла скрыть его взволнованного состояния. Одна его рука висела, как плеть.

– Мистер Роусон! – обрадовались увидавшие его дамы. – Что с вами? Вы страшно бледны, уже не больны ли вы?

– О, не беспокойтесь, не беспокойтесь! Я просто устал после длинного переезда, который мне пришлось совершить.

С этими словами Роусон подошел к Мэриан, чтобы поздороваться с нею, и та заметила его повисшую руку.

– Не ранены ли вы, мистер Роусон? – спросила она.

– О нет! – ответил проповедник. – Это ушиб, который я получил вчера, упав с лошади. Она споткнулась о дерево, лежавшее поперек дороги, и сбросила меня на камень, о который я ссадил себе руку. Это была незначительная рана, но из-за ночного холода и сырости рука так распухла, что мне трудно ею владеть.

Дамы обступили проповедника, высказывая ему свои соболезнования, кто предлагая перевязать руку, кто обещая дать какую-то особенную мазь.

– Благодарю вас, дорогие мои, – отвечал Роусон, – за ваши заботы, но, право, это и так пройдет. А теперь пора приступить к молитве: это самое лучшее лекарство от всех болезней.

– Не лучше ли совершить богослужение в комнатах? – спросила миссис Мулинс. – Здесь, пожалуй, будет очень холодно.

– Нет, – ответил Роусон. – Слушателей слишком много, все там не поместимся.

При этих словах он покосился в сторону отдельной группы, расположившейся под деревом. Она состояла из мужчин-фермеров, среди которых находились наши старые знакомые: Куртис, Баренс, Робертс, Гарфорд и некоторые другие.

Как бы поняв его намерение заставить мужчин хоть невольно послушать проповедь, дамы тотчас же согласились.

В это время в группе мужчин раздались крики изумления. Они относились к выскочившему из-за кустов молодому человеку с бледным, расстроенным лицом.

– Гольвей, что с вами? Вы бледны как полотно. Что случилось?

– О! – воскликнул перепуганный юноша. – Я видел страшные вещи. В старой хижине, там, на берегу реки…

– Ну, что же? Что там такое? – посыпались на него вопросы.

– Подождите, дайте немножко вздохнуть, я совсем запыхался от бега. Там… в покинутой хижине… я видел… О, даже при одном воспоминании я содрогаюсь от страха… я видел труп индианки…

– Как? Что? – раздались возгласы. – Алапаги, жены Ассовума? Не может быть! Это ужасно!

Все были поражены этим страшным известием. У всякого невольно являлся вопрос, кому и зачем понадобилось убивать ни в чем не повинную женщину.

– Да рассказывайте же скорее, в каком положении вы ее нашли? Кто ее убийца? Как это все случилось?

– Я ничего не знаю, – отвечал Гольвей, – я бежал сюда, как сумасшедший, затратив на дорогу каких-нибудь полчаса. От страха у меня точно крылья выросли.

– Ну-ну, передохните и рассказывайте.

– Так слушайте, – сказал, отдышавшись немного Гольвей. – Вчера я охотился в лесу недалеко от реки, но замешкался и остановился на ночлег в камышах, у берега. Вы знаете, что я не из трусливого десятка, и не раз проводил ночь под открытым небом. Вчера же мною овладел какой-то непонятный страх, я развел большой костер. Однако все было спокойно, лишь собака принималась несколько раз лаять. Что касается меня, то мне только однажды послышалось фырканье лошади. Под утро я отправился отыскивать челнок, который мне обещал дать Госвел. Но долго не мог его найти. Напрасно я осматривал все заливчики и бухты реки, – так и не нашел ничего, кроме повешенного на суку дерева платка, в котором была завязана провизия, забытая, вероятно, каким-нибудь охотником. После тщетных поисков я решил подняться по реке мили на две, где, как я знал, находилась другая лодка. После получаса ходьбы я заметил большую стаю коршунов, сидевших на деревьях. Заинтересованный, я остановился, высматривая, зачем они здесь расселись. По моим предположениям, неподалеку где-нибудь медведь растерзал пекари, так как я встретил поблизости медвежьи следы. Подойдя ближе, я увидел хижину и вошел в нее. Великий боже, что за картина представилась моим глазам! Как одержимый, я бросился на ближайшую ферму, узнал, что все собрались здесь на проповедь.

– Но где же Ассовум? – спросил Робертс. – Быть может, он напал на следы убийцы и…

– И бросил свою жену без погребения? – перебил его Баренс. – Не может быть!

– Не сам ли Ассовум убийца? – спросил Смит, один из более ревностных слушателей Роусона. – Краснокожему не нравилось, что его жена посещает наши собрания!

– Я готов голову отдать на отсечение, что он этого не мог сделать! – возмутился Робертс. – Я знаю, как он любил ее. Однако медлить не резон: время идет, а до хижины неблизко. У вас есть факелы, Мулинс?

– Сколько угодно! – ответил фермер. – Я их наготовил, собираясь на будущей неделе на охоту. Ну что ж, мы воспользуемся ими сегодня. А где Роусон?

– Я здесь, – отозвался проповедник, до того времени молча стоявший у дерева. – Ехать действительно пора. Идемте же и постараемся найти виновника преступления!

– Боже мой! Неужели вы, мистер Роусон, тоже собираетесь ехать туда? Но ведь вы совершенно больны!

– Я не могу остаться. Мой долг призывает меня ехать с ними! – решительно отозвался проповедник. – Правда, рука сильно болит, но…

– О, мы ни в коем случае не отпустим вас! – так же решительно заявила Мулинс. – Вид трупа сильно повлияет на ваши и без того слабые сегодня нервы.

– Но ведь есть обстоятельства, когда…

– Конечно, останьтесь здесь, – вмешался Робертс, – ваше присутствие там сегодня вряд ли необходимо. Вот завтра на похоронах – другое дело, попросим вас присутствовать, если вы хоть немного оправитесь.

Роусон кивнул головою в знак согласия и направился к дому. Тут ему преградила дорогу Мэриан, сильно взволнованная известием об убийстве. Все поведение ее жениха, его волнение, его решимость ехать, несмотря на усталость и боль, пробудили в девушке искреннее сочувствие к проповеднику, и она впервые почувствовала, что жизнь с ним будет, пожалуй, совсем не так тяжела, как это ей казалось.

Движимая таким чувством, она остановила Роусона и ласково, хотя и застенчиво сказала ему:

– Добрый вечер, мистер Роусон! Постарайтесь заснуть сегодня пораньше и спите спокойно, чтобы завтра быть совершенно бодрым и здоровым. От души желаю вам этого!

Смущенный неожиданной приветливостью, Роусон потерял было на секунду свое обычное самообладание. Вид этой невинной девушки, своими чистыми глазами с преданностью смотревшей на него, еще не смывшего кровь своей последней жертвы, сильно подействовал на проповедника. Но Роусон сдержался, склонился к Мэриан, поцеловал ее в лоб и, не говоря ни слова, направился уже твердыми шагами к дому, где намеревался хоть не надолго передохнуть от усталости и волнения прошедшего дня.

– Что за дивной души человек! – набожно сложив руки, прошептала миссис Смит.

– Поистине святой! – отозвалась миссис Шлатер, слышавшая это восклицание своей подруги. – Как побледнела бедная Мэриан, услышав об убийстве: у нее тоже нежное сердце!

– Все-таки Мэриан должна благодарить Бога, что будет иметь такого мужа, как достопочтенный мистер Роусон!

– А когда должно совершиться их бракосочетание? – спросила одна из женщин.

– Кажется, через месяц, когда мистер Роусон окончательно приведет свои дела в порядок и как следует устроится в своем новом помещении. Но смотрите, наши мужчины уже собираются уезжать, а о нас и не думают. Значит, нам опять придется ехать домой одним, как и сюда!

– Да, мой муж, например, очень не любит, когда ему приходится ехать вместе со мной, – сказала миссис Баренс. – Тем не менее и нам пора отправляться.

С этими словами она подвела лошадь к стволу дерева, чтобы поудобнее усесться в седло, и тронулась вперед.

Большинство ее собеседниц последовали ее примеру и, также усевшись на лошадей, поехали вслед за удаляющимися мужчинами, не преминув, однако, неоднократно посоветовать хозяйке дома хорошенько заботиться и беречь оставшегося на ее попечении больного и утомленного проповедника – кумира их всех. Та, в свою очередь, заверяла приятельниц, что будет заботиться о нем больше, чем о собственном ребенке.

Глава XVII У тела Алапаги

Четыре мили, отделявшие ферму Мулинса от заброшенной хижины на берегу реки, фермеры проскакали очень быстро.

Достигнув крайних деревьев около хижины, все спешились, привязали лошадей к ветвям и молча остановились. Ни одним словом не была нарушена таинственная тишина, царившая над покинутым жилищем, хотя приехавших было около пятнадцати человек. Некоторые из них, также молча, будто по какому-то предварительному сговору, стали разводить костер. Затем все осторожно подошли к самому порогу хижины, и глазам всех представилось ужасающее зрелище.

Перед ними лежал труп Алапаги, носивший несомненные следы насильственной смерти. Охотники в изумлении столпились вокруг неподвижного тела, освещая помещение пылающими факелами.

– Несомненно, она кем-то убита, друзья мои! – печально сказал Робертс.

– Конечно! Это сразу видно! – отозвались несколько человек.

Действительно, на груди женщины зияла широкая рана, нанесенная каким-то режущим орудием. Две такие же раны, на которых также запеклась кровь, были нанесены, очевидно, тем же орудием. Судя по истоптанному земляному полу, индианка отчаянно сопротивлялась.

– Господа! – обратился к присутствующим Робертс. – Не может ли кто-нибудь из вас высказать свои соображения? Я, по крайней мере, решительно не могу никого заподозрить в этом гнусном преступлении.

– Да и мы тоже не можем ничего сказать! – отозвались некоторые из собравшихся.

– А кто из вас видел ее за последнее время? – спросил один фермер.

– Я, – сообщил Вильсон, – видел ее вчера днем. Она шла с Ассовумом, мирно беседуя, по берегу реки. Впрочем, кто может заглянуть в душу краснокожего?!

– О, за Ассовума я готов поручиться собственной головой! – вмешался Робертс. – Я клянусь, что он не виновен в этом преступлении!

– Что за преступление, в котором подозревают Ассовума? – внезапно произнес сам индеец, незаметно подошедший вместе с Брауном.

Ассовум быстро вошел в хижину. Охотники молча расступились, давая ему дорогу. Никто не решился предупредить краснокожего, что ждет его. Вдруг он чуть не наткнулся на распростертый на земле труп жены.

– Ох! – простонал он, замирая на месте от ужаса. – Не может быть!

– Боже мой! – воскликнул вошедший за ним Браун. – Алапага убита!

Ассовум вдруг как-то сразу сник, только глаза его, горевшие мрачным огнем, сурово оглядывали лица окружающих, как бы отыскивая убийцу. Рука судорожно сжимала рукоятку томагавка.

Браун, не менее своего друга индейца пораженный представшим зрелищем, тихо выступил вперед и произнес:

– Друзья! Это уже второе убийство, совершающееся у нас. В одном из них обвиняют меня, и для этого-то я и приехал, чтобы оправдаться перед вами. Кого же вы назовете убийцей второй жертвы? Ведь не меня же опять? Друзья! Я собирался надолго покинуть нашу страну и отправиться в Техас, но теперь меняю свое решение. Я остаюсь и, клянусь вам, добьюсь правды! Эта бедная индианка вверилась нам, белым, жила среди нас, была приятна и общительна. Муж ее также дорожил дружбой белых. Так неужели мы лишь сочувствием заплатим двум честным людям за их доверие? Нет! До сих пор я осуждал регуляторов за их беспощадность и своеволие, а теперь вижу, что они правы: иначе поступать и нельзя. Отныне я присоединяюсь к их обществу и здесь, над телом убитой жены моего лучшего друга, клянусь не успокоиться до тех пор, пока не разыщу и должным образом не отомщу гнусным убийцам Алапаги и Гитзкота! Товарищи! Кто хочет действовать со мной заодно и помочь мне своей храбростью и силой?

– Все мы готовы! – разом воскликнули собравшиеся охотники. – Руководи и распоряжайся нами, как сочтешь нужным!

Затем по предложению Брауна часть охотников стала нарезать ветви, чтобы устроить носилки для переноса убитой индианки в ближайшее жилое помещение, но Ассовум отстранил всех рукою, сделав знак, как бы прося их удалиться отсюда.

– Что ты хочешь делать, Ассовум? – спросил Браун.

– Я останусь здесь один… пробуду всю ночь над трупом Алапаги! – печально сказал индеец.

Никто не решился противоречить убитому горем индейцу, и фермеры, один за другим, тихонько покинули хижину. Столпившись поодаль, они стали совещаться, что делать дальше.

– По-моему, – сказал Баренс, – нам следует остаться на ночь здесь. Завтра, по крайней мере, не придется терять времени на лишний переезд.

– Нет, – отвечал Браун, – я не могу остаться здесь, потому что дядя мой, как передавал Ассовум, болен, и Алапага хотели снести ему дичи. К сожалению, теперь она этого сделать не может, и о нем должен позаботиться я. Отправимся обратно к Мулинсу, а завтра я с Вильсоном навещу дядю, да кстати захвачу с собою и лодку для перевозки тела, так как, вероятно, Ассовум захочет похоронить жену около своего жилища по ту сторону реки. У Мулинса мы поговорим и с Роусоном относительно похорон.

– Так-то так, – согласился Баренс, – но не думаете ли вы, что следовало бы поискать следы убийцы здесь, на берегу? Быть может, мы что-нибудь и обнаружим.

– Это совершенно бесполезно! – возразил Браун. – Дождь шел всю ночь и наверняка смыл все следы.

Фермеры согласились с молодым человеком и, не беспокоя больше краснокожего, отправились обратно к Мулинсу.

Долго сидел индеец в полутемной покинутой хижине, вперив взор в бездыханное тело любимой жены. Огонь костра мало-помалу угасал, чуть освещая бронзовое лицо Ассовума, с напряжением обдумывавшего что-то.

Вдруг он внезапно вскочил, раздул угли потухшего было огня, подбросив в него несколько сухих ветвей, и снова уселся против тела, не сводя с него глаз. Ему показалось, что любимая подруга шевельнулась, что грудь ее чуть колыхнулась от дыхания, что губы полуоткрылись. Но нет! Она оставалась неподвижна. Тяжелый вздох разочарования вырвался из груди Ассовума.

Просидев в таком положении около часа, Ассовум опять поднялся. Он, конечно же, не оставил надежды обнаружить следы убийцы и внимательно стал исследовать внутренность хижины. К сожалению, земляной пол был весь истоптан. Это, однако, не обескуражило индейца, и он по-прежнему упорно и методично продолжал свои поиски, не упуская из виду ни одного клочка земли, ни одной соломинки, ни одного сколько-нибудь подозрительного предмета.

Наконец, он облегченно вздохнул: поиски увенчались успехом. Около оленьего мяса он обнаружил ясный отпечаток башмаков, которые носил обыкновенно Браун, но следы которых были найдены на месте убийства Гитзкота.

«Кому же принадлежит этот след? – спросил себя индеец. – Брауну ли, недавно стоявшему здесь со мной, или убийце Гитзкота, из-за которого пало подозрение на Брауна?»

И краснокожий продолжил осмотр. Вот он радостно воскликнул, и в глазах его сверкнуло удовлетворение: у стены валялся окровавленный томагавк Алапаги. Видимо, он уже после был вырван и отброшен в сторону. Выходит, сопротивляясь, Алапага ранила своего убийцу! Эта мысль хоть немного успокоила мстительность Ассовума. Недаром отдала свою жизнь его любимая жена. Больше он ничего не нашел в хижине.

После тщательного обследования помещения индеец вышел из хижины и стал рассматривать и исследовать ее снаружи. Тут уже не было ни малейших следов чьего-либо пребывания. Проливной дождь смыл и уничтожил буквально все. Правда, у самого берега реки Ассовум обратил внимание на обломанные нижние ветви дерева, но под ним не осталось никаких следов.

Тогда Ассовум решил заняться приготовлением тела к предстоявшему назавтра погребению. Он положил Алапагу на разостланный на полу свой плащ, тщательно обмыл тело и волосы, затем сложил ее руки на груди. Правая была крепко сжата, и он уже хотел было так и оставить ее, как ему почудился зажатым в этом кулаке какой-то предмет. С усилием разжал он закоченевшие пальцы жены и увидел большую роговую пуговицу, оторванную, по-видимому, во время борьбы от одежды убийцы.

Несмотря на кажущуюся важность такого открытия, Ассовум только печально покачал головой и спрятал ее в карман; он не надеялся по этой примете найти убийцу: такие пуговицы были у многих.

Потом он опять тихонько уселся у тела Алапаги и оставался в таком положении всю ночь. Огонь давно угас, а Ассовум все сидел, бесцельно вперив взор в бездыханный труп той, которая была для него дороже всех на свете…

Только когда утренний легкий ветерок зашелестел в вершинах деревьев, снаружи послышался какой-то шум, а затем на пороге хижины показались Браун с Вильсоном.

Не обращая внимания на вошедших, Ассовум оставался все в том же застывшем положении. Наконец Браун тихонько дотронулся до плеча своего друга. Только тогда индеец очнулся от своего оцепенения.

– Вставай, Ассовум! – сказал молодой охотник. – Пора приготовиться к похоронам. После погребения мы хорошенько подумаем и о мести убийце!

Индеец машинально повиновался, точно еще не понимая, что ему говорят, и так же машинально произнес:

– Да, да, отомстить за нее! Идем, белый друг!

С этими словами краснокожий засунул за пояс маленький томагавк жены и помог белым перенести труп Алапаги в пригнанную ими лодку.

Вильсон предложил было Ассовуму подкрепиться стаканом виски, но тот только махнул рукой: теперь ему не нужно было ни подкрепления, ни тепла. К усталости и к холоду он был совершенно нечувствителен.

Повинуясь мощным ударам весел, лодка быстро поплыла вверх по реке к расположенной милях в десяти отсюда ферме Гарпера.

Глава XVIII Похороны

Ферма Гарпера стояла в пятистах футах от берега. Несмотря на то что она была приобретена владельцем совсем недавно, земля ее была уже почти полностью расчищена и кое-где засеяна маисом. Повсюду валялись срубленные стволы деревьев, свидетельствуя об интенсивной деятельности, проявленной хозяином до болезни.

Сам дом был устроен так удобно и прочно, как немногие из жилищ здешних неприхотливых и нетребовательных жителей. Все носило отпечаток прочности и солидности. Двойные рамы окон, отлично пригнанные двери, добротная крыша и толстые стены говорили о том, что строитель заботился о своих удобствах и ставил дом на долгие годы. Не довольствуясь близостью реки, он выкопал еще для питьевой воды на дворе фермы колодец. Вокруг жилища были разбросаны несколько сараев и кладовых. Все дышало достатком и трудолюбием. По двору бродили куры, с кудахтаньем отыскивая корм, а к забору были привязаны две прекрасных лошади северной породы, которые сильными ударами копыт о землю выражали свое нетерпение и требовали сытной утренней порции маиса.

На площадку перед этим-то домом и приехали фермеры, предоставившие Ассовуму и Брауну заняться перевозкой убитой Алапаги. Приехавший вместе с остальными Робертс крайне удивился полному безлюдью, царившему на дворе и вообще вокруг фермы. Когда же он, приотворив дверь, вошел внутрь жилища своего доброго знакомого, ему стала понятна причина запустения: Гарпер лежал, разметавшись на кровати в лихорадочном бреду. Это-то и помешало ему, обыкновенно такому гостеприимному хозяину, встретить своих гостей как подобает.

Странным казалось то обстоятельство, что Гарпер, не имевший ни одного врага, а много друзей и пользовавшийся симпатиями всех людей, знавших его, валялся теперь без всякой помощи и участия и около него не было ни одного живого существа, которое могло хотя бы подать ему стакан воды.

Робертс и Баренс, наиболее симпатизировавшие старику, почувствовали некоторые угрызения совести и, подойдя к больному, взяли его за руки. Гарпер бредил и не узнавал их. Он говорил что-то об охоте, о своих приключениях, о племяннике, убившем своего противника, который теперь, как ему казалось, стоял перед ним с обагренными кровью врага руками, протягивая их к постели.

Как раз в это время вошел приехавший для совершения погребения Роусон.

– Назад! Прочь! – закричал ему прямо в лицо метавшийся на постели Гарпер. – Твои руки еще в крови, несчастный убийца! Умой их поскорее, а то они выдадут тебя! Да спрячь нож. О, ты меткий стрелок: таких ран не залечишь!

Методист, не поняв, в чем дело, страшно побледнел, отступил назад и взглянул на Робертса, склонившегося над больным, как бы требуя ответа.

– Мой друг болен, – ответил тот. – Он бредит об убийстве Гитзкота Брауном и не может успокоиться.

– Странный, однако, бред! – сказал Роусон, еле справляясь со своим волнением и подходя к кровати.

– Гарпер, – обратился он к больному, – полно, успокойтесь! Здесь ваши друзья.

С этими словами методист положил свою холодную руку на пылавший лоб больного. Гарпер, не дав еще тому времени договорить последних слов, закричал:

– О, как мне тяжело! Дайте мне хоть каплю воды! Я вам все скажу… это не я убил его… нет… Да! Я все знаю, я все вам расскажу. Да, это я убил его! Я сделал тот выстрел, который стал для него смертельным!

Старик больше не мог ничего произнести: он окончательно обессилел и беспомощно упал на подушку.

– Роусон, – сказал проповеднику Робертс. – Побудьте с больным, пока я сбегаю за водой. Он очень страдает, его мучит жажда. Кстати, я позабочусь и о корме для наших лошадей.

До прибытия Ассовума и Брауна с телом индианки Баренс и без Робертса уже позаботился о лошадях и стал приводить в порядок дом Гарпера, запущенный во время болезни хозяина и отсутствия его племянника. Затем он помог Робертсу смочить голову больного водою и дать ему напиться.

Благодаря такому уходу больной несколько успокоился и заснул глубоким сном.

Приблизительно через четверть часа после этого давно ожидаемая лодка пристала к берегу. Браун и Вильсон при помощи Ассовума перенесли оттуда тело Алапаги на берег и положили его около громадного дуба.

– А где вы собираетесь рыть могилу? – спросил Мулинс, подходя к вновь прибывшим.

Ассовум, услыхав это, отвел Брауна за руку в сторону шагов на сто, поближе к своему вигваму, построенному по индейскому обычаю из кусков древесной коры и крытому звериными шкурами.

Неподалеку находился индейский могильный курган, каких много встречается в наиболее отдаленных частях Северной Америки и в наше время[11].

– Пусть нежный цветок лугов, – сказал он, указывая на курган, – покоится здесь. В этом кургане погребено немало моих братьев краснокожих. Среди них найдет себе приют и Алапага. Они умерли, наказанные Великим Духом за междуусобную распрю, и их пепел зарыт под этим холмом.

Белые, конечно, не стали препятствовать желанию Ассовума, и Браун с Вильсоном тотчас же принялись копать на указанном месте глубокую яму – последнее прибежище Алапаги. Затем они принесли заготовленный еще вчера гроб и собирались положить туда тело, Ассовум, однако, не согласился на подобное погребение. Он поспешил принести из вигвама несколько высушенных шкур, бережно обвязал ими Алапагу и тогда только, с помощью Брауна, уложил тело жены в гроб.

Тем временем другие фермеры, также желая чем-нибудь помочь при похоронах, сбегали в дом за гвоздями и молотком и хотели заколотить крышку гроба, но краснокожий опять воспротивился, сам обвязал гроб и крышку крепким лассо и сам спустил гроб в могилу.

Тогда из дому вышел Роусон и стал готовиться к исполнению своих обязанностей священника. Ассовум и тут хотел было воспротивиться желанию белого, но, вспомнив, вероятно, о том, что жена его при жизни приняла христианскую религию, только безнадежно махнул рукой и, отходя к стороне, опустился у края могилы, закрыл лицо руками и зарыдал.

До сих пор Ассовум, занятый хоть чем-нибудь, боролся со своим горем, считая недостойным мужчины плакать и поддаваться печали, но теперь, когда все было кончено, когда труп его верной Алапаги находился в могиле, этот крепкий, мужественный сын прерий не выдержал и разразился такими рыданиями, что белым стало вчуже[12] жаль его. Привычный к невзгодам и заслуживавший уважение и восхищение своим мужеством, он не меньше заслуживал и сочувствия в своем горе. Плечи его вздрагивали от сдерживаемых рыданий, а горячие слезы, пробиваясь сквозь пальцы, катились по его пылающим щекам и орошали землю, готовившуюся навеки поглотить его обожаемую подругу. Теперь только краснокожий с грустью понял, что он потерял со смертью этого дорогого ему существа, скрасившего своею любовью всю его печальную, полную опасности и лишений жизнь.

Методист с неподражаемым спокойствием начал надгробную речь по женщине, которую недавно убил собственными руками. Он восхвалял добродетели умершей, от тьмы языческой религии обратившейся к свету христианства; напомнил слушателям о ее почтительности и уважении к мужу, о ее добром, незлобивом отношении к окружающим и ее трудолюбии, набожности и просил Бога простить грешницу, кровь которой в минуту гнева он допустил пролиться за что-то; просил и забвения убийце.

Роусон только что кончил свое надгробное слово, как с ужасом попятился перед выросшей перед ним фигурой краснокожего, который, одной рукой сжимая томагавк жены, а другой указывая на него, произнес:

– Белый! Зачем ты просишь Алапаге помилования у своего бога? Алапага отреклась от веры предков и за то наказана Великим Духом!

Роусон хотел было возражать, но краснокожий одним взглядом охладил его порыв.

– Ты еще просишь о прощении убийцы. Так знай, я всю жизнь свою отдам на его розыск. Я не успокоюсь до тех пор, пока он не будет достойно наказан. Великий Дух слышал мою клятву мщения у тела жены и поможет мне. Если я умру, не исполнив ее, он не примет меня к себе, как честного мужа. Нет пощады гнусному убийце, отнявшему у Ассовума его сокровище!

Роусон, все время пытавшийся что-то сказать, воздел руки к небу, произнося:

– Боже, прости необдуманные слова мщения, произнесенные этим человеком в порыве гнева и отчаяния!

Присутствующие молча слушали речь проповедника, спор его с краснокожим и заключительные слова.

Ассовум не сказал более ни слова и опустился перед могилой на колени, предоставив белым завершить церемонию похорон и засыпать могилу.

После этого большинство фермеров разъехались по домам, у дома Гарпера остались только Вильсон и Баренс, решившие помочь Брауну в уходе за дядей. Роусон также собирался уехать, когда Браун подошел к нему, поблагодарил за погребение индианки и просил остаться, но методист отговорился тем, что у него много хлопот перед свадьбой. Затем он смиренно поклонился и с напускным благочестием, преклонив колена перед могилой убитой им женщины, отправился в путь.

Браун, невольно вернувшийся к печальным воспоминаниям, под влиянием слов Роусона о свадьбе грустно смотрел вслед человеку, похитившему его счастье. Любимая девушка, жизнь с которой рисовалась ему прежде в радужных красках, принадлежала теперь другому, с которым будет связана в скором времени неразрывными узами. Только смерть могла порвать эти узы, скрепленные перед алтарем. Он терял любимую навсегда.

Браун молча пожал руку Ассовуму, затем направился к постели больного дяди, а краснокожий остался у могилы жены сооружать над ней навес из древесной коры для защиты от непогоды.

Солнце уже спускалось к горизонту, когда индеец окончил свое занятие. Окинув еще раз взглядом сооружение, он наклонился к могиле и концом томагавка сделал отверстие в земле, как раз против того места, где находилась голова умершей.

– Зачем ты переделываешь могилу? – спросил Браун, вернувшийся сюда, чтобы предложить своему другу, не принимавшему пищи уже более суток, хоть немного подкрепить свои силы.

– Я ничего не переделываю! – отозвался индеец. – А только проделал отверстие, через которое душа Алапаги могла бы беспрепятственно вылетать из могилы и опять возвращаться туда, когда ей вздумается.

– Душа никогда не может возвратиться, дорогой друг! – печально сказал Браун. – Она улетела на небо и никогда не спустится больше на землю.

– О, мой друг ошибается! – возразил индеец. – Ведь у человека две души. Да, две! – сказал он, видя изумление Брауна. – Когда Ассовуму становится грустно по прежним местам и людям, его душа отправляется туда, к ним, как бы велико это расстояние ни было. Его душа уносится иногда к дверям вигвама, где он когда-то играл ребенком. Она видит там и своего любимого отца, который учит маленького Ассовума стрелять из лука, и ласковую мать, вскормившую его. Ассовум же в это время находится здесь, в своем вигваме, среди белых, далеко от тех мест, и дышит, и живет. Как бы он мог жить, если бы у него была только одна душа? Нет, у краснокожего две души!

Браун не стал возражать, а принес индейцу съестного. Тот сложил это у могилы, а сам уселся тут же. Он развел огонь и всю ночь заботливо поддерживал его.

Белые, спавшие в хижине, слышали доносившиеся к ним жалобные стоны и мрачные песни молившегося на могиле жены краснокожего вождя.

Часть II Суд Линча

Глава I Охота на пуму

Cо времени убийства Алапаги прошло около двух недель, а ее гнусный убийца оставался еще неразысканным, несмотря на все старания Брауна, который после выздоровления дяди посвящал розыскам все свое время. Ассовум почти не помогал своему другу, дни и ночи проводя на могиле жены. Однако в одно прекрасное утро его не нашли на обычном месте: индеец скрылся, не предупредив никого, даже Брауна. Куда он отправился, никто не знал.

Окрестные фермеры, взволнованные двумя недавними убийствами и видя бессилие местных властей в деле розыска и наказания убийц, решили, несмотря на первые неудачи, сами приняться за это и хоть как-нибудь обезопасить свою жизнь и жизнь своих близких. Они почти все сочли за лучшее вступить в небольшой сначала отряд регуляторов и на ближайшую из суббот назначили общее собрание для обсуждения некоторых мер, в число которых входил допрос подозрительных личностей округа. Допросом регуляторы рассчитывали выяснить кое-что и, быть может, напасть на следы убийц.

Помимо розыска убийц Гитзкота и Алапаги, фермеры также надеялись, что при допросах подозреваемых может выясниться и виновник или виновники постоянных за последнее время краж лошадей, – обстоятельства, крайне беспокоившего колонистов, высоко ценивших своих действительно прекрасных и добытых путем тяжким трудов и забот лошадей. Многие высказывали предположение, что виновники конокрадств и убийств одни и те же лица, от которых нужно, стало быть, избавиться, и чем скорее, тем лучше.

На берегах Фурш Лафава, поросших густым тростником, обычное безмолвие векового леса и прерий в солнечный день, вскоре после описанных трагических событий, было нарушено звуком рогов и собачьим лаем, раздававшимся в чаще. Здесь происходила охота на зверей.

По широкой прогалине болота на взмыленной лошади полным галопом скакал наш знакомец Робертс, криком и свистом подбодряя своих собак, мчавшихся по следам зверя.

Другие охотники также старались не отставать от несшихся впереди собак, которые то показывались между кустами, то снова скрывались в чаще. Препятствия, встречавшиеся на пути, не смущали привычных к такого рода скачке всадников.

Впереди скакал Робертс, заметивший, что собаки уже учуяли зверя и бегут по верному следу. Чтобы не терять времени на объезд препятствий и задержки перед густой сетью лиан, переплетавших стволы деревьев, он держал в правой руке охотничий нож, успешно работая им на всем скаку и прочищая себе путь. В левой руке у него была наготове заряженная винтовка. Вдруг, огибая одно дерево, стоявшее на пути, всадник не успел разглядеть другого, и его лошадь со всего маху налетела на какой-то куст, поскользнулась, упала, а за ней покатился на землю и сам хозяин.

Животное, освободясь так внезапно от седока и почуяв свободу, снова ринулось вслед за гончими, оставив Робертса барахтаться в грязи. Тот собрался было кликнуть лошадь обратно, но только безнадежно махнул рукой, увидев, что она бесследно скрылась в чаще деревьев.

Постояв немного, охотник решил, что лучше хоть как-нибудь продвигаться вперед, чем оставаться на месте, и, вытерев нож о землю, бегом поспешил по тому направлению, куда умчались и собаки и лошадь. Но вскоре его остановило новое препятствие: перед ним протекала в довольно крутых берегах река, через которую необходимо было переправиться. Робертс остановился, обдумывая способ переправы. Неподалеку он заметил на берегу полусгнивший ствол дерева, около которого виднелись подозрительные следы какого-то хищника.

Несколько дней назад пума утащила из его табуна одного жеребчика, а на следующий день – прекрасную молодую лошадь. Охотник предполагал, что зверь должен был после такой лакомой добычи отправиться отдыхать в свое логовище, находившееся по ту сторону реки. Следовательно, нужно было предупредить хищника и самому направиться туда же.

Сбросив с большим трудом ствол в реку, Робертс поместился на нем и оттолкнулся от берега, старательно оберегая винтовку от брызг. В этот момент отчаянный лай и визг собак показал ему, что преследуемый ими враг недалеко. Не успел он опомниться, как на берегу, между кустами, мелькнул силуэт зверя.

То была пума, спасавшаяся от преследования собак. Не долго думая, она ринулась в воду, и так близко от охотника, что обдала его каскадом брызг, и быстро поплыла на противоположный берег.

Робертс на минуту остолбенел от неожиданности, но потом опомнился и схватил свой, к счастью, не замоченный карабин. Лишь только голова вынырнувшего зверя показалась над водой, он прицелился и выстрелил. Раненая пума высоко выпрыгнула из воды и снова поплыла к берегу. Ободренный более или менее удачным выстрелом, охотник испустил торжествующий возглас, но в ту секунду ствол под ним повернулся от неосторожного движения, и он свалился в воду. Собаки, появившиеся в это время у воды, разъяренные долгим безуспешным преследованием, приняли скрывшегося под водою, вместе с ружьем, охотника за зверя, и бросились в воду. Тут вынырнувший Робертс осознал всю опасность для себя такой ошибки собак и поспешил к противоположному берегу.

Едва он успел туда выбраться, как следом за ним там очутились и собаки, бросившиеся прямо на него. Робертс стал отбиваться от них ружейным прикладом, крича:

– Назад, проклятые собаки! Назад, Полли! Как тебе не стыдно бросаться на хозяина! Назад!

Стая гончих Робертса наконец узнала хозяина и обступила его, радостно виляя хвостами. Уклоняясь от неумеренной ласки своих собак, Робертс отступил назад, поскользнулся и опять рухнул в воду.

Как раз в этот момент на другом берегу показался Баренс и впал в ту же ошибку, что и собаки: он принял Робертса за упавшую в воду пуму. Прицелившись, Баренс уже готовился спустить курок, но собаки плотно окружили упавшего хозяина. Не желая подстрелить в этой свалке собаку, Баренс подождал с минуту, и велико было его удивление, когда он узнал в поднявшемся на ноги существе своего приятеля!

Пока все это происходило, собаки, почуяв след зверя по оставленной им кровавой дорожке, бросились снова вперед и настигли пантеру в лощине.

– Эй, Робертс! – закричал Баренс. – Какого дьявола вы залезли в реку? Что вы там забыли?

– Раков ловлю! – сердито отозвался охотник, безуспешно стараясь вылезти на крутой берег.

Несколько раз он обрывался, но наконец вылез и, не обращая внимания на оклики Баренса, скрылся в кустах. Тот поспешил обратно к лошади, которую оставил неподалеку, и поскакал вверх по реке к находившемуся немного выше броду. Переправляясь через реку, Баренс услыхал ружейный выстрел и ожесточенный лай собак. Подъехав к собравшимся охотникам, он увидел на дереве судорожно вцепившуюся в кору пуму. Однако раны, полученные ею, были, очевидно, довольно тяжелы, так как зверь вскоре ослабел и упал на землю в гущу окружавших ее собак, успев все-таки вцепиться в горло одной из них. Долго охотники не могли отнять у собак еще трепетавший труп пумы, который они остервенело рвали. Кук – владелец раненной пумой собаки, видя, что та все равно не выживет, пристрелил ее на месте, избавив от мучений.

– Это уже седьмая по счету собака, – сердито сказал Баренс, – которую приходится убивать. Глупые животные в пылу преследования нисколько не берегутся, и вот результаты!

– Да, – отозвался дрожавший после невольной ванны Робертс, – собаки вообще очень неосторожны; в прошлом году медведь на моих глазах искалечил сразу трех!

– Ба, Робертс! – рассмеялся Баренс. – Разведите-ка лучше костер, чтобы погреться. Кук, а вы откуда явились? Здравствуйте! Это вы убили пуму?

– Да, – отвечал Кук. – Я был у Гарпера, услыхал лай собак и присоединился к вам!

– А, так, значит, мы неподалеку от фермы Гарпера? – спросил Робертс.

– Всего в какой-нибудь четверти мили, – ответил Кук. – Пойдемте к нему сушиться, Робертс!

– Сначала мне бы хотелось отыскать мою лошадь!

– Да вон ее ведет Мулинс. Эй, Мулинс, где вы ее поймали?

– Возле брода. Лошадь стояла совершенно спокойно, несмотря на близость хищника, и мне не стоило большого труда поймать ее. Получайте!

Решив отдохнуть у Гарпера, охотники стали собираться в путь, созывая собак. Матерую пуму Кук предложил положить на спину его лошади, уверяя, что она – воплощение кротости, послушания и храбрости. Однако «воплощенная кротость» моментально взвилась на дыбы, едва лишь подтащили к ней хищника. Пришлось положить пуму на другую лошадь, которая тоже, чуя на своей спине страшного врага, дрожала, храпела и встряхивалась, как бы желая поскорее освободиться от почетного, но неприятного трофея сегодняшней охоты.

Через несколько минут охотники подъехали к дому Гарпера.

