Сказания Эвенора 1 - 2. Принцесса из борделя и Чаровница из Беккена (fb2)




Олеся Рияко (L. Ree) Принцесса из борделя ДИЛОГИЯ

Принцесса из борделя Книга первая

АННОТАЦИЯ

Не все родятся писаными красавицами даже в сказочном королевстве… Вот мне не повезло, в отличие от сестер — те то красотки, самые желанные куртизанки в Миле, все в нашу знаменитую мать. А я, что называется, совсем не получилась: рожа крива, да горб на всю спину. Вот только когда на наш бордель, словно снег на голову, свалился Розамундский король, вспомнили и обо мне. А то где же ему девственницу среди ночи-то найти!

Вот только разве король слеп и глуп? Чтобы такую, как я красивой сделать, это же о-го-го какую магию нужно применить!

Пролог

Если бордели открываются, значит это кому-нибудь нужно.

Наш — так и вовсе гремел на весть Эвенор! Как бы не ворчали чопорные горожанки и горожане, задирая нос, подобно всем столичным жителям, а посмотреть эдакую диковинную достопримечательность съезжалось не мало состоятельных людей со всех концов света. Осмотреть, так сказать, во всех подробностях красоты Миля, столицы Кардского королевства. Да и те же чопорные горожане захаживали, если имели достаточно средств. А денег, я вам скажу, надо было не мало — в "Лиловой Розе" абы какой товар не предлагали.

Здесь были первые красавицы, искусные в любви и изящных искусствах: пении, танцах, игре на музыкальных инструментах, ворожбе. Стоило им появиться в выходной день на улицах города, приличные мильские дамы прикусывали свои губки, локотки и головы мужей, осмелившихся вытаращиться на эдакую красоту. Да только куда им, бедным, до наших девчонок, все одно — мыши серые.

Работать в таком борделе, как "Лиловая Роза", было высшим достижением для представительниц профессии. Хозяйка заведения, мадам Кардамон, на уход за своим цветником денег не жалела, платила много, а клиентов при том было мало. Потому как не много у кого найдется денег в достатке, чтобы провести ночь в лиловых покоях, обнимая прекрасную розу.

И все же посетители в нашем заведении были разные: колдуны, удачливые разбойники, именитые рыцари, принцы, демоны в человечьих обличьях, купцы, некроманты и даже короли!

Так, Жоржетт Второй, правитель нашего Кардского королевства дважды заглядывал, с соблюдением великой тайны, разумеется! И оба раза закатывал такие шумные оргии, что я до следующего вечера выгребала его приближенных из-за диванов и рассовывала по каретам. Сам Жоржетт Второй, по заверениям девушек, больше предпочитал смотреть и чинно удалялся тайными проулками восвояси, как только чувственная и пылкая часть перерастала в откровенную пьяную вакханалию.

Я на работу тоже не жаловалась, только на оплату немного. С другой стороны, многого ли мне было надо? С моим горбом и кривой рожей, копи — не копи приданное, а замуж все одно никто не возьмет, да даже на невинность не позарится, чего уж там. Жила я в чулане за кухней, ела, что от прелестниц, да гостей останется, а копейку к копейке складывала так, для развлечения. Можно сказать, что мадам Кардамон хорошо исполняла обещанное моей матери, держала ее дочерей в сытости и достатке. Если подумать, мы с сестрами и правда ведь ни в чем не нуждались.

Ах, ну да! Куда же здесь без пояснения, простите, заболталась совсем!

Наша мать, ее звали Роза, была самой известной куртизанкой во всем Эвеноре. К ней в фавориты набивались короли, могущественные волшебники и, поговаривают, однажды даже несмотря на ее своеобразную известность сватался настоящий дракон. Но она предпочитала независимость и принимала благосклонность всех своих обожателей, как должное, от чего, как не странно, меньше их вовсе не становилось.

Всех сводили с ума ее нежная фарфоровая кожа, гладкий шелк волнистых, ярко-каштановых волос и невероятные лиловые глаза. Необычный цвет, разумеется, был неспроста — ко всем своим талантам моя родительница была еще и умелой чаровницей! Так что богатые мира сего обращались к ней не только за трепетным наслаждением, но и за особыми амулетами от сглазов, ядов, шальной стрелы в бою… да хоть бы и от мужского бессилия! Матушка свое дело знала.

Стало ли ей скучно одной или просто "так получилось", но в какой-то момент она родила мою старшую сестру Амариллис, а затем и среднюю Валериану, поговаривают, причем в основном они же сами, что отцом их был сам Ангельд Черный, известный пират, о котором сложено немало героических баллад. В частности, о том, по какой-такой причине он внезапно пропал после стольких побед и невероятных приключений.

А чуть позже, у нашей невероятной матери родилась я — ворчливое чудовище, Лобелия-дибелия или, как метко обозвала меня однажды Амариллис — Лобуэлия.

На самом деле конечно меня звали просто Лобелия, но те, кто не имел цели обидеть или унизить еще больше, чем это сделала со мной матушка-природа, звали просто