КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Свистать всех наверх [Два дня и три ночи][Когда пробьет восемь склянок] (fb2)


Настройки текста:



Свистать всех наверх.


ГЛАВА ПЕРВАЯ. Понедельник, сумерки — вторник, 3 часа утра

Кольт модели «Миротворец» выпускают без изменения вот уже добрую сотню лет. Купишь такой сегодня и убедишься, что его не отличить от того, который носил Вайет Эрп, когда был шерифом в Додж Сити. Одним словом, это самый древний револьвер в мире и наверняка самый знаменитый, а если ценить его по эффективности, то есть по способности убить или покалечить, то и здесь ему не будет равных. Тяжеловат, конечно, тут нечего возразить сторонникам самых именитых конкурентов «Миротворца» — «люгера» и «маузера». Но зато если выпущенная из них пуля, быстрая, малого калибра, в стальной оболочке, прошьет вас насквозь, оставив аккуратную дырочку, и потратит львиную долю своей энергии на отдаленные детали пейзажа, то большая, тупорылая, свинцовая пуля кольта при попадании в тело сплющивается от удара и благополучно расстается со своей энергией, дробя вам кости и разрывая ткани.

Короче, если пуля «Миротворца» попадет вам, скажем, в ногу, вы не отступите за угол, крепко выругавшись, чтобы прикурить сигарету перед тем как влепить своему противнику пулю между глаз, а просто упадете на пол без сознания. И если она попала в бедро и вам посчастливилось остаться в живых, несмотря на порванные артерии и шок, то на остаток жизни придется запастись костылями — раздробленная бедренная кость не оставляет хирургу другого выбора, кроме ампутации. Вот я и застыл на месте, затаив дыхание, потому что дуло «Миротворца», вызвавшего столь неприятные мысли, смотрело мне прямо в правое бедро.

Кстати, еще одна особенность «Миротворца»: для того чтобы нажать на курок, требуется значительное усилие, поэтому метко стрелять невозможно, если рука недостаточно сильна и тверда. Но здесь надеяться было не на что. Рука, сжимавшая кольт и опиравшаяся на стол в радиорубке, была крепка, как ни одна рука, которую мне доводилось видеть. Она была абсолютно неподвижна. Я видел ее отчетливо, хотя радиорубка почти полностью погружена во мрак. Реостат настольной лампы выкручен практически до отказа — она едва светилась, вырывая из темноты круг желтого света на металлической поверхности стола и кисть руки, сжимавшей револьвер. Рука держала его так неподвижно, как будто была сделана из мрамора. За островком света я наполовину ощущал, наполовину угадывал очертания фигуры человека, облокотившегося на спинку стула. Голова чуть склонена набок, свет лампы слегка поблескивал в уставившихся на меня.из-под козырька фуражки глазах. Я вновь перевел взгляд на руку. Дуло кольта не сдвинулось ни на миллиметр. Я невольно напряг мышцы правой ноги, готовясь принять пулю. С тем же успехом я мог бы прикрыться газетой. Я укорял Господа Бога за то, что полковник Сэм Кольт не изобрел что-нибудь другое, полезное, например английские булавки.

Очень медленно и напряженно я приподнял руки, ладонями наружу, до уровня плеч. Тщательность этой процедуры даже у самого впечатлительного человека не должна была вызвать подозрения, будто я затеял какой-нибудь подвох. Предосторожность явно не обязательная, так как у человека, сидящего за столом, похоже, совсем не было нервов, а у меня и мысли не возникало о том, чтобы сопротивляться. Солнце уже давно зашло, но слабая красная полоска еще виднелась на горизонте с северо-запада и меня должно было быть хорошо видно на ее фоне через распахнутую сзади дверь рубки. Сидящий за столом, вероятно, держал левую руку на ручке реостата, чтобы в любой момент осветить меня. Но главное — пистолет! Мне платили за риск. Мне платили за то, что я иногда подвергал себя опасности. Но мне не платили за то, чтобы я лез под пули, как идиот или самоубийца. Я поднял руки выше и постарался придать лицу самое миролюбивое выражение. В моем состоянии это было не очень сложно.

Человек с пистолетом не произнес ни слова и не шелохнулся. Он казался совершенно невозмутимым.

Я разглядел белый оскал зубов. Глаза, не мигая, смотрели прямо на меня. Улыбка, слегка склоненная в сторону голова, небрежная, расслабленная поза — все это только накаляло мрачную обстановку в каюте. Было что-то зловещее, неестественное и не сулящее ничего хорошего в его спокойствии, молчании и хладнокровной игре в кошки-мышки. Казалось, смерть ходит рядом и вот-вот коснется тебя своими ледяными пальцами. Хотя мои бабушка с дедом были шотландцами, я не наделен даром ясновидения, телепатии или колдовства. С точки зрения экстрасенсорных способностей я не чувствительней старого бревна. Но запах смерти ни с чем не спутаю.

— Мне кажется, мы оба ошибаемся,— сказал я.— Вы-то уж наверняка. Может быть, мы заодно? — Слова произносились с трудом, в горле пересохло, язык прилипал к нёбу, но в общем получилось неплохо. Как раз, как я хотел — тихо и спокойно. Вдруг он чокнутый? Рассмешить его. Все, что угодно, лишь бы остаться в живых. Я кивнул на табуретку, стоящую с моей стороны стола.— День был тяжелый. Посидим, поболтаем немного, о’кей? Я не буду опускать руки, даю слово.

Никакой реакции. Белый оскал, светящиеся глаза, небрежное презрение и сталь револьвера в стальной руке. Я почувствовал, как пальцы мои непроизвольно сжимаются в кулак, и быстро разжал их снова. Я ничего не мог поделать с приливом ярости, вдруг охватившей меня.

Я улыбнулся, как мне показалось, дружелюбной, открытой улыбкой и медленно подошел к табуретке. И все это время не спускал с него глаз, с застывшей до боли улыбкой и еще выше подняв руки. «Миротворец» уложит быка с шестидесяти ярдов, обо мне и говорить нечего. Я пытался прогнать от себя эту мысль, но у меня всего две ноги и я к ним обеим по-своему привязан.

Пока мне удалось их сохранить. Я уселся, не опуская рук, и, наконец, вздохнул. Оказывается, я не дышал все это время, не отдавая себе в том отчета, что было нетрудно понять, ибо голова была занята костылями, потерей крови и другими, не менее интересными вещами.

Кольт, как и прежде, не шелохнулся. Ствол не следил за мной, пока я пересекал каюту, он был направлен в то место, где я находился десять секунд назад.

Я рванулся к руке с пистолетом. Быстро, но не слишком, будучи почти уверен, что можно не спешить вовсе. Не подумайте, что я окончательно впал в маразм, как мой шеф, который считает, что делает мне честь, поручая самую грязную работу. Я не люблю испытывать судьбу, когда в этом нет необходимости.

Правильно питаясь, я держу себя в хорошей форме, хотя ни одна страховая компания в мире не возьмет меня в клиенты, уверен, что с честью пройду через сито самой придирчивой медицинской комиссии. Но мне не удалось вырвать пистолет. Рука была действительно словно из мрамора, только холоднее. Я был прав, почувствовав запах смерти, но старая плутовка с косой к тому времени уже удалилась, оставив за собой безжизненное тело. Я встал, проверил, зашторены ли иллюминаторы, бесшумно закрыл дверь, запер ее и зажег свет.

В детективных романах об убийствах в старинных английских замках почти никогда не возникает проблем с определением точного времени совершения преступления. После беглого осмотра, с умным видом поколдовав над телом, ученый доктор отпускает руку трупа и произносит: «Смерть наступила в 11 часов 57 минут прошлой ночью» или что-то в этом роде, после чего с виноватой улыбкой, как бы выдавая свою принадлежность к бренному человеческому роду, добавляет: «Плюс минус одна минута...» В жизни ученому доктору приходится куда труднее. Вес, рост, окружающая температура и причина смерти настолько значительно часто непредсказуемо влияют на охлаждение тела, что предполагаемое время наступления смерти можно определить с точностью лишь до нескольких часов.

Мне до ученого доктора далеко, тем более что я вообще не медик. Мог сказать по поводу сидящего за столом только одно: смерть наступила достаточно давно, так как труп уже окостенел, но и не слишком давно, так как окостенение еще не прошло. Он был тверд, как будто замерз в сибирской тундре. Сколько часов прошло с момента смерти, я не имел понятия.

На рукаве у него было четыре золотых нашивки, что означало звание капитана. Капитан в радиорубке. Капитана не часто застанешь в радиорубке, тем более за передатчиком. Он сидел, откинувшись на спинку стула. Голова склонилась набок, затылок был прикрыт рукавом куртки, свешивающейся с крючка на переборке. Труп окоченел в этом неестественном положении, хотя было ясно, что он должен был неминуемо соскользнуть вниз и упасть лицом на стол.

Явных следов насилия не было. Однако, понимая, что вряд ли он умер естественной смертью в тот момент, когда собирался немного поупражняться в стрельбе из пистолета, я решил осмотреть труп более тщательно. Попытался оторвать его от стула, но он не поддавался. Потянул сильнее, услышал звук рвущейся материи, и труп соскользнул со стула, упал на пол, выставив вверх окостеневшую руку с зажатым в ней кольтом.

Теперь стало ясно, отчего он умер и почему не упал лицом на стол. Его убили предметом, торчащим из спины где-то между шестым и седьмым позвонками. Рукоятка этого предмета зацепилась за карман висящей на переборке куртки, и труп застрял в этом неестественном положении.

По долгу службы мне часто приходилось видеть людей, погибших самым странным образом, но я впервые видел человека, убитого стамеской. Шириной в полдюйма, самая обычная плотницкая стамеска, с той только разницей, что деревянная ее ручка была в резиновом чехле, чтобы не оставалось отпечатков пальцев. Полотно стамески вошло в спину как минимум на четыре дюйма. Даже предположив, что она была заточена, как бритва, было ясно: человек, нанесший удар, обладал недюжинной силой. Я попытался вытащить стамеску, но безуспешно. Такое нередко происходит с ножом: пробитые кости или хрящи сжимаются при попытке вытащить лезвие обратно. Я решил больше не пробовать. Возможно, убийца сам уже пытался это сделать. Вряд ли он рассчитывал оставить такой ценный инструмент. А может быть, ему помешали. Или у него целый набор полудюймовых стамесок, и ему ничего не стоит забыть одну из них у кого- нибудь в спине.

Впрочем, мне она была ни к чему. У меня самого кое-что было. Правда, не стамеска, а нож. Я извлек его из потайного кармана в подкладке своей куртки. Ничего особенного — четырехдюймовая ручка и трехдюймовое, заточенное с двух сторон лезвие. Однако это маленькое лезвие легко перерезало двухдюймовый пеньковый канат с первого раза, а острием можно было пользоваться как ланцетом. Я взглянул на нож и перевел глаза на дверь, ведущую в каюту радиста. Вынув из нагрудного кармана фонарь, прошел к наружной двери радиорубки и выключил верхний свет. Затем погасил настольную лампу и встал в ожидании перед дверью в каюту.

Сколько стоял, не помню. Может быть, две минуты, а то и все пять. Чего ждал, сам не знаю. Уговаривал себя, что надо подождать, пока глаза привыкнут к темноте, но дело было не в этом. То ли я ожидал услышать шум, тихий шепот или звук шагов, то ли верил, что должно что-то произойти. Или я просто боялся войти в эту дверь. Боялся за себя? Возможно. Хотя, скорее, боялся того, что мне предстоит там увидеть. Переложив нож в левую руку — вообще-то я правша, но кое-что умею делать и левой,— взялся за ручку двери и осторожно повернул ее.

Добрых двадцать секунд я медленно открывал дверь, пока не образовался просвет в двенадцать дюймов, достаточный для того, чтобы проскользнуть внутрь. Еще только полдюйма — и тут проклятая дверь заскрипела. Скрип был едва заметный, такой не услышишь и с расстояния двух ярдов, но в том напряженном состоянии, в котором я находился, мне было достаточно и этого. Как будто над ухом пальнули из шестидюймовой пушки. Я на мгновение закостенел, как труп, лежащий рядом. Сердце колотилось как бешеное, и я боялся, что его слышно далеко вокруг.

Если в каюте притаился человек, собирающийся направить мне в лицо луч фонаря, прежде чем пристрелить или слегка обработать стамеской, он заставлял себя ждать. Я набрал немного воздуха в легкие и вошел. В вытянутой правой руке я держал зажженный фонарь. Если злоумышленники будут стрелять в человека, светящего в них фонарем, они будут целиться в направлении света, так как обычно человек держит фонарь прямо перед собой. А это неправильно. Об этом я узнал много лет назад от одного товарища по работе, которому извлекли пулю из легкого. Поэтому, прежде чем включить фонарь, я отодвинул его от себя как можно дальше. В левой руке я сжимал нож, надеясь, что реакция меня не подведет в критической ситуации, если в каюте кто-то окажется.

В каюте действительно кто-то был. Но быстрота реакции мне не понадобилась. Ему было наплевать на мои страхи. Он лежал лицом вниз на койке в неестественной позе мертвеца. Я быстро осветил каюту фонарем. Кроме него никого не было. Как и в радиорубке, следы борьбы отсутствовали.

Мне не понадобилось осматривать труп, чтобы узнать причину смерти. Из полудюймового отверстия в спине натекло не больше чайной ложки крови. Больше и быть не могло. Когда перерезают спинной мозг, сердце сразу останавливается. Возможно еще внутреннее кровоизлияние, но незначительное.

Занавески были задернуты. Я обследовал всю каюту, фут за футом, светя фонарем. Я не знал, что смогу обнаружить, но не нашел ничего. Затем вышел, прикрыл за собой дверь и обыскал помещение радиорубки. Результат тот же. Здесь мне больше нечего было делать. Я нашел то, что искал и что меньше всего на свете хотел найти. Я даже не взглянул на лица убитых. Мне это было ни к чему, потому что я знал эти лица не хуже того, которое смотрит на меня каждое утро из зеркала над умывальником. Всего семь дней тому назад мы ужинали вместе с шефом в нашей любимой лондонской пивной, и они вели себя весело и беззаботно, что редко случается с людьми их профессии, обычно лишенными возможности вкусить скромных радостей жизни. Они должны быть всегда бдительны и спокойны. На этот раз им бдительности не хватило, зато в спокойствии теперь недостатка нет.

То, что произошло с ними, всегда происходит с людьми нашей профессии. Придет и мое время когда-нибудь. Каким бы умным, сильным и беспощадным ты ни был, рано или поздно встретишь человека, который умнее, сильней и беспощаднее тебя. В руке у него окажется обычная полудюймовая стамеска, и твои, таким трудом добытые опыт, знания и хитрость больше не помогут, потому что ты не заметишь, как он подойдет. А раз не сумел заметить, то проиграл и должен умереть.

И я послал их навстречу смерти. Я не мог этого предвидеть, не хотел этого, но главная ответственность лежала на мне. Это была моя идея, мое в муках рожденное дитя. Именно мне удалось отмести возражения и уговорить нашего весьма скептически настроенного шефа если и не поддержать с энтузиазмом, то со скрипом согласиться на мое предложение. Я сказал двум парням, Бейкеру и Делмонту, что если они будут делать все так, как я задумал, с ними ничего не случится. Они слепо доверились мне и делали все по моему плану. Теперь их тела лежали рядом со мной. Не раздумывайте, джентльмены, доверьтесь мне, только не забудьте заранее составить завещание.

Здесь больше нечего было делать. Я послал двух людей на смерть и назад их уже не вернешь. Пора уходить.

Я распахнул дверь на палубу, как каждый из вас открыл бы дверь в комнату, полную гремучих змей и тарантулов. Вы бы так открыли эту дверь, но не я, если бы знал, что за ней никого, кроме ядовитых змей и пауков. В таком случае я без колебаний вышел бы на палубу, потому что змеи и пауки были славными и почти безвредными созданиями по сравнению с некоторыми «хомо сапиенс», которые водились на борту грузового корабля «Нантвилль».

Когда дверь распахнулась настежь, я просто застыл перед ней. Долго стоял не шелохнувшись, дыша неглубоко и спокойно. В таком положении даже минута кажется вечностью. Я весь обратился в слух. Стоял и слушал, как волны плещутся об обшивку, как скрипят якорные цепи, когда «Нантвилль» покачивается на приливной волне, как крепнет низкий гул ветра в оснастке, как вдруг донесется из мрака одинокий крик чайки. Самые обычные, естественные звуки. Совсем не те, которые я силился услышать. Всего остального для меня не существовало. Но других звуков, угрожающих, подозрительных, опасных, не было. Ни звука дыхания, ни вкрадчивых шагов по стальной палубе, ни шороха одежды — ничего. Если кто-то подстерегал меня, то у него были сверхчеловеческие выдержка и терпение, а в эту ночь ничто сверхчеловеческое меня не интересовало. Меня волновали люди, простые человеческие существа с ножами, пистолетами или стамесками в руках. Я осторожно переступил через порог.

Мне никогда не приходилось переплывать ночью Ориноко в долбленой лодке и ощутить вдруг, как упавшая с нависшего над водой дерева тридцатифутовая анаконда стальным кольцом обвивается вокруг шеи. Для того чтобы описать, что при этом чувствует жертва, мне не надо было отправляться в такую даль. Я испытывал те же самые ощущения. Звериная сила и железная хватка могучих рук, обхвативших меня сзади за шею, ужасали. Я ничего подобного не встречал и даже представить себе не мог. После первого момента оцепенения и панического страха в голове промелькнула единственная мысль: это случается со всеми, теперь пришел мой черед. Нашелся человек умнее, чем я, сильнее и беспощаднее.

Что было силы я лягнул правой ногой. Но человек сзади меня был не новичком в своем деле. Опередив меня, он резко ударил по моей приподнятой ноге носком ботинка. Мне показалось, что за спиной кентавр и подковали его гигантскими подковами. Пронзившая меня боль не была похожа на боль от перелома, ногу как будто разрубили пополам. Я нащупал каблуком здоровой ноги носок его левого ботинка и со всех сил ударил пяткой, чтобы размозжить ему ступню, но он предусмотрительно убрал ногу. Мои ноги были обуты в тонкую резину водолазного костюма, и я отчетливо ощутил легкую вибрацию металлического пола палубы. Я попытался руками схватить его за мизинцы, но он и эго предусмотрел — пальцы его были крепко сжаты в кулаки, а суставом среднего пальца он пытался нащупать мою сонную артерию. Я был не первым, кого ему приходилось душить. Если не предпринять что-нибудь немедленно, то я буду не последним в его послужном списке. В ушах у меня свистело, как будто сжатый воздух вырывался из плохо закрытого крана, перед глазами замелькали цветные круги, становившиеся все отчетливее и ярче.

В эти первые секунды меня спасли болтавшийся сзади капюшон и жесткий резиновый воротник водолазного костюма, который был поддет под куртку. Но этого не могло хватить надолго, потому что человек сзади меня, судя по всему, решил просто оторвать мне голову. По тому, как он сжимал мне шею, было ясно, что скоро он добьется своего.

Я резко наклонился вперед. Он навалился мне на спину, ничуть не ослабляя захвата, и в то же время отступил, насколько было возможно, назад, опасаясь, видимо, что я хочу схватить его за ноги. В этот самый момент я повернулся так, что мы оба оказались стоящими спиной к морю. Тогда я стал двигаться назад, сделав шаг, другой, третий, постепенно разгоняясь. На «Нантвилле» никто не утруждал себя установкой деревянных поручней. По краю палубы, между стоек, в два ряда была туго натянута цепь, больше ничего. Эта цепь ударила душителя поперек спины, чуть выше пояса, когда мы навалились на нее всей тяжестью наших тел.

Окажись я на его месте, от такого удара сломал бы себе позвоночник вовсе или повредил позвонки настолько, что нейрохирургам на несколько месяцев хватило работы. Но этот парень даже не вскрикнул. И не застонал. Вообще не произнес ни звука. Может быть, он глухонемой? Я слышал, что природа иногда наделяет глухонемых необычайной силой, как бы стремясь компенсировать свой просчет.

Однако ему пришлось отпустить меня и схватиться руками за цепь, чтобы не дать нам обоим перелететь через борт в холодные, темные воды залива Лох Хурон. Я рванулся вперед и развернулся к нему лицом, прижавшись спиной к переборке радиорубки. Мне была необходима эта опора, пока шум в голове затихал и онемевшая правая нога обретала чувствительность.

Теперь я его видел. Конечно, не отчетливо — было слишком темно, но я видел светлые пятна лица, рук и общие очертания тела.

Я ожидал увидеть гиганта, но он был совсем не велик ростом. Во всяком случае, так мне показалось. Крепко сбитая, тренированная фигура, не более. Он был даже ниже меня ростом. Конечно, это ничего не значит. Джордж Хакеншмидт, например, при росте всего пять футов девять дюймов и весом меньше 90 килограммов, подбрасывал Грозного Турка над ковром,.. словно футбольный мяч, и для поддержания формы бегал на тренировках с мешком цемента в сто восемьдесят фунтов за плечами. Я не испытывал ложного стыда от желания убежать от противника, который меньше меня ростом. От этого типа мне хотелось убежать поскорее и как можно дальше. Но не сию же минуту. Правая нога еще не была готова к этому. Я осторожно вытащил нож и держал его перед собой, прикрыв лезвие ладонью, чтобы он не увидел поблескивание стали в свете звезд на безлунном небе.

Он подходил ко мне уверенно, не спеша, как человек, хорошо понимающий, что ему предстоит сделать, и заранее предвидя результат. Бог свидетель, я не сомневался, что у него были основания для такой уверенности. Он подходил ко мне сбоку, так чтобы я не смог достать его ногой. Правую руку он вытянул в сторону. Завидное постоянство. Он опять собирался меня душить. Я подождал, пока его рука была всего в нескольких дюймах от моего лица, и резко выбросил вверх свою правую руку. Мой кулак ударился в его ладонь, и лезвие ножа пробило его кисть насквозь.

Я был не прав, решив, что он глухонемой. Три хлестких непечатных слова незаслуженно обидели моих предков. Он быстро отступил назад, вытер руку о штаны и принялся, как собака, судорожно зализывать рану. Он поднес руку к глазам, уставившись на черную, в свете звезд, кровь, заливавшую обе стороны кисти.

— Так значит наш малыш прихватил с собой ножик?— тихо сказал он. Голос меня поразил. Сила пещерного человека предполагала соответствующий голос и уровень развития. Но я услышал мягкую речь хорошо образованного жителя юга Англии.— Придется его отобрать.— Он повысил тон. — Капитан Имри! — Во всяком случае, мне так послышалось.

— Потише, болван! — голос прозвучал со стороны кают-компании.— Или ты хочешь...

— Не беспокойтесь, капитан,— он не спускал с меня глаз.— Я держу его. Он здесь, у радиорубки. Вооружен. У него нож. Я просто хочу его отобрать.

— Ты его обнаружил? Обнаружил? Хоррошо, отшень хоррошо! — Так говорил человек, потирая руки и причмокивая губами. В его голосе легко прослушивался немецкий или австрийский акцент. Раскатистое, грассирующее «рр» ни с чем не спутаешь.— Будь осторрожен. Этот мне нужен живой. Жак! Генри! Крамер! Все на мостик, живо! К ррадиорубке!

— Живой — понятие относительное,— вкрадчиво произнес мой противник. Он опять приложил к губам кровоточащую ладонь.— Лучше будет отдать нож без лишних возражений, спокойно. Я настоятельно советую...

Я больше не ждал. Это старая тактика. Начинаешь отвлекать человека разговорами, убаюкиваешь его бдительность, а он и не подозревает, что посреди очередной витиеватой фразы, в самый неожиданный момент, наносится решающий удар. Просто, как рыдание, но эффективно. Я не собирался попадаться на эту удочку. Я не знал, как он собирается нападать, но предполагал, что это должен быть резкий выпад головой или ногами вперед. Если ему удастся повалить меня на палубу, то мне уже самостоятельно не подняться. Я резко шагнул вперед, включил фонарь в футе от его лица. Он на мгновенье зажмурился от неожиданности, и в этот момент я нанес удар.

Удар был не слишком силен, потому что моя правая нога еще адски болела, и не очень точен, так как было темно, но в данных обстоятельствах его должно было хватить, чтобы человек покатился по полу, корчась от боли. Но он не сдвинулся с места, только согнулся пополам, обхватив себя руками. По человеческим меркам его нельзя было судить, это уж точно. Глаза его сверкали, но что в них отражалось, я не разглядел, да это меня и не волновало.

Я смылся. Мне вспомнилась горилла, которую я видел в базельском зоопарке. Черное, мохнатое чудовище шутя скручивало в восьмерки огромные покрышки от грузовика. Оказаться рядом с этим парнем на палубе, когда он придет в себя, для меня было равносильно встрече с гориллой. Я обогнул радиорубку и по трапу взлетел на крышу, прижавшись всем телом к ее стальной поверхности.

Люди с фонарями уже поднимались по трапу, ведущему на мостик. Мне нужно было попасть на корму, где на крюке, перекинутом через борт, крепилась веревка. Я ею воспользовался, чтобы проникнуть на корабль. Но это было невозможно, пока на палубе был народ. И вдруг я понял, что это вообще не удастся. Ни о какой конспирации больше не могло быть и речи — кто-то включил прожектора, и палубы залило ярким светом. Один из прожекторов был укреплен на мачте рядом с радиорубкой, почти непосредственно надо мной. Я чувствовал себя на всеобщем обозрении, как муха на белом потолке. Я еще сильнее прижался к поверхности крыши, как будто хотел вдавить себя внутрь.

Они уже поднялись на мостик и подошли к радиорубке. Я услышал возгласы удивления и ругательства— значит, они обнаружили раненого. Его голоса не было слышно — выходит, он еще не обрел дар речи.

Отрывистый голос с немецким акцентом отдавал приказания.

— Кудахчете, как курры. Замолчать! Жак, автомат у тебя при себе?

— Так точно, капитан,— у Жака был спокойный голос человека, который хорошо знает свое дело.

В других обстоятельствах такой тон действует успокаивающе, но не сейчас.

— На корму. Займи позицию у входа в салон. Прикрывай среднюю часть палубы. Мы пойдем на бак и двинемся в сторону кормы, растянувшись в цепочку. Будем гнать его на тебя. Если будет оказывать сопротивление, дай очередь по ногам. Он мне нужен живым.

Боже, это было похуже «Миротворца». Он хотя бы стреляет одиночными пулями. Не знаю, какой системы автомат у Жака, но из него сразу вылетает не меньше дюжины пуль. Я почувствовал, как снова напряглись мышцы правой ноги. Видимо, у меня выработался условный рефлекс.

— А если он прыгнет за борт, сэр?

— Мне тебя учить, Жак?

— Все понял, сэр.

Я был не глупее Жака. Я тоже все понял. Противное ощущение сухости во рту опять вернулось. В моем распоряжении была минута, не больше. Потом будет поздно. Я потихоньку соскользнул с крыши радиорубки и оказался на мостике с правого борта, на противоположной стороне от того места, где капитан Имри инструктировал своих людей. Я опустился на палубу и пополз к рубке рулевого.

Фонарь мне был ни к чему. Отраженный от стен рубки свет палубных прожекторов обеспечивал прекрасное освещение. Сидя на корточках, стараясь не подниматься выше уровня окон, я огляделся и сразу обнаружил то, что хотел — металлический ящик с аварийными сигнальными ракетами.

Два взмаха ножом понадобилось, чтобы перерезать ремни, на которых ящик крепился к полу рубки. Кусок веревки, длиною футов в десять, я привязал к ручке металлического ящика. Затем вытащил из кармана пластиковый мешок, снял куртку, стянул прорезиненные морские штаны, которые были надеты поверх легкого водолазного костюма, и сложил все в мешок, закрепив его на поясе. Куртка и матросские брюки были мне очень нужны.

Человек, одетый в мокрый резиновый водолазный костюм, вряд ли смог беспрепятственно разгуливать по палубе «Нантвилля». А в той одежде, что на мне, я вполне мог сойти в темноте за члена команды, как уже однажды было. Не менее важным было и то, что я покинул гавань Торбея еще днем, а вид человека в водолазном костюме, отправляющегося на ночь глядя на лодке в открытое море, тоже не мог не вызвать подозрений. Дело в том, что жители провинциальных городков на северо-западном побережье и на Островах ничуть не менее любопытны, чем их сограждане с Большой земли. Некоторые считают, что это еще слабо сказано.

Низко пригнувшись, я выбрался из рулевой рубки на правую сторону мостика и встал у поручней во весь рост. Я должен был это сделать, был вынужден рисковать. Сейчас или никогда. Я уже слышал, как команда приступает к поискам. Опустив ящик на веревке за ограждение, я начал потихоньку раскачивать его из стороны в сторону, как метатель молота, готовящийся к броску.

Ящик весил фунтов сорок, но я не замечал этого. Амплитуда маятника увеличивалась с каждым движением. Она достигла угла в сорок пять градусов, и это было все, на что я мог рассчитывать, если принять во внимание недостаток сил и, главное, времени, отпущенного мне. Я чувствовал себя, как гимнаст на трапеции под куполом цирка, исполняющий рискованный трюк при свете дюжины прожекторов. Когда ящик очередной раз отклонился в сторону кормы и достиг крайнего положения, я, мысленно пожелав ему отлететь как можно дальше, разжал пальцы, сжимавшие веревку, а сам бросился на пол, лицом вниз. Именно в этот момент вспомнил, что забыл продырявить этот проклятый ящик и теперь не знал, пойдет он ко дну или нет. Зато очень хорошо знал, что будет со мной, если он не потонет. Предпринимать что-нибудь было уже поздно, оставалось надеяться на случай.

Я услышал крик с главной палубы, футов в тридцати от мостика, ближе к корме, и решил, что меня заметили. Но ошибся. Секунду спустя послышался громкий и очень убедительный всплеск, и я узнал голос Жака:

— Он прыгнул за борт. С правого борта, между кормой и мостиком. Свет, быстрее! — Должно быть, он направлялся к корме, как было приказано, заметил, как что-то темное полетело вниз, услышал всплеск и пришел к очевидному заключению. Опасный клиент и очень сообразительный, этот Жак. За три секунды он объяснил своим товарищам все, что было нужно: что случилось, где и как им действовать, прежде чем изрешетить меня пулями.

Люди, которые собирались гнать меня к корме, теперь бежали по главной палубе, громыхая ботинками, прямо под тем местом на мостике, где я прятался.

— Видишь его, Жак? — голос капитана Имри был очень спокоен.

— Пока нет, сэр.

— Скоро всплывет.— Не нравилась мне уверенность в его голосе.— После такого прыжка у него дыхания надолго не хватит. Крамер! Взять двоих людей и спустить шлюпку. Светите фонарями и кружите рядом с этим местом. Генри, принести грранаты! Карло, быстро на мостик. Включить поисковый прожектор по правому борту.

О шлюпке я не подумал, это усложняло дело, но гранаты! У меня мороз прошел по коже. Я знал, что может сделать подводный взрыв, пусть даже малой мощности, с человеческим телом. Под водой он становился в двадцать раз опаснее. А мне нужно, просто необходимо через несколько минут оказаться под водой. Единственное, о чем я мог позаботиться в данной ситуации, так это — поисковый прожектор. Он находился в каких-нибудь двух футах над моей головой. Я держал кабель прожектора в левой руке, нож в правой и уже прикоснулся лезвием к проводу, когда вдруг забыл о гранатах и начал соображать. Перерезать кабель было ничуть не умнее, чем свеситься через поручни мостика и крикнуть: «А вот и я, ребята! Ловите меня!» — то есть дать понять наверняка, что я еще на борту. Всадить нож в спину Карло, когда он появится на мостике, значит добиться того же эффекта. А во второй раз мне их не провести. С ними этот фокус не пройдет. Быстро перебирая руками, я прополз рулевую рубку насквозь, спустился по трапу на главную палубу и побежал вдоль левого борта вперед. На носу корабля никого не было.

Я услышал крик и автоматную очередь — наверняка это работа Жака. Увидел он что-нибудь или принял всплывающий ящик за меня? Если ящик действительно всплыл, то Жак больше не будет зря тратить на него патроны. Что бы там ни было, Бог с ним. Если они решат, что я барахтаюсь с той стороны весь продырявленный, словно швейцарский сыр, тем лучше. Им не придет в голову искать меня здесь.

Передний якорь был спущен. Я перелез через борт, уперся ногами, присел и схватился руками за цепь. Жаль, что поблизости не оказалось представителей Международного Олимпийского Комитета с секундомерами. Я наверняка установил мировой рекорд по спуску с якорных цепей.

Вода была холодной, но в резиновом водолазном костюме это не страшно. Море было неспокойно, прилив усиливался, что только играло мне на руку. Проплыв от носа к корме вдоль левого борта «Нантвилля», я никого не увидел и никто не увидел меня — все события происходили на правом борту судна.

Мой акваланг и ласты были там, где я их оставил — привязаны к верхнему концу руддер-поста. Уровень воды не доходил до ватерлинии «Нантвилля», и верхний конец рулевой стойки находился неглубоко. Нацепить акваланг на волнах во время прилива — задача не из легких, но мысль о Крамере с его гранатами придавала мне силы. Кроме того, я торопился, потому что путь предстоял неблизкий, а по прибытии меня ожидали неотложные дела.

Звук мотора шлюпки становился то громче, то тише, по мере того, как она кружила вдоль правого борта, но, к счастью, не приближаясь ко мне более чем на сотню футов. Выстрелы прекратились, и капитан Имри, видимо, отказался от мысли пустить в ход гранаты. Я закрепил лямки акваланга, надел маску и нырнул в спасительную черноту моря. Сориентировался по светящейся стрелке ручного компаса и поплыл. Через пять минут всплыл на поверхность, а еще через пять почувствовал под собой дно. Я выбрался на берег каменистого островка, где была припрятана резиновая лодка.

Я влез на вершину большого камня и посмотрел в сторону моря. «Нантвилль» был ярко освещен. Луч поискового прожектора шарил по поверхности воды. Шлюпка продолжала кружить рядом. Послышался характерный лязг поднимаемой якорной цепи. Спустив лодку в воду, я забрался в нее, приладил весла и начал грести к юго-западу. Я находился еще в пределах досягаемости луча поискового прожектора, но обнаружить темную фигуру человека в темной лодке, на фоне темной воды было весьма затруднительно.

Проплыв милю, я отложил весла и стал заводить подвесной мотор. То есть попытался завести. Обычно лодочные моторы у меня заводятся с полуоборота, за исключением тех случаев, когда я продрог и очень устал. Когда нужно, они отказываются работать. Пришлось снова браться за неудобные весла и грести, грести, грести. Мне показалось, что я греб не меньше месяца, но это было не так. Я подплыл к «Файеркресту» без десяти три утра.


ГЛАВА ВТОРАЯ. Вторник, 3 часа ночи — утро

— Калверт? — Голос Ханслетта из темноты был едва слышен.

— Да.— Я скорее представлял, чем мог различить в темноте его фигуру на борту «Файеркреста», прямо над моей головой. Небо заволокло тучами, и звезд больше не было видно. Крупные капли холодного дождя начали барабанить по поверхности воды.— Помоги мне затащить лодку на борт.

— Как успехи?

— Об этом позже. Сначало дело.— Я взобрался по трапу, держа в руке фал. Перевалить правую ногу через планшир оказалось непросто. Она затекла, онемела и снова начала болеть. Наступить на нее было почти невозможно.— Поторопись. У нас скоро могут быть гости.

— Так вот как дело обернулось,— задумчиво произнес Ханслетт.— Дядюшка Артур будет доволен.

Я ничего не ответил. Наш начальник, контр-ад-мирал сэр Артур Арнфорд-Джейсон, для перечисления почетных титулов которого не хватило бы целой страницы, доволен вовсе не будет. Мы втащили мокрую лодку на борт, сняли мотор и унесли все на бак.

— Достань два водонепроницаемых мешка,— сказал я.— Потом начнешь выбирать якорную цепь. Только постарайся делать это тихо — подними пал лебедки и проложи брезент, чтобы цепь не гремела.

— Мы отплываем?

— Это было бы самым разумным решением, но мы остаемся. Просто поднимешь якорь, а потом опустишь.

К тому времени, когда он притащил мешки, я уже упаковал лодку в брезентовый чехол. Снял с себя акваланг, балласт, водолазный костюм, специальные подводные часы с большим циферблатом, компас и глубиномер. Все это положил в один из мешков. Подвесной мотор засунул в другой мешок, борясь с искушением выбросить эту подлую штуку за борт. Конечно, в море подвесной мотор не помешает, но у нас уже был один — на шлюпке, висящей на корме, на шлюпбалках.

Ханслетт включил электрическую лебедку, и цепь медленно поползла вверх. Сама по себе лебедка работает почти бесшумно. Грохот при подъеме якоря происходит по другим причинам: когда цепь проходит через клюз, когда пал блокировки стучит по зубьям колеса, наконец, когда звенья цепи бьют по вращающемуся барабану. С клюзом мы ничего не могли поделать, но оказалось, что если поднять пал и обмотать барабан брезентом, шум становится совсем незначительным. Звук на море разносится очень далеко, но ближайшие к нам корабли стояли на якоре не меньше, чем в двухстах ярдах. Мы не стремились к близкому соседству с другими обитателями гавани. Чуть более двухсот ярдов до Торбея—совсем немного, но дно уходило вниз так круто по мере удаления от городка, что двадцать саженей было максимально возможной глубиной, с точки зрения безопасности, при длине цепи в триста шестьдесят футов.

Я услышал, как Ханслетт отключил лебедку.

— Якорь поднят. Теперь опускаем?

— Опусти пал на минутку, не хочу остаться без рук.— Я придвинул мешки к самому краю палубы, свесился с борта и привязал веревки, которыми были завязаны мешки, к якорной цепи. Когда веревки были надежно закреплены, я перекинул мешки через борт.

— Цепь держу, отпускай блокировку,— сказал я Ханслетту.— Будем опускать на руках.

Сорок саженей — это 240 футов цепи, и опустить ее руками — дело совсем нелегкое, особенно если учесть, что к началу этой процедуры я был далеко не в лучшей форме. Эта ночь вымотала меня окончательно. Шея болела ужасно, нога — невыносимо, и меня всего трясло. Я знаю много способов, как уберечь себя от простуды, но стоять в одном белье под дождем, на пронизывающем холодном ветру холодной осенней ночью неподалеку от Западных Островов — далеко не лучший из них. Но, наконец, работа была закончена, и мы смогли спуститься в каюту. Если кому-нибудь захочется узнать, что привязано к нашему якорю, ему потребуется, как минимум, глубоководное водолазное снаряжение.

Ханслетт открыл дверь салона, зашел внутрь, плотно зашторил тяжелые бархатные занавески и включил маленькую настольную лампу. Она давала мало света, но мы знали по собственному опыту, что ее не было видно через занавески снаружи. Меньше всего мне хотелось афишировать, что мы бодрствуем среди ночи.

У Ханслетта было узкое, мрачное, смуглое лицо с выдающейся челюстью, кустистыми черными бровями. Волосы густые и черные. Такие лица настолько выразительны сами по себе, что обычно лишены дополнительной мимики. Вот и сейчас лицо Ханслетта было абсолютно бесстрастно.

— Тебе надо купить другую рубашку,— сказал он.— У этой воротник маловат. Вон как шею натер.

Я прекратил обтираться полотенцем и взглянул в зеркало. Даже в тусклом свете настольной лампы на мою шею было больно смотреть. Она вся вспухла, покраснела, а в тех местах, куда впивались костяшки его пальцев, расплылись бордовые синяки. Яркий цвет и размеры синяков не оставляли надежды на то, что они могут пройти в ближайшее время.

— Он схватил меня сзади. Этот тип зря теряет время среди преступников. Ему бы не было равных на олимпийском помосте для тяжелоатлетов. Мне жуткоповезло. К тому же у него кованые ботинки.— Я повернулся и осмотрел свою правую икру. Синяк был больше моего кулака по размеру и блистал всеми цветами радуги. Посредине была глубокая царапина, из которой медленно сочилась кровь. Ханслетт смотрел на нее с интересом. .

— Не будь на тебе водолазного костюма, ты бы умер от потери крови. Давай я перевяжу тебе ногу.

— Мне не нужны повязки. Мне может помочь только добрый глоток шотландского виски. Не трать времени зря. Впрочем, извини. Лучше будет, если ты меня все-таки перевяжешь, а то нашим гостям придется ходить по колено в крови.

— Ты уверен, что у нас будут гости?

— Я боялся, что встречу их у дверей, когда возвращался на «Файеркрест». Гости у нас будут, можешь быть уверен. Кто бы ни были наши друзья на «Нантвилле», дураками их не назовешь. Они уже поняли, что я мог добраться до них только на лодке. Им ясно, что речь идет не о местной шпане, решившей проверить, нельзя ли чем поживиться. Местные ребята в поисках приключений не посещают стоящие на якоре суда. Кроме того, никто из местных не решается приблизиться к Беул нан Уам — «вратам могилы» — днем, не то что ночью. Даже в судоходном справочнике написано, что это место пользуется дурной репутацией. и, наконец, местный не проник бы на корабль моим способом, не вел бы себя так, как я, и не сумел бы ускользнуть. Местный парень был бы давно уже мертв.

— Меня бы это не удивило. Дальше?

— Выходит, что мы — не местные. Мы приезжие. В гостинице или пансионе нам останавливаться нет смысла — свобода передвижений ограничена. Почти наверняка мы приплыли на корабле. Где может быть наш корабль? Только не к северу от Лох Хурона, где прогноз обещает зюйд-вест от 6 до 7 баллов. Ни один здравомыслящий человек не решится в таких условиях бросить якорь с подветренной стороны берега. Единственное подходящее место для стоянки, где достаточно мелко, находится в сорока милях южнее, в Торбее — а это всего в четырех, пяти милях от «Нантвилля», стоящего на входе в Лох Хурон. Где бы ты стал нас искать?

— Я бы стал искать среди судов, стоящих на якоре в Торбее. Какое оружие берешь?

— Мне оно ни к чему. И тебе тоже. У таких людей, как мы, не бывает оружия.

— Гидробиологам оружие ни к чему,— согласился он.— Сотрудникам Министерства сельского хозяйства и рыболовства оружие не положено. Государственные служащие вне подозрений. Будем играть по правилам. Ты — начальник, тебе решать.

— По-моему я потерял способность принимать верные решения. Кроме того, готов биться об заклад, что перестану быть твоим начальником, как только дядюшка Артур услышит то, что я должен ему сказать.

— Ты мне так ничего и не рассказал.— Он закончил бинтовать мне ногу и выпрямился.— Ну, как теперь, лучше?

Я пошевелил ногой.

— Лучше. Спасибо. Будет еще лучше, если ты все- таки откроешь бутылку. И переоденься в пижаму или халат. Полностью одетые люди среди ночи выглядят очень подозрительно.— Я начал энергично вытирать голову полотенцем, насколько позволяли усталые руки. Достаточно им увидеть у меня мокрую прядь волос, чтобы подозрение сменилось уверенностью.— Рассказывать почти нечего и все очень плохо.

Он щедро налил мне в стакан, себе плеснул поменьше и разбавил виски водой. После того, как поплаваешь в ледяной воде, поработаешь несколько часов веслами и чудом избежишь смерти, вкус у виски особенный.

— Добрался я без приключений. Переждал за мысом Каррара, пока не стемнело, и шел на веслах до острова Бога Нуад. Оставил там лодку и проплыл под водой до самой кормы корабля. Это действительно «Нантвилль». Название другое, флаг другой, одной мачты нет, палубные надстройки перекрашены, но все равно это «Нантвилль». Доплыть было чертовски трудно — начался прилив, и мне пришлось полчаса плыть против течения. Представляю, каково там бывает во время отлива, на большой волне.

— Говорят, что это самое опасное место на Западном Побережье. Даже хуже, чем Койребричан.

— Лучше бы мне не убеждаться в этом лично. Пришлось минут десять приходить в себя, держась за рулевую стойку, прежде чем решился лезть на борт.

— Ты рисковал.

— Было почти совсем темно. Кроме того,— добавил я с горечью,— умные люди порой вынуждены действовать вопреки здравому смыслу. В кормовом отсеке было всего два-три человека. На всем корабле не больше восьми человек. Вся прежняя команда исчезла бесследно.

— Абсолютно никаких следов?

— Никаких. Ни людей, ни трупов. Никого. В самом начале мне не повезло. Я пробирался с кормы в сторону мостика, когда в нескольких футах от меня прошел человек. Я махнул ему рукой и пробурчал что-то вроде приветствия, он мне ответил, но я не разобрал слов и пошел за ним. Он завернул в кают- компанию, и я услышал, как он с кем-то возбужденно переговаривается по внутренней связи. Говорил, что, наверное, кто-нибудь из прежней команды прятался на корабле и теперь хочет улизнуть. Остановить его я не мог — он стоял лицом к двери и держал в руках пистолет. Мне надо было уходить. Я взобрался на мостик...

— Что ты сделал? После того, как понял, что тебя обнаружили? Надо бы тебя сводить к психиатру. У тебя явно с головой не все в порядке.

— Дядюшка Артур выразился бы более определенно. У меня был единственный шанс. Кроме того, если они приняли меня за перепуганного матроса прежней команды, это их не должно было сильно взволновать. Будь я в мокром водолазном костюме, этот парень не задумываясь сделал бы из меня дуршлаг. Но он был не уверен. По пути я чуть не столкнулся еще с одним, который, по-видимому, сошел с мостика после объявления тревоги. На мостик я не стал забираться. Я прошел дальше и спрятался за якорной лебедкой. Минут десять в районе мостика слышались голоса, мелькали фонари, но потом все стихло. Они пошли в сторону кормового отсека. Видимо, решили, что я спрятался там.

По пути на мостик я прошел мимо кают командного состава. Никого. В одной из кают, главного механика, кажется, мебель была разбита и пол весь в пятнах засохшей крови. В каюте капитана, по соседству, матрас был насквозь пропитан кровью.

— Их предупреждали — не оказывать сопротивление.

— Я знаю. Потом обнаружил Бейкера и Делмонта.

— Значит, ты их нашел. Бейкера и Делмонта.— Ханслетт опустил глаза, рассматривая зажатый в руке стакан. Хоть бы что-нибудь отразилось на его смуглой физиономии!

— Делмонт, должно быть, пытался еще раз вызвать подкрепление. Их предупреждали, что это возможно только в случае крайней необходимости. Видимо, его раскрыли. Он был убит плотницкой стамеской в спину. Потом труп перетащили в каюту радиста — рядом с радиорубкой. Через какое-то время пришел Бейкер. Он был в форме офицера — последняя отчаянная попытка соблюсти конспирацию, как я понимаю. В руке у него был пистолет, но он ждал опасности не оттуда, откуда следовало. В результате — та же самая стамеска в спине.

Ханслетт налил себе еще виски. Куда больше, чем в первый раз. Ханслетт обычно почти не пьет. Осушил полстакана залпом и сказал:

— Выходит, не все ушли на корму. Оставили комиссию по приему гостей.

— Они очень умны. И чрезвычайно опасны. Может

быть, они выше нас классом. Или, во всяком случае, выше меня. Комиссия состояла из одного человека, но такого, которому помощники не нужны. Я уверен, что это он убил Бейкера и Делмонта. Мне повезло как никогда в жизни. *

— Тебе удалось уйти, значит везенье еще не кончилось.

А вот у Бейкера и Делмонта кончилось, подумал я. Понятно, что Ханслетт меня осуждает. И Лондон меня осудит. Я сам осуждал себя. Выбора у меня не было. Больше винить было некого.

— Дядюшка Артур,—сказал Ханслетт,— как мне кажется...

— К черту дядюшку Артура! Наплевать на него! Неужели ты не понимаешь, что у меня на душе? — Я был вне себя и не скрывал этого. Впервые на лице Ханслетта отразилось что-то вроде удивления. Он предполагал, что я не способен на человеческие чувства.

— Я имел в виду другое,— произнес он.— Это касается «Нантвилля». Раз мы > его обнаружили, знаем новое название и под каким флагом он ходит... Кстати, ты мне не сказал...

— «Альта Фьорд», Норвегия. Но это неважно.

— Очень важно. Мы выходим на связь с дядюшкой Артуром...

— И наши гости застают нас в моторном отделении с наушниками на голове. Ты спятил?

— Ты слишком уверен, что они придут.

— Да, уверен. И ты тоже, ты сам говорил.

— Я согласился, что они должны бы были прийти сюда.

— Должны бы были! Боже мой, да они знают, что я пробыл на корабле несколько часов. Я мог услышать их имена и подробно описать приметы каждого. Так вышло, что я на самом деле не смогу никого опознать, а имена мало что значат. Но им это неизвестно. Они считают, что я сейчас передаю их приметы Интерполу. Готов биться об заклад, что кое-кто из них есть в списках. Слишком ловко работают, чтобы быть мелкими сошками. Некоторые наверняка известны.

— В таком случае они опаздывают. К этому времени можно было бы все закончить.

— Ты забываешь, что против них может дать показания единственный свидетель.

— По-моему, лучше будет все-таки вооружиться.

— Нет.

— Ты на меня не в обиде?

— Нет.

— Бейкер и Делмонт. Подумай, что случилось с ними.

— Я только о них и думаю. Тебе не обязательно здесь оставаться.

Он аккуратно поставил стакан на стол. Сегодня он просто превзошел себя. Во второй раз за последние десять минут на его темном, словно вырубленном из камня, лице появилось живое выражение. На этот раз оно не предвещало ничего хорошего. Он снова поднял стакан и ухмыльнулся.

— Сам не знаешь, что говоришь,— мягко произнес он.— У тебя повреждена шея — кровоснабжение мозга нарушено. Тебе сейчас только в игрушки играть. А кто за тобой присмотрит, если они начнут свои игры?

— Извини меня,— сказал я. Мне и правда было неловко. Я работал с Ханслеттом не меньше десяти раз за десять лет нашего знакомства, и мне не следовало говорить ему такие глупости. Наверное, единственное, на что Ханслетт был неспособен, это бросить человека в опасности.— Ты упоминал дядюшку Артура?

— Да. Мы знаем, где находится «Нантвилль». Дядюшка Артур может вызвать военный корабль, засечь его радаром и...

— Не знаем, а знали. Когда я уходил, они снимались с якоря. К рассвету они могут уйти на сотни миль. В любом направлении.

— Они ушли? Мы их спугнули? Им это не повредит.— Он тяжело опустился в кресло и посмотрел на меня.— Но у нас есть его новое название...

— Я же сказал тебе, что это не имеет значения. Завтра название будет другим. «Хокомару», порт приписки— Йокогама, надстройка зеленого цвета, японский флаг, другая мачта...

— Воздушная разведка. Мы бы могли...

— Пока организуешь воздушную разведку, придется обшаривать поверхность моря в двадцать тысяч квадратных миль. Ты слышал прогноз. Погода плохая. Низкая облачность. Им придется летать под облаками, значит эффективность поиска снижается на 90%. Кроме того, плохая видимость и дождь. Один шанс из сотни, если не из тысячи, обнаружить и опознать корабль. И что если они вдруг его обнаружат? Летчик помашет им ручкой и улетит восвояси? Что он еще может сделать?

— Военные корабли. Можно вызвать военные корабли.

— Откуда? Из Средиземного моря? Или с Дальнего Востока? У военных осталось очень мало кораблей, и практически ни одного в этих местах. Пока ближайший военный корабль сюда доберется, наступит ночь, и «Нантвилля» и след простынет. Но даже если боевой корабль догонит его, что тогда? Потопить? А если двадцать пять членов команды «Нантвилля» заперты в трюме?

— Взять приступом.

— Когда те же самые двадцать пять человек экипажа выстроены на палубе с приставленными к головам пистолетами, и капитан Имри со своими головорезами вежливо интересуется у военных моряков, что они собираются предпринимать дальше?

— Пойду надену пижаму,— устало сказал Ханслетт. В двери он задержался и повернулся ко мне.— Если «Нантвилль» уплыл, его команда — новая команда— уплыла вместе с ним. В таком случае, у нас гостей не будет. Ты об этом не думал?

— Не верится.

— Мне тоже.

Они пришли в двадцать минут пятого утра. Их визит был очень спокойным, организованным, строго в рамках закона, вполне официальным по манере. Они пробыли на борту сорок минут, и даже после их ухода я не был до конца уверен, наши это люди или нет.

Ханслетт вошел в мою тесную каюту, расположенную чуть впереди по правому борту, включил свет и потряс меня за плечо.

— Просыпайся,— сказал он громко.— Проснись же, вставай.

Я и не думал спать. С тех пор как улегся, так и не сомкнул глаз. Для виду пробурчал что-то, сладко зевнул, стараясь не переигрывать, и повернулся в сторону Ханслетта. За его спиной никого не было.

— В чем дело? Что тебе? — Ответа не последовало.— Что случилось, черт подери? Пятый час утра!

— Не задавай лишних вопросов,— раздраженно ответил Ханслетт.— Полиция. Только что поднялись на борт. Говорят, что дело срочное.

— Полиция? Я не ослышался?

— Нет. Пошли скорее. Они ждут.

— Полиция? На нашей яхте? Что это значит?..

— Боже мой! Сколько рюмок ты опрокинул на ночь после того, как я пошел спать? Я сказал — полиция. Два полицейских и два таможенника. Говорят, что срочное дело.

— Еще бы не срочное, черт подери. Прямо посреди ночи. За кого они нас принимают, интересно? За беглых грабителей? Ты сказал им, кто мы? Ну, хорошо, хорошо! Я иду.

Ханслетт вышел, а еще через тридцать секунд я присоединился к нему в салоне. Там расположилось четверо мужчин. Два офицера полиции и два представителя таможенной службы. Их вид не произвел на меня зловещего впечатления. Старший, более крупный полицейский, встал с места. Высокий, плотный, загорелый сержант лет около пятидесяти. Он холодно оглядел меня, перевел взгляд на полупустую бутылку виски и два использованных стакана на столе, снова посмотрел на меня. Он не любил богатых яхтсменов. Он не любил богатых яхтсменов, которые вечером слишком много пьют, а по утрам встают с помятыми лицами, всклокоченными волосами и красными воспаленными глазами. Он не любил богатых бездельников, которые, вырядившись в роскошный китайский халат, расписанный драконами, не забывают обмотать шею шелковым шарфом с эмблемой аристократического яхт-клу-ба Пейсли. Мне они тоже не очень нравятся, эти пижонские шарфики, так популярные среди любителей морских прогулок, но мне нужно было чем-то прикрыть синяки на шее.

— Вы владелец судна, сэр? — спросил сержант. Ярко выраженный местный акцент и сдержанный тон, хотя последнее «сэр» он произнес с явным нежеланием.

— Если вы соблаговолите сказать, почему это вас интересует, черт подери,— я не скрывал раздражения,— то подумаю, отвечать мне на этот вопрос или нет. Частная яхта — то же, что частный дом, сержант.

Прежде чем врываться сюда, надо запастись ордером. Вам известны законы?

— Он знает закон,— вмешался один из таможенников. Смуглый тип небольшого роста, гладко выбритый, несмотря на ранний час. Тон уверенный, акцент не местный.— Рассудите сами. Сержант здесь ни при чем. Мы подняли его из постели три часа назад. Он просто помогает нам.

Я даже не посмотрел в его сторону и снова обратился к сержанту:

— Глубокая ночь, пустынный залив в Шотландии. Как бы вы реагировали, если четверо неизвестных поднимаются к вам на борт? — Я здорово рисковал, но играл покрупному. Если они были теми, кем должны были быть, по моему мнению, и если я был тем, кого они ищут, я ни за что не должен бы был так говорить. Такое мог сказать только человек, который ничего не подозревает.— Кто вы такие, предъявите документы!

— Предъявить документы? — Сержант презрительно посмотрел на меня.— Мне это не обязательно. Сержант Макдональд. Я уже восемь лет командую полицейским участком в Торбее. Спросите любого. Меня все здесь знают.— Если он был действительно тем, за кого себя выдавал, то у него попросили предъявить документы впервые в жизни. Он кивнул в сторону второго полицейского.— Констебль Макдональд.

— Ваш сын? — Ошибиться было невозможно.— Семейственность разводите, сержант? — Я не знал, верить ему или нет, но чувствовал, что слишком долго разыгрываю роль возмущенного хозяина. Пора переходить к менее жестким методам.— Значит, таможня виновата? Ваши законы мне тоже известны, ребята. Полиции есть чему позавидовать. Заходи куда хочешь, и никаких разрешений оформлять не надо. Верно?

— Да, сэр,— ответил таможенник помоложе. Среднего роста, белокурый, слегка склонный к полноте, ирландский акцент, одет, как и напарник, в голубую накидку, высокую форменную фуражку, брюки тщательно отглажены.— Мы стараемся не использовать это право. Предпочитаем сотрудничество. Просим разрешения.

— И вы хотите попросить разрешения обыскать эту яхту, так? — спросил Ханслетт.

— Да, сэр.

— Зачем? — вмешался я. В голосе удивление. В голове тоже. Я просто не знал, что это может означать.— Раз уж мы решили быть взаимно вежливыми и идти навстречу друг другу, может быть, вы нам все-таки объясните, в чем дело?

— Не вижу никаких оснований для возражения,— старший таможенник почти извинялся.— Неподалеку от берега Эйршира прошлой ночью был украден контейнер с ценным грузом на сумму 12 000 фунтов стерлингов. Об этом сообщили в вечерних новостях. По имеющимся у нас сведениям, содержимое контейнера погрузили на небольшой корабль. Мы полагаем, что они пошли на север.

— Почему?

— Простите, сэр. Конфиденциальная информация. Это уже третий порт и тринадцатое судно, в Торбее четвертое, которое нам приходится осматривать за последние пятнадцать часов. Передохнуть не удается, должен вам сказать,— спокойный, дружелюбный тон.— Не думайте, что мы вас в чем-то подозреваем, но работа есть работа.

— Вы осматриваете все суда, пришедшие с юга. Все, которые можно заподозрить. В любом случае, появившиеся здесь недавно. Вам не кажется, что ни один здравомыслящий человек не поведет корабль с таким грузом через шлюз Кринан Кэнал? Попадешь туда, окажешься в ловушке. На целых четыре часа. Значит, надо обогнуть мыс Кинтайр. Мы прибыли сюда днем. Чтобы успеть, нужна очень быстроходная яхта.

— У вас очень быстроходная яхта, сэр,— сказал сержант Макдональд. Как это у них интересно получается, подумал я. От Западных Островов до лондонского Ист Энда у всех сержантов одинаково суровый тон голоса, жесткие черты лица и холодный взгляд. Наверное, форма виновата. Я пропустил мимо ушей его замечание.

— И что же мы, с позволения сказать... украли?

— Химикаты. Контейнер принадлежал химической компании.

— Химикаты? — Я взглянул на Ханслетта, ухмыльнулся и снова посмотрел на таможенника.— Химикаты, говорите? У нас их полно. Только боюсь, что не на 12000 фунтов.

Все замолчали, потом Макдональд произнес:

— Потрудитесь объясниться, сэр.

— С удовольствием.— Я зажег сигарету, оттягивая решающий момент, и улыбнулся.— Это государственный корабль, сержант Макдональд. Я думал, что вы видели флаг. Министерство сельского хозяйства и рыболовства. Мы — морские биологи. На корме у нас расположена плавучая лаборатория. Взгляните на книжные полки.— Две полки были забиты научными фолиантами.— А если ваши сомнения до сих пор не рассеялись, я готов дать вам два номера телефона. Один в Глазго, другой в Лондоне. Вы без труда можете найти подтверждение моим словам. Или свяжитесь с механиком шлюза в Кринан Кэнал. Прошлой ночью мы проходили там.

— Да, сэр.— Лицо сержанта было абсолютно бесстрастным.— Куда вы отправлялись в лодке сегодня вечером?

— Прошу прощения, сержант...

— Вас видели в черной надувной лодке, отплывающим от яхты около пяти часов вечера.— У некоторых людей от страха по спине «ползут мурашки». По моей спине затопал сороконогий ледяной бегемот.— Вы выходили в пролив. Мистер МакИллрой, наш почтальон, вас видел.

— Не хотелось бы бросать тень на собрата по государственной службе, но он, вероятно, был пьян.— Странное чувство, когда человек холодеет изнутри и потеет снаружи.— У меня нет черной надувной лодки и никогда не было. Доставайте увеличительное стекло, сержант, и начинайте искать. Если найдете черную надувную лодку, я подарю вам коричневую деревянную— единственную, которая у нас есть на «Файеркресте».

Впервые непроницаемая маска дала трещину. Он засомневался.

— Вы не покидали борт яхты?

— Я выходил в море. На нашей лодке. Я заплыл за остров Гарви, чтобы сделать заборы воды в проливе. Они в лаборатории, я готов продемонстрировать их вам. Мы ведь сюда не отдыхать приехали, понимаете.

— Только без обид.— Раз уж я оказался представителем рабочего класса, а не плутократом, он позволил себе чуть смягчить тон.— Зрение у мистера МакИллроя сдает, а против солнца любой цвет может показаться черным. Вы, надо сказать, не похожи на человека, который, высадившись на берегу пролива, перерезал телефонные провода, чтобы лишить Острова связи с материком.

Сороканогий бегемот помчался галопом. Связь с Большой землей прервана. Кое-кому это очень на руку. Я не стал тратить время на догадки, кто бы мог перерезать провода. Понятное дело, что не Господь Бог.

— Я вас правильно понял, сержант? — медленно сказал я.— Вы подозреваете, что я...

— Мы не можем полагаться на случай, сэр.— Он почти извинялся передо мной. Я был не просто служивым человеком, но государственным служащим. А все работающие на государственной службе, по определению, порядочные и уважаемые граждане.

— Но вы не будете против, если мы проведем беглый осмотр?—Темноволосый таможенник был явно смущен.— Раз уж мы здесь оказались. Формальности, сами понимаете...— Его голос затих, и он улыбнулся.— Если бы вы оказались похитителями, теперь я понимаю, что это один шанс из миллиона, но, тем не менее, если бы мы при этом не провели осмотра, то завтра же очутились бы не у дел. Чистая формальность.

— Мне бы не хотелось, чтобы вас выгнали с работы, мистер...

— Томас. Благодарю вас. Позвольте документы на яхту? Спасибо.— Он вручил бумаги молодому таможеннику.— Одну минутку... Да, рулевая рубка. Можно мистеру Дюррану воспользоваться рулевой рубкой, чтобы снять копии с документов? Это займет не более пяти минут.

— Конечно. Но, может быть, ему будет удобнее здесь?

— У нас теперь современное оборудование, сэр. Портативное репродукционное устройство. Снимает фотокопии на месте. Требуется темное помещение. Это недолго, всего пять минут. Можно нам начать осмотр с лаборатории?

Он сказал — простая формальность. Что ж, по-своему он был прав. В этом обыске не было ничего неформального. Через пять минут Дюрран вернулся из рулевой рубки, и они вместе с Томасом перерыли «Файеркрест» так, будто искали потерянный карандаш. Как минимум. Каждая деталь двигателя или электрооборудования интересовала их в мельчайших подробностях. Они осмотрели содержание всех

шкафов и шкафчиков. Они столько времени копались среди канатов и кранцев в подсобке на корме, за лабораторией, что я благодарил Бога за го, что он не дал мне осуществить первоначальную идею: спрятать лодку, мотор и подводное снаряжение здесь. Они даже обшарили все за унитазом. Как будто я мог по беспечности обронить карандаш там.

Больше всего времени они провели в моторном отсеке. Там было что посмотреть. Все блестело и сверкало новизной. Два больших стосильных дизеля, генератор двигателя, генератор радиостанции, помпы для холодной и горячей воды, котел центрального отопления, большие баки для масла и для воды, два ряда свинцовых аккумуляторных батарей. Томаса батареи заинтересовали больше всего остального.