Глава II Рассказ Кука. Гарпер и Баренс

Дом Гарпера пребывал все в том же беспорядке, как и в день смерти Алапаги. Со смертью индианки, приходившей прибирать внутренность жилища, некому было позаботиться о приведении в порядок запущенного хозяйства. Соседи жили далеко, а Браун был целыми днями занят розысками убийц и конокрадов. Сам Гарпер, хотя уже и начавший поправляться после болезни, выглядел еще скверно. Из цветущего, румяного, пышущего здоровьем мужчины он превратился в сгорбленного старика, с ввалившимися глазами, выдавшимися скулами и пепельно-серым цветом лица. Вообще он производил удручающее впечатление на прямо-таки не узнававших его соседей, которые, с тех пор как ему стало полегче, частенько стали заглядывать к нему на ферму скоротать с одиноким стариком вечерок. Наиболее частым гостем Гарпера стал Баренс, быстро подружившийся с ним.

Появление неожиданных гостей, да еще в таком большом количестве, произвело самое отрадное впечатление на фермера, в этот момент лежавшего на постели. Он сразу оживился, повеселел, глаза прояснились. Радушно протянул Гарпер свои исхудавшие руки к гостям и произнес:

– Какой приятный сюрприз, джентльмены! Робертс, это вы, наверное, догадались завернуть с охоты ко мне и пригласить с собой и друзей, благодарю вас! Ба, да вы точно из воды только что вылезли: платье совершенно мокрехонько. Билл, дай мистеру Робертсу переодеться!

– Нет, нет, не нужно, не беспокойтесь! – ответил Робертс, отказываясь от принесенной Брауном одежды. – Что за телячьи нежности! Вот лучше скажите, молодой человек, отчего вы так долго не заглядывали к нам? Жена очень обижается на вас. Помните случай с пумой, когда вы последний раз были у нас и ходили гулять с Мэриан? Так можете себя поздравить: Кук нашел ее через два дня, то есть не ее, а только шкуру да кости, остальное расклевали коршуны!

Браун молча слушал напоминание о своем последнем свидании с Мэриан, ни одним жестом не выдав своего волнения.

– Полно болтать, Робертс, – сказал Кук, – вы действительно рискуете простудиться. Садитесь-ка лучше к огоньку! Да и вам, Гарпер, не мешает лечь и укрыться как следует одеялом; мы столько холодного воздуха напустили в комнату, что и вам нетрудно простудиться.

– Сначала мне не мешало бы помыться, – сказал Робертс, – а то в этой проклятой речонке столько всякой грязи, что я больше похож на свинью, чем на человека. Нет ли у вас какой-нибудь посудины, Гарпер?

– Вон там в углу стоит ведро с водой. Мойтесь на здоровье!

Пока остальные охотники рассаживались вокруг приятно засветившегося в камине огонька, Робертс, точно утка, полоскался в воде.

– Дайте уж и полотенце, добрейший хозяин! – сказал он, подходя к камину.

– Вот еще! – отозвался за Гарпера Кук. – Можете вытереться и своим носовым платком. Нечего беспокоить больного человека!

– Вытереться моим платком? Да им можно только мыться, а не вытираться, дружище. Все на мне мокро насквозь, а следовательно, и платок.

– Ну, бог с вами, возьмите мой!

– Теперь расскажите мне о вашей охоте, господа, – сказал хозяин. – Этакая, в самом деле, чудесная шкура, просто прелесть! Вы, Кук, повесьте ее, пожалуйста, повыше, а то собаки разорвут, как это они сделали уже со шкурой убитого мною оленя.

Робертс стал рассказывать самым подробным образом все перипетии охоты, вплоть до своего курьезного купанья в реке. Слушатели с нетерпением ожидали конца этого обстоятельного и малоинтересного для них, как для участников, рассказа. Наконец Кук, не выдержав, спросил Робертса:

– Скажите, Робертс, вы всегда так подробно рассказываете? Вот я думаю, вы надоели своей супруге такими скучными и длинными повествованиями. Неужели вы не могли сказать все поскорее?

– Расскажите-ка лучше вы покороче о том, – рассердился фермер, – как вы по ложному следу гнались за конокрадами, а мы послушаем!

– Да, да, Кук, – подхватил Гарпер. – Я давно просил вас рассказать об этом. Отчего вы не хотите этого сделать?

– Раньше я не хотел вас утомлять своим длинным рассказом, – сказал Кук, – а теперь, если хотите, передам вам все, как было. Заметив, что следы идут к реке, мы переправились через нее и, найдя их опять на другом берегу, направились по ним, думая, что это и есть следы конокрадов, так как других не попадалось. Гарфильд, хозяин украденных лошадей, уверял нас, что это именно и есть настоящие следы, мы и скакали по ним. Потом ему показалось, что он ошибся. Однако встретившийся по дороге фермер сказал нам, что недавно видел какого-то человека с несколькими лошадьми, сильно спешившего куда-то. Масти лошадей и других примет, по которым можно было бы признать лошадей, он сообщить не мог, так как встретился с тем человеком в темноте и не сумел ничего толком разглядеть. Он прибавил только, что догнать его нетрудно, они расстались всего лишь за полчаса до встречи с нами. Мы прибавили ходу и скакали всю ночь, остановившись только на несколько минут покормить лошадей и дать им немного отдохнуть. По мере приближения к преследуемому Гарфильд становился все нетерпеливее, грозя всеми карами, земными и небесными, проклятому конокраду. Он даже веревку захватил с собой и заранее наслаждался картиною повешенного на первом суку грабителя. Только к рассвету мы приблизились к какому-то молодому человеку, сидевшему под деревом, к которому было привязано несколько лошадей. Как ни странно нам показалось с первого взгляда, этот нахал даже не пошевелился при нашем приближении, а не только не думал удирать. Велико было разочарование Гарфильда, когда, приглядевшись внимательнее, он заметил, что лошади были не его. Действительно, к ветвям деревьев были привязаны две лошади, совершенно неизвестные нам, и третья – самого всадника. Гарфильд, да и все мы узнали в молодом человеке некоего Джонсона, недавно появившегося в наших краях, жившего исключительно охотой и пользовавшегося не особенно лестной репутацией. Однако придраться было не к чему, и нам, несолоно хлебавши, приходилось убираться восвояси. На все вопросы Джонсон отвечал уклончиво и довольно грубо. Кому, мол, какое дело до того, откуда эти лошади? Ведь никто не скажет, что он их украл! Никому также нет дела, куда он их ведет и что намерен с ними делать. Обозленный неудачей Гарфильд, подозревая, что этот молодой человек причастен к краже его лошадей, стал намеренно искать с ним ссоры, но мы сочли за лучшее удержать расходившегося спутника, понимая, что таким способом ничего нельзя добиться. Так как наступившая темнота и пошедший дождь делали невозможным дальнейшее преследование, мы решили возвратиться обратно, обыскав, по просьбе Гарфильда, окрестности. Все оказалось бесполезно: лошади исчезли, как привидение. Как они могли исчезнуть, я до сих пор понять не могу!

– А как вы предполагаете, куда их могли угнать? – спросил Баренс.

– По всей вероятности, в Техас. Это такая подозрительная сторонка, что просто не дай бог! Там из всех лошадей, наверное, половина краденых, если не больше!

– В ночь преследования вами конокрадов было совершено еще другое, более гнусное преступление: была убита жена Ассовума. Вы ведь, кажется, уже знаете об этом? – спросил Робертс. – Кстати, вы не слыхали чего-либо подозрительного, когда переправлялись через реку?

– Как же. Я припоминаю теперь, что именно в этот момент нам послышался какой-то крик. То, вероятно, был крик индианки: ведь хижина, в которой она была убита, находится недалеко от места нашей переправы. Кстати, Браун, не знаете ли, что теперь поделывает краснокожий?

– Решительно ничего не знаю! – отозвался молодой человек. – С тех пор как он похоронил Алапагу, о нем нет ни слуху, ни духу, хотя, конечно, он бродит где-нибудь поблизости, отыскивая следы убийцы. Едва ли краснокожий успокоится, не отомстив за гибель жены. Только удастся ли ему это, вот вопрос. Во всяком случае, регуляторам он мог бы принести неоценимую пользу. Никто лучше него не сумеет отыскать самые незаметные следы.

– Говорят, Браун, регуляторы выбрали вас своим предводителем вместо убитого Гитзкота, правда это? – спросил Робертс.

– Да, – сказал Браун. – Меня они выбрали своим командиром в округе Фурш Лафав, Гарфильда – в Литл-Джен. Я с готовностью принял на себя это поручение, но откажусь от почетной должности предводителя тотчас же после отыскания убийц Гитзкота и Алапаги. Больше мне ничего не надо. Скажите-ка, кстати, Робертс, мне передавали, что Роусон в своих проповедях сильно осуждает действия регуляторов, называя их чуть не язычниками!

– Роусона теперь нет здесь, – ответил Робертс. – Он уже с неделю уехал в город устраивать свои дела. Вот везет человеку: он за бесценок покупает ферму и земли Аткинса, а ведь это прекрасное имение!

– Да разве Аткинс продает землю? Вот неожиданное известие! Что это он вздумал покинуть наш округ?

– Не знаю, но только слышал, что он продает все Роусону, – ответил Робертс. – Что ж, я ничего не имею против. По крайней мере, Мэриан поселится недалеко от нас и…

– Господа, пожалуйте к столу! – перебил его Браун. – Пора немного и перекусить чего-нибудь.

– Не хотите ли, я угощу вас куском жареной пумы? – со смехом спросил Робертс.

– Нет уж увольте, – отозвался Баренс. – Это вовсе не лакомое блюдо. Я раз попробовал его и с тех пор закаялся когда-нибудь даже прикасаться к такому противному жаркому!

– А где же это вам довелось насладиться столь чудным блюдом? – осведомился изумленный ответом Баренса Робертс.

– Где же, как не в лесах! Там только и можно натолкнуться на такие неожиданные сюрпризы. Как-то во время охоты я подошел к приятелям, когда те уже успели развести костер и закусить. На ближайшем кусте лежала какая-то туша. На мой вопрос они отвечали, что это молодой олень, ноги которого они съели, а голову и внутренности отдали собакам. Ничего не подозревая, я отрезал себе изрядный ломоть предполагаемой оленины и стал жарить на углях. Когда мясо достаточно прожарилось, я отрезал кусок и отправил было в рот, как прибежавшая откуда-то собака уронила перед костром принесенный во рту предмет, оказавшийся попросту головой пумы. Тут я понял гримасы товарищей, едва удерживавшихся от смеха, и кусок остановился у меня в горле. Постой, однако, подумал я, не дам я вам посмеяться надо мной, и, ничтоже сумняшеся, стал быстро прожевывать положенное в рот. Компаньоны мои готовы были лопнуть от смеха. Тогда я быстро проглотил кусок, отрезал еще, запихнул в рот и спросил, почему они прямо не сказали мне, что это мясо пумы. Тогда, сказал я, мне вдвое было бы приятнее есть такое отменное жаркое. Затем, я уверил их, что раньше целый месяц питался мясом пумы. Приятели прямо рты разинули от удивления, не смея не верить, раз я на их глазах с наслаждением жевал мясо хищника. К счастью, в это время все отошли от костра, и я смог избавиться от второго куска, который положительно не лез мне в горло.

– А не приходилось вам есть мясо гремучей змеи? – спросил один из охотников. – Говорят, что хвост их очень лакомое блюдо.

– Значит, нечего бояться действия яда? – спросил Баренс.

– О, нисколько. Не надо только жевать его. Глотайте, как сморчок, и баста. Я знаю одного охотника, съевшего большой кусок змеи без всякого вреда для здоровья.

– Но ведь мясо их страшно ядовито! – сказал Гарпер. – Как-то раз в лесу я увидал гревшуюся на солнце змею и тронул ее концом ружья. Она так рассвирепела, что впилась зубами в древесный сук. Тут я размозжил ей голову, однако через несколько времени все дерево засохло, завяли даже находившиеся поблизости кустарники.

– Это пустяки в сравнении с тем, что я вам расскажу! – воскликнул Баренс, не желая отдать пальму первенства в рассказах о необычайных приключениях кому-нибудь другому. – Когда я жил около Миссисипи, неподалеку от меня поселился один фермер с женой и двумя сыновьями. У фермера был работник, носивший по воскресеньям синий камзол с большими оттопыренными карманами, куда окрестные мальчишки кидали всякую дрянь. Камзол этот был очень длинный, доходивший работнику чуть не до пят, и…

– Нас вовсе не интересует камзол! – воскликнул Кук. – Рассказывайте лучше свою историю дальше!

– О, камзол играет большую роль в моем рассказе! – невозмутимо продолжал Баренс. – Работник, о котором я говорю, надевал всегда поверх него белый отложной воротничок, а на камзоле было нашито множество больших металлических пуговиц, которые…

– Да какое нам дело до пуговиц? – нетерпеливо перебил рассказчика кто-то. – Переходите скорее к делу!

– Доберемся и до дела, не торопитесь! Однажды этот молодой человек в синем кафтане с металлическими пуговицами и оттопыренными карманами отправился в церковь. Проходя по лесу, он заметил на земле какой-то зеленый клубок, который принял за свалившегося с дерева маленького попугая. Наклонившись, он было хотел поднять его, как клубочек развернулся, обвил его руку и ужалил – то была змея. Проходившие спустя некоторое время соседи нашли на тропинке лежавшего без чувств юношу и отнесли его домой. По дороге молодой человек, не приходя в себя, умер. Сняв с него праздничный наряд, хозяин похоронил его, а камзол аккуратно повесил на гвоздь.

– Ну и что же случилось дальше?

– Встав на следующее утро, хозяева заметили, что прокушенный змеею рукав весь покрылся какими-то полосами. После полудня с камзола начали отпадать пуговицы, карманы окончательно разбухли, подкладка расползлась, а к вечеру от камзола стало распространяться нестерпимое зловоние…

– Ой, Баренс, пощадите! – рассмеялся даже больной Гарпер.

– Да, говорю вам, кафтан распространял такое зловоние, что его пришлось вынести на двор и сжечь.

– Как же это могло случиться?

– Очень просто! – важно ответил Баренс. – Камзол пропитался ядом!

– Жаль, мне необходимо отправляться домой! – сказал Робертс, вставая из-за стола. – А то бы с удовольствием наслушался необыкновенных историй!

Баренс, обиженный всеобщим недоверием, смолк и не обратил даже внимания на слова Робертса. Тот, видя, что, кроме Мулинса, никто не собирается отправляться вместе с ним, обратился к Брауну:

– Послушайте, Билл, отчего бы вам не поехать ко мне? Я готовлюсь к предстоящей свадьбе, и вы могли бы помочь записать кое-что, так как хоть я учился когда-то, но совершенно перезабыл все, и мне легче застрелить оленя или медведя, чем написать строчку. Будьте добры, поедемте!

– К сожалению, не могу исполнить вашей просьбы, так как завтра должен быть на собрании регуляторов Фурш Лафава. Оно состоится у Бариля.

– Но ведь говорили, что собрание назначено у Смита?

– Да, так предполагалось раньше, но Роусон сумел убедить этого фермера отказаться от участия в союзе регуляторов, поэтому и пришлось переменить место, – ответил Браун. – Впрочем, это нисколько не повредит нашему делу, так как ферма Бариля расположена как раз в центре нашего округа, и всем очень удобно собраться там!

– Скажите, Браун, вам удалось напасть на след убийц Гитзкота?

– Пока – нет. Все первоначальные подозрения пали лишь на меня, и я чуть не был арестован. Однако с помощью Госвела, с которым я ехал в тот день, мне удалось доказать, что на мне были надеты мокасины. Тогда, конечно, подозрения относительно меня рассеялись. Единственная пара башмаков, подходящая к следам убийцы, нашлась у Роусона. Но кто же решится обвинить проповедник в убийстве? – с убеждением сказал Браун.

– Ну… это не так уж невероятно, – подозрительно сказал Робертс. – Весьма возможно, что Гитзкот, давно придиравшийся к Роусону, опять затеял с ним ссору и…

– К несчастью, – заметил Браун, – дождь смыл все следы, и больше нам не удалось ничего отыскать. Остается еще один подозрительный предмет, это – маленький нож, найденный возле места убийства. Никто, однако, не может сказать, кому он принадлежит.

– То был, кажется, простой перочинный нож? – заметил Робертс. – По такому ножу действительно трудно найти убийцу!

– Однако мы не теряем надежды, – сказал Браун. – У нас уже возникли подозрения относительно некоторых лиц, которых трудно считать способными на подобные преступления.

– А куда девался тот подозрительный молодой человек с лошадьми, с которым вы встретились во время погони за конокрадами?

– Джонсон? – переспросил Кук. – Да он все время болтается тут, а где живет – право, не знаю!

– Надеюсь, Браун, что вы хоть проводите меня немного? – спросил Робертс. – Когда вы думаете тронуться отсюда?

– Через полчаса. Я думаю заночевать у Вильсона!

– Так как завтра вы будете проезжать мимо Аткинса, то будьте добры сказать ему, чтобы он в будущий понедельник был дома. Мы с Роусоном собираемся побывать в этот день у него, чтобы окончательно сговориться относительно продажи фермы. Не забудете, а?

– С удовольствием исполню ваше поручение! – ответил Браун.

Затем Робертс почистил свое высохшее уже платье, сел на лошадь и вместе с Мулинсом отправился домой.

Глава III Робертс и Роусон. Индеец

Уже несколько недель прошло со времени последнего свидания Брауна с Мэриан, и молодой человек твердо держал свое слово: он ни разу не был с тех пор у Робертсов. Тяжелое чувство разлуки с любимой девушкой смягчалось несколько теми заботами и трудами, которые выпали на его долю, как командира регуляторов. Поэтому он не особенно торопился с отъездом в Техас, решив предварительно во что бы то ни стало отыскать убийцу Алапаги и Гитзкота и тем избавиться от нежелательного для него всеобщего мнения, что убийцей регулятора является именно он, и никто иной.

Действительно, почти все фермеры считали вопрос об убийстве совершенно выясненным и не думали даже обвинять Брауна в этом преступлении, находя его совершенно естественным и вызванным прямой необходимостью.

Что касается Мэриан, то она решилась поскорей выполнить свое обещание, данное Роусону, и когда последний недавно сказал ей, что все его счастье зависит от нее, что с потерею ее согласия он готов пустить себе пулю в лоб, девушка уже твердо считала жестоким и несправедливым разбить жизнь этого благородного человека, чтобы доставить счастье другому. Она окончательно примирилась с мыслью, что станет женою Роусона, и в один прекрасный день без прежних колебаний и слез твердо высказала отцу и матери свое согласие на брак с проповедником.

Мать радостно обняла дочь, хваля за послушание родительской воле и разумный выбор, а отец только промолвил:

– Если думаешь быть с ним счастлива – выходи. Дай только Бог, чтобы тебе не пришлось раскаиваться в своем выборе!

Роусон, уехавший несколько дней тому назад, еще не возвращался, и Робертс с нетерпением ожидал его, чтобы окончательно скрепить брачный договор.

Стоял чудный вечер, когда вся семья вышла во двор, чтобы заняться обычными домашними работами. Мэриан, с корзиною корма в руках, стояла, окруженная тучей домашней птицы, и мать невольно залюбовалась этой мирной сценой. Вдруг Мэриан вздрогнула и от неожиданности выронила из рук корзину. У забора, отделявшего двор, стоял Роусон.

– Чего ты испугалась, дочурка? – спросила миссис Робертс, не заметив подошедшего проповедника.

– Мама, мистер Роусон вернулся! – ответила молодая девушка, оправившись от смущения и подходя к проповеднику.

– Добро пожаловать, любезный мистер Роусон! Очень рада вас видеть. А мы, признаться, уже соскучились по вам! – сказала старушка.

– И мисс Мэриан тоже? – спросил Роусон, здороваясь с хозяйкой.

– Вы прекрасно знаете, мистер Роусон, что я очень рада вас видеть! – смущенно произнесла молодая девушка. – Вы всегда дорогой гость в нашем доме!

– Мэриан, – сказал методист серьезным тоном, – мне удалось наконец справиться с делами. Теперь у меня собственный дом. Желаете войти туда хозяйкой? Желаете ли стать моей женой?

– О, конечно, конечно! – ответила за дочь миссис Робертс. – Мэриан уже призналась мне, что любит вас. Теперь ее счастье в ваших руках!

– О, что касается меня, несчастного грешника, – смиренно сказал Роусон, – то я, насколько позволят мне мои слабые силы, постараюсь сделать мисс Мэриан счастливой, как она заслуживает того!

Девушка молча протянула Роусону руку, которую тот нежно поцеловал.

– Вот, Роусон, вот это я называю держать слово! – воскликнул Робертс, показываясь на крыльце. – Как дела?

– Прекрасно, мистер Робертс! Даже лучше, чем я предполагал. Теперь остановка только за вашим согласием. Благословите нас с Мэриан, и на будущей неделе в воскресенье можно бы совершить и брачный обряд!

– А не слишком ли скоро? – осведомился Робертс.

– Отчего же скоро? – вмешалась мать. – Ведь Мэриан согласна, а наши приготовления почти совсем окончены. А как дела с домом, мистер Роусон?

– Я уже почти договорился с Аткинсом. Если хотите, завтра мы вместе съездим посмотреть ферму. В случае благоприятного исхода покупки у меня с женой будет прекрасная ферма на очень недурной земле.

– Так не лучше ли подождать со свадьбой до окончательной покупки фермы? – спросил Робертс.

– О, мистер Робертс! – возразил Роусон. – Мне столько пришлось перенести всякого рода затруднений и хлопот, что вы должны понять мое самое горячее желание поскорее устроить свою судьбу!

– Ну, как хотите! – согласился хозяин. – Берите Мэриан и будьте счастливы!

– О, как я вам благодарен, мистер Робертс! Поверьте, я постараюсь, чтобы Мэриан никогда не пришлось раскаяться в своем выборе! А теперь позвольте попрощаться с вами, дорогие родители! Надеюсь, вы разрешите мне теперь так называть вас?

– А я думала, что вы проведете вечерок с невестой! – сказала миссис Робертс.

– Страстно бы желал этого, – ответил Роусон, – но дела требуют моего немедленного возвращения в город!

– Мы отправимся к Аткинсу в понедельник, – заметил Робертс. – Не забудьте этого, Роусон! Я уже просил Брауна предупредить Аткинса о нашем приезде. Браун поедет мимо Аткинса на собрание регуляторов у Бариля и скажет ему об этом.

– А мне говорили, что общество регуляторов распадается, – оживленно заметил Роусон. – Разве это не правда?

– Конечно, не правда! Они, напротив, еще теснее сплотились и завтра обсудят свои дальнейшие действия.

– А нельзя ли и мне присутствовать на их собрании?

– Сколько угодно! – расхохотался Робертс. – Да не хотите ли сами вступить в число членов их общества? Впрочем, я и забыл, что вы не одобряете их образ действий!

– Я не одобряю их поступков, поскольку они безрассудны и бесчеловечны, – ответил Роусон, – но цель самого общества кажется мне почтенной, и я не прочь присоединиться к ним!

– Как? – изумился, не веря своим ушам, Робертс. – Да ведь еще недавно вы осуждали их и говорили…

– Я и теперь нахожу их собрания противозаконными, – перебил его Роусон, – но тем не менее…

– Что ж тут удивительного? – вмешалась миссис Робертс. – Мистер Роусон своим вмешательством хочет предохранить их от всякого рода заблуждений, которые позволяют себе эти молодые повесы, собственно говоря, желающие принести стране посильную пользу.

– Не забудьте, Роусон, – сказал Робертс, – что регуляторы принимают в свое общество только людей, поклявшихся всегда и во всем повиноваться их постановлениям. Не думаю, чтобы они охотно приняли в свои ряды вас, постоянно читающего им нотации и во всеуслышание заявляющего, что они не правы, поступая по-своему.

– Тем не менее я попытаюсь сделать это, – невозмутимо продолжал Роусон, – и если завтра у меня останется свободное время, я отправлюсь на собрание и не откажусь от своей цели до тех пор, пока мне прямо не скажут, что не желают иметь меня своим членом.

– Вот и прекрасно! – подхватил Робертс.

– А кто теперь командир регуляторов в нашем округе? – спросил Роусон.

– Браун!

– Как так? Ведь всего несколько недель назад в этой комнате он порицал действия регуляторов и…

– У Брауна есть основательная причина поступать так. После того, как подозрение в убийстве Гитзкота пало на него, ему больше ничего не оставалось, как присоединиться к регуляторам и всеми силами стараться разыскать настоящих убийц.

– Но ведь главной задачей регуляторов является поимка конокрадов! – воскликнул сильно взволнованный последними словами собеседника Роусон.

– Да, розыск конокрадов тоже входит в круг действий этого общества, – ответил Робертс. – Впрочем, вы скоро сами познакомитесь с их планами и намерениями. Теперь они предполагают допросить наиболее подозрительных людей!

– Дай бог, чтобы им удалось найти и убийцу Алапаги! – сказала миссис Робертс. – Знаете, мистер Роусон, я несколько раз молилась Богу, прося его указать этим людям убийцу бедной индианки, этой ревностной христианки и наиболее внимательной вашей слушательницы. Убить такое чистое, невинное создание! О, это ужасно!

– Да, ужасно! – ответил все еще не оправившийся от волнения Роусон. – А теперь я должен проститься с вами, дорогие родители, мне пора ехать. Передайте Мэриан мой сердечный привет и скажите, что я уехал, не прощаясь с нею, так как не желал беспокоить ее. Она, кажется, отправилась помолиться Богу. Прощайте!

С этими словами Роусон сел на лошадь и отправился в путь.

– Бетси, ты не находишь, что с нашей дочерью творится что-то странное? – спросил Робертс жену после отъезда будущего зятя.

– Вот глупости! – отозвалась та. – Что с ней может твориться?

– Не оказываешь ли ты слишком сильного влияния на ее выбор мужа?

– Какой ты странный человек! Конечно нет! Она грустна немного, это правда, но только потому, что ей придется расстаться с нами. Что же касается мужа, то лучше Роусона ей не найти!

– Ну, положим, я совершенно иного мнения. По-моему, она свободно могла бы найти какого-нибудь молодого человека, более подходящего ей, чем этот проповедник. Но раз ты и Мэриан желаете этого, я препятствовать не буду, тем более что Роусон обзаводится своим хозяйством и, как человек деловой, поведет его недурно.

Хотя у старого фермера раньше были кое-какие подозрения относительно методиста, однако последний сумел вкрасться к нему в доверие, да и могла ли существовать вообще, при всеобщем уважении и почтении к проповеднику, хотя бы тень недоверия к нему?!

Отъехав от фермы настолько, что деревья совершенно скрыли его из виду, Роусон сменил галоп на шаг, а вскоре и совсем остановился, бормоча себе под нос странные слова:

– Черт возьми! Арканзас действительно становится для меня опасным. Малейшая оплошность, какой-нибудь пустяк, и все полетит вверх дном: и мое благополучие, и предстоящая свадьба, и даже сама жизнь. Как бы то ни было, нужно вовремя убраться из этих мест, как сделали мои товарищи. Хорошо еще, что этот проклятый Ассовум куда-то запропастился, а то бы мне пришлось совсем скверно. Особенно меня беспокоит мой перочинный ножик…

В это время лошадь проповедника навострила уши, и почти тотчас же, точно из-под земли, вырос Ассовум.

– Здравствуйте, мистер Роусон, – пробормотал он, проходя мимо пораженного проповедника.

– Ассовум! – с ужасом воскликнул Роусон, бледнея как полотно. – Ассовум! – несколько оправившись, сказал он. – Где ты пропадал? Мы очень беспокоились о тебе.

– Но ведь и бледного человека тоже все время не было здесь! – загадочно произнес индеец. – Ассовум направляется теперь к могиле своей жены!

– Тебе не удалось еще отыскать следы ее убийцы?

– Нет еще! – тихо прошептал краснокожий. – Великий Дух не хочет сказать своему сыну его имени, хотя Ассовум беседовал с Великим Духом в священном месте, еще не оскверненном ногою белого. Теперь бедный краснокожий будет просить Маниту помочь ему!

– Да поможет он тебе! – воскликнул Роусон, забывая и свой сан, и свое презрение к суеверию индейца.

Ассовум поклонился, благодаря за такое пожелание, и скрылся за деревьями.

Методист сел на лошадь, дал ей шпоры и, быстро доскакав до лесной дороги, полным галопом пустил своего, не привыкшего к такой скачке, коня по ухабам и рытвинам размытой последними дождями дороги.

Глава IV Вильсон. Прелестная служанка

Вскоре после отъезда Робертса от Гарпера Браун тоже собрался в дорогу, направляясь к Барилю, где должно было состояться собрание регуляторов. Кук тоже поехал с ним до развилки дорог, а Баренс остался у больного, хотя последний упрямо заявил, что в последний раз остается дома, точно собака на привязи.

– Право, мне нужно выбраться на свежий воздух да погулять как следует. Иначе мне никогда окончательно не выздороветь!

Чтобы успокоить больного, товарищи его обещали отвезти его к Баренсу на недельку, а так как подобное путешествие за один прием могло вредно отразиться на здоровье неокрепшего больного, то решено было, что он на полпути заночует у Робертсов.

Расставшись у поворота дороги с Куком, Браун пришпорил свою лошадь и быстро достиг фермы Вильсона. Велико было его удивление, когда он застал этого молодого человека готовившимся сесть на лошадь.

– Эй, Вильсон, неужели вы так рано собрались на сходку регуляторов?

– Да, да, – пролепетал в смущении Вильсон, почему-то сильно краснея.

– Вильсон! – рассмеялся Браун, видя, что тот без всякой надобности безжалостно затягивает подпругу. – Ведь так вы зарежете лошадь! Что вы, на скачку с препятствиями собираетесь, что ли?

– О, это пустяки, – пробормотал Вильсон. – А по какой дороге вы поедете к Барилю?

– Я было приехал к вам, но раз вы уже уезжаете…

– Я… я хотел поехать к Аткинсу!

– Ну и прекрасно! – отозвался Браун. – К вам я заеду в другой раз, а теперь отправлюсь вместе с вами к Аткинсу. Меня, кстати, Робертс просил передать ему кое-что.

Вильсон хотел было что-то сказать, но Браун, не обратив на это внимания, жестом пригласил молодого человека следовать за ним и тронулся вперед. Вскоре Вильсон нагнал своего спутника и некоторое время ехал молча.

– Не поручил ли вам Робертс передать что-нибудь Роусону? – спросил наконец Вильсон, прерывая молчание. – Он ведет переговоры с Аткинсом относительно покупки фермы, на случай, если последний уедет отсюда.

– Как на случай? Разве это дело не решенное?

– Кажется, нет еще. Впрочем, наверное сказать не могу. За последнее время Аткинс мрачен и озабочен и не поверяет мне своих соображений!

– Да с какой же стати он с вами будет откровенничать больше, чем со всяким другим? – изумился Браун.

Вильсон ничего не ответил, начав насвистывать какую-то мелодию и похлопывая хлыстом по сапогу. Тогда, заинтересованный последними словами, Браун повторил свой вопрос. Вынужденный отвечать, Вильсон сдержал лошадь и, приблизившись к спутнику, тихо сказал:

– Я знаю, Браун, что вы – хороший человек. Я вам все расскажу. Быть может, вы даже подадите дельный совет!

– С удовольствием! – отозвался тот. – Рассказывайте, в чем дело? Хотя, – добавил он, – как я догадываюсь, в подобных делах я плохой советчик.

– Я знаю, что под «подобными» вы называете сердечные дела, – проговорил в смущении Вильсон. – Да, дело идет действительно о любви! Вы знаете все семейство Аткинсов?

– Нет, я у них никогда не бывал!

– У Аткинса есть воспитанница – сирота. Я питаю к ней самые нежные, самые искренние чувства. С первого взгляда я почувствовал, что эта девушка стала для меня дороже жизни. Вот уже больше года, как я томлюсь от безнадежной любви к ней, так как Аткинс упорно отказывается выдать ее за меня замуж. Несмотря на все неприятности, которые ей пришлось и приходится переносить от хозяев фермы, они все-таки ее приемные родители. Теперь ее вздумали отдать замуж за совершенно нелюбимого ею человека. Но этой свадьбе не бывать! Пусть Аткинс хоть надорвется, уговаривая ее выйти замуж за выбранного им человека, я этому помешаю!

– Очень печальная история! – сочувственно произнес Браун. – А сколько лет этой девушке?

– К сожалению, только семнадцать! – грустно произнес Вильсон. – Будь ей двадцать один, тогда, по нашим законам, она могла бы сама распоряжаться собой, и мы были бы счастливы!

– А, так, значит, она вас тоже любит?

– Она мне это говорила чуть не тысячу раз!

– Ну, так чего же вы отчаиваетесь? Подождите немного, быть может, родители смилостивятся, и согласие будет получено вами! – стал утешать его Браун.

– О, я бы сумел тут что-нибудь устроить! – горестно воскликнул Вильсон. – Да времени-то остается очень мало! После продажи фермы Роусону, свадьба которого назначена на послезавтра…

– Как? Роусон женится послезавтра? – перебил его, бледнея от волнения, Браун.

– Да, – ответил молодой человек, ничего не подозревая. – Тогда Аткинс покинет Арканзас, и Эллен уедет вместе с ним!

– Отправляйтесь и вы за ними туда же, куда они переселятся!

– Но они предполагают переселиться в Техас, а у меня здесь живет больная старушка мать, которую я не вправе покинуть!

– Ну, тогда не представляю, как и помочь вам, – сказал Браун. – Хотя я мало знаю Аткинса, но мне кажется, что он не такой человек, чтобы не прислушаться, если я начну ходатайствовать за вас.

– О, это будет совершенно напрасно!

– Так кого же просить в таком случае?

– Будущую миссис Роусон! Я знаю, что мисс Мэриан относится к вам с большим уважением, и если бы вы попросили ее…

– Но при чем же тут мисс Мэриан? – изумился Браун.

– О, Аткинс очень любит ее. Когда его жена была больна, мисс Мэриан целые ночи проводила у ее постели. Я уверен, что Аткинс не откажет в просьбе мисс Мэриан!

– Тут, дорогой мой, я при всем желании ничего не могу сделать. Вы лучше обратитесь прямо к самому Роусону!

– Я сам думал об этом, но чувствую, что не отважусь на это. Роусона, любимого и уважаемого всеми, я почему-то терпеть не могу. В силу какого-то непонятного чувства я питаю к нему мало уважения и доверия. Мне кажется даже, что и теперешнее его благополучие достигнуто каким-то нечестным путем. Посудите сами, он появился у нас сравнительно недавно и тогда сам говорил, что не имеет гроша за душою. Теперь он занимается только проповедями, а это занятие не приносит ему никакого дохода. Откуда же у него деньги? Нет! Если бы вопрос шел даже о моей жизни, а не обратился бы к нему за помощью!

– Вы напрасно печалитесь, друг мой! – успокоительно сказал Браун. – Вы молоды, энергичны, у вас много друзей, молодая девушка, предмет вашей страсти, любит вас. Чего же вам не хватает?

– Ах, Браун, да ведь Аткинсы скоро уедут, а тогда все потеряно! – горестно воскликнул Вильсон. – Я не могу больше выносить такого положения. Если Аткинс не хочет отдать мне ее добром и если Эллен согласится, я хитростью или силой вырву ее из этого дома!

– А вы говорили с самим Аткинсом?

– Да, и совершенно безуспешно! Его жена, злее которой, пожалуй, нет на всем свете ни одной женщины, заявила мне прямо, чтобы я не смел и носа показывать к ним на ферму!

– И вы все-таки едете туда?

– О, я не пойду к самому дому! – рассмеялся Вильсон. – Эллен придет сегодня к ручью полоскать белье, там мы и свидимся. Затем я отправлюсь прямо к Барилю на собрание. Если хотите, поедемте вместе, я вас познакомлю с моей дорогой Эллен.

Молодые люди ехали еще некоторое время, затем остановились, привязали лошадей к дереву и, перейдя глубокую трясину по переброшенному стволу дерева, вышли к ручью.

У берега ручья на ветвях дерева была повешена люлька, а у воды стояла красивая молодая девушка, полоскавшая белье. В это время ребенок в люльке закричал, и молоденькая прачка, оставив на время свою работу, стала его укачивать, напевая какую-то песенку. Вильсон внезапно подошел к ней и обнял за талию. Молодая девушка вскрикнула от неожиданности и обернулась.

– Боже мой! Это вы, Вильсон? Зачем же было так пугать меня!

– Полно, не сердитесь, дорогая моя! – сказал он, целуя ее. – Посмотрите, я пришел не один, а с другом!

Молодая девушка быстро обернулась и, увидев постороннего человека, бывшего, очевидно, свидетелем поцелуя, так смутилась, что хотела было бежать прочь, но Вильсон удержал ее и сказал:

– Эллен, этот молодой человек, как я уже сказал, мой друг и все знает. Не можете ли вы на минуту бросить вашу работу и поговорить с нами?

– Вы прекрасно знаете, что я не могу этого сделать и не сделаю!

– Ого, как решительно! – воскликнул Вильсон. – Даже регуляторы не могут решительнее вынести приговор!

– Не говорите, пожалуйста, об этих мерзких регуляторах! – сказала Эллен с пренебрежением.

– Мерзких? Но мы оба принадлежим к их обществу!

– Неужели вы вздумали вступить в общество этих…

– Тсс! – произнес Вильсон. – Мой друг – предводитель регуляторов!

– Не может быть! – сказала Эллен. – Я никогда не поверю, чтобы вы решились присоединиться к этой шайке!

– Почему вы питаете такое отвращение к регуляторам? – спросил Браун.

– О, они внушают мне прямо ужас. Отец рассказывал про них много страшных вещей. Они нападают на всякого, кто им не понравится, без разбору. Они не щадят никого. Бьют, привязав к дереву, до смерти, а потом бросают на съедение хищным птицам. Отец поклялся убить первого регулятора, который только осмелится войти к нему в дом.

– Отец ваш сильно ошибается в своем предубеждении против регуляторов, – сказал Браун. – Они вовсе не так гадки, как…

– Однако довольно! – перебил его Вильсон. – Времени немного, а мне нужно серьезно переговорить с вами, Эллен. Говорили вы со своей матушкой?

– Да, – отвечала она, печально опустив голову, – но все напрасно. Скоро я должна буду стать женою Коттона!

– Коттона! – с изумлением воскликнул Браун.

– Да! – сказала молодая девушка. – Родители сказали, что не изменят своего решения, но я скорее умру, чем пойду за этого человека!