— У вас большой запас батарей, мистер Петерсен,— он запомнил мою фамилию, хотя в метрике у меня была записана другая.— Зачем столько?

— У нас их еще недостаточно. Не пробовали заводить такие двигатели ручкой? У нас в лаборатории восемь электродвигателей, а единственное место, где нам приходится ими пользоваться — стоянка в гавани. При этом двигатели стоят, генераторы не работают. Вибрация недопустима. Отсюда постоянный расход батарей.— Я начал загибать пальцы на руке.— Кроме того, примите во внимание центральное отопление, две помпы, радар, рацию, систему автоматического управления, якорную лебедку, механизм подъема шлюпки, эхолот, навигационные огни...

— Ваша взяла, ваша взяла.— Он был настроен очень дружелюбно к этому времени.— В корабельном оборудовании я не очень хорошо разбираюсь. Пошли дальше?

Оставшаяся часть осмотра заняла удивительно мало времени. В салоне я обнаружил, что Ханслетту удалось убедить полицию Торбея воспользоваться гостеприимностью «Файеркреста». Хотя сержант Макдональд и не очень развеселился, в его облике начали проглядывать человеческие черты. А вот констебль Макдональд так и не смог расслабиться. Вид у него был мрачный. Вероятно, он не одобрял поведения отца, общающегося с потенциальными преступниками.

Если осмотр салона был беглым, то обе наши каюты были просмотрены просто небрежно. Очутившись снова в салоне, я сказал:

Простите, что был немного резок, джентльмены. Не люблю, когда меня будят. Не хотите ли выпить на дорожку?

— Ну, что ж,— улыбнулся Томас.— Мы тоже не хотим показаться невежливыми. Спасибо.

Через пять минут они ушли. Томас так и не заглянул в рулевую рубку — это понятно, там ведь был Дюрран. Он даже не стал подробно осматривать содержимое палубных рундуков, открыл один для проформы и этим ограничился. Мы были вне подозрений. Официальное прощание с обеих сторон, и они удалились. Их катер внушительных размеров, судя по очертаниям в темноте, взревел мощным мотором и исчез.

— Странно,— сказал я.

— Что странно?

— Я о катере. Что это был за катер, ты не заметил?

— Каким образом? — Ханслетт был раздражен. Ему, как и мне, не мешало бы выспаться.—Темень такая, хоть глаз выколи.

— В этом-то и дело. Тусклый свет только в рулевой рубке, да и то такой слабый, что ничего разобрать невозможно, и больше ничего. Ни палуба, ни каюта не освещены. Даже бортовые огни выключены.

— Сержант Макдональд рыскает по этой гавани уже восемь лет. Тебе нужно включать свет в собственной спальне, чтобы не наткнуться на кровать?

— У меня в спальне нет двух десятков кораблей, болтающихся туда-сюда по воле волн и ветра. И мне не приходится считаться с ветром, чтобы не сбиться с пути в собственной спальне. Сейчас в гавани только три корабля с зажженными якорными огнями. Ему не обойтись без освещения.

Он и не думал без него обходиться. В той стороне, откуда доносился удаляющийся стук мотора, темноту разрезал яркий луч света. Пятидюймовый прожектор, предположил я. Он вырвал из тьмы небольшую яхту, стоящую на якоре в сотне футов впереди катера. На крутом вираже они обошли яхту справа, затем легли на прежний курс.

— Странно, как ты и сказал,— пробурчал Ханслетт. А что прикажете думать о так называемой полиции Торбея?

— Ты говорил с сержантом дольше меня, пока я был на корме с Томасом и Дюрраном.

— Я бы предпочел думать иначе,— неуверенно начал Ханслетт.— Так было бы проще, в каком-то смысле. Но ничего не могу с собой поделать. Это самый настоящий полицейский. В лучших традициях, и, кстати говоря, совсем неплохой экземпляр. Я таких перевидал на своем веку. Да и ты тоже.

— Верный и честный служака,— согласился я.— Он в таких делах не специалист, поэтому его провели. Мы с тобой специалисты, но и нас обвели вокруг пальца. Почти.

— Не нас, а тебя.

— У Томаса вырвалась одна фраза. Очень неосторожная. Ты не слышал — мы были в моторном отсеке.— Я поежился, вероятно, от холодного ночного ветра.— Вспомнил о ней, когда увидел, что они стараются сделать так, чтобы мы не разглядели их катер. Он сказал: «В кораблях я не очень хорошо разбираюсь». Видимо, решил, что задает слишком много вопросов, и попробовал меня успокоить. В кораблях не разбирается! Подумать только, таможенник, который не разбирается в кораблях! Да они всю свою жизнь только на кораблях и проводят. Заглядывают в такие неожиданные места, что должны знать устройство любого корабля лучше самих корабелов. Еще одна деталь. Ты заметил, как они были одеты? Как будто собрались на торжественный ужин.

— Таможенники обычно не носят промасленные комбинезоны.

— Они не снимали свою форму двадцать четыре часа. Наша яхта была тринадцатым по счету судном, которое они осмотрели за это время. И после такой работы у тебя сохранится «стрелка» на брюках? Или ты решил, что они сняли эти брюки с вешалки перед тем, как надеть их и явиться сюда?

— Что они еще говорили? Что еще делали? — Ханслетт говорил так тихо, что я слышал, как внезапно затих отдаленный шум мотора таможенного катера, пришвартовавшегося к пирсу в полумиле отсюда.— Что вызывало у них повышенный интерес?

— Повышенный интерес у них вызывало все. Хотя, погоди минутку... На Томаса самое большое впечатление произвели батареи. Он не мог понять, зачем нам такой запас электроэнергии.

— Вот как? Неужели? А ты заметил, с какой легкостью наши друзья-таможенники перемахнули через борт своего катера после прощания?

— Им это не впервой.

— Просто у них были руки свободны. У них в руках ничего не было. А кое-что должно бы было быть.

— Репродукционное устройство! Я старею.

— Репродукционное устройство. Современное оборудование, черт меня подери. Выходит, что если наш белокурый приятель не снимал копии, то был занят чем-то другим.

Мы прошли в рулевую рубку. Ханслетт взял самую большую отвертку из ящика с инструментами за эхолотом и в одну минуту отвинтил переднюю панель нашей судовой портативной радиостанции. Секунд пять он осматривал ее внутренности, потом столько же времени смотрел на меня и начал прикручивать панель на свое место. Было ясно одно — пользоваться передатчиком нам больше не придется.

Я отвернулся и посмотрел через стекло рубки в сторону моря. Ветер продолжал усиливаться. Черная поверхность моря кипела белыми бурунами, бегущими с зюйд-веста. «Файеркрест» дергался на якорной цепи под порывами ветра и ударами волн. Качка заметно усилилась. Я почувствовал безмерную усталость. Только глаза продолжали трудиться. Ханслетт протянул мне сигарету. Я не хотел курить, но взял ее. Кто знает, вдруг она поможет мне сосредоточиться. Тут я схватил руку Ханслетта и взглянул на ладонь.

— Ну, ну,— сказал я.— Как говорится, «каждому свое».

— О чем ты?

— Не совсем точно выразился. Лучше ничего не придумал. Каждый должен заниматься только своим делом. Нашему приятелю, который так любит крушить лампы и конденсаторы, тоже не вредно было бы это помнить. Не удивительно, что у меня шея зачесалась, как только появился Дюрран. Где ты порезался?

— Я не порезался.

— Знаю. Но у тебя на руке след крови. Я не удивлюсь, если узнаю, что он брал уроки дикции у самого Питера Селлерса. На «Нантвилле» он говорил со стандартным южным акцентом, на «Файеркресте» — с северо-ирландским. Интересно, сколько еще акцентов у него в кармане, то есть в гортани, я хотел сказать. А я сначала подумал, будто он полноват! Одни мышцы, и ни грамма жира. Ты обратил внимание, что он ни разу не снимал перчатки, даже когда брался за рюмку?

— Я все замечаю лучше других. Огрей меня кочергой по голове, и я все равно не потеряю бдительности,— в его голосе чувствовалась горечь.— Почему же они не убили нас? Тебя, во всяком случае. Главного свидетеля?

— Может быть, нам удалось пустить им пыль в глаза. Есть две причины. В присутствии полицейских, настоящих полицейских, как мы с тобой решили, они не могли с нами ничего сделать, не убрав полицейских вместе с нами. А на подобный шаг может пойти только сумасшедший — им же в здравомыслии не откажешь.

— Но зачем им понадобились полицейские?

— Для солидности. Полиция вне подозрений. Если во время ночного дежурства па палубе ты увидишь, как из-за борта появляется голова в форменной полицейской фуражке, то желания садануть по ней гарпуном у тебя не возникнет. Ты пригласишь его на борт. А любого другого саданешь не задумываясь, особенно если у тебя нервы шалят по известным причинам. Как у пас с тобой, предположительно.

— Возможно. Но это вопрос спорный. Другая причина?

— Они очень рисковали. Отчаянно рисковали, прислав Дюррана. Они бросили его в волчью пасть, чтобы посмотреть, какая будет реакция, узнаем мы его или нет.

— Почему именно Дюррана?

— Я не сказал тебе. Я посветил ему фонарем прямо в лицо. Оно у меня не отложилось в памяти, только светлое пятно, крепко зажмуренные глаза, полуприкрытые поднятой ладонью. Я смотрел ниже, выбирая место, куда лучше бить. Но они об этом не знали. Им надо было выяснить, узнаем мы его или нет. Мы не узнали. Если бы узнали, то либо начали бы швырять в пего посудой, либо потребовали бы полицейских арестовать их — раз уж против бандитов, значит, полицейские за нас. Но мы этого не сделали. Ни намека на опознание. Такое разыграть невозможно. Я не представляю ни одного человека в мире, который даже бровью не поведет, снова встретившись с типом, только что убившим двоих его друзей и чуть не прикончившим его самого. Накаленная обстановка несколько разрядилась. Срочная необходимость убрать нас перестала быть столь срочной. Можно быть уверенными, что если уж мы не узнали Дюррана, то опознать других людей с «Нантвилля» тем более не удастся. И поэтому мы не будем обрывать трубку Интерполу.

— Мы вне подозрений?

— Это было бы замечательно. Нет, они от нас не отвяжутся.

— Но ты сам сказал...

— Не знаю, как объяснить,— сказал я раздраженно.— Я это чувствую. Они обыскали кормовой отсек «Файеркреста» так, как будто собирались найти лотерейный билет с миллионным выигрышем. Это продолжалось до середины моторного отсека, а потом вдруг — щелк! — интерес пропал. По крайней мере у Томаса. Он что-то обнаружил. Ты видел,, как он потом осматривал салон и носовую часть корабля. Как будто ему все безразлично.

— Дело в батареях?

— Нет. Мое объяснение его удовлетворило. Я это понял. Не знаю, как объяснить, но я абсолютно уверен, что все еще впереди.

— Значит, они вернутся?

— Вернутся.

— Принести оружие?

— Не торопись. Наши друзья уверены, что мы ни с кем не можем связаться. Корабль с материка приходит только дважды в неделю. Последний раз это было вчера. Теперь его не будет четыре дня. Телефонная связь с материком прервана, и не надо быть слишком прозорливым, чтобы догадаться, чьих это рук дело. Передатчик у нас сломан. Если в Торбее нет почтовых голубей, то каким образом мы можем связаться с материком?

— Не забывай о «Шангри-ла».— «Шангри-ла», ближайшее к нам судно, длиною не менее ста двадцати футов, блистало роскошной белизной. Боюсь, что владелец ее не получил сдачи с двухсот пятидесяти тысяч фунтов при покупке.— На ней радиооборудования тысячи на две. Кроме того, есть еще две-три яхты, достаточно большие, чтобы иметь на борту передатчик. У остальных если и есть, то приемники, не больше.

— Сколько исправных передатчиков останется к утру на судах в гавани Торбея?

— Один.

— Один. Об остальных наши друзья позаботятся. Им придется это сделать. Мы не должны никого предупреждать. Мы не можем распускать языки.

— Страховые компании не разорятся,— он взглянул на часы.— Самое время разбудить дядюшку Артура.

— Я больше не вытерплю.— Мне совсем не хотелось беседовать с дядюшкой Артуром.

Ханслетт достал из шкафа прорезиненный плащ, надел его, направился к двери и остановился у выхода.

— Я, пожалуй, пройдусь по верхней палубе. Пока вы беседуете. Мало ли что. Все-таки лучше побыстрее вооружиться. Томас сказал, что они уже осмотрели три судна в гавани. Макдональд не протестовал. Значит, так оно и есть. Может быть, в Торбее уже не осталось больше работающих передатчиков, а наши друзья высадили полицейских на берег и направляются прямиком к нам.

— Возможно. Но все эти яхты меньше, чем «Файеркрест». Кроме нас только на одном корабле есть отдельная рулевая рубка. У остальных передатчики расположены в салоне. А многие в салоне спят. Поэтому, прежде чем заняться передатчиком, надо треснуть хозяина яхты по голове, а в присутствии Макдональда это невозможно.

— Ты готов поспорить на свою пенсию? Может быть, Макдональд не поднимается на борт.

— Я до пенсии не доживу, но насчет оружия ты прав.


«Файеркресту» всего три года от роду. Он был построен на верфи Саутгэмптона при участии военно-морской фирмы по производству радиооборудования. Секретный проект был предоставлен лично дядюшкой Артуром. Сам он, конечно, не был настоящим автором этого проекта, но предпочитал не сообщать об этом тем немногочисленным лицам, которые знали о существовании корабля. Идею он позаимствовал у индонезийской рыболовной шхуны японского производства, которую выловили с поломкой двигателя недалеко от берегов Малайзии. Отказал всего один двигатель из двух, установленных на шхуне, и тем не менее она была неуправляема. Это странное обстоятельство заставило инженер-лейтенанта с фрегата, который ее обнаружил, произвести тщательное обследование шхуны. Главным результатом этого обследования, помимо того, что навело на гениальный план по созданию «Файеркреста» дядюшку Артура, было то, что команда очутилась в Сингапурском лагере для военнопленных.

Карьера «Файеркреста» была переменчивой и бесславной. Он курсировал по Восточной Балтике, пока не намозолил глаза властям Мемеля и Ленинграда настолько, что они объявили «Файеркрест» «персоной нон грата» и отослали обратно в Англию. Дядюшка Артур был вне себя — ведь ему предстояло отчитываться о затраченных средствах перед заместителем министра, известным скрягой. Система береговой охраны попробовала наложить на «Файеркрест» лапу для поимки контрабандистов, но вскоре возвратила его, даже не поблагодарив. Контрабандистами и не пахло. Теперь ему впервые предоставлялась реальная возможность оправдать свое существование, и в других обстоятельствах дядюшка Артур должен был быть очень доволен. Но когда он услышит то, что я собирался ему сказать, его радость как рукой снимет.

«Файеркрест» был уникален в том смысле, что хотя у него и было два гребных винта и два ведущих вала, двигатель был один. Две оболочки, но всего один двигатель, хотя и форсированный, с дополнительным выпускным клапаном. Простая процедура — отсоединить патрубок бензонасоса, открутить четыре болта головки, остальные бутафория — позволяла поднять целиком крышку правого двигателя. С помощью семидесяти-футовой телескопической антенны, встроенной в нашу фок-мачту, огромный сверкающий передатчик, занимающий почти полностью внутренность оболочки двигателя, мог бы послать сигналы хоть на луну, если надо. Как правильно подметил Томас, недостатка в энергии мы не испытывали. Впрочем, связываться с луной я не собирался. Мне было достаточно послать сигнал дядюшке Артуру, в Найтсбридж.

Оставшееся пространство тайника было занято пестрой коллекцией разнообразных предметов, на которую даже заместитель комиссара нового Скотланд-Ярда обратил бы самое пристальное внимание. Там было несколько штук взрывных устройств фабричного производства с зарядом аматола, запалом и химическим детонатором в комбинации с встроенным миниатюрным часовым механизмом, позволяющим устанавливать время взрыва в интервале от пяти секунд до пяти минут. Корпус взрывного устройства снабжен присосками. Кроме того, имелся полный набор инструментов взломщика, связки отмычек, несколько изощренных приспособлений для подслушивания, одно из которых можно было доставить на место, выстрелив им из ракетницы, стеклянные пузырьки с безобидными на вид таблетками, которые, после добавления к любому напитку, вызывали потерю сознания на разные промежутки времени, четыре пистолета и ящик с патронами. Если все это предполагалось использовать в одной операции, то очевидно, что операция эта не была похожа на увеселительную прогулку. Два пистолета были марки «люгер», и еще два — немецкие «Лилипуты», калибра 4.25 — самые миниатюрные автоматические пистолеты на сегодняшний день. Главное преимущество «Лилипута» в том, что его можно спрятать на себе практически в любом месте, даже в левом рукаве, если вы, конечно, не шьете свои костюмы на Карнаби-стрит.

Ханслетт взял в руку один из «люгеров», проверил, на месте ли обойма, и быстро вышел. Дело не в том, что он услышал чьи-то крадущиеся шаги на верхней палубе, он просто не хотел присутствовать во время разговора с дядюшкой Артуром. Я не осуждал его. Мне этого тоже совсем не хотелось.

Я вытащил два толстых провода в резиновой оплетке с металлическими клеммами и присоединил их к клеммам батареи. Надел наушники, включил передатчик и нажал на кнопку автоматического вызова. Мне не нужно было настраиваться на нужную волну. Передатчик был уже настроен на свою частоту в СВЧ диапазоне, попытка вторгнуться в который обошлась бы простому радиолюбителю неминуемым штрафом и потерей лицензии на выход в эфир.

Загорелась красная лампочка приемника. Я поворачивал ручку тонкой регулировки до тех пор, пока два зеленых флажка индикатора не сомкнулись в центре.

— Станция службы полезных советов,— послышался голос.— Станция СПС слушает...

— Доброе утро. Говорит Каролина. Можно позвать старшую?

— Подождите, пожалуйста,— это означало, что дядюшка Артур еще в постели. Вставать по утрам всегда было для него проблемой. Прошло три минуты, прежде чем наушники снова ожили.

— Доброе утро, Каролина, говорит Аннабелл.

— Доброе утро. Координаты 481.281.— Таких координат вам не удастся найти ни в одной официальной морской лоции. Карт с такими координатами существует не больше дюжины. Одна из них была у дядюшки Артура, а еще одна — у меня.

Небольшая пауза, затем:

— Поняла тебя, Каролина. Продолжай.

— Сегодня днем обнаружила пропавший корабль. В четырех-пяти милях к северо-западу от нас. Вечером поднялась на борт.

— Что ты сделала, Каролина?

— Поднялась на борт. Старая команда разъехалась по домам. Новая очень малочисленна.

— Ты встретилась с Бетти и Дороти? — Несмотря на то, что наш передатчик был снабжен специальным защитным устройством, практически исключающим возможность подслушивания переговоров посторонними, дядюшка Артур всегда настаивал, чтобы беседа велась в завуалированной манере с использованием кодовых имен. Нам присваивались женские имена так, чтобы первая буква совпадала с нашими инициалами. Дурацкое правило, но приходилось его соблюдать. Он сам был Аннабелл, я — Каролина, Бейкер — Бетти, Делмонт—Дороти, а Ханслетт — Харриет. Очень похоже на названия ураганов в Карибском море.

— Я их обнаружила.— Я глубоко вздохнул.— Они больше не вернутся, Аннабелл.

— Они больше не вернутся,— повторил он механически. Наступило долгое молчание. Мне показалось даже, что прервалась связь. Потом вновь послышался его голос, холодный и чужой.— Я тебя предупреждала, Каролина.

— Да, Аннабелл, ты предупреждала меня.

— Где корабль?

— Уплыл.

— Куда?

— Не знаю. Видимо, на север.

— Видимо, на север.— Дядюшка Артур никогда не повышал тона. На этот раз он тоже не изменил своим правилам, говоря спокойно и невозмутимо, но неожиданное пренебрежение конспирацией выдало клокочущую в нем ярость.— Куда на север? В Исландию? Норвегию? Чтобы перегрузить содержимое трюмов на другой корабль где-нибудь между Атлантикой и Баренцевым морем, на площади в миллион квадратных миль? И ты их упустил! Затрачено столько времени, сил и денег, а ты их упустил! Какой был план!? Про план мог бы и не говорить, план был — мой от начала до конца.— Несчастные Бетти и Дороти.— Последняя фраза означала, что он снова взял себя в руки.

— Да, Аннабелл, я их упустила.— Я чувствовал, как во мне зреет раздражение.— И это еще не самое плохое. Если хочешь, я расскажу.

— Слушаю тебя.

Я пересказал остальное, и он произнес:

— Понятно. Ты упустила корабль. Ты потеряла Бетти и Дороти. Теперь наши друзья тебя раскрыли, элемент секретности утерян безвозвратно и все твои дальнейшие действия бесполезны.— Пауза.— Жду тебя в своем кабинете сегодня, в девять часов вечера. Пусть Харриет доставит судно обратно на базу.

— Слушаюсь, сэр.— Пошла к чертям эта Аннабелл.— Я это ожидал. Я провалил дело. Подвел вас. Меня отстраняют.

— Девять часов вечера, Каролина. Я буду ждать.

— Ждать придется долго, Аннабелл.

— Что ты хочешь этим сказать? — Если бы у дядюшки Артура был грозный густой бас, он произнес бы эту фразу грозным густым басом. Но такого голоса у него не было. Он продолжал говорить монотонно и бесстрастно, но слова звучали куда более мрачно, чем монолог самого знаменитого трагика на театральных подмостках.

— Самолеты сюда не летают, Аннабелл. Почтовый корабль придет только через четыре дня. Погода портится, и я бы не рискнула идти на нашей посудине через пролив. Боюсь, что я здесь застряла на неопределенный срок.

— Вы считаете меня идиотом, сэр? — Наконец-то и его разобрало.— Утром высаживайтесь на берег. В полдень за вами прилетит вертолет береговой спасательной службы. В девять вечера, у меня в кабинете. И не заставляйте ждать.

Момент наступил. Последняя попытка.— Не могла бы ты дать мне еще двадцать четыре часа, Аннабелл?

— Вы просто смешны. Мне время дорого. До свидания.

— Умоляю вас, сэр.

— Я был о вас лучшего мнения. До свидания.

— До свидания. Может быть, и встретимся когда-нибудь. Хотя вряд ли. Прощайте.

Я выключил передатчик, закурил сигарету и стал ждать. Вызов прозвучал через полминуты. Я подождал еще полминуты для порядка и включил рацию. Мне уже нечего было терять, и я был абсолютно спокоен.

— Каролина? Это ты, Каролина? — Могу поклясться, что в его голосе промелькнула нотка беспокойства. Это можно было занести в Книгу рекордов Гиннесса.

— Да.

— Что ты сказала? В самом конце разговора?

— Прощайте. Я сказала — прощайте, а ты сказала — до свидания.

— Перестаньте паясничать, сэр! Вы сказали...

— Если хотите, чтобы я оказался на борту этого вертолета,— сказал я,— вам придется дополнительно прислать охрану. Вооруженную. Надеюсь, они не новички. У меня с собой «люгер», и я умею с ним обращаться, как вам известно. И если мне придется пристрелить кого-нибудь и предстать перед судом, то вам тоже надо будет там присутствовать, потому что я не совершил проступка, который даже вы, со своими связями, смогли бы мне инкриминировать. Поэтому нет юридических оснований для ареста ни в чем не повинного человека группой вооруженных людей. Более того, я больше не ваш подчиненный. В условиях моего контракта черным по белому значится, что я могу его расторгнуть в любой момент, если только в это время я не занят непосредственно в проведении операции. Вы меня отстранили, вы вызвали меня в Лондон. Просьба о моей отставке ляжет вам на стол с первой же почтой. Бейкер и Делмонт не были вашими друзьями. Они были моими друзьями. Мы дружили с тех самых пор, как я поступил на работу. Теперь вы, сидя в своем кабинете, опрометчиво возлагаете ответственность за их смерть на меня, хотя вам прекрасно известно, что ни одна операция не начнется без вашего официального разрешения. А вы еще отказываетесь предоставить мне последний шанс свести счеты. Я устал от вашей недальновидности и бессердечия. Прощайте.

— Подожди минутку, Каролина.— В его голосе прозвучали осторожные, почти примирительные интонации.— Не надо дуться.— Я был уверен, что никто никогда не разговаривал в таком тоне с контр-адмиралом сэром Артуром Арнфорд-Джейсоном, но его это не очень расстроило. Он был хитер, как лиса. Его проницательный, острый ум оценивал и отбрасывал варианты со скоростью компьютера. Он предполагал, что я веду игру, и если так, то насколько он может позволить себе поддаться на мою приманку, чтобы окончательно загнать меня в угол и отрезать все пути к отступлению. Наконец, он тихо произнес: — Вы же не собираетесь сидеть на месте и лить слезы. Вы что-то задумали.

— Да, сэр. Я кое-что задумал.— Хотелось бы мне знать, что именно я задумал.

— Я дам тебе двадцать четыре часа, Каролина.

— Сорок восемь.

— Сорок восемь. После этого возвращаетесь в Лондон. Договорились?

— Обещаю.

— Кстати, Каролина...

— Да, сэр?

— Мне не понравилось, как ты со мной говорила. Надеюсь, что это больше не повторится.

— Нет, сэр. Простите, сэр.

— Сорок восемь часов. Связь в полдень и в полночь.— Щелчок. Дядюшка Артур пропал.

Когда я вышел на палубу, уже рассвело. Холодный косой дождь буравил пенящуюся поверхность моря. «Файеркрест», натягивая якорную цепь, тяжело переваливался на волнах, описывая дугу градусов в сорок. Боковая качка на гребне волны сменялась килевой при прохождении впадины. При этом цепь дергалась с такой силой, что приходили невеселые мысли: выдержит ли такие испытания фал, которым я закрепил мешки с аквалангом и надувной лодкой к якорю.

Ханслетт спрятался от ветра позади салона, хотя это ненадежное укрытие не спасало от дождя.

— Что ты на это скажешь? — он указал на белеющие вдалеке очертания «Шангри-ла», то появляющиеся, то исчезающие из поля нашего зрения в такт волнам. Окна надстройки в передней части, где находилась рулевая рубка, были ярко освещены.

— У кого-то бессонница,— ответил я.— Или проверяют, не сорвало ли якорь. А ты что думаешь? Наши недавние гости громят радиоаппаратуру «Шангри-ла» при помощи лома? Может быть, они вообще свет на ночь не выключают...

— Зажгли десять минут назад. А теперь вдруг погасили, видишь? Любопытно. Ну, как поговорил с дядюшкой?

— Плохо. Уволил меня, потом передумал. У нас сорок восемь часов времени.

— Сорок восемь часов? Что ты собираешься за это время сделать?

— Бог знает. Сначала немного поспать. Тебе тоже бы не помешало. Для гостей уже слишком светло.

Проходя мимо салона, Ханслетт невзначай спросил:

— Интересно, а как тебе понравился констебль полиции Макдональд? Тот, что помоложе.

— Что ты имеешь в виду?

— Какой-то он грустный, подавленный, мрачный: Как будто у него на душе тяжесть.

— Может, он такой же, как я. Не любит вставать среди ночи. Или у него с девушкой размолвка вышла. И если это так, то должен тебе сознаться: личная жизнь констебля полиции Макдональда меня меньше всего интересует. Спокойной ночи.

Надо было внимательней отнестись к замечанию Ханслетта. Ради него самого.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Вторник, 10 утра — 10 вечера

Мне, как и всякому человеку, надо высыпаться. Часов десять или даже восемь нормального сна, и я снова стал бы самим собой. Может быть, не излучающим радостный оптимизм — повода для этого не было, но, во всяком случае, свежим, сосредоточенным, способным мыслить быстро и действовать незамедлительно. Как сказал бы дядюшка Артур, на грани здравого смысла, но это лучшее, на что я был способен. Но десяти часов у меня не оказалось. Да и восьми тоже. Ровно через три часа после того, как я провалился в сон, его как рукой сняло. Не мудрено. Попробуй спать, когда у тебя над ухом стучат и орут так, что перепонки лопаются.

— Эй, там, на «Файеркресте»! Эй! — Бум, бум, бум — по борту.— Можно мне подняться на борт? Эй, вы что, спите? Эй!..

Мысленно обругав незваного морского гостя крепкими словами, я опустил нетвердые ноги с кровати и попытался встать. Чуть было не упал. Казалось, что у меня осталась всего одна нога. Шея болела неимоверно. Взгляд в зеркало мгновенно подтвердил, что внешность моя соответствовала внутреннему состоянию. Помятая небритая физиономия, мертвенно-бледная, с большими черными кругами под воспаленными глазами. Я быстро отвел глаза. Видеть такое по утрам было выше моих сил.

Я приоткрыл дверь каюты напротив. Ханслетт спал без задних ног и громко храпел. Я вернулся в свою каюту, надел халат и занялся шарфом. Жуткий тип с луженой глоткой все не унимался. Если не потороплюсь, он разнесет корабль на куски. Я привел прическу в относительный порядок и вышел на палубу.

Там было холодно, мокро и ветрено. Мерзко и серо. Зачем только меня разбудили! Косой дождь лупил по мокрой палубе, вспенивал и без того кипящую белыми бурунами воду за бортом. Ветер натужно гудел в оснастке и гнал по поверхности моря крутые волны, высотой фута в три — достаточно для того, чтобы путешествие на катере среднего размера стало затруднительным и небезопасным.

Впрочем, тому катеру, который пришвартовался к нашему борту, такие волны были нипочем. Он был немного поменьше «Файеркреста», хотя вначале казалось, что это не так, но достаточно большим, чтобы иметь крытую, застекленную рулевую рубку, оборудованную не хуже, чем кабина современного самолета, и расположенный ближе к корме кубрик, на крыше которого без труда поместилась бы футбольная команда. Команда катера состояла из трех человек в черных дождевиках и смешных французских морских бескозырках с черными ленточками сзади. Двое из них набросили швартовые крюки на пиллерсы бортового ограждения «Файеркреста». Полдюжины больших надувных резиновых кранцев предохраняли сверкающий стерильной белизной борт катера от нежелательного контакта с плебейски раскрашенным «Файеркрестом». Мне не нужно было напрягать зрение, чтобы прочесть надпись на бескозырках матросов. Я и так знал, что этот катер обычно покоился на корме «Шангри-ла».

В центре катера, у самого борта, стоял плотный человек, одетый в белый морской китель с блестящими медными пуговицами. Над головой он держал щегольской зонтик для гольфа, при виде которого сам Джозеф позеленел бы от зависти. Он прекратил колотить одетой в белую перчатку рукой по обшивке «Файеркреста» и уставился на меня.

— Ха! — выкрикнул он таким громоподобным басом, какого мне никогда не доводилось слышать.— Так вот и вы, наконец! Не торопитесь, верно? Я промок, промок до нитки! — Несколько мокрых пятен от дождя действительно проглядывали на белом рукаве.— Можно мне подняться на борт? — Он не ждал разрешения, просто перевалил через борт удивительно проворно для человека его возраста и комплекции, и первым проскочил в рулевую рубку «Файеркреста». Это было не слишком вежливо с его стороны, потому что в руках у него был зонт, а я стоял на палубе в одном халате. Войдя вслед за ним, я закрыл за собой дверь.

Это был тип невысокого роста, крепкого телосложения, лет пятидесяти пяти на вид, смуглый, загорелый, с крупными чертами лица, седые волосы подстрижены ёжиком, брови кустистые, нос прямой, тонкие губы сжаты так плотно, будто рот застегнут на молнию. Красивый старикан, если, конечно, вам нравится такой тип лица. Черные, сверлящие глаза осмотрели меня снизу вверх. Если я и произвел на него неотразимое впечатление, то ему удалось героическим усилием скрыть это.

— Простите за задержку,— извинился я.— Не удалось выспаться. Среди ночи к нам явились таможенники, и я долго не мог прийти в себя после этого.— Всегда говори людям правду, если предоставляется возможность сделать это без последствий, как в данном случае, например. Так можно прослыть правдолюбом.

— Таможенники? — Он, видимо, собирался. добавить что-нибудь вроде «чушь» или «глупости», но передумал.— Несносные зануды. Вваливаться среди ночи! Я бы их не пустил. Послал бы куда подальше. Какого дьявола им было надо? — Создавалось впечатление, что у него в прошлом были неприятности с таможней.

— Разыскивают пропавшие химикаты. Их украли где-то в Айршире. Ошиблись адресом.

— Идиоты! — Он выбросил вперед пухлую руку. Свое окончательное мнение о таможенниках он высказал, вопрос был закрыт.— Скурас, сэр Энтони Скурас.

— Петерсен.— От его пожатия я поморщился. Не столько потому, что он так сильно сжал мою руку, сколько из-за огромного количества перстней, врезавшихся в ладонь. Я бы не удивился, узнав, что он и на больших пальцах носит перстни. Я посмотрел на него с интересом.— Сэр Энтони Скурас. Конечно, я о вас много слышал.

— Наверное, ничего хорошего. Журналисты меня не любят, потому что я их презираю. Киприот — судовладелец, который нажил свои миллионы благодаря безжалостному расчету, как они утверждают. Это верно. Вынужденный покинуть Афины по требованию греческого правительства. Правильно. Обзавелся британским гражданством и купил себе рыцарский титул. Святая правда. Занимаюсь благотворительностью и общественной деятельностью. Деньги могут все. Теперь на очереди титул баронета, но ситуация на рынке пока неблагоприятная. Надо подождать снижения цен. Можно воспользоваться вашим передатчиком? Я вижу, у вас он есть.

— О чем вы? — Резкая смена темы разговора Застала меня врасплох, что было неудивительно в моем состоянии.

— О вашем радиопередатчике, старина! Вы что, новости не слушаете? Пентагон отклонил серию важных военных проектов. Цены на стальной прокат стремительно падают. Мне необходимо срочно связаться со своим нью-йоркским брокером!

— Простите. Конечно, это возможно... но ваш собственный передатчик?

— Вышел из строя.— Он еще плотнее сжал губы. Теперь на месте рта возникло что-то вроде поперечной морщины.— Дело срочное, мистер Петерсен.

— Никаких проблем. Вы знаете, как пользоваться этой моделью?

Он улыбнулся тонкой улыбкой, на другую он и не был способен.

Принимая во внимание мощную радиостанцию, которая была у него на борту «Шангри-ла», спрашивать, умеет ли он пользоваться нашей, было все равно, что спросить у пилота трансатлантического реактивного лайнера, может ли он справиться с планером.— Думаю, что управлюсь; мистер Петерсен.

— Позовите меня, когда закончите. Я буду в салоне.— Он позовет меня раньше, чем закончит. Он позовет меня до того, как начнет. Но я не мог сказать ему об этом. Никогда не надо болтать лишнее. Я спустился в салон, чтобы тем временем побриться, но передумал. Времени не хватит. Все должно кончиться быстро.

Так и случилось. Он появился в дверях салона через минуту с унылым лицом.

— Ваша рация не работает, мистер Петерсен.

— С этими старыми аппаратами надо уметь обращаться,— тактично заметил я.— Может быть, я...

— Я сказал, что она не работает. Это значит, что не работает.

— Чертовски странно. Она работала...

— Хотите попробовать?

Я попробовал. Никакого эффекта. Я крутил ручки и щелкал переключателями. Ничего.

— Что-то с питанием, наверное,— предположил я.— Сейчас проверим.

— Не потрудитесь ли снять переднюю панель?

Я с удивлением уставился на него. Выждав немного, сменил выражение на напряженно задумчивое.— Вам известно что-то, о чем я не догадываюсь, сэр Энтони?

— Сами увидите.

Конечно, я увидел и изобразил последовательно удивление, непонимание, досаду и, наконец, праведное возмущение. После этого произнес:

— Вы знали. Откуда вам было это известно?

— Ответ сам напрашивается.

— Ваш передатчик,— медленно сказал я.— Он не просто вышел из строя. У вас был тот же ночной гость.

— И на «Орионе».— Он опять поджал губы.— Большой голубой двухмачтовик, стоит недалеко от моей яхты. Единственное судно в гавани, не считая наших, где есть передатчик. Вернее, был. Разбит. Я только что оттуда.

— Разбит? И у них тоже? Но кто же мог на такое пойти; скажите Бога ради? Не иначе как дело рук сумасшедшего.

— Вот как? Дело рук сумасшедшего? Я в этих вопросах кое-что смыслю. Моя первая жена была...— Он внезапно замолчал, как-то странно потряс головой и затем продолжал, медленно выговаривая слова: — Действия психически больного иррациональны, случайны, бесцельны по сути совершаемых поступков. То, с чем мы столкнулись, абсолютно иррационально, но неслучайно и преследует определенную цель. Все заранее продумано и спланировано. Есть и причина для подобной акции. Сначала я думал, что кто-то хочет лишить меня связи с материком. Но это невозможно. Лишив меня временно возможности общения, никто ничего не приобретет, а я ничего не потеряю.

— Но вы же сами сказали, что на нью-йоркской бирже...

— Пустяки,—-ответил он презрительно.— Никому не хочется расставаться с деньгами, даже если речь идет всего о каких-то нескольких миллионах. Нет, мистер Петерсен. Дело не во мне. Здесь есть некие А и В. Для А жизненно важно поддерживать постоянную связь с материком. Для В не менее важно, чтобы А был лишен этой возможности. Вот и предпринимает меры. Что-то интересное происходит в Торбее. Речь идет о крупной игре. У меня на такие дела нюх. .

Он был совсем не глуп. Впрочем, идиотам редко удавалось пробиться в мультимиллионеры. Я бы сам на его месте не смог лучше оценить обстановку.

— Вы еще не обращались в полицию?

— Сейчас туда направляюсь. Только сначала сделаю пару звонков.— Его глаза вдруг заблестели холодным огнем.— Если, конечно, наш друг не разбил оба телефона-автомата на главной улице.

— Он сделал лучше. Обрезал провода. Где-то на берегу пролива. Где именно, никому не известно.

Он уставился на меня, потом зашагал к выходу, но вдруг остановился и вновь повернулся ко мне. Лицо его ничего не выражало.

— Откуда вам это известно? — Тон соответствовал выражению лица.

— Полицейские сообщили. Они были у нас на борту вместе с таможенниками этой ночью.

— Полиция? Чертовски странно. Что было нужно полиции? — Он замолчал и смерил меня своим холодным взглядом.— Личный вопрос, мистер Петерсен. Я не собираюсь вмешиваться не в свое дело, но чтобы не возникало сомнений, ответьте. Что вам здесь нужно? Только без обид.

— Никаких обид. Мы с другом — морские биологи. Научная экспедиция. Корабль не наш — Министерства сельского хозяйства и рыболовства.— Я улыбнулся.— У нас безупречные анкеты, сэр Энтони.

— Морская биология? Можно сказать, это мое хобби. Любитель, разумеется. Надо бы как-нибудь побеседовать.— Он говорил рассеянно, мысли его были далеко.— Вы можете описать внешность полицейского, мистер Петерсен?

Я сделал это, он утвердительно кивнул.

— Это он, правильно. Странно, очень странно. Надо будет перекинуться с Арчи парой слов об этом.

— Арчи?

— Сержант Макдональд. Я пятый сезон подряд устраиваю стоянку в Торбее во время плавания. Ни юг Франции, ни Эгейское море не могут сравниться со здешними местами. Неплохо узнал кое-кого из местных за это время. Он был один?

— Нет. С ним был молодой констебль. Его сын, как он сказал. Невеселый тип.

— Питер Макдональд. У него есть причины для грусти, мистер Петерсен. Два его брата-близнеца шестнадцати лет погибли несколько месяцев тому назад. Учились в Инвернесской школе. Пропали во время последней снежной бури в Йорнгормсе. Отец покрепче, держит себя в руках. Ужасная трагедия. Я знал их. Славные ребята.

Я промямлил что-то подобающее случаю, но он меня не слушал.

— Мне пора идти, мистер Петерсен. Надо передать это чертовски странное дело в руки Макдональда. Не знаю, правда, чем он сможет помочь. Потом ухожу в небольшой круиз.

Я посмотрел через стекло рубки на свинцовые облака, покрытое белыми бурунами море, хлещущий дождь.

— Подходящий денек вы выбрали.

— Чем хуже погода, тем лучше. Бравада ни при чем. Штиль мне больше по душе, как любому нормальному человеку. Только что установил новые стабилизаторы на верфи в Клайде — мы прибыли сюда всего два дня тому назад. А сегодня как раз подходящая погода, чтобы проверить их в действии.— Он неожиданно улыбнулся и протянул руку.— Простите за вторжение. Отнял у вас уйму времени. Грубоватым показался, наверное. Есть за мной такой грешок. Не хотите вместе со своим коллегой пропустить стаканчик у меня на борту сегодня вечером? В море мы ужинаем рано. Часов в восемь, подойдет? Я пришлю катер.

Это означало, что на ужин нас не приглашают, хотя было бы совсем неплохо отдохнуть от кухни Ханслетта с его неизменными печеными бобами, черт бы их подрал. Тем не менее даже такое приглашение вызвало бы черную зависть в некоторых весьма респектабельных домах Англии. Не секрет, что представители английской аристократии, вплоть до самых голубых кровей, включая королевскую, почитали приглашение провести уик-энд на острове Скураса, неподалеку от берегов Албании, как главное событие светской жизни года. Скурас не стал дожидаться ответа и, видимо, не предполагал его услышать. Я его не осуждал. Много лет прошло с тех пор, как Скурас обнаружил, что человеческая натура неизменна и, следуя законам человеческого поведения, никто никогда не отвергнет его приглашения.


— Собираетесь рассказать мне о разбитом передатчике и спросить, что я намерен предпринять по этому поводу, черт возьми? — В голосе сержанта Макдональда звучала усталость.— Так вот, мистер Петерсен, мне уже все известно. Сэр Энтони Скурас был здесь полчаса тому назад. Сэру Энтони было что сказать. И мистер Кемпбелл, владелец «Ориона», только что ушел. Ему тоже было о чем поговорить.

— Я не из таких, сержант. Не люблю много говорить.— И попытался изобразить неловкую улыбку.— Конечно, кроме тех случаев, когда полиция и таможенники вытаскивают меня из постели среди ночи. Похоже, что наши общие друзья отчалили?

— Сразу же после того, как высадили нас на берег. С таможней вечная морока.— Похоже, что ему, как и мне, не мешало бы выспаться.— Скажу вам честно, мистер Петерсен, просто не знаю, что делать с этими поломанными передатчиками. Кому только понадобилось пойти на такую пакость?

—  Именно это я и хотел у вас узнать.

— Я могу поехать с вами на корабль,— медленно проговорил Макдональд.— Могу прихватить с собой блокнот, все осмотреть подробно и записать, попытаться найти разгадку. Но я не знаю, что искать. Может быть, если бы я понимал в отпечатках пальцев, умел проводить анализ под микроскопом, что-нибудь и обнаружил бы. Но я не умею этого. Я всего лишь полицейский сержант с острова, а не бригада криминалистов. Это работа для следственной группы. Нам придется связываться с Глазго. Хотя сомневаюсь, что они пришлют пару детективов для расследования дела о нескольких разбитых радиолампах.

— Старик Скурас высоко летает.

— Простите?

— Он человек могущественный. У него связи. Если бы Скурас хотел действовать, я уверен, что проблем бы не было. Когда нужда возникнет и настроение появится, он может очень многим кровь попортить, я уверен.

— В залив Торбей никогда не заплывал человек такой доброты и порядочности,— в голосе Макдональда послышались теплые нотки. Суровое смуглое лицо Макдональда могло скрыть все, любое чувство, но на этот раз ему ничего не надо было скрывать.— Может быть, он живет не так, как мы. Может быть, он жесткий, даже жестокий в своем бизнесе. Может быть, его личная жизнь полна темных пятен, как намекают газетчики. Меня это не касается. Но если вы захотите найти в Торбее человека, который хоть слово против  него скажет, то только зря потеряете время, мистер Петерсен.

— Вы меня неправильно поняли, сержант,— мягко сказал я.— Ведь я его совсем не знаю.

— Верно. Зато мы знаем. Видите это? — Он указал через окно участка на большой деревянный дом в шведском стиле, высившийся рядом с пирсом.— Здание нашей новой ратуши. Таун Холл, так его называют. Подарок сэра Энтони. А те шесть маленьких коттеджей на холме? Специально для стариков выстроены. Опять сэр Энтони — все расходы до последнего пенни из его кармана. Кто возит наших школьников на соревнования в Обэн? Тот же сэр Энтони на «Шангри-ла». Участвует во всех благотворительных проектах, а теперь планирует построить верфь, чтобы дать работу молодым людям в Торбее. Здесь с работой не очень хорошо, сами знаете. .

— Что сказать, молодец старина Скурас. Взял вас под свою опеку. Повезло Торбею. Не откажусь, если он мне купит новый передатчик.

— Я буду держать ухо востро, мистер Петерсен. Большего не могу сделать. Если что-нибудь прояснится, тут же дам вам знать.

Поблагодарив его, я ушел. Мне ведь совсем и не хотелось к нему приходить, но было бы очень странно, если бы я не добавил свой голос к жалобному хору пострадавших.

Я был очень рад тому, что отметился.

Дневной прием из Лондона был плохим. Причина была не в том, что по ночам всегда лучше слышно, чем днем из-за помех, а в том, что я не мог воспользоваться внешней телескопической антенной. Тем не менее слова разобрать было можно. Голос дядюшки Артура звучал бодро и отчетливо.

— Ну, Каролина, мы обнаружили наших пропавших друзей,— сказал он.

— Сколько? — осторожно спросил я. Двусмысленные намеки дядюшки Артура далеко не всегда были такими прозрачными, как ему казалось.

— Все двадцать пять.— То есть прежняя команда «Нантвилля» в полном составе.— Двое из них ранены, но серьезная опасность им не грозит, поправятся.— Теперь было ясно, что означала кровь в каютах капитана и старшего механика.

— Где? — спросил я.

Он дал мне координаты. К северу от Уексфорда. «Нантвилль» плыл из Бристоля. Он не мог быть в пути больше нескольких часов, прежде чем попасть в беду.

— Точно такая же процедура, как в предыдущих случаях,— продолжал дядя Артур.— Пару ночей их держали на заброшенной ферме. Еды и питья достаточно. Даже одеяла были, чтобы не замерзнуть. Однажды утром они просыпаются и обнаруживают, . что охрана исчезла.

— Но как удалось задержать ээ... нашего друга? — Я чуть было не ляпнул про «Нантвилль», а дядюшке Артуру это явно не понравилось бы.

— Как обычно. Нельзя им отказать в изобретательности, Каролина. Сначала их люди тайком проникали на корабль еще в порту, потом эта комедия с тонущей рыбацкой шхуной, наконец, полицейская инспекция и случай острого аппендицита на яхте в открытом море. Я думал, что они начнут повторяться. Но на сей раз они придумали нечто новенькое. Наверное, потому, что впервые захватывали корабль в ночное время. Спасательные плотики, на них человек десять, прямо по курсу корабля. Кругом разлита нефть. Такой слабый аварийный фонарь, что и в миле не разглядишь. Так и задумано, наверное. Остальное тебе известно.

— Да, Аннабелл.— Остальное мне известно. После этого все было как обычно. Спасенные жертвы, забыв об элементарной благодарности, вдруг вытаскивают пистолеты, окружают команду, набрасывают им на головы черные мешки, чтобы они не увидели корабль, который придет за ними. Пересаживают их на борт неизвестного корабля, высаживают на берег ночью в безлюдном месте и препровождают до места временного заключения. Иногда приходится идти довольно долго. Заброшенная ферма. Всегда заброшенная ферма. И неизменно в Ирландии. Трижды на севере и теперь уже второй раз на юге. В то же время новая команда отгоняет похищенное судно одному Богу известно в каком направлении, и мир узнает об исчезновении корабля только через два-три дня, когда настоящая команда, после вынужденного отдыха на ферме, вдруг объявляется в каком-нибудь Богом забытом уголке и бросается к ближайшему телефону.

— Бетти и Дороти,—спросил я,— были все еще в укрытии, когда команду переводили на другой корабль?

— Предполагаю. Но не знаю. Детали продолжают выясняться, и доктора, насколько я понимаю, пока никого не пускают к капитану.— Только капитан знал о присутствии на борту Бейкера и Делмонта.— Остался сорок один час, Каролина. Что ты уже сделала?

На минутку я с раздражением подумал, о чем это он говорит, черт возьми. Потом вспомнил. Он дал мне сорок восемь часов. Семь уже прошло.

— Три часа спала.— Ему это может показаться непозволительной роскошью. Его сотрудникам спать не полагалось.— Говорила с береговой полицией и с богатым владельцем яхты, которая стоит рядом с нами. Сегодня вечером нанесем ему официальный визит.

Возникла пауза.

— Что вы собираетесь делать сегодня вечером, Каролина?

— Идем на прием. Нас пригласили. Меня и Харриет. На коктейль.

На этот раз пауза затянулась существенно дольше. Затем он сказал:

— У вас в запасе сорок один час, Каролина.

— Да, Аннабелл.

— Предполагаем, ты понимаешь, что делаешь.

— Присоединяюсь к общему мнению.

— Ты не отказалась от первоначальной идеи? Нет, не это. Ты слишком упряма и... и...

— Глупа?

— Кто этот яхтсмен?

Я сказал ему. Это заняло немало времени отчасти потому, что мне приходилось использовать для имен его идиотский код, а отчасти из-за того, что я подробно пересказал ему все, что сказал мне Скурас и что говорил о Скурасе Макдональд. Когда он снова заговорил, голос его звучал вкрадчиво и настороженно. Раз уж дядюшка Артур меня не видел, я позволил себе цинично улыбнуться. Не всем членам Кабинета Министров удавалось рассчитывать на приглашение отужинать со Скурасом, зато первые заместители — люди, в чьих руках находится настоящая власть,— имели за его столом постоянные места и салфетки с вышитыми инициалами. Заместителей министра дядюшка Артур ненавидел лютой ненавистью.

— Вы должны внимательно следить за каждым своим шагом, Каролина.

— Бетти и Дороти больше не вернутся, Аннабелл. Кто должен платить? Я хочу, чтобы кто-то ответил за это. Ты тоже этого хочешь. Мы все хотим.

Но ведь это невозможно, чтобы человек с таким положением, таким богатством...

— Прости, Аннабелл, я не понимаю.

— Такой человек. Черт возьми, Каролина, я прекрасно его знаю! Мы вместе ужинаем. Друг с другом на ты. Теперешнюю его жену знаю еще лучше. Бывшая актриса. Такой филантроп. Человек, который пятый сезон подряд проводит в этих местах. Неужели такой человек, миллионер, будет тратить свое время на то, чтобы организовывать подобное...

— Скурас? — Я назвал его по коду. В моем голосе звучал недоуменный вопрос, как будто до меня только что дошло, о чем говорит дядюшка Артур.— Я не сказала, что подозреваю его, Аннабелл. У меня нет причин его подозревать.

— Ага! — Нелегко в одном коротком слове выразить одновременно сердечное облегчение, глубокое удовлетворение и сдержанную радость, но дядюшка Артур проделал это без труда.

— Тогда зачем идти? — Случайному слушателю показалось бы, что в голосе дядюшки Артура промелькнула нотка болезненной ревности, и случайный слушатель был бы прав. Дядюшка Артур имел одну слабость — он был большим великосветским снобом.

— Я хочу посмотреть на его разбитый передатчик.

— Зачем?

— Подозрения замучили, скажем так, Аннабелл. Не больше.— Похоже, что дядюшка Артур приобрел обыкновение подолгу молчать сегодня. Наконец он сказал:

— Подозрения? Только подозрения? Но ты говорила сегодня утром, что у тебя есть определенный план?

— Есть кое-что. Я хочу, чтобы вы связались с конторой Пост Офис Сэйвингс Банк в Шотландии. После этого надо просмотреть разделы происшествий в подшивках некоторых шотландских газет. Я предлагаю «Глазго Геральд», «Скоттиш Дейли Экспресс» и, особенно, местный еженедельник «Обэн Таймс».

— Ага! — На этот раз без облегчения, но удовлетворенно.— Это больше похоже на дело, Каролина. Поясни, что тебе нужно и зачем.

Я пояснил, что и зачем мне было нужно. На это ушло куда меньше времени, чем на кодирование. Когда закончил, он сказал:

— Попрошу сотрудников заняться этим незамедлительно. К полуночи у меня будет вся необходимая информация.

— Тогда она мне будет уже ни к чему, Аннабелл. Полночь — это слишком поздно.

— Не требуй невозможного, Каролина.— Он пробурчал себе под нос что-то неразборчивое, затем сказал:— Нажму на все педали, Каролина. В девять часов.

— В четыре часа, Аннабелл.

— Сегодня, в четыре? — В способности изобразить недоумение он обставлял меня в два счета.— Через четыре часа? Ты действительно не понимаешь, что говоришь.

— Вы можете за десять минут занять этим десять человек. А за двадцать минут — все двадцать. Разве есть предел вашим возможностям? Перед вами открыты все двери. Особенно дверь кабинета помощника комиссара. Профессионалы не убивают ради интереса. Они убивают по необходимости, чтобы выиграть время. Им дорог каждый лишний час. А если им дорог этот час, насколько он должен быть дорог нам? Или ты считаешь, что мы имеем дело с любителями, Аннабелл?

— Выходи на связь в четыре,— с тяжелым вздохом сказал он.— Посмотрим, что я смогу для тебя сделать. Твои действия сейчас, Каролина?

— Ложусь в постель,— сказал я.— Хочу соснуть немного.

— Конечно. Время, как ты говоришь, дорого. Ты ведь не собираешься его терять, Каролина? — Он отключился. В его голосе звучала горечь. Это и понятно. Но, тем не менее, если не учитывать бессонницу, следующей ночью он мог рассчитывать на полную норму времени для сна. Мне же не приходилось на это надеяться. Никакого предчувствия или предвиденья у меня не было. Было только подозрение. Немалое подозрение, размером не меньше Эмпайр Стейт Билдинг. И касалось оно «Шангри-ла».

Я услышал только самый конец трели будильника, прозвучавшей без десяти четыре. Самочувствие стало еще хуже, чем когда мы легли после жалкого обеда из солонины с картофельными хлопьями. Будь старый Скурас приличным человеком, он бы позвал нас к ужину. Я не просто старился, я старел. Слишком долго гнул спину на дядюшку Артура. Платили хорошо, но расписание и условия работы — готов поклясться, что дядюшка Артур не видел миски с солониной со времен второй мировой войны — были ужасающими. Кроме того, постоянная тревога, в основном за собственную жизнь, сильно выматывает человека.

Ханслетт вышел из своей каюты одновременно со мной. Он выглядел ничуть не моложе меня. Если уж им приходится полагаться на пару таких старых калош, как мы, подумал я мрачно, подрастающее поколение представляет совсем удручающую картину.

Проходя через салон, я подумал о тех типах, которые красочно расписывают Западные Острова, и в частности залив Торбей, как истинный рай для любителей морских прогулок, которому нет равных в Европе. Совершенно ясно, что они здесь ни разу не были. Флит-сдрит была их домом, и из дома они никогда носа не показывали, да и не хотели этого делать. Невежественная компания писак для рекламных туристических агентств, которым Кингс Кросс кажется северной границей цивилизации. Может, не так уж они и глупы, если предпочитают севернее Кингс Кросс не забираться.

Было четыре часа дня, но осенью в это время уже скорее ночь, чем день. Солнце еще не зашло, хотя ждать оставалось недолго. Но это ничего не меняло, так как шансов пробиться через густые темные облака, несущиеся на восток к темной полосе горизонта за Торбеем, у солнечных лучей не было никаких. Косой порывистый дождь, сыплющий над заливом, уменьшал и без того скудную видимость до каких-нибудь четырехсот ярдов, не более. Поселка, расположившегося в полумиле на берегу, у подножия крутых, поросших соснами холмов, как бы не существовало. На северо-западе показались огни корабля, огибающего мыс. Должно быть, Скурас возвращался после испытания новых стабилизаторов. Главный кок колдует сейчас на камбузе «Шангри-ла» над каким-нибудь диковинным блюдом, которое нам так и не придется отведать. Я попытался прогнать мысль о еде, но она упорно не уходила. Тогда загнал ее как можно дальше и пошел вслед за Ханслеттом в моторный отсек.

Ханслетт нацепил вторые, наушники и пристроился прямо на полу рядом со мной, положив на колено блокнот. Он, помимо всего остального, владел стенографией. Я надеялся, что дядюшка Артур сообщит нам нечто важное и присутствие Ханслетта понадобится. Так и случилось.

— Поздравляю, Каролина,— дядюшка Артур сразу перешел к делу.— Ты действительно на правильном пути.— Если и можно придать невыразительному монотонному голосу теплые нотки, то дядюшке Артуру это удалось. Он был настроен явно дружелюбно. Возможно, приемник барахлил, но сердитого окрика я пока не услышал.— Мы просмотрели банковские книги Пост Офис Сэйвингс,— продолжал он. После перечисления номеров счетов, дат вкладов и их размеров, которые меня совсем не интересовали, сказал: — Последние вклады были сделаны 27 декабря. Как всегда, десять фунтов в каждом случае. На настоящий момент на этих счетах по 78 148 фунтов и 6 шиллингов. Одна и та же сумма. Счета не закрыты.

Он выдержал паузу, чтобы дать мне возможность его поздравить, и затем продолжал:

— Это еще пустяки, Каролина, слушай дальше. Ты интересовалась таинственными происшествиями, смертями и исчезновениями на западных берегах Инвернессшира или Аргайлла и. всем, что происходило с людьми в этих районах. Мы вышли на жилу, Каролина, мы действительно наткнулись на жилу! Боже мой, почему же мы раньше об этом не подумали! Готовы записывать?

— Харриет готова.

— Тогда поехали. Похоже, что для навигации у западных берегов Шотландии выдался самый несчастливый сезон за долгие годы. Но сначала один прошлогодний случай. Яхта «Пинто», надежный морской корабль сорока пяти футов длиной, с мотором, вышла из Кайл оф Лохалш в 8 вечера 4 сентября и взяла курс на Обэн. Туда она не пришла. Никаких следов не найдено.

— Как было с погодой в то время, Аннабелл?

— Я предполагала, что ты меня спросишь об этом, Каролина.— Сочетание скромности и самодовольства у дядюшки Артура порой здорово раздражает.— Я связывалась с метеорологами. Волнение — один балл, переменная облачность. Иными словами, полный' штиль и ясное небо. Теперь переходим к этому году. 6 апреля, затем 26 апреля. «Вечерняя звезда» и «Джинни Роуз». Две рыболовецкие шхуны с восточного побережья. Одна из Бакки, другая из Франзербурга.

— Но обе находились в западных водах?

— Не надо вырывать у меня кусок изо рта,— взмолился дядюшка Артур.— Обе шхуны направлялись в Обэн. «Вечернюю звезду», которая шла первой, нашли на скалах недалеко от Айлэя. «Джинни Роуз» исчезла без следа. Ни одного члена команды не удалось обнаружить. Затем опять происшествие, 17 мая. На этот раз — известная гоночная яхта «Кап Гри Не», английского происхождения и приписки, несмотря на французское название. Очень опытные шкипер, штурман и экипаж. Все они неоднократно участвовали, и не без успеха, в морских регатах. Класс высокий. Вышли из Лондондерри, взяв курс на север Шотландии, в прекрасную погоду. Исчезли. Яхту или то, что от нее осталось, обнаружили только месяц спустя выброшенной на берег острова Скай.

— А команда?

— Зачем спрашивать? Так и не обнаружена. Наконец, последний случай, несколько недель назад — 8 августа. Муж, жена и двое детей-подростков. Сын и дочь. Морской катер, типа спасательного, «Кингфишер». По отзывам, владелец — очень опытный моряк, ходит в море не первый год. Но никогда не пробовал плавать ночью, поэтому выбрал спокойный вечер для ночной прогулки. Исчезли. И катер, и люди.

— Откуда они отправились?

— Из Торбея.

Это слово не выходило у него из головы весь день. У меня тоже. Я сказал:

— Ты до сих пор считаешь, что «Нантвилль» уплыл ко всем чертям в Исландию или прячется в пустынных фьордах северной Норвегии?

— У меня и мысли такой никогда не было.— Стрелка барометра настроения дядюшки Артура неожиданно перескочила с «тепло» на «нормально», что означало нечто среднее между «холодно» и «морозно».— Даты происшествий тебе что-нибудь говорят?

— Да, Аннабелл, говорят, конечно.— Рыбацкая шхуна «Вечерняя звезда» из Бакки была найдена на берегу Айлэя через три дня после того, как у южных берегов Ирландии пропал теплоход «Холмвуд». «Джинни Роуз» исчезла ровно через три дня после того, как в Кэйнт Джордж Чэннел таинственно пропало судно «Антара». Участница морской регаты яхта «Кап 1ри Не», бесславно закончившая свою карьеру на складах острова Скай, исчезла в один день с теплоходом «Хедли Пайониер», который находился в этот момент где-то недалеко от Северной Ирландии. Бывший спасательный катер «Кингфишер», пропавший без вести, вышел из гавани Торбея через два дня после того, как «Харрикейн Спрей» покинул порт Клайда, чтобы, в свою очередь, больше не вернуться. Совпадение — великая вещь, а тех, кто в этом сомневается, я отношу к особому типу интеллектуальных гигантов, вроде одного южноафриканского президента, жившего в двадцатом веке. Он свято верил, что Земля плоская и надо быть очень осторожным, чтобы случайно не сорваться с края, а то будет трудно поручиться за последствия. Но это просто смешно. Шансы на случайные совпадения дат были и так смехотворно ничтожны, в то же время таинственное исчезновение всех до одного членов экипажа четырех небольших судов, потерпевших аварию на такой ограниченной территории, загоняло последний гвоздь в крышку гроба версии о случайных совпадениях. Именно это я и сказал дядюшке Артуру.

— Не будем терять время на очевидные вещи, Каролина,— дядюшка Артур был подчеркнуто холоден, что было несправедливо с его стороны, потому что эта идея возникла у него в голове ровно четыре часа назад, после того, как я ее высказал.— Главное в том, что теперь делать? От Айлэя до Ская расстояние не маленькое. Как нам быть?

— Сможете ли вы обеспечить содействие телевидения и радио?

Возникла пауза.

— Что ты такое надумала, Каролина? — Голос дядюшки Артура был суров и строг.

— Небольшое объявление во время вечерних новостей.

— Ну-ну.— Опять продолжительная пауза.— Во время войны это происходило каждый день, конечно. С тех пор, кажется, всего раз или два. Заставить их невозможно, разумеется. Слишком они упрямы — что Би-Би-Си, что Ай-Ти-Эй.— Его тон не оставлял сомнений по поводу того, что он думает об этих твердолобых реакционерах, которые не терпят вмешательства в свои дела. Странная реакция человека, который сам подходил под это определение.— Если убедить их, что это совершенно не связано с политикой и затрагивает национальные интересы, то шанс есть. Что ты хочешь?

— Объявление о том, что получен сигнал бедствия с тонущей яхты, где-то к югу от острова Скай. Сигналы прекратились, можно ожидать самого худшего. С рассветом береговая спасательная авиация начинает поиски. Все.

— Смогу устроить. Что имеешь в виду, Каролина?

— Я хочу осмотреть окрестности. Мне нужен основательный предлог, чтобы это ни у кого не вызвало удивления.

— Ты собираешься использовать для поисков «Файеркрест»?

— У нас с Харриет есть свои недостатки, Аннабелл, но мы пока не рехнулись. Я бы не решилась выйти на этой посудине в море в плохую погоду. Сила ветра — 7 баллов. Да и поиски на корабле займут уйму времени в таких условиях. Я вот о чем подумала. На восточной оконечности острова Торбей, милях в пяти от поселка, есть одинокая песчаная бухточка, полукруглой формы, надежно прикрытая с берега высокими скалами и лесом. Пришлите, пожалуйста, туда на рассвете большой вертолет.