– И вы не пойдете за него! – решительно сказал Вильсон. – Я прибегну к исключительным мерам и, как только мне удастся справиться с поимкой конокрадов, похищу вас из этого жилища!

– О, какой вы решительный, мистер Вильсон! – удивилась Эллен порыву возлюбленного.

– Поверьте, я не шучу! – отозвался тот.

– Скажите, – обратилась молодая девушка к Брауну, – вы, кажется, знаете Коттона? Давно вы его не видели?

– Кажется, я с ним как-то встречался в прошлом году. Но… что это с Вильсоном? – спросил он, видя, что молодой человек, как пума, одним прыжком скрылся в кустах.

Причина столь внезапного исчезновения скоро выяснилась. Из-за кустов показалась молодая женщина, жена Аткинса. Ее белое платье, за несколько мгновений раньше мелькнувшее среди зелени, предупредило молодого влюбленного.

– Что это значит, Эллен? – спросила сердито миссис Аткинс. – Ты изволишь беседовать с этим джентльменом, а не работать. Я давно уже перестала слышать удары валька. Или ты думаешь, что белье само вымоется?

– Я качала ребенка! – отозвалась Эллен.

– Качала ребенка? Но он спит как сурок! Ты говоришь неправду!

– Простите, сударыня, – вмешался Браун, видя смущение молодой девушки, – это я помешал мисс заниматься своей работой. У меня есть к мистеру Аткинсу поручение от мистера Робертса, и я надеюсь, что вы позволите мне переночевать у вас.

– Но вы выбрали не совсем верную дорогу к нашей ферме! – отвечала несколько смягчившаяся миссис Аткинс.

– Теперь я это и сам вижу! – отвечал Браун. – Поэтому-то я и стал расспрашивать мисс о дороге, тем более что через эту трясину трудно будет перевести мою лошадь, оставленную мною там, в лесу!

– Мой муж дома, будьте добры пройти туда. А где ваша лошадь? Я пошлю за ней слугу!

– Тут, в лесу, около горы!

– Ну, так идемте! – пригласила его миссис Аткинс. – А вы, Эллен, продолжайте работу да постарайтесь закончить ее быстрее!

Затем миссис Аткинс склонилась над колыбелью, где лежал мирно спавший ребенок, тихонько поцеловала его и получше прикрыла покрывалом от комаров и мух.

– Эллен, – сказала она, обращаясь к девушке, – присматривай, кстати, и за ребенком!

С этими словами миссис Аткинс пригласила Брауна следовать за собой, и вскоре оба приблизились к ферме.

Глава V Ферма Аткинса. Ночной гость. Пароль

Жилище Аткинса было построено гораздо лучше домов всех окрестных фермеров. Дом состоял из двух двухэтажных флигелей, соединенных между собой особой пристройкой. Внутренность дома также несколько отличалась своим убранством от других домов. По стенам были развешаны картины, хотя и довольно неважного качества, и какие-то странные афиши с намалеванными на них не менее странными фигурами. В правом флигеле находились спальни, а в левом прочие комнаты.

Жена Аткинса провела Брауна в комнату, где молодой человек увидел сидевшего в кресле хозяина. Подняв голову при звуке шагов входившего, Аткинс, узнав Брауна, страшно побледнел и схватил рукою карабин. Лишь увидев, что Браун один, он несколько успокоился. Браун, несколько удивленный необычной встречей, раскланялся с хозяином и сказал, протягивая ему руку:

– Простите, мистер Аткинс, что я беспокою вас!

– О, пожалуйста, пожалуйста! – возразил фермер. – Я только… я полагал…

– Вы, вероятно, полагали, что я не приеду сегодня? Я, разумеется, не решился бы вас беспокоить, но мое непрошеное появление вызвано особыми обстоятельствами!

– Помилуйте, мистер Браун, я очень рад видеть вас у себя. Надеюсь, этот ваш визит не будет последним!

– Весьма вероятно, хотя мне кажется, наше знакомство продолжится в другой стране. Вы ведь, как мне говорили, собираетесь уехать в Техас?

– Да, я думаю уехать туда. Но как же мы там с вами будем встречаться? По рассказам соседей, вы присоединились к регуляторам и даже выбраны их командиром.

– Совершенно верно! Однако это занятие отнимет у меня не больше двух-трех месяцев. Как только нам удастся найти и должным образом наказать гнусную шайку убийц и конокрадов, я переселюсь из Арканзаса в Техас!

– Кстати, что слышно о конокрадах? – с беспокойством спросил Аткинс.

– Пока мало. Эти негодяи так ловко сумели замести следы, что поймать их будет, вероятно, не так легко. Впрочем, они меня мало занимают. Мне важно только найти убийц Гитзкота и Алапаги. Не поздоровится им, если они попадутся в наши руки!

– Да, негодяи ловко скрыли свои следы, – заметил Аткинс. – Насколько мне помнится, сначала в первом убийстве заподозрили вас самих. Однако у вас нашлось много защитников, да и самая ваша ссора с Гитзкотом ясно показала, что вы не из тех людей, которые способны на предательское убийство из засады. По всей вероятности, бедняга был убит каким-нибудь мошенником, польстившимся на изрядную сумму денег, бывшую при убитом, о чем, кстати, знали все окрестные жители.

– Следовательно, вы думаете, что убийство совершено кем-нибудь из местных жителей?

– О нет! Хотя между нами и найдутся люди сомнительной нравственности, однако не думаю, чтобы кто-нибудь из них решился на убийство из-за денег.

– Совершенно согласен с вами, – ответил Браун. – Теперь я поджидаю со дня на день возвращения Ассовума. Краснокожий очень хитер и ловок; быть может, он сообщит мне что-нибудь очень важное относительно убийц.

– Ловок-то он ловок, – иронически заметил Аткинс, – но ведь не мог найти следы конокрадов!

– О, я приписываю это скорее небрежности индейца в этом деле, чем неловкости. Теперь же, когда дело идет о розыске убийцы его жены, он, несомненно, приложит все старания. К несчастью, в ночь убийства шел сильный дождь, смывший следы и убийц и конокрадов!

– Да, в ту ночь была преотвратительная погода! – произнес Аткинс, радостно потирая руки, на что Браун не обратил внимания. – Благодаря ей ворам удалось скрыться. Вероятно, это те же самые, что в прошлом году украли у меня двух прекрасных лошадей!

– Нам давно нужно было повнимательнее следить за тем, что творится в округе. Поговаривают, что по берегам реки у конокрадов есть среди фермеров приятели, скрывающие у себя краденых лошадей.

– Откуда вы это узнали? – взволнованно спросил Аткинс.

– Так говорили на последнем собрании регуляторов! – отозвался Браун. – Ввиду этого мы вскоре собираемся произвести повальный обыск у всех окрестных фермеров!

– Ну, это вам едва ли удастся! – резко возразил Аткинс. – Кто же позволит вам так своевольничать? Я, по крайней мере, прямо попрошу вас убраться куда подальше, а в случае несогласия возьмусь за оружие! Мы живем в свободной стране, и никто не смеет вмешиваться в нашу частную жизнь!

– Но позвольте! – возразил Браун. – Что же делать, если законным способом ничего нельзя добиться? Попробуйте обратиться к властям с требованием отыскать конокрадов и возвратить вам украденных ими лошадей, вам ответят, что этого они не в силах сделать. При таком положении остается только заботиться самим о себе, иначе ничего не выйдет!

– Так к чему же нам тогда законы? – спросил Аткинс. – Раз они не достигают своей цели…

– Они достигают своей цели, – перебил его Браун, – но, при теперешнем положении нашего округа, крайне трудно что-либо изменить законным порядком. Представьте себе, что преступники даже пойманы шерифом и посажены в городскую тюрьму. Да ведь эта тюрьма – обычный блокгауз, а кругом бродят друзья заключенных. Одно усилие, и преступники освобождены, и ищи опять ветра в поле!

Аткинс не смог удержаться от улыбки при последних словах Брауна.

– Да, – сказал он, – мне не раз приходилось слышать о подобных побегах. Говорили даже, что преступникам часто удавалось убегать и из городской тюрьмы в Литл-Роке!

– Вот видите! – подхватил Браун. – Что же за охота тратить уйму времени и труда на поиски преступников, раз они через неделю-другую опять окажутся на свободе, да еще посмеются над нами!

– Я, конечно, понимаю ваше недовольство! – сказал Аткинс. – Я знаю некоего Коттона…

– Где он теперь? – внезапно спросил Браун.

– Да я-то почем знаю! – отозвался Аткинс, озадаченный неожиданным вопросом гостя. – Разве я обязан знать место, где скрывается личность, за которой по пятам гонится шериф? Это едва ли и вообще кто-нибудь знает!

– Мне говорили, что он шатается где-то поблизости! – сказал уклончиво Браун, догадавшийся скрыть от хозяина рассказанное Эллен: увертки и отрицание Аткинса возбудили в молодом командире регуляторов кое-какие смутные подозрения.

Подождав немного, Браун прибавил, пристально всматриваясь в лицо Аткинса:

– Говорили еще, что его видели по дороге к вашей ферме!

– Весьма возможно! – ответил Аткинс. – Мало ли народу шляется по этой дороге, да и мало ли что люди болтают!

– Да, я чуть не забыл передать вам, – переменил начинавший обостряться разговор Браун, – я ведь приехал к вам по поручению Робертса и Роусона. Они просили меня… а вот и моя лошадь! – сказал он, увидев коня, которого вел по двору слуга.

– Полно, куда вы торопитесь! – поспешил сказать Аткинс. – Слуга позаботится о ней. Дан! – крикнул он конюху в окно. – Позаботься хорошенько о лошади мистера! Когда ты…

Последних слов Браун не расслышал, так как они были произнесены хозяином уже за дверями комнаты. Поговорив немного с слугою, Аткинс вернулся обратно.

– Так вы говорите, что у вас есть ко мне поручение? – спросил он, усаживаясь на прежнее место.

– Да, – ответил Браун. – Они просили передать вам, что приедут сюда в понедельник. Вы будете любезны подождать их?

– Конечно! – ответил довольным тоном хозяин. – Мы, надеюсь, скоро столкуемся с Робертсом и Роусоном. Они оба прекрасные, честнейшие люди! Кстати, когда назначена свадьба прелестной дочери Робертса? Кажется, на послезавтра?

– Кажется, так! – сдержанно ответил Браун.

– Вы будете на самом бракосочетании и пиршестве? – спросил Аткинс.

– Нет, не буду! – резко ответил Браун. – Наше завтрашнее собрание может затянуться, и мне не хватит времени на переезд!

– Какое совещание? – изумился Аткинс. – Что вы говорите?

– Я говорю о собрании регуляторов, назначенном на завтра у Бариля!

– На завтра? Почему же я ничего не знал? Неужели это такая тайна, что вы считаете нужным скрывать это даже от окрестных фермеров?

– О нем было сообщено только членам общества. Но я удивляюсь, как это Вильсон, – сказал Браун, желая прозондировать почву в пользу своего нового друга, – не сказал вам об этом!

– Он давно не был у меня, – холодно ответил Аткинс, – оттого я ничего и не знаю. Впрочем, я не принадлежу к обществу регуляторов, и мне все равно, когда состоится их собрание!

– Вильсон ведь, – прибавил раздосадованный такой хладнокровностью Браун, видя, что Аткинс старается увильнуть от подобного разговора, – собирается обзавестись хозяйством неподалеку от вас. По-моему, он станет приятным соседом.

– Но я собираюсь скоро покинуть эти края, так что мне это все равно, – ответил Аткинс. – Кстати, как поживает ваш дядюшка? Он, кажется, недавно болел? В Арканзасе, право же, легко получить какую-нибудь болезнь, которая сразу может свалить с ног самого здорового человека.

Браун замолчал, видя полную невозможность сделать что-нибудь для своего друга.

В это время в комнату вошла с ребенком на руках Эллен, взглядом поблагодарившая молодого человека за избавление ее от выговора миссис Аткинс. Вслед за девушкой появилась и сама хозяйка, и завязался общий разговор о семейных нуждах и заботах. Говорили о скоте, пастбищах, посевах, жатвах и прочем. Во время разговора спавший до сих пор совершенно спокойно ребенок внезапно раскричался и заплакал. Эллен пыталась было успокоить его, взяв на руки и нося по комнате, но малютка закричал еще пронзительнее. Очевидно, ребенок заболел. Испробовали сначала какие знали домашние средства, но так как ничто не помогало, то миссис Аткинс решила послать слугу за соседками фермершами, прося их прийти помочь.

Встревоженная мать посчитала причиной болезни ребенка небрежность и невнимательность Эллен и, несмотря на самые очевидные оправдания молодой девушки, так рассердилась на нее, что приказала ей вовсе замолчать.

Браун, ставший свидетелем явно несправедливых нападок на беззащитную девушку, решил приложить все усилия, чтобы выручить ее из затруднительного положения и вместе с тем услужить новому другу.

Несмотря на то что был уже двенадцатый час ночи, в доме Аткинса царили шум и суета. Эллен носилась с ребенком, на разные лады стараясь его успокоить, а миссис Аткинс не могла найти себе места, бегая по комнатам, ломая руки и причитая, что это Бог наказывает за грехи и преступления, отнимая у нее единственного сына.

Вдруг на дворе раздался чей-то голос, спрашивающий разрешения войти. Собаки, лежавшие у дома, лаяли и визжали. Ветер, до того времени бывший довольно слабым, переменил направление и задул такими порывами и с такой силой, что вековые деревья, росшие около дома, гнулись под ним, как тростник. Как только хозяин приотворил на голос дверь, ветер ворвался в комнату и потушил огонь. Все помещение сразу погрузилось в полный мрак.

– Эй, послушайте! – раздался на дворе тот же голос. – Нельзя ли у вас остановиться на ночь? Черт бы побрал этих проклятых собак! Цыц, негодные!

– Гектор, Джек, молчать! – закричал на них хозяин, выходя на двор. – Входите, пожалуйста! – сказал он, обращаясь к стоявшему там человеку. – О лошади вам нечего беспокоиться: о ней позаботится мой слуга.

– Что, ваши собаки очень свирепые? – спросил незнакомец, входя по приглашению хозяина в комнату.

– О, не бойтесь, при мне они никого не тронут! Входите; только осторожнее, ветер задул лампу. Эллен, да зажги же скорее огонь! – крикнул Аткинс, обращаясь к девушке, уже раздувавшей огонь в камине.

Вошедший в комнату медленно снял с себя плащ и шапку из шкуры выдры и, подойдя к запылавшему камину, раскланялся с находившимися в комнате. Он был небольшого роста, коренастый, плотного сложения, с большими серыми глазами и лицом, усыпанным веснушками. Под плащом у его был надет длинный коричневый охотничий камзол, а на ногах – башмаки такого же цвета. В руке он сжимал мешок, в котором находились, вероятно, провизия и другие предметы, необходимые в путешествии по малонаселенным местностям. Подойдя к свету, он пристально стал вглядываться в обоих мужчин, желая, по всей вероятности, угадать, кто из них, собственно, хозяин этого дома.

Миссис Аткинс, обеспокоенная болезнью ребенка и хлопотавшая около него, осталась не слишком довольна новым посетителем. Она взяла ребенка на руки и велела Эллен светить ей.

– Как, однако, силен ветер, – начал разговор незнакомец, все еще безуспешно стараясь разгадать, кто хозяин. – Скоро, пожалуй, он начнет вырывать деревья с корнем!

– Да, ветер очень силен! – отозвался Аткинс, пристально вглядываясь в говорившего. – Издалека едете?

– О нет, я из Миссисипи и отправляюсь в один из пограничных фортов. Далеко отсюда до Фурш Лафава?

– Очень близко. Мой дом стоит на берегу реки! – ответил Аткинс, в то время как Браун ворошил кочергой угли в камине. – Вы, вероятно, потому только не заметили воды, что река на большом пространстве поросла тростником!

– Я так и думал, – отозвался незнакомец, – что река недалеко. Тростник здесь действительно густ. Хороши ли окрестные пастбища?

– Прекрасные! – ответил Аткинс, бросая еще раз испытующий взгляд на незнакомца.

Браун перестал ворошить угли и начал прислушиваться к разговору, показавшемуся ему почему-то знакомым.

– Я проехал сегодня большое расстояние, – сказал спокойно вновь прибывший. – От этого у меня что-то пересохло в горле. Не будете ли добры дать стакан воды?

– Сию минуту! – быстро ответил хозяин, вставая, чтобы зачерпнуть воды в стоявшей здесь же кадке.

Браун, моментально вспомнив что-то, подозрительно уставился на незнакомца, а тот, бросив притворно любезный взгляд на него, тотчас же отвернулся к подошедшему Аткинсу и, взяв от него воду, залпом выпил стакан.

– При взгляде на вас, с таким наслаждением пьющего воду, мне самому захотелось попить! – сказал Браун, скрывая свои подозрения и желая оправдать свой внимательный осмотр. Молодой человек припомнил теперь весь разговор незнакомцев, слышанный им в заброшенной хижине.

– Ну, господа, – вмешался Аткинс, – кто же пьет в ненастную и холодную погоду такой, собственно говоря, противный напиток, как вода? Не хотите ли лучше разбавить ею изрядную порцию виски? Получится значительно вкуснее.

– Думаю, что вряд ли кто-нибудь откажется от вашего предложения! – довольным тоном ответил незнакомец.

Тогда Аткинс направился к шкафу, вынул оттуда бутылку и три небольших стаканчика и поставил их на стол.

– Ну-с, в таком случае прошу попробовать! – сказал он, подавая виски Брауну. – О, джентльмен, что вы делаете?! Вы не виски разбавляете водой, а воду – виски! Полно, наливайте-ка побольше! Знаете, чем хуже погода, тем больше надо пить. А теперь, мистер, будьте добры назвать свое имя. Меня зовут Аткинс, а этого джентльмена – Браун!

– А меня зовут Джонс! Не правда ли, очень легкое для запоминания имя? Так пью за ваше здоровье, мистер Аткинс и мистер Браун!

С этими словами он поднес стакан ко рту. Аткинса как-то странно передернуло, когда человек, назвавшийся Джонсом, стал пить за здоровье его и начальника регуляторов. Однако, не желая выдавать своего волнения, он сдержался, и лицо его приняло обычное холодное выражение. Он налил еще по стаканчику и произнес, чокаясь с гостями:

– Пью за наше знакомство! Думаю, что оно продолжится.

В это время вошла Эллен с тюфяками и одеялами и стала расстилать их на полу. На вопрос Аткинса о здоровье ребенка она отвечала, что малютка очень страдает.

– Но у тебя все-таки найдется время, чтобы состряпать нам ужин?

– Не знаю, если миссис…

– Ну ладно, иди на кухню, – сказал Аткинс, – и готовь ужин гостям, а я пойду сам посмотрю, что с ребенком!

Аткинс вышел, а молодая девушка стала накрывать на стол и готовить ужин. В комнатах воцарилось молчание. Браун следил за ловкими и грациозными движениями девушки, накрывавшей на стол, и думал о Вильсоне; а Джонс сидел у камина, ворочая угли и прерывая свое занятие только для того, чтобы по временам нетерпеливо взглянуть на часы и дверь, за которой скрылся хозяин.

Как раз, когда ужин был готов, пришел Аткинс. Вдруг внезапно на дворе послышался топот лошадей и какой-то шум, неясно доносившийся до слуха сидевших в комнате. В этом шуме можно было различить только пронзительный голос хозяйки, отдававшей какие-то приказания.

Закусив немного, Браун опять подсел к камину и удобно расположился там, когда хозяин, взяв свечу, вежливо сказал ему:

– Мистер Браун, думаю, пора бы и на покой! Пойдемте, я провожу вас в вашу комнату!

– О, пожалуйста, не беспокойтесь! – ответил молодой человек, заметив, что Эллен приготовила в одной комнате две кровати. – Я вовсе не устал!

– Наверху найдется прекрасное помещение, где вас никто не потревожит, – заметил хозяин, – а завтра утром вы можете отправиться к Барилю. Сейчас у нас собралось очень много соседок, и здесь спать не придется. Боюсь, однако, что и они не помогут ребенку!

– А, так у вас полно гостей! – сказал Браун. – Ну, в таком случае, я немедленно отправляюсь в отведенное мне помещение. Надеюсь, мистер Джонс тоже скоро присоединится ко мне?

– К сожалению, наверху только одна кровать, и Джонса придется уложить где-нибудь внизу!

– О, не беспокойтесь, ради бога, обо мне! – воскликнул Джонс, передавая Эллен стакан, чтобы она опять наполнила его виски. – Спокойной ночи, мистер Браун! Если вы поедете не рано, то я с удовольствием поехал бы с вами, если нам по дороге!

– Мне нужно будет отправиться вверх по реке и, чтобы поспеть в одно место к назначенному сроку, придется выехать рано утром! – сказал Браун. – Спокойной ночи!

Молодой человек раскланялся с Эллен и Джонсом и в сопровождении хозяина отправился в отведенную ему комнату.

Проводив нежелательного собеседника, Аткинс вскоре вернулся, но разговора все-таки не начинал: Эллен, убиравшая комнату, мешала хозяину по душам поговорить со своим таинственным гостем. Мужчины молча сидели у камина, пока девушка прибирала посуду после ужина в шкаф, отодвигала стол и приготовляла постели. Наконец, исполнив всю необходимую работу, она пожелала сидевшим спокойной ночи и удалилась.

Хозяин тотчас же встал, плотно прикрыл за ушедшей дверь и погасил свечу. Комната погрузилась в полумрак. Лишь догоравшие в камине угли бросали слабый красноватый отблеск на серьезные лица сидевших. Аткинс первый нарушил молчание, тихо предложив гостю:

– Выйдемте-ка на свежий воздух!

Догадавшись, что хозяин намерен продолжить разговор вдали от нескромных ушей, Джонс молча поклонился и вслед за хозяином вышел во двор. Когда они отошли на порядочное расстояние от дома, Аткинс обратился к спутнику:

– Мистер Джонс, вас, конечно, прислал кто-нибудь?

– Совершенно верно, я привел лошадей!

– Где же они сейчас находятся, в воде?

– Да, там!

– Скажите, пожалуйста, откуда вы так прекрасно знаете наши места? Я, по крайней мере, ни разу не встречался с вами!

– О, я в Арканзасе прожил много лет, когда был еще юношей! Эта самая ферма принадлежала раньше мне, а затем я продал ее одному лицу, у которого, в свою очередь, ее приобрели вы!

– Так, значит, это вы…

– Тсс! Не нужно высказывать догадок, даже если они и справедливы! – остановил его незнакомец. – Такие вещи говорить здесь не следует: мало ли кто может случайно услышать наш разговор! Осторожность никогда не мешает. Скажите-ка лучше, вход – у угла изгороди?

– Да, у самой реки!

– Вот и прекрасно! Я думаю тотчас же отправиться за лошадьми и спрятать их.

– Не помочь ли вам?

– О, не беспокойтесь, я и один управлюсь!

С этими словами незнакомец исчез в темноте. Аткинс же вернулся обратно, обошел весь дом, затем, пройдя через двор, направился к сараю, около которого на свободе бродило несколько лошадей. Войдя за изгородь, он тоже скрылся во мраке.

Браун, не забывший подозрительного разговора своих собеседников, внимательно смотрел в щели кровли отведенного ему на ночь помещения. При виде вышедших из дому мужчин он еще более укрепился в своих подозрениях. Некоторое время он находился в нерешимости. «Как поступить?» – размышлял он. Решиться ли немедленно попробовать накрыть их с поличным, или выждать дальнейших событий? Однако благоразумие взяло верх, и, несмотря на сильное искушение, Браун остался на своем наблюдательном посту. Что мог предпринять он один, без оружия против двух сильных мужчин, находившихся, конечно, начеку и готовых при первой надобности дать отпор? В то же время Браун решил, что Эллен не могла быть соучастницей таинственных операций ее приемного отца, иначе она не стала бы так откровенно рассказывать про посещения Коттона, которые хозяин тщательно скрывал от всех. По всей вероятности, негодяй скрывается где-нибудь поблизости в какой-нибудь заброшенной хижине.

Перебирая в уме всех окрестных фермеров, где бы мог затаиться Коттон, Браун становился в тупик: никто из них не мог оказывать гостеприимства этому мошеннику. Вильсон, живший неподалеку отсюда, уж ни в каком случае не мог быть их сообщником. Пельтер? Но тот тоже входил в отряд регуляторов. Джонсон? Может быть! Чем больше думал Браун, тем больше склонялся к мысли, что это – именно Джонсон. Тем более что во время преследования конокрадов фермеры встретили по дороге Джонсона с какими-то лошадьми. Странным казалось еще и то, что, по словам Гарфильда, на северном берегу реки тоже обнаружены следы его лошадей, а на южном – других. Следовательно, раз других следов больше не было, между Коттоном и Джонсоном существует какая-то связь. Сомневаться в этом больше не приходилось.

Ожидание и напряженное внимание утомили Брауна, к тому же уставшего накануне. Он сначала пытался бороться с дремотой, рассчитывая узнать еще что-нибудь, но сон все более и более овладевал им, – и молодой человек, не выдержав наконец, склонился на постель и крепко заснул.

Глава VI Неожиданные посетители. Новый план

Джонсон жил в маленькой, наскоро построенной, но уютной хижине, совершенно затерявшейся в самой чаще большого леса. Она стояла одиноко, и к ней не вела ни одна тропинка. Авантюрист купил ее за бесценок у какого-то охотника, прельщенный ее удобствами, уединенностью и красотой окружающей местности, поселился здесь, сначала намереваясь заняться возделыванием земли. Он было уже приступил к работе, но вскоре тяжелый труд ему опостылел, и Джонсон ограничился тем, что отгородил только небольшой участок земли забором. Кроме того, он устроил еще небольшую конюшню для лошади. С тех пор в хижине из посторонних почти никто не бывал, так как сам хозяин постоянно находился в разъездах, и хижина стояла наглухо запертой. Лишь изредка сюда забредали какие-нибудь заплутавшие в лесу охотники. Все это пришлось по душе любившему уединение владельцу, и он очень был доволен своим выбором местожительства.

Постоянную связь он поддерживал только с Аткинсом, слуга-мулат которого, посвященный во все таинственные делишки своего хозяина, частенько ходил с различными поручения с фермы в хижину и обратно.

Вечером того дня, когда происходили описанные выше события на ферме Аткинса, хижина не была, вопреки обыкновению, заперта. Напротив, внутри горел яркий огонь, над которым висел чугунный котелок, а около сидели, мирно беседуя между собою, Коттон и Джонсон. Изредка кто-нибудь из них поднимался, чтобы взглянуть, как варится пунш.

– Ну, кажется, готово! – сказал Коттон. – Попробуйте, Джонсон, а то я опоздаю к Аткинсу!

– Не торопитесь-ка лучше, приятель! Если не дать воде как следует прокипеть, то получится такая бурда, которую и в рот-то противно взять… Вот теперь готово. Давайте кружку.

– Ой, как горячо! – воскликнул нетерпеливый Коттон, обжигая губы об оловянную кружку. – Из этой посудины невозможно пить. Губы обожжешь!

– Что делать! – хладнокровно ответил Джонсон. – Приходится довольствоваться тем, что есть. Откуда я вам наберу стеклянных стаканов или фарфоровых чашек? Э, да кого это бог несет?

– Что? Кто-нибудь едет? – встревожился Коттон, моментально вскакивая на лесенку, соединяющую верхний этаж с нижним.

– Полно, дружище, – успокоил его Джонсон, – прятаться вовсе нет надобности. Идет Дан, слуга Аткинса!

– Какого черта ему понадобилось? – сердито проворчал, возвращаясь на прежнее место, Коттон. – Надеюсь, не случилось ничего дурного?

– А вот сейчас узнаем! – произнес Джонсон, отворяя дверь мулату. – Что скажешь, Дан?

– Хозяин велел передать, что масса Коттон должен остаться здесь, – сказал, кланяясь сидевшим, мулат. – К хозяину приехал масса Браун и остался у нас ночевать!

– Что за дьявол! – рассердился Коттон. – Что понадобилось Брауну от Аткинса? Чертовски некстати, так как мне нужно многое бы передать нашему общему приятелю!

– Масса Браун остановился у нас по дороге к Барилю, у которого на завтра назначено собрание регуляторов! – ответил мулат, выплевывая, без всяких церемоний, прямо на пол жвачку табаку.

– Собрание регуляторов, говоришь? – переспросил Коттон. – О, чума побери всех этих мерзавцев! Я дорого бы дал, если бы мне представилась возможность передушить их всех до единого своими руками. Ну, да ладно! Настанет и на нашей улице праздник! Уж покажу же я им тогда!

– Не велел ли тебе хозяин передать еще что-нибудь? – спросил Джонсон.

– Нет, больше ничего, масса! Я думаю, впрочем, что завтра он сам сюда придет!

– Ну так передай ему, что мы его ждем. Ступай! Ну, чего вытаращил свои бельма? Не понимаешь, что ли?

– Масса, – сказал мулат, заискивающе улыбаясь и показывая свои ослепительно белые зубы. – Вон там кружка…

– Что, выпить захотелось? – догадался хозяин. – Ну что ж, держи кружку, плесну тебе джина. Пей и живо проваливай обратно!

Одним духом проглотив джин, Дан отер губы, щелкнул от удовольствия языком, поклонился хозяину и гостю, сбежал с крыльца и исчез в чаще. Джонсон затворил дверь.

– Ну, так мне здесь больше делать нечего, – сказал Коттон, поднимаясь, – я отправлюсь домой. Черт бы взял этого проклятого Брауна, совсем некстати его принесла нелегкая, а я-то…

Он не успел договорить, заслышав топот скачущей лошади. Не медля ни минуты, он опять быстро взобрался вверх по лестнице, не желая попадаться на глаза постороннему человеку. Но, как и раньше, его предосторожность оказалась излишней: подойдя к окну, Джонсон воскликнул:

– Ба, да это Роусон!

Не успели оба приятеля опомниться от изумления, как раздался нетерпеливый стук в дверь.

– Чего вы так долго не отпирали, черт вас подери?! – нетерпеливо произнес проповедник, входя в хижину.

– Советовал бы вам быть поосторожнее! – насмешливо произнес Коттон. – Ну что бы было, если бы здесь оказался посторонний и услышал, как ругается уважаемый патер Роусон?

– Да ну вас к дьяволу! – окончательно разозлился Роусон. – Есть мне время думать о мнении каких-то дураков, когда мне все равно приходится удирать отсюда!

– Что? – испуганно вскричал Джонсон, вскакивая с места. – Неужели уже все открыто? Неужели узнали, что…

– Полно пороть горячку! – оборвал его методист. – Пока еще ничего не узнали, но с минуты на минуту нужно ожидать этого: Ассовум вернулся!

– О, лучше бы он остался там, где был! – заметил с неудовольствием Коттон. – Этот чертов индеец постоянно становится нам поперек дороги!

– Да полноте, господа! – рассмеялся Джонсон. – Я уж невесть что подумал! Поверьте, что, несмотря на всю проницательность, краснокожий ничего не может с вами поделать.

С этими словами он налил себе и Роусону по кружке пунша.

– Следы наши исчезли давно, – продолжал он, прихлебывая из кружки, – теперь и черт ничего не отыщет, а краснокожий и подавно!

– Дело вовсе не в том! – возразил Роусон. – Регуляторы настолько вошли в силу, что каждый считает за честь попасть в их отряд. Благодаря этому они сделались настолько решительными, что на завтрашнем собрании окончательно будут утверждать решение произвести обыск у всех более или менее подозрительных людей нашего округа и подвергнуть их строгому допросу! Как это вам нравится?

– Ого, дело скверно! – воскликнул Джонсон при таком неприятном известии. – Я вижу, что мне полезно поскорее переменить климат! Нет сомнения, что их первый визит будет ко мне. Но вам-то, мне кажется, решительно нечего бояться. Не могут же они заподозрить в чем-либо предосудительном и вас?!

– Так-то так, если бы не Ассовум! – ответил Роусон. – Право, он что-то нюхом чует! Неужели нет средства избавиться от него?

– Средство-то есть, – ответил Коттон. – Но это будет чертовски трудно!

– Ну, то средство, о котором вы говорите, применять, пожалуй, не стоит, – ответил проповедник, – и так уж слишком много пролито крови. Нет, следует поискать другое средство, да поскорее, а то будет поздно!

– Да, мое средство верное, но опасное, – ответил, не обращая внимания на возражение методиста, Коттон. – Но у меня созрел хитроумный план. Вы ведь знаете, что Ассовум прибыл в Арканзас после изгнания родным племенем за убийство верховного вождя. Никто не удивится, что какой-нибудь родственник убитого вздумал отплатить Ассовуму! Чтобы все выглядело правдоподобно, краснокожего нужно прикончить отравленной стрелой. Мы-то, слава богу, за столько лет пребывания в Арканзасе и Техасе научились пользоваться ядом.

– А вы сумеете приготовить сильный яд? – спросил Роусон.

– Э, господа, полноте! – вмешался Джонсон. – Ну к чему тут яд? Дело вовсе не в этом паршивом индейском псе. Один он все равно ничего не сделает. А вот обезопасить себя от регуляторов необходимо! По-моему, Роусон прав, собираясь уносить ноги отсюда. Важно только сделать это вовремя. Пускай те из нас, кто пока совершенно вне всяких подозрений, отправятся на завтрашнее собрание регуляторов, хотя бы вы, Роусон, и Аткинс. Там вы все услышите и разузнаете, и если положение наше окажется более чем двусмысленным, садимся на коней, и поминай как звали! Поверьте, мы сумеем найти край и побогаче вашего хваленого Арканзаса.

– Хорошо вам рассуждать! – возразил Роусон. – Вы люди свободные, холостые, вскочил на коня, да и был таков. Ну а я…

– А вы что? Не то же самое? – спросил Джонсон.

– Сегодня то же, что и вы, ну а завтра – другое дело!

– По-моему, вам лично и удирать-то вовсе не придется. Вы совершенно напрасно волнуетесь. Да будь я на вашем месте и пользуйся таким же уважением, и в ус бы себе не дул! Ну а уж если вы так боитесь, то какого рожна вы женитесь, скажите на милость?

– Отступать слишком поздно! – ответил проповедник. – Если бы я все это мог предвидеть, то, конечно, отложил бы свадьбу. Теперь же подобная отсрочка может возбудить подозрения. Впрочем, жена волей-неволей должна последовать за мной. Что мешает мне написать самому себе письмо из какого угодно города?! Пусть, например, мне напишет моя мифическая старушка-тетка, которая перед смертью желала бы в последний раз повидаться со мной. Тогда я собираюсь и вместе с женой улетучиваюсь из пределов Арканзаса. А потом-то пускай обо мне думают и говорят, что хотят: тогда-то уж меня не достанешь – руки коротки! Но пока проклятый индеец не дает мне покоя!

– Прекрасно! – гневно воскликнул Коттон. – Если Ассовум окажется нам опасным, мы его живо спровадим на тот свет. Правда, подобное событие окончательно взбудоражит весь Арканзас, так что лучше постараться как-нибудь избежать убийства…

– Вот дался вам этот краснокожий! – с досадой воскликнул Джонсон. – Говорю вам, что опасность грозит нам вовсе не со стороны этого бродяги: нам опасны регуляторы, и больше никто. Так или иначе, от них необходимо скрыться. Роусон, постарайтесь завтра попасть на их собрание.

– Обязательно постараюсь. Думаю, что у них не найдется достаточно серьезных причин, чтобы помешать мне присутствовать на их сборище. Ну, да как бы там ни было, приложу все старания.

– В таком случае, пока не стоит и загадывать наперед. Будут намечены какие-нибудь опасные меры, мы узнаем их, постараемся нейтрализовать или попросту смоемся. Врасплох-то уж они нас в любом случае не застанут ни при каких обстоятельствах.

– Теперь мне, собственно говоря, довольно глупо покупать у Аткинса его ферму, – решил Роусон, – а вдруг и в самом деле нам придется бежать отсюда, тогда ведь это чистый убыток. Ну да будь что будет! Попробую начать жизнь честного человека, пора мне и отдохнуть!

– Так не желаете ли отправиться с молодой женой на остров? – спросил Коттон. – Там, я думаю, найдется немало заблудших овец, которых полезно было бы возвратить на путь истинный! Что вы можете возразить против такого предложения?

Роусон ничего не ответил.

– Да, кстати, об острове! – подхватил Джонсон. – Пора бы рассказать мне, что это за место и где оно находится. Я уже два раза водил туда лошадей, но ничего не мог узнать от тамошних обитателей. Больно уж они скрытничают. Я ведь знаю только, что остров расположен на Миссисипи.

– Да и я точно в таком же неведении! – проговорил Коттон. – Если бы в прошлый раз за нами гнались регуляторы, они наверняка сцапали бы нас с Уэстоном, как цыплят. Представьте только, островитяне не пустили нас к себе, а забрав лошадей на барку, отплыли, оставив нас на берегу. Через некоторое время они вернулись и привезли нам деньги.

– Подождите-ка, – перебил его Роусон, всюду чуя измену и шпионов, – нас не могут подслушать со двора?

– Конечно нет! – ответил Джонсон. – И чего только вы беспокоитесь, Роусон? Положим, у страха глаза велики!

– Ну, лишняя предосторожность никогда не мешает!

– Ладно, ладно, Роусон, рассказывайте про остров!

– Странно, – сказал Роусон, – вы хотите знать, где находится остров? Да ведь вам известна дорога туда. Это и есть главный остров. Ниже его находится другой, меньший, совершенно почти неприступный. Туда-то в случае крайней опасности и переберутся обитатели главного острова. Их предводитель ловкий и умный человек. Имени его я вам назвать не могу, так как связан клятвой молчания.

– Так, значит, это большая банда? – спросил Коттон.

– Ну да, и банда, заметьте, прекрасно организованная. Это, пожалуй, самое опытное войско, но о нем никто не знает, так как состоящие в сношениях с бандитами никогда их не выдадут ради собственных выгод.

– Так каким же образом они наживают деньги, если не трогают соседей, а те вследствие этого не выдают их?

– Очень просто! Они действуют по мудрому принципу: не грабь того, с кем живешь.

– Ну, ну, так рассказывайте дальше! – нетерпеливо перебил его Коттон, сгорая от любопытства.