— На этот раз ты меня принимаешь за чокнутого, Каролина,— холодно заметил дядюшка Артур. По-видимому, рана, оставленная моим презрительным отношением к ходовым качествам его любимого «Файеркреста», еще не зажила.— Ты думаешь, что достаточно мне щелкнуть пальцами и — пожалуйте! — вертолет прибудет к восходу?

— Остается еще четырнадцать часов, Аннабелл. Сегодня в пять утра ты была готова щелкнуть пальцами и прислать сюда вертолет к полудню. Через семь часов. Ровно вполовину меньше. Но повод был очень важный — срочно переправить меня в Лондон, чтобы успеть вдоволь отвести на мне душу, прежде чем уволить.

— Свяжись со мной в полночь, Каролина. Хочу надеяться, что ты отдаешь отчет в своих действиях.

Я ответил: «Так точно, сэр»,— и отключился. Я не имел в виду «Так точно, сэр, я знаю, что делаю», я имел в виду: «Так точно, сэр, я сам на это надеюсь».


Если ковер в салоне «Шангри-ла» стоил хотя бы на пенни меньше пяти тысяч фунтов; значит старик Скурас купил его на барахолке. Размером двадцать на тридцать футов, он переливался сочными цветами, от бронзового до золотого, но золотого оттенка было больше. Он стелился по полу словно пшеничное поле — это впечатление усиливалось благодаря его пушистой фактуре, которая сильно затрудняла передвижение. Через этот чертов ковер приходилось просто продираться. Мне никогда не доводилось видеть предметы большей роскоши, если не принимать во внимание шторы, которые прикрывали большую часть стен салона. По сравнению с ними ковер выглядел дешевкой. Тяжелые занавеси, персидской или афганской работы, спускались вертикальными складками с потолка до пола, переливаясь таинственной игрой вплетенных в ткань блестящих шелковых нитей при каждом покачивании «Шангри-ла». В редких просветах между шторами можно было заметить, что стены салона отделаны полированным деревом ценных, тропических пород. Тем же деревом отделан бар, занимающий целиком одну из стен салона. Диваны, кресла и даже высокие табуреты у стойки бара обиты шикарной темно-зеленой кожей с золотой тесьмой по краям. Это тоже стоило целое состояние. Даже если продать по оптовой цене стоящие тут и там на ковре кованые медные столики, можно было бы год кормить семью из пяти человек в ресторане «Савой Грилл».

На стене слева висели две картины Сезанна. Справа — два Ренуара. С картинами переборщили. В этой комнате им нечего было делать. Их место — в картинной галерее. Здесь они не смотрелись.

Как и мы с Ханслеттом. И не только потому, что наши спортивные пиджаки и шейные платочки резко дисгармонировали с окружающей обстановкой и особенно с бабочками и смокингами хозяина и остальных гостей. Дело в том, что темой своих разговоров они как будто пытались поставить меня с Ханслеттом на место. На незавидное место простолюдинов, мелких служащих. Все эти разговоры о курсах акций, слиянии компаний, доходах, процентах и миллионах долларов производят удручающее впечатление на представителей низших классов. Однако не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: разговор этот они завели совсем не ради нас. Для парней в смокингах и с бабочками ставки и проценты составляли самую суть жизни и, естественно, были главной темой беседы. Впрочем, чувство неловкости испытывали не мы одни. Таких было, по крайней мере, еще двое: лысый, с козлиной бороденкой владелец коммерческого банка Генри Бискарт и крупный, грубоватый шотландец, адвокат по имени Маккаллэм. Им было ничуть не лучше нас, но они и не пытались это скрывать.

Если заснять все происходящее в салоне на кинопленку без звука, то ничего необычного не удалось бы заметить. Все выглядело очень пристойно и солидно. Глубокие кресла располагали к полному расслаблению. Дрова мирно потрескивали в большом камине. Улыбающийся Скурас представлялся мудрым и добрым хозяином жизни. Бокалы не пустели. Кто-то нажимал невидимую кнопку звонка, и появлялся одетый в белый смокинг слуга, наполнял бокалы и бесшумно удалялся снова. Все так цивильно, так богато, так спокойно и мило. Пока не включишь звук, конечно. Вот тут-то и возникает желание оказаться где-нибудь еще.

Скурасу наполнили бокал в четвертый раз за последние сорок пять минут. Он поднял его и улыбнулся своей жене, которая сидела в кресле у камина.

— За тебя, дорогая. За твое терпение. За то, что ты нас всех терпишь. Это путешествие тебе нелегко дается, совсем нелегко. Твое здоровье!

Я взглянул на Шарлотту Скурас. Все посмотрели на Шарлотту Скурас. В этом не было ничего необычного — миллионы людей, затаив дыхание, смотрели на Шарлотту Скурас в ту пору, когда она была одной из самых знаменитых киноактрис Европы. Даже в те времена она уже не была ни очень молода, ни слишком красива. Ей это было не нужно, потому что она была великой актрисой, а не смазливой бездарной кинозвездой. Сейчас она стала еще старше, некрасивее, да и фигура начала расплываться. Но мужчины все еще смотрели на нее. Ей было ближе к сорока, но мужчины еще долго будут не спускать с нее глаз. Такое у нее лицо. Усталое лицо женщины, которая многое испытала, которая жила, радовалась, думала, чувствовала и страдала. Темные карие глаза, в которых светилась тысячелетняя мудрость. Каждая черточка, каждая морщинка — а в них недостатка не было — несла в себе больше смысла, чем целый батальон размалеванных смазливых мордашек современных красоток, которые каждую неделю пялятся на вас с обложек журналов своими пустыми глазами. Приведите всех в одну комнату с Шарлоттой Скурас — их никто и не заметит. Растиражированные на крышках конфетных коробок копии не идут ни в какое сравнение с написанным на холсте оригиналом.

— Ты очень мил, Энтони.— Шарлотта Скурас говорила медленно, низким голосом, с легким иностранным акцентом. Усталая, натянутая улыбка как нельзя более гармонировала с темными кругами под глазами.— Но меня ничто не тяготит. Правда. Ты же знаешь.

— Несмотря на такую уйму гостей? — Скурас расползся в широкой улыбке.— Заседание кабинета директоров компании Скураса на Западных Островах вместо твоего любимого аристократического общества на Ривьере? Да взять, к примеру, Доллмана.— Он кивнул в сторону человека, сидящего рядом с ним. Высокий, худой, в очках с редеющей темной шевелюрой, он производил впечатление человека, который забыл побриться, хотя на самом деле это было не так. Джон Доллман — директор-распорядитель судоходной компании «Скурас Шиппинг Лайнз».

— Что скажешь, Джон? Ты сойдешь за юного виконта Хорли? Того, у которого в голове опилки, а в банке пятнадцать миллионов?

— Боюсь, что с трудом, сэр Энтони.— Доллман был человеком дела, как и сам Скурас. Другие проблемы его просто не интересовали.— С большим трудом. Мозгов у меня существенно больше, а денег куда меньше. Кроме того, я не претендую на роль остроумного собеседника.

— Юный Хорли был настоящей душой компании, правда? Особенно в мое отсутствие,— задумчиво добавил Скурас. Он посмотрел в мою сторону.— Вы знаете его, мистер Петерсен?

— Слышал о нем. Я в таких кругах не вращаюсь, сэр Энтони.

— Хм.— Скурас вопросительно посмотрел на двоих, сидящих рядом со мной. Один из них, с не англо-саксонским имечком Германн Лаворски, вечно подмигивающий весельчак, крупный, с громоподобным смехом и неиссякаемым набором сальных анекдотов, был, как мне сказали, бухгалтером и личным финансовым советником Скураса. Мне никогда не доводилось видеть человека, настолько не похожего на бухгалтера или финансового гения. Вероятно, это свидетельствовало о том, что он — лучший в своем деле. Второй, средних лет, лысоватый, с непроницаемым лицом, большими висячими усами а ля «шериф Уайлд Билл Хикок» и головой, как будто специально вылепленной для котелка, был лорд Чарнли, который, несмотря ,на титул, предпочитал работать брокером в Сити, чтобы свести концы с концами.

— А этих двух друзей к какой категории ты бы отнесла, Шарлотта? — с неизменной широкой улыбкой обратился Скурас к жене.

— Боюсь, я не понимаю тебя.— Шарлотта Скурас смотрела на мужа серьезно, без улыбки.

— Перестань, перестань. Все ты прекрасно понимаешь. Я говорю о том, какую неподходящую для такой молодой и красивой женщины компанию я пригласил.— Он посмотрел на Ханслетта.— Ведь она молода и красива, вы с этим согласны, мистер Ханслетт?

— Ну, видите ли...— Ханслетт откинулся на спинку кресла, сцепил пальцы. Типичная поза простого человека, пытающегося вникнуть в суть вещей.— Что есть молодость, сэр Энтони? Я не знаю.— Он улыбнулся Шарлотте Скурас.— Миссис Скурас никогда не состарится. А о том, что касается привлекательности, считаю вопрос излишним. Для десяти миллионов людей в Европе, включая меня самого, миссис Скурас была самой привлекательной актрисой своего времени.

— Была? Была, мистер Ханслетт? — Скурас наклонился вперед в кресле, улыбка медленно сползала с его лица.— А теперь, мистер Ханслетт?

— Теперь я убедился, что продюсеры миссис Скурас выбирали самых плохих операторов в Европе.— Мрачное, смуглое лицо Ханслетта было бесстрастным.

Он улыбнулся Шарлотте Скурас.

— Надеюсь, вы простите мне вольность.

Будь у меня в руках ритуальный меч и соответствующие права, я бы тут же посвятил Ханслетта в рыцари. Врезав предварительно Скурасу, конечно.

— Время рыцарей еще не прошло,— как бы читая мои мысли, улыбнулся Скурас. Я заметил, как Макаллэм и Бискарт, бородатый банкир, заерзали в своих креслах. Чертовски неловкая ситуация. Скурас продолжал:— Я просто хотел сказать, дорогая, что Чарнли и Лаворски не могут заменить блистательную компанию молодых людей, вроде Велшблада, юного американского нефтепромышленника, или Доменико, этого испанского графа с тягой к занятиям астрономией. Того самого, который так любил водить тебя на корму по ночам, чтобы полюбоваться звездами в Эгейском море.— Он опять посмотрел на Чарнли и Лаворски.— Простите, джентльмены, но вы совсем не подходите для этого.

— Не знаю, стоит ли мне обижаться,— Лаворски был доволен.— У нас с Чарнли есть свои преимущества. Хм... Что-то давненько я не видел нашего юного Доменико.— Из Лаворски получился бы потрясающий конферансье, готовый произнести нужную реплику в нужное время.

— Вы еще долго его не увидите,— мрачно сказал Скурас.— По крайней мере, ни на моей яхте, ни в моем доме.— Пауза.— Нигде рядом с моими владениями. Я обещал ему поинтересоваться цветом его благородной кастильской крови, как только он еще раз попадется мне на глаза.— Скурас неожиданно рассмеялся.— Простите, что вообще упомянул имя этого ничтожества. Мистер Ханслетт, мистер Петерсен, у вас бокалы пустые.

— Вы были очень добры, сэр Энтони. Мы прекрасно провели время.— Старый, глупый болван Калверт. Слишком тупой, чтобы понять, что на самом деле происходит.— Но мы бы хотели вернуться на корабль. Сегодня ночью сильный ветер, и мы с Ханслеттом хотели завести «Файеркрест» под прикрытие острова Гарви.— Я поднялся и подошел к окну, отодвинув шикарную штору в сторону. По весу она напоминала театральный занавес. Не мудрено, что при такой нагрузке ему потребовались стабилизаторы.— Именно поэтому мы не выключали света в каютах и на палубе.

Чтобы можно было издали заметить, не сносит ли корабль. Нас уже оттащило в сторону немного сегодня вечером. Нам надо идти.

— Так рано? Так рано? — В его голосе звучало неподдельное огорчение.— Но, естественно, если вы беспокоитесь...— Он нажал кнопку рядом с кнопкой вызова слуги, и дверь салона открылась. Вошел человек с обветренным лицом и двумя золотыми полосками на рукаве. Капитан «Шангри-ла» Блэк. Он был вместе со Скурасом во время нашей ознакомительной экскурсии по «Шангри-ла». Мы осмотрели, помимо всего прочего, разбитый передатчик — их рация действительно не работала.

— Капитан Блэк. Велите приготовить катер, пожалуйста. Мистер Ханслетт и мистер Петерсен торопятся поскорее вернуться на «Файеркрест».

— Слушаюсь, сэр. Боюсь только, что быстро не получится, сэр Энтони.

— В чем дело? — старый Скурас умел придавать голосу свирепость, не меняя выражения лица.

— Опять старая история,— извиняющимся тоном сказал капитан Блэк.

— Чертов карбюратор,— выругался Скурас.— Вы были правы, капитан Блэк. Вы были правы. Последний раз покупаю катер с бензиновым двигателем. Когда все будет в порядке, сообщите. И прикажите кому-нибудь из матросов следить за «Файеркрестом». Не двигается ли он? Мистер Петерсен опасается, что его сносит.

— Не беспокойтесь, сэр.— Я не понял, обращается Блэк к Скурасу или ко мне.— Все будет в порядке.

Капитан вышел. Скурас некоторое время потратил на то, чтобы расписать преимущества дизельных двигателей перед бензиновыми, после чего заставил Ханслетта и меня приналечь на виски, невзирая на мои протесты. Дело было не в том, что я вообще не люблю этот напиток или не пью тот сорт, который предлагал Скурас. Просто я полагал, что виски — не самый лучший способ подготовки к тому, что меня ожидало этой ночью. Около девяти часов вечера Скурас нажал на кнопку, расположенную в ручке его кресла. Дверцы шкафа автоматически раскрылись, и появился 23-дюймовый экран телевизора.

Дядюшка Артур меня не подвел. Обозреватель новостей поведал драматическую историю о сигналах «SOS» с яхты «Морей Роуз», потерявшей управление и терпящей бедствие где-то южнее острова Скай. Было обещано начать с рассветом интенсивные поиски с моря и с воздуха.

Скурас выключил телевизор.

— В море полно кретинов, которым самое место плавать в пруду. Какая последняя сводка погоды? Кто-нибудь знает?

— Со стороны Гебридов получено штормовое предупреждение. Сила ветра — восемь баллов,— спокойно произнесла Шарлотта Скурас.— Дует зюйд-вест, как они передали.

— С каких пор ты начала слушать прогноз погоды? — спросил Скурас.— Ты же вообще не слушаешь радио. Хотя, конечно, дорогая, я забыл. Тебе нечем себя занять, верно? Значит, зюйд-вест, восемь баллов? А яхта идет прямо из Кайл оф Лохалш, как они сказали. То есть в самое пекло. Они просто спятили. Ведь у них был передатчик, они дали о себе знать. Выходит, они не просто сумасшедшие, а полные идиоты. Слышали прогноз и все равно вышли в море. Настоящие кретины. Куда от них деться, они повсюду!

— Некоторые из этих кретинов сейчас тонут или уже утонули,— сказала Шарлотта Скурас. Круги под глазами потемнели еще больше, но глаза сверкали огнем.

Секунд пять, с каменным выражением лица, Скурас смотрел на нее. Установилась такая мертвая тишина, что я боялся пошевелиться. Вдруг он рассмеялся и повернулся ко мне:

— Женщина всегда женщина, а, мистер Петерсен? Материнское чувство, даже если у самой нет детей. Скажите, Петерсен, вы женаты?

Я улыбался, лихорадочно выбирая: плеснуть ему бокал с виски в лицо или просто садануть чем-нибудь тяжелым. Но потом решил с этим подождать. Помимо того, что это усложнило бы ситуацию в целом, мне не улыбалось добираться до «Файеркреста» вплавь. Поэтому я натужно улыбался, машинально нащупывая под пиджаком нож, потом сказал:

— Боюсь, что нет, сэр Энтони.

— Боитесь, что нет? Боитесь? — Он рассмеялся тем сердечным, дружелюбным смехом, который я на дух не выношу, и продолжал доверительно: — Вы не настолько молоды, чтобы говорить такие наивные вещи. Верно, мистер Петерсен?

— Мне тридцать восемь, и я ни разу не был женат,— бодро ответил я.— Обычная история, сэр Энтони. Те, кого я желал, не желали меня, и наоборот.— Это было не совсем верно. Тип, сидящий за рулем «Бентли» с бутылкой виски в брюхе, по оценке врачей, положил конец моей семейной жизни через два месяца после свадьбы. В знак об этом событии у меня остались шрамы на левой стороне лица. Именно после этого дядюшка Артур перевел меня из морской спасательной службы на новое место. Теперь, узнав, где я работаю, ни одна здравомыслящая девушка не решилась бы связать со мною жизнь. Хуже всего было то, что я не мог ее об этом предупредить. Даже шрамы не помогали.

— По-моему, вы не дурак,— улыбнулся Скурас.— Надеюсь, вы на меня не обижаетесь.— Богатый, довольный Скурас, оказывается, щепетилен. Узкая полоска губ изобразила нечто вроде ностальгической улыбки, как мне показалось. Дальнейшая фраза подтвердила правильность догадки.— Конечно, я шучу. Это совсем не плохо. Мужчина должен быть свободным, Шарлотта?

— Да? — В напряженном взгляде карих глаз мелькнуло беспокойство.

— У нас в спальне есть одна вещица. Не могла бы ты...

— Не проще ли попросить слугу...

— Это моя личная просьба, дорогая. Кроме того, как отметил мистер Ханслетт, по крайней мере внешне, ты куда моложе меня.— Он улыбнулся Ханслетту в знак того, что не обиделся на него, и продолжал: — Фотография. У меня на тумбочке.

— Что? — Она внезапно выпрямилась, вцепившись руками в ручки кресла, будто порываясь подняться. Как будто что-то переключилось внутри Скураса. Смеющиеся глаза вдруг застыли. Взгляд стал зловеще ледяным. Это продолжалось какое-то мгновенье, но Шарлотта среагировала быстрее, чем я ожидал. Она откинулась на спинку кресла, машинально и быстро провела руками по плечам, поправляя короткие рукава платья, прикрывавшие ее загорелые руки до локтей. Быстро, но не настолько, чтобы, я не успел кое-что заметить. На какую-то долю секунды рукава задрались вверх, обнажив руки до самого плеча. Чуть ниже плеча, дюйма на четыре, на каждой руке горели багровые браслеты синяков. Они охватывал руки сплошным кольцом. Таких синяков не бывает ударов или от захвата пальцами. Такие следы оставляет веревка.

Скурас опять улыбался, собираясь нажать кнопку вызова слуги. Шарлотта Скурас молча поднялась и быстро вышла из салона. У меня мелькнула мысль: а не придумал ли я эту страшную картину? Но я прекрасно понимал, что это не было плодом воображения. Мне платили за то, чтобы не воображал лишнего.

Она быстро вернулась, неся в руках фотографию, размером шесть на восемь дюймов. Вручив ее Скурасу, молча уселась на свое место. На этот раз она была предусмотрительно осторожна с рукавами платья.

— Моя жена, джентльмены,— произнес Скурас. Он встал с кресла и передал по рукам фотографию темноглазой и темноволосой улыбающейся женщины с широкими скулами, выдающими славянское происхождение.— Моя первая жена, Анна. Мы были женаты тридцать лет. Супружеская жизнь совсем не так уж плоха, джентльмены.

Будь у меня хоть грамм человеческой порядочности, я бы должен был повалить его на пол и пинать ногами. Чтобы человек открыто заявлял в компании, что он держит на тумбочке у кровати фотографию прежней жены, а потом подвергал новую жену окончательному унижению, приказав принести эту фотографию гостям, было просто непостижимо. Одно только это, не говоря о страшных следах веревки на руках несчастной женщины, говорило о том, что расстрела он недостоин. Но я не мог решиться. Я ничего не мог сделать. В его глазах, как и в голосе, угадывалась неподдельная скорбная искренность. Если он играл, то я такой великолепной игры никогда не видел. Слезинка, скатившаяся из уголка правого глаза, могла принести ему Оскара в любом году с момента изобретения кинематографа. Но если это не было игрой, то перед нами был грустный одинокий человек, уже не молодой, вдруг забывший обо всем на свете, смотрящий безутешно на ту единственную, которую любил, любит и будет всегда любить больше жизни, но которую уже не вернешь. Так и было в действительности.

Если бы можно было забыть о еще одной женщине застывшей, гордой, оскорбленной Шарлотте Скурас, невидящими глазами смотрящей на огонь в камине, у меня бы ком к горлу подкатил от умиления. Но мне было не сложно сдержать свои эмоции. Одному из присутствующих, правда, это не удалось. И возобладало над ним отнюдь не чувство сострадания к Скурасу. Маккаллэм, местный адвокат, побелев от возмущения, поднялся, промямлил что-то срывающимся голосом о плохом самочувствии, пожелал всем спокойной ночи и удалился. Бородатый банкир быстро последовал за ним. Скурас не обратил внимания на их уход. Он неуклюже опустился в кресло, глядя перед собой тем же невидящим взором, что и его жена. Как и она, он пытался увидеть что-то свое в языках пламени. Фотография лежала лицом вниз у него на коленях. Он так и не поднял глаз, когда вошел капитан Блэк и доложил, что катер готов доставить нас обратно на «Файеркрест».

После того, как очутились на борту своего корабля, мы подождали, пока катер удалится на достаточное расстояние, прикрыли дверь салона и приподняли лежащий на полу ковер. Я аккуратно поднял лист газеты, прикрывавший насыпанную тонким слоем на другой лист муку. На ней виднелись четыре отпечатка ног. Мы осмотрели обе каюты, моторный отсек, лабораторию. Все тщательно закрепленные перед отходом на дверях шелковые ниточки были порваны.

Какие-то люди, как минимум двое, если судить по следам в салоне, облазили «Файеркрест» снизу доверху. У них было не меньше часа чистого времени на это. Поэтому и мы с Ханслеттом потратили битый час, чтобы выяснить, что им было нужно. Нам не удалось найти ответ на этот вопрос.

— Ну,— сказал я,— по крайней мере теперь понятно, почему им так хотелось пригласить нас на борт «Шангри-ла».

— Чтобы развязать себе руки? Поэтому и катер был не готов — он находился здесь.

— А что же еще?

— Есть что-то еще. Пока не могу догадаться, но что-то здесь есть.

— Утром поставь меня в известность. Когда будешь говорить с дядюшкой Артуром в полночь, попроси его раскопать все, что возможно, об этих типах на «Шангри-ла» и о том докторе, который лечил покойную леди Скурас. Мне многое хотелось бы знать об этой леди Скурас.— Я пояснил, что именно меня интересовало.— А пока давай перебазируемся к острову Гарви. Мне вставать в три тридцать, а ты можешь дрыхнуть сколько влезет.

Надо было мне внимательней отнестись к словам Ханслетта. Опять я к нему не прислушался. И опять это было нужно сделать ради него. Но мне в то время трудно было предвидеть, сколько может продлиться сон Ханслетта.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. Среда, 5 часов утра — вечерние сумерки

В этих местах говорят: «Темно, как под плащом дьявола». Небо было черным, лес — черным, а ледяная стена дождя сводила на нет последние попытки что- либо разобрать перед собой. Единственный способ обнаружить дерево — стукнуться об него. Единственный способ обнаружить яму — в нее свалиться. Ханслетт, разбудив меня в половине четвертого утра, напоил горячим чаем и рассказал, как прошла ночная беседа с дядюшкой Артуром, пока я спал. Ему показалось, что дядюшка Артур, хотя и обеспечил вертолет, не питает энтузиазма по поводу моей затеи и считает ее пустой тратой времени. Нечасто я бывал целиком согласен с дядюшкой Артуром, но это был как раз такой редкий случай.

Мне начало казаться, что я вообще не смогу найти этот чертов вертолет. Я бы никогда не поверил, что так легко заблудиться, пытаясь пройти какие-то пять миль по ночному лесу. Мне не приходилось преодолевать бурные горные реки, взбираться по отвесным скалам или спускаться с обрывов. Ничего подобного. Остров Торбей представлял собой слегка холмистую, покрытую лесом, поверхность суши, пересечь которую от одного берега до другого во время воскресной послеобеденной прогулки не представляло никакого труда для подтянутого восьмидесятилетнего бодрячка. Мне было далеко до восьмидесяти, но ощущал я себя старше. Впрочем, дело происходило и не в воскресный день.

Неприятности начались с того момента, как я высадился на берегу Торбея со стороны острова Гарви. С того момента, как я попытался высадиться на берег. В ботинках на резине перетаскивать мокрую надувную лодку через скользкие валуны шести футов в диаметре, поросшие водорослями на протяжении долгих двадцати ярдов до берега, занятие костедробильное даже средь бела дня. Когда же кругом тьма кромешная— это совсем недурной способ надежно и быстро свести счеты с жизнью. Упав в третий раз, я разбил фонарь. Еще несколько чувствительных падений — и пришла очередь ручного компаса. А вот глубиномер, несмотря ни на что, оказался целехонек. Ночью, в глухом лесу, без глубиномера никак не обойтись, конечно.

Лодку я припрятал и двинулся вдоль берега в сторону, противоположную поселку. Следуя логике, в конце концов я неминуемо должен был очутиться в песчаной бухточке на дальнем конце острова, где у меня было назначено свидание с вертолетом. По той же логике выходило, что если лес подступал вплотную к берегу, а каменистый берег изобиловал крутыми уступами, которых в полной темноте заметить трудно, я должен был падать в море довольно регулярно. После того, как выбрался из ледяной воды в третий раз, я плюнул на все и углубился в лес. Дело было не в том, что не хотелось промокнуть: так как я не видел смысла в водолазном костюме при прогулке по лесу и сидении в вертолете, то оставил его на «Файеркресте» и уже промок до нитки. Дело было и не в том, что я боялся намочить специальные сигнальные ракеты, предназначенные для связи с пилотом вертолета, они были надежно завернуты в водонепроницаемую ткань. Основной причиной моего ночного блуждания по лесу было то, что если бы я продолжал путешествие по берегу, то рисковал прийти на место встречи к полудню.

Моими единственными ориентирами были косой дождь и рельеф местности. Бухта, к которой я направлялся, находилась на востоке, ветер, почти ураганной силы, задувал с запада, поэтому, пока ледяной дождь лил за воротник, я шел в нужном направлении.

Вдобавок к этому вдоль всего острова Торбей, с запада на восток, тянулся покрытый лесом невысокий хребет. Таким образом, если я начинал спускаться или подниматься, то это значило, что отклоняюсь от курса. Тем не менее порывы ветра непредсказуемо меняли свое направление там, где лес редел или, наоборот, становился гуще. Линия хребта извивалась и неожиданно рвалась. В результате того и другого я потерял уйму времени. За полчаса до рассвета, по моим часам, потому что темень и не думала рассеиваться, я начал сомневаться, успею ли добраться вовремя.

И удастся ли это вертолету? В том, что он сможет приземлиться, у меня не было сомнений — восточный берег был надежно защищен от ветра. Но сумеет ли он вообще туда долететь, совсем другой вопрос. Я смутно представлял себе, что существует какая-то предельная сила ветра для вертолетов, но какая — не имел понятия. А если вертолет не появится, то меня ожидает трудный обратный путь через лес к тому месту, где спрятана лодка, а затем еще более долгое, холодное и голодное ожидание темноты, когда смогу отправиться незаметно обратно на «Файеркрест». Даже сейчас в моем распоряжении оставалось всего двадцать четыре часа. К ночи останется всего двенадцать. Я побежал.

Через пятнадцать минут и, только Богу известно, через сколько шишек, набитых о твердые как сталь стволы сосен, я его услышал. Сначала далекий и слабый, затем все более громкий, неумолимо приближающийся характерный шум вертолетного двигателя. Он летел рано, чертовски рано. Приземлится, увидит, что его никто не ждет, и улетит обратно на базу. Можно понять, в каком отчаянном состоянии я находился, раз у меня и мысли не возникло, как ему приземлиться на таком маленьком пятачке земли. Тем более, как он сможет обнаружить укромную песчаную бухточку в условиях видимости, близких к нулевым. На минуту я даже подумал, а не выпустить ли мне сигнальную ракету, чтобы дать понять пилоту, что я на подходе, но вовремя одумался. Согласно договоренности, сигнальная ракета должна была обозначить место посадки, и только. Если бы я зажег ее здесь, то пилот мог направить вертолет к этому месту, зацепить за вершины деревьев, и тогда конец всему.

Я побежал еще быстрее. Уже много лет мне не приходилось пробегать больше двухсот ярдов, и мои легкие раздувались и сипели, словно дырявые кузнечные мехи. Но я продолжал бежать изо всех сил. Врезался в деревья, спотыкался о корни и падал в ямы, по лицу хлестали низко растущие ветки, но хуже всего были столкновения с этими чертовыми стволами. Я вытянул руки вперед, но это не помогло. Подобрал обломанную ветку и держал ее перед собой, но в какую бы сторону ее ни направлял, деревья, как-будто специально, выныривали с другой стороны. Я пересчитал лбом все деревья на острове Торбей, чувствовал себя, как шар для боулинга после напряженного игрового сезона. Единственная разница между нами была в том, что шар, ударяясь о кеглю, сбивал ее, в то время как деревья сбивали меня. Один, два, три раза я слышал, как шум мотора вертолета удаляется на восток. В третий раз был уверен, что он больше уже не вернется. Но он неизменно возвращался. Небо немного просветлело на востоке, но вертолета я все еще не видел. Для пилота все, что внизу, было погружено во тьму.

Земля ушла у меня из-под ног, и я упал, собравшись в комок, выставив вперед руки, чтобы смягчить удар от падения. Но руки так и не нашли опоры. Земли не было. Я продолжал кувырком лететь вниз по крутому склону. Впервые за это время я хотел, чтобы мне встретилось дерево — сосна или любое другое, лишь бы приостановить вынужденный полет. Не знаю, сколько деревьев росло на этом склоне, но мне не попалось ни одного. Если это была яма, то самая глубокая на острове. Но это была не яма. Это был обрыв. Я выкатился, кувыркаясь, на горизонтальную поверхность и распластался спиной на мягком сыром песке. Даже в то время, когда я задыхаясь ловил ртом воздух, пытаясь восстановить прерванное падением дыхание, я смог по достоинству оценить подарок судьбы и те несколько миллионов лет, которые превратили остроконечные камни, лежащие на берегу, в податливый, мягкий песок.

Я поднялся на ноги. Несомненно, это было то самое место. Мне сказали, что на восточном берегу острова Торбей есть только одна такая песчаная бухта. Теперь уже достаточно посветлело, чтобы убедиться в этом воочию. Однако мне она показалась куда меньше, чем на карте. Вертолет опять заходил с востока.

Мне показалось, что он находится не выше, чем в трехстах футах над землей. Я подбежал поближе к краю бухты, вытащил из кармана сигнальную ракету, сорвал водозащитный чехол и выдернул запал. Она мгновенно вспыхнула ярким бело-голубым огнем. Мне пришлось даже заслонить глаза рукой от слепящего света. Вспышка длилась всего тридцать секунд, но этого было достаточно. Когда огонь уже затухал, испуская предсмертное шипенье и брызги искр, вертолет завис прямо над моей головой. Два поисковых прожектора, закрепленных спереди и сзади вертолета, зажглись одновременно, заставив заиграть бриллиантовыми блестками капельки воды на белой поверхности песка. Через двадцать секунд колеса шасси опустились в песок, стук мотора прекратился, лопасти нехотя остановились. Я никогда не летал на вертолетах, но видел их немало. Это был самый крупный из встречавшихся мне экземпляров.

Правая дверь открылась, и в лицо мне ударил яркий луч фонаря. Я подошел ближе. Голос с густым валлийским акцентом произнес:

— С добрым утром. Вы Калверт?

— Да. Можно подняться на борт?

— Откуда я знаю, что вы и есть Калверт?

— Потому что я так сказал. Только не бери меня на пушку, парень. У тебя нет разрешения на личный досмотр.

— Доказательства есть? Документы?

— Вы что, спятили? Или у вас недостаточно соображения, чтобы понять: есть люди, которые никогда не носят с собой никаких документов, позволяющих установить их личность? Или я случайно оказался здесь в этот час, за пять миль от поселка, прихватив зачем-то с собою сигнальную ракету? Хотите влиться в дружную армию безработных до сегодняшнего вечера? — Весьма сомнительное начало нашего сотрудничества.

— Мне велели быть осторожным.— Ему все мои колкости были абсолютно до лампочки. Дружелюбия в его голосе не чувствовалось.— Лейтенант Скотт Вильямс, морская авиация. Уволить меня может только адмирал. Залезайте.

Я залез в кабину, закрыл дверь и сел. Он не протянул мне руку. Он включил внутреннее освещение и сказал:

— Что за чертовщина у вас с лицом?

— А что у меня на лице?

— Кровь. Множество царапин.

— Сосновые иголки.— Я объяснил ему, как это вышло.— А зачем нужна такая большая машина? Сюда целый батальон влезет.

— Четырнадцать человек, если выражаться точнее. Я делаю немало глупостей в жизни, Калверт, но я не летаю на хлипких двухместных стрекозах в такую погоду. Сдует в один миг. А тут запас горючего приличный и масса солидная.

— Можно летать целый день?

— Более или менее. Зависит от скорости. Что вам от меня надо?

— Прежде всего вежливого обращения. Или вы просто не привыкли рано вставать?

— Я пилот морской спасательной службы, Калверт. А это единственная на базе машина, которая годится для поисков в такую погоду. Я нужен для дела, а не для дурацких игр рыцарей плаща и кинжала. Мне наплевать на то, что это для кого-то очень важно. Потому что именно сейчас люди тонут в пятидесяти милях от берега, в Атлантике. А спасать их — моя работа. Но мне приказано, и я явился. Что вам надо?

— Вы имеете в виду «Морэй Роуз»?

— Вы тоже слышали? Да, именно ее.

— Такой яхты нет в природе. И никогда не было.

— Да что вы мне говорите? По телевидению передавали...

— Я скажу вам только то, что вы должны знать, лейтенант. Мне необходимо произвести обследование местности так, чтобы не вызвать подозрений. Единственный способ добиться этого — придумать вескую причину. Например, терпящая бедствие «Морэй Роуз». Чем не причина? Так и возникла эта информация.

— Так это утка?

— Утка.

— И вы можете это сделать? — медленно произнес он.— Можете организовать передачу по телевидению?

— Да.

— В таком случае, и меня уволить тоже, наверное, сможете.— Он впервые улыбнулся.— Простите, сэр. Лейтенант Вильямс — для вас просто Скотти — снова бодр и весел, как обычно. Какие будут приказания?

— Хорошо знаете здешние берега и острова?

— С воздуха?

— Да.

— Я в этих местах уже полтора года служу. Морская спасательная авиация, а в промежутках военные учения и поиск заблудившихся альпинистов. В основном работаю с морскими пехотинцами. Знаю эти места как никто другой.

— Мне нужно найти место, где можно укрыть корабль. Достаточно большой корабль. Футов сорок— пятьдесят длиной. Может быть, под большим навесом, в ангаре или под прикрытием зарослей, где-нибудь в устье реки или в укромной бухте, прикрытой с моря скалами. Где-то между Айлэем и Скаем.

— Всего-то? А вы знаете, сколько сотен миль побережья входит в эту область? Да еще и острова в придачу. Может быть, тысяча миль наберется. Сколько у нас на это времени? Месяц?

— Сегодняшний день, до захода солнца. Только нужно исключить населенные пункты. Под этим я подразумеваю скопления домов, начиная от двух-трех в одном месте. Можно исключить и те места, где рыбаки занимаются промыслом. Традиционные морские маршруты. Это поможет? _

— Существенно. Что мы ищем?

— Я уже сказал.

— О’кей, о’кей. Я больше не задаю лишних вопросов. Откуда думаете начать? Есть предварительные идеи?

— Идем прямо на восток к материку. Обследуем берег на двадцать миль к северу и к югу. Потом осмотрим Торбейский пролив и остров Торбей. Затем группу островов к западу и к северу.

— По Торбейскому проливу ходят большие суда.

— Прошу прощения, но я не пояснил, что можно исключить только те маршруты, которые используются ежедневно. В Торбейском проливе теплоход ходит два раза в неделю.

— Застегните привязные ремни и наденьте наушники. Сегодня нас немного потреплет. Надеюсь, вы не страдаете морской болезнью?

— А наушники зачем? — Таких больших наушников я никогда не видел. По четыре дюйма в диаметре, с плотной резиновой окантовкой. К одному из наушников был прикреплен на металлическом кронштейне миниатюрный микрофон.

— Для ушей,— любезно пояснил лейтенант.— Чтобы барабанные перепонки не лопнули. Чтобы вы не оглохли на несколько недель после полета. Если можете представить себя в железной бочке, которую снаружи долбят дюжиной пневматических отбойных молотков, то поймете, какой шум стоит в кабине при полете.

Даже с надетыми наушниками сохранялось впечатление, что по стальной бочке колотят отбойными молотками. Казалось, наушники совсем не помогают. Шум проникал как будто беспрепятственно, отовсюду. Однако, когда однажды, лишь на мгновение, я аккуратно приподнял один из наушников, чтобы понять, каков шум на самом деле и помогают ли наушники в действительности, я осознал, что имел в виду лейтенант Вильямс, говоря о лопающихся барабанных перепонках. Он совсем не шутил. Но даже в наушниках, спустя пару часов полета, голова у меня буквально раскалывалась на части. Я иногда поглядывал на смуглое удлиненное лицо юного валлийца, сидящего рядом со мной, которому приходилось терпеть этот грохот каждый день, круглый год. Ничего необычного я не замечал. Меня после такого испытания можно было бы на недельку-другую поместить в сумасшедший дом.

В кабине вертолета мне не нужно было сидеть неделю. В общей сложности я провел в ней восемь часов летного времени, но мне показалось, что прошло не меньше года.

Уже во время обследования северного побережья пролива со стороны материка мы столкнулись с первым, но далеко не последним случаем ложной тревоги в этот день. Минут через двадцать после того, как покинули Торбей, мы увидели устье реки, небольшой речки, впадающей в море. Пролетели вдоль русла около мили против течения, пока растущие по берегам деревья не сомкнулись кронами над водой там, где река протекала сквозь узкое каменистое ущелье.

Я крикнул в микрофон:

— Надо бы посмотреть, что там внизу!

Вильямс кивнул.

— В четверти мили отсюда мы пролетали над подходящей площадкой. Я вас высажу.

— Но у вас есть трап. Разве вы не можете просто спустить меня?

Если бы вы знали столько же, сколько я, о том, что случается, когда дуют ветры со скоростью сорок — пятьдесят миль в час, при попытке спустить трап, вы бы никогда не заговаривали об этом. Даже в шутку. Я хочу вернуться домой живым.

Он повернул и высадил меня без особого труда на площадке, прикрытой от ветра скалами. Через пять минут я дошел до того места, где над рекой склонились кроны деревьев. Еще пять минут спустя я был снова в кабине вертолета.

— Как успехи? — спросил лейтенант.

— Никаких успехов. Поперек реки, прямо на входе в укрытие, огромный старый дуб.

— Его можно сдвинуть.

— В нем две-три тонны веса, и он на несколько футов врос в ил. Он там лежит много лет.

— Ну, ну. Не все сразу. Первый блин комом.

Еще несколько минут полета — и новое устье реки.

Оно было таким узким, что вряд ли можно было представить, как по нему пройдет корабль, но тем не менее мы свернули в сторону. В полумиле выше устья поверхность реки вспенивалась порогами. Мы повернули обратно.

К тому времени, как окончательно рассвело, мы достигли северного предела зоны наших поисков. Относительно пологие прибрежные холмы уступили место крутым скалам, подходящим вплотную к воде.

— Далеко на север тянется такой берег? — спросил я.

— Миль на десять — двадцать, до Лох Лэйрг.

— Были там?

— Летал несколько раз.

— Пещеры есть?

— Откуда им взяться?

Я и сам так думал.

— А на другой стороне? — Я указал рукой на запад, где горная береговая гряда, еле различимая сквозь струи дождя на расстоянии пяти миль, тянулась от Лох Лэйрг до входа в Торбейский пролив.

— Там и чайке-то ступить некуда. Поверьте мне.

Я ему верил. Мы полетели назад к тому месту, откуда начали поиски, и двинулись вдоль берега в южном направлении. Между островом Торбей и берегом материка море представляло собой сплошную пенящуюся массу. Покрытые белыми шапками валы стройными рядами катились к востоку. Мощные, пенистые гребни сливались в длинные хребты, перемежающиеся темными полосками впадин. Море было пустынно. Даже большие рыбацкие шхуны остались в гавани в эту погоду. Под свирепыми напорами ветра нашему мощному вертолету приходилось несладко. Он качался и трясся, словно вышедший из-под контроля разогнавшийся поезд за мгновенье до того, как сойти с рельсов. Один час полета в таких условиях выработал у меня стойкое отвращение к вертолетам на всю оставшуюся жизнь. Но когда я подумал, каково сейчас оказаться там внизу, на борту яхты, в проливе, на волнах под ревущим ветром, у меня возникло даже что-то вроде привязанности к этому чертову железному ящику.

Мы спустились на двадцать миль к югу, летя вдоль побережья. Если, конечно, эту болтанку можно назвать полетом. При этом пролетели, в действительности, не меньше шестидесяти миль. Каждый незаметный пролив между островом и материком, каждая бухточка, каждый залив или устье реки должны были быть осмотрены. Почти все время летели очень низко, не выше двухсот футов над землей. Иногда приходилось спускаться до сотни футов — настолько силен был ветер и дождь, что щетки не успевали справляться со слепящими струями, стекающими с лобового стекла, и нам оставалось надеяться разглядеть под собою что-ни-будь, только спустившись как можно ниже. Я думаю, что мы не пропустили ни ярда обследуемого берега. Осмотрели все и не увидели ничего.

Я взглянул на часы. Девять тридцать. Скоро кончится день, а мы ничего не достигли. Я спросил:

— Долго еще вертолет выдержит?

— Я вылетал на 150 миль в Атлантику, когда погодка была похлеще, чем эта.— В голосе лейтенанта Вильямса не было слышно напряжения или усталости. Похоже, что все происходящее доставляло ему удовольствие.— Вопрос в том, сколько вы сможете выдержать?

— Очень немного. Но никуда не денешься. Вернемся туда, где вы меня подобрали, и сделаем круг вдоль берега Торбея. Сначала южный берег, потом поднимаемся вдоль западного к северному, спускаемся по восточному берегу мимо поселка вплоть до южного берега пролива.

— Как прикажете.— Вильямс развернул вертолет в северо-западном направлении, заложив такой вираж, что меня чуть не вытошнило.— Откройте дверцу ящика, там кофе и бутерброды.— Пусть там и лежат до лучших времен, подумал я.

Мы затратили на двадцать пять миль до восточного берега острова Торбей не меньше сорока минут летного времени. Встречный ветер упорно относил нас назад. Видимость была настолько плохой, что Вильямс летел все время по приборам, но с учетом ветра мы должны были отклониться от цели на несколько миль. На самом деле вышли на песчаную бухту с такой точностью, как будто летели по радиомаяку. Я проникался все большим доверием к Вильямсу, человеку, который действительно знал, что делает. Однако я начинал терять доверие к самому себе и задаваться вопросом, понимаю я, что делаю, или нет. Вспомнил дядюшку Артура и тут же решил подумать о чем-нибудь другом.

— Вон там,— Вильямс протянул руку. Мы уже пролетели полпути вдоль южного берега Торбея.— Интересное местечко, вам не кажется?

Местечко действительно было интересным. Большой, белый, четырехэтажный каменный дом в георгианском стиле, стоящий на холме, в сотне футов от берега. В самых неожиданных местах, на самых удаленных и заброшенных островах Гебридского архипелага можно обнаружить подобные строения. Одному Богу известно, кто, когда и зачем их построил. Но в данном случае не сам дом вызывал интерес, а большой ангар на берегу уединенной бухты. Не задавая лишних вопросов, Вильямс аккуратно посадил вертолет на полянку среди деревьев за усадьбой.

Я развернул полиэтиленовый пакет, который был припрятан у меня под рубашкой. Два пистолета. «Люгер» засунул в карман, а маленький немецкий «Лилипут» уютно уместился в левом рукаве. Вильямс уставился прямо перед собой и начал что-то насвистывать.

В этом доме давно никто не жил. Часть крыши провалилась, краска под воздействием соленого морского ветра слезла со стен, и комнаты, как я заметил, заглянув в разбитые окна, были пусты. Куски ободранных обоев валялись на полу. Каменистая тропа, ведущая от дома к гавани, целиком поросла мхом. С каждым шагом мои каблуки оставляли на тропе глубокие отчетливые слеты — первые следы за долгие годы. Ангар для лодок был достаточно просторен: по крайней мере шестьдесят на двадцать футов. Но это все, что можно было про него сказать. Массивные двери ворот оказались закрыты на два висячих замка и три засова. И засовы, и замки изъедены ржавчиной. Я почувствовал, как «люгер» оттягивает мне карман, и усмехнулся, направившись обратно к вертолету.

За следующие двадцать минут мы еще пару раз оказывались в аналогичных ситуациях. Большие усадьбы из белого камня и ангары для лодок на берегу. Я понимал, что это скорее всего ложная тревога, но должен был проверить и тот, и другой вариант. Тревога оказалось ложной. Последние обитатели этих домов умерли задолго до моего рождения. Когда-то здесь жили люди, жили семьи. Большие семьи людей, у которых были деньги, честолюбие и не было страха перед будущим. Иначе бы они не построили такие большие дома. А теперь эти люди исчезли, и не осталось ничего, кроме полуразрушенных, покинутых всеми памятников неоправданной вере в будущее. Несколько лет тому назад я видел подобные усадьбы на плантациях Южной Каролины и Джорджии. Дома разные, но очень похожие — белые, с колоннами, среди вечнозеленых деревьев, опутанные гирляндами дикого винограда. Грусть и запустение. Мир, который ушел навсегда.

Западный берег острова Торбей нам ничего не принес. Мы облетели поселок Торбей и остров Гарви стороной и направились к южным берегам пролива. Ветер дул в спину. Пролетели над двумя маленькими деревушками с полуразвалившимися причалами. Больше ничего.

Опять пролетели над песчаной бухтой, долетели до северного берега пролива и полетели вдоль него на запад. Приземлялись дважды. В первый раз, чтобы осмотреть небольшую, меньше сорока ярдов в диаметре, поросшую по берегам лесом бухту. Во второй раз обследовали заброшенные индустриальные строения — остатки фабрики, производившей мелкозернистый песок высокого качества, входивший в состав некогда знаменитой зубной пасты, как пояснил мне Вильямс. Безрезультатно.

На последней остановке мы задержались на пять минут. Лейтенант Вильямс сказал, что проголодался.

В отличие от меня. К этому времени я уже привык к вертолету, но не настолько, чтобы думать о еде. День был в разгаре. Половина отпущенного нам времени прошла впустую. Начинало казаться, что результата вообще ждать не придется. То-то дядюшка Артур обрадуется. Я взял у Вильямса карту.

— Нам надо выбирать. Придется рисковать. Поднимемся вдоль пролива до мыса Долман, напротив острова Гарви, затем еще дальше к Лох Хайнарт.— Лох Хайнарт — это залив семи миль длиной, извилистый, с множеством островов, который протянулся почти строго в восточном направлении, нигде не шире полумили, вгрызаясь в самое сердце горного массива.— Затем снова возвращаемся к мысу Долман, летим вдоль южного берега полуострова вплоть до мыса Каррара. Потом на восток, над южным берегом Лох Хурон.

— Лох Хурон,— кивнул Вильямс.— Непредсказуемые течения. Самое гиблое место для кораблей в Западной Шотландии. Туда бы я отправился в самом крайнем случае, мистер Калверт. Это уж точно.

В лучшем случае там можно обнаружить только остатки кораблей и скелеты. Там на площади в двадцать квадратных миль больше рифов, мелей, подводных камней, водоворотов и вихревых течений, чем во всей остальной Шотландии. Местные рыбаки обходят это место стороной.— Он ткнул пальцем в карту.— Видите этот проход между Дабб Сгейр и Боллара Айлэнд — двумя островами у входа в Лох Хурон? Это самое страшное место. Видели бы вы, как судорожно сжимают в руках рыбаки свои стаканы с виски, когда кто-нибудь заговорит о нем. Его называют поместному «Беул нан Уам». «Могильные врата».

— Веселые здесь люди живут. Но нам пора трогаться.

Ветер дул с прежней остервенелостью, море внизу штормило, как и раньше, но дождь прекратился, что существенно упрощало наши поиски. Берег пролива от песчаного карьера до мыса Долман не принес ничего нового. Как и Лох Хайнарт. От Лох Хайнарт до мыса Каррара, на протяжении восьми миль к западу, нам встретились только две маленькие деревушки, зажатые на узкой полоске земли между морем и каменистыми холмами. Только Богу должно было быть известно, на что существовали их жители, если деревни вообще были обитаемыми. Мыс Каррара являл собой само запустение. Огромные изломы скал, нависших над водой. Гигантские камни, торчащие из глубин моря. Могучие волны Атлантики разбивались под напорами ветра на миллионы белых брызг, поднимающихся высоко вверх, почти до вершины каменистого утеса, на котором одиноко возвышалась утлая башенка маяка. Будь я сэром Билли Батлином, подыскивающим место для воскресной стоянки, я бы не стал терять время на мысе Каррара, это уж точно.

Мы повернули сначала на север, потом на северо-восток и, наконец, на восток, вдоль берега Лох Хурон.

Многие места пользуются дурной репутацией. Но немногие ей соответствуют с первого взгляда. Хотя есть и такие. В Шотландии, к примеру, пролив Гленкоу, место печально известного побоища, или пролив Брандер. Ну и Лох Хурон, несомненно, относится к таковым.

Не надо обладать большим воображением, чтобы понять, что это мрачное, гиблое и опасное место. Оно так и выглядело — мрачным, гиблым и опасным. Черные скалистые берега напрочь лишены какой-либо растительности. Гряда из четырех островов, вытянувшаяся к востоку, своим видом прекрасно соответствовала «гостеприимным» берегам. Вдалеке северный и южный берега залива подходили вплотную друг к другу, сливаясь в глубокой вертикальной расселине посреди зловеще нависающих горных громадин. С подветренной стороны островов вода была иссиня-черной, как ночь, но вся остальная поверхность залива белела от бурлящей, словно в кипящем котле, воды, которая бесновалась в немыслимых водоворотах, ревела и клокотала в узких проливах между островами, огибая бес-, численные подводные рифы. Неуправляемая водная стихия. В Беул нан Уам — Вратах Могилы — узком проходе между двумя первыми островами ревущий поток белой, как молоко, воды напоминал пороги на реке Маккензи в весеннее половодье, когда тают снега.

Настоящий рай для истинного яхтсмена. Только сумасшедший решится направить свой корабль в эти воды.

Очевидно, сумасшедшие здесь не окончательно перевелись. Не успели мы пролететь над первым из островов, Дабб Сгейром, оставив его слева по борту, как я увидел небольшой проход в скалах на южном берегу залива. Неприметная бухта, если ее можно так назвать, размером не больше двух теннисных кортов, почти полностью прикрытая скалами со стороны моря. Проход составлял не более десяти ярдов в ширину.

Я взглянул на карту. Залив Маленькое Копытце — так он назывался. Не оригинально, но очень точно. В заливе стояло довольно большое судно. Две якорных цепи свешивались с носа и с кормы. За заливом лежало небольшое плато, покрытое зеленым мхом или травой — я не мог разобрать, чем именно. Плато пересекало высохшее русло ручья, уходящее вверх, в горы. Посреди плато стояли четыре брезентовых палатки цвета хаки. Вокруг копошились фигуры людей.

— Может быть, это то, что нам нужно? — спросил Вильямс.

— Может быть.

Но достаточно оказалось только раз взглянуть на худого, бородатого очкарика, бросившегося меня приветствовать, когда я выбрался из кабины, чтобы понять, что это было совсем не то. Еще один взгляд на его семерых товарищей, бородатых типов, закутанных в шерстяные куртки и перемотанных пушистыми шарфами, которые не работали, как мне показалось сверху, а отчаянно пытались помешать ветру снести их неумело поставленные палатки, полностью отметал сомнения по этому поводу. Этой банде было бы не под силу захватить и двухвесельный ялик. Корабль их, как я теперь видел, осел на корму и сильно накренился вправо.

— Привет, привет, привет,— произнес бородатый очкарик.— Здравствуйте, здравствуйте. Боже, до чего же мы рады вас видеть!

Я взглянул на него, пожал протянутую руку, перевел глаза на накренившийся корабль и мягко сказал:

— Каждый может потерпеть крушение, но это еще не повод для отчаяния. Вы не на необитаемом острове. Вы на материке. Помощь всегда под рукой.

— Нам известно, где мы находимся,— он взмахнул рукой.— Мы пришли сюда три дня назад, но, боюсь, наше судно получило пробоину во время ночного шторма. Это очень огорчительно, крайне неприятная история.

— Вы получили пробоину, стоя на якоре? В том же положении, что и сейчас?

— Совершенно верно.

— Какое невезение. Оксфорд или Кембридж?

— Оксфорд, разумеется.— Он был явно удивлен моей недогадливостью.— Совместная геологическая и гидробиологическая экспедиция.

— В камнях и воде здесь недостатка нет,— согласился я.— Повреждение серьезное?

— Дыра в обшивке. Течь. Нам самим не совладать, я боюсь.

— Еды хватает?

— Разумеется.

— Передатчика нет?

— Только приемник.

— Пилот вертолета вызовет по рации судоремонтную бригаду. Как только погода исправится, они будут здесь. До свидания.

Челюсть у него отпала на несколько дюймов.

— Вы улетаете? Просто так?

— Мы — морская спасательная служба. Прошлой ночью поступили сигналы бедствия.

— Ах, вот в чем дело. Мы слышали об этом.

— Мы подумали, что это с вами беда. Рады за вас, что это не совсем так. Нам предстоят еще длительные поиски.

Мы полетели дальше вдоль Лох Хурон. Через некоторое время я сказал:

— Достаточно. Давайте осмотрим эти четыре острова в заливе. Начнем с самого восточного, как там его называют? Да, Ейлин Оран. Потом направимся обратно ко входу в Лох Хурон.

— Вы же собирались осматривать его до самого конца.

— Я передумал.

— Ваше дело, вы заказываете музыку,— спокойно сказал Вильямс. Он был удивительно нелюбопытен, этот молодой лейтенант.— Курс на север, к Ейлин Орану.

Мы были над Ейлин Ораном через три минуты. По сравнению с ним Алькатрац выглядел бы милым курортным местечком. Черная скала в половину квадратной мили, без признаков растительности. Но на острове был дом. Дом, из трубы которого струился дымок. Рядом с домом пристань, навес для лодок. Но самих лодок не видно. Дым означал, что в доме жили люди. Как минимум один человек. Легко догадаться, что он не зарабатывал себе на пропитание земледелием. Значит, у него должна быть лодка. Корабль, на котором он мог рыбачить, на котором мог добраться до материка, ибо с тех самых пор, как Роберт Фултон изобрел пароход, ни одно пассажирское судно ни разу не заглянуло на Ейлин Оран. Вильямс высадил меня в двадцати ярдах от пристани.

Я обогнул ангар и внезапно остановился. Я всегда резко останавливаюсь, когда меня бьют бревном в живот. Прошло несколько минут, прежде чем я, наконец, смог глубоко вздохнуть и выпрямиться.

Он был высок, худ, седовлас, лет шестидесяти пяти. Не брился, наверное, неделю, а рубашку не менял месяц. А ударил он не бревном, как мне показалось, а прикладом. В руках у него было ружье. Не какой-нибудь полуигрушечный пистолетик, а настоящая старая двустволка двенадцатого калибра. Такая штука на близком расстоянии, а расстояние в данном случае было не больше шести дюймов, даст фору даже «Миротворцу», когда дело дойдет до того, чтобы снести человеку полчерепа. Дуло смотрело мне в правый глаз. Как будто бы я заглядывал в туннель Мерси. Когда он заговорил, стало ясно, что он понятия не имеет о хваленом гостеприимстве и вежливости жителей здешних мест.

— Кто такой, черт тебя дери? — прорычал он.

— Мое имя Джонсон. Уберите ружье. Я...

— Какого черта тебе здесь надо?

— Как насчет старой шотландской традиции приема гостей? Она так популярна в этих местах. «Цейд майл файлт» или сто тысяч приветствий, так, кажется, называется... .

— Я повторяться не люблю, мистер.

— Спасательная морская авиация. Яхта тонет неподалеку...

— Не видел я никакой яхты. Проваливайте с моегоострова ко всем чертям! — Он опустил дуло ружья на уровень моего живота. Может быть, потому, что так вернее будет, или решил, что удобней закапывать целый труп, чем по частям.

— Живо!

Я кивнул на ружье.

— За это можно и в тюрьму угодить.

— Кто знает, может, и не угожу. Мне известно только, что непрошеным гостям на этом острове делать нечего. Дональд Макичерн защищает неприкосновенность своего жилища, а это его право.

— Ты им неплохо пользуешься, надо сказать, Дональд,— одобрительно заметил я. Ружье дрогнуло, и я продолжал быстро:—Только не надо просить меня «заходить почаще», потому что я не собираюсь воспользоваться приглашением.

Когда мы поднялись в воздух, Вильямс сказал:

— Я краем глаза что-то заметил. У него в руках была винтовка?

— Во всяком случае, не протянутая для приветствия рука. Столько болтают о хваленом здешнем гостеприимстве! — горько заметил я.

— Кто он такой? Чем занимается?

— Тайный агент Шотландского туристического агентства, проходящий специальную подготовку перед тем, как поехать их полномочным представителем за границу. Он не из тех, кого я ищу. Это точно. И он совсем не сумасшедший. В таком же здравом уме, как мы с вами. Просто человек доведен до отчаяния.

— Вы так и не заглянули в ангар, хотя собирались узнать, нет ли там чего. А вдруг там прятался человек, который, в свою очередь, держал его на мушке?

— Именно эта мысль заставила меня побыстрее удалиться. Мне не представляло труда отобрать у него ружье.

— Он мог снести вам полголовы.

— В оружии я кое-что смыслю, это моя специальность. У него был не снят предохранитель.

— Простите.— По лицу Вильямса можно было догадаться, что он не ожидал такого поворота. В умении сдерживать эмоции я еще мог дать ему фору.— Что теперь?

— Остров номер два, к западу отсюда.— Я посмотрел на карту.— Крэйгмор.

— Там вы только зря потеряете время.— Голос Вильямса звучал очень уверенно.— Я там бывал. Отвозил тяжелораненого человека в больницу, в Глазго.

— Как он поранился?

— Порезался до кости гарпуном, потом инфекция.

— Гарпуном? Им на китов охотятся. Я никогда не думал, что в этих местах охотятся...

— На акул, когда они всплывают на поверхность, чтобы погреться. Здесь их не меньше, чем макрели. Их ловят из-за печени. Ее перерабатывают на масло. До тонны масла от одной крупной акулы можно получить.— Он указал на черный кружок на карте, проставленный на северном берегу острова.— Поселок Грэйгмор. Заброшен со времен первой мировой войны, как говорят. Сейчас к нему подлетаем. В старину умудрялись строить дома в самых неподходящих для этого местах.

Действительно, некоторым людям взбредало в голову строить дома в чертовски неподходящих местах. Если бы мне надо было выбирать, где строить дом, здесь или на Северном полюсе, я бы ни минуты не сомневался. На полюсе, конечно. Четыре серых маленьких домика стояли сгрудившись недалеко от крутого каменистого берега. Несколько угрюмых скал, торчащих из-под воды, образовывали нечто вроде естественного волнореза с небольшим проходом посередине. Под прикрытием этих скал на волнах покачивались две рыбацкие шхуны, стоящие на якоре недалеко от берега. Один из домов, ближайший к берегу, был полуразрушен. На полоске склона шириной футов в тридцать, которая отделяла этот дом от моря, белели три туши акул. Из-за дома показалась группа людей, которые стали размахивать руками, увидев нас.

— Каждый зарабатывает на жизнь как может. Давайте спустимся здесь. Получится?

— А как вам кажется, мистер Калверт?

— Мне кажется, что вам это не удастся.— Единственный способ был — посадить вертолет на крышу одного из домов.— В прошлый раз вы поднимали больного на борт по трапу?

— Да. Но я бы не решился опустить вас сейчас. Только не в такую погоду, тем более без помощи. Только в случае крайней необходимости.

— Крайней необходимости пока нет. Вы можете за них поручиться?

— Я за них ручаюсь. Хорошие парни. Я несколько раз встречался с их боссом, Тимом Хатчинсоном. Австралиец. Размером со шкаф. Да за них почти все рыбаки с западного побережья будут готовы поручиться.

— Этого вполне достаточно. Следующий остров Боллара.

Боллару мы облетели один раз. Первый и последний. На этом острове даже казарка не совьет себе гнезда.

Мы пролетали над проливом между Болларой и Дабб Сгейром, и один вид «Беул нан Уама» должен был привести в смятение самую хладнокровную рыбу. Во всяком случае, меня его вид пугал. Пять минут в этом аду, в лодке или в водолазном костюме, было бы вполне достаточно, чтобы больше ни о чем не беспокоиться. Приливная волна, сталкиваясь лоб в лоб со встречным порывом ветра, превращала узкое жерло пролива в настоящий адский котел. Волн как таковых не было вовсе. Была бурлящая, пузырящаяся, вскипающая белой пеной в водоворотах, мечущаяся во всех направлениях, ревущая масса воды. Неподходящее место для идиллической осенней прогулки на веслах с тетушкой Глэдис.

Это может показаться странным, но вблизи восточного и южного берегов Дабб Сгейра можно было смело прогуливаться в лодке с тетушкой, нисколько не опасаясь за ее драгоценное здоровье. Как часто случается вблизи островных проливов, игра приливных волн оставляет в неприкосновенности участки воды в непосредственной близости от берегов. Своей зеркальной поверхностью они резко контрастируют с клокочущей рядом стихией. Именно с этим явлением мы столкнулись. На протяжении почти мили от южной до восточной оконечности Дабб Сгейра, на двести ярдов от берега, поверхность моря была зеркально черной. В это было трудно поверить.

— Вы действительно хотите здесь приземлиться?— спросил Вильямс.

— Это сложно?

— Пара пустяков. Вертолеты часто садятся на Дабб Сгейр. Не я лично, другие. Боюсь только, что вас здесь ждет прием не лучше, чем на Ейлин Оран. У западного побережья несколько дюжин частных островов, и нигде не жалуют незваных гостей. А владелец Дабб Сгейра их просто ненавидит.

— Хваленое шотландское гостеприимство порой становится навязчивым. Мой дом — моя крепость, верно?

— Вот именно, крепость. Родовое гнездо клана Далвинни. Так мне кажется.

— Далвинни —это название города, если не ошибаюсь.

— Ну, значит, что-то другое, трудно произносимое.— Это было понятно, так как Вильямс сам не был родом из каких-нибудь Рослланерчругогов или Понтридфендгэйдов.— Глава клана лорд Кирксайд. Бывший генерал-губернатор графства. Очень почетный гражданин, но последнее время ведет несколько замкнутый образ жизни. Из дома почти не выходит. Исправно посещает только ежегодные Шотландские игры, да изредка наведывается на юг, в Палату лордов, чтобы в очередной раз раздраконить в пух и прах архиепископа Кентерберийского.

— В свое время он был легок на подъем. Я о нем слышал. Он придерживался очень низкого мнения о Палате общин и чуть не каждый день высказывался по этому поводу.

— Совершенно верно. Но теперь он изменился. Потерял не так давно своего старшего сына и будущего зятя в авиакатастрофе. Говорят, это окончательно доконало старика. Люди в этих местах очень ему сочувствуют.