– Видите ли, – продолжал Роусон, – обитатели острова не трогают жителей своего штата. Обыкновенно их жертвами становятся чужаки. У островитян имеется много специально нанятых агентов, весьма энергичных и ловких людей, которые, путешествуя по реке, разузнают подробности о проплывающих судах и их ценности, и если среди перевозимых грузов имеются предметы, годные им самим или удобные для сбыта в южные штаты, то агенты стараются наняться на них лоцманами или рулевыми. Если такому парню удастся его затея, он ведет судно прямо на мель у острова, где его выкидывает на берег и разбивает волнами. Обыкновенно это происходит ночью, когда на палубе остается, как правило, один дежурный матрос. Ну, конечно, на острове не зевают и, завидев поданный лжелоцманом сигнал, выскакивают на берег и расправляются по-свойски с экипажем.

– Так вот чем объясняется множество трупов, плавающих по Миссисипи! Однажды я ночью насчитал семь трупов, плывших подряд. Однако ни на одном из них не было признаков насильственной смерти, мы подумали, что это – утонувшие матросы с какой-нибудь разбитой бурею барки.

– О, в этом отношении наши приятели с острова дьявольски ловки, – сказал с некоторым содроганием Роусон. – Настоящие виртуозы. Признаюсь, подобные делишки мне не по душе: слишком уж много крови проливается!

– Да, промысел грязный, что и говорить, – поддержал его Коттон. – Прямо бойня какая-то!

– Зато они так же дороги для своих друзей, как грозны для врагов. Поверьте, если человек будет нуждаться в помощи, поддержке и убежище, они сумеют оказать ему это в полной мере!

– Ну, не думаю! По крайней мере, пока я дожидался их возвращения с деньгами, я чуть не умер с голода, а никто и не подумал дать мне поесть. Кроме того, я видел, что если мне будет угрожать какая-нибудь опасность, то ни один из них и пальцем не шевельнет, чтобы помочь мне!

– А это все оттого, что вы не знали условного знака! – сказал Роусон. – Не могут же они довериться всякому!

– А какой же у них условный знак?

– Если вам понадобится когда-нибудь помощь от них, отыщите большое дерево, зажгите головешку и перебегите с ней четыре раза от дерева к дереву. Тотчас же к этому месту подплывет барка с вооруженными людьми.

– Благодарю за информацию! – задумчиво сказал Коттон. – Как знать, может, вскоре нам придется ею воспользоваться и просить помощи у этих милых островитян.

– Не забудьте еще одного: как только вы попадете на остров, вы превращаетесь в их соучастника и должны навсегда отказаться от намерения вернуться обратно.

– А вы сами там были? – спросил его собеседник.

– Не довелось, – ответил методист. – А где Уэстон? Его тоже нужно было бы уведомить об угрожающей опасности.

– Он по поручению Аткинса отправился в горы, – сказал Джонсон. – Вернется завтра, тогда мы с ним и потолкуем.

– Мне что-то захотелось спать, – заметил, зевая, Коттон. – Джонсон, не осталось ли чего-нибудь в котелке?

– Вот чудак, да вы сами вылили оттуда остатки!

– В таком случае, спокойной ночи! Кто проснется раньше, пусть разбудит остальных!

Коттон взял несколько оленьих шкур, уложил их на пол и, завернувшись в старый плащ, несмотря на жесткость постели, почти тотчас же крепко уснул.

Оставшись сидеть у огня, Джонсон и Роусон молча смотрели на догоравшие угли. По-видимому, и тот и другой хотели заговорить о чем-то, но ни один из них не решался нарушить молчание. Наконец Джонсон спросил:

– Неужели вы в самом деле предполагаете, что вас могут выследить?

– Ну, сейчас-то это им не удастся, но я не исключаю возможности, что рано или поздно они застанут меня врасплох.

– Каким образом?

– Очень просто! Меня удивляет не это, а то, что мы до сих пор так долго оставались безнаказанными.

– Э, да вы начинаете трусить, приятель!

– Не трушу – опасаюсь. И мои опасения относительно индейца вполне основательны. Сегодня, по крайней мере, он бросил на меня такой взгляд, что готов побиться об заклад, он наверняка что-то раскопал!

– Да, в отношении вас у Ассовума, должно быть, имеются веские подозрения!

– Да вы-то откуда это знаете?

– Не горячитесь, друг мой! Вас выдает собственный голос. Впрочем, я нахожу, что вы поступили совершенно резонно. На вашем месте всякий сделал бы то же самое. Хорошо ли только вы замели следы?

– Неуместный вопрос! Конечно, я принял все предосторожности. Несмотря на боль в раненой руке, я тщательно отмыл одежду от крови, заштопал прорванный томагавком Алапаги рукав и даже закопал в землю свой нож. Тем не менее меня продолжает преследовать предчувствие чего-то недоброго. Я боюсь, и сам не знаю чего, но…

– Полноте, дружище! – успокоил его Джонсон. – Предоставьте бабам бояться и верить в непонятные предчувствия. А как другое дело? Следов не осталось? Перочинный нож вы тоже зарыли?

– То-то и есть, что нож попал к Робертсу, я сам видел его у него. Он мне показывал и спрашивал, не знаю ли я, кому он принадлежит. Как я тогда не выдал себя каким-нибудь неосторожным движением, один бог знает!

– Мне недавно рассказывали про покушение на жизнь одного богатого фермера с берега Арканзаса. Передают, что грабителям удалось похитить у него около десяти тысяч долларов, – сказал авантюрист, пристально вглядываясь в лицо собеседника. – Скажите, ведь вы в то время обитали как раз в тех местах, нет ли у вас каких-нибудь более подробных сведений об этом деле?

– Да я-то откуда это могу знать! – рассердился Роусон. – Кажется, вы готовы подозревать меня во всех убийствах, совершающихся в нашем округе! Обращайте лучше побольше внимания на свои собственные дела! Как вы думаете, предаст нас Уэстон или нет? Мне он кажется почему-то очень ненадежным, и я уже начинаю раскаиваться, что посылал его к острову.

– Полагаю, ему можно доверять, а впрочем, черт его знает, в душу человеку не влезешь!.. Итак, завтра ваша свадьба?

– Непременно завтра! Быть может, я допускаю ошибку, связывая себя брачными узами, которые, впрочем, в случае крайней необходимости нетрудно и разорвать. Попросту махну на все рукой, брошу жену на произвол судьбы и смоюсь. Мне ведь не привыкать: проделывал и не такие фокусы!

– Да, при таких взглядах на вещи можно спокойно жениться при любых обстоятельствах и на ком угодно! – засмеялся Джонсон. – Мне кажется, что вы не особенно увлечены девушкой, не понимаю, зачем только вы это делаете!

– Я не увлечен ею? Да зачем же я стал бы подвергаться таким лишениям и опасностям, если бы не любил ее?! Я питаю к ней самые страстные, самые нежные чувства, и эта страсть по отношению к такой чистой и непорочной, как ангел, девушке кажется мне самым большим преступлением в моей жизни!

– И, несмотря на все, вы все-таки решитесь ее бросить?!

– А что делать, если она откажется последовать за мною? Мне больше ничего не остается в таком случае. О, если б я мог вернуть былые годы!.. Как бы там ни было, но я не разлучусь с Мэриан до самой последней, самой страшной своей минуты!

– Надеюсь, вы приняли все меры на случай, если вас накроют в собственном доме?

– Конечно! В тростниках у меня запрятана лодка, в ней в плотно закупоренном ящике уложены съестные припасы. Оружие же у меня всегда под рукой. Вы знакомы с моим подземным ходом?

– Да. Сколько людей поместится в вашей лодке?

– Пять-шесть, она легка на ходу, и на ней за шесть часов можно добраться аж до Арканзаса!

– Прекрасно придумано, только я уверен, что нам не придется ею воспользоваться. Повторяю вам, вряд ли регуляторы сумеют обнаружить давно потерянный след. А теперь ложитесь-ка спать, вот на тюфяк, а я пойду взгляну на вашу лошадь!

Измученный физически и нравственно, Роусон быстро заснул. Вскоре к нему присоединился и вернувшийся со двора Джонсон, и в хижине раздался храп спящих крепким сном трех негодяев.

Но как ни крепко спали авантюристы, громкий крик филина, несколько раз подряд раздавшийся неподалеку от хижины, тотчас же разбудил Джонсона. Он мигом вскочил, осторожно обошел спящих Коттона и Роусона и направился к двери.

– Что за шум? Кто здесь? – раздался сердитый голос тоже проснувшегося и схватившегося за ружье Роусона.

– Неподалеку прокричал филин! – шепотом сказал Джонсон.

– А нам-то какое до этого дело? Вы что, охотиться на него вздумали? Чего вы всполошились?

– Погодите! Вот снова он кричит! – прервал его Джонсон. – Несомненно, явился Аткинс. Странно только, что ему понадобилось от меня ночью, да еще в такую погоду? Входите! – крикнул он в темноту, отворив дверь. – Здесь посторонних нет, все свои!

– Здорово, приятель! – воскликнул Аткинс, перепрыгивая через невысокую ограду и подходя к крыльцу. – Что, небось удивился нашему позднему приезду?

– Что значит «нашему»? Разве вы не один?

– Да, я прибыл с одним приятелем, у которого есть кое-какой товар для продажи. А кто у вас?

– Коттон и Роусон.

– Роусон? – удивился незнакомец, плотно закутанный в широкий плащ. – Неужели? Вот не ожидал встретить старинного знакомого!

– Знакомого? – переспросил поднявшийся Роусон, разгребая золу в очаге. – Разве вы знакомы с Роусоном?

– Черт возьми! – воскликнул незнакомец. – Неужели знакомство с ним такая редкость? Что, он по-прежнему проповедует?

– На это я сам вам отвечу! – недовольно пробурчал Роусон. Раздув головешку, он приблизился к говорившему. – А, это вы, Гаккер! – изумился он, увидев при свете огня лицо незнакомца. – Какой черт занес вас в Арканзас? Кажется, вам раньше не особенно нравился наш климат? Здорово, старый друг! Руку! Входите же и затворите дверь!

– Долго мы у вас все равно не останемся, – сказал Аткинс. – Мы ушли, никого не предупредив, ничего не сказав, поэтому…

– Во всяком случае, – перебил его Роусон, – если вы желаете разговаривать с нами, а не с запертой дверью, то входите в дом: холодный ветер так выстудит комнату, что потом в ней и не заснешь! Пожалейте хоть нас-то!

После такого заявления ничего не оставалось делать, как последовать приглашению Роусона. Аткинс, заметив при свете факела расставленные на столе стаканы и котелок, быстро подошел к нему и схватил посуду, намереваясь подкрепиться глотком горячего виски. Но его ждало полное разочарование: котелок был холоден и совершенно пуст.

– Черт бы подрал ваши ненасытные глотки! – выругался он. – Нет бы оставить глоток-другой своим приятелям!

– Да почем же мы знали, что вы придете сегодня, да еще ночью? – возразил Джонсон. – Впрочем, если вы повремените четверть часика, я приготовлю вам свежую порцию!

– Нет, спасибо! – отказался Аткинс. – Нам непременно надо…

– Ну ладно, ладно, – перебил хозяин, – рассказывайте пока, зачем вас сюда принесло, а тем временем, быть может, на ваше счастье, вскипит вода!

– А вы, Гаккер, – обратился к незнакомцу Роусон, – расскажите, что делается на Миссури и как идут ваши дела?

– Во-первых, – возразил тот, – я вовсе не Гаккер, а Джонс. Меня зовут Джон Джонс, зарубите себе на носу!

– Постойте-ка, Джонс, если это имя вам так нравится, не хотите ли принять участие в комическом розыгрыше? – спросил Роусон.

– Что ж, мне не привыкать стать к такого рода спектаклям! Я прекрасно играю комические роли и всегда не прочь одурачить какого-нибудь честного простофилю. Если вы думаете, что я могу быть вам полезен, рассказывайте, в чем дело. Коли игра стоит свеч – я весь к вашим услугам. Ну-с, что такое затевается?

– Готов посвятить вас во все подробности, – сказал весело Роусон, усаживаясь поудобнее, со стаканом уже поспевшего виски в руке. – Завтра назначено собрание местных регуляторов!

– Ну, если вы будете сообщать все такие же приятные новости, то я предпочитаю вас вовсе не слушать! – так же весело отозвался Джонс. – Из-за них мне зачастую приходится ездить гораздо быстрее, чем хотелось бы! Я здесь не задержусь.

– И совершенно напрасно! – заметил Роусон. – Напротив, вам следует присутствовать на их собрании!

– Мне? Да вы в своем уме, дружище? – изумился Джонс.

– Да, вам, потому что вас здесь никто не знает. Я было собрался присутствовать там сам, но, к сожалению, это не совсем удобно; да мне и нельзя. Заранее я познакомлю вас с Брауном и даже рекомендую вас ему как регулятора с Миссури и сообщу, что вы прибыли в Арканзас со специальной целью завязать непосредственные сношения со здешними регуляторами, так как, мол, это, по-вашему, единственный способ удачно справиться с многочисленными и дерзкими разбойниками обоих штатов.

– Блестящая мысль! – воскликнул Аткинс, сообразив, к чему клонит проповедник. – Браво, Роусон!

– Тут, видите ли, есть одна загвоздка… я не могу ручаться, что у меня хватит времени, чтобы присутствовать там! – нерешительно сказал Джонс, видимо желая уклониться от столь «лестного» поручения.

– Советую вам хорошенько обдумать мое предложение, – сказал Роусон, поняв, конечно, колебания своего сотоварища. – Дело в том, что если регуляторы выработают какие-нибудь решительные меры против нас и мы не сумеем вовремя нейтрализовать их планы, вам и вашим друзьям в Миссури нечего будет рассчитывать на какие бы то ни было сношения с нами. Тогда нам самим придется улепетывать как можно скорее, а не думать о прибылях!

– Я прекрасно понимаю всю справедливость и необходимость предложенного вами, – горячился Джонс, – но каким способом мне удастся убедить Брауна в верности моих заявлений? К сожалению, я сегодня уже познакомился с ним, но даже не заикнулся о намерениях регуляторов Миссури.

– Это ничего не значит! – нетерпеливо возразил Роусон. – Не могли же вы с первого раза разоткровенничаться с незнакомым человеком!

– Пусть так! А как же быть с другими регуляторами?

– Ваше предложение придется как раз кстати, так как точно известно, что регуляторы Арканзаса сами намерены войти в контакт с такими же обществами других штатов. На первое время, следовательно, они, во всяком случае, поверят вам!

– А ведь совсем неплохо придумано! – не мог не признать Джонс. – Пусть следят за действиями регуляторов те самые люди, которых они собираются ловить! Ловко!

– Так что же? Согласны?

– Теперь, конечно, колебаний больше и быть не может! – воскликнул Джонс. – Поверьте, я сумею заставить этих щенков взять ложный след. Часть я направлю вверх по реке, часть – вниз, вообще размещу их в петлях нашей сети небольшими группами, а затем – трах! И атмосфера сразу очистится от их зловредного дыхания!

– Следовательно, Роусон, вы не поедете на собрание? – спросил Коттон.

– Теперь в этом нет никакой надобности, – ответил проповедник.

– А как же мы узнаем о результатах?

– Если возникнет что-нибудь непредвиденное, – сказал Роусон, – Джонс сообщит Аткинсу, у которого должен непременно быть завтра вечером, и тот, в свою очередь, известит нас через слугу. Завтра я буду разъезжать по делам, а заночую у Робертсов. В воскресенье, рано утром, я буду поджидать вашего мулата, Аткинс, у известного и ему и вам дуба. Быть может, и у меня найдется, что сообщить вам.

– Итак, все решено. Прекрасно! – сказал Аткинс, поднимаясь с места. – Едемте, Джонс, меня особенно беспокоит, что с моим сыном, хотя там и ухаживают за ним три соседки, которые, вероятно, останутся у нас до утра.

– До моего возвращения не отпускайте Брауна! – сказал Роусон.

– Не беспокойтесь, но приезжайте поскорее. До завтрака-то я его, во всяком случае, задержу, ну а уж после – как получится!

Бандиты распрощались друг с другом. Аткинс и Джонс прежним путем, через забор, ушли в лес и растворились в темноте, а остальные снова улеглись и опять крепко заснули.

Глава VII Встреча с пионером. Мнимый регулятор

Едва начало рассветать, как порывистый холодный ветер, дувший всю ночь не переставая, быстро стих, перейдя в легкое приятное дуновение. Петухи радостно-задорным криком приветствовали занимавшийся день и призывали своих подруг вместе наслаждаться прекрасной погодой. Хохлатые наседки оживленно сновали по двору фермы, тщательно отыскивая зерна или другую пищу для своих многочисленных прожорливых цыплят, стаями бегавших за ними. Лошади, продрогшие за ночь, бодро постукивали копытами о твердую землю. Раздавалось откуда-то гоготанье гусей и уток. Из труб поднимался уже голубоватый дымок, прихотливо извивавшийся на фоне светлеющего небосклона.

Отличная погода не могла не повлиять благоприятно на настроение одинокого всадника, рысившего по лесной тропинке. Всадник, весело насвистывая, пришпоривал по временам своего коня. То был Кук, торопившийся на собрание регуляторов.

Вдруг он внезапно осадил своего коня. Животное от неожиданности встало на дыбы и волчком завертелось на месте. Потом оно, как и сам хозяин, успокоилось и продолжило путь прежним аллюром, но и лошадь и всадник стали теперь гораздо внимательнее вслушиваться в окружающую лесную тишь.

Неподалеку раздавался какой-то странный шум.

Кук прекрасно знал эти места и был уверен, что на три мили в окружности не было ни одной фермы, а между тем из чащи доносилось кудахтанье куриц и петушиное пение.

Озадаченный всадник остановился и стал пристально оглядываться по сторонам, недоумевая, откуда могли доноситься эти звуки.

«Что за чудеса! – подумал он. – Уверен, что я не сбился с дороги. Когда же тут успел поселиться кто-нибудь? Место уж больно пустынно и дико, чтобы какой-нибудь, даже самый отважный, пионер рискнул поселиться здесь. Ого, да вот и следы колес! Вон и кора сорвана с дерева, несомненно, здесь недавно проезжал чуть не целый обоз! Вероятно, какие-нибудь переселенцы. От них я и узнаю, что все это значит!»

С этими мыслями Кук поехал вдоль колеи. Вскоре он достиг одного из тех биваков эмигрантов, какие часто встречаются в Арканзасе на дорогах к Дальнему Западу и к Техасу. Два больших фургона, крытые парусиной, стояли в центре небольшой лужайки; к ним было привязано несколько пар упряжных волов. Мальчик восьми-десяти лет, с белыми как лен волосенками, важно кормил животных колосьями маиса. Добродушные волы смиренно брали корм из рук ребенка и медленно жевали колосья.

Пять лошадей паслись на лужайке с сочной травой. Их шеи были украшены несколькими бубенчиками, а ноги спутаны веревками. Переселенцы ночевали, очевидно, под открытым небом, так как поблизости не было никакого навеса или прикрытия, под которым можно было бы укрыться от дождя.

Все семейство пионеров в это время сидело около наскоро сколоченного из досок стола, поджав ноги. Оно состояло из мужа, жены, двух дочерей и трех сыновей.

– Бен, поди сюда! – закричал отец. – Волы уже достаточно нащипались травы за ночь и вовсе не нуждаются в твоих колосьях! Но отчего это собаки забеспокоились? Неужто поблизости какой-то хищник? Да угомонитесь наконец! – прикрикнул мужчина на собак.

Однако, несмотря на окрики, собаки не успокаивались и даже начали лаять, повернувшись в ту сторону, откуда показался Кук.

– Здравствуйте! – приветливо сказал подъехавший Кук, слезая с лошади. – Приятного аппетита!

– А, вот на кого лаяли собаки! – воскликнул хозяин, увидя подъехавшего и отвечая на его приветствие. – Будьте здоровы и вы! Кстати, мы только что собирались сесть за стол, не хотите ли позавтракать с нами?

– Благодарю за вашу любезность! – ответил Кук, с удовольствием принимая приглашение. – Вот уж никак не ожидал встретить здесь кого-нибудь, а тем более таких приятных и гостеприимных людей и славный завтрак!

При этих словах Кук покосился на свою лошадь, щипавшую траву, и на маленького Бена, развалившегося на снопе маиса.

– Бен! – закричал отец, сразу поняв многозначительный взгляд гостя. – Тащи-ка скорее сюда котел да положи в него маиса и покорми лошадь нашего гостя!

Мальчик с готовностью исполнил требование; снял еще с лошади седло и уздечку, и животное с жадностью принялось за маис.

– Откуда путь держите? – осведомился Кук, утолив немного голод.

– Из штата Теннесси.

– А куда?

– К западу, к подножью Форкских гор!

– О, вы недурную местность выбрали. Земли там замечательные!

– Насколько мне известно, не все. Ну, да я надеюсь выбрать себе подходящий участок. В этом мне поспособствует брат.

– Зачем только вам ехать так далеко, если здесь есть много хорошей земли?

– Видел; но, к сожалению, жители Фурш Лафава славятся своим пристрастием к лошадиному мясу!

– О, это, вероятно, жители берегов Арканзаса рассказали вам такую чушь, не правда ли? Хотя, должен признаться, в этом есть доля правды. Сейчас я отправляюсь на собрание регуляторов и думаю, что нам наконец удастся положить предел пагубной привычке некоторых любителей красть лошадей. Ручаюсь, что в скором времени Арканзас будет очищен от этих негодяев!

– Прекрасная задача! – отозвался пионер.

– Знаете что, – сказал Кук, – вы человек, по-видимому, бывалый, и ваш совет мог бы принести нам пользу. Отчего бы вам тоже не отправиться на наше собрание? Ведь до завтра вы, наверное, не пуститесь еще в дорогу?

– Положим, завтра воскресенье, – сказал переселенец, – но я нахожусь в таких обстоятельствах, что приходится и в праздники работать. Нужно пользоваться хорошей погодой, поскорее добраться до места назначения и хоть как-нибудь устроиться там. Видите, времени-то у меня в обрез.

– Да, вам не мешает поторопиться. Ну, в таком случае я вас хотя бы ознакомлю с целями нашего общества и его планами.

– Это очень интересно! – сказал переселенец. – Но скажите, неужели правда, что вы прибегаете к линчеванию? Ведь это ужасно!

– Что делать! Положение нашего края таково, что волей-неволей приходится прибегать к жестокости. Наши законные власти совершенно бессильны в борьбе с конокрадами и другими грабителями. Что же прикажете делать? Не сидеть же сложа руки, когда у вас под носом расхищают ваше добро!

– Я немного знаком с образом действий регуляторов, – сказал пионер. – У нас в штате Теннесси тоже образовалось подобное общество. При помощи веревки и упорного преследования мы скоро избавились от мошеннической шайки, появившейся было у нас. Впрочем, и по ту сторону Арканзаса еще далеко не все благополучно. Так, когда мы поднимались вверх по реке на прошлой неделе, убили одного фермера, когда тот возвращался домой от индейцев после продажи им большого стада скота.

– Да, я уже слышал об этом, – сказал Кук. – Что же, нашли убийцу?

– Нет еще! – сердито воскликнул пионер, с такою силою ударив кулаком по столу, что посуда заплясала. – Но, клянусь, этому бледнолицему мерзавцу несдобровать, если он попадется под дуло моего карабина!

– Так вы его знаете?

– Нет, хотя и предполагаю, что это именно он. Пока наши повозки ехали по дороге, я со старшим сыном отправился на охоту и вышел на берег какого-то озера. Мы стали огибать его, когда услышали какой-то шум. Я с сыном, предполагая, что это какой-нибудь зверь, спрятался за дерево. В это время из-за кустов показались два всадника. Старший был одет обыкновенно, как и все фермеры, а младший носил широкополое сомбреро. Я хотел было окликнуть их, но потом раздумал, и всадники скрылись за поворотом дороги. Спустя какое-то время раздался выстрел. Так как в лесу мог стрелять какой-нибудь охотник, вроде меня, я совершенно не обратил на это внимания и спокойно продолжал путь. К вечеру, однако, мы встретили каких-то людей, рассказавших нам, что поблизости совершено убийство. Осведомившись у своих, я узнал, что виденные мною утром всадники не перегоняли повозки. Я тотчас же вскочил на лошадь и поскакал на ту ферму, где лежал убитый. Мои подозрения оправдались: убитый оказался не кем иным, как тем старшим всадником. Следовательно, убийцей мог оказаться его спутник в сомбреро. Я сообщил окрестным жителям точные приметы этого мерзавца, но никто не знал его. Пробыв несколько дней в тех местах, я внимательно посматривал, не встречу ли его ненароком, но напрасно. Говорили, что при убитом было не меньше тысячи долларов, которых, конечно, не оказалось.

– Какое гнусное преступление! – гневно воскликнул Кук. – Ну да будем надеяться, что нам удастся положить этому конец. Кстати, вы по какой дороге отправитесь дальше?

– Точно не знаю, но, наверно, поеду к реке, и затем уже прямо на восток.

– И по этой и по другой стороне реки есть дороги, но та, что на противоположном берегу, будет для вас удобнее, тем более что переправа фургонов в верховьях очень затруднительна!

– А как мне легче здесь перебраться? Далеко отсюда ближайшая ферма?

– Ближе всех отсюда ферма Вильсона, а затем – Аткинса. Около первой есть удобный паром, на котором вы спокойно можете переправиться, а затем пойдет хорошая, широкая дорога!

– Паром тоже принадлежит Вильсону?

– Нет, им владеет некий Кернильс.

– Чрезвычайно признателен вам за важные для меня сведения. Если вам когда-нибудь придется быть неподалеку от старика Стефенсона, заезжайте, всегда буду рад вас видеть.

– Благодарю вас! – отозвался Кук. – Пора и в путь. До свидания!

Они дружески пожали друг другу руки, Кук вскочил на коня и вскоре скрылся из виду. Через час скорой езды он прибыл на ферму Аткинса, где, к великому своему изумлению, застал Роусона. Тут же, возле своей уже оседланной лошади, стоял Браун, дружески беседуя с незнакомцем, прибывшим к Аткинсу накануне. Роусон представил Брауну этого незнакомца как своего хорошего приятеля.

– Ба, Кук! – обрадовался Браун приехавшему. – Вот и прекрасно, поедем теперь вместе!

– А я думал, что вы уже давно удрали! – сказал Кук, здороваясь с ним.

– Это вина не мистера Брауна, а моей жены, невероятно долго прокопавшейся с завтраком! – ответил за него Аткинс.

– Я в самом деле уже собирался ехать, но меня удержала миссис Аткинс!

– Не мог же я отпустить вас без завтрака, – заметил хозяин, – а теперь еще меньше оснований сетовать на задержку: благодаря ей вы поедете на собрание с хорошим приятелем!

– Пожалуй, я все-таки не опоздаю, – сказал Браун, пожимая руку Кука. – А вы, мистер Роусон, тоже едете с нами? Кажется, вы выразили желание побывать на нашем сегодняшнем собрании?

– Да, я предполагал так, но непредвиденные обстоятельства несколько изменяют мой план. Сами понимаете, накануне свадьбы, как обычно, масса хлопот!

– Да, конечно! – согласился Браун прерывающимся от волнения голосом. – Оказывается, этот джентльмен тоже регулятор. Почему же он вчера ничего не сказал об этом?

– Посудите сами, мистер Браун, – добродушно произнес Джонс, – не мог же я откровенничать с совершенно незнакомыми людьми!

– О, в таком случае вполне одобряю ваше молчание. Скажите, вы, кажется, отправляетесь к пограничным фортам?

– Да, и по дороге решил, по предварительному соглашению с товарищами, переговорить и, если окажется возможным, войти в непосредственный контакт со здешними регуляторами. Таким способом, мы полагаем, скорее можно достичь нашей общей цели. Сообща мы многое можем сделать, порознь же довольно трудно добиться сколько-нибудь ощутимых результатов.

– Истинная правда! – согласился Браун, тем не менее подозрительно поглядывая на говорившего. – Так вы желаете, чтобы я отвел вас к регуляторам?

– Да, мне бы очень хотелось этого, и я буду вам искренне благодарен…

– Со своей стороны, – вмешался Роусон, – я присоединяюсь к просьбе моего друга, безусловно ручаясь за правдивость его сообщений. Только благодаря тому, что хозяйство мое еще не устроено, я позволю себе надеяться, что мистер Аткинс не откажет моему другу в гостеприимстве на время его пребывания здесь.

– Об этом, мне кажется, не стоит и беспокоиться, – с иронической улыбкой произнес Браун, – мистер Джонс, так или иначе, проведет у нас несколько дней. Вот только понравится ли ему это – не знаю!

– Я человек нетребовательный и довольствуюсь малым, – ответил Джонс, – однако, я думаю, нам пора и в путь?

– Отправляйтесь с богом! – напутствовал отъезжающих хозяин. – Вон ваша лошадь, мистер Джонс!

Тем временем Кук отвел своего приятеля в сторону и прошептал ему на ухо:

– Послушайте, Браун, не нравится мне физиономия этого типа!

– Потерпите немного, – ответил также шепотом тот. – Когда мы приедем к Барилю, я вам сообщу по секрету кое-что!

– Следовательно, и у вас возникли подозрения?

– Молчите пока, вот приедем, тогда и расскажу!

Всадники уже садились на лошадей, когда мулат-слуга вывел из конюшни еще двух оседланных лошадей, причем одна была под дамским седлом.

– Ого, – сказал Кук, – да у вас, Аткинс, большое сегодня сборище! Даже дамы присутствуют!

– Это лошадь одной из соседок, приехавших помочь моей жене ухаживать за заболевшим ребенком. Впрочем, на ней сейчас поедет не она, а Эллен, собравшаяся навестить Робертсов.

Действительно, в эту минуту на пороге показалась Эллен, одетая по-дорожному, с каким-то свертком в руках. Несмотря на то что она быстро отвернулась, садясь на лошадь, Браун все-таки заметил заплаканные глаза девушки и обратился к хозяину фермы, спокойно пережевывавшему табак, осведомляясь, что так огорчило молодую девушку. Роусон, тоже заметивший это, сочувственно сказал:

– Бедная мисс Эллен! Отчего она плакала?

– Кто разберет девушек, отчего они плачут! – хладнокровно промолвил Аткинс. – Может быть, ее огорчила разлука с братом, который уехал далеко, а может быть, ей за что-нибудь попало от моей жены. Она, знаете, женщина, в сущности, добрая, но вспыльчивая, а Эллен иногда перечит ей. Впрочем, на эту девушку грех жаловаться, со временем из нее выйдет прекрасная жена и хозяйка.

– Браун, поторопитесь! – нетерпеливо закричал сидевший уже в седле Кук.

– Сейчас, сейчас! Экий вы нетерпеливый!

Браун сел на лошадь и вместе с Куком и Джонсом тронулся в путь. Вскоре крайние деревья леса заслонили всадников от глаз оставшихся.

Глава VIII Мэриан и Гарпер. Приезд Эллен

День разгорался. Яркое солнце нестерпимо палящими лучами обливало дом Робертса. В густых ветвях деревьев и в чашечках цветов, подобно бриллиантам, искрились последние капли испарявшейся под жгучими потоками света росы.

По двору с громким кудахтаньем бродили дикие черные индейки, вылупившиеся из яиц найденных в лесу птиц. Мэриан, кормившая их с крыльца маисовым зерном, невольно залюбовалась красивыми птицами, веером развернувшими свои радужные хвосты и с нетерпением толпившимися у ее ног в ожидании обычной порции пищи, от которой они не отказывались, несмотря на всю свою дикость. В густых кустах орешника оживленно копошилась масса различных мелких пташек, перепархивавших с ветки на ветку, оглашая воздух немолчными криками и пением. Серебристо-серые белки, с умными остренькими мордочками и на диво пушистыми хвостами, то и дело перелетали, точно брошенные кем-то, с ветки на ветку, вспугнутые каким-нибудь подозрительным шумом.

И дочь и мать сильно были заняты приготовлениями к свадьбе. С засученными рукавами, подвязав передники, они с раннего утра хлопотали над различными соленьями и вареньями, не желая ударить лицом в грязь перед многочисленными гостями, приглашенными на свадебный пир. Старания их не пропадали даром, и домовитая миссис Робертс с гордостью любовалась тесными рядами разновеликих блюд, горшков, тарелок, бутылок и банок с различной снедью, загромождавшими столы. Женщины торопились покончить с своими занятиями, пользуясь полнейшей свободой, так как сам Робертс уехал еще с утра, и они оставались дома одни.

Скромно одетая и причесанная Мэриан, скрасившая свой будничный наряд только воткнутой в волосы розой, решила отдохнуть немного и вышла на порог дома вдохнуть свежий воздух. Невольно она замечталась о чем-то и грустно поникла головой. Глаза ее безучастно глядели на дорогу, а думы были далеко-далеко, вовсе не с тем, кому она готовилась вручить свое будущее.

– Что, он все еще не идет? – прервала ее размышления миссис Робертс, возившаяся с каким-то таинственным блюдом.

– Кто он? О ком вы говорите, мама? – рассеянно спросила девушка.

– Как о ком? Да все о нем же, о Сэме, которого я послала с приглашением к мистеру Гарперу. Мне кажется, ему нечего гордиться, и раз мы удостаиваем его своим приглашением, то он давно должен был прийти!

– Кто, матушка? Сэм?

– Да не Сэм вовсе, а мистер Гарпер! Что за непонятливая девчонка!

– Но ведь он болен!

– Ну, так вместо него мог прийти его племянник, новый командир регуляторов! Ты тоже была больна, и деликатность требует, чтобы он навестил тебя. Все равно ему нечего делать!

– Что вы, мама, он ведь должен ухаживать за больным дядей!

– Ну да, я знаю, что ты всегда готова его защищать, особенно после того происшествия с пумой. Но любой на его месте сделал бы то же самое. Положим, он спас тебе жизнь, я не отрицаю этого и очень благодарна ему, однако после этой истории с Гитзкотом…

– Ну так что ж? – с упреком произнесла Мэриан.

– Я знаю, что ты опять готова заступиться за него! – отвечала мать. – Но скажи, пожалуйста, отчего же, если совесть его чиста, он не кажет глаз?! По крайней мере, мистер Роусон в этом отношении одного со мной мнения!

– А между тем он должен был бы больше всех защищать его! – горячо произнесла молодая девушка. – Это именно мне и не нравится в мистере Роусоне!

– Он это и делал! Даже очень горячо защищал! Что же, однако, он может поделать и как поступить, если сам Браун не в состоянии оправдаться?

На последний довод матери девушка не решилась возражать и отвернулась в сторону, чтобы потихоньку смахнуть горячую слезу, набежавшую при воспоминании о любимом, огульно обвиняемом в нечестном поступке. В это время за деревьями послышались голоса, по которым стало ясно, что приближаются Баренс, Гарпер и негр, посланный за ними.

– Ах, боже мой, гости уже пришли, а у меня ничего еще не готово! – засуетилась миссис Робертс. Тем не менее она вышла им навстречу и приветствовала их, как и подобает образцовой хозяйке.

– Простите, миссис Робертс, – сказал, учтиво раскланиваясь, Баренс, – что я решился прибыть без приглашения. Но, узнав о том, что у вас соберутся мои друзья, я осмелился…

– Полно, мистер Баренс, я всегда рада вас видеть. Приглашения же не послала потому, что думала, что вы уедете на собрание регуляторов. Будьте добры, джентльмены, войдите, пожалуйста, в комнаты! Муж скоро приедет и очень обрадуется, увидев вас уже здесь!

Потом у гостей с хозяйкой завязался общий разговор о различных домашних делах, о хозяйстве, продуктах и прочем, причем Баренс не упустил случая рассказать несколько необычайных случаев о виденной им колоссальной величины спарже, о гигантских кочнах капусты и вызвался затем помочь хозяйке справиться с нарезанием салата в огороде. После их ухода Гарпер и Мэриан остались одни.

Давно уже мечтала молодая девушка потолковать по душам с симпатичным дядюшкой Брауна об их общем дорогом «друге» и узнав, что Гарпер придет раньше других, прямо сгорала от нетерпения поскорее увидать его, и теперь, когда он оказался рядом, когда наступила минута начать желанный, мучительно-приятный для нее разговор, волнение охватило ее. Мэриан чувствовала, как сердце ее сжимается от тревоги, и давно обдуманные слова не идут с уст, еще более смущалась и молча стояла перед Гарпером, тоже не решавшимся затронуть щекотливую тему.

Однако, чувствуя настоятельную необходимость так или иначе заговорить о Брауне и полагая, что разговор о пустяках и невозможен и неуместен, Гарпер поборол чувство неловкости и в замешательстве начал довольно бессвязно:

– Итак, мисс Мэриан, вы выходите замуж! Ваши родители выбрали вам хорошего жениха, простите, вы выбрали… нет, я хотел сказать, что мистер Роусон очень почтеннейший джентльмен. Итак, мисс Мэриан, вы выходите замуж, и я уверен, что составите счастье вашего будущего мужа… Я очень огорчен… простите, я не то хотел сказать… да, я очень рад, что вы выходите замуж. Браун лучше пускай утешится как-нибудь! Это не беда… он еще очень молод. Ну, да пусть все будет так, как желают ваши родители. У Брауна теперь на руках серьезное дело: он командир регуляторов. Знаете, он поклялся во что бы то ни стало отыскать убийц Алапаги и Гитзкота. Если ему удастся это, мы, да и вся округа, должны будем сказать ему большое спасибо. Нелегко поймать этих мерзавцев!

– Сам мистер Браун не виновен ни в чем, не правда ли? – с тревогою в голосе спросила Мэриан.

– Он виновен? – весь вздрогнув, переспросил Гарпер. – Надеюсь, что вы не думаете так? Да скоро и все убедятся в его правоте. Я мог бы еще допустить, что мой племянник при своем вспыльчивом характере пошел на убийство, но раз дело коснулось кражи, то я сразу и бесповоротно решил, что он, мой дорогой Билл не мог ее совершить. Нет, нет, Браун невиновен и в убийстве! Скоро, к счастью, все выяснится!

– Регуляторы сегодня для этого и собираются?

– Да, но усилий одних белых оказывается недостаточно. Тут нужен человек похитрее и поопытнее их. Ассовум, так долго вертевшийся у нас на глазах, вдруг куда-то исчез, и о нем нет ни слуху ни духу. А именно такой человек и нужен теперь регуляторам. Будь краснокожий здесь, все пошло бы удачнее!

– Недавно мистер Роусон говорил нам, что поспешное исчезновение индейца наводит невольно на некоторые подозрения!

– Ого, как он скор на подозрения! – недружелюбно произнес старик. – Лучше бы, в таком случае, он их не высказывал. Даже индейца нельзя заподозрить в этом гнусном преступлении без основательных причин. Знаете ли, мисс Мэриан, я готов дать голову на отсечение, что краснокожий тут ни при чем!

– А что, мистер Браун не отказался от намерения отправиться в Техас? – спросила Мэриан, не желая отвлекаться от интересовавшей ее темы разговора.

– К сожалению, нет! – с печальным вздохом ответил Гарпер. – Несмотря на все мои уговоры, он отвечает упорным отказом, и теперь мне придется в одиночестве коротать остаток жизни!

– О, мистер Гарпер! – с сочувствием воскликнула молодая девушка, хватая его за руку. – Простите мне, что я стала невольной причиной этой разлуки!

В голосе Мэриан слышались слезы, выражение ее лица было так печально, что старик не решился ни в чем упрекнуть ее, несчастную жертву долга и чужих расчетов. Он привлек ее к себе, нежно поцеловал в лоб и произнес:

– Полно, дитя мое! Никто не думает упрекать вас. Я знаю, как тяжела вам эта разлука. Но что делать! Пожалуй, и лучше, что дело приняло такой оборот. Не падайте только духом, дорогое дитя!

Много усилий потребовалось Гарперу, много горя и бедствий хлебнувшему на своем веку, чтобы удержаться от слез при виде неуемной печали прекрасной девушки которая, при иных обстоятельствах, могла бы осчастливить его Вильяма!

К счастью, в эту минуту в комнату вошли возвратившиеся с огорода миссис Робертс и Баренс. Гарпер усилием воли взял себя в руки и встретил их уже совершенно спокойно. Миссис Робертс смеялась над рассказами о невероятных происшествиях, которыми так и сыпал Баренс, однако было заметно, что она смеется больше из вежливости, на самом деле находя подобное бесстыдное вранье даже грехом.

Тем временем под окнами раздался топот лошадей, и к дому подъехала Эллен в сопровождении слуги-мулата.

Обе девушки, давно уже подружившиеся между собою, радостно бросились друг другу в объятия. Миссис Робертс тоже приветливо встретила Эллен, тем более что знала, со слов Роусона, об отвратительном отношении жены Аткинска к очаровательной девушке.

Баренс хорошо знал вновь прибывшую, Гарпер же даже никогда не видал ее.

Эллен, поздоровавшись с гостями, осведомилась у своей подруги, не опоздала ли она, и просила извинения за поздний приезд, объясняя его задержкой дома.

– Все равно, дорогая моя, – успокоила ее хозяйка, – часом раньше, часом позже – разница невелика. Спасибо за то, что не забыли нас! Завтра мы вместе отправимся в дом, где будут жить молодые. Там, вероятно, многого не хватает, и нам изрядно придется похлопотать. Да оно иначе и быть не может: бывший хозяин этого дома – холостяк, где же ему было содержать его как следует. Потом мы поедем к судье, где мистер Роусон произнесет проповедь, а потом состоится и обряд венчания. По окончании церемонии мы все отправимся в дом молодых, где вы, моя милая, надеюсь, проведете недельку-другую, не так ли?

После сообщения о важнейших событиях хозяйка повела разговор, не менее важный для нее и интересный для слушательниц, о предстоящем торжестве, о приглашенных гостях и угощении. Миссис Робертс пока была недовольна только тем, что так долго не возвращаются мистер Роусон с ее мужем. По ее просьбе Баренс взял рог и трижды протрубил. Вскоре в лесу раздался протяжный ответный звук, а затем донесся крик самого Робертса.

Спустя несколько минут показались и оба всадника, галопом скакавшие к дому в сопровождении целой своры радостно визжавших и лаявших собак.

Глава IX Собрание регуляторов. Хитрость против хитрости

Приезжие наполнили дом Бариля, выбранный местом собрания регуляторов. Их собралось так много, что все не могли поместиться внутри, и часть расположилась на лужайке под открытым небом. В самом доме царил невообразимый хаос и суета. Две здоровые негритянки-служанки еле успевали справляться, готовя и подавая кушанья проголодавшимся фермерам, с раннего утра собравшимся сюда. Посередине комнаты на толстой палке висел над огнем большой котел с ключом кипевшей водой, а кругом были расставлены бутылки с виски и ромом для приготовления кулиса – любимого местного напитка.

Несмотря на обильные, по-видимому, возлияния, совершаемые собравшимися, отдававшими должное запасливости хозяина, на всех лицах была видна серьезная решимость и сознание ответственности за взятые на себя обязанности. Пока большинство хранило молчание или разговаривало вполголоса. Совещание должно было происходить на лужайке под громадным вековым дубом, широко раскинувшим узловатые ветви мощной кроны.

Вскоре отдельные группы фермеров стали сливаться в одну общую, обступившую оратора, говорившего убедительно и горячо. Оратор, канадец по происхождению, сделал сенсационное сообщение о своих исследованиях, по которым оказалось, что следы лошадей шли по направлению к ферме Бариля и исчезли мили за три до его дома.

К концу речи прибыл Браун с Куком и Джонсом. Тут же находился и Гарфильд, со вниманием прислушивающийся к речи, как человек, наиболее заинтересованный в установлении истины. Джонс, послушав немного, вдруг спросил оратора:

– Скажите, пожалуйста, не было ли между украденными белой лошади с одной черной ногой?

Канадец утвердительно кивнул головой.

– Черт возьми! – закричал Джонс. – Да ведь тогда выходит, что я видел ваших лошадей! Разрази меня гром, если я лгу!

– Где вы их видели? – заинтересовался канадец.

– Милях в пятнадцати отсюда, близ того места, где сливаются Мамель и Фурш Лафав. Они попались мне навстречу прошлой ночью.

– В каком направлении их вели? – с беспокойством спросил канадец. – По большой дороге или…

– Их гнали по большой дороге. Они спускались по склону горы, а я поднимался на него! – быстро отвечал Джонс.

– Сколько при них было людей? – следовал вопрос за вопросом без перерыва.

– При табуне, насколько позволяла мне различить темнота, был всего один человек. Так, по крайней мере, мне показалось!

– Чудесно! – воскликнул живо канадец. – Это были мои лошади. Один из пограничных фермеров также видел их, но так как они были далеко от него, то он не мог разобрать, сколько там было людей! Не можете ли вы указать мне, где я могу найти их следы?

– О, это будет очень трудно! Пожалуй, дождь и ветер уже изгладили их! – нерешительно сказал Джонс. – Во всяком случае, посмотрите на этом берегу реки, около холмов…

– Прекрасно! Благодарю за указания. Немедленно примусь за розыск. Пока до свидания, друзья мои!

С этими словами канадец быстро подошел к своей лошади и уже занес ногу в стремя, когда Браун дернул его за рукав:

– Не торопитесь, пожалуйста, мой друг! Мне кажется, что полученные вами сведения довольно неточны и сбивчивы. К тому же лошадь ваша выглядит такой истомленной, что все равно скоро не поскачет. Через час, если вы все-таки захотите ехать, я обязуюсь дать вам свою лошадь, которая поможет вам наверстать потерянное время. Останьтесь, прошу вас!

– Но если за это время воры успеют переправиться через Арканзас?

– Полноте! Через Арканзас ходят всего два парома, да и то редко!

Бариль слышал, как Браун уговаривает канадца остаться, и по выражению лица понял, что он делает это далеко неспроста. Он тут же присоединился к уговорам и предложил канадцу подкрепиться завтраком перед дорогой.

Предложение Бариля более убедило канадца, чем уговоры Брауна, и он, заявив, что с утра ничего не ел, с такой жадностью набросился на завтрак и виски, что негритянки только диву давались.

– Джентльмены! – громко произнес Браун, обращаясь к присутствующим. – Позвольте вам представить этого господина, – указал он на Джонса, – рекомендованного мне мистером Роусоном как его друга и тоже регулятора штата Миссури. Мистер Джонс выразил желание ознакомиться с деятельностью регуляторов нашего округа и, если окажется возможным, завязать постоянные сношения между нами и ими для пользы общего дела! Мне кажется, что он уже достаточно зарекомендовал себя с хорошей стороны, сделав важные указания относительно кражи лошадей. Согласны ли вы принять его в свою среду?

– Да, да, согласны! – раздалось со всех сторон.

Воспользовавшись тем, что вокруг нового регулятора образовалась толпа знакомившихся с ним, Браун отвел Кука в сторону и сказал:

– Хорошенько наблюдайте за этим господином! Он – один из грабителей. Тс! Не подавайте вида, что знаете об этом. Сообщите об этом незаметно Вильсону. Держите наготове револьвер. Необходимо постараться удалить отсюда негров: некоторые из них кажутся мне подозрительными!

– Выходит, он врал, что видел лошадей?

– Тсс! Он смотрит сюда! Скоро все выяснится, предупредите поскорее Вильсона и постарайтесь удалить негров!

Тем временем регуляторы опять распались на отдельные группы. Джонс беседовал с канадцем об украденных лошадях, сидя под деревом. Вскоре Кук подошел к Брауну и шепнул:

– Негров никак не удается удалить. Ну да я позабочусь, чтобы они нам не помешали!

– Говорили вы с Вильсоном?

– Да, все исполнено. Вот получится неожиданный эффект!

В это время к Брауну подошел Гарфильд с просьбой начать совещание и поспешить с решением намеченных вопросов. Молодой командир и ему сообщил свои подозрения относительно Джонса.

– Что же вы намерены предпринять? – спросил тот.

– Скоро узнаете. Я боюсь только присутствующих здесь негров. Мне кажется, что некоторые из них подкуплены конокрадами!

– Действительно, – кивнул Гарфильд, – мне и самому показалось, что этот хитрец делает какие-то знаки одному из них. Приготовьтесь связать этого негодяя по сигналу, когда я подойду к вам и сниму шляпу. А теперь, чтобы не возбуждать подозрений, разойдемся!

После этого Браун, как командир местных регуляторов, открыл совещание. Стоя на пне, он сказал речь, в которой определил главную цель сегодняшнего собрания. В заключение он поставил на голосование вопрос о том, применять ли закон Линча и предавать ли смертной казни любого виновного, решив его судьбу большинством голосов.

Единодушное «да» было ответом.

Между тем Браун заметил, что Бариль, поговорив с двумя молодыми людьми о чем-то, отошел, причем один из них сел на поваленный ствол дерева и взял винтовку, как бы проверяя курок, а другой взял под уздцы лошадь, точно собираясь сесть на нее.

– Отчего это, масса, – обратилась к первому негритянка, – вы не слушаете, о чем говорят другие белые господа?

– Но, милая моя, этого нельзя делать всем. Кто-нибудь да должен стоять на карауле!

– Так масса караулит двери кухни? – рассмеялась негритянка. – А что делает ваш товарищ?

– Ах, какая ты любопытная! Неужели тебе нет другого дела, как ухаживать за моим приятелем?

– Что вы, масса! Вы гораздо красивее его! – сказала со смехом негритянка, бросая кокетливый взгляд на молодого человека.

Исполняя возложенное на него поручение – отвлечь внимание негров, регулятор принялся развлекать их.

Тем временем Браун вновь обратился к регуляторам с речью, в которой еще раз подчеркнул настоятельную необходимость тем или иным путем избавить страну от убийц и грабителей, из-за которых ни один фермер не может спокойно лечь спать, не тревожась за сохранность своего имущества и даже за собственную жизнь. Молодой предводитель убеждал своих товарищей не падать духом вследствие первоначальных неудач розысков, говоря, что правое дело всегда найдет себе поддержку у Небесного Судьи и что злодеяниям, как бы они ловки и хитры ни были, будет положен конец. Стоит только неустанно, все с той же энергией идти по намеченному пути.

В этот момент к Брауну приблизился Гарфильд и, сняв шляпу, стал вытирать пот со лба. Браун, поняв, что настало время действовать, сказал:

– Так, друзья, благодаря помощи Всевышнего мне удалось раскрыть важную тайну. Мы теперь на верном пути! Пришло время сорвать с волка овечью шкуру. Мужайтесь, друзья мои!

– Что, что такое? – раздалось со всех сторон. – Что вы узнали, Браун? Где волк, с которого нужно сорвать личину?

Джонс, стоявший неподалеку, прислонясь к дереву, встревожился, хотя в душе еще надеялся, что его план удался. На всякий случай он бросил проницательный взгляд в направлении дома, подыскивая путь к бегству, как вдруг встретился с пристальным взглядом Кука. Тот подошел к нему и негромко спросил:

– Ну, что, как вы находите речь нашего предводителя? Думаю, что вам будет что рассказать своим товарищам в Миссури. Не правда ли?

– Да, речь превосходна! – ответил тот с некоторым замешательством. – Только… на кого это намекает мистер Браун? Хотел бы я знать…

В это время он повернулся в другую сторону и увидел стоявшего невдалеке Вильсона. Это окончательно смутило разбойника.

– Так я хотел бы знать… кого конкретно имеет в виду мистер Браун… к сожалению, я плохо знаком с здешними фермерами…

– О, вы очень скоро перезнакомитесь со всеми! – воскликнул Кук. – Но послушаем, о чем будут говорить дальше!

– Сейчас узнаете, господа, что мне удалось выяснить! – говорил тем временем Браун. – Я случайно узнал, что существует одно милое общество, члены которого, даже не будучи знакомы друг с другом, узнают, что они сообщники в одном и том же деле…

– Вам что-нибудь угодно? – спросил Кук Джонса, собиравшегося пробраться подальше отсюда к дому.

– О, не беспокойтесь, пожалуйста! – пролепетал Джонс. – Мне просто хочется пить. Я тотчас вернусь!

– Эй! – крикнул Кук так громко, что все присутствующие обернулись в его сторону. – Стакан воды мистеру Джонсу!

Браун также посмотрел в их сторону и заметил, как смертельно побледнел попавшийся разбойник. Тем не менее он хладнокровно продолжал:

– Господа, вот пароль, по которому узнают друг друга эти мерзавцы: «Далеко ли находится Фурш Лафав?», «Хороши ли окрестные пастбища?», «Дайте мне стакан воды»!

Осушив залпом поданный негритянкой стакан воды, Джонс пролепетал ей на ухо несколько слов, и та, скрывшись на минуту в доме, вышла оттуда с корзинкой маиса. Она подошла к лошади Джонса, закинула ей поводья на шею и стала кормить. Сам Джонс, видя себя окончательно изобличенным, сунул руку за жилет, нащупал рукоять ножа и приготовился к бегству. Кук и Вильсон внимательно наблюдали за ним и за негритянкой.

– Слушайте, – продолжал Браун. – Вчера я провел ночь у Аткинса и убедился, что он тоже член этой шайки.

Глухой ропот пронесся в толпе регуляторов.

– Но это не все! – гремел Браун. – Подлый грабитель, прикрывшийся честным именем регулятора, проник в наше собрание – вот он!

Регуляторы обернулись в сторону Джонса. Тот выхватил нож и ринулся сквозь толпу, размахивая им. Испуганные дерзким неожиданным нападением, регуляторы попятились, но Вильсон не дремал. Железной рукой схватил он Джонса за кисть, а другой хватил его кулаком по голове. Мошенник покатился по земле, извиваясь от боли и стараясь вырваться из рук Вильсона, но тот держал его как в тисках.

– Ловите вон того негра! – закричал Браун, увидя, как белая куртка мелькнула меж кустов.

По-видимому, один из негров решил поскорее улизнуть отсюда и предупредить соучастников о случившемся. Однако скрыться ему не удалось. Какой-то фермер мигом вскочил на лошадь и поймал его прежде, чем он успел добежать до леса. Обе негритянки после этого и не думали сопротивляться. Всех троих немедленно заперли в хижине и приставили к ней часовых.

Регуляторы, поняв всю серьезность положения, быстро и сноровисто выполняли приказания командира. Джонса с крепко связанными сзади руками привели в круг и поставили к дереву. Раздавались уже голоса, требовавшие немедленного повешения негодяя, но Браун воспротивился:

– Подождите, джентльмены, повесить его мы всегда успеем. Сначала нужно изловить более виновных, например Аткинса!

– Выходит, негодяй лгал, утверждая, что видел моих лошадей! – закричал разъяренный канадец.

– Напротив, – возразил Браун, – он их видел, так как сам же их и украл; лошади ваши сейчас у Аткинса!

– Так идем туда немедля, – предложил Гарфильд, – и накроем подлеца с поличным! Быть может, и мои лошади там!

– Сейчас отправляться туда не стоит, – возразил Браун. – За время своего пребывания на ферме Аткинса я узнал, что у него существует какой-то тайник, куда он и прячет на время украденных лошадей, и поверьте, мы не найдем его!

– Найдем! Обшарим все окрестности!

– Ну и что выйдет? Вы найдете лошадей, а доказательств виновности Аткинса не будет! Мало ли куда могут забрести заблудившиеся лошади?! Хозяин фермы, около которой они будут найдены, не виновен: они ведь у него не в конюшне и не во дворе!

– Все равно! Раз мы найдем лошадей около фермы Аткинса, это нам послужит явным доказательством его виновности. Тогда вздернем его на первом суку, и делу конец!

– Не забывайте, что Аткинс редко, или почти никогда, не выходит из дому, следовательно, у него должны быть помощники. Их-то нам тогда уж наверняка не поймать!

– Так что же делать? – раздались вопросы.

– Господа, – сказал Гарфильд, – у меня возникло еще подозрение относительно Джонсона. Основанием к тому является его появление с неизвестными нам лошадьми во время погони за конокрадами и близкое соседство с Аткинсом. Впрочем, наш командир, с таким искусством проникший в хитрости мошенника, несомненно, составил уже какой-нибудь план поимки их, пусть он поделится с нами, а мы послушаем. Не так ли, Билл?

– Я готов сообщить вам свой план, – согласился Браун, влезая на пень, чтобы его могли услышать все. – Вот как я намереваюсь поступить. Кто-либо, совершенно неизвестный Аткинсу, явится к нему, назовет пароль и предложит спрятать лошадей. Заручившись согласием, он приведет лошадей в тайник Аткинса и подаст нам сигнал. Дальше все просто!

– Но где мы возьмем человека, которого бы не знал Аткинс? – спросил Вильсон.

– А канадец, например? – предложил Браун.

– Что вы, да я вчера был у него! – ответил тот.

– А зачем вы туда пошли?

– Я справлялся у него, не видел ли он моих лошадей!

– И что же он вам ответил?

– Ответил, что и в глаза не видал!

– Солгал, негодяй: лошади у него! Однако это не меняет дела, вам к нему идти нельзя! Кирнер, видел вас когда-нибудь Аткинс?

– Эк спохватились, – ответил тот, – да я с ним знаком чуть не пять лет!

– А вас, Джонкинс?

– Ну, моя физиономия ему больше чем знакома!

– А вас, Вильямс?

– Он меня знает так же хорошо, как и вас, мистер Браун!

– Вот беда! – огорчился Браун. – Про остальных и говорить не приходится: он всех прекрасно знает. Нужно волей-неволей изменить первоначальный план!

– Погодите-ка! – радостно воскликнул Кук. – Решение найдено! Задержка на два-три дня не принесет старику особенных убытков, а семью мы возьмемся кормить на свой счет!

– О ком вы говорите? – заинтересовались регуляторы.

– Заметили ли вы, Вильсон, повозку, проезжавшую утром мимо вашей фермы? – спросил Кук.

– Я со вчерашнего вечера не был дома! – ответил тот.

– Видите ли какая штука, – сказал Кук, – здесь недавно проезжал переселенец из штата Теннесси, с женой, двумя дочерьми и тремя сыновьями. Он или его старший сын с успехом могут выполнить наше поручение: ни того ни другого Аткинс, конечно, не видал. Чего же лучше?

– Вот и прекрасно! – подхватил Вильсон. – Садитесь-ка на лошадь, Кук, и скачите за переселенцами. Надеюсь, они не откажутся помочь нам!

– Значит, дело слажено! – воскликнул Куртис, удовлетворенно потирая руки. – А что делать с неграми? Один уже пытался удрать из хижины. Если ему это удастся, он немедленно донесет обо всем Аткинсу!

– Конечно, они способны на это! – сказал Браун. – Связать их тотчас же и запереть в доме, а вокруг расставить часовых!

– А негритянок тоже связать?

– Ну, их можно и не связывать, а просто держать под присмотром!

– У меня для негра найдется прекрасная веревка под кроватью, – сказал Бариль. – А хорошо ли стерегут Джонса?

Он отправился к тому дереву, под которым оставили пленника, как вдруг связанный, каким-то способом освободившись от веревок, вскочил и бросился в лес. Пораженный такой неожиданностью, Бариль остановился в замешательстве. Однако Вильсон, продолжавший присматривать за разбойником, бросился за ним в погоню и, догнав через несколько секунд, свалил на землю ловким ударом кулака по затылку и, несмотря на то что Джонс оборонялся и ногтями и зубами, снова крепко связал его.

Тем временем Кук оседлал свою отдохнувшую лошадь и, распрощавшись с товарищами, отправился вдогонку за переселенцами.

Ферма Бариля и все шедшие от нее дороги и тропинки были взяты под наблюдение часовыми с заряженными ружьями, чтобы никто не смог выбраться отсюда и сообщить кому бы то ни было планов регуляторов. Часть регуляторов прилегла вздремнуть на траве, часть уселась в кружок, беседуя о событиях настоящего дня и ближайшего будущего, а некоторые отправились присматривать за освобожденными негритянками, которых заставили готовить обед оставшимся.

Глава X Возвращение с собрания

В пустынных лесах и прериях Дикого Запада, где недавно появившиеся белые переселенцы строят свои фермы нередко на громадных расстояниях друг от друга, выбирая наиболее удобные и легкие для обработки участки, соседская помощь и участие служат, как правило, единственным средством борьбы пионеров с различными невзгодами и бедствиями, как стихийными, так и частными. Лишенному физической и нравственной поддержки фермеру в одиночку попросту не выжить. Поэтому-то все окрестные жители, при малейшей надобности, стараются оказать посильную помощь своему попавшему в беду соседу, зная наперед, что не сегодня завтра им самим потребуется такая же помощь, и что нравственно обязанный сосед не задумываясь, в свою очередь, поможет по мере сил и возможностей.

Этим только и можно объяснить, что переселенцам, живущим от соседей на расстоянии нескольких километров, удавалась расчистка под пашню девственной почвы, очистка ее от лесных великанов и пней, постройка жилища из гигантских толстых бревен, несмотря на то, что рабочую силу вся семья такого переселенца представляла прямо микроскопическую по сравнению с объемом работ. Все делалось руками соседей, собиравшихся сюда за десятки верст, и притом совершенно безвозмездно.

По мере того как хозяйства налаживались, переселенцы начинали заводить слуг – надобность в таких размерах помощи все уменьшалась и требовалась разве что при совместной охоте да при случаях массовых конокрадств и убийств, с которыми фермеру в одиночку тоже справиться не удавалось.

Теперь основным связующим звеном между фермами становились женщины, знания которых по домоводству и скотоводству частенько нуждались в подкреплении опытом со стороны соседок. Беспрестанно жены фермеров верхом преодолевали быстрым галопом, не хуже мужей и братьев, большие расстояния за какой-нибудь справкой. Был и еще один повод не разобщаться. В этих пустынных местах, где не только докторов, но и коновалов-то нельзя было сыскать ни за какие деньги, врачебная помощь и хоть кое-какие познания ценились на вес золота. Правда, взрослое население Запада редко нуждалось в медицинской помощи, но дети частенько страдали и от нечистоплотности, и от недостаточного ухода. В таких-то случаях болезни ребенка и собирался целый консилиум соседок, являвшихся к матери больного дитяти каждая с каким-нибудь советом и рецептом.

Такой именно случай произошел в семье Аткинсов. Хотя миссис Аткинс за свой сварливый нрав и нелюдимость и не пользовалась особыми симпатиями, однако жены окрестных фермеров, узнав, что ее ребенок тяжко захворал, оставили личные счеты в стороне и явились с различными мазями, солями и порошками.

Было уже около полудня, маленький страдалец заливался криком, а дамский консилиум все совещался, не приходя ни к каким результатам. Кто советовал накладывать компрессы, кто – пустить кровь, и так далее. Давали ребенку каломель[13], излюбленное их средство, и еще какие-то сиропы в таком количестве, что и взрослый бы не мог проглотить.

Как раз в это время по дороге от фермы Бариля к Аткинсу ехали три всадника, внимательно изучавшие каждую извилину дороги, каждый холмик, каждую тропинку.

Когда они поднялись на вершину холма, впереди на пригорке показался четвертый верховой и, размахивая шляпой, поскакал им навстречу.

– Эй! – закричал он еще издали. – Чего вы тащитесь, как на похоронах? Я загнал свою лошадь, рассчитывал переменить ее на другую у Бариля и поехать с вами. Неужели не могли меня дождаться? Ведь переселенец не стал бы ждать меня на оседланной лошади на большой дороге, чтобы по первому знаку скакать за мной!

– Конечно, он не ждал вас, но говорите скорее, догнали вы его? Соглашается ли он на ваше предложение?

– Неужели вы думаете, что он мог бы отказаться? – спросил Кук, равняясь с встретившимися товарищами. – Это дало бы повод подумать о нем не слишком хорошо!

– Так он едет за вами, что ли?

– О, господа, – сказал Вильсон, – неужели вы сразу не видите по физиономии Кука, что ему удалось выполнить поручение как нельзя лучше?

– Совершенно верно! – отозвался тот с довольной улыбкой. – Мистер Стефенсон со своим старшим сыном и тремя лошадьми скоро будет здесь!

– С тремя? Надеюсь, не считая той, на которой сам сидит?

– Конечно! Какой же конокрад поедет на краденой лошади? – изумился Кук. – Да вы, Браун, оказывается, новичок в этом деле! Конокрад никогда не ездит на одной и той же лошади больше недели и в большинстве случаев предпочитает ходить пешком. Собственная лошадь – слишком большая роскошь для конокрада! Однако что же мы предпримем дальше? Каков ваш план?

– А разве Гарфильд ничего не рассказывал вам?

– Нет, он, вероятно, предоставил вам сделать это. Лентяй попросту валялся под деревом и не проронил ни слова!

– Но он сообщил, по крайней мере, что Куртис и вы проведете сегодняшнюю ночь у Аткинса?

– Это-то он сказал, а еще что?

– А где переселенец?

– Направился к Барилю. Сначала Стефенсон с восторгом принял наше предложение: ведь он, кстати, оказывается, и сам был регулятором у себя в Теннесси. Однако нам немало пришлось повоевать с его женщинами, пока те согласились его отпустить со мной. Раз в округе такая уйма грабителей, говорили они, то мужчины должны оставаться дома и стеречь имущество. Порешили на том, что мы оставим им двух младших мальчишек, вооруженных ножами и пистолетами. Затем мы во весь опор поскакали к Барилю. Ну, так каков же ваш план?

– План самый простой! – ответил Браун. – Как зовут теннессийца?

– Стефенсон.

– Ну, так пусть Стефенсон останется у Бариля до ночи, а вы с Куртисом отправитесь к Аткинсу и под каким-нибудь предлогом останетесь у него до ночи. Я же с Вильсоном только проеду мимо.

– Так какого рожна вы подались сюда? Сидели бы себе у Бариля!

– Это мы сделали для отвлечения подозрения у Аткинса. Пусть он думает, что мы, вполне мирно настроенные, разъезжаемся по домам! – сказал Вильсон. – Увидя же Брауна в Фурш Лафаве, возвращающегося прямо домой, он подумает, что собрание кончилось ничем.

– А потом куда вы денетесь?

– Заедем к Вильсону, оставим там лошадей и вернемся сюда уже пешком.

– Особенно остерегайтесь шпионов! – наставительно сказал Кук. – Я своим соседям, например, не поверил бы ни на грош. Смотрите, не возбудите подозрений.

– О, для отвода глаз мы захватим карабины и отправимся к Соленой луже, которая находится недалеко от моего дома!

– Так, так! Ну а что будут делать остальные?

– Вильсон, прекрасно изучивший ферму Аткинсов, кажется, догадался, где находится тайник. Тростниковая заросль, тянущаяся от дома до Фурш Лафава, очевидно, служит прикрытием этого убежища, куда проникнуть прямо-таки невозможно. По крайней мере, Геккер, охотившийся в этих местах, по его словам, не сумел достать убитую им утку, упавшую, как он сам видел, неподалеку. Там нагромождено множество выкорчеванных пней.

– А сколько нас будет всего?

– Восемнадцать человек. Вполне достаточно!

– Что же мы скажем Аткинсу, когда он спросит нас о Джонсе?

– Куртис уже придумал ответ. Не сбейтесь, смотрите! Вы скажете, что Джонс уехал с Гарфильдом на собрание регуляторов в Литл-Джен.

– И вы думаете, что он поверит этому?

– Почему же нет? Он подумает, что Джонс сделал это нарочно, чтобы отвлечь подозрения от этих мест и увести подальше регуляторов нашего округа. Когда услышите резкий свист, знайте – это наш сигнал. Тогда сразу же постарайтесь овладеть всем оружием Аткинса: нужно во что бы то ни стало избегнуть лишнего кровопролития!

– А что нам делать с соседками, приехавшими к Аткинсу на ферму? Ведь они и теперь еще торчат там.

– Конечно, они – порядочная помеха. Но не обращайте на них никакого внимания. Они, вероятно, расположились в левой пристройке дома, следовательно, особенно помешать нам не смогут.

– Не лучше ли будет свисток заменить ружейным выстрелом?

– Выстрел среди ночи? Да вы с ума сошли! Этим мы всех поднимем на ноги!

– А вы не забыли о мулате Аткинса? Он кажется мне очень подозрительным и, безусловно, посвящен во все делишки своего хозяина. Если ему удастся бежать и если в окрестностях скрываются другие члены банды, то он как пить дать призовет их на помощь своему хозяину!

– О, об этом не беспокойтесь, мы расставим часовых на всех тропинках, – заметил Куртис, – так что ему вряд ли удастся проскользнуть незамеченным.

– Ну а вдруг он побежит лесом? Что вы тогда с ним сделаете?

– В таком случае нам, конечно, не удастся поймать его, хотя, я думаю, едва ли он изберет этот путь, да еще в глухую ночь, к тому же, раз главный виновник будет у нас в руках, мы сумеем заставить его назвать своих сообщников.

– Итак, за дело! – воскликнул Кук. – Нам нет резона торчать здесь, на холме, на виду у всех, не то нас выследят, и все пойдет прахом. Как жаль, что Ассовума нет, он был бы в данное время просто незаменим. Вероятно, его задерживают какие-нибудь очень важные дела. Что за причина, что он исчез так неожиданно, не сказав никому ни слова?

– Мулинс уверял, что видел его вчера вечером в лесу! – сказал Куртис. – Индеец тотчас же скрылся, и хотя Мулинс во все горло кричал и звал его, он не показался.

– Я так и предполагал, – сказал Браун, – что Ассовум бродит где-нибудь поблизости. Он ведь взял с меня слово, что я не покину этих мест, пока Алапага не будет отомщена. Впрочем, я думаю, что он сам снимет с меня заботу о наказании ее убийцы.

– Вскоре это все выяснится. Во всяком случае, мы не должны медлить из-за краснокожего. Он, если хочет, в любой момент может присоединиться к нам.

После этого всадники пришпорили своих отдохнувших лошадей и поскакали к ферме Аткинса. Хозяин стоял около забора, видимо поджидая их. При приближении их он вышел навстречу и приветливо поздоровался.

– Как здоровье сынишки, Аткинс? – спросил Браун.

– Очень плохо, – печально отвечал тот, – не пришлось бы мне его вовсе лишиться! А что, разве ваше собрание уже окончилось?

– Да, мы его уже прекратили. Скажите, соседки все еще у вас?

– Почти все остались! – отвечал с неохотой Аткинс, заинтересованный, скорее, результатами собрания, чем судьбою сына. – Расскажите-ка, к каким выводам пришли вы на собрании? Решили предпринять что-нибудь важное? Однако что же это я! – спохватился он. – Слезайте же с лошадей, джентльмены, и пожалуйте в дом! Быть может, у вас достаточно времени, и вы останетесь у меня ночевать?

– Благодарю вас, мистер Аткинс! – отозвался Браун. – Так как мой дядя гостит у Робертсов, то мне необходимо взглянуть, что делается у него на ферме, и позаботиться о скоте и лошадях. Простите, что я вынужден отказаться от вашего радушного гостеприимства!

– Ну, Браун как хочет, – заметил Куртис, – а я заночую здесь! Дома мне все равно нечего делать!

– В таком случае я составлю вам компанию, – подхватил Кук. – Конечно, в том только случае, если любезный хозяин разрешит мне это. У него и так хватает гостей…

– У меня найдется место для всех, не беспокойтесь, пожалуйста! – любезно произнес хозяин. – Заходите, джентльмены, я сгораю от нетерпения послушать ваши новости. А куда девался мой вчерашний гость?

– Он с Гарфильдом поехал в Литл-Джен. Ну, да об этом мы после расскажем вам, – заметил Куртис, – теперь самое лучшее, действительно, размять ноги!

С этими словами он расседлал свою лошадь, повесил седло на забор и распрощался с Брауном и Вильсоном, которые тотчас же поскакали дальше.

Войдя, по приглашению хозяина, в комнату, они увидели у камина какого-то молодого человека, которого хозяин представил им как своего двоюродного брата.

– Его зовут Уэстон, – сказал Аткинс. – Этот молодой человек прибыл в Фурш Лафав с намерением поселиться здесь, но предварительно думает пожить у меня несколько деньков, чтобы хорошенько осмотреться и выбрать подходящее место.

– Если я не ошибаюсь, – заметил Кук, обращаясь к Уэстону, – я уже имел удовольствие встречаться с вами!

– Кажется так, – смущенно отозвался тот. – Мне помнится, мы встречались с вами где-то на охоте!

– Да, да, я припоминаю! Возле хижины у верховьев реки.

– Вы сказали, что мистер Джонс поехал в Литл-Джен, – сказал с тревогою в голосе Аткинс. – Не знаете, случайно, долго он там пробудет?

– Нет, – отвечал Кук, – он просил нас передать вам, если мы заедем сюда, что он приедет, во всяком случае, не позже послезавтрашнего утра.

– А разве там также устраивается собрание регуляторов?

– Да, на завтра там назначено собрание, и Гарфильд уговорил нескольких человек из нашего округа отправиться туда вместе с ним.

– Но ведь, насколько мне помнится, вы собирались захватить несколько подозрительных человек и представить их суду! – сказал Аткинс. – Разве вы изменили свой план?

– Так, действительно, предполагалось раньше, – заметил Кук, садясь около камина и ставя на его решетку ноги, чтобы обсушить сапоги, – но среди нас возникли по этому поводу несогласия. Одни предлагали это, а другие не согласились, так что план наш, отвергнутый большинством голосов, пришлось отложить. На собрании было решено, что нельзя задерживать кого бы то ни было, не имея достаточно веских улик. Джонсу и Брауну очень не понравилось предложение некоторых членов, рекомендовавших подвергнуть строгому наказанию подозрительных личностей!

– Как, и Браун выступил против этого? – удивился Аткинс.

– Да. Тем не менее на будущей неделе мы соберемся снова, и тогда уже будут выработаны окончательные планы, иначе воры поднимут нас на смех! – простодушно заметил Кук.

– Уэстон, будьте добры позаботиться о лошадях господ, – сказал Аткинс, обращаясь к своему мнимому родственнику, – да не забудьте снять с забора седло. Затем зайдите к моей жене, она хотела о чем-то поговорить с вами.

Уэстон молча кивнул головой и вышел из комнаты. Сняв седло, он внес его обратно, затем обошел вокруг дома, но вместо того чтобы войти в конюшню, где стояли лошади, тихонько перескочил через забор и скрылся в лесу.

Глава XI Ассовум и Джонсон. Покушение

– Почему Уэстон так долго не идет? Куда он запропал там? – нетерпеливо говорил Коттон, большими шагами ходя по земляному полу хижины Джонсона. – Еще сегодня утром он должен был прийти и рассказать, что решили проклятые регуляторы. Нет сомнения, что собрание уже давно кончилось, так чего же он не идет, черт бы его побрал! Право, такая жизнь мне становится невыносимой. Каждый день, каждый час дрожать за собственную шкуру, быть готовым ежеминутно попасться в ловушку, а затем подвергнуться суду Линча с его приятными последствиями! Нет, пора кончать с такой жизнью!

– Покончить с ней мы всегда успеем, – нехотя отозвался Джонсон, развалившийся на соломе в углу хижины, – но меня дьявольски прельщает предприятие, предложенное Джонсом. Оно завершится не позже будущей недели. Подумайте, ведь это даст нам не менее семнадцати лошадей! Право, из-за такой знатной добычи стоит рискнуть кое-чем!

– Но как же мы справимся с таким громадным количеством лошадей? – спросил Коттон. – Особенно если к этому времени пригонит своих Уэстон. Нужно, чтобы все окрестные жители ослепли и оглохли, если вы хотите незаметно для них прогнать целый табун.

– Мы их поведем, конечно, не лесом! – отозвался Джонсон. – Уэстон уже сговорился с капитаном одного парохода, тот согласен принять на борт лошадей недалеко от форта Джибсона.

– Вот это великолепно! – возмутился его собеседник. – Да ведь этак мы сами отдадим себя в лапы регуляторов!

– Вы говорите глупости, почтеннейший! – захохотал Джонсон. – Регуляторы не решатся напасть на пароход, а где они возьмут для преследования другой? Ведь мимо форта пароходы не пропускают. Если же им и удастся достать какой-нибудь пароходишко, то мы, во всяком случае, раньше них доберемся до болот Миссисипи, а следовательно, и до острова. А затем поминай как звали!

– Хорошо, если все выйдет так, как вы говорите! – неуверенно произнес Коттон. – Но вот идет Уэстон. Послушаем, что он скажет!

В это время молодой человек перепрыгнул через забор и, войдя в хижину, плотно прикрыл дверь.