Мы пролетали над южным берегом Дабб Сгейра, когда увидели замок. Несмотря на зубчатые стены, круглые башни и причудливой формы амбразуры, ему было далеко до замков Виндзора или Балморала. Размерами не впечатлял. Но кое в чем он здорово обскакал своих знаменитых собратьев. Был выстроен на самой вершине стапятидесятифутового утеса. И если вы, по неосторожности, слишком далеко высунетесь из окна своей спальни, то остановить ваш полет смогут только скалы далеко внизу. Упадешь и не подпрыгнешь.

У подножия утеса, чуть правее замка, плоская каменная гряда подходила вплотную к морю. В этой гряде, ценой неимоверного труда, очевидно, была выдолблена небольшая, ярдов тридцать в диаметре, искусственная гавань. Со стороны моря в гавань вел узкий, в семь-восемь ярдов проход. Напротив прохода, на противоположной стороне гавани, вплотную к стене утеса пристроен навес для лодок, такой же ширины, как вход в гавань, и длиной не более двадцати футов. В таком ангаре можно спрятать шестивесельный ялик, не больше.

Вильямс поднял вертолет, пока мы не оказались футах в двухстах над замком. Его стены составляли три стороны квадрата. Четвертая сторона, противоположная берегу моря, отсутствовала. Стена, обращенная к морю, по углам была украшена круглыми башнями с зубчатыми краями. На одной из них возвышался двадцатифутовый флагшток, на другой — еще более высокая телевизионная антенна. С эстетической точки зрения флагшток выигрывал. Удивительно, что остров оказался совсем не таким безжизненным, как казалось со стороны моря. Начинаясь на некотором расстоянии позади замка и вплоть до каменистого северного берега острова тянулась полоска земли шириной в двести ярдов, покрытая зеленоватой растительностью. По-видимому, травой, если судить по низко склоненным над ней головам овец, пасшихся неподалеку от замка. Вильямс попытался посадить вертолет прямо на лужайку, но ветер был так силен, что нас отнесло к восточному склону утеса, на котором стоял замок.

Выбравшись из вертолета и внимательно следя за овцами, я уже огибал южный угол стены замка, когда буквально наткнулся на девушку.

Я всегда знал, что носят девушки, которых можно случайно встретить на Гебридах. Конечно же, шотландскую юбку. Девушку с Гебридских островов невозможно себе представить без клетчатой юбки-шотландки с красно-коричневым рисунком. То, что она должна быть черноволосой с зелеными, дикими, волшебными глазами, было совершенно очевидно. Имя у нее должно быть Дейрдре. Эта девушка была совсем не такой. Только глаза, хоть не зеленые и не волшебные, но совершенно дикие, это уж точно. Насколько я мог их увидеть, конечно. Ее золотистые гладкие волосы, подстриженные по последней моде, были расчесаны на прямой пробор и, обрамляя лицо с двух сторон плавной линией, почти сходились под подбородком. Густая челка спускалась до самых бровей. Такая прическа даже при силе ветра в один балл позволяет увидеть только десятую часть лица. Она была одета в полосатую морскую тельняшку и синие джинсы, которые, по всей видимости, пришлось распарывать и зашивать прямо на ней при помощи портативной швейной машинки. Иначе непонятно, как она могла в них залезть. Ее загорелые ноги были босы. Приятно было видеть, что цивилизация, благодаря телевидению, проникла в самые отдаленные уголки империи.

Я произнес:

— Добрый день, мисс... ээ...

— Неполадка с двигателем? — холодно спросила она.

— Не совсем...

— Что-нибудь сломалось? Что именно? Ничего? В таком случае, это частная собственность. Мне придется просить вас удалиться. Побыстрее, пожалуйста.

Здесь мне тоже не повезло. Протянутая рука, добродушная улыбка, теплый прием, и она в тот же миг оказалась бы в списке подозреваемых. Но все развивалось естественно. Незнакомцу у ворот дома не протягивали руку дружбы, а поворачивали ладонь другой стороной, сжимая в кулак. Хоть у нее в руках не было берданки, да и фигурка была такая, что глаз не оторвать, в остальном она ничем не отличалась от мистера Макичерна. Я наклонился пониже, чтобы попытаться рассмотреть получше, что скрывается за завесой светлых волос. Видок у нее был такой, будто всю ночь и добрую половину утра она провела в одном из многочисленных винных погребов замка. Бледное лицо, бледные губы, темные круги под серо-голубыми глазами. Но глаза были чисты, как слеза.

— Какого черта, что с вами? — спросила она.

— Ничего. Конец мечты. Дейрдре никогда не произнесла бы такое. Где ваш старик?

— Мой старик? — Единственный глаз, который я видел, излучал предельное напряжение.— Вы хотите сказать, мой отец?

— Простите. Я имел в виду лорда Кирксайда.— Понять, что это дочь лорда Кирксайда, было совсем нетрудно. Служанки слишком невежественны, чтобы перенимать отвратительную манеру поведения своих аристократических господ.

— Лорд Кирксайд — это я.— Чтобы увидеть обладателя густого голоса, прозвучавшего у меня за спиной, я обернулся. Высокий поджарый человек лет пятидесяти, с суровым лицом, орлиным носом, густыми седыми бровями и усами, в сером твидовом пиджаке, серой войлочной шляпе и с тростью в руке.

— Что случилось, Сью?

Сью. Вот как, оказывается. Прощай, романтическая гебридская мечта. Я сказал:

— Меня зовут Джонсон. Морская спасательная авиация. Яхта «Морэй Роуз» потерпела аварию где-то южнее острова Скай. Если она неуправляема, то ее могло снести в вашем направлении. Мы хотели узнать...

— А Сью собиралась сбросить вас со скалы прежде, чем вы успели раскрыть рот? — Он довольно улыбнулся дочери.— Такая у меня Сью. Боюсь, что она недолюбливает журналистов.

— У каждого свои странности, но зачем было налетать на меня?

— Если вам всего двадцать один год, то сможете ли вы, как говорится, отличить человека от журналиста? Я не мог. Зато теперь вижу щелкоперов за версту. И настоящий спасательный вертолет я тоже могу отличить на глаз. И вам бы это тоже не помешало, юная леди. Простите, мистер Джонсон, мы не можем вам помочь. Я со своими людьми провел несколько часов на берегу прошлой ночью, пытаясь что-нибудь заметить. Огни, ракеты, все что угодно. К сожалению, ничего.

— Благодарю вас, сэр. Если бы все нам так помогали.— С того места, где я находился, в южном направлении мне были видны слегка раскачивающиеся мачты корабля оксфордской научной экспедиции, расположившейся в «Маленьком Копытце». Сам корабль и стоящие рядом палатки были скрыты за каменистой грядой. Я обратился к лорду Кирксайду: — Но при чем здесь журналисты, сэр? До Дабб Сгейра не так легко добраться, как до Вестминстерского дворца.

— Вы правы, мистер Джонсон.— Он улыбнулся, хотя глаза оставались серьезными.— Вы, может быть, слышали о... трагедии, которая постигла нашу семью? Мой старший мальчик, Джонатан, и Джон Роллинсон — жених Сью...

Я знал, что теперь будет. Прошло столько месяцев, а у нее все еще темные круги под глазами. Должно быть, она его сильно любила. Мне было трудно в это поверить.

— Я не журналист, сэр. Меня чужие дела не интересуют.— Они меня не интересовали, они составляли суть моей жизни, смысл существования. Но говорить им об этом было не время.

— Авиакатастрофа. У Джонатана был собственный двухместный самолет «Бичкрафт».— Он махнул рукой в сторону зеленой полоски земли, убегающей к северным скалам.— В то утро он взлетел отсюда. А журналисты хотели провести репортаж с места происшествия. Они явились сюда на вертолете и на катере. Там, с западной стороны, есть причал.— Еще одна неестественная улыбка тронула его губы.— Мы их нелюбезно приняли. Не хотите что-нибудь выпить? Вы и ваш пилот? — Лорд Кирксайд, несмотря на характеристику Вильямса, был слеплен из другого теста, нежели его дочка и мистер Дональд Макичерн. С другой стороны, сам архиепископ Кентерберийский может подтвердить, что лорд Кирксайд был человеком очень строптивого характера.

— Спасибо, сэр. Вы очень любезны. Но у нас осталось слишком мало дневного времени.

— Конечно, конечно. Как это я не подумал. Но у вас, наверное, почти не осталось и надежды.

— Откровенно говоря, никакой. Но, вы сами понимаете...

— Мы скрестим пальцы, чтобы вам повезло, даже если остается один шанс из миллиона. Желаю удачи, мистер Джонсон.— Он пожал мне руку и повернулся. Его дочь помялась немного, потом протянула руку и улыбнулась. Порыв ветра открыл на мгновенье ее лицо, и когда она улыбнулась, конец Дейрдре и гебридской мечты показались мне не очень существенными. Я вернулся к вертолету.

— У нас остается мало топлива и мало времени,— сказал Вильямс.— Еще какой-нибудь час, и нас накроет темнота. Куда теперь, мистер Калверт?

— На север. Вдоль этой лужайки. Похоже, что ее использовали как взлетную полосу для небольшого самолета. Я хочу осмотреть дальний ее конец, у обрыва. Поторопитесь.— Он исполнил приказание, и еще через десять минут мы продолжили полет прямо на север, пока не удалились от островов на достаточное расстояние, после чего, сделав большой полукруг, легли на обратный курс.

Солнце уже зашло, и наступила скорее ночь, чем сумерки, когда мы подлетели к песчаной бухте на восточном берегу острова Торбей. Я с трудом различал внизу темную массу покрытого лесом острова, легкое серебристое поблескивание песка в полукруге обрамляющих бухту черных скал. На мой взгляд, подлететь к бухте было чертовски трудно. Но Вильямс выглядел невозмутимым, словно мамаша на детских соревнованиях, которая успела сунуть в карман судьи пятифунтовую бумажку и теперь уверена в успехе своего чада. Раз уж он не беспокоится, то мне тем более нечего суетиться. В вертолетах я ничего не смыслил, но достаточно понимал в людях, чтобы отличить пилота экстра-класса от новичка, сидя в соседнем кресле. Меня волновала только перспектива нового похода через эти непроходимые дебри. Во всяком случае, теперь мне торопиться не придется.

Вильямс протянул руку, чтобы включить посадочные прожектора, но свет вспыхнул на долю секунды раньше, чем Вильямс успел повернуть тумблер. Свет не с вертолета, а с земли. Свет яркий, слепящий. По крайней мере, пятидюймовый прожектор был установлен где-то посередине бухты. Некоторое время луч света перемещался, потом зафиксировался в одном положении на носу вертолета, освещая кабину, словно яркое полуденное солнце. Я отвернул голову в сторону, чтобы не слепило глаза, и увидел, как Вильямс вскинул руку, пытаясь прикрыть глаза, а потом... навалился на приборную доску грудью, в центре которой расплывалось большое красное пятно. Я рванулся вперед и вниз, инстинктивно пытаясь найти укрытие от града автоматных пуль, прошивающих кабину. Вертолет, потеряв управление, падал носом вниз, медленно вращаясь вокруг своей оси. Я попытался вырвать рычаги управления из рук мертвого Вильямса. В этот момент траектория пуль изменилась. То ли потому, что стрелявший сменил цель, то ли потому, что его застало врасплох резкое падение вертолета. Сумасшедшая какофония звуков от рева двигателя и стука пуль об обшивку, стальной визг в ушах вдруг резко прекратились. Двигатель заглох, будто кто-то выключил зажигание, стрельба прекратилась. Вертолет безжизненно падал. Это длилось доли секунды, и я никак не мог задержать падение. Сжался в комок, пытаясь подготовить себя к удару при входе в воду. Удар не замедлил последовать. Это был страшный, сокрушительный удар, я просто представить не мог удар такой силы. Мы рухнули не в воду, а на торчащие вблизи берега рифы.

Я попытался добраться до двери, но безуспешно. Вертолет упал носом вниз на дальнюю от берега крутую поверхность рифа. Я оказался под приборной панелью, в самом низу, дверь была выше. Я просто не мог до нее дотянуться. Кроме того, у меня был шок от удара и не было сил встать. Ледяные струи воды били через отверстия в обшивке кабины. На мгновенье наступила могильная тишина, шипенье воды только усиливало это впечатление. Затем стрельба возобновилась. Пули пробивали нижнюю часть пола кабины и проходили насквозь в метре от того места, где я находился. Дважды я слышал зловещий свист над своим правым плечом и инстинктивно попытался поглубже спрятаться в прибывающую ледяную воду. Тем временем, вероятно, под напором двух сил — проникающей в кабину воды и ударов пуль по фюзеляжу — вертолет дернулся, застыл на мгновенье, после чего заскользил по поверхности рифа и носом вниз, словно камень, пошел ко дну.

ГЛАВА ПЯТАЯ. Среда, вечерние сумерки — 8.40 вечера

Среди самых нелепых выдумок людей, которые совершенно не представляют себе то, о чем болтают, одно из первых мест занимает безответственное утверждение, будто смерть утопленника легка, спокойна и почти что приятна. Вранье. Это жуткая смерть. Я знаю, потому что тонул, и это не доставляло мне никакого удовольствия. В гудящую голову как будто закачали сжатый воздух, уши и глаза дико болели. В носу, во рту, в животе было полно соленой морской воды. Легкие разрывались на части и горели так, будто кто-то залил в них бензин и чиркнул спичкой. Может быть, если бы мне удалось сделать глубокий вдох полной грудью, последний глоток в жизни, который погасил бы огонь в легких, я почувствовал бы себя легко, спокойно и приятно. Но в тот момент мне так не думалось, и я не хотел рисковать.

Проклятую дверь заклинило. Было бы странно, если бы этого не случилось после падения на скалу и удара о дно. Я толкал дверь, дергал, колотил в нее кулаками. Она не поддавалась. Кровь стучала в ушах, адское пламя охватило легкие и грудь, как бы стремясь выжечь из меня остатки жизни. Я уперся обеими ногами в приборную панель и схватился руками за ручку двери. Оттолкнувшись ногами, рванул ручку с отчаянной силой человека, стоящего одной ногой в могиле. Ручка отлетела, а я, по инерции, проскочил вперед и вверх, в самый хвост зарывшегося носом в ил вертолета. Тут почувствовал, что легкие больше не выдерживают. Лучше смерть, чем такие муки. Пузырьки воздуха вырвались из моих ноздрей, и я широко раскрыл рот, чтобы последним судорожным глотком наполнить легкие соленой водой.

Но вместо морской воды неожиданно набрал полные легкие воздуха. Ядовитого, спертого, наполненного бензиновыми парами, но все-таки воздуха. Терпко-солоноватый воздух Западных Островов, напоенный вином жаркий воздух Эгейского моря, пропахший хвоей хрустально чистый воздух Норвегии, дурманящий, как шампанское, горный воздух Альп — все эти ощущения я испытал в жизни и все они вместе ни в какое сравнение не шли с этой восхитительной смесью азота, кислорода, бензиновых и масляных паров, запертых водяной пробкой под железным колпаком в самом конце фюзеляжа — единственном месте вертолета, не пострадавшем от пуль. Это был настоящий воздух, без дураков.

Уровень воды доходил мне до шеи. Я сделал пол-дюжины судорожных глотков воздуха — достаточно для того, чтобы погасить огонь в легких и заглушить грохот и шипенье в ушах. Затем протиснулся в хвост вертолета насколько было возможно. Теперь уровень воды доходил до груди. Я провел рукой вокруг себя, пытаясь в кромешной тьме определить на ощупь величину воздушного кармана. Трудно определить отпущенный мне запас воздуха, но, учитывая повышенное давление, его должно было хватить минут на десять — пятнадцать.

Я сместился влево, набрал воздуха и нырнул вниз. В восьми футах за сиденьем пилота была дверь для пассажиров. Может быть, удастся ее открыть. Я быстро обнаружил то, что искал. Не дверь, а то место, где она была. Если правую дверь, с той стороны, где я сидел, при ударе заклинило, то эту дверь начисто сорвало с петель. Я снова протиснулся в конец фюзеляжа и сделал еще несколько глубоких глотков спертого воздуха. На этот раз он уже не показался мне таким вкусным, как вначале.

Теперь, когда я знал, что путь открыт, мне некуда было торопиться. Там, наверху, эти люди ждали с автоматами в руках. Убивать было их работой, и они ее выполняли с завидной тщательностью, как я имел несчастье убедиться. Для этих парней работа, сделанная наполовину, была не в счет. Они могли добраться сюда только морем. И их корабль должен быть где-то неподалеку. Сейчас он должен находиться прямо над тем местом, где затонул вертолет, и члены команды не отдыхают в кают-компании, поднимая тост за успех операции, а стоят с фонарями и автоматами в руках вдоль борта, ожидая, не появится ли кто на поверхности.

Если мне удастся когда-нибудь возвратиться на «Файеркрест» и связаться с дядюшкой Артуром, интересно, что я ему скажу. Я упустил «Нантвилль», по моей вине погибли Бейкер и Делмонт, я раскрылся перед неизвестным врагом — если это не было очевидно после того, как мнимые таможенники разбили наш передатчик, то, к сожалению, было слишком очевидно сейчас. Наконец, не без моего участия погиб лейтенант Скотт Вильямс, а флот лишился дорогого спасательного вертолета. Из отпущенных дядюшкой Артуром сорока восьми часов оставалось всего двенадцать, но было совершенно ясно, что по окончании сеанса связи меня лишат и их. После того, как дядюшка Артур разделается со мной, с моей карьерой детектива будет покончено, раз и навсегда. С теми рекомендациями, которыми он меня снабдит, мне не устроиться даже на самое заштатное место ловца воришек в универмаге. Впрочем, неважно, что подумает дядюшка Артур. Бейкера, Делмонта и Вильямса больше нет. Долг надо платить, и тут дядюшка Артур уже ни при чем. С учетом обстоятельств, подумал я мрачно, ни один букмекер на свете не сделал бы на меня ставку, даже из расчета один к тысяче. Только болван способен играть на очевидный проигрыш.

Я пытался прикинуть, сколько эти люди наверху будут ждать. В том, что они ждут, я нисколько не сомневался. Вдруг у меня во рту пересохло. Это не имело отношения ко все ухудшающемуся качеству воздуха. Воздух был чертовски сперт и грязен, но человек может протянуть удивительно долго, дыша грязным воздухом. На несколько минут еще можно было наскрести кислорода в той вонючей смеси, которую я вдыхал.

Главный вопрос заключался не в том, сколько они будут ждать, а в том, сколько можно ждать мне. Может, я уже просрочил отпущенное мне время? Панический ужас охватил меня, и я с большим усилием проглотил подкативший к горлу комок.

Попытался вспомнить то, чему учился, работая в морской спасательной службе. Сколько времени я уже был под водой и как глубоко находился? Сколько времени мы опускались на дно от поверхности?

В такие минуты о времени не думаешь. Скажем, секунд сорок. Тогда я еще успел в последний раз набрать в легкие воздуха, прежде чем проникающая в кабину вода не накрыла меня с головой. Потом минуту или полторы боролся с неподатливой дверью. Еще минуту на то, чтобы прийти в себя, полминуты на поиски открытой двери, а потом сколько? Шесть минут или семь? Не меньше семи. В сумме не менее десяти минут. Комок опять подкатил к горлу.

Как глубоко я нахожусь? Это был вопрос жизни и смерти. Судя по давлению, достаточно глубоко. Но насколько? Десять саженей? Пятнадцать? Двадцать? Я попытался вспомнить лоцию Торбейского пролива. В самом глубоком месте было восемьдесят саженей. И эта впадина располагалась совсем недалеко от южного берега, то есть от того места, где я находился. Боже мой! Я мог быть на глубине двадцати пяти саженей. Если это так, то все. Конец. Что написано в таблицах по декомпрессии? Человек, проведший десять минут на глубине тридцать саженей, должен потратить при подъеме на поверхность восемнадцать минут на остановки. Когда вдыхаешь воздух под давлением, избыточный азот скапливается в тканях. По мере того, как вы поднимаетесь на поверхность, этот азот с кровью переносится к легким, откуда удаляется в процессе дыхания. Но если вы всплываете слишком быстро, дыхание не успевает справляться с этим процессом, азот образует в крови пузырьки, которые приводят к мучительной, неизбежной кессонной болезни. Даже при подъеме с двадцати саженей мне потребуется шесть минут для остановок на декомпрессию.

Очевидно, что для меня это невыполнимо. Выхода не было. Но я знал наверняка, что каждая лишняя секунда, проведенная на глубине, обернется невыносимыми мучениями, когда начнется приступ кессонной болезни. Перспектива оказаться на поверхности под безжалостными дулами автоматов поджидавших меня убийц показалась даже более привлекательной. Я несколько раз глубоко вздохнул, чтобы как можно полнее насытить кровь кислородом, потом выдохнул до отказа и вздохнул последний раз полной грудью, стараясь заполнить воздухом все самые сокровенные уголки легких. После этого нырнул под воду, нащупал дверной проем, выбрался наружу и начал всплывать.

Я потерял счет времени на пути вниз, теперь то же произошло при подъеме. Я плыл медленно и спокойно, тратя силы только на то, чтобы обеспечить продвижение вверх, но не напрягаясь, чтобы не израсходовать преждевременно запас кислорода. Каждые несколько секунд понемногу выпускал воздух изо рта. Маленькими порциями, только для того, чтобы уменьшить давление в легких. Взглянул наверх. Вода была иссиня-черной, никаких проблесков света не замечалось. Надо мной могло быть и все пятьдесят саженей глубины. Но вдруг незадолго до того, как истощился запас воздуха и легкие начали болеть, вода немного посветлела, и я уткнулся головой во что-то твердое и неподатливое. Ухватившись за деревянную обшивку, перебирая руками, осторожно высунул голову, глотнул полной грудью восхитительного холодного, соленого воздуха и принялся ждать начала кессонной болезни — острых, болезненных судорог в суставах. Но их не было. Даже если я находился на глубине пятнадцати саженей, то должен был что-нибудь почувствовать. Значит, здесь было не больше десяти саженей до дна.

За последние десять минут моей голове досталось ничуть не меньше, чем остальным частям тела, но способность распознать, за что я цеплялся, она не утратила. Это была корма корабля. Как бы в подтверждение догадки, в каких-нибудь двух футах от меня два винта, медленно вращая лопастями, лениво перемешивали чуть фосфоресцирующую под ними воду. Я всплыл прямо под кораблем. Мне повезло. Я запросто мог угодить под винт, который тут же расколол бы мне череп. Даже сейчас, если рулевому взбредет подать назад, меня затянет под один из винтов, и получится хорошо прокрученный мясной фарш. Но, по-видимому, Господь Бог считал, что я уже испытал слишком много, чтобы кончить жизнь так бесславно.

Слева по борту виднелась торчащая из воды скала, на которую мы упали. Она была ярко освещена двумя бортовыми прожекторами. Мы находились ярдах в сорока от рифа и, благодаря непрерывной работе винтов, держались на одном месте, несмотря на ветер и волны. Снова и снова поисковый прожектор обшаривал темную поверхность моря. Я не видел людей, стоящих на палубе, но мне не надо было подсказывать, чем они заняты. Они ждали, вглядываясь во тьму и не спуская рук с автоматов со снятыми предохранителями. Корабль я тоже практически не видел, но твердо решил, что должен буду его безошибочно опознать, если когда-нибудь с ним столкнусь. Я вытащил из ножен нож и вырезал на корме, у самой поверхности воды, знак в виде буквы «V».

Впервые я услышал голоса. Говорили четверо, и мне было очень просто узнать каждого. Если я проживу до ста лет, то все равно не смогу их забыть.

— С твоей стороны ничего, Куинн? — Это был капитан Имри, человек, который организовал охоту за мной на борту «Нантвилля».

— Ничего, капитан.— Я почувствовал, как у меня зачесалась шея. Куинн. Он же — Дюрран. Мнимый таможенник. Человек, которому почти удалось задушить меня до смерти.

— А у тебя что, Жак? — опять капитан Имри.

— Тоже ничего, сэр.— Это был специалист по стрельбе из автомата.— Восемь минут как мы здесь, и пятнадцать — как они ушли под воду. У человека дыхания не хватит, чтобы продержаться столько.

— Достаточно,— сказал Имри.— За сегодняшнюю ночную работу нас всех ждет награда. Крамер!

— Я здесь, капитан Имрри! — он грассировал не меньше самого капитана.

— Полный вперед! Вверх по проливу.

Я оттолкнулся руками и глубоко нырнул. Вода над моей головой забурлила, придя в движение. Я держался глубоко, футов в десяти от поверхности, и плыл по направлению к рифу. Не знаю, сколько плыл таким образом. Наверняка не больше минуты — легкие у меня были уже не те, что пятнадцать минут назад, но когда был вынужден вынырнуть на поверхность, тьма стояла кромешная.

Беспокоиться было не о чем. Слабый светящийся след от винтов исчезал вдали вместе с еле слышным уже урчанием двигателя. Прожектора были выключены. Капитан Имри решил, что дело пора заканчивать. Корабль шел в полной темноте, даже без навигационных огней.

Я повернулся и медленно поплыл к рифу. Ухватившись за скалу, стал ждать, пока хоть немного сил вернется в мои ноющие мышцы и изможденное тело. Никогда бы не поверил, что пятнадцать минут могут настолько вымотать человека. Я отдыхал пять минут. Мог бы и целый час, но время работало не на меня. Потому оттолкнулся от скалы и поплыл в направлении берега.

Три раза безуспешно я пытался взобраться на борт «Файеркреста» с резиновой лодки. Четыре фута, не больше. Только четыре фута. Для меня это было как вершина Маттерхорн. Десятилетний мальчишка прыгнул бы на борт без труда. Только не Калверт. Калверт очень, очень старый человек.

Я позвал Ханслетта, но он не появлялся. Я звал его три раза, и все три раза он даже не отозвался. На «Файеркресте» было темно, тихо и пустынно. Где он болтается, черт подери? Спит? Сошел на берег? Нет, это невозможно, он обещал оставаться на борту на тот случай, если дядюшка Артур прорежется. Значит, спит. Спит в своей каюте. Я почувствовал, как во мне закипает слепая ярость. Это уже слишком. После того, что мне пришлось пережить, это было слишком. Спит. Я закричал изо всех сил и постучал по стальному корпусу рукояткой «люгера». Но он так и не появлялся.

Четвертая попытка была удачной. Я собрался, сосредоточился, и у меня получилось. Несколько секунд, не выпуская из правой руки чала от лодки, я балансировал туда-сюда, навалившись животом на поручни борта, пока мне не удалось перевалиться на палубу. Я привязал лодку и отправился искать Ханслетта. У меня для него было приготовлено несколько теплых слов.

Я их так и не произнес. На борту его не было. Я обыскал «Файеркрест» от носа до кормы, заглядывая повсюду, но Ханслетта не обнаружил. Никаких следов внезапного бегства, ни остатков еды на столе в салоне, ни грязных тарелок в раковине. Следов борьбы тоже не было, все было чисто, в идеальном порядке. Все на своих местах. Кроме Ханслетта.

Минуту или две я сидел на кушетке в салоне, пытаясь понять причину его отсутствия, но только минуту или две, не больше. Я был не в состоянии что-нибудь соображать. Еле передвигая ноги, я поплелся на палубу и втащил резиновую лодку на борт. Никаких фокусов с закреплением ее на якорной цепи. Я был физически неспособен это сделать в тот момент, да в этом больше и не было необходимости. Я сложил лодку и спрятал в кладовку на корме. А если кто-нибудь явится на борт и начнет искать? Пусть только попробует. Получит пулю. Мне наплевать, кем он представится: начальником полиции или заместителем главного таможенника страны. Сначала он получит пулю, скажем, в руку или в ногу, и только потом я выслушаю его объяснения. А если это окажется один из моих друзей с «Нантвилля», то придется всадить ему пулю в голову.

Я спустился вниз. Мне было плохо. Вертолет лежал на дне моря. Вместе с пилотом, изрешеченным автоматной очередью. Я имел право чувствовать себя плохо. Решил стащить с себя одежду и растереться полотенцем досуха. Мне показалось, что вместе с влагой меня покинули остатки сил. Последний час мне и впрямь дался нелегко. Спотыкался, скользил и падал, продираясь через темный лес. Не без труда нашел припрятанную лодку, надул ее и тащил в море по проклятым, поросшим водорослями камням. Но все это не должно было привести меня в такое плачевное состояние, к физическим испытаниям я был неплохо подготовлен. Мне было плохо изнутри. Болела душа, а не тело.

Пройдя в свою каюту, я переоделся в сухую одежду, не забыв повязать клубный шарфик. Синяки всех цветов радуги, которыми наградил мою шею Куинн, теперь разрослись настолько, что мне пришлось замотаться шарфом чуть не до самых ушей. Я взглянул в зеркало. Лицо, смотрящее на меня, походило на лицо моего деда. На смертном одре. Бледная, восковая маска мертвеца. Правда, восковая бледность служила фоном для многочисленных кровавых царапин от сосновых иголок. Выглядел я так, будто у меня начинается ветрянка, а чувствовал себя как больной бубонной чумой.

Я убедился, что «люгер» и миниатюрный «Лилипут» находятся в боевой готовности. После отлета с Дабб Сгейра я предусмотрительно запрятал их в водонепроницаемый мешок. Они были в полном порядке. В салоне я плеснул в стакан на добрые три пальца виски. Они прошмыгнули в глотку, словно лиса в заячью нору. Пришлось повторить. Застывшая кровь веселей побежала по жилам. Я резонно предположил, что она припустит галопом, если я продолжу курс лечения, и снова взялся за бутылку, когда услышал приближающийся звук мотора. Я поставил бутылку в бар, выключил свет в салоне, хотя через плотные бархатные шторы его не было видно снаружи, и занял позицию позади входной двери.

Я был совершенно уверен, что предосторожности были излишними. Наверняка это Ханслетт возвращался с берега. Но почему он не воспользовался нашей шлюпкой, которая была на корме? Вероятно, кто-то убедил Ханслетта в необходимости отлучиться на берег и теперь доставлял его обратно.

Двигатель сбросил обороты, перешел на нейтраль, затем катер дал задний ход и опять выключил передачу. Легкий толчок, звук голосов. Кто-то перебрался к нам на борт, и катер отчалил.

У меня над головой зазвучали шаги, когда гость — шаги принадлежали одному человеку — прошел к двери рулевой рубки. Он шагал пружинистой, уверенной походкой человека, который хорошо знает, что ему нужно. В этой походке меня насторожило только одно. Она не принадлежала Ханслетту. Я прижался спиной к переборке, вытащил «люгер», снял с предохранителя и приготовился встретить гостя в лучших традициях здешнего гостеприимства, с которым мне пришлось недавно столкнуться.

Дверь рубки со щелчком открылась и громко захлопнулась снова. Спускаясь из рубки в салон по трапу, гость светил себе фонариком. Сойдя со ступенек, он остановился и перевел луч фонаря в сторону, пытаясь обнаружить выключатель. Резко выскользнув из-за раскрытой двери, я одновременно сделал три вещи: захватил сзади сгибом руки его шею, уперся в спину коленом и приставил дуло «люгера» ему к правому уху. Грубое обхождение, но деваться было некуда — это мог оказаться мой старый приятель Куинн. Сдавленный стон дал понять, что это был не он.

— У тебя в ухе не слуховая трубка, приятель, а дуло пистолета. Легкий нажим на курок, и ты в лучшем мире. Не нервируй меня лучше.

В лучший мир ему, похоже, не хотелось. Он меня не собирался нервировать. Издал горлом какой-то хрип: то ли хотел что-то сказать, то ли попытался вздохнуть, но продолжал стоять неподвижно. Я немного ослабил захват.

— Протяни левую руку и включи свет. Только без резких движений. Спокойно. Осторожно.

Осторожности ему было не занимать. В салоне вспыхнул свет.

— Подними руки вверх. Как можно выше.

Это был просто идеальный пленник. Делал все в точности, как приказано. Я развернул его, вытолкнул на середину комнаты и велел медленно повернуться ко мне лицом.

Он был среднего роста, одет в богатое каракулевое пальто и меховую папаху. Удивительно аккуратно подстриженные борода и усы. Очень характерная, единственная в своем роде бородка. Загорелое лицо побагровело — то ли от ярости, то ли от удушья. Скорее всего, от того и от другого, как мне показалось. Он без разрешения опустил руки, опустился на кушетку, вытащил монокль, ввернул его в правый глаз и гневно уставился на меня. Я, в свою очередь, уставился на него, потом спрятал «люгер» в карман, плеснул виски в стакан и протянул его дядюшке Артуру. Контр-адмиралу сэру Артуру Арнфорд-Джейсону, для перечисления почетных титулов которого в сокращении потребовались бы все буквы алфавита.

— Нужно было постучать, сэр,— укоризненно сказал я.

— Постучать, значит.— Голос у него хрипел. Наверное, я пережал немного.— Вы всегда встречаете своих гостей подобным образом?

— У меня нет гостей, сэр. И друзей у меня тоже нет. Во всяком случае, здесь, на Западных островах. У меня есть только враги. Каждый, кто входит в эту дверь — враг. Я не ожидал вас увидеть, сэр.

— Хочу верить, что это так. Учитывая то, что вы продемонстрировали, надеюсь, что это так.— Он потер шею, глотнул еще немного виски и прокашлялся.— Сам не собирался здесь появиться. Вы знаете, сколько золота было на «Нантвилле»?

— Около миллиона фунтов. Так мне кажется.

— Мне тоже так казалось. Восемь миллионов! Подумайте, золота на восемь миллионов фунтов. Обычно золото из Европы в Форт Нокс доставляют небольшими партиями. Не больше 108 фунтов по весу за один раз. Для безопасности. Для надежности. Если что-нибудь случится. Но Банк знал, что ничего на этот раз случиться не может, что на борту наши агенты. Они опаздывали со сроками выплаты и поэтому, не говоря никому, потихоньку загрузили на корабль тысячу четыреста сорок золотых слитков сразу. Умники. На сумму в восемь миллионов. Банк с ума сходит. И все шишки валятся на меня.

Он приехал сюда, чтобы перевалить все на меня. Я сказал:

— Надо было поставить меня в известность. О вашем приезде.

— Я попытался. Вы не вышли на связь в полдень, как договаривались. Самый элементарный проступок, Калверт, но и самый серьезный. Вы не вышли на связь. Вы или Ханслетт. Тогда я понял, что дело совсем плохо. Понял, что надо все брать в свои руки. Сначала военный самолет, потом спасательный катер, и вот я здесь.

Солидный катер потребовался, подумал я. В проливе болтает здорово, это я сам видел.

— Где Ханслетт?

— Не знаю, сэр.

— Вы не знаете? — он говорил тем самым сдержанным тоном, который я терпеть не могу.— Потеряли контроль над ситуацией на этот раз, Калверт?

— Да, сэр. Боюсь, что его увезли силой. Не могу быть уверенным. А что вы делали последние два часа, сэр?

— Не понимаю вопроса.— Хоть бы он прекратил вкручивать этот проклятый монокль себе в глаз! Это не было пижонством, он этим глазом почти ничего не видел, но все равно очень раздражало. В этот момент меня раздражало буквально все.

— Этот катер, который вас привез, должен был прибыть как минимум два часа назад. Почему вы не приехали раньше?

— Я уже был здесь. Мы чуть не наткнулись на «Файеркрест» в темноте, когда обогнули мыс и вошли в бухту. Здесь было пусто. Поэтому я решил поужинать. Здесь у вас ничего нет, кроме дурацких печеных бобов, насколько я вижу.

— В отеле «Колумбия» вам ничего лучшего не предложат. В лучшем случае, подадут к бобам тосты. Если повезет.— «Колумбия» — единственная гостиница в Торбее.

— Мне подали копченую форель, филе миньон и превосходную бутылку белого рейнского вина. Я ужинал на «Шангри-ла».— Все это было сказано с легкой улыбочкой. Опять заговорила ахиллесова пята дядюшки Артура: больше всего на свете он преклонялся перед титулом лорда, но и обычное рыцарское звание вкупе с доходом, выражающимся семизначной цифрой, в наше время ценилось не меньше.

— На «Шангри-ла»? — Я посмотрел на него в недоумении, потом вспомнил.— Ах, да. Вы же мне говорили. Вы хорошо знакомы с леди Скурас. Нет, вы сказали, что хорошо знаете ее мужа, а с ней находитесь в приятельских отношениях. Как поживает наш милый старикан, сэр Энтони?

— Очень хорошо,— холодно заметил дядюшка Артур. Вообще-то, он не хуже любого другого воспринимал юмор, но считал, что по отношению к титулованным миллионерам юмор неуместен.

— А леди Скурас?

Он замялся.

— Ну...

— Не так хорошо. Бледная, изможденная, несчастная, с темными кругами под глазами. Выглядит почти как я. Муж с ней неважно обращается. Даже плохо. Третирует ее морально и физически. Он унижал ее на глазах чужих людей вчера вечером. А на руках у нее следы от веревок. Откуда бы им взяться, сэр Артур?

— Невозможно. Просто фантастика. Я знал последнюю леди Скурас, ту, которая умерла в этом году в больнице. Она...

— Она находилась на лечении в психиатрической клинике. Скурас мне любезно напомнил об этом.

— Это неважно. Она его обожала. А он — ее. Человек не мог так перемениться. Сэр Энтони... Сэр Энтони — джентльмен.

— Правда? Расскажите мне, каким способом он нажил свои последние миллионы? Вы сами видели леди Скурас?

— Я ее видел,— медленно произнес он.— Она опоздала к ужину. Уже подали филе миньон.— Он не находил в этом замечании ничего смешного.— Она плохо выглядела, на правом виске у нее был синяк. Она поскользнулась, когда взбиралась на борт с катера, и ударилась головой о поручни трапа.

— Скорее, о кулак своего мужа. Вернемся к вашему первому визиту на «Файеркрест» сегодня вечером. Вы здесь все осмотрели?

— Я все осмотрел. Все, кроме каюты на корме. Она была заперта. Я решил, что вы храните в ней нечто, не предназначенное для любопытных визитеров.

— Там было то, что визитеры, а не мы, прятали от вас,— медленно сказал я.— Там был Ханслетт. Под стражей. Они дожидались сообщения о моей смерти, после чего должны были либо прикончить Ханслетта, либо забрать его с собой. Если бы стало известно, что меня не удалось убить, они бы подождали до моего возвращения и захватили бы меня тоже. Или убили бы нас обоих. Потому как к тому моменту они понимали, что я знаю слишком много для желающего остаться живым. Чтобы вскрыть бронированный отсек и разгрузить тонны золота, требуется много времени, а они знают, что их часы сочтены. Они в отчаянном положении. Но тем не менее стараются все предусмотреть.

— Они ждали сообщения о вашей смерти? — механически повторил дядюшка Артур.— Я ничего не понимаю.

— Вы прислали мне вертолет, сэр. Нас сбили сегодня, сразу после захода солнца. Пилот погиб, вертолет покоится на дне моря. Они считают, что я тоже умер.

— Понятно. Вы преподносите мне один сюрприз за другим, Калверт.— Его голос абсолютно ничего не выражал. Может быть, он уже здорово загрузился виски, но скорее всего он про себя продумывал, какими бы словами проще и быстрее перевести меня в ряды безработных. Он прикурил тонкую, длинную, черную сигару и задумчиво произнес, выпустив облако дыма:— Когда мы вернемся в Лондон, напомните мне показать вам вашу характеристику, которую я составил для начальства.

— Слушаюсь, сэр.— Так вот как это начинается.

— Я ужинал с заместителем министра ровно сорок восемь часов назад. Вот один из вопросов, которые он мне задал: какая страна располагает лучшими агентами в Европе? Я ответил ему, что не имею представления. Но я сказал также, что, по моему мнению, один человек может претендовать на звание лучшего в Европе агента. Это Филип Калверт.

— Вы очень любезны, сэр.— Если можно бы было убрать бороду, трубку, монокль и стакан с виски — те предметы, которые постоянно заслоняли от меня его лицо, я бы, может, догадался, к чему он клонит, что задумал этот хитрец.— Вы собирались меня уволить тридцать шесть часов тому назад.

— Если вы в это верите,— спокойно сказал дядюшка Артур,— то поверите во все остальное.— Он выпустил зловонное облако дыма и продолжал: — В вашей характеристике, в частности, говорится: «Не годится для рутинной работы. Теряет интерес к расследованию и быстро устает. Лучше всего действует в чрезвычайных обстоятельствах. В оперативной работе ему нет равных». Так записано в вашем досье, Калверт. Я не собираюсь отрубать свою правую руку.

— Конечно, сэр. Знаете, кто вы, сэр?

— Бессовестный хитрец,— в голосе дядюшки Артура прозвучало удовлетворение.— Вам известно, что происходит?

— Да, сэр.

— Тогда плесни мне еще виски, мой мальчик, побольше, и расскажи, что случилось, что ты знаешь и что предполагаешь.

Я налил ему еще виски, побольше, и рассказал, что случилось, что я знаю и что мне казалось полезным ему рассказать.

Он выслушал и сказал:

— Значит, ты считаешь, что они в Лох Хурон?

— В Лох Хурон, больше негде. Я больше нигде ни с кем не разговаривал. И больше никто меня нигде не видел. Кто-то меня узнал или просто передал мои приметы. По радио. Иначе быть не могло. Корабль, который поджидал нас с Вильямсом, пришел из Торбея или откуда-то неподалеку. Из Лох Хурон за такой срок морем добраться невозможно. Где-то здесь, на берегу или на корабле, есть передатчик. Второй находится на Лох Хурон.

— Эта университетская научная экспедиция, которую вы видели на южном берегу Лох Хурон. Эта так называемая научная экспедиция. У них должен быть передатчик на борту.

— Нет, сэр. Славные бородатые парни.— Я поднялся, подошел к окну и широко раскрыл шторы, потом снова уселся на свое место.— Я рассказывал вам, что их корабль поврежден и кренился набок. Они стоят на якоре, на хорошей глубине. Сами они дно не дырявили, и естественным путем это тоже никак не могло случиться. Кто-то помог. Еще один странный случай с судами вблизи западного побережья. Что-то их слишком много происходит в последнее время в этих местах.

— Зачем вы открыли шторы? .

— Хочу предупредить очередной морской инцидент, сэр. Сегодня вечером на борту должны быть гости. Они считают, что нас с Ханслеттом уже нет в живых. По крайней мере, меня нет, а Ханслетт либо убит, либо схвачен. Но они не могут оставить одинокий «Файеркрест» на якоре. Он может вызвать подозрения и привлечь нежелательных гостей. Поэтому они приплывут на катере, поднимут якорь и отведут «Файеркрест» в пролив в сопровождении своего корабля. После этого откроют кран забора соленой воды, перережут пластмассовый патрубок, ведущий к баку, перейдут на свой корабль и помашут шляпами, стоя на палубе и глядя, как «Файеркрест» присоединяется к компании вертолета. Для всех остальных обитателей здешних мест мы с Ханслеттом просто снялись с якоря и уплыли восвояси.

— И пропали без следа,— кивнул дядюшка Артур.— Ты в этом уверен, Калверт?

— Можно сказать, абсолютно уверен.

— Зачем же тогда открывать эти проклятые занавески?

— Погребальная команда может появиться откуда угодно и когда угодно. Лучшее время для того, чтобы топить корабль недалеко от берега,— между приливом и отливом, когда ты можешь быть уверен, что он надежно ляжет на дно в том месте, которое ты ему заготовил. Сегодня этот момент наступит в час ночи. Но если кто-нибудь поспешит в гости сломя голову сразу после того, как я открыл занавески, это будет надежным доказательством того, что интересующий нас передатчик и наши друзья, которые с ним работают, находятся где-то рядом. На берегу залива или на одном из судов.

— Как это может служить доказательством? — раздраженно заметил дядюшка Артур.— Да и зачем им спешить «сломя голову», как ты изволил выразиться?

— Ханслетт у них. По крайней мере, мне не хочется рассматривать другие возможные причины его отсутствия. Они считают, что я умер, но уверенности в этом у них нет. После этого они замечают свет в окне салона. Что бы это могло значить, спрашивают они сами себя. Калверт восстал из мертвых? Или это третий, а то и четвертый их коллега, о котором мы и слыхом не слыхивали? Кто бы это ни был, их надо убирать. И убирать немедленно. Вы бы не понеслись сломя голову?

— Не вижу повода для шуток,— недовольно пробурчал дядюшка Артур.

— Как вы сами сказали, сэр, поверив в это, можно поверить во все остальное.

— Надо было посоветоваться со мной, Калверт.— Дядюшка Артур слегка заерзал в кресле. Едва заметное движение, при этом непроницаемое выражение его лица практически не изменилось. Он был прекрасным администратором, но непосредственная работа — удары мешком из-за угла, сталкивание людей с обрывов — не была его коньком.— Я же сказал тебе, что приехал для того, чтобы взять все в свои руки.

— Простите, сэр Артур. В таком случае вам лучше изменить текст характеристики в том месте, где говорится о лучшем в Европе.

— Сдаюсь, сдаюсь, сдаюсь,— проворчал он.— Они нападут на нас из темноты? Сейчас они приближаются. Вооруженные люди. Убийцы. Не стоит ли нам... подготовиться к обороне? Проклятье, у меня даже пистолета нет!

— Он вам не нужен. Но вы со мной не согласитесь.— С этими словами я вручил ему «люгер». Он взял его в руки, проверил обойму, попробовал, свободно ли ходит флажок предохранителя, и уселся обратно в кресло, неловко поигрывая зажатым в руке пистолетом.

— Может быть, нам надо двигаться, Калверт? Мы сидим, как неподвижные мишени.

— У нас еще есть время. До ближайшего дома или корабля отсюда не меньше мили. Им придется грести против ветра и приливной волны, а завести мотор они не решатся. Отправятся ли они на шлюпке или на надувной лодке, перед ними долгая дорога. Но время бежит, а нам нужно еще многое обсудить, сэр. Вернемся к Лох Хурон. Экспедицию надо вычеркнуть из числа подозреваемых. Им и резиновую лодку угнать не под силу, не то что пять океанских кораблей. Наш приятель Дональд Макичерн ведет себя крайне подозрительно, это верно. У него есть подходящее помещение для кораблей, он очень нервничает, и похоже, что ему в спину были нацелены не меньше дюжины стволов, когда он пугал меня своей берданкой. Но это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Профессионалы не могут работать так грубо.

— Может быть, именно на такую реакцию коллеги-профессионала они и рассчитывают. Ты сказал, он чем-то обеспокоен?

— Возможно, рыба плохо клюет, а может быть, он замешан в этом деле косвенно. Следующие — ловцы акул. У них есть шхуны, есть необходимые приспособления, и, Бог не даст соврать, ребята они бывалые. В их пользу играет то, что они здесь базируются уже три года, в акулах здесь недостатка нет, и легко узнать, сдают ли они регулярно на Большую землю акулью печень в достаточных количествах. Кроме того, на побережье о них хорошо отзываются. Их нетрудно проверить. Теперь на очереди Дабб Сгейр. Лорд Кирксайд и его очаровательная дочь Сью.

— Леди Сьюзен,— уточнил дядюшка Артур. Трудно придать монотонному, бесцветному голосу укорительную интонацию, но дядюшке Артуру это удалось. Он снова перешел на холодный официальный тон.— Конечно, я знаком с лордом Кирксайдом.— Это было сказано так, что предположения об обратном даже не возникали.— И если я могу, возможно, ошибаться в сэре Энтони, хотя готов с вами поспорить, сто фунтов к одному, что это не так, то я твердо убежден, что лорд Кирксайд абсолютно не способен совершить нечестный или противозаконный поступок.

— Я тоже так думаю. Он очень крепкий орешек, но вполне порядочный гражданин.

— А его дочь? Я ее никогда не видел.

— Очень современная девушка. Одета соответственно, говорит, как это теперь принято у молодежи: я сама все знаю и все понимаю, спасибо за беспокойство. На самом деле она не такая. Славная, милая, беззащитная девушка. Только в современной одежде.

— Значит, они вне подозрений,— с облегчением сказал дядюшка Артур.— Остается экспедиция, как бы ты ни кривил нос при этом, дом Макичерна или рыбаки. Рыбаками я сам займусь.

Я был на все согласен. Пора было подниматься на верхнюю палубу, о чем я ему и сказал.

— Недолго осталось ждать?

— Думаю, что нет, сэр. В салоне нужно погасить свет. Будет странно, если они заглянут в окно и никого здесь не увидят. Мы зажжем свет в двух каютах и на корме. Яркий свет помешает им потом ориентироваться в темноте. Корма будет залита светом, все остальное будет в полной тьме. Там мы и спрячемся.

— Где именно? — Дядюшке Артуру это не очень понравилось.

— Вы будете стоять в рулевой рубке. Дверь в рубке открывается наружу. Положите руку на ручку двери изнутри. Слегка. Когда почувствуете, что ручка начинает поворачиваться, отступите чуть назад и размахнитесь правой ногой. Как только дверь чуть-чуть приоткроется, бейте изо всех сил ногой в дверь, пониже ручки, стараясь вложить в удар всю силу своего веса. Если вы не сломаете ему нос или не выбросите его за борт, то в очередь на вставную челюсть ему наверняка придется записываться. А я займусь другим или другими.

— Каким образом?

— Я буду на крыше салона. Это на три фута ниже луча от кормового прожектора, так что они меня не смогут заметить, даже если пойдут со стороны носа или рулевой рубки.

— Но что ты собираешься предпринять?

— Буду бить по черепу. Это особенно эффективно получается при помощи большого разводного ключа, обернутого тряпкой.

— А почему бы просто направить им в лица фонари и приказать: руки вверх? — Дядюшке Артуру не понравился мой план.

— По трем причинам. Это опасные, вооруженные люди, и действовать обычными методами с ними нельзя. Конечно, это не очень благородно, но так можно остаться в живых. Кроме того, наверняка в это самое время «Файеркрест» будут рассматривать в ночной бинокль. Наконец, звук на воде распространяется очень далеко, а ветер дует в направлении Торбея. Я имею в виду звуки выстрелов.

Он больше ничего не сказал. Мы заняли позиции и начали ждать. Дождь продолжал хлестать, западный ветер не унимался. На этот раз дождь меня не беспокоил, я облачился в водонепроницаемый плащ с капюшоном. Я просто лежал, прижавшись телом к крыше салона, в правой руке сжимая разводной ключ, в левой — рукоятку ножа. Они пришли через пятнадцать минут. Я услышал шорох со стороны правого борта, с той стороны, где была дверь в рулевую рубку, и потянул за веревку, протянутую через боковое окно рубки от меня к дядюшке Артуру.

Их было только двое. Глаза у меня привыкли к темноте, и я отчетливо различил силуэт первого гостя, взбирающегося к нам на борт прямо под тем местом, где я находился. Он закрепил на перилах чал лодки и подождал напарника. Вперед они пошли вместе.

Первый издал дикий вопль, когда получил удар дверью. Прямо лицо, как мы потом убедились. Мне повезло меньше, потому что у второго была настоящая кошачья реакция он бросился на палубу в тот момент, когда ключ должен был опуститься ему на голову. Я попал ему по спине или по плечу, не знаю точно, и рухнул на него сверху всем телом. В одной руке у него наверняка был нож или пистолет, но если бы я потратил долю секунды на выяснение, в какой именно руке и что конкретно у него было, то был бы уже мертв. Поэтому я не раздумывая сделал резкое движение левой рукой, и он затих.

Я пробежал мимо второго, корчившегося на палубе после приема дядюшки Артура, заскочил в салон, быстро задернул шторы и включил свет. Потом выбежал на палубу, втащил стонущего человека в рулевую рубку и столкнул вниз по трапу, на ковер салона. Я его не узнал. В этом не было ничего удивительного. Его бы теперь родная мама не узнала. Дядюшка Артур сработал с душой. Понадобится хирург для очень тяжелой пластической операции.

— Направьте на него пистолет, сэр,— попросил я. Дядюшка Артур рассматривал творение своих рук с некоторым удивлением. Та часть лица, которая была видна из-под бороды, слегка побледнела.— Если пикнет, убейте его.

— Но взгляните на его лицо! Боже, нельзя же оставить его так...

— Лучше посмотрите на это, сэр.— Я нагнулся и подобрал с пола предмет, который выпал из рук гостя, когда я втолкнул его в салон.— В полиции Соединенных Штатов такие игрушки называют «танкетками», а проще говоря — обрез. Винтовка, у которой срезан приклад и две трети ствола. Если бы он опередил вас, то лица бы у вас совсем не осталось. В буквальном смысле. Вы все еще чувствуете благородный порыв милосердия к раненому герою? — Не стоило, конечно, так резко говорить с дядюшкой Артуром. Когда мы вернемся, в моем досье появится несколько новых строчек. Если мы вернемся. Но я ничего не мог с собой поделать в тот момент. Пройдя мимо дядюшки Артура, вышел из салона.

В рулевой рубке взял маленький фонарь, вышел на палубу и посветил на воду, прикрывая фонарь рукой, чтобы луч не было видно с расстояния больше пятидесяти ярдов. Они приплыли на резиновой лодке с подвесным мотором. После удачно завершенной ответственной операции герои-победители собирались отправиться домой с комфортом.

Набросив на мотор петлю и выбирая поочередно веревку и чал, я втащил лодку на борт. На это потребовалось не более двух минут. Я отсоединил мотор и перетащил лодку на другую сторону палубы, дальнюю от гавани. Достав фонарь, начал внимательно разглядывать лодку. Кроме фабричной марки на ней ничего не было обозначено. Невозможно было определить, кому она принадлежала. Я разрезал ее на куски и выбросил за борт.

Вернувшись в рубку, отрезал двадцать футов от намотанного на катушку провода, снова вышел на палубу и привязал лодочный мотор к ногам трупа. Потом обыскал его карманы. Ничего. Этого и следовало ожидать — ведь мы имеем дело с профессионалами. Я включил фонарик и посветил ему в лицо. Мне не доводилось видеть его раньше. Пришлось с трудом разжать пальцы его правой руки, которая сжимала пистолет. После этого я осторожно перевалил через перила борта сначала мотор, потом труп и, не выпуская конец провода из рук, медленно опустил их до поверхности воды, после чего отпустил провод. Они исчезли в темных водах Торбейской гавани беззвучно. Я зашел обратно, плотно прикрыв за собой двери рубки и салона.

Дядюшка Артур и раненый к этому времени поменяли позиции. Гость, нетвердо стоя на ногах, прислонился к переборке, прикладывая к лицу пропитавшееся кровью полотенце и тихо постанывая время от времени. Полотенцем его наверняка снабдил сердобольный дядюшка Артур. Попрекать пришельца стонами было бы несправедливо. Будь у меня сломан нос, выбиты все передние зубы и переломана челюсть, я бы тоже стонал. Дядюшка Артур, с пистолетом в одной руке и стаканом моего виски в другой, сидел в кресле, рассматривая свою кровавую работу со смесью брезгливости и удовлетворения. Он повернулся ко мне, когда я вошел, и кивнул в сторону пленника.

— Весь ковер запачкал,— пожаловался дядюшка Артур.— Что будем с ним делать?

— Передадим в руки полиции.

— Полиции? Я всегда считал, что у вас к полиции специфическое отношение.

— Специфическое — это мягко сказано. Но время от времени приходится себя перебарывать.

— А другого приятеля?

— Какого?

— Ну, напарника этого парня.

— Я выбросил его за борт.

Дядюшка Артур запачкал ковер окончательно. Он вылил на него целый стакан виски. Потом сказал:

— Что вы сделали?

— Беспокоиться не о чем.— Я указал пальцем вниз.— Глубина двадцать саженей, а к ногам привязано грузило в тридцать фунтов.

— Он... ээ... на дне?

— А что вы хотели, что бы я с ним сделал? Устроил ему торжественные похороны за государственный счет? Простите, забыл вам сказать, он был мертв. Мне пришлось его убить.

— Пришлось? Пришлось? — Он, похоже, расстроился.— Почему, Калверт?

— Никаких «почему». Оправдания не требуются. Я убил его — иначе он убил бы меня и вас, и мы оба оказались бы сейчас на его месте. Надо ли оправдываться, если ты убиваешь человека, который совершил три убийства, если не больше? А если именно этот тип не был убийцей, то сегодня он здесь появился для того, чтобы убивать. Я убил его с таким же легким сердцем, без сожаления и жалости, как если бы придавил скорпиона.

— Но у вас нет права выступать в роли палача. Вы не можете!

— Могу и буду. Пока приходится выбирать между ними и мной.

— Вы правы, правы.— Он вздохнул.— Должен признаться, что читать ваши доклады о выполнении операций — одно, а находиться при этом рядом — другое. Но я должен признаться, что в такие минуты ваше присутствие оказывается весьма кстати. Ну что ж, давай поместим этого типа в кутузку.

— Я бы хотел сначала отправиться на «Шангри-ла», сэр. Поискать Ханслетта.

— Понятно. Поискать Ханслетта. Не кажется ли вам, Калверт, что если там к нам настроены враждебно, как вы сами утверждаете, то никто не разрешит вам искать у них Ханслетта?

— Вы правы, сэр. Я не собирался обыскивать яхту с оружием в руках. Я бы не прошел и пяти футов. Просто хочу справиться о нем. Может быть, кто-нибудь его видел. Предположив, что они бандиты, было бы очень полезно, сэр, посмотреть на их лица, когда они увидят у себя на борту покойника. Особенно, если покойник прибыл на корабле, на который они только что отправили двух убийц. И не кажется ли вам, что еще более интересно будет понаблюдать за ними подольше, когда они убедятся, что ни первый, ни второй убийцы так и не появляются?

— Предположив, что они бандиты, это, конечно, интересно.

— Я смогу в этом убедиться прежде, чем мы распрощаемся.

— А как мы объясним наше знакомство?

— Если они побледнеют как полотно, нам не имеет смысла что-нибудь им объяснять. Если нет, то они все равно не поверят ни одному нашему слову.

Я взял моток провода в рулевой рубке и отвел нашего пленника в кормовой отсек. Там велел ему сесть на пол, спиной к генератору, что он и сделал. Сопротивляться он не собирался. Я несколько раз обмотал проволоку вокруг его груди, привязав его к генератору. Ноги привязал к стойке. Руки оставил свободными. Он мог шевелиться, мог пользоваться полотенцем и ведерком с пресной водой, которое я поставил рядом на тот случай, если ему понадобится оказать себе неотложную первую помощь. Но он не мог дотянуться ни до стекла, ни до какого-нибудь режущего предмета, с помощью которого можно было бы перерезать провод или покончить с собой. Последнее, правда, меня совсем не беспокоило.

Я завел двигатель, поднял якорь, включил навигационные огни и направил корабль в сторону «Шангри-ла». Усталость неожиданно как рукой сняло.

ГЛАВА ШЕСТАЯ. Среда, 8.40 —10.40 вечера

Ярдах в двухстах от «Шангри-ла» якорь ушел под воду на пятнадцать саженей. Я выключил навигационные огни, зажег свет в рулевой рубке, перешел в салон и закрыл за собой дверь.

— И долго мы будем здесь сидеть?—спросил дядюшка Артур.

— Недолго. Советую вам заранее надеть плащ, сэр. Подождем, когда дождь припустит посильнее, и тронемся.

— Вы думаете, они не спускают с нас глаз все это время?

— Без сомнения. Они будут продолжать наблюдение. Им совсем небезразлично, что случилось с теми двумя приятелями, которых они направили, чтобы взять у нас интервью. Их это должно очень беспокоить. Если они действительно бандиты.

— Они должны будут послать кого-нибудь на разведку.

— Пока нет. Не раньше, чем через час или два. Они подождут, не объявятся ли их друзья. Ведь можно предположить, что те слишком долго добирались до «Файеркресга» и что мы снялись с якоря прежде, чем они прибыли на место. Или у них могла приключиться авария с лодкой.— Я услышал, как дождь вдруг забарабанил по крыше салона.— Пора идти.

Мы вышли через боковую дверь на палубу, прошли на корму, осторожно опустили на воду резиновую лодку и спустились с нее. Я отвалил от борта. Ветер и приливная волна относили нас в сторону гавани. Сквозь завесу дождя смутно виднелись огни «Шангри-ла», оставшиеся в сотне ярдов слева по борту от нас. Когда мы очутились где-то посередине между «Шангри-ла» и берегом, я завел подвесной мотор, и мы двинулись в обратный путь по направлению к «Шангри-ла».

Большой катер был пришвартован к правому борту «Шангри-ла». Его корма находилась футах в пятнадцати от освещенных сходней. Я подвел лодку со стороны кормы корабля к самым сходням. Фигура матроса в дождевике и смешном французском берете появилась у борта. Он сбежал по трапу и схватил брошенный конец.

— Добрый вечер, любезнейший,— произнес дядюшка Артур. Это не было игрой, в такой манере он разговаривал почти со всеми.— Сэр Энтони на борту?

— Да, сэр.

— Нельзя ли мне его повидать?

— Если вам угодно подождать...— тут матрос замолк и уставился на дядюшку Артура.— Так вы... вы адмирал, сэр?

— Адмирал Арнфорд-Джейсон. Ах да, конечно, вы тот самый матрос, который доставил меня на берег, в отель «Колумбия» после ужина.

— Да, сэр, Я провожу вас в салон, сэр.

— Ничего, если моя лодка здесь побудет некоторое время? — Обо мне ни слова, давая понять, что я его шофер.

— Никаких проблем, сэр.

Они взобрались по трапу и прошли на корму. Секунд десять после этого я осматривал крепление кронштейна подвесного фонаря, освещающего трап, и решил, что он выдержит не слишком большое усилие, после чего отправился за дядюшкой. Прошел к самому входу в салон и спрятался за вентиляционную трубу. Почти в то же мгновенье возвратился матрос. Через двадцать секунд он начнет ломать себе голову, куда же делся шофер адмирала? Но мне совершенно наплевать, что он будет делать через двадцать секунд.

Сквозь полуоткрытую дверь салона слышался голос дядюшки Артура.

— Нет-нет, я действительно не хочу ставить вас в неловкое положение своим неожиданным визитом. Ну, хорошо, только немного. Да, с содовой, пожалуйста.— Сегодня вечером дядюшку Артура явно тянуло на виски.— Благодарю вас, спасибо. Ваше здоровье, леди Скурас. Ваше здоровье, джентльмены. Не буду вас задерживать. Я хотел узнать, не могли бы вы нам помочь. Мы с моим другом очень нервничаем. Кстати, где он? Я думал, что он шел за нами...

Сигнал Калверту. Я опустил воротник дождевика, который скрывал нижнюю часть лица, откинул капюшон, прикрывавший глаза, вежливо постучался и вошел.

— Добрый вечер, леди Скурас. Добрый вечер, джентльмены. Простите за вторжение, сэр Энтони.

Кроме дядюшки Артура их там было шестеро, сидящих в креслах вокруг камина. Сэр Энтони встал. Остальные остались сидеть. Шарлотта Скурас, Доллман, управляющий делами Скураса, Лаворски, его бухгалтер, лорд Чарнли, брокер и еще один, пятый, которого я не знал. У всех были бокалы в руках.

Реакция, отразившаяся на их лицах в связи с моим неожиданным появлением, была любопытной. Старый Скурас рассматривал меня с удивлением из-под нахмуренных бровей. Шарлотта Скурас натужно улыбнулась. Дядюшка Артур нисколько не преувеличивал, описывая ее синяк под глазом. Он был великолепен. На лице незнакомца трудно было что-нибудь прочесть, Лаворски подчеркнуто безразличен, лицо Доллмана застыло, словно мраморная маска, а вот у лорда Чарнли на мгновение промелькнуло выражение человека, которого кто-то тронул за плечо в тот момент, когда он ночью проходил через кладбище. Или мне так показалось. Это могла быть игра воображения. Но приглушенный звук выпавшего из руки на ковер бокала я вообразить не мог. Прямо сцена из викторианской мелодрамы. Что-то тронуло душу нашего брокера-аристократа. За остальных нельзя было поручиться. Доллман, Лаворски и, в чем я был абсолютно уверен, сэр Энтони могли придать своим лицам любые выражения, в зависимости от обстоятельств.