– Что случилось, Уэстон? – спросил тревожно Джонсон, приподнимаясь со своего ложа при виде бледности, покрывшей лицо авантюриста. – Говорите скорее! Неужели регуляторы…

– Нет, нет, – откликнулся тот, – их-то пока нам нечего бояться.

– Так в чем же дело? Чего вы перетрусили?

– Ассовум вернулся! – произнес Уэстон, в изнеможении опускаясь на стул.

– И больше ничего? – насмешливо спросил Джонсон, снова спокойно укладываясь на солому. – Если у вас нет более важных сообщений, то лучше совсем молчите, чем пугать людей всякими глупостями. Право, можно подумать, что за вами гонится отряд регуляторов! Ну, что произошло у них на собрании? Где Джонс?

– Джонс с Гарфильдом поехал в Литл-Джен на собрание тамошних регуляторов. От приехавших к Аткинсу Кука и Куртиса я узнал, что регуляторы сегодня не приняли никаких решительных мер, так что в этом отношении все идет прекрасно. Что же касается краснокожего, то именно вам-то, Джонсон, и не следует относиться к этому столь легкомысленно. Вы прекрасно знаете, что между вами существуют личные счеты и что индеец с особенным старанием отыскивает вас.

– Меня? – с беспокойством спросил Джонсон. – Каким образом он мог отыскать мои следы, когда Гарфильд, со всеми своими приятелями гнавшийся за мною, не мог ничего найти?

– А вы проходили сегодня по тропинке, которая идет от хижины к ферме Аткинса? – спросил Уэстон.

– Да, и всего с полчаса назад. Но зачем же вам понадобилось это знать?

– Сейчас я шел по той же тропинке. Огибая какое-то свалившееся дерево, я услыхал подозрительный шум. Сначала я подумал, что это медведь или какое-нибудь другое животное, но, к изумлению своему, увидал впереди себя индейца, нагнувшегося к земле и тщательно рассматривавшего дорогу. Избегнуть встречи было нельзя. Я пошел вперед, не думая скрываться от него. Тут я заметил, что индеец, находившийся всего шагах в пятнадцати от меня, прикладывал к ясным отпечаткам чьих-то ног рукоятку своего томагавка, очевидно сверяя с чем-то. Наконец, он поднялся с колен, сделал угрожающий жест в направлении этой хижины и скрылся в лесу.

– Чьи же это были следы? – быстро спросил Джонсон.

– Ваши, – отвечал авантюрист, – по уходе краснокожего я рассмотрел их и убедился, что это точные отпечатки ваших ног!

– Отчего же вы не проследили индейца дальше? – спросил Коттон, тогда как Джонсон, пораженный сообщением товарища, стиснув зубы, в волнении заходил по хижине.

– Да, куда он направился? – спросил он, останавливаясь перед Уэстоном.

– Сначала я подумал, что выслеживать его опасно! – отвечал тот. – Но все-таки решился, взобравшись на холм, узнать хотя бы направление, по которому он пошел. Вскоре я увидел, что за оврагом блеснул огонек. Очевидно, индеец разложил костер и расположился там на ночлег.

– А где это? – отрывисто спросил Джонсон.

– У подошвы холма, там, где последнею бурей вырвано много деревьев и повалено вдоль склонов.

– Значит, там, где мы недавно убили дикую кошку?

– Да, там. Я заметил, что Ассовум расположился под выдавшейся вперед скалой, где, очевидно, рассчитывает укрыться от дождя!

– Ну, ему не долго придется укрываться там! – злобно прошептал Джонсон. С этими словами он схватил винтовку и начал заряжать ее.

– Что это вы собираетесь делать? – удивился Коттон.

– Раз навсегда свести счеты с краснокожим дьяволом! – гневно произнес Джонсон.

– По-моему, это и неосторожно и бессмысленно! – возразил Коттон.

– Вы можете думать все, что вам заблагорассудится, но я не успокоюсь до тех пор, пока этот несчастный шпион не очутится на том свете!

– Во всяком случае, – попытался уговорить Джонсона Коттон, – не пускайте в дело винтовку! Выстрел ночью привлечет всеобщее внимание, а это нам повредит. Возьмите лучше стрелы, которые я обещался вам приготовить. Умеете стрелять из лука?

– Не хуже любого индейца! – с гордостью отвечал Джонсон.

– Ну-ка, попробуйте! – сказал Коттон. Он быстро взобрался по лестнице на чердак и принес прекрасный лук с несколькими стрелами. – Стреляйте вон в ту картофелину, что лежит на очаге!

Джонсон взял лук и отошел в противоположный угол хижины. Внимательно прицелившись, он спустил тетиву. Стрела, свистнув в воздухе, пронзила картофелину как раз в середине.

– Браво! – в один голос воскликнули сообщники.

– Постарайтесь так же удачно попасть в сердце краснокожего! – добавил Коттон.

– Я все-таки боюсь, что этим оружием можно только ранить человека, но не убить его, – в раздумье произнес Джонсон.

– Что вы плетете! – обиделся за свое оружие Коттон. – Достаточно ничтожной царапины, чтобы раненный в руку или хотя бы в палец через пять минут превратился в безжизненный труп!

– Неужели этот яд так смертоносен?

– Я уверен в этом, как в самом себе!

– Господа, прошу вас, пощадите этого краснокожего! – с жаром воскликнул Уэстон. – Зачем проливать кровь совершенно безвинного человека? Нет, как хотите, но я вам больше не товарищ: пролить кровь человека – для вас все равно что убить оленя или медведя!

– Что за глупости! – иронически произнес Джонсон, рассматривая стрелы, которые держал в руке. – Вы рассуждаете как баба. Какое вам дело до того, что я намерен делать? Индеец должен умереть и умрет, что бы вы там ни болтали!

– В таком случае это мое последнее свидание с вами! – решительно произнес Уэстон. – Пусть вы одни будете виновны в этом убийстве! Завтра же я возвращаюсь в Миссури. Я сговаривался с вами воровать лошадей, но становиться участником убийств не намерен. Прощайте!

С этими словами Уэстон встал и собрался выйти из хижины.

– Стойте! – закричал Джонсон, загораживая ему дорогу. При этом он, как бы нечаянно, направил концы отравленных стрел прямо ему в грудь. – Вы, кажется, собираетесь нас предать?

– Караул! – в ужасе закричал Уэстон, отступая перед страшным оружием. – Помогите!

– О, черт бы вас подрал! – с досадою воскликнул Коттон, отталкивая в сторону Уэстона и становясь между ними. – Чего разорались? Вас режут, что ли?

– Ага, я понимаю, чего он кричит! – догадался Джонсон. – Он струсил отравленных стрел! Полно, Уэстон, зачем вы хотите покинуть нас?

– Во-первых, меня давно уже ждет Аткинс, а во-вторых, я не хочу стать свидетелем нового убийства. Но с чего вы взяли, что я хочу вас предать? Я просто разрываю с вами всякие сношения, но не намерен нарушать своей клятвы. В этом отношении вы можете быть совершенно спокойны!

– Тогда пожалуйста, дорога свободна! – произнес Джонсон, отходя от двери. – Но не думайте, что в случае предательства вам удастся скрыться от моей мести. Прощайте!

Молодой человек поклонился, быстро вышел из хижины, перескочил через изгородь и скрылся в густых кустах, окружавших дом.

– Нам, пожалуй, не следовало его отпускать, – заметил Джонсон, запоздало раскаиваясь в своей слабости, – я не доверяю ему. Что будет, если он предаст нас?

– По-моему, нам нечего бояться его, – возразил Коттон, – он слишком даже честен для наших предприятий!

– Ну, да черт с ним, мне пора идти: ночь уже наступает. Как хотите, но я захвачу с собой и винтовку. Не подействует яд, прибегну к свинцу! Если мне удастся застрелить Ассовума из карабина и окрестные жители услышат выстрел, то пока они соберутся что-либо предпринять, я буду уже далеко.

– Делайте, как знаете; смотрите только не промахнитесь!

– О, не беспокойтесь! Только бы мне подойти к нему поближе, а уж там-то он от меня не увернется! А вы что намерены делать тем временем?

– Займусь приготовлением пунша, изрядная порция которого покажется вам довольно приятной после опасного похождения. Кончайте скорее с индейцем и немедленно возвращайтесь обратно!

– Да уж времени понапрасну терять не намерен! – ответил Джонсон, выходя из хижины и затворяя за собой дверь.

Ночь выдалась темной. Черное небо, покрытое низкими тучами, производило подавляющее впечатление. Поднявшийся ветер раскачивал вершины деревьев и с минуты на минуту грозил превратиться в настоящую бурю. Где-то в лесу завывали волки; филин, забравшись на густую ель, вторил этому зловещему завыванию. Все живое старалось укрыться, где могло.

Однако вышедший на свое страшное дело Джонсон остался доволен погодой. Чем сильнее завывала буря, чем непрогляднее была ночь, тем больше у него было шансов удачно выполнить задуманное. Сжимая винтовку, он внимательно вглядывался в окружающую тьму, не опасаясь, что шум его шагов может привлечь чье-нибудь внимание. Свист ветра, вой волков, шелест деревьев совершенно заглушали шаги, и Джонсон неслышно, точно тень, скользил меж стволов, больше не сомневаясь, что незаметно подберется к Ассовуму.

Вместо того чтобы идти кратчайшим путем, он решил спуститься в извилистое ущелье, так как в такую темень даже человек, с детства привыкший к лесу, не рискнул бы пробираться напрямик. Бандит, во избежание пореза концом отравленных стрел, обмотал их куском материи и подвигался вперед с величайшей осторожностью. Наконец он остановился, решив, что уже достиг своей цели.

В этом месте ущелье делало изгиб, а в нескольких шагах от поворота возвышалась скала, под уступом которой должен был находиться индеец. Джонсон, в полной уверенности, что его невозможно заметить, решил произвести разведку. Он стал неслышно карабкаться по древесным пням и камням, спрятав винтовку в такое место, откуда ее легко можно будет достать в нужный момент. Приняв все меры предосторожности, негодяй, как змея, полз к скале, под которой укрылась его жертва.

Вдруг облегченный вздох вырвался из его груди: прямо перед ним у костра растянулся на земле Ассовум, не подозревая о грозившей ему опасности. Подперев голову рукою, индеец задумчиво смотрел на огонь.

Джонсон судорожно стиснул лук, наложил на него стрелу и стал выискивать на теле лежавшего удобное место для прицела. Между Джонсоном и Ассовумом было не более десяти шагов. Однако такого места, рана в которое была бы смертельна, не находилось.

Индеец, завернутый с ног до головы в одеяло от дождя и росы, был защищен им как броней. Толстая шерстяная ткань покрывала его всего, за исключением лба и части правой руки.

Разбойник решил было стрелять в лоб, и, будь у него в руках винтовка, он, не долго задумываясь, пустил бы пулю, но теперь он боялся, что стрела, задев материю, потеряет силу и яд не попадет в рану. Он колебался. Могучая фигура индейца внушала ему какой-то суеверный ужас, даже оставаясь беззащитной. Джонсон боялся, что индеец, даже раненный, вскочит и пустится за ним в погоню, и тогда ему крышка. Ассовум был таким образом завернут в одеяло, что стоило Джонсону отползти шагов на шесть вправо, и перед ним была бы открытая грудь ненавистного врага. Тогда, конечно, стрела прекрасно выполнила бы свое предназначение.

Внезапно сверкнула молния и ярко озарила всю местность. Деревья сильно закачались под напором налетевшего ветра и зашумели вершинами. Вслед за тем снова все погрузилось во мрак.

Джонсон осторожно приподнялся и стал перемещаться правее. Но в эту минуту из-под его руки вырвался камень и скатился на дно ущелья. Разбойник так и замер на месте, припав к земле, чтобы не обнаружить своего присутствия. Прошло несколько минут. Он осторожно приподнял голову, желая узнать, услышал ли краснокожий неожиданный шум.

Падение камня действительно не ускользнуло от чуткого уха Ассовума. Он стал внимательно прислушиваться и, прикрываясь краем одеяла, окинул взглядом ближайшие окрестности, освещенные слабым светом костра. Однако он не заметил Джонсона, скрытого тенью мощного дуба.

Новая молния привела убийцу в неописуемый ужас, он заметил, что индеец прикрыл глаза рукою. Однако тотчас же краснокожий принял прежнюю позу, и Джонсон объяснил его жест инстинктивным желанием защитить глаза от яркого блеска. Подождав еще чуть-чуть, бандит отполз немного назад и остановился. Прямо перед ним лежал Ассовум, справа возвышалась скала, а вокруг была такая масса травы и кустов, что даже днем его невозможно было бы разглядеть.

Джонсон натянул лук и прицелился. Вдруг невольный крик ужаса вырвался из его груди: Ассовума не оказалось перед костром! Прежде чем разбойник успел опомниться от изумления, железная рука до боли сдавила ему плечо.

Джонсон так и присел на месте. Сердце его замерло от ужаса, когда он увидел свирепую физиономию своего врага с занесенным над его головою томагавком, блестящее лезвие которого отражало красноватый отблеск костра и казалось обагренным кровью.

Как громом пораженный ударом смертоносного оружия, рухнул негодяй на землю, не испустив ни звука.

Спустя несколько минут он очнулся, но горько было это пробуждение! Молния по-прежнему бороздила небо, удары грома не смолкали, деревья с треском ломались под напором бури, а он беспомощно валялся на земле, связанный по рукам и ногам, с заткнутым тряпкой ртом. Негодяй попался в западню, которую расставлял для другого.

Тщетно старался он освободить руки, тщетно со злобою бился в своих путах: он был связан умелой рукой, и все его усилия не привели ни к чему. Измучившись от бесполезных стараний освободиться, Джонсон с отчаянием снова опустился на землю и затих.

Весь ужас положения сразу стал ему ясен. Брошенный на произвол судьбы в таком безлюдном, глухом месте, да еще лишенный возможности позвать на помощь, он рисковал умереть с голоду или быть растерзанным волками, вой которых становился все ближе и ближе.

Джонсон глухо застонал, и в ответ ему послышался какой-то звук, как будто крик человека. Сначала он принял его за галлюцинацию, но крик повторился.

Кто бы мог кричать в этих местах? Конечно, не Ассовум, бесследно исчезнувший. Так кто же? Быть может, Аткинс или Коттон, не дождавшись его возвращения и обеспокоенные его долгим отсутствием, отправились к нему на помощь и зовут его? Теперь он уже прекрасно различил крик филина – их обычный условный сигнал. Да, несомненно, это был кто-нибудь из них. Наконец-то! Однако радость его сменилась вдруг еще большим отчаянием. Как же он подаст им ответный сигнал, если не в состоянии не только крикнуть, но и пошевелиться? Холодный пот выступил у него на лбу. А голоса становились все яснее и яснее. Он теперь отчетливо слышал свое имя.

Вскоре на краю ущелья показалась человеческая фигура. Джонсон хорошо мог различить контуры знакомой физиономии на светлом фоне песчаного грунта. Крик филина повторился еще три или четыре раза. Пленник извивался на месте, как ящерица, не имея возможности освободиться от пут. Шаги приблизились. Тот, кто искал его, перебрался через ущелье и обошел кругом то место, на котором он лежал, но не заметил его. Филин крикнул снова, и Джонсон видел, как человек наклонился к земле, вслушиваясь в малейший звук, доносившийся из чащи. Джонсон, с отчаянием в душе, попробовал пошелестить ногою в листве, упавшей на землю, или потрясти молоденькое деревце – все напрасно.

Но вот его избавитель прошел совсем близко. Это был Коттон. Джонсон явственно слышал его шаги, видел шляпу на голове. Огонь костра на минуту даже осветил его бледное лицо, он шел прямо на него. Еще двадцать шагов – и Коттон наткнулся бы на неподвижное тело своего приятеля! Но он остановился, начал прислушиваться и повторил сигнал. По временам он бросал тревожные взгляды в ущелье, где, по его мнению, должен был скрыться индеец. Послушав еще с минуту, он скрылся в чаще кустарников.

С Коттоном исчез последний шанс на спасение. Джонсон даже перестал обращать внимание на завывание хищных зверей. Он сделался равнодушным к смерти, или, лучше сказать, желал ее. Бросив взгляд, полный бессилия и злобы, на звездное теперь небо, он закрыл глаза. Это было последнее прощание Джонсона с жизнью и надеждами.

Глава XII У Робертсов. Охота на индеек. Подруги

После обеда, когда все оставшиеся кушанья и опустевшие приборы убрали со стола, гости Робертсов вместе с хозяевами вышли на крыльцо и уселись перед входной дверью, беседуя о различных домашних делах.

Роусон, на правах жениха, уселся рядом с Мэриан, руку которой он держал в своей, между тем как Гарпер разговаривал с Эллен, а Баренс – с Робертсом.

Каких бы вопросов ни касался разговор, он в конце концов сводился все к одному и тому же – предстоящей свадьбе. Кто-то спросил у Гарпера, почему он не женился.

– То есть лишил себя возможности наслаждаться прелестями семейной жизни, так, что ли? – спросил тот с усмешкой.

– Разумеется! – кивнул Робертс.

– Видите ли, мне рассказывали в штате Теннесси одну историю, случившуюся там. Но так как я не могу ручаться за достоверность передаваемого факта, то думаю о ней умолчать.

– Отчего же? Рассказывайте! – воскликнул Баренс. – Здесь всего две девицы и обе готовятся стать женами. Им, пожалуй, будет очень полезно выслушать вашу историю!

– Ну, полагаю, их будущие мужья останутся не особенно довольны этой историей! – скептически сказал Гарпер.

– Вы так заинтересовали меня, мистер Гарпер, что я готова попросить девушек уйти на время, лишь бы услышать вашу историю! – заявила миссис Робертс.

– О, этого не потребуется! Моя история вполне прилична! Главное лицо в ней – рандольфский судья!

– Так, значит, это истинная история, а не выдумка?

– Конечно, истинная! Слушайте. Бедный судья заболел. Его начали пичкать разными снадобьями, но он слабел и слабел, и, наконец, наши врачи, или, вернее, наши шарлатаны, отчаялись в его спасении и отказались от мысли его вылечить. Тогда жена стала его уговаривать исповедаться в своих грехах, но судья отказался да так и умер без покаяния. Жена тотчас же собрала соседей, и на следующее утро было совершено погребение.

Дело происходило летом в изнуряющую жару. Одна из соседок, сжалившись над ее страданиями, стала ее утешать и расспрашивать о последних минутах покойного. «Ах, дорогая моя, – рассказала та со слезами на глазах, – если б вы видели, как он страдал! Он страшно мучился, бился в судорогах на постели и ужасно кричал. Тогда я, сжалившись над ним, осторожно положила левую руку на рот, а правой крепко зажала ноздри. И он тихо, как настоящий праведник, отошел в вечность. Как я была рада, что доставила ему спокойную смерть, избавив от ужасных страданий!..»

– О боже! Да ведь она задушила его! – воскликнула миссис Робертс, в ужасе вскакивая со стула.

– Вовсе нет, – улыбнулся Гарпер, – она только помогла ему умереть!

– Как можете вы передавать подобные кошмарные вещи с улыбкой на устах? – изумилась Мэриан.

– Что же тут такого? – пожал плечами Гарпер. – Я вижу тут лишь комическую сторону: по-моему, это один из видов супружеской нежности!

– Немудрено, что с такими взглядами на супружескую нежность вы и не женились!

Роусон во время этого разговора не проронил ни слова. Он сидел со скучающим видом около Мэриан и отмахивал от нее высушенным крылом индейки москитов, мириадами вившихся над двором.

– Сегодня, должно быть, будет гроза, – заметил Робертс, снимая куртку, – парит невероятно, пойду, посмотрю, сколько градусов, – сказал он, вставая со стула. – Знаете ли, Роусон, что это были за люди, ехавшие мимо нас на телеге, когда мы были у соленого озера? Это были мои бывшие соседи по Теннесси; я был искренне рад их встретить. Посмотрела бы ты Мэриан, как выросли их девочки, просто не узнать!

– Почему же они не заехали к нам? – спросила миссис Робертс. – Мы всегда рады повидаться со старыми друзьями. Мистер Роусон, вы не знакомы со Стефенсонами?

– Не помню, хотя мне достаточно раз увидеть человека, чтобы узнать его через сколько угодно времени. Быть может, я и знаю его, но не припоминаю!

– Стефенсон находился как раз в том месте Арканзаса, где было совершено убийство, породившее столько толков, – вставил хозяин, возвращаясь из комнаты, – он даже видел самого убийцу… Тридцать пять градусов жары! Вот так погодка!

– Не может быть! – неосторожно воскликнул Роусон.

– Посмотрите сами, если не верите! – повторил Робертс, подумавший, что восклицание Роусона относится к температуре воздуха.

– Я не понимаю только, – произнес, овладевая собою, Роусон, – как это он мог видеть…

– Что мог? Кто?

– Да Стефенсон, как он мог видеть убийцу, когда говорят, что старик сам лишил себя жизни? Ведь около него не нашли никаких следов!

– Это ерунда! – возразил Робертс, качая головой. – Стефенсон спрятался за деревом и видел, как мимо него за пять минут до злодеяния проехали два человека, из которых один оказался убитым. Он мне поклялся, что узнает другого даже в толпе. Как жаль, что мы не свернули тогда с дороги и не зашли к переселенцам! Старик Стефенсон – славный человек и, безусловно, понравился бы вам!

– А ваш приятель долго намерен прожить здесь? – с беспокойством спросил Роусон, делая вид, что спрашивает об этом из простого любопытства.

– Ну, нет! Он торопится добраться до места своего постоянного жительства. Хотя ему и понравилось в Фурш Лафаве, но ему наговорили столько ужасов про здешнее конокрадство, что он как можно скорее торопится уехать отсюда!

– И совершенно напрасно! – воскликнул Баренс. – Слава богу, мы скоро избавимся от этой напасти.

– О, конечно! – подхватил с улыбкой Роусон. – Хотя в рассказах о злодеяниях конокрадов много преувеличений!

– Смотрите, как разлаялись собаки! – с живостью воскликнул Робертс. – Что это значит? Поппи чуть не целый час обнюхивает воздух и носится по полю, как паровик!

– А, это он гоняется, вероятно, за дикими индейками, – заметила Мэриан, – мы с Эллен ходили гулять перед обедом и видели по ту сторону ручья целый выводок.

– И ты молчала?! – встрепенулся Робертс. – Уже неделя, как я не добыл ни одной птицы. Пойдемте-ка, Баренс!

– С удовольствием! – отвечал тот, отыскивая винтовку. – Сдается мне, собаки и в самом деле почуяли птиц!

– Идемте скорее, а не то они, испугавшись собак, разбегутся, и тогда не так-то легко будет их подстрелить!

Пройдя по пролегавшей около маисового поля тропке, охотники вскоре достигли леса. Разгоряченные отыскиванием дичи, собаки метались здесь из стороны в сторону. Однако охотники так и не смогли увидеть птиц, так как листва была очень густа, а осторожные создания запрятались так далеко на сучьях деревьев, что самый опытный глаз не мог бы отыскать их.

– Что за проклятые собаки! – досадливо воскликнул Баренс. – Из-за них нам не удастся ничего! Оставайтесь здесь, а я взберусь на холмик. Если вам удастся усмирить собак, индейки тотчас же выползут на свет божий: они никогда долго не сидят на одном месте.

Робертс послушался своего приятеля и стал понуждать собак лечь у своих ног. С четверть часа сидели охотники молча. Наконец, Баренс так искусно заклохтал по-индюшачьи, что сейчас же ему в ответ раздался настоящий крик индейки с дерева, под которым сидел Робертс. Собаки порывались было вскочить, но хозяин удержал их.

Баренс повторил крик. Собаки опять заволновались, но Робертс оставался неподвижным, дожидаясь, пока его приятель убьет первую индейку. Вдруг со всех сторон раздалось многочисленное клохтанье, и Баренс, схватив ружье, выстрелил.

В ту же минуту крупная индейка высунулась из-за листвы, и раздался второй выстрел. Обе птицы грузно упали на землю. Собаки бросились к ним.

Пока Баренс с Робертсом преследовали птиц, миссис Робертс и Гарпер безуспешно пытались поддерживать беседу с проповедником, все время молчавшим или отделывавшимся уклончивыми односложными ответами: сегодня Роусон был как-то странно молчалив и задумчив.

Тем временем девушки прогуливались по двору, вспоминая прежних друзей, детские игры, удовольствия, развлечения, – словом, все дорогое для них прошлое.

– Скажи, Мэриан, почему ты грустна? – участливо спросила молодая девушка свою подругу. – Ты, кажется, должна быть счастлива. Вот-вот твоя свадьба с любимым человеком, какие же тут могут быть мрачные мысли? Конечно, замужество – серьезный шаг… но… нет ли у тебя какого-нибудь тайного горя?

– О нет, нет! – поспешно отвечала молодая девушка, отворачиваясь в сторону. – Конечно, не следовало бы так волноваться… но, что это, два выстрела, не так ли? А-а! Верно, отец с Баренсом стреляют! Я и забыла, что они пошли поохотиться.

Тут Мэриан заметила, что у Эллен в глазах стоят слезы, сдерживаемые с трудом, и в порыве нежного участия воскликнула:

– Прости, милая Эллен, что я не обратила внимания на твои страдания. Я думала только о себе, не замечая, что ты с некоторых пор становишься все печальнее и печальнее. Скажи, что с тобою?

– Хорошо, – улыбаясь сквозь слезы, произнесла Эллен, – но с условием, что ты, в свою очередь, будешь со мной так же откровенна.

– О, для меня будет большим облегчением раскрыть перед тобой мою душу! Извини, кажется, матушка зовет меня!

С этими словами Мэриан убежала в дом, хотя прекрасно знала, что миссис Робертс и не думала звать ее. Девушка ощутила потребность остаться наедине со своим горем, со своею еще не зажившею раной. Она считала грехом думать теперь о том человеке, которого должна была забыть навсегда…

В это время вернулись охотники с дичью, и женщины занялись приготовлением ужина, после которого все отправились на покой.

На следующее утро стали рассуждать о предстоящей свадьбе и пиршестве. Миссис Робертс предложила немедля всем поехать в дом к зятю, где заранее следовало приготовить вкусный обед, а затем всем отправиться к судье. Роусон согласился на это и попросил лишь обождать его около часа, так как ему нужно было отлучиться.

Глава XIII Засада

После ухода Уэстона оба гостя Аткинса вольготно расположились возле камина, наслаждаясь теплом и уютом. Куртис на минуту встал и подошел к двери, рассматривая небо, по которому проносились обрывки желтовато-грязных туч, гонимые сильным ветром. Тучи с минуты на минуту становились все гуще и чернее.

– Пожалуй, ко всем сегодняшним нашим затруднениям присоединится еще и буря, – сказал он, выглядывая на двор. – Погода окончательно портится!

– Да, – подтвердил Аткинс, – когда я лет шесть назад жил в Уайт-Риверс, памятный ураган, причинивший массу бедствий краю, начинался именно так!

– А разве шесть лет назад вы обитали в Уайт-Риверс? – спросил Кук.

– Да, я жил там, милях в двух от большой дороги!

– Значит, как раз в то время, когда повесили отцеубийцу Уотлея?

– Нет, я прибыл туда через месяц после его казни, – ответил Аткинс.

– Должно быть, регуляторы Уайт-Риверс шутить не любят! – заметил Куртис. – А как звали того знаменитого конокрада, которого повесили эти джентльмены?

– Не знаю, – отвечал Кук. – Во всяком случае, я не порицаю их за слишком суровые меры. Ни один порядочный человек не может и не должен питать ни капли жалости к гнусным конокрадам. Не так ли, Аткинс?

– Ну, на этот счет я несколько иного мнения! – возразил тот. – Однако соловья баснями не кормят; не хотите ли закусить, джентльмены? Я сейчас пойду и…

– Не беспокойтесь, ради бога! – удержал его за руку Куртис. – Мы плотно пообедали и можем спокойно подождать ужина. Не церемоньтесь с нами, мистер Аткинс, я думаю, вам вовсе теперь не до угощений!

– Действительно, в доме такая суматоха, что можно голову потерять от беспокойства и забот!

– Что же, вашему сыну не легче?

– Нисколько. Да и странно было бы ожидать иного. Когда у крошки целых одиннадцать докторов, да еще в юбках, толку ждать не приходится. Если сынишка после такой переделки останется живым, ему всю жизнь больше нечего будет бояться никаких бедствий и болезней. Выйти невредимым из рук таких врачей – это чего-нибудь да стоит! Схожу-ка я за свечкой, а то скоро совершенно стемнеет. Ишь, ветер как завывает!

С этими словами Аткинс вышел из комнаты, а регуляторы остались одни и могли без помехи поговорить.

– Право, мне жаль, что Аткинс связался с конокрадами! – заговорил первым Кук.

– Тсс! Нас могут услышать! – заметил Куртис почти шепотом. – Мне и самому досадно. В сущности, Аткинс вовсе не злой человек и, сказать по правде, всегда был мне симпатичен, хотя у него скверная привычка смотреть на всех каким-то подозрительным взглядом, исподлобья, что по временам производит крайне неприятное впечатление. Точно он постоянно боится разоблачения!

– Но как решат его судьбу регуляторы? – задумчиво произнес Кук. – Мне лично не хотелось бы увидеть его на виселице. Конечно, Аткинс заслуживает сурового возмездия за свои подлые делишки, но его следовало бы пощадить, хотя бы из сострадания к жене и ребенку!

– Ну, это слабый аргумент защиты! – рассмеялся Куртис. – Тогда любому негодяю, чтобы избежать наказания, стоит только жениться. От петли-то он, пожалуй, отвертится, но все-таки…

– Тс! Он возвращается! – прошептал Кук.

В комнату действительно вошел ничего не подозревавший Аткинс со свечою. Ею он зажег дрова в камине.

– Мерзкая погода! Так и жди, что ветер снесет крышу! – сказал он, поправляя начавшие разгораться поленья. – Если ветер не разгонит тучи, через несколько минут разразится гроза. Что, много регуляторов отправилось на собрание в Литл-Джен? – спросил он, усаживаясь в кресло.

– Не очень, – спокойно отвечал Кук. – К нам приехал один иностранец, жаловавшийся, что у него украли лошадей.

– Уж не канадец ли? Он был у меня недавно и расспрашивал о своих лошадях, но что я ему мог сообщить? – пожал плечами Аткинс.

– Конечно! Вы ведь этих лошадей и в глаза не видали, не так ли? – спросил Куртис, пристально глядя хозяину в лицо.

– Ну разумеется! Как я мог их видеть, когда уже несколько дней не выхожу из дому! – ответил Аткинс, удивленный вопросом. – Конокрады не имеют к тому же привычки показывать всякому украденных лошадей!

– Само собою разумеется! – улыбнулся Кук. – Отчего это так разлаялись ваши собаки?

– Может, кто-нибудь из регуляторов завернул к вам укрыться от грозы? – высказал предположение Куртис.

– Весьма вероятно! – отозвался Аткинс, подходя к дверям. – Цыц, проклятые, марш на место! – прикрикнул он на собак и вышел на двор.

– Должно быть, пришел Стефенсон! – шепнул Кук на ухо своему товарищу. – Неудачно он выбрал время. Тем не менее нам нужно оставаться, пока пройдет гроза. Каково-то сейчас нашим друзьям в такую непогодь торчать в камышах!

– Далеко ли отсюда до Фурш Лафава? – спросил со двора чей-то голос.

«Что за дьявол! – подумал встревожившийся Аткинс. – Неужели второй табун? Странно, ведь Джонс говорил, что его пригонят лишь на будущей неделе!»

Тем не менее он вышел на двор и поспешно приблизился к изгороди, у которой увидел закутанного в плащ всадника на белой лошади.

– Фурш Лафав протекает недалеко отсюда! – ответил он. – Как вас зовут, джентльмен? Я – Аткинс.

– Хороши ли окрестные пастбища? – спросил, понизив голос, незнакомец.

– Откуда вы? – в свою очередь, спросил шепотом Аткинс, все более тревожась.

– Я хотел бы выпить стакан воды!

– Черт возьми! Джонс уверил меня, что вы не успеете приехать ранее будущей недели. Почему же вы прибыли так рано?

– Послушайте, – зашептал незнакомец, нагибаясь через изгородь. – Загоним поскорее лошадей, со мной прибыл еще конюх. Скоро разразится гроза!

– Дождь ничего не сделает вашим лошадям, а у меня сидят два гостя, которых я не могу оставить!

– Так-то так, но если мы немедля спрячем лошадей, то дождь окончательно смоет все следы!

– Правда. А сколько с вами лошадей?

– Три.

– Джонс уверял, что будет семь!

– Остальных пригонят завтра вечером. Я не повел всех сразу из опасения оставить слишком много следов!

– А нельзя ли отправить лошадей раньше с вашим конюхом?

– Конечно! Он все знает…

– И дорогу к Миссисипи?

– Да, мы только что…

Всадник чуть-чуть не проговорился, но вовремя спохватился и продолжал:

– Мы только что прибыли с запада, но этот малый бывал и на Миссисипи. Поспешим, дождь уже накрапывает!

– Подождите минутку, я только предупрежу, что вы просите у меня приюта на ночь. Эй, кто там? – закричал Аткинс, увидев какого-то человека, подходившего к изгороди. – А, это вы Уэстон! Тут прибыли лошади. Понимаете?.. Так отведите их в надежное место, а потом приходите в дом. Я не могу сам идти и заставлять регуляторов так долго ждать себя.

– У вас в гостях регуляторы? – встревожился незнакомец.

– Да, они попросились переночевать у меня на ферме, – успокоил его опасения Аткинс. – Нужно переждать грозу. Даже если вашим лошадям придется стоять по брюхо в воде, так будет лучше, к тому же тем незаметнее следы!

– Да разве вы думаете, что они стоят в реке? – спросил незнакомец. – Я оставил их на окраине поля.

– О, черт бы вас побрал! Отчего же вы не поставили их в обычное место, известное всякому, кто здесь бывает?

– Не забудьте, что я впервые еду по этой дороге!

– Ну, делать нечего! – с досадой произнес Аткинс. – Придется загнать их сейчас же, а то следы останутся вблизи моей изгороди. Уэстон, проведите джентльмена к задней калитке. Я всего на минутку загляну в дом и сейчас же вернусь!

Входя в комнату, он сказал сидевшим у камина регуляторам:

– Простите меня, что я покинул вас! Там какой-то незнакомец верхом и просит у меня приюта вместе с лошадью. Он сейчас придет сюда. Буря разыгрывается не на шутку…

– Действительно! – отозвался Куртис, подходя к окну. – Как красиво освещает молния все окрестности.

– Джентльмены, пожалуйте сюда, к огоньку! – засуетился с каким-то странным беспокойством Аткинс. – Что вы стоите на сквозняке? У камина гораздо приятнее.

– Да, да! – согласился Кук, с удовольствием греясь у огня. – Идите-ка, Куртис, сюда, пусть буря воет сколько угодно, нам она нипочем!

– Нам действительно приходится только благодарить судьбу за то, что мы оказались в теплой комнате, вместо того чтобы мокнуть под дождем! – сказал Куртис, отходя от окна и беря со стола бутылку с виски. – Эй, Аткинс, куда вы опять уходите?

– Я уйду всего на несколько минут проведать жену. Вы же знаете женщин, они страшно боятся грозы. Я скоро вернусь!

Сказав это, хозяин вышел из дому, закрыв дверь на задвижку, и поспешил к задней калитке.

Регуляторы переглянулись. Кук быстро вскочил и шепотом сказал:

– Куртис, смутное предчувствие не дает мне покоя. Эта ужасная ночь нагоняет на меня страх. Воображаю, как перемокнут наши приятели в камышах!

– Ничего не поделаешь! – отозвался Куртис, внимательно осматривая комнату. – Посмотрите, над каждой дверью висит по винтовке. Какая предусмотрительность! Приняты все меры предосторожности. По-моему, следует сделать так, чтобы наш почтенный хозяин не использовал их против нас самих!

Говоря это, Куртис влез на стул и снял обе винтовки.

– Ого, обе заряжены! Нет ли еще какого-нибудь оружия в комнате?

– Не видно! – ответил Кук. – Разве запрятано где-нибудь?

– Поройтесь-ка в кровати, под подушками!

– Ничего нет! Ага! Вот пара пистолетов, прекрасно!

– Поосторожнее с ними! Быть может, курки ослабли, и тогда они могут выстрелить сами, от малейшего сотрясения!

– Не беспокойтесь. Я на все четыре полки и у винтовок и у пистолетов напустил слюны. Теперь ни те ни другие уже не выстрелят!

– Пожалуй, ветер и впрямь сорвет крышу. Меня не на шутку начинает беспокоить проклятая непогодь! – сказал Куртис. – Не лучше ли было бы отложить наше предприятие до другого раза?

– Черт возьми, мне тоже не по себе! – отозвался, шагая по комнате, Кук. – Из-за воя ветра можно и не расслышать условленного свиста.

– Отступать поздно. Придется до конца выполнить возложенное на нас поручение. Ничего нет тревожнее неизвестности! Хоть бы начать действовать поскорее! Тс! Вы ничего не слышали?

– Нет, а что? В такую бурю трудно что-нибудь расслышать! Мне от души жаль старика Стефенсона и его сына, которым приходится возиться под ливнем с лошадьми! Бедняги долго не забудут нашего Арканзаса!

– А где канадец? Он тоже вместе с ними в тростниках?

– Нет, он остался с нашими товарищами и исполнит свой долг, когда понадобится. Слышите?

– Ничего не слышу. Что-то скажут женщины?

– Что нам за дело до них! Жаль только, что мальчик Аткинса заболел именно теперь.

– Мы-то тут ни при чем. Боже мой! Свист! Внимание, Кук!.. Развязка приближается; это начало конца.

В то самое время Аткинс прошептал человеку, стоявшему с Уэстоном возле задней калитки:

– Пошли скорее! Вот перегоним лошадей и будем совершенно спокойны: буря уничтожит все следы…

– Перестаньте, успеете наговориться, когда окажемся под крышей, – проворчал сердито незнакомец, – теперь не время болтать; если бы я предвидел, что разразится гроза, то предоставил бы это дело другому. Того и гляди, схватишь воспаление легких!

– Где же лошади?

– Там, у изгороди, под присмотром моего сына, если только не унес их ливень.

В то же мгновение Стефенсон (он и был старик незнакомец) приложил два пальца к губам и тихо, но резко свистнул.

– Что это вы делаете? – спросил с удивлением Аткинс.

– Что? Зову! Разве не слышите? Он мне ответил с той стороны; значит, жив. Где вход в тайник?

– Немного повыше, мы теперь недалеко от него. В другой раз, когда вас пришлют с лошадьми, поднимитесь шагов на сто вверх и войдите в ручей. Заметьте это место.

– Какого дьявола заметишь тут, когда света божьего не видать! Я и руку-то свою вижу только при свете молнии. А-а, вот и сын! Иди сюда, Нед! Очень рад, что ты цел и невредим.

– К счастью, отец! Но в такую погоду немудрено отправиться на тот свет. Я весь закоченел.

– Ну, полно, невелика беда, скоро обогреемся. Ступай за нами. Что, лошади не очень бились?

– Нет, только вороной все пугался молнии.

– В такую погоду и человек чувствует себя не особенно спокойно, не то что животное!

– Проходите за мной, господа! – сказал Аткинс.

– А далеко ли до тайника?

– Осталось шагов сто, не более!

Новая молния ярко осветила окрестность. При ее свете Стефенсон успел разглядеть внутреннюю, вторую изгородь, обвешанную связками тростника.

– Осторожнее, здесь навалены пни! – предупредил хозяин. – Сейчас я отворю калитку, ступайте за лошадьми!.. Что вы делаете?.. Измена!

Аткинс совершенно растерялся. Стефенсон, не дослушав его последних слов, громко свистнул, и при свете новой молнии перепуганный конокрад увидел толпу людей, бежавших к нему. Вдруг он почувствовал, что чья-то сильная рука хватает его за ворот. Однако сознание страшной опасности придало разбойнику новые силы и помогло ему опомниться от остолбенения. Он резким движением вырвался из рук Стефенсона и бросился бежать.

Уэстон, сразу поняв, что они попались в ловушку, бросился вслед за Аткинсом по той же тропинке. Надеясь на знание местности, беглецы рассчитывали скрыться благодаря ночной темноте, но при блеске почти непрерывно сверкающих молний увидели, что все пути впереди охраняются часовыми. Тогда оба повернули назад и, преследуемые по пятам регуляторами, помчались к дому, решив проскользнуть между строениями и скрыться в лесу с противоположной стороны.

Пробегая уже между пристройками, Уэстон услыхал вправо от себя какие-то крики и возню, а впереди так отчетливо раздавалось эхо криков преследующих, что он принял их за новую засаду и, вне себя от отчаяния, бросился в первую попавшуюся дверь, ведущую, как оказалось, в помещение, где находились женщины с больным малышом.

При виде внезапно появившегося мужчины женщины повскакали со своих мест, напуганные не столько внезапностью появления, сколько ужасом, написанном на лице молодого конокрада.

– Спасите, спрячьте меня куда-нибудь! – пролепетал он, чтобы перевести дух.

– Что случилось, Уэстон? – спросила, вся дрожа, миссис Аткинс.

Уэстон не успел ответить, как послышались чьи-то быстрые шаги. Разбойник моментально скрылся под кроватью, и как раз вовремя: на пороге показался разгоряченный преследованием канадец.

– Где он? Куда он скрылся? Я видел, что он вбежал сюда!

– Кого вам надо? Чего вы врываетесь ночью в чужой дом, да еще командуете? – спросила негодующим тоном одна из женщин, знавшая, с кем ведет дружбу хозяин дома. Не дав ошеломленному внезапным исчезновением беглеца канадцу опомниться, она бесцеремонно вытолкала его за дверь и заперла ее на задвижку.

Затем в комнате поднялась невообразимая суматоха, женщины все разом заговорили, задавая друг другу всевозможные вопросы и строя всякие предположения по поводу только что произошедшей сцены.

В это время в дверь громко постучали.

– Простите, сударыня, что я беспокою вас! – раздался за дверьми голос, по которому миссис Аткинс с ужасом узнала Брауна. – Не приходил ли сюда к вам молодой человек?

Тут та же соседка поспешила на помощь хозяйке, почти потерявшей сознание от ужаса. По странной логике, свойственной женщинам, ей почему-то не захотелось сказать правду, и в то же время, не желая лгать, она отделалась уклончивым ответом.

– Удивляюсь, как это вы решаетесь ночью беспокоить дам и больного ребенка расспросами о каком-то молодом человеке!

Браун, удовольствовавшись таким ответом, отошел, а миссис Аткинс, с отчаянием ломая руки, бегала по комнате. Она прекрасно поняла, что недаром явился в такой неурочный час этот Браун, недаром так перепугался Уэстон. Очевидно, темные делишки ее супруга стали известны регуляторам, и ему уже нечего ждать пощады.

Между тем оба регулятора, сидевшие в комнате, приготовились к появлению хозяина, заслышав голоса и шум на дворе. Действительно, Аткинс не замедлил появиться. Он решил захватить на всякий случай свое оружие и не сдаваться без сопротивления в руки ожесточенных регуляторов. Но, вбежав, Аткинс увидел, что обе винтовки находятся в руках его врагов. Тогда он оттолкнул Кука и бросился к постели, где лежали пистолеты. Кук тем временем загородил дверь.

В бешенстве Аткинс взвел курок, прицелился и нажал спуск. Увы! Курок щелкнул, но выстрела не последовало. Тогда Куртис и Кук бросились на него и крепко связали веревками.

– Оцепите дом и не впускайте никого. Второй разбойник может удрать отсюда и предупредить сообщников! – скомандовал Браун товарищам, входя в комнату.

Браун, прошептав несколько слов вошедшему с ним Стефенсону, собирался уже выйти из комнаты, как перед ним, точно из-под земли, вырос какой-то человек, с горящими страшным внутренним огнем глазами, до ужаса грозно сверкнувшими в полутьме.

– Ассовум! – в изумлении отступил Браун. – Откуда ты?

– Я привел с собой друга вон этого! – указал индеец на связанного Аткинса.

– Кого именно?

– Джонсона! Трусливая собака, боясь Ассовума, хотел убить его исподтишка. Вот отравленные стрелы, которыми он намеревался гнусно подстрелить краснокожего во время отдыха!

– Мерзавец будет наказан по заслугам! – ответил Браун. – Но где ты пропадал до сих пор, друг мой?

– Белый брат, конечно, не думает, как другие, что Ассовум бездействовал? Я знаю убийц Гитзкота!

– Браво, мой друг! – радостно воскликнул Браун. – Кто же они?

– Джонсон и Роусон!

Если бы в эту минуту в дом ударила молния, регуляторы не были бы так поражены этим, как сообщением индейца.

– Не может быть! – воскликнул Браун.

– Краснокожий никогда не лжет! – с достоинством произнес Ассовум. – Его язык скорее отвалится, чем изречет неправду! Кроме того, бледный человек – сообщник конокрадов!

– Ты уверен, Ассовум? Отчего же ты раньше не сказал нам об этом?

– Я полагаю, Роусон причастен и к смерти Алапаги, и хочу окончательно убедиться в этом. Если бы Ассовум сказал раньше белым о преступлении проповедника, они попросту повесили бы его, не заботясь о втором преступлении. Ассовум – мужчина и вождь! Он сам хочет отомстить за смерть жены!

В это время в лесу раздался крик совы, повторившийся три раза через определенные промежутки времени.

– Что это? – спросил Браун. – Сигнал чей-нибудь или действительно крик совы?

– Вот этот знает лучше! – ответил Ассовум, указывая на затрепетавшего при сигнале Аткинса, и сам повторил тот же крик. Однако ответа не последовало, и Аткинс, улыбнувшись, повернулся спиною к Брауну.

Вскоре вновь раздался пронзительный крик: Вильсон и Бариль схватили Уэстона, принявшего наступившую тишину за отъезд регуляторов и намеревавшегося скрыться в лесу.

Через несколько минут снова показался Ассовум с двумя регуляторами, несшими связанного Джонсона. Вся почтенная компания, за исключением Коттона и Роусона, таким образом, оказалась налицо.

– Теперь дело за бледнолицым! – сказал Ассовум.

– О ком еще говорит индеец? – поинтересовался Стефенсон.

– Завтра вы увидите его! – ответил Браун. – Надеюсь, вы погостите у нас денек-другой. Нам очень бы хотелось, чтобы вы присутствовали и на суде арканзасских регуляторов!

– Благодарю вас! А когда вы думаете провести суд?

– В понедельник утром!

– Где?

– На лужайке, в лесу, неподалеку от мельницы. Там есть, кстати, и пещеры, куда мы посадим пока этих, а позже и других пленников!

– А разве вы хотите захватить еще кого-нибудь?

– Да, Коттона и Роусона!

– Как! – вскричали с изумлением все присутствующие, не слыхавшие еще сообщений Ассовума. – Методистского проповедника?

– Его самого! – хладнокровно отозвался их командир.

– Кто же его обвиняет?

– Ассовум! – коротко сказал Браун, указывая на подошедшего индейца.

– Да, руки бледнолицего святоши обагрены кровью. Все воды Фурш Лафава не могли смыть этих кровавых пятен!

– И этот негодяй завтра женится на дочери нашего почтенного Робертса! – с ужасом заметил Кук. – Как хотите, но этому трудно поверить!

– Не может быть, чтобы этот праведный человек, – заметил Мулинс, – решился на такое гнусное преступление – убивать себе подобных!

– Теперь, господа, не время препираться о том, мог или не мог совершить Роусон преступление! – твердо сказал Браун. – Если он невиновен, ему нетрудно будет оправдаться. Теперь же поспешим к дому Джонсона, захватить его приятеля, Коттона. Ассовум укажет дорогу. Рано утром мы должны быть у Робертсов, чтобы взять Роусона и помешать его свадьбе с Мэриан!

По распоряжению Брауна отряд разделился на три части. Шесть всадников конвоировали пленников, которых повели сначала на ферму Вильсона. Двое остались на всякий случай на ферме Аткинса, а остальные во главе с Ассовумом отправились к дому Джонсона.

Наступила полночь. Из двери хижины Джонсона поспешно вышел Коттон с узелком необходимых вещей и оружием. После исчезновения Джонсона он догадался, что дело неладно, и спешил скрыться из опасного места. Запрятав лишние вещи в дупло дерева, конокрад раздул факел, поджег хижину и поспешно удалился, мысленно проклиная регуляторов.

Глава XIV Свидание негодяев. Разоблачение

Стоявший неподалеку от берега Фурш Лафава на краю большого болота дуб с двумя скрещенными нижними ветвями часто служил местом свидания членов шайки конокрадов. Неподалеку от него находилась полуобгорелая хижина, сожженная одним неосторожным охотником.

Не раз Роусон, давно познакомившийся с этим местом, желая поразить суеверных, малообразованных слушателей крестообразной формой ветвей, читал здесь свои проповеди и устраивал молитвенные собрания.

Покинув хижину Джонсона, Коттон пришел несколько раньше к назначенному месту свидания и решил остаток времени посвятить охоте. Поиски дичи оказались бесполезными, а Роусон все не приходил. Нетерпение разбойника возрастало, а вместе с ним росла в душе Коттона и тревога. После подозрительных происшествий прошедшей ночи конокрад все время находился под постоянным страхом, и каждый упавший лист, каждая хрустнувшая поблизости веточка заставляли его настороженно озираться по сторонам.

Вдруг в лесу раздался громкий треск валежника. Перепугавшийся Коттон припал к земле, пополз, как змея, и скрылся за огромным пнем. Здесь он замер в такой позе, выжидая, что будет. Вскоре его опасения рассеялись – то шел его долгожданный Роусон. Тогда он вскочил и сердито произнес:

– Давно было пора прийти! Вы заставили меня промучиться здесь битый час, показавшийся мне чуть не вечностью!

– Я не опоздал. Сейчас всего половина девятого, а я обещался прийти в девять. Чего же вы горячитесь?

– Ну, значит, я ошибся во времени. Однако к делу, так как это наше свидание будет последним!

– Это почему? – удивился Роусон. – Да что с вами, Коттон? – спросил он, заметив состояние своего собеседника. – Что означает и эта бледность, и этот необъяснимый страх? Неужели…

– Я сообщу вам ужасные подробности! Кто навел регуляторов на след – не знаю, только Джонсон, ушедший ночью, долго не возвращался, и я, желая отыскать его, пошел на разведку и убедился, что регуляторы вломились в дом Аткинса и схватили его!

– О, проклятие! – вскричал, бледнея, Роусон. – Неужели Аткинс проболтался?

– Почем я знаю! Я уверен только, что они захватили Уэстона и Джонсона. Когда я убедился, что Джонсон пропал, то пошел к ферме Аткинса. Приближаясь к ней, я еще издали услыхал какой-то подозрительный шум. Вскоре до моего слуха донесся топот скачущих лошадей. Я дополз до нашего тайника и увидел, что ворота его отворены настежь. Понятно, что я с большой осторожностью уполз обратно в лес и издал наш условленный сигнал – крик совы. Ответа не последовало. Тогда я повторил крик во второй раз, в третий…

– И что же?

– Только через долгий промежуток времени раздался ответный крик, но совсем не столько раз и не с такими промежутками, как у нас было условлено. Я понял, что дело дрянь, и начал осторожно пробираться к лесу. В это время при свете молнии я разглядел, что регуляторы вяжут какого-то человека, и по голосу догадался, что то был Уэстон. Медлить более было нельзя. Я быстро бросился к нашей хижине, забрал все необходимое, спрятал в дупле, а хижину поджег. Даже идя сюда, на свидание с вами, я не был уверен, придете ли вы, не схватили ли регуляторы и вас!

– Положение чертовски затруднительное! Как вы думаете, где сейчас Джонсон?

– По-моему, тоже в руках регуляторов! Иначе он давно был бы здесь!

– Единственное, что нам теперь остается, – бежать, и как можно скорее.

– Если мы этого теперь не сделаем, нас поймают!

– Нам необходимо постараться тем или иным путем скрыться во что бы то ни стало!

– И мы покинем в несчастье наших друзей? – спросил Коттон.

– Нашел о ком заботиться! Да что, им легче, что ли, будет, если нас повесят рядом с ними? Не время думать о других, нужно позаботиться о собственной шкуре… О, проклятье! Я и забыл, что сегодня у меня должны собраться гости, черт бы их побрал!.. Вот что: направляйтесь к моему дому и спрячьтесь на чердаке, а я поспешу к Робертсам, постараюсь оттянуть их приезд и скоро вернусь к себе! – И методист поскакал к дому своей невесты, где шли спешные приготовления к брачной церемонии и где его с нетерпением ожидали.

Гарпер и Баренс уже находились тут. Хлопотливая миссис Робертс носилась по всему дому, укладывая и снова разбирая по десяти раз сложенные сундуки.

– Ты бы шла одеваться, Мэриан, – сказала она. – Эллен тебе поможет. Поспеши; как только приедет мистер Роусон, я с Самуилом уложу вещи на лошадей и отправлюсь вперед.

Девушки отправились к себе в комнату, а миссис Робертс снова принялась за свои хлопоты. Наконец она решила, что все сделано, приготовлено, вещи уложены, и она может немного отдохнуть. Только она подняла голову от последнего завязанного сундука, как увидела перед собой Ассовума. Лицо его, полускрытое густыми волосами, имело такое дикое выражение, появление его было так неожиданно, что миссис Робертс вскрикнула от страха и изумления.

– Господи, да это ты, Ассовум! Как ты меня напугал! Где это ты пропадал столько времени, скажи на милость?

– Состоялась ли уже свадьба бледнолицего человека с вашей дочерью? – ответил Ассовум вопросом на вопрос. – Не опоздал ли Ассовум?

– Что вы говорите? Не случилось ли чего-нибудь с мистером Роусоном? Вы ведь его, кажется, называете бледнолицым человеком?

– О, с ним ничего не случится! О нем теперь позаботятся регуляторы!

– Какое дело мистеру Роусону до регуляторов? Он ничего общего не имеет с ними и даже не одобряет их действий!

– О, без сомнения, не одобряет! – иронически произнес Ассовум, улыбаясь. Его улыбка вышла такой свирепой, лицо индейца так исказилось, что миссис Робертс, слышавшая, будто Ассовум после гибели жены стал несколько ненормальным, сочла его вконец помешавшимся.

Ассовум прекрасно понял, что подумала про него хозяйка дома, и сказал более мягким, но все же твердым тоном:

– Ассовум совершенно здоров и пришел спасти вашу дочь. Неужели ваш друг, краснокожий, опоздал?

– Спасти мою дочь? От кого?

– Ваша дочь стала уже женой бледнолицего человека?

– Нет еще! Но что же тебе нужно от мистера Роусона?

– Его ищут регуляторы! Он – убийца Гитзкота!

– О, боже мой! – воскликнула миссис Робертс, в совершенном изнеможении опускаясь на ближайший стул. – Нет, не может быть! Ты лжешь! Кто посмеет обвинить этого человека в таком ужасном преступлении?

– Я! – спокойно ответил индеец. – Он, конечно, будет иметь возможность защищаться, но у меня в руках неопровержимые доказательства. Я даже подозреваю, что он – убийца и моей дорогой Алапаги!

– Да не может же этого быть, говорю тебе! – с отчаянием в голосе воскликнула миссис Робертс. – Я никогда этому не поверю! Это просто какая-нибудь ошибка. Я уверена, что мистер Роусон будет оправдан каким угодно судом!

– Ну, я так не думаю! Где ваш муж? Где ваша дочь? Где, наконец, сам бледнолицый человек?

– Мистер Роусон вот-вот должен приехать и тогда сам опровергнет ложное обвинение против него!

– Ложное обвинение? Припомните, миссис, с каким жаром он схватился за мысль, что убийца Гитзкота – Браун; припомните, что на другой день после убийства Алапаги он был ранен, а вот томагавк, которым защищалась моя жена; наконец, вот пуговица, найденная мною в зажатом кулаке моей жены; многие, хорошо знавшие Роусона, утверждают, что она сорвана с его охотничьей куртки…

Слова индейца были прерваны топотом лошади. Приехал Роусон.

– Да вот и он сам! – торжественно произнес краснокожий, поспешно убирая со стола томагавк. – Если этот бледнолицый задрожит, когда старая женщина скажет ему в глаза, что он убийца, что, она и тогда тоже не поверит Ассовуму?

С этими словами Ассовум скрылся за альковом кровати, и почти тотчас же вошел Роусон. Не будь он так озабочен собственными проблемами, ему сразу бы бросилась в глаза неестественная бледность хозяйки. Но, не обратив на это внимания, он спросил, где его невеста и готова ли она.

Та отвечала, что все уже отправились к нему домой. Злобное проклятие чуть не сорвалось с губ проповедника. Однако, рассчитывая на быстроту своего коня, Роусон решил, что ему удастся догнать их раньше, а уж там поступать, как укажут обстоятельства. Он уже собирался выйти, но миссис Робертс остановила его.

– Мистер Роусон, мне нужно поговорить с вами. Обещайте быть со мною совершенно откровенным!

– Но разве я был когда-нибудь с вами неоткровенным? – спросил он, опуская глаза под пытливым взором хозяйки: негодяй точно чувствовал какую-то беду.

– Мистер Роусон, сегодня мне передали такие слухи относительно вас, что я попросту отказываюсь им верить!

– Относительно меня? – с содроганием произнес Роусон. – Кто же принес вам это сообщение?

– Я, конечно, не верю им и не сомневаюсь, что вы окончательно опровергнете подобные обвинения, но…

– О чем вы говорите? Решительно отказываюсь понимать вас! – пробормотал Роусон, искоса поглядывая на всякий случай на дверь и опираясь руками на стол, на краю которого лежала оставленная Ассовумом, нарочно или нечаянно, пуговица.

– Бога ради, не дотрагивайтесь до этой пуговицы! – в ужасе воскликнула миссис Робертс. – Это…

– Это пуговица от моей охотничьей куртки. Чего вы испугались, миссис Робертс? Вероятно, она случайно оторвалась…

– Так это ваша пуговица? – перебила его миссис Робертс.

– Ну да! Что ж тут удивительного или ужасного?

– Эта пуговица найдена в кулаке убитой Алапаги! – произнесла миссис Робертс, поднимаясь со стула. – Потерять ее мог только убийца индианки!

Роусон быстро схватился за пистолет, спрятанный в кармане. В эту минуту из-за занавески показался Ассовум с наведенной на него винтовкой и произнес:

– Если двинешься с места, я тебя прикончу!

Миссис Робертс, думая, что Ассовум на самом деле убьет Роусона сейчас, бросилась между ними и отвела рукой ствол винтовки.

– Ради Создателя, не убивайте его хоть при мне!

Роусон мгновенно воспользовался моментом – выскочил в окно, вскочил на лошадь и помчался в лес.

Ассовум, осторожно отстранив обессилевшую от пережитых волнений хозяйку, выскочил вслед за ним, вырвал у негра, водившего лошадь, приготовленную для миссис Робертс, повод, сбросил женское седло, вскочил на нее и поскакал вслед за удиравшим негодяем.

Глава XV Осада

– Вот и дом Роусона! – сказал Робертс, указывая на уютный домик, стоявший почти на самом берегу реки.

– А я не знал, что он находится так близко от моей фермы. Значит, мы теперь будем соседями, мисс Мэриан!

– Ну, Мэриан, нравится тебе твое новое жилище? – спросил отец. – По-моему, здесь немного пустынно. Впрочем, густые вековые деревья несколько скрадывают пустынность и оживляют картину!

– Да, здесь как-то одиноко и жутко! – ответила Мэриан дрожащим голосом. – Я думаю, что здесь жить не слишком весело!

– О, все это скоро примет более оживленный вид, стоит только пустить на лужайку скот с бубенчиками на шее, а во двор – домашнюю птицу!

– Да зачем же мистеру Роусону обзаводиться хозяйством, если через несколько дней он переселится на ферму Аткинса? – спросил Гарпер.

– Все равно, – сказал Баренс. – Семейному человеку и дня не прожить без привычной домашней обстановки…

– Что с тобою? – спросила вдруг Мэриан у Эллен. – Отчего ты вздрогнула?

– Мне показалось, что кто-то смотрел вон в то чердачное окно! Впрочем, я, вероятно, ошиблась!

– Конечно, ошиблись! – засмеялся Робертс. – Если и предположить, что какой-нибудь гость забрался в дом спозаранок, то зачем ему торчать на чердаке, когда в доме несколько удобных комнат!

Тем временем гости спешились и подошли к крыльцу.

– Какая крепкая дверь! – сказал Гарпер, входя в сени. – Такую не скоро сломаешь. Право, здесь вовсе не дурно! Как жаль, что мой дом, особенно после смерти Алапаги, не сравнить с этим!

– Полно, Гарпер, вскоре, может, и у вас заведется хозяйство. Брауну давно пора жениться, думаю, он приведет в ваш дом хозяйку, а она живо все устроит как следует!

– Эй, Мэриан, иди сюда, принимай гостей: теперь ведь это твои владения! А мы, господа, пока наберем дров да растопим камин, так что к приезду моей жены все будет готово. Где топор у хозяина? Должно быть, во дворе! Пойдемте, друзья мои!

Мужчины вышли во двор, а девушки остались одни в комнатах.

– Отчего ты все плачешь, Мэриан? – участливо спросила Эллен. – Какое горе тебя удручает? Ты не поделишься с подругой?

– Да, я все скажу! – всхлипнула девушка, горячо обнимая подругу. – Все равно, теперь ничего не вернешь! Но что ты увидела в окне?

– Мэриан, смотри, кажется, твой жених. Его понесла лошадь!

– Стойте, Роусон, стойте! – кричал тем временем на дворе Баренс. – Чего вы скачете как безумный!

– О, дьявол! – воскликнул Гарпер, чуть не сшибленный лошадью, отскакивая в сторону. – Что с ним стряслось?

Роусон не удостоил их ответом, даже не взглянул на них. Быстро соскочив с лошади, он вбежал в дом, запер дверь на задвижку и оглянулся вокруг. Видя, что в доме нет никого, кроме девушек, он схватил со стены винтовку и, сверкая глазами, громко крикнул:

– Коттон, вы здесь?

– Здесь, – раздался голос сверху, – я вижу индейца. Он, вероятно, преследует вас, будьте внимательнее!

– Живо спускайтесь! – продолжал Роусон. – Сколько там наших врагов? Нам придется выдержать неравную борьбу!

Коттон спустился вниз. Эллен, увидя человека, которого боялась больше всего на свете, зашаталась от волнения.

– Мистер Роусон, что все это значит? – спросила Мэриан. – Пустите меня к отцу. Еще раз спрашиваю вас, что это значит?

– Скоро вы все узнаете! – иронически произнес Коттон, беря вторую, стоявшую в углу винтовку. – А вас, Роусон, я не поблагодарю! Зачем вы заставили меня целый час сидеть на чердаке? Чтобы попасться в западню? Да будь я теперь в лодке, не дожидаясь вас, уплыл бы себе преспокойно!

– Убирайтесь к черту! – закричал кому-то через дверь Роусон. – Если вы еще сунетесь сюда, я пущу вам пулю в лоб!

В подтверждение своих слов он выстрелил и, бросив карабин на пол, быстро достал из-под матраца кровати еще четыре ружья.

– Ну, теперь проклятый краснокожий не так-то легко отделается от меня!

– А что будем делать с этими девчонками? – спросил Коттон.

– Оставим здесь как заложниц: их жизнь служит обеспечением нашей собственной. Только бы продержаться до вечера, а там мы спасены!

– Все-таки не понимаю, на кой дьявол они нам сдались? Все равно эти негодяи подожгут дом!

– В том-то и штука, что не посмеют! Девчонки поумерят их прыть. Вон подходит старик Робертс, без оружия. Должно быть, ему хочется повидаться с дочерью, но я ему этого не позволю.

Когда ошеломленные охотники расступились перед быстро скакавшим Роусоном, тотчас же скрывшимся в доме, из лесу показался гнавшийся за ним Ассовум с винтовкой в руке.

– Ассовум! – закричал Баренс. – Почему ты преследуешь Роусона? Что ты от него хочешь?

– Я разорву его на части, вырву сердце и выпущу кровь! – яростно проревел краснокожий, соскакивая с лошади и влезая на изгородь.

В этот-то момент и раздался выстрел Роусона. Индеец свалился с забора, но через секунду вскочил и укрылся за большим деревом, откуда мог удобно наблюдать за домом и, следовательно, воспрепятствовать бегству Роусона.

Баренс и Гарпер поспешили присоединиться к индейцу, а Робертс направился к дому, чтобы вырвать из рук Роусона свою дочь. Он еще не знал, что именно совершил Роусон, но уже был уверен, что тот сотворил что-то недоброе.

– Назад! – закричал ему через дверь Роусон, не подпуская близко к дому. – Назад, говорю вам, если жизнь вам дорога!

– Выпустите мою дочь! – крикнул Робертс. – Что вы имеете против нас? Отпустите ее ко мне!

– Назад! – закричал Роусон, вскидывая винтовку.

Мэриан, увидев опасность, грозившую ее отцу, бросилась к своему жениху и помешала ему выстрелить.

– Коттон! – крикнул взбешенный таким вмешательством методист. – Да уберите от меня эту несчастную девчонку!

– Так давайте свяжем обеих!

Негодяи набросились на беззащитных пленниц и стали их связывать.

– На помощь! На помощь! – закричали девушки, пытаясь вырваться.

– Мерзавец, негодяй, разбойник! – гремел за дверью Робертс, налегая на нее плечом; она не поддавалась. Баренс и Гарпер, еще не совсем оправившийся от болезни, бросились на помощь своему другу, но было уже поздно: девушек связали, и оба разбойника приготовились к защите с винтовками в руках.

– Первому, кто приблизится к дому, всажу пулю в лоб!.. – громко заявил Роусон, переходя затем к устроенной им из досок бойнице, откуда он намеревался высмотреть индейца. Однако Ассовум предвидел это и спрятался за дерево, лишь по временам посматривая назад: регуляторы вскоре должны были приехать к дому Роусона.

После отступления огорченный Робертс предложил своим приятелям остаться за оградой, а сам, один, без оружия подошел снова к дому. Но не успел он начать переговоры, как Роусон прервал его:

– Пожалуйста, без долгих рассуждений! Что вам надо? Возвратить вам дочь? На каких условиях?

– Я согласен на любые ваши условия. Берите мою лошадь и спокойно уезжайте, куда хотите! – отвечал вне себя от горя несчастный отец. – Возвратите нам мою дочь и Эллен, и никто не подумает преследовать вас!

– Роусон, соглашайтесь скорее! – прошептал Коттон. – Конечно, в случае, если мне будут предложены такие же условия.

– Что я, дурак, чтобы поверить болтовне старого черта? Да Ассовум тотчас же угрохает нас на месте, едва мы высунем нос! Неужели вы думаете, что он добровольно согласится отпустить того, кого он ненавидит больше всего? Подождем до ночи, тогда и постараемся спастись!

– Отчего бы не попробовать сделать это сейчас? Наши враги немногочисленны и почти безоружны!

– Они-то нам не страшны, а вот краснокожий портит все дело!

– А что будем делать, когда прибудут регуляторы?

– Поджечь дом они все равно не решатся, так как им придется проходить под нашими пулями, если же мы продержимся здесь до ночи…

– И тогда?..

– Тогда мы спасены: под полом подземный ход, вырытый мною и Джонсоном; он ведет к реке, туда, где спрятана лодка!

– Так отчего же мы не пользуемся этим прекрасным средством спасения до прибытия регуляторов?

– Вы совсем перестали что-нибудь соображать! Ассо-вум засел у реки совсем недалеко от того места, где укрыта лодка. Если бы даже нам и удалось незаметно от него спустить ее в воду, он по шуму догадается, что происходит.

– А регуляторы?

– Черт бы их побрал! Во всяком случае, пока девчонки в наших руках, мы в относительной безопасности.

– Что же вы не отвечаете? – раздался у дверей голос Робертса. – Согласны на мое предложение? Быть может, вы не одни в доме, так мы согласны отпустить и ваших сообщников. Отдайте девушек и проваливайте!

– Ассовум грозился убить меня и непременно исполнит свою угрозу. Постарайтесь уговорить индейца подтвердить ваше условие, тогда я соглашусь. В противном же случае при первой попытке взять дом штурмом я убью девчонок!

– О, конечно, Ассовум согласится! – радостно воскликнул в ответ на это предложение Робертс. – Он подтвердит мое обещание!.. Но, боже мой, уже поздно, подъезжают регуляторы!

Робертс сказал правду: это были они. Обрадованный этим, Ассовум поспешил к ним навстречу, испустив полный торжества воинственный клич своего племени.

Роусон сразу понял, какой смертельной опасности он подвергнется, если попадет в руки своего непримиримого врага и мстителя. Однако ужас не помешал ему воспользоваться неосторожностью Ассовума, покинувшего свое укрытие. Разбойник быстро прицелился и выстрелил, на этот раз удачнее: кровь индейца из задетого пулей предплечья брызнула на землю. К счастью, рана оказалась пустяковой, и индеец возвратился на прежнюю позицию. Возмущенные регуляторы быстро спешились и бросились к дому, но вернувшийся в это время Робертс предупредил их об опасности, которой они подвергают девушек своим нападением.

– О, неужели Мэриан во власти этого негодяя? – с ужасом воскликнул Браун. – Что же теперь делать?

– Выломаем дверь и ворвемся в дом, – предложил Гарфильд, – а если негодяи попробуют причинить хоть малейший вред девушкам, мы сожжем их заживо. В противном же случае мы готовы удовольствоваться повешением! Вот и веревки!

– Нет, это вряд ли нам удастся! – отвечал Браун. – Разбойники, доведенные до крайности, готовы на все. Нужно придумать что-то другое. Где Ассовум?

– Господа! – вмешался Стефенсон. – Пока мы здесь будем совещаться, негодяи могут удрать. Нужно расставить вокруг дома часовых!

– Дом оцеплен! – ответил Браун. – У самого опасного места – у реки стоит Ассовум, он-то уж не упустит их!

– По-моему, – продолжал Стефенсон, – следует хорошенько стеречь их – вот и все. К вечеру нужно будет разложить костры, чтобы негодяи не воспользовались темнотою. Я полагаю, что ночью они непременно попытаются бежать к реке, через которую рассчитывают перебраться вплавь или на лодке, если таковая имеется у них! Но вон подходит Ассовум, послушаем, что он скажет.

Браун поспешил перевязать своему другу руку и спросил:

– Отчего вас так боится Роусон?

– Потому что чувствует, что я узнал, кто убийца Алапаги!

– Кто же?

– Он сам!

– Как! Убийца Алапаги – Роусон? – воскликнули окружающие.

– Алапага убита им. Его кровь запеклась на рукоятке ее томагавка.

– Вот так праведник! – с иронией воскликнул Гар-фильд.

– Не вздумайте нападать на дом, – продолжал Ассовум, – так как, во всяком случае, Роусон умрет и умрет мужественно, даже с удовольствием. Но он принадлежит одному мне, прекрасно это знает и потому не дастся живым в руки. Подождите, пока стемнеет. Тогда Ассовум берется провести вас к такому месту, где можно захватить негодяев живыми!

В это время подъехал негр, слуга Робертсов, посланный своей госпожою с поручением узнать, как обстоят дела. Ей решили пока ничего не говорить об опасности, которой подвергается ее дочь.

– Когда мы проезжали мимо их дома, – сказал Кук, – миссис Робертс кричала нам, чтобы мы спасли ее дочь от негодяя Роусона. Откуда она могла узнать о его преступлении?

– Он сам выдал себя! – ответил Ассовум. – Ну, да об этом я расскажу позже.

Глава XVI План Ассовума

– Смотрите, – сказал Коттон, – Ассовум покинул свой пост. Не воспользоваться ли удобным моментом и ускользнуть на лодке?

– Вы с ума сошли! Если теперь заметят лодку, мы лишимся последней надежды на спасение. Дождемся ночи!

– Ну а если регуляторы оцепят дом так, что нам не удастся прорваться? Ведь в таком случае мы рискуем умереть с голода!

– Ладно, – усмехнулся Роусон. – Девчонки скорее подохнут, чем мы!

– Так-то так, но…

– Постойте, – перебил его методист, – есть еще одно соображение, подойдите-ка поближе, чтобы нас не услыхали пленницы. Регуляторы, конечно, уверены, что мы в темноте попытаемся пробраться к берегу, и совсем не догадаются поставить часового в густых камышах, куда выходит подземный ход.

– А что мы будем делать с девушками? Возьмем с собой?

– Конечно, черт возьми! Они послужат нам на всякий случай, прикрытием от пуль.

– А если они поднимут крик и выдадут нас?

– Заткнем им рты, а кроме того, придумаем какую-нибудь уловку, чтобы обмануть их. Послушайте, – сказал он, подходя к связанным девушкам, – обещайте, что будете молчать, по крайней мере, час после нашего ухода отсюда! Тогда мы оставим вас здесь!

– О, с удовольствием, – радостно воскликнула Эллен. – Только, будьте добры, развяжите веревки!

– Ну уж нет! – отрубил Роусон. – Будьте довольны, что вам предоставили возможность действовать языком!

– Но веревки нестерпимо режут мне руки!

– Пожалуй, я ослаблю веревки, – сказал Роусон, подходя к кровати, к которой были привязаны девушки.

– Роусон, смотрите, вон ползет проклятый Ассовум! К сожалению, он так припал к земле, что нет ни малейшей возможности прицелиться в него, он извивается как уж!

– Вот вам прекрасный случай доказать свою меткость, которой вы не устаете хвастаться! – насмешливо отвечал Роусон. – Попробуйте попасть в краснокожего. Плачу за удачный выстрел сотню долларов!

– Ого! – воскликнул Коттон, внимательно следя за то исчезающим, то снова показывающимся индейцем. – Значит, вы немало заработали вашим прибыльным занятием!

С этими словами он вскинул винтовку, прицелился, но принужден был снова опустить ее.

– Черт возьми! – пробормотал он. – Сотня долларов за выстрел… стоит постараться! Ну-ка, еще разок!

Разбойник медленно стал наводить дуло и, наконец, улучив удачный момент, приготовился спустить курок. Как раз в этот момент краснокожий сделал еще одно ловкое движение и скрылся совершенно.

– Проклятый! – выругался одураченный Коттон. – Легче поймать молнию, чем его! Однако, смотрите, Роусон, как бы он не добрался до лодки!

Собственно говоря, у Ассовума не было никакого определенного плана. Он даже не подозревал о существовании лодки и хотел только отвлечь внимание осажденных. Он решил во что бы то ни стало овладеть своим врагом до восхода солнца, не обращая внимания даже на его угрозы убить девушек. Разве его возлюбленная Алапага не была убита тем же Роусоном и так же предательски? Ассовум предпочел рискнуть жизнью Мэриан и Эллен и попытаться осуществить свою месть.

Меж тем, как ни долго казались и осажденным, и осаждающим часы томительного ожидания, начинало смеркаться. Приближалось время, когда предстояло решиться на что-то и действовать энергичнее, не довольствуясь пассивным поддержанием статус-кво.

– Лишь только совершенно стемнеет, – сказал Роусон своему товарищу, – я спущусь к реке и посмотрю, как обстоят дела с лодкой. А затем перенесем туда наших пленниц!

– Если они будут сопротивляться, я без церемоний угощу их ударом кулака. По крайней мере, они тогда очнутся не раньше, чем мы успеем уплыть миль за пять отсюда!

– Говорите тише, а то ваша будущая супруга что-то внимательно прислушивается к нашему разговору. Если они догадаются о наших планах, то поднимут такой крик, что регуляторы бросятся им на выручку, несмотря на наши угрозы. Будьте внимательнее! – предупредил его Роусон, поднимая половицу, скрывавшую ход в подземелье. – Я сейчас вернусь!

– Мэриан, – тихо произнесла Эллен, – не теряй надежды. Я сумела освободить одну руку. Сейчас развяжу и другую!

– Ради бога, – взмолилась Мэриан, – развяжи руки и мне! Я изнемогаю от боли!

Освободясь от веревок, Эллен внимательно окинула взглядом помещение, отыскивая какое-нибудь оружие. К счастью, как раз у кровати, на стуле, лежал пистолет, а на стене висели две винтовки. Стоило только протянуть руку, чтобы достать и то и другое.

Только Эллен потянулась к Мэриан, чтобы освободить ее от веревок, как половица приподнялась, и из-под нее показалась голова Роусона.

– Вы ничего не слышали, Коттон? – прошептал он подошедшему товарищу.

– Нет!

– Мне послышался звук ломаемых досок. Неужели кто-нибудь успел пробраться к дому?

– Не может быть. Вы, должно быть, ослышались! Лодка в порядке?

– Все готово к бегству. Нужно немедленно же воспользоваться тем, что почти все регуляторы собрались перед фасадом дома, и темнота совершенно скроет нас от преследователей.

– А как быть с пленницами?

– Заставим молчать и потащим с собою!

– Каким образом мы вдвоем потащим оружие, чемодан с провизией да еще этих проклятых девчонок?

– Берите оружие и отправляйтесь. Через десять минут вы уже вернетесь, я вас подожду здесь. Провизия в лодке.

– Ну и прекрасно! Я постараюсь вернуться как можно скорее!

Коттон исчез в подземелье, а Роусон тревожно принялся ходить взад и вперед по комнатам. Все было тихо. Эллен осторожно приподнялась, схватила со стула пистолет и приняла прежнее положение.

Роусону наконец стало надоедать тоскливое ожидание. Он нетерпеливо прошелся еще раз и быстро спустился в подземелье послушать, не идет ли Коттон.

– Как жаль, что под руками нет ножа, чтобы перерезать путы! – прошептала Эллен дрожащей от волнения подруге.

– У меня под ногою шевелится доска, – сказала Мэриан. – Что это значит?

– Неужели? Тебе это не кажется? – радостно спросила Эллен. – Ведь это наши спасители… Река находится с противоположной стороны дома, следовательно, подземный ход не может проходить здесь.

– О, если бы можно было развязать мои руки! – простонала Мэриан.

– Черт побери этого Коттона! – проворчал Роусон, возвращаясь в комнату. – Ничего не видно и не слышно. Уж не вздумал ли он удрать один? Приходится идти одному. Во всяком случае – вперед!

В этот момент доска возле Мэриан приподнялась, и показалась голова краснокожего.

Роусон, схвативший ружье, приготовился уже спуститься в подземелье, когда доска, приподнятая Ассовумом, отлетела в сторону. Методист быстро обернулся на стук и увидел, при слабом свете сумерек, голову своего заклятого врага, готового воспользоваться замешательством Роусона, чтобы выскочить из-под пола.

Роусон, действительно, был страшно поражен, но моментально оправился и ринулся на индейца, находившегося в крайне невыгодном для борьбы положении. Методист уже замахнулся, готовясь нанести смертельный удар краснокожему прикладом, как Эллен вскинула пистолет и выстрелила. Все это она проделала так быстро, что негодяй не успел ни броситься на нее, ни ударить Ассовума.

С проклятием Роусон рухнул на пол, а краснокожий, воспользовавшись этим, вскочил в комнату, как ягуар, прыгнул на него и придавил его грудь коленом.

Вслед за Ассовумом из отверстия показался Куртис, и в то же время из подземелья высунулась голова Коттона. Увидев опасность, угрожавшую его товарищу, он отважно бросился ему на помощь. Тем временем Куртис влез в комнату, а Эллен бросилась отодвигать засовы двери, в которую уже ломились регуляторы.

Коттон понял, что борьба проиграна; шмыгнул в подземный ход и, пользуясь темнотою, добежал до реки. Куртис, бросившийся за ним, споткнулся и упал головою вниз.

– Скорее давайте факелы! – крикнул ворвавшийся в комнату Гарфильд. – Один из негодяев скрылся под полом!

– Тут подземный ход! – закричал снизу Куртис. – Разбойник, наверное, уже бежал! Проход тянется до самой реки!

– Нет ли у кого-нибудь платка? – спросил Ассовум, связывая Роусона по рукам и ногам ремнями.

– Зачем он тебе, друг?

– Бледнолицый ранен!

– Индеец чувствует сострадание к своему врагу! – изумился Стефенсон. – Это что-то новенькое!

– Какое тут сострадание! – сурово произнес краснокожий. – Кто смеет утверждать, что Ассовум питает сострадание к убийце Алапаги? Этот негодяй не умрет от пули девушки! Месть принадлежит Ассовуму!

– Вот платок! – сказал Стефенсон, подавая фуляровый платок Ассовуму и наклоняясь над раненым. – Ба, да эта противная рожа кажется мне знакомой!

Роусон с удивлением посмотрел на говорившего.

– Ого, – продолжал тот, – да это убийца скотопромышленника!

– Проклятье! – прошипел раненый.

– Где Браун? – спросили несколько человек.

– Я здесь, господа! – отозвался командир. – Нет ли у кого-нибудь уксуса?! Мисс Мэриан в обмороке!

– Уксуса нет, а вот виски и вода! – сказал молодой Стефенсон, подавая две жестяные фляжки.

– Поймали кого-нибудь? – спросил Гарфильд, увидя группу возвратившихся регуляторов.

– Нет, – отвечал один из них. – Когда мы подбежали к реке, то вдалеке заметили лодку. Мы выстрелили; через минуту послышался шум, точно от падения тела в воду. Не могу утверждать точно, но думаю, что один из беглецов непременно убит!

– С Роусоном здесь был только Коттон! – заметила Эллен.

– Жаль, что нам не удалось захватить и этого мерзавца! – сказал Вильсон. – А что станется с Роусоном?

– Завтра его и остальных пойманных разбойников будут судить! – ответил Браун. – Мистер Робертс, надеюсь, что вы также придете на суд. Кто на карауле у входа?

– Канадец, – отвечал Кук. – Двое наших пустились в погоню за беглецом. Я полагаю, что в окрестностях никого из шайки этих негодяев не осталось, раз в доме были только Роусон и Коттон!

– Не напали ли на след мулата?

– Нет, – ответил подошедший в это время Ассовум. – Его след идет по направлению к горам, так что за ним теперь гнаться бесполезно!

– Не забудьте осмотреть завтра утром весь дом! Я попрошу об этом вас, Гарфильд!

– А как мы перевезем нашего пленника? – спросил Куртис. – Ведь у нас нет лодки!

– Вы можете быть совершенно спокойны! Ассовум о нем позаботится. Смотрите, он сидит около Роусона, как нянька у постели больного ребенка. Не желал бы я теперь быть на месте почтенного проповедника!

– Пожалуй, – подхватил Куртис, – если бы мы вздумали освободить его, Ассовум непременно прирезал бы несчастного и снял с него скальп!

– Рана не позволит ему ехать верхом! – заметил Стефенсон, осматривая руку раненого. – У него совершенно раздроблен локоть!

– Так рана опасна? – с тревожным беспокойством спросил Ассовум, только при последних словах вышедший из состояния какой-то мрачной озабоченности.

– Конечно! – ответил переселенец. – Особенно если он простудится при переезде на сыром ночном воздухе!

– В таком случае, я понесу его на руках! – воскликнул индеец.

– Кого? Роусона? – не поверил своим ушам Баренс.

– Да, его! – отвечал спокойно краснокожий, принимаясь заботливо укутывать пленника в шерстяное одеяло.

– Господа! – громко заявил Робертс, обращаясь ко всем присутствующим. – Надеюсь, завтра вы все соберетесь у меня? А теперь пора! Неужто краснокожий в самом деле потащит Роусона на себе?

Не отвечая ни слова, Ассовум взвалил тяжеловесную ношу на плечи и тронулся в путь.

– Он убьет его? – со страхом спросила Мэриан у стоявшего рядом с ней Брауна.

– Сегодня, по крайней мере, нет! – отвечал тот. – Но завтра суд регуляторов вынесет приговор негодяю, запятнавшему себя тройным убийством. Пойдемте, Мэриан! Ваш батюшка с моим дядей и Баренсом уже на лошадях. Нужно скорее вернуться к вам домой и успокоить миссис Робертс.

Вся компания помчалась вскачь. Обгоняя индейца, они увидели, что Ассовум озабоченно, почти с тоскою, вглядывается в лицо своей жертвы. Вдруг на лице его мелькнуло выражение успокоения: дикарь убедился, что Роусон еще жив.

Глава XVII Суд Линча

Собрание регуляторов, решивших судить пойманных бандитов, было назначено неподалеку от Фурш Лафава на вершине высокого холма. В полумиле отсюда находилась заброшенная хижина, где была убита Роусоном Алапага, а несколько дальше вниз по течению река пересекала дорогу, на которой сбились с верного пути преследователи конокрадов, благодаря хитрости того же Роусона.

Обыкновенно вся эта местность и сам холм бывали совершенно пустынны и безлюдны. Теперь же на холме царило необычайное оживление. Под густыми кронами деревьев пылали несколько больших костров, вокруг которых расположились около двадцати окрестных фермеров и охотников.

Несколько далее от них находилась другая группа, относившаяся, по-видимому, совершенно безучастно ко всему происходившему. Она состояла из Аткинса, Джонсона, Уэстона и Джонса под охраною двух регуляторов с заряженными ружьями в руках. Еще далее помещалась третья, самая малочисленная группа: Роусон и Ассовум.

Вскоре на холме показались Браун, Робертс и Гарпер с каким-то незнакомым субъектом, которого командир регуляторов представил как адвоката из областного города, и открыл заседание.

Из отряда регуляторов избрали двенадцать человек в качестве присяжных, причем каждому из подсудимых предоставлено было право отвода двух из них и просить о замене их другими. Но никто не воспользовался этим правом.

– Господа! – обратился к присутствующим Браун. – Кто возьмет на себя роль защитника обвиняемых?

– Я, если позволите! – сказал приехавший с ним незнакомец. – Меня зовут Уартон, я – адвокат по профессии!

– Вот и прекрасно! – ответил Браун. – Если вам удастся поспособствовать хоть малейшему смягчению их наказания, это будет большой заслугой и великодушным поступком. Но предупреждаю вас, наше собрание намерено руководиться только законом Линча[14], и никаких уступок не допустит. Решение большинства обязательно в любом случае, каков бы ни был приговор! Итак, заседание открыто!

Сначала заслушали обвинения против Аткинса и Уэс-тона как укрывателей и против Джонсона как пособника в конокрадстве.

Так как потайная конюшня для ворованных лошадей на ферме Аткинса была детально обследована, то факт преступления не подлежал сомнению. Так же обстояло дело и с Уэстоном, хотя он сначала и запирался, что особенно раздражило регуляторов, возмущенных его явной ложью.

– Повесить этого негодяя и лжеца сейчас же на первом суку! – требовали почти все регуляторы.

Однако Браун умерил их пыл, заявив, что прерогатива произнесения приговора принадлежит присяжным, причем преступник в любом случае имеет право защищаться. Участие Джонса тоже настолько было очевидным, что все единогласно решили считать его уличенным в конокрадстве. Даже адвокат Уартон не нашел никаких мотивов к его оправданию.

Затем перешли к разбирательству дела об убийстве Гитзкота. Тут обвинителями Джонсона и Роусона выступили Куртис и Гарфорд. Их обвинения были поддержаны Ассовумом, измерившим следы, и заявлением Брауна, напомнившим о покушении Джонсона на индейца. Уартон хотел что-то сказать, но связанный разбойник выступил вперед и перебил его:

– Полно, не нужно оправданий! Я знаю прекрасно, что эти молодцы решили меня повесить и повесят. Но я не хочу унижаться и оправдываться. Я убил Гитзкота и очень жалею, что не могу сделать этого и со всеми остальными!

– На сук его, на сук негодяя! – закричали обозленные слушатели, готовые уже ринуться на связанного преступника.

– Постойте, друзья мои! – вмешался Браун. – Сначала выслушаем методиста и тогда уже приступим к произнесению приговора. Иначе присяжные не смогут ничего уяснить себе!

– Ну, ладно! – согласились некоторые. – Выведите сюда Роусона! Пусть проклятый святоша даст нам отчет в своих злодеяниях!

Роусон задрожал при звуке раздавшихся по его адресу угроз и проклятий, поняв, что пощады не будет. Он хотел было подняться, но ноги отказывались служить ему. Несчастный преступник опустился на землю и впал в бессознательное состояние. Тогда к нему поспешил на помощь Ассовум, привел его в чувство и почти на руках донес до собрания.

– Роусон! – обратился к нему предводитель. – Вас обвиняют…

– Постойте, – взмолился самым смиренным голосом струсивший негодяй. – Я все скажу сам, надеюсь, что вы примете во внимание мое искреннее признание в преступлениях и смягчите смертную казнь, совершив ее без мучений. Я хочу…

– О подлец! – вскричал Джонсон. – Так позорно дрожать перед лицом этих мерзавцев!

– Если вы произнесете еще хоть слово, – обратился к нему председатель, – я раздроблю вам череп!

Затем обвинитель перечислил совершенные Роусоном преступления и предательства.

– Господа! – заявил вне себя от ужаса перед столь явными уликами Роусон. – Послушайте меня, ради бога, я готов признаться…

– Я протестую против теперешнего суда над этим субъектом! – вмешался Уартон. – Если он чистосердечно сознается во всех преступлениях, вы должны передать его правительственному суду!

– Я вас предупреждал, – возразил Браун, – что этого не будет и что постановление нашего суда обжалованию не подлежит!

– Отпустите меня на свободу! – кричал окончательно отчаявшийся Роусон. – Я расскажу, что делается на Миссисипи. Я открою вам…

– Замолчите, и я спасу вас! – прошептал ему на ухо Уартон.

Роусон с удивлением посмотрел в глаза своему защитнику, но лицо того оставалось бесстрастным и сдержанным.

Вместо того чтобы сделать преступнику какой-нибудь одобрительный знак, тот стал внимательно прислушиваться к начавшимся уже дебатам присяжных, отошедших в сторону.

Через несколько минут присяжные вернулись. Первым огласили определение относительно Аткинса:

– Единогласно признан виновным!

Услышав роковое решение, несчастный упал на землю и закрыл лицо руками.

– Уэстон? – спросил Браун.

– Виновен!

– Джонс?

– Виновен!

– Джонсон?

– Виновен!

– Роусон?

– Виновен!

Таков был единогласный приговор присяжных. Преступники поникли головами в ожидании наказания. Уэстон принялся было плакать и жаловаться, а Джонсон лишь скрипнул зубами.

Тем временен Роусон, не обращая внимания на происходившее, следил только за движениями Уартона, обещавшего выручить его. Для преступника это был последний луч надежды, блеснувший в самый последний, критический момент.

– Судом Линча вы все признаны виновными и приговариваетесь к повешению! – громко заявил Браун.

– Повесить их немедленно же! – крикнули несколько голосов из толпы. – Нечего с ними церемониться! На веревку их!

– Постойте! – выступил навстречу бросившейся было на преступников толпе Браун. – Они все, правда, приговорены к смертной казни, но вина их неодинакова, поэтому и наказание должно быть неодинаковым. Не найдется ли среди вас кого-нибудь, кто сказал бы в их оправдание хоть слово!

– Я! – отозвался Вильсон, выступая вперед. – Сын Аткинса сегодня ночью скончался, а жена сильно больна. Кроме того, Аткинс собирался уехать в Техас, не отпустить ли его?

Аткинс с затаенной надеждой обвел глазами собрание. Молчание, почти гробовое, было ему ответом.

– Я подаю голос за помилование! – нарушил наконец это молчание Браун.

– Я тоже! – присоединился Гарфильд. – По-моему, следует помиловать и Уэстона ввиду его чистосердечного признания. Нежелание же его выдать сообщников только заслуживает уважения. Он и так, пожалуй, достаточно наказан!

– Да! – согласились присяжные. – Пусть только он даст обещание исправиться!

– Пощадите и меня! – завопил Джонс, желая воспользоваться общим добродушным настроением. – Ведь я совершил преступление впервые, к тому же житель другого округа!

– Прекрасно! – сказал Браун. – Вас, как гражданина другого округа, передадут в руки тамошних властей. Снять с вас обвинение совершенно – нельзя!

– Отослать его в Литл-Рок[15], и баста! – постановило собрание большинством голосов.

– Так-то так, – заметил Куртис. – Но ведь он моментально сбежит из кутузки местного шерифа, и наказание, таким образом, сведется к нулю. Лучше всыплем-ка ему на дорогу несколько десятков розог!

Собрание пришло в восторг от такой меры, и Джонса немедленно потащили к дереву.

– А как порешить относительно Джонсона и Роусона? – спросил Гарфильд.

– Смертная казнь! – был единодушный ответ.

– Послушайте, – пролепетал методист Уартону. – Если вы действительно хотите спасти меня, поторопитесь! Регуляторы не замедлят привести в исполнение приговор!

– Молчите и ждите! – отозвался тот.

Роусона только покоробило от такого наставления. Тем временем Вильсон, подойдя к связанному Аткинсу, перерезал на нем веревки. Фермер поднялся, отвесил глубокий поклон и, сев на лошадь, любезно предоставленную ему тем же Вильсоном, умчался прочь.

– Спасите же меня, а то будет поздно! – снова прошептал, дрожа от страха, Роусон. – Вы обещали мне это, и вам следует исполнить свое слово.

– Ведите осужденных на казнь! – твердо и спокойно распорядился Браун.

– Подождите! – вскричал адвокат. – Преступники заслужили смерть, я не спорю, но нужно отдать их в руки правительства, а то ваш приговор является таким же жестоким убийством, как и те, за которые вы их приговорили к смертной казни.

– Исполняйте мое приказание! – тем же тоном произнес Браун, не обратив внимания на заявление Уартона. – Осужденные, кажется, ничего больше не скажут в свое оправдание!

– Я открою вам многие тайны! Я должен…

– Вы приговорены к смерти и умрете! – оборвал методиста Браун.

– Нет, бледный человек принадлежит мне! – вмешался Ассовум.

– Ни за что! – заревел Роусон. – Лучше повесьте меня, но не отдавайте в лапы краснокожего дьявола!

Ассовум, не дожидаясь ответа, связал ремнем руки Роусона, взвалил его на плечи и стал спускаться с холма. Несмотря на протесты Уартона, никто ему не препятствовал.

Тем временем регуляторы подвели Джонсона к дереву. Исполнявший обязанности палача негр влез на сук и привязал веревку. Джонсона поставили на спину лошади и накинули на шею петлю. Стоило лошади тронуться с места, и осужденный тут же повис бы. Но лошадь почему-то не трогалась, и все молча ждали неизбежного конца.

Наконец, Браун решил прекратить эту тягостную сцену, вскочил на лошадь и пустился вскачь с холма. Все остальные последовали за ним.

Через пару минут на холме не осталось никого, кроме Джонсона, неподвижно стоявшего, со связанными руками и ногами и с веревкою на шее, на собственной лошади, вот-вот готового повиснуть…

Глава XVIII Месть индейца

По широкой, прозрачной реке, осененной густыми деревьями, скользил челнок. Стояла тишь, лишь олень, пришедший к воде напиться, испугавшись человека, бросился обратно в чащу, ломая на пути засохшие ветки.

На носу челнока лежал связанный бесчувственный Роусон.

Вскоре челнок повернул, пересек реку поперек и врезался носом в песок небольшой, усеянной камнями отмели. Методист очнулся, но снова готов был лишиться чувств, увидев место, где он совершил преступление, а перед собою грозное лицо мужа убитой им жертвы. Он понял теперь, что его ожидает ужасная казнь и что спасения ждать неоткуда. Ассовум выпрыгнул на берег и привязал челнок, притянув его к самому берегу, бережно поднял своего связанного пленника.

– Что ты хочешь со мной делать? – прохрипел обессилевший Роусон.

Краснокожий не удостоил его ответом.

– Да говори же, дьявол! – с энергией отчаяния настаивал несчастный методист.

Ассовум, все так же молча, направился со своей ношей в хижину, где было совершено убийство. И без того измученный страхом, Роусон не мог без содрогания взглянуть на место гнусного преступления. Индеец выволок его на середину хижины и положил на землю. Он все еще не произносил ни слова, а мрачная, зловещая тишина нарушалась лишь прерывистым дыханием методиста.

Роусон, желая скорее убедиться, какая участь ждет его, приподнялся на локтях и обвел хижину взглядом.

Около него на корточках сидел Ассовум, внимательно следивший за своим пленником, но, по-видимому, погруженный в глубокое раздумье. В глазах его светилось чувство полной удовлетворенности и даже торжества. Он, точно ягуар, сторожил свою добычу.

Наконец индеец встал, отвязал от пояса ремень и прикрутил методиста к центральному столбу. Напрасно Роусон сулил ему золотые горы, напрасно обещал открыть какие-то сказочные сокровища и поделиться сокровенными тайнами, Ассовум оставался неумолим, не соглашаясь даже прекратить его мучения ударом томагавка.

Индеец на минуту вышел, и вскоре он вернулся с большой охапкой сухих ветвей, листьев и хвороста.

Теперь Роусон, знакомый с обычаем индейцев Дальнего Запада, понял, какую казнь готовит ему краснокожий. Судорожно забился он на земле, стараясь освободиться от пут. Бессильная злоба и ужас исторгли из уст проповедника жуткий крик, но индеец и не думал унимать его, хотя легко мог сделать это, заткнув ему рот какой-нибудь тряпицей.

Напротив, стоны пленника звучали в ушах Ассовума как самая приятная музыка. Теперь только он мог вполне удовлетвориться мщением и с каким-то дьявольским наслаждением упивался стонами своей жертвы.

Затем краснокожий зажег огонь, и через несколько минут яркое пламя большими языками стало лизать стены хижины, окружив ее каким-то грозным сверкающим кругом. Вопли ужаса несчастного Роусона раздавались все сильнее и сильнее среди лесной чащи, но Ассовум по-прежнему спокойно относился к ним и только старательно поддерживал огонь, скоро окончательно охвативший всю хижину и находившегося в ней Роусона.

Когда жар стал нестерпимым, индеец вышел из хижины и, размахивая томагавком, запел победную торжествующую песнь, все время держась около входа. Отчаянные вопли Роусона, доносившиеся из хижины, сливались с треском пылавшего строения и песнью дикаря в дикую душераздирающую какофонию.

Густыми клубами поднимался дым среди весело зеленевших древесных крон, но, теряясь в них и не находя выхода вверх, медленно расплывался по лесу.

Вопли Роусона стали еще пронзительнее, но победная песнь краснокожего заглушала их и звучала все громче и громче. Такой хаос диких звуков напугал даже лесных обитателей, и белка, притаившаяся в ветвях, почувствовала ужас и стала искать себе более спокойного пристанища.

Наконец, громкий треск возвестил о падении кровли; искры взлетели снопом, облако дыма закружилось над пламенеющим костром; раздался еще один отчаянный вопль и замер в воздухе…

Мщение совершилось.

В этот момент солнце исчезло за горизонтом, окрашивая багровым отблеском отдаленные вершины гор. День сменился ночью, но Ассовум все еще бродил вокруг догоравших остатков хижины. Размахивая томагавком, он повторял дикий и однообразный напев, который выражал всю душевную радость, испытываемую дикарем при сознании о достойном возмездии за смерть возлюбленной Алапаги.

Глава XIX Браун и Робертсы

Пока Ассовум упивался долгожданной местью, в доме Робертсов царили мир и тишина. Успокоенная миссис Робертс хлопотала по хозяйству, угощая прибывших вместе с ее мужем и дочерью Баренса и Гарпера.

Против обыкновения, последние не старались перещеголять друг друга рассказыванием различных необыкновенных историй и приключений, а наперерыв старались успокоить и утешить взволнованную, еще не оправившуюся от волнений предыдущих дней Мэриан. Однако счастливый исход всей истории, полная свобода, полученная благодаря стараниям и отваге ее дорогого Брауна, сделали свое дело лучше всяких искусственных мер. Мэриан чувствовала себя все лучше и лучше, только по временам с нетерпением поглядывала на дорогу, дожидаясь приезда любимого, с которым ее не разлучало теперь данное другому обещание.

– Как вы думаете, чем окончится суд? – спросил Гарпер. – Пожалуй, регуляторы вздернут на веревку не одного молодца из шайки!

– Конечно! – отозвался Робертс. – Да и поделом! Впрочем, Браун собирался тотчас же после окончания суда приехать ко мне и рассказать все, как было, а кстати, и навестить наших дам! – прибавил старик, лукаво посмотрев на зардевшуюся при упоминании о Брауне дочь.

– Ба, да это не он ли и скачет? – произнес Гарпер, высовываясь в окошко. – Так и есть – он! Ишь, как несется!

Действительно, спустя некоторое время к ферме подскакал на взмыленной лошади командир регуляторов и, соскочив с лошади, вошел в дом, дружески здороваясь с находившимися там.

– Мистер Робертс, у меня к вам очень серьезное дело! – сразу начал Браун. – Раньше я не считал ни нужным, ни возможным говорить об этом, но теперь пользуюсь первой подходящей минутой, чтобы сказать вам то, что считаю необходимым! Мистер Робертс, я давно люблю вашу дочь и прошу у вас ее руки!

– Отчего же вы раньше ничего не говорили, если давно ее любите? – степенно осведомился Робертс. – Поверьте, я очень рад вашему предложению и думаю, что дочь тоже не опечалится. Я давно замечал вашу взаимную симпатию. Очень рад, повторяю, но что бы вам сказать об этом пораньше?

Браун, взволнованный торжественной минутой, с чувством пожал протянутую ему руку.

– К чему повели бы слова? – откровенно сказал он. – Я опоздал и не имел права ни становиться другому поперек дороги, ни жаловаться!

– А в то время этот прохвост, этот негодяй… чуть было не стал мужем моей чудной Мэриан!

– Не вспоминайте больше о нем, он понес уже заслуженное наказание! – возразил Браун. – Мне довольно вашего согласия на мой брак с Мэриан, а все остальное я готов навсегда забыть!

– Да, вот вы теперь спрашиваете моего согласия, а когда дело шло с Роусоном, у меня никто не потрудился спросить! – с укоризной сказал старик, искоса взглянув на жену.

– Робертс, как тебе не стыдно! – только и могла сказать хозяйка, чувствовавшая, конечно, свою неправоту.

– Ну, ладно, ладно! Следует теперь узнать, что скажет Мэриан! – ответил Робертс, покачав головою. – Какого она мнения относительно тех планов, которые вы строите о своей и ее будущности? Как ни толкуй, а все-таки это ближе всех касается ее!

– Батюшка! – воскликнула молодая девушка, обвивая шею отца руками и скрывая у него на плече свое зардевшееся личико.

– А, вот оно что! – весело произнес старик. – Здесь, значит, дует благоприятный ветер. Мне на самом деле кажется, что вы не сегодня успели потолковать об этом вопросе!

– А что скажет миссис Робертс? – спросил молодой человек, подходя к хозяйке дома.

– Берите ее, я вам смело вручаю судьбу Мэриан. Она вас любит, а я уже потеряла право выбирать ей мужа!

– Матушка, ради бога, не думайте так! – с укоризной воскликнула Мэриан. – Предлагая мне брак с Роусоном, вы, конечно, были уверены, что я буду счастлива!

– Бог свидетель тому, что я именно так и думала. Кто же мог предполагать, что он окажется таким мерзавцем? Один Господь может знать душу человека!

– Благодарю вас за все, дорогие мистер и миссис Робертс. Поверьте, я постараюсь сделать вашу дочь счастливой, и вам никогда не придется раскаиваться в том, что доверили ее мне!

– Послушай, дружище! – вмешался Гарпер. – Кажется, ты должен был бы спросить разрешения у своего дяди! Право, можно подумать, что у тебя вовсе и нет старого родственника!

– О, дорогой дядя, я знаю вашу снисходительность и надеюсь на нее! – воскликнул Браун, обнимая растроганного до слез Гарпера. – Теперь у нас будет приятный и уютный уголок, где вы отдохнете наконец от неудобств холостой, бивачной жизни.

– Да, да, – согласился тот, переходя из объятий племянника в объятия будущей племянницы. – Мне давно пора переменить образ жизни. Такой, какой я вел до сих пор, вести больше невозможно. Мы с Баренсом порешили…

– Вы хотели куда-нибудь отправиться? – с удивлением спросила миссис Робертс. – Куда же?

– Куда? – переспросил Гарпер. – Да прямо в плен супружества, и мы устроились бы здесь же. Но мой племянник корчит гримасу, точно хочет сказать, что я очень стар для женитьбы. Нет, ты послушай…

– Сюда скачут верховые! – закричал Баренс, указывая на дорогу, которая вела к реке.

– Правда! Кто бы это мог быть? – удивился Робертс.

Через несколько минут перед крыльцом остановились Стефенсон, Кук и Куртис. Стефенсон раскланялся с женщинами, как со старыми знакомыми, и не мог удержаться от улыбки при вопросе, почему не приехали его жена и дочери.

– Впрочем, мы вскоре соберемся к вам, в лагерь! – сказал Робертс.

– Это, по-моему, будет совершенно излишним, так как мои женщины и без того скоро надоедят вам!

– Что вы хотите сказать этим? – спросил Робертс с радостным удивлением. – Неужели вы решили поселиться в нашей округе?

– Совершенно верно! – отвечал теннессиец. – Я купил ферму Аткинса. Бедняга так торопился убраться отсюда, что отдал ее за бесценок.

– Да вы хорошо ли осмотрели местность?

– О, это пустяки! – спокойно отвечал Стефенсон. – Если место мне не понравится, то я всегда найду обратную дорогу. Если же оно так хорошо в действительности, как уверяют Куртис и Кук, то я далеко не в убытке. Фермеры здешние мне нравятся, в особенности с тех пор, как мы избавились от неприятного соседства конокрадов. Мне начинает казаться, что Фурш Лафав вовсе не такое дурное место, как о нем говорят!

– Прекрасно, прекрасно, мистер Стефенсон! – воскликнул Робертс, пожимая руку своего нового соседа. – Мне сегодня особенно весело, чего уж давно не бывало со мной. Но, господа, а где же Эллен? Эта прекрасная и мужественная девушка должна провести с нами вечерок!

– Она здесь, в доме! – отвечал Браун.

– Так чего же она сидит одна?

– Я полагаю, что она не совсем одна. Ее усиленно развлекает Вильсон и, кажется, не без успеха!

– А! – произнес Робертс. – Стало быть, и здесь затевается свадьба?! Вот и прекрасно!

– Не сделает ли вам губернатор выговор за ваши действия? – спросила у Брауна Мэриан.

– Я думаю, что он так же, как и другие, поймет мотивы, которыми мы руководствовались. Общество регуляторов, благодаря своей сплоченности и энергии, сумело очистить округу от преступников. Теперь мы складываем оружие и можем спокойно работать топором и плугом, корчевать леса и пахать поля!

В заключение остается сказать несколько слов о дальнейшей судьбе героев нашего повествования.

Вскоре состоялись обе намеченные свадьбы, и молодые люди, забыв перенесенные лишения и невзгоды, обрели свое счастье.

Розыски Коттона оказались тщетными. Только через несколько дней в реке была найдена лодка, пробитая пулей. Также осталась неизвестной участь мулата, слуги Аткинса, а сам Аткинс через несколько дней покинул Арканзас.

Ассовум в продолжение десяти дней оставался у могилы жены и только по истечении этого срока, с винтовкой и небольшой котомкой за плечами, пришел проститься со своими былыми друзьями. Несмотря на все уговоры, он отказался остаться с ними, обещав когда-нибудь навестить их.

– Ассовум перенес слишком много бедствий и горя в этой стране! – печально сказал краснокожий. – Могила Алапаги, хотя и достойно отомщенной, постоянно будет навевать грусть на вождя. Великий Дух говорит Ассовуму, что он наказал его за разлуку со своими соплеменниками, а Алапагу за вероотступничество. Легкий воздух дремучих лесов и необозримых полей развеет грусть. Соседство с белыми не пойдет на пользу краснокожему!

– Но, надеюсь, ты не забудешь нас? – спросила с участием Мэриан. – Я ведь тебе обязана жизнью и счастьем и по мере сил хотела бы отблагодарить…

– О, вождь исполнил только свою обязанность! Его не нужно благодарить за это!

– Друг мой! – сказал Браун, дружески пожимая его руку. – Мы вместе мстили нашим врагам, вместе охотились и жили, неужели ты решил навсегда разлучиться со мной?

– Нет, краснокожий не забывает своих друзей, хотя бы они были и белыми! Я отдохну немного, подышу родным воздухом и снова вернусь хоть на короткое время пожить с вами и полюбоваться вашим счастьем. Теперь мне нужно исполнить еще один долг!

– Какой?

– Проститься с мисс Эллен!

– Вот и прекрасно! Она сама хотела видеть вас и отблагодарить за освобождение от ненавистного Коттона!

– Напротив, смелости этой отважной девушки Ассовум обязан жизнью. Если бы она не выстрелила в проклятого бледнолицего, Ассовум лежал бы теперь с раздробленным черепом!

– О, не вспоминайте об этих ужасах! – побледнев, воскликнула Мэриан. – Не тревожьте печального прошлого. Слава богу, что все кончилось благополучно!

– Ну, теперь я отправлюсь! – сказал Ассовум, окидывая пристальным взглядом окрестность и останавливая его на лицах своих верных друзей. – Прощайте! Ассовум не долго будет оставаться в пустыне и хоть на минутку да заглянет на ферму своих друзей! Прощайте!

– До свиданья! До скорого свиданья, храбрый и честный человек! – ответил ему Браун.

Индеец дружески пожал руку своего друга и его молодой жены. Затем он вышел из дому, кивнул еще раз головой и перескочил через забор. Через минуту густая листва поглотила его. Ассовум исчез в дремучем лесу, в котором так привольно когда-то дышалось его предкам.

Примечания

1

Кастор – сорт плотного сукна с ворсистой изнанкой.

(обратно)

2

Недоуздок – уздечка без удил.

(обратно)

3

Черокезы – племя индейцев чероки, входящее в ирокезский союз племен с конца XVI в. На языке чероки существовало слоговое письмо, созданное в начале XIX в. метисом Секвойя.

(обратно)

4

Верхнее платье.

(обратно)

5

Методисты – протестантская церковь, основанная в 1729 г. американцами Джоном и Чарлзом Уэсли, выработавшими методу жить по заветам Святого Писания. Отличались филантропической деятельностью, боролись с рабством. Не приемлют насилия и людских пороков. В настоящее время методистская церковь насчитывает более 40 млн. последователей, главным образом в США и Великобритании.

(обратно)

6

Речь идет о Техасской войне 1835–1836 гг. Селившиеся в мексиканской провинции Техас американские землевладельцы, разбив при поддержке своих соотечественников мексиканские войска, провозгласили Техас самостоятельной республикой, а позже, в 1845 г., добились ее включения в состав Северо-Американских Соединенных Штатов.

(обратно)

7

Кулис – местный напиток из виски, масла, сахара, горячей воды и пряностей. (Примеч. авт.)

(обратно)

8

Более 100 центнеров с гектара. Для сравнения: в передовых современных хозяйствах урожайность озимой пшеницы не превышает 80 центнеров с гектара, яровой – до 30 центнеров с 1 гектара.

(обратно)

9

Квакеры – христианская община, возникшая в 1647 г. в Англии. Не имеет священников, называет себя «христианским обществом друзей» или «исповедниками света»; признавая главные положения протестантизма, верит в озарение внутренним светом, отвергает литургию (богослужение), таинства, присягу, военную службу; занимается благотворительностью. Община квакеров в настоящее время насчитывает более 200 тыс. членов, главным образом в США, Англии и странах Восточной Африки.

(обратно)

10

Вампум (индейск.) – ожерелья, пояса и различные украшения из раковин и трав.

(обратно)

11

Следует помнить, что роман опубликован впервые более ста лет назад.

(обратно)

12

Вчуже – со стороны, не будучи близким, связанным родственными отношениями.

(обратно)

13

Каломель – хлорид ртути; применяется в медицине как противомикробное средство и как слабительное.

(обратно)

14

«Закона Линча» как такового в США не существует. Суд Линча – точнее, самосуд – народная расправа сначала над беглыми неграми рабами, а затем над всеми злостными преступниками применялся с середины XVIII в. в глухих уголках, далеко удаленных от центров, где имелись судебные органы. Вероятно, название дано по фамилии жившего в XVIII в. полковника-расиста Чарлза Линча.

(обратно)

15

Литл-Рок – административный центр штата Арканзас.

(обратно)

Оглавление

  • Часть I Под покровом рясы
  •   Глава I Свидание конокрадов
  •   Глава II Дядя и племянник. Охота на оленя
  •   Глава III Ассовум и Роусон. Предстоящая свадьба
  •   Глава IV Регуляторы. Стычка
  •   Глава V Мэриан и Браун
  •   Глава VI Медвежья охота
  •   Глава VII Арканзасские врали
  •   Глава VIII Кровавые следы. Труп
  •   Глава IX Второе свидание бандитов. Досада Роусона. Мэриан
  •   Глава X Выборы в Птивиле
  •   Глава XI Ассовум и Алапага
  •   Глава XII Уэстон и Коттон
  •   Глава XIII Неожиданная встреча
  •   Глава XIV Бегство
  •   Глава XV Покинутая хижина
  •   Глава XVI Проповедь. Страшная весть
  •   Глава XVII У тела Алапаги
  •   Глава XVIII Похороны
  • Часть II Суд Линча
  •   Глава I Охота на пуму
  •   Глава II Рассказ Кука. Гарпер и Баренс
  •   Глава III Робертс и Роусон. Индеец
  •   Глава IV Вильсон. Прелестная служанка
  •   Глава V Ферма Аткинса. Ночной гость. Пароль
  •   Глава VI Неожиданные посетители. Новый план
  •   Глава VII Встреча с пионером. Мнимый регулятор
  •   Глава VIII Мэриан и Гарпер. Приезд Эллен
  •   Глава IX Собрание регуляторов. Хитрость против хитрости
  •   Глава X Возвращение с собрания
  •   Глава XI Ассовум и Джонсон. Покушение
  •   Глава XII У Робертсов. Охота на индеек. Подруги
  •   Глава XIII Засада
  •   Глава XIV Свидание негодяев. Разоблачение
  •   Глава XV Осада
  •   Глава XVI План Ассовума
  •   Глава XVII Суд Линча
  •   Глава XVIII Месть индейца
  •   Глава XIX Браун и Робертсы