— Боже мой, Петерсен! — В голосе Скураса звучало удивление, но не того сорта, когда видишь воскресшего из могилы.— Я и не думал, что вы знакомы.

— И очень давно. Мы с Петерсеном долгие годы сотрудничаем. В ЮНЕСКО, как ты понимаешь, Тони.— Дядюшка Артур при каждом удобном случае подчеркивал, что состоит в британской делегации ЮНЕСКО. Эта крыша давала ему возможность оправдывать бесконечные поездки за границу.— Гидробиология, возможно, и не имеет прямого отношения к культуре, но к науке и образованию относится наверняка. Петерсен у меня настоящая звезда в своем деле. Я имею в виду выступления с лекциями. Выполнял мои поручения в Европе, Азии, Африке и Южной Америке.— Это было правдой, только лекциями там не пахло.— Я даже не знал, что он здесь, пока мне не сказали об этом в гостинице. Но, Боже мой, хватит говорить о нас. Дело в Ханслетте. Это коллега Петерсена. И мой, в некотором роде. Не можем его найти. В поселке пока не были. Ваша яхта к нам ближайшая. Вы случайно не располагаете о нем какими-нибудь сведениями?

— Я, к сожалению, нет,— сказал Скурас.— Может быть, кто-нибудь из присутствующих? Тоже нет? Никто?— Скурас нажал кнопку, вызвал слугу и велел ему справиться у команды.— Когда он исчез, мистер Петерсен?

— Представления не имею. Он был занят экспериментами, а я отлучился на целый день. Собирал образцы. Ловил медуз.— Я неловко улыбнулся и потер воспаленные щеки.— Ядовитые оказались, негодницы. Когда вернулся, его и след простыл.

— Ваш друг умеет плавать, мистер Петерсен? — спросил незнакомец. Я посмотрел на него. Темноволосый, крепко сбитый субъект, лет сорока с небольшим. Черные, сверлящие глаза глубоко посажены, лицо загорелое. В этой компании принято сдерживать эмоции, поэтому я тоже бровью не повел. Но мне это было очень нелегко.

— Боюсь, что нет,— спокойно ответил я.— Я тоже об этом думал. У нас на корме нет заградительных перил. Один неосторожный шаг и...— Я замолчал, потому что вошел слуга и доложил, что никто из команды не видел Ханслетта. Потом продолжал: — Я думаю, необходимо сообщить об этом сержанту Макдональду. Незамедлительно.

Все остальные, похоже, придерживались того же мнения. Мы вышли. Дождь хлестал холодными струями пуще прежнего. Спускаясь по трапу сходней, я сделал вид, будто поскользнулся, вскинул руки, схватился за хлипкий кронштейн, на котором крепился фонарь, освещающий трап, повис на нем, болтая ногами, потом рухнул в море, увлекая злосчастный фонарь за собой. Учитывая ветер, дождь и внезапно наступившую темноту, возникла суета, и когда я наконец снова взобрался на борт «Шангри-ла», прошло не меньше минуты с момента моего падения. Старый Скурас был сама любезность. Он предложил мне сухую одежду и возможность обогреться, но я вежливо отказался, и мы отправились обратно на «Файеркрест» с дядюшкой Артуром. Никто не сказал по пути ни слова.

Когда мы закрепили лодку, я спросил:

— Когда вы ужинали на «Шангри-ла», вам надо было как-то оправдать свое неожиданное прибытие сюда на военном катере?

— Да. Легенда была надежной. Я сказал им, что очень важная конференция ЮНЕСКО в Женеве не может продолжать работу из-за отсутствия некоего доктора Спенсера Фримана. Кстати, так оно и есть. Все сегодняшние газеты об этом сообщают. Доктора Фримана там нет, потому что нам так удобно. Но об этом никто не знает, разумеется. Я им рассказал, что его присутствие на конференции связано с государственными интересами. Нам стало известно, что он выехал в научную экспедицию в район Торбея, и правительство прислало меня за ним.

— А зачем, в таком случае, вы отпустили катер? Это может показаться странным.

— Нет. Если он путешествует где-то в районе Торбея, мне его не обнаружить, пока не станет светло. Для того чтобы доставить его на место, приготовлен вертолет, как я им сказал. Мне стоит только поднять телефонную трубку, чтобы вертолет через пятьдесят минут был здесь.

— А вы, конечно, не могли знать, что телефонная связь нарушена. Это могло бы пройти, если бы вы не наведались на «Файеркрест» до посещения «Шангри- ла». Вы не могли знать, что наши друзья, которые прячутся в каюте на корме, тут же доложат на «Шангри-ла» о вашем визите в такое-то время. Они, должно быть, видели военный катер, когда он подходил, хотя это и необязательно. У него очень характерный шум двигателей. Таким образом, теперь наши друзья знают, что вы им крутите мозги. Готов биться об заклад, что они уже вычислили, кто вы на самом деле. Поздравляю вас, сэр. Поздравляю вас с вступлением в наши ряды! Теперь ни одна страховая компания не согласится застраховать вашу жизнь ни на каких условиях.

— Наша поездка на «Шангри-ла» развеяла ваши последние сомнения по поводу этих людей?

— Да, сэр. Вы сами видели, как отреагировал наш титулованный брокер, лорд Чарнли. А ведь он аристократ до шнурков ботинок.

— Этого недостаточно для столь категорических выводов, Калверт,— холодно процедил дядюшка Артур.

— Да, сэр.— Я вытащил из тайника водолазный костюм и пошел к салону.— Я ведь не случайно сорвался в воду. Все было продумано. Я не рассказывал вам, что пока я прятался под кормой корабля у рифа, мне удалось оставить там свой знак. Глубокую метку в форме буквы «V». На корме катера с «Шангри-ла» точно такая же отметина. Просто это она и есть. И катер тот же.

— Понятно. Теперь понятно.— Дядюшка Артур сел в кресло и смерил меня холодным взглядом из-под монокля.— Вы забыли предварительно поставить меня в известность относительно своих намерений.

— Нет, не забыл.— Я начал стаскивать с себя мокрую одежду.— У меня не было возможностей убедиться в ваших актерских способностях до этого, сэр.

— Допустим. Значит, эта деталь развеяла ваши последние сомнения.

— Нет, сэр. Это было всего лишь дополнительное подтверждение. Я был уверен и раньше. Помните смуглого типа, который сидел рядом с Лаворски и спросил, умеет ли Ханслетт плавать? Готов поставить состояние против пенни, что он не присутствовал на ужине до этого.

— Вы могли бы выиграть. Откуда вам это известно?

— Потому что он командовал людьми, которые сбили вертолет, убили Вильямса и поджидали меня, чтобы отправить вслед за ним. Этот человек — капитан Имри. Он был во главе пиратов, захвативших «Нантвилль».

Дядюшка Артур кивнул, но мысли его были далеко. Он не отрываясь смотрел на водолазный костюм, который я натягивал на себя.

— Какого черта вы собираетесь делать с этой штукой?— спросил он.

— Заранее ставлю вас в курс дела, сэр. Собираюсь ненадолго сплавать на «Шангри-ла». Вернее, посетить катер с «Шангри-ла». Прихватив с собой небольшое самодельное устройство и мешок сахара. Если вы разрешите, конечно.

— Еще кое о чем забыли рассказать мне, Калверт? Фонарь над сходнями «Шангри-ла» тоже не случайно оборвался?

— Мне бы хотелось навестить их до того, как фонарь заменят, сэр.

— Не могу поверить, в голове не укладывается.— Дядюшка Артур потряс головой. Поначалу я подумал, что он имеет в виду мой срочный обратный визит на катер «Шангри-ла», но следующая фраза показала, что его волнуют куда более высокие и важные материи.— Чтобы Тони Скурас увяз в этом по шею! Что-то здесь не так. Я просто не могу в это поверить! Вам известно, что он в последнем списке кандидатов на звание пэра?

— Так быстро? Мне он сказал, что будет ждать, пока цены не упадут.

Дядюшка Артур промолчал. В другой ситуации он воспринял бы подобное замечание как смертельное оскорбление. Ведь он сам автоматически получал пожизненное звание пэра после ухода в отставку. Но он был нем как рыба. Так его пробрало.

— Больше всего мне бы хотелось арестовать всю эту шайку,— сказал я.— Но у нас руки связаны. Мы беспомощны. Но поскольку нам уже многое известно, хотел бы попросить вас, сэр, об одном одолжении, пока мы не сошли на берег. Мне нужно выяснить две вещи. Первое: действительно ли сэр Энтони устанавливал на яхте стабилизаторы в одном из доков Клайда несколько дней назад? Учитывая размеры яхты, за такую работу не каждый док возьмется. Это можно выяснить за пару часов. Люди часто врут по поводу и без повода. Кроме того, я хотел бы знать, предпринимал ли лорд Кирксайд необходимые шаги по оформлению перехода титула погибшего сына, а он был, по-моему, виконтом или чем-то в этом роде, своему младшему отпрыску.

— Настройте передатчик, а я спрошу у них все, о чем вы беспокоитесь,— устало сказал дядюшка Артур. Он меня фактически не слушал. Его все еще терзала невероятная мысль о том, что будущий собрат по пэрству оказался попросту бандитом с большой дороги.— И передайте мне, пожалуйста, вон ту бутылку, прежде чем уйдете.

Дядюшку Артура явно вдохновляло то, что мы находились неподалеку от самого знаменитого завода по производству шотландского виски.


Я опустил крышку бутафорского двигателя в машинном отсеке так, как будто она весила не меньше тонны. Выпрямился и застыл на минуту. Потом прошел к двери машинного отделения.

— Сэр Артур?

— Иду, иду.— Несколько секунд, и он появился в дверном проеме со стаканом виски в руке.— Связь налажена?

— Я нашел Ханслетта, сэр.

Дядюшка Артур пошел вперед медленно, словно во сне.

Передатчика внутри корпуса двигателя не было, как не было всех наших хитроумных приспособлений для подслушивания и мин с часовым механизмом. Таким образом, освободилось достаточно места. Им пришлось сложить его пополам, прежде чем запихнуть внутрь. Голова покоилась на руках, руки лежали на коленях. Места хватало. Лица мне не было видно. Признаков насилия не наблюдалось. Он выглядел удивительно спокойным, как человек, который присел отдохнуть в тени в жаркий летний полдень и ненароком задремал. Летний полдень, затянувшийся надолго. Навеки. Я ему сам сказал прошлым вечером, что он сможет спать сколько влезет.

Я прикоснулся к его лицу. Оно было еще теплым. Его убили два-три часа тому назад, не больше. Я решил заглянуть в лицо, стараясь понять, как он умер. Голова отвалилась в сторону, как у сломанной куклы. Я повернулся и посмотрел на сэра Артура. Полусонное выражение у него исчезло, взгляд был холодным, скорбным и суровым. Я вспомнил истории об удивительной жестокости дядюшки Артура, которые никогда не принимал всерьез. На этот раз я был готов изменить свое мнение. В конце концов дядюшка Артур попал на свой пост вовсе не потому, что откликнулся на объявление в «Дейли телеграф». Его нашли очень умные люди после строжайшего отбора среди претендентов, обладающих выдающимися качествами. И выбор пал на дядюшку Артура, отвечавшего всем требованиям, среди которых отсутствие жалости было одним из первых. Раньше я как-то не задумывался об этом.

Он спросил:

— Убит?

— Да, сэр.

— Каким образом? -

— Ему сломали шею, сэр.

— Сломали шею? Такому сильному парню, как Ханслетт?

— Я знаю человека, который может это сделать шутя. Куинн. Человек, убивший Бейкера и Делмонта. Тот самый, который чуть не убил меня.

— Понятно.— Он промолчал, потом продолжил, как бы между прочим:— Вам надо найти этого человека и уничтожить. Любыми средствами. Как все произошло, Калверт? Ваша версия.

— Да, сэр.— После того, как уже было поздно что-нибудь изменить, он советовался со мной.— Наш друг или друзья прибыли на «Файеркрест» вскоре после того, как я его покинул сегодня утром. То есть до восхода солнца. Они бы не решились проделать все это при свете дня. Ханслетта захватили и держали взаперти. Подтверждением того, что он находился под стражей целый день, служит его невыход на связь в полдень. Он все еще был под стражей, когда вы вошли на борт. Вы не могли заподозрить, что на борту есть кто-нибудь посторонний. Катер, который привез их на рассвете, сразу же отчалил. Они не могли допустить, чтобы катер с «Шангри-ла» стоял целый день пришвартованным к борту «Файеркреста».

— Незачем останавливаться на очевидных вещах.

— Конечно, сэр. Приблизительно через час после вашего ухода появляется катер с «Шангри-ла» с капитаном Имри, Куинном и остальной компанией на борту. Они сообщают, что со мной покончено. Это послужило смертным приговором Ханслетту. После моей смерти он не мог оставаться в живых. Поэтому Куинн его убил. Почему именно так, а не иначе, не знаю. Возможно, они боялись, что выстрелы могут услышать. Ножами или другими подобными предметами они не хотели пользоваться, чтобы не оставлять следов крови, я полагаю. Они собирались покинуть корабль на время, чтобы вернуться ночью, отвести его подальше в пролив и там утопить. А в промежутке кто-нибудь мог нанести сюда визит. Но я считаю, что Ханслетт был убит таким способом потому, что Куинн — психопат и маньяк-убийца.

— Понятно. А потом они задались вопросом: «Где же спрятать Ханслетта, пока мы не вернемся, на тот случай, если кто-нибудь заявится?» И тут же сказали себе: «Ха-ха! Нет ничего проще. Мы его спрячем в корпусе из-под фальшивого двигателя!» Потом они выкинули оттуда передатчик и все остальное или просто забрали с собой. Неважно. И запихнули туда Ханслетта.— Дядюшка Артур говорил это очень ровно и тихо, но вдруг, впервые на моей памяти, сорвался на крик: — Как, черт подери, они могли догадаться, что один из двигателей бутафорский? А, Калверт? Откуда они смогли это узнать? — Он перешел почти на шепот.— Кто-то проболтался, Калверт. Или был преступно халатен.

— Никто не проболтался, сэр. Это была преступная халатность. С моей стороны. Будь я повнимательнее, Ханслетт там сейчас не лежал бы. В ту ночь, когда к нам заявились мнимые таможенники, я понял, что они обнаружили что-то в машинном отделении. До того момента, как они наткнулись на дополнительные батареи, им до всего было дело. После этого их словно подменили. Ханслетт даже предположил, что дело в батареях, но я был настолько глуп, что не прислушался к его словам. 

Я подошел к переборке, снял с полки фонарь и вручил дядюшке Артуру.

— Вы не замечаете ничего подозрительного в этих батареях?

Он посмотрел на меня сквозь монокль строго и холодно, взял фонарь и внимательно обследовал батареи. Прошло не менее двух минут, прежде чем он снова выпрямился.

— Я ничего не вижу,— коротко сказал он.

— А Томас—таможенник, который назвался Томасом,— увидел. Он с самого начала нас вычислил. Он знал, что искать. Мощный передатчик. Не дешевую игрушку, которая была установлена у нас в рулевой рубке. Он искал следы проводов питания от батарей. Следы на клеммах от мощных зажимов — «крокодилов» или накидных свинцовых клемм.

Дядюшка Артур выругался, очень спокойно, и снова склонился над батареями. На этот раз осмотр занял не более десяти секунд.

— Поясните свои подозрения, Калверт.— Взгляд был все еще суровым, но уже не ледяным.

— Не удивительно, что они были в курсе того, что я собираюсь делать сегодня,— в сердцах выпалил я.— Не удивительно, что они знали, когда Ханслетт останется один и в какой бухте я собираюсь приземлиться вечером. Им было достаточно подтверждения по радио, что Калверт занимается розысками кого-нибудь из района Лох Хурон. После этого вопрос об уничтожении вертолета решался автоматически. Весь этот чертов маскарад с разбитыми передатчиками только для того, чтобы убедить нас, будто кроме нашего ни одного передатчика в округе не осталось. Боже, неужели вы ничего не поняли?

— Предполагаю, что за этим всплеском эмоций кроется какая-нибудь разумная идея,— холодно заметил дядюшка Артур.

— В тот вечер мы с Ханслеттом были приглашены на борт «Шангри-ла» после ужина. Я говорил вам, что когда мы вернулись, то заметили, что нас посетили гости. В то время мы не догадались о цели визита. Боже мой!

— Вы уже потратили много сил, доказывая, что в случае с батареями я оказался столь же недогадливым, как и вы сами. Нет смысла повторять все сначала...

— Разрешите мне закончить,— перебил я. Дядюшка Артур не любил, когда его перебивают.— Они спустились сюда, в машинное отделение. Про передатчик им было известно. Достаточно было осмотреть крышку корпуса правого двигателя. На четырех болтах, а остальные — бутафория, была содрана краска.

Такие же болты на левом двигателе были не тронуты. Они снимают эту крышку, подсоединяются к выходу передатчика и выводят сигнал на дополнительный портативный передатчик, который благополучно прячут, скажем, здесь за батареями. Все необходимое оборудование у них должно было быть с собой, ведь они хорошо знали, на что шли. С этого момента они слушали все до последнего слова. Они знали наши планы, всё, что мы намеревались сделать, и соответственно корректировали свои действия. Они решили, и были абсолютно правы, что куда лучше для них дать возможность мне и Ханслетту вступать с вами в прямой контакт, что давало им возможность быть в курсе всех дел, чем испортить этот передатчик и таким образом вынудить нас искать другие средства связи, которые они не смогут проконтролировать.

— Но зачем же тогда лишать себя такого преимущества...— Он махнул рукой в сторону пустого корпуса двигателя.

— Это перестало быть преимуществом,— устало сказал я.— Они вынули отсюда передатчик, когда Ханслетт был мертв и Калверт, по их мнению, тоже. Им больше не требовалось это преимущество.

— Конечно, конечно. Боже мой, какая дьявольская заварушка.— Он вынул монокль и почесал глаз.— Они наверняка понимают, что мы обнаружим Ханслетта, как только попытаемся воспользоваться передатчиком. Теперь я, кажется, готов оценить ваше замечание в салоне о том, что у нас могут возникнуть проблемы со страховкой. Они могут не догадываться, насколько хорошо мы осведомлены, но рисковать им нельзя. Особенно, когда речь идет о семнадцати миллионах фунтов. Им придется нас ликвидировать.

— Собираемся и уходим — это единственный ответ,— согласился я.— Мы здесь слишком долго разговариваем. Возможно, они уже в пути. Не выпускайте этот «люгер» из рук, сэр. Так будет безопасней. Но сначала мы должны доставить на берег Ханслетта и того приятеля, который остался в каюте на корме.

— Да. Сначала нужно доставить их на берег.

Даже в идеальных условиях подъем якоря при помощи электрической лебедки — работа не для дурака, даже не для проворного дурака. У нашей маленькой лебедки усилие было больше 1400 фунтов. Неосторожно поставишь ногу, сунешь руку, или штанину, или полу дождевика оттопырит ветром и затянет между цепью и барабаном, ты и охнуть не успеешь, как недосчитаешься руки или ноги. О том, чтобы успеть отключить лебедку, не может быть и речи — рубильник всегда расположен за ней. Заниматься этим на скользкой и мокрой палубе вдвойне опасно. А если при этом, вдобавок, полная темнота, проливной дождь и качка, не говоря о том, что пал тормоза поднят, а ворот обернут брезентом, эта работа становится опасной до крайности. Но все-таки менее опасной, чем общение с нашими друзьями с «Шангри-ла», внимания которых мы старались не привлекать.

Вероятно, из-за того, что я был поглощен работой, или потому, что отвлекал внимание приглушенный стук выбираемой якорной цепи, но я не сразу среагировал на посторонние звуки и не смог быстро определить, откуда они доносятся. Дважды мне показалось, что слышу далекий женский голос, и дважды я механически списывал это на затянувшуюся пьянку на одной из малых яхт, стоящих в заливе. Для того чтобы подсчитать, сколько галлонов джина поглощается после захода солнца на стоящих в британских гаванях яхтах, потребовался бы компьютер фирмы Ай-Би-Эм. Потом я снова услышал голос, на этот раз существенно ближе. Пришлось расстаться с версией о затянувшемся веселье. Отчаянные крики на вечеринках в таких случаях бывают только тогда, когда джин заканчивается. На этот раз в приглушенном крике звучало отчаяние другого рода. Я повернул рубильник, и звуки лебедки стихли. «Лилипут» каким-то образом оказался у меня в руке.

— Помогите! — в низком голосе звучали нотки отчаяния.— Помогите же, ради Бога!

Голос звучал из-за левого борта, приблизительно посередине палубы. Я подошел к тому месту, откуда раздавался голос, и застыл без движения. Я вспомнил о Ханслетте и стоял не шелохнувшись. Я не собирался никому помогать, пока не смогу убедиться, что крики слышатся с надувной лодки, в которой, чего доброго, еще пара пассажиров с автоматами. Одно слово, неосторожное движение, а после усилие в семь фунтов на курок, и Калверт окажется среди своих предков, если еще они не откажутся взять в компанию такого глупого родственничка.

— Прошу вас! Помогите мне! Пожалуйста!

Я ей помог. И не столько из-за непритворного отчаяния в голосе, сколько потому, что голос этот без сомнения принадлежал Шарлотте Скурас.

Я снял прикрепленный к стойке ограждения спасательный круг с привязанным к нему канатом и, закрепив канат за перила, опустил круг до уровня воды.

— Леди Скурас?

— Да, да, это я. Слава Богу, слава Богу! — говорила она с трудом, дышала прерывисто, видно, наглоталась воды.

— У борта корабля висит спасательный круг. Хватайтесь за него!

Прошло несколько секунд.

— Схватилась.

— Можете взобраться на палубу?

Опять всплески и тяжелое дыхание. Наконец:

— Нет, нет. Я не смогу это сделать.

— Ничего страшного. Подождите.— Я повернулся, чтобы сходить за дядюшкой Артуром, но он уже стоял рядом со мной. Я прошептал ему на ухо:—Там в воде леди Скурас. Возможно, это ловушка. Правда, я так не думаю. Но если увидите свет, стреляйте на него.

Он промолчал, но я почувствовал, что он достает из кармана «люгер». Я перелез через перила и, держась за канат, спустился до уровня воды, поставив ногу на внутреннюю часть висящего спасательного крута. Потом наклонился и схватил ее за руку. Шарлотта Скурас была далеко не миниатюрна. Кроме того, к поясу у нее был привязан какой-то внушительных размеров мешок, да и я был далек от своей лучшей формы. Совсем не тот, что, скажем, сорок восемь часов назад. Однако с помощью дядюшки Артура мне в конце концов удалось втащить ее на палубу. Мы почти внесли ее в салон и усадили в кресло. Я подложил ей под голову подушку и посмотрел на нее внимательней.

В таком виде она бы не появилась на обложке журнала «Вог». Выглядела она ужасно. Ее темные брюки и рубашка как будто целый месяц, а не несколько минут, мокли в морской воде. Длинные спутанные каштановые волосы мокрыми прядями обрамляли мертвенно-бледное лицо. Большие карие глаза, окруженные темными кругами, были широко открыты и испуганны. Тушь потекла, помада размазалась. Да, красивой ее никак нельзя было назвать, но мне она показалась самой желанной женщиной на свете. Наверное, я сбрендил.

— Дорогая леди Скурас, дорогая леди Скурас! — Дядюшка Артур оказался опять среди родных аристократов и был нескрываемо рад этому. Он присел на кресло рядом с ней, неуклюже тыча ей в лицо платком.— Что произошло, скажите Бога ради? Бренди, Калверт, бренди! Что вы стоите, дайте бренди!

Дядюшка Артур, видимо, решил, что он в пабе, но, к счастью, бренди у меня немного оставалось. Я вручил ему бокал и сказал:

— Коли вы присмотрите за леди Скурас, сэр, я закончу поднимать якорь.

— Нет, нет! — Она глотнула бренди, поперхнулась, и мне пришлось ждать, пока она откашляется, прежде чем продолжить.— Они не появятся раньше, чем через два часа. Я знаю. Я слышала. Происходит что-то ужасное, сэр Артур. Я должна была прийти, должна.

— Только не надо расстраиваться, леди Скурас, не надо,— сказал дядюшка Артур, как будто она до сих пор была в прекрасном настроении.— Лучше выпейте, леди Скурас!

— Нет, только не это! — Я с трудом сдержал незаслуженную обиду. Бренди был отменный. Вдруг я понял, что она имеет в виду совсем другое.— Никаких «леди Скурас», прошу вас. Не надо! Просто Шарлотта. Шарлотта Майнер. Шарлотта.

У женщин свое представление о том, что нужно сделать в первую очередь. Вот и сейчас, когда на «Шангри-ла» негодяи, может быть, готовятся бросить нам в салон самодельную атомную бомбу, она думает только о том, чтобы мы называли ее «просто Шарлоттой». Я спросил:

— Почему вы должны были прийти сюда?

— Калверт! — Дядюшка Артур говорил резко.— Я бы вас просил. Леди... то есть Шарлотта только что пережила глубокое потрясение. Дайте ей время прийти в себя...

— Нет.— Она не без труда выпрямилась и улыбнулась вымученной улыбкой. Полу-испуганной, полу-насмешливой.— Нет, мистер Петерсен, мистер Калверт, как вас там, вы совершенно правы. Актрисам свойственно переоценивать собственные эмоции. Я больше не актриса.— Она еще отхлебнула бренди, и на щеках у нее появился слабый румянец.— Я довольно давно поняла, что на борту «Шангри-ла» творится что-то нехорошее. Появились странные люди. Некоторых старых матросов заменили без видимых причин. Несколько раз меня ссаживали на берег со служанкой. Мы оставались в гостинице, пока «Шангри-ла» отправлялась в таинственные путешествия. Мой муж — сэр Энтони — ничего не хотел мне объяснить. Он ужасно переменился после нашей свадьбы. Боюсь, он принимает наркотики. Я видела оружие. С тех пор, как эти странные люди появились на борту, меня отсылают в каюту после ужина.— Она невесело улыбнулась.— И дело совсем не в том, что мой муж меня ревнует, можете мне поверить. Последние день-два я почувствовала, что близится развязка. Сегодня, сразу после того, как вы ушли, меня опять отослали в каюту. Я вышла, но задержалась у двери. Говорил Лаворски. Он сказал: «Если ваш приятель адмирал — член делегации ЮНЕСКО, то я — царь Нептун. Я знаю, кто он. Мы все это знаем. День подошел к концу, и они слишком много знают. Выбора нет. Либо они, либо мы». А потом капитан Имри — как я ненавижу этого человека! — сказал: «В полночь я пошлю Куинна, Жака и Крамера. Еще через час они отправят их на дно пролива».

— Славные приятели у вашего мужа,— пробурчал я.

Она посмотрела на меня неуверенно, изучающе и сказала:

— Мистер Петерсен, или мистер Калверт... а я слышала, что Лаворски называл вас Джонсоном...

— Легко запутаться,— согласился я.— Калверт. Филип Калверт.

— Ну, Филип,— она произнесла это с милым французским акцентом, прозвучало очень красиво.— Вы, наверное, полный идиот, если позволяете себе шутить таким образом. Вам угрожает смертельная опасность.

— Мистер Калверт,— сухо напомнил ей дядюшка Артур, как следует ко мне обращаться. Не то чтобы его шокировало грубое обращение ко мне, просто аристократам не к лицу фамильярничать с простолюдинами,— прекрасно понимает опасность. Просто у него несколько неудачная манера выражать свои мысли. А вы смелая женщина, Шарлотта.— Когда представители голубых кровей называют друг друга по имени, это совсем другое дело.— Вы очень рисковали, решившись подслушивать. Вас могли застукать.

— Меня застукали, сэр Артур.— Улыбка слегка тронула краешки ее губ, но не коснулась глаз.— Это еще одна причина, почему я оказалась здесь. Даже не зная об опасности, которая вам угрожает, я все равно бы пришла. Муж увидел меня. Потом отвел в каюту.— Она резко встала, повернулась спиной и задрала вверх промокшую рубаху. Поперек спины вспухли три красно-синих рубца. Дядюшка Артур застыл без движения. Я пересек салон и осмотрел ее спину. Рубцы были шириной почти в дюйм, опоясывали спину целиком. То тут, то там на рубцах темнели пятнышки запекшейся крови. Я тихонько дотронулся пальцем до одного из рубцов. Кожа была вздутой и натянутой. Свежий рубец, настоящий, без дураков. Она не двинулась с места. Я отошел назад, и она повернулась к нам лицом.

— Не очень красиво, правда? Но очень больно.— Она снова улыбнулась той же улыбкой.— Я бы могла вам показать что-нибудь похлеще этого.

— Нет, нет, нет,— быстро среагировал дядюшка Артур.— В этом нет никакой необходимости.— Он помолчал немного, затем разразился тирадой: — Моя дорогая Шарлотта, то, что вам пришлось перенести, чудовищно. Дьявольски чудовищно! Он просто зверь, а не человек. Возможно, это действие наркотиков. Просто невозможно поверить в это! — Он побагровел от ярости, а голос его звучал так, как будто Куинн схватил его за горло — хрипло, сдавленно.— В это никто не смог бы поверить!

— Кроме покойной леди Скурас,— тихо сказала она.— Теперь мне понятно, почему она несколько раз попадала в сумасшедший дом, прежде чем умерла.— Она передернула плечами.— У меня нет желания последовать за ней. Я не такая безвольная, как Мадлен Скурас. Поэтому я забрала свою сумку и сбежала.— Она кивнула в сторону небольшого полиэтиленового мешка с одеждой, привязанного к ее поясу.— Как беглая каторжница, правда?

— Они появятся здесь гораздо раньше полуночи, как только узнают о вашем побеге,— заметил я.

— Они не узнают об этом до утра. Обычно на ночь я запираю дверь своей каюты. Сегодня я закрыла ее снаружи, вот и все.

— Это правильно,— сказал я.— А вот стоять в мокрой одежде неправильно. Нет смысла сбегать только для того, чтобы умереть от воспаления легких. Полотенце найдете в моей каюте. Потом мы постараемся устроить вам номер в отеле «Колумбия».

— Я надеялась на нечто большее.— Склонившаяся голова и поникшие плечи могли быть плодом воображения, но затравленное выражение, появившееся в главах, было несомненным.— Вы собираетесь поместить меня туда, где они в первую очередь будут меня искать. В Торбее я нигде не смогу чувствовать себя в безопасности. Они меня обнаружат, схватят, вернут к мужу, который снова уведет меня в эту каюту. Единственное мое спасение побег. Единственное ваше спасение тоже побег. Почему бы нам не убежать вместе? Прошу вас!

— Нет.

— Человек, привыкший рубить сплеча, верно? — Гордая обида и презрительное отчаяние в ее тоне не оставляли камня на камне от моего мужского достоинства. Она повернулась к дядюшке Артуру, взяла его руки в свои и сказала тихо и торжественно: — Сэр Артур, взываю вам как к английскому джентльмену.— К ногтю Калверта, этого плебея-инородца.— Можно мне остаться? Умоляю!

Дядюшка Артур посмотрел на меня, подумал, повернулся к Шарлотте Скурас, заглянул в эти огромные карие глаза и пропал окончательно.

— Разумеется, вы можете остаться, дорогая Шарлотта!— Он отвесил ей учтивый старомодный поклон, который, надо быть справедливым, весьма гармонировал с его бородкой и моноклем.— К вашим услугам, моя дорогая леди.

— Спасибо, сэр Артур.— Она улыбнулась мне. Без злорадства. Улыбочкой типа «будем дружить».— Было бы хорошо, Филип, чтобы решение было принято, как это говорят, единогласно.

— Если сэр Артур хочет подвергнуть вас куда большему риску на борту этого судна, чем в Торбее, это его дело. А в остальном мое согласие не требуется. Я привык подчиняться приказам.

— Вы любезны до неприличия,— едко заметил дядюшка Артур.

— Простите, сэр.— До меня вдруг дошло, и я поразился собственной непонятливости.— Мне не следовало ссылаться на вас. Леди всегда будет нашим желанным гостем. Но мне кажется, что ей лучше не показываться на палубе, когда мы подойдем к причалу, сэр.

— Разумное предложение. Осторожность не помешает,— мягко сказал дядюшка Артур. Ему явно понравилось то, что я сменил настроение и проявил должную почтительность к желаниям аристократии.

Это ненадолго,— улыбнулся я Шарлотте Скурас.— Через час мы покинем Торбей.


— Какая мне разница, как вы сформулируете обвинение? — Я перевел взгляд с сержанта Макдональда на человека с разбитым лицом, прикрывающегося пропитанным кровью полотенцем, затем вновь посмотрел на Макдональда.— Взлом и вторжение. Оскорбление действием. Нелегальное ношение оружия с целью совершения преступления — убийства. Все, что хотите.

— Видите ли, все далеко не так просто.— Сержант Макдональд положил здоровенные загорелые ручищи на стойку и перевел взгляд с преступника на меня'— Он не совершал взлома, а просто вошел на борт, мистер Петерсен. Это не противозаконно. Оскорбление действием? Скорее, он явился жертвой, чем преступником. А какое оружие у него было, мистер Петерсен?

— Не знаю. Вероятно, он выпустил его за борт при ударе.

— Ясно. Значит, выброшено за борт? У нас нет доказательств какого-либо противоправного действия.

Сержант Макдональд начал меня утомлять. С мнимыми таможенниками он быстро находил общий язык, а со мной уперся просто как баран. Я сказал: ...

— Вы еще скажите, что все это было плодом моего больного воображения. Скажите, что я высадился на берег, хватил по лицу доской первого попавшегося прохожего и притащил его сюда, по дороге придумав свою версию. Любому болвану, даже такому, как вы, это бы показалось странным!

Смуглая физиономия побагровела, а костяшки пальцев сжавшихся в кулаки лап побелели. Он тихо произнес:

— Потрудитесь впредь не говорить со мной подобным образом. .

— Если вы будете продолжать вести себя как болван, я вынужден буду обращаться с вами как с болваном. Вы не собираетесь его арестовать?

— Кроме ваших показаний у меня ничего нет против него.

— Неправда. У меня есть свидетель. Он здесь недалеко, у причала, если захотите с ним встретиться. Адмирал, сэр Арнфорд-Джейсон. Лицо весьма высокопоставленное.

— В прошлый раз, когда я был у вас на борту, с вами был некий мистер Ханслетт.

— Он и сейчас на корабле.— Я кивнул в сторону задержанного.— Почему вы не хотите расспросить нашего приятеля?

— Я послал за врачом. Сначала ему нужно привести в порядок лицо. Я не могу понять ни слова из того, что он говорит.

— Лицо, конечно, не в порядке,— согласился я.— Но главная сложность в том, что он говорит по-итальянски.

— По-итальянски? Сейчас решим эту проблему. Владелец кафе «Вестерн Айлс» — итальянец.

— Это хорошо. Надо, чтобы он задал нашему приятелю четыре коротких вопроса. Где его паспорт, как он попал в эту страну, на кого он работает и где живет?

Сержант внимательно посмотрел на меня и медленно произнес:

— Не похожи вы на гидробиолога, мистер Петерсен.

— А вы на сержанта британской полиции, мистер Макдональд. До свидания.

Я перешел на другую сторону тускло освещенной улицы и спрятался за телефонной будкой. Через пару минут послышались быстрые шаги. Человек с саквояжем завернул в полицейский участок. Через пять минут он вышел. Ничего удивительного: что может сделать сельский врач в случае, требующем хирургического вмешательства?

Дверь участка снова распахнулась, и сержант Макдональд быстрым шагом вышел на улицу в застегнутом до подбородка дождевике. Он, не оборачиваясь, направился в сторону причала. Я пошел за ним. Он спустился на причал и прошел в самый конец. Здесь он зажег фонарик и начал отвязывать лодку. Я перегнулся через парапет на набережной и включил свой фонарь.

— Почему они не снабдили вас телефоном или рацией для передачи экстренных сообщений? — спросил я.— В такую погоду идти на веслах до «Шангри-ла» невесело. Можно подхватить простуду.

Он медленно выпрямился и выпустил из рук веревку. Лодку отнесло в темноту. По ступенькам причала он поднимался медленно и устало, как старик. Спокойно спросил:

— Что вы сказали про «Шангри-ла»?

— Не заставляйте меня задерживать вас, сержант,— вежливым тоном сказал я.— Прежде всего долг. Потом светская болтовня. Ваш долг — служить своим хозяевам. Отправляйтесь к ним сейчас же и доложите, что один из их подручных серьезно пострадал и что Петерсен в чем-то заподозрил сержанта Макдональда.

— Не знаю, о чем вы говорите,— глухо отозвался он.— При чем здесь «Шангри-ла»? Я туда не собирался.

— Куда же вы собирались отправиться в таком случае? Говорите. На рыбалку? Просто забыли прихватить удочку?

— Почему бы вам не заняться своим делом, черт подери? — грозно спросил Макдональд.

— Я им и занимаюсь. Бросьте, сержант. Думаете, меня волнует наш итальянский приятель? Можете обвинить его в игре в блошки на главной улице, мне глубоко наплевать. Я просто подбросил его вам, намекнув при этом, что вы сами ведете грязную игру, чтобы посмотреть, как вы отреагируете. Отмести последние сомнения. Вы реагировали отменно.

— Я, может быть, не большого ума, мистер Петерсен,— сказал он с достоинством.— Но и не полный идиот. Я думал, что вы один из них или такой же, как они.— Он выждал паузу.— Это не так. Вы правительственный агент.

— Я гражданский служащий.— Повернувшись в сторону «Файеркреста», пришвартованного ярдах в двадцати, я сказал: — Вам лучше побеседовать с моим начальником.

— Я не подчиняюсь гражданским лицам.

— Ваше дело,— произнес я безразличным тоном и отвернулся в сторону.— Подумали бы о сыновьях, сержант Макдональд. Двух близнецах шестнадцати лет, которые погибли в Кайрнгормсе не так давно, как мне сказали.

— При чем здесь мои сыновья? — он говорил еле слышно.

— Не хотелось бы мне, чтобы они узнали, как их отец пальцем о палец не ударил, чтобы вернуть их к жизни.

Он замер в темноте, не шелохнувшись, не произнося ни слова. Когда я взял его под руку и повел в сторону «Файеркреста», он и не думал оказывать сопротивление.

Дядюшка Артур принял свой самый устрашающий вид, а надо сказать, что это зрелище не для слабонервных. Он не сделал попытки подняться, когда я ввел Макдональда в салон, и не предложил ему сесть. Леденящий душу взгляд василиска, усиленный и сфокусированный блестящим моноклем, буравил несчастного сержанта словно лазерный луч. -

— Поскользнулись на ровном месте, сержант? — дядюшка Артур обошелся без преамбулы. Он говорил своим бесцветным, невыразительным голосом, от которого шевелились волосы на затылке.— То, что вы находитесь здесь, подтверждает это. Мистер Калверт сошел на берег с преступником, прихватив для вас солидную приманку. И вы схватились за нее обеими руками. Неумно поступаете, сержант. Не надо было пытаться сразу же связаться со своими друзьями.

— Они не мои друзья, сэр,— кисло заметил Макдональд.

— Я собираюсь рассказать вам то, что вам можно знать о нашей с Калвертом (Петерсен — это псевдоним) миссии.— Дядюшка Артур пропустил его слова мимо ушей.— Если вы когда-нибудь расскажете кому угодно хотя бы часть того, что сейчас услышите, то лишитесь должности, пенсии и надежды устроиться на какую-либо работу в Британии впредь, не говоря о нескольких годах тюрьмы за разглашение государственной тайны. Я лично прослежу за формулировкой обвинения.— Он помолчал и не обошелся без очевидных излишеств: — Я понятно говорю?

— Все понятно,— мрачно ответил Макдональд.

Дядюшка Артур сказал ему то, что тот должен был знать, по его мнению, то есть совсем немного, и закончил фразой:

— Я уверен, что теперь мы можем надеяться на вашу безоговорочную поддержку, сержант.

— Как это Калверт догадался, что я с ними заодно?— тоскливо спросил он.

— Боже ты мой! — воскликнул я.— Вы знали, что эти люди не были таможенниками. Вы знали, что у них не было с собой копировального устройства. Вы знали, что они прибыли только для того, чтобы разбить наш передатчик и выяснить, нет ли у нас другого. Вы знали, что на этом катере до большой земли им не добраться — погода была неподходящей. Катер был с «Шангри-ла», поэтому вы и не зажигали огней. После вашего отхода ни один катер не покинул гавань. Мы бы его услышали. Единственные признаки жизни в гавани, которые мы обнаружили после вашего отхода, это когда в рулевой рубке «Шангри-ла» зажгли свет. Чтобы разбить свой собственный передатчик. Вернее, один из них. А откуда вам стало известно, что телефонная линия была повреждена в проливе? Вы знали о повреждении, но почему именно в проливе? Потому что вы знали, где ее повредили. Затем, вчера вечером, когда я спросил вас, можно ли надеяться на то, что связь восстановится, вы сказали: нет. Странно. Вы должны были бы просить таможенников, возвращающихся на Большую землю, сразу же связаться с телефонной службой. И, наконец, ваши сыновья, сержант. Мальчики, которые считаются погибшими. Вы забыли закрыть их счета в банке. Потому что вы знаете: они живы.

— О счетах я забыл,— медленно произнес Макдональд.— Да и все остальное упустил потому, что я к таким вещам не привык.— Он посмотрел на дядюшку Артура.— Я понимаю, что для меня это конец пути. Но они сказали, что убьют моих сыновей, сэр.

— Если вы гарантируете нам полное содействие,— отчетливо сказал дядюшка Артур,— я лично прослежу за тем, чтобы место сержанта полиции Торбея осталось за вами до самой пенсии. Кто «они»?

— Я встречался только с человеком по имени капитан Имри и двумя таможенниками — Дюрраном и Томасом. Настоящая фамилия Дюррана — Куинн. Остальных имен не знаю. Обычно мы встречались у меня дома, поздно вечером. На «Шангри-ла» был всего два раза, чтобы увидеться с Имри.

— А сэр Энтони Скурас?

— Не знаю.— Макдональд беспомощно пожал плечами.— Он хороший человек, сэр. Правда. Или мне так казалось. Может быть, он в этом тоже замешан. С любым может случиться. Но это было бы очень странно, сэр.

— Согласен. А какова была ваша роль?

— В этих местах в последнее время происходили странные вещи. Корабли исчезали. Люди исчезали. У рыбаков в гавани рвали сети и у яхт таинственно повреждались двигатели, тоже в гавани. Все это происходило тогда, когда капитан Имри не хотел, чтобы та или другая лодка оказывалась в неурочном месте в неурочное время.

— А вы должны были прилежно вести расследование, которое не давало результатов,— кивнул дядюшка Артур.— Вы для них бесценный подарок, сержант. Человек с вашей репутацией и вашим характером выше всяких подозрений. Скажите, сержант, что им надо?

— Клянусь Богом, сэр, не знаю.

— И не догадываетесь?

— Нет, сэр.

— Я в этом не сомневался. Так действуют настоящие профессионалы. И вы не представляете себе, где могут быть ваши мальчики?

— Нет, сэр.

— Откуда вам известно, что они живы?

— Три недели назад меня привезли на «Шангри- ла». Там же оказались мои сыновья. Они были живы-здоровы.

— И вы настолько наивны, чтобы полагать, что когда все это кончится, ваши сыновья останутся в живых и будут вам возвращены? Несмотря на то, что ваши мальчики наверняка запомнят своих похитителей и смогут выступить в роли свидетелей, когда придет время?

— Капитан Имри обещал, что они ничего плохого не сделают, если я соглашусь им помогать. Он сказал, что только дураки злоупотребляют насилием.

— Значит, вы убеждены, что они не пойдут на убийство?

— Убийство! Да о чем вы говорите, сэр?

— Калверт!

— Да, сэр?

— Большой бокал виски для сержанта.

— Слушаюсь, сэр.— Когда речь шла об использовании моих личных запасов, дядюшка Артур был сама щедрость. Притом развлечения у нас не оплачивались. Итак, я налил сержанту большой бокал виски и, предполагая неминуемое банкротство, не забыл и себя. Не прошло и десяти секунд, как бокал сержанта опустел. Я взял его под руку и проводил в моторный отсек. Когда через минуту мы вернулись в салон, сержанта не надо было уговаривать пропустить еще стаканчик. Он был бледен как полотно.

— Я говорил вам, что Калверт сегодня днем проводил разведку на вертолете,— между прочим заметил дядюшка Артур.— Но я не сказал, что пилот вертолета был убит вечером. Я не сказал вам также, что еще два моих лучших агента были убиты за последние шестьдесят часов. А теперь, как вы видели, Ханслетт. Неужели вы до сих пор считаете, сержант, что мы имеем дело с благовоспитанными нарушителями закона, для которых человеческая жизнь — святыня?

— Что я должен сделать, сэр? — Кровь снова прилила к смуглому лицу, глаза смотрели твердо, решительно и с некоторой долей отчаяния.

— Вы с Калвертом заберете Ханслетта на берег, в полицейский участок. Вызовете врача и попросите составить заключение о смерти. Нам потребуется официальное подтверждение причины смерти. Для суда. Остальных убитых представить будет, видимо, невозможно. Затем поплывете на лодке на «Шангри-ла», скажете Имри, что мы привезли вам Ханслетта и этого другого — итальянца — в участок. Скажете им также, что слышали, как мы договаривались срочно отправиться на Большую землю за эхолотом для исследования дна и вооруженной поддержкой. И что нас не будет по крайней мере два дня. Вам известно, где именно перерезана телефонная линия?

— Да, сэр. Я сам ее перерезал.

— Когда вернетесь с «Шангри-ла», немедленно отправляйтесь туда и приведите связь в порядок... До завтрашнего утра вы, ваша жена и старший сын должны исчезнуть. На тридцать шесть часов. Если хотите остаться в живых. Понятно?

— Я понял, что вы от меня хотите. Теперь объясните, зачем это нужно.

— Просто сделайте то, что от вас требуется. И последнее. У Ханслетта нет родных — как и у большинства моих людей. Поэтому его можно было бы похоронить в Торбее. Договоритесь ночью с местным гробовщиком и назначьте похороны на пятницу. Мы с Калвертом хотели бы присутствовать.

— Но... пятница? Ведь это уже послезавтра!

— Послезавтра. К тому времени все будет кончено. Ваши ребята вернутся домой.

Макдональд долго смотрел на него молча, потом тихо спросил:

— Как вы можете быть уверены?

— Я совсем не уверен.— Дядюшка Артур устало провел рукой по лицу и взглянул на меня.— Калверт уверен. Жаль, сержант, но вам никогда нельзя будет рассказать своим друзьям, что вы были знакомы с Филипом Калвертом. Если есть возможность что-то сделать, Калверт сделает. Я так думаю. Я на это надеюсь.

— Я тоже на это надеюсь, сэр, — печально сказал Макдональд.

Я надеялся дуть меньше их обоих, но обстановка была уже настолько унылая, что мне не хотелось ее усугублять. Поэтому я придал лицу уверенное выражение и пошел с Макдональдом в машинный отсек.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. Среда, 10.40 вечера — четверг, 02.00 ночи

Убивать нас приехали трое, но не в полночь, как было обещано, а без двадцати одиннадцать. Появись они на пять минут раньше — и нам крышка, потому что за пять минут до этого мы еще стояли у причала Торбея. И если бы они пришли на пять минут раньше и прикончили нас, то я был бы виноват, так как, оставив Ханслетта в полицейском участке, настоял на том, чтобы сержант Макдональд силой власти поднял с постели владельца единственной аптеки в Торбее. Желания оказывать мне явно противозаконную услугу у него не было никакого, и мне потребовалось не меньше пяти минут, чтобы, используя весь свой богатый арсенал увещеваний и угроз, заставить пожилого аптекаря вручить мне зеленоватый пузырек с многозначительной надписью «Таблетки». Но мне повезло, и я был снова на борту «Файеркреста» в 10.30 вечера.

Западное побережье Шотландии никогда не славилось теплым «бабьим летом», и этот вечер не был исключением из правил. Помимо того, что было холодно и ветрено, было еще темно, хоть глаз выколи, и дождь лил как из ведра, что не обязательно предусматривалось правилами, но и не было настолько необычно, чтобы вызвать удивление. Через минуту после отхода от причала мне пришлось включить прожектор, установленный на крыше рулевой рубки. Западный вход в пролив со стороны Торбейской гавани между Торбеем и островом Гарви имеет в ширину четверть мили, и я мог бы без труда обойтись компасом, чтобы проскочить в него, но в гавани было полно маленьких яхт, сигнальные огни которых легко было не заметить за пеленой дождя.

Я направил луч прожектора вперед и вниз, прямо по курсу, затем описал широкую дугу вправо и влево.

Лодку я засек буквально через пять секунд. Не какую-нибудь яхту, качающуюся на волнах, а маленькую лодку, медленно двигающуюся в нашем направлении. Слева по борту, чуть впереди нас, ярдах в пятидесяти. Я не видел лица человека, сидящего на веслах, обернутых посередине какой-то белой материей, чтобы не было слышно скрипа уключин. Он сидел ко мне спиной. Очень широкая спина. Куинн. Сидящий на носу смотрел вперед. На нем был темный плащ и берет, в руке держал автомат. С пятидесяти ярдов трудно различить, какой именно, но похоже, это был немецкий «шмайссер». Наверняка это Жак специалист по стрельбе из автомата. Человека, пригнувшегося на корме, распознать было трудно, но я заметил холодный отблеск вороненой стали автоматической винтовки. Господа Куинн, Жак и Крамер направляются к нам, чтобы выразить свое почтение, как и предупреждала Шарлотта Скурас. Только значительно раньше, чем было предусмотрено по плану.

Шарлотта Скурас стояла справа от меня в темной рулевой рубке. Она появилась здесь всего три минуты назад. До того сидела безвылазно в своей каюте, при закрытых дверях. Дядюшка Артур расположился слева, отравляя чистый ночной воздух одной из своих любимых вонючих сигар. Я взял переносной фонарик и похлопал правой рукой по карману, чтобы убедиться, на месте ли «Лилипут». На месте.

Я повернулся к Шарлотте Скурас:

— Откройте дверь в салон и спрячьтесь там.— Затем обратился к дядюшке Артуру: — Встаньте за штурвал, сэр. По моему сигналу резко дайте лево руля. После этого снова ложитесь на прежний курс.

Он встал у руля без лишних слов. Я услышал, как щелкнул замок двери, ведущей в салон. Мы шли со скоростью не больше трех узлов. Лодка была в двадцати пяти ярдах от нас. Сидящие на носу и на корме подняли оружие, чтобы загородиться от направленного прямо на них прожектора. Куинн прекратил грести. Мы шли так, что лодка должна была остаться футах в десяти слева по борту. Я продолжал удерживать луч прожектора на лодке.

Нас разделяли двадцать ярдов, и Жак уже прицелился в направлении света, когда я резко перевел рычаг хода на «самый полный вперед». Дизель глухо взревел, и «Файеркрест» рванулся вперед.

— Лево руля,— скомандовал я.

Дядюшка Артур повернул штурвал. Струя воды из-под лопастей левого винта с силой ударила в повернутую рулевую плоскость, и корму резко занесло вправо. Из дула автомата, который держал Жак, вырвались язычки пламени.

Звуков выстрела никто не услышал — видимо, он не забыл привернуть глушитель. Пули взвизгнули от удара об алюминиевую оболочку мачты, но пролетели мимо прожектора и рубки. Куинн увидел, что происходит, и резко опустил весла в воду, но было слишком поздно.

— Ложимся на прежний курс! — крикнул я, перевел рычаг на нейтраль и выскочил через открытую дверь на палубу правого борта.

Мы врезались в них в том месте, где сидел Жак, перерубив лодку пополам и расшвыряв людей в воду. Перевернутые вверх дном остатки лодки и головы двух людей медленно проплывали вдоль левого борта «Файеркреста». Я направил фонарь на ближайшего к борту человека. Это был Жак, который держал на вытянутой вверх руке свой автомат, инстинктивно пытаясь не замочить его, хотя он должен был уже достаточно промокнуть при падении с лодки. Держа обеими руками фонарь и пистолет, я прицелился вдоль узкого луча света. Два легких нажатия на курок «Лилипута», и на том месте, где была голова Жака, по воде расплылся красный цветок. Жак ушел под воду, как будто его ухватила акула, не выпустив зажатый в поднятой руке автомат. Кстати, это действительно оказался «шмайссер». Я перевел фонарик. На поверхности моря был виден только один человек, и это был не Куинн. Либо он нырнул под «Файеркрест», либо прятался под остатками перевернутой лодки. Я выстрелил два раза и услышал крик. Он продолжался две-три секунды, потом вдруг захлебнулся с бульканьем и затих. Я услышал, как кого-то рядом со мной выворачивает наизнанку за борт. Шарлотта Скурас. Времени утешать ее не было. Сама виновата. Никто не просил ее выходить на палубу. Мне еще предстояли неотложные дела. В первую очередь надо было помешать дядюшке Артуру расколоть старый причал Торбея на две части. Местным жителям это вряд ли бы понравилось. Команду «лечь на прежний курс» дядюшка Артур понял своеобразно, предполагая, видимо, что проще всего для этого, продолжая крутить руль влево, развернуть корабль на триста шестьдесят градусов. С этим он уже почти наполовину справился. На финикийских галерах, снабженных тараном на носу, которые использовались, чтобы крушить береговые укрепления противника, дядюшке Артуру как рулевому цены бы не было, на лоцмана в Торбейской гавани он явно не дотягивал. Я вбежал в рубку, рванул рычаг хода на «полный назад» и выхватил штурвал из рук дядюшки Артура, резко заложив его вправо. После этого снова бросился на палубу и схватил в охапку Шарлотту Скурас, пока ей не снесло голову о загаженные чайками сваи причала. Успеем мы разнести причал или нет, можно было поспорить, но то, что сваям от нас хорошо достанется, было очевидно.

Я вернулся в рубку вместе с Шарлоттой Скурас, еле переводя дыхание. Вся эта беготня в рубку и обратно не прошла бесследно. Отдышавшись, я сказал:

— При всем моем уважении к вам, сэр, потрудитесь объяснить, что вы хотели сделать?

— Я? — Он был невозмутим, словно медведь во время зимней спячки.— А что, собственно, стряслось?

Я перевел рычаг на «малый вперед», взялся за штурвал, выровнял «Файеркрест» так, что мы легли на курс строго на север по стрелке компаса, и сказал:

— Так держать... прошу вас.— После этого, прихватив фонарь, принялся выяснять ситуацию за бортом. Море было темным и пустынным. Даже остатки лодки скрылись из виду. Я думал, что все окна в домах поселка засветятся. Четыре отчетливых выстрела моего «Лилипута» должны были всех поднять на ноги. Но никаких признаков жизни заметно не было. Видимо, сегодня вечером джин шел как никогда хорошо. Я вернулся в рубку и сверился с курсом — мы уже отклонились на двадцать градусов к западу. Как пчелу к цветку, как железо к магниту, дядюшку Артура неудержимо влекло к берегу. Я взял штурвал у него из рук, вежливо, но твердо, и сказал: — Вы уже подошли к причалу слишком близко в прошлый раз, сэр.

— Очень возможно.— Он вынул платок и протер свой монокль.— Проклятое стекло запотело не вовремя.

Надеюсь, Калверт, что вы прицельно стреляли? — Дядюшка Артур за последний час приобрел очень воинственный вид. Он высоко ценил Ханслетта и переживал потерю.

— Я уложил Жака и Крамера. Жак — это тот, который был специалистом по стрельбе из автомата. Он готов. Думаю, Крамер тоже. Куинн ушел.— Ну и ситуация, подумал я мрачно, эк меня угораздило! Оказаться вдвоем с дядюшкой Артуром в открытом море у берегов Шотландии, да еще ночью. Я всегда знал, что даже в идеальных условиях со зрением у него не все в порядке, но не подозревал, что с заходом солнца он становится слеп, словно летучая мышь. При этом, к несчастью, в отличие от летучих мышей, у дядюшки Артура нет встроенного радара, который позволял бы ему огибать скалы, мели, острова и прочие препятствия подобного толка, на которые мы запросто могли наткнуться в темноте. Я оказывался связанным по рукам и ногам. Необходимо было срочно пересмотреть планы, но мне было непонятно, как это можно сделать.

— Совсем неплохо,— одобрительно произнес дядюшка Артур.— Жаль, конечно, что Куинн ушел, но все равно совсем неплохо. Ряды нечестивцев редеют. Как вы думаете, они предпримут еще одну попытку напасть на нас?

— Нет. По нескольким причинам. Во-первых, они пока не знают, что случилось. Во-вторых, обе сегодняшние попытки провалились, и они не будут спешить со снаряжением очередной экспедиции. В-третьих, с этой целью они используют катер, а не «Шангри-ла». Если же им удастся проплыть на катере больше ста ярдов, тогда я полностью разуверюсь в качестве первоклассного сахара, который я засыпал им в бензобак. В-четвертых, опускается туман. Огни Торбея уже еле видны. Они не смогут преследовать нас, потому что не смогут нас обнаружить.

До этого момента единственным источником света в рубке была лампа подсветки компаса. Внезапно зажегся верхний свет. На выключателе лежала рука Шарлотты Скурас. У нее было изможденное лицо, и она уставилась на меня так, словно я был пришельцем с другой планеты. Ни тебе восхищения, ни почтения во взгляде.

— Что же вы за человек, мистер Калверт? — Никакого «Филипа» на этот раз. Ее голос звучал ниже, чем обычно, с хрипом и дрожью.— Нет... вы не человек. Убили двоих людей и продолжаете спокойно, хладнокровно рассуждать, как будто ничего не случилось. Кто же вы, скажите, Бога ради? Наемный убийца? Это так... неестественно. У вас нет сердца, вы ничего не чувствуете, ни о чем не жалеете?

— Жалею. Очень жалею, что не удалось убить Куинна.

Она посмотрела на меня в ужасе, потом перевела взгляд на дядюшку Артура. Сказала тихо, почти шепотом:

— Я видела этого человека, сэр Артур. Видела, как его лицо разнесло на куски пулями. Мистер Калверт мог бы арестовать его, задержать и передать в руки полиции. Но он этого не сделал. Он убил его. И другого тоже. Не торопясь, расчетливо. Почему, почему, почему?

— Никаких «почему», моя дорогая Шарлотта,— в голосе дядюшки Артура почти сквозило раздражение.— Никакие оправдания не требуются. Калверт убил их, или они, убили бы нас. Они собирались нас убить. Вы же сами нам об этом сказали. Неужели вы испытаете сожаление, наступив на ядовитую змею?

— Они ничем не лучше. А в том, что касается их ареста...— дядюшка Артур замолчал, может быть, для того, чтобы убрать усмешку, а может быть, и для того, чтобы припомнить все, о чем я рассказывал ему сегодня вечером.— В этой игре не бывает промежуточных стадий. Убивай, или убьют тебя. Эти люди смертельно опасны, с ними нельзя разговаривать на обычном человеческом языке. Они не внемлют увещеваниям.— Старина Артур слово в слово начал пересказывать текст своей любимой лекции.

Она долго неподвижно смотрела на него с непонимающим выражением на лице, взглянула на меня, повернулась и вышла из рубки.

Я обернулся к дядюшке Артуру:

— Вы ничем не лучше меня.


Она снова появилась ровно в полночь, опять включив свет в рубке. Волосы были аккуратно причесаны, лицо приведено в порядок. Белое обтягивающее платье из синтетической ткани в рубчик никак не наводило на мысль о том, что она нуждается в усиленном питании. По тому, как напряженно она повела плечами, я понял, что спина у нее еще болит. Она робко улыбнулась в мою сторону. Ответной улыбки не последовало.

Я сказал:

— Полчаса назад, обходя мыс Каррара, я чуть было не снес проклятый маяк. Теперь я надеюсь, что держу курс севернее Дабб Сгейра, хотя вполне возможно, что иду прямо на него. Сейчас за окном темней, чем в заброшенной угольной шахте, туман сгущается. Я не слишком опытный моряк, а мы находимся в самом опасном месте в Британских водах. Поэтому единственная надежда на успех связана с тем, удастся ли мне сохранить привычку к темноте, которую я с таким трудом выработал за прошедший час. Выключите этот чертов свет!

— Простите.— Свет погас.— Я не подумала.

— И не зажигайте свет нигде. Даже в своей кабине. Скалы в Лох Хурон меня беспокоят меньше всего.

— Простите меня,— повторила она.— Я хотела извиниться за то, что произошло. Поэтому и пришла. Чтобы сказать вам это. О своем необдуманном поведении. Я не имею права судить других. Кроме того, я была просто не права. Дело в том, что я была... буквально в шоке. Увидеть, как людей убивают... Нет, нет, не убивают, с убийством всегда связаны гнев, возбуждение. Видеть, как этих людей казнят... Это не имело отношения к тому, о чем говорил сэр Артур,— «убей, или убьют тебя», нет. А после этого узнать, что человеку, совершившему казнь, на все наплевать...— ее голос неуверенно затих.

— Вам бы следовало уточнить количество убитых, дорогая,— сказал дядюшка Артур.— Их было трое, а не двое. Одного он убил незадолго до того, как вы появились у нас на борту. У него не было выбора. Но Филип Калверт не из тех, кого разумный человек может назвать убийцей. Ему действительно на них наплевать, как вы изволили выразиться, потому что, если бы это было не так, он сошел бы с ума. Другими словами, ему совсем не наплевать на все остальное. Он делает свою работу не за деньги. Он получает мизерную плату за свой уникальный талант.— Я мысленно отметил, что стоит напомнить ему об этом, когда мы останемся наедине.— Он делает это не ради удовольствия или, как говорят теперь, «для кайфа». Человек, который посвящает свое свободное время музыке, астрономии и философии, не живет ради «кайфа». Ему все не безразлично. Его очень волнует разница между хорошими и дурными поступками, между добром и злом, и когда это различие становится слишком большим, когда зло угрожает добру разрушением, он немедля предпринимает меры к восстановлению равновесия. И, может быть, это качество делает его лучше, чем кто-либо из нас, моя дорогая Шарлотта.

— Это еще не все,— вмешался я.— Я также знаменит своей любовью к детям.

— Прости, Калверт,— сказал дядюшка Артур.— Надеюсь, что ты не обиделся. Но раз уж Шарлотта сочла необходимым прийти сюда и извиниться, я подумал, что надо внести окончательную ясность.

— Шарлотта появилась здесь не только ради этого,— ехидно заметил я.— Если вообще это не было просто предлогом. Она пришла сюда из женского любопытства. Ей хочется знать, куда мы направляемся.

— Можно мне закурить? — спросила она.

— Только не чиркайте спичкой у меня перед глазами.

Она прикурила сигарету и сказала:

— Насчет любопытства вы правы. А как может быть иначе? Но мне не интересно знать, куда мы направляемся. Я это и так знаю. Вы сами сказали. Вдоль Лох Хурон. Я хочу знать, что происходит, что это за таинственные появления странных людей на борту «Шангри-ла», какая тайна скрыта за всем этим, настолько важная, что можно оправдать смерть троих людей за один вечер. Что вы здесь делаете, почему, кто вы, что вы. Я никогда не верила в то, что вы делегат ЮНЕСКО, сэр Артур. Теперь я знаю, что была права. Я думаю, что имею право знать больше. Я вас прошу об этом.

— Не говорите ей,— посоветовал я.

— А почему бы нет? — ответил дядюшка Артур.— По ее словам, ей пришлось оказаться в самой гуще событий помимо собственной воли. Значит, у нее действительно есть право знать больше. Кроме того, через день-два все это станет достоянием общественности.

— Вы не вспомнили об этом, когда пригрозили сержанту Макдональду отставкой и тюремным заключением за разглашение государственной тайны.

— Просто потому, что он мог все испортить, заговорив не вовремя. Леди, то есть Шарлотта, не имеет возможности этого сделать. Я не хочу сказать, конечно,— спешно добавил он,— что она вообще собирается это сделать. Абсурд. Шарлотта — наш хороший, верный друг. Надежный друг, Калверт. Она должна знать.

Шарлотта тихо сказала:

— Мне кажется, наш друг Калверт не испытывает ко мне теплых чувств. Может быть, его вообще женщины не интересуют.

— Интересуют. Я просто хотел напомнить адмиралу его собственную заповедь: никогда, никогда, никогда — я не помню сколько всего этих «никогда», кажется, четыре или пять,— никому ничего не рассказывай, если только в этом нет существенной или жизненно важной необходимости. В данном случае нет ни того, ни другого, ни третьего.

Дядюшка Артур закурил очередную сигару и не удостоил меня ответом. Его заповеди не действовали на случай конфиденциальных бесед между аристократами. Потом он произнес:

— Речь идет о пропавших кораблях, дорогая Шарлотта. О пяти кораблях, если быть точным. Не принимая в расчет нескольких мелких суденышек, которые тоже пропали или потерпели крушение.

— Пять кораблей,— сказал я.— 5 апреля этого года теплоход «Холмвуд» исчез у южных берегов Ирландии. Речь идет о пиратстве. Команду высадили на берег, продержали под стражей два-три дня, потом отпустили, не причинив вреда. О «Холмвуде» никто больше никогда ничего не слышал. 24 апреля торговое судно «Антара» исчезло в проливе Святого Джорджа. 17 мая у берегов Северной Ирландии пропал транспортный корабль «Хедли Пайониер», 6 августа исчез теплоход «Харрикейн Спрей», вышедший из Клайда, и, наконец, в прошлую субботу судно под названием «Нантвилль» пропало вскоре после выхода из Бристоля. Во всех случаях команды кораблей были обнаружены позже, целыми и невредимыми.

— Помимо таинственного исчезновения и благополучного возвращения команды, эти суда объединялись еще по одному признаку,— продолжил дядюшка Артур.— В их трюмах находился исключительно ценный груз. На борту «Холмвуда» было два с половиной миллиона фунтов южноафриканского золота, на «Антаре» — бразильские неграненые алмазы для промышленного использования на сумму полтора миллиона фунтов стерлингов, «Хедли Пайониер» перевозил изумруды из Колумбии на два миллиона фунтов, на «Харрикейн Спрей», зашедшем в Глазго по пути из Роттердама в Нью-Йорк,— бриллианты стоимостью более трех миллионов фунтов, а на последнем, «Нантвилле»,— здесь дядюшка Артур даже закашлялся, — было восемь миллионов фунтов стерлингов в золотых слитках. Американское Казначейство отозвало резервный фонд.

Мы не могли понять, где добывают информацию пираты. Все соответствующие приготовления, выбор корабля, количества перевозимого груза, даты отплытия, маршрут держатся в строгой тайне. У них, кем бы они ни были, безупречные источники информации. Калверт утверждает, что теперь ему эти источники известны. После того, как исчезли первые три корабля и сумма похищенного превысила шесть миллионов фунтов стерлингов, стало ясно, что работает тщательно организованная банда профессионалов.

— Вы хотите сказать, что, что капитан Имри в этом замешан? спросила Шарлотта.

— Замешан — неподходящее слово, сухо сказал дядюшка Артур.— Вполне вероятно, что именно он осуществляет руководство всей этой операцией.

— И не забудьте старину Скураса, посоветовал я.— Он тоже глубоко завяз в этой грязи По самые уши, я бы сказал.

— Вы не имеете права так говорить, быстро сказала Шарлотта Скурас.

— Не имею права? Почему же? Кто он для вас в конце концов, и почему вы решили защищать этого мастера пастушьего кнута? Как, кстати, ваша спина?

Она промолчала. Дядюшка тоже помолчал, но иначе, после чего продолжал:

— Это Калверт придумал засылать двух наших агентов, снабженных радиомаяком, на корабли, отплывающие с грузом золота или драгоценностей, после того, как исчез «Хедли Пайониер». Как вы понимаете, у нас не возникло проблем при переговорах с судовыми и различными экспортными компаниями о сотрудничестве. Наши агенты — а их у нас одновременно работало три пары — обычно прятались в трюме, пустой каюте или машинном отделении с запасом продовольствия. Об их присутствии на корабле знали только капитаны. Они посылали в эфир пятнадцатисекундный условный сигнал в строго определенное время. Эти сигналы принимались специальными радиостанциями на западном побережье — мы решили разместить наши приемные станции в этом районе, так как именно здесь находили высаженные с пропавших кораблей команды. Помимо прочего, приемник был расположен на борту этого корабля. «Файеркрест», моя дорогая Шарлотта, судно необычное во многих отношениях.— Я думал, что он начнет неназойливо похваляться своим участием в экипировке «Файеркреста», но он вовремя одумался, вспомнив, что мне все доподлинно известно.

— Между 17 мая и 6 августа ничего не случилось. Никакого пиратства. Мы считаем, что их не устраивали короткие светлые летние ночи, б августа пропал «Харрикейн Спрей». На этом корабле наших агентов не было — мы же не можем установить наблюдение за всеми судами. Но двое наших людей были на «Наптвилле» — корабле, который вышел в море в прошлую субботу. Делмонт и Бейкер. Одни из лучших наших людей. «Нантвиллъ» был захвачен на выходе из Бристольского канала. Бейкер и Делмонт немедленно начали подавать условленные сигналы. Пеленг позволял узнавать их координаты каждые полчаса.

Калверт с Ханслеттом ждали в Дублине. Как только...

— Кстати,— перебила она.— Где мистер Ханслетт? Я его не видела...

— Всему свое время. «Файеркрест» вышел в море, но не преследуя «Нантвилль», а двигаясь впереди, по предполагаемому его курсу. Они дошли до мыса Кинтайр и собирались ждать, пока подойдет «Нантвилль», когда вдруг неизвестно откуда задул мощный зюйд- вест, и «Файеркресту» пришлось искать укрытие. Когда «Нантвилль» подходил к мысу Киитайр, результаты пеленга указывали, что они шли прямо на север и скорее всего обогнут мыс снаружи, то есть с запада. Калверт решил рискнуть, пройдя вверх по Лох Файну и через Крайнан Ченнел. Ему пришлось заночевать в акватории Крайнана. По ночам выход в открытое море закрыт. Калверт, конечно, мог добиться, чтобы его пропустили, но не хотел этого. Ветер поменял направление к вечеру, а когда сила западного ветра достигает девяти баллов, небольшие суда предпочитают не идти от Крайнана через Дорус Мор. Особенно если у них есть жены и дети, хотя, впрочем, и если их нет — тоже.

Ночью «Нантвилль» повернул на запад в Атлантику. Мы решили, что потеряли его. Теперь нам кажется, что мы понимаем причину их маневра: им нужно было оказаться в определенном месте в определенную стадию прилива следующей ночью. А пока нужно было просто убить время. На запад они пошли, во-первых, потому, что так было проще держать курс против ветра, во-вторых, потому, что им не хотелось мозолить глаза, болтаясь целый день невдалеке от берега, а лучше было с наступлением темноты прямо подойти к условленному месту со стороны моря.

За ночь стихия поутихла. Калверт покинул Крайнан на рассвете, почти в то же самое время, когда «Нантвилль» снова повернул на восток. Радиосигналы от Бейкера и Делмонта продолжали поступать строго по графику. Последний сигнал мы получили в 10.22 утра. После этого ничего.

Дядюшка Артур замолк, и красный огонек сигары загорелся в темноте. Он мог бы сколотить огромное состояние, подрядившись в одиночку окуривать скоропортящиеся грузы в трюмах. Потом он заговорил очень быстро, как будто ему не нравилось то, что предстояло сказать. И я уверен, что так оно и было.

— Мы не знаем, что произошло. Возможно, они себя выдали каким-нибудь неосторожным поступком. Я так не думаю, они были слишком умны для этого. Кто-нибудь из пиратов, скорее всего случайно, наткнулся на их укрытие. Опять-таки это маловероятно — человек, случайно наткнувшись на Бейкера с Делмонтом, долгое время после этого не смог бы больше ни на кого наткнуться. Калверт считает, и я с ним согласен, что по несчастному стечению обстоятельств, один шанс из десяти тысяч, радист пиратов случайно поймал в наушники сигнал, передаваемый Бейкером и Делмонтом во время пятнадцатисекундного сеанса. С такого расстояния он мог от него запросто оглохнуть. Остальное уже неизбежно.

По запеленгованным с рассвета до последней передачи координатам «Нантвилля» следовало, что они идут курсом 082°. Предполагаемый конец маршрута — Лох Хурон. Время прихода — на закате. Калверту предстояло пройти в три раза меньшее расстояние. Но он не повел «Файеркрест» в Лох Хурон. Он был уверен, что капитан Имри, увидев маяк-передатчик, поймет, что мы вычислили его маршрут. Калверт также понимал, что если «Нантвилль» все же продолжит двигаться этим курсом — а он чувствовал, что так и будет,— то любой корабль на входе в Лох Хурон ожидает быстрая расправа: бандиты хорошо вооружены. Поэтому он бросил якорь «Файеркреста» в Торбее, а сам отправился ко входу в Лох Хурон на резиновой лодке с подвесным мотором, облачившись в водолазный костюм. Потом появился «Нантвилль». Ему удалось в темноте проникнуть на борт. Название корабля было изменено, флаг был другой, одной мачты не было и палубные надстройки перекрашены. Но это был «Нантвилль».

На следующий день шторм не дал возможности Калверту и Ханслетту выйти из Торбейской гавани, но Калверт организовал воздушную разведку в поисках «Нантвилля» или места, где его можно было бы спрятать. Но ошибся. Он решил, что вряд ли «Нантвилль» может быть в Лох Хурон, так как Имри понимал, что нам известно, куда он направляется, и не станет там долго ждать. Тем более что Лох Хурон, как указано в лоции, меньше всего подходит для того, чтобы человек в здравом уме решил спрятать там корабль. Кроме того, после ухода Калверта с «Нантвилля» они подняли якорь и пошли в сторону Каррара Пойнт. Калверт решил, что они переждали в Лох Хурон до темноты, чтобы потом незаметно пройти через Торбейский пролив, обогнув остров с юга, и выйти к Большой земле. Поэтому он и потратил силы в основном на осмотр побережья материка, Торбейского пролива и самого Торбея. Теперь он считает, что «Нантвилль» все-таки в Лох Хурон. Мы направляемся туда, чтобы выяснить это.— Его сигара опять задымилась.— Вот так, моя дорогая. А теперь, с вашего разрешения, я бы хотел часок передохнуть на кушетке в салоне. Все эти ночные бдения...— Он вздохнул, потом закончил: — Я уже не мальчик. Мне нужно выспаться.

Это мне понравилось. Я тоже уже не был мальчиком и не спал, казалось, несколько месяцев кряду. Я знал, что обычно дядюшка Артур отходил ко сну ровно в полночь. Выходит, что сегодня бедняга уже просрочил пятнадцать минут. Но я не мог этому препятствовать. Одним из моих неодолимых желаний было дожить до пенсионного возраста, и на пути к его исполнению первое, что я мог сделать, это проследить, чтобы дядюшка Артур никогда больше не брал в руки штурвал «Файеркреста».

— Но ведь это не все,— запротестовала Шарлотта.— Это не все. А мистер Ханслетт? Где мистер Ханслетт? Кроме того, вы сказали, что мистер Калверт был на борту «Нантвилля». Как же ему удалось?

— Есть вещи, о которых вам лучше не знать, моя дорогая. Зачем попусту расстраиваться? Оставьте это нам.

— Вы недостаточно хорошо разглядели меня, сэр Артур? — тихо спросила она.

— Я не совсем понимаю...

— От вашего внимания, видимо, ускользнуло, что я больше не дитя. Я уже даже не молода. Пожалуйста, не обращайтесь со мной как с малолетней. Но если вы хотите побыстрей добраться до дивана...

— Очень хорошо. Раз вы настаиваете. Боюсь, что насилие применялось не только одной стороной. Калверт, как я сказал, был на «Нантвилле». Он обнаружил двух моих агентов: Бейкера и Делмоита.— Голос дядюшки Артура звучал бесстрастно, словно он сверял список сданного в прачечную белья.— И тот и другой были убиты. Этим вечером пилот вертолета Калверта был застрелен, когда его сбили над Торбейским проливом. Через час после этого убили Ханслетта. Калверт обнаружил его в машинном отсеке «Файеркреста» с переломанной шеей.

Сигара дядюшки Артура загоралась и гасла с пол-дюжины раз, пока Шарлотта заговорила. В ее голосе снова зазвучала дрожь.

— Это изверги. Негодяи.— Долгая пауза, затем: — Как вы можете иметь дело с такими людьми?

Дядюшка Артур попыхтел еще немного сигарой и сказал откровенно:

— Я и не собираюсь водить с ними компанию. Генералов не часто встретишь в окопах или рукопашном бою. Калверт ими займется. Спокойной ночи, моя дорогая.

Он отчалил. Я не стал ему возражать. Но знал, что Калверту с ними не сладить. Больше это не пройдет. Калверту была нужна помощь. С такими помощниками, как близорукий босс и женщина, при взгляде на которую или даже при мысли о которой, при звуке ее голоса у меня в душе начинали тревожно бить колокола. Мне их не одолеть. Мне требовалась серьезная помощь, и немедленно.

После отхода дядюшки Артура ко сну мы с Шарлоттой молча стояли в темной рубке. Но это было дружелюбное молчание. Это всегда чувствуется. Дождь барабанил по металлической крыше рубки. Было темно, как это обычно бывает в море. Белые островки тумана увеличивались в размерах и в количестве. Из-за них мне пришлось вдвое снизить скорость. Сильный ветер и волны очень мешали держать курс «Файеркреста», но у меня был автопилот. Я включил его, и мы уверенно продвигались вперед. Автопилот был куда лучшим рулевым, чем я. А уж с дядюшкой Артуром их просто нельзя было сравнивать.

Шарлотта вдруг спросила:

— А что вы сейчас собираетесь делать?

— У вас непомерный аппетит на информацию. Разве вы не знаете, что мы с дядюшкой, простите — с сэром Артуром, выполняем строго секретное задание? Бдительность — это главное.

— А теперь вы надо мной смеетесь, забыв, что я тоже принимаю участие в этой секретной миссии вместе с вами.

— Я рад, что вы с нами, и я над вами не смеюсь. Потому что мне придется покидать корабль раза два этой ночью, и мне нужно, чтобы кто-нибудь за ним присмотрел в мое отсутствие.

— У вас есть сэр Артур.

— У меня, как вы сказали, есть сэр Артур. Нет другого человека, чье мнение и мудрость я ценил бы больше. Но в настоящий момент я готов променять всю мудрость мира на пару молодых острых глаз. В сегодняшнем ночном спектакле дядюшке Артуру подошла бы только роль слепца. Кстати, как у вас со зрением?

— Молодыми мои глаза назвать трудно, но остроту зрения я, кажется, еще не потеряла.

— Так я могу на вас положиться?

— На меня? Видите ли... я ничего не понимаю в морских премудростях.

— Вы с сэром Артуром прекрасно дополняете друг друга. Я видел вас в одном французском фильме о...

— Мы ни разу не покидали павильон. Но даже в студийном бассейне у меня была дублерша.

— Сегодня придется обойтись без дублеров.— Я посмотрел сквозь залитое струями дождя стекло.— И это не бассейн, а настоящая Атлантика. Пара глаз, Шарлотта, это то, что мне нужно. Всего пара глаз. Надо крутиться на одном месте. Туда-сюда. Стараться не налететь на скалы. Сможете справиться?

— А выбор у меня есть?

— Выбора нет.

— Тогда попробую. Где вы собираетесь высаживаться на берег?

— На Ейлин Оран и Крейгморе. Два острова в Лох Хурон. Если,— добавил я задумчиво,— мне удастся их найти.

— Ейлин Оран и Крейгмор.— Может, я не прав, но мне показалось, что легкий французский акцент придавал галльским словам более благородное звучание.— Какая несправедливость! Как это неправильно! Среди ненависти, алчности, убийств. Эти названия — они как бы дышат истинной романтикой.

— Обманчивый аромат, моя дорогая.— Надо мне за собой следить. Я скатываюсь на уровень дядюшки Артура.— Эти острова дышат одиночеством суровых голых скал. Но на Ейлин Оран и Крейгморе — ключ к разгадке нашей тайны. В этом я уверен.

Она ничего не сказала. Я напряженно смотрел на экран прибора ночного видения, стараясь заметить Дабб Сгейр до того, как он сам о себе напомнит. Через пару минут почувствовал у себя на плече ее руку. Она пододвинулась ко мне совсем близко. Рука дрожала. Не знаю, где она покупала свои духи, но то, что не в супермаркете и не на распродаже, это точно. Мгновенно у меня возникла мысль о непостижимости женского ума. Спасая свою жизнь, пускаясь вплавь ночью по холодной воде Торбейской гавани, она не забыла вложить в свой полиэтиленовый мешок флакончик духов. Ведь было абсолютно ясно, что все запахи выветрятся после того, как я выужу ее из моря.

— Филип!

Эго уже получше, чем «мистер Калверт». К счастью, дядюшки Артура не было, а то бы его аристократические святыни были посрамлены. Я ответил:

— Угу?

— Я очень сожалею.— Она произнесла это, как будто так оно и было в действительности, и я подумал, что лучше всего забыть, что еще недавно ей не было в Европе равных как актрисе.

— Я правда сожалею. О том, что сказала тогда, о том, что подумала. Я считала тебя чудовищем... Эти люди, которых ты убил у меня на глазах... Но я просто не знала о Ханслетте, Бейкере, Делмонте и пилоте вертолета. Ведь это были твои друзья... Я действительно очень сожалею, Филип. Очень.

Она явно перестаралась. Слишком уж близко придвинулась ко мне. Я ощущал ее тепло. Чтобы просунуть между нами листок папиросной бумаги, потребовался бы ювелир, вооруженный тончайшим инструментом. И эти духи издавали по-настоящему «пьянящий» аромат, как пишут на рекламных вкладках в журналах. В то же время тревожные колокола в душе, как сигналы тревоги, заходились в пляске Святого Витта. Я сделал попытку как-то изменить ситуацию. Попробовал подумать о чем-нибудь высоком.

Она промолчала. Просто прижалась крепче к моей руке, и теперь ни один ювелир не взялся бы за неблагодарную работу. Я слышал, как натужно ревет дизель где-то сзади, под нами. Одинокий, тоскливый и надрывный звук. «Файеркрест» соскальзывал с гребней высоких валов, чтобы вновь ползти вверх. Я внезапно ощутил удивительную метеорологическую аномалию в этих широтах. Неожиданное резкое повышение температуры после полуночи. Надо будет переговорить с ребятами из фирмы «Кент», производящей приборы ночного видения. Они утверждают, будто их экраны не запотевают ни при каких условиях. Вероятно, подобные условия они не могли предвидеть. Я уже подумывал, а не выключить ли мне автопилот, чтобы чем-то занять себя, когда она сказала:

— Я скоро спущусь к себе. Не хочешь сначала выпить кофе?

— Если для этого не придется зажигать свет. И если ты при этом не споткнешься о дядюшку Артура... то есть сэра...

— Дядюшка Артур — звучит прекрасно,— сказала она.— Ему подходит.— Еще одно многозначительное рукопожатие, и она удалилась.

Метеорологическая аномалия продолжалась недолго. Постепенно температура пришла в норму, и претензии к гарантиям фирмы «Кент» стали излишними. Я воспользовался случаем, предоставил «Файеркрест» самому себе и сбегал на корму. Достал из кладовки водолазный костюм, баллоны со сжатым воздухом, маску и притащил все это в рубку.

Она варила кофе двадцать пять минут Используемый в портативных баллонах газ для газовой горелки во много раз эффективнее обычного газа для домашних кухонных плит. Даже принимая во внимание, что ей приходилось действовать в темноте, был зафиксирован мировой рекорд по продолжительности приготовления кофе в морских условиях. Я услышал, как позвякивают чашки о блюдца, когда она проносила их через салон, и цинично улыбнулся сам себе. Но тут вспомнил о Ханслетте, Бейкере, Делмонте и Вильямсе. Улыбка исчезла с моего лица.


Мне было не до улыбок, когда я выбрался на скалы Ейлин Оран, стащил с себя водолазный костюм и установил на треноге большой, вращающийся вокруг своей оси фонарь-маяк, направив его луч в сторону моря. Я не улыбался, но не по той причине, которая согнала мою улыбку, когда Шарлотта принесла мне кофе в рубку полчаса назад. Я не улыбался потому, что меня мучили тяжелые мысли. А мучили они меня после того, как в течение десяти минут, прежде чем покинуть «Файеркрест», я пытался обучить сэра Артура и Шарлотту, как нужно действовать, чтобы удержать корабль в одном положении относительно берегового ориентира.

— Старайтесь держать нос корабля против ветра строго в западном направлении, по компасу,— говорил я.— Рычаг хода в положении «малый ход». Это даст возможность удерживаться на одном месте. Если почувствуете, что перемещаетесь вперед, поворачивайте на юг.— Если они свернут на север, то неминуемо налетят на скалы Ейлин Орана.— Медленно отойдите к востоку, потом, резко выкрутив штурвал, снова ложитесь на западный курс на малой скорости. Вы видите скалы на южном берегу острова. Что бы вы ни делали, держитесь от них не меньше чем в двухстах ярдах, когда идете на запад, и еще дальше, когда идете на восток.

Они торжественно заверили меня, что сделают все, что требуется, и явно обиделись на то, что я, со своей стороны, отнесся к этому заверению подозрительно. Надо сказать, что у меня были причины не слишком им доверять, потому что никто из них не проявил способности отличить кипящую на подводных камнях воду у берега от белых бурунов на гребнях волн, катящих к Большой земле. В отчаянии я сказал, что установлю на берегу маяк, который будет служить постоянным ориентиром. Я молил Бога, чтобы дядюшка Артур не уподобился шкиперу французского корвета восемнадцатого столетия, который, увидев на скалистом Корнуэльском берегу фонарь контрабандистов, принял его за спасительный маяк и направил корабль прямо на скалы. Дядюшка Артур был без сомнения умным человеком, но море не было его стихией.

Ангар для лодок не был абсолютно пуст, но был недалек от этого. Я достал карманный фонарик и осветил помещение. Ангар Макичерна не был целью моих поисков. В нем ничего не было, кроме потрепанной, полуразвалившейся шлюпки с расчехленным бензиновым мотором, который издали казался грудой ржавого железа.

Я подошел к дому. На северной его стороне, дальней от моря, светилось маленькое окошко. Свет в половине второго ночи. Я подкрался к окну и осторожно заглянул внутрь. Опрятная, чистая, ухоженная маленькая комната с оштукатуренными стенами, ковриком на каменном полу, догорающим огнем в камине. Дональд Макичерн сидел в плетеном кресле такой же небритый, все в той же грязной рубахе и, низко склонив голову, невидящим взором смотрел на тлеющие в камине угли. Он производил впечатление человека обреченного, которому ничего больше в жизни не осталось, кроме догорающего очага. Я подошел к двери, повернул ручку и вошел внутрь.

Он услышал, как я вошел, и обернулся. Не спеша, как человек, который знает, что ничто уже больше ему навредить не может. Он взглянул на меня, на пистолет в моей руке, перевел взгляд на свое ружье, висящее на двух вбитых в стену гвоздях, и остался в прежнем положении.

— Кто вы такой, черт возьми?—спросил он усталым голосом.

— Меня зовут Калверт. Был здесь вчера.— Я стащил с головы капюшон, и он меня узнал. Кивнув на ружье, я продолжал: — Сегодня это ружье вам не понадобится, мистер Макичерн. Да и вчера вы не снимали его с предохранителя.

— Вы наблюдательны. Оно вообще было не заряжено.

— И за вашей спиной никто не стоял?

— Не могу понять, о чем это вы,— устало сказал он.— Кто вы такой? Что вам нужно?

— Хочу узнать, почему вы так встретили меня вчера.— Я спрятал пистолет.— Не очень-то дружелюбно, мягко говоря, мистер Макичерн.

— Кто вы, сэр? — Он выглядел даже старше, чем вчера. Старый, разбитый, усталый человек.

— Меня зовут Калверт. Они велели вам отпугивать непрошеных гостей, верно, мистер Макичерн? — Ответа не последовало.— Я задал сегодня несколько вопросов вашему приятелю. Арчи Макдональду. Сержанту полиции из Торбея. Он сказал мне, что вы женаты. Где же миссис Макичерн?

Он привстал с кресла. В старческих глазах блеснул огонь. Но тут же взгляд потух, и он снова опустился в кресло.

— Однажды вечером вы вышли в море на своей лодке, верно, мистер Макичерн? Вышли в море и видели слишком много. Они вас поймали, отвезли сюда, забрали миссис Макичерн и предупредили, что если вы хоть кому-нибудь одним словом обмолвитесь, то никогда больше не увидите жену. Во всяком случае, живой. Они велели вам никуда не отлучаться с острова на тот случай, чтобы какие-нибудь нежданные гости, не застав вас на месте, не подняли тревогу. А чтобы у вас не возникло искушения отправиться на Большую землю за помощью — хотя, мне кажется, что вы не настолько безрассудны, чтобы на это решиться,— они вывели из строя мотор. Нетрудно сделать это таким образом, чтобы у случайного посетителя возникло впечатление, что он просто проржавел от старости.

— Именно так они и сделали.— Он продолжал невидящими глазами смотреть в огонь. Голос его звучал еле слышно, как будто он просто думал вслух, не беспокоясь о том, что его услышат.— Они забрали ее с собой и сломали мотор. В соседней комнате я хранил свои сбережения. Их они тоже унесли. Если бы у меня был миллион фунтов, я бы отдал его им. Лишь бы они отпустили мою Майри. Она старше меня на пять лет.— Он был абсолютно беззащитен.

— На что же вы жили, скажите Бога ради?

— Раз в неделю они мне привозят консервы. Немного. И сухое молоко. Чай у меня есть. Иногда удается поймать рыбу на удочку.— Он напряженно смотрел в огонь, нахмурив морщинистый лоб. Как будто он только осознал, что с моим появлением его жизнь перешла в другое измерение.— Кто же вы, сэр? Кто вы? Вы не из них. Но вы и не полицейский. Я в этом уверен. Видел полицейских достаточно. Вы совсем из другого теста.— В нем появились признаки оживления. В лице, в глазах. Он рассматривал меня целую минуту, и мне стало неловко под проницательным взглядом этих выцветших глаз, когда он сказал:— Я знаю, кто вы. Знаю, кем вы должны быть. Вы представитель властей. Агент Британской секретной службы.

Должен признаться, что готов был снять шляпу перед стариком. Я стоял перед ним, неизвестный в прорезиненном костюме, а он безошибочно пригвоздил меня к стенке. Вот вам и неприметно-непроницаемые лица хранителей государственных секретов. Я подумал, что бы сказал ему дядюшка Артур. Автоматически пригрозил бы увольнением с работы и тюрьмой, если только старик вздумает открыть рот. Но Дональд Макичерн не имел работы, с которой его можно было бы уволить, а после жизни, проведенной на Ейлин Оран, самая строгая тюрьма покажется шикарной гостиницей. Раз уж стращать его не имело никакого смысла, я сказал, впервые в своей жизни:

— Я действительно агент секретной службы, мистер Макичерн. Я собираюсь вернуть вам жену.

Он очень медленно кивнул, потом сказал:

— Вы очень смелый человек, мистер Калверт, но вы не представляете, с какими страшными злодеями вам придется иметь дело.

— Если я когда-нибудь заслужу медаль, мистер Макичерн, то, наверное, не за умение ошибаться в людях, и все же я прекрасно понимаю, что меня ждет. Попытайтесь мне поверить, мистер Макичерн. Все будет хорошо. Вы же воевали.

— Вам это известно? Кто-то вам сказал?

Я отрицательно покачал головой.

— Это и так видно.

— Благодарю вас, сэр.— Его спина неожиданно выпрямилась.— Двадцать два года прослужил. Был сержантом в 51-й Шотландской дивизии.

— Вы были в 51-й Шотландской дивизии? — переспросил я.— Множество людей, причем далеко не все из них шотландцы, утверждают, что это лучшая дивизия на свете.

— Дональд Макичерн не станет вам возражать в этом, сэр.— Впервые на его губах появилось подобие улыбки.— Были дивизии и похуже. Говорите, что вам нужно, мистер Калверт. Мы были знамениты тем, что никогда не теряли надежду, никогда не бежали, не сдавались без боя.— Он вдруг резко поднялся.— Боже, о чем это я говорю? Я иду с вами, мистер Калверт.

Я подошел и положил ему руку на плечо.

— Спасибо, мистер Макичерн, но этого не надо делать. Вы достаточно повоевали. Ваши бои позади. Предоставьте все мне.

Он молча посмотрел на меня и кивнул. Опять лицо его тронула легкая улыбка.

— А может быть, вы и правы. Я вам только мешать буду. Я понимаю.— Он снова опустился в кресло.

Я подошел к двери.

— Доброй ночи, мистер Макичерн. Скоро она будет в безопасности.

— Скоро она будет в безопасности,— повторил он и поднял на меня повлажневшие глаза. В его голосе, как и на лице, появилось удивление.— А знаете, я тоже в это верю.

— Она вернется. Я сам привезу ее сюда, и это доставит мне больше удовольствия, чем все прелести жизни вместе взятые. В пятницу утром, мистер Макичерн.

— В пятницу утром? Так скоро? Так скоро? — Он смотрел куда-то далеко, за миллионы световых лет отсюда, не замечая, что я стою у раскрытой двери. Он улыбнулся настоящей довольной улыбкой, и старческие глаза его засветились.— Сегодня ночью я глаз не сомкну, мистер Калверт. И завтра ночью тоже.

— В пятницу выспитесь,— пообещал я. Он меня больше не видел. Слезы текли по его серым небритым щекам. Я осторожно закрыл за собой дверь, предоставив его своим мечтам.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Четверг, 2 часа ночи — 4.30 утра

Я сменил Ейлин Оран на остров Крейгмор, но мне снова было не до улыбок. По самым разным причинам. Во-первых, потому что дядюшка Артур и Шарлотта Скурас составляли такую команду специалистов по навигации, что у меня кровь стыла в жилах от ужаса. Дело в том, что северная оконечность Крейгмора была открыта всем ветрам, подводных рифов было куда больше, чем у южного берега Ейлин Орана, а туман все сгущался. Во-вторых, у меня все тело ныло из-за синяков и ссадин, полученных, когда накатывающиеся на берег острова крутые валы немилосердно бросали меня на торчащие из-под воды камни. Наконец, меня не отпускала невеселая мысль о том, что у меня было слишком мало шансов, чтобы выполнить данное Дональду Макичерну обещание. Немного подумав, я без сомнения смог бы привести множество других, не менее существенных причин, по которым мне было не до улыбок, но у меня не было времени на подобные размышления — ночь заканчивалась, а сделать до рассвета предстояло еще немало.

Ближайшая из двух рыбацких шхун, стоящих в маленькой естественной гавани, сильно качалась на волнах, перекатывающихся через риф, образующий как бы волнорез с западной стороны бухты. Поэтому я не очень беспокоился о том, что кто-нибудь сможет услышать подозрительные звуки, когда, взобравшись на палубу шхуны, шлепнулся на пол. Больше меня беспокоил проклятый яркий фонарь под стеклянным колпаком, который горел под крышей навеса для разделки рыбьих туш у самого берега и светил достаточно ярко, чтобы меня могли заметить из стоящих на берегу домов... Но мое беспокойство по поводу этого фонаря было ничтожным по сравнению с благодарностью, которую я к нему испытывал за сам факт его существования. Для дядюшки Артура на скрытом в темноте «Файеркресте» он был прекрасным маяком.

Это была типичная рыбацкая шхуна, футов 45 в длину. Надежный корабль, которому штормовая волна нипочем. Я осмотрел ее за две минуты. Все в прекрасном виде, ничего такого, что бы могло вызвать подозрение. Самая настоящая рыбацкая шхуна. Я почувствовал, что мои шансы увеличиваются.

Вторая шхуна была точной копией первой, вплоть до мельчайших деталей. Нельзя сказать, что я снова впал в уныние. Наоборот, впервые за долгое время у меня в душе шевельнулась надежда.

Я доплыл до берега, спрятал водолазный костюм среди камней и пошел к навесу, стараясь держаться в тени. Под навесом обнаружил лебедки, стальные корыта, бочки, крюки, множество страшных приспособлений для разделки рыбьих туш, непонятные мне и наверняка безобидные инструменты, остатки нескольких акул и резкий отвратительный запах, хуже которого мне не доводилось ощущать в своей жизни. Я поспешил покинуть помещение.

Первый из попавшихся на пути коттеджей ничего нового не добавил. Я посветил фонарем через разбитое окно. Комната пуста. Похоже, что здесь целых полвека никого не было. Вспомнилось замечание Вильямса, что этот хутор был заброшен еще перед первой мировой войной. Любопытно, что обои на стенах выглядели так, будто бы их наклеили только вчера — удивительное и совершенно необъяснимое явление, наблюдающееся на Западных островах. Ваша бабушка — а в те времена дедушка скорее подал бы на развод, чем занялся домашним хозяйством — оклеивала стены обоями по девять пенсов за ярд, и они оставались как новенькие до вашей старости. .

Следующий коттедж был таким же необитаемым, как и первый.

Ловцы акул жили в третьем коттедже, наиболее удаленном от навеса для разделки рыбы. Выбор логичный и вполне понятный, во всяком случае для меня. Чем дальше от этого зловонного ужаса, тем лучше. Будь у меня выбор, я бы вообще предпочел жить в палатке на противоположном берегу острова. Для ловцов акул рыбья вонь, наверное, то же самое, что насыщенный аммиаком, режущий ноздри, отвратительно едкий запах жидкого навоза для швейцарского крестьянина: запах самой жизни. Символ успеха. За успех люди готовы дорого платить.

Я раскрыл настежь хорошо смазанную — наверняка акульим жиром — дверь и вошел внутрь. Осветил стены фонарем. Бабушка не стала бы проводить время в этой прихожей, но дедушка охотно поставил бы здесь свое любимое кресло и сидел здесь, наблюдая по сторонам, пока борода не поседеет, забыв о том, что можно спуститься к морю. Вдоль одной стены были расставлены съестные припасы, немного, какая- нибудь пара дюжин ящиков виски и множество ящиков пива, поставленных друг на друга. Вильямс сказал, что они австралийцы. Я готов был в это поверить. На остальных трех стенах обоев практически не было видно. Они были сплошь завешаны картинами. Картины были нарисованы в своеобразной манере, в цвете, с обилием тщательно выписанных мелких деталей. Такого обычно не увидишь в лучших музеях и художественных галереях. Совсем не то, что может понравиться бабушке.

Я мельком осмотрел мебель, которую явно не покупали в магазине у Хэрродса, и открыл следующую дверь. Передо мной был короткий коридор. Две двери справа, три двери слева. Следуя теории, что начальник должен занимать большее помещение, я осторожно открыл первую дверь на правой стороне.

В свете фонаря обнаружил неожиданно комфортабельную комнату. Хороший паркет, тяжелые шторы на окнах, пара добротных кресел, дубовый спальный гарнитур с двухспальной кроватью и книжный шкаф. Над кроватью висела лампочка под абажуром. Эти грубые австралийцы любили жить с комфортом. Рядом с дверью — выключатель. Я повернул его, и лампа зажглась.

На широкой кровати лежал один человек, но и одному ему не хватало места. Трудно оценить рост лежащего человека, но ясно было, что попытайся он встать на ноги в комнате с потолком на высоте шести футов десяти дюймов, это кончилось бы сотрясением мозга. Его лицо было повернуто ко мне, но увидеть его было трудно из-за копны длинных волос, спускающихся на глаза, и роскошной густой черной бороды. Он спал без задних ног.

Я подошел к кровати, приставил ему к ребрам дуло пистолета, надавив хорошенько, чтобы пробудить такого великана, и сказал:

— Просыпайтесь!

Он проснулся. Я отошел на почтительное расстояние. Он потер глаза волосатой ручищей, потом оперся локтями и сел на кровати. Я бы не удивился, если бы обнаружил, что он одет в медвежью шкуру. Но нет. На нем была дорогая пижама. Я бы сам от такой не отказался.

Законопослушные граждане, когда их ночной сон прерывает вооруженный пистолетом незнакомец, реагируют по-разному. Начиная от тихого ужаса и кончая апоплексическим всплеском ярости. Бородатый отреагировал по-своему. Он просто уставился на меня из-под темных, нависших как скалы бровей с выражением глаз бенгальского тигра, который мысленно повязывает себе вокруг шеи салфетку, перед тем как совершить решающий прыжок, заканчивающийся обедом. Я отступил еще на пару шагов и сказал:

— Только без глупостей.

— Убери пушку, сынок,— сказал он. Густой, раскатистый бас звучал как будто из подземных глубин.— Убери добром, или мне придется встать, врезать тебе хорошенько и забрать пистолет самому.

— Ну зачем же так грубо,— проворчал я, потом добавил вежливо: — А если я уберу пистолет, вы меня не тронете?

Он подумал недолго и сказал:

— Нет,—потом потянулся за большой черной сигарой и закурил, не спуская с меня глаз. Ядовитые клубы дыма поползли по комнате, и если бы гостю не было неприлично без разрешения подбегать к окну и открывать его, я бы так и сделал, но это стоило мне усилий. Понятно, почему он не обращал внимания на вонь от рыбы: по сравнению с этой сигарой табак дядюшки Артура проходил по той же категории, что и духи Шарлотты.

— Извините за вторжение. Вы Тим Хатчинсон?

— Точно. А ты кто такой, сынок?

— Филип Калверт. Мне нужно воспользоваться одним из ваших судовых передатчиков, чтобы связаться с Лондоном. Кроме того, мне потребуется ваша помощь. Настолько срочно, что вы не можете себе представить. Немало человеческих жизней и миллионы фунтов стерлингов могут пропасть в ближайшие двадцать четыре часа.

Он проводил глазами особенно злостное вулканическое облако ядовитого дыма, поднимающееся к потолку, и перевел взгляд снова на меня.

— Ты шутишь, сынок.

— Я с тобой шутки шутить не собираюсь, обезьяна волосатая. И постарайся обойтись без «сынка», Тимоти.

Он наклонился вперед, сверля меня черными, глубоко посаженными глазами. Не очень-то дружелюбный взгляд, должен прямо сказать. Потом вдруг он расслабился и громко засмеялся.

— Туше, как говорила моя французская гувернантка. Растрогал до слез. Может быть, ты действительно не шутишь. Кто ты такой, Калверт?

Этого на мякине не проведешь. Такой человек согласится тебе помогать только в обмен на правду. Но, судя по всему, за его помощь можно было дорого заплатить. Поэтому, во второй раз за этот вечер и во второй раз в жизни, я произнес:

— Я агент Британской секретной службы.— Хорошо, что дядюшка Артур в этот момент сражался не на жизнь, а на смерть со стихией. Давление у него и так пошаливает, а подобное потрясение, дважды в одну ночь, его бы наверняка прикончило.

Он обдумывал мои слова какое-то время, затем сказал:

— Секретная служба. Может, ты действительно оттуда. Или из психушки. Обычно вы не треплетесь на этот счет.

— Я вынужден это сделать. Все равно после того, как я расскажу вам то, что должен рассказать, все и так станет ясно.

— Мне надо одеться. Подожди в прихожей пару минут. Можешь пропустить пока стаканчик виски.— Борода оттопырилась, и я догадался, что он улыбается.— Там есть немного.

Я вышел, нашел «немного» виски и погрузился в изучение сокровищ художественной галереи Крейгмора. За этим занятием и застал меня Тим Хатчинсон. Он был одет во все черное: брюки, свитер, штормовка и резиновые сапоги. Действительно, трудно определить рост человека, лежащего в кровати. Он, видимо, перешел отметку шесть футов и четыре дюйма еще в двенадцатилетнем возрасте, а прекратил расти совсем недавно. Он посмотрел на коллекцию картин и осклабился.

— Кто бы мог подумать? — сказал он.— На свете две колыбели настоящей культуры. Музей Гугенхейма и Крейгмор. Тебе не кажется, что на этой куколке с серьгами неприлично много надето?

— Не иначе как вы побывали во всех знаменитых галереях мира,— почтительно заметил я.

— Я не знаток. Вот Ренуар и Матисс мне по душе.— Это было настолько невероятно, что могло оказаться правдой.— Похоже, ты очень спешишь. Выкладывай, что у тебя, без лишних слов.

Лишние слова я опустил, но все остальное пришлось выложить до конца. В отличие от Макдональда и Шарлотты, Хатчинсону была нужна не просто правда, а вся правда, без утайки.

— Да, ну и история, черт бы ее подрал! И прямо у нас под носом.— Временами было трудно отличить по выговору, был он австралийцем или американцем. Позже я узнал, что он много лет ходил на тунца во Флориде.— Значит, это ты был в том вертолете сегодня днем. Да, братишка, денек у тебя был что надо. «Сынка» беру назад. Был не прав. Что надо делать, Калверт?

Я рассказал, что мне будет нужна его личная помощь этой ночью, шхуны и команда на ближайшие двадцать четыре часа и срочно радиопередатчик. Он кивнул.

— Можешь на нас рассчитывать. Я скажу ребятам, а ты, не теряя времени, иди к передатчику.

— Предпочел бы сначала отвести вас к себе на корабль,— сказал я,— оставить там, а самому вернуться и поработать с передатчиком.

— Не доверяешь своим ребятам, что ли?

— Боюсь, как бы нос «Файеркреста» не проломил стену этого дома в любую минуту.

— Сделаем лучше Прихвачу пару ребят, заведем «Красотку» — эго шхуна, которая ближе к берегу, дойдем до «Файеркреста», я войду на борт, покручусь на месте, пока ты отстучишь свое послание, а потом перейдешь на «Файеркрест» А ребята отведут «Красотку» обратно.

Я подумал о пронзительном ветре, несущем белые валы у входа в эту маленькую гавань, и спросил.

— А не опасно выходить в открытое море на шхуне в такую ночь?

— А чем тебе эта ночь не нравится? Прекрасная ночь, погода что надо. Лучше не бывает. Это пустяки. Я помню, как парни выходили в море в шесть вечера, в декабре месяце, когда штормит по-настоящему.

— Что же заставило вас так рисковать?

— Причина была серьезная, что и говорить,— он усмехнулся.— Выпивка кончилась, и ребята хотели успеть в Торбей, пока пивнушки не закроют. Твое здоровье, Калверт!

Я больше не задавал ему вопросов. Очевидно было, что Хатчинсон — именно тот человек, который мне этой ночью будет просто необходим. Он повернулся в сторону коридора и задумался:

— Двое парней женаты.. Я думаю...

— Никакой опасности для них нет. Кроме того, им хорошо заплатят за работу.

— Не надо все портить, Калверт.— Удивительно, как человеку с таким рокочущим басом удавалось временами переходить на мягкий полушепот.— За подобную работу мы денег не берем.

— Я не собираюсь нанимать вас,— устало пояснил я. Слишком много людей сегодня уже выражали свое несогласие с моими предложениями, чтобы и Тим Хатчинсон присоединялся к их числу.— Существует страховая премия. Меня уполномочили предложить вам половину.

— Ну, это совсем другое дело. Вытрясти из страховых компаний лишние денежки я никогда не откажусь. Но только не половину, Калверт. Это слишком много за день работы после того, что ты уже сделал. Двадцать пять процентов нам, семьдесят пять процентов тебе и твоим друзьям.

— Вы получите половину. Вторая половина пойдет на компенсацию ущерба пострадавшим. Например, одна пожилая пара с острова Ейлин Оран получит столько, сколько им и не снилось. Хватит, чтобы прожить безбедно до конца дней.

— А тебе ничего не достанется?

— Я получаю жалование, размер которого мне не хотелось бы обсуждать, потому что это больной вопрос. Государственным служащим не положено дополнительного вознаграждения.

— Ты хочешь сказать, что тебя бьют, сбивают в вертолете, топят, дважды пытаются убить, и все за какую-то жалкую зарплату? На кой черт тебе это надо, Калверт? Зачем ты это делаешь?

— Вопрос неоригинальный. Я задаю себе его раз по двадцать за день, а последнее время еще чаще. Нам пора трогаться.

— Я сейчас подниму парней. Они просто умрут от счастья, узнав, что страховая компания собирается преподнести им именные часы или что там они еще надумают. Лучше золотые часы с гравировкой. Надо будет настоять на этом.

— Премию выплатят наличными, никаких памятных подарков. Сумма зависит от того, сколько украденного удастся вернуть. Мы уверены в том, что весь груз «Нантвилля» будет обнаружен. Есть шанс, что найдем и остальное. Премия составляет десять процентов от суммы. Ваших пять. Минимальная сумма, которая достанется вам и вашим парням, четыреста тысяч фунтов. Максимум — восемьсот пятьдесят. Тысяч фунтов, я имею в виду.

— Повторите, пожалуйста.— Он выглядел так, будто на него рухнула башня Лондонского почтамта. Я повторил. Через некоторое время он стал похож на человека, на которого упал всего лишь телеграфный столб, и осторожно произнес: — За такую сумму человек может рассчитывать на серьезную помощь. Больше ни слова. И не надо печатать объявление в «Дейли телеграф» о наборе добровольцев. Тим Хатчинсон — вот кто тебе нужен позарез.

Тим Хатчинсон действительно был мне нужен позарез. В такую ночь, когда темень хоть глаз выколи, дождь шпарит, а туман сгустился настолько, что стало совершенно невозможно — для меня, по крайней мере — разглядеть торчащие из-под воды рифы под кипящей водяной пеной, Тим Хатчинсон был мне необходим. И полмиллиона за него заплатить было совсем не дорого.

Он был из редкой породы, той очень редкой породы людей, для которых море было родным домом. Двадцать лет ежедневно холить и неустанно совершенствовать тот редкий дар, которым наградила тебя природа от рождения,— и любой сможет выйти на такой уровень совершенства. Как великие гонщики современности, всякие Каррачиолы, Нуволарисы и Кларки, достигли в вождении машины таких высот мастерства, которые просто непостижимы даже для опытных водителей, так и Хатчинсон управлял катером на уровне, непостижимом для любителя. Можете обыскать все знаменитые океанские яхт-клубы, все олимпийские сборные и не найдете таких умельцев, как он. Их можно обнаружить разве что, да и то крайне редко, среди профессиональных рыбаков.

Его огромные ручищи порхали с элегантностью бабочки над штурвалом. Он обладал ночным зрением совы и слухом, способным отличить шум волны, разбивающейся о риф, от волны, накатывающейся на берег. Он мог безошибочно угадать силу и направление волн, появляющихся из тьмы и тумана, и соответственно регулировать скорость хода и положение руля. Он обладал внутренним компьютером, который учитывал поправки на силу ветра, волн, подводные течения и скорость хода, всегда позволяя ему безошибочно ориентироваться в пространстве и во времени. Могу поклясться, что он нюхом чувствовал берег даже с подветренной стороны. И это в то время, как обоняние окружающих было полностью парализовано мерзким дымом его черной сигары, которая, казалось, была частью его самого. Достаточно было побыть рядом с ним десять минут, дабы убедиться, что вы ровным счетом ничего не смыслите ни в море, ни в кораблях. Неприятное, но полезное открытие.

Он провел «Красотку» между скал, обозначивших вход в бухту, на самом полном ходу. Покрытые пеной зловещие зубцы рифов пронеслись мимо нас с двух сторон, почти касаясь борта. Он их как будто не замечал. Он на них даже не взглянул. Двое ребят, которых он прихватил с собой, два низкорослых паренька, футов шести с половиной ростом, зевали во весь рот. Хатчинсон обнаружил «Файеркрест» за сотню ярдов до того, как я с трудом заметил его очертания в темноте, и подвел «Красотку» к борту так чисто, как я паркую машину к тротуару в солнечный день. И то не каждый день мне удается так лихо эго сделать. Я вошел на борт «Файеркреста», изрядно перепугав дядюшку Артура и Шарлотту, которые даже не слышали, как мы подошли, объяснил ситуацию, представил Хатчинсона и вернулся на «Красотку». Спустя пятнадцать минут я закончил сеанс радиосвязи и снова был на борту «Файеркреста».

Дядюшка Артур и Тим Хатчинсон были поглощены общением между собой. Бородатый гигант-австралиец вел себя чрезвычайно почтительно и галантно, через каждые два слова называя дядюшку Артура «адмирал», который в свою очередь млел от удовольствия, откровенно радуясь внезапно наступившему облегчению в связи с появлением Тима в рулевой рубке. Если здесь и был намек на мои способности как рулевого, то вполне справедливый.

— Куда мы теперь направляемся? — спросила Шарлотта Скурас. Мне было неприятно видеть, что она обрадовалась Тиму не меньше дядюшки Артура.

— На Дабб Сгейр,— сказал я.— Нанесем визит лорду Кирксайду и его очаровательной дочери.

— Дабб Сгейр! — Похоже, что она растерялась.— Мне показалось, что кто-то говорил, будто ключ к загадке находится на Ейлин Оран и Крейгморе?

— Я не отказываюсь от своих слов. Там крылись ответы на несколько предварительных вопросов. Но конечная наша цель — Дабб Сгейр. Туда опирается радуга.

— Ты говоришь загадками,— недовольно сказала она.

— Мне так не кажется,— бодро встрял Хатчинсон.— Там, куда опирается радуга, мадам, спрятан кувшин с золотом. Так люди говорят.

— В данный момент я бы не отказался от кувшина с горячим кофе,— сказал я.— Кофе на четверых. Готов заварить его своими руками.

— Я лучше пойду спать,—сказала Шарлотта.— Ужасно устала.

— Ты заставила меня выпить свой кофе,— угрожающе сказал я.— Теперь выпей моего. Так будет справедливо.

— В таком случае, поторопись.

Я поторопился. Четыре чашки с дымящимся напитком стояли на алюминиевом подносе спустя мгновение. Крепкая смесь растворимого кофе, молока, сахара и кое-чего еще в одной из чашек. Жалоб на кофе не поступило. Хатчинсон осушил свою чашку и сказал:

— Не понимаю, почему бы вам троим не покемарить немного? Или вам кажется, что я один не справлюсь?

Никому так не казалось. Первой ушла Шарлотта Скурас, заявив, что ей безумно хочется спать. Это меня нисколько не удивило, кстати. По ней было видно, что так оно и есть. Мы с дядюшкой Артуром задержались на минутку. Тим Хатчинсон обещал позвать меня, когда мы будем подходить к западному берегу Дабб Сгейра. Дядюшка Артур, завернувшись в плед, устроился на кушетке в салоне, а я прошел в свою каюту и лег.

Полежал три минуты, потом поднялся, положил в карман треугольный напильник, тихонько открыл дверь своей каюты и осторожно постучал в дверь Шарлотты. Ответа не последовало. Поэтому я открыл дверь, зашел внутрь, тихо прикрыл дверь и включил свет.

Шарлотта спала. Она была далеко-далеко, за миллионы миль отсюда. Ей даже не удалось добраться до кровати, она лежала на ковре, полностью одетая. Я переложил ее на кушетку, прикрыв одеялом. Потом приподнял рукав ее платья и внимательно осмотрел след, оставленный веревкой.

Каюта была небольшая, и буквально через минуту я обнаружил то, что искал.


Было необычайно приятно сойти с «Файеркреста» на берег без помощи этого проклятого водолазного костюма, такого неудобного и скользкого.

Как удалось Тиму Хатчинсону под дождем, в тумане, ночью обнаружить старый причал, навсегда осталось бы для меня загадкой, если бы он сам не рассказал об этом позднее. Он послал меня па палубу с фонарем в руке, и этот чертов причал тут же вынырнул из тьмы, словно Тим шел по радиомаяку. Он дал обратный ход, подвел шхуну к причалу настолько, что раскачивающийся на волнах борт оказался в двух футах от него, подождал, пока я выберу момент для прыжка, потом дал задний ход и исчез во тьме и тумане. Я попытался представить себе, как дядюшка Артур мог исполнить подобный маневр, но у меня не хватило воображения. Не надо гневить судьбу. Дядюшка Артур, слава Богу, спал сном праведника. Как птичка в уютном гнездышке.

Тропинка от причала на плато была крутой и осыпающейся. Кому-то по легкомыслию не пришло в голову соорудить перила. Я был налегке. Кроме груза собственных лет, я нес фонарь, пистолет и моток веревки. У меня не было никакого желания, да я и не собирался разыгрывать из себя Дугласа Фербенкса, взбирающегося на неприступные стены замка Дабб Сгейр, но практика подсказывала, что веревка — самое ценное приспособление, которое может пригодиться в путешествии по скалистому острову. И тем не менее, когда я добрался до верха, то здорово запыхался.

Я пошел не по направлению к замку, а вдоль покрытой травой лужайки, протянувшейся к северному краю плато. Той самой лужайки, с которой неудачно взлетели на своем «Бичкрафте» старший сын и несостоявшийся зять лорда Кирксайда и над которой пролетали мы с Вильямсом менее двенадцати часов назад после разговора с лордом Кирксайдом и его дочерью. Той лужайки, на обрывистом северном краю которой я, как мне показалось, обнаружил то, что хотел, но не был окончательно в этом уверен. Теперь мне предстояло убедиться в этом.

Поверхность лужайки была ровная и гладкая, поэтому большой фонарь в водонепроницаемом корпусе не понадобился. Да я бы и не решился воспользоваться им так близко от замка. В окнах света не было, кто поручится, что нечестивцы не выставили ночной дозор на стенах замка? Будь я нечестивцем, обязательно позаботился бы о ночном наблюдении. Вдруг я споткнулся обо что-то теплое, мягкое, живое и грохнулся на землю.

Нервы у меня были уже покрепче, чем сорок восемь часов назад, да и реакция почти восстановилась. Нож оказался в руке раньше, чем он успел подняться на ноги. На все четыре ноги. От него исходил мерзкий запах беженца из рыбьей бойни Тима Хатчинсона. Как объяснить, что от козла, насквозь пропитавшегося хлорофиллом на склоне холма, так воняет? Я сказал четвероногому другу несколько примирительных слов, и это, видимо, произвело на него впечатление, потому что он решил не прибегать к помощи рогов. Я пошел дальше.

Такого унизительного происшествия никогда не произошло бы с такими, как Еррол Флинн. Более того, если бы Еррол Флинн нес с собой фонарь, то он ни за что бы не разбился при таком незначительном падении. Да будь у него в руках зажженная свеча, она продолжала бы ярко гореть во тьме. Только не мой фонарь. Специальный, непромокаемый, противоударный, с плексигласовыми линзами и гарантией чудо-фонарь. Ему пришел капут. Я выудил из глубин кармана маленький пальчиковый фонарик и попробовал зажечь его у себя под курткой. Предосторожность совершенно излишняя, потому что даже светлячок при виде этого фонаря презрительно ухмыльнулся бы. Я положил его в карман и продолжил путь.

Не имея понятия, насколько далеко нахожусь от северного обрыва, я не собирался выяснить этот вопрос, сорвавшись вниз. Я опустился на локти и колени, начал ползком продвигаться вперед, освещая путь фонариком. Через пять минут добрался до края обрыва и почти тут же обнаружил то, что искал. Глубокая борозда на краю обрыва была восемнадцати дюймов в ширину и достигала глубины в четыре дюйма в центре. Борозда недавняя, но и не совсем свежая. Во многих местах уже снова пробивалась трава. Так и должно было быть, по моим оценкам. Это был след, оставленный хвостовой частью фюзеляжа самолета «Бичкрафт» после того, как, без людей на борту, мотор включили на полный газ и выбили тормозные колодки из-под колес. Он не набрал достаточно скорости, чтобы взлететь, и упал с края обрыва, вспоров при падении землю. Это было все, что мне требовалось. Это, да еще продырявленное днище корабля оксфордской экспедиции и темные круги под голубыми глазами Сьюзен Кирксайд. Теперь пришла уверенность.

Позади меня раздался легкий шум. Пятилетнему малышу нормального сложения ничего не стоило сбросить меня с обрыва сзади, причем я бы просто не смог этому препятствовать. А может быть, это был мой серенький козлик, который решил отомстить за грубое вмешательство в его ночной сон. Я резко перекатился назад. В одной руке — фонарик, в другой — пистолет наготове. Это действительно был серенький козлик, со зловеще горящими во тьме желтыми глазами. Но глаза производили должное впечатление. Он пришел просто из любопытства или дружеских побуждений. Я отодвинулся от рогов на безопасное расстояние, потрепал его слегка по холке и ушел. Если так будет продолжаться, я умру от разрыва сердца раньше, чем наступит утро.

К этому времени дождь поутих, да и ветер тоже, но в отместку сгустился туман. Облака тумана струились вокруг меня, и ничего не было видно, чем на четыре фута перед собственным носом. Я подумал мрачно, что Хатчинсону, наверное, тоже приходится туго, но тут же отбросил эту мысль. Ясно, что он со своим делом справляется куда лучше, чем я со своим. Я старался подставлять ветру правую щеку и продолжал продвигаться к замку. Несмотря на прорезиненный плащ, мой последний костюм представлял собой жалкое зрелище. Придется нашей бухгалтерии раскошелиться на оплату счетов из химчистки.

Я чуть было не врезался лбом в стену замка, но, к счастью, в последний момент увидел ее очертания. Тут же осторожно начал продвигаться влево, чтобы выяснить обстановку. Через десять футов стена резко заворачивала вправо. Это означало, что я оказался левее, то есть восточнее ворот. Я начал ощупью двигаться в обратном направлении.

Оказалось, что мне повезло выйти к стене замка именно там, где я вышел. Если бы очутился правее центральных ворот, с подветренной стороны, то ни за что на свете не смог бы уловить запах табачного дыма. Конечно, этот табак был не так крепок, как сигарный табак дядюшки Артура, и не имел совершенно ничего общего с портативной газовой камерой Тима Хатчинсона, но, тем не менее, запах табака ощущался. Кто-то у ворот замка курил сигарету. То, что часовой на посту курить не должен, было аксиомой. Хоть меня и не учили обращению с козлами на краю пропасти, но по этим предметам меня готовили основательно.

Взяв пистолет за дуло, я спокойно двинулся вперед. Он прислонился к краю ворот, силуэт с трудом угадывался в темноте, но по движению огонька сигареты было легко догадаться, где он находится. Я подождал, пока он в очередной раз поднесет сигарету ко рту и затянется поглубже. В этот момент сигарета разгорается ярче всего и мешает ориентироваться в окружающей тьме. Тут я сделал шаг вперед и опустил рукоятку пистолета в то место, где, судя по траектории и конечному положению горящего конца сигареты, у нормального человека должен быть затылок. К счастью, это оказался нормальный человек.

Он упал назад, прямо на меня. Я подхватил его, и что-то больно укололо меня под ребра. Предоставив ему возможность упасть самостоятельно, вынул предмет, который зацепился за полу моего плаща. Штык. И более того, штык с одним очень неприятным дополнением — автоматом «Ли Энфилд-303». Военная экипировка. Не похоже, что это простая предосторожность. Наши друзья начали серьезно беспокоиться, а у меня не было возможности выяснить, что им было известно и о чем они догадывались. У них осталось очень мало времени, почти столько же, сколько у меня. Через несколько часов начнет светать.

Я взял автомат и осторожно подошел к краю обрыва, используя штык как посох. К этому времени я уже приобрел навык не срываться в пропасти, но автомат со штыком в протянутой руке давал возможность обнаружить край вечности за пять футов до того, как доберешься до него. Я нащупал край, отошел назад и прочертил в мягком мокром грунте прикладом автомата две параллельных бороздки в футе друг от друга, длиной в восемнадцать дюймов вплоть до самого обрыва. Затем очистил приклад автомата от грязи и положил его на землю. Когда наступит рассвет, сменится часовой и начнутся поиски, наверняка будут сделаны нужные выводы.

Я ударил его недостаточно сильно, он начал шевелиться и стонать. Тем лучше, иначе пришлось бы его тащить на себе, а я не чувствовал себя в форме, чтобы таскать кого-нибудь. Пришлось запихнуть ему в рот платок, и стон прекратился. Не лучший способ, конечно, потому что человек с кляпом во рту может задохнуться через четыре минуты, если только он простужен и у него насморк. Но я не прихватил с собой оборудования для обследования носоглотки, и, кроме того, куда важнее было подумать о собственном здоровье.

Через две минуты часовой уже стоял на ногах. Он не пытался бежать или сопротивляться, потому что к этому моменту колени у него были перетянуты ремнем, руки надежно связаны за спиной, а дуло пистолета упиралось в шею. Я приказал ему идти вперед, и он пошел, неуклюже расставляя ступни в стороны. Через двести ярдов у конца тропинки, ведущей вниз к причалу, я отвел его в сторону, усадил на землю, перетянул лодыжки веревкой и оставил. Дышал он без особого труда.

Больше часовых не было, во всяком случае, у главных ворот. Я пересек пустой двор и подошел к дверям, ведущим в замок. Они были закрыты, но не заперты. Я вошел внутрь и мысленно обругал себя за то, что не обыскал часового на предмет фонаря, который у него непременно должен быть. Занавеси на окнах были опущены, и в холле стояла кромешная тьма. Никакого желания блуждать в потемках по парадному залу замка шотландских баронов у меня не было. Слишком велик риск с металлическим грохотом обрушить на каменный пол рыцарские доспехи, а то и напороться на пику, палаш или гигантские оленьи рога. Я достал свой фонарик, но сидящий внутри светлячок дышал на ладан. Даже прислонив фонарь вплотную к циферблату ручных часов, невозможно было определить, который час. Часов не было видно.

Вчера с воздуха я заметил, что замок выстроен симметрично. Он окружал с трех сторон прямоугольный внутренний двор. Естественно было предположить, что если главный вход располагался в середине обращенной к морю центральной секции, то лестница должна быть непосредственно напротив входа. В таком случае середина зала должна быть свободна от палашей и рогов.

Так и было. Лестница оказалась там, где и должна была быть. Десять невысоких ступеней вверх, затем площадка, и от нее лестницы расходились направо и налево. Я выбрал правую потому, что с этой стороны, вдалеке над собой, я заметил слабый свет. Шесть ступенек второго пролета лестницы, поворот направо, еще восемь ступенек, и я оказался на площадке. Двадцать четыре ступени позади, и ни одного скрипа. Я мысленно поблагодарил архитектора, который решил построить лестницу из мрамора.

Свет стал значительно ярче. Я подошел к чуть приоткрытой двери и прильнул глазом к узкой, не более дюйма, щели. Был виден угол шкафа, край кровати, стоящей на покрытом ковром полу, и ногу в грязном ботинке лежащего на кровати человека. Раздавалась какофония звуков в низком регистре, напоминающая работу самолетных двигателей на сравнительно небольшом расстоянии. Я толкнул дверь и вошел.

Не скрою, что рассчитывал увидеть лорда Кирксайда, но это был явно не он. Ибо, какими бы странностями ни отличался лорд Кирксайд, я был уверен, что к ним не относилась привычка ложиться в постель в ботинках, подтяжках и кепке, положив под бок автоматическую винтовку со штыком. Именно в таком виде валялся на постели этот тип. Я не видел его лица потому, что кепка у него была сдвинута на нос. На столике рядом с кроватью лежал фонарь и стояла полупустая бутылка виски. Стакана не было, но по всему легко было предположить, что он принадлежал к одним из тех существ, чье непосредственное наслаждение жизнью не омрачалось условностями современной цивилизации. Верный страж, должным образом готовящий себя к суровым условиям Западных островов, прежде чем заступить на очередную вахту. Но в назначенный час он на пост не заступит, потому что его некому будет разбудить. Судя по внешнему виду, вряд ли он самостоятельно проснется и к обеду.

Оставалась возможность, что он сам себя разбудит. Такой богатырский храп способен разбудить мертвеца. Он производил впечатление человека, который, придя в себя, резко ощутит острую жажду. Поэтому я открутил пробку бутылки, всыпал туда полдюжины таблеток, любезно предоставленных торбейским аптекарем, закрыл пробку, забрал фонарь и ушел.

За следующей дверью слева была ванная комната. Грязная раковина, над ней заляпанное зеркало. Под зеркалом две кисточки для бритья со следами мыльной пены, тюбик с кремом для бритья с открученной крышкой, две немытые бритвы и на полу два полотенца, которые, возможно, были белыми когда-то.

Сама ванна сверкала белизной. По-видимому, часовые считали предрассудком пользоваться ею.

В следующей комнате была еще одна спальня, такая же грязная и неубранная, как предыдущая. Очевидно, здесь обитал тот бедолага, который связанным остался прохлаждаться на камнях.

Я перешел в левую часть центрального блока замка. Комната лорда Кирксайда должна быть где-то здесь. Так оно и оказалось, только он сам отсутствовал. Первая же комната за спальней часовых принадлежала ему. Достаточно было взглянуть на висящие в шкафу вещи, чтобы убедиться в этом. Но кровать была пуста и непримята.

Как легко было догадаться, в этом симметрично построенном Замке следующая комната оказалась ванной. Часовой почувствовал бы себя здесь неуютно. Стерильная чистоплотность характерна только для вырождающейся аристократии. На стене висела аптечка. Я вынул из нее моток лейкопластыря и залепил почти полностью стекло фонаря, оставив в середине оконце размером с шестипенсовик. Моток пластыря положил в карман.

Следующая дверь была заперта, но в те дни, когда строился замок Дабб Сгейр, замысловатых замков не ставили. Я вынул из кармана лучшую в мире отмычку — продолговатую полоску твердого целлулоида. Просунул конец полоски между косяком и дверью на уровне язычка замка, надавил на ручку двери от себя, протолкнул целлулоид дальше, так что он, изогнувшись, вошел в прорезь для язычка, затем отпустил ручку, продвинул полоску дальше и замер. Щелчок был так силен, что мог бы разбудить спящего часового, не говоря уже о том, кто мог находиться в этой комнате. Но там стояла тишина.

Я приоткрыл дверь на полдюйма и замер в очередной раз. В комнате горел свет. Поменяв фонарь в руке на пистолет, я низко пригнулся и резким движением распахнул дверь. Выпрямившись, прикрыл и запер дверь, после чего подошел к кровати.

Сьюзен Кирксайд не храпела, но спала не менее крепко, чем охранник, которого я только что оставил. Ее волосы были подвязаны голубой шелковой лентой, лицо открыто. Зрелище чрезвычайно редкое, ибо рассмотреть ее лицо в дневное время было просто невозможно. Ее отец сказал, что ей двадцать один год, но сейчас, спящая, без косметики и всего прочего, она выглядела не больше, чем на семнадцать. Выскользнувший из ее рук журнал лежал на полу рядом с кроватью. На маленьком столике стоял наполовину пустой стакан с водой и пузырек с таблетками нембутала. Забыться в замке Дабб Сгейр было нелегко, и, судя по всему, Сьюзен Кирксайд это давалось труднее, чем остальным.

Я снял с крючка полотенце, висящее рядом с умывальником в углу комнаты, вытер лицо и волосы, стараясь стереть грязь, попытался привести волосы в относительный порядок и отрепетировал свою дежурную обворожительную улыбку перед зеркалом. Получилось очень похоже на фотографии разыскиваемых преступников в «Полицейском вестнике».

На то, чтобы разбудить ее, ушло две минуты, после чего она с трудом перешла из глубокого забытья в полусонное состояние. Окончательно в сознание девушка пришла еще через минуту, и это, вероятно, спасло меня от неминуемого испуганного крика, так как ей хватило времени постепенно привыкнуть к присутствию незнакомого человека среди ночи. Не подумайте, что я забыл об улыбке — растягивал рот так, что чуть скулы не свело, но, боюсь, это не очень помогло.

— Кто вы? Кто вы такой? — Ее голос дрожал, голубые глаза, еще затуманенные сном, широко раскрылись от страха.— Не прикасайтесь ко мне! Не смейте., или я позову на помощь!.. Я...

Я взял ее руки в свои, чтобы дать понять: прикосновение прикосновению рознь.

— Я не собираюсь трогать тебя, Сью Кирксайд. Звать на помощь здесь бессмысленно, не докричишься. Так что будь хорошей девочкой и не кричи. Лучше говори шепотом. Думаю, так будет разумней и безопасней. Как ты считаешь?

Несколько секунд она смотрела на меня, беззвучно шевеля губами, как будто собиралась что-то сказать, но страх потихоньку отпускал ее. Вдруг она резко села в кровати.

— Вы мистер Джонсон. Человек с вертолета.

— Будь поосторожней,— сказал я укоризненно.— За такой вид в Фоли-Бержер тебя бы арестовали.— Она быстро натянула одеяло до самого горла.— Меня зовут Калверт. Я работаю на правительство. Я друг. Тебе ведь нужен друг, правда, Сьюзен? И не только тебе, но и твоему старику, то есть лорду Кирксайду.

— Что вам надо? — прошептала она.— Что вы здесь делаете?

— Я здесь для того, чтобы покончить с твоими несчастьями. Чтобы получить приглашение на ваше бракосочетание с благородным Джоном Роллинсоном. Лучше всего, если вы устроите свадьбу в конце следующего месяца, ладно? У меня будет несколько свободных дней.

— Уходите отсюда,— в ее хриплом голосе звучало отчаяние.— Уходите, или вы все испортите. Прошу вас, пожалуйста, уходите. Я умоляю вас, умоляю. Уйдите. Если вы действительно друг, уходите. Пожалуйста, пожалуйста, уйдите!

Видно, она действительно этого хотела. Я сказал:

— Похоже, они здорово запудрили тебе мозги. Нельзя верить их обещаниям. Они вас не отпустят, они не решатся этого сделать. Они уничтожат последний намек на улику, которая может вывести на них. Это включает всех людей, входивших с ними в контакт.

— Нет, они этого не сделают! Я присутствовала, когда мистер Лаворски обещал папе, что никто не пострадает. Он сказал, что они бизнесмены, а убийство не их бизнес. Он так и сказал.

— Лаворски, говоришь? Он мог это сказать.— Я посмотрел в ее раскрытые широко от страха глаза.— Он мог запросто это сказать. Наверное, он не упомянул при этом, что они уже убили троих за последние три дня и четыре раза пытались прикончить меня за это же время.

— Вы врете! Вы все придумываете. Подобные вещи... просто немыслимы сейчас. Пожалейте нас, уходите!

— И это речь дочери главы старейшего шотландского клана,— сурово сказал я.— Вы мне не подходите. Где ваш отец?

— Не знаю. Мистер Лаворски и капитан Имри - это еще один из них — зашли за ним сегодня в одиннадцать вечера. Папа не сказал, куда уходит. Он мне ничего не рассказывает.— Она замолчала, потом вдруг выдернула руки из моих ладоней и покраснела.— Что вы имели в виду, сказав, что я вам не подхожу?

— Он не говорил, когда вернется?

— В каком смысле я вам не подхожу?

— В том смысле, что вы юны, не умны и настолько не разбираетесь в жизни, что готовы поверить всему, что вам наговорит отъявленный преступник. Но самое главное, что вы мне не верите. Не верите единственному человеку, который может спасти вас всех. Вы глупая, безмозглая дурочка, мисс Кирксайд. Если бы будущий лорд Роллинсон не прыгал с шипящей сковороды прямо в огонь, то можно было бы сказать, что он удачно отделался.

— В каком смысле? — Тяжело представить себе юное лицо застывшим, но именно таким оно и было.

— Он не сможет жениться на вас после смерти,— безжалостно отрезал я.— А он должен умереть. Он умрет потому, что Сью Кирксайд делает все для этого. Потому что она оказалась достаточно слепой, чтобы не увидеть истину, когда ей ее показали.— На меня нашло вдохновение. Я опустил воротник и размотал шарф.— Нравится? — спросил ее.

Ей совсем не понравилось. Лицо девушки стало бескровным. Я видел свое отражение в зеркале, и мне оно тоже не нравилось. Произведение Куинна полыхало ярким цветом. Разноцветное кольцо сомкнулось у меня на шее.

— Куинн? — прошептала она.

— Вы знаете его имя. Он вам знаком?

— Я их всех знаю. Во всяком случае, большинство. Повар рассказывал, что как-то на кухне, после изрядной выпивки, он хвалился, что когда-то работал силовым акробатом в цирке. Так вот, однажды они повздорили со своим партнером. По поводу женщины. И он убил партнера. Этим самым способом.— Она с видимым усилием отвела взгляд от моей разноцветной шеи.— Я думала... Я думала, что это просто болтовня.

— И вы до сих пор считаете, что наши друзья — бескорыстные миссионеры Общества пропаганды христианского учения? — Я ухмыльнулся.— Вы знаете Жака и Крамера?

Она кивнула.

— Я убил их сегодня. После того, как они прикончили моего друга. Сломали ему шею. После этого попытались убить моего босса и меня. И я убил еще одного. Он пришел из темноты, чтобы расправиться с нами. По-моему, его звали Генри. Теперь вы мне верите? Или вы все еще думаете, что мы все здесь водим хоровод на зеленой лужайке под бодрые звуки волынки?

Шоковая терапия подействовала даже слишком сильно. Бледность исчезла, ее лицо пылало. Она сказала:

— Меня сейчас стошнит.

— Позже,— сурово произнес я. Мне было адски трудно сдерживать себя. Хотелось обнять ее, погладить по головке и сказать: «Ну, ну, не надо забивать прелестную головку тяжелыми мыслями. Доверься старому дядюшке Филипу, и все будет хорошо, вот увидишь». Просто не представляю, как мне удалось удержаться. Вместо этого я сказал тем же противным тоном: — У нас нет времени, чтобы разводить нюни. Вы же собираетесь выходить замуж, верно? Ваш отец сказал, когда вернется?

Она посмотрела на умывальник в углу комнаты, как бы раздумывая, бежать к нему или нет, потом снова перевела глаза на меня и прошептала:

— Вы ничем не лучше их. Вы ужасный человек. Убийца.

Я взял ее за плечи и потряс.

— Он сказал, когда вернется? — почти прокричал я.

— Нет.— Ее глаза смотрели на меня с отвращением. Давненько женщины не одаривали меня таким взглядом. Я опустил руки.

— Вы знаете, чем занимаются здесь эти люди?

— Нет.

Я ей верил. Ее отец должен был знать, но он ей не станет рассказывать. Лорд Кирксайд был слишком тертым калачом, чтобы поверить, будто их незваные гости просто так уйдут, никого не тронув. Может быть, он просто затеял отчаянную игру, полагая, что раз он ни о чем не расскажет своей дочери и сможет поклясться, что она ни о чем не знает, то они оставят ее в покое. Если он так думал на самом деле, то ему пришла пора обращаться к психиатру. Но я был к нему несправедлив. Будь я на его месте, окажись в этом мутном водовороте, то тоже схватился бы за соломинку.

— Очевидно, вам известно, что ваш жених жив,— продолжал я. И ваш старший брат, и все остальные. Их прячут здесь?

Она молча кивнула. Все-таки мне нравилось, как она на меня смотрит.

— Сколько их, вы знаете?

— Дюжина. Или больше. Среди них есть дети. Трое мальчиков и девочка.

Так и должно быть. Двое сыновей сержанта Макдональда и мальчик с девочкой, которые были на борту злополучного катера, исчезнувшего во время ночного круиза в окрестностях Торбея. Я не верил ни одному слову, сказанному Лаворски Сьюзен по поводу их бережного отношения к человеческой жизни. Но меня не удивляло, что люди, которые стали невольными свидетелями их незаконных действий, до сих пор живы. Это было совсем неспроста.

— Вам известно, где они содержатся? В замке Дабб Сгейр должно быть немало подходящих темниц.

— Глубоко под землей есть погреба. Мне ни разу не разрешали даже приблизиться к ним за последние четыре месяца.

— Наконец-то вам выпадает удача. Одевайтесь и отведите меня туда.

— Спуститься в подвалы? — Она посмотрела на меня как на ненормального.— Вы с ума сошли? Папа говорит, что не меньше трех часовых дежурят всю ночь напролет.— Осталось уже двое, но она и так слишком невысокого обо мне мнения, так что я решил промолчать.— Они вооружены. Вы наверняка спятили. Не пойду!

— Я и не думал, что вы пойдете. И ваш молодой человек умрет только потому, что вы презренная трусиха.— Мне показалось, что я физически ощущаю, как ей противен.— Лорд Кирксайд и благородный Роллинсон. Повезло отцу. Завидная партия для дочери.

Она ударила меня, и я понял, что выиграл. Я сказал, не прикасаясь к лицу:

— Не делайте этого. Можно разбудить охранника. Одевайтесь.

Я поднялся, отошел, присел на край кровати, повернувшись к ней спиной, и принялся рассматривать дверь и притолоку, пока она. одевалась. Я уже начал уставать от женщин, говорящих мне, какой я ужасный тип.

— Я готова.

Она снова нацепила на себя пиратскую тельняшку и джинсы, из которых выросла пять лет назад. Ей удалось влезть в них всего за тридцать секунд, не прибегая к помощи портативной швейной машинки. Просто уму непостижимо!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. Четверг, 4.30 утра — рассвет

Мы спустились по лестнице, держась за руки. Я был из тех людей, с которыми ей меньше всего хотелось бы остаться наедине где-нибудь на необитаемом острове, но это не помешало ей крепко в меня вцепиться.

В конце лестницы повернули направо. Я время от времени зажигал фонарь, но в этом, по сути дела, не было необходимости — Сьюзен хорошо знала дорогу. В конце зала мы пошли налево, вдоль восточного крыла замка. Через восемь ярдов остановились у двери с правой стороны коридора.

— Кладовка,— прошептала она,— а за ней кухня.

Я нагнулся и посмотрел в замочную скважину. Внутри темно. Мы вошли в дверь и пошли по направлению к кухне. Я посветил фонарем вокруг себя. Пусто.

Сьюзен сказала, что ночью дежурят трое охранников. Один, с которым я повстречался, у ворот. Потом парень, который ходил по стене замка. Нет, она не знала, что он там делает, но можно было предположить, что не занимается астрономическими наблюдениями и не высматривает возможных парашютистов. У него был ночной бинокль, и он следил, не помешает ли честным людям работать случайная рыбацкая шхуна или яхта любителей морских прогулок. В такую ночь он многого не увидит. А третий часовой, по словам Сьюзен, охранял черный ход на кухню, единственный вход в замок, помимо главных ворот. Тут же начиналась лестница, ведущая в погреба, где томились несчастные узники.

У черного хода в кухне охранника не оказалось. Значит, он был внизу, у входа в погреба.

Сразу за кухней несколько ступенек каменной лестницы вели на небольшую площадку, направо от которой круто уходил вниз тускло освещенный проход в погреба. Сьюзен приложила палец к губам, и мы бесшумно спустились на площадку. Я осторожно заглянул в проход.

Это был самый длинный лестничный пролет, который мне доводилось видеть. Освещенные двумя- тремя редко расположенными слабыми лампочками, стены уходили вниз, словно смыкаясь вдалеке, как железнодорожные рельсы. Футов пятьдесят или семьдесят ступеней вниз до маленькой лестничной площадки, откуда еще одна лестница поворачивала направо. На каменном полу площадки стояла табуретка, на ней сидел человек, на коленях у него лежала винтовка. Они явно питали слабость к тяжелой артиллерии.

Я убрал голову и прошептал, обращаясь к Сьюзен:

— А куда, черт возьми, ведет вторая лестница?

— В корабельный ангар, естественно,— удивленно прошептала она.— Куда же еще?

Куда же еще, действительно. Отличная работа, Калверт, просто блеск. Облетел южную часть Дабб Сгейра на вертолете, видел замок, видел ангар, не заметил даже выступа, за который можно было бы уцепиться на отвесной скале, разделяющей их, и тебя не поразил очевидный факт, что концы с концами не сходятся. Не по воздуху же они добирались.

— Лестница в погреба сворачивает направо? — Она кивнула.— Почему они так глубоко расположены? Далековато бегать за выпивкой.

— Это не винные погреба. Когда-то их использовали как емкости для пресной воды.

— Можно туда добраться другим путем?

— Нет. Только этим.

— Не успеем мы спуститься и на пять ступенек, как он изрешетит нас пулями из своего «Ли Энфилда». Вы знаете, кто это?

— Гарри. Фамилии его не знаю. Папа сказал, что он армянин. Его настоящее имя нормальный человек ни за что не выговорит. Он молодой, смазливый, но скользкий и ужасно противный тип.

— Ему хватило наглости приставать к хозяйской дочери?

— Да. Это было отвратительно.— Она дотронулась до губ тыльной стороной ладони.— От него чесноком воняет.

— Я его не осуждаю. Не будь я без пяти минут пенсионер, я бы тоже не удержался. Позовите его и извинитесь.

— Что?

— Скажите, что сожалеете о своем поведении. Скажите, что недооценили его благородную душу. Скажите, что вашего отца сейчас нет и вам представляется единственный шанс поговорить с ним. Говорите, что хотите.

— Нет!

— Сью!

— Он мне ни за что не поверит,— выпалила она разъяренно.

— Как только он приблизится к вам на два фута, то забудет обо всем на свете. Ведь он мужчина, правда?

— Вы тоже мужчина и находитесь от меня всего в шести дюймах.— Обычная женская логика.

— Я же объяснил вам. Между нами моя пенсия. Быстрее!

Она нехотя кивнула, и я скрылся во тьме ниши, зажав в руке пистолет, рукояткой вперед. Она позвала, и он побежал по лестнице с винтовкой наперевес. Но когда он увидел, кто это, о винтовке забыл сразу же. Сьюзен начала проговаривать свой текст, но это оказалось излишним. В пылкости Гарри отказать было нельзя. Горячая армянская кровь. Я сделал шаг вперед, короткий замах, удар, и он оказался на полу. Связав его, вспомнил, что носовой платок уже использовал, поэтому пришлось оторвать у него кусок рубахи, чтобы сделать кляп. Сьюзен истерично захихикала.

— В чем дело? — спросил я.

— Этот Гарри у них главный щеголь. Рубашка-то шелковая. Вы проявляете неуважение к личности, мистер Калверт.

— Только к личностям, подобным Гарри. Поздравляю вас. Все оказалось не так страшно, правда?

— Все равно это было ужасно.— Она снова прислонила руку ко рту.— От него несло виски.

— У юных девушек странные вкусы,— сочувственно сказал я.— С возрастом это пройдет. На мой взгляд, виски куда лучше, чем чеснок.

Корабельный ангар по сути ангаром назвать было нельзя. Это большая сводчатая пещера, образовавшаяся естественным путем в разломе скального пласта. В дальнем конце пещеры, в обе стороны вдоль берега в толщу скалы уходили длинные туннели. Мощности моего фонаря не хватало, чтобы увидеть, куда они ведут. С воздуха навес для лодок, пристроенный к скале в маленькой искусственной гавани, представлял собой конструкцию размером двадцать на двадцать футов. На таком пространстве нельзя было уместить больше двух-трех обычных весельных шлюпок. На самом же деле в пещере спокойно можно было упрятать корабль вроде «Файеркреста», да еще место останется. Причальные кнехты в количестве четырех штук находились на восточной стороне пещеры. В дальнем конце, видимо, недавно установили большую рабочую платформу и несколько углубились в скалу со стороны туннелей, все остальное оставалось нетронутым, наверное, многие сотни лет. Я взял прислоненный к стене багор и попытался измерить глубину, но не достал до дна. Любое судно, достаточно компактное по размерам, чтобы уместиться внутри пещеры, может спокойно войти и выйти отсюда в любое время прилива или отлива. Двойные створки ворот, ведущие в гавань, выглядели солидно, хотя и не слишком. С восточной стороны пещеры находилась дверь — выход в сторону берега.

В пещере было пусто, как я и ожидал. Наши друзья отличались сообразительностью, и работа у них была сдельная. Догадаться, в чем заключалась эта работа, нетрудно: рабочая платформа буквально нашпигована инструментами их труда — компрессор с дизельным двигателем, стальным резервуаром и двумя выходными вентилями, ручной двухцилиндровый воздушный насос с двумя шлангами, два стальных водолазных шлема, ботинки со свинцовыми подметками, водолазные костюмы, переговорные устройства, акваланги, такие же, как и у меня, в полной боевой готовности.

Я не испытал ни удивления, ни радости. Я знал, что все это существует, уже сорок восемь часов, хотя выяснил, где это находится, только сегодня. Я был только слегка удивлен, увидев здесь это оборудование в таком количестве, потому что это был наверняка запасной комплект. Но о настоящем удивлении не могло быть и речи. В чем нельзя отказать этим ребятам, так это в умении все организовать.

В ту ночь, как, впрочем, и потом, я так и не увидел погреба, где содержались пленники. Пыхтя и задыхаясь, я добрался, наконец, по этой нескончаемой лестнице до площадки, где мы впервые увидели Гарри в теплой компании с виски, и свернул налево. Через несколько ярдов проход расширялся, превращаясь в мрачную сырую комнату. Посреди стоял стол, сложенный из пивных ящиков, рядом стулья из того же материала, в углу — остатки безалкогольной мебели. На столе стояла почти пустая бутылка виски: лекарство от чесночного запаха для Гарри.

Чуть дальше, в нескольких футах за столом, находилась деревянная дверь, закрытая на столь же внушительный замок. Ключа видно не было. Никаким целлулоидом такой замок не открыть, а вот небольшая пластиковая бомба оказалась бы как нельзя к месту. Я сделал в уме очередную заметку и пошел вверх по лестнице догонять Сьюзен.

Гарри пришел в себя. Он пытался что-то произнести, но, к счастью для нежных ушей господской дочери, шелковый кляп во рту мешал словам вырваться наружу. Зато глаза его просто выкатывались из орбит, когда он пытался проделать трюк Гудини с веревками, обвязанными вокруг ног и рук. Сьюзен Кирксайд, направив на него винтовку, выглядела вполне достойно. Беспокоиться ей было не о чем: Гарри беспомощен, как индюшка на вертеле.

— Эти люди в погребе,— сказал я.— Они пробыли там несколько недель, а кое-кто и несколько месяцев. Когда они выйдут наружу, то будут слепыми и слабыми, как котята.

Она отрицательно покачала головой.

— Я думаю, все будет в порядке. Их выводят на прогулку в ангар каждое утро на полтора часа. Так их нельзя заметить с моря. Нам тоже не разрешают смотреть. Во всяком случае, запрещают это делать. Но я их часто видела. Папа на этом настаивал. И сэр Энтони.

— Молодец папочка.— Я посмотрел на нее.— А разве старик Скурас бывает здесь?

— Конечно.— Она удивилась моей реакции.— Он ведь один из них. Лаворски и этот тип, Донован, которые занимаются всей организацией, они же работают на сэра Энтони. Разве вы не знали? Папа и сэр Энтони — друзья. То есть были друзьями до этого. Я часто гостила в доме сэра Энтони в Лондоне.

— А теперь они не дружат? — забросил я удочку.

— Сэр Энтони совсем спятил после смерти своей жены,— доверительно сказала мне Сьюзен. Я с удивлением взглянул на нее и попытался вспомнить, когда я сам так же безапелляционно высказывался по вопросам, о которых не имел понятия. Не смог припомнить.— Он снова женился, вы знаете. На какой-то французской актрисе, по-моему. Но это ни к чему не привело. Она плохая. Она просто воспользовалась моментом, чтобы его прихватить.

— Сьюзен,— сказал я с благоговением,— вы просто восхитительны. Боюсь, что вы так и не поймете, что я имел в виду, когда говорил о моей пенсии, стоящей между нами. Вы ее хорошо знаете?

— Ни разу не видела.

— Я так и понял. А бедный сэр Энтони просто не знает, что творит, верно?

— Он совершенно запутался,— попыталась защитить его Сьюзен.— Он славный, правда. Во всяком случае, был таким.

— Запутался в смерти четверых человек. Троих его людей я не упоминаю,— так сказал я. Сержант Макдональд считал его хорошим человеком. Сьюзен говорит, что он славный. Интересно, что бы она сказала, посмотрев на спину Шарлотты Скурас.

— Как кормят пленников?

— У нас два повара. Они на всех готовят. Еду им приносят в погреба.

— Еще слуги есть?

— Больше нет. Папу заставили всех распустить четыре месяца назад.

Этим можно было объяснить свинарник в ванной охранников. Я сказал:

— О моем прибытии сюда на вертолете, вчера днем, было тут же доложено на «Шангри-ла». Это сделал человек со шрамами на лице. Где находится передатчик?

— Вам все на свете известно, да?

— Всезнайка Калверт. Где он?

— Рядом с залом. В комнате под лестницей. Она заперта.

— У меня есть ключи, которыми можно открыть Государственный банк. Подождите минутку.— Я спустился в комнату часовых у входа в погреба и вручил Сьюзен бутылку виски.— Держите крепко.

Она внимательно посмотрела на меня.

— Вам это действительно нужно?

— Наивная юность, Боже мой! — кривляясь сказал я.— Конечно, мне это нужно. Я ведь алкоголик.

Я развязал Гарри ноги и помог подняться. Он отплатил мне за доброту тем, что попытался лягнуть меня носком ботинка, но четверть часа, проведенные на полу в связанном виде, не способствовали восстановлению кровообращения и быстроте реакции, поэтому я быстро привел его в чувство тем же самым приемом. Когда я поднимал его с пола во второй раз, у него уже пыл пропал.

— Неужели... неужели вы не могли без этого обойтись?— в ее взгляде опять засветилось негодование.

— Разве вы не видели, что он пытался со мной сделать? — спросил я в свою очередь.

— Все мужчины одинаковы,— изрекла она.

— Прекратить разговоры! — заорал я. Я человек старый, больной и усталый. Кроме того, уже исчерпал свой запас остроумия на сегодня.

Передатчик был превосходный — большой металлический агрегат фирмы Ар-Си-Эй, последней модели. Такие устанавливают сейчас на военно-морских судах в разных странах. Я не стал терять время на вопросы, где им удалось раздобыть его. Эти друзья были на все способны. Сел на стул и начал настраивать аппарат, затем взглянул на Сьюзен.

— Идите и принесите бритву вашего отца.

— Вы не хотите, чтобы я присутствовала при передаче?

— Понимайте как знаете. Только принесите бритву.

Если бы на ней была надета юбка, то она бы, как говорится, выпорхнула из комнаты. В том, что на ней было, «выпорхнуть» было нельзя. Передатчик работал в самом широком диапазоне частот: от длинных волн до самых коротких. У меня ушло меньше двух минут, чтобы настроиться на нужную волну. Это не представляло никакого труда. Злоумышленники поступили чрезвычайно предусмотрительно, снабдив меня таким замечательным аппаратом.

Сью Кирксайд вернулась до того, как я начал говорить. В общей сложности я провел у микрофона десять минут. Помимо позывных и координат, говорил открытым текстом. Я был вынужден это сделать. У меня не было с собой шифровального блокнота, а время поджимало. Я говорил медленно и ясно, отдавая четкие распоряжения по порядку перемещения людей, корректировке радиочастот, описывая подробнейшим образом особенности расположения замка Дабб Сгейр и задавая вопросы о последних событиях на побережье. Я ни разу не повторился и ни разу не попросил повторить то, что говорилось мне, потому что каждое слово записывалось. Уже к середине сеанса связи брови Сьюзен окончательно исчезли под русой челкой, а Гарри приобрел вид человека, которого мешком ударили. Я закончил сеанс, вернул ручку настройки в первоначальное положение и поднялся.

— Ну что же,— сказал я.— Я ухожу.

— Что вы собираетесь сделать? — серо-голубые глаза широко раскрылись, брови опять полезли вверх, под челку, только на этот раз не от изумления, а от ужаса.— Вы уходите? Оставляете меня здесь?

— Ухожу. Если вы считаете, что я останусь в этом проклятом замке хоть на минуту дольше положенного, то вы просто спятили. И так слишком далеко зашел. Неужели вы думаете, что я собираюсь оставаться здесь до того момента, когда сменится охрана или вернутся труженики морских глубин?

— Труженики морских глубин? Что вы имеете в виду?

— Неважно.— Я забыл, что ей ничего неизвестно о занятиях наших друзей.— Калверту пора домой.

— У вас пистолет,— возмущенно сказала она.— Вы могли... могли бы их арестовать, правда?

— Мог кого кто арестовать? — к черту грамматику!

— Вы. Охранников. Они на третьем этаже. Они будут спать.

— Сколько их?

— Восемь или девять. Я не уверена.

— Восемь или девять! Она, видите ли, не уверена! Кто я, по-вашему, супермен, что ли? Вы просто хотите, чтобы меня прихлопнули? Только, Сьюзен, никому ни слова. Даже папе. Если не хотите, чтобы ваш малыш Джонни отправился в последний путь. Вы меня понимаете?

Она положила мне руку на плечо и тихо сказала, хотя страх еще не оставил ее, как видно:

— Вы могли бы взять меня с собой?

— Мог бы. Взял бы вас с собой и все испортил. Так же, как если бы выстрелил хоть один раз в кого-нибудь из спящих охранников наверху. Они не должны догадываться, что кто-то был здесь этой ночью. Если они хоть что-нибудь заподозрят, если у них возникнет только намек на подозрение, они соберут вещички и тут же смоются. Сегодня же ночью. А у меня нет возможности предпринять что-либо до завтрашнего вечера. Кроме того, вы понимаете, конечно, что они не уйдут, пока не убьют всех, кто находится в погребах. И вашего отца, естественно. Затем они сделают остановку в Торбее и позаботятся, чтобы сержант Макдональд не смог свидетельствовать против них. Вы этого хотите, Сьюзен? Одному Богу известно, как бы мне хотелось забрать вас отсюда, у меня ведь сердце не из цемента. Но как только я увезу вас, зазвучит сигнал тревоги: «Свистать всех наверх!» И дверца захлопнется. Разве вы этого не понимаете? Если они вернутся и не обнаружат вас, то первая же мысль, которая придет им в голову, будет: наша малышка Сью сбежала с острова. Ясно, что у нее на уме. Вам нельзя исчезать.

— Хорошо,— теперь она успокоилась.— Но вы кое-что упустили.

— Я известный старый раззява. Что именно?

— Гарри. Его не окажется на месте, хотя он должен быть. Нельзя же допустить, чтобы он заговорил.

— Гарри недосчитаются, как и наружного часового. Я его слегка пристукнул по дороге.— Глаза у нее снова широко раскрылись, и брови поползли вверх, но я вытянул руку, закатал рукав до локтя, взял в другую руку бритву, которую она мне принесла, и сделал чуть ниже локтя надрез. Не слишком глубокий. Я не хотел, чтобы вся кровь вылилась, мне было достаточно только того количества, чтобы можно было смазать клинок штыка с двух сторон на три дюйма длиной. Я вручил Сьюзен моток пластыря, и она без лишних слов заклеила надрез. Я опустил рукав, и мы двинулись вперед: Сьюзен с бутылкой виски и фонарем в руках, за ней я с винтовкой, погоняя перед собой Гарри. Очутившись в зале, я снова запер дверь при помощи той же отмычки.

Дождь прекратился, да и ветер утих, но туман стал еще гуще и сильно похолодало. Шотландское бабье лето было в полном разгаре. Мы прошли через внутренний двор к тому месту, где я оставил винтовку со штыком на земле. Со стекла фонаря я содрал лейкопластырь, и он светил теперь без помех, но говорить мы все-таки старались вполголоса. Тот парень, который нес ночную вахту на стенах замка, не увидит ничего дальше пяти ярдов даже в самый лучший на свете ночной бинокль в таких условиях, но звук распространяется в густом тумане совершенно непредсказуемым образом. Он может быть приглушен, смазан, а может неожиданно прозвучать с необычайной ясностью. Пока не наступило время, когда можно было бы пренебрегать предосторожностями.

Я увидел винтовку и предложил Гарри улечься на землю лицом вниз. Если бы я оставил его на ногах, у него могла возникнуть идея столкнуть меня с обрыва. Я взрыхлил землю вокруг каблуком и носком ботинка, для верности сделал еще несколько бороздок прикладом винтовки, потом воткнул штык винтовки часового в землю, так чтобы сама винтовка торчала под небольшим углом к вертикали, положил рядом винтовку Гарри с окровавленным штыком, позаботившись о том, чтобы клинок не соприкасался с мокрой травой и кровь не могла сойти с него, вылил половину бутылки виски на землю и аккуратно положил бутылку, в которой осталось совсем немного виски, рядом с одной из винтовок, у края обрыва.

— Что здесь произошло, как вам кажется? — спросил я у Сьюзен.

— Все очевидно. Между ними произошла пьяная драка, и они оба, поскользнувшись на мокрой траве, сорвались с обрыва.

— А что вы слышали?

— О! Я слышала, как двое людей кричали в зале. Тогда я вышла на лестничную площадку и поняла, что они ругаются. Услышала, как один из них велит Гарри вернуться на свой пост, а Гарри, в свою очередь, отказывается, говоря, что должен устроить одно важное дело. Я скажу, что оба они были пьяны и я не могу повторить все то, что они говорили. Последнее, что слышала, это была ругань, доносившаяся со двора.

— Хорошая девочка. Так оно и было.

Она прошла вместе с нами до того места, где я оставил часового. Он продолжал дышать. Я потратил почти всю оставшуюся веревку, чтобы связать их вместе, как альпинистов в связке, и взял свободный конец веревки в руку. С завязанными за спиной руками им будет трудно удержать равновесие на крутой тропинке, ведущей к причалу. Если кто-нибудь соскользнет или споткнется, у меня будет возможность вытянуть его снова на дорогу. Привязываться к веревке третьим, как положено альпинистам, я не собирался. Если у них возникнет бредовая идея броситься в бездну, пусть делают это без меня.

— Спасибо, Сьюзен. Вы мне очень помогли, не пейте больше на ночь эти таблетки. Им покажется весьма странным, если вы проспите до полудня.

— Я бы хотела, чтобы полдень скорее наступил. Я не подведу вас, мистер Калверт. Все будет хорошо, правда?

— Конечно.

Она помолчала, потом сказала:

— Вы ведь могли спихнуть этих двоих с обрыва, если бы захотели. Но вы этого не сделали. Вы могли бы надрезать руку Гарри, а не свою. Простите все, что я наговорила, мистер Калверт. О том, какой вы жуткий и ужасный человек. Вы исполняете свой долг.— Опять пауза.— Мне кажется, что вы замечательный человек.

— В конце концов справедливость всегда торжествует,— сказал я. Но я говорил сам с собой, она уже растворилась в тумане. Мне очень хотелось соответствовать ее словам, но чувствовал я себя совсем не замечательно. Меня донимала усталость и не отпускала гнетущая мысль о том, что, как ни планируй, всего не предугадаешь. Да я бы сам не поставил и ломаного гроша на успех того, что должно случиться в ближайшие двадцать четыре часа. Усталость и тоска отошли на второй план, когда мне пришлось пинками заставить пленников подняться на ноги.

Мы стали медленно спускаться по осыпающейся крутой тропинке, растянувшись в цепочку, которую замыкал я с фонарем в левой руке и концом веревки в правой. По пути мне пришла в голову мысль: действительно, почему я не порезал руку Гарри вместо своей? Было бы куда правдоподобней: кровь самого Гарри на его же штыке.

— Приятно провел время, надеюсь? — галантно осведомился Хатчинсон.

— Скучно не было. Тебе бы самому понравилось.— Я следил за тем, как Хатчинсон вел «Файеркрест» в темноте и тумане.— Открой мне профессиональную тайну. Как тебе удалось найти обратную дорогу к причалу этой ночью? Туман стал в два раза гуще, чем когда я высаживался. Тебе пришлось болтаться в открытом море, без береговых ориентиров, учитывая волны, прилив, туман, подводные течения, и, тем не менее, точно в условленное время ты подгоняешь корабль прямо к причалу. Это просто невозможно.

— Это настоящая вершина навигационного искусства,— торжественно произнес Хатчинсон.— Существуют такие вещи, как лоции, Калверт. И если ты посмотришь внимательно на крупномасштабную лоцию этого района, то обнаружишь подводную гряду, глубина над которой не больше восьми футов. Расположена она в полутора кабельтовых к западу от этого старого причала. Я просто поплыл строго навстречу волне и ветру, дождался, когда глубиномер покажет, что я нахожусь непосредственно над грядой, и бросил верный якорь. В назначенный час великий навигатор поднимает якорь и дает возможность волне и ветру подвести его обратно к берегу. На такое далеко не каждый способен, это уж точно.

— Я глубоко разочарован, ты все испортил. Наверное, ты пользовался таким же приемом, когда мы плыли сюда?

— Не совсем, но похожим. Только в тот раз мне пришлось воспользоваться пятью подводными скалами и впадинами. Вот и все мои секреты. Куда теперь?

— А разве дядюшка Артур не сказал?

— Ты недооцениваешь дядюшку Артура. Он утверждает, что никогда не вмешивается в твои дела во время...— как это он сказал?—...завершающей фазы операции. Я готовлю план, говорит он, я руковожу, а Калверт завершает операцию.

— Иногда он ведет себя прилично,— согласился я.

— За этот час он рассказал мне кое-что из твоей практики. Я должен гордиться, что оказался рядом с таким человеком.

— Принимая во внимание четыреста тысяч монет или по идейным соображениям?

— Не принимая во внимание «монеты», как ты изволил выразиться. Куда плывем?

— Домой. Если сумеешь найти дорогу вслепую.

— На Крейгмор? Найдем дорогу.— Он затянулся сигарой и поднес ее горящий конец к глазам.— Думаю, пора с ней расстаться. А то из-за дыма мне уже окна рубки не видно, не говоря о том, что за окном. Дядюшка Артур отдыхает?

— Дядюшка Артур допрашивает пленников.

— Мне кажется, он от них немногого добьется.

— Мне тоже так кажется. Они очень расстроены.

— Прыгнуть с причала на палубу было действительно непросто. Особенно, когда у тебя руки за спиной связаны, а палубу качает.

— Одна сломанная коленка и одна рука,— сказал я.— Могло быть куда хуже. Они могли прыгнуть вообще мимо.

— Это верно,— согласился Хатчинсон. Он высунул голову наружу через боковое окно и снова втянул ее Внутрь.— Сигара здесь ни при чем,— объявил он.— Нет смысла бросать курить. Видимость — ноль, без всяких натяжек. Дальше, как говорится, летим по приборам. Можешь включать верхний свет в рубке. Легче будет рассмотреть карту, компас и глубиномер, а на радар свет никак не влияет, черт бы его подрал.— Когда зажегся свет, он с удивлением уставился на меня.— Что это на тебе за диковинный наряд?

— Это халат,— объяснил я.— У меня три костюма, и все три промокли, измазаны в грязи и вышли из строя. Удалось что-нибудь, сэр? — Дядюшка Артур только что поднялся в рубку.

— Один из них отключился.— Вид у дядюшки Артура был недовольный.— Другой так громко стонал, что я сам себя не слышал. Ну, Калверт, рассказывайте.

— Что рассказывать, сэр? Я собирался лечь спать. Я вам уже все рассказал.

— Несколько быстрых фраз, которые я толком разобрать не смог на фоне их непрекращающихся стонов,— холодно сказал он.— Подробный отчет, Калверт.

— Я неважно себя чувствую, сэр.

— Почти не помню случая, чтобы вы себя прилично чувствовали, Калверт. Вам известно, где хранится виски.

Хатчинсон почтительно кашлянул.

— Если только адмирал мне позволит...

— Разумеется, разумеется,— тон дядюшки Артура резко потеплел.— Конечно, мой мальчик.— Мальчик был на добрый фут выше дядюшки Артура.— Раз уж вы направляетесь в салон, Калверт, не забудьте и мне прихватить стаканчик. Только не жадничайте, наливайте нормальную дозу.— Все-таки у дядюшки Артура были очень неприятные черты характера.

Я сказал «доброй ночи» спустя пять минут. Дядюшка Артур остался не очень доволен. Наверное, он ждал захватывающего рассказа с подробностями, но я устал не меньше, чем старуха смерть после Хиросимы. По дороге заглянул в каюту Шарлотты Скурас. Она спала как убитая. Этот аптекарь в Торбее начал вызывать у меня запоздалые подозрения. Он был в полусне, слепой, как сова, и давно перевалил семидесятилетний рубеж. Вдруг он ошибся? Опыта в прописывании снотворных пилюль у него должно было быть немного, потому что на Гебридах люди жили под девизом:

На берег моря из глубин

Вся рыба прыгнет пусть,

Крушатся скалы, все равно

Я ночью не проснусь.

Но я зря так сердился на старого аптекаря. После того, как мы чудом  приплыли все-таки в убогую гавань Крейгмора, мне потребовалось не больше минуты, чтобы привести Шарлотту в состояние, близкое к сознательному. Я попросил ее одеться — хитрый маневр, намек на то, будто мне неизвестно, что она спала одетой — и сойти на берег. Через пятнадцать минут все мы были в доме Хатчинсона. А еще через пятнадцать минут после того, как мы с дядюшкой Артуром наспех наложили шины на переломы пленников и заперли их в маленькой комнате со слуховым оконцем, через которое Гудини вылезал бы всю свою жизнь, я, наконец, оказался в кровати в еще одной маленькой комнате, которая, судя по всему, служила будуаром председателю отборочной комиссии Крейгморской художественной галереи, потому что лучшие экземпляры он не преминул оставить у себя. Я уже погружался в сон, думая, что если когда-нибудь университеты решат присуждать степень доктора философии агентам по продаже недвижимости, то первым ее удостоится тот, кто продаст хижину на Гебридских островах в радиусе запаха от рыбного сарая, когда дверь распахнулась и зажегся свет. Я с трудом размежил тяжелые веки и увидел, как Шарлотта Скурас осторожно закрывает за собой дверь.

— Уходи. Я сплю.

— Можно мне остаться? — Тут она осмотрела художественные полотна, и губы ее растянулись в подобие улыбки.— В такой комнате надо ложиться спать, не выключая свет.

— Ты еще не видела тех, которые на дверцах шкафа приклеены изнутри.— Понемногу я разлепил глаза, насколько это было возможно.— Прости, я устал. Что тут поделаешь? Я сейчас не в той форме, чтобы по ночам принимать дам.

— В соседней комнате дядюшка Артур. Ты всегда можешь позвать на помощь, если захочешь.— Она посмотрела на побитое молью кресло.— Можно мне сесть?

Села. На ней было то же немнущееся белое платье, волосы тщательно уложены, но большего сказать о ней было нельзя. Она старалась шутить, но по глазам ее было видно, что ей не до смеха. Эти карие, глубокие, мудрые глаза, которые знали все о жизни, любви и радости, глаза, которые сделали из нее когда-то самую популярную актрису своего времени, теперь светились тоской и отчаянием. И страхом. Теперь, после того, как она сбежала от своего мужа и его подручных, ей, казалось бы, нечего бояться, но страх в глазах был. С трудом угадываемый в темной глубине ее карих глаз, но он был. Я знал, как выглядит страх. Морщинки вокруг глаз и в уголках рта, которые появились естественно, когда она улыбалась — в те времена, когда она еще улыбалась, теперь казались следами, оставленными временем, страданиями, тоской и отчаянием на лице, никогда не испытавшем ни радости, ни любви. Лицо Шарлотты Скурас, без прежнего образа Шарлотты Майнер, как будто принадлежало не ей, а другому человеку. Усталое, немолодое, чужое лицо. Ей должно было быть около тридцати пяти, выглядела она куда старше. И тем не менее, пока она сидела в этом кресле, почти потерявшись в нем, художественная галерея Крейгмора меркла и переставала существовать.

— Ты мне веришь, Филип?—произнесла она устало.

— Зачем ты так говоришь? Почему я не должен тебе верить?

— Скажи сам. Ты ускользаешь, не хочешь отвечать на вопросы. Хотя нет, ты отвечаешь на вопросы, но я достаточно хорошо знаю людей, чтобы понять: ты говоришь мне то, что считаешь нужным сказать, а не то, что я хочу слышать. Почему это происходит, Филип? Что я сделала такого, что ты мне не доверяешь?

— Значит, я не правдив? Ну, положим, я иногда преувеличиваю. Может быть, даже иногда вру. Только в тех случаях, когда в этом есть необходимость, конечно. Такому человеку, как ты, я бы ни за что не стал врать.— Это было истинной правдой, кроме тех случаев, когда врать приходилось ради нее самой.

— Почему ты не стал бы врать такому человеку, как я?

— Даже не знаю, как сказать. Я бы мог сказать, что обычно не обманываю красивых, обаятельных женщин, которых высоко ценю, но ты можешь обвинить меня в натяжке, хотя и будешь не права, потому что это правда. Не знаю, может быть, это прозвучит как оскорбление, но я не хочу тебя обидеть. Я бы мог сказать, что мне больно видеть тебя, сидящей здесь в отчаянии, когда тебе некуда пойти, не к кому обратиться в тот самый момент, когда тебе это больше всего надо. Но боюсь, ты обидишься. Я бы мог сказать, что не обманываю друзей. Но это опять оскорбит тебя, потому что такие, как Шарлотта Скурас, не заводят дружбы с людьми, зарабатывающими на жизнь убийствами. Это нехорошо. Не знаю, что и сказать, Шарлотта, кроме того, что неважно, веришь ты мне или нет. Главное, ты пока веришь в то, что я тебе не причиню зла, и пока я с тобой, тебе никто больше не сможет ничего сделать. Хотя, возможно, ты и в это не веришь. В таком случае твоя женская интуиция больше не работает

— Она работает — как это вы говорите? — сверхурочно. Трудится, и в поте лица.— Карие глаза застыли, лицо ничего не выражало.— Я действительно думаю, что могла бы доверить тебе свою жизнь.

— А если я ее не верну?

— Она не так дорого стоит. Может быть, я сама не захочу забирать ее назад.

Она пристально посмотрела на меня, и в ее глазах больше не было страха. Потом перевела взгляд на скрещенные на коленях руки. Она так долго смотрела на них, что я тоже не выдержал и перевел взгляд туда же. Руки как руки, ничего особенного не заметил. Наконец, она посмотрела на меня с робкой вымученной полуулыбкой.

— Ты, наверное, хочешь знать, почему я пришла?— спросила она.

— Нет. Ты ведь уже говорила. Ты хочешь, чтобы я тебе рассказал всю эту историю. Особенно начало и конец.

Она кивнула.

— Когда я только начинала свою артистическую карьеру, мне доставались маленькие роли, но я знала, о чем пьеса. Сейчас, в этой пьесе, разыгрываемой в жизни, я тоже играю маленькую роль. Только на этот раз мне неизвестно ее содержание. Я выхожу на три минуты во втором действии, но не имею представления о том, что было до этого. Возвращаюсь еще на минуту в четвертом акте, но совершенно не знаю, что произошло между моими появлениями. И я даже представить себе не могу, чем все это может кончиться.— Она приподняла руки, ладонями вверх.— Ты и представить себе не можешь, как это мучительно для женщины.

— Тебе действительно неизвестно, что произошло до этого?

— Прошу тебя мне верить.

Я ей верил. Верил, потому что знал: это правда.

— Сходи в общую комнату и принеси мне то, что здесь называют освежающим напитком,— сказал я.— Слабею с каждым часом.

Она послушно встала и пошла за освежающим, которого мне хватило ровно на то, чтобы рассказать ей все, что она хотела узнать.

— Их было трое,— сказал я, что, может быть, и не было абсолютно точно, но укладывалось в схему моих объяснений.— Сэр Энтони, Лаворски, который, как я думаю, был не только его официальным и личным бухгалтером, но и главным его финансовым директором, а также Джон Доллман, управляющий корабельными компаниями, которые были разбиты на несколько отдельных фирм по причине налоговых выгод, но все они тесно связаны с нефтяными компаниями вашего мужа. Я считал, что Маккаллэм, шотландский адвокат, и Жюль Бискарт, парень с бородой, у которого один из самых крупных коммерческих банков в Париже, тоже с ними. Но это оказалось не так. Во всяком случае, с Бискартом. Я думаю, его пригласили на борт «Шаигри-ла» под предлогом обсудить дела, а на самом деле, чтобы добыть для нашего триумвирата информацию, которая могла послужить основой для их следующего налета, но Бискарт почуял неладное и ретировался. О Маккаллэме мне ничего не известно.

— Я ничего не могу сказать о Бискарте,— сказала Шарлотта.— Ни он, ни мистер Маккаллэм никогда не оставались на борту «Шангри-ла». Они останавливались на несколько дней в отеле «Колумбия» и пару раз были приглашены на ужин. После того, как вы побывали у нас, я их больше ни разу не видела.

— Помимо всего прочего, им не понравилось, как твой муж с тобой обращался.

— Мне это тоже не нравилось. Я знаю, почему мистер Маккаллэм был на борту. Муж планировал открыть нефтеочистительный завод в устье Клайда ближайшей зимой, и Маккаллэм вел переговоры с властями по этому поводу. Муж говорил, что к концу года ожидает большое поступление дополнительных средств на свой счет.

— Это уж точно. «Дополнительные средства» — совсем неплохое название, лучше, чем «награбленные деньги». Я думаю, нам удастся доказать, что Лаворски был главным организатором и мозговым центром всей этой операции. Именно он должен был обнаружить, что империя Скураса остро нуждается в новых денежных вливаниях, и предложил уладить дело с помощью средств, которые они уже имели под руками.

— Но... но мой муж никогда не нуждался в деньгах,— запротестовала Шарлотта.— У него все самого лучшего качества: яхты, машины, дома...

— В этом смысле ему всегда хватало. Как и половине из тех миллионеров, которые прыгнули с нью-йоркских небоскребов во время Великой депрессии. Успокойся, будь послушной девочкой. Ты ведь ничего не смыслишь в крупных финансовых играх.— Для типа, который сам с трудом перебивался на жалкую зарплату, фраза получилась весьма достойной, отметил я про себя.— Лаворски пришла в голову блестящая идея заняться пиратством в больших масштабах — речь шла о судах, перевозящих ценности не менее чем на миллион фунтов сразу.

Она уставилась на меня, раскрыв рот. Вот бы мне такие зубы, подумал я, вместо тех, что еще не успели выбить за несколько лет коварные враги дядюшки Артура. Ему самому на целых двадцать пять лет больше, чем мне, а он постоянно хвалится, что у него еще все зубы целы. Шарлотта прошептала:

— Ты все это выдумал.

— Все это выдумал Лаворски. Я просто рассказываю тебе, как это было. У меня бы мозгов не хватило такое придумать. Но, составив прекрасную схему добывания денег, они оказались перед тремя проблемами: как разузнать, где и когда перевозятся большие ценные грузы; как захватить корабли; где их прятать, пока будет вскрыт сейф с ценностями — процесс, который на современных судах, оборудованных специальными бронированными отсеками, может занять порядочное время, около суток.

Первая проблема решалась просто. Не сомневаюсь, что им удалось подкупить кого-то из высокопоставленных банковских чиновников. То, что они пытались провернуть подобный трюк с Бискартом, служит тому доказательством. Но не думаю, что нам удастся привлечь кого-нибудь из этих чиновников к суду. Зато сможем арестовать и благополучно предъявить обвинения их главному информатору, их козырному тузу, нашему доброму другу, брокеру — аристократу, лорду Чарнли. Чтобы преуспеть в пиратском деле, вам не обойтись без поддержки корабельной страховой компании Ллойда. Достаточно заручиться содействием кого-нибудь из служащих компании. Вроде лорда Чарнли. Он ведь служит страховым агентом именно у Ллойда. И не смотри на меня так испуганно, ты меня сбиваешь.

Большинство ценных морских грузов страхуют в компании Ллойда. Чарнли должен знать, по крайней мере, о некоторых из них. Ему должны быть известны оценка груза, координаты фирмы или банка-отправи-теля и, возможно, дата отправления и название судна.

— Но лорд Чарнли — богатый человек,— возразила она.

— Лорд Чарнли производит впечатление богатого человека,— поправил ее я.— Естественно, ему нужно подтверждать состоятельность, чтобы быть допущенным в клуб. Возможно, он поставил не на ту страховую контору или играл на бирже. Ему нужны были деньги, или он просто хотел иметь больше. У него могло быть достаточно денег. Но они — как алкоголь. Некоторые люди могут пить, а другие не могут. Так и с деньгами: есть люди, у которых чем их больше, тем больше хочется.

Так вот. Доллман решил вторую проблему: захват судна. Не думаю, чтобы ему пришлось для этого слишком напрягаться. Суда твоего мужа развозят нефть по самым диким и суровым уголкам земного шара, и немудрено, что ему приходится прибегать к услугам самых диких и суровых людей. Доллман вряд ли занимался подбором всей команды, он просто нашел нашего доброго друга, капитана Имри, которому наверняка есть что рассказать о своей жизни, и наделил его полномочиями для подбора помощников из людей, работающих на Скураса. Когда команда пиратов была сформирована и готова к действиям, господа Скурас, Лаворски и Доллман ждали, пока жертва выйдет в открытое море, затем высаживали вас со служанкой на берег, в гостиницу, брали ребят на «Шангри-ла», шли на перехват судна с товаром и, воспользовавшись одной из разработанных уловок, о которых я расскажу как-нибудь на досуге, проникали на борт и захватывали корабль. Затем на «Шангри-ла» доставляли моряков на берег и оставляли под присмотром, пока пираты отводили захваченное судно в условленное место.

— Это неправда, это не может быть правдой,— зашептала она. Давненько я не видел, как женщина заламывает руки, но Шарлотта Скурас делала именно это. Лицо ее побелело. Она знала: то, о чем я говорю, правда.— Условленное место, Филип? Что за условленное место?

— Где можно спрятать корабль, Шарлотта?

— Откуда мне знать? — Она устало пожала плечами.— Я сегодня плохо соображаю. Где-нибудь в Арктике или в пустынном норвежском фьорде. На необитаемом острове. Я не могу больше ничего придумать, Филип. Таких мест немного. Корабль не иголка.

— Таких мест миллион. Корабль можно спрятать практически где угодно. Открыть краны забора воды в трюмах и в моторном отсеке, потом взорвать пару аварийных зарядов.

— Ты хочешь сказать... ты хочешь сказать, что...

— Именно это я и хочу сказать. Его нужно потопить. Западная часть пролива, к востоку от острова Дабб Сгейр, представляет собой бурный поток со специфическим названием «Беул нан Уам», или «Врата Могилы». На дне его сейчас должно быть самое перенаселенное кладбище кораблей в Европе. Между приливом и отливом, на спокойной воде краны открывались в специально отведенном месте «Беул нан Уама», и корабли шли на дно. Все пять.

Буль, буль, буль — и все. Если обратиться к расписанию приливов и отливов, получается, что все суда были потоплены около полуночи. Ночь спишет все, как говорил поэт, только на этот раз не без ущерба для страховых компаний. «Беул иан Уам». Удивительно, никогда раньше не задумывался над этим. Очень подходящее название. Могильные врата. Эти проклятые слова обозначены на всех картах крупным шрифтом. Слишком откровенно, чтобы навести Калверта на подозрения.

Ее не интересовали мои разглагольствования. Она сказала:

— Дабб Сгейр? Но... но ведь там живет лорд Кирксайд.

— Только не «но», а «потому что». Это место было подобрано твоим мужем. Или, если это была и не его идея, он все организовал. Я только сравнительно недавно с удивлением узнал, что ваш муженек — старый собутыльник лорда Кирксайда. Видел его вчера, но он не сказал ни слова. Как и его прелестная дочь.

— Удивляюсь твоей прыткости. Я никогда не видела его дочь.

— А следовало бы. Она считает тебя старой каргой, жадной до мужниных денег. Очень славная девочка. Но боится до смерти за собственную жизнь и за жизнь всех остальных тоже.

— С чего это?

— Как, ты думаешь, нашей троице удалось склонить лорда Кирксайда на свою сторону?

— Деньгами. Подкупом.

Я отрицательно покачал головой.

— Лорд Кирксайд — шотландец и джентльмен. Настоящая гремучая смесь. Старому Скурасу, со всеми его деньгами, не удалось бы уговорить лорда Кирксайда бесплатно проехать на автобусе. Пример плохой, потому что лорд Кирксайд вряд ли когда-нибудь ездил на автобусе, но, главное, он абсолютно неподкупен. Поэтому наши замечательные друзья похитили его старшего сына — младший живет в Австралии,— а чтобы Сьюзен Кирксайд не выкинула какой-нибудь фортель, заодно прихватили и ее жениха. Это догадка, но очень правдоподобная. Предполагается, что оба погибли.

— Нет, нет,— она поднесла руку ко рту, голос ее задрожал.— Боже мой, нет!

— Боже мой, да. Это логично и потрясающе действует. Они также похитили сыновей сержанта Макдональда и жену Дональда Макичерна, по тем же причинам. В обмен на молчание и пособничество.

— Но... но люди не могут исчезнуть просто так.

— Мы имеем дело не с уличными воришками, а с преступниками-профессионалами. Исчезновения были обставлены как смерть от несчастного случая. Исчезли и другие люди. Те, кто по несчастью оказался в море недалеко от того места, где наши друзья выжидали подходящий момент, чтобы пустить воду в трюмы захваченных кораблей.

— Это не вызвало подозрений у полиции? Столько маленьких лодок исчезло в одном и том же месте.

— Они отводили или оттаскивали эти лодки за пятьдесят или больше миль и бросали на скалы. Так поступили с двумя яхтами. Еще одна пропала бесследно. Четвертая вышла из Торбея и впоследствии затонула. Пропажа одной яхты не может вызвать серьезных подозрений.

— Должно быть, это правда. Понимаю, что это должно быть правдой.— Она качала головой, как будто совсем не веря в то, что так оно и было.— Все сходится, многие вещи можно объяснить. Но... но что толку знать это сейчас? Они охотятся за тобой. Они понимают, что ты заподозрил что-то неладное в Лох Хурон. Они уйдут...

— Откуда они узнают, что я заподозрил Лох Хурон?

— Дядюшка Артур сам говорил мне об этом в рубке вчера вечером,— сказала она с удивлением в голосе.— Разве ты не помнишь?

Я не помнил. Теперь вспомнил. Я был полуживым от недосыпа. Глупое замечание. Возможно, я проболтался. К счастью, дядюшка Артур этого не слышал.

— Деньки Калверта уже на исходе,— сказал я.— Голова не работает. Конечно же, они смоются. Но не в ближайшие сорок восемь часов, Они решат, что у них много времени в запасе. Прошло меньше восьми часов с того момента, как мы попросили сержанта Макдональда передать им, будто мы отправляемся на Большую землю за помощью.

— Ясно,— кисло сказала она.— А что ты делал сегодня на Дабб Сгейр, Филип?

— Сделал немного, но достаточно.— Еще одна святая ложь.— Достаточно для того, чтобы подтвердить все мои подозрения. Я проплыл вдоль берега и обнаружил вход в корабельный ангар. Ангар что надо. Он не только изнутри оказался в три раза больше, чем кажется снаружи, но к тому же набит водолазным снаряжением.

— Водолазным снаряжением?

— Помоги нам Бог. Ты почти такая же глупая, как и я. Как, ты думаешь, они достают товар с потопленных кораблей? Используют специальный катер с компрессором, который прячут в ангаре на Дабб Сгейр.

— Это все, что тебе удалось обнаружить?

— А больше там ничего нет. Я собирался осмотреть замок — к нему ведет лестница, вырубленная в скале прямо от ангара,— но на полпути сидел какой-то детина с автоматической винтовкой на коленях. Что-то вроде часового. Он все время прикладывался к бутылке, но работу свою делал. Мне не удалось бы приблизиться к нему и на сотню шагов без опасения быть продырявленным насквозь. Поэтому я ушел.

— Боже правый,—зашептала она.— Ну и дела. Какой ужас. И у вас нет передатчика, мы не можем позвать на помощь. Что же нам делать? Что мы будем делать, Филип?

— Я собираюсь отправиться туда на «Файеркресте» ближайшей ночью. Вот что. У меня под кушеткой в салоне припрятан автомат, и у дядюшки Артура с Тимом Хатчинсоном есть оружие. Пойдем на разведку боем. Времени у них мало, и они постараются смотаться не позднее завтрашнего утра. Створки ворот ангара неплотно прилегают друг к другу, и если света сквозь щель не будет видно, значит, они еще не закончили свои подводные работы. Мы подождем, пока они закончат и вернутся. Увидим свет за две мили, когда они откроют ворота ангара, чтобы завести водолазный катер. Им ведь нужно загрузить на него груз, взятый раньше на остальных четырех кораблях. Пока будет происходить загрузка, ворота ангара, естественно, будут закрыты. Мы снесем эти ворота. Носом «Файеркреста». Они не кажутся мне слишком крепкими. Застанем их врасплох, тепленькими. Автомат на небольшом расстоянии очень грозное оружие.

— Вас убьют, убьют! — Она подошла и села на край кровати. Глаза широко раскрыты от ужаса.— Прошу тебя, Филип! Умоляю, не надо. Тебя убьют, поверь мне. Всеми святыми умоляю, не делай этого!

Похоже, она была абсолютно уверена в том, что меня прихлопнут.

— Я должен, Шарлотта. Время не ждет. Другого пути нет.

— Прошу тебя.— Карие глаза наполнились слезами. В это я уже просто не мог поверить.— Пожалуйста, Филип, ради меня.

— Нет.— Слеза упала мне на губу, соленая, словно морская вода.— Проси о чем угодно, только не об этом.

Она медленно поднялась и застыла, бессильно опустив руки. Слезы катились по ее мокрым щекам.

— Это самый безумный план, который можно было придумать только в бреду,— с этими словами она повернулась и вышла из комнаты, не забыв по дороге погасить свет.

Я лежал на кровати, уставившись в темноту. Эта женщина была права. Я тоже считал, что такой безумный план можно придумать только в бреду, и был ужасно рад, что мне придется им воспользоваться.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. Четверг, полдень — пятница, рассвет

— Дайте поспать человеку,— пробурчал я с закрытыми глазами.— Считайте, что я умер.

— Давай, давай.— Он опять начал трясти меня за плечо. Не рука, а металлическая клешня.— Вставать пора!

— Боже мой! — Я приоткрыл один глаз.— Который час?

— Уже полдень. Некогда дрыхнуть.

— Полдень! Я просил, чтобы меня растолкали в пять. Тебе известно, что я...

— Подойди сюда.— Он двинулся к окну, и я, с трудом опустив ноги с постели, поплелся за ним. Видимо, во сне меня оперировали, воспользовавшись тем, что можно было обойтись без анестезии, и вынули из ног все кости. Я чувствовал себя ужасно. Хатчинсон кивнул в сторону окна.— Что ты на это скажешь?

Я высунул голову в зябкую белесую мглу и сказал раздраженно:

— Что я должен увидеть в этом проклятом тумане?

— Туман.

— Ясно,— тупо сказал я.— Туман.

— Ночную сводку погоды береговой метеослужбы передавали в два часа,— сказал Хатчинсон. По всему было видно, что он с трудом сдерживается.— Сказали, что к утру туман рассеется. А чертов туман и не думает этого делать.

Тут туман рассеялся в моей больной голове. Я выругался и впрыгнул в свой наименее грязный и промокший костюм. Он был сырым и неприятным, но я отметил это подсознательно, потому что сознание в этот момент у меня было занято другой проблемой. В понедельник ночью они должны были затопить «Нантвилль» между приливом и отливом, но один шанс из тысячи, что им удалось приступить к подводным работам той же ночью или на следующую ночь, во вторник. Даже в укрытой от ветра Торбейской гавани погода была ужасная, и только Богу известно, что творилось в эго время в «Беул нан Уаме». Но прошлой ночью они могли начать. И они наверняка это сделали, потому что в ангаре Дабб Сгейра не было подводной лодки, а кладовая, по сообщениям владельцев «Нантвилля», там была древней конструкции, не современная бронированная клетка. Такую можно разрезать за пару часов, если только под рукой будет соответствующее оборудование. А у Лаворски и компании соответствующее оборудование должно быть. За остаток ночи, даже если одновременно работали трое водолазов в сменном режиме, они могли поднять приличную часть золота, но не все восемнадцать тонн. В этом я мог поклясться. До того, как дядюшка Артур меня подцепил, я занимался морской спасательной службой. Им понадобится еще ночь или часть ночи, потому что днем работать они не отваживались. Боялись, что кто-нибудь увидит. Но в таком тумане их не увидит никто. Это ничем не хуже, чем ночь. Просто подарок судьбы.

— Разбуди дядюшку Артура. Скажи, что мы отправляемся. На «Файеркресте».

— Он тоже захочет пойти с нами.

— Ему придется остаться. Он это прекрасно понимает. Идем в «Беул нан Уам», так и скажи ему.

— Не на Дабб Сгейр? Не в ангар?

— Ты прекрасно знаешь, что до полуночи мы не можем там появиться.

— Совсем забыл,— медленно произнес Хатчинсон.— До полуночи мы не можем там появиться.

«Беул нан Уам» не оправдывал свою зловещую репутацию. В это время дня стоял почти полный штиль, только мелкая рябь изредка возникала на зеркальной поверхности моря под редкими порывами зюйд-веста. Мы пересекли пролив от острова Баллара до самой северной оконечности восточного берега Дабб Сгейра и начали потихоньку спускаться к югу, на самом малом ходу. Двигатель работал так тихо, что даже в рубке его урчанья практически не было слышно. Наверное, для того чтобы услышать его шум, надо было раскрыть обе боковых двери рубки, но мы не собирались раскрывать их для этой цели.

К этому времени прошли почти половину восточной части той удивительно спокойной заводи, граничащей с обычно рокочущими водами «Беул нан Уама», которую мы с Вильямсом обнаружили предыдущим днем с вертолета. Впервые я заметил на лице Хатчинсона намек на беспокойство. Он не смотрел вперед, только изредка взглядывали на компас. Для управления кораблем ему было достаточно лоции и показаний глубиномера.

— Ты уверен, что речь идет об этом шельфе на глубине четырнадцать саженей, Калверт?

— Должно быть здесь. Где же еще, черт возьми? До отметки семь саженей дно достаточно ровное, но глубины недостаточно, чтобы прикрыть верхушки мачт во время отлива. Отсюда до четырнадцатисаженевой отметки спуск почти вертикальный. Потом идет этот шельф, за которым опять обрыв до глубины в тридцать пять саженей. На такой глубине без специального оборудования невозможно работать.

— Чертовски узкий шельф. Всего кабельтов шириной,— пробурчал он.— Как они могли рассчитывать, что затопленный корабль попадет именно туда, куда нужно?

— Они все рассчитали. Во время штиля можно быть уверенным в успехе.

Хатчинсон перевел рычаг скоростей в нейтральное положение и вышел на палубу. Мы бесшумно скользили по воде в молоке тумана. Видимость позволяла с трудом угадывать очертания собственных бортов. Приглушенное урчание двигателя только усиливало ощущение таинственной тишины. Хатчинсон вернулся в рубку, как всегда неторопливо передвигая свою огромную тушу.

— Боюсь, ты прав. Слышу шум двигателя.

Я прислушался, затем тоже услышал его. Характерный стук работающего компрессора.

— Что значит «боюсь»?

— Сам прекрасно знаешь.— Он взялся за рычаг, слегка повернул штурвал влево, и мы начали медленно отходить на глубокую воду.— Ты собираешься вниз.

— Ты думаешь, я рехнулся? Только об этом и мечтаю? Да у меня, черт возьми, совсем никакого желания спускаться под воду, но ты прекрасно знаешь, что я должен это сделать. И понимаешь зачем. Ты же не хочешь, чтобы они закончили работу здесь, загрузились на Дабб Сгейре и благополучно смотались до того, как наступит полночь?

— Половину, Калверт. Возьми половину нашей доли. Боже мой, мы же ничего не делаем!

— Меня устроит пинта пива в отеле «Коломба» в Торбее. Ты лучше постарайся удержать это корыто точно в том месте, где оно должно быть. Я не хочу проплавать остаток жизни в Атлантике после того, как вернусь с «Нантвилля».

Он посмотрел на меня. В его глазах было написано: не «после того как», а «если», но он так ничего и не сказал. Мы обошли водолазный катер с юга — звук от компрессора не ослабевал и не усиливался — и немного продвинулись на запад. Он развернул «Файеркрест» носом к источнику звука, действуя аккуратно и уверенно.

— Расстояние около кабельтова,— сказал Хатчинсон.

— Около этого. В тумане трудно проверить.

— Склонение к северо-западу — двадцать два. Бросай якорь.

Я бросил якорь. Не обычный тяжелый адмиралтейский якорь, а маленький, запасной, на коротком капроновом канате длиной в сорок саженей. Он беззвучно вошел в воду, и так же беззвучно пополз вслед за ним канат. Размотав все сорок саженей, я быстро вернулся в рубку и нацепил на спину акваланг.

— Теперь запомни,— сказал Хатчинсон,— когда всплывешь на поверхность, ложись на волну. Сейчас начинается отлив с норд-норд-оста, и тебя принесет прямо сюда. Я оставлю дизель работающим, ты за двадцать ярдов его расслышишь. Дай Бог, чтобы туман не рассеялся. Тогда тебе придется плыть на Дабб Сгейр.

— Невеселая перспектива. А что будет с тобой, если туман рассеется?

— Обрублю якорный канат и уйду восвояси.

— А если они бросятся за тобой?

— Бросятся за мной? Вот как? Оставив двух или трех мертвых водолазов в трюме «Нантвилля»?

— Ради Бога,— раздраженно сказал я.— Прошу тебя не говорить о мертвых водолазах в трюме «Нантвилля» в моем присутствии.


На борту «Нантвилля» было три водолаза. Живые, вкалывающие изо всех сил. Насколько возможно вкалывать под давящей толщей воды, затрудняющей движения.

Найти их труда не составило. Я плыл по поверхности по направлению к катеру, ориентируясь на звук компрессора, ушел под воду всего в трех ярдах от него. Руками нащупал кабели, воздушные трубки и, наконец, стальной трос. Он-то и был мне нужен.

Я прекратил спускаться вдоль троса, когда заметил под собой мерцающий свет. Отплыл немного в сторону и начал опускаться, пока не почувствовал под ногами крепкую опору. Это была палуба «Нантвилля». Медленно двинулся в направлении источника света.

Их было двое. В тяжелых башмаках со свинцовыми подметками, они стояли на краю раскрытого люка. Как я и ожидал, на них были не легкие акваланги, вроде моего, а солидные водолазные костюмы с большими шлемами и стальными нагрудниками. К шлемам подведены шланги с воздухом и кабели связи. Легкое водолазное оборудование не годилось для работ на такой глубине. Для кислорода слишком глубоко, а запасы сжатого воздуха ограничены. В своих костюмах они могли оставаться на глубине до полутора часов по меньшей мере, хотя минут тридцать— сорок им придется потратить на остановки для декомпрессии при подъеме. Мне не хотелось оставаться там долго. Я хотел сбежать оттуда в тот же момент. Сердце колотило в грудную клетку, как сумасшедший барабанщик в приступе горячки. Дело только в повышенном давлении воды, уговаривал я себя. Не от страха же, на самом деле! Не такой я трус, чтобы так раскиснуть.

Стальной трос, которым я воспользовался при спуске, заканчивался металлическим кольцом, от которого расходились четыре цепи, закрепленные по углам решетчатой стальной корзины. Два водолаза укладывали на дно корзины металлические коробки, которые они поднимали из люка со скоростью, как я оценил, одна коробка в минуту. Металлические коробки были небольшими, но очевидно увесистыми: в каждой помещалось по четыре слитка золота, весом 28 фунтов. В каждой коробке целое состояние. На борту «Нантвилля» их было триста шестьдесят штук.

Я попытался рассчитать общее время разгрузки. В стальной корзине помещалось шестнадцать коробок. Шестнадцать минут на загрузку. Еще десять минут на подъем на поверхность, разгрузку и спуск корзины. Скажем, сорок штук в час. За полуторачасовую смену около шестидесяти. Но после полутора часов работы им надо менять водолазов. Сорок минут на подъем, с учетом двух остановок на декомпрессию, скажем, на двенадцать и двадцать четыре минуты, затем еще двадцать минут на переодевание и спуск очередной смены. По крайней мере, час. Таким образом, они поднимали шестьдесят коробок в общем за два с половиной часа или в среднем двадцать четыре штуки в час. Оставался последний вопрос: сколько коробок оставалось еще в трюме «Нантвилля»?

Я должен был это узнать, и узнать незамедлительно. На борту «Файеркреста» у меня оставалось всего два баллона со сжатым воздухом, и от первоначального давления в двести атмосфер осталось только воспоминание.

Грузовой трос дернулся, и наполненная корзина начала подниматься. Водолазы, держась за страховой канат, предохраняли корзину от ударов о корабельные надстройки. Я осторожно подвинулся к дальнему от них углу раскрытого люка и заглянул в трюм. Предосторожность не лишняя, хотя я сознавал, что слабого света фонаря не хватит, чтобы они могли меня увидеть на таком расстоянии.

Вдруг онемевшими от холодной воды пальцами я наткнулся на ведущие в глубину трюма воздушный шланг и кабель связи и резко отдернул руки. Внизу, справа от себя, я заметил еще одно слабое пятно света. Продвинувшись вперед, обнаружил его источник.

Он двигался. Двигался потому, что был закреплен на водолазном шлеме таким образом, чтобы освещать пространство непосредственно перед ним. Луч направлен вперед и вниз под углом в сорок пять градусов. Водолаз находился внутри бронированной кладовой.

Они не стали открывать кладовую ключом — просто прорезали автогеном прямоугольную дыру в стене, размером четыре на шесть футов.

Я подплыл к этой дыре и заглянул внутрь. Над головой наклонившегося водолаза горел еще один фонарь, закрепленный на стене кладовой. Коробки с золотыми слитками были аккуратно сложены штабелями вдоль стены, и оценить их количество было делом пяти секунд. Из трехсот шестидесяти штук оставалось примерно сто двадцать.

Вдруг что-то скользнуло у меня по рукаву. Я оглянулся и увидел, что это веревка, нейлоновый канат, который водолаз подтягивал, чтобы привязать к ручке очередного ящика. Я быстро отдернул руку в сторону.

Он стоял ко мне спиной. Наконец ему удалось завязать веревку на два узла, он выпрямился и вытащил из ножен на поясе нож. Интересно, а нож ему зачем понадобился?

И тут я понял, зачем этот нож.

Оказывается, нож предназначался для меня. Видимо, краем глаза он заметил меня, когда находился в согнутом положении. Или почувствовал, как вдруг застряла на мгновенье нейлоновая веревка, зацепившись за мою руку, или просто его шестое чувство было развито лучше, чем у меня. Я бы не сказал, что он резко повернулся, потому что в тяжелом водолазном костюме на такой глубине все движения человека замедляются, как в кино при съемках рапидом.

Но по сравнению со мной он двигался очень быстро. И не потому, что тело не слушалось меня, а потому, что у меня возникло замешательство в голове. Он уже был в боевой позиции напротив меня, не дальше чем в четырех футах, а я так и не сдвинулся с места, проявляя быстроту реакции и координацию движений мешка с цементом. Нож с клинком в шесть дюймов длиной был зажат в его руке, опущенном вниз так, что большой палец, находящийся сверху, смотрел в мою сторону. Так держат нож только отъявленные бандиты, намереваясь прикончить жертву одним ударом. Теперь я видел его лицо. Одному Богу известно, зачем он взялся за нож. Видимо, сработал условный рефлекс. Он мог справиться со мной без ножа. С двумя такими, как я.

Это был Куинн.

Я следил за его лицом, застыв от напряжения. Я хотел увидеть, не сделает ли он резкого движения головой вниз, чтобы надавить подбородком на кнопку аварийного сигнала тревоги. Но его лицо было неподвижно. Куинну никогда в жизни не требовалась чья-либо помощь, не просил он ее и сейчас. Вместо этого губы его расползлись в зловеще-радостной улыбке. Под маской было практически невозможно увидеть мое лицо, но он понимал, кто перед ним. Он был в этом уверен. У него было лицо человека, впавшего на мгновенье в состояние сильнейшего религиозного экстаза. Он медленно наклонился всем телом вперед, почти падая, согнул колени для последующего броска и резко рванулся вперед, занеся руку с ножом за спину в мощном замахе.

Оцепенение прошло. Я резко оттолкнулся левой ногою от нижнего края прорезанной в стене дыры, увидел, как Куинн головой вперед вылетел из нее мне навстречу, схватился за оказавшийся между нами воздушный шланг, закрепленный на его шлеме, и резко дернул вниз, пытаясь вывести его из равновесия. В этот же момент обжигающая боль полоснула меня от нижнего края ребер до правого плеча. Правая рука внезапно дернулась. Я упал навзничь на дно трюма и тут же потерял Куинна из виду. Не потому, что отключился при падении, и не потому, что Куинн рванулся в сторону, а потому что он вдруг исчез в густом кипящем облаке воздушных пузырей. Сверхпрочный эластичный воздушный шланг может выдержать самые высокие нагрузки, но и он не способен противостоять отточенному, как бритва, клинку в руках самого сильного из людей, которых мне доводилось встречать. Куинн перерезал свой собственный воздушный шланг. Рассек ножом.

Теперь ничто да свете не могло его спасти. Под давлением в сорок фунтов на квадратный дюйм через разрезанный шланг внутрь шлема проникала вода, которая, заполняя костюм, придавливала его к земле навеки. Он тонул. Почти не отдавая отчета в своих действиях, я, взявшись за нейлоновую веревку, опутал ее несколько раз вокруг бешено дергающихся ног Куинна, стараясь не попасться ему под руку, потому что Куинн все еще мог запросто прихватить меня с собой в компанию, переломив мне шею, словно спичку. В глубине души я надеялся, что когда его товарищи подоспеют, а они должны будут это сделать немедленно — громадное облако пузырей уже вырвалось из люка наружу,— они могут решить, что Куинн запутался в веревке и неудачно пытался освободиться от нее. Мне не казалось тогда, что я слишком жестоко с ним обошелся, не кажется и теперь. У меня не возникло ни сожалений, ни угрызений совести оттого, что я поступаю так с умирающим человеком: во-первых, он был уже без сознания, во-вторых, это зверь-психопат, убивавший ради удовольствия, но, самое главное, я должен был думать о живых, которым грозит смерть: об узниках подвала замка Дабб Сгейр. Я оставил его дергаться в судорогах и подыхать на полу трюма, а сам отплыл в сторону и спрятался в темном углу в стороне от открытого люка.

Те двое, которые были на палубе, уже спускались, медленно продвигаясь вниз сквозь отверстие люка. Когда они опустились на дно трюма, я осторожно выплыл наружу, нащупал руками грузовой трос и начал подниматься на поверхность. Я пробыл на глубине менее десяти минут, поэтому, когда ручной глубиномер показал две сажени, сделал трехминутную остановку для декомпрессии. К этому моменту Куинн был уже наверняка мертв.

Я сделал так, как говорил мне Хатчинсон. Всплыв на поверхность, отдался воле волн — торопиться теперь было некуда — и вскоре без особого труда обнаружил «Файеркрест». Хатчинсон помог мне выбраться из воды на борт, за что я был ему искренне благодарен.

— До чего же я рад снова видеть тебя, братишка,— сказал он.— Никогда не думал, что придет такой день, когда Тиму Хатчинсону придется тысячу раз помирать от страха. Но так оно и вышло. Как дела?

— Порядок. У нас есть время. Пять-шесть часов в запасе.

— Поднимаю якорь.— Через три минуты мы тронулись, а еще через три минуты уже плыли посередине «Беул нан Уама» в направлении норд-норд-ост, навстречу набирающей силу волне отлива. Хатчинсон включил автопилот и появился в дверях освещенного салона, шторы которого были плотно закрыты, что было в таком густом тумане излишней предосторожностью. Я оказывал себе первую медицинскую помощь, накладывая марлевую повязку на глубокий порез, протянувшийся от основания ребер до самого плеча. Мне не видно было выражения его лица, спрятанного под роскошной черной бородой, но он достаточно выразительно застыл на месте. Потом тихо спросил:

— Что случилось, Калверт?

— Это Куинн. Я встретил его в трюме «Нантвилля».

Он подошел и молча помог мне наложить повязку. Только после этого сказал:

— Куинн мертв?— Это не прозвучало как вопрос.

— Куинн мертв. Он перерезал свой собственный воздушный шланг.

Я рассказал, что случилось. Он выслушал меня молча. Мы с ним больше парой слов не обмолвились, пока возвращались на Крейгмор. Я знал, что он мне не поверил. И не поверит никогда.

И дядюшка Артур тоже. Не поверит мне до самой смерти. Но отреагировал он иначе. С глубоким удовлетворением. Дядюшка Артур, несмотря на свою отеческую манеру, был человеком крайне безжалостным. Теперь он, похоже, наполовину решил приписать себе заслугу в предполагаемой казни Куинна.

— Не прошло и двадцати четырех часов с того момента, как я приказал Калверту найти и уничтожить этого человека любыми доступными способами,— объявил он во время чая за столом.— Должен признаться, не предполагал, что этим средством окажется лезвие ножа, перерезавшее воздушный шланг. Тонкая работа, мой мальчик, очень тонкая работа. Что и говорить!

Шарлотта Скурас мне поверила. Не знаю почему, но поверила. Пока она сдирала мою самодельную повязку и со знанием дела меняла ее на другую, процесс, который я перенес с выдающейся стойкостью, потому что не хотел разрушить в ее глазах светлый образ мужественного секретного агента, заорав во все горло от боли, я ей рассказал все по порядку, и она несомненно поверила мне без лишних вопросов. Я поблагодарил ее за повязку и доверие. Она улыбнулась.

Шесть часов спустя, за двадцать минут до 11.00 вечера — срока нашего отплытия на «Файеркресте», она больше не улыбалась. Она смотрела на меня так, как смотрят женщины, которые что-то задумали, но видят, что ничего из этого не получается. Взгляд далекий от восхищения, должен прямо сказать.

— Прости, Шарлотта,— сказал я.— Мне действительно жаль, но ничего не получится. Ты не пойдешь с нами. Это окончательное решение.— Она была одета в черные брюки и свитер, как человек, который собирается — или собирался — отправиться с нами на ночную прогулку.— Это не будет пикник на Темзе. Вспомни, что ты сама говорила сегодня утром. Будет стрельба. Думаешь, мне хочется, чтобы тебя убили?

— Я останусь внизу,— умоляюще сказала она.— Я не буду лезть на рожон. Пожалуйста, Филип, разреши мне поехать.

— Нет.

— Ты же сказал, что для меня на все готов. Помнишь?

— Не передергивай. Я готов на все, чтобы помочь тебе, вот что имелось в виду. А не подставлять тебя под пули. Кого угодно, только не тебя.

— Только не меня? Ты так ко мне относишься?

Я кивнул.

— Я для тебя так много значу?

Я снова кивнул. Она пристально посмотрела на меня, в широко раскрытых глазах — немой вопрос, губы слегка шевелятся, как будто она хочет сказать что-то, но не решается. Потом она делает шаг вперед, взмахивает руками в стороны и обхватывает меня за шею, пытаясь сломать ее. По крайней мере, такое у меня возникло ощущение, следы от работы покойника Куинна еще не прошли окончательно. На самом деле, конечно, все было не так. Она повисла на мне так, как будто прощалась со мной навеки. Может быть, она ведьма или ясновидящая. Может, она видит старого Калверта, болтающегося лицом вниз в мрачных водах пещеры на Дабб Сгейр. Как только я подумал об этом, то сам представил себе подобное зрелище. Ничего привлекательного, скажу честно. Мне почему-то стало трудно дышать, когда она вдруг отпустила меня и почти вытолкала из комнаты, закрыв за мной дверь. Я услышал, как ключ повернулся в замке.

— Наши друзья дома,— сказал Тим Хатчинсон. Мы подошли сначала к югу от Дабб Сгейра, почти к южным берегам Лох Хурон, и теперь, на приливной волне, с выключенными двигателями, нас сносило в северо-западном направлении мимо неприметной рукотворной гавани Дабб Сгейра.— Ты был прав, Калверт. Они готовятся к ночному путешествию.

— Калверт у нас всегда прав,— сказал дядюшка Артур тоном «моя школа».— Что теперь, малыш?

Туман немного рассеялся, обеспечив видимость на сотню ярдов. Я посмотрел на Т-образную полоску света, пробивающегося между створками ворот ангара, неплотно прилегающих друг к другу и к верхней перекладине ворот.

— Пора,— сказал я. Повернулся к Хатчинсону.— У нас от борта до борта пятнадцать футов. Ворота в ширину не больше двадцати. Никаких маяков и ориентиров на них нет. Приливная волна идет со скоростью четыре узла. Ты действительно думаешь, что это воз-можно— проскочить через ворота на этой скорости и снести засовы, не врезавшись в скалы по дороге?

— Существует только один способ в этом убедиться.— Он включил стартер, и прогретый двигатель мгновенно завелся, чуть слышно заурчав. Он отвел корабль к югу на малых оборотах на два кабельтовых, отошел немного к западу, развернулся на север, перевел рычаг хода в крайнее положение и закурил сигару. Тим Хатчинсон приготовился действовать. В свете спички смуглое лицо было спокойным и задумчивым, не больше.

Более минуты ничего не было видно. Только тьма и проносящиеся мимо бортов клочки тумана. Хатчинсон держал курс, на несколько градусов отклонившись к западу от северного направления с учетом приливной волны. Внезапно мы все увидели чуть справа по курсу, как и должно было быть с коррекцией на прилив, большую светящуюся букву «Т», несущуюся прямо на нас из темноты. Я взял в руки автомат, открыл левую дверь рубки и встал в дверном проеме: в левой руке автомат, правая рука на ручке двери, одна нога — на палубе, вторая — в рубке. Дядюшка Артур, я знал, занял такую же позицию с правой стороны. Мы старались держаться как можно крепче. Если «Файеркрест» вдруг остановится, то это произойдет очень резко.

За сорок ярдов до ворот Хатчинсон сбросил обороты и слегка повернул штурвал влево. Светящаяся буква «Т» оказалась теперь еще правее, чем раньше, но на одной линии с нами и темной полоской воды к западу от фосфоресцирующей пенящейся белизны в том месте, где приливная волна разбивалась об уступ восточного волнореза. Еще через двадцать ярдов он снова включил полный ход. Теперь мы шли в том направлении, где должен был находиться невидимый пока западный волнорез. Мы отвернули от ворот слишком далеко влево, и было невозможно проскочить через них, не разбив правый борт в щепы. Вдруг Хатчинсон резко повернул штурвал вправо, туда же, куда нас сносила приливная волна, и мы проскочили в ворота строго по центру так чисто, что драгоценная краска дядюшки Артура совсем не пострадала. Хатчинсон перед входом в ворота перевел рычаг хода в нейтральное положение. Я мысленно спросил себя: интересно, а если бы я всю оставшуюся жизнь тренировался, удалось бы мне совершить подобный маневр? Ответ был совершенно ясен: не удалось бы.

Я предупредил Хатчинсона, что причальные кнехты находятся в правом углу ангара и водолазный катер должен скорее всего находиться там. Поэтому при входе в ангар Хатчинсон чуть повернул руль влево и тут же включил задний ход. В наши планы не входило врезаться по инерции в стену ангара и благополучно пойти ко дну.

Сам вход в ангар прошел не так гладко, как хотелось бы. Чисто с эстетической точки зрения. Ворота, вместо того чтобы раскрыться посередине, слетели с петель, и мы потащили их перед собой с жутким грохотом. Это помогло нам немного сбросить скорость. Алюминиевая фок-мачта, с встроенной потайной телескопической антенной — гордостью дядюшки Артура, задев за поперечную перекладину ворот, с диким скрежетом наклонилась и чуть не вырвала с корнем палубную надстройку, пока не обломилась. Это притормозило нас еще немного. Винт, с ревом крутящийся в обратном направлении, тоже снижал скорость, но мы шли еще довольно лихо, когда с грохотом ломающегося дерева, частично из-за нашей обшивки, но в основном из-за ворот, разлетевшихся вдребезги, под визг трущихся резиновых кранцев, мы наконец резко остановились, вклинившись намертво между левым бортом водолазного катера и левой стеной ангара» На душе дядюшки Артура появилось не меньше царапин, чем на обшивке его возлюбленного «Файеркреста». Хатчинсон дал малый вперед, чтобы закрепить наше положение, и включил пятидюймовый прожектор. Не столько для того, чтобы осветить и так достаточно ярко освещенное помещение, сколько для того, чтобы ослепить стоящих на берегу людей. Я вышел на палубу с автоматом наперевес.

Перед нашими глазами предстала сцена бурной деятельности. Работа кипела, как любят говорить некоторые газетчики. Выражаясь точнее, она кипела вплоть до нашего появления. Теперь же все застыли в самых неожиданных позах. Справа, из открытого трюма водолазного катера, на нас с изумлением уставились трое. Катер представлял собой типичное судно среднего класса, сорока пяти футов в длину, почти таких же габаритов, как «Красотка». Двое людей на палубе застыли согнувшись в тот момент, когда передавали ящик в трюм. Еще двое стояли рядом. Один поднял руки вверх, чтобы принять очередной ящик, спускающийся сверху на палубу на крюке погрузочного крана. Этот раскачивающийся ящик был единственным двигающимся предметом во всем помещении. Человек за рычагами лебедки, чрезвычайно похожий на мнимого таможенника по фамилии Томас, застыл, прижав один рычаг к груди и отведя второй вперед на вытянутой руке, как будто двадцать столетий назад на него низверглась лава Везувия, после чего он окаменел навеки. Остальные стояли согнувшись на причале, взявшись за канат, привязанный к внушительному ящику, который поднимали из-под воды двое аквалангистов. Когда надо было что-то спрятать, они мыслили без фантазии. Слева стоял капитан Имри, видимо, наблюдая за работой. Рядом с ним его хозяева — Лаворски и Доллманн. Это был большой день, кульминация их усилий, нельзя было упустить малейшую деталь.

Имри, Лаворски и Доллманн были моими людьми. Я прошел вперед, приподняв автомат так, чтобы они его видели.

— Подойдите ближе,— сказал я.— Да, вы трое. Капитан Имри, скажите своим людям, что если кто-ни-будь из них шевельнется или выкинет какой-нибудь фокус, я убью вас троих. Четверых ваших я уже прикончил. Ничего не случится, если я удвою эту цифру. По новым законам вы получите всего по пятнадцать лет. Для преступников-убийц этого недостаточно. Я бы предпочел, чтобы вы здесь подохли. Вы меня понимаете, капитан Имри?

— Я вас понял.— Глухой голос звучал низко и мрачно.— Вы сегодня убили Куинна.

— Он заслужил смерть.

— Надо было ему убить тебя тогда на «Нантвилле»,— сказал Имри.— Тогда ничего бы этого не было.

— Сейчас вы по одному подниметесь к нам на борт,— сказал я.— Вы, капитан Имри, как самый опасный из всех, пойдете первым, за вами Лаворски, потом...

— Ни с места. Попрошу без глупостей.— Голос, прозвучавший у меня за спиной, был абсолютно лишен зловещих интонаций, но упершееся в спину дуло было убедительней слов.— Хорошо. Теперь сделай шаг вперед и опусти правую руку.

Я сделал шаг вперед и отпустил автомат правой рукой. Теперь он повис в левой, которой я держал его за дуло.

— Положи автомат на палубу.

Как дубинка он мне все равно вряд ли пригодится, поэтому я положил его на палубу. Мне уже приходилось попадать в подобные ситуации, раз или два в жизни, и чтобы показать свой истинный профессионализм, я поднял руки и медленно повернулся кругом.

— Ба, Шарлотта Скурас! — сказал я. Опять-таки я знал, как себя вести, что делать, как придать голосу нужное выражение. Горькая усмешка агента, которого обвели вокруг пальца.— Рад видеть вас здесь. Большое спасибо, дорогая.— На ней был все тот же черный свитер и брюки, только теперь они выглядели не так нарядно, как в последний раз. Они промокли до нитки. Лицо ее напоминало восковую маску. Карие глаза смотрели не мигая.— Но как же вам удалось сюда добраться?

— Я вылезла через окно и вплавь добралась до корабля. Потом спряталась в кормовом отсеке.

— Неужели? Почему же вы не переоделись в сухую одежду?

Она оставила мой вопрос без внимания. Обратилась к Хатчинсону:

— Выключить прожектор!

— Делай, как леди говорит,— посоветовал я.

Он сделал, как сказала леди. Прожектор погас, и мы все оказались на обозрении стоящих на берегу. Имри сказал:

— Бросайте оружие за борт, адмирал.

— Делайте, как просит джентльмен,— посоветовал я.

Дядюшка Артур выбросил автомат за борт. Капитан Имри и Лаворски подошли к нам ближе без опаски. Они могли позволить себе сделать это, так как трое людей в трюме, двое появившихся из-за рулевой рубки водолазного катера и стоящий за рычагами лебедки — всего шестеро — откуда-то вдруг достали автоматы. Я посмотрел на эту демонстрацию военной мощи и медленно произнес:

— Вы нас ждали.

— Конечно, ждали,— весело сказал Лаворски.— Наша дорогая Шарлотта сообщила точную дату вашего появления. Неужели вы еще ни о чем не догадываетесь, Калверт?

— Откуда вам известно мое имя?

— От Шарлотты, болван. Видит Бог, по-моему, вы недооценили ее умственные способности.

— Выходит, миссис Скурас была провокатором,— сказал я.

— Приманкой,— бодро подхватил Лаворски. Его веселость, не вводила меня в заблуждение. Если бы меня пытали на дыбе, он, наверное, зашелся бы от истерического смеха.— И вы клюнули, проглотив заодно крючок, леску и поплавок! Мы снабдили приманку портативным, но мощным передатчиком и пистолетом, спрятанным в вещевом мешке. Мы обнаружили передатчик, спрятанный в корпусе вашего двигателя.— Он снова залился смехом, на этот раз чуть не до судорог.— Мы знали все о каждом вашем шаге с тех пор, как вы вышли из Торбея. Как вам это нравится, господин секретный агент?

— Совсем не нравится. Что вы собираетесь с нами сделать?

— Не будьте ребенком. Он наивно спрашивает, что мы собираемся с ними сделать. Подозреваю, что вам это хорошо известно. Как вам удалось засечь это место?

— Я с палачами не разговариваю.

— Думаю, для начала надо прострелить адмиралу ногу,— потирая руки, сказал Лаворски.— Еще через минуту — руку. Потом бедро...

— Хорошо. Мы установили радиомаяк на «Нантвилле».

— Нам это известно. Что навело вас на Дабб Сгейр?

— Корабль Оксфордской геологической экспедиции. Получил пробоину в маленькой естественной бухточке к югу отсюда. Там нет ни одного подводного камня, а пробоина серьезная. Получить ее естественным способом там он не мог. Значит, его продырявили неестественно, если можно так выразиться. Любой другой корабль вы могли бы заметить издалека, но этому стоило только выйти из своей гавани, чтобы оказаться на расстоянии прямой видимости от ангара и от стоящего на якоре водолазного катера. Весьма щекотливая ситуация.

Лаворски взглянул на Имри, тот кивнул.

— Он должен был это заметить. Я всегда был против этого. Что еще, Калверт?

— Дональд Макичерн с Ейлин Орана. Лучше бы было забрать его, а не его жену. Сьюзен Кирксайд — не следовало разрешать ей свободно бродить по острову. Скажите, когда вы в последний раз встречали спортивную юную девушку с такими огромными темными кругами под глазами? Девушку, которой, казалось бы, не о чем беспокоиться в этой жизни, верно? И вам следовало бы заровнять след от хвоста самолета, принадлежавшего старшему сыну лорда Кирксайда, когда вы сбрасывали его с северного обрыва. Я заметил этот след с вертолета.

— Это все? — спросил Лаворски. Я кивнул. Он снова посмотрел на Имри.

— Я ему верю,—сказал Имри. Все молчали.—Это все, что нам нужно было' знать. Сначала Калверта, мистер Лаворски? — Эти люди зря времени не теряли.

Я быстро произнес:

— Два вопроса. Прошу ответить напоследок. Я профессионал. Мне нужно знать. Не знаю, понимаете ли вы меня.

— Даю вам две минуты,— улыбнулся Лаворски.— Не тяните время. У нас много дел.

— Где сэр Энтони Скурас? Он должен быть здесь.

— Он здесь. Наверху в замке. Вместе с лордом Кирксайдом и лордом Чарнли. «Шангри-ла» стоит у западного причала.

— Правда ли, что вы и Доллманн разработали весь план, подкупили Чарнли, чтобы заполучить секретную информацию страховой компании; что вы — или скорее Доллманн — поручили капитану Имри набрать банду головорезов; что вы отвечали за захват и потопление судов и за дальнейшее извлечение ценного груза? Правда, что именно вы стоите, впрямую или косвенно, за гибелью наших людей?

— Сейчас слишком поздно, чтобы отрицать очевидное,— снова загоготал Лаворски.— По-моему, мы поработали неплохо. Верно, Джон?

— Прекрасно,— сухо сказал Доллманн.— Мы зря тратим время.

Я обернулся к Шарлотте Скурас. Дуло пистолета все еще было обращено в мою сторону. Я сказал:

— Получается, что меня должны убить. Раз уж моя смерть на твоей совести, лучше будет, если ты лично доведешь дело до конца.— Я опустил руку и приставил ее руку с пистолетом к своей груди.—Только поскорее, пожалуйста.

В полной тишине слышалось только приглушенное урчание двигателя «Файеркреста». Взгляды всех присутствующих в этот момент были обращены на нас. Я стоял к ним спиной, но знал, что только так и может быть. Я хотел, чтобы все смотрели именно на нас. Дядюшка Артур сделал шаг к правой двери рубки и сказал быстро:

— Ты с ума сошел, Калверт? Она же убьет тебя! Она с ними заодно!

В карих глазах стоял ужас. Другими словами не скажешь. Это были глаза женщины, которая сознает, что ее мир рушится. Палец соскользнул с курка, пальцы медленно разжались, и пистолет упал на палубу со стуком, который эхом отозвался под каменными сводами ангара. Я взял ее за левую руку и сказал:

— Похоже, что миссис Скурас не совсем готова к этому. Боюсь, что вам придется подыскать кого- нибудь еще, чтобы...

Шарлотта Скурас закричала от резкой боли, зацепившись ногами за стальной порог рубки. Может быть, я действительно переусердствовал, втолкнув ее внутрь, но было слишком поздно, чтобы рисковать.

Хатчинсон ждал в рубке и подхватил ее, прежде чем она упала на пол, одновременно опустившись на колени. Я бросился за ней в ту же дверь, как член национальной сборной по регби, который приземляет мяч за линией ворот соперника в тот момент, когда дюжина повиснувших на нем защитников пытается этому помешать. Но дядюшка Артур оказался еще проворнее меня. У него было сильнейшее чувство самосохранения. Падая, я успел схватить рукой специально включенный мегафон, положенный в рубке.

— Не стрелять! — усиленный голос громыхал, отражаясь от каменного свода и деревянных стен ангара.— Если начнете стрелять, погибнете! Один выстрел, и всем конец. В спину каждого из вас направлены автоматы. Обернитесь, только медленно, и сами увидите.

Я слегка приподнялся, осторожно выглянул сквозь лобовое стекло рубки, встал на ноги, вышел на палубу и подобрал лежащий автомат.

Подбирать автомат было абсолютно ненужным и совершенно лишним из всего того, что мне довелось проделать за эти дни — в ангаре было изобилие автоматов. Двенадцать автоматов поблескивали вороненой сталью в стальных руках двенадцати бравых парней. Они стояли полукругом в дальнем конце ангара лицом к нам. Здоровые, спокойные, солидные парни, одетые в шерстяные береты, пятнистые комбинезоны и тяжелые ботинки на резиновой подметке. Их руки и лица были черны как уголь. Белки глаз ярко выделялись на лицах, словно у вымазанных сажей клоунов на маскараде. Правда, на этом сходстве с маскарадом заканчивалось.

— Руки вдоль туловища, оружие бросить! — приказал человек, стоящий в центре группы. Его ничем нельзя было отличить от остальных.— Только осторожно, без резких движений. Медленно опускаем руки, бросаем оружие и стоим смирно. Мои ребята — хорошо тренированные коммандос. Их учили стрелять по подозрению. Они умеют только убивать. Калечить и ранить они не приучены.

Ему поверили. Я ему тоже верил. Они побросали оружие и встали смирно.

— Теперь сцепите кисти рук на затылке.

Они так и сделали. Все, кроме одного. Лаворски. Он больше не смеялся, но собирался что-то сказать.

Ребята были действительно хорошо обучены. Никакой команды не последовало. Ближайший к Лаворски коммандос бесшумно сделал шаг вперед, держа автомат наизготовку. Ствол слегка дернулся в коротком движении, снизу вверх. Когда Лаворски поднял голову, подбородок у него был весь в крови, а на месте передних зубов зияла пустота. Он послушно сцепил руки на затылке.

— Мистер Калверт? — обратился ко мне офицер.

— Так точно,— ответил я.

— Капитан Роули, сэр. Королевская морская пехота.

— Замок, капитан?

— В наших руках.

— «Шангри-ла»?

— В наших руках.

— Узники?

— Двое парней сейчас поднимутся, сэр.

Я спросил у Имри:

— Сколько человек охраны?

Он плюнул и ничего не ответил. Коммандос, который подходил к Лаворски, сделал шаг вперед, вскинув автомат. Имри сказал:

— Двое.

Я обратился к Роули:

— Двоих людей хватит?

— Надеюсь, сэр, что охрана будет не настолько глупа, чтобы сопротивляться.

Как только он кончил говорить, послышалась усиленная эхом короткая автоматная очередь со стороны ведущей вверх к замку лестницы. Роули пожал плечами.

— Дурака могила исправит. Робинсон,— обратился он к человеку с прорезиненным мешком за плечами,— поднимитесь и откройте дверь погреба. Сержант Ванс, выстройте их в две шеренги вдоль той стены. Первая шеренга—сидя, вторая — стоя.

Сержант Ванс выполнил приказ. Теперь, когда миновала опасность оказаться под перекрестным огнем, мы сошли на берег, и я представил дядюшку Артура капитану Роули, не забыв перечислить все его почетные титулы и военные звания. Надо было видеть приветствие капитана Роули. Дядюшка Артур сиял. Теперь он командовал парадом.

— Хорошо исполнено, мой мальчик!—сказал он Роули.— Надежно. Вас ожидает небольшой сюрприз в новогоднем списке награжденных. Ага! Я вижу, наши друзья появились.

Нельзя было назвать друзьями всех из той группы людей, которая появилась в проходе лестницы. Впереди шли четверо свирепых, но понурых типов, которых я никогда раньше не видел, но наверняка это были люди капитана Имри. Сразу за ними следовали сэр Энтони Скурас и лорд Чарнли. Затем появились четверо коммандос со стальными бицепсами и военной выправкой, по которой легко было узнать людей капитана Роули. Позади всех вышли лорд Кирксайд с дочерью. Трудно было угадать, о чем думают коммандос с закопченными лицами, но на лицах остальных застыло выражение удивления и непонимания происходящего.

— Мой дорогой Кирксайд! Дружище!— Дядюшка Артур рванулся с места и начал трясти его руку. А я совсем забыл, что они знакомы.— Рад видеть вас живым и здоровым, дорогой мой. Исключительно рад. Теперь все кончено.

— Что происходит, скажите Бога ради?—спросил лорд Кирксайд.— Вы их схватили? Схватили всех? А где мой мальчик? Где Роллинсон? Что...

Грохот взрыва, несколько приглушенный, послышался из туннеля, ведущего к погребам. Дядюшка Артур выглянул на Роули. Тот кивнул.

— Пластиковые бомбы, сэр.

— Отлично, отлично,— дядюшка Артур засиял.— Сейчас увидите их, Кирксайд.— Он подошел к тому месту, где среди остальных стоял лицом к стене старый Скурас с руками, заложенными за голову. С силой расцепил его сжатые пальцы и, вцепившись в его правую руку, стал трясти ее так, будто собирался оторвать ее.

— Ты не с теми людьми стоишь, Тони, мой мальчик.— Это был звездный час в жизни дядюшки Артура. Он подвел его к тому месту, где стоял лорд Кирксайд.— Ты пережил жуткий кошмар, старина, просто жуткий. Но теперь все кончилось.

— Зачем вы это сделали? — мрачно произнес Скурас.— Зачем вы это сделали? Боже, о Боже, вы сами не ведаете, что натворили.

— Миссис Скурас? Настоящая миссис Скурас? — Каждый из нас мнит себя актером, но дядюшка Артур наделен этим чувством щедрее остальных. Он задрал рукав и внимательно уставился на часы.— Она прилетела в Лондон из Ниццы ровно три часа тому назад. Сейчас она в лондонской клинике.

— Что вы имеете в виду? Ты сам не знаешь, о чем говоришь... Моя жена...

— Твоя жена в Лондоне. А Шарлотта — как была, так и осталась Шарлоттой Майнер.— Я взглянул на Шарлотту. Понять было невозможно ничего, но забрезжила какая-то неясная надежда.— В начале этого года, открывая сезон многочисленных похищений, твои друзья Лаворски и Доллманн выкрали и спрятали твою жену, чтобы вынудить тебя помочь им, предоставив свои капиталы. Мне кажется, что им было просто обидно сознавать себя простыми исполнителями на службе у миллионера. Они все продумали до мелочей, вплоть до того, чтобы вложить награбленные деньги в твою империю. Однако твоей жене удалось сбежать. Тогда они схватили ее кузину и лучшую подругу, Шарлотту. Подругу, к которой твоя жена, если можно так сказать, питала глубокую привязанность. Они пригрозили убить Шарлотту, если миссис Скурас снова к ним не вернется. Миссис Скурас тут же сдалась. Это навело их на блестящую мысль занести над твоей головой сразу два дамокловых меча. Поэтому, как подобает благородным людям, они решили оставить у себя в руках и Шарлотту. Теперь они были твердо уверены в том, что ты поступишь именно так, как они прикажут. Чтобы оправдать постоянное присутствие у них под присмотром вас вместе с Шарлоттой и в подтверждение версии о смерти твоей жены, они пустили слух о твоей тайной свадьбе.— Дядюшка Артур был тактичным человеком: он даже не упомянул об общеизвестном факте, что к моменту своей мнимой смерти душевное состояние миссис Скурас, разладившееся в результате пережитой два года назад автоаварии, существенно ухудшилось, и стало очевидно, что выйти из стен лечебницы ей уже никогда не удастся.

— Как, черт возьми, вам удалось догадаться? — спросил лорд Кирксайд.

— Это не догадка. Это заслуга моих помощников,— благодушно произнес дядюшка Артур в лучших традициях стиля «моя школа».— Ханслетт радировал мне во вторник ночью. Он передал список лиц, о которых Калверт просил срочно навести справки. Этот сеанс связи был подслушан на «Шангри-ла», но они не могли догадаться, о ком конкретно говорил Ханслетт. Все настоящие имена в наших передачах должным образом зашифрованы. Калверт сказал мне позже, что когда он видел сэра Энтони вечером во вторник, ему показалось, что тот ведет себя неестественно. Но это не было игрой от начала до конца. Он сказал, что сэр Энтони был искренне подавлен и сломлен мыслями о своей покойной супруге. Он сказал, что ему показалось, будто настоящая миссис Скурас жива, потому как невозможно было предположить, что человек, настолько трогательно оберегающий память своей жены, смог бы жениться снова через два или три месяца. Он мог только пойти на фиктивный брак во имя той единственной женщины, которую так беззаветно и преданно любит.

Я радировал во Францию. Полиция Ривьеры раскопала могилу, где была похоронена эта женщина. Неподалеку от лечебницы, в которой она умерла. Они обнаружили гроб, набитый дровами. Ты знал об этом, Тони?

Старый Скурас кивнул. Он, похоже, пребывал в сомнамбулическом состоянии.

— Через полчаса они выяснили, кто подписал свидетельство о смерти, а до конца дня удалось обнаружить самого доктора. Ему было предъявлено обвинение в убийстве. Во Франции это возможно на основании факта отсутствия тела покойного. Доктор, не теряя времени, отвез их в свою собственную частную лечебницу, где в отдельной палате, под замком, находилась миссис Скурас. Доктор, старшая сестра лечебницы и кое-кто еще взяты под стражу. Почему, скажи ради Бога, ты не пришел к нам раньше?

— У них в руках была Шарлотта, и они сказали, что все равно доконают мою жену. Не прямо, так косвенно.. Как бы вы поступили на моем месте?

— Бог знает,— честно признался дядюшка Артур.— Она хорошо себя чувствует, Тони. Калверт получил подтверждение по радио в пять утра,— дядюшка Артур многозначительно поднял вверх указательный палец.— Кстати, он воспользовался большим передатчиком Лаворски в замке.

У Скураса и лорда Кирксайда рты раскрылись от изумления. Лаворски, у которого изо рта все еще текла кровь, и Доллманн ошарашенно застыли. Глаза Шарлотты распахнулись еще шире, чем обычно. Она как-то странно смотрела на меня.

— Это так,— сказала Сьюзен Кирксайд.— Я была вместе с ним. Он просил меня никому не рассказывать.— Она подошла ко мне, взяла за руку и улыбнулась.— Я хочу еще раз попросить прощения за то, что сказала прошлой ночью. Вы самый замечательный человек из всех, кого я знаю. Кроме Ролли, конечно.— Она обернулась на звук шагов, послышавшихся на лестнице, и мгновенно забыла о стоящем на втором месте среди самых замечательных людей мира.

— Ролли! — закричала она.— Ролли! — Я увидел, как Ролли с трудом приходит в себя.

Все были там. Я сосчитал. Сын лорда Кирксайда, юный Роллинсон, сыновья полисмена, пропавшие экипажи маленьких яхт и, позади всех, маленькая, смуглая старушка в длинном темном платье и шали, накинутой на плечи. Я подошел к ней и взял за руку.

— Миссис Макичерн,— сказал я,— скоро я отвезу вас домой. Вас ждет муж.

— Спасибо, молодой человек,— тихо произнесла она.— Это будет замечательно.— Она подняла руку и по-хозяйски обхватила мой локоть.

Шарлотта Скурас подошла и взяла меня за вторую руку, если и не по-хозяйски, то так, чтобы все вокруг видели. Я не возражал. Она сказала:

— Ты подозревал меня? Ты за мной все время следил?

— Конечно,— задумчиво произнес дядюшка Артур.— Он мне сразу сказал, что все о вас понял. Ты не утруждал себя объяснениями по этому поводу, Калверт.

— Это было нетрудно, сэр. Если, конечно, учесть все факторы,— быстро добавил я и повернулся к Шарлотте.— Сэр Энтони навел меня на мысль. Тот визит, который он нанес на борт «Файеркреста», чтобы развеять подозрения, которые могли у нас возникнуть по поводу разбитого передатчика, только усилил мое беспокойство. Вы не должны были приходить ко мне, сэр Энтони. Вам следовало бы немедленно обратиться в полицию или позвонить по телефону. Затем, чтобы заставить меня рассказать о поврежденной телефонной линии, вы предположили, что радиовредитель, дабы усугубить нашу изоляцию от большой земли, разбил оба телефона-автомата в поселке. Для человека вашего интеллекта подобное предположение выглядело нелепым. В Торбее должно быть множество домов с личными телефонами. Но вам, видимо, показалось, что упоминание о поврежденной линии может навлечь на вас подозрение, поэтому вы о ней и не упомянули. Затем сержант Макдональд снабдил вас блестящей характеристикой, сказав, что вы — самый уважаемый человек в Торбее. Но ваша общественная репутация резко контрастировала с поведением в тесном кругу на «Шангри-ла», во вторник вечером. Во всяком случае, меня это насторожило.

Вся это викторианская мелодрама, которую вы с Шарлоттой разыграли в тот вечер в салоне, ввела меня в заблуждение не более, чем на пять секунд. Было совершенно непонятно, как человек, настолько преданный своей жене, может быть таким жестоким по отношению к другой, тоже, как видно, славной женщине...

— Благодарю покорно, сэр,— проворковала Шарлотта.

— Было непонятно, как он мог послать ее за фотографией прежней жены, если только ему не приказали это сделать. А вам приказали Лаворски и Доллманн. И было совершенно непонятно, почему она пошла. Та Шарлотта Майнер, которую я знал, скорее огрела бы вас по голове чем-нибудь тяжелым. Следовательно, раз вы выдавали себя за другого человека, то и Шарлотта занималась тем же.

Злодеи, как им казалось, заложили надежный фундамент под версию побега Шарлотты от жестокого феодала-супруга на «Файеркрест», где она должна была стать их глазами и ушами, постоянно держа их в курсе относительно всех наших передвижений и планов, ибо они не могли надеяться на то, что оставленный в нашем моторном отсеке передатчик долго останется незамеченным. После того, как они поняли, что мы обнаружили тело Ханслетта — к тому времени они уже убрали передатчик — стало очевидно: теперь они попытаются послать на борт «Файеркреста» Шарлотту. Они провели предварительную подготовку, сымитировав подбитый глаз — краска уже почти стерлась, кстати — и несколько вспухших рубцов на спине, после чего столкнули Шарлотту в воду, снабдив непромокаемым мешком с микропередатчиком и пистолетом внутри. «Делай то, что сказано, или миссис Скурас получит свое». Так они должны были сказать.

Она кивнула.

— Они так и сказали.

— У меня зрение стопроцентное на оба глаза. У сэра Артура — нет. Последствие ранения во время войны. Я очень внимательно осмотрел эти рубцы на спине. Рубцы настоящие. Как и следы от уколов обезболивающего препарата, сделанных перед тем, как нанести удары плетью. В определенной степени была проявлена гуманность.

— Многое могу пережить,— тяжело произнес Скурас.— Но я не мог представить и мысли о том, что...

— Я догадался, что именно вы настояли на анестезии, сэр. Я это знал. Как и то, что по вашему требованию экипажи всех этих маленьких суденышек должны были быть оставлены в живых, чего бы это ни стоило. Шарлотта, я надавил на один из этих рубцов ногтем так, что ты должна была выпрыгнуть через крышу салона от дикой боли. Ты даже глазом не повела. И это после того, как побывала в соленой воде. Тогда мне все стало ясно.

Конечно, у меня были причины для того, чтобы вести себя так, как я это делал. Ты сказала, что хочешь предупредить нас о смертельной опасности, для этого и появилась, как будто мы сами о ней не знали. Я сказал тебе, что мы собираемся покинуть Торбей через час, после чего ты пошла в свою каюту и сообщила им о наших планах. Поэтому Куинн, Жак и Крамер приплыли на веслах значительно раньше того времени, о котором ты нам сказала, полагая, что мы пребываем в состоянии ложной успокоенности. Должно быть, ты действительно очень любишь миссис Скурас, Шарлотта. Выбор был очевиден — мы или она. И ты его сделала. Но я их ждал. Поэтому Жак и Крамер убиты. Я сказал тебе, что мы отплываем на Ейлин Оран и Крейгмор, после чего ты опять пошла в свою каюту и сообщила, что мы отправляемся на Ейлин Оран и Крейгмор, что их совсем не волновало. Позже я сказал тебе, что мы идем на Дабб Сгейр. Опять ты направилась в свою маленькую каюту, чтобы связаться с ними, но, не успев сделать это, отключилась прямо на полу. Видимо, от той небольшой дозы снотворного, которую я положил в твой кофе. Не мог же я допустить, чтобы ты рассказала своим друзьям о том, что я направляюсь на Дабб Сгейр, как ты считаешь? Они бы приготовили подобающую встречу.

— Ты... ты был в моей каюте? Ты сказал, что я заснула прямо на полу?

— Я не Дон Жуан. Спокойно захожу и выхожу из женских спален. Сьюзен Кирксайд может подтвердить. Ты лежала на полу. Я переложил тебя на кровать. Кстати, внимательно осмотрел руки. Никаких следов от веревок не осталось. Видимо, они использовали скрученные резиновые жгуты непосредственно перед тем, как появились мы с Ханслеттом, тогда, на «Шангри-ла»?

Она кивнула. Видок у нее был не из лучших.

— Кроме того, я, конечно, обнаружил передатчик и пистолет. Затем, в Крейгморе, ты опять попыталась выпытать из меня побольше информации. При этом тебе хотелось одновременно предупредить меня. Видимо, к этому моменту твоя душа разрывалась надвое. Я дал тебе требуемую информацию. К сожалению, это была не вся правда. Но это было именно то, что мне хотелось бы передать через тебя Лаворски и компании. Ты, как и подобает хорошей девочке, это сделала,— сказал я одобрительно.— Ты пошла в свою маленькую спаленку и ...

— Филип Калверт,— медленно произнесла она,— вы мерзейший, отвратительнейший, лживый, подлый...

— На борту «Шаигри-ла» остались люди Лаворски,— возбужденно перебил ее старый Скурас. Он, наконец, пришел в себя.— Они скроются...

— Только не от правосудия,:—сказал я.— На них наручники или что-нибудь в этом роде. Не знаю, чем предпочитают пользоваться люди капитана Роули в таких случаях.

— Но откуда вам стало известно, где находится «Шангри-ла»? В такой темноте, в тумане совершенно невозможно ее обнаружить...

— Кстати, как работает катер на «Шангри-ла»? — спросил я.

— Что? Катер... Черт возьми!..— он успокоился.— Он не работает. Мотор не в порядке.

— Так на него сахар подействовал,— объяснил я.— Это всегда происходит, когда сахар засыпают в бензобак.

В тот вечер, во вторник, после того, как мы покинули вас вместе с сэром Артуром, и перед тем, как отплыть на «Файеркресте» к причалу, я появился на борту катера, прихватив пару фунтов сахара с собой. Боюсь, придется менять клапаны. Кроме того, я взял с собой маленький транзисторный радиомаяк, работающий на батарейках, который закрепил на внутренней задней переборке якорного рундука. Туда никто годами не заглядывает. Поэтому после того, как вы затащили неисправный катер на борт «Шангри-ла», мы знали ее местонахождение.

— Боюсь, что мне не все понятно, Калверт.

— Взгляните лучше на господ Доллманна, Лаворски и Имри. Они все понимают. Я точно знаю частоту этого радиомаяка. В конце концов, это же мой собственный передатчик. Одному из шкиперов мистера Хатчинсона была сообщена эта частота, и он на нее настроился. Как и все суда этого класса, корабль Хатчинсона снабжен рамочной антенной для ориентации по радиосигналу. Нужно просто поворачивать рамку до тех пор, пока сигнал не станет максимальным. Промахнуться трудно. Они и не промахнулись.

— Шкипер мистера Хатчинсона, вы сказали? — медленно произнес Скурас.— О каких кораблях идет речь?

Хорошо, что меня вообще трудно вывести из себя, а то в подобной обстановке, когда на одной руке у меня повисла миссис Макичерн, а с другой стороны приходится поддерживать Шарлотту, когда на тебя уставились несколько десятков пар глаз, причем многие из них отнюдь не дружелюбны, такие вопросы могут запросто сбить с толку.

— У мистера Хатчинсона два рыболовных катера для ловли акул. Прежде чем явиться вчера ночью на Дабб Сгейр, я радировал с одного из этих катеров, призвав на помощь тех джентльменов, которых вы изволите теперь видеть здесь. Они сказали, что не могут послать корабли или вертолеты в такую погоду, когда видимость почти нулевая. На это я им ответил, что меньше всего мне нужны их грохочущие вертолеты, что это связано с предосторожностью и тому подобное. Кроме того, я сказал им, чтобы не беспокоились о транспорте, потому что я знаю людей, для которых фраза «нулевая видимость» звучит как шутка.. Это шкиперы мистера Хатчинсона. Они отправились на Большую землю и привезли сюда капитана Роули и его людей. Я не думал, что им удастся прибыть сюда раньше полуночи, поэтому мы с сэром Артуром боялись появиться здесь до этого момента. Когда вы прибыли сюда, капитан Роули?

— В девять тридцать.

— Так рано? Должен отметить, что без радиосвязи я чувствовал себя несколько неловко. На берег вы добрались в резиновых лодках, проникли в замок через боковую дверь, дождались прихода водолазного катера, и ждали, ждали, ждали...

— Мы уже совсем окоченели, сэр.

Лорд Кирксайд откашлялся. Возможно, ему не давала покоя мысль о моей ночной встрече с его дочерью.

— Скажите, мистер Калверт. Если вы уже радировали с борта катера мистера Хатчинсона в Крейгморе, зачем потребовалось снова воспользоваться передатчиком здесь, в замке, позднее?

— Если бы я этого не сделал, вы бы уже лежали среди трупов к этому моменту. Я почти все пятнадцать минут посвятил подробнейшему описанию деталей острова Дабб Сгейр снаружи и замка, вместе с ангаром для кораблей, изнутри. Все, что должны были сделать капитан Роули и его люди, предстояло совершить в полной темноте. Присмотрите за нашими друзьями, капитан Роули? Корабль отойдет с Дабб Сгейра сразу после рассвета.


Десантники отвели задержанных под своды левой пещеры, развернули спинами к стене и направили им в лица свет от трех мощных прожекторов. Четверо парней с автоматами наперевес встали в цепочку, повернувшись к арестованным. Пока не придет корабль, за нашими друзьями присмотрят должным образом.

Шарлотта медленно произнесла:

— Так вот почему сэр Артур остался сегодня днем, когда вы с Хатчинсоном отправились на «Нантвилль». Чтобы я не могла заговорить с охранниками и не узнала правды?

— Почему же еще?

Она убрала свою руку и взглянула на меня без всякой нежности.

— Значит, ты водил меня за нос,— тихо сказала она.— Ты заставил меня так страдать целых тридцать часов, в то время как сам все прекрасно понимал!

— Долг платежом красен. Ты обманывала меня, я тебя. Все справедливо.

— Я тебе очень благодарна,— язвительно произнесла она.

— Если это и не так, то вам бы следовало быть ему благодарной, черт возьми,— холодно заметил дядюшка Артур. Наверное, медведь в берлоге сдох. Впервые в жизни дядюшка Артур обращался к представительнице аристократии, пусть даже по мужу, в такой язвительной манере.— Если Калверт не хочет сказать несколько нужных слов в свое оправдание, то я сделаю это за него.

Пункт первый: если бы вы прекратили передавать свои маленькие радиограммы, Лаворски мог подумать, что произошло что-то подозрительное и, оставив последнюю пару тонн золота на «Нантвилле», смылся бы восвояси прежде, чем мы оказались здесь. У людей вроде Лаворски очень обостренное чувство опасности. Пункт второй: они бы ни за что не признались публично в своих преступлениях, если бы не были уверены, что нам конец. Пункт третий: Калверт хотел подстроить все таким образом, чтобы всеобщее внимание было постоянно приковано к «Файеркресту». В этом случае капитану Роули и его людям можно было занять исходные позиции тихо и без лишнего кровопролития. Не исключено, что и ваша кровь могла пролиться, дорогая Шарлотта. Пункт четвертый и очень важный: если бы вы не поддерживали с ними постоянную радиосвязь, сообщая о наших перемещениях вплоть до самого последнего момента, когда мы проскочили через эти ворота,— кстати, мы даже не закрыли дверь в салон, чтобы вы могли слышать наши переговоры и постоянно быть в курсе наших действий,— иначе встречного боя было бы не избежать. Стрельба началась бы с того самого момента, как были сорваны с петель ворота ангара. Никто не сможет сказать, сколько людей погибло бы при этом. Но они знали, что мы находимся под контролем, они знали, что мы в западне, что вы на борту с пистолетом наготове, что дверца капкана вот-вот захлопнется. Наконец, пункт пятый, самый важный из всех: капитан Роули прятался в сотне ярдов отсюда в боковом туннеле, а его подразделение находилось при этом в помещении кладовки в здании замка. Как, вы думаете, они могли узнать, когда выступать, причем выступать надо было одновременно? Как положено всем морским пехотинцам, у них были переносные приемники, настроенные на нужную волну, и они прекрасно слышали все ваши тайные переговоры. Вы же помните, передатчик был украден на «Файеркресте». Это был передатчик Калверта, моя дорогая. Прошлой ночью он узнал частоту переговоров с Большой землей. Это произошло после того, как он... ээ... дал вам кое-чего выпить. Тогда он и проверил настройку передатчика. Еще до того, как воспользоваться передатчиком в замке.

Шарлотта обратилась ко мне:

— Мне кажется, что ты самый лживый, мерзкий и негодный человек из всех, кого мне доводилось встречать на свете.— Ее глаза блестели то ли от слез, то ли от чего-то другого, мне неизвестного. Я почувствовал себя очень неловко и неприятно. Она положила свою руку на мою и произнесла тихо:

— Дурак, о какой же ты дурак! Ведь пистолет мог выстрелить. Я... я же могла убить тебя, Филип!

Я похлопал ее по руке и сказал:

— Ты сама не можешь заставить себя в это поверить.— В этих обстоятельствах я счел нужным не говорить, что если бы этот пистолет выстрелил, то я бы навсегда потерял веру в стальной треугольный напильник с крупной насечкой.

Серый туман нехотя рассеивался, уступая место золотистым лучам неяркого утреннего солнца, скользнувшим по темной морской глади, когда Тим Хатчинсон направил «Файеркрест» в сторону Ейлин Орана.

На корабле нас было только четверо. Хатчинсон, я, миссис Макичерн и Шарлотта. Я советовал Шарлотте отдохнуть в замке Дабб Сгейр, но она меня просто проигнорировала. Помогла миссис Макичерн взобраться на борт «Файеркреста» и даже не сделала попытки снова сойти на берег. Очень целеустремленная женщина, отметил я про себя. Это наверняка приведет к конфликтам в грядущие годы.

Дядюшки Артура с нами на было. Даже табун диких лошадей не смог бы затащить дядюшку Артура на борт «Файеркреста» в эту ночь. Он переживал райские мгновенья, устроившись перед камином в гостиной замка Дабб Сгейр, потягивая отборное виски лорда Кирксайда и потрясая сливки аристократии рассказами о своих удивительных подвигах. Если повезет, он и мое имя пару раз упомянет по ходу повествования своей героической саги. Но не исключено, что этого и не случится.

Мисс Макичерн не мечтала о рае. Она чувствовала себя уже в раю. Милая, тихая старушка не переставала улыбаться все время, покуда мы плыли до Ейлин Орана. Я молил Бога о том, чтобы старый Макичерн не забыл поменять грязную рубаху.


Оглавление

  • Свистать всех наверх.
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ. Понедельник, сумерки — вторник, 3 часа утра
  • ГЛАВА ВТОРАЯ. Вторник, 3 часа ночи — утро
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Вторник, 10 утра — 10 вечера
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. Среда, 5 часов утра — вечерние сумерки
  • ГЛАВА ПЯТАЯ. Среда, вечерние сумерки — 8.40 вечера
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ. Среда, 8.40 —10.40 вечера
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ. Среда, 10.40 вечера — четверг, 02.00 ночи
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Четверг, 2 часа ночи — 4.30 утра
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. Четверг, 4.30 утра — рассвет
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. Четверг, полдень — пятница, рассвет



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики